Кипчяков Лев Исмаилович: другие произведения.

Дервиш

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    -Я слышал ты хвалился как то, что, мол, огонь сильнее глины и совратил ты женщину с мужчиной, пора проверить кто сильней? Из вас несчастных или из людей. -Смешно, Сыночек Крмазар, приди скорей ко мне ты в храм, и он явился, мерзок лик. -В уродстве совершенства ты достиг. -Посмейся смертный лучше над собой, ведь ты пришел туда где боль. Ответил разъяренный Кармазар. Затем продолжил. -Ты звал меня? Отец. - Один глупец тебя на бой позвал, но цену так и не назвал. - Я ставлю душу, в замен, прошу я душу той, что так нежна была со мной. - Ну что сынок? цена устроит? - Вполне! Она затраты времени покроет...

   Дервиш
   Когда-то, в давних временах, в безмолвных и сухих песках, была одна страна, с названием гордым Ахара. Правителем страны песков, была Принцесса Аулов, холодная как лед, прекрасная как свет, ей было двадцать восемь лет. Жила она в прекраснейшем дворце, рабы и слуги, все в одном лице, никто не смел, приблизится к великой, ведь обрывала жизни нити, ей с детства зло добром внушили, в ней свет душевный погасили.
   Случилось все в тот самый год, за день, когда луна четвертым месяцем взойдет. Один мудрец пришел в страну, хотел увидеть Ахару. Столь юн, всего лишь двадцать два, но мудрость в нем была объявшая века. Он дервишем пустыни был, с великим именем пророка, Ибрахим. Нет не пророк и не посланник, всего лишь мудрый человек, потупленный в мирских желаньях. Одежда старое рванье, глаза дамасское копье, был смел как лев, и мирный как овечка, хоть и крепки, как руки, так и плечи.
   И вот однажды бросил взгляд он на дворец, и встретился со взглядом той, что приказала сердцу.
  -Стой! Замри, не бейся, не дыши, боли страдай, тоскуй, гори!
  И сердце подчинилось взгляду, и застонало.....
   И каждый день принцесса суд вершила, и всех кто приступал закон, она казнила, но прежде с ними говорила.
  И вот предстал пред ней на суд, тот нищий странник из песков.
  -Что совершил он?
  -Проникнуть во дворец пытался, со стражею как лев сражался, прикинулся он дервишем простым, а сам же злом он оказался.
  -Что скажешь в оправдание себе презренный? Зачем проникнуть во дворец хотел?
  И дервиш отвечал:
  -То мой удел, не соверши я преступление, не смог предстать бы пред тобой, о женщина, царица.
  побагровели стражей лица.
  -Ты слишком глуп, чтоб говорить со мной как равной, пусть выпьет яд, или другой отравы.
  Махнула та рукой.
  -Постой, дай слово мне сказать, всегда сумеешь наказать.
  -Пусть говорит! Не трогайте пока, забавный он, хоть и дурак слегка.
  -Увидел женщину одну, и та проникла в сердце мне, с тех пор я не засну.
  -Каких кровей? Купчиха, нищенка? ну? Поскорей.
  -Нет разницы мне никакой, каких кровей, ведь человек передо мной. Я знаю лишь одно, любовь моя безмерная, мала пред ней даже вселенная. Таков удел мне Бог определил, что бы так женщину любил.
  -Ну, хорошо причем же здесь дворец? Зачем со стражею сражался? И почему здесь оказался?
  - Все очень просто, ты! моя любовь! тебя увидев, вдруг вскипела кровь.
  Тут лица во дворце уже синели, сжимались сабли, руки их кипели. Принцесса же спокойною была, потом смеяться стала, как весна! Была её улыбка.
  а дервиш улыбался ей в ответ...
  -Живу я восемнадцать лет
  Приврала.
  -такого я и не видала, каков наглец еще и улыбается, смотрите, ну что ж казните! Хотя нет, пусть говорит, забавно так, меня он веселит.
  -Так почему, ты улыбнулся? Ведь презирая, насмехаюсь над тобой, о равный мне, приравненный не мной.
  -Насмешка мне твоя понятна, но ты бы знала как приятно, когда любимая тобой девица, так искренне смеётся, веселится.
  -Девица? Вот нахал, казнить его! но сделайте сначала, чтоб страдал.
  -Страдал? Страдаю я, а смерть освободит меня. Боль плоти знал, знал запах смерти, голодным был, ничто на свете, не ранит как любовь. Исход мне ясен был и до тебя, я знал, на что иду, что ждет меня. Поэтому твои насмешки не страшны, перед тобою человек, как ты! А ты лишь женщина, что рождена была, и не всегда была ты холодна, я увидал в твоих глазах, ту что испытывает страх, ту что нежна как облачко весной, что рождена была мужчиной и женой. Сейчас ты возомнила о себе, что нити жизни все в твоих руках, но смерть придет ко всем, все превратимся в прах.
  -Пусть просит он прощения у меня, потом пускай стоит в объятиях огня.
  Тут стража обступила странника песков.
  -Проси прощения презренный, на колени упади. Быстрей умрешь, давай проси!
  -Просить прощения не стану, ведь я не лгал, лишь попрошу за то, что твой покой любимая прервал. Но кто же знал?
  И стражи били юношу в бока, тут поднялась над ним с хлыстом рука, раздался женский голос.
  -Вообще то, Нет! Все вон! Умрет презренный раб потом. Я повторять должна? все вышли вон!
  к нему принцесса подошла.
  -как храбр ты, скажи мне это правда? Что только я твоя отрада?
  Игриво улыбаясь, молвила она.
  -Ты мой дурман, я ж зверь, попавшийся в капкан, что не спасется.
  -Не первый ты, кто в мой капкан попался, ну раз уж здесь, скажи, зачем так рвался? Быть может попросить руки моей? Иль нет?
  -Нет не просить руки пришел, хотел, что бы в кого влюблен узнала, как мое сердце застонало.
  -И всё? Ты был готов на смерть обречь себя, всего лишь, что б узнала я тебя?
  -Нет не меня, а мои чувства.
  -Ну что ж теперь я знаю, ты доволен?
  -Безмерно!
  -Ты мальчишка болен...
  -Да, это так.
  -Какой же ты дурак..
  -Поверь, я мудро поступил, ведь этот миг, что рядом с тобой был, всей жизни равен.
  -Ну, значит, время истекло твое, ей стража взять его! И завтра поутру казнить.
  -Ну наконец, а то сильней я стал любить.
  Сказал он, обжигая её взглядом.
  Схватила стража дервиша и бросила в темницу. Стемнело в Ахаре, не спит не он и не его царица, он думает о ней, она о нем. Томится он любви огнем, её же мучают сомнения.
  Но вот в темницу, среди ночи пришел слуга, и объявил ему.
  -Возрадуйся презренный, царица милость проявила, и пощадить тебя решила, ты только должен отказаться от своей любви, ну а потом во все четыре стороны иди.
  -Ты передай слова мои, любимая! ты песнь моя! душа моя! судьба моя! когда в молитвах к Господу взываю я за тебя прошу и умоляю... Как я могу предать любовь к тебе? Нет смерть куда милее мне.
  Слуга лишь головою повертел и удалился, а дервиш за неё молился.
  Был слышен разговор в ночи:
  -О госпожа моя, презренный отказался.
  -Что он сказал? как оправдался?
  -Не смеет мой язык, такое повторить.
  -Что? Говори глупец! Иначе и тебе не жить.
   Слуга, конечно, подчинился и слово в слово повторил.
  -Так он просил. Вам передать.
  -Так и сказал?
  Задумчиво заулыбалась.
  -Да!
  -Ты свободен.
  Слуга ушел, она одна осталась. И мысленно сама с собою говорила.
   -Нет, даже и не думай пощадить. Он не достоин, больше жить.
  Не прекращая улыбаться.
  -Но как он храбр, как влюблен. Как молод и наивен он.
  -Ну да, наивен...
   -нееет хитер, к тому же слишком уж умен.
  -Нет, все таки влюблен, и искренним мне показался. Но как же мне понять?
  -Умрет докажет.
  -Буду я страдать....
  -Что говорю я? Что за Бред?
  -Похоже я влюбилась как девчонка.
  -Нет!!!!
  -Да!
  -Нет!
  -Да?
  -Да, нет! ведь он же смерд.
  -Но сколько доблести огня, как сильно любит он меня. И всё сильней день ото дня...
  -Но что могу я, как мне быть?
  -Нет! не имею права я любить. Тем более такого.
  -Так глупо, не могу любить, а для чего тогда мне жить?
  -Но ведь взбунтуются рабы, не станет мирной Ахары.
  -А Ахару мой долг оберегать, нет, все, довольно себе лгать.
  -Он будет жить! Иначе не смогу дышать, всю жизнь страдать?
  -Ну нет, помиловать! Вот мой себе ответ. Ну нет, да,. Нет.
  -А в голове какой то бред.
  И наступило утро. Повсюду Ангелы, вещают петухи, и детский смех наполнил все дворы, царица как девчонка солнцу улыбнулась, как будто после стольких лет она проснулась. И не скрывая радости, зовет слугу.
  -Слуга!
  -Мир вам моя царица, приказывай. Слуга, спешит вам подчинится.
  -Мир и тебе! Слуга пусть приведут ко мне в покой, наглейшего из всех.
  Махнула та рукой.
  -Да! И ещё пускай омоют и оденут, ну все иди.
   Слуга все понял и исчез и через миг предстал пред ней наглец.
  
  -о Мир тебе моя царица.
  -Мир и тебе.
  -Зачем я здесь? Ведь должен был я к праотцам уйти.
  -Ещё успеешь, не спеши. Мне стало жаль тебя и я решила пощадить, решила, будешь мне служить.
  -Прости достойная, не стану я служить тебе, ведь разум твой находится во тьме, а я на службе у добра, таков мой выбор, такова моя судьба.
  -Так для чего же ты явился?
  -Надеялся, что свет рассеет мрак.
  -Вот как? Попытка тщетой оказалась, какой была такой я и осталась.
  Он улыбнулся и сказал:
  -Но я то жив, а значит, точно в цель попал.
  -Допустим, но зачем оно тебе?
  -Как не поймешь, люблю тебя.
  Смотрел он на неё исполненный любовью, благородного огня.
  -Какой он чистый.
  Промелькнуло в голове, слова же содержали:
  -Рассказывай пожалуйста не мне, про то что благородство там любовь и честь, на этом свете ещё есть. Поближе подойди.
  Он подошел.
  -Теперь меня к себе прижми.
  И обнял он её.
  -Теперь меня возьми.
  И после этих слов, он оттолкнул её.
  -Как смеешь ты?
  -Как смеешь ты блудница? Как угораздило меня, в бесчестную влюбится.
  И не могла она сказать ни слова, ведь неожидан был упрек. И красный цвет её лица, набухшие от слез глаза, гнев и любовь, растерянность и страх, были видны в её глазах.
  И как девчонка зарыдала, к его лицу спиною встав, руками глазки закрывала, ведь истинна в его словах.
  Он подошел к ней и обнял. Ведь сам, не ожидал, и лишь сказал.
  -Не надо.
  -Но это правда!
  И продолжала на груди его рыдать. А он лишь нежно проводил рукой по волосам и говорил:
  -Тебя не прекращал искать, и за тебя готов я жизнь отдать, и не имею права на честь твою я посягать, я здесь, чтоб помогать, лишь для того чтоб райские врата открылись пред тобой. Я здесь лишь потому, что должен рядом быть с тобой, но я не твой, не быть нам вместе, в этой жизни никогда. Такая наша доля, о нежный ласковый цветок, Любовь моя таков наш рок. Ведь ты царица, а я нищий, ведь ты огонь, а я вода.
  Печально снова повторил:
  -Не быть нам вместе никогда...
   Смотря в глаза друг другу, погибали, а если отводили взгляд страдали. И что творилось в душах их, Господь лишь знал, он отказался от неё, но как себя карал. Но не сдавался, на прелесть этих форм не поддавался, за веру лишь свою цеплялся, и побеждал он страсть свою, смотрел в глаза греху и надсмехался. И знаю точно, что среди мужчин тех лет таково не было и нет.
  -Открою тебе тайну милый мой, ещё когда совсем ребенком я была, ко мне явился Гуль, проклятый Сатана. И мне сказал: "Коль хочешь жить, служить ты мне должна, иначе выпью кровь твою, и загрызу твою семью, мать и отца, придворных и рабов у каждого попью я кровь."
  -И заключили договор, моя душа теперь его, и мне он наказал, чтоб я творила зло, а если доброе свершу, придет ко мне он наяву и заберет мой дух в свою обитель. Я понимаю, он солгал на счет семьи, но договор был заключен, и потерпела я урон...
  -Как его имя?
  -Кармазар Иблиса сын, лишь в этом мне он не солгал.
  -Так значит скоро он придет, ведь пощадила ты меня, тем самым совершив благое.
  -О горе! Но не жалею я любимый мой, впервые чувствую покой.
  -Не бойся, я же дервиш, и Бог открыл мне много тайн, я в этом мире для того, что бы сражаться с духами в ком зло. Поэтому поверь мне, нежная моя, не дам в обиду я тебя.
  -Мой юный храбрый мальчик обещай, что не пойдешь за мной в запретный край.
  -Мужчина я, и за свою любовь, готов я умереть и потерять всю кровь. Такого обещать я не могу, пойми, ведь я тебя люблю!
  Он вышел из покоев Аулов, и в нем ещё сильней кипела кровь.
  
  И снова ночь, за тучами луна, в мрак погружается страна, промчалась тень в дворцовых залах, и сквозняком проникла к Аулов в покой и ей сказала:
  -Нарушила ты договор принцесса, теперь твоя душа моя.
  -Душа быть может, но сердце ты не потревожишь, оно было даровано другому.
  -Зачем мне сердце? Оно ведь, жалкой истинны сосуд, душа для демона, есть лучшее из блюд.
  Настало утро, тело без души, лежит, покоится в тиши. Застали слуги полумертвую принцессу, восклицая:
  -О горе нам! Уходит королева к праотцам.
  Нашли записку подле ложа, и в нем указ для поданных её.
  -Вы Ибрахима слушайте и почитайте, что скажет он, вы выполняйте, на этом всё.
  И сообщили Ибрахиму, что жизнь его почти мертва.
  -Приказывай достопочтенный, то воля королевы Ахары.
  -Коня и меч! Нет места во вселенной, где б я не смог найти её души.
  -С тобой пошлем мы лучших воинов.
  -Не надо, им не по плечу, сражение будет против Джинов, лишь дервиш знает, что к чему. А вы пока над ней с молитвой, поставьте праведных людей, пусть день и ночь они читают, 17 ,с завтрашнего, дней.
   Ворота города открылись, конь на дыбах, и вихри пыли взвились, подобно буре конь помчался, казалось что весь мир из за его копыт вращался. А Ибрахим как воин на коне держался, прошедший много битв. День миновал и по ночи, он слез с коня подле скалы, в том месте жил колдун по имени Гурак, на половину человек, на половину джин, что людям враг.
  -Заблудший выйди из пещер, я Ибрахим! Мне нужен ты и твой проклятый джин.
  -Глупец! Ты смерть здесь обретешь и никакой ты правды не найдешь.
  -Ну, это мы ещё посмотрим.
  В руке песок сначала руки им омыл, затем лицо.
  -Теперь поговорим!
  И над мечом он произнес заветные слова. Спокойны руки, голова. После чего вошел в пещеру. Повсюду мрак, застывший в этих стенах страх, и тени в тьме мелькают пред глазами. Пещеру омывали кровью и слезами, смрад, хаос тьму пронзали. Но Ибрахим спокоен, как всегда, ему боятся здесь нельзя, да и боится лишь за Аулов, за свою вечную любовь...
  И тени сотнями посыпались со стен, вязали дервиша они, он произнес слова, все замертво упали и прояснилась снова голова, ведь тени смертным сном все спали. Затем подобье волка в темноте возникло, рычало, скалилось, рывком в плечо вонзилось, сжималась челюсть хруст костей, вдруг лязг меча и оборотень мертвого мертвей. И Ибрахим коснулся правою рукой плеча, о Господи молю Тебя! Тут рана перестала кровоточить и он продолжил путь, а в темноте колдун пророчит.
  - Смерть ждет тебя, уйди отсюда!
  -Я дервиш! И скоро рассержусь! И угощу тебя не самым вкусным блюдом, состав которого металл, но я не для того пришел, не для того тебя искал. Явись колдун! И я не трону, слово Правоверного даю.
  -А если я тебе солгу?
  -Тогда не обижайся, бери свой меч и до конца сражайся.
  -Ты знаешь, давай поговорим пока, я хоть не трус, но все ж боюсь слегка.
  -Мне нужен ключ в запретный край.
  -Так, интересно, продолжай.
  -На этом все.
  -Я скромный маг, не самый слабый, местами может быть упрямый, но не упрямство мной руководит, а сердце за тебя болит, уж больно ты по нраву мне, желаю лишь добра тебе.
  Так вот тебе ль не знать, что край запретным называют потому, что человеку запрещено туда идти, всем как одному.
  -А джинам души похищать, без проявления воли можно? Конечно, нет! теперь тому придется сложно, а я лишь заберу своё, войду и выйду вот и все. Колдун ключи! Поменьше слов, иначе тьма попробует на вкус твою и джина кровь
  -Зачем же горячится? Ключ так ключ. Запоминай слова: Боюсь, Самуд, и кобры голова.
  - Если солгал, к тебе вернусь, ведь очень сильно рассержусь.
  -Вернешься? ну давай, давай, безумец кто войдет в тот край.
  
   Пустыня, ночь, и пляшут ветры, с костра сдувая искры пепла, ночной намаз закончил Ибрахим. И двери в мир чужой он отварил. Произнеся заветные слова, ступил в песочные врата. Глазам его предстали ветры с руками и глаза из света,
  - Мир вам! Древние ветра.
  -Но ветры отвечали смерть тебе, ты знаешь, что сгоришь в огне.
  -Не вам решать, мою судьбу, я вверился лишь Богу одному, ищу я Кармазара сына проклятого джина, того, что ненавидит пенье муэдзина.
  -Что ж ищешь смерть грех не помочь, иди вперед, покуда ночь.
  -Мир и тебе!
   закрыв свои слова и выдвинулся в путь, куда глядят глаза. Ну а повсюду существа ночи, и сердце говорит кричи, но он поет Корана суру, так вызывая света бурю. И джинны разбегались кто куда, ведь для неверных свет беда. Но двое из сто тысячной толпы, спокойно к Ибрахиму подошли. И говорили:
  Мир тебе брат! Один из них перекрестился.
  -Мир вам и Господа Благословение братья!
  -Что ищешь здесь?
  -Ищу Любовь здесь я.
  - Как имя ей? чей род из джинов иль людей?
  -Да! Человеческих кровей. А имя Аулов, принцесса Ахары, глаза её подобие весны.
  Похищена была она проклятым Кармазаром, столь презираемый Кораном.
  -Как твое имя человек, спросил, кто выбрал путь ислама, ведущий джиннов и людей по жизни прямо.
  -Я Ибрахим покорный раб, кто вы?
  -Ифриты мы, идем в тот град, который ты так страстно ищешь. И предлагаем тебе помощь мы свою.
  -С охотой я её приму, Спасибо! А как зовут вас братья, я б узнал.
  -Меня Муса, а брата Сулейман!
  И тот что из Христиан чье имя Сулейман сказал:
  -Я великаном обернусь, а ты почтенный прыгнешь мне в мешок, чтоб миновать опасности дорог.
  -О да воздаст тебе Всевышний благом!
  И джины выросли в тот миг, размером с гору каждого был лик. И Ибрахим забрался к одному в мешок, и полетели джины, ведь не имели они ног.
  И говорил Муса
  -Когда войдем мы в пирамиду, тогда пойдешь один.
  -Не беспокойся брат, ведь Бог един! И защитит меня, я уповаю только на Него и потому не страшно ничего.
  -Как сладкий мед твои слова, ведь веры среди джиннов очень мало, здесь больше бесов, и упрямых, а в основном кто любит дерзкий смех.
  Сказал Муса.
  -Ну смех не плохо, смех не грех.
  -Смеются в основном, когда другому не смешно, а больно, на этом все о нас, довольно.
  
   Проходит ночь, рассвет в обитель джиннов принес свое тепло, и край как будто изменился, как будто снова возродился, но это только видимость того, что испарилось мрака зло.
  И Сулейман открыл мешок, все брат пришли, ты все ж дошел.
  -Спасибо Братья, да воздаст Всевышний Благом Вам!
  -Иди! пусть сгинет этот Богомерзкий храм. Пускай руины, ведь платим за грехи мы все! как люди, так и джинны.
  И дервиш прислонил клинок к вратам, и в них спокойно постучал, врата открылись, он вошел. Тут демон стражник подошел.
  - Ну, здравствуй, наш незваный гость, грызя в зубах большую кость. Тебе туда, где бьется из камней вода, потом войдешь ты в черный зал и там найдешь, что так искал.
   Через мгновенье он стоял в том самом зале, вокруг него армады нечисти стояли, в дали по центру возвышался трон и джинн на нем как будто гром сверкал в его глазах, в них гнев огонь и смертных страх.
  -Ну здравствуй, верный Ибрахим, меня зовут Иблис я старый добрый джин, зачем пожаловал, скажи? Неправду в сердце не держи.
  -Ну, как ты добр это всем известно.
  -Спасибо! Мне признаюсь лестно.
  -Да, в общем, нужен сын твой Кармазар, он бедолага, женщину украл. А так уж получилось что она, моя судьба, моя весна.
  -А если я отвечу нет, что можешь ты каков ответ?
  -Я слышал ты хвалился как то, что, мол, огонь сильнее глины и совратил ты женщину с мужчиной, пора проверить кто сильней? Из вас несчастных или из людей.
  -Смешно, Сыночек Крмазар, приди скорей ко мне ты в храм, и он явился, мерзок лик.
  -В уродстве совершенства ты достиг.
  -Посмейся смертный лучше над собой, ведь ты пришел туда где боль.
  Ответил разъяренный Кармазар. Затем продолжил.
  -Ты звал меня? Отец.
  - Один глупец тебя на бой позвал, но цену так и не назвал.
  - Я ставлю душу, в замен, прошу я душу той, что так нежна была со мной.
  - Ну что сынок? цена устроит?
  - Вполне! Она затраты времени покроет. На чем сражение?
  - На мечах, он здорово лежит в руках.
  - Предпочитаю палицу.
  -Бери!
  -Ну что? готовы косточки твои.
  - Ты лучше беспокойся о себе, ведь мне ты должен, много доложен мне.
  И дервиш Господа просил поддержки.
  -О Боже дай мне сил в руках, промолвил он с покорностью в глазах!
  И вот он бой, на взводе нервы, за жизнь его любимой девы, тут Кармазар нанес удар, и в щит он дервиша попал, что еле, еле устоял. Удар второй проходит мимо а дервиш вскликнул Божье имя и меч по шее проскользнул, тут демон пал, навек уснул.
  -Ну все, плати, за сына смерть, где женщина моя? Ответь.
  Тут в зал влетели джинны ветры, и на хвосте у них она.
  - Любимая! Моя луна...
  -Ты все ж пришел, дурной мальчишка. Ведь я просила не ходи.
  - О чем ты говоришь глупышка, ведь хуже смерти были эти дни.
  -Любимый!
  -Любимая!
  Ещё нежней её слова.
  -Любимый мой!
  -Любимая моя...
  
  И враг людского рода с трона встал, махнул хвостом и в тень пропал. Сказав слова:
  - Еда! Я разрешаю вам! все демоны сюда!
   В слюнях, вся козья борода
  - И чтоб ни косточки от них, чтоб болью заглушался крик...
  Тут демоны со всех сторон, по потолку, на крыше звон, по стенам, по столбам, не умещаясь в темный храм.
  И дервиш стал читать заветные слова, два три упали, у остальных немного кругом голова. Ведь их там тысячи, а он один. Тут кто то крикнул.
  -Ибрахим!
  И пред его глазами встал джин Сулейман, а рядом с ним Муса, и в чистоте у них глаза.
  Расположились братья спинами к друг другу, а Аулов осталась в центре круга, под яростной защитой трех, кто не жалеет свою кровь. Тут Ибрахим прочел молитву, что давала сил, ведь тот, кто верит, без сомненья победил, даже погибнув...
  -Но как вы здесь? Зачем вы здесь?
  -Джин тоже знает слово честь.
  Ответил Сулейман. Муса дополнил:
  -К тому же ты один, не честно как то, тебя в обиду не дадим.
  И так братья, нам нужен выход, к нему мы с боем подойдем, прорвемся и в пески уйдем.
  -Так и поступим, согласился с ним Муса.
  И Сулеймана им кивнула голова.
  
  И вот он бой, и звон мечей, собачий вой, и страх очей. И трое прорубали путь к свободе, но стражи встали на проходе, сильны, быстры как всплеск цунами, не взять их голыми руками. И джинны братья говорили, уйти они его просили.
  -Мы сколько сможем, простоим, втроем мы их не победим напрасно жизни отдадим, иди о брат, спасай себя, ведь такова судьба твоя.
  -Я не оставлю вас нельзя, мне не простит душа моя.
  -О ней подумай, уходи, ты молод, потому живи, спасай скорей свою любовь. Иначе выпьют её кровь.
  И Ибрахим сжал крепко зубы, но согласился на побег, тут джинны бросились на стражей, и проскользнули двое человек.
  -Покуда день, здесь безопасно. Но если не успеем до ночи, то все напрасно.
  -И все это из за меня, два твоих брата....
  И по щеке её слеза.
  -Все мы семья. Но не печалься Аулов, любовь моя! Они уйдут в мир что теплей, в мир грез для джиннов и людей и там познают счастье. И потому смерть не страшна и потому в ночи луна и потому на свете есть любовь и потому мы верим вновь, даже когда казалось бы уходит вера...
  Порадуйся за них родная, ведь жизнь их ждет совсем другая...
  -Ты прав Любимый, но я все же не могу, сдержать в себе о них слезу. О павших войнах плачут матеря, а если нету их в живых, поплачу я....
  -Да будет так.
  Пройдя по жаркой и сухой пустыни, они успели до ночи, еще видны с небес лучи. И вот песочные врата.
  -Когда войдем туда, как будто бы проснешься, и там меня не будет, но не тревожься я приду, ведь я нашел свою судьбу.
  
  Так и случилось, он вернулся, к её руке он прикоснулся, и трижды у неё спросил:
  - согласна?
  -Да
  - согласна?
  -Да
  - согласна?
  -Да
  -Теперь я муж, а ты жена, любимая, любовь моя.
  И все в народе были рады королю, ведь совершил он подвиг для страны, и понимали то они...
  И воцарились мир и справедливость в Ахаре, все люди помнят о том дне, когда добро, оставшись в меньшинстве на первый взгляд, подняло к правде славный град.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"