Nerval: другие произведения.

Эра Маскулизма

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Этот мужчина делал всё, лишь бы вернуть обыденную действительность в этот серый мир. Где мужчина - априори столп цивилизованного общества. Но современным женщинам не дано понять простейшие законы природы. И всё же он вел дискуссии, дебаты, старался выстроить диалог... но к несчастью, был застрелен сумасшедшей феминисткой на простом шествии. Мирный путь не оправдал себя, и раз они хотят войны, его обязанность им её подарить. Благо новый мир дал такую возможность... минуточку, а где все мужики?

  Пролог
  
  Нью-Йорк
  
  В квартире одной из множеств высоток стояла гробовая тишина.
  
  То было просторное помещение с панорамным окном, дающим прекрасный вид на весь город и на городские небоскрёбы в частности. Все комнаты были украшены дорогим декором, качественной мебелью, большим плазменным телевизором и в общем выделялась своей чистотой. Пол был настолько вылизан, что в нем можно увидеть своё собственное отражение.
  
  Живущие здесь люди точно были не из бедных. Вся квартира напоминала больше vip-отель, чем обычное жильё.
  
  Бульк...
  
  Один единственный звук разрушил мёртвую тишину. Он раздался из закрытой душевой комнаты, где в белоснежной ванне лежал человек с головой ушедший в воду, окрашенную в тёмно-красный цвет. Только одна рука и свисала с края, с красными разводами у кисти.
  
  А на полу валялась лезвие, окружённое такими же алыми каплями.
  
  Кто бы в ванне не лежал, он покинул этот мир минуту назад. Но тело было ещё горячим из-за разогретой воды, в которой оно и томилось.
  
  Картина самоубийства выстраивалась сама собой. Но вот что странно, на запястьях не было и намёка на повреждения...
  
  Бульк...
  
  Судорожный импульс заставил тело дёрнуться на месте, разбрызгивая воду и кровь. Мозговая активность резко стала набирать обороты, зажигая угасший разум. И через три секунды, тело забилось в конвульсиях.
  
  - Кха! - поднимая тучу алых брызг, человек - вернее юноша, толчком вытянул себя из-под воды отчаянно хватаясь за ровные стены и гладкие края ванны, - Кхе-кхаа!.. - нос и рот были забиты водой, и парню приходилось прилагать усилия чтобы избавить себя от их присутствия. - ...Хааа?!..
  
  Красными от напряжения глазами, он разглядел кран и вентили. Рука автоматически потянулась к тому, что отвечал за подачу холодной воды. Мощная струя полилась в кровавую ванну. Парень подтянул к ней лицо, смывая лишнее и высмаркивая накопившееся в ноздрях. Нужда в чистой жидкости заставила жадно хватать ртом ледяную воду, принося желанное охлаждение. Железный привкус во рту пропитал всю полость, и противное ощущение никак не хотело его покидать.
  
  Он кашлял, глаза слезились, и пока сидел в красной воде, его мозг панически пытался осмыслить происходящее. Частью сознания, он додумался вынуть пробку из ванны давая воде медленно слиться.
  
  Через минуты две, он сидел в уже чистой ванне, только алые разводы, да лезвие напоминало о том кровавом ужасе.
  
  Он дрожал от холода и отстукивал зубами чечётку, дико осматривая незнакомое место. Глаза крутились из стороны в стороны, казалось вот-вот и выпадут из орбит. Сидя в ванне сжавшись калачиком, он всё не мог привести мозг в адекватную работу. Не мог сориентироваться, ибо в голове была сплошная муть. Но медленно, минута за минутой, картина выстраивалась в его хаотичном сознании.
  
  Хватаясь за виски, он протяжно взвыл: - Амм... Оливер... Нет! Вадим... Вадим. Да, точно...
  
  Холод постепенно отступал, и только спустя десяток минут, прилагая титанические усилия, он начал вспоминать. Кем он был, как жил, чем занимался и... как умер.
  
  С трудом разгибая ноги, он поднялся. Опираясь на ванну, он тяжело дыша, включил душ. Тёплая вода стала смывать все чужеродные элементы с тела. Ему требовалось срочно устроить себе мозговой штурм, но для начала не лишним было бы привести себя в порядок. Чужая память услужливо подсказывала где что находится. Не составило труда найти шампунь и остальные ванные принадлежности.
  
  Чужие воспоминания давили, царапали мозг, в попытке донести какие-то детали о которых ему бы стоило знать, но Вадим отмахивался, поставив процесс очищения на первое место. Через пару минут, выключая воду, он едва было не наступил на лежащее внизу лезвие.
  
  Хмуро, не выдавая ярких эмоций, всё ещё не совсем сориентировавшимся мозгом, он аккуратно поднял металлическую пластинку и отложил её подальше, чтобы случайно не наступить. Капли крови он аккуратно вытер лежащими рядом тряпками. Он потратил минуту чтобы убрать все следы.
  
  И тут он случайно наткнулся на зеркало. Стекло было мутным из-за горячего пара шедшего из душа. Вадим провёл ладонью по нему, и тут же открыл рот в немом изумлении. Даже шока.
  
  На него смотрел... парень? Судя по тому что висит между ног - да, парень. Очень красивый парень с ярко голубыми глазами и длинными, ярко-русыми до плеч, волосами. Никаких следов деформаций или прыщей. Всё было так... гармонично и совершенно натурально. Ничто не вызывало дискомфорт.
  
  - Ну и смазливый же... - едва-ли не скривился он от увиденного. За свою жизнь он повидал слащавых мальчиков, но то что смотрело на него в зеркале, переплюнуло все известные ему примеры.
  
  Эта внешность была совершенно не похожа на ту, что была присуща Вадиму при жизни. Он был мужчиной в самом соку. С ярко выраженными мужскими чертами лица. С мышцами, хоть в последние годы на тренировки времени не хватало, из-за чего он к концу жизни поплыл.
  
  Невольно воспоминание заставило его скривиться.
  
  Он бы с радостью обдумал происходящее, но привык это делать в спокойной обстановке и с трезвым рассудком, а не стоя посреди ванны.
  
  Вадим также обратил внимание на то, что "его" тело было довольно худощавым. Складывалось ощущение что тот, кто был в этом теле до него, вообще ничего не жрал. В голове стало шумно. Воспоминания продолжали накатывать принося боль в голове и звон в ушах.
  
  Завидев рядом лежащее полотенце, он начал вытираться. Вместе с сухостью, пришла пора перейти к гардеробу. Благо в полках хватало чистого белья. Покидая ванну, он немного заторможено осмотрел квартиру, останавливая взгляд на панорамном окне.
  
  Вид десятков небоскрёбов освещённых ярко горящим солнцем, привели Вадима в тупик. Он точно не привык видеть такой роскошный и одновременно давящий вид из окна своего дома...
  
  Это была не Россия.
  
  Мысль эта пронеслась быстро и также быстро утонула в десятках других.
  
  Новую одежду он нашёл в своей/чужой комнате. Вещей было много, даже слишком для среднестатистического представителя мужского пола. Да и сама она оставляла вопросы. Джинсы дудочки, которые на него никогда бы не налезли... а вот на это тело как раз. Было куча маек и футболок разных расцветок, где мягкие тона всегда преобладали над тяжёлыми.
  
  Найдя более-менее нормальные шорты чёрного цвета, и просторную футболку бежевого цвета, он недолго думая одел их и спустился вниз. Поскольку квартира была просторной, аж два этажа, где первый этаж это одна огромная гостиная с кухней и коридором к выходу, а дорога на второй вела через лестницу наверх, где размещались все спальные комнаты и душ, Вадим на некоторое время встал в ступор пытаясь переварить то, в какую сумму обходится людям живущим тут эта квартира.
  
  Это однозначно не Россия.
  
  Позволив ногам дотянуть себя до дивана, он буквально упал на него и откинул голову. Вот теперь можно хорошенько задуматься и обмозговать всё.
  
  Вообще всё.
  
  
***
  
  - Держите её! - крики и вопли доносились до меня словно через призму воды. - Вяжите эту блядь!
  
  - Убрали руки, гандоны ёбанные! - вторил другим писклявый и противный голос, видимо переключённый в режим ультразвука.
  
  Боль в районе груди начинала сходить на нет, что приносило облегчение, и страх одновременно. Я не помню как упал, не помню как в округе начался хаос. Сознание не слушалось, и всё хотело уйти в бессознательное, но каким-то чудом мне удалось удержать его и не дать угаснуть. Что-то внутри меня говорило, что если я закрою глаза, то уже их не открою.
  
  - Ногами её, ногами!..
  
  Как же шумно...
  
  - Вадим! - знакомый голос на мгновенье заставил обратить на его хозяина внимание. - Вадим, держись! Мы уже вызвали скорую!..
  
  - Антон... - сил говорить не было. Кровь медленно вытекала из уголков губ, кажется я начинал захлёбываться. - Кха!
  
  - Придерживайте голову! - скомандовал мой друг, и голову и вправду приподняли, давая излишкам покинуть полость рта. - Экономь силы, братан...
  
  С тремя пулевыми? - хотел было спросить я, но вышло лишь ухмыльнуться. - Ха-ха...
  
  И тут на глаза мне попалась та тварь что сумела подойти ко мне почти вплотную и нажать на курок три раза, прежде чем мужики скрутили и повалили её на асфальт мордой вниз.
  
  В глаза сразу бросились её токсично-ядовитые волосы - зелёного оттенка. Скорченное ебало, пробитый пирсингом нос, из-под которого текла кровь, видимо кто-то прошёлся по ней сапогом, ну и бешеные от злости глаза. Это была даже не женщина, а животное. Феминисток всегда легко распознать, хватает одного лишь взгляда.
  
  - Сколько же в них злости, - прохрипел я чувствуя как немеют ноги и руки. - Как... она прошла через-з охрану? Кхе!.. Чёрт! Как же это тупо...
  
  - Боже Вадим, молчи! - в панике кричал Антон, не зная что делать. Всё что он мог делать это с другими парнями закрыть раны, не давая крови обильно покидать моё тело. - Блять, блять, блять! Ну где же они?!
  
  Я видел как он едва-ли не плачет от бессилия. Обидно, что только сейчас, я смог по-настоящему взглянуть на личность этого человека. Такая преданность нашему делу и мне лично... жаль я не уделял этому внимание. И... грустно, что раньше не ценил нашу дружбу в должной мере, ведь теперь... времени у меня, к сожалению - уже не осталось.
  
  - Эй, всё нормально... - если мне и суждено умереть, я скажу свои последние слова, и их должны услышать все. На меня наверняка направлены камеры и телефоны, сейчас или никогда. - Послушай, ты второй по старшинству, ты. кха! - я говорил ему напрямую, поэтому не сдержав порыв, схаркнул кровь прямо в его внимательное лицо.
  
  Некрасиво... - немного стыдливо подумал я, смотря как он быстро стирает кровь с глаз, чтобы вновь начать слушать.
  
  - ...теперь ты возьмёшь на себя управление, - проклятье, сил почти не осталось! - Теперь ты лицо всех маскулистов... ты...
  
  Глаза помутились. Не желая покидать этот мир, я всё равно уходил в небытие. Мои желания никого не волновали в небесной канцелярии. Так жестоко...
  
  Нет, нет! Я ещё не всё сказал! Прошу нет! Я не могу так умереть...
  
  Неужели все мои мечты, и все мои стремления, растворятся в вечности? Где же справедливость, где правосудие?!
  
  Справится ли мои друзья с возложенной на них задачей?..
  
  - Вадим! - голос Антона был последним, что я услышал, прежде чем тьма поглотила меня окончательно.
  
  Справятся ли? Хм... я могу лишь надеяться.
  
  И верить...
  
  
***
  
  - Блять! - не сдержав злости, юноша со всей доступной силой ударил по стеклянному столику, что разделял его и плазменный экран.
  
  Стекло посыпалось вниз, но несколько кусков к несчастью впились в кожу.
  
  Память Вадима пришла в норму. Фрагменты всех его воспоминаний встали на место, что не могло того не радовать, но одновременно и злить. Финал его истории вышел не столь грустным, скорее тупым. Что и привело его в бешенство.
  
  Что может быть хуже, чем умереть от рук сумасшедшей бабы? Разве что смерть от рук какой-нибудь чурки.
  
  - Сукааа... - Вадим уже пожалел, что допустил этот короткий срыв.
  
  Рука по локоть была испещрена мелкими ранами, нанесёнными осколками разбитого стекла. Кровь начала стекать маленькими струйками, пачкая деревянное как диван, так и покрытие пола.
  
  Он поднял руку над собой, чтобы не тревожить её лишний раз. Вдруг какой-нибудь кусочек стекла торчащий в ней случайно войдёт ещё глубже, а потом мучайся с его изъятием.
  
  - Одна проблема за другой, - прошипел он себе под нос, заплетающимся от непривычки языком. - Надеюсь хоть аптечка тут есть...
  
  Вот только терпеть боль ему не пришлось.
  
  Прямо на его глазах произошло невозможное на первый взгляд. Раны в руке стремительно зарастали, а осколки торчащие в ней опали вниз, вытолкнутые естественным образом.
  
  - Твою то мать... - обалдело просипел он, глядя на гладкую кожу, хоть и перепачканную в крови.
  
  Хоть произошедшее и ответило на вопрос, куда исчезли раны с запястий и как он вообще ещё живой, но Вадиму всё равно хотелось встать и опять упасть. Вскрикнуть как нормальный человек и по тихому обалдевать от увиденного. Но тут, отвечая на его не высказанные вслух мысли, под суетилась вторая половина его/чужой памяти.
  
  Перед глазами проносились чужие воспоминания. Чужая жизнь, полностью отличная от его собственной. Но не она привлекла внимание Вадима. Больше всего его смутило то, что было вокруг жизни некого Оливера Кинга.
  
  - Так, что за херня? - дав себе пощёчину, он быстро начал анализировать и разбираться с бардаком оставленным от прошлой жизни Оливера.
  
  Казалось всё тот же мир, всё те же правила, но что-то было не так. Словно старый мир вывернули наизнанку, подменив какие-то важные детали, которые не сразу и заметишь.
  
  Почему так много баб? - его ум сразу зацепился за очевидный вопрос.
  
  Слишком большая разница между количеством представителей мужского пола и женского. И перевес был не на стороне мужчин. И как подсказывала память - это нормально. Повсеместное явление как на Земле, так и за её пределами... чегось?
  
  В голову сразу пришли мысли о какой-то ахинее из школьной программе по биологии. Что-то там про естественную эволюцию, выживании сильнейшего и всяких научных теориях, в которых он не понимал ровным счётом нихрена. Но внимание ухватилось за странный фрагмент памяти всплывший в этом потоке. А именно об инопланетной принцессе из далёкого Асгарда, которая откликалась на скудное на первый взгляд имя - Тор.
  
  А вслед за этим прилетело и всё остальное. Исковерканные имена персонажей, о которых он читал когда-то давно, ещё в детстве. Те же самые сюжеты, воплощённые здесь хоть и в несколько ином виде. Куча информации о каких-то вторжениях, пришельцах, мутантах и прочей лабуды.
  
  ...
  
  Чего блять?
  
  Эти знания были бредовыми. И Вадим всеми силами старался убедить себя, что это именно что бред шизофреника, а не тупые реалии этого нового и кажется чересчур причудливого мира.
  
  Вот как мне не сойти с ума? - думал он с закрытыми глазами.
  
  Он не мог отвернуться и просто сказать, что это просто сон. От боли что он ощутил минуту назад любой бы проснулся за секунду. Ему пришлось принять эту данность как факт, хотел он того или нет.
  
  Вадим обратил свой взор в потолок.
  
  - Я понял, это типа возмездие, да? - иронично спросил он кого-то свыше. - А вот иди-ка ты нахер! - известным жестом, мужчина показал своё отношение к всевышнему.
  
  А затем вновь принялся разбираться с тем, что оставил после себя Оливер.
  
  Тело принадлежало юноше лет девятнадцати. Родом из Филадельфии, и надо отметить, сам он из очень даже обеспеченной семьи. Хотя можно ли назвать полноценной семьёй то, что состоит из деловой матери, троих сестёр с градацией характеров от стервы до безобидной овечки, ну и одного единственного пацана, который рос в этом ужасе с самого младенчества?
  
  Да, папки у парня не было, и как Вадим понял, искусственное оплодотворение тут пользуется особой популярностью, судя по тем статистикам что привела память. Да и что далеко за примерами уходить, раз даже вон, все "сёстры" Оливера, ну ни разу не похожи друг на друга. Тут уж любой задумается - а один ли у них папаня?
  
  Хотя по сути удобная затея. Решает множество проблем из-за отсутствием детородного органа в один пшик.
  
  Но это всё пока не важно и можно отмести на второй план. Самое важное во всей этой белиберде было то, что мир этот, целиком и полностью был матриархальный. Что может быть хуже для обычного мужика, чем оказаться в месте, где всем заправляют бабы?
  
  И вот теперь Вадим едва-ли не рвал на себе волосы от приступа смеха и злости.
  
  - Спокойно, блин! - ещё одна пощёчина привела его в чувство.
  
  С горестным вздохом, он поднял рядом лежащий пульт, и включил местные новости. Там выступала симпатичная на вид блондинка с... внушительным вырезом на груди. Он переключил канал и там была почти что та же картина.
  
  Вадим мотал канал за каналом, в поиске чего-то что не акцентировало внимание на груди. Но что новости, что фильмы и сериалы, всё было переполнено этим. Память подсказывала что он выбрал не лучшее время для этого, и что сиськи да жопы будут преследовать его ещё как минимум час.
  
  В другое время и в другом мире, Вадим был бы только и рад такому зрелищу, но когда ты на грани срыва и причину этого срыва тебе кидают в лицо, ты невольно, но взбесишься.
  
  Борясь с желанием закинуть пульт в дорогущий телевизор, он плавным движением вернул новостной канал. Ладно, - думал он. - Новости есть новости, - ему бы сейчас свыкнуться с новыми реалиями, а не наводить панику.
  
  Сначала шла ежедневная политическая хрень, потом было что-то про героев, но это его мало волновало, пока речь не зашла о пресс-конференции собранной некой Шарлотты... Ксавьер.
  
  Мысли о том самом лысом дедушке телепате тут же проскочили в голове Вадима. Палец хотел быстро переключить канал, но не успел и в итоге он замер, не в силах отвести взгляд от лысой женщине говорящей с трибуны.
  
  - О боже...- прохрипел он тихим голосом.
  
  Такого издевательства над его и без того расшатанном сознанием, он уже был не в силах терпеть.
  
  - Дорогие друзья, - женщина за шестьдесят говорила уверенно и без запинки, хорошо поставленным и ровным голосом. - Спасибо всем кто пришёл, это действительно радует меня, видеть всех вас, готовых слушать и внимать, ведь... то в чём я хочу признаться, возможно заставит вас испугаться.
  
  Зал замолчал. Все словно были услышать какое-то божественное откровение, что в этом мире не стало бы каким-то сверх-удивительным событием. Тут люди прыгают под окнами, о чём вообще речь?
  
  - Я хочу сделать заявление, - сказала она и выпрямила спину, если так можно сказать о той, что сидит в инвалидном кресле. - Меня зовут Шарлотта Ксавьер...
  
  Даже находясь в совершено другом штате, то напряжение, которое повисла на том конце экрана.
  
  - И я мутант, - признание было встречено тишиной.
  
  Но ровно на одно мгновенье, и журналисты словно подорвались, кидая свой вопрос, стараясь перекричать другого.
  
  Вадим выключил телевизор, чтобы в тишине помять глаза. Это всё было слишком для него... слишком резкие перемены в его итак непростой жизни.
  
  Он встал и молча направился в ванную комнату.
  
  Наконец-то смыв с руки следы от крови, он ещё раз подивился тому, как быстро заросли его раны. Может раз этот мир имеет основу комиксов Марвела, может у него есть регенерация как у Росомахи? Кстати... если тут даже лысый телепат сменил пол, то может и самый известный герой-мутант утратил... кхем, свою честь?
  
  - ... - плеснув себе в лицо ледяной воды, Вадим уставился на нового себя.
  
  - Как же так, - он приподнял футболку и потрогал те места, куда пришлись выстрелы. - Тупорылая сука!
  
  Даже несмотря на то, что именно его прошлое тело получило ранение, он всё равно ощущал фантомные боли в тех самых точках. Ту боль тяжело забыть, как и лицо, причинившее эти страдания.
  
  Чёрт побери, он просто был лидером своего собственного движения! Какого спрашивается хрена?! Что-то он не припоминает, чтобы были случаи когда в лидеров радикальных групп феминисток стреляли в упор!
  
  - Твари! - не сдержав злости, он буквально прорычал это в своё отражение.
  
  И тут же нанёс удар по нему.
  
  Зеркало треснуло, и осыпалось крупными кусками на пол и на раковину. Вадим был красным злости, и был похож на рака или на бешеную помидорку. Но при этом, он даже умудрялся выглядеть милым, из-за своей новой внешности. Даже раздутые щёки делали его похожим на хомячка...
  
  - Милый, я дома! - донесся женский голос из коридора.
  
  Вадим замер, а вся злость схлынула на нет, словно той и не было вовсе. Мысли перетекали то на разбитый стол в гостиной, то на разбитое зеркало. Как-то неудобно получится если это увидит... его девушка? У Оливера она разве была?..
  
  Да, была, судя по тому-ка тепло о ней отзывалась память. Даже выдала отличительные приметы. Короткая прическа, татуировки на руках, зелёные глаза, любит рисовать и самое главное - выше самого Оливера аж на две головы.
   - Ох, ё...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"