Марач Василий Васильевич : другие произведения.

Сугарапса

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Школа кожевенного мастерства: сумки, ремни своими руками
Оценка: 4.00*3  Ваша оценка:


С У ГА Р А П С А

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ОМ-МА

  
   ...Женщина стоит у окна. Дышит в замёрзшее стекло, трёт его пальцами, смотрит сквозь оттаявший кружок. Но никого нет. И грустно, грустно...
   Темнеет. На небе проступают первые звёзды. В морозном воздухе звенят поезда. Фитиль лампадки потрескивает и чадит. Женщина начинает тихонечко плакать, а в ушах у неё будто далё­кая шарманка твердит странное, похожее на лунное отражение слово "сугарапса"... "сугарапса"... "сугарапса"...
  

* * *

  
   ...В начале... В начале было...
   ...В самом-то начале ничего не было... Потому, что не было меня самого. И вдруг я возник. Взялся неизвестно отку­да. ...Наверное, из этого Ничего. Девять месяцев провёл в блаженной темноте и однажды утром явился на свет...
   ...Пришло время и во мне родилось слово. ...Первое слово. ...Я не знаю каким оно было. И откуда взялось... Не помню. ...Но вскоре из него, как из горчичного зёрнышка, выросло большое-пребольшое дерево. Вместо листьев в раскидистой кроне зашелестели слова... Они сделали мир возможным... Солнце... Ветер... Землю... Дом... Облака... Снег... Маму... Слова тянулись к солнцу, трепетали на ветру, желтели, падали кружась, золотыми сугробами ложились на землю...
   ...Потом мне сделалось страшно и я спрятался в них... В эти сыпучие листья-слова... Зарылся, закопался, обложился со всех сторон... Стал там жить. ...Словно зверёк в норке. ...Словно куколка в коконе. ...Словно цыплёнок в золотой скорлупе. ...Мне стало спокойно. Так тепло и хорошо стало, что показалось, даже, будто мир прекрасен...
   ...Да, да! - прекрасен, прост и справедлив. А я - бессмертен...
   ...И тогда страх ушёл...
   ...Ну, почти...
  
   ...Так вот... Я жил-жил, жил-жил... Стал подростком, юношей, муж­чиной, отцом семейства, начал стареть... Всё шло своим чере­дом. Но вот однажды пробежала мышка, хвостиком вильнула, яичко золотое возьми, да и упади...
  
   ...И разбилось...

* * *

   ...Я жил-жил... А что это - я? Кто это? ...Достаю коробки с фотографиями, вытаскиваю старые письма, бумаги, видеокассеты... Раскладываю... Вспоминаю... Будущее пытаюсь вообразить... ...Ну?... И где?...
  
   ...Вот младенец у мамы на руках. Глазищи вытаращил, смеётся...
   ...Первоклассник... Конопатый, лопоухий... Гимнастёрка, ремень, фуражка смешная с кокардой... белый пикейный воротничок...
   ...Ты дура косая, / У тебя нога кривая... Что это?! ...А-а-а! ...Школьная записка в стихах ...черновик... Сколько мне тогда было?.. Лет восемь?.. Как это она уцелела после трёх переездов?.. Просто чудо какое-то...
   ...В кадре голубая ель. Рядом юноша в солдатской форме. Смотрит вбок на обшарпанную кирпичную стену... На груди у юноши - ни значка, на погонах - ни лычки... Совесть, значит, чистая. ...Улыбается солдатик, а глаза - грустные. ...О чём вы думаете, рядовой Петров, глядя на этот кирпич?.. Бедный мальчик... Впрочем, почему бедный? У него-то, как раз, всё впереди... Начало семидесятых... Будто вчера... Вот так и не заметишь как жизнь про...
   ...Письмо... Почерк женский. ...мне часто снится любимый что я прилетаю к тебе в часть будто невидимый ангел твой ангел хранитель и находясь всё время у тебя за плечом любуюсь тобой защищаю от стариков от дурака прапорщика не даю поварам сыпать в компот бром а вечерами когда ты приходишь в казарму и укладываешься спать незаметно забираюсь к тебе под одеяло и начинаю тихонько самыми кончиками губ... Н-да... Ну это я лучше потом... почитаю...
   ...А здесь что? ...Перрон, толпа, лохматый студент с гитарой. ...Комсомольская путёвка, стройотряд, целина... Сейчас и слов-то таких уже никто не знает. ...Что он им там поёт, интересно? ...Ну конечно, "Возьмёмся за руки друзья", что же ему ещё петь?..
   ...Мужик на пляже... Весёленький такой мужчинка, заводной... Какие-то девушки нетрезвые рядом. ...А рука где? Где рука, блин?! ... Так... Вот и ещё кавалеры нарисовались. Мускулистые чувачки, загорелые, красивые... Принесли что-то в авоське. ...Шампанское?! ...Из горла?! ...Фу, как вульгарно! ...А фигурка у девушки ничего... Хорошая фигурка... И взгляд такой, что... ...Как же её звали, девушку-то эту?..
   ...Не помню! ...Ничего я не помню. ...Что за люди?! Где?! Когда?! ...Ещё хвастаюсь хорошей памятью. ...Была память, да вся вышла. Один склероз остался... Слова даже забываю... Особенно имена собственные... Старость - не радость... Раньше, впрочем, тоже случалось... возникали... провалы... Бывало - раз! - и забудется напрочь что-нибудь очень важное... Сцена, или мысль, или даже целый сюжет. А потом - раз! - и всплывёт через много лет. ...Когда уже может и не нужно... Так странно... знал и забыл... и забыл, что знал...
   ...А вот это вот я не забыл... Нет, не забыл... Очень даже хорошо помню. ...Это я в старом дворе... ...На скамейке перед домом. ...С детьми, с женой в обнимку. На висках ранняя седина... Золотая осень, берёзы об­летают... Идиллия...
   ...Так, а это я где?.. На "Первом Всероссийском конгрессе политологов". Вон же, вверху написано. Большие учёные собрались, однако... Неужто я и здесь отметился? Да, было дело. С трудом, но припоминаю... Нос-то, нос... красный, как у клоуна... С чего бы это? ...Вот на трибуну вскарабкался, бумажки раскладываю, начинаю бубнить что-то в микрофон. ...перед нами вопрос. В самом ли деле демократия является просто властью большинства над меньшинством, а демократическое общество - обществом победителей и побежденных? Такое понимание, особенно в посттоталитарных странах, имеющих опыт так называемого "демократического централизма", неминуемо ведёт к... Ну вот... Как всегда оборвалось на самом интересном месте. ...Куда же это оно ведёт, такое понимание?.. Да ещё неминуемо... Вот бы узнать... Неужели сам сочинил? Быть не может... Цитата, наверное... Или плагиат... Ну конечно плагиат...
   ...А там кто уставился? ...Упырь какой-то с похмелья... Морда жёванная, глаза, как у бешеного рака... Затем только и проснулся, чтобы сообщить, наконец, этим уродам, до какой же степени он всех их ненавидит... Людям, то есть... Человечеству... Кто это?.. А-а... зеркало...
   ...Здесь же, напротив, всё очень даже миленько... Благостный такой дедуля в лёгком маразме и с внучата­ми на коленях... За спиной - забор. Над забором - облако похожее на задницу...
   ...Совсем уже ветхий пескоструйный старикашка... В очках. С палочкой. Еле ползёт, бедняга. Улица незнакомая... Брусчатка... Ну да, ну да - это будущее... Что за город?.. Стокгольм?.. Точно! ...Вон он он Гамла стан, и мост виднеется красивый... Чего ж тебе тут надобно, старче? Пошто дома не сидится?.. За Нобелевской премией небось прискакал, старый пердун?.. А что ещё может человеку понадобиться в Стокгольме?.. В таком-то возрасте...
   ...И вот вам, пожалуйста! - старец в гробу. ...Розы, свечи, шампанское... Саундтрек - "Адажио" Альбинони. ...Ай, молодцы ребята, угодили покойничку. Любимый мой, можно сказать, шлягер! ...Таам-да-да-да-да-тааам-да-даааа...
   ...А старичок ничего, симпатичный. Сохранился неплохо и макияж к лицу... Румянец ему нарисовали визажисты... Сердечко на щеке... А что?! ...Стильно... Как бы с юмором, даже... Вон девушка оценила... Нагибается, целует почившего в лобик... Красивая девушка... Сексуальная... Даже на гражданскую панихиду в супермини пришла. Класс!.. И коса у неё, что надо... Хорошая коса... Эх, кабы не похороны... Н-да... Интересно, кто такая?..
   ...А он-то, он... как живой лежит! Ну прямо как живой! Только вот... Выражение лица какое-то странное... Запор у него, что ли?.. Или тошнит? ...Нет... это смех усопшего разбирает... Вот сейчас как приподнимется, да как заржёт на весь крематорий. ...Что уж его там так развеселило?!.
  

...Всё! Конец фильма! Темнота!..

  

* * *

   ...И это я?! Нет, ты мне честно скажи, это я?! Я?! ...Ну конечно, у них у всех одно имя. ...Моё. Но что ещё между ними общего? Что общего между ними и мной? Да ничего!! Разные лица. Разные мысли. ...Разные миры... Разве все мы - одно? ...Разве они - я?
   ...Где оно это я, в ком?..
  
   ...И всё-таки, не буду отрицать - это я! ...Все они, вернее, все мы суть одно. И это одно - я. ...Я. ...Не отрицаю...
   ...Но и не понимаю!..
  
   ...Нет, ты мне объясни, откуда оно вообще взялось, это я?! Где оно было, когда меня не было? И куда денется когд...
  

* * *

   ...а я умру?..
  

* * *

   ..тот страх появился много позднее... Но уже выйдя из тёплой темноты материнского чрева, младенец заплакал. ...И плакал три дня и три ночи...
   ...Ничего этого он, разумеется, не помнил...
   ...Не помнил, как на восьмой день принесли его во храм. И нарекли имя... И трижды погрузили в воду. ...И он снова заплакал. ...И на него надели белую рубашку. ...Ризу свет­лую. ...И помазали миром...
   ...Имя же дали младенцу замечательное... Красивое имя... Александр. То есть - "защитник человеков"...

* * *

   ...а что Большой Взрыв? Вот заладили тоже: "точка сингуляр­ности, точка сингулярности". Но ведь это, извините, понятие класси­ческой физики! А квантовая теория?! Ведь в том-то всё и де­ло, что толчком для инфляционного развития Вселенной послужили как раз квантово-гравитационные эффекты...
   ...А до расширения что было? Вместо сингулярности? Вместо Большого Взрыва? А был - квантовый процесс! Вот что...
   ...Понимаешь? Тут главное не зацикливаться на... и не упустить, что че...

* * *

   ...рез полтора года Саша уже бегал по дому. Этого времени он тоже не помнил. Оно жило в нём, как забытый сон, как невидимый родничок во тьме колодца...
   ...Саша открывал глаза и из темноты рождались вещи. Он при­касался к ним взглядом, и они оживали. Он трогал их руками, согревал дыханием, и они обретали душу. Он придумы­вал им имена, и они больше не могли исчезнуть... Не могли убежать или спрятаться. ...Так он творил мир...
   ...Это благодаря Саше пол становился тёплым. Окна - открытыми. Деревья - цветущими. Баба-Арина - холодной...
   ...Она не брала Сашу на руки. ...Не любила... Саша был глазастым. Везде лазил. Всё хватал. Всем улы­бался. Плакал редко...
   ...По небу плыли облака... Часы висели на стене и делали время. Дедушка поднимал железную гирю на цепочке и от этого наступало утро... А в часах что-то постукивало, позвякивало, дышало, шевелилось, булькало, перетекало... Или даже варилось... Саша никак не мог понять, живые они или нет... Может быть это просто такая железная машинка? ...Вон как бабушкина мясорубка... Или патефон... Вечер сменялся утром... Осень - зимой... Бывало так, что какой-нибудь день повторялся снова... И снова... Хотя, каждый раз немножечко по-другому...
   ...А то вдруг машина времени начинала скрежетать, шипеть и громко стучать, отчего казалось, будто из неё сейчас посыплются шестерёнки... И страшное случится... Она остановится... Всё замрёт навсегда, как в заколдованном замке...
   ...Но ничего не случалось... Часы, покашляв немного, затихали... Тикали, булькали и дышали себе дальше... Хлопала дверь... Скрипели половицы... В дом входили и выходили люди... Время продолжалось... Только...
  

* * *

  
   ...Сначала Саша говорил многие слова на своём собственном детском язы­ке... Например, слово "хуй"... Означало оно, впрочем, не то, что ты, возможно, думаешь... Мальчик произносил его когда показывал на некоторые предметы. ...На трансформаторную будку перестроенную из часовни. На репродукцию рубенсовских "Персея и Андромеды" в журнале "Огонёк". На игрушечную пирамидку в виде Спасской башни. На пустую бутылку. На разверстый зев репродуктора. На большую чёрную книгу. И даже на статуэтку изображавшую вождя. ...Как уж он их выбирал, предметы, эти по каким таким дифференциальным признакам, поди догадайся...
   ...Фрейд бы объяснил, конечно... Так же, впрочем, фантазматически объяснил, как и всё остальное...
   ...Ну, разве что Лакан...
   ...Или Деррида...
   ...Впрочем...
  

* * *

  
   ...А если я умру, то весь ли? Может быть душа моя будет снова жить в какой-нибудь там заветной лире? ... В бабочке. ...В баобабе. ...В кролике из штата Айова. ...В Аиде, Ирии, Вальгалле... В Царствии небесном, наконец... А вдруг последователи Фёдорова меня научно воскресят?! Или атомы бренного моего организма как-нибудь естественным путём запомнят друг друга? (Говорил же Мельников про память материала!). Запомнят и сами собой соберутся вместе... Может быть через тысячу лет... Или - через миллион... И снова понесут на себе свою чудную (ударение выбери по вкусу) ношу. То есть мою бессмертную душу... А?.. Нет?..
   ...Тогда вот тебе ещё вопрос на засыпку: есть ли в нас что-нибудь кроме души и тела? Ну там дух, например, или ещё какая фигня... Что-то, в чём могло бы сохраниться моё я когда тело станет прахом, а душа вернётся в небытие... Может быть хоть что-то останется, чтобы быть мной?.. Здесь или где-нибудь ещё...
   ...А вдруг бессмертное во мне - это и есть само я?.. В смысле: моё я... Ну, то есть... я...
  

* * *

  
   ...Я вырос в деревне. Недалеко от Москвы. Совсем близко... Можно сказать, на задворках столицы...
   ...Ах, какая свалка славная располагалась по соседству с моей улицей! ...На ней-то мы, крестьянские дети, и паслись. Копались целыми днями в мусоре мечтая обрести вещь какую-нибудь ценную. Ну, хотя бы, брильянтовую брошку. А ещё лучше - сломанный карманный фонарь. Но попадались нам в основном пустые бутылки, тряпьё и ржавые примуса. Что, впрочем, тоже было неплохо. Поскольку мы свои находки относили в утильную палатку, добродушному татарину-инвалиду. А он нам за это давал мелочь. Мы на неё покупали мороженое и ходили в кино. ...Иногда в мусоре попадались марки, старинные книжки с гравюрами, штучки разные зыкънские... Хорошо мне тогда жилось. Радостно...
   ...На всякий случай предупреждаю: "Детство моё прошло на помойке"...
  

* * *

  
   ...А чуть дальше помойки, за прудом, находилось Перовское кладбище. На его территорию можно было легко проникнуть сквозь многочисленные дыры в ржавой ограде... Мы с ребятами ловили там майских жуков, собирали на могилах землянику, играли в пряталки... Или просто гуляли среди надгробных камней и крестов, окликая мёртвых по именам...
   ...братская могила... ...чёрный полированный мрамор. На нём тусклым золотом - имена. Много-много-много имён... Выше - памятник: военные люди с суровыми лицами и склонённое до самой земли знамя...
   ...рождало сладкую тревогу и нехорошее какое-то любопытство... где-то в самой глубине души просыпался и, словно заживо похороненный Гоголь, начинал дышать летаргический ужас...

* * *

  
   ...Выброшенная вещь - мёртвая вещь. ...Умершая...Часто - убитая. Поэтому свалку можно уподобить кладбищу. И даже просто - куче трупов...
   ...Помнишь кадры кинохроники, где навалены громадные горы мёртвых тел в фашистских концлагерях?.. А российские ямы заполненные мертвецами тебе видеть не приходилось? А знаешь сколько у нас непогребённых покойников по лесам и полям валяется? ...И наскоро закопанных... Не сосчитать... И с Первой мировой, и с Отечественной, и с Гражданской, и с ... наверное...
   ...В детстве я об этом не задумывался, конечно... Не знал... ...не видел... ... ...й рефрижераторы с детскими трупами солдат... длинные оцинкованные гробы с окошечками... ...но по­том, когда уже...
  

* * *

   ...дом с кладбищем располагался колхозный сад. Вдоль чугунной ограды змейкой вилась узкая, исчезающая в сумраке деревьев тропинка. Весной, по ней люди ходили любить друг друга. ...Просто любить. ...Простой любовью. Даже эвфемизм такой бытовал у наших озабоченных тинэйджеров: сводить девушку в садик... Ну, в смысле... ...Или, как сейчас принято говорить...
   ...Любили же люди друг друга прямо на траве, среди цветущих деревьев... И на тела их падали кружась нежные яблоневые лепестки... И осыпалась пыльца золотая...
   ...Когда же наступала осень все устремлялись в сад воровать яблоки... Мужчины, женщины, дети, старики - все!..
   ... И, можешь себе представить, ни Третья Глава Книги Бытия, ни Седьмая и Восьмая Заповеди, ни Законы Шариата, ни Моральный Кодекс Строителя Коммунизма, ни Объездчики с Плётками, ни, даже, Сам Участковый Милиционер с Наганом в Кобуре никак не могли этого пресечь... Ни воровства не могли пресечь, ни любви....
  

* * *

  
   ...посредством какой-нибудь хитроумной машины продублировать меня, то есть сделать моего двойника, подобно тому, как это описывается в фантастических романах... не какого-нибудь там худосочного клона, а абсолютную копию, точную копию, такую точную, что в ней будут полностью воспроизведены не только каждая клеточка моего тела, каждый его атом, каждый электрон... ...и зафиксировано всё то, о чём я когда-либо думал, мечтал, всё, что я помню, и всё, что давно забыл... каждое мгновение, каждое моё самое неуловимое ощущение... короче, сделать такого близнеца, которого никто никогда, даже мать родная... даже Бог! ...от меня не отличит... такого, что сами мы с ним не сможем определить, который же из нас "настоящий"...
   ...и никого не будет на свете мне ближе, роднее и понятнее его ... но это буду не я, это будет совсем другая личность. ...Другая? ...А вдруг нет?.. Другая, другая!..
   ...а тот смешной, живущий в каком-то ином времени или даже в ином мире карапуз, на меня нисколько не похожий, ни внешне не похожий, ни внутренне... этот карапуз непонятно почему - я!.. Точно - я!..
   ...чувствую вкус и запах его мира, помню его тело изнутри... в его движениях узнаю себя, как узнаю в себе своего отца или себя в своих сыновьях... но и это не важно... а важно то, что я... что он... Короче, он - это я!.. И всё тут...
   ...он - я?.. Как такое возможно?.. Не знаю... Не могу понять!.. Никак!.. Почти всё остальное в принципе ясно... Даже - что такое Бог... Только я совершенно непостижимо... Ни катафатически, ни апофатически... В мире нет большей тайны чем я... Вот уж, действительно, тайна... Настоящая и единственная... И чудо... Великое чудо... Более удивительное, чем даже жизнь или разум... А того изумительнее тайна, того чудо ошеломительнее - я. Ну, то есть, не вообще я, а я... Сам... Впрочем... ...dire je n'est pas dire soi...
  

* * *

   ...может быть человек, похож на матрёшку? Снаружи - тело, внутри - душа. А в ней что? Дух. А внутри духа? Царство Божие, которое внутри нас? Или что? Или Кто? Сам Бог? А где же тогда сам я? Ё-моё, где я-моё?.. Тоже внутри? Или где?..
   ...Внутри? Внутри чего? Или кого? Бога? ...А где же ему ещё и быть-то, как не внутри? ...Ему, в смысле "мне, моему я"... Снаружи, что ли? Снаружи чего?... Самого себя?.. А впрочем, почему бы и не снаружи?.. И снаружи и внутри одновременно?..
   ...А может быть человек, я, например, по-другому похож на матрёшку... Попроще... Вот, скажем, так... Сидит внутри меня, немолодого уже человека, мужчина в самом расцвете сил... А в нём - юноша бледный со взором горящим... А в юноше - отрок пытливый... А в отроке - чистое дитя... А внутри того - ясный младенец... И там, в окончательной глубине, последняя, "неделимая", прячется как кощеева смерть... самая маленькая матрёшка... живая такая голограмма... огненная иголочка... лучик такой лазерный... Это и есть я?...
   ...То, что говорил о...
  

* * *

  
   ...То, что говорил о я Фрейд, во-первых, не относится к делу. А во-вторых, - совершеннейшая глупость. Как и вся его трёхинстанционная модель... (Про Эдипов комплекс даже и говорить не хочется. Кроме самого венского психиатра им, наверное, никто и не страдал никогда.)...
   ...Главная же ошибка всех, кто писал о я, начиная с Декарта и Юма и кончая Бахтиным, Харре и Джердженом заключается в том, что они рассматривают я, как часть психики, более того, как часть сознания... А оно не является таковой... У него, вообще, принципиально иная природа... Я лежит на каком-то более высоком уровне... Психика является всего лишь его носителем... Она находится с я в отношении форадинатности. ...Я лишь коммуницирует с разными её подсистемами... С текстами из которых она состоит... И порождает таким образом множество субличностей. Их совокупность мы и называем обычно "личностью"...
   ...моё я - вроде узла связывающего "сверху" разные мои психические структуры... мои субличности... Соединяющего диахронически множество личностей "синхронных", которыми я становлюсь каждое новое мгновение...
   ...Их, личностей, действительно множество, поскольку я непрерывно меняюсь! Я же всё время разный! Я каждое мгновение другой!.. Я не тождественен не только никакому своему атрибуту, но и сам себе, слава Богу, не тождественен... И даже не идентичен... Потому, что живой... То есть, закону тождества неподвластный. ...А как стану самотождественным и самоидентичным - значит всё, кирдык мне настал...
   ...И, пожалуй, даже не на узел похоже моё я, а на целую сеть узелков... И даже не на сеть... А скорее уж на дерево оно похоже... Могучее такое дерево... Да, да - на самое настоящее древо... На эдакое Arbor mundi... А корень его... Корень...
   ...При чём здесь дерево? И что это ещё за Arbor mundi? Галиматья всякая лезет в голову...
   ...Потому она лезет, галиматья, что я болею... Кашель... Горло... Температура - 38,9...
  

* * *

  
   ...неподалёку от нашей деревни находилась усадьба графов Шереметевых. Во времена моего детства там, как и нынче, размещался музей...
   ...По замечательному наборному паркету можно было кататься в суконных тапках, как по льду. Я и катался. Будто Волк из "Ну погоди!"...
   ...Но больше всего во дворце мне нравились фламандские шпа­леры. Когда я на них смотрел, у меня кружилась голова. ...Они за­тягивали в свой подводный закол­дованный мир... И я часами бродил по этим марсианским аллеям, разглядывал величественные обелиски и подсвеченные солнцем облака... ...трогал пальцами нежный серебряный мох на древних колоннах, вслушивался в шум дождя и далёкое ржание лошадей...
   ...По стенам висели картины с голыми тётками. Тётки были толстыми, а картины красивыми... В золотых рамах... Кровать, опять же, золотая стояла. Под голубым шёлковым балдахином. Он для того был сделан, балдахин, чтобы клопы с потолка графу на морду не падали, а скатывались бы по скользкому шёлку прямо на пол. Ножки кровати при этом помещались в специальных, покрытых бирюзовой финифтью сосудах, наполнявшихся водой... ...и если бы какому-нибудь зловредному, провонявшему французским коньяком клопу захотелось... ...о...
  
   ...дин изрядно просвещённый музейн... ...ик ... ...лист в обл... ... ...бщ... что всё это мои глупые выдумки. Никакого бал­дахина во дворце нет. Тем более голубого! ...И не было никогда. И быть даже не могло! А если он и был, балдахин, то иск­лючительно в парадной опочивальне. А разве спят в па­радных-то опочивальнях? Конечно, не спят. У них функция другая, у па­радных опочивален. Представительская у них функция. А кто-то, даже, считает, будто сакральная. ...Так что, какие клопы? На какую морду?.. Ерунда всё это... Не было ничего...
  
   ...Как же не было, когда было?! Я отчётливо помню!! И балдахин помню. И клопов этих... голубеньких. ...Даже морду графскую припоминаю! ...Хотя, именно её, почему-то, с трудом...
   ...А раз помню, значит было...
  

* * *

  
   ...Было - не было... Реальность - выдумка... Ну что мы знаем о ней, о реальности, кроме наших же собственных конвенций и апперцепций??! Да ничего!! ...То, что по привычке называют этим нерусским словом - платье голого короля... Иногда мне кажется даже, что на короле не только платья нет. Ещё нет кожи, мяса и костей... И волос... А также - гениталий... Есть лишь само это слово "реальность" похожее на улыбку Чеширского кота...
   ...И ужас охватывает меня...Ужас!!!
   ...Иммануил Кант тоже, говорят, приходил в отчаянье, размышляя о "вещи в себе"? (Так кенигсбергский мыслитель вслед за Вольфом переводил схоластическое "res in se".) Профессор, разумеется, имел в виду реальность... А что он ещё мог иметь в виду?..
   ...никак ему не удавалось успокоиться... От тоски и безнадёжности он даже сделался агностиком... И конечно же много страдал... Как и положено всякому агностику... Плакал иногда, говорят... Хотя, нет! Плакал он по какому-то другому поводу... Может быть по поводу своего добровольного целибата?.. То есть собственной своей девственно-увядающей Ding an sich?..
   ...А скорее-то всего он вообще не плакал никогда ... Не умел он плакать, не мог... Ни по какому поводу... Поскольку сам был почти что intellectus archetypus... Ну, да не важно...
   ...А важно, что балдахин во дворце всё-таки был...
   ...Впрочем, это тоже не важно...
  

* * *

  
   ...Я в музей часто приходил. С уроков бывало сбегу и - туда. ...По парку усадебному любил гулять. Или гонять на велосипеде. (В те стародавние времена это было ещё возможно.) Любил также глазеть на беломраморные итальянские статуи. В тёплую пору купался в большом Графском пруду. А...
  

* * *

  
   ...ещё в парке возвышался весь изукрашенный ракушками павильон, называемый "Гротом". Говорить в нём разрешалось только шёпотом. ...Мраморные ступени спускались от узорных кованых дверей прямо в тёмную воду маленького круглого пруда, в неисследимых глубинах которого водилась редчайшая реликтовая рыба - свиноголовый налим...
   ...Летом он беспробудно спал в норе под корягой, но едва лишь морозы сковывали поверхность воды, просыпался и присосавшись к прозрачному льду, плотоядно смотрел на просвечивающее из верхнего мира белое солнце. Оно же даждьбожьим своим зраком тоже разглядывало сверху хтонического сего урода. ...Налиму иногда удавалось прососать ледяную твердь и выплеснуться вверх, до самого неба. Там он немедленно и самым хамским образом, совокуплялся с дневным светилом. А потом его сразу же, сволочь такая, сжирал... Подобно тому, как это делают самки-феминистки у некоторых видов паукообразных... Тогда в наших краях наступала долгая полярная ночь...
   ...чтобы предотвратить это неблагоприятное явление природы аборигены в начале каждой зимы, лишь только замерзал заветный водоём, жертвовали страшной рыбе откормленную пивным суслом и лесными орехами свинью. Живую свинью, жирную и красивую... А самое главное - девственную... Перед тем долго тёрли животину пемзой, а потом ещё и золой. ...Так тёрли, чтобы на раздобревшем теле её не осталось ни единой щетинки, ни единого волоска. Чтобы кожа жертвы стала гладкой и блестящей как полированная яшма...
   ...Потом специальные старухи обряжали налимью невесту в белую рубаху расшитую скатным жемчугом и голубым горностаем... На шею девушке надевали каменные бусы сделанные наподобие резных китайских шаров. Поили её допьяна медовой брагой, напивались заодно в зюзю и сами...
   ...На следующее утро под гусельный венчальный перезвон, с величайшими почестями вели новобрачную на лёд. Возле квадратной проруби каждый совершеннолетний мужчина обязан был... ...после чего в воду бросался ячменный блин... Параллельно с этим все участники ритуала прямо здесь же, на льду... ...ром...
   ...делал бы ты с ней лютый зверь что пожелаешь, а Дающего Нам Свет, и Жизнь, и Всяческие Блага ты бы лютый зверь не трогал...
   ...привязав к ногам жертвы мельничный жёрнов, с песнями, плясками и со слезами радости на глазах спускали её в прорубь...
   ...Это, говорят, отлично помогало...
   ...Во времена же моего детства искупительную жертву жуткой рыбе уже не приносили. Зато ежегодно в пруду тонули два-три приблудных алкаша. Поскольку об этом никто не знал, никакие водолазы их никогда и не искали. ...ни один утопленник ни разу не всплыл, что подтверждает... ...Они, видимо, оказались для ненасытной доисторической твари вполне подходящей заменой... И невдомёк было мерзкому чудищу, что...
  

* * *

  
   ...внутри Грота стояла рокайльная золотая карета с вензелем Екатерины II. ...Рассказывали, будто страшными грозовыми ночами, сама матушка-царица, в розовых шлёпанцах на распухших варикозных ногах, поднимается по мраморным ступеням из воды. (Налим в это время года, заметим, спит!) Вместе с императрицей ковыляет какой-то малохольный испитой мужичонка. Седой, некрасивый, в рваных, заляпанных грязью ботфортах... Белая рубаха его залита кровью... На боку - шпага болтается... Государыня благосклонно и даже ласково с ним разговаривает, называя нежно "пупсиком", а иногда даже "папочкой"... Мужичонка же сей...
   ... достаёт из... ...большой... ...жёлтый ключ и отпирает им тяжкую дверь. Они с царицей заходят внутрь, кряхтя забираются в карету и там, прямо на шитых золотом бархатных подушках, предаются разнообразнейшим любовным утехам...
   ...В такие тревожные ночи сквозь раскаты грома и шум дождя, из Грота доносятся чей-то неприличный кашель, бесстыдный конский храп, циничный звон пружин и прочие гривуазные звуки. Карета же с ужасающим скрипом начинает кататься взад-вперёд по устланному морским песком и гниющими водорослями полу...
   ...Иногда, заигравшись, она даже выезжает наружу и освещаемая молниями будто сомнамбула блуждает по мокрым аллеям, пугая и без того дрожащих парковых сторожей. ...Случается, что карета... ...вообще покидает усадьбу. ...С восходом солнца золотая колесница, без пассажиров уже, может оказаться далеко, в каком-нибудь неожиданном месте. Однажды её нашли в Лефортовском парке прямо у общественного сортира. А ещё как-то - в Голосовом овраге, рядом с часовней Св. Николая...
   ...Кто-то даже мне говорил, будто сие пикантное средство передвижения видели в Кремле, на Соборной площади... Но я, по правде сказать, в этом сомневаюсь...
  

* * *

   ...имелся в усадьбе ещё и летний театр. На его сцене тоже когда-то играли крепостные артисты. ...Среди них блистала и знаменитая Прасковья Жемчугова, ставшая впоследствии женой графа Николая Петровича. Вся Москва только и говорила о романтической любви знатного и богатого аристократа, обер-гофмаршала и камергера, к своей красавице-крепостной, об их тайном венчании и печальной судьбе... Кто-то с возмущением говорил, кто-то с издёвкой, а кто-то и с известной долей романтического сочувствия...
   ...Параша родила графу сына и почти сразу умерла. ...Николай же Петрович по смерти жены самолично обратился к государю с покорнейшей просьбой признать мальчика своим законным сыном и наследником...
   ...В память о возлюбленной он впоследствии выстроил в Москве широко известный Странноприимный дом в помещениях которого разместили впоследствии известный ныне Институт скорой помощи имени Склифосовского, в который меня, как-то раз привезла скорая помощь с подозрением на аппендицит, которое, впоследствии, впрочем, не подтвердилось, а известный поэт Державин, тот самый Державин, который, впоследствии, как известно, сошёл в гроб, благословив при этом Пушкина, который впоследствии собственными руками воздвиг себе известный нерукотворный памятник, так вот, этот самый Державин сочинил на открытие вышеупомянутого дома совершенно замечательные одические стихи, а кроме них вышеупомянутый Державин сочинил немало и других не менее замечательных одических стихов, чаще всего, посвящённых вышеупомянутой Екатерине, которая была самой знаменитой русской царицей, известной к тому же и крайней сексуальной невоздержанностью, которая до сих пор вызывает к замечательной женщине огромный интерес и уважение во всём мире, а ведь именно этой Екатерине и принадлежала вышеупомянутая золотая карета, в которой впоследствии она, Екатерина, и предавалась вышеупомянутым утехам ...

...Как вам это понравится?!!

* * *

   ...После смерти любезной своей Парашеньки граф Николай Петрович сильно затосковал, то и дело впадая в беспокойство ипохондрическое. В частности, он приказал навсегда замуровать вход в её комнату. ...Сам же безутешный вдовец частенько запирался теперь в кабинете, ставил перед собой скромный, фиолетового стекла графинчик с "калгановой", и часами в полном одиночестве предавался игре на виолончели. Из-под графского смычка лились тогда исключительно печальные мелодии...
   ...В те скорбные дни граф помимо обычной своей благотворительности, много хлопотал также и об издании душеспасительной книги аббата Ронсара "Утешение христианина". А ещё у Николая Петровича народились новые, замечательные детки... ...ли, от танцовщицы Казаковой и от Анны Погодиной. ...Последний прижитой им потомок, именем, кажется, Александр, явился на свет когда граф уже оставил бренный сей мир. Разумеется, и речи быть не могло о том, чтобы всех этих бастардов как-то узаконить...
  
   ...У американского отца-основателя Томаса Джефферсона тоже, между прочим, родилось четверо детей от чёрнокожей служанки... Ну и что?! ... А то, что все они стали рабами! Все!!.
   ...Вот вам и хвалёная американская демократия...
  

* * *

  
   ...А выглядит летний театр приблизительно так... На трёх насыпных зелёных холмах, устроены партер с амфитеатром, а перед ними - довольно большая ровная площадка с живыми кулисами - сцена. ...А на той сцене мы с пацанами с утра до ночи гоняем в футбол...
   ...Почти все мои футбольные приятели были старше меня. И поэтому, если я совершал какую-нибудь игровую оплошность, они давали мне хороших тумаков. ...А то ещё и пендалей. ...Случалось, что и люлей вешали...В дополнение ко всему приятели обучали меня трём куртуазным искусствам или, проще говоря, трём доблестям благородного рыцаря, а именно: пить, курить и ругаться матом... При этом пестовали, меня добрые мои учители, не щадя, ни времени, ни кулаков... Сукины дети!!.
   ...По всему по этому, о себе имею полное право сказать так: "Первоначальное воспитание я получил в графской усадьбе"... Или - сказать по другому: "Уже в ранние годы мне дове­лось играть на театральной сцене"... И то и другое будет чистейшей правдой...

* * *

   ...до Каракорума. Они тащились туда целых четыре месяца. И ещё неделю ждали, пока их допустят ко двору. Ханша Огул-Гамиш, старая бл...
  

* * *

  
   ...Оказавшись между восточным молотом и западной наковальней, Св. Блгв. Князь Александр так основательно зако­нопатил дверь в Европу, что даже четыре века спустя дураковатый Пётр не сумел её толком отворить. Потому-то и пришлось ему, бестолковому, окошко рядышком прошибать... Собственной своей бесшабашной башкой... Вот сквозь эту-то поганую дырку к нам в Россию с тех пор всякая сволочь и лезет...
   ...Этот "отец нации", "великий реформатор" и "искоренитель азиатского варварства" головы стрельцам рубил собственноручно. И присным своим велел делать то же. Такое от веку заведено у всяческих воров. Чтобы кровью, значит, всех повязать...
   ...Из-под Нарвы трусости своей ради Пётр бежал бросив на произвол судьбы армию, которая там почти вся и погибла. ...А уж в 1711 году, во время Прутского похода сей славный полководец... ...русское войско на верную гибель... сам же умудрился... ...полным позором...
   ...Подать же при нём обязаны были платить все. ...Слепые, и весьма увечные, и дряхлые, и дураки, которые действия и пропитания себе никакого не имеют...
   ...прещал носить не токмо что бороды, но и русское даже платье. Он первым начал уродовать родную речь, засоряя её иностранными словами. Силком спаивал соотечественников, приучая их заодно курить и сквернословить. ...Царь издал указ, что доносчику за такую его верную службу богатство того преступника движимое и недвижимое отдано будет, дастся ему и чин его, и сие позволение даётся всякого рода людям от первых даже и до земледельцоф.
   Пётр отменил патриаршество, самозванно учинив себя фактическим главой Русской Церкви. ...высочайше повелел нарушать тайну исповеди. За недоносительство священник обязан был лишаться сана и имения. А потом и живота.
   ...учредил Всешутейший и Всепьянейший Собор где кощунствовал, насмехаясь над Священным писанием и церковными таинствами. ...В день когда казнили сторонников боярина Милославского, умершего полтора десятка лет тому, Пётр велел выкопать его гроб и возить по Москве в открытом виде на свиньях вместо лошадей...
   ...И вот за все эти "подвиги" тогдашние прихвостни и позднейшие недоумки нарекли злого клоуна-Петрушку великим государем... А анхальт-цербстская немка Софья Августа Фредерика, бывшая, между прочим, шпионкой императора Фридриха при русском дворе, так вот эта Софья, приехавшая в Россию в драных чулках, и назвавшаяся в православии Екатериной а после убийства собственного мужа сделавшаяся единовластной императрицей, так вот мерзкая сия Августа страдавшая, кстати говоря, бешенством матки, и лазившая по этой причине даже и под коня, а был у неё для этой цели, между прочим, специальный станок приспособлен, так вот та чёртова кукла Фредерика ещё и истукан сему подлому антихристу поставила, всем ныне известного Медного всадника, о котором даже сам Пушкин известно что писал... А сидит тот всадник, между прочим, на медном скакуне, что, тоже понятно, если учесть болезненную склонность узурпаторши к скотоложству... ...А нынешние наши недоумки тоже принялись наперебой воздвигать тирану и сыноубийце памятники где ни попадя. Правда современные бронзовые кумиры напоминают скорее монстров... И поделом...
  
   ...На самом же деле, не припадочный, охмурённый кукуйскими мудрецами Пётр, а именно Святой наш и Благоверный князь Александр Ярославич Невский является истинным отцом нации. Он, Александр, выбрал и указал народу русскому путь. Великий путь! Не латинский, не германский, и уж тем более не... ...случилось. ... Может быть как раз из-за этого-то...
  

* * *

   ...мама однажды ушла. На пруд. Бельё полоскать. А Саша остался дома с бабушкой и ещё с кем-то из взрослых. Он сидел под кроватью и выглядывал оттуда сквозь кружева подзора. ...одна только белая рубашка... А баба-Арина поставила тем временем Самовар.
   Разводили его всегда на полу, около печки, и мальчика к нему никогда не подпускали близко. Но сейчас про Сашу как-то все забыли. А для него интересней Самовара не было ничего на свете.
   Тот стоял круглый, блестящий, похожий на золочёное пасхальное яичко. Саша был уверен, что это - такой человек. Пузатенький. Весёлый. С ручками. С глазками. В шапочке-короне. Он даже писал как Саша.
   Всегда хотелось к нему подойти. Потрогать. Особенно, ког­да в голову Самовару вставляли большую чёрную трубу. Но взрослые никогда не подпускали к нему близко. ...Ну вот, наконец-то никто не видит...
   Саша выполз из-под кровати, подкрался тихонечко и стал смотреть на уродливые лица, выглядывающие из горячих самоварных боков. А золотой мужичок тем временем гудел, кряхтел и потрескивал. Очень хотелось, чтобы он что-нибудь сказал или сделал. Ну, хоть бы пописал, что ли? Саша примостился рядом с самоваром, сел прямо на тёплый дощатый пол... Так сел, что самоварный кран оказался где-то у самого его живота. ...Мальчика охватило радостное любопытство... Возбуждение, восторг даже... До дрожи желание, до мурашек... Вот сейчас, сейчас... И он, обжигаясь, обеими руками стал поворачивать ручку крана...
   ...А мама как раз в этот момент входила в комнату. Она кину­лась к Саше. Закричала. Выхватила его из-под страшной, несущей смерть струи. Сорвала рубашку... А проклятый самовар отпихнула ногой.
   ...Вот тут-то все и прибежали. Стали носиться взад-вперёд. Ругаться друг на друга. Причитать, как по покойнику. Мама держала Сашу под мышки и плакала. Она даже не могла прижать его к себе или куда-нибудь положить. Ниже пояса всё Сашино тело было обварено и ей казалось, что там одно живое кричащее мясо...
   ...Самовар тем временем лежал на боку, хрипел и визжал захлёбываясь собственной злой кровью. ...Наконец он затих, умер и стал похож на только что заколотую к празднику свинью. ...Чёрная лужа растеклась по полу. ...В затуманившемся зеркале стало видно какой-то другой мир - печальный, но нестрашный... По эту же сторону стекла все суматошно бегали и кричали разные слова...
   ...Потом Сашу, чтобы хоть что-нибудь сделать, полили постным маслом. И понесли в больницу. Мама боялась, что он, наверное, теперь умрёт. А если и останется, жив, то никогда не станет мужчиной...
  

* * *

  
   ...Ничего этого Саша не помнил, конечно. Мама рассказала, когда вырос. ...Хотя какое-то смутное ощущение в нём всё-таки жило... Даже став взрослым он иногда ни с того ни с сего испытывал вдруг беспричинный восторг... или безотчётный ужас... и тогда ему начинало казаться, будто внутри у него... очень-очень глубоко... плещется в темноте какая-то вода... горячая вода... очень сильная вода... и там этой воды... целое море... целое огромное море... а в нём, в море, какие-то ры­бы чудовищные плавают... и гигантские водоросли колышутся... там бескрайний первобытный океан... и рыжая луна отража­ется в воде... и пляшут пьяные звёзды... а собственный ум казался ему в такие минуты тоненькой радужной плёнкой на поверхности этого безбрежного океана. И Саша чувствовал тогда...
  

* * *

  
   ...ожог. Но со временем на теле у него ничего не осталось. Ни малейшего следа... И вот...
  

* * *

   ...И вот поскольку детство моё прошло между свалкой, кладбищем и музеем, я просто не мог не поступить со временем в Университет. На факультет соответствующего профиля... Угадай какого! ...Сам-то я уже не помню, точно... На этот... как его?.. Патологоанатомический, что ли?.. Нет... Не то... Что-то там про... некромантию. Короче, с трупами связано... Ну не важно... ...А! Вспомнил!.. Исторический! ...Исторический факультет. ...Говорю же - "некромантия"...
   ...Ни футболиста, ни артиста, ни графа из меня, к сожалению, не вышло. Какого-нибудь вечно пьяного могильщика или жирного директора свалки тоже не получилось... Даже писателем, хотя казалось бы, чего уж проще, и то сделаться не смог...
   ...Очень много кого из меня не получилось кто мог бы получиться... Да и историком-некромантом я не стал... Ну, почти... Зато...
  
   ...Зато, в юные годы, мне однажды посчастливилось провалиться в колодец. И я умирал там целых три дня и три ночи, но каким-то загадочным образом остался жив... И, что интересно, живу до сего дня...
   ...Во всяком случае, мне так кажется...
  

* * *

  
   ...Сруб был старый-престарый, с полностью сгнившей надземной частью... Провал же добрые люди досточками прикрыли аккуратненько, чтобы какой-нибудь чудак случайно не сверзился ... А мне там пришлось как-то ночью от девушки возвращаться... Напрямки... Или "напрямик"? Или не от девушки?.. Ну, не важно...
   ...Никаких звёзд я, короче, оттуда, не увидел, снизу... Ни дневных, ни ночных, ни, даже, кремлёвских... Луна, правда, заглянула разок волчьим своим зрачком. И всё...
   ...Самостоятельно выбраться из этого чрева китова было совершенно немыслимо. Первое время я вообще валялся там без сознания. А когда очухался наконец, выяснилось, что у меня сломана нога (левая), с головой не всё в порядке... ...и при малейшем движении взрывается болью спина... Кроме того... ...Хорошо хоть там воды не было. А то бы я утонул...
   ...Дай Бог здоровья добрым людям которые много лет бросали в колодец всякую дрянь. Хлам разнообразнейший... Этот культурный слой меня и спас... Смягчил удар... Правда, пить мне там очень хотелось... Всё время хотелось пить...
   ...У врачей есть такая формулировка: "практически здоров". Я же в колодце "практически умер". И расставаясь с жизнью в этой мрачной преисподней тосковал очень... Иногда даже терял сознание от тоски... А когда приходил в себя, то молился как умел и утешал себя тем, что вспоминал разные смешные эпизоды из своей короткой биографии. Например одну весьма интересную, хотя и с грустным концом, историю случившуюся со мной во время службы в армии... ...Вспомнилась она, видимо, потому, что там тоже фигурировал колодец. Вернее... как бы колодец. И в том "колодце" была со мной изумительная девушка... И ещё я что-то там такое видел необыкновенное, только потом забыл...
  
   ...Когда же окончательно изнемогла во мне душа моя и я уже готовился отпустить её, как птичку, на волю... я перед смертью вспомнил это... ...то есть увидел снова и понял, что... ...рвый раз в детстве, кажется во сне... ...почему-то потом забывал напрочь... причём, оказалось, что...
   ...А после этого меня нашли... И даже вытащили, кажется...
   ...А я опять всё забыл... Всё, что увидел... И долго ещё...
  

* * *

   ...говорил и писал о Тройственно-едином Боге, который в непостижимости Своей открывает нам Себя, дабы мы через Христа познали в Творце рождающего нас Отца. И о том, что Бог, любовью превозмогая Себя, с нами и в нас страдает нашими страданиями, дабы и мы были в Нём, и в единстве Сына Божия обладали полнотой любви и свободы...
  

* * *

   ...После окончания Университета я некоторое время водил экскурсии по Покровскому Собору, называемому в просторечии Храмом Василия Блаженного.
   ...Очень мне там всё нравилось. Осо­бенно нравилась могила. Та, что располагалась в помещении методического отдела. Да, да - самая настоящая могила! Это сейчас - отдел, а раньше был - церковный придел. И похоронен в том приделе под спудом, ну то есть под землёй, Иван Блаженный, он же - Юродивый Ивашка, или - Ивашка Большой Колпак, называвшийся также в простонародье Железной Шапкой...
   ...Одним словом, Николка из "Бориса Годунова"...
   ...Этот святой, как сообщает апокрифическое его житие, в земной своей жизни любил подолгу не мигая глядеть на солнце. В пасмурные же дни бесстрашно обличал Годуновых, а также прорицал всем желающим будущее, которое никому почему-то не нравилось... Дети и безумные люди насмехались над ним, как бы над неким дурачком, бросали в него камни и сухие коровьи лепёшки. ...Блаженный же Ивашка всё глядел на солнце и плакал... Глядел и плакал... Рыдал безостановочно всех тогдашних и нынешних невегласов жалеючи... Нас в том числе...
   ...Плакал он так, плакал, а незадолго до кончины ударился вдруг в неистовое плясание, при этом хохотал громозвучно и пророчествовал. Возвестил Иван московским людишкам, что вот всё, кирдык им теперь настал, блядиным детям! Допрыгались, мол, они. Доигрались. Досмеялись. И ждёт их неминучая Божья кара. За беззаконные неподобные дела зле погибнут огнём, ветром, каменьем и гладом. ...На другой день Блаженный тихо преставися в мовнице, ну то есть, по-простому говоря, в сауне перекинулся...
   ...Излия же ся тогда благоухание велие и неизреченно от телесе святого...
   ...В день же погребения, исполнилось суровое его предначертание. Почернело и как бы растрескалось солнце. Налетел небывалой ярости ураган, превративший Москву в некое подобие гибнущего Содома. Землю ломало и корчило, а страшный ветер гонял по улицам вывороченные с корнем деревья. Смерч закрутил воронкой небо и оно, будто невидимая ноздря кокаин, вдохнуло в себя несметное множество птиц, крыш, людей и лошадей...
   ...Вскоре, неизвестно откуда примчалась чёрная туча и из неё вместо дождя хлынула кровь. ...А потом, и того паче, - вывалились из тучного брюха булыжники, точно внутренности окровавленные... Гром же всё это время не затихал ни на минуту, а молнии окутали небо как бы погребальной пеленой... И занялся от них, от молний, по всей московской земле огнь велий и неугасимый...
   ...Небесный же тот пламень пожёг, а кровавые каменья погребли и раздавили немалое число домов. И в городе, и в посаде. Особенно много построек погибло тогда у Кремля, на рву. Возле самого, как раз, Покровского собора. Там, где ГУМ, ГИМ и Лобное место... И где, как известно, располагается Мавзолей...
   ...Многим показалось в тот час, будто началось Светопреставление... Но позднее выяснилось, что это отнюдь ещё не Конец света, а всего лишь начало тяжких испытаний... Вслед за ураганом и кровавой тучей пришли на Святую Русь и глад, и мор, и трус, и брань, и крамолы... Всерьёз и надолго пришли...
   ...Как, впрочем, и было заповедано...
   ...Кровавыми же теми булыжниками выжившие горожане замостили образовавшееся к востоку от Кремля пустое пространство. Вот с тех пор оно Красной-то площадью и зовётся...
   ...хоть брусчатка там давно-давно уже серая какая-то стала...
  
   * * *
   - А чего ж это, батюшка, у тебя пупка-то нет?
   - Дык стёрся...
  
   * * *
  
   ...Ужас! Кошмар! Слов нет! Я даже и не поверил сперва. Думал америкозы просто понтятся. Ну, чтобы талибы эти, иракцы, короче, сдали того сумасшедшего перца. Ну этого...как его?.. А потом смотрю по телевизору... мазафака! уже бомбят вовсю... А мирные жители как же? Я, конечно, понимаю, они все там с пулей в голове, но ведь люди какие-никакие... А дети?! ...Жалко, блин. До сих пор не понимаю: неужели не было другого выхода? Типа, провести переговоры... Перетереть как-нибудь. ...С этими фанатами или как их там, с экстремистами... Чтобы без мочилова... Сесть за круглый стол... Типа, ради детей и внуков... ради будущих поколений, блин... Какой мы им пример показываем? Кровь за кровь?! Это же средневековье конкретное... Даже хуже... Того и гляди большая война начнётся... Всё-таки америозы козлы!.. Ну, блин, козлы...
   ...Да и остальные все тоже хороши...
  
   * * *
   ...Бог даёт нам душу ангельскую и непорочную. А мы погружаем её в мерзость греха и не слышим как она бедная плачет... По природе же своей душа человеческая - христианка...

* * *

   ...да и народишко ослаб, конечно. Ослаб, оскудел, опаску­дел, развратился. К простому выживанию и то не способен. Какое там возрождение... Какая русская идея... Ни на что мы не годны!..
   ...Зарплату шахтёрам по году не дают, а они? Приезжа­ют в Москву касками стучать! А?! Каскадёры, мать вашу... Им бы до печки доползти. В лучшем случае - до винной палатки... Жену-то, наверное, сил нет обустроить, не то что Россию... Боюсь, нас уже ничто не спасёт...
   ...Если только чудо...

* * *

  
   -О чём плачешь, возлюбленная душа моя?
   -Страшно.
   -Что ж тебя так напугало?
   -Смерть.
   -Тебе-то чего бояться? Разве не знаешь, что душа че­ловеческая бессмертна?! Ты бессмертна... Да! И впереди у тебя - жизнь вечная. Представляешь? Вечная!!
   -Ну уж и вечная... Кроме смерти ничего вечного на свете нет.
   -Ну что ты, что ты! Так думать нельзя. Грех большой. Если бессмертия нет, то и жизнь бессмысленна... Тогда ведь и Страшного суда тоже не будет... И воздаяния... А как же без воздаяния? Всё позволено? Нет, так нельзя!! ...Ещё Досто­евский писал...
   -Да при чём здесь Достоевский?! ...Ты мне ещё про слезу ребёнка расскажи... Задолбали уже своей пенитенциарной моралью... Дост...
  

* * *

   ...т могильный холм, обшитый светлым деревом, возвышался прямо посреди комнаты. На нём сотрудники музея обычно распивали чаи. Бутерброды раскла­дывали, булочки... Это было совершенно замечательно, поскольку получалась как бы тризна. Поминки, по-нашему говоря...
   ...И мне такое домашнее отношение к замечательному покойнику очень даже нравилось. Он же, Блаженный, незримо в этих трапезах участвовал и не гнушался нас, простых грешников. А мы его за это ещё больше люби­ли...
   ...И самого Блаженного Василия тоже очень уважали. Его-то могилка распола­галась в другом месте храма. У билетной кассы. Прямо за кассиршиной, если можно так выразиться, спиной. ...Там тогда ещё рака серебряная стояла. В разобранном воинствующими без­божниками виде... Василий, самый знаменитый на Москве юродивый, и зимой и летом ходил нагишом. А прославился он многими чудесами... Например, однажды сидя на царском пиру три чаши вина на пол вылил. Царь рассердился очень, хотел, даже, его на кол посадить, а потом выяснилось, что Блаженный таким чудесным образом великий пожар новгородский потушил...
  
   ...А может быть и не могилы там находились вовсе? И камни с неба не падали? Может легенда это всё? ...Или даже не легенда, а просто чья-то дурацкая шутка. И я, кажется, догадываюсь чья... Впрочем, как уже было сказано, это ровным счётом ничего не меняет... Шутка, правда, легенда... Не важно...

* * *

   ...в т.ч. страх смрти, + вся наша т.н. "дух. к-ра" = не что иное, как сстма псхлгич. кмпнсаций всстнвлвщих базовые иллюзии на нефльсфцруемом уровне. ? все сущ. кртны мира, рлгии, мфлгии, ртуалы, иск-во + лит-ра + мзка + флсфия + наука, крче вся к-ра, все сздвмые чел-м тксты нпрвле­ны лшь на преод-ие прлзующих нвртч-х стрхов... ...бой текст = своего рода психический протез, прднзнчнный...
   ...слгка прфрзруя Энгельса мжн скзть: "Невроз сделал из обезьяны человека!"...
  

* * *

  
   ...мне нравилось, что храм этот такой вот русский. В нём не было ни одной прямой линии! Ни одной точной ок­ружности! ...Тепло, хорошо...
   Один изрядн... просв... иностр...ец, помню, долго мне втирал, что это, дескать, от неумения и неаккуратности русских мастеров. Или даже от неумеренного винопития.
   Что бы он, зануда, понимал! Вон Исаакий какой весь стоит правильный и ровный. И что? Красивый, да мёртвый. Как евроремонт. Хо­лодно там. И даже когда он ещё музеем не был, всё равно зябло в нём сердце. А Васенька наш будто ласковыми руками вылеплен. Поэ­тому он, хоть и музей, а - живой. ...Дышит. И душу греет...
   ...Так, во всяком случае, мне тогда казалось...
   ...Правда, тепло в нём было только в переносном смысле. А в прямом, - очень даже студёно. ...В отличие, скажем, от того же Исаакия...
  

* * *

  
   ...Некоторые исследователи, вообще, уверяют, будто шатровые храмы - это и есть наша исконная архитектура. Остальное-то всё заимствовано из Византии или с Запада. А вот это вот, мол, своё, русское. Шатёр, якобы, впервые появился у нас, как повторение в камне форм деревянного зодчества...
   ...Я-то лично в этом сильно сомневаюсь. Ведь общеизвестно, что по всему пути крестоносцев задолго до того строились шатровые храмы Гроба Господня... А кто церковь Вознесения в селе Коломенском воздвиг? Не Петрок ли Малый, фрязин?.. Итальянец, по-нашему говоря ... Кроме того...
  
   ...Так или иначе, но если в шатровой церкви Покрова, например, печку затопить, заплачут своды, то есть начнёт сверху конденсат капать. Короче, дождь с потолка пойдёт... Как в фильмах Тарковско­го... Фрески испортятся, и молящимся будет неприятно. ...Вот её там никогда и не топили, печку-то. Ну и попробуй выстоять обедню в тридцатиградусный мороз! Мне, между прочим, доводилось...Чистая пытка получается... Чувствуешь себя почти что генералом Карбышевым... Оттого-то, говорят, и служили в Соборе лишь изредка, по престоль­ным праздникам... Это уж потом, когда пристроили церковь Бл. Василия, которая...
   ...Хотя некоторые считают иначе... ...Может быть они и правы?..

* * *

   ...Анютка стояла на крыльце и плакала. ...потёртое байко­вое платье. ...ли нарисованы зайчики с морковками. У...
   Справа был сарай, впереди калитка. За ней - дорога. Потом - поле. Дальше - река. А ещё дальше - большое красное солнце. Она плакала, потому, что мама опять не приехала. Обещала - и не приехала...
   ...Ещё Анютка вспомнила, что мама никогда не пускала её к себе в постельку. А ей очень хотелось... При­жаться к тёплому мамину животу, обнять её и так вот полежать немножко...
   ...Когда Анютка пыталась залезть к маме под одеяло, у той становилось сердитое лицо и она кричала: "Ну вот ещё... Этого не хватало!! А ну убирайся на место!!"...
   ...А папы у Анютки не было. То есть он, вообще-то, был, только домой не приходил никогда. ...Вернее зашёл один раз. ...На минутку. ...В прошлом году. И подарил Анютке молоток. ...Почему молоток?!. ...Но она всё равно радовалась. Ну хоть молоток...
   ...А сейчас ей было так холодно и одиноко, будто на всём белом свете нет больше ни одной живой души...

* * *

   ...в общм сл-е. компенс-я дстгается за счт упрщения псих. стрктр, дгрдции лчнсти+ взрстания общ. энтропии псих-ки. ? нврз может тчн ткже взвртить члвка нзд в жвтн сост-е, как кгда-то вывел из нго. Стть жвтнми мы мжм не тлько в фило-, но уже + в онто-генезе... "Мудрость эволюции" зкл, однако, в тм, чт у нек. лчнстей, вмсто кмпнс-ии, т.е. упрщния, прсхдит нпртив всхждние на нвый ур. рзвтия. Это вплне мжно объяснть исх. из полож-й Брюссельской школы...

* * *

   ... поздним вечером в метро. Сижу, дремлю. Чуть вде­тый. Слышу, бубнит кто-то: "...Завтрашний, купите. За рубль пятьдесят. Всего за рубль пятьдесят..." Разлепил глаза. Надо мной мужик какой-то завис. Немолодой уже. По виду - бомж. ...Или интеллигент. ...Непонятно. ...Трез­вый.
   А я побирушек и торговцев терпеть ненавижу. Особенно интеллигентов. Говорю ему: "Отвали, козёл!" Отошёл, без звука. Идёт к другому пасса­жиру, к третьему. Что это он, думаю, впаривает?
   Смотрю, пачка завтрашнего "Московско­го комсомольца" у него из авоськи торчит. Тоненькая совсем. Штук двадцать газет, не больше.
   Так он ко всем приставал-приставал, но ничего у него не взяли. Хотя предлагал практически задаром. Завтра же утром будут покупать по трояку.
   ...Никто никого не слышит. И не слушает. Не пытается даже... И мужика этого посылают и всё. Вот как я...
   И так мне его чего-то жалко стало... Ну вот просто до соплей. А тут - станция как раз. Он - в следующий вагон. Я - за ним. Сейчас, блин, думаю, догоню, всю пачку куплю.
   Выскочил на платформу. А дверь - хлоп! Прямо перед носом. И всё. Уехал мужик. Меня не заметил даже...
  

* * *

  
   ...И заплакала тогда мятежная душа моя... Нежная душа моя разрыдалась... И понял я, что...

* * *

   ...лад её печален оттого лишь, что нет ничего целебнее печали, нет ничего слаще и сильнее её...
  

* * *

  
   ...Огонёк лампадки напоминал позлащённый церковный купол. Сейчас он еле теплился. Мерцал... Робкий свет касался тёмных лиц в тусклых окладах. Отразившись от них, слабой струйкой стекал вниз... А навстречу ему поднимался из мрака огромный, достающий почти до самой божницы куст - волшебный цветок по имени Ом-ма...
   ...Днём он спал, и казался мёртвым, зато по ночам, оживал и мог даже, разговаривать. Мама и бабуля называли его ёлочкой, хотя на самом деле это был самый настоящий аспарагус. Но об этом Саша узнал лишь много лет спустя. И что такое настоящая ёлка он то­же тогда не знал. Не видел никогда. Поэтому и думал, что ёлочка - это такой вот комнатный цветок в горшке.
   Саша так его и называл. Но только днём. Потому, что ночью к цветку следовало обращаться иначе. Ом-ма - было его тайное, ночное имя... А знал это Саша вот откуда...
  
   ...Один раз, давно, он спал-спал и вдруг проснулся. Или ему приснилось, что проснулся. Лежит будто в своей постели, а все в доме спят. А Саша будто не спит... Темно вокруг. И очень страшно от этого... Как будто чёрные змеи по полу ползают... Того и гляди заберутся к Саше под одеяло...
   ...Никакой это был не сон, конечно... Только снилось, что сон... А на самом деле это была настоящая явь... Саша ле­жал-лежал, дрожал-дрожал... И вдруг видит - цветок ожил. Стал дышать. Раздвинул темноту веточками и вокруг них появилось едва замет­ное свечение. Аспарагус будто покрылся цветами. Лепестки у них были из света...
   Саше стало интересно. Он вылез из-под одеяла, и сел ря­дом. И стал смотреть. Тут-то и выяснилось, что аспарагус умеет разго­варивать. Только слышать его мог один Саша. А больше никто. ...Они познакомились. И подружились...
   ...Ом-ма оказался таким хорошим! Добрым! И очень умным... Он, по правде, был волшебником. И всегда мог помочь, если надо... И Сашу любил. Ну уж и Саша его, конечно, тоже... Ухаживал за ним как мог... Поливал...
   ...Ом-ма научил его просыпаться по желанию. Для этого, ло­жась в постель, нужно было три раза сказать волшебные слова. Вот такие:
   Луна, Луна, разбуди меня. Возьми мой сон. Прогони мой страх. Здесь темно-темно. Загляни в окно. Помоги, Луна, разбу­ди меня.
   И почти всегда Луна Саше помогала. ...А когда не помога­ла, значит ей мешали облака...

* * *

   ...Очень интересно ночью не спать. Весело... В лунном свете Саша доставал свои сокровища, раскладывал их около цветка и они вместе любовались.
   А сокровища были такие. Рогатка из алюминиевой проволоки. Алюминиевые же пульки. Сломанные часы "Павелъ Буре". Китайская лампочка для карманного фонаря с синенькой штучкой внутри. Перочинный ножик. Два сверкача. И ещё любимые кон­феты "Снежок". Саша их копил, прятал за диван, а потом, ночью, вместе с Ом-мой ел.
   Правда, иногда бабушка...

* * *

   ...всё чего люди жаждут: власть, деньги, статус, слава, удовольствия, движимое и недвижимое, а также т. н. духовные ценности... ...Всё это в совокупности тоже не более, чем невротическая иллюзия. ...По санскритски - "майя". А по-русски - ...

* * *

   ...Грозно и жалостно смотреть на кровопролитие русских сынов: человеческие трупы, точно великие стога наворочены, ко­ни не могут через них перескочить, в крови по колено бродят. А реки три дня кровью текли...

* * *

   ...вот так же три года назад он хлопнул дверью и ушёл. И вернулся только через месяц. Жил у какой-то бляди. Прихо­дит: "Прости! Бес попутал!" Придурок!! Почему я это терплю? По­чему не выгоню его к чёртовой матери?
   Ну что я от него имею? Какую такую любовь? Денег не при­носит. С детьми не занимается. По хозяйству?.. Только жрёт всё под метлу из холодильника. Хоть бы раз о ком подумал, эгоист несчастный!
   Гвоздь забить или кран-буксу сменить, всё сама. Единственное - машину ремонтирует. Больше ничего не умеет. ... Не хочет. ...Ну, да, с паршивой овцы...
   Секс... Какой там секс! Секс!! Сунул, вынул, захрапел. Прямо на мне иногда засыпает. Стыд... Рассказать кому... Ночью в комнате не продохнёшь. Какую они гадость пьют, идиоты? И этот туда же! С больной печенью... Два дня до цирроза осталось... При-дурок! И ведь придёт, ну хоть бы по­мылся когда! Зубы почистил! Нет, лежит, воняет как скотобаза.
   Нельзя так жить! Нельзя! Не хочу больше! Он меня добьёт совсем. Я уж и так на старуху стала похожа. А годы уходят... Через пару лет вообще никому не нужна буду.
   Выгнать к чёртовой матери? Чего я боюсь? Ну, чего я боюсь?.. Детям отец нужен? Да какой он к шуту отец?! Перед родственниками стыдно? А при чём тут родственники?.. Для них я что ли живу?
   А для кого я живу? Для чего? Почему я всё время оправдываюсь?..
  

* * *

   ...всё самое-самое, чего по настоящему хо­чется - невозможно. Любовь, свобода, творчество, бессмертие, счастье...
   На свете счастья нет! Но это бы ещё полбеды. Ни покоя, ни воли тоже нет. Так-то, солнце моё. Фантазии всё это, слова утешительные...
   ...Здоровье, молодость, красота, семейное благополучие, тело, душа, сама жизнь - такие хрупкие вещи...Такие уязвимые. Эфемерные... Раз - и нету!.. Знаешь ка­кое самое страшное слово на свете? Самое страшное слово на свете - "вдруг"...
  
   ...А самое сильное на свете слово - "смерть"...
  

* * *

   ...Помните, скоты, что все вы люди! И должны сквозь тём­ный мрак действительности устремить взоры в беспредельный простор вечности. И своими бараньими мозгами постичь, что всё здесь тленно и недолговечно. И что только один Бог вечен... Ибо! Бог есть бытие... которое... которое... стесняться не бу­дет. Да! ...А задаст вам такого перцу, что все вы очумеете!..

* * *

   ...Сегодня перед сном Саша не говорил волшебных слов. И проснулся не нарочно. А из-за того, что приснился страш­ный сон. ...Вернее два сна приснились. ...Или, даже, три... Всё перепуталось у Саши в голове... А были эти сны вот ка­кие...
   ...Первый сон приходил уже много раз. Возвращался и возвращался. Страшный он был пото­му, что всё в нём - правда. На самом деле случилось. Раньше. Давно. Когда Саша был маленьким...
   ...Они с мамой один раз приехали к деду-Василию, в Каменку. Летом. Там жили цыплята. ...Саша носился по двору. Потом направился в дом. К маме. Взобрался на крыльцо, вошёл в терраску. А когда стал дверь за собой затворять, почувствовал, как что-то ме­шается. Мягкое. И ещё писк послышался...
   Саша посмотрел вниз. Оказывается, под дверь подлез цыплёнок. Такой крошечный, пушистый. Их много бегало во дворе, цыплят. А этот смотрел на Сашу из-под двери и пищал. Саше стало интересно. Что будет, если закрыть дверь до конца?..
   ...Он тогда был маленький и не догадывался, что цыплёнку больно. Саша только знал, как бывает больно самому. А про других - не знал.
   И ещё Саша не знал про смерть. Не понимал, что бы­вают разные непоправимые случаи. Ведь если он что-нибудь ро­нял, то это потом поднимали. Если ломал игрушку, дедушка её чинил. Саша привык, что всё можно исправить, повернуть время назад...
   ...Один раз Саша даже уронил гипсового Сталина с комода. Сталин был выкрашен золотой краской. Он упал и разбился. Сашу долго ругали. Но вскоре Сталина всё равно склеили, покрасили и поставили на место. Он совсем не изменился. Даже стал ещё красивее...

* * *

   ...кровь!! Саша увидел под дверью маленькую красную лужицу. А цыплёнок затих. Перестал пищать. Мальчика охватил ужас! И боль вспыхнула во всём теле! Как ожог... Будто он сам был этим цыплёнком...
   ...Ещё надеясь на что-то, Саша попытался медленно-медленно откры­ть дверь. Лучше бы он этого не делал. Там... Вместо цыплёнка... ... ...кое ...но... ... не пом... ...шное... Особенно ... голова. Она ...лась целой и смотрела на Сашу... Мёртвыми, затянутыми плёнкой глазами смотрела... Ему стало совсем плохо. Так плохо, как не было никогда в жизни...
   ...На его крик сбежались все домашние. В глазах у Саши потемне­ло, всё куда-то уплыло, сделалось чужим, холодным... исчезли звуки, а в груди появился твёрдый неудобный камень, от которого стало больно дышать. Мальчик упал в темноту, и...

* * *

   ...И что это? Что это вокруг? Зима, вьюга, стёкла гудят, печка потрескивает. Скамейка потемневшая вдоль стены. На столе новая, к празднику купленная, клеёнка. И вдруг прямо из неё, сначала струйкой тумана, а потом всё ясней и ясней начинает проявляться деревце, маленькое совсем. Оно растёт, корни пускает, тянет к небу ветки, листами шевелит...
   ...И, глядь, - это не ветки уже, а руки. И стоит женщина в незнакомой старинной одежде. Голову запрокинула к небу, а глаза полузакрыты. В руках что-то держит, а что - не разбе­рёшь. Или это цветы у неё? А может сами руки цветут? А вокруг - зима...
   ...И женщина начинает неуловимо меняться. Туманится ли­цо... И вот уже нет его. А что вместо - не понять. И руки исчезли, и цвет стал другим. Что же это получилось? ...Так ведь церковь. Маленькая, полуразвалившаяся, заброшенная совсем... Над дверью - икона ...
   ...И выходит из тёмного проёма усталый человек. Одет - в телогрейку. В руке - шапка. Лицо - небритое, голова - седая. А глаза - красные, больные. И идёт человек по снежной целине куда-то вверх. Выше, выше... Вот - уменьшился в точку и исчез в небе...
   ...А налетевшая откуда-то пурга засыпала следы, завыла, закружилась, и церковь замела, и не осталось ничего, только белая мгла и бессильный тоскливый вой...

* * *

   ...Иногда, после вечернего тумана, деревья, заборы, про­вода обрастали инеем, и всё это была музыка. Сам воздух, касаясь голубых и малиновых искр, протекая сквозь белое круже­во, возносясь к синему гулкому своду, извлекал из него коло­кольные звуки. "Й-е-э-э"... "В-в-в"... "А-а-а"... И виолон­чельные звуки извлекал. "Ж-ж-ж"... "И-и-и"... "З-з-з"... "Нь-нь-нь-нь-нь"...

* * *

   И-и-не-й-й-й... Си-и-и-не-е-в-в-а-а-а... Не-е-ж-ж-жн-ны-й-й... Ж-ж-и-и-в-в-о-о-й-й... Ора-а-н-нж-ж-е-вы-й-й... С-с-с-не-е-е-е-г...
  

* * *

  
   ...кончился. И он сразу очутился в другом сне. Будто вынырнул из тёмной воды... Этот другой сон сначала тоже был неприятным и страшным... Но потом, в самом уже конце он...
   ...какие-то плохие мальчишки прибили Сашины руки и ноги гвоздями к кресту. И катили этот крест по дороге. Хмурый хо­лодный мир кувыркался перед Сашиными глазами. Но больно не бы­ло. Вернее, - только чуть-чуть...
   ...Главная беда заключалась в другом. Саша понимал, что крест не может катиться как колесо. Или как бочка. Но он всё-таки катился. Это и было самое отвратительное. То, что не может, а всё равно катится. Не может, а катится. От этого Сашу тош­нило... А потом он вдруг почувствовал, что никакой это и не крест, а как раз - самое настоящее колесо. Очень большое... Со множеством широких деревянных спиц. А у самого Саши почему-то оказалось много-много-много рук. И каждая рука была прибита к спице гвоздём... Страшно стало: вдруг колесо остановится и упадёт?!. Что тогда?!.
   ...А ещё неприятно, как эти мальчишки орали. Свистели. Улюлюкали. Махали какими-то палками. Зачем? Саша ведь им ниче­го плохого не сделал. Очень обидно... Из-за этой несправед­ливости. Из-за того, что они все такие дураки. Саша плакал во сне...

* * *

   ...В конце концов колесо всё-таки остановилось и упало в пыль... А мальчишки куда-то подевались... Убежали наверное... Саша лежал на спине и видел вверху сияющее небо... И будто летел в него... или падал... Нет, всё-таки летел ... И не было уже ни страха, ни обиды... Только синее небо и белые облака... Синее небо и белые облака... И Саша почувствовал вдруг, что его ничто больше не держит... Никакие гвозди... Он встал на ноги и пошёл себе спокойненько... И так хорошо ему стало... Легко...
  

* * *

   ...и он проснулся. Или ему приснилось, что он проснулся. ...В комнате было темно. Только малюсенький огонёк в лампадке чуть теплился. Радость, которую Саша почувствовал перед тем как проснуться, уже растаяла. В животе у него снова зашевелился страх. Он был с цепкими крысиными лапками и высасывал Сашину кровь...
   ...Нужно было скорее поговорить с Ом-мой. Но того не бы­ло видно в темноте. А Луна - канула...
   ...Саша лежал и боялся. Боялся встать. Боялся уснуть. Боялся проснуться. Бо­ялся чего-нибудь непоправимого. ...Он теперь знал, что непоправи­мое бывает. И очень боялся смерти. Потому, что смерть - это самое непоправимое. Сон про цыплёнка напомнил об этом. ...А зверёк внутри рос и всё сильнее вцеплялся в сердце холодными лапами... И не давал вздохнуть...
   ...Саша представил себе, как его будут хоронить. Венчик на лбу, восковые цветы. И гроб засыпают землёй. А потом Са­ша просыпается там, в могиле, и кричит. ...Стучит в крышку, задыхается. ...Но никто не слышит его наверху... Люди спешат на работу... Проходят мимо... А мама дома... Плачет...
   ...А если мама сама умрёт? Или бабуля? Дедушка? Саша совсем перестал дышать. Сердце остановилось. В ледяной тишине из тьмы к нему подползала смерть...

* * *

  
   ...Но тут как раз в окно заглянула Луна. И из темноты возник Ом-ма. Саша вскочил и бросился к нему. Присел на корточ­ки и стал с Ом-мой разговаривать. А разговор у них был такой.
   -Ом-ма, Ом-ма, я боюсь, - сказал Саша.
   -Нечего бояться, - сказал Ом-ма.
   -Я не умру? - спросил Саша.
   -Нет, не умрёшь! Никто не умирает. Никогда.
   -Но я же видел...
   -Это не по правде, - сказал Ом-ма.
   -Ом-ма, я раньше убил цыплёнка. Нарочно, - сказал Саша. - Он был маленький... Я не хотел... Я тогда не понимал...
   -Я знаю, - сказал Ом-ма.
   -Но ведь он умер, - сказал Саша.
   -Он жив, - сказал Ом-ма, - он в тебе живёт.
   -Но это же не по правде, - сказал Саша.
   -По правде, по правде... - засмеялся Ом-ма.
   -Мне приснилось... - начал Саша...
   -Я знаю, - сказал Ом-ма. - Иди-ка лучше в постель... Не бойся ничего...
   -Откуда ты всё про меня знаешь? И сны? И остальное? - спросил Саша.
   -А я - это ты, - ответил Ом-ма.
   -Как так?..
   -Сейчас ты не поймёшь... Потом, когда вы­растешь... Может быть... Иди спи. И ничего не бойся. Слышишь? Не бойся ничего! Я с тобой. Я всегда буду с тобой. Даже тогда, когда меня уже не будет...Теперь тебе хороший сон приснится. Иди-иди! Спокойной ночи.
   -Спокойной ночи, - сказал Саша. И зашлёпал к постели...
  

* * *

  
   ...и улёгся. Подоткнул одеяло со всех сторон. Свернулся калачиком. Согрелся. И начал было засыпать... Вдруг ему почудилось будто кто-то позвал его. ...Издалека позвал. ...Саша прислушался, но в доме было тихо. Только стучали часы на стене...
   ...Он посмотрел на Ом-му и с удивлением увидел... ...Непонятно чт... ...то было... Наверное тоже сон... Удивительный сон, ни на что не похожий... А может быть и не сон... Так или иначе, но Саша его всё равно позабыл...
  

* * *

  
   ...Много лет спустя, когда Саша из армии вернулся и был уже сту... ...жды, последним декабрьским вечером он собирался на новогодний сэйшн в компанию одну ...И вроде клёво всё было, и пипл предполагался приятный, и вообще... Но... На душе у него кошки скребли... Тоска какая-то томила... Потому, что... То ли он влюбился тогда безответно... То ли девушка какая-то его бросила... То ли, наоборот, он сам её бросил... В общем, были у него в то время траблзы какие-то...
   ...Родители на кухне хлопотали. Накрывали праздничный стол... На троих накрывали, между прочим... Мечтали втайне, что сын никуда не пойдёт, останется с ними... Дома...
   ...Саша, от тоски, чтобы душу отогреть, выключил в комнате свет и зажёг огоньки на ёлке. Присел возле неё на корточки... Сразу детство задышало... Вспомнился иней на ветвях в саду ... И Саша, как наяву, увидел свою первую ёлку... Странную такую ёлку... Деда Мороза своего любимого вспомнил... да вот же он и стоит, улыбается... Жив курилка!... Только поблёк маленько, краска кое-где облупилась, нога папье-машёвая внизу треснула... но, в целом, ничего старик, держится... Саша посмотрел ему в глаза, а они всё такие же голубые, ласковые... Морщинки добрые вокруг... Совсем как в детстве...
   ...Когда этого деда Мороза купили было Саше лет пять... Или - шесть... До того раза ни Новый год, ни Рождество в семье не справляли... Во всяком случае он этого не помнил... Зато потом...
  

* * *

  
   ...отец приносил ёлку рано утром... Я просыпался, лежал глядя на розовые в искрах стекла, на потолочные сучки - чьи-то печальные глаза - на старое мутное зеркало в темно-коричневой раме, на фотографии по стенам, на изъеденный древоточцем ко­мод. Тело печки было голубоватым, на полу пестрели половики... ...И вдруг в ноздри мне ударял тревожный запах. Только тут я замечал, что она, ёлка, уже стоит в дере­вянной крестовине. ...Оттаявшая, зелёная, живая...
   ...Было тепло. А по подушке, рядом с лицом, полз маленький си­ротливый клопик...
  
   ...В Праздник обязательно будет метель, а по­том всё стихнет и от месяца станет светло как днём. И звезды спустятся к самым крышам. Можно будет выйти в заснеженный сад и раскинув от счастья руки упасть в сугроб, глядя небу в глаза. Если потом осторож­ненько встать, на снегу останется крест. ...А зимние яблони будто цветут и тени от них недвижимы....
  
   ...Дедушка спускал с печки ноги в кальсонах и дырявых носках. Отодвигал занавеску. Мучительно кашлял. Скручивал козью ножку из газеты, набивал её махоркой, долго слюнявил, мял голубыми пальца­ми. Потом неспешно курил задумчиво глядя на ёлку слезящимися глаза­ми. Приходила бабуля и звала всех чайпить...
   ...А вечером я лежал в постели, смотрел на румяного Деда Мо­роза, на разноцветные лампочки, на красную пятиконечную звез­ду, называвшуюся Вифлеемской. Бабуля пекла пироги на кухне... Дедушка колол в сарае дрова... Возвращалась с работы мама... А отец...
  

* * *

   ...сказал, что мы "боги", и докажет правоту слов Своих. Он превратит самого слабого и недостойного из нас в бога или богиню. В ослепительное, светоносное, бессмертное существо. Пульсирующее такой энергией, такой радостью, мудростью и лю­бовью, каких мы сейчас не можем себе даже вообразить...
   ...Он сделает каждого из нас чистым, искрящимся зеркалом, в котором Его безграничная сила, ра­дость и доброта будут отражены самым совершенным образом...

* * *

  
   ...вот, когда Саша это всё вспомнил, откуда-то из неизъяснимых глубин, как кистепёрая рыба, всплыл тот удивительный забытый сон... Или не сон... Или часть сна...
   ...такая яркая вдруг вспыхнула картинка, на несколько мгновений вспыхнула и пропала... и только финал сна никак не хотел вспоминаться... и это тревожило, рождало в душе какую-то пустоту, совсем маленький кусочек пустоты... трещинку... узкий провал... но всё остальное, всё что вспомнилось, всё что показалось из детства... и про ёлку, и про отца, и про горящий аспарагус...всё это совершенно изменило его настроение... как будто он сил там набрался, в детстве... и такими ничтожными показались сразу сегодняшние проблемы... Какая там ещё несчастная любовь?.. какая девушка?.. какой "банан" по английскому?.. какой сэйшн?.. Да, наплевать и забыть!!. Не важно это всё...
   ...Никуда он не пошёл. Даже звонить никому не стал. Остался дома. Сел за машинку и попытался этот то ли сон, то ли что записать... Зачем? ...Трудно объяснить. Просто захотелось... Кое-что ему удалось. Но конец сна он так и не восстановил в памяти. И ему стало казаться, что там скрыто что-то очень важное...
   Зато вспомнилось многое другое... Но всё это было как бы вокруг главного... А само оно, главное, никак не вс...
   ...Перед боем курантов, Саша сел с родителями за стол... С мамой и папой... И так всем было тогда хорошо...
   ...он никому про этот сон и про написанный текст не рассказывал... Однако не раз возвращался к нему, припоминая всё новые и новые детали, заново переживая те детские ощущения... Иногда Саша забывал обо всём об этом, и даже терял свои исчёрканные листки, но потом они как-то восстанавливались в памяти и он писал заново... Писал, писал... Для чего?.. И сам не знал... Хотелось...
   ...Постепенно, ему стали вспоминаться и другие несколько странные, завораживающие сюжеты, которые не были снами, а привиделись или случились может быть наяву, в разные моменты жизни... А главное никак не вспоминалось... Саша мучительно кружил памятью вокруг этого места, но кто-то будто обвёл его магическим кругом...
  

* * *

  
   ...Знаю, знаю, сам висел я в ветвях на ветру девять долгих ночей...
  

* * *

  
   ...А зато Саша припомнил ещё другой свой детский сон... Тоже хороший сон... Приятный... Совсем уж похожий на сказку... Вот какой он был...
   ...Вначале Саша будто стоял рядом с огромным-преогромным деревом. Это был дуб выросший из жёлудя провалившегося в подпол. Но удивительно - помещался дуб в цветочном горшке и по виду был в точности похож на аспарагус. Рос он рос... Дорос до потолка. И дедушка прорубил там дырку. Потом дуб дорос до крыши, дальше - до неба. Дедушка всё рубил, рубил, а потом спрыгнул на землю и убежал куда-то... Дуб же продолжал расти... Тогда Саша сам полез вверх...
   ...Сначала через дырку в потолке. Потом - в крыше. А потом - и в небе. Оно, небо, было голубое-голубое... Шёлковистое, мягкое... Но Саша почему-то поранил об него палец... Даже кровь закапала. ...Правда, боли он не чувствовал...
   ...Выше огромный ствол дерева разделялся натрое. И в этом месте было дупло. Саша в него залез. Там оказалось тепло и приятно пахло. Всё внутри кто-то выложил мягким мхом... В полумраке мальчик... нет, не увидел, а почувствовал... как... Потом Саша выбрался наружу и стал взбираться выше...
   ...наверху сиял зо­лотой свет, и ветки сплетались так, что по ним можно было ходить... Саша побегал там немного. И увидел людей, которые гуляли и о чём-то тихо беседовали... А ещё выше летали ангелы с огненными крыльями. ...Лица у ангелов были добрые. ...Нежные лица. ...Потом Саша подумал, что пора домой, а то мама заругается. И стал потихоньку спускаться...
   ...мимо...заметил, что из дупла, выбивается свет. Он снова туда заглянул. ...Внутри, свернувшись калачиком спал хорошенький-прехорошенький младенец. Саша подумал, что надо будет обязательно к нему вернуться потом ...
   ...другие какие-то малыши и тоже с кры­лышками, только с белыми, смотрели вниз через дырочки-звёзды. "Неужели это Рай?" - подумал Саша во сне... Да, конечно, это был Рай...

* * *

   ...Когда меня оттуда выгнали, пришлось устроиться младшим научным сотрудником в музей дедушки Калинина. Существовал в советские времена такой замечательный музей. М.И.Ка­линин же, если ты вдруг не помнишь, был Главой Со­ветского Государства. На самом-то деле Главой был, конечно, Сталин, но все зачем-то делали вид, что Калинин.
   Сотрудники музея звали дедушку кормильцем. И нежно его любили. Хотя и говорили о нём иногда гадости. Бывало, даже, об­зывали в шутку тверским козлом.
   А дедушка... Он был, конечно, божий одуванчик по сравнению с другими сталинскими людоедами. И даже помогал кому-то, кого-то спасал... Хотя указы людоедские и под­писывал. ...Иногда. ...Ну да попробовал бы он их не подписать.
   Жену у него посадили. Зятя посадили. Да и самого могли в любую минуту к стенке поставить. Он об этом догадывался, и поэ­тому жилось ему невесело. А кому тогда весело было? Да и потом тоже?.. Ведь...

* * *

   ...в те времена по Европе бродили племена людоедов и дикарей, отвратительных варваров и язычников. Африку же тогда населяла благородная раса культурных чёрных людей, искусных в художестве, науках и литературе. Людей просвещённых и утончён­ных, которые, как известно, были подобны богам. А европейцы в ту пору походили на жалких обезьян-альбиносов...
  

* * *

   ...Я его костюмчик примерил как-то, во время проветрива­ния. Чёрный такой костюмчик, в полоску. Мал оказался... Миниатюрный, как выясняется, был дедушка. Хотя и пролетарий... Всесоюзный староста...
   Так вот. Втиснулся я с превеликим трудом в дедушкину одёжку, орден "Красного Знамени" на лацкан нацепил и попытался вжиться в образ. Но как-то у меня не получилось. Не почувство­вал я себя Калинычем. Не ощутил ни коммунистического энтузиазма, ни беззаветной преданности народу, ни любви к вождю, ни, даже, сме­ртного страха. ...С балеринкой из Большого поразвлечься и то не захотелось... Вот ведь как...
  

* * *

  
   ...Так пусть знает твоя державность, благочестивый царь, что все православные царства христианской веры сошлись в еди­ном твоем царстве: один ты во всей поднебесной христианам царь, что два Рима пали, а третий - стоит, а четвертому, блин, - не бывать...

* * *

  
   ...Орден на самом деле принадлежал Стали­ну. И в наш музей попал по ошибке. А когда это выяснилось, уже поздно было что-то менять, волынки много. Так он у нас в фондах и заст­рял. Представляешь?..
   ...Я этот орден держал на ладони. Думал, почувствую, как из него демоническая энергия истекает. Ничего из него не истекает! Же­лезка и железка...
  

* * *

  
   ...Музейный предмет, как и выброшенная на свалку вещь, - мёртвый. Потому, что "изъят из среды бытования", из жизни то есть. И музеи - это кладбища мёртвых вещей. А кладбища - своего рода, музеи.
   Они, хоть и под землёй лежат, мертвецы, но всё равно в каком-то смысле экспонируются. У них, у мертвецов, как и у музейных предметов есть история, музейный паспорт и, даже, этикетаж, только мраморный.
   На кладбищах, как и в музеях, можно изучать историю страны. При этом какой-нибудь сельский погост, например, сравним со школьно-кра­еведческим музеем. А бывают музеи-кладбища общенационального или даже мирового значения. Новодевичье, Ваганьковское, Пуш­кинский, Лувр, Сент-Женевьев де Буа, Эрмитаж, Пирами­да Хеопса...
   На престижные кладбища, как и положено в музеях, экскурсии водят. Кому-то по душе посещать Мавзолей, или гулять вдоль Кремлёвской Сте­ны. Кто-то предпочитает коллективный осмотр Успенского Собора или Петропавловки. На Новодевичье попасть тоже желающих невпроворот. Входной билет стоит аж 50 руб. Для пенсионеров и школьников - 15... А чтобы там экспонироваться... не знаю сколько стоит... Наверное, очень много... Я столько за всю жизнь не заработаю... И ни один порядочный человек тоже...
  

* * *

   ...И другое знамение явилось на небе: вот, большой красный дракон с семью головами и десятью рогами, и на головах его семь диадем...

* * *

   ...После обеда бабуля отправила Сашу гулять во двор. Только во двор! На улицу нельзя! Там можно попасть под лошадь. Или под машину. Или ещё подо что-нибудь можно попасть...
   А во дворе было скушно. Глухой зелёный забор. Грязный утоптанный снег. Голые яблони. Завалинка. Больше ничего.
   Можно было ещё пойти на зада. Так называлось картофель­ное поле за домом. Но там тоже нечего делать. Потому, что ребят никого нет. Сашины приятели были старше и учились в шко­ле. Они придут только после обеда. Да и то ещё, может быть, к нему не зайдут.
   Единственное осталось развлечение - залезть на забор. Саша умел заби­раться на него и сидеть верхом на столбе, упершись ногами в слеги. Клал руки и подбородок на шершавые концы досок и смотрел на ули­цу.
   Иногда мимо проезжали сани с лошадью. Изредка - грузовик. Один раз промчалась красная пожарная машина. Проходили люди. Кое-кто разговаривал с Сашей. Всем было смешно, как он сидит. Один прохожий солдат с лопаткой на ремне спросил: "Ну что, пе­тух, сидишь?" "Сижу",- грустно ответил Саша. "Ну, сиди-сиди",- сказал солдат и отправился дальше.
   Потом прошёл какой-то незнакомый мальчишка в рваном пальто и с рваным же порт­фелем. Саша ему крикнул: "Э-э-й!" Тот подошел, солидно шаркая нога­ми. "Чего тебе?" - спросил. Саша не знал, что сказать. Засму­щался. А потом выпалил: "Заходи ко мне... Поиграем... во что-нибудь". "Чи-и-во?! - презрительно сощурился мальчишка Ты кого зовёшь, сопля зелёная? Я вот тебе щас поиграю. Поймаю, да уши оболтаю." Цыкнул слюнями сквозь зубы и ушёл.
   Саше стало стыдно. И грустно. И совсем уж скушно. Когда же это противное утро наконец кончится? Скорей бы ребята из школы вер­нулись...
   ...всё не было и не было... Саша совершенно изнемог от ожидания. Когда же Манюнька и Кравец показались наконец из-за сарая, он от радости чуть не описался. Юрка помахал ему ру­кой. "Санёк! Пошли на зада, подухаримся".
   Саша, обдирая руки, скатился с забора и, топая калошами, по­бежал к ребятам. Пацаны ухмылялись. Оба они были в керзовых сапогах. Телогрейки подпоясаны ремнями. Да не детскими, как у Саши, и не школьными даже, а ремесленными. Бляхи у таких ремней были не медные, а железные, с переплетёнными буковками "Т" и "Р".
   Вместе с друзьями Саша пошёл на поле. Снег там был твёрдый, слежав­шийся, во многих местах посыпанный коричневой золой...
   Духарились же ребята так. Кравец спросил: "Ну чего, Санёк, курить есть?" "Не-а,- сказал Саша, - нету". "Жаль, - сказал Кравец, - а то я, блядь, со вчерашнего дня не курил. Хоть бы чинарик найти, а то уши пух­нут".
   Саша удивился. Почему он спросил? Он же знает, что у Саши не может быть папирос. Да и сам Юрка при нём ни разу ещё не курил.
  
   Манюнька засмеялся и сказал: "А давай Саньку мудохать." И они стали беззлобно и не очень больно пихать его кулаками в грудь. И ещё давали ему пендалей. Саша несколько раз падал, пытался убежать. Но от них разве убежишь...
   Саша терпел-терпел и заплакал. Не от боли заплакал, а от обиды. Они же его друзья. Он же их любит. Ждал их ждал... А они теперь его... му­дохают. Почему? За что?
   Саша взял, да и стукнул Манюньку ногой по сапогу. "Ах, ты ещё сопротивляешься, сука! Ты по косточке бить!" - заорал тот и по-настоящему, больно, ударил Сашу кулаком в зубы. Губу до крови разбил. После этого друзья кончили его мудохать. "Смотри, бабке не протрепись! - сказал Кравец, - А то поймаем, воще убьём".
   И ушли. А Саша снова остался один. Он поплёлся домой. Сел на терраске, забился в уголок и заплакал. Пла­кал-плакал да и уснул. А закат разбросал по замёрзшим стёклам зо­лотые и малиновые искры...

* * *

   ...И увидел во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх её касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней...
  

* * *

   ...тория чётко распределяет кого куда. Останки моего дяди, например, погибшего в Великую Оте­чественную, закопаны неизвестно где. Если закопаны... А сколько по всей стране гниёт под землёй безымянных зеков?! А крестьяне строившие Петербург?! А раскулаченные и высланные?! А узники фашистских концлагерей?! А... Тебе никогда не приходилось видеть, как чистят дно какого-нибудь сталинского канала?.. Как оттуда человечьи кости летят? Черепа? Нет?..
   ...Это всё означает, что наш добрый народ как бы выбросил всех этих людей на свалку. За ненадобностью.
   Зато для такого замечательного музейного предмета как Ле­нин В.И. построен персональный музей со спецвитриной. Очень качественной, кстати, и хорошо технически оснащенной. Это, а также великолепная консервация и постоянная квалифицированная реставрация, обеспечивают высокую степень сохранности уникального экспоната...
  
   ...Много мёртвых солдат доставлено чёрными тюльпанами из Афганистана и Индокитая, с Северного Кавказа и Ближнего Востока. И лежат они теперь на невзрачных российских кладбищах не нужные никому, кроме состарившихся своих матерей. Родина-мать не помнит никого по именам, а считает миллионами или тысячами. Во время Великой Отечественной войны у нас погибло двадцать миллионов. ...Или типа того. ...В Афгане тысяч пятнадцать. ...Где-то. ...Ну и в Чечне ещё сколько-то. ...И в миллионах и в тысячах она, любезная матушка наша, всё время путается... Не хочет помнить, старая сука, своих сыновей... И где они лежат тоже толком не знает...
   ...Зато Брежнев, Устинов, Андропов и Громыко достойно экспони­рованы. Скромненько и со вкусом. ...Приличное место. Подобающий этикетаж. Надлежащая охра­на. ...Центр, рядом метро "Площадь революции"...
   ...Те, кто развязал чеченскую войну, с позором её проиграл, а потом, возможно, выиграет... С позором, или без - не важно... Так вот, когда подойдёт их очередь, они тоже будут наверняка экспонированы достойно. Грядущие экскурсоводы в целях патриотического воспитания граждан расскажут посети­телям о доблести, о подвигах, о славе... Тогдашние скауты, юные пионеры, маленькие фашисты или какие-нибудь "сосущие вместе" отсалютуют по-своему, вытрут скупые мальчишечьи сопли и поклянутся в беззаветной преданности.
   А потом подрастут немного и радостно погибнут защищая что-нибудь типа Родины... А перед смертью возможно сами кого-нибудь замочат...
   ...Возможно, даже, в сортире...
  
   ...Впрочем, тогда, наверное, в наших местах будут жить уже не пионеры со скаутами, а хун-сяо-бины... Или внучата Бен-Ладена в зелёных галстуках... Или потомки Чингиз-хана. ...Или наследники Чака-Зулу. ...Кто зна...
  

* * *

  
   ...Знайте, что джихад - наш путь, а смерть ради Аллаха наше высшее стремление. ...Погибнуть во имя ислама - лучшая участь, и вам за это воздастся на небесах. Если хотите попасть в рай, становитесь шахидами! Будьте мучениками! Смело погибайте за веру!
   Если союзники дьявола нападут на ваших братьев, долг каждого мусульманина поддержать борцов за веру словами, деньгами, а главное делами, вступив в войну. Чем больше кафиров каждый из вас отправит в ад, тем скорее наступит на Земле царство справедливости, и...

* * *

  
   ...Некоторые новые русские разных национальностей, хотя погибать и не собираются, а предполагают жить... торговать нефтью, газом, оружием, редкими металлами, героином и женским мясом... так вот, эти... уже при жизни возводят для себя замечательные, высокохудожественные мавзолеи. Я видел один такой живьём. Каррарский мрамор, лазурит-малахит, кондиционированный воздух, джакузи-макузи... Стоит всё не меньше трёх миллионов долларов...
   ...столь трогательная забота современных третьяковых и цветаевых о родной культуре вселяет... ...ение...
  

* * *

   ...чаются, конечно, и здесь отдельные недоразумения. Как, например, с последним русским государем. Но общественность со временем исправляет ошибки, что не может, конечно, не радовать...
   ...Однако не радует почему-то...

* * *

   ...в церковных киосках, а то и просто в храмах, с ящика, продаётся книга православного издательства "Паломник", в которой собраны литургические и справочно-назидательные тексты, посвящённые почитанию новопрославленного царя-мученика. Там, в одном из акафистов прямо так и говорится: "Радуйся, мучениче, на подвиг от старца Григория благословленный, во образ Христа от жидов убиенный. Мы ожидаем Соломонова отмщения от преемника твоего"... Старец Григорий - это, ясное дело, Распутин... Жиды, видимо, - потомки того самого Соломона... А вот кто преемник?.. Кто у них там преемник, интересно?..
   ...А Гришку они уже скоро канонизируют... Почти решено... И Ивана Грозного с Малютой...
  

* * *

  
   ...А что, православные?! Заединимся?! Повыведем поганые ИННы и штрих-коды с числом зверя?! Сами знаете, что о них в Писании-то сказано. И святыми отцами заповедано... Означают они, признаки эти, явление антихриста и неизбежный конец времён. ...А вот мы возьмём-ка, да и не позволим!! Ага!
   Прославим-ка лучше святого старца нашего Григория, яко некоего нового апостола и чудотворца. Потому, что, братие, старец сей семью святую окормлял, царственного отрока исцелил и от жидов убиен тоже оказался. А значит - страстотерпец!
   Научимся петь "Союз нерушимый" на мотив "Боже, царя храни!" или наоборот. Восстановим СССР, монархию и империю. Вернём Петербургу историческое название, а Москве - памятник Дзержинского. Достроим Дворец Советов и возродим бассейн "Москва". Поскольку память предков свята и должна храниться в установленных местах и надлежащим образом. А отечественную историю все обязаны знать и любить. Не уважать оной есть постыдное малодушие.
   Сталина, Дзержинского, Ежова и Берию тоже давно пора канонизировать! А то как же... Государство без грозы - что конь без узды... А конь без узды, что...
   Так очистим Святую нашу Русь от черножопых агарян, потому, что, братие, нету сил уже их выносить. И ещё избавим милую Родину нашу от жидов окаянных. Потому, что они, дьяволовы слуги, Спасителя нашего убили. И к тому же все поголовно - масоны. А это означает, что имеют тайный сионский заговор, нас, "гоев" по ихнему, то есть коренных русских людей, настоящих русаков, всех под корень извести, уничтожить и сделать своими рабами... Да и Антихрист ихний уже народился от блудницы... Видели его люди в Иерусалиме, видели... И что вы себе думаете? - Еврей, конечно!
  
   ...а как исполним назначенное, то и за самого Иисуса можно будет приниматься помолясь. Потому, что Он, Иисус, по пятому пункту тоже никак не проходит. Ну, никак! Настоящая-то Его фамилия вовсе не Христос, оказывается, а какой-то там то ли Машиах, то ли вообще Гольдфарб. Дураку даже понятно какой он, значит, национальности... (А это жидомасонские выдумки, будто у Бога национальности нету. Разве может Господь наш - быть космополитом безродным?! ) Не хотим Бога еврейского, а хотим своего Бога, русского!
   На освободившееся же место взять, да и назначить самого Царя-искупителя. Кто истинный-то духовный Спаситель наш как не он?.. Кто жизнь за нас отдал? Кого в жертву принесли?..
   ...И вот тогда, вместо ранее объявленных Коммунизма, Конца света и Тепловой смерти Вселенной непременно наступит... непременно наступит... непременно наступит... непременно наступит... непременно наступит... наступит... наступит... наступит... наступит... наступит... наступит... наступит...
  

* * *

  
   ...Мёртвые никогда сами не похоронят своих мертвецов! Никогда! Мы должны их закопать... Всех!..
   ...Пока они нас не закопали...
  

* * *

   ...скрытая угроза предчувствие то ли гражданской войны то ли мировой катастрофы несметные полчища крыс на москву напали и везде то землетрясения то наводнения то леса горят европа опять почти утонула в декабре-то месяце а тут как назло железная саранча атипичная пневмония и комета пролетела совсем рядом ещё бы чуть-чуть и конец света а когда самолёты падают один за другим и детские дома горят да к тому же с детьми это вообще не к добру и всё тревога какая-то тревога не даёт уснуть в метро посмотришь вокруг рожи рыла хари страшный карнавал ни одного нормального человеческого лица ни одного и чего-то такое всё говорят говорят чего-то такое всё суетятся не город а мура­вейник вернее муравьиный дурдом а тут ещё инфляция растёт мировой дефолт приближается американские террористы бомбят несчастных сербов оккупируют ирак с афганистаном а этот мудак натовский генерал говорит что мол американский лётчик атаковал колонну беженцев и всех их там поубивал с лучшими намерениями как и подобает гражданину свободной страны так и сказал сука а другой мудак говорит что не надо делать трагедии из случайно сбитого пассажирского самолёта а крысы всё ползут и ползут...

* * *

   ...Вечером мама пришла с работы и села писать письмо. Писала и плакала. Потом взяла Сашину руку, приложила её к тетрадному листку и стала обводить химическим карандашом. Когда письмо было готово, мама сложила его треугольником и сунула к себе в сумку.
   Саша попил молока с печеньем и они пошли спать. А перед сном включили радио. Передавали постановку про моряков. Саша почти ничего не понимал, но слушал с интересом. Он представлял себе маленьких матросиков в тельняшках и бескозырках, которые бегают и кричат в приёмнике. Совершенно было не понятно, как они туда залезли. Откуда они вообще взялись, матросики эти? В размышлении об этом Саша уснул.
   ...А бабуля молилась, стоя в переднем углу на коленях. ...А аспарагус спал...

* * *

   ...Кто-то, кажется Г.Шпет, сравнивал музей с публичным до­мом. Если соединить его сравнение с моим, то получится, что музей - это бордель для некрофилов...
  
   ...О, великая и могучая! О, священная наша болезнь! Некрофилия!!! Божественное наше Жмуролюбие! Несказанное Труположество! О, Ты, единственный универсальный источник бесконечной энергии сотворившей людей и всю нашу человеческую культуру... Да! Да!! Не будь Тебя, не возникло бы ни религии, ни искусства, ни литературы, ни духовной жизни вообще... То есть не было бы и нас самих...
  
   ...А всё дело в том, что в нагрузку к разуму и языку голая обезьяна получила когда-то ещё и страх смерти. Жить с таким ужасом в душе бедное животное, конечно, не могло. Нужно было как-то этот страх, вытеснять, сублимировать, компенсировать и пр. Как-то обставиться нужно было. ...Вот для этого несчастное животное и создало сначала каменное рубило, палку-копалку, устройство для добывания огня, лук со стрелами, а потом - шаманский бубен, религию, науку, искусство, мораль и всё остальное... И стала человеком...
  
   ...Большинство мировоззрений, как известно, порождены страхом смерти и имеют истоком культ мёртвых... Боги вылупились из умерших предков... И не только боги... Страхом смерти порождены закон всемирного тяготения, теория относительности, тензорный анализ, "Божественная комедия", "Чёрный квадрат" и даже ода "К радости"... А также все другие шедевры науки литературы и искусства... ...И мног...
  
   ...Боги-предки бессмертны, так как мёртвые уже не могут умереть... Поэтому, чтобы обрести бессмертие нужно, как минимум, расстаться с жизнью... Вот такая у нас диалектическая теология!
   ...А чтобы уберечь Вселенную от распада, нужно принести кого-нибудь в жертву. То есть убить человека и расчленить его труп. Так считали далёкие наши прародители... Чтобы ещё в этой жизни обрести смелость, силу и крепкое здоровье, нужно обязательно сожрать покойника... В этом уверен любой мало-мальски грамотный каннибал... Современные люди, в массе своей, покойников не кушают, но тоже так или иначе их употребляют... Например, для трансплантации органов... Говорят, что скоро можно будет пересаживать всё, включая половые члены и мозги...
  
   ..."Умереть" - значит "родиться в жизнь вечную"... Конечно, - это глупость. Но насколько замечательна, насколько гениальна такая глупость. Она не только способна примирить человека со смертью. Она заставляет её, эту смерть, даже как бы полюбить...
   ...Крест, на котором страдал и погиб Христос его ученики называют животворящим... Вместо того, чтобы ненавидеть это орудие убийства, этот символ смерти, ему поклоняются... Страх смерти мы превращаем в стремление к смерти... В некое как бы подобие любви...
  
   ...Человечество, только и делает, что убивает живых и воздаёт божеские почести мёртвым. Окинь взглядом историю и увидишь: чтобы кого-нибудь всемирно-всенародно полю­били, а то и обожествили, нужно сначала его непременно угробить. ...Побить камнями, распять, сжечь, застрелить, довести до самоубийства, сгноить в тюрьме, или, на худой конец, сварить в кипящем масле...
   ...Даже близких мы по настоящему начинаем любить лишь после того, как сведём в могилу. А как помрут они от инфаркта-инсульта - сожжём-закопаем, на поминках нажрёмся-напьёмся, крест-памятник поставим, а потом любим, любим, любим...
  
   ...болезнь эта общечеловеческая, всемирная, но у меня есть стойкое ощущение, что в нашей стране, жмуролюбов больше, чем где бы то ни было... Впрочем, живи я в Америке, может быть думал бы иначе... ...Прежде смерти наш добрый народ любит только царей, вождей, популярных артистов и выдающихся спортсменов. Вот просто обожает... Зато остальных...
   ...А с другой стороны, за что их любить, остальных-то? ...

* * *

   ...любовь к покойнику легко превращается в ненависть, а потом, если нужно, снова конвертируется в любовь... Как, например, получилось по отношению к тому же Св. Николаю II (Кровавому)... Психиатры наверное могут объяснить такие перепады и метаморфозы... Так или иначе, всё в нашей жизни крутится вокруг покойников... И сама она, жизнь наша, подчас кажется лишь тенью, которую отбрасывает смерть...
  

* * *

  
   ...Ночью неожиданно зазвонили колокола. Народ хлынул на Красную площадь. Когда заговорщики ворвались в царские покои, Димитрий попытался бежать. Ринулся в окно. Упал на землю и сильно расшибся.
   Растерявшиеся, ничего не понимаю­щие стрельцы, охранявшие дворец затащили царя обратно. Там на не­го стонущего, но находящегося еще в сознании, бросились бояре и без лишних слов изрубили мечами. Потом, уже мертвого, сброси­ли с крыльца. Заодно прикончили и Басманова...
   ...Лишь за год до того под ликующие возгласы толпы этот маленький, похожий на Чубайса человечек с большой бородавкой на щеке въезжал на белом коне в Кремль. А теперь труп триумфатора измаранный запёкшейся кровью был выставлен на Красной площади для всеобще­го поругания. Люди оставляли все дела, бросали дома малых детей, умирающих стариков, неубранные поля и некормленую ревущую скотину для того лишь, чтобы встать в бесконечную очередь ко гробу самозванца. Невыносимо долго, целую вечность, стояли они под палящим летним солнцем, под мелким осенним дождём, в зимнюю стужу и весеннюю распутицу... И всё для того только, чтобы плюнуть ему в мёртвое лицо...
   ...Нескончаемым потоком текла людская река к Лобному месту... Мимо Вечного огня и Подземного торгового центра, мимо музея Калинина и Румянцевской библиотеки, мимо холма Никсона застроенного старыми вонючими клоповниками и картонного Дворца Советов с чёрными самолётами вверху, мимо клубящегося паром бассейна "Москва" и огромного собора, дрожащего над ним как мираж, мимо Девичьего поля и Новодевичьего монастыря, мимо стадиона "Лужники" и аэропорта "Внуково"...
   ...мимо мрачных варяжских городищ, мимо рвущихся nach Osten танковых армий, мимо ревущих орд Аттилы и Батыя, мимо ристалищ и капищ, мимо Мекки и Рима, мимо Лхасы и Иерусалима, и просто, мимо... мимо... мимо...
  
   ...Исток этой людской реки теряется в необозримых пространствах и временах... Может быть зарождается она в Африке, где-нибудь в Олдовайской долине... А может она начинается... в бульоне первобытного океана... или даже в саламандровой тьме Big Bang'а... А?..
  

* * *

  
   ...После долгого и беспечального прощания остан­ки царя спалили на костре...
   ...Прах же потом забили в пушку. В самую что ни на есть большую. И стрельнули из неё вослед заходящему солнцу... Это затем было сделано, что чума оттуда надвигалась... С Запада. ... Вот, чтобы она отступила... Чума...
   ...Во всё время магических этих мероприятий над землёй плыл звон тяжёлый, как похмелье. Это звонари на колокольнях отгоняли нечистую силу, беспрестанно бухая во все колокола. Пол-блина, пол-блина!.. Блиннн!! Пол-блина, пол-блина... Блиннн!!.
   ...Делали они это столь усердно, что от самого что ни на есть большого колокола откололся преогромный кусок. Осколок такой, пудов в триста весом... Когда потом, царь Петр, как и положено антихристу, переплавил все церковные колокола в пушки, осколка он почему-то не тронул. И самого колокола тоже... Только при советской власти из отвалившегося куска решились отлить наконец какой-то памятник... кажется Герцену... А около колокола установили его, осколка, бронзовый муляж... Он и по сей день там стоит... А дура-публика ни о чём, даже, не догадывается...
   ...возникло множество нелепых легенд и предположений. Говорили будто колокол треснул от великого, мол, пожара, когда Москва горела при Наполеоне. Или от небесного огня, низвергшегося, по пророчеству блаженного Ивашки. Или будто бы он, колокол, свалился с лесов во время какого-то землетрясения... Некоторые же до сих пор уверены, будто осколок откололся из-за того, что пьяные пушкари сдуру угодили царёвым пеплом прямо в тело колокола. Вот он с колокольни-то, мол, и грохнулся. Поскольку из пушки стреляли и в колокол попали не чем-нибудь, а, как бы, самим царём, то и стали называть эти фрейдистские символы Царь-пушкой да Царь-колоколом...
   ...Пепел же несчастного Димитрия-царя ветром развеяло по Руси...
  
   ...Кстати сказать, комплексная генетическая экспертиза проведённая недавно группой авторитетных зарубежных специалистов, подтвердила, что младший сын Ивана Грозного вовсе не был зарезан по приказу Бориса Годунова, как предполагалось ранее. На самом деле, погиб двойник царевича, отрок Григорий Отрепьев. Он-то, Григорий, и похоронен, оказывается, в Успенском соборе Московского Кремля под именем Димитрия...
   ...Выяснилось также, что Лжедмитрий I и Лжедмитрий II (Тушинский вор) являлись не только одним и тем же лицом, но и законным российским государем Дмитрием II (Ивановичем). Марина же Мнишек, будучи замужем за ними обоими, и имея от них законного сына Ивана Дмитриевича (Ворёнка), имела самые серьёзные основания для того, чтобы возвести упомянутого Ворёнка, на российский трон, поскольку тот приходился Ивану Грозному родным внуком...
   ...На Земском Соборе 1613 года Иван Дмитриевич несомненно имел больше прав на престол, чем какой-нибудь залётный католик королевич Владислав. Не говоря уже о зачуханном сыне Патриарха Филарета... И, следовательно, повесили несчастного Ворёнка совершенно понапрасну...
  

* * *

   - Отчего тебе, душа моя, опять неймётся?
   - Да вот всё мучаюсь, никак не пойму, что такое добро? И что - зло?
   - Ну, ты и зануда! Посмотри у Ленина в "Задачах союзов мо­лодёжи"...

* * *

   ...один очень бедный крестьянин. И была у него необычайной красоты кобыла. Ему за неё предлагали немалые деньги, но он ни за что не хотел с ней расставаться. А кобыла од­нажды возьми, да и сбеги.
   Тогда пришли к крестьянину соседи и говорят: "Вот какое с тобой зло-то приключилось. Продал бы животину, жил бы безбедно. А теперь ты в дураках". "Да, - отвечает крестьянин, - не повезло мне".
   Через какое-то время лошадь вернулась да ещё привела за со­бой целый табун диких коней. Крестьянин их переловил и сделался богачом.
   Тогда пришли к нему соседи и говорят: "Вот добро-то тебе прива­лило! Если б не убежала проклятая скотина, не видать бы тебе этих красавцев. Не было бы у тебя теперь богатства". "Да, - отвечает кресть­янин, - уж повезло, так повезло".
   Сын крестьянина стал коней объезжать, свалился и сломал ногу. Остался на всю жизнь хромцом.
   Тогда пришли к нему соседи и говорят: "Вот какое с тобой зло-то приключилось. Сын твой стал калекой. Если бы продал ты свою красавицу, не убежала бы она, не привела бы табун, не стал бы твой сын коней объезжать, остался бы целё­хонек. Вот как наши дети". "Да, - отвечает крестьянин, - беда, так беда".
   Потом началась в той стране война. Всех юношей деревни забрали в армию, и они погибли. Только сын крестьянина остался жив, пото­му, что не ходил на войну, ведь калек в войско не берут.
   Тогда пришли к крестьянину соседи и говорят...

* * *

   ...слова, которые произнёс знаменитый американский астронавт Нейл Армстронг впервые ступив на Лунную поверхность. А высказался он в том смысле, что, вот, мол, для одного человека это совсем маленький шаг, а для всего человечества - ог-го! В смысле, "огромный". Все на свете знают эти по-американски пошлые слова... А вот известно ли тебе, my dear, что сказал астронавт залезая обратно в лунный модуль? А сказал он, как тогда сообщалось, нечто весьма невразумительное: "Good luck you, mister Polansky!" ...Или, может быть "mister Bookovsky", или ещё кто-то... Не помню точно... К чему он это сказал, так и осталось загадкой. После возвращения экипажа на Землю журналисты и другие любопытствующие долго атаковали героя, пытаясь выяснить, кто же такой этот mister Polansky? И что значит обращённая к нему таинственная фраза? ...Но отважный астронавт молчал как вьетнамский партизан и только улыбался в седые казацкие усы. Лишь недавно, когда про неразъясненного господина Polansky-Bookovsky все стали уже забывать, Армстронг наконец раск...
  
   ...рия. Будучи мальчиком, Нейл как-то играл в лапту со своими старшими приятелями. Это происходило на большой, хорошо утоптанной площадке рядом с его домом. ...От мощного удара биты, вырезанный из старой автомобильной покрышки мяч улетел в соседний двор. Это оказался двор четы Polansky. Бежать пришлось Нейлу. Разыскав среди грядок с цветущими настурциями мяч он уже собрался было возвращаться назад, как вдруг заметил в открытом окне соседку, mistress Bookovsky (или Polansky, чёрт её знает. Не важно.) Она стояла боком к мальчику, в позе Статуи Свободы. Только в поднятой правой руке вместо факела держала розовый шлёпанец.
   Нейлу показалось в первый момент, что она собирается прихлопнуть таракана. Ночная рубашка mistress Polansky была распахнута, щёки её пылали, глаза метали молнии, а сама она возмущённо кричала: "...Off with you, blasted freak!! ...Wanna oral sex?! ...When neighboring boy strolls over the moon!! "...
   ...Про мальчишку она, надо полагать, сказала в смысле "when cow jumps over the moon", ну то есть по-нашему говоря, "когда рак на горе свистнет". Нейл, однако, истолковал эту фразу буквально и принял на свой счёт. Сердце будущего покорителя космических просторов сладко замерло. Хотя о чём собственно идёт речь, он, разумеется, не понял... Но слова эти странные в душу его детскую запали... И кто знает, может быть именно они предопределили дальнейшую судьбу героя...
   ...Много лет спустя, когда уже вовсю шло освоение космоса, а в НАСА, и в Конгрессе велись бесконечные споры о том, нужно ли высаживать человека на Луну и что даст рядовому американскому налогоплательщику этот рискованный и весьма дорогостоящий проект... но ...ся...
   ...Когда же человечество ногами Армстронга совершило-таки свой гигантский шаг, астронавт вспомнил ту давнюю сцену и, в некоем как бы даже insight'е, понял вдруг чего же именно желал и чего добивался от своей жены mister Bookovsky... Преисполнившись чувства мужской солидарности и отвращения ко всем и всяческим проявлениям феминизма пионер космоса от всей души пожелал успеха бывшему своему соседу. Он злорадно подумал, что теперь-то уж mistress Polansky ни за что не сможет отвертеться. И хотя бы ради этого одного стоило жить! И лететь на Луну тоже стоило!..
   ...А рассказать всю эту историю астронавт решился лишь после того, как ...ые супруги оставили нашу бренную землю. И вот...
  
   ...теперь, если в полнолуние ты приглядишься повнимательнее к ночному светилу, то непременно различишь на нём две тёмные фигуры в несколько необычных позах. В одной из них можно без труда узнать вполне довольного жизнью господина Bookovsky, а в другой - его неосторожную на язык супругу...
  

* * *

  
   ...наша сельская школа располагалась в трёх зданиях стоявших на разных концах деревни...
   ...В первом, выстроенном вскоре после отмены крепостного права(!), помещались: единственный класс, слесарная мастерская с земляным полом, просторный коридор-рекреация и малюсенькая комнатка, где, видимо с тех самых пореформенных времён, жила старая-престарая учительница...
   ...Она была такой древней, что никто не знал не только имени её, но и откуда она вообще взялась в наших краях. Ни один даже самый ветхий старик, не мог сказать: "Она меня учила..." Или, хотя бы, - "Она учила моего отца..." Все живущие помнили её уже глубокой старухой... А некоторые, даже, считали колдуньей. Хотя для такого мнения не было иных оснований кроме того, разве, что по ночам она иногда летала на метле...
   ...Учительница была совсем глухая, почти слепая и у неё беспрерывно тряслась голова. Мы, шумные и любопытные школяры, сквозь приоткрытую дверь не раз видели, как эта седая до желтизны и сморщенная будто прошлогодний лист старушка пьёт чай с вишнёвым вареньем и белыми сухариками. Самовар ей разводила Варюша, наша школьная нянечка... А откуда брались варенье и сухарики я не знаю...
  
   ...Вокруг школы рос сад, состоявший из кустов боярышника и нескольких райских яблонь. Осенью мальчишки галдели на их ветвях, как стаи фиолетовых воробьёв... Один раз, помню, мальчик, по фамилии Мареев, и правда превратился в серую большеглазую птицу. ...Поклевал ягод и улетел. Больше его никто не видел...
   ...или вот представь себе. Зима. На улице мороз градусов тридцать. Учимся мы во вторую смену. Идёт урок. Людмила Петровна наша, закутавшись в пуховую шаль, сидит за учительским столом. На стёклах - серебряные цветы, а в них множество разноцветных искрящихся солнц. В печи огонь поёт. Дымком пахнет... Доска старинная на двух коричневых ногах. Вверху - портрет Пушкина. ...На подоконниках - горшки с геранью. В красном углу - новогодняя ёлка. На ней игрушки самодельные висят и лежит снег из ваты...
   ...После занятий идёшь, бывало, домой... Ветер фонари качает. А вокруг тропинки - огромные такие сугробы. ...Только голова моя живая из них высовывается... А над ней, над головой, звёзды, звёзды, звёзды... В окнах - свет... Дома в снегу по пояс стоят... А за ними - поле, овраги, волки и деревни... Дальний поезд гудит басом, да откуда-то сверху музыка льётся... ...Таам-да-да-да-да-тааам-да-даааа...
  
  
   ...Я в старой школе первые три года проучился. А потом нас перевели в другое здание. Там, в длинном бревенчатом доме, когда-то размещался постоялый двор... потом его пере... школу. Но атмосфера здесь застыла почему-то послевоенная... Сталинская атмосфера... Не могу тебе объяснить в чём это конкретно выражалось... ...но я как-то её чувствовал ...кожей... У меня перед глазами стоит такая картина: школьный коридор, в торце его драпировка из пыльного плюша, вверху белые буквы на кумаче, а внизу - крашеный бронзовой краской бюст Сталина... На самом деле никакого сталинского бюста в эти времена быть уже не могло... Скорее всего, там Ленин какой-нибудь стоял... Но в памяти у меня почему-то осталось именно так...
   ...Значит так и было!..
   ...Последние четыре года мы ходили в новую школу. Её только-только отстроили... ...из белого силикатного кирпича... ...Рядом была котельная с высокой чёрной трубой на железных растяжках... ...чистенькая столовая, настоящий спортзал, с кольцами, брусьями и баскетбольными щитами... жужжащие лампы дневного света... маленькие лёгкие парты с алюминиевыми крючками для портфелей... радиорубка... магнитофон "Яуза"... громкоговорители-колокольчики в коридоре... Всё это было нам крестьянским детям очень удивительно... И радостно... Так мы приобщались к новой, современной, жизни...
   ...а жилось в шестидесятые годы гораздо веселей и свободней, чем раньше... Хорошо жилось! ...Когда я однажды станцевал на школьном вечере твист под аккордеон, нас с партнёршей всего-то навсего из школы выперли на неделю. И больше ничего нам за это и не было... Аккомпаниатора же нашего, вообще, не тронули...
  

* * *

  
   ...Сашин дедушка-Степан работал возчиком на Кусковском химзаводе. У него там была лошадь по имени Галка. Он запрягал её в те­легу и возил разные полезные грузы. Иногда дедушка катал Сашу. Несколько раз брал его с собой на конюшню. В конюшне было темно, пахло нашатырным спиртом и от этого резало глаза. На обратном пути дедушка обязательно пил у станции пиво, а Саше покупал мороженое...
   ...Один раз дедушке-Степану дали почётную грамоту. Такую красивую бумажку, где было написано, что он очень много перевёз грузов и хорошо ухаживает за своей лошадью Галкой.
   Саша долго эту грамоту рассматривал. Вверху на ней были нарисованы четыре золотых головы, одна за другой...
   -Бабуль, а это кто? - спросил Саша.
   -Вот этот вот - Ленин, это - Сталин, а это - Маркс-и-Энгельс, - сказала бабушка, показывая на головы пальцем. Кожа на пальце была потрескавшаяся, а ноготь - чёрный.
   -А Ленин - это кто?
   -Ленин? Ленин... это... ну как тебе сказать? Ленин... Вождь...
   -А Сталин?
   -Ты чего, не знаешь? Вон же он у нас на комоде стоит.
   -А кто он?
   -Тоже вождь.
   -И Маркс-Энгельс вошь?
   -Ну... навроде того, - не расслышала бабушка. - Комму­нисты однем словом...
   Неприятное слово "вождь" Саша услышал по-своему. А уж про вшей-то он хорошо знал. Они у него один раз завелись в волосах. Дав­но, еще когда он был маленьким. Бабушка их вычёсывала частым гребешком на газету. А потом давила ногтем.
   Они были противные, с лапками. И сосали Сашину кровь. Так же как и клопы. Только вши были меньше клопов. Совсем крохотные. А ещё у них были детки, они назывались "гниды". Саше из-за этого мазали голову вонючей смесью дёгтя и керосина, а потом, вообще, постригли наголо.
   Поскольку на грамоте были нарисованы одни золотые головы, без туло­вищ, Саша подумал, что у них там внизу, должно быть, мно­го маленьких гадких лапок и есть хвостики. Только всё это зо­лотое. И детки-гниды у них тоже золотые.
   Саша удивился. Зачем было эту дрянь рисовать на хорошей грамоте? Нарисовали бы лучше Галку. Или самого дедушку... Не понятно...
   Про коммунистов тоже ясности не было. По радио часто го­ворили "коммунисты, коммунисты...". Дедушка один раз выпил чекушку, поднял палец и ни с того ни с сего сказал: "Иисус Христос был первый комму­нист!" А бабуля на него заругалась: "Не городи уж, мудила грешный!" Саша маму про это спросил, а она сказала: "Отстань!"
   Саша знал, что Христос - это Бог. Он самый главный на свете. И самый добрый. У Него золотой круг около головы. Называется "нимб". Бога плохие люди приколотили гвоздями к кресту, и Он умер. А потом воскрес. То есть снова ожил. И улетел на небо. В Рай. И Он теперь сидит там себе на троне, а вокруг ангелы летают. А Бог следит, чтобы все хорошо себя вели. А кто совершает плохие поступки, не слушается бабушку, говорит нехорошие слова, держит руки под одеялом, Он тех наказывает.
   Самые плохие поступки называются "грехи". За них рогатые черти со свиными пятачками будут человека потом жарить на сковород­ках и варить в крутом кипятке. Это очень больно...
   Про грехи у Саши вопросов не было. Но вот почему Бог-то - коммунист? И при чём здесь золо­тые вши? Как-то не сходилось это всё... А взрослые ничего не объясняли толком...
  

* * *

   ...поэтому люди и любят раскапывать мёртвые кости. Каких-нибудь австралопитеков, кроманьонцев, вятичей-кривичей, варягов-печенегов... Любят разыскивать туго, по-русски, запелёнутые трупы фараонов или чьи-нибудь затерявшиеся мощи. Ищут, чтобы потом выставить находку на всеобщее обозрение... Как сомнительный череп Моцарта или обмазанный пластилином скелет мальчика из пещеры Тешик-Таш.
   На демонстрации трупов делаются немалые деньги... Так один ушлый немец нашёл способ сохранять ткани умерших. Он их чем-то там обрабатывает и они становятся нетленными и прочными как пластмасса... Так вот эта немчура заготовила целую кучу дохлых российских бомжей и их отдельных органов. ...С некоторых трупов немец содрал кожу. Другим - распорол брюхо. Третьим - черепную коробку разворотил. ...И открыл интересную, очень познавательную экспозицию. Они там стоят в разных позах, покойники эти. А в витринах выставлены пластифицированные мозги, глаза, внутренности... Огромные половые члены стоят... Можно их, даже, в руках подержать... Или купить... От желающих просто отбоя нет. Особенно женщинам нравится... Правда, мастурбировать в музее строжайше запрещено... Объявление специальное висит...
  
   А чего стоит известная часовня ...о монастыря сделанная из человечьих костей?!! Очень красивая часовня. На неё ушло, как сказано в путеводителе, примерно сорок тысяч скелетов... Туристы очень любят посещать это замечательное место. Многие из них даже оставляют на костях автографы... Так сказать, след в истории...
  
   ...У нас в деревне, когда кто-нибудь умирал, все обязательно ходили посмотреть. Так и говорили. Не "проститься", там, или ещё что, а "посмотреть". Чтобы потом говорить друг дружке ритуальные слова: "Как живой лежал. Ну прямо как живой!"...
  
   ...Иногда останки какого-нибудь знаменитого покойника таскают по всему свету, как это делалось, например, с несчастным Тутанхамоном... Представляешь, сколько на этом трупешнике бабок срубили?..
   ...Было, между прочим, предложение, устроить аналогичное турне для мумии основателя советского государства. Инициаторы посчитали, что только за первый год реализации проекта будет выручено не менее миллиарда долларов чистой прибыли, каковые доллары предлагалось распределить среди простых российских трудящихся, впавших в беспросветную нищету вследствие преступных горбачёвско-ельцинских реформ. Коммунисты, однако же, не позволили глумиться над прахом вечно живого вождя...
   ...А теперь вот ещё модная немецкая панк-банда "Ramstein" просит сдать им мёртвого Ильича в аренду. Годика на два. Можно только гадать, что эти отморозки, привыкшие бросать в зрительный зал горящих кошек, собираются сотворить с дорогим для каждого советского человека трупом. Но что бы ни собирались - обломаются... Никто им ничего не отдаст... У нас православная страна всё-таки...
  

* * *

  
   ...Учение Церкви не запрещает эволюционному учению в соответствии с современным состоянием человеческой науки и теологии быть предметом исследований специалистов до тех пор, пока они производят исследования о происхождении человеческого тела из уже существующей живой материи, несмотря на то, что католическая вера обязывает нас придерживаться взгляда, что души созданы непосредственно Богом...
  

* * *

   ...В США всё большую силу набирает Движение за отмену Второго начала термодинамики. Активисты Движения требуют в судебном порядке отменить этот закон и вытекающее из него учение о тепловой смерти Вселенной, поскольку они, мол де, противоречат традиционной системе ценностей и религиозным взглядам большинства жителей Америки. "На первых порах достаточно было бы, - заявляют они, - просто исключить эти морально вредные теории из школьной и университетской программ!"...
   ... Замечательная, всё-таки, вещь правовое государство!..
  

* * *

  
   ...У него заранее был припасён флакон из тёмного стекла. Свернув лист с тайной эпитафией в плотный рулончик, Шимкунас вложил этот рулончик во флакон и при мне накрепко закрыл флакон завинчивающейся крышкой.
   В акте вскрытия, в этом акте врачебной некромантии, флакон был помещён в разрезанный труп... С этого момента и навеки тело имеет в себе памятник, стеклянная оболочка которого способна противостоять гниению и когда-нибудь...
  

* * *

  
   ...Грустно... Гнусно... Устал... Надоело всё до чёрти­ков... Понимаешь, ну вот просто всё...
  

* * *

  
   ...кладбище расположено в стороне от посёлка. Оно состоит из множества холмиков, на которых не написаны ничьи имена. Вокруг кладбища - плоская однообразная тундра, безвидная земля. Больше всего здесь неба. Ясная голубизна с прозрачно белеющими облаками охватывает вас со всех сторон, красотою небес восполняя скудость земли...
  

* * *

  
   ...Сам-то я не выношу кладбищ. А ещё колумбариев, реликвариев, вивариев, моргов, канонов, догма­тов, фашистов, коммунистов, шестидесятников, монархистов, исламистов, казаков, бандитов, либералов, патриотов, депутатов, докторов наук, академиков и членов Дворянского собрания...
   ...До глубины души ненавижу всех государственных чиновников. Особенно - вахтёров...
   ...Ещё терпеть не могу литературу, искусство, науку, технику, схоластику, софистику, шизофрению, академическую философию, а кроме того обширную эрудицию и высокий профессионализм...
   ...Не люблю памятников. ...Бронзовых, мраморных, гранитных, любых... а того паче - нерукотворных... Последний материал мне особенно не нравится... Гигингически...
   ...Очень мне неприятны также подагра, виагра, литератур­ные премии, толстые журналы, старые девы, проститутки, феминистки, фригидность, импотенция и ночное недержание мочи...
   ...Но более всех отвратительны мне - ревнители чистоты русского языка... Вот этих вот придурков просто ненавижу! Блевать меня от них тянет, от недоучек ...
  

* * *

  
   ...От полуграмотных, вообще все беды на свете... У неграмотных амбиций нет. Грамотные - понимают что к чему. А у этих - понимания ни на грош, а амбиций - вагон и маленькая тележка... И к тому же безумная жажда самоутверждения...
   ...Поэтому, какой-нибудь вчера защитившийся кандидат филологических наук, начинает всех учить литературной норме. Он, оказывается, лучше самого языка знает как ему, языку, должно развиваться...
   ...прочитал тут в газете, как одна дамочка, предлагая принять закон о защите русского языка, возмущается наблюдаемым ныне избытком англоязычных заимствований... Я для смеху сосчитал сколько нерусских по происхождению слов в её собственном словаре. Оказалось - семьдесят два процента! Только она об этом, бедняжка, наверное, не подозревает. Ведь заимствованы-то они были давно, в Петровскую ещё эпоху... Дамочки тогда и на свете, может быть, не было...Откуда ж ей знать?..
   ...Язык вообще, а русский - в особенности, в тысячу раз мудрее всех своих непрошеных защитников вместе взятых. Он разберётся. Что не надо - отбросит, а что надо - возьмёт... Без сопливых учителей и борзых законописцев... Даже если они, учителя эти...
  

* * *

  
   ...А сам русский язык очень люблю... Уж так люблю... Ничего лучше человечество не создало! Просто сердце кровью обливается, как представлю, что будет, если вдруг он когда-нибудь, не дай Бог, исчезнет... Языки же ведь исчезают со временем... Умирают... Или вырождаются...
   ...То есть я совершенно убеждён: если исчезнет русская речь, то мир обязательно погибнет. Потому, что исчезнет смысл бытия. Ибо сформулирован он может быть только по-русски. Ведь на английском или китайском удобно объясняться в супермаркете, или с компьютером толковать, но совершенно невозможно разговаривать с Богом. И с человеком по-настоящему не поговоришь. ...А без этого всё... Общий кирдык...
   ...Но, ты особо не убивайся. Этого не случится. Не может такого случиться. Никогда. Потому, что всё в мире тленно и преходяще, только Русский Язык вечен... Что бы ни случилось с Россией, с Землёй или даже со Вселенной, он пребудет... Уж не знаю каким образом ... но уверен в этом абсолютно...
  

* * *

Я и сам не знаю чему я подобен

когда блуждаю в ночи препоясанный мыслью

и входит в меня огонь перворождённый

как в йони - линга и наполняет меня речью.

* * *

  
   ...Без женщин же, даже ничтожной возможности жизни не вижу... Вот просто не вижу и всё!! Потому, что женщины - это... Это - женщины... Вот как их можно не любить?! ...Никак!..
   ...Правда хорошенькие встречаются не слишком часто, а хорошие - так и совсем редко. ...Но ведь встречаются!.. Встречаются!!!
   ...Иногда...
  

* * *

  
   ...Сильнее же всего на свете люблю я детей... Да, детей...Потому, что дети - это радость наша, надежда и спасение... Потому, что они такие красивые и умные, столько в них... ...столько добра и доверия... Каждый ребёнок словно дерево безграничных возможностей... Целая Вселенная. Потенциальный Бог... Да, ребёнок - это Бог... Пока он ребёнок... А потом...
   Что мы такое с ними делаем с детишками нашими? Как нам удаётся убивать в них, почти во всех, самое главное? Почему вырастая они превращаются в скучных, бездарных и бескрылых взрослых? В банальных обывателей... А нередко и в негодяев... Как нам это удаётся?..
  
   ...Я когда-то выдумал, даже, одну забавную теорию на этот счёт. ...Вот все считают, будто детство - это лишь подготовка к настоящей, взрослой жизни... И сами дети, вспомни себя, мечтают поскорее вырасти... А всё как раз наоборот! Подлинная жизнь - это детство. И настоящие люди - это дети... Всё остальное время - период обеспечения этого детства и его воспроизводства. Ребёнок - прекрасная бабочка, а взрослый - личинка, мерзкая прожорливая гусеница... Только у людей, в отличие от насекомых, стадии как бы поменялись местами...
  

* * *

   ...Люблю свободу, но не люблю либералов. Люблю Родину, но не люблю патриотов. Люблю русский язык, но не люблю его ревнителей...
   ...Так же как люблю детей, но педофилов терпеть не могу...
  

* * *

  
   ...И ещё очень люблю цветущие деревья... Особенно яблони... Весенние сады люблю... Сирень... Облака освещённые солнцем... И баню русскую обожаю... Без неё тоже жить невозможно... Как без женщин...
  
   ...Люблю ещё стопку "Зубровки" селёдочкой закусить... Или оливками с миндалём... Вот пойду сейчас и закушу...
  

* * *

  
   ...На вопрос о том, зачем он долбит глыбу мрамора, Микеланджело ответил: "Там, внутри, ангел, я хочу помочь ему освободиться"...
  

* * *

  
   ...Лет в восемь втрескался я в девочку одну. Одноклассницу. Звали её Таней, кажется. Прелесть что за девочка была. Красивая, лёгкая, с пухлыми губками и тонкими пальцами... Умница, отличница! ...Единственный недостаток - раскосая слегка. Но меня это, слава Богу, не смущало. И я её полюбил...
   ...Уж так сильно полюбил...О ней только и думал каждую минуту... Да! ...Один раз на репетиции хора... тесно было... как-то так получилось, что я прижался к ней бедром... а она почему-то не отодвинулась... И так между нами стало горячо! Ну вот просто огонь... И долго-долго мы так стояли... Уже разошлись все... Она-то, конечно, ни о чём таком не думала... Отличница же...
   ... Потом я стащил у любимой розовую промокашку и как какой-нибудь умилённый фетишист вечерами на неё любовался. Прижимался щекой... Дошло до того, даже, что решился объясниться. Не лично, разумеется, а посредством записки. ...Потому, что очень уж стеснительным был в то время... Как, впрочем, и сейчас...
   ...Стал её, записку эту, сочинять. Сочинял-сочинял... Сочинял-сочинял... И под утро понял, что пишу стихи. Любовные. Вот какие:
  
   Ты - дура косая!

У тебя нога кривая!

Ты на "пять" уроки учишь...

...И по шее ты получишь.

   ...Переписал аккуратненько. Подписался! И подбросил ей на уроке. Она прочитала и пок­раснела сильно... Слёзы у любимой моей закапали... Прямо на тетрадку по арифметике... Я тогда ещё подумал: "Может она обиделась на что?"... Однако, с трепетом душевным стал дожидаться ответа...
   ...И вот на перемене - представляешь? - подошла ко мне, когда никто не видел и поцеловала в щёчку... И убежала... Теперь уже я сам почти что плачу, когда об этом вспоминаю...
   ...и в толк не возьму, как смогла она за дурацкими моими словами увидеть их подлинный смысл? Как сумела всё понять?.. А ты: "герменевтика", "психоанализ"... Душа! Детская душа... Женская душа... Ангел пролетел...
   ...Потом, до самого выпускного вечера, мы зачем-то делали вид, будто между нами ничего не было... А после - уже не виделись... Никогда...
   ...Вот и скажи мне теперь, не дурак ли я после этого?..
  

* * *

   ...потопилось в реке больше ста человек, а пересечено и переловлено больше семи тысяч человек. И того же дни около то­го села повесили 150 человек, а остальных всех пытали и жгли, и по сыску за вину отсекали руки и ноги и у рук и у ног паль­цы, а иных, бив кнутьем, клали на лице на правой стороне приз­наки, разжигали железо накрасно, а поставлено на том железе "буки", т.е. "бунтовщик", чтобы был до веку признатен, и ра­зослали всех в дальние города - в Казань, в Астрахань, и на Терки, и в Сибирь. А пущих воров в ночи, завязав руки назад, посадя в большие суда, потопили в Москве-реке...

* * *

   ...Читать - скушно. Кино смотреть - не хочется. Такая всё тягомотина... Такие все мудаки... И авторы мудаки, и герои... И зрители-читатели...

...Один я умный...

* * *

   ...Бога Саша видел собственными глазами. В церкви, в Вешняках. Они с ба­бой-Фросей туда ходили. В церкви висит много икон, таких картинок, на которых нарисован Бог. И дома Он есть, только совсем маленький, грудной. Сидит у своей Божьей Мамы на ручках. А ещё дома есть Николай-Угодник. Тоже Бог. И ещё три золотых Ангела с чёрными лицами - Троица. И все они - Бог. Этого Саша уже совсем не мог понять...
   ...В церкви Бога кто-то прибил гвоздями к кресту. Он там висит почти голый, в одном полотенце. Висит и умирает. И Его очень жалко, Он плачет, потому, что Ему больно. И смотреть на крест - страшно. Очень страшно. А бабуля заставляла ещё этот крест цело­вать, как раз где кровь из ног течёт...
   ...Вообще, в церкви Саше не понравилось. Потому, что там тесно. И трудно дышать. И плохо пахнет. Он большую часть времени провел, уткнувшись носом в чью-то попку. Его от этого тошнило. И было ему там скушно и темно. И болели но­ги. ...Какая-то старуха ругалась на другую старуху, что та непра­вильно молится.
   Баба-Фрося только иногда брала Сашу на руки, вот тогда-то он и видел крест, иконы, бородатого батюшку в красивой золотой шапке. ...Но долго бабуля Сашу держать не могла, и он снова опускался во мрак и колыханье.
   Когда подошло время причащаться, Саша от усталости уже не мог стоять. У него болела голова, и всё плыло перед глазами...
   ...Да ещё какая-то бабка беззубая золотую ло­жечку облизала перед ним...
  

* * *

  
   ...Но Бога Саша несмотря ни на что любил. Больше всех на свете. Может быть даже больше мамы и бабули. Когда Саша думал про Иисуса Христа, у него в животе и в груди становилось тепло и сладко. Особенно если представлял Его себе маленьким, рядом с Божьей Мамой... Саша очень любил малышей...
   ...А темнолицую Троицу он боялся...
  

* * *

   ...Много лет спустя, когда Саша служил в армии его совсем замучила тоска по дому... И он часто представлял себе как светлым майским утром вернётся по дембелю в свою деревню...
   ...сойдёт на платформу. Вдохнёт полной грудью родной воздух. ...Увидит тихие, сияющие белыми облаками сады... И пойдёт себе потихоньку домой. По дороге с ним будут здороваться знакомые и незнакомые люди, девушки, однокашники, учителя... Он откроет старую зелёную калитку, почувствует запах зацветающей сирени... Родители выбегут на крыльцо... Заплачет мама, а отец скажет: "Здравия желаю, товарищ рядовой!"... И все долго будут обниматься и целовать друг друга... Потом соседи прибегут...
   ...Утром Саша выйдет из дома, прогуляется по улицам, заглянет в старую школу... Навестит на конном дворе Ночку свою любимую... Искупается в Монастырском пруду... Обязательно зайдёт к...
   ...Эти незамысловатые желания были так сильны и неотступны, что во сне он, взрослый уже вроде бы мужик, иногда плакал...
   ...За полгода до дембеля Саше сообщили из дома, что деревню сносят. Будут строить новый городской микрорайон. Жителей всех уже переселяют в две длинные девятиэтажки, выстроенные неподалёку от вешняковской церкви...
  
   ...И вот долгожданный день настал. ... Солдат ещё в поезде решил отправиться сперва не на новую, городскую, квартиру, а туда, к родному пепелищу...
   ... Соскочив с электрички он как был в парадке, с чемоданом в руке чуть не бегом кинулся к старому своему деревенскому дому...
   ...Небо хмурилось. Саша быстро шагал по узким улочкам и с тоской оглядывался вокруг. ...Никого из знакомых не попалось навстречу. Вообще, людей не было видно... Только разорённые, непонятно чьи, дома. На месте старой школы ревели бульдозеры. В новой - разместили какой-то склад... Все три пруда оказались засыпаны... И от конного двора ничего не осталось... Совсем...
   ...Лишь белевшие кое-где яблони напоминали об утраченном рае. Но было ясно, что и им недолго осталось цвести...
   ...Да, ещё сохранилось кладбище...(Единственное, что до сих пор цело!)
   ...Саша с трудом разыскал свой дом. Поднялся по ступенькам. ...Всё здесь стало чужим, холодным. ...Двери кто-то снял. Рамы унесли. Пол выломали. И была разобрана печка. А на земле, в том углу, где в прошлой жизни рос аспарагус, чернело кострище. Вокруг валялись пустые бутылки, смятые пачки из-под сигарет...
   ...Солдат сел на чемодан и заплакал. Будто хоронил кого-то... ...как во сне... ...р глаза, достал сигарету...
   ...Он понял вдруг, что уже никогда - никогда! - не увидит ни зелёного забора, ни клумбы с душистым табаком, ни боярышника у школы. Понял... нет, спинным мозгом почувствовал, что прошлое прошло... Что оно имеет такое отвратительное свойство - проходить... И уходит навсегда... И вернуться в него невозможно... И вернуть его нельзя... Эта простая мысль оказалась для него новой и страшной ... Так пройдёт всё?!. Неужели всё?!
   Да. Всё. ...Умрут близкие. Обветшает и рухнет дом. Исчезнет твоя страна. Земля погибнет. Потухнет Солнце. Потом наступит тепловая смерть Вселенной или ещё какая-нибудь общекосмическая херня. А сам ты умрёшь ещё раньше. Совсем скоро... Через мгновение... И не важно, даже, что будет после этой смерти. ...Воскресение, реинкарнация или тьма вечная. Как бы там ни было, но всё, что есть у тебя здесь, всё, что ты любишь сейчас, ты потеряешь. ...Обязательно потеряешь... Этого "здесь и сейчас" уже не будет никогда...

...Никогда...

  

* * *

  
   ...Ничего нет прекраснее, ничего нет важнее, чем "Здесь и Сейчас"... "Здесь и Сейчас" - это и есть жизнь, это и есть я... Кроме "Здесь и Сейчас" ничего не существует... "Здесь и Сейчас" - узел связывающий прошлое и будущее, далёкое и близкое, объединяющий всю Вселенную, все миры и эоны...
  
   ..."Здесь и Сейчас" на самом деле означает "Везде и Всегда"...
  

* * *

  
   ...Когда Саша собрался уходить, он вдруг заметил на земле небольшую тёмную доску. Видно кто-то из незваных гостей подкладывал её под себя, чтобы на сырой земле не сидеть. Саша нагнулся, поднял её ...
   ...стёр рукой грязь. Всмотрелся. И по каким-то ему самому непонятным признакам понял, что перед ним икона. Та самая "Троица", что висела когда-то в родном доме, в красном углу. Та, которой Саша боялся в детстве ... От золочёного оклада ничего не осталось, только маленькие ржавые гвоздики торчали по краям доски... Оказалось, что под окладом была совершенно чёрная от копоти поверхность. Ещё бы! Сколько лет, десятилетий, может быть целый век, горела перед образом лампадка... Сколько поколений предков молились на... ...теперь невозможно было ничего разглядеть. Ни одной линии, ни одной краски! Ничего! Только копоть! Чёрный квадрат! Тьма!..
   ...Вот почему у Ангелов были чёрные лица...
   ...Он бережно завернул икону в свежую газету и сунул в чемодан. Пока шёл домой, всё думал о том, что вот хорошо бы было её...
  

* * *

  
   ...Книг не читаю, в театры не хожу. ...с души воротит. Потому, что всё везде одно и то же... И всё не про то! Ерундой маются властители дум. Дураков развлекают... А иногда, наоборот, - умников... Но я-то не тот и не другой. Я - обыкновенный человек... Нормальный... Только душа у меня почему-то тоскует... Изголодалась душа... Я хлеба прошу, а мне протягивают, нет не камень. А кусок говна... Не простого говна, конечно, а высококачественного... Мастерски оформленного... Кокосовой стружкой посыпанного... С вкусовыми добавками, идентичными натуральным ароматизаторами и консервантами... В гламурной упаковке...
   ...Светится оно всё, говно-то, переливается неоновой радугой, пахнет лучшим французским парфюмом, звучит скрипкой Ванессы Мэй... И такой ты от него, от говна, кайф ловишь, так оно тебя вставляет, так прёт, так башню сносит, что сразу понимаешь: профессионалы работали... Высокие такие, бля, профессионалы...
   ...Впрочем, откуда у высоких профессионалов может взяться хлеб, если на уме у них одни бабки... В смысле "деньги"... И всё, что в деньги конвертируется: власть, слава, статус, экстерьер, понты... Хлеб же копейки стоит... А воздух - и вовсе халява... Большие деньги люди платят только за говно... За наркотики, за оружие, за проституток...
   ...властители дум, в общем-то неплохо с этих дум кормятся... И пользуются заслуженным уважением общества... Интервью дают, жить учат, о духовности рассуждают по ящику... Пипл, как ему и положено, хавает... И все властители к себе относятся вполне серьёзно...
   ...Я же к себе отношусь... сам не знаю как... И точит мне душу червь меланхолии... И мизантропии... Как посмотришь вокруг... А потом подумаешь...
  
   ...Духовность же ихнюю сраную вообще на дух не переношу... Когда я слышу слово "духовность", я хватаюсь за кошелёк...
  

* * *

  
   ...Иногда мне кажется, что почти все окружающие люди, какого-то другого биологического вида. Причём вида стоящего на очень низкой ступени развития. Подавляющее большинство так называемых "людей" напоминает мне амёб... В лучшем случае крокодилов...
   Нет, про биологический вид - это, конечно, шутка, тут-то мы все, люди, одинаковы... Но вот психологические виды наверняка выделить можно... И расположить иерархически... И окажется тогда, что есть среди людей и "амёбы", и "пауки", и "гиппопотамы"... И даже собственно "люди" попадаются... Только редко...
   ...Как-то мне с ними, с ближними моими, трудно стало... Ну то есть вот просто иногда совсем невыносимо... Отчаянье даже берёт...
   ...Может это обсессивно-компульсивный невроз? Или паранойя с бредом превосходства?..
   ...Или просто климакс?..
  

* * *

...Leo Nikolayevich Tolstoy knew

everything there is to know about you

emotional makeup, political views

everything there is to know about you...

...War and peace and right and wrong

Gargantuan themes, impossibli long...

* * *

  
   ..ти, в Музее Калинина я работал с одним очень милым молодым человеком по имени, ну, скажем, Игорь, который впоследствии стал великим русским писателем. Как Толстой...
   Но в то время никто не знал, что он станет великим писателем. И я этого тоже не знал. И когда он приносил мне почитать свои стихи, я ему честно говорил, что они чудовищны. И сердечно просил больше никогда и ничего не писать. Никогда и ничего! А он меня не слушался. Он думал, наверное, что я это говорю из зависти. И всё равно писал. И приносил. Нарочно! Мне назло...
   Потом он из музея уволился вчистую и стал тунеядцем. То есть принялся сочинять прозу. Причём такую непристойную, что её никто бы в те времена не напечатал. Ну, если только в переводе на суа­хили. Мне он её уже не приносил, и помешать ему я теперь никак не мог. Поэтому проза у него стала выходить совершенно замеча­тельная. И он даже сумел сказать новое слово, в литературе...
   ...Это было слово "наджопник"...
   ...И поэтому, как только в стране отменили цензуру, его сра­зу же заметили. И благословили. И стали публиковать. И перевели на восемнадцать язы­ков мира, включая, возможно, и этот самый суахили. Так он стал великим русским писателем.
   Но мне Игорь чёрствости и зловредности не простил. Спустя некоторое время он написал на меня пасквиль в газету "Ещё!". Была такая газета, её закрыли потом, за порнографию. Или не закрыли?.. Нет, сперва, кажется, закрыли, а потом снова открыли. Поскольку выяснилось, что это не порнография, а пост­модернизм. Ну, типа, как у В.Сорокина. Или, вернее, наоборот - не как у В.Сорокина... Ну, не важно...
   ...Собственно пасквиль-то был направлен не то, чтобы лично про­тив меня. Игорь поливал там своей порномодернистской грязью весь музей, его дружный коллектив и даже самого кормильца, Михал Иваныча.
   Я же в его опусе только упоминался, да и то под другим каким-то именем. Но, несмотря на это, был узнаваем. И мстительный Игорь ухитрился-таки меня оклеве­тать, приписав мне совершенно неправдоподобные сексуальные подвиги.
   Одни сексуальные подвиги я совершал якобы прямо на токарном станке М.И.Калинина, привезенном с Путиловского завода. Причём партнёршей моей, по версии Игоря, была на­ша немолодая уборщица Таня, страдавшая к тому же синдромом Дауна. А другие сексуальные подвиги я совершал будто бы непосредственно в кабинете директора музея, прямо на антикварном письменном столе. Причём там, на столе, они, подвиги, совершались мной совместно с хозяйкой указанного кабинета. Хозяйка же эта, совершенно замечательная, между нами говоря, женщина, достигнув пенсионного возраста, была направлена в наш музей на синекуру. Из горкома партии, где работала правой ру­кой самого товарища Гришина...
   ...Приятно, конечно, что Игорь изобразил меня в виде своего рода сексуального Геракла. Но! Официально заявляю и клянусь: это всё гнусные и не имеющие под собой никаких реальных оснований инсинуации!.. Позорящие, к тому же, не только меня, но и вполне добропорядочных женщин...
   ...Что же касается станка и прочих гадостей, то описанное даже технически невозможно. Ты, вообще, представляешь себе токарный станок? А товарища Гришина? Ну вот! Надо ли ещё что-то доказы­вать?
   ... Уж если и были какие подвиги, то совершались они совсем в других местах... И с другими женщинами. ...И не мной...
   ...Впрочем, я Игоря всё равно потом простил...
   ...Ну, почти...

* * *

   ...Алло! Я вас не разбудила? ...Это Алла. ...Да, мы позапрошлой ночью с вами по телефону разговаривали... Я тогда номером ошиблась... А? ...Встретиться? Нет, лишнее, не стоит. ...Почему? ...Потому! ...Лучше обойдёмся без этого. Вы меня не знаете, я - вас. И прекрасно... Как попутчики в купе... Так хорошо, когда ничего лишнего людей не связывает, когда полная свобода...
   Хотите я вам о себе ещё расскажу?.. Что-нибудь совсем откровенное?.. ...Пусть будет... исповедь такая... эротическая... Ну вот и прекрасно... Тогда постарайтесь, для начала, меня себе представить... Я в кресле сижу, на мне... ...ар. Передо мной большое зеркало, а справа на столике цветы... Розы ярко-алые... Чашка кофе стоит... В руке сигарета... Волосы у меня светлые, а ... ...Представили? Тогда слушайте...
   ...Я ещё девочкой хотела... мечтала выступать на сцене... И не как-нибудь, а танцевать голой... Мне тогда ничего не было известно о стриптизе... Я сама его и изобрела... Фантазировала часто на эту тему... Представляла как выхожу перед публикой, как все смотрят на меня и возбуждаются... Мужчины, женщины... Я себе такие сцены воображала!.. И ласкала себя при этом... Видите, я уже в детстве была девушкой очень разврат­ной... И мне это, представьте, нравилось... И сейчас нравится... Может быть у меня нимфомания... Или ещё что-нибудь... Не знаю... Но я это чувствую в себе как некую драгоценность... Как свет внутри... Как талант... Понимаете? Я этой энергией просто переполнена вся...
   ...Хотя любовников у меня было не так, чтобы много. То есть гораздо меньше, чем могло бы быть при таких моих желаниях и убеждениях... Я же не могу любить первого встречного... А настоящий мужчина, особенно понимающий все эти вещи... правильно понимающий, чувствующий как надо... - такая редкость! Да и женщин ...правильных мало... Хотя, конечно, больше, чем мужиков... Короче, с партнёрами вечная проблема... Меня спасает только то, что я могу наслаждение получать от чего угодно... А то я бы взорвалась, наверное... Мне всё связанное с эротической сферой нравится ... Всё! Даже то, что обычно считают извращениями... Ну уж не совсем всё, конечно... Но, почти... Всех люблю и всего хочу... Всё хочу!!! ...И как можно больше!..
   ...Обожаю, например, сексуальные фантазии. Потому, что там полная свобода... Всё можно! И ни одна глупая скотина ничего не испортит. И можно заниматься этим в любом месте и в любое время... Так приятно! ...Едешь, допустим, в метро... И начинаешь представлять, подробно, в деталях, как всех пассажиров вдруг ох­ватывает желание... непреодолимое желание, страстное... и они начинают раздеваться... все!.. и бросаются друг на друга...и лица у них становятся такие... вдохно­венные...
   ...Вот... А ко мне подходят сразу трое молодых людей... мускулистые такие... стройные... с красивыми ягодицами... а я тоже уже... вся голая... и сама от желания просто с ума схожу... ...становлюсь на пол, упираюсь руками в кожаную скамью... раздвигаю ноги... запрокидываю голову... и один из них... подходит сзади... а двое других... забираются на си­денье... и ста... приближаются ко мне с разных сторон... и все вокруг смотрят на нас... и все меня хотят... все... мужчины, женщины... львы, орлы и куропатки, собаки, лошади, слоны... вся вселенная меня хочет, каждый муравей, каждый атом, каждый цветок... и я... я тоже всех их хочу... всех люблю... сразу всех... люблю... люблю... люблю... и это... так... прекрасно... так... сильно... и тогда... они... пр... я ...же... ...ди те... ...тро... ещё... ещё... и... я... уже... а вы...
  

* * *

   ...Сквозь вой пурги звенели бубенцы, тройки развозили пь­яных гостей... Невеста укладывала в сани жениха. Цело­вала его в лоб бескровными губами. ...Будто накладывала печать. ...Ледяны­ми пальцами закрывала глаза. Потом, понукая костистого од­ра, увозила суженого в серый клубящийся морок...
   ...А пурга всё плакала, всё причитала. Застилала поле. Небо занавешивала...

* * *

   ...ещё у нас в музее работал киномехаником один поэт. Звали его, скажем, Миша. Хоть Миша был, как и Игорь, литератором, но пасквилей на меня, между прочим, не писал. А писал он, между прочим, интересные стихи. Правда очень короткие. Я даже запомнил одно наизусть:
  

"Соловушка!!! Что замолчал?!"

   Вот и всё стихотворенье... Здорово? ...Миша был человек необыкновенно добрый и благородный... Я приходил к нему в гости, мы пили на кухне чай с засохшими ванильными баранками и пели под гитару лю­бимую Мишину песню "На маленьком плоту..." А собака его по имени Зорька подпевала нам из комнаты.
   Когда мы все трое заканчивали пение и я начинал собираться домой, Миша обычно говорил: "Д-да, т-ты з-знаешь, старик, я з-забыл те-тебе с-сказать. П-представляешь? Я вчера открыл с-с-с-с-с-с-с-с-(тут он хлопал себя рукой по шее и очень быстро бормотал: "У ч-чёрт, опять з-застряла!")-смысл бытия! И-и-и... з-знаю теперь, как у-устроен мир. ... Х-хочешь расскажу? П-по быстренькому?.."

* * *

   ...я хоть и не до конца знаю как устроен мир, но один мировой закон всё же открыл. Но зато очень фундаментальный. Формулируется он следующим образом: "На самом деле всё совсем не так..." Вот, собственно, и весь закон... Прямо как Мишино стихотворение...
  

* * *

  
   ...ле того разговора с Ом-мой прошла целая вечность. Кон­чилась зима. И настали счастливые дни. У школьников начались весенние каникулы.
   Ребята, и маленькие и большие вместе, целыми днями крути­лись на улице. Теперь бабуля выпускала Сашу за забор. И это было настоящее счастье.
   Светило солнце. Пахло нагретым деревом, тающим снегом и лошадиным навозом чуть-чуть... Начинали набухать горькие сиреневые почки. По мостовой текли потоки талой воды. Глав­ным развлечением ребят в такое время становилось сооружение плотин. Де­лалось это вот как.
   Все приносили из дома большие лопаты и снегом из осевших сугробов перегораживали пол-улицы. Мутный поток останавли­вался, отдыхал, набирался сил. Разливалось настоящее море. По нему пускались бумажные, а то и деревянные корабли. Между ними устраивались морские сра­жения.
   Когда воды набиралось совсем много, она прорывала запруду и с рёвом устремлялась дальше, унося за собой весь флот. Корабли кружились, кувыркались, тону­ли. Матросы прыгали в ледяную воду, едва успевая доплыть до берега...
   ...Сашина лопатка была маленькая, деревянная, но работал он, как и все. У него имелось несколько лодочек. Саша сам выстро­гал их из сосновой коры. А кору - отодрал от поленьев, которыми топили печку. Он каждый раз успевал догнать свои лодочки и вы­таскивал их из воды вместе с моряками...
  

* * *

   ...арестовали. Я, как только об этом узнал, думаю, они ведь и ко мне не сегодня-завтра нагрянут. С обыском. Даже если он и не расколется, всё равно придут. Потому, что... ну, в общем, не важно, долго рассказывать... А может быть, думаю, они уже за мной следят? Что-то вон тот мужик на остановке курит как-то подозрительно...
   ...Прибегаю домой. ...А нужно было кое-какие, бумажки уничто­жить... Как говорят в фильмах "адреса и явки"... Их оказалось довольно много, бумажек этих. ...Мы люди простые, советские, каминов у нас нету... Порвал я улики эти, в мелкие клочки - да и спустил всё в унитаз. За несколько приёмов. ...Отец спрашивает: "Ты че­го так часто в уборную бегаешь, у тебя понос?"...
   ...в кучу всю оставшуюся литературу сгрёб... Набралась стопка такая, килограммов пять, не меньше. А то и все десять... Авторханов, Зиновьев, Якобсон, Амальрик, "Хроника текущих событий"... Чего ещё? ....Ещё... А ведь и не помню уже... ...Большей частью машинопись, да по нескольку копий. Но не только... Два экземпля­ра "Архипелага" тамиздатовского, в твёрдых обложках, несколько номеров "Вестника РСХД"...
   ...Такую кучу в унитаз не спустишь. Да и, главное-то, жалко! Это же ценность большая. Сколько там чьего-то труда! Сколько страха ночного!
   Ты ведь знаешь, наверное, как этот самиздат делался... Полунищая какая-нибудь кафедральная машинисточка днём на ра­боте парится за семьдесят ре, а по ночам глаза на кухне портит, перепечатывая воспоминания какого-нибудь зека. И дрожит, боится каждую минуту. Чёрт ведь их знает, когда они, гады, придут... Дрожит бедняжка, а печатает...
   Короче, жалко было это всё уничтожать. Дай, думаю, рискну, передам пока на хранение верным людям... А потом... разберёмся что дальше делать.
   ...сложил в чемоданчик... Старинный такой, фибровый у меня был... С оленями... И до утра поставил его на подоконник. Если ночью в дверь позвонят, чтобы, значит, в форточку выбросить. Там сугроб. Чемодан может быть в снегу-то и утонет. Авось в темноте и не заметят, думаю. Наивно, понятное дело... Но мы же тогда детьми были совсем...
   Никто, к счастью, не позвонил. Я утром вскакиваю в шесть и с этим опасным грузом - на вокзал. В метро пересаживался внезапно несколько раз, от хвоста, значит, избавиться, если есть. Конспиратор, типа...
   Приезжаю на Казанский. Там в автоматическую камеру хране­ния всё запихиваю. И с чувством глубокого облегчения, или даже удовлетворения, топаю к Серёге. Друг у меня был, махровый такой антисоветчик. Отщепенец, короче. Коллега по всем нехорошим делам. Сообщник... Или подельник?.. Не знаю как правильно... Ну, не важно... Приказываю ему, чтобы завтра, в крайнем случае через день отвёз чемоданчик туда-то и туда-то... И ведь... ... знает, чт... ...дураком...

* * *

   ...После ухода Игоря из музея, мы с ним не виделись лет, наверное, десять. Потом случайно встретились. Причём при обстоятельствах весьма забав­ных. А дело было так...
   ...Он уже к тому времени был изрядно знаменит. Я же тогда в школе скромно историю преподавал. Как-то заскакиваю к своей приятельнице Лариске. Завучем она у меня была. Жила в коммуналке, возле Павелецкого. У неё, оказывается, дверь захлопнулась в комнату, а ключ внутри остался. "Хорошо, - Лариска говорит, - что ты зашёл. Вылези через соседское окно, на мой балкончик. Оттуда войдёшь. Откроешь изнутри. Володя-сосед меня всег­да так выручает. А сейчас он ещё с работы не вернулся. Помоги. На педсовет опаздываю..."
   "Какие, - говорю, - проблемы. Показывай где чего!" Захо­дим к соседке. Я в окно выглянул... Мама родная!!! У меня голова сразу закружилась... До балкончика там метра три по карнизу. А он, карниз, узкий-преузкий. Потом ещё прыгнуть немножко надо. ...Будь я, к примеру, скалолазом или, хотя бы, канатоходцем, оно бы может и ничего... А так... Высота небольшая, насмерть ни за что не убь­ёшься, как ни старайся. Вот идиотом остаться - это запросто. ...Или позвоночник сломать...
   "Давай, - говорю, - веревку, пожалуйста. Здесь без стра­ховки невозможно. У меня как-никак трое детей".
   "Ну, ты и трус, - Лариска говорит, - Володька безо всяких страховок обходился". Я потом узнал, что сосед это делает обычно после двух бутылок водки. А я столько не выпью. ...Умру сразу! Если б мог - другое дело...
   Принесла она мне поводок от своей псины. Длинный такой поводок, брезентовый. Я его вокруг пояса обмотал несколько раз, а конец - к отопительной батарее присобачил. На прощание спел им песню из к/ф "Вертикаль" и пошёл...
   ...Сорвался моментально. Повис между четвертым и третьим этажами. Причём вниз головой... Ведь IQ-то у меня ого-го!..

* * *

   ... Тогда определили наши люди между собою: выжечь Дере­вянный и Белый город и, запершись в Кремле и в Китай-городе, перебить как помянутых стрельцов, так и всех, кого ни попа­дя... В чрезвычайной тесноте людей происходило великое убийство: плач, крик женщин и детей представляли собой нечто, подоб­ное дню Страшного суда: многие из них с жёнами и детьми сами бросались в огонь, и много было убитых и погоревших... Таким образом, столица Московская в очередной раз сгорела дотла с великим кровопро­литием и убытком, который и оценить нельзя...

* * *

   ...Бабы мечутся, причитают, как на похоронах... Только сейчас впервые в окно догадались выглянуть и до них, наконец, дошло, как легко отсюда навернуться.
   Соседка кричит Лариске: "Да чтоб я ещё раз своего при­дурка сюда пустила! Да тут же оказывается, костей не соберёшь!" Лариска тоже переживает. "Сейчас, - говорят, - мы те­бя вытащим, не бойся. Вот только конец отвяжем".
   "Я вам отвяжу! - кричу, - Ну-ка, отойдите от окна, дури­щи!" Они продолжают кудахтать, а я болтаюсь между небом и землёй, набираюсь экзистенциального опыта. На улице, будто назло, ни од­ного мужика. То есть, вообще, никого... Представляешь? Сколько же, думаю, мне здесь ещё загорать? Неприятно как-то стало...
   И тут вдруг, ба! - на противоположном тротуаре нарисовалась ка­кая-то сутулая фигура. Я присмотрелся, вот те на! - Игорь. Собственной персоной. "Привет, - кричу, - Игорёк! Сколько лет, сколько зим! Как жизнь молодая?" "Жизнь половая - отвеча­ет он не расслышав, - протекает нормально. ...Вот, в газете меня опять пропечатали". Достаёт из сумки "Мегаполис-экспресс", разворачивает и показывает мне.
   Улица - узкая. Погода - ясная. А зрение у меня - дай бог всякому... тогда было... Я глаза сощурил. Вижу. Большая фотография Игоря на первой странице, а рядом маленькая совсем - Жириновского Вла­димира Вольфовича. И заголовок здоровенный такой: "Певец русского онанизма".
   "Круто! - говорю, - Поздравляю с большим творческим успе­хом!" "Да ладно, - скромно отвечает Игорь, - успех мне не в новинку. ...А чтой-то морда у тебя такая красная вся? Что ли ты из бани?" Посмотрел ещё немного, подумал и добавил: "Да, а что ты там делаешь?"...
   ...Поднялся он, наконец, в квартиру и стали они меня тянуть. ...Тянут-потянут... Вытянули, в конце концов...

* * *

   - Что, возлюбленная душа моя, снова загрустила?
   - Как же мне не грустить, если Истины я жажду. А что она такое не знаю.
   - Опять началось... Как можно хотеть не зная чего? Бред какой-то...
   - Хотеть можно чего угодно. И по настоящему хочется именно того, чего не знаешь... А как узнаешь, может быть сразу расхочется... Но в настоящий-то момент я всего лишь хочу ответа на вопрос: "Что есть Истина?"...
  -- Где-то я это уже слышал... Вопрос, конечно... гносеологический. И реше­ние его... зависит... от... мировоззрения. От... того, например, материалистическое оно или, какое... М-да... От философской школы зависит, от конфессии опять же... Но, если так, попросту... по-человечески... истина это что? Это - адекватное представление о реальности...
   - А "адекватное", это что?
   - Ну, то есть правильное, соответствующее действительности... Истинное, короче говоря...
   - Тавтология! Как узнать-то, адекватно оно, представление это или нет?
   - Есть критерии. Это, во-первых, - опыт. Главный крите­рий... Потом - эксперимент... И ещё, конечно, - практика... Социальная, например... Ну, и - логика, понятное дело... А в основании всего, разумеется, - правильное мировоззрение...
   - Вот идиот! Я же тебя именно об этом и спрашиваю. Как определить какое мировоззрение правильное, а какое - нет? Не суждение, а мировоззрение! Здесь эксперимента не поставишь. И логически ничего не выведешь. То есть мировоззрение - это аксиоматическая система. А она обязательно не полна, как гласит всем известная теорема Гёде­ля. Слыхал про такую? ...Объясняю для тупых и малограмотных: внутри аксиоматической системы можно опре­делить истинность чего угодно. Кроме неё самой! Её собственная истинность всегда остаётся не доказанной. Как сейчас говорят: любой дискурс не легитимен. Теперь понял, дурило?
   - Погоди, погоди... Есть и другие подходы... Вот богословы считают, например, что истина не гносеологическое понятие, а, вообще... онтологическое. То есть, грубо говоря, истина - Сам Бог. Христос так прямо и отвечает на известный вопрос Пилата: "Я есмь Истина!"
   - Во-первых, Он это не Пилату говорит... А, во-вторых, я таких слов вообще не понимаю.
   -И не нужно ничего понимать!! В Истине нужно жить. Здесь не продукт интеллектуального усилия, а акт веры. Думать и понимать любой ду­рак может... А вот ты сумей поверить. Войди в Церковь, так сказать, не вперёд головой, а...
   -...вперёд ногами?
   -...а как бы изнутри... через обряд, через таинство, че­рез кротость детскую...
   - Ну и как же мне этого конкретно достичь? Веры, то есть?
   - Вопрос, конечно... не простой. Тут вся штука в том, что сам-то по себе человек вообще ничего достичь не в состоянии. Только Бог ему может ниспослать. И вера нам даётся не просто так, и не за особые заслуги даже, а по Его благодати...
   - С меня-то какой спрос тогда? Как ниспошлёт, так и уверую. А пока...
   - ...Некоторые же философы вообще утверждают, что истин много. Вернее, - одна... но... многогранная, так сказать. Есть даже такая индийская сказка, про слона... Там разъясняется, что всё зависит от точки зрения. С какого боку то есть на мир погля­деть. И современная наука к этому, между прочим, приходит... Иными словами, любая истина относительна! Они лишь дополняют друг друга, истины, и все мыслители правы каждый по-своему...
   - Так ведь это же всё равно, что ничего не сказать. Я хочу уз­нать как мне жить, а он говорит, что, мол, каждый живу­щий по своему прав. Тогда же получается полный произвол. Как ни живи, всё будет хорошо... Вот спасибо, утешил!
   - Ну, в общем... может быть это и правильно? Так и должно быть? Все пути ведут в Рим. Гносеологическая конвергенция, так ска­зать... Всё, по Тейяру, сливается в точке "Омега".
   - Опять за своё?! ...Не нравится мне эта буква! Не нра­вится! Можешь ты усвоить?
   - Силы небесные!! Литера-то чем тебе не угодила?!
   -Да на жопу она похожа!..
   -...

* * *

   ...Мочить их блядей надо! Мочить! Геноцид устроить! Хиросиму! Пока возможность есть, пока мы ещё не всё просрали... Перебить процентов девяносто, чтобы остальные в штаны наложили от страха! Они же ведь трусы, чурки эти немытые. Только анаши обкурившись и могут самолёты взрывать... да дома с детьми... С ними по-людски всё равно не получится... ...только вчера с дерева слезли... с гор спустились... из пустыни выползли... Они же отстают от нас на полторы тысячи лет... То есть, значит, навсегда!! Грязные вонючие твари! Ни на что человеческое не способные. Ни на что!! Если мы сегодня их не уничтожим, то завтра они нас просто массой задавят. Они же размножаются как тараканы. В геометрической прогрессии. Ты посмотри сколько черножопых в Москве развелось! Не продохнуть! ..."Папа, а почему в нашем городе так много церквей?" - "Когда-то, сынок, здесь жили русские..." - "Пап, а русские - это кто?"...
   ...Впрочем, они нас и без всякой демографии уничтожат. Им же некогда ждать... Дома взрывают? Небоскрёбы завалили? Сибирскую язву напустили? "Норд-Ост" захватили? Атомную бомбу делают?.. Химическое оружие у них есть? Фугасы подкладывают? ...То ли ещё будет...
   ...Кто там ещё гнал про "конец истории"? А "пиздец цивилизации" не желаете?!.
   ...Мы ещё пытаемся с ними диалог вести. Вступаем в переговоры... Какой с бешеной собакой может быть диалог?!! Неужели не ясно?!! Она подлежит немедленному уничтожению!!! Всё!!! ...Короче: или мы их, или они нас. И третьего не дано!..
   ...Мочить!!. Только мочить!!!
  

* * *

   ...Напротив Комаровых были свалены брёвна. На них вечно кто-нибудь сидел. Они от этого стали гладкими, приятными наощупь.
   Один раз летом Валька Данила, самый старший из ребят, а с ним Кравец и Манюнька собрались на этих брёвнах. Сидели, разговаривали... Саша пристроился рядом. ...Паца­ны после каждого слова ругались матом. Они всегда ругались, когда рядом не было взрослых. Потому, что взрослые могли за это и уши надрать. Или отвесить оплеуху. Хотя сами-то взрослые матерились каждую секунду... Им это почему-то разрешалось...
   ...Саша не ругался никогда. Стыдился говорить плохие слова. Когда он был маленьким, Кравец как-то сказал одно матное слово. Саша захотел узнать, что оно значит. И Юрка научил: "Иди у мамки спроси. Она тебе за это морожено купит". Саша и спросил. А мама его в угол поставила. И ещё прощенья заставила просить.
   Так Саша узнал, что это плохие слова и, что говорить их - грех.
   И вот они сидели на брёвнах, а Кравец сказал: "Вальк! Я знаешь чего вчера видел? Как Джон свою Лизку ебал". "Не пиз­ди!" - удивился Валька. "Зуб даю! - заорал Кравец, - У себя в кинобудке. Я хотел зайти, а дверь заперта, блядь. Слышу там сопит кто-то. А вверху - окно. Я залез на тубаретку. А он её там гоняет".
   "Да уж... Джон давно Лизкой все печки в клубе пообтёр",- жмурясь, сказал Валька. Все услужливо заржали. Кроме Саши.
   Саша про это самое давно уже всё знал. Ему ребята еще когда он был маленьким рассказали. Но он каждый раз испытывал ужас, когда слышал такие вещи. Просто обрывалось всё внутри и падало в ледяную мутную воду. Саша был уверен, что это - страшный грех. Такой грех! Ничего нет на свете страшнее этого греха. И тех кто его совершает, наверное, милиционеры ловят и сажают в тюрьму. За такое ужасное преступление.
   Как-то раз Валька показал ему одну штуку, похожую на спущенный воздушный шарик. Он сказал, что это назы­вается "гандон". И объяснил, для чего тот нужен. Чтобы приятней было это самое. И ещё сказал, что такие штуки в аптеке продаются.
   Саша ему не поверил. Он твёрдо знал - это неправда. Что же получается? Само государство помогает людям совершать преступление? Так не может быть. Никогда! Это, наверное, просто такой шарик... Или...? Нет, не может быть.
   Саша понимал, что это самое - грех. Но чем больше он этого греха боялся, тем сильнее тот его к себе притягивал. Саша ни к чему такого интереса не испытывал. Когда он пытался себе представить то, о чём говорили ребята, у него сразу... ...становилось горячо. ...Это было приятно. И очень стыдно. И почему-то страшно...
   ...Незадолго до того разговора на брёвнах они с соседской Наташкой спрятались в омшанике и стали там играть в больницу. Она сказала: "Сделай мне укол. В попку. Щепочкой..." И сняла трусики. Он её понарошку уколол. А она показала ему одно место. И он ей у себя показал. Потом они стали голыми попками тереться. И друг у друга всё трогали. А потом он вз...

* * *

   ...Спустя много-много лет, когда ему было уже за сорок... случайно встретились. Оказались рядом в самолёте. В Сочи вместе летели. Он её сразу узнал, обрадовался... А Наташка - нет. И не узнала, и не обрадовалась. Когда имя услышала, долго-долго лобик морщила... Но так, видно, и не вспомнила, бедняжка... Всё забыла... И детские шалости... И то, как у них в юности любовь большая была...
   ...Это уже после того случилось как он школу закончил... В Физтех не попал, а поступил сдуру на курсы китайского языка... Для чего?! Один Бог знает... Иероглифы по ночам зубрил... Так это ему и не пригодилось никогда... Хотя...
  
   ...А было так. Однажды зимой, в воскресенье, зашёл к однокласснице поболтать... Сидим, пьём чай. Вдруг - звонок... Входит Наташка... Шубка на ней беленькая, на щеках румянец, снежинки в волосах блестят... И такая она вся свежая, радостная... так пахнет от неё... даже не скажешь чем... морозным воздухом, парным молоком, скошенной травой, морем, ливнем, счастьем, свежим арбузом... короче, всем, чем в литературе полагается пахнуть девушкам... Сама девушка смеётся, глаза сияют... А я сижу как дурак, слова вымолвить не могу... Будто впервые её увидал... Обычное для литературы дело...
   ...Такое потом началось!.. Она тоже... сразу... И в тот же вечер... ...по-взрослому, страсти-мордасти, love-glove, любовь-морковь... Наташка стала перв... и... ...должное. ...Страстной, нежной, ...ной... ...в то время, разумеется, этого не понимал и не мог оценить... поскольку сравн...
   ...Потом, когда она вдруг уехала, он часто вспоминал... ...её лицо, изгиб руки... ...морская раковина... ...представлял как мы когда-нибудь встретимся... И вот, свершилась мечта идиота, встретились... А она всё забыла... Всё! Даже имя... Что уж говорить о том свидании у Графского пруда... Последнем, как оказалось, свидании...
  
   ...Солнце в тот вечер никак не могло опуститься за линию горизонта. Стоял золотой, удивительный штиль. ...И можно было гулять по зеркальной воде, как по бесснежному ноябрьскому льду... Над заливом... ...голландский домик. ...с какой-то картины Брейгеля или... Детвора носилась. ...К мохнатым валенкам у мальчишек приклячены были коньки-снегурки...
   ...Из усыпанного золотыми и серебряными листьями парка доносился гулкий стук топоров. Там вот уже третий месяц бородатые мужики пытались срубить вековую умирающую лиственницу. Но ствол её был толст как крепостная башня, а древесина столь прочна, что топоры упруго отскакивали от неё, а то и, вообще, разлетались вдребезги, будто сделанные из хрусталя...
   ...Стайка ребят гоняла по льду самодельными клюшками, шлыгами, банку из-под пива "Гёссер". Кто-то катал на санках малышню. Вдалеке, у самого острова, пацаны постарше со... ...на своих железных тарантайках...
   ...А стояла между тем середина июля и в воздухе пахло нагретой пылью и кипящим на огне малиновым вареньем... Из людской тянуло малосольными огурцами, укропом, и кто-то смотрел сквозь открытую дверь обречённо...
   ...Сделанные из тиснёного серебром картона журавли неподвижно висели в дрожащем воздухе. Они сильно покоробились от жары и с тоской глядели куда-то на юго-восток... Неподалёку от острова двое юношей в конических соломенных шляпах и синих рубахах с обрезанными рукавами удили рыбу... Лунки во льду протаяны были дыханием... ...луна... ...грелся фарфоровый чайник с вином...
   ...Рыбаки зачарованно сидели в чёрном своём челне. Глядели отчуждённо. И тени их на льду напоминали два иероглифа в стиле цай цзы написанные великим Ван Сичжи. Причём один из иероглифов выглядел как чжи, а другой - как сы. Покрытые хрустальными каплями пота лица юношей были задумчивы и тревожны будто у глухонемых. Казалось, рыбаки напряжённо вслушиваются в летящую издалека мелодию. Но нежные звуки у шэн вязли в жёлтом дрожащем воздухе... Таяли, размазывались по куполу неба, как серый пластилин по горячей фарфоровой чашке...
   ...жирные, пахнущие тиной, караси всё никак не могли доесть на дне прошлогоднего утопленника... веки его с редкими ресницами были широко раскрыты, а глаза высосаны водяными змеями, но об этом никто не знал и всем было хорошо, спокойно... Мальчишки кричали, звенели дальние топоры, Илья-пророк грохотал в небе своей грозовой колесницей, но при этом стояла удивительная, совершенная тишина... влюблённые молча сидели на скамейке... обнявшись сидели... прижавшись друг к другу... ласкались незаметно для окружающих... порыв ветра ворвался в сокровенную обитель дворца... упала роса... ...любовались позолоченными облаками... ...розовые лепестки... ...и казалось, что время остановилось, что вечер этот не кончится никогда, причём некоторые основания для этого у него, кажется, были...
  
   ...на следующий день после того нескончаемого золотого вечера, она вдруг, не предупредив никого, даже собственных родителей, взяла да и сбежала с проезжим гусаром. ...Он был не старый ещё человек с усами как у Сальвадора Дали и погонами капитана. Служил командиром роты прожектористов на военном аэродроме. А фамилия его была Дуб...
   ...Капитан Дуб. ...Без всяких шуток. Когда и как удалось бравому авиатору охмурить ветреную Наташку известно одному только глумливому офицерскому богу...
   ...Молодые быстренько расписалась в сельсовете и в тот же вечер уехали куда-то за Урал. К чёрту на рога... К месту службы жениха, то есть. Всё это Сашу тогда как обухом по голове уда...
  
   ...Когда в самолёте он попытался ненавязчиво, намёком, напомнить Наташке об их младенческих забавах, о юношеской их любви и том прощальном вечере, а также сообщить, что умирающая лиственница так до сего дня в парке и стоит, ... ...Наташка ничего не поняла и не вспомнила... Мало того, девушка стала поглядывать на преданного возлюбленного насторожённо, даже испуганно, будто заподозрила его в дурных намерениях...
  
   ...из разговора выяснилось, что у Наташки две взрослых дочери, а Дуб уже дослужился до генерала. И стал, кажется, зампотехом дивизии. ...То ли армии... Наташка точно не помнила... Сама же она возглавляет местное гороно...
  
   ...Подруга детства хоть и была малость напугана его подозрительными намёками, говорила бойко, напористо, ни на минуту почти не останавливаясь. ...Знание иностранных языков - это для современного молодого человека совершенно необходимое условие достойного трудоустройства... ...Мы не настолько богаты, чтобы покупать дешёвые вещи... ...Нужно специальным указом запретить показ бразильских сериалов, поскольку они извращают художественный вкус населения, особенно молодёжи, и приводят к дальнейшему упадку традиционной российской духовности...Ну куда ещё ни шло американские, "Санта-Барбара" например... И т.д., и т.п. И вот такими вот именно словами...
   ... Уже через полчаса Саше пришлось попросить у стюардессы гигиенический бумажный пакетик... Совсем вестибулярный аппарат ни к чёрту стал...

* * *

  
   ...она, наверное, и в молодости была не умнее. Но мороз и солнце, и день чудесный, и снежинки на ресницах, и румянец, и искристое молдавское вино, и чёрная прозрачная кофточка, и золотой закат, и юношеский переизбыток половых гормонов не оставляли ни времени, ни сил, на то чтобы оценивать её интеллект. И вообще, влюблённые, как известно, не оценивают... К тому же в девичестве Наташка всё больше молчала... И вообще была девушка загадочная... На мужчин смотрела рассеянно и в то же время насмешливо, свысока... Как же можно было в неё не влюбиться?..
  
   ...Теперь у неё тоже выросли далиевские усы. ...а может быть даже и погоны... Жарко было в самолёте... До чего же, блин, жарко... Просто хоть вешайся...
  

* * *

  
   ...Демократия - дело гадючее. Полное говно, попросту говоря. Ни один умный человек с этим даже спорить не станет. А если станет, значит он не умный, а мудак. И всё тут! Это же ужас, когда жизнь твою определяет всяческое быдло...
   ...Неправда! Кухарки не должны править государством! И фигляры избранные кухарками, не должны!.. И не только государством...
   ...То-то у нас всё через жопу. Книжки пишутся под тупых провинциальных домохозяек и никому не нужных старых дев. Песни - под безмозглых четырнадцатилетних зассых. Фильмы снимаются под задрюченных прыщавых молокососов, которым никто не даёт... Одна порнография кругом!.. ...Каждый второй артист на эстраде - пидор. И всё нормально. Как будто так и надо...Все привыкли... Все думают, что это и есть искусство...
   ...Любой узколобый ублюдок считает, будто имеет право на жизнь и на размножение... И если не на уважение, то хотя бы на серьёзное к себе отношение. Да кто ты такой, гнида, чтобы я к тебе серьёзно относился?! ...Какой придурок вбил в твою тупую башку, что все равны? Что мы с тобой равны?! ...Дайте мне того гуманиста за горло подержать!..
  
   ...Знай, гадёныш, что место твоё у параши! ...И если ты малограмотный потный дебил, то должен не красный пинджак носить, а подметать улицы и чистить мои ботинки. И молчать когда я прохожу мимо! Да, молчать!!! ...А яйца мы тебе всё-таки отрежем... Для профилактики дебильности...
   ...Если же ты тупая вульгарная корова с отвисшими силиконовыми сиськами, то не на "Феррари" должна раскатывать, а стирать мои портянки и чистить мой унитаз... И всё. А чтобы ничто тебя не отвлекало от работы, мы и тебя стерилизуем... А то ты ещё нам потомство оставишь такое же как сама...
   ...А если ты грязный ниггер, то и сиди в своей грязной ниггерской Африке и жри свой грязный ниггерский героин. И болей своим грязным ниггерским СПИДом...
   ...А если ты вонючий обоссанный бомж, или грязная цыганка с золотыми фиксами и целым выводком чумазых спиногрызов, то, как минимум, тебе не стоит ездить в метро... А как максимум тебе не стоит жить... Потому, что вы все не нужны... Вы не нужны никому. Даже самим себе... Вы паразиты... Глисты, клопы, чесоточные клещи... Да!..
   ...На теле земли развелось слишком много всяких паразитов и насекомых людей... Кругом столько сумасшедших и неполноценных... Наркоманов! Алкоголиков! ...Неработающих стариков стало больше, чем работающих молодых. А разноцветные наглые беженцы! Да мы всю эту свору скоро просто не сможем прокормить... Адик-то был прав. Засрали нам расу... Засрали... А мы даже не собираемся её чистить...
   ...Уж я-то знаю чем всё это блядство кончится. Оно кончится ещё одним Всемирным потопом... Или большим...
  

* * *

  
   ...взрывом. В классической теории сингулярность - это состо­яние с бесконечными плотностями, с бесконечной кривиз­ной пространства... Что это такое - никто не понимает. И неза­чем понимать! Ясно, что галиматья. Всё равно ничего подобного не бы­ло... А что было? Возможно, наша Вселенная отпочковалась от какой-то другой Вселенной? Или, и скорее всего так оно и есть, "роди­лась из ничего"? Квантовым образом. Понимаешь? Как в Библии.
   Вся беда в том, что мы до сих пор не имеем адекватного теорети­ческого аппарата для описания процессов в интервале менее десяти в минус сорок третьей степени секунды... Он только создаётся. А без него невозможно изучать "Ничто", из которого возникла Вселенная...
   ...Там ведь все свойства пространства и времени совер­шенно другие. И это ярко видно в теории суперструн. Только не надо путать с теорией космических струн. Это совер...
  
  

* * *

  
   ...Каждый раз, встречая прежних своих подружек, Саша испытывал досаду и что-то вроде стыда... "На кого я тратил жизнь?!" ...Любил, мучился, на стенку лез... Бред!..
   ...Впрочем, это были не они... Не те... Девушки, которых он любил когда-то, остались в другой жизни. ...Вернее в других жизнях. ...Остались такими, какими были раньше... такими, какими он их тогда видел... А эти расплывшиеся тётки с тёмными пятнами под мышками не имели к его прекрасным возлюбленным никакого отношения...
   ...Возможно тела и души тёток - это пустые истрепавшиеся оболочки, вроде сброшенной змеиной кожи, которая неизвестно зачем, сама, без хозяйки, бродит по земле и делает вид что живёт... А хозяйка... она там, далеко... В другом мире...
   ...Вспоминая какие-то, слова, жесты, ситуации, тогдашние свои чувства, Саша нередко испытывал разочарование, поскольку знал что случилось потом, чем стал тот или иной человек... Теперь, задним умом он понимал дурацкие мотивы стоявшие за чьими-то словами и поступками. И это знание девальвировало те прекрасные чувства... Вот почему воспоминания о них имели привкус горечи... А ведь это плохо, неправильно...
   ...Но как же, как же? Получается, что мы всё выдумываем!.. И всех выдумываем... А на самом-то деле... Что "на самом деле"? На самом деле всё совсем не так? Или вообще, никакого "на самом деле" нет? Если взять жизнь в полноте, в ней можно найти всё что угодно... Все версии и варианты...
   ...В жизни любой дискурс легитимен... Вопрос в том, на чём мы хотим сосредоточить своё внимание... Здесь можно выбирать... Прошлое таково, каким мы хотим его видеть!!! Хотелось ли Саше видеть Наташку в прошлом обыкновенной дурочкой и пустышкой? Что хорошего дало бы ему такое видение? Да ничего... Пусть она лучше остаётся прекрасной и загадочной, пусть не тают снежинки у неё на ресницах и пусть никогда не кончается тот золотой вечер...

... И точка!..

  

* * *

  
   ...А может он просто вырастал из женщин и друзей как из старой одежды? "Кто-нибудь и про меня, наверное, так же думает. Для кого-то и мой размерчик стал маловат" - грустно усмехался Саша...
  

* * *

  
   ...Кузанец учил, что мир "беспределен". Он на самом деле хотел сказать "бесконечен", но поостерёгся. Ведь бесконечность считалась в то время предикатом одного лишь Бога...
   ...Коперник просто взял да и поменял местами Землю и Солнце. ...Умный, но бесстрашный Джордано Бруно пытался доказать, что Вселенная бесконечна и состоит из бесконечного же множества бесконечных миров. К тому же миров обитаемых. Упёртый Кеплер тупо возражал Ноланцу: в бесконечном мире невозможны порядок и гармония! ...С чего он это взял?..
   ...Высказывались по теме и Галилей, и Декарт, и Генри Мор, и Лейбниц... Но итог подвёл-таки Ньютон... Бесконечный мир, объяснил он, пребывает в Боге: в Его пространстве, в Его времени. Мир управляется Премудростью Божией и движется Его божественной силой. И в этом абсолютном пространстве, в этой безмерной Вселенной лишь эта сила соединяет отдельные тела в единый механизм подчиняющийся законам математики... Эта сила и есть сила всемирного тяготения...
   ...Ньютон, заявивший, "Hypotheses non fingo!", не захотел или не смог сделать ещё одного вполне логичного шага и сказать: "Такой бесконечной Вселенной Бог и вовсе не нужен! Без этой гипотезы вполне можно обойтись!" Он так не сказал. Напротив, занялся молча богословием. ...Очень богобоязненный был человек... И предусмотрительный... Правда непоследовательный немножко...
  
   ...А впрочем... Именно потому он и вообразил себе мир в виде идеального часового механизма, что стоял перед его умственным взором образ Идеального Часовщика... Без этого не было бы никакой ньютоновской Вселенной...
   ...Представляешь? Сидит такой старый лысый еврей в какой-то каморке... На глазу окуляр, в руках пинцет... А на захламлённом столе перед ним - наша Вселенная...
  

* * *

  
   ...В детстве, а потом и в отрочестве я часто пробовал представить себе бесконечность... ...Пространство начинало стягиваться в одну точку внутри меня, а я как бы летел сразу во все стороны, моё тело разбегалось подобно галактикам после Большого взрыва... Это было страшно... И весело... Голова начинала кружиться и казалось, что я вот-вот сойду с ума... У тебя такого не было?.. "Нет"?.. Или "да"?..
   ...Иногда в мою детскую голову забредала древняя мысль о том, что "этот" мир - сон, который я вижу в каком-то другом мире. И когда я "здесь" засыпаю, то "там" - просыпаюсь. А бывает и так, что вот я, например, сплю, а во сне вижу, как я сплю. И вижу сон... А в том сне... И так много раз. ...Мне снится, что мне снится, что мне снится, что мне снится... Может быть и с миром так же? Этот мир мне снится в другом, тот - в третьем и так далее...
   Но ведь должен быть в самом начале "сонной матрёшки" какой-то первый мир, подлинный? Начало! А вдруг, - ужасался я, - всё закольцовано? "Первый" мир может сам сниться в "последнем" мире. И кому же тогда это всё снится? Кому я снюсь, например? Бабочке Чжуана Чжоу? Самому себе? Богу?..
  

* * *

  
   - Ну что тебе, душа моя, опять неймётся? На кого теперь злишься?
   -Да на вашего Достоевского... Надоел хуже горькой редьки... А ещё сильнее надоели его эпигоны... Заладили как попугаи: "Красота мир спасёт! Красо­та мир спасёт!" А что это значит? Что есть красота? И что такое, "спасти мир"? В каком смысле? В том, что ли, в котором Христос спас? Так ведь Он это уже сделал? Чего же ещё-то спасать?
   -Наверное имелось в виду "спасёт" в смысле... ну, в смысле - "усовершенствует", там, "гармонизирует". "Смягчит нра­вы. Сделает людей чище, добрее, красивее..." Красота... приблизит к Бо­гу... М-да... Всё будет красивым. Дома, ландшафты, мебель... И ли­цо, и мысли, и одежда... Ну что ещё? ...Всё. Короче, жить ста­нет лучше, жить станет веселее...
   - А он православный? Достоевский-то? Ведь с христианской точки зрения - это всё ересь несусветная. Мир к гибели идёт, к Страшному суду. А вовсе ни к какому не к совершенству. Кроме Бога кто это в силах изменить? Никто. Ни человек, ни, тем более какое-то абстрактное понятие... К тому же - понятие относительное и конвенциональное...
   И потом! Ещё Аристотель говорил, что...
  

* * *

   ...Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей, а на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны!) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления...
   ...Изъятие ценностей, в особенности самых богатых лавр, монастырей и церквей должно быть проведено с беспощадной решительностью, безусловно ни перед чем не останавливаясь и в самый кратчайший срок. Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать...
  

* * *

  
   ...Когда-то давно мне довелось прочитать записки одного маньяка приговорённого к смертной казни. По гражданской специальности он был инженер холодильных установок. А по материалам уголовного дела - садист, некрофил и людоед в одном флаконе. Этот народный умелец ещё в семидесятые годы соорудил у себя в квартире специальный большеобъёмный морозильник. После чего стал заманивать в гости молоденьких красивых женщин. Умучивал их до смерти самыми гнусными способами, а трупы потом замораживал. И какое-то время хранил, периодически с ними, с трупами, совокупляясь. (Автор мемуаров не останавливается на технических деталях. В частности, не объясняет как можно совокупляться с находящимся в глубокой заморозке "партнёром" и при этом не простудиться или чего-нибудь себе не отморозить...)
   Периодически маньяк отпиливал ножовкой от тел куски мороженого мяса, оттаивал их, варил или жарил. А когда бывало настроение, даже мариновал по особому маньяцкому рецепту.
   Пожирая своих жертв людоед убивал сразу всех возможных зайцев. Во-первых, это была питательная и, притом совершенно бесплатная, добавка к его скудному рациону технического интеллигента. Во-вторых, он ещё и какие-то каннибальские оргазмы ухитрялся таким образом испытывать. И, в-третьих, - уничтожал следы преступления...
   ...Самое главное (и самое удивительное!) заключалось в том, что маньяк утверждал, будто поступает так из высшей, в каком-то смысле, даже, "божественной", любви к этим женщинам...
   ...В пограничных ситуациях, считал садист-философ, личность наиболее глубоким и полным образом переживает, осознаёт и выражает себя... В последние, но зато самые яркие мгновения своей жизни жертва, через страдание постигает великую космическую Тайну. Она, жертва, обретает новую природу и приобщается к сонму бессмертных богов... "Замороженное человеческое тело нетленно, прекрасно и свято, - вдохновенно пишет автор. - Оно становится подобным божественному телу Ленина пребывающему в Мавзолее". Останки вождя, были для мемуариста недостижимым и поэтому абсолютным предметом вожделения и любви... Дай маньяку волю, он бы и с ними совокупился, а потом бы их, сразу же, сволочь такая, сожрал...
   ...Каннибал жаждал полного слияния с божественными сущностями... ...алкал соединения плоти, крови и духа на всех уровнях включая химический... ради приобщения к высшим и тончайшим энергиям... В его действиях угадывалось не что-нибудь банально-гастрономическое, а своего рода мистический или даже орально-теургический эротизм... Полное и окончательное овладение предметом любви, как средство теозиса...
   ...происходит совокупление со Вселенной во всей её полноте... Осуществляется, так сказать, актуальное Всеединство... В экстазе этого соединения, парадоксальным образом, проявлялась полная его, маньяка, кенотическая самоотдача и даже как бы добровольное самозаклание. Принесение себя в жертву... Кому? ...Вот это я не совсем понял из текста. ...Возможно, самому себе...
   ...Образцом и примером для подражания служила маньяку, некая Артемисия якобы из подобных же высоких соображений выпившая в античные времена разведённый в вине прах собственного своего мужа Мавсола... Каковой Мавсол, по теории маньяка, воплотился в нынешнего обитателя Мавзолея... Нужно ли говорить, что маньяк воображал себя инкарнацией той античной Артемисии?.. Он и в руки-то спецслужб попал именно тогда, когда попытался...
  
   ...Такой вот жил среди нас незаметный, но удивительный человек... Исполненный всеобъемлющей космической любви... Мистик, философ, богослов, чуть ли не мессия... А его взяли да и расстреляли...
   ...Хорошо хоть не съели...
   ...Поистине, нет предела человеческому безумию...
  

* * *

  
   ...ду в 86-м устроился к нам в музей некий Юрий Алоизо­вич Саранчук. Вскоре выяснилось, однако, что он тоже сумасшедший. То есть вот просто банальный шизофреник. Алоизович не только не мог по состоянию психического здоровья выполнять свои долж­ностные обязанности, но и полностью дезорганизовал работу всего трудового коллектива. Поэтому его вскоре под каким-то пред­логом уволили.
   Он на это очень обиделся и стал засыпать жалобами раз­личные инстанции: ЦК КПСС, Горком профсою­за медицинских работников, редакцию журнала "За рулём" т.д., и т.п.
   Во всех своих многословных посланиях Юрий Алоизович выдвигал два неукоснительных требования:
   Во-первых, - немедленно закрыть музей М.И.Калинина, как вредительскую организацию, а также оплот и заповедник стали­низма и сионизма, поскольку он (музей) наносит непоправимый ущерб всему Советскому Народу, воспитанию подрастающе­го поколения, делу Перестройки и лично товарищу Горбачёву Михаилу Сергеевичу.
   А во-вторых, - немедленно восстановить его (Саранчука) в должности младшего научного сотрудника указанного музея, как незаконно уволенного...
   ...К нам тогда чуть не каждый день приходили высокие ко­миссии и проверяли изложенные в жалобах факты...
  

* * *

   ... Когда хозяин стал осматривать свою пасеку, то увидел в одном из ульев странный сот. Он был сделан пчёлами как бы в виде креста. Крест этот светился. Подойдя ближе и рассматривая удивительный священный сот, хозяин заметил в нём частицу Св. Даров...
   ...Сот сей с драгоценным своим содержимым был перенесён крестным ходом в приходский храм...
   ...Это действительное сказание лишний раз подтверждает, что занятие пчеловодством - дело богоугодное. На пчеловоде почиет благословение Божие... А произошёл сей удивительный случай в начале прошлого века в Полтавской епархии, как раз тогда, когда понадобилось сти...
   ...Сейчас чудеса происходят часто и повсеместно. Что ни день, слышно о новых мироточивых иконах... ...Да что там иконы!! Ксерокопии и настенные календари мироточат! Да как подчас обильно мироточат!! Килограммы драгоценного мира выделяют! Если дальше так пойдёт, можно будет его и вовсе не варить...
  
   ...Это, конечно, знамение свыше...Что вот только оно значит?..
  

* * *

  
   ...Валька закурил. Он учился уже в восьмом классе и дымил открыто. Отец ему даже папиросы "Прибой" покупал. Пачку - се­бе, пачку - ему.
   Кравец стал клянчить: "Дай закурить! Дай закурить!" "А ты хуем не будешь дурить?" - со смехом спросил Данила. ...И не дал.
   А Саша всё не мог прийти в себя после рассказа о Джоне с Лизкой. У него сердце билось сильно-сильно. Он покраснел. Ре­бята это заметили. И стали его дразнить.
   -Ты чегой-то Санёк? - спросил Валька, - Красный весь стал. Небось, тоже Лизку хочешь выебать?
   Все засмеялись. А Манюнька сказал: "Он ещё маленький. Он к мамочке хочет. Он не любит, когда про еблю го­ворят".
   Валька спросил: "Сашок, а ты хоть знаешь, откуда дети бе­рутся? Небось, думаешь, их в капусте находят?" Все опять захо­хотали. А Саша сказал насупившись: "Дети берутся из живота". "А в животе они откуда?" - не унимался Валька. "Сами заводятся, от сы­рости". Ребята так и покатились со смеху.
   -Дурачок! От ебли они заводятся. От ебли. Мужик бабе пал­ку кинет и готово... И я так получился. Папанька мой поста­рался. И все так же. И ты... Думаешь, мамочка твоя особенная? - злорадно спросил Валька.
   -Но у меня же отца нет! - проговорил растерянно Саша. И только сейчас впервые в жизни осознал, что у него нет отца.
   -Ну да, нету! Просто залётный какой-нибудь. Поматросил и бросил. Отец у всех есть...
   ...Валькин отец был горький пьяница, и каждый вечер их с матерью дубасил. А иногда и с топором гонялся.
   У Саши от этого разговора испортилось настроение. Врут они, конечно. Всё врут. Неужели мама?.. Не может быть. Нет. Не может быть...

* * *

   ...Годам к сорока Данила окончательно сошёл с круга. Пропил оставшуюся от матери квартиру. Даже не пропил, а кинули его добрые люди. Выписали куда-то в Калужскую область, квартиру продали, обещали денег за неё дать... И не дали...
   ...Он из Москвы, конечно, не уехал, стал чем-то вроде бомжа. Вскоре отморозил по пьянке ноги. Некоторое время побирался, нарядившись в камуфляж и медали, бегал на протезах по проезжей части с костылями, бросался под колёса мерседесов... Кричал, что афганец, матерился, плакал, грозил небу кулаком... Спал обоссанный в бывшем своём подъезде. А через год пропал...
   ...Поклевал ягод и улетел. Больше мы его не видели...
  
   ...Кравцу с Манюнькой в жизни повезло больше... Закончив восьмилетку, они на пару ограбили кого-то, шапку сняли ондатровую, и попали в колонию для малолеток... Так с тех пор по тюрьмам пацаны и пошли. ...Обзавелись там приличными знакомствами. Со временем стали авторитетными людьми... Сейчас, наверное, уже олигархи... Ну, как минимум, депутаты... А может быть и вовсе в законе...
  
  

* * *

  
   ...звоню через день Серому. Ну что, спрашиваю, "отвёз варенье бабушке"? Это фраза такая условная. Мы же были крутые конспираторы. ...А он мне бледным голосом: надо, мол, срочно увидеться. Случилось, мол, самое страшное, что только могло случиться...
   У меня от этих слов кровь в жилах дыбом встала. Что?! - думаю. Что?! "Самое страшное" - это как?
   Приезжаю к нему. Выясняется. Этот раздолбай поехал утром в камеру хране­ния срок продлевать. Не мог, видите ли, сразу чемодан отвезти куда нужно. Подошёл, как порядочный к ячейке, набрал шифр, открыл, удостоверился. Всё нормально, ручная кладь на месте...
   Огляделся - никого. Порядок? - Порядок. Он тогда спокойно опускает монетку пятнадцатикопеечную и захлопывает дверцу... А она, дверца та проклятая, не захлопывается!! Не защёлкива­ется замок и всё. Хоть тресни! Пятиалтынный обратно выскакивает... Серый думает: ну, конец! Это гебисты нарочно подстроили, чтобы меня, значит, здесь сейчас заарестовать...
   И начинает, придурок, в панике, этой дверцей хлопать, каждый раз бросая монету. Хлопа­ет-хлопает, хлопает-хлопает... А она, собака, всё не закрывается... И тут вдруг сирена ка-ак завопит! Лампочки ка-ак замигают! Ну, понятно... Специально сделано. Сейчас повяжут... Он чуть не обделался. Ручки начал зачем-то крутить внутри. Ничего не соображает. В глазах темно... И вдруг дверца - раз - и захлопнулась...
   Понятно? Почему ячейка-то не закрывалась? Шифр же надо было сбить снаружи. А он от страха не сообразил, и оставил...
   Ну вот, а когда там внутри-то накрутил, всё и сработало. Защёлкнулось. Ура! ...Правда, нового шифра Серый не знал. Не успел запомнить...
   ...Короче, ситуация... В ячейке автоматической камеры хранения на Казанском вокзале заперт чемодан с нелегальной литературой, а как его оттуда извлечь не известно. Он там простоит трое суток, потом сигнализация зазвенит-замигает, служители вскро­ют-достанут и начнут опись содержимого производить. А там - опаньки! - антисоветчина! Позвонят куда следует. Приедут ребята, разберутся, что к чему...
   ...Мы тогда были уверены, что у них там в Конторе образцы всех почерков есть. И машинок и машинисток... Считалось, что найти изготовителей для них - раз плюнуть... Навряд ли, конечно... Сами же небось и распускали эти слухи... Чтоб все боялись... Ну, не важно...
   ...Серый мне говорит, я, говорит, кое-что всё-таки помню. Буква там - одна из двух, не то "А", не то "Б". Точно!! А цифры все в пределах от "6" до "9"...
   Я тогда прикинул число возможных комбинаций. И оказалось, что их за вечер можно все перепробовать. По определённому алгоритму...
   И вот мы с ним идём в эту камеру хранения. И начинаем там ручки крутить. Один на атасе, другой - крутит. Потом покурим и меняемся. А страшно! Ведь любой мент, если бы засёк нас тогда, сразу бы задержал. Решил бы, что воры. И одному Богу известно чем дело бы кончилось...
   Мучались мы мучались. Никакого результата! Оно, конечно, было бы странно , если б получилось. Потому, что шифр там, как впоследствии оказалось, был "Г-2051". "А" или "Б", блин!! ...Но это уже потом выяснилось. А тогда стоим мы с Серым на ступеньках, курим, маемся... Положение хуже губернаторского, как говорится...
   ...Стоп! А ты откуда знаешь? ...Как так?!! Где?!! В "Знамени"? Ничего себе!! У кого? ...Да ты что?!! Не может быть!.. Думаешь, я у него спёр? Ну, нет! Всё как раз наоборот. Я ему свой ме­муар рассказал лет пятнадцать назад. Вот как было на самом деле ... А то как чуть что - "спёр"...

* * *

   ...картошку копали в конце сентября. ...Саша бегал по полю, собирал ботву в кучи, а дедушка их потом поджигал. Кучи разгорались с трудом, потому, что ботва была сырая. Иногда приходилось даже поливать её керосином. От костров валил белый дым, из которого к вечеру получался туман. Вместе с прибежавшими на зада Кравцом и Манюнькой Саша пёк картошку в золе. Дым ел глаза, все кашляли, бегали чумазые друг за другом, было весело... Бабушка приносила детям соли, лука и чёрного хлеба... Костёр она называла теплинкой...
   ...Расходились в темноте... А туман до утра стоял в почерневшем поле...
  

* * *

  
   ...Если кто-то ещё сомневается, что эта глобализация и есть мировая война, достаточно вспомнить конфликты, которые спровоцировал распад Советского Союза, Чехословакии, Югославии, павших жертвами кризисов, подрывающих экономический фундамент национальных государств и их единство...
   ...Нам продали колоссальную ложь: нам сказали, что в борьбе между капитализмом и социализмом победил капитализм и то, что за ним следует, - это один-единственный мир, мировая деревня. Больше нет границ, нет разделённых между собой стран, люди свободно переезжают с места на место. А на самом деле границы умножаются, свободно перемещаться могут только капитал и война. Расцвели самые примитивные и иррациональные человеческие проявления, такие, как различные виды фундаментализма. Всё чаще вспыхивают этнические и религиозные конфликты. Нам обещали одну глобализацию, а подсунули совсем другую, полностью ей противоположную...
   ...Раньше капиталу требовалось пространство географическое, теперь главное для него - пространство ментальное. Его сила не в танках и самолётах, а в бесчисленных технологиях оболванивания людей... Масс-медиа, PR, реклама, пропаганда, спецпропаганда, информационные войны......Он насаждает не просто свою идеологическую систему, он навязывает людям свой язык, образ мышления, отвечающий потребностям его идеологий. Капитализм, его индустрия культуры, отнимает у индивида саму возможность понимания себя и мира, возможность организации собственного жизненного опыта...
   ...Вся современная консьюмористская "культура" - это единая и очень эффективная система превращения человека в животное...
  

* * *

   ...На площадь вышел непонятный человек... Клоун - не клоун... Скоморох - не скоморох... Лицо размалёванное, бубенчики, колпак с рогами... Бубном трясёт... Дурак, одним словом... И принялся он, дурак этот, кружиться да по бубну колотушкой колотить. При этом кричал что-то непотребное... Похабщину какую-то... Скабрезности всяческие... И кривлялся ещё. Короче, публике понравилось...
   Он тогда задницу заголил и стал как-то так затейливо пукать, что очень красивая мелодия у него получалась... "Воздушная кукуруза", вроде... Народ его удивительным талантом очень восхитился. И непревзойденным мастерством. Зрители, ну вот просто в восторг пришли... Даже деньги музыканту из толпы бросать стали... правда, мелочь всё больше ...
   Дурак из-за этого очень обрадовался и заорал чумную какую-то песнь. Про выпивку, про сад померкший с голубями... Да про баб срамных ещё. ...Колпак скинул, а бубном стал себя по голове долбить... Такт, типа, отбивал. ... А пел дурак очень хорошо. Громко...
   ...Вот так вот он кривлялся-кривлялся, а потом покачнулся да на землю-то и упал. Народ было засмеялся, думали - шутка такая, прикололся чувак. Но вскоре поняли, однако, что никакой это не прикол, а умер дурак взаправду...
   Стали тогда люди думать... Что же с ним, с дураком, теперича делать? ...А он лежал-лежал, мертвяк-то, да вдруг как взлетит над толпой. Вот просто так взял и взмыл... Без ничего... Ага!.. Повисел сколько-то в воздухе и начал очень интенсивно светиться. ...Яр­че, ярче... Лицо, как молния сделалось!.. Смотреть больно стало. Зрители глаза даже позакрывали. Стоят синие, как жмуры... А открыли глаза-то, ан! - и нету никого. Исчезнул дурак...
   ...Вот тут-то все, наконец, и поняли, что никакой это был не клоун... А кто конкретно, во мнениях разошлись...
  

* * *

  
   ...А тут как раз и бабуля появилась. Она на пруд шла бельё полоскать. И взяла Сашу с собой...
   ...Чёрная вода в проруби пахла свежестью и тухлой рыбой. Ба­буля вывалила бельё на вмёрзший в лёд деревянный мосток. Отпо­лосканное клала назад в таз. Руки у неё стали красными. А на глазах выступили слёзы.
   Саша бегал по берегу, потому, что к проруби бабуля его не подпускала. ...Снег уже успел подтаять, в нём зияли проплешины... Там виднелась пыльная прошлогодняя трава...
   Высоко в небе роилось несметное количество ворон. Их крики не сливались в один общий гомон, а звучали как бы по отдельности. Ещё выше, в стороне, виднелся другой вороний рой. Его совсем не было слышно, да и сами птицы выглядели едва различи­мыми чёрными точками. Саша посмотрел на этих ворон и сказал потихонечку: "Чур, мои деньги все до копейки!"
   С другой стороны пруда, прямо по ноздреватому льду, к ним направлялась деревенская дурочка, побирушка Баба-Хая. В руках у неё была чёрная клеёнчатая сумка, с которой она обычно ходила по домам. На голове - сшитый из разноцветных тряпочек колпак...
   ...Говорили, что раньше Баба-Хая была врачом. А потом сошла с ума. Кто-то у неё на войне вроде погиб. Сын что ли? И она от горя помешалась.
   А другие говорили, будто, наоборот, она ещё давно, до войны, сама своего сына утопила в речке. Из-за какого-то мужика, чтобы он на ней женился. А тот не женился, а взял да на неё в мили­цию и заявил. Вот после этого женщина умом-то и тронулась.
   Мальчишки её всегда доводили. Просто кричали: "Баба-Хая! Баба-Хая!" и всё. А она гонялась за ними. Плевалась, кидала комьями грязи. Ну и они тоже в неё кидались...
   ...Баба-Хая постояла у проруби, глядя на бабулю слезящимися глазами. Бабуля негнущимися пальцами достала из кармана телогрейки копеечку и дала ей. Тогда Баба-Хая ушла...

* * *

   ...На самом деле страх никогда и никуда не уходит. Он просто ныряет в воду, под лёд, опускается на дно и прячется под корягу, как какой-нибудь свиноголовый налим... Или рак... У него формируются жабры, клешни, щупальца, головогрудь, сосательный хоботок... он дышит там, растёт... и незаметно высасывает душу. И человек оказывается однажды просто пустой оболочкой...
   ...А иногда, выплеснувшись из своих тайных глубин до неба, страх овладевает разумом... Тогда...
   ...растёт как невыявленнная опухоль, разбрасывает метастазы, отравляет всё продуктами распада... Это происходит в каждом человеке... В тебе, например... Нет?! Не происходит?.. Ты ничего на свете не боишься?..
   ...Ну-ну...
  

* * *

  
   ...Если зерно, падши в землю не умрёт, то непременно прорастёт. И ни за что не останется одно... А умрёт - сгниёт без пользы да и всё...
  
  

* * *

  
   ...В своей обстоятельной книге "Энциклопедия русской души" талантливый русский писатель, Вик. Ерофеев, человек бесспорно умный и по-своему наблюдательный, обосрал Россию. ...Со смаком обосрал... По-русски... Cебя же Ерофеев почему-то не обосрал...
   ...Другой, не менее талантливый, русский писатель И.Яркевич, автор нежный и в некотором роде даже проницательный, в своём замечательном говноимённом труде, напротив, обосрал именно себя. Россию же Яркевич в этом произведении практически не тронул, что объясняется, видимо, его склонностью к аутоэротизму...
   ...Третий талантливый русский писатель В.Пелевин, известный как глубокий философ и, отчасти, энтомолог, в своей великолепной книге "Generation П" не обосрав практически ни себя ни России, обосрал зато телевидение, рекламный бизнес, а самое главное, - талантливого литературного обозревателя П.Бисинского. Причём последнего - совершенно ни за что...
   ...Четвёртый талантливый писатель В.Войнович, кратко скажу, ухитрился обосрать даже самого Солженицына...
  
   ...Примечательно, что наряду с Россией, Солженицыным, Яркевичем, телевидением, рекламой и Бисинским у нас в стране в разное время были обосраны практически все высшие государственные руководители начиная, по крайней мере, с Николая II. А именно: сам Николай, Керенский, Троцкий, Сталин, Хрущёв, Брежнев, Ленин, Горбачёв, Ельцин... Разумеется поначалу каждый из них пользовался всенародной любовью, а массовая дефекация производилась исключительно после того, как очередной вождь лишался своего высокого поста, или умирал... Или даже спустя некоторое время после его смерти... Эти акты вылились в конце концов, если так можно выразиться, в фекализацию всей страны". Признаюсь, что на нынешнего всеми столь обожаемого вождя я смотрю не только с глубоким уважением, но и с величайшим сочувствием...
   ...Отнюдь не пытаясь примазаться к чужой славе, самокритично добавлю, однако, что ведь и мне тоже случалось иногда на кого-нибудь покакать... Случалось, случалось... А куда денешься?... Ничто человеческое, как говорится, нам не того... Естество своё берёт...
  
   ...Что же это выходит, господа-товарищи? Одни наши люди, как властители дум, так и простые граждане (я, например) всё время на кого-то с упоением срут. Другие - с не меньшим упоением это говно жрут... Причём многие делают и то и другое одновременно... Прямоточная система какая-то... Канализационная труба...
   ...Может быть всё-таки не Святая Русь, не Соборность, не Космизм, не Воскрешение отцов, не Всеединство, не Коммунизм, и даже не Русская Водка, а именно Говно - и есть наша действительная национальная идея? ...Наша жизнь, наша судьба, наша болезнь, наша радость, наша печаль, наша отдушина, наша вера, наша любовь, наша мера всех вещей, короче, наше всё?..
  
   ..."Копролалия, копрофагия, копрофилия, копромания, копролагния, копролатрия..." ...Хорошо звучит. ...Музыкально. ...Как мантра...
  

* * *

  
   ...Уважаемые г-да жмуроёбы и говноеды! А также г-да жмуроеды и говноёбы! Уж прямо и не знаю даже что вам ещё сказать... А и не буду я вам ничего говорить... Вот и всё...
  

* * *

  
   ...Давным-давно, когда был я ещё несмышлёным отроком, приснился мне удивительный сон. И был тот сон столь невыразимо прекрасен, что душа моя преисполнилась неизъяснимой сладости и бесконечного блаженства. Долго пытался я разгадать тай­ный смысл странного сего ночного видения. И ни хрена у меня из этого не вышло.
   В чудесном том сне плыл я вниз по реке. В лодке или, там, на плоту, не помню точно. Речка неширокая - вот они берега... Кроны деревьев над головой смыкаются. Туман. Несёт меня куда-то вода. А течение плавное-плав­ное... Покачивает полегонечку. Сквозь дымку виднеются расплывча­тые очерки каких-то, вроде бы, селений. Силуэты рыбаков на берегу колышутся. Кто - костерок разводит, кто - уху варит, а кто - динамит к палке прилаживает, сволочь.
   Тихо вокруг... Только удары бельевого валька доносятся изда­ли. Тепло, хорошо. Спокойно. А река постепенно становится всё шире, да шире. Шире, да шире. И вот уж плыву я по большой воде. Туман такой, что ничего не видно кругом. Только пирамидки мо­лочных пакетов в волнах плещутся. Да резвятся стайки презерва­тивов. А лодка моя вдруг - раз!- и остановилась.
   И отчего-то так беспокойно сделалось. Страшно даже. Где я? Почему? Что дальше будет? Но я как-то догадываюсь, что всё это понарошку. И поэтому боюсь, но не очень...
   А туман - пуще. И начинает он, туман этот проклятый, в уши мне заползать, забивать голову, да глазные яблоки выдавливать...
   И тут я замечаю, что впереди, по волнам прямо, идёт чело­век. А в руке у человека - посох дорожный. "Ага, - думаю, - это не иначе как Сам Царь Небесный". А лица-то не видать сквозь мглу. Присмотрелся, нет, вроде, не Он.
   "Может, - думаю тогда, - это св. Василий, епископ Рязанский? Тот по водам-то путешествовал из города Мурома, когда его та­мошние обыватели в блудодеянии облыжно обвинили".
   Но оказалось что и не Василий это никакой вовсе. У Васи­лия икона должна быть в руках, а у этого - шампанская бутылка из-под мышки торчит. ...И одежда несообразная... Кургузенький какой-то сюртучишко да красная рубаха с подпояской. Как у цыгана. Физиономия тоже неправильная. ...Тёмная какая-то физиономия. Будто закопчённая. Одним словом, натурально эфиопская рожа. И нос книзу загнут... Крючком... Но что-то знакомое угадывалось в том человеке... Родное... Кто такой?! Почему не знаю?! ...Вспоминал, вспо­минал, не могу - хоть убей.
   Говорил он что-то, эфиоп этот. Тихо говорил. ...Но внятно. ...И складно так у него получалось. ...Будто стихи читал под музыку. ...А посохом - плывущие по воде какашки в разные стороны распихивал. Чтобы к ногам, значит, не приставали.
   И так заворожили меня тихие его речи. Так сердчишко моё детское сладко затрепетало... Хотя проснувшись ничего конкретного восстановить в памяти я не смог. Ни речей его тихих, ни лица, ни музыки. Ничего!..
   Но как-то всё это в душу мне, отроку, запало. Как-то в ней отозвалось... И сколько же лет, десятилетий даже, пытался я вспомнить того удивительного чело­века и задушевные его слова. ...И не смог...
   ...А вчера просыпаюсь утром... Подушка мокрая - плакал, значит, во сне. ...Оттого плакал, что снова чёрного того чело­века увидал. И услышал слова его... Все до одного... И вспомнил. ...И узнал наконец...
   ...Пушкин это был! Александр Сергеевич Пушкин! Вот кто!! А читал он поэму неудобьсказуемую. Да не собственную, а незаб­венного друга своего и учителя Ивана Семёновича Баркова. ...Хотя может быть и не Барков её сочинил? И не учитель он Пушкину вовсе! Ну, какой из него учитель?! Учителя такие не бывают... Жил грешно и умер смешно. ...А может и не было в заднице у него никакой записки? У Ивана Семёновича, я имею в виду... Может он... Впрочем, лучше бы она всё-таки была, потому, что эдак-то интересней...
  
   ...Короче, ерунда это всё! ...Да! ...А называлась та поэма... Как бишь она называлась?.. ...Забыл... Говорю же, память совсем никуда... Да все её и так знают, поэму... Даже первоклассники наизусть рассказывают... Что-то там такое... про дуб зелёный... Или не про дуб, а про царя какого-то... Ты-то знаешь, наверняка... Ну, как же её... Склероз... Забыл, короче...
   ...Впрочем, не важно... Проснулся я, лежу, думаю себе..."И что же, - думаю, - сия аллегория может значить?"...
   ...Да ни черта она не значит!!! Сонная галиматья, да и всё...
  

* * *

   ...На всё на это, на фекализацию то есть, можно ведь и с позиций психоанализа посмотреть. Тогда получится, что как народ мы, русские, застряли в анальной фазе развития. ...То есть национальный наш характер архаичен и инфантилен. И это свойственно большинству русских. Но особливо - нашим либералам, то есть западникам! Потому, что чаще других именно они, засранцы, обсирают всех кого ни попадя. (Примеры см. выше.) И не прав Б.Парамонов причисляя к анальному типу только наших славянофильствующих антисемитов! Он, ведь, и сам, Парамонов, всем известный аналист. Очень проницательный аналист, надо отметить, и талантливый... Вон как ловко в статье "Говно" патриотов обкакал!.. Да и в других статьях тоже... Ловко... Хотя и промахнулся чуток...
   ...На самом-то деле психическое состояние почвенников гораздо тяжелее, чем Парамонов думает. Их атавистическая эротика не просто анальна, но и оральна, а вдобавок к тому ещё и инцестуозна. (Я, естественно, на лавры первооткрывателя не претендую.) Патриоты сублимируют свои патологические влечения в образы Родины-Матери, народной души и т.п. Они боятся своего личного человеческого самостояния, боятся вылезать из материнской утробы на свет божий. Боятся перерезать пуповину. Боятся оторваться от тощей материнской сиськи. Им в мир взрослых людей страшно переходить...
   ...Хотелось бы, конечно, добавить сюда кое-что и о столь интересующей меня (в научном смысле, разумеется!) некрофилии, но это было бы отклонением от фекальной темы... Впрочем, и скатологические мои изыскания тоже пора прекращать... Тошнит уже... Хватит!.. Ну, сколько можно!..
  
   ...Да!! А что же они там делают, наши почвенники, в этой символической материнской утробе (в могиле, то есть)?..
   ...Да ничего особенного! Говно жрут!!!
  

* * *

  
   ...ещё был у нас министр не то внутренних дел, не то юстиции... а может быть и не министр, а вовсе даже генеральный прокурор... Так вот этот то ли министр, то ли кто заявил однажды с высокой трибуны, что в росте преступности и, вообще, во всех нынешних бедах и напастях виноваты, мол, исключительно постмодернисты, поскольку именно они, поганцы, расшатывают нравственные устои общества, в результате чего, люди, лишившись правильных жизненных ориентиров и ориентаций, сначала упадают в пучину аморализма и бытового разложения, а затем и вовсе вливаются в ряды криминалитета и ещё кое-где встречающегося недобросовестного менталитета. А отсюда, мол, и коррупция, и заказные убийства, и крышевание, и прочая всякая такая херня. То есть исключительно в результате чтения какого-нибудь В.Сорокина и ему подобных, некоторые наши граждане начинают нецензурно самовыражаться, пить водку, нарушать супружескую верность, а в конце концов могут даже иногда брать взятки в особо крупных размерах и злоупотреблять служебным положением.
   ...Спустя некоторое время, этого то ли министра, то ли прокурора застукали в борделе... Или нет, прошу прощения... Его уличили в крупном хищении государственных средств! Что-то он там, вроде, реставрировал, в Кремле... Или не в Кремле? А может быть он на взятках попался? Ну, не важно... В общем, парится сейчас, бедолага, на нарах. Мотает, как говорится, срок. Причём, кажется даже, в Швейцарии! ...Или не парится? ...Парится, конечно, но... вроде бы, всё-таки, не он... И не там... Ну ладно... Запутаешься тут с ними со всеми...
   ...А, вспомнил! Министр это был! Точно министр, а никакой не прокурор! ...Кажется... Его сначала друзья на видеоплёнку сняли. С блядьми. И показали президенту. В качестве клубнички, надо полагать... Развлечь хотели старичка... А тот возьми, да и отправь за это министра в отставку. Из зависти, конечно. Уже потом выяснилось, что он (министр, а не президент, разумеется) к тому же ещё и присвоил много-премного государственных долларов... Или, может, даже, общественных... Ну, не важно... Главное, что они уже давно за границей доллары эти, отмыты и вложены куда положено...
   ...За такие шутки у нас в стране по головке не гладят, а дают до десяти лет с конфискацией имущества... Ему и дали... Правда только девять... И не с конфискацией, а с отсрочкой заселения... В смысле - условно... Поэтому бывший министр сейчас с чистой совестью трудится на свободе... Он теперь, кажется, адвокат... Или даже судья?.. Ну, не важно... Вот если он в течение отведённого судом срока вторично какие-нибудь доллары украдёт, тогда его уж точно упекут. Но лично я убеждён, что он их, наверное, не украдёт. Куда ему ещё красть? Ну, сколько можно?!. Солить её, что ли, зелень-то эту проклятую?.. А впрочем, чёрт его знает, может и украдёт...
   ...Генпрокурор же, тот и вовсе ни в каких особо крупных хищениях замечен не был. Он просто попарился один раз в сауне и всё. Правда, тоже с блядьми. Но это зачем-то показали по телевизору. ...Хотя, ещё не доказано, прокурор ли это был или просто кто-то на него сильно похожий... Мало ли на свете людей похожих на прокурора?.. ...Впрочем, это не важно. ...Допустим, что на плёнке действительно изображён прокурор! Ну и что?! Ну и прокурор!! ...Клинтону, получается, с блядьми можно а прокурору нельзя?.. Вот везде у нас двойные стандарты... Даже в отношении блядей...
   ...Теперь человек похожий на прокурора, говорят, стал уже похож на депутата... Не то на сенатора... Или на губернатора даже... Впрочем не знаю, может и не стал...
   ...Кстати, припоминаю, что ещё раньше... тоже уволили одного... главного прокурора... Так вот у того главного прокурора после отставки обнаружились такие чудовищные злоупотребления, что его таки упекли. И он теперь чисто-конкретно валит лес... Однозначно! ...Впрочем, не знаю... Может и не валит... Чёрт их разберёт прокуроров этих ... Такая ненадёжная публика... Не знаешь чего от них и ждать...
   ...Так... Ну вот, я, наконец, всё точно в памяти восстановил. Всё вспомнил... О пагубном влиянии современной неизящной словесности на рост преступности говорил ни тот, ни другой, ни третий, а вовсе даже совсем - четвёртый. И этот четвёртый был министром. Но в отличие от трёх вышеупомянутых постмодернистов - кристальной честности человек... Незапятнанный!.. Ну разве что в Будённовске немного облажался... Впрочем, может быть это тоже не он, а кто-то другой... Кто-нибудь очень на него похожий... Уж чего-чего а облажаться у нас всегда найдётся кому... Да и людей похожих на генералов полно...
  
   ...Угадай, что во всём этом меня огорчает, а что радует? Огорчает меня проклятая моя амнезия. А радует - возросший уровень гуманитарной культуры наших высших чиновников. У них с грамотёшкой теперь всё нормалёк. Они уже не путают абстракционистов с педерастами. ...А кое-кто даже знает слово "симулякр"...
   ...Вот это вот я очень одобряю... Очень...
  

* * *

  
   ...вам скажу. Заметили ли Вы, что происходит нечто нео­бычное в недрах морального мира, нечто подобное тому, что про­исходит, говорят, в недрах мира физического? Скажите же мне, прошу Вас, как это отзывается на Вас? Что до меня, у меня на­вёртываются слёзы на глазах, когда я вижу это необъятное зло­получие старого моего русского общества...

* * *

  
   ...Все мы родом из страха...
   ...Вот вспомни самые счастливые, самые приятные и спо­койные моменты своей жизни... Эмоционально вспомни... Ага?.. Видишь? Как бы тебе ни было хорошо, всё равно на дне души саспенс, всегда неясная тревога... Или ясная... Прислушайся к себе... Вот прямо сейчас прислушайся... Чувствуешь?! ...Чувствуешь страх? Страх и тоску... ...Там, в самой глубине... Чувствуешь, чувствуешь... И никогда ты от них не избавишься, вот что ужасно... Я-то уж знаю, что говорю...
   ...от этого-то страха мы водку и пьём. Отключаем сознание частично или полностью. Только тогда нам и хорошо. То есть не то, чтобы хорошо, конечно, а просто не совсем плохо. Долбанём себя бутылкой по башке, отдохнём в беспамятстве, в упоительной лёгкости небытия, и живём-мучаемся дальше... Попросту говоря, чтобы хоть на некоторое время избавиться от страха нам приходится сужать сознание... Бывает, что и до...

* * *

   ...конец России, её крах, цивилизационный коллапс. Русских ждёт долгий, растянутый может быть на несколько поколений, мучительный уход в небытие. Он, собственно, уже начался. Все попытки реанимации страны и возвращения её былого могущества окажутся безуспешными и будут напоминать скорее гальванизацию трупа. Начавшийся процесс деградации необратим и катастрофичен...
   ...До тех пор, пока Россия не исчезнет с мировой арены окончательно, ей придётся оставаться поставщиком сырья и энергоресурсов. В течение ближайших пятнадцати лет её население уменьшится по некоторым оценкам до 100 миллионов человек. В то же время демографический рост соседнего Китая приведёт уже в недалёком будущем к постепенному и относительно мирному замещению русского населения китайским, особенно на востоке страны. Со временем не исключено и военное противостояние двух азиатских монстров, которое, даже в случае применения ядерного оружия, вне всякого сомнения завершится полной победой Китая.
   Русские, чувствующие себя всё более отстающими от цивилизованных стран, столкнутся с углубляющимся экономическим застоем, политической нестабильностью и культурным отчуждением.
   Чувство фрустрации связанное с утратой мирового лидерства и статуса великой державы, а также драматическое сокращение объёма внутренних ресурсов подтолкнёт Россию к тому, что она будет везде где только возможно поощрять политический, этнический, идеологический и религиозный экстремизм сопровождаемый насилием. Развивая старые технологии на периферии научно-технического прогресса и стремясь продвигать их на новые рынки, Россия будет снабжать этими технологиями и оружием массового уничтожения, в том числе - ядерным, государства-изгои а также террористические группы враждебные США... Когда-то именно Россия стала родиной терроризма. Теперь, вплоть до своей окончательной гибели, она будет оставаться главным его оплотом в мире.
   Процесс глобализации не только не улучшит положения страны, но ещё более увеличит пропасть между ней и цивилизованным миром...
   ...Соединённым Штатам в связи с новыми геополитическими реалиями придётся не только взять на себя роль мирового лидера и посредника между подлинными субъектами международных отношений ... но и нейтрализовать угрозы исходящие от преступных групп и агрессивных стран, прежде всего от самой агонизирующей России... При этом совершенно не важны субъективные установки русской правящей элиты, её, к примеру, проамериканская ориентация, готовность стать неотъемлемой частью атлантического сообщества и даже лицемерно декларируемая борьба с терроризмом. Россия смертельно опасна для цивилизованного мира уже самим фактом своего существования...
   ...После её окончательного распада и исчезновения главными источниками угрозы интересам США станут перенаселённый (несмотря на присоединение российского Дальнего востока и Сибири) Китай и фанатичный арабо-мусульманский мир. Однако создаваемые этими силами проблемы, включая проблему терроризма, как это ни странно на первый взгляд, по степени опасности не будут идти ни в какое сравнение с русской угрозой, которая исчезнет только вместе с самой этой страной...
   ...Россия родилась на задворках Европы. Она - уродливое дитя умирающей, разлагающейся Византии и дикой монгольской орды. Возникшая таким отвратительным и противоестественным образом Империя зла в течение долгих веков угрожала Западно-христианской цивилизации. Её бесславная гибель открывает перед Соединёнными Штатами блистательную возможность установить во всём мире...
  

* * *

  
   ...Вечером Саша ходил с дедушкой в клуб. Показывали хорошее кино "Александр Невский". Саша вместе с другими ребятами сидел на полу, перед зрительными рядами. Стульев на всех не хватало, да и смотреть отсюда было удобнее, никто не загораживал экрана.
   Саша очень радовался, что наши русские победили. Русские всегда побеждают плохих. И рогатых рыцарей. И фашистов. И американ­цев, если они на нас нападут. Вообще у нас хорошая страна. Самая лучшая. Самая добрая, сильная и большая. Поэтому...
  

* * *

   ...все пишут тягомотину. Книги, журналы, альманахи всякие невозможно читать. Традиционалисты-почвенники усыпляют лучше любого американского снотворного. Постмодернисты-либералы создают эффект рвотного и слабительного одновременно. ...При этом тоже ухитряются усыплять... Три в одном... Как им это удаётся?..
   ...Поскольку в указанных фармакологических средствах я пока что не нуждаюсь, то и не читаю ничего. Вместо этого, подобно чукче, пишу сам... Пишу и никак не могу понять, за­чем я, собственно, это делаю? Ну, то есть, пишу. Для чего?! И, главное, для кого?! Книги давно уже никому не нужны. Молодые не читают даже чтива... А уж над моими-то опусами... и подавно никто глаза ломать не будет...
   Да и зачем ещё что-то писать?.. Всё уже написано-перенаписано. Тысячу раз. Тысячу лет назад... ...И не писатель я, в конце-то концов... Не литератор даже...
   ...Им, щелкопёрам, что... Работают себе со стилем, метафоры всяческие выдумывают, интонацию ищут. Копаются в психологии... Игры литературные играют... Сочиняют захватывающие сюжеты... Рисуют широкие исторические полотна... Традиции хранят... Или, наоборот, хоронят... Поди плохо... И читателю приятно, и автор при деле... Да и денежки какие-никакие капают... Гонорары, гранты, Букер-шмукер, Нобель-шнобель, Ап. Григорьев, Белкин и т.д., и т.п.
   А тут, мало того, что всё за просто так делаешь, ещё и удовольствия-то никакого не получаешь... Бьёшься, бьёшься, как муха о стекло... Пытаешься вытащить хоть какой-нибудь смысл. Достать из себя что-то живое, настоящее, тёплое. ...А получается, будто палкой грязную лужу баламутишь. Всплывают какие-то обрывки. Осколки поблёскивают. Мусор всякий лезет. Поднимешь, повертишь в руках, посмотришь, что за хрень такая попалась?.. И бросаешь назад. ...Давай дальше му­тить. ...Зачем? - Бог весть...

* * *

   ...Зачем-зачем... Много зачем... Очень даже много зачем... Среди тысячи мотивов, заставляющих меня это делать, с удивлением понял, есть и такой: "Вот прочитает кто-нибудь мой замечательный и необыкновенный опус и поймёт какой я сам замечательный и необыкновенный... И полюбит меня..."
   ...До чего же человеку любви не хватает... До тошноты, до гложущей пустоты в сердце... И это мне! Кого так любят все! И родители... И дети... И женщины... И друзья даже... Может быть... Иногда... Некоторые...
   ...Хотя, думается, все они любили и любят не совсем меня... Как же можно меня любить, если никто меня не знает?.. А они меня не знают... Мы ведь не слышим друг друга и не видим почти... Мы любим не человека, а какую-то его функцию или роль имеющую отношение к нам... Или просто своё отражение в его глазах... Сам человек, живой, настоящий, всегда остаётся за кадром, на полях где-то... Вне того, что мы о нём знаем и думаем... И тем самым вне нашей любви...
   ...Но ведь существует множество людей, быть может миллионы, которых никто не любит... Никак не любит... И никогда не любил... Которым никто никогда не сказал: "Милый мой..." Которых никто не поцеловал и не погладил по щеке... Не обнял, не прижал к груди, не пустил к себе в постельку... На которых никто никогда не посмотрел с восхищением, или с одобрением... Которых просто никто ни разу не похвалил... Им-то каково?!! Им-то как этого не хватает?!. У них-то внутри какая пустота?!. Я как себе представлю самочувствие такого вот человека, и в солнечном сплетении у меня появляется пустота переходящая в боль... Чёрная дыра появляется... И мрак перед глазами встаёт... Грустно всё это, до чего же грустно... Тоска...
   ...Да и как может кто-то знать меня, если я и сам-то себя не знаю... Очень плохо себе себя представляю... Даже вот не знаю что такое я... И про душу, и про жизнь своего тела тоже ничего не ведаю... А ведь в теле...
  

* * *

h!er !n dze bod! = dze zakred r!vrz

h!er = dze zun + moon + p!lgr!mage plazez

* * *

   ...Не читают молодые ничего? И правильно делают, что не читают! Молодцы! Будут читать, если появится что... А сейчас - незачем! Аудиовизуальные искусства предлагают им более ликвидный продукт. И слабительное у них, у этих искусств, слабительнее, и седативное седативнее, и стимуляторы лучше вставляют... ...То, что раньше изготовляла изящная словесность теперь гораздо успешнее производится в кино и на TV...
   ...И не стоит думать, что, мол, простецы смотрят мыльные оперы, боевики и "Сибирского цирюльника", а яйцеголовые читают Большую Литературу. Если "большую" понимать как обращённую к высшим этажам души, к "сфере недвижных звёзд", то такая словесность больше не существует. Она - миф. Большой Литературы давно уже нет. Есть элитарная. А она такая же потребительская, как и массовая. Просто формат потребителя другой. Поэтому и правила игры разные. Правила вроде бы разные, а цели - те же... Так или иначе, но телекиноиндустрия достигает нужных целей всё равно лучше и быстрее... Эффективнее... На то она и индустрия...
   ...Скоро вместо чтения покет-буков и газет, люди будут в метро и в сортире смотреть портативные видио-плейеры... Они уже существуют, только пока дороговаты... А как подешевеют, литература умрёт окончательно. И все изготовляемые ныне вербальные опусы - станут просто полуфабрикатами сценариев... Чем они, собственно говоря, и являются...
   ...И это правильно...
   ...Хотя, если что-то действительно большое всё-таки родится, оно появится только как слово... Это будет Книга... Роман или эссе... А, может быть, поэма...

* * *

   ...Вспомнил!!! "Лука Мудищев" она называется, поэма-то эта!..

* * *

  
   ...всю дорогу квасили, все трое суток. Уже к Москве подъезжаем, я пошёл в туалет, выхожу в тамбур покурить, всё плывёт перед глазами. Ночь, часа три, например. Смотрю в окно, а там, на соседнем пути, паровоз дымит старинный, я только в детстве такие и видел, а Нюрка-сеструха колесо ему на ось натягивает. А оно тяжеленное, колесо-то. Килограмм семьдесят потянет. Или двести. Я кричу, дура, надорвёшься, тебе же ещё рожать. А она смеётся только, дура. Как раз поезд чего-то притормозил, я взял да и вырвал дверь нахер, и выпрыгнул из вагона. Ага. Встал, кровь с морды стёр, а ни её, ни паровоза. И след простыл. Вот ты, думаю, зараза, теперь пешком топай. Смотрю, там деревня какая-то. Я туда, а там китайцы на наших наступают, ну там эти хуйвейбины. А наши солдатики ружья в воду побросали и убежали в лес. Я думаю, надо Родину защищать скорее, а то они тут всё завоюют нахер и угонят нас в Германию. Разделся и давай в пруд в этот нырять за оружием. А там только дотронешься кончиками пальцев всё вглубь уходит. Уходит и уходит уходит и уходит. Ничего не достал, потом вылезаю и нет никого, китайцы уже дальше пошли на Москву. Думаю, надо же как-то сообщить Брежневу в Кремль, чтобы выслали дополнительные наряды милиции. Позвонить из правления колхоза, где у них здесьправление? Сразу побежал, даже одеться не успел, некогда. И стал в какой-то домстучаться, кричу, китайцы наступают, нужно в Москву срочно сообщить. Не открывают сволочи, боятся чего-то. Или нет никого. Но слышу шепчется кто-то, я к другомудому, там тоже никого, но кто-то ходит и ходи тходит и ходит окаянный стеклянный деревянный сука а у меня уже шерсть на лапах растётияуже вижу волканечеловек и я тогда почему-то обрадовался так сталохорошо легко ну думаю бля сейчас я вас всех порву суки наконец-то явасвсехпорвусукииту тмн евдругта кстраш ностало насталотакое страшно естраш но е что явсталначетверенькиикакзавоюы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-й-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о!!!
  

* * *

   ...Завершилась ли физическая эволюция? ...Разумеется, во Вселенной всё будет долго ещё меняться. Будут разбегаться, сбегаться, возникать и гибнуть галактики. Будут появляться чёрные дыры и сверхновые звёзды... Будет что-то происходить с геометрией пространства-времени. Родятся небывалые частицы. В звёздах и ускорителях возникнут новые химические элементы. На планетах и в пробирках - соединения... Но появится ли онтологически что-либо принципиально новое? ...Случится ли нечто аналогичное арогенезу в биологии? Взойдёт ли физика Вселенной на какую-то более высокую эволюционную ступень?.. Вдруг...

* * *

  
   ...Вдруг распахивается дверь настежь... И в горницу, как порыв ветра, влетает человек. В инее весь, ру­мяный... Скидывает человек шапку, рукави­цы, полушубок. И бросается к ней. Подхватывает на руки, кружит. Начинает цело­вать, целовать... Мокрое лицо целует, руки, шею, глаза...
  

* * *

  
   ...Писать надо просто... И понятно... Вот как я пишу... А то, блин, пишут, пишут...

* * *

  
   ...моё истинное я, воспитывая граждан страны в любви к чувственным удовольствиям, которые даёт суровая дисциплина на флоте, когда в расход идут всё новые и новые силы и средства медицинского контроля. ...Мало-помалу в этом городе здоровья лик врача будет стёрт, едва лишь маятник времён коснётся апокалипсических фаланстеров, где мы с нежным и сладострастным юношей Фуко гуляем вместе с тем исторический бред объективной собаки ставит на место символических уродцев-королей новое клиническое братство...
   ...Мечты, сновидения о праздничном, где молодость обнажена и где я имею честь предложить Вам новые сведения о поэте - совершенно серьёзно считая поэта Пушкина таким образом вопрос к чему вся эта дамская кавалькада слов к сказанному припоэчиваю, если я за собой не нахожу вины, то это позорно...
  
  

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. СУМЕРКИ. НЕОБЪЯТНЫЙ ПРОСТОР

  
   ...Я всегда жил на окраине. Вот почему, наверное, до сих пор никак не могу почувствовать себя в Центре мироздания. В то вре­мя как многим другим людям, особенно гуманистам, это запросто удаётся. Да что там гуманистам! Децентрированным отмороженным постмодернистам и то удаётся!
   Откуда я знал, что живу именно на окраине? А оттуда, что окружавшая меня действительность была, на мой вкус, какой-то... слишком профа­нической, что ли. ...Это если не пользоваться обсценной лексикой...
   Во времена моего детства я полагал, что не весь мир такой, как у нас в деревне. Есть в нём и более совершенные места. И даже сак­ральные места в нём наверняка имеются... И существует где-то Са­мое Самое Главное Место... Где чисто и светло... Где всё подлинно, нетленно и свято... Ну, то есть, короче, Центр.
   Я знал про это из газет, книг и фильмов. Читаю, ска­жем, "Пионерскую правду" или книжку какую-нибудь и узнаю, что в каких-то других местах мои ровесники живут не так, как рядом со мной. Они учатся на "хорошо" и "отлично", ведут активную пио­нерскую работу, поют и пляшут в ансамбле Локтева, говорят только правду, переводят старушек через дорогу, а за это за всё их награждают путёвками в "Артек" и записывают в "Книгу почёта пионерской организации"...
   ...Своих замечательных сверстников, я представлял себе именно такими, какими рисовали их тогда на первомайских открытках. Ясные лица, распахнутые глаза, алые пионерские галстуки...
   ...И всё это на фоне цветущих персиковых садов...
   Я знал, что в тех местах, о которых пишут в газетах - лучше и правильнее, чем в нашем. А где-то и ещё лучше. А где-то, наверное, совсем всё хо­рошо и правильно. ...Как на иконе... Там и должен располагаться Центр. Пуп Земли. Axis mundi. Я не то, чтобы так думал... Я так чувствовал... Спинным мозгом...
   ...Во времена моего детства, а потом и отрочества, я был уверен, что Центр мира располагает­ся на Красной площади, в Кремле или в Мавзолее. Там, на Самой Главной Площади Нашей Великой Родины во время Главного Праздника проходил Главный Военный Па­рад. Там, в день рождения Главного Вождя Всех Времён и Народов самых достойных учащихся принимали в пионеры. Там встречали Первого Космонавта Планеты... Там, в Георги­евском Зале Кремля или, позднее, во Дворце Съездов устраивали Главную Ёлку Страны. Для лучших из луч­ших. Там же, в Кремле, проходили Съезды КПСС и Пленумы ЦК... То есть Главные События Современности...
   ...Когда я был совсем маленьким, оба Главных Вождя ещё лежали в Мавзолее рядом, в хрустальных гробах, излучая в окружающее пространство некую животворную энергию, которая наполняла собой и освящала всю Вселенную... Со временем там остался только один Главный Вождь. И это тоже было справедливо! То есть ещё более справедливо, чем раньше. Потому, что Главный Вождь, как и Центр Вселенной должен быть, разумеется, только один...
   ...Меня же сирого в пионеры принимали в музее М.И.Калинина. А на Ёлку я ежегодно ходил в Лужники. Вместе с такими же троечниками и разгильдяями как я сам. Мне вообще-то и в Луж­никах было неплохо. Но в глубине души, не скрою, я мечтал оказаться там, в Георгиевском зале или во Дворце съездов... Причаститься, так сказать, сакральному... Приобщиться к подлинной жизни...
   ...А деревенские мои приятели и вовсе были двоечниками. Ру­гались матом. Курили папиросы. Обчищали соседские сады и карманы у пьяных. Занимались коллективно онанизмом. А некоторые - даже скотоложством. Писали на заборах нехорошие слова. Причём с жуткими грамматическими ашипками.
   Став постарше приятели пристрастились пить плодовыгодное вино, смалить дурь и вспарывать друг дружке животы самодельными но­жиками. За что иногда сидели в тюрьме. А ножи эти, как тебе, конечно же, из­вестно, вытачивались из напильников. Собственны­ми умелыми ру...
  

* * *

  
   ...Сужать сознание можно не одной водкой. Чем этого только ни делают! Героином и Интернетом, литературой и искусством, постом и молитвой, славянофильством и западничеством, песнями и плясками, асанами и пранаямами, военными парадами и кислотными дискотеками, а также - шоппингом, шейпингом, клабингом, экстримингом, драйвингом, дайвингом, дрэг-рейсингом, скейтингом, факингом, ... и всеми прочими видами вялотекущего дайинга... Странно, но мечтая о жизни после смерти люди только и делают, что практикуют смерть ещё при жизни... Ведь каждое сужение сознания есть не что иное как маленькая смерть... Вернее сказать, - маленькое самоубийство... (А оргазм, блин, - это не le petite mort, а напротив - la petit immortalite. Не транс, короче, а инсайт.)
   ...Весьма интересна разновидность маленьких самоубийств и убийств, называемых "изменёнными состояниями сознания". Вроде практикуемых мини-киллером С.Грофом... Дело в том, что...
  

* * *

  
   ...Был у меня когда-то лучший друг. Тоже, между прочим, физик... Давно... А потом другом быть перестал... Потому, что совершил поступок нехороший. Аморальный, в общем-то, поступок. Некую как бы подлость, и не по отношению ко мне даже, а... Там целая история была... Ну, не важно, к делу не относится. ...Он-то думал, я его в той ситуации поддержу и оправдаю по-дружески, а я - не поддержал и не оправдал. Напротив, - осудил и заявил об этом нелицеприятно.
   Хотел-то я как лучше... Поскольку полагал, что друзья не комплименты должны друг другу говорить, а резать горькую правду-матку, причём, - в глаза. ...Я тогда был молодой, следовательно, - глупый и бескомпромиссный. ...Но он тоже был молодой и поэтому сильно на меня обиделся. Мало того, - вознегодовал. И даже разгневался. Поведение моё друг счёл предательством. "А предателей, - сказал, - нужно убивать!" Однако, почему-то не убил, а просто вычеркнул из референтной группы. Проще говоря, послал куда подальше... ...А звали его, скажем, Геннадий...
  
   ...Так вот. Проходит очень много времени. Год или два. Я уж забывать его начал... А тут вдруг приятели приглашают меня в один студенческий клуб, на выступление некоего модного тогда психолога. Известного советского учёного, доктора наук, профессора, действительного члена и пр. и пр. Там, говорят приятели, состоится что-то сугубо научное, вроде сеанса чёрной магии с последующим разоблачением ... Короче, массовый гипноз со стриптизом...
   ...Прихожу. Народу - тьма. Место неудобное, в конце зала. Да ещё и за колонной почти. ...Смотрю, идёт по проходу этот самый чёрный маг. Лысенький такой, конопатый, да ещё и косой, вдобавок. Как же он, думаю, гипнотизирует-то с такой конвергенцией?
   А тот вышел на сцену и давай рассказывать про то про сё. Как память улучшить. Да как от импотенции избавиться. Рассказал что знал, а потом стал публику гипнотизировать. При этом глаза ему оказались совершенно ни к чему поскольку, держал профессор в руках какой-то блестящий шарик и велел нам на этот шарик, не отрываясь смотреть, покуда он, гипнотизёр, будет считать до ста. А как сосчитает - все обязательно впадут в гипноз. А некоторые даже - в экстаз. А самые продвинутые, может быть и в нирвану...
   ...Свет в зале померк. Заиграла тихая музыка... А профессор стал проникновенным голосом перечислять натуральные числа, параллельно втолковывая присутствующим, то есть нам, будто на улице идёт дождь, и что у всех слипаются глаза, и дыхание у нас, оказывается, ровное и глубокое, а весь мир погружается в дремоту... Ладно, думаю, нехай себе погружается... Я - "за"...
   ...Наконец фальшиво-торжественным голосом маг выкрикнул: "Сто!". И... Мне, честно скажу, очень хотелось тогда загипнотизироваться. Но, как и большинство зрителей, я почему-то никуда не впал. И вообще ничего особенного не почувствовал. А вот человекам двадцати из зала действительно поплохело. Дало, что называется, по мозгам. Крепко дало. Вырубились ребята... И по команде этого гипно-террориста потянулись на сцену, как гаммельнские крысы, чтобы под видом демонстрации психологических опытов, мазохистски удовлетворить неосознанное стремление экспериментатора к власти...
   ... Стоят... Вдруг вижу, среди подопытных и мой бывший лучший друг. Он, оказывается, загипнотизировался глубже всех. "Так, - думаю, - здесь сегодня будет интересная история". ...Как в воду, блин, глядел...
  

* * *

   ...Xtcfkf djkjcs e pthrfkf? F irfa ,sk ;`kn? Rfr gjhjijr zbxysq? Rfr gityj/ Ifhs ,ktcntkb jcnhj yf cnjk,f[ ;tktpys[ yju rhjdfnb - vfckzyfz rhfcrf vtcnfvb j,kegbkfcm...

* * *

  
   ...За неделю до Нового года Кравец позвал Сашу к себе в сарай. "Тебе бабка ёлку купила?" - спросил он, при­открыв дощатую дверь. "А у нас есть. В горшке растёт", - радостно сообщил Саша. "Ты чего, дурак? ...Настоящую! ...Из леса. ...Наряжать. ...А это у вас цветок растёт комнатный. Во даёт, дярёвня! Ёлку не знает! - засмеялся Юрка. - Пошли, я тебе покажу, нам уже привезли с отцовой работы".
   Они протиснулись между верстаком и дровами, и в закутке, где у Юрки летом жила свинья, Саша увидел ёлку. Вернее не увидел, потому, что там было совсем темно, после слепящего снега, а только почувствовал тревожный ёлочный запах. В темноте он потро­гал что-то пальцем. ...И укололся. ...У него от этого замерло дыхание. "Так вот она какая, настоящая ёлка", - подумал Саша. А Кравец сказал: "У нас ещё игру­шек дополна! ...И лампочки!"
   ...Потом мальчик целую неделю просил бабушку это всё купить. И она вроде бы соглашалась. Но только ей было некогда. Мама с утра до но­чи пропадала на работе. А дед-Степан уехал с Галкой в Бронницы. В командировку. Бабуля совсем замучилась одна. И ей было не до ёлки. ...Хотя она и обещала...
   ...так всё тянулось и тянулось. Пока ни наступил последний день старого года. Предыдущим вечером Саша плакал, и бабуля сказала, что завтра ёлка будет обязательно. Он рано проснулся, оделся, сам натянул чулки, и стал ждать. И опять тянулся бесконечный день. И Саша несколько раз принимался плакать. И совсем бабушку своим нытьём извёл...
   ...Когда они сели наконец в электричку красное солнце висело уже над самыми домами...
  

* * *

  
   ...Чего только не увидишь в этих изменённых состояниях. При некотором умении и старании можно почувствовать себя сперматозоидом, из которого ты вылупился, узреть любое своё прошлое воплоще­ние. А в предыдущей жизни, дорогие телезрители, я была - ой вы не поверите - Царицей Клеопатрой! Можно наблюдать суккубов в извращённой форме сочетающихся с инкубами, пришельцев с Ориона, ангелов лучезарных, олимпийских богов в шоколадной глазури, Наоми Кэмпбел в объятьях белого верблюда... и даже наркома Ежова изнутри...
   ...В таких состояниях можно много кой-чего повидать. И не сильно отличаются они, состояния эти, от белой, извините, горячки. По медицински - "delirium tremens"...

* * *

   ...Профессор после каждого фокуса отпускал кого-нибудь из заложников, а Генку явно берёг на сладкое. И вот, наконец, они остались вдвоём... Уселись на кресла стоящие по разным сторонам журнального столика... Магнетизёр взял в руки микрофон... Другой отдал своему визави... Ну, думаю, началось...
   - Вам в самодеятельности участвовать не доводилось? - ласково спрашивает маг Генку.
   - Никогда в жизни! - отвечает тот.
   - А книжки какие любите читать?
   - Русскую классику. Достоевского Фёдора Михайловича в особенности.
   - Отличненько! - говорит профессор и косые его глазки начинают блестеть так, что мне даже из последнего ряда видно. - А какое произведение упомянутого автора вам особенно близко?
   - "Братья Карамазовы", - Генка говорит. ...Тот от полноты счастья даже ручками всплеснул.
   - Сцену диалога Ивана Карамазова с чёртом припоминаете? - весело спрашивает маг.
   -Самая любимая моя сцена, - ответствует Геннадий.
   Тогда гипнотизер загробным голосом начинает обратный счёт от десяти, предупредив всех, что как только он скажет "один", испытуемый перевоплотится в этого самого литературного Ивана. А перевоплотившись должен будет разоблачить притаившегося в зале чёрта и провести с ним небольшой, так сказать, мировоззренческий диспут.
   Народ слушает, балдеет... Думает, сейчас опять весело будет... Потому, что предыдущие гипнотические опыты оказались довольно смешными... А Иван... подходит к самому краю сцены... и слепыми, если не сказать "мёртвыми", глазами... начинает сканировать зал...
  
   ...Улыбки мигом пропали... Все как-то сразу догадались, что весело не будет. А будет, скорее всего, страшно. Или, во всяком случае, страшновато. "Вдруг на меня укажет?" - наверное подумалось многим. Напрягся зал. Один я спокойненько сижу, поскольку точно знаю, на кого укажет Геннадий. Ну разумеется на меня, на кого же ещё?..
   А тот глядит, глядит... Никак не найдёт врага рода человеческого... Хорошо, видать, лукавый замаскировался... А не видит меня Иван потому, что сижу я слишком далеко. ...Народ, конечно, в оцепенении... Вот Иван сейчас как возьмёт, да как заорёт страшно: "Поднимите мне веки!!!" И всё! И что-то ужасное произойдёт... А Генка вдруг бесцветным таким голосом говорит: "Вон там... Вон он... прячется... Вроде...". И пальцем куда-то в первые ряды тычет. Явно не в меня. Маг лапками своими конопатыми замахал кому-то, выйди, мол, подыграй... Неужто, думаю, я ошибся?
   Вижу, карабкается на сцену ещё один наш общий приятель, тоже участник тех событий, из-за которых мы с Генкой рассорились. Я и не знал, что он в зале. ...Лицо у парня красными пятнами пошло... кучерявые волосы всклокочены...
   Посадил его гипнотизёр в кресло, где сам раньше сидел, а Ивана - напротив. Сунул им в руки по микрофону и попытался в прежнем своём придурковатом стиле организовать какую ни на есть беседу. Только ничего из этого не вышло, поскольку после обмена несколькими напряжёнными междометиями Иван вдруг захохотал неестественно и говорит: "Кончайте балаган, профессор! Это чёрт не настоящий... Фальшивый... Пусть он отсюда уйдёт лучше".
   Тогда маг игриво так спрашивает: "А где же настоящий?" "А настоящий - в зале!" - сдавленным страшным голосом отвечает Иван.
   ...Тут я понял, что пора. Встал и пошёл к сцене...
  

* * *

  
   ...Когда они приехали на станцию "Серп и Молот" было уже темно. Бабу­ля рванулась к ёлочному базару, но там, оказывается, всё уже продали, только какой-то нетрезвый старик махал метлой. "Ёлок нету, - неприятно засмеялся он, - одне палки остались. Палку хочешь, старая?"...
   ...вышли на улицу... и тут до Саши, наконец, дошло, что у не­го ничего не будет. Никакой ёлки. И никакого Праздника. Мальчик не заплакал даже, а тихонько заску­лил. И тогда бабуля крикнула: "Не ной! Не ной, я тебе говорю!" Потом посадила его под фона­рём на какой-то ящик и сказала: "Сиди здесь! И не вздумай вставать! А то получишь на орехе! Понял? Я сейчас..." Она снова вошла в ворота базара и долго оттуда не появлялась. А Саша сидел и страдал...
   ...Когда бабушка, наконец, вернулась, из-под мышки у неё торчал большой свёрток. В коричневой бумаге что-то. "Вот тебе и ёлка, - улыбаясь сказала бабушка. - А ты ещё плакал..."
   Саша хотел снова зареветь, потому, что какая же это ёлка, ёлка такая не бывает... Но тут бабуля поднесла свёрток к его ли­цу, отвернула край бумаги и мальчик туда на всякий случай заглянул. ...И тогда ноздрей его коснулся знакомый тревожный запах. ...И он увидел зелёные иголочки. ...Снял варежку, потрогал их. ...Укололся... И понял, что это всё-таки она, ёлка. Настоящая. ...А тут ещё стал падать ёлочный снег...
   ...Потом они побежали в Серый универмаг, поднялись на второй этаж и протолкавшись почти час в очереди накупили целую кучу всяких игрушек. ...Флажки, бусы, дере­вянные крашеные грибы с настоящим мхом, серебряные новогодние часы, красную звезду, золотую рыбку, стеклянные разноцветные шары... Вот сколько всего они накупили... ...И ещё - замечательного Деда Мороза. У него было такое доброе лицо, что Саша опять заплакал, теперь уже от...
  

* * *

   ...цы моих друзей (у кого они, конечно, были)... добрые люди, работяги, фронтовики, орденоносцы ... пили практически каждый день. Всё, что могло гореть. И не только... Кроме благородных водки, портвейна, спирта и самогона, они употребляли политуру, денатурат, одеколон в ассортименте, зуб­ной эликсир, зубную пасту, средство от перхоти, клей БФ, жид­кость для протирки окон, гуталин (да-да, гуталин!) и ещё многое такое, что даже представить-то себе в подобном качестве невозможно.
   Потом они бегали с выпученными красными глазами, блевали, валялись по канавам и это было, в общем, нормально. ...В смысле - обычно.
   9- го мая фронтовики надевали ордена. И на какое-то время преображались. На их лицах появлялось осмысленное выражение... глаза светились... ...ого достоинства... радость и...
   Становилось понятно, что это самый главный их день. Что они - только присутствуют рядом с нами. А живут - в другом мире и в другом времени... В тех роковых сороковых...
   Там центр, вершина их судьбы. Их молодость, их слава, их любовь... Их золотой век... А то, что пришло потом - время мучительное и не­понятное, похожее на сон. Потому, что давным-давно исполнились две главные их фронтовые мечты. Они победили и остались живы. И всё вокруг вроде было правильно и хорошо... Отменили карточки. Экономика восстанавливалась. Страна росла и крепла. Красивые, истосковавшиеся в одиночестве женщины... ...А счастья не было... и своего настоящего места в этой жизни они почему-то не могли найти...
   ...Только один раз в году, в День Победы, отцы чувствовали полноту и справедли­вость бытия. Они будто попадали туда, в исполненное радостных ожиданий прошлое... И где-то в глубине их душ пробуждалась надежда, что всё ещё можно как-то исправить, переменить... Потому и глаза у них светились... Во всяком случае, до определённого момента...
  

* * *

  
   ...У Рэя Брэдбери есть рассказ "Сафари в прошлое", или ещё как-то он называется, не важно. Его герой с помощью машины времени попал в эпоху динозавров и нечаянно раздавил там бабочку. Когда он возвратился в настоящее, оказалось, что мир из-за этого неузнаваемо изменился. Всё другое: другие люди, другой воздух, даже президент и тот другой...
   ...Возможно ли путешествовать во времени? ...известный мысленный эксперимент: если такой вот "трансхронист" отправится в прошлое и убьёт там не бабочку, а собственного ещё не имеющего потомства дедушку, то в настоящем времени этот убийца просто не родится на свет. Кто же тогда отправится в прошлое и совершит убийство? Некому! И дедушка, следовательно, останется жив. Значит "трансхронист" спустя поколение спокойненько может появиться на свет и со временем отправиться в прошлое... Тогда... Ерунда получается, короче. ...Парадокс. Его так и называют: "парадокс дедушки" (ПД). ...Считается, что именно из-за этого парадокса и невозможно создать машину времени... Природа ведь не может нарушить законы логики, не правда ли? ...Мне думается, однако, что можно построить такую модель Универсума (МУ), в которой указанного парадокса вообще не будет...
  
   ...Замечу кстати, что гибель древней бабочки, в общем случае, ничего не изменит в настоящем. Поскольку любой биоценоз, в том числе и самый древний, - это гомеостаз. Он находится в динамическом равновесии. Умеренные внешние воздействия и внутренние флуктуации не в силах этого равновесия нарушить. Оно способно восстанавливаться. ...Не только бабочку можно без серьёзных последствий раздавить, но даже квадратный километр первобытного леса выжечь напалмом вместе со всеми его обитателями. Или засыпать "оранжевым порошком". Сначала произойдёт, конечно, локальное возмущение множества каузальных линий, но потом всё успокоится... Через сотню-другую лет ландшафт восстановится. Полностью. Мир вернётся в наезженную колею, к старому аттрактору... И в нашем времени всё останется как было...
   ...Чтобы история действительно изменилась (появился новый аттрактор!), нужно не просто воздействовать на прошлое, а ещё и попасть в некую критическую точку... В так называемую "точку бифуркации" (ТБ)... Описанное у Брэдбери возможно лишь в том случае, если несчастная бабочка оказалась как раз в ТБ...То же относится и к мысленно уничтоженному мной лесу...
  
   ...Подобным же образом дело обстоит и с будущим... Чтобы сейчас сознательно изменить "предначертанный" путь (не важно, человечества, народа или отдельной личности) нужно "нажать" на ТБ. Только в этом случае возмож...
   ...Вот только как её угадать, эту точку?..
  

* * *

  
   ...Когда публика меня наконец заметила, зал замер. Наступила недоуменная тишина. "Что это? - было написано на лицах. - Кто?! ...Подсадной? ...Подыграть решил? ...Сумасшедший в зал затесался? ...Прямо здесь сбрендил?"
   Самое забавное, что в прострацию впал и наш легкомысленный магнетизёр. Слышно было только как в его черепной коробке скрипят шестерёнки и напряжённо гудит какой-то трансформатор... Гудит и, наверное даже, искрит... Но напрасно оно искрило... Ничего бедный наш доктор не понял...
   ...Хорошо хоть до короткого замыкания дело не дошло...
  

* * *

  
   ...Спрашивается, какого чёрта меня туда понесло? Причин тому много, то есть две. Во-первых, меня увлёк сюжет. Ведь надо же, какой узелок завязался! Генка, я, чёрная магия, Достоевский, дьявол... Прямо дух захватывало... И очень хотелось узнать чем всё кончится...
   ...Во-вторых, я предполагал, что Генка на самом деле, безо всякой магии, ищет разговора со мной, только не решается подойти, поскольку гордый очень... У него ведь, наверняка, где-то там... в глубине души, эта история торчала, как заноза. Ему хоть и удалось убедить себя, что все мы, его бывшие друзья, большие сволочи, а я сволочь самая распоследняя, но... Не совсем же он был бессовестный человек, и не совсем, всё-таки, дурак...
   ...Так я думал тогда...
  

* * *

  
   -Ну что, Иван, - спрашиваю, - теперь чёрт настоящий?
   -Настоящий...
   -Тогда давай потолкуем. Ты ведь этого хотел, правда?
   -Да, - эхом отвечает Иван...
  
   ...На самом-то деле я очень волновался тогда. Сижу весь белый, руки дрожат... Но и странную какую-то радость испытываю. Восторг даже... Омерзительное чувство собственной моральной правоты... А сам пристально смотрю в Генкины злые глаза... В незрячую глубину его зрачков... И тут мне вдруг плохо как-то стало... Затошнило будто... Голова закружилась... Показалось, что пол подо мной начал проваливаться... и я полетел куда-то...
   ...Лечу это я, значит, как бы вниз, а сам, тем не менее, примечаю, что Генкино лицо меняется... искажается отвратительной гримасой... Язык высунулся как у Эйнштейна на известной фотографии и глаза из орбит повылазили... Мне в первый момент показалось даже, что это он просто рожу скорчил. Потом я подумал: "У него, наверное, нервный тик. Как у Бердяева или Соловьёва..." И ещё подумал: "Может это эпилептический припадок начинается?" Но вскоре стало ясно, что это не припадок...
   ...Кожа Генкина стала темнеть, темнеть... и сморщилась прямо у меня на глазах. ...Ороговела, превратилась в чешую! За какое-нибудь мгновение когти у Генки отросли и хвост появился преогромный... Смотрю - страшный зверь передо мной образовался... Действительно страшный... Меня даже в дрожь кинуло... Стоп, себе думаю, вот теперь вот я точно рехнулся. Окончательно. ...А может быть это всё-таки сон?.. Или delirium tremens ?..
   ...Посмотрел в зал.... А там!!! Мамочка родная!!! Зрители на сцену ползут. И все тоже сильно изменившиеся. Вместо лиц - рожи отвратительные... Тела безобразные, с которых кровь капает... Мрак!! Карлики какие-то лезут... Дети уродливые с провалившимися носами и клювами вместо глаз... Бабы голые с вонючими селёдочными головами... а на животе у каждой vagina здоровенная как сибирский чебурек, да к тому же ещё и dentata... Змеи клубками по полу катаются... Чудища многоочитые плачут... То есть вот просто из одних глаз состоящие... Нечисть вс... ...ский карнавал... А весь зал...
   ...Да и нет уже никакого зала. Вместо стен тьма клубится, а сквозь неё огненные всполохи просвечивают тускло... И кавалькады мёртвых всадников несутся куда-то по иссохшей кремнистой земле... Кругом черепа валяются, скелеты, деревья засохшие стоят... скорпионы ползают ...
   ...смотрю смотрю в глаза его подёрнутые безжизненной тоской... и вдруг вижу, что в слепых Генкиных зрачках кто-то отражается... Другой кто-то... Не я!.. Безобразный... От которого с души воротит и кричать хочется... Совсем кто-то на меня не похожий... Другой... Другой!!!
   ...И вдруг догадываюсь с ужасом: это же... это же... Господи, помоги!..
   ... Из Ивановых зрачков на меня смотрел сатана...
   ...То есть как?!! Там же должно быть моё отражение... Дьявол - это я, что ли?!! Но это же... это же...- бред!! Кошмар, глюк, болезнь, белая горячка... А что ещё?! ...Я как бы... ...вал внутри жуткую какую-то ... кр... ...ом...
  
   ...А со всех сторон плясали, кружились, совокуплялись, испражнялись голые, а также покрытые шерстью, чешуёй, слизью, перьями и глазами тела. ...Страшные морды, рыла, хари, личины... Все они орали, выли, хохотали, визжали, молились, пели жалобные песни, блевали, сморкались и плакали, а я...
  

* * *

  

...Ну конечно, бред!..

  

* * *

  
   ...Хвост его увлёк с неба третью часть звёзд и поверг их на землю. Дракон сей стал пред женою, которой надлежало родить, дабы, когда она родит, пожрать её младенца...
  

* * *

  
   ...Боль неутолимая... Мука смертная... Словами не передать... Я весь, как разверстая гноящаяся рана... затравленный зверь... хочется чтобы кто-нибудь пожалел меня... или лучше пристрелил... или ещё лучше я бы убил кого-нибудь ...и ненависть, ненависть... Такая ненависть душила! ...и тоска... и до того себя было жалко... так жалко... так страшно сделалось ... что хотелось уничтожить всё... весь мир... и такой сладкой была эта боль, эта мука... до того сладкой... что... если бы...
  

* * *

  
   ...Сколько уж это длилось, не знаю... Полчаса, несколько мгновений?.. ...Наконец пришёл я в себя. Смотрю, нет никакой чертовщины. Вот - я, вот - Генка. Вон - публика сидит, глазами хлопает. И физиономии у всех нормальные... В смысле - обычные... Рядом - притихший гипнотизёр... А мы, молчим и друг на друга смотрим... Взгляд у Генки мутный, нездешний взгляд... Как у смертельно больного человека...
   ...Вдруг он вскакивает и, указывая на меня, начинает орать: "Вот он!! Вот он!! Уберите его! Уведите! Я боюсь! У него рога страшные!"
   ...Тут Генка лицо руками закрыл, зарыдал и попытался удрать со сцены. Пришедший наконец в себя гипнотизёр совершил первый за весь вечер разумный поступок - вывел беднягу из гипнотического, или не знаю из какого уж там, состояния, усадил в кресло и напоил минеральной водой...
   ...Пахло не серой... Озоном пахло... Аммиаком - чуть-чуть... Но не серой...
   ...Генка так недоуменно, так тоскливо оглядывался по сторонам, что всем стало ясно: он не только ничего не помнит, но даже не понимает как и зачем здесь очутился...
   ... Тогда я подошёл к нему и неожиданно для самого себя поцеловал... Он отшатнулся, посмотрел на меня с нескрываемым ужасом... Как на сумасшедшего... Каковым я в тот момент вероятно и был... А зал, так тот просто обалдел... И пока я шёл к выходу, все до одного зрители не отрывали от меня испуганных взглядов... И тишина стояла, не просто полная... и не мёртвая... а какая-то прямо даже космическая... Тишина...
  
   ...Зачем я это сделал? Зачем его поцеловал? Что и кому хотел этим сказать? Не знаю! Это поднялось, или даже прорвалось из какой-то неведомой глубины... Что-то совсем уж иррациональное...
   ...А может я всего лишь завершил какой-то наведённый литературой гештальт?.. Не знаю!..
  
   * * *
   ...совок вовсе не советский или постсоветский феномен. Это попросту человек, который не принимает борьбу за деньги или социальный статус как цель и смысл жизни. Он с брезгливым недоверием взирает на суету лежащего за окном мира, не хочет становиться его частью и, как это ни смешно звучит в применении к Васисуалию Лоханкину, живёт в духе, хотя и необязательно в истине. Такие странные мутанты существовали во все времена, но были исключением. В России это надолго стало правилом. Советский мир был настолько подчёркнуто абсурден и продуманно нелеп, что принять его за окончательную реальность было невозможно даже для пациента психиатрической клиники. И получилось так, что у жителей России, кстати, необязательно интеллигентов, автоматически - безо всякого их желания и участия - возникал лишний, нефункциональный психический этаж, то дополнительное пространство осознания себя и мира, которое в естественно развивающемся обществе доступно лишь немногим...
   ...Теперь этот нефункциональный аппендикс советской души оказался непозволительной роскошью...

* * *

  
   ...можно ли удержать привычными словами? Закрепить на листе бумаги? Передать другому? Через собственную-то душу оно проходит лишь лёгким дуновением, слабым ветерком, едва различимым отблеском. И исчезает. И забывается...
   ...Оно так пугливо, неустойчиво. ...Поглядел в сторону, услышал звук, заку­рил сигарету, вспомнил о чём-то - и всё! Нету! Растая­ло. А у тебя в душе уже шевелится другое пространство и пишешь ты совсем не о том, о чём собирался...
   ...Но странно... Эти неуловимые, ускользающие мгновения всё же оставляют в душе след. И может быть не только в душе... Слова ещё нет, но есть возможность слова, есть его ожидание, силовые линии поля... Есть струны, нити, синапсы, которые соединяют всё со всем... И там, в точке их схождения, в этом синаптическом узле, происходит как бы зачатие. А он, этот узел, во мне... Слово появляется, начинает шевелиться, как птенец в гнезде, прорастать, как жёлудь в дупле, наливаться жизнью, как младенец в материнском лоне... ...новые смыслы... сл...
  

* * *

  
   ...Слово? Разве каждое слово не отделяет меня всё больше от..? От чего оно меня отделяет? От реальности? Но "реальность" - это тоже не более чем слово... А то, что за ним стоит - не более, чем словесная конструкция... Индивидуальная ли, коллективная ли... Не важно... Она многослойна, эта конструкция... Можно говорить о реальности первого порядка, второго... Любого порядка... Однако каждый её слой всё равно состоит из слов... Из знаков...
   ...Но ведь что-то же лежит за словами?.. За знаками, за образами, за символами... Есть, например, боль... Это ведь не просто знак... Не просто слово... Есть у знака означаемое? Больно бывает всем, даже тем, кто не знает слов... Есть смерть... Есть... ...не слово, не картинка, не миф, а то, что за всем этим лежит...
   ...Может быть смерть была бы чем-нибудь совсем другим, если бы мы сказали о ней другие слова... Создали другие тексты... Ведь разными культурами, и даже разными людьми смерть воспринимается не одинаково... Значит для них за этим словом лежат разные... Что разные?..
   ...А вообще, есть в Универсуме хоть что-либо до-словное? Не в гносеологическом смысле, а в онтологическом... Или действительно всё начинается со Слова?..
   ...Вот сейчас я придумаю слово для обозначения этого до-словного и... Что "и"?.. И оно перестанет быть до-словным?.. Да оно давно уже перестало... Не знаю как в Универсуме, но в сознании у нас точно ничего до-словного нет. ...Быть не может...
  

* * *

  
   ...Мой средний сын, в пятилетнем возрасте, посмотрев какой-то фильм по телевизору, спросил меня: "Пап, а что такое "шлюха"?" "Это, - отвечаю, - такая плохая тётя, которая курит, водку пьёт и шляется где попало..."
   Следующим вечером проходим с ним мимо какого-то кабака. Стоят четыре датые намазанные тёлки и курят. Только мы с ними успели поравняться, а малыш вдруг спрашивает их, да громко так: "Тёти, зачем вы ку'ите?"... Тёлки заржали... Он задумался на мгновение, а потом вдруг расплылся в улыбке и говорит: "А, понятно, вы наве'но шлюхи..." У них так челюсти и отвисли...
   Я его за руку схватил и увёл поскорее, пока они не опомнились... А то пришлось бы слишком много новых слов ребёнку объяснять...
   ...Не так ли и мы? Сперва строим какие-то словесные конструкты, а потом подыскиваем для них означаемое... И в этом случае слово действительно оказывается в начале...
  

* * *

  
   ...До-словно, конечно, Небытие. Потому, что о нём нельзя ничего сказать... Даже само слово "небытие" не есть самостоятельное понятие, а образовано посредством отрицания из другого...
   ...Всё что есть в Бытии происходит из Небытия. Не в миг божественного творения и не в момент Большого Взрыва возникло Бытие... Оно рождается из Небытия непрерывно и повсеместно. Всё новое в нашем мире берётся оттуда... У самой же Вселенной не было никакого Начала-Первоначала... Никакого t-нулевого. ...И Взрыва никакого тоже не было. ...И Первотворения. ...Галактики-то может и разбегаются, но это ничего на самом деле не значит... То есть это не значит, что Вселенная когда-то началась...
  

* * *

  
   ...С помощью этой МУ можно разрешить не только ПД и некоторые проблемы квантовой механики (КМ) но и пресловутый Парадокс близнецов (ПБ)... С которого я и начну, поскольку это проще понять...
  
   ...Все почему-то думают, будто ПБ заключается в том, что оставшийся на земле брат-близнец космонавта летящего с околосветовой скоростью, пока тот летает, станет стариком, а космонавт вернётся молодым. Так будет потому, будто бы, что время в быстро движущейся ракете согласно частной теории относительности (ЧТО), течёт существенно медленнее, чем на "неподвижной" Земле. Вот вам, мол, и парадокс: домосед превратился в седобородого старца, а космический путешественник остался юношей...
   ...В действительности же, парадокс заключается отнюдь не в этом. А в том, что согласно принципу относительности движения (ПОД), неподвижным можно считать и космический корабль. Если принять за таковую его систему отсчёта (СО), то "состариться" должен как раз космонавт. Брат же его "останется молодым". Парадокс - это когда одна и та же логика даёт сразу два противоположных результата. И здесь можно попросту спросить у старика Эйнштейна: "Так кто же из близнецов останется молодым?"
   ...Физики обычно выходят из положения следующим образом. Они заявляют, что принцип относительности действует будто бы только в инерциальных СО, а поскольку, мол, ракета в этом эксперименте как минимум трижды испытывает ускорение, она таковой - не является. И, следовательно, её нельзя принять за неподвижную...
   ...Ещё иногда говорят о том, что возникшее в результате ускорения поле тяготения замедлит находящиеся в ракете часы. Это уже в соответствии с общей теорией относительности (ОТО). Следовательно, никакого парадокса нет, время будет течь медленнее именно в ракете. И состарится, однозначно, близнец остававшийся на Земле...
   ...Эти забавные соображения не лишены, некоторых оснований. Но давайте-ка поставим следующий мысленный эксперимент...
  

* * *

  
   ...Знаете, как я лишилась девственности? ...Меня вожатый в лагере изнасиловал... В четырнадцать лет... У нас там такие были туалеты... отдельно от корпусов, четыре попарно соединённые кабинки: две для девочек, две - для мальчиков... А этот вожатый, Слава его звали, мне нравился... Студент... Красивый такой, чёрненький ...на гитаре всё играл...
   ...Один раз, после отбоя мне не спалось что-то... Я пошла в туалет... ...немножко. В палате же не...но ... было.
   ...В кабинках лампочки горят, а снаружи темно... Только подошла, меня кто-то сзади как схватит... и поволок в мужское отделение. Рот ладонью зажал... Я чуть со страха не умерла... Ужас!! ...Не вижу, кто... И не знаю что со мной сейчас сделают... Хотя чуть-чуть догадываюсь...
   ...Он дверь запер изнутри на шпингалет, и даже не догадался, дурачок, свет погасить ... тут-то уж я его узнала... юбку мне задрал, трусики ст... ..., "Закричишь - убью!"- шепчет. ...И, стоя, спереди, как... ...А там накурено, стены все разрисованы бабами раскоряченными, в унитазе какашки плавают... воняет ужасно ... мне и страшно и больно... а он ещё в губы впился зубами... стонет... как маньяк какой-нибудь... там внизу всё перемешалось и кровь, и сперма, и дерьмо... такой ужас! Так всё отвратительно! ...А я ведь ещё ребёнок почти...
   ...Но самое ужасное в этом ужасе... что мне приятно... Страшно, противно... и приятно! Трудно поверить, но я тогда испытала оргазм... Когда всё кончилось, этот дурачок стоит и не знает что дальше делать ... тогда я встала на колени, прямо рядом с унитазом, и...
  

* * *

  
   ...Всякий порядок начинается с Жертвы! И без насилия здесь нельзя... Космос есть результат насилия Бога над Хаосом... Законы природы - это тоже своего рода насилие. А культура - результат насилия порядка, правил, традиции, канона над природной стихией. Человек - результат насилия, репрессии культуры над свободой и творчеством. И люди всегда готовы были пожертвовать свободой во имя порядка... А если нужно, пожертвовать и собой, своей жизнью ...
  

* * *

  
   ...Так вот... Я ни до того, ни после, не верил в существование дьявола. И сейчас не верю! Мне близка бердяевская мысль, что ад, муки, плач и скрежет зубов - плод чьей-то гнусной садомазохистской фантазии. И все представления о бесах и прочей нечисти - плод воображения психически нездоровых людей. Поэтому случившееся во время сеанса я, после некоторого размышления, попытался истолковать для себя чисто психологически. Вернее, психиатрически...
  

* * *

  
   ...Возвращались мы однажды с женой из ресторана, с чьей-то свадьбы. Часов одиннадцать было, рано. ...Я там перебрал чуть-чуть. Но держался в рамках приличий, разумеется... Пытался, правда, лабухами подирижировать немножко, хотел объяснить им как надо играть... Те обиделись, не поняли, что я профессионал, решили - пьяный... А я военный дирижёр, между прочим... И абсолютник к тому же.. Ну, ладно...Не хотите, как хотите... У меня настроение хорошее, всех расцеловать готов... Ну я и стал целовать. ...Женщин в основном... По очереди. ...Какому-то дураку не понравилось, что я его даму облобызал, - чуть до драки не дошло... Жена возьми, да и увези меня от греха... Ладно...
   ...В такси едем, чувствую, она ко мне ластится, жена-то, прижимается всем чем можно... Что уж её так разобрало? Не знаю... Глаза эдакие стали... Туманные как бы... Ну, в общем понятно... Во мне тоже что-то там такое заиграло... Я приобнял её чуть-чуть, голову на плечо поло­жил, а правую руку незаметненько засовываю под плащ... Ну и начинаю её там это... Того... Короче, ясно...
   ... Вдруг она вырывается, хватает сумочку и достает из неё, как сейчас помню, пять рублей одной купюрой. "Остановите, пожалуйста, здесь!" Протягивает водиле деньги. Тот, мол, сдачи нет, туда-сюда, а она ему, оставь себе на чай. ...А на счётчике, дай бог - рубль. Я не успел даже слова сказать, глядь, мы уже - на тротуаре... А машина наша - тю-тю...
   ...Тут жена хватает меня за руку и тащит куда-то.... Место незнакомое. Я вообще ничего не могу сообразить. Хочу спросить, но как-то не успеваю. Надо за ней бежать... Вообще, всё странно так... На сон похоже...
   ...Забегаем в какой-то сквер, то ли двор... Или это детская площадка была? Я так и не понял... Помню только тополя облетевшие... пыльную акацию рядом... и стол для пинг-понга. ...На земле - мусор, бутылки пустые и прочая всякая дребедень. Листьями жёлтыми всё присыпано слегка. И фонарь вверху горит. А вокруг - ни души...
   ...Слышу, из какой-то открытой форточки мелодия доносится. ...Тихо-тихо. Как сейчас помню, "Адажио" Альбинони. Хорошая вещь, классическая. Шлягер, ко­нечно, заездили его в хвост и в гриву... Но - шедевр, ничего не скажешь... Мы его, даже, исполняли как-то... На чьих-то похоронах...
   ...Так вот. Жена у этого стола останавливается. И я её наконец спрашиваю, что это, мол, всё значит?.. А она обнимает меня, прижимается... и целует... так... долго-долго. И вином от неё приятно пахнет... а от тела прямо то­ком бьет... Потом отрывается она от моих губ и говорит: "Я хочу! Прямо здесь! И прямо сейчас!"
   ...И начинает разде­ваться...
  

* * *

  
   ...Из той же ОТО вытекает, как показал когда-то Фридман, возможность такой кривизны пространства во Вселенной, при которой оно становится замкнутым. Что это означает? Попросту говоря, если в такой Вселенной лететь прямо, "никуда не сворачивая", то через какое-то, хотя и большое, но конечное, время окажешься в той точке, из которой вылетел. Это всё равно, что двигаться по замкнутой поверхности Земного шара.
   И вот представим себе, что в такой замкнутой Вселенной мимо Земли пролетает равномерно и прямолинейно движущаяся с субсветовой скоростью ракета. В момент пролёта мы синхронизируем с ней часы. И ждём, пока она "пролетит во второй раз". Тогда снова сравниваем показания часов. Какие часы отстанут? Ведь при заявленных условиях никаких ускорений не будет и ракету вполне можно считать инерциальной СО, то есть, согласно ПОД, - неподвижной. Поэтому парадокс сохраняется.
   Интересно, что замедление земных часов в гравитационном поле Земли чаще всего, вообще, не учитывается. А земное тяготение должно их замедлять... Давайте его учтём, это замедление, и всё уравняем. Пусть наша ракета в течение неограниченного времени летит с ускорением "g". И повторим описанный эксперимент, но в условиях равномерного ускорения. Системы равноправны? Равноправны. Земное тяготение замедляет часы в той же степени, что и ускорение. И что же получится? Какие из часов покажут большее время? Опять - парадокс...
   Конечно пространство нашей Вселенной может быть и не замкнутым. Но фундаментальные законы природы должны равным образом соблюдаться при любой возможной кривизне пространства. Так?.. Следовательно вопрос о ПБ отнюдь не снят физической наукой... Но мы-то как раз и собирались это сделать при посредстве новой МУ...
  

* * *

  
   ...Вытесн-е из сзнния нгтвные эм-ии, ощ-ия и мысли "сливаются" в нктрую пдсзнт. обл. члвчскй псхки. Бль, стд, рвнсть, звсть, ненвсть, отврщние, неуд-ть жзнью, бунт, агрссия, чвства нплнцннсти + вины, табуирванные общствм жлния + имп-сы... все мртвые, птрявшие спсбнсть соеднть, смслы. Глвная эмция туда сткщая = страх! Стрх прд миром, прд жзнью, прд бдщим и пршлм, прд лдьми + прд сбствннми стхйнми проявл-ми...
   Это = вртльный отстойник. Свлка сзнния, клдбще смслв. Она, эта свлк, в индв-й. + в колл-й лчнсти пстпнно самоорг-ся, склдвтся в обрз инферн-ного мира. В сцуме это прждет соотв. архетипы зла. Они пслтся в члвке паразитир. на его я + прснфцртся. Так в лчнсти, рждтся + врстает нечто, псвдличнсть, рскну скзть - "анти-Я". Её-то все + нзвют "дьяволом". Эта псвдлчность - тень лчнсти-носителя... Мы отчуждм её от свго сзнтльнго я + прцруем вовне. Так дьявол приходит в мир. На смм же деле он сщствт тлько в душе члвчскй... И блш нигде...
   ...Взнкшй так обрз сатаны = не прсто обрз, а символ. В рзнх кльтрх змея + двл имеют осн. знач-я: Небытие, Хаос, Хтонос, короче...
  
  

* * *

  
   ...Раздевается она... Ну и что мне прикажете делать? Я ведь мужчина как-никак... По хорошему-то, надо бы её остановить... Мало ли чего... Но я же сам не вполне трезвый был тогда, плохо себя контролиро­вал... В голове туман... Ну и напор у неё, конечно, бешеный... Меня как-то от этого всего... Короче, её желанию уступил. Китель снял... И даже стал себе там чего-то расстёгивать.
   ...А мелодия звучит. И как буд­то даже громче делается. ...Адажио. Это ведь очень медленный темп. Совер­шенно не соответствующая музыка для таких занятий... Ну, то есть, как теперь говорят, для секса... Тут побыстрей что-нибудь нужно бы, поритмичней... А это, ну никак не подходит... Таам-да-да-да-да-тааам-да-даааа... И вдруг чувствую - подходит! Да ещё как подходит! Потому, что... Как сказать... Течение времени изме­нилось... Всё стало как в замедленном фильме... Темп жизни как бы сделался другим, - не "адажио", даже, а "ларго". Да, да - "ларго"... То ли вообще время остановилось... Или выпали мы из него куда-то... Из времени... Не знаю...
   ...И вот она... плывет. ...Или не "плывёт", а ..."парит". Как чайка над морем... Так медленно, граци­озно, царственно... страстно... красиво... Можно было бы ещё тысячу слов разных употребить... И все бы подошли... Зрелище, я вам доложу... фантастическое...
   ...Так вот, значит, разделась она... Совсем разделась, догола. Спрашивается, зачем?! Ведь не май месяц... Прохладно уже... Можно было как-то... Поскромней... Локально... И потом, вдруг застукает кто?.. Хулиганы пристанут... Или милиция нагрянет... Ведь просто срок дадут обоим и всё... Двести шестая, часть третья... Как минимум...
   ...Но, конечно, это было красиво... Что говорить... Может быть я в жизни ничего более красивого и не видел... Так, что я и сам тогда того... Сделался как сумасшедший... Да водка ещё эта проклятая...
  
   ...А тут вдруг дождь как хлынет! Ни с того ни с сего! Как небо загрохочет! Будто в июле... Молнии засверкали... И как начнут вокруг в землю бить. ...В деревья... В провода... Фонари все погасли сразу... И окна...
   ...Земля застонала, звёзды посыпались в пустые колодцы...
   ...Но нас уже ничто остановить не может. И главное-то, ночь, фонари не горят, а всё видно... Ещё лучше видно, чем было при свете... Она плащ свой белый на стол постелила... Поворачивается ко мне... Смот­рит... Голая... Под дождём... А глаза у неё сами, как молнии!!.
   ...опрокидывается на спину, ноги раздвигает, протягивает ко мне руки... И кричит: "Иди ко мне! Иди скорее! ..." А я музыку почему-то продолжаю слышать... Сквозь гром и сквозь её крики...
   ...к ней бросился конечно... поплыл... И мы полетели...
   ...Нет, невозможно такое рассказать! ...всё исчезло... то есть не исчезло, конечно... Но страх вдруг пропал... Совсем пропал... И стыд ... И всё со всем соединилось... И наступила тиши­на... Свет... Покой... Не гроза, не музыка, а тишина... И вот когда мы с ней... ...ну и замёрзли, конечно, как цуцики... Пришлось потом дома в горячую ванну обоим лезть... Ну и там, конечно, всё по новой...
  
   ...А на следующий день после этого адажио под дождём... я ей устроил, конечно, выволочку... С похмелья был, в раздражении... Я с похмелья всегда злой... Наговорил всякого... Может и лишнего чего. ...Но по существу правильно. Сказал, что не животные мы, по первому хотению совокупляться. И можно было десять минут до дома потерпеть. Не умерла бы...
  

* * *

  
   ...Мимошедшее время вемо яко бе, но уже прейде и погибе, ниже бо возвратится когда. Будущаго же времени чаем, но не вемы, какого то будетъ. Настоящее же мнится имети, но ни сего имамы, кроме единаго краткаго часца глаголемаго ныне. Ныне есть абiе несть, прейде бо. Паки ино настаетъ ныне, паки и то преходитъ...
  

* * *

  
   ...Посредством какой эмоциональной энергии социум репрессирует личность? Конечно же, посредством страха, вины и стыда! (Причём, вина и стыд - это тоже разновидности страха.) Общество репрессирует человека страхом наказания, земного или посмертного... Страхом непризнания, страхом осуждения, страхом отвержения, страхом... ...страхом самого по себе нарушения табу, канона, правил игры... Страх - единственное действенное средство культуры. Но ведь кроме "кнута" должен быть ещё и "пряник", связанный с принципом удовольствия. На первый взгляд кажется, что такие пряники вроде бы существуют, но если вдуматься...
  

* * *

  
   ...А для Бога нет ни прошлого, ни будущего. Для Него всё ныне. Нет у Бога времени. ...А что есть? Что вместо?.. Вечность? Что это такое? Есть ли там, в Его Вечности какое-то движение? Куда всё это? Зачем?..
  

* * *

  
   ...вспомнилось, как мой дед когда-то делал вино из одуванчиков. И я написал об этом в книге. Хотя не был даже уверен, что всё это происходило на самом деле. ...У меня так случается. Рассказываю людям какую-нибудь забавную историю из своей жизни, и не могу как следует вспомнить, было это со мной или я всё выдумал. ...Непроизвольно. ...И в собственную выдумку поверил. ...Потом, не раз случалось убеждаться, что ничего я не выдумываю, а рассказываю всё как есть... Боже, иногда думаю, а ведь я прожил интересную жизнь...
   ...Так вот, насчёт вина из одуванчиков... Давным-давно я ту книгу написал... И вот два года назад заезжаю в городишко, где прошло моё детство. Захожу в парикмахерскую, в которой не был полвека... Там стоит старый седой человек с ножницами. Вдруг он роняет их на пол, эти ножницы, и говорит: "Боже мой, боже мой, все эти сорок восемь лет я ждал, что вы однажды войдёте в мою дверь". И на глазах у человека появляются слёзы. Я смотрю, удивляюсь, не понимаю ничего, а он продолжает:
   "Я жил в пансионате вашей бабушки, когда вы были ребёнком... Маленьким мальчиком... А я тогда был совсем ещё молодым человеком... Знаете, что мне вспоминается? Как вы с вашим братом бегали на поляну и приносили оттуда огромные охапки этих жёлтых цветов... одуванчиков. Вы таскали их в погреб, и ваш дедушка делал из них вино. Вино из одуванчиков... Да-да-да... Мне даже довелось его попробовать пару раз... "
   ...Я тогда чуть сам не разрыдался... Значит было? Было?! Всё было на самом деле!.. Ничего я не выдумал... Была настоящая, подлинная жизнь... Было счастливое детство. Моё детство. Было всё... ...И дедушкино вино тоже было...
  

* * *

  
   ...Я как-то работал с группой совсем тяжёлых алкоголиков. Однажды попросил их припомнить все эмоции которые они испытывали за последние год-два. Положительные, отрицательные, любые... После длительного обсуждения они с удивлением обнаружили, что таковых эмоций у каждого из них было всего две: кайф и лом. Ничего другого они давно уже не чувствовали. Я спросил несчастных: "А что вы называете кайфом?" Они посовещавшись ответили: "Кайф - это когда нет лома". И всё. ...Такие вот пряники...
  
  

* * *

  
   ...Ненавижу страх! Ненавижу репрессивную культуру! Ненавижу!! Но ведь и ненависть - это всего лишь агрессивная форма всё того же страха... А его не должно быть в мире! Не должно быть стыда, ревности, зависти, чувства вины... И ненависти быть не должно...
  

* * *

  
   ...Гена спроецировал свой образ сатаны на меня... Почему именно на меня? Ну это понятно... Он же тогда меня больше, чем других... подсознательно боялся... Поскольку я числился в той компании как бы неким моральным авторитетом... И был к тому же Генкиным ближайшим другом... Раньше... И этот мой жёсткий морализм... моя самоуверенная репрессивность... которая... как и всякая моральная репрессивность... носила, конечно же, невротический характер... но это уже мои собственные проблемы были... Сейчас-то я понимаю...
   ...тот, кто на сознательном уровне представляется кому-то моралистом, на подсознательном - кажется дьяволом... Потому, что, как я глубоко уверен, в подсознании у нас всё то же, что и в сознании, но с обратным знаком... Гипнотизёр Генке сознание отключил, или, вернее говоря, очень сильно сузил, вот снизу негатив и полез...
  
   ...Что касается лично меня, то я давно уже терпеть не могу моралистов и всякого рода пуристов!.. Как только встречается мне такой на жизненном пути, я сразу начинаю подозревать, что он скрытый педофил или отравил кого-нибудь из-за денег... Ещё не люблю я эстетов, эрудитов и умников... Насчёт эстетов совершенно верно высказался когда-то старший писарь Ванек... А по поводу эр...
  
   ...С Генкой в этой ситуации всё более или менее ясно... А вот со мной - не совсем... Почему я-то его в образе Зверя узрел? Неужели тоже боялся? Не верится мне в это... Я его, скорее, жалел... Или мне только так казалось? ...И потом, неужели у меня сознание тоже было сужено? ...Впрочем, почему бы и нет? Ситуация-то стрессовая... А в таких случаях оно, сознание, частично отключается...
   ...Если так, то понятно становится, почему я себя в виде аггела узрел? И увидел, и почувствовал... Раз я сознательно взял на себя роль некоего морального авторитета и даже судьи, то подсознательно видел себя чем-то прямо противоположным... Так, что ли?..
   Правда, тогда не очень понятно откуда весь этот инфернальный зверинец выполз? Охлофобия?..
  

* * *

  
   ...люди на самом-то деле чаще всего поклоняются именно дьяволу. А мнят, будто - Богу. ...Задумаешься иногда... Какой же это у них Бог? Бог такой не бывает!!! Уж не говорю про всяких там языческих негодяев и распутников навроде Зевса... Но и в мировых религиях, Абсолюту приписывается столько отвратительных, чисто дьявольских черт! Достаточно почитать любую вероучительную книгу... Ревность, зависть, жестокость, мелочность, тщеславие, недоверчивость, лживость, предательство, деспотизм... Это Бог?! Нет - это не Бог... Это - дьявол... Разве может Бог требовать жертвы? ...Нет!! Требующий жертвы - точно не Бог...
  
   ...Да и непосредственно дьяволу... не под личиной Бога, а в собственном, так сказать, его обличье ...поклоняются не одни только сумасшедшие сатанисты. А Гёте, Мильтон, Булгаков? С каким подобострастием, с каким трепетом душевным и восхищением, тайные эти манихеи рисуют нечистого. Они пытаются всем, и самим себе в первую очередь, доказать, будто и вправду можно "творить добро, всему желая зла"! ...Я уж не говорю о совсем патологических романтиках зла: байронах, лермонтовых, франсах, бодлерах...
   ...в этом явлении можно усмотреть даже некоторую сексопатологию. Все эти чертомолы по бабски чувствуют силу, вернее по бабски выдумывают её. Они боятся этой силы, и поэтому с радостным ужасом ей отдаются... Они мечтают быть изнасилованными... Страшен им князь мира сего... Тем и нравится, что страшен... Нравится само его насилие... Нравится собственная своя мазохистская жертвенность... Большинству наших истеричных интеллигентов в своё время очень нравились "сильные" Ленин и Дзержинский. Во время войны даже церковные иерархи раболепно называли Сталина "Богоизбранным вождём"... Тут уж ничего не поделаешь... Магия власти, вакханалия насилия многих завораживают, гипнотизируют...
  

* * *

   ...в будние дни отцы тащили из колхоза всё, что не успе­вало украсть начальство, поскольку собственность у нас в стране, как известно, была общественной. Такое экономическое устройство, насколько я могу судить, и называлось социализмом.
   По-пьяни отцы до крови били друг другу морды, а потом мирились и обнимались... Мутные слёзы стекали по небритым щёкам... При этом все всё про всех знали и ненавидели каждого, кто хоть чем-то выделялся из толпы. Это, вероятно, было проявлениями того, что коммунисты раньше называли коллективизмом, а теперь - соборностью.
   Изъяснялись отцы исключительно по матери, изредка встав­ляя некоторые другие русские слова. В праздники ревели за столом "Шумел камыш" и "Там вдали за рекой". При этом тоже плакали пьяными слезами, сочувствуя как обманутой девушке, так и бойцу молодому с карими очами и пробитым комсомольским сердцем. Пушкин у них числился великим русским поэтом, хотя они его практически не читали. Чайковский считался великим композитором, поскольку о его сексуальной ориентации они даже не подозревали. Ленин же был самым умным, добрым и человечным человеком на свете. Почти богом, хотя ни в каких богов они как бы не верили... Это всё на­зывалось в те времена, кажется, социалистической культурой... Или - народностью? ... А может быть даже - партийностью? ...Чёрт его знает. Не помню... Не важно...
  
   ...Матери моих друзей ни в чём не отставали от отцов. И, вообще, мало чем от них отличались. Даже внешне. Правда глаза у них сияли не 9-го мая, а 8-го марта. Пели они "Хороша я хороша, да плохо одета..." и матерные частушки при детях. Но заканчивались все праздники одинаково... В каждом углу было наблёвано...
   Меня всё это несколько удручало, но не удивляло, поскольку, иной жизни я своими глазами не видел. Удивляло другое...
   ...Родители моих друзей не верили в то, что нынешнее поколение советских людей будет жить при Коммунизме. Не то чтобы совсем не верили... но как-то сомневались... А ведь об этом, то есть о скором наступлении Коммунизма, было написано в Самой Главной Книге на свете - Программе КПСС.
   Да-да, было написано! Можешь себе представить?! Я-то отлично помню! А раз помню - значит было!..
   ...Что касается лично меня, то как раз в те годы я был свято убеждён в обязательном торжестве светлых коммунистических идеалов сначала в одной отдельно взятой стране, а потом и в мировом масштабе. Причём в обозримом будущем. И в этом выражался мой наивный исторический оптимизм... А отсутствие этого оптимизма у них представлялось мне крайне подозрительным...
  

* * *

   ...то, что я читал в газетах, как-то не вязалось с тем, что я видел. Поэтому мне и казалось, что живу я не там, где надо. В каком-то патологическом, убогом месте. И всё вокруг - как-то уродливо, неполноценно, призрачно... Особенно люди...
   ...Короче, я думал, что живу в неправильной деревне и с неправильными людьми. То есть, попросту говоря, на задворках, в дыре, на помойке. И мечтал попасть поскорее в тот прекрасный и яростный мир о котором писалось в га­зетах и пелось в песнях советских композиторов. Ну вот как сейчас провинциальные де­вочки из Зажопинска мечтают попасть в Голливуд. На худой конец - в Москву. ...В Москву! ...В Москву!! ...В Москву!!! ...Ну хоть на Тверскую...
   ...Я тогда, как и эти девочки, чувствовал сильную собственную удалённость от места, где течёт настоящая, непрофаническая, жизнь... От вышеупомянутого Центра, то есть... И это притом, что от моего дома до Кремля можно было добраться за сорок минут... Двадцать - на электричке и ещё одна остановка на метро... Куда уж ближе?!. Значит чувство удалённости вызывалось, понятное дело, не географическими причинами...
  

* * *

  
   ...Всякий боженька есть труположество, всякая религиозная идея, всякая идея о всяком боженьке, всякое кокетничанье даже с боженькой есть невыразимейшая мерзость, самая опасная мерзость, самая гнусная зараза...
  

* * *

  
   ...Почему Ильич так Его ненавидел? Чтобы так ненавидеть, надо в Него, как минимум, верить. Подобно бесам, которые веруют и трепещут. Значит вождь не был-таки атеистом. А кем же он тогда был? ...Стихийным сатанистом, вот кем...
   ...И мне его очень жалко, Володю Ульянова... Ни сатанистами, ни властолюбцами, ни палачами, ни богачами, ни серийными убийцами люди от хорошей жизни не становятся... Каково ребёнку было узнать, что он не сын Ильи Николаевича? А настоящий его отец - их домашний доктор. Который, был, судя по всему, ещё и психопатом. И сына в упор видеть не хотел. ...А жить с матерью истеричкой легко ли? ...Брата у него казнили. Старшего, обожаемого. ...И это не только человеческая трагедия была, но ещё и конец неначавшейся карьеры честолюбивого юноши...
   ...Володя до трёх лет головку не держал. И ходить не мог. Головка была слишком большая (водянка?), а ножки маленькие, слабые совсем. Он каждую минуту падал и ушибался. И не чем-нибудь ушибался, а чаще всего как раз ею, многострадальной своей головой.
   Потом появились и ещё нехорошие симптомы. Он сделался шумным, беспокойным, крушил и ломал всё, что ни попадалось под руку. Потрошил перочинным ножиком любимых кукол своих сестёр, любил смотреть что у них там внутри. Отрывал им руки и ноги... Строил для них виселицы во дворе... Вешал и звал сестёр посмотреть...
   ...Чтобы привлечь к себе внимание окружающих бросался на пол, кричал и бился в судорогах, так, что на губах его выступала пена... Сладострастно мучил младшего братишку, называл его "совершенным идиотом", а к старшему, напротив, чувствовал не вполне нормальное влечение... ...признавался знакомому гимназисту, что даже убивая мух испытывает глубочайшее наслаждение, доходя до оргазма, до семяизвержения...
   Когда Владимир Ульянов был уже взрослым и служил присяжным поверенным в Самаре, он во время страшного неурожая убеждал местную интеллигенцию, что незачем помогать голодающим. Чем больше крестьян погибнет от голода, тем лучше, поскольку это, мол де, приближает крах самодержавия и мировую революцию... Общеизвестно, что как адвокат Ульянов проиграл все дела за которые взялся... Любой психиатр объяснит каких страшных тараканов в голове могут породить приведён... ...мы...
  
   ...Как же этому безумцу, этому повелителю мух, удалось увлечь за собой огромную страну? Да что там страну - полмира!.. Впрочем, только сумасшедшие и способны увлекать за собой большинство... Потому что само это большинство - ... ...А ты говоришь, "демократия"...

* * *

   ...Во времена молодости я всё ещё мечтал приблизиться к сакральному Центру, но жизнь, с удивительным упорством доказывала мне, что он существует лишь в мечтательном воображении советских писателей, худож­ников, журналистов и секретарей ЦК. Окружающее оказывалось од­нородным и изотропным. В том смысле, что везде было так же наблёвано, как и у нас в деревне... А кое-где, даже, насрано...
   ...А плохие дороги! А дураки! И уж такие иногда дураки! Матёрые. Непуганые. Злые... И, что самое неприятное, грубые очень. На бескрайних просторах милой моей Родины почему-то... вс.. пи... ..., ...вали и ...ли в ...ду, если ...ся. ...И это творилось в стране победившего социализма! То есть там, где располагался авангард всего прогрессивного чело­вечества... А что же тогда делается не в авангарде?! - ужасался я...
   ...Там, в капиталистических странах, особенно в Америке, свирепствовала массовая безрабо­тица. Дети, если они только не были маленькими толстопузыми капиталистами в цилиндрах, ежедневно ползали по мусорным свалкам, в поисках чего бы покушать... Бутылки из-под кока-колы и старые примуса сдавали в утильсырьё, чтобы не умереть с голоду... ...американцы, были поголовно неграмотны, особенно несчастные жители Гарлема... В странах капитала процветали порнография, насилие и бездуховность. На кладбищах неофашисты оскверняли свастиками еврейские могилы. В Америке Ку-клукс-клановцы линчевали нег­ров, сжигали перед их домами кресты!! А полицейские тем временем избивали дубинками рабочих, и травили мирных демонстрантов слезоточивым газом. В этой империи зла докатились до того даже, что убили собственного президента. И Мартина Лютера Кинга тоже убили. И держали в тюрьме Анжелу Дэвис. Короче, дураку было ясно, что не в авангарде, живётся вообще как в аду... И даже хуже...Так во всяком случае писали в газетах. Я, разумеется, верил ... А как тут не поверишь, если написано?..
  
   ...Правда, со временем, выяснилось, что на самом деле всё не совсем так. Никого там не линчуют, а напротив, неграм надавали столько социальных льгот, что белые, включая даже некоторых евреев, им завидуют. При этом бледножопые американские граждане, стесняются называть негров неграми, чтобы не обидеть(?), а политкорректно именуют их афро-американцами. ...Есть ли там у них "евро-американцы" или "ази-американцы" я, честно говоря, не знаю до сих пор...
   Уровень жизни западного безра­ботного оказался существенно выше, чем у преуспевающего советского работяги. Не говоря уже о прозябающем советском интеллигенте. Дороги не в авангарде были отличные. А дураки - обходительные. Причём почти у каждого американского дурака имелся счёт в банке. И персональный психоаналитик...
   ...К тому же там было свободнее и веселее. И разрешалось носить любые причёски и брюки. А ведь это, согласись, очень важно! И слу­шать там можно было хоть "Beatles", хоть "Rolling stones", хоть ко­го. И читать любые книги. И поехать в любую страну. И даже иметь собственный мерседес!..
   ...Я уж грешным делом стал склоняться к тому, что Центр Вселенной на­ходится именно там, в Америке. Но позднее выяснилось, что и это не так...

* * *

   ...В том-то и самое отвратительное.... Я у себя на заводе был. А она утром с ночной пришла. Позвонила мне, сказала, что дома всё нормально. Дети в школе. А она, мол, будет отсыпаться. Но какая-то тревога в голосе у неё звучала. Наверное, предчувствовала что-то. ...Да. А меня в тот день с завода отправили в одну контору, в местную командировку. Контора, как на грех, рядом с домом оказалась...
   Я по быстренькому отстрелялся. И решил заскочить к любимой жёнушке на минутку. Купил ей букет цветов... Роскошные такие розы... Сюрприз хотел сделать. Прокрадусь, думаю, на цыпочках и поставлю в вазу около кровати. Она проснётся - приятно будет...
   Отпираю своим ключом дверь. Что такое?! ...На цепочку закрыто. А у нас это вообще не было заведено. ...На цепочку... С чего бы вдруг? Ну, ладно, делать нечего, придётся будить. А то куда же я с букетом?..
   ...Стучу потихонечку. Раз, другой. Громче! Ни ответа, ни привета. Надо звонить. Звонок у нас был громкий. ...Жму кнопку, жму. По всему подъезду звон... А в ответ - тишина. Может с любовником заперлась? - думаю. Шучу как бы сам с собою... ...Но заволновался. ...Руки дрожат. ...Пять минут названиваю, десять. Что-то не то... Если бы с любовником, уже сто раз можно кончить и одеться... Даже душ принять успели бы... Ведь не думают же они, что я теперь уйду. Кто в такой ситуации уйдёт? - Никто. Они же не дети, чтобы на это надеяться. Верно? Значит не любовник, думаю.
   А что тогда? Может с ней беда случилась? Инфаркт там, или инсульт... И у неё же ещё астма, вторая группа... Тут меня уже совсем ужас объял... Я здесь стою, ревную, как дурак, а она там может быть задыхается, умирает... Лежит посреди комнаты на полу... Я только себе представил... У меня оборвалось всё. В дверь плечом как садану. Вырвал цепочку с корнем. Влетаю...
   ...И, чувствую, в прихожей пахнет как-то не так. Чужим чьим-то потом пахнет. Казармой, вроде... Вдруг - опа! - сапоги стоят мужские у вешалки. Чужие сапоги. И пальто висит. Ну теперь-то даже мне дураку всё ясно стало.
   А тут и эти голубки выплывают. У него морда красная, глазки маленькие, испуганные. Выражение дебильное. Господи, думаю, да на кого ж ты меня променяла? На это вот? ...А она стоит не то, что бледная, а какая-то жёлто-зелёная... Немая сцена, короче.
   Я с собой справился кое-как, спрашиваю его: "Ты ещё долго собираешься здесь стоять?" "Да нет, - отвечает. - Я только что зашёл, вообще-то, но уже собираюсь уходить. Так что, всего вам доброго..."
   Оделся по быстренькому и говорит: "Мы с вами интеллигентные люди. Крови, надеюсь, не будет?" "Не будет, не будет, уёбывай быстрее!" Он шапку в охапку - и ноги. Вот ведь, думаю, слизняк...
   Жена - в комнату. Чашку из-под кофе взяла в руки, делает вид, что допивает. Всё нормально, типа. "Ну?"- спрашиваю, а сам цветы ещё в руках держу, забыл про них от волнения. "Что "ну"? Не запряг. ...Зашёл человек на минутку по работе...". Тут уж я взбесился. Как по морде ей врежу. Этим самым букетом. Раз, другой... Просто зло взяло! Попалась, так попалась. Что ж ты из меня совсем-то дурака делаешь?! ...У неё кровь... Шипы же... А я цветы бросил на пол и на работу пошёл...
   ...Вечером она говорит: "Знаешь, дорогой, я ведь понимаю, что ты в общем-то хороший человек. Умный. Добрый. Сексуальный даже. Но мне с тобой плохо. Невыносимо. Мне нужен другой. Такой же как я сама. Родной. Пусть уж лучше он водку пьёт и на футбол ходит... А с тобой жить - это же кромешный ад. Мне счастья хочется! Простого женского счастья. И любви. Ты ведь меня никогда не любил, правда?".
   Я не любил?!! Я?! Да я... ...Э, что уж теперь...
  
   ...Лет десять назад это всё случилось. И ведь не ушла от меня тогда. Почему?! Плохо тебе - катись! Ищи своего "родного человека". Нет, ещё мне жизнь не до конца изуродовала. ...А я? ...Что я? ...Простил. Пожалел дурак. Любил её, сучку. Все мы уроды, не того кого надо любим. А кого надо, того не замечаем... Вот и достаются нам стерляди всякие...
   ...Ну и что ты думаешь? Поняла? Осознала? Как бы не так... Полтора года назад отсудила у нас с детьми полквартиры, разменялась и сошлась с каким-то алкоголиком. Не работают нигде, живут на её пенсию... бутылки пустые собирают. "Мне, - говорит, - с ним хорошо. А что пьяница, так я его своей любовью исцелю. Окружу заботой, отогрею, он и расцветёт...".
   ...Недавно встретил на остановке. Грязная стоит, нечесаная, толстая. Лицо опухшее, под глазом синяк. Ну то есть ясно всё... Исцелила...
   ...Знаешь, что меня больше всего бесит?.. Я же тогда спасти её рвался... Спасти! ...Почему это меня так мучает? Столько уж лет прошло... Идиот...

* * *

   ...Кто сказал, что браки совершаются на небесах? В аду они совершаются!.. В аду!..

* * *

  
   ...Я вот очень люблю ходить в баню... Обожаю париться. Своей у меня нет, хожу в городскую. В "Калитники" или в "Воронцы", например... Раньше много было бань хороших. Сейчас большинство позакрывали, но кое-что осталось... Саун, конечно, полно стало, но какой же в сауне пар... Это так, для богатых лохов... Тёлок водить...
   ...Зайдёшь в парилку, выгонишь всех и вместе с каким-нибудь добровольцем начнёшь пар делать... Полок подметёшь, а то и протрёшь тряпочкой, если мокро... Проветришь, просушишь, поддашь хорошенько, пробьёшь нашатырём, простынёй осадишь, ещё добавишь парку, травки какой-нибудь плеснёшь, мяты там, эвкалипту, анису или хитрого чего... пару-другую минут оно настоится, а ты тем временем в бассейн сбегаешь окунёшься... и давай запускай народ...
   ...Все зайдут торопливо, согнувшись, на полок заберутся, рассядутся и наступает тишина... Благодать такая нисходит... Будто ангел пролетел... Сидят люди, наслаждаются... Хлестаться пока не следует, подышать нужно, все терпят, ждут... Потом уже невмоготу становится, тогда, на правах автора, скажешь: "Ну, с Богом!" И тут начинается... Лупят себя мужики вениками, стонут, кряхтят... Доходят до полного изнеможения, а потом - бегом к бассейну... И с криком туда, в ледяную воду... И ты вместе со всеми... Ах, как же хорошо!..
   ...от печки зависит. Есть ли в ней жар, или всё, сдохла... Но и от мастерства... У меня ещё случая такого не было, чтобы я жара не достал... Придёшь иногда... воды на полке по колено, печка чёрная совсем... "Ну, - думаешь, - пару сегодня не будет!" ...А потом поработаешь немного, почистишь, поддашь по уму... смотришь, вроде ничего, жить можно... Подкидывать только надо уметь... И сушить... У меня, вроде бы, получается...
  
   ...Но это в жизни. А вот сон меня один преследует много-много лет... Будто прихожу я в баню... Причём всё время в разные... А пару нет, печка остыла. "Ну, - думаю, - не страшно... Сейчас достанем...Не впервой..." ...И начинаю что нужно делать, правда без помощников, потому, как мужики все какие-то квёлые... То делаю, сё... И никакого результата! Нет пара, хоть ты умри! Я и так, и эдак... Нету!!! И понимаю вдруг с ужасом, что не получится ничего, совсем холодная печка... Совсем... Не будет пара... И такая тоска наваливается... Такое разочарование, одиночество такое... И просыпаюсь в слезах... А в комнате каждый раз мокрой глиной пахнет...
   ...Что его интерпретировать, сон этот... Он предельно ясен... Хоть в хрестоматию по психоанализу вставляй...
  

* * *

  
   ...И ещё один сон навязчивый. Снится мне, будто научился я летать. Попробовал и получилось. Оказалось, что это очень легко... Летаю себе... Радостно так, приятно, только неуверенность некоторая всё немного портит...
   ...Смотрю, люди внизу стоят... Много, толпа целая. Я к ним спускаюсь, начинаю объяснять, что вот, мол, летать-то, оказывается, возможно, надо только захотеть... Хочу показать как это делается... И не могу взлететь... Не получается почему-то... И стыдно так становится... Обидно...
  

* * *

  
   ..картина мира с Центром посредине стала блекнуть, тускнеть, меркнуть. Потом на ней появились выбоины, трещины, пролежни, трупные пятна...
   Я пробовал в зрелом уже возрасте её спасти. Вопреки внушённому школой научному атеизму и своему природному скепсису - уверовал! Да, да, уверовал! Всерьёз! Стал ходить в храм. ...Умные люди мне объяснили, что настоящий-то Центр, то есть Бог, Абсолют, на самом деле трансцендентен. (О! Я уже давно об этом догадывался!) А его проекция в наш повреждённый первородным грехом мир как раз в храме и находится. И Он в нём каким-то чудесным образом реально присутствует...
   А там, в храме, самое главное, самое сакральное, место - Чаша со Св. Дарами. Чем от этого места дальше, тем святости, соответственно, - меньше.
   Так по убывающей идут: Св. Престол, Алтарь, солея, сред­ний храм, притвор, паперть, церковная ограда... Вскоре я по­нял, что в этой иерархии ни моей деревне, ни моей улице почти никакой сакральности не пола­галось, поскольку они оказались в самом конце списка. Вот потому-то я, наверное и чувствовал, что живу на окраине... На профанической окраине...
   ...Только в храме Центр был рядом... Настоящий... Подлинный... И я мог Его причаститься... И стал на­конец ощущать благодатные Его энергии... Слышать Его ангельскую музыку...

* * *

   ...Конец первой недели Великого поста. Очередь людей пришедших к исповеди. Исповедует отец Даниил, иеромонах. Это старичок такой симпатичный, маленького роста и с длинной, до пояса, серой бородой... Похож на строгого гнома... Он всю жизнь прослужил регентом, говорят. А пару лет назад его рукоположили...
   ...Придел, где исповедуются, совсем крохотный, а Даниил немножко глуховат. Поэтому тайны исповеди никакой здесь не получается. Если кто-то не расслышит случайно, что говорил исповедуемый, то по громким простодушным наставлениям батюшки непременно поймёт о чём речь...
   ...подходит очень благообразная старушка. Чистенькая такая, маленькая, глаза умные, лицо ну прямо светится всё ...
   -Грешна, Матрона?
   -Грешна, батюшка...
   -Чем грешна?
   -Гневалась...
   -Нехорошо... А на кого же ты гневалась?
   -Да мне, батюшка, вспомнилось тут днями, как святителя Тихона милиционеры забирали... В тюрьму... Тогда ещё, в двадцатые годы... Как они прихожан-то ногами били... Всё на моих глазах... Священников за бороды таскали... Я как вспомнила, не вытерпела да и обругала их "дураками"...
   -Кого обругала-то? Священников?
   -Да что ты, батюшка!.. Как можно... Я милиционеров этих ругала, и других, которые им помогали...
   -Не понял опять! Кого ты ругала?
   -Да вот этих вот, которые святителя-то арестовывали...
   -Так ты "дураками" ругала тех, кто на святителя руку поднял? Кто православных избивал да иереев таскал за косы? Верно ли я тебя понял?
   -Так, батюшка, так... В пост ругала их "дураками"... Гневалась... Грех большой...
   Отец Даниил покраснел, выпятил губы и так грозно посмотрел на прихожан, будто именно они теми самыми милиционерами и были.
   -"Дураками", говоришь?! ...А кто же они и есть?!! ...Да ты им ещё польстила! ...Они не дураки, они хуже! Они самые настоящие... - Даниил воздел было грозный свой перст горе, но вдруг осёкся и смущённо посмотрел на старушку... Потом прокашлялся немного... - Да... Ты вот что, Матрёна... Ты... это... говела?
   -Говела, батюшка, как же... - с некоторой даже обидой произносит она...
   Отец Даниил накрывает её быстренько епитрахилью, крестит и читает разрешительную молитву...
   ...Когда же старушка после отпущения грехов шагнула в сторону среднего храма, монах вдруг улыбнулся ласково да и спрашивает: "Так ты что ж, матушка, святителя Тихона своими очами видала? ...Я-то ведь тоже его застал, мальчиком ещё, когда в хоре пел..." "Видела, батюшка, видела... - просияла Матрёна. - А ещё он мне чудо совершил, святитель-то..." "Какое чудо?" - насторожился Даниил.
   -А вот какое. У меня муж был. Уж такой замечательный человек. Такой вежливый, заботливый. За всю жизнь пальцем не тронул... И не пил. В праздник рюмочку только и всё. Не курил никогда. ...Всем хороший человек. Одна беда - партейный. Родители у него такие были... Безбожники... Не окрестили даже... Но мне в храм ходить не запрещал... Любил меня...
   А я-то его всё уговаривала-уговаривала... Давай, мол, тебя батюшка окрестит потихоньку... Ни в какую! Мне, говорит, не положено... Так вот и прожили. Всю жизнь не венчанные, во грехе... Время идёт, он на пенсию вышел. ...Я один раз упросила, чтобы до храма проводил, и у дверей подождал бы... Ну он кое-как согласился... Приходим. .. Я чуть не бегом, к святителю... Вон туда вон, к могилке... К мощам... Да... На колени бухнулась... Давай молиться что есть мочи... Чтобы, значит, святитель-то его вразумил...
   ...А на третий день Валентин ко мне подходит, мужа-то Валентином звали, и говорит: "Всё! Выхожу из партии. В субботу пойдём креститься." Я так и обмерла... Покрестили его, да сразу и обвенчались... На старости-то лет... А через неделю он взял, да и умер... Муж-то... Не болел, не мучился, лёг спать и не проснулся... Вишь, счастье-то какое... Благодать-то... И я уж понимаю, что это не просто так, это святитель постарался, перед Господом словечко за него замолвил...
   ...Отец Даниил от такой трогательной истории даже прослезился... Он тряс бородой и с чувством повторял: "Вот уж чудо... Вот уж действительно чудо... Вот уж так... " Все присутствующие...

* * *

   ...не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам яко Иуда, но яко разбойник исповедаю Тя: помяни мя, Господи, во Царствии Твоем...

* * *

   ...Дома стали ёлку наряжать. Бабуля достала из свёртка все веточки, поставила в стеклянную банку с водой и обмотала их бусами и флажками. Саша помогал ей развешивать игрушки. А Дед Мороз стоял рядом, со своим красным мешком из которого выглядывали подарки: разноцветные коробочки, зверюшки всякие весёлые... Потом бабушка отправилась на кухню печь пироги. Скоро пришла мама и стала ей помогать. А через некоторое время и дедушка явился. Он только что вернулся из Бронниц и был слегка навеселе...
   ...Саша от ёлки глаз не мог оторвать. Иногда он поглядывал на аспарагус и думал, что его тоже надо бы нарядить. Он уже хотел этим заняться, когда в дверь постучали. Это Кравец при­шёл звать Сашу на улицу. Саша выскочил в сени и закричал: "Юрка! Юрка! У меня ёлка! Знаешь какая здоровская?! Пошли, посмотришь".
   Кравец скинул валенки, прошёл в переднюю и уставился на Сашину ёлку. "А это чего?" - спросил он, шмыгнув носом. "Ёлка", - растерянно сказал Саша.
   "Ёлка?! - злорадно заорал Кравец. - Ну и ёлка! ...Это говешка какая-то, а не ёлка. ...Вон, смотри - ёлка! С лампочками! Видал?!". Он отодвинул занавеску, и Саша увидел окно соседнего дома. Юркино окно. А там, за окном...

* * *

   ...Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий...
   ...Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею вся­кое познание и всю веру, так, что могу и горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто...

* * *

   ...из кухни. Пока мама с бабушкой чего-то кричали, объ­ясняли, выгоняли этого дурака Юрку, Саша не плакал, у него только губы дрожали, и очень сильно болело в горле. ...И хрустальные колокольчики звенели в ушах. ...И вот пока всё это творилось, выходит вдруг из дверного проёма усталый человек. Никто его в первый момент даже не заметил. Потому, что все...

* * *

   ...Саше показалось тогда, будто человек этот огромный-преогромный, под самый потолок. ...На нём была чёрная замасленная телогрейка. В руке - потёртая матерчатая шапка. Лицо - небритое, голова - седая. В инее весь. ...А глаза - красные, больные...
   ...Он постоял немножко, огляделся, а потом вдруг и говорит: "Господи! Ёлка! Настоящая ёлка!" ...И, уронив шапку, подхватил Сашу на руки. ...И обнял. ...И стал целовать. ...И заплакал.
   ...А мама с бабушкой тоже закричали и заплакали. ...И все стали обниматься. ...И перепачкались белой мукой. ...А Саша ничего не понимал, кроме того, что ёлка у него всё-таки настоящая. И тогда мама сказала, что...

* * *

   ...у нас в части служил старший прапорщик, фамилию которого я запамятовал, прозвище же его было Пиндюра. ...Он вместо традиционной ненормативной лексики, (впрочем, и вместо нормативной тоже) использовал набор экспрессивных слов и выражений собственного производства. Всего же в словаре Пиндюры таковых насчитывалось три.
   Первое слово было - "альтруист!". Оно, как я понимаю, имело следующие значения: "раздолбай", "ублюдок", "пидарас", и, конечно же, "лицо недостойное носить гордое звание советского воина". Происхождение таких экстравагантных значений нуждается в дополнительном изучении. Однако в первом приближении... ...крайне низкий образовательный уровень прапорщика ("грамотёшки маловато") в сочетании с его же, Пиндюры, непомерной самоуверенностью... по принципу... ...армейское начальство...
   ...Второй лексической единицей словаря Пиндюры было загадочное слово "сугарапса!!". Значений, причём весьма различных, оно имело множество: "нештатная ситуация", "бессмыслица", "энтропия", "безобразие", "распиздяйство", "беспредел", "эклектика", "проверка на вшивость" (?), "всё бесформенное, неартикулированное, нерепрессированное, хтоническое, дионисийское, смешанное". Наиболее частотное значение - "несоответствие воинским уставам". Этимология этого слова долгое время оставалась для меня загадкой, пока я не обратился с прямым вопросом о ней к самому языкотворцу. Выяснилось, что этим словом в его родной деревне называли особый род тюри состоящей из воды, накрошенного в неё чёрного хлеба, зелёного лука, постного масла, и всего съедобного, что есть в доме и, что можно покрошить. Таким образом приведённые значения данной лексемы оказались метафорами значения исходного.
   Но самым замечательным было, конечно, выражение "пиндюра гарабучий!!!". Оно-то и редуцировалось со временем в прозвище. Я долго пытался выяснить его этимологию, но у меня до сего дня ничего не получилось.
   Значение фразеологизма было универсальным, а коммуникативный потенциал - безграничным. Ст. прапорщик Пиндюра, умело пользуясь уникальными интона­ционными возможностями русского языка, ухитрялся заменять двумя этими простыми словами почти всю существующую лексику.
   Там, где другой мог бы послать собеседника по из­вестному всем русским людям адресу или сообщить о своих интимных отношениях с его (собеседника) близкими родственниками, прапорщик выдавал на-гора свою "пиндюру". То же он делал, угодив молотком по пальцу или застав недостаточно одетую прапорщицу с ефрейтором Котенко. Это же словосочетание вырывалось из груди старшего прапорщика, когда он видел, скажем, необычайной красоты закат. Однополчане его великолепно понимали. Да­же ефрейтор Котенко!
   Да что там ефрейтор! Я и сам, неоднократно погружаясь в пиндюрин рече­вой поток, грешным делом начинал сомневаться: а не избыточен ли наш великий и могучий? Не слишком ли много в нём слов, выражений и грамматических форм? Ведь все необходимые современному человеку содержания можно передавать так же просто и выразительно, как это делал наш замеча....
  

* * *

  
   ...Второй вопрос. Закончилась ли биологическая эволюция? Возможно ли появление на "боковых" ветвях эволюционного древа видов более прогрессивных чем Homo sapiens? Будет ли сам человек биологически эволюционировать далее или его морфогенез полностью завершён?..
   ...Вопросы эти безусловно интересны, и я думаю, что учёные на них обязательно ответят. А может быть и уже ответили... Меня же больше волнует другое. Есть ли основания говорить об эволюции психической? Социальной? Культурной? Отличается ли психически кроманьонец от современного человека? "Выше" или "ниже" культура Древней Греции, чем культура Греции новой? Можно ли утверждать, что личности живущие даже в одном социуме эволюционно "равны"? "Равны" ли с психо-социо-культурной точки зрения разные современные народы? Не находятся ли цивилизации (в тойнбианском смысле) на очень разных уровнях развития? А мировоззрения? Религии? Методологии?
   Это отнюдь не праздные вопросы. Мне кажется даже, что нет сейчас темы важней и актуальней. Почему? Да потому, что уже началась Третья мировая война...
  

* * *

  
   ...Если попытаться дать определение существующему ныне положению вещей, то я назвал бы его состоянием после оргии. Оргия - это любой взрывной элемент современности, момент освобождения сразу во всех областях. Политическое освобождение, сексуальное освобождение, освобождение производительных сил, освобождение разрушительных сил, освобождение женщины, ребёнка, подсознательных импульсов, освобождение искусства. Вознесение всех моделей репрезентации и всех моделей антипрезентаций. Да, это была всеобщая оргия - реального, рационального, сексуального, критики и антикритики, экономического роста и его кризиса. Мы прошли все пути виртуального производства и сверхпроизводства объектов, знаков, содержаний, идеологий, удовольствий. Сегодня всё - свободно. И все ставки уже сделаны. Мы же все оказались вдруг перед роковым вопросом:

...ЧТО ДЕЛАТЬ ПОСЛЕ ОРГИИ?..

  

* * *

  
   ...Диффузные боевые действия малой интенсивности не вписываются в привычные представления о мировых войнах. В прошлом веке всё выглядело иначе. Но ведь в нынешней жизни многое выглядит не так как раньше. Скоро воевать будут, собственно уже воюют, не централизованно управляемые, многочисленные армии, танки и самолёты, не бомбы и ракеты, а рассосредоточенные по всему миру, террористические ячейки. Будут использоваться мелкие группы террористов или смертники-одиночки. Вы всё разыскиваете единый международный центр, штаб, главнокомандующего, службы тыла... Чтобы нанеся сокрушительный удар по этому центру уничтожить врага одним махом. А его нет, этого центра. Он не нужен никому. Эти террористические группы уже давно объединены в сеть. А сеть победить невозможно!!! Она как гидра. Вместо каждого уничтоженного узла у неё вырастает несколько новых...
   ...Не следует обольщаться лёгкой победой над талибами. Талибан - это атавизм, пережиток. И "11 сентября" - не более, чем глупость сумасшедшего Бен-Ладена. Для того, чтобы победить, скажем, Америку не нужно организовывать стоящие миллионы долларов громоздкие операции. Достаточно иметь всего десяток шахидов в каждом крупном американском городе. И научить их пользоваться Интернетом. Всё!! ФБР, ЦРУ, СВР и ФСБ этого не понимают? Дурак Буш - точно не понимает... А террористы начинают понимать...
   Ты скажешь, возможно, что я сгущаю краски. Но даже если бы всё и было так, как я говорю, то при чём же здесь "психическая эволюция"?... А вот при чём...
  

* * *

  
   ...Совок влачил свои дни очень далеко от нормальной человеческой жизни, но зато недалеко от Бога, присутствия которого он совершенно не замечал, поскольку жил на самой близкой к Эдему помойке...
  

* * *

  
   ...находясь в армии. Служил я в Ленинграде. Раз в увольнении знакомлюсь с необыкновенной девушкой. На танцах, в клубе кондитерской фабрики. ...Звали необыкновенную девушку обыкновенным библейским именем Фамарь. ...О, как же красива Фамарь, как весела и румяна!.. Тело - стройное и гибкое будто пальма. Пальцы - тонкие. Глаза - два чёрных колодца с молниями на дне. А главное, я с первого же мгновения почувствовал... ...мы там некоторое время делали вид, что танцуем, а потом пошли себе в общежитие... Она там жила...
   ...почти бежим по ночному городу. ...Впрочем не помню точно, может быть она даже летела по воздуху рядом со мной, как на известной картине Шагала... Я сжимаю в своей ладони её горячие пальцы... а девушка всё повторяла: "Так... Так... Спокойно! ...Спокойно! ...Возьми себя в руки!..". "Да со мной нормально" - глуповато среагировал я. "А я это себе говорю...". ...Необыкновенная девушка! ...почти физически чувствовал, как в ней бьётся, как рвётся наружу ...ный ангел...
   ...И вот мы добрались, наконец, до обшарпанной фабричной общаги. И стали искать там место для уединённой беседы. Но, как объяснила Фамарь, в каждой комнате общежития обитают по пять-шесть работниц. Где же тут уединишься? И тогда необыкновенная девушка вспоминает, что на четвёртом этаже у них - ремонт. "Вдруг там какая-нибудь комната открыта и нет никого. А?" - подумали мы...
   ...И поднялись на этот этаж. Чтобы долго блуждать по тёмному пустому ко­ридору, толкаясь в каждую дверь. И все они, двери, разумеется, будут накрепко заперты. А может быть даже заколочены гвоздями. И только - одна, проскрипев до боли знакомую мелодию, не то Шопена, не то Мендельсона, пропускает нас в пустую комнату. ...То есть это мы так думали, что в пустую...
   ...А там темно как в гробу. ...пахло свежей стружкой и дохлыми летучими мышами. ...Мне вдруг показалось, что мы попали на тот свет... То есть в царство вечной тьмы ...Ну, как минимум, в глубокий-преглубокий колодец. ...Такое ощущение возникло, наверное, потому, что единственное маленькое окно здесь выходило в типично ленинградский двор. А типично ленинградский двор это что? Это - чистой воды колодец...
   ...Поскольку я накануне прочитал неизвестно откуда взявшуюся в гарнизонной библиотеке книжку по древнеиндийской мифологии, то сразу же почувствовал себя неким ведическим персона­жем по имени Трита. Этого самого Триту, так же, как впоследствии Иосифа Прекрасного, злые братья бросили в колодец из которого никак невозможно выбраться. И он там умирал. И тосковал очень...
   ...Оттого Трита тоскует, что по молодости лет не успел жениться и обзавестись детишками... А фишка в том, что потомки этих глупых язычников непременно должны совершать регулярные поминальные жертвоприношения, иначе у почившего предка плохо сложится посмертная судьба. То есть, на том свете бездетным индийским покойникам приходится совсем туго...
   ...Вот Трита, понимая своё печальное положение, и расстраивался...
  
   ...А мне чудится вдруг, что из этого ужасного ленинградского колодца выбраться тоже невозможно. Ну то есть, вот всё, конец... И придётся мне, значит, с жизнью теперь распроститься. И сгину я, несчастный, здесь, в сырой братской могиле общежития. И никто не совершит по мне поминальных обрядов. И не умилостивит жертвами богов. И душа моя вследс­твие этого будет вечно томиться в каком-нибудь мерзком ведийском аду...
  

* * *

  
   ...Между кем и кем идёт война? Между богатым Севером и бедным Югом? Да... Но причина её вовсе не в необходимости объяснения богачам, что надо делиться. Это было бы слишком просто. Я согласен с теми, кто видит здесь войну цивилизаций. Более того, я убеждён, что это не просто межцивилизационный конфликт, а межуровневый, то есть столкновение цивилизаций находящихся на разных уровнях. (Разумеется, дело здесь отнюдь не исламе, и вообще не в религиях. Вернее, религиозная составляющая не является определяющей.)
   Такое случается не впервой. История показывает, что "цивилизованные" народы не раз приходили в военное столкновение с "варварами". Правда не легко определить в каждом случае, кто здесь варвар, а кто - наоборот. Древние евреи варвары или римляне? Римляне или германцы? Турки-османы или Византия? Арьи или древние жители долины Инда? Мы сталкиваемся с трудностями в оценке только потому, что историки и культурологи, в отличие от биологов, не удосужились выработать для цивилизаций критериев эволюционного прогресса.
   В связи с этим у меня возникает вопрос: "Кто "варвар" в нынешнем мировом конфликте?" И ещё более важный вопрос возникает: "Вообще, возможен ли такой мировой порядок, при котором цивилизации находящиеся на разных уровнях будут мирно и взаимовыгодно сосуществовать?" Ну, скажем, как органы в организме... Ведь именно такая модель сознательно или бессознательно вдохновляет наших глобалистов. При этом они думают, что "золотой миллиард", то есть, фактически, совокупность носителей Западной цивилизации, станет в "общечеловеческом организме" чем-то вроде мозга... А мозг ведь и снабжать нужно соответствующим образом, ему кислород и питательные вещества достаются в первую очередь и в большем объёме, чем остальным... Поэтому жизненный уровень "золотого миллиарда" должен существенно превосходить т...
   ...забываются при этом две вещи. Во-первых, то, что цивилизации входящие в состав человечества, находятся на разных эволюционных ступенях. А если это так, то они несоединимы. И "привить" более высокую цивилизацию никому не возможно в принципе. Можно лишь на какое-то время превратить нормальную - в химерическую, то есть совершенно нежизнеспособную.
   Во-вторых, забывается, что цивилизации - сами своего рода организмы, которые зарождаются, развиваются, стареют и гибнут. И поэтому в тот или иной момент времени находятся на разных стадиях своего собственного развития. Могут ли в едином глобальном "организме" сосуществовать "органы разного возраста"? Разве не понимают эти идеологи, что западный "мозг" совсем уже старенький стал. И жить ему осталось лет пятьдесят, не больше...
   ...хоть и берутся врачи за трансплантацию органов, но никому ещё не удавалось крокодилий хвост пришить слону... И навряд ли удастся... И невозможен организм у которого сердце младенца, гениталии - мужчины, а мозг - дряхлого старика... Ну, не сможет такой организм жить, что ты будешь делать!..
   ...может быть человечество организуется по принципу экосистемы, биоценоза?.. Собственно, именно так оно фактически и выглядит... Проблема ... в том... ...Всемирную историю давно уже пора моделировать в виде сукцессионного ряда... ...Правда, встаёт вопрос: что в таком случае будет представлять собой климаксовое сообщество?.. И ещё вопрос... ...крайне интересный и сложный, но нельзя не...
   ...в качестве признака приближения самой возможности подлинной глобализации, то есть возможности образования общепланетарного "климаксового сообщества". Из биологии известно, что максимальное видовое разнообразие оказывается не в климаксе (конце серии), а в некоторой средней стадии. Аналогичная ситуация, вероятно, будет наблюдаться и здесь. При этом стоит иметь в виду, что крупные экосистемы начинаются с преобладания малоспециализированных (универсальных!) форм, и этим же завершается процесс перехода к климаксу... ...Вот после него может быть и возникнет организм... Если возникнет...
   ...А "глобализация" в том виде, как её себе сейчас представляют наивно-самонадеянные западные (северные) государства ни мира, ни благополучия никому не принесёт. А принесёт ещё большую вражду, ложь и эскалацию насилия. Потому, что мировой пролетариат никогда не примет этого миропорядка, и никогда с ним не смирится... Западная же цивилизация уже дала ему в руки такие технические средства, такие безумные возможности уничтожения, обладая которыми...
   ...Может быть, как и в прошлом, культурный синтез произойдёт лишь тогда, когда молодая, агрессивная, как сказал бы Л.Гумилёв "пассионарная" цивилизация завоюет и убьёт старую, а потом воспользуется её достижениями? Подобно тому, как растение превращает в собственную плоть накопившиеся в почве питательные вещества оставшиеся от умерших предшественников... Так Греция стала перегноем для Рима, Рим - для германцев... А германцы для кого? Они что, надеются существовать вечно?..
   ...И ещё вопросы: "А Россия с кем должна быть? По какую сторону баррикад? И должна ли она, вообще, вступать в схватку?" Не в чисто-конкретном si verbis audacia detur смысле, а в историософском, sit venia verbo... Ответ зависит от того, чем является сегодняшняя Россия. Понятно, что это отдельная цивилизация. Но на каком цивилизационном уровне она находится? И на какой стадии собственного развития? Старения и умирания? Или она уже умерла? Или на её месте родилась новая цивилизация? Или рождается ? ...Как знать, может быть именно сейчас президент Путин решает сейчас ту историческую задачу, которую когда-то решал Александр Невский?.. Или кто-нибудь другой её решает... Или завтра будет решать?..
   ...Ты, конечно, спросишь: "А при чём же здесь "психическая эволюция"?" ... А вот при чём...
  

* * *

  
   ...тогда взмолился Трита богам и принёс им мысленную жертву, совершив мысленное же возлиянье сомы. (Это такая чисто арийская настойка мухомора.) И сжалился над ним божественный мудрец по имени, кажется, Брихаспати и послал ему в помощь чудес­ную огненную птицу, по имени, кажется, Гаруда... Она-то Триту на свет божий и вынесла. А он после пребывания в преисподней стал обладателем сверхъестественного знания и ещё чего-то, тоже сверхъестественного и очень полезного... бессмертия что ли?..
  
   ...Но я-то, малоумный, не помнил и не понимал к каким именно богам в таких случаях следует обращаться. И с какими именно молитвами. И не вполне ясно мне было, что значит "принести мысленную жерт­ву". Столь высокие материи были мне тогда недоступны. Как, в общем-то, и любому нормальному человеку. ...Честно говоря, я и сейчас в этом не разбираюсь... Ну, почти...
   ...И вот тогда в надежде выбраться из колодца и обрести что-нибудь полезное или даже сверхъестественное я решил со­вершить какое ни на есть богоугодное дело. А что может быть более угод­но сладострастным индийским богам, чем любовь? И я понадеялся, что может быть и моя простая любовь будет зачтена, как, своего рода, возлия­ние сомы? ...Ну, хотя бы, мысленное. ...Так я подумал тогда. Поскольку, в отличие от ведического Триты, находился в колодце не один... И было это мне великим утешением...
  
   ...И вот я в полной темноте раздеваю нетерпеливую свою подругу и разоблачаюсь сам. ...Расстилаю кое-как на полу, среди строительного мусора шершавую свою солдатскую шинель. ...И мы опускаемся с возлюбленной моей на это чудесное ложе, ложе наше брачное... И тогда сырое дно колодца, внутренность могилы и тьма преисподней преображаются вдруг в прекрасный сад окружённый кедрами ливанскими и стройными кипарисами... И вижу я, что зима прошла и дождь перестал... Цветы показались на земле, смоковницы распустили свои почки и виноградные лозы цветут...
   ...И была прекрасна как лилия возлюбленная моя... И стройна будто пальма... И ни одного изъяна не было на коже её... И с рук любимой капала мирра... А уста её как соты медовые... И ласки её - слаще вина...
  

* * *

  
   ...шло несколько дней. Промелькнули новогодние праздники. Саша стал потихоньку привыкать к отцу. Они гуляли вместе, ездили на лыжах в лес. Один раз отец сделал для ребят круговушку на пруду... Зимнюю такую деревенскую карусель...
   ...Сооружалась же она так. Отец вморозил в лёд тонкое бревно. Вертикально. Получилась ось. К ней он прибил наискось длинную слегу, к концу которой привязаны были старые санки. Действуя как рычагом отец провернул ось и она стала легко вращаться во льду...
   ...Нужно было ложиться на эти санки вниз животом, хвататься за них покрепче, а кто-нибудь начинал толкать слегу, раскручивать круговушку, чтобы санки быстрее бегали по кругу... Короче, получилось примерно то, что лет через пять все стали называть центрифугой...
   ... И Саша на этой круговушке катался... Дух захватывало... ...радость переполняла... Восторг! ...В какой-то момент становилось совсем уж невозможно удержаться и он разжимал пальцы... ...катился кубарем по утоптанному снегу, а ребята все смеялись... ...у него кружилась голова... ...катались по очереди. И Кравец, и Манюнька, и Данила, и Витька Бздун, и Славка Биркулёз, и...
   ...Вообще, жизнь была прекрасна и удивительна. А про Ом-му как-то и не вспоминалось...
   Но вот однажды, после долгого уже перерыва, Саша сказал перед сном волшебные слова. Ему захотелось поговорить с Ом-мой. Никаких особенных вопросов или тревог у него не было. Просто он соску...

* * *

  
   ...О, как они наверное ликовали в своих небесных чертогах, эти благостные арийские боги, вдыхая аромат наших жертвенных возлияний. И как она несла меня ввысь, моя пламенная, нежная, сладкая моя Гаруда. Что же она мне такое шептала, что ворковала, что кричала тогда?! И как она кричала!!! ...Кричала чувствуя в себе радостные и нетерпеливые толчки ангела... Кричала как от сладчайших родовых мук... И жаждала этих мук... Ещё! Ещё!! Ещё!!!
   ...Потом ангел наконец освободился... ...поцеловал каждого из нас в темечко... и улетел...
   ...Левая рука моя была у неё под головою, а правая обнимала её... Так лежала она счастливая, спокойная, исполненная светом и тишиной. ...И было нам столь хорошо, что со мной даже вдруг сделалось нечто вроде... увидел нечто крайне интересное... ...в детстве... и снова забыл...
  

* * *

  
   ...Им казалось, что прошло несколько мгновений, а на самом деле миновала полночь. Солдат сообразил, наконец, что ему давно уже пора быть в казарме, что его, наверное, с собаками ищут. Тогда они поднялись с ложа и стали наощупь собирать одежду. ...Юноша с некоторым опозданием догадался, что надо бы поискать выключатель. Стал шарить руками по стенке. Нашёл, щёлкнул... Вот тут-то изумительная Фамарь и закричала снова. Но уже не так, как прежде закричала она, а совсем-совсем по-другому... То есть вот просто завопила, как безумная... Солдат резко обернулся ...и чуть было ни заорал сам...
  
   ...Посреди комнаты на двух табуретках стоял обтянутый кумачом гроб. А в нём - мёртвый человек с птичьим носом и в золотом парчовом галстуке...
  
   ...Это было настолько неожиданно и нелепо, а потому страшно, что они выскочили в чём мать родила за дверь и принялись хохо­тать как сумасшедшие. Истерика с ними сделалась... Лишь спустя какое-то время, юноша нашёл в себе силы вернуться в комнату и собрать одежду. ...А свет гасить не стал...
  

* * *

  
   ... твердили вроде бы о любви, о жизни вечной, о бессмертии души, на деле же - всё только об одном. О смерти! Не тому учили, как правильно жить, а тому, как ещё при жизни получше умереть. Ars moriendi pro ars vivendi... В таком их отношении к смерти чувствовалось что-то болезненно сладострастное... Стоит ли удивляться тому, что их потомки, хотя и откачнулись от аскетизма к гедонизму, продолжают традицию добровольного умирания...
  

* * *

  
   ...Птиценосый этот мертвец прилетел из Усть-Неры. Есть такой город на реке Индигирке. ...Хотел бедолага навестить земляка, работавшего на фабрике и в этом общежитии проживавшего. А тот, оказывается, давно уже уволился и убыл в неизвестном направлении. Вот такая вот невезуха...
   В питерских гостиницах местов, как всегда, не было... Тогда покойник попросился переночевать в том же общежитии. А где ещё? ...Денег дал...
   ...Разместился усопший в коридорчике, на раскладушке. Надеялся подремать минуточек шестьсот. Но ночью к нему проникла знойная пышнотелая кондитерша с шестого этажа и они, от накопившегося за всю жизнь одиночества, стали любить друг друга как сумасшедшие. ...Простые нравы. Простая женщина. Простая любовь...
   ...Завершилась же эта любовь, тем, что гость не умер в немощи и скорби, подобно абсолютному большинству людей, но имел честь и удовольствие отойти в иной мир прямо из жарких объятий сладкой своей подруги...
   ...Он изнемог от любви. ...Сердце безумца лопнуло как кровавый шар, взорвалось праздничным красным салютом, взмыло белым голубем к синим небесам... Ибо столь велика и невыносима оказалась простая их любовь...
  
   ...По неизвестным причинам новопреставленного не забрали в морг. Как-то быстро выяснилось, что родственников у него нигде нет, и поэтому заводская администрация, сама же и должна сироту похоронить. За счёт месткома. Кто уж так затейливо распорядился? На каком таком основании? Бред, конечно, полный... Так быть не должно и не может! Ни по закону, ни по здравому смыслу, никак... Но так было. ...Страна-то у нас особая...
   ...В чемодане мертвеца нашлись чёрный бостоновый костюм, бе­лая нейлоновая рубашка и роскошный золотой галстук. Самого же усопшего нужно было до времени где-то приткнуть. Не с живыми же людьми его в конце концов класть. Вот и пристроили убогого в одну из дальних комнат на пустом из-за ремонта эта­же. ...Потому-то и дверь оказалась незапертой...
  

* * *

  
   ...Когда я через окно туалета расположенного на первом этаже выскочил наконец на улицу... ...было около двух часов ночи... Город тонул в тумане. Вокруг уличных фонарей расплывались радужные круги... Я же охваченный любовью бежал по ленинградским улицам подобно серне или молодому оленю на горах бальзамических... Бежал и лихорадочно сочинял себе оправдания... Потом сообразил, что второпях не сказал возлюбленной своей где искать меня... "Ну ничего, - думалось мне, - не позднее следующего воскресенья приду к любимой моей снова..."
  
   ... Что было дальше, даже вспоминать не хочется... Городской патруль... Я с ними в перегонки... Догнали сволочи. Поймали. Самоволка. Гауптвахта. Пятнадцать суток... Потом, в части уже, через день на ремень, через два - на тумбочку... Об увольнениях забыть и не вспоминать! ...Короче, только через два с половиной месяца мне удалось, наконец, вырваться на свободу...
  
   ...Фамари я не нашёл... Нигде... Она уволилась с работы, выписалась из общежития и убыла в неизвестном направлении... Всё. Концы в воду. Исчезла из моей жизни девушка, словно бы умерла... Растворилась в зыбком ленинградском тумане...
   ...Будто и не было её никогда...
   ...Я ходил по улицам, по площадям, искал ту, которую любит душа моя... Я искал её и не находил, звал, но она не откликалась...
   ...Что? Почему? Как? ...Может быть её отъезд был связан со мной?.. Или...
  
   ...Иногда мне, всё-таки думается, что и это был сон... Фантазия, грёза, мечта... И имя слишком необычное... Не бывает таких ... Грустно... Грустно...
   ...Впрочем, даже если это и был сон, всё равно он подлиннее многого называемого явью... Ведь событие тем реальней, чем больший след оставляет оно в жизни...
  

* * *

  
   ...Кстати. По поводу "любви и смерти". ...Здесь напрашивается некая как бы мораль. Рассуждения какие-нибудь в духе В.С.Соловьёва, Вяч. Иванова или позднего З.Фрейда. О Дионисе и Гадесе. Об Эросе и Танатосе... Что-нибудь умное, навевающее возвышенные мысли и смертную тоску...
   ...Простое отношение к любви, по мнению В.С.Соловьёва, неизбежно ведёт к смерти. Описанную здесь историю при желании, можно представить, как метафору, или аллегорию этой суровой мысли ... Но у меня нет такого желания. Желание у меня, товарищ прапорщик, совсем другое. ...По мне, вся мораль рассказа заключается лишь в том, что девушка была красивая, добрая, страстная и меня хотела. А я - её. ... Вот и всё, собственно... ... Ангел-то и народился...
   ...Нам с ней хорошо было. С изумительной этой Фамарью. Не смотря на антисанитарные условия и мои мифологические ассоциации. И даже не смотря на глубокие метафизические соображения В.С.Соловьёва, Н.Бердяева и прочих мертвецов... То есть я хотел сказать "мудрецов"...
   ...А покойник здесь совершенно ни при чём. Он умер сам по себе, покойник. Безотносительно к какой бы то ни было философии... И в комнате случился просто так... К нашему богоугодному делу бедолага не имел ни малейшего отношения... У него свои богоугодные дела были... Ну и хватит о нём. Царство ему небесное. Земля ему пухом. В гробу я его видал...
   ...Как, впрочем, и всех мыслителей, выдумывающих философские оправдания для собственной половой несостоятельности отягощённой латентным гомосексуализмом и сублимированной некрофилией ... Потому, что... Потому, что потому! Даже объяснять тошно... Люди ебаться должны, да детишек рожать. И чем больше, тем лучше! Вот и всё... А дурацкие теории на эту тему - не более, чем половое извращение...
   ...Текстоложество, как интеллигентская разновидность некрофилии...
  
   ...Мудрецы... Да разве способен обрести жизнь вечную тот, кто даже временной оценить не в состоянии?! И что может знать о любви небесной тот, кто и к земной-то не пригоден?! ...Ни!-че!-го!..
  
   ...Вот и всё "сверхъестественное знание", с которым я выбрался из излучин того ленинградского колодца... Хотя ничего особенно нового, а уж тем более сверхъестественного в этих простых соображениях как-то не просматривается... Может быть сверхъестественным было то странное видение, которое... Впрочем, я всё равно его потом забыл... А снова вспомнил, умирая уже по правде. В настоящем колодце... И в одиночестве... Потом... Но едва оттуда, из колодца, выбрался - снова всё из памяти исчезло... Начисто...
  

* * *

  
   ...И Гоголь, и Достоевский, и славянофилы настаивали на особой религиозности русского народа, который единственный, мол, изо всех сохранил полноту и чистоту сердечного знания о Христе. Русский народ - это народ-Богоносец, который весь в Православии... Именно поэтому, он и называет свою Родину не как-нибудь, а Святой Русью. Отсюда, мол, и необыкновенная его вселенская отзывчивость, всемирность, мессианизм, готовность принести себя в жертву... Вот почему Бог с нами... Gott mit uns, как кто-то недавно выразился...
  

* * *

  
   ...Правда что ли с нами?.. Но обитатели моей деревни ничуть не походили на людей с Ним и в Нём живущих. Богоносцы из них были ну вот просто никакие... Впрочем, на строителей коммунизма они тоже как-то не тянули... И даже столь симпатичных мне героев Лескова напоминали очень мало...
   ...Хотя что-то в них всё же было... Эдакое... Привлекающее внимание и заставляющее недоумевать... Непостижимое даже... Типа, умом не понять... Что? Что?! Дикая первобытно-средневековая ментальность? Дурацкая, не-пойми-куда-направленная креативность? Простота граничащая с идиотизмом? Себе-во-вред-хитрость? Въевшееся в плоть и кровь рабство, то есть тупая покорность соединённая с тайным стремлением к бунту? Беспредельность от слова "беспредел"? Пьянство беспробудное? Зависть и жертвенность одновременно? Тотальная неартикулированность? Фундаментальная амбивалентность?.. Что ещё? Может быть то, что они, непонятно почему, были гораздо умнее цивилизованных европейцев? А тем более - американцев... Да умнее, умнее...
   ...Не знаю... Но скажу честно, меня земляки очень часто раздражали и даже возмущали... Более того, меня от них просто тошнило иногда. И в то же время я их почему-то любил... За что? В недоумении развожу руками...
   ...Мне вообще трудно провести границу между ними и собой. Я ведь, на самом-то деле, один из них... Как принято было когда-то говорить, "плоть от плоти"...
  

* * *

   ...Да какое там к чёрту "один из них"! Тамбовский волк им "плоть от плоти"! Алкаши непутёвые, халявщики, хитрованы безмозглые, олухи царя небесного... Раньше в Него, в Царя Небесного, верили. И земного батюшку-царя тоже почитали... Но жили-то всё равно без царя в голове... Сейчас ни в каких царей не верят, никого не почитают, а живут по прежнему... Как сто, как триста лет назад... Когда-то гайки на железной дороге свинчивали, теперь километрами электрические провода срезают. Чтобы пропить... И ничто их не берёт, никакое высокое напряжение... Придурки!!. И дети у них придурки... И внуки их будут придурками...
   ...Едешь в метро, ну такие рожи гнусные кругом... Просто животные... Растения... Вот это вот и есть русский народ? Впрочем, ничуть не в большей они степени растения, чем те же американцы... или немцы... Только наши к тому же ещё ленивы, безалаберны, недисциплинированны и несчастны... Хотя талантливы, паразиты... Талантливы... Этого не отнимешь... Но всё равно придурки...
  

* * *

   ...Вот, возьмём к примеру, моего деревенского соседа Кольку. Этот народный умелец каждый выходной чинил свой вдрызг разбитый, не подлежащий восстановлению, велосипед, а починив, ехал на нём за бутылкой, обмыть это дело, а хорошенько обмыв, там же у магазина, со слезами обиды на глазах, начинал со всего маха бросать ма­шину об асфальт, бить её крушить и корёжить, поскольку она, зараза неблагодарная, отказывалась везти хозяина домой, и всё время падала и падала, курва, вот за это на глазах у зевак и своего плачущего сына Вовки, Колька наказывал несчастный драндулет, то есть разбивал его вдребезги, а в следующий выходной, с раннего утра начинал его по-новой чинить, а по­чинив ехал за бутылкой, обмыть это дело, а хорошенько обмыв...
   ...Такой цирк повторялся еженедельно с апреля по ноябрь включительно и носил характер неумолимого природного цикла... Зимой Колька вме...
   ...Нелепый человек... Добрый человек... Добрый?.. Да чёрт его знает... Фотоаппарат мне однажды подарил. Насовсем и к тому же безвозмездно... Просто так, ни с того ни с сего... Взял да и отдал... ФЭД, между прочим. Отличный аппарат по тем временам... Через пару месяцев забрал назад... Зачем подарил, почему забрал? Одному Богу известно... ...обыкновенное русское ...а...ство... Или просто...
  

* * *

  
   ...А с какой лёгкостью этот православный народ отрёкся от Христа когда к власти пришли воинствующие безбожники... Были, конечно, и в те времена исповедники, люди сознательно и терпеливо несшие свой крест, шедшие на муку и на смерть во имя веры... Сколько их оказалось? Единицы? Десятки? Сотни? Но отступников-то были миллионы! ...В массовом порядке наш богоносец строил социализм в одной отдельно взятой стране, писал доносы, охранял зеков, пытал и расстреливал врагов народа... Сначала расстреливал, а потом и сам к стенке становился... Мололи дьяволовы жернова, мололи... Сам себя Ваня жрал, сам собой Ваня срал... Половина населения была уничтожена... Кто же это натворил? Фашисты? Инородцы? Марсиане? ...Сам русский народ и натворил... Богоносец наш грёбаный...
   ...Да, русские религиозны. В том смысле, что руководствуются не разумом, а тем, что они называют "верой". Во что верить им не так уж и важно. Хоть во Христа, хоть во Сталина... В народ, в Николая II, в Социализм с человеческим лицом, в Капитализм с волчьим оскалом, в Кашперовского, в Путина, в МММ, в то, что завтра всё само собой как-то образуется, а Россия снова станет великой державой и все будут её бояться... Нам, мудакам, лишь бы верить...

...Лишь бы ответственность на себя не брать...

  

* * *

  
   ...Да и какой он православный?! Он даже не христианский, народ этот... Как были язычниками, так и остались... И не только малограмотные старушки... А священники чем лучше? Четверговая соль, четверговые свечи, гадание по срезанным при крещении волосам, мироточивые иконы, святая вода... А "распределение обязанностей" в пантеоне святых - кто по каким дням принимает и по каким вопросам... Не магия это? Не язычество махровое?
   ...Да ладно бы ещё магия. Главное, что вместо духа христианской любви на каждом шагу сталкиваешься с духом обрядоверия, нетерпимости, ксенофобии и самонепогрешимости. ... В этом что ли полнота сердечного знания о Христе?..
  

* * *

  
   ...Постигая мир люди первоначально думали, что он состоит из вещей. Саму реальность даже называли по латыни "res", то есть "вещь"... Мир и описывали "топологически", как описывают мёртвый предмет. Сверху - то, снизу - это, посредине - одно, с краю - другое... Смотрели прозекторским взглядом: вот - сердце, а здесь, ниже - желудок, вон там, вверху, - рай, а там, внизу, - преисподняя...
  
   ...м стал складываться так называемый "системный подход". Учёные принялись рассуждать о подсистемах и метасистемах, о целях, функциях, структурах, о компонентном анализе, об управлении и самоорганизации, об аттракторах и диссипативных системах... Возникли кибернетика, экология, системная лингвистика... Появилась синергетика...
  
   ...И досистемное, и системное моделирование базировались на одной и той же субъект-объектной парадигме. Потом оказалось, что чем выше эволюционный уровень с которым приходится иметь дело исследователю, тем менее она применима. Биологический организм, например, ещё можно рассматривать как системный объект. Но когда мы переходим к человеческой психике, к социуму или, например, к языку, моделировать их объектно становится всё более затруднительным... Причин для этого много. Во-первых...
   .

* * *

  
   ...Я долго пытался сформулировать хоть какие-нибудь положительные характеристики своих земляков и ничего у меня из этого не выходило. Они, характеристики, получались либо отрицательными, либо двусмысленными... При этом я, не смотря ни на что, чувствовал глубокое душевное родство с ними. С этими говорящими животными... С этими растениями... С этими придурками пошехонскими... Видимо и сам такой же придурок...
   ...Что же в них было замечательного? Хоть убей, не знаю! ...Но в этих вечно пьяных мужиках и заезженных крикливых бабах... во всей этой громадной, несчастной, нелепой, неласковой, непонятной стране... я... чувствовал внутреннее пространство... воздух... ветер... простор... удивительную, неизвестно откуда берущуюся нежность и лёгкость... силу... безумную напряжённость поля... русского поля...

...Короче, чёрт его знает что...

  

* * *

  
   ...Услышишь какую-нибудь совершенно идиотскую народную песню, вроде "Ой ты степь широкая...", и отчего-то заплачешь... О чём она?! Да ни о чём! Галиматья полная! Какой-то там бурлак, то ли казак разгуляется... Ну и что? Мне-то какое дело до этого бурлака-казака... Да пусть себе хоть обгуляется!..
   ...Я даже не понимаю что означает само это слово. Разгуляется... Водки что ли нажрётся да по бабам пойдёт? "Загуляет", то бишь? Или тверёзый пройдётся по-над речкой, свежим воздухом подышит? Впрочем нет, "тверёзый" это не про нас... А может, - за зипунами рванёт? Будет всех подряд грабить и убивать? Или, того пуще, - как Стенька-Емелька? Замочит для начала бабу не по делу, а потом уж разойдётся, оторвётся, расколбасится, помашет кистенём, потешит душеньку свою удалую... Напьётся живой кровушки... Тьму-другую людишек перебьёт-перегубит... Упьётся зеленым вином... Наблюётся всласть... А уж потом можно и на плаху: Прости люд православный!..
   ...Что?! Что имеется в виду?... Что там услышишь из песен твоих?..
  
   ...Да, велик и могуч русский язык. Ни черта в нём иногда не поймёшь... ...А сердце, между тем, щемит... Так щемит!! Разрывается сердце. От боли и радости одновременно... От неведомой свободы и от тоски... Да нет, не те слова... Не умею я об этой стихии ничего сказать... Стихия она и есть стихия... Сугарапса...
   ...Бог его знает отчего оно разрывается, сердце...
  

* * *

  
   ...Может быть всё здесь дело в музыке? Не в акустическом смысле, разумеется, а в... ...То есть в чём-то таком, что - ни слово, ни мысль, ни эмоция, ни чувство, ни мировоззрение, ни дискурс... Но чем всё перечисленное порождается? Или... ...Какое-то высокое и почти неуловимое переживание... Предельно тонкое, эфирное... Такое тонкое, что почти не отличается от пустоты... Но всё-таки не пустота!..
   ...некая такая всеполагающая интенция... Тончайшая вибрация настраивающая душу подобно камертону ... Настраивающая любой текст, дискурс, личность, цивилизацию... Как её назвать?..

...Самое подходящее слово: дух...

  

* * *

  
   ...Может быть и вправду есть у русских нечто такое, чего ни у кого больше нет?.. ...Только никому оно и не нужно... Понимаешь про что я?.. Не понимаешь?.. Я и сам не понимаю... Может быть, про тот "лишний этаж"... про "аппендикс"... ...про живое дыхание... про русский дух этот непонятный. ...Про свойство, для обозначения которого и слова-то ещё не придумали... свойство, на которое запроса в мире не возникло пока... А у нас самих тем более не возникло... Да и кто знает, возникнет ли когда?..
   ...А все наши заморочки: III Рим, II Интернационал, Мировая революция, мессианство, евразийство, великодержавие, претензии на ка­кую-то там особую духовность и прочая херня - не мания величия, не комплекс национальной неполноценности и не гордыня сатанинская, а всего лишь неудачные, или преждевременные попытки это непонятное качество, этот дух реализовать ...или хотя бы осознать...
  
   ...Впрочем, весьма вероятно, что я всё это от тоски выдумал на родной помойке сидючи?.. Для самоутешения... Это наша родина, сынок?..
  

* * *

  
   ...Но пришло время и я понял, что деревня моя на самом деле была правильная. Вот так-то... Самая прекрасная и правильная деревня на свете. Просто я, дурачок, по молодости этого не осознавал. И никто не осознавал. Кроме, может быть, распоследних уж идиотов... Да и как осознаешь, если в наши несчастные средневековые головы забит, как ржавый гвоздь, архетип сакрального Центра?!.
   ...И мы всё стремимся к нему, к этому Центру... И не находим его... И никак не можем понять, что он не вне нас, но внутри... Что мир вообще устроен не так, как мы привыкли думать... Да, на самом деле всё совсем не так...
  

* * *

   ...не так уж и плохо... Да, детство моё прошло на помойке! Пусть! Но до чего прекрасна была та помойка!!. ...Удивительная, таинственная, волшебная... Поле чудес, а не помойка... Какие чарующие ароматы струились здесь по весне... Какой необыкновенный дух стоял... Какие сокровища были разбросаны под ногами! В Америке такие сокровища под ногами не валяются... И пахнет там, наверное, по-другому...
   ... И потом! Кроме свалки и кладбища, в нашей деревне имелось ещё кое-что хорошее. Например, уже упоминавшийся колхозный сад. Да что там - колхозный?!. Вся наша де­ревня была сад...
   ...O rus, rus!.. Ты не помойка близкая к Эдему!.. Ты и есть сам Эдем... Вернее была... Только пряталась, маскировалась под помойку. ...Как сокровище скрытое от недостойных... Как град-Китеж... Как бог одетый в рубище... Как поруганный и осмеянный пророк... Увы, одним из этих недостойных был я сам... Потом-то понял, конечно, вспомнил, увидел... Но... поздно уже... Нет тебя на свете... Нет... Да и меня, строго говоря, тоже...
  

* * *

  
   ...Весной, когда сады зацветали, когда разливался в воз­духе волшебный аромат, когда в ветвях жужжали пчёлы, а со всех сторон роями слетались ангелы, когда вечера делались тёплыми, а закаты золотыми...

* * *

   ...потом наступало время сирени. И запах её, этот волшебный, пьянящий, чуть горьковатый запах разливался по Вселенной... Девушки-вы­пускницы в белых фартуках, с кружевными воротничками и влажными, полными ожидания глазами, ходили по улицам обнявшись, вели мечтательные разговоры... В волосах у них цвели белые и фиолетовые гроздья...
   ...Потом приходило лето. Горячая пыль обжигала босые ступни. И просачивалась сквозь пальцы. И прохладная зеленоватая вода ласкала утомлённое ультрафиолетом тело... На болоте шумел камыш, гукали вложивши нос в воду удивительные птицы, лягушки сладострастно звенели... Вдоль дорог лиловел иван-чай, а в лугах пахла счастьем трава!.. И летали лбами стукаясь жуки...

* * *

   ...спать в саду на раскладушке, когда сквозь листву мер­цают звёзды... ...да если бы не комары...

* * *

   ...Ночью как начнётся гроза! Как польёт! Как загрохочет! Засверкает! Проснёшься в саду под намокшим одеялом и - бегом домой. Вытрешься, оденешься в сухое и ложишься на терраске спать дальше. Но не спишь, а слушаешь, вздрагиваешь радостно, дышишь влажным озоном, всматриваешься во тьму... Потом пригреешься и мягко соскользнёшь в сон. Благода...

* * *

   ...А зимы! Какие зимы стояли невообразимые! Как чист был снег! Какие морозы звенели! Как раскачивались фонари в метель! Как подпирали небо утренние дымы! Как лыжи скользили! Какие пушистые шапки лежали на елях!..
  

* * *

  
   ...А ты говоришь: "Тоталитаризм, административно-командная система, права человека, КГБ..." Туфта это всё... То есть не туфта, конечно... но по большому счёту не очень важно...
   ...лучше думать о Боге... О смысле жизни... С хорошими людьми разговаривать... По лесу гулять... Землянику с молоком кушать... Да сочинять весёлые стихи...
   ...самые простые вещи. Зима, метель, огонь в печи, нежный взгляд любимой женщины, младенец в колыбели... это важнее экономического строя, гражданских свобод и валового национального продукта...
   ...В разумных пределах, разумеется...
   ...Хотя очень многое в прежние времена меня ужасно раздражало... И я ни минуты не жалею, что по молодости способствовал чем мог тем, кто боролся с коммунистическим режимом... Несмотря на многие плюсы, было в этом общественном устройстве что-то удивительно гнусное... Гнилое... Лживое... Мертвящее... И я не жалею, даже, что в начале девяностых, как-то раз на баррикады ходил... Когда коммунисты попытались и эту реку вспять повернуть...
  
   ...Да, сражался на баррикадах, сражался... Признаю, гражданин начальник... Было дело... Сидел ночью вместе с какими-то небритыми мужиками возле костра... И даже оружие у меня было: кусок ржавой водопроводной трубы. А в укромном месте стояли заготовленные бутылки с "коктейлем Молотова". Командиры наши опасались, видимо, что танки пойдут...
   ...Совсем близко, но непонятно где именно, раздавались автоматные очереди. Дома у меня спали дети. Ни они, ни жена ничего не знали, я наврал, будто ночное дежурство... Впрочем, почему "наврал"? Действительно дежурил и действительно ночь была...
   ...сидел и героически думал о том, что даже если красные победят, я всё равно не смогу жить как раньше. И ни за что не буду... Всё... Хватит... Надоело...
   ...И ведь никто не знал тогда чем дело кончится... Здесь ведь и жизнь можно было потерять... А что будет тогда с моими детьми? Если я вдруг, не дай Бог, того... Не вернусь... Это же действительно страшно... Но я не собирался оттуда уходить... При любом раскладе стоял бы до конца... Так мне тогда казалось... Сейчас, впрочем, то же кажется...
   ...Какой-то праздношатающийся патриот в сером пиджаке и чёрной рубашке решил вправить защитникам баррикады мозги, то есть объяснить, что все мы тут агенты мирового сионизма. И конкретно работаем на дядю Сэма... А настоящая фамилия Лужкова - Кац. Я на всякий случай побежал за ним. ...А когда догнал, то на всякий случай дал ему в бородатое рыло. Чернорубашечник испугался и на всякий случай сунул мне в руки бутылку пива... И был таков... Что он хотел этим сказать и откуда взялась бутылка я так и не понял, но к своим сионистам вернулся с маленьким трофеем... "Не отравлено?" - спросили бдительные сионисты. "Не знаю" - честно признался я. Пиво они выдули... Потом ещё какой-то сочувствующий кооператор в белом костюме привёз и раздавал всем пакеты с просроченным грейпфрутовым соком...
   ...Короче, в защите демократии и борьбе с мировым коммунизмом я участвовал лично, не буду отпираться...
   ...Как юридически квалифицировать факт вышеописанной погони и отъёма вышеуказанной бутылки? Трудно сказать... Если судить, так сказать, "по законам военного времени", то сначала я действовал совершенно правильно, а именно: пытался задержать вражеского лазутчика, конкретно говоря, спецпропагандиста... Правда потом, получив взятку, его, коммунистического агента, отпустил... А "по законам мирного времени" я просто совершил банальнейший грабёж, если не разбой... И хотя у меня были, как мне кажется, смягчающие обстоятельства, в обоих случаях я заслуживаю, надо полагать, тюрьмы... Во всяком случае - общественного порицания...
  
   ...Повторись всё, я может быть пойду воевать снова...
   ...А может и не пойду... Не знаю...
   ... Но... Но я... Я... ...кажется сбился... Я о чём-то другом хотел сказать... Совсем о другом...
  

* * *

  
   ...Да, вот о чём... О том, что все эти мысли и эмоции на самом-то деле в прошлом... Сейчас во мне уже ничего не осталось... Ни мыслей, ни любви, ни ненависти, ни надежды... Ничего...
   ...Нет, что-то в душе, конечно, теплится... Шевелится, дышит... Воспоминания кое-какие... Впечатления... Только это как-то не складывается в одну картинку... Всё само по себе... Всё отдельно... Вспыхнет что-нибудь на мгновение и исчезает... И мир окружающий видится, как сквозь мутное стекло... А меня всё время в сон клонит...
   ...И не радуют ни зима, ни лето, ни осень, ни весна ... то есть радуют, конечно, но как-то уже не так... как-то они поблёкли сильно... Всё поблёкло... Бреду будто в сумерках... Может это просто старость?..
  

* * *

  
   ...что я на ней зациклился-то, на этой несчастной, Богом забытой, всем, как горькая редька надоевшей стране?! Лучше бы о светлом будущем человечества подумал... То есть о Китае. ...Или - о непостижимой арабской душе. ...На худой конец - о Великой Албании...
  

* * *

  
   ...грусть неизбывная в воздухе светится... Вот - се­рая дорожная пыль. Вот - серые крыши, растрескавшиеся брёвна... Вон идут люди с серыми лицами... Вдалеке гудит электричка. Падает серый снег. Ветер гоняет прош­логоднюю листву. Рядом - кладбище. Под землёй - сгнившие тру­пы. От жары невозможно дышать. А ты один. Совсем один. И но­ги промокли. И скоро тебя занесёт снегом. И никто тебя нигде не ждёт. И не любит. И никто никого не любит...
   ...И грустно, грустно...
  

* * *

  
   ...Когда Луна Сашу разбудила, он как всегда встал, подошёл к аспарагусу и сел рядом. "Здравствуй! - сказал он. - Это я..." Ом-ма не ответил...
   - Ну давай, давай, просыпайся, - сказал Саша и легонько провёл ладонью по веткам... И вдруг почувствовал, что на руку ему осыпаются маленькие сухие иголочки... Аспарагус засох. Умер. ...Ом-ма умер?! Как же так? Как же я теперь? Он ведь говорил, что никто никогда... И ещё говорил, что всегда будет с Сашей... Значит это неправда? Нет, Ом-ма не мог его обмануть... Просто... просто Саша не понимает... он не может понять... поймёт, когда вырастет. Ом-ма же предупреждал...
   ...Саша заплакал. Ему вдруг сделалось страшно. Как в тёмном подполе с крысами. Как же теперь жить одному?
  
   ...Со временем и этот страх прошёл... Хотя Саша долго ещё тосковал... Но в конце концов привык. Перестал, просыпаясь по ночам, плакать. И вообще у него началась совсем дру­гая, новая жизнь. И она, эта жизнь...
  

* * *

  
   ...просыпаясь и прислушиваясь: нет ли снова декабрьской беды? Декабристы, 1905 год, образование СССР, сталинская конституция, Афганистан, беловежская пуща, Чечня...
   ...В декабре всё сосредоточивается под землёй, там обретаются корни растений, вот и Россия - страна декабря, страна корневой жизни. Нынешней зимой с её морозным бесснежьем, поразившим озимые ростки, это ощущается особенно остро: Россия - страна декабря...
  

* * *

  
   ... в малом храме Донского монастыря. ...Начинался год 1991-й от Рождества Христова. ...А была, напомню, Кириопасха... Это когда Пасха на Благовещение выпадает. Очень редко такое случается... Несколько раз в тысячелетие... Слухи тогда всякие ходили, что, мол, должно что-то важное произойти, то ли война, то ли революция, то ли, вообще, Конец света... Говорили суеверы, будто в этом году на Праздник следует делать всё не так как обычно... Яйца, например, не нужно красить... И куличи святить не стоит... И много ещё всякой ерунды говорили суеверы... Даже специальное разъяснение Святейшего, помню, было разослано по приходам, что всё это, мол, глупые выдумки... Год как год, ничего особенного...
  
   ...закончилась литургия. Я по быстренькому приложился к кресту и заспешил к выходу. В голове сразу зароились какие-то мысли... ...на работу надо было бежать... И вдруг мне стало стыдно, за мою суету. ...Я тогда остановился у первой попавшейся на глаза иконы. И стал молиться... Это оказался образ пр. Серафима...
   ...Не успел я прошептать и нескольких слов, как в груди, чуть выше солнечного сплетения, что-то вдруг... нет, не вспыхнуло... и не затеплилось даже... а... может быть приоткрылось?.. и оттуда по телу... да, да, по всему телу... пошли тёплые волны... тёплые, сладкие, мерцающие, блаженные волны... пасхальное чувство... евхаристическое... а в душе умиротворённая ясность... будто всё наполнилось горным воздухом... и стало легко... так легко... и райская музыка... всё вокруг то ли исчезло, то ли, наоборот, наконец по настоящему проявилось... а исчезло время... нет, не исчезло, а как бы... невозможно выразить... соединилось всё... икона... как кусочек неба в глубине колодца... и сквозь неё видно...

* * *

  
   ...Я ещё в отрочестве всё время думал над этим. Пытался понять что такое я? И что такое я? Возникали у меня всякие детские вопросы. ...Вот, скажем, если бы мои родители не встретились, спрашивал я себя, мог бы я появиться на свет? В какой-нибудь другой семье, например? Или... Вот если бы я у них родился на месяц или на секунду позже, это был бы я или кто-то другой? Или... Я бы родился у них, и в то же самое время, но в другом городе, в другой стране. Я бы это был? Или вот родился бы я, положим, слепым. ...Или глухим. ...Или рыжим. Была бы в этом случае у меня та же душа, или я оказался бы совершенно другим человеком? То есть, опять-таки, я бы это был или не я?..
  

* * *

  
   ...После смерти Г.П.Мельникова я остро почувствовал, что из мира ушла единственная, может быть, близкая душа. ...Он был великий человек, а умирал в нищете и одиночестве. Неоценённый, невостребованный, непоня­тый, оставленный всеми. Он задохнулся...
   ...Нет, конечно, кто-то приходил к умирающему и говорил положенные слова. И на похоронах было много разных слов и чужих людей. Говорили то, что положено говорить в таких случаях, про неоценимый вклад в науку и тому подобное... Старые приятели вспоминали какие-то давние трогательные истории... Примазавшиеся эзотерики тоже что-то там такое говорили... Свои какие-то благобанальности ... Кто-то стихи самодельные читал... Кто?! Кому?! Какие стихи?!.
   ...Ледяной февральский ветер всё насквозь продувал, студил душу... Прокопыч лежал в гробу... ...а на лысом темени его виднелась страшная - через всю голову - рана грубо стянутая белыми прозекторскими нит­ками...
   ...это хищная птица каждый день прилетала к нему и клевала мозг. Я и раньше знал про неё... Но вот наконец увидел... Она ещё долго потом кружила над нашими головами...

* * *

   ...А где я был в последние годы его жизни? В последние дни? Почему не проводил с ним каждую минуту? Почему не попрощался даже? ...Да потому, что мне всё казалось, будто мы виделись вчера. И обязательно встретимся на следующей неделе. Поедем в Опалиху. Вдвоём или с его учениками. Сядем у костра, будем пить горький лесной чай и разговаривать... Как раньше... Как всегда... Мне казалось тогда, что всё ещё впереди, что мы бессмертны...
   ...Почему же я ни разу ему не сказал, что мы од­ной крови? Почему не обнял его никогда? Чтобы он не страдал так. Не мучился от одиночества... Почему я понял это всё только когда его не стало? Почему-почему... Да потому, что сам такой же некрофил как и все...
   ...Но это же счастье, что я его вообще в жизни встретил! Счастьем были наши прогулки. Прек­раснейшие мгновения жизни...

...С кем теперь поговоришь по-настоящему?..

  

* * *

  
   ...А приходилось тебе когда-нибудь представлять собственную смерть? Как ты будешь умирать... Где, в каком возрасте, от чего, долго или сразу, под забором или в больнице, среди чужих людей или среди родных и близких, будешь ли мучиться, ведь многие мучаются, очень мучаются, кричат, плачут, я-то уж насмотрелся, а какие у людей боли бывают, ни один наркотик не снимает надолго, или беспомощность полная, когда всё понимаешь и ничего не можешь, а то наоборот, мозги отключаются, люди собственное говно едят, а случается тихо-тихо во сне умирают, или, если повезёт, во время полового акта, а иногда бывает смерть страшная, от убийства, например, или от несчастного случая, а то маньяк какой-нибудь на куски разрежет и сожрёт, это хоть прикольно, а так-то какая разница кто тебя сожрёт, безумный двуногий зверь или червь могильный...
  

* * *

  
   ...Когда-то... и не так уж давно... мне казалось, будто я знаю как жить, что делать, знаю что мне нужно... И понимаю, даже, что нужно всем людям... Какой-то главный смысл в себе несу... Только вот выразить его не могу... Потому, что нет для этого у меня слов...
   ...Я писал что-то, пытаясь эти слова найти... Но то, о чём мне хотелось сообщить... оставалось где-то вне текста и даже как бы вне самой моей души, которая ведь тоже, как известно, - текст. ...Я этот смысл, казалось, чувствовал. Каким-то неведомым органом... Чувствовал как лёгкое дуновение, веяние, дыхание... И знал, что это дыхание, эта аура для меня важнее всего на свете... как и упоминавшийся уже нефункциональный психический этаж. Я там жил и тем дышал. И ни за что бы этого не отдал... То есть безо всякого "бы". Я не отдал... И всё... Не отдал...
  

* * *

  
   ...Увидев пышную траурную процессию, прохожий спрашивает: "Кого это хоронят?" "А вон того мужика, который в гробу лежит"...
  
   ...Человек разыскивает в морге своего родственника. Служитель спрашивает: "У покойного были какие-нибудь особые приметы?" "Да! Он курил как паровоз и всё время кашлял"...
  

* * *

  
   ...Аура трансцендентна тексту... О ней свидетельствуют лишь пробелы, отступы, интервалы и многоточия... ...Жизнь, дыхание могут быть только там, где есть воздух... Где много воздуха... невнятиц и пауз речи... разрывов... мгновений молчания, тишины... Ради этих напряжённых пустот я может быть и писал. И жил... Ради моментов бессмыслицы, хаоса и обретающего голос безумия. Ради невыносимого, обжигающего как огонь ощущения собственного бессилия, бездарности своей... Ради мгновений беременных словом, которое, как я понимал, возможно и не будет сказано никогда... И если оно, слово, всё-таки не родится, думалось мне, чтобы я, пусть хоть когда-нибудь, хотя бы и на смертном одре, смог бы сказать: вся жизнь, все силы отданы единственно важному, что есть на Земле...
  

* * *

...А' у моей у любы а' русая коса

А' лента голубая a'ниже пояса-яса

Жаль жаль жалко мне

A' ниже пояса

A' жаль жаль жалко мне

A' ниже пояса...

* * *

  
   ...Увы! Всё это было тысячу лет назад... И жил я этим долго... Но беда в том, что сейчас мне этого уже не нужно... ...Ничего мне не нужно. ...Совсем ничего. Я своей святыни никому не отдал... но, как-то незаметно её потерял... Растаяла она будто... Протекла сквозь пальцы... И ничто не спасает меня от тоски... Многоточия, паузы, поиски слова, смысл, аура, тишина, дух... Что это?.. Не знаю... Ничего я не знаю... И не хочу знать... Уже давно...
  
   ...Чего я достиг к своим пятидесяти годам?.. Внешне, понятное дело, ничего. Ни денег, ни статуса, ни власти, ни славы... Впрочем, я к этим глупостям не очень-то и стремился... Какая там ещё к чёрту слава! На черта она мне сдалась. Раньше спокойненько писал в стол, а теперь вот - в компьютер... Не дозрело ещё человечество до моих гениальных творений... Зачем ему, глупому, многоточия?.. Зачем ему мои... я не знаю что?.. Ну и ладно!..
   ...А зато я живу богатой внутренней жизнью... Да! Никому не нужны мои опусы, мои замечательные, мои оригинальные мысли. Пусть! ...Но зато я понимаю нечто такое, чего не понимает никто... Даже я сам...
   ...Нет, если серьёзно... Что я такого понимаю?.. Какая внутренняя жизнь?.. Это всё слова... Игры... Отмазки неудачника... Маскировка собственной несостоятельности. Легче всего прикрываться тем, чего нельзя проверить... Кто только ни болтает о непередаваемом духовном опыте... Всё это интеллектуальный онанизм... Вещь приятная во всех отношениях... Только вот детей от него не бывает... Никаких... Впрочем, для некоторых это и есть главное его достоинство...
   ...А зато я хороший отец... Вот троих сыновей вырастил. Вырастил?! Вырастил!! С этим никто не поспорит. Замечательных сыновей! Все завидуют и правильно делают... И я, конечно, счастлив в них, в своих сыновьях... Но ведь хотел-то ещё и другого! Мир собирался зачем-то перевернуть... Не перевернул... Ни на йоту не сдвинул даже, а уже устал, затосковал, не хочу ничего... да если и захочу не смогу... не успею... Поздно... Вон она, весёлая моя невеста, за плечами стоит... Ждёт фефёла румяная когда угомонюсь да натешусь... И одра в сани уже, наверное, запрягла... Как мой старший сын в детстве пел: "Везёт лошадка гробенки..." Ну вези-вези... лошадка...
  

* * *

...Сладкие медовые да губочки у ей

Мягкие пуховые да сисочки у ей у ей

Жаль жаль жалко мне

Д'сисочки у ей

Жаль жаль жалко мне

Д'сисочки у ей...

* * *

  
   ...наконец я догадался, что один. Что всю жизнь был один. Совершенно один. Как в глубоком колодце. Или в космосе. В ледяной пустоте обжигающей кипятком. Хотя и друзей и женщин было вроде много... Любил всех. Понимаешь? Любил! Да, любил... Душу отдавал. Правда!! Открыт был каждому. ...Ну, почти... Думал, что и меня, наверное, любят. Или хотя бы чуть-чуть понимают. Я долгое время считал, что все люди так устроены, чтобы любить и понимать. В этом ведь смысл жизни, правда? ...Я так раньше думал...
   ...Никто ничего не хотел понимать!! Они всю жизнь меня мудохали. Не со зла даже. ...Просто так, по глупости... А я-то всё думал, что сам виноват. Наверное как-то неправильно себя веду. В формат не попадаю...Вот они и не любят меня. ...Вместо того, чтобы их, козлов, послать подальше да ещё пинка дать на дорожку, я старался как-то сам к ним приспособиться... объясниться... найти общий язык... простить... пожалеть... войти в положение...
  

* * *

   ...Да нет... Не по глупости они меня мудохали... Не по недомыслию... Просто печёнкой чуяли, что я не такой как они. Что самим фактом своего существования я их как бы отрицаю. То есть лишаю возможности считать себя полноценными людьми... Всерьёз к себе относиться... Кому такое понравится?.. Никому...
   ...Им казалось будто я говорю: "Вы уроды. Злые безмозглые кретины. Вы живёте не думая. Да и думать вам нечем. Вы не умеете любить. А любовью называете всякую херню из мыльных опер. Вы дня не можете прожить без водки, пива, футбола, хоккея, охоты, рыбалки, идиотских телепередач, имбецильных фильмов, дебильной музыки, силиконовых сисек, клоунских шмоток, потных тёлок, лёгких бабок, понтовых тачек и другого всякого утомительного говна... "Чтоб хер стоял и деньги были!" - ваш любимейший тост. Это всё, что вам от жизни надо. Но стоит он у вас плохо, а денег вам сколько ни дай, будет мало. Вы даже не подозреваете, что человеку нужно что-то ещё. И существуют вещи более высокого порядка, чем счёт в банке и "Феррари" с ногастой "моделью" на сидении. И есть какая-то другая жизнь...
   ...На самом деле вы даже не люди. У вас такие же функции, как в биоценозе у грибов или червей. Вы питаетесь отбросами и мертвечиной..."
   ...Самое смешное, что я никогда никому ничего подобного не говорил...
   ...Мало того, я так даже никогда не думал...
   ...И сейчас не думаю...
   ...Ну, почти ...
  

* * *

  
   ...Несколько лет назад возвращался с малышом из Крыма. Мы сидели в привокзальном кафе, в Симферополе, ожидая поезда... Вдруг в зал ворвалась стайка маленьких беспризорников. Они мигом рассыпались по помещению, подлетели к столикам и стали хватать руками прямо с тарелок кому что попалось... И - дёру... За ними кинулся какой-то угрюмый мужик, то ли охранник, то ли уборщик, но никого не поймал...
   ...Дети были чумазые, оборванные, с голодными глазами... Во вшах и чесотке...
   ...И я подумал тогда: "Боже! Неужели их тоже будут судить на Страшном суде? Кто посмеет их судить?! Это они должны судить!"...
   ...Вот только кого?..
  

* * *

   ...разрушили мою веру, не какие-то противоречия в доктрине, хотя они, конечно, имелись. И не общефилософский скепсис. И не отталкивающие места в обоих Заветах. И не то, что переставши быть гонимой Церковь снова сделалась самонепогрешимой, агрессивной, и меркантильной... ...Нет, не мафиозные попы превратившие храм в вертеп разбойников оттолкнули меня... Не игумены в иномарках... Не горделивые младостарцы... Не злобные наезды на "прозелитистов" и "новообновленцев"... Не сервилизм и не клерикализм... Даже не (уж какая мерзость!) красно-коричнево-голубые епископы... Нет! Всему этому я, наверное, мог бы найти оправдание... Находил же раньше... Как многие находят...
  

* * *

  
   ...долго назревало и копилось... Медленно, незаметно... Душу нарывало... А потом вдруг разом всё и прорвалось... Хотя никаких заметных со стороны событий со мной вроде бы и не произошло... А случилось вот что...
   ...Однажды в мае я был в Коломенском. Гулял в верхнем саду, за оврагом... Специально приехал полюбоваться цветущими яблонями... Каждую весну там бываю, вот уже тридцать лет...
   ...Иду себе... Красиво вокруг... Тепло, хорошо, птички поют... И в душе моей - тишина... Как в Раю, короче... Иду-иду... Смотрю, мышка бежит. По земле, рядом с моими ботинками... Мышка, как мышка... Маленькая, серенькая, глазки-бусинки... Юркнула в норку между корней и всё...
   ...А мне по какой-то странной ассоциации вдруг вспомнилось как хоронили моего двоюродного брата Мишеньку... Это случилось давным-давно, мне было тогда лет пять...
   ...Мишенька учился в первом классе. Его "скорой помощью" сбило насмерть. ...За несколько месяцев до гибели он катал меня по Каменке на санках. А ещё раньше родители водили нас на Сельскохозяйственную выставку... И на катере мы как-то катались по Москве-реке... Я тогда панамку свою бросил в воду за неимением камешка... А Мишенька заступался, когда взрослые меня ругали... Я очень ясно всё помню... Он был хороший мальчик... Добрый, грустный, с родинкой над верхней губой... А потом его не стало...
   ...И вот, увидев совсем нестрашную эту мышку, я ни с того ни с сего вспомнил как маленький красный гробик опускали в землю... Вспомнил как перед выносом Мишенька лежал в нём посреди горницы... На лице у него были ссадины и синие пятна... Или чёрные?.. А на лбу венчик бумажный... И восковые розы в венке из лапника... Такой это всё был для меня ужас! Я не мог понять... Ничего не мог понять... Как?! Почему?! За что?!.
  
   ...А потом вдруг перед моими глазами поплыли другие ещё более страшные картины... Даже не картины, а...
  
   ...Сначала я увидел почему-то рефрижераторы с трупами солдат... И ещё гробы... Их много было маленьких, железных, с окошечками... Они стали сами собой раскрываться и оттуда... ...л. Потом... ...совсем маленьких детей... Детей погибших под бомбёжками. Подорвавшихся на минах... Умерших с голоду и от болезней... Утонувших... Некоторые из них были синими, другие напоминали обтянутые кожей скелеты. У многих не хватало рук или ног. Дети были в крови, лица их выражали ужас... Я видел малышей как бы живыми, но понимал при этом, что они на самом деле мёртвые... Там стояли дети убитые собственными матерями. Сгоревшие заживо. Придавленные рухнувшими домами. Умершие уродцы Хиросимы и Чернобыля. Несколько убитых царевичей. Толпа маленьких самоубийц. ...Дети - жертвы маньяков. Дети погибшие в катастрофах. ...Я видел их совсем рядом... Танюшку, Мишеньку, Бориску, Севу Колымагина, Гришу Казакова...
   ...Дети, дети, дети, дети, дети...
  
   ...Они вдруг обступили меня со всех сторон... Так, что не стало видно ни оврага, ни Дьяковской церкви, ни Онкологического центра, ни Москвы-реки... Всё пространство до самого горизонта было покрыто страшной шевелящейся массой. ...И все они, все эти замученные младенцы, плакали, кричали, хватали меня за руки, просили о чём-то, куда-то тянули...
   ...Если ад существует, то выглядеть он должен именно так... Потому, что нет муки непереносимее, чем смотреть на это... И быть не может страшнее муки для человека... Во всяком случае для меня...
   ...Вскоре всё исчезло... Вокруг снова расстилался цветущий сад... Птички по-прежнему пели, солнышко светило... А меня била дрожь... Мне стало так плохо... Невыносимо стало... Так жалко... Так безумно жалко... И странное чувство... Как если бы это я их убил... И что-то оборвалось внутри... Сломалось... Умерло... Исчезло навсегда...
  
   ...То есть я понимаю, конечно, что не от хорошего психического здоровья все эти визионерские штуки со мной происходили... Впрочем, как знать... Может быть как раз наоборот... Но в любом случае это видение было только толчком... Я просто увидел то, чего раньше не хотел видеть и осознавать... И все мы не хотим... ...И не видим... И не осознаём...
   ...Я стал об этом думать... Думал, думал... И о невинных младенцах думал, и о бессловесных животных, и о свободе воли, и о милосердии божьем, и о многом другом... Вроде бы, что здесь нового? Обыкновенная проблема теодицеи... Я же и раньше о таких вещах сто раз размышлял... И читал... У того же Достоевского... Но читать, или знать головой - это одно... А тут... со мной... Я понял, что жить как раньше не смогу... Но как нужно жить, как жить по другому не знал... Не знаю и сейчас ...
  

* * *

  
   ...Достоевский же просто испугался договаривать всё до конца... Когда он устами Ивана говорит: "Я мира божьего не принимаю!"... Или в "Легенде о Великом инквизиторе", когда делает вид, будто речь идёт только о католиках... И не один Достоевский... Почему-то все боятся сделать последний шаг...
  

* * *

  
   ...из Рая упал в ледяную адскую бездну. Свалился в крутой кипяток... И скорчилась душа моя от боли... И взбунтовалась... И заплакала... И...
  

* * *

  

...Я ПОСМОТРЕЛ НА НЕБО И НЕ УВИДЕЛ ТАМ НИКОГО...

* * *

  
   ...и закричал: "Господи! Почему Ты оставил меня? Почему мне так грустно? Так смертельно одиноко? Я не нахожу себе места в Твоём мире. ...Он, Твой мир, перестал мне нравиться. Наверное, раньше я обманывал себя. Видел то, чего нет. Был как пьяный. А теперь вот протрезвел. И ужаснулся...
   Может быть не Ты создал этот мир? Господи, скажи! Ты ли его сотворил? Если да, то почему в нём столь­ко зла? Или здесь не мир, а ад? А может быть Ты не всеблагой и не милосердный? Или не всесильный? Или мы не Твои дети, Господи? Ответь мне! Ответь!"
   Я спрашивал Его, а Он молчал. Я спрашивал, а Он молчал! Почему? Может быть Он умер? Или Его и не было никог­да? Как же я раньше ощущал Его присутствие? С кем говорила тогда моя душа? Сама с собой?
   ...Нет мне ответа...
  

* * *

  
   Некому молиться. Некого просить. Никто не пожалеет. Не простит. Не придёт на помощь. Не защитит. Не утешит. ...И нет бессмертия...
  

* * *

  
   ...Меня и самого уже нет. Есть туловище, есть руки, ноги, есть живот. Живот отдельно от головы, голова отдельно от рук, руки отдельно от ног... И отдельно от всего - мёртвая, распавшаяся на части душа...
   ...Меня расчленил ненасытный маньяк... Разорвали безумные менады... Я разбился, как гипсовый Сталин, упавший с комода. Только склеить меня некому - все умерли. Дедушка умер. Мама умерла. Бог умер, Россия... А Ом-ма... Ом-ма умер тысячу лет назад. ...И вокруг стоит невыносимый смрад. ...Это лично я провонял. Как четверодневный Лазарь...
  

* * *

  
   ...Я не смог найти оправдания Богу... Не только мира Его я не принял, но и Его Самого... Вот так из Церкви меня увели дети. ...Мёртвые дети. ...Взяли за руки и увели...
  

* * *

  
   ...Н... ...ь. ...ать хочетс... ...луну. Но и луны нет. Кончилась луна. Канула. Кони двинула. Коньки откинула... И звёздное небо над головой сдохло. Вместе с нравственным законом внутри меня... Там, во мне, в душе моей, гуляют ледяные сквозняки. Выдуло всё... И не осталось уже ни любопытства, ни страха, ни стыда. Одно уныние, которое - смертный грех!..
  
   ...Безумие? - При чём здесь безумие... Не с умом беда... В сердце мрак! Пустота! Ничего нет! Ни-че-го!! ...И спать всё время хочется...
   ...Истина, Добро, Красота? - бессмысленные слова. Я больше не понимаю что они значат... И никто не понимает... Произносят по привычке, или по глупости, или за деньги... Дохлятина всё это... Говно...
   ...Вера, Надежда, Любовь? - Тоже говно. Приторное старушечье сюсюканье. Враньё и глупость...
   ...Душно мне!!! Душно!!!
   ...Ненавижу Россию! Ненавижу!!! Нелепая, мерзкая страна! Третий Рим, Новый Иерусалим, Второй Вавилон, Содом с геморроем!! ...Святая Русь, мать её за ногу! ...Выйди на улицу или телевизор включи. Из истории почитай что-нибудь... Святая... Разве она когда-нибудь любила своих детей, эта святая? Берегла? Защищала? Никого она никогда не берегла... Насиловала, мучила, бросала на произвол судьбы, отрекалась, предавала, продавала... И убивала... убивала... убивала...
  
   ...Я читал в газете, как одна стареющая алкоголичка, нимфоманка и садистка, сына своего четырнадцатилетнего каждый вечер насиловала и била ремнём до крови... Сдавала на ночь за бутылку голубым. ...Бедный мальчик терпел-терпел, а потом взял да и убил её ... Зарезал ножиком столовым... А мы маму-Родину любим. Ой, любим! И очень этим гордимся! Вот, мол, какие мы замечательные патриоты! Какие терпеливые и самоотверженные... Из-за блох шубу в печь не бросаем...
  
   ...За что в этом мире зацепиться? Чем душу укрепить? Западными ценностями? Правами человека? Демократией? Гуманизмом? - Это всё такое же говно! Обман. ...Опиум для недоразвитых народов. Запад - раковая опухоль на теле человечества... Ясно, как божий день... Цивилизационный тупик... Демографический коллапс... Всё...
   ..."Развитые страны" - неблагодарная, самовлюблённая сволочь... Ну ничего... Вам скоро арабы покажут козью морду. Или ваши же выкормыши талибо-чечено-албанцы. Выпустили джинна? Получите! И не надейтесь загнать его обратно! Вам ещё икнётся ваш золотой миллиард. И защита прав человека. И гуманитарная интервенция. И двойные стандарты. И торговля оружием. И блядская ваша глобализация. И новый мировой порядок. И Хиросима. И Косово. И Афганистан. И Ирак. И Вьетнам. И атолл Муруроа. И Мальвинские острова... И расширение НАТО... Вы ещё наплаче­тесь на руинах своих вавилонских башен, долбоёбы самонадеянные...
   ...Мудрые, либераль­ные, толерантные... А соскреби макияж - такие же большевики грёбаные, как и все... Такие же тоталитаристы... Ужас в том, что по слепоте и самомнению вы никогда этого не поймёте... Вы вообще никогда ничего серьёзного не поймёте... Ну так и...
  

* * *

  
   ...И другой Ангел следовал за ним говоря: пал, пал Вавилон, город великий, потому, что он яростным вином блуда своего напоил народы...
  

* * *

  
   ...обтянутое дряблой старческой кожей тело, увядшие мышцы и бессильный жёлчный пузырь, забитые холестерином сосуды, кишки наполненные каловыми камнями, усталая печень, воспалённые суставы, побаливающая простата, лёгкие покрытые изнутри мерзкой чёрной смолой, крошащиеся зубы, остатки сивых волос, подслеповатые глаза, плохой слух, дрожащие руки, подгибающиеся колени, геморрой, грыжа пищевода, остеохондроз, варикозные вены, дребезжащий голос...
   ...каким образом эта развалина ещё живёт? И даже ухитряется получать удовольствие от жизни!.. Противоестественное, впрочем, удовольствие... И зачем-то цепляется за неё, за такую вот жизнь... По привычке, наверное... И от страха...
   ...но рано или поздно это тело умрёт окончательно. И по моему протухшему трупу будут ползать говённые мухи, а потом его сожрут жирные могильные червяки, или он сгорит в печке, или каким-то иным способом разложится на простые химические элементы, и некоторые из них может быть снова соединятся в растении, или животном, или в другом человеке... Когда-нибудь...
  

* * *

  

...Но это уже буду не я...

  

* * *

   ...Сам ли я развалился, мир ли рухнул в котором я жил... Это одно и то же... Мир - словесная конструкция и только... Текст, который мы и наши предки написали... А я уже не могу больше прятаться в слова как ребёнок... Повзрослел на старости лет...
   ...Главная беда заключается даже не в том, что я в Боге разуверился, хотя это и тяжело. ...Ведь был же я в молодые годы наивным атеистом... И ничего... Прекрасно себя чувствовал... По большому счёту жил в ладу и с собой и с миром. Конечно, не всё мне в нём нравилось, в мире, но это были рабочие моменты...
  
   ...Может быть я просто перестал любить людей? Раньше любил, а теперь вот не могу. И не хочу, даже, их любить. Не стоят они моей любви. ...Кто, спрашиваешь, я такой?! Откуда выискался?! А сам-то ты кто? Читатель? Ну так и иди в жопу, читатель...
  

* * *

  
   ...испытываю чувство полной и окончательной бессмысленности бытия... Экзистенциальную беспросветность... Мрак... Будто умер уже... Ворочаюсь в гробу под землёй и не могу дышать... Да, этот мрак - смерть... Нечто лежащее глубже любых идей и представлений... Тектонический разлом... Трещина в самом моём человеческом основании...
  
   ...Не знаю, откуда она взялась, эта мышка, но хвостик её вызвал катастрофу...
  

* * *

  
   ...Ну вот... Опять слова, слова... Ну, какая там тебе ещё катастрофа?!. Какая такая смерть?!. Какой гроб?! Литературщина это всё... Туманна даль... Никто не умер!.. И не собирается... И нет никаких тектонических разломов... Просто у меня кризис позднего возраста... Обычное дело... А остальное - всего лишь гиперболы, метафоры, эмблемы и прочие аллегории...
   ...Мировоззрение прежнее развалилось? Ну, развалилось... В первый раз, что ли?.. Только у психопатов и дебилов оно остаётся постоянным... А у нормального человека обязательно меняется, поскольку он - открытая система...
   ...Да, мир обветшал, пообтрепался, поблёк малость... Или не мир, а я сам... Случается с пожилыми людьми, я в книжке читал. Круг интересов и переживаний сужается... Эмоции становятся вялыми... Безразличие ко всему овладевает... Неизбежные возрастные явления... Как остеохондроз или ослабление потенции... Гормональные, скорее всего, дела... И не стоит делать из них мировую трагедию...
   ...Да и не всё мне стало безразлично... Нет, не всё... Что-то раздражает, что-то пугает, что-то мучает... что-то мучает невыносимо... Разве это равнодушие? А потом, кое-что хорошее в моей жизни есть всё-таки... Вот детей я по прежнему люблю... Как всегда любил, так и сейчас люблю... Да и насчёт женщин тоже... Пишу тексты, опять же... Вот сейчас, например, сижу и пишу... А случись действительная катастрофа было бы мне не до писанины. Сидел бы и плакал... Впрочем, я не плачу никогда...
   ...Ну, почти...
   ...Может быть, чтобы не плакать-то я и пишу. Пишу и пишу, пишу и пишу... Опять пытаюсь укрыться листьями-словами... В воспоминания спрятаться, в детство, в домотканую философию... Чтобы не было мучительно больно... Не было так страшно и одиноко...
  

* * *

  
   -Василий Иванович... Вот мужики тут сумлеваются... Скажи... Ты за большевиков, али за коммунистов?
   -Я... за Интернационал!..
  

* * *

  
   ...фигурально говоря, именно дьявол подначивает человека вступать в битву. В какую? Да в какую угодно. Ему, дьяволу, нужно, чтобы мы всё время воевали. Змееборец - это его любимая эмблема... Его, так сказать, центральный миф... Эта виртуальная тварь питается энергией борьбы. Любой... Но прежде всего борьбы с ним самим. С дьяволом...
   ...Вот, что ему надо. ...Он от этого растёт и набирается сил... Победить его невозможно... В честном бою, во всяком случае... Во-первых, потому, что дьявола нет... А, во-вторых, потому, что вместо себя он каждый раз подставляет кого-нибудь другого. Или что-нибудь... Людей, идеи, образы, естественные биологические проявления, вообще, всё связанное с жизнью... Потому, что он, дьявол, жизни не любит... Он-то и есть самый главный вселенский некрофил...
   ...Именно дьявол противопоставил тело и душу... Он вообще всё противопоставляет, всё лишает целостности... Одних учит тело умерщвлять. А других, напротив, - ублажать сверх меры... Он изобрёл аскезу и монашество... Он придумал публичные дома и наркотики... Он учит, что был Первородный грех и будет Страшный суд... Он создал ВЧК-КГБ, Гестапо и "Святую инквизицию"... Он манипулирует людьми посредством сказок об адских муках и райском торжестве праведников... Он давно уже подменил христианство язычеством... И не только христианство... И не только язычеством...
  
   ...Дьявола на самом деле не существует. Да! Но в мире всё творится так, будто он есть... То есть, он хоть и виртуален, но всё равно реален... И что же делать?.. А что можно сделать с виртуальным персонажем? Сказать себе "Game over" и кликнуть "Exit"... Всё!..
   ...И больше эту игру никогда не инсталлировать...
  

* * *

  
   ...Сколько людей жили и умерли на Земле за три миллиона лет? И все стали перегноем. ...Просто перегноем. У них были какие-то надежды, они верили в своих богов, жертвовали ради чего-то жизнью... Сколько мук они претерпели? Сколько слёз и крови пролили? Куда это всё? Кому? Для чего?..
   ...Чем они отличались от животных, эти люди? Ничем! ...Биология. ...Чистая биология. ...Копошащаяся органическая масса... Всё! ...Но ведь это же ужас, так жить!!!
   ...Смысл их существования лишь в том, чтобы стать очередным культурным слоем. Перегноем. Удобрением для будущих поколений. Но и те поколения тоже обречены стать удобрением... И следующие... ...И наше?.. Но ведь все мы рождаемся людьми... И что? ... А ничего... Жрём, срём, покупаем автомобили, совокупляемся, превращаемся в гумус...
  

* * *

  
   ...Чёрт подери!! О чём я так многословно говорю... Всё давным-давно сказано... Да так, что лучше и не получится...
  

* * *

  
   ...И возненавидел я жизнь: потому, что противны стали мне дела, которые делаются под солнцем; ибо всё суета и томление духа...
   ...Сказал я в сердце своём о сынах человеческих, чтобы испытал их Бог, и чтобы они видели, что они сами по себе - животные: Потому, что участь сынов человеческих и участь животных - участь одна; как те умирают, так умирают и эти, и одно дыхание у всех, и нет у человека преимущества перед скотом; потому, что всё суета!
   ...И обратился я и увидел всякие угнетения, какие делаются под солнцем: и вот слёзы угнетённых, а утешителя у них нет...
   ...Есть и такая суета на земле: праведников постигает то, чего заслуживали бы дела нечестивых, а с нечестивыми бывает то, чего заслуживали бы дела праведников. И сказал я: и это - суета!..
   ...И обратился я, и видел под солнцем, что не проворным достаётся успешный бег, не храбрым - победа, не мудрым - хлеб, не у разумных - богатство, и не искусным - благорасположение, но время и случай для всех их...
   ...Всему и всем - одно: одна участь праведнику и нечестивому, доброму и злому, чистому и нечистому, приносящему жертву и не приносящему жертвы; как добродетельному, так и грешнику; как клянущемуся, так и боящемуся клятвы...
   Всё идёт в одно место; всё произошло из праха, и всё возвратится в прах...
   ...Суета сует, сказал Екклесиаст, всё - суета!..
  

* * *

  
   ...Я любил свою маму. Свою деревню любил. Родину. Бога... И все они умерли... И много кто ещё умер...
   ...Может быть я их неправильно любил? Плохо? А может быть это я их и убил?.. В каком-то смысле... Раздавил дверью, как цыплёнка...
   ...я ведь пытался всё понять, оценить. Правильная деревня или неправильная?.. Велика Россия или отступать некуда?.. Милосерден Бог или справедлив?.. Люди вокруг меня или бляди?.. Тварь я дрожащая или право имею?.. Что делать?.. Кто виноват?.. Сколько вопросов я себе назадавал! Сколько вопросов мы все себе назадавали!..
   ...Зачем? ...Может быть не надо вопросов? Разве задаёшь вопросы когда любишь?.. Разве оцениваешь?..
   ...Но как же? Как же не оценивать? Невозможно... Мы так изначально устроены, чтобы оценивать... Чтобы думать и спрашивать... А как же иначе?! Даже животные оценивают. Без этого им не выжить... И нам не выжить... Говорящий "я не оцениваю" - обманщик. ...Или дурак...
   ...А если думать и оценивать честно, то рано или поздно окажешься в плену ужаснейших противоречий... Антиномий... И будешь распят на них всю жизнь, как паук на колесе... И они будут рвать тебя на части... А это очень больно, когда рвут на части, по себе знаю... И никакая любовь тебя не спасёт...
   ...Я-то ведь говорю не про какие-нибудь там кантовские заумности, а про самые что ни на есть простые и жизненные вещи...
  

* * *

  
   ...Парадоксы связанные с причинно-следственными связями, в частности ПД и ПБ - это не просто парадоксы, то есть заблуждения человеческого разума, а антиномии. Но какие могут быть антиномии в конкретном, тем более эмпирическом, знании? Ведь антиномии возникают при ответе на метафизические вопросы. На вопросы о мире в целом. А здесь - просто физика. ...Да, это физика, но физика задающая метафизические вопросы и ждущая метафизических ответов...
   ...й предположим следующее: Каждый раз, когда результатом эксперимента могут равнообоснованно быть два различающихся события, то оба они, события, и реализуются. То есть в описанной ситуации космического полёта, оба близнеца "постареют" и оба "останутся молодыми". Как такое может быть? Как могут "одновременно" существовать две взаимоисключающие каузальные линии? Могут!
   Чтобы представить себе это, нужно, наконец, понять, что ТО должна сделать ещё один давно напрашивающийся шаг вперёд. А именно, допустить, что в пространстве событий для каждой СО существует свой индивидуальный пучок каузальных линий. То есть нужно принять, что каждая СО, а о ней можно говорить только там, где есть наблюдатель, так вот, каждая СО принадлежит отдельному миру, а миров этих огромное, может быть даже бесчисленное множество. Как минимум столько, сколько существует самих СО, то есть наблюдателей. И в этих генетически связанных, но разных мирах могут происходить, а следовательно происходят, разные, подчас взаимоисключающие, события.
   Пока мы с тобой находимся в одной СО, мы наблюдаем одни и те же события. То есть эти события для нас действительно происходят. В одном мире. Но стоит мне, скажем, броситься от тебя бежать, или сесть в движущийся поезд, как тут же родится новый мир, где все почти так же, как и здесь, но чуть-чуть не так. В будущем "моего" мира могут происходить события, которых не будет в "твоём" мире. "Здесь" я тоже останусь, но это будет "другой человек", как бы мой двойник... Это буду, так сказать, "для-тебя-Я"... А мой двойник, находясь в твоём мире, будет так же взаимодействовать с тобой, как взаимодействовал бы я сам. Пока ни сменит систему отсчёта. Но ты этого опять не заметишь, потому, что в твоём мире с тобой останется уже его двойник...
   То же самое будет происходить и в моём мире. Если я убегу от тебя, со мной, то есть в моём мире, останешься "для-меня-Ты" и эт...
   ...Мало того, что пространство и время не являются "пустой" сценой событий независимой от вещества, поля и т.п. (что показал ещё Эйнштейн). Мало того, что результаты наблюдения кардинальным образом зависят от позиции и даже намерений наблюдателя (об этом говорят как ТО, так и КМ). От наблюдателя зависят и сами события. Наблюдатель может онтологически (я бы сказал "универсологически") влиять на наблюдаемое. Посредством порождения всё новых и новых миров...Кстати, примерно о том же, хотя и на другом материале, говорит и одна из интерпретаций КМ (я имею в виду, разумеется, интерпретацию Эверетта). Круто?.. Хотя и похоже очень на бред сумасшедшего...
  

* * *

  
   ...то, что может показаться постороннему безумием или бессмыслицей вовсе не обязательно безумие и бессмыслица... Просто он, посторонний, не всегда знает контекст... Поэтому - не может понять...
   ...вот доктор Лейла с кожей нежной как лилия, вот собака с человечьими глазами, а в них человеческая боль и гаснущие звёзды, вот бескрайнее море и розовая раковина на ладони, вот родители уехали на дачу, а вот ещё чайки, лошади, морская соль, галька отполированная волнами, вот маленькое метро в Новоафонской пещере, вот девочка-подросток берёт за руку взрослого брата своей подруги, а потом плачет горько и удивлённо... и я слышу её, девочки, шёпот под гулкими сводами пещеры: "Чудо! Какое он чудо!"... А она-то какое чудо!..
   ...Не понятно? Бессмыслица? Как для кого...
  

* * *

  
   ...Самое главное, самое большое и высокое, что есть в человеке - это стремление к полноте жизни, к полноте бытия. Не знаю откуда оно берётся, но такое стремление существует в каждом. Да, в каждом!!! Другое дело, что его легко подменить. Чем большинство людей успешно и занимается. Поскольку обретать эту самую полноту трудно. ...Зато можно назвать ею что-нибудь другое. Назначить синицу в руке журавлём...
   ...Что такое полнота бытия? Как это? Это когда у меня всего дополна? То есть - всё есть? Так что ли? А разве бывает, чтобы, было всё? Нет, не бывает... Значит нужно быть реалистом, получить не всё, а что-то, но зато много... Чем больше, тем лучше!.. Огромную такую синичищу... Размером со слона... Чтобы не было за ней видно, ни журавлей, ни соловьёв, ни ангелов небесных... Ни самого неба ...
   ...Что же касается лично меня, то я хочу именно всего!..
   ... Всё хочу!!!
   ...И как можно больше...
  

* * *

  
   ...Поэтому Универсум можно представить как диахрон, и изобразить посредством графа называемого "деревом". Я подозреваю, что именно эта интуиция и выразилась когда-то в мифологеме Мирового древа. ...Отталкиваясь от которой я и назвал свою МУ "деревом миров" (ДМ).
   ...Некий изначальный мир, уже в первое "мгновение" своего существования "удвоился" или даже "умножился". Впервые от него "отпочковалась" новая вселенная или даже гроздь вселенных и с тех пор каждый миг происходит дальнейшее размножение миров. И кто знает, какие неожиданные события могут случиться в каждом из них...
   ...Аналогичные "разветвления" Вселенной происходят не только при изменении наблюдателем состояния движения, но и в других случаях. В частности, если попасть в прошлое и совершить там действие, которое могло бы привести к чему-нибудь вроде ПД. То же происходит в результате некоторых ментальных событий... Вот, например, я своим творческим актом породил ДМ и таким образом сотворил ещё один мир, где оно, представление о ДМ, есть. А остались миры, где такого представления пока нет, и такие, где его никогда и не будет!.. В этих мирах живут, наверное, дебилы...
   Приведённые рассуждения, разумеется, выходят далеко за пределы научного метода. И может быть даже за пределы психической нормы... Но уверяю тебя, не намного дальше, чем ТО или КМ... При оценке этих утвердившихся в науке концепций давно уже применяются совсем иные критерии научности и здравого смысла, чем те на которых базировались Галилей и Ньютон...
   ...Что касается экспериментального подтверждения новой МУ, то таковым можно считать, например, отставание часов у космонавтов во время длительных полётов по околоземной орбите. А оно давно уже зафиксировано. За полгода полёта прецизионные часы отстают, если не ошибаюсь, на восемь секунд. Причём, в состоянии невесомости! ...Подумай, почему это доказывает правильность моих рассуждений... Такое тебе домашнее задание...
   ...Что может дать модель ДМ физической науке? Да ровным счётом ничего! Зато, она способна повысить лично моё самоуважение. Не исключено, что и твоё тоже. Ведь приятно думать, будто каждую минуту ты творишь тысячи и тысячи новых вселенных. Причём даже не замечая этого. ...Да на такое ещё ни один бог не претендовал!.. Вот тебе и "тварь дрожащая"...
   ...А физика... Физика... Да кому она нужна, эта физика?!. С помощью физики ничего серьёзного о бытии узнать невозможно... Физика давно уже не имеет с ним, с бытием, никаких дел... Как, впрочем, и все остальные науки... А также - религии, философии и прочие человеческие игрушки...Да, да, не имеют!!!
   ...Ну, почти...
  

* * *

  
   ...со всех сторон... Вот есть у тебя, допустим, ближний, очень нехороший человек. Злобный, тупой, агрессивный. Только и делает, что тебе, да и всем окружающим отравляет жизнь... Под дверь каждый вечер срёт, например, или морду бьёт по пьяни...Попробуй-ка его возлюбить... Хрен что у тебя из этого получится. А если получится, значит пора тебе, радость моя, к психиатру...
   ...Но, с другой стороны, понятно, что злой человек - это, на самом деле, человек очень и очень больной. Скорее всего - психопат... Как минимум, тяжёлый невротик... А может быть и вовсе шизофреник... Больного же человека, как известно, не следует ненавидеть, его следует жалеть... И лечить по возможности...
   ...Если знаешь, что человек психически болен, если смотришь на него со стороны (ещё лучше издали!), вроде бы и правда жалко... Но если он оказывается рядом, если ты от него зависишь, если он тебя мучает каждый день, то вряд ли ты сможешь его пожалеть... У меня лично не получается... А когда чуть-чуть получалось... то не помогало больному, а напротив, ухудшало его состояние. ...У него от доброго отношения совсем башню сносит, поскольку он, бедняга, начинает думать, что ты, например, его боишься... Или решает, что ему всё позволено......
   ... И как же быть? ...Другую щёку каждому мудаку подставлять? Рубашку отдавать разбойнику? Но ведь это же глупость несусветная! Ханжество и прекраснодушный бред... Причём, бред вредный и для людей опасный! ...Так что же делать? Убить, чтоб не мучился? Это было бы, конечно, лучше всего! Но... Нехорошо как-то... Медицинская этика не позволяет... А также соответствующая заповедь... Да и жалко, как-никак...
   ...И что же прикажешь с такими ближними делать?..
  

* * *

  
   ...Не буду в качестве иллюстрации поминать здесь надоевших серийных убийц и маньяков. Расскажу о банальнейшей житейской коллизии...
   ...На одной лестничной клетке со мной живёт некая бабулька. Она животных очень любит. Милосердная такая, сука... И поэтому подбирает на улицах столицы бездомных собак. У неё их уже штук пятнадцать. Или двадцать. Короче, целый собачий питомник... Такая вот она добрая и собаколюбивая...
   ...Последние несколько лет во всех квартирах, смежных с жилищем собачницы, спать можно только в противогазе. ...Если выходя из дома утром я пару раз не вляпаюсь в собачье дерьмо, значит это мне снится...
   ...Поскольку у собаколюбицы к тому же ещё и старческая бессонница, она часа в три ночи обычно выводит своих кабыздохов на прогулку. И они тогда поднимают в подъезде такой радостный лай, что не проснуться может только мёртвый... Да и то, наверное, не всякий...
   ...В том случае, если старушка выводит собак днём, не дай тебе бог открыть случайно дверь. Оглянуться не успеешь, а по квартире уже бегает дюжина мерзких линючих псов. Если тебе даже удастся их часа за два выгнать, то до следующего утра будешь снимать отовсюду собачью шерсть, чистить загаженный ковролин, зашивать всё что разорвано, собирать осколки, ловить блох и глотать валидол. Зато в три часа ночи, в отличие от соседей, ты не проснёшься от мерзкого лая...
   ...Ни СЭС, ни ДЭЗ, ни МУР, ни МЭР, ни участковый милиционер, ни Николай-Угодник, ни Пантелиимон-Целитель ничего не могут с этой мерзкой тварью поделать. Даже у меня нет юридической возможности сдать её в психиатрическую клинику, хотя именно там ей самое и место... Ни увещаний, ни слёзных просьб, ни угроз она не слышит и не понимает. Когда кто-то очень уж начинает её донимать, обещает натравить псов...
   ...Нам, соседям, очень хочется однажды лечь спать без противогазов. И спать до утра... И ходить в собственном подъезде без резиновых сапог... Может быть мы, в отличие от старушки, и жестокосердны, но нас тоже можно понять... Хотя бы отчасти...
   ...В прежние времена, рассказывают старожилы, бабка эта была в доме главной стукачкой... Многих из тех, на кого она стучала уже и в живых-то нет... А она и сейчас ещё работает... Только теперь на ментов... Эта старая крыса, думаю, ещё и нас с тобой переживёт...
   ...И что ты предложишь с ней делать? С этой ближней моей? Поскорее стукнуть её топором по голове? ...Я бы на твоём месте именно это и присоветовал. ...На худой конец - собачек отравить...
   ...Но собачек жалко. Собачки не виноваты. Они добрые. Не разу меня не покусали даже. Они просто живут и всё. Разве можно за это неразумных тварей убивать?.. Нельзя! Никого! ...Кроме тараканов, разумеется. ...Но ведь эта собаколюбица ничем от своих питомцев не отличается. Она тоже просто живёт. Живёт как умеет... И всю жизнь жила как умела... Нехорошо её убивать, негуманно... А жаль... Поскольку ничто другое ей уже не поможет. И нам тоже...
   ...Какой-то отчаявшийся партизан недавно поджёг этой эсэсовке дверь. И что? Ровным счётом ничего... Милиция теперь его разыскивает... (Если найдёт, я ему попробую обеспечить алиби... Скажу оперу, что в ту ночь мы с подозреваемым до утра читали работу Н.Лосского "Условия абсолютного добра" ...Очень своевременная, между прочим, книга...)
   ...Вот такая получается антиномия. Говоря философским языком, - херня... И вот даже в этой банальнейшей жизненной ситуации я не знаю как нравственно, поступить... И где здесь зло, а где добро - не знаю... Абсолютно... И никто не знает... И Н.Лосский, я думаю, тоже...
  

* * *

  
   ...Я всегда чувствовал себя русским человеком... И поэтому просто не мог существовать только для себя. Общинная российская ментальность всеми силами заставляла меня жить ради социума. И ему, этому социуму, честно, не за страх, а за совесть служить... Не щадя крови и самой жизни... И я ничего с этой первобытной стихией в себе поделать не мог...
   ...Но, собачница! Как быть с этой проклятой собачницей?! Она - его, социума, неотъемлемая часть... И сколько их на свете таких собачниц? Им что ли я должен служить? Им? Вот этой вот протоплазме, которая нас с тобой окружает? Которая нас душит и постоянно срёт под дверь... Мудохает... Медленно убивает... Неужели ради такого вот говна мы с тобой и пришли в этот мир?.. Не стану я им больше служить! Не хочу!.. И не буду!!.
  

* * *

  
   ... Чьих будешь, братан? ...За красных ты или за белых? За реперов или за скинов? За демократов или за патриотов? За "Мясо" или за "Коней"? За гвельфов или за гибеллинов? За солнце или за луну?...И вообще, с кем вы мастера культуры?..
   ...Да, ни с кем!!! Чума на оба ваши дома!!! Все вы, уроды, одинаковые... Я - исключительно сам с собой! Сам за себя! Сам по себе мальчик, свой собственный... Да! Вот такой я гнусный индивидуалист. И даже эгоист. А может быть, и вовсе, еврей. ...Куда делась моя первобытнообщинная ментальность?.. Да никуда! Надоела, достала, забодала, заебала... Не хочу больше!!! Не!-хо!-чу!!! И точка... И всё!!.
  

* * *

  
   ...Ангел, вошед к ней сказал: "Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою; благословенна Ты между женами". Она же увидев его смутилась от слов его и размышляла, что бы это было за приветствие. И сказал Ей Ангел: "Не бойся Мария, ибо Ты обрела благодать у Бога; И вот зачнёшь во чреве и родишь Сына и наречёшь Ему имя: Иисус..."
  

* * *

  
   ...Как же мне избавиться от антиномической моей муки? От кручины аксиологической? Другие же как-то избавляются... Как?..
   ...Большинство людей - "выбирает" один тезис и отбрасывает второй... И называют это верой?... Но я-то знаю, что вера - это разновидность психопатии... Не хочу так, и не могу...
   ...Христиане соединяют тезисы антиномии через конъюнкцию. Получаются догматы. "Неслиянно" и "нераздельно". "Один" и в то же время "три". "Человеческая природа" и - "божественная"... В богословии, в метафизике так можно, разум мой не сопротивляется... Но в простой-то человеческой жизни? ...Это называется амбивалентностью, которая встречается, например, при шизофрении. ...Ведь нельзя же идти в две стороны сразу...
   ...Многие избавляются от противоречий посредством компромисса. "С одной стороны - с другой стороны...", "есть плюсы, а есть минусы...", "нужно выбрать золотую середину...", "нужно отобрать лучшее из разных проектов..." Правда, потом выясняется, что ситуации дискретны и "золотой середины" просто не существует, плюсы и минусы не совместимы, а созданные из разных проектов химеры оказываются нежизнеспособными...
  

* * *

  
   ...тот детский сон. ...Когда мальчик улёгся со всех сторон подоткнув под себя одеяло, ему вдруг послышался голос... Будто кто-то позвал его издалека...
   ... Мальчик прислушался. В доме было тихо, только часы тикали на стене... Он взглянул на аспарагус и увидел, что тот растёт. Прямо на глазах растёт...
   ...В полумраке стебли тянулись вверх, расходясь всё дальше и дальше, некоторые же из них сближались, переплетались и даже срастались друг с другом. На ветках лопались почки, распускались цветы, пробивались новые побеги... Это было так таинственно, так удивительно и прекрасно, что мальчик не мог не...
   ...А потом ветки перестали разбегаться в разные стороны. Они, напротив, начали сходиться и соединяться... При этом дерево, как ни в чём не бывало, продолжало расти, легко проходя сквозь стены и потолок... И где-то далеко-далеко, у самого неба, всё вдруг сошлось в один многоцветный узел стянувшийся в точку...
   ...И там, в этой точке, вдруг вспыхнул огонь... Он был живой и умный... Огонь побежал вниз, стал охватывать всё дерево ветку за веткой... Оно весело запылало... Но не сгорало при этом... И пожара никакого не случилось... А огненный аспарагус стал совсем большим, огромным, заполнил собой всё бесконечное мировое пространство...
   ... ...любовь...
  

* * *

  
   ...Через какое-то время всё вернулось на свои места: стены, печка, кро­вать, фонари за окном... И аспарагус погас, принял свой прежний вид...
   ...Мальчик сбросил одеяло... У него за­мирало дыхание. На лице его всё ещё лежали прохладные огненные лепестки... И таяли подобно снежинкам...
  
   ...Потом ему вдруг показалось, что над крышей легко взмахивая крыльями пролетел ангел. У мальчика расширились зрачки, теплая волна пробежала по телу и исчез страх. "Зна­чит я не умру, - понял он, - и никто никогда..." Мальчик вздохнул, повернулся на правый бок и уснул...
  

* * *

  
   ...В весьма юном, если не сказать "нежном", возрасте я начал размышлять над вопросом: "В чём смысл жизни?"... "Смысл", как я понимаю сейчас, - это то, что гносеологически связывает части в целое. Когда жизнь, например, видится человеку не как хаотический набор событий, а как некий урок, или экзамен, или проект... Чтобы жизнь была осмысленной, нужно обоснованно выбрать цель...
   ...На самом-то деле я решал более простой и вполне прагматический вопрос: "Как жить правильно?" Без ответа на него невозможно было ничего делать. Ведь если не знать цели, просто плыть по течению жизни, то и попадёшь неизвестно куда... На какую-нибудь обочину... Или даже на помойку... Правда?..
   ...В разное время я отвечал на вопрос о цели жизни по разному... В отрочестве, например, думал, что она состоит в служении обществу, то есть своему народу. А мой советский народ, точнее говоря, советское моё государство, строило тогда Коммунизм, помогало борьбе угнетённых народов, осваивало целину, расщепляло атомное ядро и покоряло космос. Я, следовательно, должен был принимать во всём этом деятельное участие... Вот такая вырисовывалась цель... Ясная и светлая...
   ...После 68-го года я решил, что не помогать советскому государству нужно, а, наоборот, с ним бороться не на живот а на смерть. Поскольку государство это тоталитарное и империалистическое. И насквозь лживое к тому же. А общество, точнее говоря гражданское общество, нам только предстоит ещё построить... Значит цель моей жизни - участвовать в подготовке демократической революции... Или чего-нибудь вроде того... Шло время, у меня менялись взгляды и я выбирал для себя новые цели... Но всё это как-то крутилось вокруг социума... Потом...
   ...Потом я понял, наконец, что не так всё просто. Это ведь ещё вопрос: что социуму нужно? Что людям на самом деле необходимо?.. Кто знает? Как вообще можно узнать, истинные цели?.. Чтобы их определить нужно раздвинуть границы осмысления...
  
   ...Итак, цель моей жизни задаётся целью существования моего народа. А его цель - целью существования всего человечества... Значит сначала, нужно постигнуть её... Вот в каком направлении я стал размышлять...
   ...В начале семидесятых в прессе обсуждалась статья под названием "Человечество. ...А для чего оно?" Автор её, насколько я помню, утверждал, что люди призваны со временем расширить свою антиэнтропийную деятельность на всю Вселенную и таким образом предотвратить её, Вселенной, тепловую смерть. Эта концепция показалась мне заслуживающей внимания. Хотя и не на все вопросы отвечала ...
   ...Ну хорошо, рост энтропии мы остановим, добьемся какого-то равновесия, или даже идеального порядка... И что тогда? Ведь бессмертие Вселенной (так же как и бессмертие человека) это не цель, а только условие, или может быть средство для чего-то... Для чего?.. То есть встаёт следующий по порядку вопрос: "Вселенная. ...А для чего она?"...
   ...Это вполне системный ход мысли... А с точки зрения системного подхода цель каждого компонента - это его функция в системе. Хочешь определить цель системы - выходи в метасистему. Как просто! Замечательно! Но... Ведь если мы возьмём самую большую метасистему, то есть Вселенную, встанет вопрос: что же дальше? Никто нам извне ничего задать не сможет. Потому, что метасистемы для Вселенной не существует. А если бы и была, то это всего лишь отодвигает тупик на один шаг...
   ...Хорошо, допустим, что процесс окажется бесконечным. То есть мы и дальше будем раздвигать горизонты. Открывать всё новые и новые метасистемы и в них выходить... Но это же означает, что сегодняшнее наше понимание целей совершенно необоснованно. И все цели, в том числе и цель лично моей жизни, вполне вероятно, определены ошибочно. Но ведь она одна у меня, жизнь. Я не хочу выбрасывать её на свалку чьих-то или даже моих собственных заблуждений... И я сказал себе: "Ищи другой путь!"...
  

* * *

  
   ...Чёрт бы её побрал, эту жару! По улицам ходят тысячи полуголых красивых женщин и нет им никакого дела до того, что у меня, вообще-то, и другие заботы в этой жизни есть...

* * *

  
   ...на какое-то время придумал себе отговорку: "Смысл жизни в том, чтобы искать смысл жизни..." Многие так говорят... И ещё говорят: "Семья... Дети... Жить по совести... Честно работать..." С этим, вроде бы и не поспоришь. Хотя вопросы и здесь кое-какие встают... Но... В любом случае, это ведь только некий минимум. Если кто-то даже таких целей себе не ставит, то с ним вообще говорить не о чем... Но хочется-то большего, чем минимум, правда? Иначе чем же мы отличаемся от зверей? Они тоже заботятся о потомстве и сотрудничают друг с другом... Причём без всяких осознанных целей, а чисто инстинктивно...
   ...Страшно просто так исчезнуть. Страшно стать перегноем. Не хочу жить инстинктивно! Хочу к вечности прикоснуться!..
   ...Как?! А просто! Если наука не может дать мне ответа, его даст религия. Там никаких сомнений не должно возникать по определению. Не скажешь же: "Бог. А для чего Он?" Потому, что Бог - это последний смысл и последняя цель. Бог ни для чего. Потому, что всё в Боге и всё для Бога...
   ...Исполняй сказанное в Писании и то, что духовник велел! Не задавай лишних вопросов! Скоро все они сами собой отомрут, вопросы эти... Спасёт тебя Господь, обретёшь бессмертие в Царствии небесном... Если, конечно, не будешь здесь слишком-то грешить да к тому же ещё и покаешься... К вечности хочешь прикоснуться? Пожалуйста! Будет тебе вечность... Сады цветущие любишь?.. Будет тебе неувядающий Сад...
   ...Я это принял. Стал так жить. И жил... Много лет... Четверть века почти... Но вопросы не исчезали... Они продолжали меня мучить... Да ещё и новые появлялись... Кроме того, моя религия говорила мне одно, а другие - другое... Но они-то тоже претендовали на владение последней истиной... Как же так? ...Я не мог от этого просто отмахнуться...
   ...Мне страшно было думать. Я боялся тогда. Боялся впасть в гордыню. В прелесть. А паче того - в ересь. Но рассудил так: "Если Бог наделил меня разумом, то почему Он запрещает им пользоваться? Конечно, разум мой слаб и ничтожен по сравнению с божественным. Я не всё способен в Его замысле понять. Пусть тогда Он даст мне разум побольше. Или - объяснит что к чему. Он же может что угодно объяснить даже неразумному. ...Даже мне. ...Или пусть хотя бы сделает так, чтобы не мучили меня эти проклятые вопросы".
   ...И ещё сомневался: "А Бог ли так установил? Действительно ли Он дал людям Писание, и Предание, и Заповеди, и правила, и обряды?.. И указал цель?.. А может быть это всё сами люди и выдумали? А если - люди, то сколь бы они ни были умнее, чище, святее меня, они всего лишь люди. То есть ограничены и могут ошибаться. А я в слепой своей вере должен опять-таки класть на алтарь их заблуждений свою единственную жизнь?"...
   ...И ещё по-детски надеялся: "Если я ошибаюсь, то Бог меня простит. Я же ничего плохого не хочу? Я просто пытаюсь правильно жить. И веровать хочу правильно. И только! Я не бунтую и не гордыню свою тешу. Если окажется, что всё действительно так, как мне объясняет батюшка с амвона, то не будет никого меня счастливей. Я вздохну облегчённо, встану на колени как блудный сын, уткнусь кутёнком Господу в ладони... И от всего сердца прощения попрошу... Я ведь о Боге никогда не забывал... Дня не было, чтобы я о Нём не думал... Авось и Он меня не забудет...И помилует..."
   ... И я сказал себе: "Ищи дальше!"...
  

* * *

  
   ...Удивительно, если вдуматься... У меня двое родителей. У каждого из них тоже по двое. Прабабушек и прадедушек - уже восемь. И так далее... Геометрическая прогрессия с коэффициентом "два". Теоретически, у меня было два миллиона предков всего лишь двадцать поколений назад. То есть где-то во времена Ивана III. А если взять ещё более далёкие времена?..
   Конечно в моём генеалогическом древе наверняка есть кровнородственные браки, надеюсь "далёкие". Поэтому количество предков, наверное, меньше, чем следует из чистой математики... Но так или иначе, чтобы я появился на свет понадобились миллионы мужчин и женщин... Во мне, в моём теле, в моём генотипе они соединились... Я несу в себе их всех! Целую человеческую Вселенную! И не чувствую, что интересно, никакой тяжести. Фантастика!! И так у любого... Каждое тело - это узел связывающий тьмы и тьмы предков... И не только людей... Но и зверей... И всяких там ползучих гадов... И даже амёб... Каково?!! Я соединяю их всех... И связываю их с нашими потомками... То есть, в конечном счёте, каждый человек связывает собой весь человеческий мир...
   ...И это ведь только посредством тела! У меня же кроме него и душа имеется... А может быть и ещё что-нибудь...
  

* * *

  
   ...В Писании, в греческом оригинале, есть замечательное слово "метанойя". В синодальном переводе оно даётся как "покаяние". Так его перевели ещё, видимо, Свв. Кирилл и Мефодий. Но это, мягко говоря, перевод неточный. Как, кстати говоря, и на латынь...
   Ведь что значит "покаяние"? Это от общеславянского "ка­яться". А оно - возвратная форма "каяти". В основе - индоевро­пейское слово, которое можно разглядеть и в древнеиндийском "kayate" - "мстить, наказывать", и в авестийском "kay" - "воз­давать", и в литовском "kaina" - "цена". Первона­чальное его значение - "наказывать" сохранилось в древне­русском "каяти" - "порицать" и в русском "казнь".
   "Покаяние" таким образом - это порицание себя, самонака­зание, месть самому себе. "Каяться" - значит "казниться".
   А что такое "метанойя" по древнегречески?
   Приставка "meta" многозначна. Это и "соучастие, общение", и - "переход из одного состояния в другое, перемена", и - "вы­ход за пределы, расширение". Наиболее адекватная русская приставка - "пере".
   "Noya" - от "noos" - "ум, разум, мысль, образ мыслей, сознание, смысл". Получается удивительно богатое слово! И пе­ревести его можно по-разному. Самый простой и дословный перевод - "переосмысление". То есть придание чему-то нового смысла.
   Ещё это можно понимать как "изменение ума", "перемену об­раза мыслей" и в то же время - "сомыслие", даже "расширение сознания", если угодно. Где здесь, скажите мне, "порицание себя"? Что за "месть", и какая "казнь"?
   Слово "метанойя" на самом деле означает смену миро­воззрения, через переосмысление. Евангельское "покайтесь!" следует понимать как "смените мировоззре­ние!". Не в смысле только принятия каких-то новых теоретических схем, а как радикальное изменение и мыслей, и чувств, и вообще полная смена всех оснований жизни. Выработка новых смыслов...
   Слово "метанойя" не просто говорит об изменении мировоззрения, но намекает на способ и направле­ние этого изменения. Переосмысление здесь предполага­ет расширение и восхождение, мировоззренческую эволюцию. А способ изменения - глубинный диалог. То есть сомыслие... ...спе­цифическое взаимодействие субъектов при котором происходит взаимное изменение их жизненных программ и картин мира...
  

* * *

  
   ...С Большого Лебедя свой первый полёт предпримет большая птица наполняя Вселенную изумлением, все писания своей славой, и вечное сияние есть то гнездо, где она рождена...
  

* * *

  
   ...Когда Саше было лет четырнадцать-пятнадцать, он тоже захотел летать. Не ради славы или чьего-то изумления, а просто так... И тогда он сделал себе крылья...
   ...Были они вот какие. Каркас из бамбуковых палочек Саша обклеил старыми газетами во много слоёв, приделал к нему специальные ремни и петли... Целую зиму мышцы качал эспандером... Грудные, широчайшие и дельтовидные... Чтобы сил хватило взлететь и руки в полёте не уставали...
   ...Весной решил, что всё, хватит, натренировался... Пора в полёт... Вышел во двор, днём, когда никого дома не было, крылья свои надел и давай ими махать... Махал-махал... Прыгал-прыгал... Но ничего у него не получилось... Саша, однако же, не отчаялся, а полез на крышу сарая, чтобы отправиться в полёт оттуда... Думал на восходящие потоки опереться... А уж потом, авось, и сам как-нибудь поднимусь к небу поближе...
   ...Прыгнул. Упал. Сломал руку (правую). И крылья тоже сломал. Но грустить не стал, а стал думать... Думал-думал... И решил, что летать нужно научиться безо всяких технических приспособлений. Это называется (он потом узнал) безопорное движение... Физика говорит, что оно невозможно... Как вечный двигатель... Но мало ли что говорит физика...
   ...Когда Саша был уже взрослым, появились дельтапланы и прочие устройства для индивидуального полёта... И многие люди стали летать почти так, как он в детстве мечтал...Но ему это было уже не интересно...
   Теперь он надеялся ... на... ...жи читал всякие дурацкие книжки про левитацию ... Какое-то время увлекался йогой и даже "учением Дона Хуана"... Потом понял, что всё это туфта... Попытался... ... ...но ничего не вышло. Он не смотря ни на что не отчаялся...

* * *

  
   ...летать. Впрочем, иногда мне это всё же удаётся. Не часто и с трудом, но удаётся. Ещё реже я испытываю от этого удовольствие. Слишком грустная картина открывается внизу... Но иногда такое видишь... Душа просто взрывается радостью и восторгом... Солнце, игра лучей, облака, за ними синее до черноты небо... Такой простор... Такая свобода...
  

* * *

  
   Выход на духовный уровень возможен только тогда, когда личность способна освободиться от биологического и социального. Это и значит: преодолеть в себе человека... В той мере, в которой она, личность, на это способна. Но освобождение от, ни в коем случае не означает элиминации или аннигиляции. Никакая элиминация здесь в принципе невозможна, поскольку любые её попытки приведут к упрощению... К духовной, а то и физической смерти... Безопорное движение в нашем мире действительно невозможно...
   ...Нельзя вполне перестать быть животным, это означало бы биологическую смерть. И социальное тело тоже невозможно в себе уничтожить. В этом случае либо станешь зверем (Амала и Камала), то есть просто примешь иную, социальность, звериную; либо, опять-таки, погибнешь физически.
   Частичная элиминация тоже приводит к разрушительным последствиям. Аскет, сектант, преступник, революционер и прочие бунтовщики - это психопаты, психологические монстры находящиеся в ещё большей зависимости от биологического и социального, чем "обычные люди". Просто эта зависимость "отрицательная", только и всего. А смена знака никогда не меняет существа дела. Эволюция конечно использует результаты их деятельности, поскольку она в конечном счёте всё использует, всё превращает в собственный материал. Но страдания этих людей, и тех кто от них зависит, оказываются непомерной платой за такой прогресс...
  

* * *

  
   ...представьте себе, уважаемые коллеги, Вселенную состоящую из бесчисленного множества миров. Вообразите её в виде своего рода сети, многослойной и многомерной... Нити этой сети связаны между собой бесчисленным множеством узелков. Все они, нити, исходят из одной "точки", назовём её Начало ( или Единое). И все они в конце концов сходятся опять-таки в "точку". Её мы назовём Конец (или Бог). Всё, что находится "между" Началом и Концом - это наш эон, Бытие. Начало и Конец - это синапсы, соединяющие Бытие с двумя другими эонами, называемыми Ничто и Плерома...
   ...Ничто - это так сказать, "предшествующий" эон, материнское лоно, неиссякаемый источник Вселенной. ...Дело не в том, что там "нет ничего", как раз там-то есть всё, хотя и потенциально... Просто мы ничего о нём, об этом эоне, знать не можем кроме того, что Вселенная связана с ним генетически, т.е. она из него "родилась" и продолжает "рождаться" каждое мгновенье...
   ... Плерома - это, если можно так выразиться, "дочерний" эон. В него сойдётся в конце времён преображённое Бытие. Интуиция этого эона есть во многих религиях. Кто-то называет его Нирваной, кто-то - Богом, а кто-то... Впрочем, сейчас не об этом... Плерома тоже непостижима... Мы можем конечно высказывать о ней (как и о Ничто) какие-то догадки, но они будут выражены на нашем, "бытийном" языке и уже поэтому не смогут быть адекватными... Границы Бытия, Начало и Конец, - это линия нашего познавательного горизонта... Впрочем, может быть "по мере приближения", в частности гносеологического, эти границы будут раздвигаться... Как и положено горизонту...
  
   ...Можно представить себе Универсум состоящим из этих трёх эонов. Если "до" Бытия или "после" него, или "рядом" с ним, или "до" Небытия, или "после" Плеромы есть ещё какие-то эоны, то мне о них ничего не известно, хотя "общеметодологически" я понимаю, что они возможны...
   ... Мало того, можно распространить понятие Эволюции и на Универсум в целом... Хотя об Эволюции можно говорить только "во времени", в других же эонах Универсума, времени не существует... То есть, гносеологическая конструкция времени, за пределами Бытия не работает... Может быть возможна какая-то другая?..
   ...Надеюсь вы понимаете, что представлять себе эоны как расположенные "последовательно" в пространстве или во времени бессмысленно. Скорее уж их можно вообразить "вложенными" один в другой... Или соприкасающимися посредством Начала и Конца с каждой точкой пространства-времени. То есть каждое "здесь и сейчас" связано как с Небытием, так и с Плеромой...
   ...Разумеется - всё это не более, чем метафоры... ...Безумная попытка вообразить то, что вообразить в принципе невозможно...
   ...Впрочем любая нарисованная человеком картина Универсума обречена на порождение ложных смыслов... "Между" эонами и "внутри" других эонов на самом деле не может быть таких отношений, как между предметами нашего мира... Что и на каком языке в таком случае мы можем о них сказать?..
   ...Хотя, с другой стороны, мы в познании всё равно имеем дело не с самими объектами, а с их репрезентациями... Как внутри Бытия, так и вне его... Так, что какая разница?.. На каком языке можем, на том и репрезентируем...
  

* * *

  
   ...Два главных сюжета всей нашей репрессивной культуры - это борьба социального с биологическим (хотя на самом деле между ними нет противоречия!), и борьба псевдодуховного с первыми двумя. Псевдодуховное - это социальное (чаще всего, патологически социальное) под маской духовного. Оно лежит в основе религиозного отно... ...Подлинно духовное здесь на самом деле ни при чём, ибо оно вообще никогда не борется. Дух дышит где хочет, духовное - стихия свободы. А все наши битвы - болезнь культуры. Хорошо, если детская...
   ...Свобода от биологического и социального вполне возможна. Чтобы её обрести, нужно, во-первых, принять и полюбить самого себя... Все свои естественные проявления... Соединить все свои субличности...
   ...Легко сказать. А как? - Да вот, посредством этой самой метанойи!.. То есть метанойя, конечно, - только первый шаг. Но... ...А следующим шагом...
  

* * *

  
   ...Летать стремится моё тело... А душа? ...Душа моя только и делает, что летает... Всегда летала... И не только во сне... И не только по небу...
   ...А ещё и по другим мирам...
  

* * *

  
   ...Впрочем, всё это не важно... А важно, что во мне постепенно появляется какое-то новое ощущение... или видение... Я затрудняюсь его назвать или описать... Только чувствую как во мне что-то прорастает... Шевелится, стучит... То ли росток темя долбит, то ли цыплёнок проклёвывается, то ли младенец ворочается внутри ... Короче, заявляет о себе какая-то неведомая мне самому новая жизнь...
  
   ...А может это какая-то мысль изнутри пытается в меня войти... Постучится, постучится, и не застав никого уходит печально...
  

* * *

  
   ...ПРОСНУЛСЯ УТРОМ, ВЫШЕЛ НА БАЛКОН, А НА ДЕРЕВЬЯХ ИНЕЙ...
  
   ...И так чисто, так просторно сделалось на душе. Отпустила тоска. Что же это, думаю, я всё ною? Чем мучаюсь? На кого обижаюсь? На что? Какой там ещё тектонический разлом?
   Мир не хорош и не плох. Мир прекрасен!!! Прек­расен не потому, что добр или справедлив, а потому, что иней на ветвях... Потому, что девушка, которая вчера забегала ко мне на минутку так восхитительна... ...Стоит лишь кончиками пальцев прикоснуться к её руке, как она начинает задыхаться и путать слова...
  

* * *

  
   ...Я смотрел на неё и думал: "Почему она мне нравится? Что в ней приводит меня в восторг и возбуждает? Почему мне хочется смотреть на неё, говорить с ней?.. Что такого замечательного в этой совокупности элементарных частиц, в этой системе биологических органов, в этой саламандровой тьме психологических процессов?..
   ...Может быть всё дело просто в смазливенькой мордашке и длинных ногах? В половых гормонах, которые её переполняют? Ну и в моей, конечно, седине, которая в бороду...
   ...Нет, это не так... Молодость - прекрасно... И длинные ноги - хорошо... Но дело, всё-таки, не в этом... Я просто чувствую, как сквозь неё на меня глядит Вселенная... Вернее, посредством неё, то есть её телом, глазами, языком, душой кто-то безмолвно разговаривает со мною... Может быть Бог?.. ...Именно сквозь неё? Да, здесь и сейчас - сквозь неё...
   ...А может быть она сама и есть Вселенная?..
  
   ...Ведь она, девушка эта, как и каждый человек, бесчисленными нитями связана со всем на свете... Нитями видимыми и невидимыми, актуальными и потенциальными, синхронными и диахронными, материальными и идеальными...
   ...Наши физические, физиологические и психические структуры - это всего лишь носители на которых записано нечто более высокое. И главное из записанного - это смыслы соединяющие эоны и миры, то есть весь Универсум в единое целое... Девушке и самой эти смыслы неведомы... Как и мне... Но мы с ней их имплицитно в себе содержим... То есть в текстах наших душ существует потенция таких смыслов... Это они, неведомые, но как-то угадываемые, или предчувствуемые, делают мою гостью такой восхитительной, такой желанной... И даже дают мне силы жить... И радоваться иногда...
  

* * *

  
   ...Во многих древних мифах человека разрезали или разрывали, чтобы из его членов возникли разные части Вселенной. Пань Гу, Имир, Пуруша, Тиамат... Человека расчленяли также и во время жертвоприношений... Мощи святых и сейчас разделяют, проще говоря, разрывают, чтобы их частицы поместить в реликварии или вшить в антиминсы. А что происходит в таинстве Евхаристии?.. Не разрываем ли мы и здесь тело Христово на кусочки? Не пожираем ли его, как безумные менады... И нам даже в голову не приходит насколько это символическое каннибальство ужасно и кощунственно! И в каких омерзительных, с точки зрения христианина, безднах лежат его истоки?..
   ... А как психически расчленяет человека современная цивилизация?! Как она анатомирует его душу! Разрывает и сужает его сознание! Специализирует, делает высоким профессионалом, использует какую-то гипертрофированную узкую часть личности, игнорируя всё остальное... Убивая целое, то есть самого человека...
   ...И никто никого не в состоянии понять... Уже не существует единой, то есть общепонятной хотя бы для учёных, науки... Нет единой философии, единого искусства... Даже коллеги работающие в смежных областях говорят на разных языках... Всё распалось. Всё мы разорвали на куски. На мелкие частицы. И продолжаем их измельчать дальше... Дивергенция поставила европейское человечество на грань гибели... И никто этого не замечает... А вслед за европейцами в эту пропасть упадут и все остальные... Упадут, упадут... Только чуть позже...
   ...Но именно человек может соединить Вселенную в единое целое. Собой! Не расчленять его самого должно, а, напротив, всеми силами соединять... Исцелять!.. То есть, делать целым. Только не в коем случае не "цельным"!... Таким Целым человеком в конце концов будет всё спасёно... Человек спасёт мир... Именно человек... Целый человек...
  

* * *

  
   ...После того как умерла мама, мне долго снился один и тот же тягостный сон. Будто мы положили её в гроб, а на кладбище отнести всё никак времени не найдём. И длится это уже много дней. Двигаем гроб с места на место. То в прихожую поставим, то под кровать засунем, чтоб не мешался. Но всё равно каждую минуту об него спотыкаемся. ...А уж и венки все осыпались. ...И обивка порвалась. ...И соседи на нас волком глядят. ...И участковый приходил. ...До того нам самим тошно, стыдно, тоскливо, что и сказать нельзя. ...А всё никак не соберёмся на кладбище... Всё время тянем, тянем... Всё нам что-то мешает... Или боимся чего-то...
  

* * *

  
   ...После похорон я стал часто навещать мамину могилу. ...Душа моя скорбела, и я даже плакал там иногда... Привёз берёзку с родины, посадил... Часто думал о смерти... И сам был как мёртвый...
   ...А потом однажды сказал себе: "Какое отношение имеет этот могильный камень, этот клочок земли с зарытыми в нём костями к человеку, которого я любил? Которого я продолжаю любить... Никакого! Это всё мёртвое, а мама моя живая. Она живёт во мне, в моей душе, в памяти, в моём лице, в моих глазах, в моих мышцах... Она живёт в моих детях и будет жить в их потомках...
   ...Да, пройдёт ещё пара поколений и все её забудут. Как я не знаю ни одной из своих восьми прапрабабушек. Даже имён... И меня через какое-то время забудут. Но что-то живое ведь остаётся от нас на этом свете... Не может бесследно исчезнуть человеческая жизнь... И душа человеческая не может исчезнуть бесследно... Так, что не стоит поклоняться мёртвым костям... Не стоит творить из них себе кумира... Не должны мёртвые хватать живых... Не должны живые спотыкаться о мёртвых... Чтобы наши близкие жили, мы и сами должны быть живыми... И думать о живом... И о живых..."
   ...И будто камень упал с души...
  

* * *

  
   ...Умерла Россия? Да, Россия умерла. Кто-то теперь на её трупе пляшет. Кто-то делает вид, что ничего не произошло... Кто-то торгует и мародёрствует. Кто-то на него, на труп, гадит. Кто-то пытается его гальванизировать... Кто-то хочет за деньги выставить мёртвые кости напоказ...
   ...Не надо... Отойдите от гроба... Оставьте в покое...
   ...Как умерла, так и воскреснет... Старая умерла, новая рождается...
  

* * *

  
   ...Когда-то и Киевская Русь умерла... А потом родилась Россия... И сейчас так же будет... А если - нет, значит мы все ничего не стоим... И незачем нам дальше небо коптить... Просто уступим место китайцам... или чеченцам...
   ...Именно сейчас Россия выбирает: жить ей или исчезнуть навсегда... А если жить, то как, на каких основаниях?..
   ...Это как раз и есть ТБ...
  

* * *

  
   ...Слабый росток ломает асфальт. Мысль долговечней вещи. Газета сильнее танка. Мифы, которыми мы живём родились в те времена, от которых ничего материального не осталось. Живое меняется и тем сохраняет себя. Чем выше эволюционный уровень, чем тоньше план, тем нетленнее возникающие на нём конфигурации.
   Устойчивость - в изменчивости. Стойкость - в гибкости. Сила - в нежности... Удивительно... Типа, диалектика...
  

* * *

  
   ...Скоро Новый год... Будем радоваться, пока мы молоды... Мы привыкли думать, что Новый год - это Праздник, а Новый год - это Подвиг... То есть должен быть Подвигом. Временем высокого напряжения духа... Не водку в эту ночь нужно пить, а думать и молиться... Собирать душу... Чтобы вырваться из Страны Декабря... Чтобы настала Страна Мая...
  

* * *

  
   ...для начала нужно всего лишь отказаться от иллюзий. Да, я смертен! А мир не прост. Не то, что не прост, а безумно сложен. И к тому же несправедлив. Чудовищно, подчас. Строго говоря, у него и свойства-то такого нет, быть справедливым...
   ...Да, это всё так... Ну и что? Сидеть теперь и плакать? Гадать: справедлив-несправедлив... Себя жалеть? С балкона прыгнуть?.. Не дождётесь!!!
  

* * *

  
   ...Никто тебя не любит? Не так тебя любят? А почему, собственно, кто-то должен тебя любить? Разве тебе вообще кто-нибудь что-нибудь должен? Никто тебе ничего не должен. И ты, что интересно, тоже никому и ничего...
   ...Если ты кого-то любишь, кому-то открываешься или кому-то помогаешь, то это твои трудности. Тебе, значит, так нравится. Чего же ты ещё от других-то хочешь? Чего ждёшь? О чём плачешь?..
   ...Не жди ничего... Ни от Бога, ни от кесаря, ни от дьявола, ни от людей... Ни от дальних, ни от ближних... Ни от кого... Не жди и всё...
   ...И ничего не бойся. Нечего в этом мире бояться... Самое главное, не бойся себя... И меня тоже не бойся...
   ...Никого ни о чём не проси...
   ...И не надейся, что сами предложат и сами всё дадут! ...Забудь про булгаковскую халяву! Это философия человека слабого и замордованного... От бессилия и страха выдумывающего себе доброго Сталина или справедливого Воланда... Или милосердного Бога на небесах... Запомни: никто тебе ничего не даст! ...Никто и никогда!.. А рукописи - горят!..
   ...Хочешь - отдавай, не хочешь - не отдавай. Но и не требуй ничего. Живи руководствуясь великими идеями чучхэ... Опирайся на собственные силы... Отвечай за себя! Перед кем? Перед собой! Перед кем же ещё тебе отвечать? ...Тогда и будешь свободен... То есть - счастлив...
   ...Впрочем, большинство людей к ответственности не готово и свободы не ищет... И не приемлет... Утешения хотят, успокоения, иллюзий... Им вместо жизни сон золотой подай...
   ...Одни - мечтают с миллионом-другим долларов на Ибице поселиться... Другие - ищут тёплую религиозную печку, чтобы спрятаться на ней, пригреться, отдохнуть от жизни... Да ещё получить за это за всё свою пайку при последней раздаче слонов... Тоже кучкуются ребятишки, тихий кайф свой ловят... Конфессиональный...
  
   ... Но я ведь к ним ко всем и не обращаюсь... Я обращаюсь к другим... К умным и сильным... К таким же как я сам. ...А они есть, умные-то? ...Ищи лучше! Должны быть...
   ...А дураки?.. Кто о них, о бедных, позаботится?..
   ...Да о них кто только ни заботится! Для них в основном пишутся и издаются книги, снимаются фильмы... Для них - секс, наркотики, рок-н-ролл... Для них - деньги, карьера, статус, власть... Для них - "Богородичное братство", стриптиз, эзотерика, пророк Виссарион, "Русский дом", "Новый мир", "Иностранная литература", "Идущие вместе", "Либеральная Россия", Клуб самодеятельной песни, РНЕ, НЛО, НЛП, кожаные головы, ботинки на толстой подошве, пирсинг, тату... Для них таблоиды, религиозные брошюры, пиво, проститутки продаются на каждом углу... TV на них только и работает... Ну, почти...
  
   ...Я никого не хочу обидеть... Предполагаю, даже, что и не обидел... Поскольку дураки до этого места всё равно не дочитают. Скучно им меня читать... ...Ну, если только профессионалы... Чтобы помудохать потом...
  
   ...Да нет же! Вру! На самом деле всё совсем не так! Я именно хочу их обидеть! Ещё как хочу... Очень жаль, что не дочитают! Ведь вся эта мразь, все эти ничтожества, всё это быдло... Да хрен с ними, что мудохали... Не стеклянный... Беда в другом. Они, дураки и сволочи, давно уже переделали мир, приспособили его под себя... Они заставляют нас играть по их правилам. И мы всё время проигрываем. Им проигрываем. Потому, что по их дурацким правилам мы не можем не проиграть...
   ...На самом-то деле я всех их действительно ненавижу!.. Должен бы пожалеть, а вот ненавижу...
   ...Короче, правильно они меня мудохали... Молодцы, суки...
  

* * *

  
   ...Как будто бредёшь по безводной пустыне и видишь вдруг вдалеке рощу. Бежишь туда из последних сил. Жаждешь тени, прохлады, представляешь себе чистый родник бьющий среди корней. ...А там - один мёртвый песок... И все деревья - сухие. Бесплодные смоковницы...
   ...Вот и вся ваша философия...
   ...Неужели она и вправду упражнение в смерти? Нет! Настоящая философия должна быть упражнением в жизни! В вечной жизни! Упражнением в стойкости. ...Не в роще Академа стоит искать истинных мудрецов, а в Расписной стое...
  

* * *

  
   ...Удалось тебе когда-то выскочить из Небытия? Слава Богу! Повезло... Ну и скажи "спасибо". Радуйся! Пляши и прыгай как Давид перед Ковчегом Завета!.. Пой!..
   ...Вероятность-то была практически нулевая, а вот поди ж ты...
   ...Так что никому не завидуй! Просто жизнь, хоть год, хоть мгновенье, - это уже счастье. Великое счастье! Бесценный дар! А тебе к тому же довелось испытать огромное множество радостей... Наслаждений... Разве нет? Сколько было в твоей жизни прекрасных бесед! Закатов и восходов! Цветущих садов! Идей! Оргазмов! Минут творчества! Да просто маленьких удовольствий... Чего ж тебе ещё-то надо? Неужели мало?.. Жадничать - грех...
  

* * *

  
   ...вот что было потом... Вдруг распахивается дверь настежь... И в горницу, как порыв ветра, влетает человек. В инее весь, ру­мяный... Скидывает человек шапку, рукави­цы, полушубок... И бросается к ней. Подхватывает на руки, кружит. Начинает цело­вать, целовать... Мокрое лицо целует, руки, шею, глаза...
  

* * *

   ...запрокинув голову. Волосы её развеваются, а глаза сияют. Расставив ноги и слегка присев она стоит на быстро мчащейся небесной колеснице. Руки её держат поводья. "Быстрее! Быстрее! Ещё!!"- кричит она коням. И кони ускоряют свой бег. Звучит музыка... Звезды пляшут. Смеются капли дождя. Пыльца облетает с цветов. Кружатся жёлтые листья. Яблоки катятся по траве. И падает, падает тихий снег...
   ...Я вижу её сейчас как бы отражённой в огромном мировом калейдоскопе... И её коней... И колесницу... И яблоки... И звёзды... И себя... И тебя... И всё-всё-всё-всё...
  

* * *

  
   ...дивергенция, от которой люди задыхаются, а мир готов развалиться, взорваться, рухнуть в тартарары... Эта всё углубляющаяся специализация есть ни что иное, как всеобщее измельчание и усыхание... Ну и зачем вам это нужно? Чтобы понять мир и улучшить жизнь? Дудки! Всё это делается вами ради ещё большего порабощения самих себя. Кому же вы отдаётесь в рабство? Жадным капиталистам? Злым коммунистам и фашистам? Нет! Вы отдаётесь мёртвым вещам и ещё более мёртвым словам. Это они захватили власть над миром... (Южные варвары как раз против этой власти и восстают. Именно ей, на самом деле, джихад объявляют... Не понимают, что сами тем же миром мазаны. Что и их слова давно уже мертвы.)...
   ...Это вы работаете на экономику, на техносферу, а не они на нас... Вы живёте для того, чтобы кормить СМИ новостями и деньгами. Чтобы над вами глумилась и растлевала ваших детей реклама... Чтобы вами манипулировали идеологи и политтехнологи, чтобы вас оболванивала, сажала на иглу, ваша блядская массовая культура...
   ...И напрасно кто-то думает, будто выгоду от такого порядка вещей получают олигархи и властители. Чёрта лысого! Им только кажется, что они что-то получают и над чем-то властвуют... На самом деле, им ещё хуже, чем вам... Да, да...
   ...Вы просто рабы... А они - зомби...
   ...профессионалы выдумывают всё более тонкие способы консьюмористского убийства и самоубийства... Медленного, незаметного, наркотического... Вам только кажется, будто вы получаете удовольствия, вернее, можете получать... Ничего вы не можете! Ваш кайф как у тяжёлых алкоголиков - отсутствие лома и всё...
   ...А свобода ваша, то, что вы называете свободой воли, есть возможность выбирать между разными формами рабства...
  

* * *

  
   ...любой религиозный дискурс требует, чтобы человек всё время находился внутри него, чтобы жил в нём. Если выйдешь за пределы, посмотришь со стороны - твой Бог умрёт... Может быть и не сразу, но умрёт...
   ...Другое дело наука... Здесь, по определению, исследователь должен быть вне... Как учёный, я отделён от предмета своего изучения, даже если изучаю сам себя... Я играю по правилам, но я же могу их и поменять... Существуют правила смены правил... Возможны, даже, правила игры без правил... Я не отождествляю себя ни с какой теорией, парадигмой, эпистемой... Я не укоренён ни в чём... Я открыт и подвижен... ...это, конечно, мой плюс...
   ...Но! ...Чем далее, тем более мир расползается под моими руками... И душе моей не на что опереться... Отказавшись от религиозной тоталитарности, освободившись от наивных догм, я теряю почву под ногами... Всё оказывается не только разъединённым, но и разнородным, несоединимым... И сам я становлюсь всё менее способным к синтезу. Рушится мир, выхолащивается личность, душу охватывает тревога... Вместо прекрасного витража - передо мной куча разноцветных осколков... Сугарапса. Вот откуда берётся постмодернистская чувствительность, и шизофренический дискурс ...
   ...Конечно, сам процесс развития науки всегда был волнообразным. Дивергенция, как и в природе, сменялась конвергенцией... Вдруг возникали такие теории, которые синтезировали то, что было разрозненно, в иное единство... И знание восходило на новую ступень... Но у меня, да и не только у меня, такое чувство, что внутри рационального знания это уже невозможно... Никакая научная идея сама по себе не сможет всё объединить... Нас объединить... Потенциал научного метода исчерпан... Мы уже перешли некую границу, за которой... ...потеряли хоть какие-нибудь внятные ориентиры...
  

* * *

  
   ...И порознь их отыскивая жадно,
   Мы ловим отблеск вечной красоты;
   Нам вестью лес о ней шумит отрадной,
   О ней поток гремит струёю хладной
   И говорят, качаяся, цветы.
   И любим мы любовью раздробленной
   И тихий шепот вербы над ручьём,
   И милой девы взор, на нас склоненный,
   И звездный блеск, и все красы вселенной,
   И ничего мы вместе не сольём.
  

...Неужто не сольём?...

  

* * *

  
   ...Каждая религия, от шаманизма - до большевизма и либерализма включительно, претендовала (и претендует!) на то, что эксклюзивно владеет единственно правильной, и точной до мельчайших деталей, картиной мира... Наука перед каждой очередной научной революцией тоже была убеждена в том, что располагает в принципе верной моделью Вселенной, осталось только её, модель, немножечко уточнить и подправить... И Вселенную заодно...
   ...Всё это привело к тому, к чему привело. ...Возврат к единой картине мира сейчас не только невозможен но и нежелателен, поскольку любая единая и единственная картина мира чревата тоталитаризмом, то есть возрождает власть мёртвых слов и мёртвых вещей... Нам ли тоталитаризма не знать...
  
   ...С другой стороны, спасти человечество может только культурная конвергенция... Иначе нам, человечеству, смерть! И она, эта конвергенция, обязательно начнётся! Но только не в рамках старых эпистем, парадигм, теорий, культурных форм, сфер деятельности... Наука нас уже не спасёт. И религии не спасут. Ни старые, ни вновь изобретённые... Искусство? Это, кажется, теплее. Но всё равно не то... Для нового вина нужны и меха соответствующие...
  

* * *

  
   ...И что же делать? Как соединить в единое целое себя? Мир?.. Себя с миром? Возможна ли, вообще, такая всеобъединяющая метафизика, какая-нибудь там метафизика Всеединства?..
   ...Как, сохранив множественность картин мира в себе и в социуме, выработать или вырастить такое "мета-мировоззрение", которое обеспечивало бы целостность? Или хотя бы запустило процесс конвергенции? Возможно ли сменить постмодернистскую чувствительность и тоталитарную одержимость на что-то иное... На ощущение полноты, многообразия и осмысленности бытия?..
   ...Для этого нужно создание новой познавательной сферы; вернее, даже, новой сферы человеческой деятельности... Сферы более высокого уровня, чем наука или религия... ...Нужен не ещё один метарассказ, а, если можно так выразиться "медирассказ"... Трансрассказ, синаптический рассказ... Короче такой рассказ, который, не определяет собой другие рассказы, а находит им место... Разговаривает с ними... меняет их и меняется сам...Рассказ способный содержать в себе всё что угодно, даже собственное отрицание... Только так можно соединить... ...Соединить человека...
   ...Этот соединяющий рассказ, эта Книга Книг, научит человека быть не просто толерантным, поскольку толерантность есть ни что иное как лицемерие, но конструктивно-толерантным (как раз о том что такое "конструктивная толерантность" один из моих нарраторов и пытался говорить на упоминавшемся в самом начале текста Политологическом конгрессе. Правда, никто его не услышал.)...
  

* * *

  
   ...Всё что окружает моё я есть текст. То есть некое информационное тело. Да, я согласен с этим... Всё есть текст. Всё состоит из текстов. И жизнь, как я её воспринимаю, - текст. И душа моя - текст. Цивилизация в которой я живу - текст. Другие люди суть тексты. Тексты создают для меня тексты. Я создаю тексты для них. Единственное во мне, что не текст - это я сам... то есть само моё я... А что оно такое отвечу потом...
   ...Текст "состоит" из информации, но сам по себе не обладает смыслом. Смысл рождается для меня, когда я его, текст, воспринимаю или творю... То есть, когда с ним соединяется моё я... Или чьё-то я... Поэтому разные люди из одного и того же текста вычитывают разные смыслы.
   Смыслы в тексте содержатся лишь потенциально... В том числе и в этом тексте, который ты вот сейчас читаешь... Как яйцеклетка, как незачатый ребёнок в утробе матери... Каким он зачнётся, каким родится в равной мере зависит и от отца... То есть от я реципиента... От тебя, короче...
   ...Ещё текст можно уподобить некоему математическому выражению определяющему функциональную зависимость. Это как бы такая формула. Что-то подставляется в качестве аргумента, а на выходе получается значение функции. Это значение и есть смысл... А в качестве аргумента мы подставляем самих себя, свои я...
   ...Один текст способен соединиться с большим числом я, а другой с меньшим... Один текст может поддерживать глубокие, сильные связи, а другой - поверхностные и слабые... Один текст более интертекстуален, а другой - менее... Один - открыт для новых реальностей, а другой - закрыт. Один - потенциально содержит множество смыслов, а другой - всего ничего... Если у текста много возможных связей, валентностей, то у него высокий эволюционный потенциал... Слова в тексте вроде бы не меняются, а текст всё равно удивительным образом эволюционирует. У каждого текста своя эволюционная судьба...
   ...Можно также говорить и об эволюционном потенциале личностей... Цивилизаций... Мировоззрений... Чего угодно... Увеличение этого потенциала указывает направление эволюции... Вот он, искомый критерий прогресса ...
   ...Чем ниже эволюционный потенциал, тем скорее он исчерпывается. Наступают стагнация текста (мировоззрения, личности, цивилизации), его старость и смерть...
   ...А чем же он определяется, этот потенциал? Духом! Духом отдельной личности. Духом цивилизации. Духом творца или творцов текста, мировоззрения... ... А что же такое, всё-таки, дух?
  
   ...Вот смотри. Существует материя (вещество-энергия). Она служит субстратом, носителем для информации. Подобным же образом информация может быть субстратом для какого-то более высокого и тонкого "плана". Он-то и есть дух. И материя, и информация, и дух образуют разнообразные конфигурации. Возможна, например, материальная конфигурация называемая индивидуальным телом или организмом. "Над ней располагается" информационная конфигурация - психика, состоящая из "нижней части", биопсихики, и "верхней" - души...
   ...А ещё "выше" духовная конфигурация называемая я...
   ...Таким образом привычная триада "тело-душа-дух" составлена некорректно. Нужно вот как.
   Уровни: материя-информация-дух.
   Конфигурации: тело-душа-я...
   ...Каждый верхний "этаж" в процессе эволюции вырастает из нижнего. Появляется он чтобы обслуживать нижний этаж, поддерживать его целостность в условиях обменных процессов. Так, организм человека на протяжении жизни не раз обновляется, меняет атомы и молекулы из которых состоит, но остаётся самим собой поскольку его материальная конфигурация поддерживается, генотипом и биопсихикой (т.е. информационными конфигурациями)...
   ...Эволюция со временем меняет местами "слугу" и "господина". "Обслуживающий", верхний этаж превращается в ведущий, в целеполагающий и управляющий... Впрочем... я выразился, мягко говоря, не точно... Какой слуга, какой господин?! Отношения власти вообще исчезают. Во всяком случае должны исчезнуть. Информационные и духовные конфигурации живут в режиме постоянного взаимопорождения...
   ...Природа членов триады различна. Но при этом они самым интенсивным образом взаимодействуют, формируют друг друга посредством обратной связи, диалога. Как филогенетически так и онтогенетически... "Верхнее" в "нижнем" воплощается, "нижнее" в "верхнем" реализуется... Возможно "над" духом существует, или может существовать ещё более тонкий план. Ну, например, какой-нибудь "нуменозный"... И наверное в процессе эволюции мы, или кто-то другой, взойдём и на какие-то совсем уж высокие уровни, такие, которых сейчас и представить себе не возможно... Сколько их?.. Поживём увидим...
  
   ...Я как бы архетип души, поддерживающий и восстанавливающий её целостность... Именно я обеспечивает самоидентичность личности... Но! И само я постоянно меняется. То есть оно должно меняться, чтобы оставаться самим собой. Это напоминает ситуацию на нисходящем эскалаторе. Чтобы не опускаться, чтобы сохранять своё положение, нужно всё время бежать вверх. Чуть остановился - поехал вниз. Чтобы оставаться собой, нужно всё время меняться. А если ради самосохранения попытаешься законсервироваться, упереться, бросить якорь, сразу опустишься, деградируешь, потеряешь себя. Буква убьёт дух. Глазом не успеешь моргнуть, как очутишься в аду...
   ...А что тогда значит "оставаться собой"? Ведь что-то, какой-то инвариант должен сохраняться. Тело человека от рождения до смерти сильно меняется. Но мы же чувствуем при этом, что оно самоидентично. Хотя и выглядит, и работает не так как прежде, и все молекулы в нём давно уже другие. Генотип? Но это всего лишь "механизм" худо-бедно нашу телесную идентичность поддерживающий. А память - более или менее сохраняет нашу психическую идентичность. Но сама-то эта идентичность что такое?..
   Да и стремится ли человек к этой идентичности телесной? Пожалуй нет. Он хочет лишь чтобы тело его не разрушалось. Любой старик с радостью бы переселился в другое, молодое тело. А может быть и в молодую душу? Лишь бы я сохранилось. Но ведь и я не может не меняться. А что же тогда сохраняется? Или кто?..
   ...Я каждого человека не текст, не информационная структура. Но оно тоже имеет множество валентностей. При соприкосновении я с любым текстом эти валентности реализуются превращаясь в смыслы. Смыслы - это синапсы соединяющие для личности всё со всем. Любой обладающий валентностями текст соединяется этими синапсами с я и входит в него. Я растёт, принимает в себя всё большую часть Универсума. Именно за счёт этого поглощения оно и изменяется... И не только количественно... Оно всё время преобразуется качественно, трансформируя свою внутреннюю организацию... А текстами этими может быть всё, что угодно. Собственные субличности, другие люди, книги, концепции, своя или чья-то жизнь... Что угодно...
   ...чем выше мы поднимаемся по эволюционным ступенькам, тем более устойчивыми оказываются индивидуальные конфигурации... И тем более они оказываются связанными с другими индивидуальными конфигурациями. На каком-то самом высоком уровне, наше тончайшее тело окажется, надо полагать, абсолютно устойчивым и абсолютно связанным с другими...
   ... Это и будет Бог?..
   ...Высшие этажи нами ещё не построены, ещё не выросли... Но мы, кажется, движемся в нужном направлении... Движемся?.. Не знаю как ты, а я стараюсь...
   ...Мировоззрение же - всего лишь отделяемая часть психики. Оно, как "одежда души". А одежда - вещь, конечно, нужная и важная, но которую можно и поменять... В зависимости если не от перемены погоды, то хотя бы от изменения климата... Или когда она, одежда, например, обветшала... Чем богаче мой "мировоззренческий гардероб", чем выше эволюционный потенциал моих внешних и внутренних текстов, тем, значит, мощнее, динамичнее, мой индивидуальный дух, то есть моё я. И тем лучше я стратегически адаптирован... и способен к дальнейшему росту... ...готов к любым глобальным, радикальным, катастрофическим даже, изменениям среды... Как материальной так и информационной... И наоборот, чем сильнее мой дух, моё я, тем более я "экипирован" и протеистичен...
   ...Да, да, главное для любого я, научиться спокойно погружаться в чужие тексты, в разные мировоззрения, в разные свои субличности... И в другие личности... Соединяться с ними... Рождать смыслы... И также спокойно из них, из текстов, выходить... Но выходить уже изменившимся... Совершившим преображающую метанойю...
   ...Нужно всё время организовывать многосторонний и многоуровневый диалог... И почаще глядеть в небо...
   ...А в самой глубине, этого изменчивого я, в недрах духовного мира постепенно разгорается искра божия, зарождается Сам Бог...
  
   ...Истинных мировоззрений не бывает. Как и ложных. Но это не значит, что они равноценны. Как бы не так! И для них, как уже было замечено, можно сформулировать критерии прогресса. Выработать процедуры отбора и прочее... То есть научиться духовной навигации...
  
  
   ...Последнее время я много медитирую на эти и смежные темы. И даже выдумал имя для этой новой сферы медитаций. ...Я нежно называю её синаптикой (потому, что это искусство всё соединять)... А иногда - пневматикой (потому, что это наука о духовном уровне эволюции)...
  

* * *

  
   ...летал... Плыл над снегами... Над зелёными холмами... Над извилистыми реками и яблоневыми садами в цвету... Над груст­ными серыми деревнями по которым бродили пьяные небритые мужики... Над морями, в которых ползали гигантские авианосцы и гибли подводные корабли... Над тучами зелёной саранчи... Над бесчисленными толпами тупых злобных варваров огнём и мечом расчищающих места для новых цивилизаций... Над развалинами взорванных домов и мёртвыми пустынями ядерных полигонов... Над серыми пирамидами и над местечками в которых слишком много столбов и заборов... Над прозрачными больными городами и смертельно усталой зем...
  

* * *

  
   ...Представь себе круг, разделённый множеством радиусов на сектора и концентрическими окружностями - на пояса.
   Пусть каждый сектор будет изображать собой метадискурс. Некое мировоззрение, со своей картиной мира. То есть, конфессию: религию, например, философскую или научную школу, художественное направление, стиль и т.п. Носители разных дискурсов, спорят между собой... Чей - лучше? Каждый предполагает при этом, что именно в его секторе постоянно прописана Истина.
   Пояса - это уровни развития. Или, если угодно, уровни совершенства. Находясь в любом секторе можно совершенствоваться. То есть двигаться от периферии к центру...
   ...В центре же этой мандалы - Бог. Безразлично сейчас как Его понимать... Можно буквально и конфессионально, а можно просто как метафору. Понимай, как хочешь ...
   ...Так вот. Важно совсем не то, в каком секторе человек оказался... Тем более, что это как правило дело случая. Родился в Греции - будешь православным, в Испании - католиком, а в непроходимых джунглях Африки - ещё кем-нибудь... Важно, какого уровня ты сумел достичь в своём движении, в своём духовном развитии, в каком поясе ты находишься и в какую сторону движешься...
   ...Близость к Богу, к Истине, подлинность и полнота бытия определяются не конфессией, а уровнем развития, уровнем личности. И чем на более высоком уровне человек находится, тем ближе он не только к Богу, но и к людям из других секторов. Тем более он открыт другим дискурсам. То есть, иноконфессиональные мировоззрения становятся для него всё понятней и приемлемей. Грубо говоря, умный верующий и умный атеист лучше поймут друг друга, чем умный и глупый единоверцы... Важно не какой ты конфессии, а какой силы в тебе дух. Все, кто так или иначе движется в сторону центра мандалы, а не лежит в тёплой луже, и не ползёт к периферии, все рано или поздно встретятся... Да, все мы встретимся в Боге...
   ...Дух каждой личности, её я, открывается только в движении... Его можно вектором на мандале изобразить...
  

* * *

  
   ...Три-четыре миллиарда лет назад в ходе сложнейших химических реакций произошло великое чудо. Объединение в единое целое полинуклеотидов, полипептидов, белков, липидов и прочей химической муры привело к появлению клетки. Множество мёртвых мегамолекул превратилось вдруг в живое, чувствующее, существо. Возникла и затрепетала Жизнь. Началась биологическая эволюция...
   ...Она привела к тому, что спустя ещё пару-тройку миллиардов лет соединилось особым образом некоторое количество нервных клеток и произошло ещё одно великое чудо, возник мозг. А вслед за этим вспыхнул Разум. Появился Человек. Началась эволюция психическая...
   ...К чему приведёт она? А к тому, что когда-нибудь соединится множество людей, личностей, душ, разумов, я... И произойдёт третье, самое великое чудо... Чудо Чудес... Возникнет То, неведомое и прекрасное, что отразилось во множестве мистических интуиций... То, что Тейяр называл Душой душ, Данте - Розой мира, Платон - Душой мира, Упанишады - Брахманом, махаяна - Дхармакаей... Ап. Павел - Церковью, Хомяков - Соборностью, Соловьёв - Всеединством...
   ...Возникнет То, что видели как бы сквозь тусклое стекло и Плотин, и гностики, и Дионисий Ареопагит, и Эригена, и Майстер Экхарт, и Иоахим Флорский, и Джордано Бруно, и Якоб Бёме, и Парацельс, И Николай Кузанский, и Лейбниц, и Шеллинг, и Сергий Булгаков, и Павел Флоренский, и Евгений Трубецкой, и Семён Франк, и Лев Карсавин, и много кто ещё...
   ...Возникнет То, что когда-то нашло наиболее ясное и полное выражение в образе Св. Троицы... Только это будет уже не Троица, а, дерзну сказать, Мириадица...
  

* * *

  
   ...иллюзии и предрассудки. И если нам не помешает страх темноты. Тьма ведь символизирует небытие, хаос, смерть, неустойчивость, неизвестную опасность, вообще неизвестность, бессознательное, грех, отпадение от Бога... Тьма, подобно змее обвившейся вокруг тела вызывает у человека отвращение и непередаваемый ужас... Страх! Однажды я пе...
  

* * *

  
   ...режил его со всей конкретностью. У меня не было образов, а были одни чисто внутренние переживания. Беспросветная тьма, почти вещественно густая, окружала меня. Какие-то силы увлекли меня на край, и я почувствовал, что это - край бытия Божия, что вне его - абсолютное Ничто. Я хотел вскрикнуть и - не мог. Я знал, что ещё одно мгновение, и я буду извергнут во тьму внешнюю. Тьма начала вливаться во всё существо моё. Самосознание наполовину было утеряно, и я знал, что это - абсолютное, метафизическое уничтожение. В последнем отчаянии я завопил не своим голосом: "Из глубины воззвах к Тебе, Господи. Господи, услыши глас мой..." В этих словах тогда вылилась душа Чьи-то руки... схватили меня, утопающего, и отбросили куда-то, далеко от бездны. Толчок был внезапный и властный. Вдруг я очутился в обычной обстановке, в своей комнате, кажется; из мистического небытия попал в обычное житейское бывание. Тут сразу почувствовал себя перед лицом Божиим и тогда проснулся, весь мокрый от холодного пота...
  

* * *

   ...Мой кроткий, мой ясный! Что же ты так её боишься, темноты?.. ...Что же вы все так её боитесь?.. Всего боитесь...
   ...И подобно малым детям ищите защиты у могущественного отца. Вот и выдумали себе Отца Небесного. В обмен на послушание надеетесь получить покой и безопасность? ...Дети, чистые дети... И никакой любви в вас нет, не тешьте себя иллюзиями... А есть один только этот инфантильный заискивающий страх... Вы его не стыдитесь, мало того, за добродетель почитаете, превозносите и называете даже Страхом Божиим... А ведь Бог и Страх - две вещи несовместных!..
   ... Увы, любому грамотному психиатру понятно что здесь происходит... Обычный невротический парадокс. ...Как в деспотичной патриархальной семье. Ребёнок ищет в отце защитника, а находит главного агрессора... И боится его больше всех... Угодничает, лебезит, говорит ему и себе, что любит... То есть как бы и вправду любит... А подсознательно - ненавидит... Каждому было бы полезно посмотреть в каком виде дети на приёме у психолога рисуют своих деспотических папаш... Ужасные монстры получаются...
   ...Вот и вы хотите нарисовать милосердного Отца на Небе, а получается у вас дьявол: недоверчивый, придирчивый и злобный искуситель, ревнивый и тщеславный старик... Агрессивное, опасное существо... Причём существо всемогущее, то есть опасное абсолютно... Разве может Бог быть таким? Разве может Он походить на дьявола или быть стариком?.. Да, никогда!!!
  
   ...А Вселенной вы злорадно предрекаете гибель. Спите и видите Рагнарёк, Ночь Брахмы, Апокалипсис или, в лучшем случае, всеобщую Тепловую Смерть... Сама же Вселенная представляется вам ветхой беззубой старухой безропотно и безнадёжно ждущей скорой кончины... Вернее, страшной гибели...
   ... На самом же деле всё совсем не так! Не старуха она, Вселенная! Она молода и красива. Чувственна. Наивна... Иногда делает глупости, заставляет страдать, бывает жестока. ...Чего ещё ждать от юной женщины?..
  
   ...И Человек - не преступник подлежащий суду, а единственная, может быть, надежда Универсума... За что его судить? И кто вправе быть ему судиёй?..
   ...Какой ад? ! Какие вечные муки?! Мало вам что ли на этом свете мук?!. И такой вот кромешный нескончаемый садизм кажется некоторым божественной справедливостью?.. Самих бы их туда засунуть, этих человеколюбцев, за такие мерзкие фантазии...
  

* * *

  
   ...Всё у нас через жопу. Ну вот просто всё!!! Страх смерти мы превращаем в противоестественное влечение к смерти. А действительной любви мы, наоборот, боимся как огня. Бежим от неё, как чёрт от ладана. Вот и говорят философы об ущербности пола. Об андрогине рассуждают. (Тьфу ты, мерзость!). О том, что в любви есть что-то смертоносное... О связи Эроса и Танатоса фантазируют. Выдумывают какую-то там каритативную любовь. Ромео с Джульеттой и чиновник Желтков, то есть клинические психопаты, для всех - идеальные любовники (потому, что убивают себя, надо полагать). А с проституткой многие чувствуют себя гораздо комфортнее, чем с любимой женщиной...
   ...Это всё тот же страх. ...Страх жизни... Страх любви...
  
   ...А что есть любовь? ...Что она такое на самом деле?..
   ...Любовь - это, прежде всего, снятие разделённости на субъект и объект посредством диалога. Диалога, в котором личности соединяются неслиянно и нераздельно. Любовь - это свобода. Творчество. И залог бессмертия. Это единственное чувство, дающее возможность человеку выйти за собственные пределы. Прикоснуться к Другому, к Небу, к Вечности... Банальности, вроде, говорю... А вот поди ж ты, приходится повторять...
   ...И любовь, и творчество, и свобода - это, собственно говоря, одно и то же. Вернее, разные грани одного и того же...
  

* * *

  
   ...Самое главное - не бояться. Ни темноты. Ни жизни. Ни любви. Ни себя. И не страшиться перемен. Не прятаться от вызовов судьбы. Понять и почувствовать, что нестабильность, неравновесность, нелинейность, хаос - это хорошо... Это прекрасно... Это очищающий и созидающий огонь... Это энергия эволюции...
   ...Сдаётся мне, что в ближайшие лет двадцать-тридцать Россию, Европу, да и всё человечество подстерегают всяческие катаклизмы: социальные, культурные, природные... ...Нас ждёт что-то вроде нового всемирного потопа... Мало кто спасётся... Лишь тот, кто сможет разбудить в себе дух бесстрашия, дух свободы, творчества и любви - выживет...
   ...Так что пора уже строить внутри себя Ковчег... Пора, мой друг, пора...
  

* * *

  
   ...Да! А кто тебе сказал, что Бог умер?!! ...Я сказал?! ...И весь прошлый век об этом беспрерывно твердили? Забудь!!! Выброси из головы... Эта метафора такая же глупость, как и всё, что обычно говорится о Боге. ...Не Бог умер, а демон Лапласа сдох... От тоски...
   ...А Бог умирать и не думал! С чего бы ему умирать? Бог бессмертен...
  

* * *

  
   ...Она, эта единая наша Душа и станет Богом...
  

* * *

  
   ...БОГ НЕ УМЕР, ОН ЕЩЁ НЕ РОДИЛСЯ. ...ОН ЛИШЬ ЗАЧИНАЕТСЯ В ЛОНЕ ВСЕЛЕННОЙ...
  

* * *

  
   ...когда-нибудь на Земле будут жить счастливые свободные люди. Новое, прекрасное Человечество. Каждый будет сильным, красивым, бессмертным, научится любить...
   ...Все соединятся в единое Целое подобно тому, как шесть миллиардов нейронов соединились когда-то и стали мозгом... Так родится Бог... И люди вольются в Него как реки в океан... Но каждое человеческое я при этом не исчезнет, не растворится, как Атман в Брахмане, а станет Его "ипостасью", "вершиной"... И будут все сосуществовать в Нём. В любви. То есть неслиянно и нераздельно... Как Лица Троицы...
   ...Только таким и может быть Бог. Только такой Бог будет по настоящему милосерден и могущественен... В такого Бога я верю... И как наяву вижу Его ясным младенцем в колыбели, отроком чистым бегущим по водам времени, задумчивым и нежным юношей... Он окликает меня издалека, смотрит улыбаясь, протягивает руки...
  

* * *

  

...Взысках Господа, и услыша мя ...

* * *

  
   ...Грядущему человечеству Богом ставшему и в Боге живущему можно лишь позавидовать. ...Но как быть с нами-то грешными? Со мной. С тобой. Как быть с теми несчастными, кто жил ещё раньше? До нас. С теми, кто уже умер? В муках... Или просто умер... Как быть с погибшими и не родившимися младенцами? С умершими когда-то идиотами и имбецилами, с шизофрениками и психопатами, с маньяками и убийцами? С гитлерами и наполеонами? С узниками концлагерей? С палачами и инквизиторами?.. Как быть с теми добрыми людьми, чья жизнь оказалась адом в разных мирах Универсума?.. Как быть со всеми с ними?..
   ...Грядущий Бог сумеет преобразить людей, времена и миры. Все разумные существа будут снова извлечены из Небытия, вызваны из ветхих своих времён... Земля и море отдадут мертвецов... И все будут исцелены, преображены и обожены... Все будут спасены... Все спасутся... Настанет новая, подлинная жизнь... да, она настанет именно для всех... И все радостно соединятся со всеми... И не будет больше слёз, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни, ибо прошлое прошло...
   ...Вот так, безо всяких страшилок, будет выглядеть Апокалипсис... Вернее говоря, вместо ранее объявленного Апокалипсиса, состоится всеобщий Апокатастасис... И никакая теодицея после него уже не понадобится... Даже эта... Потому, что не будет в мире зла...
  
   ...От кого всё зависит? От меня. От тебя. От всех, кто способен это понять и прочувствовать. Только мы вместе сможем родить Младенца! ...А если не родим? Если не зачнём даже? Если не хватит ума, или иных душевных сил? Если просто не захотим? Если "критической массы отцов и матерей" для этого не наберётся?.. Что тогда?..
   ...Тогда Он родится в другом месте, времени или мире. Он, наверное, сможет родиться и без нас...
   ...А вдруг не родится?..
   ...Тогда всеобщая и окончательная гибель...
  
   ...Так или иначе, но я хочу сделать всё возможное, всё от меня зависящее, чтобы он родился... Я не хочу становиться перегноем... Просто не хочу и всё...
  

* * *

  
   ...Я всего лишь хотел убедиться, что теозис, теогония и теургия - это одно и то же...

* * *

  
   - В чём же главная истина Учения? - спросил император Лян Уди.
   - Необъятный простор и ничего священного... - ответил Бодхидхарма.
  

* * *

   ...Я шел по глубокому логу. Ночь, бесконечные прост­ранства, далекие темные деревни и одни звёзды над головой в мутной смертельной мгле. Нельзя поверить, что можно выйти отсюда, что есть города, музыка, что завтра будет полдень, а через полгода - весна. В этот миг сердце полно любовью и жа­лостью, но некого тут любить. Всё мёртво и тихо, всё далеко. Если вглядишься в звезду, ужас войдет в душу, можно зарыдать от безнадёжности и невыразимой муки - так далека, далека эта звезда. Можно думать о бесконечности - это легко, а тут я ви­жу, я достаю её и слышу её молчание. Мне кажется, что я лечу, и только светится недостижимое дно колодца... От вдоха в необъятном просторе разрывается сердце, от взгляда в провал между звёзд становишься бессмертным. ...А кругом поле, овраги, волки и деревни. И всё невыразимо, и можно вытерпеть всю вечность с великой неимоверной любовью в сердце...

* * *

  
   ...её неопаляющий огонь пульсировал в такт с биением самого моего сердца, стуком часов, чьими-то далекими шагами... Свет, пронизывал всё вокруг: иконы, стол, печку, деревья за окном. И от этого предметы становились прозрачными, лёгкими и сами начинали светиться...
   ...окружающие вещи растворялись в свете, как змеи сбрасывали кожу, теряли форму, таяли и становились музыкой. Само тело моё сделалось вдруг невесомым. Все мысли и чувства превратились в звуки...
   ...Музыка вбирала в себя всё, весь мир, взлетала, падала, делалась радостней и глубже, а потом в какой-то невообразимой уже глу­бине, или высоте исчезла, превратилась в тишину. Живую, нежную и бескрайнюю, как океан. И я вливался в неё, соединялся с её чистым, свободным дыханием. Плыл, или летел, или пел, или сам становился этим светом... Этой музыкой... Этой тишиной... А Аспарагус цвёл! И огненные его лепестки падали, падали мне на лицо...
  
  
  

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ИСКУССТВО ВСЕВОЗМОЖНОГО

  
   ...Площадь Пушкина. Середина июля. Уличное кафе. Сижу за столиком. Пью пиво, курю, никого не трогаю. Думаю о своём...
   ...Целую неделю Москва задыхалась от жары и дыма горящих торфяников, но вчера вечером прошёл дождь и жара спала. Смог растаял. Открылось синее небо с белыми облаками... Хорошо стало в Москве, приятно...
   Сижу, курю... С другой стороны сквера, на скамейке, спит бомж. Ему тоже хорошо. Прохладно... Не трогает никто...
   ...К моему столику подходит женщина, по виду судя - проститутка. Смотрит на меня пытливо. Наверное хочет продать немного любви... Не знает бедняжка, что продажные женщины, никогда не вызывали во мне никаких чувств кроме отвращения и жалости. Какая уж тут любовь. ...Потопталась, потопталась - ушла... Вместо неё прилетели голуби. Много голубей. Ничего не боятся... Ходят себе по столу, воркуют, садятся на плечи, на голову. ...Только бы в кружку не нагадили. ...А, вообще-то, я голубей люблю. Славная птица... Тихая... Вот вскинулись чего-то, захлопали крыльями... И улетели...
   ...Сижу, пью пиво... Думаю... Вот хорошо бы, думаю, находиться одновременно в нескольких местах. Ведь мест, которые я люблю, много. И в каждом - свои радости... Вот бы везде сразу и оказаться... А может быть не только в разных местах, но и в разных временах... Или даже, вообще, в разных мирах... Вселенная ведь из многих миров состоит...
   ...Только успел подумать, а оно, желание-то, - раз! - и исполнилось... Меня сразу стало много... И перед глазами моими... Как бы это тебе объяснить? Знаешь что такое полиэкранное кино? Это когда на одном большом экране идут параллельно несколько фильмов... Как бы на маленьких разных экранчиках... Зритель видит не то, чтобы все фильмы сразу... Его глаза прямо направлены только на одну "картинку", а остальные - он наблюдает боковым зрением...
   ...Ещё это напоминает икону: средник, а вокруг клейма... Но на моей "иконе" в любой момент можно перевести взгляд, и клеймо сразу средником сделается... А средник - клеймом... Вот по этому принципу я всё и видел. Вернее не видел... а...находился внутри каждой ситуации, жил там, во всех этих изображениях...
   ...Вот сижу я, значит, напротив "Макдоналдса", пью пиво. И вижу бульвар, фонтан, бомжа на скамейке, памятник великому поэту. В голове у меня вдруг сравнение рождается... Что, мол, памятник этот торчит посреди Москвы как энтомологическая булавка. А на булавку эту вся русская литература наколота... Как живая бабочка... Бьётся она, улететь пытается, но только крылья себе ломает, осыпает с них пыльцу... Такой вот образ вспыхивает замечательный, такая вот оригинальная приходит мысль... И я начинаю её думать... Думать-то думаю, но присутствую при этом и "в другом кино"...
   ...В нём я лежу на склоне оврага, в Коломенском, ... У самого моего лица ромашки цветут... Некоторые, правда, завяли, уж больно лето сухое нынче выдалось... Над головой - синее небо. Плывут белые облака... Внизу люди воду из родника берут, наливают в большие бутылки, в канистры пластмассовые и уносят домой... Откуда-то тихое ржание доносится... Это, догадываюсь, конь Георгия Победоносца рядом ходит... Видно после той страшной битвы, когда распорол Змей конское брюхо так, что внутренности выпали, выжила-таки животина... Вот и хорошо, думаю...
   ...И здесь думаю, и там думаю... Параллельно... Два потока мыслей ламинарно текут... А может быть и турбулентно... Где? В которой голове? Как? Одна мысль там, а другая здесь? Да нет... Чёрт их знает... И здесь и там... И они между собой связаны, зависят как-то друг от друга, эти потоки... А как - не понятно пока...
   ...И вот ещё что не понятно. Если я в "одном фильме" поднимаю руку, то кто этого захотел? Руку-то поднять... Кто ей отдал команду? "Я-здешний" или "я-тамошний"?.. Или и тот и другой?.. Или кто?.. Вопрос ещё посложнее "психофизической проблемы"... Впрочем, ладно...
   ...Так вот этих "фильмов", этих "маленьких экранчиков", этих "клейм" было передо мной великое множество, и в каждом свой поток "картинок", эмоций, мыслей... А то вдруг видел я одну картинку сквозь другую, или даже целую их "анфиладу"... Но в этих многочисленных изображениях, к собственному удивлению, не путался...
   ...Мало того! Я и в других людях жил, которые кроме меня на "экранах" находились... И когда хотел, а то самопроизвольно "кликал" по человеку и "входил" в него... Начинал видеть мир его глазами, думать его мозгами, чувствовать его телом... Да... А где я находился так сказать "на самом деле", где было то "первичное я", "настоящее", "главное", то, которое видит всех остальных? То есть, где был я? Сам я? Очень быстро это стало мне не понятно... Где? ... Да нигде! Вернее везде!!! В отличие от полиэкранного кино здесь не было наблюдателя вне большого экрана. Каждое "экранное я" являлось таким полноправным наблюдателем... Я стал всеми ими... Одновременно...
   ...Божественно это было... Радостно... Счастье, одним словом... Оргазм... Полнота бытия... Я понимал, конечно, невозможность происходящего... Но тем не менее был твёрдо уверен, что это не сон и не глюк... Не синдром галлюцинаторно-параноидный... Просто невозможное почему-то сделалось возможным... То есть возможным сделалось всё... Больше скажу... Я вдруг почувствовал даже, что люблю их всех... Кого "всех"? Да всех...
   ...Так вот, сижу я, значит, пью пиво... Или, например, лежу на склоне оврага... А сам при этом стою на балконе Ливадийского дворца. Смотрю на тихое море, на виднеющийся вдалеке Аю-Даг... По синему небу, опять же, белые облака плывут... Вспоминаю, как мы здесь с младшим сыном стояли лет пять назад. ...И с Танюшкой-племянницей... Разговаривали... Потом собирали в парке цвет с царской липы... Вечером клубнику с молоком ели... Ночью я записывал что-то в тетрадку, а дети спали... Я на Танюшку посмотрел - вылитая мама моя... Ну вот просто вылитая...
   ...Стою на балконе, вспоминаю это всё... А сам сижу в метро, на станции Белорусская, ищу документ какой-то в портфеле... А под скамейкой бомба лежит с часовым механизмом... (Да, да, как же, я помню. Это совершенно реальный случай со мной был пару лет назад!). ...Вот я там сижу, про бомбу не знаю, разыскиваю лихорадочно свою бумажку... Потом глянул на часы... Мама родная! Опаздываю! Вскочил и бегом к эскалатору... (Бомба рванула через пять минут, но я этого уже не услышал. Только вечером узнал обо всём из "Новостей".)...
   ...Бегу это я, значит, по площади Белорусского вокзала, а сам иду с экскурсией по Новоафонской пещере... И испытываю, беспричинное, но очень сильное сексуальное возбуждение... Такое, что и сказать нельзя... Вот с чего бы это вдруг? Непонятно... Может быть фрейдистское что-нибудь? Ну там, пещера, озеро, туда-сюда... Или излучение какое-то здесь из-под земли бьёт? А может просто бесы тешатся, людей искушают? ...Впрочем остальные-то посетители спокойно себя ведут. Гуляют, солидные такие, вопросы задают экскурсоводу... Но я-то ведь тоже вида не показываю... Ладно, думаю, разберёмся потом...
   ...Иду дальше по пещере, восхищаюсь красивой подсветкой. ...А сам тем временем в поезде еду... Сижу себе в купе, смотрю на пейзаж за окном, коньячку чуть-чуть с соседом приняли... На столике у меня чай с лимоном... И печенье "Земляничное"... Люблю, знаешь ли, вкус железнодорожного чая... И тяжёлые мельхиоровые подстаканники... Сидишь себе, чаёк прихлёбываешь, а за окном бегут места незнакомые... Облака проплывают... Дома стоят, а в них - люди... Интересно... Вообще, обожаю ехать в поезде... Не важно куда... Лишь бы ехать... Раньше мечтал купить билет до Владивостока, чтобы дорога была долгой-долгой... Ну теперь-то на кой он мне этот билет, нет в нём никакой нужды. Буду таким вот чудесным образом путешествовать. Не переставая... Всегда...
   ...Еду себе в поезде, на облака смотрю, а сам одновременно сижу в гостях у друга своего старого, а любимая его женщина меня по головке гладит. И плачет тихонько...Потому она плачет, что я песню хорошую только сейчас сочинил. Прямо здесь. И спел им под гитару. И тем очень её растрогал. А песню я сочинил на стихи этого своего друга. ...Потому, что он поэт... Сейчас вот сидит, и как принято у поэтов, лыка не вяжет... И при этом ухитряется ещё трубку вонючую курить...
   ...Да и сама женщина тоже уже "тёпленькая"... Говорит, что мы оба с ним гении и поэтому она безмерно счастлива... Правильно говорит, мы действительно гении... А быть рядом с гением, известное дело, - счастье... Тем более сразу с двумя... Даже если один из них и напился как свинья... Я тоже по-своему счастлив, поскольку женщина эта всё правильно понимает и чувствует, а мне, как и любому гению, без музы ну просто никак невозможно. ...Да вот ещё халатик у неё расстегнулся, от полноты чувств... И стало видно красивую грудь... А этот дурак совершенно зря назюзюкался...
   ...Сижу, пью кофей, смотрю на нашу нетрезвую музу... А уж вечер... Даже не вечер, а ночь самая настоящая. ...Луна взошла. ...Тараканы на охоту вышли. ...Сейчас вот последнюю чашку допью и пойду такси ловить. Буду мчаться по Калининскому проспекту, а кругом огни, огни... Красота...
   ..."Фильмов" этих много, и я догадываюсь, что их может быть ещё больше... То есть сколько угодно, бесконечное количество их может быть... Но я большего числа, наверное, не выдержу... Сил у меня для этого не хватит... Энергия иссякнет сразу... Перегорю, как лампочка Ильича от чрезмерного напряжения...
   ...И вот, сижу я допиваю остывший свой кофей, а сам при этом стою в одних трусах на берегу пруда в деревне Васькино... Трусы на мне семейные, в цветочек... А думаю я о том, что "бесконечное количество экранов", видит, наверное, Бог. И он, надо полагать, не "блуждает взглядом", не "сканирует" даже, а просто воспринимает всё вместе, всё как есть... Находится сразу везде... На то он и Бог... Человек тоже когда-нибудь научится так видеть... И станет Богом...
   ...Я размышляю об этом обо всём, а сам параллельно решаю, стоит ли мне сейчас здесь искупаться, или всё-таки конец августа для купания не лучшая пора... Вдруг простыну? Или, того хуже, поясницу прострелит?!.
   ...А совсем рядом с прудом ещё и речка течёт... Метрах в двадцати, не больше... Узенькая такая речушка, заросшая вся, а рыбы в ней видимо-невидимо... Даже с берега заметно как она гуляет... Толпами... Дети мои как это увидели, бросились сразу к машине за удочками. Я же принялся в земле копаться, червяков добывать. Поймал, правда, только одного...
   ...А на пруду я оказался вот как... Мы с Илиодором и Иваном, старшими моими сыновьями, а также с Гришкой и Серёнькой, их сыновьями, соответственно, моими внуками, приехали в летний лагерь навестить нашего младшенького, Глеба... Такая вот у нас чисто мужская компания образовалась... Нам вожатые сдали отрока с рук на руки, и мы посовещавшись поехали на пруд... Расположились там на травке рядом с поваленным деревом...
   ... А у Глеба, оказывается, под глазом фонарь огроменный горит, даже не фонарь, а целый прожектор, - подрался с кем-то в лагере... Рассказывает радостно об этом. Любимых своих, сверхзанятых братьев наш пионер увидеть никак не рассчитывал, да ещё и с любимыми племянниками... Он совершенно счастлив... Как, впрочем, и все они... А уж я-то как счастлив...
   ...Ничего мы, слава Богу, не поймали... Искупаться я тоже не рискнул... Всё-таки холодновато было... Но пообщались вдоволь. ...Что на свете самое лучшее? Самое лучшее на свете - хорошая компания... Потом мы проводили Глеба в лагерь и поехали домой...
   ...Несусь это я с детьми и внуками в машине по Варшавскому шоссе... А сам яблоки в сумку укладываю... Вместе с Михаилом, братом моим двоюродным. ...Я к нему в Каменку заскочил на минутку, проездом. Когда собрался уходить, он говорит: "Давай я тебе хоть яблок нарву... Детей угостишь..." Я смотрю, а он седой уже совсем, Мишенька... Ну, вот просто как лунь седой... А всего-то на два года старше меня... И яблони наши старенькие совсем стали... И дом дедушкин на ладан дышит... Надо бы его отремонтировать капитально... Мишенька мне говорит: "Приезжай в гости вместе со своей Машей... Или как там её... И детей привози... А ещё лучше знаешь что? ...Давай, все вместе соберёмся, все двоюродные... Ты с Виталиком, я с братом, Колька с Серёжкой, Лариска с Ольгой... Лёнька... Все, с жёнами, с мужьями, с детьми... А то, что-то мы не знаемся совсем... Нехорошо... Пусть хоть дети познакомятся... Не чужие, всё-таки... А места здесь всем хватит... Шашлычков пойдём в лес пожарим... Грибов нарвём"...
   ...Договорились встретиться в следующие выходные. Записал ему свой мобильник. Он пошёл меня к калитке провожать... "А как там, - спрашивает, - тётя Галя с Василием Семёновичем?" "Тьфу, тьфу, тьфу..." "Ну и слава Богу!". Обнялись, поцеловались, и я на станцию потопал...
   ...Иду по Каменке, детство вспоминаю, а сам всё ещё пиво пью на Пушкинской... Полкружки целых осталось... И думаю, вот тебе и гроб, вот тебе и венчик на лбу... А где-то, оказывается, всё совсем не так... И Мишенька вот жив, и мама... И Танюшка... Хорошо бы, думаю, их тоже проведать, или хотя бы увидеть... Как они там, в других-то мирах?..
   ...Вдруг смотрю - вот она, племянница моя ненаглядная... Только меня там почему-то нет, в той картинке... А идёт девушка лет двадцати мимо цирка, что на Цветном бульваре... Красивая такая, девушка, высокая... Глаза сияют... Платьице на ней розовое, а в руках держит она прозрачный пластиковый пакет с какой-то мягкой игрушкой... И цветы... А рядом - подружка... Болтают себе как ни в чём не бывало, смеются... К кому-то на день рождения направляются, наверное... Вот и всё, больше ничего я пока не увидел...
   ...А вместо этого почувствовал, что лежу на кирпичном выщербленном полу. А он холодный, как сталь на морозе... Я был без сознания и вот - очнулся. Одежда на мне зековская, ватник засаленный, номер на груди... Рядом чёрная арестантская шапка валяется.
   Приходя в себя вспоминаю, что пытался бежать, и что в меня стреляли... Хотели убить... Или даже убили... Не знаю... Не важно... Я встаю, оглядываюсь и понимаю, что нахожусь в старой, заброшенной церкви... На стенах чёрные образа... Паутина в углах... Давно уже не было здесь человека... Даже иконы никто не украл.
   Выхожу наружу... Вокруг - бескрайнее белое пространство... Бесконечный простор... Тундра заснеженная или степь... Я иду по ней, иду и не вполне даже понимаю - куда... К горизонту, к небу ли?.. Иду, иду, иду...
   ...И смотрю на аспарагус... Лежу в своей постели и смотрю... Как он горит и не сгорает... Как его огненные лепестки мне на лицо падают... А потом вдруг горящий куст отодвигается от меня, отодвигается, будто уплывает куда-то... И я вижу, что он как бы нарисован на небольшом экране, а экранов этих множество и на каждом своя картинка, свой маленький мир... Или, может быть, вход в другой мир... Конечно он там не просто нарисован, он там живёт, мой аспарагус... Мой Ом-ма... Я своим детским умом не могу сообразить что всё это значит, но чувствую необыкновенную, пронизывающую душу радость... И лёгкость... И начинаю переводить взгляд с экрана на экран... Опять вижу горящий куст, потом - светлого младенца, Ивана-дурака вижу в колодце, свадьбу какую-то странную, где невеста в красном платье... И ещё множество удивительных, завораживающих сцен смысла которых понять там я не в силах... И множество людей вижу незнакомых... Вот кто это, например, читает?.. А?!.
   ...Мама родная! Так ведь это же ты... Ну да, ну да... Я прямо оттуда, из детства, или сквозь него, или уж не знаю как, вижу тебя. Ты меня читаешь... Вот прямо сейчас... Правильно я оттуда увидел? Угадал? Или нет?.. Только имей в виду, там я не понимаю, что это ты...
   ...И себя оттуда вижу... Хотя тоже не узнаю... А интерес к картинке почему-то испытываю жгучий... Вижу вот как сижу сейчас за компьютером... Сижу себе и пишу... Гляжу на полиэкран... Что вижу, то и пишу... Про Танюшку пишу, про Сашу, про себя, про аспарагус... Пишу, смотрю... Смотрю, пишу... И всё вижу...
   ...Нет, ты представляешь? На одном из экранов я вижу маленького мальчика, себя в детстве, а он, мальчик, видит меня вот сейчас смотрящего на полиэкран, как я здесь перевожу взгляд на другой экранчик, на третий...
   ...И там, на третьем экране, вижу... То есть живу... Но при этом, конечно, ещё и вижу... Так вот, там я сейчас живу-вижу далёкую звезду... И догадываюсь непонятно почему, что это наше Солнце... А рядом с ним ещё одна звёздочка... Совсем маленькая такая, неяркая... Невзрачная, как песчинка в бесконечном просторе... Это наша Земля, только находится она очень и очень далеко... Песчинка начинает приближаться, приближаться... Быстро... Очень быстро... То ли лечу я к ней, то ли смотрю на неё в некий "трансфокатор".
   И вот она уже совсем-совсем близко, голубая наша планета... Настолько близко, что можно разглядеть всё на ней происходящее... Причём вижу я это необыкновенно ясно, подробно, только в невероятном, безумном темпе... История проносится передо мной как курьерский поезд мимо платформы. Только ещё быстрее... В тысячу раз... В миллион... Но я как-то успеваю всё схватывать и запоминать...
   ...Вот раскалённая кипящая поверхность на которую падают метеориты... А вот уже первобытный океан омываемый грозовым электричеством... Вот безобразные динозавры жрут друг друга в каменноугольном лесу, а вот звери и птицы носятся как угорелые.
   Я вижу приливы ледников сменяющиеся отливами, вижу как жадная вода выпивает сушу, как в песке навсегда засыпают города... Вижу сокрушающие всё на своём пути волны народов, электрические дуги войн, и похоронные процессии цивилизаций...
   ...Неумолимо разрастаются опухоли каменных термитников-муравейников, разбрасывая метастазы армоцементных ульев. Встают над землёй атомные грибы. Летают железные птеродактили. Вспыхивает и гаснет огонь. Люди в ужасе бегут от отравленных источников вод.
   Земля крутится подо мной с невероятной, ошеломляющей скоростью... Потом её вращение начинает замедляться, замедляться... Я подлетаю всё ближе, ближе... И чувствую полынную горечь её тоски... До меня доносятся запахи бензина, крови, цветов, свежескошенной травы и водорослей выброшенных на берег...
   ...И вот я уже лечу среди облаков, над белыми горами и зелёными холмами... Над тихим морем... Над ласковым лесом... Лечу медленно... А потом и вовсе зависаю над одной точкой земной поверхности... И вхожу, наконец, в режим "реального времени"... Что там подо мной?..
  
   ...Внизу Коломенское... Овраг... Женщина склонилась к роднику... Попила водички из горсти, умылась и пошла себе дальше... Видит человека лежащего на склоне. Устремляется к нему... А тот глядит в облака... Руки его раскинуты... Услышав шаги человек приподнимается... Вскакивает, бросается вниз по склону к женщине, подхватывает её на руки, кружит. Начинает целовать, целовать... Мокрое лицо целует, руки, шею, глаза... Потом они вместе идут по тропинке...
   ...долго лежат рядом на траве и разговаривают... Голосов не слышно... Смотрят в небо... И так лежат исполненные светом и тишиной...
   ...А я вхожу в них, в обоих собеседников... Сразу... Соединяюсь с ними изнутри... Прирастаю кожей...
   ...Диалог их становится моим внутренним диалогом... Я - это они... Но при этом ещё и я сам... Нас трое... И все мы одно...
   ...Впрочем, нет... Нас не трое... Нас много... Нас мириады...
  

* * *

  
   ...И вдруг я, здесь ли, там ли, понимаю, вернее, начинаю чувствовать где находится Центр Вселенной... Вот же он во мне... Потому, что это в моей душе сошлось всё... Там века, люди, картины, книги, сады, вьюги, пустыни, дети, Голгофа, Рай, музыка, тела, улыбки, мечты, колосящиеся поля, лица, Вифлеемская звезда, дерево Бодхи, печаль, одиночество, моря, корабли, слёзы, облака... Там свет во тьме светит, там Плерома и Небытие... Всё там... Всё во мне... Всё!!! И всё дышит, всё живёт звучит, говорит со мной и через меня... Вот прямо здесь, сейчас, в этот миг... И всегда... Центр - это я... Не я в Центре, а Центр во мне...
  
   ...Да, Центр существует! Он там, где Бог и человек разговаривают. Ведь разговаривать можно и с неродившимся Богом... Пока неродившимся... И с самим собой тоже можно разговаривать. С тем, который вчера. Или с тем, который завтра. ...Можно разговаривать с кем угодно. ...И с тобой... И с целым миром... И все эти тихие разговоры рано или поздно соединяются в один... Который вне времени и пространства. ...Который ныне, присно и во веки веков... Который уже звучит... Который и есть настоящий Центр... Который - во мне... Который - я...
  
   ...А что это - я? Кто это?.. Теперь знаю... Всё не просто во мне... Всё и есть я... Вернее, я - концентрированное всё... Ещё точнее: я и Универсум фрактальны... Во как!..

* * *

  
   Я - все люди жившие до меня и которые будут жить после...
   Я - узел связывающий нити Вселенной...
   Я - текучий поток, изменчивый, незавершённый, неопределённый, бесконечный...
   Я - дерево. Корни мои в земле, а голова в небесах...
   Я - Книга Книг...
   Я - Небытие и Плерома...
   Я - колодец, я - Трита и Гаруда...
   Я - музыка, свет, тишина...
   Я - вечернее море, рассвет, я - костёр на снегу...
   Я - багряные листья, метель и снежинки в луче фонаря.
   Я - всё, что помню, и всё, что забыл. Всё о чём мечтаю. Всё о чём написал, о чём напишу и о чём не напишу никогда... Я - бессмертие... Свобода... Творчество... Любовь... Да, да, я - всё...
   И, конечно же, я - это ты...
   ...Потому, что tat tvam asi...
  
   ...И я вдруг чувствую, что больше ничего не боюсь. Ни смерти. Ни ха­оса. Ни людей. Ни одиночества. Ни темноты... Совсем не боюсь... Я - всё, а всё не может бояться... Некого ему бояться... И нечего... Потому, что я и есть полнота бытия... Пусть и не раскрывшаяся пока, но полнота... Я сам...
  
   ...Брошенное, мёртвое колесо судьбы валяется в пыли. Я свободен... ...И нет надо мной никаких правил. Никакой морали. Никакого авторитета. Ни закона. Ни священных коров... Ни предопределения. Ни дьявола. Ни страшного суда. Ни перво­родного греха. Ни воздаяния. Ни кармы. Ни Дао. Ни смерти. Ни бессмертия. Надо мной вообще ничего лиш­него нет. Ни!-че!-го!..
   ...И Бога надо мной тоже нет... Он не надо мной... И не подо мной...И не прежде меня...И не позади... Он впереди! ...То есть во мне. ...То есть в тебе... Слышишь как Он дышит?.. Слышишь?..
   ...Чувствуешь?..
  
   ...А над нами - только синее небо и белые облака...
   ...Синее небо и белые облака... Ну, как тебе?.. Мне нравится... Я улыбаюсь... Я смеюсь... Радуюсь... Живу... Дышу... Всё так... Всё правильно...
   ...А если придёт та девушка с косой?.. Что ж, пусть приходит... Я не боюсь... Может быть она и вправду красивая?.. И даже нежная?.. И объятья у неё не такие уж страшные и ледяные?.. Ведь, на самом деле всё не так, как мы привыкли думать?.. Правда?..
  
   ...А сюда я вернусь... Обязательно вернусь... Обязательно... Мы все сюда вернёмся...
  

* * *

   ...Вслед умирающей зиме как всегда приходила нежданная осень. Огнен­ная птица взмахивала крыльями. И стояли неопалимые леса. А му­зыка становилась приглушённой и светлой. Дым костров на кото­рых сжигали картофельную ботву превращался в туман и вечерами стоял в почерневшем поле. Утром поднималось солнце. Падал снег. Шёл дождь. Осыпалась пыльца с цветущих яблонь. Ра­дуга вспыхивала над тёплой землёй.
   ...Что-то творилось со временем. Оно клубилось, свивалось спиралью, закручивалось воронкой, кусало себя за хвост, разбивалось на тысячу мелких осколков, стягивалось в одно бесконечное мгнове­ние, останавливалось, истончалось и исчезало совсем. "Сейчас" становилось "всегда", вернее они вместе превращались в какое-то странное "всейчас"... А оно - в не менее удивительное "вездесь"... И всё со всем соединялось, переливалось, играло, пело...
  

* * *

  
   ...И вот я лежу на склоне оврага. Во мне всё ещё перекликаются неслышные го­лоса. И на губах не тает вкус поцелуя... А на душе легко. Спокойно и чисто. Как если бы в серд­це моём пахли ночная фиалка и душистый табак. Или добрая соба­ка прохладным носом коснулась щеки. Или сквозь меня было видно облака...
   ...Поскрипывает, вращаясь, Земля. ...Мама качает мою колыбель. ...Играет дальняя шар­манка...
   ...В ней что-то задевает, когда крутишь ручку и от этого рождается странный, щемяще знакомый звук: сугарапса, сугарапса, сугарапса...
  
   ...Бессмертие дышит во мне...
  
   ...Внизу, у ключа, пасётся белый конь. А вокруг тихо увядают ромашки. Но некоторые из них - ещё свежи и горят чистым негаснущим пламенем. А в небе улыбаются печальные ангелы белых колокольчиков. И всё дышит во всём. И цветёт небесный Аспарагус, роняя мне на лицо нежные свои лепестки...

* * *

   ...А в переднем углу, под иконами, было темно и тихо. Она сидела не зажигая огня, укутавшись шалью. Прислушивалась сердцем к чему-то. ...Оттаянный на стекле кружочек уже замёрз. Чужие люди пили на кухне чай из самовара. Смеялись, курили... Сияли на небе звёзды. Лампадка горела. И незримая шарманка твердила странное, похожее на лун­ное отражение слово "сугарапса... сугарапса... сугарапса..."
  
  
  
  
   145
  
  
  
  

Оценка: 4.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"