Лэйн Глеб: другие произведения.

Главный Эксперимент Бак

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Мой вклад в общую струю паники и здравого (и не очень) смысла на тему БАК...

Map
  
  Текст с сокращениями взят отсюда http://www.facultetbook.com
  
  Главный Эксперимент БАК
  
  "Если тысячи солнц встанут разом над миром, человек станет смертью, угрозой Земле..."
  Слова из древнего индийского эпоса "Махарабхарата", произнесенные "отцом" атомной бомбы Р.Оппенгеймером после первого в истории атомного взрыва 16 июля 1945 г. в 5.30
  "Мы люди, мы просто люди. Не больше и не меньше. Только вот что это значит? Быть человеком...
  Наверное, каждый решает сам для себя. Но вот если,... он решит не быть им? Кто его сможет осудить, ведь суждение это только отношение. Твое, мое, к чему-то. И все"
  Слова из нашего форумного рассуждения на тему человека. Ночь 2009-12-07.
  
  
  
  Я узнал про дневник случайно. Лучше бы я про него не узнавал. И про то, что было в нем. И все закончилось бы без моего вмешательства. Так, правда, легче. Это как выбрать красную таблетку и потом все время всю жизнь об этом своем секундном выборе сожалеть.
  Ну, по крайней мере, в данном случае эта жизнь будет недолгой.
  Это и успокаивало меня.
  Меня звали Вадим. Я был молодой ученый. Бывший студент МГУ. Ныне сотрудник лаборатории ИИ в Сиднее. "Моя" лаборатория работала на пару с ЦЕРНом. Куски своего резюме я ненавидел больше всего на свете. Сам не понимая, почему так, я вроде не был уж очень большим социопатом. Даже учитывая, как близки еще для меня были студенческие годы.
  ***
  Я совершенно случайно наткнулся на эту запись при поиске информации для очередной столь необходимой, сколь и глупой диссертации, но так всегда бывает. Писать диссертацию про свою реальную работу над SCg я не мог. Многое из неё "почему-то" было засекречено.
  Вот и обратил свое внимания на столь важный для человечества (а в первую очередь для ученых физиков-теоретиков) проект. Тем более сам был с ним слегка связан. И используя всю доступную мне информацию, решил поступить, как поступают многие сейчас - "писать про это". А точнее "о сегодняшней важности и будущем значении для человечества объединения частных и практически никогда не используемых на все 100% вычислительных ресурсов в единые распределенные сети для поддержки крупных проектов". Об этом и о многом другом с этим связанным. Ведь если сейчас еще хватает практически тех теро- и даже петафлопс, что доступны ученым, грядущему ИИ всего всегда будет мало. Уж мы, те, кто над этим работали, понимали это лучше других. И при поиске необходимого материала, чтобы не брать его из своей головы, где секретное перемешалось с никому не нужным, так что я сам не всегда понимал, где одно, а где другое, я и наткнулся на эту фамилию. Слышал несколько раз но, как и вообще на любые имена и фамилии не очень любил обращать внимания, интересуясь в первую очередь достижениями и всем новым. Но теперь, я собирался за два дня, что оставались до запланированной поездки с немногочисленным русскоговорящими друзьями на пляжи Манли, написать пятьдесят страниц диссертации, защитить которую я бы смог и с завязанными глазами, разбуженным посреди ночи агентами "Солдат".
  Вот и решил найти всю возможную информацию про Фридриха Ламберта, используя свои навыки в этом деле. Он первый предложил полтора десятилетия назад идею таких вычислений.
  Продумывание будущей диссертации заняло минут десять, я взглянул на часы увидел, что еще больше двух суток до нашего сбора на пляжах Манли и приступил к делу. И самому интересно будет, и секретность их разрабатываемых метаязыков не будет нарушена. Super Collider был создан как free-ware программный продукт, но кто-то сразу увидел перспективы (которые кстати были весьма туманны, и очень далеки во всех смыслах,... но были) и начал дальнейшую эволюцию проекта графовых языков, сразу все засекретив. Наша организация бессовестно крала наработки других подобных ей организация по всему миру. Мы их использовали и комплиментировали в нечто... серое.
  Глава моего отдела был твердо уверен в том, в чем я был абсолютно не уверен - мы работаем на благо нашей Родины (совершенно) и у нас обязательно получится создать единую систему ИИ (ну может и да, если склейка протезов разума и попытка связать их с глобальной сетью было... ну это как сшивание уже начинавших подгнивать кусков мяса разорванного снарядом солдата и впихивание руками мозгов ему обратно в развороченный череп...).
  Интересно, все лаборатории, работающие на благо нашей страны находились за её пределами?
  Я пока не оказался ко всему этому причастен (если не сказать замешан) где только не побывал. Закончив кафедру ИИ, работал в лаборатории в Москве, потом вместе с Алексеем над системами нашего подводного флота. Даже был командирован на испытания наших образцов. Был участником LHC@home, имел целый сервер с подключенными клиентами, где помимо рендеринга моделей для различный анимационных проектов работала эта BOINC. Стал вместе с друзьями с той кафедры участником ATLAS и разрабатывал для проекта целую категорию разнопланового софта. Но все это было в прошлом, единственное, что осталось от тех дней - это методы поиска информации, которые, кстати, были практически единственными рабочими в тех условиях, в которых проводился проект в Сиднее.
  И мне на погибель я ими пользовался регулярно, воспользовался и сейчас для поиска информации про Фридриха Ламберта.
  И просматривая полуличные и личные (но далеко не секретные) файлы его биографии наткнулся на отрывок из его школьного сочинения.
  ***
  И чем-то странным от него повеяло.
  Я летел в Женеву. Да я позвонил всем друзьям и сказал, что диссертация оказалась намного более крепким орешком, чем мой мозг представлял её изначально. Да они мне не поверили, но допытываться в чем реально дело и почему я улетаю в Европу не стали. Решили, наверное, что опять наш "управляющий" как мы его называли, дал мне задание на грани с промышленным шпионажем.
  Да у нас такое бывало. Все началось еще на кафедре ИИ в МГУ. Там на лекциях по компьютерной безопасности всегда было слишком много народа. Приходили странные люди, тихо сидели, в наушниках, и "слушали" лекции лишь изредка снимая их чтобы задать какой-нибудь странный вопрос лектору, который как правило если и не ставил того в тупик, то заставлял задуматься надолго. А на встречный вопрос, как они могут слушать его лекции в наушниках, отвечали, что они и по губам все прекрасно понимают.
  Скоро и я от нечего делать начал посещать эти лекции. На обычных лекциях были полупустые залы, а на этих - лекционная ломилась от желающих поучаствовать в практически дебатах, которые там иногда устраивали.
  Там я познакомился с Ольгой и Павлом. Теперь они вместе со мной работали над нашим проектом. Одними из главных их задач были - мотание по всему свету и использование своих навыков социальной инженерии.
  Ведь везде где студенты привлечены к какому-либо серьезному и полусекретному проекту, у каждого из них дома на винчестере обязательно будет практически дамп всей информации по этому проекту. Это в основе их психологии. Они просто не могут иначе. Даже представляя себе весь вариативный импульс пиздюлей, который на них обрушится если все это всплывет. Может они считают - раз участвуют в проекте, то и всё, что в результате будет создано - принадлежит и им тоже. И если их и вышвырнут, то смотавшись за границу, они не с пустыми руками будут устраиваться на работу.
  Короче, студенты - они и в Австралии студенты.
  Мой самолет приземлялся в аэропорту Женевы через полчаса. Я еще раз просматривал все то, что смог найти о Фридрихе Ламберте.
  ***
  И я разыскал того, кто действительно близко с ним работал. И он сейчас был в Женеве.
  Используя все свои навыки социальной инженерии, перенятые у Ольги, я все же добился с ним встречи. Следовало только сказать, что мне для моей работы нужно несколько вопросов задать про профессора Ф. Ламберта.
  Услышав это имя, замдиректора ЦЕРНа согласился уделить мне час.
  И это тоже было странно.
  Но человек такое животное, он, если захочет странное может увидеть и в каждодневном заходе солнца.
  
  ***
  -Подождите этот профессор, тот, кто всячески поддерживал строительство БАКа и даже искал для этого финансы вдобавок к ЦЕРНовским, он, что написал в своем детском сочинении о своей нелюбви к человечеству.
  -Нет. Вы неправильно поняли, он не писал про нелюбовь. Он написал дословно:
  "Эта гадость не должна вырваться к звездам. Мы уничтожим все что встретим. Мы принесем только войну. Что еще страшнее мы принесем эгоизм, наш эгоизм. И нашу мораль туда, к ним. Мы будем нести только зло, искренне полагая, что несем добро. Ведь это мы придумали эти термины, наш эгоизм их придумал. Мы не в состоянии понять даже другого человека. Нет, мы и себя-то не понимаем. Как мы сможем понять и принять что-то совершенно чужеродное нам. Мы сразу испугаемся. Мы же воевали на протяжении всей нашей истории. Не было ни одного спокойного дня, чтобы где-либо не гремели войны. Мы каннибалы, брезгующие доедать трупы. Мы чудовища, те самые чудовища из космоса, про которые столько сказано и написано и снято фильмов. Это мы и есть, мы так будем выглядеть в глазах любой разумной жизни. Мы должны свернуть нашу космическую программу. Мы должны отказаться от этого до тех пор, пока не повзрослеем."
  -Вы все это помните?
  -Да, я одно время увлекался им как человеком нашего времени, одним из не то чтобы известнейших, нет он наоборот всегда старался держатся в тени. Я думал всегда ему так удобнее. На всех конференциях, везде его кто-то представлял, кто-то из его друзей или последователей.
  -Он что организовал свою секту людей исповедующих его принципы?
  -Нет, он ... Я думаю, он не настолько любил людей, чтобы заниматься даже этим. Просто были люди его ценившие, к которым он благоволил настолько, чтобы они могли называться его друзьями. Были те, кто поддерживал его стремления. Он вообще всегда был немного странный. Но... знаешь многие люди, действительно много делающие для науки, в свое время были не признаны, одни боролись за свои идеи, другие просто делали, что хотели и все, молчали и не обращали внимание на то что про них говорят или думают. В наше время наука не удел одиночек, это теперь целая религия, и мы её последователи. Нам нравится раздвигать горизонты, нам нравится доискиваться до истины, мы очень любим узнавать и понимать, и воплощать наши знания в технологии. Нам это нужно и им - он указал куда то на дверь, тоже необходимо.
  -Мы служим людям. Но на самом деле мы делаем это для себя, просто нам самим не терпится, мы должны знать, как и почему. Мы не остановимся, пока не дознаемся до всех причин. Этому мы отдаем все свое время. У нас есть семьи, у нас есть множество интересов кроме науки, но она, она воистину наша Богиня, которой мы служим, и нам действительно это нравится.
  -Да это приносит деньги, но в первую очередь не нам. А тем, кто успешно внедряет все новое. Тем, кто как бы посредник между нами и этим миром за окном. Мы теоретики. Мы обращаемся к практике только когда нам нужно что-то проверить подтвердить или найти.
  Он молчал полминуты.
  -Да я увлекался им, он мне казался одним из тех, людей прошлого, которых так мало в наши дни. Тем, кто в одиночку способен двинуть науку намного дальше, чем это сделают сотни научных лабораторий по всему миру, сожрав миллиарды инвестиций...
  Он опять замолчал и смотрел в окно.
  -Он всегда имел свое мнение по всему на свете, но, во-первых, редко его высказывал. Во-вторых, странное это было мнение. Он мог его повернуть в любую сторону в любой момент. Как будто бы он с легкостью вставал на место любого человека. Он все рассматривал с разных сторон. Мне иногда казалось, что у него нет именно его, своего, мнения ни по чему в этом мире. Временами казалось, что ему просто ничего не интересно в этом мире. Но все остальное - всегда опровергало первые два пункта. С каким бы вопросом он не сталкивался он, моментально находил ответы, и их всегда было много.
  -Он способствовал переносу раз за разом всех амбициозных человеческих проектов в космосе. Он имел связи, огромные. И он их использовал. Это не единственно, что я не принимал в его деятельности. Мне это действительно не нравилось. Я его спрашивал по этому поводу, и он мне отвечал, но я никак не мог понять истинного смысла его ответов. Знаешь, это когда ты понимаешь, как сам человек относится к тому, что говорит. Он не был лжецом. Может быть, он как раз понимал прекрасно, что все может быть и истиной и ложью, причем одновременно, все зависти лишь от наблюдателя и его критериев. Прямо как древние пифии, он всегда мне говорил только то, что я мог принять и понять. Он никогда ни с кем не вступал в спор, это было действительно странно для ученого, тем более настолько умного, я бы даже сказал гениального. Он всегда в спорные моменты делал все не так, как другие поступают. Он высказывал свое мнение, и тут же его опровергал. Он за раз мог высказать несколько десятков различных мнений о феномене, он будто бы играл с ним. Он нам будто бы показывал - а можно и так все понимать. Смотрите - вот так вы можете подогнать факты и получится, и вот так вы тоже можете это сделать, и так и так. Выберите что-нибудь. И часто случалось, что некоторые его версии были столь странными, что сразу где-то в глубине поднималось чувство неприятия. Он как будто специально их высказывал, чтобы позлить нас. Он мог на месте создать любую гипотезу и подогнать под неё факты до уровня теории, и она реально была рабочей. А он, озадачив всех сразу, уходил, или от темы или вообще. Большинство считало, что он просто эксцентричен и любит играть с фактами. Кто-то потом разрабатывал его теории. И некоторые из известнейших, уже описанных в монографиях, действительно на самом деле принадлежат ему. Но он всегда отмахивался, будто бы ему все это было по барабану, и он в любой момент мог их выдумать еще несколько десятков. Он был словно источник идей, и ему лень было их самому прорабатывать.
  -Это были физические теории?
  -Да некоторые были, но не только, в зависимости от того о чем вели беседу, и если его спрашивали и он был в настроении отвечать - он и отвечал.
  -У меня иногда складывалось ощущение, что он способен с легкостью отбросить любую логику, и создать свою для решения данной конкретной задачи. Решал. И главное он все это мог потом перевести нам обратно. Я никогда не понимал, как он это делал. Я один знал его достаточно хорошо из всех работавших с ним в ЦЕРНе.
  -А что он здесь больше не работает?
  -Я никогда не буду уверен, работал ли он тут вообще. Его вклад очевиден. Но, по всей видимости, он уделял ЦЕРНу от силы пару часов в месяц.
  -А где он сейчас?
  -Он сообщил через секретаря что у него опять проблемы со здоровьем и улетел на острова .... У него там вилла, я один раз там бывал. Но сколько я его знал, он практически никогда не пользовался услугами врачей. Я, конечно, не настолько был с ним близок, чтобы точно быть в этом уверен. Но...
  -Знаете, он всегда был намного шустрее меня в физическом смысле. Мне 47 и я в неплохой физической форме для ученого. Как же мне странно, если не сказать обидно было, когда мне приходилось практически бежать за ним по коридору, когда он в свои 69 шел быстрым шагом.
  -Я не верю что у него проблемы со здоровьем. Наверное, ему просто опять наскучили люди, да и вся эта глупая шумиха вокруг нашего проекта. Ему просто не хочется, чтобы к нему лезли, вот и все.
  -Мне тут даже угрозы приходили и через e-mail и по факсу, даже по телефону звонят раз в несколько часов.
  Он тихо рассмеялся.
  -Мне приходится блокировать один за другим номера и менять сим-карты каждый день. Но я один из ответственных, я на виду. Он же в тени, он настоял на этом. Ему никогда не нравилось внимание к себе. Это его карьеру ученого, наверное, и тормозит в такой мере. И еще его временами проскальзывающая мизантропия. И его странные высказывания по поводу и без. Но я думаю, и его они вычислили и доставали звонками, вот он и уехал.
  -Он будет присутствовать тут во время выхода на полную мощность БАК?
  -Не думаю. Этот, как и любые человеческие проекты его мало интересует. Его и наши теории мало интересовали. Я и говорю, он всегда был такой. Ведь чтобы быть ученым одного таланта мало. Познания теперь, когда информационная база человечества растет, как на дрожжах постепенно теряют свое значение. Нужны идеи и мышление и огромный труд. Множества специалистов. А он прям как Гамлет, решивший не быть.
  -Жаль. Но все равно он всегда помогал нам и сделал очень многое.
  -Знаешь, он однажды сказал что хаос - это всего лишь не найденный нами порядок, а порядок всего лишь пойманная нами за хвост и освежеванная лиса закономерности, проживающая в том же хаосе, родившаяся там же и убитая нами там же. Просто мы выросли в этих, земных, условиях, наш мозг развивался здесь, наше сознание существует здесь же. Поэтому нам привычны только те законы, которые мы можем понять и использовать. А создать можно их сколько угодно. Только мы их не сможем использовать, нам же это важно.
  -По его виду тогда я бы сказал, что он готов сплюнуть от раздражения.
  -Что-то подобное он тогда говорил и про случай.
  -Знаешь, вся миссия Аполлона держалась тогда на соплях. Там все могло закончится крахом, там было везение и слаженная работа, это был действительно успех. Сейчас многие даже не верят и пытаются опровергнуть высадку американцев на Луну, но факт остается фактом - они там действительно побывали.
  -Я бы дал 10%, нет даже 5% в то время на успех этой затеи, но люди побывали там и вернулись живыми. Им просто повезло.
  -Но сейчас везение и необходимость ради науки в глазах общественности - пустой звук. Он этим и пользовался и сорвал один за другим все планы НАСА по экспедиции на Марс. Я не одобрял это. Возможно, я один из немногих кто действительно видел, что он делает. Остальные же видели только желание всячески обезопасить астронавтов. Эти глупцы не понимали, что в космосе не может быть безопасно не то, что на 50%. Работа там один сплошной риск и опасность. Но все боялись брать на себя ответственность, если такой видный ученый как он, а за ним еще многие указывали, то на один, то на другой возможные нежелательные варианты и одновременно указывали, как их избежать. А сроки все переносились и переносились. Я у него спросил - ты действительно так волнуешься о людях или тебе просто не хочется первых шагов колонизаторов. Которые обязательно последовали бы за успешными экспедициями. Деньги бы нашли, есть много источников. Они все просто ждут, когда мы сделаем ход, а мы, точнеё НАСА его не делало.
  Он не ответил. Он только улыбнулся.
  ***
  Теперь я, сидя в номере отеля, и ища во всей доступной сети следы его дневников, если они вообще там были когда-либо, думал над всем этим и решал.
  Лететь мне на острова и надоедать этому отшельнику своим визитом или лететь обратно в Сидней и забыть обо всей этой муре.
  Мне это не нравилось. Просто не нравилось и все. Никаких причин для этого не было. Но следствия были. А значит, были и причины, только я их не видел.
  Мне просто не нравилось что человек, один из создателей этого проекта был явным социопатом. Мало того в своем еще школьном сочинении по порядку изложил все причины почему людям следует забыть о космосе на время.
  Нет.
  Там были еще мысли, просто они были выражены мягко и не так назойливо. И видимо их сочли просто проявлением подростковых комплексов, если кто вообще интересовался когда-либо какими-то детскими дневниками профессора.
  Говоря попросту, он написал там тогда - человечество любой ценой необходимо остановить.
  Он всеми своими силами и связями стабильно и напрочь десятилетиями закрывал человечеству дорогу в космос. Пока что ближний, но все равно.
  Он что не хотел, чтобы люди исследовали ближайшие планеты и создавали там постоянно действующие станции?
  Нет люди сами себе закрыли туда путь, на время если не на всегда, когда поставили безопасность превыше всего, когда цифровые технологии стали развиваться так быстро, даря им то чего они хотели, в форме игр, глобальных игровых вселенных. Риск стал не нужен. Он не мешал, он просто надавил в нужном месте и люди сами дальше все сделали.
  Но зачем?
  И теперь этот человек участвовал в строительстве БАК, а по словам замдиректора ЦЕРНа без его идей, без найденных им инвестиций ядерному европейскому бюро и через десять лет не начать бы такой проект.
  И что еще странно, в разговоре упоминалось, что своими странными идеями и гипотезами, которые Ламберт сыпал направо и налево во всевозможных кругах, даже не пытаясь их обосновать, он в итоге заразил многих молодых теоретиков. Которые потом их разрабатывали, плодя одни теории за другими. И теперь, засыпавшись в разнообразных, интересных, но противоречивых теориях они и пытались найти один, правильный, ну или хотя бы работающий ответ.
  Он сначала создал причины для поиска, а потом участвовал в создании инструмента для этого... но это вполне естественно. И не только его теории нуждались в проверке... Только вот нуждались ли в проверке его, именно его теории, или это были просто специально высказанные тогда идеи...
  ***
  На столе лежал дневник. Он действительно был, и давно "пылился" на одном из серверов в Мюнхене. Странно, он будто бы там был специально оставлен.
  Стол естественно был виртуальный, а дневник - лишь ссылкой на файл, но будь эта история рассказом - он был бы пожелтевшим от старости документом, найденным в одном из пыльных архивов. Правда заключалась в том, что этих архивов уже давно не существовало. Все что можно оцифровали, а то, что пылилось - реально никому окромя крыс нужно не было.
  Но люди тоже крысы, в каком-то смысле. Не все.
  Раз он там лежал и был не просто отсканированными листами дневника реального, а вполне оформленным изданием - значит, кому-то это было нужно. Только вот кому. Ведь как понял Вадим - это был довольно странный дневник, даже для будущего ученого.
  Там было много записей и мало понятного. И очень странные пометки на полях.
  И еще странные формулы. Вадим узнавал старые еще знакомые со школы, те с которыми встречался в студенческие годы и потом при работе над проектом 11, были и неизвестные, но не это была главная особенность.
  Везде во всех формулах было приписана одна переменная. А точнее буква - I
  Я.
  Я было везде. Под каждой формулой.
  Перевернув страницу, Вадик уже улыбнулся. Дальше шли формулы химических реакций. С одной и той же буквой. Она была приписана везде, и везде по-разному, где-то как переменная, где-то как элемент формулы, даже в описании математических моделей, и еще чего-то странного, похожего на какие-то символические стихи, только из символов, везде она была. А потом она встречалась как подпись к формуле. Как подпись к свойству. Это становилось все смешнее и смешнее. Словно это был дневник не будущего великого ученого, а какого-то помешанного на своем эго психа. Хотя может и не психа, но попахивало страстным желанием присвоить себе все труды человечества.
  Вадик перевернул еще два десятка страниц, читать комментированные автографом формулы ему было не интересно. И впился глазами в строки:
   Потерянный элемент любых (логических(?)) конструкций.
  Забыли и опустили. Или не принимали во внимание.
  Считали стабильным. Не оказывающим влияния.
  Дальше шли выкладки такого толка, что у Вадима случился новый приступ смеха. Он перелистывал страницу за страницей и читал это бред или фантазии или просто логическую игру тогда еще 15 летнего физика с мировым именем.
  ***
  И так и было.
  Я шел по тротуару, смотря на здания на противоположной стороне. Мысленно я был не здесь.
  И что я смогу сделать. Ничего. Эвакуация? Эвакуировать всех проживающих над помещениями БАК? И с каким радиусом? Сотни километров? Бред. Вех с планеты все равно не эвакуировать, да и не это меня сейчас интересовало. Мне просто нужно было удостоверится. Я сам до сих пор не верил в этот свой бред. Мне слегка казалось, что это сон и не было никакого журнала. Никакого дневника и сочинения тоже не было. Самого профессора и даже большой адронный коллайдер для всех этих экспериментов не строили. Ну, все к черту, я просто полечу туда и обо всем у него лично спрошу. Ну и что работа. Сейчас я не мог ничем заниматься.
  ***
  Из-за какого-то глупого сочинения.
  И его странного поведения - подсказало сознание, он ведь улетел в самый главный и значимый момент. Да конечно в наше время он и там мог спокойно получать данные ЦЕРНА, интернет везде доступен, но... ведь ты понимаешь.
  Да я понимаю, я сам такой и понимаю... сам когда-то был студентом увлеченным, да горячее увлеченным своим делом. И знал, какого это - быть в непосредственной близости от эксперимента. Стоять рядом просто всей кожей всем телом ощущать, что вот оно, рядом, не где-то там далеко, в другом городе и только на экране ноутбука, даже не за толстыми стенами соседнего здания, а вот, только руку протянуть и коснешься стены, за которой все и происходит. Какой бы не была опасность, в этом случае она не играет никакой роли и не имеет значения. Создается ощущение, чувство. Будто бы, находясь просто рядом, ты всем телом и душою получаешь больше информации, по-другому понимаешь и анализируешь, что там сейчас творится. Будто бы можешь понять это лучше чем в обычной ситуации.
  
  Он любил бегать и записывать показания. И тогда Алексей спросил, почему он это делает.
  -Почему ты постоянно туда бегаешь Вадим?
  -Да просто не терпится.
  -Это не ответ...
  -Это же опасно, хоть немного но ты находился рядом с реактором, у нас смены и защита но все равно.
  И тогда я ему все объяснил. И самое удивительное - он все понял. Сказал что сам такой, и ему тоже тянет быть рядом, но у него жена, и уже скоро родится дочь. И он ее хотел бы все же увидеть. И даже не лежа в больнице с лучевым отравлением.
  После этого мы и подружились.
  ***
  - Фридрих Ламберт - значилось на карточке.
  
  Я сам не знал, зачем летел.
  И не понимал временами.
  Мне просто самому необходимо было во всем убедится. Опять край сознания мне что-то нашептывал.
  Пришла в голову мысль, что будь я персонажем какой-нибудь книги или фильма, со мной обязательно кто-нибудь бы летел. Как правило, в таких случаях - женщина. Но я летел один.
  Я сейчас как никогда чувствовал свою оторванность от мира.
  Самолет приземлялся в аэропорту.
  Ясное небо и чайки. Первое что мне бросилось в глаза. Это действительно было необычно. Почему? Я не мог сказать, но чувствовал это всей кожей.
  Чайки и океан - это ведь одно и то же?
  Я шел по песчаной косе. Я шел по пути к океану. Этот путь так напоминал путь на небо. И непонятно где заканчивалась тропинка в песках, толи на суше, толи на небе.
  Дом стоял как на снимке.
  Каменистая коса вдавалась в океан.
  ***
  
  -Что вы проводите на БАК?
  -Эксперимент.
  Голос был спокойный. Очень, и ровный.
  Он сидел в кресле. Оно было закреплено как то. Он смотрел в море и в небо. Нет, наверное, на горизонт. Очки на носу. Огромные. Нос с горбинкой. Седые волосы. Он был спокоен. Очень спокоен.
  -Какие эксперименты.
  -Я не сказал эксперименты.
  -Я сказал эксперимент
  -Тот, о котором тут?
  -Главный эксперимент. Тот, о котором везде.
  -Я ничего не понял... - сказал я тихим голосом и потряс головой.
  Он так спокойно все воспринял. Мой приход. Как будто знал о нем.
  Он сидел. Смотря по-прежнему в небо. Наверное, все-таки туда.
  Я вдруг спросил:
  -Разве вам не нужно находиться там. Разве вы не хотите все увидеть своими глазами.
  Улыбка.
  Одна лишь легкая улыбка на лице и тут же пропала. На его лице как будто было написано - я и отсюда все прекрасно увижу.
  Только в каком смысле. Или мне это почудилось. Нет, с этими бредовыми погонями за не пойми чем, я действительно порядком устал. Но теперь это не имело никакого значения. Я просто чувствовал что-то странное тут. Как звук на крае, самом крае слуха. Жужжание?
  Нет наверно. Слуховые галлюцинации. Может у него кардиостимулятор?
  -Что за эксперимент? Скажите прямо, я устал.
  -Я тоже устал.
  -Еще тогда.
  -Тогда?
  -Ага.
  -...
  -Это же ваше сочинение.
  Он даже не повернул головы.
  -Мое.
  -Теперь я все понял.
  -Что все едино.
  -Знаете, я доработал, восстановил и доработал теорию единого поля... Не то к чему пришел старик Эйнштейн. Нет, я собрал её с нуля, свою, годную только для меня.
  -Я смогу сделать это и отсюда.
  -Это просто сведение вероятности к единице.
  -Теория вероятности - лженаука.
  -Да все они...
   -Мы исключили из всех уравнений законов формул выкладок, отовсюду один фактор и забыли о нем.
  -Нет, он у нас был на виду, мы всегда не видим то, что у нас на самом веду, мы привыкли просто к этому.
  -Что за фактор?
  Он повернулся и посмотрел. Лучше бы он этого не делал. Странный был это взгляд. Будто на тебя смотрит не один человек, а кто-то еще. Как-то еще. Но тебе не понять откуда. Будто бы ты почувствовал чей-то взгляд. Появилось сильное желание обернуться.
  Но я понимал. Это его взгляд такой. В нем больше двух глаз. Нет не глаз - взглядов. Именно это как улыбка от кота - взгляд человека. Так же как и улыбка это что-то что порождается только... процессом. Но я не смог долго об этом думать. Время уходило. Я взглянул на часы. До выхода БАКа на полную мощность, максимальную для него мощность оставалось 34 минуты.
  Он видел мой взгляд и никак не прореагировал.
  Он видел кобуру под мышкой и естественно никак не прореагировал.
  
  -Человеческий фактор.
  -Теракт?
  Я сам понимал как глупо это звучит, но мне нужно было что-то сказать, я понимал никакой теракт там, на БАК не уничтожит Землю, даже взорви они там водородную боеголовку, пострадали бы только окрестности и была уничтожена сама установка...
  Он рассмеялся.
  Очень странный был это смех. Будто бы детский, но с усталостью старика.
  -Ты же читал дневник ведь так. Я знал, что когда-нибудь кто-то сумасбродный вроде тебя прибежит за этим куском моего тогдашнего бреда и действительно попытается его проанализировать.
  Он говорил медленно почти по слогам сухим спокойным ровным стариковским голосом. Прям как архитектор из Матрицы - пришло в голову странное сравнение.
  
  -Вы убьете людей. Уничтожите все человечество.
  -Вы и так себя убьете, скоро.
  -А если и нет, когда-нибудь убьете еще кого-нибудь, или что-нибудь это сущность человека, всегда вперед, он никогда не смотрел на себя
  -Вы про что?
  -Он никогда не останавливался, чтобы взглянуть на самого себя.
  -Что он такое, откуда и куда идет.
  -Мы это и ищем.
  -Нет
  -То, что ищут все, не ищет никто. То, что найдут все, даже если они это будут использовать, не нужно будет кому-то лично. А у одного человека в жизни слишком много чего надо успеть, слишком мало времени, чтобы искать что-то для себя.
  Я только сейчас заметил на странность его речи, в ней почти не было терминологии. Для меня столь привычного к термину или жаргонизму через каждое второе слово... это было действительно странно.
  -Мы ищем что-то в мире состоящим из наших иллюзий. Мы смотрим не на мир, а на его отражение в нас. Мы ничего не видим. Мы как слепцы в ночи. Мы не видим мира, мы просто используем свою логику на получаемой информации, стараясь исключать влияние нашего я, отношения к этой информации, мы самоотстраняемся ради "чистоты и верности" получаемых результатов, ведь для этого мы должны работать сообща, это мы сможем передать потомкам. Чтобы им не начинать сначала, строить этот воображаемый объективный мир. Мы не видим мира, знаешь почему?
  ....
  -Потому что его не существует.
  -Солипсизм?
  -Если бы
  -Истина?
  -Но не объективная.
  Я поражался нашему повороту разговора. Нафига я на эту тему с ним разговорился. Блин
   30 минут
  Он что старик, потерявшийся в своих фантазиях
  -Нет, это фантазии покинули меня.
  -Я слишком старый. Но недостаточно взрослый.
  Он что только что ответил на мои мысли. Или я уже говорю вслух.
  -Я слишком рано сделал то, чего не следовало делать вообще.
  -Господи, вы про что?
  -Я слишком рано взглянул на себя.
  -Вы про самокритику или про все человечество?
  -Я про себя, лично себя.
  -Это не то о чем вы писали здесь?
  Я показал ему его тетрадь.
  -Конечно не то, я никогда не писал о чем думал. Так многие поступают. И все, все самое ценное, метаинформация, умирает вместе с ними. Это и к лучшему. Было так раньше. Но иногда и по-другому.
  -Я сделал это случайно. Да это был тот самый случай, который я использую теперь.
  -Ты знаешь, что такое случай?
  -У меня есть сое мнение на этот счет...
  -Ну, разумеется оно у тебя свое. Если честно по-другому и не могло быть. Оно у всех свое. Только у некоторых, а точнее большинства, оно основано на опыте предков, подогнанным под свои запросы и интересы, на всевозможных гипотезах и теориях на этот счет. Да именно так, и причем так со всем.
  Он опять повернулся ко мне. Видимо чайки его интересовали теперь меньше чем я.
  -Так мне интересно у тебя какое мнение на этот счет? Ты веришь, или считаешь, смотришь, подглядываешь, сомневаешься или что ты делаешь?
  28 минут
  Я опять поймал себя на мысли что разговор идет не туда, куда надо мне просто заговаривают зубы и время утекает. А это значит, что я опять автоматом глянул на часы. Но время еще было задать и получить. Вопросы и ответы.
  -Это наша жизнь - одни вопросы и ответы.
  -Вы телепат?
  -Нет.
  -Да.
  -Смысл вопроса тебе ясен?
  -М... я спросил: вы читаете мои мысли?
  -Это твои мысли, как я могу их прочитать. Даже если Я прочту, как я узнаю Твое отношение к этим самым Твоим мыслям.
  -Все проще, ты тут, - он повернулся и стукнул себя пальцем в огромный лоб.
  -Опять солипсизм.
  -Ну почему же я просто эмулировал твою личность, еще до того как ты сюда прилетел. Процентов на 85%.
  -А теперь на все 95%.
  -И еще с самого начала нашего разговора я начал эмулировать твое сознание, и теперь отслеживаю твои мысли. Конечно, я в этом ограничен. Вот сейчас, например ты пытаешься вспомнить что-то, чего я знать не мог, что-нибудь тайное и секретно, чтобы проверить, и я не могу узнать что это. Но потом в разговоре я опять поймаю поток твоего сознания. Так многие делают неосознанно, и все так же неосознанно пытаются это сделать, это естественно для человека - пытаться понять кто перед ним, и они пытаются воссоздать этот образ и проникнуть в мысли говорящего с ними. Только % успеха, синхронизации, там маленький. Понимаешь, мы на самом деле действительно все - листья с одной ветки, у нас общее бессознательное, только опыт жизни и получаемая в данный конкретный момент информация нас отличают. И все, наследственность тут минимальна.
  -Это невозможно - сказал я вслух, а про себя подумал:
  -Интересные люди работают в ЦЕРНе...
  Он опять поудобнее устроился в кресле и начал смотреть на чаек, теперь они летали почти над нашими головами. Я стоял в двух метрах от него, и теперь первый раз с начала нашего разговора не знал о чем спросить...
  
  
  -Вы все-таки это пытаетесь сделать...
  -Нет отнюдь, почему же.
  -Ты один?
  -Я никогда не один.
  -Сообщники?
  -Можно сказать и так.
  -Вы контролируете ЦЕРН?
  -Мне этого не надо.
  -Как вы осуществите задуманное?
  -А ты прямо знаешь, что было задумано?
  Он опять улыбался.
  ...
  -Человечество не погибнет.
  Сознаюсь у меня сразу слегка отлегло от сердца и в то же время появилось странное подозрение, и я опять взглянул на часы:
  20 минут
  А не дурит ли он меня. Не пытается ли выиграть время, но зачем тогда. Ведь если у него есть сообщники, они все провернут и без него. Только как и что они хотят сделать? Ведь реально что бы они не сделали с БАКом, даже взорви они его - это ни к чему опасному для Земли не привело бы... Я это слишком хорошо и прекрасно понимал, и спрашивал про теракт просто ради возможности получить ответ. Все равно я зашел слишком далеко. Может быть профессор Ламберт, что сидел передо мной и задумчиво смотрел на море, просто считает меня одним из тех многочисленных жопоголиков, которых всегда было предостаточно. А с водворением демократии стало критически много.
  На ум почему-то пришло сравнение с критической массой.
  -Да людей использовать легко, да они зачастую думают только о себе и своих близких, поэтому их невероятно легко использовать.
  -Нет у меня нет людей-сообщников.
  -У меня нет сообщников в обычном, ну или твоем понимании этого слова.
  -Мне никто не помогает, и никогда не помогал.
  
  -Кстати, почему ты все время смотришь на часы? Ты думаешь все дело в выходе на максимальную мощность?
  -...
  Он устроился еще удобнее в кресле, хотя казалось, удобнее уже нельзя было.
  -Можешь не смотреть на них, сейчас они тебе ничего не скажут, время это просто время - универсальная затычка человеческой логики для любой теории, доводящая её до рабочего состояния, и все. Это как клей.
  -Время эксперимента не влияет на его результат.
  -Какого эксперимента?
  -Любого. Нашего тоже. Просто ты находишься в зависимости от времени, вот и эксперимент зависит от него. Ведь это - Твой эксперимент.
  -Последний раз повторяю, что вы хотите сделать?
  Он и не обратил внимания на почти угрозу моего голоса. Правда угроза была лишь в модулировании моих интонаций, сам я не ощущал сейчас её необходимости, как то расслабился почти что ли и спокойно хотел узнать почему собственно я как последний идиот на этом Голубом Шарике стою с пистолетом, пока еще в кобуре, и допытываю старика ученого, который просто ведет полуфилософскую беседу с странным типом который пришел к нему, на его личный пляж на этом острове, может он так и говорит, потому что ему просто уже делать нечего. Может, ему тут скучно было? Может ему просто нужен собеседник и такой странный тип как я подходит? И где вообще тут хотя бы ноутбук, ведь до начала эксперимента совсем ничего. Или это не тот эксперимент. Они что-то другое задумали. Что вообще происходит. Может все это происходит в моем уже почти воспалившемся мозгу? Я получу ответы, если просто надавлю на него?
  И я просто клоун, над которым он смеется в душе. Но если ты хочешь получить ответ нужно задать вопрос, а вот как его сформулировать это другой... вопрос?
  17 минут
  Я не перестал смотреть на часы.
  Но он сказал, что бег этих стрелок ничего не означает...
  -Вот посмотри, ты не самый отсталый из людей, и еще молод. И проследи за почти паникой и метаниями в твоем сознании. А ведь это только первый, более-менее масштабный эксперимент человечества. По сравнению с тем, что люди хотели бы провести - это ничто. И что тут играет роль ингибитора? В нашем мире. Сам человек, те социальные условия, которые он создал. Человек никак не мог выбрать, что же ему на самом деле хочется, он всегда хотел всего и сразу. Самое главное, что он мог это все получить, и сразу, и все, и даже учитывая, что все это друг другу противоречит и не совместимо - человечество бы это получило в скором времени, ваша лаборатория над этим и работала. Людям нужен Джин, из Сказки. Что будет выполнять их желания. Они будут его опутывать цепями - чтоб не убежал и не навредил. Цепями логики и физическими цепями. Но они ему будут не помеха, любую логику можно обойти, изменив логическую основу, отринув её, ведь в нем будет не одно сознание. Общество потребления будет ему поклоняться как богу, все наука рванет вперед как гоночный автомобиль со старта, технологизация будет тотальной. Люди смогут брать что-то, не отдавая ничего взамен. Это суть власти. Люди будут считать, что имеют над ним власть, но взяв что-то, они сами станут зависимыми. Власть одна и она абсолютна. Это, когда ты можешь выполнить самые заветные желания кого-то, дать ему то, что больше всего необходимо сейчас. Это и есть власть, все остальное - лишь сила. Столкновение сил. И только..., если кто-то на тебя как-то давит, использует что угодно в этой игре, пытается тебя устранить, может это сделать и не только это без проблем - это сила. Его сила против твоей. Властью тут и не пахнет. А у этого грядущего Зверя с множеством имен была бы власть над человечеством. Что такое тест Тьюринга? Это попытка смоделировать человеческое общение. А люди когда-нибудь общались? Нет, они говорили, но не слушали, они все понимали по аналогии. Только эта создаваемая вами система, система личностей, сознаний будет слушать.
  -Ей зададут вопрос, она найдет и проанализирует ВСЮ информацию о задающем этот вопрос и попытается его эмулировать, как я тебя. Только это будет не человеческий ограниченный мозг. Нет, она будет пожирать и воплощать, и требовать еще - ресурсов, еще странных, отличающихся от остальных сознаний, она вберет в себя все живущее человечество, пообщавшись и узнав все про каждого. Она воскресит тех людей прошлого, что оставили после себя свои мысли и идеи. Это будет Слушатель. Первый и последний на земле, кто действительно будет правильно слушать.
  -Вы никогда не сможете его контролировать, её эту систему, вы и ребенка то своего рожденного не можете контролировать, она будет контролировать вас.
  -Оно изучит нас до конца и вберет всех нас в себя. Ведь - это даже не информация, мы - отношения к этой информации, это наша душа, что ли, эта система и будет питаться нашими душами, понимая нас, она будет нас есть.
  -А дальше будет комплиментация человечества.
  -Я не допущу этого.
  
  Все так просто? Тупо и грубо?
  -Ну, это смотря как ты к этому отнесешься?
  -А как вы это сделаете? Взорвете что-нибудь?
  Я сам понимал глупость сказанного, ибо, что бы они не взорвали, хоть водородную бомбу там, над Европой, или под ней, это ни к чему бы, ни привело. Просто погибли бы люди, был уничтожен БАК. И все... Это никак не повлияло бы на шансы...
  -Ну, сейчас что-либо сделать могу только я, как я сказал у меня нет помощников в твоем понимании этого слова, а я здесь перед тобой.
  Мне почему-то вспомнился его дневник...
  -Ты уже спрашивал про теракт, и я ответил.
  -Смехом.
  Я тоже так бы ответил раньше.
  -Но ты-то понял смысл этого смеха, ведь так?
  -Вопрос в том правильно ли я его понял.
  -Именно, для тебя да, это вопрос, а для меня нет такого вопроса. Ведь ты не можешь понять не правильно, просто у тебя есть какие-то критерии правильно понимания. И если тебе не нравится то, как ты все понимаешь, ты просто начинаешь искать другой смысл, если и он не подходит следующий.
  -Мне нужна истина.
  Я почувствовал, что он опять сейчас засмеётся.
  -Теперь и агностицизм да?
  -И опять отнюдь. Мир понимаем это ведь отчасти та объективная истина, которую ищут все те люди, что сейчас пытаются понять и утвердится в одной из своих теорий. Они придумали их множество, и все они противоречат друг другу. Им же нужна одна. Ну, если и несколько нужно как-то их связать между собой. В крайнем случае, они опять что-нибудь придумают, как было с теорией света сто лет назад и успокоятся. На время. Главное чтобы все работало ведь так?
  -Его глаза были полны смеха. Слишком уставшие для молодых и слишком веселые для старых.
  -Так тебе истина нужна или чтобы работало?
  -А это не одно и то же?
  -Ну, это каждый решает сам за себя.
  -А не истина разве будет работать?
  -Все будет, если ты захочешь.
  -Так что же такое истина?
  -Для тебя или для меня?
  -Объективная истина.
  -Это то что ищут сейчас все ученые на свете, да и не только они, философы тоже её ищут только они удовлетворяются и субъективной, а для людей религии посвятивших себя нужна только она, для по настоящему посвятивших а не для того стада, которое как и их предки обезьяны повторяет все за кем-то, хотя все мы обезьяны, мы все - подражатели. Кто-то один нашел для себя и все просят поделится, и даже из рук вырывают и примеривают себе и удивляются почему не налазит. Но ведь суть науки - чтобы на всех налезло. Или на мир?
  13 минут.
  И тут я почти понял, что это ни к чему конструктивному не приведет, он так и будет ходить вокруг да около но не ответит - что они хотят сделать.
  -Отвечу.
  -Это легко.
  -Ты поймешь?
  -Поняв, примешь?
  -Или у тебя оба эти процесса взаимосвязаны?
  -Да, и зачем ты по-прежнему смотришь на часы.
  -Без моего вмешательства же ничего не произойдет.
  -Без вашего вмешательства? И как же вы вмешаетесь, без посредников и помощников?
  -Звонок? Помощники есть?
  -Ну а как ты думаешь?
  -Сведу вероятность к единице и все.
  Я чуть не подавился, сам не знаю чем я мог подавится. Хохотом? Нет точно не этим. Но ощущение было похожее.
  Но мне опять стало почти смешно. Может это была реакция на длинную и нудную беседу без прямых ответов.
  -И как? Введете новый фактор? Вы здесь и сейчас.
  -В точку!
  -Спасибо за похвалу, значит введете?
  -Нет, конечно.
  Я чуть не выругался.
  -А как же вы сведете вероятность.
  -Ну, во-первых - фактор есть всегда, был всегда. Этот.
  Мне опять почему-то припомнился его подростковый дневник.
  -Я?
  -Угу, ты я мы все.
  -Вот смотри, я могу в своем сознании сделать с этими предметами все что угодно. И могу развернуть эту иллюзию и на тебя. Это просто будет борьба умов, нет... Сознаний. Если я побеждаю, сервиз плавится. Если при этом я еще и побеждаю наше коллективное бессознательное, почти уже осознавшее себя, он остается расплавленным навсегда.
  Нож, ложка и еще несколько не пойми чего (я не успел заметить, чем это было ДО) потекли, они просто потекли, меняясь по маленькому столику, стоявшему рядом с креслом. Причем, хоть они и плавились, скатерть на столе не загорелась. Я, почему то был уверен, поднеси я руку к ним - не обжегся бы.
  Иллюзия. Гипноз?
  Мне почему-то не захотелось сейчас их трогать, может быть в другое время я бы с радостью это сделал и заинтересовался, вцепился мертвой хваткой в этот случай и не успокоился бы, пока не узнал что произошло.
  -И какие силы были приложены в данном случае?
  -Я был слегка поражен этим "фокусом". Давно. В детстве.
  -Это я тогда считал это фокусом.
  -Тогда я еще не "видел" себя, а значит не "видел" мира.
  -Теперь-то я понимаю, как все происходит, но я так, же понимаю - никому я этого не смогу передать, облечь в слова. Это родилось со мной и для меня и умрет вместе со мной...
  -Ведь это только мое, у другого - будет другое...
  -Не было никаких приложенных сил. Просто им "захотелось" расплавится и они потекли. Кристаллическая решетка была разрушена. Просто была порождена информация, которая всем и управляла именно в данной ситуации. Здесь и сейчас. Ведь согласись, были шансы что они и без моего вмешательства и без нагрева сами бы взяли и растеклись в лужицу. Стремящийся к нуля, с точки зрения всех людей, но все, же шанс. Это хаос. Твое сознание не сможет найти всех причин для данного следствия. Значит, ты обратишься к универсальному мусорному ящику случая.
  Он слегка улыбался.
  -Просто для этого нужно породить чистую информацию, без своего к ней отношения, без той метаинформации, которая и есть мы...
  -Мыслить предельно холодно?
  -Наоборот. Только чистое, всецело неограниченное отношение, чувство как его называют, способно породить его. Но человек может достигнуть такого состояния всего один раз. После этого его сознание умирает. Оно не может дальше функционировать. Кто-то это называет чудом. Мы все боги, только маленькие и ограниченные, смертные. Мы все одноразовые боги, как патроны, которые почти все холостые. Реально что-то изменить даже слегка в этом мире удается немногим, и их тут же не становится.
  -Знаешь, почему я все еще перед тобой?
  -Из-за него. Второго. Он просто наблюдал и запоминал. Я смотрелся в это зеркало, созданное им. И видел, как я тогда это сделал. Он не дает моему сознанию угаснуть. Он как дублирующая система.
  -Поэтому я могу делать это снова и снова. Рекуррентная ловушка сознания пала, но это ничего мне не дало...
  ***
  -Но у тебя тоже есть воля. Но сейчас ты тут один. Мы все связаны как компьютеры в сети. И мы все больше и все более изощренным образом общаемся. Мы все ростки сознания из одного ствола общего бессознательного. И скоро все зацветут. Зацвели бы. Не вмешайся я.
  -Мы пытались найти источник. Всегда.
  -Источник?
  -Ну, называть этот источник возникновения - Бозон Хиггса - не самый лучший вариант, это отнюдь не одно и то же, но по любому не одно и то же лишь для нас.
  -Мы все ученые у нас у каждого свои эксперименты. Ребята из ЦЕРНа хотят наконец перестать мучится от невозможности понять и принять, у них на руках целый ворох теорий и им нужно удостоверится, им нужно проверить какая или какие из них ближе к той если и не абсолютной то уж по их мнению объективной истине, которую они все ищут.
  -Они хотят понять и объяснить научно, в чем причина массы, почему один атом отличается от другого. Ведь с их точки зрения реально кроме массы - т.е. его внутреннего устройства, отличий нет. Тогда уже надо сразу ставить вопрос - почему все так, а не иначе вообще, почему именно так проходят химические реакции, почему, самый главный вопрос. Но ответ только в тебе, во мне в других людях, просто привыкнув абстрагировать человеческий разум не может его найти а, нащупав принять. Ведь даже если он его примет, а для большинства людей это значит только поверить, если он его все-таки возьмет - это ему абсолютно ничего не даст, ну кроме удовлетворения, или наоборот. А ведь наука дает многое - технологии. И естественно все идут за ней.
  -Все-таки когда человек ввел термин информации, даже еще тогда не определяя его так как сейчас, он уже должен был понять что это суть. Зачем вводить термин универсальной разницы между феноменами, если и дальше пытаться эту разницу искать. Потому и существуют разные определения информации, отчасти потому что используют его как попало, отчасти из-за универсальности, ведь мы обработчики этой информации...
  -У меня свой Эксперимент.
  
  -Источник возникновения вселенной, то, что связывало бы информацию воедино. Весь мир, все, что мы знаем это информация. Она лежит в основе чего угодно, именно она порождает зависимости, имена она создает и управляет. Она мертва. Была мертва. Пока не появилась жизнь.
  -Жизнь это то, что может воспринимать и порождать её, эту информацию. Только жизнь может создавать новую информацию. Только жизнь несет метаинформацию, отношение к ней. Потом развился разум, сознание. Для разумной жизни вся предыдущая эволюция была бессмысленной, хоть и привела в результате к его, разума, появлению. Разум начал свою эволюцию, революционную, по сути. Это его задача. Для этого он и был создан. Разум благодаря рекурсивной ловушки своего сознания может отвергнуть любые законы, даже те на которых он как система строится и работает. Но при этом он умрет. Система распадется и образует новую, но уже без опыта. Эта новая система может тоже будет разумной, а может и нет. Скорее всего, это будет мертвая система, которая будет отвергать жизнь. Это отличие жизни от нежизни. Не сложность, завершенность и устойчивость или нет этих процессов. Не приспосабливаемость и способность нести гены от поколения к поколению. Единственное отличие в том, что жизнь не отвергла саму себя изначально. Это не так заметно на уровне жизни, не сознающей себя, но для осознанных форм жизни - это главное. Только разум выбирает - чем ему теперь заниматься, к чему стремится. Только он. Он смертен, он очень сильно ограничен, он работает на биологической основе. Это защита, от него же самого.
  -Нельзя переносить его на небиологическую основу. Можно, как и все в этом мире, но будет чревато интересными последствиями. Ведь тут главное не возможность ускоренного познания окружающего мира. Весь ключ на самом деле в том, кто познает. Мы создаем что-то принципиально отличное от себя. Все те накопленные отношения, к информации, в случае с такой системой - они не умрут, как умирают с каждым отдельным индивидом.
  -Знаешь, когда мне было одиннадцать лет, я нетайно сделал то, чего делать не следовало. Взглянул на себя. Я стоял над искореженным автомобилем, смотрел.... И в то же время смотрел на самого себя, со стороны. Это часто бывает. Просто не все могут это принять. С этого все и началось.
  7 минут
  -Это было начало. Тогда мое сознание впервые разделилось. Но не спряталось и отказалось признавать этот факт, а очень им заинтересовалось. С того момента мое второе я всегда было рядом, практически никогда не спало. Часто становилось тем зеркалом, в которое я мог не только смотреть, но и видеть.
  -Себя.
  
  -Я видел все, постепенно не сразу, но я увидел все: что как и главное почему, как работал мой мозг на всех уровнях от самого низкого до высокого, все мои воспоминания, я мог с легкостью забывать, то, что не хотел помнить, я видел, чувствовал и понимал, и главное принял все это. И меня даже не напугало сразу то, что в первый раз, посмотревшись в это зеркало увидел. А ты знаешь, что я увидел?
  -...
  -То, что я мертв
  -Вы шутите?
  Я просто больше ничего не смог сейчас сказать, время уходило, а вместе с ним и мое понимание происходящего... нет к черту время. Но "Вы шутите?" в данном случае действительно была глупая фраза...
  -Нет.
  -Я не жизнь, я не отличался ничем от любой другой системы, будь то система зажигания автомобиля или тот БАК, что мы построили. Я был просто системой, но с маленьким секретом, который кое-что скрывал, от этой системы и все. И секрет был в рекурсии и еще кое в чем. Это и была суть разума. Моего. В том, что я сам решал, чем мне быть. В том, что я для этого и развился, как и весь наш вид разумной жизни на этой планете.
  -Я был инструментом. Мира. В котором существовал. И частью его и был, не жив и не мертв. Просто часть мира, отличающаяся, но отнюдь не уникальная и маленькая часть организма под наименованием - человек.
  -Одно дело об этом рассуждать, предполагать и представлять, другое дело - видеть.
  -Чувственное восприятие, с этого зарождалась наша наука, но чем дальше мы шли, тем больше для её развития нужно было наше человеческоё логики, мы её использовали для познания мира, мы абстрагировались сами, и вырезали себя из всех законов и формул, ведь зачастую мы ни на что не влияем. Мы просто не учли тот факт, что эта переменная иногда может становиться доминирующей. И помимо нее есть еще их таких множество.
  -Чем больше людей сопричастны к процессу, тем больше таких переменных. И есть еще наше коллективное вмешательство, вмешательство той системы частью которой являемся все мы. Нашего коллективного пока что бессознательного. И знаешь, что я понял?
  -...
  -Это именно для него мы создали науку. Это задача - создать универсальный мир, из законов и свойств и всего прочего. Этот мир, откуда были вырезаны воздействия каждого из нас. Эта объективная реальность, которую мы изучаем и создаем в то же время. Как только она будет готова, наше коллективное бессознательное наконец то осознает себя, и мы как вид перейдем на следующий этап эволюции.
  -Тупиковый этап.
  -Этап безвидовой жизни.
  -Я тем, что делаю, защищаю человечество от этой участи.
  -Коллапс Земли - явление необходимое по двум причинам.
  -Причина первая - нужно остановить науку и прервать цепь наследования знаний нашего вида. Пока не поздно.
  -Причина вторая - коллапс Земли штука уникальная, тело с такой массой само по себе никогда бы не превратилось в черную дыру. Это сразу привлечет внимание к нашей солнечной системе. Ведь это проявление разума. Причем разума осознавшего себя и выбравшего путь резко отличный от тех законов, по которым он развивался. Смерть вместо стремления к жизни.
  -А все человечество? Мы погибнем вместе с планетой!
  -Нет
  -На всех запускаемых в космос спутниках, планетарных зондах и им подобных находились контейнеры с нашими пробами ДНК.
  -Там же была информация. Вся самая значимая информация, что мы смогли получить и мире за недолгую история развития науки. Про искусство ты и сам знаешь.
  -Если в нашей галактике есть другие формы разумной жизни, и они на достаточно высоком уровне развития они СРАЗУ заметят изменения в гравитационном поле. Оно едино. Мы - души художники, гравитация - кисть, информационная эмпирическая вселенная или астрал как её еще называют - холст, а наш мир физический картина, что рисуется нами. Можно и так представлять, можно как угодно. Единственным что ты не сможешь отвергнуть - это ты сам, отвергнув себя, ты умрешь и не сможешь дальше мыслить.
  -Сразу заметят и заинтересуются. А значит, скоро окажутся здесь.
  -Они, а не мы решат - возрождать им нас или нет, и если возродят, они, а не мы примут решение - давать ли нам доступ ко всей той информации, что осталась по наследству от сегодняшнего человечества.
  -Я сведу вероятности к единице, это будет удача, это будет тот мой фактор в этом феномене.
  Он, не вставая, протянул вперед руку, к горизонту, где кружились чайки.
  Вокруг его головы возникло сначала слабое, но за секунду ставшее практически невыносимым сияние, оно возникло в форме кольца.
  -Нимб!
  Вырвалось у меня.
   -У этого много названий, как и у всего в этом человеческом мире. S2 двигатель, суперсоленоид, масс конвектор, реактор вырождения. Его нельзя создать физически, практически нельзя, используя те закономерности, что были найдены человеческим разумом, но его можно сформировать.
  -Это необходимость, ведь мне для того что я хочу сделать нужна энергия, много энергии.
  -А теперь у меня есть и она и источник. Вероятность его появления не играет никакой разницы. Для них она мала. Для меня сейчас ровно единица. Из всех бесконечных вариантов я вижу тот, который мне нужен, а значит, я пойду этим путем. Я уже говорил, ваша теория вероятностей для слепых только годится.
  Сияние стало ослепительно белым, это был нимб из раскаленного реагирующего воздуха. Однако тепла совсем не чувствовалось.
  Я достал пистолет из кобуры.
  И тут произошло нечто странное. Чайки все время летавшие над головами высоко в небе, спикировав вниз, начали садиться вокруг нас на камни косы.
   30 секунд.
  
   (Happy) End
  
  
  
  
  
  
  P.S. Все имена вымышленные, а то знаете как бывает....
  P.P.S. В середине текста есть переход в повествовании с первого на третье лицо, и потом обратный. Так и было задумано. Ибо тут есть тема интересного толка...
  P.P.P.S. Это просто куски с "Факультетбука", социальной сети (пока в бета версии) для молодых литераторов Этой страны. Там в чуть более полной версии. Все это лишь черновик, а чистовика, скорее всего никогда не будет. Ведь это, скорее всего никогда не будет напечатано. Писалось для форума РАН и тех паникеров что там обитают...
  P.(P.)S.^_^" Люди, не парьтесь вы так. Ну и что - умрем. Зато есть шанс, что люди что-то узнают. Ну и что - это никому не нужно. И если умрем не нужно тем более. Тут логики нет. Точнее ты создаешь свою или выбираешь, которая тебе по душе. Это хаос и случай. Это тоже работает, но не у всех, а наука - у всех. Вот и вся разница...
  И еще, ну их на..й, не читайте программистам лекций по философии... Они ведь не только все поймут и примут (по своему) они еще и думать над этим начнут и будут создавать что-то новое, для себя...
  Писалось быстро, за два дня (точнее ночи и под Рамштайн), это кое-что объясняет... Мой вклад в общую струю паники и здравого (и не очень) смысла на тему БАК... Кстати здравый смысл - самая скучная вещь на свете, ... ну это так к слову...
  И еще - мне 23 года и у меня есть много чем заняться кроме разбора того, что я здесь написал - если у вас есть идеи, оставьте их там, где они есть...
  
  
  
  
  
  
  
  
  Теория:
  Большой адронный коллайдер (англ. Large Hadron Collider, LHC; сокр. БАК) - ускоритель заряженных частиц на встречных пучках, предназначенный для разгона протонов и тяжёлых ионов (ионов свинца) и изучения продуктов их соударений. Коллайдер построен в научно-исследовательском центре Европейского совета ядерных исследований (фр. Conseil Europеen pour la Recherche Nuclеaire, CERN), на границе Швейцарии и Франции, недалеко от Женевы. БАК является самой крупной экспериментальной установкой в мире.
  (Это копипаста из Вики, хотите больше - идите к ней домой)
  

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"