Никитин Александр Викторович: другие произведения.

Моосы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ уже давно просился на бумагу, так что я не удержался. История не связана с предыдущими рассказами и происходит в самостоятельном и независимом мире. И так встречайте) Редакция от 06.10.2019 года. Добавлена 69 глава, предыдущая глава вычитана.


Моосы

Глава 1

   С гостевой палубы линкора открывался прекрасный вид на горизонт. Белые пушистые облака проплывали сквозь яркие лучи солнца отбрасывая тени на стальной фюзеляж корабля. Где-то далеко внизу, за пеленой облаков, притаилась земля, а если посмотреть вверх, то можно было увидеть восходящие звёзды. Мерный гул машин заглушала спокойная музыка, призванная умиротворить гостей.
   В парадной зале, обставленной со всем доступным шиком и лоском, гости вели праздные беседы, пили вино и танцевали. Среди приглашенных был и Овэн фон де Брау. Молодой человек лет двадцати. Младший сын герцога Ламо, Властителя линкора Гале, присутствовал на приёме с важной дипломатической миссией. "Мальчишка", как его называли братья, был членом посольства и представлял свой род в переговорах с Гарусом, Властителем линкора Сиракуз.
   Любуясь на царящую за кормой идиллию Овэн ожидал прибытия своего визави. Он немного нервничал. Жителям линкоров нечасто доводиться покидать своё судно, да ещё с таким заданием. Как знать, может от этой встречи зависит война и мир между их семьями.
   Овэн поправил манжеты парадного мундира и выпрямился. Сейчас он смотрелся в толстое стекло иллюминатора как в зеркало, разглядывая свой костюм и желая убедиться, что в нём нет недостатков.
   Мундир был чист, на орденской ленте красовался знак посольского отличия. Такой же знак, вместе с гербом его семьи, был нашит на петлицах воротника. Только золотые эполеты смущали Овэна. Ему казалось, что они свисают с его плеч словно показывая настроение своего владельца. Но Овэн не унывал. За исключением этой мелочи всё было идеально.
   Камергер подошедший сзади учтиво кашлянул, давая понять о своём приходе и дождавшись когда Овэн развернётся, объявил о прибытии того, кого Овэн так ждал.
   - Разрешите представить вам милорд, сына Гаруса Отважного, доблестного милорда Бул Фаларида,- произнёс камергер склонившись в почтительном поклоне.
   Перед Овэном предстал молодой и статный красавец лет двадцати пяти, с голубыми глазами и светлыми волосами. На нём был парадный мундир его семьи украшенный геральдическими знаками. А сам он держался уверенно и вёл себя как подобает настоящему Властителю. За таким хотелось идти и в огонь и в воду!
   Бул Фаларид производил впечатление энергичного, надёжного и деятельного человека. Такого, что Овэн ненароком подумал о том, что желал бы иметь подобного старшего брата. Возможно... если переговоры удадутся и брак между сестрой Овэна и Бул Фаларидом будет заключен, то он сможет его так назвать. По крайней мере разница в возрасте позволяет это допустить.
   - Приветствую почтенного посла и гостя моей семьи,- вежливо произнёс Бул Фаларид склонив голову в поклоне.
   - Взаимно...- торопливо произнёс Овэн и тут же осёкся, поняв, что ненароком нарушил протокол,- Приветствую вас мой друг и Властитель сего славного корабля,- поклонившись произнёс он, исправляя свою ошибку.
   Собеседник сделал вид, что не заметил этого отступления. Лишь на долю секунды на его лице проступила лукавая улыбка.
   Поняв, что выполнил свою роль, камергер откланялся и удалился оставив собеседников наедине.
   - Вам не привычен чужой воздух,- догадался Фаларид и в голосе его прозвучали снисходительные нотки,- Это нормально, мой друг! Вы наверное впервые покинули родной корабль?
   - Да, это так,- смущённо ответил Овэн.
   Бул Фаларид подошёл ближе к иллюминатору и глядя в синее небо сказал:
   - Помню, когда я в первый раз переступил через борт нашего корабля, то почувствовал будто нахожусь в свободном падении. Вы смелый человек! - с этими словами сын Гаруса Отважного положил руку на плечо молодого посла демонстрируя своё покровительство и расположение,- Да, это настоящий подвиг. Большинство из жителей ковчегов рождаются и умирают, так ни разу не переступив через его борт. А многие испытывают перед этим такой суеверный ужас, что готовы наложить на себя руки нежели покинуть свою колыбель!
   - Спасибо! - растроганно ответил Овэн. Ему всё больше нравился этот человек.
   - Безбрежное море,- продолжал Фаларид, настроившись на поэтический лад,- Вы только взгляните, какое оно огромное! - с этими словами он указал на высь раскинувшуюся за пределами иллюминатора. И правда, в двадцатиметровое окно уходившее далеко вверх и занимающее солидную часть стены, можно было увидеть половину небосвода,- Не даром наши предки решили поселиться здесь. Это чудесное место! А всё благодаря ковчегам.
   - Мне много рассказывали о вашем корабле,- тут же подхватил Овэн и глаза его заблестели,- Говорят он самый лучший и мощный из всех, что когда либо спускались с небесной верфи!
   Собеседник нахмурился и Овэн решил было, что опять сказал, что-то лишнее, но Фаларид опередил его и мягко заметил:
   - Друг мой, это единственный в своём роде ковчег! - он улыбнулся и пояснил,- Ни один другой корабль в мире не способен подняться на высоту ста километров над уровнем моря и нести такой объём грузов! Многочисленные фермы с животными и растениями, электростанции и заводы лишь малая толика того, что умещается внутри Сиракуз. Кроме того, корабль являются домом для более чем пятидесяти тысяч человек. Силовая установка линкора уникальна! Эта единственная машина способная достигнуть второй космической скорости. Так что, при желании, мы даже можем покинуть пределы Земли! Если вы обратите внимание на фюзеляж корабля, то убедитесь в том, что ему нет равных в прочности, а огневой мощи Сиракуз позавидует любая летучая крепость. Это... - начал было Фаларид, но его бестактно прервали. Корабль сотрясся от сильного удара, заставив его смолкнуть.
   По парадной зале прокатилась волна испуганных вскриков и тревожного ропота.
   - Что это? - удивлённо спросил Овэн. Но прежде чем Бул Фаларид успел ответить корабль сотряс ещё один удар.
   - Прошу вас, господа, без паники! Всё под контролем,- спокойным, отработанным голосом заверил собравшихся офицер охраны поднимая руки, чтобы его было лучше видно.
   - Думаю, мы можем это узнать,- ответил Фаларид указывая в сторону офицера и кивая своему спутнику,- Офицер, что происходит? - спросил он, когда они подошли ближе.
   Офицер поклонился господину и открыл было рот, чтобы отрапортовать, но передумал. На лице его читались сомнения. С одной стороны он, как слуга, был обязан ответить, а с другой стороны не хотел или не мог произнести свой ответ при посторонних.
   - Милорд, вам лучше подняться на капитанский мостик,- ответил он, украдкой покосившись в сторону гостей.
   Фаларида насторожило подобное поведение слуги, но вида он не подал. Показать сейчас гостям, что он абсолютно не знает о том, что происходит с кораблём, было просто не допустимо. Нужно было что-то делать, но и оставить посла он тоже не мог. В таком случае собравшиеся точно что-то заподозрят. Поэтому Бул невозмутимо обратился к своему спутнику и предложил:
   - Может прогуляемся до капитанского мостика? Вы ведь так хотели узнать больше о корабле.
   Овэн с радостью согласился услышав это предложение и они вместе направились к лифту. Пока лифт поднимался корабль сотрясли ещё два раската. Напряжение нарастало.
   Когда же двери лифта открылись перед их глазами предстал просторный зал до верха забитый техникой. Вычислительные машины, компьютеры и коммуникаторы всех мастей и видов заполоняли пространство рубки управления. На противоположной от лифта стене находился экран-иллюминатор через который можно было увидеть всё, что находилось по курсу движения корабля. Экран имел сферическую форму и был достаточно большим, чтобы давать обзор в сто восемьдесят градусов. За экраном мирно проплывали облака.
   По залу, от одного места управления к другому, напряжённо переходили офицеры и бортовые инженеры. Мало кто из них обратил внимание на прибытие господ и лишь единицы при встрече делали короткий поклон отдавая им дань уважения. Все были с головой погружены в работу.
   Пока Овэн заинтересованно рассматривал технику, Фаларид взглядом искал капитана корабля. Тот сидел посреди зала на своём месте пилота, окружённый панелями с экранами и десятками кнопок и тумблеров. Лицо его было сосредоточено. Он хладнокровно переключал рычаги в одной ему ведомой последовательности и ежесекундно следил за изменением показаний приборов.
   В этот момент на стальной броне линкора расцвёл очередной алый бутон и лопнул расплёскивая огонь вокруг. Это было хорошо видно через экран-иллюминатор. Последовавший за этим и сотрясший рубку толчок, заставил капитана корабля на секунду отвлечься от своего занятия, чем тут же воспользовался Фаларид.
   - Сэр капитан вы можете уделить нам время? - вежливо потребовал он и пилот, нехотя покинув инфо-сеть в которой находился, развернулся к посетителям.
   - Чем могу служить? - не вставая поинтересовался капитан.
   - Боже нас же атакуют! - закричал Овэн переводя дух после увиденного,- Какая наглость! Мы должны немедленно ответить!
   - Это не возможно,- хладнокровно ответил капитан сидя в пол оборота к посетителям и не отвлекаясь от своей работы.
   - Что здесь невозможного?! Вы капитан или нет? - изумился Овэн,- Просто наведите на них оружие и откройте огонь!
   - Господин, я прошу вас проводите своего гостя вниз в приёмный зал, он мешает работе команды. В ином случае мне придётся высадить его,- всё так же спокойно и невозмутимо попросил капитан обращаясь к Фалариду.
   Поведение его было мягко говоря вызывающим. Такое пренебрежение к господам со стороны слуги было недопустимо! Хотя пилот-капитан мог себе многое позволить. От него, в прямом смысле слова, зависели жизни пятидесяти тысяч человек, в том числе и самого Властителя.
   Пилот действительно имел право высадить нарушителя... Выкинуть за борт, если быть точнее и откинуть шелуху любезности. Но редко какой пилот-капитан отваживался воспользоваться этим правом в отношении кого-то из господ. А подобная угроза могла стоить головы...
   - Что же лежит на противоположной чаше весов, если капитан так рискует? - подумал Фаларид.
   Многие в буквальном смысле молились на пилота-капитана и считали богом. Даже ходили слухи о том, что на некоторых судах существуют целые культы и секты поклоняющиеся им.
   Однако Фаларид был не так прост, чтобы списать всё на банальное невежество или высокомерие пилота. Присмотревшись он увидел за показным хладнокровием и спокойствием капитана крайнее напряжение. Возможно он просто не хотел давать окружающим повода для тревоги и показывать насколько плохи наши дела? В таком случае становиться понятными его раздражение и тон.
   - В любом случае допускать перепалку между капитаном и мальчишкой нельзя. Нужно брать ситуацию в свои руки,- решил Фаларид и настойчиво попросил пилота,- Сэр, прошу вас, объясните в чём дело?
   Пилот выдохнул и с укором посмотрел на господина. Тот не мигнув ни одним глазом продолжал настойчиво ожидать ответа. Признав своё поражение пилот-капитан оторвавшись от работы и указал на экран-иллюминатор.
   - Видите точку на небе? - спросил он.
   - Нет, - честно признался Фаларид.
   - А она там есть,- ответил пилот и пояснил,- Там в ста двадцати километрах перед нами и в пятнадцати выше нас завис мооский страж.
   - Так почему же вы его до сих пор не уничтожили? - не унимался Овэн,- У вас в распоряжении самый мощный корабль в мире!
   - Я уже ответил на этот вопрос,- с профессиональным спокойствием повторил пилот,- Господин, мы не сможем причинить ему вреда, даже поцарапать его.
   - И вы позволите им безнаказанно атаковать нас!? - спросил Овэн обращаясь к Фалариду. Посол кипел от негодования и возмущения. За господина ответил пилот. Видимо он решил до конца принять удар на себя.
   - Если бы он хотел, то мог бы уничтожить нас первым же выстрелом, ещё до того, как мы его обнаружили. Сейчас он просто предупреждает нас о том, что мы зашли не туда, куда следует.
   - И что вы будете делать, капитан? - на этот раз вопрос принадлежал Фалариду.
   - Совершать манёвр уклонения и выходить из этой зоны, до того, как у мооса кончиться терпение... если оно у них вообще есть,- добавил он подумав,- У вас есть немного времени пока готовится команда и расчёты траектории корабля. Поэтому, господин, я покорно прошу вас спуститься вниз и предупредить гостей. Во время манёвра нас будет сильно трясти. Возможна перегрузка в два g. Будет намного лучше, если гости успеют к ней подготовиться.
   Фаларид кивнул соглашаясь с капитаном.
   - Думаю, что нам стоит это сделать. Долг каждого хозяина заботиться о своих гостях,- обратился он к Овэну,- Пойдёмте, осмотреть корабль и обсудить дела мы ещё успеем,- уводя посла и подходя к кабине лифта Бул Фаларид добавил,- Я уверен в умениях пилота. Всё будет в порядке. А наши отношения ждёт блестящее будущее!
  

Глава 2

  
   С момента инцидента на корабле прошло четыре дня. Линкор Сиракузы успешно выполнил манёвр и без видимых потерь ушёл из под огня мооского стража.
   Переговоры прошли более чем успешно. Брачный контракт между семьями Овэна и Фаларида был заключен. Сама свадьба должна была состояться на борту Сиракуз через шесть месяцев. А пока шли приготовления жених должен был найти для невесты свадебный подарок.
   С этой целью сын Гаруса Отважного был вынужден в прямом смысле спуститься с небес на землю. Ковчег способен обеспечить своих жителей всем необходимым, но увы, конструкторы не предусмотрели для него каких либо излишеств, явно полагая, что роскошь не является необходимостью... Чем создали проблему для своих спонсоров.
   При желании на корабле можно было выращивать экзотические фрукты, растения и животных, но что-нибудь по настоящему редкое приходилось искать на растерзанной земле.
   Как известно спрос рождает предложение. По этой причине десятки авантюристов залазили в самые дальние уголки израненного мира в поисках каких-нибудь диковинок. Будь то редкий камень или осколок недавнего прошлого. Всё это были готовы купить богатые жители небес. Со временем это породило целый рынок, где пройдохи со всего мира пытались продать свой редкий товар состоятельным господам.
   Один из самых больших рынков находился на мысе Фроуорд. Это было жестокое место живущее по собственным законам. Сюда стекались проходимцы и наёмники всех мастей. Так что смертность здесь была куда выше, чем где либо ещё. Не проходило буквально ни дня, чтобы кто-то не умер в потасовке или пьяной драке.
   Именно в такое место сейчас направлялся Бул Фаларид. Транспортный челнок должен был доставить его вместе с охраной и Овэном фон де Брау к месту назначения.
   Будь на то воля Фаларида, то он бы оставил посла на корабле. Так как прекрасно осознавал опасность ждущую их впереди. Но за эти четыре дня они успели сблизиться с юным послом и тот теперь следовал за ним по пятам.
   - Отказывать не вежливо... тем более, кто может знать лучше о вкусах невесты, чем её родной брат? - размышлял Фаларид.
   Овэн сидящий напротив него нервно ёрзал на месте и время от времени поглядывал в иллюминатор. Там внизу виднелась цель их пути.
   - Поражаюсь,- вдруг выпалил он,- Разве нельзя было привести сюда ковчег? Неужели капитан корабля такой лабух, что не сможет снизиться и сесть?! - в голосе его звучала юношеская воинственность. Он до сих пор не мог забыть случай в рубке управления.
   - Думаю, что сможет,- ответил Фаларид,- Но я бы не стал так поступать...
   - Почему же? - насторожился Овэн.
   - Лишние хлопоты. На ковчег могут пробраться безбилетники или кто-нибудь из пустошей решит напасть на корабль. Безопаснее спуститься на рынок в челноке,- сдержано объяснил Фаларид.
   Овэн хмыкнул усвоив преподнесённый урок. Кажется он слишком часто сначала говорит, а потом думает. Молодой посол нахмурился и отвернулся от собеседника.
   Челнок был небольшим и тесным. Места для пассажиров были неудобными и находились в грузовом отсеке, рядом с ящиками и запломбированными контейнерами. В добавок ко всему челнок сильно трясло, а гул двигателя и свист ветра резал уши.
   - Уж явно не карета! - подумал Овэн и обратил внимание на ящики. Все они были помечены гербом семьи Фаларида и запечатаны.
   - Каждый из них предназначается для обмена,- пояснил Фаларид, предугадывая интерес посла,- Последние двадцать лет деньги на земле не в ходу. Поэтом торговцы предпочитают бартер.
   Овэну стало любопытно, что внутри и он решил угадать это:
   - Там оружие... или может быть провиант?! - предположил он.
   - Не угадали,- ответил Фаларид,- Там материалы, высококачественная сталь, синтетические ткани, изделия из пластика, а так же лекарства. В общем всё то, что на земле сейчас произвести не в силах.
   При мыслях о царящей на земле разрухе Овэну стало жалко тех, кто на ней обитает.
   - Подумать только, всего двадцать лет... - протянул он задумавшись.
   Вряд ли Овэн помнил время о котором говорил. Он принадлежал к поколению выросшему на ковчегах, а вот Фалариду было что вспомнить.
   Паника первых лет к тому моменту уже угасла, как и прежний мир. От него остались лишь догорающие угли. Именно такой, он, пятилетний мальчик, помнил землю. Ни правительства, ни оружие не смогло защитить людей.
   Бул Фаларид не был свидетелем того, как всё начиналось, но из архивов семьи он знал сухую статистику фактов. Пятьдесят лет назад на земле появились моосы. Их корабль завис над водами мирового океана, что вызвало бурную реакцию в обществе. С ними попытались связаться, вступить в контакт. К их кораблю искали путь толпы людей. Всякий, от любопытного зеваки, до убеждённого фанатика или сатаниста искал возможности попасть на их корабль. Кто-то делал это из праздного любопытства, кто-то считал, что сбываются древние пророчества, а кто-то искал ответы, тайные знания или силу, но моосы не реагировали. Они вообще ничего не делали. Их корабль просто продолжал висеть над морем.
   Со временем к присутствию их корабля привыкли и перестали заострять на нём внимание. Ну висит и висит. Что с того? Жизнь то продолжается!
   Время шло, но постепенно люди стали замечать странности. События были разными, но всё чаще в них видели след моосов. Потом стали раздаваться голоса с требованиями защитить их от пришельцев.
   Ситуация накалялась постепенно, как чайник на плите. Напряжение с улиц плавно перетекало в кабинеты чиновников и военных. Пока в один прекрасный день паника не стала такой, что одна из стран, после очередного, долгого и безрезультатного заседания ООН, не решила запустить в корабль ядерную бомбу... Даже это не помогло... Говорят, что корабль до сих пор весит на прежнем месте не сдвинувшись и на миллиметр. А старого мира уже нет...
   В этом свете ковчеги оказались выходом для многих. Жизнь явно имеет чувство юмора. Ирония судьбы - то, что должно было спасти человечество от перенаселения и стать переходным этапом в покорении глубокого космоса, стало для него спасением на земле.
   Уже никто не вспомнит имя того инженера-конструктора, который предложил эту идею. Но её воплощение, парящее в небесах, можно увидеть до сих пор. Ковчег - судно способное не просто летать, но держаться в воздухе сколько угодно времени.
   Мало кто относился к этой идее серьёзно, слишком уж она затратная, но те, кто отважился стать её спонсорами, сейчас держат в руках остатки нашего мира. Таким был и предприимчивый отец Фаларида.
   Смотря на эту авантюру с высоты прожитых лет он мог сказать, что затея отца стоила всех вложений. Теперь он был Властителем. Хозяином не только лучшего из ковчегов, но и жизней пятидесяти тысяч человек.
   Над головами пассажиров загорелся красный сигнал оповещая о скорой посадке. Этот сигнал заставил Фаларида отвлечься от воспоминаний. Какой бы раньше не была земля, он не горел желанием на неё возвращаться, но обстоятельства были сильнее.
   - Надеюсь нам удастся быстро расправиться с этим делом и распрощаться со здешними обитателями,- подумал Фаларид и приготовился к выходу. Челнок качнуло в последний раз и красный световой сигнал погас. Они прибыли.
  

Глава 3

  
   Люк в задней части челнока открылся и отполз в сторону. Охрана сидевшая подле господ вскочила и вылетела наружу. Солдаты осмотрелись и через минуту вернулись доложив обстановку.
   - Господин, дорога чиста,- отрапортовал капитан конвоя,- Мы можем выдвигаться дальше.
   Бул Фаларид кивнул и поднялся с места. Овэн последовал за ним. В проёме люка сын Гаруса Отважного увидел серое небо и неприветливый пейзаж. Он спустился по трапу и ступил на пыльную землю. В этот момент его стало одолевать скверное чувство. Словно мир, до этого двигавшийся, внезапно и резко остановился, впечатав неосторожного человека в стену. К горлу подступила тошнота и Фаларид почувствовал головокружение.
   Земная болезнь одолевала каждого, кто спускался с ковчега на твердь, а иногда даже тех, кто просто переходил с одного корабля на другой. Увы, даже личный врач Властителя Сиракуз не мог найти лекарства от неё. Чернь говорила, что так земля встречает своих блудных детей и это не предвещает ничего хорошего. Люди же сведущие в медицине считали, что дело в вестибулярном аппарате человека. Дескать покой под ногами непривычен, тем, кто вырос при постоянной вибрации корабля. Так или иначе Бул Фаларид твёрдо знал лишь одно, - вплоть до самого возвращения на ковчег его будет жутко тошнить, а желудок будет воротить словно от тухлой еды.
   Фаларид набрал в грудь воздуха и сделал несколько шагов вперёд. Получилось неплохо. Однако на последнем шаге он почувствовал сопротивление, будто на пути у него выросла стена. Но в следующее мгновение она растаяла и омыла его потоками Н2О, заставив вздрогнуть и качнуться вслед за волною воздуха.
   - Вот уж отчего точно будет укачивать всю дорогу! - зло подумал Фаларид, переводя дух.
   Ветер был ещё одной напастью неведомой для жителей небес. В закрытых помещения ковчега микроклимат создавался искусственно и разумеется ни о каком сильном ветре там и речи быть не могло. А в добавок ко всему прочему здешний ветер был порывистым, пронизывающим и холодным. Поэтому прогулка по земле сулила для господ массу мало приятных впечатлений.
   Юный посол вышедший вслед за Фаларидом запнулся и наклонился грозясь упасть, но к чести сказать, удержался на ногах.
   - Вы в порядке? - спросил Фаларид обращаясь к Овэну.
   Тот напряжённо сглотнул и через силу ответил: "Да, вполне... Никогда бы не подумал, что на земле может быть так мерзко!"
   Овэн окинул взглядом округу. Перед ним предстал величественный залив. На другой стороне которого виднелись растущие словно из воды горы. Серые и холодные волны омывали пустой берег от которого неровным полотном расстилалась растительность.
   Ковёр из тёмно-зелёной, жёлтой и бурой травы покрывал землю, местами переходя в небольшие кусты или проплешины усыпанные галькой. Кое-где в него вплетались клочья мха или лишайника. Пейзажу явно не хватало красок. Однако это не лишало его грубой красоты.
   Трава была низкой и жёсткой. Редкие, маленькие и неприметные бутоны цветов осторожно выглядывали сквозь строй острой травы. Вдалеке виднелись растения и повыше.
   - "Какая гадость!" - подумал Овэн, а в слух произнёс,- Наверное это деревья...
   Фаларид проследил за взглядом посла. Его взору предстал частокол из высоких, покрытых иголками деревьев. Стволы их были покрыты мелкими чешуйками. Местами в их строе попадались сухие, и оттого пожелтевшие, или болезненно скрюченные деревья.
   - Да... наверное,- подумав ответил Фаларид, а затем тихо добавил,- Хотя в корабельной оранжерее они выглядят по другому.
   - Это сосна,- пояснил капитан конвоя,- деревья дикорастущие.
   - Как-то за ними плохо ухаживают... - заметил Фаларид.
   - За ними некому ухаживать.
   - Как это? - удивился Фаларид.
   Капитан конвоя легонько улыбнулся и ответил:
   - Местные называют её природой... Считают, что она заботиться обо всех животных и растениях на земле.
   - Ну у неё и аппетиты! - воскликнул Фаларид,- Ни одному Властителю ещё не приходило в голову назвать себя хозяином всего,- затем он задумался и после добавил,- Однако, хозяин из неё так себе. Вещи нужно держать в надлежащем состоянии, а это... - он указал на простирающийся вдалеке лес,- просто безалаберность! Настоящий хозяин не может так относиться к своим вещам.
   - Господин, местные верования специфичны... - начал капитан тщательно стараясь подобрать нужные слова,- Насколько я могу судить они не считают природу хозяином всего этого.
   - То есть как? - изумился Фаларид.
   - А так,- ответил капитан и пожал плечами.
   - Ты хочешь сказать, что всё это бесхозное?
   - Можно и так сказать,- согласился капитан и Фаларид задумался.
   С одной стороны часть его не могла спокойно смотреть на подобную безответственность. Она была возмущена таким положением дел. А с другой стороны здравый рассудок взвешивая все за и против, задавался вопросом: "А стоит ли оно того?" - и не мог найти ответа. Фаларид мог бы взять это место под опеку и стать её хозяином, но... Но рассуждения в сторону! В конце концов он прибыл сюда с конкретной миссией! Так что не время думать на отвлечённые темы.
   - Давайте продолжим путь,- предложил Фаларид своим спутникам и Овэн тут же подхватил эту идею.
   - Да, чем скорее закончим, тем быстрее вернёмся домой! А далеко ли нам идти?
   - Пару километров,- ответил капитан конвоя.
   - Пару километров! - посол закипел от возмущения и был готов взорваться от негодования. Ещё бы. Никто же не предупредил его о том, что придётся терпеть такие лишения. Однако Овэну хватило ума чтобы не высказывать своё недовольство вслух,- Пойдёмте уже! - произнёс он с горечью и двинулся вперёд.
  

Глава 4

  
   Охрана тут же пришла в движение. Двое солдат с оружием на перевес пошли вперёд. Двое встали после остальных прикрывая тыл. В центре образовавшегося квадрата шёл капитан вместе с Овэном и Фаларидом.
   Отряд двигался достаточно медленно. Господа не привычные к местным условием передвигались пингвиньей походкой. Охрана же напротив шла уверенно и легко, словно бывалые моряки в девятибалльный шторм.
   - Как вас зовут? - спросил Фаларид обращаясь к капитану конвоя.
   - Лев,- лаконично ответил тот, продолжая в пол глаза следить за окружающей обстановкой. На вид ему было лет сорок. Голову его украшал ёжик из седеющих волос, но это не делало его стариком. Почтенный ветеран находился в прекрасной форме и своим подчинённым в выучке не уступал.
   - Как я вижу это не первый ваш визит сюда. Вы давно ходите по земле, - заметил Фаларид.
   - А вы проницательны, это действительно так,- ответил Лев.
   - Может расскажите что-нибудь о местных? Что нас ждёт впереди?
   Капитан конвоя немного задумался и ответил:
   - Впереди нас ждёт "рынок". Это площадка в несколько десятков гектаров на которой назначают встречи "торговцы".
   - А почему бы им не собраться в одном месте? - подал голос Овэн,- Так было бы проще их найти.
   - Господин, это слишком умные крысы,- ответил Лев,- На этой территории есть несколько мелких поселений, где можно найти, что-нибудь броское, но ни один из торгашей не будет таскать ценный товар у себя за пазухой. Они прячут его в тайниках, чтобы его не попытались отобрать, а встречи назначают здесь. Если торговец увидит, что его пытаются обмануть, то сразу сбежит. Вот и всё.
   - А далеко нам до места? - не унимался Овэн.
   - Ещё примерно полчаса ходу, если не будем терять темп, - ответил командир конвоя.
   В это время солдат шедший впереди остановился и поднял руку в предупредительном жесте. Конвой тут же замер как вкопанный. Солдат без слов указал в сторону и поднял четыре оттопыренных пальца. Капитан поднёс к глазам бинокль и посмотрел в указанном направлении.
   - А можно мне полюбопытствовать? - обратился к капитану Фаларид и тот подумав передал ему бинокль.
   - Там,- произнёс капитан указывая куда нужно смотреть.
   Фаларил посмотрел в том направлении и увидел вдалеке четверых. Он настроил окуляры бинокля и смог разглядеть их лица. Судя по всему они ещё не успели заметить, что за ними наблюдают. Что было немудрено, ведь они так напряжённо делили что-то.
   - Мародёры? - предположил Фаларид и Лев кивнул в ответ, подтверждая его догадку.
   - Это место не так пустынно, как может показаться. Стервятников и двинутых здесь тоже хватает. Сейчас спорят, через минуту начнут драться, а потом перестреляют друг друга,- констатировал капитан,- Именно поэтому мы идём с вами.
   - А что это они делят? - Фаларид навёл бинокль, чтобы лучше рассмотреть продолговатый предмет у их ног,- Это... капсула?
   - Можно и так сказать,- нехотя ответил капитан.
   - А если подробнее? - настоял Фаларид.
   - Предмет, который вы видите, господин, это скорее снаряд, чем капсула,- объясни Лев,- Их называют Икарами. По сведениям, полученным от местных аборигенов, моосы сбрасывают их на землю.
   - Это бомба? - изумился Овэн,- Зачем же они её делят?! Тут не делить, тут бежать надо!
   - Мы не знаем что это точно такое... и никто не знает,- продолжил капитан,- Внутри находиться начинка. Биологическое вещество богатое протеинов и белков. Местные его используют в качестве пищи.
   Последние слова вызвали шок даже у Фаларида. Господа в недоумении переглянулись.
   - Вы серьёзно? - переспросил он.
   - Более чем,- невозмутимо ответил Лев,- Если доведётся проходить через поселения, то мой совет, не пробуйте ничего из местной кухни. Бывает что аборигены добавляют в неё что-нибудь и похуже.
   - Но зачем? Это же противно, - возмутился посол,- и опасно!
   - Но это лучше, чем голодная смерть,- парировал капитан,- Хочешь жить, умей вертеться. Вот местные и приспосабливаются как могут.
   - Ужас! - выдохнул посол и с тоской посмотрел в сторону челнока. Сейчас ему как никогда захотелось вернуться назад, в тёплый и обеспеченный дом.
   - Не волнуйтесь, уже скоро,- заверил посла Фаларид, уловив его мысль,- И что вы собираетесь делать капитан? - спросил он у сопровождающего.
   - Обойти их, вот самый верный путь,- капитан почесал подбородок,- Будь они на двести метров левее, то мы бы смогли сделать это почти не меняя курс, однако нам придётся двигаться по широкой дуге, чтобы обойти холм и это прибавит около получаса пути.
   - Быть того не может! - возмутился Овэн,- А что мешает перестрелять их? Нас больше и у нас есть оружие!
   - Господин, будь мы с вами на герцогской охоте, то я бы так и поступил. Но моя задача доставить вас в целости и сохранности назад, а не охотиться на них. Любой из них может выстрелить по Икару. Я не могу рисковать вашими жизнями.
   - Но я приказываю вам! - посол перешёл на повышенные тона.
   Капитан конвоя умолк, наблюдая за распалившимся послом. Перечить он не мог, но и подчиниться тоже... Лев искоса посмотрел на Фаларида, задавая немой вопрос и ожидая его решения. Как никак тот был членом семьи Властителя и если кто и мог сейчас приказать капитану, то только Фаларид.
   - Господин посол, я не думал, что для сына герцога Ламо эта прогулка может быть столь обременительной! Прошу простить меня за не предусмотрительность. Однако, если это так, то я не могу отказать своему гостю... - заверил Фаларид, заставив Овэна задуматься.
   Так или иначе сын любого Властителя воспитывался как лидер способный принимать правильные решения и руководить. И здесь не было важно, каким по счёту он родился. От любого ждут необходимых качеств и верных действий. Бул Фаларид знал об этом и неспроста упомянул отца Овэна.
   Властитель не одобрит столь опрометчивого поступка, тем более от своего сына. И вот уж кто будет смеяться над подобным, так это братья Овэна.
   "Нет, уж лучше дальняя дорога, чем снова их насмешки!" - подумал он и ответил,- Нет, нет, вы меня не правильно поняли... Я лишь хотел... обезопасить наш путь! Нельзя же оставлять их у нас в тылу!
   - Ручаюсь люди Сиракуз знают своё дело! Нас охраняют лучшие из лучших. Простой солдат не получил бы такое имя*. Ведь так капитан?
   --------------------------------------------------------------------------------------------
   Имя* - рядовые члены экипажа ковчега не получают титулы. Титул является привилегией семьи Властителя. Однако особо отличившиеся могут быть награждены именем. Такое имя замещает имя данное при рождении и указывает на достоинства своего носителя. В редких случаях традицию дарования имён используют и в качестве наказания. В таком случае Властитель дарует члену команды имя подчёркивающее его недостатки.
   --------------------------------------------------------------------------------------------
   - Так точно! - отрапортовал Лев вытянувшись по струнке смирно.
   - Тогда продолжим путь! - поспешил закончить разговор посол и отряд двинулся дальше.
  

Глава 5

  
   Около получаса группа шла молча вслушиваясь в звуки тяжёлых, накатывающих на берег волн и далёкие стенания ветра. Где-то в траве шуршали невидимые жители побережья и зловеще стрекотали насекомые, нагнетая атмосферу.
   Когда же обстановка стала совсем уж гнетущей Фаларид решил прервать молчание:
   - Какое здесь необычное небо. Вы не находите? - начал он, обращаясь к спутникам.
   - С земли оно выглядит иначе, чем из ковчега... - поддержал его Оваэн,- Словно находишься на дне котелка.
   Капитан конвоя хмыкнул прислушиваясь к их рассуждениям и опасливо покосился вверх.
   - Только у этого котелка нету крышки! - заметил Фаларид.
   - И тем не менее это не мешает ему быть опасным,- ответил капитан не сводя глаз с небосвода,- Главная угроза находиться не на земле, а в небе.
   - Вы так думаете? - спросил Фаларид.
   - Моосы взяли этот мир не сделав ни единого выстрела. Разве при этом нужны ещё какие-то доводы? - и тут с капитаном было сложно поспорить.
   - Может вы их ещё и боитесь? - подначил его Овэн.
   - Их есть за что опасаться,- уверил капитан,- Знакомый враг не так страшен, как неизвестный. А что мы о них знаем?
   "Почти ничего. За все двадцать лет",- подвёл мрачный итог Фаларид и в голове его возникла мысль,- Кстати, местные должны же знать о них больше нас! - заметил он уже вслух.
   - О, каких только страшилок о них вы не услышите! - заверил Лев,- Местные говорят, что они наводят туманы, что сводят людей с ума, из-за них Икары падают с небес на землю, от них киснет молоко, еда гниёт, а ещё они похищают людей и оставляют на полях таинственные знаки. И это только малая толика того, что им приписывают. Но даже при всём желании я не смогу поверить в реальность этого бреда. Я не спорю, моосы обладают силой, но для аборигенов они - это страшилка, которой пугают детей и козёл отпущения в одном лице.
   Отряд обогнул холм и оказался перед входом в ложбину.
   - Ну вот мы и на месте,- подвёл итог Лев,- Где-то здесь нас должен ждать торгаш,- Лев осмотрел через бинокль дно ложбины,- Там у старого дерева.
   - Я ничего не вижу,- сказал Фаларид напрягая зрение.
   - Сейчас увидите, - заверил Лев и скомандовал,- Леви, Ивр займите позиции на склонах, а мы спустимся вниз.
   Подчинённые поспешили выполнить приказ капитана и тихо растворились в местном пейзаже. Сам же капитан в сопровождении оставшихся бойцов повёл господ в ложбину. Когда они приблизились к стволу сухого дерева, торчащего на самом дне ложбины, то от него отделилась тень и замерла ожидая гостей.
   Это был низкий, полный и смуглый человек. Подойдя ближе Фаларид разглядел небольшие с хитрым прищуром глазки. Незнакомец быстро окинул гостей взглядом, мысленно посчитав сколько может стоить всё их снаряжение вместе взятое и лукаво улыбнулся. Не было понятно, действительно ли он вознамерился обобрать покупателей или это была профессиональная привычка. Но в любом случае Фалариду этот персонаж не нравился.
   Крысёныш сделал шаг вперёд и замахал приветствую покупателей:
   - Рад вас видеть! - воскликнул он, словно увидел старых друзей,- Приятно увидеть такую компанию. Надеюсь дорога не была длинной? - спросил он, отчего Овэн болезненно скривился,- Узнаю настоящего небожителя, вас укачивает на земле! Вам нужно отдохнуть!
   - Хватит слов! Мы пришли за товаром,- напомнил Лев.
   - Не спиши, пёсик. Я сам решу когда будет достаточно,- ответил собеседник в предвкушении потирая руки,- Господин, какой красивый у вас обруч!
   - Это часы,- сдержанно ответил Фаларид.
   - Правда, может вы хотели бы его обменять! - настаивал торгаш протягивая руки,- Товар того стоит.
   - Наглец, ты сейчас протянешь ноги! - с угрозой в голосе предупредил Лев,- Господин сам решит, чем с тобой расплатиться.
   - Вы пришли за очень редким и ценным товаром. Мне пришлось положить не одного наёмника прежде чем они смогли его достать, - возмутился торговец,- Я требую соразмерной платы!
   Капитан конвоя без лишних слов достал нож и подошёл к торгашу. Глаза крысёныша горели злобой. Он хотел было прыснуть какую-нибудь гадость в сторону капитана, но заметив что-то за спиной Льва присмирел. В его взгляде мелькнули досада и отчаяние, а затем торговец окончательно скис.
   - Прошу вас, господин, это была шутка! - взмолился он, падая на колени.
   Лев навис над крысой ожидая приказа.
   - Думаю, что он усвоил урок,- произнёс Фаларид и обратился к продавцу, - Ты получишь должную плату, если я сочту товар достойным.
   Крысёныш приободрился и вскочил на ноги:
   - Можете не сомневаться, вы останетесь довольны! - начал заискивать он., на что господин лишь сухо кивнул в ответ. Отчего потухшие глаза крысёныша снова заблестели.
   - Прошу, идите за мной я покажу вам товар! - произнёс торговец раскланиваясь и увлекая за собой Фаларида.
   - Как-то странно себя ведёт этот нахал,- тихо заметил Овэн, следуя за ними,- Сначала хамил, а теперь ботинки лижет.
   - Он заметил на склоне наших стрелков,- так же тихо ответил Лев,- Держу пари, что в засаде сидят его люди. Вот только тягаться в скорости с нами они не смогут.
   - Почему вы так в этом уверены?
   - В ином случае эта крыса уже бы отдала приказ открыть огонь,- пояснил Лев,- Будьте начеку ещё не всё кончилось.
   Крысёныш вытащил из под корней дерева свёрток и бережно размотал его, поставив содержимое на плоскую корягу, чтобы покупатель мог осмотреть товар.
  
  
  
  
  

Глава 6

  
   Перед взором Фаларида предстал вытянутый цилиндр не более пятнадцати сантиметров в высоту и не более семи сантиметров в диаметре с прозрачными, ровными и немного выщербленными от времени краями. Венчало его отверстие на тонкой ножке. Фаларид нагнулся, что бы лучше рассмотреть его и нахмурился.
   - Да ты меня обмануть вздумал! Она поддельная! - воскликнул он ткнув в бутылку пальцем.
   Торговец подпрыгнул на месте и чуть было не испытал сердечный приступ, когда увидел столь бесцеремонное обращение со своим сокровищем.
   - Да, как же у вас язык повернулся такое сказать! - взмолился крысёныш,- Настоящее чудо! Взгляните! - с этими словами он перевернул бутылку верх дном и продемонстрировал покупателю.
   На донышке была выдавлена буква "Э" заключённая в окружность, а рядом с ней стоял ряд цифр заканчивавшийся надписью: "0,5 л, 2034г". Над этой надписью располагался треугольник из указывающих друг на друга стрелок в центре которого было начертано: "Солнечногорский стекольный завод".
   - Видите! Я правду говорю, этот артефакт привезли с другого конца света и создан он был ещё до прибытия моосов. На нём даже осталась часть оригинальная этикетки! - возмущённо доказывал торговец махая раритетом перед носом у Фаларида.
   Фаларид ловким движением руки перехватил у торгаша бутылку и присмотрелся к ней повнимательнее. От этикетки на бутылке остались лишь следы. Да и глазу на её тёмно-зелёных боках зацепиться было решительно не за что. Качество изделия, с учётом его возраста, было хорошим. По крайней мере Фалариду не удалось различить на нём трещин или пузырьков.
   - Эх, надо было взять с собой фамильного ювелира! - с досадой подумал он,- А так ведь даже не разберёшь, что этот шельмец пытается втюхать,- Бул Фаларид перевёл взгляд на своих спутников и спросил,- Что скажете, господин посол?
   Это вопрос заставил Овэна растеряться:
   - Увы, я не знаток древности,- попытался оправдаться он подбираясь ближе и озадаченно рассматривая товар,- А что это за значки?
   - Это,- крысёныш указал на стрелки,- клеймо великих мастеров создавших это чудо. А это,- торгаш ткнул в цифры и важно пояснил,- защитные заклинания, призванные сохранить сей сосуд!
   - Эм... я не знаток нумерологии, но по моему нас хотят обмануть... - шепотом заметил Овэн, наклонившись к Фалариду. В голосе его звучало искреннее сомнение.
   - А что вы скажете о самом предмете? - так же шепотом спросил Фаларид,- Он понравиться вашей сестре?
   Овэн взглянул на стеклянную бутылку в руках Фаларида и крепко задумался.
   - Она любит всё старое... - неопределённо ответил он пожав плечами,- В смысле древнее и необычное.
   На этот раз пришла пора Фалариду задуматься. При таком условии товар можно было взять, но торгаш заламывал за него немалую цену. Немалую цену за кота в мешке...
   - Ну хорошо любезный,- перешёл он в наступление,- Раз уж это, как ты говоришь, сосуд, то он должен как-то закрываться,- резонно заметил Фаларид взвешивая в руке бутылку,- А как закрывается этот?
   - Эээ... для него есть крышка,- с натугой ответил крысёныш,- Видите бороздки на горлышке. Она завинчивалась сверху.
   - Ага, значит товар некомплектный! - воскликнул Фаларид,- Где же крышка?
   - Её нету... - скрепя зубами признался крысёныш.
   - Как же так! - наигранно удивился Бул,- Что же ты нам продать пытаешься?
   - Да, зачем она вам, господин? - начал отговариваться торгаш,- Эту мелочь может заменить любая пробка!
   - Нет уж! - запротестовал Фаларид,- Раз это древний артефакт, то и крышка у него должна быть соответствующей! Не может дорогой алмаз в навозе валяться, а коли так, то подавай сюда и крышку!
   Крысёныш втянул шею и оскалился. Признавать поражение он явно не хотел. Да, что толку, сложить дважды два он мог и оттого прекрасно понимал, что сейчас от него потребуют скидку.
   - Ну! - надавил на него Фаларид и торгаш был вынужден согласиться и снизить цену. Сделка была заключена.
   Когда стороны ударили по рукам капитан конвоя связался с челноком и тот вылетел к месту встречи, а пока все с нетерпением ждали его появления. Начало вечереть и на небе стали проступать звёзды. После сделки крысёныш нервничал и постоянно поглядывал в небо, словно боясь там что-то увидеть или наоборот не увидеть. По нему трудно было понять, что это - желание побыстрее получить свою плату или страх перед чем-то, что может наступить до этого момента. Но несмотря ни на что продавец находился в приподнятом настроении. Невзирая на то, что ему пришлось отказаться от части цены, он всё равно теперь будет более чем богатым человеком.
   - Эй, Клайди! - закричал он прогоняя свою тревогу и потребовал,- неси сюда бурдюк!
   В кустах находящихся неподалеку что-то зашевелилось и на свет божий вылез маленький и тощий мальчик. Мальчишка бодрой рысцой побежал в сторону своего хозяина неся на плечах огромного размера бурдюк в котором плескалась жидкость. Когда мальчишка остановился рядом с крысёнышем тот схватил бурдюк и потянул на себя. Он колебался некоторое время и раздумывал о чём-то, а потом спросил:
   - Не желаете отведать? - предложил он покупателям,- Лучшее вино во всей округе! Специально берегу для подобных случаев,- расплывшись в довольной улыбке он вытащил пробку из бурдюка, которая ко всему прочему оказалась ещё и стаканом, а затем наполнил её и протянул Фалариду.
   Покупатель покосился на стакан многозначительно приподняв бровь. Во взгляде его читался вопрос с толикой сдержанного возмущения: "Это мне?"
   Крысёныш обиделся, было видно, что такой поворот его задел. Однако секундой позже, придя к какому-то решению, он усмехнулся, стукнул себя по лбу и первым осушил стакан.
   - Замечательное вино! - произнёс он демонстрируя дно стакана.
   Фаларид убедившись, что с продавцом ничего плохого не происходит посмотрел на господина посла. Тот заинтересованно шмыгал носом ловя необычный для себя запах.
   - Что это? - спросил он.
   - Это вино со специями! Очень вкусная вещь! Попробуйте! - попросил крысёныш и протянул Овэну полный стакан.
   Посол смутился и нехотя принял стакан из рук продавца. Было видно как ему неловко и неудобно. Он поднёс стакан к губам и принюхался. Пахло чем-то пряным и острым. Овэн опасливо осмотрелся по сторонам. Лев был занят наблюдением и всё время переговаривался с пилотом по рации. Челнок должен был прибыть с минуту на минуту и поэтому у него не было времени отвлекаться. Конвой стоял на страже и контролировал периметр. Когда же взгляд Овэна коснулся Фаларида тот лишь пожал плечами. В итоге собравшись с духом Овэн отважился отведать предложенный напиток.
   - Какой необычный вкус... - заметил он после того, как стакан опустел,- но приятный!
   Памятуя о словах капитана Фаларид ответил:
   - Только не спрашивайте что туда добавляли...
   Эти слова возмутили крысёныша, он недовольно запротестовал:
   - Это самые лучшие специи: глютамат натрия, бензол, ароматизаторы... идентичные натуральным! И самое главное добавки Е211, Е200 и моя любимая Е202! - после чего продавец опрокинул ещё один стаканчик и расплылся в довольной улыбке.
   Услышав ответ Овен сглотнул и опустил взгляд на дно стакана на котором плескались остатки подкрашенной жидкости. Не известно чем бы закончилась эта ситуация, но воздух над головами собравшихся разрезало хлопанье винтокрылого челнока и взгляды устремились на небо.
  

Глава 7

  
   - Бодрее, господин посол, - усмехнулся Фаларид,- На дне стакана правды нет!
   - Челнок на подходе! - отрапортовал Лев,- Через десять минут начнём разгрузку,- услышав эту новость крысёныш довольно потёр руки и закупорил пробку.
   - А кто этот малый? - поинтересовался Овэн указывая на Клайди.
   - Не только у господ есть свои рабы! - с гордостью заметил крысёныш и властно положил руку на плечо мальчика, от чего паренёк задрожал мелкой дрожью.
   - Мы не держим рабов! - возмутился Овэн.
   - Разве у господ нет слуг? - спросил торгаш жадно наблюдая за приближающимся челноком.
   - Это... иное,- уклончиво ответил Овэн.
   - Да, да иное! - охотно, но с нотками сарказма в голосе согласился торговец.
   Его лукавые глазки сверкали. "Вино" уже успело ударить ему в голову. Он раскрыл рот и Фаларид подумал, что торгаш собирается отпустить очередную колкость, но неожиданно челюсть собеседника отвисла и почти буквально упала на пол. Торгаш мгновенно протрезвел и с ужасом смотрел вверх, туда где находился челнок.
   Фаларид занервничал и перевёл взгляд на челнок, но тот продолжал рассекать темнеющее небо и лететь к цели как не в чём не бывало. Не заметив угрозы Фаларид обратился к крысёнышу:
   - Что случилось?!
   Через долгих десять секунд собеседник вяло промямлил и обмяк:
   - Теп-п-ерь не успеем!
   Фаларид рванулся к крысёнышу в надежде выбить из него ответ, но прежде чем ему удалось это сделать, нарастающий гул начал перекрывать хлопанье винтов и вой турбин челнока.
   В считанные секунды гул раскатился по округе и отозвался эхом. Затем одна из звёздочек на темнеющем небе сорвалась со своего места и полетела вниз. Фаларид и глазом моргнуть не успел как звёздочка увеличилась в размерах, а затем погасла. Гул стих и какое-то мгновение ничего не происходило. Окружающие замерли в страхе и смятении и лишь крысёныш уже давно драпал подальше от места встречи в сторону леса. Фаларид заметил как он впопыхах пытается выбраться из ложбины, но предпринять ничего не успел.
   Челнок качнулся и вспыхнул багровым облаком. Лев всё это время кричал, что-то в рацию и требовал от пилота, но в ответ из динамика доносился лишь безумный и отчаянный крик. Затем он потонул в белом шуме и затих.
   Находящиеся на земле с ужасом смотрели как челнок развалился на части и мелкой пылью осыпался на землю.
   - В укрытие! - закричал Лев и все последовали за крысёнышем. В спину беглецов уже клевали мелкие осколки, а чуть позади катился шквал небесного огня.
   В мгновение ока всё вокруг пришло в движение. Загудела земля поражённая осколками. Истошно завопили жители подлеска. Заверещали птицы взмывая в небо. Всё вокруг танцевало, содрогалось и заходилось в диких конвульсиях.
   Фаларид отчаянно рванулся вперёд, настиг убегающего торгаша и повалил его на землю.
   - Что это, чёрт тебя подери?! - закричал он железной хваткой сжимая горло крысёнышу.
   - Икар... упал,- сдавлено протянул он и в глазах его читался суеверный страх.
   Бул хотел придушить крысу за то, что он не предупредил их об этом. Ведь видел же гадёныш! Заранее знал! А теперь его жадность погубит их всех...
   Со стороны раздался чей-то крик и Фаларид узнал голос Овэна. Он отвлёкся от крысы и тут неведомая сила подняла его и подбросила вверх. Очнулся Фаларид через несколько минут. Он лежал присыпанный землёй, а в ушах у него была вата. Вокруг продолжался безумный кавардак. Останки Икара падая с неба прорезали воздух диким гулом и врезались в землю. Рядом с Фаларидом появился Лев. Он что-то кричал, но Фаларид не слышал его. В конце концов Лев бросил попытки достучаться до господина, быстро осмотрел его и перекинув руку Фаларида через плечо поднял его на ноги.
   Лев потащил господина вперёд в лес. В нос ударил запах гари, но к нему примешивался какой-то чуждый странный запах. Всё вокруг было словно подернуто розовой дымкой.
   Краем глаза Фаларид заметил конвойного оставшегося позади. Тот силился совладать с собой. Он мотал головой словно желая отогнать невидимых пчёл и отбивался от них прикладом. Лицо его искажала гримаса боли и страха. В какой-то момент он открыл огонь в своего воображаемого противника и следы трассирующих пуль окрасили округу, чуть было не задев беглецов. Стрелял он наугад, не целясь, а потом дрожащей рукой приставил к подбородку автомат и нажал на пусковой крючок.
   - Безумие! - подумал Фаларид под короткий хлопок выстрела.
   В этот момент Лев раздвинул листву подлеска и втащил туда Фаларида. Он бережно опустил его под ствол большого дуба и произнёс:
   - Ждите здесь, тут безопасно! - а затем растворился в сгущающихся сумерках.
   Оглядевшись Фаларид заметил рядом с собой тело Овэна. Тот лежал и не шевелился, так что Фаларид решил, что посол уже умер. Он перевёл взгляд на затихающий небосвод. Гул падающего Икара стих и ночь теперь полнилась лишь звуками переполошенных зверей. Они вопили и бежали прочь от ночного кошмара.
   Позади тлела сухая трава источая дурманящий аромат. Фаларид смотрел на розовую дымку мирно расстилающуюся по полю, которое они только что пересекли и медленно сходил с ума. Вернее он искренне считал, что так и есть. Настолько сюрреалистичным было происходящее.
   Смерти безумная гонка, ещё не успела оставить его сердце, заставляя ловить ртом воздух и содрогаться от перенапряжения, а вокруг уже не было и намёка на её появление. Лишь розовый туман сгущался поглощая траву и скрывая следы минуту назад бушевавшей бури.
   - Наверное это трава так действует, - решил он,- Хотя постойте, - тут он понял что вполне отчётливо осознаёт себя и всё что с ним происходит,- Нет, это не дурман,- с тревогой подумал он и посмотрел вперёд. Перед ним раскинулся величественный ночной лес полный притаившихся в нём опасностей.
  
  

Глава 8

  
   Фаларид замер вслушиваясь и всматриваясь в незнакомую лесную чащу. Он был не из пугливых, но ему, как жителю небес, такое обилие зелени, всех форм и размеров, было в новинку. При этом Фаларид понимал, что некоторые из этих растений могут быть весьма опасны.
   Это обстоятельство не вызывало у него страха. Он испытывал удивление, какое связано со всем новым и необычным, а так же интерес и возможно даже толику восхищения. Он расценивал лес как очередное препятствие, которое нужно преодолеть. Однако пока никак не мог понять, как это сделать?
   Пока Фаларид размышлял рядом что-то зашевелилось и засопело. Бул перевёл взгляд на посла, тот мирно храпел во сне.
   - Поражаюсь его способностям! - изумился он и начал расталкивать Овэна.
   Посол почувствовав чьё-то прикосновение мгновенно проснулся и чуть было не подпрыгнул:
   - Что, где я?! - воскликнул он приходя в себя.
   - Всё там же,- ответил Фаларид,- на земле.
   - Скажите, что это был сон, - взмолился Овэн,- Прошу вас! Это нечто с неба, бег и этот туман... Мы же не могли потерять челнок, верно?
   Фаларид лишь участливо пожал плечами:
   - К сожалению могли,- констатировал он,- Иначе мне придётся допустить возможность коллективных снов, а я в них не верю. Кстати о тумане... - Фаларид опасливо покосился назад. Розовое облако постепенно оседало на траву,- Лев ушёл минут двадцать назад и до сих пор не вернулся.
   - Может нам просто подождать его? - предложил Овэн.
   Они подождали ещё полчаса, но Лев не возвращался. Время тянулось бесконечным веретеном, но ничего не происходило. Лес стих и людей стал сковывать сон. Овэн поудобнее устроился у корней дерева и заснул. Фаларид же наоборот старался не спать, но со временем дремота одолела и его.
   Проснулись они только под утро, когда солнце взошло на небо и выпала холодная роса.
   Наконец-то Фаларид устал ждать и осторожно вышел на поляну. Вслед за ним потянулся и Овэн.
   Там, на месте крушения, было необычно тихо. Туман уже осел на землю. Ветер как ни в чём не бывало играл со стеблями и листьями растений, вот только все они были розового цвета.
   - Э... а может это всё-таки сон? - с надеждой спросил Овэн, разглядывая поляну, на которую приземлились остатки Икара и осторожно потыкал палочкой в розовый кустик.
   - Хотел бы верить,- уже не уверенно ответил Фаларид,- Как думаете, такое часто происходит на земле? - спросил он спутника.
   Посол почесал в затылке и заключил:
   - Лучше спросить нашего охранника, когда он вернётся.
   - А когда он вернётся? - задал риторический вопрос Фаларид,- Вы видите его на поляне? - он всё это время всматривался в горизонт.
   - Нет, - признался Овэн.
   - Вот и я не вижу... а он где-то должен быть... Как и остальной конвой .
   И правда на поверхности, покрытой розовым цветом не было ни одной живой души. Даже кузнечики певшие весь вечер куда-то делись.
   - Но где же тела? - ломал голову Фаларид и искал взглядом ответ,- Если они погибли, то от них хоть что-то должно было остаться.
   - Значит они живы,- предположил Овэн.
   - Тогда почему не возвращаются к нам? - задал резонный вопрос Бул.
   Увы, на этот вопрос ответа не было и Овэн лишь пожал плечами теряясь в догадках:
   - Может эта штука ядовита? - предположил он,- Боже! Я же дышал ею! То-то у меня голова как не своя...
   - При этом,- Фаларид кивнул на поляну,- она не трогает растения? - он сел у самого края и аккуратно сорвал стебелёк. Верхняя его часть была розовой, а нижняя осталась зелёной, так что за неё можно было без опасений держаться,- Такое чувство что эта дрянь въелась в растение. Нет уж, скорее вы просто ударились головой, когда падали,- Овэн промолчал почёсывая шишку на голове, - По-моему нужно искать укрытие,- подвёл итог Фаларид,- Тут холодно, а я не хочу простыть.
   - И где же нам его искать? - спросил Овэн с опаской покосившись на лес.
   - Да, где-то там,- подтвердил его опасения Фаларид.
   В этот момент в подлеске зашумело, кусты задрожали и чья-то приземистая фигура метнулась средь деревьев. Овэн и Фаларид напряглись ожидая худшего, а тем временем нечто из леса неслось в их сторону. Ещё мгновение и из кустов на поляну вылетел и упал чумазый комок. Приглядевшись Фаларид понял, что у комка есть руки, ноги и даже глаза.
   - Клайди... - вспомнил он.
   При звуках своего имени малыш содрогнулся и рванулся в сторону. Казалось, что он был напуган ещё больше, чем обычно.
   - Стой на месте! - приказал Фаларид схватив его за плечо,- Где твой хозяин? Где эта крыса!? - закричал он, отчего Клайди побледнел ещё больше.
   - Я-яя, моя голова... Я не знаю, не знаю! - бился в истерике Клайди.
   - Успокойтесь, вы же его добьете! - закричал Овэн пытаясь вырвать бедного раба из мёртвой хватки Фаларида.
   - Пусть ответит и останется в живых! - парировал Фаларид продолжая удерживать малыша.
   - Если он сейчас от страха испустит дух, то мы уже точно не сможем найти торгаша! - заметил Овэн. Услышав это Фаларид недовольно скривил лицо и нехотя отпустил свою добычу.
   - Ну, что парень, ты отведёшь нас к своему хозяину? - спросил Овэн у Клайди.
   Тот пялился на них непонимающими глазами, а затем закричал:
   - Кто вы?! Что вы?! Что я?! Где я?! - выпалил он и начал заикаться,- Я... я... я...
   Фаларид и Овэн переглянулись. Клайди не переставая неистово выплёвывал из себя один и тот же звук, а глаза его бешено крутились пытаясь сфокусироваться.
   - А он ко всему прочему ещё и больной! - заключил Фаларид,- Мда, много от него толку... - он задумался и предложил,- Давайте, для начала, попробуем найти обломки челнока. Может там будет что-нибудь полезное. Как-никак груз был хорошо защищён.
   - А он? - спросил Овэн кивая в сторону Клайди.
   - А что с ним станется? Оставим здесь,- ответил Фаларид и двинулся в путь. Следом пошёл и Овэн. Немного погодя он заметил, что и Клайди последовал за ними. Правда держался он в стороне и не приближался близко.
   Обломки челнока было не сложно найти. Над ними возвышался густой столб дыма, уходящего высоко в небо. Но не смотря на всю обманчивую близость места падения идти к нему пришлось долго.
   Всё дорогу Фаларид высматривал конвой. Не могли же люди Сиракуз бросить своего господина?! Он надеялся на то, что найдёт их или хотя бы их останки, но вокруг не было ни следа их присутствия.
   Под конец пути спутники успели изрядно устать. Проходя последний холм они с предвкушением ждали вожделенного финала этого похода, однако судьба внесла свои коррективы.
  
  
  
  

Глава 9

   - Чёрт, этого только не хватало,- посетовал Фаларид, разглядывая разбросанные обломки челнока. Они с Овэном залегли на вершине холма и теперь обозревали обстановку,- Похоже нас опередили...
   Фаларид был прав. Внизу копошились мародёры. Они пытались извлечь из обломков уцелевшие ящики и вскрыть их. Получалось у них это с трудом. Ящики были снабжены кодовыми замками и так просто не поддавались.
   - Этих оборванцев нужно как-то отвлечь,- произнёс Фаларид оглядываясь по сторонам и с удивлением заметил бредущего по их следам юродивого,- Клайди, - мягко подозвал он коварно улыбаясь,- Иди сюда!
   - Что вы задумали? - насторожился Овэн.
   - Сейчас увидите,- ответил Фаларид продолжая подманивать малыша. Тот нехотя подошёл ближе, но не настолько близко, чтобы его можно было схватить.
   Тогда Фаларид сорвал со своего рукава блестящую запонку и протянул её Клайди. Тот заинтересовался необычной вещицей, пропустив момент когда Фаларид сделал два шага ему на встречу. Как только Клайди оказался в зоне досягаемости, Фаларид не преминул прибрать его к рукам.
   - Попался,- произнёс он и не дожидаясь возражений со стороны Клайди швырнул его вниз со склона холма.
   Тот с криком, выпучив глаза покатился вниз и плюхнулся у самого подножья. Мародёры увидев незваного и странного гостя поначалу опешили, но быстро придя в себя, похватали, что было под рукой и бросились на незнакомца. Клайди не дожидаясь их "приветствия" помчался прочь увлекая за собой часть шайки мародёров.
   - Теперь у нас есть шанс! - с азартом сказал Фаларид указывая на ящики,- Идёмте! - произнёс он обращаясь к Овэну и призывно помахал рукой.
   - По-моему это было через чур жестоко,- с сомнением заметил Овэн.
   - Да не переживайте,- заверил Фаларид,- всё будет в порядке с этими оборванцами. Побегают и вернуться, главное, чтобы нас к этому моменту уже не было! - с этими словами Фаларид начал осторожно спускаться вниз. По дороге он прихватил обломок поувесистее.
   Местность вокруг была относительно пустой, только низкий кустарник, да густая трава, торчащая клочьями, произрастали здесь.
   Скрыться в такой полосе было трудно. Поэтому Фаларида быстро заметили. Правда двое оставшихся у контейнеров не смогли его задержать. Он стремительной рысцой преодолел расстояние до противника и не церемонясь расправился с ним.
   Он не стал проверять живы ли те, кто волей случая оказался у него на пути, а только сдёрнул сумку с плеча одного из них и принялся осматривать контейнеры. Фаларид в очередной раз помахал Овэну призывая того на помощь. Однако спутник почему-то медлил.
   Большая часть из контейнеров была искорёжена, а замки повреждены. Целый контейнер нашёлся не сразу и пока Бул набирал пароль от замка, мародёры успели вернутся. Увидев вора они устремились к нему. Возглавлял погоню лохматый здоровяк, явно бывший вожаком этой своры.
   - Овэн! Где вы, чёрт вас подери! - отчаянно прокричал Фаларид, но его спутник продолжал копаться на склоне.
   Бул быстро оценил обстановку. Времени у него было мало, как и шансов выжить при встречи с мародёрами. Их было слишком много. Поэтому Фаларид сгрёб в сумку брикеты лежавшие в контейнере и помчался прочь в сторону склона. Наперерез ему выскочил вожак. Он замахнулся на вора, но Бул был проворнее, он с ходу огрел противника обломком, который использовал в качестве биты.
   Бежать пришлось долго, до самого леса, но в конце концов преследователи отстали и Бул свалился без чувств у первого дерева. Чуть погодя, рядом с ним приземлился Овэн. Около минуты оба лежали приходя в себя.
   - А я надеялся, что мне не придётся читать мораль... - многозначительно заметил Фаларид, когда перевёл дух,- Но раз уж вы настаиваете! - с этими словами Бул дал подзатыльник послу и продолжил,- Это был скверный поступок.
   - Я хотел удостовериться, что малышу удалось уйти. Вот и замешкался... - оправдывался Овэн.
   - На кой нам этот юродивый? От него нет пользы! Нам о себе позаботиться надо.
   - Но вы подставили его,- напомнил Овэн.
   - Да и поэтому мы продержимся здесь ещё один день,- отмёл все претензии Фаларид,- Разве вас не учили, что Властитель должен уметь делать правильный выбор?
   - Вы начинаете напоминать моих братьев... - с горечью заметил Овэн.
   - Давайте посмотрим, чем нам удалось разжиться,- Фаларид перевёл разговор в другое русло и стал методично вскрывать упакованные брикеты. В них оказались лекарства. Стопки плотно сложенных таблеток, капсул и ампул, а так же бинты и повязки,- Не густо,- подвёл итог Бул,- Никакого оружия, никакого провианта.
   - И что теперь? - с тревогой спросил посол.
   - Не знаю... - нехотя признался Фаларид,- Нам нужна еда, но где её добыть,- он с сомнением посмотрел в сторону леса.
   - Мне не хотелось бы туда идти... - признался Овэн.
   - А у меня нет сил вас переубеждать,- ответил Фаларид закатив глаза и перевернулся на спину,- Значит мы умрём голодной смертью,- подвёл он итог, заставив Овэна задуматься и закрыл глаза. Сейчас ему больше всего хотелось спать или хотя бы передохнуть после бега. Мышцы дико стонали. Всего каких-то пару часов могли бы изменить дело и... и Фаларид помимо воли провалился в сон.
   Когда он проснулся день уже клонился к закату, а посла рядом не было. Фаларид чертыхнулся и позвал Овэна. Неожиданно он услышал ответ.
   - Я здесь! - ответил посол и выглянул из-за ствола соседнего дерева.
   - Что вы там делаете? - спросил Фаларид и присмотрелся повнимательнее, увиденное заставило его ощетиниться словно кота увидевшего собаку,- Ты! - воскликнул он и подался вперёд.
   - Вы напугаете его! - запротестовал Овэн, но Фаларид уже настиг и прижал малыша Клайди.
   - Зачем вы притащили его?! - потребовал ответа Бул.
   - Он поможет нам! - поспешил заступиться за малыша Овэн,- Он знает этот лес лучше нас. Вот, взгляните! - посол протянул спутнику маленький круглый предмет,- Это орехи! Их можно есть.
   - Внешне похоже на камни,- с сомнением ответил Фаларид, разглядывая предполагаемую еду.
   Тогда Овэн расколол орех и продемонстрировал его ядрышко. Затем он закинул его в рот и начал жевать.
   - А ещё малыш знает где находиться поселение,- закончил Овэн,- Он сможет отвести нас туда завтра.
   - А у него не случиться ещё один приступ амнезии? - поинтересовался Фаларид не выпуская из рук свою добычу. Клайди молча смотрел на своего палача ошалевшими от страха глазами. Если бы сейчас Фаларид почувствовал запах мочи, то не удивился бы.
   - Всякое может быть... но действовать лучше, чем просто сидеть здесь и ждать, верно? - резонно заметил посол.
   Взвесив все за и против Фаларид отпустил Клайди и тот поспешил скрыться за спиной своего заступника.
   - Надеюсь мне не придётся об этом жалеть,- подумал он провожая Клайди острым взглядом.
   После небольшого ужина из орехов и ягод спутники легли спать. Утром предстоял долгий путь. Однако выспаться удалось не всем. Всю ночь малыш Клайди стонал и бредил во сне. Так что Фалариду пришлось прогнать его подальше от лагеря.
  

Глава 10

  
   Утром Клайди вернулся. Однако выглядел он ещё более странно, чем обычно. Он притих и смотрел на мир ничего не понимающими глазами. Взгляд его был настороженным, удивлённым и менее осознанным.
   - Клайди,- тихо подозвал его Овэн и малыш нервно дёрнулся при звуках своего имени,- С тобой всё в порядке?
   Малыш посмотрел на собеседника словно видел его впервые. Овэн раздосадовано оглянулся туда, где всё это время стоял Фаларид. Тот молчал, в ожидании скрестив руки на груди. Взгляд его был красноречивее любых слов.
   - Так значит - не случиться? - произнёс наконец-то он продолжая вчерашний разговор,- Даже слов нет... И как мы его в чувства приводить будем?
   Овэн перевёл взгляд на Клайд. В глазах малыша застыл вопрос.
   - Ты же меня понимаешь, малыш? - с надеждой в голосе начал посол. Клайди подумал и кивнул,- Ты отведёшь нас к людям?
   - Людям? - озадаченно спросил малыш.
   - Ну, в поселение о котором ты вчера говорил,- пояснил посол.
   - Куда?
   - Не мучайтесь с ним,- произнёс Фаларид,- Он что-нибудь говорил о поселении когда был в себе?
   - Сказал, что оно недалеко, между лесом и побережьем. В той стороне,- посол указал направление.
   Фаларид выглянул из подлеска в котором они находились и оценил площадь поиска.
   - Это не один квадратный километр... За день мы столько не покроем, - хмуро заметил он, растирая ноющие мышцы,- Но вариантов немного. Возможно у аборигенов будет рация или что-нибудь в этом роде. Идёмте, в пути согреемся.
   И они, собрав свой скромный скарб, двинулись вдоль полосы леса. Продвигались они медленно. Берегли силы. Слева трещал и ухал густой лес, а вдали, по правую руку, можно было различить линию прибоя и где-то позади пробирался вслед за ними малыш Клайди.
   Группа шагала в пологе леса и искала возвышенности. С них был лучший обзор и Фаларид надеялся воспользоваться этим преимуществом. Однако, они полдня кочевали от одного холма к другому, но никаких признаков жизни в округе не было.
   Фаларид уже начал подумывать о том, что слова Клайди были очередным бредом сумасшедшего.
   - Вы уверены, что он говорил именно об этом направлении? - хмуро спросил он у посла, когда они остановились на привал среди холмов.
   - Он указывал именно в эту сторону! - озадаченно ответил Овэн.
   - И почему я сразу не подумал о том, что парень больной,- угрюмо заметил Фаларид.
   - А вам не кажется, что вы слишком предвзяты к нему? - робко заметил Овэн,- Он всё-таки нам помог.
   - Надеюсь, что при этом он не послал нас к чёрту на кулички. Я... - начал было Фаларид, но в этот момент в кустах что-то зашумело.
   Спутники развернулись лицом к опасности. Немного погодя Фаларид осторожно приблизился к кустам и раздвинул их. Внутри сидел спрятавшийся Клайди. Когда он увидел Фаларида, глаза его округлились, а вид стал ещё более жалким, чем обычно. В отличии от Овэна Фаларида он явно узнал сразу.
   - Брысь от сюда! - прыснул в его сторону Бул и Клайди вопя от ужаса в очередной раз покатился со склона. Достигнув его конца он вскочил и понёсся сломя голову прочь.
   Фаларид некоторое время наблюдал за его движением и в какой-то момент задумался.
   - Вам не кажется, что он бежит слишком... целенаправленно? - спросил он вдруг у Овэна. Спутник озадаченно посмотрел на него и Фаларид продолжил,- Куда обычно прячется ребёнок, если его сильно напугать?
   - Под юбку матери,- немного смутившись ответил посол.
   - А ну ка за ним! - призвал Фаларид хватая вещи и бросился со склона вслед за Клайди.
   Бул мог только догадываться, о верности его идеи, но надежда была. Испытывая сильный страх человек интуитивно ищет самое безопасное и защищённое место, чтобы спрятаться. У матери, отца... или дома! Чаще всего именно там мы ищем защиты и убежища.
   А значит даже находясь не в себе и без памяти Клайди мог указать дорогу к людям. Его подсознание и страх в буквальном смысле слова гнали его туда. Лишь бы он не задумывался о том куда бежит.
   Друзьям удалось проследить за малышом и пройти по его следу. Обходя очередной холм Фаларид заметил приземистые строения. Они были так искусно врыты в землю, что со стороны и не заметишь.
   Увидев дома Овэн воодушевился и бросился вперёд так быстро, что Фаларид не успел его задержать. Посол вышел на край поселения, чем привлёк к себе всеобщее внимание. Местные жители, больше похожие на землероек, недоверчиво косились в сторону нежданного гостя и о чём-то перешептывались.
   Овэн неуверенно прошёл вперёд и остолбенел. В таком виде посла застал прибежавший следом за ним Фаларид. Он проследил за взглядом спутника и проглотил язык от гнева.
   - Крыса! - воскликнул он секундой позже.
   У порога одной из землянок стоял уже знакомый торгаш, а у его ног лежал сжавшийся в комок Клайди. Фаларид с негодованием смотрел в его сторону едва сдерживая гнев. Торговец отвечал ему тем же. Кажется он тоже был недоволен итогами прошлой встречи.
   - Какая встреча! - наигранно протянул торговец сжимая рукоять ножа, торчащего за поясом,- Господа вернулись, чтобы извиниться!
   - Если бы не твоя жадность мы бы уже были дома! - заметил Фаларид.
   - Если бы не моя щедрость, то вы бы уже были в могиле,- ответил оскалившись торговец и достал клинок,- Вы на моей земле! - с этими словами он придал себе самый уверенный и нахальный вид.
   Впрочем Фаларида это не испугало. Он бесстрашно приблизился к своему оппоненту. Из толпы на помощь торговцу вышли двое и встали между ним и Фаларидом. Бул остановился оценивая ситуацию и... рассмеялся.
   - Ты серьёзно? - с иронией спросил он у торговца.
   Перед ним стояли "бравые" и "свирепые", по местным меркам, головорезы. Вот только каждый из этих сгорбленных и скрюченных цингою существ с трудом дотягивался до пояса Фаларида. Бул был истощён, но тем не менее находился в куда более лучшей физической форме, чем его противники.
   Торгаш старался не терять вида и продолжал угрожающе тыкать в сторону противника ножом, но даже ему было понятна расстановка сил, отчего он не спешил бросать своих охранников в атаку.
   - Ладно крысёнышь, - сменил тактику Фаларид,- У меня есть для тебя предложение,- нож торговца, до сего момента, активно рассекавший воздух, внезапно замер,- Ты местный и поэтому можешь нам помочь. Я забуду о твоей жадности, а ты поможешь нам выбраться отсюда.
   - А что с этого получу я?! - осведомился торгаш.
   Фаларид раскрыл сумку и достал из неё упаковку таблеток. Глаза торгаша заблестели.
   - У вас даже одна таблетка аспирина стоит целое состояние, а с тем, что есть здесь ты озолотишься,- с этими словами Фаларид убрал упаковку назад в сумку и пристально посмотрел в глаза крысе. В них бродил недобрый огонёк и силились желания. В конце концов желание наживы одержало верх и торговец ответил:
   - По рукам.
   - Мне нужна надёжная связь,- продолжил Фаларид,- Я обменяю всё, что есть в сумке на передатчик, с которого смогу связаться с ковчегом.
   Крыса почесал подбородок раздумывая, а затем недобро усмехнувшись кивнул: "Идёт. Значит мы договорились".
  

Глава 11

  
   Я не слишком поверил этому крысёнышу. Но нам нужна связь, а это важнее всего остального. По крайней мере торгаш теперь не тычет в меня своей зубочисткой... Хотя это ещё не повод расслабляется. Он может попробовать выкинуть какой-нибудь трюк.
   Поэтому когда крысёныш, указывая на вход в землянку, вежливо предложил нам разместиться в его "апартаментах", я так же вежливо отказался. Думаю, что после этого он понял, что и сумку с лекарствами я отдавать ему не намерен. Скрипнув зубами он исчез в землянке, прыснув на прощание, что мы можем вернутся в любое время. А его я терять не собирался.
   Оставив Овэна вместе с Клайди я обошёл поселение. Состояло оно из лачуг и землянок вкопанных в холмы, таким образом, что бы случайный человек со стороны не мог их заметить. Значит здесь достаточно опасно, если даже местные жители, при всей своей нищете, не забывают о маскировке.
   Сами они похожи на грызунов-землероек. Такие же низкие, сутулые и сгорбленные. Носят обноски многолетней давности и от них воняет. Лица их измазаны грязью, перемешанной с потом и жиром. Немытые волосы собраны в кульки. На телах многих видны следы цинги и пеллагры.
   Проходя мимо я замечал, что кожа у некоторых аборигенов воспалена и покрыта волдырями.
   Мыться тут явно не принято. Да и следить за здоровьем тоже. Жалкие создания. Властитель в определённой мере заботится о членах команды и пассажирах. Любой из обитателей ковчега имеет хотя бы элементарные удобства, а здешние обитатели лишены даже этого.
   Пока я шёл, аборигены провожали меня настороженными взглядами. Им не нравиться моё присутствие, но тем не менее они боятся нападать. Я сильнее любого из них и как я смог понять они не имеют оружия. Это хорошо. Значит сами они в открытый бой не полезут... Осталось только понять насколько они могут быть коварными. Ведь противника можно не только зарезать, но и отравить или удушить во сне.
   Обойдя окрестности я убедился в том, что поблизости нет ничего, чтобы могло нам угрожать. Закончив обход я решил вернуться и застал на прежнем месте следующую картину. Торгах кричал и таскал своего выродка за волосы. Он пытался чего-то добиться от него, а тем временем Овэн протестовал против этого и старался защитить Клайди.
   - Ты что свихнулся, малявка? Совсем забыл кто я такой?! - вопил торгаш тряся Клайди,- Делай что велено!
   - Отпусти его! - требовал Овэн.
   - Да что вы сделали с моим слугой?! - возмутился в ответ крысёныш,- Он теперь ещё больший дебил, чем раньше!
   В этот момент торгах заметил моё приближение и недовольно скривил лицо. Затем он бросил Клайди и когда тот подскочил от удара о землю, пнул его ногой, отчего выродок улетел в ближайший куст. Овэн сделал ещё несколько замечаний торгашу и отправился доставать Клайди из кустов.
   Пока посол возился с мелюзгой торгаш подтянул к себе одного из своих прихвостней и что-то нашептал ему на ухо. Тот кивнул и ушел.
   - Выполняем нашу часть сделки,- пояснил торгаш и мне не понравилась его ухмылка,- Может вы уже изменили своё решение? Ночи у нас холодные, да и хищников много.
   - Благодарю, но я думаю, что ночлег мы себе найдём,- ответил я и прошёл мимо.
   Крысёныш проводил меня долгим взглядом и скрылся во тьме землянки, а я тем временем направился к послу. Он уже успел достать выродка из кустов и теперь они вместе стояли перед ними.
   - Мне кажется, что вы слишком сильно привязались к этому... - я помедлил подбирая слова,- созданию.
   - А что в этом плохого?! Властитель обязан заботиться об экипаже, разве не так? Почему я не могу попрактиковаться?
   - Ну если вы считаете "это" своим экипажем, то я не буду вам мешать,- ответ Овэна вызвал у меня улыбку,- Однако помните о первом правиле: "На ковчеге не держат ничего лишнего. Любой должен приносить пользу". А какую пользу может принести он? - с этими словами я кивнул в сторону Клайди. Тот стоял с непонимающим видом и пялился на нас.
   - Он... местный! - нашёлся Овэн,- и к тому же ему можно доверять.
   - По крайней мере чуть больше, чем крысе,- согласился я,- А в данный момент он нам чем-то может помочь?
   - Эээ... Клайди, а где твой дом? - спросил Овэн обращаясь к оборванцу.
   - Дом? - озадаченно переспросил тот и уставился на землянку в которой жил торгаш.
   - Понятно,- смутившись заключил посол,- А какое-нибудь укрытие ты знаешь? Где можно переночевать?
   - Ночевать... - задумчиво протянул Клайди и склонил голову набок. Он стоял в этой позе несколько секунд, словно осмысливая значение слов "дом" и "ночевать", а затем без разговоров развернулся и побрёл к краю поселения.
   - Думаю, нам нужно следовать за ним,- предположил посол и мы пошли за Клайди.
   Вскоре он доковылял до крайней землянки и двинулся в сторону холмов. Там он блуждал некоторое время и часто, заходя в тупик поворачивал обратно, словно ища место, дорогу к которому забыл. Но после долгого блуждания взад-вперёд Клайди вывел нас на удобную ложбину между холмами. Это было хорошее место и с точки зрения позиции и с точки зрения маскировки. В ложбине нашлись следы от костра и от пребывания человека. Под склоном был сооружён хлипкий и неуклюжий навес.
   "Тут явно кто-то бывал, но не часто. Иначе бы ложбина была более обжитой, - подумал я рассматривая место будущего ночлега,- Хотя может это и хорошо, чем меньше внимания привлекалось к этому месту, тем лучше".
   - Овэн, а у вашей команды есть своё "тайное убежище",- заметил я,- Кажется здесь кто-то скрывался от гнева хозяина в тяжёлые дни.
   - И от этой "команды" есть польза! - парировал посол.
   - Согласен, хвалю,- не стал спорить я и предложил,- Давайте обустраиваться на ночлег, скоро стемнеет.
  
  
  
  

Глава 12

  
   Ночи и правда здесь были предательски прохладными. Не такими холодными, чтобы человек сразу задумался о тепле, но достаточно холодными, чтобы он успел по неосторожности простыть. Это гости с небес смогли понять ещё в первый день своего пребывания на земле и поэтому предусмотрительно развели костёр.
   Однако, радость оттого, что не придётся мёрзнуть и ночевать под открытым небом была омрачена. Клайди снова не мог заснуть. Его странности и днём-то было трудно терпеть, а ночью они становились вдвойне невыносимее. Он кричал, звал кого-то, говорил на каком-то странном... или может попросту выдуманном языке. В темноте нельзя было рассмотреть его глаз и если бы Фаларид увидел их, то без колебаний прикончил бы малыша. Однако к счастью для последнего он их не видел.
   Утро растопило ночной холод. Небесное светило очень быстро поднялось в зенит. Оно пробыло там совсем не долго, всего пару часов, но всё это время спутники прятались от него. Солнце не было в этих краях тёплым, но прошивало своими прямыми лучами неподготовленного человека насквозь.
   Как только лучи немилосердного светила рассеялись среди облаков, спутники приступили к поиску припасов. Рацион был скудным, ягоды, да орехи. Что давало о себе знать. На Овэна было жалко смотреть, он был крайне утомлён и подавлен.
   На последние несколько дней выпало слишком много событий, а перспектива провести тут остаток жизни удручающим итогом приближалась и становилась всё реальнее с каждым днём. Увы, сколько Овэн не старался это не делало момент возвращения домой ближе, что нагоняло тоску.
   Надежда была... Но и её ещё придётся ухватить за хвост. Если торгаш не обманет их, то возможно они скоро вернуться. Эта надежда грела душу Овэну и заставляла двигать ноги в поисках пропитания. В хмурых мыслях он брёл по холмам пока не наткнулся на нечто необычное.
   Это был куст с аккуратными овальными листьями и маленькими белыми цветочками. На нём росли небольшие круглые плоды зелёного и тёмно-зелёного, почти чёрного цвета. Овэн раньше не видел подобных растений и задумался над тем, съедобно ли оно.
   - Малыш,- позвал он Клайди и спросил,- Их можно есть?
   - Есть... - протянул малыш и уставился на участок земли в котором росло растение. Он словно пытался пробуравить её взглядом, а потом вяло заключил,- Можно,- и продолжил заниматься своими делами.
   Получив утвердительный ответ Овэн набрал плодов и решил попробовать пару. На вкус они были не очень, а вскоре посол почувствовал недомогание. События развевались стремительно и вскоре желудок Овэна скрутило в дугу.
   - Малыш, а ты уверен, что они съедобные?! - спросил он борясь с приступами тошноты.
   Клайди проследил за указательным пальцем собеседника и утвердительно ответил:
   - Съедобные, - затем Клайди подошёл к кусту и начал рытья в его корнях. Через несколько секунд он откопал пару клубней и продемонстрировал остальным,- Съедобные! - немного растеряно и виновато произнёс он.
   - Не можете найти общий язык со своей командой? - со вздохом спросил Фаларид.
   - Лучше помогите чем-нибудь! - попросил Овэн.
   Фаларид поднял сумку с лекарствами, которую всегда носил с собой, и начал перебирать её содержимое.
   - Можете считать себя несметно богатым человеком. По местным меркам вы тратите целое состояние на своё лечение! - сказал он протягивая послу нужную таблетку.
   - Чёрти что! - страдающим голосом ответил Овэн и проглотил лекарство. Затем он рухнул на землю и продолжил,- Я не хочу больше это терпеть! Когда мы вернёмся домой?!
   Посол не был железным и это было нормально. В какой-то момент он должен был сломаться и Фаларид это предвидел. Овэн страстно желал вернуться назад на небеса и это мешало...
   - Что ж пусть это помогает и подгоняет его вперёд! - подумал Фаларид,- Хватит, - коротко прервал он тираду Овэна,- Из этой ямы,- он обвел округу взглядом,- Есть только один выход,- наверх! И никто не будет помогать нам его искать.
   - Добейте! - взмолился Овэен.
   - Вставайте, дорогу осилит идущий! - непреклонно ответил Фаларид и похлопал Овэна по плечу,- Возможно выход совсем рядом в этой маленькой дыре, у нашего старого знакомого. Нужно лишь протянуть руку!
   "Маленькая дыра" встречала гостей унылым пейзажем и недоверчивыми, затравленными взглядами обитателей. Как только гости появились на окраине об этом сразу доложили крысе, который тут же вышел им на встречу.
   - Вы вернулись! Отлично, вовремя, вовремя,- протараторил он потирая руки,- А я вас только и жду. Мы выполнили свою часть сделки! Нужный вам человек ждёт... Надеюсь плата с вами? - поинтересовался он напоследок и уставился на Фаларида.
   Фаларид похлопал по сумке с лекарствами и ответил:
   - Получишь после того, как я увижу этого "нужного" человека.
   - Конечно, конечно,- неожиданно легко согласился торгаш,- Идёмте! - он провёл Овэна и Фаларида к своей землянке, а затем любезно распахнул дверь во тьму,- Прошу, он ждёт.
   Утроба землянки неприятно пахла прелой сыростью и копотью. Фаларид бросил взгляд на торгаша и тот прекратив пялиться на сумку, попятился назад открывая собеседнику путь к отступлению.
   - А почему бы тебе не вывести своего осведомителя наружу? - спросил Фаларид.
   - Он не мой осведомитель, - тут же ответил торгаш,- и брыкается неслабо. Так что поосторожнее, может и задеть,- торгаш продолжал с вожделением смотреть на суму с лекарствами, словно в ней лежала манна небесная,- Да, и говори погромче, этот гад глуховат.
   Фаларид бросил взгляд на Овэна, спутник ждал в нерешительности, затем он зажмурил нос и вошёл внутрь. В землянке было мало места и ещё меньше света, а в её тёмных и неровных углах копились тени. Из стен то тут то там торчали корни-крючья.
   - Крысиная нора! - с отвращением подумал Бул.
   У дальней стены сидел сгорбленный старик. Его тело покрывал изъеденный молью плащ, а голову скрывал капюшон. Он сидел безвольно склонив голову и оперевшись спиной на стену землянки.
   - Эй, там, ты живой? - спросил Фаларид и тело у противоположной стены приподняло голову,- Мне нужны ответы. Ты знаешь где можно раздобыть рацию? - собеседник некоторое время подумал и опустил голову потеряв интерес к Фалариду. Тот был вынужден сделать несколько шагов ему на встречу и продолжить,- Если ты поможешь мне, то я озолочу тебя! - пообещал Бул.
   - Тогда я могу тебе помочь! - неожиданно здоровым и отчего-то знакомым голосом, с насмешкой и вызовом выпалил собеседник и не дав Фалариду опомниться ударил его в живот. Места в землянке и вправду было мало, поэтому от удара Була буквально впечатало в рыхлую стену. Противник тут же навалился сверху и начал давить Фаларида. Снаружи послышались крики и звуки борьбы, а вскоре внутрь землянки залетело ещё несколько человек. Они повалили Була на землю и пинали до тех пор пока он не перестал сопротивляться. Затем его связали и вытащили наружу, где находился связанный Овэн.
   Осведомитель снял плащ и Фаларид узнал лицо здоровяка из под носа которого они с Овэном недавно увели часть припасов с челнока. Тот осклабился и с удовольствием пнул лежачего противника в лицо.
   - Гадёныш, попался! - довольно прорычал здоровяк,- Те кто у меня воруют долго не живут!
   В этот момент злопамятный крысёныш, преисполненный чувства раболепства, повторил удар здоровяка, чем вызвал негативную реакцию. Тот пристально посмотрел на торгаша и он, поджав хвост отошёл в сторону.
   - Ну что, теперь мы в расчёте? - заискивающим тоном спросил торгаш.
   Здоровяк смерил собеседника взглядом и проговорил:
   - Погоди, ещё не всё... Осталось совсем немного,- с этими словами здоровяк выдернул из рук крысы сумку с лекарствами, которую тот так старательно прятал за спиной.
   - Стой! Два раба, более чем достойная цена. Оставь мне хоть что-нибудь!
   - От мёртвого осла уши, хочешь! - с издёвкой ответил здоровяк легко стряхнув торгаша с сумки,- Смотри у меня! - пригрозил он и крыса отпрянул назад.
   - Ладно, ладно бери,- согласился он и поспешил заверить,- Всё твоё, всё! - пятясь он наткнулся спиной на стоявшего в растерянности Клайди и бросив на того яростный взгляд продолжил, - И вот это возьми, в знак нашей дружбы! - торгаш достал из-за спины малыша и бросил его к ногам здоровяка. Тот почесал густую щетину на лице и сгрёб Клайди в руку, а затем бросил его к остальным.
   - Заковать! - рявкнул здоровяк своим подчиненным и пленников проворно заковали в цепи. Как только дело было сделано, нападающие собрали оставшуюся дань с поселения и выдвинулись вперёд, гоня перед собой пленных, под хмурым небом неприветливой земли.
  

Глава 13

  
   Они шли на север. Пейзажи постепенно сменяли друг друга, но оставались всё такими же мрачными. В пути мародёры не стесняясь били пленных, сурово подавляя неповиновение.
   В особенности доставалось Клайди. Ему всё труднее становилось сдерживать себя и от этого он раз за разом получал под дых. Он лепетал о своих правах, о том как должно обращаться с разумными существами и пытался что-то доказать мародёрам. Со стороны это выглядело жутко нелепо и смешно, если учесть ситуацию в которой они оказались. И это вызывало у Фаларида подозрения. Слишком неестественна и безумна была эта перемена.
   Мародёров протесты Клайди забавляли, но они не забывали раз за разом ставить его на место и для последнего это заканчивалось плачевно. Овэн пытался заступаться за малыша, но пленители не церемонились со своими рабами и быстро отбили у него желание возражать.
   Мародёры использовали пленных вместо тягловых лошадей, заставляя тащить большую часть поклажи. Они запрещали им говорить, чтобы рабам было сложнее договориться о побеге. Пленники были подавлены. Если раньше у них ещё сохранялась надежда на благополучный исход, то теперь не было и её. Лишь по ночам, когда на посту оставались только часовые, они могли обменяться мыслями.
   - Чёртов торгаш, встречу ещё раз - сверну шею,- в который раз пообещал себе Фаларид. Он сидел прислонившись к дереву и смотрел на небо. Где-то там в вышине проплывал сейчас линкор его отца, знаменитые Сиракузы.
   Овэн лежал рядом на спине, распластав руки и с тоской взирал на небо. Он молчал, слов у него больше не оставалось. Дневной переход выматывал и крал остатки сил, словно безжалостный грабитель, забирая всё без остатка.
   Каждый думал о своём. Фаларид о том, как выбраться отсюда, а Овэн... он мало о чём думал и только старался отойти от пережитого стресса.
   Где-то неподалёку привычно бубнил Клайди. Мародёры быстро отучили его кричать по ночам, поэтому теперь он проводил ночь крепко сцепив свои руки на челюсти, чтобы ненароком не потревожить своих новых господ. Однако даже это не спасало от его странностей. Слова прорывались сквозь плотно сжатые пальцы и тонули, превращаясь в несвязное бульканье.
   - Когда же он заткнётся! - вслух подумал Бул и к собственному удивлению понял, что Клайди и правда стих. Он прислушался и различил едва заметное ёрзание неподалёку. Источник звука постепенно приближался. Через несколько минут к месту на котором расположились друзья выполз Клайди. Он сопел и хлюпал, а вид у него был такой словно он собирался умереть. Конечно во время похода ему доставалось больше всего, без слёз не взглянешь, но сейчас на него было страшно смотреть.
   Фаларид хотел было бросить в его сторону что-нибудь резкое, но остановился, что-то заставило его сделать этот неосознанный шаг и насторожиться. Тем временем обессиленный Клайди подполз к Овэну и рухнул ему на грудь, заставив того громко ойкнуть от удивления.
   - Несчастные, убогие создания! - простонал Клайди совсем уж не своим голосом,- Как, как вы можете... Так мелко, так низко. Вы... вы... - Клайди начал задыхаться, он свесил голову вниз, к самому лицу ошалевшего посла, а затем с трудом выронив дыхание продолжил,- другие. Мы свободные... а, такая жизнь, - страдание! Я не могу больше,- малыш достал и дрожащей рукой протянул ошалевшему Овэну клочок бумаги,- Вы были добры... Возьмите, передайте моим братьям...
   После этого лицо Клайди исказила гримаса жуткой боли. Он выдохнул и упал прямо на грудь Овэну. Тот вскрикнул от испуга и оттолкнул малыша. Услышав его крик часовые встревожились и стали бить тревогу. Тем временем бездыханное тело Клайди упало на землю и Фаларид привстал готовясь к продолжению кошмара, но его не последовало. Бул посмотрел на посла, тот заикаясь от испуга сжимал в руке клочок бумаги переданной Клайди. Фаларид молниеносно выхватил бумагу из рук Овэна и вертя в руках внимательно рассмотрел. Но клочок оказался пустым, лишь пару розовых пятен покрывали его, а ещё он чем-то пах. Чем-то необычным и знакомым. В голове Фаларида мелькнула ассоциация с упавшим икаром. Бул перевёл взгляд на тело Клайди.
   - Г...гг...ла-за, - выдавил из себя Овэн и Фаларид понял, что его насторожило. У Клайди были зелёные глаза. Мертвец перед ними так же имел зелёные глаза, но в них была особенность - золотой ободок окаймляющий периметр роговицы. Он делал взгляд неестественным и оттого пугающим. Слишком осознанным и знающим он был для его лет и принадлежал глубокому старику, а не юродивому мальцу.
   К этому моменту поднятые тревогой мародёры уже стояли на ушах и прочёсывали местность в поисках опасности. Их силуэты мелькали всё ближе.
   - Быстрее в кусты,- тихо, но твёрдо скомандовал Бул. Он спрятал бумагу в карман, схватил Овэна за руку и рывком поднял на ноги,- Лучше чтобы нас тут не видели.
   Едва они успели спрятаться, как на место событий наткнулись их пленители. Тот что обнаружил тело первым тут же подал знак остальным и теперь они окружали мертвеца. Все они смотрели на его лицо и тревожно перешептывались. Многие при этом сплёвывали через левое плечо. Так продолжалось до тех пор, пока на место происшествия не вышел их главарь. Подчинённые расступились перед ним давая пройти вперёд. Приблизившись здоровяк взглянул на тело и презрительно скривил лицо.
   - Проклятый торгаш! - зло выпалил он и сплюнул,- Какое дерьмо подсунул! Вернёмся в следующий раз шкуру с него спущу! Сожгите эту погань и найдите остальных рабов! - скомандовал он и поспешил удалиться, явна не желая быть рядом с телом.
   Пока в округе творилась неразбериха Овэн и Фаларид затаились, а потом вернулись на положенное для них место. Их быстро нашли и приставили стражу. Остальные мародёры бросились собирать дрова и вскоре ночь озарил погребальный костёр, а утром они продолжили путь.
  

Глава 14

  
   Следующий день прошёл в гробовом молчании... Молчали все, включая мародёров. Они лишь хмуро озирались назад и нервно переглядывались. Такое поведение говорило о многом и Фаларид терялся в догадках о том, почему рослые и крепкие головорезы так боятся Клайди, ведь с малыша теперь спрос невелик и с учётом того, что он уже мёртв это выглядело странно.
   Весь день Бул обдумывал сложившуюся ситуацию. За время пути он уже успел разглядеть некоторых врагов и понять чего они стоят. Это были не самые чувствительные и робкие люди, а жестокости в них было хоть отбавляй. Что же могло их так напугать? В добавок ко всему, вечер принёс ещё один повод подумать.
   Шагая по растерзанной равнине путники увидели как из-за горизонта выползает чёрная громадина. Она была похожа на огромный скелет титана распластавшийся на десятках километров и устремивший ввысь переломанные рёбра. Похоже отряд двигался именно к ней.
   Подойдя ближе Фаларид понял, что перед ними город, его силуэт был явно различим на фоне диких пустошей. Вечером группа встала на ночёвку так и не дойдя до него.
   - Потрясающе, какой он огромный! - произнёс Овэн, когда мародёры уснули,- Вы видели, в нём сотня километров, а может и больше.
   К сожалению Фалариду пришлось остудить пыл посла:
   - Но этот город уже давно необитаем,- ответил он,- Если мне не изменяет зрение, то это руины... скелет, а может ещё и могила.
   - Зачем же нас туда ведут? - насторожился Овэн.
   - Понятия не имею,- признался Бул,- Но думаю, там мы смогли бы затеряться.
   - Думаете?
   - Да.
   - А может там всё-таки люди? - с надеждой предположил посол, - И нам там помогут?
   - Овэн, мне кажется, что вы... что ты слишком наивен. Даже если там есть люди, то вряд ли они будут нам помогать... - произнёс Фаларид как можно мягче,- Только не подумай, что я хочу тебя оскорбить. Тебе в свой черёд предстоит стать Властителем, а это к многому обязывает. Настоящий Властитель должен уметь делать выводы и исправлять свои недостатки, а не злиться на тех, кто указывает на них. Прими это как мой дружеский совет, слабое место о котором ты знаешь, менее опасно, чем то, о котором ты не догадываешься.
   - Спасибо,- ответил Овэн и подумав продолжил,- Так значит... ты предлагаешь,- он понизил голос,- сбежать там.
   Фаларид молча кивнул в ответ и пояснил:
   - На равнине мы не сможем оторваться, да и оружие с припасами у них есть, а у нас нет. Нагонят без проблем,- Бул повернулся в сторону города,- А там, там можно спрятаться.
   - Бедный малыш, - со вздохом произнёс Овэн,- Жаль что он не дожил до этого дня.
   - Мда, как ни странно, от него могла быть польза,- лениво согласился Фаларид.
   - Как ты думаешь, эта... - собеседник умолк подбирая слова,- Болезнь... Она заразная?
   - Надеюсь на это,- поёжившись ответил Бул,- Судя по тому как мародёры спешили избавиться от малыша, это - крайне опасная вещь.
   - А его записка? - поинтересовался Овэн,- Что в ней?
   Бул приложил к карману руку желая убедиться, что та на месте. Нащупав её, он вынул её и продемонстрировал спутнику.
   - Ничего, как видишь,- и правда, на клочке бумаги было лишь несколько пятен, но не более того.
   - Странно... Он говорил, что-то о братьях...
   - Не мудрено, ведь он бредил. Но хватит лирики,- Фаларид спрятал клочок назад,- Насколько я знаю бумага здесь является большой ценностью, так что некоторый карт-бланш малыш нам оставил. Я думаю вот, что... - остаток ночи они обсуждали план побега и готовились к завтрашнему дню.
   Утром их подняли и повели вперёд. Но шутка злой судьбы не дала их планам сбыться. Друзья напряжённо ожидали когда группа войдёт в город, чтобы осуществить свой план. Однако следуя по склону группа свернула, не дойдя до окраин всего-то ничего. В этот момент Фаларид понял, что настал момент истины, сейчас или никогда! Он подал сигнал Овэну... и споткнулся. При этом сделал это так искусно, что ни у кого не возникло подозрений о подвохе. Он дико кричал и сжимал ногу, словно это была самая ценная вещь на земле.
   Разумеется надзирающим за ними мародёрам это не понравилось. Они кричали на него благим матом и угрожали пристрелить на месте, но это не помогало. Один из них, переполненный злобой, пнул Фаларида, на что тот отозвался душераздирающим криком и мародёр на миг пожалел о своём поступке. Задержка привлекла внимание здоровяка.
   - Похоже дела дрянь, может пристрелить его? - спросил один из надзирателей и здоровяка.
   - Я тебе дам, пристрелить! - зло рявкнул собеседник, - Эти гады мне дорого обошлись. Поднимайся, твою... ! - зычный призыв не подействовал, раб продолжал лежать на земле.
   - Что же нам делать, не тащить же его на руках?! - спросил надзиратель.
   - Что хотите, но доставьте его на место! Совсем немного осталось! - ответил здоровяк перекладывая ответственность на чужие плечи. Он плюнул в лицо Фалариду и развернувшись побрёл прочь.
   - Твою же... - раздосадовано воскликнул один из надзирателей, когда здоровяк отдалился на достаточное расстояние, - Придётся тащить его на себе.
   - Это с какого бы, Марк?! - удивился второй надзиратель.
   - Скажи это ему? - угрюмо парировал первый, кивая в сторону здоровяка. Его собеседник не решился последовать совету и они бросили жребий, кому тащить Фаларида. Жребий пал на второго надзирателя.
   Он чертыхаясь перекинул руку Була через плечо и нехотя потащил того вперёд.
   Но стоило им пройти всего сотню шагов, как Фаларид нагнулся к уху своего провожатого и что-то ему шепнул. Провожатый резко отстранился от Була и на его лице отразилось отвращение. Ещё пара слов и мародёр вышел из себя, он бросил Булла на землю и ругаясь на чём свет стоит, начал пинать его.
   Тут же подоспевший М арк поспешил разнять их пока на происходящее не обратил внимание атаман. Ему удалось унять драчуна и тот, плюнув, махнул на всё рукой. Так что дальше тащить Фаларида пришлось Марку. Но через некоторое время история повторилась и надзиратели приняли решение отдать Була Овэну.
   - Эй там, с тюками, понесёшь своего приятеля,- скомандовал Марк обращаясь к Овэну.
   Через пару минут мародёры распределили груз, передав Фаларида на поруки Овэну. Тот взял Була и они вместе поковыляли вперёд... ровно до того момента, когда мародёры не ослабили внимание. Когда это произошло друзья без оглядки бросились вниз по склону в сторону руин.
   У них была небольшая фора, пока мародеры не кинулись следом. Поначалу они кричали и пытались догнать беглецов, но поняв, что не смогут этого сделать, открыли огонь на поражение. Оружие у них уступало тому, что было в распоряжении жителей небес и било не точно, чему Фаларид искренне порадовался. Однако меткость стрельбы компенсировалась шквальным огнём и вскоре пули засвистели в него над самой головой.
   Бул нарезая петли мчался вперёд пока не стало слишком жарко. Он прыгнул за ближайший валун и осмотрелся. До руин оставалось меньше половины пути, но под таким огнём добраться до них вряд ли получиться.
   В этот момент Фаларид заметил Овэна. Тот был в стороне, чуть ниже по склону. Посол прятался в проходе ведущем вглубь склона и призывно махал рукой указывая в сторону своего убежища. Бул оценил расстояние, выдохнул, пригнул голову и скрепя зубами бросился к нему. Тут же застрекотали автоматы и свинцовые пули стали выбивать из каменистого склона бешеную дробь всего в паре шагов от Фаларида.
   Шальная пуля задела его, больно ужалив в плечо, но не заставив остановиться. Преодолев расстояние до входа в туннель Бул упал и повис вцепившись в склон.
   - Бежим! - призвал его Овэен и Бул преодолевая боль метнулся вслед за послом. Снаружи доносились крики и ругань, мародёры шли за ними, но вскоре звуки погони стихли, потонув в гулкой тишине пещер.
   Друзья двигались вперёд стараясь не сбавлять темпа и в конце концов вылетели в низкую залу, закопченную и заполненную едким дымом. В углу её горел очаг, рядом с ним сидели люди. Появление чужаков застало их врасплох и теперь они недоумевая таращились на названных гостей.
   Увидев их Овэн воодушевился: "Люди, возможно они нам помогут!" - подумал он и сделал шаг им на встречу, но в следующую секунду его воодушевление исчезло,- "Нет, не помогут" - понял он и выражение надежды сползло с его лица.
  

Глава 15

  
   Сзади раздались топот и голоса преследователей. Фаларид развернулся и встретил погоню. Первый удар достиг цели и сунувшийся в зал мародёр вылетел назад в тоннель, но на этом эффект неожиданности закончился. Остальные полезли вперёд уже во всеоружии.
   Овэн рванулся к Булу и прикрыл его спину. Но жители пещеры уже пришли в себя. Один из них схватил длинный металлический прут и угрожающе двинулся вперёд. Овэну нечего было ему противопоставить и через пару ударов он упал, но так и не сдвинулся с места, а вслед за ним пришла очередь и Фаларида.
   Завалив пленников на землю мародёры разошлись давая проход для своего главаря. Тот истекал слюной и был зол как бешенная собака.
   - Ах, ты гнида! - заорал он на Була и встал ему на раненое плечо, отчего тот закричал от боли,- Сбежать хотел,- он сильнее надавил каблуком сапога на рану беглеца, выдавливая из того сдавленный стон,- Ну я тебе покажу, как от меня бегать! - с этими словами здоровяк начал методично бить пленных.
   Находившиеся у костра люди вернулись к своим делам. Часть мародёров присоединилась к ним и стало распаковывать вещи. У большинства происходящее не вызывало интереса.
   Одним из тех, кто следил за развитием событий был черноволосый мужчина лет двадцати девяти. Хотя выглядел он, как и большинство жителей земли, намного старше своих лет. Жизнь внизу быстро старила тех, кто не умирал молодым и возраст черноволосого, по местным меркам, был преклонным. В отличии от других, руки его были мозолистыми, натруженными и обладали тем неуловимым, что отличало руки мастерового от рук остальных людей.
   Он жевал кусок вяленого мяса и скучая наблюдал за экзекуцией. В закопченном полумраке было трудно разглядеть его лицо. Но в глазах его тлел огонёк сомнений.
   Со стороны к нему подошёл низкий и тощий тип. Пока он преодолевал свой путь, всякий, уважающий себя мародёр отвешивал ему пинка и с криком гнал дальше, но у Шута это не вызывало злости. Он смеясь двигался дальше.
   Приземлившись рядом с черноволосым он скривил рожу, подставляя её под удар последнего. Черноволосый лишь брезгливо отодвинулся от Шута пряча подальше от его загребущих рук кусок мяса.
   Но Шут не терял надежды. Его хитрые глазки блестели. Он продолжал кривляться и черноволосый очень скоро потерял к нему всякий интерес. Поняв это Шут осторожно поднялся и приблизившись к черноволосому.
   - Проваливай, а то пинка получишь! - тут же пригрозил черноволосый.
   - Ой, ой, - застонал шут,- А мне не страшен серый волк! Сегодня всем дают на орехи, видать и мне достанется! В такой особый день, когда, почём зазря, лупасят одного быка! И ведь не жалко то. Отбивную надо бы, сначала, освежевать, а потом уж отбивать. А так ведь бессмысленен их труд, ни мяса, ни рогов, не соберут! Здесь пир для дурака! Здесь пир для дурака! - пропел Шут кривляясь, за что получил обещанного пинка.
   Черноволосый лишь проводил улепётывающего юродивого презрительным взглядом.
   - Зубы заговаривает гадёныш,- подумал черноволосый,- Опять чужой кусок стащить пытается. В следующий раз разобью ему башку,- с этой мыслью он посмотрел на кусок вяленого мяса в своей руке и посильнее вгрызся в него, энергично работая зубами и продолжая наблюдать за побоями,- Хотя... этих гиен можно было бы использовать и иначе,- наконец-то решил он, лениво раздумывая. Челюсти его при этом двигались всё более вяла, по мере того, как мысли приобретали всё более законченный вид,- И вправду выносливый гад, столько под прессом Хама не каждый выдержит. А мне бы на свалке не помешало пара крепких спин...
   Решив так черноволосый встал и спрятал кусок мяса подальше.
   - Эй Хам... - обратился он к здоровяку атаману.
   - Что надо?! - гаркнул тот в ответ.
   - Послушай... - замялся черноволосый,- Отдай мне этих недоносков.
   - Чего? - с угрозой в голосе переспросил Хам,- Они мои!
   - От них будет польза на свалке,- нервничая пояснил собеседник,- Мы сможем таскать больше, чем сейчас.
   - Да пошёл ты! - ответил собеседник, после чего полностью оправдал своё имя,- Я сам решу, что с ними делать! - закончил он свою тираду и перевёл внимание на свои "игрушки", в глазах его горели злобные искры. Он явно придумывал для них кару помучительнее.
   - Какой хитрый лис! - выглядывая из-за спины Хама, вставил в разговор свои пять копеек Шут,- Хочет чтобы всё досталось ему! Да они сдохнут в мученьях на свалке. Медленно, как и сам ты Клаудус! - съязвил он и изобразил прокажённого. На что черноволосый без слов, но очень выразительно провёл большим пальцем по шее. После слов Шута злобный огонёк в глазах Хама разгорелся ещё больше.
   - А впрочем... забирай их! Мне это мясо без надобности. Пусть сдохнут на свалке! Я так решил,- объявил он,- Но кормить их будешь сам! - закончил Хам и расхохотался во всё горло.
   Черноволосый оскалился изображая радость от произошедшего и отметил про себя, что казнь Шута на сегодня можно отложить. Но в этом вопросе не было нужды, проныра уже успел скрыться.
   После того как Хам оставил пленных к ним прихрамывая подошёл Клаудус. Бул поднял на хромого взгляд заплывших глаз, но встать не смог, более того, он старался вообще не шевелиться, ибо каждое движение причиняло ему боль.
   Клаудус некоторое время оценивая смотрел на него и хмурился. Вид у доставшихся ему "работников" был скверным. Ещё бы, у Хама не малый размер ноги, да и сил в избытке. Он успел разбить Булу лицо и сломать нос... Скорее всего не только его, но и пару костей.
   - Второму повезло больше,- подумал Клаудус,- Кажется Хам за что-то особо невзлюбил первого, поэтому ему досталось меньше.
   - Авеста! - кликнул Клаудус и со стороны очага к нему спеша подошла девушка,- Подлатайте их. Мне нужны тягловые лошади, а не мёртвые мулы!
   Дождавшись этого решения Бул выдохнул и провалился в блаженное забытье.
  

Глава 16

  
   Слышу шум. Глаза открывать не хочется. Тело стонет после побоев. А отсюда следует одно из двух, либо я в аду, либо ещё на земле. Вот сейчас открою глаза и узнаю... Но почему-то, вид рогатых чертей, мне сейчас был бы милее, чем земных тварей. Ладно, попытка не пытка.
   Веки поддаются не сразу. Один глаз открыть мне всё-таки удаётся, а вот другой залило чем-то и это что-то застыло сводя на нет мои усилия. Зрение фокусируется с трудом. Рядом в полумраке я вижу чей-то силуэт... кажется с рогами...
   - Черти?! Да неужели?! - обрадовался я.
   Постепенно зрение фокусируется ещё лучше и силуэт обретает черты. Это девушка со странно заплетёнными косами. Они скручены на манер витых рогов и уложены вдоль головы. Нет... всё-таки это земля...
   Я плохо вижу, но хорошо чувствую как меня прожигает её взгляд. Кажется я что-то пропустил... Проклятье! Я же говорил в слух!
   - Пр-ас-ти я не хотел,- произнёс я едва шевелящимися губами и сам не узнал свой голос. Судя по всему, на неё он тоже произвёл не самое лучшее впечатление.
   - Так меня ещё никто не благодарил... - холодно отозвалась она, отвернулась и обиженно задрала носик,- я постарался собраться с мыслями, но меня опередили,- А ты правда с небес? - спросила девушка со сдержанным интересом и взгляд её украдкой вернулся ко мне.
   - С небес? - я не сразу понял о чём она,- А кто тебе сказал об этом?
   - Твой друг,- неуверенно ответила она и пояснила,- Тот второй, что был с тобой.
   В этот момент я пожалел, что на месте Клайди не оказался Овэн. Говорить, первому встречному откуда мы, не самый дальновидный поступок. Интересно остальные тоже в курсе?
   - О чём ты? - начал я.
   - Ну как же! - удивилась девушка и резко повернулась ко мне,- Ты же с неба, ты умеешь летать! - в глазах её разгорался интерес.
   - Ну... я хоть и свалился с неба, но... летаем не мы, а наши корабли.
   Девушка нахмурилась: "А разве корабли не плавают?"
   - Наши,- нет. Они бороздят иной океан. Как птицы.
   - Как птицы,- смущённо и мечтательно повторила девушка.
   Пока она мечтала я решил взять инициативу в свои руки:
   - А где мы? - спросил я.
   - Там же, куда вы ворвались без спроса,- отреагировала девушка недовольная тем, что её прервали.
   - Ясно... А как зовут моего спасителя?
   - Авеста! - раздался чей-то крик и глаза девушки на мгновение округлились. Она вскочила и бросилась к источнику шума, который происходил из соседнего коридора. Оттуда отблески света, словно языки пламени расползались по стенам и потолку. Когда девушка приблизилась к проходу её очертания потемнели и исчезли оставив взгляду только силуэт, сделав её снова похожей на чертёнка. Она не меняя темпа шагнула в проход, залитый отблесками огня и исчезла. Это вызвало у меня неожиданное сравнение, мне показалось, словно настоящая адская бестия шмыгнула обратно в преисподнюю... Быть может отсюда не так уж и далеко до тех мест?
   Пока её не было я пытался понять каков сейчас расклад. Было темно, сухо, воздух звенел тишиной и отдавался от стен слабым треском горящего дерева, вокруг сильно пахло гарью. Похоже я всё ещё в той пещере... Живой... А значит, у них на нас есть какие-то виды.
   В тишине раздались шаги, кто-то брёл сюда шаркая ногами. Надо мной навис человек и мне удалось его рассмотреть. Я не видел его среди тех мародёров, что гнали нас с Овэном. Вид у него был потрепанный... впрочем о чём я сужу! Тут всё было не в лучшем состоянии, так что по сравнению с остальным антуражем он выглядел очень даже неплохо. Ношеная, но хорошо залатанная куртка. Мятые, выцветшие и запачканные джинсы. Сапоги армейского образца, очень старые... Подошву у них чинили и не один раз. Голову незнакомца венчала копна чёрных волос. Большего разглядеть я не мог.
   - Вставай, хватит валятся,- скомандовал он. Чуть помедлив и немного размяв ноющие мышцы я встал, что тут же отдалось болью в голове. Я машинально приложил руки к лицу и остолбенел. Мои пальцы чувствовали твёрдую и шершавую корку на том месте где должен был быть мой правый глаз. Я ощупал правую часть лица. Веко вздулось, а щека была разбита. Внутри начала закипать ярость. Чёрт подери! Я перевёл взгляд на хромого, но тот продолжал равнодушно и цинично смотреть мне в лицо.
   - Пошли,- всё так же коротко скомандовал он и повёл в другую часть пещеры, где нас ждал Овэн. Досталось ему меньше, чем мне. Поняв, что за хромым иду я, он приободрился и пошёл нам на встречу, однако разглядев в полумраке моё лицо он остановился и невольно сглотнул,- Вы будете работать на меня,- сразу перешёл к делу черноволосый,- Будете со мной таскать барахло.
   - А если нет? - угрюмо осведомился я.
   - Значит сдохните,- спокойно парировал черноволосый,- Жизнь нахлебников не любит, да и Хам тоже. Хочешь проверить? - я промолчал и черноволосый продолжил указывая на тряпьё лежащее у стены,- Тогда хватайте мешки и марш за мной.
   Я прислушался. По пещерам ходило долгое эхо. Оно происходило из дальнего прохода, в котором сияли отблески огня и словно мячик отражалось от стен, прыгая из угла в угол, а затем утопая в неровных окнах тёмных ходов. Пещеры словно глотали сказанное, медленно прожевывая и коверкая слова пока, те не затухали в их пасти.
   - Настоящий лабиринт... - подумал я, кивнул Овэну и двинулся следом за черноволосым. Наш провожатый шёл уверенно, прекрасно ориентируясь даже без света. Нам же было куда сложнее. Словно чувствуя это черноволосый не спешил.
   - Ты как? - тихо спросил Овэн и я кивнул давая понять, что цел. Он тяжело вздохнул и отвёл глаза, а затем произнёс,- Нам бы сейчас пригодились те медикаменты.
   В этот момент мы прошли мимо освящённого коридора и я смог увидеть что там. В центре, чадя, горел костёр, вокруг на циновках и подстилках лежали мародёры. Самое лучшее место занимал их главарь. Вокруг него, словно прислуга, столпились несколько человек, в том числе и мой "чертёнок". Главарь этой шайки прибывал в расслабленном состоянии, мешая крепкую бурду с не менее противным пойлом. Рядом стояла заветная сумка из которой главарь черпал таблетки и горстями закидывал их в рот. При виде этого у Овэна перехватило дыхание.
   - Такой же дозой можно целую роту солдат на ноги поднять! - тихо изумился он,- Они же... - Овэн заглянул мне в глаза,- на вес золота ценны.
   - И даже больше,- подтвердил я и подумав понял, что это место мне нравиться всё меньше.
   Но наконец, после бесчисленного количества поворотов, стены пещеры уступили место плиточной кладке, явно человеческих рук. Пройдя дальше мы выбрались из катакомб на белый свет и вышли на склон холма. Перед нами раскинулись руины города, уходящие далеко за горизонт. Они обнимали склон и были повсюду. Вид этот был пугающим и величественным. Наш проводник молча махнул рукой и мы начали спускаться вниз.
  

Глава 17

  
   Руины издавали долгий и протяжный звук, они неуловимо раскачивались и скрежетали на ветру, а их вершины, уходившие высоко в небо, угрожающе нависали над людьми.
   Город был пуст, он не был разрушен человеческими руками, но то, что не сделали люди, сделало время. Из под бульварных плит буйно пробивалась трава. Асфальт же был истыкан и раскрошен растущими деревьями, словно иголками. Лишь приложив усилия можно было представить, что здесь, когда-то шла дорога.
   Стены домов словно своды высокого каньона опоясывали улицы и вздрагивали подобно древним симплегадам*.
  --------------------------------------------------------------------------------------------
  Симплегады* (греч. - сталкивающиеся) - в греческой мифологии скалы, плававшие у входа в Понт Эвксинский. Сталкиваясь, эти скалы уничтожали корабли.
  --------------------------------------------------------------------------------------------
  Дожди и непогода содрали с них краски и вымыли цвет, но стены сохранили прочность и слабые очертания, нанесённых когда-то давно уличных рисунков. Эти творения словно призраки былого наполняли округу тоской. Кое-где они проигрывали бой со временем и уступали место мху и вьющимся растениям.
   Внизу стояла плотная тень и создавалось впечатление будто ты стоишь на дне глубокого ущелья, ибо высокие стены скрывали свет солнца, оставляя лишь яркую прорез между крышами, многочисленными террасами и переходами.
   Многие окна на нижних этажах были выбиты, другие же покрылись толстым слоем пыли, напоминая выцветшее бельмо, и не в одном из них не было видно движения. Город взирал на посетителей мёртвыми глазами.
   Фаларид шёл по улице и его сердце щемило от неясных воспоминаний. Это были отзвуки его детства. В уме всплывали звуки машин, топот шагов, тихая музыка льющаяся из открытого окна, а ещё запахи... - запахи улицы и прежней земной жизни, от которой теперь не осталось и следа.
   Проходя мимо стен Фаларид подобрал осколок стекла и заглянул в него. Стекло блеснуло на солнце и на секунду он увидел в отражении детское лицо, своё лицо. Но потом на мутной поверхности отразилось не приятное зрелище,- он увидел себя и в который раз побагровел от ярости.
   Часть лица посинела и это была заслуга Хама. Щека вздулась и набухла. Правый глаз был покрыт коркой запёкшейся крови. За ней нельзя было понять цел ли он. Фаларид не чувствовал боли, но это кажущаяся благополучие могло быть обманчиво. Бул подавил растущее негодование и выбросил осколок.
   - Куда мы идём? - спросил он.
   - Это - свалка. Раньше здесь были склады, заводы, цеха и прочее. Иногда тут можно разжиться, чем-нибудь полезным.
   - А ты не боишься, что мы просто уйдём?
   - А ты настолько туп? - усмехнулся проводник,- Нет, на вид ты смышленый малый. Помнишь, я говорил, что вы сдохните. Так вот, копыта вы отбросите не с моей помощью...
   - А с чьей? - неуверенно спросил Овэн.
   - Здесь немало способов умереть,- ответил проводник, продолжая хромать по дороге,- Можно полечь от чьей-то руки, но для вас хватит самого банального - голода и жажда. Вы ведь не местные, верно? Ей, со шрамом, уверен, что сможешь протянуть тут на сухом пайке?! Тогда лучше сразу прикончи мальчишку, консервы из него не выйдут.
   - А с тобой значит лучше? - поинтересовался Фаларид.
   Проводник остановился и впервые повернулся к спутникам лицом:
   - Мне плевать, что ты не поделил с Хамом и за что он тебя так невзлюбил, но запомни простое правило: пока ты приносишь пользу, ты будешь жить, а значит иметь кусок еды и место для безопасного сна. Здесь это многого стоит. Мне нужны помощники и поэтому у тебя есть шанс выжить.
   - И как же тебя зовут, благодетель? - невозмутимо спросил Бул.
   - С трёх раз догадайся,- хмуро процедил сквозь зубы проводник и отвернувшись похромал дальше.
   - Надеюсь, что не Джон Сильвер, - предположил Фаларид и двинулся следом.
   - Не могу понять в чём, но чувствую иронию. Выброси её из головы, личико из-за неё тебе уже подправили,- огрызнулся проводник Хромой.
   - А куда мы идём? - подал голос Овэн.
   - Сюда,- ответил проводник и указал на вытянутое здание в конце улицы.
   Это был ветхий заводской цех, длинный и высокий. Обшарпанные стены слоились, словно с них слезала старая проржавевшая кожа.
   Внутри цеха воняло старым, отработанным маслом и ржавчиной. Остатки сборочной линии и конвейера валялись вместе с грудами жести на полу. Когда группа вошла внутрь проводник велел раскрыть мешки. Внутри лежали веревки, крючья и подковы покрытые слоем постаревшей красной и синей краски. На проверку подковы оказались магнитами, - они хорошо притягивались к металлическим крючьям.
   - Для чего они? - спросил Овэн, на что проводник ответил вопросом.
   - А как по твоему, что нам здесь нужно?
   Овэн осмотрел горы ржавого лома и неуверенно предположил: "Эээ... металл?"
   - А какой? - продолжал допрос Хромой.
   Взгляд Овэна торопливо рыскал по грудам искореженного лома и остановился на длинных сваях уложенных в штабели. Они были толстыми и в отличии от остального хлама неплохо сохранились, лишь немного потускнев от времени.
   - Такой? - предположил Овэн указав на штабеля.
   - Нет,- усмехнулся Хромой.
   - Но почему? Это лучшее, что здесь есть.
   - Тут ты прав,- согласился проводник,- Эти сваи забивают в землю и на них строят дома. В прочности и долговечности им равных нет. Но скажи мне, как ты собираешься их тащить? В одной такой несколько сот килограммов, а то и тонна. Без тягача не вытащишь, а если и вытащишь, то куда денешь? Чтобы разделить такую на части нужна очень мощная пила, паяльная лампа или сварка, а напильником такое не обточишь. Поэтому для нас они бесполезны.
   - Тогда зачем мы здесь? - подал голос Фаларид рассматривая магнит в своих руках.
   - Нам нужно, то, что мы в силах использовать и обработать: медь, олово, свинец, алюминий, цинк, никель, железо и прочие. А этот нехитрый предмет,- Хромой указал на магнит,- даст тебе понять, что ты держишь в руках.
   - Понимаю, железо притягивается к магниту, а алюминий нет,- произнёс Фаларид и Хромой кивнул подтверждая его слова.
   - Верно мыслишь! Все металлы по разному реагируют на магнит и ваша задача найти в этих грудах, хоть что-то полезное,- с этими словами Хромой забрался на один из штабелей и устроился поудобнее на верху,- А я пока покараулю.
   Поставленная задача, изначально, показалась простой. Однако через несколько часов поисков и Овэн и Фаларид выбились из сил переворачивая очередную груду лома. Время лениво и тяжело тянулось вперёд увлекая за собой солнце, а поиски продолжались. Хромой искоса, но очень внимательно наблюдал за действиями подопечных, однако активных действий не предпринимал, растянувшись на штабелях. Пару раз он словно нарочно окрикивал их и приказывал перейти на другое место, где завалы лома были ещё больше.
   - Что-то мне подсказывает, что нас водят за нос,- не выдержав заметил Фаларид.
   - Неужели! - с кривой ухмылкой на лице изумился Хромой.
   - Ты говорил, что здесь были склады и заводы. Будь я местным, я бы растащил это место одним из первых.
   - Соображаешь! - похвалил Хромой,- Тут давно уже ничего нет. Но не тащить же вас на настоящее дело, верно?
   "Он натаскивает нас как псарь щенков!" - с негодованием подумал Овэн.
   - Пока я не видел тут опасности,- заметил Фаларид.
   - Кажется переоценил,- посетовал Хромой,- Главная опасность в нашем деле это не клыки животных и не руки человеческие, а монотонный и однообразный труд. Рутина убивает! - усмехнулся он,- Стоит тебе неправильно оценить свои силы и это захлопнет крышку твоего гроба.
   - Может тогда ты присоединишься к нам? - предложил Фаларид,- Так будет быстрее.
   - А я уже помогаю вам,- ответил собеседник,- Выполняю самую ответственную работу,- слежу.
   - Всё таки боишься, что мы убежим!
   - Нет, я же говорил, что копыта вы отбросите не от моей помощи,- мрачно произнёс Хромой, подобрал железный прутик и бросил его в сторону. Тот приземлился в паре метров от Фаларида и звякнул об куски жести лежащие на полу, а затем остановился...
   Однако, ничего не произошло. Время шло, а прутик как и полагается продолжал лежать на кусках жести. Хромой тем временем смотрел на прутик время от времени переводя взгляд на подопечных.
   "Толи парень сошёл с ума, толи я чего-то не замечаю..." - подумал Фаларид и присмотрелся. На полу что-то менялось, только Бул не мог уловить что. Словно в тот момент, когда он моргал, кто-то очень ловкий неуловимо менял обстановку. Словно карточный шулер сбрасывающий под стол ненужные карты.
   Бул перестал моргать и вскоре различил движение. Ржавчина сползала с кусков жести и медленно продвигалась по прутику. Она обволакивала его и вскоре покрыла полностью, а затем прутик стал уменьшаться...
   - Что это?! - изумился Бул.
   - Как что? Я же сказал - Рутина! Местная вошь! - рассмеялся Хромой.
   - Вши металл не жрут!
   - А эти за милую душу лопают! - проводник снова рассмеялся, но заметив, что его не поняли пояснил,- Ладно, я не знаю как эту погань по-настоящему зовут. Это что-то вроде бактерии или вроде неё. Раньше их использовали для утилизации отходов. Вот за двадцать лет без присмотра она и расползлась повсюду.
   - А для нас она не опасна? - спросил Овэн.
   - Она почти всеядна,- ответил проводник,- При этом то, что ползает здесь, относительно активно и подарит тебе лёгкую смерть. Наступишь и через пару часов от тебя останется только обглоданный скелет, а есть и другие виды, они способны убивать в течении долгих месяцев. Постепенно, живьём обгладывать с тебя кожу, пока на тебе не останется целого места. Так что ты либо умрёшь, сойдя с ума от постоянной чесотки и жуткого зуда, либо от шока вызванного заражением. Без кожи-то живётся скверно, верно?! В том-то и штука, что настоящую смерть ты даже не заметишь, - она не стучится к тебе с автоматом на перевес, она просто ползает у тебя под ногами. Поэтому всегда кто-то остаётся наблюдать за происходящим.
   - А защититься от неё можно? - спросил Фаларид.
   - Можно, но для этого нужно пройти обеззараживание, а обычной водой, такое, не смоешь, только хуже будет. Бактерии хорошо плавают и в воде передвигаются ещё быстрее.
   - А с медикаментами тут напряженно,- подвёл неутешительный итог Бул.
   - Верно, но хватит на сегодня, пора в дорогу.
  

Глава 18

  
  - А почему Рутина? - спросил Овэн, когда они вышли из цеха.
  - Убивает медленно, но гарантировано, - ответил Хромой и огляделся.
  На улице уже начало темнеть. Алые лучи солнца падали на крыши домов и окрашивали их в багровый цвет. На верхних этажах свет проходил сквозь дома через мутные провалы окон, придавая им жутковатый красный оттенок. В тоже время внизу мрак, как бы, сгущался. Он стелился по земле становясь почти материальным, текучим словно вяло идущий поток в горах и делая окружающий пейзаж совсем уж нереальным.
  Хромой нервно прибавил ходу и Фаларид успел лишь удивиться как ловко, порою, он скачет на своих ногах... или возможно, у него есть причина спешить? Бул озвучил свой вопрос, но проводник лишь поднял указательный палец и прижал его к губам.
  Тем временем небо наполнялось алым и белые тучи над головой стали сначала нежно розовыми, а затем тёмно пурпурными. Вокруг всё замерло и притихло, казалось даже ветер стих. Однако несмотря на это отряд лишь ускорял свой темп, уже не переходя с места на место, а бегом форсируя дорогу.
  В воздухе буквально запахло жареным , а ещё озоном, но перед тем как с небес ударила "барабанная дробь" отряд нырнул во тьму подземки. Что дальше происходило на поверхности беглецам не было известно, но зловещее предчувствие беды ещё долго гнало их вперёд.
  Бул и Овэн брели во тьме буквально на ощупь, иногда натыкаясь на выступы и стены, в то время как Хромой ловко лавировал в туннелях. Казалось он видит в темноте лучше, чем при свете дня.
  В какой-то момент он остановился у одной из стен и протянув руку ухватился за воздух. В следующий момент полыхнула спичка и кроткий огонёк загорелся в его руках. Постепенно он разгорелся, обнажая перед зрителями, сначала светильник в котором горел, а затем и узкие своды помещения. Судя по стоящим у стен инструментам, грудам лома и всякой всячины, а так же едкому запаху краски, перед ними была кустарная мастерская.
  - Это твоё? - спросил Фаларид. На что Хромой кивнул и ответил:
  - Да. Мы же барахло не просто так таскаем,- он поставил светильник на импровизированный стол и растянулся рядом на тюке с травой,- Всё это моё! - с удовольствием произнёс Хромой,- Здесь я господин.
  - А тот здоровяк? - спросил Бул располагаясь у стены.
  Собеседник отмахнулся от него и угрюмо ответил:
  - Хам может водить людей в набеги, это у него получается, но что они смогут, если что-нибудь сломается? У кого из них руки достаточно прямые, чтобы исправить всё самостоятельно?
  - Так вы мастер? - догадался Овэн.
  - Точно,- ответил Хромой и кивнул,- я жестянщик.
  - Если так, то ты и в электронике должен разбираться,- заметил Бул.
  - И не только в ней, а ещё в физике, химии, механике и прочем,- подтвердил собеседник,- Всё что найдёте, вы будете приносить сюда. Спросите у любого, он покажет дорогу, - Хромой встал и высунувшись в коридор прокричал: "Эй, там на посту!"
  В ответ раздалось недовольное ворчание и вскоре в проходе показался человек. Этот парень был похож на тех, что вместе с Хамом гнали сюда пленных. Мятая, грязная и заношенная до дыр одежда, бледная кожа, на лице многонедельная щетина, а глаза пустые и недовольные. Но в отличии от тех, кто шёл с Хамом на этом человеке были татуировки,- коричнево-красные линии сплетающиеся в простые узоры. Они покрывали его руки, предплечья и голову.
  - Отведёшь их в камеры,- бросил Хромой,- Да проследи, чтобы им харчей наложили.
  Охранник пробубнил что-то себе под нос, по поводу того, что видел кого-то в гробу, но приказ выполнил. Он достал верёвку и связал ей руки Фалариду и Овэну. Взяв один конец охранник повёл пленных куда следует.
  Шли они в полной темноте и поход повторился точь-в-точь. Проводник умело вёл группу, а сопровождаемые постоянно натыкались на стены, только в этот раз вместо Хромого проводником был другой человек. Как уже успел понять Фаларид, местные обитатели были сродни кротам и в свете особо не нуждались.
  В принципе он вместе с Овэном могли одолеть сопровождающего и сбежать, но как тогда выбраться из лабиринта туннелей? Это куда более сложная задача.
  Придя на место охранник остановился. Бул почувствовал, что рядом появился кто-то ещё. В следующий момент он ощутил удар в живот и упал на землю. Пока он лежал к его ноге прицепили кандалы. Как только замок на них защёлкнулся в гулкой темноте раздались удаляющиеся шаги. Похоже эскорт покинул пленных.
  Бул сел на каменный пол и осмотрелся... Хотя какой там... Вокруг было так темно, что и рук своих невидно. Фаларид даже не мог оценить размеры помещения в котором они находились. Бул прислушался. Тишину нарушал лишь случайный шорох и звук подающих где-то далеко капель. Фаларид дёрнул ногой и цепь прикованная к кандалам зазвенела.
  -Эй, аккуратнее! - тут раздался недовольный голос Овэна.
  - Чёрт, прости, не заметил, - оправдался Бул,- Надеюсь я тебя не сильно задел?
  - Так и зашибить можно... - угрюмо ответил Овэн.
  - Ты что-нибудь видишь? - спросил Бул обшаривая пол вокруг себя.
  - Нет, - честно признался спутник.
  - Я тоже,- Фаларид наконец-то нащупал цепь и пальцами перебрал звенья. Все целые и ни одного слабого. Заканчивалась цепь массивным кольцом вбитым в стену, вытащить которое не было никакой возможности. Поняв это Бул бросил попытки снять кандалы и расслабился. Нужно было подумать.
  - Что будем делать? - задал вопрос Овэн после недолгого молчания.
  - Ты слышал, что сказал этот парень? Он разбирается в электронике. Если это так, то он сможет собрать рацию. С её помощью мы сможем связаться с ковчегом.
  - Думаю, они не согласятся нам помочь, - с сомнением заключил Овэн,- Может нам лучше бежать отсюда?
  - Сами не согласятся, это ты правильно заметил. Но у них есть то, что нужно нам - ресурсы и люди.
  - Как же мы их заставим? Пока обстоятельства не на нашей стороне.
  - Властитель должен уметь управляться и с людьми и с ресурсами, - ответил Фаларид, - Считай это тренировкой...
  Бул хотел продолжить разговор, но вдали раздались шаги. Кто-то приближался. Это кто-то остановился перед пленными словно наблюдая за ними.
  

Глава 19

  
  - Подслушивать не хорошо,- подал голос Бул желая вовлечь посетителя в разговор и тот не преминул ответить.
  - Я не подслушиваю! - раздался возмущённый женский голос и Булу он показался знакомым.
  - Тогда что же ты делаешь?
  - Просто... смотрю, - неопределённо ответил собеседник.
  - Что же тут смотреть, если не видно ничего,- усмехнулся Бул.
  В темноте раздалась возня, кто-то чиркнул кремнем по кресалу и перед ними загорелся факел. В его тусклом свете Бул узнал любопытного "чертёнка". Ту самую девушку, что он увидел когда пришёл в себя. Рядом с ней стояла старая корзина. "Чертёнок" отложила огниво в сторону, поставила факел на пол и зажала его между камнями.
  Теперь Фаларид мог спокойно и внимательно рассмотреть её. Рыжие волосы, белая кожа и зелёные глаза. На вид ровесница Овэна, не больше двадцати лет. Одета так, словно она принадлежит к первобытному племени, а не к числу людей живущих в двадцать первом веке. Всё в ней подчёркивало её "дикость". Начиная от чудной причёски-рожек, заканчивая узорами из линий на руках и нарядом, явно сшитым из разных костюмов.
  Однако это не делало её менее привлекательной, а даже наоборот такой наряд подчёркивал её стройную фигуру. Может быть Фалариду показалось, но глаза девушки блестели.
  Она села на почтительном расстоянии от пленных и стала распаковывать корзину, а затем извлекла из неё ломтики тонко нарезанного сушёного мяса и сложила перед собой. Потом "Чертёнок" взяла пару ломтиков и подойдя ближе осторожно протянула пленным.
  - Это можно есть, - сказала она.
  - Спасибо,- ответил Бул и принял предложенную еду. После чего передал половину другу. Они с Овэном уже давно ничего не ели и есть хотелось жутко. Мясо было жёстким и пересушенным, но несмотря на это один лишь его запах будоражил аппетит.
  Пока пленники расправлялись с мясом девушка с любопытством рассматривала их. Бул заметил это и в его голове появилась мысль.
  - А хочешь я расскажу тебе о небесах? - спросил он.
  Глаза девушки дрогнули и расширились:
  - Хочу,- уверенно ответила она.
  - Тогда я с удовольствием рассказу тебе о них, но... - Бул помедлил,- просто рассказать будет не интересно, поэтому я предлагаю тебе игру. Давай меняться?
  - Чем? - удивлённо и немного озадаченно спросила девушка.
  - Давай я буду рассказывать о нашем мире, а ты расскажешь о своём.
  Девушка задумалась подозревая, что-то нехорошее, но потом кивнув согласилась и не теряя времени стала заваливать собеседников вопросами. Так началось их знакомство с новым для себя миром и его обитателями.
  - А это место, - когда пришла его очередь задавать вопросы, спросил Фаларид и обвёл руками их узилище,- где мы?
  - Это мой дом,- ответила Авеста, как оказалось именно так звали девушку-"чертёнка".
  - Похоже на катакомбы,- подал голос Овэн.
  - Поосторожнее со словами! - возмутилась собеседница.
  - Не суди его строго,- попросил Бул,- Он не хотел тебя обидеть. Просто... у нас нет ничего подобного, поэтому нам трудно искать подходящее сравнение. А на что похож твой дом?
  - Это теплое и безопасное место где можно не бояться за свою жизнь,- ответила девушка и коварно улыбнулась.
  Пока она выигрывала в эту игру, за четверть часа расспросов она толком так и ничего не сказала. Вернее говорила она охотно и много, вот только узнать что-то конкретное было сложно. Девушка уклонялась от прямых ответов.
  - Но здесь же ничего не видно? - удивился Овэн.
  - Это тебе не видно, - победным тоном заявила Авеста,- А вот мы очень даже видим. Привыкли.
  - Неужели вы сами всё это копали? - спросил Бул.
  - Нет, конечно, тут и до нас много чего было.
  - Кто-то вам оставил хорошее "наследство", - усмехнулся Овэн.
  - Тот же кто и вам,- съехидничала девушка.
  - Погоди,- вмешался Фаларид,- Я кажется начал понимать, это должно быть называлось "метро".
  - Может быть,- согласилась девушка,- Это то что осталось от города.
  - Руины наверху,- догадался Овэн и они с Фаларидом переглянулись.
  - Да, наш черныш любит о нём рассказывать! - воскликнула девушка. В голосе её зазвучал восторг и она продолжила увлечённо говорить,- Высокие шпили, прямо до неба! В них как в ульях жили сотни тысяч человек, а между ними ажурные мосты и переходы! А ещё это... как его... - девушка замялась стараясь руками показать нужный объект,- шлифт!
  - Может лифт? - предположил Бул.
  - Да, точно! - подтвердила собеседница,- В шпилях их было много. Маленькие, большие и даже огромные, в которых могли поместиться сотни человек! И это ещё не всё! - уверила девушка. Глаза её блестели,- Там ещё были свои дороги и во... вокзалы! Прямо в шпилях! Представляете! И они связывали все двенадцать шпилей между собой.
  - А что сейчас там? - поинтересовался Бул.
  - Наверное пусто,- предположила Авеста,- Большинство ушли оттуда, когда электричество исчезло. Может сейчас там есть кто-то, но не думаю, что на верхних этажах много постояльцев, иначе наш черныш остался бы без дела,- заключила она,- Говорят он даже видел шпили до прихода моосов! Но думаю вы сами скоро их увидите.
  - То есть там он собирает детали? - догадался Фаларид и собеседница кивнула подтверждая его догадку. Бул задумался.
  - А это зачем? - осторожно поинтересовался Овэн указывая на причёску Авесты. Девушка удивилась и проследив за тем куда указывал собеседник прищурив глаза ответила:
  - А чтобы чужие не шастали! Но лучше это! - она быстрым движением затушила факел и всё вокруг погрузилось во тьму. Но через несколько секунд в темноте показались тусклые бледно-зелёные линии из которых складывалась злобная морда с глазами бусинками. Эта морда резко подалась вперёд и приблизилась к Овэну, заставив того отпрянуть назад и ненароком уткнуться спиною в стену. Словно увидев в темноте его лицо Авеста захохотала, а затем снова зажгла факел. Свет факела открыл взгляду её победоносную улыбку. Она поспешила стереть с лица краску.
  - Фосфор,- догадался Фаларид.
  - Не надо ругаться! - ответила девушка,- Я же не виновата, что он боится.
  - Судя по всему в эти места чужие не заходят, - чертей боятся.
  - А оно так и есть, - мы черти подземки! - провозгласила Авеста и снова рассмеялась.

Глава 20

  Время идёт. Как оказалось всё не так плохо. С трудом нам удалось вытянуть с Авесты кое-какую информацию. Она влюблена в небо и в тот город, что когда-то был наверху. Правда руины она видела всего пару раз, а город до прихода моосов, видеть не могла вообще, слишком молода.
  Авеста помогла нам и даже раздобыла трав, компресс из которых смог снять опухоль и отёки с моего лица. Вскоре настало время снять повязку. Это был волнительный момент. Мне было сложно заглянуть и увидеть своё новое лицо. Я боялся и медлил... Властителю не простителен страх, но я опасался посмотреть правде в глаза. За этот неловкий момент отец бы высек меня и был бы прав. Поэтому я взял себя в руки и сделал то, что должен был. И на этот раз судьба меня пощадила. Глаз остался цел и я отделался только шрамами... Но надо запомнить этот урок... и вернуть долг.
  Как мы узнали от Авесты племя, что живёт в туннелях, немногочисленно, но более чем на половину состоит из мужчин. Это хорошо. Они могут обеспечить остальных. Да и в реализации нашего плана их сила понадобиться. Однако первый среди них Хам, а вот это уже проблема...
  Этот амбал может себе многое позволить. Он мощнее и злее всех остальных... и характер у него мягко говоря скверный. Но он водит племя в набеги, приносит добычу и собирает дань с окружающих поселений. Есть готовый хлеб всегда проще и приятнее, чем самому его готовить, верно?
  Поэтому Хаму простительно всё. Здесь не принято ему перечить, а единственных, кто рискует это иногда делать - Шут. Который регулярно за это получает по шее. К счастью как мы узнали Хам скоро собирается в новый поход, а это значит, что настанет время действовать.
  Нам нужна связь, а племя может помочь её получить. Безумие? Возможно. Шаг рискованный, но за эту возможность стоит уцепиться. Здесь нас встретили холодно и настороженно, но всему есть цена, даже человеческому расположению. Стоит сместить чашу весов в нашу сторону и здесь нам может помочь Хромой-мастер. Его фигура не столь значительно, но весома. В нём говорит гордость, а это может помочь подтолкнуть его на нашу сторону.
  Несколько недель он натаскивал нас и водил по окраинам. Однако это были лишь мелкие вылазки. Мне кажется, что не за горами настоящий выход... и я оказался прав.
  Мы вышли из туннелей под городом на солнечный свет и заняли небольшую смотровую площадку. Я впервые увидел шпили так близко. Раньше они тенью маячили на горизонте, а отсюда представали во всей красе. На их фоне небоскрёбы окружавшие нас казались низенькими одноэтажными халупками.
  Стройные громадины как исполины возвышались над остальным городом. Они иглами уходили в небо протыкая облака. Несмотря на отсутствие ремонта и обслуживания их серые стены оставались идеально ровными. Основания шпилей составляли несколько квадратных километров и по площади были сопоставимы с целым районом.
  Сами шпили были словно сплетены друг с другом сетью переходов, путей и автострад. Удивительно, но между ними и правда проходила монорельсовая дорога. И всё это великолепие было ещё цело. Вот что значит строить на века!
  При виде этих чудес в памяти пробуждаются воспоминания из раннего детства. Дом... здесь, на земле. А вместе с памятью приходят чувства тепла, свободы и покоя. Но теперь воспоминания оставляют осадок печали. Теперь мы лишены всего этого. Ковчеги - наше спасение... и тюрьма. Даже каюта Властителя не может похвастаться таким шикарным простором. Мир на ковчеге гораздо меньше, чем здесь. Этот необычный простор ошеломляет, но кажется я стал к нему привыкать... Интересно как это отразиться после нашего возвращения? Будет сложно снова привыкнуть к тесноте кают и залов. Наверное даже сложнее, чем привыкнуть к земле.
  Однако подняв глаза выше я заметил, что не всё так радужно. Из под покрывала облаков стыдливо выглядывали верхние этажи шпилей. Они понемногу уступали под натиском непогоды и ветров. Коррозия съедала перекрытия, превращая некогда надёжные конструкции в труху, колышимую ветром. А тот, в свою очередь, сдирал со шпилей старую обшивку и уносил прочь, словно та была ветхой тряпицей. Наверху оставались лишь остовы железобетонных опор, напоминающие торчащие из ран кости разлагающегося тела.
  Как не странно, но мы с Овэном уже начали привыкать к этому месту. Наши костюмы после нескольких недель носки ничуть не отличаются от лохмотий местных. Да и лица стали зарастать щетиной как у остальных, а долгие "прогулки" с Хромым натренировали ноги и спины.
  На этот раз мы основательно подготовились. Заплечные мешки пухли от поклажи. В них лежали не только магниты, но и провиант на несколько дней пути. Плюс к этому, не считая обычного набора для долгого похода, мы взяли ножи, крюки, канаты, верёвки и зеркала. Зачем они, мне пока до конца не ясно. Я сглотнул и обратился к Хромому:
  - Нам туда? - проводник оторвал свой взгляд от бинокля и кивнул в ответ,- Не расскажешь за чем мы туда идём?
  - Когда всё началось люди стали разбегаться. Сначала пошли перебои с продовольствием и водой, потом отрубилось электричество. Подачу энергии несколько раз возобновляли, но в конце концов силовые установки остановились, а вместе с ними погибли и остатки жизни наполнявшие этот город. Там всё зависит от электричества. Такая громада требует много энергии. Без неё не спустишься и не поднимешься. Люди, что остались к тому моменту в городе были обречены на долгую и голодную смерть. Тем, кто жил на нижних этажах повезло больше, они смогли выбраться из этой западни, а для остальных город стал могилой.
  - И что мы там ищем? - уточнил я.
  - Многие не успели оттуда жизнь спасти, не то что вещи. На первых тридцати этажах ничего ценного не осталось. Давно уже вынесли, а вот если забраться повыше, то можно найти многое.
  - Сколько же там этажей? - спросил Овэн.
  - Двести или триста... Многие уже обвалились,- заключил он почесав в затылке.
  - И нам придётся туда подниматься?! - уточнил Овэн.
  - Да, и это лучше, чем спускаться вниз,- заверил Хромой,- Под фундаментом ещё этажей тридцать инженерные коммуникации и станции. Вот туда лучше не забредать. Что там твориться одному чёрту известно! Одной лишь Рутины оттуда выползает столько, что страшно становиться.
  - Вроде задача не сложная, чтобы к ней так готовиться, - подал я голос.
  - Сам увидишь, - усмехнулся проводник и повесил бинокль на шею,- Подъём ребята! Нам туда, - с этими словами он двинулся вперёд осторожно минуя улицу за улицей. Мы тенями последовали за ним. Уже привыкли к его манере. Пройдя несколько кварталов мы подошли к шпилям ещё ближе. Глядя на них отсюда чувствуешь себя муравьём стоящим рядом со слоном. Проводник остановился в укромном месте и взяв бинокль стал всматриваться в высоту. Мы аккуратно приблизились к нему.
  - Куда теперь? - тихо спросил я.
  - Погоди, - ответил Хромой разглядывая крыши домов. Остановив свой взгляд на одной из них он присмотрелся и подумав продолжил,- Местные любят занимать самые удобные подходы к шпилям. Одни устраивают засады, другие собирают плату за проход. Не нарваться бы на них. Поднимемся вверх по этому дому, он вроде пуст, а с крыши уже перелезем на шпиль. Всё ясно?
  Мы с Овэном кивнули и тогда проводник спрятал бинокль в кожаный футляр на поясе. Это не означало ничего хорошего. Свой "командирский" бинокль он хранил как зеницу ока. Целая оптика тут редкость. Нам же вообще приходилось довольствоваться самодельными средствами. Но дело тут не только в прагматизме. Этот атрибут "власти" проводника значил для него очень много и Хромой не жалея голову полезет к чёрту на рога за своим биноклем. Когда же он прячет его в футляр это значит только одно, что скоро начнётся заварушка.

Глава 21

  Группа короткими перебежками подобралась к подъездам. Внутри было тихо и пустынно. Пахло плесенью. Идти приходилось осторожно, на полу и стенах лежала вековая пыль и любое движение поднимало тучи мелкой бетонной крошки и мусора.
  Хромой подал сигнал - смотреть в оба и по сторонам, а сам осторожно пошёл вперёд к лестничной площадке. При этом он пристально всматривался в то, что происходит под его ногами и не раз останавливался, словно шёл по зыбкому болоту, где неверный шаг может привести на дно заросшего тиной бочага. Раз за разом проводник внимательно рассматривал куски битой плитки и мусор стараясь разглядеть таящуюся в них угрозу. Он хорошенько обдумывал каждый шаг, а иногда менял маршрут, обходя не понравившиеся ему места.
  Со стороны это могло показаться странным и смешным, но те кто смеялись уже давно были на том свете, а Хромой ещё ходил на этом. Быть может в племени его не всегда слушали, но тут он был как мессия, способный даровать человеку спасение или смерть. Самый опытный и до недавнего времени единственный из племени, кто отваживался бродить по шпилям и их окрестностям. Остальные предпочитали обходить эти места стороной.
  Здесь можно было прислониться к стене и этим подписать себе смертный приговор. Ибо рутина плохо переносила солнечный свет и в основном скапливалась именно в таких мрачных местах как этот дом.
  Как только проводник достиг цели он подал знак остальным. После чего Фаларид и Овэн по очереди, след в след, проделали его путь. Собравшись они уставились вверх, а там тянулись бесчисленные лестничные перелёты.
  - А теперь самое сложное,- подвёл итог Хромой,- подъём.
  - Ты шутишь? - спросил Бул подозревая подвох.
  - Неа, сам увидишь,- невесело ответил проводник и пошагал дальше.
  Подвох здесь был, но как и положено сразу его не замечаешь. Он доходит до тебя этаже, так, на двадцатом. Когда ноги начинают гудеть от напряжения, спину ломать под весом поклажи, дыхание сбиваться, а горло резать боль. Кто бы мог подумать, что такая простая вещь, как лестница, может быть такой убийственной! Достаточно преодолеть не два-три этажа, а двадцать-тридцать этажей. Где-то по середине пути группа сделала привал и остановилась.
  - А другого пути нет? - спросил Овэн упав на ступеньки и стараясь отдышаться.
  - На лифте,- с иронией ответил Хромой.
  - Без электричества?! - уточнил спутник.
  - А как ты думал, почему верхние этажи до сих пор целы? - отозвался проводник.
  - Кто бы сказал, что я умру на лестнице, никогда бы не поверил,- посетовал Овэн.
  - А сколько их ещё впереди? - поинтересовался Бул.
  - Пятнадцать-двадцать,- ответил проводник.
  - Меньше половины,- заметил Бул стараясь приободрить товарища.
  - В этом здании, - уточнил Хромой,- В шпиле их будет не меньше. Ну что, отдохнули?! Подъём! Иначе мы так до вечера на крышу карабкаться будем.
  Группа шла медленно, но уверенно и настойчиво. Каждый новый этаж давался сложнее предыдущего, но вскоре в окнах показались облака. Ещё немного и спутники оказались на крыше и смогли вдохнуть свежий воздух.
  Однако радости здесь было мало. Наверху дул пронизывающий холодный ветер. Вступив на крышу Фаларид замер. Его поразило знакомое чувство. Словно он опять оказался на борту ковчега,- настил под ногами плавно вибрировал. Бул насторожился и заметил как край крыши еле уловимо приподнимается и опускается, словно танцует.
  - Что это? - спросил он у проводника.
  - Дома не выдерживают под натиском времени и ветра. Здесь ещё ничего, а вот, поговаривают, на самом верху качает как в семи бальный шторм,- ответил Хромой и подошёл к краю крыши. Внизу лежала узкая лента улицы зажатая в тески стен.
  На противоположной стороне, метрах в двадцати от того места, где они стояли, высилась серая, монолитная стена шпиля. С крыши на ту сторону вёл толстый металлический трос. Он начинался на вершине антенной установки и шёл через улицу, опускаясь на пару этажей, а затем уходил вглубь под обшивку шпиля на той стороне. Под ним располагались ряды окон смотровой площадки. Под ней было ещё несколько таких же площадок, часть окон в которых была разбита, а на сером бетоне были видны застарелые бурые пятна.
  - Только не говори, что нам туда?! - предупредил Овэн.
  - Не буду,- со смешком ответил Хромой,- Но результат от этого не измениться. Нам всё равно нужно перебраться на ту сторону.
  - А это следы от тех, кому это не удалось, я так полагаю! - предположил Овэн рассматривая пятна на противоположной стене. Он опустил взгляд продолжая воображаемую траекторию полёта при неудачном приземлении и ему стало дурно,- Да отсюда же даже земли не видно! Как ты собираешься перебраться туда.
  - Не впервой, - ответил проводник, а затем снял и стал распаковывать свой мешок. Оттуда он извлёк конструкцию состоящую из нескольких связанных между собой ремней,- Набрасывай лямку на трос и тормози ногами. Ты легче остальных поэтому идёшь первым, - безапелляционно заявил Хромой.
  - Ни за что! Это чистое самоубийство!
  - Тогда я тебя прямо сейчас с крыши сброшу! - пригрозил Хромой.
  - Стойте! - вмешался Фаларид,- Есть идея. У нас же есть верёвки. Из одной сделаем кольцо и закрепим на тросе, а вторую привяжем к поясу и пропустим через кольцо, получиться неплохая страховка. Пока один цепляет лямку на трос и держится за неё, другие держат верёвку и потихоньку спускают его вниз.
  - Можно и так,- согласился Хромой,- Но парню всё равно идти первым. Больше шансов, что трос его выдержит.
   Овэн не был рад такому исходу, но спускаться ему всё таки пришлось. Обвязав верёвку вокруг пояса он перекинул ремни через трос, зацепился за него ногами и впился руками изо всех сил в лямку. После чего Бул и проводник начали спускать его, медленно стравливая верёвку. Уклон был сильным и Овэну приходилось притормаживать ногами, чтобы не повторить участь тех, кто разбился о стены шпиля. Страховка под его весом натянулась до предела и всё было бы хорошо, если бы не сильный боковой ветер. Он раскачивал трос в стороны заставляя Овэна нервничать всё больше. Так что в конце пути его вспотевшие руки едва удерживали лямку.
  В какой-то момент страховка не выдержала и лопнула. Овэн только и успел закричать. Он набирая скорость скользил по тросу вниз, приближаясь к смотровой площадке. Едва он успел подумать о том что разобьется в лепёшку о стену, как руки его соскользнули с лямки и он полетел вниз.
  К счастью набранная скорость не исчезла сразу и Овэн пролетев по параболе влетел в окно этажом ниже, чем надо было. Раздался сильный треск разбивающегося стекла после чего крик Овэна стих.
  - Чёрт, Овэн ты живой! Отзовись! - кричал Бул едва не перелезая через парапет крыши, но ответа не было,- Скорее складываем верёвку вдвое. Тогда выдержит. Я пойду следующим, может удастся его найти.
  Ещё минута и Бул уже продвигался по тросу. Хромому было сложно удерживать верёвку в одиночку, но Фаларид был сильнее и крепче, чем Овэн. Он целеустремлённо двигался на помощь другу.
  Достигнув конца троса он соскочил на бетонную площадку и отвязав страховку вошёл внутрь. Овэн был где-то этажом ниже и его нужно было найти... или то что от него осталось. Внутри было тихо как в мертвецкой. Хлопья пыли толстым слоем покрывали всю комнату, а на стенах и потолке свои узоры сплетали пауки. Мебель давно сгнила и выцвела, оставив после себя только пластмассовые остовы и металлические детали.
  Комната в которой оказался Фаларид раньше была гостиной. Пройдя внутрь он ощутил сильный запах разложения. Это место давно уже никто не тревожил.
  Фаларид решил быстро осмотреть комнату, чтобы найти путь вниз и двинулся вглубь неё. Проходя мимо старых стен он остановился.
  Обои на них потускнели и местами облезли, а под одной из стен примостился маленький столик на котором стоял старый, покрытый паутиной, золочёный часовой механизм. Столик был сделан под резное красное дерево. Как показалось Фалариду неуклюже и неправдоподобно, ведь он знал как выглядит настоящее красное дерево, но тем не менее его поразила эта картина.
  Несколько секунд он стоял пытаясь осознать, что же привлекло его внимание. Постепенно он начал понимать, - эта комната была ему знакома.
  Бул попробовал воссоздать в памяти былой облик гостиной и перед его взором предстал роскошный зал со стенами окрашенными в мягкие тона и мебелью отделанной под богатую старину. Украшали его картины в дорогих рамах и портреты владельцев. На комоде у дальней стены, где сейчас валялась гора трухлявых досок, стоял музыкальный аппарат из которого лилась нежная мелодия, а здесь часы мерно отсчитывали время и под их аккомпанемент хозяева проводили пышные вечера и многочисленные встречи, наполняя жизнью пространство гостиной.
  Но всё изменилось. Идиллия покинула эти стены, а вместе с ней ушла и жизнь. Гостиная была мертва, как в прочем, бесспорно и владелец этого зала.
  В таких апартаментах любили проводить время богатые пассажиры и члены экипажа ковчегов. Фаларид не раз бывал в подобных залах и обстановка этой комнаты напомнила ему об этом. Правда в отличии от последних эта комната порождала не тепло и уют, а холод и чувство одиночества.
  Это место было покинуто, ведь человек проиграл сражение за него и бежал в небо! Эта мысль заставляла сердце Фаларида ныть, словно это было его собственное позорное поражение. Поражение за собственный дом... А кто знает, долго ли люди смогут удержать небеса, если они так легко сдали землю?
  Он протянул было руку чтобы стереть с циферблата пыль и посмотреть на стрелки часов, как снаружи раздался шум. В следующую секунду на оконный проём легла большая тень и бешеный скрежет стал нарастать.
  Фаларид лишь успел отскочить в сторону, когда в окно со всего маху, с грохотом и треском, влетел Хромой. Он пролетел внутрь оставляя после себя высокий шлейф из облаков пыли и приземлился прямо на столик с часами, погребая его под собой.
  - Хромой, твою... ты что ополоумел! - накинулся на него Бул, когда проводник остановился.
  - Обернись мальчик, ты стоишь на проклятом кладбище, куда нормальные люди не ходят! - резко ответил Хромой поднимаясь с пола,- и ты ещё заикаешься о том, что я ополоумел!?
  - Безумец! - ответил Бул прокашливаясь от клубов пыли,- ты чуть себя не угробил! Да и меня тоже!
   - А как мне по твоему на эту сторону нужно было перебраться? Держать же страховку некому! Но впрочем всё прошло гладко... - закончил он вытаскивая крупные занозы из своего зада,- Чего встал разинув рот? Ищем лестницу, твоего приятеля ещё достать надо!

Глава 22

   Лестница нашлась быстро и после короткого спуска спутники дошли до комнаты, находящуюся на этаж ниже того места, где приземлились они. Где-то здесь должен находиться Овэн.
  Антураж этой комнаты был таким же унылым и мрачным как и в предыдущей, правда света в ней было больше. Понять причину этому было легко. Свет в комнату лился через большую дыру в разбитом окне, а вместе с ним сочился свежий воздух разбавляя собой здешний смрад. Под оконным проёмом лежали груды битого стекла, а на них распластался Овэн. На руках у него были порезы и ссадины. Он не двигался.
  - Овэн ты живой!? - закричал Фаларид едва заметив друга и очертя голову рванулся к нему на помощь. Однако Хромой вцепился ему в плечо и остановил.
  - Стой, дурак! Сколько раз говорить, ни шагу без меня! Жить надоело? Не видишь как тут чисто? - с этими словами он вышел вперёд и достал из кармана мешочек с солью. Присмотревшись он достал из мешочка пригоршню, вытянул вперёд руку и посыпал солью пол перед собой.
  Фалариду всегда казалось, что странные "ритуалы" и поверья проводника происходят больше не от ума, а от недоразумения, но сейчас они давали свои плоды. Через некоторое время пол в том месте, где упала соль начал дымиться! - Рутина,- подвёл итог Хромой.
  - Как ты догадался? - спросил Бул.
  - Она жрёт всё, что не попади и пыль в том числе, поэтому она на ней не скапливается. Заметил как тут чисто? - повторил свой вопрос проводник и Бул только теперь осознал, что Храмой прав. Если на верхнем этаже всё было покрыто толстым слоем пыли, то тут некоторые предметы и поверхности блестели чистотой! - А соль большинство видов этой дряни не переносят,- закончил проводник.
  - Что делать предлагаешь? - спросил Фаларид,- Не можем же мы тут всё солью засыпать?
  - Солью говоришь? - переспросил Хромой ехидно улыбаясь, - А в былые времена люди так и делали. Только тогда рутины ещё не было... - сказав это проводник осмотрелся по сторонам,- Нужно его чем-то растолкать.
  - Овэн, ты меня слышишь?! - спросил Бул и не дождавшись ответа подошёл к лежащему на полу "мячу". Впрочем полноценным мячом назвать это было трудно. За годы проведённые здесь этот комок резины успел сдуться и обветшать. Фаларид кивнул в сторону "мяча" и проводник оценив его, кивнул в ответ, подтверждая, что он безопасен. Тогда Бул прицелился и пнул мячик в сторону Овэна. Тот издал противный сдувающийся звук, полетел к цели и приземлился прямо на голову Овэна.
  Трудно было сказать, что конкретно заставило Овэна очнуться, то ли удар, то ли мерзкий звук, а может и просто запах застаревшей резины, которым "благоухал" мячик, но тем не менее, он пришёл в себя и резко подскочил чуть ли не до потолка. После чего рухнул на то место где сидел и широко раскрыл глаза.
  - Ай! - вскрикнул он от боли.
  - Живой? - спросил Фаларид.
  - Кажется да, - ответил Овэн отряхивая голову,- но всё болит... и я порезался,- заключил он рассматривая свои руки.
  - Шевелить ими можешь? - спросил проводник.
  - Да, - ответил Овэн после нескольких попыток размять руки.
  - Это хорошо, они тебе сейчас понадобятся! - произнёс Хромой и Овэн насторожился.
  - Зачем? - спросил он.
  - Тут повсюду рутина. Мы не сможем пройти. Поэтому выбираться тебе придётся самостоятельно.
  - Как я отсюда выберусь? - переспросил Овэн.
  - Осторожно выгляни в окно, там смотровая площадка, видишь? - стал направлять его проводник.
  - Вижу, - подтвердил Овэн.
  - Что снаружи? - уточнил Хромой.
  Овэн аккуратно выглянул через разбитое окно и ответил:
  - Площадка небольшая, пару метров, а от неё идёт узкий парапет вдоль стены,- Овэн выглянул в окно ещё дальше и добавил,- Там высоко.
  - А в стене, там где парапет есть какие-нибудь отверстия куда можно забраться?
  - Есть, слева, метрах в десяти разбитое окно. Больше ничего.
  - Ага, - довольно угукнул проводник и почесав подбородок предложил, - Мы можем попробовать пробиться туда, а тебе придётся долезть до этого окна и ждать нас там.
  - А другого пути нет? - с надеждой спросил Овэн. Голос его был встревожен.
  - Если хочешь покончить жизнь самоубийством, то лучше сразу спрыгни вниз, поверь мне, это будет куда менее болезненно, чем попытка перебраться через рутину,- хмуро заметил проводник.
  - Ты справишься! - подбодрил друга Фаларид,- Вспомни как мы тренировались во время наших вылазок. Ты был первым среди нас!
  - Лазил как обезьянка! Ты там окажешься быстрее, чем мы! - поддакнул Хромой.
  - А если я не выдержу? - спросил Овэн, после чего проводник потупил взгляд и ответил:
  - Другого пути у нас нет. Придётся попытать судьбу.
  Овэн неохотно посмотрел за окно, а потом на пол, разделяющий его и спутников. По виду ничего особенного, но от рассказов проводника о рутине, кровь стыла в жилах, а между двух зол выбирают наименьшее. Поэтому Овэн собрался с силами, вздохнул и поддавшись ответил:
  - Хорошо. Но не заставляйте меня долго ждать на той стороне!
  "А он не падает духом, значит не всё ещё потеряно!" - подумал Бул, когда они вместе с проводником направились к лестнице и он был прав. Сейчас самым сложным и важным для Овэна было не поддаться страху. Его жизнь в буквальном смысле была в его собственных руках...
  Тем временем Овэн растёр, размял ноющие конечности и поднялся на ноги. От падения всё болело. Впрочем могло быть и хуже, с переломанными руками лазить по стенам не получилось бы. Голова кружилась поэтому Овэн подождал пока это пройдёт. Мысли нехотя выстраивались в цепочку: перебраться через ограждения, зацепиться за парапет и повиснуть на нём... Тут Овэн подумал, а не проще ли будет пройти по парапету сверху и взгляд его машинально потянулся к смотровой площадке. Это был неосмотрительный шаг, - как только глаза увидели лежащую за ограждением пропасть, мозг тут же забил тревогу. Овэн поспешно отвернулся и постарался успокоиться.
  "Нет, пройти сверху не получиться. Слишком узкий парапет" - решил Овэн и продолжил прежнюю цепочку: перебраться через ограждения, зацепиться за парапет и повиснуть на нём, а заем упереться ногами о стену и работая руками перебраться к разбитому окну.
  "Вроде всё просто!" - старался убедить себя Овэн, преодолевая нервное напряжение, вот только сердце продолжало выстукивать тревожный ритм. Сглотнув он развернулся и шагнул к смотровой площадке, в лицо ему ударил холодный ветер,- Спокойнее, спокойнее, главное не паниковать! - успокаивал себя Овэн делая ещё один шаг наружу, где парня уже дожидались его собственные страхи,- Ты там окажешься быстрее, чем мы! - язвительно передразнил он слова Хромого,- Хотел бы я с ним сейчас поменяться местами..."

Глава 23

  Тем временем Фаларид и Хромой продвигались по дебрям старых этажей. Внешне шпили напоминали громадные ящики с барахлом, но изнутри они представали как клубок сложных и переплетённых тоннелей, коридоров, комнат и шахт - лабиринту Минотавра и не снилось такое разнообразие!
  Как говорил проводник в шпилях всё зависит от электричества и коли его нет, то большинство дверей в них навсегда запечатаны и хранящиеся за ними сокровища будет спокойно пылиться до скончания веков.
  Межкомнатные двери ещё можно было попробовать вскрыть, а вот входные или межквартирные, даже пробовать не стоило. Их брали с расчётом на буйные головы хулиганов и на прозорливый ум воров...
  Поэтому всякому, кто хочет проникнуть в шпиль, нужно быть готовым на каждом шагу искать обходной путь: через воздуховоды, шахты лифтов, служебные помещения и даже канализационный стоки.
  В общем, путь в соседнюю комнату был тернистым и длинным... Спутникам пришлось заложить немалый крюк по пыльным коридорам и в конце концов оказаться в вытянутом, высоком зале. Здесь было куда просторнее, чем в предыдущих местах.
  Повсюду стояли горшки и вазы с землёй. Кое-где росла жухлая трава... а в отдалении даже было видно настоящую зелень! К стенам были прилажены решетчатые навесы служившие одновременно крышей для первого яруса и полом для второго. Навесы успели проржаветь от сырости и покрыться бурым налётом, а местами и мхом.
  Судя по всему это место было предназначено для общественного отдыха. Что-то вроде тех парков и оранжерей, которые так любят устраивать небожители... только заброшенные и обветшалые.
  - А тут звери водятся? - по случаю спросил Бул у проводника, когда они выбрались из узкого лаза приведшего их сюда.
  - Человек - это самые страшный зверь из тех, что тут обитает! - ответил проводник отряхивая налипшую грязь и тут же замер как вкопанный, а затем рухнул на пол. Бул последовал его примеру и когда оба оказались на полу под прикрытием большой кадки для растений, Хромой подал знак: "Внимание!" и указал вперёд.
  Бул аккуратно подвинулся в сторону и выглянул из-за своего укрытия. На противоположной стороне зала виднелась группа людей. Вели они себя уж очень подозрительно... подозрительно мирно для этих мест.
  - Мародёры? - тихо спросил Бул, на что проводник истово замотал головой опровергая его догадку,- А кто же тогда? - на этот раз проводник лишь нервно сжал губы, приник к самому полу и вновь подал знак: "Внимание!", а затем начал спиной отползать в сторону, стараясь держать нежданную компанию наведу. Бул повторил манёвр проводника и вскоре они оказались в самой дальней точке зала, противоположной тому месту где разбили лагерь незнакомцы.
  Там проводник прекратил своё отступление и достав бинокль начал проводить рекогносцировку... проще говоря осматривать местность, но Булу показалось, что будь у проводника возможность, то он бы заполз ещё дальше от тех мест где находился непонятный "противник".
  - Может наконец-то объяснишь? - предложил Бул.
  - Проклятье, - пробубнил в ответ проводник, разглядывая ярусы зала в поисках выхода,- Закон подлости и сели ведь у единственного нужного нам прохода!
  - Хромой, ты же меня прекрасно слышал... - начал терять терпение Фаларид.
  - Кажется, я погорячился, когда говорил, что страшнее человека зверя тут нет... - недобро ответил проводник,- И как назло он как раз в той стороне куда нужно нам. Если я всё правильно понимаю Овэн должен показаться в районе в-о-о-н тех окон,- пояснил Хромой, после чего Бул достал из нагрудного кармана стёклышки и сложив их посмотрел туда, куда указал проводник. Его подручные средства не давали такого же хорошего результата, что бинокль Хромого, но тем не менее помогали видеть больше.
  Фаларид осмотрел указанное проводником окно, затем провёл взглядом по площадке перед ним и осмотрел подступы. Хромой оказался прав,- нужный ярус выходил прямо на стоянку противника. Пользуясь случаем Бул рассмотрел и его.
  Внешне люди, как люди. Выраженных отличительных признаков не имеют. Хотя выглядят чище и опрятнее, чем местные. Одеты похоже, все в одинаковых серых мешковатых одеждах. При их виде Фалариду на ум пришло сравнение с униформой механиков, что обычно носят на ковчегах рабочие. А вот вели себя незнакомцы странно... слишком расслабленно и беспечно для здешних мест: часовые не расставлены, оружие убрано, взгляды обращены к костру, а не к периметру лагеря.
  - И кто же наш противник? - поинтересовался Бул.
  - Моосы... - тихо, сквозь зубы, словно его могли услышать, ответил Хромой.
  Фаларид приподнял бровь и уставился на спутника. После рутины Бул мог допустить многое, но после ответа проводника в памяти всплыли слова сопровождавшего их капитана Льва: "О, каких только страшилок о них вы не услышите! Местные говорят, что они наводят туманы, что сводят людей с ума, из-за них Икары падают с небес на землю, от них киснет молоко, еда гниёт, а ещё они похищают людей и оставляют на полях таинственные знаки. И это только малая толика того, что им приписывают. Я не спорю, моосы обладают силой, но для аборигенов они - это страшилка, которой пугают детей и козёл отпущения в одном лице".
  Однако при всём при этом Бул сам был свидетелем падения Икара и странных событий последовавших за этим... Вот теперь сиди и думай, - где правда, а где ложь.
   - Поясни,- попросил Бул,- За пятьдесят лет их пребывания на земле ни один человек не видел живого мооса, а ты хочешь сказать, что они тут - воплоти, на пикник собрались?
  - Я этих тварей издалека чую... - огрызнулся Хромой,- Хочешь верь, а хочешь нет, но это они! Осваивают новые владения...
  - Очень на людей похожи,- с сомнением напомнил Фаларид.
  - Когда-то они ими может и были... - буркнул проводник.
  - Что делать-то предлагаешь?
  Проводник поёжился. Глаза его бегали, он явно пытался решить непростую задачу. Через несколько долгих секунд колебаний проводник тяжело ответил: "Уходить надо..."
  - А Овэн? Его мы не оставим,- настоял Бул и тут же наткнулся на взбешённый взгляд Хромого. Тот явно боялся незнакомцев отделяющих их от Овэна и отдавать бразды правления в отряде не хотел. Однако Бул пошёл в контратаку чуть раньше проводника,- Чего ты так нервничаешь? Их четверо и они почти не вооружены, нас не заметили и потому у нас преимущество во внезапности. В добавок,- Фаларид присмотрелся,- Нас ждёт куш,- он указал на увесистый ящик у ног одного из незнакомцев.
  - Твою ж... - просвистел проводник разглядывая предполагаемый хабар,- Это же портативный генератор!
  - Ценная вещь! - поддакнул Бул. Знать этого, наверняка, он не мог, но предположил по реакции спутника, что это так. Хромой задумался покусывая губу,- Ну что ты в деле?
  В этот момент на той стороне зала послышался шум.

Глава 24

  Овэн медленно продвигался вперёд. Ветер у стены дул не так сильно, как на середине улицы, но это мало помогало. Серая монолитная стена уходила вверх, словно бастион неприступного замка. Замёрзшие пальцы с трудом цеплялись за острый край парапета. Овэн старался не смотреть вниз, туда, где бушевало невидимое море из воздуха и восходящих потоков.
  Пятьдесят этажей - ровно столько было под ним. Отсюда могло показаться, что это высоко, но это ощущение было обманчивым... сорвался и всего десять секунд свободного падения отделяют тебя от земли!
  Эта мысль не давала Овэну покоя. Его сердце нервно стучало, мышцы болели, а лёгкие обжигал холодный воздух. Но это было не самое плохое, куда опаснее был страх. В какой-то части Овэна стойко жила уверенность в том, что он может без труда преодолеть положенный путь. Однако в другой его части притаился чёрный страх. Он парализовывал движения и сковывал волю, делая дорогу в десятеро труднее.
  Овэн всеми силами пытался отогнать навязчивого "попутчика" и сконцентрироваться на чём-то другом, а страх тем временем настойчиво твердил: "Тебе не хватит сил! Тебе не хватит сил!" и каждое проделанное движение делало его голос ещё более уверенным и настойчивым.
  "Мда, не самая приятная ситуация",- подумал Овэн раскачиваясь над пропастью.
  Затем ему на ум пришла мысль: "Странно, а почему я боюсь этой высоты? И правда, почему? Ведь я был рождён и вырос на ковчеге, который всё это время парил на высоте нескольких тысяч километров над землёй!"
  Эта мысль показалась Овэну забавной и заставила страх на время отступить, ослабив свою хватку, что позволило Овэну сделать ещё один уверенный рывок вперёд.
  Это воодушевило уже было отчаявшегося скалолаза и он решил продолжить мысль. Вспоминая своё прошлое Овэн с удивлением и немалой гордостью отметил, что стал... сильнее! Ему было трудно сказать, та ли эта сила, которой должен обладать Властитель, но теперь он мог похвастаться, что без труда лазает и прыгает как кузнечик, а в добавок ко всему может пройти по внешней палубе ковчега, пока тот идёт на крейсерской скорости!
  Это обстоятельство вселяло в него особую гордость. Ведь на полном ходу с обшивки ковчега сдувает всё что угодно и только самые смелые члены экипажа рискуют выходить наружу в такой момент.
  Когда-то давно, в детстве, Овэну довелось увидеть через иллюминатор такой выход и он оставил в его памяти неизгладимое впечатление! Потоки ветра, рвущиеся вперёд, лижут обшивку ковчега, легко поднимая в воздух многотонные ящики и на их фоне маленький человек смело сражающийся с буйством стихии. Понятное дело, что он полез туда не из праздного любопытства. Но в тот день смельчаку удалось закрепить слетевший трос и предотвратить ещё большую аварию. Это было потрясающе!
  Когда Овэн дошёл до этой мысли, он вдруг осознал, что уже преодолел весь путь и теперь ему осталось лишь влезть в разбитое окно. Но когда он с шумом перевалился через парапет его встретили совсем иные люди, чем те, кого он ожидал увидеть.
  Незнакомцев было четверо. Они стояли над ним и в недоумении переглядывались, словно из окна выползла ядовитая кобра или стокилограммовая анаконда.
  В глазах ближайшего из них Овэн увидел толи замешательства и толи оцепенения. Поведение незнакомцев сбило Овэна с толку, а сложившаяся ситуация озадачила его не менее, чем тех, кто стоял напротив него.
  Что делать? В иной ситуации Овэн постарался бы скрыться, но эти люди не выглядели агрессивными и не представляли явной угрозы, во всяком случае ему так казалось. Овэн бегло осмотрел незнакомцев: внешне похожие один на другого. Может это из-за одинаковой одежды? Она придаёт им схожесть.
  Однако в глаза бросились две странных особенности, - первая из них заключалась в том, что у одного из незнакомцев были отрезаны мизинцы на руках, а вторая была в том, что у всех четверых радужку глаз окаймлял золотой ободок с расходящимися к периферии лучами-ниточками. Этот ободок ярко выделялся на фоне их глаз и делал их странно знакомыми. Но прежде чем Овэн успел понять чем они ему знакомы, за спинами незнакомцев показались ещё двое.
  Один стремительной тенью скользнул к тому, что стоял позади всех и в тот же момент незнакомец упал. Остальные сбросили с себя оцепенение и развернулись к нежданному противнику, но встретились с не преодолимым "аргументом". В роли "аргумента" выступал длинный металлический штырь в руках Фаларида. Он раскидал оставшихся на ногах незнакомцев, "поразив их до глубины души" и не дав им шанса на оборону.
  Когда все противники оказались на земле Фаларид кивнул Овэну и протянув руку коротко бросил: "Пошли!"
  Овэн был рад увидеть друга, хоть до конца и не понимал что произошло. Он ухватился за руку Була и поднялся на ноги. После чего Фаларид отпустил его и резко развернулся, взглядом ища проводника. Тот стоял над телом поверженного противника и продолжал зло пинать его ногами.
   - Генератор! - напомнил он проводнику и кивнул на ящик оставшийся без охраны. Хромой нехотя оставил свою жертву и бросился к ящику. Втроём они ухватились, подняли его на руки, а затем потащили прочь.
  Они преодолели не один этаж и остановились лишь тогда, когда вероятность того, что их найдут упала ниже нуля. Один чёрт знал куда так сломя голову тащит их проводник!
  С его стороны такая спешка была безрассудством! Мало того, что в лабиринте переходов было легко потеряться, так ещё можно было запросто вляпаться в рутину или налететь на другую группу ходоков. Однако не смотря на это Хромой упорно летел вперёд увлекая за собой остальных и подгоняя их по ходу: "Быстрее, черти! Быстрее! Пока он не заметил нас!"
  "И откуда у этого калеки столько сил? - промелькнуло в голове у Фаларида, - от огня бежит что ли?"
  Когда же проводник остановился сил стоять не осталось ни у кого. Где-то с минуту отряд в изнеможении ловил ртом воздух. После чего ходоки стали приходить в себя и первым признаки жизни подал неугомонный проводник.
  Он на негнущихся ногах подковылял к ящику, который они тащили и нежно, почти любовно прильнул к нему. Он просиял и перебирая реле, кнопки и тумблеры на панели генератора воскликнул: "А ты фартовый гад!"
  Фаларид заметив, что комментарий был обращён к нему, вяло ответил: "Рад стараться... Что ты с ним собираешься делать? Его удастся выгодно продать?"
   Хромой удивлённо обернулся на собеседника, однако удивление через миг пропало с его лица, уступив место обыденной серой гримасе.
  - Тоже мне скажешь, продать... - пробубнил проводник,- Парень, ты даже не представляешь что мы взяли! Здесь всё напичкано электроникой, а от чего она работает?
  - От электричества,- ответил Бул.
  - Вот именно, а эта штука может служить источником питания для любой замкнутые системы. Если мы найдём порт, то сможем на время восстановить местную подачу энергии, а значит и работоспособность техники.
  - А что потом?
  - Двери! - не выдержав ответил проводник,- Пока нет электричества они надёжно заперты, но стоит ему появиться... - лицо Хромого расплылось в довольной улыбке,- и они сами откроются, а значит у нас будет шанс поживиться тем, что осталось внутри.
  - Что-то вроде пещеры Али-бабы и сорока разбойников,- догадался Бул,- а у нас есть тайное слово, чтобы открыть проход?
  Проводник отмахнулся от этого вопроса, как от назойливого комара: "Решим по ходу дела! Может удача тебя снова улыбнётся".
  - А что не так с моей удачей? - насторожился Бул.
  - Эти твари,- Хромой махнул в сторону из которой они пришли,- вообще-то заразные. Мы могли бы сейчас этот ящик не к себе, а к ним тащить,- закончил проводник и голос его приобрел мрачный окрас.
  Фаларид задумался, судя по поведению проводника, тот в равной степени боялся и ненавидел тех, кого он считал моосами.
  - А кого ты всё время вспоминал, пока мы шли сюда? - спросил он у проводника.
  Хромой нехотя оторвался от генератора, развернулся к слушателям, опёрся спиной на трофей и приготовившись, понизив тон, начал рассказывать:
  - У моосов в шпилях есть свой анклав и естественно он не остаётся без управления. Кто и как ими правит... да, чёрт его знает! Но только делает он это умело. Он дальновиден и хорошо осведомлён о том, что происходит вокруг.
  - Скажешь что ещё и вездесущ! - догадался Бул.
  - Иногда кажется что так,- не стал спорить проводник,- Бывает идёшь куда-то. Думаешь, что сейчас поживишься, ведь только тебе известно место где пожива ждёт, а приходишь, а там уже они... Префект постарался.
  - Префект? - переспросил Фаларид.
  - Они свой анклав устроили на месте бывшего административного района,- пояснил проводник,- местной префектуры. Отсюда и имя их царя, бога, командира или кто у них там за главного. В общем, я не хочу попадать в поле его зрения, а найти нас, при необходимости, он сможет.
  - И мы стащили его "игрушку"... - закончил мысль Фаларид и добавил про себя,- Опрометчиво, да времени не было чтобы раздумывать! Нужно было заставить Хромого помочь. Чёртова его жадность! Ладно, хорошо хоть Овэна вытащили.
  - Поэтому я и говорю, что ты "фартовый"! Везуч как чёрт! - лицо проводника растянулось в ехидной мине,- Только не знаю на счастье это или не беду... Время покажет.
  Этот укол Фаларид пропустил мимо ушей. Его ум был занят сейчас совсем другим. Если моосы могут позволить себе такую роскошь как генератор, то почему они до сих пор сами не обчистили шпили? Неужели они так хорошо обеспечены, что на весь этот хлам им плевать?! Их кто-то снабжает, но тогда как и откуда?
  - А кроме моосов в шпилях обитает кто-нибудь? - продолжил свой расспрос Фаларид.
  - У подножья много разной швали,- ответил Хромой,- Выше залазят ходоки вроде нас, а бывают умалишенные и иного толка. После того как старый мир сдвинулся, многие двинулись вслед за ним. В окрестностях анклава моосов можно наткнуться на группы тех, кто им поклоняется.
  - В смысле? - удивился Бул.
  - Ну как, в смысле, в прямом! Как богам или идолам. Только моосы особо на это не отзывчивые. Редко кто из этих умалишенных добивается "чести" стать их кормом. Если ты заметил, то у одного из тех, у кого мы позаимствовали генератор, были отрублены пальцы - мизинцы. Среди сектантов много таких бродит. Не спрашивай зачем они себя увечат, я даже знать этого не хочу! Мерзость! Хуже только их хозяева! - далее проводника понесло, ему уже было не столь важно слушают его или нет, он говорил и говорил о наболевшем.
  В этот момент подал голос Овэн. Он тихо сидел и отдыхал прислушиваясь к разговору спутников, но тут ему в голову пришла мысль которой он решил поделиться.
  Бул ощутил как сидевший рядом Овэн толкнул его локтем и оторвавшись от повествования проводника бросил взгляд на друга.
  - Глаза,- прошептал тот,- Ты заметил их глаза? - Бул утвердительно кивнул и Овэн продолжил,- у Клайди были похожие глаза с жёлтым ободком, когда он погиб.
  Бул нащупал в кармане клочок бумаги, который передал им Клайди перед смертью и ответил:
  - Кем бы они не были у них есть ресурсы нужные нам.
  - Не хочешь же ты полезть к ним в логово? - испугался Овэн.
  - Явно не сейчас,- с улыбкой, толи в шутку, толи серьёзно ответил Бул и обратился к проводнику прерывая его тираду,- А как насчёт привала? Закат скоро.
  Проводник вынырнул из своих рассуждений и с тревогой посмотрел на окно за которым красное солнце приготовилось уйти на покой.
  - Мда, надо искать укрытие. У здешних обитателей на закате "приступы" начинаются. Успеем до этого момента значит сможем завтра воспользоваться нашим кушем, - придя к этому выводу группа обратилась к поискам укрытия для ночлега.
  Были ли у местной флоры и фауны "приступы" во время заката или нет Фаларид не знал, во всяком случае никогда не был тому свидетелем. Но проводник свято блюстил свои неписанные запреты и табу, несмотря на то, что со стороны они могли показаться чудными или смешными.
  Таких примеров было не мало, Хромой был суеверен. Вот и о закате у него были свои предубеждения: никогда и ни при каких условиях не оставаться на поверхности во время заката!
  Что там такого происходит в это время? А может у проводника просто синдром подземной крысы? Точного ответа Бул не знал, однако выяснять правду опытным путём не хотел. Пара баек проводника упорно оживали у него на глазах и глупо было пренебрегать осторожностью.
  Вот и сейчас группа нашла подходящее глухое помещение, куда не проникали алый закатные лучи солнечного света и устроила там себе ночлег.

Глава 25

  Ночь выдалась шумной. Это была первая их ночь на территории Шпилей. Раньше им приходилось ночевать в городе, но это были краткие ночёвки на относительно безопасных окраинах. Сейчас же речь шла о таких громадинах как Шпили. Нудные и унылые, ночью они начинали "разговаривать" со своими посетителями.
  Днём к такому не прислушиваешься, обилие дел отвлекает от подобных вещей, а ночью, когда из дел остаётся только сон, они приходят к тебе сами - неясные звуки и шорохи, стоны прокатывающиеся протяжным эхом по проходам и галереям. Всё это они - призраки былой жизни.
  Наверху сила ветра больше, чем у земли, поэтому мощные воздушные течения раскачивают верхушки Шпилей, заставляя их "танцевать" вплоть до самого основания фундамента.
  Последствия этого чувствует всякий, кто задерживается внутри. Железно-бетонные опоры скрепят, гудят и изгибаются под натиском ветра, а многочисленные проходы играют роль труб, выдавая печальные и иногда душераздирающие ноты. Вторят им хлопающие перегородки, хор из битых окон и разноголосый шелест мусора, в который за время пребывания здесь обратились вещи и их хозяева.
  Звуки этого адского оркестра не для слабонервных. Стоять ночью на карауле здесь куда опаснее, чем вести группу днём. Могут просто не выдержать нервы, ведь "пение" Шпилей дополняет игра теней и лунного света, а в темноте чего только не привидится.
  Ходоки перед ночёвкой расставляют вокруг лагеря "погремушки",- маленькие секреты, способные громко шуметь. Не важно, что это - ржавые банки, битое стекло или скрипучие доски. Опытный ходок найдёт из чего сделать погремушку. Главное для неё это способность выдать подкрадывающегося в темноте противника. Но даже эта хитрость не гарантируют спокойную ночь.
  Здесь есть живность, в основном мелкая,- насекомые, грызуны и птицы, иногда встречаются кошки, но никогда нельзя с уверенностью сказать, что ты слышишь - дует ли это проклятый ветер или кто-то вдалеке рвёт кого-то на части. Среди ходоков ходят байки о таинственном и скрытном звере, что живёт в этих местах - Чупакабре.
  Поговаривают, что по ночам он выходит на охоту и пьёт кровь у спящих людей, но никто и некогда его не видел, зато иссохшие и истлевшие тела в Шпилях находят постоянно. Многие видят в них его жертв, хотя никто с уверенностью не скажет принадлежат они давно почившим жителям Шпилей или незадачливым расхитителям.
  Раньше, до прихода моосов, в Шпилях работала сеть ветроуловителей, которая не только гасила колебания от потоков воздуха, но и преобразовывала его в электричество. Теперь же ничего не осталось, только беснующийся ветер...
  Но для друзей это обстоятельство имело и положительный момент. Колебания, которые передавались Шпилю напоминали им о качке, которую испытывает каждый член экипажа ковчега, такую привычную и родную.
  Утром отряд двинулся дальше. Казалось, что выспаться в этом жутком месте удалось только бывалому Хромому. Остальные напряжённо брели после бессонной ночи.
   Сегодня проводник был в приподнятом настроении. Перед ним стояла задача найти подходящий порт для подключения генератора и Хромой был настроен его отыскать. Глаза у него горели! Но не один он надеялся найти в запечатанных комнатах что-то редкое и ценное. Той же мысли придерживались и его спутники. Ведь это могло на шаг приблизить их к возвращению домой.
  Поэтому отряд упрямо шёл за проводником и тащил следом свой драгоценный груз. Им пришлось немало попотеть до того момента как они достигли цели.
  Сначала проводник искал подходящую комнату, в которой, по его мнению, можно было чем-то поживиться. Поиски привели их к небольшой запечатанной двери, а указал на неё, как не странно, чёрный кот. Хромой заметил свежие следы кошачьих лап, оставленные в пыли и пошёл по ним. Он зацепился за них как за путеводную ниточку.
  Свежий кошачий след - это хороший знак! По крайней мере так считал проводник... Следы всегда указывают безопасную дорогу и их мохнатые владельцы были для Хромого сродни талисману, способному выручить в трудную минуту.
  Проводник упрямо шёл по следу и через некоторое время он вывел его к своему ушастому хозяину. Тот потоптавшись и намотав не один круг перед железной дверью, сидел уставившись вверх и жалобно мяукал, требуя впустить его внутрь. Увидев людей он сорвался с места и дал дёру.
  - Здесь! - проводник остановился там где минуту назад сидел кот и ткнул пальцем в металлическую дверь,- Вот нужное место!
  Бул и Овэн переглянулись.
  - Ты уверен? - переспросил Фаларид.
  - Более чем! Раз на неё указывает усатый, то это того стоит! - безапелляционно заявил Хромой.
  Бул не переставал удивляться причудам проводника. В его голосе звучала искренняя уверенность, а слово "усатый" он и вовсе произнёс с таким благоговейным придыханием, словно его требовалось писать с большой буквы - "Усатый"!
  Ситуация конечно не ахти, но что делать? Альтернативы Бул не видел. Сам он в здешних дверях разбирался не больше кота, да и определить за какой дверью, есть что-то ценное, не открыв её, нельзя! Поэтому он не стал спорить с проводником и решил довериться его чутью. Затем отряд обследовал окрестности выискивая вероятных конкурентов и порт доступа. Конкурентов по близости не нашлось, а вот порт доступа имелся.
  - Пришли,- скомандовал Хромой поднимая руку. Идущие вслед за ним спутники остановились, поставили груз на пол, распрямили спины и заглянули через плечи проводника, желая увидеть вожделенную цель.
  Шахта, в которой находится порт, была разломана. Вокруг лежали горы битого бетона. Внешне порт был похож на столб из бесчисленного числа проводов свитых в крупные канаты и жилы. К ним можно было подобраться через пролом в стене. Несколько жил были аккуратно разрезаны, а в место среза вставлен разъём предназначенный для подключения.
  Хромой осторожно осмотрел подступы к порту и после этого велел остальным приблизиться и нести генератор к пролому в стене. Вскоре тот был присоединён к порту и подача энергии возобновилась.
  Мерное гудение распространилось по коридорам. Это заработала система вентиляции, разбавляя затхлый запах разложения свежим воздухом. В помещениях, там где остались целые светоприёмники, загорелся свет.
  - Теперь нельзя медлить. Заряда генератора хватит минут сорок,- объявил проводник,- А если кто-нибудь заметит, что тут появилась энергия, то гостей нам не избежать! - с этими словами он метнулся назад к примеченной комнате.
  Пока отряд двигался вслед за проводником Фаларида не покидало ощущение будто за ним кто-то наблюдает. Коридоры изобиловали смотровыми щелями в которых прятались объективы камер наблюдения, но работали ли они сейчас сказать было сложно... Наверное работали, ведь подача энергии была возобновлена.
  Как и рассчитывалось, панель рядом с нужной дверью ожила и на ней загорелся цифровой интерфейс. Проводник стёр с неё слой пыли и постарался разобраться в том, как она работает.
  Фаларид долго смотрел на то как возиться Хромой и ему становилось всё больше не по себе. Казалось, что древний Шпиль проснулся от сна. Он наполнился звуками и гулом словно гигантский ковчег. Не хватало лишь снующих туда-сюда техников и рабочих, но их не было. Что создавало чувство фальшивости окружающего "ковчега".
  Эта иллюзия жизни настораживала Фаларида и заставляла его нервничать: "Долго ли они смогут пробыть здесь? Не прознает ли Префект об их деле? Ведь если он такой всевидящий, как считает Хромой, то для него это не составит труда". Наконец-то он не выдержал и обратился к проводнику:
  - Чего ты там копаешься?
  - Погоди,- остановил его Хромой, беспомощно тыкая пальцами в дисплей.
  - Дай сюда,- потребовал Бул и потеснил проводника у пульта. Интерфейс, к удивлению Фаларида, оказался ему знаком! Похожими замками были снабжены двери на его родном ковчеге. Они были ненадёжны, поэтому преграждали путь разве, что в кладовки, куда в детстве любил лазить Бул... Разумеется никто из взрослых так и не узнал об этом, иначе сыну Властителя линкора Сиракузы не поздоровилось бы!
  Парой ловких движений Фаларид вскрыл замок, после чего послышался свист, словно дверь выдохнула накопившийся где-то внутри неё воздух. Герметичный замок разжал свою цепкую хватку и высвободившаяся дверь плавно отъехала в сторону.
  Бул сделал шаг внутрь, но проводник его остановил и предостерёг:
  - Стой! С появлением энергии тут заработала не только вентиляция, но и охранные системы. Так что осторожнее!
  - Вот тебе и пещера Али-бабы! - подумал Бул и перевёл взгляд на содержимое комнаты.

Глава 26

  Внешне комната не выглядела опасной. Четыре метра в длину, столько же в ширину, внутри горы ветоши и мусора приправленные толстым слоем пыли. Однако расслабляться не стоило - при беглом осмотре Бул заметил камеру наблюдения висящую в углу комнаты. Это было не к добру.
  - Нужно как-то проверить что там,- подумал Фаларид,- Мда, в старину первой в дом запускали кошку... Сейчас бы она тоже пригодилась. Ну и где же этот "Усатый" когда он нужен?! - с досадой Бул полез в карман своего заплечного мешка и достал оттуда горсть мелких камней. Он взвесил их на своей руке и показал Хромому, тот одобрительно кивнул.
  Тогда Бул взял один из них и забросил его внутрь комнаты. Камушек беспрепятственно пролетел через всё помещение, ударился о противоположную стенку и упал на пол, рядом с кучей мусора. Объектив камеры наблюдения сдвинулся с места и проследив за полётом камня, уставился туда, куда он упал. Друзья замерли в ожидании неприятностей, но прошла минута, а неприятности так и не появились. Камера продолжала неотрывно следить за камушком у стены.
  Осмелев Бул сделал шаг вперёд. Объектив камеры оставалась неподвижен. Тогда он сделал ещё несколько шагов и вышел на середину комнаты. Только тогда механический глаз соизволил оторваться от камня и перевести свой взор на нового посетителя.
  Фаларид замер ожидая худшего и на этот раз неприятности не заставили себя долго ждать. Гора мусора у стены, рядом с которой приземлился камушек, зашевелилась и задрожала. Казалось будто что-то ёрзает внутри неё.
  Затем разбрасывая всё на своём пути из кучи вынырнуло нечто бесформенное. Груды намотавшегося сверху тряпья обвивали его, скрывая очертания. Из под ветоши торчали лишь только четыре клешни, которые в свою очередь угрожающе щёлкали.
  - А вот и сорок разбойников! - промелькнуло в голове у Фаларида не весёлая мысль.
  Клубок тряпья беспрестанно дёргался из стороны в сторону надвигаясь на Була. Потом он разорвался и из него вылетело два небольших круглых диска металлического цвета, у каждого из них осталось по паре клешней. Диски летали в воздухе на высоте нескольких сантиметров над полом и сбивчиво жужжали.
  Первый из них, не прекращая бешеного движения, спикировал в стену и взорвался. осыпав комнату своими останками. Второй, на вид не менее потрёпанный, чем первый, бодро двинулся на встречу Булу.
  - Внимание! Вы вторглись на частную территорию! - раздался искажённый бас из недр железного диска,- Сопротивление бесполезно! Пожалуйста, не двигайтесь до прибытия полиции!
  - До прибытия кого? - успел подумать Була, после чего чуть было не подпрыгнул до потолка,- машина раскрыв и выставив вперёд свои клешни понеслась на него. Нацелилась она на ноги названного гостя.
  Бул отступил назад спасаясь от клешней-зажимов, но машинка оказалась уж очень проворной для своих лет и проскочив цель круто развернулась на месте и бросилась на противника сзади. Щёлкнул зажим фиксируя правую ногу Була и диск остановился.
  Фаларид рванулся вперёд желая вырваться из пут, но машина держала крепко. Она опустилась на пол и повторила: "Внимание! Вы вторглись на частную территорию! Сопротивление бесполезно! Пожалуйста, не двигайтесь до прибытия полиции!"
  - Вот зараза! - вырвалось у Фаларида. Он упорно дёргал ногой стараясь скинуть с себя нежданную ношу, но всё четно - машина словно прилипла к полу,- Как же от тебя избавиться!?
  "До прибытия полиции" - вспомнил он слова своего пленителя и в голову к нему закралось подозрение, что здесь он может провести очень много времени! Машина могла пылиться здесь хоть до второго пришествия! Чего нельзя было сказать о Фалариде...
  - Ты живой? - раздался вопрос со стороны входа. Это был Овэн. Он осторожно выглядывал из-за угла.
  - Пока да,- ответил Бул опасливо покосившись на диск у своих ног,- Вот только двигаться не могу. Где Хромой?
  - Здесь я,- раздалось откуда то сзади,- Ну угораздило тебя на клеща нарваться! Времени и так в обрез!
  - Ты лучше скажи, как от него избавиться? - ответил Бул.
  - Отпилить... - угрюмо пробурчал Хромой.
  - Клешню? - переспросил Фаларид.
  - Ногу! - возразил проводник,- клешню ты не спилишь ничем.
  - Внимание! Вы вторглись на частную территорию! Сопротивление бесполезно! Пожалуйста, не двигайтесь до прибытия полиции! - снова пробубнила железка.
  - А другого пути нет?
  - Ну можно подождать пока он тебя сам отпустит... - многозначительно ответил Хромой.
  - Смешно,- заметил Бул,- Так давай по порядку: как она работает?
  - Я же обо всём вам рассказывал, когда в город брал! - недовольно посетовал Хромой,- чем слушали-то? - затем, понимая ценность времени, проводник сменил гнев на милость,- Раньше их вместо охраны держали. Этакие летающие наручники... Они на движение реагируют. Как только чужак появляется, клещ в него цепляется и обездвиживает, а охранная система стражу вызывает.
  - А теперь?
  - Теперь стражи нет и клеща так просто не снимешь. Где же такого дурака найти, что твоё место занять согласиться?
  Бул ещё раз дернул ногой, а затем пнул клеща, но тот не реагировал. Затем он перевёл взгляд на спутников и встретился с полным тоски и отчаяния взглядом Овэна.
  "Кажется меня уже хоронят" - заметил про себя Фаларид.
  Затем в наступившей тишине раздалось приглушённое: "мяу" и Бул развернувшись увидел чёрного кота! Тот преспокойно сидел на полу и мылся через левое ухо.
  Фаларид боясь спугнуть зверя и не веря своей удаче позвал: "Кис кис кис!" Однако кота это не впечатлило. Он продолжал сидеть на месте и наблюдать. Бул аккуратно вытащил из мешка кусочек вяленого мяса, присел и протянул его коту. Тот не двигаясь с места потянул ноздрями воздух и потерял всякий интерес к предложенному угощению, демонстративно отвернув свою усатую морду.
  Бул было отчаялся привлечь на помощь кота, но потом приободрился. В голове его зазвенели бубенцы, - любимая игрушкам бортовых питомцев живущих на ковчеге.
  - Раз уж усатый сыт, то возможно поиграть не откажется!? - с этой мыслью Фаларид вынул из кармана клочок фольги. Бубенцов у него с собою не было, но и этот план мог сработать! Он демонстративно смял фольгу к комок и показал коту. Тот навострил уши привлечённый необычным хрустом.
  Фаларид убрал в карман вяленое мясо и стал жонглировать фольгой: "С ума сошёл!" - подумал Овэн наблюдая за происходящим.
  Однако кот проявлял всё больше интереса к приманке и тогда Бул почувствовал, что пора! Он "неожиданно" уронил фольгу себе под ноги и кот быстрой стрелою метнулся за добычей. Но стоило ему приблизиться как железный сторож тут же ожил и прорычав своё предупреждение свободной клешней потянулся к коту.
  Он успел обхватить его клешнёй, но не смог удержать. Кот выскочил из его цепкой хватки раньше, чем тот успел его зажать. После этого усатый почуяв опасность дал дёру. Клещ было метнулся за новой добычей, но Бул дёрнул ногу на себя и тот упал на пол. На секунду машина задумалась, явно соображая, какая цель является более приоритетной и ослабила хватку, чем и воспользовался Фаларид. Он со всей силы пнул клеща и тот отправился в полёт... до ближайшей кучи мусора! Звуки его репродуктора утонули под грудами хлама.
  Однако это его не остановило, через миг клещ вынырнул и помчался назад, грозно выставив вперёд клешни. Репродуктор внутри него надрывался: "Сопроти-и-и-в-л-е-н-и-е беспол-л-лезно!".
  Бул прыгнул в сторону уходя от столкновения с бешеной машиной и та пронеслась совсем рядом с ним. В этот момент на помощь подоспел Хромой. Он выскочил на встречу клещу с ведром в руках и выставил его вперёд. Машина угодила прямо внутрь ведра и тогда Хромой закрыл его крышкой и прижал верх дном к полу, а затем сел сверху. Изнутри послышался грозный стук и приглушённое: "бес-с-сполезно!"
   - Теперь уже точно бесполезно! Упрямая железка! - уверил проводник,- Чего встали? Найдите чем прижать ведро к земле иначе мы от него до конца жизни бегать будем!

Глава 27

   Быстро обложив ведро чем потяжелее, группа разделилась и начала обшаривать закоулки ближайших комнат. Булу досталась левая дверь за которой оказалась маленькая комната, похожая на детскую.
   Правда зрелище за этой дверью открывалось печальным. Стены - выцветшие от времени, остов, из прогнивших пластиковых деталей на месте кроватки, почерневшие от старости игрушки и медленно плавающие в воздухе серые звёздочки пыли.
  Тревожное чувство коснулось Була заставив его вздрогнуть и занервничать. Память снова играла с ним напоминая о потерянном детстве на земле: об уютном доме, о мягкой траве во дворе, о просторных улицах, свежем ветре и солнце... о пении весенних птиц... о мире, в котором он, - человек, был хозяином.
  Теперь же от прошлого дома осталась лишь теснота узких кают и переходов, где пение птиц заменял монотонный гул моторов и турбин. Спасение в тюрьме! Разве такое может быть? В последнее время Бул всё чаще задавался этим вопросом. В какой-то момент ему почудился детский смех и он поспешил прогнать нахлынувшее наваждение.
  Медленно он обошел стороной остатки кроватки и подошёл к письменному столу. Дети в его время очень быстро приучались к технике, ведь почти у каждого был свой персональный компьютер. Возможно Булу удастся найти его. Как говорил Хромой электроника в городе цениться выше всего. Что ж был резон проверить его слова.
  Бул внимательно осмотрел покосившейся стол. Тот был очень хрупким и держался на одном лишь честном слове. Он не представлял серьёзного интереса, а вот встроенный в него ящик мог содержать что-то полезное. Фаларид пригнулся и достал магнит. Проводя им по полкам он искал железо.
  Нижние ячейки в ящике оказались полны истлевших бумаг и старых карандашей. Сверху на них лежали груды дисков. Бул сгрёб и то и другое в мешок и принялся за верхнюю ячейку, но она оказалась закрытой.
  - Поживее ребята! Усатый через левое ухо мылся,- это к гостям! - раздался обеспокоенный голос Хромого.
  - Не хотел бы я встретиться с этими "гостями",- насторожившись подумал Бул и продолжил поиски. Ячейка представляла собой металлическую коробку прикрученную к стенкам ящика болтами. Замок в ней, несмотря на возраст, оказался крепким и так просто не отпирался. Бул несколько раз дёрнул его чтобы проверить на прочность,- Вот зараза! - вырвалось его недовольство.
  - Ну, чего копаетесь! Живее! - раздался недовольный голос проводника, но ответить ему Бул не успел,- со стороны входа раздались шаги. Фаларид обернулся и увидел в дверном проёме, как Хромой двинулся к выходу из их "сокровищницы", выглянул наружу, а затем резко заскочил назад. В следующий момент раздался выстрел и пуля высекла искры из дверной рамы, так где секунду назад была голова проводника.
  - Подъём с... дети! - почти перекрывая грохот выстрела закричал проводник,- Сюда, живо!
  Бул выругался, но бросать добычу не хотелось. Он напрягся и рванул ячейку на себя. Болты жалобно всхлипнули.
  - Что случилось? - раздался голос Овэна подоспевшего на зов Хромого.
  - Конкуренты. Где этот, второй?! - раздался в ответ вопрос проводника.
  - Эй там, внутри! - послышался приглушённый голос снаружи,- Не рыпайтесь, а то перестреляем! Барахло скидывайте, тогда выпустим.
  - Угу, ты только ближе подойди, сразу отдадим,- угрюмо ответил Хромой, отдирая дверной косяк. На этом переговоры закончились и мимо дверей пронеслась ещё одна пуля.
  Тем временем Фаларид упёрся в ящик ногами и изо всех сил налёг на ячейку. От напряжения болты вывернуло с их мест и ящик стола разломался. Стол покачнулся и рухнул поднимая волну пыли, а в руках у Була осталась вывороченная ячейка с замком. Он вскочил и помчался к выходу, попутно пряча добычу в мешок. У входа он увидел своих спутников. Они стояли по разным сторонам дверного прохода и не высовывались.
  - Лёгок как на помине, - отвесил свой комментарий Хромой, когда Бул присоединился к ним,- В той комнате выход есть?
  - Вентиляционная шахта есть, - вспомнив ответил Фаларид,- но она маленькая. Если только руку просунешь.
  - Чёрт! Видать и правда зажали,- констатировал проводник.
  - Что делать будем? - подал голос Овэн.
  Проводник призадумался. Дверь выходила в длинный коридор, по бокам которого, в ряд, располагались точно такие же двери, только закрытые. Противник засел в одном конце коридора и простреливал его до самого конца. Высунутся туда можно было, только там ты был как на ладони и легко мог поймать пулю.
  - Ну какое-то время у нас ещё есть,- заключил Хромой,- Они не знают, сколько нас и вооружены ли мы, но потом они осмелеют и пойдут вперёд. Надо что-то думать.
  - Бежать надо,- заметил Бул,- Тут другого не дано.
  - Нет, подождём пока они ближе подойдут,- ответил проводник, приспосабливая оторванную от дверей панель под свою руку.
  - Шутишь, они нас перестреляют! - возразил Фаларид.
  - Опять возражать вздумал?! - голос проводника стал угрожающим и его не добрый взгляд вцепился в Була. Повисло напряжённое молчание, но в решающий момент проводник потянул воздух носом и его глаза округлились. Затем он крикнул,- Делай как я! - бросил своё импровизированное оружие и рванулся в коридор.
   Бул даже опешил от такого поворота событий: "Стой, куда?" - только и успел он бросить вдогонку Хромому, а за спиной проводника уже во всё свистели пули. Проводник же петляя, как бывалый заяц, пригибая голову и прикрывая рот рукавом куртки, рванул в противоположную стрелкам сторону.
  Фаларид обернулся и встретился со взглядом своего друга. Тот тоже был в растерянности, но времени думать не было. Похоже проводник решил их бросить! А стало быть нужно было действовать. Бул развернулся и бросился вглубь комнаты.
  - Быстрее, помоги мне! - призвал он на помощь Овэна, раскидывая вещи, которыми было прижато ведро с запертым там клещом. Вместе они спешно освободили пристанище маленького вредителя, а после этого Фаларид поднял на руки ведро, не забывая при этом покрепче прижимать к нему крышку.
  Внутри заёрзал пленный механизм. Но не дожидаясь того момента, когда он начнёт говорить, Фаларид выкатил ведро в коридор и толкнул в сторону противника.
  По дороге крышка с шумом слетела с ведра и клещ оказался на свободе. Со стороны коридора послышался предупредительный окрик. Но не дожидаясь развития событий Бул схватил тряпьё валявшееся в углу комнаты и тряхнув его выбросил в коридор. Густое облако пыли разлетелось в разные стороны создавая чёрную завесу.
  Фаларид подтолкнул Овэна к выходу и крикнул: "Бежим!" Вместе они рванули по стопам проводника. Последним двигался Бул и искренне надеялся на то, что металлическая ячейка у него за спиной выдержит попадание шальной пули.
  Тем временем клещ окончательно пришёл в себя и издав свой боевой клич: "Соп-р-р-ро-тиление бес-с-с-полезно!" - бросился в сторону засевших в конце коридора конкурентов. Стрельба там стала беспорядочной.
  Впереди беглецов маячила фигура проводника, но всё это время Була не покидало чувство того, что он упускает что-то важное: "Стоп, а куда мы несёмся? Мы же оставили генератор!" - пронеслась мысль в голове у него.
  Нос что-то щипало и Фаларид поначалу подумал, что это от вездесущей пыли, но чем дальше они становились от места встречи с конкурентами, тем больше он понимал, что это не так. Наконец-то его нос уловил знакомый запах и это не добавило ему радости!
  - Смотри! - испугано закричал Овэн указывая себе под ноги, а там уже сгущался розовый туман.

Глава 28

  Пульс участился и Фаларид прибавил ходу подталкивая друга вперёд. Он пока не понимал что происходит, но происходящее вокруг прибавляло ему желания поскорее убраться отсюда.
  Странный химический запах наполнял коридоры и комнаты шпиля становясь всё сильнее. Этот запах был знаком, но оттого не становился более привычным.
  В последний раз Бул чувствовал его после падения Икара. Тогда их группа бесследно потеряла весь эскорт. Но в тот раз он был перемешан с гарью и вонью палёных растений, а сейчас явно и отчётливо чувствовался на фоне пыльного воздуха шпилей.
  В голову ударило и закружило словно от вина. Запах стал меняться и теперь вокруг благоухало цветами! Отчего внутри рождалось чувство покоя и умиротворения. Сами собой ноги замедлили свой бег подчиняясь этому чувству. Ведь зачем бежать если опасности нет? Булу даже почудилась что где-то вдалеке играет музыка! Эта была та самая мелодия, что играла во время приёма на котором он впервые встретился с Овэном.
  Окружающий мир тоже начал преображаться. Глаза заслезились и Бул непроизвольно моргнул, а когда открыл глаза, то не поверил им.
  Проводник толи скрылся впереди, толи исчез. Вместе с ним пропал и Овэн, а перед Фаларидом предстали не облезшие и тусклые, серые стены, а новенькие, роскошные алые обои, покрывающие коридор до самого конца. Горы мусора накопившегося за годы запустения исчезли. Вслед за ними куда-то делся и розовый туман. Потолок же сверкал белоснежной отделкой, как в лучших залах ковчегов, а пол был устлан шикарным ковром. Вокруг сияли лампы, а двери и переборки были выполнены из красного дерева!
  Булу стало не по себе, к горлу подступил комок и застрял там. Он зажмурил глаза и несколько раз быстро моргнул стараясь сбросить наваждение. Раз, - и перед ним пустой и голый коридор. Ещё один взмах ресниц и впереди богатство придворных покоев. Ещё раз - и снова пустой зал, таким же он появляется и в следующий раз, но стоит только отвлечься и неосторожно моргнуть, как тут же возвращаются придворные покои.
  Ноги, словно ватные, перестали слушаться и Фаларид с трудом передвигал их. В его голове осталась лишь одна мысль: "Скорее, скорее выбраться отсюда!" Он превозмогая оцепенение упорно тащился вперёд сквозь жаркий, кипячёный воздух, а тот словно чувствуя сопротивление человека становился всё плотнее, тяжелее и твёрже.
  Однако когда Бул приблизился к концу коридора его ждало очередное потрясение. Он увидел перед собой широкий, по истине королевский, бальный зал, в котором кружились в танце десятки, одетых в шелка и золото пар, а их неустанное и синхронное движение сопровождал раскатистый грохот оркестра - играли вальс!
  Что произошло потом Бул не помнил, но следующее, что он почувствовал была пустота. Полное отсутствие чувств! В глазах было темно, хотя Фаларид сейчас не мог даже с уверенностью сказать, что они у него были, - их он тоже не чувствовал.
  Медленно и постепенно в голове прояснялось и вместе с этим к Булу возвращались чувства. Сначала осязание, - Фаларид почувствовал, что его кто-то куда-то тащит. Затем к нему вернулось обоняние,- он почувствовал вездесущую пыль и это, несмотря на аллергию, приободрило его - запах безумия исчез. А затем, последним, стало возвращаться зрение.
  На фоне пустоты проступала картинка. Сначала Бул различил свои ноги, далее граница обзора постепенно расширилась, отвоёвывая новые пространства и Фаларид увидел заваленный мусором пол. Тот в свою очередь упирался в стену, в которой зиял дверной проём. Глаза ещё не настолько пришли в норму и поэтому Бул видел мир только в бесконечных оттенках серого, но даже так, его взгляд улавливал, что за дверным проёмом было что-то яркое, выделяющееся на общем фоне.
  Тот кто тащил его остановился и отпустил, отчего Бул безвольно рухнул на землю. Краем глаза он заметил как его спаситель проскочил рядом и бросился назад к дверному проёму.
  К этому моменту тело Фаларида напомнило ему об обратной стороне медали. Если до этого возвращающиеся чувства приносили ему облегчение, то теперь настала очередь и страданий - на Була навалилась боль и усталость.
  Мышцы дали знать о себе и дружно заныли, кости стало ломить, а голову словно сжали в тески. Бул закрыл глаза не в силах справиться с нахлынувшей болью и попытался расслабиться.
  В голову ему пришла мысль: "И зачем я так напрягался? Лучше бы остался там в коридоре... и туман тот был не таким уж противным". Пару секунд внутри царила тишина, а затем на ум пришла другая, настороженная мысль: "Хотя о чём я думаю! Стоит только вспомнить этот ужасный запах, как желудок начинает протестовать. С ним ничего не сравниться! И откуда у меня эта мысль?"
  Бул прислушался к своим чувствам и понял, что его куда-то тянет и это "куда-то" находится позади, в том безумном аду, что он совсем недавно покинул.
  Это было мягко говоря необычно. Голову до сих пор кружило и в ней плавали разные мысли, часть из которых Бул не мог признать своими. Уж слишком странными для него они были... Пока он прислушивался к ним кто-то растолкал его.
  Фаларид в недоумении открыл глаза и увидел перед собой Хромого. Тот тут же и без предупреждение сунул ему под нос склянку с какой-то отвратительной жижей и заставил её выпить.
  Вкус у неё был настолько омерзительным, что сразу привёл Була в чувства.
  - Какого чёрта ты делаешь? Решил отравить? - выплюнул он своё неудовольствие после того, как проглотил пойло Хромого.
  - Не рыпайся,- пригрозил проводник и добавил,- Скоро полегчает,- после чего перенёс внимание на лежавшего рядом Овэна и стал приводить его в чувства тем же средством, что и Була. Пока Овэн отхаркивал "лекарство" Хромой вернулся к Фалариду,- Что чувствуешь? - спросил он.
  - Славно помои пил,- ответил Бул,- В голове шум, как будто по голове ударили.
  - И чужие мысли... - настороженно добавил проводник, после чего Бул подумал и кивнул в ответ.
  - Можно и так сказать... - добавил он,- А ты откуда знаешь?
  - А ты уже забыл чем надышался? - ответил вопросом на вопрос проводник.
  - Я не то чтобы забыл, я даже не знал об этом! Ты же ничего не сказал, когда улепётывать стал.
  - А что я тебе под пулями лекцию должен был читать? - возразил Хромой.
  - Ну хотя бы сейчас расскажи, что это такое было? - Бул поднялся и покачиваясь сел. В голове прояснялось, а белый шум, после "лекарства" Хромого, постепенно сходил на нет. Он оглянулся. Овэн растянулся рядом на полу и приходил в себя. Вокруг были серые стены шпиля, мусор и запах пыли оставались на месте, что вселяло в Фаларида чувство безопасности,- пока тут спокойно... - закончил он свою мысль.
  - А это был привет от моосов,- начал свой рассказ Хромой,- С восстановлением энергоснабжения заработала вентиляция и прочее. В мёртвых шпилях такое событие без внимания не обходиться. Любой, кто находиться рядом, тут же ломанётся искать генератор или тех, кто его принёс. Но иногда о себе дают знать и моосы. Они распыляют через вентиляцию дурман.
  - И что же он делает? - поинтересовался Бул.
  - Мозги выедает,- коротко пояснил проводник,- Не знаю как они узнают о присутствии людей и даже не спрашивай как эта гадость действует, но если надышишься дурмана, то пиши пропало. Окончишь жизнь среди моосов.
  - А что в этой гадости? - спросил Фаларид указывая на склянку из которой его недавно поил проводник.
  - А это, - проводник важно поднял бутылку с серой жижей,- голову проясняет!
  - Ясно,- не стал дальше расспрашивать Бул.
  - Я так понимаю... - подал голос Овэн,- генератор мы потеряли. Что дальше-то делать будем?

Глава 29

  Вопрос, заданный Овэном, можно было отнести к категории риторических, однако ответа он требовал немедленно. Провиант подходил к концу, а значит настало самое время искать обратный путь. Вот только уйти тем же путём, что пришла группа не могла. Лезть вверх по наклонному тросу, тем более с полными мешками, удовольствие не из приятных.
  Следовало найти другой выход, но последующий день поисков подвёл неутешительный итог - обходных путей у них не осталось, а это значит, что им придётся спускаться вниз по шпилям.
  Удовольствия в этом было мало. Внизу под шпилями, даже ярким днём, была вечная тень и сумерки. Чем ближе к земле ты спускался, тем меньше видел света. Раньше в шпилях и на "дне" улиц постоянно работало освещение. Двадцать четыре часа в сутки. Семь дней в неделю. Почему? Ответ прост - солнце сюда не заглядывало.
  Когда-то это было довольно живописным зрелищем. Представьте себе, какого было наблюдать за текущей под ногами неоновой рекой, стоя на балконе тридцатого этажа, в то время как над головой у вас восходила луна или рождался рассвет!
  Однако теперь, на дне, уже не текли неоновые реки, а огоньки из которых они состояли навеки потухли. Царивший там мрак привлекал хищников и падальщиков из которых человек был не самым страшным.
  Молва приписывала к этому месту гнездо чупакабры. Дескать где-то там, во тьме, находиться его пристанище, выложенное из костей несчастных жертв.
  Но страшнее всего было увидеть там не выбеленные временем кости, а алые глаза, сверкающие в темноте. Ибо они выдавали неуловимого зверя, одновременно являясь дурным знаком и чёрной меткой для тех, кто отважился спуститься на дно.
  Однако, дно, всё же, не было угодьем представителей фауны, здесь царили насекомые. Бледные, противные и мерзкие на вид. Славно вылезшие из древних пещер или кошмаров они достигали огромных размеров. Хотя большие твари не всегда были самыми опасными, иногда это могли быть вполне безобидные мотыльки переростки. Ну и что с того, что размах крыльев у них был по тридцать сантиметров?! Куда страшнее могли быть маленькие твари,- комары, откладывающие личинок в живую плоть или "моль", которая прекрасно поедала любую ткань, в том числе мышечную и костную!
  Были там и иные беды, - рутина рождающаяся под землёй, выползая наверх, первым делом попадала на дно. Говорили, что там встречались целые озёра этой дряни. Но охочих проверить на себе эти слухи не находилось. Рутина, которая и при ясном свете, была смертельно опасна на дне превращалась в поистине страшную вещь.
  Но это был ещё не конец, - выходы со дна сторожили головорезы и прочие стервятники. Они ждали возможности обобрать ходоков сумевших выбраться со дна живыми.
  Это были весьма неприятные особенности здешних мест, но свято место пусто не бывает! Если есть те, кто ходит по шпилям, будут и те, кто на них охотиться.
  Хромой, стоя у окна двадцатого этажа, изучал в свой командирский бинокль провал улицы. Где-то там внизу было дно, а если посмотреть наверх, то вдалеке можно было увидеть узкую щель небосвода. Улица была достаточно широкой и потому напоминала громадный каньон или ущелье. В целом же складывалось впечатление, что под прессом стен текут две реки: голубая - вверху и клубящаяся чёрная - внизу. Завершал картину длинный разрез протянувшийся от неба и до земли. В этом месте улица заканчивалась и уходила дальше в пригороды. Туда и стремились попасть наши герои.
  - Остался ещё один рывок,- констатировал проводник,- Но пройти его придётся по нижним этажам.
  - Звучит не радостно,- задумчиво протянул Овэн вглядываясь в темноту под собой.
  - А тут как не крути - весёлого мало. Значит так,- проводник обернулся к своим спутникам,- Внизу темно, хоть глаз выколи. Поэтому держаться нужно рядом. Если кто-то отстанет, то даже искать не будем - бессмысленно. Расчехляйте мешки и доставайте верёвки.
  - А зачем? - спросил Овэн.
  - Верёвку берёшь за один конец, а другой передаёшь товарищу. Так не потеряетесь. Запомните, два резких рывка - внимание опасность. Как только почувствовали - сразу останавливайтесь, - Хромой на мгновение умолк, что-то вспоминая, а потом продолжил,- Байку про Минотавра знаете?
  Бул вскинул брови не сдержав удивления, - такой "начитанности" от жителя туннелей он не ожидал.
  - Ты говоришь про то, как Тессей выбрался из лабиринта?
  Проводник кивнул подтверждая догадку: "У него была путеводная нить. Вот и у нас она имеется. Если что случиться, идите по верёвке, авось и выберетесь. Ещё вопросы есть? Нет! Тогда в путь", - и группа ведомая бывалым проводником двинулась вперёд.
  Группа шла сохраняя молчание, чтобы не привлекать внимание возможных хищников. Впереди шёл проводник, за ним Овэн и Фаларид. Все они были связаны одной страховочной верёвкой.
  Со стороны это могло показаться спуском в матово-чёрные глубины океана. Постепенно освящение тускнело, окружающее пространство выцветало, становясь сначала серым, а потом и чёрным.
  Когда света стало критически мало Хромой достал одну из своих фляг и отхлебнул из неё. Сделал он это через силу и через миг его скрутило как от жутких коликов, на глаза навернулись слёзы, а зрачки у него расширились. После чего он протянул флягу своим спутникам.
  Пить эту отраву было ещё противнее, чем "лекарство" Хромого. Ощущение было такое, словно содержимое фляги старалось разорвать тебя изнутри. Хромой же спокойно ждал, пока его спутники приходили в себя и боролись с действием его бурды.
  - Потом спасибо скажите,- буркнул он, когда остальные пришли в себя. После чего взял в руки молоток и с его помощью закрепил на стене сплетённое из проволоки кольцо. Затем он выбрал самую тонкую верёвку и продел её конец в кольцо, а после завязал её узлом. Остальную часть верёвки он смотал и набросил себе на плечо. Группа медленно двинулась дальше, но время от времени Хромой останавливался, чтобы повторить действия - закрепить верёвку в очередном кольце.
  Отойдя от боли Фаларид заметил, что глаза стали привыкать к отсутствию света. Он стал различать слабые тени в длинных туннелях и коридорах катакомб, а ещё стал лучше слышать. Уши болели от притока крови, но тем не менее звуки стали отчётливее. Кажется бурда проводника имела и положительный эффект.
  Однако не смотря на это, вскоре стало так темно, что даже рук своих не было видно. Как Хромой умудрялся находить дорогу к кромешной темноте было тайной, но его спутникам ничего не оставалось, кроме как положиться на чутьё проводника.
  Так они спускались вниз. Казалось, что времени здесь не было и Бул не мог с уверенностью сказать, сколько они уже идут ко дну. Тем не менее воображение начинало играть с путниками неприятную игру. Вокруг было тихо, наверное, даже слишком тихо и поэтому, вскоре, людям начали чудиться шорохи, лёгкий шелест и скрежет... или может где-то рядом и вправду притаился чупакабра?
  Бул старался не паниковать. Сейчас страх был самым сильным их врагом. Он это понимал, но подсознание продолжало канючить, о том что - ТУТ ОПАСНО! И ничего этому не помогало.
  Иногда на нижние этажи проникал тусклый рассеянный серый свет, просачивающийся сбоку из окон, выходивших на улицу. Он едва размешивал собой густой мрак вокруг, но на него можно было ориентироваться.
  Довольно внезапно группа остановилась. После чего последовало два резких рывка верёвки. Проводник присел на корточки и склонился над чем-то. Бул не выдержал и приблизился к нему. На полу лежало несколько тел. Они успели разложиться так, что о людях напоминали лишь остатки обветшавшей одежды, да белые кости.
   Хромой встал и подошёл к стене. Он уставился в неё, а затем развернулся к спутникам и подозвал их. Склонившись к ним он хотел что-то сказать, но в последнюю секунду замер на месте.
  В боковом проходе, что-то было. Проводник не услышал, а кожей почувствовал это. И это что-то, потревоженное людьми, решило проверить кто же является источником беспокойства. Хромой лишь успел приложить палец к губам в предупредительном жесте. Все замерли стараясь даже не дышать.
  Где-то в стороне пол едва слышно царапали маленькие коготки. Казалось, что нечто пыталось нащупать дорогу. Напряжение стало нарастать, но куда бежать? В кромешной тьме не было видно ни черта!
  Перед лицом Була появился чей-то длинный усик. Он упёрся в грудь Фаларида, а после стал ощупывать его, словно слепой, старавшийся понять что за предмет находиться перед ним. Нечто приблизилось и Бул почувствовал отвратительную вонь, рядом с его ухом появилось что-то большое и это что-то щёлкало жвалами.
  Мысли в голове у Була заметались, нужно было срочно что-то делать, иначе можно было стать ужином для местных "тараканов". Но чем отпугнуть эту тварь? Если Бул правильно соотносил его размеры, то она была раза в два больше человека.
  Фаларид собрался с духом, но тут в глаза ему ударил яркий свет. Он покачнулся и упал. Рядом раздалось пронзительное шипение и визг. Защёлками жвала. Хромой внезапно заорал, да так, что голос его начал эхом расходиться по тёмным коридорам. Его надрывный крик бил по перепонкам буквально сбивая с ног.
  Пока Фаларид пытался придти в себя чьи-то руки рванули его и потащили вниз по лестнице. Он на ощупь последовал за своим спасителем, а в спину его уже толкали.
  Отряд катился вниз едва успевая ставить ноги вперёд, чтобы не упасть и не свернуть шею. Так они пролетели несколько пролётов и остановились лишь у самой земли.
  Бул рванулся в сторону, но кто-то из спутников остановил его дёрнув за верёвку.
  - Назад,- шепотом скомандовал Хромой. Минуту группа переводила дыхание и вслушивалась в тишину. Наконец-то убедившись, что всё чисто проводник нарушил молчание,- Пронесло.
  - Что это было? - голос Була выдавал волнение.
  Ответа не последовало, но мысль проводника, словно по воздуху передались спутникам: "Знать не хочу и выяснять тоже!"
  - Кажется сороконожка... - подал голос Овэн.
  - Большая для сороконожки, ты не находишь? - спросил Фаларид.
  - Ага,- только и смог выдавить из себя Овэн.
  - А откуда свет? - В ответ на этот вопрос Овэн протянул другу карманный фонарик и пояснил.
  - Я нашёл его наверху в квартире, где мы встретили клеща. Ну и подумал... может мне удастся это отпугнуть.
  - А кричал ты зачем?
  - Так это не я был... - несколько смущённо ответил Овэн. После чего повисло неловкое молчание.
  - Эта тварь, скорее всего слепая, поэтому ориентируется на звук и слух у неё должен быть очень тонким. Понятно? - пояснил проводник.
  - Понятно,- сдерживая смех ответил Бул,- и спасибо за спасение.
  - Выберемся, - поблагодаришь,- ответил проводник,- А теперь встали и пошли, нечего ждать.
  С этими словами проводник потащил всех к выходу. Откуда он знал, где тот находиться, так же было не ясно, но выйдя на улицу группа оказалась на дне. На дне глубокого колодца. Стены возвышались над людьми и давили своей величиной, а полоска неба таяла сливаясь с монолитом шпиля.
  Проводник указал в сторону пригорода. Там чёрный бетон стен разрезал неровный шрам светлого горизонта и группа поспешила туда, но людей не покидало чувство того, что за ними кто-то наблюдает.

Глава 30

  Перед тем как уйти, Хромой надёжно привязал "путеводную нить" к входной двери, тем самым закрепив безопасный маршрут. В последствии им можно будет воспользоваться снова... если только "тараканы" не решат перебраться к лестнице поближе. После этого проводник проверил страховочную верёвку, связывающую его спутников и повёл их вдоль по проспекту.
  На дне было скверно и жутковато. Складывалось ощущение, что находишься в декорациях к фильму ужасов. Вокруг мрак, едкий туман, пустая улица и только иногда в углах мелькают маленькие тени. Хотя, возможно, именно их стоило опасаться более всего.
  По улице разгуливал ветер, играя печальную мелодию на останках машин. Он заунывно тянул высокую и долгую ноту, буквально выскребая её из бетонных стен и асфальтового покрытия дороги.
  Когда-то эта улица гудела от потока машин и людей. Сотни тысяч горожан ежедневно проезжали по ней спеша из пригородов в шпили. Если обратить внимание, то каменные ступени на лестницах ведущих в метро, за годы использования, были стёрты и сглажены многочисленными шагами.
  Можно было попробовать спуститься туда и теперь, но даже Хромой проводник не решился бы на это. Слишком непредсказуемое и опасное это было место.
  Одни лишь мелкие крысы могли стать источником крупных неприятностей. Грызуны подкладывали свинью любому ходоку на своём пути. Это твари прожорливые, им ничего не стоило съесть припасы зазевавшегося путника или испортить его снаряжение, тем самым обрекая его на мучительную смерть.
  Однако множество маленьких и голодных грызунов могли стать в метро угрозой посерьёзнее, чем большой хищник. Ибо хищника можно было забить палкой, а сотни крыс палки не боялись. С учётом того, что в подземке достаточно тесно, напористые и доведённые голодом до отчаянья крысы, могли загнать в угол кого угодно.
  Если же путнику в метро удавалось избежать крыс и вездесущей рутины, то это было очень плохим знаком. Он с большой вероятностью мог задохнуться, так как выбросы вредных газов в подземельях шпилей были обычным делом. Возможно виной тут были хранилища и станции переработки, расположенные на подземных этажах шпилей, а возможно нечто иное, в любом случае, до подпилено причины известно не было. Но животные очень чутко улавливали наличие вредных примесей в воздухе и уходили из опасных мест. Поэтому их отсутствие не сулило ничего хорошего.
  Так же ходили слухи о призраках тех, кто погиб в метро, в день когда подача энергии прекратилась. Перегоны между станциями, а так же эскалаторы там длинные и не всем удалось их пройти... Поговаривали, что многих вглубь подземелий кто-то уводил нарочно и голоса заблудившихся, до сих пор, можно было услышать в коридорах и на станциях метро.
  Ну а, о наличии в подземке "чертей" или "троглодитов" уже и говорить не приходилось! Наверное Хромой и его "племя" были самым типичным представителями таких обитателей, но не все они были дружелюбны. Как говорил проводник: "У ходока есть только один друг, - это он сам!" И тут он был прав. Безделушки из шпиля стоили очень дорого, так что у любого могли появиться сомнительные мысли.
  Размышляя над этим Бул потерял бдительность и пропустил нечто очень важное,- движение. Тень в углу проспекта отделилась от стены шпиля и осторожно направилась за группой. В след за ней, тихо клацая когтями по асфальту, двинулись ещё с дюжину её собратьев, а где-то впереди, замыкая кольцо, притаилась вторая группа охотников.
  Предчувствуя недоброе Хромой остановился и группа преследователей тут же замерла, прижавшись к асфальту брюхом. Проводник потянул носом воздух, с досадой покачал головой и медленно провёл взглядом по улице. К счастью спутники не могли видеть его лицо, иначе бы у них сдали нервы. Выражение у Хромого было таким, словно он только что узнал о том, что неизлечимо болен и жить ему осталось всего пять минут.
  Кругом было темно, но каким-то непостижимым образом проводник видел таящихся впереди тварей и догадался о ждущей засаде. В такой ситуации можно было побороться за жизнь... или в крайнем случае бросить кого-нибудь вперёд на съедение, если бы не поджидающая сзади западня. В голове у Хромого пронёсся десяток планов, но все они давали слишком мало шансов на выживание.
   - Что там? - подал голос Овэн вглядываясь в поджидающую впереди тьму, - Неужели чу-чупакабра?!
  Группа преследователей навострила уши и начала медленно подкрадываться к жертвам сзади.
  - Да какая там чупакабра,- необычно спокойно ответил проводник,- тут много более простые способы умереть,- внезапно проводника осенило и он обратился к спутникам, попутно отвязывая от себя страхующую верёвку,- Слева остов машины бегите к ней и забирайтесь наверх. За мной не идти и не мешкать, бегом! - после этих слов проводник развернулся направо и со всех ног рванул в темноту.
  - Чтоб тебя черти съели! - не удержался Бул. Хромой в очередной раз бросал их на произвол судьбы, ничего не объясняя. Однако приказ проводника Фаларид выполнил и метнулся влево, уводя за собой Овэна. Впереди ничего не было видно и в этот момент сердце Була ёкнуло: "неужели Хромой нас действительно бросил?"
  Он бежал вперёд в темноте полагаясь только на слова проводника и в этот момент чувствовал всё полноту его безграничной власти. Тут от него зависела жизнь каждого члена группы, а пожелай он, так и смерть в придачу.
  Эта зависимость была неприятна Булу. Он предпочитал от других не зависеть и почему-то именно сейчас, в момент опасности, к нему в голову постучалась мысль и пришло осознание того, что он должен из ведомого стать ведущим. В ином случае от этой зависимости ему не деться.
  Правда сейчас эта мысль проскочила через его сознание, только дав о себе знать и спряталась где-то внутри, до долее безопасных времён... Почувствовав неладное звери метнулись вперёд и разделились, стараясь догнать своих жертв. Заскрежетали и заклацали по асфальту многочисленные когти. Но в этот момент из темноты выплыл силуэт машины. Бул указал в его сторону и они вместе с Овэном бросились туда, едва успев залезть, до того, как преследователи успеют поймать их за пятки.
  Твари окружили машину, стараясь забраться на неё, но были слишком малы, чтобы запрыгнуть наверх. Тех же, у кого получалось зацепиться за край, вниз сталкивали ногами.
  Вблизи эти существа напоминали помесь крысы-переростка и некрупной собаки. Они имели длинный хвост, усы, чёрную шерсть и что куда более важно острые зубы и когти.
  Фаларид помог Овэну забраться и подтащил его повыше на крышу, а затем посмотрел в ту сторону, куда, по его мнению, побежал проводник. Тёмные силуэты находящихся там предметов были едва различимы на, и без того, чёрном фоне... оставалось только гадать, что там происходит. Однако возбуждённый писк погони доносился и оттуда.
  До Фаларида долетели звуки шагов, кто-то бежал. Затем шаги сменились скрежетом металла, звуками ударов и возмущённым писком тварей. После этого, удары стихли и послышалось чьё-то довольное чавканье. Где-то там начался пир...
  - Эй Хромой! - перекрывая окружающий гомон, нервно закричал Фаларид,- Ты жив? Я вообще-то шутил!
  - Чтобы тебя с твоими шутками! - резко отозвалось с другого конца улицы,- В гробу я тебя видел! - сопровождал Хромой свои слова звонкими ударами, оторванной от водостока трубы.
  - А ты в следующий раз лучше объясняй что к чему,- парировал Бул не жалея пинков для лезущих вверх тварей.
  - Когда же я тебе объяснять должен?! Нас же сожрали бы раньше! - не уступая орал в ответ проводник.
  В этот момент твари расцарапали старую дверь машины и замок в ней сломался. Зубастики стали забираться внутрь салона и методично скрести крышу изнутри.
  - Ребята, а давайте потом!? - с мольбой и надеждой подал голос Овэн,- А то нас и правда сожрут!
  - Как же их отогнать? - подумал Бул. В голове у него всплыли наставления, которыми Хромой щедро делился перед походом. Он говорил, что в стае всегда есть вожак, а значит и тут он должен быть, но как до него добраться? У Фаларида созрел план и в душе он очень надеялся, что это план сработает. В противном случае ошибка будет стоить ему жизни... Хотя в нынешней ситуации это было не так уж страшно. Их и так съедят, если будут сидеть на месте. Бул обратился к Овэну,- Фонарик ещё с тобой? - спутник кивнул в ответ и быстро извлёк его из кармана,- Тогда слушай, там впереди я вижу ещё одну машину. Ты сможешь до неё добежать?
  - А это сильно надо? - испуганно спросил друг.
  - Боюсь что, да,- ответил Бул.
  - Ну так чего тогда спрашиваешь... - обречённо произнёс Овэн отвязывая страхующую верёвку.
  Бул помог другу снять вещмешок и напоследок сказал: "Как добежишь, включай фонарь и постарайся высветить самую крупную из этих бестий". После этого Фаларид скинул на землю раскрытый вещмешок с остатками провианта. Часть тварей учуяв еду бросились на неё и стали делить. Бул подал сигнал Овэну и тот, воспользовавшись суматохой спрыгнул вниз и помчался к намеченной цели. Вдогонку бросилось несколько крыс, но человек был проворнее и зубастые твари повисли на борту машины, злобно вереща, так и не получив желаемого.
  Взобравшись на новое укрытие Овэн включил фонарик и направил его в сторону копошащихся неподалёку теней. Те с противным визгом разбежались в стороны, едва конус света коснулся их. Некоторое время луч бродил по пустоте, пока не выхватил из мрака очертания необычно крупной твари. Вот он - крысиный король, спутать с другими его сложно. Устрашающий оскал длинных зубов, цепкие лапы, венчаемые острыми как иглы когтями, морда изорванная в многочисленных боях за "трон" и холодный блеск голодных глаз.
  Медлить было больше нельзя. Бул спрыгнул вниз, прямо на загривок, поджидающей внизу крысе. Та рванулась в сторону, но было поздно, хребет твари не выдержал и с хрустом треснул. Приземлившись Фаларид подхватил кусок плитки из развалившегося от времени тротуара и метнулся вперёд.
  А противник тем временем даже не думал отступать, напротив, почуяв Була крысиный король изготовился к атаке и когда тот приблизился он прыгнул на него выставив вперёд когтистые лапы.
  Фаларид перехватил своё оружие покрепче и замахнувшись им, рухнул вниз перед крысиным королём. Приготовленный в дар королю булыжник оказался прямо перед мордой "его величества" и без промедлений был "вручён" адресату.
  Крыса рухнула на землю вслед за Булом, а тот не переставая бил, раз за разом поднимая над головой свой дар и прикладывая его к "челу" твари. Луч света от фонарика прыгал из стороны в стороны едва успевая высвечивать развивающиеся события и отгонять свиту короля.
  Королю такое приветствие оказалось не по вкусу и он вскочил желая покарать обидчика. В этот момент фонарик погас и Фаларид попрощался с жизнью, однако в следующую секунду свет вспыхнул снова, ослепляя не привыкшую к нему тварь и Бул всё таки успел садануть крысиного короля прежде, чем тот добрался до его горла. Поверженный король испустил дух.
  Бул отполз в сторону. Руки его были мокрыми от крови. Тварь неистово сражалась за жизнь и успела разодрать ему тело от ладоней и до плеч. Досталось и грудной клетке, а так же лицу. Тёплая кровь вытекала из его ран и с каждой каплей внутри становилось всё холоднее. Он понимал, что сейчас станет пищей для других крыс, но у судьбы на него были другие счёты.

Глава 31

  По ушам ударил протяжный гул сирены, он прокатился по длинной улице словно морская волна и эхом утонул где-то в пригородах. Звук монотонно и натужно изливался из репродукторов и причинял настоящие страдания, - от него тяжело болела и кружилась голова.
  Вокруг визжали крысы, но их писк тонул в непрерывном рыке громкоговорителей. Сбитые с толку они метались в поисках укрытия и спасения.
  В бушующее море звуков, врывались и тонули резкие всплески ударов металлической трубы. Это Хромой прорывался к своим товарищам, раскидывая в разные стороны разбегающихся крыс-переростков.
  Бул лежал на земле подтянув к себе ноги и сжимал в руках заветный "подарок", преподнесённый крысиному королю.
  - Живой,- удовлетворённо констатировал Хромой увидев Була и тут же замер,- Ты главное не дёргайся... - предупредил он Фаларида и подошёл ближе, а затем аккуратно, взял его за плечо и невзирая на стоны, перевернул на левый бок.
  Совсем рядом с местом куда свалился Бул ждала свою жертву рутина. В пылу боя несколько капель крови упало туда и теперь отвратительно шипели под действием опасных бактерий.
  Проводник осмотрел Була и убедившись в том, что на нём нет рутины удовлетворённо ухмыльнулся.
  - Везучий чёрт! - констатировал он, поднял Фаларида на ноги и потащил в более безопасное место. Вскоре к нему присоединился Овэн. Вместе они стали залатывать пострадавшего товарища. Гул сирены ещё долго разносился по улицы пока старые динамики не перегорели, уснув вечным сном.
  - Ну и куда тебя понесло? - поинтересовался проводник расчехляя заплечный мешок. Где-то там лежали припасённые для подобного случая обрезки ткани из старой одежды.
  Бул поднял на проводника тяжёлый и обессиленный взгляд, как бы задавая тому резонный вопрос: "А у тебя были иные предложения?"
  Проводник поразмыслив ответил: "Не буду говорить, что я знал, что нужно делать. Однако по мне, лезть в пасть крысам - чистое самоубийство. Чем ты думаешь не знаю. Но ты парень уже второй раз живым выходишь..."
  - Только не говори мне, что это всё благословение Усатого! - тихо взмолился Бул.
  - Фартовый, - только и повторил проводник заговорщически прищуриваясь, да перевязывая собеседника. Он не стал мешать Булу прыгать в гущу событий. В конце концов труп - это тоже еда для крыс. Если они и не уйдут насытившись им, то хотя бы на время потеряют интерес к остальным. Так что попытка Була, в любом случае, могла помочь ему спасти жизнь. Но у спутника Хромого был за плечами не один вагон везения или отчаянная доля безумства. В любом случае это было не спроста. Такого спутника нужно держать поближе,- Сначала там в "гробнице" тебе удалось отделаться от клеща, оторваться от конкурентов и не сдохнуть от дурмана.
  - Это удалось не только мне,- подумав ответил Фаларид.
  - А потом ты бросился к крысам и остался жив,- продолжил проводник.
  - А скажи как тебе удалось включить сирену? - перебил проводника Овэн.
  - Никак, - чистосердечно ответил Хромой.
  - То есть? Это был не ты? - удивился Овэн и проводник отрицательно покачал головой,- Кто же тогда? - задал риторический вопрос Овэн.
  - Мой ответ ты уже знаешь... - буркнул проводник,- Да, чёрт его знает и выяснять не желаю! Чем меньше знаешь, тем крепче спишь.
  Проводник достал из мешка пузырёк из тёмного стекла. С сомнением посмотрел на него прикидывая стоит оно того или нет, потом перевёл взгляд на Була и подумав ещё пару секунд открыл пробку. Внутри оказалась коричневая жидкость. Хромой пропитал ей кусок тряпки и стал обрабатывать раны. Жидкость больно щипалась и сушила кожу.
  - Йод,- подумал Бул.Он прекрасно помнил, что лекарства, даже самые простые, стоят тут очень дорого,- и с чего бы скупцу так тратиться? - подумал он, а в слух спросил,- Где ты достал его?
  - В "гробнице",- ответил Хромой,- в одной из комнат. Пока конкуренты не нагрянули.
  - Одному фонарик, другому йод... что же мне так не везёт! - постарался усмехнуться Бул.
  - Вот те на, - возмутился проводник,- с твоим "характером" ты ещё жив! А это куда большее везение!
  Хромой закончил обрабатывать и перевязывать раны, а потом они вместе с Овэном подняли Фаларида на ноги и двинулись дальше. Впереди у них был ещё долгий путь. Нужно было преодолеть кордоны мародёров.

Глава 32

  Пригороды были не самым спокойным местом. Если тех, кто шёл в Шпили, чаще всего не трогали, то идущих из них ждали с распростёртыми объятиями. Группы мародёров и стервятников были малой толикой проблем с которыми сталкивались ходоки. Куда более существенным препятствием были банды головорезов контролирующих улицы пригородов. Они даже не искали своих жертв, ибо те сами приходили к ним...
  Вот и сейчас пробираясь по улицам пригородов группа, во главе с Хромым, старательно пряталась и путала след. От падальщиков можно было уйти, а вот как пройти через пригород не ступив на улицы головорезов?
  Этот вопрос каждый решал по своему. Кто-то пытался договориться с местными, кто-то искал обходной путь, а кто-то испытывал удачу под пулями. Хромой не относился к числу последних, делиться добычей он, тоже, не хотел, поэтому старательно искал обходной путь.
  В лабиринтах улиц можно было потеряться, а если прибавить к этому число подземных коммуникаций и подвалов, то можно было и исчезнуть... причём в прямом смысле этого слова. Для этого было достаточно просто свернуть не туда, так как ни каждый путь не был безопасным. Порой в подвалах водились вещи и пострашнее пуль.
  Памятуя о том, Хромой тщательно выбирал дорогу. Ориентируясь, по одному ему известным приметам, он рыскал по округе как идущий по следу кот, пока не упёрся в стену...
  Лазить по стенам, как пушистый зверек, он не умел, но тем не менее разглядывал кирпичную кладку, словно намеревался взлететь на самую крышу.
  Хромой некоторое время разглядывал пыль под своими ногами, пока не заметил узкую тропку из следов. Она вела к стоящему неподалёку листу жести. Лист был зажат тяжёлой балкой и не двигался с места, но за ним был лаз, в который можно было протиснуться, если приложить достаточно усилий и согнуть лист. Сам же лаз уходил куда-то вниз под стену.
  - Опять к крысам? - спросил Бул,- Ты уверен, что знаешь дорогу?
  Хромой в ответ указал на многоэтажку возвышающуюся над остальными домами и сказал: "Ты же видишь её? Даю сто против одного, что там сидит наблюдатель. Если мы сунемся через улицу, то он предупредит остальных и на другом конце нас будут ждать. А если нам особо не повезёт, то там вместо наблюдателя будет снайпер, который нас на месте положит, а его дружки оберут тела... и кстати, это не крысиные, а кошачьи следы!"
  И Бул и Овэн прекрасно понимали, что пригороды далеки от тех мест, где проходят безопасные пути, поэтому у обоих возникали сомнения по поводу предложенной идеи.
  - А там нет рутины? - задал наводящий вопрос Фаларид.
  - Об этом ты узнаешь дня через два-три, после возвращения. Если раньше чесаться не начнёшь,- ответил Хромой и они оба покосились на Овэна.
  Тот в раздумье почёсывал затылок. Заметив взгляды товарищей он проследил за ними и быстро убрал руку в карман, словно ошпарившись.
   - И не надо на меня так смотреть! - запротестовал он,- Я в порядке.
  - Хотелось бы верить... - протянул проводник,- Ладно в любом случае, стой от меня подальше,- предупредил он и снял мешок с плеч,- Это вентиляционный короб. Он проходит насквозь через все подвалы. Наша задача пролезть по нему и попасть на другую сторону улицы. Ничего сложного! Или ты предпочитаешь прогулки под пулями?
  Бул интуитивно потянулся к затылку, но одёрнул руку.
  - Ладно, полезли,- ответил он снимая свой мешок.
  Первым в короб пришлось лезть Овэну. Как самый лёгкий член группы он имел больше шансов не провалиться вниз. Следом за ним полез проводник. Замыкающим же, на этот раз, оказался Бул.
  Более всего выбранным маршрутом был недоволен Овэн, поскольку ему приходилось проталкивать свой мешок через хлопья острой пыли и вязкой паутины. В добавок к этому короб противно скрипел, а листы металла, из которого он был сделан, угрожающе прогибались под весом людей.
  Группа петляя, вслед за коробом, ползла примерно полчаса под недовольные возмущения Овэна, пока впереди не показался свет в конце тоннеля! В этом месте короб обрывался и дальнейший путь погружался во тьму в конце которой маячил тусклый просвет. В купе с гудящей тишиной это создавало такое ощущение, что ты находишься в космосе или на краю мира, что завораживало.
  - Ребята, а короб может увеличиться в десять раз? - спросил Овэн.
  - Нет, - с подозрением ответил Хромой.
  - Значит мы куда-то приползли... - констатировал Овэн и достал фонарик.
  Небольшой конус жёлтого света разрезал тьму и осветил старую кирпичную кладку. Где-то под потолком в ней была трещина из которой струился свет. Вот и конец романтики! Овэн посветил вниз и увидел там ящики.
  - Тут вроде какой-то склад! - воскликнул Овэн и поспешил спуститься вниз. Вслед за ним вылезли и остальные.
  Несколько минут они осматривались вокруг. Деревянные ящики были до верху набиты припасами и запчастями, а было их тут не мало.
  - Это же какое богатство? Всё это, наверное, дорого стоит! - изумился Овэн.
  - Да погоди ты... - осадил его проводник, терзаемый плохим предчувствием.
  - А выход отсюда видит кто-нибудь? - спросил Бул и взгляды окружающих упёрлись в массивную входную дверь. Фаларид попробовал открыть её, но она не поддавалась. Бул налёг на неё ещё раз - безрезультатно. После этого он облокотился на дверь, на миг задумался и услышал отдалённые голоса, а затем его лицо побагровело.
  - Хромой, я тебя убью! Ты куда нас завёл?!
  - Тише, тише, - встревожился проводник. До сего момента он старался не привлекать в себе внимание, втихаря пытаясь допрыгнуть до короба из которого они вылезли,- Нас же услышат!
  - Просто пролезть на другую сторону улицы. Ничего сложного?! - передразнил он слова проводника,- Это же склад головорезов! - понизив голос продолжал Бул.
  - Я это уже понял и ищу выход,- парировал Хромой не оставляя попытки достать до вентиляции.
  - И как же ты собираешься нас отсюда выводить?

Глава 33

  Положение и правда было удручающим. С одной стороны группа, ища способ обойти неприятности, умудрилась залезть в них по уши, а с другой стороны, одиночество им скрашивали до верху набитые ящики!
  И как ни старался проводник, а забраться наверх у него не получалось - кот из него был никудышным. Но идея о том, как исправить это упущение пришла быстро.
  - Скорее, тащите ящик! - командовал проводник,- Пока сюда никто не наведался.
  Однако ящик так просто поддаваться не хотел. Еле оторвав его от земли спутники Хромого потащили его вперёд и тут он, выскользнув из рук, упал.
  Стенки ящика разошлись и через образовавшуюся щель вылетел маленький продолговатый предмет. Бул подобрал его и задумался вертя в руках. Взгляды окружающих были прикованы к этому предмету.
  В руках у Була была пуля. Причём крупнокалиберная, а значит, что вполне вероятно, где-то поблизости было и оружие!
  Но увы, это только в кино автомат может храниться с заряженным магазином. В реальности оружие так не хранят и уж тем более не хранят вместе с боеприпасами. В умах у спутников зародилась безумная авантюра!
  Одновременно все члены группы, не сговариваясь, подумали об одном и том же. Правда, каждый подумал по своему:
  - Если тут есть патроны, значит и оружие есть! Его нужно получить. Это сделает нас сильнее,- подумал Бул.
  - Господи, надеюсь, что этого не случиться,- понадеялся Овэн.
  И лишь только проводник угрюмо молчал и думал, как ему остаться в живых.
  - Пуля,- сказал Бул демонстрируя свой трофей проводнику.
  - Да я вижу,- ответил тот,- И что ты предлагаешь с ней делать?
  - Найти во что её вставить,- ответил Бул.
  - Интересная мысль и как мы выйдем на поиски? Дверь-то заперта.
  - Ну давайте поищем что тут ещё есть,- предложил собеседник,- Может найдём что-нибудь подходящее.
  Подходящий ящик нашёлся вскоре. В нём были сложены, ножи всех размеров - от маленьких перочинных, до больших тесаков. Были там и самодельные заточки с пиками, а так же биты и куски арматуры, превращенные в оружие руками местных умельцем.
  Раздав оружие соратникам, Бул выудил со дна ящика помесь дубинки и лома, к которой с одной стороны было приварено лезвие. Взвесив его в руке Бул произнёс:
  - Надеюсь, все понимают, что нам, скорее всего, придётся прорывается с боем?
  - Я бы предпочёл уйти по тихому,- заметил Хромой.
  - Может и не получиться,- ответил Бул рассовывая по карманам патроны.
  - Может,- подтвердил проводник,- Поэтому скорее ищем выход!
  Бул не стал спорить с проводником, хоть его план немного отличался от предложенного.
  - Если побежишь, то хотя бы постарайся отвлечь на себя внимание, - выиграешь нам время,- заключил он.
  - Ну раз ты решил идти ва-банк. То я вам мешать не буду,- заверил проводник.
  - А будешь рядом, получишь долю,- закончил Фаларид прикладывая своё оружие к дверям.
  Через минуту напряжённых усилий дверь поддалась и замок сломался не выдержав человеческого упорства.
  Группа оказалась в узком и тёмном коридоре и судя по отдалённому шуму их выход привлёк внимание местных обитателей.
  - Туда! - скомандовал Фаларид и повёл остальных вдоль по коридору. Услышав приближающиеся шаги Бул указал на подходящее место и они устроили засаду, у того места, где коридор поворачивал.
  Все замерли ожидая спешащего на встречу противника и тот не заставил себя ждать. Первым на них выскочил крупный парень с обрезом в руках и тут же получил удар по голове, выронив своё оружие. Шедшие за ним без колебаний открыли шквальный огонь по противнику. Овэн и Хромой упали на землю, прижатые плотным огнём, Бул же постарался подползти к упавшему обрезу, но противник не терял инициативы и не церемонясь налетел на группу.
  Их было много, намного больше, чем идущих с проводником ходоков, поэтому исход поединка был предрешён. Головорезы сломали сопротивление противостоящих им людей, вместе с этим переломав не один нос. Когда же дело было сделано, пленников обобрали, связали и притащили в тёмный подвал. Внутри стоял затхлый воздух, а стены "украшали" не двусмысленные бурые пятна.
  Пленников уложили посередине на холодный бетон и обступили со всех сторон. Лица у окружающих были недовольными и угрожающими. Но расправа не начиналась, головорезы чего-то ждали.
  Вскоре входная дверь открылась и внутрь вошел представитель "знати" со свитой. По крайней мере именно так, для себя, определил Фаларид.
  Остальные расступились пропуская его и он молча подошёл ближе, после чего осмотрел пленных.
  - И это всё? - спокойно спросил он и шедший с ним человек нервно закивал, - Столько шума из ничего... Вы их обыскали? - и снова его спутник закивал.
  - Да, Крун. Они стащили пару железок со склада. Ещё у них был хабар,- человек указал на сложенные в углу вещи.
  Вожак не спеша прошёл к добыче и поднял с пола лежавшую там дубинку-лом, которой орудовал Бул.
  - Потери? - спросил он.
  - Пару человек порезали, но все живые. Жмуриков нет, - отрапортовал докладчик.
  Вожак молчал, разглядывал использованное оружие и тут поймал взгляд Фаларида. Догадавшись, кто орудовал этим предметом он добавил, - Хороший выбор,- после чего резко развернулся и ударил Була в челюсть его же дубинкой. Раздался хруст и Фаларид упал на пол, а из его рта потекла кровь.
  - Как вы забрались к нам? - задал вопрос вожак и Хромой выдохнув ответил на него.
   - Мы пролезли по вентиляционной шахте. Она начинается на перекрёстке второй и третьей улицы,- не стал отпираться он.
  - Проверь,- бросил Крун стоявшему у дверей головорезу и тот поспешно вышел. После этого вожак посмотрел на одного из своих приближенных и тот поёжился. Стоявшие рядом с ним поспешно отступили в сторону. Вскоре вернулся посланник и подтвердил, что в хранилище вскрыта вентиляция.
  - Проклятье! - произнёс вожак и достал пистолет. В этот момент Хромой уже был готов получить свою порцию свинца и вместе с остальными отправиться на тот свет, но она досталась другому. Вожак спокойно развернулся к своему приближенному и всадил в него пулю. Тот упал на пол не спев выхватить пистолет и забился в конвульсиях, но на помощь ему никто не спешил.
  - Я приказывал, проверить склад,- возвестил собравшимся вожак и убрал оружие,- Ну что же от одного лентяя мы избавились, теперь осталось решить как избавиться от вас.
  - Мы не воры! - начал Хромой предчувствую следующую пулю,- Мы ходоки. Сам посмотри, наши мешки полны добычи. Кто же ходит на дело с полными мешками? Если бы мы хотели оградить тебя, то были бы пустыми. Мы хотели срезать путь и пройти по подвалам, но попали к вам.
  Крун бросил взгляд на свою свиту и докладчик закивал подтверждая слова Хромого: "Вот", - сказал он и достал фонарик Овэна. Вожак заинтересовался им и потребовал показать остальное. После увиденного он пришёл в хорошее расположение духа, - вещички и правда были из Шпилей, в ином месте их не достать, а кроме того они стоили больших денег.
  - Что делать с этими? - отвлёк вожака докладчик, указывая на пленных.
  - Отбейте им всю охоту лазить по вентиляционных шахтам,- ответил вожак,- Чтобы дорогу сюда забыли и выкиньте их прочь, - повинуясь приказу вожака, собравшиеся вокруг пленных головорезы, не без удовольствия, начали их бить,- А шахты сломайте и завалите,- закончил свою речь Крун.
  - Мы их отпустим? - спросил докладчик и тут же осёкся.
  Крун поднял недобрый взгляд на своего приближённого и видя его страх, строго пояснил: "Эти уроды таскают хабар. Чем больше таскают, тем больше осядет у нас".

Глава 34

  Возвращение было тяжёлым. Головорезы сил не жалели, - били до тех пор, пока не устанут ноги, а после бросили пленных умирать на пустыре. К счастью, ходоки оказались живучими. Побитые и истерзанные они добрались до родных катакомб, где их ждал весьма холодный приём.
  Сначала им пришлось отсидеть "карантин". Проще говоря не высовываться из закутка Хромого и не попадаться никому на глаза. Это было не так сложно, - остальные просто чурались их и не подходили на пушечный выстрел. "Мало ли какую заразу они принесли!" - думал про себя каждый и обходил их стороной. Куда труднее было сидеть без помощи.
  Ведь обратись кто-нибудь из них за ней, то его даже слушать не стали, а если бы ходок при этом проявил упорство, то могли и пустить в расход... Что поделать? Тут царили суровые нравы - жизнь племени, важнее жизни одного человека!
  Три дня взаперти. Мучительнее всех приходилось Булу. К побоям у него прибавлялись многочисленные раны, которые уже начинали гноиться. Он с трудом сдерживал ноющую боль, а она постепенно и неуклонно нарастала. Овэн и Хромой сделали, что могли, но они были заперты как и Фаларид, а значит их руки были связаны. Они могли оказать только первую помощь, но не более того. За эти три дня остальные жители подземелий успели привыкнуть к ночным стонам доносившимся из мастерской Хромого.
  Когда же ходоки отсидели положенное время в "карантине" и остальные убедились в том, что они не несут в себе опасности их немедленно потребовал к себе Хам.
  Атаман и по совместительству самозваный глава племени был явно недоволен, тем, что ходоки вернулись с пустыми руками. Он с радостью пустил бы в ход кулаки, если бы не плачевное состояние ходоков.
  Хромой ползал на карачках, лишь бы выпросить у него второй шанс. Слишком многое здесь завесило от этого гада. Проводник больше не мог тащить двоих подопечных на своей пайке, а тем более в одиночку выхаживать. О гордости, скрепя зубы, приходилось забыть.
  - Послушай Хам, - просил он,- Мы принесём хабар. Много хабара, но перед этим нам нужно восстановить силы. Этот чёрт, забрал у нас всё! Всё добычу, но клянусь тебе она была, а значит будет и ещё!
  - Это твоя проблема, а не моя! - собеседник выплёвывал слова в лицо Хромому ничуть не церемонясь с ним.
  - Хотя бы дай нам время и еды! Остальное мы сами сделаем.
  - Я их послал сдохнуть, а ты притащил их назад. Хромой, ты совсем страх потерял, - просить у меня за эти отбросы! Делай с ними, что хочешь, хоть на мясо пускай, но избавь меня от этого нытья!
  Бул вместе с Овэном всё это время стояли на коленях позади Хромого. Стояли, разумеется, не по своей воле. Хам требовал к себе уважения и в исполнителях у него недостатка не было. Несколько из них услужливо караулили ходоков.
  Желая хоть как-то повлиять на ситуацию Бул приподнялся и гулко замычал, привлекая к себе внимание. Челюсть у него не заживала, поэтому ему было трудно говорить.
  Привлечённый этим стоном Хам, обратил на него свой недобрый взгляд, после чего Бул поднялся и ковыляя подошёл ближе. Он достал из кармана патрон, что они нашли в схроне головорезов и показал его Хаму.
  - У них... есть... оружие,- выдавил он из себя и хотел было продолжить: "и оно должно стать нашим", но не смог. Челюсть у него свело судорогой от напряжения и он склонил голову.
  Эта речь не впечатлила Хама и он не задумываясь врезал докучливому ходоку, чтобы тот больше не смел прерывать разговор. Пуля выпала из рук Була и укатилась прочь, а сам он остался лежать на полу.
  Хам ещё раз оправдал своё имя и послав Хромого к чертям, велел выкинуть всех из его "покоев", что тут же было сделано.
  Хромой был сломлен. Он вяло поднялся с пола и уселся у стены, положив на неё голову. Овэн же на против, был возбуждён и недоволен. Он пытался помочь Булу, но мало что мог.
  - Чего же ты сидишь? Помоги мне! - требовал он от Хромого, а тот не шевелился.
  - Да как ты понять не можешь, всё кончено,- смирившись отвечал проводник,- Еды на вас не хватит. Другую пайку выпросить не удалось... Жрать будете, если только у кого отнимите или склад штурмом возьмёте. И то и другое для вас не вариант.
  - И ты просто так будешь на это смотреть?! - с вызовом в голосе спросил Овэн.
  - А что мне остаётся? Своя рубашка ближе к телу,- пояснил проводник,- Вот и получается, что вас теперь ждёт либо пуля, либо голодная смерть.
  - Ах ты сволочь! - закричал Овэн и повинуясь порыву подался вперёд, однако удара не последовало. Хромой внимательно следил за мальчишкой и был готов к такому повороту событий, что Овэн, несмотря на ситуацию, понимал.
  Бул всё это время лежал на земле что-то бормоча и сжимая челюсть. Овэн перевёл на него взгляд и задумался: "Я всё равно найду нам помощь!" - выпалил он приняв решение и отправился вглубь лабиринта коридоров.
  Смотря ему в спину Хромой хмыкнул и пожалел парня.
  - При должной подготовке из него мог выйти толк. Жаль что я поставил не на тех! А дело ведь могло и выгореть... - подумал он, поднялся и ушёл прочь, оставив своих уже не подопечных на произвол судьбы.
  Тем временем в проходе показалась кто-то ещё. Бул почувствовал шаги, с трудом повернулся к посетителю и поднявшись сел. Перед ним оказался Шут. Тот самый мелкий, что выполнял здесь роль убогого и козла отпущения.
  - Какая нежданность, Бык Фаворит сошёл с дистанции! А ведь был фаворитом... - кривляясь ехидничал он.
  Бул поднял на него взгляд и был готов разорвать. Он так бы и поступил, если бы у него на это остались силы. Вместо этого Фаларид прищурился и осмотрев собеседника, медленно, глотая буквы, он произнёс:
  - Я знаю... одну истину... правит не тот... кто на троне... а тот... кто за ним,- протянул Бул и после паузы продолжил,- Ты же... поможешь мне?
  - Бык Фаворит хочет вернуться?! Хочет ещё помучаться? - язвительно ответил Шут.
  - Не Хам... тут главный,- произнёс Бул и это был не вопрос, а утверждение. Возможно он сходил с ума, но кто как не Шут подтолкнул Хама к тому чтобы отдать Була и Овэна Хромому?!
  - А Бык ещё и льстец,- ответил Шут с заговорщической улыбкой на лице.
  - Ты же поможешь мне... - Бул прислушался и провёл взглядом, всматриваясь в темноту коридора. Лишних ушей поблизости не было,- его направить... Убедить... что, это вызов ему.
  - Бык хочет бубенчики, а что будет остальным? - продолжая кривляться, не унимался Шут.
  - Веселье... - задумавшись на мгновение ответил Бул,- В добавок... тебе... не надоело... получать от,- Бул кивнул на "чертоги" Хама,- него тумаки?
  Взгляд Шута изменился. Из него исчезла радость и на её месте проступила злорадство.
  - Заманчиво... - ответил он и скривил дурную рожу, после чего его лицо снова приняло выражение блаженного дурака,- Здесь пир для дурака, здесь пир для дурака! - пропел он свой "гимн" и ускакал прочь, так и не дав понять, - понял ли он что-то из сказанного и что будет делать... и будет ли делать вообще!
  Это было похоже на безумие, но что ещё оставалось Булу. Положение было отчаянным и поэтому он цеплялся за всякую возможность. Пусть даже такую сумасбродную.
  Его взгляд сполз с пустоты коридора на пол и он увидел своё отражение в лужи. Себя бы он не узнал, если бы была хоть малейшая возможность, назвать этого уродца кем-то ещё. Но волей случая, в коридоре больше никого не оставалось, так что вывод о принадлежности отражения напрашивался сам собой.
  От былого аристократа мало что осталось и меньше всего этого было на лице. Сломанная, опухшая челюсть, заплывшие глаза, шрам от когтей "крысиного короля", грязные и выпачканные волосы, многонедельная щетина, уже начавшая превращаться в настоящую бороду.
  Нет этот оборванец не может быть аристократом и Булу пришлось долго пялиться на него, чтобы в конце концов признать очевидное. Он сильно изменился.
  Однако этот оборванец ещё может быть Властителем! Ибо Властителя отличает не происхождение, а упорство и изобретательность! А это значит, что бой продолжается. Даже, если Шут ему не поможет, Бул найдёт способ выбраться отсюда! Или погибнет на пути к нему...

Глава 35

   Тем временем Овэн мчался по туннелям катакомб до тех пор, пока его порыв не остановила мысль: "А куда идти?" Сбитый этим вопросом он замедлил шаг, а потом остановился и замер.
  Вокруг звенела пустота, но в ней что-то было. Это насторожило Овэна и он развернулся. Похоже, что кто-то преследовал его! Сглотнув и собравшись с духом Овэн сделал несколько шагав на встречу своему преследователю. В темноте было плохо видно, но ему показалась, что тот отступил назад.
  - Кто ты?! Выходи, я знаю что ты там! - закричал он.
  Через некоторое время из темноты осторожно выплыли бледно-зелёные линии, из которых складывался причудливый узор, отдалённо напоминающий лицо с рожками.
  - А ты стал храбрее с момента нашей последней встречи,- немного подождав ответил раздосадованный женский голос.
  - Кто? - переспросил Овэн пытаясь вспомнить, кому он принадлежит,- Авеста!
  - Спасибо, я знаю своё имя,- ответила девушка.
  - Послушай, Булу нужна помощь! - обратился к ней Овэн,- Он ранен... и долго не протянет. У меня ничего нет, но... ты поможешь мне?
  Между ними повисла тишина.
  - А вы возьмёте меня наверх? - наконец-то спросила собеседница и голос её не скрывал интереса.
  Так закончилась одна из страниц этой долгой истории и началась новая! Друзья лишились одно союзника, но приобрели другого. Авеста помогла выходить Була. Однако ему и Овэну пришлось учиться самостоятельно искать себе пропитание в пустошах.
  Большинство членов племени получало пайку из дани, что собирали с более слабых окрестных обитателей, но для этого нужно было приносить пользу вожаку. Склад с провиантом охраняли, как зеницу ока, самые приближенные и верные люди Хама. Как получить к нему доступ? Идея взять склад приступом была заманчива, но до безумия опасна и что куда важнее обречена на провал. Поэтому у Була зрел иной план.
  В ситуации было условие, которое замечали не сразу. Негласный закон племени гласил о том, что ты должен был быть полезен. В этом он ничуть не отличался от законов на Ковчеге и был знаком Булу. Каждый выполнял свою роль и этот труд вознаграждался.
  Найти пропитание было не просто, но Хромой их многому научил. Он был единственным, кто осмеливался ходить в пустоши и Шпили. Остальные ограничивались проторенными во время поборов маршрутами и передвигались по ним только большими группами.
  Здесь у Овэна и Була не было конкуренции и как не парадоксально бесплодные пустоши, дали им всё необходимое. Правда на вкус местная "дичь" была не столь хороша, как еда на Ковчеге... Хотя за время пребывания на земле друзья успели привыкнуть к этому обстоятельству.
  В пустошах можно было охотиться и собирать еду, а так же находить полезные травы и вещи. Многие были готовы платить, чтобы получить то, за чем сами идти боялись.
  Это помогло друзьям сблизиться с племенем и теми, кого Хам водил в походы, а тем временем своё дело делал Шут.
  Что может сделать дурак? Да ничего! С него и спроса нет! Потому что нет суда на дурака... а может это и есть его сила?
  - У медведя во бору, грибы, ягоды беру! Медведь постыл, на пне застыл! - кривлялся напевая Шут безобидную песенку и что с того, что каждый слушатель догадывался о ком тут речь? - На пне застыл, а волк пришёл и мёд увёл! - горланил Шут эту и ещё десяток других стишков про бурого мишку.
  По началу надоедливое "жужжание над ухом" раздражало Хама. За что Шуту не раз влетело от него, но и это не помогало. Что такое пинки и угрозы для того, кто выполнял в племени роль юродивого козла отпущения и получал их каждый день?!
  - А волки по лесу ходят! - смеясь, утирал слёзы и приговаривал Шут, после чего, вскоре придумывал новую песенку про неловкого мишку, у которого так легко увести из под носа его богатства.
  Вскоре "волки" стали приобретать черты головорезов, и всё бы ничего, но в песенках Шута недавние события и возвращение ходоков оборачивались в явный вызов племени, а затем и лично Хаму.
  Ведь то, что несли ходоки, принадлежит не им, а племени. А как называются люди, которых можно обобрать? В самом деле, это же оскорбление! Обобрать племя! И его вождя...
  Масло в огонь подливали и Бул с Овеном, от которых пошёл слух о невиданных богатствах головорезов, что друзья видели своими глазами.
  В итоге тех, кого не гнал страх, привлекала жажда наживы, но были и те, кого манило хранящееся у головорезов оружие. Не жалкие обноски и самоделки, коими были вооружены воины племени, а настоящее заводское оружие собранное ещё до прихода моосов.
  Оружие это символ свободы и власти, только оно может обеспечить тебе тем, чего ты хочешь, в этих диких землях и многие понимали это. Оружие могло поднять их наверх, так почему же не рискнуть?
  Среди таких был и Сивый. Это был амбициозный человек и хороший стрелок, кулаками выбивавший себе место среди остальных. Однако у него был один недостаток - он был человеком Хама. Поэтому ни за что не согласился помочь друзьям. Но как заметил Бул: "Ему тоже было суждено сыграть свою роль".
  И он оказался прав. Вскоре об угрозе племени говорил не только Шут, но и приближенные Хама. Разумеется они преследовали собственные цели, однако это было на руку Булу.
  В конце концов Хам не выдержал длительной осады со всех сторон и согласился с идеей войны. Когда же Хам возвестил об этом остальным, племя загудело - все начали готовиться к бою. Одни в предвкушении, а другие в опасениях перед грядущем. Ведь после нападения, головорезы не оставят племя в покое. Они перебьют всех до единого, если атака на их логово не увенчается успехом.
  Кроме этого была ещё одна загвоздка. У племени было больше людей, но головорезы были лучше вооружены, а их логово было хорошо укреплено. Тут нужен был хороший план.

Глава 36

  Хам как настоящий "лидер" готовился к штурму, однако не все разделяли этот план. Фаларид был в числе тех, кому эта идея не нравилась, но что он мог сделать? У него не было силы способной заставить и принудить остальных. Поэтому он избрал иной путь.
  - Ты уверен, что нам стоит к нему идти? - этот вопрос принадлежал Овэну. Они вместе с Булом шли по подземному ходу, ведущему в знакомое им обоим место.
  Идущий рядом друг тихо ответил:
  - Стоит. Альтернатив у нас немного.
  - А как же Хам?
  - А что с ним? Для него мы отбросы, мусор на который жалко тратить время... и лучше, пусть оно так и будет. Мы сможем действовать незаметно.
  Этот ответ в какой-то степени успокоил Овэна, но следующий вопрос он всё-таки задал:
  - А время? Нам его хватит?
  Бул вздохнул. Он понимал о чём думает его спутник. Они должны успеть сделать всё до штурма, ибо штурм это точка не возврата. Если атака удастся, то победа достанется Хаму, если же нет, то племя вырежут под чистую, и тот и другой результат не устраивали друзей.
  - Дорогу осилит идущий! Не пробовать для нас будет наихудшим вариантом,- заверил Бул.
  Они остановились - за поворотом находилась мастерская Хромого.
  - Ну что, готов? - спросил Бул и Овэн выдохнув кивнул, после чего они вошли внутрь.
  Хромой, как обычно, мастерил что-то работая за столярным столом. После того, как Хам объявил о походе на головорезов у Хромого появилось много дел - каждый, кто имел хоть что-то похожее на огнестрельное оружие, считал своим долгом притащить это к мастеру и потребовать, чтобы он привёл оружие в порядок. Даже, если это "оружие" можно было использовать лишь в качестве дубинки...
  Хромой сбивался с ног пытаясь угодить, тем кто был весомее и отгоняя тех, чьи слова ничего не значили, но поскольку он был единственным мастером, люди всё равно шли к нему.
  Заметив гостей Хромой равнодушно пробурчал: "Припёрлись,- а затем выждав добавил,- Ну и за чем пожаловали?"
  - Ты же в курсе, что намечается,- пожал плечами Бул.
  - В курсе,- Хромой покрутил перед гостями старенький револьвер, принесённый ему на починку,- Ночами не сплю в предвкушении. Работы хоть завались... Я даже знаю кому сказать за это спасибо! - с этими словами мастер недовольно посмотрел на посетителей. Однако Була это не смутило.
  - Ты мог бы и нам помочь... - начал он,- Нам нужен твой бинокль.
  - Только через твой труп,- ответил мастер.
  - Вообще-то я надеялся получить его вместе с его хозяином! - воскликнул Бул,- Мы не так хорошо расстались, как могли... - произнёс Бул. Ему хотелось сказать Хромому пару "ласковых" слов, за то что тот бросил его умирать, но это было вредно для дела и поэтому он тщательно подбирал слова,- Однако я не держу на тебя зла. Более того мы можем помочь друг другу. У тебя нюх на наживу и именно её я хочу тебе предложить,- Фаларид бросил взгляд на собеседника, чтобы увидеть его реакцию. Тот, подняв бровь, выжидал,- После победы над головорезами кто-то поднимется вверх, а кто-то уйдёт вниз и пусть первым на старте идёт Хам, это ещё не значит, что он будет первым на финише. Думаю, ты это понимаешь. Помоги мне занять моё место, а я дам тебе, то чего ты хочешь. Ты ведь не из любопытства ходишь в Шпили, верно!? Это ведь большая сокровищница. Но сейчас это предприятие чахнет, а Хам не даст тебе на него ни ресурсов, ни людей.
  - А ты значит дашь? - с иронией спросил Хромой.
  - Открою тебе секрет. Я хочу выбраться отсюда, а где ещё искать технику и знания как не в Шпилях? Поэтому я буду вынужден сделать это.
  Хромой задумался: "Бул был достаточно напористым и тот факт, что он выжил и смог занять место в племени, прекрасно это иллюстрировал. В добавок ему сопутствовала удача и под час сверхъестественная. У некоторых людей даже складывалось впечатление о том, что ему кто-то покровительствует, но кто же скажет наверняка? - обдумывая предложение Хромой прикусил губу и почесал подбородок,- С другой стороны любая авантюра могла выйти боком и первым, кто начнёт рубить головы в этом случае, будет Хам. Как бы не попасть под его горячую руку?
  - Допустим, как ты понимаешь, я не могу покинуть мастерскую,- с этими словами Хромой обвёл руками стол заваленных оружием,- Да и бинокль я тебе не дам, но помочь смогу... У вас ещё остались те стекляшки, которые Вы таскали с собой по Шпилям? - Бул кивнул,- Приноси их, что-нибудь придумаем.
  - Нам понадобиться оружие,- заметил Бул,- Думаю, мы сможем на время одолжить, что-нибудь из того, что лежит у тебя.
  Хромой проследил за взглядом Фаларида, тот уже присматривался к пистолетам, поэтому мастер покрутив носом согласился: "Что-нибудь из барахла какого-нибудь стрелка, но на оружие Хама и его приближенных, не заглядывайся - сам понимаешь".
  Бул кивнул соглашаясь: "А ещё тебе нужно будет рассказать мне одну "сказку"... о Шпилях, - Хромой удивился такой просьбе, в то время как Бул не скрывал лукавой улыбки, из чего мастер сделал вывод о том, что тот задумал нечто большое.
  - И как же ты собираешься нас отсюда выводить?

Глава 37

  Утром следующего дня друзья отправились в путь. Они вышли на окраины, к месту с которого открывался хороший обзор. Вдалеке высились Шпили, а под ними раскинулись руины пригородов. Каждый их сектор контролировали банды головорезов и среди них были те, с кем совсем скоро схлестнётся племя, но этот бой явно будет не равным, а значит следовало уравнять шансы.
  Бул приложил к глазам смастерённую Хромым подзорную трубу. Она конечно не была столь хороша как его заводской бинокль, но с ним мастер расставаться отказался. Однако, по местным меркам, эта подзорная труба была шедевром инженерной мысли. Да к тому же и задачу свою выполняла исправно. Этого было достаточно.
  Внизу из руин торчала высотка, где-то там находилась территория противника, а на самой высотке располагались огневые точки снайперов. Бул всматривался в искорёженные "тела" домов, когда его окликнул сидевший рядом Овэн.
  - Что-нибудь видно? - поинтересовался он.
  Фаларид отвлёкся от подзорной трубы и указав на высотку пояснил: "Там, под её стенами, находиться улица, через которую мы проходили, когда нас взяли головорезы".
  Овэн сложил руки козырьком и посмотрел в указанном направление.
  - Выглядит неприступно,- дал он свою оценку.
  - У каждого есть слабое место,- ответил собеседник,- Они должны откуда-то брать еду, воду, электричество. Возможно у них есть враги. В последнем я даже не сомневаюсь. Нам только нужно найти их слабые места.
  - Ты хочешь найти их врагов? - Овэн задумался,- Думаешь они помогут?
  - А почему бы и нет. Враг моего врага,- мой друг,- парировал Бул.
  - Это будет... проблематично,- ответил Овэн обернувшись назад.
  - А чего это ты на меня так пялишься, малец?! - раздался возмущённый голос Авесты. Этот голос вернул Була назад к реальности, оторвав его от стройного плана на будущее. Да, как же без этого! Разве можно забыть занозу увязавшуюся вслед за тобой?
  - Придумаем, что-нибудь... - выдохнул Фаларид. В этот момент внизу раздался сильны взрыв. Вслед за ним последовали выстрелы. Почти сразу оружейные очереди усилились и стали вторим с другой стороны. Бул спешно приложил трубу к глазу и посмотрел в ту сторону, откуда раздавались звуки канонады,- Интересно, что они там делят? - над местом стычки возвышались клубы пыли.
  - Что-то ценное, раз уж пустили в ход оружие,- возмущённо ответила Авеста, хотя вопрос был больше риторическим и ответа не требовал, поскольку и так был известен.
  - Пойдём посмотрим,- после недолгих раздумий принял решение Бул и убрал трубу в сумку.
  За время проведённое под Шпилями Фаларид научился ценить каждый шанс и даже там где кто-то находил только смерть, он умудрялся находить пользу. Подвернувшийся случай был как раз таким. Стычки между бандами случались и грех был не воспользоваться чей-то оплошностью. Возможно оттуда даже удастся что-нибудь вынести. Самое главное в этот момент не поймать пулю. Они хоть и выполняли роль денег, но уносить их было приятнее в карманах, нежели в ранах.
  Однако в этот раз наши герои опоздали. Когда они появились на сцене, налётчики успели скрыться, расправившись с патрулём конкурентов. Всё ценное они, разумеется, забрали с собой, а на разбитой дороге оставили лежать тела убитых.
  Руки и лица у покойников были изуродованы, кто-то наспех поработал над ними ножом, явно желая дать понять, что налёт был не простым грабежом. Бул подал Овэну знак, - "оставаться на месте", а сам приблизился к телам. С бедолаг сняли всё, даже сапоги. Быстро проверив их карманы Фаларид поспешил удалиться. После чего группа спешно покинула место стычки и отошла на безопасное расстояние.
  - Не густо,- констатировал Бул подбрасывая в руке свой трофей. Им оказалась крупнокалиберная пуля. В её основание было просверлено отверстие, через которое был продет шнурок.
  - Это талисман,- предположил Овэн.
  - Если так, то своему владельцу он не помог,- ответил Бул и достал из кармана ещё два таких же "талисмана",- Я нашёл такой у каждого,- пояснил он спутникам.
  - Может это "пропуск"? - включилась в разговор Авеста,- Иногда подобные знаки используют, чтобы опознавать своих.
  Бул задумался: "Может быть и так. Тогда понятно, почему такая пуля была у каждого из них".
  - И что это нам даст? - спросил Овэн.
  - Погоди,- попросил Бул,- Местные бандиты должны знать своих соседей, так ведь? А значит и их метки... - внутри него зарождался план,- Что будет, если бандиты после налёта найдут чужую метку?
  - Решат, что её оставили нападавшие,- ответил Овэн.
  - Именно,- подтвердил Бул,- Думаю мы найдём им применение.
  В мозгах у Була созрела идея. Как представитель знати и член семьи властителя линкора он был знаком с дипломатией и её оборотной стороной. Поэтому действовал он продумано и последовательно.
  Вначале из поля зрения головорезов исчезло несколько патрулей. Они не вернулись назад, но после поисков были обнаружены их остатки. Вокруг были следы боя, а "случайно" потерянные вещи нападавших указывали на соседние банды.
  Фаларид понимал, что этого будет мало для того что бы стравить своих противников. Поэтому аналогичные исчезновения начали происходить и у соседей. Однако кульминацией его плана была война за... воду!
  Под пригородами, как и под Шпилями, располагалась широкая сеть туннелей - начиная канализацией и заканчивая станциями метро. Среди них находились старые очистные сооружения, часть из которых использовали головорезы.
  Как ни парадоксально, но до прихода Моосов, именно рутина использовалась для очистки воды и переработки мусора. Отчасти и сейчас некоторые штаммы рутины сохранили свои полезные свойства и выполняли свою прямую функцию - фильтровали воду на старых очистных станциях откуда её брали жители пригородов. Особым шиком считалось иметь свой собственный насос. Это позволяло обеспечивать бесперебойную подачу воды.
  Но рутина, как и все живые существа, приспосабливалась к переменам условий и чем дальше ты уходил от станций, тем более она отличалась от своего первоначального вида, становясь "всеядной".
  Места вокруг станций кишели едкой рутиной. Называли её так за особую агрессивность и "прожорливость". Поэтому банды были уверенны в сохранности насосов находящихся на станциях. Однако с помощью Авесты Булу удалось туда пробраться. Если Хромой хорошо ориентировался в Шпилях, то его спутница так же уверенно шла по подземным катакомбам. Раздобыв план старых коммуникаций они отправились в трудный путь, в результате оказавшись у противника под носом.
  Но Бул не стал выводить из строя сами насосы, ибо это было через чур подозрительно. Вместо этого он занёс в резервуары едкую рутину и через несколько дней у головорезов начались проблемы. Прежде чем они успели понять в чём дело погибло и пострадало немало людей.
  В итоге банды были вынуждены искать новый источник воды, а на поверхности их было не так уж много... намного меньше, чем желающих пить. Поэтому очень быстро среди банд началась настоящая война, обескровившая противника. Вызванная ею сумятица, помогла довершить начатое и окончательно испортить жизнь врагу. Как только банды начали грызться друг с другом Бул осмелел, начав предпринимать всё более смелые диверсии против противника. Но это был не конец, а только начало. Племени ещё предстояло победить врага, а он хоть и был ослаблен, всё же представлял угрозу.

Глава 38

   Узнав, что среди банд началась война Хам решил атаковать немедленно и перенёс дату штурма, что сильно огорчило Була. Ещё бы недельку и противник сдался бы без боя, а так он мог забрать с собой на тот свет не одного воина. Подобная беспечность была чревата и расточительна. Однако открыто выступить против этого Фаларид пока не мог и поэтому ему оставалось только готовиться к неизбежному.
  В назначенный день воины взяли заготовленное оружие и припасы, собрались вместе и направились в пригород. Этот рейд был необычен. Обычно воины выходили для того чтобы собрать дань с более слабых, а сейчас они шли ломать зубы более сильному врагу. Это порождало неуверенность среди них, но, тут нужно отдать должное Хаму, мотивировать и заставлять он умел. Сложно сказать, что вело людей за ним. Может это было чувство страха, а может ощущение силы исходящей от него. В любом случае находившиеся рядом с ним подчинялись ему и признавали лидером. Тех же кто не был рядом с ним, Хам предпочитал истреблять. Именно поэтому Бул старался не привлекать на себя его внимание. Пока что.
  Теперь же, когда воины шли на штурм, настал решающий момент. Поэтому чуть в стороне от них двигался небольшой отряд из трёх человек, во главе с Булом.
  Фаларид не желал пускать всё на самотёк и поэтому тенью шёл за основной группой воинов. Вместе с ним в вылазке участвовал Овэн и Авеста.
  Пройдя по руинам воины вошли на территорию противника. Естественно, об этом тут же стало известно Круну - вожаку шайки. Его снайперы-наблюдатели заметили непрошенных гостей ещё на подходах и тут же передали сигнал тревоги. Крун был способен сложить два плюс два и быстро понял куда дует ветер.
  - Возьми бойцов и выдвигайся им навстречу,- приказал он одному из своих приближенных,- Устройте там засаду и задержите, пока мы не подготовим гостям тёплый приём.
  Бул, тем временем, опередил отряд Хама, забрался наверх и залёг у окна в одном из домов, что располагался на пути к логову головорезов.
  Всматриваясь в подзорную трубу он видел насколько плохо складываются дела.
  - Нужно что-то делать! - запаниковал Овэн,- иначе будет поздно! Но... но что? Что делать? - вопрошал он.
  - Спокойней,- ответил Бул и достал собранного Хромым-мастером пистолет. Видя, что воины идут прямо в капкан, Бул дал несколько выстрелов в воздух. И чтобы Хам делал без своего "ангела-хранителя"?
  Услышав выстрелы спутники Хама тут же рассыпались по укрытиям и ощетинились стволами. Кто-то из них заметил притаившегося противника и закричал, после чего началась настоящая бойня.
  Головорезы палили не давая противнику поднять голову, а сверху их прикрывал снайпер. Бойцы племени огрызались и пытались продвинуться вперёд, но были прижаты плотным огнём. Заметив расположенный неподалёку люк коллектора Бул произнёс:
  - Овэн, держи! - и с этими словами он передал другу подзорную трубу,- Следи за всем, а мы спускаемся вниз.
  - Ты что удумал?! - на этот раз волновалась уже Авеста.
  - Ты мне поможешь,- отрезал Бул и потянул за собой девушку,- нам нужно пройти по канализации.
  - Ты маньяк! - вопила девушка,- Какая к чёрту канализация?! Откуда ты знаешь, что там не завалено всё или... чего похуже!
  - Послушай, ты же хотела попасть в Шпили! - парировал Бул не выпуская девушку из рук, как бы та не брыкалась,- Мы все туда хотим, вот поэтому и вертимся как можем! Так что помогай!
  Спустившись вниз они вышли через чёрный ход на соседнюю улицу. Бул быстрым взглядом окинул её и заметил раскрытый канализационный люк. Предчувствуя что-то нехорошее Авеста попыталась вернуться назад, но Бул одёрнул её и потащил вперёд.
  - Сумасшедший, мы же там погибнем! - протестовала девушка, когда Бул "любезно" помогал ей спуститься вниз.
  - Не волнуйся, я иду следом! - усмехнулся Бул отрезая спутнице дорогу к бегству.
  Услышав это девушка мысленно занесла Фаларида в расстрельный список и отвернулась от него. Перед ней предстал тёмный, уходящий вдаль бетонный свод. На дне его текла грязно-мутная жижа, а сбоку шла узкая дорожка, по которой можно было идти.
  - Хорошо, хоть не в самой жиже купаться! - подумала девушка и оглянувшись направила в Була пронзительный взгляд. Достав мешочек с солью она осторожно двинулась вперёд, но через пару шагов вскрикнула и замерла. Бул рванулся вперёд заслоняя собой девушку и замер, но не в испуге, а в недоумении. Перед ними сидело уродливое нечто отдалённо напоминающее крысу. Без раздумий Фаларид сделал выстрел и прикончил зверька.
  - Когда мы с тобой шли по очистным станциям ты вроде от грызунов не шарахалась,- произнёс он.
  - Когда мы шли... - язвительно ответила девушка,- там кроме рутины ничего не было! Ты разве не знаешь какие опасные эти твари?! Чуть зазеваешься и съедят!
  Бул хотел было ответить на это колкостью, но вспомнил, как ему в компании Овэна и Хромого, приходилось отбиваться от стаи "грызунов", а потом ещё и бороться с "крысиным королём".
  - Идём, я тебя прикрою,- ответил Фаларид и они продолжили движение. Авеста выполняла роль проводника и время от времени использовала соль, посыпая ей дорогу и проверяя, есть ли впереди рутина. Пару раз бетон перед ней начинал шипеть и дымиться, выдавая присутствие смертоносной бактерии, из-за чего группе приходилось искать способ обойти её.
  В конце концов они пришли в нужное место. Каким образом Авеста ориентировалась под землёй было загадкой даже для неё самой, но тем не менее, как и многие из тех, кто родился на земле после прихода Моосов, она прекрасно чувствовала своё местоположение в пространстве. Врачи на ковчегах называли это синдромом минотавра, но из присутствующих об этом никто не знал.
  Возможно причиной этому была жизнь под землёй, адаптация или нечто иное. В любом случае идти с Авестой было куда надёжнее, чем идти одному, так как ко всему прочему ей было присуще "особое чутьё на неприятности..." и как она утверждала, после того, как вместе с Булом выбралась с очистных станций: "У меня особое чутьё на неприятности... и от тебя ими не просто пахнет, от тебя ими воняет!" Эти слова будут ещё часто вспоминаться ей, в такие моменты как этот.
  Благополучно добравшись до места она указала на люк над головой и отошла в сторону. Бул полез наверх и попутно спросил: "А ты уверена, что это то самое место?"
  - Не волнуйся я иду следом, я тебя прикрою! - нежно ответила девушка не скрывая ехидной улыбки. В такие моменты она полностью соответствовала выбранному для себя образу, - чертёнок одним словом, даже фосфорные краски и завитые в "рога" волосы не нужны!
  Усмехнувшись Бул подобрался к люку. Сверху доносились звуки пальбы и Фаларид аккуратно приподняв люк, выглянул наружу.

Глава 39

  Место из которого он наблюдал за ходом боя располагалось позади позиций головорезов. Они вышли как раз, туда куда нужно! Стрелять в спину бесчестно, но зато очень эффективно! Потеряв нескольких бойцов противник понял, что его окружили. Опасаясь худшего командир отдал приказ отступать.
  Бойцы Хама почувствовав, что враг бежит, стали его преследовать. Скрываясь под тенью домов, так чтобы их не достал снайпер, они двинулись вперёд. Всё это время Бул ожидал опустив люк над головой. Как только шаги стихли он выглянул наружу и убедившись, что всё тихо подал знак Овэну. Тот спустился вниз и присоединился к друзьям.
  После этого они снова спустились под землю. Авеста нервничала и возражала против продолжения пути по трубам, но Бул был настойчив:
  - Наверху снайперы. Можно поймать пулю, а под землёй дорога короче, - парировал он. Так что красавице пришлось смириться.
  Вместе они шли по тёмным тоннелям канализации время от времени чувствую отзвуки гремящего на поверхности боя. Однако, то что могло таиться у них на пути, было куда страшнее пуль.
  Заметив движение впереди Авеста ожидаемо вскрикнула. Бул не успел разглядеть что это, но привычно рванулся вперёд предчувствуя грызуна, но на этот раз тварь оказалась крупнее и опаснее. Она без промедления кинулась вперёд. Фаларид успел подставить руку, заслоняя собой Авесту и тварь вцепилась в неё, прокусив рукав куртки.
  - Ука...! - протяжно выдавил Бул, сдавливая боль. Рукоятью пистолета он несколько раз приложился к морде мохнатой бестии и угодил ей в глаз, после чего она выпустила добычу из пасти и свалилась в сток.
  - Надеюсь ты была не заразной,- произнёс Бул на прощание. В ответ крыса-переросток посмотрела в его сторону, словно посылая немой ответ: "Надеюсь ты тоже!" и продолжила грести лапами в сторону, подальше от людей.
  - Ты ранен! - воскликнул Овэн. Всё произошло так быстро, что он не успел, что-либо предпринять.
  - Царапина,- ответил Фаларид, чтобы успокоить друга, хотя прекрасно понимал, что и этого может быть достаточно, чтобы умереть. Он бегло осмотрел место укуса, - вроде рана не вздулась и это вселяло надежду. Подняв глаза он встретился с растерянным взглядом Авесты и повторил, но на этот раз намного мягче,- Это царапина. Идём.
  Тем временем наверху кипел бой. Его отзвуки гуляли по туннелям и трубам длинными: "Бам-бам" и "Бум-бум". Временами они затихали, словно беря передышку, а потом снова начинали бродить по подземельям. Эти звуки распугали большинство подземных тварей, что было на руку людям, правда у этого обстоятельства была и обратная сторона, те из местных обитателей, кто не успел спрятаться, были напуганы и крайне агрессивны.
  На пути встречались и полчища визжащих крыс, спешивших спрятаться и одинокие хищники, потревоженные пальбой. Первые могли принести пользу, люди племени давно использовали мелких животных в качестве указателя, ведь зверь не полезет туда, где опасно, а вот вторые могли представлять угрозу.
  Всё было переменчиво, как в потревоженном шумом болоте. Нельзя было мешкать и стоять на месте ибо каждую минуту ситуация менялась. Твари искали путь к спасению и лучше было не стоять у них на пути.
  Группа продолжила путь, следуя по тропам грызунов и по дороге встретила ещё несколько мохнатых бестий, от которых пришлось отбиваться. Но тут фортуна улыбалась людям и дело кончилось потраченными патронами. Вскоре Авеста остановилась и подняв вверх голову произнесла: "Здесь!" - доносившийся с поверхности шум подтверждал её слова.
  Бул поднялся по лестнице и выглянул наружу. Место в котором они очутились было в стороне от эпицентра событий. Ребята Хама подошли вплотную к укрытию банды и встретили шквальный огонь. Но тем не менее Хам не сдавался и лез вперёд, а следом за ним напирали и его воины.
  - Плохо дело, если так пойдёт, то их перестреляют,- подумал Бул оценивая ситуацию. Он огляделся. Снаружи вход во внутренний двор был хорошо укреплён, но так ли неприступна эта крепость снизу? - Авеста, ты сможешь провести нас под стенами? - спросил он раздумывая.
  - Это опасно, - напомнила девушка, хотя понимала, что её всё равно не услышат,- но могу попробовать.
  Блуждания по катакомбам продолжились, но через некоторое время группа упёрлась в тупик. Авеста остановилась перед глухой стеной. В её взгляде читалось недоумение.
  - Неужели заблудились? - озвучил витавшую в воздухе мысль Овэн.
  - Что-то не так... - ответила Авеста, - что-то неправильно... Здесь не должно было быть стены! Я же видела следы идущие в этом направление!
  - Значит её положили недавно. Похоже после нашего визита приняли меры. Будем надеяться, что они пожалели цемента,- заключил Бул и попробовал надавить на кладку, но та, так просто, не поддалась. Тогда он нашёл камень поувесистее и принялся бить стену, через минуту к нему присоединился Овэн.
  - Постой. Смотри, что я нашёл! - произнёс он волоча за собой длинный, прямой металлический штырь.
  - Однако,- с одобрением ответил Бул,- из этого выйдет хороший лом! Ну-ка, помоги-ка,- вместе им удалось расшатать несколько кирпичей и проделать дыру в которую можно было пролезть.
  - Мы на месте, - сказала Авеста, когда группа оказалась внутри,- Это подвал соседнего дома. Если я правильно понимаю, то он должен примыкать к... - в этот момент сверху послышались шаги и на лестнице ведущей наверх показались люди.
  - Ложись! - приказал Бул и открыл огонь по нежданным гостям. Завязалась перестрелка и Фалариду удалось подстрелить одного противника, но второй открыл ответный огонь и Бул был вынужден спрятаться, нырнув в укрытие.
  Головорез взял его на мушку, но в этот момент с боку в него полетел камень. Противник увернулся от пущенного Овэном булыжника, но этого было достаточно Булу, чтобы сделать первый выстрел. Получив пулю головорез рухнул на пол.
  Убедившись, что нападавшие мертвы Бул забрал их оружие и передал товарищам. Вместе они поднялись наверх и из окон первого этажа увидели баррикады оборонявшихся головорезов.
  Наблюдая из укрытия, Бул оценил ситуацию. Под баррикадами находилось много людей и прорываться там было бессмысленно. В добавок к этому над полем боя часто раздавались громоподобные выстрелы из дальнобойных винтовок. Они на миг перекрывали звуки боя, унося чью-то жизнь и затихали, притаившись, словно выискивая новую жертву. Похоже в том доме, где оказались друзья, как раз находился снайпер.
  Бул, определив место его нахождения, раздумывал всего секунду, а потом произнёс:
  - Ну теперь моя очередь вести! - и ринулся наверх увлекая за собой остальных. Подъем был стремительным и легче дался Булу с Овэном, чем Авесте. Если первые привычно двигались вверх по лестнице, то девушке пришлось остановиться уже на половине пути.
  Тем временем Бул, ориентируясь на звуки выстрелов, нашёл нужный этаж и расправившись со стрелком, завладел его винтовкой. Теперь нужно было найти где сидят остальные снайперы.
  - Овэн, посторожи вход. Если кто-то появиться, то стреляй! - попросил Бул.
  - А если их будет много? - спросил Овэн, на что друг молча передал ему трофейную гранату.
  - Дай мне десять минут и мы выберемся отсюда,- пообещал Бул и прильнул к окуляру прицела. Что-то слепило ему глаз и заставляло руку дрожать. Бул чертыхнулся вспомнив досадную встречу с крысой и сконцентрировался. По вспышкам от выстрелов он нашёл ещё двух снайперов, сидевших в противоположной высотке и снял их.
  Как только головорезы лишились огневой поддержки ситуация на поле боя изменилась. Довершая начатое, Бул несколькими выстрелами прикончил командира, руководившего обороной. Это позволило Хаму прорваться во внутренний двор и сойтись с противником в ближнем бою.
  У Була появилась коварная мысль пристрелить Хама прямо сейчас. Это позволило бы избавиться от конкурента без лишнего шума,- мало ли откуда могла прилететь пуля... Но взвесив все за и против он отказался от этой идеи.
  Хоть здесь, на земле, это не признавалось, но толковые люди были самым ценным ресурсом. Намного более ценным чем оружие и патроны, ведь пистолет не будет стрелять сам по себе. Если Бул хочет осуществить задуманное, то Хам, несмотря на все его недостатки, ещё может пригодиться. Поэтому Бул повременил с выстрелом и направился к выходу, туда, где должен был находиться Овэн.
  Снизу доносилась стрельба и Бул рванулся на помощь другу, наткнувшись на него в дверном проёме. Овэн столкнул Фаларида на землю и свалился сверху. После чего снизу раздался взрыв. Это рванула брошенная Овэном граната.
  Отойдя от взрыва Бул поднялся на ноги и увидел, что лестница вниз обвалилась.
  - Их было много,- как бы оправдываясь произнёс Овэн.
  - Чёрт, а как же теперь спускаться вниз? - задумался Бул и осмотревшись спросил,- а где Авеста?! - на что Овэн испуганно пожал плечами.

Глава 40

  - Дьявол! - выпалил Фаларид и разбежавшись спрыгнул вниз,- Возьми винтовку, - прокричал он, оказавшись на нижнем этаже, - Прикроешь сверху, - с этими словами Бул помчался вниз. По дороге он заглядывал на каждый этаж в поисках Авесты, но там было тихо. Спустившись вниз он оказался во внутреннем дворе, где шёл бой.
  Там Хам пытался уложить главаря головорезов, - Круна. Бул хорошо запомнил этого человека. Это был именно тот, кто приложился к его лицу, а затем приказал выкинуть, когда он, в компании Хромого и Овэна, попался на складе оружия. Это было настоящим оскорблением.
  Хотя оба противника были больше и крупнее, Фаларид, эту драку пропустить не мог! Если Хам завалит головореза, то сможет приписать себе победу, а этого не было в планах у Була.
  Крун отмахивался от нападок Хама с помощью обрезка трубы и у него это неплохо получалось. Оба здоровяка были друг другу под стать. Они были поглощены схваткой и поэтому Крун не сразу заметил приближение Фаларида. Этого хватило Булу для того, чтобы как следует приложиться к хребту главаря. Тот изогнулся, запрокинул голову и закричал от резкой боли, чем тут же воспользовался Бул.
  Он схватил противника за волосы, оттянул его голову ниже и резко надавил на глаза. Крун вырвался, но было поздно, из его глазниц текла кровь. Тем не менее Бул не останавливался, нельзя было останавливаться! Головорез всё ещё был врагом, он был сильнее Була и даже в таком виде представлял угрозу.
  Пока противник приходил в себя Фаларид вывернул из его рук трубу и не щадя оружие обрушил на голову Круна. Тут же в стороны брызнула кровь. Бул бил до тех пор пока головорез замертво не свалился на землю. После этого он облегчённо вздохнул, но было рано.
  - Ты, ублюдок! Это моя добыча! - завопил Хам и Бул интуитивно отскочил в сторону. Как оказалось очень вовремя, на то место где он стоял опустилась кувалда Хама.
  - Здоровяк остынь! - приказал Бул, но управлять Хамом было не так-то просто.
  - Я тебе башку снесу! - грозился он.
  - Моя голова останется на месте,- ответил Фаларид парируя его удары,- в отличии от твоей, в ней есть мозги! Ты туп как пробка! - в ответ на это замечание Хам разразился тирадой из многоэтажной ругани, но Бул не отступал,- Ты успешно перебил многих своих бойцов. Это не твоя победа! - отбиваясь от противника Фаларид изловчился и ударом по колено подсёк Хама, от чего тот упал на землю. Противник выставил вперёд руки с зажатой в них кувалдой, чтобы защитить голову, но Бул не собирался его добивать, вместо этого он ударил противника по пальцам. Хам закричал и выронил тяжёлую кувалду. Его левая рука дрожала от боли, с отбитыми пальцами он не мог использовать оружие, но несмотря на это Хам не потерял решимости и запала. В этот момент Бул заметил, что бой уже затих и все вокруг с интересом смотрят на потасовку,- Вы готовы идти за ним?! - закричал он обращаясь к толпе,- Я попал сюда всего с двумя людьми! А спросите себя, как у вас получилось дойти? Кто спугнул засаду, когда вы сюда пёрлись? Скажите, везение? А снайперы куда делись?! - Хам хотел вскочить, но Бул пресек его попытку и занёс над головой обрезок трубы, служившей ему оружием. После такого предупреждения противник перешёл к обороне и замер лёжа на земле,- Не он привёл вас сюда, - продолжил Бул указывая на поверженного Хама,- И не ему вести вас дальше! Но кто хочет,- с насмешкой подвёл он черту,- может остаться с ним и сдохнуть! - люди вокруг молчали раздумывая и Бул указал на захваченный аванпост головорезов,- А это наш трофей! Там есть оружие, что даст вам, то о чём вы только мечтали - силу и власть! Вы шли сюда за мной и вёл вас я, а не он! Впереди будут новые трофеи, ещё больше этого. Так вы хотите остаться с ним или идти вперёд за мной?!
  - С тобой! - завопил десятник Хама по кличке Сивый и его примеру последовали остальные. Бул не сомневался, что десятник ему когда-нибудь пригодится. Похоже что время потраченное на приближённых Хама пошло на пользу. Среди присутствующих Фаларид видел сомневающиеся лица, но никто не спешил на выручку свергнутому лидеру.
  Впрочем обольщаться не стоило, большинство из окружения Хама молчали не потому, что боялись или поддерживали Була. Они желали вырваться в ферзи и начать свою игру! А такая возможность у них непременно появиться сразу после смерти Хама. Они хотели побороться за его место! Это было ещё одной причиной для того, чтобы оставить Хама в живых. Пусть лучше думают, как избежать гнева того, кого они предали, чем о том, как вонзить нож в спину Булу. Осталось только понять как управлять Хамом? От этого вопроса Фаларида отвлёк раздавшийся сзади крик.
  Во внутренний двор выходит проход, что ведёт к складу с провиантом. В этом проходе показался человек. Это был один из головорезов Круна и с ним был заложник. Бандит нервничал и это было видно по его лицу. Губы его дрожали, а на лбу выступил пот.
  - Авеста! - мелькнула мысль в голове у Була, когда он обратил внимание на появившихся людей.
  - Стоять! - скомандовал головорез прижимая к голове своей жертвы пистолет. Он использовал её как живой щит и под её прикрытием пытался преодолеть внутренний двор,- Дайте мне выйти или я пристрелю её! - при этих словах в глазах Авесты вспыхнул неподдельный ужас. Она пыталась вырваться, но бандит держал её крепко.
  Бул по настоящему занервничал. За ним стояли бойцы. Если он спасует или ударит в грязь лицом, то это будет иметь последствия. Никак нельзя было терять только что приобретённый авторитет, но с другой стороны рисковать жизнью девушки Бул не мог и не желал.
  - Иди,- скрывая напряжение ответил он и отбросил в сторону обрезок трубы. Головорез, после недолгого колебания, начал обходить стоящих во дворе людей.
  В голове у Фаларида возникла идея о том как вытащить девушку из передряги. Посередине двора стояли воины племени. Обойти их можно было с правой и левой стороны. В одном из этих случаев беглец будет проходить по той части двора, что видна с высотки, а следовательно, он должен будет попасть под прицел Овэна.
  С этим расчётом Бул сместился влево, отрезая один из путей к выходу. Бандит не желая подходить ближе, выбрал оставленный ему путь и двинулся вправо. Когда противник подошёл к нужному месту Бул собрался с духом. Где-то наверху сидел Овэн в компании оставленной ему винтовки. Если всё пойдёт гладко, то он успеет выстрелить, нужно только дать ему время и отвлечь головореза. Расчёт Фаларида был основан на чистой удаче, но стоило попробовать. Другого варианта не было.
  Бул быстрым движением коснулся висевшего на ремне пистолета, словно хотел его взять. Бандит почувствовал опасность и отреагировал мгновенно. Он отвёл своё оружие от жертвы и направил в сторону Була. После чего раздался выстрел. Фаларид вздрогнул, а его противник упал.
  - Меткий выстрел,- подумал Бул и мысленно поблагодарил Овэна за проворство.
  Авеста еле стояла на ногах от напряжения и Фаларид поспешил ей на помощь. Девушка упала в его объятия, но не надолго... Стоило только рукам Авесты сомкнуться на шее у Була, как она попыталась их сжать и подняв голову, недовольно произнесла: "Как ты мог! Он чуть было меня не... не..." -Авеста запнулась не в силах закончить свою мысль. По щекам девушки катились слёзы и Фаларид решил её успокоить,- Я тебя убью! - тихо, еле слышно, прошипела Авеста в ответ, но хватку ослабила. Толи сменив гнев на милость, толи просто лишившись сил. Когда же она успокоилась и отпустила Була, он обратил внимание на остальных.
  Многие, потихоньку, уже удрали с внутреннего двора и вероятнее всего сейчас разоряли владения побеждённой банды. Однако большая часть бойцов оставалось на месте, в ожидании следя за своим новым вожаком. Ближе всех стоял Сивый. Он подошёл к Була, по дороге подобрав отброшенную им трубу. При приближении десятника Бул почувствовал опасность и сильнее прижал к себе Авесту, а затем произнёс:
  - Как я обещал, ты и ребята, получите самые лучшие стволы, что мы тут найдём, - при этих словах Сивый помедлил раздумывая. В руках он лениво вертел трубу. Придя к какому-то решению он довольно заулыбался.
  - Босс, - произнёс он, передавая Булу обрезок трубы, - Кажется это твоё? - Бул присмотрелся повнимательнее и узнал это "оружие". Им он орудовал, когда сражался с Хамом, а ещё раньше, он дрался им, когда впервые попал к головорезам, в компании Хромого и Овэна.
  "Как превратна судьба!" - подумал Бул и настроение его улучшилось. Именно этим "памятным" оружием, вожак головорезов Крун, при их первой встрече, оставил на лице Була весьма приметный шрам.
  Когда Фаларид вмешался в поединок Круна и Хама, то он не подозревал, что головорез будет использовать именно это оружие. Не подозревал он об этом и когда выламывал его из рук Круна и тем более, когда пустил его в ход против головореза. Не было у него времени на раздумья, а тем не менее, оказывается, что здоровяк принял смерть именно от того самого "оружия", которым когда-то "наградил" Була.
  Фаларид принял протянутый трофей и приказал Сивому:
  - Ищите склад, пока его не растащили, но перед этим свяжите Хама,- такой ответ смутил Сивого. Естественно, он был бы куда больше рад, если бы Хама пристрелили на месте и явно этого ожидал, но новый патрон не оправдал его ожидания. Однако, спорить с ним Сивый не решился. Вместо этого он махнул остальным и после того, как Хам был надёжно упакован, бросился вместе с ними на поиски добычи.
  В это время вниз спустился Овэн. Выглядел он бледным как смерть и его трясло. Бул обнял и приободрил товарища, после чего, убедившись в том что Авеста в порядке, предложил осмотреть новые "владения" племени.

Глава 41

  Головорезы обосновали своё логово в бывшей гаражной автомастерской. Повсюду были следы снятых агрегатов и механизмов. Похоже прежние владельцы давно пустили их на запчасти, а то, что не удалось использовать, припрятали в примыкающих подземных боксах. Там же они хранили и награбленное добро.
  Это обстоятельство сильно воодушевляло! Место было не только складом нужных припасов, но и выгодным перевалочным пунктом между Шпилями и окраинами, что очень важно для планов Фаларида.
  Во многих боксах уже орудовали бойцы племени, но Бул не мешал им. Это было их законное право грабежа и раздела добычи. Однако в одном случае ему пришлось вмешаться. Группа бойцов прижала к стене одного человека. Тот прятался, но его поймали и хотели учинить расправу.
  При виде Була бойцы отвлеклись от своего развлечения и в ожидании уставились на него, а приговорённый, заметив отношение палачей к вошедшему, быстро смекнул, что для них это был не последний человек. Тогда пойманный обратил к вошедшему испуганный взгляд и взмолился упав на колени и тем самым преградив дорогу:
  - Прошу, пощадите! Не надо, я вам пригожусь!
  Молящий о пощаде явно принадлежал к побеждённой банде головорезов, но на бойца был не похож. В пространстве тёмного и тесного бокса было сложно разглядеть его лицо, но он был слишком жилистым и худощавым. Вид у него был человека не привыкшего к большим физическим нагрузкам. Было любопытно и другое, - все бойцы полегли на внутреннем дворе, а значит распластавшийся на земле человек, был либо трусом спрятавшимся здесь, либо занимался чем-то ещё. Но чем?
  - Кто ты? - задал вопрос Бул, пытаясь понять что происходит. После боя у него путались мысли, а в дополнение к этому он чувствовал недомогание. Наверное сказывалось напряжение прошедшего дня.
  - Я! - обрадовано закричал стоящий на коленях человек и с энтузиазмом продолжил,- Я нужный! Я очень, я самый нужный человек из всех! Я знаю химию, немного медицину, умею готовить забористое пойло, варить полезные зелья, а если надо, то ещё чего покруче!
  Бул слушал тираду химика-самоучки вполуха и не вдаваясь в подробности. В висках у него стучало и приливами накатывала усталость. Поэтому он думал больше о том как унять боль. А тем временем проситель всё более откровенно таращился на него. Сначала робко бросая взгляд в его сторону, постепенно всё больше задерживая его на Буле и в конце открыто пялясь ему прямо в лицо. Фаларид же не замечал этого. В глазах у него было всё как в тумане.
  - Эй...,- проситель вдруг прервался и выдал озабоченный вздох,- Да ты сам не свой!
  Взгляд химика был встревоженным. Он с опаской осмотрел стоявшего перед ним человека и заметил, что того начало качать из стороны в сторону. Увидев это он сорвался с места и бросился вглубь помещения. Стоявший позади него рослый боец тут же преградил ему путь: "Стой, куда собрался?!" - гаркнул он.
  - Мне надо,- сбивчиво пролепетал химик,- к тому столу. Срочно!
  - Тебе на тот свет надо! - ответил парень с рыжими волосами и прибрал химика к рукам. Вид у парня был боевой,- Короче, этот упырь наш! Мы его первые нашли, нам с ним и разбираться. А ты иди своей дорогой! - грубо закончил он и недружелюбно покосился на Була. Для него тоже не осталось тайной слабость вожака,- А то хуже будет! - заверил он под конец.
  - Ты ополоумел, олух! - закричала Авеста.
  Рыжий боец сделал шаг ей на встречу и начал угрожать. Не выдержав этого в дело вмешался Овэн. Он оттолкнул нависавшего над девушкой бугая и влез между ними. Но это получилось у него не очень эффектно, так как соперник превосходил Овэна на голову и эта попытка вызвала у противника смех. Ситуация накалялась, ведь рыжий чувствовал своё явное превосходство. Он бросил взгляд на Була и увидел, что тот стоит прислонившись к стене, согнувшись в три погибели. Вид у вожака был скверным из чего рыжий сделал вывод, что ему недолго осталось. Поэтому он без колебаний пошёл на Овэна.
  Как только дело начало обостряться и вперёд вышла Авеста, химик, пользуясь суматохой, проскочил мимо рыжего верзилы и помчался к своему столу. Быстро отыскав нужный шприц с зельем он схватил его и пулей бросился к Булу. Он нащупал вену на его руке и сделал укол. Бойцы стоявшие за спиной рыжего здоровяка не вмешивались в перепалку, но заметив манипуляции химика подали знак громиле. Тот отвлёкся от Овэна и переключился на тщедушного химика.
  - Лови его ребята! - приказал он и вернулся к разборке с Овеном.
  Предчувствуя неладное химик бросился бежать и поднял крик. Поймать его оказалось не так то просто. Парень был вертлявым и пока за ним носились, он успел перевернуть верх дном всё вокруг и наделать много шума.
  Тем временем Овэн отчаянно пытался противостоять превосходящему его противнику. В глазах у него был страх, но отступать он не думал. Пусть даже это будет последней дракой в его жизни.
  Похоже противник уловил его мысль, поэтому бил не жалея сил. Удар верзилы смял Овэна и опрокинул на землю. После чего нос и горло у парня наполнилось кровью, а в ушах зазвенело.
  Подбежавшую Авесту здоровяк легко отбросил в сторону и не дав Овэну подняться, начал молотить его ногами. Парню не долго оставалось быть среди живых, но в этот момент раздался гром, так, что у всех уши заложило. Оглушительный раскат пронёсся по боксу и вылетел наружу забрав с собой жизнь одного человека.
  Рыжий ничком упал на полу. Под ним растекалось красное пятно.
  - Страха не знаете? - хриплым, не своим голосом произнёс Бул. Вид у него был бледным, а взгляд холодным и бездушным. Отчего он выглядел жутко,- как живой мертвец.
  Чуть поодаль от Була лежал со сломанным носом Овэн. Рядом с ним была Авеста. Фаларид отвёл от них взгляд и поднял пистолет. Две пули тут же рассекли воздух и унесли с собой новые жертвы. На этот раз с жизнь расстались двое парней, что наблюдали за потасовкой. Третьей упал сам... на колени.
  - Э, босс, ты это, прости! Чёрт попутал! - стремительно затараторил он, смотря в дуло наставленного на него пистолета. По штанинам у него потекло.
  Бул почувствовал это по едкому запаху. Он брезгливо отвернулся и с отвращением произнёс: "Я на вас три пули извёл! Ты мне по гроб жизни их отрабатывать будешь. Пошёл вон!" Дважды повторять не пришлось. Оставшийся в живых, как пробка, вылетел наружу. За ним потянулась вереница мокрых следов.
  Когда с "бунтом" было покончено Бул поднял взгляд на тщедушного химика.
  - Что за дрянь ты мне вколол? - спросил он.
  - Так, стимуляторы! - чуть помедлив ответил тот,- У тебя вид такой словно тебя чумная крыса укусила!
  Фаларид вспомнил как при переходе по канализации бросился защищать Авесту и в награду получил укус от местного грызуна.
  - Ты даже не представляешь, насколько близок к истине... - Бул сфокусировал зрение, подошёл к Овэну и присел рядом,- Ты цел? - спросил он, на что друг, невнятно, но утвердительно буркнул. При этом он старательно зажимал нос, из которого шла кровь и вставать не спешил. Вид у обоих был скверным.
  Поняв своё счастье химик засуетился, метнулся к столу и вернувшись с охапкой бинтов, шприцов и таблеток.
  - Не проблема, парни! Сейчас, поставим вас на ноги! Как новые будете,- при этом химик радостно засмеялся, но вышло как-то натянуто и нервно.
  Бул перевёл взгляд на химика. В близи он выглядел не лучше, худой и слабый. Лицо в морщинах и покрыто щетиной, глаза голубые, а взгляд добрый, располагающий к себе. Бойца из такого не выйдет. Однако, человек способный вытащить пулю и залатать раненного стоит намного дороже любого бойца. Некоторые банды даже торговали такими или сдавали в "аренду" за большие деньги.
  Глядя в глаза химику Фаларид произнёс: "Можешь считать, что билет в новую жизнь ты себе выкупил". При этом химик приободрился и как верный пёс засуетился, желая выслужится перед новым патроном.

Глава 42

  Через полчаса химик окончил шаманить над друзьями и те отдыхали, расположившись в покоях, принадлежавших Круну. "Покои" представляли собой большую квартиру, расположенную на третьем этаже примыкающей к автомастерской высотки. Окна в ней выходили во внутренний двор, стены облезли, а потолки потрескались и облупились. Из мебели, были лишь почерневшие от времени, металлические остовы стульев, плюс такой же, попорченный временем, стол. Пригород и до прихода Моосов считался трущобами, а теперь и подавно - вызывал только уныние.
  Хотя, всё познаётся в сравнении! По сравнению с той ямой, где обосновалось племя, эти апартаменты были шикарны. В них было сухо, относительно чисто, имелся бак с питьевой водой и свет от ветхого, переносного генератора.
  - Роскошь да и только! Теперь не придётся есть сырое, сидя в грязных катакомбах! - подумал Овэн. Эта мысль радовала его, но через некоторое время обрела осадок грусти. Он вспомнил родной ковчег. Свою милую каюту, удобную кровать... Да, каюта была не так просторна, даже меньше, той комнаты, в которой он сидел, но она была куда приятнее и куда привычнее!
  Со временем он приспособился к отсутствию качки и даже научился здесь не боятся многих вещей, стал смелее, но всё равно, об местной кухне ему говорить было нечего, её он переносил с трудом... не чета ковчегам.
  Странно, на борту еда была однотипной и пресной, но сейчас Овэну её не хватало! Весь экипаж ел одну и туже баланду. Только для пилота и семьи Властителя делались некоторые послабления.
  Как-то раз, отец Овэна даровал одному капразу, за особо верную службу, пригоршню настоящих конфет из запасов, сделанных до прихода Моосов!
  Овэн тогда чуть было не умер от зависти, ещё бы, он сам за свою жизнь пробовал их всего трижды, а тут было сразу и так много! Это была исключительная награда, ведь на ковчеге выбор и ресурсы ограничены. Можно смело говорить, что таких конфет сейчас нигде не делают... Как в прочем и любых сладостей... Возможно на самых богатых ковчегах иначе, но Овэн не слышал о таких. Подумав он решил, что будет не лишним спросить об этом Була. Может ему в этом смысле повезло больше?
  Всё таки новости между ковчегами распространяются слабо. Они как замкнутые в себе ульи - внутри гудят, а снаружи тихо. Живут только своей жизнью, которую от остальных, отделяет воздушная пропасть.
  Но возвращаемся к конфетам! Уж очень сильно они завладели вниманием Овэна. Ему не давала покоя мысль: "Раньше конфеты делали на земле. А значит где-то должно быть место в котором их делали! - глаза Овэна загорелись, когда он представил эту "сокровищницу", до верху набитую конфетами! - А ведь это место можно привести в порядок и снова наладить их выпуск! - эта мысль вызвала у него ещё большее воодушевление, но несмотря на это Овэн тосковал. И это чувство, как ложка дегтя в бочке мёда, портило радость от успеха,- Надеюсь Бул знает как нас вытащить", - подумал он, глядя на своего друга.
  Тот мрачно стоял у окна и следил за тем, как из боксов мастерской, на свет божий, вытаскивают ящики с припасами и складывают их во внутреннем дворе.
  По соседству с грудой ящиков лежали тела не путёвых бунтарей. Как только Бул окреп настолько, что смог нормально передвигаться, он сразу поднял всех на уши. Его, злого, бледного, похожего на смерть, было страшно видеть.
  Фаларид велел всем подняться и тащить свои жопы во внутренний двор. Бойцы не решительно, предчувствуя нехорошее, повиновались и когда они собрались на месте, Бул велел вытащить во внутренний двор тела бунтарей.
  После этого он объявил, что время для грабежа закончилось и пришла пора взяться за дело. Бул велел собрать всё что было ценного и вытащить во двор.
  Бойцы всё ещё не охотно повиновались ему и тогда Бул взялся за десятников. Приказ был чёток и ясен, а Бул был готов пристрелить на месте любого, кто открыто выкажет сомнение. Среди десятников таких не нашлось. Они скрепя зубами погнали остальных выполнять отданный приказ.
  Проверив "преданность" своих ребят Бул немного успокоился. Всё время, пока бойцы таскали тяжёлые ящики, он наблюдал за этим и думал.
  - Куда движемся теперь? - прервал затянувшееся молчание Овэн,- У тебя есть план?
  Бул не сразу ответил и только через пару секунд вынырнул из своих мыслей.
   - План,- задумчиво протянул он, словно пробуя это слово на вкус,- Да он у меня есть. Помнишь перед этой заварушкой мы были у Хромого? - Овэн кивнул в ответ,- У нас есть выход отсюда. Я имею ввиду землю,- Бул поднял палец, указывая им вверх,- Среди этих руин есть такие, в которых мы можем найти всё что нам нужно. Я говорю о Шпилях. Там, наверху, есть уцелевшие этажи и если верить Хромому в них можно разжиться настоящим сокровищем.
  - Передатчиком? - предположил Овэн и Бул кивком подтвердил его догадку.
  - Передатчиком или радиостанцией, - продолжил Фаларид,- как не называй, в общем и целом - средством связи с ковчегом.
  - Это было бы здорово! - мечтательно заметил собеседник.
  - Но тут есть и препятствия,- осадил его Бул,- ты помнишь малыша Клайди?
  - Бедолага... Чудной был. Расстался с жизнью в такой отвратительный момент.
  - В точку. Малый умудрился погибнуть в цепях, пока нас тащили сюда, к племени. Но тут есть и другое обстоятельство,- Фаларид приложил ладонь к нагрудному карману в котором носил клочок бумаги,- Его глаза, в момент последнего приступа... Они были... необычными. И он сильно бредил, нёс какой-то вздор.
  - Он жалел нас,- уточнил Овэн.
  - И этот калека назвал нас убогими! - заметил Бул.
  - А ты забрал его подарок,- напомнил друг,- он отдал его мне!
  - Да, разумеется я помню,- с этими словами Фаларид достал из нагрудного кармана клочок бумаги, испачканной чем-то жёлтым,- Прости, но если бы бумага не стоила тут бешеных денег, то его давно стоило выбросить. Но пусть, лучше, он будет у меня. Так будет безопаснее. Хорошо? - Овэн неохотно кивнул,- А знаешь, почему бумага так много стоит? - получив отрицательный ответ Бул продолжил,- Не оружие, не медикаменты, а именно бумага! Местные считают, что наверху, в Шпилях, живут моосы! Они как сказочный чёрный дракон стерегут свои сокровища и спят на грудах богатств, но больше всего они ценят - бумагу! - Фаларид не сдержал смеха,- Представляешь? Местные верят, что её можно выменять у моосов на ману небесную! Именно поэтому она так дорого стоит. Но эта страшилка про моосов может стать нашим козырем. Среди местных мало кто лазает в Шпиле, а остальные боятся этого места. Так что у нас может появиться своего рода монополия.
  - Интересно, но как это поможет нам?
  - Шпили это источник богатства,- пояснил Бул,- Предметы вынесенные из них купит любой любитель редкостей, а такие найдутся на ковчегах. Вспомни, мы сами попали на землю из-за этого... - в голосе Була появились нотки грусти, но затем он снова стал рассудительным,- Однако Властители не станут помогать нам просто так, а значит нам нужно чем-то их привлечь. Если мы оставим здесь свой аванпост, то сможем обеспечить себе надёжный проход к Шпилям и со временем поставить промысел на поток! Тогда у нас появятся ресурсы, чтобы найти линкоры наших семей. Выходит одно из двух, либо мы находим передатчик в Шпилях, либо нам помогут выбраться другие ковчеги.
  - Но как ты свяжешься с ними? - спросил Овэн.
  Бул брезгливо поморщился и ответил: "Припоминаю я одну крысу, которая нас продала. Этот торгаш как-то связывался с покупателями, чтобы выменивать редкости. Думаю, теперь, когда наше положение упрочилось, мы сможем совершить к нему визит "вежливости".
  - Ты предлагаешь бросить всё и уйти?! - не выдержав выпалил Овэн,- Ещё одного перехода я точно не вынесу!
  - О нет, на этот раз мы хорошенько подготовимся и завершим наши дела здесь. В добавок, нам предстоит забраться куда выше чем обычно! Мы сделаем это племя нашим собственным ковчегом!
  Фаларид хотел закончить разговор на мажорной ноте, но в который раз, в голове у него помутнело,- крысиная зараза выходила из его организма нехотя, с боем. Бул поспешно приложился к стакану с мутным варевом Химика, и постепенно, внутри всё начало успокаиваться. Поморщившись он подождал пока голова проясниться. Вкус у "лекарств" нового знакомца был отвратительным и... Фаларид почувствовал в нём что-то ещё, что-то знакомое. Бул провёл языком по нёбу и проглотив остатки варева, распробовал его. Это был химический привкус синтетических лекарств! Такие делали на ковчегах, но откуда они могли взяться у кустарного умельца?! Кажется пришло время с ним о многом поговорить.

Глава 43

  - О босс, это ты! - обрадовался Химик и чуть было не завилял хвостом от радости, когда Бул с Овэном появились в его боксе. Заметив серьёзную мину на лице патрона Химик насторожился.
  - Нам нужно поговорить,- прямо с порога начал Бул и зашёл внутрь. Вслед за ним зашёл и Овэн,- Откуда ты взял то, варево, что дал мне?
  - Как откуда? - начал оправдываться собеседник,- Я его делаю! В натуре делаю!
  - Да,- легко согласился Фаларид и лукаво прищурился,- Но из чего-то ты его делаешь! Откуда ты берёшь ингредиенты?
  - Да я даже таких сложных слов не знаю! - ответил Химик, но прочитав выражение лица собеседника понял, что попытку отшутиться ему не засчитали,- Послушай, босс, всё что у нас есть, мы выкапываем из руин или же обмениваем у кого-то ещё, так ведь?
  - И у кого же ты выменял лекарства с ковчега? - не отступал Бул.
  - С какого ковчега?! - искренне удивился Химик,- Не, босс, зуб даю, не знаю я про ковчеги! Откуда?! Я же тут, а они в небе!
  - Живее рожай! - не выдержал Фаларид,- Я пока не услышал ответ на свой вопрос!
  - Ну, мы их... у моосов брали... - скомкано ответил Химик и с каждым произнесённым словом, его голос становился тише, словно он признавался в преступлении.
  - В это я точно не поверю,- угрюмо предупредил Бул,- Твои моосы должны жить в Шпилях, а сколько я там не был, в живую, ни одного не видел!
  - Правда, босс! Хоть убей это так... - развёл руками Химик,- Я не при деле был, всего не знаю, но Крун посылал в Шпили людей с грузом для них.
  - И что же они туда носили? - продолжал допытываться Бул.
  - Бумагу! - с ходу ответил Химик. От такого поворота мысли у Фаларида запутались. Несмотря на попытку увильнуть от ответа, Химик говорил уверенно, отчего складывалось впечатление, что он не врёт. Бул зашагал по боксу взад-вперёд и задумался,- Серьёзно босс! - продолжил собеседник,- Ты же в курсе, сколько она у нас стоит!
  - Да, но я не поверю в этот бред! Это не могут быть моосы! Почему именно они? Зачем, чёрт побери, им нужна бумага?! - на этот вопрос Химик снова развёл руками.
  Когда Хромой рассказывал "сказку" о моосах в Шпилях, Бул в душе смеялся, но слушал его. У проводника было много причуд и Фаларид считал байки о пришельцах одной из них. Теперь же он встретил ещё одного чудака, утверждающего о существовании моосов в Шпилях... Хотя для местных чудачество было нормой, - в чупакабру они же, тоже верят!
  - Чего же ты сразу этого не сказал, а юлить начал? - Бул не оставлял попыток поймать собеседника на лжи.
  - Кто же в таком признается? - невесело ответил Химик,- О моосах скверные истории ходят.
  Бул привык слышать мифы о моосах. Начиная тем, что они оставляют круги на полях и заканчивая тотальной слежкой за всеми людьми. От таких сказок пахло невежеством и паранойей. Но сейчас речь шла об утверждениях, которые имели доказательства и последствия. Лекарства же у Химика откуда-то появлялись? Жаль что нельзя было спросить у самого Круна. Бул, конечно, испытывал удовольствие оттого, что смог отправить своего недруга на тот свет, но сейчас бы, он пригодился и живым. А что если Химик просто врёт? Непохоже. Его положение не так радужно, он в живых только благодаря Булу и навлекать на себя его гнев, чистое самоубийство. Без заступничества патрона Химика растопчут.
  - Так ещё раз,- размышлял Фаларид, пытаясь собрать части этой головоломки,- Что известно о моосах? Есть море слухов, но верить им глупо. Есть два, с виду вменяемых, человека, которым не с руки врать, - это Храмой проводник и Химик. Первый, утверждает, что моосы находятся на верхних этажах Шпилей и якобы сам видел их. Второй, подтверждает его слова и их значение увеличивается от того, что оба источника не знакомы друг с другом. Если раньше в словах Хромого можно было усомниться, то теперь его байки начинают оживать. А что я видел сам? А из того, что я видел сам, можно выделить смерть Клайди. Надсмотрщики связывали её с моосами, но это может быть простым суеверием. Тело бедолаги сожгли на месте, словно чумного, а предсмертный припадок парня поднял всех на уши. Клайди был больным. Он трясся как эпилептик, да и в остальном был странным, - Бул прокручивал в голове события той ночи, когда погиб Клайди,- Но его взгляд. Тогда он был слишком... разумным для этого чокнутого! - Бул решил посоветоваться и спросил у стоявшего рядом Овэна,- Знаю, что это прозвучит глупо, но ты не замечал ничего необычного в поведении Клайди, в тот день когда его не стало?
  - Он сам по себе был необычным! - ответил Овэн и подумав добавил,- но его глаза мне запомнились. До сих пор мурашки пробирают, когда я вспоминаю, как он на мне повис.
  - Глаза... с золотым ободком,- повторил Бул,- а ещё запах. Хромой говорил, что так пахнет дурман моосов. Помнишь, когда мы впервые подцепили клеща в Шпиле? Мы ещё уходили от конкурентов и тогда встретились с этим туманом. У него был похожий запах.
  - Помню, - кивнул Овэн,- Хромой нам, ещё, в тот раз, про Префекта все уши прожужжал.
  Вся эта загадка дурно пахла и не вызывала доверия у Була. Чтобы пустить газ по трубам не обязательно быть мифическим пришельцем, но кем бы в реальности не оказался Префект, ресурсы у него были немалые, а ещё он отделял Фаларида от поставленной цели.
  Сказочный чёрный дракон вдруг ожил, ухмыльнулся и сел на груду сокровищ, среди которых был вожделенный передатчик!
  Поразмыслив Бул признал, что мог недооценить ситуацию. Однако, он не спешил ставить на первое место моосов. За двадцать лет пребывания здесь они ни разу не вступили в контакт. Ни один из мировых лидеров, ни толпы паломников, так и не увидели их. Хотя очень этого хотели и делали всё возможное, чтобы привлечь их внимание! Увы пришельцы оказались ещё теми затворниками.
  Если рассуждать здраво, то Шпили это местная достопримечательность. Важная, но только по местным меркам. Таких по миру должно быть разбросано сотни. Типичный город. Что может привлечь нелюдимого пришельца сюда, в этот уголок земли? Неужели бумага?! Но если даже и так, то почему именно сюда? Её что, нельзя добыть в другом месте?
  Эти вопросы пока оставались без ответа, а без них головоломка не складывалась. Тем не менее нужно было двигаться вперёд.В конце концов миф о моосах в Шпиле может быть лишь уловкой,- ширмой для кого-то очень умного и ушлого.

Глава 44

  - А где Авеста? - спросил Бул у Химика, перед уходом,- Она оставалась с тобой.
  - Ну вы же, крепкие парни,- быстрее оклемались, чем она. Хотя по чести сказать, девчонка тоже молодец. Посидела с нашатырём и дальше пошла!
  - С ней всё в порядке? - спросил Фаларид и в его голосе прозвучала угроза.
  - Разумеется! - заверил Химик,- Как о родной дочери заботился! Жива, здорова. Ни переломов, ни ушибов, пара синяков да и только. Ей больше понервничать пришлось, но в себя придёт это точно. Когда уходила, она сказала, что хочет воздухом подышать.
  Услышав это Фаларид кивнул и попрощался с Химиком. Вместе с Овэном он отправился искать Авесту. После разговора было много пищи для размышлений. Нужно было хорошенько всё обдумать, но перед этим найти Авесту. Друзья вышли во внутренний двор и нашли её там. Девушка стояла возле ящиков сложив руки на груди и смотрела на тела бунтарей. Те, в свою очередь, лежали, словно сломанные куклы, уставившись стеклянными глазами в небо.
  - Этот гад, конечно, сам напросился, но не слишком ли это? - буркнула девушка, когда к ней приблизились друзья.
  - Я сам этому не рад, - ответил Фаларид,- Но порядок должен быть, хоть мне и не по нраву крутые меры. Ребята у нас такие, - палец в рот не клади,- Авеста поёжилась от этих слов. Бул был отчасти прав, но от этого правда не становилась приятнее,- Пойдём отсюда, уже темнеет. Нужно готовиться у завтрашнему дню,- предложил Бул и взял Авесту за руку.
  В этот момент из тёмных боксом вытащили последний ящик и следивший за работой десятник спросил у Була:
  - Босс, что теперь делать с ящиками?
  - Ящик патронов поднимите наверх, ко мне. Туда же отнесёте ящик с провизией. Остальное занесёте назад.
  - Как назад?! - подавился десятник и выпучил глаза.
  - Руками! - рявкнул Бул,- Команды не обсуждают, а выполняют. Быстрее начнёте, быстрее закончите.
  Десятник не был рад такому приказу, но ведь не ему же таскать ящики! Придя к этому умозаключению, он передал команду остальным. Люди ворчали, были недовольны, но не перечили. Это Бул отметил особо. После бунта нужно было проверить бойцов и понять насколько они готовы подчиняться. Нужно было заставить их работать, даже если труд казался бессмысленным. Пока Фаларид был доволен результатом, а как проверить десятников он придумает позже.
  Тем не менее, перед сном нужно было завершить оставшиеся дела: проверить, кто, как и где разместился; переговорить с глазу на глаз с каждым десятником; раздать им указания и расставить часовых; обойти склад и лично убедиться, что команда была исполнена точно и правильно. Наконец-то, убедиться, что Хам надёжно связан и под охраной. Это нужно было успеть до заката, поэтому Бул отвёл Авесту в "покои главаря" и убедившись в её безопасности, оставил девушку на попечение Овэну, а сам отправился заканчивать дела.
  После ухода Була, Овэн расположился на одном из стульев, развязал вещь-мешок и достал оттуда свой паёк.
  - Будешь? - спросил он, протянув часть Авесте. Та неуверенно взяла предложенную еду и села рядом.
  - Ты в порядке? - спросил Овэн.
  Авеста кивнула и ответила:
  - Да, вполне.
  - Ты сегодня, какая-то тихая! - заметил Овэн.
  - Что значит тихая?! - возмутилась собеседница,- Ни каждый день мне приходиться под пулями бегать! - в девушке начала оживать привычная колкость. В какой-то мере это был хороший знак.
  - Я тоже рад, что всё закончилось! - подхватил Овэн, желаю уйти от назревающего спора, - Чертовски длинный день. Такой же длинный, как мой первый день на земле. Тогда столько бегать пришлось! Сначала от Икара, затем от мародёров...
  - Вы прилетели на Икаре? - с недоверием спросила Авеста, приподнятая бровь выдавала её интерес.
  - Нет, конечно, но он сбил наш челнок. Поэтому мы застряли тут. Когда мы с Булом решили осмотреть останки челнока, то наткнулись на мародёров. Как оказалось потом это был Хам со своими подручными.
  - Так у вас с ним давняя история! - оживилась Авеста. Хам ей не нравился, впрочем, как и большинству племени.
  - А как же? Бул ещё при первой встрече с Хамом дал ему в челюсть! - похвастался Овэн,- С тех пор у них особые отношения.
  Авеста рассмеялась и продолжила расспрашивать:
  - А что было потом?
  - Ну потом,- Овэн помедлил подбирая слова. Описывать все пережитые мытарства ему не хотелось,- Мы пытались достать рацию и попали сюда, вместе с Хамом,- Овэн вздохнул,- Правда, не все. По дороге мы лишились Клайди.
  - А это ещё кто? Он тоже с небес?
  - Нет, он такой же землянин, как и ты. Странный был парень, забитый и слабый. Не заслужил он такой конец. Его привёл с собой торговец у которого мы собирались купить подарок для моей сестры - она невеста Була.
  - Это невозможно! - Авеста внезапно вскочила, но потом так же внезапно села на место и надулась.
  - Да, это так, мы выбирали свадебный подарок для неё и тогда встретили малыша Клайди,- подтвердил Овэн,- Мир его праху.
  - У нас для слабых места нет,- с сожалением ответила Авеста, словно поставила на ком-то жирный крест,- Но расскажи лучше о ковчеге! - потребовала девушка и глаза её засияли.
  - В который раз ты просишь меня это сделать,- ответил Овэн почёсывая затылок,- С самого первого дня и до сегодняшнего момента. Ты не устала выпытывать?
  - Про это я слушать не устану! - ответила Авеста и устроилась поудобнее,- Этот свет я уже видела, а вот тот увидеть хочется! - на минуту в комнате повисло молчание и девушка покраснела, осознав двусмысленность сказанных слов.
  - Впервые вижу человека, который спешит на тот свет! - произнёс Овэн сдерживая смех.
  - Прекрати,- потребовала Авеста,- Ты прекрасно понимаешь, что я имела введу! - Овэн поймал себя на мысли о том, что, наверное, все местные представляют себе ковчег этаким загробным раем, куда они могут попасть,- Может когда-нибудь я там окажусь,- произнесла девушка и в добавок подумала: "С вашей помощью".
  - Всё может быть,- не стал расстраивать её Овэн. Сейчас он уже не знал, так ли хочет возвращаться домой. По крайней мере, на земле, должны были остаться фабрики, по производству конфет! А без этого лакомого кусочка возвращаться не хотелось... - Кстати, ты же знаешь окрестности? Может где-то рядом остались какие-нибудь заводы? - с надеждой спросил Овэн.
  - Не уходи от ответа, я хочу услышать про ковчег! - настаивала Авеста.
  - Ладно,- сдался Овэн,- Слушай!
  Овэну пришлось долго рассказывать о жизни на ковчеге, ибо девушка желала знать всё и в подробностях. Этот обмен историями уже давно стал своеобразным ритуалом. Авеста грезила небом, а друзьям по горло нужен был человек, сведущий в земных делах. Утолив своё любопытство девушка мечтательно задумалась. Предложенный паёк уже давно был съеден, а Овэн, наконец-то, смог перевести дух.
  - Ну так, всё таки,- начал Овэн, вспомнив о самом важном,- Ты не знаешь, в округе есть заводы или фабрики?
  - Нет,- без интереса ответила девушка, продолжая пребывать в мире фантазий,- Если что-то и есть, то только в Шпилях.
  - Шпилях... - эта мысли показалась Овэну интересной,- Чёрт, и как я сам об этом не подумал!
  - В Шпилях есть всё,- всё так же мечтательно ответила Авеста.
  - Может там и радиостанция есть?
  - Что это такое? - спросила девушка.
  - Ну, это такая вещь для связи на расстояние,- постарался объяснить Овэн,- Это передатчик, понимаешь?
  - Возможно, - задумалась девушка,- А зачем он тебе?
  - С его помощью можно связаться с ковчегом. Тогда бы нас могли вытащить отсюда.
  Глаза Авесты округлились.
  - С ковчегом?! Думаю я смогу вам помочь! - вид у девушки стал лукавым.
  - Чем же ты сможешь нам помочь? - спросил Овэн.
  - Не важно, но я иду с вами,- настаивала Авеста.
  - Ох уж, зря я об этом заговорил! - подумал Овэн и решил сменить тему,- Давно хотел спросить, а откуда у тебя такое имя - Авеста?
  - С дубу рухнул? - опешила девушка и категорически заявила,- Ты прекрасно знаешь, что такие вопросы не задают!
  И это было правдой, в племени никто не называл своё настоящее имя. Считалось, что человек знающий имя собеседника имеет над ним власть и может наслать порчу или сглаз. Поэтому настоящие имена берегли - прятали их под прозвищами и липовыми именами. У некоторых, особо беспокойных людей, было не одно, а несколько обманных имён.
   Исключением из этого правила были Овэн и Бул. У них были только свои собственные имена, что, с точки зрения большинства, было опрометчиво. Разумеется, ведь настоящее имя доверяли, только самым близким людям, а выпытывать чужое имя считалось недопустимым.
  Да, Овэн прекрасно знал об этом правиле и на него делал расчёт. Он хотел отвлечь девушку и у него это получилось. Правда, теперь нужно было увернуться от града упрёков!
  Тем временем Бул закончил обход и у него осталось последняя задача. Нужно было проверить насколько крепко связан Хам.

Глава 45

  Бул прошёл по тёмным коридорам мастерской и оказался в отдалённом боксе. Сопровождавший его Сивый кратко пояснил: "Мы его тут оставили" - и указал на дверь, закрывающую вход в бокс. Рядом с входом стояли караульные при оружии. Они молча кивнули приветствуя нового босса, после чего Фаларид спросил: "Он связан?" - и получив утвердительный ответ распорядился: "Откройте дверь".
  Его приказ был исполнен и в тесный, затхлый бокс проник свежий воздух. Бул шагнул вперёд, однако никто из присутствующих за ним не последовал. Хам хоть и был свергнут, но всё ещё вызывал страх в людях и Бул должен был, что-то с этим сделать. Он должен был обратить его на пользу.
  Войдя внутрь Фаларид закрыл за собой дверь и осветил бокс светом фонаря. В дальнем углу он увидел своего визави. Тот связанным сидел на ящике, голова его была опущена. В этот момент Булу показалось, что он снова вошёл в тёмную и вонючую дыру крысёныша-торгаша. В тот раз, вместо обещанного связного, его ждала засада устроенная Хамом. От этого воспоминания Бул поморщился и дал себе обещание, что в этот раз такого не произойдёт. Когда Фаларид подошёл ближе Хам заговорил.
   - Я слышал выстрелы снаружи. Кажется ты наводишь новые порядки в моих владениях? - услышав это Бул отметил, что стены в боксе глухие, эхо отлетает от них как мячик, а следовательно сам услышать выстрелы Хам не мог. Неужели у него нашлись сочувствующие? Ведь должен был кто-то его предупредить... Если это так, то это может осложнить дело, этого гада нужно будет отловить. Фаларид подошёл ближе к Хаму.
  - Мы бы могли помочь друг другу,- ответил Бул, усаживаясь на соседний ящик,- Ещё тогда, когда мы с Хромым вернулись из злополучной вылазки, я говорил тебе, что нам нужно оружие и что оно здесь есть. Ты не стал меня слушать и вот, что вышло, - он развёл руками,- Мы всё равно пришли сюда, вот только ты мог быть на коне.
  - Ты украл у меня победу! - зло ответил Хам.
  - Я её тебе дал, я и отнял, - парировал Бул,- Хотя бы сейчас, ты это должен понимать.
  - Не радуйся с нашими ребятами ты долго пировать не будешь.
  - Знаю,- спокойно ответил Бул.
  - Знаешь?
  - Именно поэтому я здесь. Мы нужны друг другу. Я умею добиваться своего. Оружие, как видишь, в наших руках. А ты умеешь держать остальных в повиновении,- Хам внимательно слушал собеседника, но по его лицу было трудно определить, что он думает,- Я предлагаю сделку! - услышав это Хам пренебрежительно фыркнул, но Бул продолжил,- Мне не нужно это племя и лавры местного лидера тоже. Я хочу вернуться домой в ковчег. Но для этого мне нужно влияние и ресурсы. И то и другое можно достать в Шпилях. Все же любят старые побрякушки? - заметил Бул и взглядом указал на висевший на шее Хама амулет. Тот был сделан из старого автомобильного значка, выполненного в виде заглавной буквы "Н".
  - А мне что с этого будет? - настороженно спросил Хам.
  - Возможность и дальше пинать всех остальных, а ещё в придачу, гору таких же побрякушек и долю со всего, что мы вытащим из Шпилей. Но не думай, что сможешь отнять это силой. Ты сам в Шпили ни за что не полезешь. Так что без меня дело накроется.
  - Это тебя не спасёт... - мрачно ответил собеседник.
  - И что тогда? Если тебя смог свалить я, то сможет и другой. Только он не будет таким щедрым. Так что жизнь ты закончишь лёжа мордой вниз в помойной яме. Я же предлагаю тебе большее, - целую жизнь. Так что подумай над этим. Времени у тебя есть до завтрашнего утра.
  Да, это был рискованный ход, но игра стоила свеч. Бул не мог одновременно вести группу в Шпили и руководить племенем. Нужен был кто-то, кто мог удерживать порядок в ежовых рукавицах. Альтернатив было мало. Любой десятник возжелает занять место Була и по возвращению из Шпиля, воткнёт ему нож в спину. Следовательно, им нельзя было доверять. Разумеется, что Фаларид не доверял и Хаму, но пока он будет грызться с десятниками, ни один из претендентов не будет достаточно силён, чтобы бросить вызов Булу. В этом была его логика. Оставалось придумать как надеть на Хама "намордник".
  Конечно, сейчас Хам примет предложение Була. Ему некуда деваться. Уж лучше опозоренный, но живой, чем гордый и мёртвый. Так что этот выбор предрешён. Ну а дальше... будет видно!
  Раздумывая Бул возвращался к друзьям и по дороге наткнулся на одного из бойцов. Тот тащил тяжёлый ящик. Завидев Була парень оживился и произнёс: "О босс, а я к тебе".
  - Что у тебя? - поинтересовался Фаларид.
  - Еда, как ты и велел. К тебе нёс, - ответил собеседник, демонстрируя содержание ящика. Внутри были консервы с тушёнкой и сгущёнкой, хлеб, крупа, а так же прочие продукты. На дне ящика лежала бутылка из светло-зелёного стекла. Внутри неё плескалась жидкость. Булу этот сосуд показалась знакомым. Достав её он чертыхнулся и подумал о превратности судьбы. Положив бутылку обратно Фаларид довольно кивнул и спросил:
  - Как тебя зовут, парень?
  - Мышью, кличут, - ответил собеседник. Бул принял из его рук ящик и достал оттуда две банки консервов.
  - Держи,- произнёс Фаларид протягивая Мыши банки. Тот отказываться не стал и быстро спрятал припасы за пазуху. Поблагодарил и был таков. Бул же забрал ящик и продолжил свой путь. Войдя в "покои" он увидел там Овэна и Авесту, те оживлённо спорили. Вернее, Авеста в чём-то упрекала Овэна, а тот пытался оправдаться. Прервав их разговор Фаларид зашёл внутрь и поставил ящик на стол.
  - Мне кажется, что сегодня был тяжёлый день! Почему бы нам не отдохнуть? - спросил он,- В меню не так много, зато без жареных грызунов! - с этими словами Бул начал выставлять консервы на стол.
  - А я бы сейчас перекусил! - радостно заметил Овэн и воспользовался возможностью ускользнуть из под руки Авесты,- Что тут у нас? Тушёнка? - Овэн немного поник разглядывая банку. Всё же есть на земле было, решительно, нечего! Как тут не заскучать по корабельной кухне? Однако, предложенные "яства" были куда лучше, чем обычный их рацион! Да и от Авесты куда-то деться нужно было. Поэтому Овэн добавил, - Отлично! Может тут ещё что есть? - заметив круглую, жестяную банку с бумажной, сине-белой этикеткой, Овэн приободрился,- О, сгущёнка! - радостно воскликнул он и прибрал к себе заветную банку,- А нож есть?
  - Подожди, у нас есть кое-что особое,- с этими словами Бул достал из ящика стеклянную бутылку,- Узнаёшь?
  Овэн присмотрелся и нахмурился. На донышке было выдавлена буква "Э" заключённая в окружность и надпись: "0,5 л, 2034г. Солнечногорский стекольный завод".
  - Да, чтоб тебя! - произнёс он в сердцах.
  Бул рассмеялся и заметил: "Вижу что узнаёшь! Ровно из-за такой же мы здесь оказались!"
  Однако Авеста не оценила этой шутки. Её словно, что-то кольнуло и она помрачнела.
  - Что с тобой? - спросил Бул.
  - Нет аппетита,- ответила девушка и развернувшись ушла в другую комнату.
  - Что тут было до моего прихода? - насторожился Бул и Овэн пересказал ему разговор о ковчеге и свадьбе. Фаларид бросил взгляд на злосчастную бутылку: "Вот оно что, - подумал он,- и правда, теперь хоть напейся... Придётся решать ещё одну головоломку".

Глава 46

  Следующий день прошёл в предгрозовом молчание. Авеста была не в духе, но несмотря на сгущающиеся тучи, нужно было возвращаться. Позволив бойцам разобрать несколько ящиков с оружием, Бул оставил часть из них для охраны захваченного аванпоста и приказал остальным идти назад к племени. Первую часть Фаларид оставил под рукой Сивого, а вторую повёл сам.
  Охотники несли с собой трофеи и радостную весть о победе. Часовой заметил их приближение и радостно замахал рукой. При виде часового бойцы стали свистеть и кричать, предчувствую близость дома. Часовой явно был удивлён происходящим и не понимал, что произошло. Он видел воинов племени, но вёл их не Хам. Поэтому он спустился со своего поста и скрылся в туннеле подземки.
  - По-моему, скоро все узнают о нашем возвращении, - догадался Овэн.
  - Да, наша слава, буквально бежит впереди нас! - ответил Бул и подмигнул товарищу.
  Отряд последовал за часовым и спустился вниз по тоннелю. В катакомбах метро уже поднялась суета.
  - Бык Фаворит, бык Фаворит вернулся! - возвестил Шут, как только увидел Була, и на его крик со всех концов начали сбегаться люди.
  - Фаворит? - недоумевали люди. Они встретили вернувшихся настороженными взглядами, словно ожидали дурную весть, но узнав о произошедших переменах вздохнули с облегчением.
  Люди были рады услышать, что кто-то будет смирять неуёмное буйство Хама. Но когда Фаларид рассказал о своём плане, то племя начало роптать. Шпили были гиблым местом и многие связывали с ними самые дурные знаки.
  - Что за честь - тревожить мёртвых? Зачем ворошить прошлое?! - спрашивали они,- Не лучше ли оставить всё в покое, всё как есть?
  Однако нашлись и те смельчаки кто одобрил план Фаларида. Такие видели в нём возможность урвать свой кусок. Ведь прибыль, от продажи принесённых из Шпилей диковинок, была способна не только окупиться, но и обеспечить всё племя. На это прямо указывал и сам Бул. Он настаивал:
  - Племя должно развиваться, оно должно расти и крепнуть! А как же мы поднимемся, если вокруг только выжженная пустошь? - спрашивал он,- Так пусть же мёртвое послужит благом для живых. Выстояв и вернув себе былое величие, мы почтим память павших лучше, чем эти скорбные руины. Разве вы не хотите жить как ваши отцы и деды, - в тепле и сытости городов? Разве желаете влачить жизнь, как крысы загнанные под землю? - так говорил он и многие слушали его, ибо была ещё жива память о мире, который существовал до прихода моосов,- Ты Рыжий, ты достаточно стар, чтобы помнить время когда город ещё жил. Неужели оно того не стоит? - спрашивал он и по щекам Рыжего ползли скупые слёзы. Да, он прекрасно помнил этот мир. Не самый лучший и честный, но мир где был достаток и покой.
  - Не только помню, но и вижу каждую ночь... - скупо ответил старик, вытирая слёзы.
  - А ты Хромой,- продолжал Бул,- ты тоже должен помнить как погибал этот город!
  - Что тебе нужно?! - огрызался проводник,- Я покинул Шпиль ещё ребёнком, вместе со своими родными. Теперь уже нет их на этой земле.
  - А хочешь, чтобы это место стало и твоей могилой? - внезапно встрял в разговор Шут.
  Хромой подался вперёд, желая проучить наглеца. Он искал Шута взглядом, но не находил его, а тем не менее заданный вопрос продолжал висеть в воздухе. Проводник нервничал, ему хотелось выплеснуть свой гнев и на этом покончить, но собравшиеся ждали ответа. Какое-то время проводник боролся с собой, а потом обессилив выдавил: "Нет"
  - Конечно же нет! - подхватил Бул,- Каждый из нас достоин большего, а значит другого пути попросту нету. Все мы потеряли кого-то с приходом моосов, но не должны наши потери стать напрасными! Мы поднимемся всем бедам на зло! - призывал он.
  Так на общем собрании решилась судьба племени. Спорили долго и упорно, а Шут всё поддакивал Булу и осмеивал его оппонентов. Мало кто мог по достоинству оценить помощь "юродивого простака". Он так или иначе подталкивал людей сделать нужный выбор и в конце концов, выбор был сделан - племя поддержало Була.
  Желая отметить это событие Фаларид приказал вскрыть ящики с провиантом и раздать половину людям, а из другой половины устроить пир. Это вызвало одобрение у собравшихся. Люди радовались и получив свою долю, спешили припрятать добро, а заодно разнести весть о щедрости нового вождя.
  - Фаворит? Фавор! Фавор! Фавор! - гудело в подземельях и Бул тогда ещё не знал, что вскоре, племя решит проявить к нему свою "заботу" и наградит этим именем, а оно пристанет к нему как банный лист. Не может же вождь так безрассудно щеголять своим настоящим именем! Впрочем эта же честь не минует и Овэна, но это будет в будущем.
  Когда же провиант был роздан, бойцы потащили трофейные ящики на склад. Вслед за ними увязались многие, остальные разошлись, обсуждая предстоящий пир.
  Когда все ушли Фаларид и Овэн остались одни. В этот момент Бул облегчённо выдохнул.
  - Теперь осталось только выслать отряд на поиски торгаша и дело в шляпе,- сказал он,- Надеюсь крысёныш не отдаст концы раньше времени.
  - А меня больше беспокоит Хам,- признал Овэн,- Не слишком ли опрометчиво мы поступаем? Он же будет мстить!
  В этих словах была доля истины. Один лишь человек не участвовал в собрании - Хам. Всю дорогу он был мрачнее тучи. Перед уходом с аванпоста, Бул приказал освободить его, но Хам тут же напал на своего "освободителя". Однако последний был к этому готов и потасовка не продлилась долго. Сломив сопротивление Хама Фаларид уложил здоровяка на землю. Бывший вождь был повержен второй раз и его отчаянная попытка вернуть своё место провалилась. Но могло ли это предотвратить новые нападения? Конечно, нет. Рано или поздно ему "наскучит" возиться с десятниками, что предали его.
  Тут Бул заметил, в углу станции, у самой стены, Шута. Он словно играл в классики прыгая по старой, почерневшей плитке и совсем не обращал на окружающих внимания.
  - Возможно, я знаю, что нужно делать,- задумавшись произнёс Фаларид, наблюдая за Шутом,- Этот малый нам поможет!
  Это решение серьёзно взволновало Овэна: "Уж не сошёл ли ты с ума?" - спросил он у друга. Однако Бул был твёрд в своём решении.
  - Что-то мне подсказывает, что он прекрасно с этим справиться,- произнёс он и про себя добавил,- Так же прекрасно, как справлялся с этой задачей и до нашего появления на земле.
  - А не проще ли прогнать Хама, куда-нибудь подальше? - предложил собеседник.
  - А если я хочу помочь ему стать лучше? - парировал Бул.
  - Это будет... благородно,- растерялся Овэн,- Но стоит ли оно того?
  - Жребий брошен, но я бы на твоём месте подумал о другом! - с улыбкой заметил Бул, чем заставил Овэна насторожиться,- Наш следующих шаг это подъём на верхние этажи Шпилей, а там лестниц уже нету. Вероятнее всего придётся лезть по стенам. Ты хорошо умеешь карабкаться?
  Овэн вспомнил, как они в компании Хромого, в первый раз в жизни поднимались на Шпиль. Им тогда пришлось рисковать жизнью, перебираясь по хлипкому канату. А ещё Овэн вспомнил, как он успешно сорвался с него вниз и чудом уцелел, а затем ему пришлось выбираться по узкому парапету на высоте нескольких десятков этажей. От таких воспоминаний у него закружилась голова.
  - Что ты задумал? - спросил Овэн.
  - Нужно раздобыть канаты покрепче, крепежи, кольца и кошки. В общем всё, что пригодиться для подъёма и начать тренироваться. Думаю, что в пригороде найдётся не мало подходящих мест.
  Услыхав эту идею Овэн занервничал.
  - Ты боишься? - искренне удивился Бул.
  - Не за себя, - ответил друг, - Тут такое дело... Кажется Авеста решила подниматься вместе с нами.
  От этих слов Фаларид помрачнел:
  - Надеюсь, ты ей ничего не обещал?!
  - Разумеется, нет! - ответил Овэн,- но не думаю, что её это остановит...
  - Значит ей об этом знать не нужно! - безапелляционно отрезал Фаларид и смягчившись добавил,- Ладно, это будет потом. Пойдём, нас наверное ждут. Людям нужен отдых, да и нам тоже!

Глава 47

  "Пир" получился на славу! Хотя его нельзя было сравнить с тем торжеством, какое любят устраивать на ковчегах. Однако, говяжьи консервы и настоящий хлеб тоже могут быть деликатесами, в особенности, когда каждый день ешь сверчков!
  Булу вспомнился приём на котором он познакомился с Овэном. Ностальгия была приятной, однако её омрачала мысль о браке. Там, на ковчеге, его ждёт невеста. Да, их брак основан на расчёте и призван укрепить связи между Властителями Сиракуз и Гале, но это не отменяют брака как такового. Эта мысль, досадной мошкой, крутилась перед Булом, мешая ему и портя настроение. Но что поделать?
  В этот вечер было сказано много лестных слов в адрес нового вождя, но это его не радовало. Тем не менее не всё из сказанного было лестью. Многие отметили, что Бул выгодно превосходит Хама. В отличии от последнего, он не отбирал то, что ему понравилось, а наоборот, делился с остальными.
  В этот вечер было сказано много лестных слов в адрес нового вождя, но это его не радовало. Тем не менее не всё из сказанного было лестью. Многие отметили, что Бул выгодно превосходит Хама. В отличии от последнего, он не отбирал то, что ему понравилось, а наоборот, делился со всеми.
  Поэтому, в конце, после того, как остальные сказали своё слово, вверх поднялся Рыжий. Он был одним из самых авторитетных людей в племени и многие его уважали. Рыжий ещё раз поблагодарил Була за его доброту и озвучил общее решение:
  - Мы хотим сделать тебе подарок, как новому вождю,- сказал он,- Негоже, чтобы у человека не было имени. Поэтому мы решили его тебе подарить! Пусть новое имя послужит тебе верой и правдой, Фавор.
  - Фавор! Фавор! Фавор! - радостно закричали собравшиеся.
  - Пусть защитит и скроет тебя от дурных слов и поступков,- продолжил Рыжий.
  - Фавор! Фавор! Фавор! - не унимались собравшиеся.
  - И пусть приведёт тебя к победе, Фавор!
  - Фавор! - пронёсся громогласный крик под сводами туннелей.
  - А ещё прими это,- Рыжий протянул новому вождю амулет, сделанный из старого автомобильного значка, выполненного в виде заглавной буквы "Н",- Он твой. Бул принял предложенный дар и надел нашею. Теперь он был полноправным вожаком племени и если раньше, кто-то мог в этом сомневаться, то теперь время сомнений прошло. Амулет показался Фалариду знакомым, но он не мог вспомнить где его видел. Однако это ничуть не омрачало радости победы.
  Тем временем Хам залёг на дно, но это отнюдь не значило, что его нужно выпускать из виду. Поэтому Бул передал его под "надзор" Шуту. Кто как не он, сможет проследить за опальным вожаком и ненавязчиво направить его на путь истинный? Шут остался доволен таким решением. Раньше Хам давал ему подзатыльники, а теперь он сам будет плясать под дудку Шута. Разве это не ирония? Или лучше сказать - месть?
  А пока Хам не решился действовать было время, для того, чтобы подготовиться к следующему этапу - впереди ждало большое восхождение!
  Для тренировок друзья выбрали несколько высоток на окраинах и начали испытывать на них свои умения. Карабкаться по стенам для них было не в новинку, но впереди ждали нешуточные испытания. Качка наверху была куда ощутимее, чем на земле, а часть этажей давно обвалилась. Поэтому найти там целую лестницу было сложно, а вот отвесных стен хватало...
  - Но это не должно нас остановить! - именно так думал Бул, преодолевая очередной подъём по веревке.
  За этим, с угрюмой гримасой на лице, наблюдал Хромой. Он иногда приходил проведать "тренировки", но никогда не участвовал в них. Друзья не возражали - должен же кто-то стоять начеку, пока они заняты. В конце концов проводник не выдержал и когда Бул в очередной раз спустился, он задал вопрос:
  - Ты знаешь, за что меня прозвали Хромым?
  - Напомни, - попросил Бул.
  - Во время вылазки я повредил ногу. С тех пор на верхние этажи я не забираюсь. Не хватает сил.
  - А в чём мораль?
  - Черти, что с вас взять... - посетовал Хромой,- Научиться забираться на трос - просто. Но там, куда ты собрался, этого троса нет. Тебе самому придётся затащить его наверх вместе с собой. Ты уже думал, как ты это сделаешь?
  - Пока нет,- признался Фаларид.
  - А стоило бы, - уверил проводник и невесело рассмеялся,- Иначе моё прозвище станет и твоим! Чем слушали, когда я вас учил? Так всё дело запорите, а я в него немало вложил!
  - Ну так зачем же сейчас останавливаться?! - ответил собеседник,- Ты говорил, что был наверху, а значит знаешь, что нас ждёт.
  Хромой задумался ибо в словах Фаларида был смысл. Сейчас уже было поздно отступать, а значит оставалось только идти вперёд.
  - Ну давай попробуем, подняться наверх я уже не смогу, а вот подсказать, есть что. Ты, например, ближе к середине восхождения свалишься вниз,- заверил проводник и добавил,- а всё потому что расходуешь много сил. Ты бойкий, но в этом деле это недостаток. Да и руки у вас обоих слабые.
  - Поясни,- попросил Бул.
  - Стены в Шпиле имеют не так уж много уступов. Даже с кошками и крючьями будет сложно. Ты можешь удержаться вон на том выступе? - Хромой указал на стену, из кладки которой, торчал кирпич. Впрочем "торчал" это сильно сказано - выступ был не больше пары сантиметров.
  - Он маловат для этого. На нём не удержишься,- дал своё заключение Бул.
  - Сначала попробуй, - предложил Хромой.
  - А чего пробовать? Тут и так всё ясно! Сам бы попробовал.
  - А тебе не будет стыдно, если хромой-старик тебя сделает? - поинтересовался проводник и расплылся в лукавой улыбке.
  Бул смерил собеседника взглядом, затем посмотрел на уступ и ещё раз оценил шансы.
  - Чую подвох... Но всё равно хочу на это посмотреть! - ответил он, после чего проводник подошёл к стене и осмотрев её, начал восхождение.
  Его пальцы проскальзывали между зазорами в кирпичной кладке и мёртвой хваткой цеплялись за них. Ногами проводник опирался на туже кладку. Несмотря на свою травму двигался он быстро и умело. Казалось, что Хромой идёт по земле, а не преодолевает вертикальную стену.
  Поднявшись на высоту второго этажа Хромой зацепился за указанный им уступ и повис на нём. Провисев десять секунд он не торопясь спустился вниз.
  - Лихо! - воскликнул подошедший Овэн,- Как это у тебя получилось?
  - Пальцы,- ответил проводник,- они должны быть сильными и цепкими, а голова с мозгами. Если ты неправильно встанешь или ухватишься, то быстро устанешь и свалишься вниз... а лететь со Шпиля долго.
  - Ты нам поможешь исправить этот недостаток? - поинтересовался Бул. Восхождение проводника впечатлило и его.
  - Думаю, что да... если халтурить не будете, как прежде! - это была хорошая новость, но другая новость ждала за поворотом. Где-то там притаилась Авеста. Она проследила за проводником, когда тот шёл сюда, а теперь наблюдала за происходящим и слышала произошедший разговор. Ей очень не понравилась, что её не пригласили участвовать в походе и недолго думая, она решила исправить ситуацию, а чтобы привлечь к себе внимание - стащить снаряжение.
  Пока все наблюдали за восхождением Хромого, она подобралась поближе к оставшимся без присмотра вещам. Первыми в её поле зрения попали альпинистские кошки. Они же стали первыми в её руках, но тут Авесту заметили, отчего девушка бросилась наутёк прихватив с собой добычу.
  - Стой, дура! - закричал Бул и погнался за ней,- Главное, чтобы мы нашли её раньше, чем неприятности! - подумал он, преследуя беглянку.
  Погоня завершилась в ближайшем переулке, где Авеста наткнулась на те самые неприятности, о которых подумал Бул. В лице неприятностей выступил одичавший мастифф. Авеста вылетела прямо перед ним, когда удирала от погони. Застигнутый врасплох пёс заметил девушку и бросился в её сторону, но та не успела отреагировать, за неё это сделал Фаларид.
   Догнав беглянку и увидев пса, Бул бросился к Авесте и повалил её на землю. Произошло это как раз в тот момент, когда мастифф изготовился для прыжка. Его огромная туша пронеслась над ними, но приземлившись, мастифф не стал затягивать нежданную встречу, а дал дёру, и скрылся за углом.
  - В последнее время от тебя одни проблемы, - посетовал Бул убедившись, что угроза миновала,- Надеюсь ты сама отдашь, то что забрала?
  - И не подумаю! - заявила девушка пытаясь вырваться из его рук.
  - Зачем они тебе сдались? - спросил Фаларид пытаясь отобрать у Авесты альпинистские кошки, - Что ты ими делать будешь?!
  - Я хочу помочь тебе! Я... я хочу попасть в Шпили!
  Бул невольно разжал руки, после чего Авеста вскочила на ноги и отошла от него на безопасное расстояние. Следом за ней с земли поднялся Фаларид. К этому моменту в переулке показались Овэн и Хромой. Увидев знакомую парочку они направились к ним.
  - Что? - переспросил Фаларид, пока друзья подходили ближе.
  - Тебе понадобиться проводник,- заверила Авеста,- Тот кто хорошо ориентируется. Старик говорил,- с этими словами девушка указала в сторону Хромого,- что Шпили похожи на большой лабиринт, как наши катакомбы, а я в ним отлично разбираюсь! Я смогу провести вас там.
  - Этого не будет! - отрезал Бул.
  - Но почему?! - удивилась Авеста и в глазах у ней появилось искреннее разочарование.
  - А ведь она права, - вставил Хромой,- Кто-то должен будет искать дорогу. Я же не смогу подняться наверх с вами.- После этих слов Фаларид послал проводнику недвусмысленный взгляд, словно желая прошить его насквозь. Однако Хромой даже не поморщился.
  - Вот, возьми,- обратилась к Булу Авеста протягивая снаряжение, которое она стащила,- Только возьмите меня с собой. Я хочу помочь.
  Что-то в этих словах настораживало Була, но была в них и доля истины.
  - Я подумаю,- ответил Фаларид,- Если ты сможешь пройти подготовку наравне с нами.

Глава 48

  Как не хотел Бул оставить Авесту на земле, а всё же взять её с собой пришлось. Однако, это был ещё не конец, а только начало. Не зря же Фаларид поставил ей условие. Он понимал, что девушка не сможет тягаться с остальными в силе и выносливости, а значит рано или поздно сдастся. Вот только у Авесты на это были свои счёты.
  Она не желала упускать свой шанс и несмотря на первые неудачи продолжала стараться. Вскоре у неё начало получаться и это отметил даже Хромой, а к тренировкам он подходил серьёзно.
  От рассвета и до заката ребята лазали, карабкались, качали мышцы и ходили по тонким доскам, чтобы научиться держать равновесие. Не отставала от них и Авеста.
  - Главное правильно поставить корпус и следить за центром тяжести. Чем ближе к стене, тем лучше! - поучал их Хромой в промежутках между восхождениями,- Чего сели? Вперёд, наверх! Не забывайте о движении. Правая нога, левая рука и наоборот. Оттолкнулся ногой и цепляешься рукой! Всё просто!
  Но на деле это получалось не сразу. За время обучения у всех было не одно падение. Слава богу тренировались со страховкой. Это не позволяло сломать шею, но количество синяков не уменьшало. Смотря на усердие, с которым занимается Авеста, Бул не раз порывался подойти к ней и помочь, но всякий раз останавливал себя.
  - Ей лучше остаться на земле и не лезть в Шпили,- думал он, в надежде на то, что она отступит. Однако она шла вперёд и это одновременно вызывало у Фаларида восхищение и тревогу, - Зачем это ей? - недоумевал он.
  - Она так упорно лезет вверх! Кажется, она там что-то забыла? - пошутил как-то Овэн, глядя на то, как рьяно Авеста поднимается на стену,- Ты там ничего не оставлял?
  - Надеюсь она не расшибётся,- только и ответил Бул, напряжённо наблюдая за её продвижением. И каждый раз, когда она спускалась, он с облегчением выдыхал, - А пения Шпилей ты не боишься? - как-то раз спросил Фаларид, когда Авеста оказалась внизу,- Там наверху страшновато!
  - Нет, не боюсь,- ответила девушка и сверкнула взглядом,- Я ведь, даже, тебя не побоялась!
  В такие моменты Бул злился и подумывал над тем, чтобы подставить ей подножку. Не столько ради мести, сколько ради того, чтобы остановить спутницу... для её же блага!
  А тем временем Шут продолжал наблюдать за Хамом и докладывать об этом Булу. Однако это не могло успокоить бойцов. Многие прекрасно понимали, насколько хорошая память у Хама, а стало быть,- никто не забыт и ничто не забыто! Поэтому многие боялись его мести. Но это было лишь на руку Булу, страх подталкивал многий бойцов примкнуть к Фалариду.
  Убедившись в благополучии момента, Бул направил делегацию "послов" к Крысе. Торгаша нашли быстро и доставили его к вождю. Перепуганный карлик дрожал всю дорогу, не подозревая зачем его куда-то тащат. Когда же он увидел Була, то челюсть у него отвисла.
  - Не ожидал меня увидеть! - догадался Бул,- А вот я, рад нашей встрече!
  Челюсть у торгаша зашевелилась. Он с минуту жевал воздух силясь что-нибудь произнести, но у него ничего не получалось. Наконец торгаш проглотил ком в горле и заговорил:
  - Мой дорогой друг, как я рад нашей встрече! Даже не думал тебя увидеть, но тем не менее, я каждый день молил бога о твоём здоровье! Рад, что он услышал мои мольбы,- в голосе у Крысы звучали истерические нотки, а глаза были круглыми как блюдца, но это не мешало ему натянуть на морду улыбку, от уха и до уха. В совокупности это выглядело комично и немного жутковато.
   - А как я рад нашей встрече! - ответил Бул, особо выделив слово рад,- Послушай, ты, кажется, задолжал мне, и похоже, что целую голову! - при этих словах Крыса втянул голову в плечи,- Но я знаю, как решить этот вопрос. Мне нужна помощь,- голова торгаша потянулась вверх, а глаза сузились до нормального размера,- Ты знаешь, как связаться с ковчегом?
  Торгаш подался вперёд и осёкся:
  - И да и нет,- ответил он подумав. Бул приподнял вверх бровь и Крысёныш поспешно пояснил,- У нас нет прямой связи с небесами. Есть место, где люди с ковчегов оставляют послания и заказы. В них они указывают, что хотят и когда прибудут для заключения сделки. Те, кто желают выполнить заказ, приходят в назначенное время к месту встречи. Там они обговаривают условия и детали. После чего расходятся.
  - Но ты же знаешь, где находиться место, в котором оставляют заказы? - не унимался Бул. Торгаш торопливо кивнул и Фаларид продолжил,- Ты покажешь его нам и не дай бог обманешь... - голос Була не скрывал угрозы, впрочем её не требовалось. Торгаш уже смекнул, что сейчас лучше не рыпаться.
  - Конечно, господин! С радостью! - ответил торгаш, чуть ли не завиляв хвостом.
  - Это хорошо, если всё пройдёт гладко, то ты не только спасёшь свою голову, но и обогатишься. Мне понадобиться скупщик,- уши торгаша встали торчком, он почувствовал наживу.
  - Это будет взаимовыгодное дело! - произнёс он потирая руки.

Глава 49

  Почувствовав выгоду Крыса сразу пошёл на контакт и сделал всё, что от него требовалось. В результате Бул узнал где находиться место встречи. Поход туда занял неделю, но куш был достойным. Если то, что говорил торгаш правда, то спасение для Овэна и Була было близко.
  Пустоши, в отдалении от Шпилей и больших поселений, напоминают дикий лес. Там, где когда-то были люди, сейчас правила природа. За тридцать лет она успела отвоевать у людей многое. Асфальт потрескался и покрылся травой, стены заросли плющом и мхом, а везде, где хватало места, росли деревья и кустарники. Кое-где человеческий мир ещё сопротивлялся этому нашествию и давал о себе знать.
  То там, то тут, над кронами деревьев возвышались старые рекламные плакаты с призывами: "Каждому лимон - кредит на миллион!" или "Будущее зависит от тебя, бери от жизни всё".
  Особо среди плакатов выделялся один с надписью: "Нам всё равно!" Если постараться, то на нём можно было рассмотреть выцветшие буквы "не", но без них плакат с приторно радостными лицами смотрелся даже лучше.
  В этой глуши была своя первозданная красота, но друзья шли сюда не пейзажами любоваться. Отдельным недостатком было то, что в качестве проводника, пришлось тащить с собой торгаша.
  - Нам долго ещё топать через эти заросли? - поинтересовалась Авеста, когда закончился пятый час пути. Её, как подземного жителя, раздражала непривычная обстановка и вездесущие комары, но отказаться от этой вылазки она не могла. Желание, по итогам этих приключений, оказаться на ковчеге, было сильнее, чем неудобства.
  Дорога началась на окраинах Шпилей и двинулась на запад. Поначалу они шли по старому, разбитому шоссе, но потом свернули и углубились в глушь. В какой-то момент дорога пошла под уклон и идти стало ещё труднее.
  В пути они были не первый день, а торгаш всё таскал группу по зарослям. Так что у многих появились подозрения о том, что Крыса заблудился. Но другого проводника здесь не было.
  - Я знаю дорогу,- твердил торгаш,- Когда надо, остановимся.
  Этот ответ никого не радовал, но группа продолжала идти вперёд. Потом дорога начала резко уходить вверх и тогда торгаш остановился. Он выбрал самое высокое дерево и потребовал от Овэна:
  - Ты - лезь наверх! Нам нужно посмотреть, что есть в округе.
  - То есть, ты всё таки заблудился! - злобно выпалила Авеста.
  - С чего бы это мне туда лезть?! - возмутился Овэн.
  - Мы должны быть уже близко. Кому сказано, полезай наверх! Вы, "кузнечики", умеете высоко забираться, - настаивал торгаш.
  - Тебе надо, ты и лезь, - вкрадчиво заметил Бул,- Давай, отрабатывай свою долю!
  Торгаш сверкнул на Була яростным взглядом, но тут же изменил выражение лица, сделав его более приветливым. Пробурчав что-то себе под нос, он нехотя подобрался к дереву. Пока торгаш поднимался наверх Авеста не стесняясь отпускала в его адрес колкости.
  - Ну кто же так ноги ставит? Как корова на льду! Не сверни себе шею на обратном пути! - ехидничала она.
  Но в какой-то момент сверху раздалось встревоженное: "О!", и после этого листва на дереве пришла в движение, словно кто-то падал. Шум нарастал пока внизу не появился торгаш. Вид у него был потрёпанный. Он явно спешил из-за чего Авеста не удержалась от комментария: "Ты решил за ветки рёбрами держаться?"
  Торгаш уделил её всего секунду своего внимания, чтобы бросить взгляд исподлобья и тут же отвернулся, обратившись к Булу: "Мы совсем рядом. Нужное место уже видно на горизонте!"
  - Чего же мы ждём? - спросил Бул,- Скорее туда!
  Торгаш почесал подбородок и сбивчиво ответил:
  - Сейчас, туда лучше не соваться. Там... в общем... на закате моосы могут появиться.
  - Ты мне зубы-то не заговаривай... - пригрозил Фаларид.
  - У нас примета есть такая: на закате моосы оживляются. Поэтому до захода солнца лучше сидеть ниже травы и тише воды. Не веришь, иди вперёд, а только один челнок ты уже потерял,- буркнул Крыса.
  При воспоминании о первой встречи с Крысой, Булу стало тошно. Да, тогда они потеряли челнок и это привело к началу их с Овэном мытарств на земле, но стоит ли доверять Крысе? Торгаш был не самым чистоплотным и честным спутником. То как он обращался с окружающими и вёл дела заслуживало порицания.
  Бул не забыл о том, что торговец пытался под видом редкого товара всучить ему шлак.
  "Настоящее чудо! - уверял Крыса,- Артефакт привезли с другого конца света. Клеймо великих мастеров, защитные заклинания, призванные сохранить сосуд..."
  - А в итоге, точно такую же склянку, мы нашли, после того как взяли аванпост головорезов,- отметил про себя Бул,- Тоже мне редкость!
  Стоит ли упоминать о том, что этот самый гад продал Овэна и Була при первой же возможности? И кому продал, - Хаму!
  Кроме этого за Крысой числились и другие прегрешения, в число которых входила ложь и вытирание ног о других людей. Манера обращения Крысы с Клайди было тому подтверждением. Впрочем, именно из-за этих качеств торгаш и получил от Була своё имя - Крыса!
  Обдумав всё Фаларид произнёс: "Как же меня бесят эти предрассудки! А молоко от моосов не киснет?"
  - А я не проверял... - растерялся торгаш и округлил глаза,- А что, правда киснет? - искренне поинтересовался он.
  - Тфу, на тебя! - не выдержал Фаларид и успокоившись добавил,- Ладно, можем остановиться, но тогда нам нужно искать укрытие.
  - Это как раз не проблема! - заверил торгаш,- Идём, я знаю дорогу! - после этих словах присутствующие тяжело вздохнули, однако Крыса на удивление быстро нашёл убежище. Им оказались руины двухэтажного кирпичного дома. Крыша на втором этаже обвалилась, тем не менее, на первом этаже перекрытия остались целы. Это позволяло скоротать там какое-то время,- Я использую это место как перевалочный пункт,- пояснил торгаш,- Тут есть тайник, пройду его проверю. Располагайтесь.
  - Овэн, проводи пожалуйста нашего проводника,- настоял Бул,- Вдруг он потеряется.
  Торгаш состроил обиженную мину, словно Фаларид оскорбил его лучшие чувства, а затем нарочито медленно повёл Овэна вглубь дома, демонстрируя ему каждый встречный камень. Овэну эта экскурсия не нравилась, но от Крысы он не отставал,- мало ли что прячет торгаш. Тем временем Бул с Авестой осмотрелись. Убедившись, что в доме нет рутины они начали обустраиваться.
  Дом был небольшим. Всего пару комнат. Внутри было тихо и пусто. На полу валялись остатки металлической и пластиковой утвари. Дерево давно сгнило. Сквозь пол пробивались слабые ростки, а по стенам расползлась плесень. Под потолком висели белые кружева паутины. Стекло в окнах сняли предприимчивые ходоки.
  Наличие "живности" несколько успокоило Була, - рутина пожирала всё на своё пути, оставляя только голое место. Если внутри были насекомые, то это свидетельствовало об отсутствии угрозы. Несмотря на это Фаларид дважды обошёл все углы и тщательно проверил их. Пока Бул осматривал дом изнутри, Авеста выглянула наружу и собрала хворост. Когда он вернулся его уже ждало тёплое место у костра. Вскоре возвратились и остальные члены группы.
  Торгаш не обманул. У него действительно был тайник с припасами. Кроме прочего, оттуда он притащил и бурдюк с "вином". Таким же он потчевал Овэна, когда он с Булам прибыл на поиски свадебного подарка. Но в этот раз господин посол отказался участвовать в дегустации этой бурды.
  Получив от Овэна отрицательный ответ Крыса хитро прищурился и произнёс: "Очень жаль, а я надеялся, что ты присоединишься! Придётся пить в одиночку". Не предолгая напиток кому-либо ещё он приложился к бурдюку.
  Бул смерил наглеца взглядом и невозмутимо извлёк из своего мешка банку консервов. Крыса проводил её взглядом и чуть было не подавился: "Ты хоть понимаешь, что их на земле уже не делают?" - поинтересовался он.
  - Знаю, но есть то хочется! - усмехнулся Бул и достал ещё две банки. Их он предложил Овэну и Авесте. От увиденного Крыса насупился и отсел в дальний угол. Правда без него у костра стало уютнее.
  После ужина решили, кому первым стоять на страже. Добровольцем вызвался Бул. Он расположился у выхода, так чтобы его было сложно заметить снаружи и стал наблюдать. В ночи пели кузнечики и мелкий птицы. В дверном проёме сияли звёзды, отчего тот казался входом в другую вселенную. Внезапно одна из звёздочек сорвалась со своего места и устремилась вниз, оставив после себя яркий росчерк на небе. Вскоре за ней последовала ещё одна.
  - Красиво, правда? - шёпотом спросила Авеста.
  Бул оторвался он дверного проёма и перевёл взгляд на девушку. Та сидела рядом с заворожённым взглядом.
  - Ты выспишься? - спросил он так же тихо.
  - В тоннелях такое не увидишь,- ответила Авеста продолжая наблюдать за звездопадом. Глаза её были скрыты ночной мглой, но Бул был готов поспорить, что они блестели от любопытства. Именно это качество отличало девушку от многих остальных,- Ради такого можно немного подождать со сном.
  - Главное завтра не спать по дороге,- заметил Фаларид,- Нам пригодятся твои умения,- он помедлил и с лёгкой улыбкой добавил,- Штурман.
  - Кто? - насторожилась девушка,- Опять ты ругаешься?
  - Нет, это должность на корабле. Так называют человека, который отвечает за навигацию,- попытался объяснить Бул,- Очень почётная должность,- заметил он.
  - Правда? - мечтательный взгляд девушки оторвался от неба и переместился на собеседника.
  - Это не звёзды,- заплетающимся языком произнёс Крыса, ворочаясь в своём углу,- Это икары. Они падают на землю,- пояснил он.
  - Умеешь ты момент испортить,- прыснула в его стороны девушка,- Я уже мечтать начала... - на это Крыса лишь довольно гоготнул и перевернулся на другой бок.
  - Что-то мне подсказывает, что он знает больше, чем говорит,- подумал Бул.

Глава 50

  Авеста ушла спать, обескураженная таким наглым вмешательством. Остаток ночи прошёл в тишине и только падали с неба "звёзды".
  Это зрелище не давало Булу покоя. Скверное чувство грызло его изнутри и он пытался понять что это. Вроде и чужой мир, мир наполненный невежеством и грязью, а что-то внутри протестовало, когда на этот мир беспрепятственно падали икары. А может земля уже не принадлежала людям? Может у неё новый хозяин? Эта мысль беспокоила Була. Когда-то земля была его домом.
  Он достал из нагрудного кармана сложенные вчетверо листки бумаги. Бумага ценилась на вес золота и поэтому Фаларид хранил её на чёрный день. Но сейчас он пытался осилить загадку и понять зачем она нужна моосам? Что такого в ней есть? Ведь деревья остались и бумагу можно производить в промышленных масштабах, однако ни одного производства на земле нет. И почему-то Бул был уверен, что любой, кто решит его возродить очень скоро откажется от этой идеи. По какой-то причине моосы сами не производили бумагу и другим не давали.
  Фаларид развернул один из листков это был рисунок найденный в детской комнате в Шпиле. Вместе с ним лежал набор карандашей. Это был хороший улов,- карандаши они до сих пор использовали для того, что бы помечать направление в лабиринтах Шпилей.
  Рисунок был детским и изображал семью на фоне дома. Краски на листе бумаги выцвели и стёрлись, превратив нарисованных человечков в едва различимые силуэты. Они были словно подёрнуты дымкой. Они исчезали... Как исчез и старый мир.
  Рисунок приковал к себе внимание Була. В какой-то момент ему захотелось взять карандаш и дорисовать картинку. Обвести контуры человечков, сделав их такими какими они должны быть. Но он был на посту и отвлекаться было чревато. Поэтому он убрал рисунок в карман.
  В руках у него остался лишь старый клочок бумаги, завещанный Клайди. А ведь этот малый что-то знал! Жаль что он не успел рассказать этого перед смертью. Возможно потом, сопоставив все части, Бул сможет осилить эту загадку, но не сейчас. У став от напряжения он спрятал бумагу в карман и вернулся к караулу.
  Под утро Була сменил Овэн. Однако, короткий сон не смог разогнать тревожные мысли и принести Фалариду покой.
  Утром, группа собирала вещи, чтобы продолжить путь и тогда Фаларид спросил у Крысы:
  - Почему ты думаешь, что это были икары?
  - Ночью? - переспросил торгаш, продолжая рыться в своих вещах,- А что ещё может падать с неба на землю?!
  - У этого должна быть цель,- заметил Бул.
  - Откуда я знаю?! - лениво отмахнулся торгаш. Он прибывал в благом расположении духа и у него не было желания спорить,- Но точно знаю, что сегодня мы можем сорвать куш! Если повезёт, то по дороге мы найдём пару упавших икаров.
  - Жуть какая! - отозвался Овэн и поёжился,- На какой они тебе надо?
  - Они как консервы,- пояснил Крыса,- Главное знать как вскрыть,- заметив недоумевающие взгляды парней он добавил,- Это еда и очень хорошая.
  - Вскрывать бомбу, чтобы пообедать,- подумал Бул и постарался себе это представить,- Пожалуй это слишком,- решил Фаларид и произнёс,- На ней же можно подорваться.
  - Я же сказал, что надо знать, как их вскрывать,- небрежно заметил Крыса, словно это было сущим пустяком,- Ну да, если перестараться можем немного бухнуть.
  - А ты это ел? - собравшись с духом спросил Овэн.
  - Конечно,- ответил торгаш,- Вкус не очень, но зато питательно. Одним икаром можно кормиться три-четыре месяца! - тут желудок у господина посла не выдержал. Видно фантазия у него была лучше, чем у Була. Овэн вылетел наружу и скрылся из виду.
  - Пожалуй я с ним соглашусь,- произнёс Бул проводив взглядом Овэна,- Отвратительно!
  - А ты предпочитаешь, в голодный год, себе подобных жрать? - съязвил Крыса,- Угораздило связаться с чистоплюями... Подъём, пора идти! - ответил он и двинулся к выходу,- Думаю, твой друг нас нагонит.
  Бул перевёл взгляд на Авесту в ожидании того, что она скажет, но девушка загадочно молчала. Заметив внимание Фаларида она поспешила к выходу.
  - А ты их ела? - спросил Бул остановив её у входа. Девушка осторожно кивнула,- Ты понимаешь, что это может быть опасно?!
  - Но ведь никто не умер,- парировала она.
  Фаларид вспомнил падение икара на их челнок и смерил девушку взглядом. Пока Бул думал, из-за кустов вышел Овэн и присоединился к ним.
  - А у нас с икарами общение не заладилось,- Бул взглянул на друга. Тот махнул рукой давая понять, что он в порядке и тогда Фларид продолжил,- Один из них упал на наш челнок.
  - Знаю Фавор, Овэн рассказывал,- ответила девушка и выскользнула за дверь. Друзья последовали за ней, - А я так и не поняла, он что, специально на вас свалился? - поинтересовалась Авеста догоняя торгаша. Ей хотелось избежать неприятного внимания и этот вопрос пришёлся как нельзя кстати.
  - Я тоже над этим думал... всю ночь,- невесело произнёс Бул, - Если он сделал это намеренно, то всё предстаёт в ином свете,- тут Фаларида осенило, - Эй, ты ведь знал, что икар упадёт! - закричал от на идущего впереди торгаша.
  - Темнело, - огрызнулся Крыса,- Я понимал, что икар может упасть, но я не подозревал, что он свалиться к нам на голову.
  - На следующий раз: если будешь знать, что-то наперёд, то лучше скажи об этом сразу. Хорошо? Иначе я пристрелю тебя! - не выдержал Бул.
  - По моему ты слишком часто задаёшь себе вопросы. Я, например, даже немного рада этому стечению обстоятельств. Благодаря нему ты здесь,- девушка улыбнулась.
  - "Зачем", это очень важный вопрос,- пояснил Бул,- На первый взгляд их действия кажутся бессмысленными... Мы чего-то в них не понимаем. Вот скажи мне, зачем бомбить разрушенную планету, где никто не сопротивляется? - в ответ Авеста лишь пожала плечами,- Вот! А я хочу знать своего противника или того, кто скрывается под его маской. В конце концов мы можем столкнуться с ним лицом к лицу в Шпилях.
  Идущий позади всех Овэн поднял взгляд и собирался ответить Булу, но осёкся, заметив что-то впереди. Он остановился раскрыв рот: "А это что?" Присутствовавшие разом посмотрели вперёд, а там было нечто приметное.
  Величественный монумент прошлого, чёрной громадиной из стекла и бетона, возвышался над кронами деревьев, но время не сжалилось над ним. Он обветшал и зарос зеленью. Выцветшие от дождей краски превратились в грязно-серые пятна, а окна потускнели и покрылись толстым слоем пыли. Однако на лицевой стороне до сих пор красовалась огромная, во всю стену, растяжка. На ней, как на орденской ленте висели разноцветные плакаты.
  - Ого, это что гербы?! - спросил Овэн разглядывая непривычные знаки,- Это чей-то замок?
  - Да, семей Додж, Мак-н-Дональдс, сан-н-сунг и прочих! - злорадное хихиканье торгаша выдавало его злорадство,- Нет, конечно! Это реклама,- невозмутимо ответил собеседник, но в итоге не смог сдержать улыбку,- Хотя в чём-то ты прав. Можно сказать, что это замок,- он противно рассмеялся,- Замок алчности. Когда-то тут был торговый центр! Вывески до сих пор на фасаде торчат.
  Овэн смутился:
  - Тут торговали? - переспросил он, не поверив словам спутника,- Не подумал бы, что на это могли отвести такую громадину. В нём метров сто, а то и больше!
  - На земле, до прихода моосов, на другое денег не тратили,- пояснил Крыса,- Зачем тратить деньги на глупости? Их нужно вкладывать в дело!
  - Ты говоришь об этом прошлом, словно оно было раем! Я один вижу здесь иронию? - спросил Бул и заметил,- Оригинальная идея, устраивать место встречи с продавцами в старом торговом центре!
  На вопрос Була торгаш только пожал плечами и ответил вопросом на вопрос:
  - А жителей неба не мучает ностальгия?
  - Не могу сказать, но вопрос хороший,- Бул задумался: "Возможно, нам и стоило бы вернуться на землю... Вот, только куда!"
  Тут были свои плюсы, ну и минусы тоже. Уходя, жители небес оставили грешную землю на поживу неведомому, но всесильному врагу. Чтобы вернуться назад его нужно победить. Но как сделать то, что не удалось сделать всей "королевской рати" верхом на ядерном коне? Этот вопрос был не по зубам Булу, но в конце - концов, если бы эта идея не была столь привлекательной, то Фаларид не думал бы об ней. Тратить время на пустые затеи он не привык.

Глава 51

  - Что нас ждёт внутри? - спросил Бул.
  - Это людное место. Тут всегда кто-то есть. Так что смотрите в оба,- ответил торгаш и повёл группу к входу.
  - Тут нет охраны,- заметил Фаларид,- Такое место должно быть важным и желающих его занять должно быть много.
  - Мно-о-го! - заверил провожатый,- Их было столько, что и не пересчитать.
  - И?
  - И теперь эти ребята сторожат вход! - они только вошли под свод торговых залов, как тут же в нос ударил резкий запах. Входящих встречали десятки застывших взглядов - вдоль входа, в два ряда, были вбиты в пол обрезки арматуры. На вершине каждого была насажена голова, обращённая к гостю,- Тут сходятся интересы слишком многих,- пояснил Крыса,- Пытаться занять это место, значит стать всеобщим врагом.
  - Так посмотришь и Хам уже не кажется такой сволочью,- подумал Бул и спросил,- Но кто же здесь всем заправляет?
  - Ближний,- ответил Крыса,- Только заправляет это не то слово. Он следит, чтобы люди порядок блюли, чтобы чисто было и не мусорили,- важно заметил торгаш.
  Бул обвёл взглядом заваленный старьём зал и усмехнулся. У местных обитателей было специфическое понимание слова "чистота". Впрочем это касалось не только их, но и всех жителей земли.
  Тем временем торговец продолжил свой рассказ:
  - Он хранит это место. Занимается уборкой. Иногда его используют для передачи особых посланий. Тех, что нельзя разглашать остальным. Он что-то вроде талисмана этого места.
  - Я так понимаю, что нам к нему,- подвёл итог Фаларид и Крыса кивнул.
  - Да... дойти бы только... - произнёс торгаш и повёл группу дальше. Что-то было в его голосе такого, что настораживало. Кажется он снова недоговаривал.
  - Не думал, что уборка может принести такое влияние... - засомневался Бул, проходя мимо "привратников".
  - Все любят чистоту! - заверил торгаш,- У нас это многого стоит.
  - Пожалуй, в этом что-то есть, - как-то неуверенно согласился Овэн.
  Тут было сложно спорить. Сидя в сырых и грязных катакомбах начинаешь мечтать о простых вещах, например о тёплой ванне, бритве или чистой одежде! И то и другое можно было найти здесь.
  Торговый центр представлял собой ряд вытянутых залов соединенных переходами. Раньше в каждом зале, вдоль стен, располагались вереницы магазинов. Их содержимое давно растащили и помещения не использовали по назначению.
  Однако, свято место пусто не бывает и в бывших магазинах теперь жили люди. Каждый "магазин" имел с десяток постояльцев. Большинство были приезжими и снимали тут "апартаменты", в которые были переделаны магазины. Обилие людей превращало торговый центр в нечто среднее между постоялым двором и общежитием.
  Сюда стекались искатели наживы из окрестных земель. Ведь каждый заказ давал шанс получить взамен что-нибудь ценное. Что-то, чего нельзя было раздобыть на земле.
  Несмотря на частые стычки между постояльцами, это место было "оазисом благополучия". Так любил называть его Ближний. В каком-то смысле, он был прав. По сравнению с окрестностями, тут было электричество, тепло и даже действующий водопровод!
  В конце вытянутого зала располагалось большое табло. Раньше на нём транслировали рекламу, а теперь тусклые буквы возвещали о возможной наживе: "Разыскиваются редчайшие артефакты - стол красное дерево, часы настенные, лампочки. Нашедшему достойное вознаграждение!" Тут же можно было увидеть и такое объявление: "Разыскивается шоколад "Аленка" и сгущёнка в банках из домооских запасов! Обмен 1 шт. на 100!" Подобными объявлениями пестрило всё табло.
  - И это может столько стоить?! - изумился Овэн.
  - Ну да, запасы, что были сделаны до прихода моосов дорого ценятся,- подтвердил торгаш,- Всё что было сделано в старом мире можно выгодно продать. На это всегда есть спрос на небесах.
  Сердце Овэна заликовало. Раз есть шоколад, значит остались и места где его делали! А это значит, что там же есть и конфеты!
  Если кто-нибудь знал бы, отчего так довольно ухмыляется Овэн, то он бы покрутил пальцем у виска. Впрочем каждый имеет свои заморочки, а так же право на маленькое безумие!
  Пробираясь сквозь снующих туда-сюда людей, группа подошла к табло. За ним начиналось столпотворение. Толпа людей забила собой лестницу на второй этаж. Все недовольно переминались с ноги на ногу ожидая чего-то.
  - Блин, не успели, - подвёл неутешительный итог Крыса,- Теперь придётся ждать в очереди.
  - Этим людям больше делать нечего, кроме как в очереди стоять? - спросил Бул.
  - Что ты понимаешь? Это древний ритуал! Традиция! Раньше традициям уделяли большее значение,- ответил торгаш.
  - Послушай, ты же должен был до прихода моосов родиться... - закатил глаза Бул.
  - Именно поэтому я чту традиции! - настоял Крыса.
  - Ну а нам что делать? Ждать?! - начал сердиться Бул.
  - Да! Если ты только по стенам ходить не умеешь...
  - По стенам говоришь... - Фаларид ухмыльнулся, - Ну нам это не впервой! Верно Овэн? Пойдём покажем, как это делается!

Глава 52

  Бул уже развернулся к выходу как его одёрнул Овэн и осторожно кивнул на табло. В глазах парня читалась тревога. Фаларид поднял взгляд и прочёл: "Разыскивается - Бул Фаларид. Награда - исполнение желания." Фаларид откашлялся и опустил взгляд. На него с напряжением смотрели Овэн и Авеста.
  Взяв себя в руки Бул обратился к Крысе:
  - А, часто тут объявляют охоту за головами?
  Торгаш насторожился и поднял взгляд на табло:
  - Ого! - удивился он,- Вот это добыча... Не знаю кому он так мог понадобиться, но награда за него просто заоблачная!
  - То есть, среди местных, желания никто не исполняет,- заключил Бул.
   - Это у вас, у небожителей, всего и до фига, а на земле еле концы с концами сводят... - с завистью ответил торгаш,- Исполнение желания,- произнёс Крыса, словно пробовал конфету на вкус,- Где бы найти этого парня! Уж у меня-то желаний много.
  К счастью, Крыса не был в курсе того, как на самом деле, звали его спутника. Жители земли говорят, что имя способно защитить своего владельца и оградить от опасности. По иронии судьбы они оказались правы!
  Торгаш знал стоящего перед ним человека под именем Фавор. Именно этим именем наградило его племя и именно так его называли. Со временем это прозвище вытеснило его настоящее имя. "Бул Фаларид" всё реже слетало с уст окружающих и сейчас, новое имя, позволяло своему носителю скрываться от опасности. Поэтому торгаш даже не представлял как близок он от исполнения желания. Осознавая это Бул старался не выдавать своего беспокойство.
  Впрочем Крыса уже обмолвился о том, что такую награду местные предложить не могут. Но кто тогда? Неужели его ищет кто-то с ковчега?! Возможно этот кто-то его отец,- Властитель линкора Сиракузы! Он вполне мог назначить столь высокую награду за своего сына. Если так, то их спасение близко.
  Мысль о том, что мытарства пережитые на земле могут скоро закончиться, ударила Фаларида в голову. Теперь-то он точно должен немедленно увидеть этого Ближнего!
   - За мной! - скомандовал Бул,- Нужно закончить начатое.
  Друзья вышли из торгового центра и обошли его вокруг. Бул запомнил место, где начиналась лестница и определил сторону здания, где должен находиться покой Ближнего. Как оказалось там, на высоте нескольких десятков метров, располагались окна. Всё это время за Фаларидом семенил заинтригованный торгаш.
  - Как он выглядит, этот твой Ближний? - спросил Бул осматривая стену.
  - Высокий, худой, со светлыми волосами, - ответил Крыса и помедлив поинтересовался,- Ты и правда собираешься туда залезть?
  - Ну давай поспорим! На одно желание,- не раздумывая предложил Фаларид,- Что ты теряешь? Я хоть и не всесильный, но одно желание тоже исполнить могу!
  Крыса поднял взгляд наверх:
  - Ты туда не заберёшься! - поставил он точку,- Стена отвесная, да и лезть высоко!
  - Ну так и проверим,- поддакнул Фаларид,- Значит согласен?
  Крыса ещё подумал и медленно кивнул. Смотрел он на парней как на умалишенных, собравшихся на тот свет. Словно ждал, что Фаларид через секунду откажется от восхождения. Тут его и можно было бы поймать на слове! Поэтому смотрел торгаш пристально, с ожиданием "чуда", но подспудно хотел понять, где подвох, а подвох был! Бул ведь не рассказывал, чем они с Овэном промышляли...
  Для неопытного человека стена могла показаться непреодолимой. Она была выложена фальш-панелями. При этом сама стена под панелями была ровно отштукатурена. Каждая панель крепилась к стене четырьмя ножками. Между стеной и панелью оставалось расстояние в двадцать сантиметров, но сами панели были пригнаны друг к другу очень плотно, без зазоров. Они были гладкими и сделаны из прочного пластика. Уцепиться за них было невозможно. Под панелями был слой утеплителя, трубы и прочие коммуникации. В общем, - там точно не пролезть.
  Снизу, большую часть панелей свинтили, а всё что было под ними сняли. В хозяйстве всё пригодиться. Однако выше, там, куда рукам уже не дотянуться, панели остались нетронутыми.
  Из чего Крыса сделал вывод, что если Бул и поднимется по стене, то упрётся в непроходимую преграду из фальш-панелей. А по ней нужно было лезть ещё метров десять до заветного окна. Вроде расчёт был верным и торгаш считал, что победа у него в кармане. На что же уповал Бул?
  Если бы Фаларид умел читать мысли, то наверняка бы ответил: "Ты плохо считаешь. Пересчитай!"
   - Видишь желоб? - Фаларид обратился к Овэну и указал на выемку в стене, что поднималась наверх и исчезала под панелями. Друг кивнул и тогда Бул продолжил,- Судя по всему, раньше, там была сточная труба. Дожди размочили стену и штукатурку. Думаю она посыплется от хорошего удара и по желобу мы сможем подняться до панелей.
  - А как будем двигаться дальше? - спросил Овэн.
  - Я обеспечу дорогу,- заверил Бул,- Иди вслед за мной, но чуть позади, чтобы мы не мешали друг другу. Идёт? - Овэн кивнул и восхождение началось.
  Как учил Хромой, основа успеха - это правильно поставленные ноги. Если нога стоит на выступе правильно, то это позволяет экономить силы. Тоже самое касается и рук,- их нельзя сгибать без нужды, усилия должны быть точно рассчитаны. Ведь напряжение вытягивает силы. Нужно уметь держать равновесие и переносить центр тяжести, уметь отдыхать и расслаблять не задействованные мышцы. Всё это позволяет избежать переутомления при подъёме, а на высоте это разница между жизнью и смертью.
  На практике эта наука даётся тяжело, но Бул был способным учеником. Он выбрал оптимальный маршрут и стал подниматься по желобу. Желоб был узким, но при этом длинным. Он шёл от подножья и уходил под пластины наверху, образуя своеобразную "расщелину" на ровной стене.
  Бул работал руками и обстукивал края желоба. Штукатурка там, и правда, держалась на честном слове, а под ней была кирпичная кладка. Кирпичи были хорошими уступами за которые можно было зацепиться. На них так же можно было удобно поставить ногу. Когда от штукатурки освобождалось достаточно места, Бул забирался выше и повторял действия.
  Пока Бул поднимался вверх Крыса оставался внизу и не верил в происходящее. У него на глазах таила надежда на победу в споре, а проигрывать торгаш не любил. Он стоял раскрыв рот и ошарашено наблюдал за тем как Бул поднимается всё выше и выше. Рядом с ним ждали Авеста и Овэн.
  Когда Фаларид добрался до панелей присутствующие затаили дыхание, а Бул вынул из-за пояса своё "секретное оружие". Лезвие Фаларид нашёл в Шпилях, а рукоять вытачивал из дерева, специально под свою руку. В результате получилась помесь ледоруба с киркой.
  С одной стороны у этот чуда был изогнутый и очень острый стальной клюв, напоминающий пилу, а с другой стороны, плоский набалдашник, который можно было использовать как молоток.
  По задумке Була эта вещь предназначалась для того, чтобы расковыривать слабые места в стенах и перекрытиях. Однако, это было лишь предположение. Фалариду пока не удавалось опробовать кирку в деле, но сейчас был лучший момент для этого. Впереди было восхождение на высоту Шпиля, а там должна быть только надёжная и проверенная амуниция.
  - Ищи в огне спасения от дыма! - крикнул Бул и сделав короткий замах вонзил кирку в панель над своей головой. Как ни странно, но панель отбила этот удар. Острый нос кирки пробил прочный пластик, но отпружинил и Булу пришлось приложить ещё усилия, чтобы расковырять в нём подходящего размера дыру.
  После это Фаларид протянул свободную руку вверх и зацепился за проделанную брешь. Он аккуратно подёргал панель проверяя её на устойчивость. Панель качалась, но держалась на месте.
  - Ну что ж, попробуем дальше,- решил Бул и проделал второе отверстие, но на этот раз в соседней панели и чуть выше первого, - Главное не концентрировать вес на одном месте, - повторял себе под нос Фаларид, когда панели задрожали под его весом. Они явно не были рассчитаны на такие нагрузки.- Главное не концентрировать... - Повторял он как мантру, ведь лететь было высоко... Но несмотря ни на что у него получалось, если двигаться осторожно и без резких движений, то можно было продвигаться вперёд. Так он постепенно поднимался всё выше и выше,- За мной Овэн! - призвал он друга, когда убедился в надёжности выбранного пути. И Овэн поспешил наверх по стопам Фаларида.
  - Чёрт, быть того не может! - закричал раздосадованный торгаш,- Это невозможно, это жульничество! - бился он не желая признавать поражение.
  Крыса рвал на себе волосы, чем вызывал усмешку у друзей. Это была их победа!
  - Я вернусь за своим желанием, - пообещал Бул всё ближе подбираясь к заветному окну,- Приготовься к этому!

Глава 53

   Чем ближе Бул подбирался к окну, тем отчетливее слышал голоса находившихся внутри людей. Добравшись до цели он увидел небольшую комнату аскета и трёх человек в ней.
  Комната была скудна убранством даже по меркам земли, где последние штаны не выбрасывали, а, в буквальном смысле, передавали по наследству. Это место было трудно назвать "покоями", уж скорее оно походило на пещеру отшельника. Мебели, как таковой, не было. Вместо кровать на полу лежал старый, сто раз зашитый матрас. Рядом с окном были видны следы от костра. Судя по всему там готовили пищу. Именно по этой причине само окно не было закрыто, ведь должен же куда-то выходить дым. Чем-то иным комната похвастаться не могла.
  Первым кого увидел Бул, был человек подходивший под описание Ближнего: высокий, худой мужчина со светлыми волосами. Как и многие жителей земли, он имел на голове не стриженную копну волос, а так же бороду. Носил он её не потому, что она ему нравилась, а потому, что бороду нужно было регулярно брить, а это не всегда было возможным. Тоже касалось стрижки и мытья волос.
  Чистая вода и кусок мыла - это богатство. Простое, но богатство. Некоторые, из обитателей земли, даже умудрялись определять влияние человека по его лицу. Чистое и бритое лицо они считали признаком статуса и отчасти это было правдой.
  Двое других, что присутствовали в комнате, отличались от Ближнего. Это были гладковыбритые, ухоженные и мускулистые ребята, одетые в опрятную военную форму. На их форме были аккуратно нашиты гербы и геральдические знаки. Они, в свою очередь, давали понять, что это слуги Властителя. Правда изображённый на них зверь - крылатый единорог, был Булу незнаком.
  - Возлюби ближнего своего, как самого себя! - вещал хозяин "покоев".
   - Где-то я это уже слышал... - устало отозвался первый из гостей и заметил,- Но на небесах это не работает. Мы время теряем... - обратился он к своему спутнику.
  - Нам нужен этот человек, - Бул Фаларид! - настаивал второй гость, на что хозяин продолжал призывно твердить:
  - Возлюби Ближнего своего, как самого себя!
  После этих, сказанных уже много раз слов, повисло неловкое молчание. Кажется разговор зашёл в тупик. Гости устали слышать один и тот же ответ.
  Тут уже Бул не выдержал и вмешался:
  - Я, - Бул Фаларид! - заявил он вваливаясь внутрь покоев Ближнего. Гости тут же схватились за оружие,- Я, тот, кого вы ищите, - повторил Бул, поднимаясь на ноги.
  - С чего бы нам верить жителю дна?! - произнёс первый из гостей и тут Бул понял насколько печальна ситуация. За время пребывания на земле он успел превратился в такого же оборванца как и все. Внешне он немногим отличался от того же Ближнего.
  Исчез лоск и шик парадного мундира. Пропали дорогие аксельбанты. Нагрудный герб, который было принято носить на сердце, Фаларид спрятал и хранил в надёжном месте как память о доме, но больше не надевал его.
  Волосы у Була слежались, лицо покрылось густой щетиной. Одежда сносилась до дыр и костюм, в котором он прибыл на землю, пришлось несколько раз чинить. Так что в итоге от него мало, что осталось. В общем, типичный оборванец, каких на земле пруд пруди. А с учётом того, что он попал сюда через окно, так вообще, нехорошая картина получается. Однако дворянская выправка ещё давала о себе знать.
  - Тот, кого вы ищите родом с линкора Сиракузы! - поспешил ответить Фаларид и смело шагнул навстречу гостям,- Его Властитель Гарус Отважный,- мой отец!
  Один из гостей приподнял бровь и бросил короткий взгляд на спутника. Они переглянулись и едва заметно кивнули друг другу. После чего первый ответил:
  - Властителя Сиракуз зовут - Анжи Брэве. Ты лжёшь! - с этими словами пистолет гостя упёрся в грудь Була.
  В этот момент Фаларид проглотил язык и это стоило бы ему жизни, если бы за окном не показался Овэн. В этот самый момент он зацепился за оконную раму, подтянулся на ней и, в надежде на тёплый приём, заглянул внутрь. Стволы тут же метнулись в его сторону и раздались выстрелы. Да уж, приём и правда был тёплым! Настолько, что Овэну пришлось нырнуть вниз и пули прошли где-то над его головой.
  Пока гости стреляли, Бул получил небольшую фору. Всё произошло машинально. Он выхватил свой пистолет и выстрелил. Расстояние между ним и пришельцами с ковчега было намного меньше, чем между ними и Овэном. Поэтому обе пули нашли свою цель. Гости упали и больше не шевелились.
  Придя в себя Бул первым делом бросился к окну и помог Овэну забраться внутрь. Лицо у друга было ошарашенным. Впрочем вид у Була был не лучше. Он пытался что-то сказать Овэну, но язык не слушал его. Потом, вспомнив о чём-то он развернулся и бросился к телам убитых. Поняв, что гости мертвы Бул закричал от досады.
  - Нет! Черти, нет! - бился он в ярости, а затем вскочил и начал пинать погибшего ногами.
  - Постой! Постой! - потребовал Овэн и оттащил друга в сторону,- Что случилось?
  - Он сказал, что Властителем Сиракуз является Анжи Брэве. Так зовут одного из придворных. Если он не солгал, то это значит... что произошёл мятеж. Но он мертв,- выдавил Бул,- А стало быть больше ничего мы не узнаем.
  - Не падай духом, друг! Я... Мой отец! Герцог Ламо, он поможет. Я уверен он будет рад нашему спасению! - заверил Овэн.
  - Только до него ещё нужно добраться... как и до Сиракуз,- невесело отозвался Бул и Овэн понял, что дело очень плохо. Стараясь сделать хоть что-нибудь полезное он метнулся к Ближнему. Тот лежал на полу, прикрывая голову руками. Как только начали стрелять местный "хозяин" бросился в укрытие.
  - Мессере, вы в порядке? Нам очень нужна ваша помощь! - воскликнул Овэн, помогая Ближнему подняться на ноги.
  - Ты небожитель, как они? - спросил местный юродивый, растеряно косясь на тела своих гостей.
  - Да. Мы с моим другом из ковчегов,- подтвердил Овэн,- Простите, что пришлось устроить шум, но не мы начали первыми стрелять... и нам очень нужна ваша помощь!
  - Жаль,- отозвался собеседник,- Я надеялся, что до кровопролития не дойдёт.
  - Скажи, зачем они приходили к тебе? - вдруг подал голос Бул.
  Ближний окинул его взглядом с ног до головы и проговорил:
  - Они хотели найти человека и судя по всему, нашли его, на свои головы.
  - Это они дали объявление о моём розыске, так ведь? - Ближний кивнул в ответ,- А ты можешь его убрать с табло?
  - Увы не могу,- пожал плечами собеседник,- На небесах живёт немало людей. За ними придут другие. Как я объясню им, куда делось их послание?
  - Пожалуйста, нам нужна ваша помощь! - взмолился Овэн.
  Бул поднял вверх ладонь, призывая друга остановиться: "Но ты можешь сделать так чтобы послание появлялось реже",- заметил он обращаясь к Ближнему.
  На лице Ближнего читались сомнения, словно внутри него боролись противоположные чувства.
  - Я всегда считал, что все люди достойны помощи и сострадания. Возможно,- собеседник покосился на тела убитых, но продолжил призывно вещать,- и вы его заслуживаете. Как было написано, возлюби Ближнего своего, как самого себя! Помоги Ближнему своему и он поможет тебе!
  Друзья неуверенно переглянулись и Бул пожалел, что не спросил у Крысы, почему Ближний получил своё имя. Возможно, тогда бы, возникшая ситуация не была бы столь двусмысленной. С одной стороны на него ясными глазами смотрела сама добродетель, а с другой стороны... в тихом омуте...
  - Хорошо, - осторожно ответил Бул,- Я помогу Ближнему, если это потребуется. Более того, я хочу сделать своему... ближнему подарок,- собеседник заинтересованно подался вперёд,- Я даю тебе своё имя. Ты же знаешь насколько ценно истинное имя человека. Тем более, что его здесь никто не знает, кроме тебя. Пусть оно будет залогом нашей дружбы. Цена этого дара моя... - Фаларид помедлил,- и твоя жизнь. Я доверяю их тебе.
   - Это великий дар! - согласился Ближний.
  - Так ... - вмешался Овэн,- ты поможешь нам? Скажи, может ты видел кого-нибудь носящего орла на сердце, - это гербом семьи Ламо, герб моего отца!
  - Да, вместе с ними,- Ближний указал на погибших слуг Анжи Брэве,- ко мне приходила пара человек, что носили орла на сердце.
  От такого откровения Овэн остолбенел и спустя некоторое время тихо выдохнул: - Не верю... - он покосился на своего друга и на какой-то момент ему показалось, что их отделяет пропасть. Словно они стали по разные стороны баррикад. Взгляд у Була стал таким колким и холодным, а затем он двинулся вперёд. Овэн сделал неуверенный шаг назад опасаясь худшего, но Фаларид задержал его ухватив за воротник.
  - На сегодня хватит потрясений,- произнёс он глядя в испуганные глаза Овэна и тот сглотнув медленно кивнул. Бул подошёл к раскрытому окну, через которое они забрались сюда, остановился и вдохнул полной грудью свежий воздух, а затем резко выдохнул,- Прости, что не сможем помочь тебе с уборкой после этого переполоха,- обратился он к Ближнему,- Но лучше, чтобы нас тут не видели. Думаю, эти двое вполне могли, что-то не поделить между собой,- предположил он оглянувшись, и снова обратил внимание на незнакомый герб: крылатого единорога,- Ну да что теперь поделать?! - многозначительно спросил Бул. Вопрос был риторическим и ответа не требовал. Поэтому Фаларид вместе с Овэном покинули покои Ближнего тем же путём, которым попали в них.

Глава 54

  Кто-то сказал, что незнание, - благо и в чём-то он был прав. Вот не знал же Бул о переменах на родном ковчеге и жил спокойно, а теперь места себе не находил.
  Внешне, по нему этого нельзя было сказать, но внутри он был напряжён, может даже через чур. Со стороны он мог показаться сверх меры спокойным. Настолько, что его спокойствие граничило с подавленностью и именно это могло выдать его истинные чувства. Он был зажат, он слишком сильно сдерживал свои чувства.
  Внизу Була встретили Авеста и Крыса. На их лицах читались многочисленные вопросы.
  - Что там произошло? - потребовал ответа девушка,- Я слышала... шум наверху.
  - Кажется, хозяин не был готов к нашему появлению,- соврал Фаларид, прячась за неуверенной улыбкой,- Он сильно удивился тому, что мы забрались так высоко.
  - Так вы его видели? - продолжила расспрос Авеста.
  - Да, он такой, каким его описал Крыса, - Бул помедлил подбирая слова, - но при этом толи чудаковатый, толи ушлый... Пойдёмте, эту задачу мы выполнили, так что стоять тут бессмысленно,- предложил Бул и только теперь заметил, что Овэн ещё не спустился, а задержался наверху. Через минуту он показался в окне и начал свой путь вниз.
  Спустившись и встретив во взгляде Була немой вопрос Овэн пояснил:
  - Я решил расспросить его о своём ковчеге. Думал, что удастся с ними связаться.
  - И как? Получилось? - поинтересовался Фаларид.
  - Увы, нет,- поспешно и немного испуганно ответил Овэн, а потом пожал плечами.
  - А как же твой ковчег, твой дом?! - не на шутку разволновалась Авеста,- Мы же за этим сюда шли!
  - Да, но всё оказалось немного иначе. Идём я по пути расскажу,- пообещал Бул, а про себя отметил, что рассказать получиться далеко не всё.
  - Мы могли бы остановиться тут на ночлег,- предложил Крыса, указывая в сторону торгового центра.
  Бул перевёл на него взгляд и понял, что стервец задал этот вопрос неспроста. Собеседник смотрел на него испытующим взглядом. Вроде ничего необычного, а только в глубине глаз застыло пристальное внимание.
  "Подозреваешь, - понял Бул, - Хочешь узнать почему я спешу?"
  Фаларид выдержал паузу и невозмутимо ответил:
  - Если ты желаешь тратить деньги, то трать свои! Я этот "пикник" оплачивать не буду,- отрезал он и пошёл вперёд. Группа немного погодя двинулась следом.
  Постепенно Бул отходил от потрясения. В одночасье, и без того, непрочный мир разлетелся вдребезги. Ковчег был его единственной незыблемой величиной... и его не стало. Сейчас Фаларид перебирал в голове кусочки этого "мира" и старался заново сложить их в единое целое. Взгляд Фаларида упал на Крысу, который с интересом приглядывался к нему,- Похоже придётся положится на торгаша, как бы парадоксально это не звучало,- подумал Бул,- Здесь я персона нон-грата. Присутствие тут опасно, а значит нужен тот, кто будет вести мои дела здесь. Кто-то из аборигенов, знакомый с местными правилами. И при этом кто-то достаточно... пронырливый! Поскольку Крыса не знает моего истинного имени, то он подходит на эту роль. Тем временем я буду держаться подальше от этих мест, в безопасности, под защитой своего нового имени,- эта мысль показалась Булу забавной. Скрываться от врагов ему ещё не приходилось, тем более под "защитой" нового имени. Обдумав всё ещё раз он обратился к Крысе,- Послушай, а я ведь не забыл про наш уговор! Ты проспорил мне целое желание.
  - Вот ещё что! - огрызнулся Крыса,- Чёрта с два!
  - Ну не спеши ты так. Возможно моё предложение порадует тебя,- продолжил Бул,- У меня есть желание... Я же говорил, что мне понадобиться скупщик. Я хочу наладить продажу трофеев из Шпилей и хочу чтобы ты помог мне в этом! - торгаш насторожился,- Я не смогу быть здесь постоянно. Однако, кто-то должен будет продавать трофеи. Думаю, ты с этим справишься. Снимешь себе тут место, начнёшь зарабатывать...
  Крыса просиял от радости. Если раньше он мог сомневаться, возьмут ли его в дело, то теперь можно было торговаться за свою долю, что торгаш тут же и сделал. Бул вяло спорил с ним о цене вопроса, а сам думал что делать с Овэном?
  Нет, он верил другу, но его родичи могут быть причастны к мятежу на Сиракузах. Поэтому не важно, чего желает Овэн. Тут его мнения могут даже не спросить.
  В этом свете их поспешное отступление было верным решением. Если Овэн свяжется со своим ковчегом, то это может резко осложнить положение Була.
  Но тем не менее двигаться к чему-то надо. Да, вот только к чему? Нужно как-то узнать, что происходит на Сиракузах, где сейчас семья Була, что затевают заговорщики и кто ими руководит, а самое главное, при этом не выдать себя!
  - Как это сделать? - думал Фаларид,- Тут понадобятся ресурсы, сила и влияние... гораздо больше, чем есть у вождя небольшого племени.
  Бул обратил взгляд на горизонт и заметил торчащий из-за него Шпиль. Даже здесь, на таком удалении, он был вездесущим напоминанием о печальном прошлом людей... а ещё он был источником ресурсов, силы и влияния!
  Где как не там, можно найти что-нибудь весомое? Что-нибудь, за что можно купить расположение Властителей ковчегов? В конце концов, Булу понадобятся сильные союзники для того, чтобы отбить назад свой дом.
  Значит то предприятие, что они затеяли с Овэном, приобретает ещё большее значение. Если раньше, оно помогало им выжить в этом негостеприимном мире, то теперь должно помочь им подняться ещё выше. В буквальном смысле до небес! Разве может мёртвый город стать лестницей для восхождения на небеса? Увы, этот вопрос Бул себе так и не задал. В его мозгу кипели иные мысли.
  - Нужно собрать команду побольше, снарядить её, устроить вылазку. Наладить добычу и поставить её на поток! - размышлял Бул. В его голове уже складывался план дальнейших действий, хоть он и не мог знать к чему это приведёт... Всё равно, это лучше, чем подыхать здесь на земле!

Глава 55

  Путь назад занял несколько дней и всё это время Бул обдумывал детали своего плана. Кого поставить во главе добытчиков? Как организовать перевозку? Как удержать Крысу в подчинении? Что делать с Ближним?
  Обдумывая произошедшее Бул отметил, что Ближний выглядит не по статусу. Он должен занимать высокое положение, а выглядит как сумасшедший оборванец. Странно, верно? Хотя, может именно такой чудаковатый юродивый и устраивает всех? Ведь злоупотреблять своим положением ему и в голову не придёт! Или может за ним кто-то есть? Понять бы кто... А ещё бы, понять как произошёл бунт на Сиракузах?
  Обычно на ковчеге есть две силы, - это Властитель, которому принадлежит ковчег и пилот, без которого машина никуда не полетит. Весь экипаж так или иначе связан в Властителем и лично обязан ему. Ведь ничего на борту не делается без разрешения хозяина. Но и пилот имеет огромное влияние. Некоторые готовы, в прямом смысле слова, молиться на него. Культ Пилота, это язва, которая погубила немало ковчегов. Быть может, капитан Сиракуз приложил здесь свою руку?
  Правда, сколько не ломал Бул голову, но всего предвидеть он не мог, а сюрприз ждал его прямо за поворотом, - у стен "родных" туннелей!
  Где-то на полпути Крыса покинул группу и отправился восвояси. Это событие позволило Овэну и Авесте вздохнуть с облегчением. Правда по возвращению их ждало куда большая проблема. В отсутствие вожака, оставшиеся десятники решили побороться за власть.
  Бул понял, что что-то не так, когда увидел часового. Его звали Мышью, это был тихий малый, но он был крайне удивлён увидев старого босса. Выпучив глаза, он смотрел на Була как на восставшего из могилы покойника. Вид у него был такой, словно он хотел сказать: "А мы тебя уже похоронили..."
  Из катакомб доносились звуки борьбы и выяснять, что произошло, времени не было. Бул стремительно рванувшись внутрь катакомб. Примчавшись на место, Фаларид увидел неприятную картину. Зал был полон народу, и все наблюдали, за тем как в центре мутузили друг друга Сивый и Хам. Особую атмосферу "праздника" создавали ещё десяток человек, устроивших вокруг них кучу-малу.
  При этом численный перевес был на стороне Сивого. Однако, это не давало ему значительного преимущества. Хам без особого труда раскидывал оппонентов в стороны, награждая их пинками. Он рвал в клочья всё вокруг.
  Рука Була метнулась к кобуре: "Какого..." - взвыл он и его голос потонул в шуме пистолетных выстрелов. Ему пришлось разрядить в воздух половину магазина, прежде чем окружающие опомнились и остановились.
  - Ну и что здесь происходит!? - задал риторический вопрос Фаларид. Первым сообразил Сивый.
  - Этот козёл, всё начал! - ткнул он пальцем в Хама, - Совсем понятия забыл, беспредельщик хренов. Жизни от него нет!
  - Какая жизнь? - усмехнулся его соперник, - Я тебе сейчас башку сверну! Жить он собрался.
  Положение было паршивым. В такие моменты Бул начинал ощущать насколько шатким может быть его положение. За Сивым и Хамом стояли их последователи. Немногочисленные, но верные и готовые идти до конца, а кто стоял за Булом? Его защищал только титул "вождя" да голова на плечах. Однако в драке на них полагаться не приходилось.
  Как не странно, именно это, в своё время, помогло Булу скинуть Хама с трона. Прежний вожак держал всех стальной рукой в ежовых рукавицах. А вот положение Фаларида не было таким прочным. Он был слабее и это делало его кандидатуру более привлекательной.
  Ведь тогда остальные смогут начать свою игру, а слабый вожак не сможет им в этом помешать... А при хорошем раскладе таким 'вождём' можно и помыкать! Но у Була были свои планы на этот счёт и это помогло Хаму сохранить свою жизнь. Пусть и без трона, но Хам был способен заставить кого угодно делать то, что нужно ему.
  Фалариду нужна была сила, чтобы удерживать племя под контролем и увы, но эти остолопы были нужны ему больше, чем он им. Поэтому когда в племени начинались разборки, в первую очередь, потерять мог именно вождь.
  Впрочем, с другой стороны, это была хорошая возможность упрочить свои позиции. Ведь пока остальные ссорятся, кто-то должен вести дела.
  Это была рискованная игра, но как иначе? Не с благородными же рыцарями приходилось иметь дело. Тут многие норовили прыгнуть на место вожака, вот и приходилось лавировать между ними.
  - Решили друг друга поубивать?! - поинтересовался Бул у собравшихся, - Отлично! Я мешать не буду, только какого толку c этого?! Мне вашими трупами червей кормить? Так у меня дела поважнее есть,- Шпили, не оприходованные стоят! - по толпе пробежался шепоток. Шпили были лакомым куском, но вызывали у местных суеверный страх, а вжился этот страх глубоко. Даже простое упоминание о Шпиле могло заставить некоторых трижды сплюнуть через левое плечо. Тем временем Бул продолжал: А ну-ка, посмотрите себе под нос и вспомните откуда ваши пушки? Все их запчасти собраны в Шпилях и это не единственное, что мы добыли там. На последней вылазке мы притащили опреснитель и теперь у каждого есть вдоволь воды. Хоть на людей стали похожи, а что было раньше? Мы воду таскали за несколько миль! И чья это заслуга? - это вопрос не требовал ответа, ибо все присутствующие знали его. Бул был одним из немногих, кто водил ходоков в Шпили. В племени таких было двое: он и Хромой. Дождавшись пока собравшиеся придут к нужному выводу, Фаларид продолжил,- Хотите снова таскать мусор по помойкам? Тогда вперёд! Я мешать не буду. Кто хочет, тот может идти на все четыре стороны, но назад пусть не возвращаться! Нас ждут Шпили и мне трусы не нужны!
  Бул продолжал говорить и его слушали. Большинство бойцов не были лишены амбиций... а ещё они были алчны! Поэтому при упоминании о сокровищах Шпилей у многих загорались глаза. Этот козырь у него никто не мог отнять! Другие претенденты не были в состоянии предложить что-нибудь более весомое, а в Шпили захаживать боялись. Многие полагали, что сунутся туда может, либо очень смелый, либо совсем двинутый человек.
  Бул в глазах некоторых и был этим самым "двинутым": "Ну, а нам-то что? - думали они, - Главное, что он приносит много побрякушек! Лучше уж он за ними лезет, чем мы!"
  И эта мысль придавала словам Була вес с которым ещё нужно было поспорить. В этот раз ему удалось заговорить парням зубы, но что дальше? Сейчас обстановка накалилась сильнее, чем обычно. Раньше до открытых потасовок не доходило.
  - Значит нужно принимать меры, - подумал Бул, - Но как утихомирить Хама? У этого громилы есть одно большое преимущество, - он прямолинейный и это делает его более предсказуемым. Он скорее открыто даст в глаз, чем ударит в спину и.. это большой плюс! Ему сложно скрывать свои эмоции, а свои способности и умение держать всех в страхе, он уже показал. Это важно. Да, он грубый и резкий. Да, жестокий. Да, не особо умный... и последний пункт перечёркивает все остальные! Поскольку, он делает его более управляемым, а это особый бонус, ради которого Хама стоит держать при себе! И всё же вопрос назрел: Что с ним делать? Он выходит из-под контроля. В дополнение к этому шёл другой вопрос: куда делся шут? Я же оставил его следить за Хамом!
  И правда, вечный пройдоха исчез совсем недавно, спустя день, после ухода команды Була, и куда он делся никто не знал. Подумав Фаларид нашёл выход!
  - Услать его надо куда подальше! - науськивал Сивый, когда народ начал расходиться, поняв, что продолжения у драки не будет, - Тут от него одни проблемы.
   - А ведь он в чём-то прав... - подумал Бул, - Стоит на время оторвать Хама от лагеря. Это ослабит его влияние и разрядит обстановку. Вдобавок, хороший боец всегда сможет прикрыть спину. Чёрт же знает, что мы встретим в Шпиле! - Фаларид бросил короткий взгляд на Овэна, а затем перевёл его на Хама. В комплекции Хам бесспорно выигрывал, но можно ли ему доверять?
  "А можно ли доверять Овэну? - пронеслась в его голове предательская мысль. После недавних событий этот вопрос стал очень актуальным, - Ведь его родичи могут быть причастны к мятежу на Сиракузах".
  - Ты пойдёшь с нами в Шпиль! - безапелляционно заявил Фаларид, обращаясь к Хаму.
  - С чего бы, мне это делать? - с угрозой спросил собеседник и нахмурил брови.
  Фаларид подался вперёд и замер, всматриваясь в глаза Хама, а в них читался вызов.
  "Его надо поставить на место, иначе совсем оборзеет! Вот, только бы не сломать при этом себе шею... - понял Бул, - Как же с тобой сладить? Что-то прячется за твоей смелостью. Отчего-то эта бравада мне кажется пустой!"
  Осознав это Фаларид решил рискнуть:
  - Ты, что боишься? - внезапно, но очень спокойно спросил он.
  - Я ничего не боюсь! - отрезал Хам и напрягся.
  - Тогда почему не хочешь идти? - не отступал Бул и его оппонент заёрзал, - Послушай, я более чем уверен, что тебе это под силу... - примирительным тоном начал уговаривать Бул, но Хам его прервал.
  - Да пошёл ты! - выкрикнул он и едва сдерживая себя развернулся и ушёл.
  "Сдался! - понял Бул и подумал, - Теперь он вынужден идти. Иначе его слабость не поймут. А он, как и остальные, боится Шпиля. Что же, возможно эта "прогулка" утихомирит его пыл, а крепкие руки будут как раз кстати... Лишь бы он не решил этими руками сбросить кого-нибудь сверху".
  Так закончился поход на "рынок древностей". Бул не смог найти, то, чего искал, а вот проблемы сами нашли его. В свете этих проблем было жизненно необходимо активно собирать силы и ресурсы, а значит нужно было подниматься как можно выше на Шпили. Именно там, по слухам, находились самые ценные богатства! Правда сторожил их мифический "дракон" по имени "Префект", но Була он не пугал. Если потребуется, он был готов дать бой, самому чёрту! Через несколько недель подготовки его разношёрстная группа выдвинулась вперёд, покорять вершины.

Глава 56

  Эти недели были напряжёнными. Хам был несговорчив, но даже ему пришлось тренироваться. Уж на что Хромой был мастак, так заставить мог любого! При этом Булу показалось, что Хромой знает о Хаме, что-то, чего не знают остальные... Иначе зачем этому кабану его слушаться? Хромой уж явно был слабее Хама.
  На прямой вопрос Хромой лишь ответил: "Я знаю его имя... Настоящее имя", - Но разумеется таким сокровищем он делиться не стал. Ведь секрет тем и ценен, что знают его лишь немногие.
  Но может ли этот суеверный страх гарантии верности Хама? Словно почувствовав, что у Була возник новый вопрос, Хромой ответил: "Не думай, что этот секрет позволит сделать из него ручную собачку. Хам человек с характером".
  Увы, к концу подготовки Бул ещё сомневался в выборе Хама, но медлить было нельзя, иначе можно было упустить подходящий момент. На дворе был конец лета. В этом году оно было затяжным, бабьим. Дальше похолодает и пойдут дожди, а непогода не лучший спутник в дороге. Поэтому стоило рискнуть.
  Вечером, на кануне вылазки Бул был в плохом настроение. Его терзало дурное предчувствие. Он сидел в своих "покоях вождя", - маленькой комнате под землёй. Наверное, когда-то здесь была подсобка или мастерская. Племя использовало старые туннели подземки, когда окапывалось тут. До поверхности было несколько десятков метров. Вентиляция не работала, со светом были проблемы. Поэтому никто не лез глубже.
  Здесь было относительно спокойно. Местный мрак разгонял тусклой свет лампы. Большее, было роскошью. Места у поверхности освещали по старинке - кострами. Тут же было слишком глубоко, можно было задохнутся от дыма. Вентиляции-то нет...
  Сюда, в это тихое место, Фаларид спускался, когда хотел побыть один. Но кажется кто-то решил нарушить его покой.
  Бул сидел за столом, спиной к входу, и брился. Он всматривался в металлическую пластину, которую особо ценил, - она имела полированную сторону и её можно было использовать как зеркало. Настоящее же зеркало достать было сложно. Вместо бритвы приходилось использовать приспособленный под это дело нож. Ясное дело, что от такого "походного" набора, удовольствия было мало. В который раз Фаларид проклинал всё на свете, и жалел, что не удалось достать из Шпиля нормальную бритву. Хорошо хоть Химик наловчился варить мыло! Без этого было совсем туго.
  Пока Бул аккуратно орудовал ножом, в темноте туннеля, за его спиной, кто-то появился и стал приближаться. Сперва, Бул заметил в отражении бледный свет фосфоресцирующих красок и развернулся на встречу гостю. Затем свет красок стал отчётливее, появились линии. Те в свою очередь свились в устрашающую гримасу с рожками. В конце концов в тоннеле появился силуэт визитёра. Это была женщина. Когда она подошла ближе, Бул уже не сомневался в том, кто его навестил.
  - Можно войти? - спросила Авеста, остановившись у открытой двери.
  - Входи, - ответил Бул и вернулся к своему делу. Авеста прошла внутрь и села на свободный стул, - Я смотрю, ты своих привычек не меняешь, - заметил Фаларид, рассматривая "боевую" раскраску девушки. На её руках, и лице были следы от светящихся красок, которые она использовала, чтобы отпугивать посторонних, а на голове девушки красовалась причёска из свитых в "рожки" волос.
  - А вот тебе в новом обличии лучше! - ответила девушка, любуясь чистым лицом Була. Фаларид немного поёжился от этой колкости. В голове у него всплыли воспоминания о встрече с Ближним. Тогда в нём даже не признали жителя ковчега, ни то что Властителя. После этого Бул решил избавиться от наросшей за полгода щетины, - Впрочем, это тебе тоже идёт! - девушка благосклонно подмигнула, обратив внимание на руки Була. За время тренировок он успел их хорошо накачать. Ещё бы, по стенам лазить, это не за бумагами сидеть!
  - Спасибо, - невесело ответил Фаларид. Он закончил бритьё, пододвинул стоящую на столе миску с водой и умылся. Его собеседница сложила руки на столе и уперев в них подбородок, обратилась к Булу:
  - Знаешь, а ты много добился, - произнесла Авеста, продолжая всматриваясь в лицо собеседника, - Прыгнул выше головы, из грязи в князи! Залез на Шпиль. Подвинул Хама. При этом не раз рисковал собой и остался цел. Ни каждый так сможет.
  - Ты меня захвалишь...
  - Что-то не так? - догадалась девушка.
  Бул нахмурился. Это вопрос попал в точку. Местные обитатели имели так называемый "Синдром минотавра", - умение очень точно ориентироваться в закрытом пространстве. А вот Фалариду долгое время приходилось ходить по стеночке, словно слепому щенку. Собственно, сейчас, он не далеко ушёл от этого состояния. Ему удалось выучить десяток необходимых маршрутов, но в остальном требовалась помощь провожатого или источник света. И всё это касалось "родных" катакомб, что уж говорить о походах за их пределы?!
  В каком-то смысле Шпили тоже были катакомбами. Там хватало тёмных углов. Мириады путей и коридоров связывали их в непролазный лабиринт. Эти коридоры были, словно спутанный клубок змеи. Пройдя по одному из них можно было навсегда пропасть во внутренностях Шпилей.
  Без хорошего проводника и следопыта, там, в глуши мёртвого города, далеко не продвинешься. Именно поэтому Бул хотел оставить Авесту в команде. А может из-за чего-то другого?
  - Послушай, - начал Фаларид, - Когда мы начнём восхождение, то девятиэтажка, по которой мы лазили до этого, покажется тебе детской шалостью, - он с надеждой посмотрел в глаза девушки и спросил, - Ты уверена, что хочешь туда идти?
  - Предлагаешь тебя бросить? - в шутку спросила собеседница, - А если я соглашусь? - девушка придвинулась ближе.
  Впору было закатить глаза. За время, проведённое вместе, Бул успел прикипеть к девушке. Одна его половина не желала подвергать её опасности. Другая же резонно возражала, что без проводника в походе будет туго. К тому же, на тренировках, девушка показала себя упорной и целеустремлённой. В такой компании можно было и в огонь, и в воду! Видя, что Була что-то гложет, Авеста решила отвлечь его.
  - Ты ведь видел землю до прихода моосов? - спросила она и Бул кивнул в ответ, - Расскажи, какой она была?
  - О земле у меня остались тёплые воспоминания. Тогда я был ещё совсем ребёнком. Помню наш дом, родных и друзей. Мы жили в таком же Шпиле на одном из верхних этажей. У нас был просторный дом. Окна заслоняли собой целую стену. Там было много солнца и тепла, а за окном простиралось море облаков, под которым тихо дремал пригород. По ночам он горел сотнями ярких огней.
  - Дальше, рассказывай дальше! - попросила девушка, дёргая своего собеседника за руку. Глаза у неё блестели, как у ребёнка, слушающего сказку.
  - За пригородом начиналось побережье. С высоты нашего этажа можно было разглядеть полоску моря. Думаю, что через бинокль можно было рассмотреть и порт, в мельчайших деталях. Даже несмотря на суматоху, что постоянно нарастала, это было прекрасное время... Тихое и спокойное. Родители оберегали меня от бед, царивших за стенами нашего дома, но в какой-то момент тревога пришла и в нах дом. Мы с ними перебрались на ковчег. Это произошло внезапно. Нас с матерью просто перевезли на новое место даже не дав толком собраться. Как сейчас помню, она всё горевала от того, что пришлось бросить большую часть вещей дома и плакала над оставленными серебряными ложками, а я радовался переезду как новому приключению...
  - Ты не знал, что не удастся вернуться домой? - догадалась собеседница.
  - Нет, это я осознал позже и это сильно расстроило меня, - ответил Бул, - На земле остался мой просторный, уютный дом, а в небе была лишь маленькая каюта, без друзей и ковчег, наполненный незнакомыми людьми.
  - Было бы здорово, чтобы земля снова стала прежней, - мечтательно произнесла Авеста и со вздохом продолжила, - Я бы хотела её такой увидеть! Такой, как ты рассказываешь... А ты не хотел бы вернуться туда?
  - А я... - Бул умолк, сравнивая свои воспоминания с реальностью, что встретила его на земле.
  Различия были жуткими, так что в дрожь бросало, но другой земли не было. Покой и свет остались только в его памяти, а дом исчез...
  "Если только не построить его заново", - эта мысль показалась Булу интересной и придя к какому-то выводу он произнёс: "А я, уже дома!"
  Натянув на лицо выстраданную улыбку, он повернулся к Авесте.
  - А ты возьмёшь меня в свой дом? - спросила девушка, прильнув к Булу.
  Фаларид заглянул в её глаза и не удержавшись прижал к себе, а затем нежно поцеловал.

Глава 57

  Утром Бул чувствовал себя не выспавшимся, но ничуть не жалел об этом! Он вместе с группой шёл покорять великий мёртвый город - Шпиль, что упирался в самое небо.
  Фаларид долго готовился к этому дню. Он тщательно собирал всё, что могло помочь осуществить задуманное: инструменты и экипировку, - фонари, крепкие тросы, самодельные крючья, карабины, кошки и даже гаечные ключи с отвёртками на случай, если понадобиться что-то разобрать, но главное - карты.
  Вряд ли кто-нибудь мог похвастаться, что имеет полную карту хотя бы одного из Шпилей. Уж слишком огромными они были. Однако, Булу удалось собрать целый ворох планов и схем, на которых были запечатлены многие ходы и коммуникации.
  В ход пошёл даже туристический справочник! Разумеется, что места, описанные в нём, сильно изменились, но даже такие поверхностные сведения были полезны. Наверху лежала Terra Incognita - неизвестная земля, которую ещё предстояло заново открыть.
  Лагерь отбитый у головорезов, стал перевалочной базой на пути к Шпилям. Когда-то Бул шёл сюда простой пешкой, а вышел отсюда уже вождём! Именно тут состоялся решающий бой за "корону" между ним и Хамом, и именно тут начиналось его восхождение.
  Пополнив запасы провианта и забрав снаряжение, группа пошла дальше. Им предстоял нелёгкий путь. Нижние этажи Шпилей составляли так называемое "дно". И это место нужно было как-то обойти. Там не было света даже днём. Освящение не работало, а солнечный свет забирали верхние этажи.
  Даже несмотря на то, что ходокам приходилось подниматься вверх, чтобы попасть на "дно", поход туда всегда называли спуском. Ибо на дно можно только спуститься, ведь это было гиблое место...
  Без света даже опытный проводник был беспомощен как новорождённый щенок. Та же самая рутина, в темноте, была куда опаснее чем днём. Ведь её было очень сложнее обнаружить.
  Внутри, дно больше напоминало сеть пещер, нежели человеческий город. Из-за сырости, что накапливалась на дне, выходила из строя техника, метал быстро ржавел, пластик гнил, а краска вздувалась и лопалась. Всё это отражалось на местном пейзаже. В некоторых частях дна влажность была такой высокой, что без респиратора было трудно дышать. Там можно было встретить существ, обычно обитающих только в воде и никогда её не покидающих.
  На дне буйно росли мхи, плесень, грибы и водоросли, - всё, что могло процветать без света. К этой когорте относились и бактерии, начиная с безвредных видов и заканчивая опасной рутиной.
  Фауна на дне была своеобразной. Там встречались насекомые, черви, ракообразные и даже некоторые животные. Их всех объединяла адаптация.
  В темноте кожа не вырабатывает защитных пигментов, поэтому большинство тамошних обитателей были бесцветны. Их кожа имела бледно-розовый окрас, а у некоторых она была прозрачна, настолько, что можно было разглядеть внутренности.
  Живущее на дне твари были почти слепы. Они ориентировались на звук и вибрацию. Из-за чего, те немногие ходоки, что рисковали спускаться на дно, особо трепетно относились к снаряжению. Оно не должно было бряцать и звенеть при ходьбе. Да и ботинки подбирали с мягкой подошвой, чтобы меньше шумели. И это не мудрено, ведь поход на дно напоминал игру в прядки, с той лишь разницей, что проигравший будет съеден.
  Обитали дна, - не самые приветливые создания. Многие из них жуткие и склизкие твари-переростки. Двухметровая многоножка? Запросто! Клещи, размером с крупную монету? Не проблема! А может опарыши, толстые как пальцы? Пожалуйста! Всё это можно было найти на дне. Одно лишь радовало, что "гиганты" встречались там не так часто, как "малыши". Хотя "большой" ещё не означало самый опасный.
  Там можно было встретить колонии маленьких, но очень злобных существ, что могли за минуту сожрать живьём, а встречались и такие, кто мог убивать свою жертву медленно, на протяжении долгих месяцев переваривая её.
  Красные пятна были, как раз, из их числа. Они забирались глубоко под кожу жертвы и выделяли желудочный сок до тех пор, пока ткани жертвы не отмирали и ни становились пригодными для поедания. Своё название этот паразит получил из-за характерных пятен на коже, в том месте, где он засел. Найти у себя подобный "сюрприз" - было одним из самых страшных кошмаров для ходоков.
  Возможно, где-то на самом дне, сохранились не разграбленные места, но пока ещё не нашёлся смельчак, решившийся посягнуть на эти сокровища... Или возможно, смельчак сумевший взять их и выйти оттуда живым?
  Само собой, что ходоки предпочитали лишний раз не рисковать и не "спускаться на дно". Именно поэтому для прохода использовали прилегающие к стенам Шпиля высотки. Там было куда безопаснее, чем на дне. В этом случае, главной проблемой была переправа с крыши высотки в Шпиль.
  Внешние стены Шпилей были монолитными. Они были способны выдержать колоссальную нагрузку, лежащую на них. Стерлит - материал, из которого создавали стены, был особенным. Чем больше было внешнее давление, тем сильнее была молекулярная связь внутри материала. Давление не разрушало его, а словно спрессовывало, делая ещё прочнее. Каркас, залитый стерлитом был идеальным строительным фундаментом, но даже этого было недостаточно.
  Высота Шпилей была огромной. Некоторые из них могли поспорить в высоте с горами, и поэтому, инженерами были предприняты все возможные меры, для того, чтобы усилить конструкцию Шпилей.
  Любой проём в стене снижал её жёсткость, так что их количество свели к минимуму. Окна появлялись только после пятидесятого этажа. Ниже располагались лишь немногочисленные смотровые площадки и технические выходы. Это позволяло повысить жёсткость конструкции, но это так же осложняло жизнь всем ходокам. Пробить проход в стене было невозможно, а удобное место для переправы приходилось долго высматривать. Но Бул знал, где найти такое место.
  На старом техническом плане был отмечен небольшой лаз, что использовали инженерные службы города. Этот лаз выходил на восточную сторону Шпиля. С улицы он был незаметен, его заслонял собой соседний дом. Разведчики долго искали его и нашли. Именно туда отправилась группа, но на месте их ждал сюрприз.
  Увы, Шпили, как и всё созданное людьми, не вечны. Они требуют огромных ресурсов для поддержания своей прочности. Без должного ухода они разрушаются, и первыми, под напором ветра и дождей, осыпаются верхние этажи.
  Обвалы опасны для тех, кому не повезло оказаться рядом со Шпилем, но для остальных они как мана небесная. Верхние этажи хранят много ценных артефактов былого человечества. Поэтому всё, что смогло пережить падение, тут же будет растащено ушлыми мародёрами.
  Как раз недавно, на верхних этажах случился обвал и тяжёлые железобетонные перекрытия, падая, снесли переход, что соединял лаз с соседним домом. Сейчас между Шпилем и домом была пропасть шириной в три метра. Теперь, чтобы попасть в Шпиль, нужно было наводить мосты, а лаз был на высоте двадцать седьмого этажа...

Глава 58

  Проблема была в том, что после обвала ничего не осталось.
  Осмотревшись, слово взял Бул:
  - Что мы имеем, - начал он, усевшись в пыли у окна. За окном был виден вожделенный люк, ведущий в Шпиль. Он был недалеко, но рукой до него не достанешь и это было особо обидно, - Вот наша цель, - Бул нарисовал в пыли люк, - А это мы, - и рядом с люком появилась стена высотки и окно, - Между нами двадцать семь этажей. Какие будут мысли?
  - Может стоит перекинуть на ту сторону трос? - предложил Овэн.
  Бул выглянул из окна и прикинул варианты:
  - Если делать лассо, то нужен уступ. Переправу нужно за что-то крепить, а у нас с этим туго. На той стороне подходящих уступов нет, - Бул немного помедлил раздумывая, - и настил мы, тоже, не перебросим...
  - Что же делать? - спросила Авеста, - Не поворачивать же назад!
  При этих словах вечно хмурый Хам напрягся и стиснул зубы. Нервно дёрнув щекой, он заговорил:
  - Есть один способ, - сказал он, приковывая к себе удивлённые взгляды, - Если нет опоры, то нужно её сделать. Надо поискать балки подлиннее, - Хам присел на корточки рядом с рисунком Була, - Затем связать их и на конец приделать ступеньку, а потом перекинуть на ту сторону как опору, - палец Хама начал рисовать в пыли. Он дорисовал этаж снизу и балку, торчащую оттуда. Одним концом балка упиралась в пол нижнего этажа и шла наискосок вверх, а другим концом, упиралась в стену Шпиля под самым люком, - А там будет просто, на опору мы ставим настил и переходим по нему.
   Бул был заинтригован таким поворотом событий. Раньше Хам не проявлял такой отзывчивости и это настораживало. Но пока Фаларид не стал делиться своими опасениями и промолчал, обдумывая детали предложенного плана.
  - Он может выкинуть какой-нибудь трюк... - подумал Бул, - Хотя, с другой стороны, внутри Шпиля будет гораздо опаснее, а мне нужно быть уверенным в нём... Вот и проверим его! Если перейдём без приключений, то можно будет ему довериться, - придя к такому выводу Бул сказал: "Я так понимаю, что других предложений у нас нет? - Овэн и Авеста развели руками, - Значит ищем опору".
  Следующий день ушёл на то, чтобы собрать и соорудить мост. Эта задачка потребовала смекалки. Где найти нужный материал в пустом доме?
  Первым делом парни поднялись на крышу. Там удалось разобрать антенну. Железная мачта пришлась весьма кстати. Она стала основой для опоры, но нужно было найти из чего-то сделать настил.
  Группа разделилась и обходила комнату за комнатой. В одной из них, Овэн и Бул нашли старую книгу. Они решили попробовать на прочность массивный шкаф, стоявший у стены. Разумеется, что его содержимое давно вынесли, но сам шкаф можно было попробовать разобрать. Однако, когда друзья повалили его на пол, то он развалился на части, а под стеной осталась лежать книга.
  Это был большой соблазн и опасность одновременно. Чёрт знает какая зараза могла залезть внутрь за то время, пока книга пылилась за стенкой шкафа! Тут и рутина подарком покажется! Однако бумага - это большая ценность, поэтому стоило попытать удачу.
  Бул помнил, как Хромой рассказывал о том, что рутина не переносит соли и достал припасённый на такой случай мешочек. Старательно обсыпав книгу солью, он убедился в том, что рутины на ней нет, после чего взял её в руки.
  Текст в ней сильно выцвел, а страницы поела плесень из-за чего они почернели. В сущности, это было сложно назвать "книгой", так как большая часть страниц была вырвана, а остальные пришли в негодность.
  На первой странице Бул прочёл: "Сказка лож, да в ней намёк. Добрым молодцам урок!" А на последней из уцелевших страниц можно было разглядеть тусклый рисунок, на котором богатырь, стоя на мосту, сражается со змеем, а внизу под мостом пылала огненная река.
  Сопровождала иллюстрацию подпись: "Бой на Калиновом мосту", а ниже шёл текст: "Название "Калинов мост" происходит от слова "кали́ть", которое означает, разогрев твёрдого материала докрасна́ или добела́. "Река Смородина" также называется Огненной; потому мост через неё и представлялся докрасна раскалённым".
  Бул в слух прочёл уцелевший отрывок и Овэн, усмехнулся:
  - Наверное это было эпичное зрелище! Не хотелось бы оказаться на месте этого парня. Интересно, откуда были здешние выходцы?
  - Понятия не имею, - признался Бул, - Но книгу стоит взять. Думаю, мы сможем её продать.
  - Мы ещё не успели войти, а уже имеем трофеи! - подметил Овэн.
  - Если мы отсюда выберемся, то главным трофеем, для нас, будут наши жизни, - подумал Бул и они продолжили поиски.
  Пройдя по этажам, ребята сняли всё, до чего дотянулись руки. Улов был небольшой, но в умелых руках и он мог сослужить хорошую службу. Из выломанного подоконника сделали ступеньку. Из дверей, дверных рам и плинтусов собрали настил.
  Опору перекинули и закрепили на месте. Сверху положили настил. Вся эта конструкция качалась на ветру и грозилась развалиться, но выбирать не приходилось. Переправу нужно было испытать.
  Оценив мост Бул отошёл назад и произнёс:
  - Прошу! - при этом он сделал пригласительный жест в сторону Хама. К удивлению, тот не стал спорить, а забрался на настил и двинулся вперёд. Настил застонал под весом Хама и от него начали отлетать небольшие кусочки. Они падали вниз россыпью и разбивались в дребезги.
  Однако Хама это ничуть не смущало. Он быстро и уверенно шёл вперёд, не обращая внимания на опасность. Добравшись до люка, он уцепился в затвор и повернул его. Люк открылся, и Хам заскочил внутрь. Настил некоторое время дрожал, словно в припадке, но потом затих.
  - Для жителя подземелий, он чертовски ловок! - заметил Овэн, не сдержав восхищения.
  Услышав это Бул нахмурился: "Ты ещё скажи, что он тебе нравиться... - подумал Фалаид и поспешно ступил на мост, - Если у него получилось, то и у меня выйдет! - решил он и посмотрел вперёд".
  Впереди был шаткий мост, под ногами маячила бездна, а в конце пути сидел Хам. Взгляд у него был недобрым.
  Бул сглотнул и сделал шаг вперёд. Мост предательски заскрипел и покачнулся, передавая всю свою неуверенность ходаку.
  - Твою ж... - подумал Бул, осознавая, насколько опрометчивым было его решение, пустить вперёд Хама, - Вот тебе и Калинов мост вместе со змеем!

Глава 59

  Собрав волю в кулак и сосредоточившись Бул шагнул вперёд. Доска под ним хрустнула, обнажая пропасть внизу. Фаларид резко перенёс вес на другую ногу. Вокруг всё задрожало. Подувший ветер раскачал мост и чуть было не скинул с него ходока.
  Була пробил пот. Сжав зубы, он поймал равновесие и сделал следующий шаг. Он двигался вперёд, полагаясь на своё шестое чувство. Ведь он был родом из ковчега, а жители ковчегов были привычны к тряске. Главное было не стоять на месте. Хрупкий мост мог этого не выдержать.
  Но больше всего Була напрягал не мост, а холодный взгляд Хама. Тот, высунувшись из люка и ждал его в конце пути. Он явно что-то затевал!
  У самого люка Фаларид оступился, его нога соскользнула, и он сорвался вниз. Потеряв равновесие, он полетел на встречу пропасти в двадцать семь этажей. Бул успел проклюнуть всё, а за одно распрощаться с жизнью. Однако жизнь внесла свои коррективы в его планы.
  Как это бывает, в последний миг, ему протянули руку помощи... и сделал это Хам! Сложно было сказать, что вызвало у Була больше переживаний, - падение или внезапная помощь. До конца дня он ходил ошарашенный, проглотив язык. Группа миновала мост и продвинулась вверх по Шпилю. Найдя подходящее место, они устроились на ночлег и только тогда Фаларид спросил:
  - Почему ты меня спас? Ты же мог избавиться от конкурента.
  Хам сидел напротив него, у небольшого костерка, на котором Авеста готовила кашу. Он был неподвижен и как всегда хмур. Трудно было прочитать его мысли.
  - А кто бы тогда вёл нас через Шпиль? - мрачно осведомился Хам, - Не будь ты проводником, то я бы так и сделал... - собеседник поднял острый взгляд и заявил, - Но "благодаря" тебе, я не могу просто так вернуться назад. Ты мне должен, так что отрабатывай!
  - То есть? - напрягся Бул.
  - Я могу вернуться лишь победителем! Меня перестанут уважать, если я вернусь, не сделав это. Я должен доказать свою силу и пройти Шпиль! А ты мне в этом поможешь, - при этих словах, Хам угрожающе ткнул в Була пальцем.
  Глаза у Хама горели, но что пряталось за его бравадой? Что-то было под этой маской. Что-то тут не складывалось. Ведь Хам боялся Шпиля, как и все остальные.
  Бул задумался. Его собеседник был не самым приятным типом. Он отталкивал от себя всякого, как ретивый конь, а тут сам полез вперёд! Но ведь что-то ведёт его вперёд! Вот только что?
  "Покорение Шпиля будет его победой, - размышлял Фаларид, - Тут всё верно. Оно позволит Хаму упрочить свои позиции и влияние. Значит он не просто повёлся "на слабо", а ещё и решил обратить ситуацию к своей выгоде! Во многих живёт суеверный, просто-таки потусторонний, страх этих мест, - Бул представил, как это будет выглядеть, - Пойти на тот свет и вернуться живым. Да, это сделает его героем! Раньше похвастаться этим могли только трое: Хромой, Бул и Овэн, а теперь Хам решил забрать себе наше преимущество... Если так дальше пойдёт, то я начну его уважать! Интересно, он сам до этого догадался или надоумил кто?"
  Тут Фаларид подумывал на Хромого, но чёрт его знает, так ли это было на самом деле.
  - Хорошо, - прервал затянувшуюся паузу Бул, - Договорились. Поможем друг другу. По крайней мере тут мы в одной лодке.
  После ночёвки группа двинулась дальше.
  - Ну что же, посмотрим насколько ты везучий, - сказала Авеста, когда Бул передал ей карту, - Хромой говорил, что ты фартовый!
  - Постараюсь его не обмануть! - заверил Бул, - Ты будешь нашим ведущим. Будешь прокладывать маршрут, а я буду разведывать дорогу. Подам знак, если замечу что-то важное.
  Так началось их восхождение на небеса. Первым шёл Бул. Как проводник, он был глазами команды. Его задачей был поиск опасностей, поджидающих на дороге. Всего того, что могло причинить вред: будь то рутина или сюрприз, оставленный другими ходаками. Зоркий и цепкий взгляд был для этого крайне важен. Ведь не всегда можно было "потыкать" подозрительный предмет палочкой или обкидать его камнями.
  Например, найти в Шпиле крысу, кошку или иного мелкого зверька, считалось добрым знаком. Тоже самое относилось и к их следам. Ведь животные обходят опасные места, а чутьё у них намного острее человеческого. Но обнаружить подобную примету было непросто. Только внимательный ходок мог найти "тайные знаки", как их называл Хромой проводник.
  А ещё ходоки ценили мел и карандаши. Они помогали оставлять пометки в дороге. Это позволяло лучше ориентироваться в лабиринте Шпилей.
  Неприметные стрелки, кресты и прочие знаки, оставленные на стенах и потолке, могли поведать о многом. Они могли подсказать, где находиться опасность, или где пролегает безопасный маршрут.
  Правда относиться к ним нужно было с осторожностью. Кто знает, как закончил свой путь, ходок оставивший эти заметки? Идя по его следу можно было в равной степени найти выход или забрести в логово какого-нибудь зверя.
  Да, чем выше ты шёл, тем меньше становилось вокруг опасных тварей, зато охотится они начинали, сугубо, на опрометчивых ходоках. Иной добычи было мало!
  Самое обидное было в том, что узнать о своей неудаче, ты мог только по выбеленным костям предыдущего ходока. Но к этому моменту, для тебя, всё уже было кончено: выбраться из пасти зверя, - задача не из лёгких.
  Крупные хищники на верхних этажах не водились, - еды не хватало, однако это не приносило радости. Большинство здешних "жителей" было падальщиками или ночными охотниками, размером с крупную собаку или гиену. Вот только злобными они были до края! Надо же как-то компенсировать недостаток веса и роста?
  В пустоши мёртвого города, да ещё в борьбе за скудную еду, выживали только самые агрессивные и бешенные. А чутьё у этих тварей было отменное! Могли учуять человека за милю. Вот и приходилось проводнику ломать голову, чтобы найти верную дорогу, да обойти все эти "приятные" встречи.
  Следом за проводником шли остальные. Овэн и Хам тащили поклажу, а Авеста несла карты. Её задача была не менее важной, чем у Була. Чтобы прийти к цели, нужно было знать дорогу. Иначе можно было годами блуждать по Шпилям.
  Ведущий прокладывал путь через Шпиль. Именно этим и занималась Авеста. Она выбирала дорогу, опираясь на старые карты и своё чутьё. Дети подземелий хорошо ориентировались в замкнутых пространствах и это помогало Авесте. Трудно было соотнести вместе десятки схем и планов, чтобы построить по ним маршрут, но у неё это получалось!
  Авеста лучше остальных представляла, где находится группа и где она уже прошла. Иногда ей приходилось прокладывать маршрут опираясь только на свою память и предчувствие, но это предчувствие её не подводило. А в самых сложных ситуациях помочь могло всё, что угодно, - и даже дуновение ветра.
  Область, расположенная у внешних стен, называлась периферией. Там было больше света, свежего воздуха и было безопаснее, чем в глубине Шпиля.
  Чем дальше группа уходила вглубь, тем тише там становилось. На периферии было шумно: хлопали окна и гулял ветер в коридорах, но в глубине ветер затихал. Оставалось лишь протяжное гудение стерлитовых опор. Оно гулким эхом расходилось по туннелям Шпилей, нарушая мёртвую тишину.
  В глубине Шпиля помещения были замкнуты. Именно поэтому любой сквознячок или унылое пение ветра, вселяли надежду. Ведь если есть движение воздуха, то значит где-то неподалёку, есть выход! Главное его найти. Именно так Авеста находила воздуховоды и шахты лифтов. По ним группа поднималась вверх.
  Так они продвигались вперёд, блуждая по бесконечным коридорам. Часто приходилось поворачивать назад или искать обходной пути. Места, описанные в картах, сильно изменились за последние годы. Где-то появились новые "постояльцы"; где-то обвалились перекрытия, заблокировав проход; где-то были мощные двери, за которыми спали, охранные системы. Через всё это пришлось пройти друзьям.
  Но кроме этого были и другие опасности. Воздух в глубине Шпилей застаивался. В нём накапливались вредные примеси. Например, бетонная пыль. Оседая в лёгких, она причиняла большой вред и могла подорвать здоровье даже быку!
  Однако куда опаснее была стерлитовая пыль. Попадая в лёгкие, она смешивалась со слизистой оболочкой и твердела, что могло привести к мучительной смерти от удушья. Эта особенность тоже вносила свои коррективы в маршрут. В такие моменты Бул жалел, что не удалось раздобыть пару респираторов. Да где же их взять? Любой инструмент на земле был на вес золота.

Глава 60

  Чем выше забиралась группа, тем сложнее становился подъём. Порой приходилось идти нехожеными путями, карабкаться по воздуховодам и отвесным шахтам лифтов. А что делать, если другого выхода просто нет?
  Шахты, словно заколдованные трубы, выдавали низкий и протяжный стон, будто оплакивали покинутый город. Этот стон наполнял сердце тревогой и не важно, что это был всего лишь ветер, от осознания этого факта спокойнее не становилось. Однако, именно эта заупокойная "мелодия", выдавала местонахождение шахт.
  Каждая из них - это возможность сорвать куш, а также немой вопрос: "Кто хочешь поиграть со смертью?" Шутки шутками, но в Шпиле шахта лифта могла уходить вниз на сотню этажей. Даже заглянув в такую пропасть нельзя было увидеть её дна. Там была лишь бесконечная, уходящая в никуда пустота.
  Это была опасная затея. Один неверный шаг и тебе размажет по стенам, ещё до того, как ты упадёшь на дно. Однако этот путь позволял сэкономить кучу времени, хоть и отнимал за это кучу сил.
  Стоя перед дверью лифта, Бул всякий раз размышлял о вечном, о жизни... Кому-то нужно было пойти первым и закрепить наверху верёвку, чтобы остальные могли подняться по ней. Идти приходилось Булу. Позади было семь дней пути и это был его пятый подъём по шахте, но нервничать Бул не переставал.
  "Честь" вскрывать двери всегда доставалась Хаму. Он был крупнее и сильнее остальных, поэтому хорошо орудовал ломом. Фаларид не испытывал удовольствия от его компании, и особенно от того, что именно Хам провожал его на дело.
  Всякий раз забирая из его рук верёвку и лом Бул сомневался, не получит ли он удар в спину от нового "союзника". Похоже, что это чувство было у них взаимным. Фаларид понимал это по взгляду Хама, но тем не менее лезть наверх приходилось.
  Вот и сейчас, обмотав вокруг пояса верёвку и закрепив лом, Бул готовился к подъёму. Осматриваясь, он искал подходящий уступ. Внутри шахты неторопливо летали мохнатые клочья пыли. Ветер привычно тянул свою противную песню, а под ногами был чернильно-чёрный мрак. Он казалась вполне материальным и тягучим как смола, что не придавало ему привлекательности.
  Бул втянул носом воздух и почувствовал... обычную пыль.
  - Это хороший знак! - подумал Бул, откашливаясь, - Там, где пыль, - рутины нет.
  За время походов он наловчился точно определять, по запаху, наличие примесей в воздухе. Это было крайне полезно, ведь никогда не знаешь, чем дышишь на самом деле!
  Относительно подъёма у Фаларида была идея. Можно было взять крюк и наделать в стене дырок, а потом забраться по ним, как по лестнице, но стена была прочной, бетонной. Чтобы расковырять такую потребуется угробить много сил. Так что пришлось от этой идеи отказаться.
  Вдоль стены шёл небольшой порожек, а сверху вниз ползли кабели, некогда питавшие весь город. Они были достаточно толстыми, а рядом с ними располагались трансформаторы и реле управления. С виду они были крепкими... и кажется, в этот раз, лезть придётся по ним.
  Зацепившись руками за порожек Фаларид дополз до трансформаторной будки. Та предательски заскрипела, когда ходок вцепился в неё, и Бул был вынужден скорее перескочить на связку проводов. Естественно, от этого провода начало качать. Невольно Бул посмотрел вниз и его руки сами собой сжались, да так, что побелели костяшки на пальцах.
  - Нервы, - напряжённо подумал он. И эти нервы были весьма не кстати. Если руки не слушаются ходока, то это чревато провалом. Бул сделал глубокий вдох и постарался сосредоточиться. Его сердце выбивало частую дробь, так что в ушах отдавалось, а пальцы отказывались повиноваться, - Страх это маленькая смерть, - напомнил себе Фаларид.
  Его отец, Властитель Гарус, за свои деяния прозванный "Отважным", говорил, что бояться не стыдно, стыдно не испытывать страха. Страх испытывают все, а вот бороться с ним может не каждый. И он учил своих детей бороться, в том числе, и со страхом.
  Он говорил, что нужно представить свой страх. Представить меч в своих руках. Со спокойствием взглянуть в глаза страху и рассечь его надвое. Этот трюк всегда помогал.
  - Помни, ты не беззащитен. В твоих руках меч, - повторял Бул. Он представил свой страх и мысленно рассёк его пополам. Пульс начал замедляться, а сердце успокаиваться.
  Дождавшись, когда перестанет качать, Фаларид подтянулся, разжал онемевшие пальцы и осторожно полез вверх. В этот момент пара верхних крепежей противно бзинкнули, освобождая кабель от своих объятий, и полетели вниз. Провода натянулись под весом Була и просели.
  - И даже не думай сдохнуть! - умело подбадривал его Хам, - Ты ещё не отработал.
  Тут же раздался разгневанный голос Авесты:
  - А не шёл бы ты куда подальше со своими пожеланиями?!
  - Чего? - раздался угрожающий вопрос.
  Бул занервничал. Хам говорил с людьми с позиции сильного. Он довлел над окружающими и не церемонился с ними. Разумеется, это мало кому нравилось. Поэтому словесные перепалки в группе возникали часто. Однако Авеста явно была не в той весовой категории, чтобы "бодаться" с Хамом на равных.
  - Куда же ты лезешь глупая... - процедил сквозь зубы Фаларид. Сейчас ему хотелось спуститься назад, чтобы защитить её и убедиться, что дальше слов дело не пойдёт, - Ну вот как тут лезть наверх?
  В этот момент в дело вмешался Овэн. Ему тоже не нравился Хам и поэтому приходилось вставать на защиту своих товарищей.
  - Остынь здоровяк, а то рога пообломаю!!! - раздался внезапный крик господина посла. Его смелости можно было только позавидовать. Овэн был самым младшим из парней, и он не отличался ни массой, ни физической силой. Поэтому его попытки поставить на место кого-то более крупного, больше походили на лай Моски в сторону слона.
  Однако от такой наглости опешил даже Хам. Здоровяк недовольно заворчал и смолк. После чего внизу воцарилась тишина. Убедившись, что спор окончен, Бул мысленно поблагодарил Овэна и полез дальше. Через насколько пролётов он увидел подходящую дверь. В ней был зазор, в который можно было упереть лом.
  Добравшись до двери Бул вынул лом и приоткрыл дверь. Затем он влез внутрь и убедился в том, что вокруг безопасно. После этого Фаларид закрепил верёвку и высунувшись в шахту лифта прокричал:
  - Готово, можно подниматься!

Глава 61

  Первым по следам Була пошёл Овэн. Господин посол привязал к поясу страховочный трос, взялся за спущенную Булом верёвку и начал подниматься вверх. Он залез достаточно высоко, когда сильный порыв ветра обрушился на Шпиль.
  Разумеется, никто из ходоков не видел этого, но зато прекрасно почувствовали все. Удары стихии начали раскачивать верхние этажи Шпиля и это движение стало передаваться вниз до самого основания. Стерлитовые опоры Шпиля напряглись, и вокруг всё начало ходить ходуном как при землетрясении.
  Сначала сверху посыпалась бетонная пыль, затем мелкая крошка, а в конце, шахта задрожала и наполнилась звуками. Теперь вниз летели неприятности покрупнее. За считанные секунды строительный мусор, гвозди и сорванные крепежи, пролетали десятки этажей. Они разгонялись до убойной скорости. Такой болид, что пуля, мог прошить человека насквозь.
  Сверху вниз на ходоков обрушилась железная буря. Эхо подхватывало каждый удар о стену и усиливало, создавая дикую какофонию. Шахту переполнял жуткий рёв летящей смерти.
  Бул лишь успел прокричать: "Вниз!", но его уже никто не услышал. Сам он нырнул в тоннель и как раз вовремя. Один из обломков отскочил от стены, влетел вслед за ним и ударил Була в плечо.
  Овэн прильнул к стене и сжался, молясь на то, что летящая вниз буря его не заденет. Вокруг него всё завертелось и загрохотало. Мелкие камни впивались в стены и отлетали вниз у самой его головы. Рядом, рассекая воздух, пролетела большая труба, да так близко, что Овэн спиной почувствовал её движение. Она исчезла во тьме, а затем снизу раздался треск рвущегося метала. Это не поздоровилось трансформаторной будке, по которой лез Бул. Буря сорвала её и утащила за собой.
  Ржавый болт ударил Овэна по руке, и он закричал, разжав пальцы. Эхо исказило его крик превратив в утробный рычание. На миг показалась, что шахта - это тёмная глотка, какого-то ненасытного зверя, готового проглотить ходоков. И вот сейчас, он, в предвкушении, ожидает свежий кусок мяса!
  Как бы Овэну не хотелось удержаться на месте, но притяжение земли было сильнее, и он полетел вниз. Страховочный трос напрягся и растянулся под его весом, но всё же остановил падение, несколькими пролётами ниже того места, где находился Хам с Авестой. Падая Овэн сильно ударился о стену и отключился, а грохот вокруг затих так же стремительно, как и возник. Буря продолжила свой путь, удаляясь вниз. Вскоре всё стихло и снизу раздался сильный удар. Буря достигла дна.
  Придя в себя Бул ощутил головокружение и резкую боль в плече. В горле был привкус крови. Кажется, ему тоже сильно досталось.
  Доковыляв до двери лифта, он заглянул в шахту. Увиденное там заставило его оживиться. Внизу верх ногами висел Овэн.
  - Что делать? - судорожно соображал он, - Нужно помочь ему! Спуститься и вытащить оттуда.
  Но когда Бул взял в руки верёвку, то понял, что не всё так просто. Плечо предательски заныло в ответ на попытку напрячь руки. Фаларид чертыхнулся. Спуститься вниз у него не получиться, но другу помочь нужно!
  В это время из укрытия выглянула Авеста. Она сразу же бросилась к краю шахты.
  - Овэн! - закричала она, но тот ей не ответил.
  Следом за ней появился Хам. Он окинул шахту оценивающим взглядом, прикинул новый расклад сил и взглянул наверх, туда где сейчас находился Бул. Взгляд у Хама был победоносным. Он явно что-то замышлял!
  - Только попробуй... - бессильно прошипел Бул, но что он мог сделать?
  Хам прекрасно осознавал, насколько сейчас беспомощен Бул и насколько беззащитны его друзья. Авеста сидела у края шахты и была поглощена попытками достать Овэна. Она выпустила Хама из виду и это было опрометчиво. Тому не стоило усилий, чтобы отправить её вниз, вслед за Овэном.
  Здоровяк навис за спиной девушки, а Фаларид лишь мог бессильно наблюдать за происходящим. Его сердце сжалось. Хам положил руку на плечо Авесты, и та вздрогнув обернулась. По её лицу пробежал испуг. На каменной физиономии Хама играла противная ухмылка, а глаза горели от осознания своего превосходства. От его взгляда девушке стало не по себе, и она с надеждой посмотрела наверх. Её глаза просили о помощи.
  Бул метался в поисках выхода. Он обмотал верёвку вокруг целой руки и приготовился спрыгнуть вниз. Если ему повезёт, то он успеет... но события развивались быстрее.
  Хам произнёс: "Отойди", - и потеснил девушку в сторону от края шахты. Оторопевшая Авеста послушалась его и отошла. Здоровяк же взялся за страховочный трос, который держал Овена и... потянул его наверх. Через минуту тело Овэна лежало перед ним на площадке. Тот не шевелился, а на голове у него красовалась большая шишка.
  Увидев Овэна Авеста бросилась к нему, и Хам отошёл вглубь прохода, позволяя ей подойти ближе. К этому моменту вниз спустился и Бул.
  - Дышит! - радостно воскликнула Авеста.
  - Надо привести его в себя, - ответил Бул, опасливо поглядывая в сторону Хама. Тот стоял в углу и продолжал мрачно лыбиться на него. Бул не знал, что теперь думать по отношению к этому "союзнику", но сейчас важнее было поднять на ноги Овэна, чем выяснять отношения.
  Он достал из заплечного мешка пузырёк, вскрыл его и поднёс к лицу Овэна. Через секунду тот задёргал носом и открыл глаза.
  - Ху, что за гадость! - Овэн медленно приходил в себя, - Такой нас даже Хромой не пичкал!
  - Зато в себя приводит хорошо, - парировал Бул, - Голова как?
  - Звенит... словно пустой котелок, - пожаловался друг.
  Бул поднял взгляд на весящую верёвку. "Подъём затянется" - понял он и оказался прав. Пока Овэн приходил в себя остальные перетащили наверх вещи. В конце же Булу пришлось под руки поднимать самого Овэна. Эта эпопея окончательно вымотала ходоков и поэтому они устроили привал сразу после восхождения. Правда на этом их приключения не закончились.
  - Готово, можно подниматься!

Глава 62

  Отряд стал лагерем в уединённом зале. Потёртые буквы, на памятной табличке у входа, возвещали: "Филиал ФГБУ "РГБ". В память о дружбе народов".
  Судя по всему, раньше тут была библиотека. Зал был просторным, большую часть стен занимали книжные шкафы, а одну из стен украшала старая географическая карта мира. На ней были изображены материки и государства, некогда существовавшие на земле. Рядом с картой висела примета времени, - большой компьютер-терминал.
  Раньше такие были раскиданы по всему городу. С их помощью люди искали информацию, делали покупки и заказы в городско сети. Сейчас сеть молчала, хотя где-то в недрах Шпиля должны были сохраниться огромные массивы техники, что обеспечивали её. Кто знает, может если запустить сервер, то сеть вернётся к жизни?
  В отличии от прошлых времён, сейчас зал находилась в плачевном состоянии. Время взяло своё. Шкафы с книгами сгнили. Стены почернели и покрылись плесенью. Карта выцвела, а терминал сломался от сырости. Но в целом это место можно было бы считать уютным, если бы не длинные разводы на потолке и стенах. Наверху что-то протекало и просачивалось вниз, оставляя подтёки. Красоты они не добавляли.
  Ребята попытались понять, что это такое. Однако даже чуткий нос Була не смог определить, что же течёт по стенам. В конце концов это могла быть, всего лишь, вода? Главное не трогать её руками! "Не трогать руками!" - это вообще главная заповедь ходоков.
  Осматривая комнату Бул не мог поверить выпавшей им удаче. С точки зрения ходока, она была настоящей сокровищницей. Одни лишь книги могли составить целое состояние! Терминал тоже был ценным. Техника ценна даже в виде запчастей. Проблема была лишь в том, что группа не сможет вытащить всё за один или даже несколько заходов. Стало быть, путь сюда нужно будет отметить, а богатства припрятать.
  Подыскивая место для тайника Бул остановился рядом с картой. Карта занимала большую часть стены и при желании на ней можно было найти крупные объекты, такие как города.
  - Фроуорд, - невесело произнёс Фаларид, ткнув пальцем в пыльный край карты, - Отсюда всё началось, - Бул провёл взглядом вверх мысленно отмечая их с Овэном путь. Где-то на севере должен быть Шпиль, в котором они сейчас находились. К удивлению ходока, задача найти Шпиль оказалась не такой простой. Земля на севере была усыпана ими: Рио-Верде, Сан-Григорио и ещё с десяток названий, - Как же плотно была заселена земля?! - удивился Бул и понял, - А ведь каждый из Шпилей это могила для миллионов людей... могила для человечества, - от этой мысли стало тошно и Бул бросил карту.
  Человек достиг многого. Построил целый мир, наполненный чудесами, что он сотворил. Городами, что по своим размерам могли спорить с горами. Электростанциями, что подчиняли себе мощь вулканов и питали ей города-гиганты.
  Уже нельзя было удивить кого-то мега-заводами или космическими кораблями. Они стали реальностью. Будущее наступило! И этот мир был взят противником без единого выстрела... без борьбы и сопротивления!
  Эта мысль угнетала. Ведь если верить слухам, этот неведомый враг ждал их наверху, на последних этажах Шпиля. Рано или поздно с ним придётся встретиться...
  Но Бул гнал скверные мысли:
  - Это всё чепуха! Сказки, придуманные людьми. Здесь нет ничего кроме разрухи и запустения, - уверял он себя.
  Осмотрев библиотечный зал и убедившись в её безопасности, Бул ушёл на разведку. Тайник подождёт. Если они собирались остаться тут на ночь, то было бы не лишним пройтись по округе. Мало ли, какие "соседи" могли составить им компанию этой ночью.
  Оставшиеся принялись обустраивать место для ночёвки. Авеста как обычно готовила еду. На ужин предполагались каша. Однако перед этим нужно было разжечь костёр.
  Хам без опаски и зазрения совести потрошил шкафы, выгребал из них всё уцелевшее, а затем скидывал в чахлый костерок. Тот сильно чадил, но постепенно разгорался всё сильнее.
  - Это же книги! Их нельзя жечь! - запротестовал Овэн, но Хам не проявил к его словам интереса, а только продолжил своё дело, - Остановись! - закричал Овэн и лишь тогда спутник соблаговолил наградить его своим вниманием.
  - Хочешь голодать, голодай, а я намерен сегодня есть! - заявил он и вернулся к своему делу.
  - Но... это же бумага, она же очень ценная! - попытался вернуть внимание собеседника Овэн.
  - Это хлам и им можно распалить костёр. Остальное не важно, - отмахнулся Хам, чем заставил собеседника побелеть от злости и бессилия.
  - Терпеть его не могу!
  - Он в чём-то прав Овэн, - мягко заметила Авеста, - Лучше сытый желудок сейчас, чем хабар потом, - голос её был неуверенным. Она с грустью смотрела на то, что делает Хам, однако не мешала ему.
  - И мы не остановим его? Разве тебе не жалко эти книги!
  Авеста запнулась и тихо ответила:
  - Я не умею читать, - она с укором посмотрела на спутника, забывшего об этой "мелочи". Этот взгляд заставил Овэна смутиться.
  - Да... так надо это исправить! - нашёлся он и метнулся к куче, в которую Хам сгребал книги. Запустив туда руку, он выудил одну из них, - Вот, я научу тебя!
  Авеста с сомнением посмотрела на книгу. В руках у Овэна был учебник по геометрии. После этого девушка вздохнула и вернулась к своим делам.
  Овэн поник головой и выкинул учебник. Мысленно он дал себе обещание, что всё же научит Авесту читать. Подойдя к груде книг Овэн склонился над ними высматривая, что-нибудь получше и попросил Хама:
  - Хотя бы несколько оставь...
  Хам хмыкнул, но возражать не стал. В принципе, он предполагал взять с собой пару книг на будущее. Бумаге же можно найти разное применение... Для растопки, там, или по нужде сходить... Так что просьба Овэна его планам не мешала.
   - Это ведь ты меня вытащил из шахты? - подал голос Овэн, но Хам промолчал и тогда он продолжил, - Я хотел сказать спасибо... - Овэн поднял взгляд на собеседника, но тот не реагировал, - Понять не могу, почему ты это сделал?
  Хам поднял вверх глаза и задумался:
  - Неа, девчонка жрать готовит, ты мешки тащишь. Мне что, самому это делать? - подумав Хам добавил, - Ты полезный малый.
  Пока Овэн думал над тем, как реагировать на такой "комплимент", в разговор встряла Авеста.
  - Ну ёлки зелёные! - гневно закричала она, - Какого чёрта! Кто спёр мясо!?
  Это вопрос заставил встрепенуться всех. Вяленое мясо составляло их неприкосновенный запас, поэтому его исчезновение ничего хорошего не сулило. Минимум дело окончиться скандалом. Это если мясо найдут... А если нет, то ближайшую неделю их ждёт только пустая каша на завтрак, обед и ужин!
  Бул вернулся в тот момент, когда бурные поиски припасов переросли в жаркие споры о том, кто их стащил!
  - Спокойнее, что происходит? - спросил Бул, входя в библиотечный зал.
  - Кто-то съел наши запасы! - заявила Авеста, косясь на Хама.
  - И он жжёт книги! - пожаловался Овэн.
  Бул перевёл взгляд на здоровяка, нахмурился, заметив пустые шкафы и отошёл от Хама на пару шагов:
  - Топить костёр книгами, это всё равно, что бросать в топку деньги, - заметил он, осознавая, что теперь тайник уже не понадобиться, - но меня больше беспокоит то, что он делал это голыми руками. Болван, там же может быть что-то похуже рутины! - обратился он к громиле и поймал недобрый взгляд от него, - Только держись от меня подальше. Я не хочу от тебя что-нибудь подхватить, - попросил Фаларид, но Хам привычно проигнорировал его слова.
  Поняв, что спорить с здоровяком бессмысленно, Бул бросил это дело:
  - Что с припасами? - повторил он.
  - Их нет! - ответила Авеста, демонстрируя пустой мешок, - Кто-то вытащил лежащий в нём кулёк с мясом и утащил, - девушка обернулась к Хаму и Овэну, а затем в сердцах закричала, - Кажется, кто-то решил, сегодня ночью, хомячить его в одиночку! Сволочи! Убью, если узнаю, кто это сделал!
  Не сказать, что Хам был из пугливых, но сейчас даже он предпочёл смолчать: "Разбушевавшаяся баба, это не к добру" - решил он.
  - Где лежал мешок, и кто видел запасы последним? - продолжил допытываться Бул. Его цепкий взгляд перебегал от одного спутника к другому.
  - Они были в моём мешке, - призналась Авеста, - Я оставила его, пока разводили костёр. В это время кто-то в него и залез!
  - Но мы же были всё время на виду, у шкафов с книгами, - запротестовал Овэн, - Никто из нас не подходил к твоему мешку!
  - Тогда, кто это сделал?! - задала вопрос Авеста.
  - Вероятно, кто-то из наших "соседей", - ответил Бул.
  - То есть? - переспросила девушка.
  - Я видел следы некрупного зверя, - после этих слов споры стихли. Если эта тварь смогла незамеченной пробраться в лагерь, то спать сегодня не придётся никому.

Глава 63

  На привале сон не шёл. Всюду мерещился вездесущий чупакабра. Этот неуловимый зверь и в рассказах бывалых ходоков представал не в лучшем свете, а в пустынных коридорах Шпиля, виделся и вовсе зловещим демоном.
  Монотонный гуд опор был способен погрузить в дрёму любого, но малейший шорох заставлял отряд нервно вздрагивать. Мало кому хотелось, чтобы его навестил кровососущий паразит!
  Труднее всего приходилось часовому. Ему спать не полагалось, а утомлённое воображение рисовало тенями страшные картины. Ведь не так ужасно, то что находиться под покровом темноты, чем то, что рисует наше воображение! Порой действительность на его фоне меркнет.
  - Это всего лишь ветер, - уверял себя Овэн, борясь с нервами. Он заступил на вахту после Була и отчаянно старался не паниковать, - Ничего страшного тут нет!
  Однако, в этот раз причины для беспокойства действительно были. Притаившись за углом за людьми наблюдал местный "абориген". Он терпеливо ожидал подходящего момента.
  Костёр уже почти погас, из-за чего в читальном зале было темно. И чем меньше оставалось света, тем ближе подбирался зверь. Порой ему приходилось подолгу выжидать, пока люди не потеряют бдительность, чтобы продвинуться вперёд.
  Он чувствовал их запах. Добычи было много, это хорошо! Так много добычи - редкость для скудного Шпиля! Добыча - это хорошо. Или нет? Ах, да! Её ещё нужно поймать... Подобраться поближе и перегрызть глотки одному за другим. Иначе они будут огрызаться, а вместе они сильнее...
  Поэтому ночной демон был терпелив, но время шло. Скоро добыча проснётся и уйдёт, а вместе с ней и надежда на сытый желудок!
  У кого же первым сдадут нервы? В какой-то момент человек ослабил внимание и этим воспользовался проворный зверь. Он двинулся вперёд.
  У входной двери была натянута "погремушка", - леска с привязанной к ней банкой. Это нехитрая ловушка могла выдать приближение чужака. Стоило задеть леску, как банка начинала греметь, поэтому её и называли - погремушкой.
  Однако зверь был хитёр и ловок. Не раз встречая людей, он понимал, чего от них стоит ожидать. Не было у двуногих такого трюка, который зверь ещё не знал. Закон в Шпиле прост: "либо ты, либо тебя", а это значит, что большинство опытов со встречными и поперечными, заканчивается чей-то смертью. Свой "опыт" зверь буквально выдирал с мясом из глоток конкурентов.
  Он заметил ловушку, осторожно обнюхал её и... перепрыгнул, ловко и изящно, но главное тихо. Оказавшись внутри читального зала, он шмыгнул в сторону и спрятался за книжный шкаф.
  Почувствовав лёгкий шум Овэн насторожился и обратил внимание на вход. Его фонарик выхватил из мрака пустой дверной проём, однако в свете фонаря тени вокруг казались ещё более зловещими.
  Овэн долго вглядывался в темноту дверного проёма и его воображение рисовало кошмарные ужасы, притаившиеся за порогом двери. Они словно ждали приглашения, чтобы войти и растерзать спрятавшихся людей.
  Парень был готов отдать многое, чтобы не приближаться к входу, но долг обязывал проверить цела ли погремушка. Он ещё раз бросил взгляд на темноту за порогом и сглотнул.
  Кошмары за дверью, хищно скалясь, поманили его к себе: "Да, да, мы все знаем, что ты сейчас должен сделать! Ближе, подойди ближе!!!"
  Овэн долго колебался, ему не хотелось покидать безопасное место и идти проверять вход, но в конце концов он нехотя пошёл к двери. Кошмары за порогом заликовали, норовя схватить человека и утащить с собой вглубь тёмного коридора.
  - Идите вы к чёрту! - тихо взмолился Овэн, обращаясь к воображаемым ужасам, - Мне и без вас жутко...
  Воистину наши кошмары страшны, но борясь с ними так легко не заметить настоящего врага!
  Тем временем зверь притаился под шкафом и дождался пока человек пройдёт мимо него. Оказавшись за спиной человека, он двинулся следом за ним.
  Подойдя к двери Овэн остановился у входа. Погремушка была цела, - значит ему просто померещилось! Успокоившись этой мыслью человек расслабился и повернулся назад... Именно этого и ждал зверь! Он молнией бросился человеку на шею, тот машинально прикрыл рукой лицо и упал, задев погремушку.
  Раздался грохот, который всполошил всех остальных. Люди повскакивали со своих мест и заметались в поисках противника. Тем временем зверь отчаянно терзал свою жертву. Почуяв опасность, хищник метнулся в сторону, прямо навстречу Булу.
  Он подскочил к нему и попытался укусить в промежность, чем заставил Фаларида сильно понервничать. Противник не был таким уж крупным, однако прыть проявлял не дюжую.
  Уворачиваясь от скачущей вокруг него тени Бул пытался придавить назойливого зверя, да не тут-то было. Не теряя скорости тварь метнулась к Хаму с Авестой и вскоре от цепких зубов спасался уже весь отряд.
  Закончилось всё тем, что ночной гость в темноте налетел на чей-то мешок и споткнулся. Воспользовавшись этим моментом, группа попробовала окружить его, но зверь проворно юркнул под шкаф, а оттуда бросился к выходу, растворившись в ночной темноте. Попутно он снёс стоящую там погремушку. Та зацепилась за лапу зверя и по Шпилю поползло громкое дзиньканье, которое вскоре оборвалось.
  - Твою ж... - зло выдохнул Бул, отдышавшись после погони, - Вот бестия! Все целы? - на ногах были все кроме Овэна. Бул бросился к другу, но тот не двигался. Тут Фаларид побоялся худшего, - Свет! Дайте свет! - попросил он.
  Авеста подобрала с пола фонарик, оброненный Овэном и включила его. Парень лежал на полу и сжимал окровавленной рукой горло. Его сильно трясло.
  - Кажется, сегодня не мой день, - тихо простонал Овэн.
  Бул аккуратно поднял руку друга и осмотрел его горло. На шее была кровь, но горло было цело.
  - Скорее в рубашке родился, - ответил Фаларид, - Эта бестия погрызла тебе руку, а могла кадык вырвать... Можешь пошевелить пальцами?
  Овэн пошевелил пальцами и отозвался: "Больно".
  Бул кивнул:
  - Главное, что двигаются. Надеюсь эта тварь была не бешеной, -услышав это Овэн с испугом покоился на друга. На лице у него было написано горькое: "Боже, за что мне всё это!'
  - Бодрее, господин посол, сейчас мы тебя поставим на ноги! - попытался взбодрить его Бул.
  Для Овэна это был тяжёлый день!

Глава 64

  Несмотря на то, что ночное происшествие закончилось благополучно, нападки твари продолжились. Каждый привал происходило что-то неприятное: то припасы попадут, то что-нибудь утащат, а бывало, что зверь нападал и на зазевавшихся людей.
  Приходилось держать ухо востро. Все были как на иголках. Друзья решили устроить несколько засад, но ловушки, расставленные для зверя, не помогали. Противник был проворнее и действовал только в темноте, завидев свет, он сразу скрывался.
  Во время привалов Бул осматривал близлежащий коридоры и даже находил пару мест, где отсыпался зверь, но тот был очень осторожен и не приходил туда дважды. Всё это затрудняло поимку твари.
  Вечный мрак коридоров был главным союзником противника. Там, где он проигрывал в силе, он брал хитростью и ловкостью. Трудно представить, что животное может быть таким сообразительным, но Шпиль был особым местом.
  Простые твари тут не выживали. Нужно было уметь адаптироваться и в здешних условиях малый размер был не недостатком, а преимуществом. Чем меньше ты, тем проще тебе спрятаться, а засада была тут основным охотничьим приёмом. Всего-то нужно было дождаться пока добыча подойдёт достаточно близко и стремительно вцепиться ей в горло.
  Овэн, например, уже успел почувствовать на себе силу зубов зверя и желания повторять у него не было... Стоит ли удивляться, что маленькая, но проворная бестия держала в напряжении целый отряд?
  Огонь отпугивал эту тварь, но он был слишком ценен для того, чтобы постоянно жечь ресурсы. Без света в глубине Шпиля делать было нечего. На Периферии можно было положиться на дневной свет, но чем дальше вы уходили оттуда, тем больше погружались в вечный мрак.
  Раньше тут работало освящение. Оно повторяло ход времени на "поверхности" Шпиля и менялось в зависимости от времени суток. Утром и днём оно было ярче, а к вечеру свет становился более приглушённым. Так, жители Шпиля, могли лучше ориентироваться во времени, но те времена давно прошли, теперь здесь царила постоянная ночь и лишь в редких местах, свет с поверхности пробивался в толщу Шпиля.
  Группа несла с собой запас факелов, масла и две "чудо-лампы", - спасибо за это Хромому-мастеру. Он был не только опытным проводником, но и умельцем на все руки. Ещё был фонарик, добытый Овэном, но его берегли. Батарея была не вечной.
  Хромой называл своё чудо - "лампами Алладина". Как он говорил, потому что они могли исполнять желания! Разумеется, что главное желание в Шпиле - это поскорее из него выбраться и тут лампы спасали положение!
  Без света было тяжело. Даже "нить Ариадны" не помогала. По сути это была всего лишь страховочная верёвка, связывающая всех членов группы, но она позволяла не потеряется в темноте. Однако, кроме этого проводник должен был искать дорогу вперёд. Тут и нужен был свет!
  Лампы были гордостью Хромого. Они состояли из склянки с маслом и стеклянного колпака. Из склянки торчал фитиль, который был закрыт стеклянным колпаком. Этот колпак укрепляло несколько железных прутьев. Они начинались у основания лампы и соединялись вверху над колпаком. Там же было приделано кольцо, чтобы лампу можно было нести.
  Вы спросите: "Что же тут особого?" - Эти лампы не только дарили свет, но и показывали время!
  Группа берегла свои запасы. Конечно, ведь неизвестно сколько ещё придётся идти! А правда, сколько? Это был ещё один жизненно важный вопрос.
  Время было столь же важно, как и свет. Оно следовало за ним. Оказавшись внутри Шпиля человек попадал в безвременье, ведь он не мог видеть смену дня и ночи. Лишённый этого ориентира человек быстро терялся, что было смертельно опасно. Ведь не зная времени нельзя было правильно распределить силы и ресурсы. Банально, на выходе из Шпиля, можно было встретить голодную смерть, а не спасение. Стоило лишь ошибиться в оценки своих запасов и пройденного пути.
  Разумеется, можно было найти наручные часы, но ведь они работают от батареек, а где их взять в мёртвом городе, посреди рухнувшего мира? С заводными часами дело обстояло ещё хуже, их, во времена Була, можно было найти разве, что у антиквара.
  Бул помнил, что у его отца были особые часы с солнечной панелью. Они заряжались просто, - лёжа на солнце! Это было огромное сокровище! Реликвия, оставшаяся со времён до прихода Моосов. Но где взять такие на земле???
  В отсутствие часов приходилось полагаться на смекалку. У ходоков было много трюков для определения времени. Можно было ориентироваться на сон. Человеку нужен отдых примерно один раз в сутки. Стало быть, если тебя начинало клонить в сон, то значит, что день прошёл! Разумеется, это был очень грубый способ определить прошедшее время...
  Были и более экзотические способы! Можно было ориентироваться на рост волос! Например, Бул знал, что щетина у него отрастёт где-то за неделю. Следовательно, неделю пути он, в прямом смысле слова, почувствует на собственной коже!
  Но куда точнее всех этих трюков были "Лампы Аладдина", собранные Хромым. Этот умелец догадался вставить в стенку масляной склянки стеклянную шкалу. Масло выгорало с определённой скоростью. Следовательно, с ходом времени в лампе его оставалось всё меньше, а шкала помогала определить, сколько времени прошло с момента, когда лампу зажгли. Нужно было только посмотреть на уровень масла в лампе, чем меньше масла, тем больше прошло времени.
  По сути, такими "часами", пользовались шахтёры ещё задолго до появления Моосов. Однако эта маленькая хитрость существенно упрощала путь! Но что делать во время привала? Ведь запас масла был ограничен, поэтому лампы использовали только в пути.
  Во время привала, первым делом, искали всё, что можно поджечь и жгли костёр. Это позволяло сэкономить ресурсы и добыть свет. За временем же следила Авеста.
  Она несла с собой небольшую алюминиевую чашу, в которой было отверстие. Это отверстие было совсем крохотным. Если положить чашу в воду, то она начинала очень медленно тонуть. На внутренней стенке чаши были отмечены цифры. Если вода, наполняя чашу, достигала отметины, то это значило, что прошло определённое время. Так можно было отмерить четыре часа. Именно столько времени проходило до того момента, как чаша утонет. Именно столько времени составляла одна вахта часового.
  Когда группа вставала на привал, то Авеста, первым делом, "заводила" часы. С грамматикой у неё были проблемы, но до четырёх считать она могла! Могла досчитать и до ста, но чаша не была такой большой, чтобы отмерить столько времени.
  К своей обязанности девушка подходила ответственно и у неё время утекало строго по графику, - четыре часа и не минуты больше! И вот, в очередной раз встав на привал группа занялась привычными делами.
  Бул отправился осматривать округу, чтобы убедиться в безопасности ночёвки. Овэн и Хам начали поиски топлива для костра, а Авеста взялась за часы, да вот незадача, куда-то делась заветная чаша!
  Обыскав вещмешок, девушка пришла в уныние:
  - Опять проказы этой маленькой гадости! - подумала она. Ранее, зверь, что преследовал их, уже забирался в рюкзаки, и каждый такой визит, оборачивался долгими поисками выпотрошенных вещей. Видать и теперь, придётся отправиться на поиски! - Что делать? - размышляла девушка, - Ребята при деле... но чашу нужно срочно найти! Ладно, не беда, сама отыщу! Не так это и сложно. Тут не страшнее, чем в родных катакомбах!
  Придя к такому решению, девушка зажгла запасной факел и отправилась на поиски "часов".

Глава 65

  Сначала Авеста осмотрела место стоянки, но там чаши не было. Тогда она отошла подальше и у бокового хода увидела следы. Там были капли пролитой воды, словно, кто-то тащил что-то по полу. Решив, что это были пропавшие ·часы?, Авеста пошла вглубь прохода.
   Внутри было темно, что было не удивительно! А вот белый клубок шести, ёрзающий в конце коридора вызывал тревогу! Памятуя о страшном звере Авеста захватила с собой нож. Его гладкая рукоять придавала ей уверенности, но руки всё равно дрожали. Выставив факел вперёд, она подошла чуть ближе, чтобы рассмотреть свою находку. В этот момент клубок шерсти вскочил и приблизился к ней.
  Авеста вздрогнула и замерла на месте, а шерстяной клубок остановился рядом с ней. В свете факела можно было рассмотреть незваного гостя. Это был небольшой, но очень кудрявый и пушистый пудель! Шерсть у него была серой. Он стоял и щурился. Судя по всему, глаза у этой милахи не привыкли к яркому свету, что и сбило его с толку.
  - Какая прелесть, - прошептала удивлённая Авеста. Она наклонилась поближе, - Вероятно, если тебя отмыть, то ты будет абсолютно белым, как облачко! - в голову девушке пришла идея: "А не забрать ли пуделя с собой??"
  Однако пушистая милаха не дала ей времени развить эту мысль. Словно почувствовав настрой девушки, пудель бросился ей на встречу.
  Авеста, поначалу решила, что собачонка хочет её облизать и приготовилась заключить милаху в объятья, но потом, ей в глаза бросились бурые пятна на кончиках собачьих ушей... и это была не грязь! Девушка перевела взгляд на морду собаки и обомлела.
  Внезапно милый, славный пуделёк превратился в настоящее чудовище! Его глаза налились кровью, стали вылезать из орбит и дёргаться. Тварь оскалила пасть с пожелтевшими клыками, явно желая вцепиться кому-то в шею!
  - Ма-ма... - только и успела проговорить девушка. Стремительна перемена ·милахи? застигла Авесту врасплох, но прежде чем тварь перегрызла её горло, в ноги девушки упал тяжёлый вещмешок и сбил её. Она свалилась на пол, и злобная собачонка пролетела над её головой.
  В коридоре раздался голос Була: ·Стой, сволочь!? Рядом проскочила тень, и выхватив факел из рук Авесты, умчалась вслед за безумным пуделем.
  Девушка перевернулась на живот и уставилась в темноту коридора. Там шла схватка не на жизнь, а на смерть. Раздались выстрелы, но пули не достигли своей цели, было слишком темно, да и цель была очень вертлявой.
  Пудель с дьявольской скоростью метался по полу. Бул же размахивал факелом факелом, отгоняя зверя, когда тот приближался, чтобы атаковать. Натыкаясь на огонь, тварь отскакивала назад, но только для того, чтобы тут же сделать новый заход на цель.
  Поняв, что оружие бесполезно Бул отбросил пистолет и достал нож. Как только пудель, в очередной раз, наткнулся на факел, Бул бросался на него. Можно было предположить, что тварь отступит, как и раньше, но в этот раз она, почуяв близость человека, рванулась вперёд и вцепилась в него.
  Раздался отчаянный крик и факел рухнул на пол. В этот момент Авесту пробрало ещё больше. Она лежала в темноте и прислушивалась. В глубине коридора раздавалось что-то похожее на чавканье. Девушка, дрожа от страха, поднялась на ноги и замерла. Странные звуки продолжали раздаваться в темноте и в голове у Авесты заметались испуганные мысли: ·Что делать? Бежать? Но тут остался Бул! Найти его? Но где-то рядом чёртов пудель!?
  Слабой рукой Авеста подняла упавший факел и его свет озарил поле боя. Пол был исцарапан когтями маленького пушистого чертёнка, а в углу, оперевшись спиной на стену, сидел Бул. Вид у него был скверным. Он был бледен и в крови.
  Бул прижимал к животу руку, на которой мёртвой хваткой висел пудель. Второй рукой он раз за разом вгонял нож в брюхо этой зубастой твари.
  - Ах ты ж с..ка, ты с..а, - тяжело простонал он. На его глаза наворачивались слёзы, - Больно-то как! - несмотря на это, пудель не собирался разжимать челюсть, а лишь продолжал пялиться на человека выпученными глазами. Поняв, что противник мёртв, Бул вставил лезвие ножа между зубов твари и попробовал их разжать, но это было не просто. Казалось, что пудель, даже мёртвым, продолжал сопротивляться.
  - Бул! - с тревогой вскрикнула Авеста и бросилась к нему, - Ты живой! Давай я тебе помогу!
  - Подожди, - прохрипел он, орудуя ножом, - Дай я от этой твари избавлюсь... И как тебя угораздило на неё нарваться?! Да ещё встала перед ней, ворон считаешь!
  - Я искала водяные часы, - растерянно ответила девушка, - Их кто-то утащил, а тут эта мила... - девушка заикнулась, - ... ха.
  Бул посмотрел в яростные глаза пуделю и проговорил: ·Какая же ты хитрая, сволочь!? - после чего он обратился к Авесте, - Он тебя выманил.
  Девушка округлила глаза от удивления: ·Откуда ты знаешь? Ты хочешь сказать, что он специально это сделал??
  - Да, чёрт его знает, только не первый раз он наши мешки потрошит!
  - Так это и есть та тварь, что всю дорогу донимает нас! - догадалась Авеста.
  - Очень надеюсь, - ответил Бул сумев наконец-то разжать челюсти пуделя. Он попытался встать, но упал назад. Голову заволокло туманом и ноги были ватными. 'Что это? Толи темнота, толи в глазах пелена' - не мог понять Бул.
  Авеста схватила его за руки о потащила вверх. Со второй попытки у Фаларида получилось встать. Целой рукой он забрал у девушки факел и поднял его вверх. Освободив руки Авеста покрепче перехватила плечо Фаларида. Она поддерживала его на ногах и так они двинулись в сторону лагеря.
  Встав Бул бросил взгляд на пол, где осталась лежать тушка пуделя. Он протянул руку, чтобы её забрать, но рука не слушалась. Заметив это Авеста юркнула вниз и подняла трофей.
  Фаларид хотел предостеречь её от этого, но язык не вязал. Когда Авеста взяла тушку зверя за загривок, чёртов пудель ожил и вцепился ей в руку. Бул напрягся, но потом понял, что ему это только показалось. К счастью мёртвый пудель безвольно висел у Авесты в руках. Фаларид облегчённо выдохнул.
  Как они шли назад, он не помнил, ясность ума вернулась к нему только в лагере у походного костра. Костерок безбожно чадил, но его горький запах показался Булу сладким и близким. Уж лучше тут, чем в холодных и тёмных коридорах Шпиля!
  Осмотревшись он увидел Авесту, сидящую над ним. Девушка накладывала ему на руку повязку. При этом она не жалела мазей и трав, что выделил им Химик. Увидев такое расточительство, Бул бы рассердился и отчитал девушку, но у него не осталось для этого сил, да и туман в голове не до конца растаял.
  - Где остальные? - спросил Бул, - Сколько прошло времени?
  - Ребята пошли за твоим вещмешком и пистолетом. Ты же бросил их там, - ответила девушка, - А время... - девушка отвела взгляд в сторону, - Прошло около двух часов, - она улыбнулась и выпрямившись гордо произнесла, - Я нашла часы! Теперь мы не потеряемся во времени!
  Бул подумал, что лучше бы они потеряли эту чёртову чашу, чем потеряли бы её. Он был зол оттого, что девушка проявила такую неосмотрительность. Это повлекло за собой плачевные последствия, но могло быть и хуже!
  Посмотрев в глаза Авесты, парень хотел было высказать ей всё, что наболело, но не случилось... Просто не хватило сил! Опустив голову на рюкзак, он расслабился и постарался успокоиться. Однако, об этом случае он не забыл.
  Через день раненная рука стала оживать. Если до этого Бул не мог ей даже пошевелить, то теперь он хотя бы чувствовал её.
  - Держи, - сказал он Авесте на очередном привале.
  - Что это? - удивилась девушка.
  - Не узнаёшь знакомого? - Бул ехидно улыбнулся, протягивая собеседнице вычищенную шкурку пуделя. Он надеялся, что этот ·талисман? отобьёт у неё охоту лазить по тёмным углам.
   Девушка брезгливо покрутила носом перед шкуркой зловредного пуделя. Та вызывала у неё массу неприятных воспоминаний. В голове всплыл эпизод, когда адская собачонка бросилась ей на встречу. То, как за секунду изменилось её морда, будет ещё долго сниться Авесте в кошмарах.
  Но потом девушку осенило: ·Это же подарок!? Она бросила на Була благодарный взгляд и просияла. Затем выхватила шкурку из рук дарителя и накинула себе на шею.
  - Мне идёт? - кокетливо поинтересовалась она, на что Булу оставалось лишь закатить глаза.

Глава 66

  Через пару дней группа подошла к решающей точке. Рука у Була стала заживать. Если до этого он не мог ей пошевелить, то теперь, хотя бы чувствовал её. Однако болеть она не переставала.
  Химик снабдил группу запасом самодельных "медикаментов". Туда входили и обезболивающие. Лауданум - как он их называл. Говорят, что кудесник настаивал их на спирту и маке.
  Злые языки поговаривали, что чтобы не делал Химик, у него всегда получалась брага или дурман. Так ли это на самом деле, Бул не знал, но голову Лауданум заволакивал плотно. Это Фаларид знал на собственном опыте. Однако, справедливости ради, стоит отметить, что обезболивающие от Химика свою прямую функцию выполняли хорошо.
  Бул смачивал ими кусочек ткани, наматывал его на палец и вдыхал пары. Только после этого боль в руке отступала. При этом он раз за разом вспоминал чёртового пуделя, а за одно и Авесту.
  - Ох, и угораздило же её влезть туда, куда не следует! Да, что уж поделать? Нужно двигаться дальше... - думал Бул.
  Он сидел возле костра, над толстым слоем пыли и уцелевшей рукою рисовал план их восхождения. Щетина у Була начала колоться, а это значит, что в пути они были уже неделю. Фаларид бросил взгляд на записи сделанные в ходе путешествия.
  Вместо бумаги приходилось использовать кору. Цифры, вырезанные на ней, свидетельствовали о прошедшем времени. Каждый раз, когда гасились лампы или, когда Авеста снимала водяные часы, группа записывала показание "приборов". Сложив полученные записи, можно было понять, сколько всего прошло времени с момента начала путешествия.
  Расчёты подтверждали догадку Фаларида. Конечно, и лампы, и водяные часы давали погрешность, но так, или иначе, седьмой день пути миновал.
  - А запасов не так много... - закончил Бул свою мысль.
  В вещмешках было ещё вдоволь еды, но путь назад займёт не меньше недели. Обратная дорога съест все припасы, даже глазом моргнуть не успеешь! Если только они не найдут быстрый способ спуститься вниз, а до тех пор лучше экономить.
  - Можно, я, наконец-то, займусь обедом?! - настойчиво спросила Авеста и голос её не тепел пререканий.
  Бул вынырнул из своих размышлений и увидел недовольное лицо девушки прямо у себя перед носом.
  - Да, конечно! - ответил он, затем обмотал вокруг руки край куртки и вытащил из кипящего котелка термометр.
  Авеста, напоследок, ещё немного поворчала о том, что Бул испортит своими фокусами обед и занялась кашей. Это была их последняя ночёвка с горячей едой. Дальше вода - только по расписанию. Иначе группа назад не выйдет. Придётся обходиться сухпайком.
  Кстати, пудель на вкус оказался жилистым и твёрдым. Даже тут он проявил свой скверный характер, но бросать мясо, пусть и не самое лучшее, было грешно.
  Бул не стал спорить с Авестой и уступил ей место у котелка. В последние дни, на приготовление еды, уходило всё больше времени, а ему не хотелось остаться без обеда, и дело тут было совсем не в поваре.
  Авесте можно было лишь посочувствовать, от необходимости "воевать" с кашей, у неё постоянно было плохое настроение. А всему виной, - падающее давление. Высота сказывалась.
  Фаларид посмотрел на термометр в своих руках и отметил температуру - 98 градусов. Нормальных часов в Шпиле не нашлось, зато нашёлся старый термометр! Он был исправен, так что пришлось придумывать ему применение.
  Поломав голову, Бул вспомнил рассказ Хромого проводника о том, как он совершал восхождение в попытке забраться на самый верх Шпиля. Между слов Хромой заметил, что на высоте вода закипает медленнее. Он называл это "проклятием Шпиля". Дескать Шпиль не хочет открывать свои тайны и поэтому мешает ходокам подниматься выше. У Була же было своё объяснение для этого феномена.
  Ковчег летает на высоте, где давление намного ниже, чем на поверхности. Нужное давление в нём поддерживается искусственно. Каждый член экипажа знает, как определить утечку воздуха и что делать, чтобы её устранить. Это знание вбивали в голову всем, всем от мала до велика, и сын Властителя не был исключением. Ведь от этого зависела жизнь всего корабля!
  Первым шагом в подготовке были азы физики и знания об атмосферном давлении. Как член экипажа, Фаларид знал, что давление влияет на температуру нагрева. Проще всего это было увидеть на котелке с водой. Чем выше ты был, тем больше нужно было тепла, чтобы вода закипела.
  Зная температуру кипения воды, можно было определить высоту. Сейчас это было важно. Нужно было понять насколько высоко поднялась группа. Поэтому Бул взял с собой в дорогу найденный термометр, и если верить ему, то они преодолели примерно две трети от высоты Шпиля.
  Об этом говорила и заметная качка под ногами. Верхние этажи Шпиля раскачивает от сильного ветра и это движение стало ощущаться. Ни Хам, ни Авеста никогда не были на борту Ковчега. Как жители земли они чувствовали недомогание в этих условиях. Их укачивало, а вот Овэна с Булом качка ободряла и напоминала о покинутом доме.
  Ведь любой Ковчег "мурчит" в такт своему двигателю, и каждый его житель привыкает к этой "песне". Без неё он чувствует себя отвратительно. Для этого даже придумали название - "Земная болезнь". Булу с Овэном, тоже, понадобилось время, чтобы привыкнуть к отсутствию качки.
  Так или иначе, все признаки указывали на то, что они, как никогда близко, подошли к вершине! При благоприятных условиях, ещё пару дней и они будут у цели! Эта мысль заставляла порадоваться, но Бул старался не спешить и отгонял преждевременную радость. Нельзя делить шкуру неубитого зверя.
   Бул прижал к носу смоченную в Лаудануме тряпицу и вдохнул. В голове у него появилась приятная лёгкость. Эта лёгкость развеяла ноющую боль в руке.
  - Чёрт, лишь бы не заражение! Мне только гангрены не хватало! - подумал Бул. Мысли его были спутаны и вялы. Его взгляд упал на тряпицу с обезболивающим, - С этим тоже надо завязывать, - решил он, - Мне по минному полю идти, а голова не варит.
  Через день подъёма группа впервые увидела солнце. Они вошли в высокий и просторный зал со стеклянной крышей. Крыша частично обвалилась и через неровные проёмы струился дневной свет. Это событие заставило людей ликовать, как ликуют те, кому покоряются горные вершины.
   Все с нетерпением собрались у столба света, струившегося из пробитой крыши. Стали протягивать руки вверх и купаться в тёплых лучах солнца. Лишённые света ходаки радовались возможности погреться и увидеть дневное светило. Эта возможность позволяла ненадолго забыть о холодных и тёмных туннелях Шпиля, об опасностях пройденного пути, и об неопределённости будущего. Ведь эта вершина была куда коварнее любого пика... Восхождение ещё не закончилось. Впереди ждали неприятности... Как же можно не стремиться к ним, - они же ждут!?

Глава 67

  Группа решила осмотреть найденный зал. Поэтому ребята отцепили "нить Ариадны" от поясов и разбрелись в поисках чего-нибудь интересного.
  Тут было тихо, лишь дождевые капли барабанили по крыше, да отдалённые крики птиц нарушали покой этих мест.
  Посередине зала возвышалась платформа, на которой стояли ряды скамеек. На концах платформы были проходы. Из одного пришли ходаки, куда вёл второй было непонятно.
  Вдоль стен висели старые плафоны. Электричества не было, и поэтому помещение освещалось лишь дневным светом, пробивающимся сквозь потолочное стекло.
  Стёкла на потолке были цветными. Когда-то давно, в яркий, погожий день, солнце раскрашивало их, во все цвета радуги, и посетители могли увидеть на полу причудливые картины, написанные светом. Но те времена прошли, скопившаяся грязь сделала стёкла тусклыми и серыми.
  Бул стоял под пробитой крышей и смотрел вверх. Где-то выше выл ветер и кричали чайки. Это говорило о том, что над ними есть ещё, как минимум, несколько этажей и Фаларид хотел понять сколько их осталось.
  От наблюдений его отвлёк окрик Овэна:
  - Идите сюда! Я что-то нашёл!
  По бокам от платформы расположились два пути. Над ними, на потолке, шли рельсы. Пути отделяли платформу от стен и упирались в темноту туннелей. Тоннели вели куда-то дальше, за пределы зала и Овэн хотел выяснить куда.
  Группа поспешила на крик Овэна и увидела его на краю платформы. Он смотрел вверх на потолок.
  - Что это? - спросил он у собравшихся и указал на рельсы.
  Бул почесал затылок и ответил: "По-моему, это называется железной дорогой. В детстве у меня была похожая игрушка. Только там рельсы были на земле. По ним ездил поезд".
  - Серьёзно? - переспросил Овэн.
  - А что тут удивительного? - опешил собеседник, - Вагон ставиться на колёса, колёса на рельсы, и он движется вперёд разгоняемый двигателем.
  - Нет, я не о том, - с досадой произнёс Овэн, - У тебя, правда, была такая игрушка? Почему у меня её не было?!
  Стоявший позади Хам раздражённо фыркнул. У него в детстве, из игрушек, был только пистолет восьмого калибра, да кусок арматуры.
  - А можно ближе к делу? - попросила Авеста. Глаза у девушки горели. Ещё до появления Була с Овэном она тиранила Хромого расспросами о "чудесах" Шпиля, а после их появления, тиранила ими же своих новых друзей, и судя по всему вот оно! Одно из "чудес", прямо перед ними! - На этом можно ездить?
  - Да, - подтвердил Бул, - Наверное... Только понять почему рельсы на потолке. Не идёт же поезд верх ногами???
  По правде говоря, тут был ещё один вопрос, - где достать сам поезд? Однако тут слово взял Овэна.
  - Смотрите, а рельсы то блестят! - и правда, они были отшлифованы и сияли словно зеркало. За годы бездействия им полагалось покрыться слоем ржавчины и пыли, а тут они блестели как новенькие!
  В умах ходоков уже зародились смутные сомнения: "Это явно не спроста. Их используют!", но перед тем, как кто-то успел озвучить эту мысль, рельсы завибрировали и начали гудеть. Вслед за ними и весь туннель стал содрогаться и реветь.
  - В укрытие, живо! - скомандовал Бул, правда это было излишне, желающих стоять на месте не нашлось. Группа метнулась от края платформы и залегла на противоположной стороне.
  Гул стал нарастать и выход из тоннеля озарился светом. Затем оттуда выскочил состав. Он с диким свистом пронёсся мимо станции и исчез в тоннеле.
  Внутри поезда горел свет и там сидели люди! Пока состав летел мимо станции, Бул ухватился взглядом за вагон и постарался разглядеть их лица. Это оказалось не так-то просто. Движение смазало краски, и мало что удалось разглядеть, но одно он заметить сумел - это глаза, глаза с золотым ободком.
  - Вот это да! - воскликнула Авеста, задыхаясь от счастья, - Вы это видели? Он парил над землёй! Он висел на... на этих штуках на потолке! И скользил по ним! - вид у девушки был такой, словно сбылась её заветная мечта. Она была готова прыгать от радости.
  - Глаза... - ошарашенно повторил Бул, - глаза. Я их уже где-то видел... - в голове у него пронеслись события той злополучной ночи, когда погиб Клайди.
  - А разве в Шпиле есть электричество? - как бы между делом спросил Овэн. Хотя вопрос был важным. Думал парень в верном направлении. Электростанции, что питали город, были мертвы. Даже небольшой генератор был ценным трофеем, а тут целая железная дорога! На такое удовольствие нужно много энергии.
  - Ты хочешь сказать, где они его берут? - переспросил Бул и Овэн кивнул в ответ, - Хороший вопрос... А для чего нужно электричество? Чтобы работала техника! А техника - это всегда лакомый кусок. Думаю, там будут жирные трофеи.
  - Может даже радиостанция найдётся! - с надеждой подхватил Овэн и добавил про себя, - "Или кондитерская фабрика..."
  - Авеста, у тебя есть карта этих мест? Здесь есть депо или что-то вроде этого?
  Девушка достала ворох бумаг и стала в них копаться. Лицо у неё было озадаченным. Что такое депо, она представляла смутно, но от этого её поиски не становились менее целеустремлёнными.
  Вынув, наконец-то, заветный буклет Авеста раскрыла его и уставилась на пёструю схему метро. Состояла она из хитрого переплетения разноцветных линий, колец и станций. Одних линий там было не менее двадцати и где, что находилось, сам чёрт ногу сломит прежде, чем найдёт!
  Условно, в схеме можно было выделить две части. Первую, - подземную, которая плавно перетекала во вторую, - надземную часть. Сейчас подземная часть была мало интересна, всё-таки группа забралась достаточно высоко, а вот надземная представляла живой интерес.
  - Тут должна быть следующая станция... - подумав ответила Авеста и указана на одну из линий метро, - Мы должны быть где-то здесь. Как называется это место?
  Бул огляделся. Должны же тут быть указатели? Взять хотя бы эту надпись на стене. Она выложена ровными металлическими буквами. Устанавливали её при строительстве станции, это явно, и не просто так ведь, верно? Должен же быть в ней смысл? Проблема была лишь в том, что на стене осталась лишь часть надписи и та на незнакомом языке.
  В свою бытность, в городе было много вывесок, где текст дублировался сразу на несколько языков. Население было не менее пёстрым, чем разноцветная схема метро. Да и заезжих туристов было немало. Но металл - штука ценная, поэтому неудивительно, что надпись не сохранилась целиком. И то, что принесло много радости предыдущим ходакам, теперь оборачивалось проблемами для наших героев.
  "Уж лучше бы эту часть свинтили!" - подумал Бул, почесал затылок и спросил у окружающих, - Кто-нибудь языками владеет?
  Вопрос был риторическим. Из всех присутствующих, кроме самого Була, похвастаться образованием мог лишь Овэн. Да и тот неуверенно переминался с ноги на ногу, не зная, как подойти к незнакомым буквам. В этот момент он ощущал себя на месте Авесты. Должно быть именно так девушка видела большинство букв. Они представали перед ней как странный и непонятный набор магических символов.
  - Ну, по крайней мере, тут мы все в одном положении, - словно прочитав мысли окружающих, ехидно заметила Авеста.
  Фаларид подошёл ближе и заглянул в схему метро.
  - Должен же быть выход? - озадачился он.
  Буклет со схемой был явно туристическим. В нём были записи на всех языках мира, вот только закон подлости не дремлет! Родного среди них не было. Поэтому со стороны буклет был похож на шпионскую шифровку.
  Фаларид уставился на стену и призадумался. Тут его осенила мысль:
  - Можно попробовать найти похожие слова в буклете. Пусть мы не знаем их перевода, но если это название станции, то оно должно быть указано на схеме!
  Следующих пол часа группа общими усилиями разгадывала туристический буклет. Кто бы мог подумать, что такая безделица может стать такой серьёзной занозой?! Но тем не менее догадка Була оказалась верной, и друзья смогли в конце концов найти нужную станцию.
  В теории это открывало перед группой массу возможностей. По этим туннелям можно было пройти сквозь весь Шпиль. Звучит хорошо, но только в теории. На практике возникали вопросы. Например, что делать, если тоннель метро будет завален или чем-то заблокирован? Чтобы обойти такой завал может понадобиться вернуться к самому началу.
  Именно поэтому ходоки отказались от идеи подъёма через метро, но в свете недавних событий, или точнее в свете прожекторов проехавшего поезда, вырисовывалась интересная перспектива. Раз по туннелю прошёл состав, то стало быть по нему может пройти и группа ходоков! Это была заманчивая и одновременно опасная затея.

Глава 68

  Никто не знал, как часто ходит поезд. При неудачном раскладе с ним можно было столкнуться лоб в лоб. Однако этот путь мог сэкономить время! В Шпиле очень многое от этого зависело. Тут время превращалось в жизнь, а упущенные дни могли обернуться голодной смертью. Хотя это была странная забава рисковать жизнью сейчас ради призрачной надежды не умереть потом...
  - Ты предлагаешь пойти по тоннелю? - переспросила Авеста.
  - Именно, - ответил Бул, - У нас запасы кончаются. Скоро придётся повернуть обратно.
  - Но стоит ли так рисковать? - озадачился Овэн.
  Услышав этот вопрос Бул недовольно дёрнул щекой и настоял:
  - Нам нужно это сделать!
  - Проще будет повернуть назад, - вмешался Хам, - Живой, лучше, чем мёртвый.
  - Верно, - подхватил Овэн, - Потом мы сможем вернуться!
  Фалаид напрягся и сложил руки на груди:
  - Напомнить зачем мы здесь? Мы уже неделю в пути, а ничего толком не нашли. Если мы вернёмся с пустыми руками, то не факт, что сможем снова забраться так далеко. Сколько ресурсов уйдёт на новый поход?! Это будет очень дорого стоить.
  - А сколько будут стоить наши жизни? - криво усмехнулся Хам и его ухмылка посеяла больше сомнения, чем все предыдущие испытания.
  - А сколько будут стоить наши жизни на обратном пути? - парировал Бул, - Или там нам не придётся ими рисковать? Придётся и не меньше, чем здесь! Если мы возьмём куш, так хоть будет повод из-за чего лезть в петлю на обратной дороге. Овэн скажи мне, ты хочешь вернуться домой?! - обратился к другу Бул, - Ты помнишь, что мы здесь ищем? - тот поёжился и кивнул. Он помнил, что без связи дорога назад, на ковчег, им закрыта, а техника была только в Шпиле... и судя по наличию электричества она могла быть, во вполне, рабочем состоянии, а это намного приближало час их спасения, - А теперь ты, - Фаларид ткнул пальцем в Хама, - Ты зачем сюда пришёл? Ведь не просто так припёрся же, верно?
  - Заткнись, а то я тебе челюсть сломаю! - отрезал Хам, но вопрос уже повис в воздухе.
  И правда зачем? Что могло привести его сюда? Только расчёт и желание наживы, а может что-то ещё? Что-то было во взгляде здоровяка, когда он шёл по Шпилю, когда смотрел в бескрайний мрак тоннелей. Это было напряжение, усилие воли, какое делает человек заставляя себя поднести руку к пламени свечи. Усилие, которое заставляет побороть свой инстинкт и боль от языков огня.
  - Неужели он борется со своим страхом? - подумал Овэн и Хам предстал перед ним совсем в ином свете. Кроме жестокости и упрямства в этой груде мышц была ещё и стальная сила воли. Ведь страх это самый сильный противник человека, и если Хам рискнул сунуться в Шпиль, чтобы победить его, то он достоин уважения!
  - Ты же хочешь стать сильнее?! - настаивал Бул, - Вот он, твой страх! Чего же ты сейчас пасуешь?!
  - Грр... Безумец! - прорычал Хам и в голосе его, кроме густо размазанной угрозы, прозвучали нотки одобрения, - На тот свет собрался?!
  - Только не говори мне, что я тут самый неадекватный! - усмехнулся Бул, - Собрались и марш за мной. Мы в шаге от победы!
  Что тут можно было ответить? Конечно можно было послать Була куда подальше, но отчасти он был прав. Все присутствующие имели основания чтобы отправиться в это опасное путешествие. Все они немало положили на чашу весов, чтобы это путешествие состоялось. Так что же, отступать теперь, в шаге от долгожданной награды?
  Приготовившись группа вошла в туннель. Путь им освещали лишь масляные "Лампы Аладина". Правда их одинокому свету ходоки были рады больше, чем любому свету в конце тоннеля. В нынешней ситуации любой источник света грозился оказаться прожектором локомотива!
  Ходоки шли быстро. Это была трудная задача для любого проводника. В свете лампы нужно было разглядеть дорогу и выбрать безопасное место для шага, чтобы не влезть в рутину. Всё это нужно было делать быстро и аккуратно.
  Поэтому Бул не жалел соли. Он щедро рассыпал её по земле перед собой. Временами соль начинала дымиться, выдавая присутствие рутины. В такие моменты сердце ходока замирало. В голове у Була назойливо маячил один и тот же сюжет. Группа упирается в рутину, обойти её негде, а на заднем фоне раздаётся паровозный гудок. В такой ситуации у них просто не будет времени, чтобы вернуться назад.
  Толи мысли материальны, толи закон подлости не дремлет, но в какой-то момент рельсы на потолке загудели, выдавая приближение поезда. Бул прибавил ходу, но тут же резко остановился. Дорога впереди дымилась. Пока Фаларид искал обходной путь его нагнали остальные.
  - Добегались, - вынес свой вердикт Хам, под нарастающий гул рельсов.
  - Ещё нет, - ответил Бул.
  - Но вокруг рутина! - запаниковала Авеста, - Как нам через неё перебраться?!
  Бул ошалело крутил головой по сторонам. Пол впереди дымился и безопасного пути через него не было! Рутина всеядна и живуча. Она смертоносна в своей простоте. Стоит зацепить эту погань, и она съест тебя живьём, медленно, но верно. Это мучительная смерть... Впрочем, быть раздавленным поездом ничуть не лучше!
  - Думай, думай, - нервно повторял Фаларид и озирался вокруг. Он поднял голову вверх, туда где пролегали рельсы. Те продолжали гудеть, возвещая о гибели спешащей навстречу с ними. Тут Була осенило, - Рельсы! - Они имели Т-образную форму, словно кто-то подвесил эту букву верх ногами. Поезд каким-то образом опирался на выступающие стороны и держался на них. Так или иначе люди могли попробовать сделать тоже самое. Чем чёрт не шутит! Терять-то особо нечего...
  Бул двинулся к стене и осыпал её солью. Стена оказалась чистой. По ней шли крючки, а на них висели кабели электропитания. Большая часть из кабелей держались на честном слове, но по ним можно было забраться наверх.
  - Мы пройдём поверху! - объявил Бул, - Полезем по рельсам!
  - Ты рехнулся! - решил Хам.
  - Если у тебя есть другие идеи, то делай, а если нет, то лезь, б***ь, наверх! - не выдержал Фаларид и скомандовал, - Делай как я! - он отцепил трос, связывающий всех членов группы и передал свою лампу Овэну, - Дай мне свой фонарик! - попросил он друга и тот выполнил его просьбу. Бул включил фонарик и зажал его в зубах. Затем он вскарабкался вверх по стене и прыгнул на рельсы. Зацепившись за них, он подтянулся, обхватил рельсы ногами и полез вперёд. Остальные нехотя последовали его примеру. Наспех привязав лампы, и всё что могло упасть, к вещмешкам, они начали подниматься наверх.
  Прогулка по рельсам была весьма опасным предприятием и требовала не дюжей ловкости. Сами рельсы вибрировали и норовили выскользнуть из рук. В добавок к этому нужно было учесть три метра под рельсами и жёсткую посадку об бетонный пол, по которому ползала рутина. После такого приземления можно было даже не надеется на везение, то что не сделала высота, доделает вездесущая бактерия. Однако другого пути не было! Хочешь жить, - умей вертеться! А жить хотелось... очень...
  Преодолев несколько метров по рельсам Бул остановился, покрепче обхватил ногами свою опору, освободил руки и зачерпнул соли. Он выпрямил спину и завис верх ногами. Затем Фаларид рассыпал горсть соли по полу и стал напряжённо выжидать. Рельсы тряслись всё сильнее, а это значило, что времени до прибытия поезда оставалось всё меньше.
  Фонарик выхватил из тьмы круг света и Бул попытался разглядеть в нём струйки дыма, идущие с пола, но их не было. Обрадовавшись этому Фаларид повис на руках, а затем спрыгнул вниз.
  Быстро обсыпав место вокруг себя, он убедился в его безопасности. Закончив с этим Бул направил луч фонарика вперёд по направлению их движения и сердце его наполнилось надеждой. Совсем близко от них шло ответвление, в котором можно было спрятаться.
  Фаларид поднял вверх голову, чтобы сообщить остальным хорошую новость и встретился со взглядом Авесты. Взгляд у неё был недовольным и уставшим.
  - Прыгай! Я тебя ловлю! - сказал Бул и девушка не без удовольствия рухнула на него сверху вниз. Оказавшись на земле Авеста хотела что-то заявить проводнику по поводу выбранного пути, но Бул её прервал, - Потом! Вот держи фонарик и соль. Там есть проход, в котором мы сможем укрыться! Проверь дорогу, а я помогу остальным.
  Услышав про безопасное место, девушка не стала спорить. Выхватив предложенную амуницию, она двинулась вперёд. Понадеявшись на то, что она справиться с задачей, Бул повернулся к подползающему по рельсам Овэну. Следом за ним двигался Хам. Он помог им спуститься и вместе они бросились по следам Авесты. Это произошло как раз вовремя.
  Поезд выскочил из-за поворота ослепив ходоков светом прожектов. Он летел с неимоверной скоростью прямо навстречу людям. В этот момент поджилки затряслись у всех. Рванув из последних сил, ходоки рухнули в боковой проход, а чёртов поезд пронёсся мимо них, словно и не заметив.
  - Я тебя урою! - пообещал Хам, после того как отдышался.
  - Зато живы! - ответил Бул, тяжело дыша, - Надо свериться с картой и можно будет продолжить, - сказал он и осмотрелся. Вокруг было темно и следов присутствия Авесты не было, - Чёрт, где она! Авеста, ты тут?! - выпалил Фаларид, но девушка не отозвалась.

Глава 69

  Не веря в происходящее Бул бросился на поиски Авесты. В груди у него защемило от нехорошего предчувствия. Он взял лампу и отправился исследовать туннель, в котором они оказались. Тем временем, где-то далеко впереди, две скрюченных фигуры тащили по бетону тело... Это была девушка...
  Они вышли к старой станции и затащили её на пирон. При подъёме девушка ударилась головой, громко вскрикнула и резко дёрнулась, так что тащившие её бросились в рассыпную.
  Придя в себя Авеста почувствовала пульсирующую боль. В голове у неё плыли красные пятна. Девушка попыталась понять, где она и что происходит. Последнее, что она помнила это был тёмный туннель, в котором она пряталась от надвигающегося поезда. Затем была пустота... Раздавшийся в стороне шорох заставил её в испуге вскочить на ноги.
  Вокруг был кромешный мрак, но могло ли это причинять неудобства человеку, прожившему большую часть жизни в туннелях подземки? Авеста не видела своего противника, но чувствовала его присутствие. Она могла ткнуть пальцем в темноту и точно сказать где тот находился. Что это было? Обострённый слух или зрение? Чувство пространства или особое чутьё? Кто знает, но интуиция подсказывала ей, что рядом затаился посторонний. А это уже была угроза. Нужно было действовать!
  Порывшись в кармане Авеста выхватила фонарик, который ей дал Бул, и "выстрелила" из него в темноту. Вспышка на мгновение выхватила спрятавшегося противника и тут же погасла. Затем раздался громкий крик и возня. Кем бы ни был её визави, но ему явно не понравился яркий свет. Авеста была готова поклясться, что он сейчас забился куда подальше.
  - Так ему и надо! - подумала девушка и почувствовала, что пространство вокруг неё пришло в движение. Словно в улье засуетились потревоженные осы.
  Тут Авеста поняла, что станция просто кишит жизнью! В темноте двигались многочисленные тени, и девушка была готова поклясться, что на неё смотрит не один десяток глаз. Вся эта суета очень скоро приобретала чёткое направление и смысл. Тени брали гостью в кольцо и быстро сжимали его. В результате у Авесты оставалось всё меньше места для манёвра. Дело запахло табаком.
  - Ой, Бул... - прошептала девушка, осознавая плачевность своего положения. Она оглянулась вокруг, но друзей рядом не было. Лишь кромешный мрак и притаившиеся в нём тени составляли ей компанию. Взгляд Авесты задел белую шкурку пуделя, что ей подарил Фаларид и тут девушку осенила безумная идея. Авеста носила шкурку повязав её на шею вместо платка и сейчас останки грозного зверя могли сослужить ей хорошую службу!
  В отчаянии девушка сорвала шкурку с шеи, высоко подняла над головой и включила фонарик. Луч света прорезал тьму и ударил снизу-вверх, высветив белую шкурку в её руках. Осеняя себя этим необычным "знаменем" Авеста закричала:
  - Я великий воин, - Бешенный пудель! Кто посмеет меня тронуть, всех порву! - с этими словами она стала тыкать шкуркой в сторону собравшихся теней.
  Не сказать, что вид у Авесты был особо грозным, но страх придавал ей решительности и заставлял окружающих задуматься над её словами. Тени отпрянули назад и заёрзали на месте. На великого воина девушка смахивала слабо, однако добыть шкуру "ночного чёрта" мог не каждый... Вот и попробуй разбери врёт она или нет?!
  Тем временем Бул напал на след похитителей и стремительно продвигался вперёд. Заметив луч света, он бросился к нему и вскоре оказался у входа в станцию.
  Картина, которую он увидел там, сбила его с толку. Посреди станции стояла Авеста и тыкала его подарком в темноту.
  - Авеста! - позвал он и двинулся к ней. Тени незаметно сдвинулись в стороны, пропуская его. Уже будучи в шаге от девушки Бул понял, что они тут не одни. Выхватив нож Фаларид занял оборону, но тени не приближались. Поняв, что это как-то связано с Авестой он наклонился к её уху и прошептал, - Ты чё творишь?
  - Жизнь твою спасаю! - нервно ответила девушка.
  - Ну, спасаться лучше в каком-нибудь конкретном направлении, - резонно заметил Фаларид и предложил, - Давай выбираться отсюда?
  Пока ходоки решали, что делать дальше, их пленители не сидели на месте. От их задних рядов отделилась тень и умчалась в противоположный конец станции. Вскоре она вернулась в компании новых спутников.
  Когда вновь прибывшие подошли, остальные тени почтительно расступились перед ними. Одна из теней шагнула вперёд, приблизившись к ходокам и остановилась, так чтобы свет от лампы Була, её едва освещал.
  Ходоки увидели в тусклом свете лампы силуэт низкого сгорбленного существа напоминающего человека. Кожа у него была бледной и это существо разговаривало:
  - Ходоки... - хрипло произнёс глашатый теней. Затем он прищурился и стал разглядывать гостей, - Давно вы к нам не заглядывали...
  Присмотревшись к этому существу Авеста медленно попятилась назад и спиной наткнулась на Була:
  - Ты глаза его видишь? - прошептала она, - Они у него чёрные!
  Зрение у Була было не таким острым как у Авесты поэтому он не мог сказать так ли это на самом деле:
  - Не могут же быть у человека чёрные глаза? Может это тусклый свет играет злую шутку? - ответил он, но Авеста испуганно покачала головой отрицая это. В эту минуту из туннеля, ведущего на станцию, послышались шаги. Вслед за ними появился слабый огонёк от лампы. Он рос, а шаги становились всё громче. Вскоре на пороге станции появился Хам с Овэном, - А вот и кавалерия прибыла! - обрадовался Бул и поманил друзей к себе. Те бросились к нему.
  Громадная фигура Хама возвышалась над пироном. Он шёл с лампой в руках и освящал округу, будто высокий фонарный столб. При его приближении тени, поражённые светом, отходили назад и прятались в тёмные углы. На лице у Хама застыло подозрение. Он явно не ждал чего-то хорошего от этих маленьких, но вездесущих теней.
  Из-за широкой спины Хама выглядывал Овэн. Он был взволнован происходящим не меньше своего спутника, но сейчас всё его внимание было приковано к друзьям, стоящим посреди станции.
  Когда группа воссоединилась тени зароптали. Их стало больше, но ходоки были явно крупнее и сильнее. Тогда глашатай теней, что стоял впереди всех, обратился к чужакам:
  - Идёмте, будьте нашими гостями! - свои слова глашатай сопроводил кривой улыбкой, но в его исполнении этот жест был больше похож на плотоядный оскал. Он отошёл в сторону и жестом руки пригласил ходоков следовать за ним.
  Немного помедлив Бул сделал шаг вперёд.
  - У тебя что жопа чешется!? - остановил его Хам.
  - Что ты понимаешь? Это же к приключениям! Как же можно к ним не идти, если они ждут? - невесело ответил Бул и понизив голос добавил, - Или у тебя есть иные предложения?
   Хам осмотрелся и заскрипел зубами от напряжения. Их окружало плотное кольцо из маленьких, сгорбленных существ и всюду, за границами светлого пятна, толпились тени. Каждая из них была маленькой проблемой, но в своей совокупности они превращались в крупные неприятности и что-то подсказывало, что с каждой минутой число этих созданий только росло. Но что делать мухе, если она уже попала в паучью сеть? Договариваться с пауком! Или по крайней мере искать лучшее место для побега...
  
  
  
Продолжение следует

© Никитин Александр Викторович, 07.03.2016-2019г

  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Шмидт "Волшебство по дешёвке"(Антиутопия) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"