Никитин Дмитрий Николаевич: другие произведения.

Зубы дракона

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 4.77*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Написан для конкурса "Светлое завтра - 2015"

  
  
 []
  
  
  Командир крейсера зачитал предписание вслух:
  - Курсант четвертого курса штурманского факультета Пекинской академии звездоплавания Ли Чан направляется для прохождения практики на корабль Народного космического флота "Разведчик Семь".
  У командира были аккуратные рыжие бакенбарды, длинный костистый нос и шпалы каперанга на воротнике. Он холодно посмотрел на Чана:
  - Вашу практику отменили три дня назад. Вахтенный, попросите портовый катер забрать пассажира.
  - Катер уже отбыл! - отозвался в динамик дежурный. - Вернуть?
  - Зачем? - рядом с командиром встал щекастый офицер со смешливыми черными глазами. - Можно подождать другой катер. Когда он будет?
  - Лишь бы до старта! - буркнул командир и протиснулся мимо пустых кресел вглубь рубки, к мертвому пока главному пульту.
  Чан растеряно рассматривал неожиданного заступника. На воротнике у того было два ромба супер-командера, а на коротком рукаве форменной рубашки алела комиссарская звезда.
   - Вы нам представились, а мы вам нет. Нашего кэпа зовут Иенсен, а я - Тулин, второй пилот. Курсант Чан, как оказалось, что вы не знали об отмене практики? Или всё-таки знали?
  Чан судорожно сглотнул:
  - Я должен обязательно пройти звездное плавание в этом году.
  - Куда спешите? Пройдете в следующем.
  - Через год заканчивается набор в отряд "Феникса". Я должен туда попасть. Но к конкурсу допускают только офицеров. А я не получу диплом без практики.
  - Устройтесь на другой учебный рейс.
  - Нет свободных вакансий.
  Тулин посмотрел в сторону командира. Тот бросил, не поворачиваясь:
  - Спешка. Нас сняли, другого не поставили. Мне и об этом следовало позаботиться?
  - Нет, это моя недоработка, - комиссар снова повернулся к Чану. - Вы знаете почему "Разведчик" не берет в этот рейс гардемаринов?
  - Нет. Честно, не знаю.
  - Крейсер идет в боевой поход.
  Палуба поплыла у Чана под ногами.
  - Нее... не может быть!
  Он, конечно, знал, что когда-то Земля была разделена на отсталые государства, и они воевали друг с другом. Но с кем может воевать объединенное человечество?
  Тулин включил оказавшийся рядом картограф и вывел схему северного сектора.
  - Месяц назад пропал "Искатель Тринадцать", не вернулся в заданный срок. Мы ожидали на нем отчеты от Киносурской экспедиции, она сейчас где-то у Тубана. Предполагая аварию, послали навстречу по полярной линии "Гонца Восемь". Он тоже пропал, причем совсем рядом. Ушел от Крюгера Шестьдесят к Альсафи, а к Хи Дракона не прибыл. Это мы узнали потом, от "Гонца пять". Он сходил к Хи Дракона и благополучно пришел обратно. Шел в обход основной трассы, поэтому долго, вот так - через Липэ Сорок четыре и Струве Двадцать. Вывод: корабли пропали в системе Альсафи. Такие вот дела всего в двадцати световых годах от Солнечной!
  - В девятнадцати... - автоматически поправил Чан и смутился. Но Тулин похоже его замечание пропустил мимо ушей.
  - Думаешь, наверно, пришельцы? Глупости! Развитая межзвездная цивилизация не может быть агрессивной. Боевой поход - это значит особая ответственность. И нам, Чан, сейчас, извини, не до твоего практического обучения.
  - Понятно. Только зачем тогда вы мне всё рассказали? - курсант замолчал и вдруг улыбнулся с робкой надеждой.
  Комиссар внимательно посмотрел на него.
   - Я бы не стал... Если бы не беда с нашим вторым штурманом. И если бы не сегодняшний старт. Но должен предупредить. Скорее всего корабли исчезли из-за взрыва сверхновой или того хуже. И тогда мы просто сгорим, как только появимся в системе. Можно было бы подождать три года, пока до Липэ дойдет свет от Альсафи. А пока водить корабли по обходному маршруту. Только там полсотни человек с "Искателя" и "Гонца" и почти десять тысяч колонистов. К тому же, если в двадцати, то есть девятнадцати световых годах отсюда появилась сверхновая, думать о безопаности Земли надо уже сейчас.
  - Не надо ничего говорить больше. Я с вами!
  
  Подскакивая от радости, парень исчез за люком. Иенсен с досадой посмотрел на свою подпись под приказом: "Зачислить в состав экипажа гардемарина Ли Чана".
  - Надир, а ведь это ты сразу отослал назад катер. Зря! Мы бы справились без младшего штурмана.
  - Команда и так сокращена до предела, без полной вахты я корабль не выпущу.
  - Взял бы кого-нибудь из резерва базы.
  - О запросе узнал бы Луанг. Явился бы лично и предложил себя. А мы не можем брать с собой в смертельно опасный рейс...
  - Слушай, Надир, это ты на парня страх наводи. Ты ведь сам не веришь в сверхновую!
  - Мало ли во что я верю. Думаю, там будет такое, что сейчас никто не может предположить. У самого-то какие мысли?
  - Ну, например, проблемы в поселении. Корабли остались помочь колонистам.
  - Тогда они бы отослали к нам второй борт с вестями.
  - А если там эпидемия?
  - Вот-вот, Курт! Зачем туда с начфлота?
  
  Чан не мог поверить в стремительность происходящего с ним. Завтракал он под шум прибоя в толкотне студенческой столовой в Вэньчане, обедал на бегу у пищевого автомата среди паутины переходов Лагранжа в полутора миллионах километрах от Земли, а ужинать, похоже, придется за десять световых лет отсюда. Последние часы перед стартом он спешно вникал в круг новых обязанностей. Его наставляла старший штурман Мендес, строгого вида дама, вполне еще привлекательная для своих тридцати. С остальными членами экипажа едва успел познакомиться. Все они были европейцами и американцами - курсантов из восточных академий всегда направляли на корабли с западными экипажами. Единственный азиат - бортврач-один Накамацу, как выяснилось, родился во Флориде. Ближайшим земляком у Чана оказался рослый рыжий Пилюк из Сибири, бортинженер-два. Бортинженером-один и, следовательно, третьим по старшинству на корабле был чернокожий бразилец Пейшоту. Энергетикой традиционно ведали женщины - Дюбуа и Очоа, две смешливые серые мышки возрастом чуть постарше Чана. Вторым врачом был совсем пожилой, полностью замкнутый в себе Кацонис в какой-то чудной старомодной курточке. Вот и вся команда дальнего космического крейсера. Когда по десятиминутной готовности экипаж занял места в рубке, там еще остались пустые кресла недостающих спецов.
  - Запрос на вылет! - громко произнес командир Иенсен из разноцветного сияния главного пульта.
  - Диспетчерская добро, - сообщил Тулин. - Желают успеха.
  - Принимаю управление! - командир взялся за рукоятки штурвала, разворачивая корабль.
  Чан поднес руку к налобнику и украдкой включил визир на внешний обзор.
  Крейсер осторожно пробирался на маневровых движках через набитое кораблями пространство. Вокруг космической гавани плотно висели в дрейфе средне- и крупнотоннажники - внутрисистемные и межзвездные, с характерными утолщениями энергоотсеков. Чан подумал, что в Лагранже давно пора строить настоящий космопорт, где могли бы швартоваться большие корабли, а не только челноки и разная судовая мелочь. А то, что получается? У Сатурна такой порт есть, у Юпитера есть, даже у Грума есть, а у Земли - нет!
  - Энергетик-один, готовность включение главного двигателя!
  - Готовность! - отозвалась Дюбуа. - Гравикомпенсаторы в ходовом режиме!
  - Все системы готовы! - подтвердил Пейшоту.
  - Двигатель включить! Курс на джамп-зону!
  - Двигатель включен! - доложил Тулин. - Есть крейсерская скорость! На курсе!
  
  Два часа, пока "Разведчик" шел к точке прыжка, поднимаясь из плоскости эклиптики, ближайшая Седьмая околосолнечная гелиостанция заряжала по лучевому каналу его звездные конденсаторы. Оба штурмана непрерывно отслеживали положения крейсера, чтобы раскрытая километровая чаша приемника всё время ловила поток энергии, протянувшийся на тридцать миллионов километров. Стоило хоть на миг потерять этот режущий космос невидимый луч, и возникла бы угроза для безопасности межпланетного сообщения, а, возможно, и для населенных планет. Впрочем, нет! Луч уходил вверх, из эклиптики, иначе его не рискнули включать на такой дистанции. Мендес отлично справлялась со своей задачей, Чан лишь подстраховывал. Но посмотреть по сторонам удалось не скоро. К тому времени циклопические сооружения Лагранжа исчезли из вида, а маленький диск Земли превратился в совсем уже крохотную бело-голубую горошинку.
  Чан взглянул туда, куда им предстояло отправиться - к северному полюсу мира, как называли эту точку на небесной сфере в старой астрономии. Историческая традиция была жива до сих пор, под космическим севером и сейчас обычно подразумевают направление на Киносуру, иначе - Полярную звезду, а не на истинный полюс Галактики. Недалеко от Полярной поблескивала маленькая Альсафи. Чан знал, что это арабское слово "аль сафи" означает треножник. Наверное, древние арабы представляли весь земной мир походным котлом, подвешенным к небесной треноге. Европейцы назвали эту звезду Сигмой созвездия Дракона. На старом Западе дракон олицетворял зло, а вот в Китае, наоборот, был символом созидания. К тому же в китайской астрономии Драконом именовали совсем другое, экваториальное созвездие, а на полюсе древний китаец видел Пурпурную ограду, за которой ехал на своей колеснице Небесный император Гао-Ян. Для Чана, вызубрившего в академии карты неба для сотен разных звездных систем, всё это было в сущности неважно. Звезды горели для него как маяки, зовущие всё дальше и дальше.
  - Внимание, джамп-отсчет! - объявил командир. - Десять, девять, восемь...
  Через несколько секунд конденсаторы сбросят энергию, способную испепелить небольшой планетоид. Именно они, накопители практически бесконечной ёмкости, открыли людям дорогу во Вселенную. Они, да один счастливый случай. На Земле живут еще старики, помнящие времена, когда даже соседние звезды казались недостижимыми. Скорость лучших земных кораблей доходила едва до нескольких процентов от скорости света, и на путешествие к ближайшей звездной системе ушли бы десятилетия, если не века. Но однажды автоматический рудовоз с Меркурия потерял управление и, как думали, взорвался, падая на Солнце. А спустя шесть лет от него дошел сигнал из окрестностей звезды Барнарда. Так узнали, что энергетический выброс в резонансной точке вблизи Солнца приводит к мгновенному скачку к одной из ближайших звезд. Вскоре первый межзвездный рейс к Барнарду совершил пилотируемый корабль. Вслед за ним экспедиции были отправлены ко всем соседним светилам, а от них стали искать пути к следующим звездным системам, от тех - еще дальше. Человечество протягивало трассы в глубины Вселенной. Границы изученного и освоенного космоса отстояли теперь за сто световых лет от Солнца, а исследовательские корабли проникали много дальше.
  Для людей прошлого века это был невероятный, невозможный успех. Но для молодого поколения, поколения Чана, детство которого прошло под непрерывные сообщения о полете к очередной звезде, этого было мало. Успехи звездоплавания казались им слишком скромными в сравнении с масштабами Вселенной. Ведь люди пока не добрались даже до края местного спирального рукава Млечного Пути. Вот если бы сразу отправиться к галактическому центру, а лучше - в другую галактику! Изучение теории межзвездных перемещений подтвердило гипотетическую возможность этого. Прыжки на самом деле были путешествиями во времени. Энергетический импульс у звездного гравитационного колодца опрокидывал корабль в прошлое, когда две соседние звезды были единым сгустком в разлетающейся Вселенной. Потом в ускользающий для внешнего наблюдателя миг происходил возврат в настоящее, но с пространственным сдвигом - от стартовой к финишной звезде. Из этого следовало, что в принципе возможно проникать в гораздо более отдаленные времена, вплоть до момента Большого взрыва, когда вся материя была сжата в одну точку. Из того изначального времени реально попасть в любую часть нынешней Вселенной! Первоначально эти гипотезы не принимали всерьез, называли сумасшедшими, но постепенно теоретические построения приобретали научную стройность. От них нельзя было просто отмахнуться. Тогда возник проект "Феникс" - корабля, способного преодолеть межгалактические пространства. Пока он летал лишь в автоматическом режиме, отрабатывая перемещения между не столь удаленными звездами. Но был уже открыт набор в будущий экипаж и заявлена перспективная цель сверхдальнего перелета - Большое Магелланово Облако. И Чан верил, знал, что он будет среди тех, кто однажды посмотрит на нашу Галактику со стороны!
  - Два, один, ноль!
  
  За время межзвездного прыжка не успеешь моргнуть. Но после - ощущение, будто ты узнал или увидел что-то очень важное, которое напрочь забыл и не можешь вспомнить, хоть и пытаешься изо всех сил. Где он, этот кусок отрезанной жизни? В академии на симуляторах по много раз отрабатывались прыжки к различным звездам, в том числе, разумеется, к давно освоенной и часто посещаемой системе Грумбридж Тридцать четыре. Однако реальность оказалась сильнее самых лучших симуляторов. Сразу было понятно - ты уже не у Солнца, а среди чужих звезд. Тут сам свет другой! В двойной системе Грумбриджа обе звезды - красные карлики. Если бы "Разведчик" сам заряжал от них конденсаторы, ждать следующего прыжка пришлось бы много суток. Но система служила важной транзитной базой, и у звезды Грумбридж Эй были размещены гелиостанции с мощными накопителями - специально для быстрой зарядки проходящих транзитом кораблей. Одна из таких станций после запроса подключила крейсер к питающему каналу.
  Вокруг звезды вращалась планета Грумбридж Тридцать четыре Эй Би, которую обычно называли просто Грумом. Похожий на увеличенный в несколько раз Марс, он был слишком массивным для колонизации (сила тяжести на нем превышала пять земных). На Груме, тем не менее, велась добыча полезных ископаемых, а на орбите действовал большой промышленный комплекс. Конечно, по масштабам Солнечной до первоклассного индустриального центра Грум не дотягивал, однако модульные конструкции для освоения более удаленных миров выгоднее было производить здесь, а не на Меркурии или Венере. Под защитой гравикомпенсаторов на Груме жили и работали почти двести тысяч мужчин и женщин - больше, чем на любой другой планете вне Солнечной системы. Правда, постоянных жителей тут, считай, не было - только вахтовые спецы и молодежь, проходящая двухлетнюю трудовую службу. На Грум отбирали лучших из лучших. Чан, в своё время сумел попасть только на Венеру. Планеты Солнечной, впрочем, тоже считались неплохим вариантом, ведь большинство призывников оставалось на Земле. И после службы тоже. Чан включил на визоре увеличитель, чтобы подробней рассмотреть Грум. Планета была всего в паре миллионов километров. Пепельно-серые равнины полосовали хвосты бурого дыма - то ли вулканы, то ли горные разработки. Тусклый блеск местного солнца отразился на черной глади внутреннего моря, наполненного смесью крепких кислот. Где-то там, рядом с кислотным морем был главный город планеты Стивенпорт, который русские трудармейцы шутливо прозвали Кисловодским Курортом. "Разведчик" сбросил туда по лазеру большой инфопакет с почтой для грумлян. Все знали как ждут на чужих мирах весточки из родного дома.
  Командир сообщил, что крейсер совершит следующий прыжок сразу после зарядки, то есть меньше чем через час. Чан расстроился. Он ожидал, что можно будет наведаться на планету, о которой много слышал от служивших там сокурсников, Хотя... что такое Грум по сравнению с тем, что ждет его впереди! Вскоре корабль снова входил в прыжковую зону. Вновь предстартовый отчет, а потом опять возникло ощущение чего-то важного, но напрочь забытого. "Разведчик" прыгнул к Крюгеру Шестьдесят. Снова двойная система - переменная звезда с коротким (восьмиминутным) циклом и заурядный красный карлик. На почтительном удалении от первой кружила экранированная астрообсерватория, вблизи второго была база по обслуживанию транзитных кораблей. Вот и всё, что имелось в системе. Подойдя к гелиостанции, крейсер в очередной раз запросил канал для зарядки. Командир Иенсен поинтересовался, не было ли новостей из системы Альсафи? Оказалось, три дня назад туда запустили в автоматическом режиме "Спасатель Тридцать один" с Эты Кассиопеи. Результат тот же - "Спасатель" не вернулся. Теперь считались пропавшими уже три корабля. Дали, наконец, команду к позднему ужину. Стол накрыли в кают-компании, слишком просторной для сокращенного экипажа.
  Как быстро всё переменилось для Чана! Всего несколько часов назад, когда он только попал на "Разведчик", его неприятно удивила теснота и какая-то заурядность корабельных помещений. После светлого простора аудиторий и тренажерных залов академии - узкие коридоры, винтовые трапы, тесные отсеки, заставленные аппаратурой. Потом, освоившись, Чан ощутил, что и здесь может быть удобно и уютно, и вот уже небольшая отделанная деревом кают-компания казалась настоящим парадным залом. На ужин успели лишь подогреть пайки, которые не вызвали особого энтузиазма. Женщины ими просто пренебрегли. Очоа, оказалось, не ела консервы, Дюбуа не ела так поздно, а Мендес старалась вообще не есть. Говорили за столом по большей части о том, что могло случиться в системе Альсафи.
  - Одиночная звезда с массой меньше солнечной по определению не может взорваться! - убежденно настаивала Дюбуа. - Это противоречит всем известным законам астрофизики!
  - Вопрос в том, все ли законы нам известны, - с ехидцей заметил Тулин.
  - Это ненаучно! - не уступала Дюбуа, - Альсафи гораздо стабильней Солнца.
  - Но ведь, в конце концов, она должна превратиться в красный гигант? - вступил в научную беседу Пилюк.
  - Через десятки миллиардов лет! Причем сам процесс занял бы сотни тысяч, если не миллионы лет.
  - А если всё вдруг ускорилось? - предположил бортинженер. - Раз! И вся звездная эволюция прошла за несколько дней!
  Дюбуа нервно рассмеялась:
  - Ну, тогда сейчас Альсафи, наверное, уже стала нейтронной звездой или даже коллапсаром!
  - А что, - сухо улыбнулся Иенсен. - Если мы завтра финишируем в черной дыре, то, возможно, окажемся в другой Вселенной. Куда там до нас будет "Фениксу"!
  
  Чан проснулся и лежал в темноте пустого четырехместного кубрика. Он вдруг подумал, что если они и правда сейчас прыгнут во вспыхнувшую звезду, то умрут. Ледяная рука потянула желудок, на лице выступил пот. Сначала он удивился. Потом ощутил жгучий стыд. Такого с ним просто не могло быть! Он до дрожи боялся и ничего не мог с этим поделать! Ну, это же нелепо! - уговаривал себя Чан. В конце концов, не он ли так радовался вчера, что летит на крейсере разгадывать тайну пропавших кораблей, вместо того, чтобы слушать лекции или готовится к экзаменам в библиотеке. Кстати, а почему он не боялся вчера, хотя всё уже понимал? Да потому что у него не было на это времени! Чан вскочил с койки, натянул налобник и подключился к бортовой библиотеке.
  За завтраком царила напряженная тишина, только Иенсен негромко переговаривался с Мендес - как финишировать на максимальном удалении от звезды. Тулин тут же заметил, что если Альсафи превратилась в красного гиганта, выпрыгнуть из него "Разведчик" по любому не сможет. Позавтракав, все занялись полной и тщательной проверкой оборудования. Чан заметил, что конденсаторы заряжены больше, чем требовалось для прыжка. Значит, после финиша корабль сохранит запас энергии. Это считалось опасным, но тут ведь особый случай. Такого резерва, конечно, не хватит, чтобы сразу прыгнуть обратно, но он позволит маневрировать на большой скорости и использовать все устройства, включая системы активного воздействия. Кстати, эти системы были заранее приведены в полную готовность, что прямо запрещалось делать при джампе. Неужели командир всё же допускает встречу с агрессивной иной цивилизацией? Самым трудным оказался последние часы перед прыжком. Тем более, что их пришлось провести в крошечной резервной рубке. Командир разделил экипаж, и Чан вместе с Тулиным, Пилюком и Очоа перешли на дублирующий пост управления. Хуже всего было то, что команде дублеров оказалось решительно нечего делать, только следить за происходящим в основной рубке. В животе вновь предательски засосало. Чтобы отвлечься от панических мыслей, Чан начал вспоминать что он успел прочитать об Альсафи.
  До эпохи дальних перелетов этот оранжевый карлик сходного с Солнцем класса считался ближайшей звездой, у которой возможна землеподобная планета. Так оно и оказалось, когда пятьдесят лет назад сюда прибыл первый корабль. Найденная планета, Клара, была чуть меньше Земли и вращалась ближе к своему светилу. Но Альсафи уступала Солнцу по величине и яркости, поэтому условия на Кларе были почти одинаковыми с земными. Атмосфера позволяла дышать без маски, а вода присутствовала не только в твердом или газообразном, но и в жидком виде. Клару сочли идеальной для заселения, и сейчас там родилось уже третье поколение колонистов. Возможно, пригодная для жизни планета заинтересовала еще кого-то кроме людей. Но как эти пришельцы попали к Альсафи? Чан уже знал - ни в одной из соседней систем не было замечено ничего подозрительного, никаких чужих кораблей. Значит, они прыгнули не от ближайших звезд, а из неизвестного людям далёка. Обидно, но, судя по всему, "Феникс" у них появился раньше!
  Когда командир начал отчет, Чан не выдержал и включил визир. Близкий Крюгер Эй заливал пространство тусклыми красновато-бурыми лучами. Всего сутки провел Чан у красных карликов, а как ему успел уже надоесть этот мрачный охряной свет! Каково тем, кто живет здесь годы? Вдруг стало светлее. Чан не сразу понял, что это вспыхнул далекий Крюгер Би, начав свой очередной восьмиминутный цикл. В голову пришло, что когда этот багровый шарик начнет пульсацию в следующий раз, их корабль будет уже у Альсафи. Потом он сообразил, что следующая вспышка давно произошла, но свет от нее не успел дойти... И тут они стартовали!
  
  На этот раз выпрыгнули довольно далеко от звезды. Она горела на черном бархате космоса мягким желтым сиянием.
  - Не взорвалась! - констатировал очевидное Тулин
  - Звезда стабильна! - донесся по громкой связи голос Дюбуа из главной рубки. - Спектр не изменился!
  - Может, была кратковременная вспышка? - спросил, будто с надеждой, Тулин.
  - Вспышка оставила бы фон. А тут спокойней, чем в Солнечной.
  - Есть радиосигналы от кораблей?
  - Нет, кэп. Работает радиомаяк с гелиостанции. Передать наши позывные?
  - Подожди! Молчим в эфире! - командир и сам притих почти на минуту. - Так, штурман-один! Осмотрите всю систему! Ищите пропавшие корабли или обломки.
  - Разрешите использовать радар? - спросила Мендес.
  - Запрещаю! Только оптика!
  - Мы можем спуститься ближе к эклиптике?
  - Двигатель пока не включать. Используйте для поиска увеличители. Штурман-два!
  - Слушаю! - выкрикнул Чан, не сразу сообразив, что командир обращается к нему.
  - Осмотри планету! Обращай внимание на всё необычное.
  Чан полностью погрузился в визир. Тут бы саму планету отыскать, а не что-то на ней... Так, планету нашел.
  Корабль находился высоко над эклиптикой, и на Клару он смотрел почти сверху. Чан залюбовался сверкающе-белой шапкой огромного ледника вокруг полюса. На Земле таких не осталось. Жалко! Хотя... Когда столетия назад земные полярные шапки начали вдруг таять, и океаны наступали на материки, потребовалось объединение всех государств и переход к коммунистической системе. Конечно, даже без таяния ледников человечество пришло бы к новому обществу. Но ведь могло и задержаться! И неизвестно, летали бы сейчас люди к звездам, не исчезни на Земле полярные шапки. Чану не удалось разглядеть поселения, находившегося почти на экваторе, зато он увидел другое.
  Однако прежде чем он открыл рот...
  - Вижу корабли! - объявила Мендес. - Дрейфуют в пределах одной-двух световых секунд от станции.
  - Все?
  - Два крупных. "Спасателя", похоже, не хватает.
  - "Спасатель" обнаружен! - выпалил Чан. - Он на орбите у планеты.
  - Оба корабля повреждены! - перебила Мендес. - Повторяю! Имеют явные следы повреждений.
  - Может, метеориты? - спросил Тулин. - Неизвестный метеорный поток. Пришел по вытянутой орбите с периферии...
  - Система очень чистая! - нравоучительно пояснила Мендес. - Тут чуть подальше вторая планета ходит, большой газовый гигант. Он всё крошево собирает, никаких плотных потоков во внутренней зоне. Да и повреждения эти, смотрите, не похожи на метеоритные.
  - Есть следы повреждений на станции? - спросил командир.
  - Нет! - не сразу ответила Мендес. - Выглядит полностью исправной. Даже позиционные огни включены.
  - "Спасатель" поврежден?
  Чан не сразу понял, что вопрос к нему. Он стал торопливо ловить в рамки увеличителя крохотную искорку корабля-автомата.
  - Одну минуту, товарищ командир.
  - Нас нащупал радар со станции! - сказал вдруг Пейшоту. - Кэп, пора давать ход!
  - Жозе, ты думаешь...?
  - Да! По кораблям били со станции. Использовали энергопередатчик. Характер повреждений соответствует поражению питающим лучом. Разрушены энергозаборники и ближайшие отсеки. Я как-то видел похожее у Лаланда, когда на тамошней станции вышел из строя регулятор мощности
  - А если и здесь случайные аварии? - спросил Тулин.
  - Две подряд? Нет, это диверсия. Корабль вставал, как положено, на зарядку, а энергия подавалась запредельной концентрации.
  - Вызов со станции!
  - Не отвечать! - командир тяжело вздохнул. - Надир, мне нужен допуск к боевым системам.
  - Подтверждаю допуск! Можешь работать в форсированном режиме.
  - Постойте! - вмешался вдруг врач Кацонис. - Почему вы не хотите поговорить со станцией? Они могут нам всё объяснить...
  - О чем говорить, - процедил командир, - когда в тебя стреляют?
  - Они, наверно, уже открыли огонь, - добавил Пейшоту. - Курт, уводи крейсер! Луч может быть на пути к нам!
  - Внимание, маневр уклонения! Максимальное ускорение! Пилот-два! Следить за обязательной сменой курса каждые десять, отбой, пять минут! Штурман-два! Я спрашивал: "Спасатель" имеет повреждения?
  - Эээ... - Чан снова бросился искать ускользающую точку корабля. - Не могу определить. Он только что зашел за планету.
  - У вас было почти десять минут, чтобы выяснить это! - командир не скрывал злости.
  - "Спасатель", скорей всего, цел. Иначе он бы не дошел до планеты, - пришел на выручку Пейшоту. - Буксировать его здесь некому.
  - Скажет мне кто-нибудь, зачем эти маневры? - сердито спросил Кацонис.
  Пейшоту пояснил:
   - Пока маневрируем, мы в безопасности. С такой дистанции в нас не попасть. Мы всё время будем не там, где они нас видят.
  Кто "они"? - с трудом сдерживался, чтобы не спросить Чан. Кто стрелял по кораблям со станции? Ее захватили пришельцы? А вдруг они не знали, что на кораблях люди? Пытаются так наладить контакт...
  - Может, попробовать их обезоружить? - предложил Тулин. - Станция ведь на постоянной орбите, не промахнемся. Разрушим у них излучатели.
  - Отсюда не получится, - ответил Пейшоту. - У нашего излучателя с такой дистанции будет слишком большое рассеивание луча, у них только краска с обшивки облетит. А если подойдем ближе, они смогут по нам прицельно стрелять. Жаль, нет у нас старых кибер-ракет с самонаведением... Я предлагаю зайти за звезду и заряжаться для прыжка. Звезда тут яркая, за сутки успеем. Потом прыгаем обратно к Крюгеру. И пусть на Земле нам либо делают защиту от форсированного энергопучка, либо дают ракетную установку.
  - Нет! - отрезал командир. - Мы остаемся в системе.
  - Что предлагаешь? - спросил Тулин.
  - Надо найти мертвую зону, чтобы подойти к станции вплотную.
  - Нет такой зоны! - сердито фыркнула Мендес. - Станции специально ставят, чтобы они могли любой корабль подпитать в пределах видимости. На случай аварии. Полагалось у каждой звезды по две-три станции размещать, чтобы полностью перекрывать небесную сферу, но потом стали экономить, хотели охватить большее число систем...
  - Есть мертвая зона! - неожиданно сказал Чан. Неожиданно и для самого себя.
  - Что? - переспросил капитан. - Штурман-два, о чем ты?
  - Запретные сектора! Их автоматически вводят в настройки излучателей. Чтобы луч случайно не попал по объектам с людьми. Если подходить к станции со стороны Клары... Там ведь поселение.
  - А ведь верно! - радостно подтвердила Дюбуа. - Молодец, копэн! Я и забыла. Должны быть у излучателя ограничители.
  - Эту блокировку можно снять вручную? - спросил Тулин.
  - В принципе, да. Правда, это только главспец на станции может сделать. При наличии кодов и доступа.
  - То есть мы наверняка не знаем, будут ли они стрелять или нет?
  - Легко будет проверить! - хихикнула Дюбуа.
  - Я думаю - не стоит, - снова раздался голос Пейшоту. - Наша главная задача - сообщить на Землю...
  - Нет. Пойдем к станции со стороны планеты! - резко сказал командир. - Надир, ты за?
  - Да, Курт! - ответил Тулин. - Жозе, рано на Землю возвращаться. Толком мы тут ничего не узнали.
  
  
 []
  
  После нескольких маневров крейсер спустился в плоскость эклиптики и двинулся дальше по тщательно рассчитанному штурманами коридору. За кормой белела горошина Клары, прямо по курсу пылала косматыми протуберанцами Альсафи. Только через сильные фильтры на фоне огненной сферы можно было заметить точку гелиостанции. Чан рассматриавал в рамке увеличителя массивные кольца накопителей, круглую поворотную башню с раструбами основного и резервного излучателей, кубики жилых помещений в тени термоэкрана. Неожиданно изображение будто подернулось рябью.
  - Станция дала залп! - объявил Пейшоту. - Двухсекундный двухорудийный импульс. Карамба! Совсем рядом!
  - Луч был вне запретного сектора? Штурман-один!
  - Сложно сказать, кэп! Очень близко.
  - Мы уже можем открыть огонь на поражение?
  - Да. Но луч будет ещё рассеянным. Если ударим всей мощностью, сорвем им экран. Кто на станции без скафандра, сварится живьем.
  - Когда мы сможем прицельно разрушить излучатели?
  - При такой скорости сближения минут через десять.
  - Продолжаем идти по курсу.
  - Новый залп, кэп! Луч пройдет в светосекунде от атмосферы Клары! Это уже в запретной зоне! Блокировка отключена!
  - Держаться по оси запретного конуса! Продолжаем сближение!
  - Постойте! - крикнул Кацонис. - Если они по нам промахнутся, на планете будут поражены населенные районы! Мы не можем прикрываться колонистами!
  - Штурман-один! Предположительное место удара лучом на Кларе?
  - Скорее всего, в ледник. Попадание вызовет цунами, затопление прибрежной зоны и полгода ливней по всей планете.
  - Продолжать сближение!
  - Кэп! Станция начала передачу прожектором.
  - Вижу, Жозе! Просят не стрелять. Передай им, пусть перенаправят излучатели на звезду, иначе через пять минут открываем огонь на поражение!
  - Передал! Они отворачивают башню!
  - От станции отделился катер! Большой, класса "космос-атмосфера". Из поселения, наверное...
  - Курт! - Тулин поднялся из кресла. - Надо разделиться! Я иду на станцию, а ты готовься преследовать катер, как только мы возьмем контроль над излучателями.
  - Зачем спешить? Давай сначала вместе со станцией разберемся. Катер от нас по любому не уйдет. Ему до планеты трое суток лета.
  - Катеру да, но "Спасатель" от Клары успеет к катеру за час-другой.
  - Думаешь, "Спасатель" тоже у них?
  - Его так и делали, чтобы любой им мог воспользоваться.
  - Ладно! Пилюк, Накамацу, Очоа и Ли - готовьтесь на станцию! Все - в тяжелых скафандрах, с ручными разрядниками.
  - Прошу прощения, - опять встрял Кацонис. - Доктор Накамацу не может идти с разрядником. Медицинский персонал не имеет права брать в руки оружие.
  - Первый раз слышу! Дэн, это правда?
  - Это очень старое правило, - проговорил Накамацу. - О нем забыли, мы же два века не воюем. Профессиональная традиция. Давай, я лучше инъектор со снотворным возьму. Вакуумный.
  Чан поёжился. Шприц для уколов через скафандр выглядел так устрашающе, что ему невольно стало жалко неизвестных захватчиков.
  
  Облачившись в громоздкие скафандры, они впятером еле влезли в шлюпку. Хорошо, что при невесомости можно занимать весь объем кабины, повиснуть, например, под потолком. Зато потом, на станции, в шлюзовом отсеке, куда они настороженно вплыли, выставив стволы разрядников, при вернувшемся вдруг весе все дружно посыпались на палубу и смешались там в кучу, перепутавшись руками и ногами. В общем, появись членистоногий пришелец с лазерами в щупальцах, сделать бы они ничего не смогли. Но вместо пришельца вошла немолодая и, видно, сильно уставшая женщина в сильно запачканном рабочем комбинезоне.
  - Начальник гелиостанции Мария Новак!
  - Привет, Мари! - Тулин, поднявшийся первым, откинул забрало скафандра. - Рад тебя видеть... живой. Что у вас тут стряслось?
  - Привет, Надир! Да много чего.
  - Рядом с твоей станции сожжённые корабли висят... Не знаешь, что с командами?
  - Позавчера были живые. Давай я по порядку. И пойдем туда, где можно нормально поговорить.
  - А у тебя там все будут рады нас видеть?
  - На станции я одна. Остальные улетели. Пошли, говорю, в диспетчерскую, а то мне не по себя, когда там никого.
  После вычищенного вакуумом шлюза жилые отсеки станции напомнили Чану исторические постановки о жизни рабочих в докоммунистическом прошлом. Нельзя было и шагу ступить, чтобы не попасть ногой в какие-то грязные одеяла, скомканную одежду, обрывки бумаги и прочий мусор. К счастью, идти оказалось недалеко. В маленькой, на три места диспетчерской был хотя бы относительный порядок. Новак грузно осела в ближайшее кресло.
  Тулин огляделся и включил коммуникатор:
  - Курт! У нас всё в порядке! Давай за катером!
  Потом комиссар начал отдавать приказы остальным, толпящимся в дверях:
  - Бортинженер-два, в модуль управления! Проверить и перекодировать! Энергетик-два, в аппаратную, готовьте к полной консервации! Врач-один, займись товарищем Новак! Штурман-два, обойди помещения! Не осталось ли кого....
  Чан хотел сказать. что отсеки можно осмотреть по видеоконтролю (заодно слушая разговор), но Тулин договорил:
  - И еще, Чан, прибери в отсеках, а то помойка какая-то..
  Не оставалось ничего другого, как идти срочно искать ручной утилизатор. Стоило лететь за три звездные системы, чтобы чистить загаженные каюты и коридоры!
  
  Новак после пары экспресс-пилюль стала выглядеть гораздо лучше. Тулин отправил врача на санитарный контроль, а сам приготовился слушать.
  - Поселенцы. - начала Новак. - Они и раньше прилетали на своем катере. Заряжали у нас конденсаторы для колонии. Мы ведь не можем туда энергию передавать, а орбитальную гелиостанцию у Клары так и не достроили. Привозили мясо, рыбу, фрукты, овощи свежие. Просили в обмен лекарства, детали запасные. Мы бы и так им дали, да сколько у нас этого всего? Слушай, Надир! Это же безобразие так снабжать колонию! Почему...
  - Потому, Мари, что проект освоения Клары заморожен как неперспективный. Полезные ископаемые на планете добывать нельзя, а аграрное производство развивать невыгодно - дальние системы проще продовольствием с Земли снабжать. Так, говоришь, колонисты захватили станцию?
  - Громко сказать - захватили. Их двадцать вооруженных мужиков, а у меня - пять девчонок и один шокер в сейфе. Да и не поверили мы вначале. Думали - шутят так, разыгрывают. А они тут быстро взяли под контроль. Мы же раньше от них ничего не прятали, всё показывали, раз им интересно... Вот они и научились. Заперли нас по каютам, а сами встали на дежурство. Потом появился "Искатель". Джарвис сказал, что им нужен корабль.
  - Джарвис? Бен?
  - Да, он у них за главного.
  - Бен Джарвис!?
  - Вот я тоже думала, что сплю или сошла с ума...
  - Зачем им был нужен корабль? Уйти из системы?
  - Нет. Джарвис сказал, что корабль им понадобится для работы на линии между Кларой и станцией. Чтобы летать за пару часов, а не за трое суток.
  - Хотели использовать дальний рейдер как внутрисистемный паром?
  - Так оставили бы им что-нибудь побольше катера.
  - Зачем им свой корабль?! - отмахнулся Тулин. - Транспорт с грузом для колонии сам сходит к планете. Так что случилось с "Искателем"?
  - Джарвис предложил связаться с ним обычным порядком. Я согласилась. Думала, встанет корабль под зарядку, сумею предупредить, а там с "Искателя" вышлют людей, освободят нас. Но в последний момент меня от пульта убрали. Сами включили энергоканал и подали максимальную концентрацию пучка. Потом Джарвис объяснил, что они хотели только приемник расплавить, а сам корабль оставить целым. Но на "Искателе" полностью бортовая сеть сгорела. Корабль стал как кусок железа. Отказ всех систем и разогрев реактора. Команда сбросилась в спасательных капсулах. Поселенцы их катером потом собрали, разместили на станции. А следом и "Гонец" прибыл. Джарвис пытался уговорить их сдаться, а они стали разворачиваться, чтобы за звезду уйти. Энергоприемник как щит развернули, думали - выдержит форсированный поток. Не выдержал, прожгли насквозь. С "Гонца" тоже в капсулах сбросились, сюда их катером привезли. После этого самое тяжелое началось...
  - Почему?
  - Потому что станция - на пятнадцать человек максимум. А тут почти восемьдесят собралось. В коридорах лежали, дышали аварийным запасом. И деться некуда. Катером на планету перевозить - пять рейсов понадобится. Ну, четыре, если в перегруз. И на каждый рейс туда и обратно - неделя. Джарвис, впрочем, не стал бы катер отпускать. Но тут, к счастью, "Спасатель" в систему пришел. Без экипажа. Его без проблем взяли. Наладили ручное управление. Перевели туда оба корабельных экипажа. Я-то думала, что и Джарвис улетит, когда свой корабль получит. Но он остался с половиной своих. А "Спасатель" ушел к Кларе.
  - Что потом было?
  - Потом вы появились.
  - Когда по нам стреляли, кто снял блокировку с запретного сектора?
  - Ну кто, Надир, кроме меня мог это сделать? Даже как-то не сильно упиралась. Устала. Даже сама предложила наводить. Боялась, что другие по планете попадут. И Джарвис боялся. Как стало ясно, что вы не отступите, он к катеру со своими побежал. И девчонок моих с собой увел. А я в диспетчерской закрылась. Думала, через дверь выстрелят, убьют. А крикнули только - тебя, мол, свои шлёпнут, жаль заряд тратить...
  Начальник станции замолчала. Через минуту Тулин строго произнес:
  - Объявляю вас, товарищ Новак отстраненной от управления станцией. Собирайте вещи, пойдете с нами на крейсер, - голос Тулина немного смягчился. - Там, у нас, поешь, поспишь, успокоишься. Когда отдохнешь, начинай составлять показания по всему, что случилось.
  Когда Новак ушла, Тулин вызвал "Разведчик":
  - Курт! Ты слышал? На катере пять девушек со станции!
  - Они уже на крейсере! - откликнулся по радио Иенсен. - Всё нормально прошло. Катер, когда нагнали, сразу заглушил двигатели и передал коды управления. Пиратов мы разоружили и оставили на месте. Катер теперь у нас на гравибуксире. Врач-два, правда, выразил протест по поводу негуманного отношения к заключенным. Но ведь они сами собирались ближайшие дни сидеть в этой тесноте, так что им грех жаловаться.
  - Слушай, забери на крейсер Джарвиса. Надо поговорить с ним по хорошему.
  - По хорошему?! Его в социоизолятор надо, а не развлекать беседами!
  - Сначала проясним ситуацию. Не забывай - на планете у пиратов в заложниках два наших экипажа. И еще... Перед тем как мы станцию заморозим, давай на всякий случай зарядим "Разведчику" конденсаторы.
  
  Чан привыкал к не предусмотренной в судовой роли должности тюремщика. Его назначили часовым у лабораторного бокса, приспособленного под корабельную тюрьму. Чан не мог удержаться, чтобы временами не посматривать через окошко в люке на заключенного - крупного седовласого мужчину в грязной мешковатой одежде, который не отрываясь читал что-то с гибкого экрана. Чан знал, что главного пирата зовут Бен Джарвис и что раньше он был очень известным планетологом. Он и сейчас был больше похож на ученого (хотя и очень сердитого), чем на космического пирата. Чан, впрочем, не знал, как должны выглядеть пираты. Ведь не так же как на картинках в детских книжках!
  Снизу послышались тяжелые шаги. Чан сделал строгое лицо и встал у двери. Поднявшийся по винтовому трапу Тулин махнул рукой:
  - Вольно, гардемарин! В кают-компанию сейчас будет фильм, что спасли с "Искателя". Съемки в системе Альфы Дракона. Давай туда, я тебя сменяю!
  Чан улыбнулся и бросился по спирали ступенек. Наверху щелкнул открывшийся люк.
  - Наконец-то! - громыхнул сварливый голос. - Сколько можно ждать? У меня полно работы!
  Чан замедлил шаги, разрываясь между желанием увидеть уникальные кадры, снятые за сто парсеков от Солнца, и возможностью услышать разговор с этим непонятным Джарвисом. Чан осторожно поднялся на несколько ступенек, заглянув за срез трапа. За приоткрытой дверью шел оживленный разговор.
  - Ну, Бен, как в старину в таких случаях полагалось спрашивать: как ты дошел до жизни такой?
  - А ты в каком качестве со мной говорить собираешься?
  - В качестве уполномоченного представителя Мирового Совета.
  - Тогда слушай! Раз Совет лишил поселенцев права самим решать судьбу своей планеты, мы теперь земную администрацию не признаем, а являемся свободной звездной республикой!
  - Республика? - насмешливо переспросил Тулин. - Однако у вас и амбиции.
  - Не тебе говорить об амбициях! Всё из-за ваших пустых амбиций всё и началось.
  - Значит, с амбициями тоже мы начали?
  - Вы! Вы! Ваш Мировой Совет со своим Учёным комитетом! Закрыли мою тему, выгнали из института, когда я доказал, что не живые организмы создают кислородную атмосферу, а наоборот - рост уровня кислорода приводит к новому типу биосферы. Но, оказывается, запрещено покушаться на основы. Дескать на Земле с начала времен жизнь преобразует планету, а не планета жизнь. Руки, мол, прочь от протерозойской кислородной революции!
  - Слушай, какое отношение...
  - Самое прямое! Почему Совет свернул освоение Клары? Да потому, что наша планета - наглядное отрицание биологического фактора оксигеногенеза! Ведь кислородная атмосфера здесь есть, а аборигенная жизнь отсутствует!
  - Бен, ты всерьез веришь, что это могло повлиять на решение такого уровня? Просто ситуация сложилась так, что нам понадобилась мобилизация всех сил и средств. Для дальних проектов. Поэтому пришлось сократить программы в уже изученных мирах. К сожалению, колонистам Клары ближайшее время придется рассчитывать на собственные ресурсы...
   - Но тогда и вы не рассчитывайте на наши ресурсы или платите за них соответствующую цену!
  - Бен, я не понимаю! Мы не претендуем ни на какие ресурсы Клары.
  - Интересно! А что тогда делает здесь ваша гелиостанция? Она выкачивает энергию у Альсафи, нашего солнца! Каждый ваш корабль, проходящий через нашу систему, забирал столько, сколько хватило бы колонии на пару зим! А ведь земные корабли летают через нас уже полвека! И мы посчитали, сколько вы нам должны за всё это время! Вы нам должны очень много!
  - Что за ерунда?! Работа гелиостанции никак не влияет на планету. И вы не можете объявить звезду только своей.
  - Можем! И если вам выгодно использовать Сигму Дракона в качестве заправки, то мы требуем своей доли выгоды. А пока не заплатите, ваши люди будут у нас этот долг отрабатывать.
  - Вы что же их, РАБАМИ у себя сделали?!
  Чан соскользнул ногой с узкой ступеньки и чуть не упал, в последний момент успев ухватиться за поручень. Его услышали. Хлопнула дверь, обрывая звук голосов. Чан на цыпочках спустился на нижнюю палубу и прокрался в кают-компанию. В голографическом проекторе кружились объекты системы Альфы Дракона. Мысли Чана, впрочем, были далеки от звезд. Постояв в невеселом размышлении, да и побрел на камбуз. Он успел почти закончить со сделанным наскоро бутербродом с тофой, когда появился Тулин. Прошел, ни сказав ни слова, к холодильнику, достал молоко и выпил прямо из пакета жадными глотками. Комиссар молчал, но Чан догадывался, тот знает, кто стоял под дверью, и ждет теперь вопросов. Но Чан не мог решить, о чем спросить вначале.
  - На Кларе правда нет местной жизни?
  Тулин кивнул:
  - Не обнаружена. Но не факт, что ее там не было раньше. Из-за этого, кстати, некоторые возражали против колонизации. Боялись неучтенного фактора, уничтожающего биосферу. Например, что Альсафи - периодическая звезда с длительным циклом и время от времени стерилизует планету. Я не случайно, когда пропал "Искатель", первым делом об астрофизике подумал. Вот только на самом деле всё оказалась куда хуже.
  - Хуже вспышки звезды?
  - От вспышки они бы укрылись. Мы такой вариант учитывали, на Кларе есть убежища. А вот тяжелая массовая социопатология - это по-настоящему страшно. Ладно бы они захватили корабль и полетели на Землю морды бить Мировому Совету!
  Тулин тяжело вздохнул и замолчал.
  - Колонисты недовольны решениями Совета?
  - А чему им радоваться? Уменьшению поставок с Земли? - Тулин смял пустой пакет и бросил в утилизатор. - Но, знаешь, обычно жалуются не те, кому всех тяжелее, а те, кто привык к хорошему, а потом вдруг стало похуже. Колонисты Клары всегда были на привилегированном положении. Мы ведь строили образцовый новый мир, а для него - всего сколько угодно и только самое лучшее! Были, конечно, и объективные причины. На Земле ведь много на себя берёт инфраструктура. А на Кларе, например, проще всех снабдить авиетками, чем налаживать общественный транспорт. Наверное, зря ушли от модели мегаполиса, сделали ставку на дисперсное расселение. И вот к чему это привело! Конечно, сейчас колонии нелегко. Мы могли бы обеспечить нормальные условия в нескольких крупных центрах. Но для сотен фольварков - это невозможно! Нет, я не говорю, что колонисты избалованные бездельники. Освоение планеты - тяжелая, сложная, ответственная работа. Но нельзя ставить себя выше остальных, выше Земли!
  
  
  Вечером в кубрик к Чану перебрались Накамацу, Пилюк и Пейшоту, уступившие свои каюты бывшим пленницам пиратов. Когда среди ночи загремел сигнал боевой тревоги, Чан, вскочив спросонья, налетел по очереди на всех троих, а с малозаметным в темноте старшим бортинженером столкнулся дважды. Через минуту они, запыхавшись, вбежали в главную рубку. Следом, бросая насмешливые взгляды на полуодетых мужчин, степенно вошли Мендес, Дюбуа и Очоа. За ними появились Накамацу и Кацонис - их каюты были дальше всех, рядом с лазаретом
  Иенсен, сидевший в командирском кресле, пояснил:
  - У нас скоро будут гости! "Спасатель" стартовал с орбиты планеты и лег на курс пересечения.
  - Защита у него хорошая, - проговорил Пейшоту, потирая шишку на лбу.
  - Ничего. По маневренности мы его превосходим. И по вооружению тоже.
  - Только не надо никаких космических сражений!
  Все обернулись на стоявшего в проеме люка Тулина:
  - Курт! Отменяй боевую тревогу! "Спасатель" идёт по моему приглашению. На Кларе, между прочим, он переименован в "Освободитель".
  - Соглашусь, если на нем везут заложников, - нахмурился Иенсен.
  - Пока я договорился о передаче пленных пиратов.
  - Шутишь?
  - С чего бы? - комиссар был совершенно серьезен. - Ночью я договорился с Джарвисом и дал радиограмму на планету. Мы отпускаем Бена и его людей, а за это он берег меня на Клару для осмотра, так сказать, на месте. "Разведчику" потом приказываю идти к Земле. Мой доклад для Совета немедленно пошлешь в Женеву. В докладе перечень необходимого для освобождения заложников. Возьмешь на борт и доставишь сюда. Жду тебя через три дня!
  Иенсен покачал головой:
  - Не могу обсуждать твое решение. Хочешь отпустить пиратов, которые уничтожили "Искатель" и "Гонец" и по нам тоже стреляли, - ладно! Но зачем самому лезть в пиратское гнездо? Отправляйся обратно с нами, сам договаривайся с Советом..
  - Я ведь не могу бросить заложников.
  - А я, получается могу?! Мы все - можем?! - Иенсен в ярости вскочил из кресла. - Неужели мы сами не можем освободить наших ребят? Пригрози пиратам, что мы выбросим в космос их любимого Джарвиса, если не отпустят пленных! Что мы поджарим их планету лучом с гелиостанции!
   - Думаешь, они поверят в такие угрозы?
  - Тогда сами спустимся на Клару!
  - Вдесятером? И, главное, ты знаешь, куда нам садиться? Где они заложников держат?
  - Джарвис скажет! И это нас сейчас десять. А сколько на планете будет - кто знает! Не все же поселенцы - пираты. Пора там и нормальным людям проснуться!
  - Вот для этого я и лечу на Клару. Поговорить с людьми. Решить и наши, и их вопросы. Может, и не понадобится то, что ты с Земли заберешь. Это так, на крайний случай. Как там раньше говорили - последний довод. А сейчас с ними по хорошему надо поговорить. Без крейсера на орбите.
  - Не боишься пиратам систему на четыре дня без крейсера оставлять?
  - Гелиостанцию мы разоружили. Без нее пираты кораблям не опасны.
  - А если они на "Спасателе" вслед за нами прыгнут и новую станцию захватят. У Крюгера или Хи Дракона.
  - Пусть прыгают. Там везде уже карантинные силы. Ничего они больше не захватят.
  Командир сел за пульт, развернул схему траектории пиратского корабля.
  - Бортинженер-один! - Иенсен искоса посмотрел в сторону Пейшоту. - Вступаешь в командование "Разведчиком"! Поведешь его к Земле. Я вместе с пилотом-два отправляюсь на Клару!
  - Не получится, Курт! Ты входишь в командный состав флота.
  - А сам?
  - Я тут на положении командированного спеца.
  - Как ты не понимаешь?! Я не могу отпустить тебя одного!
  - Офицер флота не может добровольно стать заложником.
  - Я не офицер флота! - раздался вдруг голос Чана.
  Иенсен бросил на гардемарина хмурый взгляд.
  - Насколько я знаю, - заскрипел из своего угла Кацониса, - на медицинский персонал какие-либо ограничения не распространяются. Более того, долг врача состоит как раз в оказании помощи нашим заложникам. А также больным колонистам.
  - Ладно! Делайте как хотите! - командир отвернулся к пульту. - Я отправлю в Совет особое мнение.
  
  Пилот-колонист Ларри на "Спасателе", то есть "Освободителе" оказался совсем никудышный. Только и мог, что включить автоштурман. Чан это сразу понял, когда заглянул в рубку. Рослые пираты не принимали щуплого гардемарина всерьез и позволяли ему свободно ходить по кораблю. А вот Ларри сумел сообразить, что курсант звездной академии куда лучше его рассчитает путь к планете. До Клары в результате они добрались всего за час. Дольше рассаживались в катере и примерялись к атмосферному пуску. Визира тут не было, а к маленькому иллюминатору оказалось не протолкнуться. Так что Клару из космоса Чан, можно сказать, не видел, только несколько минут в рубке. Планета действительно была очень похожа на Землю, особенно когда облака скрывали очертанья материков. Впрочем, ночное полушарие Клары без единого огонька было не спутать с пылающей в космической тьме родиной человечества.
  Катер приземлился на гладкой продуваемой ветром каменистой равнине, уходящей за горизонт. Рядом с посадочной полосой виднелась лишь пара сборных ангаров. По голубому небу над ними быстро скользили растрепанные белые облака. Солнце, то есть Альсафи, светило совсем по земному, разве что чуть вечерним красноватым светом. Оно стояло почти в зените, однако снаружи оказалось довольно свежо. Чан включил подогрев комбинезона. Понятно, почему колонисты носят толстые куртки. Кацонис предупредил, что большой процент кислорода в воздухе может с непривычки вызвать эффект эйфории, но настроение у Чана было скорее подавленным. Закончив с разгрузкой катера, колонисты расселись по вездеходам. Тулин сел вместе с Джарвисом в первую же машину и укатил вдаль по шоссе. Через пару минут космопорт опустел. К Чану и Кацонису подошел носатый и черноволосый с проседью водитель последнего грузовика.
  - Карл! - то ли представился, то ли каркнул он вместо привета. Открыл люк в кабину и приглашающе махнул рукой, не сказав больше ни слова.
  Мимо проносилась всё та же голая равнина, усеянная валунами. Только на втором часу пути дорога запетляла среди невысоких длинных насыпей. Между ними иногда мелькали клочки сухой травы, скрюченные кустики и деревца.
  Проголодавшись, Чан достал из термопакета пару бао с капустой, которые приготовил утром на "Разведчике". Погруженный в раздумья Кацонис безучастно сжевал предложенный пирожок, а водитель Карл покачал головой:
  - Я за вас и так кролика получу!
  - Кролики? - спросил вдруг, точно проснувшись, Кацонис, - Охотитесь на кроликов?
  - С дичью у нас трудно, - рассмеялся водитель. Ему похоже, надоело долгое молчание. - Говорю как бывший акклиматизатор. Мы же тут в основном культурными видами занимались. Естественный биоценоз только начали налаживать. Когда поставки с Земли прекратили, понятно дело, всё погибло. Надо же было гомеостатическую систему создавать, чтобы всё до последнего прижилось. Парки хотя бы удалось спасти. А в диком виде - птиц немного да крысы, на них первых приспособляемость испытывали. На крыс и вправду начали охотиться, да потом запретили. Коты вольные вроде бы появились, решили им дать шанс.
  - А кролики?
  - С кроликами другая история. У нас ведь народ в основном по личным фермам занят. Пока Земля помогала, у всех примерно на одном уровне было. А тут вышло разделение. Старые хозяйства, где и хозяева опытные, и запасы кой-какие накопили, они выстояли. А новые опустились. Урожай погиб, живность сдохла, машины поломались. Что, спрашивается, делать?
  - Делиться, что же еще! - вырвалось у Чана.
  - Хо-хо! Нет, я тебя, брат-космач, понимаю. Если, у вас, к примеру, на какой-нибудь научной станции метеорит в склад попадет, нормально, когда с соседней с ними делятся. Сокращаю расходы, терпят вместе, пока транспорт не подойдет. А у нас дело немного другое. Я, ладно, готов потерпеть. И жену уговорить попробую. Но дети за что терпеть должны? Почему я со своей семейной фермой должен с одиноким делиться? И не едой там, у нас, слава людям, никто не голодает, а техникой, например. Он свой вездеход по дури сломал, а теперь ему мой в очередь дать! Чтобы я детей через день в школу возил? Но, конечно, сначала у нас Совет, как положено, постановил делиться излишками. Будто они у нас есть!
  - Не поделились?
  - Почему? Поделились! Только по уму и справедливости. Бен наш, молодец, всё придумал. Хочешь что от других получить - дай другое или отработай, сколько взял. Для начала организовал общественные работы на пользу всей колонии. А для расчета предложил этих самых кроликов. У него, у Бена, кроличье хозяйство было. Так он стал за работу давал по кролику в день. Сначала и правда кроликов - живых там или тушкой, а потом вместо них тикеты стал давать. На тикеты потом можно было не только кроликов, но и другое, что надо получить. И не только у Бена. В общем, все в конце меж собой договорились, что "кролик" - это расчет за день работы. А спец и два, и три кролика за рабочий день может получить.
  - Да это же деньги!
  - По разному можно назвать, - Карл вскинул нос. - Мы их кроликами зовем.
  - Постойте! - Чан вдруг покраснел. - Так вы решили, что я вам бао как плату давал? Нет, это я так угощаю! Мне просто одному много!
  - Тогда извини! - водитель улыбнулся. - Давай и я вас угощу!
  Карл достал пакет с лепешками, проложенными кусками жареной рыбы.
  - Сами ловите? - вновь поинтересовался Кацонис.
  - Ночная рыбалка, - пояснил колонист.
  Чан вспомнил, что из-за медленного вращения сутки на Кларе длятся сто с чем-то земных дней, почти половину местного года. Ночь для поселенцев - время трехмесячной темной зимы.
  - Где же вы рыбачите?
  - На той стороне, в смысле - в другом полушарии. Здесь море мелкое, замерзает. А там у нас островные фермы, Оушен-сити. Так и живём то здесь, то там. Ну, конечно, кому-то надо и здесь ночью в теплицах работать или по технической части, контроль за автоматикой. Раньше все по очереди дежурили, а сейчас добровольцев вербуют на ночную вахту. Им за это дополнительные кролики полагаются. Настоящей темноты у нас теперь мало кто видит.
  - Так вы и звезд, выходит, не видите?
  Карл открыл, было, рот, но ничего не сказал, промолчал.
  
  
  Вездеход добрался наконец до обжитых мест. На холмах дружно крутили крыльями ряды ветряков, рядом в защищенных от ветра долинах колосились пшеничные и ячменные поля, попадались и капустные грядки. На лугах вдоль бегущих тут и там серебристых ручьев паслись упитанные коровы, маленькие мохнатые лошадки и животные, похожие на миниатюрных яков, только с буйволиными рогами. Встретился даже старый шерстистый носорог, проводивший машину подслеповатыми глазками. Длинный изогнутый рог на его морде напоминал коготь гигантской птицы. Дорога закончилась у ворот усадьбы, укрывшейся в обширной котловине. Сложенные из обтесанных плит невысокие, но длинные дома окружали с трех сторон парк, где шумел сосновый бор. Четвертой стороной парк выходил на прозрачное до самого дна озеро.
  У полуразобранного вертолета рядом с воротами копошились колонисты. Среди них мелькал и голубой комбинезон Космофлота. Подойдя, Чан выяснил, что это один из младших бортинженеров с "Искателя Тринадцать". Бортинженер был не в восторге, что его оторвали его от работы, и даже не потрудился представиться. Он только сказал, что здесь, в Пайн-лейке, кроме него есть еще астрофизик с "Искателя" и связист из экипажа "Гонца". С ними всё в порядке, в отличие от местного оборудования, так что дел им хватает. Скоро занятие нашлось и Кацонису с Чаном. Рыжебородый коренастый хозяин, похожий чем-то на встреченного по пути сюда носорога, предложил доктору подготовить и провести полный медосмотр проживающих в фольварке, а курсанту - помочь с приготовлением ужина. Кухня, вернее кухонный зал с пышущими жаром плитами и духовыми печами напоминал заводской цех. Под потолком тут даже ездил настоящий, хотя и маленький мостовой кран. В усадьбе жило человек тридцать - старший мистер Хирн, два его взрослых сына и дочь с семьями, а также работники - ученики и спецы. Большой пищевой комбайн на кухне стоял отключенным и для Чана за главным столом нашлось много работы, тем более, что вскоре все четыре хозяйки собрались вокруг и не отрываясь смотрели за тем, как он готовит из свинины и подходящих приправ кантонское гулу-жоу.
  О наступлении вечера можно было догадаться только по наставшей вдруг усталости. Альсафи продолжало стоять в зените. При этом в выделенной Чану и Кацонису комнатушке не затемнялось окно. Не было даже штор. Спать при ярком свете здесь, похоже, давно стало привычкой. Пришлось смириться с этим, тем более что слипавшиеся глаза не оставляли выбора. Половину следующего дня Чан провел на кухне, где объяснял хозяйкам один рецепт за другим. Его отпустили только после личного вмешательства Хирна-старшего. Для Чана это был первый спокойный день после трех суток непрерывного нервного напряжения. И теперь он впервые смог внутренне расслабиться. Спокойно медитировал над хрустальной водой в тени сосен, кормил с ладони рыжих белок, шуршавших коготками по чешуйкам желтым стволов. Отдохнув, пошел гулять вдоль озера. С противоположного берега открывался вид на залитый янтарным светом сосновый бор. Высокие красивые деревья почти заслоняли собой постройки усадьбы. Чан внезапно понял, каким может быть простор, и ощутил в этот момент настоящий шок. Не только потому, что провел последние дни в тесных корабельных отсеках и очутился вдруг под открытым небом. Всю свою короткую жизнь Чан прожил в плотно застроенных городах, среди предельно функциональных индустриальных и аграрных зон. Конечно, и на Земле было немало мест, где сохранился природный ландшафт, - от арктических заповедников на законсервированных осколках ледников до уцелевших экваториальных лесов. Но и там, во время экскурсий, не удавалось забыть о теснящихся вокруг миллиардах людей. Не случайно многие так рвались на Марс или Титан - за ощущением утерянной связи с природой. Пусть и мертвой. А здесь вокруг неоглядно простиралась целая планета, которая только просыпалась, разбуженная из своего безжизненного сна.
  
 []
  
  Вечером Чану удалось переговорить с заложниками. Сами себя, впрочем, они таковыми не считали (Кацонис по этому поводу потом буркнул что-то медицинско-непонятное, вроде "Стокгольмский синдром"). Случившееся с ними они воспринимали как что-то вроде аварии и были благодарны колонистам, что те спасли их и приютили на своей планете. Когда Чан говорил, что земные корабли стали жертвами нападения, ему терпеливо объясняли, почему у колонистов не было другого выхода. На слова, что их насильно удерживают - смеялись. Кто удерживает? Хочешь - иди в любую сторону! До соседнего фольварка - тридцать километров, а до Мейнленд-сити - все сто пятьдесят. Но можно и съездить на попутке, если готов на следующий день дополнительно отработать за такую экскурсию. Гораздо охотней ребята с "Искателя" рассказывали Чану о своей экспедиции к белому гиганту Тубану и его новооткрытому спутнику-карлику. Остальным обитателям Пайн-лейка эти истории, похоже, успели изрядно надоесть, а курсант слушал с живым интересом. Слушал о местах, откуда свет дойдет до Земли только через триста лет, откуда уже виден впереди "край мира" - темное беззвездное пространство между нашим и соседним галактическим рукавом. Перепрыгнуть через этот океан пустоты в следующий рукав сможет только "Феникс".
  Наутро Пайн-лейк напоминал растревоженный муравейник. Население усадьбы осаждало выкаченные из ангаров воздушные машины - две легкие авиетки, большой грузовой винтокрыл и так, кажется, до конца и не собранный вертолет. Колонисты, которых Чан спрашивал, отвечали только, что передан экстренный вызов на общий сбор. В истории колонии, по их словам, было всего несколько таких случаев. Последний - когда Бен Джарвис объявил Клару независимой республикой и был избран новым председателем Планетарного Совета. Чтобы успеть доставить всех на место, пришлось задействовать все воздушные суда. Земляне, включая и Чана с Кацонисом, погрузились в вертолет. Полет не занял много времени, что только и можно было сказать в его пользу. Разноцветные аккуратные здания Мейнленд-сити выглядели игрушечными на фоне встающих вокруг голых скал, лишь в некоторых местх можно было заметить островки зелени. Городок казался слишком маленьких для толп заполнивших его поселенцев. Выставленные из столовых и закусочных столики кое-где целиком заполняли неширокие улочки, так что углы грозящих улететь с ветром скатертей били по ногам прохожих.
  Обойдя за полчаса весь город, Чан решил сходить к большой еловой роще, виднеющейся на окраине Мейленд-сити. Попав из яркого дневного света в плотный холодный сумрак под сводами тяжелых игольчатых лап, он не сразу понял, что очутился на кладбище. Это было первое кладбище, которое Чан видел в своей жизни, не считая, конечно, мемориалов героям прошлых эпох. Здесь всё было по-другому. Безлюдье, тишина, замшелые, засыпанные высохшей хвоей валуны с начертанными на них именами. Некоторые из них оказались знакомыми. О жертвенном подвиге этого летчика сообщали несколько лет назад, рядом лежал один из основателей колонии. А еще Чан встречал имена известных писателей, живописцев, композиторов - Клара со своим крошечным населением удивляла количеством вышедших оттуда мастеров творчества. Подавляющая часть имен на могилах Чану ничего не говорила, но он понимал, что лежащие здесь люди - самое крепкое, что связывают ныне живущих кларян с их миром, с их планетой.
  Когда Чан вернулся обратно в город, все уже шли к открытому амфитеатру, вырубленному в горном склоне. Чан испугался, что придется сидеть прямо на каменных скамьях, но при входе всем выдавали толстые подушки с самоподогревом. Неплохо было бы еще и натянуть сверху что-то вроде тента - Альсафи стояло прямо над головой. Наконец, расселись тесными рядами все десять тысяч кларян - мужчины, женщины, пожилые, зрелые люди, молодые и подростки. Маленькие дети, как разузнал Чан, во время таких собраний играли с воспитателями в помещениях Планетарного Совета. Землянам выделили места на самом верху, откуда открывался вид на острые крыши и башенки Мейнленд-сити и на бегущее за ними белыми барашками беспокойное море.
  У трибуны внизу амфитеатра появился председатель собрания - седобородый старик, как понял Чан, старейший житель колонии. Он говорил с трудом, еле слышно, объясняя причину общего сбора колонистов. Между Кларой и Землей возник конфликт по поводу гелиостанции у Альсафи. После столкновений в космосе обе стороны согласились начать мирные переговоры. Для начала председатель предложил выслушать представителя Земли и уступил трибуну Тулину.
  - Граждане Земли! - пронесся в звонкой тишине голос комиссара. - Да, вы все граждане Земли, хотя много лет живете на Кларе, а некоторые и родились здесь. Но Земля, далекая от вас, по прежнему ваша родина, вы по прежнему часть человечества! Тысячелетия люди шли к созданию на Земле справедливого коммунистического общества. Сейчас торжество коммунизма приобретает поистине галактические масштабы. Но на нашем историческом пути были и будут не одни только победы. То, что случилось здесь, на Кларе, это одно из самых тяжелых поражений человечества.
  В воздухе возник легкий еще гул недовольства, но Тулин продолжал свою речь, постепенно повышая голос:
  - Мы, руководство Земли, виноваты в том, что проглядели социальную катастрофу. Как мне ни горько говорить, Клара, наш форпост во Вселенной, отброшена в своем общественном развитии на столетия назад. Здесь с подачи новой планетарной администрации утвердились товарно-денежные отношения, эксплуатация человека человеком. Будет называть вещи своими именами - коммунизм на вашей планете уничтожен! Возродить его в данных условиях будет не просто. Ближайшую перспективу вижу в переходе от индивидуальных к коллективным хозяйствам с плановой экономикой. В этом случае Мировой Совет готов оказать Кларе необходимую помощь.
  - Это значит вы там у себя на Земле знаете что нам лучше?! - выкрикнул с места один из поселенцев. - А мы, значит, должны делать, что нам скажут! Не выйдет! Мы теперь сами себе хозяева!
   - Хозяева?! - гневно повторил Тулин. - Хозяйчики! А ведь с чего началось?! С того, что объявили своей собственностью планету и даже звезду. Как частная собственность противоположна коммунизму, так и ваше мелкое хозяйничанье на Кларе противоположно тому пути, по которому идет галактическое человечество!
  Комиссар продолжал говорить - горячо, ярко, сильно, но Чан вдруг почувствовал, , что Тулин проиграл, что ему не переубедить собравшихся здесь крепких, уверенных в себе людей. Они для себя уже всё решили и слушают такие правильные, но не доходящие до них слова землянина исключительно из терпеливой вежливости.
  Тулин замолчал, видимо, сам всё поняв.
  Председательствующий попросил уточнить, что конкретно предлагает представитель Земли.
  - Первое, безусловное освобождение экипажей кораблей, ставших жертвами пиратских нападений. Второе, разоружение и роспуск всех незаконных формирований на Кларе. Третье, отстранение от власти нынешней администрации колонии. Четвертое, расследование преступной деятельности ее руководителей. Пятое, формирование новой администрации Клары из уполномоченных Мирового Совета с участием выборных представителей поселенцев. Такие наши требования! - отчеканил Тулин.
  Ответом было гробовое молчание.
  Затем с одной из нижних скамей поднялся кряжистый колонист, в котором Чан узнал Хирна-старшего:
  - В случае принятия этих требований Земля гарантирует Кларе поставки в прежнем, полном объеме?
  - Нет! - холодно ответил Тулин. - Мы можем гарантировать тот уровень обеспечения, который имеют жители Земли и космических поселений. Сейчас трудные времена, материальных фондов не хватает. И после месячного перерыва в транзите через систему Альсафи и потери здесь двух современных кораблей положение, поверьте, лучше не стало.
  Больше вопросов не было и Тулин спустился с трибуны. В тишине звонко простучали его шаги по каменным ступенькам
  Председатель предложил голосовать - принимать или нет требования Земли?
  Снова поднялся старый Хирн. Он сказал, что хочет сделать заявление от имени фракции меньшинства в Планетарном Совете.
  - Меньшинство настаивает на том, чтобы голосовать раздельно по каждому пункту. Мы призываем освободить пленных землян и распустить Звездную милицию. Незачем она, мы ни с кем воевать не собираемся, а за порядком пусть дружинники из усадеб следят. Планетисполкому предлагаю выразить недоверие за то, что в космос полезли, землян тронули. Перед Землей извиниться, что так вышло. Пусть их представитель у нас сидит, не помешает.
  Когда Хирн закончил и сел на свое место, с другой стороны полукруга скамеек встал Бен Джарвис и коротко сказал.
  - Фракция большинства не возражает против голосования по пунктам.
  Пять раз председатель зачитывал требование Земли и спрашивал, объявляя голосования, кто согласен с этим и кто нет. Только по вопросу освобождения пленных голосовавших "за" оказалось больше половины. Во всех остальных случаях подавляющая часть колонистов поднимали руки против.
  К верхним скамьям, на которых сидели земляне, поднялся бледный и сильно исхудавший за последние дни Тулин. Вымученно улыбнулся:
  - Ну, всё, ребята, завтра домой!
  
  Доктор Кацонис заботливо поправил самодельную занавеску, которая заслоняла спящего Чана от бьющего в окно света Альсафи и прошептал:
  - Пусть поспит!
  Сидевший на своей неразобраной постели Тулин, кажется, был с этим не согласен, но ответил также негромко:
  - Может, всё-таки разбудим? Как сказано древними, трое составляют коллегию!
  - А где двое собраны во имя мое, там и я посреди них...
  - В источнике двое или трое.
  Кацонис зацокал языком:
  - Вот не ожидал встретить знатока евангельских текстов! Но давай не будем переносить на молодого человека часть нашей ответственности. Если так нужен третий, пригласи командира "Искателя" или "Гонца".
  - Они слишком долго пробыли здесь и не способны к объективному анализу. Колонисты оказались слишком убедительны. А мы отвыкли от контрпропаганды. Это одна из причин, почему я настаиваю на полном карантине.
  Доктор покачал головой:
  - Выглядит как капитуляция. А если всё же поискать союзников? Я беседовал с Хирном. Старшины фольварков, в принципе, согласны на коллективизацию. Правда, настаивают, что решающий голос будет у тех, кто внесет крупный вклад в общий фонд. Малоимущие могут стать только младшими работниками. Пусть, дескать, делают, что им скажут...
  - Кулацкие колхозы! - отрезал Тулин. - Не нужны нам такие попутчики. Устроили у себя парламент, фракционеры! По мне, так лучше честные бунтари, чем такая правая оппозиция.
  - А как Совет отнесётся к обходной трассе вокруг Альсафи? Это две новых гелиостанции минимум!
  - Выбора нет. Только полный карантин, пока зараза не расползлась. Знаешь, уже семеро с "Искателя" заявили, что хотят тут остаться... Невест себе нашли, женихов.
  - Так у них же нет лимитов по демографии. Да и вообще ограничений здесь мало. И дети в семьях остаются, а не в интернатах.
  - Василиос! И ты туда же! У них дети в семьях наследуют частную собственность на средства производства! Это же система репродукции социального неравенства!
  - Я понимаю. Ты видишь в колонии гангренозный палец, который нужно поскорее отсечь, чтобы спасти остальной организм... Но мало бороться с последствиями болезни, надо выяснить ее причины. Ведь тут, Надир, были лучшие из лучших!
  Тулин тяжело вздохнул:
  - Да, думать и думать. Не сегодня - завтра у нас будет "Феникс". Значит, вместо одной подходящей под колонизацию планеты появятся десятки, сотни, тысячи. А если в каждой удаленном от Земли сообществе будут проявляться такие симптомы? Может, вместо того, чтобы идти в космос, нам сначала надо вглубь человека заглянуть, разобраться с тем, что мы в себе из прошлого тащим. Наверное, хорошо, что сейчас и здесь это случилось. Как предупреждение. Не на сотне планет. Прямо мистика какая-то! Помнишь сказку, где человек, убив дракона и заняв его место, сам становится драконом. Может, не случайно, что в созвездии Дракона всё произошло.
  - Брось, Надир, подумаешь совпадение..
  - Ладно, не будем... Ну так что, согласен со мной? Карантин?
  - Постой... Ведь целую планету приговариваем.
  - Они сами себя приговорили... И альтернатива у карантина одна - принудительная санация социума!
  - Коммунизм на штыках? Насильно сделать коммунаром невозможно!
  - Думаешь, все в Совете с тобой согласятся? Спросят - а дети? Разве родители имеют право воспитывать их в частнособственнической атмосфере? Представляешь, что будет, если мы детей отсюда начнем на Землю в интернаты силой забирать?
  - А их родителей, за сопротивление - в изоляторы... Нет, это еще хуже. Это просто какая-то дискредитация коммунизма будет.
  - Тогда давай, решай быстрее, "Разведчик" уже вот-вот появится в системе.
  - Не терплю принципа меньшего зла! Но раз так стоит вопрос... Вводим полный карантин системы Альсафи!
  
  
  Поеживаясь, Чан расхаживал по скалистому гребню над неглубокой расщелиной, где в ожидании эвакуации укрылись от пронизывающего сырого ветра земляне. Можно было бы спуститься к ним, посидеть на раскладном стуле и даже выпить горячего чая из термоса, но ему хотелось насмотреться на последок на покидаемую планету. В отдалении стояло несколько вездеходов звездной милиции, около них прогуливались привычные к ветреной погоде колонисты с ручными лазерами за плечами. Внизу с шуршанием набегали на берег морские волны. Позади поднимались гряда за грядой каменистые холмы, поросшие мхом и колючим кедровым стланником.
  На гребень с трудом забрался доктор Кацонис. Встал рядом, ссутулясь, засунув руки в карманы плаща, позаимствованного у кого-то из поселенцев. Следом появился и нервно оживленный Тулин:
  - "Разведчик Семь" и "Миротворец один" выходят на планетарную орбиту. "Разведчик" уже выслал за нами десантный бот.
  - Почему вдобавок к крейсеру линкор? - обеспокоено спросил Кацонис.
  - Наверное, на Земле решили подстраховаться. Или что разместить пятьдесят человек на одном корабле будет некомфортно.
  - Так взяли бы пассажирский лайнер. Поселенцы воспримут "Миротворца" как угрозу!
  - Василиос, успокойся! Вон наши, уже летят!
  Из-за горизонта появилась, пересекая небо, тонкая белая полоса. Она вытягивалась, изгибаясь дугой, по направлению к суше, скрылась на несколько секунд за одиноким облаком, появилась с другой стороны. Уже можно было различить впереди этой беззвучно ползущей по небу пушистой белой нити сверкающий металлическим блеском наконечник. Только через несколько минут донесся далекий пронзительный свист идущего на посадку аппарат. Похожий на огромного бело-синего кита десантный бот приводнился в нескольких сот метрах от берега, поплыл над морем, выбрасывая вокруг фонтаны брызг, а затем лихо выскочил на мелководье. Прежде чем замолкли ревущие басом моторы, на галечный пляж с мягким стуком упала откинутая аппарель.
  Земляне неторопливо шли к ожидавшему их космическому судну. Навстречу им из черного зева трюма выдвинулись и поползли по аппарели несколько самоходных контейнеров. Было видно, как к ним подошел Бен Джарвис и спросил что-то у Иенсена, вышедшего следом на берег.
  - А это еще что такое? - также поинтересовался Кацонис, который шел, приотстав, рядом с Тулиным
  - Плата за заложников, что Джарвису обещал.
  - Так ведь их без выкупа отпускают.
  - Не хотят выкупа, получат в подарок. Как там у древних: бойтесь данайцев дары приносящих!
  - Каким ты хочешь их троянских конем одарить?
  Тулин задержал Кацониса за рукав и, наклонившись, прошептал в ухо:
  - Зубами дракона! Сейчас им Курт устроит наглядную демонстрацию...
  Доктор пристально вгляделся, заслонясь рукой, как козырьком от солнца. Контейнер, доползший до берега первым, пришел в движение, разложившись в решетчатую конструкцию сложной формы
  - Механозародыш?
  - Василиос, зачем такая одноразовая штука, когда в те же размеры можно поместить автоматический универсальный завод? Изготавливает на месте готовую продукцию из подножного материала.
  - А, фаббер! Слышать слышал, но не знал, что у нас есть действующие образцы.
  - Скажу по секрету, на каждом исследовательской корабле давно имеется такая штука. На крайний случай, вроде аварийной посадки на планетоид. Ну, а эти взяли со складов Космофлота.
  Пока земляне, следуя указаниям Иенсена, один за другим забирались в бот, фаббер работал с напряженным гудением. Вверх вылетали струи дыма, за прорезью решеток вспыхивало ослепительное пламя, бросая на берег длинные тени. Собравшиеся вокруг колонисты с интересом ожидали результата. Наконец, пламя утихло, решетки с щелканьем разошлись и сложились обратно в контейнер. Колонисты испуганно отшатнулись назад, срывая с плеч лазеры. Один лишь Джарвис остался на месте, сохраняя на лице широкую, может только чуть напряженную улыбку. Перед ним в клубах пара выпрямлялся металлический колосс - универсальный горный кибер-излучатель на шагающем шасси. Кибер тронулся с места, перебирая по-паучьи суставчатые конечности, осторожно обошел Джарвиса и занял позицию на ближайшем пригорке, поворачивая то в одну, то в другую сторону полусферической башенкой с мощным лазером. Джарвис отдал короткую команду. Часть колонистов отошла и залегли за невысокой грядой, другие повели контейнеры с фабберами к вездеходам.
  - Он только излучатели может делать? - спросил Кацонис.
  - Да нет, что ты! Он любую вещь откопирует с электронной модели. А в базе у него - полная номенклатура передовой исследовательской станции.
  - Колонисты от такого не откажутся.
  - Надеюсь, что нет!
  Кацонис нахмурился:
  - Почему ты назвал фабберы зубами дракона? Они что-то не то будут штамповать?
  - Нет! То, что нужно! Очень ценный агрегат! - развел руками Тулин и неожиданно недобро улыбнулся. - Только у этих хозяйчиков другое понятие о ценности. В колонии и так уже началось социальное расслоение, а эти вещицы запустят взрывной процесс... Колонисты ведь теперь не коммунары, а собственники! Для них это - источник богатства! Фабберы, к тому же, изготовляют не полноценные вещи, а копии. Этими копиями можно пользоваться какое-то время, но они быстро ломаются и нужно делать новые. Постоянный спрос, неоскудевающий доход для владельцев. Собственно, при позднем капитализме промышленность так и работала - выпускала продукция с предельно коротким сроком службы. Скоро тут проявятся все прелести эксплуататорского общества - и сверхбогатство, и сверхнищета. Этот мир сгниет сверху донизу. Так что скоро они не то что в космос летать не будут, они сами на четвереньки встанут, глотки друг другу рвать начнут. И вот когда лет через двадцать мы сюда вернемся, люди увидят, чем такие социальные выверты кончаются. Это будет всем урок. Прививка от чумы собственничества.
  - Ты говоришь страшные вещи, товарищ Тулин!
  - Или так, или силовая рекоммунизация колонии!
  Кацонис не успел ответить. К ним подходил довольный Джарвис:
  - Не коммунизация, а деколонизация! Мы не колония, а республика! И спасибо за прототипирователи, пригодятся. Готов их считать предварительной оплатой за транзит через систему земных кораблей. Ну, скажем, на ближайший год.
  - Никаких земных кораблей здесь больше не будет! - жестко ответил Тулин. - Мировой Совет полностью запрещает любые контакты с Кларой. Вы остаетесь здесь одни. Живите дальше, как хотите. Мешать не будем, но и помогать - тоже.
  Джарвис перестал улыбаться:
  - Значит, железный занавес? Только это не вы нас в системе закрываете, вы сами от нас закрываетесь! Прощай!
  - Прощай! - кивнул Тулин и прошептал в спину. - Каков наглец!
  В бот залезали последние эвакуанты. Тулин с Кацонисом, стоя на аппарели, поджидали Чана, который набирал в карманы сувениры - гальку с чужой планеты.
  - Странно, тут звезды и днем видно? - спросил вдруг Кацонис, показывая на яркую точку, будто просверленную в небе.
  - Нет здесь таких ярких, - пробормотал Тулин, - неужели и вправду сверхновая где-то неподалеку...
  Колонисты тоже заметили необычное явление, дружно задрав головы.
  - Всем срочно в бот! - послышался голос Иенсена.
  - В чём дело, Курт? - быстро спросил Тулин. - Ты в курсе, что там вверху происходит?
  - Только что было сообщение от Луанга. Он выслал к "Спасателю" абордажные катера. Пираты открыли по ним огонь, потом вступили в бой с "Миротворцем". Была дуэль на излучателях. Линкор не смог достать "Спасатель", тот хорошо маневрировал. И тогда Луанг дал приказ о ракетном залпе. "Спасатель" успел отправить радиограмму на планету, потом у него взорвался реактор...
  Со стороны колонистов донесся крик:
  - Они убили Ларри!
  И почти сразу часть аппарели исчезла в брызнувшем в глаза жидком солнце.
  - Все на борт! - рыкнул Иенсен, исчезая в люке.
  С грохотом взорвался один из стоявших вдалеке вездеходов. Остальные стремительно отъехали назад, скрывшись в распадке. Земной кибер перенес луч на залегшую за песчаной насыпью пехоту колонистов, не давая им поднять головы. Кларяне пробовали стрелять наугад из ручных лазеров, но били мимо цели.
  - Всем держаться! Взлетаем!
  Под днищем заработали дюзы. Бот закачался, поднимаясь в облаке водяной пыли. Кацонис стоял уже в люке, но Тулин и Чан оставались снаружи, вцепившись в поручни. Внезапно Чан увидел, как на берегу из-за пригорка выехал вездеход, превращенный в самоходную артиллерийскую установку. В кузове стоял тяжелый акустический деструктор, обычно применяемый для разрушения валунов и каменных глыб. Кибер выстрелил в самоходку, но поднятая ботом водяная взвесь ослабила лазерный луч. Он лишь выжег темную полосу на броне вездехода. А вот акустическая пушка, бесполезная на безатмосферных планетах, здесь сработала на все сто. С гулким хлопком кибер разлетелся на куски, только подлетела вверх судорожно дергающая паучья ножка. Второй выстрел самоходки пришелся по отходящему от берега боту. Чану показалось, что ему оторвало обе руки, намертво сжавшие поручень. Аппарат дернулся, заваливаясь набок. Чан сообразил, что рядом нет Тулина. Он гляделся и увидел, что комиссар свалился и повис, зацепившись за обломок аппарели. Еле разжав онемевшие пальцы, Чан бросился к Тулину, дотянулся, поволок наверх...
  Самоходка ударила еще раз, и всё вдруг погрузилось в ослепляющий мрак.
  Чан успел подумать с обидой:
  - Неужели...?! А как же...
  
  - После всего случившегося мы не можем просто улететь! - пробивался сквозь полусон чей-то резкий крик. - Теперь они уже не смогут прикрыться заложниками! Я начал подготовку к бомбардировке и десантной операции!
  - Товарищ Луанг! Я отстраняю вас от командования эскадрой! Передайте полномочия товарищу Иенсену!
  Чан улыбнулся, не открывая глаз. Надо же, второй раз подряд снятся такие фантастические сны. Сначала путешествие в далекое прошлое, теперь участие в настоящем сражении. Только вот путаница. Невидимый командующий говорит голосом доктора Кацониса.
  - А, очнулся! - сказал тот же дребезжащий голос. - Крепко же ты сделан! Камешки в карманах - в пыль, а сам жив и относительно здоров. Лежи, лежи!
  Значит, это был не сон!
  Он распахнул глаза. Это место ему было знакомо - лазарет "Разведчика". Рядом с койкой сидел Кацонис, на этот раз - без своей смешной курточки. На коротком рукаве форменной рубашки алела звезда Мирового Совета комиссаров, такая же, как была у Тулина.
  - Товарищ Тулин?
  Кацонис покачал головой:
  - Погиб! Сразу. Ты ничего не мог сделать.
  Чан отвернулся, чтобы доктор не видел его слез.
  Впрочем, Кацонису было не до переживаний контуженного кадета.
  - Курт! - вызвал он на связь командира крейсера. - Вы слышали разговор с Луангом? Приступайте к командованию!
  - Готовить отход из системы?
  - Готовьте! Но пока не спешите...
  - Василиос, вы что-то задумали?
  - Адмирал был прав. Мы не можем сейчас просто уйти, когда погибли и наши, и их люди...
  - Так покидаем систему или нет?
  - Послушайте, Курт! У меня был разговор с Надиром буквально за несколько минут до его гибели. Он сказал, что у нас только два возможных варианта действий: или уйти, полностью изолировав колонию, или заставить ее силой вернуться к коммунизму. Но есть и третий путь!
  - Так вот, - продолжал Кацонис, - это уже было в истории. Как же оно точно называлось тогда? Да, мирное сосуществование! Мы можем основать на Кларе еще одну, свою колонию и наглядно показать преимущества коммунизма!
  - Василиос! - устало ответил Иенсен. - Я признаю решение об изоляции системы Альсафи, которое было вынесено двумя членами Совета, включая покойного Тулина. Отменить это решение голосом одного комиссара нельзя. Я должен эвакуировать отсюда всех землян, после чего система будет закрыта на карантин. Когда вернетесь на Землю, поставьте перед Советом вопрос о коммунистической колонии.
  - Боюсь, к тому времени он будет уже не актуальным.
  - Тогда мне нечем помочь...
  - Никто не может мне запретить остаться на Кларе и основать колонию в собственном лице
  - Запретить не могу, но, Василиос, ты что это, серьезно? Хочешь доказать в одиночку правоту коммунизма? Думаешь, у тебя получится лучше, чем у Надира?
  - Я учту его ошибки. И главная из них - что правы всегда и во всём по определению только мы. И точка! А, может, перед нами не патология, а симптомы развития? Некрасивые, как прыщи на юношеском лице, но неизбежные для дальнейшего роста. Да, сейчас Клара отступает назад в общественном развитии, но возможно потом пойдет вперед по новому, наилучшему для нее пути. Почему недопустима многовариантность коммунизма? Не исключаю, что в будущем на разных планетах будут разные его формы. Возможно, что и на Земле был бы другой коммунизм, если бы не потребовалась крайняя централизация после катастрофы двадцать первого века. Вот Надир хотел посеять здесь зубы дракона. Чтобы, так сказать, понадежней совратить уже совершивших грехопадение колонистов. Но ведь в первоисточнике, в изначальном греческом мифе, из тех же зубов дракона выросли не только безжалостные воины, но и строители великих Фив!
  - Ты много от меня требуешь, Василиос! Можешь отправляться на планету, но вряд ли Мировой Совет пересмотрит решение по изоляции системы Альсафи. Ты, скорее всего, останешься на Кларе навсегда. Без всякой связи с Землей! - помолчав, командир добавил. - А, знаешь, я бы с тобой остался...
  - Ну, может, кто и останется.
  
  
  Планетолет "Пионер" разгонялся над метано-аммиачными облаками Инессы. Чан полюбовался в визир многоцветьем ураганов и штормов, бушующих на газовом гиганте. Дюбуа говорила, что Инессой, то есть, по-латыни, "Бурной", планету назвали именно за неспокойную атмосферу. Ну а Клара, то есть "Светлая", получила свое имя за белую облачность. Кацонис, впрочем, утверждал, что Денисов, первым исследовавший систему Альсафи, назвал открытые им планеты в честь исторических деятельниц революционного движения.
  Инесса сейчас интересовала Чана не столько загадкой своего имени и не красотами атмосферных явлений, а, прежде всего, тем, что подходила для гравитационного маневра, сокращающего время полета. Постройка "Пионера" потребовала напряженной работы всех фабберов, имевшихся в колонии, но двигатели корабля нельзя было назвать совершенными. Поэтому, чтобы разгоняться до больших скоростей, Чану приходилось использовать всё своё штурманское мастерство. "Пионер" ходил в основном на периферию, в пояс астероидов, где работали автоматические рудосборные и перерабатывающие комплексы. Добытые на астероидах редкие металлы были нужны прежде всего для фабберов, чтобы улучшить качество их работы. Корабельные трюмы заполняли слитки молибдена, вольфрама, скандия, осмия, циркония, ниобия и тантала. Сейчас Клара была повернута к планетолету темной стороной, но даже на расстоянии в почти миллиард километров Чан смог разглядеть в увеличитель визира огонек нового дома. В Геополисе была сейчас ночь, но, в отличие от других поселений, геополиты с наступлением трехмесячной темной зимы не покидали его и не перебирались на светлую сторону - в океаническое полушарие.
  Им пришлось начинать на пустом месте, почти всё беря в заем у соседей, но сейчас они не только расплатились с долгами, но и вошли в число сильнейших кланов Клары. Около Геополиса были высажены, как положено, деревья, засеяны делянки, разбиты теплицы, но основу благосостояния поселения землян составляло техническое обслуживание остальной колонии. Геополис был главным заводом и ремонтной базой планеты. Теперь в каждом фольварке знали, к кому обращаться при поломке вездехода или неисправности в энергосистеме. Большая часть оборудования в Геополисе (в том числе пресловутые фабберы) считались общей собственностью всех жителей Клары, которую геополиты взяли в аренду. От лицы планетарного правительства с Геополисом заключались соглашения на наиболее масштабные проекты, вроде космических разработок или строительства орбитальной гелиостанции. Со станцией, правда, пока не получалось. Решили временно ограничиться орбитальным отражателем для ночного освещения вместо отсутствующей у Клары луны.
  Новое поселение стало культурным и образовательным центром планеты. Если музей в Мейленд-сити был посвящен в основном истории колонии, в Геополисе колонисты могли узнать всё о Земле. Посмотреть и даже кое где попробовать, например у Чана в его китайском ресторанчике. Школа, устроенная землянами, пользовалась популярностью у детей колонистов. Многие из них, когда родители уезжали на ночь в другое полушарие, оставались здесь в интернате. Чан не случайно спешил в этот раз, он надеялся успеть провести для своих учеников практические занятия по астрономии. Юные кларяне смотрели теперь на звезды!
  Чан бросил взгляд на галактический юг, находя в рисунке старых созвездий желтую точку Солнца. Уже пять лет оттуда не было никаких вестей. Можно было бы попытаться перехватить далекий радиосигнал. Но в нем были бы сведениях о событиях, произошедших за четырнадцать лет до того, как Чан отправился в свой затянувшийся учебный рейс. Интересно, что нового на Земле? Вступил ли в строй "Феникс", на котором Чан так мечтал оказаться? Совершен ли полёт к Большому Магелланову Облаку? Светлая туманность Облака лежала в том же направлении, что и Солнце. Может быть в этот миг оттуда уже смотрят сюда глаза людей!
  Сколько им еще ждать возвращения земных кораблей? Неужели двадцать лет, как сказад Тулин, считавший, что за этот срок колонисты встанут на четвереньки? Наверное, раньше Клара сама отправит к Солнцу свои звездолеты. А если на их пути встанут карантинные заслоны? Тогда останется одно - строить свой "Феникс" и лететь к Магелланову Облаку. И если там, за пределами нашей Галактики, они встретят землян, колонисты Клары будут для них равными и достойными уважения соратниками, а не отверженными изгоями.
  
  
 []
  
  
Оценка: 4.77*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"