Мисаилов Айвэн: другие произведения.

Зеркальное отражение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Отрывок из романа "Клиника Ивана Мисаилова". Мистификации вокруг нас. Надо только внимательно смотреть. А иногда можно так попасть под их влияние, что выбраться будет сложно. Почти невозможно...

   Зеркальное отражение
  
   Антон вяло откинулся на спинку стула и взял со стола последнюю марку. На ней были изображены советские космонавты Ковалёнок и Савиных и стояла надпись: "За 75 суток полёта космонавты В. В. Ковалёнок и В. П. Савиных провели на станции "Салют-6" комплекс научных исследований и экспериментов, а также совместные работы с экипа-жами СССР – МНР и СССР – СРР по программе "Интеркосмос". Лица космонавтов были по-геройски сосредоточены, а взгляд устремлён куда-то вдаль, очевидно, в светлое бу-дущее.
   Антон аккуратно взял марку двумя пальцами за уголок и сладострастно лизнул тыльную сторону. Затем лизнул её ещё два раза.
   Он никогда не глотал марки целиком.
   После он закурил и, запрокинув голову, выпустил несколько колечек дыма в пото-лок. К нему начало возвращаться хорошее настроение. Пустые треволнения ушли, отсту-пили, сознание плавно перемещалось от мысли к мысли и Антон наслаждался душевным умиротворением. За окном лил нудный осенний дождь, но Антона это абсолютно не тро-гало. Постепенно он переносился во внепространственное и вневременное измерение.
   "Прекрасно,-подумал он,-всё прекрасно".
   Дым медленно поднимался к потолку, образовав около люстры туманный ореол.
   Антон лениво скользил взглядом по комнате, ни на чём не фиксируя свой взгляд. Так продолжалось довольно долго, но вдруг красная роза на шторе странно преломилась в расслабленном мозгу Антона, вызвала в нём вихрь ассоциаций, бурю образов, ураган воспоминаний, который захватил Антона, унося его в глубины прошлого.
   И тут же всплыли в памяти красный галстук, белая рубашка с эмблемой костра на рукаве, отутюженные до лезвийной остроты стрелок брюки, серьёзные одноклассники ря-дом и голос пионервожатой, гулко отзывающийся в огромном зале музея В. И. Ленина:
   "Я..."
   "Я",-повторили следом ребята и каждый назвал свои фамилию, имя и отчество.
   "...вступая в ряды Всесоюзной пионерской организации имени Владимира Ильича Ленина..."-продолжала пионервожатая.
   Толстый как пончик Грицко, стоящий рядом с Антоном, от волнения произнёс сле-дующее:
   "...вступая в ряды Всесоюзной пионерской организации имени Владимира Ильича Сталина..."
   Антон покосился на него. Грицко мгновенно побелел. А ведь все учили эту клятву наизусть!
   "...перед лицом своих товарищей торжественно обещаю..."
   На этот раз Грицко повторил правильно, но его, извините за выражение, лицо, пе-ред которым тоже предполагалось обещать, уже было красным словно помидор.
   "...горячо любить свою Родину, жить, учиться и бороться..."
   Теперь по лицу Грицко градом катил пот.
   "...как завещал великий Ленин, как учит Коммунистическая партия..."
   Спокойно смотреть на Грицко было нельзя. Антона внезапно охватил чудовищный приступ смеха, совершенно неуместного здесь, в этом зале, абсолютно несоответствую-щего торжественной обстановке, но который яростно пытался вырваться наружу.
   "...всегда выполнять законы пионеров Советского Союза".
   Антон держался из последних сил, чтобы не расхохотаться.
   "Будь готов!"
   "Всегда готов!"-выдавил из себя Антон, спрятал лицо в ладони и отвернулся. Его тело сотрясалось в конвульсиях минуты три, пока на его плечо не легла рука классной ру-ководительницы.
   "Волков?"-удивлённо спросила она.
   "Да, Марья Семёновна",-тихо сказал Антон, оборачиваясь к ней. Его лицо было за-лито слезами, выделившимися за время истерического смеха. Учительница изумлённо посмотрела на Антона, затем сказала:
   "Ну, ну, что ты расплакался, не надо".
   "Это я так, Марья Семёновна",-ответил Антон. Приступ прошёл и он вытирал слё-зы.
   Классная руководительница погладила Антона по голове.
   "Ты теперь пионер,-сказала она,-всем ребятам пример, предан Родине, партии, коммунизму, готовишься стать комсомольцем, э-э-э... держишь равнение на героев борь-бы и труда, чтишь память павших борцов и готовишься стать защитником Родины, на-стойчив в учении, труде и спорте, честный и верный товарищ, всегда смело стоишь за правду, товарищ и вожак октябрят, друг пионерам и... как его?.. детям трудящихся всех стран. Конечно, понятно, такое событие, но всё же не надо плакать. Хорошо?"
   "Я уже и не плачу",-ответил Антон.
   "Вот и молодец!"
   Окончательно успокоившись, Антон подошёл к Грицко, нервно мнущемуся у бюста вождя.
   "А я слышал, что ты сказал",-злорадно произнёс Антон.
   Грицко позеленел.
   "Сейчас пойду и расскажу всё учительнице",-Антон играл по правилам ябеды Гриц-ко.
   Тот посинел.
   "Пожалуйста, пожалуйста, не говори,-начал умолять он Антона,-я тебя очень про-шу, не говори! Я случайно сказал, случайно, пожалуйста, не выдавай, не говори! Я тебя очень, очень прошу!"
   "Ладно,-сжалился Антон, который вовсе и не собирался ничего никому рассказы-вать,-с тебя рубль. Смотри, чтобы завтра же принёс!"
   Грицко с облегчением кивнул. "Надо было просить трёшку",-подумал Антон, но бы-ло уже поздно.
   "Так, фотографироваться, фотографироваться",-раздались голоса.
   Новоиспечённых пионеров построили вокруг трёх старших товарищей, один их ко-торых держал знамя.
   Вспышка на секунду всех ослепила, а фотоаппарат зафиксировал мгновение. Ан-тон был на переднем плане, с лихо раскинувшимся на груди галстуком.
   С картины на стене ласково улыбался Ильич.
  
   Антон выронил сигарету изо рта и очнулся. Мебель и потолок причудливо враща-лись вокруг. Антон с трудом встал со стула и, шатаясь, поплёлся к дивану.
   -Ведь было, было, было это всё!-внезапно закричал он и рухнул на пол рядом с ди-ваном.-Я помню! Пионерия, песни, марши, соревнования!
   Антон перевернулся на спину и глазами загнанного дикого зверя взглянул на стену. Обхватив голову руками, он завопил во весь голос:
   -А-а-а-а-а-а-а!!! Убью, суки-и-и-и-и! Прочь, прочь от меня!
   Антон вскочил с пола и, по-прежнему сжимая голову, начал метаться по комнате, круша попадающиеся ему на пути предметы. Он сбил торшер, два стула, подставку с цве-точными горшками, скинул со стола вазу, а с тумбочки лампу. врезавшись в шкаф, Антон начал яростно и неутомимо молотить по нему кулаками, приговаривая:
   -Убью, гады! Ненавижу вас! Презираю! Пидоры, суки! Ненавижу! Убью!
   Через три минуты обессилевший Антон последний раз слабо шлёпнул по шкафу ладонью и мягко сполз по его ровной поверхности вниз.
  
   Антон пришёл в себя на следующий день к обеду. Встав с пола, он поморщился от гудения в голове и неприятных ощущений в желудке. Болели кисти рук и левое колено.
   Антон окинул взглядом комнату, оценивая беспорядок. Он поставил на место тор-шер, стулья, цветочные горшки, лампу; разбитую вазу завернул в газету и выбросил в помойное ведро на кухне. Есть не хотелось, Антон попил кипячёной воды, сполоснул ли-цо и вернулся в комнату.
   На столе лежали три вчерашние марки. "Н-да,-подумал Антон,-это уже не то". Он вспомнил марки, которые ему поставлял Эдмунд, пока его не замели. Это было настоя-щее качество и настоящая профессиональная работа, не то, что эта шваль. "Такими сур-рогатами скот травить надо",-Антон снял с книжной полки кляссер, раскрыл и положил в него марки, не заботясь о тематическом распределении их. В кляссере уже собралась приличная коллекция. Антон перевернул несколько страниц и остановил свой взгляд на марке с изображением знаменитого футболиста Уве Зеелера, выпущенной в Манаме. Ан-тон нежно погладил её пальцами. Это была последняя марка от Эдмунда.
   Антон никогда не глотал и не выбрасывал марки.
   Поставив кляссер на место, Антон подошёл к окну и выглянул на улицу. Со вче-рашнего дня ничего не изменилось, всё те же сугробы снега, пасмурное небо и голые ветви деревьев. На растущий под окном клён села ворона.
   -Кар!-сказала она. Антон улыбнулся.
   Переведя свой взгляд внутрь комнаты, он краем глаза поймал в поле зрения розу на шторе и сразу всё вспомнил.
   -Эх!-произнёс Антон и хлопнул в ладоши. Только ностальгии и давних воспомина-ний ему сейчас не хватало.
   Он включил телевизор и сел в кресло. Шла какая-то идиотская передача про учё-ных. Антон тупо уставился в экран. Вскоре ему надоело созерцать нелепое бормотание говорящих голов и он хотел включить другую программу, но тут...
   -А сейчас,-сказал лысый ведущий с бандитским выражением лица,-позвольте представить нашего особого гостя. Это – Ромуальд Зомбиевич Гроб, академик всех воз-можных академий, профессор всех возможных кафедр, доктор всех возможных наук, лау-реат всех возможных премий.
   На экран выплыло круглое очкастое лицо Гроба. Он хитро улыбался.
   -Итак, Ромуальд Зомбиевич,-спросил ведущий,-чем сегодня нас порадуете?
   Гроб кашлянул и сказал:
   -Сегодня у меня очень необычная новость.
   -Какая же?
   -Я изобрёл Гипервит.
   -Как вы сказали? Гипервит?
   -Да, именно так.
   -А что это такое?
   -Это спасение всего человечества. Средство для облегчения жизни.
   -Очень интересно! Прошу вас рассказать поподробнее.
   Камера взяла лицо Гроба крупным планом.
   -Люди ставят перед собой задачи,-начал вещать Гроб,-и выполняют их. Иначе быть не может. Наука бесконечно движется вперёд. Всё развивается. Всё совершенствуется. И я однажды подумал: люди травят себя наркотиками, алкоголем, табаком, тянут внутрь себя всякую гадость, пытаясь расслабиться, испытать новые, неизведанные ощущения, да мало ли что. За всё это неминуемо наступает расплата. Человек платит своим здо-ровьем. Я посчитал это крайне несправедливым. Почему?-думал я. Почему он должен что-то отдавать за своё хорошее настроение, за свою радость, свои эмоции и прочее. Нет! Он не должен! И я взялся за дело. Я сразу сформулировал цель: создать вещество, которое вызывало бы у человека эйфорический эффект, было дешёвым, не вызывало привыкания и абстинентного синдрома, не разрушало бы человеческий организм изнутри. Сложно? Разумеется! Но я не отчаивался, не сдавался. И в итоге я победил! Я синтези-ровал такое вещество. На его основе разработал Гипервит. Он оказывает такое галлюци-ногенное действие на организм, по сравнению с которым влияние любого известного до-селе наркотика – тьфу! Привыкания нет, ломки нет – рай! Да я сам на него подсел два месяца назад! Ха-ха!
   Гроб рассмеялся, затем высморкался и продолжал:
   -Воспользуясь прямым эфиром, скажу: люди! Принимайте Гипервит. От него жизнь становится ярче! Красивее! Насыщеннее! Богаче!
   Где-то за кадром послышался злой голос: "Ты кого пригласил, придурок!" Режиссёр переключил камеры и теперь на экране было растерянное лицо ведущего и кто-то машу-щий руками у него за спиной. Послышался грохот, крики, звон разбитых предметов и эк-ран потемнел. Через десять секунд на нём появилась лаконичная надпись: "Передача прервана по техническим причинам". Ещё через 10 секунд стали показывать "Лебединое озеро".
   Антон, приоткрыв от удивления рот, сидел неподвижно. То, что он увидел, оказало сильнейшее влияние на его разум и психику. "Вот это да!-думал он.-Такая реклама по те-левизору! Не может быть!" Записав на газете, лежавшей на столе, ФИО выступавшего академика и название чудо-препарата, Антон выключил телевизор и попытался осознать происшедшее. Только что на его глазах состоялась презентация гениальной разработки, могущей принести счастье всему человечеству. Это было нечто. Антон закрыл глаза и пообещал сам себе любым способом достать Гипервит.
   В дверь позвонили. Антон вздрогнул и огляделся. Ничего незаконного у него в дан-ный момент не было. Марки – ерунда. Если даже увидят – всё равно не поймут. Странно, кто бы это мог быть?
   В дверь позвонили повторно. Антон заправил рубашку в тренировочные штаны и не спеша пошёл открывать.
   На пороге стоял важный пожилой человек в чёрном пальто и с алым большевист-ским бантом на груди.
   -Здравствуйте!-сказал пришелец.
   -Здравствуйте,-растерянно ответил Антон.-А вы кто?
   -Я – Великий Партиец,-ответил человек.-Прошу именно так меня и называть: Вели-кий Партиец.
   -Но... что вам от меня нужно?
   -Товарищ Волков,-серьёзно начал Великий партиец,-у меня к вам оч-чень важное дело!
   Понизив голос, он добавил:
   -Я думаю, вы не хотите попасть в лапы правосудия?
   Антон испуганно замотал головой.
   -Тогда прошу впустить меня в ваше жилище. Не бойтесь, хвоста за мной нет.
   Антон отступил в сторону, пропуская в квартиру Великого Партийца. Тот, даже не раздеваясь сразу прошёл в комнату. Закрыв дверь, Антон поспешил за ним.
   -Так,-сказал Великий Партиец, оглядывая антоново обиталище,-значит, здесь про-водим свои дни и ночи. Занятно! Эх, Волков, Волков, узнаю поэтическую натуру.
   -Вы можете объяснить, зачем пришли?-с налётом раздражения в голосе спросил Антон.
   Великий Партиец повернулся к нему, вытащил из кармана очки в старомодной оп-раве и минуту внимательно оглядывал через них Антона. Его взгляд скользил по всей ан-тоновой фигуре.
   -Вы же,-тихо проговорил Великий Партиец, снимая очки,-вчера тут вспоминали кое-что.
   Он покрутил поднятым вверх указательным пальцем.
   -А я, знаете ли, человек интуитивно развитый, чувствую, когда другому нужна по-мощь.
   -Мне не нужна ваша помощь, спасибо,-сказал Антон.
   -Да ладно,-прошептал Великий Партиец и таинственно подмигнув, махнул рукой.-Вы вчера вспоминали о славном великом времени.
   -Ну и что? Это не значит, что должны появляться вы. Кстати, а откуда вы знаете, что я вчера делал, о чём думал, как меня зовут?
   -Слушай, Волков,-Великий Партиец подошёл к Антону и фамильярно хлопнул его по плечу,-не задавай лишних вопросов. Я не мог не появиться, так как я в некотором роде плод твоей больной фантазии. Просто на этот раз я принял такой облик. Бывали и другие. Вспомни рептилию полугодовалой давности.
   Антон вздрогнул.
   -Но это же был глюк,-сказал он.-Неужели, вы тоже – глюк?
   Он ткнул пальцем в грудь Великого Партийца. Та была вполне осязаемой.
   Великий Партиец улыбнулся и отошёл от Антона.
   -Не надо так примитивно упрощать, не надо так безапелляционно делить!-важно сказал он.-Глюк – не глюк, это не более, чем ярлыки. Я же говорю – в некотором роде! Не спорь со мной, Волков. Просто поверь, я лучше знаю, что тебе нужно, а что – нет.
   Великий Партиец подошёл к торшеру и взял лежащую на нём газету.
   -Так. Рамуальд Зомбиевич Гроб,-прочитал он.-Гипервит. "Ромуальд" пишется через "о", а не через "а", к слову говоря. Вот, всё правильно.
   Великий Партиец потряс газетой перед носом Антона.
   -Гипервит!-сказал он.-Я по поводу этого к тебе и пришёл!
   -Правда?-обрадовался Антон.
   -Ха, разумеется! Когда я тебя обманывал?
   -Антон сел на диван и закурил. Его руки мелко дрожали.
   -То есть, если я правильно понял, вы дадите мне его попробовать?-спросил он.
   -Ой, Волков! Снова ты слишком просто рассуждаешь. Что значит попробовать? Для того, чтобы совершить великое ТАИНСТВО примкновения этой культуре, надо обладать кое-какими знаниями и соответствовать ряду параметров. необходимо пройти предвари-тельную подготовку, так как невозможно с бухты-барахты оценить весь феноменальный масштаб данного учения. Кастанеда по сравнению с ним – мальчик!
   -Но вы, надеюсь, приобщите меня к нему?-с надеждой в голосе спросил Антон.
   Великий Партиец похлопал себя по бокам, извлёк из правого внутреннего кармана пальто блокнотик, полистал его и ответил:
   -Конечно. Ты в первоочередном списке. Но если действительно желаешь многому научиться, то должен неукоснительно выполнять все мои условия и слушаться меня. Со-гласен на такой вариант?
   -Да!-уверенно ответил Антон.
   -Молодец, Волков. Начнём прямо сейчас.
   Великий Партиец вынул из наружного кармана зеркало и поднёс к лицу Антона.
   -Посмотри на кого ты похож, Волков!-сокрушённо произнёс он.-Рожа опухла, под глазами мешки, что у борова на боках, причёска вообще отсутствует. Что у тебя с голо-вой?
   -Марки люблю лизать,-просто ответил Антон.
   -Оно и видно.
   Антон, глядя в зеркало, потёр правый глаз. Его двойник сделал абсолютно то же самое – потёр правый глаз.
   -Ой!-сказал Антон.-А что это?
   Он прищурил левый глаз. Изображение тоже прищурило левый.
   -Не понял,-удивился Антон.
   -Ничего непонятного,-ответил Великий Партиец,-это всего-навсего антипрелом-ляющее зеркало. Разве дело, когда ты, смотрясь в зеркало, вместо правильного видишь перевёрнутое изображение? Для того, чтобы всё видеть так, как есть на самом деле, для того, чтобы иметь возможность проникнуть в самую суть вещей и существует антипре-ломляющее зеркало. Ладно, налюбовался и хватит.
   Великий Партиец спрятал зеркало в карман.
   -Жениться тебе пора, Волков!-сказал он наставительно.
   -А я вообще-то женат,-ответил Антон.-Только моя благоверная ушла от меня год назад.
   -Ах, да, да, да, припоминаю,-наморщив лоб, согласился Великий Партиец,-кажется, это постарался Иваницкий.
   -Какой Иваницкий?-спросил Антон.
   -Неважно. Волков, не задавай лишних вопросов, речь сейчас идёт совершенно не об этом. Значит так. Сейчас в ванную, моешься с ног до головы, укладываешь волосы, перекусишь, обязательно перекусишь! – наденешь самую лучшую свою одежду и отпра-вимся.
   -Куда?
   -Волков! Я же тебе только что сказал: не задавай лишних вопросов!
   -Всё, понял,-сказал Антон.-Пошёл делать то, что вы велите.
   -Даю тебе час, Волков!-крикнул ему вслед Великий Партиец.
  
   Через час, Антон в чёрном костюме и Великий Партиец в сером плаще заместо своего пальто, вышли на улицу.
   -Эх, хорош апрельский денёк!-радуясь весеннему солнцу, сказал Великий Партиец.
   Они пошли в сторону парка.
   -Ты, главное, не нервничай и не болтай лишнего,-наставлял Антона его спутник.-Особо задумываться тоже не надо. Все свои действия совершай исключительно на авто-матическом механизме. Подсознание подскажет тебе, что делать.
   Невдалеке показались двое телевизионщиков.
   -О, смотри!-сказал Великий Партиец.-Снимают что-то. Так, так, я догадываюсь что. Хочешь приколоться? Подойдём к ним тихонько.
   Великий Партиец и Антон осторожно приблизились к телевизионщикам. Те, не за-метив их, продолжали разговор.
   -Выберешь самое ценное и будет порядок,-сказал парень с видеокамерой на пле-че.-"Пивных" всех можно оставить.
   -Ладно, пошли дальше, может, ещё повезёт,-ответила девушка с микрофоном в ру-ках.
   -Как бы тебе повезло, моей невесте,-тихо сказал парень.
   -Смотри внимательно,-шепнул на ухо Антону Великий Партиец и вперил свой взгляд в спины телевизионщиков.
   Девушка неожиданно повернулась к растущей рядом молодой берёзке и обрати-лась к ней, словно к человеку:
   -Извините, можно задать вам вопрос?
   Через две секунды она сказала следующее предложение:
   -У вас есть мечта?
   Затем она произнесла ещё несколько фраз, между которыми были различные вре-менные интервалы.
   -А что вы под ней понимаете?
   ...
   -Интересно, почему же глупость?
   ...
   -Ну, а в первом случае, что у вас за мечта?
   ...
   -В том, когда от вас не зависит.
   ...
   -Ого!
   ...
   -Что ж, большое вам спасибо!
   Журналистка отошла от дерева и они с оператором двинулись дальше.
   -Знаешь, что я им внушил?-сказал через минуту Великий Партиец.-Что они видят меня в молодости, то есть человека, который выглядит как я лет в тридцать пять и он распинается перед ними о мечте, цели, о своём понимании этого вопроса, одним словом, трали-вали. Плюс ввернул им такую тему, что якобы моя мечта – это контакт с инопла-нетной цивилизацией. Представь, какие у них будут лица, когда они просмотрят отснятый материал. Общение с берёзкой!
   -Вы ещё и гипнотизировать умеете,-сказал Антон.
   -В определённые дни я способен на очень многое,-ответил Великий Партиец.-Если у меня соответствующий настрой, то мне по плечу любая проблема.
   Летнее солнце жарко припекало и Великий Партиец снял свой плащ и перекинул его через руку. Под плащом обнаружился плотно подогнанный по фигуре френч.
  
   Антон с Великим Партийцем подошли к обычному, ничем не примечательному мно-гоквартирному дому постройки середины 20-го века, поднялись по заплёванной, вонючей лестнице, каждая площадка которой была помечена солевыми отложениями мочеиспус-каний, на четвёртый этаж и остановились перед ДСП-шной дверью, окрашенной в ярко-белый цвет.
   -Ничему не удивляться и не задавать лишних вопросов,-давал последние указания Великий Партиец.
   На его условный ("дзинь-дзинь-дз-з-з-зинь-дз-дзинь!") звонок дверь открыл высокий субъект неопределённого возраста с длинными пепельными волосами.
   -Здравствуй, друг,-сказал он Великому Партийцу, когда последний и Антон зашли в квартиру.
   -Здорово,-ответил Великий Партиец.-Вот привёл интересующегося. Знакомьтесь. Антон, это Великий Умник, Великий Умник, это Антон Волков.
   -Замечательно!-расцвёл в улыбке Великий Умник, выставляя на всеобщее обозре-ние чёрную пустоту на месте отсутствующих зубов.
   Втроём они прошли в одну из двух комнат.
   -Ты посиди пока здесь,-сказал Антону Великий Партиец,-а мы должны посовето-ваться о Программе.
   Двое Великих вышли.
   Антон оглядел комнату. Она, судя по застеленной кровати в углу, служила Велико-му Умнику спальней. Кроме того, в ней было довольно много полок с книгами, стол, а на пуфике у окна гордо восседал большой рыжий желтоглазый кот.
   -Кс-кс-кс-кс-кс!-позвал Антон.
   Кто недобро покосился на него, с утробным ворчанием зевнул и улёгся.
   Подойдя к столу, Антон рассмотрел лежащие на нём книги. Среди них были такие труднопонятные простому смертному экземпляры как "Введение в транс", "Основы пси-ходелии" и "Психоделические тесты". Антон наугад раскрыл последнюю.
   "Тест № 18,-прочитал он.-Являетесь ли Вы жертвой обстоятельств".
   Заинтересованный Антон стал читать дальше.
   "1. Вы – курящий? Да – 1 очко; нет – 3 очка.
   2. Вы – пьющий? Да – 0 очков; нет – 2 очка.
   3. Если Вы приходите в гости и там Вам предлагают встать на голову, то ваша ре-акция:
   а). "пошёл на ..." – 1 очко;
   б). спокойно встаёте – 3 очка;
   в). молча уходите – 5 очков;
   г). отшучиваетесь – 7 очков.
   4. Любите ли Вы смотреть на звёздное небо? Да – 4 очка; нет – 2 очка.
   5. Часто ли Вы забываете дома голову? Да – 0 очков; нет – 6 очков.
   6. Нет ли у Вас желания забить на всё? Есть – 1 очко; нет – 3 очка.
   7. Вы мужчина? Да – 1 очко; нет – 2 очка.
   8. Вы женщина? Да – 0 очков; нет – 1 очко.
   9. Кто-то незнакомый на улице внезапно предложит Вам крупную сумму денег. Вы:
   а). откажетесь – 0 очков;
   б). возьмёте – 2 очка;
   в). заявите в милицию – 6 очков;
   г). молча пройдёте мимо – 4 очка.
   10. Вы обнаружили, что потеряли документы. Ваши дальнейшие действия:
   а). сразу начинаете их искать – 3 очка;
   б). плюёте на такую мелочь – 1 очко;
   в). подаёте заявление о потере – 5 очков.
   11. Любите ли Вы сказки? Да – 4 очка; нет – 0 очков.
   12. Когда Вы больше всего любите спать?
   а). ночью – 1 очко;
   б). утром – 3 очка;
   в). днём – 7 очков;
   г). вечером – 5 очков".
   Антон честно ответил на все вопросы и приступил к расшифровке результатов.
   "Сложите все свои очки и поделите на 2. Если нацело не делится – вам нужно срочно обратиться к психиатру. Если делится – обратитесь к микрокалькулятору".
   У Антона получилось 27 баллов (да, да, в, да, нет, есть, да, нет, б, в, нет, а). Наце-ло на 2 это число не делилось. "Чушь собачья",-подумал Антон и перелистнул несколько страниц. Тест № 23 начинался со слов: "Выпейте пол-литра водки без закуски. Если мир вокруг Вас не изменился, значит, это была не водка. Если изменился настолько, что Вы не в состоянии адекватно реагировать на происходящее, отложите эту книгу до лучших времён. если изменился, но не сильно, приступайте к выполнению нижеследующего".
   Антон закрыл книгу и положил обратно на стол.
   Другая книга, "Введение в транс", представляла собой сборник трудноразборчивого в смысловом плане текста, перемежающегося стихотворными вставками. Стихи были разноплановыми, очевидно, принадлежали они разным авторам, Антон прочитал не-сколько, наиболее ему понравилось следующее:
   В стёклах авто отраженье домов,
   Неба кусок, облаков ватный ком.
   В мерном теченьи моих странных снов
   Я обнаружил судьбы своей том.
  
   И, открывая его не спеша,
   Тихо склоняюсь над первой главой.
   Сердце в волненьи, почти не дыша
   Буду читать я, пленённый собой.
  
   А, дочитав до последней строки,
   Книгу закрою, вздохну и проснусь.
   Время степенным теченьем реки
   Вдаль утекает, его я боюсь.
  
   Как ураган над простором степи
   Я пронесусь по вместилищам душ.
   Долго держали меня на цепи
   В тщетной попытке урвать жирный куш.
  
   Я не поддался. Судьба нелегка,
   Не предоставит она шанс второй.
   В стёклах авто – облака, облака
   За горизонт уплывают гурьбой.
   Третья книга, "Основы психоделии", являлась научным изданием и ничего инте-ресного Антон в ней не отыскал.
   Сложив книги стопкой, Антон со скучающим видом несколько минут послонялся по комнате, пока не появились Великий Партиец и Великий Умник.
   -Так-так,-сказал Великий Умник, подходя к Антону и заглядывая тому в глаза.
  
   Очнулся Антон в кресле пассажирского самолёта. В иллюминаторе виднелись бе-тонные просторы ВПП, а рядом сидела какая-то женщина, положив на плечо Антону го-лову. Антону тихонько застонал. Женщина сильнее прижалась к нему, обвивая своими руками антоново предплечье.
   -Что такое?-спросил Антон, постепенно приходя в сознание и оглядывая окружаю-щее его пространство.
   -Милый, не волнуйся, мы уже скоро взлетаем,-тихо пробормотала сквозь дремоту женщина.
   -Какой я вам милый?!-воскликнул Антон, высвобождая руку и вскакивая со своего места.-Гдя я нахожусь, объясните! Что такое? Где Великий Партиец и Великий Умник?
   -О чём ты говоришь, дорогой?-испуганно спросила женщина.
   Антон, не обращая на неё никакого внимания, продолжал кричать:
   -Где первый пилот? Я требую немедленно выпустить меня отсюда! Что за шутки?!
   Подбежавшая стюардесса попыталась успокоить Антона:
   -Господин Волков, прошу вас, сядьте на место, мы сейчас взлетаем.
   -Нет! Никакого взлёта! Вы с ума сошли! Немедленно вызовите первого пилота, иначе я вам тут всё переломаю!
   -Милый, милый, ты что?-причитала сидящая рядом женщина.
   -А вы вообще молчите!-отмахнулся от неё Антон.-Что вы лезете не в своё дело?
   -Как не в своё? Именно в своё. Ведь я же твоя жена.
   Антон рухнул в кресло.
   -Что?-прошептал он.-Как вы сказали? Жена???
   -Да,-со слезами в голосе ответила женщина.
   -Это полный бред!-с нотками истерического смеха в голосе сказал Антон.-Слава Богу, жену свою я знаю. Что вы несёте всякую околесицу? Молчали бы лучше, когда мол-чите – умнее кажетесь!
   Женщина тихо заплакала.
   Подошёл первый пилот.
   -Командир экипажа Ульянов-Ленинц,-представился он.-Что у вас за проблема?
   -Я требую выпустить меня из самолёта,-жёстко сказал Антон.
   -Это невозможно,-ответил пилот,-люки задраены и трап отошёл.
   -Я не понимаю, как я здесь оказался,-произнёс Антон.-Что за идиотизм? Какой-то самолёт, женщина, которая утверждает, что она моя жена. Где Великий Партиец?
   -К сожалению, я не знаком с этим гражданином,-ответил Ульянов-Ленинц.-Вы гово-рите странные вещи. Полчаса назад вы так рвались на этот рейс, а теперь на попятную идёте, непонятно.
   -Фу ты, чёрт!-Антон ощупал свой лоб. Никакого объяснению происходящему он дать не мог.-Ладно, допустим. Но она не моя жена, уж это я точно заявляю! Проверьте у неё документы!
   Антон указал на плачущую женщину.
   -Документы,-сказал пилот.-Вас обоих.
   Женщина протянула два паспорта.
   -Волков Антон Григорьевич,-прочитал Ульянов-Ленинц.
   -Это я,-сказал Антон,-только мне непонятно, откуда мой паспорт у этой.
   -Но... но ты же сам мне его дал,-сквозь слёзы проговорила женщина.
   -Волкова Юлия Николаевна,-раскрыл другой документ командир экипажа.
   -Да, это я,-ответила женщина.
   -Всё правильно,-сказал Ульянов-Ленинц.-Муж и жена. Вот и штамп в паспорте име-ется, прописка по одному адресу, всё как положено. Убедитесь сами.
   Антон взял паспорта и несколько минут рассматривал их. Один документ был дей-ствительно его, он помнил некоторые особенности своего паспорта, но штамп о женитьбе был не тот. "Господи, да что же это?"-подумал Антон.
   -Садитесь, взлетаем,-весело сказал Ульянов-Ленинц и пошёл к кабине.
  
   После толчка чьей-то невидимой руки, Антон снова впал в сознательное состояние. Он сидел на скамейке перед дворцом спорта, к которому стягивались разноцветные бо-лельщики, распивающие пиво и распевающие песни.
   Рядом находился Великий Умник.
   -Что ж, пора приступать к настоящему делу,-сказал он, протягивая Антону носовой платок.
   -Как это всё понимать?-спросил Антон.
   -Вытри лицо и, главное, нос,-ответил Великий Умник.
   -Я не про то спрашиваю,-зло сказал Волков.-Только что я был в каком-то самолёте. Некая блядь утверждала, что она моя жена. Я ничего не понимал и сейчас не понимаю. Квартира, самолёт, нынешняя ситуация... Что вы со мной делаете?
   -Практически ничего,-спокойно ответил Великий Умник.-Всего лишь микроскопиче-ская проверочка. В первую очередь ты всё делаешь сам.
   -Я с вами на брудершафт не пил!-отрезал Антон.-Почему вы мне "тыкаете"? Ладно этот, с бантом, он старый, но вы... ёпр..
   -Говори и ты мне "ты",-сказал Великий Умник.-Говори, не стесняйся, отбрось не-нужные предрассудки, церемонии и прочее. Кому они сейчас нужны?
   Антон мрачно наблюдал за идущими ко дворцу людьми.
   -И как же мы здесь оказались?-спросил он.
   -Антоша, не задавай лишних вопросов,-ласково ответил Великий Умник.-Тебя же, тем более, предупреждали об этом. Вытри лицо.
   Антон кое-как проделал это.
   -Ладушки,-Великий Умник взял из рук Антона платок и поджёг его вытащенной из кармана зажигалкой. платок вспыхнул синим пламенем. Великий Умник отбросил обуг-лившийся клочок, спрятал зажигалку и встал на ноги. Взглянув на Антона, он дал понять, чтобы тот сделал то же самое. Антон поднялся со скамейки вслед за Великим Умником.
   -Начнём,-сказал Великий Умник.-Сейчас я хочу кое-что тебе рассказать, кое-что по-казать, поговорить о мире, о жизни, о людях. Без этого ничего не выйдет.
   -Смотри!-Великий Умник кивнул головой в неопределённую сторону,-Вокруг нас люди. Куда-то идут, о чём-то думают, все заняты своими мыслями, преследуют личные цели. Кто они? Что из себя представляют? Со стороны догадаться чрезвычайно сложно. А хотелось бы. Вот, например, навстречу идёт некто с опухшим лицом. Это дополнитель-ная информация.
   Великий Умник подошёл к бомжу и спросил его:
   -Пить будешь?
   Бомж удивлённо выпучил глаза.
   -Я угощаю,-добавил Великий Умник.
   Непонятно откуда, в его руке взялась литровая бутылка "Абсолюта".
   -На, выпей за моё здоровье,-сказал он и пошёл дальше.
   -Видишь ли,-продолжил прерванный разговор с Антоном Великий Умник,-этот че-ловек хотел купить себе какую-то дешёвую гадость в ларьке. Он отравился бы и умер. А я его спас.
   -Надолго?-ответил заинтересовавшийся Антон.-Он купит эту отраву в следующий раз.
   -Нет,-возразил Великий Умник,-в следующий раз он купит нечто иное. Я понимаю, ты хочешь сказать, что смерть неизбежна, но этому алкашу осталось жить ещё шесть с половиной лет. А умрёт он от переохлаждения организма. Критический момент сего-дняшнего дня благополучно им пройден, с моей помощью. Пусть пока повеселится. Су-ществуют и обратные ситуации, когда люди минуют своё счастье, по собственной или нет, вине. Чрезвычайно обидно! Я тебе честно скажу, Антон, люди сошли бы с ума, если бы узнали мимо скольких прекрасных возможностей они прошли в течение своей жизни. К счастью, не знают.
   -С вами не соскучишься,-ответил подобревший Антон.-Так что, вы знаете, мимо ка-ких возможностей прошёл я?
   -Конечно,-улыбнулся Великий Умник,-иначе я не был бы тем, кем являюсь сейчас. Только я тебе ничего про это не скажу, можешь не тратить зря силы на уговоры.
   Они проходили мимо кладбища.
   -Наш маршрут тщательно спланирован,-сказал Великий Умник,-сейчас мы должны зайти сюда.
   -Зачем?-насторожился Антон.
   -Не бойся,-ответил Великий Умник,-убивать тебя я не буду.
   Они вошли на территорию кладбища через приоткрытые ворота и двинулись по межмогильному лабиринту вглубь. Великий Умник шёл впереди, продолжая что-то гово-рить.
   -Гротеск, Антоша, понимаешь, гротеск!-важно вещал он.-Оглянись вокруг и ты уви-дишь объекты для обдумывания. Я не имею в виду окружающее нас в данный момент пространство, а говорю вообще... Зеркальное отражение мира – прекрасный поворот со-бытий! Ведь столько всего намешано. Попробуй классифицируй, систематизируй, умрёшь от тяжкого труда! Но если не сдашься, можешь быть вознаграждён. Если правду, да в ли-цо... Спасибо, конечно, не скажут, скорее возненавидят, позавидуют, оплюют и попыта-ются уничтожить. И здесь главное не перестать гнуть свою линию. Если сможешь, в итоге возродишься и поднимешься. Нет – будешь сметён в отстой. Такова наша дикая жизнь.
   Впереди, за деревьями, зажелтело нечто глобальное. Через полминуты Антон с Великим Умником подошли к двенадцатиметровому бронзовому памятнику, стоящему на восьмиметровом мощном гранитном постаменте и изображающего мужчину лет сорока, с короткой стрижкой, в костюме, при галстуке, одну руку заткнувшего за пояс брюк, а дру-гую, сжатую в кулак, выставившего чуть вперёд.
   -Видел ли ты когда-нибудь нечто подобное?-спросил Великий Умник.-По-моему, Церетели отдыхает. Прочти надпись.
   Антон пригляделся к табличке на постаменте. "Оаыеев Иио Ееуич,-значилось на ней.-1962-2000". Чуть ниже на граните была выбита эпитафия: "При жизни ты был очень крут. После смерти ты стал ещё круче".
   -Местный авторитет-отморозок,-сказал Великий Умник.-По проекту правая рука па-мятника должна быть не сжата в кулак, а изображать трёхпальцевую козу, символизируя три нерушимые ценности "новых русских": деньги, власть, крутизну. Но неожиданно взбунтовались родные. Поэтому кисть сделали сжатой в кулак.
   Перед памятником была разбита клумба, а рядом лежала гора свежих цветов.
   -Ежедневно обновляемый букет,-пояснил Великий Умник.-Тридцать восемь штук, согласно возрасту. Так, теперь давай обойдём это произведение и взглянем непосредст-венно на могилу.
   За памятником располагалась выложенная мрамором площадка, метров двадцать на пятнадцать. В середине возвышался четырёхметровый квадратный пантеон. У входа в него стояли два гвардейца российской армии, перед ними горел вечный огонь, а вокруг суетились рабочие, устанавливающие решётку с витиеватым рисунком. На крыше панте-она стояла модель увеличенного во много раз мобильного телефона с крестообразной антенной.
   -Ещё не всё доделано,-сказал Великий Умник.-В итоге мрамором должны выложить всё пространство вокруг памятника, а от входа на кладбище провести прямую каменную дорожку.
   -Там же захоронения,-произнёс Антон.
   -Это никого не волнует,-равнодушно ответил Великий Умник,-мешающие захороне-ния ликвидируют. Ты думаешь здесь,-Великий Умник обвёл рукой вокруг,-было пусто? Пару раз бульдозером прошлись и всё путём!
   -Ну и ну!-сказал шокированный Антон.
   Великий Умник улыбнулся.
   -Не расстраивайся,-проговорил он.-Родственникам пострадавших были выплачены компенсации.
   -Неужели нельзя было найти другого места?-спросил Антон.
   -Нельзя,-отрезал Великий Умник.-Ладно, хватит о грустном. Гляди, на экране стоя-щего на крыше мобильника телефонный номер. Аппарат с таким номером положен в гроб. Он работает на сверхнавороченных атомных батарейках, заряда которых должно хватить на восемьдесят лет при средней частоте использования. Теперь, если набрать на любом другом телефоне этот номер...
   Великий Умник вытащил из кармана телефончик и начал нажимать клавиши.
   -Если набрать номер,-продолжил он,-то рядом с покойным раздастся сигнал вызо-ва.
   Он приложил трубку к антонову уху. Тот услышал длинные гудки.
   -В гробу он это слышит,-сказал Великий Умник и дал отбой.
   -Откуда ты всё знаешь?-спросил Антон.
   -Что?
   -Все эти подробности.
   -Я многое знаю,-спокойно ответил Великий Умник.-У меня такое призвание. Я на-деюсь, ты не чувствуешь себя ущербным рядом со мной.
   -Да нет,-сказал Антон,-наоборот, мне интересно.
   -Прекрасно. Тогда скажи, как ты относишься к этой показухе?
   Антон задумался.
   -Ты имеешь в виду этот памятник, подобие мавзолея, мраморную площадку и про-чее?-спросил он.
   -Да, да, именно.
   -На мой взгляд – перебор. Разве можно ради всего этого сравнивать с землёй чу-жие могилы? Даже из смерти хотят сделать шоу!
   -Но если есть деньги, хочется их на что-нибудь потратить. Оаыеев сам завещал после своей смерти устроить то, что мы здесь наблюдаем. Кстати, под пантеоном есть наглухо замурованное подземелье, где сейчас находится восьмисотый "Мерседес" с му-мифицированным трупом шофёра за рулём, специально умерщвлённого для такого слу-чая. А на заднем сиденье мумия телохранителя в полном обмундировании.
   -Восьмисотый "Мерседес"?-переспросил Антон.-А такой разве есть?
   -Чего не сделают по спецзаказу,-ответил Великий Умник.-Да, забыл сказать. В гроб также положен небольшой цифровой проигрыватель на тех же атомных батарейках, ко-торый бесконечно исполняет обожаемый покойным русский шансон. Естественно, при-глушённо. А по рации у изголовья ежедневно сообщаются криминальные новости, курс валют, состояние рынка, то есть местного районного базара, за который Оаыеев отвечал, а вдобавок новости спорта и погода. Вот и представь: круглые сутки музыка, рация буб-нит, телефон пиликает, какое тут спокойствие! Видишь, какой занятой человек. Даже по-сле смерти без отдыха.
   -Ну и бредятина это всё, скажу по правде. По крайней мере, я её так воспринимаю. Извращение. Зачем это всё надо?
   -Ты слова, выбитые на гранитном постаменте прочитал?-наставительно спросил Великий Умник.
   -Прочитал.
   -Так что тогда удивляешься? Всё согласно написанному.
   Минуту Великий Умник и Антон постояли молча, глядя на неприступные лица кара-ульных.
   -Пост номер ноль,-прошептал Антон.
   -Ладно, пошли отсюда,-сказал Великий Умник.-Больше ничего интересного здесь нет.
   Они вышли с кладбища. Великий Умник снова начал многозначительно вещать:
   -Я тоже, Антон, раньше был таким как ты, удивлялся, изумлялся, возмущался, а потом стал толстокожим и отгородил своё сердце от подобных треволнений. Но это не значит, что я сдался, о нет! Теперь я просто фиксирую происходящее и определённым образом перерабатываю в своём мозгу. Выхватываю из контекста жизни мизансцены и развиваю их. Жизнь отучила меня плакать и смеяться, но она дала мне взамен способ-ность цинично усмехаться. А вообще, что такое цинизм? Лишь способность не терять присутствие духа в ситуациях, когда всё против тебя.
   Навстречу Антону и Великому Умнику попалась группа парней и девушек.
   -Видел?-продолжал Великий Умник.-Молодёжь. Её во многом обвиняют сейчас. Мол, и цинична она, и бездуховна, и идеалов не имеет, и вообще чёрт знает что. А я ска-жу: господа, не так всё плохо, как хотите вы представить. Какие бы они ни были – это на-ше будущее. Ведь мы с тобой тоже не столь стары.
   Великий Умник похлопал Антона по плечу.
   -А раз так, то и мы с тобой будущее. Молодёжь тоже разная бывает. Нынешние двадцатилетние - двадцатитрёхлетние, рождённые в одном государстве, начинавшие в нём жизнь, а сейчас оказавшиеся в другом, достойны лучшего к себе отношения.
   -Хоть мне уже и не двадцать, то же самое я могу сказать и про себя,-вставил Ан-тон.
   -Согласен. Но есть нюанс. Мы с тобой всё же воспитанники старого советского об-щества, они же одной ногой в СССР, а второй в России по своей психологии, по воспри-ятию действительности. Отсюда и сложности. Некоторые взяли от двух общественных строёв лучшее, произвели сложный синтез и выглядят чрезвычайно достойно. Другие же, в силу некоторых причин, наоборот, вобрали в себя всё худшее от двух систем. Но их нельзя обвинять. Делать это всё равно, что признавать ошибочность пути.
   -Какого пути?-спросил Антон.
   -Великого! Того, который приведёт человечество к всемирному счастью.
   -Свобода, демократия?-спросил Волков.
   -Нет, о нет! Ни в коем случае. Демократия дана человеку для того, чтобы понять всё её несовершенство и несостоятельность. Всё намного сложнее и путь соответственно сложный, извилистый, ухабистый, но вполне проходимый. Вон, погляди!
   Великий Умник указал рукой на дом, стоящий на другой стороне улицы.
   -Что там?-не понял Антон.
   -Там живёт будущий спаситель человечества!-ответил Великий Умник.-Но мы к не-му не будем заходить. Ведь ему лишь два с половиной года.
   Великий Умник прошёл вперёд и остановился перед трёхэтажным жёлтым здани-ем.
   "Избирательный участок № 1000/999",-прочитал Антон надпись на красном транс-паранте над дверью.
   -Выборы для нашей страны в последнее время не просто выборы,-сказал великий Умник.-Они превращаются в бой, в смертельную схватку. Что творилось в этих стенах в своё время!
  
   В восемь часов утра открылись избирательные участки и начался день выборов.
   Их было трое на избирательном участке № 1000/999. Они сразу заприметили друг друга, намётанный глаз выделил коллег из массы остальных людей.
   "Привет",-сказал каждый из них, когда они сошлись для знакомства.
   "Меня зовут Гена, я – наблюдатель от "красных"",-сказал первый.
   "А я – Толя, наблюдатель от "зелёных"",-ответил второй.
   "Ну, а я – Боря, наблюдатель от "голубых"",-молвил третий.
   "Сегодня жаркая схватка ожидается",-сказал Гена и потёр руки.
   "Да это только у вас с дерьмократами",-ответил Толя.
   "Нет, я бы своих тоже не сбрасывал со счетов",-вставил Боря.
   Некоторое время они стояли молча, наблюдая за первыми представителями элек-тората, нервно мнущими в потных ладошках гигантские бумажные простыни.
   "Плохая погода сегодня",-нарушил молчание Толя.
   "А тебе-то какая разница",-парировал Гена.
   "Всё равно не люблю, настроение портится",-резонно отметил Толя.
   Людской поток увеличился.
   "Что ж,-вздохнул Толя,-пора за работу".
   Он вытащил из заднего кармана брюк пачку "зелёных", до последнего штриха соот-ветствуя названию своей партии. Гена с Борей сконфуженно вынули рубли.
   Следующие четыре часа трио усиленно трудилось ни ниве купли-продажи. Победу в этом импровизированном соревновании одержал, разумеется, Толя.
   "У меня 74 купленных голоса",-радостно сообщил он.
   "У меня только 42",-разочарованно сообщил Гена.
   "Наши сегодня что-то не активны,-ответствовал Боря,-я купил только 30".
   "Надо перекусить",-сказал Гена.
   "Разумно",-ответил Толя.
   "Законно!"-воскликнул Боря.
   После еды, в течение трёх часов наблюдатели снова активно работали с избира-телями. В Боре сыграло честолюбие и его было просто не узнать: настолько он был соб-ран и сосредоточен на процессе.
   "65",-только и смог выдохнуть он по окончании гонки, вытирая пот со лба.
   "А у меня лишь 62",-несколько удивлённо сказал Толя.
   "Да, ребята,-отозвался Гена,-что-то для меня здесь не "рыбное" место, я купил все-го 38".
   "Ладно, пойдёмте в буфет, пивка хоть возьмём",-предложил Толя.
   Остальные не возражали.
   Они успели поработать ещё два часа до самого закрытия участков. Толя снова вы-играл тур, купив 18 человек; Гена, купив 15, не смог, однако, выйти на второе место по сумме голосов, так как Боря, купивший всего шестерых, за счёт ударного второго тура стал вице.
   "Э, а сами-то мы не проголосовали!"-вспомнил Боря.
   "Ай-яй-яй,-сказал Толя,-надо сейчас же выполнить свой гражданский долг".
   Толя был местным, поэтому он первым получил бюллетень. Гена с Борей, облада-тели открепительных талонов, чуть подзадержались.
   "Знаете,-сказал Толя подошедшим товарищам,-не хочется мне что-то голосовать за своих. Давайте сделаем друг другу доброе дело".
   "Конечно",-согласился Боря.
   "Нет проблем,-отозвался Гена,-я проголосую за твоих".
   "А я за твоих",-сказал Гене Боря.
   "Ну, а я тогда за твоих",-сказал Толя Боре.
   Довольные, они опустили бюллетени в щель урны.
   Участок закрывался и готовился для подсчёта голосов, но жажда деятельности в душах троицы требовала выхода.
   "Нарушения были?"-спросил председатель.
   "Да, были",-ответил Гена.
   "Да, да, ещё какие!"-поддержали его Толя с Борей.
   "Что вы хотите в качестве компенсации?"-председатель устал и хотел быстрее за-кончить эту тягомотину.
   У Гены загорелись глаза.
   "50 чистых бюллетеней!"-сказал он.
   "Вы уж совсем,-ответил председатель,-десяток дам и больше не просите".
   Гена пытался возражать, но председатель пресёк его поползновения намёком о по-купке голосов.
   "А нам?"-хором спросили Боря и Толя.
   Председатель выдал и им по десять штук.
   "Только смотрите,-строго сказал Гена,-честно считайте!"
   "Не беспокойтесь,-заверил его председатель,-здесь всё будет чётко".
   "Всё равно мы выиграем выборы",-улыбаясь, сказал Гена, когда тройка отдыхала после тяжкого трудового дня, наблюдая как подсчитывают голоса.
   "Наверное",-ответил Боря.
   "Подумаешь",-заметил Толя.
   Гена достал из своей сумки бутылку шампанского и бокалы.
   "Наш лидер,-сказал он,-знает как поддержать моральный дух его бойцов. Давайте тяпнем каждый за своё".
   Друзья с радостью согласились.
   "Всё-таки дерьмократы дураки,-сказал Боря,-надеются на честность. Даже ни одно-го своего прохвоста сюда не прислали".
   "Как были идиотами, так ими и остались",-отрезал Гена.
   "Угу",-промычал Толя, смакуя шампанское.
   "Хорошие выборы получились",-мечтательно произнёс Гена.
   "Всегда бы такие были",-сказал Боря.
   "Угу",-промычал Толя.
  
   Великий Умник закончил свой рассказ и посмотрел на Антона.
   -Вот так, Антоша,-добавил он,-такие нехорошие делишки происходят.
   -Неужели в мире нету справедливости?-спросил Антон.
   -Нету и никогда не было,-вздохнув, сказал Великий Умник.-Она должна появиться в будущем.
   -Я всё-таки не понял, что за путь к счастью, о котором ты упомянул?
   Великий Умник прикрыл глаза.
   -Когда-нибудь ты поймёшь это,-тихо сказал он.-Когда-нибудь. Не сейчас. Потом, после.
   Антон почувствовал, что проваливается в узкую шахту.
  
   Сильно болел затылок. Антон, медленно приходя в сознание, потрогал его и обна-ружил на голове здоровую шишку. "Как же это?"-подумал он, приоткрывая глаза.
   Над ним было ясное небо, на фоне которого виднелись несколько длинных веер-ных листьев. До слуха Антона долетел звук морских волн.
   Антон резко сел. То, то он увидел, поразило его гораздо больше, чем самолёт.
   Антон находился на острове посреди океана. Остров был малюсенький, метров тридцать в длину и двадцать в ширину. Посередине него высилась одинокая финиковая пальма, под которой Антон и сидел. Светило яркое солнце, волны неспешно накатыва-лись на песчаный берег – идиллическая пейзажная картинка!
   Антон понял, что погиб. Он не стал вскакивать на ноги, бегать по островку, кричать "помогите!",-а просто лёг на спину, подложив под голову сцепленные ладони, поморщив-шись от на мгновение резко усилившейся боли на месте шишки.
   "Вот тебе и ввязался в историю!-подумал он.-Господи, да что это со мной? Ведь сейчас я всё прекрасно понимаю, соображаю, а как оказался здесь, не могу представить. А до этого – самолёт. Если бы я знал, чем это для меня обернётся, я бы гнал этого про-клятого Партийца ногами с порога! Ногами!"
   -Ку-ку!-раздался рядом голос.
   Антон быстро повернул голову. Возле него сидел Великий Партиец в шортах и май-ке.
   -Привет!-сказал Великий Партиец.-Здорово мы здесь устроились, не правда ли?
   Антон встал на ноги.
   -Солнце, воздух свежий, тёплое море,-продолжал Великий партиец,-пальма даже есть, сейчас бы ещё сюда пару туземок – вот это жизнь!
   -Слушайте,-медленно проговорил Антон,-как мы здесь оказались?
   -Очень просто,-ответил Великий Партиец,-приплыли на корабле.
   -А когда уплывём обратно?
   -В том то и дело, что теперь уже никогда. Здесь мы и встретим свою смерть. А раз-ве плохо? Радуйся, Волков, не омрачай последних дней своей жизни. Хочешь финик?
   Антон вскочил на ноги, навалился на Великого Партийца и, схватив его за горло, стал душить.
  
   Нет ничего невозможного на свете.
   Антон поднял голову и увидел в нескольких метрах перед собой Эдмунда.
   -Боже мой!-Антон подбежал к нему и они обнялись.
   -Здравствуй, друг!-тихо сказал Эдмунд.
   -Тебя выпустили из тюрьмы?-спросил Антон.
   -Да как сказать... Я просто покинул её.
   -Сбежал?
   -Нет, просто покинул. Пришёл попрощаться с тобой.
   -Ты куда-то уезжаешь?
   -Да, очень далеко.
   -Надолго?
   -Думаю, что навсегда.
   -Навсегда?!
   Антон грустно взглянул на Эдмунда.
   -Навсегда,-повторил тот.
   -Не может быть, не может быть,-сказал Антон.-Они не могли до тебя добраться.
   Эдмунд пожал плечами.
   -И всё-таки смогли,-ответил он.-Видишь, Антон, как всё получилось. Ладно я, но ты, как ты-то мог попасть в их лапы?
   -В чьи?-спросил похолодевший Антон.
   -Сам знаешь. Я же тебя предупреждал: будь осторожнее, внимательнее, следи за происходящим вокруг, а ты так бездарно сдался.
   -Нет, я ещё не сдался,-сказал Антон.
   -Увы, уже всё,-ответил Эдмунд.-Что ж, окончательное решение ты должен принять сам. Понимаешь, сам! Назло всем и вся, наперекор обстоятельствам, невзирая на труд-ности и препятствия, не обращая внимания на сладкие посулы. Сам!
   Эдмунд судорожно сжал зубы и чуть откинул голову.
   -Прощай, друг!-с трудом выговорил он и исчез. За спиной Антона раздался смех. Повернувшись, он увидел приближающихся к не-му со стороны леса Великого Партийца и Великого Умника. В руках они держали тяжёлые цепи.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"