Decensy: другие произведения.

Вопреки разуму 9 глав

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Саммари: Второй шанс на жизнь выпадает далеко не каждому. Это шанс не только жить, но и жить так, чтобы потом не было мучительно стыдно. Сердце велит изменить все, а разум велит оставить все как есть. Вопреки чему мне жить? Вопреки сердцу или разуму? (попаданка в мир поттерианы. в новый персонаж. старше поттера на год) Дисклеймер: Всеми правами на поттериану владеет мадам Роулинг, ни на что не претендую. Выгоды не извлекаю.

  Название фанфика: Вопреки разуму
  Автор: Decensy
  Бета : нет
  Рейтинг: PG-13
  Пейринг: героиня пока маленькая для этого
  Тип: джен, гет
  Жанр: AU, ООС, приключения, попадание
  Размер: макси
  Статус: в процессе
  Саммари: Второй шанс на жизнь выпадает далеко не каждому. Это шанс не только жить, но и жить так, чтобы потом не было мучительно стыдно. Сердце велит изменить все, а разум велит оставить все как есть. Вопреки чему мне жить? Вопреки сердцу или разуму?
  Дисклеймер: Всеми правами на "поттериану" владеет мадам Роулинг, ни на что не претендую. Выгоды не извлекаю.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Пролог.
  Я думала о своей смерти. Тот день был обычным зимним будним днем. Как всегда сначала с трудом проснулась, так как я по натуре сова, умылась. Хотела позавтракать, но времени не хватило. По пути так и не присела в общественном транспорте, автобус был заполнен пассажирами. На своей остановке еле протолкалась к выходу. О работе даже вспоминать не хочу...толпа детей и подростков доведет до помешательства кого угодно. Особенно свою учительницу.
  Я пока молодой специалист, и классное руководство мне не доверили, но со следующего года начнется мой личный ад. Вести уроки, да еще и наставлять на путь истинный своих воспитанников, тяжкий труд мне предстоит. Но я все равно рада. Ведь я всегда восхищалась профессией педагога. Ведь в жизни ребенка, учитель второй по важности человек, после родителей. И именно на учителе лежит обязанность вырастить из ребенка достойного человека.
  Наконец, когда этот сумасшедший день кончился, по пути домой решила зайти в магазин, а то в холодильнике, кроме пакетика майонеза, ничего не осталось. К тому же скоро у меня день рождения, и ко мне придут в гости друзья, надо начинать закупаться.
  И вот, иду я после магазина с огромными пакетами в руках. Зима, холод, гололед, темнота. И очень скользкая лестница на пути, и не обойти ее никак, пришлось в "раскорячку" спускаться. Впрочем, меня это не спасло. Все равно поскользнулась. И упала неудачно, ударившись виском об угол ступеньки. Сомневаюсь, что при таком раскладе я могла выжить. Хотя, вполне возможно, что я от такого удара впала в кому, и мое тело сейчас мирно лежит на койке в местной больничке, а сознание ловит "глюк". Но насчет этого, меня терзают смутные сомнения.
  Моя душа после смерти оказалась в непонятном месте. Ни чистилища, ни рая, ни ада. В бесконечном месте, где не было ничего и никого, кроме меня. Не знаю, сколько прошло времени. Может секунда, а может сотня лет. Мне было одиноко и тоскливо. И я начала вспоминать свою жизнь. Она была пустой. Да было много приятных моментов, но ничего выдающегося. Я не оставила после себя ничего. Ничего. Даже детей, которые будут помнить обо мне, я не родила. Понимание этого меня доводила почти до отчаяния. Ведь я только и могла, что вспоминать.
  Вдруг я почувствовала что-то странное. Мои воспоминания словно блекли. Как же так? Это же все, что у меня теперь есть. И вообще, с чего это я вдруг решила, что моя жизнь пустая? Великих достижений я не совершала, не прославилась. Но, черт возьми! Она не была пустой! Там были мои друзья, ученики. Я стала учителем, как и мечтала. Я была молода, и впереди у меня была вся жизнь. У меня есть повод гордиться собой. Я не позволю себе это забыть. И началась борьба с памятью. Воспоминания потихоньку выцветали, а я снова вспоминала. Каждое мгновение, каждый запах, мысль и чувство. Это продолжалось очень долго. Пару раз я даже хотела сдаться. Но страх, что от меня не останется даже моей памяти, придавал сил для дальнейшей борьбы.
  Наконец все закончилось. Мои воспоминания остались при мне. На меня нахлынуло такое чувство облегчения, что я не сразу обратила внимание изменения в окружающей бесконечности. Мимо меня проплывали искорки. Какие-то очень быстро, другие медленно, словно неохотно. Это было прекрасно и завораживающе. Наверно я любовалась на них целую вечность. Но с течением времени, я начала замечать, что это не просто искорки. Это были души! И я тоже была искрой, как они. Я присмотрелась внимательней к одной из них и поняла, что они себя забывают. Как и я вначале. Но я боролась за себя, а эти души не сопротивляются забвению. Похоже только я тут такая упрямая, не забыла себя. Моя мама часто говорила, что мое упрямство вперед меня родилось. Права она оказалась.
  Оглянувшись, я заметила, что все души движутся в одну сторону. Кроме меня. Мудро рассудив, что и мне тоже неплохо бы куда-нибудь двинуться, я решила направиться туда, откуда плывут искорки. Я плыла довольно долго.
  И вдруг впереди я увидела нечто удивительное. "Водопад" душ. Если бы я могла дышать, у меня бы перехватило дыхание. Я подлетела к началу водопада, туда, где возникали души. То, что я увидела трудно описать. Это было похоже на озеро ртути, и из него появлялись души. Я попробовала войти туда, но словно уперлась в стену.
   Мною начали овладевать тоска и гнев. Что я тут делаю? Я со злости изо всех попыталась сдвинуться вперед. И у меня получилось. Стена передо мной исчезла. Я словно полетела в пустоте, сквозь звезды. Без понятия куда, главное что вперед. Надеюсь, я попаду в рай. Слышала там климат хороший. Хотя в аду компания приятней.
  Впереди я увидела яркий свет, меня тянуло к нему. Я летела к нему все ближе и ближе. Наконец, я приблизилась настолько, что безжалостный свет ослепил меня.
  Я открыла глаза.
  
  
  1 глава
  Утро 1-го сентября 1990 года получилось немного суматошным, несмотря на длительную подготовку. Для начала я умудрилась проспать. Хотя это не удивительно, ведь я от переживаний не могла заснуть очень долго. Удивительно другое: я не услышала будильник, звон которого настолько громкий и противный, что наверно и мертвого поднимет. Хорошо, что он повторяет звонок каждые десять минут, пока его не выключат.
  Подготовленную вчера одежду я натянула так быстро, что солдаты и пожарники мне бы позавидовали. Белая рубашка и джинсы смотрелись на мне отлично. Надела на правое предплечье чехол с палочкой, взмахнула слегка рукой, проверяя, легко ли он выскакивает из чехла в ладонь. Глянула на часы и ужаснулась: до отхода "Хогвартс-экспресс" оставалось всего 15 минут. Посмотрелась в зеркало, серебристые волосы расчесаны и уложены в прическу, лицо немного сонное, но ничего не поделаешь, и вообще я пока маленькая можно и так. Похватала собранные еще со вчерашнего вечера сумки, запрыгнула в кеды, выскочила за дверь, и была такова.
  Рядом с домом, в котором находилась моя квартирка, был переулок словно бы специально созданный для того, что бы вызывать там ночного рыцаря. Забежав туда, я взмахнула палочкой для вызова дьявольского транспорта. Представив предстоящую поездку на бешеном автобусе, я печально вздохнула. Ну почему все виды волшебного перемещения такие... некомфортные? Путешествие через камин откровенно ужасно, мало того, что по пути тебя крутит и вертит как юлу, так еще и все сажа со всех каминов твоя. Не стоит забывать, что из него еще надо исхитриться выйти, при этом не упав. А аппарация даже хуже каминов. Сомневаюсь, что тошнотворные ощущения при перемещении проходят со временем, я только один раз попробовала, а уже при одной мысли о повторении этого опыта меня подташнивает. Радует только то, что это действительно быстро. Единственный нормальный способ перемещения - это наверно портал. Только, к сожалению, я пока им не пользовалась, поэтому могу только надеяться.
  Автобус появился прямо передо мной, и так неожиданно, что я, испугавшись, отпрыгнула назад, и мусорные баки, во главе с фонарным столбом, за компанию тоже отпрыгнули.
  На входе в адский автобус меня радостно поприветствовал Стэн. Не то чтобы мы друзья, но этим автобусом я пользуюсь часто. К сожалению. Эрни потянул за рычаги, нажал на педаль, и мы сорвались с места. Хорошо, что я успела присесть, а то упала бы. Оплатив дорогу до Кингз-Кросс, я покрепче вцепилась в подлокотники кресла, ибо мотало не по-детски. В окно решила не смотреть. Вид отпрыгивающих с пути пожарных гидрантов и заборов напугал меня еще в первое путешествие на этом кошмаре.
  Когда автобус прибыл к вокзалу, я была уже на пределе. Но твердая земля придала мне сил, и я побежала сквозь толпы народа к магическому барьеру. Он выглядел внушительно и реально. Но у меня не было времени на сомнения. На полном ходу я проскочила сквозь иллюзию стены и оказалась в толпе волшебников. Тут было очень шумно. Родители прощались с детьми, старые друзья радовались встрече, маленькие плакали в страхе от ожидания перемен. Некоторые волшебники были в мантиях, а вот другие меня позабавили и разочаровали. Видно для конспирации они достали магловскую одежду, но... лучше бы они в мантиях пришли. Так они привлекли бы гораздо меньше внимания по пути к платформе. Они не только одели не сочетающиеся по фасону и цвету вещи, но и перепутали мужскую и женскую одежду. М-да, магловедение в школе преподают просто отвратительно, хорошо, что оно мне не нужно.
  Быстро пройдя мимо нелепо одетых волшебников, я запрыгнула в первый попавшийся вагон. Шагая по коридору, в поисках свободного купе, я радовалась, что у меня не огромный сундук, который мне предлагала купить Макгонагалл, а зачарованная по заказу спортивная сумка. Правда ее стоимость влетела мне в копеечку. А еще, мне со скидкой так же зачаровали и мою сумочку.
  Заглядывая в купе, в поисках свободного, я видела только шумные компании, а хотелось тишины и покоя. В одном купе старшекурсники с Гриффиндора громко делились впечатлениями о каникулах. К ним мне точно не надо. В другом купе модницы с разных факультетов обсуждали покрой парадных мантий. Сюда я тоже не пойду. Еще одно купе было заперто. А в следующем купе сидел только один мальчик с книгой в руках. Мудро решив, что полностью свободного купе я уже не найду, я попросилась к нему.
  - Доброе утро! Я Саманта Сондер. Тут свободно? - Спросила я улыбаясь.
  -Да, конечно, садись. Я Стефан Селвин. - Тихо ответил он мне и снова уткнулся в свою книгу.
  Видно сосед не расположен пока к общению, не буду ему надоедать. Закинув на полку сумку с вещами, я достала из сумочки книгу по использованию рун и углубилась в чтение. Как поезд отошел от перрона я не почувствовала, уж очень увлекательная книга мне попалась. Руны открывают столько возможностей, а что самое главное - колдовство с помощью рун не засекается чарами надзора. Как и применение зелий. Магия рун меня полностью очаровала. Обязательно как можно быстрее освою их. С их помощью делаются артефакты, проводятся ритуалы, да и просто чары с их помощью можно сотворить. Главная трудность в том, что бы запомнить их многозначные значения в сочетании друг с дружкой. А я на свою память с некоторых пор молиться готова.
  За полезной книгой время пролетело незаметно. Пару раз к нам в купе кто-то заглядывал, но видно читающие люди тут не в почете, и наша компания никого не прельстила. От книги меня отвлекла продавщица с тележкой сладостей. И тут мой живот громко заурчал, требуя еды. Я ведь утром не успела позавтракать. Покупать я ничего не стала. Я ведь довольно предусмотрительный человек. Я в свою волшебную сумочку положила пирожки и чай. Пока я доставала и укладывала на столик термос и, аппетитно пахнущий сверток с пирожками, живот забурчал уже у моего соседа.
  -Ты тоже проголодался? Угощайся! У меня много пирожков! С яблоками! Чай будешь? - Спросила я с улыбкой.
  Сначала мальчик хотел отказаться, но не успел он произнести отказ. Как его живот забурчал в два раза громче, что заставило его немного покраснеть от смущения.
  - С удовольствием. Спасибо за предложение. - Сказал он, беря пирожок и стаканчик с чаем.
  - Прости, я уже забыла как тебя зовут, напомни мне, пожалуйста.
  - Стефан Селвин. Можно просто Стефан, или Селвин.
  -Тогда я Саманта, или Сэм. - Ответила я, расправляясь с очередным пирожком.
  Дальше мы кушали в тишине. А я пыталась вспомнить все, что знаю о фамилии Селвин. Точно знаю, что где-то я ее слышала. Вспомнила. Селвином звали одного из пожирателей. И все. Больше ничего не вспоминается.
  Неужели этот мальчик станет в будущем пожирателем? На чистокровного сноба не похож. Надо бы его разговорить немного. Может, что-то выяснится. Но сначала доедим пирожки. А пока я его рассмотрю повнимательней.
  На Селвине одета простая синяя мантия. Худой и вроде бы высокий. Пока он сидит про рост трудно сказать что-то определенное. Волосы у него короткие, каштанового цвета, на концах чуть вьются. Черты лица резковатые, но приятные. Карие глаза. Вполне заурядная внешность.
  Не верится, что этот мальчик станет пожирателем. Да и на мой магловский вид он вполне спокойно среагировал. Не поливал высокомерием, что я маглорожденная, а он чистокровный. Может пожирателем был его родственник? Или однофамилец?
  -А ты с какого курса Стефан? - Спросила я доев последний пирожок.
  - Я на первом курсе. А ты?
  - Я тоже еду на первый курс. Как ты думаешь, на каких факультетах мы окажемся? Мне бы очень хотелось в Рэйвенкло, или в Пуффендуй.
  -Трудно сказать. Заранее никто не знает куда попадет. Хотя обычно дети поступают туда, где учились родители, но не обязательно. Я бы тоже хотел в Рэйвенкло, но скорее всего, попаду в Слизерин, там многие поколения училась моя семья.
  -Многие поколения? Ты чистокровный волшебник?
  -Да, род Селвин древний и благородный.
  -Странно. Обычно чистокровные ведут себя по отношению к маглорожденным совсем по другому. Обзывают "грязнокровками".
  -Так ведут себя только дурно воспитанные люди. Я не сужу только по происхождению. К тому же среди маглорожденных иногда встречаются настоящие самоцветы. Таких мы называем "обретенными". Но они очень редки.
  -А чем "обретенные" отличаются от маглорожденных?
  -Обретенные - это маглорожденные, у которых в предках не было ни сквибов, ни волшебников. Их кровь чиста и наполнена новой, юной магией. Сочетаться браком с обретенным великое благо для древнего рода, поскольку приток крови обретенного очищает род от родовых проклятий, обновляет магию рода и кровь. А еще обретенные могут основать свой род, только это очень трудно.
  -А как отличить "обретенного"?
  -Только наблюдая. Магия "обретенного" намного мощнее, чем у обычного маглорожденного. Иногда проявляются необычные способности. Или сделав проверку у гоблинов. У обретенного проверка не укажет магических предков.
  Не то чтобы я не знала всего этого, но моя информированность основана на "фаноне", и вполне может отличаться от здешних реалий. А в косом переулке я не нашла ничего по этому вопросу, как и по многим другим. Но разговор с Селвином подтвердил мои знания. Вот интересно, я обретенная, или "грязнокровка"? Впрочем, даже если грязнокровка, я все равно смогу колдовать! И магия рун не зависит и магической мощи. Вот только с ритуалами наверно плохо будет.
  Я задумалась, и разговор затих сам собой. Плохо, что придется идти к гоблинам. Эти зеленушки не вызывают доверия, хотя и неукоснительно следуют договорам и клятвам. Но если им надо, то лазейку они всегда найдут. Ушлый народец. Я пока побаиваюсь иметь с ними какие-либо дела. Надуют и обдерут как липку. При этом ничего не нарушив и нигде не соврав. Хотя у нас же в Хоге работает полугоблин! Надо к нему подойти с этими вопросами. Я о нем только хорошее знаю, хотя и крайне мало.
  А мой сосед уснул. Видно разморило его после моих пирожков. Ну пусть поспит. А я тогда почитаю.
  Но мысли в голове не давали сосредоточиться на книге. Я боялась попасть в Слизерин или Гриффиндор. К хитрецам я наверно все-таки не попаду, ведь маглорожденные у них не в почете. А вот в алый факультет шляпа может меня закинуть. В "кузню защитников света". Прямиком под нос к Дамблдору. Он может и не Дамбигад, но все равно мутный. Я не доверяю ему. К тому же он легилемент. Не поверю, что он не использует ее на учениках. Владеть такой способностью и не пользоваться ей? Так не бывает.
  Размышления о Дамблдоре вогнали меня в сон. И до перрона Хогсмида в нашем купе было слышно только тихое сопение. Сны мне не снились. А разбудила нас староста, заглянувшая в купе.
  -Малыши переодевайтесь. Мы почти приехали.
  Мы с Селвином встрепенулись как воробышки, посмотрели друг на друга сонными глазами, и полезли за мантиями. Свою мантию я заранее предусмотрительно положила в сумочку. Не став мудрить, я просто надела мантию поверх обычной одежды, и накинул на шею галстук, пока еще серого цвета. После распределения он окрасится в цвета факультета. Решив не смущать парня, я взяла сумочку, и вышла из купе.
  С прибытием на перрон началась толкучка. В следующий раз я лучше пережду все это в купе. Покинув, наконец, вагон я оглянулась. Старшекурсники шли к каретам, которые тянули фестралы. Все-таки я их вижу, но это не удивительно. Я не просто видела смерть, я умирала. И ничего в этих "коняшках" ужасного нет. Страшноваты только немного, и глаза у них светятся. Увидишь такую зверюгу ночью в лесу и получишь разрыв сердца.
  Подойти поближе и рассмотреть их внимательней я не успела. Первокурсников начал звать Хагрид. Ну как можно такое чудище отправлять за первокурсниками? Он же на разбойника похож, да еще и огромный. Наступит - не заметит. Длинная, запутанная курчавая борода, лохматая и нечесаная грива. Словно из леса только что вышел. Ростом около 5 метров и широк в плечах. Этот здоровяк держал в руках фонарь, в его руках он казался совсем крошечным.
  Идя за Хагридом к причалу, я спотыкалась и запиналась. Темно же ведь. Вот тебе и школа - столько волшебников, и никто не может наколдовать тут освещение. Неожиданно вокруг меня раздались восхищенные возгласы. Хогвартс. Замок выглядит действительно очень величественно.
  Дойдя до причала, я ужаснулась состоянию лодок, в которых нам плыть. Они выглядели весьма потрепанными. Наверно ими пользуются со времен основателей. Волшебный мир ужасает меня все больше и больше.
  Загрузившись в скорлупки, мы отчалили. Со мной в лодку попали два мальчика. Старый знакомый Селвин, и мальчик с азиатской внешностью. Он был симпатичным. Черные волосы, немного хищные черты лица и серые глаза. А прямоугольные очки придавали ему серьезный вид.
  От воды понимался легкий туман. Тихо плескались волны. Я плыла навстречу известной неизвестности. Знания того, что произойдет, могли мне помочь. Но стоит ли мне вмешиваться? Этот вопрос я задаю себе очень часто в последнее время. Но так и не решила, как поступить. Когда я читала книгу о Гарри Поттере, в прошлой жизни, мне было его жалко. Хотелось помочь ему, подсказать правильный путь. Легко думать об этом сидя за монитором, и читая о его приключениях. А сейчас, все изменилось. Если я вмешаюсь слишком сильно, то на меня обратят внимание, которое будет стоить мне свободы, а может и жизни. Я не хочу умирать второй раз. Как же мне поступить? Наступить на горло своим стремлениям и желаниям, и жить относительно спокойно? Или вмешаться в ход здешний истории? Но тогда моя жизнь будет подобна хождению по канату.
  Наши утлые лодочки рассекали водную гладь. Над водой шепот первокурсников разносился довольно далеко. И величественный замок возвышался над нами, обещая стать нам домом и убежищем.
  Какой же выбор мне сделать?
  
  
  
  
  2 глава.
  Плыли мы не долго, но я успела немного замерзнуть. От воды шла ощутимая прохлада. Так что, когда наш заплыв закончился, я очень обрадовалась. Мы вылезли из лодочек, и Хагрид повел нас к входу в замок. Там нас уже дожидалась Макгонагалл. Передав нас с рук на руки, Хагрид ушел. А нас Макгонагалл повела внутрь. Мы пошли сразу большой зал. Странно, Поттера перед распределением заводили в маленький зальчик. Насколько я помню, там они с Малфоем еще раз поругались. Наверно это была одна из задумок директора, чтобы избранный попал в Гриффиндор.
  Большой зал был великолепен. Зачарованный потолок, создающий впечатление, что тут отсутствует крыша, вызывал восхищение. Основатели были воистину великими магами. В настоящее время никто не может повторить такое. Сам зал был действительно большим. Факультетские столы были огромными, но заняты они были едва наполовину. Видно замок рассчитан на гораздо большее количество учеников, да и профессорский стол занят не полностью.
  А ведь действительно. Если посчитать примерное количество учеников, то получается удручающе маленькое число. Сегодня распределяется всего двадцать три первоклашки. Если каждый год поступает так мало детей, то я удивлена, как министерство не забило тревогу. Так мало детей. Это же демографический кризис. Особенно если знать, что Хогвартс одна школа на всю Британию. Даже не смотря на то, что волшебники живут примерно в полтора раза дольше обыкновенных людей. Хотя, я наверно сгущаю краски. Может сейчас поступило так мало детей из-за гражданской войны? Тогда наверно многие семьи покинули Англию, или просто боялись заводить детей.
  Мы прошли мимо факультетских столов к табуретке со шляпой. Старшекурсники улыбались, глядя на нас. Наверно вспоминали свое распределение. Профессор Макгонагалл велела нам встать спиной к преподавателям и лицом к студентам. И тут запела шляпа. С вокальными данными у нее точно проблема. Я не стала вслушиваться в ее пение, и с интересом рассматривала старшеклассников. Самым шумным был алый факультет. Как же мне не хочется туда. Они слишком энергичные для меня.
  Когда шляпа допела свою песню о факультетах, Макгонагалл начала вызывать нас, и надевать на голову распределяющую шляпу. На ком-то она не задерживалась, а на ком-то размышляла долго. И вот очередь дошла до Селвина.
  - Селвин Стефан.- Громко вызвала профессор моего знакомого.
  Мальчик спокойно сел на табурет, и профессор надела на него колпак. Вот уж на нем шляпа задержалась. Не знаю о чем они там разговаривают, но надо же совесть иметь? В итоге, после долгого общения с шапкой, Селвин отправился в Рэйвенкло.
  -Сондер Саманта.
  Ой. Похоже моя очередь. Я с трудом сохраняла спокойствие, ведь сейчас решалась моя судьба. Смогу ли я остаться в стороне, или попаду в самую гущу событий. Я села на неудобный табурет, и опущенная мне на голову шляпа, закрыла мне глаза.
  "-Как интересно, твои мысли для меня закрыты, но не по твоей воле дитя. Куда же мне тебя отправить?"
  "-Рэйвенкло если можно."
  "-Ты точно уверена девочка? Ты бы отлично прижилась среди храбрецов."
  "-Да! Я абсолютно уверена."
  "-Это было твое решение дитя..."
  -Рэйвенкло!- Выкрикнула шляпа.
  Отдав шляпу профессору, я с легким сердцем пошла к столу воронов. Я присела рядом с Стефаном, который выглядел очень довольным, что попал куда хотел.
  Следующим к табуретке отправился тот симпатичный мальчик, с которым я ехала в лодке. Оказывается его зовут Такаги Синдзи. Японец значит. Странно, что поступил в Хогвартс. В Японии имеется своя школа. Туда принимают только японцев, и считается тамошняя система образования самая лучшая в мире. Я бы ни за что не променяла японскую академию магии на какой-то жалкий Хогвартс. Он не в числе "топовых" учебных заведений. А в Англии, он лучший только потому, что единственный. Мне стоило огромных трудов достать брошюру с описаниями магических школ. Я без толку перерыла весь книжный магазин "Флориш и Блотс". А затем, совершенно случайно наткнулась на нее в лавке старьевщика. Да, ей уже пятнадцать лет, но я не думаю, что ситуация с тех пор слишком сильно изменилась.
  Пока распределение продолжалось, я аккуратно рассматривала профессоров. Я помню, что Снейп и Дамблдор легилименты. Но для этого нужно смотреть друг другу в глаза. Поэтому мне надо всего лишь избегать их взглядов. Хотя вряд ли их заинтересует обычная первокурсница.
  После окончания распределения, "тетя Минни" унесла табуретку со шляпой. Дамблдор встал со своего трона, и, улыбаясь, произнес:
  -Да будет пир!
  И появилась еда. Куча еды. Но я положила себе совсем немного. На ночь вредно много есть.
  На Рэйвенкло попало всего шесть человек, включая меня. Мой сосед по купе Селвин, знакомая по книгам Чоу Чанг, Рэйчел Хиггс сестра ловца со Слизерина, Эрик Планк и Джейк Стеббинс.
  -Вот видишь Селвин, ты все-таки попал в Рэйвенкло! Мы будем учиться вместе. - Сказала я ему.
  -Я рад. - Сказал этот не разговорчивый тип.
  -А твои родители не будут ругаться, что ты не поступил в Слизерин? - Этот вопрос меня очень интересовал. Мне понравился Стефан, и мне бы не хотелось, чтобы он стал пожирателем. Я решила, что независимо от того, буду ли я вмешиваться в историю, Селвину я не дам стать пожирателем. Возможно, он стал пожирателем потому, что некому было его поддержать?
  - Нет. Отец не будет ругаться, а моя мать умерла несколько лет назад.
  -Прости, не надо было спрашивать об этом.
  -Все нормально. Ты ведь не знала. К тому же я уже пережил утрату, и могу спокойно о ней говорить.
  Когда мы наконец доели, я уже чувствовала себя похожей на шарик, еще немного и лопну. Джинсы на животе начали ощутимо жать. И это несмотря на то, что я съела совсем чуть-чуть.
  Послышался тихий звон с профессорского стола. Это директор поднялся со своего кресла, и видимо приготовился к произнесению приветственной речи.
  - Добро пожаловать первокурсники! С возвращением старая гвардия! Теперь, когда мы все наелись, я хотел бы сказать несколько важных вещей. Всем студентам запрещено ходить в запретный лес без сопровождения кого-либо из профессоров. Так же в школу запрещено приносить некоторые предметы, полный список которых, можно увидеть в кабинете мистера Филча. Нарушителей ждут отработки. Далее. Профессор Кигнус покинул должность преподавателя ЗОТИ в связи с семейными проблемами. Вместо него занятия теперь будет вести Гестия Джонс. Она начнет вести занятия со следующей недели. Пожалуйста, не забывайте, что колдовать во время перемен в коридорах не рекомендуется. Всем первокурсникам обязательно ближайшее время посетить нашего колдомедика, мадам Помфри. Напоминаю всем, что студентам запрещено покидать факультетские гостиные после десяти часов вечера. Конечно за исключением старост. Нарушители будут наказаны по всей строгости. Итак, всем приятных снов!
  Зайти к мадам Помфри? А Гарри на первом курсе ничего такого не предлагали. Наверно, чтоб побои Дурслей сойти успели. Как же мне жалко мальчика. Все только используют, а позаботиться некому.
  - Первокурсники, все подойдите ко мне! - Позвала нас наша староста.- Все тут? Идите за мной и запоминайте дорогу.
  И мы пошли. В дверях большого зала естественно образовалась толкучка. Мы со старостой дисциплинированно подождали, пока она не рассосется, и тоже пошли дальше. Мы поднялись на четвертый этаж, и, немного пройдя по коридору, оказались перед нишей, в которой стоял каменный ворон.
  - Ребята, перед вами вход в нашу гостиную. Но, что бы туда войти, вам нужно коснуться клюва ворона, и разгадать загадку, загаданную им. Но иногда он задает хитрые вопросы. Смотрите как нужно.- И девушка коснулась рукой клюва каменного ворона.
  -Как человеку не спать 8 дней? - Прокаркала статуя вопрос.
  -Спать ночами надо.- Не раздумывая, брякнула я.
  -Верно.- Ответила статуя. И за ней открылся проход.
  Войдя в гостиную, я огляделась. Помещение напоминало читальный зал. Тут было множество полок с книгами, и много удобных столиков. Выполнено оно было в бело-синем цвете, и от этого казалось более светлым и свободным.
  Когда все первокурсники вошли, староста, выведя нас на середину гостиной, произнесла небольшую речь.
  -Меня зовут Абигейл Клинтон. Можете называть меня Аби. Если возникнут вопросы, то с ними вы будете подходить ко мне. В спальни нашем общежитии рассчитаны на двух человек. Поскольку вас по трое, то вы должны решить, как разделиться, или вы можете разделить комнату на троих, как вам удобней. Думайте пока. Наш декан, Филиус Флитвик, полугоблин, и он много лет был победителем в дуэльных соревнованиях. Боги вас упаси пошутить о его росте и происхождении. Вас накажет за это любой старшеклассник с нашего факультета. Из здешней библиотеки вы не сможете выносить книги, их можно читать только тут. И еще, поскольку замок большой и в нем много запутанных коридоров, тупиков и обманок, то первые две недели вас на занятия будет провожать один из наших старост. Поэтому вы все соберетесь тут утром, в без четверти восемь, чтобы я проводила вас на завтрак и раздала расписания. Не забудьте взять писчие принадлежности, учебники на первых уроках не пригодятся. Вы определились, кто в каких комнатах?
  -Аби, мы с Рэйчел будем вместе.- Сказала Чоу.
  -А я предпочел бы жить один в комнате.- Произнес Селвин.
  -Вы согласны мальчики? - Спросила Абигейл остальных мальчиков, и улыбнулась на их согласное кивание. - Вон за той дверью проход к женским спальням, а вот за этой к мужским. На дверях в нужные комнаты уже появились ваши имена. Предупреждаю заранее, если мальчики попытаются войти в женское общежитие, то их на входе оглушит артефакт.
  Шикарно! У меня будет отдельная комната! Надо будет сказать Чанг спасибо. Ведь собственная комната открывает огромные возможности. Да и я не привыкла жить с кем-то. А как она быстро просчитала ситуацию. Ой, не зря она попала в Рэйвенкло. Чанг и Хиггс чистокровные, и если Чоу к маглорожденным относится более менее спокойно, то Рэйчел, брат которой учится в Слизерине на 2 курсе, в одной комнате с маглорожденной будет чувствовать себя как минимум неуютно. А сама Чоу решила, что лучше жить с подругой, чем с какой-то незнакомкой. А Селвин хитрюга! Удачно отселил от себя парней. Единоличник. Хотя, мне ли об этом заикаться? Такая же.
  Мы разошлись по своим комнатам. Моя спальня оказалась довольно маленькой. Но пусть она и маленькая, зато моя. Перед тем, как лечь спать, я достала из сумки необходимые на первое время вещи. А так же будильник. Будильник намного более громкий, чем оставленный дома. Завела его на 7 утра. Боги какая рань, ненавижу рано вставать. Тяжело живется совам в мире жаворонков. А вот и еще преимущество отдельной жизни - можно не одевать пижаму.
  Повалившись на кровать, я вдруг почувствовала, что сильно устала за этот день. И мышцы во всем теле побаливают. Видно организму надо больше времени, чтоб прийти в себя. Но дольше в больнице я не могла оставаться, хотя и следовало бы, наверно. Я и так еле уложилась со своими делами за неделю до первого сентября. Мысли в голове текли все спокойнее и медленней. Я заснула.
  Мне снилось прошлое.
  
  
  
  Глава 3.
  Мысли текли вяло, неохотно, постепенно замирая. И я наконец-то крепко уснула.
  Заснув, я увидела сон о прошлом.
  
  ***
  Я открыла глаза.
  Первым, что я увидела, было небо. Сумерки. Когда я умерла, тоже были сумерки. Затем, я смогла разглядеть чей-то силуэт. Это был человек в черном балахоне с капюшоном, скрывающем его лицо. Он стоял довольно близко ко мне и я, несмотря на полумрак, все-таки смогла разглядеть, что в руках у него какая-то палка. Незнакомец говорил что-то хриплым шепотом. Но я не могла его понять. Только то, что это точно не по-русски.
  Все это я смогла разглядеть лишь в то мгновение, пока была в сознании. Потом, псих в балахоне ударил меня ногой, и я провалилась в темноту, наполненную болью.
  ...
  Больно, больно, больно...
  Адская боль не давала думать о чем-то, помимо нее. Она сводила с ума. Я изо всех сил старалась отвлечь от нее свое сознание, но получалось плохо. Я не сдавалась. С усилием размышляла о чем угодно, кроме боли. Размышляла о типе в балахоне. Что-то мне показалось в нем знакомым. Как можно четче представила тот момент. Человек был невысоким, весь в черном. Заметно, что он немного горбился. Балахон, скрывающий полностью всю фигуру, оставил на виду только кисти рук. На них были перчатки, а в правой руке он держал палочку.
  Палочку? Он что, маньяк, перечитавший "Гарри Поттера"? Да и с чего бы я вырубилась с одного удара? Тем более, что он пришелся не в голову, а куда-то по ребрам. И больно ведь как!
  Но, постепенно, боль успокаивалась. Я полностью осознавала себя. Как и то, что в данный момент мое тело лежит где-то без сознания.
  А, вообще, какое тело? Я же умерла. Я точно это знаю. Это чувство нельзя ни с чем спутать. Так с какой стати я в теле? Уверена, что это не мое тело. У меня ведь всегда было плохое зрение и, с каждым годом, оно становилось все хуже. Многочасовое сидение за монитором, чтение разных книг и фанфиков по "поттериане" не проходило бесследно. А за мгновение в сознании я поняла, что мое зрение идеально. Да, из-за темноты, я мало что смогла рассмотреть, но то, что увидела, было предельно четко. Что за дела? Я что, "попала"? Неплохо бы. Умирать мне не хочется. Я хочу жить! В общем, буду надеяться, что попала. Так, что с моим новым телом?
  Попытка ощутить свое тело провалилась. Зато, получилось кое-что другое. Я, вроде бы, ощутила вокруг себя что-то, напоминающее кровеносные сосуды. Похоже, это энергетические каналы тела, в которое меня занесло. Все "сосуды" были пустые, многие спутаны, некоторые повреждены, а другие просто разорваны. В некоторых местах на каналах прилипла какая-то черная, липкая пакость.
  Похоже, мне предстоит все это привести в порядок, раз это тушка теперь моя. Не люблю беспорядок. Я не блюститель чистоты, но и откровенный бардак меня выводит из себя. Потянувшись к ближайшему клубку спутанных "сосудов", я принялась за дело.
  Не знаю, сколько времени я возилась приведением в норму каналов, но мне казалось очень долго. Распутала я все относительно быстро. Потом зарастила поврежденные каналы. После замучалась отдирать липкую гадость. Мало того, что она липла как клей, так и при этом была твердая как цемент. Возилась я с ней долго. Но я справилась. Но самое трудное было впереди.
  Сращивать разорванные каналы оказалось тяжко. А ведь, сначала нужно было определить подходящие друг к другу. Внешне они все были похожи. Да еще и в некоторых местах были какие-то отростки, но не оборванные, а бывшие такими изначально. И вот, наконец, я справилась, но остались лишние "сосуды", хотя они больше, чем все остальные, но они не сочетались между собой. Куда же их присобачить? А если...
  А если это место для души? Тогда все правильно получится. Душа - будет сердцем, а каналы сосудами. Прежнего владельца тела не наблюдается. Наверное, его искра покинула свое пристанище. Я тут одна - могу и имею полное право прирастить к себе оставшиеся отростки!
  Ощущения правильности и целостности заполнили меня, когда я закончила приращивать отростки. Усталость переполнила меня. И я уснула, хотя не знаю, как мне удалось уснуть, будучи без сознания.
  ***
  Я открыла глаза.
  Первое, что попалось мне на глаза, была капельница. Ну, раз я вижу капельницу, то, скорей всего, я в больнице. Я оглянулась. Это была палата на трех человек, о чем говорили стоящие рядом две кровати. На стене висел календарь. Сегодня 2 июня 1989 года. Странно. Когда я умерла, был 2014 год. Я попала в прошлое? Неплохо бы. Это открывает большие возможности.
  Моя кровать была у окна. Сквозь стекло я увидела безоблачное лазурное небо, и пышущие зеленью кроны деревьев. Похоже сейчас лето. Форточка была приоткрыта и до меня доносились запахи скошенной травы. Как приятно быть живой, чувствовать запахи, видеть небо, и слышать чириканье птиц.
  Я так лежала довольно долго. Но нельзя же так лежать без конца? И я начала осматривать себя. Очередное подтверждение тому, что тело не мое - оно было детским, раньше оно принадлежало девочке. Жалко ребенка. Что с ней случилась, раз ее душа покинула тело? Возможно, тот маньяк ударил ее по голове? Или избивал, пока она не сошла с ума от боли? Неизвестно. Надеюсь, того подонка поймали.
  Я продолжила рассматривать себя. Маленькие, детские ладошки, тонкие предплечья, острые локотки. Выглядят так, словно меня не кормили пару месяцев. А ведь действительно! Неизвестно сколько я была без сознания. Может пару дней, а может пару месяцев. Я вернулась к исследованию себя. Поскольку мое тело было в полусидящем положении, когда я пришла в себя, я еще не пробовала шевелиться. А когда попробовала, то мне стало ясно, что мое тело пролежало в бессознательном состоянии не меньше года, а то и больше. Я двигала руками с таким усилием, будто к ним привязаны гири. С огромным усилием я все-таки откинула одеяло.
  Мое тело напоминало скелет. Ни жировой прослойки, ни мышц. Как же это удручающе выглядит. Чтобы привести себя в приличный вид, уйдет не меньше года, а то и больше. Тут нужна будет специальная диета и упражнения.
  Я попробовала шевельнуть ногами. Они были словно резиновые, и тяжелые. Сильно ругаясь про себя, я все-таки села. Сил, чтобы попытаться встать, уже не было, предыдущие усилия уже измотали меня до предела. Надо прилечь обратно, а то упаду без сил.
  Но лечь обратно я не успела. В палату вошла медсестра. Увидев меня, сидящую на кровати, она застыла в шоке. Но надо отдать ей должное, она быстро пришла в себя, и, улыбнувшись мне, что-то сказала по-английски. Не дожидаясь ответа, она вышла из палаты.
  В этот момент я почувствовала, что мной овладевает паника. Я же не умею разговаривать по-английски! Я поняла медсестру, она сказала не волноваться и не вставать, и что она пошла за доктором. Но, мой словарный запас слишком мал, я не смогу всегда понимать, что мне говорят. А что делать, если зададут вопрос? А как быть с чтением? Ну, почему я не попала в Россию?!
  Ладно, не время сопли распускать. Чудо что я вообще с того света вернулась. Как-нибудь выкручусь.
  Пришли медсестра с доктором. Примялись меня осматривать, мерили давление и пульс, температуру, слушали, как я дышу. И все время что-то у меня спрашивали. На большинство вопросов я молчала, на некоторые кивала или мотала головой. Наконец они, сделав мне напоследок укол, ушли. Чувствуя себя совершенно обессилевшей, я, устроившись поудобнее, уснула. Мне ничего не снилось.
  На следующий день проблема общения не исчезла. Пришла моя мать, точнее мать этого тела, но лучше привыкать считать ее матерью. Она была молода и красива. Правильные, тонкие черты лица, золотистые волосы, зеленые глаза, замечательная фигура. Одета она была в больничную форму, а на шее висел стетоскоп. Войдя в палату, она сразу подошла ко мне и крепко обняла. От нее исходило тепло, она ощущалась близкой и родной. Я чувствовала, что она счастлива пробуждению дочери. Как же мне неловко от того, что я не ее дочь. Лучше ей никогда не знать, что я не та, кого она видит перед собой.
  И побежали дни. Со мной занимался физиотерапевт, каждый день мне делали массаж. Так же помимо внутривенного кормления, мне давали пару ложек детского питания и пару глотков воды. Надо приводить в порядок пищеварительную систему. Пару раз мама вывозила меня на прогулку в кресле-каталке. Все бы ничего, но невозможность понять, что говорит мне мама, меня угнетала.
  Я очень быстро уставала и много спала. Почти всегда меня терзали боли, в потихоньку разрабатываемых мышцах. Но я быстро шла на поправку. Моего врача это сильно удивляло, а я просто скорей хотела снова начать ходить. И покинуть больницу. Со мной тут хорошо обращались, весь персонал был приветливым и улыбался мне. Но языковой барьер сводил на нет все их усилия. Пару раз меня возили делать МРТ. Врачей что-то заинтересовало в результатах. Надеюсь там не видно, что я "попаданка"?
  Спустя неделю я решила попробовать решить проблему со знанием языка. Ведь все знания хранятся у нас в мозге. Мне нужно только попробовать пробраться к тому, что знала Саманта. Так звали девочку. Так теперь зовут меня. Мама называет меня Сэмми.
  Сидя вечером в своей кровати, я вспоминала состояние души, при борьбе за воспоминания. Я глубоко вдыхала и выдыхала. Сердце билось ровно. Тело было расслабленно. Покой окружал меня. Покой был во мне. Я словно заснула. Вокруг ничего не было. Я сосредоточилась на желании узнать английский язык, на котором говорила Саманта, и знание которого жизненно необходимо мне. И передо мной появилась дверь. Похоже, эта дверь ведет в мои мозги. Я взялась за ручку и потянула медленно на себя. Хорошо, что медленно. Если бы я поторопилась, то в больнице бы на завтра обнаружили мирно пускающий слюни овощ. Сквозь щелку приоткрытой двери в обе стороны потянулись песчинки. Я интуитивно поняла, что песчинки это знания языков. Мои знания русского языка потянулись за дверь, а знания английского просачивались ко мне сквозь щелочку. В первое время все было нормально. А потом, я перестала успевать усваивать этот песочек, его было очень много, он давил со всех сторон, грозил замести меня полностью. Но я упорно продолжала усваивать знания. Если я прервусь сейчас, то будет худо. В конце концов, благодаря своему упрямству я справилась, меня одолевала такая усталость, что я отключилась, не приходя в сознание.
  Когда я открыла глаза, рядом со мной была мама. Она читала мне книгу. Это была сказка о спящей красавице. Я тихо лежала, и слушала ее родной голос. А еще я радовалась тому, что наконец-то понимаю маму. Она закончила читать. И, не заметив, что я очнулась, прошептала:
  - Когда же это все закончится? Когда же ты поправишься Сэмми?
  - Все будет хорошо мама, - хриплым шепотом сказала я.
  ***
  Выписка из больницы стала самым счастливым днем этой жизни. Как же мне надоели эти процедуры, уколы, странная еда. И полное отсутствие возможности уединиться. Вышла я из больницы сама. На своих ногах. Это такое счастье - самой ходить.
  Оказывается, я зря боялась разоблачения. После комы у больных часто бывают проблемы с памятью, проблемы с рефлексами, затормаживается мышление. И мой случай укладывается в эту картину, за исключением того, что я вполне нормально соображаю.
  Мы сели в мамину машину, и поехали домой. Интересно, какая у мамы квартира? Впрочем, сама скоро увижу. Мама живет в Лондоне, ее квартирка недалеко от больницы, где я лежала, и где она работает врачом-акушеркой.
  Квартира оказалась довольно большой. В ней были три спальни, столовая и кухня. Неплохо мама устроилась. Сама квартира находится на 3 этаже, и пока я поднималась, успела устать и запыхаться. Мне еще долго до полного восстановления мышц.
  В больнице практически ничего не происходило. Жизнь по строгому распорядку, процедуры всякие, анализы, упражнения, массаж, прогулка. Скучно. И всегда что-то болело. Из разговоров персонала я узнала, что пролежала в коме два года. Ничего себе. А вот после изучения языка я снова провалилась в кому на два месяца. Обалдеть, как выучила английский. Больше с памятью Саманты я не решалась экспериментировать. Еще я из подслушанных разговоров узнала, что произошло с девочкой.
  Вечером, 23 сентября 1987 года Саманта попросилась у Сандры, так звали маму, погулять. Мама конечно велела гулять во дворе, и никуда с него не уходить. И быть дома ровно в девять. И она ушла. В девять она, конечно же, не вернулась, в полдесятого мама начала звонить подругам девочки, и схватилась за сердце. Они в этот день вообще не видели Сэм, и думали, что ей запретили гулять. Мама позвонила в полицию. И начались поиски. Нашли меня довольно далеко от дома. В парке. Лежащей в луже крови. Все тело было изрезано, избито, сломаны ноги, мышцы были напряжены как от удара током, кое-где были ожоги. Полицейский, нашедший меня первым, сначала подумал, что я мертва. И, только заметив слабое колыхание груди, кинулся вызывать скорую. Врачи потом долго удивлялись, как я вообще выжила.
   Кстати, ко мне приходили полицейские. Один из них был тем, кто первым нашел меня. Это был мужчина лет под сорок, но с приятной внешностью. Его звали Карл Саймон. Мама рассказывала, что он частенько навещал меня, пока я два года лежала в коме. Они познакомились в моей палате. Возможно, мне показалось, но, похоже, что ему нравится Сандра. Я его понимаю. Мама у меня очень красивая женщина. А еще, в ней есть что-то неуловимое, от нее словно исходит тепло. Она нравится всем, особенно от нее в восторге ее пациентки. Все роды, которые она принимала, прошли удачно. Даже заведомо сложные случаи. Она врач от бога.
  Оказывается, Карл следователь, и расследует он мое дело. Мой случай похож на несколько других. Но и немного отличается. По всей Англии находили тела, с очень похожими на мои, травмами, порезами и ожогами. Но раньше жертвами не становились дети, да и выживших не было.
  Меня спросили, помню ли я что-нибудь о происшедшем. Я сказала, что помню только фигуру в балахоне и все. Они ушли ни с чем. Значит, того маньяка так и не поймали. Сейчас у меня не получится выяснить кто он. Но, потом я все-таки попробую разобраться с памятью Сэм, и поймать его. Не дело давать маньякам гулять на свободе.
  Мама показала мне мою комнату, и ушла готовить нам салат. Наконец-то нормальная еда! А то, больничная еда отвратительна. Комната оказалась довольно большой. И светлой. Мне понравилось. Самое хорошее, что в моей комнате была своя ванная комната и туалет. Туда и пошла. В ванной должно быть зеркало. В больнице тоже были зеркала, но или слишком высоко для меня, или я просто не успевала посмотреть. Стыдно, я до сих пор не знаю как выгляжу.
  В зеркале отразилась симпатичная, но слишком худая девочка. Короткие волосы были серебристого цвета. Это меня удивило. На фотографиях, которые приносила мама, они были черные. Я поседела? Скорее всего. После того, что произошло с Самантой, не только поседеть можно. А лицо у меня красивое, и глаза необычные. Ярко синие, с тонким, черным ободком вокруг радужки. Ничего, наем жирка немного, отращу волосы, и пойду покорять юные мальчишеские сердца. Я улыбнулась своему отражению.
  Жизнь потихоньку входила в колею. Я уговорила маму не отдавать меня в школу. А разрешить самой учиться. Как ни странно, она согласилась, правда с условием, что если я в конце года не сдам экзамены за первый класс, то буду ходить в школу как все. А чему я удивляюсь? После того ужаса, что она испытала, когда меня нашли умирающую, я удивляюсь, что она вообще может оставить меня одну, когда уходит на работу. Пролистав учебники, я поняла, что все предметы, кроме двух, я могу сдать хоть сейчас. С английским языком и литературой были небольшие затруднения. Но ничего сложного.
  Несколько раз к нам в гости приезжал Саймон. Маме он, оказывается, тоже нравится. Они вместе прекрасная пара, надо сказать Карлу, что я буду рада, если он будет приезжать почаще. Может в скором времени у меня появится отчим?
  Мама ничего не рассказывала мне об отце. Дома не было ни фотографий, ни каких-либо вещей, напоминающих об отце. Вообще ничего. Странно. На мои вопросы о нем, мама всегда отвечала, что он пропал. И что у него была обычная внешность. А на вопрос об его имени, она отговаривалась головной болью и уходила. Или говорила, что не помнит. Как так?
  А еще я не нашла ни одной фотокарточки из старшей школы. Да и ни одной фотографии, где маме больше одиннадцати лет. Есть фотографии, на которых мама меня уже родила. Я чувствовала, что тут что-то не так. Она не врала мне, я знаю, но подспудное ощущение неправильности, не давало мне поверить в сказанное мамой.
  С мамой вообще было связано много странностей. Она всегда носила на шее кулон, и говорила, что он ей очень дорог. Еще у нее было обручальное кольцо. Но она никогда не была замужем. Украшения ощущались как-то странно, они словно были наэлектризованы.
  Решив пока оставить все как есть, я приняла твердое решение разобраться с памятью Сэм. Возможно, там я найду ответы на все мои вопросы. Что за маньяк на меня напал, что случилось с памятью матери, и, возможно, узнаю кто мой отец.
  После выписки больницы, со мной пытались снова подружиться подруги Сэмми. Но мне было тяжело с ними общаться. Ведь они знали прошлую Сэмми - веселую, смешливую и подвижную девочку. А я другая. Постепенно общение с ними сошло на нет, и я смогла спокойно вздохнуть. Сандра сначала расстраивалась из-за того, что я все время одна. Но видя, что меня это не тяготит, постепенно успокоилась.
  В конце года я сдала экзамены за всю младшую школу экстерном. Сандра была в шоке. А скольких трудов мне стоило уговорить администрацию школы, и вспоминать не хочется. Во время уговоров, я обнаружила еще один свой талант. Именно с помощью него мне удалось все провернуть.
   После того случая в больнице, я не забросила эксперименты с памятью. Она стала идеальной. Я могу вспомнить каждое мгновение с тех пор, как очнулась. Например, мне достаточно один раз внимательно просмотреть книгу, и я потом могу вспомнить ее со всеми подробностями. Помимо исследования собственной памяти, я пыталась попробовать снова увидеть свое энергетическое тело. Но пока ничего не получалась.
  Мама на радостях от того, что я закончила младшую школу, решила взять несколько выходных, и провести их со мной. Мы побывали во всех примечательных местах Лондона. Посмотрели на Биг-Бен, прокатились на лондонском "оке", посетили разные музеи.
  А в последний выходной матери произошло то, что изменило мою жизнь. Я в этот день уговорила мать съездить на Чаринг-Кросс. Она не понимала, зачем мне туда. А мне просто хотелось увидеть место, где, в книгах о Гарри Поттере, был вход в "дырявый котел".
  Глупо. Но все равно хотелось.
  
  
  
  Глава 4.
  И вот, мы прогуливаемся по этой улице. Смотрим на витрины магазинов. В одном продавалась одежда, в другом канцелярские товары, в третьем книжный магазин, а дальше невзрачный бар. Чего? Какой невзрачный бар?
  Да вот вывеска: "Дырявый котел"!
  Странно, тут еще не должны были узнать "поттериану", а откуда тогда бар?
  -Сэмми! Ты чего стоишь и в стену пялишься? - позвала мама.
  Как в стену? Тут же бар? Или она его не видит?
  Не буду привлекать внимание.
  И мы поехали домой.
  Вечером, я сидела у себя в комнате и размышляла. Раз я, после смерти, живу уже во второй раз, то почему этот второй раз не может оказаться в "поттериане"?
  На следующий день мама отправилась на работу. А я решила проверить свои подозрения. Как хорошо, что мама решила не нанимать няню для меня. Поэтому мою поездку никто не заметит. Взяв карманные деньги - мама на радостях, что я выписалась, давала довольно много денег, я отправилась на Чаринг-Кросс. И вот я стою напротив бара с надеждой, что это не галлюцинация, а настоящий волшебный бар "Дырявый котел". Собравшись с духом, я вошла.
  Внутри было темно. Я постояла несколько секунд, пока глаза привыкнут к освещению. Да, обстановка действительно похожа на описанную в книге - свечи, полумрак. Очень накурено. Кое-где сидят люди в мантиях. А вот барная стойка, там стоит седой бармен и протирает стакан. Слева от стойки огромный камин, справа несколько дверей.
  Пока я осматривалась, камин вспыхнул зеленым, и из него споткнувшись, вышел толстенький старичок в мантии. Вот оно! Я действительно попала в "поттериану", а раз я тут, я тоже волшебница. Эти мысли наполнили меня таким счастьем, что я бы наверно с первого раза создала патронуса. Я пошла за волшебником из камина. Надеюсь, он идет в Косой переулок. Повезло. Я внимательно посмотрела, по какому кирпичу он стукнул палочкой, и запомнила. Вот он знаменитый переулок!
  Я шла по переулку и глаза мои разбегались. Все так волшебно, необычно, интересно. Я гуляла наверно часа два. На каждом шаге я чувствовала магию, она пронизывала меня, придавала сил, ободряла, я впитывала ее словно страдающий от жажды в пустыне человек пьет долгожданную воду.
  Я решила, что стоит зайти в Гринготс, спросить на счет обмена магловских денег на волшебные. Гоблины впечатляли. Маленькие, зеленые, но при этом они внушали, их нельзя было не воспринимать всерьез. Я прошла в зал банка. Оглянулась и направилась к свободному гоблину.
  - Здравствуйте сэр, а банк предоставляет услуги по обмену магловских денег на валюту магического мира?
  -Да. По курсу пять к одному.
  С собой у меня было триста тридцать пять фунтов. Я решила поменять триста. Получив шестьдесят галеонов, я покинула банк. Шестьдесят галеонов это вполне неплохая сумма. Когда Гарри закупался к школе, то за палочку он заплатил семь галеонов, а ведь она была самой дорогой в списке. А ведь, мне через полтора месяца исполнится одиннадцать. И я приду сюда закупаться к учебному году. Ой, а вдруг мне не придет письмо?! Я ведь попаданка.
  Так, сначала в книжный магазин. Нужно купить книгу с законами волшебного мира, и еще посмотреть на тему магических школ. Если мне не придет письмо из Хогвартса, то может я смогу поступить в другую школу?
  В книжном я провела около часа, но так ничего и не нашла о магических школах, только свод магических законов. Он, кстати, стоил совсем недорого. Всего десять сиклей.
  Я вышла из "Флориш и Блотс". Когда я сегодня прогуливалась по переулку, то видела лавку старьевщика. Возможно там тоже продаются книги. Туда я и направилась. По пути я решила заглянуть в магазин с разными чемоданами и сундуками. А то знаю я себя - обязательно наберу целую кучу книг. Меня ждало разочарование. Цены были относительно приемлемыми, но сам товар откровенно расстроил. Пока я печально рассматривала товар, рядом со мной произошел интересный разговор, к которому я прислушалась.
  - Смит, когда ты заплатишь мне за последнюю партию чемоднов с чарами расширения и облегчения? Я на мели, мне срочно нужны деньги! - недовольно спросил у здешнего продавца волшебник в серой мантии, выглядевший лет на тридцать.
  -Стивенс, я еще не распродал предыдущую партию, у меня нет выручки. Приходи к сентябрю, первокурсники, как раз, будут в школу закупаться, - ответил пожилой продавец.
  Они еще немного поругались, но в итоге Стивенс ушел ни с чем.
  И тут у меня мелькнула мысль. Возможно, этот Стивенс зачарует мне обычную дорожную сумку? Ведь ему нужны деньги. Я кинулась догонять мужчину.
  -Мистер Стивенс! - громко окликнула я его.
  -Чего тебе девочка? - спросил он недовольно.
  - Вы ведь зачаровывали сундуки и чемоданы из этого магазина?
  -Да, и что?
  -А вы можете зачаровать мне сумку? Мне не нравятся чемоданы из того магазина, они слишком большие и тяжелые для меня, а колдовать, чтобы облегчить вес, мне нельзя.
  -А у тебя деньги то есть, малявка? - спросил он заинтересовавшись.
  -Конечно.
  - Смотря какую сумку, и вообще на тряпочной сумке чары будут держать меньше, чем на деревянном сундуке.
  -Насколько меньше?
  - Ну, на деревянном лет двадцать, а на тряпочной сумке лет двенадцать, наверно. Может - больше.
  -Двенадцати лет мне с головой хватит!
  -А какую сумку тебе зачаровать?
  -Ну, вообще-то я ее еще не купила, потому что не ожидала, что тут с выбором так плохо. Но за ней недалеко идти. Магазин с сумками находится рядом с "Дырявым котлом". Может, сходите со мной? Я покажу, какую примерно хочу сумку, а вы выберете ту, которою удобней зачаровать.
  -Ну, пошли, мелкота.
  Пройдя сквозь бар, мы пошли к магазину сумок. Перед тем как выйти из котла, Стивенс накинул на нас отвлекающие чары. Я ощутила прохладную волну заклинания. Зайдя в магазин, я сразу подвела мага к полкам, где лежали интересующие меня сумки. Недовольно хмыкнув, он повнимательней осмотрел все сумки. И выбрал обычную черную сумку, но из более плотной ткани, чем другие.
  Оплатив сумку, мы вернулись в Котел. Стивенс заказал пива, а я сок. Мы сели за дальний угловой столик. Волшебник начал доставать из карманов мантии нужные для чар инструменты. Видно, его раздражает, когда на него смотрят во время работы, поскольку он, недовольно глянув на меня, попросил отвернуться.
  - Готово! С тебя 25 галеонов, - сказал он через пятнадцать минут.
  - А можно мне еще и эту сумку зачаровать? - показала я на сумочку, с которой приехала сюда.
  - Да. Только вытащи из нее все.
  В итоге, карман полегчал на сорок галеонов, хотя, Стивенс сделал мне скидку. Я и не рассчитывала на такую удачу. Всегда мечтала о таких сумках.
  Вернувшись в Косой переулок со Стивенсом, и мы разошлись в разные стороны. Дойдя, наконец, до лавки старьевщика, в которую шла с самого начала, я застряла надолго. Там, все-таки, нашла брошюру о школах. Только она оказалась пятнадцатилетней давности. Там же я купила подержанные учебники с первого по четвертый курсы, кучу всяких справочников. Все это обошлось мне в один галеон с мелочью. А ведь я купила немало учебников! Решено! Отныне я буду покупать книги тут. Не страшно, что они потрепанные. Зато дешево, и не жалко будет портить заметками. Все книги я удачно загрузила в сумку. Жизнь хороша! Теперь можно ехать домой и читать о магии. Жду не дождусь.
  Знание о существовании магии, принесло мне не только радость. Все вставало на свои места. И энергетическое тело, которое я приводила в порядок при вселении, и нападение маньяка. Он был волшебником. Становились понятными и проблемы с памятью матери. Кто-то стер воспоминания об отце. А мамины украшения, скорее всего артефакты. Вокруг меня определенно закручена какая-то интрига. Мне необходимо усвоить память Сэмми. Возможно именно там все ответы. Но нельзя просто залезть в мозги и просто узнать. До сих пор помню, как мучилась, усваивая язык. Возможно, в школе я узнаю более безопасный способ добраться до воспоминаний.
  За полтора месяца до дня рождения, я успела изучить все книги. Качество образования в Хогвартсе конечно не на высоком уровне, но что мне мешает учиться самой? Да и зная о Выручай-комнате, можно столько всего интересного изучить. И библиотека там на уровне. Как же мне нужно это письмо. Я с каждым днем все сильней переживаю, что оно не придет.
  Мама сегодня дома, и гадает, от чего я такая взвинченная. Но не могу же я ей сказать, что жду письмо из волшебной школы? Не поймет-с.
  Вдруг к нам в дверь позвонили. Может Мак Гонагалл с письмом из Хога? Скрещу пальцы.
  Да! Это она. В магловской одежде. Как я ее узнала, наверно покажется странным, но я почувствовала ее магию, она словно пахла кошкой. А в руках у нее письмо.
  Мак Гонагалл показала письмо, и начала уговаривать маму отпустить меня. Мама не верила. Это вполне естественно. Я бы тоже не поверила. Тогда Минерва провернула свой коронный трюк - превратилась в кошку и обратно. После этого, из мамы можно было вить веревки. Она согласилась отпустить меня, и даже дала неплохую сумму на покупки к школе.
  До переулка мы с профессором добрались быстро и без затей. Мы аппарировали. Боги мои, это отвратительно. Непередаваемо кошмарные ощущения. Маккошка сходила со мной в банк, где мы обменяли деньги. И мы пошли по магазинам - мантии, котлы, ингредиенты для зелий, писчие принадлежности. Не стали только книги покупать, так как купленные мной во время моего первого посещения вполне актуальны. И вот, наконец, магазин Оливандера.
  Когда мы вошли, к нам сразу подошел Гарик Оливандер. Он как-то странно на меня посмотрел, но ничего не сказал. А я старалась не смотреть ему в глаза, потому что он, вроде бы, тоже владеет легилименцией. Ни к чему ему знать, что я попаданка. В итоге, мне досталась палочка из сосны, с сердцевиной из сердца фестрала. В последний момент я вспомнила про чехол для палочки. Оливандер помог мне прикрепить его на предплечье. После магазина мы с МакГонагалл распрощались, я уверила ее, что до дома сама доберусь.
  Домой я доехала на автобусе. Да не на обычном, а волшебном. "Ночной рыцарь". Хоть, меня там едва не стошнило, это намного лучше аппарации.
  До школы оставалось полторы недели, и мама решила напоследок провести со мной побольше времени. Ведь ей очень некстати предложили съездить на неделю в Германию, на симпозиум врачей-акушеров. Она так долго этого ждала. Мама была расстроена, что не сможет проводить меня на перрон. Утешила я ее тем, что раз она не волшебница, то пройти на перрон не сможет. К тому же я большая, и могу сама добраться.
   Мы поехали на пикник. День был чудесным и мы получили огромное удовольствие. Но под вечер начался дождь. Мы ехали домой, видимость была очень плохая. В итоге, мы попали в аварию. Мне опять не повезло, все ушибы, и перелом руки достались только мне. Хорошо, что мама не пострадала. "Удачно" съездили на пикник.
   Я пролежала в больнице неделю, прежде чем вспомнила, что могу воспользоваться зельями. Уговорила маму меня выписать, рассказав ей о волшебной больнице и лечебных зельях, которые меня мигом поставят на ноги. Я вызвала "ночного кошмара", и доехала до "Дырявого котла".
  Но в аптеке мне отказались продавать зелья, сказав, что нужны рецепты из Святого Мунго. Пришлось отправиться туда камином. Ужас! Из больничного камина я вывалилась и упала, при этом, я вся была в саже. Следуя указателям, я пришла к целителю в кабинет. Там меня осмотрел улыбчивый дядечка и прописал зелья. Оказывается, зелья можно купить и тут.
  Оплатив посещение целителя, я пошла в больничную аптеку, откуда вынесла немереное количество всяких скляночек с зельями. Покинула Мунго я через парадный вход. Запомнив дорогу к больнице, чтобы можно было добраться обычным транспортом, я вызвала "бешеного рыцаря" и вернулась домой. Приняв на ночь прописанные зелья и костерост, я уснула.
  На следующий день перелом зажил. И синяки с ушибами прошли. Я очень обрадовалась, не хотелось бы ехать в школу с синяками.
  Сегодня еще есть дела. Я пошла в ближайший канцелярский магазин. Купила всяких тетрадок, блокнотов, ручек, карандашей. Не забыла про перьевые ручки и чернила к ним. В общем, скупила полмагазина. Вернувшись домой, я начала собирать вещи к школе.
  Что же меня там ждет?
  
  
  
  
  Глава 5.
  Противный звон будильника напугал меня. Я, с испугу, даже с кровати свалилась. В первую минуту, я не могла понять, где я нахожусь. Маленькая комната, кровать с синим балдахином, большое окно, сквозь которое проникал рассветный сумрак. Где я?
  Письменный стол, на котором лежали пергамента и канцелярские принадлежности, стул, с висящими на нем вещами - пергамент?
   И тут я все вспомнила. Я же приехала в Хогвартс!
  Мое настроение мгновенно повысилось, даже, несмотря на ранний подъем и, на все еще противно звенящий, будильник. Я выключила раздражающего монстра, накинула халат, и, прихватив приготовленный вчера сверток с необходимыми в ванной вещами, побежала в общую женскую ванную. Душевых тут было достаточно много, в виде отдельных маленьких комнат. В них вполне можно было уединиться. Приняв душ, я на выходе из общей ванной увидела очередь. Хорошо, что я пораньше встала.
  Кстати, мне ведь вчера никто не делал замечаний по поводу джинсов. Значит, их и одену. Закинув в сумочку необходимые на уроках предметы, я пошла в гостиную. Там нас уже ждала Аби. Потихоньку подтягивались и остальные, когда, наконец, все собрались, староста отвела нас на завтрак.
  В Большом зале было пока мало студентов. Меньше всего было гриффиндорцев. Сильно подозреваю, что они вчера хорошо отпраздновали возвращение в школу. Я слышала что-то такое краем уха, когда мы вчера расходились по гостиным.
  Усевшись рядом с Селвином, я обратила внимание на завтрак. И мое настроение мгновенно ушло в глубокий минус. Овсянка и тосты с джемом. А из напитков тыквенный сок и какао. Что за дела?! Где традиционная английская яичница с беконом? Где знаменитый "Эрл Грей"?
  Надо было запастись нормальными продуктами. Но я не ожидала, что в Хогвартсе с едой все так плохо. В голове пронеслись воспоминания о прочитанных фанфиках. В некоторых из них главный герой получал нормальную еду, заказав ее у эльфов. Но мне пока лучше не экспериментировать с этим. Нельзя привлекать лишнее внимание. Особенно в Большом зале, где все на виду.
  Голод не тетка. Пришлось есть овсянку. На вкус она оказалась довольно приличной, но это все равно не радовало. Мне еще в больнице надоела эта каша. Согласно составленной для меня специальной диете, в торой на завтрак была указана только эта каша, меня кормили ею каждый день. Она преследовала меня даже после выписки, и до отъезда в школу. Я так надеялась, хотя бы, тут нормально питаться.
  Наверно, пока я ела, у меня была такое печальное лицо, что Абигейл, сидевшая напротив, рассмеялась, глядя на мои мучения. И морально убила меня, сказав, что овсянка тут подается на завтрак всегда. Мои одноклассники изрядно повеселились, глядя на меня.
  Позавтракав, я сидела, глядя по сторонам. Гриффиндорцы потихоньку подходили, практически у всех старшекурсников следы вчерашнего веселья на лице. Большинство из них страдали похмельем. И куда смотрит МакГонагалл? К ней подошел наш староста, они перебросились парой слов, а МакГонагалл что-то дала ему. Оказалось, это были листы с расписанием.
  Сегодня у нас четыре пары. Напоминает университетское расписание, тут тоже занятие полтора часа, и делится на "над" и "под" чертой. Вот тебе и школа. Похоже, поскольку мы первокурсники, больше четырех пар у нас пока не будет. Это отлично. У меня будет достаточно времени, для исследования замка, библиотеки, Выручай-комнаты, особенно, для экспериментов с магией.
  Сегодня у нас понедельник. Так, первый урок у нас с профессором Флитвиком. Правильно, ему же надо познакомиться со своими новичками. После чар будет трансфигурация. Интересно, Минерва будет в форме кошки нас ждать?
  А обеденный перерыв тут больше часа. Надеюсь, на обеде будет приличная еда. Затем зелья, и травология. Первую неделю мы будем учиться отдельно от других факультетов, а потом начнутся совместные занятия. Со Слизерином. Странно, а у Гарри на Гриффиндоре, тоже были совместные занятия с зеленым факультетом. Наверно, опять происки директора, чтоб правильно воспитать героя.
  Наконец, мы все позавтракали, и Аби повела нас к классу заклинаний. Да, замок огромный. Интересно, в библиотеке есть карта? По пути встречались неиспользуемые кабинеты. Тут столько пространства, а гриффиндорцев по пять человек в комнату селят. Не пойму, этому есть какое-то логичное обоснование? Или им просто лень приложить усилия, и облагородить некоторые помещения, чтобы расселить детей? Абигейл довела нас до класса, и велела после урока не разбегаться, за нами придет другой староста, и отведет на трансфигурацию.
  Мы зашли в кабинет и расселись. Не сговариваясь, мы с Селвином сели вместе за последнюю парту, стоящую около окна. Перед нами места заняли Чоу и Рэйчел. Когда я достала тетрадь для конспектирования, Стефан странно посмотрел на меня. А когда я достала перьевую ручку, и подписала ею тетрадь, заинтересовался.
  - Что это за "перо" у тебя?
  - Это перьевая ручка, ею удобнее писать, и она не разбрызгивает чернила. А пером я писать не умею, только клякс понаставлю.
  - А можно я ею что-нибудь напишу? Мне интересно, насколько она удобнее пера.
  -Конечно. Я тебе дам запасную.
  - Спасибо, Саманта. Я верну ее после занятий.
  Пока я наблюдала, как он подписывает пергамент, в класс вошел профессор Флитвик. Он был невысоким, чуть выше метра, и улыбчивым. Он производил впечатление доброго и веселого человечка. Никогда бы не поверила, что у него в предках затесались гоблины.
  Знакомство с нами он начал со списка фамилий.
  - Эрик Планк.
  - Тут.
  - О, знакомая фамилия, мисс Сондер, я помню Вашу матушку, она тоже раньше училась у меня на факультете. Такая добрая девочка была. Как она поживает? Стала ли она целителем, как мечтала?
  Меня словно холодной водой облили. Мама училась в Хогвартсе? Не может быть! Она же не волшебница, и работает в магловской больнице. Наверно, профессор ошибся, но сомнения все равно оставались.
  - Профессор Флитвик, вы наверно ошиблись, моя мама магла, и она не училась в Хогвартсе. Может мы просто однофамильцы?
  - Вот как. Но вы так похожи на нее... Извините мисс Сондер, похоже, я действительно ошибся.
  Флитвик продолжил знакомство, а я задумалась. Мама не волшебница, но столько совпадений на пустом месте не бывает. Отсутствие фотографий мамы с одиннадцатилетнего возраста, ее украшения-артефакты, ее дар врача, проблемы с памятью, нападение волшебника на меня. С усилием отбросив мысли о маме, я сосредоточилась на уроке.
  - Итак, первокурсники, я хочу познакомить вас с негласными правилами нашего факультета. Вы знаете, что в школе существует система баллов. Тот факультет, у которого в конце года будет наибольшее количество баллов, выиграет кубок года. Нашего факультета это не касается. Мы, рэйвенкловцы, не гоняемся за баллами. Они ничего не стоят. Но если вы нарушите правила, или совершите какой-либо не благовидный проступок, то вам будут грозить не снятые баллы, а отработка. Если накажет другой профессор, то будете отбывать указанное им наказание. Но если вас поймаю я, наказание вам назначу я, в соответствии со своими методами воспитания. Это не обязательно будет отработка. Но поверьте, вам не понравится. На Рэйвенкло существует своя собственная система баллов. За их раздачу отвечаю я. В конце года студент, получивший наибольшее количество баллов на своем курсе, получит награду. О факультете пока все. Теперь лекция.
  Профессор рассказывал вводную лекцию. И не просто сухие факты, а интересные истории, разбавляя их шутками и интересными фактами. Приводил понятные детям примеры. Он произвел на меня отличное впечатление. Маленький профессор умел и любил учить детей. Но для меня, уже взрослой личности, его уроки были простоватыми, к тому же, я уже проштудировала все учебники по заклинаниям до четвертого курса. Поэтому, я немного отвлеклась, разглядывая запретный лес, видный из окна.
  Пара прошла спокойно, и мы, собрав вещи, ждали нашего проводника. Им оказался немного запыхавшийся пятикурсник.
  - Меня зовут Бен, идите за мной и не отставайте, мне на свой урок надо.
  Мы быстро дошли до кабинета МакГонагалл, но он оказался закрыт. Как-то неожиданно наша группа разделилась по парам. Чоу с Рэйчел разговаривали о косметических чарах, которые они выучат, а Джейк и Эрик разговаривали о прошедшем уроке, и гадали, когда начнутся практические занятия. А мы со Стефаном стояли рядом и молчали. Нравился мне этот парнишка, такой тихий и спокойный.
  Наконец, дверь класса открылась, и мы вошли. Расселись мы также, как и на уроке заклинаний. МакГонагалл, все-таки, решила показать нам свой коронный номер - превращение в кошку. На что она рассчитывала? Половина из нас уже знает, что она анимаг. А другой, вполне могли рассказать родители. Вот Селвин, например, совершенно не удивился.
  Урок был скучным. Профессорский метод обучения явно не рассчитан на первокурсников. Мне-то все понятно, а вот мои одноклассники, похоже, потерялись в обилии информации. Минерва заметила, что вместо пергамента, у меня обычная магловская тетрадь, но ничего не сказала. Только недовольно поджала губы.
  И вот настало обеденное время. Нас снова провожал Бен. Перед тем, как войти в зал, я скрестила пальцы, чтобы на обед была нормальная еда. Подойдя к нашему столу, я облегченно вздохнула. Картошка, сосиски и овощной салат. Живем! И вместо какао чай. Шикарно. Покушали мы быстро, и, чтоб не скучать, я устроила нашим старостам, которые очень удачно сели рядом, допрос. Узнала, как дойти к стратегически важным местам, а именно к библиотеке, больничке, совятне и к кабинету директора.
  А следующим был урок зелий. Я заранее приготовилась к худшему. Но оказалось, что Снейп, хоть и очень строгий, вполне нормально преподает. Если внимательно его слушать, то он вполне нормально объясняет. Только немного сложновато для первокурсников. Неудивительно, что грифы плохо у него учились. Они там почти все, как на подбор, неусидчивые, и отвлекаются. Из-за этого, у них с зельями плохо - я предположила, что они или ошибаются, прослушав нужный момент в лекции, или не вовремя добавят ингредиент во время варки зелья, помешав не в ту сторону, или составляющие перепутают. На зельях необходима предельная сосредоточенность, поэтому, наверно, Снейп и злился во время их уроков. Да и присутствие Поттера не способствовало спокойствию. Его можно понять, Гарри внешне копия отца, да и характером они похожи - оба вспыльчивые, шумные и безрассудные, а с взрослением Гарри сходство только усиливалось. К тому же Джеймс с друзьями издевались над ним, и унижали его на протяжении семи лет учебы. А еще, Джеймс отбил у Северуса Лили. Вот Снейп и срывается, видя Гарри.
  В общем, урок зелий прошел спокойно и интересно для меня. Помня о том, что профессор легилемент, я старательно смотрела в тетрадь, не поднимая взгляд.
  На вопросы профессора ответили все, и он остался доволен. На лекции он рассказал, как зелье зависит от способа нарезки ингредиентов, как зелье зависит от помешивания по часовой стрелке и против, как лучше подготовиться к варке зелья, как лучше расположить инструменты и многое другое.
  Травология, зато, оказалась скучной. В теплице, в которой у нас был урок, не росло никаких особенных растений. К тому же, насколько я поняла, настоящее изучение травологии начнется с четвертого курса. А до третьего мы будем изучать исключительно неопасные растения, и заниматься в основном уходом за ними. То есть, будем вспахивать грядки. А я не люблю в земле ковыряться.
  Кстати странно, что на уроках травологии, во время первого курса Гарри, упоминались дьявольские силки. Их в Хогвартсе проходят только на четвертом курсе. Да и само это растение довольно редкое. И тут уши директора торчат.
  Профессор Спраут рассказывала интересно и увлеченно. Заметно, что возиться с растениями она любила до безумия, но травология точно не будет моим любимым предметом.
  После урока я пошла в библиотеку, где и застряла до ужина. Хоть нам ничего и не задали, но меня тянуло поскорей узнать как можно больше о магии.
  Читальный зал был довольно большим. Множество стеллажей, разделенных по тематике, много удобных столов для занятий, много укромных мест. Зал делился на две части аркой. В одной был обычный читальный зал, а другой запретная секция. Разделены читальные секции были администраторской стойкой, перекрывающий проход к запрещенным книгам. Сидевшая за стойкой мадам Пинс, оказалась строгой дамой лет семидесяти. Поскольку, кроме меня в библиотеку еще никто не пришел, она сидела за стойкой и читала книгу. Подойдя поближе, я удивилась, увидев название книги. Это оказалась знаменитая "Война и мир".
  Я спросила мадам Пинс про каталоги. Поскольку в "поттериане" о них нигде не упоминалось, я боялась, что их нет. Но мои опасения не оправдались, каталог оказался около стены, за книжной полкой. Его и не увидишь, если не знать, где искать. Еще я спросила про газетные подшивки. Интересно узнать, что писали в газетах о пожирателях, и обо всей этой войне в целом. Вряд ли там везде, правда, но если знать, на что обращать внимание, то можно узнать что-то полезное. Мадам Пинс объяснила, где лежат газеты, и улыбнулась мне. Не ожидала, что такая строгая дама может так тепло улыбаться.
  Около каталога очень удачно стоял стол, на котором я и расположилась. Пока меня интересовали несколько вещей, а именно: карта Хогвартса и заклинания копирования текста. Все это очень быстро нашлось. Карта Хогвартса была обычной, без указания потайных ходов и указания помещений. Но мне и этого вполне достаточно, теперь я не заблужусь в этом огромном замке. Выписав заклинание по копированию текста, и правила его использования, в специально припасенную для этих целей тетрадь, я в той же книге наткнулась на несколько других полезных заклинаний. Одно заклинание позволяло полностью скопировать весь текст книги, а не отрывок, как в найденном ранее. Другое позволяло удалить со страниц всякую грязь, жирные пятна, кляксы. Третье позволяло менять цвет чернил, в уже написанном тексте. Еще одно, позволяло стереть указанный заклинателем отрывок текста. Я выписала все эти заклинания в свой "гримуар". До ужина оставался час. Просмотр газетных подшивок я решила отложить на завтра, подозревая, что не уложусь в оставшийся до ужина час.
  Я решила поискать книгу по бытовым чарам. Заклятия сушки, чистки вещей, освежения воздуха, подогрева, консервирования еды мне определенно пригодятся. Закончила я выписывать чары, как раз, к началу ужина. Осваивать заклинания начну с завтрашнего дня, очень надеюсь, что у меня все быстро получится.
  Ужин очень порадовал. Суп и рис с курицей. Вот бы и на завтрак была такая еда. Ничего, вот освою заклинание консервации, и буду еду с обеда и ужина сохранять на завтрак. Покушала я очень быстро и у меня осталось два с половиной часа до отбоя, которые я решила потратить на проверку работы Выручай-комнаты.
  Точного ее расположения я, конечно же, не знала. Только то, что она на восьмом этаже, и, вроде бы, напротив нее картина с троллями в балетных пачках. Думаю, что зная такие ориентиры, я смогу найти выручай-комнату. А вообще, кто эту чудесную комнату назвал таким глупым названием? Названия "Комната Желаний" или "Волшебная Комната" подходят ей намного больше. И звучат намного лучше.
  Дойдя до картины с печальными троллихами, одетыми в балетные пачки, я принялась ходить туда-сюда напротив стены. Я размышляла о библиотеке Хогвартса, с ее двумя секциями, полными необходимых мне книг. И в стене появилась дверь. Ура! Я нашла Комнату Желаний. И, дрожа от нетерпения, я потянула дверь на себя.
  За дверью оказалась копия школьной библиотеки. Быстро подбежав к ближайшему стеллажу, я взяла первую попавшуюся книгу. Открыла ее. В книге был текст, а не пустые страницы, как я боялась. Пройдя в сторону запретной секции, и взяла книгу и оттуда. Там тоже был текст. Меня переполнило ликование. Я получила доступ к запретной секции в первый же день в Хогвартсе, не нарушив, при этом, правила.
  Я села на ближайший стул, и задумалась. Поскольку теперь мне в общей библиотеке делать нечего, то все свободное время я буду проводить тут. Но, мое каждодневное исчезновение, может вызвать подозрения. Да, я ни с кем еще не подружилась. Но частые исчезновения заметит не только староста, которой поручено присматривать за нами, но и мои сокурсники. Первое время я смогу отговориться изучением замка, а потом придется придумать что-то еще, что позволит мне отлучаться надолго, не вызывая вопросов.
  До десяти часов оставалось еще два часа, и я решила попробовать пару заклинаний. Хотя просмотр подшивок и был важнее. На самом деле, волшебная палочка так и просилась в руки. Я решила попробовать знаменитые "люмос", "нокс" и "вингардиум левиоса".
  В точности выполняя указания из учебника, я сделала круговое движение палочкой, одновременно произнося заклинание. И у меня получилось! Я с первого раза выполнила заклинание. Возможно, тут и нечем гордится, ведь это заклинание для первачков, но я все равно гордилась собой. "Нокс" тоже получился с первого раза. Я немного побаловалась с этими двумя заклинаниями, напоминая собой ребенка, получившего долгожданную игрушку.
  А вот заклинание левитации у меня получилось только с третьего раза. Но как-то странно. Книга, взятая из стеллажа, взлетела и тут же упала, а должна была зависнуть в воздухе. Я попробовала несколько раз, но результат был тот же. Почему у меня книга не зависает в воздухе? Может вложенной магии не хватает? Я сосредоточилась на желании, заставить зависнуть книгу в воздухе. "Кастанула" заклинание. Ура, у меня получилось! При этом я ощутила внутри себя что-то странное, будто из солнечного сплетения к правой руке поднимаются теплые волны. Скорей всего, это моя магия, из-за нее книга послушно висела в воздухе. Я сотворила и "люмос", на палочке появился огонек, но книга упала, а ощущение тепла, идущего от солнечного сплетения, пропало.
  Должно быть, для работы заклинания, требовалась постоянная магическая подпитка. Я попробовала снова - сотворила заклинание левитации, книга послушно зависла, но в этот раз я попыталась проконтролировать то тепло, которое исходило изнутри. Не получилось ничего, к тому же, я уже устала. Поддерживать так долго заклинание, было пока сложновато для меня.
  Посмотрев на часы, я испугалась, а мое сердце бешено забилось, ведь, до отбоя десять минут! Нужно было бегом возвращаться в гостиную. Приоткрыв дверь, я посмотрела по сторонам, и никого не увидев, покинула Выручай-комнату. Бегом спустившись с седьмого на четвертый, проклиная движущиеся лестницы, я очень удачно вошла в гостиную со старшекурсниками, не пришлось даже загадку отгадывать. Я сразу пошла к себе в комнату, так как очень устала. Быстро подготовив на завтра все вещи и учебники, заведя будильник, я легла спать.
  Интересно, Аби пошутила, когда сказала, что на завтрак всегда овсянка?
  
  
  Глава 6.
  Абигейл не шутила.
  Дни летели с поразительной быстротой. У меня было столько дел, что каждый вечер я валилась с ног от усталости. Изучение заклинаний, чтение подшивок разных газет, чтение книг по окклюменции и легилименции, эксперименты с магией, домашние задания, все это полностью занимало мое время. Мне даже пришлось завести планировщик. Теперь у меня было свое собственное расписание.
  Училась я прилежно, но без фанатизма, вовремя выполняла задания, и отвечала на все вопросы учителей. Так, особо не стараясь, я постепенно становилась лучшей ученицей нашего курса. Я конечно понимала, что зря привлекаю внимание, но у меня просто не получалось учиться хуже. И раз уж у меня не получалось затаиться как "мышь под веником", я решила изобразить из себя "зубрилку". Брала в библиотеке огромные стопки книг, и демонстративно относила в свою комнату, делая вид, что занимаюсь у себя. А потом тихонько уходила в Выручай-комнату.
  А Волшебная комната, оказалась не так проста, как я думала в начале. Ее можно было менять изнутри. Я узнала об этом случайно. Проводя много времени за чтением книг, я мучилась от болей в спине и пояснице, из-за долго сидения на неудобных стульях. В один прекрасный момент я так сильно размечталась об удобном компьютерном кресле, что Комната, видимо, приняла кресло за мое желание. Оно появилось, заменив собою стул, на котором я в тот момент сидела. Представляете - сижу, читаю спокойно "Пособие по защите разума", как вдруг под попой что-то пошевелилось и приподнялось. Я тогда так испугалась, что упала вместе с креслом. Таких матерных конструкций на смеси русского и английского языков Хогвартс еще не слышал.
  Помимо чтения, я изучала чары. Заклинания до третьего курса у меня получались практически сразу. А вот с некоторыми с четвертого пришлось поработать. Они требовали на порядок больше магической энергии, и, после двух попыток сотворить эти чары, я чувствовала себя полностью обессиленной. Видно мне пока не стоит изучать заклинания с пятого курса, раз уже с материалом четвертого возникают такие затруднения.
  Не забыла я заняться и бытовыми чарами. В первую очередь заклятием консервации. Прежде, чем освоить его, я мучилась с ним три дня. Но оно того стоило. Теперь я прихватывала с ужина стопку бутербродов, или пирожков, накладывала на них эти чудесные чары, и теперь никогда не оставалась голодной. Отныне я по утрам кушала в своей комнате, и не спускалась в Большой зал во время завтрака. Сначала староста забеспокоилась, не видя меня на завтраках. Пришлось ей объяснить, что завтрак полностью несъедобен для меня, так как я ненавижу эту кашу, какао и тыквенной сок, тогда она упокоилась.
  Помня про первый урок Флитвика, я спросила у мадам Пинс, существуют ли фотографии с выпускниками. И уточнила, есть списки студентов закончивших Хогвартс в 70-х. Библиотекарь подтвердила существование и фотографий, и списков. Только фотографии стали делать с 1974 года. Но посмотреть я их не могу, так как для доступа к ним нужно разрешение директора или деканов, поскольку там конфиденциальная информация. Вот как! Оказывается, в библиотеке есть еще комната, в которую попасть можно только с разрешения директора. Там, наверно, много полезной для меня информации. Надо проверить, появится ли она в Выручай-комнате.
  Она там была. Вход в нее находился в дальнем углу запретной секции. И поэтому, я не замечала эту комнату раньше. Это была небольшая комната, заставленная книжными шкафами и стеллажами, забитыми старыми пергаментами. Найдя шкаф со списками выпускников, я взяла коробку , в которой были списки с 1970 по 1980 года. Просматривая списки, я наткнулась на знакомые фамилии: Поттер, Люпин, Петтигрю, Снейп, Эванс, Блек. Они выпустились в 1976 году. А фамилию Сондер я увидела в списке 1978 года. Только имя было другое. Не Сандра, а Кассандра. В этом же списке встретились фамилии: Блек, Крауч, Розье и Лестрейндж. Это были Регулус, Барти, Эван и Рабастан. Раз они закончили в 1978, то тут должна быть выпускная фотография.
  Фотографии нашлись в соседнем шкафу. Найдя толстый конверт, с надписью "Выпускники 1978" , я принялась рассматривать фотокарточки. Они были разные: индивидуальные, факультетские и общешкольные.
  Пока я перебирала фото, то ради интереса глянула на изображения будущих Пожирателей. Первой попалась фотография с Барти. Молодой, с короткими волосами пшеничного цвета, и добродушными чертами лица, он застенчиво улыбался мне с фотографии. Не верится, что этот паренек стал пожирателем, и, запытав до безумия Лонгботтомов, угодил в Азкабан.
  Рабастан Лестрейндж, еще один будущий пожиратель. Он выглядел весьма высокомерно, но при этом не отличался красотой и изяществом. Темные короткие волосы, простоватое лицо с квадратным подбородком и огромным носом, он производил гнетущее впечатление.
  А вот и рыжий парень с высокомерной улыбкой. Эван Розье выделялся только рыжими волосами и сумасшедшей хитринкой во взгляде. Красивым он не был, но и уродом не казался. Обычный парень.
  Регулус Блек был симпатичным. Черные, чуть вьющиеся волосы, ярко синие глаза, излучающие уверенность в себе и спокойствие. Он совершенно не был похож на темного мага. По книгам, Регулус всегда представлялся мне этаким тюфяком, маменькиным сынком. Но на фотографии нет ничего, что говорило бы о его слабохарактерности.
  И вот, наконец, фото Кассандры Сондер. Это моя мать! Да, на фото она выглядела по-другому, но я все равно ее узнала. С фотографии радостно махала рукой черноволосая девушка с синими глазами, такими же, как мои.
  Мама все-таки училась в Хогвартсе! Флитвик не ошибся. Сандра не помнит учебы в Хогвартсе, из-за того, что кто-то или стер, или изменил ее память с одиннадцати лет. Но кому это было нужно? И для чего?
  Эти вопросы не давали мне покоя. Я думала, стоит ли рассказать маме, что с ее памятью кто-то основательно поработал или самой попробовать разобраться с этим? В конце концов, мама сама ничего не сможет с этим сделать, я только заставлю ее нервничать и волноваться. И я решила не говорить ей ничего, и даже в письмах стараться поменьше рассказывать о Хогвартсе. Кто знает, как поведет себя фальшивая память, если я буду стараться помочь маме вспомнить о том, что она маг? В посылаемых мною письмах, теперь почти ничего не рассказывалось о школе.
  Теперь, я начала изучать все книги по изменению памяти. Как оказалось, существует несколько способов изменить память. Заклятие "Обливиейт" самое легкое, но и самое слабое. Оно стирает относительно небольшой промежуток времени, или какой-то один факт из всей жизни. Точнее, не "стирает", а просто помещает его очень глубоко в подсознание. Так, например, Гермиона стерла память о себе у родителей. После "стирания", цель на некоторое время дезориентирована, и ей можно внушить почти все, что угодно. Человек с тренированным разумом достаточно быстро вспомнит то, о чем его "попросили" забыть.
   Второй способ - запрещенное зелье "Новая жизнь". Но оно не только стирает память, оно полностью уничтожает личность принявшего зелье, оставляя только знания и умения. Например, знание языка, знания с том, как создать артефакт, умение ориентироваться в современных реалиях, умение приготовить яичницу, и другое в том же ключе. После принятия зелья задавалась новая жизненная установка. Например, бесплатно создавать артефакты для аврората и жить в соответствии с законами.
  Раньше его использовали для наказания самых отъявленных и жестоких преступников, но которых было жалко убить из-за их полезности. Его запретили из-за нескольких ингредиентов. Одним из них являлось сердце младенца. А пару других сейчас уже невозможно достать.
  Третьим способом влиять на память, является сочетание зелья и легилеменции. Но главное, что эффект обратим. Но для его осуществления необходим гуру легилеменции. Создать достоверные воспоминания из ничего, можно только достигнув вершины мастерства. Сильно подозреваю, что маму обработали этим способом. Надеюсь. Потому что, если ей дали "Новую жизнь", то восстановить ее память уже никогда не получится.
  Понимание того, что маме может помочь только легилемент, подстегнуло меня усиленно заняться ментальными науками. Я буду стараться. Я верну маме память.
  Я решила прочесть "пособие по изучению окклюменции и легилеменции" некоего Такаги Тайги. И тут японец. Уж не предок ли он моего однокурсника?
  В книге, сначала, пояснялось, что это за "зверь" окклюменция, какие плюсы она дает. Например: улучшение внимания, памяти и способности к концентрации. Тут я вспомнила о Снейпе - его владение этим умением, помогает ему в варке зелий. Потом приводились специальные упражнения по усвоению, давались советы по созданию "внутреннего мира", который мог быть похож на что угодно. Автор приводил примеры комнаты, библиотеки, лабиринта, леса.
  Нужно было упрятать подальше все важные воспоминая, а обычные - наоборот, выставить на "витрину". Еще в книге говорилось, что построение стены вокруг разума - способ для дилетантов. От поверхностной легилеменции он, конечно, защитит, но, сам факт его наличия у меня, покажет, что мне есть что скрывать, и будет искушать посмотреть, что за тайны я скрываю. А вот, если грамотно устроить свой мир, и спрятать нужные воспоминания так, чтобы об их существовании невозможно было догадаться, то получится мощная защита. А показателем достижения мастерства является создание ложных воспоминаний.
  Если в окклюменции нужно было научиться управлять собственным внутренним миром, то в легилименции требовалось научиться выталкивать из себя "щуп" сознания для чтения поверхностных воспоминаний. Упражнения для легилименции были намного сложнее, чем для защиты разума. Но выполнимые.
  Я взяла их на заметку.
  ***
  Дни до конца сентября пролетели незаметно. Я до сих пор не пришла к решению вопроса о помощи Гарри. Меня пугало то, что если проколюсь, то директор, или Волдик, взломают мою ментальную защиту и узнают все. Тогда пострадаю не только я, но и моя мама. Но, в то же время, я не могу простить Дамблдора за то, что он считает себя вправе управлять жизнями других. Мы все для него шахматные фигуры. Захочет - пожертвует, захочет - сделает ферзем.
  Так я и металась все это время. Но в конце сентября произошло то, что заставило меня сделать выбор в пользу сердца.
  Я сидела на обеде с книгой по истории магии в руках. Вдруг ко мне подошла недовольная Аби.
  - Сондер, ты вообще собираешься подходить к мадам Помфри? Уже сходили все, кроме тебя.
  - Ой! Я забыла! Прости Аби, сегодня же после занятий схожу.
  - Ты со своей зубрежкой совсем о реальном мире забыла. Чтоб завтра, вместо штудирования учебников, пошла на длительную прогулку! Поняла меня? Не хватало мне еще на факультете обмороков от утомления, - сердито сказала староста.
  - Да, Аби, завтра я обязательно отдохну от учебников, - печальным голосом ответила я.
  - И не забудь в больничное крыло зайти! Я проверю!
  После ЗОТИ была история магии, на которую я уже давно не хожу. Я надеялась, что в книге преувеличивают отвратительность Бинса, как преподавателя. Но, оказалось, что нет. К тому же он приведение, как он сможет проверить домашние задания? Он же вообще не замечает нас! Я на первом же занятии провела эксперимент: встала с места, и походила по классу. Призрак, не обращая на меня внимание, продолжал бубнить. Тогда прислушалась и поняла, что все, что он рассказывает на лекции, есть в учебнике. Это занятие абсолютно бесполезное времяпрепровождение.
  Я шла в больничное крыло, как и обещала Аби. Уже дойдя до входа, взявшись за дверную ручку, я замерла, услышав ругань мадам Помфри.
  - Это переходит все границы, Альбус! Как ты можешь так поступать? Он же еще ребенок, ему нужна любовь и забота, а ты бросил его в аду! Они же почти до смерти его избили! Неужели ты оставишь все как есть? Тогда ты еще больший подонок, чем я думала! - исступленно кричала мадам Помфри на директора.
  - Тише, Поппи, тише! Я с ними поговорил, они сожалеют, что так погорячились, и больше так не будут, - сказал директор с успокаивающими нотками в голосе.
  - Вот именно, Альбус! "Больше" они не будут, а вот "меньше" они не обещали! При диагностике я обнаружила столько переломов и травм, сколько у глубоких стариков никогда не найдешь. Да он ходячее пособие по целительству! У него от недоедания все ребра видны! Неправильно сросшиеся кости, нарушенная работа внутренних органов, шрамы и синяки по всему телу, да ему даже очки не подходят и только ухудшают ему зрение! Альбус, забери мальчика от этих маглов! Никакое благо не стоит таких мучений Гарри! - орала целительница, пытаясь достучаться до совести Дамблдора.
  - Поппи, ты же знаешь, что Гарри избранный, и такое детство закалит его характер. Он не побоится ввязаться в битву с Волдемортом, и победит его! - с полной убежденностью в голосе, ответил старик.
  - Альбус, ты в своем уме? Как мальчик, с такими проблемами со здоровьем, сможет победить семидесятилетнего волшебника, которого даже ты не можешь победить! Лучше бы ты его заклинаниям для борьбы с сам - знаешь - кем обучил! Как ты можешь поступать так подло? Я расскажу обо всем Амелии, и она...
  - Довольно! Ты забываешься Поппи! Мы же с тобой договорились, что ты молчишь о том, где и как живет Гарри Поттер, а я в свою очередь не рассказываю аврорату о темных делишках твоего внука.
  - Какая же ты сволочь, Альбус!
  - Мы поняли друг друга? Поппи?...
  Поняв, что разговор подошел к концу, я тихо ушла. Успела я добежать до берега озера, туда, где росли пышные кусты, прежде чем перестала сдерживаться. Моя магия, подкрепленная яростью и моим криком, вырвалась на свободу. Вокруг меня вспыхнул огонь, который меня не обжег. Ощущение безграничной мощи переполнило меня! Я, буквально купалась в хлынувшей по магическим каналам энергии, которая, выходя из меня, превращалась в огонь.
  А потом все закончилось. Я упала на землю полностью опустошенной. Все тело болело, в груди у меня пульсировало маленькое солнышко. Что это такое? Мое магическое ядро?
  Вокруг себя я увидела выжженное пятно, радиусом около полутора метров. Почва под моими ногами выглядела стеклянной. Это я натворила? Хорошо, что никто не видел. Только я об этом подумала, как по близости раздался шорох. Я резко обернулась, и пошла в сторону, из которой донесся этот подозрительный звук. Там никого не было. Показалось?
  Я села на берегу. Ноги отказывались держать, но восторг распирал изнутри. Отдохну немного от избытка эмоций и пойду к себе спать.
  Какая же Дамблдор сволочь! То, что он мутный, было понятно и так, но я все-таки надеялась до последнего, что он приличный человек. Но подслушанный разговор показал, что у директора не осталось обычных таких чувств, как жалость и милосердие. Он шантажировал мадам Помфри, чтоб она не рассказала все о житье Поттера.
  Могла ли я простить такое! Нет, конечно. Я не останусь в стороне и приложу все свои силы, не только что бы помочь Гарри, но и чтоб Дамблдор получил по заслугам. Я убедилась, что он, прикрываясь словами о "высшем благе", творил свои закулисные игры, такого характера, что волосы дыбом встают.
  Я потратила много времени, чтобы просмотреть все подшивки пророка с 1940-х годов. Хотела узнать все о нашем директоре. И узнала.
  В это время была война не только в магловском, но и в магическом мире. Темный лорд того времени, Геллерт Гриндевальд, поняв, наконец, что с волшебным миром ему ничего не светит, пожелал получить власть над магловской Европой, став серым кардиналом у Адольфа Гитлера. Многим чистокровным семьям забавы Гриндевальда были совершенно до лампочки, пока каблук немецкого солдата не подавил под собой всю Европу, вплоть до ворот Москвы. Тогда и испугались.
  Маги всех стран призывали сплотиться и одолеть Темного Лорда. Но Дамблдор долго не вмешивался, отговариваясь, что его это не касается, что Англии ничего не угрожает. А потом взял и победил Гриндевальда на дуэли. Исход битвы Дамблдор сообщил после ее завершения, утаив то, что Гриндевальд не убит, а только заключен в тюрьму, которую сам и построил - в "Нумергард".
  На пике славе, пожилой еще в те времена, Дамблдор занял свои многочисленные посты, и начал потихоньку проводить нужные ему законы - например, об ограничении прав оборотней и вампиров. Не сам лично старался, а через "своих" людей. С его благословления были запрещены магия крови и многие ритуалы, названные "темными". Список запрещенных книг увеличился в десять раз. Власть попечительского совета Хогвартса была урезана, а, как директор, он убрал из школьной программы важные направления магической теории и практики. В общем, ничего хорошего он не сделал.
  О Волдеморте, в газетах, тоже было много интересного. Поначалу, он предлагал вполне здравые идеи. Не было упоминаний об уничтожении маглов или грязнокровок. Были лишь призывы убрать с важных министерских постов маглорожденных, как мало понимающих в магических традициях. Вполне здравая идея, как я считаю. Вначале не было никаких нападений или убийств, а потом, что-то вдруг изменилось. Нелюбовь к маглорожденным и маглам переросла в лютую ненависть ко всему обычному миру. Ненависть к маглам распространилась и на магов, мутировав до обычных зверств - начались убийства политических противников и их семей. Стали появляться черные метки над домами чистокровных волшебников, которые не разделяли идеи Волдеморта.
  Из написанного в газетах, я сделала вывод, что суда над Сириусом Блэком действительно не было. Его посадили в Азкабан без суда и следствия, за одним лишь приказом Бартемиуса Крауча-старшего. В статье, в которой рассказывалась об убийстве Блеком Питера Петтигрю, была фотография. Когда я рассматривала фото, то удивилась: как тут можно говорить о смерти Питера? Там была изображена воронка от взрыва, на дне которой, лежала совершенно целая мантия, а рядом с ней палец. И никаких кровавых ошметков, луж крови, кусков мяса или осколков костей. Блэка посадили намеренно.
  Глаза слипаются. Надо идти к себе, а то тут и засну.
  Подойдя к входу в гостиную, я удивилась. Около каменного ворона собралась целая толпа. В основном старшекурсники.
  - А чего тут все стоят? Отбой же скоро.
  - Этот каменный гад загадал загадку, на которую никто из присутствующих ответить не может. Такое иногда бывает, - ответил мне второкурсник, гневно глядя на ворона.
  - А что за загадка?
  - "Домашнее животное, на "т" начинается."
  - Пфф, да это же легкая загадка!
  - Вот иди и скажи этому гаду разгадку.
  Я подошла к статуе ворона, и, положив ему руку на клюв, произнесла:
  - Таракан.
  - Верно.
  И мы прошли в гостиную. Ребята, вошедшие со мной, смотрели на меня с уважением. Еще бы. Они, старшекурсники, долго не могли отгадать загадку, на которую малявка ответила сходу. Я пожала плечами и пошла к себе в комнату. Хочу спать, я слишком устала сегодня.
  Как же мне помочь Гарри, и при этом не попасться на крючок к двум темным лордам?
  
  
  Глава 7.
  Чтобы помочь Гарри, мне нужно стать сильнее, и узнать как можно больше о магическом мире! Деньги, сила и знания правят миром!
  К такому выводу я пришла, когда размышляла о двух будущих противниках. Сейчас моей силой является только знание о будущем. Я знаю не только о грядущих событиях. Я знаю характеры, секреты и слабости ключевых фигур. Но этими знаниями нужно правильно распорядиться. Я взрослый человек в теле ребенка. Меня не будут воспринимать всерьез. В этом моя сила, и в этом моя слабость.
  Во врагах у меня два могущественных волшебника. Один другого сильней. И сейчас я проигрываю им по всем статьям. У меня нет нормальных знаний о волшебном мире. Практически все мои предположения основываются на огромном количестве прочитанных фанфиков.
  Все упирается в мое незнание реалий и традиций магического мира, в отсутствие денег, и в собственную неопытность как мага. А ведь я до семнадцати не смогу колдовать вне школы. Все это связывает меня по рукам и ногам.
  Надо решить вопрос с деньгами. Для моих целей мне понадобятся лучшие учителя, а нанять их обойдется мне весьма дорого. Мне требуется научиться Окклюменции и Легилименции, аппарации, а также, если это для меня возможно, ритуалистике. Хорошо бы еще освоить анимагию, умение обращаться зверем, может пригодиться там, где обычная магия пасует. Например, если вокруг будет много дементоров, и я не смогу вызвать патронуса. А если позволит анимагическая форма, то и подслушать и подсмотреть, что-то важное. Главное не попасться как Рита Скитер. Еще нужно освоить, хотя бы на начальных уровнях, магию рун, артефакторику и зельеварение. Все эти виды магии, при использовании, не засекутся министерским "Надзором".
  С теорией проблем не будет, у меня под рукой шикарная библиотека, и читаю я очень быстро. А вот с практикой беда. Например, аппарации без наставника я научиться не смогу. Вдруг меня при первой же попытке пополам "расщепит"? И рядом никого опытного не окажется. Тогда прощай моя вторая жизнь.
  Пока буду изучать то, что смогу освоить без наставника. Мне все пригодится. Сделаю пока упор на магию рун и зелья. Когда освою их на приемлемом уровне, попробую заняться артефакторикой. Разумеется, я не заброшу и самостоятельные занятия окклюменцией и легилименцией, но одна многого я не достигну.
  Принятое мной решение, даровало мне душевный покой. Отныне у меня есть цель, к которой я буду стремиться изо всех сил. Надо придумать, как помочь Гарри, и не попасться при этом. Самое слабое место - это память Гарри.
  Дамблдор, гуляет по чужим головам, как у себя дома. И он непременно заглянет к Поттеру "на огонек" и увидит, что какая-то девчонка вмешивается в его планы. Тогда мне несдобровать. Как же скрыть воспоминания Гарри от старика? Причем не полностью все воспоминания, а только нужные. "Обливиейт" нельзя, да и бессмысленно. Окклюменции ему долго учиться. Должны быть другие способы.
  Кстати, после случая с появлением кресла, поиски нужных книг значительно упростились. Мне было достаточно сосредоточиться на появлении передо мной книг, в которых упоминается нужная мне информация, и они тут же появлялись.
  Поиски информации, о сокрытии памяти от легилеменции, были быстрыми. Память можно было закрыть от проникновения несколькими способами. Но мне подошли только два из них.
  Первый способ - "непреложный обет", его магия сама прикроет нужные воспоминания от легилименции, если в его условия будет входить пункт о неразглашении. Но этот способ немного грубоват, и, при углубленной легилименции, сразу будут заметны закрытые участки памяти.
  Второй способ - "Ведьминский заговор". Его может наложить женщина на мужчину. Ни в коем случае не наоборот. Им не пользуются уже несколько сотен лет, а может, пользуются, но скрывают. И он мне нравится намного больше, хоть и его намного сложнее исполнить. Этот заговор прикрывает все воспоминания мужчины, связанные с женщиной, которая его исполнила. Причем она сама выбирает, что нужно скрыть, а что оставить на виду.
  В отличие от "непреложного обета" кусочки воспоминаний не закрываются наглухо, а словно "маскируются", и если не знать, что искать, то никогда не найдешь. А если даже знать особые приметы, то все равно нельзя увидеть, что в этих воспоминаниях. Даже, если применить сыворотку правды, заговоренный ничего не расскажет, заговор не позволит. Но, для его исполнения, нужно уметь творить магию без палочки. Необходимо научиться выпускать свою магию без проводника, и к тому же управлять ею с филигранной точностью. По сути, та же беспалочковая магия, но сложнее. Возьму на заметку оба способа, но попытаюсь выполнить заговор.
  Занимаясь экспериментами с магией и заклинаниями, я поняла, что беспалочковая магия для меня вполне достижима.
  Тренируясь с заклинаниями, я выяснила несколько важных вещей. Слова "заклинания" и особое движение палочкой не обязательны. Они просто помогают, вызывая нужный настрой. Важны лишь четкое представление того, что тебе нужно и сила воли. Также "слово" и "жест", незначительно уменьшают затраты "маны" при использовании заклинания. Для меня, разница в затрате магических сил, между колдовством по заклинанию и без, вообще не ощутима. Я научилась контролировать количество магии, которое вкладываю в заклинание. Теперь я чарами левитации могу заставить висеть предмет в воздухе несколько дней. Все очень просто: при "кастовании" я вкладываю больше магических сил.
  ***
  Выручай-комната замечательное место, и я бы сидела в ней все время после занятий. Но, к сожалению, мне пришлось сильно сократить время посещения волшебной комнаты, из-за того что окружающие стали замечать мои исчезновения. Да еще и наша староста начала присматривать за мной.
  Я все-таки зашла в больничное крыло, через пару дней после подслушанного разговора. Меня отвела за руку Аби, которая узнав, что я так и не пришла тогда к Помфри, решила отвести меня сама. Целительница обследовала меня диагностическими заклинаниями, и в конце спросила, не лежала ли я в коме. Вот это специалист! Я ведь еще никому не говорила об этом. В итоге она настойчиво посоветовала мне кушать побольше, почаще гулять, и не переутомляться. И выдала целую коробку с необходимыми для восстановления организма, зельями. Как назло, все это услышала Аби. С тех пор мне нет от нее покоя.
  Представляете, Аби попросила остальных наших старост, по возможности, присматривать за мной. Теперь мне приходится большую часть времени проводить в компании кого-либо из старост или с одноклассниками. Неожиданно, компания сверстников мне понравилась. Они оказались довольно милыми люди. А я раньше ничего не замечала, из-за постоянных отлучек в Комнату Желаний.
  После посещения больничного крыла, моя жизнь круто изменилась. Я словно окунулась в школьную жизнь. И узнала много интересного. Например, то, что школьные приведения меня избегают. Раньше я целый месяц умудрялась их даже не замечать. А вот полтергейст Пивз меня почему-то боялся. Может из-за того, что я умирала? Наверно, они чувствуют что-то.
  Поскольку вне Выручай-комнаты мне было практически нечем заняться, я решила заняться налаживанием связей. Для начала, я решила помочь своим одноклассникам, потому что у ребят были проблемы, а я по всем предметам училась на "превосходно".
  Сначала, я помогла Стеббинсу и Планку. У мальчиков до сих пор не получалось заставить взлететь перо, и их спички никак не хотели становиться иголками. А вот с письменными работами у них было все отлично. Когда я подошла к ним с предложением помочь, они впали в состояние, близкое к шоковому. Уставились на меня, и рты пооткрывали.
  - Чего вы так на меня смотрите? - спросила я недовольно.
  - Э...П-простите м-мисс Сондер! Конечно, мы х-хотим, чтобы вы помогли нам разобраться. Просто мы не ожидали, что вы решите нам помочь, - немного запинаясь, произнес Эрик Планк.
  - Вы чего? Какая "мисс Сондер"?! Мы же одноклассники, с чего вы мне "выкаете"? - спросила я удивленно.
  - П-простите! Просто вы...ты такая умная и отстраненная, и никогда ни с кем не разговариваете, кроме Селвина и старост. А еще вы...ты ведешь себя как взрослая. Поэтому обращаться к тебе на "вы" получается само собой! - ответил мне Джейк Стеббинс.
  Ничего себе! Ну, то, что все считают меня отстраненной это понятно. Мои лицевые мышцы плохо работают, и мне приходится прилагать специальные усилия, что бы выразить какие-либо эмоции. Поэтому, почти всегда, у меня равнодушное выражение лица. Последствия двухлетней комы. Я даже и говорила-то вначале с трудом. Со мной занимался логопед, помогая мне восстанавливать речь. Поэтому я и разговариваю с кем-нибудь нечасто.
  А вот, поведение как у взрослого человека это плохо. Нет, я не веду себя так специально. Но, должно быть, у меня такая аура, что дети интуитивно чувствуют, что я старше их. Надо что-то с этим делать. Иначе это привлечет ненужное внимание.
  Посмотрев, как мальчики пробуют превратить спичку в иголку, я заметила, что они слишком сильное внимание уделяют "слову" и "жесту", а не концентрации на самом превращении. Я посоветовала им сначала сосредоточиться на том, чего они хотят получить, исполнив заклинание.
  Только после того, как в подробностях представят иголку, надо творить заклинание, иначе спичка в иголку не превратится.
  И дело пошло на лад. А с заклинанием левитации они справились уже сами, без моей подсказки. Умные ребята!
  У Чоу и Рэйчел с практикой заклинаний было отлично, а вот с письменными работами наоборот. Нам довольно часто задавали писать эссе и обзоры. Девочки, выросшие в семьях волшебников, и получившие домашнее образование, совершенно не умели писать подобные работы. Они просто не понимали саму структуру этих видов заданий. А наши учителя не потрудились объяснить правила. Пришлось мне провести ликбез по поводу написания разных типов работ. И еще написать им образцы. Схватывали они все на лету.
  А вот Селвин учился хорошо. Не так хорошо как я, но близко. Мальчик все время читал книги, и не общался ни с кем, кроме меня. Видно, его молчаливость, отталкивала от него ребят. Я только сейчас заметила, что, пока я целыми днями занималась в Выручай-комнате, он скучал в одиночестве. Мне даже стало немного стыдно от того, что я забросила парня ради книг и упражнений. А ведь обещала себе, что не дам ему стать пожирателем, что поддержу его. Когда я перестала пропадать целыми днями, он сильно обрадовался, хотя внешне это никак не отобразилось.
  Я не могла часто бывать в Комнате Желаний, но мне это было просто необходимо. У меня были поставлены серьезные цели, которые я не смогу достичь, если не буду целенаправленно учиться нужным вещам. Поскольку днем я не могу заниматься в Выручай-комнате, то придется заниматься там ночью. Я нашла способ ходить ночью по школе, при этом, не боясь попасться. Надо освоить чары "хамелеона". И научиться заклятьям, которые скроют запах и звук моих шагов. Но у меня, пока, ничего не получалось, не хватало магической энергии для работы заклинания.
  Тогда, я решила изучить вопрос по увеличению магической силы. Прочитав пару книг по этой теме, я выяснила несколько вещей. Во-первых, магическая сила увеличивается с взрослением мага, и растет она примерно до семнадцати лет. И даже если я ничего не буду предпринимать, то через пару лет я все-таки смогу применить такое энергоемкое заклинание, как чары "хамелеона". Но мне это не подходит.
  Во-вторых, есть специальные упражнения для увеличения магической силы. Они довольно сложны и болезненны. Да и усилить магию можно было только до определенных границ, которые зависели от личного потенциала волшебника. Это как накачивать мышцы, сильнее, чем заложено природой изначально, не станешь. Выше своего потолка не прыгнешь. Упражнения я взяла на заметку, буду выполнять.
  Что примечательно, все книги на тему магической силы оказались записями Ровены Рэйвенкло. Это меня потрясло.
  Еще в сентябре я много экспериментировала с Выручай-комнатой. Я выяснила, что не могу вынести то, что создала Комната. Но, если я там что-то оставляла, то потом могла забрать. Волшебная комната не могла создавать артефакты. А еще она могла создавать копию только тех книг, которые есть в Хогвартсе. Я пробовала вызвать копию магловской книги, изданной в будущем, которую я читала. Она появилась, но ее страницы были пусты. Поэтому, когда появились записи Ровены, я так обрадовалась и удивилась, что с огромными усилиями заставила себя, сначала прочитать ее книги, прежде чем пытаться вызвать книги других основателей.
  Прочитав книги Ровены, я сосредоточилась на желании прочитать все книги и рукописи основателей. Это было плохой идеей. Появившиеся копии книг, буквально погребли меня под собой, так их было много. Я не смогла откопаться. Пришлось сосредоточится на желании, чтоб они исчезли. В следующий раз надо быть осторожнее с этим. А откуда их так много? В библиотеке этих книг нет, там всего пять книг основателей, и их не выдают на руки, но тут я все их прочитала. Я подумала, что те книги были у директора, но вряд ли там столько поместится. Да этих книг хватит, чтобы заполнить еще одну библиотеку Хогвартса. Возможно, в Хогвартсе, помимо Тайной Комнаты Слизерина, существуют тайные кабинеты других основателей?
  Размышляя об этом, я покинула Выручай-комнату. Я и так там задержалась, надеюсь, никто не обратил внимание на мою отлучку.
  Я шла по коридорам совершенно бесцельно. Все мысли остались в волшебной комнате Желаний, которая казалась мне теперь величайшим созданием магов. В ней я так много узнала, столькому научилась - надо было срочно заняться практикой вычитанными упражнениями, и наконец, освоить чары "хамелеона".
  Я гуляла по второму этажу, как вдруг услышала громкие жалобные мяуканья и издевательский смех. Это мне не понравилось, и я направилась посмотреть, что происходит.
  Это были близнецы Уизли, которые, то ли прокляли, то ли скормили какую-то гадость серой кошке. У бедняжки сильно увеличился язык, став таким огромным, что волочился по полу. Интересно, как она умудрялась мяукать с таким-то языком? А те двое, держась за животы, смеялись над бедным животным.
  - Вы что делаете, садисты? Прекратите это сейчас же! - закричала я на этих придурков.
  - Да, ладно...
  - Подумаешь...
  - Язык у кошки...
  - Увеличили...
  - Это же забавно...
  - И весело! - они и правда говорили по очереди, словно у них одна голова на двоих.
  - Ничего не весело! Как вы можете издеваться над беззащитным существом?! Вы, живодеры, верните ей нормальный язык! - орала я.
  - Это далеко...
  - Не безобидное...
  - Существо...
  - Знала бы ты...
  - Сколько крови...
  - Она нам попортила!
  - Из-за нее нас...
  - Постоянно ловит Филч...
  - И нас наказывают!
  - Мы всего лишь...
  - Немного подшутили...
  - Над ней.
  - Язык сам скоро...
  - Станет нормальным.
  - Ну, мы пошли.
  - Счастливо оставаться! - и они, гадко хохоча, развернулись, что бы уйти.
  - Ну, уж нет! Я не позволю всяким уродам безнаказанно издеваться над беззащитными и слабыми! Я вас знаю! Вы только и можете, что над первогодками издеваться! - громко сказала я им, трясясь от ярости.
  - Ну и как же ты...
  - Это сделаешь? - спросили они с глумливыми нотками в голосе.
  Их манера говорить по очереди, откровенно бесила. А так как я уже и без этого была в ярости, то это стало последней каплей. У меня отказали тормоза. Я взмахнула рукой, и палочка прыгнула ко мне в ладонь, словно тоже горела желанием покарать этих неразумных.
  - Экспеллиармус! Петрификус Тоталус! Протего! Экспеллиармус! Петрификус Тоталус! - Выдала я цепочку заклинаний с огромной скоростью.
  Эти оболтусы ничего не смогли мне противопоставить. Первый даже палочку не успел достать, как я его парализовала. А второй успел достать палочку, и даже успел "кастануть" Оглушающее, но я приняла его на щит, и сама атаковала. В итоге, передо мной валяются две парализованные тушки.
  Я уже немного остыла, и теперь думала, что делать. Свидетелей нет. Может оставить их валяться так? Нет. Плохая идея. Когда очнутся, наябедничают. Точно! Отнесу-ка я их к Флитвику и все расскажу. Палочки рыжих братьев я засунула в карман мантии. Подняв близнецов заклинанием, и взяв бедную кошку на руки, успокаивающе ее погладив, я направилась к декану.
  Маленький профессор откровенно обалдел, когда увидел меня на пороге своего кабинета. Неудивительно, у меня за спиной маячили левитируемые близнецы. А в руках была кошка с языком размером с нее саму.
  - Мисс Сондер, что случилось? Они ранены? - С беспокойством спросил Флитвик, подбегая ко мне.
  - Нет, профессор, они всего лишь парализованы. Я их поймала, когда они издевались над бедной кошечкой. Смотрите, что они с бедняжкой сделали! Вы сможете ей помочь?
  - Давайте котейку сюда, я посмотрю, что можно сделать. А этих оболдуев кладите около стены, вот сюда.
  Я аккуратно отлеветировала братьев в указанное профессором место, и оглянулась. Кабинет Флитвика был похож на маленькую библиотеку. Везде были книги и свитки.
  Профессор немного поколдовал над кошкой, и, сильно нахмурился. Потом быстро вынув из кармана какой-то камешек, размолол его заклинанием, и разбавил его водой. Потом трансфигурировал из старого пера пипетку, и закапал полученную жидкость кошке прямиком в горло, так как из-за огромного языка, сама бы она пить его не смогла.
  - Мисс Сондер, расскажите подробней, что произошло.
  Я рассказала все в подробностях, и отдала палочки рыжих садистов профессору. Во время описания короткой дуэли, Флитвик вначале довольно кивнул, а потом нахмурился. Расколдовав близнецов, грозно сдвинув брови, начал допрос.
  - Что за зелье вы дали бедной кошке?! Вы знаете, что для всех кошек, зелье, в составе которого есть "Вороний глаз", яд? Вы, по сути, отравили бедное животное, и, если бы мисс Сондер не принесла ее сюда, то животное долго бы мучилось умирая.
  Голос Флитвика был спокоен. Так спокоен, что у меня мурашки по спине побежали. Похоже, профессор очень злится. Я его никогда таким не видела.
  Близнецы в шоке молчали. Они видимо не ожидали, что их жестокая шутка обернется такими последствиями. Интересно, они хоть немного сожалеют о содеянном?
  - Вы меня разочаровали, господа Уизли. Я ожидал, что вы найдете лучшее применение своему таланту, чем издевательство над слабыми. - грустно сказал Флитвик.
  - Простите, профессор! Мы не хотели убивать кошку! Мы только пошутили над ней! Это было зелье "гиперязыка", мы сами его недавно придумали, и проверяли на мышах, - заговорили они одновременно - шок влиял на них благотворно.
  - Довольно оправданий! Вы виноваты не в том, что отравили бедную кошку, а в том, что вы издевались над ней, и получали от этого удовольствие. А еще, вы виноваты, что придумав зелье, не подумали, что оно может кому-то навредить. У многих волшебников и животных часто встречается аллергия на разные компоненты. А некоторые зелья, при одновременном приеме, становятся ядом.
  - Простите! Мы больше не будем так шутить! - синхронно воскликнули близнецы.
  - За издевательство над животным, я снимаю с каждого из вас по тридцать баллов. А за применение, заведомо ядовитого для кошки, зелья еще по тридцать. И назначаю вам четыре недели "особых" отработок у меня, дабы привить вам чувство сострадания.
  - Да, сэр!- синхронно кивнули близнецы.
  - Идите. Глаза бы мои вас не видели.
  Когда Уизли ушли, профессор, грустно вздохнув, заговорил со мной.
  - Мисс Сондер, за то, что вы напали на близнецов Уизли, я снимаю с Рэйвенкло двадцать баллов. Как ваш декан, я недоволен вашим поступком. Вы должны были позвать кого-то из профессоров или просто отнести кошку в больничное крыло. Вы понимаете ваш проступок?
  - Да, профессор, я виновата и признаю свою вину. Но в тот момент они меня разозлили настолько, что я уже не соображала, что делаю. Впредь, я буду держать себя в руках.
  - Что ж, мисс Сондер, я рад, что вы это понимаете. А теперь о приятном, - сверкнул хитро глазами профессор. - За спасение кошки, и за победу на дуэли со второкурсниками, я награждаю вас двадцатью рейвенкловскими баллами. Как профессор чар, я вами очень доволен. Мисс Сондер, не хотели бы вы стать моей личной ученицей? У вас огромные задатки в области чар и в дуэлинге.
  - Конечно, профессор! Я буду счастлива стать вашей ученицей! Ведь вы были победителем дуэльных соревнований много лет подряд!
  - Вот и хорошо! Я вам позднее сообщу, когда мы начнем заниматься. А теперь идите, мне еще предстоит визит профессора МакГонагалл, надо к нему подготовиться...
  - Да, сэр! - воскликнула я и в состоянии полнейшего эмоционального раздрая, я покинула кабинет Флитвика.
  Надеюсь это историю замнут, не хотелось бы привлекать внимание.
  
  
  
  Глава 8.
  Как бы не так.
  Замять это происшествие профессорам не удалось. Оказывается, мою ругань с рыжими близнецами, и дуэль в коридоре, видел Пивз. А потом еще и проследил, за тем, что произошло в кабинете Флитвика. И этот гад растрепал все приведениям, а приведения растрепали портретам, которые, в свою очередь, устроили громкие дискуссии в коридорах, в которых эту историю и услышали студенты.
  Негаданно, нежданно, на следующее, после происшествия, утро, я проснулась хогвартской знаменитостью. Теперь, на обедах и ужинах в большом зале, меня всегда сопровождали шепотки сплетников. Еще бы, первоклашка, которая учится магии всего месяц, победила двух второкурсников. А потом ее взял в ученицы профессор Флитвик.
  Отношение ко мне сильно изменилось. Оказывается, эта парочка многих умудрилась достать, но больше всех страдали первокурсники и сокурсники рыжих затейников. Первоклашки теперь чуть ли не боготворили меня, кроме тех, кто со Слизерина, естественно. Факультет Гриффиндора разделился на два лагеря. Одна половина винила меня в нападении на близнецов, и считала, что шутка над кошкой не стоила такого количества баллов. Во время обедов они гневно смотрели на меня, а в коридорах обязательно громко говорили что-то обидное в мой адрес, специально чтобы я услышала. Зря стараются, мне на них глубоко фиолетово. Вторая половина алого факультета считала наоборот, что я их героиня и поддерживала меня.
  Но Фреду и Джорджу пришлось намного хуже, чем мне. Весь факультет был ими недоволен, ведь из-за своей глупой и жестокой шутки они потеряли сто двадцать баллов. А учитывая, что с начала года прошло всего полтора месяца, и баллов у всех было пока мало, то гриффиндорцы оказались в глубоком минусе. А как их ругал Перси - их старший брат, учившийся на четвертом курсе! Он пока еще не был старостой, но со своим неимоверным занудством уже был готов быть им. Я случайно услышала, как он распекал непутевых братьев в коридоре, и заценила ярко красную окраску ушей близнецов.
  Через пару дней после происшествия, во время обеда, к Фреду и Джорджу прилетела сова с громовещателем. Видно до Молли Уизли новости дошли с задержкой, и не только мне удалось узнать, как страшен гнев этой домохозяйки.
  "- Джордж и Фред Уизли! Я вами разочарована! Почему я узнаю о ваших гадких поступках от соседей? Как вы могли опуститься до издевательства над беззащитной кошкой!? Как вы можете поступать так низко и жестоко?! Мне стыдно, что у меня выросли такие сыновья!..."
  У миссис Уизли действительно громкий и пронзительный голос. Во время воплей алого конвертика, все рыжие братья сидели, опустив головы, с отчаянно красными лицами. Предполагаю, что близнецы краснели от стыда за свой поступок, а Перси краснел от стыда за матушку, которая так удачно подгадала обеденное время.
  Профессор МакГонагалл была недовольна - и на близнецов, и на меня. Еще бы, ее учеников одолела первокурсница, и отвела их не к МакГонагалл, а к Флитвику. Говорят, после моего ухода, когда пришла Минерва, там разразился скандал. Она злилась, что Флитвик наказал ребят без ее ведома, да еще и отработки у себя назначил. Но профессор выстоял, и не изменил наказание.
  На уроках трансфигурации меня теперь старательно засыпали каверзными вопросами, в надежде, что я не смогу ответить, и потеряю баллы. Но, надо отдать должное Мак Гонагалл, за правильные ответы она все-таки добавляла мне очки. Правда, при этом она выглядела так, словно винит меня во всех смертных грехах. Но со временем она постепенно остыла.
  А еще ко мне подошел Филч, школьный завхоз, и поблагодарил меня за спасение его кошечки, миссис Норрис. По книгам я представляла Филча вредным и противным сквибом, а он оказался довольно милым стариканом. Просто он не любил грязнуль, нарушителей и наглецов и считал близнецов Уизли самыми отъявленными дебоширами. После случая с кошкой, он, похоже, стал считать их кровными врагами и я точно знаю, что он потом подходил к Флитвику с просьбой, отдать ему рыжих на отработки. Но Филиус был непреклонен.
  А меня Филч теперь обожал. Даже позвал чаю попить к себе в каморку. Я все удивляюсь: в Хогвартсе места просто навалом, куча пустых классов и кабинетов, а завхоз живет в комнате размером с кладовку.
  Когда была в гостях у завхоза, на полках стелажа я увидела коробку с надписью: "Конфисковано! Опасно!" и тут же вспомнила про карту Мародеров. Вроде бы ее близнецы Уизли украли отсюда, когда были на третьем курсе, а сейчас они на втором, значит карта, скорей всего, тут. Эта карта лакомый кусочек, который нужен мне, но где гарантия, что на ней нет директорских следилок? Сомнений в том, что директор знает о карте, нет. И если я, все-таки, ее возьму, то у Дамблдора сразу возникнут вопросы о том, откуда я знаю, как пользоваться ею, да и зачем я вообще туда полезла. Я ведь примерная девочка, правил не нарушаю, вежливая, и учусь хорошо. Кража пергамента с картой не впишется в мой психологический портрет. Лучше ее не трогать.
  Да, моя выходка с дуэлью подняла большую шумиху и Дамблдор, скорее всего, уже обратил на меня внимание. Но пока он видит во мне лишь одаренную первокурсницу. Не надо давать ему больше поводов для размышлений. Пусть забудет происшествие, буду думать о Карте ближе к лету.
  Всю неделю я ходила злая, аки сам дьявол. Из-за того, что на меня везде смотрели школьники и портреты, я не могла сходить в Выручай-комнату и это в тот момент, когда я узнала про труды основателей!
  А в конце недели меня вызвал к себе директор. Во время урока об этом мне сообщила Мак Гонагалл и сказала, что он ждет меня после ужина. Пароль, переданный мне Минервой, меня позабавил - "лимонные дольки". Лимонные дольки, сахарные перья ... чушь.
   Что же мне делать?! Я так и не освоила окклюменцию! Ладно, попробую не смотреть на него вообще и постараюсь думать только об уроках. Надеюсь, моего контроля над мыслями хватит.
  Подойдя в назначенное время к каменной горгулье, я неожиданно столкнулась с близнецами. Я подумала, что сейчас они начнут обвинять меня во всех смертных грехах, но ошиблась.
  - Эй! Привет Сондер!
  - Мы хотели сказать тебе...
  - ... Спасибо, за то, что...
  - ... ты тогда нас остановила.
  - Мы действительно перегнули палку...
  - ... с этой шуткой. И мы не хотели...
  - ... вредить миссис Норрис. Наша шутка...
  - ... действительно была глупой и жестокой.
  - А еще мы хотели сказать, что восхищены тем...
  - ... как ты уделала нас одной левой!
  Их слова повергли меня в шок. Оказывается, они не такие уж и плохие ребята. Да озорные, шумные и непослушные, но не бессердечные подонки. Да кто их знает?!
  - Э...Не за что, - ответила я. - Вы тоже к директору?
  - Да, профессор Мак Гонагалл оказала нам великую честь...
  - ... сообщив после обеда время аудиенции и пароль.
  Как же меня раздражает их манера договаривать друг за дружкой.
  - Ну, идемте тогда. Невежливо заставлять профессора Дамблдора ждать, - сказала я, и, глубоко вздохнув, произнесла пароль. - Лимонные дольки.
  Кабинет Дамблдора был довольно большим, около стен стояли шкафы с книгами и разными артефактами. Стены над шкафами были увешаны портретами бывших директоров. Еще в кабинете был большой камин, а рядом с ним стоял небольшой столик с двумя удобными креслами, на котором была шахматная доска с незаконченной партией. В середине кабинета располагался большой письменный стол, за которым и восседал сейчас директор Хогвартса.
  - Добрый вечер дорогие мои. Присаживайтесь. Чаю? Лимонные дольки, печеньки? - ласковым голосом произнес директор.
  Я старательно не смотрела профессору в лицо. И когда он предложил присесть, я выбрала стул подальше от стола директора, а близнецы наоборот уселись поближе.
  - Профессор Дамблдор, мы с удовольствием попьем чая...
  - ... с вашими вкусными дольками.
  Надо же, эти рыжие могут казаться вежливыми, когда захотят. А я на секунду задумалась, стоит ли пить чай? Вдруг он туда зелий каких-нибудь накапал? В фанфиках об этом часто писали. Но я не думала, что директор опустится до такой грубой игры. Все-таки он мастер манипуляций и интриг, и для того, что бы заставить человека сделать то, что ему нужно, директору не нужны зелья. Да и отказываться будет невежливо. Пожалуй, попробую сделать вид, что пью, но естественно не выпью ни глотка.
  - Мне только чай, пожалуйста. Без долек.
  - Вы не любите сладости, мисс Сондер? - огорченным голосом спросил директор.
  - Не люблю.
  Директор щелкнул пальцами, и на столе появился поднос с чашками, чайником с заваркой и вазочкой с дольками и печеньками. Вот выпендрежник. Но я-то знаю, что поднос домовые эльфы принесли. Кстати, надо будет к ним на кухню заглянуть, может, удастся эльфом разжиться? Домашные эльфы -исключительно полезные существа, а их умение перемещаться в пространстве, на первое время, сможет заменить мне аппарацию. Зря волшебники недооценивают их я не намерена повторять их ошибку.
  - Директор, зачем вы нас позвали? Я обещала после ужина помочь ребятам с заданием по ЗОТИ, и мне не хотелось бы их подводить, - я решила взять быка за рога.
  - Ну, раз вы спешите, мисс Сондер, я перейду к вопросу, по поводу которого я вас позвал. Несколько дней назад я услышал от профессора МакГонагалл, что вы, годпода Уизли, жестоко пошутили над кошкой мистера Филча, миссис Норрис, и чуть не отравили ее своим шуточным зельем. Это правда?
  - Да, профессор Дамблдор, мы действительно сожалеем об этом. Мы больше не будем так шутить, - хором ответили рыжики.
  - Это хорошо, что вы понимаете, что поступили плохо. Еще я должен вас проинформировать, что миссис Норрис является фамильяром мистера Филча, и, когда вы над ней подшутили, наш завхоз, по этой связи, почувствовал отравление своей питомицы. Из-за этого, у него случился сердечный приступ. Впредь я попрошу вас вообще не трогать кошку, иначе я буду вами очень разочарован.
  - Да, профессор, мы все поняли. Мы действительно сожалеем о произошедшем.
  - Мисс Сондер, вы совершили поистине благородный поступок, когда спасли кошку, а, следовательно, и мистера Филча. Обычно, из-за смерти фамильяра, волшебник не умирает. Но, из-за того, что наш завхоз сквиб, и к тому же весьма почтенного возраста, то если бы умерла миссис Норрис, то наш Аргус последовал бы за ней. Вы своим поступком спасли две жизни. Но, так как вы тогда напали на близнецов Уизли, я не могу присудить вам баллы и сделать памятную табличку в зале наград. Но и оставить вас совсем без награды, после такого благородного поступка, я не могу. Я, как директор, решил позволить вам, в качестве награды, в декабре посетить Хогсмид со старшими курсами. Разумеется, если ваша матушка вам разрешит.
  Ай да директор! Если бы я была ребенком, то сейчас бы, за такой подарок, стала считать его непререкаемым авторитетом. Он пытался вызвать к себе доверие и завоевать мою лояльность? Иначе к чему все это? А может, это и хорошо, ведь если Дамблдор будет думать, что я полностью на его стороне, то не будет следить за мной с особым вниманием. И, к тому же, я смогу быть ближе к Гарри, если буду более свободной в передвижении. Это отличный выход из моей ситуации. Делать вид, что пляшу под его дудку, а самой тихо и незаметно вести свою игру.
  - Спасибо, профессор! Я сегодня же напишу маме письмо с просьбой разрешить мне этот поход.
  - Мисс Сондер, вы заклинанием обезоружили и парализовали обоих близнецов, скажите, какие заклинания вы использовали?
  - "Экспеллиармус" и "Петрификус Тоталус".
  - Вот как!? Первокурсники ведь еще не проходили их, они из программы второго курса? - удивленно сказал директор.
  - Да, но просто мне настолько интересна магия, что в некоторых дисциплинах я забежала немного вперед.
  - Вот как!? - снова воскликнул директор. - Желание научиться как можно большему весьма похвально. Примите мое восхищение мисс Сондер. Ох! Чуть не забыл, голова садовая! Еще, я позвал вас всех, что бы узнать, не будете ли вы в дальнейшем конфликтовать. Ведь вы, господа Уизли, хоть и второкурсники, но вас победила девочка с первого курса. Я хотел уточнить, не будете ли вы ей мстить?
  - Ни в коем случае! - хором ответили близнецы. - Мы в восторге от того, как она легко нас уделала, теперь, мы посильнее наляжем на учебу, чтобы не уступать этой девчонке.
  - А вы, мисс Сондер, не держите зла на близнецов Уизли за то происшествие?
  - Конечно, нет, мне не за что на них злиться. Это все, что вы хотели узнать?
  - Еще я хотел спросить, мисс Сондер, не ваша ли матушка училась тут двенадцать лет назад?
  - Нет, профессор. Это точно была не моя мама. Моя мама закончила обычную школу, а потом поступила в медицинский...
  Отвечая на вопрос, я вдруг почувствовала такую сильную и резкую боль в висках, что у меня вырвался невольный стон, и я уронила чашку с чаем. Но она быстро прекратилась.
  - Мисс Сондер? Вы в порядке? Что случилось? - спросил с беспокойством директор.
  - Все нормально, просто вдруг сильно заболела голова, - ответила я слегка дрожащим голосом.
  - Сейчас обязательно зайдите к мадам Помфри. Господа, будьте добры, проводите мисс Сондер в больничное крыло, как бы ей по дороге не стало плохо.
  Братья шли рядом со мной по коридору, обеспокоенно поглядывая на меня. Но видя, что со мной все нормально, быстро успокоились. Доведя меня до входа в больничное крыло, они оба повернулись ко мне с намерением что-то сказать.
  - Сондер, мы, Дред и Фордж, решили бросить тебе вызов.
  - Что? Какой вызов? - спросила я в удивлении.
  - Мы с братом, хоть и не злимся на тебя, но весьма недовольны тем, что проиграли первокурснице. Наша честь требует отмщения. Отныне, мы будем шутить только над тобой. Со своей стороны мы обещаем, что шутки не будут обидными и унизительными. Мы будем ждать ответных розыгрышей. Удачи Сондер, не болей! - хихикая, они убежали, несмотря на мои попытки их задержать.
  Что за дела?! Ну, зачем мне это? Можно подумать, что мне больше нечем заняться, кроме как шутки шутить с этими оболтусами.
  А ведь в кабинете Дамблдор попытался применить легилеменцию. Иначе я не могу объяснить резкую головную боль. Надеюсь, он не успел ничего увидеть. И к чему был тот вопрос о маме? Он ее знал?
  Вопросы, вопросы...Мне срочно нужны ответы. Как только я смогу снова посещать Выручай-комнату, то буду искать способ усвоить память Саманты. Это больше не может ждать, раз директор проявил заинтересованность.
  Я попросила у мадам Помфри зелье от головной боли и пошла в сторону гостиной воронов. На подходе ко входу в гостиную, я услышала гул недовольных голосов. Опять каменный страж загадал загадку, перед которой спасовали пытливые умы воронят. В последнее время это стало происходить все чаще и чаще. Пару раз ребята даже просили нашего декана, сделать что-нибудь с этой каменюкой. Но маленький профессор только хитро улыбался, но не вмешивался.
  Я подошла к толпе ребят, и удивилась, ведь в этот раз их численность была намного больше. Значит, они уже часа два, как минимум, не могут войти. Странно, обычно, если никто долго не заходит, то дверь открывают изнутри. Я прислушалась к недовольному ворчанию в толпе. Оказывается, в этот раз в гостиной никого не оказалось, и ребята пытаются сами отгадать загадку ворона.
  - Народ, какая загадка в этот раз? - спросила я.
  У рэйвенкловцев, которые, наконец, заметили мое появление, в глазах засветилась безумная надежда. Это неудивительно, за мной закрепилась определенная репутация отгадывателя подобных каверзных загадок.
  - "Черная собачка не лает, не кусает, но в дом не пускает."
  Снова загадка с подвохом. Что-то такие загадки страж начал загадывать все чаще. Я их все знаю, потому что, когда начала работать учителем, в прошлой жизни, мои ученики часто мне их загадывали.
  - Дохлая черная собака, загородившая вход в дом.
  Когда вход в гостиную открылся, ребята, обрадовано вздохнув, быстро вошли внутрь. С тех пор, когда ворон загадывал очередную загадку с хитростью, то всегда посылали за мной.
  ***
  Наконец-то меня пригласил профессор Флитвик. Я уже с нетерпением ждала занятий с ним. Когда я пришла в его кабинет, он сразу же стал накладывать на кабинет чары от подслушивания. Должно быть то, что за нами тогда подсматривал Пивз, профессору не понравились.
  - Мисс Сондер, извините, что вам так долго пришлось ждать, пока я вас позову.
  - Что вы, профессор, я же понимаю, что у вас много важных дел.
  - Вот и хорошо. Я вас позвал, потому, что хочу поговорить с вами об ученичестве. Как вы знаете, я являюсь Мастером Чар и Мастером Дуэлей. Но это не единственные звания, которые я получил за свою довольно долгую жизнь. Как, наверное, вы догадались ,я полугоблин, а они живут очень долго. Еще я являюсь Мастером Рун и Мастером Артефактором. Поэтому я хочу у вас спросить, что бы вы хотели у меня изучить?
  - А можно выбрать все? Я не могу выбрать что-то одно.
  - Можно все, мисс Сондер, но вы уверены, что справитесь? Многие волшебники, за всю свою жизнь, и в одном-то направлении не могут стать мастерами, а вы сразу на четыре нацелились.
  - Я справлюсь, профессор! Я буду очень, очень стараться! Понимаю, что будет трудно и что мне придется много учить и осваивать, но я не хочу упускать свой шанс добиться признания в волшебном мире!
  - Что же, мисс Сондер, раз вы так твердо уверены в своем решении, давайте заключим учебный контракт. Не пугайтесь, это для нашей с вами безопасности, ведь в процессе обучения мы узнаем друг о друге много личной информации. Учебный контракт не позволит нам передавать подобные сведения в чужие руки, также, их невозможно будет узнать с помощью легилименции, или подлив в питье сыворотку правды.
  - Да, профессор! Конечно же, я согласна и подпишу учебный контракт! - воскликнула восторженно я, а от нетерпения у меня задрожал голос. - И, да, я все понимаю.
  Профессор передал мне папку с контрактом, и я начала его читать. В нем было всего десять страниц, но написаны они были так, что я с трудом продиралась сквозь словесные обороты. В конце концов, я решила довериться Флитвику. Не будет же он меня обманывать? И подписала договор.
  - Ну, вот. С этим разобрались. Теперь, давайте обсудим нашу ситуацию. Изучить нам предстоит очень много, но я не могу позволить вам отставать по школьным предметам, поэтому нам нужно составить очень плотное расписание. А вам придется много времени заниматься самостоятельно.
  - Простите, что перебиваю, профессор Флитвик, сэр! Но я не отстану по другим предметам! Я уже изучила школьную программу вплоть до четвертого курса, и теоретические дисциплины пятого и шестого курсов!
  Мой декан вытаращился от удивления.
  - Когда вы успели?! Вы ведь узнали о волшебном мире всего три месяца назад! Вы бы не смогли столько освоить! - неверяще сказал он.
  - На самом деле, профессор, я узнала о магическом мире немного раньше. А еще, у меня есть способность, которая мне очень помогла - абсолютная память. Мне достаточно прочитать учебник один раз, чтобы запомнить и усвоить всю информацию в нем. К тому же школьная программа Хогвартса весьма проста, тут все сориентировано на самых ленивых. В Дурмстранге, например, школьная программа с первого, второго и половины третьего хогвартского года обучения, умещаются в один учебный год.
  - Вот как! Тогда это упрощает нам задачу. На домашнее задания я вам выделяю час после занятий, а потом вы приходите ко мне, и мы с вами занимаемся. Обедать будем тут. В следующий раз возьмите с собой спортивную одежду. В мантии вам будет весьма неудобно заниматься.
  - Да, профессор! С нетерпением жду наших занятий!
  Как же повезло мне, что я нашла такого учителя!
  Глава 9.
  Как же я ненавижу этого учителя!
  С тех пор, как я согласилась стать его ученицей, и подписала ученический контракт, прошло всего пара дней. И за эти дни я узнала, насколько хитер и злобен этот коротышка на самом деле. Он настоящий гоблин!
  Когда я пришла на наше первое занятие, Флитвик отвел меня в свой личный зал для тренировок. Помещение было довольно большим, все стены его были испещрены рунами, несмотря на отсутствие окон тут было светло, около дальней стены стояли потрепанные манекены для отработки заклинаний и стойка с разнообразным оружием.
  Едва мы вошли в тренировочный зал, профессор преобразился. Больше не было маленького, веселого, добродушного человечка, на его месте появился уверенный в себе, и опытный боец, делающий скупые и плавные движения. Теперь я верю, что Флитвик побеждал в дуэльных соревнованиях Европы.
  - Ну что ж ученица, для начала посмотрим, на что вообще способно твое худосочное тельце! - садистки улыбнулся маленький профессор, потирая в предвкушении ладони.
  Вначале он заставил меня бегать по залу до изнеможения. Это было очень тяжело, и если я замедляла бег или останавливалась, то Флитвик посылам мне в филейную часть разряд бодрости. В первый раз, поймав молнию Флитвика, я от неожиданности подпрыгнула. На мои попытки возмутиться столь неприятному способу наказания, профессор лишь невозмутимо сослался на ученический договор, в котором был пункт разрешающий подобные наказания. Так продолжалось, пока я не упала полностью обессиленная, что, к сожалению, произошло очень быстро.
  Откуда этот пункт? Неужели проглядела, когда читала договор? Надеюсь, больше ничего важного я не пропустила?
  После забега последовало множество других упражнений на гибкость, скорость и силу. Профессор, нахмурившийся еще во время моего забега, хмурился все сильнее и сильнее. В конце дня, перед ужином, мы, наконец, закончили. Я упала там же, где и стояла. Шутка-ли, мне, еще не восстановившейся толком после двухлетней комы, бегать без передышки целый час, а потом еще и всякие упражнения два часа выполнять? Конечно, зелья, которые мне недавно дала мадам Помфри, мне помогали, но у меня было слишком много проблем со здоровьем, чтобы они успели восстановить меня полностью.
  После нашего занятия, профессору пришлось отпаивать меня тонизирующими зельями, иначе бы я не смогла дойти до Большого Зала и поесть, а потом - дойти и до гостиной. Войдя в комнату, я упала на кровать и выключилась, не потрудившись ни принять душ, ни раздеться.
  Следующим утром, я проклинала тот момент, когда согласилась стать ученицей этого изверга. У меня нещадно болела каждая мышца в теле. Я не могла пошевелиться, не вызвав в себе адскую вспышку боли. Мои смелые попытки встать закончились крахом. У меня впервые, за время пребывания в Хогвартсе, возникла соблазняющая мысль пропустить занятия. Подумав, я решила послать к черту все эти уроки. Все равно, я там ничего нового не узнаю.
  Когда все ушли из общежития, я, громко кряхтя и матерясь, все-таки встала, и по стеночке медленно двинулась к душевым. Горячий душ мне очень помог и теперь я могла гораздо легче двигаться, хоть боль в мышцах все еще чувствовалась. Одевшись, я направилась в больничное крыло за обезболивающим.
  По пути в больничку, я никого не встретила. Повезло. Зайдя в вотчину мадам Помфри, я услышала довольно громкие, судорожные всхлипывания из ее кабинета. Это плакала наша целительница, но почему? Поскольку шагала я тихо, она меня не услышала. Я растерялась, и не знала, как поступить. Наверное, мне стоит тихонько уйти, а потом вернуться громко шагая, чтобы она успела привести себя в порядок.
  Только я развернулась, что бы уйти, как услышала сквозь всхлипывания, бормотание мадам Помфри.
  - Как же ты низко пал, Альбус! Сначала шантажировал, а теперь принуждаешь принести тебе "Непреложный обет", иначе мой внук попадет в Азкабан... И я должна выбрать между своей совестью и спасением бестолкового внука от тюремного срока.
  Рыдания целительницы становились все громче и надрывней.
  - Будь ты проклят подонок! Я принесу тебе обет! Внук для меня дороже чужого мальчика, даже если этот мальчик - Гарри Поттер! - Эти слова были произнесены довольно громко, сопровождаясь каким-то грохотом, видно у мадам Помфри уже начали пошаливать нервы.
  Все это время, я стояла тихо, как мышка, не осмеливаясь даже вздохнуть. Внутри меня бушевала такая буря эмоций, что мне стоило как можно скорее уйти, а то совершу какую-нибудь глупость. Ну, каков все-таки наш директор! Шантажа ему мало оказалось, решил привязать целительницу обетом!
  Я, неслышно шагая, покинула больничное крыло. Быстро добежав до неиспользуемого класса, на автомате кинув заглушающее заклятие, подсмотренное у Флитвика, я с криком начала громить мебель руками. У меня в голове словно помутилось. Помню только, что в определенный момент начала громить обстановку не только руками, но и магией.
  Когда силы и эмоции закончились, я бухнулась на колени на небольшом пяточке, свободном от обломков классной мебели. Да что со мной такое? Никогда не была такой эмоциональной. В прошлой жизни я никогда не кричала и не срывалась, тем более так, как в последнее время. Я бы никогда не стала бы раньше кидать заклинания в рыжих близнецов. Да и эмоции такого накала, что из меня выплескивается стихийная магия - это очень плохо. Почему я стала такой эмоциональной и раздражительной?
  Оглядев разруху, сотворенную мной, я грустно вздохнула - теперь все это придется восстанавливать. После нервного срыва, у меня почти не осталось сил, ни физических, ни магических. Но, пересилив себя, я взялась за починку и, спустя час, я справилась с этим.
  Сидя на починенном стуле, переводя дыхание, я размышляла о своей эмоциональной проблеме. Она могла появиться по двум причинам: или, из-за того, что я умирала, а пребывание за гранью слишком сильно повлияло на мою личность, или мое нынешнее тело стало влиять на мою личность. Возможно, действовали обе причины одновременно. Чувствую, что вскоре не смогу выходить из комнаты, не приняв пару литров успокаивающего зелья, иначе натворю глупостей и раскрою себя. Мне достаточно случая с близнецами.
  Со скрипом встав со стула, я пошла к мадам Помфри, надеясь, что она уже успокоилась. Наверно. Мне просто позарез были необходимы эти зелья - обезболивающее и успокоительное.
  ***
  После окончания уроков я пошла на занятия к профессору Флитвику. Выпрошенные у мадам Помфри зелья подействовали отлично, и движения уже не вызывали боли в мышцах. А самое главное - выпросила огромный пузырек успокоительного.
  Декан оказался весьма недоволен тем, что я прогуляла сегодняшние уроки, но после объяснений причин, по которым я не смогла прийти на занятия, немного задумался.
  - Мисс Сондер, я не ожидал, что вам будет так плохо с утра. Обычно, в вашем возрасте, дети выносливей и крепче. Почему же у вас так плохо с этим? - Спросил Флитвик сочувствующим голосом.
  - Профессор, до того, как попасть в Хогвартс, я два года пролежала в глубокой коме в магловской больнице. От комы я очнулась за год до приезда в Хогвартс, и мое тело до сих пор не полностью восстановилось.
  - Вот как! Простите меня, мисс Сондер, мне надо было задать вам этот вопрос еще до начала первого занятия, тогда бы мы с вами избежали многих проблем. За пропуск уроков я вас наказывать не буду, так как, в этом больше моей вины, чем вашей. Временно сократим физические упражнения до получаса. Идите в зал, разминайтесь, а я пока подберу материалы для занятия с рунами.
  Когда я закончила, Флитвик позвал меня в свой кабинет. На его столе лежали какие-то дощечки, листочки, металлические и каменные пластинки.
  - Мисс Сондер, насколько я понял, вы уже изучили значения рун в разных сочетаниях?
  - Да, профессор. Значения рун я усвоила, а вот про их практическое использование, в книгах написано очень мало.
  - Да, к сожалению, Мастера очень неохотно делятся своими секретами. Поэтому, в книгах вы ничего полезного по этой теме не найдете. Я потом дам вам свои записи для изучения. А сейчас, мы изучим правила нанесения рун.
  И Флитвик начал рассказывать. Говорил он довольно долго, приводя отличные примеры и даже, пару раз, показал, как надо чертить руны. Например, руна "Соул", заключенная в круг, нарисованная на металлической или каменной пластинке, будет выделять тепло. Таким способом делается простенький, одноразовый согревающий артефакт. Температура выделяемого тепла зависит от размера круга и руны - чем они больше, тем больше тепла выделяется, а длительность работы артефакта, зависит от вложенного при изготовлении количества магии. Руна "Иса", созданная похожим образом, может служить для охлаждения продуктов. Их нельзя изображать на пергаменте или дереве, если нарисовать руну "Соул" на неподходящем материале, может произойти пожар или взрыв. А если нарисовать руну "Иса" на пергаменте, то он просто рассыплется.
  Обычный, самозаряжающийся, артефакт создать намного сложнее. Надо правильно подобрать порядок рун, там обязательно должна быть руна "Уруз", которая отвечает за сбор магии, разлитой вокруг. Так же, должны быть правильно подобраны материалы для артефакта. Это может быть, например, сочетание камня и металла, или дерева и пергамента. Некоторые камни и металлы могут накапливать магию внутри себя, как батарейки. Сами материалы требуют специальной подготовки. Например, дерево вымачивают в специальном зелье, а камень шлифуют особым способом, металлу придают нужную форму.
  А еще, руны используются в ритуалах. От комбинаций рун зависит его результат - будет ли это призыв демона или обращение к магии, или будет привязка фамильяра к хозяину.
  В некоторых странах - в Китае, или в Индии, например, руны наносятся на кожу волшебника, увеличивая его способности к колдовству, или усиливая его физическую силу и выносливость.
  Но это довольно опасно. Ведь, зная где находится руна, можно нарушить рисунок и она, как минимум, перестанет работать, а может и убьет своего носителя. Поэтому, руны прячут за обычными татуировками.
  После рассказа о рунах, Флитвик предложил мне попробовать создать одноразовый охлаждающий артефакт. Наверно, замерзнуть он боится намного меньше, чем взрыва или пожара.
  С первого раза у меня ничего не получилось. Одолженные мне профессором молоточек и долото, никак не хотели удобно ложиться в ладони, и все время соскальзывали. Поэтому первую каменную пластинку я испортила. Со второго раза у меня получилось выбить руну, но я не смогла наполнить ее магией. Просто не понимала, как это сделать.
  Профессор с улыбкой следил за моими мучениями и ждал, когда я спрошу, как мне сделать это - наполнить магией руну. Но я же довольно-таки упрямая и твердо решила сама во всем разобраться.
  Я лихорадочно думала, как же мне наполнить магией руну? Может быть мне надо попробовать посылать магию через инструменты, когда выдалбливаю ими руну? С этими мыслями в голове я начала все заново. Сначала нарисовала круг, а потом руну "Иса". Магия текла сквозь инструменты вязким и густым сиропом, с натугой и неохотно. Но это сработало, потому что каменная пластинка на миг засветилась неярким голубым светом, и мгновенно похолодела в моих руках.
  - Отлично, мисс Сондер, вы справились самостоятельно! Если честно, то я не ожидал, что у вас получится без подсказки, - обрадовался Флитвик. - Расскажите, как вы догадались, что надо посылать магию в рисунок через инструменты? Что вы при этом чувствовали?
  - Я просто подумала, что в артефакторике, вместо волшебной палочки, проводником магии может служить инструмент. Но моя магия текла по ним с таким трудом, что я огромным усилием пропихивала ее сквозь них.
  - Все правильно, мисс Сондер, это же не ваш инструмент, а мой. Вам полагается ученический комплект, но я еще не успел договориться с изготовителем, поэтому пока дал вам свой. Вам он совсем не подходит - сам материал, из которого сделаны молоток и долото, крепленый гранит, не для вас. Попробуем с инструментами из разных материалов, хотя, я думаю, что, лучше всего, вашу магию проведут стальные инструменты. Больше мы с вами пока не будем делать артефакты, дождемся вашего ученического комплекта. На сегодня все. Завтра мы с вами изучим как наносить руны на пергамент и дерево.
  Мы закончили занятие намного раньше, чем вчера и я решила заглянуть на кухню пообщаться с домовиками. Жалко, что я не могу пока в Выручай-комнату заглянуть, а то обязательно поискала бы информацию по домовикам.
  Вход на кухню я нашла не сразу. В подвале было много картин с фруктами. Хорошо, что никто не видел, как я рассматриваю каждую из них на предмет наличия на них груши. На десятой картине с фруктами мне повезло. После щекотки, груша, как положено, превратилась в ручку, и я открыла дверь.
  На кухне суетились, готовя ужин на всю школу, около двух сотен домовиков. Большинство из них лишь мельком взглянули на меня и продолжили со своими делами, но совсем юный эльфенок подбежал ко мне. У него были огромные глазищи, и большие уши, немного напоминая героя советских мультиков "Чебурашку", только уши у него были не круглые, и он не был пушистым.
  - Чем Тинки может помочь молодой чародейке? - спросил он писклявым голосом.
  - Тинки, я слышала, что в нашей школе живет самая большая община домашних эльфов в Англии. Это так?
  - Да, госпожа чародейка.
  - Скажи, Тинки, в вашей общине есть староста? Или мудрец? В общем, старый мудрый эльф, с которым я бы могла обсудить несколько вопросов.
  - Да, наш глава старый и мудрый домовик. Тинки спросит у главы, будет ли он говорить с чародейкой. Подождите Тинки тут, мисс! - сказал эльфенок и убежал куда-то вглубь кухни.
  Пока ждала мелкого чебуратора, я успела выпросить у одной эльфихи очищенную морковку и теперь сидела, весело ею похрустывая. Как же я соскучилась по русской кухне! В этой дурацкой Англии то овсянка, то тосты, то йоркширский пудинг. То ли дело русская кухня! Там тебе и блинчики, и вареники, и борщ, и квашеная капуста с солеными огурчиками подадут. Эээх, как хочется в Россию!
  Хотя, нет, я не вернусь туда! Возвращение туда не принесет мне ничего, кроме тяжелых воспоминаний. Прошлую жизнь не вернуть, я теперь другой человек и у меня другая жизнь. И проживу ее так, что в самом конце не стану ни о чем сожалеть.
  Пока я предавалась размышлениям и чревоугодию, ко мне подбежал давешний эльфенок.
  - Глава нашей общины ждет чародейку! Тинки проводит! - пронзительно пропищал недочебурашка.
  Мы прошли через всю огромную кухню к неприметной дверке, войдя в которую, я увидела коридор с несколькими десятками дверей. Тинки пропищал, что это спальни домовиков. Пройдя до конца коридора, мы с эльфенком вошли в небольшую комнату, в которой царил полумрак. Комната освещалась только огнем из небольшого камина.
  На низеньком кресле сидел очень старый, на первый взгляд, домовик, оглядев которого, я поняла, что он не просто старый, а вообще древний! Сколько же ему лет, если он седой как лунь, с длиннющей бородой, и с большими тускло - серыми глазами?
  - Чем старый Чакин может помочь чародейке? - проскрипел старый домовик.
  - Старый Чакин может помочь чародейке ответами на ее вопросы, - сказала я.
   Ой, какая у них прилипчивая манера разговора, скоро и сама как домовик заговорю!
  - Задавай свои вопросы, чародейка, старый Чакин ответит, если сможет.
  - Почему домовики, умея столь многое, служат волшебникам в качестве рабов?
  - Для ответа на этот вопрос, достаточно понять саму природу нашего народца. Когда-то давно, первых из нас создал могущественный химеролог. Мы не можем жить сами по себе, нам нужна магия для жизни. Но обычная магия, разлитая вокруг, нам не подходит, нам нужна только такая, которую волшебники неосознанно излучают вокруг себя, живая. Давая клятву служить волшебнику или Роду, мы можем поглощать излучаемую им магию и сами начинаем колдовать. Правильно будет сказать, что домовые эльфы, по своей сути, симбиоты.
  - Раз вы не можете жить сами по себе, то, как вы выживаете в Хогвартсе?
  - Хогвартс - уникальное по своей природе место. Сам замок построен на очень сильном источнике магии, а сотни учеников, живя тут почти целый год, впитывают эту магию, как губки, перерабатывают ее - ею мы пользуемся. Подходящей для нас магии тут очень много, она накапливается в стенах школы, а мы можем еще поглощать ее напрямую из здания. Поэтому, даже в летние каникулы, мы не страдаем от магического голода.
  - То есть, если обычному домовику дадут одежду, то он быстро умрет без магической подпитки? А как быть эльфу, если его хозяин умрет?
  - Если домовику дают одежду, то ему надо быстро найти себе другого хозяина, но провинившихся домовиков очень редко снова берут на службу. Из-за этого они и умирают. Но некоторые приходят сюда. Здесь они не умирают, но живется им очень тяжело, ибо, если ты настолько провинился, что тебе дали одежду, то значит, ты сделал что-то ужасное. Ведь домовиками, даже немного глупыми и бестолковыми, не разбрасываются. Отвергнутых мы сами презираем. А если умирает хозяин, обычно домовик заново приносит клятву наследнику. Гораздо проще будет, если домовик давал клятву Роду - тогда он просто продолжает служить этой семье дальше.
  - Вот как! А домовик может служить любому волшебнику или сквибу?
  - Нет, не любому. А сквибам, домовик вообще служить не сможет, они почти не излучают магию. Этих крох не хватит, чтобы поддержать даже жалкое существование. Домовику нужна магия не только для жизни, но и для бытовой магии, с помощью которой он выполняют большую часть домашней работы.
  - Скажи, Чакин, смог бы домовик служить мне? Излучаю ли я достаточно магии, что бы он жил рядом и колдовал? - задала я тот вопрос, который волновал меня больше всего.
  - Да, госпожа чародейка, вы излучаете вокруг себя столько магии, что вам смогут служить даже два личных домовика, а как подрастете, то и три. Но магия вашего Рода позволит вам содержать и десяток домовиков...
  - Что?! Какого Рода?! Моя мама маглорожденная, а отца я вообще не знаю!!
  Или... мой отец чистокровный?! Я бастард, что ли?!
  - Госпожа чародейка, я, как старый и опытный домовик, чувствую не только вашу личную магию, но и магию вашего рода, поддерживающую вас. Ваш отец, несомненно, представитель старого, чистокровного Рода.
  - Так я бастард!?
  - Нет. Если бы вы были бастардом, то магия рода не поддерживала бы вас. Ваш уровень указывает, что ваши родители состояли в браке, и над вами, в младенчестве, был проведен обряд признания.
  Наверное, я полукровка если мой отец был женат на маме, и признал меня. Но, что же произошло? У моей матери стерта память, на шее кулон артефакт. Ну, хоть теперь я знаю, откуда у мамы кольцо. Может, отец был одним из Пожирателей Смерти? Или наоборот, спрятал нас от них?
  Мне необходимо усвоить память Сэмми поскорее! Раз над ней проводился обряд признания, то возможно я смогу узнать, кто мой отец! Но почему маме стерли память? Как только смогу, я поищу в Выручай-комнате информацию как мне восстановить память.
  - Чакин, а ты, как старый и опытный домовик, можешь сказать кто мой отец? - с надеждой в голосе, спросила я.
  - К сожалению, нет, юная чародейка. Простите, что не могу вам помочь.
  - Все нормально, Чакин, я и не надеялась, что ты сможешь, я просто удостоверилась. Чакин, а в Хогвартсе найдется эльф, который бы захотел принести мне клятву? Мне бы пригодился помощник.
  - Конечно! Служить такой сильной хозяйке - честь для любого эльфа. А для чего он вам нужен - по дому помогать, или в саду работать? Конечно, домовик, чтобы угодить хозяевам быстро всему научится, но на это уйдет время.
  - Ну, поскольку я еще маленькая и мне запрещено колдовать вне школы, то мне нужен эльф для быстрого перемещения, и для небольшой помощи по дому.
  - В нашу общину, недавно пришел домовик, у которого умер хозяин. Он бывал во многих местах, и сможет вас перенести туда. Только он уже не молод. Согласны ли вы принять его клятву?
  - А можно с ним познакомиться, вдруг, мы друг другу не понравимся?
  - Конечно, он сейчас придет.
  Через минуту, в комнату вошел упомянутый домовик, который выглядел опрятно и ухоженно. Даже одетая на нем наволочка, с гербом Хогвартса, смотрелась представительно. Мне он понравился.
  - Привет, домовик! Меня зовут Саманта Сондер, а тебя как?
  - Здравствуйте, госпожа чародейка. Меня зовут Санчо, - с достоинством представился домовик.
  Что?! Санчо?! Его бывший хозяин "Дон Кихота" перечитал что ли? А почему бы и нет, это забавно.
  - Санчо, согласен ли ты принести мне клятву служения?
  - Да, госпожа. Это большая честь для меня. Санчо дал мне клятву служения, которую я приняла, слушая подсказки старого домовика. Все сложилось прекрасно. Теперь проблема перемещения в Косой Переулок, и в другие магические места, решена!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"