Михайлов Михаил Михайлович: другие произведения.

Экипаж "Светлячка"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.56*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Возможно, кто-то из читателей увидит в этом рассказе сноски на сериал "Светлячок". А у других появится желание с ним ознакомиться. Что ж, тогда хочу одним пожелать приятного чтения, другим - просмотра.

   Возможно, кто-то из читателей увидит в этом рассказе сноски на сериал 'Светлячок'. А у других появится желание с ним ознакомиться. Что ж, тогда хочу одним пожелать приятного чтения, другим - просмотра. Ведь я и сам решил написать этот рассказ под впечатлением и после просмотра сериала.
  
  Странно всё это было. С Земли из тела молодого тренера по фитнесу, только-только окончившего 'физический' институт я перенёсся в тело совсем 'зелёного' лейтенанта, участника межпланетных войн. И оказался в самом пекле боя, выиграть который мне и моим союзникам не светит.
  И что это за место? Параллельный мир? Будущее? Другая планета?
  
  - Лейтенант! Лейтенант Гарстон!
   Чей-то механический голос, обработанный фильтрами до полного не узнавания и не определения пола настойчиво лез в уши. Хотя, почему чей-то? Как раз именно сейчас со мною общается майор Тригл. Майкл Тригл, командир сводной бригады, обороняющей сразу три квадрата от десанта федератов. Мой батальон, точнее, батальон, в котором я имел честь состоять, защищал долину Скайла. Небольшая долина, окружённая высокими горами с узким труднопроходимым перевалом и возможностью высадиться только здесь, в самой долине. Ну, или неподалёку от городов на равнине, но там ещё ПВО не расщелкали окончательно, так что, чревато для вражеского десанта...
  - Ив, хренов сосунок, а ну живо взял себя в руки, вытер сопли, встал и надрал этим гадам задницы!
   'Сопли?', - я машинально открыл глаза, но ничего, кроме тьмы и цветных разводов перед глазами не увидел. Моргнул, потом ещё раз... цвета стали превращаться в графики, точки, аббревиатуры, которые отзывались в памяти чем-то смутным знакомым. Я попробовал коснуться их рукой, но не смог. И только сейчас понял, что лежу на земле в позе эмбриона, обхватив голову руками и уткнувшись лицом в стенку окопа. А ещё я плакал, вот потому и не смог быстро сосредоточить свой взгляд на схемах тактического шлема - это от слез картинка плыла.
   Медленно поднялся и сел на задницу, левой ладонью провёл по забралу, счищая грязь. Как-то разом стих голос майора, потускнели схемы перед глазами, зато появилась головная боль, а удары пульса отдавались колокольным набатом.
   Бом-бом-бом...
   Я только морщился от этого и едва успевал переваривать ворох чужой информации, воспоминаний, которые вливались в моё сознание сплошным потоком.
   Детство...
   Юность...
   Учёба в училище...
   Начало войны за независимость и отправка на фронт.
   Сегодня мой первый бой, который я просрал и это ещё мягко сказано. Пятьсот живых бойцов, две сотни дроидов и дронов, сотня автоматических огневых точек, включая несколько ракетных батарей ПВО вступили в бой. Через десять часов от всего батальона осталось с мамин хрен - пара десятков дронов и дроидов, одна батарея с почти расстрелянным боезапасом, полдюжины скорострельных спаренных пушечек-малокалиберок и я. Нет, где-то в ячейках и окопах с блиндажами и ДОТами (земляные укрытия не утратили своей эффективности и в космический век) ещё есть живые, но пользы от них - мобилизованных ополченцев, вчерашних учителей, электронщиков, инженеров и всяческих контролёров гражданских дроидов и дронов, для меня никакой. Деморализованные и без чувства локтя эти люди - просто будущий фарш. Весь кадровый костяк бригады был выбит на сто процентов за последние десять часов.
   Остался только я.
  - Ив, твою мать!!!
  - Да, господин майор, - наконец-то ответил я.
  - Уф, наконец-то. Слушай сюда, лейтенант. Первую волну десанта федератов мы отбили. Они крепко умылись кровью...
   'Как и мы', - пронеслась у меня мысль в голове.
  -... сейчас готовят новую волну, на этот раз пожиже, сильно пожиже. Если сможешь её отбить, то в долину они до утра не сунутся точно, а это нам подспорье. Назначаю тебя командиром батальона, все данные вот-вот придут на твой коммуникатор... есть, готово.
   Одновременно с последними словами собеседника у меня изменилась карта на забрале шлема. Теперь я видел весь состав своего батальона: раненых, живых, мёртвых. Последних было семьдесят три процента, ещё девятнадцать приходилось на раненых, остальные находились на поле боя, но судя по местам их 'захоронок' рассчитывать на эту силу мне не стоит. Забились в щели, зарылись в ямы.
   Кроме живых (тут даже можно применить термин 'условно живых'), мне досталось в подчинение и 'железа' - зенитная батарея ракет 'воздух-космос', два десятка дронов, полсотни дроидов, правда, последние все больше с расстрелянным боезапасом, пять автоматических установок: ракетно-пушечные спарки, которые одинаково легко снимут на десяти тысячах метров десантную баржу и юркий штурмовой катер и тяжёлые автоматические гранатомёты калибром сто миллиметров.
  - Почему я, господин майор?
  - Ты последний офицер, Ив. По протоколу ни одна из наших машин не будет подчиняться кому-либо другому. Да и нет больше достойных людей, сам, что ли, не видишь? Забились, как крысы по щелям...тьфу.
   В долине кроме остатков бригады хватало и федератов - пилотов сбитых катеров, ботов, десантных барж, уцелевших десантников и прочих. Электронные мозги моих 'подчиненных' фиксировали и анализировали ход боя, места стычек, атак и контратак. По их данным, выведенным сейчас на мой шлем, активных врагов сейчас напротив наших позиций - сорок живых бойцов и дюжина дроидов. Последние, как и мои, с минимальным запасом боеприпасов, НЗ, который имеется у каждого механического бойца.
   Первым делом я отдал приказ порошить поврежденные и уничтоженные дроиды и дроны, чтобы мои 'терминаторы' могли дать отпор врагам. К неживым солдатам присоединились пять человек - ополченцы с карабинами и станковым гранатомётом калибра пятьдесят пять миллиметров. Прочие продолжали отсиживаться в укрытиях. Поэтому вторым делом я их смёл значки с карты, за исключением храброй пятёрки.
   Сквозь дым и помехи от работающих вражеских зондов постановщиков помех, иногда проглядывала суета на вражеских позициях. Иногда с той стороны прилетала пулемётная очередь, граната или где-то на союзных позициях вспыхивало сваркой место попадания лазерного луча. До поры до времени я приказал игнорировать эти укусы, тем более, урона они не наносили. Только вскрывали свои позиции и показывали, что за оружие имеется у них на руках.
  Выбрав автоматический гранатомёт, я заменил в нём боевые снаряды на дымовые и с зондом помех в работе электронной и оптической аппаратуры. Один за другим унеслись вперёд веером - с левого фланга на правый, гранаты, на несколько минут закрыв обширный участок от чужих взглядов.
   Следом за гранатами туда покатили спарки и батарея ПВО, которые быстро и надёжно замаскировались среди воронок, каменных глыб и чадящими остовами уничтоженной техники.
   Сверху загудело, засверкало и в развеиваемые дымовые клубы ударили тяжёлые снаряды и ракеты, планирующие бомбы и контейнеры со всяческой смертоносной гадостью вроде стрелок из твёрдых сплавов и горючих смесей, пробивающие и проплавляющие несколько сантиметров военной стали.
   Видимо, недобитки в долине решили, что я вот-вот приму за них и за завесой из дыма и помех концентрирую свои силы. Глупцы. Ну да, пускай, чем больше сейчас федераты потратят боеприпасов, тем меньше упадёт на мою голову и голову защитников этого квадрата, в котором раскинулась небольшая долина Скайла. Главное, чтобы не повредили моих металлических бойцов.
   Уф, пронесло. Ни одна бомба и снаряд не ударили в замаскированные установки, которые отключили почти все свои системы, превратившись в битый военный мусор. Слишком много было свободного места, слишком много укромных мест.
   Час я рассчитывал позиции, распределяя свои невеликие силы для отражения скорой атаки федератов. В памяти с большим трудом пробуждались знания, которые Ив-Я получил в военном училище. Против меня будут действовать кадровые военные, пусть большей частью мобилизованные из запаса, но успевшие пройти подготовку в тренировочных лагерях. Не чета ополченцам батальона, навсегда улегшиеся в каменистую почву долины. Поэтому, придётся изворачиваться, менять стандартные схемы, вносить дополнения, про которые враги точно не подумают...
   Через час сверху в очередной раз прилетели тонны взрывчатки и осколков - керамических, металлических и даже пластиковых. Позиции бригады покрылись фонтанами земли и камня, здесь и там вспыхнули озёра лавы. Местами от количества поражающих стрелообразных элементов земля стала напоминать скошенную ниву после комбайна.
   Погасли несколько меток моих механических бойцов, заставляя скрипеть зубами в бессильной ярости. Несколько раз бомбы падали неподалёку от моего укрытия, оглушая и сбивая с ног, заставляя сбоить электронную начинку бронескафа.
   Бомбёжка и обстрел длились пятнадцать минут. После них позиции стали напоминать лунный ландшафт. Следом за снарядами и ракетами на позиции бросились дроны, готовые своими пушками и НУРами разорвать в клочья любого живого или неживого противника, способного оказать сопротивление.
  - Огонь!
   Я сознательно пожертвовал частью 'терминаторов' - человекообразных дроидов с лёгким стрелковым вооружением и переносными зенитно-ракетными комплексами. Из десятка дронов назад вернулись только трое и те дымящиеся и постоянно сваливающиеся с курса. Моим бойцам пришлось хуже - погибли все.
   Следующими совершили налёт штурмовые катера с дронами сопровождения. Пять одних и десять других. У катеров уже имелась силовая защита, благодаря которой они не опасались лёгкого стрелкового оружия, ручных лазеров и слабосильных ракет из одноразовых ракетниц калибра до сорока миллиметров. Атаку воздушную поддержали с земли: те самые недобитки, постоянно ведя обстрел позиций моих солдат, перебежками двинулись вперёд.
   С воздушными целями сцепились мои дроны и средние штурмовые дроиды, пехоту накрыли из гранатомёта и карабинов ополченцы. Бывшие инженеры и учителя успели серьёзно пощипать врагов, заставив тех откатиться назад, пока по ним не отстрелялся целым пакетом НУРов дрон. Позиция расчёта из пяти человек скрылась за фонтами земли и огня, а мне пришло сообщение о гибели бойцов.
   И хотя я не знал этих людей, не понимал толком причин ненависти между федератами и свободными (гражданами Союза Свободных Систем), но мне было больно в сердце.
   Больше часа шла мясорубка в воздухе, перемалывающая бронированные смертоносные машины. Из пяти катеров, первыми начавшими эту схватку, не осталось ни одного. Противнику пришлось ввести в сражение ещё три аналогичных машины и в качестве туза - тяжёлый многоцелевой бот огневой поддержки с кучей дронов в качестве охранников.
   У меня почти не осталось сил продолжать бой, только засадная группа и пять тяжёлых дроидов на гусеничных шасси с ракетно-пушечным вооружением, исчерпанным на девяносто девять процентов. Эта пятёрка простреливала четверть долины, не давая перегруппироваться федератам и не подпуская их отряды к местам, где до поры до времени сидел мой засадной 'полк'. Они же изрядно потрепали бот, заставив тот уползти назад.
   На несколько минут поле боя очистилось. Сейчас долина походила на филиал ада - огонь, чёрные столбы дыма, раскалённые остовы боевых машин, останки людей в бронескафах, части дроидов, некоторые из которых даже шевелились: явно поврежденный, хотя и удивительно как уцелевший, электронный мозг давал команду сражаться, идти вперёд, не замечая, что от его носителя в лучшем случае осталось часть торса с огрызком конечности и искореженной ходовой частью.
   Очередной артобстрел и бомбардировка долины показалась слабее предыдущей. Снаряды и бомбы падали в тех местах, где ранее сидели мои дроиды, превращая в песок камни и плавя тот в чёрное стекло.
   Выжили только два дроида, но пользы от них мне не было. Все равно, без боеприпасов и с поврежденными системами постановки помех и обнаружения противника эти высокотехнологичные машины превратились в горы металла и пластика.
   Вновь показался бот в сопровождении пары катеров и роя мелких дронов. Враги засыпали ракетами и сгустками плазмы всё подозрительное, не жалея дорогие боеприпасы даже на обломки дроида, в котором чуть-чуть теплилась электроника. Когда вражеские дроны оказались в зоне гарантированного поражения, я отдал приказ последним моим механическим солдатам открыть огонь. Ракеты у них были давным-давно расстреляны, а десяток двадцати пяти миллиметровых снарядов не могли серьёзно повредить даже броню катера, не говоря уже про бот. Вот и досталось дронам, которые посыпались с неба на грешную землю, как комары, рой которых попал под струю дихлофоса.
   Яркие вспышки расцветили вечернее небо. Одна за другой на моем экране менялись цифры, показывая нанесённый противнику урон. Затем со стороны бота и катеров потянулись разноцветные нити зажигательных снарядов, дымные хвосты ракет, бело-голубые сгустки плазмы, накрывшие позиции моих дроидов.
   Погас один значок дроида, второй.
   Третий.
  - Вот и всё, - вслух произнёс я. - Конец.
   Бот и катера носились над долиной, то и дело разряжая пушки и ракетные кассеты. Скорее всего, уничтожали трусов, выживших до этого момента. Я даже не сильно удивился, не увидев в ответ ни единого выстрела.
   То, ради чего я держал в засаде технику, произошло почти в полночь. С противоположной стороны долины над верхушками гор мелькнули огромные туши десантных барж, напичканных федератами и их дроидами. В каждой барже полтысячи живых десантников, около полутора сотен дроидов и дронов, двадцать пять или тридцать наземных бронемашин один бот и два или три катера. Внушительная сила, которая вот-вот окажется на земле долины.
   Внушительная.
   Грозная.
   Крайне уязвимая для атаки с земли.
   Потому-то и суетились катера с ботом, уничтожая малейшие следы опасности и вызывая огонь на себя в течение последних часов, снуя по долине. А ведь у меня в последний час сильно чесались руки отдать приказ спаркам и пэвэошной батарее активироваться и спустить с небес наглецов.
   Баржи некоторое время крутились в стороне, готовые в любой момент прикрыться силовым полем, выпустить ловушки и уйти за горный хребет. У меня прямо руки чесались отдать команду автоматическим точкам открыть огонь.
  - Ну же, ну же, - шипел я сквозь зубы и гипнотизировал взглядом картинку на экране шлема, - ближе, ближе.
   И я дождался.
   Две баржи выбрали просторную площадку, свободную от скал и обломков техники, и стали медленно опускаться. Громко заревели струи плазмы, вырывающиеся из сопел, чуть тише гудели антигравитационные двигатели, помогающие ровно опустить такие туши. Несколько минут и вот они окажутся на земле. Но в эти минуты баржи наиболее уязвимы, так как вся нагрузка идет на безопасный и быстрый спуск, на силовой щит уже энергии не хватит.
  - Огонь!!!
  Батарея и спарки вели огонь почти целую минуту. Одна баржа превратилась в пылающий шар огня. Волна жара дошла даже до меня! Вторая от взрыва дружественного корабля отлетела в сторону и врезалась с такой силой о землю, что сотрясение перетряхнуло всю долину.
   Всё вокруг заволокло густым и чёрным дымом, пылью. С неба падали большие и мелкие камни. Электроника в бронескафе начала сбоить: то работали все системы, то забрало становилось чистым, как оконное стекло, то видимость практически исчезала, сменяемая радужные полосами и разводами. В небе над долиной от произошедшего катаклизма ничего и никого не осталось, только пыль и чад. Думаю, майор Тригл будет доволен - наступление федератов после таких потерь явно приостановится. Но, пора и честь знать. Пришло время о себе позаботиться. Выкопавшись из-под кучи земли и мелкого щебня, которым меня завалило, я побежал в сторону гор. Искусственные мышцы в военной бронированной одёжке помогут держать темп километров одиннадцать-двенадцать в час. Через пару часов я окажусь среди скал, там есть схрон, заложенный командиром батальона на случай срочной эвакуации важных документов. Ему он уже не понадобиться - уничтожен вместе со штабом и секретами, а вот мне гражданская одежда, документы с едой и гражданским оружием, а так же гражданский антигравитационный скутер ох как пригодятся.
   Сильный удар в плечо сбил с ног и заставил прокувыркаться по земле несколько метров. Перед лицом заплясали пиктограммы значков и строчек с уведомлением о повреждениях. Появился холодок в левой стороне тела, сообщающий о срабатывание штатной автоматической аптечки в скафандре.
   Я попытался дотянуться до оружия в кобуре, но не смог, сил в отбитом и напичканном анестетиками теле не осталось. Так и остался лежать на боку и смотреть, как из дымного мрака ко мне быстро приближается высокая фигура.
   Вражеский дроид на гусеничной платформе с крупнокалиберной длинноствольной винтовкой и плазменной пушкой для выжигания ДОТов и прочих укреплений пёр ко мне по камням и воронкам с целеустремлённости росомахи, которая встала на след своего обидчика. Не стрелял, видимо, закончились боеприпасы, пуля, что разворотила мне плечо, оказалась последней.
  ' Да откуда же ты взялся', - мысленно простонал я. Сил произнести вслух хоть слово не осталось. Да и не было смысла - это не живой противник, он действует по программе, в которой нет параграфа о взятие в плен. Он просто меня раздавит сейчас или задействует что-то из оружия ближнего боя, щуп там или что-то другое. Которым можно пробить мой скаф. Чёрт, как же неохота помирать. Как же неохота.
  ' Жить, хочу жить! Если есть кто-то на небесах, который забросил меня сюда, то сделай, что бы эта гусеничная сволочь лопнула...'.
   Договорить молитву мне не дали - на теле дроида в районе силовой установки сверкнула вспышка, словно, сварка, а затем корпус бездушного солдата взорвался. Я в шоке смотрел на горящие останкиврага и не мог прийти в себя.
   'Лопнул... он лопнул. Да я... я верю, верю, Боже!'.
   Из дыма выскочила ещё одна фигура. На этот раз человеческая, некрупная с длинной, почти двухметровой винтовкой 'дыроколом'. Пуля именно из этой высокоточной и крайне разрушительной 'дуры' только что разнесла дроида на куски.
   'Ну, или не верю', - пронеслась новая мысль. М-да, сейчас я сам себе напоминал 'Козлодоева', как любил хохмить герой Папанова в старом фильме, когда он с трусами на шесте двигался за мальчишкой, пока не рухнул в воду с гатей или что там за невидимая дорожка была в море.
  - Лейтенант, ты живой?
  Зора Аллэйн Уошгёрм, сержант, тяжёлый снайпер. Кадровое подразделение. Вторая рота, второй взвод, отделение разведки.
  Тут же выплыла надпись на забрале шлема. Следом появилось изображение сержанта, точнее сержантесы. Девушка лет двадцати двух, смуглая кожа, карие глаза, чуть вьющиеся чёрные волосы ниже плеч, ямочки на щеках, пухлые губы. Вполне себе симпатичная, вот только возраст указан в двадцать семь лет, для моих двадцати четырёх слегка много, а для лейтенанта и вовсе в тётки годится.
   Свои. У меня, как камень упал с плеч. Я даже смог промычать что-то вслух.
  - Подожди, ты ранен, наверное, обезболивающего тебе много аптечка впрыснула.
   Сержант что-то сделала с моим скафандром и через пару минут онемение и холодок в теле стали проходить.
  - Сержант, Зора, я знаю схрон, где нас ждут документы и скутер, мы можем уйти отсюда, - произнёс я, когда вернулась чувствительность. - Нам нужно уйти отсюда.
   За тёмным забралом её шлема лица не увидел, но девушку явно не обрадовали мои слова.
  - Лейтенант, ты явно бредишь или лекарство помутили рассудок. Ты давал присягу и хочешь дезертировать?
  - У меня был приказ задержать наступление федератов, защитить долину до утра. Я это сделал и даже перевыполнил, - возразил я ей. - Я ранен и не смогу дальше сражаться, электроника барахлит, солдат и техники не сталось. С кем сражаться?!
  - У меня есть оружие и я здоровая, - сказала, как отрезала Зора. - Я помогу тебе добраться до безопасного места, а потом...
   Собеседница внезапно замолчала и тихо с непонятным волнением произнесла:
  - Как же так?!
  - Что? - заволновался я и стал подниматься, чтобы осмотреться по сторонам и понять, увидеть, что же обеспокоило сержантесу.
  - У тебя связь не работает, лейтенант?
  - Барахлит. После взрыва баржи с начинкой скафа что-то случилось...
   И тут на экране у меня засветилось изображение. Райвер Хендрикс, командующий группировкой наших войск на этой планете.
  - Друзья, соратники, боевые товарищи, - глухим голосом начал говорить он. - Час назад правительство Союза Свободных Систем приняло решение о капитуляции. Все сражающиеся должны сложить оружие, ополченцы вернуться к своим семьям. Мне тяжело этого говорить, но мы проиграли войну...'.
   Связь резко оборвалась.
  - Зора, - в голове мгновенно пронеслась мысль, что нужно делать, - ты сама видишь, что война закончилась. Больше нет идеи, ради которой стоит лить свою и чужую кровь. Да, мы солдаты, у нас есть приказы, но я лучше расстанусь с погонами и наградами, чем сгнию в концлагере или на хирургическом столе, попав на опыты к вивисекторам федератов. Да нас даже в плен не возьмут после того, что устроили в долине.
   Я махнул рукой в сторону гигантского костра, в который превратилась баржа.
  - Я не бегу, не дезертирую, я солдат, как и ты, но что могу теперь сделать? Если для тебя так важно, мы сейчас нанесли такое поражение федератам, что они про долину Скайла будут вспоминать и вздрагивать ещё много лет.
  - И что дальше мы станем делать?
  - Придумаем. Сначала нужно убраться отсюда, сменить личности, а потом что-то придумаем. Вероятно, с планеты тоже придётся уходить. В центральных областях нам никто не будет рад. Полетим на периферию, на колонизируемые планеты.
  - Хорошо, я согласна, - тихо ответила девушка, потом положила винтовку на землю и помогла мне подняться на ноги. - У тебя в плече дыра размером с мой кулак, лейтенант.
  - Плевать, - отмахнулся я. - Доберёмся до кибердока в схроне, и он меня немножко подлатает.
   К горам, где были спрятаны нужные нам вещи, добрались только к вечеру. Несколько раз приходилось прятаться от дронов противника, которые боязливо носились в небе долины. К этому времени действие лекарств в аптечки закончились, да и не была она бездонной, лишь не давала солдату загнуться на поле боя до прихода санитаров. Почти ничего не соображая, я как мог объяснил своей спутнице, где искать схрон и дал нужные пароли. Потом вырубился.
   Проснулся, именно проснулся с диким чувством жажды.
  - Пить, - прохрипел я ещё не успев открыть глаза. И тут же ощутил губами край пластиковой кружки, потом вкус прохладной слегка солоноватой воды. Пил быстро и большими глотками на одном дыхании, когда ёмкость опустела, то еще десять секунд не мог отдышаться. - Уф, хорошо-то как!
  - Я рада, лейтенант, что наконец-то очнулся.
   Открыв глаза, я увидел Зору, которая сменила легкие пехотные доспехи на простую одежду - куртку, штаны, рубашку светло-серого цвета, чёрный берет и ботинки с высокими берцами на магнитных застёжках. Волосы убрала под берет. Так ходят охранники из местных, старатели, любители игр в 'войнушку' и многие другие, кто нуждался в прочной и простой одежде.
  - Долго я валялся в отключке?
  - Десять часов, лейтенант.
   Я поморщился от досады. Столько времени потеряно зря, можно было улететь далеко от долины, от мест боевых действий.
  - Почему ты осталась? Запустила бы кибердоктора и улетела.
  - Ты всё ещё мой командир, несмотря на заявление командующего, - пожала та плечами. - Пусть я стала дезертиром, но не хочу оказаться и предательницей, оставившей своего командира раненым на поле боя.
  - Мы не дезертиры, Зора. И мы уже не на поле боя. И я очень благодарен за то, что осталась со мною рядом.
   Я поднялся с пластикового лежака, снял с плеча несколько присосок, гроздь трубочек и проводов, после чего осмотрелся по сторонам. Схрон располагался в небольшой сухой пещере, где спокойно разместились бы десять человек с ручной кладью. Кроме лежака и 'тумбочки' кибердоктора, здесь стояли три скутера и дюжина пластиковых контейнеров, размером метр на семьдесят и на пятьдесят сантиметров. Парочка из них была распакована.
  - Дай ещё попить, от жажды просто помираю, - попросил я.
  - Держи, я так и знала, что попросишь. Лучше всего - это минеральная вода, - улыбнулась Зора и протянула пластиковую непрозрачную бутылочку объёмом в литр. - Пару раз сама попадала кибердоктору на стол, знаю, как после его химии жажда мучает. Кстати, ты рукой особенно не шевели, он слегка тебя подлатал, но ещё неделю есть риск, что рана откроется, да и потом с месяц будет иногда болеть.
  - Перетерплю.
   Напившись и быстро умяв баночку саморазогревающихся мясных консерв из пайка для подразделений МВД, я занялся инвентаризацией доставшегося имущества. Забраковал одежду Зоры, заставив её сменить свой неброский наряд на более заметный.
  - Ты в этом полувоенном прикиде для первого же патруля, как красный сигнал на сканере. Бери эти брючки, туфельки...
  - Я сама выберу, - перебила меня девушка, при этом рассержено сверкнув глазами.
  - Хорошо, хорошо, - выставил я вперед здоровую руку. - Выбирай что-то поярче, пусть мы будем бросаться в глаза, зато так меньше станем походить на военных.
   Я выбрал светло-серые брюки блестящие и отливающие серебром, кремовую рубашку со стоячим воротником и синими крупными пуговицами, приталенный пиджак золотого цвета с алыми вставками, на рукавах и бортах. Голову прикрыл чёрным котелком с алым шнуром по канту.
   Зора взяла в обтягивающие тёмно-зелёные переливающиеся брючки с заниженной талией, короткие сапожки с кожаной бахромой и кисточками и чуть загнутыми вверх носами, белую майку с кучей светящихся даже в ярком свете разноцветных надписей, иероглифов и логотипов, дюжину кожаных шнурков на запястьях, микроскопическую круглую сумочку на левом запястье и ещё одну побольше на цепочке, обёрнутой вокруг правого бедра (и ведь не спадает, держится за ткань брюк, как приклеенная), на груди висела крупная подвеска, изображавшая солнце и луну в окружении звезд, волосы девушка собрала в хвост, чёлку косо подрезала и выкрасила в красный цвет, как и кончики волос. Довершала наряд короткая курточка ярко-алого цвета с миллионом переливающихся блесток, с дюжиной золотистых шитых петель и белым мехом, очень сильно похожая на ментик, даже носила она сейчас ее по-гусарски на левом плече.
   Одежда достаточно дорогая, чуть выше среднего класса, но и не эксклюзив. Нас должны были принять за золотую молодёжь или серебряную, хе-хе.
   Переодевшись, мы занялись документами. В одном из контейнеров хранились всё необходимые - карточки прав, паспортов, страховок, рабочие пропуска и трудовые карточки, разрешений на оружие, на вылет с планеты и из сектора, на транспорт и многое другое. Тут же лежала аппаратура, которая вносила изменения в документы, фотографии, результаты сканирования сетчатки и папиллярных узоров.
  - Кем станешь, Зора? - поинтересовался я у сержантесы. - Желательно имя брать такого, чтобы никто не смог связать со старым.
   Та в ответ вздохнула, нервно передёрнула плечами и сказала:
  - Шейна Олита Да-Ора, официантка... нет, мастер-повар в ресторане 'Люианда' в городе Кваташ, двадцать, мм, двадцать два года.
   Я только хмыкнул про себя: женщины такие женщины. Быстро забив данные Зо... то есть, Шейны, я занялся собою.
  - Виктор Олегович Шуйский? Первый раз слышу такое имя, - удивлённо покачала головою Шейна. - Кто это, откуда взял?
  - Только что придумал, - соврал я. - Незнакомое имя тоже должно помочь мне избежать ненужного внимания. Может, слышала поговорку - самое тёмное место под свечой? Вот так и моё броское имя.
  - Первый раз слышу.
  - Ну, и ладно, - махнул рукой. - Кстати, кроме официантки придётся выбрать ещё одну профессию. Профессию для космоса. Лично я умею управлять малыми судами внутрисистемниками, учился год в колледже Аррахама Вестонча в Бьянговене.
  - Серьёзно учился или?..
  - Серьёзно, - подтвердил я, вытащив эту информацию из памяти лейтенанта, доставшейся мне по наследству вместе с телом. - Правда, придётся забивать заведение попроще, которое штампует пилотов тысячами в год, а то аррахамцев с руками отрывают все корпорации, МВД и армия. Ещё не хватало загреметь к федератам пилотом в добровольно-принудительном порядке.
  - Я проходила виртуальные удалённые курсы штурмана и главного специалиста по связи.
  - Так и запишем, а ещё добавим курсы суперкарго... хм, или мне им стать? А, ладно, обоим впишу.
   Через несколько часов каждый из нас обзавёлся внушительным пакетом документов. Тут были даже такие мелочи, как привлечение за езду в пьяном виде, употребление лёгких наркотиков, которые в одних городах разрешены, в других за них штрафуют. Полицейский сканер покажет всё это. Сомневаюсь, что служебные, социальные, административные базы сохранились в полном объёме на всей планете. После ударом ЭМИ-оружием неполадки в электронике гарантированы, некоторые госбазы с документами уничтожены или повреждены. Так что, проверить нас будет сложно, и мелкие нарушения в карточке не должны вызвать подозрений в отличие от кристально-чистого досье.
   Кроме полезных вещей и документов в схроне нашлись очень интересные и полезные данные. Например, месторасположение и коды доступа с тайным базам, лагерям и хранилищам с закладками на случай войны и оккупации планеты, военные части, склады, шифры к ним и 'ассортимент', тайные проходы на них в обход ворот и караулок. На первом месте стояла информация по последним обновлениям складов. Очень заинтересовали ЭМИ-заряды на одном из хозяйственном складе, куда оружие попало по ошибке в военной неразберихе. За эти штуки на чёрном рынке отсыпят мешок кредитов, с руками оторвут... или с головой, хм. И хотя воспользоваться этой информацией мне не светит, на всякий случай я скачал базу на планшет, забив папки в секретными файлами разной ерундой вроде девчонок в неглиже и пикантными видеороликами.
   Одежду вновь спрятали в пакеты, перед этим слегка измяв. Потерев и кое-где чуть-чуть посыпав пылью и тут же смахнув её. Так она приобрела вид уже ношеной и обмятой по нашим фигурам, а то со стороны мы смотрелись, словно, только что из бутика вышли. Лично я сомневаюсь, что люди во время военных действий будут заниматься шопингом.
   Оставшиеся бланки и шпионские приборы для создания личностей, пришлось оставить в схроне. Чтобы в случае проверки не попасться на этом(плюс, аппаратура очень уж громоздкая, размером с большой дипломат или маленький чемодан, который не спрячешь и не замаскируешь нормально ). Зато прихватили немного оружия и несколько комплектов одежда на все случаи жизни (часть я рассчитывал продать, чтобы унять хоть немножко финансовый голод). Взяли 'шпионскую' аптечку: таблетки 'правды', таблетки от таблеток 'правды', от отравления алкоголем и наркотиков, гель и уколы для изменения черт лица и многое-многое другое. После чего загрузили отобранные вещи в багажник скутера, натянули одежду старателей, плащи-пыльники и выкатили скутер наружу. Перед отъездом я не удержался и взял нам с девушкой по карточке - карт-бланш, дающей нам допуск почти на любой объект 'свободных'. Они маленькие, с ладонь размером и толщиной миллиметров шесть, можно легко спрятать, но зато если попадёмся... чёрт, лучше об этом не думать.
   Шейна хотела дождаться ночи и уходить подальше от долины в темноте, но я заверил её, что для дронов и космических сканеров ночью мы будем ещё больше заметны, так как, антиграв на гражданском скутере перегревается и прохладными ночами для чутких вражеских сенсоров будет виден за десятки километров. Жаркая же погода днем даст нам некоторую маскировку, плюс, пыли от такого средства очень мало. Это не многоместные ботики и платформы, которые поднимают вокруг себя миллионы песчинок и пылинок, не хуже колесного и гусеничного транспорта.
   Лейтенант, хоть и был моложе своей спутницы, но происходил из почти что золотой молодёжи, смог получить неплохое образования и вершки знаний во многих областях жизни, а я пользовался его памятью. Зора же родилась в семье работяг, видела свой квартал и таких же, как она, трудилась в кафе и ресторанах разнорабочей, а потом попала в армию. Хоть и была старше, но ориентировалась гораздо хуже.
   Скутер давал не больше семидесяти километров в час и при этом быстро перегревался, заставляя пару раз в час на пять-семь минут сбрасывать скорость вдвое. Да и нагружен он был весьма и весь, одних пайков набрали на двадцать килограмм (часть рассчитывали продать, так как, денег в схроне оказалось очень мало), плюс запас батарей, снятый с остальных машин. Если бы не моя повреждённая рука, то двигались на двух скутерах. А так пришлось мне занять место позади Шейны.
   Сутки провели в дороге, останавливаясь на два часа, чтобы перекусить и дать отдых скутеру, меняя батареи по мере их истощения. Заряжать их было негде, а везти тяжеленные пластины, когда в любой момент могла появиться погоня, было глупо, хоть и стоили они порядочно.
   У современных мегаполисов, что в этом мире, что в моём не было чётких границ, заблокировать можно было дороги да и те лишь, по которым двигались колесно-гусеничные машины. Мы с Шейной проскочили в сумерках пригород, потом бросили скутер в одном из пустующих полуразваленном строении, в окружении многоэтажек.
   Переоделись и около часа топтали ноги, проясняя обстановку.
  - Скоро комендантский час, смотри туда, - Шейна толкнула меня легонько в правый бок локтём, привлекая внимание к огромному экрану уличной рекламы, где на фоне штурмового тяжёлого дроида и пары солдат в бронескафах. Шла бегущая строка, сообщающая, что с 11 часов вечера до 7 утра всем, у кого нет пропуска или живёт в другом административном секторе, запрещено появляться на улицах.
  - Ещё полчаса есть, успеем. Ищем гостиницу подешевле и заселяемся.
   С большими рюкзаками, набитыми сухпайками, и в своих 'бутиковых' нарядах мы смотрелись экстравагантно, о чём немедленно язвительно сообщила Шейна.
  - Сухпайки мы скинем завтра, надеюсь. Гораздо больше подозрений мы вызвали бы в той форме, что ты выбрала. Связать нас с пайками, признать военных, смогли бы восемь человек из десяти. А так портье посчитал, что парочке молодых мажорчиков повезло прибарахлиться, пользуясь смутным временем.
   Спали, как убитые, несмотря на опасность быть ограбленными или попасть на облаву. В Лирне, городе-миллионнике уже вовсю хозяйничали федераты, взяв под контроль все структуры. Полицейские наряды из местных работали без оружия, в каждом было по одному или паре вражеских солдат. Но в целом, так как поблизости от города боевых действий не велось, гарнизонов и воинских частей не располагалось, а космопорт был гражданского назначения, вокруг стояла тишина и умиротворение, насколько это возможно в оккупированном городе.
   Большую часть сухпайков скинули одному из владельцев мелких магазинчиков. Цена не сильно порадовала, но что-то подобное я и ожидал. Сухпайки - это первое, что толкают налево различные 'прапорщики', и брать их будут, даже у оккупантов, какая-никакая, но еда.
   У другого торгаша продали несколько комплектов одежды, похожей на наши наряды. (брали, чтобы не выбивалась из стиля, мол, свои гардеробы распродаём).
  - Чёрт, как же мало у нас денег, - пробурчал я, когда мы с Шейной решили перекусить в одной из дешёвых кафешек. - Этой суммы даже для одного не хватит, чтобы улететь с планеты.
   Аппетит пропал напрочь. Вяло ковыряясь пластиковой вилкой в тарелке, где лежал горкой омлет из порошка с кусочками соевого мяса, я думал, где бы нам заработать.
  - Банк, что ли, ограбить? - вздохнул я.
  - Пф-хе, - подавилась соком Шейна, обрызгав себя и половину стола, услышав эти слова. - С ума сошёл, ле... Виктор?
  - А что ещё остаётся делать? - развёл я руками.
  - Не знаю, но уж точно не грабить банк. И знай, что я тебе в этом не помощник. Тем более, в банках хранятся деньги наших сограждан.
  - Да ладно, я просто так сказал, - буркнул я, потом ковырнул в последний раз жёлто-бурое месиво на тарелке и бросил в тарелку вилку, решив не портить желудок этой гадостью.
   Следующую ночь провели в другой гостинице, похожей на первую, как сестра-близняшка: такие же цены, обстановка, степень обшарпанности, такие же клиенты, район, даже портье мне показался родным братом первого. Ночь спал плохо, постоянно просыпался от малейшего скрипа, крика за окном, голосов за стеной.
   На следующий день бесцельно бродили по городу, прожигая кредиты в подземке и купе общественного транспорта.
   Если бы не многочисленные патрули с оружием в руках и без, частые надписи про комендантский час и призыв бросить оружие всем тем, кто не согласился с капитуляцией, то эта жизнь города от довоенной ничем не отличалась, если верить чужим воспоминаниям.
   Мы искали точку, где можно было бы скинуть оружие и скутер. В связи с военным положением было запрещено даже гражданские 'стволы', их мы спрятали в тайнике в пригороде, а скутер мог выдать нас, если контрразведка нашла схрон в долине - уж очень марка была редкая в этой местности. В общем, следил за подворотнями, высматривали подозрительных личностей, крутились возле закрытых оружейных магазинов и ломбардов.
  - Ладно, хватит страдать ерундой, - решился я, наконец, бросить бесцельное занятие. - Мы никогда не найдём дельца, который незаконно приторговывает оружием и техникой и её же скупает, нет у нас навыков для этого. Тут или попадём на провокаторов, или нам нож в бок сунут, посчитав за них. Нужно придумать что-то другое, на работу, к примеру, устроиться.
  - Так нас и взяли. Все наши документы насквозь липовые, я могу хорошо делать только две вещи - стрелять и убирать старую посуду, приносить подносы с едой, то есть, работать официанткой. Как работала в юности до армии. Да и ты...
  - А я могу делать массаж очень хорошо, иглоукалывание даже и обучить гимнастике. Да, вот такие у меня таланты.
  - Тебе с ними только в альфонсы, - фыркнула Шейна. - Богатые и старые дамочки любят таких красавчиков массажистов вроде тебя.
  - И не только они, кстати, - заметил я. - Черт, как же не вовремя меня подстрелили.
   Шейна проследила за моим взглядом, оценила картину и нахмурилась:
  - Надеюсь, ты не станешь этого делать?
  - Зря надеешься, - торопливо произнёс я. - Держи, встретимся в гостинице... нет, лучше сними новую, а я переночую в той. Встретишь меня завтра, только посмотри со стороны - один я или нет, вдруг влипну? Не хотелось бы утянуть за собою.
  - Ты точно влипнешь, - холодно произнесла Шейна, почти вырвала у меня из рук сумку со сменой белья и несколькими сухпайками, оставленными на чёрный день, и быстро пошла прочь. А я направился к парочке молодых женщин в форме армии федератов и со знаками различия офицеров. Симпатичные. На вид двадцать восемь или двадцать девять лет. Для меня нынешнего почти старухи. Что там увидела и подумала Шейна - Бог знает, а вот я рассмотрел нашивку на рукаве у одной, сообщавшей, что её владелица принадлежит к подразделению военной инкассации.
  - Добрый день, милые леди, позвольте представиться - Вик, - изобразил я самую лучезарную улыбку из всех. - Разрешите вас развлечь.
  - Мы не скучаем, - процедила одна из женщин, та самая инкассаторша, что меня заинтересовала. - Иди, мальчик отсюда, иди.
   А вот вторая, которая носила простые пехотные отличия, окинула меня оценивающим взглядом и машинально провела кончиком языка по губам, в её глазах проскользнул похотливый огонёк и тут же исчез под маской невозмутимости.
   Ничего, и не таких уламывали. Ради Цели я готов почти на всё.
  - Если две таких красавицы сидят в одиночестве, то они или скучают, или на работе. И что-то мне подсказывает, что это кафе не может позволить себе столь прелестных и неотразимых работниц...
  
   Таксист помог выйти из машины и добраться до дверей гостиницы, где распрощался быстренько и свалил. А мне ещё на третий этаж подниматься, пытаясь попасть в ритм качающейся земли. Чёрт, как под бомбёжку вновь попал - всё вокруг дрожит и плывёт в мути.
   Собравшись с силами, я толкнул дверь и шагнул в фойе и почти тут же попал в руки Шейне.
  - Наконец-то, - язвительно произнесла она, закидывая мою руку себе через плечо и обхватывая вокруг талии. - Взял банк?
  Я отрицательно помотал головою.
  - Фу, ну и разит же от тебя, Виктор Олегович Шуйский. И не пойму чем больше - женскими духами или алкоголем, - сморщилась девушка, помогая мне ровно и не падая идти к лифту, про который я совсем позабыл, одурманенный выпивкой и тяжёлой бессонной ночью.
  - Я такое узнал, - выдавил я из себя, потом приложил палец к губам. - Но ты - тс-с-с.
   В номере Шейна свалила меня на кровать. Или я в вертолёте лечу? Почему всё так кружится и качается?
  - Не заснул ещё? - это в комнате появилась Шейна, куда-то исчезнувшая на несколько минут.
  - Не-а, пока вертолётики не закончатся, то какой тут сон.
  - Чего? Чего?
   Внезапно в ноздри ударил столь резкий и отвратный запах, что все спиртовые пары враз исчезли из моего организма.
  - А, блин, ты что творишь?
   Я едва успел добежать до санкомнаты, чтобы не опозориться перед девушкой. Очистив желудок, умывшись и чуть придя в себя, я вернулся в комнату.
  - Шейна, что на тебя нашло?
  - А на тебя? Ты пошёл к нашим врагам. Неужели женской ласки захотелось?
  - Век бы не видеть её, - открестился я, вспомнив, что происходило ночью. Обе женщина оказались настолько горячими и пылкими в кровати, насколько холодными были в начале знакомства. Каждой уже за сорок и давно перестали привлекать мужчин, а тут появляется молодой и красивый, без гроша в кармане, готового почти на всё за сотню-другую кредитов, о чём он позже поведал, после нескольких рюмок горячительного напитка. Чёрт, эти дамочки предпенсионного возраста такое вытворяли! Да неизвестно кто кого соблазнил и точно знаю, что был если не изнасилован, то весьма близко возле этого оказался. Да и пили Залонга с Рионой как заправские сапожники, пока охмелели достаточно, я сам уже готов был потерять сознание. Спасли хитрые таблеточки из аптечки, доставшейся с документами и одеждой. Правда, откат от них - мама роди меня обратно. При воспоминании, как пил крепкое пойло прямо из горлышка бутылки, когда оказался с двумя инкассаторшами, вновь накатило головокружение. Пришлось сначала сесть на кровать, а потом и лечь, согнав Шейну.
  - Ты против ограбления ваших банков, - произнёс я, вновь ощущая, как пелена затягивает рассудок, - а против ли ограбления банка конфедератов? Тьфу, поезда, то есть. Мы с тобою таких дел наворочаем - у-у-у! Куда там Киду, Бутчу Кэсиди и прочим Бонни-Клайдам. Помнишь таких? Ай, да откуда, у вас же их и не было... ладно, я спать.
   На этих словах я отрубился. Вроде бы меня трясли, хлопали по щекам, растирали уши и поливали водой, но достучаться до моего сознания у Шейны не вышло. Проснулся я уже в темноте, около двенадцати ночи. Девушка спала в неудобном тесном кресле в простенке у окон. Рядом со мною стоял большой стакан с соком. В два глотка выхлебал жидкость и с облегчением громко выдохнул. От шума открыла глаза моя спутница.
  - Проснулся? Как самочувствие? - тут же поинтересовалась она.
  - Не очень, но жить буду, - честно ответил я и тут же искренне поблагодарил. - Спасибо за сок, Шейна, не знаю, что и делал бы без твоей заботы.
   Та только фыркнула в ответ, но я же видел, что мои слова пришлись по душе.
  - Что там говорил про поезд, банк, ограбление? Каких-то Бони с Клайдом. К чему это всё было?
  - Бонни, - машинально поправил я. - Не о них речь да и не здесь, поговорим на улице.
  - Уже начался комендантский час, - предупредила Шейна.
  - Да, хм, плохо. Тогда утром.
   До утра я провёл время в полудрёме, понемногу приходя в себя. Утром выбрали недорогое и почти пустое уличное кафе, сделали простенький заказ и я сообщил о своём плане.
  - Через три дня в багажном вагоне поезда будут переправлять крупную сумму денег для выплаты наёмным отрядам, которые участвовали на стороне федератов. Охраны почти не будет, только два дроида лёгкого класса. Загрузку багажа и изъятие будут производить коллеги мох вчерашних знакомых...
   На этих словах Шейна громко фыркнула, но я не стал никак это комментировать, продолжив речь
  - ... всю дорогу же ценный груз бет находиться под присмотром механических болванов. Нам останется только их обезвредить, забрать денежки и сойти с поезда в безопасном месте.
  - Ты знаешь, как уничтожить двух боевых дроидов и остаться в живых? В бронескафе тебя никто не пустит на поезд, и пронести его в багаже тоже не выйдет. Да и нет его у тебя или меня. А два лёгких дроида обладают такой огневой мощью, что справятся со взводом противников вроде нас, - произнесла девушка. - Командир, я понемногу сомневаюсь в здравости твоего рассудка.
  - Уничтожать не нужно - хватит обезвредить.
  - Как?
  - ЭМИ-зарядом.
  - Ты про те гранаты, что взяли из схрона? Сомневаюсь, чтобы их хватила на этих дронов. Гранаты маленькие совсем, против датчиков мин, слежения и микровидеокамер. Защита даже лёгких дроидов с этим импульсом легко справится.
  - Я знаю, поэтому, сейчас едем в магазин... - тут я сделал небольшую паузу.
  - За более мощными зарядами? - усмехнулась девушка. - Интересно, есть ли такие, и как ты рассчитываешь в нём закупиться, если мы даже не смогли продать свои игольники и станеры с легальными разрешениями.
  -... в магазин сексуальной одежды.
  - Что? - удивлённо приподняла она одну бровь и подозрительно посмотрела мне в глаза. - Зачем?
   Через час она возмущённо шипела мне на ухо (громче не давала укоренившаяся осторожность и наличие пары менеджеров в нескольких метрах от нас), когда увидела, что за наряды я принес ей на примерку.
  - Я ЭТО не надену! Проститутки постесняются в таком ходить, - холодно произнесла она. В принципе, я её понимал. У меня в руках лежала крохотная горка ткани, которая представляла из себя сразу пять комплектов одежды строго определённой направленности. И пусть сама ткань была чрезвычайно тонкой и лёгкой, даже это не примиряло с тем, что все эти наряды легко умещались в моих ладонях.
  - Шейна, это для дела нужно, понимаешь? Тебе всего-то нужно постоять и поболтать с охранником, пока я проберусь на склад. В такой одежде тебе не составит труда сойти за, хм, компаньонку. Потом просто пошлёшь его, сославшись на его неплатёжеспособность.
  - Компаньонка?! Да я в ней буду похожа на проститутку из трущоб! - запальчиво выкрикивает Шейна, потом резко успокаивается, заметив, с каким нездоровым вниманием к ней стали присматриваться менеджеры, мило улыбнулась им, и тут же пояснила. - Извини за шум, вот ему не хватает денег на настоящую компаньонку и хочет, чтобы я переоделась во что-то такое, - и указала на комок разноцветной переливающейся одежды.
   Я почувствовал, что краснею, буквально заливаюсь алой краской стыда.
  - Что такое говоришь? - шиплю я и почти заталкиваю силой девушку в примерочную кабинку.
  - А разве я сказала неправду? Ты же хочешь, чтобы я выглядела, как эрзац-компаньонка? Хочешь, чтобы надела вот эту одежду? Ну, как?
  - Да хочу, но ты интерпретировала мои желания совсем неправильно, - согласился я нехотя.
  - Откуда им знать, что ты там думаешь. Хотя, можешь выйти и рассказать, для чего тебе нужна я вот в этом, - Шейна с брезгливость подняла двумя пальчиками что-то сиренево-розовое, пару раз встряхнула и бросила обратно мне на ладони.
  - Обойдутся как-нибудь.
  Пару минут Шейна водит отрешённым взглядом по бликующим стенкам кабинки, потом останавливается на мне:
  - Если я это надену, то и ты наденешь тоже.
  - Что?! Вот эти женские тряпки?! Да ни за что! - возмущаюсь я.
  - Я думаю, что в магазине найдётся и комплект мужской одежды, - усмехается она. - Так, подожди здесь, я быстро.
  - Ты куда? - всполошился я, когда девушка сдвинула в сторону ширму и оставила в примерочной меня одного. Ответа я так и не дождался, зато десять минут спустя Шейна появилась с горкой тряпок (ещё меньшей по размеру, чем у меня) в руках.
  - Держи, это твоё. Выбирай...
  
   На взятом напрокат воздушном глайдере я и Шейна добрались до трофейных складов. Раньше они принадлежали свободным, сейчас их контролируют федераты. Как такового оружия здесь не было, сплошь запчасти, электроника, батареи и прочее в том же духе. А ещё здесь были несколько мощных ЭМИ-излучателей, попавших на этот склад в связи с военной спешкой. Карточки типа карт-бланш, прихваченные из схрона, помогут проникнуть на склад без проблем, пока Шейна будет отвлекать часового.
   По требовательному сигналу постового, вышедшего из тонированного бронированного стакана у ворот, я посадил глайдер на землю и поднял вверх обе полупрозрачные матовые двери.
  - Привет, мы тут немножко заблудились, - растянув губы в улыбке, произнёс я. - Твои товарищи заказали ещё утром компаньонку, а я смог добраться только сейчас. А потом она им не понравилась, им беленькую подавай с огненными волосами, вот помчал менять и заблудился... слушай, а может она тебе нравится? Совсем дешево, меньше только даром, смотри какая, - я провёл ладонью по груди Шейны, опустился ниже, чуть сжал бедро. - Оставлю тебе пока её, ок? Договоритесь, вдруг она дешевле согласится. Мне бы только отбить затраты хоть чуть-чуть.
  - А говорил, что ты студент, Вик, - насмешливо произнёс часовой... произнесла. В лёгком комплекте пехотной брони в закрытом чёрным забрале шлеме мужчину от женщины было не отличить.
  - Залонга?! - воскликнул я, узнав голос, и мысленно выругался. Чёрт, вот так не повезло так не повезло.
   Охранница подняла забрало и подмигнула мне:
  - Вижу, что студенческая скамья тебе не так мила, чужие постели.
   Я был готов провалиться под землю от стыда, да ещё эта 'порнушная' одежда засверкала и покрылась подвижными прозрачными пятнами, сквозь которые можно было легко рассмотреть мое тело.
  - Ого, да ты прямо огонёк! Надо же как распалился, вспомнил что-то хорошее, приятное, случившееся недавно? - чмокнула губами собеседница и подмигнула мне, неправильно определив срабатывание эмоциональных нанитов в моей одёжке.
   Мне тут же пришла идея, как повернуть ситуацию в свою пользу. Ещё шире улыбнувшись, я быстро ущипнул Шейну и в ответ на её ойканье, сказал:
  - Катишь к Буру, оставляешь у него глайдер и говоришь, что деньги скоро будут. И пусть он снарядит девочек посветлее. Я потом сам доберусь.
   Выскользнув из глайдера я шагнул к Залонге чуть раскрывая руки для объятий:
  - Как же ты хороша в этом бронированном скафандре! Ещё чуть-чуть и моя одежда лопнет или сгорит.
   За спиной негромко щёлкнули опустившиеся двери, потом с сухим шелестом глайдер поднялся на два метра вверх и быстро умчался.
  - Тише, тише, - выставила вперёд ладонь в перчатке женщина, - стой там, а то дроиды тебя поджарят. И это не бронескаф, а простой комплект брони без силовой поддержки.
   Залонга коснулась экранчика на левом запястье, нажала несколько кнопок, шепотом произнесла несколько фраз. В ответ на пару секунд засветились несколько разноцветных маркеров на экране.
  - Порядок, - удовлетворённо произнесла она. - Ну, как ты меня нашёл, негодник?
  - Слуйно, милая Залонга, случайно. Из-за войны ВУЗы позакрывали, нас выгнали на каникулы и неизвестно вернут ли назад. Вот и приходится крутиться, зарабатывать кредиты любым подходящим способом, - развёл я руками.
  - И сколько?
  - Договоримся. Конкуренция большая, приходится цены держать низко, - вздохнул я, - да и...
   Внезапно женщина порывисто шагнула ко мне и впилась своими губами в мои, чуть не разбив мне лицо краем поднятого забрала.
  - Мм, ты такой сладкий, - прошептала она, потом схватила меня за руку и потащила с недюжинной силой за собою. - Пошли скорее. Здесь есть много уютных мест на складе.
  - Но...
  - Ты про деньги? Трёхсот кредитов хватит? - неправильно истолковала мою заминку женщина.
  - Хватит. Но еще боюсь, что меня твои дроиды убьют, когда окажусь на территории склада. Это же военная база!
  - Хозяйственные склады, мишура одна. Даже не пришлось полностью переделывать всю охранную систему, просто взяли под контроль местную и добавили в сеть несколько своих дронов. Не волнуйся, я тебе выдала гостевые права, просто не лезь никуда и всё будет хорошо.
  - Никуда не собираюсь лезть, мне нужна только ты, Залонга.
  - Ой, врёшь же, Вик. Деньги тебе нужны мои.
  - Деньги тоже, - нисколько не смутился я. - Но и твоё шикарное тело просто мечтаю сжать в объятиях, как недавно это делал. У тебя просто великолепная фигурка, Залонга! А уж что ты выделываешь в постели! М-м!
   Щеки собеседницы покраснели, в глазах появился масляный похотливый блеск. Мои слова её не на шутку завели.
   Комната, где Залонга собиралась злостно нарушить устав караульной службы, мне понравилась. Уютная, чистая и светлая, небольшой голопроектор на потолке, широкий мягкий диван с отделкой под кожу, мягкий тёплый ворс ковролина на полу, приятный аромат соснового леса.
  - Раздевайся! - не то приказала, не то взмолилась женщина. Сама занялась своей экипировкой, отстёгивая деталь за деталью чуть ли не со скоростью молнии. У меня и так спина только-только зажила, да и то не без помощи крема и пластыря из аптечки. И вот опять предстоит ей страдать... еще и дырка в руке мешается сильно. В прошлую встречу смог отбояриться версией, мол, поучаствовал в пикете с требованием прекратить никому не нужную войну (студент же, якобы, а они вечно бастуют, митингуют, требуют всегда сплошь одну ерунду), за что и заработал в руку пулю пластиковую с сердечником из ствола полицейского шотогана после того, как запустил в одного из 'легашей' бутылку с самодельным напалмом. Вроде бы, обе дамочки поверили. Тем более, такие пикеты были не редки на планете в последнее время. И 'бастовал' я против действий Союза, а не Федерации.
  - Что задумался, новобранец? Иди сюда, иди к своему командиру, я сейчас тебя учить уставам буду и кое-чему очень плохому, - хриплым голосом сказала Залонга и бросила в меня крошечными трусиками, светящимися перламутром в свете ламп.
  'Чёрт, повезло же мне, что она такая нимфоманка и вдвойне повезло, что именно она сейчас на посту', - промелькнула у меня мысль. А потом было уже не до пустых размышлений...
  
   Поезд нёсся со скоростью свыше сотни километров в час по монорельсу. Движения почти не чувствовалось, тишину помогали поддерживать одноразовые беруши в ушах. В такой обстановке только спать и спать... ан-нет, не выходило. Даже сквозь 'защиту' барабанных перепонок доносились сердитые слова Шейны, выговаривающей мне прямо в левое ухо.
  - Там были дроны федератов, понимаешь? Когда он неожиданно появился рядом, я направила на него игольник и чуть не выстрелила. Теперь эта запись попадёт на стол к контрразведчикам. Моё лицо попадёт к ним! - произнесла девушка.
  - Брось, - я вытащил из левого уха затычку, подвигал челюстью, и принялся успокаивать собеседницу, - не будет твоё личико у них висеть. Залонга обязательно проверит протокол охранной системы. Да, выходка с оружием будет дроном зафиксирована несмотря на то, что в тот момент ты считалась важным лицом. Но этой дамочке меньше всего нужны неприятности, поэтому подчистит данные. Вот только больше с ней нам встречаться нельзя.
  - Встречаться, - фыркнула Шейна. - Как бы не вышло так, что нечему будет встречаться, после встречи с боевыми дроидами подчас остаётся столько, чтобы можно было смести в совок.
  - Откуда такое пессимистическое настроение? Заряды у нас, охрана в вагоне с грузом только из лёгких дроидов, так что, всё путём и скоро будем в деньгах купаться, - улыбнулся я. - А сейчас давай вздремнём. До города ещё полчаса, успеем отдохнуть.
   Чтобы попасть на поезд пришлось укатить в захолустное поселение в часе езды от города. Здесь проверка багажа не такая тщательная и две коробки с ЭМИ-зарядами аппаратура службы безопасности (устаревшая уже лет пять как) вокзала не заметила. Чтобы до этого вокзала добраться нам с Шейной пришлось обокрасть владельца скутера, оглушив того станером и реквизировав летательный аппарат. На двух транспортных средствах покинули город, через пару часов спрятали свой скутер неподалеку от монорельса в самом глухом месте и на ворованном добрались до малолюдной станции-посёлка, где и сели в поезд.
  - Пора, - толкнула меня в бок девушка, вырвав из дремоты.
  - Первую точку проехали?
  - Да, - коротко ответила она и первой встала со своего места, машинально поправив сумку, где лежал один из зарядов, игольник и станер. Я взял с полки яркий молодёжный рюкзак, повесил на левое плечо и двинулся за неё следом. Окружающий народ на нас даже не вглянул: кто дремал, как это недавно делал я, другие слушали музыку или рассматривали что-то на голоэкранах перед глазами, создаваемых гарнитурой-очками.
   Спокойно и без помех дошли до третьего вагона от конца, когда Шейна резко остановилась и нервно дёрнулась назад.
  - Ты ч... - вопрос застрял в горле, когда я увидел пассажиров этого вагона.
  'Твою ититскую бабушку!'.
   Почти весь вагон был занят пехотинцами федератами в доспехах и с оружием. Почти, это значит, что часть мест в вагоне пустовала, но ни одного гражданского здесь не было. И их взгляды скрестились на нашей парочке.
  - Здрастье, - изобразил я что-то похожее на улыбку и поздоровался.
  Только когда дверь в соседний вагон отгородила нас от пристальных взглядов, я чуть-чуть расслабился.
  - Мы упустили какую-то информацию, командир? - прошептала Шейна. - Откуда здесь взвод федератов? Нужно отменить всё.
  - С чего бы это? Брось, Шейна. Какой-то взвод солдат и ты уже готова уйти на попятную?
  - Взвод с оружием и в броне, когда у нас всего лишь игольники и станеры, способные только насмешить федератов!
  - Они простые пассажиры, едут попутно и всё. Наши заряды бесшумные, программируются на определенный радиус, так что, вояки ничего не узнают. И вообще, так даже интереснее.
  - Командир, кажется, у тебя проблема, - с сарказм произнесла девушка. - У вас мозг исчез.
  - Да ладно тебе, всё идёт по плану. Аккуратно вскрываем грузовой вагон, берём груз и уходим. И всё это под носом и нескольких десятков вооруженных до зубов профессионалов. Да неужели тебе не хочется утереть нос этим федератам?
   Мы стояли в предпоследнем вагоне, тесно прижавшись друг к другу, изображая парочку, и перешёптывались. Несколько человек бросили в нашу сторону взгляды, но быстро потеряли интерес.
  - Да я бы это сделал даже просто так, без награды, что ждёт нас за вон теми дверями, - добавил я, старательно пробуждая в Шейне чувство ненависти к её врагам, желание ткнуть федератов в большую и вонючую лужу.
  - Даже так? Тогда я заберу твою долю денег?
  - Нет.
  - А если тебя убьют?
  - Тогда забирай, - милостиво дал я добро.
  - Ладно, я согласна рискнуть.
  - Никакого риска, - заверил я и неожиданно даже для самого себя поцеловал девушку в губы.
  - Что это было? - удивлённо приподняла она верх левую бровь.
  - Мм, маскировка, для чужих взглядов.
  - Хм?
  Переход в тамбур грузового вагона был закрыт, но карт-бланш легко справился с нехитрой электронной защитой. Чуть дольше, но не намного он провозился с замком на двери в вагон. Пока я взламывал магнитный замок, Шейна готовила к работе ЭМИ-заряд.
  - Есть, нашла два защищенных источника электроники с мощным зарядом, - довольно произнесла она. - Ставлю пятнадцать метров. Хватит? До них меньше десяти.
  - Хватит. Не хватало, чтобы добило до вояк и у них чипы да коммуникаторы отключились.
  - У гражданских в соседнем вагоне всё это погаснет, - предупредила Шейна.
  - На них плевать. Скорее всего подумают, что вояки балуются, - пожал я плечами, потом убедился, что замок на двери отомкнут и выключил суперпропуск, следом отсоединив от него батарею. - Врубай.
  - Запускаю, - предупредила девушка и нажала на дисплей, активируя заряд. Ничего не случилось, только погас зелёный огонёк на электроном замке. Пришла мысль, что можно было бы и не заморачиваться с грузовой дверью при наличии заряда.
   В вагон я зашёл первым, придержав девушку, которая чуть не опередила меня. Нет уж, если что-то пойдет не так, то пусть у неё будет шанс уйти.
   Два дроида, обычные 'терминаторы' в обвесе из бронепластиковых плит с мощными импульсными карабинами и коротышами дробовиками с барабанными магазинами. Они казались живыми, и когда я их увидел, то в первый момент была мысль: не получилось. В кровь щедро прыснул адреналин, сердце забилось так часто, как никогда не стучало после стометровки.
   Но шли секунды, а оба широких и невысоких истукана продолжали стоять, не делая ни малейшего движения в мою сторону.
  - Что там, Вик?
  - Всё нормально, проходи и начинай искать крылья, а я пока займусь сейфом.
  Деньги хранились в ящике, размером с коробку от большого принтера. Особый сплав, который не расплавить почти ничем, быстрее содержимое сгорит от раскалившихся стенок, чем потечёт материал. Сразу несколько замков защищали ценное содержимое. Электронный уже отключился, правда, а механический...
  В этот момент за дверью, которую Шейна не до конца прикрыла, раздался удивленный возглас. Я и девушка посмотрели друг на друга и одновременно произнесли:
  - Проклятье!
  Одновременно с этим дверь в вагон резко ушла в сторону, и на пороге появился один из бойцов федератов. Наверное, за каким-то, выходил из своего вагона и попал под удар ЭМИ, после чего решил проверить грузовой отсек. Ему хватило доли секунды, чтобы принять решение, увидев нашу парочку рядом с обесточенными дроидами и ящиком с инкассаторскими знаками и пломбами.
   Короткоствольный автомат сухо щелкнул раз, другой и так не сумел разродиться выстрелом. С первым щелчком с меня и Шейны спало оцепенение, и мы одновременно атаковали врага. Девушка подхватила пластиковую коробку чуть больше сигаретного блока и бросила ту в голову солдата. Тот машинально отклонился назад, развернул туловище и поднял руки с автоматов вверх, защищаясь от удара предметом. Отбив коробку стволом оружия, он упустил меня из виду на пару секунд, которых мне хватило.
   Чуть согнутым указательным пальцем я ударил федерата в глаз, второй рукой схватил за плечо, освободив палец (брезгливо отметил, что он испачкан в сукровице и, по ощущению, в липкой слизи) захватил шею, после чего рванул на себя, выводя из равновесия. Дезориентированный крайне болезненным ударом (а вот не нужно снимать забрала, даже если находишься в относительно мирной местности), солдат только начал приходить в себя, когда я перехватил его за туловище и под бедро, дернул вверх, переворачивая вниз головой, и с силой опустил, прикладывая головой о пол. Всё это заняло очень мало времени. Шейна только достала парализатор и приготовилась применить против незащищенных частей тела федерата.
  - Брось, - с одышкой сказал я, - после импульса наше оружие бесполезно, только в ремонт. Вон даже его автомат отказал, что уж говорить про гражданские стволы.
  - Ловко ты его, - покачала головой девушка, убирая в карман парализатор. - Никогда такого не видела. Он живой?
   Я посмотрел в открытые глаза с застывшим взглядом, коснулся пальцами шеи, просунув их под бронированный воротник.
  - Готов... чёрт, с нас теперь не слезут.
   Сейф с деньгами был очень тяжёл, и забрать его с собою не было никакой возможности. Пришлось тратить время и курочить замок.
  - Быстрее, Вик, скоро контрольная точка. Опоздаем и придётся добираться до скутера пешком, а там облава может начаться, - поторопила меня девушка
  - Уже почти... готово!
   Замок, наконец-то, сдался. Да, зря 'местные' такие надежды возлагают на электроно-электрические девайсы, эвон как всё погорело, стоило сработать мощному ЭМИ-заряду рядом.
   Внутри лежали десять серебристых пластин, похожих на небольшие внешние жёсткие диски - электронные финансовые носители, и гора тончайших пластиковых купюр крупного номинала и чуть больше размера спичечного коробка.
  - Ого, - удивлённо воскликнула Шейна, бросив мимолётный взгляд на наши трофеи, - да тут миллионы.
  - Ты права, как никогда.
   Пять носителей были с увешаны голографическими штампами известного банка на планете, в каждом, если верить оттиску цифры на боку, было по полтора миллиона кредитов. Ещё пять оказались чистыми, без знаков и маркировок. И полсотни пачек банкнот с общей суммой на три с половиной миллиона, банкнотами по пятьсот и тысячи кредитов.
   Всё разделили пополам и разложили по рюкзаку и сумке, потом забрали 'крылья' - экипировку для полёта в восходящих потоках воздуха. Каждое крыло в сложенном виде напоминало доску для серфинга, уменьшенную на треть. Особый материал и начинка внутри давала шанс взлететь в небо с любой поверхности, лишь бы ветер был нужной силы. Моей родной планете такие возможности не снились ни одному любителю воздухоплавания.
   Люк экстренного выхода на крыше распахнулся легко, впустив внутрь вагона шум ветра, пыль и солнечные лучи.
  - Думаю, у машиниста на пульт вышла информация об открытии, - сообщила мне девушка.
  Я согласно кивнул и добавил:
  - Скорее всего, ещё раньше, когда тут перегорела вся электроника. М-да, если так, то они уже передали об этом. Быстрее сматываемся, как бы тут скоро не оказался патрульный катер.
   С гладкой и покатой крыши нас почти сдувало ветром. С большим трудом удалось закрепить крылья и разложить их.
  - Поехали!
   Поток воздуха сорвал меня с поезда и одним махом поднял на высоту метров в сто. Захватило дух, на несколько секунд появилось чувство тошноты, но тут же пропало. Неподалёку планировала Шейна, которая управлялась с крыльями заметно лучше меня. Ну, да, ей в армейской учебке снайперов должны преподавать подобные полёты, не то что мне, точнее, лейтенанту, чей рассудок почти угас от страха в первом же бою, а остатки разума додавило моё сознание.
   Я махнул рукой, указывая направление полёта в сторону спрятанного скутера.
  
  - Опять патруль, Вик.
  - Вижу, - почти не разжимая губ, произнёс я. - Спокойнее, мы простые студенты, оставшиеся из-за войны без жилья, предоставляемого ВУЗом, и сейчас добирающиеся домой.
   В новом городе, в трёх тысячах километрах от места налёта на поезд, военных было больше, как бы, не на порядок. И очень часто проверяли документы. Лично нас с Шейной уже в четвёртый раз.
   Ничего лишнего у нас не было. Всё, что могло бы нас выдать, было спрятано в надёжном месте.
   Мы искали, как убраться с планеты, на которой всё ещё шли бои федератов с остатками войск Союза, которые не приняли капитуляцию своего правительства. Улететь туда, где спокойно и тихо, где можно спокойно пожить, тратя добытое состояние. Каждому из нас досталось по четыре миллиона и двести пятьдесят тысяч. Терминалы с деньгами банка мы спрятали в пустошах, когда неслись подальше от поезда на скутере. Можно сказать, что выбросили, ведь снять деньги с них и остаться неизвестным невозможно. Оставались только обезличенные терминалы-накопители и наличные. Мне было всё равно, что брать и поэтому согласился на предложение Шейны: ей наличные, мне терминалы. Вот и вышло, что моя доля была представлена четырьмя электронными носителями и тремя пачками банкнот. Всё остальное забрала Шейна. Терминал она отослала своим родителям, наличные оставила у себя убрав в кейс.
   Я свои деньги держал при себе, и делиться ни с кем не собирался. Родители Ива - не мои родители, чужие люди для меня. Их сын погиб в последнем бою в долине Скайла.
   Мы с Шейной решили покинуть планету, тем более, сообщения между планетами и системами существовало, несмотря на недавние военные действия и до сих пор случающиеся стычки между войсками ССС, отказавшихся сложить оружие, и федератами.
   На другой планете, там, где войны не было, было легче переждать некоторое время анархии и затягивания гаек, которые, несомненно, ждут всех жителей проигравшего войну государства. Системы ССС не подходили, в Федерацию ни меня, ни Шейну не пустят просто так, максимум разрешат поселиться в лагере беженцев и начнут проверять, проверять, проверять. Надо ли говорить, что изготовленные мною документы там не прокатят?
   Остаётся Фронтир - так называю несколько систем, где как таковой власти двух крупнейших государств нет. На этих планетах плохо развито всё - туризм, промышленность, курортные зоны (на некоторых слово курорт считается сарказмом, настолько там условия для жизни далеки от комфортных). В этот период там просто рай для преступников, авантюристов и отщепенцев всех мастей. Там признают силу и потом деньги. Деньги у нас были.
   К сожалению, ни одного корабля в сторону Фронтира в космопорте мы не застали. Последний рейс ушёл пять дней назад. Следующий будет через две недели.
  - За две недели нас могут схватить, командир, - сообщила хмурая девушка после того, как очередной патруль проверил наши документы. - Как бы твоя сексподружка в погонах не хотела скрыть факт кражи зарядов, у неё этого не выйдет. Контразведка сможет связать нашу работу в поезде, выйти на след этих зарядов и развязать язык этой дуре, слабой на передок.
   Я только пожал плечами, понимая, что собеседница права. На этой планете нам не скрыться, слишком она 'технологичная'. Рано или поздно, даже укройся мы в горах или пустыне, нас найдут.
  - Да и не факт, что нас на корабле потом не схватят. Думаю, контрразведка ставит на особый контроль всех, кто улетает во Фронтир, - продолжила сыпать соль на рану бывший сержант-снайпер.
   Я опять пожал плечами, сопроводив движение вздохом, и тут мне на глаза попала одна крайне занимательная реклама.
  - Смотри туда, - кивнул я на сверкающую разноцветными лазерными лучами голограмму.
  - Проживите жизнь дольше, увидьте то, что доступно будет вашим внукам и правнукам вместе с Айтронигенимом и программой Искусственный сон, - прочитала Шейна. - Знаю этих чудаков, у них целая планета выкуплена и введена в статус нейтральной. Зачем они нам?
   Компания 'Айтронигеним' была средних размеров корпорацией, занимающейся оздоровлением организма, киберимплантацией органов, изучением симбиоза человеческого организма и колоний наноботов и много чем ещё. Но на первом месте у них стоит изучение артефактов Древних - исчезнувшей расы гуманоидов, некогда властвовавших в космосе.
   Планета Золотой Лёен в системе Кваржат-5 была выкуплена корпорацией и превращена в среднее между музеем, лабораторией и исследовательским центром. Атмосфера была почти непригодной для свободного дыхания. Мир животный и растительный представлен был тысячами видов лишайников, плесени, слизней, червей и прочими представителями самых простейших и неприхотливых организмов.
   Люди жили под огромными куполами и в подземных городах. Или не люди - чудаки, которые идут с восторгом под скальпель и хирургическую пилу, чтобы лишиться ног-рук и получить вместо них киберпротезы, заполучить в мозг электронную плату, стать добровольным подопытным для проверки древнего и непонятного артефакта.
  - За тем, что Золотой Лёен граничит с Фронтиром и там легче найти корабль.
  - Ты уже придумал, как нам туда попасть? Не уверена, что наши документы пройдут проверку в корпорации.
  - А нам этого не нужно, для этого у нас хитрая машинка, - улыбнулся я. - Если только ты будешь против искусственного сна в анабиозе.
   Шейна поморщилась, услышав, что придётся залечь в саркофаг и на некоторое время уподобиться коматознику.
  - Ладно, я согласна. Но если я не проснусь, то буду являться тебе во сне и донимать комарами. Учти это, - ответила девушка на мои слова.
  - Я даже не буду сопротивляться, и прогонять твои кошмары.
   У корпорации 'Айтронигеним' был собственных космических флот, состоящий из нескольких кораблей. В общем расписании они не вписывались, так как, не брали пассажиров или чужие грузы. Зато исправно и довольно часто переправляли клиентов и свои товары с планеты по остальным системам и наоборот. Вот и сейчас я смог узнать за пару дней собирания слухов, что со дня на день в космопорте приземлится корабль корпорации, который заберёт несколько десятков капсул-саркофагов со спящими в анабиозе людьми. Это все те, кто боялся за свою жизнь и старался уйти от потрясений, связанных с войною. Годы сна, больше похожего на клиническую смерть, помогали им в этих стремлениях.
   Получить доступ в помещение, где до поры ждали своего часа 'коматозники' вышло даже легче, чем думал. Охрана живая беззаботно спала, охрана электронная сдалась перед дешифровщиком и потом выдала высший приоритет, перестав контролировать каждый мой шаг и Шейны.
   В большом светлом зале стояло порядка сорока огромных капсул, тридцать одна из них была занята.
  - Шейна, ищи семейные и корпоративные группы. Проще добавить две капсулы к уже имеющимся, чем создавать новые данные, - приказал я. - И в темпе всё нужно делать.
   Мы шли от одного саркофага к другому, читая краткую информацию про них.
  - Нашла! Виктор, сюда.
  - Что тут у тебя? - поинтересовался я, бегом проскочив десять метров, что нас разделяли.
  - Семья мормонов новой ветви. Муж, три младших мужа и семь младших жён. Заказали сон на десять лет с содержанием на Золотом Лёене всё это время.
   На Земле политкорректность и свобода отношений достигли такого размаха, что геев и лесбиянок уже начали бракосочетать в церквях. Правда, пока только в католических и протестантских. Мусульмане, православные и буддисты пообещали предать анафеме, устроить джихад и массовое самосожжение (и сожжение виновных, по их мнению), если правительство решит влезть с подобным предложением в дела их религии.
   Мормоны новой ветви или Последователи Церкви Одного с Двенадцатью Апостолами пошли ещё дальше. Теперь у них практиковалось не только многожёнство, но и много-, э-э, -мужество-жёнство. Семья состояла из Одного или Старшего, это был мужчина или женщина. И до двенадцати женщин и мужчин, младших жён и мужей, проповедующих свободные отношения.
  - Фу, гадость-то какая, - поморщился я. - Неужели других вариантов нет?
  - Вряд ли тут найдём что-то лучше. Зато никто не подумает лишнего: вместе с этими нас будет тринадцать человек, как раз ровное число, которое у них возведено в культ. Неплохое прикрытие, по-моему, а?
  - Неплохое, - согласился я с ней, потом поморщился. - Только одним из этих даже во сне быть неохота, противно.
  - Запиши себя в старшие мужья, - усмехнулась Шейна. - По их верованию ни один из семьи не может прикоснуться к нему или кому другому без разрешения Одного.
  - Вот и запишу, а ты заканчивай улыбаться и начинай готовить нам капсулы, пока я займусь перепрошивкой.
  - Справишься?
  - Должен. По крайней мере, из нас двоих я лучше подготовлен и умею обращаться с подобной работой.
   Тут я не соврал. Лейтенанту, до того, как он стал мною (или я им), дали хорошее образование. Кроме пилота космических кораблей, он удовлетворительно разбирался в программировании и разных электронных штучках. Поэтому, я был уверен почти на сто процентов, что со своими знаниями и дешифратором смогу справиться с заданием.
   В каждой капсуле имелся крошечный отсек для личных вещей спящего. Предметы религиозной тематики, дорогие его памяти и так далее. При себе нельзя было ничего иметь, даже различные импланты отключались или удалялись, а с некоторыми невозможен был долгий сон в анабиозе. Вот в эти отсеки мы и уложили деньги и одежду. Еле-еле смогли запихнуть, с обувью и куртками, а так же ремнями и кейсом Шейны пришлось расстаться - они отправились в мусорный контейнер.
   В анабиозе мы должны пролежать три недели, после чего прибудем на планету чудаков, где нас разморозят согласно договору. Сначала проснёмся мы с Шейной, потом должны разбудить остальных мормонов. Но я рассчитываю с помощью денег и красноречия договориться с персоналом, чтобы придержали разморозку нашего прикрытия на сутки или дольше, чтобы у нас было время затеряться на планете, а то и вовсе улететь во Фронтир. Не думаю, что нас будут встречать крутые спецы. У которых зарплаты такие, что не стоят нарушения инструкции. А простые рабочие за тысячу-другую кредитов пойдут навстречу, ну, я надеюсь на это.
   Первой в крио-капсулу забралась Шейна, заставив моё сердце биться чаще видом обнажённого и спортивного тела, заодно напомнив, что лейтенантское тело не только моложе, отчего гормоны бушуют и бурлят, так ещё и без секса я уже порядочно.
   С самым независимым видом девушка легка в капсулу, чуть поёрзала, устраиваясь поудобнее, потом подмигнула мне:
  - Давай, командир, заливай меня холодцом. И смотри у меня - долго не пялься.
  - Да я даже не собирался, - возмутился я от таких слов.
  - Ну-ну.
  Первая, прозрачная крышка бесшумно встала в пазы. Через несколько секунд глаза девушки закрылись, мышцы расслабились - это подействовал газ без вкуса, цвета и запаха, используемый на первой стадии анабиоза.
  - Вот же, редиска, вот зачем сказала-то, а? - под нос ругнулся я, вспомнив последние слова Шейны, которые гвоздем засели в голове - хрен вытащишь. Вместо того, чтобы начать подготовку ко второй процедуре, я тянул время и наслаждался видом обнажённой Шейны. Я не извращенец, Боже упаси. Но фигурка у Шейны была выше всяческих похвал. Наверное, в этом времени (или месте) технологии шагнули заметно далеко в плане пластической, а то и генетической коррекции внешности. Любой представитель сильного пола, особенно те экземпляры, с которых пошли анекдоты про мужиков наблюдателей в женской бане, отдал бы многое, чтобы оказаться на моём месте. А уж подростки и вовсе отдали бы кусочек себя, хе-хе.
   Через несколько минут я мечтательно вздохнул и запустил завершающий этап. Когда крио-капсулу с девушкой отгородила от внешнего мира вторая крышка, на этот раз непрозрачная, я быстро разделся и нырнул внутрь капсулы, которая на долгие три недели станет моим домом.
  
  - Добро пожаловать в мир живых и бодрствующих! - услышал я чей-то радостный возглас. - С пробуждением!
  - С пробуждением! - подхватил кто-то второй.
   Я лежал на шикарной каталке с упругим покрытием, подстраивающимся под моё тело и держащее комфортную температуру. От ступней до подбородка я был прикрыт невесомой и непрозрачной простыней.
  - Мы уже прилетели? - произнёс я и тут же скривился от боли в горле.
  - Скоро вам станет легче, - заверил меня молодой мужчина, ровесник Шейны. - За десять лет организм отвык от некоторых функций. Потребуется определённое время, что бы...
  - Какие десять лет? - перебил я собеседник. - Доктор, м-м...
  - Шилпе, доктор пятого класса Шилпе. Согласно договора, вы пролежали десять лет в анабиозе со своей семьёй. Весь цикл прошёл без нареканий, аппаратура отработала на сто баллов! Что-то не так?
  - Всё не так, доктор, - хмуро произнёс я и решил сменить лежачее положение на сидячее. Мне тут же на помощь пришёл 'пятиклассник' Шилпе. Простыня сползла с меня, явив великолепную фигуру, где каждая мышца, каждая жилка были отчётливо прорисованы. Такое не каждому под силу даже с помощью дорогостоящих инструкторов, докторов, качественных тренажёров и спецпитания. - Рассказывайте, что у вас случилось. Не верю, что без эксцессов прошёл мой сон.
   Собеседник озадачено посмотрел на меня, потом пожал плечами и активировал на левой руке браслет-коммуникатор, выполнявший заодно роль голо-планшета и девайсов, аналога которым на Земле не было.
  - Хм, есть один эпизод, но с работой НАШЕЙ аппаратуры он совсем не связан, - хмыкнул он. - Вот...
  Пираты.
   Чёртовы джентльмены удачи рискнули попробовать на зуб корабль, который перевозил чудаков с Золотого Лёена и наши криокапсулы. Экипаж легко отбился, но без повреждений не обошлось. Одно из них было не фатальным - перебило энергошину, спалило несколько дублирующих предохранителей и ещё так по мелочи. Вот только от этой энергоцентрали запитывались капсулы. Сильная встряска 'мозгов' аппаратуры, отвечающей за анабиоз, привела к тому, что память капсул обнулилась. Не вся, лишь та часть, которая отвечала за продолжительность сна. Тут бы персоналу 'Искусственного сна' разбудить подопечных, но... чёртово НО. На планету уже ушли дублирующие договоры и копии контрактов. В девяносто девяти случаях вся эта бюрократия лежит мёртвым грузом, пока не уходит в архив, а затем в корзину. В нашем случае по прилёту контракты были подняты, сверены и данные из них вновь вбиты в капсулы. Повезло в одном - я считался главой мормонской семьи и разбудили меня первым, чтобы я лично встречал каждую свою жену и каждого, тьфу, мерзость, мужа.
  - Почему же мы не проснулись, когда капсулы отключились?
  - Они не отключились! - возмутился доктор. - Капсулы работали исправно. В договоре есть поправка, что в момент перелёта клиенты, вы, то есть, спите. Только в исключительных случаях возможно пробуждение.
  - Нападение пиратов под исключительность не попадает.
  - Нет.
  - А кто же должен напасть, чтобы вы нас разбудили?
  - Пожиратели, - совсем тихо произнёс собеседник. Память лейтенанта тут же выдала такие картинки и слухи, что моё тело мгновенно покрылось холодным потом.
  - Ну, спасибо, - хрипло произнёс я. - Ладно, доктор, приводите меня в порядок, а после пойдём будить мою... моих супругов. Да, док, одежонку не подарите, а то багаж где-то затерялся.
   Никто даже не заподозрил ничего, когда я потребовал разбудить Шейну, дать ей время прийти в себя, после чего вместе с ней и своими вещами, после чего выпустить из лаборатории в город. Аргументировал тем, что нужно купить подарков, мол, традиция мормоновская, кто вы такие, чтобы мешать? Про это религиозное и малочисленное течение мало что знали в мире, настолько редко они встречались или освещались СМИ, поэтому, мой блеф прокатил на пять с плюсом. Правда, от сопровождающего мы не отвертелись. Док всучил нам медбрата, чтобы тот провёл по магазинам-бутикам и помог вернуться назад.
  - Друг, тебе деньги нужны? Много денег, - проникновенно произнёс я, заглядывая в глаза медработнику.
  - Меня Млишем зовут, господин.
  - А я Вик, очень приятно. Так нужны тебе деньги?
  - Ну-у, - протянул тот, - нужны. Кредит висит, долг в казино, за имплант для матери нужно платить, а зарплата нескоро. Тысяч пять бы.
  - Будут тебе пять тысяч, - широко улыбнулся и подмигнул ему, потом приказал Шейне. - Милая, отслюнявь нам пять тысяч...
  - Этого и следовало ожидать, Вик, - как-то совсем спокойно для человека враз оставшегося без гроша в кармане, сказала Шейна. Мы, как и недавно (субъективно) сидели в соседних креслах в поезде, несущегося по монорельсу из одного города в другой. Млиш, получив свои деньги и приняв за объяснение мои слова, что я развожусь со своими супругами таким экстравагантным способом - сбежав от них до пробуждения, посадил нас в вагон и распрощался. Как он там будет объяснять своему начальству тот фат, что не уследил за клиентами - его дело.
  - Ничего, сгорел только налик. Зато четыре миллиона на терминалах остались, - попытался я ее успокоить.
  - Это твои деньги, Вик, - резко ответила девушка. - Только твои.
  - Но втравил тебя в эту историю я. Значит, мне и компенсировать, - попытался достучаться до разума девушки, но ни капли не преуспел.
  - Меня никто не тащил силой. На тот момент этот способ покинуть планету был самым подходящим. Тут скорее нужно винить пиратов.
  - Шейна...
  - Нет, Вик, я не возьму у тебя этих денег.
   Я посмотрел в её глаза и сдался. Не возьмёт - вижу это чётко.
   А всё дело в том, что когда я, было, сунул пачку купюр медику, тот посмотрел на меня, как умалишённого. Оказывается, после войны Федерация озаботилась вводом новых дензнаков. Старые ходили ещё пару лет, но к этому моменту про них уже все позабыли и взять их у нас сможет, разве что, коллекционер какой. Нам ещё повезло, что терминалы с четырьмя миллионами не испортились и электронные деньги не потеряли своей платёжной способности. С одного из них я расплатился с Млишем. В общем, осталась только моя доля, Шейна же превратилась в нищенку. И при этом ещё гордо отказывается от моей помощи. Ну не дура ли?
  - И что ты будешь делать без денег в этом забытом всеми богами месте? Да тебя на органы разберут, в рабство продадут, в гладиаторы или на урановые шахты!
  - Разберусь, - отрезала та и отвернулась от меня, принявшись наблюдать за мрачным пейзажем за толстым стеклом окна.
  - Хорошо... хорошо, не хочешь так брать, то поступай ко мне на работу. Будешь телохранителем?
  - Кем? Вик, хватит ерунду нести.
  - Ну, ты же называла меня командиром? Вот пойдёшь ко мне в подчинение.
   Девушка раздумывала недолго. Ситуация для неё складывалась аховая, и моё предложение нисколько не претило её гордости.
  - Хорошо, - решительно тряхнула пышной гривой тёмных волос девушка, - я согласна.
   Я не удержался от облегчённого вздоха: опасался, что спутница включит извечное женское упрямство-каприз, и переубедить её будет стоить километров потраченных нервов. Повезло мне с Шейной, честно признаю этот факт.
  - Тогда по приезду в город переодеваемся и озабочиваемся поиском корабля подальше отсюда. Во Фронтир.
  - Пока едем, нужно историю посмотреть, что случилась, пока мы спали, - сделала очень уместное предложение девушка.
  - Дело, - согласился с ней я, признавая правоту. - Как раз пока доедем, то успеем по верхам пробежаться.
   А прошлое было не самое красочное. Поставив на колени ССС федераты тут же устроили грызню за лакомые кусочки и разругались между собою вдрызг. Дело дошло даже до стычек с применением армий - частных и правительственных, расквартированных в системах. Бои местного значения, в общем.
   В системах некогда принадлежащих ССС то и дело стали вспыхивать восстания. На большей части, где имелась отличная инфраструктура, федераты быстро всех прижали к ногтю. Прочие, развитие которых было сродни жизни в Африке и прочих стран из этой линейки с Земли, бросили на произвол судьбы. К ним присоединились системы Федерации, нужда в тераформировании и развитии пропала с появлением богатых планет разгромленного ССС. Таким образом, Фронтир увеличился едва ли не втрое. Жизнь здесь была сродни Дикому Западу, где за закон отвечали сами местные жители. Контрабанда взлетела на порядок, количество пиратов и любителей дармовщинки скакнуло в заоблачную высь. Наёмные отряды и частные армии росли, как грибы после дождя.
   Федерации почти не было дел до Фронтира и его проблем, лишь бы те не лезли к ним. Номинально, все эти системы входили в состав единственного государства, той самой Федерации, формально же, там было Гуляй-поле. Несколько военных баз и огромных патрульных линкоров, постоянно патрулировавших космос в этих системах. Были каплей в море. Да и наплевать им было на жителей 'третьего мира'.
   Для нас такой расклад был вполне неплох, давал шансы не только начать новую жизнь, но и начать своё дело. Самые-самые отморозки уже прекратили своё существование, прочие стали натягивать на себя маски с дружелюбными улыбками, скрывая волчий оскал. Анархия и беспредел уже надоели многим. Быть может, еще лет десять и часть систем отколется и создаст своё государство с жёсткими и общими законами.
   Очень сильно была развита сфера частных перевозок и разработок астероидов. Уже давно отказались разрабатывать недра планет, отправив всю тяжёлую и крайне ядовитую промышленность в космос. Когда я прочитал это, то в голове забрезжила идея. И едва поезд доставил нас до конечной точки нашего пути, я вместе с девушкой направился на частный космодром, где продавали всевозможные аппараты для полётов в космосе.
  - Вы посмотрите на эту яхту! Какой дизайн, какие материалы! Десять кают - просторных и с кучей интерфейсов для любой техники! - заливался продавец, вертясь вокруг нас с девушкой юлою, расхваливая уже третий корабль, мимо которого мы проходили.
  - А там что? - кивнул я на самый край поля, где торчали приземистые, кряжистые космические аппараты, даже близко не стоящие с окружающими грациозными и изящными яхтами.
  - Шахтёры в основном и грузовики, внутрисистемники все, - с готовностью ответил торговец, тип весь из себя слащавый, прилизанный, сверкающий броскими украшениями и одеждой, яркими крошечными голограммами-тату. - Желаете посмотреть?
  - Внутрисистемники же, Вик, - негромко произнесла Шейна.
  - Там есть корабль, на который можно установить гипер-двигатель, - торопливо произнёс торгаш, разворачивая платформу в указанную сторону и очень быстро сокращая расстояние. - Военная конструкция, для армии разрабатывался корабль, шахтёр, тип...
  - Вот это что за корабль? - перебил я собеседника, обращая его внимание на небольшое судно. Своей формой напоминало гуся - длинная шея с широким плоским клювом, массивное туловище, крылья, толстый широкий зад и короткие мощные лапы. По бокам на крыльях располагались маневровые сопла, позади - огромная пачка разгонных основных дюз, в центре сверху торчала большая нашлёпка непонятной конструкции, похожей на черепаший панцирь. Спереди располагался большой пандус, ведущий в трюм. Над ним уже на 'шее', как огромный зоб неправильной формы висел нарост... в общем, ещё одна непонятная мне конструкция. При этом весь корабль не казался сильно уродливым, скорее, как паурлифтер. А к яхтам подходит сравнение с гимнастом.
  - Так я про него вам и говорю. Тип 'Светлячок', военный шахтёр, есть возможность установить гипер-двигатель для прыжков по системам и дикому космосу. Конструкция не блочная - монолит, но из разряда вечных. Броня выдержит выстрел боевого лазера или ракеты не очень мощной, столкновение с астероидом. Система жизнеобеспечения имеет тройное дублирование... - пел песни продавец, быстро поняв, что корабль меня заинтересовал. Я и сам не мог определиться. Почему вдруг положил взгляд на этот аппарат, далекий от красоты гражданских яхт их комфорта. Но я его хотел, что и озвучил.
  - Я хочу его взять.
   Торгаш расплылся в такой широкой улыбке, что Шейна не удержалась от саркастического высказывания:
  - Командир, ты только что поднял цену этой ржавой и грязной колымаги вдвое.
  - Милая леди, ну, зачем вы так говорите? Я всегда веду честную игру, никто не скажет, что Мерл Гинсон...
  - Ближе к теме, - в который раз оборвал я словоохотливого собеседника.
  - Три миллиона.
  - Сколько?
  - Рехнулся? - возмутился я. - За яхту в два раза больше и с уже имеющимся гипердвижком ты просил два триста, а за этот сундук с ручками и трубой - три?!
  - Это сундук, как вы выразились, имеет живучесть в десять раз лучшую, чем яхта и способен разрабатывать астероиды на огромном удалении от базы, - спокойно произнёс торговец. - Я не сброшу ни кредита.
  - Ищи на него другого покупателя, в таком случае, - в сердцах бросил я. - Пока.
   Но дома, просмотрев ТТХ 'шахтёра' и яхт, я всё больше стал склоняться к мысли, что военный корабль нужно брать. На корабле был просторный трюм и удобная широкая аппарель. 'Черепаха' на горбу оказалась добывающе-перерабатывающим шахтёрским комплексом. Обычно его снимают: для настоящего шахтёра он слишком слабоват, точнее, мало берёт 'за раз', да и трюм для руды излишне мал. Создавался корабль подобного класса для обеспечения армии финансами, для разработки редких и дорогих минералов. Для защиты корабля и складирования концентрата (именно поэтому установка была скомпонована как два в одном - добыть и переработать) имелись вспомогательные суда, баржи, грузовики и так далее. Эскадры вечно шныряли по космосу, часто натыкались на астероиды и даже планетоиды и спутники планет с богатыми залежами драгоценных минералов и металлов. С каждым разом бросать такое сокровище становилось тяжело, и тогда в умные головы пришла мысль внести в состав флотов шахтёрские корабли. А так как, гражданские скорлупки оказались излишне нежными или малоприспособленными, то были созданы несколько военных кораблей для разработки недр космических объектов. От небольших, разведчиков, снимающих пробу, до здоровенных корыт, которые можно по незнанию перепутать с эсминцем или лёгким крейсером.
   'Зобом' оказался лёгкий шатл, который прикрывался прочной диафрагмой. Это крошечное судно можно было использовать в качестве каюты, когда пристыковано к 'светлячку'. Ещё имелись две большие шестиместные каюты со спартанскими условиями, казармы, в общем, или кубрики, что ближе к истине. Потом три каюты на двух человек с условиями немногим лучше, и две неплохих - просторных, с санузлами, выводами для кухонного автомата, реши, вдруг, кто такой себе установить. Капитанская и каюта-люкс. Места в каютах, даже больших, было очень мало. По сравнению с яхтами это были не каюты, а кладовки, чуланы, пеналы для вещей.
  - Ты всё-таки, решил купить тот грузовик?
  - Решил, Шейна. Лучше мы здесь точно не найдём. А брать яхту смысла не вижу. Не собираюсь я возить людей - с ними всегда мороки много, если только попутно. Проще всего брать грузы, - ответил я девушке на вопрос. На следующий день я вернулся к выставке кораблей. И сейчас мы ждали вчерашнего продавца у ворот. Дальше нас не пустила охрана. Вместо этого оповестила нужного нам человека.
   Прошло десять минут, и я уже, было, решил, что торгаш показывает характер, набивает цену, когда он, наконец-то, появился.
  - Прошу меня простить, искренне извиняюсь за задержку, - радостно затараторил он ещё за забором из нитей металлопластика, едва только увидев нас. - Вот ваши пропуска... господин Вик... мисс Шейна. Продолжим осмотр кораблей, которые вчера не успели? Там осталось всего три - две круизных яхты и грузопассажирский тяжёлый бот, переделка из армейского десантного бота, списанного.
  - Нет, пошли к 'светлячку', хочу увидеть его изнутри, - отрицательно мотнул я головою в ответ на слова торговца.
  - О, решились взять эту жемчужину моей коллекции?
  - Жемчужина это или дешёвый страз, мы ещё посмотрим, - тут же произнесла Шейна. - Вези нас к нему, да поскорее.
   Через несколько минут она морщила носик, поглядывая на обшарпанные борта, с вмятинами, кавернами, подпалинами. А внутри и вовсе не сдержалась, раздражённо произнеся:
  - Ну и грязь. Вик, да тут, словно, батальон ополченцев из городских трущоб год жили!
  - Ремонтные дроиды идут в комплекте, - засуетился торговец. - Они мигом приведут всё в порядок.
  - Что ещё тут в комплекте? - задал я вопрос. Одновременно с этим вертел головою по сторонам, стараясь не упустить ничего.
  - Есть энергошины и турель для установки лазерной лёгкой пушки. Отбиться от пиратов, расстрелять астероид перед собою и так далее. Легкой пушки для этого хватает. В этом, кстати, плюс данного корабля перед яхтами: тем запрещёно ставить вооружение, которое не предусмотрено изначально.
  - Во Фронтире многим на это наплевать, да и шахтёры часто 'забывают' об этих условностях, - хмыкнул я.
  - Фронтир есть Фронтир, - развёл руками торговец. - Там свои законы, в которые федерация старается без особой нужды не лезть.
   Торговец долго водил нас по кораблю, показывая самые укромные уголки. Были и места, которые он пытался скрыть, но имея на руках план судна и список узлов и точек, которые необходимо проверить в первую очередь (спасибо сети и тем, кто выложил в открытый доступ эту информацию, сейчас находящуюся на моём планшете), я заворачивал его туда.
   Рубка находилась в начале гусиной шеи корабля, рядом с ней располагался вход в шатл. В 'клюве' и вокруг него стояли антенны сканеров, экраны силового щита, радары и прочая сложная аппаратура. Каюты были расположены над трюмом и шли по кругу. Самой первой и ближе всего к рубке была капитанская каюта, затем, двигаясь против часовой стрелки, располагалась люксовая, за ней двуместные и самые последние, уже на той стороне корабля, стояли кубрики. Между кубриками и парными каютами военные разработчики втиснули небольшую кают-компанию, совмещённую с камбузом.
   Слева, неподалёку от капитанской каморки, стоял лифт и лестница, ведущие в трюм и в технические коридоры шахтёрского комплекса. Рядом с лифтом был втиснул микроскопический медотсек с кибердоктором и парой медкапсул. Ещё один лифт и лестницы (отличавшиеся большим размером) находились на противоположной стороне, рядом с кают-компанией. Вели они опять же в трюм и в реакторный отсек и отсек с гипер-двигателем, технические отсеки и коридоры для обслуживания систем корабля. В той стороне хранились и дроиды, призванные ремонтировать судно и проводить регламентные работы.
   Кроме гипер-двигателя и пушки, отсутствовал киберстюард, пищевой комбайн с картриджами, частично разукомплектован кибердоктор и одна медицинская капсула. На лице торговца, когда он увидел проблемы медотсека, появилась такая злость, что мне стало ясно - к этому руку приложил не он. И таких огрехов по мелочи набралось очень много. В итоге, мне удалось скинуть цену до двух миллионов трехсот тысяч. Наверное, он решил скинуть товар, пока не оказалось, что есть ещё в нем не одна червоточина, которая будет обнаружена в самый неподходящий момент. В этот день мы закончили оформлять документы, на следующий я сбросил на планшет всё то, что требовалось кораблю, разделив на проблемы первой необходимости и те, которые могут подождать. Стюард посчитал роскошью, приобретя вместо него дешёвый кухонный аппарат и запас картриджей с питательной массой на месяц для четырёх человек. Гипердвигатель стоил полмиллиона, на сто тысяч я заправился, взяв двойной запас топлива. От кибердоктора и замены медкапсулы пришлось отказаться, купив запас автоаптечек. Последнее, что я сделал, так это вывесил объявление с наймом для механика и пилота. Правда, Шейна с сарказмом заметила, что на мой корабль пойдёт только законченный идиот или романтик. Других военный шахтёр не привлечёт. Или нужно существенно повысить зарплату, так как, мой стандартный договор предусматривал точно такую же стандартную оплату.
   Я почти уже было решил, что девушка оказалась права, как на третий день мне на почту пришло предложение о согласии. Некто Мигас Апреольдо, механик третьей классности захотел пойти ко мне на службу. Место встречи назначили в кафе, расположенном в гостинице, где я и Шейна снимали номера для проживания.
  К нашему столику через семь минут позже назначенного времени подошёл высокий молодой мужчина двадцати пяти-шести лет. Лёгкая обтягивающая одежда подчёркивала отлично проработанный мышечный корсет. На такой нужно потратить пару лет, щедро поливая пол в спортзале своим потом. И не культурист с 'банками', который без чужой помощи себе шнурки не завяжет, именно такие байки про таких спортсменов ходят. Этот развит гармонично, идёт мягко, плавно.
  - Приветствую. Вы владельцы корабля класса 'светлячок', которым нужен механик? - бодро произнёс он, остановившись рядом с нами. Подмигнул Шейне и широко ей улыбнулся.
  - Мигас Апреольдо? - поинтересовался я.
  - Он самый, господин капитан. Капитан же, да?
  - Капитан. Зовут меня Виктор Шуйский. А это мой старпом Шейна Олита Да-Ора.
  - О, приятно познакомиться. У меня ещё не было таких прекрасных старпомов, леди, - поклонился собеседник Шейне. - Вы не супруги? Нет? А сердце леди свободно?
   По-моему, напор и источаемые парнем комплименты смутили девушку. Она молчала, а на её щеках едва заметно светился румянец.
  - Мы не о сердце моего помощника собрались здесь разговаривать. В первую очередь меня интересует сердце корабля, - нахмурившись, произнёс я. - Присаживайтесь, господин Апреольдо.
  - Просто Мигас, господин, и на ты можно, - махнул рукой соеседник, быстро сел на стул рядом с Шейной и с улыбкой посмотрел на меня. - О чём пойдёт речь?
  - О твоих талантах, Мигас. Какое образование получил, где стажировался, на чём летал и в какой должности.
  - Училище под номером сорок дробь восемнадцать в славном городе Лорташане на механика малоразмерных внутрисистемных кораблей. Курсы на повышение квалификации в фирме 'Свакнг'. Стажировался, а потом полгода летал на грузовом корабле этой же фирмы. Ещё год провёл на шахтёрских калошах. Последние месяцы отдыхаю после трудов, трачу свои сбережения. Увидел ваше объявление и решил, что хватит бездельничать - время это деньги. Да и интересно на военном шахтёре полетать. Мне вообще интересны разные суда, разные двигатели. Я хочу получить удостоверение механика-универсала, а это возможно только при большой практике с разными установками...
  - Меня больше интересует, а вот справишься ли ты с двигателем моего корабля, - перебил я словоохотливого собеседника.
  - Так там стоит модель ка-тэ пятьсот семьдесят один или эм-зэ четыреста девятый. Разница в них небольшая.
  - Ага, - подтвердил я его слова, - так и есть, четыреста девятый там. А скажи как вот что, что делать, если выйдет из строя блок один-один, запитывающий восьмую энергошину?
  - Отключить две любых пары дифузалов и выключить предохранитель на блоке восемнадцать дробь два. Так через него пойдёт питание на восьмую энергошину, - без запинки выдал ответ Мигас. - Потом необходимо заменить оба блока и использовать восемнадцать дробь два не более двадцати часов, иначе сгорят все блоки с восемнадцатой маркировкой и часть энергошин с половиной дифузалов, а это уже капитальный ремонт всего двигателя.
  - Хм, неплохо. А при поломки теплового ремикда, что делать?
  - Отключать двигатель и посылать сигнал помощи, иначе в течение часа корабль сделает вот так - пфф! - Мигас взмахнул ладонями, изображая взрыв.
  - Ну, а если в гипердвигателе...
   Я пятнадцать минут гонял собеседника по знанию поломок и устройству двигателя, черпая знания из голосети с помощью своего наручного планшета. На большинство вопросов парень отвечал без запинки, только дюжина самых каверзных, из редко встречающихся, заставили его призадуматься. При этом я не заметил, чтобы он пользовался какими-либо девайсами.
  - Ты подходишь мне. Давай подтверждающие документы, и после проверки их, я скину тебе рабочий контракт.
  - Держите, господин капитан, - Мигас передал мне пластинку с ноготь мизинца размером и такую тонкую, словно, крыло бабочки. Вложив ту в планшет, я быстро ознакомился с данными. Убедившись, что собеседник ни в чём не соврал, а на всех документах имеются нужные печати и пометки, я передал бланки контракта. Через пять минут мой экипаж стал больше на одного человека.
  - Мигас, сегодня отдыхай, собирай вещи, решай дела, а завтра жду тебя на втором космодроме. Пропуск будет находиться у охраны.
  - И куда летим?
  - Пока никуда, - чуть скривился я. - Корабль только приобрёл и там куча неотложных дел. Гипердвижок только послезавтра доставят и начнут устанавливать.
   Когда Мигас покинул кафе, я посмотрел на Шейну, так и не открывшую рот за всё время разговора, и спросил.
  - А ты что молчишь? Как тебе наш механик?
  - Не особо, пожала плечами девушка.
  - Как так? - удивился я. - Да он с тебя глаз не сводил, комплиментами засыпал.
  - Тут, конечно, он хорош. Красивый, языкастый, милый, - произнесла Шейна, и на её щечках опять заиграл румянец. - Вот только мы берём механика, а по мне лучше горбатый урод страдающий косоглазием и заиканием, лишь бы с кораблём у нас проблем не было. Кстати, почему ты только по двигателю спрашивал? Ему же отвечать за все узлы.
  - Двигатель важнее всего. И он на всё ответил, как по учебнику.
  - Вот это меня и волнует. Да и третья классность у него всего, самая низкая.
  - Брось, Шейна. Думаешь, что он шпаргалками пользовался? Мы же смотрели за ним, рядом сидели. По поводу классности скажу вот что, ну кто к нам на шахтёрское судно пойдёт за такую зарплату?
   В ответ она только пожала плечами.
   На следующий день Шейна подняла вопрос названия корабля. Простое цифровое обозначение её не устраивало.
  - Светлячок?
  - Вик, это обозначение класса, но не имя судна, - отвергла моё предложение Шейна.
  - Победа? - озвучил новое название. Мимоходом всплыли в памяти слова старой песенки из мультфильма: как вы яхту назовёте, так она и поплывёт!
  - Победа чего??
  - Просто - Победа, - развёл я руками. Тему имени для корабля Шейна рано не вовремя подняла, у меня в голове роились сотни мыслей. Но ни одна и близко не касалась подобного вопроса.
  - Я хочу, чтобы корабль носил имя... имя - Скайла, - отведя взгляд в сторону, негромко произнесла девушка.
  - Нас могут связать с долиной по такому названию. Не думаю, что разведка федератов смирилась с таким разгромом, который мы там устроили, - отрицательно покачал я головою.
  - А тебе не наплевать на это?
   Я молча пожал плечами. Честно признаться, о происшествии десятилетней давности я и думать забыл. Но не девушка. Для неё наш поступок, который субъективно произошёл несколько месяцев назад, оказался тяжёлым. Быть может, так она хотела заглушить неприятное чувство, то самое, из-за которого чувствовала себя дезертиром.
  - Так ты согласен с названием или нет?
  - Согласен.
   Шейна ушла в администрацию космопорта, чтобы завизировать название судна, а я направился на корабль.
   Несколько дней прошли в суете и грязи - чистили судно, меняли старые узлы и агрегаты, тестировали и проверяли их работоспособность. Пришлось сильно потратиться на дроидов уборщиков, потому как вручную привести в порядок такой большой корабль не представлялось возможным. Мигас крутился в реакторных отсеках, возясь с двигателем и принимая сообщения от ремдроидов, разбежавшихся по судну. Кстати, обещанных продавцом ремонтников оказалось очень мало, их хватило только на гипердрайв и главный реактор, обслуживание, то есть. Чтобы следить за множеством остальных узлов и агрегатов 'Скайлы' мне вновь пришлось распотрошить свою кубышку.
   Деньги таяли со скоростью горки снега на асфальте в жаркий июльский денёк. Срочно нужна была работа, но вот подходящих заказов не имелось: или предлагали жалкие гроши, или нужно было нестись сломя голову на другой конец галактики в умопомрачительную глушь, где взять новый заказ и отбить хотя бы топливо на обратную дорогу до цивилизации (пусть и не самой цивилизованной, такой, как во Фронтире).
   Писк пришедшего сообщения с пометкой 'особое внимание' разогнал послеобеденную дрёму. Кто-то хотел со мною встретиться и предложить работу. Прочитав несколько строчек, я скрестил пальцы на удачу - только бы не очередная поездка к чёрту на кулички за грошовую плату, и отправил ответ с согласием.
   Через полтора часа я встретился с заказчиком в личном кафе на берегу небольшого искусственного озера под сенью высоких деревьев с зонтичной кроной и оранжевой листвой.
  - Добрый день, господин Шуйский.
  - Добрый день, господин Тирионе.
   Собеседник был очень высоким мужчиной с широкими плечами и небольшим брюшком. На европейском лице забавно смотрелись крысиные хвостики азиатских усиков и бородки. Очень длинных, кстати, сантиметров по двадцать, никак не меньше.
  - Обращайтесь ко мне Диосени, господин Шуйский, - с улыбкой предложил он.
  - Тогда прошу звать меня Виктором и можно на ты, если это вас не покоробит.
  - Нисколько, Виктор.
  - Я не любитель экивоков и расшаркиваний, Диосени, поэтому давай сразу перейдём к делу. Что за работа меня ждёт?
  - На планету Ларк-один нужно доставить погребальные капсулы. Всего одиннадцать единиц.
  - Погребальные капсулы? - вопросительно приподнял я одну бровь.
  - Гробы, если так понятнее. С телами умерших. Я душеприказчик одного из местных кланов, умершие - выходцы из системы Ларк, по завещанию они хотят, чтобы похоронили на родной планете.
  - Гробы, хм.
  - Сумма очень хорошая, Виктор, - принялся уговаривать меня собеседник. - Вы за несколько дней доберетесь до системы, сдадите груз и там же сможете найти ещё один фрахт.
  - Сколько?
   Вместо слов Диосени провёл пальцем над своим запястьем (догадываюсь, что там у него висит голоэкран от наручного коммуникатора, а изображение доступно только обладателю контактных линз, работающих в паре с аппаратом, для прочих оно невидимо) и миг спустя на мой прибор пришло короткое сообщение, состоящее из одних цифр.
  - Ого! - не смог сдержать я удивление. - Весьма заманчиво. За такую плату половина местных извозчиков должно передраться. Почему мой корабль выбрали?
   Мою недоговоренность собеседник понял сразу же.
  - Что ты. Виктор, что ты, никакой подставы, никаких грязных игр! - эмоционально воскликнул он. - Всё дело в суевериях прочих капитанов: никто не хочет везти покойников, по их верованиям это принесёт большую неудачу. Как ты к этому относишься, вот забыл спросить?
  - Никак, - пожал я плечами и в духе Джона Сильвера добавил. - Мёртвые не кусаются. В принципе, я согласен, но хочу проверки гробов. Ну, мало ли что.
  - Согласен, - кивнул Диосени. - Только нужно вылететь как можно быстрее. И так с этими суеверными глупцами почти все сроки вышли.
   На следующий день одиннадцать ящиков размером с небольшой диван были погружены в трюм моего корабля. Вместе со всеми необходимыми документами имелись экспертизы двух независимых агентств, которые утверждали, что в погребальных капсулах, а так же в мёртвых телах нет ничего лишнего, запрещённого или просто полулегального.
  - Это не к добру, господин капитан, - испуганно произнёс Мигас. - Нельзя брать на корабль мертвецов.
   Потом что-то забормотал себе под нос и несколько раз кончиками пальцев провёл у себя под глазами - аналог христианского крестного знамения.
  - Решение принял я, Мигас, так что, пусть призраки меня и мучают, - попытался я успокоить механика, но не преуспел в этом. Парень вновь начал 'креститься', а потом чуть ли не бегом скрылся в своей каюте.
  - Командир, так мы последнего механика потеряем, - сказала Шейна.
  - Нового найдём. В системе Ларк три обжитых планеты и два больших дока по ремонту космических судов - планетный и на орбите. Думаю, там безработные механики найдутся.
   Девушка хмыкнула, но критиковать мои действия не стала, вместо этого села в кресло старпома и привела в действие страховочную систему. Следом те же действия произвёл и я.
  - Поехали! - почти прокричал я, не сумев справиться с восторгом. Ведь я сейчас управлял космическим кораблём!
   Я! Управлял! Космическим! Кораблём!!!
   Кто из моих ровесников мог подобным похвастаться? Пусть и оказался я неведомо где по неизвестно чьей прихоти, но вот это ощущение, чувство - идя за штурвалом звездолёта, я простил и смирился. Только если представить, что я напишу эти строчки, и кто-то из землян двадцать первого века прочитает их - это же восторг! Менеджер торгцентра, инженер завода, водитель фуры, таксист, полицейский - все они страстно захотели бы оказаться на моём месте, сидеть за пультом корабля и подниматься вверх, с планеты, в чёрный космос.
  - Йе-ху!
  Я не успел выйти за пределы влияния притяжения планеты, как появились проблемы. На экране вспыхнуло сразу несколько сигналов тревоги. Стала падать тяга. Тут же загорелся экран, где появилось встревоженное лицо диспетчера космодрома, который отслеживал полёт корабля, пока тот не покинет планету.
  - 'Скайла', что у вас произошло?
  - Что-то с двигателем. Падает тяга и не принимается топливо. Прошу разрешение на посадку, - хмуро сказал я, чувствуя, как кошки скребут по сердцу. Эх, рано я поддался эйфории. Сглазил удачу, чёрт побери.
  - Свободно посадочное место двадцать шесть дробь три Ай на космодроме в Живкучине. Передаю ваше судно диспетчеру этого космодрома.
   Как только экран погас, я сильно, так что отбил кулак, ударил по пульту, вызывая по громкой связи механика:
  - Мигас, срочно в реакторный и доложить характер поломки! И бегом - одна нога там, другая здесь!
   Отключился и в сердцах сказал:
  - Вот же мерзавец! Мертвецы ему, видите ли, не нравятся.
  - Ты зря думаешь, что к поломке он приложил руку. Мигас просидел в каюте с того самого момента, как узнал о гробах, - покачала головою Шейна, догадавшись о причинах вспышки моей злости.
  - Даже если так, то за двигатель отвечает именно он. Вот пусть и устраняет её.
   Свалившись на космодром, мы на полчаса стали пристальным объектом служб обеспечения. Только убедившись, что взрываться 'Скайла' не собирается, спецтехника и пожарные дроиды укатили обратно в свои боксы.
  - Господин капитан, тут нужна большая диагностика. Я не могу понять в чём причина. Всё работает исправно, но стоит запустить тестирование и модуляцию взлёта, как идёт поток ошибок и отказ двигателя. Включается аварийный режим и сыплются сообщения в диспетчерскую, - растеряно говорил Мигас, - и я не знаю в чём дело.
   Вся наша небольшая команда собралась в реакторной, где с двигателем колдовали дроиды. На технический планшет нашего механика потоком приходились строчки слов и столбики цифр. Мне показалось, что эти данные для красавчика были лишь чуть менее дремучим лесом, чем для меня и Шейны.
  - Двигатель старый, во многих блоках стоит прошивка на годность. Наверное, в одном из них она вышла, вот и сбой идёт, - развёл руками парень. - Найти его я не могу, тут не для механика работа, а для мастерской бригады в доке.
  - Б***ь, - выругался я на русском. - Ладно, Шейна, мы с тобою в город. Мигас, тебе искать заглючивший блок, ясно? Не найдёшь, то... лучше тебе не знать, что с тобою сделаю.
  - Позвольте, капитан, согласно сорок первому пункту в пятой части, вы не може...
  - Да мне плевать, - оборвал я его, после чего развернулся на пятках и скомандовал. - Шейна, пошли.
   В городе мы обратились в три ремонтных агентства и везде нам заломили астрономическую сумму за диагностику и ремонт двигателя 'Скайлы'. От сорока до пятидесяти тысяч кредитов. Учитывая, сколько у меня осталось средств, мне проще самому изучить устройство МЗ 409 и вручную его перебрать.
   Пробегали четыре часа, наскоро перекусили в недорогом кафе и вернулись на корабль.
  - Мигас? - я прямиком направился в реакторный отсек, собираясь поинтересоваться ходом работ. - Мигас, узнал, что именно барахлит?
   Я толкнул люк от себя, шагнул внутрь и замер, пораженных открывшейся картиной.
   Не ожидавший моего появления механик побледнел, потом покраснел, глаза испуганно забегали, а сам он превратился в соляного истукана.
  - Ой, - пискнула совсем молоденькая девчонка, и ужом выскользнула из-под застывшего механика. Мелькнуло обнажённое спортивное женское или, скорее, девичье тело, покрытое совсем лёгким загаром. Оделась незнакомка, пожалуй, быстрее, чем солдат по команде старшины, чиркнувшего спичкой.
  - Твою душу... Мигас! - выругался я в очередной раз. - Это что за бл***во? Я тебя зачем тут оставил?
  - Капитан, капитан, - залопотал механик и только сейчас смог отойти от столбняка, - без большого стенда или диагностического дроида шестого или, хотя бы, пятого ранга я ничего не смогу сделать. Да тут и механик первого класса не справится, капитан.
   Из-за опоры двигателя показалась взлохмаченная головка девчонки и левое плечо, на котором виднелась лямка технического комбинезона.
  - Да зачем вам такой дроид или стенд? Там всего лишь сурдольный узел барахлит, - заявила она.
  - Что-что? - тут же заинтересовался я.
  - Сурдольный узел отказал. Или топливо плохое, или не откалиброваны энергошины, вот и отказ произошёл.
   Девушка, расправляя складки на комбинезоне одной ладонью, вышла к нам, во второй руке она держала горку одежды, хм, нижнее бельё.
  - Откуда знаешь?
  - Да это же четыреста девятый! Он самый распространенный двигатель на старых гражданских грузовиках. Я с дядей столько перебрала таких в нашей мастерской. Ваш светлячок из первой серии, когда военные суда не боевого назначения комплектовали этими движками. Потом разработали другой, специально для таких, как ваш корабль - ка-тэ пятьсот семьдесят один.
  - Дорого ремонт обойдётся? - спросил я и напрягся, страшась услышать кругленькую сумму.
  - Да зачем его ремонтировать? - искренне удивилась девчонка. - Можно просто снять этот блок и всё. От него только вред один. Там работы на несколько минут. Я могу прямо сейчас это сделать.
  - А ну-ка, ну-ка, - подбодрил я незнакомку, - покажи мне этот узел обсерпродольный.
  - Сердольный узел, - поправила меня собеседница. - Я сейчас.
   Девушка вновь скрылась с глаз, что-то зашипело негромко, скрипнуло, стукнуло. Пару раз девчонка шикнула на ремонтных дроидов, которые посчитали её вмешательство за поломку и попытались исправить - закрыть, завинтить и так далее.
  - Да уйдите вы, чушки железные, - пропыхтела, словно, тащила что-то тяжелое, девушка. - Уф, вот и он.
   Через пять минут к моим ногам был уложен тот самый 'диверсант' - какая-то скрученная в пружину, сложенная в гармошку, раскрытая, как книга (ну, не могу я описать нормально эту хрень космическую) увесистая ерундовина, размером со школьный дипломат.
  - Теперь двигатель будет работать нормально? - уточнил я. - Вот без этой штуки?
  - Ещё лучше, господин. Ну, там ещё калибровку желательно провести у некоторых узлов, заменить фильтры топливные, трубки все для луч-фалор и... так, по мелочи останется.
  - Так, - скрипнул я зубами и всем телом повернулся в сторону Мигаса. - Так.
   Тот, несмотря на свои более крупные габариты, сжался, предчувствуя взбучку.
  - капитан, я сейчас всё объясню... там дроиды неисправные, они диагностику провели неправильно, - принялся тот оправдываться.
  - Дроиды? Девчонка всё определила на глаз и решила проблему, а у тебя 'дроиды виноваты'?!
  - Ещё неизвестно, не сломала ли она его! - перешёл в нападение Мигас.
   - Да ничего я там не сломала, - обидчиво воскликнула незнакомка. - Там всё сейчас работать будет.
  - Ну, смотри тогда. Бери планшет и начинай тестирование, - приказал я парню. Тот сутулясь и стараясь не встречаться со мною взглядом, принялся за работу. Когда вся таблица оказалась заполнена зелёными отметками, сообщающими, что двигатель функционирует исправно, я не удержался и засадил механику в ухо. Тот, даром, что на полголовы выше меня и килограмм на десять тяжелее, улетел, словно, пушинка.
  - Как зовут тебя, красавица? - обратился я к девчонке.
  - Кайла... Кайла Ли Фрея. Я на механика совсем не училась, но всё могу. Дядя говорит, что у меня талант, что, такие как я, раз в сто лет рождаются.
  - Хочешь оказаться в космосе, полетать на корабле, увидеть другие планеты? - спросил я.
  - Я?
  - Да. Хочу предложить тебе должность механика и оклад... неплохой оклад, кхм.
  - Но это я же механик! - завопил Мигас, сидя на полу и мотая головою, как собака, которой в ухо забралось насекомое.
  - Ты уволен по отрицательным мотивам, - отрезал я. - Кайла, твое слово? Какое решение приняла? Или в мастерской у дяди лучше?
  - Ой, да какой там, - отмахнулась она. - Уже полгода он мне не платит почти. Заказы агенства перехватывают, у них там первоклассное оборудование и дроиды, не то, что у нас. Я согласна, в общем, господин.
  - Капитан или Вик. Ты принята в экипаж, контракт сейчас будет.
   Через два часа я был готов вновь взлететь с планеты. На улице стояла ночь, но на старт это никак не влияло.
  - Так, девочки, на минуту от камер отвернулись. Это приказ, - скомандовал я и, отстегнув крепления в пилотском кресле, выбрался из него. Через несколько минут я стоял возле правой задней опоры судна. Чуть-чуть стеснялся, когда расстегивал ширинку и делал... делал мокрое дело, кхе. Потом острием ножа как смог нацарапал на металле обшивке, куда дотянулся, свою подпись.
  - Ну, - я поднял руку и резко её опустил её на пульт. - ПОЕХАЛИ!
  
   THE END
Оценка: 8.56*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) Е.Шторм "Жена Ночного Короля"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"