Мэйпл : другие произведения.

Звонок

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  ЗВОНОК
  
  Как много обстоятельств отдаляет
  людей друг от друга! Расстояния,
  вес, телосложение... Но когда их
  разделяет время - это страшнее всего...
  Агата Кристи "Цыганка"
  
  Не то, чтобы я не ждал звонка. Нет, мне должны были позвонить. Вот только я никак не ожидал услышать такое...
  - Да? - я взял трубку, внутренне напрягся. Почему-то всегда, когда я слышу телефонный звонок, мне кажется, что звонят по какому-то чрезвычайно важному делу, поэтому я всегда немного волнуюсь.
  - Алексей, это ты?! - голос женский, мягкий, приятный и незнакомый, чем-то взволнованный, она была явно возбуждена.
  - Ай эм. А это кто?
  - Лёшка, это же я, Света!
  Я мысленно перебрал всех своих знакомых и полузнакомых девушек, но Свет с таким голосом меж них не было.
  - Какая Света?
  - Что значит какая? - на том конце провода
  послышалась обида - Я, твоя Света. Что там
  случилось?
  Тут уж я окончательно опешил.
  - Моя?! Там?!
  - Вы Лёша Клёнов? - настороженно спросила она.
  - Ну вроде так.
  - Тогда я ничего не понимаю. И вообще, что с
  твоим голосом стало?
  Я начал принимать происходящее за чью-то шутку, а потому произнёс:
  - Что тебе не нравится? По моему, голос как голос.
  - Он у тебя необычный и какой-то... молодой. Это на тебя так всё подействовало?
  - Ничего на меня вроде бы не действовало. А что, у меня должен быть голос шестидесятилетнего старца?
  - Нет, конечно, но на голос двадцатипятилетнего человека он тоже не похож.
  Что-то кольнуло меня.
  - А Алексею, которому вы звоните, сколько лет?
  Би - би - би... Она повесила трубку.
  
  Снова я услышал тот же голос лишь через четыре дня.
  - Алло, алло! Лёша?
  - Угу. - я узнал её тон и не ждал ничего хорошего.
  - Лёша, ты вернулся?
  - Откуда?
  Долгая долгая пауза.
  - Простите, а куда я попала?
  - Квартира Клёновых, а у телефона - Лёша Клёнов.
  - Не может быть!
  Тут притих я. Творилось что-то совершенно непонятное.
  - Телефон 64 - 15 -47?
  - Ну да, всё так.
  - Но ты не Лёша.
  - Нет уж, именно я Лёша. А это Света, да?
  - ...Прости, прости, я окончательно запуталась. Так
  это ты? А я уж решила...
  - Свет, ты мне уже звонила один раз. Помнишь?
  - О, нет, опять!
  Я решил, что она снова собирается бросить
  трубку, но так как мне понравился её голос, и вообще, собираясь разузнать о происходящем побольше, я предложил: "Может, поговорим, раз уж так получилось?"
  - Не хочу я с вами разговаривать!
  - Давай уже на ты, раз так пошло.
  - Но мне нужно поговорить с Лёшей Клёновым, а не с... - на том конце замялись.
  - Прошу любить и не жаловаться - Лёша Клёнов. - представился я.
  Долгая - долгая пауза.
  - Я тебе не верю.
  - А вот попробуй. Ты ведь Света, как я понял?
  - Надо же, какой догадливый! - в этих словах сквозили раздражение и ирония, она явно собиралась бросить трубку, но, как не странно, в мелодии её голоса чувствовалось что-то очень знакомое, как будто... Нет, память очевидно сыграла со мной шутку: я не мог вспомнить этот голос.
  - Света, а мы с тобой раньше не встречались?
  - Если бы ты был Лёшей, ты бы таких идиотских вопросов не задавал! - она дала отбой. Я опустил трубку на телефон и сел в кресло, чтобы хоть немного обдумать случившееся. Могло ли быть так, что она звонила совсем другому Клёнову? Запросто. Но, даже если так, у него, естественно, не могло быть того же номера, что и у меня, а Света назвала именно мой номер... Всё это было абсолютно непонятно, но казалось чертовски интересным, пахло загадкой в духе Агаты Кристи. Таинственный голос, умоляющий о помощи, прекрасная девушка с зелёными глазами... - от углубления в детективные мысли меня оторвал новый звонок. Немного подождав, я снял трубку, медленно прижал её к уху. И молчал.
  - На том конце тоже усиленно молчали.
  - - Ну? - она не выдержала первой -Это опять ты?
  - - К счастью, да. Почему ты бросила трубку?
  - - Потому что ты надо мной издеваешься.
  - - Хм. Скорее наоборот.
  - - Ой, ладно, перестань. Лучше скажи, сколько тебе лет?
  - - А что это вас так заинтересовал мой далеко не детский возраст?
  - - Значит надо мне. И вообще, тебе, судя по всему, лет шестнадцать - семнадцать.
  - - Всё может быть. А тебе сколько?
  - - Двадцать три.
  - - Мама родная!
  - - Так что прекрати издеваться над старшими и позови Лёшу.
  - - Он не хочет с тобой разговаривать - решил схитрить я, чтобы выиграть время и получить побольше информации.
  - - ...Но почему?! Неужели что-то случилось?! И кто ты такой? Нет, немедленно позови его! Если не хочет разговаривать, пусть хотя бы выслушает то, что просил передать ему Бутырский.
  - - Бутырский?! Мишка Бутырский?! - Бутырский, или Бутырка был моим одноклассником, не по годам умным парнем, с которым я в последнее время сильно сдружился. - А ты его откуда знаешь?
  - - Хватит валять комедию! Или ты зовёшь его, или...
  - - Да пойми ты, странная двадцатитрёхлетняя абонентка, что я и есть Лёша Клёнов! Я, я, я, и больше никто, во всяком случае по номеру 64 - 15 - 47!
  - - Ты что, на солнце перегрелся?
  - - Перегреешься зимой!
  - - Зимой??!!
  - - Нет летом! В окно посмотри!
  - - Чокнутый!
  - - Сама ты такая! - разговор явно превратился в перебранку, но меня не покидало ощущение "дежа вю", как будто я уже не раз слышал её голос, и не просто слышал, но и... Внезапная, безумная мысль вдруг сверкнула в моём мозгу.
  - - ...идиот...
  - - Стоп! Я и так знаю, какой я. Лучше скажи, у тебя сейчас зима?
  - - Естественно.
  - - ...А год?..
  - - Что значит год? 2011.
  - - Ни фига себе!
  - - Ты что, отстал от жизни?
  - - Это ты мне мозги пудришь.
  - - Больно нужно.
  - - Ёлки-палки...
  - - Что, удивительно?
  - - То-то и удивительно, что лично у меня сейчас на календаре обозначен год 2002.
  - - 2002?! - незнакомка надолго замолчала, по видимому, не зная что сказать.
  - - Ты врёшь... - наконец неуверенно промямлила она.
  - - Больно нужно. - съехидничал я.
  - - Но ведь это... тогда...
  - Хотелось подсказать ей что-нибудь, но я не смог ничего придумать. Как-то перестало вериться в реальность происходящего.
  - 2002... Но ведь... это... дай-ка... Ты... нет, не может быть!
  - Всё может быть - сам не веря в свои слова, перебил её я.
  - Слушай, - она вдруг заговорила быстро-быстро, как будто боялась чего-то не успеть, или забыть о чём-то, или потерять какую-то важную мысль - ответь мне честно и без раздумий, в какой школе, в каком классе ты учишься?
  - Первая школа, одиннадцатый А.
  - Да. - она как будто знала это -Точно. Одиннадцатый А. Ваш кабинет - 206.
  - В яблочко. А откуда ты знаешь?
  - Подожди -подожди-подожди, - она по-прежнему торопилась - мне надо всё хорошенько обдумать... Если... Я ещё позвоню тебе... Если...
  Пошли гудки, и я вернулся в реальность. Ощущение "знакомости" происходящего растворилось в вечерней тишине. Телефон нагло улыбался зубами цифр, из незакрученного крана со звоном лилась в преисподнюю вода. Стояла странная зима, но у меня было такое ощущение, как будто я только что соприкоснулся с долгожданной весной.
  
  - Лёша?
  - Да, я узнал тебя, таинственная незнакомка.
  - Лёша, - голос звучал уже не зло и не торопливо, напротив, удивительно спокойно, как-то устало - Ты мне, наверное, не поверишь, но...
  - Я во всё поверю после твоего 2011 года.
  - Да... В том-то и дело... Лёша, я твоя жена.
  По моему, я выругался, но скорее от удивления и переизбытка всяких противоположных чувств, чем от желания "разрядиться".
  - Ты что сказала?!
  - Всё правильно, ты не веришь. Но пойми, у нас сейчас 2011 год, и я твоя Света!
  - Мдааа... - я не знал, что тут сказать, в голове всё перемешалось - Мдааа... Выходит, ты по правде из будущего звонишь? - беспомощно поинтересовался я.
  - Выходит так - ещё беспомощней ответила она.
  - А может мне трубку кинуть и послать тебя на...
  - Стой! Не надо! Ты не понимаешь!
  - Я действительно не понимаю.
  - Прости, что я нагрубила тебе тогда, я не знала, но теперь...
  - А что теперь?
  - Теперь я всё поняла.
  - Что именно?
  - Ох, это очень долгая и грустная история, касающаяся тебя, меня и Бутырского.
  - Я до сих пор не могу поверить в звонок из будущего.
  - А я не могу поверить в тугодума из прошлого.
  - Ну и жинка!
  - Ты сам во всём виноват.
  - Дела. Но, может быть, ты просветишь меня?
  - Насчёт чего?
  - Насчёт всего. О будущем расскажи, раз уж ты живёшь там, в чём я пока сильно сомневаюсь.
  - Знаешь, я тебе всё равно ничего не докажу.
  - Как и я тебе.
  - Это глупо, Лёша!
  - Ты что, уверовала в то, что я есть я?
  - Нет... То есть да... Ты не понимаешь, я ведь узнала твой голос, а теперь и твою манеру . Я поверила, что это именно ты. Всё сходится. И год и твой голос и... вообще... Странно, я наконец-то нашла тебя, а теперь даже не знаю, что сказать. Как будто мы чужие.
  - Честно говоря, у меня такое впечатление, что я твой голос слышал раньше. Он будит во мне что-то непонятное. Ты смеешься? Ты мне не веришь?
  - Я... плачу... от радости... я наконец-то нашла тебя.
  - Ничего не понимаю. Если в будущем я твой... ээээ... ну, неважно, как ты могла меня потерять?
  - Сейчас расскажу...
  И вдруг наступила тишина. Нет, обрушилась, навалилась, раздавила нас. Кто-то, не знаю кто, но бесконечно злобный и безжалостный, возник в трубке между мной и Светой. Не было ни гудков, ни треска, было лишь его дыхание, тёмное и жестокое. Я похолодел от непонятного, иррационального страха, а Этот продолжал дышать мне в ухо, прислушиваясь к моей душе.
  - Света? - набрался я решимости.
  Молчание. Света ушла в бесконечную даль. А в трубке был лишь Этот. И, похоже, он появился вовсе не случайно.
  
  Ночь. С пятницы на субботу. Лик луны приткнулся
  к окну, напряжённо всматривается в квартиру. Тишина, нарушаемая лишь моим приглушённым шёпотом. Света позвонила около полуночи, все спят, никто не мешает мне разговаривать с ней. Мы поговорили уже о многом. Поговорили на разные безобидные темы. А вот главное вертится на языке...
  - Кто это был, Света?
  - Ты сам узнаешь в своё время.
  - В 2011?
  - Неважно. Только знай... - она замялась.
  - Что?
  - Неважно.
  - Мне надоело это слово. Рассказывай всё. Колись!
  - Не приказывай мне. - (Господи, я уже влюбился в её очаровательный голос!) - Понимаешь, я боюсь.
  - Этого в трубке?
  - И его тоже. А ещё боюсь нарушить равновесие, ход событий, хотя... Ты знал, что делаешь. Видимо, я смогу совершить только то, что мне и надлежит сделать.
  - Я тебя плохо понимаю, ну да ладно, плевать на это! Давай поговорим о чём-нибудь. Знаешь, я ведь всегда считал, что будущего не существует.
  - Да. Так оно и есть.
  - Но...
  - Понимаешь, Лёша, там в будущем, то есть, в 2011, мы уже обсуждали с тобой это, у тебя даже была своя теория о времени, так что я заранее знаю, что ты думаешь по этому поводу.
  - И что же я думаю?
  - Вообще-то ты создал новую теорию временного континуума. Я всегда разделяла твою её. Я была в восторге, что именно ты придумал такое... А теперь, получается, что ни кто иная как я, открою её тебе. Удивительно.
  - Да уж. Ну давай, открывай.
  - Там, ты говорил: время движется лишь в одном направлении - только вперёд, как пешка. Ещё ты говорил, что движение это подобно кругам на воде. Если бросить в воду камень - Первопричину, во все стороны побегут временные круги. И бегут они в Бесконечности. Таких кругов, как и от камня на воде, всегда бывает несколько. Самый первый - основной, именно он и есть Настоящее. Вторичные круги, это рябь по поверхности Прошлого, его "повторное" движение. Прошлое не статично, Лёша. Ты - в прошлом, но ты живёшь, думаешь, творишь, ты не ощущаешь того, что твоё время - время прошедшее. Ты движешься в одном из вторичных кругов, вслед за первым. Будущего нет, есть неведомое никому Настоящее и Бог знает сколько кругов Прошлого.
  - Так ты живёшь в Настоящем?
  - Может быть. Как отличить Настоящее от Прошедшего?
  - Действительно. Интересная у меня, оказывается, теория.
  - Ты, значит, ещё не выдумал её?
  - Нет. У меня есть похожие, смутные мысли, но ты объяснила всё гораздо лучше.
  - Ну вот. - она усмехнулась - Значит я эту теорию и создала.
  - Но-но! Не загордись. Я уже проникся мыслью о своей гениальности.
  - Уже? Я должна была догадаться.
  - А что, там...
  - Да, там ты вовсю строил из себя гения. Правда ты был значительно старше и умнее...
  - Почему был? Я что, куда-то подевался?
  - В этом всё и дело, что ты подевался.
  - Может, расскажешь?
  - Нет. Пока нет. Я ещё должна хорошенько обо всём подумать.
  - Думать - грешно!
  - Тогда ты и есть закоренелый грешник.
  - Мда, это ты верно подметила. Слушай, а можно я задам тебе нескромный вопрос?
  - Интимный?
  - Ага. Ты... как ты выглядишь, Свет?
  Она рассмеялась, весело и от души, по-настоящему. Я впервые слышал её смех (впервые ли?), и мне он показался удивительно прекрасным, сам не знаю почему.
  - Так и знала, что ты рано или поздно спросишь об этом. Лёшка, открыть тебе страшную тайну? Ты великий бабник, тебе только красивых подавай! Я страшная и носатая, у меня глаза косят, волосы ржавого цвета, лицо тёмно-коричневое, как от загара, руки с густо накрашенными ногтями, а рост не больше метра.
  - Врёте вы, тётенька! А если серьёзно?
  - Серьёзно всё наоборот.
  - Тогда я спокоен.
  
  
  Итак, вскоре мы с моей будущей женой стали настоящими друзьями, иногда часами разговаривая по телефону на всевозможные темы. Света оказалась очень умной и начитанной, острой на словцо. Она легко угадывала все мои мысли, проникала в самую глубь моих тайных переживаний, и, в свою очередь, радовалась как маленькая девочка, когда я "раскусывал" её. Всё у нас шло на редкость хорошо и я уже не мог представить свою жизнь без ежедневного общения с ней. Словом, я постепенно влюблялся в "таинственную незнакомку".
  Разговаривали мы чаще ночью или вечером, хотя иногда звонок мог раздаться и в самый полдень. Не знаю, как это объяснить, особенно если учесть то, что время суток "моего" времени совершенно не соответствовало её реальности. Так, однажды, когда у меня было два часа ночи, день Светы только загорался, а в следующий раз, когда у меня была полночь, она тоже собиралась ложиться спать. Наверное, эти парадоксы происходили из-за всё тех же Кругов. Временных, естественно.
  С каждым звонком мы всё больше и лучше узнавали друг друга. У нас действительно было много общего. Оказалось, что там я был для неё чем-то вроде учителя, наставника, она считала меня гением или, во всяком случае, сумасшедшим. Как я понял, она без памяти любила меня и, похоже, там я отвечал ей такою же страстью. Куда я девался, и почему вдруг разрушилось наше счастье, я так и не понял, хотя узнал много подробностей о своём будущем. Впрочем, вам эти подробности абсолютно неинтересны, поэтому я о них ничего говорить не буду.
  Каждый день я с нетерпением ждал её звонка, и, когда его не было, я чувствовал себя опустошённым, легко закипал, вещи валились у меня из рук, раздражала любая мелочь. Судя по рекламам, именно так чувствует себя женщина во время месячных. Зато когда я слышал этот знакомый, нежный и всегда чуть-чуть удивлённый голос, на меня накатывала непередаваемая волна радостного оживления. Судя по всему, я уже не мог жить без Светы, а она без меня. И это притом, что я никогда не видел её лица, а она знавала меня совсем другим, гораздо более взрослым и умным.
  Я читал "гостье из будущего" стихи собственного сочинения, а она приходила в восторг, искренне хвалила их. Иногда она читала мне свои. Я тоже хвалил их, но совсем не так, как Света. Если честно, они мне не очень нравились. Она знала это и подтрунивала над моим самомнением, порой доводя своего "мужа" чуть ли не до бешенства.
  Она снабжала меня сводками о будущем. Кто стал президентом, как катится наша мировая телега... Рассказала о молодом профессоре(!) Бутырском, который, видимо, быстро шёл в гору. Что-то ещё было связано с моим школьным другом, но она избегала об этом говорить.
  Кроме того, интересно было то, что люди, случайно звонившие мне или моим родителям во время наших бесед, слышали не стандартные короткие гудки и даже не тишину, а... музыку. Непохожую ни на что красивую, лиричную музыку, напомнившую одному моему другу с музыкальным образованием "Утро" Эдварда Грига.
  Я давно махнул рукой на все эти штучки со временем, так что новый "музыкальный" сюрприз меня тоже совсем не удивил, а скорее обрадовал.
  Вот так и текло наше счастье. Мы, как песок пропускали его сквозь пальцы, забавлялись с ним, ни о чём не заботясь. Правда, порой радость Светы чем-то омрачалась, в её голосе проскальзывала тень, но она отказывалась говорить на эту тему, так же, как и на три других: что случится (случилось) со мной в 2011, Бутырский и Этот в трубке. Она что-то скрывала, то ли боясь спугнуть наше хрупкое счастье, то ли не зная, как рассказать об этом. Я чувствовал, что внутренне она сильно переживала, но ничем ей помочь не мог, так как понятия не имел, в чём же дело.
  
  Но однажды всё прояснилось.
  - Алло, Алёша?
  - Да. Света, ты?
  - С добрым вечером, любимый.
  - Тебя так же.
  - У вас что, тоже вечер?
  - Ага. На этот раз совпало. Очаровательный, светлый апрельский вечер.
  - Апрельский?!
  - Да. Тебя что-то встревожило?
  - Как быстро! Я и забыла подумать об этом...
  - О чём?
  - Апрель! Какое сегодня число? - в её встревоженном голосе звучала неприкрытая тревога, даже страх.
  - Третье.
  У неё вырвался вздох облегчения.
  - Тогда ещё есть время. Но надо спешить.
  - В чём дело-то?
  - Алёша... Знай, это очень важно...
  - Что?
  Молчание.
  - Что?
  - Потом. А сейчас слушай. Наверное, мне придётся всё тебе рассказать, а иначе будет слишком поздно. Пожалуйста, слушай и не перебивай, мне очень тяжело говорить об этом. Если только что-то не поймёшь...
  - Да, всё ясно. Начинай.
  И она начала.
  - Лёш, ты гений. Ты понимаешь? Ты, наверное, сам
  этого не понимаешь. И Бутырский тоже гений. Компания, блин, собралась... - она горько усмехнулась - И как я в неё затесалась, а главное, зачем?
  Я сразу полюбила тебя. Полюбила твою непослушную копну русых волос, твои умные тёмные глаза - она медленно говорила это, как будто припоминая или рисуя там в воздухе мой портрет - твою длинную фигуру, твой странный, критический ум, твой талант, непохожий на другие. Я безнадёжно, навечно влюбилась в тебя. А ты в меня. Мы были как две половинки одного яблока.
  Мы познакомились красивым апрельским вечером. Небо... Небо тогда было замечательным. Синим, небесно синим, таким, какое я люблю. Мне было пятнадцать лет, я шла на свидание с одним дядей, сорока девяти лет от роду, который сдувал с меня пылинки и пытался затащить в постель после первых двух часов знакомства. Несмотря на это, он мне нравился тогда. Ну неважно. Я шла на встречу с этим дядей, и по дороге любовалась тем восхитительным небом. Ты ведь уже понял, я неисправимый романтик. Улица была пустынной. Нет, это была не улица, а маленький тихий переулок, серый, скованный весенним льдом, скользкий и грязный. Никого не было. Только впереди, навстречу мне шла фигурка в дешёвой потрёпанной синей куртке. Синяя куртка, синее небо... Я перевела свой взгляд вверх. И... Я плохо помню, что произошло потом, но ты рассказывал, что из-за поворота вдруг вынырнула чёрная иномарка, помчалась на бешеной скорости и, поскользнувшись на льду, задела меня. Я помню лишь удар, небо глубоко в высоте и наступившую потом темноту. Нет, вру, ещё я вспоминаю, как сквозь туман твоё лицо
  А ты, ведь это именно ты шёл в той потрёпанной синей курточке, ты преодолел свою природную застенчивость и подбежал ко мне, помог. Ты вызвал "скорую", ты спас меня. Потом, уже после того, как меня выписали из больницы, я позвонила тебе. Добрые люди о твоём геройстве сообщили. Ты тогда сказал, что ждал моего звонка. Так началась наша любовь.
  Мы... мы были идеальной парой, и любили друг друга так, как никто не любил, хотя что я говорю!
  - Я всё понимаю, любимая - я первый раз назвал её так.
  - Спасибо. - она всхлипнула, расчувствовавшись - У нас всё было так чудесно. Мы встречались пять лет, прежде чем пожениться. Мы понимали друг друга с полумысли - это, кстати, твоё выражение. И мы были счастливы. Однажды, когда мы уже поженились, я это хорошо помню, у нас был чудесный вечер. Мы гуляли вдвоём по городу, любовались рекой, птицы, казалось пели для нас, солнце светило для нас, мир был для нас! И тогда, вот тогда я сжала твою руку и сказала: "Как жаль, что это никогда не вернётся! Как жаль, что мы уже не сможем вернуться сюда, в этот вечер..." А ты задумался, и потом начал усиленно работать над своей идеей Времени, хотя самые основы её носил в себе уже давно. Ты доводил постулаты до совершенства, отбрасывал ненужное. И вскоре родилась твоя теория Движущихся Кругов.
  В то время вы с Бутырским стали большими друзьями, даже странно было смотреть, как увлечённо беседуют поэт-философ и приземлённый физик-технарь. Но именно в этих беседах ты смог заразить его своей идеей, именно тогда родился замысел "Лодочки". Так ты назвал этот прибор, хотя Бутырский дал ему более приземлённое название "РВ - 1", "Расщепитель Времени, первая модель".
  Безусловно, в жизнь этот проект воплотил гений Бутырского, но автором и вдохновителем его был именно ты, любимый.
  Ты назвал прибор "Лодочка", ибо с его помощью человек обретал возможность плавать по Кругам Времени. Об устройстве "Лодочки" я тебе ничего рассказать не смогу, потому что ничего в этом не смыслю, да ты и сам это знаешь.
  Я была безумно рада и горда твоей победой, в которой было и моё участие. И вот, после того как "Лодочка" была окончательно собрана, а Бутырский провёл ряд успешных опытов, мы все собрались у нас на квартире, чтобы провести первый опыт с одним из нас, посвящённых. Для меня всё было странно и непонятно - как сцена из фантастического рассказа, но мне врезалось в память довольное лицо Бутырского и твой гордый взгляд. Мы спорили о том, кто должен первый испытать "Лодочку". Бутырский настаивал на своей кандидатуре, а ты говорил, что это должен сделать первооткрыватель Кругов... Зачем только ты открыл их?
  В общем, ты переспорил Бутырку и зашёл в переходную камеру "Лодочки", похожую на будку телефона-автомата. Бутырский принялся сосредоточенно нажимать на кнопки и щёлкать переключателями, а ты посмотрел на меня через стекло и прошептал что-то, прижавшись к нему губами. Я знала, что ты мечтал отправиться в день нашего знакомства - 16 апреля 2002 года, ведь это был один из счастливейших дней твоей жизни. Ты хотел увидеть, пережить нашу встречу заново.
  Заурчали агрегаты Бутырского, будка заходила ходуном, цветная пелена заволокла твою фигуру и через мгновенье ты исчез.
  Я очень переживала, как будто чувствовала, что что-то случится. И действительно, случилось.
  - Что?
  - Не знаю. Просто ты не вернулся оттуда.
  - Из прошлого?
  - Да. Принцип возврата таков: отправляясь плавать по Кругам Времени, берёшь с собой небольшой прибор - возвратник, который действует на "Лодочку" как нервный импульс, то есть даёт сигнал о возвращении.
  - Я забыл возвратник?
  - Нет, ты его взял. Но прошли часы, ночь, день, ещё ночь, неделя, а ты всё не возвращался. Я проклинала идиота Бутырского, а он, похоже, был очень испуган, но не более. Для него главным было то, что его машина всё же работала. Ему было наплевать на тебя, но он всё же надеялся, что ты вернёшься. Поэтому он установил аппаратуру в состояние ожидания и оставил всё как есть в нашей квартире. А я переехала к родителям, потому что не могла жить одна в пустом мрачном доме, где всё напоминало о тебе.
  - Понятно... - протянул я и вдруг почувствовал, что она чего-то не договаривает - Свет, не темни, выкладывай всё до конца.
  - Я всё тебе сказала - ответила моя жена из будущего голосом заправской врушки.
  - Нет не всё. Насколько я знаю Бутырского, он даже из-за своей горячей привязанности ко мне не законсервировал бы машину. Что-то ещё произошло, я же чувствую.
  - Ладно. Не хотела об этом вспоминать, но, видно, придётся. Минут через пять после твоего исчезновения в кабинке стал появляться Этот.
  Я похолодел от беспричинного страха, день вокруг потемнел, что-то хрустнуло внутри телефона.
  - Этот... который тогда...
  - Да.
  - Как он выглядел?
  - Трудно сказать. Сначала мы почувствовали непонятный страх, сковавший нас, затем по квартире разлилась мёртвая тишина, казалось, всё замерло. Бутырский потом утверждал, что увидел в будке очертания огромной белой крысы, прижавшей нос к стеклу и внюхивающейся в наше Время. А я увидела только серый туман, который постепенно сгущался и приобретал очертания человеческой фигуры.
  Бутырский заорал и вырубил питание. Кошмар в будке мгновенно исчез, и я, очнувшись кинулась на Бутырского, умоляя завести обратно эту чёртову машину. Я вдруг осознала, что могу потерять тебя. Он сначала колебался...
  - Вот гад!
  - ... а потом всё же включил "Лодочку" снова. Он сказал, что это "короткое замыкание" твоему возвращению не помешает. Я, кажется, всё ещё дрожала от страха, он тоже был не в лучшем виде, и, врубив машину попросту смылся.
  - А ты...
  - Я ждала тебя, что мне ещё оставалось делать? Но ты так и не появился, и Этот тоже не появился.
  - Кошмар какой-то - самым обыденным голосом сказал я, хотя внутри у меня всё ходило ходуном - И я что, до сих пор не вернулся?
  - До сих пор.
  - Стоп, а как тогда получилось, что ты мне позвонила?
  - В этом всё и дело. Где-то через неделю после твоего исчезновения мне в почтовый ящик подбросили записку: "Позвони мне. Лёша.", и это был твой почерк. Вот я и стала названивать, раза по три каждый день. Безрезультатно, пока...
  - Дальше можешь не рассказывать. Я понял.
  На мгновение в трубке возникла зияющая, тревожная тишина, в которой растворилась Света. Зато появился Этот. Всего лишь на мгновение.
  - Лёша! - она позвала меня.
  - Да, всё в порядке - ответил я, глубоко сомневаясь в своей искренности.
  Она торопилась, как будто предчувствовала, или знала:
  - Ты запомнил? Мы встретились 16 апреля! Каменный переулок!
  - Что я должен делать?
  - Не знаю, не знаю, не знаю, но спаси его! Спаси себя! И самое главное... - в трубке стала нарстать ледяная тишина. - Запомни самое главное... - молчание угрожающе нарастало, голос Светы уже еле пробивался сквозь его толщу - Помни, я лю... Тишина навеки оборвала её. Этот был здесь, совсем рядом. От него веяло Безвременьем.
  Я с ужасом бросил трубку, а вслед за тем телефон разнесло вдребезги. Горящие осколки врезались в мои руки, которыми я инстинктивно успел защитить лицо. Было очень больно. Но хуже всего в тот момент была горечь от осознания разлуки с любимой . Я уже понял, что потерял её, ту Свету навсегда.
  
  До шестнадцатого числа я успел многое обдумать, но ничего конкретного так и не решил. Честно говоря, я боялся. Ужасно боялся принимать вызов Безвременья, но иного выхода не было. Конечно, от моего выбора не зависела судьба всей планеты, как это всегда бывает в американских фильмах, но зато от него зависела моя собственная судьба... Да что там моя, судьба Светы!
  Я вовсе не знал, что должен делать шестнадцатого апреля в Каменном переулке, но, опираясь на свою собственную теорию, пришёл к некоторым выводам. Судя по всему, я "будущий" отправился именно в тот Круг времени, в котором я нахожусь сейчас. А может другой, не так важно. Следующие друг за другом Круги дублируют Прошлое, проигрывая его заново. В этом или другом Круге, я, по видимому, столкнулся с Этим существом из трубки, который помешал моему возвращению. А потом ещё и ещё, и так до бесконечности! Как звонок Светы смогла пройти сквозь величайшее - временное расстояние, я не знал, но самое главное было в том, что он смог! И у Светы получилось предупредить меня. Предупредить для того, чтобы я "будущий" смог наконец разомкнуть цепочку невозвращений и встретиться с любимой.
  Честно говоря, я осознавал, что если взглянуть на происходящее со стороны, то всё, о чём я сейчас пишу, больше походило на бред сумасшедшего... Однако сумасшедшим я себя признать никак не мог.
  С Мишкой Бутырским я порвал все контакты и, видимо, сделал этим первый шаг к изменению своего будущего. Главное же предстояло совершить шестнадцатого числа, то есть...
  ...сегодня. Да, внутренне сжимаясь, я проснулся и осознал, что сегодня уже шестнадцатое. До вечера ещё далеко, но...
  ...но и он быстро наступил. Стрелки часов приближались к пяти, когда я отправился в Каменный переулок. Я не имел ни малейшего понятия ни о том, какая мне досталась роль, ни какие о том, у меня слова, а уж о мизансценах и говорить не приходилось. Я просто встал у одного конца этого длинного пустынного переулка и принялся ждать.
  Ждал я долго, и был вознаграждён за свои мучения. Из подъезда вышла красивая элегантная девушка, как раз в моём вкусе. Сердце забилось быстро-быстро, в животе появилось неприятное ощущение - признак страха. Девушка вышла, но, вопреки рассказу Светы вдруг поспешила в противоположную от меня сторону, в другой конец переулка. Оставалось только следовать за ней.
  Я заторопился. Скользя по мутному льду, я нагонял её, а она была уже почти у выхода на улицу Красного восстания. Я недоумевал - всё разворачивалось совсем не так!
  Девушка зашагала по улице. Я остановился в нерешительности - следовать за ней? Но где машина, где возможность для знакомства, где "будущий" я, наконец?! Всё-таки решившись идти за ней дальше, я сделал первый шаг, но прямо передо мной вдруг с визгом пробежала чёрная кошка. По привычке я повернулся плюнуть через плечо... И увидел Свету. Она шла оттуда, с другого конца Каменного, где я только что стоял. Восхитительная, длинноволосая, она шагала, глядя в синее, как моя куртка, небо.
  Я остолбенел. Я вдруг забыл обо всём на свете, просто стоял, любуясь её красотой.
  Иномарка бесшумно выскочила из-за поворота, взяла разгон и, не удержавшись на льду, скользнула в сторону, задев Свету, а потом, бешено вращая колёсами промчалась мимо меня.
  Промедление смерти подобно... - эти слова молотом пульсировали у меня в ушах, пока я бежал к Свете. Но я опоздал. Над ней уже стоял молодой мужчина в очках, чем-то похожий на меня.
  -Это я! - подумал я, глядя на него.
  - Это я! - судя по всему, подумал он, глядя в мои глаза.
  Он ещё раз бросил нежный взгляд на лежащую девушку, кивнул мне и сунул руку в карман, собираясь нажать на кнопку.
  Этот появился прямо перед ним. В оживлённом весеннем воздухе разлилась мёртвая тишина, мир замер. Замерли я "будущий" и я, завороженно глядя в серое лицо, возникшее из воздуха. Этот, бессмертный путешественник по Кругам Времени, - теперь я каким-то образом понял это, - появлялся неторопливо, как в замедленном кино. Он не улыбался и не хмурился, он ЖЕЛАЛ. Я видел, как страстно, дико, безумно он желал перейти в... Настоящее? Да, теперь я понял, что моя теория была верна лишь отчасти, во всяком случае для Этого. Этот мучился бессчётное количество тысячелетий, сгорая желанием попасть в настоящее Настоящее, прекратив утомительное путешествие по Прошедшему. Видимо, Круг, из которого пришёл я "будущий", был тем самым Первым кругом, в котором рождалось Настоящее. Только Этому туда дорога была заказана. Во всяком случае, до создания "Лодочки".
  Путешественнику во времени был нужен возвратник. Я "будущий" видимо тоже успел мгновенно осознать всё это и даже больше, но рука его не шевелилась - не могла. Этот остановил движение Круга, всё замерло.
  Существо потянулось к карману меня "будущего", его цепкие пальцы извивались, как змеи.
  Я собрал все свои силы и попытался броситься на Этого, но ноги смогли сделать лишь слабый шажок. А Этот уже разжал судорожно сведённые пальцы меня "будущего" и держал в руке возвратник. Глаза странника горели пустым, но страстным огнём, каменный язык шептал древние-древние слова. Он был готов к Переходу.
  После прикосновения Этого я "будущий" окончательно оцепенел. Если раньше это был живой человек, силящийся освободиться от чар, то теперь это была неподвижная статуя.
  Но внезапно, внизу на земле очнулась Света. Она слабо пошевелилась и невнятно позвала на помощь.
  Этот, всего лишь на миг отвёл на неё свои бесцветные, одинокие глаза, но путы, связывающие меня тут же спали. Спали на миг, на секунду, но этого хватило мне, чтобы прыгнуть на существо.
  От прикосновения к нему меня сковало смертельным холодом, но как только мы упали, мир вокруг ожил. Ожил и я "будущий". Он в бешеном рывке выхватил из пальцев Этого Возвратник и ударил по кнопке. Тотчас же чары развеялись: я "будущий" исчез в разноцветной дымке, а Этот жалобно взвыл и, оглушив меня напоследок сумрачной тишиной, растворился в вечернем воздухе.
  Прошло минуты три, прежде чем я смог подняться и подойти к Свете.
  Вот и всё... Вот и всё...
  Скорая приехала без какого-либо моего участия. Видимо, сообщил кто-то из жильцов, наблюдавших за всем из окна (интересно, они видели Этого?), или у типа в иномарке совесть не совсем пропала. Во всяком случае, санитары погрузили её в машину и увезли. Она даже не узнала обо мне. И не узнает.
  Вот и всё... Вот и всё...
  
  
  Вечер. Я сижу дома. Никого. Только я и моя печаль. С того... случая прошёл уже почти месяц. А я один. Радовало только то, что там, в настоящем, мы снова были вместе.
  Ну а здесь, в этом Круге мне было горько. Очень. Хоть умирай!!! Всё равно без Светы жизнь потеряла свой смысл.
  Затрезвонил телефон. Я напрягся.
  - Да?
  - Алло? Это... Алексей? - голос молодой, женский, взволнованный и явно чем-то смущённый.
  - Ай эм. А это кто?
  - Ты меня, наверное, не помнишь. Это Света... Та девушка, которую сбила машина. Помнишь?
  - А... эээ...
  - Я так хотела бы поблагодарить тебя!
  - Я... ээээ...
  - Я только недавно узнала, что это ты тогда спас меня. Спасибо, большое спасибо!
  - Я?! ...ааа... нуу даааа... а... откуда собственно ты знаешь?
  - У тебя есть благожелатели в больнице. Перед выпиской ко мне подходила какая-то женщина, я её раньше не видела. Она мне всё и рассказала. Про то, что ты сделал. Она мне, кстати, очень понравилась. Кто она такая?
  - Аааа... ну... Она...
  - Она мне кого-то напомнила, сама не знаю кого. Её тоже зовут Света.
  - Света?!
  - Да. Так что я всё теперь знаю про твои подвиги.
  - Конечно... да... здорово...
  - Знаешь, мне кажется, я даже чуть-чуть помню твоё лицо. Давай как-нибудь встретимся, я хочу проверить свои впечатления.
  - Ага... ну... это...
  - Ты не хочешь?
  - Хочу!!! - с таким восторгом заорал я в трубку, что у неё, наверное, заложило уши.
  Распускалась новая весна.
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"