Никитюк Владимир: другие произведения.

Арсений Всеволожский - звёздный курьер Императора

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 4.05*16  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Из нашего времени Арсений Всеволожский неожиданно попадает в будущее. Как ни странно, очень легко в нём адаптируется. Резко поднимается наверх. А потом получает от Императора Земли невероятно ответственное поручение - ликвидировать опасность межгалактической войны, угрожающей земной цивилизации. Но выполнение этого задания приводит его к совершенно неожиданным результатам... (16+)

  Пролог
  
  К концу июля Арсений почувствовал, что дальше так продолжаться не может!
  Работы было очень много, а сил оставалось чуть-чуть. Поэтому имело смысл попросить у своего непосредственного начальник отпуск. Хотя бы на неделю.
  Шеф его внимательно выслушал. Но сказал, что отпуска дать никак не может. Иначе вся работа в лаборатории будет завалена.
  На это Арсений возразил, что утомлённый человек нормально работать не в состоянии. Качество работы снизится.
  Шеф слегка задумался - а потом сказал:
  - Так и быть, пойду тебе навстречу...
  Затем, взяв лист бумаги, кое-что на нём написал и протянул собеседнику:
  - Вот - если твоя группа выполнит эти работы до конца недели, я, так и быть, отпущу тебя в короткий отпуск!
  - Какая группа! - взвился Арсений. - Все мои ребята в отпуске! Один я тут торчу!
  В ответ шеф заявил, что с предложенным заданием один квалифицированный специалист вполне справится. И ткнул пальцем в только что написанную бумажку.
  Список содержал четыре пункта. Работы были выстроены по уровню сложности. Номер один - самая простая, номер четыре, естественно, самая сложная.
  Список был абсолютно нереальный. Сейчас кончался вторник, так что до конца недели было всего три дня. За это время было проблематично выполнить даже три первые пункта, не то что все четыре!
  Так Арсений и сказал шефу. И предложил список сократить. Но собеседник был непреклонен. Или так, или вообще забудь про отпуск!
  Спорить с шефом было бесполезно. Оставалось вздохнуть - и пойти трудиться.
  
  Арсений почти бегом вернулся на своё рабочее место. До конца трудового дня оставалось минут сорок. Но сегодня уход вовремя ему явно не светит. Ведь за вечер так много можно сделать!
  Говоря честно, в самом порученном задании не было ничего сложного. Делалось такое - и не раз. Напрягала только жуткая нехватка времени.
  Как было бы хорошо без этой дурацкой спешки! Можно было бы сегодня вовремя уйти домой, а завтра не торопясь начать выполнять список. И за пару недель спокойно всё успеть сделать.
  Но если вместо двух недель тебе дали всего три дня, о покое можно забыть. И настроиться на жёсткий аврал.
  А если не удастся всё сделать вовремя? Выйдет, что мучился совершенно зря?
  Нет-нет, долой панику! Это делу никак не поможет!
  А что поможет?
  Посмотреть на ситуацию со стороны. Успокоиться, чашечку кофе выпить. А там, глядь, и какая-нибудь светлая мысль в голову придёт!
  
  И мысль пришла. В виде афоризма. 'Успех сложного дела требует максимального использования собственных преимуществ'. Арсений даже не мог вспомнить, где такое прочитал. Но мысль была здравая.
  В чём его преимущества? В образовании? В квалификации? В трудолюбии? Это всё имелось и у окружающих его людей.
  Но был один параметр, по которому Арсений резко вырывался вперёд. Он умел составлять детальные планы выполняемых работ и никогда не ленился это делать.
  Впервые слово 'план' юный Сеня услышал от учительницы литературы. Она требовала, чтобы все ученики начинали написание сочинений непременно с плана.
  Сене это требование казалось глупым. Зачем нужен план, когда сочинения и без него легко пишутся?
  Но ученик не может наплевать на то, что требует от него учитель. Нет у ученика такого права.
  Поэтому Сеня принял компромиссное решение. Сначала писать сочинение, как обычно - без всякого плана. А уже потом писать план - по готовому сочинению.
  Такой не совсем обычный способ планирования довольно долго сходил ему с рук. Пока учительница не обнаружила, что он делает всё не так, как нужно.
  
  Нет, она не поставила ему двойку. Даже не ругала. Просто прочитала всем ученикам маленькую лекцию о том, как сложен окружающий мир. Какие головоломные задачи приходится решать взрослым. Как при решении этих задач может помочь такая простая, но очень полезная вещь, как план. И какую удачную возможность освоить процесс написания планов она даёт им на уроках литературы.
  Всё сказанное учительницей произвело на Арсения неизгладимое впечатление.
  Нет, он не полюбил писать планы. Просто понял их важность и необходимость. И стал честно писать план в начале каждого сочинения.
  Поначалу так было гораздо труднее. После того, как сочинение было закончено, оказывалось, что плану оно не очень соответствует. План приходилось переделывать. Это было хлопотно и отнимало немало времени.
  Но мудрая учительница предусмотрела и эту проблему. Тех учеников, которые освоили нелёгкий процесс составления планов, она стала учить гораздо более сложному делу - как эти планы соблюдать.
  В конце концов Арсений научился делать и первое, и второе. И такое умение очень сильно выручало его и в учёбе, и на работе.
  
  Ведь инженеру-программисту нельзя без плана. Реальные программы на сотни страниц - это не крохотные учебные примеры. При их написании порядок нужен!
  Но и тут необходима мера. Если слишком долго заниматься планированием, то на основную работу времени не останется.
  Арсений эту меру для себя давно нашёл.
  Во-первых, все работы он чётко разделил по их трудоёмкости: крохотные, маленькие, средние, большие, огромные.
  Для крохотных работ план вообще не составлялся. Тут и так всё просто и понятно? Нужно лишь одно - пойти и сделать!
  Для маленьких работ составлялся краткий план. Несколько строк, не больше.
  Для средних - расширенный план. Не более страницы.
  Для больших - развёрнутый план на несколько страниц.
  Огромные работы требовали многоуровнего плана на десятки страниц.
  При таком подходе скучная процедура планирования занимала не более пяти процентов времени. Можно и потерпеть.
  
  Как усилить своё преимущество в этом направлении? Cоставлять более подробные планы? Почему бы и нет? Только привычные нормы надо пересмотреть.
  Так, что там в списке?
  Первая работа - крохотная. Раньше он бы вообще без плана обошёлся. Теперь придётся вымучить краткий план - хотя бы из двух-трёх пунктов.
  Вторая и третья работы - маленькие. Вместо кратких планов из нескольких пунктов придётся составлять развёрнутые. Каждый не больше страницы.
  Четвёртая работа - явно средняя. Раньше для неё требовался расширенный план - не больше страницы. Теперь: развёрнутый план в две-три страницы.
  После того, как в голове пронеслись эти мысли, Арсений загрустил. Тут на одно планирование примерно полдня уйдёт. А времени и так очень мало.
  С другой стороны, хорошо спланированная работа быстрее выполняется. Так что он здесь может проиграть - а может и выиграть.
  М-да... Вот задача так задача!
  
  Ну а что он теряет? По-старому в срок точно не успеть. По-новому - появляется шанс. Эфемерный, но шанс. Но даже им нельзя пренебрегать.
  Так что придется в немеряных дозах заняться муторным и скучным планированием. Что ж, надо и это ради отпуска перетерпеть...
  Тут вдруг в комнате началось непонятное шевеление. Скорее даже беготня.
  Посмотрев на часы, Арсений понял, с чём дело: уже без десяти шесть. Скоро рабочий день закончится. Сотрудники начали домой собираться.
  Это что же такое? Получается, он целые полчаса занимался не работой, а всякими абстрактными умствованиями?
  Хотя какая разница? Полчаса его вряд ли спасут, а выводы из недавних размышлений вытекали действительно интересные.
  Тремя большими глотками допив остывший кофе, Арсений быстро сполоснул чашку и решительно уселся за компьютер.
  
  Как из ничего сделать что-то? Вроде бы это невозможно.
  А вот Арсению сейчас нужно было сделать что-то подобное. Составить план для работы, которую обычно не делят на части.
  Ну как эту простенькую работу разделить на этапы, как?
  А если?
  Арсений хлопнул себя по лбу. Ну как же он сразу не догадался?!!
  И, судорожно щёлкая клавишами, ввёл в рабочий файл пять строчек.
  Ура! Почин сделан!
  
  Теперь следующая задача - вторая по списку. Не крошечная, а просто маленькая.
  Арсений быстро, практически не задумываясь, написал краткий план из четырёх пунктов. И стал его расширять.
  Опять надо высасывать из пальца дополнительные пункты! Ничего, как-нибудь он и с этим справится!
  И справился! Так изящно и остроумно получилось, что даже самому понравилось!
  Со третьей позицией списка была похожая история. Первоначальные семь пунктов были развёрнуты почти до страницы.
  Осталось составить план для последней работы списка - самой большой и сложной.
  Требовалось составить не просто план, а суперплан!
  Тут малой кровью не обойдёшься. Тут попотеть как следует нужно!
  
  Попотеть? Это слишком слабо сказано!
  Тут было настоящее самоистязание! Как ещё назвать ситуацию, когда приходится заниматься неприятной и сложной работой?
  Но Арсений стиснул зубы и всё-таки делал то, что было нужно. А когда стало совсем невмоготу, приготовил себе чашечку кофе и продолжил работу, прихлёбывая вкусный и ароматный напиток. Это помогло выдержать высокий темп ещё полчаса.
  Потом возникла ещё одна проблема: усталость.
  Если нежелание работать можно преодолеть волевым усилием, то с усталостью такой номер не проходит.
  Через полчаса голова совсем перестала соображать. Любая мысль возникала и двигалась с огромным трудом. Будто вместо мозгов была вата. Или опилки - как у Винни-Пуха.
  В общем, срочно надо было отдохнуть. Хоть несколько минут.
  Арсений вышел в коридор, подошёл к окну и посмотрел вниз, на широкую улицу, по которой сновали многочисленные автомобили.
  Стало чуть легче. Ведь важный элемент умственной усталости - концентрация взгляда на ближайших предметах. А посмотришь вдаль - и будто немного отдохнул.
  Рабочего настроя хватило ещё на полчаса. А потом - всё! Голова в принципе отказывалась сочинять что-то новое.
  Тогда в качестве перемены деятельности пришлось приступить к проверке ранее разработанных планов. Все найденные ошибки были сразу же исправлены...
  После этого и сочинение новых планов как-то легче пошло...
  Тут вдруг Арсений заметил интересную штуку: процесс планирования теперь не вызывал у него такого отвращения, как обычно. Неужели он всё-таки 'втянулся'?
  Следующие полчаса работы прошли 'на подъёме'. Усталость таинственным образом исчезла, и составление планов больше не казалось противным и скучным. Поэтому хотелось работать и работать...
  Тут взгляд Арсения скользнул к правому нижнему углу экрана монитора. Вот ужас! Больше десяти часов вечера! Надо бросать всё и срочно ехать домой - иначе весь завтрашний день пойдёт наперекосяк!
  Через пять минут Арсений как ошпаренный выскочил из дверей родного НИИ и быстрым шагом пошёл в сторону метро.
  
  Идя по улице, он предавался грустным размышлениям. Всё пошло как-то не так. Домой он идёт поздно, поэтому завтра придёт на работу не очень отдохнувшим. И сделал не очень много. Только планами занимался, да и тех написал меньше чем наполовину. А к основной работе даже не приступал.
  Правда, планы были сделаны подробнее и лучше, чем обычно. Но стоило ли это потраченного времени? Тем более часть ошибок, похоже, ещё не найдена.
  Может быть, было бы лучше не "ловить блох", стремясь достичь совершенства при составлении планов, а поскорее приступить к основной части работ?
  Быстро поужинав, он лёг спать - и сон его был поверхностным и беспокойным.
  А потом наступило утро.
  
  В последнее время каждое утро было пыткой. Чтобы не проспать, приходилось ставить сразу три будильника - каждый с интервалом в десять минут. Но обычно Арсения будил только третий - двух первых он просто не слышал. Ещё пару дней такой работы - и он не будет слышать даже его...
  Всякий раз было жалко потерянных двадцати минут. Когда Арсений вставал с первым будильником, он имел возможность пройти до метро пешком. Утренняя прогулка поднимала настроение и проясняла голову. А, вставая с последним, он вынужден был вместо этого проводить десять минут в переполненном автобусе. Такая поездка была не менее утомительна, чем сама работа.
  Сегодня утром Арсений был "на взводе", поэтому проснулся на полчаса раньше первого будильника. Быстро позавтракав, он выбежал на улицу. Наконец-то день начался, как надо, - и можно было пройтись до метро пешком.
  И одновременно обдумать, чем будет заниматься в течение рабочего дня.
  
  Оказалось, что он не зря потратил столько времени на составление планов. Те три работы, для которых планы были уже готовы, улеглись в его голове в невиданном порядке.
  Это был плюс. Минус был в том, что, мысленно прокручивая в голове готовые планы, Арсений обнаружил в них массу недоработок - вплоть до ошибок.
  Было такое ощущение, что он так никогда и не закончит составление этих дурацких планов. Прямо бесконечный процесс какой-то...
  Но, подходя к зданию родного НИИ, он поймал себя на том, что с нетерпением ждёт того момента, когда сядет за компьютер и начнёт исправлять те ошибки, которые сейчас крутятся у него в голове.
  
  Но, приступив к работе, Арсений передумал. Не составлением планов он сейчас будет заниматься, а их реализацией. Надо проверить, насколько разумно то, что он сейчас делает. Вдруг это углублённое планирование - пустая трата времени?
  Но внезапно мелькнувшее сомнение оказалось беспочвенным! План ему помог. Очень сильно помог.
   Эти короткие пять строчек, с трудом написанные и проверенные-перепроверенные, сделали буквально чудо! Первый пункт списка был выполнен всего за сорок пять минут. Причём полностью, включая запись документа в корпоративную базу данных.
  Специальной проверки качества для таких крохотных вспомогательных документов предусмотрено не было. Так что четвёртая позиция плана была выполнена во всех отношениях - и формально, и по существу.
  Арсений решил отметить этот успех чашечкой кофе. И пока он его пил, внимательно читая разработанные вчера планы, внезапно подошёл шеф.
  - Ну как дела? - спросил он.
  - Нормально, - пожал плечами Арсений. - Первая позиция списка выполнена.
  - За целый-то вечер! - поморщился шеф. - Мало! Очень мало!
  Голос шефа выглядел раздражённым. Но на самом деле он не очень сердился. Вот если бы первая позиция была сейчас не готова - тогда бы разговор кончился настоящим разносом!
  - Ладно, не буду тебя больше отвлекать. Работай дальше! - уже более мирным голосом сказал шеф. И собрался уходить.
  Но у Арсения был ещё один вопрос.
  
  - А что мне делать с оформлением отпуска? Когда я предъявлю вам сделанную работу, будет уже поздно его оформлять. За пару часов это сделать невозможно.
  - Тоже проблему нашёл! - отмахнулся шеф. - Оформлять можешь хоть сейчас. А не успеешь - приказ об отпуске аннулируем. Первый раз, что ли?
  Не теряя ни минуты, Арсений написал заявление об отпуске, завизировал его у шефа и отнёс секретарю отдела. Та взяла его, переговорила с начальником отдела и сказала, что всё в порядке. Дальше она всё сама сделает.
  А Арсений пошёл работать дальше.
  
  Среда, четверг и большая часть пятницы пролетели стремительно. Новый способ организации труда оказался очень эффективным. С каждым часом работа шла быстрее и легче. Как будто какая-то волна подхватила молодого инженера-программиста и стремительно несла его к заветной цели.
  И вот теперь, за час до окончания рабочей недели, Арсений задумчиво сидел перед компьютером, на экране которого висели две надписи:
  ДОКУМЕНТ ПРОВЕРЕН.
  ДОКУМЕНТ ЗАПИСАН В КОРПОРАТИВНУЮ БАЗУ ДАННЫХ.
  Последняя позиция списка выполнена. У него получилось!
  Теперь доложиться шефу, получить от него 'добро' - и здравствуй, отпуск!
  
  - Ваш список выполнен! - заявил Арсений. - Пришёл сказать 'До свидания'!
  - Погоди немного, - остановил его шеф. - Есть серьёзный разговор.
  Увидев тревогу на лице подчинённого, говоривший улыбнулся:
  - Да не волнуйся ты! Не собираюсь я свои слова назад брать! Речь пойдёт не о плохом, а о хорошем!
  
  Арсений насторожился. Не так часто начальство готово разговаривать о хорошем.
  - Ты, наверное, меня в последние дни много раз мысленно ругал. Ещё бы - вместо того, чтобы отпустить трудолюбивого и ответственного работника в заслуженный отпуск, я устроил цирк с авральным списком работ!
  Арсений смутился. Если говорить честно, именно так он и думал.
  - На самом деле это была своего рода проверка. Должен признать - жестокая проверка. Но ведь и положение довольно необычное! Дело в том, что нашей лаборатории поручили важную и серьёзную работу. Очень-очень серьёзную.
  - Ну и что же вы проверяли? - удивился Арсений.
  - Не что, а кого. Будущего руководителя этого проекта.
  - И как результат?
  - А то не понял? Конечно, положительный. Теперь я знаю, что ты можешь не только хорошо выполнять сложную работу, но и делать это быстро.
  
  Арсений на минуту растерялся. С одной стороны, такая проверка была странной и даже обидной. С другой стороны, результат-то оказался благоприятным! Поэтому имело смысл придержать обиды и послушать дальше.
  Впрочем, шеф уже почти закончил:
  - Так что выбрось из головы все заботы, езжай в отпуск и хорошенько отдохни! Скоро у тебя начнётся новая жизнь - яркая и интересная. Она тебе понравится!
  Через час Арсений, выйдя из проходной, широко вдохнул вечерний августовский воздух. Настала пора заняться отпуском.
  
  Арсений был заядлым грибником. Свой короткий отпуск он собрался провести в гостях у такого же заядлого грибника. В Архангельской области.
  Дальше было просто. Позвонить в Архангельск и убедиться, что приглашение остаётся в силе. Заказать по смартфону авиабилет на завтра (лететь сегодня вечером было бы явным перебором). И сразу после этого - домой.
  Дома - быстрый ужин. Потом - спать (поставив перед этим все будильники).
  Удивительно, но Арсений проснулся раньше будильников - в семь часов утра. Полностью выспавшийся. И с прекрасным настроением.
  У него в распоряжении было несколько часов. Вполне достаточно для того, чтобы не торопясь собраться и доехать до аэропорта.
  
  Удобно устроившись в идущем к аэропорту автобусе, Арсений обдумал всё, что с ним произошло. Он как-то неожиданно решил очень важную проблему - как выполнять сложные работы не только с отличным качеством, но и вовремя.
  Но если сделан один прорыв, то так же может быть сделан и второй, и третий. А как? Надо подумать!
  Голова была совершенно ясная - будто не было этих трёх безумных дней.
  
  Дальше Арсений действовал как автомат, выполняя различные предполётные процедуры. Но тратил на них не более четверти своего внимания и разума.
  А остальные три четверти в стремительном темпе обдумывали новые возможности, раскрывающиеся перед ним. Впрочем, слово 'обдумывать', - в данном случае выглядело слишком слабым. В голове всплывали совершенно конкретные алгоритмы того, как увеличить производительность своего труда.
  Это было какое-то наваждение. Других мыслей в голове просто не было. Они там и на секунду не задерживались. Ну, конечно, кроме тех, которые обеспечивали простейшие реакции на внешние раздражители.
  Лишь зайдя в самолёт и удобно устроившись у окна, Арсений немного успокоился. Всё, что надо было обдумать, он обдумал. Оставалось записать результаты размышлений до того, как он начнёт их забывать.
  Но это будет потом, - после того, как он доберется до конечной точки своего маршрута. А пока можно будет расслабиться и насладиться полётом.
  Ведь Арсений очень любил летать на самолёте...
  
  Самочувствие было потрясающее. В голове - невероятная ясность. В теле - изумительная лёгкость. Как будто летел не самолёт, а он сам!
  А настроение... Такое хорошее, что просто не выразить словами!
  Впрочем, это было не только настроение, а ещё и что-то вроде предчувствия.
  Вдруг появилась уверенность, что в самом ближайшем времени его жизнь должна резко измениться к лучшему. Причём сразу по многим направлениям.
  Как выяснилось чуть позже, предчувствие не обмануло. Не прошло и суток, как жизнь Арсения действительно кардинально поменялась.
  Правда, он даже не мог предположить, насколько это изменение будет резким и масштабным.
  
  
  
  Часть первая. Неудавшийся отпуск
  
  
  Глава первая. Дорога на дачу
  
  Минуты летели одна за другой. Санкт-Петербург становился всё дальше, а Архангельск - всё ближе. И настроение Арсения тоже начало постепенно меняться.
  Нет, состояние подъёма никуда не исчезло. И исчезать не собиралось. Но оно постепенно становилось другим. Более спокойным, что ли.
  Тут как раз самолёт начал снижаться. Поэтому внизу угадывалось всё больше подробностей. Земная поверхность больше не выглядела как рельефная карта, состоящая из зелёного ковра лесных массивов, пересекаемая ленточками рек. Нет, - теперь кое-где и отдельные деревья были видны.
  Интересно, как там с грибами? Впрочем, чего гадать! Ему же было сказано по телефону, что грибов очень много.
  Так что отдых должен получиться очень неплохим!
  
  Своему другу Арсений позвонил почти сразу - как только вышел из самолёта. Тот уже был наготове и сказал, что скоро подъедет.
  Багаж удалось получить довольно быстро. Как раз и друг к тому времени на своей машине подкатил.
  Счастливый отпускник загрузил чемодан в багажник. А сам сел рядом с водителем. И поехали...
  Друг сказал, что в его архангельскую квартиру заезжать нет смысла. Все равно там никого сейчас нет. Лучше сразу на дачу поехать.
  Арсений не спорил. Это, действительно, было лучше.
  Пока ехали до Архангельска, немного поговорили. Оказывается, грибов сейчас действительно очень много. Это даже как-то немного странно - основной сезон обычно начинается чуть позже.
  Жена на всё лето взяла отпуск за свой счёт, так что они с дочкой на даче уже два месяца. А сам друг только неделю назад в отпуск ушел. Да и то начальник всего на две недели отпустил. Вот жмот!
  Арсений вспомнил свою эпопею с получением отпуска - и улыбнулся. Начальство - оно везде примерно одинаковое.
  
  - Послушай, Денис, а где же лес?
  Вопрос Арсения возник не на пустом месте. В самом деле - дорога из аэропорта проходила в основном по полям, перемежающимися какими-то странными пустырями. Иногда, правда, сбоку мелькали и островки леса - но именно островки. Кусочки зелени в огромном техногенном ландшафте.
  Потом машина буквально коснулась огромного города. А как ещё назвать пятнадцатиминутную поездку по окраинным районам?
  Из Архангельска выехали неожиданно быстро. И опять за окном что-то непонятное...
  Денис хитро улыбнулся:
  - Не беспокойся! Всё будет: и лес, и избушка в лесу, и грибы на самой опушке!
  Действительно, уже через десять минут шоссе обступил лес. Самый что ни на есть настоящий.
  Ну... как обступил? C обоих сторон шоссе была обочина. За каждой из обочин - канава. За канавами - опушка леса. И лишь потом и сам лес.
  Так что нельзя сказать, чтобы совсем близко. Но ощущение того, что ты проезжаешь через чащу, было вполне реальным!
  
  Их машина, въехав в лес, сразу же замедлила ход.
  - В чём дело? - удивился Арсений. - Что мы так медленно поехали? Вроде бы дорога здесь нормальная?
  - Дело не в дороге, - смутился Денис. - Просто для меня это место - как бы граница между городом и дачей. Вот я заранее и настраиваюсь на дачное восприятие. Стараюсь как бы мысленно прикоснуться к лесу. Почувствовать себя его частью.
  - Сидя в машине? - удивился Арсений.
  - А почему бы и нет. Главное, чтобы машина шла медленно. Да ты сам попробуй!
  И Арсений попробовал. И у него получилось. Не совсем то, что чувствовал, Денис, - но ощущение было неописуемым.
  
  Как будто кто-то сдёрнул пелену с глаз и ушей. Цвета стали ярче, пространство перед глазами - глубже, звуки - яснее и мелодичнее. Вернулась такая же свежесть восприятия, как была в детстве.
  Арсению казалось, что он вдруг оказался в сказке.
  И самым главным её элементом являлся лес. И те деревья, которые росли возле дороги, и те, что шумели вдали. И какое-то щемящее чувство в груди напоминало, что каждое дерево, - живое.
  Всё это было чудно, необычно, волнующе - и даже немного страшно.
  А машина всё это время ехала дальше. И каждый новый кусочек леса казался красивее предыдущего...
  Силы буквально переполняли Арсения. Голова была невероятно ясная. И в неё вновь хлынули мысли, связанные с трудовыми проблемами.
  Это было необычно - ехать по лесной дороге в таинственную лесную глушь и чувствовать, как одна за другой решаются сложнейшие проблемы. Как бы сами собой - без активного участия обладателя головы.
  Этот мыслительный процесс был настолько интенсивным, что вместо бодрости вновь накатила усталость. А то, что было за окном, стало как-то проскакивало мимо внимания.
  Что же там было? В основном - деревья, но иногда - какие-то дома. А рассмотреть подробнее не было ни сил, ни желания.
  
  Арсений окончательно пришёл в себя, только когда машина стала сворачивать с шоссе на просёлочную дорогу. Дорога эта выглядела достаточно скромно: ни обочины, ни канавы. Лес прямо к проезжей части вплотную подступал. И покрытие было попроще: не асфальт, а укатанный щебень.
  С каждым километром покрытие это становилось всё хуже и хуже. На участке, примыкающем к шоссе, оно было сплошным. Через несколько километров стали появляться небольшие ямки, в которых щебёнки не было. Постепенно они становились всё больше и больше. Наконец щебёнка вообще кончилась. Был только грунт, да к тому же ещё неровный.
  Теперь машина стала ехать совсем медленно, качаясь и переваливалась, как маленький корабль.
  - Ну и дорога! - удивился Арсений. - Как вы только ездите?
  - Сейчас-то ещё ничего! А когда дождь пройдёт - вообще ужас! - грустно улыбнулся Денис.
  - А что, более доступной дачей ты обзавестись не смог?
  - Ну, во-первых, дорога - это частности. Бывают проблемы и похуже. Во-вторых, скоро её обещают починить. В-третьих - если бы дорога была получше, и дача бы продавалась дороже. Не факт, что я смог бы её купить.
  - Молодец! Всё-то ты рассчитал! - с весёлой улыбкой прокомментировал Арсений.
  
  Даже самая плохая дорога в конце концов заканчивается. Или тупиком, или более хорошей дорогой. Второе, к счастью, бывает чаще.
  Машина как-то неожиданно перестала качаться. Причина была очень простая - путь опять стала ровным. Даже слой асфальта под колёсами появился.
  Теперь это была не лесная дорога, а единственная улица маленького населённого пункта. То ли полузаброшенного посёлка, то ли притворяющейся посёлком деревни.
  Арсений думал, что Денис остановит машину у одного из домов. Но они лихо проехали насквозь всю улицу и снова углубились в лес.
  По лесу ехали минут десять. И наконец остановились примерно за сто метров до того, как на дороге закончился асфальт.
  Справа находился небольшой дачный домик. Скромный, но очень симпатичный. Перед домом был сад. Сзади дома виднелся огород.
  Денис вылез из машины и картинным жестом вытянул руку в сторону дачи:
  - Вот - приглашаю в мои аппартаменты!
  
  
  Глава вторая. Грибы - дело серьёзное
  
  Любовь к грибам бывает трёх видов: одни люди любят собирать грибы, другие - есть. А третьи любят и то, и другое.
  Арсений относился именно к третьим. Как и Денис - вместе со всей своей семьёй.
  Жена Дениса Марина вообще была большой мастер по грибам. Она их готовила в самых разных видах - и жарила, и суп варила, и солила, и сушила, и мариновала.
  Поскольку грибной сезон был в полном разгаре, то дачный пир, устроенный в честь приезда Арсения, как раз и состоял из подобных экзотических блюд. На первое был грибной суп. На второе - варёная картошка с грибами. Солёными или маринованными - как кому нравится. Только в десерте грибов не было совсем.
  Тут скорее садово-огородно-ягодные мотивы присутствовали. Было три варианта напитка: чай, черничный кисель и компот из садовых ягод. А также несколько пирогов - каждый со своей ягодной начинкой.
  В общем, обед не хуже, чем в ресторане.
  После обеда немного поговорили, новостями поделились. А потом хозяин повёл гостя в выделенную ему комнату.
  
  Располагалась она на втором этаже. Небольшая, но очень удобная. Кровать, маленький столик, шкафчики для одежды и продуктов, крохотный холодильник.
  И самое главное - окно, выходящее в сторону леса.
  У окна стояла огромная корзина для грибов. Пока что пустая.
  - Вот, - кивнул головой Денис, - заранее подобрал. - Чтобы, когда в лес пойдём, в последний момент не искать.
  - Да, отличная корзинка! - восхитился Арсений. - С такой и грибов в два раза больше соберёшь!
  - Вот и хорошо! - подвёл итог Денис. - Завтра - день отдыха, а вот послезавтра с утра я планирую устроить большой выход. Ты как, не против?
  - Насчёт послезавтра - обоими руками 'за'. Но завтра мне тоже хотелось бы пробежаться по лесу. Он так завлекающе выглядит! Мне столько времени просто не вытерпеть!
  - Ничего не выйдет! - помрачнел Денис. - Завтра я никак не могу. Сегодня весь день по магазинам бегал и страшно устал. Так что утром выспаться хочется. По правилам-то в лес надо рано утром идти.
  И, чуть помолчав, продолжал:
  - К тому же на даче много дел накопилось. А я очень не люблю дела надолго откладывать.
  Было видно, что Денису очень неудобно. Но и менять планы тоже не хочется.
  В комнате повисло тягостное молчание.
  
  - Знаешь... - задумчиво сказал хозяин дома, - если это тебе так важно, я могу чуть поменять свои планы. Сделаем завтра с утра маленький заход. Даже особо рано вставать не будем - часиков в семь, не раньше. А послезавтра - уже устроим поход по полной программе.
  - Мне не хотелось бы тебя стеснять - возразил Арсений. - Давай я завтра один по лесу пройдусь. Он ведь у тебя тут совсем недалеко.
  - Не то слово! - гордо подтвердил Денис. - Лес, можно сказать, от самого дома начинается. Но идея идти туда одному - нехорошая идея.
  - Что же в ней нехорошего? - гнул свою линию Арсений. - Возьму корзинку, быстренько пробегусь. И сам удовольствие получу, и вам свежих грибов принесу!
  - Ты даже не представляешь, какие у нас леса! - в ужасе замахал руками Денис. - Войдёшь в одном месте, а выйдешь за сто километров отсюда. Если вообще выйдешь! Нет-нет, в лес надо идти как минимум двоим. Причём хотя бы один должен быть местным уроженцем. А если пойдёшь без сопровождающих - сам не заметишь, как заблудишься!
  - Я буду очень осторожным! - улыбнулся Арсений.
  - Извини, ты сам не понимаешь, что говоришь! - отрезал Денис. - Тут осторожность не поможет! Чтобы заблудиться, много времени не нужно! Пяти минут вполне хватит!
  - Стоп! - поднял руку Арсений. - Всё, что ты говоришь, правильно. В обычной ситуации. Но у меня - совершенно особый случай.
  
  Денис от этих слов аж опешил. А потом внимательно посмотрел на своего собеседника, грустно покачал головой и сказал:
  - Похоже, ты переутомился даже больше, чем я думал. Ну какой тут может быть особый случай! Перед чащей все равны!
  - Ну не скажи! - не согласился с ним Арсений. - Вот я, например, в лесу заблудиться не могу. Как войду туда, так и выйду!
  - Это почему же?
  - Есть у меня два врождённых умения. Очень-очень полезных. Во-первых, я всегда чувствую правильное направление. Какая бы облачная погода не была, в какую бы чащу я не вошёл - я всегда знаю, в какую сторону нужно возвращаться.
  - Нашёл чем удивить! Встроенным в голову компасом! Можно подумать, что люди с компасом в лесу не теряются! Теряются - да ещё как! Нет-нет, это всё несерьёзно!
  - Погоди делать преждевременные выводы! Я ведь ещё не рассказал тебе о своём втором умении!
  
  Денис навострил уши. Арсений между тем продолжал:
  - Я очень хорошо помню маршрут, по которому иду. И всегда могу повторить его в обратном порядке, каким бы запутанным он ни был.
  - Так у тебя что, идеальная зрительная память?
  - Нет, вовсе нет. Я эту гипотезу уже проверял. Понимаешь, я неплохо рисую. Но только то, что находится перед глазами. Попытка нарисовать что-то по памяти ещё ни разу не удавалась. Нет, моё умение ориентироваться имеет совсем другую природу. Просто я смотрю на какой-то участок земной поверхности - и точно знаю, был здесь или нет. А если был - то сколько раз. И для каждого раза чётко помню - в каком направлении проходил и в какую сторону.
  - И что, это всегда действует? Сбоев никогда не было?
  - Представь себе - ни разу! Я по таким лесным чащам один ходил, что ты даже не представляешь!
  - Ну и зачем же ты так рисковал? Ведь заблудиться - это не единственная опасность в лесу. Есть ведь ещё и дикие звери, и бандиты...
  Арсений смутился:
  - Я ведь этим не каждый день занимался... Всего раза три с попутчиками-туристами поспорил!
  - И в каком же ты регионе так развлекался, если не секрет?
  - В восточной части Ленинградской области. Там знаешь какие леса! Глушь ещё больше, чем у вас!
   - И всё-таки я сомневаюсь... Как-то нехорошо гостя одного в такой глухой лес отпускать!
  - Даже не сомневайся! Ничего со мной не случится! Пару часиков по лесу погуляю - и как раз грибов к обеду принесу!
  
  Но Денис не сдавался:
  - Одному в любом случае в лес ходить нельзя. Дело ведь не только в том, что ты заблудиться можешь. А если плохо станет? А если ногу подвернёшь? Да мало ли чего может случиться? Представь себе - ты лежишь в лесу один, беспомощный, и даже не можешь никому сообщить о своей беде!
  - А, вот ты о чём! - улыбнулся Арсений. - В этом я тоже проблемы не вижу. Позвоню по мобильнику - и помощь сразу же приедет. Но это чисто гипотетическая возможность. На самом деле такого, конечно, не случится.
  - Случиться может всякое! - не сдавался Денис. - А вдруг ты сознание потеряешь? Тогда-то ты позвонить точно не сможешь!
  - Экий ты въедливый! Ну ладно - если я потеряю сознание, то ты можешь легко определить, где находится мой мобильник. А значит, и я. Вот, смотри...
  И Арсений быстро показал, как можно отследить точку пространства, где находится мобильник с известным номером.
  - А если мобильник сломается? - робко возразил Денис.
  - А я сейчас два смартфона с собой ношу - старый и новый. Вероятность того, что сломаются оба одновременно, - практически нулевая. Так что запиши ещё номер моего нового телефона, - и успокойся. Старый-то номер у тебя уже есть!
  Денису очень не хотелось соглашаться. Но все аргументы у него кончились.
  - Поступай как знаешь, - вздохнул он. - В конце концов ты взрослый человек и знаешь, что делаешь!
  После чего, пожелав гостю спокойной ночи, спустился к себе, - на первый этаж.
  
  Арсений очень устал и решил сразу же лечь спать. Но вспомнил, что у него осталось ещё одно незаконченное дело: надо зафиксировать умные мысли, пришедшие ему в голову, пока он добирался сюда.
  Правда, сразу же возник соблазн отложить это дело до завтра. Тем более повод был серьёзный: он ведь так сегодня устал! Вполне можно и завтра всё записать. Вряд ли лишние десять часов промедления что-нибудь решат...
  Но Арсений сразу же себя одёрнул. Умные мысли слишком ценная штука, чтобы вот так, по-глупому, их терять!
  Сам собрался после отпуска поразить всех трудовыми достижениями - а тут на довольно простую работу сорока минут жалко. Подумаешь - то, что уже продумано, записать. Всего-навсего записать.
  Так что Арсений сделал над собой усилие, достал из кармана смартфон и открыл новый файл. Сейчас он его быстро заполнит - а потом можно и на боковую!
  
  Легко сказать - 'быстро заполнит'! А если не получается? Никак! Ни быстро, ни медленно!
  Такие интересные и замечательные идеи, ещё недавно крутившиеся в голове, вдруг куда-то исчезли. Вот ведь незадача! Файл открыт - а записывать в него нечего!
  'Наверное, я слишком проникся отпускным настроением', - как-то отстранённо подумал Арсений.
  Сжав всю свою волю в кулак, он всё-таки 'поймал за хвост' одну из недавних мыслей и записал её в файл. Коряво, неточно, двусмысленно, - но записал.
  Дальше было легче. Вторая, третья, четвертые записи... С каждым разом вспоминать было всё легче. И формулировки становились всё более чёткие и ясные.
  А потом как будто прорвало... Арсений судорожно тыкал пластмассовой палочкой в виртуальную клавиатуру смартфона, еле успевая формулировать всплывающие в голове мысли.
  Так, вроде бы всё... А действительно ли всё? Может быть, он что-то забыл?
  Попытка напрячь память и вспомнить что-то ещё ничего не дала. Тогда пришлось подойти к проблеме с другой стороны: просто прочитать то, что уже записано в файл.
  Как ни странно, это дало результат - файл пополнился на три записи. После второго чтения - на две. После третьего - на одну. То же самое после четвёртого и пятого.
  А вот шестое и седьмое чтение ничего не дало. И тогда Арсений решил: хватит. Всё, что мог, он вспомнил. А те пустяки, что не удалось вспомнить сегодня, вспомнит завтра. Это уже не критично...
  Кстати говоря - в процессе чтения он кое-что подправил. Чуть-чуть в плане грамотности и стиля, но гораздо больше - в плане точности. Теперь даже первые три записи выглядели не коряво, а вполне прилично.
  
  Всё? Можно ложиться?
  Нет, не всё! Информацию он ввёл в старый смартфон - теперь надо скопировать её на новый. И ещё в Интернет, в виде облачного файла. Так, на всякий случай...
  Вот теперь всё в порядке... Можно спокойно ложиться.
  Арсений посмотрел на часы и погрустнел. М-да, уже два часа ночи. Встать в семь утра, как он хотел, будет немного трудновато.
  Но, как оказалось, поздний 'отбой' был не единственной проблемой. Сон никак не шёл. Мысли, касающиеся научной организации труда, ещё недавно не желавшие возвращаться в голову, теперь не желали из неё уходить. Тем более оказалось, что вспомнилось далеко не всё. Четыре интересных мысли оказались не внесёнными в недавно созданный файл. Целых четыре!
   Арсений уже собрался плюнуть на завтрашние планы и встать, чтобы забить в смартфон эти несчастные четыре записи - но тут внезапно заснул.
  И снились ему яркие и красивые сны.
  
  Утреннее пробуждение было быстрым и лёгким. Как будто он лёг в десять вечера, а не в два часа ночи.
  Часы показывали без пятнадцати семь. Даже чуть пораньше, чем было запланировано.
  Арсений спустился в сад и полной грудью вдохнул утренний воздух. Этот день он начнёт с зарядки...
  Через десять минут с гимнастикой было покончено.
  Вокруг была звенящая тишина. Судя по всему, хозяева ещё спали...
  Так это или не так, проверять не стоило. Вдруг кто-то проснётся от шума его шагов?
  Так что Арсений на первый этаж не пошёл и снова поднялся в свою комнату. Вдруг как-нибудь удастся позавтракать, не беспокоя хозяев?
  
  Организовать лёгкий, но вкусный завтрак оказалось несложно. Стакан минеральной воды, два куска хлеба с маслом, чашка растворимого, но очень приятного кофе.
  Когда бутерброды оказались съеденными, а кофе наполовину выпитым, Арсений подошёл к окну. И залюбовался.
  Совсем недалеко от дачного участка была лесная опушка. А за ней - уже настоящий лес. Тоже не очень далеко.
  Арсений медленно допил кофе, достал из своего чемодана лесную одежду и быстро переоделся. Чуть-чуть подумав, переложил оба смартфона в карманы куртки, написал короткую записку хозяевам, подхватил корзину и спустился вниз.
  Через десять минут он уже ходил по опушке, внимательно глядя себе под ноги.
  Теперь он уже не думал ни о чем постороннем. Ни о работе, ни об открывающихся перспективах, ни о только что записанных мыслях. Теперь часа два-три он будет думать только о лесе и его замечательных дарах.
  А по-другому и нельзя. Грибы - дело серьёзное.
  
  
  Глава третья. Лесная сказка
  
  Вначале Арсений решил действовать осторожно. Чтобы не причинять лишнего беспокойства Денису, он решил не заходить в лес и ограничиться тем, что отыщет на опушке. Но потом всё-таки решил изменить свои планы.
  Почему? Потому что на опушке не было грибов? Нет, вовсе нет! Грибы были. Но в основном сыроежки.
  Лично он очень любил сыроежки - прежде всего в кулинарном плане. Ну и собирать, конечно, тоже. Не потому, что очень нравился сам процесс сбора. Нет - просто собирая, представлял, как эти дары леса будут выглядеть на сковородке.
  Но при этом Арсений отдавал себе отчёт, что сыроежки считаются грибом простым, чуть ли не плебейским. И также не забывал, что находится в регионе, очень богатом, можно даже сказать, избалованным, на грибы. Так что стоило поискать более солидные трофеи. А для этого нужно было углубиться в лес.
  Так что, чуть-чуть поколебавшись, Арсений всё-таки зашёл под кроны деревьев. И пошёл вперёд - то смотря себе под ноги, то оглядывая широким быстрым взглядом часть леса на пять-десять метров перед собой.
  Постепенно корзина наполнялась. Здесь были и подосиновики, и подберёзовики, и волнушки, и лисички, и чернушки. Даже несколько раз попались 'короли грибов' - белые и грузди.
  Через полчаса корзина была заполнена наполовину. Да, это была знатная добыча! Вполне можно было возвращаться обратно.
  Но Арсений, как говорится, 'впал в раж'. Ему захотелось собрать полную корзину. Тем более это казалось не очень трудным.
  
  Тем временем лес становился всё гуще и гуще. Впрочем, волноваться не стоило, - обратный маршрут чётко располагался в памяти. Как обычно...
  Наконец тропинка скользнула в практически непроходимые заросли и там бесследно растворилась.
  Последующие пятнадцать минут были настоящим кошмаром. Пробиваться вперёд удавалось с огромным трудом. При этом очень трудно было не потерять корзинку и не рассыпать её содержимое.
  Но направления Арсений не терял. Хотя обычный человек на его месте уже десять раз бы заблудился.
  Наконец заросли кончились. В первый момент Арсению даже показалось, что он вышел на поляну. Но потом понял, что это не так.
  Над головой по-прежнему были кроны деревьев. И самих деревьев было очень много. Куда не глянь - никакого просвета. Сплошной лес.
  Но какой-то совсем другой лес, непохожий на тот, по которому Арсений бродил ещё двадцать минут назад.
  
  Какие эпитеты можно было бы к нему приложить? Дикий, безлюдный, нетронутый? Пожалуй...
  Почему-то сразу становилось очевидным, что люди здесь бывают редко. Очень редко... А если случайно забредают, сразу же стараются уйти обратно. В обычный лес. Потому что здесь как-то жутко и даже страшно.
  Но в самом этом страхе было что-то притягивающе-изумительное.
  Поэтому Арсений попробовал мысленно прикоснуться к лесу, как он сделал это вчера на дороге.
  И у него опять получилось! Ощущение было даже сильнее, чем в первый раз.
  Пространство вокруг него как будто приобрело немыслимую глубину. А всё тело наполнила невероятная лёгкость. И настоящий поток кипучей энергии.
  
  Арсений попытался сравнить свои ощущения с теми, что были вчера, на дороге. И по всем направлениям сейчас они были необычнее, чем тогда.
  Во-первых, сам лес. Здесь он был совершенно другой. Силы и энергии в нём было просто невероятное количество!
  Во-вторых, органы чувств. Такое ощущение, что с них одновременно сорвали привычную пелену. Краски стали сочнее, звуки - громче, запахи - глубже и свежее. Более того - появилось непреодолимое ощущение, что-вот проснётся ещё один орган чувств, до сих пор не задействованный. Так что уровень необычности ситуации явно зашкаливал.
  Но самое странное было даже не это. Необычайно ясной стала голова. И это оказалось даже более неожиданным, чем фокусы с органами чувств.
  
  Казалось бы - ну что тут такого? Интеллектуальные подъёмы случались и раньше - хотя бы тот, что был в самолёте. Или ещё ближе - вчерашним вечером.
  Но та ясность мысли, которую Арсений ощущал сейчас, была вообще ни с чем не сравнима! О какой бы проблеме он сейчас не подумал, сразу же находились пути для её решения. А для маленьких проблем мгновенно всплывало само решение.
  Нет, такого просто не бывает!
  
  Оказалось, бывает. Конечно, это было просто здорово! Но одновременно создавало проблемы. Необычайно прояснившаяся голова жадно требовала работы. Это с одной стороны. С другой - грибы пособирать тоже очень хотелось.
  Внутренний конфликт, как говорят психологи!
  Но возникшее противоречие разрешилось неожиданно просто. Этому помог ещё один выявившийся бонус: теперь создание Арсения очень легко расщеплялось. Одна часть следила за тем, что происходит вокруг, любовалась лесом, жадно искала грибы и, аккуратно открутив, размещала в бездонной корзине. Другая часть методично и оперативно 'перемалывала' проблемы, связанные с организацией труда.
  В общем - двойная польза. А, поскольку обе работы делались с позитивным настроем, - то и двойное удовольствие!
  
  Так он и шёл, распределив своё внимание по двум направлениям. Это только на первый взгляд было трудно - а на самом деле ничего страшного. Где-то через полчаса уже казалось, что такое состояние - вполне естественное.
  А ещё через двадцать минут на пути встала стена непроходимого кустарника.
  Попытка пройти внутрь ничего не дала. Новая преграда была ещё более труднопроходима, чем уже пройденная. Это было плотное кольцо зарослей, за которым явно что-то скрывалось.
  Арсений обошёл это кольцо по периметру, вернувшись на то же самое место. Бесполезно! В зелёной стене не было ни то что тропинки, а даже небольшого просвета.
  Но попасть внутрь очень хотелось. И Арсений, стиснув зубы и мобилизовав все свои способности по навигации, двинулся вперёд.
  
  Тут уж пришлось выкинуть из головы всё лишнее. Весь мир сузился до направления, которое непременно нужно было выдерживать, и веток, которые били по лицу, упирались в грудь, подсекали ноги и даже пару раз пробовали придушить, внезапно возникнув на уровне горла.
  Но человек, завязший в чаще, словно шмель в паутине, упорно шёл вперёд. Если судить по мысленной карте, пройти оставалось не так уж и много.
  Наконец кусты внезапно исчезли, сменившись обычным лесом. Ну... почти обычным.
  Арсений поднял голову и потрясённо взглянул на то место, в котором оказался.
  
  
  Глава четвёртая. Круглый камень
  
  Это был участок леса, окружённый круговым барьером кустов. Очень плотным, практически непроходимым барьером. Тем самым, через который с таким трудом только что пришлось пройти.
  А в середине находилось что-то вроде небольшого холма. Метра четыре высотой и метров десять в диаметре. С очень-очень крутыми стенками.
  Впрочем, с близкой дистанции стало ясно, что этот необычный объект - на самом деле огромный камень чечевицеобразной формы, чуть-чуть вросший в землю и довольно сильно землёй присыпанный. Но слой почвы держался не везде - кое-где была видна гранитная поверхность камня.
  Первым, самым естественным желанием Арсения было на этот самый камень забраться.
  После обхода необычного объекта оказалось, что это довольно просто. Сразу же обнаружилось что-то вроде природной лестницы.
  Ну, конечно, не совсем лестница... Просто несколько камней разного размера, уложенных друг за другом. Но так удачно уложенных, что по ним можно спокойно забраться на большой камень.
  Могло ли что-то такое возникнуть естественным образом? Вполне возможно... Но вариант искусственного происхождения всё-таки казался более правдоподобным.
  Впрочем, какой смысл в пустых рассуждениях? Раз есть возможность без труда подняться - надо ей воспользоваться!
  И Арсений, аккуратно поставив возле камня корзинку с грибами, осторожно полез наверх.
  
  Сверху видно всегда больше, чем с земной поверхности. Тут каждый метр важен.
  А если метров не один, а целых четыре? Тогда впору только замереть в восхищении. А потом пошире открыть глаза и постараться увидеть всё, что только можно увидеть.
  Лес сам по себе красив - даже когда ходишь по нему с корзинкой. А уж когда смотришь с такой замечательной позиции...
  Первое, что бросалось в глаза, - только что пройденный барьер из кустов отсюда казался совсем близким. И та часть леса, что была за барьером, была хорошо видна.
  Отсюда следовало, что этот круглый камень должен быть хорошо виден издали. Но почему же перед Арсением он возник так внезапно - лишь после преодоления последнего барьера?
  Непонятно...
  
  Стоять и смотреть просто так - не в привычках человека начала XXI века. То, что сейчас перед глазами, из памяти исчезнет очень скоро. Или, в лучшем случае, покроется дымкой частичного забвения. А вот то, что сфотографировано, можно будет просматривать снова и снова. Тем более средство фотосъёмки практически всегда под рукой: мобильный телефон. Если, конечно, не хлопать ушами и не забыть его случайно дома.
  Арсений в этом плане ушами не хлопал. Мобильники у него с собой были. Аж две штуки. И не абы какие, а вполне современные сматфоны с огромными экранами. Правда, немного разных моделей. Один был куплен года два назад, другой - совсем недавно.
  Привычка иметь при себе сразу два мобильника была не понтами и не дурью, а вполне осознанным выбором. Старую модель Арсений использовал во всех важных случаях - там, где скорость и качество имеют принципиальное значение. А новую модель он в фоновом режиме изучал. Не очень быстро, но упрямо и целеустремлённо.
  Съёмка с камня была, несомненно, важна. Такая интересная и неожиданная точка для оператора! И скорость тоже значение имела. Не снимать же лесные виды два часа подряд!
  Поэтому Арсений без всяких сомнений выбрал старый смартфон. Он-то его уж точно не подведёт! А то у нового при съемке периодически всякие непонятные вещи происходят...
  
  Минут через пятнадцать процесс съёмки стал немного утомлять. Что там не говори, лес - немного однообразный пейзаж. Деревья, деревья, деревья... Всё это мелькает перед глазами, рябит, а потом сливается в какую-то непонятную пелену...
  Ну и в этом нет ничего странного: каким делом не занимайся - периодически надо отдыхать. И чем дело напряжённее, тем отдыхать надо чаще.
  Только что прерванная съёмка была проведена с огоньком и азартом. Поэтому и усталость накопиться явно успела. Так что мысль об отдыхе оказалась вполне к месту.
  Через полминуты Арсений стоял на поверхности камня, задумчиво опустив вниз руку со смартфоном. Сейчас он немного отдохнёт - и обязательно продолжит...
  
  Но, похоже, он расслабился слишком сильно. Пальцы опущенной вниз руки на несколько секунд стали как ватные - и мобильный телефон, выскользнув, полетел вниз.
  Попытка увидеть, куда он упал, ни к чему не привела. Наверное, совсем близко к камню подкатился.
  Арсений подошёл к краю и осторожно заглянул вниз. Бесполезно! Телефона он так и не увидел.
  Спуститься вниз, отыскать смартфон и снова подняться вверх? Честно говоря, очень не хотелось. Как-то голова кружилась, и лишний раз лазать вверх-вниз не хотелось. Так что вполне можно было ограничиться тем, что уже снято, и считать фотосессию законченной.
  Осталось одно - постоять напоследок несколько минут, полюбоваться на раскинувшийся вокруг лес, вдохнуть полной грудью хвойные фитонциды.
  И тут голова закружилась ещё раз - уже не на шутку. Арсений поскользнулся и почувствовал, что почва буквально уходит у него из-под ног.
  
  Причина этого была проста: тонкий слой дёрна вдруг пополз под ногами, отрываясь от поверхности камня. Через пару секунд ноги скользили уже по гладкой гранитной поверхности.
  Первая реакция: наклонить вперёд голову, чтобы не удариться о камень затылком.
  Уфф! Вроде бы получилось! Падение произошло относительно удачно. Спиной, права, ударился - но не очень сильно. Пережить можно.
  Попытка опереться рукой о камень, чтобы подняться на ноги, окончилась неудачно. Опоры не получилось. Дёрн заскользил под рукой - и Арсений почувствовал, что теряет равновесие и скользит к краю камня.
  Надо бы за что-то ухватиться, чтобы остаться наверху, - только вот хвататься было не за что.
  Падать с такой высоты очень не хотелось.
  В самый последний момент мелькнула мысль: 'Неужели это действительно происходит со мной?'. Мелькнула - и погасла. Остался только сжимающий сердце страх.
  Ещё несколько секунд - и скольжение превратится в падение.
  
  Говорят, утопающий готов схватиться за соломинку. Только, прежде чем за что-то cхватиться, это самое 'что-то' надо найти. Не обязательно соломинку. Можно, например, ниточку... Или поверхность, за которую можно ухватиться, - хотя та к хватанию совершенно не приспособлена.
  Ниточки в данный момент поблизости не наблюдалось. Оставалась только гладкая, скользкая и неудобная поверхность камня, удержаться на которой было абсолютно невозможно.
  Невозможно? В критической ситуации многое становится возможным. Пальцы Арсения судорожно впились в камень, как будто собираясь его проткнуть. Но, конечно, не проткнули, - и даже не сумели удержаться. И снова заскользили вниз, ломая ногти и сдирая кожу.
  Резкая боль в руках вызвала новый приступ головокружения. Всё, теперь падения, похоже, уже не избежать...
  Теряющий сознание человек сделал судорожный рывок - и на пределе сил, каким-то чудом, бросил своё слабеющее тело вверх, к вершине камня.
  Получилось! Теперь можно и сознание потерять...
  
  Очнулся Арсений через несколько минут. Головокружение не проходило. А ещё стало очень больно.
  Больно? Не совсем. Это не было физической болью. Но всё-таки - что-то очень неприятное.
  Самое странное заключалось в том, что это похожее на боль чувство не было сконцентрировано в теле человека, а как будто разлито в окружающем пространстве. Странный и пугающий феномен...
  Как будто какая-то нить тянулась от головы вдаль, за горизонт, всё больше и больше натягиваясь. Именно натяжение этой нити и было причиной боли.
  Что за бред? Арсений встряхнул головой, стараясь вернуться в реальность.
  Вдруг как будто заложило уши. Нить, хотя и громко, но при этом совершенно беззвучно, зазвенела, - и оборвалась.
  
  Теперь надо было подняться. Осторожно, не торопясь, чтобы опять не поскользнуться.
  А если опять дёрн по камню заскользит? Нет, тут надо заранее меры предосторожности принять.
  И Арсений начал аккуратно сдирать дёрн с тех частей поверхности камня, на которые ему неизбежно придётся опираться. Это оказалось неожиданно трудно - в первую очередь из-за неудобной позы.
  Наконец, меры предосторожности были завершены. Настало время делать очередную попытку.
  Так, опереться на правый локоть... Приподняться... Теперь перенести вес на ладонь...
  Вроде бы всё нормально... Ничего не скользит...
  И в тот момент, когда казалось, что ещё чуть-чуть - и он окажется на ногах, произошло что-то непонятное.
  
  Веки вдруг стали неимоверно тяжёлыми, и глаза закрылись как бы сами собой. А в следующую секунду Арсений почувствовал, что проваливается вглубь камня.
  Неимоверным усилием глаза удалось открыть. Если верить зрению, всё было нормально: поверхность камня - внизу, причём абсолютно целая. Врбы полный порядок.
  Но держать глаза открытыми удалось недолго - всего несколько секунд. А потом ощущение погружения в камень повторилось вновь.
  Новая попытка открыть глаза - совсем ненадолго. Всего на пару секунд. Потом вновь тьма и движение вниз.
  Третья попытка открыть глаза не удалась. Просто сил не было.
  Тогда Арсений сделал мысленный рывок вверх. Решительно, резко, изо всех сил.
  На секунду ему показалось, что он взлетел в воздух - метров на десять. Но открыть глаза, чтобы посмотреть, что же произошло в реальности, не успел.
  Тьма перед глазами взорвалась калейдоскопом многоцветных пульсирующих кристаллов - и вернулась снова.
  Потом она начала густеть. Таких густых оттенков мрака Арсений никогда не видел. То, что стояло перед закрытыми глазами, было странно, немыслимо, непереносимо.
  А потом вдруг всё кончилось - и тьма, и тишина, и даже само сознание.
  
  
  Глава пятая. Неудачные поиски
  
  В воскресенье Денис проснулся часов в девять. Быстренько умылся, вышел на улицу. И сразу же увидел встревоженное лицо жены.
  - А знаешь, Арсений всё-таки пошёл один в лес. Не выдержал...
  Это была плохая новость. Не годится человеку одному по лесу ходить. Пусть он даже как-то по-особенному на местности ориентируется.
  Первая реакция на это неприятное событие была естественной: достать мобильник и посмотреть, где сейчас находится беспокойный гость. Результат успокоил: оба мобильника, слившись в одну точку, медленно двигались по лесу, находясь при этом не очень далеко от опушки.
  Звонить Арсению Денис не стал. Кому понравится, когда его беспокоят во время сбора грибов? Так что хозяин дома успокоился. Раз двигается - значит, всё в порядке. Раз всё в порядке - значит, скоро придёт. Так зачем зря дёргаться?
  Вот он и не дёргался. А потом банально закрутился. И второй раз вспомнил только перед обедом.
  Сканирование с помощью мобильника теперь дало совершено иной результат: один смартфон теперь находился в фиксированной точке. То есть никуда не двигался. А второй просто исчез. Разрядился, был выключен, сломался - кто знает? Но никакого сигнала он теперь не подавал.
  Чтобы окончательно прояснить ситуацию, Денис стал звонить по обоим номерам, которые ему дал Арсений.
  Старый смартфон ответил длинными гудками. То есть телефон работал, но никто к нему не подходил.
  А вот новый был отключен.
  Ситуация была нехорошей. Очень нехорошей. Надо было срочно что-то делать.
  И расстроенный хозяин, махнув рукой на обед, отправился в посёлок искать попутчиков для участия в поисках. Денис не хотел повторять чужую ошибку и бродить по лесу в одиночку.
  
  Желающих помочь удалось найти быстро. Оба - Вадим и Николай - были жителями посёлка. И, так же, как и Денис, были большими любителями леса.
  И тот, и другой восприняли ситуацию очень серьёзно.
  - Твой приятель был неправ с самого начала, - грустно улыбнулся Николай. -Может быть, его способности и имеют какое-нибудь значение, - но не в наших лесах. Тут много чего странного имеется. Один круглый камень чего стоит!
  - Опять ты со своими сказками! - перебил его Вадим. - Ну нет никакого круглого камня! Всё это пустые выдумки!
  - Нашёл выдумки! - сердито ответил Николай. - Сколько человек этот камень видели!
  - Ну а сам-то ты видел? - иронично спросил Вадим.
  - Нет, не видел... - вздохнул Николай. - Но некоторые мои знакомые видели.
  - А тебе не кажется, что они всё выдумали?
  - А с чего им выдумывать-то? - удивился Николай. - Да и не могли все придумать одинаково!
  - Почему это не могли? Сначала придумал один, а потом другие повторили - вот и сходство!
  - Стоп, ребята! - вмешался в их дискуссию Денис. - По-моему, ваша дискуссия как-то ни к месту! Сейчас надо, ни теряя ни минуты, идти на поиски!
  - И где же мы будем искать твоего гостя? - спросил Вадим. - Лес-то большой!
  - Но тут то как раз проблем нет, - вздохнул Денис. - У него с собой было аж два мобильника. И один работает до сих пор. А мобильник - это своего рода маяк. Вот мы его сначала и найдём, - а потом посмотрим, что там да как.
  - Если всё так просто, зачем ты нас вообще позвал? - задумчиво спросил Николай.
  - Что за странный вопрос? Пойти одному туда, где только что пропал человек? И чем бы это закончилось? Вместо одного пропавшего оказалось бы двое!
  - Ну что ж, это логично! - кивнул Николай. - Ну что ж, пойдём искать ваш мобильник!
  
  Трое людей шли по лесу.
  Денис, шедший посередине, смотрел на свой смартфон, ни на что не отвлекаясь. У него была конкретная цель - всё ещё работающий смартфон Арсения, до которого надо было как можно быстрее добраться. Потому что трудно было сказать, сколько он ещё будет работать.
  Но, несмотря на спешку, Денис шёл медленно, потому что местность была довольно пересечённой.
  Вадим и Николай его страховали - один слева, другой - справа. Именно они смотрели по сторонам, давая возможность человеку, идущему в центре, не отвлекаться от экрана.
  Их помощь была очень кстати. Много раз Денис почти что налетал на стволы деревьев, и его спутники осторожно отводили его в стороны.
  Первая стена кустарника вызвала серьёзные трудности. С одной стороны, непроходимых преград тут не было. С другой стороны - сами эти заросли были препятствием. И идти по ним было очень трудно.
  Наконец, все трое вышли из зарослей кустарника, - и оказались в необычном лесу.
  
  Ни один из членов поисковой команды не пытался установить мысленный контакт с лесом. Просто мысли такой ни у кого не возникало.
  Так что в первый момент ничего особенного они за барьером не заметили. Обычный лес... Обычные деревья, обычные кусты, обычная трава. Даже грибы и те вполне обычные.
  Правда их было побольше, чем в обычном лесу. Но и это понятно - в чаще так и должно быть.
   Но странный лес влиял на всех - хотя и по-разному. Так что минут через десять медленно идущие люди почувствовали что-то странное. Какую-то тревогу... И желание как можно быстрее вернуться обратно.
  Но у членов поисковой группы не было такой роскоши - обращать внимание на свои ощущения. И они шли вперёд. Откидывая мрачные мысли, загоняя в глубь тревогу, стиснув зубы, - но шли.
  До тех пор, пока вдали не показалась вторая линия кустов.
  
  Денис это увидел не сразу. Он заметил другое - смартфон, который они ищут, совсем близко.
  Что было естественно в этой ситуации? Поднять глаза и посмотреть вперёд.
  Там, за редкими стволами деревьев, была видна сплошная зелёная стена. Судя по всему, снова заросли кустарника. А за ними мелькнуло что-то нереальное. Мелькнуло - и исчезло.
  Денис опустил голову вниз, а потом снова резко поднял наверх, стараясь не отвлекаться ни на стволы деревьев, ни на заросли кустов. Таким образом взгляд сразу упёрся в таинственный объект. А потом тот опять исчез из поля зрения.
  Эксперимент повторялся пару десятков раз. В разных вариантах. В результате выяснилось следующее:
  1) Таинственный объект, если говорить точно, не исчезает из поля зрения. Просто взгляд с него соскальзывает - и больше найти не может.
  2) Если скользить глазами поверх кустов, объект вообще не заметен. Скорее всего, взгляд через него просто перескакивает.
  3) Сам объект похож на огромный камень, обросший мхом и дёрном. Не исключено, что это и есть тот таинственный 'круглый камень', о котором говорил Николай.
  
  Вадим и Николай, само собой, сразу же заметили, что Денис ведёт себя как-то странно. Остановился, смотрит то вперёд, то на экран, головой крутит...
  Попытки спросить его, в чём дело, были бесполезны. В ответ звучали только просьбы подождать и обещание объяснить, когда что-то будет ясно.
  Наконец Денис закончил свои эксперименты и рассказал своим спутникам о таинственном объекте. Те, само собой, на слово не поверили и попытались сами увидеть это лесное чудо.
  Результаты этой попытки были неоднозначными. Упрямый Николай всё-таки сумел заметить что-то странное, возвышающееся над кустами. А вот у Вадима не получилось - как тот ни старался.
  Результат был предсказуем - Вадим решил, что спутники его разыгрывают. И обиделся на них. Чуть не поругался.
  Но серьёзного скандала удалось избежать. И члены поисковой группы снова пошли вперёд - к внутренней стене кустов. А потом и сквозь неё.
  Это было нелегко. Подсознание Дениса вопило во весь голос, требуя повернуть обратно. Судя по всему, его спутникам было ничуть не легче.
  Тут стена зарослей вдруг оборвалась, и перед людьми во всей красе предстал Круглый камень. Именно так. С большой буквы.
  
  Теперь до таинственного объекта было совсем недалеко. Поэтому исчезнуть из поля зрения он не мог при всём своём желании. Но, если так можно выразиться, попытался.
  Результат был разным для каждого из участников поисков. У Дениса слегка закружилась голова. Перед глазами Николая появилась пелена - и он стал удивлённо тереть глаза, пытаясь что-то рассмотреть. А вот Вадиму стало совсем плохо. Он сел на траву и опустив голову вниз, обхватив её руками.
  К счастью, это воздействие длилось недолго. И головокружение у Дениса, и пелена у Николая прошли за пару минут. Труднее всего пришлось Вадиму. Но и он минут через пять опустил руки вниз, удивлённо открыл глаза и, пошатываясь, поднялся на ноги.
  В общем, можно было продолжать поиски.
  Результат, правда, был очень грустный. Телефон-то как раз нашёлся сразу - но Арсения около него не было. Его вообще не было нигде - по крайней мере, в ближайших окрестностях.
  - Что же делать? - c нотками отчаяния спросил Денис.
  - Тут и думать нечего - ответил Николай. - Полицию надо вызывать. А нам всем отойти в сторону и ничего не трогать.
  Полицию удалось вызвать не сразу. Описанная ситуация была воспринята как дурная шутка. Денису посоветовали протрезветь и не беспокоить серьёзных людей по пустякам.
  Правда, в конце концов полицейские приехали.
  И закрутилось...
  
  Где-то через неделю всё устаканилось.
  Арсения так и не нашли. Хотя искали довольно активно. И собак использовали, и даже вертолёт.
  Пропавшего человека не было нигде. Как будто он сквозь землю провалился. Или в параллельную Вселенную.
  Поначалу даже уголовное дело хотели возбудить. Против Дениса. Мол, не может быть, что человек решил один в лес пойти. Сказки это.
  Но когда копнули биографию Арсения, выяснилось, что такие прогулки он проводил неоднократно. Но до сих пор как-то обходилось.
  А тут вот не обошлось.
  Так что уголовного преследования Денис избежал. И попытался забыть эту неприятную историю. Но не смог.
  Вновь и вновь вспоминал он тот роковой разговор - перед самым исчезновением Арсения. И опять пытался решить для себя болезненный вопрос: всё ли он сделал для того, чтобы удержать своего друга от рокового шага?
  И не находил ответа...
  
  
  Глава шестая. Что было дальше
  
  После этого трагического события Денис с большим трудом дотерпел отпуск на даче. Но уехать вот так сразу не получилось. Всё ждал - а вдруг появится информация по судьбе Арсения? На месте происшествия её было легче всего получить.
  А вот на следующий год Денис с семьёй в отпуск поехал за границу. Дачу он просто видеть не мог. Слишком неприятные воспоминания она вызывала.
  Потом трагедия постепенно забылась, и Денис уже мог спокойно находиться на даче, когда требовалось. Лишь иногда в памяти что-то вспыхивало - и грустная история с Арсением щемящим облаком начинала теснить грудь. А потом опять всё успокаивалось...
  
  Больше всего, конечно, переживали родители Арсения. Ведь это такой кошмар - пережить собственного ребёнка!
  Им и так было тяжело, когда он покинул родной Смоленск и переехал учиться в Санкт-Петербург. А теперь вот вообще пропал... Как всё-таки несправедлива жизнь!
  Мать только плакала. А отец вспоминал их многочасовые разговоры. Что он успел рассказать своему единственному сыну и что не успел...
  Хотя какое это теперь имело значение?
  
  Остальные родственники восприняли случившееся гораздо спокойнее. Да и родственников, собственно говоря, было немного. Лишь малолетняя племянница периодически спрашивала, скоро ли снова приедет дядя Арсений, который с ней так хорошо играл. А взрослые в ответ лишь опускали вниз глаза.
  Потом, через год, ребёнку всё-таки сказали, что дядя никогда больше не приедет. Потому что пропал. А значит - умер. Что другое могло случится с человеком в глухом лесу?
  Девочка проплакала весь вечер. И была очень грустной целую неделю. А потом как-то успокоился. Хотя что за мысли крутились у неё в голове, никто не знал.
  
  Пропажа Арсения расстроила очень многих его сослуживцев. В первую очередь непосредственного начальника. Тот, несмотря на внешнюю жёсткость, был справедливым и понимающим человеком.
  Ситуация была крайне неприятная. С одной стороны, начиналась чрезвычайно перспективная работа, за успешное выполнение которой очень многое было обещано. С другой стороны, пропал человек, который намечался главный 'локомотивом' этой работы.
  В результате всё окончилось очень плохо. Сроки были сорваны, организационные выводы сделаны, многие карьеры кончились, так толком и не начавшись.
  В таких случаях принято искать главного виновника. Ну... или назначать - как получится...
  Главным виновником на этот раз был сделан шеф Арсения. Не потому, что он реально был больше всех виноват. Просто он был одним из главных инициаторов новой тематики. А инициатива, как известно, наказуема.
  Так что пришлось ему переходить в другую организацию - с понижением в должности, конечно. Теперь он был не начальником лаборатории, а всего лишь ведущим инженером. Причём ему, можно считать, ещё повезло, - на новом месте были в курсе того, что произошло на самом деле, и не переоценивали вину своего нового сотрудника.
  
  Большинство сотрудников лаборатории, где работал Арсений, восприняли его исчезновение очень болезненно. Человеком он был общительным и порядочным, так что ближайшие сослуживцы могли вспомнить о нём только хорошее. Особенно были расстроены сотрудники группы, которой он руководил. Трое молодых инженеров до сих считали, что им очень повезло: ведь они работали под руководством человека, который щедро делился с ними профессиональными секретами. И квалификация амбициозных молодых людей росла не по дням, а по часам. А вот теперь они пришли из отпуска - а их руководитель пропал... Тот же, кого назначили вместо него, не то что других учить, - сам нормально работать был не в состоянии. Вот такая грустная история.
  Но в лаборатории был сотрудник, который был расстроен ещё больше. Точнее говоря, сотрудница. Юная программистка Людочка.
  Она не входила в группу Арсения и даже не особенно с ним общалась. Но почему-то, узнав о случившемся несчастье, обхватила лицо руками и выбежала из комнаты.
  Девушка вернулась лишь через полчаса, с заплаканным лицом и красными глазами. И месяца три после этого была совершенно не в себе - заторможенной и подавленной. Еще полгода после этого она была просто грустной и задумчивой. А потом как-то сумела прийти в себя.
  Кто-то скажет: странное поведение. И будет по-своему прав. Их вообще трудно понять, этих современных девушек...
  
  Человек, ушедший из жизни, остаётся в памяти других людей. Своих потомков, иных родственников, друзей, знакомых. Вплоть до тех, с кем встречался всего раз в жизни.
  Сильнее всего помнят потомки. Но их-то как раз у Арсения не было. Даже и невесты никогда не было. Плохо было у него с личной жизнью...
  Память родителей не менее яркая. Но гораздо более горькая. Это ведь так страшно - пережить собственного ребёнка.
  Родители Арсения помнили о нём всю свою долгую жизнь. Эти воспоминания горели, как яркие огоньки во тьме. Но потом погасли. Никто не живёт вечно...
  
  Но тьма поглотила пока не все огоньки. Ещё ходили по земле другие люди, помнящие Арсения. Дальние родственники, сослуживцы, знакомые. Но их воспоминания к тому времени стали смутными и бледными. Столько лет прошло...
  Бывший шеф Арсения сделал новую карьеру. Историю с пропажей Арсения он помнил, но только как страшный сон, который давно остался в прошлом...
  Программистка Людочка расстраивалась сильно и долго - почти год. А потом внезапно встретила своего единственного... Нет лучшего способа забыть старую беду, чем новое счастье...
  Юная племянница вспоминала дядю Арсения очень часто. Пока не начала взрослеть. У неё появились новые впечатления и проблемы, и стало как-то не до детских воспоминаний...
  
  А годы продолжали нестись вперёд, отодвигая своих предшественников всё дальше в прошлое. Наконец наступил момент, когда ушли из жизни все, кто хоть раз встречался с Арсением.
  Нет, память о нём не исчезла совсем. Просто она ушла навсегда из душ живых людей, оставшись лишь на мёртвых носителях информации. Век информатики, что ни говори...
  
  Начиная с конца XX века, жизнь любого человека в развитом государстве фиксируется с помощью средств вычислительной техники. Компьютеры стали ставить везде: в паспортных столах, в отделениях полиции, в отделах кадров предприятий, в учебных заведениях... Просто на рабочем месте у каждого чиновника, инженера и ученого... Да хотя бы те же камеры видеонаблюдения... Каждая из них тоже связана со своим компьютером.
  Компьютеры были почти везде. Уместнее было поставить вопрос, где их не было.
  Так что жизнь даже любого человека - даже самого незаметного и скромного - оставляла жирный электронный след. В случае необходимости её нетрудно было изучить достаточно подробно.
  Только вот необходимости такая возникала далеко не всегда.
  
  В первую очередь, конечно, вызывала интерес информация о людях, добившихся известности. Но память о таких людях и в предшествующие эпохи передавалась довольно неплохо. Бумажных носителей для этого вполне хватало...
  А остальные интересны в основном своим потомкам.
  Нет, конечно, случается, что информация о ком-то из этих 'остальных' вдруг вызывает серьёзный интерес. Но это означает лишь, что неизвестный человек стал известным - не в силу своей значимости, а в силу случайности. Только и всего.
  Но такое происходит довольно редко. Неизвестные люди обычно так и остаются неизвестными...
  
  Арсений к известным людям никоим образом не относился. Даже по самой скромной мерке. Производственной карьеры сделать не успел, книжек не издавал, в кино не снимался, песен не пел, на спортивных соревнованиях не побеждал. Даже в серьёзные 'истории' не попадал.
  Была, правда, одна информационная 'ниточка', потянув за которую, можно было узнать об Арсении кое-что очень интересное. Но о существовании этой 'ниточки' никто не догадывался, и поэтому тянуть за неё было некому.
  
  Между тем годы летели - один за другим. Вероятность того, что кто-то вспомнит об Арсении и станет искать электронную информацию о нём, всё уменьшалась и уменьшалась. Наконец наступил такой момент, когда эту вероятность вполне можно было счесть нулевой.
  Всё! Был человек - и нет человека!
  Как будто вообще никогда не было...
  
  
  
  Часть вторая. Здравствуй, будущее!
  
  
  Глава первая. Странная дача
  
  Тьма... И тишина... И пустота...
  Только это... Больше нет ничего - ни пространства, ни времени...
  Нет... А что, всё это должно быть?
  Наверное, должно, - если есть такие слова...
  Слова? А что это такое? И зачем они нужны?
  И зачем всё остальное?
  Зачем нужно пространство, когда есть тьма и пустота?
  И зачем нужно время, когда ничего не происходит?
  
  Сознание, спокойно пребывавшее во тьме, тревожно встрепенулось. Что-то было не так.
  Поглотившие всё тьма и тишина - это ведь ненормально! Бытие должно быть другим!
  А каким?
  
  Внезапно в памяти стали всплывать смутные образы. Лес, река, поле, небо со звёздами, далёкий город где-то на границе земли и неба... Эти картины всплывали поверх безразличной тьмы. Да они и сами были частью тьмы! Оттенки чёрного - только и всего!
  Нет! Так не должно быть! Есть ведь и другие цвета!
  А что такое цвет?
  Память растерянно замерла, пытаясь ответить на поставленный вопрос. Но ответа не было. Лишь звенящая тишина!
  
  Но почему тишина вдруг стала звенящей? И что вообще такое звон?
  Вид звука? А что такое звук? То, что должно быть вместо тишины?
  Но почему ни одного звука не слышно?
  Потому что тишина!
  Опять двадцать пять! Какой-то замкнутый круг!
  Замкнутый круг? Что это за штука? Кажется, вид логического противоречия.
  А что такое логика?
  Это очень трудно вспомнить, когда так оглушительно звенит тишина!
  
  Вдруг тишина внезапно исчезла. Как будто струна лопнула.
  Вместо неё появились звуки. Громкие. Можно даже сказать, оглушительные. Так что сил их терпеть просто не было.
  Через несколько секунд стало ясно, что громкими они показались после тишины. А на самом деле были тихими. Даже можно сказать, еле слышимыми.
  Это был шум ветра и шелест листьев. И ещё что-то, не совсем понятное.
  Вдруг стало ясно, что вокруг - лес. А чтобы его увидеть, следует открыть глаза.
  Сказано - сделано. Хотя и с трудом, но глаза были открыты.
  
  Вот они, цвета! Яркие и разнообразные! Совсем не похожие на темноту!
  И всё же одно было непонятно - что это такое висит перед глазами?
  Какие-то толстые брёвна, вытянутые горизонтально. Очень плохо обработанные. Настолько плохо, что все ветви на них так и остались. Вместе с хвоёй. Или же листьями.
  А там, вдалеке, где кончаются эти загадочные брёвна, яркий свет. С очень красивым голубоватым отливом.
  Тут в голове что-то щёлкнуло, и стала понятна главная ошибка восприятия: глаза смотрели не вбок, а вверх. То, что выглядело свежесрубленными брёвнами, оказалось живыми деревьями. А яркий свет впереди - это небо.
  Почему же глаза смотрят вверх? Потому, что положение тела лежачее. И голова наверх запрокинута.
  
  Просыпающаяся память выдала новую порцию информации: был поход в лес. За грибами. А потом, видно, что-то пошло не так...
  А может быть, попытаться встать? Или хотя бы сесть? Тогда и всё остальное, может быть, вспомнится...
  Так... Упереть руки в поверхность, на которой лежит тело... А потом вверх!
  Лежащий человек неуклюже сел и огляделся вокруг.
  И вздрогнул от неожиданности.
  Вокруг него было что-то вроде обрыва. Не очень глубокого - всего метра четыре. Но падать с такой высоты всё равно неприятно...
  
  Так что надо соблюдать осторожность... Неудачно ступишь - и сразу вниз покатишься.
  С другой стороны, хотелось как следует осмотреться. А для этого надо было на ноги встать.
  Человек начал подниматься. Очень медленно и очень осторожно. Когда он, распрямив плечи, с интересом и опасением огляделся по сторонам, в памяти всплыла недостающая часть информации. Человек вспомнил, что зовут его Арсений, что сегодня утром он пошёл в лес за грибами, что наткнулся в лесу на странный камень и залез на него, что, находясь на камне, внезапно потерял сознание. И всё...
  Да... Ещё он один из смартфонов вниз уронил.
  
  Арсений осторожно заглянул вниз, стараясь разглядеть упавший смартфон. И вспомнил, что его с камня не увидеть. Надо вниз спускаться.
  Да, да, вниз! И поскорее! Вдруг опять что-нибудь случится?
  Так... где тут лестница из мелких камней, по которой он поднялся наверх?
  Через пять минут Арсений уже был внизу. Он несколько раз обошёл камень, внимательно смотря себе под ноги. Потерянного смартфона нигде не было.
  Первая мысль была очевидной: позвонить с того смартфона, что лежал в кармане, на потерянный. А дальше внимательно слушать, откуда донесётся мелодия вызова.
  Достать смартфон из кармана было делом нескольких секунд. А вот дальше всё пошло очень странно. На экране появилась надпись 'Нет сигнала сети'!
  Следующие десять минут были потрачены на борьбу с этой неприятной ситуацией. Телефон был несколько раз выключен и включён. Сим-карта была вытащена и снова вставлена. Параметры сетевого подключения были вызваны на экран и внимательно изучены.
  Всё бесполезно! Сети не было. Совсем. Совершенно. Ни в каком виде.
  Так что самый простой и быстрый способ поиска пропавшего смартфона отпадал напрочь.
  
  Пришлось возобновить визуальные поиски. Арсений внимательно осмотрел землю вокруг камня. Очень-очень внимательно.
  Никакого результата!
  Пришлось смириться с потерей. И решить, что делать дальше.
  Собственно говоря, вариантов не было. Надо было возвращаться на дачу Дениса.
  С другой стороны, не хотелось потерять такое необычное место, как этот круглый камень. Поэтому Арсений внимательно осмотрел место, где находился. И решил, что будет очень тщательно контролировать обратный путь. Чтобы, если нужно, опять этот камень найти.
  Впрочем, это была излишняя предосторожность. Он ведь всегда находил путь туда, где был хотя бы один раз!
  Вздохнув ещё раз о потерянном смартфоне, Арсений пошёл прочь от круглого камня. Шаг, другой, третий...
  И вдруг лес как будто закрутился вдруг него. В голове помутилось, и Арсений, потеряв сознание, упал на землю.
  
  Лежал он, похоже, не очень долго. По крайней мере, тело затечь ещё не успело.
  Только вот встать не удалось. Даже лёгкая попытка приподнять голову вызывала головокружение.
  Тогда Арсений начал вставать очень-очень медленно, пытаясь уловить тот момент, когда появляются неприятные ощущения.
  Где-то с пятого раза это получилось.
  
  Оказалось, что всё дело в 'системе навигации', встроенной в сознание Арсения. Она дала какой-то странный сбой.
  Как можно было определить своё положение в пространстве, когда само пространство стало каким-то другим?
  Зная причину, можно было попытаться с ней справиться. И это удалось. Не сразу, но удалось.
  Крепко стиснув зубы и каждые десять секунд борясь с миром, который пытался закружиться вокруг него, Арсений медленно встал на ноги и пошёл по направлению к даче Дениса.
  
  Вначале было очень тяжело. Ощущение чуждости окружающего пространства не проходило. А потом стало полегче. Старая и новая модель пространства как будто встали рядом.
  Это было очень кстати, потому что теперь можно было пользоваться воспоминаниями о том, как он сюда пришёл. Так что опасность заблудиться при выходе из леса не грозила.
  Где-то через полчаса Арсений свободно шёл по лесу, даже не замедляя ход. Корзина была заполнена грибами где-то на две трети, но больше их собирать как-то не хотелось. Настроения не было...
  Оказывается, он успел войти в лес не очень далеко. Где-то через час он уже был на опушке леса.
  Вот и дача вдали показалась.
  Арсений бросил на неё взгляд - и обомлел.
  
  Дача изменилась кардинально.
  Во-первых, сам дом. Раньше это была деревянная избушка с двускатной крышей из листового железа. Теперь вместо неё стояло что-то невообразимое.
  Это была какая-то немыслимая комбинация из трёхмерных геометрических фигур. Куб, пирамида, цилиндр, половинка сферы. Все они располагались практически в одной и той же области пространства, причудливым образом пронизывая одна другую.
  Но это не был хаос. Наоборот, дом, на который смотрел сейчас Арсений, был невероятно красив. Это был (без всякого преувеличения) настоящий архитектурный шедевр.
  Но необычно выглядел не только дом. Не менее странно выглядел и окружающий его участок...
  
  Во-первых, забор. Раньше он был небольшой высоты и состоял из деревянных штакетин. Теперь забор стал трёхметровым. Он состоял из столбов, между которыми было натянуто...
  С первого взгляда было даже непонятно, что это был за материал. Почти прозрачный. Слегка дымчатый. И совершенно сплошной - ни дырочки, ни щёлки.
  Самое главное, что было очень хорошо видно всё, что находилось за забором. А раз видно - почему бы ни остановиться и ни посмотреть?
  Сад выглядел непривычно. Кусты, на которых росли ягоды, были довольно высокими, - чуть больше двух метров. Садовые деревья, наоборот, были небольшими, - лишь чуть-чуть повыше кустов.
  Для чего это было сделано, Арсений понял сразу. Чтобы урожай собирать было удобнее. Он когда-то читал, что на Западе специально выводят низкорослые сорта фруктовых деревьев, чтобы не заморачиваться с нагибанием ветвей и лестницами-стремянками.
  Огород выглядел ещё удивительнее. Он состоял не из грядок, а из каких-то непонятных конструкций, отдалённо напоминающих микроскопические теплицы.
  В общем, чем дальше, чем страннее...
  
  
  Глава вторая. Хозяева дачи
  
  Взять хотя бы этот забор? Из чего он сделан?
  Арсений осторожно коснулся забора кончиком указательного пальца. Но так ничего и не понял. Гладкая поверхность. Даже как будто чуть-чуть скользкая. Ну и что?
  Следующий эксперимент - упереться ладонью, причём изо всех сил. Никакого результата.
  А не стукнуть ли по забору кулаком? Так, слегка... Не со всей силы, конечно...
  Забор ни капли не прогнулся. Так что материал, похоже, достаточно твердый.
  Так, пора подвести первые итоги. Странный дом, странные сад и огород, какой-то непонятный забор. И всё это появилось в течение нескольких часов?
  Прямо бред какой-то!
  Впрочем, к чему сейчас ломать голову? Проще всего поговорить с хозяевами дачи. Пусть они объяснят, что случилось!
  Но для того, чтобы это сделать, надо как-то войти на участок. А для этого, как минимум, следовало найти калитку.
  
  Нашлась она довольно быстро. Довольно прочная и массивная, сделанная из металла и пластмассы.
  Но пользы от этой калитки было довольно мало. Во-первых, она была заперта. Во-вторых, никакой кнопки для вызова хозяев не наблюдалось.
  На всякий случай Арсений постучал. Сначала осторожно, потом чуть посильнее. Стучать кулаком изо всей силы он постеснялся. Вдруг это хозяевам не понравится?
  Бессмыслица какая-то. Зачем нужна калитка, если в неё никак не войти?
  Арсений внимательно осмотрелся вокруг - и кое-что понял.
  
  Он ведь находился как бы 'с обратной стороны' участка. То есть со стороны, противоположной улице (или шоссе, если уж быть совершенно точным). То есть калитка, которую он нашёл, это как бы 'чёрный ход'. Она предназначена исключительно для самих хозяев - чтобы путь к лесу чуть-чуть сократить.
  Так что надо было обойти участок, выйдя к парадному входу.
  Вдоль задней стороны участка, почти у самого забора, шла утоптанная тропинка. По ней и пошёл Арсений.
  И довольно быстро заметил ещё одно изменение в реальности: участок явно стал больше. Тот участок, который был утром, уже давно бы кончился.
  Наконец появился долгожданный угол участка. Но и тут нашлись свои странности.
  
  Арсений чётко помнил, что участок Дениса стоял на отшибе. Никаких соседей у него не было. А тут метрах в пяти впереди виднелся угол другого участка. Кстати, с очень похожим забором. Это была первая странность.
  Вторая странность заключалась в том, что стык двух участков выглядел несколько непривычно. Участки не смыкались заборами. Нет, между ними был небольшой просвет, по которому была проложена узкая автомобильная дорога. Настолько узкая, что по ней могла спокойно проехать лишь одна машина. Двум уже было не разъехаться.
  Третья странность заключалась в том материале, из которого была сделана дорога. В первом приближении это походило на битый кирпич. Но, когда Арсений наклонился и внимательно рассмотрел дорогу, он понял, что не всё тут просто. Да, что-то очень похожее на керамику. Но явно не кирпич.
  При взгляде налево сразу же стало ясно, что дорога, пройдя между участками, упирается в шоссе. А вот вправо она шла не очень далеко, примерно через двадцать метров оканчиваясь тупиком.
  Вариантов не было. Арсений повернул налево и медленно пошёл в сторону шоссе.
  
  Первое, на что он обратил внимание, - что дома, стоящие на обоих участках, очень похожи по стилю. Дом справа был такой же немыслимой комбинацией геометрических фигур, как и дом слева. Хотя в частностях, конечно, очень сильно отличался.
  И ещё на один важный момент обратил внимание Арсений. Участок Дениса расширился не только в длину, но и в ширину. Так что до шоссе пришлось идти дольше, чем ожидалось.
  Но в конце концов до шоссе он всё-таки дошел. Там у него появились новые поводы для удивления.
  Дача Дениса, которую он помнил, стояла в одиночестве. А теперь шоссе было полностью застроено. В оба конца - направо и налево. И с двух сторон.
  Эти дома, стоящие вдоль шоссе, были все, как один, построены в уже знакомом 'геометрическом' стиле. При этом все они отличались друг от друга. И все, как один, были изумительно красивы.
  Поверхность шоссе тоже выглядело странно. Не серое асфальтовое полотно в пыли и трещинах - а гладкая тёмно-фиолетовая поверхность, выглядящая очень свежо и даже нарядно. Ни пылинки, ни даже самой маленькой трещинки. Или шоссе было только что отремонтировано - или вообще не нуждалось в ремонте.
  Канавы, отделяющие проезжую часть от домов, тоже выглядели странно. Во-первых, слишком ровные. Во-вторых, очень мелкие, - сантиметров тридцать, не больше. В-третьих, уж больно необычно выглядело их дно.
  Оно было покрыто густым ярко-зелёным слоем травы, блестевшей от влаги. Но открытой воды нигде не было. Видимо, она интенсивно поглощалась. То ли самой травой, то ли чем-то, находящимся непосредственно под ней.
  
  Арсений повернул налево, и, идя вдоль забора участка Дениса, стал искать калитку. И нашёл. Не только её, но и огромные ворота.
  Эта калитка выглядела гораздо солиднее, чем та, в которую он стучал несколько минут назад. Более массивной и более нарядной. И на ней была пристроена небольшая чёрная панель, явно служащая для коммуникации. С матовым чёрным экраном и небольшой оранжевой кнопкой под ним.
  После секундного колебания Арсений протянул руку и решительно нажал маленький оранжевый кружок. Раздалась мелодичная трель. Сейчас он узнает ответ на свои вопросы.
  Говоря честно, ему было очень страшно...
  
  После короткой паузы раздалась трель с другой мелодией - и панель зажглась. На ней появилось незнакомое женское лицо.
  - Кто там? - раздался вполне естественный в данной ситуации вопрос.
  - Можно позвать Марину или Дениса? - не очень уверенно спросил Арсений.
  - А что это за люди? Почему вы считаете, что они находятся тут?
  - Ну как же! Они ведь хозяева этой дачи!
  - Хозяева? Извините, но вы что-то путаете!
  - Может быть, и путаю... Я просто попал в очень странную ситуацию. И мне срочно нужна помощь.
  Женщина на экране на несколько секунд задумалась. А потом кивнула головой и сказала, что сейчас выйдет. А Арсений остался ждать.
  
  Та, с которой он только что разговаривал, произвела на него довольно странное впечатление. Дело даже не в самих словах. Дело было в том, как именно она говорила.
  Было что-то в её произношении такое... Нет, не акцент... Акцент - это признак того, что человек говорит не на родном языке. А русский язык для женщины на экране был явно родной. Но, тем не менее, говорила она странно.
  Как-то нарочито правильно. Как-то чрезмерно чётко, что ли...
  Но тут размышления Арсения было прервано. Калитка открылась, и его собеседница вышла на улицу.
  
  Теперь её можно было рассмотреть лучше, чем на экране. Молодая. Довольно красивая. И очень необычно одетая. С одной стороны - довольно скромно. А с другой стороны - с таким потрясающим вкусом и чувством меры, что эта одежда казалась праздничным нарядом аристократки.
  Вроде бы ничего особенного. Короткая белая юбка и лёгкая курточка того же цвета и даже из того же материала.
  Вот именно материал и выглядел очень необычно. Он был не просто белый, а белоснежный. Яркий и даже чуть-чуть блестящий. И переливался еле заметными оттенками цветов.
  Кроме того, материал совершенно не мялся. Ни одной складочки - даже самой лёгкой.
  Но дело было даже не в этом. Костюм был настоящим произведением искусства. Было в нём что-то такое, что трудно объяснить, - но очень легко узнать.
  
  И костюм этот очень шёл своей обладательнице. Засмотревшись на которую, Арсений даже не сразу обратил внимание на то, она вышла не одна. Где-то на шаг позади неё шел молодой мужчина. Который тоже был странно и непривычно одет.
  На первый взгляд это выглядело как спортивный костюм. Но такой, над которым потрудились лучшие мастера.
  Нет, он не выглядел роскошным - вовсе нет... Просто в нём всё было безупречно - и материал, и покрой, и техника изготовления.
  
  Судя по выражению глаз вышедших из калитки людей, облик Арсения их тоже очень удивил. Так что первый же вопрос, заданный женщиной, прозвучал так:
  - Вы меня, конечно, извините... Но с кем я имею честь говорить?
  Арсений вытащил из нагрудного кармана паспорт (с которым никогда не расставался) и протянул женщине.
  Та взяла его с недоумённым видом, судя по всему, не понимая, что ей сейчас дали. Несколько секунд повертела в руках. А потом, наконец, открыла.
  И вот тут... На её лице появилось такое удивление, которого Арсений просто никогда раньше не видел.
   - Послушайте... - дрожащим голосом начала женщина, - тут написано, что вы родились в 1987 году?
  - Всё правильно, - кивнул головой Арсений. - А что тут такого странного?
  - В том, - чётко чеканя слова, произнесла женщина, - что вы родились в конце двадцатого века. А сейчас - начало двадцать третьего...
  Только в этот момент Арсений до конца понял, что значит знаменитое выражение 'немая сцена'.
  
  
  Глава третья. Первые вопросы и ответы
  
  Теперь всё встало на свои места. И отсутствие на даче Дениса и Марины, и вообще изменившаяся реальность.
  Так что, теперь он, оказывается, попаданец в будущее? Ничего себе!
  Если говорить честно, Арсений не ожидал от двадцать третьего века ничего хорошего. Слишком много антиутопий в своей жизни прочитал.
  Новые хозяева дачи смотрели на него с сочувствием. Видно, пессимистические мысли слишком явно отразились на лице новоявленного попаданца.
  Наконец, женщина осторожно тронула его за рукав:
  - Да не переживайте вы так! Мы тут очень неплохо живём! Гораздо лучше, чем вы жили в своём разделённом мире!
  Фраза эта Арсению очень не понравилась. Его эпоху назвали разделённым миром? Что ж, теперь мир стал единым?
  Значит, глобалисты всё-таки победили...
  С другой стороны, что толку гадать? Лучше попытаться узнать у собеседников как можно больше. Если, конечно, они согласятся отвечать на вопросы...
  И, судорожно вздохнув и зажмурившись (как будто собирается прыгнуть в холодную воду), Арсений произнёс ключевую фразу:
  - А можно, я задам вам несколько вопросов?
  И получил ответ, который его немного успокоил:
  - Конечно! Не только можно, но и нужно!
  
  - Так что, на Земле теперь единое государство? - осторожно задал первый вопрос Арсений.
  - А Вы как думали? Если бы сохранилось разделение на отдельные государства, то наша планета давно бы существовать перестала. За двести прошедших лет обязательно война бы началась! А какое сейчас оружие, вы даже отдалённо не представляете! Ваши ядерные бомбы по сравнению с ним - детские игрушки!
  - Так значит, Третьей мировой войны так и не было! - на всякий случай решил уточнить дотошный попаданец.
  - Да успокойтесь вы! Не было её, не было! Да вот вы сами подумайте - разве после ядерной войны вы нашли бы эту дачу на старом месте? Здесь бы всё так поменялось, что вы бы ничего не узнали!
  - А от отдельных государств хоть что-нибудь осталось? Хотя бы в виде автономных провинций?
  - Да успокойтесь вы! Начиная с ваших времён, ни одной крупной страны не исчезло. Спокойно себе существуют и даже процветают. И не в виде автономии, а в качестве членов федерации, - если судить не формально, а по сути. А мелким государствам - да, пришлось объединиться. В федерации более низкого уровня.
  Следующий вопрос задать не удалось. Горло будто перехватил какой-то спазм - а в глазах потемнело.
  
  Причина этого была проста - только сейчас Арсений окончательно осознал, что с ним произошло.
  До этого было ощущение, что всё это как-то не совсем по-настоящему. И только теперь в голову стукнуло - да ведь это всё всерьёз! И навсегда!
  Оказавшийся в чужом времени человек обхватил голову руками и с болью в голосе произнёс:
  - Что же мне теперь делать? И куда идти?
  - Никуда вам идти не надо! Это совершенно ни к чему. И даже опасно!
  - И в чём же опасность? - удивлённо спросил Арсений.
  - Вот, смотрите - тут, тут и тут! - женщина показала на серебряный браслет, надетое на левое запястье. А также на два серебряных перстня - один на левой руке, другой - на правой.
  - Ну и что? - пожал плечами Арсений. - Какие-то украшения... При чём тут опасность или безопасность?
  - Это не украшения. Это - средства мозговой защиты. Без которых для современного человека просто немыслимо выйти на улицу.
  
  - А против кого защита? У вас что тут, есть сверхъестественные существа, подчиняющие человеческий разум? Какие-нибудь маги, ведьмы и колдуны?
  - Почему обязательно сверхъестественные? Достаточно обычного уголовника, вооружённого станнером подчинения.
  - А что, уголовников, как класс, вы пока не ликвидировали?
  - Их у нас гораздо меньше, чем у вас. Но полностью эту проблему победить невозможно. Разве что только создав полностью тоталитарное общество. Но такой вариант для нас неприемлем.
  - Постойте - не успокаивался Арсений, - но если людей, настолько не ладящих с законом, что способны напасть, очень мало, то и вероятность их случайно встретить тоже очень мала. Почему же вы считаете, что мне что-то может реально угрожать?
  - Да, потому что, не имея средств защиты, вы как будто включаете громкоговоритель, в который кричите: 'Нападайте на меня! Я совершенно беспомощен!'.
  
  - Ну и как же я смогу обзавестись этой самой защитой? - поинтересовался Арсений.
  - Пока - никак. И вообще, вам много чем ещё придётся обзавестись. Так что успокойтесь и ждите помощи.
  - Какой такой помощи?
  - Минут через десять здесь будет отряд темпоральной полиции. Он ответит на все ваши вопросы гораздо лучше, чем я. И - главное - поможет решить все возникшие проблемы.
  - Знаете, я такого от вас не ожидал! Спокойно со мной разговариваете, а сами полицию вызвали! - с горечью прокомментировал Арсений.
  - Успокойтесь! Ни я, ни мой муж её не вызывали. Вы её сами вызвали - своим весьма эффектным появлением.
  - И чего же такого в моём появлении эффектного?
  - Когда на лесной опушке из ниоткуда появляется человек без мозговой защиты, да ещё с древним электронным устройством, судорожно ищущим свою давно несуществующую сеть - тут не только в Архангельске всполошатся. В самой Москве на уши встанут!
  - И что, нет другого способа помочь гостю из прошлого, кроме как его арестовать?
  - Как-то чрезмерно негативно вы мыслите, - с грустной улыбкой прокомментировала женщина. - Никто вас арестовывать не собирается.
  - А зачем тогда полиция? - не унимался Арсений.
  - Как зачем? А вот представьте себе, что сразу же после того, как вы оказались в нашем времени, на вас бы напали. И подчинили бы ваши сознание. А тут появляются полицейские, дают бандитам по мозгам, а с вас снимают подчинение. Разве плохо?
  Арсений задумался. Вроде бы всё выглядело правильно и логично. Но в голове упорно крутилась мысль, что во всех этих рассуждениях есть какой-то изъян.
  И тут как будто наступило озарение. Как же он это раньше не понял?
  Похоже, его действительно пытаются обмануть!
  
  Ведь его собеседниками вроде бы были обычные люди, на которых он вышел совершенно случайно. Но почему они так много знают о его времени и о попаданцах? Можно подумать, что гости из прошлого у них каждый день появляются...
  Странно... Очень странно...
  А что надо делать, когда тебя пытаются обмануть? Самое главное - не играть по предложенным правилам.
  Так что ждать эту их темпоральную полицию он точно не будет.
  И, задумчиво потерев лоб, как будто обдумывает очередной вопрос, Арсений резко отпрыгнул в сторону и побежал вдоль шоссе. Затем он свернул направо, побежал по тропинке между дачными участками. Вот и оба участка остались позади.
  Впереди виднелся лес. Ещё чуть-чуть - и он скроется в его чаще.
  А потом что-нибудь придумает...
  
  Арсению очень хотелось обернуться, чтобы проверить, есть ли за ним погоня. А если есть, то насколько далеко. Но понимал, что делать этого не стоит. Это можно было сделать, только замедлив ход. А именно этих нескольких потерянных секунд могло ему не хватить...
  Поэтому он бежал, максимально напрягая силы и не оглядываясь. Вот опушка, вот густой лес... А вот и настоящая чаща!
  Найдя заросли кустов, беглец залез внутрь и сел на сухую кочку, обхватив голову руками. Что ж - он сделала всё, что мог. Если его всё-таки найдут - значит, это судьба!
  Кстати - а есть ли погоня?
  Арсений поднял голову и долго прислушивался к окружавшей его тишине. Но так ничего и не услышал.
  Похоже, ему всё-таки удалось убежать...
  
  Минут пять ушло на то, чтобы успокоиться и отдышаться. А потом в голове опять появились связные мысли. И были они очень невесёлыми...
  Что, он действительно убежал? Вряд ли... Слишком недалеко от дачи он успел удалиться. Даже в начале XXI века его бы с лёгкостью нашли.
  Но если он даже и убежал - что толку? Куда теперь идти. И главное - как легализоваться?
  Чем дольше Арсений думал, тем больше понимал, что эта задача практически неразрешима.
  Может быть, прикинуться жертвой 'ментальных хулиганов' и сказать, что его лишили памяти? Вплоть до того, что он не помнит, как его зовут.
  Пожалуй, это единственный реальный вариант...
  
  Минут десять Арсений обдумывал эту идею с разных сторон. Скажет, что всё забыл, а потом постепенно начнёт всё вспоминать.
  Во всяком случае это даст ему немного времени - а там будет видно.
  А если здесь снимают биометрические параметры с каждого новорожденного? А его записи в базе данных не будет!
  Но и тут может проскочить! Кто знает, что могут эти пресловутые ментальные злоумышленники? Может быть, они и параметры взрослого человека изменить в состоянии?
  Так что пусть врачи думают. А он это время тоже зря не потеряет. Может быть, что-нибудь и надумает?
  
  И когда панические мысли почти покинули голову, Арсений услышал шаги. Тихие - на грани слышимости.
  Шаги были всё ближе, ближе... Вот они уже совсем близко.
  Вот кто-то подошёл совсем вплотную, остановился...
  А потом раздался голос:
  - Арсений, хватит валять дурака! Вылезайте!
  Голос был мужской. И совершенно незнакомый.
  Ситуация была, конечно, дурацкая? Но что оставалась делать?
  Арсений вылез. Надо сказать, с большим трудом: ноги у него подкашивались, и голова кружилась.
  Перед ним стоял спутник недавней собеседницы. До этого момента он ни проронил ни слова - поэтому и голос его оказался незнакомым.
  - Вы можете мне объяснить? - голос мужчины выглядел не рассержено, а скорее иронично, - с какой радости вы сейчас от нас побежали? Что вам не понравилось в словах моей жены? И на что, собственно говоря, вы рассчитывали?
  Арсений мысленно махнул рукой (мол, умирать, - так с музыкой). И решил откровенно высказать собеседнику все свои подозрения и претензии.
  
  - Потому что я вам не верю! Разыгрываете из себя случайных людей - а сами настоящие специалисты по попаданцам! Как гладко вы мне всё разъяснили!
  - Стоп! Во-первых, мы никого из себя не разыгрываем! Вы сами, между прочим, к нам обратились...
  - Я обратился по известному мне адресу. А заселить по нему специально подготовленных людей - дело нехитрое!
   - Самому-то не смешно? Двести лет вас на этой бедной даче ждали! Глаз не смыкали!
  Арсений сам понял, что сказал что-то не то - и смущённо замолчал. А его собеседник тем временем продолжал:
  - Понимаете, в последнее время таких гостей из прошлого, как вы, стало особенно много. А каждый попаданец, как вы догадываетесь, - огромная ценность. Он ведь обладатель конкретных знаний о прошлом - причём практически неискажённых. Поэтому все жители нашей планеты, имеющие сколько-нибудь ненулевые шансы встретить попаданца, прошли специальный инструктаж. И мы в том числе. Об этом инструктаже император даже специальный указ издал.
  Арсений резко остановился, а потом удивленно прокомментировал:
  - Император? Весело же вы здесь живёте!
  
  
  Глава четвёртая. Темпоральная полиция
  
  Арсений и его спутник за несколько минут миновали лес. А на опушке их уже ждали.
  Возле технического устройства, немного напоминающего автомобиль, стояли пятеро мужчин, одетых очень похоже. Больше всего их одежда напоминала военную форму. Большие, даже можно сказать массивные, береты. Короткие куртки с узкой талией. Шаровары, плотно прилегающие к щиколоткам. Всё это тёмно-серого цвета с лёгким зеленоватым оттенком.
  А ещё - короткие чёрные сапоги с чем-то вроде молний по бокам.
  Один из пятёрки был одет чуть наряднее - вероятно, командир. Рядом с ним стояла старая знакомая - женщина с дачи.
  Командир повернулся к Арсению, и, быстрым выверенным движением отдав ему честь, произнёс:
  - Сержант темпоральной полиции Андрей Соколов. Моё отделение прибыло, чтобы оказать Вам помощь. Готов ответить на любой вопрос.
  
  - Первое, что меня интересует, - начал Арсений, тщательно подбирая слова, - почему моей персоной заинтересовалась полиция? Я что для вас - подозреваемый? Или что-то вроде нежелательного элемента?
  - Нет, что вы! - улыбнулся сержант. - Никто вас ни в чём не подозревает. Просто вы - человек, находящийся в опасности. Причём человек очень ценный.
  - Опасность? Неужели у вас всё настолько плохо?
  - Да нет, у нас всё нормально - для тех, кто интегрирован в наше общество. Но вы-то пока не интегрированы! Вот в этом мы и собираемся вам помочь.
  - И как это будет выглядеть? - стараясь не показать своё волнение, спросил Арсений.
  
  - Очень просто! Мы сейчас проводим краткую беседу, потом вы едете с нами, в защищённое помещение. Там мы быстро исследуем особенности вашего мозга и подбирает вам средства индивидуальной защиты. Учим ими пользоваться. Даём вам элементарную информацию об особенностях нашего мира. В самом конце - выдаём официальные документы. Лишь после этого, где-то через месяц, можно будет сказать, что вам ничего не угрожает. И наша организация отходит в сторону с чувством выполненного долга.
  - То есть то, что вы мне предлагаете, - это не арест?
  - Ни в коем случае! Вам самим этот период адаптации очень нужен!
  - А если я всё-таки с вами не поеду? Вы принудите меня силой?
  - Да что вы! Вы отправитесь прочь - туда, куда вам будет угодно. А мы доложим своему начальству, что были недостаточно убедительны. И занесём в специальную базу данных, что вы - один из ближайших кандидатов на серьёзные неприятности.
  - Это что, угроза?
  - Да нет, что вы! Просто констатация факта!
  
  - Ну и какая опасность, по-вашему, мне угрожает? - иронично спросил Арсений.
  - Ментальное нападение - раз! Ментальный выброс - два! Случайное нарушение вами наших законов - три. Поверьте, уже этого вполне достаточно!
  - Ну что ж... - вздохнул Арсений. - Будем считать, что вы меня убедили. С чего начнём?
  - В первую очередь я хотел бы взять свидетельские показания у людей, которые первыми с вами встретились. Чтобы у вам не возникло лишних подозрений, это будет происходить в вашем присутствии.
  Сержант повернул голову к хозяйке дачи, как бы задавая безмолвный вопрос. Та кивнула головой:
  - Конечно, конечно! Расскажем прямо сейчас - пока ничего не забыли. Но вот только не на улице же это делать? Приглашаю на веранде у нас посидеть, чайку попить! Так и разговаривать будет легче.
  Сержант был не против, Арсений - тем более. И компания из восьми человек направилась в сторону дачи. И уже через десять минут почти все сидели за столом. За исключением двух полицейских, которых сержант оставил дежурить - одного возле калитки, другого на крыльце.
  
  Арсений сидел за столом и с жадным интересом смотрел по сторонам. Обстановка, действительно была довольно непривычная.
  Во-первый, никаких 'дачных' атрибутов. Это было чисто городское жилище - и по уровню комфорта, и по стилю.
  Городское - и при этом невероятно странное и чужое.
  Во-первых, не было ни одного куска ткани (или хоть чего-то отдалённо похожего). Окна без занавесок. Стол без скатерти. Диван и стулья, покрытые материалом, больше всего похожим на клеёнку.
  Во-вторых, на потолке не висело никаких люстр. Как помещение освещается в тёмное время суток, совершенно непонятно.
  В-третьих, поверхность стен. Явно не обои. Скорее, что-то вроде пластмассы. Но при этом с узором, характерным для обоев.
  Да, кстати. Узор был очень красивым. Арсений даже на полминуты засмотрелся на него.
  Но это ещё были пустяки. Совсем уж необычное произошло, когда хозяйка подошла к столу.
  Стол по виду был из полированного дерева (и опять же очень красивый). Но вот лёгкое нажатие где-то с краю его нижней поверхности - и стол изменил цвет! Его верхняя поверхность стала белой, а боковые поверхности и ножки - светло-серыми. Чудо, да и только!
  
  Хозяин дачи подошёл к Арсению и тихо спросил, нужно ли ему помыть руки. Ответ, естественно, был положительным. Посетить соответствующее место действительно хотелось. Да и интересно ведь - как там это в будущем устроено!
  На первый взгляд сюрпризов не было. Небольшой совмещённый санузел. Душевая кабинка, раковина, унитаз. Для дачи вполне нормально.
  Правда, ни шкафов, ни полок нигде не было. Но вероятно, всё это было встроенным.
  Впечатлённый столом, изменившим свой цвет, Арсений, возможно, не обратил внимание на какие-то мелочи. Но вот, приступив к мытью рук, он столкнулся с тем, что потребовало его внимания.
  Кран над раковиной был - но вот никаких ручек при нём не было. Как включать воду, было совершенно непонятно.
  Впрочем, это была лишь маленькая неожиданность. Когда руки были поднесены к крану, вода пошла. Вероятно, здесь было что-то вроде фотоэлемента.
  Но вот как регулировать напор и температуру воды, было совершенно непонятно.
  Ладно, без этого как-то можно обойтись. А вот где взять мыло?
  
  Арсений чуть не свихнулся, пытаясь найти ответ на этот вопрос. Но ничего в голову не приходило.
  Что ж - когда не действует логика, нужно включить наблюдательность. Может быть, кнопка или рычаг где-то есть - только мало заметен?
  Ни того, ни другого не нашлось. Зато был маленький расчерченный прямоугольник в центре одной из кафельных плиток.
  Лёгкое нажатие в центр прямоугольника - и Арсений буквально подпрыгнул от неожиданности. Вместо кафельной стены перед ним вдруг оказалось огромное зеркало, из которого смотрело удивлённое лицо. Его собственное.
  Потом всё было легче. Через пять минут всё стало понятно - и как регулировать воду, и как вызывать на стенку зеркала разного вида, и как открывать шкафчик с мылом и прочими полезными мелочами.
  Ещё через пару минут руки были чисто вымыты - и Арсений вышел к столу.
  Самое удивительно, что после него руки вымыли все - и хозяева, и даже полицейские (кроме тех, кто находился снаружи дома). Правда, сделали это очень быстро.
  А потом компания из шести человек расселась за столом...
  
  Чай оказался просто замечательным! Ароматный, с тонким, необычным, вкусом. И отнюдь не пустой.
  Хозяйка почти весь стол заставила аппетитно выглядевшей едой. Тарелки с ветчиной, колбасой и сыром. Белый и чёрный хлеб. Сливочное масло. Несколько видов варенья. Шоколад, мармелад и пирожные.
  - Простите за скромный стол! - улыбнулась она. - Но всё произошло как-то неожиданно.
  Арсений, начитавшийся мрачных фантастических произведений начала XXI века, не ожидал от еды будущего ничего хорошего. Но приятно ошибся: всё было очень вкусно.
  В течение ближайших десяти минут никто не сказал ни слова. Правда, рядовые полицейские вели себя довольно сдержанно: каждый взял себе по бутерброду и неторопливо прихлёбывал чай из своей чашки, внимательно глядя вокруг.
  А вот хозяева и сержант держались более раскованно, как бы приглашая гостя поменьше стесняться.
  Арсений и не стеснялся. Сначала ему было просто интересно. А потом на него вдруг напал какой-то нездоровый голод. Что-то вроде реакции на странную ситуацию, в которой оказался.
  Лишь почувствовав себя сытым и довольным, Арсений почувствовал некоторую неловкость. Слегка вздрогнув, он пролил на стол чуть-чуть чаю. И вот тут произошло неожиданное. Чай впитался в стол. Через несколько секунд его белая гладкая поверхность стала чистой и сухой.
  Только в этот момент он окончательно поверил в то, что оказался в будущем. И что вокруг не кино, не кошмар, ни инсценировка, а реальная жизнь.
  И что возврата к старой жизни нет - и никогда не будет.
  
  У него даже голова от этой мысли закружилась. Поэтому и рука дрогнула. И кусок ветчины, соскользнув с хлеба, полетел вниз. Но до стола не долетел. На месте его предполагаемого падения буквально из ничего появилось маленькое блюдце, на которое ветчина благополучно шлёпнулась.
  Вероятно, у Арсения было такое удивлённое лицо, что хозяева дачи не смогли сдержать улыбки. А вот полицейские остались серьёзными. Профессия у них такая - быть сдержанными.
  Возникшую паузу нарушил сам Арсений:
  - Ладно, не будем тянуть! Какой там следующий пункт в вашей программе?
  Сержант ни на секунду не растерялся:
  - Пункт очень простой. Сейчас я попрошу наших гостеприимных хозяев рассказать, как они вас встретили. А чтобы у вас не возникло никаких подозрений - всё будет происходить в вашем присутствии. Ну как, идёт?
  Арсений кивнул головой. А что ему ещё оставалось делать?
  
  Рассказ хозяев был прост и бесхитростен. Для сержанта. А вот Арсений слушал, раскрыв рот.
  Семь лет назад молодая семейная пара решила купить дачу под Архангельском. Но домовладение оказалось 'с нагрузкой'.
  Во-первых, недалеко в лесу находилась пространственно-временная аномалия. Небольшая такая. Почти незаметная. Но и такие аномалии иногда внезапно активизировались.
  Во-вторых, покупаемая дача оказалось самой старой на прилегающей окраине посёлка. Вроде бы пустяк. Если бы не всё та же аномалия.
  Так что сразу после регистрации покупки новым хозяевам пришлось прослушать трёхчасовую лекцию о том, как вести себя в разных нестандартных ситуациях. Им даже официальные записи в личные гражданские аккаунты после этого сделали.
  А год назад полученные знания пришлось обновлять. После того, как на Земле несколько слабых аномалий как временные порталы сработали.
  Так что в сложившейся ситуации они не действовали наугад, а делали всё, что нужно.
  
  Несколько часов назад ближайшая аномалия сработала. А потом в лесу появился странный человек - совершенно без индивидуальной защиты.
  - Стоп! - прервал рассказ Арсений. - А откуда вы об этом узнали?
  Оказалось, с помощью личных коммуникаторов. Сейчас такие у каждого человека есть. Нечто вроде гибрида мобильного телефона и электронного паспорта.
  - Через несколько минут мы узнали, что этот человек уже взят под контроль темпоральной полиции. А потом и около калитки нашего дома появился. Вот, собственно говоря, и всё.
  Потом Арсений кратко рассказал, что с ним случилось - утренний поход за грибами, странный лес, круглый камень, провал во тьму и странное пробуждение, выход к посёлку будущего...
  Сержант полиции внимательно его слушал. А потом, вздохнув, сказал:
  - Молодой человек! Вы даже не представляете, как вам повезло!
  - А что, у кого-то получалось хуже?
  - Почти у всех! Сколько раз к нам из прошлого прибывали трупы! Или люди, находящиеся при последнем издыхании! А если у кого-то просто ухудшилось здоровье, так, считайте, ему повезло!
  
  За столом повисло тягостное молчание. Затем Арсений улыбнулся, встряхнул головой, и тихо сказал:
  - Ну что ж - буду радоваться тому, что не погиб. Пожалуй, я готов. Ну что, поехали?
  И, встав из-за стола, окинул рассеянным взглядом веранду, вышел на крыльцо.
  Возле калитки стояло что-то непонятное. Скорее всего, автомобиль. А что это ещё могло быть?
  
  Выглядело это как полусфера, лежащая на земле. Абсолютно одноцветная полусфера - никаких окон в верхней части видно не было.
  А снизу... Снизу выглядывали колёса. Но очень странные колёса.
  Судя по тому маленькому кусочку, который выглядывал из-под нижнего края полусферы, диаметр колёс должен был быть очень большим.
  КОЛЁСА ТАКОГО ДИАМЕТРА НИКАК НЕ МОГЛИ ПОМЕСТИТЬСЯ ВНУТРИ МАШИНЫ!
  Заметив взгляд Арсения, сержант улыбнулся:
  - Ну как, хороши колёсики?
  - Одного не пойму - как они внутри помещаются?
  - Очень просто. Переменная геометрия.
  - Это для вас просто. Я даже в общих чертах не могу сообразить, как это сделано.
  - Вы много чего у нас пока сразу не поймёте. Как-никак двести лет прошло. Так что привыкните к тому, что в ближайшее время очень часто придётся удивляться.
  
  Сержант подошёл к автомобилю и широко распахнул дверь.
  Дверной проём выглядел не очень широким. И места внутри казалось как-то мало.
  Но когда Арсений начал садиться внутрь, оказалось, что всё в порядке. И дверь оказалась достаточно широкой, и места в салоне оказалось вполне достаточно. Даже непонятно было, как всё это было организовано. Машина внутри была явно больше, чем снаружи.
  Спереди село трое рядовых полицейских. Арсений устроился сзади, причём с краю. Это было очень удобно - можно было смотреть в окно.
  Сержант сел рядом. Это тоже было неплохо - в любой момент можно было вопрос задать.
  Как в таком маленьком автомобиле поместилось шесть человек, причем даже без намёка на тесноту? Непонятно. Очередная загадка...
  
  Ход автомобиля был мягкий, плавный и абсолютно бесшумный.
  Сразу было ясно, что машина едет в Архангельск. Причём по тому же самому маршруту, по которому Арсений сюда добирался.
  Это было очень странно - ехать там, где проехал примерно сутки назад. По субъективному времени. И понимать, что на самом деле между этими двумя поездками лежат два века...
  Маршрут был тот же самый - а вот всё остальное радикально поменялось.
  Во-первых, дорожное покрытие. Абсолютно гладкое, без каких-либо трещин. Пыль на нём совершенно не держалась. И цвет был странный - тёмно-фиолетовый.
  Леса стало гораздо больше, а домов - несравнимо больше. Ну, да этого следовало ожидать.
  Дома были потрясающие. В самом начале маршрута превалировал уже знакомый геометрический стиль. А вот дальше...
  
  В глазах просто рябило от разнообразия архитектурных стилей. Вот русские терема XVII века. Вот что-то западноевропейское. А тут Древний Египет на ум приходит!
  Дальше были какие-то параллелограммы - почти однотонные, без каких-либо украшений, и тем не менее очень симпатичные. Вот что-то возносящееся ввысь - ажурное, стремительное и вообще ни на что не похожее. А вот колоннады, как в Древней Греции.
  Независимо от стиля, все дома были очень симпатичными. А некоторые просто красивыми. По крайней мере, с точки зрения Арсения.
  Вот так дачная архитектура!
  
  Когда машина въезжала на территорию большого посёлка или мелкого городка, архитектурный разгул смягчался. Появлялся, образно выражаясь, господствующий стиль. Правда, в каждом населённом пункте он был свой.
  Наконец, загород кончился, - и автомобиль приблизился к границе Архангельска. Произошло это гораздо раньше, чем ожидал Арсений. Правда, в этом не было абсолютно ничего удивительного - само собой, за двести лет город очень сильно вырос.
  
  
  Глава пятая. Город будущего
  
  Для Арсения это произошло совершенно неожиданно.
  Поскольку он сидел на заднем сидении, ему было гораздо удобнее смотреть вбок. Вперёд, конечно, он смотреть тоже мог, - но это было менее удобно. Сидящие впереди люди мешали.
  Нет, если бы сиденья в машине были такими, к каким он привык в начале двадцать первого века, то всё было бы не так страшно. Но в этой машине сидения были с очень высокими спинками - такими, что головы сидящих людей над ними совершенно не возвышались. То есть спинки сидений были одновременно подголовниками.
  Поэтому Арсению приходилось смотреть вперёд не между головами сидящих людей, а между спинками сидений - через узкую щель примерно в пять сантиметров. Так что гораздо легче было смотреть вправо - через огромное боковое окно.
  Но оказывается, был ещё и третий вариант. Его подсказал сидящий в середине заднего ряда сержант.
  В начале пути он был занят своими делами, что-то делая с прибором, отдалённо напоминающим смартфон. Но вдруг человек сделал какое-то неуловимое движение рукой - и прибор исчез. Буквально растаял в воздухе.
  Новое движение - и на коленях сержанта появилось что-то вроде огромного ноутбука.
  Арсений краем глаза заметил это изменение - и, повернув голову, стал внимательно рассматривать ЭТО.
  Первое впечатление оказалось обманчивым. Это был явно не ноутбук. И лежал он вовсе не на коленях.
  Что же это было? Просто экран. Без всякой клавиатуры.
  Висящий в воздухе экран...
  Заметив взгляд Арсения, сержант сделал неуловимое движение рукой - и такой же экран появился над коленями попаданца.
  - Теперь смотрите сюда! - безаппеляционным тоном заявил полицейский. - Это обязательно надо увидеть!
  - И что же имено?
  - Как это что? Архангельск! Мы как раз приближаемся к его границе!
  Арсений уставился в висящий перед ним экран. Это было потрясающе!
  Теперь он видел всё, что происходит впереди машины! Очень хорошо видел.
  Какое там боковое окно! Смотреть в светящийся экран было гораздо интереснее!
  
  Пока Арсений 'зависал' под воздействием первого впечатления, сержант дал ему краткие инструкции по пользованию экраном. Сжать его с боков - сделать вогнутым. Потянуть за бока - вернуть в плоское состояние. Коснуться ладонью середины - перейти к объёмному показу. Коснуться середины тыльной стороной ладони - отменить объёмный показ. Вот пока и всё...
  Ошарашенный попаданец кивнул головой в знак того, что понял, - и начал экспериментировать.
  
  Придать экрану вогнутую форму удалось с третьей попытки. И это было просто изумительно!
  Появилось то, что обычно называют 'эффект присутствия'. Как будто перед ним не экран, а окно в неведомый мир.
  Так, о чём ему ещё рассказали. Объёмный показ? Надо попробовать...
  
  Эффект превзошёл все ожидания. Какая машина! Не было никакой машины!
  Нет, краем глаза, Арсений, конечно видел, что сидит в салоне! Но только если специально об этом вспоминал.
  А так... Он летел с огромной скоростью вдоль шоссе. И смотрел вдаль, туда, где это самое шоссе сливается с горизонтом.
  Но момент, когда перед ним возникли первые дома огромного города, он всё-таки пропустил. Просто потому, что он ожидал чего угодно - но не того, что возникло перед его глазами.
  
  Как должен начинаться большой российский город? Стена домов где-то впереди. Может быть, у самого горизонта.
  Поскольку до домов далеко, они наверняка покажутся маленькими - хотя на самом деле могут быть настоящими небоскрёбами. Ну, по нашим, российским, меркам.
  Арсений ждал именно этого. Поэтому и не заметил еле заметные силуэты, соткавшиеся из воздуха ЗА ГОРИЗОНТОМ.
  И только, когда титанические сооружения стали настолько чёткими, что взгляд за них наконец зацепился, стало ясно, что это не морок, не мираж, - а просто огромные дома огромного города.
  На что это было похоже? На Нью-Йорк? Арсений никогда не был в этом крупнейшем американском городе, поэтому вроде бы не мог сравнивать. Но фотографии-то он видел... и кинофильмы...
  И вывод был однозначен - Нью-Йорк начала двадцать первого века выглядел бы очень скромно рядом с Архангельском века двадцать третьего.
  
  Попаданец не мог удержаться и поделился этой мыслью с сержантом. На что тот спокойно заметил:
  - Архангельск - это что! Вы ещё Новосибирска не видели... или Петербурга... Про Москву уж я не говорю!
  А потом, помолчав немного, заметил:
  - И вообще - ваше сравнение некорректное. Надо сравнивать города одной и той же эпохи. А Нью-Йорк и в наше время - столица небоскрёбов!
  - Не знаю правда, увижу ли я когда-нибудь его?
  - Увидите! Куда ж денетесь!
  Почему-то в голосе сержанта звучала непоколебимая уверенность.
  Титанические здания огромного города тем временем становились всё ближе и ближе...
  
  Наконец пара небоскрёбов медленно выплыла из-за горизонта и предстала перед Арсением во всей своей красе.
  Каждый из них имел форму круглой в сечении башни, широкой снизу и сужающейся кверху.
  То есть форму конуса? Нет, не совсем. В самом низу сужение было слишком быстрым, так что профили небоскрёбов были как бы вогнутыми. Зато примерно с середины высоты никакого сужения не наблюдалось - так что верхнии половины зданий скорее можно было считать цилиндрами.
  Арсению не нужно было объяснять, зачем так сделано. Наземную поверхность города нельзя было оставлять без освещения. Поэтому была выбрана форма зданий, дающая относительно небольшую тень.
  Друг к другу небоскрёбы стояли очень близко, образуя как бы ворота в город.
  Насколько близко? Трудно сказать. Чтобы оценить это, надо было знать размеры придвигающихся исполинов. Но размеры эти оценить было очень трудно. Сравнивать не с чем...
  Увлёкшись рассматриванием приближающегося города, Арсений чуть не пропустил момент, когда с дорогой стало происходить что-то странное.
  
  Возле дачи она было четырёхполосной - четыре полосы туда и четыре - обратно. В момент, когда сержант подключил экраны - и себе, и своему соседу - она уже была восьмиполосной - по четыре полосы в каждую сторону. А теперь она начала ещё больше расширяться.
  С каждой стороны появилось ещё три полосы!
  Но это было ещё не всё. Вдруг вся правая половинка дороги (именно так, по которой они ехали) стала плавно подниматься. Через полминуты машина уже ехала по семиполосной эстакаде, примерно на двадцать метров поднятой над землёй.
  То есть машины, выезжавшие из Архангельска, в этой части дороги ехали по поверхности земли. А вот те, которые, наоборот, собирались въехать в город, почему-то катили высоко над землёй.
  
  А потом эстакада разделилась на семь отдельных частей - по числу полос. Семь узких эстакад, идущих параллельно друг другу. А между ними - промежутки примерно в двадцать метров.
  Кстати говоря, машина, на которой они ехали, оказалась на крайней правой полосе. Так что все эстакады оказались слева. А справа - как раз с той стороны, где было боковое окно - пустое пространство.
  Тут имело смысл отвлечься от экрана и снова посмотреть направо. С высоты двадцати метров открывался довольно неплохой пейзаж...
  - Я бы на вашем месте всё-таки стал смотреть вперёд, - мягко вмешался сержант. - Именно там сейчас будет самое интересное.
  И он оказался прав. Через пару минут все семь эстакад дружно повернули налево. А потом опять выстроились в сторону Архангельска - но уже метров на двести левее.
  - Ну и зачем всё это было нужно? - удивился Арсений.
  - А вы вниз посмотрите!
  
  Внизу, на уровне земли, оказались семь полос, ведущих из Архангельска. И полосы эти располагались как раз в промежутках между поднятыми наверх эстакадами.
  Тут все семь эстакад внезапно стали опускаться вниз - и через минуту автомобиль уже катился опять по земле.
  Теперь дорога состояла из семи изолированных частей. Каждая часть двухполосная - одна полоса из города, другая - в город.
  Пара небоскрёбов тем временем приблизилась. Теперь было видно, что расстояние между ними не такое и маленькое. По крайней мере, широченная дорога, по которой они ехали, направлялась в промежуток между ними.
  - Что, город уже начался? - спросил Арсений.
  - Нет, но скоро начнётся. Вот с того синего щита!
  Впереди действительно был щит с названием города. Но очень странный щит...
  
  Во-первых, он был очень большой. Надпись 'Архангельск' была видна издали.
  Во-вторых, снизу виднелась другая надпись - примерно в два раза ниже, хотя той же ширины. То же самое название, но по-английски.
  А потом, когда машина сбавила ход и приблизилась к щиту, стал виден ряд более мелких надписей. Они располагались в правой части щита. И было их штук восемь - столбиком, одна под другой.
  Когда машина находилась практически у щита, стало видно, что это надписи на других языках - французском, немецком, арабском... Дальше Арсений прочитать не успел - щит остался позади.
  А потом стало понятно, зачем понадобилась такие странные манипуляции с дорогой. Она разветвилась. Каждая из семи частей устремилась по своему собственному направлению.
  
  Проще всего было со средней частью - она направления вообще не меняла. И при этом оставалась на поверхности земли.
  Части слева и справа от неё устремились под землю.
  Следующие два части - справа и слева - стали плавно подниматься в воздух - каждая по своей эстакаде. Две последние (крайняя слева и крайняя справа) части дороги тоже устремились ввысь - но уже гораздо круче. Вот на одной из них - той, что справа - и находился сейчас полицейский автомобиль.
  
  Дорога была настолько крутой, что было совершенно непонятно, как автомобиль поднимается наверх.
  Арсению стало очень не по себе. Вдруг в какой-то момент сцепление станет чересчур маленьким - и машина начнёт соскальзывать назад? А потом и вообще покатится вниз?
  Вероятно, эти мысли очень явно отразились на лице Арсения, потому что сержант сразу же начал его успокаивать:
  - Да не волнуйтесь вы так! Между колёсами и дорогой сцепления вполне достаточно!
  - Но как? - удивился попаданец.
  - А вы забыли про переменную геометрию колес? Сейчас они не круглые, а сплюснутые. Поэтому к дороге прилегают очень плотно! Так что выкиньте из головы тревожные мысли и внимательно посмотрите вокруг!
  А посмотреть было действительно на что!
  
  Дорога была ограничена высокими и прочными барьерами. Но при этом совершенно прозрачными - так что смотреть по сторонам и даже немного вниз они не мешали.
  Виадук вёл к правому небоскрёбу. Который становился всё ближе и ближе.
  Теперь стало видно, насколько он огромный. Что-то вроде небольшого города - но не прижатого к земле, а устремившегося ввысь.
  Посмотрев вниз, Арсений увидел, что на уровне земли небоскрёб квадратный. Но, сужаясь при увеличении высоты, он каким-то хитрым образом довольно быстро становился круглым в сечении.
  Виадук упирался в небоскрёб примерно на четверти его высоты. Но всё равно это было высоко - более полукилометра.
  Наконец автомобиль достиг этого самого небоскрёба. Но это отнюдь не была конечной точкой путешествия.
  Автомобиль въехал в широкий тоннель, и, проехав небоскрёб насквозь, выехал из него по другому виадуку. На этот раз расположенному строго горизонтально.
  
  Теперь Архангельск был со всех четырёх сторон. И выглядел просто потрясающе.
  Город не стелился тонкой плёнкой вдоль поверхности земли, а смело и решительно заполнял десятки кубических километров отведённого ему пространства.
  Вверх вздымались огромные небоскрёбы. Между ними сверкала паутина многочисленных виадуков - и горизонтальных, и наклонных, и почти вертикальных. А между ними назойливой мошкарой летали летательные аппараты - как относительно крупные, так и совсем мелкие.
  Внизу всё это великолепие пересекала Северная Двина - одна из величайших рек России. А сверху ярко светило солнце, придавая городскому пейзажу яркий и праздничный облик.
  У Арсения накопилась масса вопросов. Но всё это потом. А сейчас он просто наслаждался открывшимся ему сказочным обликом будущего.
  
  Что происходит на уровне земли, было видно не очень хорошо. Но там преобладал зелёный цвет, так что о чистом воздухе тут, похоже, заботились.
  Но зачем смотреть вниз, когда наверху так красиво? Вот Арсений и смотрел по сторонам. Пока первое впечатление чуть улеглось и появились вопросы.
  И первый из них - почему на подвесных дорогах, по которым они проезжают, так мало машин?
  - А потому что по городу слишком многими способами можно проехать. По высотным и низкоуровневым подвесным дорогам, по поверхности земли. Под землёй, наконец. Причём и тут разные варианты. Можно просто проехать на машине по подземному тоннелю - а можно заехать прямо на автомобиле в специальный вагон - и тот доставит вас в любую точку города. В общем, то же метро, но для автомобилистов.
  - А раз много вариантов маршрутов, - продолжал сержант, - значит, на каждый меньше машин приходится.
  - Так что, у вас совсем нет пробок?
  - Вы можете верить, можете не верить - но пробок у нас действительно нет.
  - И как же вы достигли такой идиллии?
  - Да не сразу, конечно... Этим вопросом лично император занимался! В масштабах всей земли, конечно!
  Опять император! Нет, тут надо скорее учебник по истории почитать! Хотя бы для того, чтобы идиотом пореже выглядеть!
  
   Тем временем машина въехала внутрь очередного небоскрёба. Но наружу выезжать не стала. Мелькнули несколько коридоров - и вот автомобиль стоит в небольшой, практически пустой, комнатке с однотонными тёмно-зелёными стенами, похожими то ли на бетон, то ли на пластмассу.
  - Вот мы и приехали! - весело заявил сержант. - Прошу на выход!
  - А что это за помещение? - удивился Арсений.
  - Ячейка гостевого гаража!
  - Я привык, что общественный гаражи находятся в больших помещениях. И машины там стоят рядом друг с другом.
  - Что вы! Это неудобно! Вот сейчас мы выйдем отсюда, запрём ячейку - и наша машина будет в полной безопасности! А в общем помещении я её так спокойно бы не оставил!
  Арсений кивнул. Разделение гаража на индивидуальные ячейки, действительно, выглядело правильно и логично.
  Компания из пяти человек, тем временем, прошла по коридору - и оказалась у двери, на которой висела табличка с четырьмя числам - одно под другим.
  - Вот мы и добрались до места. Это квартирная ячейка, в которой вы пока поживёте.
  
  
  Глава шестая. Удачный прыжок
  
  - Квартирная ячейка? А это ещё что за штука? - удивился Арсений.
  - Несколько квартир, расположенных рядом, - и соединённых в некую суперквартиру. Вот, видите, на двери - номера квартир, входящих в ячейку.
  Сержант достал ключ, открыл им дверь, - и Арсений оказался в небольшом помещении без мебели. Перед ним были четыре двери. Как ему только что объяснили, это были отдельные квартиры.
  - Вот, смотрите внимательно, - начал сержант. - Вторая квартира справа - ваша. Две квартиры справа - для персонала. Одна для мужского, другая, - для женского.
  - Стоп, какой персонал? - обеспокоенно спросил Арсений. - Конвой, что ли?
  - Опять вы за своё! Просто люди, которые помогут вам быстро адаптироваться в нашем времени.
  - А крайняя левая квартира?
  - Это временная научная лаборатория.
  - Как у вас всё серьёзно!
  - А вы как думали? Через двести лет перепрыгнуть - дело серьёзное. Такое не каждый день случается!
  - Резать меня, надеюсь, не будете? - мрачно пошутил Арсений.
  - А вы сами хотя немного подумайте! И тогда поймёте, что мы с вас пушинки сдувать будем, не то что резать!
  - Ладно, с чего начнём? - вздохнул попаданец.
  - С самого приятного. С вашей квартиры.
  
  Квартира была... как бы это сказать... Красивая, уютная - но при этом непривычная.
  Во-первых, непривычно просторная. Довольно большая прихожая у входных дверей. Вторая - ещё большая - прихожая, из которой выходят двери во все остальные помещения. Огромная кухня. Три жилые комнаты - спальня, кабинет и гостиная.
  Кстати, санузел отнюдь не был совмещённым. Оба помещения были довольно просторными. В ванной комнате, кстати, была и ванная (больше похожая на маленький бассейн), и душевая кабина.
  - Предлагаю вам полчасика отдохнуть, - улыбнулся сержант, - а потом к вам есть серьёзный разговор. Консультант по бытовой технике нашего времени нужен?
  - Пожалуй - кивнул головой Арсений.
  Сержант сделал знак рукой - и из-за его спины вышел один из полицейских.
  - Рядовой Олег Фёдоров, - представился тот. - Готов отвечать на все ваши вопросы.
  - Ну что, ждите нас через полчаса! - улыбнулся сержант и вышел из квартиры, аккуратно закрыв за собой дверь.
  
  Начал Арсений с того, что обошёл всю квартиру.
  Главное отличие от знакомыми ему жилищ заключалось в полном отсутствии каких-либо кусков материи, клеёнки или иных аналогичных материалов. Штор на окне не было. Скатерти на столах не было. Покрывал на кровати и диванах тоже не было.
  Это было интересно - но в чисто теоретическом плане. Но были и чисто практические проблемы, решение которых отложить было невозможно.
  Как выглядит холодильник? И как его открыть? Откуда взять обычную питьевую воду? Как выглядит ёмкости с напитками? Что за продукты находятся в холодильнике? И как их открыть? Где взять чистую посуду? И как мыть её после использования?
  Это только вопросы, возникшие на кухне. А ведь были ещё и другие помещения.
  Помощь Олега была очень кстати. Без какого-либо раздражения он отвечал на вопросы Арсения, хотя большинство из них ему наверняка казались дурацкими.
  С его помощью Арсений умылся, выпил стакан воды. Подошёл к окну, посмотрел на расстилающуюся перед ним панораму Архангельска. Выпил ещё один стакан - на этот раз с минералкой.
  Вроде бы можно гостей звать. Вопрос лишь в том, где они все разместятся.
  
  Но Олег сказал, что проблемы здесь никакой нет. Как раз для этой цели в квартире гостиная есть. В ней-то места очень много!
  - А где же эти самые гости поместятся? - спросил Арсений. - В гостиной всего один диван и два кресла.
  - Ну это-то не проблема! Вот, смотрите!
  И несколькими лёгкими движениями Олег сделал диван в два раза длиннее, а кресла превратил в маленькие диванчики.
  - Видите - всё готово! Ну что, зову наших?
  Арсений сел на один из маленьких диванчиков и кивнул. А Олег позвонил по какому-то прибору, отдалённо напоминающему мобильник. И пошёл открывать наружную дверь.
  
  Первым вошёл старый знакомый - сержант полиции Соколов. А за ним - ещё один полицейский. Точнее говоря, ещё одна...
  В общем, это была молодая, очень красивая, женщина.
  - Старший лейтенант темпоральной полиции Людмила Антоненко - представилась она.
  Следом вошли две женщины и один мужчина в белых халатах. Судя по всему, медицинские работники.
  Потом в дверь буквально просочилась очень странная парочка - скромно одетые парень и девушка с цепкими, холодными глазами. А потом в гостиную вошёл мужчина средних лет. Арсений посмотрел на него - и буквально опешил.
  Если бы пошедший в комнату мужчина жил в средние века - он был бы воеводой или боярином. Во времени, из которого пришёл Арсений, - большим начальником. А здесь...
  Тоже, наверняка, солидный и влиятельный человек. Кто именно - вряд ли в ближайшее время удастся узнать. Ясно одно - тут он самый главный.
  Вошедший (Арсений мысленно назвал его Главным) удобно устроился в середине большого дивана. Парень и девушка с цепкими глазами устроились на том маленьком диване, который пока был пустым.
  Но разговор пока не начинался. Явно ещё кто-то должен был подойти.
  
  И эти 'кто-то' не заставили себя долго ждать. В квартиру тихо вошли двое парней с такими же цепкими и холодными глазами, как и у ранее вошедшей парочки.
  Вошедшие, за несколько секунд оглядев комнату, устроились справа и слева от Главного. Но не вплотную, а на некотором расстоянии.
  После этого до сих пор стоявшие люди практически одновременно сели. Рядовой и сержант полиции - справа и слева от Арсения. Старший лейтенант села рядом с сержантом - но по другую сторону относительно Арсения.
  А медики устроились по краям большого дивана. Места там вполне достаточно оставалось.
  В гостиной повисла напряжённая тишина.
  
  Пожилой мужчина сидел, смотря куда-то в пол, как будто о чём-то задумался. Внезапно он поднял голову, и, слегка улыбнувшись, произнёс:
  - Разрешите представиться - Леонид Дмитриев. Специальный представитель императора.
  'Ничего себе! - удивлённо подумал Арсений. - На каком уровне занимаются моей скромной персоной!'
  Самое интересное, что большинство присутствующих тоже были очень сильно удивлены. Даже невозмутимая офицер полиции широко раскрыла глаза и с восторгом посмотрела на говорившего.
  Про её коллег и говорить нечего: они буквально опешили.
  Люди в белых халатах старались вести себя более сдержанно - но было видно, что тоже удивлены.
  Полную невозмутимость изображала только четвёрка молодых людей с цепкими глазами. Ну это и понятно: они явно были как-то связаны с Шефом. Личная охрана или что-то аналогичное...
  
  Выдержав небольшую паузу, представитель императора продолжил:
  - Я, конечно, понимаю, как вам сейчас трудно. И тревожно... Не знаете, чего можно ожидать от нашего времени... и от нас самих... Но я должен вас заверить: сейчас вы находитесь среди друзей!
  Заметив сомнение на лице Арсений, Шеф сразу же сменил тон:
  - Понял-понял, вы сейчас не воспринимаете общие слова. Что ж - тогда я перехожу к самому главному. Тем делам, которые следует сделать в первую очередь.
  
  - Сначала я хочу, чтобы вы ещё раз повторили всё, что с вами произошло.
  - Но я же уже рассказывал! И очень подробно! - возмутился Арсений.
  - Да, конечно... Рассказывали. И рассказ ваш записан. И я его запись слушал. Но кое-какие тонкости хотелось бы уточнить. Вот прямо сейчас.
  - Так может быть, чтобы не терять времени, вы просто зададите мне эти вопросы?
  - Нет-нет, вы лучше расскажите всё ещё раз. А я, где надо, спрошу...
  
  Арсений начал рассказывать - начиная с того момента, как встал рано утром и пошёл за грибами. Но представитель императора попросил начать рассказ с ещё более раннего момента - примерно за сутки до переноса.
  По ходу рассказа было задано довольно много вопросов. Причём вопросы были какие-то странные - в основном связанные с его ощущениями и настроением.
  Момент, когда он потерял сознание, был рассмотрен очень подробно. Так же как время сразу после того, как сознание вновь вернулось.
  После того, как рассказ был окончен, собеседник Арсения подумал пару минут, а потом заявил, что всё гораздо лучше, чем он думал.
  - А что теперь? - спросил попаданец.
  - Вы куда-то торопитесь? - иронично спросил его собеседник.
  - Да вот, хотелось бы учебник по истории почитать. Хотя бы часик.
  - Ну, это вполне выполнимо. Сейчас мы быстро проведём вам экспресс-медосмотр, проанализируем его результаты, настроим вам временную систему защиты - вот на сегодня и всё. Весь вечер будет ваш. Читайте на здоровье свой учебник истории.
  
  Дальше всё было как в тумане. Арсения повели в соседнюю квартиру, где уже расставили огромное количество медицинских приборов - и большое количество людей. И те, кто присутствовал при рассказе, и кое-кто из новых. Попаданца уложили на кушетку, подсоединили к нему огромное количество приборов. В самом конце на голову одели огромный колпак, низ которого закрывал глаза. А после этого предложили немного поскучать.
  В ушах у Арсения зажужжало, перед глазами запрыгали цветные пятна, - и он впал в странное состояние. Не то полусон, не то просто глубокая расслабленность.
  Переживаемые ощущения были настолько приятны, что он был даже чуть-чуть разочарован, когда все кончилось.
  Обработка данных производилась с помощью компьютеров, поэтому заняла не больше пяти минут. Но после этого люди в синем и белом о чём-то заспорили, - и Арсению предложили вернуться к себе и отдохнуть.
  
  Выпив стакан томатного сока (кстати говоря, очень вкусного), Арсений подошёл к окну.
  Было самое начало вечера. Длинные тени от небоскрёбов тянулись по земле на многие километры, придавая и так необычному пейзажу совершенно сказочный вид.
  Сердце попаданца опять сжала тоска. Мысль о том, что это навсегда, была невыносима.
  Тем более было не совсем понятно, что происходит вокруг. Может быть, все эти люди только сначала так вежливы с ним, а потом...
  Хотя что толку об этом думать? Пока ведь он ничего не знает. Даже того, что произошло на Земле на пропущенные им двести лет.
  Тут кто-то осторожно тронул его за плечо. Это была офицер полиции:
  - Пора, Арсений! Эксперты обсудили данные о вашем здоровье. Теперь им понятно, как должна быть организована ваша временная защита. Так что вас придётся побеспокоить в последний раз.
  
  Первый вариант защиты состоял из трёх предметов. Серебряного браслета на левой руке. Маленького золотого колечка на правой. И бронзового обруча, надеваемого на голову.
  - Кольцо и браслет лучше носить всё время. А обруч обязателен только на улице. В своём собственном жилище его можно снимать, - уточнила женщина в белом халате.
  Ещё Арсений получил свой первый документ - удостоверение личности. Белую пластиковую карточку с его фотографией и именем-отчеством-фамилией.
  Оказалось, что ещё на этой карточке есть большое количество электронной информации. А также её можно как банковскую карточку использовать.
  - А зачем в углу карточки выступ? - спросил Арсений.
  - А вот зачем! - начала показывать женщина-врач.
  И, взяв со стола что-то, напоминающее тонкий кусок ярко-белого шнура, ловким движением прицепила один конец к карточке, а другой - к металлической петле в глубине кармана рубашки.
  - Вы меня приятно удивили! - улыбнулся Арсений. - Я-то думал, вы мне сейчас чип вживлять будете.
  В комнате повисло напряжённое молчание.
  
  Наконец, когда казалось, что тишина вот-вот лопнет, как натянутая струна, представитель императора, посмотрев на Арсения ледяным взглядом, произнёс:
  - Господин попаданец! Никогда больше не выступайте с подобными заявлениями! По крайней мере, пока не разберётесь, что у нас тут происходит!
  А в следующий момент лицо говорившего резко изменилось. Вместо холода и отчуждения вдруг появилась улыбка - как будто кто-то выключатель повернул!
  И слова прозвучали совсем другие - не те, что были сказаны полминуты назад:
  - Впрочем, я понимаю, почему вы так сказали. Книги вашего времени давали совершенно ужасный прогноз на будущее. К счастью, они ошибались. Впрочем, вы всё это скоро сами прочитаете.
  - Так что, на сегодня мы закончили?
  - Почти. Если только у вас какие-то срочные вопросы есть...
  - Пока что у меня имеется только один такой вопрос: почему вы со мной так возитесь? Если попаданцев из прошлого мало - откуда такая отработанная система их встречи? А если много - то зачем так возиться с каждым из них.
  Представитель императора вздохнул:
  - Попаданцев на самом деле довольно много. Но таких, как вы, - считанные единицы.
  - Таких, как я? А нельзя ли сказать поточнее?
  - Таких везунчиков!
  
  Помолчав несколько секунд, собеседник Арсения продолжал:
  -Примерно треть попаданцев оказываются в нашем времени мёртвыми или умирающими. Ещё треть - сходят с ума. Остальные попадают к нам живыми и вроде бы вменяемыми. Но процесс перехода для большинства из них не проходит даром. Они приобретают большие проблемы со здоровьем - и физическим, и душевным. И только единицы при переходе ничего не теряют.
  - И что, я в их числе?
  - Это ещё мягко сказано! Вы - вообще уникальный случай! Единственный человек, здоровье которого в процессе перехода не ослабло, а укрепилось! Так что вам повезло! Очень повезло...
  
  
  Глава седьмая. Сюрприз за сюрпризом
  
  Наконец-то Арсений остался один. Ну не совсем один - с консультантом по технике будущего. На этот раз его роль играла старший лейтенант полиции Людмила Антоненко.
  В первую очередь она предложила Арсению немного перекусить. Получив согласие, она предложила ему пройти на кухню, усадив за стол. А сама стала доставать из холодильника продукты, периодически с ним советуясь.
  
  Через пять минут на столе стояли тарелки с ветчиной, сыром, красной рыбой. В маленькой салатнице лежал овощной салат из банки. На маленьком столике гудел электрический чайник. На широком блюде лежали кондитерские изделий разных видов.
  Качество продуктов приятно удивило Арсения. Если судить по вкусу, они были гораздо лучше, чем то, что он ел в своём времени.
  И это было странно. Очень странно. Неужели процесс либеральной глобализации был каким-то образом остановлен?
  Ладно, скоро он всё узнает. Вот почитает о том, что за эти двести лет произошло...
  Так что ужин получился каким-то скомканным - и очень быстро закончился.
  А потом Людмила стала показывать ему маленькие секреты техники будущего.
  
  Начала она с телевизора. Им оказался маленький чёрный ящичек без всякого экрана, рядом с которым лежало что-то вроде пульта. Только очень маленького.
  - Теперь смотрите внимательно! - сказала Людмила. - Вот так телевизор включается.
  Она нажала маленькую зелёную кнопку - и над ящичком зажёгся огромный голографический экран. К тому же ещё и вогнутый.
  Потом она показала самые важные команды: как переключать программы, как регулировать звук, как настраивать изображение. И, конечно, как его выключать.
  Потом Людмила быстро проэкзаменовала Арсения, убедившись, что он всё запомнил. И предложила что-нибудь посмотреть.
  Но у него не было желания смотреть телевизор. Слишком сильным было желание почитать учебник истории.
  
  Людмила предложила два варианта: либо почитать этот учебник на компьютере, либо в виде реальной книги. Арсению не хотелось в этот день возиться с компьютером, да и книгу будущего интересно было увидеть. Так что он остановился на втором варианте.
  Книжный шкаф выглядел очень непривычно. В нём стояли не книги, а коробки с небольшими пластиковыми карточками.
  Эти карточки и были книгами.
  В коробках они стояли не очень плотно. Поэтому располагались не вертикально, а под углом.
  В результате верхняя часть каждой карточки выглядывала из-под
   предыдущей. На этой верхней части были отпечатаны автор и заголовок книги. Так что каждую книгу можно было найти очень легко.
  Людмила быстро нашла книгу-карточку с надписью 'Новейшая история человечества'. Взяла в руки. И начала проводить с ней хитрые манипуляции.
  
  Несколько неуловимых движений пальцами - и карточка увеличилась в длину и ширину. А вот её толщина осталась прежней.
  Ещё одна манипуляция - и карточка стала в несколько раз толще. Как было сказано - чтобы было удобнее в руках держать.
  Но никаких страниц не появилось. Так что было непонятно, как эту самую книгу читать.
  Но это стало ясно буквально в следующую секунду. Нажатие на угол - и на поверхность книги-карточки появилась обложка. Ещё нажатие - первая страница. Точно так же вторая, третья, четвёртая.
  Так что пластиковая поверхность в данной ситуации играла роль экрана. Но его поверхность не была светящейся. Скорее она была похожа на обычный бумажный лист, который нужно было освещать.
  А потом Людмила сделала обратные манипуляции - и книга вновь превратилась в маленькую карточку.
  - Здорово! - сказал Арсений. - Но я ведь ничего не запомнил. Не могли бы вы всё это повторить ещё раз?
  Но оказалось, что этого не нужно. Инструкции можно было прочитать с самой карточки. Нужно только было до них добраться.
  
  Сделать это можно было очень просто: взять карточку за углы и сжать. После этого на белой поверхности появилось наглядное описание всего одной команды: как увеличить карточку. Арсений сделал нужную манипуляцию - и буквально подпрыгнул от неожиданности. Карточка в его руках стала увеличиваться и через несколько секунд стала размером с тетрадку.
  Заголовок так и оставался сверху - только стал гораздо больше. А вот остальная часть поверхности оказалась буквально заполненной описанием команд.
  Всё было понятно и очень наглядно. Тем более что можно было делать это в интерактивном режиме: прочитал описание команды, попробовал, посмотрел, что получилось.
  В общем, через десять минут Арсений твёрдо освоил минимальный набор команд - и мог наконец приступить к чтению.
  - Ну, я пока вас покину, - улыбнулась Людмила. - Читайте, разбирайтесь. А когда вам опять понадобится консультация - позвоните нам, в соседнюю квартиру. Вот, смотрите, как это делается!
  - А самому пройти от квартиры до квартиры мне пока запрещено? - обиделся Арсений.
  - Потерпите до завтра! Вы слишком много хотите для первого дня! - улыбнулась его собеседница.
  И вышла из квартиры, аккуратно закрыв дверь.
  
  Через полминуты она уже входила в квартиру-лабораторию.
  Да, важная подробность. Квартира эта была гораздо больше, чем три остальные. В ней имелись две комнаты, забитые аппаратурой, и ещё одна комната, в которой стояли несколько столов с работающими компьютерами.
  Но была ещё и столовая. И вот в ней, за большим накрытым столом, сидели все сотрудники вновь созданной группы.
  - Люда, ты очень вовремя пришла! - сдержанно улыбнулся представитель императора. - Мы тут закончили - и решили общее собрание устроить. Но без тебя начинать не хотелось. Кстати, поскольку ты пока стоишь, - позови, пожалуйста, всех остальных.
  Людмила подошла к комнате с компьютерами, заглянула в дверь и громко сказала:
  - На сегодня конец! Прошу за стол!
  Через несколько секунд светящиеся экраны стали втягиваться вглубь корпусов. Вслед за ними сжались и втянулись клавиатуры. Теперь на столе лежали маленькие плоские коробочки, совсем не похожие на компьютеры начала XXI века.
  
  - Странное у вас собрание - за столом, - улыбнулась Людмила. - Больше на праздник похоже!
  - А это и есть праздник. Я вас сейчас объясню, в чём он заключается!
  - Ну это же просто - найти живого, здорового и не сошедшего с ума попаданца - чем не праздник? Ведь правда же?
  - Правда - но не вся, а лишь её маленький кусочек!
  Видя, что его не понимают, хозяин стола продолжил:
  - Кто-нибудь из вас раньше видел попаданцев из прошлого?
  - Я! - отозвалась Людмила! - Я ведь давно уже в темпоральной полиции работаю!
  - Можете ли назвать какой-нибудь общий признак, который их объединяет?
  Людмила потёрла рукой лоб и тихо произнесла:
  - Попаданцы - это почти всегда ужас. И всегда негатив. Мёртвые искорёженные тела - в самом страшном случае. Или безумные люди, не понимающие, что с ними произошло. Иногда их удавалось вылечить, иногда - нет. Вариант чуть получше - живые люди в здравом уме и твёрдой памяти - но со стремительно тающим здоровьем. И абсолютное меньшинство - те, которые при переходе вроде бы ничего не потеряли.
  - Вроде бы? Значит, на самом деле потеря была?
  - Да! Мне трудно это объяснить. Как будто у человека какой-то искры лишился. Вроде он здоровый - а смысл жизни потерял. Мы то, правда, это объясняли тем, что человек по своему времени тоскует.
  - А как ситуация с Арсением?
  - Арсений - это исключение. С ним всё совсем-совсем по другому!
  - А конкретнее?
  - В первую очередь поражает его удивительное самообладание. Перескочил через двести лет - а как будто просто по ошибке на другой самолёт билеты взял.
  - Самообладание, говорите? А что на это ваш коллега скажет? Ну-ка, сержант Соколов, расскажите, как вы встречали нашего попаданца?
  
  Андрей Соколов на минуту задумался, а потом как-то неуверенно ответил:
  - Да как-то очень просто. Даже вспомнить не о чем. Нам позвонили, что к одной из дач вышел из лесу попаданец из прошлого. К тому моменту, когда я приехал, он уже практически успокоился. А потом мы поехали в Архангельск. По пути он вёл себя спокойно. Вопросы задавал в основном по существу.
  - Вот вы сказали, что он к вашему приходу успокоился. А что, до этого был беспокоен?
  - В какой-то степени. Во время разговора с первичными встречающими вдруг чего-то испугался и убежал в лес.
  - Ну, убежал? А что потом?
  - Первичный встречающий побежал за ним вслед. Нашёл, правда, без проблем - с помощью сканера на личном коммуникаторе. А вот вернуться уговорил с трудом.
  - Но ведь уговорил?
  - Да!
  - И обратно сам вернулся? Без принуждения?
  - Конечно, да! Не волоком же его тащили!
  - Тогда это такой пустяк, что и говорить нечего!
  
  - Да, я ещё одно забыла. Самое главное! - вновь вмешалась в разговор Людмила. Понимаете, рядом с попаданцами обычно очень трудно находиться. Как-то не по себе... Что-то будто давит. И общаться с ними неприятно!
  - А Арсений?
  - А с ним всё с точностью до наоборот. Рядом с ним как-то легко... Даже вот сейчас я должна была к вам идти. Но мне хотелось совсем другого: сесть за спиной Арсения и смотреть, как он учебник истории читать будет.
  - Уж не влюбилась ли ты, Людочка? - улыбнулся хозяин стола.
  - А что, это мысль! - И молодая женщина в форме старшего лейтенанта полиции мечтательно посмотрела куда-то в пространство.
  
  - Теперь, надеюсь, вы поняли серьёзность ситуации? - чеканя слова, спросил представитель императора. - Попаданец из прошлого, не пострадавший во время перехода! Это ведь настоящее чудо! И вы даже не представляете, на каком уровне ждут его решения!
  Убедившись, что его слова произвели впечатление, говоривший продолжал:
  - Надеюсь, вы понимаете, что это шанс. Для всех нас. От меня до уважаемого господина Фёдорова.
  Рядовой темпоральной полиции, скромно сидевший на самом углу стола, услышав свою фамилию, удивлённо поднял голову. Сидящие за столом сдержанно засмеялись.
  - Ну так вот. Если всё будет нормально - даже не представляете, как положительно это скажется на каждом их нас. А если всё пойдёт плохо...
  - Леонид Алексеевич! - вновь вмешалась в разговор Людмила, - а что значит 'плохо'?
  - Замечательный вопрос! - улыбнулся представитель императора. А потом вмиг стал серьёзным. - Плохо означает ущерб для Арсения. Физический, моральный или психологический. Так что берегите Арсений, не пытайтесь давить на него, проявляйте уважение. В конце концов, попытайтесь стать его друзьями!
  И, широко улыбнувшись, закончил:
  - Ну а теперь предлагаю всем приступить к банкету!
  - И это вы называете банкетом? - обиженно протянул один из медиков. - Даже вина на столе нет, не то чтобы чего покрепче!
  - Уймитесь! Вам ещё работать нужно! Так что придётся потерпеть!
  
  Через полчаса, когда застолье было в самом разгаре, специальный представитель императора Леонид Дмитриев поднялся из-за стола и тихо кашлянул.
  То, что он хотел сейчас сказать, было не то, чтобы неприятно, а так... неоднозначно. Поэтому он и выждал момента, когда его собеседники стали сытыми... довольными... и безмятежными.
  - Поскольку задача невероятно важная, то и решать её будем максимально интенсивными способами. Так что с сегодняшнего утра вы все находитесь в чрезвычайной командировке. С вашим начальством, а также с вузами, где вы учитесь, всё уже согласовано. За вещами можете съездить сегодня вечером или завтра... Кому как удобнее. Главное, согласуйте поездки между собой, - чтобы всем сразу не уезжать.
  Реакция на эти слова была... разной. Кое-кто сообразил, что дело очень денежное - и мысленно радовался. Кое-кто, напротив, возмущался, - ведь нельзя же так резко... и сразу... Да и зачем - если подавляющее большинство собравшихся жили тут же - в Архангельске.
  Что касается вопроса 'зачем', представитель императора всем быстро объяснил. Мол, работа будет производиться практически круглые сутки - за исключением сна, приёма пищи и короткого отдыха.
  Ну а то что тяжело... Да, тяжело, - тут не возразишь. Но зато как выгодно!
  - Вот, посчитайте. Командировка чрезвычайная - значит, все выплаты в двойном размере! Работа не просто двухсменная - а, можно сказать, круглосуточная. Ведь вас, в принципе, могут и в середине ночи разбудить. Так что и рабочий день вам будут ставить двадцать четыре часа в сутки. Далее - вы будете получать двойные суточные - но тратить их вам совсем ни к чему - поскольку будете здесь находиться на всём готовом. И ещё. Премию по результатам работы ещё ведь никто не отменял. Скажите мне, разве это плохо?
  Увидев, что лица большинства людей за столом просветлели, Леонид Алексеевич хитро улыбнулся:
  - Ну а если у кого-то есть настолько важное дело, что он готов отказаться от того, чтобы пару месяцев получать в пять раз больше обычного, - обращайтесь ко мне. Я готов обсудить вашу проблему.
  Ответом ему было молчание. НАСТОЛЬКО занятых людей за столом не оказалось.
  
  
  Глава восьмая. Двести лет за три часа
  
  Арсений сидел в кресле с долгожданной книгой в руках. Сейчас он наконец узнает, что произошло на Земле во время его гм... отсутствия.
  С чего начать? Вывести на экран обложку книги. И внимательно её прочитать. Что тут ему госпожа Людмила подобрала?
  Так... 'Новейшая история человечества'. Вроде все правильно?
  Э-э, а это что там, внизу, под заголовком, маленькими буквами? 'Учебник для начальной школы'? И он должен это читать?
  Арсений в негодовании вскочил и уже готов был искать другой учебник. А потом вдруг успокоился. А у него сейчас какой уровень знания? Он же на самом деле ничего об окружающем его мире не знает! Так что учебник для начальной школы сейчас - самое то! Читай, дорогой попаданец, и не возмущайся! А закончишь - можно и что-нибудь другое почитать!
  Успокоив себя подобным образом, Арсений двинулся дальше.
  
  Так, что там дальше? Предисловие?
  Читать его совершенно не хотелось. Наверняка одни общие слова.
  С другой стороны, если есть ещё какие-нибудь сюрпризы, то они наверняка в предисловии отражены. Тем более не такое оно и длинное оказалось - всего полторы страницы. Так что прочитает - не переломится.
  Сюрпризы, действительно, были. Целых два.
  
  Во-первых, было сказано, что новейшая история начинается с 1945 года - с Потсдамской конференции. А в начале XXI века начало новейшей истории от 1917 года отсчитывали. От двух русских революций...
  Ну ладно, это не страшно. Это, пожалуй, даже логично, - Потсдамская конференция создала новый миропорядок, который, в общем и целом, ещё существовал по крайней мере более полувека.
  Второй 'сюрприз' напряг Арсения гораздо больше. В предисловии было сказано, что учебник описывает внешнюю канву событий, но не касается их истоков и тайных пружин.
  
  Он-то хотел почитать про покинутое им время! Узнать, что на самом деле было причиной тех или иных событий! А оказывается, этого тут нет! Обидно!
  С другой стороны, сначала надо изучить сами события, а уж потом, - всю сопутствующую информацию. Так что сегодня он это переживёт. А дальше - будет видно.
  Успокоив себя этим рассуждением, Арсений начал читать дальше.
  
  События от 1945 года до своего родного времени он прочитал довольно быстро. Историю он знал неплохо, и поэтому события были знакомыми.
  Была, правда, надежда, что автор, с высоты прошедших двухсот лет, скажет что-то новое. Но она не оправдалась.
  Это было лишь описание событий - причём событий общепринятых. А если их трактовка у разных стран отличалась - так и было написано. Например, 'Россия считала', 'США считали', 'Китай считал', 'Евросоюз считал'. А как это было на самом деле - авторы учебника говорить не хотели. Или не ставили перед собой такой задачи.
  А потом начались события, которых он уже не застал. И вот это уже было гораздо интереснее.
  Вначале ничего особенного не происходило. США боролись за однополярный мир, Россия и Китай - за многополярный. Евросоюз декларировал союзнические отношения с США, не забывая при этом свои интересы.
  На основную схему накладывались дополнительные дестабилизирующие факторы, самыми крупными из которых были исламский терроризм, конфронтация вокруг Украины и постепенное расширение клуба ядерных держав.
  Третьей мировой войны не было лишь благодаря ядерному сдерживанию. Но сдерживание это само по себе было очень рискованной конструкцией.
  На этом автор учебника специально остановился. И разложил факторы ядерного риска, что называется, 'по полочкам'. Да так, что Арсению стало не по себе. В его время на эту тему так откровенно не говорили.
  
  Каким образом могла начаться ядерная война? Автор учебника приводил несколько возможных сценариев:
  
  1) великие державы, пугая друг друга возможностью применения ядерного оружия, 'заигрываются' и действительно его применяют.
  2) более сильная сторона (в сложившейся ситуации это, безусловно, США) наносит внезапный ядерный удар, рассчитывая, что он окажется достаточно сильным, чтобы полностью блокировать ответный удар. Но агрессор ошибается в своих расчётах и ответный удар всё-таки происходит.
  3) элиты государства-агрессора скрываются в убежищах и оттуда наносят первый ядерный удар. При этом им не очень важно, будет ответный удар или нет.
  4) более сильная сторона наносит неядерный удар по более слабой. Та, защищаясь, вынуждена применить в ответ ядерное оружие.
  5) в ходе локального конфликта, за сторонами которого стоят США и Россия, случайно происходит неядерное боестолкновение между военными силами обоих великих держав. При этом гибнут военнослужащие с одной или с обоих сторон. В такой ситуации возможность ядерного конфликта становится очень вероятной.
  6) к ядерному оружию одной из великих держав случайно получают доступ неадекватные люди (политические экстремисты, психически неадекватные люди или наркоманы).
  7) ядерный конфликт происходит в результате компьютерного сбоя или вирусной атаки.
  8) конфликт начинают 'молодые' члены ядерного клуба, ещё не накопившие адекватный опыт владения ядерным оружием.
  9) террористы похищают ядерное оружие у одной из великих держав.
  10) террористы, нанимая либо похищая соответствующих высококвалифицированных специалистов, сами создают ядерное оружие.
  11) террористы взрывают одну из атомных станций, что вызывает ядерное заражение, эквивалентное ядерной войне среднего масштаба.
  
  Далее заявлялось, что возможны были и другие сценарии. Перечисленные десять - лишь самые вероятные.
  
  Арсений зябко передёрнул плечами. Да уж, списочек! Оказывается, не такой уж надёжной штукой было это самое ядерное сдерживание. Прямо минное поле! Один неудачный шаг - и рванёт!
  И в конце концов рвануло! На Ближнем Востоке, на стыке трёх государств, террористы взорвали ядерное устройство.
  Хотя устройство было не очень мощным, последствия взрыва были чрезвычайно серьёзными. Он был произведён ночью, так что пострадавших застали врасплох. Многие могли бы спастись, быстро уехав в другое место, - но не смогли это сделать, потому что просто не понимали, что происходит. Да и ехать большинству, собственно говоря, было не на чем. Территория была страшно разорена гражданской войной, и лишних машин там не было.
  Дополнительной бедой был ветер, который в тот день был особенно сильным, к тому же несколько раз менял своё направление. Так что радиоактивное пятно получилось большим и очень неправильной формы.
  А поскольку в том регионе велась гражданская война по принципу 'все против всех', то помощь пострадавшим было оказывать просто некому.
  Но, как ни цинично это звучит, главный ужас сложившейся ситуации заключался совсем в другом.
  
  Именно в это время отношения России и США находились на невероятно низком уровне. И нет ничего удивительного, что в произошедшем великие державы стали обвинять именно друг друга.
  Россия делала это достаточно осторожно, говоря что США не обеспечили, не рассчитали, дали возможность и т.д. И требовала международного расследования под эгидой ООН.
  А Штатам всё было ясно, поэтому никакого расследования они не требовали. И их обвинения в адрес России были гораздо более жёсткие.
  В результате конфронтация между великими державами насколько усилилась, что чуть не дошло до самого страшного.
  И все-так руководители великих держав сумели остановиться. В самый последний момент.
  
  Причина была проста: среди тех, от кого непосредственно зависел уровень взаимоотношений России и США, нашлись люди, которые поняли серьёзность ситуации. И добились серьёзного рассмотрения этого вопроса. Была создана международная конференция по ядерной безопасности.
  Что очень важно, с самого начала удалось повернуть её в конструктивное русло. Доклады на конференции не носили формальный характер, а рассматривали проблему по существу.
  А потом результаты конференции стали известны широкой публике. И вызвали самый настоящий шок.
  Человечество поняло, на каком тонком волоске висит его существование.
  И проблема постепенно стала решаться. Медленно, со скрипом и взаимными обвинениями, маленькими шажками, - но решаться.
  
  Примерно через пять лет удалось достаточно надёжную систему мировой ядерной безопасности. Она, конечно, не была идеальной - но вероятность возникновения ядерной войны стала на два порядка меньше.
  
  Подробности этой системы автор учебника описал лишь в общих чертах. Система взаимного информирования сторон обо всех аспектах военной деятельности, в том числе при участии в локальных конфликтах. Индивидуальная работа с каждым из новых членов 'ядерного клуба'. Жёсткое пресечение любой новой попытки к этому клубу присоединиться. Специальные меры по недопущения попадания ядерного оружия в посторонние руки. И многое другое.
  Тут Арсений на минуту задумался. Как такие в общем-то формальные меры могли увеличить ядерную безопасность? Но, вероятно, автор учебника какие -то принципиальные подробности тут упустил.
  Тем не менее, факт остаётся фактом. Ядерная угроза от человечества была отодвинута.
  Так что, всё было прекрасно? Ничего подобного! Потому что вскоре возникла другая угроза, не менее опасная.
  Имя этой угрозы звучало, как строчка из фантастического романа: климатическое и тектоническое оружие.
  
  Было оно не менее опасное, чем ядерное. Устроить ураган или землетрясение на территории противника - значит нанести ему серьёзный ущерб. А если ураганов будет штук десять, а землетрясений штук двадцать? Тогда враг будет полностью дезорганизован, и его можно будет брать 'голыми руками'.
  Официально, правда, считалось, что такого оружия нет и быть не может.
  Хотя нет, не совсем так. Каждая из великих стран отказывалась признать, что сама разрабатывает такое оружие. Но при этом прозрачно намекала, что противник-то как раз этим нехорошим делом явно занимается.
  Вроде бы такое оружие было менее опасное, чем ядерное. Ведь его применение не приводило к катастрофическим выбросам радиации.
  Но это только на первый взгляд...
  
  Первая особенность этих новых видов оружия заключалась в том, что его применение было очень легко скрыть. Мол, не атаковал никто вас, - просто стихийные бедствия у вас произошли. Естественным образом.
  Вторая особенность - возможность проведения малого и сверхмалого воздействия. Дело в том, что применение ядерного оружия, даже с очень небольшим зарядом, - это всегда событие. Политический факт, который невозможно скрыть, и социально-психологический барьер, который необходимо преодолеть. А что климатическое и тектоническое оружие? Радиации нет, воздействие можно сделать очень малым. В такой ситуации просто руки чешутся его попробовать.
  Третья особенность - опасность глобальной раскачки соответствующих природных систем - атмосферы и земных недр. Образно говоря, существовала опасность, что Земля вдруг перестанет терпеть издевательства со стороны человека и ответит ему, - да так, что мало не покажется.
  В общем, если суммировать, первая и вторая особенности новых видов оружия периодически создавали соблазн его реального использования, а третья особенность делала такое использование смертельно опасным.
  Таким образом, новые виды оружия, имея мощь и поражающую силу никак не меньше ядерного, в отличие от него никак не могли выполнять функцию сдерживания. Скорее уж наоборот - средства эскалации.
  Более того - сдерживающая функция ядерного оружия частично теряла свою эффективность при наличии климатического и тектонического оружия.
  В общим, избегнув одной опасности, человечество оказалось под угрозой другой. И совершенно непонятно, чем должно было всё это кончиться.
  
  Положение усугублялось тем, что силы всё-таки были не равны. После распада СССР в конце двадцатого века западный блок присоединил к себе большое количество государств, ранее входивших в состав 'советской империи.' Он саму Россию чуть было тогда к себе не присоединил. Но российское руководство в последний момент сумело вывернуться и сохранить суверенитет свой страны. Конечно, в некоторых сферах он был сильно урезан (особенно в экономике). Но большинство других стран и того не имели.
  Вот этим неравенством западный блок и решил воспользоваться. Ведь при тектоническом и климатическом воздействии близкое расстояние сильно облегчало задачу. Вот и начали западники строить вдоль границ России скромные, неприметные объекты, на которых было размещено самое страшное оружие в истории человечества.
  
  Правда, оказалось, что и Запад в данном ситуации имел свои уязвимые точки.
  Во-первых, морское побережье. В России оно хотя и очень длинное, но не сильно заселено. Есть, конечно, и на российском морском побережье большие города (в том числе 'вторая столица' - Санкт-Петербург). Но всё-таки большая часть российской территории существенно поднята, и при глобальных цунами не сильно пострадает. А вот в западных странах... Сколько крупных городов, в том числе и столиц, расположены там на берегу моря! Гигантское цунами их бы просто смыло.
  Во-вторых, особо уязвимые тектонические области. На территории США расположен знаменитый супервулкан Йеллоустоун, который и без тектонического воздействия мог в любую минуту взорваться. А уж если его подтолкнуть...
  А вот в России ничего подобного не было. Разве только Камчатка? Да нет... 'Не тянула' она в сравнении с Йеллоустоуном. Совершенно 'не тянула'.
  В общем, если суммировать все плюсы и минусы, в стратегическом отношении Россия и западный блок находились примерно в равном положении. И это вроде бы все признавали.
  До тех пор, пока не начался 'год вулканов'.
  
  В конце января 2051 года проснулись несколько до того спавших вулканов. А примерно треть действующих резко активизировали свою активность. Причём эти процессы не были ограничены какими-то отдельными регионами. Нет, эти тревожные процессы происходили по всему миру.
  В верхние слои атмосферы поднялось большое количество вулканического пепла, что вызвало большие проблемы с гражданской авиацией. И вызвало понижение средней температуры.
  Ну, в северном полушарии это не особенно заметили. Там всё равно зима была. А вот в Южном...
  Несмотря на лето, в Чили и Аргентине начались сильные снегопады. А потом похолодание добралось до Южной Африки, Австралии и Новой Зеландии.
  Месяц летел за месяцем - а проблемы только усугублялись. В мае и июне страшное похолодание буквально захлестнуло Северное полушарие.
  А потом как отрезало... В августе вулканическая активность стала сходить на нет, а в сентябре и вообще опустилась до уровня предшествующих лет.
  Правда, пепел в атмосфере ещё долго после этого держался. Поэтому на Земле было холодно. И голодно.
  Почему такое произошло? И как этого в дальнейшем можно будет избежать?
  
  По всему миру начались исследования этого феномена. Некоторые из них были чисто научными, некоторые - околонаучными. А некоторые - вообще полностью политизированными.
  Наиболее одиозной среди последних была комиссия, созданная под эгидой Евросоюза. Во всём, что произошло, она обвинила Россию.
  Контраргументы о том, что Россия тоже пострадала, были отброшены как неубедительные. Мол, большинство российских вулканов расположены в малонаселённых областях, и их извержения никому особого ущерба не принесли. А воздействовали на них, мол, исключительно для маскировки.
  
  И началась самая настоящая истерия. Преимущества, которые имел западный блок, отбрасывались как несущественные. А вот преимущества России муссировались в самых разных вариантах.
  Рассуждение было простое. Россия имеет превосходство... Она может воспользоваться своим превосходством... Она им обязательно воспользуется...
  А раз так, то Западу, мол, ничего не остаётся, как нанести превентивный удар. Но даже в этом случае во всех жертвах, мол, будет виновата исключительно Россия...
  Это безумие продолжалось больше десяти лет. И с каждым годом всё усугублялось.
  Правда, многие страны западного блока отказывались участвовать во всеобщей истерии. Франция, Венгрия, Чехия, Словакия. Даже в какой-то степени Польша. Но таких стран было меньшинство.
  Ситуацию усугубила вновь активизировавшаяся вулканическая активность. Международный терроризм тоже внёс в общую ситуацию свою нехорошую лепту.
  В общем, 2064 год заканчивался на очень тревожной ноте. С чего начнётся следующий 2065 год было даже страшно подумать.
  
  Но про 2065 года Арсений так и не смог ничего узнать. Потому что следующая глава, называвшаяся, 'Скрытое сорокалетие', была на удивление короткой. Весь её текст состоял из следующих трёх абзацев:
  
  2065-2104 ГОДА ПРИНЯТО НАЗЫВАТЬ СКРЫТЫМ СОРОКАЛЕТИЕМ. О НИХ НЕ СОХРАНИЛОСЬ ДОСТОВЕРНОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ.
  В НАЧАЛЕ ЭТОГО ПЕРИОДА ЧЕЛОВЕЧЕСТВО ЧУТЬ НЕ ПОГИБЛО В РЕЗУЛЬТАТЕ БЕЗУМНОЙ ПОЛИТИКИ ГЛОБАЛИСТОВ. ЛИШЬ ОДИН ЧЕЛОВЕК СУМЕЛ НАЙТИ ИХ СЛАБОЕ МЕСТО И ПОБЕДИТЬ ИХ. ЭТОТ ЧЕЛОВЕК И СТАЛ ИМПЕРАТОРОМ ЗЕМЛИ.
  ТЕПЕРЬ МЫ ЖИВЁМ НА ПЛАНЕТЕ, ГДЕ БОЛЬШЕ НИКОГДА НЕ БУДЕТ ВОЙН. ВСЕ ГРАЖДАНЕ ЗЕМЛИ СВОБОДНЫ И МОГУТ СТРОИТЬ СОБСТВЕННОН СЧАСТЬЕ.
  
  Дальше были другие главы - с нормальным текстом.
  Никакой конфронтации там и в помине не было. Сплошная идиллия.
  Борьба с голодом. Строительство городов. Развитие науки и техники. Борьба с болезнями. Увеличение продолжительности жизни. Космические полёты - сначала в пределах Солнечной системы, а потом и межзвёздные. Встреча с инопланетными цивилизациями. Колонизация других планет.
  Тревожные нотки появились лишь в конце.
  Восстание звёздных окраин. Признание их независимости. Межзвёздная дипломатия. Мирная космическая политика.
  
  Арсений честно попытался прочитать вторую половину учебника так же подробно, как и первую. Но потом почувствовал, что его внимание начинает ослабевать.
  В принципе, конечно, всё это было интересно. Но он-то искал в учебнике совсем не это!
  Поэтому последнюю треть страниц он прочитал буквально 'по диагонали'.
  А потом учебник кончился.
  
  
  Глава девятая. Народ, император и нехорошие люди
  
  Арсений чувствовал себя обманутым. Причём дважды.
  Во-первых, ему не понравилось то, что о самом интересном как раз ничего не написали. Надо же, 'Скрытое сорокалетие'! И вот так никто ничего не помнит? Скорее уж всю информацию о тех временах зачистили. Только вот для чего?
  Второе, он так толком и не понял, что за общество сейчас на земле. Вторая половина учебника его скорее напугала, чем успокоила. Ведь чрезмерный оптимизм на официальном уровне - это характерный признак 'жёсткого общества'. А здесь такая благостная картина!
  С другой стороны, чего можно ожидать от учебника для младшей школы? Так что может быть его подозрения беспочвенны?
  
  Тут раздался телефонный звонок. Арсений нажал ту кнопку, на которую указала Людмила - и услышал голос сержанта Соколова.
  - Как вы там? Не нужно ли чем помочь?
  - Вы очень кстати! С удовольствием бы побеседовал!
  - Тогда я иду!
  Через минуту раздалось шуршание входного замка, и владелец голоса оказался на пороге комнаты.
  - Ну, рассказывайте, что у вас за проблемы!
  - Я хотел бы у вас относительно бытовой техники проконсультироваться. И по поводу содержимого холодильника попросил бы помочь!
  
  Следующие двадцать минут были очень насыщенными. Арсений водил сержанта по квартире и задавал ему вопросы. А тот ему очень подробно отвечал.
  Кое-что было похоже на XXI век. Кое-что - не очень похоже. А иногда попадалось и такое, что было не похоже совершенно.
  'Только бы ничего не забыть! Особенно утром!' - думал попаданец.
  Но тут оставалось только на собственную память надеяться...
  
  После этого перешли на кухню.
  - Самое главное, - начал сержант, - ограничься вот этими двумя полками. На них еда, которая уже готова к употреблению. Остальную готовить надо.
  - Понятно, - кивнул Арсений. - Распаковал - и ешь. Теперь только покажите, как их распаковывать нужно.
  Способы упаковки были в общем и целом похожи. Но опять же не всегда. Консервные банки, например, открывались с помощью ключа, который надо было приподнять и повернуть. После этого крышка снималась безо всякого усилия.
  А вот если ключ вновь опускали, то крышка вновь закрывала банку. И 'сидела' как влитая.
  На вопрос, зачем это нужно, последовал короткий ответ: чтобы, если не всё было съедено за последний раз, можно было доесть через день-два - без риска отравиться.
  На возражение Арсения, что ведь всё равно в банку уже попали воздух и микробы, Соколов на минуту задумался, а потом сделал неопределённый знак рукой:
  - Ну не знаю я подробностей! Только эта проблема как-то решена. Я ни одного случая не знаю, чтобы в этой ситуации кто-то отравился.
  В общем, принцип: 'открыл - поел/попил - наглухо закрыл' действовал везде. И для консервов, и для напитков, и для пластмассовых пакетов. А вот конкретные способы упаковки различались.
  
  Покончив с продуктами, Арсений перешёл к книгам, заявив, что рекомендованный учебник прочитал, - но ему не всё понятно.
  - Ну конечно! - улыбнулся сержант, - Людмила сразу сказала, что вам после этого нужно будет ещё две книги прочитать. Сейчас я вам их найду.
  Через пару минут на столе в гостиной лежали ещё две книги-карточки.
  - Ну что, я пошёл! - улыбнулся сержант. - До утра.
  И, сделав прощальное движение рукой, покинул квартиру.
  
  Названия книг были короткими, но красноречивыми: 'История глобализма' и 'Власть, народ и государство'. Да, похоже, это то, что нужно.
  Быстро поужинав, Арсений вновь приступил к чтению.
  
  Начиналась книга с введения, в котором было дано следующее определение глобализма: 'реакционный способ всемирной интеграции, в конце XXI века поставивший под угрозу существование человечества'.
  Далее шла первая часть, в которой описывались его составляющие.
  Всего этих составляющих было семнадцать. Каждой была посвящена отдельная глава. Например, первая глава - экономический глобализм, вторая - 'общечеловеческие ценности', третья - производство и продажа заведомо опасной продукции. И так далее - вплоть до семнадцатой главы - демографического глобализма, под которым понималась теория 'золотого миллиарда'.
  Перечень глав вызвал у Арсения определённое недоумение. Складывалось впечатление, что авторы книги приписали глобализму всё плохое, что имелось в общественной жизни того времени. То есть он рассматривался как главное, 'официальное' зло. Вроде того, как в советское время - империализм, а во времена демократии - мировой терроризм.
  
  Главы делились на параграфы. Например первая глава 'Экономический глобализм' делилась на следующие параграфы: 'деньги, создаваемые из воздуха', засилье финансового капитала, принцип 'свободной' торговли.
  Ну что ж, если всё было так подробно описано, оставалось одно, - сесть и внимательно всё прочитать.
  
  Книга была написана очень жёстко. Но при этом ясно и понятно. Да ещё с примерами из реальной жизни.
  Такое откровенное описание составляющих глобализма сопровождалось его критикой. Иногда спокойной и сдержанной, а иногда - жёсткой и даже обидной.
  Честно говоря, такой целенаправленной критики этого явления Арсений до сих пор никогда не видел.
  
  Дело в том, что российская власть в начале XXI века представляла из себя некий компромисс между патриотизмом и либерализмом. Поэтому, хотя и имелась официальная критика глобалистических явлений, была она какой-то такой... непоследовательной.
  Либеральная оппозиция глобализм вообще не критиковала. Хотя, правда, иногда использовала отдельные проявления его в России для критики власти. Мой, смотрите, что назначенные вами чиновники делают.
  Патриотическая и коммунистическая оппозиция глобализм критиковала резко - но больше эмоционально, чем логически.
  А в этой книге было совсем по-другому. Был обозначен враг. И его последовательно втаптывали в грязь.
  
  Арсений узнал, насколько был страшен мир, который он совсем недавно покинул.
  Людям говорили, что всё вокруг прекрасно. Что жестокость, кровь, бесправие простого человека остались далеко позади. И что именно теперь человек может радоваться жизни - то есть упиваться свободой и потреблять.
  Но на самом деле кошмар был всегда рядом - стоило лишь сделать неудачный шаг.
  И тогда человек убеждался, что его свобода и права - это лишь только слова. А настоящая реальность - это бездушность, беспощадность и бессмысленность противостоящей ему системы.
  Да, такого концентрированного негатива Арсений давно не получал...
  
  Стоп!
  Сейчас он испытывает негодование. Вполне естественное в данной ситуации.
  Но ведь это как раз то чувство, которое от него ожидают!
  Да, приведённые факты вполне однозначны... Но вот насколько они типичные?
  А если это просто подборка из одиозных, но относительно редких, случаев?
  Тогда им просто пытаются манипулировать...
  
  Что же делать?
  В первую очередь успокоиться.
  Это Арсений и попытался сделать. И стал читать дальше, стараясь воспринимать всё максимально объективно.
  
  Последняя глава подвела итог всем остальным. Всё ранее описанное, оказывается, имело вполне конкретную цель - уменьшить население Земли. Причём под флагом общечеловеческих ценностей и гуманизма.
  Да, кстати! А какое население Земли сейчас - в эпоху единой империи? Надо бы поинтересоваться...
  
  Всё! Первая часть книги закончилась! Началась вторая часть. Называлась она 'История глобализма'.
  Авторы книги описывали, как человечество обманывали шаг за шагом. Как людям подсовывали отраву под завесой красивых слов...
  Если им верить, силы были неравны. У сторонников традиционных ценностей случались локальные победы - но вслед за ними обычно следовали поражения.
  Наконец закончился 2064 год. А потом - всё. 'Скрытое сорокалетие'. И эта глава закончена.
  
  Следующая глава называлась 'Анализ концепции глобализма'.
  Говоря честно, эту часть было читать гораздо труднее. Не потому, что она была хуже написана. Просто материал был слишком сложным...
  В первую очередь путём тщательного анализа ранее изложенной информации был исследован вопрос - чего же на самом деле хотели эти самые нехорошие люди. И тут выяснилось много интересного...
  
  Например, оказалось, что большую часть населения западных стран вовсе не намеревались включать в состав 'золотого миллиарда'. Они были чрезмерно избалованы - высоким уровнем жизни и привычкой к демократии. Поэтому на роль 'низшего класса' никак не годились - даже в составе 'золотого миллиарда'.
  Кстати о демократии. Хотя у сторонников 'общечеловеческих ценностей' это слово не сходило с уст, в создаваемом ими 'золотой веке' никакой демократии не предусматривалось. Скорее предполагался жёсткий авторитаризм, по сравнению с которыми структуры средневекового общества нервно отдыхают в сторонке.
  
  Потом был произведён анализ того общества, которое должно было возникнуть.
  Автор доказывал, что такое общество было бы абсолютно нежизнеспособно - и продержалось бы не более пятидесяти лет. В более или менее нормальном состоянии.
  А потом - около сотни лет агонии.
  И всё.
  
  Выводы автора книги были просты: победа глобализма означала бы конец человечества. Вот так - не больше и не меньше.
  А потом наступило это самое 'Скрытое сорокалетие'.
  У глобалистов неожиданно нашёлся враг, равный им по рангу. Каким-то чудом сумел победить их. Стал императором Земли.
  В результате тучи рассеялись. Человечество спасено. Впереди у него тысячи лет счастливой жизни. А может быть, и гораздо больше.
  Вот как-то так...
  
  Вот и эта книга закончилась...
  И что же?
  Все ответы найдены?
  Если бы так...
  
  Во-первых, ясно, что глобалисты для императора - это 'официальный враг'. Такой враг должен быть у каждой власти - тут уж ничего не поделаешь...
  Вроде бы тут всё просто - император был врагом глобалистов и победил их. Глобалисты плохие - значит император хороший. Так или не так?
  Честно говоря, вовсе не факт. А вдруг 'плохие боролись с плохими' и победившая сторона не лучше проигравшей? Тоже возможно...
  Так что для окончательного вывода надо понять, что же на Земле происходит сейчас.
  Стоп! А ведь ему рекомендовали ещё одну книгу! Может быть, в ней и найдутся нужные ответы...
  Как там она называется? 'Власть, народ и государство'. Ну что ж, многообещающее название!
  
  'Ну что тут может быть интересного? - подумал Арсений. - И ошибся'.
  После завершения 'Скрытого сорокалетия' на Земле сложилась очень интересная государственная структура. С не менее интересной терминологией.
  Начать с того, что Объединённую Землю никогда не называли государством. Только Империей. Хотя по всем признакам она, конечно, была государством.
  Термин 'государство' употреблялся на более низком уровне. Государствами называли административные единицы, из которых непосредственно слагалась Империя.
  Таким образом, государствами называли Россию, Соединённые Штаты Америки, Великобританию, Китай. И многие другие.
  Все государства обладали очень большой автономией. Не только в плане самоуправления, но и в части государственного устройства.
  
  Каждое государство возглавлял Верховный Правитель. Впрочем, это стандартизированное наименование употреблялось очень редко. Обычно их называли в соответствии с традициями конкретных государств: президент, король, шейх и т. д.
  Откуда они брались? В соответствии с конституциями соответствующих государств. Монархи получали свой титул по наследству, президентов - избирали.
  Важно отметить, что Верховный правитель был именно формальным главой государства. В президентских республиках и абсолютных монархиях он же был реальным руководителем государства. А вот в конституционных монархиях и парламентских республиках реальным руководителем был премьер-министр, который никоим образом не был Верховым правителем.
  
  Б-р-р, как сложно! Сразу ведь и не разберёшься. Так, а что там дальше?
  В каждом государстве был Верховный представитель Императора. Он следил, чтобы государство соблюдало общеимперские принципы, вмешиваясь только в те вопросы, которые были значимы для человечества в целом.
  Представители императора отвечали за крупные регионы внутри государств. Были ещё специальные представители, которым давались разовые поручения.
  Важно отметить, что в наиболее важных случаях эти представители имели право напрямую обращаться к Императору.
  Ну и ну! Так, значит, господин Дмитриев, с которым Арсений лично общался, на самом деле весьма значительное лицо! К Императору вхож!
  Да, господин попаданец, на недостаток внимания со стороны власти вы пожаловаться никак не можете!
  
  Ладно, это все лирика! Книжку-то всё равно дочитать нужно!
  Созданная политическая система оказалась удачной и почти не менялась. Разве что некоторые государства укрупнились. Например, были созданы Нидерландская, Прибалтийская, Скандинавская, Северо-Африканская федерации. А вот огромный Евросоюз распался ещё до окончания 'Скрытого сорокалетия'. Видимо, нежизнеспособным оказался.
  В особом положении оказался маленький Люксембург. Он вовсе не был присоединён к Нидерландской федерации, как логично было бы предположить. Нет - Великое герцогство Люксембург было объявлено столичным округом планеты Земля, его столица город Люксембург - столицей всей Земли (в которой, само собой, находилась резиденция Императора). А Великие герцоги Люксембургские получили передаваемый по наследству титул - Герцоги-хранители имперской столицы.
  Тут Арсений почувствовал, что уже с трудом воспринимает новую информацию. Поэтому он пролистнул по диагонали страницы, посвящённые описанию отдельных государств, чтобы скорее перейти к главе, посвящённой демократии.
  Оказывается, наличие императора демократию вовсе не отменяла. Она пронизывала буквально все стороны жизни людей.
  
  В той или иной форме демократия была во всех государствах. Даже в абсолютных монархиях - там парламенты выполняли консультативную функцию. А в остальных типах государств реальная власть избиралась. При этом демократические процедуры во всех странах были достаточно стандартизированы.
  Только вот с точки зрения Арсения эта демократия была странной, непривычной и, можно даже сказать, неожиданной.
  
  Ну, то что голосовали не с восемнадцати, а с двадцати одного года, это было, конечно, мелочью. А вот то, что голосование не было всеобщим - это было гораздо серьёзнее.
  Ограничения были, если говорить честно, вполне логичными. Кто же не голосовал? Первое - недееспособные люди. Второе - приговорённые к тому или иному виду уголовного наказания (реальное заключение, домашний арест, принудительные работы, условное заключение (кстати говоря, те, чьё дело находилось в фазе расследования, никаких прав не лишались). Не голосовали бывшие заключённые в течение определённого периода после освобождения. Более того - одним из видов уголовного наказания могло быть лишение избирательных прав на определённый срок.
  Хм, всё, конечно, понятно и логично. Хотя, с точки зрения начала XXI века, жутко неполиткорректно.
  
  Дальше было серьёзнее. Голосование было не совсем равным.
  Избиратели, имевшие законно признанных детей (биологических или приёмных), имели дополнительные голоса. Один голос на каждого ребёнка. Если имелись оба родителя, каждый из них получал по пол-голоса. Если имелся только один из родителей, ему доставался целый голос. Правда, когда ребёнок достигал двадцати одного года, он получал от родителей свой голос и дальше уже голосовал самостоятельно.
  А дальше было ещё интереснее. Оказывалось, голосование на любом уровне было рейтинговым и корпоративным.
  
  Первое означало, что, получая на руки большой список кандидатов, избиратель не выбирал из него одного единственного. Нет, он выстраивал их в порядке предпочтения, ставя единицу самому несимпатичному кандидату и максимальный балл - самому предпочтительному.
  При такой системе человеку на надо думать о том, какой кандидат проходной, а какой нет. Достаточно проголосовать, например, так: любимому, но 'непроходному', кандидату дать максимальный балл. А более-менее симпатичного 'проходного' кандидата расположить сразу после него. Если у 'любимого', но 'непроходного' кандидата окажется много сторонников, он неожиданно для всех победит, став 'проходным'. А если нет - сработает второй, запасной, вариант.
  
  Корпоративное голосование заключалось в следующем. Избирательный голос, который имел каждый избиратель, - это был так называемый 'большой' голос. Он разделялся на сто 'маленьких' голосов, которые избиратель мог использовать множеством разных способов.
  Самым простым и распространённым способом было использовать голос в обычном, 'территориальном', голосовании. Самым простым - но отнюдь не единственным.
  Вот какие имелись альтернативы:
  1) отдать голос любимой политической партии, которая сама решала, - на каком избирательном участке его использовать.
  2) отдать голос какой-нибудь общественной организации с 'политическим' оттенком.
  3) отдать голос своей профессиональной ассоциации (нечто вроде привычных профсоюзов, но гораздо более мощных и разносторонних).
  В книге были описаны и другие варианты - но Арсению они показались очень сложными. По крайней мере, 'сходу' он их не понял.
  
  Последняя необычная конструкция относилась к парламентским республикам.
  Как известно, в таких республиках главным должностным лицом является премьер-министр, избираемый парламентом. Если ни одна из партий не получает в ходе выборов абсолютного большинства (обычно так и происходит), то приходится формировать коалиционное правительство, поддерживаемое несколькими партиями.
  Если партий в парламенте две или три (в крайнем случае четыре), то в такой системе нет ничего страшного. А вот если партий много... Тогда существует слишком много вариантов коалиций. И вполне может случиться ситуация, когда правящие коалиции меняются слишком часто. Соответственно, вместе с ними меняется и премьер-министр вместе с подчинённым ему правительством.
  Хорошо это? Да не очень. Политическая нестабильность к хорошему не приводит.
  
  Противоядие против чрезмерной парламентской нестабильности придумано давно: процентный барьер. Если партия на выборах не набирает заранее установленного процента (обычно три, но бывает иногда четыре, пять или даже больше), то в парламент она не проходит. Таким образом обеспечивается политическая стабильность - но за счёт мелких партий.
  Эффективно это? Вполне. Но, надо признать, не очень демократично.
  Чтобы добиться политической стабильности, не очень сильно 'зажимая' мелкие партии, и была придумана хитрая конструкция - разделение нижней палаты парламента на 'палату решений' и 'палату мнений'.
  
  Выборы в обе эти палаты велись параллельно. А вот после подсчёта голосов производились некоторые манипуляции.
  Все депутаты, выигравшие выборы в 'палату мнений', там же и оставались - вне зависимости от того, сколько процентов набрала их партия. Те, кто победил на выборах в 'палату решений', в этой же палате и оставались - при условии, что их партии преодолели требуемый конституцией процентный барьер. А вот с победившими кандидатами в 'палату решений', партии которых нужного процента голосов не набрали, производилась хитрая манипуляция. Их переводили в 'палату мнений'.
  Что получалось в результате? В 'палате решений' мелкие партии отсутствовали. Зато в 'палате мнений' их было примерно в два раза больше по сравнению с простейшими выборами - без всяких процентных барьеров.
  При этом функции обеих палат были совершенно разными. 'Палата решений' была классическим парламентом, то есть издавала законы, формировала правительство и вообще выполняло функции высшего правительственного органа. Поскольку в ней не было мелких партий, свои функции она могла выполнять оперативно и эффективно.
  А чем же тогда была 'палата мнений'? Своего рода 'мягким гарантом демократии'.
  
  Почему гарантом демократии? Потому что 'палата мнений' имела следующие основные функции:
  1) Контроль за органами власти на всех уровнях.
  2) Контроль за свободой средств массовой информации.
  3) Контроль за процедурой выборов.
  
  Почему именно 'мягким' гарантом? Потому что этот орган был лишён 'прямого действия'. Депутаты 'палаты мнений' не могли никем непосредственно командовать. Но их запросы к органам власти имели чрезвычайно высокий приоритет.
  И донести своё мнение до широких масс народа им было очень легко. Каждая 'палата мнений' издавала электронные газеты-вестники, в которых могли свободно печататься абсолютно все депутаты палаты, причём без какого-либо предварительного редактирования и тем более цензуры. Единственное ограничение - один депутат не мог напечатать в этом вестнике более пятидесяти страниц в неделю. Право же, это очень мягкое ограничение.
  
  Арсений ещё раз задумался. Придумано-то неплохо. Только вот как это работает? Надо как-нибудь поинтересоваться.
  А теперь пора идти спать. Его первый день в будущем подошёл к концу.
  
  
  
  Часть третья. Неделя сюрпризов
  
  
  Глава первая. Изучение телевизора
  
  Арсений проснулся от того, что по комнате кто-то ходил.
  - Вставай, лежебока! - услышал он голос Дениса. - За грибами пора!
  - А сколько сейчас времени?
  - Семь утра уже!
  Действительно, пора просыпаться. Но почему не открываются глаза? Как будто на веки тяжёлый груз повесили.
  - Постой-ка, - начал вспоминать Арсений, - а я ведь уже был в лесу... И грибов там набрал...
  Тут в его голове стала разворачиваться совершенно немыслимая цепь воспоминаний. Необычный камень в лесу, перенос в будущее, дача в 'геометрическом' стиле, темпоральная полиция, Архангельск с небоскрёбами, император и его представитель, книги-карточки, избирательные законы будущего.
  - Эй, ты опять заснул! - не унимался Денис. - Просыпайся скорее!
  Так неужели всё это был сон? Яркий, подробный, необычный, - но всё-таки сон?
  И тут он окончательно проснулся.
  
  Вселенная мгновенно перевернулась. Никакого Дениса в комнате, конечно, не было. Да и сама комната была вовсе не дачного типа.
  Арсений подошёл к огромному окну, посмотрел на многокилометровые небоскрёбы на фоне рассветного неба. Да... Вот она, реальность! А вот Денис - тот действительно приснился.
  
  Циферблат электронных часов показывал пять утра. А звонок он поставил на семь. Так что можно с чистой совестью ещё поспать.
  Но спять совершенно не хотелось. В голове была просто невероятная бодрость. А во всём теле такая лёгкость, что, казалось, ещё чуть-чуть - и он вверх взлетит.
  Странно... После такого дня естественно было бы чувствовать, как минимум, усталость...
  Но раз спать не хочется, надо вставать. Умыться, позавтракать, - а потом опять за книгу.
  
  Зайдя в ванную, Арсений посмотрел на себя в зеркало. Н-да, щетина уже подросла. Надо побриться. Что там вчера ему об этой процедуре рассказывали?
  По бритве его инструктировать не стали - сказали, что это очень сложно. Мол, гораздо проще воспользоваться кремом для временного удаления волос.
  Тюбик с кремом выглядел как короткий пластмассовый цилиндр. Диаметр - чуть больше, чем у карандаша. Длина - около одного сантиметра.
  Арсений, как ему вчера было показано, сжал цилиндрик на концах - и его содержимое вылилось в руку. А сама оболочка 'схлопнулась' в пластмассовый диск размером гораздо меньше копейки.
  От неожиданности ему даже не удалось удержать эту штучку в руках - и она, глухо стукнув, упала в раковину. Но вниз не провалилась - решётка на стоке задержала.
  Так, а что с кремом? От резкого движения он, скорее всего, весь пролился?
  Ничего подобного! Густой крем очень хорошо держался на руке и даже не думал стекать.
  Арсений смазал им лицо, а потом сразу же смыл. И застыл в изумлении: щетина с лица исчезла.
  Более того: никогда он ещё не брился так чисто!
  
  Сразу же мелькнула шальная мысль: а как там причёска? Ведь волосы на висках мало отличаются от того, что растёт на подбородке!
  Арсений приблизился к зеркалу, внимательно смотря: не появились ли на висках нежелательные проплешины? Но, к счастью, ничего плохого там не было. Крем загадочным образом понимал, какие волосы можно удалять, а какие - нет.
  Вынув из раковины пустую упаковку от крема и бросив её в маленькую пластмассовую коробочку (приёмный контейнер для мелкого мусора, как ему вчера объяснили), окончательно проснувшийся попаданец пошёл завтракать.
  
  Сегодня его неожиданно потянуло на деликатесы. Интересно, есть ли они в холодильнике?
  Оказалось, есть, - и в достаточном количестве.
  Солёная сёмга, красная и чёрная икра, крабовые консервы... Всё это было неожиданно высокого качества и было съедено с огромной лёгкостью.
  Арсений привык есть большинство морепродуктов со сливочным маслом. И вот оно удивило больше всего. Такого потрясающе вкусного масла он не ел ни разу в жизни!
  Потом был чай с безумно вкусными пирожными и два роскошных фрукта: огромная груша и манго.
  Завершила обед чашка свежемолотого кофе, приготовленная миниатюрной кофе-машиной (к счастью, как она работает, ему тоже вчера показали).
  Быстро вымыв грязную посуду, Арсений понял, что готов к дальнейшему общению. И решительным образом потянулся к трубке квартирного телефона.
  
  Но сразу же отдёрнул руку. Слишком рано - начало седьмого. Неудобно так рано людей будить. Надо подождать - хотя бы до девяти утра.
  А чем заняться? Книжку читать почему-то не хотелось. Телевизор, что ли, посмотреть? Ему ведь показали, как он включается, - а он так и не успел ничего посмотреть.
  Огромный вогнутый экран, возникший над подставкой после нажатия кнопки, выглядел очень непривычно. Но сама работа этого прибора оказалась ещё более неожиданной.
  Телевизор XXIII-го века был в принципе не похож на телевизор века XXI-го.
  
  Ведь чем было привычное для Арсения телевидение? Набором программ, по которому в режиме реального времени передавались различные программы. То есть каждый зритель мог видеть только то, что ему в данный момент передавали.
  Конечно, передаваемое можно было записать - но внешними по отношению к телевидению средствами.
  А вот на компьютере всё было по-другому. Имелся огромный набор информации, из которого можно было выбрать любой файл. И продемонстрировать его на экране.
  В начале XXI века казалось, что ещё несколько лет - и телевидение вообще исчезнет. Компьютеры, мол, его заменят.
  Ну и что? Двести лет прошло - а оно так и не исчезло.
  
  Так, что там первым пунктом меню? Странная услуга с непонятным именем 'Посмотри сам!'
  Оказалось, что это нечто вроде WEB-камер. Только гораздо лучше - сразу по нескольким параметрам.
  Во-первых, потрясающее качество изображения. Арсений пристроился у самого огромного экрана - но изображение не выглядело ни капельки размытым.
  А ещё изображение можно было очень сильно увеличивать - опять же без всякого ущерба для качества.
  Но самым потрясающим было количество камер.
  В начале XXI было неплохо, если на большой город приходилось несколько нормально работающих камер. А здесь их было гораздо больше. Без всякого преувеличения - их было много.
  Не просто много - невероятно много.
  Нет, опять не так. КАМЕРЫ БЫЛИ ВЕЗДЕ. И все они работали.
  Следующий час пролетел для Арсения, как пять минут. Виртуальные путешествия - штука заразительная! Особенно с таким немыслимым сервисом!
  
  Сначала Арсений полюбовался на Архангельск - и убедился, что это именно тот город, по которому он проехал вчера. А вторым номером (что совершенно естественно) был его родной Санкт-Петербург.
  Центр города изменился очень мало. Разве только стал гораздо более аккуратным и ухоженным.
  И ещё - в центре Петербурга не было транспорта. Совсем. Совершенно. Только люди преимущественно туристического вида.
  Быстро идущих и вообще торопящихся было не видно. Наверное, куда-нибудь быстро добираться было быстрее всего не по поверхности земли.
  А потом Арсений стал просматривать сильно разросшиеся окраины. Тем более, живя в Петербурге, он все их неплохо знал.
  
  Большая их часть была застроены домами, которые в начале XXI назвали бы высокими. Но отнюдь не небоскрёбами. Обычно этажей тридцать-сорок, иногда - пятьдесят. Но не больше.
  Кое-где встречались и небоскрёбы. И практически всегда не поодиночке, а небольшими группами.
  Особо непривычно выглядело побережье.
  Долгое время Санкт-Петербург был приморским городом без побережья. Берега Финского залива были заболоченными и на них долго ничего не строили.
  Кое-какое строительство на побережье началось лишь в семидесятых годах XX века. Но выборочное и осторожное. По крайней мере, так это запомнил Арсений.
  А вот теперь всё побережье было застроено. И как застроено!
  Дома, стоящие на берегу моря, были прекрасны. Без всякого преувеличения. Поэтому панорама Санкт-Петербурга со стороны Финского залива была просто потрясающая!
  
  Потом Арсений, конечно, посмотрел Москву. Столица России выглядела невероятно красиво. Бережно восстановленный центр - и лес небоскрёбов на окраинах.
  Следующим на очереди был Нью-Йорк. Тут уже восприятие попаданца полностью зашкалило. Какой-то сказочный город великанов. Действительно, столица небоскрёбов...
  После этого Арсений вернулся к просмотру территории России. Да, там многое изменилось - причём преимущественно в лучшую сторону. Большие города покрылись небоскрёбами, средние превратились в большие, маленькие... Ну тут понятно...
  Но был регион, который поразил попаданца больше всего: Юг Западной Сибири.
  Он весь была покрыт большими городами. А три западносибирских города - Тюмень, Омск и Новосибирск - превратились в настоящих гигантов, ненамного уступающих Москве.
  Арсений сделал в памяти зарубку: надо будет разузнать, почему именно этот регион так поднялся?
  А потом вздохул: слишком много ему ещё придется узнать. Слишком много...
  
  Восточная Сибирь и Дальний Восток по уровню развития Западной Сибири явно уступали. Но вот если сравнить их с тем, что было в начале XXI века... День и ночь.
  Особенно выделялись четыре города: Красноярск, Иркутск, Хабаровск, Владивосток. Ну это-то понятно - они и раньше своим масштабом выделялись. Но вот дальше...
  Один из городов поразил Арсения до глубины души. Анадырь! Город-чудо, город-мечта, город-сказка! Ряд немыслимо-красивых небоскрёбов, выросших на границе океана и тундры.
  Анадырь выбивался из общего ряда виденных до сих пор мегагородов. Он был ДРУГОЙ.
  Кто же был его архитектором? И почему он не участвовал в постройке других городов? Надо обязательно спросить!
  Вот ещё одна 'зарубка' в памяти...
  
  Вначале Арсений хотел коротко 'пробежаться' по всему миру. Но сумел остановить себя, хотя и с большим трудом. Нет, это от него не убежит! Сейчас важнее другие режимы телевизора изучить!
  Интерактивных услуг 'первого ряда' было три: уже освоенная попаданцем 'Посмотри сам!', 'Прикоснись к событиям' и 'Последние новости'.
  'Прикоснись к событиям' показывала в реальном времени наиболее значимые события. Эта были те же камеры - но расположенные в местах, где происходило что-то интересное. События были рассортированы по масштабу: общепланетные, в масштабах государства, в масштабах региона, местные. Тематика событий тоже была разная: выборы и иные политические события, спортивные соревнования, культурные мероприятия, необычные природные явления. И многое другое...
  Арсений посмотрел извержение вулкана на Камчатке, тушение пожара в Западной Канаде, митинг Общеамериканской партии в Вашингтоне и Республиканской - в Париже. Ну что ж, идея понятная...
  Что там дальше? 'Последние новости'?
  
  Но тут-то как раз всё было просто. Обычные новости, точно так же ранжированные по уровням. Правда, ещё и по тематике: политические новости, культурные, спортивные, природные, погодные... И ещё штук сто более экзотических тем.
  Ради любопытства Арсений решил посмотреть космические новости. Оказалось, что завершена очередная станция, плавающая в атмосфере Сатурна. Начато строительство пятого купола на поверхности Плутона. И готовится сдача третьей очереди верфи, строящей звездолёты.
  Это были хорошие новости. Не обошлось и без плохих: исследовательская экспедиция из трёх звездолётов была атакована отрядом рейнджеров. Есть раненые и убитые...
  Похоже, сильный внешний враг тут всё-таки есть. Но не на Земле, а в космосе.
  
  Отодвинув в сторону желание покопаться в новостях, Арсений продолжил изучение телевидения.
  Что такое интерактивные услуги он, в принципе, понял. Теперь надо разобраться с неинтерактивными.
  Но тут всё оказалось совсем просто.
  
  Это был просто видеоархив, в который записывались фильмы, видеоролики, специально подготовленные передачи... В общем, всё, что принято показывать по телевизору.
  Никаких номеров каналов не было. Вся информация была строго расклассифицирована по тематике. Для облегчения поиска имелась поисковая система - нечто вроде привычного 'Гугла'.
  Поиск облегчался наличием дополнительных атрибутов: где и когда был создан ролик, кто его автор, кто спонсоры.
  Кстати. А не посмотреть ли что-нибудь о попаданцах из прошлого?
  
  Информация о них была. Но в основном уже известная.
  Мол, есть такие странные штуки - темпоральные порталы. Они переносят людей из прошлого в настоящее. Перенос - штука очень вредная, и бедные попаданцы обычно что-то теряют: или здоровье, или разум, или даже саму жизнь.
  Но даже тем, для кого путешествие прошло относительно благополучно, не позавидуешь. Ведь они - дети своего времени и к другому времени совершенно не приспособлены. Даже мозговой защиты при себе не имеют.
  Чтобы помочь этим беднягам, была создана темпоральная полиция. Её бригады базируются либо в региональных центрах, либо в специальных пунктах, привязанных к активным темпоральным порталам.
  Темпоральной полиции помогают добровольцы из местных жителей.
  Вот, пожалуй, и всё. Не густо.
  
  Арсений хотел узнать, не появились ли в сети материалы о нём самом.
  Оказалось, что нет. Более того - они и не могли появиться.
  Потому что 'информация о конкретных попаданцах является конфиденциальной, поэтому не может быть размещена в общем доступе'.
  Вот так. Просто и со вкусом.
  
  Арсений быстро просмотрел базу данных неинтерактивных услуг. Их было много. Просто невероятно много.
  Но это никуда не убежит. Пока надо общие принципы телевидения до конца изучить.
  Уже через десять минут стала понятна важная вещь: граница между интерактивными и неинтерактивными услугами очень относительна.
  С одной стороны, вся интерактивная информация сохранялась в памяти. Можно было смотреть, что происходит перед камерой в данный момент. Но также очень легко можно было посмотреть, что показывала камера раньше. Например, полтора часа назад. Или вчера. Или сорок дней назад в произвольно выбранный момент времени.
  Таким образом, история интерактивных элементов, в сущности, составляла некую специальную часть неинтерактивного архива.
  С другой стороны, информация в неинтерактивный архив заносилась двумя разными способами. Самый распространённый заключался в том, что информационный элемент заносился сразу, в полностью подготовленном виде.
  Но иногда запись шла по мере формирования записи, то есть тоже, фактически, в интерактивном режиме. Пока запись шла, в архиве находился неполный вариант. Как только запись заканчивалась, в архиве оказывался её полный вариант.
  
  Что ещё удалось обнаружить?
  Во-первых, то, что телевидение было глобальным. С лёгкостью можно было посмотреть информацию любого уровня: общепланетного, государственного, регионального, местного. Причём не только 'свою', но и 'чужую'. Например, Арсений с лёгкостью получил доступ к открытому заседанию городского совета Кардиффа - столицы Уэльса.
  Даже языковой проблемы как таковой не было. В большинстве случаев можно было выбирать язык, на котором звучит ролик. Русский вариант имелся очень часто. Это было даже удивительно. Например, какая-нибудь передача чилийского телевидения выпускалась в десяти языковых вариантах - в том числе и русском.
  Ну а там, где не было русского варианта, обычно был английский. А так как Арсений английским владел очень неплохо, то и языковых проблем лично у него почти не было. Смотри что хочешь.
  
  Мягко дзинькнули электронные часы. Уже одиннадцать утра! Как он увлёкся!
  Надо звонить в соседнюю квартиру и извиняться.
  Трубку взяла Людмила. И быстро пресекла попытку извинения.
  - Я же понимаю, что телевизор нашего времени - очень интересная штука. Вы ещё быстро успели!
  - Стоп! А откуда вы об этом узнали? - удивился Арсений.
  - У нас на пульте лампочка зажглась - и мы поняли, что вы включили телевизор. И несколько часов не выключали.
  
  
  Глава вторая. Компьютер: самое начало
  
  Через пять минут Людмила уже открывала дверь квартиры, где находился Арсений.
  На этот раз девушка была не в форме. Одета она была во вполне гражданское платье. К тому же очень легкомысленное.
  Больше всего оно походило на очень короткий сарафан пестрой и невероятно красивой расцветки.
  - Ну как, освоили телевизор? - пройдя в гостиную и удобно устроившись в кресле, спросила она.
  - Пожалуй... В самом первом приближении.
  - И сильно удивлены?
  - Более чем! - без колебаний ответил Арсений.
  - Сейчас вы удивитесь ещё больше. Потому что вместе со мной компьютер будете изучать!
  Людмила открыла дверь маленькой тумбы, на которой стоял телевизор, и достала маленький чёрный ящичек. Все шесть его граней были абсолютно гладкими - ни экрана, ни кнопок, ни выступающих частей. Только небольшие рисунки в центре каждой грани.
  - Вот это и есть современный компьютер - улыбнулась девушка. - Хотите - верьте, хотите - нет!
  А дальше начались маленькие фокусы. К которым, впрочем, Арсений уже привык.
  
  Людмила покрутила коробочку в руках и поставила его на журнальный столик, стоявший около кресла. Три раза нажала на верхнюю поверхность - и сбоку выдвинулось что-то, похожее на длинный и тонкий карандаш. Ещё два нажатия - и карандаш расширился налево и направо, превратившись в тонкую прямоугольную пластинку, лежащую на столе, но при этом крепко связанную с чёрной коробочкой. Арсений внимательно всмотрелся - это была клавиатура.
  Ещё одна манипуляция - и над коробочкой развернулся светящийся экран. Такой же, как и телевизионный, - но, конечно, поменьше.
  - Компьютер развёрнут, но ещё не включён, - прокомментировала Людмила. - А вот теперь я его включаю.
  И нажала единственную зелёную кнопку на клавиатуре.
  
  Арсений ожидал, что сейчас на экране появится информация BIOS'а, зашитая в ПЗУ компьютера. Ничего подобного! Буквально в тот миг, когда клавиша включения была нажата, на экране появилось звёздное небо, на фоне которого висел земной шар. Очень натурально изображённый. Прямо вид из космоса!
  Земля была повёрнута таким образом, что Белое море находилось как раз по её центру.
  Заметив взгляд попаданца, девушка прокомментировала:
  - При включении компьютера в центре земной поверхности всегда будет точка, где вы находитесь.
  Пока она это говорила, на экране произошли изменения. Земной шар немного сдвинулся вверх - и под ним появилась надпись 'Платформа Стрела'.
  - Ну что ж - приглашающе махнула рукой Людмила. - Берите кресло. Компьютер готов к работе.
  
  - Так быстро? - удивился Арсений. - Десять секунд - и всё готово!
  - А что вас удивляет? Компьютер ведь - штука очень быстрая. Даже одна секунда для него - целая вечность!
  - Так-то оно, конечно, так... Но вот в моём времени компьютеры тоже с каждым годом становились быстрее - а скорость их загрузки быстрее не становилась.
  - Так ведь это ваша странная 'Windows', - пояснила Людмила. - А здесь вместо неё 'Стрела'. Совсем другое дело!
  - А что такое 'Cтрела'? Операционная система?
  - 'Стрела' - это компьютерная платформа. Что-то вроде операционной системы вашего времени. Конечно, с учётом последующих двухсот лет развития.
  - А откуда такое странное название?
  - А вот я сейчас покажу вам, как компьютер работает - и вы стразу всё поймёте.
  Арсений взял кресло и пододвинул его к журнальному столику. Теперь он сидел рядом с Людмилой.
  - Ну что ж - сказала девушка. - Смотрите!
  И ткнула пальцем в центр клавиатуры.
  
  Изображение на экране мгновенно изменилось.
  Да-да, именно мгновенно. Глаз не заметил никакого движения на экране. Вот только что было одна картинка и сразу же - другая.
  Картинка? Нет, кое-что гораздо сложнее, чем просто картинка.
  Во-первых, фон. В этом качестве выступала городская панорама Архангельска. Огромные стрельчатые небоскрёбы над низкоэтажной городской застройкой. В стороне - блестящая лента Северной Двины. А вдали - гладь Белого моря.
  Внизу - широкая горизонтальная полоса, распадающаяся на пять узких полосок. Каждая из них напоминала известную Арсению полосу задач.
  Слева и справа находились более широкие вертикальные полосы, состоящие из отдельных кадров.
  Сверху никакой полосы не было. Небо на картинке непосредственно упиралась в верхний край экрана.
  Казалось бы, все эти полосы должны были оставлять основной части экрана совсем мало места. Ничего подобного! Слишком велик был компьютерный экран. На нём хватало места всему - и вспомогательным полосам, и основному пространству пользователя.
  Да, кстати. Поверх пейзажа Архангельска висели какие-то пиктограммы. Ну, это-то как раз было привычно.
  Арсений от этой картины впал в маленький шок. И сразу же задал Людмиле два естественных вопроса. Первый - почему картинка сменилась так быстро? И второй - что означает странная структура экрана?
  
  Ответ на первый вопрос был очень простой. Действующая компьютерная платформа не зря была названа 'Стрелой'. Быстродействие изначально было её характерной особенностью. И в конце концов позволило ей победить основных конкурентов.
  - Понимаете, Арсений, - улыбнулась Людмила. - Любое 'подтормаживание' компьютера ворует личное время пользователя. Представляете, как быстро и легко можно работать, когда действия компьютера настолько быстры, что кажутся вам мгновенными? Да вы и сами сейчас всё увидите!
  - Это я вроде понял. А что за странные конструкции на экране?
  - Тут надо не только рассказать, но и показать. Ну что ж, смотрите!
  
  Людмила щёлкнула по пиктограмме на рабочем столе. Открылось окно с заголовком 'Новости'. Очень быстро открылось. Без всяких преувеличений мгновенно.
  Оно было заполнено небольшими картинками с подписями. 'Главное', 'Политика', 'Экономика', 'Cпорт', 'Культура', 'Космос', 'Региональные новости'. И многое другое.
  Тут всё было понятно. Каждая картинка обозначала отдельный вид новостей.
  - Что будем смотреть? - спросила девушка.
  - 'Космос'! - без колебаний ответил Арсений.
  Людмила щёлкнула по картинке со звёздным небом - и содержимое окна мгновенно изменилось. Теперь там были новые картинки: 'Выпускные экзамены в Звёздной Академии', 'Обсуждение предложений по терраформированию Марса', 'Новый летающий город в атмосфере Венеры', 'Ежегодная сессия Совета звёздных колоний', 'Нужна ли космическая экспедиция к зоне Рейнджеров?'. Это только то, подписи к чему были понятны. Но были ещё и совершенно непонятные тексты.
  - Давайте про Венеру посмотрим, - ответил на молчаливый вопрос попаданец.
  Ещё один щелчок - и окно расширилось. Теперь оно занимало весь экран.
  Арсений замер в восхищении.
  
  Над облачной бездной плыл огромный серебристый шар.
  Точнее говоря, это был не совсем шар. Его правильную форму нарушали три детали: дискообразные 'нашлёпки' сверху и снизу, а также что-то вроде горизонтального пояска посередине. Сразу было видно - это не природный объект, а творение человека.
  На некотором расстоянии плыл похожий шар. Он был дальше, поэтому и казался меньше. И ещё - он был виден, как в тумане. И чем дальше, тем хуже было видно. Горизонта не было - то место, где он должен был находиться, терялось в серой дымке.
  Кверху туман светлел, становясь почти белым. А вот внизу, наоборот, была зловещая чернота, иногда освещаемая тёмно-красными отблесками. И не удивительно - ведь внизу была поверхность Венеры. Царство тьмы, немыслимого жара, огромного давления и вечного ветра. Арсений даже содрогнулся, попытавшись всё это представить.
  
  Тут зазвучал женский голос, ясно и чётко озвучивший основные параметры летающего города. Рассказал о том, как он выглядит в разрезе. А потом повёл зрителя внутрь серебристого шара.
  Да, это был настоящий город, - без всяких преувеличений. Наряду с просто потрясающим количеством жилых помещений там были парки, в которых росли деревья самого разнообразного вида.
  Особенно потрясал центральный парк. Огромное помещение в виде полушария, на куполе которого имитировалась смена суток, - включая солнечный свет днём и звёздное небо - ночью.
  Наконец голос смолк, изображение исчезло, а окошко - закрылось. Вернее, вновь превратилось в окно под названием 'Космос'.
  Арсений с огромным трудом подавил желание посмотреть что-нибудь ещё.
  - В невероятно высокой скорости вашей платформы я убедился! - кивнул головой он. - А теперь всё-таки объясните мне, как устроен экран.
  - Нет ничего проще! - улыбнулась Людмила. - Смотрите!
  
  - Первая полоска внизу - это полоса задач. Здесь появляются пиктограммы всех задач, которые вы запускаете. Вторая полоска - полоса служб. Информация на ней - постоянная. Во-первых, пиктограммы служб и утилит - вспомогательных, но очень полезных программных средств. Во-вторых, пиктограммы настройки - звука, яркости, оформления экрана. В-третьих, всякая нужная информация - дата, время, географическая информация.
  - Географическая информация - это...
  - Широта, долгота, государство, регион.
  - А откуда компьютер всё это знает?
  - Внутри него находятся какие-то датчики. Подробностей я, к сожалению, не знаю, - виновато улыбнулась Людмила.
  - Ну ладно, с полосой задач всё ясно. А остальные три?
  - Третья - полоса консолей, четвёртая - полоса сеансов, пятая - резервная.
  - Стоп! А поподробнее можно?
  - Если уж вы хотите совсем подробно, начинать надо с российской императрицы Екатерины Второй.
  Наслаждаясь удивлённым выражением на лице Арсения, Людмила продолжала:
  
  - Понимаете, Екатерина к своим обязанностям императрицы относилась очень ответственно и работала очень много. А какая работа у монархов? В значительной степени бумажная. А ведь вы понимаете, что бумаги у монархов не простые. Каждая человеческой судьбы касается. А иногда и жизни.
  Так вот. Екатерина это понимала и к каждому вопросу подходила ответственно, стараясь принять лучшее решение, а не первое попавшееся. Но проблема в том, что даже среди важных дел есть более срочные и менее срочные.
  И вот занимается она достаточно важным делом, и тут её что-то прерывает. Что делать? Оставить дело не решённым? Никуда не годится! Решить чуть позже? Да, другого выхода нет.
  Но тут есть одна серьёзная проблема. После перерыва нужно время, чтобы вспомнить, в чём там заключалось дело. Хотя бы снова нужные бумаги подобрать.
  Екатерина в этой ситуации приняла простое и изящное решение - правда, доступное только достаточно богатым людям. У неё в кабинете было несколько столов. Каждый был предназначен для работ определённого вида.
  Если появлялась более срочная работа, Екатерина оставляла всё, как есть, на том столе, за которым работала, и садилась за другой стол. А когда суперсрочное дело было закончено, возвращалась за предыдущий стол.
  Если перерыв был слишком длинным, вплоть до нескольких дней, - не страшно. Сев за стол и бросив взгляд на разложенные на нём бумаги, императрица сразу же вспоминала, чем за ним занималась. И бумаги никакие не надо было искать - они все уже на столе лежали.
  Пользовательские сеансы - это что-то вроде столов в кабинете императрицы Екатерины. Само собой, применительно к компьютерной технологии.
  
  - Вот представьте себе, вы что-то делаете, и вдруг надо чем-то другим заняться. Если брать ту технологию, к которой вы привыкли, то надо закрыть все открытые файлы. Остановить используемые программы. И лишь после этого перейти к новой работе - запустить новые программы и открыть новые файлы.
  Возвращаясь к старой работе, вы должны снова запустить остановленные программы - и снова открыть закрытые файлы.
  С помощью платформы 'Стрела' всё это можно сделать гораздо проще. Вы просто-напросто приостанавливаете сеанс. Это можно сделать очень быстро. Если вы очень торопитесь, имя и пиктограмма сеанса будут заданы автоматически. А если есть чуть-чуть времени - их можно выбрать самому.
  После этого пиктограмма сеанса появляется на полосе сеансов, а вы можете заниматься чем угодно. Если к сеансу нужно вернуться - вы просто щёлкаете по его пиктограмме - и в вашем распоряжении оказывается всё, что было при записи сеанса - и запущенные программы, и открытые файлы.
  Если сеанс надо приостановить ещё раз, то всё происходит ещё проще - пиктограмма и имя сеанса уже есть, и второй раз их задавать не нужно.
  - Хорошо, что такое пользовательский сеанс, я, пожалуй, понял. Даже в нашем времени я что-то похожее видел, - только вот не могу вспомнить, что именно. Давайте теперь перейдём к консолям.
  
  - Вот представьте себе, что вам надо подготовиться к экзамену.
  Увидев, что Арсений поморщился, Людмила шутливо погрозила ему пальцем:
  - Но-но, не расслабляйтесь! Вам у нас много чему придётся учиться, так что не расслабляйтесь!
  - Куда деваться! Учту! - вздохнул Арсений.
  - Тогда я продолжаю. Вот вам выдали программу экзаменов, состоящую из списка тем, которые требуется изучить. Неплохой такой список - пунктов сорок. И в каждом пункте указывается, по какому именно учебнику его изучать. Самих учебников тоже немало - штук десять.
  - Б-р-р! Садизм какой-то!
  - Отчего же садизм! Ситуация вполне типичная! Мы в университете основы прецедентного права примерно по такой схеме изучали и сдавали.
  - Но всё-таки при чём здесь консоли?
  - Сейчас поймёте! Но сначала я задам вам вопрос: вот вам надо сдавать такой экзамен. У вас есть файл с программой и десять файлов-учебников. Ещё вам наверняка в ходе чтения захочется какие-нибудь заметки для себя делать - вот ещё один файл. Само собой, в вашем распоряжении компьютер. Как вы организуете процесс изучения?
  - А что, есть какая-нибудь проблема? Открою файл с программой. Создам файл заметок. И буду открывать файлы учебников по мере необходимости.
  - Вы считаете, что с файлами учебников будет всё просто? Открывать-закрывать, открывать-закрывать?
  - Ну да, а что?
  - А если вдруг понадобится быстро посмотреть уже изученный кусок материала? А если сразу два куска? Что, сразу три учебника открывать?
  - А что, такое действительно может понадобиться?
  - Запросто! - заверила его Людмила.
  - Надо подумать! - потёр лоб Арсений.
  - Имея в руках механизм консолей, и думать не надо! Вот, смотрите! - и Людмила быстро застучала по клавишам.
  
  - Вот, смотрите. Первый шаг - создаём десять пустых консолей. Второй шаг - задаём их общую часть. То, что будет находиться на всех консолях. В нашем случае - файл с программой экзамена слева вверху и файл ваших собственных заметок слева внизу. Третий шаг - каждая консоль заполняется индивидуальным содержимым. Это файл учебника в правой части экрана. Для каждой консоли - свой учебник.
  - А как во всём этом участвует полоса консолей?
  - Очень просто! Вы создали десять консолей - и на этой полосе сразу же появились десять пиктограмм. Теперь вы можете щёлкнуть по любой из этих пиктограмм - и вместо текущего содержимого на рабочем столе сразу же появится содержимое выбранной вами консоли.
  - Пока что вы показали мне довольно сложную конструкцию, и я не совсем понял, какой в ней толк.
  - А вот смотрите!
  Людмила начала быстро совершать различные манипуляции, параллельно комментируя то, что она делает.
  
  - Вот, я открываю первую консоль. Смотрю учебник. Смотрю первый пункт. Смотрю название учебника. Этот учебник открыт на пятой консоли. Открываю пятую консоль. Кстати, заметьте, программа экзаменов никуда не делась. Как на первой консоли висела, так и на пятой висит. Читаю нужные страницы. Можете условно считать, что прочитала. Перехожу ко второму пункту. Здесь требуется учебник, открытый на седьмой консоли. Открываю седьмую консоль. Читаю. По ходу чтения хотелось бы сравнить с материалом предыдущего пункта. Быстро открываю пятую консоль, смотрю, и так же быстро возвращаюсь к седьмой. Ну и дальше в том же стиле. Представляете, насколько дольше было бы не переключать консоли, а каждый раз открывать новые файлы? Или судорожно искать в полосе задач нужные файлы учебников?
  Арсений спорить не стал, согласившись, что консоли - действительно очень удобная штука. Но для собственного понимания всё-таки решил кое-что уточнить.
  
  - Вроде такое где-то уже было... - задумался он. - В UNIX-подобных операционных системах.
  - Было, - не стала спорить Людмила. - В довольно примитивном варианте. Консоли 'Стрелы' гораздо удобнее и мощнее.
  - Ладно, с консолями я пока понял. А для чего пятая полоса?
  - Резервная. Её назначением пользователь сам управляет. А как - пока вам рассказать не могу. Слишком сложно.
  
  - С нижней частью экрана более или менее ясно. А что за две полосы по бокам экрана?
  - Это проще рассказать, чем показать. Вот, например, я щёлкаю по панели задач. Как бы её выбираю. Что вы видите на полосе в левой части экрана?
  - Запущенные задачи. Только не в виде пиктограмм, а в виде уменьшенных окон этих задач.
  - А вот теперь я выбираю полосу служб. Что вы видите?
  - Настройка звука. Настройка яркости. Оформления экрана. Дата и время. Какие -то странные цифры...
  - Ну я же вам говорила - широта и долгота.
  - Дальше две надписи - Россия и Северо-Запад.
  - Это государство и регион. Место, где находится компьютер - а, значит, и мы в вами. Если подвести итог, сейчас слева находится информация о полосе служб в развёрнутом виде. С остальными тремя полосками - аналогично. Если я их выберу, слева появится их развёрнутый вариант.
  - Ладно, считайте, что и тут я понял. А что у нас с полосой справа?
  - Ну, с ней как раз всё просто. Посмотрите-ка на эту полосу внимательно.
  
  - Ну, какие-то картинки. Звёздное небо и емля. То же самое - но с надписью 'Платформа Стрела'. Экран со всеми его зонами. Рабочая зона экрана с тремя файлами.
  - Стоп! Дальше не надо! Вы поняли?
  - Вроде да. Здесь в наглядной форме показано всё, что вы делали на компьютере.
  - Так и есть. Это - история действий пользователя в укрупнённой форме.
  - Забавная игрушка. Но зачем это надо?
  - О, на самом деле очень полезная штука. Вы и сами это поймёте. Но чуть позже.
  Арсений вздохнул. Позже, позже! Вопросов слишком много, а ответы слишком формальные. Неужели когда-то он начнёт получать НАСТОЯЩИЕ ответы?
  
  - Ну что, хотя бы в первом приближении поняли? Есть вопросы, возражения, недоумения?
  - Одно недоумение есть, - немного подумав, сказал Арсений. - Слишком всё сложно. Неужели для структуры экрана проще схемы не нашлось?
  - Что вам сказать? - задумалась Людмила. - Во-первых, структура на самом деле совсем не сложная. Начнёте работать - сразу же убедитесь. А во-вторых, если всё-таки эта схема вам совсем-совсем не нравится, вы всегда можете настроить её под себя. Для этого на клавиатуре есть верхний ряд функциональных клавиш. Посмотрите-ка вот сюда - и Людмила протянула руку к верхней части клавиатуры.
  
  Арсений вдруг сообразил, что до сих пор так и не всматривался толком в клавиатуру. А зря!
  Она сильно отличалась от той, к которой он привык.
  Во-первых, была больше. На ней были все клавиши, к которым привык Арсений... Ну по крайней мере на первый взгляд.
  А ещё там было очень много незнаковых ему клавиш. Преимущественно справа и сверху.
  Ну, что там было справа, сходу разобраться было очень трудно. Было видно лишь одно: вспомогательная панель справа стала гораздо шире.
  А вот изменения в верхней части были более заметными.
  
  Ряд функциональных клавиш был совсем другой.
  Во-первых, функциональных клавиш было не двенадцать, а пятнадцать. Во-вторых, надписи на них были совсем непривычными.
  Вместо привычных F1, F2, F3... там были Ф1, Ф2, Ф3... Это что касается основных надписей. То есть здесь имела место простейшая русификация.
  Дополнительные надписи (те, которые расположены в нижней части клавиш) поменялись ещё сильнее. Вместо Help - Спр, вместо Edit - Ред, вместо View - См. И так далее.
  А главное - теперь этот ряд клавиш не был самым верхним.
  
  Над клавишами Ф1, Ф2, Ф3... находился ещё один ряд - С1, С2, С2... Тоже всего пятнадцать клавиш.
  На каждой клавише кроме расположенного сверху двух- или трёхбуквенного обозначения, были ещё и расположенные снизу пиктограммы. Смысл этих пиктограмм был пока для Арсения непонятен.
  - Это управляющие клавиши платформы 'Стрела' - заметив его взгляд, прокомментировала Людмила. - Рассказывать об этом долго. Лучше я вам всё в действии покажу!
  
  - В первом приближении все действия с этими клавишами делятся на три группы. Во-первых, изменение текущего вида рабочего стола. Вот, я нажимаю на С2 - и с экрана исчезают полосы слева и справа. Ещё одно нажатие - и исчезнувшие полосы вновь появляются. Вот, попробуйте сами!
  Арсений попробовал и согласился, что это очень удобно.
  - Теперь клавиша С3, - продолжала Людмила. - Нажимаю - и все пять полосок снизу исчезают. Снова нажимаю - и они вновь появляются. Примерно так же работает и клавиша С4. Только она эти пять полосок внизу не убирают целиком. Одна полоска остаётся. Причём она, так сказать, сборная. Левая часть - полоса задач. Правая часть - полоса служб.
  
  Следующие клавиши управляли не текущим, а, так сказать, долговременным состоянием экрана. Насколько широкими является полосы слева и справа (С5-С8). Одинарные эти полосы или двойные (С9-С10). И, наконец, сколько маленьких полосок находится внизу (С11-С12).
  Клавиша С13 вызывала в центр экрана специальное меню, с помощью которого можно настроить состояние тех нижних полосок, которые являются резервными.
  - Стоп! - прервал объяснение Арсений. - Вы же сами сказали мне, что резервная полоска всего одна.
  - А это зависит от того, сколько всего полосок внизу. Если их всего четыре - то резервных полос нет совсем. Если пять (как это обычно бывает) - резервная полоса одна. А если всего шесть - то резервных полос аж две!
  
  - Сложно как-то всё это... - потёр лоб Арсений. - Неужели обычный пользователь способен всем этим легко пользоваться?
  - Это вам кажется сложным, потому что непривычно. Поработайте несколько часов - и, я уверена, привыкнете. Давайте сделаем так: я вас на часик покину. А когда снова приду, возобновим занятия. Только теперь вы сами будете сидеть за компьютером. А я сяду рядом - и буду вас консультировать.
  Сделав два огромных бутерброда, Арсений подошёл к окну. Он смотрел на сказочный городской пейзаж и пытался разобраться в той информации, которая всё утро широким потокам вливалась ему в голову.
  А потом он сел в кресло и немного задремал...
  
  - Арсений, ну вставай же ты! В лес пора! - тряс его за плечо Денис.
  Как трудно просыпаться!
  - Да вставай же ты! - не унимался хозяин дачи.
  Почему так болит тело? Наверное, потому, что он всю ночь в кресле проспал...
  Вроде бы с кресла подняться легче, чем с кровати. Но почему-то именно сейчас не получалось...
  Арсений сделал ещё одно усилие - и ещё раз проснулся.
  - Ну просыпайтесь же! - осторожно тронула его за плечо Людмила. - Сейчас начнётся самое интересное! Вы попробуете сами на компьютере поработать!
  
  
  Глава третья. Компьютер: личный опыт работы
  
  Теперь всё было немного по-другому: Арсений сел за компьютер, а Людмила пристроилась рядом. И заявила, что в этот раз не прикоснётся ни к одной клавише. Только консультировать будет.
  С чего начинается работа с компьютером? С включения?
  Ага, это для компьютеров начала XXI века с включения. А компьютер будущего надо было ещё развернуть.
  А вот с этим были большие проблемы...
  Людмила объяснила, куда нужно жать - и попросила проделать всё самому.
  Когда Арсений слушал её объяснения, всё казалось очень просто. А вот когда стал пробовать сам...
  
  Проблема была в том, что компьютер имел несколько вариантов пространственного развёртывания. Чтобы реализовать то, о чём рассказала Людмила, надо было нажать вполне определённую комбинацию клавиш. При иной комбинации и результат получался совсем другой.
  Первая попытка вообще привела к очень странным результатам. Почему-то начал расширяться сам чёрный ящик. Да не просто расширяться - ещё и форму менять.
  Теперь он выглядел как плоский чемодан. Метр в длину, полметра в высоту, сантиметров пять в толщину. Да к тому же ещё и цвет изменил - вместо чёрного стал тёмно-серым.
  На верхней поверхности чемодана располагался довольно большой экран. А под ним - клавиатура, вытянутая в горизонтальном направлении.
  - Ой, а что это у меня получилось? - не сумел сдержать своего удивления Арсений.
  - То, что вы в своё время называли ноутбуком. Удобен там, где нет стола. Положите к себе на колени - и работайте!
  
  - А стоит? - Арсений с сомнением посмотрел на серый чемодан.
  - Сегодня точно не стоит, - уверенно заявила Людмила. - Так что давайте приводите всё в исходное состояние и попробуйте создать то, что я сделала три часа назад.
  - А в исходное-то состояние как приводить?
  - А вы нажмите сначала светло-серую, а потом тёмно-серую кнопку.
  Арсений так и сделал. И чемодан вновь превратился в маленький чёрный ящичек.
  
  Дальше начался кошмар. Развёртывание компьютера оказалось гораздо сложнее, чем аналогичная операция для книг и телевизора. Так что для того, чтобы научиться быстро и уверенно разворачивать и сворачивать компьютер, пришлось хорошо потрудиться.
  Наконец Людмила заявила, что эту операцию он достаточно освоил. Так что можно перейти к следующему этапу: собственно включению.
  Арсений с замиранием сердца нажал единственную зелёную кнопку на клавиатуре.
  
  В тот же миг на экране появилась графическая заставка - звёздное небо, на фоне которого висел земной шар. Но на этот раз продержалась она на экране не более половины секунды. А потом Земля чуть подскочила вверх, и в нижней части экрана появилась надпись 'Платформа Стрела'.
  - Всё! Платформа загружена! - прокомментировала Людмила. - Напоминаю ещё раз: как только внизу экрана надпись появляется - компьютер готов к работе.
  - В этот раз он запустился гораздо быстрее, чем в прошлый! - удивился Арсений. - Тогда было примерно десять секунд, а сейчас - максимум полсекунды!
  - Всё правильно. Вчера при включении был запущен первичный тест. Так происходит при первом включении компьютера пользователем. А вот сейчас был всего лишь ежедневный тест. Он гораздо короче - поэтому и быстрее.
  - Ну и что дальше делать?
  - Нажмите любую клавишу - кроме цветных.
  Арсений нажал - и на два часа, можно сказать, выпал из реальности.
  
  Он попробовал всё, что мог вспомнить. И навигатор по глобальной базе данных (аналог интернет-навигатора), и текстовые редакторы, и самые разные типы графических редакторов. Всё было в общем и целом ясно и понятно. И в то же время - странно и непривычно.
  Интерфейс, конечно, за двести лет у каждой программы поменялся. Но он стал... Как бы это сказать... Максимально естественным.
  Программы, которыми Арсений пользовался в начале XXI века, были полны условностей. Было сделано так... но ведь можно было сделать и совсем по-другому. И, кстати говоря, программы эти в большинстве своём становились всё более неудобными для пользователя.
  Тут же было всё не так. Все технические решения были максимально удобными и естественными. Сколько ни думай - лучше не придумаешь!
  Правда, несколько раз Арсению казались, что программисты будущего всё-таки 'перемудрили'. Но, поработав с вызывающими сомнение конструкциями пять-десять минут, он понимал: на самом деле всё очень удобно. Просто он не сразу это понял.
  Были и другие приятные мелочи. Например, при любом действии в специальной строке подробно комментировалось, что именно было сделано. Например, 'Введён символ а', 'Удалён пробел', 'Выделено: три строки, 87 символов'.
  Самым приятным была... как бы это сказать... полная предсказуемость работы компьютера. Ведь в привычных для Арсения компьютерах периодически возникали всякие неприятные погрешности. То тачпад сработает не так, как надо... То при одиночном нажатии на клавишу компьютер реагирует так, как будто нажатие было два раза. А иногда (к счастью, довольно редко) происходил вообще беспредел - самопроизвольное срабатывание клавиш и тачпада. Например, при работе текстового редактора курсор вдруг резко перескакивал в другую часть экрана. Или вдруг выделялся кусок текста, а потом этот кусок мгновенно стирался. Причём ни того, ни другого пользователь не задавал. Возникало непонятное ощущение, что компьютер и его программное обеспечение сами проявляют 'зловредную инициативу'.
  Так вот - в компьютере будущего ничего подобного не было. Тачпад работал невероятно плавно - лучше любой мыши. Клавиши срабатывали именно те, которые нажимались. Приложения не пытались навязать пользователю действия, которые ему были не нужны. И главное - не было самопроизвольных срабатываний клавиш и тачпада.
  
  Отдельно следует сказать о клавиатуре.
  Как уже было сказано, она сильно отличалась от привычной. Причём не только в длину, но и в высоту.
  Кроме уже упомянутого ряда клавиш С1-С15 были ещё два дополнительных ряда.
  Первый из них - специальные знаки (в том числе препинания). Они не теснились в одном ряду с цифрами, а занимали отдельный ряд.
  Второй лишний ряд появился оттого, что алфавитных клавиш было не три, а четыре ряда. И зачем их так много?
  Арсений пригляделся и опешил: на клавиатуре были одновременно и русские, и латинские буквы! Так что, печатая 'смешанный' текст, не было никакой необходимости переключать языковой регистр!
  Впрочем... Один вопрос возник сразу же:
  - А вот буква 'О', например. Она присутствует на клавиатуре в единственном экземпляре. Как мне задать при вводе, русская она или латинская?
  - А зачем это задавать? - удивилась Людмила. - Упомянутая вами буква - общая для обоих алфавитов. Русский вы текст набираете, английский - какая разница? И в слове 'кот', и в слове 'long' вторая буква - одна и та же. Хотя звуки, конечно, немного разные...
  - В нашем времени всё было не так. Русская и латинская 'о' имели разные коды, и поэтому рассматривались компьютером как две совершенно разные буквы.
  - А у нас по-другому. Буква 'о' и в русском, и в английском тексте имеет один и тот же код. Согласитесь, что наша система естественнее, проще и логичнее.
  - Всё равно как-то непривычно, - пробормотал Арсений.
  - Ничего! Привыкнете! Понимаете, ваша система сложилась исторически. Раскладка компьютерных клавиатур была сделана похожей на раскладки пишущих машинок. Причём в разных языках эти раскладки были совершенно разными. Сейчас никаких пишущих машинок давно нет, поэтому оглядываться ни них и не нужно. Есть и ещё один важный момент. В ваше время способ совместного использования латинского и кириллического алфавита разрабатывался в англоязычных странах. Поэтому... как бы это культурнее выразиться... была создана система, причиняющая существенные неудобства носителям языка с кириллическим алфавитом, в первую очередь русским. А наша система изначально создавалась так, чтобы всем было максимально удобно.
  
  Клавиатура раздражала своей непривычностью первые двадцать минут. А потом вдруг стало понятно, насколько она удобна.
  Да разве только клавиатура! В этом компьютере было удобно буквально всё! И то, что он даже на секунду не задумывался 'на пустом месте'. И то, что всегда вёл себя естественно и предсказуемо. И то, что висящий в воздухе огромный экран совершенно не утомлял глаза.
  От текстового редактора 'Лёгкий текст' Арсений буквально не мог оторваться. Интерфейс был немного непривычным - но настолько естественным, что был освоен 'влёт'. Через двадцать минут текст набирался примерно с такой же скоростью, что и в знакомом 'Ворде'. А потом Людмила рассказала о нескольких способах ускорения этого процесса - и текст стал набираться почти в два раза быстрее.
  Какой текст? Ну, Людмила попросила его изложить в словесном виде первые впечатления от будущего. Так, в порядке упражнения...
  Сначала Арсений не знал, что писать, а потом как-то 'завёлся'. Да так, что Людмиле пришлось его останавливать.
  - Текстовой редактор вы уже освоили! - улыбнулась она. - Сейчас сделаем обеденный перерыв - а после него займёмся компьютерным дизайном.
  
  Обед в этот раз получился немного поздним. На этот раз он состоял не из консервов. Точнее, не совсем так... Формально из консервов - но таких, которые нужно самому готовить.
  Арсений взял из холодильника металлическую коробку с надписью 'Печёная курятина'. В её боковой части находился электрический разъём. Оставалось прочитать инструкцию на крышке.
  Всё было понятно - надо было найти электрический шнур специального вида.
  Шнур нашёлся быстро - в ящике кухонного стола. Оставалось подключить один его конец к розетке в стене, а второй - к коробке.
  В момент подключения на крышке зажёгся красный светодиод. Через несколько минут он стал оранжевым. А ещё через некоторое время - жёлтым.
  Когда светодиод стал зелёным, раздался щелчок, - и рядом со светодиодом появилась прямоугольная кнопка. Арсений нажал её - и крышка откинулась вверх.
  Внутри лежали куски горячего куриного филе, издавающие умопомрачительно вкусный запах.
  Сам обед не занял много времени. Курица была съедена за десять минут. Чай с изысканно вкусными конфетами выпит за четверть часа.
  Людмила должна была позвонить сама. Пока этого не произошло, Арсений подошёл к окну и долго всматривался в сверхурбанистический городской пейзаж.
  А потом зазвонил телефон.
  - Ну что, готовы? - раздался голос Людмилы. - Тогда я иду!
  
  Первый час после обеда был настоящим кошмаром. Потому что был потрачен на изучение совершенно незнакомого языка.
  Он использовался для создания экранных книг - аналога того, что в начале XXI века называлось 'сайтом'.
  В прошлом для этого использовался язык HTML. Сейчас вместо него был совсем другой язык - LBCX. И на HTML он был ни капли не похож.
  С другой стороны, он был очень естественным и логичным, поэтому где-то уже через час Арсений изучил его на уровне суперминимума.
  - Всё! - сказала Людмила. - Дальше в этом направлении вы можете двигаться сами. А сейчас перейдём к следующей теме - графическим редакторам.
  
  Арсений был более-менее знаком с графическими редакторами. Причём не только с простейшим Paint, но также и с более продвинутыми Photoshop и Visio. Ему даже и с редактором CorelDraw несколько раз пришлось поработать - правда, в самых простых режимах.
  Так он и сказал Людмиле.
  Но та грустно улыбнулась:
  - Вот как раз тут вам придётся забыть почти всё, что вы знаете. Средства работы с графикой за двести лет изменились больше всего.
  И это, как оказалось, вовсе не было преувеличением.
  
  - Тренироваться надо на чём-то конкретном, - сказала Людмила. - Возьмём простейший графический образ. Море. Над ним небо с облаками. У самого горизонта плывёт корабль. На берегу моря (это уже передний план) стоит домик сельского типа. Рядом с ним два дерева - сосна и берёза. Вот, пожалуй, и всё!
  - Да вы что, шутите? - схватился за голову Арсений. - Я такое целую неделю буду рисовать!
  - Ну уж и неделю! До ужина успеете! А я Вам в этом помогу!
  
  В самом начале было невероятно тяжело.
  В отличие от текстового редактора даже самый простой графический редактор показался Арсению каким-то изощрённым. По крайней мере, никакой ясности и естественности в его интерфейсе он не увидел.
  Но деваться было некуда. Задача поставлена, строгий и взыскательный учитель сидит рядом. Так что не ленись, ученик, и шевели руками! И, конечно, мозгами!
  
  Но и тут Арсений очень быстро привык к новому интерфейсу. А, попробовав работать, понял, насколько он удобен.
  Требуемую картинку он нарисовал довольно быстро. А в ходе этого процесса он и простейший графический редактор освоил. По крайней мере, в минимальном варианте.
  А потом Людмила буквально 'протащила' его по 'продвинутым' графическим редакторам.
  Начала она с растрового редактора - вроде Photoshop'а. В этом редакторе картинка была 'расщеплена' на несколько графических слоёв, каждый из которых можно было независимо редактировать.
  Следующим был векторный редактор. Здесь можно было увеличивать и уменьшать картинку, а также менять угол зрения.
  Потом настала очередь трёхмерного редактора. Тут вообще можно было смотреть на картинку с разных сторон.
  Самым последним был редактор мультфильмов. С его помощью на небе задвигались облака, а вокруг дома стали бегать кошка с собакой.
  
  Арсений замер, потрясённый. Чуть больше трёх часов работы - а какую сложную картинку он успел создать!
  В своём старом времени он пытался освоить графический дизайн. Даже довольно много времени на это потратил. Но результаты были... как бы поточнее выразиться... средние. Всякую мелочь он нарисовать мог, но мастером отнюдь не был.
  А тут он почувствовал, что ещё неделя обучения - и он сможет изобразить практически всё, что угодно.
  Только позволят ли ему потратить на это неделю?
  
  - Всё! - наконец остановила его Людмила. - На сегодня хватит!
  Только в этот момент Арсений почувствовал, как устал.
  Он подошёл к окну.
  Был поздний вечер. Солнце уже село. Громады башен-небоскрёбов в этот раз почему-то подавляли.
  Целый день, проведённый перед компьютером в сидячем положении, вызвал лёгкое онемение во всём теле. И это после одного дня! А что будет дальше?
  - Если так пойдёт дальше, то я через несколько дней заболею от гиподинамии, - грустно улыбнулся Арсений. - Так что или выводите меня гулять, или...
  - Гулять вам пока рано, - вздохнула Людмила. - Придётся вам тренажёром обойтись. Завтра утром привезут.
  - Думаете, тренажёр решит проблему?
  - Решит, решит! Вы просто наших тренажёров пока не видели!
  - Ну хорошо, если так! Ну что, на сегодня программа закончена?
  - Вполне. Можете отдыхать. У вас есть какие-нибудь вопросы?
  - Вроде нет...
  - Тогда я пойду.
  
  Вот и ещё один день в будущем закончился. Можно кое-какие итоги подвести.
  Во-первых, вроде бы этот мир не такой уж страшный. Жить здесь можно. По крайней мере, если верить первому впечатлению. Это плюс.
  Во-вторых, к нему, вроде бы, отнеслись серьёзно. Есть шансы, что удастся найти в новом времени достойное место. Это тоже плюс.
  В-третьих, условия проживания... Полной свободы пока не дали. С другой стороны, и времени пока прошло немного. Да и ограничения не выглядят унизительными, и их пока можно перетерпеть. Так что тут оценка промежуточная - ни плюс, ни минус.
  А есть ли явные минусы? Наверное, есть. Но он их пока не видит.
  Арсений вздохнул и пошёл ужинать.
  
  На этот раз он не стал экспериментировать. Перекусил уже знакомыми, проверенными продуктами.
  Что делать дальше? Телевизор посмотреть, что ли? Но сил совершенно не было.
  Так что Арсений не стал тянуть. Поставил на раннее время будильник - и сразу же лёг спать.
  Спал он очень крепко. И Денис ему в этот раз не приснился.
  Прогресс, однако...
  
  
  Глава четвёртая. Первые итоги
  
  Хотя Людмила в этот день тоже сильно утомилась, ложиться рано она никак не собиралась.
  Вечер она начала так же, как Арсений, - с ужина. Правда, самой хлопотать ей по этому поводу не было никакой нужды: когда она пришла в 'исследовательскую' квартиру, там был уже накрыт обильный стол, за которым сидели большинство сотрудников.
  - Ну, Людочка, как дела? - осторожно спросил её один из врачей.
  - Знаете, очень неплохо! Если мы ничего не испортим, готовьтесь получать премии и награды!
  - А знаете, во времена Арсения была такая примета: не делать вслух слишком оптимистических прогнозов? - меланхолически прокомментировала девушка-историк.
  Людмила смутилась. А потом, как бы отогнав от себя какую-то навязчивую мысль, возразила:
  - Так это же в те времена! Сейчас таких примет нет!
  - А вы что, все современные приметы знаете? - не унималась историк.
  - Да ну вас! Всё настроение сбили! - махнула рукой Людмила и принялась за еду.
  
  Она прекрасно понимала, почему на неё 'катят бочку' - потому что она вылезла вверх 'не по чину'. Темпоральный полицейский - это, конечно, важная фигура, - но на самых первых этапах. А когда попаданец преодолел 'шоковый этап' своего непростого пути и началась адаптация - тут уже специалисты должны подключиться!
  Но вся эта ситуация отнюдь не была иницитивой самой Людмилы. Такое задание ей дал Леонид Дмитриев. А задания специального представителя императора надо выполнять без колебаний.
  
  Людмила снова вспомнила тот самый звонок по защищённой линии. Представитель императора сразу же предложил свой собеседнице одеть на уши - гарнитуру, а на рот - компактный микрофон. Мол, хоть вокруг и свои, а разговор слышать им всё равно ни к чему.
  - Понимаете, Людочка, - начал он. - Очень скоро Арсений будет выходить на свежий воздух. Сначала - на защищённые площадки, а потом - и на обычные улицы. Как вы понимаете, одному ему ходить пока опасно. Всё-таки человек он здесь чужой, и легко может сделать что-то не то. Поэтому ему и нужна группа поддержки. Группа это не может быть слишком большой, а функций выполнять будет много. Поэтому естественно, если каждый её член будет выполнять несколько функций.
  
  - А причём тут я? - удивлённо спросила Людмила.
  - Так ведь это очень просто! - улыбнулся Леонид Алексеевич. - Представьте себе, что к вам прицепится какой-нибудь полицейский! Кто может разрулить эту проблему? Только с помощью 'своего' полицейского! Так что сотрудник полиции в группе поддержки нужен, причём с очень немалыми полномочиями. Вы для этого прекрасно подходите!
  - Какие там полномочия у старшего лейтенанта? - удивилась Людмила.
  - Во-первых, вам вот-вот присвоят звание капитана. Во-вторых, вы служите в темпоральной полиции, - поэтому ваше капитанское звание будет соответствовать званию подполковника в обычной полицейской части. В третьих, ваш дадут очень серьёзный документ. Любой полицейский, лишь взглянув на него, сразу же передумает с вами связываться!
  
  - Но что при этом конкретно я должна делать?
  - Конкретно? У вас как с компьютерной грамотностью дела?
  - Да вроде неплохо... На всех экзаменах пятёрки получала.
  - Тогда вот вам первое задание. Проведите экспресс-обучение Арсения основам компьютерной грамотности. А перед этим научите его книгами и телевизором пользоваться. Справитесь?
  - Справлюсь! - твёрдо ответила Людмила. - Только кто мне разрешит это делать?
  - Об этом не беспокойтесь. Нужные указания я дам сразу же после этого разговора.
  Вот так Людмила первый раз в жизни попробовала себя в качестве учителя попаданцев.
  
  Сначала она опасалась, удастся ли быстро обучить Арсения. Всё-таки человек из прошлого... да к тому же находящийся в шоковом состоянии.
  Первой хорошей новостью была скорость, с которой он освоил книги-карточки и телевизор. Больно уж эти технологии были для человека XXI века странными и неожиданными. Всё-таки трансформация материальных объектов способна непривычного человека выбить из колеи.
  Но тем не менее он привык... освоил... изучил. Так что к освоению компьютера подошёл с хорошими результатами.
  А дальше вообще начались чудеса. За неполный день Арсений изучил программу трёх-четырёх дней.
  Сообщение об этом Людмила послала немедленно - ещё находясь у дверей квартиры Арсения. Так что Леонид Алексеевич всё уже должен знать.
  В этом присутствующие за столом наглядным образом убедились через полчаса. У всех одновременно звякнули личные коммуникаторы.
  Сообщение все получили одно и то же: 'К одиннадцати часам переслать мне краткий результат вашей работы.'
  Так что сразу после ужина всем придётся на славу потрудиться!
  
  Леонид Дмитриев в изнеможении откинулся на спинку кресла. Кажется, он успел!
  Хотя отчёты отдельных сотрудников были краткими, но их было больше десятка! И, самое главное, больше половины из них были неожиданными.
  Нет, не так! Шокирующими! К счастью, в хорошем смысле!
  Леонид Алексеевич внимательно проверил свой отчёт два раза и отправил его по почте своему непосредственному начальнику - Представителю императора в России.
  Далее - как получится. Если шеф ещё в кабинете, он обязательно прочитает письмо и ответит на него. Это, правда, маловероятно, - ведь уже за полночь!
  Если он уже ушёл - тоже ничего страшного. Прочитает утром.
  Но правила негласной субординации требовали от Леонида Алексеевича, чтобы он подождал звонка шефа у себя в кабинете. Хотя бы час.
  Сил делать что-то серьёзное просто не было, и представитель императора решил посмотреть исторический фильм о восстании на звёздных границах империи.
  Хотя точнее всего его было бы назвать историко-фантастическим. Потому что определённо сказать, что там было на самом деле, никто сейчас не мог.
  Тем не менее фильм оказался интересным, выполнив свою главную функцию: отвлечь своего зрителя от беспокойной реальности.
  Но реальность не желала просто так сдаваться. В самый интересный момент вместо межпланетных пейзажей на огромном экране телевизора появилось улыбающееся лицо шефа:
  - Привет трудоголикам! Ну что, Леонид, поговорим?
  
  В том, что лицо шефа появилось на экране телевизора, а на экране компьютера, не было ничего необычного. Это была стандартная настройка: если видеовызов приходил хозяину кабинета в тот момент, когда он смотрит телевизор, он на экран телевизора и попадал. А вот то, что такой высокопоставленный и занятый человек, как его шеф, не отложил изучение письма на утро, да ещё решил поговорить с его отправителем, несмотря на глубокую ночь, - это было что-то!
  Все эти мысли мелькнули в голове хозяина кабинета буквально за секунду. Ночь, не ночь - не имеет значения! Если шеф звонит в такое время- значит он считает твою работу очень важной! Тут надо ловить момент и как модно убедительнее сформулировать свои предложения!
  В общем, Леонида Алексеевич сдержанно улыбнулся и, постараясь придать голосу максимально беззаботный оттенок, ответил:
  - С удовольствием! Поговорить я всегда готов!
  - Вот и прекрасно! - ответил в том же тоне шеф. И, вмиг став серьёзным, внимательно посмотрел на хозяина кабинета и спросил:
  - Леонид! Ты хотя бы немного понимаешь, что произошло?
  
  Хозяин кабинета смущённо улыбнулся:
  - Я так понимаю, что наши результаты можно считать сенсацией?
  - Это ещё очень скромно сказано! Три! Целых три сенсации! Причём каждая их них невероятного масштаба! Вот считайте: гость из прошлого, в полном здравии и с ясной головой, причём горячо желающий сотрудничать - раз. Практически раскрыт общий алгоритм трансформации проходящих через порталы - два!
  - Ну, это пока что гипотеза... Её проверить надо!
  - Проверим, обязательно проверим! Только вот я практически не сомневаюсь в положительном результате! Слишком уж всё сходится! Кстати, а кто из вас эту гипотезу сформулировал?
  - Наш доблестный полицейский - Людмила Антоненко. Она сразу же сказало, что главное отличие Арсения заключалось в том, что непосредственно перед переходом он находился в состоянии глубокого физического, интеллектуального, эмоционального и морального подъёма. Так что портал просто усиливает те характеристики попаданца, которые в момент перехода являются доминирующими.
  - Видите - результат не просто интересный, а важный и актуальный!
  - И что он нам даёт?
  - Хм... Вам всё равно допуск повышают, так что я, пожалуй, кое-что сейчас вам расскажу. На самом деле порталов на данный момент открыто довольно много. Причём темпоральные - только малая их часть. В основном порталы пространственные.
  - Телепортация? Так это же здорово!
  - Вот и нет... Потому что этими порталами никто сейчас не пользуется.
  - Но почему?
  - Потому что они смертельно опасны! Входит в них нормальный человек - а выходит инвалид! Или вообще труп вываливается! - с болью в голосе воскликнул шеф.
  - Так вы хотите сказать...
  - Да, вот именно! Очень велика вероятность, что темпоральные и пространственные порталы построены по единому принципу. Так что вы, мой друг, в настоящий момент курируете проект, в рамках которого, возможно, будет разработана реальная телепортация! Не слабо, правда?
  
  В кабинете повисла пауза. У каждого из собеседников была своя причина молчать...
  Хозяин кабинета старался осмыслить только что полученную информацию. А вот его собеседник просто получал удовольствие от удивления своего подчинённого. Сейчас он удивит его ещё больше!
  - Кстати, вы говорили про три сенсации. Я почему-то про третью ничего не знаю.
  - Знаете - только значения не придали. Вы обратили внимание на то, что у Арсения ненулевой XQ-фактор?
  - Об этом я конечно прочитал - но значения не придал. А что, это так важно?
  - Всех подробностей я вам пока сообщить не могу. Вам же пока достаточно знать простую вещь: человеку с ненулевым XQ-фактором гораздо легче сделать головокружительную карьеру, чем тому, у кого такого фактора нет.
  - Получается, что все места наверху заполнены такими людьми?
  - Если бы! Дело в том, что этих уникумов очень мало. Примерно один на десять тысяч. Причём с каждым годом их доля всё падает и падает.
  - Значит, раньше их было гораздо больше?
  - Судя по всему - да. Так что у Арсения было гораздо больше шансов обзавестись этим полезным свойством, чем у нашего современника.
  
  - И какой из всего этого практический вывод? - осторожно спросил Леонид Дмитриев. - Можно радоваться или есть какие-нибудь 'но'?
  - Вот что мне в тебе нравится - то, что ты всегда в корень зришь!
  - Раз так - давайте рассказывайте!
  - Тогда слушай! Внимательно слушай!
  
  - Хорошее тебе и так понятно: так держать! А тревожных моментов целых два! Во-первых, раз ценность Арсений невероятным образом возрастает, - то ошибка абсолютно недопустима! Так что от вас всех требуется осторожность, тактичность и мягкость в десятикратном масштабе.
  - Это-то я понимаю! А в чём заключается второй неприятный момент?
  - В том, что информация о важности этого дела как-то наружу просочилась. И уже кое-какие интриги начались.
  Леонид Алексеевич побледнел. Интриг он не любил в принципе.
  
  - Ко мне тут уже разные доброжелатели подкатывали! - грустно улыбнулся шеф. - Предлагали свою помощь. Намекали, что вы не очень умело ведёте дело. Мол, если бы на Арсения нажать посильнее - больше толку бы было.
  - Что значит больше толку? - задохнулся от возмущения Леонид Алексеевич. - Дела и так идут с невероятно высокой скоростью!
  - Да успокойтесь вы! - успокоил его собеседник. - Послал я этих доброжелателей - далеко-далеко. И сказал, что вашей работой более чем удовлетворён. Но дело в том, что такие вот открытые наезды - не самое страшное. Могут быть попытки силового вмешательства.
  - И кто? - с дрожью в голосе спросил хозяин кабинета. - Неужели российское руководство?
  - Нет, что вы! Тут везде наверху адекватные люди. Они помнят, что работа с попаданцами - прерогатива администрации Императора. Тем более мы всё время делимся с ними результатами.
  - Тогда кто же?
  - Отдельные люди из руководства Северо-Запада.
  - Они не посмеют! - прошептал Леонид Алексеевич. - Не та весовая категория!
  - В открытую - не посмеют! А вот косвенно...
  - Как это?
  - Например, вы идёте по улице, и на вас нападают неизвестные лица. Арсения захватывают. Потом его отбивают работники милиции. В конце концов, конечно, возвращают вам. Но при этом он несколько часов находится в чужих руках - и тут возможны различные варианты.
  - Какой кошмар! Неужели такое возможно?
  - Боюсь, что да. Так что соблюдайте максимальную осторожность. Особенно когда Арсений на улицу выходить начнёт!
  
  - Раз всё так серьёзно, - задумчиво произнёс хозяин кабинета, - то мне, наверное, придётся лично возглавить контактную группу. Места свободного там ещё много!
  - А вот этого не надо! Периодические контакты с высоким начальством, конечно, бодрят, - но его постоянное присутствие создаёт для подчинённых дискомфорт. Боюсь, личным руководством вы свяжете своих подчинённых по рукам и ногам и только замедлите работу. Тем более что для вас ещё одна работа нашлась - тоже очень-очень важная!
  - Не вовремя как-то, - поморщился Леонид Алексеевич. - Мне бы сейчас ни на что постороннее отвлекаться не хотелось.
  - А это и не постороннее. Вы будете руководить освоением безопасного телепорта - с учётом тоё информации, которую от Арсения получили.
  - Странное у меня положение, - усмехнулся хозяин кабинета. - Лично руководить нельзя - а отвечать должен по максимуму.
  - Ну вы же не вчера родились - знаете, как это делается. Поставьте во главе группы того из своих сотрудников, которому больше всего доверяете. Дайте ему пару надежных помощников. Вот и получится крепкий костяк группы- три человека из вашего аппарата. При этом вы абсолютно свободны в подборе кадров. Можете брать тех, кто формально ещё недостаточно высоко стоит. Можете оголять любые направления вашей работы - все они сейчас менее важны, чем адаптация Арсения. Если что-то оголится слишком сильно - не беда. Кадров на эти направления я вам подкину. И согласовывать ваш список я долго не буду - утвержу после краткого разговора с вами. Ну как, идёт?
  - Идёт! - улыбнулся Леонид Алексеевич. - Трёх специалистов экстра-класса мне и искать не надо - я уже их знаю. Только, боюсь, вам мой выбор не понравится.
  - Плевать! Лишь бы вам они нравились!
  
  Разговор был закончен. Но Леонид Алексеевич не уходил из кабинета, потому что на экране высветилась надпись 'Не покидайте кабинет! Ждите важного сообщения!'
  А ещё через три минуты на экране появился...
  - Здравствуйте, Ваше Величество! - нервно сглотнул хозяин кабинета.
  - Добрый вечер!
  Голос императора был спокоен и серьёзен.
  - Настал ваш звёздный час, Леонид! Не ошибитесь! Помните: двигаться медленно - совсем не страшно. Страшно споткнуться на какой-нибудь мелочи. Так что берегите своего суперпопаданца! Вы даже не представляете, какие у меня на него планы!
  После этого экран сразу же погас.
  Хозяин кабинета вздохнул. Да, Его Величество, как всегда, выражается чётко и лаконично!
  И ведь всё правильно! Не поспоришь!
  А теперь - срочно спать! Ведь завтра будет трудный день...
  Леонид Алексеевич даже домой ехать не стал. Времени не было!
  Вместо этого он пошел в комнату отдыха при своём кабинете. Быстро застелив диван, он поставил будильник и мгновенно заснул.
  
  Казалось бы, после такого вечера встать рано будет трудно. Почти невозможно.
  Ничего подобного! Человек, спавший на диване, вскочил сам, - примерно за час до того, как должен был зазвенеть будильник.
  Очень быстро позавтракав, Леонид Алексеевич сел за компьютер и открыл список сотрудников своего аппарата.
  В этот раз ему ни в коем случае нельзя ошибиться...
  
  Через полчаса список из трёх человек был готов.
  Олег Петров - руководитель группы. Несмотря на молодость - прекрасный организатор. На нём лежит непростая задача - всё время находясь около Арсения, осуществлять непосредственное руководство.
  Теперь руки у Леонида Алексеевича были развязаны - он мог спокойно заниматься и другими делами, зная, что главное дело в надёжных руках.
  Надежда Егорова - его заместительница. Отличница, эрудит, душа компании. Главное - с темпоральными порталами знакома не понаслышке.
  Иван Дмитриев - суперспециалист по компьютерам и всему, что с ними связано. Больше всего любит тихо сидеть где-то в уголке и делать порученные ему немыслимые вещи.
  Примерно через полтора часа эти три человека сидели в кабинете Леонида Алексеевича и внимательно слушали задание. А когда импровизированное совещание было закончено, все четверо поехали к Арсению.
  А там их уже ждали первые тревожные новости.
  
  В это утро Людмила проснулась ещё раньше, чем Леонид Алексеевич. И, как оказалось, вовремя. Через полчаса после пробуждения её удостоверение личности пискнуло - и на его обратной стороне появилось сообщение. Весьма, надо сказать, приятное. Теперь она не старший лейтенант, а капитан темпоральной полиции. Если переводить на общеполицейские чины - подполковник.
  Потом на личный коммуникатор ей пришло сообщения. Точнее, вопрос: когда присылать курьера с атрибутами? Людмила написала, что можно хоть сейчас. А чего тянуть, если всё равно уже встала?
  Передача атрибутов произошла буднично. В дверь ячейки позвонила девушка в форме рядового полиции. Внимательно посмотрела удостоверение личности, протянутое Людмилой. Протянула ей небольшую серую коробочку. Проконтролировала по коммуникатору прохождение транзакции. И, улыбнувшись, вприпрыжку побежала к лифту.
  Людмила открыла коробочку. Внутри лежали три комплекта погон и карточка-спецификатор звания.
  Новоиспечённый капитан вздохнула. Обычно такие вещи делаются в торжественной обстановке - а теперь это произошло как-то буднично.
  С другой стороны - какая разница? Главное - сам факт присвоения, да ещё вне очереди.
  Людмила даже не представляла, насколько вовремя произошло её повышение.
  
  Где-то через сорок минут после ухода курьера в дверь ячейки вновь раздался звонок. Людмила открыла. На пороге стояли двое полицейских - лейтенант и сержант.
  - Внеплановый осмотр помещений. Разрешите пройти! - произнёс лейтенант, не показывая никаких документов. А сержант сделал решительное движение вперёд, намереваясь отодвинуть Людмилу в сторону и войти внутрь ячейки.
  Всё это выглядело страшно глупо. Неужели вошедшие первый день в полиции и не понимают, что нельзя просто так пройти в помещение - без предъявления документов и демонстрации оснований для каких-либо действий. Ведь ничего похожего на ордер не было показано!
  Но то, что выглядело глупым в качестве повседневной текучки, становилось вполне логичным как первый шаг провокации.
  
  Но разве возможна здесь серьёзная провокация? Неужели эти господа не понимают, с кем связались? Когда обычная полицейская часть лезет в дела аппарата Императора - это очень похоже на изощрённый способ самоубийства.
  А если целью является похищение Арсения? Войти по-наглому, пользуясь полицейской формой - и задержать. Вряд ли ему сделают что-то плохое... Хотя кто знает, что отморозкам в голову придёт...
  Так что вызывающее поведение полицейских легко понять - им сознательно не объяснили, с кем они будут иметь дело. Потом им, конечно, достанется за самоуправство. Может быть, их даже под суд отдадут. Да вот это мало утешит, если с Арсением что-то случится.
  
  Всё это мелькнуло в голове у Людмилы всего за пару секунд. Но действовать она стала ещё раньше.
  Дело в том, что подобные ситуации у них тщательно отрабатывались на практических занятиях. Каждая из ситуаций делилась на варианты. И для каждой пары ситуация-вариант нужно было действовать не раздумывая - на автомате.
  Поэтому Людмила, увидев, что полицейские ведут себя 'неправильно', сразу же подала через рукав команду тревоги с защитного браслета. Теперь, зная, что помощь уже на подходе, можно было и поразмяться...
  Лейтенант сумел пройти недалеко - буквально два шага внутрь ячейки. Людмила схватила его за плечо, и, пользуясь мгновениями его удивления, заломила руки за спину. К сержанту, сунувшемуся на выручку своему старшему, пришлось применить болевой приём.
  Тут и 'свои' полицейские подбежали. И сразу же защёлкнули на запястьях пришедших наручники.
  - Девушка, вы даже не представляете, как просчитались! Нападение на полицейских при исполнении... - попытался 'качать права' лейтенант.
  - Тоже мне, полицейский! - иронично усмехнулась Людмила. - Документов не показали, ордера не предъявили, старшего по званию оттолкнули.
  - Это кто тут старший по званию? Ты, что ли? - попытался 'покачать права' лейтенант.
  - Да-да, именно я! - продемонстрировала удостоверение Людмила. - Вы лейтенант линейной части, а я капитан спецподразделения. Чувствуете разницу?
  Скованный наручниками лейтенант сник. Похоже, только теперь он понял, какие неприятности ему грозят.
  
  Людмила не стала сама допрашивать 'пленных'. На это начальство есть. Поэтому она сразу же стала звонить Леониду Алексеевичу. Тот, судя по голосу, очень встревожился, и приказал ничего без него не предпринимать. А он, мол, вот-вот приедет.
  Приехал он не один, а в сопровождении трёх незнакомых людей. Двух парней и одной девушки. Всех трое были каким-то неуловимым образом похожи друг на друга. Нет, не внешностью. Скорее, выражением глаз...
  - Вот, прошу любить и жаловать! - обратился Леонид Алексеевич к присутствующим. - Работники моего аппарата. Олег - главный после меня. Можно сказать и по-другому - руководитель всей вашей группы.
  Людмила с интересом посмотрела на Олега. Конечно, очень молодой... Но взгляд серьёзный и уверенный. Главное - во взгляде тупого упрямства нет. Пожалуй, с таким начальником можно иметь дело...
  Отношение к Наде и Ивану она ещё не сформировала. Вроде бы нормальные ребята. А более конкретно - жизнь покажет.
  
  Леонид Алексеевич был в шоке. Оказывается, десять минут назад всё висело на волоске! Какие-то идиоты уже начали действовать!
  - Вот, Олег, тебе первое задание! Допроси быстренько этих молодых людей! В помощь возьмёшь капитана Антоненко. Она, кстати, поможет тебе свободную комнату найти.
  - Я своих ребят тоже хочу привлечь. В качестве конвоя! - указала Людмила на 'своих' полицейских.
  - В качестве конвоя - пожалуйста! Но при самом допросе должны присутствовать только ты и Олег!
  Несостоявшихся злоумышленников увели. А Леонид Алексеевич на миг растерялся. Слишком неожиданно всё стало развиваться.
  Но только на миг. Уже через несколько секунд план дальнейших действий уже был у него в голове.
  
  Через десять минут все сотрудники группы сидели за столом.
  - У меня для вас есть две новости - приятная и неприятная. - начал Леонид Алексеевич. - С которой начать?
  - Чего уж там - начните с неприятной. - подал голос старший медицинской группы. - Может быть, потом хоть приятная нас утешит.
  - Неприятная новость простая. На нас совершили 'наезд'. Двое полицейских, причём, скорее всего, настоящих. Сейчас их как раз допрашивают - потому и не все за столом присутствуют.
  - Как же их можно допрашивать, если они настоящие? - удивилась юная лаборантка.
  - Дело в том, что наша Людмила гораздо старше по званию! Тут неведомые злоумышленники, к счастью, просчитались.
  
  - А какая хорошая новость?
  - В том, что структура вашей группы окончательно устаканилась. Я вам тут нового руководителя привёз - вместе в двумя помощниками. Да вот, кстати, и они - со мной рядом.
  И Леонид Алексеевич представил присутствующим Надю и Ивана.
  - А где же сам руководитель? - раздался чей-то ироничный голос.
  - А он временно занят. Как раз злоумышленников допрашивает. Я думаю, минут через десять подойдёт.
  
  Олег подошёл даже раньше. Леонид Алексеевич отозвал его в сторону и начал расспрашивать.
  - Тупик, сплошной тупик! Им дали задание - проверить эту квартирную ячейку. Мол, есть сведения, что тут творятся незаконные дела. Совершенно точные сведения, полученные по агентурным каналам. Только вот формальных оснований для обыска нет. Так что имеет смысл рискнуть - ворваться и обыскать. А когда будут получены конкретные улики - никто и не вспомнит, как именно их получили.
  - И они поверили?
  - Не сразу. Сначала, конечно, посомневались. Но тот, кто давал задание, заверил, что, если даже и возникнут какие-то неприятности, он их быстро отмажет.
  - Фамилию-то хоть этого самого господина, что задание давал, сказали!
  - Ну конечно сказали! Куда им было деваться? Только вот толку-то? Какой-то подполковник полиции предпенсионного возраста. Вряд ли мы от него что-нибудь толковое узнаем.
  - Думаете, он их использовал 'втёмную'?
  - Думаю, да. Сказал бы, что это полностью их инициатива - а его просто подставляют. Тем более с ним разговаривал один лейтенант - так что и со свидетельскими показаниями худо.
  Леонид Алексеевич задумался:
  - Да, с учётом того, что использование детекторов лжи временно приостановлено - действительно тупик. Что же делать?
  - А ничего! На увольнение их полиции ребята, конечно, заработали. Но не больше. Так что по официальным полицейским каналам вряд ли будут слишком сильно расследовать. Мол, ошиблись ребята, - с кем не бывает!
  - А по нашим каналам действовать пока не стоит - чтобы излишний шум не создавать. Да, и так плохо, и эдак!
  
  - Как ты думаешь, Олег, - задумчиво спросил Леонид Алексеевич, - имеет ли смысл мне с ними лично поговорить? Показать наглядно, с кем они вздумали связаться?
  - Да нет, не надо... По-моему, они и так до смерти перепуганы.
  - Тогда ладно... Вызывай конвой и отправляй их в службу внутренней безопасности полиции. Главное - протокол допроса не забудь приложить!
  Через двадцать минут неприятный инцидент был исчерпан до конца: незадачливые 'оборотни в погонах' были отправлены куда нужно.
  Затем Леонид Алексеевич представил Олега всем присутствующим - и кратко рассказал о произошедшем эксцессе.
  - Так что, прошу, вас, соблюдайте предельную осторожность. Всем работникам полиции немедленно надеть форму. И ходить в ней всё время. Входную дверь выходить открывать как минимум втроём - причём чтобы один их трёх обязательно был полицейским. У кого есть оружие - всё время носите его с собой!
  - Даже электронное? - выкрикнул с места Иван.
  - Электронное - в первую очередь!
  
  Затем Леонид Алексеевич отозвал к окну Людмилу и трех своих сотрудников.
  - Тут Люда уже начала процесс обучения Арсения, причём довольно успешно. Посмотрите, как она это делает, - и присоединяйтесь. Но главное - не испортите то, что уже есть. Вы не должны ломать уже сложившийся учебный процесс, а придумать, как сделать его ещё лучше.
  - Не беспокойтесь! - подал голос Олег. - Я за этим прослежу.
  - Да, кстати! А что сейчас делает Арсений?
  - Он очень интересным делом занимается. Тренажёр осваивает!
  - Хорошая штука! Ладно, не будем его беспокоить! У нас ведь и так работы выше крыши!
  И Леонид Алексеевич в сопровождении Олега, Нади и Ивана направился к бригаде медиков. А потом к бригадам физиков, химиков и инженеров.
  А потом и звонок от Арсения раздался.
  
  Когда рано утром двое молодых людей втащили в гостиную Арсения несколько больших коробок, тот сначала удивился. Но, когда услышал, что это тренажёр, понимающе кивнул головой.
  Говоря честно, он никогда не любил подобных вещей. Все эти тренажёры, фитнессы, аэробики всегда казались ему чем-то искусственным. Зачем тратить время и силы на искусственные нагрузки, когда можно тренировать мышцы, занимаясь каким-то реальным делом?
  Правда, сейчас был случай особый. Гиподинамия штука вредная, а гулять по улицам ему действительно пока рановато. Так что на данный момент и тренажёр сгодится...
  Правда, непонятно, как его собирать. Может быть...
  Но мысль свою додумать Арсений не успел - потому что те же самые два парня, которые принесли коробки, сами же очень быстро собрали из них готовый к употреблению агрегат. Затем тот, который выглядел чуть постарше, провёл краткий инструктаж.
  Потом оба молодых человека ушли к себе, произнеся на прощание дежурную фразу. Мол, если что непонятно, звоните.
  Арсений встав с кресла и подошёл к стилизованному велосипеду, вделанному в лежащую на полу широкую доску. Что ж, теперь придётся поизучать тренажёр. Надо - значит надо.
  
  На самом деле всё оказалось гораздо легче, чем он думал. Объяснения оказались исчерпывающими.
  Правда, были и сюрпризы. В основном приятные.
  Первым из сюрпризов была поза сидящего. На этом тренажёре не нужно было сгибаться, как на реальном велосипеде.
  Через пять минут Арсений уже бодро вращал педали, выпрямив спину и расправив плечи.
  Так, что он там ещё не проверил? Кнопку 'имитация реальности'?
  Нажать, что ли?
  
  Арсений нажал. И испытал шок. Такой сильный, что обязательно свалился бы на землю - если бы с накрепко закреплённого велосипеда можно было свалиться.
  Стены гостиной как будто растворились - и сидящий на сиденье тренажёра человек обнаружил, что он едет по дороге из уже знакомого ему тёмно-фиолетового материала. По обеим сторонам дороги был густой лес.
  Иллюзия была очень полной. Если бы Арсений не помнил, как садился на тренажёр и нажимал кнопку, то у него не было бы никаких сомнений, что окружающий его мир реален.
  Но иллюзию создавало не только зрение. Слышался шум ветра, гуляющего в ветвях, шуршание травы и стрекотание кузнечиков. И много ещё более тихих звуков, создававших очень реалистический звуковой фон.
  Кстати о ветре. Он не только был слышен, но и чувствовался - в первую очередь кожей лица. Ощущение было приятным и заметно бодрило.
  Чувствовались даже лесные запахи!
  Впрочем, когда Арсений сконцентрировался на этом ощущении, выяснилось, что реально никакого запаха он не чувствует. Но когда он 'отпустил' свою концентрацию, ощущение запаха вновь появилось - где-то на грани восприятия.
  
  Пока происходил анализ окружающей виртуальной среды, сама среда тоже менялась. Дорога, плавно извиваясь, несколько раз миновала лесные поляны, после чего вновь углублялась в лесную чащу.
  Ощущение реальности было потрясающим. Что там телевизоры, что там компьютеры? Вот оно, настоящее чудо!
  И всё-таки что-то было не так! Арсений усиленно размышлял, что именно - и наконец понял!
  Мир вокруг был какой-то слишком праздничный! Слишком картинный! Это ощущение было хоть и еде уловимым - но вполне определённым.
  Но, имея в руках маленький кусочек разгадки, можно догадаться и об остальном. Если суметь.
  Арсений сумел. Он понял, чего не хватает в окружающем мире. Разного рода неаккуратностей.
  До сих пор на глаза не попалось ни одной сгнившей палочки, засохшей травинки, лужи с грязью, сломанной ветки. Какой-то идеальный мир.
  Почему так? Об этом тоже нужно будет спросить...
  
  Наконец виртуальный велосипед выехал на опушку леса. Вдали виднелась река, а за рекой - посёлок с домиками-башнями. Арсений решил кое-что проверить - и, резко затормозив, остановил велосипед.
  Когда скорость стала меньше, чем у пешехода, окружающий мир стал блекнуть. А когда велосипед совсем остановился, мир поблёк полностью. Ну как поблёк... Стал выглядеть как радужная плёнка - но не яркая, а как бы смягчённая.
  Теперь ещё одно нажатие на кнопку 'имитация реальности' - и виртуальная плёнка исчезла. Теперь тренажёр выглядел привычным образом - как намертво прикрученный к широкой доске велосипед.
  Арсений слез с сидения, потянулся, прогулялся по комнате. Во всём теле были лёгкость и бодрость.
  
  Да, кстати надо проверить...
  Арсений быстро устроился на тренажёре, включил виртуальную реальность, поехал...
  Он оказался не в начальной точке, а там, откуда вышел в предыдущий раз - на опушке леса у реки. Значит, тренажёр запоминает маршрут и начинает его там, где он закончился в предыдущий раз. Что ж - так гораздо интереснее!
  Доехав до моста через реку и переехав на другой берег, Арсений снова остановил тренажёр.
  Что ж - он хорошо отдохнул. Теперь можно снова поработать.
  
  Людмилу на этот раз он беспокоить не стал. Просто сел за компьютер и стал вспоминать, что она ему рассказывала.
  Кое-что вспомнилось сразу, кое-что - с трудом. А некоторые мелочи он так и не сумел вспомнить. Ничего - могло быть и хуже.
  Тут вдруг Людмила позвонила сама. И сказала, что хотела бы к нему зайти. Но не одна, а с ещё тремя людьми. Очень-очень интересными людьми.
  Что в этой ситуации мог сделать Арсений? Только сказать, что будет очень рад видеть всех четверых.
  
  Людмила пришла в сопровождении троих сотрудников, приведённых Леонидом Алексеевичем. И сразу же представила Арсению Олега.
  - Вот, - прошу любить и жаловать! Олег Петров! Теперь он у нас за старшего. Если выражаться громоздко, но точно, - представитель представителя императора.
  - Ну уж вы и скажете! - смутился тот.
  - Так что все со всеми организационными вопросами, Арсений, исключительно к нему. Он их вам все решит - быстро и с удовольствием!
  Увидев, что Олег совсем смутился, Людмила демонстративно отошла в сторону. Мол, своих подчинённых сам представляй.
  Он и начал представлять. Рассказал про Надю - специалиста широкого профиля.
  - А главное, Арсений, знаете, какое у неё первое высшее образование? - начал он.
  - Стоп! - перебил его Арсений. - У вас, что, принято по нескольку высших образований получать?
  - Не то что принято. Просто это специфика нашей работы. В систему представительства императора принимают только людей, уже имеющих высшее образование. А после принятия на службу мы кончаем ещё одно высшее учебное заведение - Академию Имперской службы. Так что два высших образование тут не у всех, а лишь у нас троих. Я, например, юрист. Надя - историк. Иван - специалист по компьютерам. Это наши первые образования. А второе у всех одинаковое - Академия Имперской службы.
  
  - Приятно познакомиться! - улыбнулся Арсений, внимательно окинув взглядом представленных ему молодых людей.
  Тут его взгляд скользнул на Людмилу, и он заметил то, на что раньше не обращал внимания:
  - Людмила! Вы сегодня так официально выглядите! Форму одели!
  - Увы! Конечно, летом сарафан удобнее - но теперь я всё время буду ходить в форме. В связи с только что произошедшими событиями.
  - А что за события? - заинтересовался Арсений.
  - А к нам тут милиция наведалась. Причём довольно-таки 'левая'.
  И Людмила подробно рассказала недавно закончившуюся попытку 'наезда'.
  
  - Ничего себе! - воскликнул Арсений, когда она, наконец, замолчала. - Я-то думал, что у вас тут тишь да гладь. А вместо этого - борьба бульдогов под ковром!
  - Ну, на бульдогов-то эти беспредельщики не тянут. - прокомментировал Олег. - Скорее мелкие шавки. Достаточно соблюдать элементарные меры осторожности - и они не опасны.
  - Плохо, что выход на улицу снова придётся отложить, - задумчиво прокомментировала Людмила. - Там вы, Арсений, будете особенно уязвимы. Так что сначала придётся дополнительные меры безопасности разработать. Я думаю, дней через десять всё будет готово. Как, вытерпите столько времени без прогулок?
  - Вполне! - улыбнулся Арсений. - Тренажёр, который мне сегодня утром доставили, - просто чудо. Я думаю, с ним мне проблемы со здоровьем не грозят.
  
  - Прекрасно! - улыбнулся Олег, обращаясь к Арсению. - Тогда давайте договоримся о наших дальнейших действиях. Людмила, как и раньше, продолжает обучать вас компьютерной грамотности. С Надей вы будете говорить об истории и вообще об общественных науках. Наверняка у вас здесь много вопросов накопилось. Заодно и о своём времени расскажете. Как-никак вы единственный очевидец огромного количества прошлых событий.
  - А мне что делать? - вмешался в разговор Иван.
  - Ты тоже будешь консультантом по компьютерам. Но будешь не на обычные вопросы отвечать, а на каверзные. Я думаю, скоро они один за другим у Арсения посыпятся.
  - Но это не займёт у меня слишком много времени!
  - Не волнуйся! Я тебе ещё парочку работ подкину! Так что без дела сидеть не будешь.
  И, окинув всех внимательным взглядом, Олег подытожил:
  - Ну что, задания ясны? Тогда за работу!
  
  
  Глава пятая. Вопросы и ответы
  
  Первое занятие с Иваном началось несколько неожиданно.
  - Арсений, вы уже создавали на компьютере какие-то файлы?
  - Да, конечно!
  - А вы никогда не задумывались, где они хранятся?
  - Ну как где... В компьютере!
  - А вот и нет! И я вам сейчас это докажу! Но для этого надо на пять минут заглянуть в соседнюю квартиру.
  Сказано-сделано. Иван провел Арсения в комнату, где за огромными экранами сидели люди. Попросил одну из молоденьких лаборанток временно выключить свой компьютер. И посадил за него Арсения.
  Тот не заставил себя уговаривать и нажал кнопку включения.
  Далее все было привычно. Заставка, рабочий стол. И вдруг...
  - А откуда они тут взялись? - удивлённо воскликнул Арсений, указывая на файлы, которые от создал сегодня утром.
  - А они не тут взялись. Они сами по себе существуют. И доступны с любого компьютера.
  
  - Значит, есть какое-то централизованное хранилище информации, куда сразу же попадают все файлы? - удивился Арсений.
  - Да-да, именно так!
  - Всё равно не понимаю... Вот я сажусь за произвольный компьютер. Откуда он узнаёт, что это именно я? Ведь никакого имени пользователя и пароля я не вводил...
  - А вот этот браслет, что у вас на руке? Помимо всего прочего, это ваш идентификатор.
  - А если бы я снял браслет?
  - Тогда бы пришлось вытаскивать из кармана один из ваших документов и прикладывать к компьютеру. Но если бы заранее зададите имя пользователя и пароль - можно при входе задавать и их.
  
  Арсений задумался:
  - А если у меня кто-то украдёт браслет и оденет себе на руку? Он что, вместо меня сможет в компьютер войти?
  - Да, нет, конечно! На чужой руке браслет не сработает.
  - А если меня похитят и...
  - Кажется, мы сейчас начали уходить в сторону. Тема похищения, конечно, очень важная и интересная - но мы её рассмотрим попозже. Обещаю - очень подробно рассмотрим.
  
  Следующая тема, которая была затронута - тренажёр.
  Арсений посетовал, что по сравнению с ним телевизор и компьютер выглядят слишком бледно. Нет в них такой потрясающей реалистичности, как в тренажёре.
  - Это просто вы не знаете всех их режимов работы! - не согласился Иван и предложил сесть за телевизор.
  Несколько уже знакомых манипуляций - и телевизор включён.
  Арсений внимательно посмотрел на огромный экран. Да, конечно, впечатляет. Но если вспомнить тренажёр...
  Но тут Иван нажал ещё одну кнопку - и экран, дрогнув, стал вогнутым.
  Вроде бы пустяк - но восприятие изображения на экране резко изменилось. Оно стало объёмным?
  Арсений внимательно всмотрелся. Нет, не стало. Но некая иллюзия объёмности появилась.
  Иван нажал ещё одну кнопку. И вот тут появилась настоящая объёмность.
  
  Впечатление было потрясающим. Действительно казалось, что зритель присутствует при всех происходящих на экране событиях. А то, что где-то на границе зрения мелькают интерьеры гостиной - не страшно! Они ведь не мешают!
  - Почему-то мне это не показывали раньше! - удивился Арсений.
  - Я думаю, во избежание излишнего шока. У вас ведь сейчас перегрузка в плане впечатлений - а это штука небезопасная!
  Оставалось только вздохнуть. Насчёт впечатлений было абсолютной правдой. Слишком их было много!
  
  После короткого перерыва состоялось первое занятие с Надей.
  Девушка предложила Арсению задавать любые 'скользкие' вопросы. Мол, наверняка их у него много накопилось.
  Сначала он делал это очень осторожно. Надя-то, как-никак, человек, близкий к власти. А большинство накопившихся вопросов были, мягко говоря, очень неоднозначными.
  Но на любой вопрос девушка отвечала прямо, откровенно и без каких-либо недоговорок. И Арсений увлёкся так, что забыл даже об ужине.
  Оказалось, до сих пор он очень много не понимал в окружающей его действительности.
  
  Первый вопрос, правда, был достаточно невинным. Почему окружающие его люди говорят на таком понятном ему языке? Ведь двести лет, как-никак, прошло!
  Оказалось, что сейчас существует фактически два диалекта русского языка.
  Литературный диалект очень консервативен. Он базируется на произведениях русской классической литературы и практически не меняется.
  А вот повседневный диалект гораздо более мобилен. В нём много неологизмов, состав которых всё время пополняется.
  - А вы не запутываетесь в этих диалектах?
  - Нет! - улыбнулась Надя. - Буквально с первого класса нас учат быстро переключаться с одного диалекта на другого. И не смешивать их друг с другом.
  - Значит, вы все говорили со мной только на литературном диалекте?
  - Конечно! Исключительно на литературном!
  - А скажите что-нибудь на повседневном!
  Надя сказала. Арсений впал в лёгкий ступор.
  - И что, это тоже считается русским языком? - удивлённо спросил он.
  - Самым что ни на есть русским! Только в повседневном варианте.
  
  - А вы будете учить меня повседневному языку?
  - Будем! Обязательно будем! Но чуть попозже! Иначе у вас в голове вообще всё перепутается!
  Такого Арсений, естественно, не хотел, - и только кивнул головой в ответ. Вопрос с языком был исчерпан.
  Но язык - это пустяки! Ответ на следующий вопрос поверг попаданца в гораздо более глубокий шок.
  Речь шла о престолонаследии.
  
  Арсений всего-навсего попросил Надю показать ему список императоров. А та сначала даже не поняла, о чём идёт речь.
  - Ну как, - стал объяснять ей Арсений, - вот ваша империя была основана. Сделал это самый первый император. Основоположник династии. Так вот - я хотел бы знать его имя. И имя второго императора. И третьего. И так далее - вплоть до теперешнего.
  На лице Нади промелькнуло понимание
  - Ах, вот вы о чём. Должна вас удивить. Этот список очень-очень короткий. Начиная с момента основания империи, нами правит один и тот же император. И отдавать кому-то свою власть он не собирается.
  
  Арсений понимал, что выглядит глупо, - но ничего не мог с этим поделать. А в голове тем временем теснилось столько вопросов!
  - Так, получается, человечество открыло тайну бессмертия?
  - Увы! Бессмертие для людей пока что недоступно.
  - Так, значит, император скрывает эту тайну от своих подданных?
  Надя возмущённо посмотрела на Арсения:
  - Конечно же нет! Как вы могли такое подумать?
  - Тогда я вообще ничего не понимаю!
  Надя глубоко вздохнула и начала объяснять.
  
  - Когда наш император ещё даже и не приблизился к власти, он занимался практической психологией. Настолько практической, что в конце концов приобрёл очень немалые сверхспособности. Которые, собственно говоря, и помогли ему позже оказаться у власти. Так вот - одним из элементов этих сверхспособностей и было бессмертие.
  - Так в чём же дело? Раз император развил это у себя - может развить и у других. Вместе с бессмертием.
  - Если бы всё было так просто! Будущий император не всегда чётко фиксировал свои действия по трансформации. А потом даже те протоколы, что имелись, оказались потеряны. Время тогда такое было - тяжёлое и опасное.
  - И что, за такое длительное время не удалось восстановить этот процесс по памяти?
  - Попытки были - но безуспешные. Имелась какая-то принципиальная тонкость, которую не удалось повторить. А без этой тонкости процедура получения сверхспобностей своей цели не достигала. Да к тому же была опасной.
  - И что, были прекращены все исследования? Обидно как-то!
  - Нет, не прекращены! Но ведутся они очень-очень осторожно. Так что вряд ли мы в ближайшее время дождёмся обнадёживающего результата...
  
  А потом Арсений узнал об императоре ещё очень много совершенно неожиданных вещей.
  Во-первых, у него не было ни имени, ни фамилии. Император - и всё. А при обращении - Ваше Величество.
  Во-вторых, никто не знал его национальности. Император свободно владел несколькими десятками языков. При этом говорил на них абсолютно без акцента.
  В-третьих, даже его вероисповедание было неизвестно. Все знали лишь одно - он принадлежит к одной из христианских церквей. Но к какой именно...
  - Стоп! - перебил девушку Арсений. - Разве у вас тут, в будущем, не всеобщий атеизм?
  - А с какой радости? - удивилась Надя.
  - Ну..., - растерялся Арсений, - в моё время всё к этому шло...
  - Шло, да не дошло! - довольно резко ответила его собеседница. - После Скрытого сорокалетия всё стало совсем по-другому.
  - Ну и что у вас сейчас?
  - Свобода вероисповедания. Традиционные религии разрешены, тоталитарные секты - запрещены.
  - И как определить, где тоталитарная секта, а где нет?
  - На этот счёт закон есть. Там всё подробно прописано.
  - А какое отношение к атеизму?
  - Смотря к какому. Конструктивный атеизм, естественно, разрешён. А воинствующий - запрещён. Потому что тоталитарной сектой считается.
  - А в чём разница?
  - Если человек излагает свои атеистические взгляды устно, в печати или в сети - это конструктивный атеизм. А если он пытается силой помешать верующим реализовать свои убеждения - тогда воинствующий. Так что последователей Емельяна Ярославского тут бы мгновенно под суд отдали.
  
  Арсений даже не знал, что на это сказать. Мир будущего всё время показывал ему свои неожиданные стороны.
  В гостиной повисло молчание. Чтобы как-то разрядить его, Надя решила подойти с другой стороны:
  - А можно задать вам один маленький вопросик? Что вас больше всего вас удивило в нашем времени?
  Арсений задумчиво ответил:
  - Главное - насколько на самом деле мало изменилось. Два столетия прошло - а мир вокруг меня вполне сравним с тем, к которому я привык.
  - Это вам на бытовом уровне так кажется. А если вы возьмёте, например, космическую сферу, - то там ситуация будет прямо противоположной. Вспомните, как пробуксовывало исследование космоса в ваше время. А сейчас мы, между прочим, к другим звёздам летаем. На сверхсветовых космических звездолётах. И с инопланетными цивилизациями контакт установили. И человеческие поселения сделали - на планетах, вращающихся вокруг других звёзд. Даже межзвёздная империя ещё не так давно существовала - до того, как рейнджеры своё восстание устроили.
  - Про рейнджеров я ещё не читал, - смутился Арсений.
  - Ничего, ещё прочитаете! Ещё вам надоест про них читать!
  
  - Ещё одна вещь меня сильно удивила! - сменил тему разговора попаданец. - В фантастических романах, которые я читал в своё время, будущее представлялось в основном в жанре антиутопии. Иногда - утопии. А здесь - насколько я пока видел, нормальный мир. Без розовых соплей - но и без бессмысленных ужасов.
  - А примерчик можно? - заинтересовалась Надя.
  - Вот хотя бы чипы. В моём времени считалось, что в будущем они всем вживлены будут. А здесь, они, оказывается, дело добровольное.
  - Ну, добровольны они только для рядовых граждан. А если человек поднимается чуть повыше - он просто обязан вживить себе чип. Так что чипы есть у Олега, у Ивана, у меня. Даже у Людмилы!
  - А у Леонида Алексеевича?
  - Ну, у него-то в первую очередь!
  - А у императора?
  Надя внимательно посмотрела на Арсения, приблизила лицо к его уху, и сделав большие глаза, громким шёпотом ответила:
  - Этого никто не знает!
  
  Видя, что Арсений немного не в себе, Надя вмиг придала своему лицу серьёзное выражение и спросила:
  - Ну, что опять не так?
  - Эти чипы... Которые добровольно-принудительно вживляются... Что с их помощью можно делать?
  - А, вот вы о чём! Гораздо меньше, чем в тех антиутопиях, которые вы читали. По крайней мере, убить с их помощью нельзя. И обездвижить тоже.
  - А найти человека с помощью чипа можно?
  - Конечно! Это одна из его основных функций...
  - Вот видите! С помощью чипа неугодного можно найти. А найдя, и убить несложно...
  - Экие у вас чёрные мысли... Только вот вам ещё чуть-чуть дополнительной информации. Каждый человек, которому вживляется чип, получает устройство для его быстрого и безболезненного извлечения. Так, на всякий случай.
  - Тогда я ничего не понимаю... Зачем государство фактически отказывается от такой эффективной системы контроля?
  - Не понимаете? А ответ, поверьте мне, очень прост!
  
  - Вот представьте себе, у всех людей стоят чипы с очень сильным функционалом. Вплоть до тех ужасов, что вы мне сейчас говорили. А вы не задумывались о том, кто этими чипами будет управлять?
  - Ну, другие люди. Те, которые наверху находятся...
  - Но вы конечно понимаете, что лично император этим заниматься не может?
  - Это-то я понимаю. Один человек эту работу просто не в состоянии выполнить.
  - А вот теперь скажите мне: кто опаснее для царя - народ или бояре?
  - Если царь хороший - то бояре, конечно, опаснее!
  - Наш император, поверьте, очень хороший. Вы сами скоро в этом убедитесь. Так какой же смысл ему передавать народ под полную власть бояр? Ну что, мысль понятна?
  Арсений кивнул. Надя всё очень понятно и логично ему объяснила.
  
  - Тут есть ещё одна смежная проблема - компьютерный контроль. У нас, как вы уже успели убедиться, очень высокий уровень компьютеризации. Если бы мы пустили использование компьютеров на самотёк, уже давно бы сложилась абсолютно тоталитарная система компьютерного контроля. Поэтому у нас действуют очень жёсткие законы, запрещающие излишние формы контроля.
  - Но иногда такие формы просто необходимы - например, при расследовании преступлений, - уточнил Арсений.
  - Не вопрос! Сотрудникам полиции, прокуратуры и некоторых других организаций разрешены особые методы контроля граждан. Но каждое такое действие жёстко фиксируется. И любой из сотрудник этих организаций в любую минуту должен быть готов объяснить контролирующим организациям смысл любого своего действия.
  
  - Раз мы стали говорить на такие серьёзные темы, я хотел бы спросить вас о Скрытом сорокалетии. Почему оно скрытое? От тех времён, что, совсем никакой информации не осталось?
  - Если вы чуть-чуть подумаете, то сразу же поймёте, что дело вовсе не в этом. Во-первых, такая полная информация потеря просто невозможна. Что-нибудь да осталось бы. Но этот аргумент так, наводящий. Второй аргумент гораздо серьёзнее: если бы речь шла о естественном недостатке информации, длина и границы скрытого сорокалетия не были бы такими ровными. Сорок лет - не больше и не меньше. Причём начало и конец совпадают с европейским Новым годом!
  - Так в чём же настоящая причина?
  - В том, что эта информация засекречена.
  - Но зачем?
  - Вы же уже читали, что именно в это время происходила борьба будущего императора со своими врагам. А потом - зарождение Империи. Знание того, как теперешняя власть создавалась, делает эту власть уязвимой. Вот от греха подальше эта опасная информация от всех и скрыта.
  - И вы так спокойно мне об этом рассказываете?
  - А чего стесняться? - улыбнулась Надя. - И так об этом все знают!
  
  - Но ведь кому-то же позволено знать, что происходило в это время?
  - Да, конечно! Но только очень-очень доверенным лицам.
  - А вы, Надя, в их число входите!
  - Что вы! Мне до этого ещё очень-очень далеко!
  - Но если вы будете продолжать работать в своей системе, и дела у вас пойдут хорошо, есть вероятность, что вы войдёте в число этих доверенных людей?
  - Есть! Конечно же есть... Если очень повезёт!
  Арсений посмотрел на Надю с уважением. А та, придав лицу таинственный вид, внимательно посмотрела на своего собеседника, и, чеканя слова, произнесла:
  - Но у вас эта вероятность гораздо выше! Если только вы раньше времени не расслабитесь!
  
  Арсения её слова очень удивили. Горько усмехнувшись, он возразил:
  - По-моему, вы фантазируете! Кто я такой - полудикий недоучка из прошлого!
  - То, что недоучка, - это поправимо! То, что полудикий, - это вообще самооговор! А что из прошлого - так это в чём-то даже хорошо! Выше голову, Арсений!
  Вот что на это можно было ответить?
  
  
  Глава шестая. Тропинка за горизонт
  
  Олег как руководитель оказался выше всяких похвал. Дела, и так двигающиеся достаточно быстро, закрутились просто с невероятной скоростью!
  Арсению казалось, что он вновь вернулся назад, в свои студенческие годы. Причём именно в период сессии.
  Он учился с утра до вечера. А когда не учился - катался на тренажёре по виртуальному миру. А когда не катался - смотрел телевизор. Впрочем, как раз на это времени почти не оставалось.
  
  Его режим дня практически 'устаканился'. Вставал он рано утром. Даже сам удивлялся, насколько рано. Но, похоже, переход через портал не только укрепил его здоровье, но и снизил потребность во сне. Такой вот приятный бонус.
  Затем следовала лёгкая зарядка, десятиминутное катание на тренажёре - и завтрак в одиночестве. А затем - самостоятельная работа с компьютером.
  Потом он делал короткий перерыв, снова катался по виртуально-тренажёрному миру - и звонил Людмиле.
  До обеда изучение компьютера продолжалось - но уже под её руководством. А потом приходили Надя и Иван. Далее следовало обсуждение дальнейших планов - и наступал обед.
  Обедали обычно все четверо вместе - сам Арсений, Людмила, Надя и Иван. Который, кстати, один раз пошутил, на тему, что мы вот пришли - и объедаем Арсения.
  На самом деле всё было, конечно, не так. Содержимое холодильника пополнялось с завидной регулярностью. И его можно было охарактеризовать одним словом - изобилие.
  После обеда с Арсением занимался Иван, а потом - Надя. А вечером, когда Арсений всё-таки уставал, все четверо шли за общий стол - в соседнюю квартиру. Так проводился, по меткому выражению Ивана, 'ежедневный торжественный ужин'.
  После ужина Арсений возвращался к себе, смотрел телевизор, катался на тренажёре (на этот раз медленно) и ложился спать. А на следующий день всё начиналось по новой...
  
  Как ему объяснили, первый этап занятий имел целью сделать Арсения хотя бы по минимуму приспособленным к реальной жизни. С одной стороны, всё вокруг было вроде бы для него похожее. Но иногда попадались такие непонятки...
  Например, здесь отсутствовали рукопожатия.
  А как же люди приветствовали друг друга? Можно было поздороваться словесно. Можно было сделать это жестом: поклониться, приложить правую руку к левой груди. Очень непривычным для Арсения вариантом было 'саморукопожатие', когда правая и левая рука приветствующего пожимали друг друга. Но одно правило соблюдалось чётко: физического контакта при приветствии не было.
  Кстати говоря, и целования рук женщины со стороны мужчины тоже было абсолютно не принято.
  Надя объяснила, что рукопожатия и целования рук исчезли во время Скрытого сорокалетия. Предполагаемых причин такого исчезновения несколько. Во-первых, эпидемии. Во-вторых, культуре некоторых народов такие способы приветствия сильно противоречили. И в-третьих - отказ от таких специфических способов приветствий унифицировал эту процедуру для мужчин и женщин, что подчёркивало равноправие полов.
  
  Ещё одно 'табу' этого мира - запрещение пить из одной посуды. Причём не только из одного стакана, но и из одной бутылки.
  Исключение было одно - для людей, находящихся в личных отношениях. Раз они всё равно друг с другом целуются, так какая разница, пьют они из общей посуды или не пьют?
  Причём они не должны были делать этого при свидетелях. Таким образом, само использование общей посуды в этом случае как бы превращалось в элемент интима, который недопустимо демонстрировать третьим лицам.
  Причём Арсений мог бы такое понять, если бы здесь был тот уровень медицины, к которому он привык. Но нет - медицина здесь была потрясающая. Все болезни лечились 'влёт' - даже рак и сердечно-сосудистые. И всё равно сверхосторожные правила гигиены соблюдали. Зачем?
  
  Ещё одно отличие, замеченное Арсением (правда, не из личного общения, а из пары просмотренных им художественных фильмов) было отношение полов. Нет, здесь не было ни пуританской зажатости, ни чрезмерной разгульности. Но при всём при том отношения между мужчинами и женщинами были... Спокойнее, что ли... Без тех многочисленных заморочек, которые были так характерны для прошлого.
  Впрочем, просмотр фильмов привёл лишь к тому, что в голове у Арсения появились некоторые гипотезы. В факты они превратились после разговора с Иваном (с Людмилой и с Надей говорить на эту тему было как-то неудобно).
  
  Иван, к сожалению, не знал так хорошо историю, как Надя. Поэтому, прежде чем выяснить разницу, обоим собеседникам пришлось немало потрудиться. Арсений рассказал, как было у них, а Иван - как все обстоит сейчас.
  Разница была, - и немалая.
  В этом времени, например, не было ничего зазорного, если девушка первая проявит инициативу. Во времена Арсения это тоже происходило, но считалось, как бы это сказать... не совсем нормальным... А здесь - вполне обычная ситуация. Хотя, конечно, более редкая, чем знакомство по инициативе парня.
  Так же здесь не было требования, чтобы при первых знаках внимания девушка всегда говорила 'нет'. Напротив, такое 'нет' означало, что парень должен немедленно остановиться. И настойчивость в данном случае воспринималось как невоспитанность и даже хамство.
  А если девушка не хотела 'отшивать' потенциального кавалера? Тогда она должна была ответить 'да' или 'может быть'.
  Правда, был ещё четвёртый вариант стандартного ответа: 'пока что нет'. Это означало, что в данный момент парень должен остановиться, но в будущем свою попытку познакомиться (или поухаживать) может повторить.
  Для незнакомых людей это было то же 'нет' - но только более вежливое. А вот для знакомых - очень осторожное 'может быть'!
  Такие вот странные обычаи, малопонятные для родившегося в конце XX века...
  
  Изучение обычаев - штука тонкая. Очень легко пропустить какой-нибудь пустяк. Поэтому оно происходило как бы с разных сторон. Сначала выбирали тему. Потом Арсений рассказывал, как это выглядело в его время. Затем Надя объясняла, как это происходит сейчас. Кончалось всё обсуждением вопроса в свободной форме.
  Казалось бы, сравнение обычаев было полным и основательным. Но оказалось, что это только первый этап. Окончательное закрепление навыков попаданца должно было произойти на следующем этапе.
  Сначала это расстроило Арсения. Мол, как-то всё слишком по времени растягивается.
  - А куда вам торопиться? - удивилась Надя. - Пусть всё будет делаться медленно - зато надёжно и хорошо.
  - Да знаете, как-то надоело быть в положении недееспособного тунеядца.
  - Во-первых, не надо придумывать. Временный вариант документов ещё не означает недееспособность. А тунеядство... Вам самим не смешно так говорить? Работаете с утра до вечера!
  - Да, но денег-то при этом не зарабатываю!
  - А вот и нет! То, что я вас спрашивала о вашем времени, - это не только в целях вашего тренинга по обычаям. Это ещё и историческое исследование. Опрос очевидца-консультанта. Вас, Арсений, если вы не поняли. И трудовые денежки на ваш счёт уже начали капать.
  Это была приятная новость.
  
  Правилами поведения дело не ограничивалось. Приходилось также изучать информацию об окружающем мире. И вообще получать элементарное образование с учётом конкретной эпохи.
  Оба процесса двигались просто феерическими темпами. Во-первых, Арсению было самому всё это жутко интересно. Во-вторых, сверхспособности, проснувшиеся в нём после перехода через портал, очень помогали в учёбе. В-третьих, учителя у него были экстра-класса.
  Так что дня через четыре Надя торжественно объявила, что первый этап они выполнили и пора приступать ко второму.
  
  Теперь режим занятий был менее жёстким и предсказуемым. Собеседником Арсения при сравнении обычаев двух эпох теперь была не только Надя. Очень часто к ней присоединялись Людмила или Иван. А пару раз даже сам Олег ненадолго подходил.
  Для закрепления знаний устраивали ролевые игры. Арсений общался с людьми будущего, роль которых играли Надя, Иван или Людмила.
  С каждым разом ляпов в общении было всё меньше и меньше. Ещё чуть-чуть - и можно будет выходить на первую прогулку.
  
  Общеобразовательная программа тоже претерпевала определённые изменения. Изучаемые темы становились всё более разнообразные. Арсению чётко было сказано, что он должен в минимальные сроки получить полноценное среднее образование. Да он, в принципе, и не возражал.
  Напряжение и усталость, накапливаемые в течение дня, удавалось снимать двумя способами. Первый - это тренажёр. Арсений каждый день путешествовал по дорогам своего виртуального мира, получая при этом немалое удовольствие. А второй - совместные ужины, на которых присутствовали все участники группы.
  
  Вначале Арсений, находясь за столом, чувствовал определённый дискомфорт. Ему казалось, что на него смотрят как на дикаря, невежду или даже как на подопытное животное. Но потом он с удивлением заметил, что общаются с ним довольно уважительно. По крайней мере, сверху вниз никто не смотрит.
  А потом попаданец заметил ещё один интересный момент: за столом было очень много женских лиц. Больше половины.
  Правда, Арсений старался на такие вещи не обращать внимания. Не до этого сейчас ему. Совсем не до этого.
  И всё-таки... Пустяк, а приятно...
  
  Среди чудес, окружавших Арсения, было одно, - самое главное. Просто чудо из чудес. И называлось оно - космос.
  После основания Империи космические исследования понеслись вперёд просто бешеными темпами. Солнечная система была освоена буквально 'влёт'. А вот потом было сложнее...
  Теория Эйнштейна говорила, что полёты между звёздами фактически невозможными. А теоретически... Можно, конечно, отправить в полёт молодых людей, чтобы они прилетели к цели, уже будучи стариками. Да много ли в этом толку?
  Но ситуация внезапно изменилось. Было открыто, что теория Эйнштейна - это лишь очередной шаг к истине. А следующий шаг...
  Нет, он не отрицал полностью формулы Лоренца, способ сложения скоростей и прочие привычные конструкции теории относительности. Но оказалось, что, когда до скорости света оставалось совсем чуть-чуть, начинали действовать совершенно другие правила.
  В общем, оказалось, что быстрее света летать можно. Правда, не по обычному пространству, а по 'теневому'.
  И началось...
  Сразу после этого эпохального открытия Землю охватил космический ажиотаж. Очень быстро был разработан сверхсветовой космический звездолёт. В первый же полёт он достиг ближайшей звезды под названием Альфа Центавра.
  
  И началось... Звездолёты строились один за другим. Ближайшие к Солнечной системе окрестности стали быстро осваиваться. Схема была примерно одна и та же. Сначала к звезде летела исследовательская экспедиция. Потом - инвентаризационная. Третьим шагом была постройка космической станции, вращающейся вокруг одной из планет.
  На этих станциях были поистине спартанские условия. Ещё бы - любой предмет, привезённый с Земли, по стоимости был поистине золотым.
  Да что там золотым? Алмазным!
  Поэтому условия жизни на станциях были чуть ли не хуже, чем на самих звездолётах.
  Но это было не страшно. На станциях работали вахтовым методом - по полгода. Можно и потерпеть. Тем более что платили их сотрудникам очень даже неплохо.
  А что же инопланетяне?
  В первые десятилетия освоения космоса с ними не встретились. И это, как потом выяснилось, было большой удачей.
  
  Сначала космонавты обнаружили просто инопланетную жизнь. Ни с какого бока не мыслящую, а просто существующую.
  Странная она была. Странная и необычная.
  Нет, на самом базовом уровне всё было, как на Земле. Растворитель - вода. Окислитель - кислород. В основе крупных молекул - углеродные цепочки и азот.
  А вот выше... Всё было не так.
  Даже привычное для обитателей Земли разделение на растения и животных здесь не имело смысла.
  Так было три раза. И все три обнаруженные формы жизни были совершенно непохожи на земную. Более того - они и друг на друга были совершенно не похожи!
  И вдруг нашли четвёртую планету, на которой тоже была жизнь! Причём очень сходная с земной!
  
  Что значит сходная? В ней были те же химико-биологические конструкции, что и в земной: клетки, хромосомы, белки, ДНК, РНК. Более того: даже 'буквы генетического алфавита', из которых слагается ДНК, были те же! А именно - четыре азотистых основания: аденин, гуанин, цитозин и тимин.
  И живые существа были очень похожи на земные, хотя полностью с ними и не совпадали.
  Правда, найденная жизнь была очень примитивной. Суша была вообще не заселена, а морские животные и растения соответствовали концу протерозойской эры (если сравнивать с земной палеонтологической шкалой).
  
  Вот так дальше и шло. Примерно треть случаев - водно-кислородно-белковая жизнь земного типа (по общепринятой терминологии - АГЦТ-жизнь). Остальное - водно-кислородная жизнь, являющаяся уникальной и ни на что не похожей.
  Когда количество планет с жизнью перевалило за третий десяток, уже можно было подвести некоторые итоги.
  Жизнь земного типа оказалась наиболее жизнеспособной. Именно она предоставляла максимальные возможности для развития. Во всех других было что-то не так: либо недостаточная гибкость, либо узкий диапазон существования, либо низкая способность к экспансии. Отсюда и разница в уровне развития: именно жизнь земного типа обычно 'дотягивала' до достаточно сложных организмов.
  Как и следовало ожидать, знакомство с 'чужой' биологией дало резкий скачок в изучении 'своей' биологии. И, конечно, близкой к ней медицины.
  
  Межзвёздные полёты обеспечили скачок не только в развитии биологии. Другие науки тоже получили мощный импульс - особенно физика и химия.
  О технике и говорить нечего. Ведь звездолёт - это самое сложное, что когда-нибудь делали люди. А нет лучше способа повысить свой уровень, чем заняться по-настоящему серьёзной задачей.
  И люди всё чаще и чаще начинали задумываться о том, что принесёт встреча с инопланетной цивилизацией. Ведь она вполне может быть недружественной и даже опасной. Значит, земные звездолёты на всякий случай должны быть вооружены.
  А как создавать оружие для такой войны, о которой ни один человек на Земле не имел внятного представления?
  В самом деле, в космосе люди толком никогда не воевали. Правда, во второй половине XXI века были мелкие орбитальные столкновения между космическими державами, которые быстро удавалось урегулировать дипломатическим способом. А когда человечество объединилось, само с собой оно, конечно, не воевало.
  Правда, были довольно мощные полицейские войска. Но подавление организованной преступности и террористов - это совсем не то, что война с внешним врагом.
  Так что опыта ведения военных действий в космосе у человечества не было в принципе.
  
  Сразу же было высказано мнение: а стоит ли вообще заморачиваться? Раз подготовка к звёздной войне слишком сложна и невероятно затратна, то, может быть, и не надо к ней готовиться? Вдруг инопланетяне - мирные и дружелюбные?
  А если даже и не так... Увидев, что земляне безоружны, вряд ли они станут на них нападать. Просто потому, что незачем. А вот оружие, напротив, может их разозлить.
  Сторонники вооружения выдвинули контраргумент: мол, и на безоружный звездолёт вполне могут напасть. Не в целях самозащиты, а просто потому, чтобы захватить его. А землян превратить в слуг или даже рабов.
  'Позвольте! - следовало возражение, - какие рабы? Совершенно очевидно, что перевозить грузы между звёздами невыгодно. Энергии при этом будет истрачено столько, что ни один груз такой затраты просто не окупит. А ведь рабы - это не алмазы и даже не золото. Как это не цинично звучит, рабы - груз относительно дешёвый. Так что никакого межпланетного рабовладения быть не может. Просто потому, что против экономики не попрёшь.'
  
  После обмена подобными репликами дискуссия обычно уходила сначала в дебри, а потом - в тупик. Чтобы возникнуть вновь - где-нибудь в другом месте.
  Если бы на Земле было республиканское правление, то на этой неопределённой ноте всё бы и закончилось. Люди так ничего и не решили бы, погрязнув в бесконечных дискуссиях. Поэтому человечество осталось бы без космического флота, а следовательно, - беззащитным.
  Но Земля была империей, и последнее слово оставалось за императором. А он решил: космическим вооружённым силам - быть!
  Но сначала надо было решить, как же конкретно они должны выглядеть.
  
  Император решил, что главное требование к космическому оружию: минимум жертв при максимуме эффективности. То есть в первую очередь противника надо было отгонять, во вторую - брать в плен и лишь в-третью - убивать.
  Также он считал, что при случайном конфликте в открытом космосе нет ничего зазорного в том, чтобы на максимальной скорости покинуть точку конфликта.
  Об отношении к военнопленным и мирному населению и говорить нечего. Здесь не допускалось не только насилия и зверств, но даже немотивированной жёсткости и просто неуважения.
  Указанные требования казались чрезмерно затратными и вообще нереалистичными. Но первый же межзвёздный конфликт показал, что император был прав на все сто процентов.
  
  - А остальное я расскажу вам завтра! - улыбнувшись, прервала свой рассказ Надя.
  - Разве так можно? На самом интересном месте! - обиделся Арсений.
  - Можно-можно! Это очень серьёзная тема. Как раз на целый день!
  Арсений вздохнул.
  - А чего вы вздыхаете? Что-то не так? - спросила Надя.
  - Хотелось бы самому в космосе побывать - но вряд ли это возможно...
  - Это почему же? На Луну вы очень скоро слетаете. Мы вас туда в рамках обучения возьмём. Хотя по современным представлениям Луна - это даже не космос, а так, - летающий кусочек Земли.
  - А на другие планеты?
  - Если очень захотите - тоже слетаете. Сейчас в этом особой проблемы нет.
  - Но всё-таки не к другим звёздам... - протянул Арсений.
  - Насчёт других звёзд даже и не знаю. Это зависит от того, какую вы себе профессию выберете. И какого уровня в ней достигнете.
  
  Разговор о космосе никак не выходил у Арсения из головы. Поэтому перед сном он решил посмотреть космические фотографии. Сначала планет Солнечной системы, потом планет, вращающихся вокруг ближайших звёзд, носящих название Проксима Центавра и Альфа Центавра. И тут ему, наконец, захотелось спать.
  Когда он лёг в кровать, в голове мелькнула неожиданная мысль: чем больше он будет стараться, адаптируясь к новому времени, тем больше вероятность, что он в конце концов полетит в космос.
  Но ведь он и так старается...
  Тут Арсений окончательно заснул - и снились ему сказочные планеты вокруг далёких звёзд.
  
  
  Глава седьмая. Люда и Надя
  
  Вечером Иван подошёл к Олегу:
  - Можно задать тебе щекотливый вопрос?
  - Конечно! Мне даже интересно!
  - Почему в нашей группе женщин больше, чем мужчин? И почему они все молодые и красивые?
  - Значит, этот факт вызывает у тебя удивление... - задумчиво протянул Олег. - А хочешь, я ещё больше тебя удивлю?
  Иван кивнул.
  - Все женщины нашей группы, как одна, незамужние или разведённые.
  - Тогда это вообще выглядит очень двусмысленно...
  
  - Не торопись бросаться подобными обвинениями. Сначала я тебе кое-что интересное расскажу. Из относительно недавнего прошлого. Не против?
  - Неужели ты думаешь, что я скажу 'нет'?
  - Тогда слушай!
  
  Оказывается, Арсений не был первым человеком, удачно переместившемся через темпоральный портал. Был у него предшественник... из конца Скрытого Сорокалетия.
  Как человек родом из настолько смутного времени сумел сохранить положительный настрой - трудно сказать. Может, всё дело в том, что в конце этого самого сорокалетия уже наметился некий положительный перелом, и у людей появилась надежда...
  Кстати, время, из которого явился этот пришелец, сыграло с ним дурную шутку. Получалось, что все его воспоминания по умолчанию жутко секретны. Поэтому и контакты попаданца были сильно минимизированы.
  Поначалу всё шло очень неплохо. У гостя из прошлого было прекрасное самочувствие и настроение. И нужную информацию он буквально глотал.
  А потом - как заколодило. Он как будто сломался. Впал в депрессию, не мог нормально заниматься, ничем не интересовался.
  А где-то через полгода умер. Причём никакой болезни у него не было. Такое ощущение, что у него просто пропало желание жить.
  Вот мы и не хотим, чтобы с Арсением произошло что-то подобное. И пытаемся сделать так, чтобы наше время для него стало своим. Любыми способами - даже самыми экзотическими.
  
  Иван задумчиво посмотрел на своего начальника:
  - Теперь мне многое становится понятным. Честно говоря, мне сначала вообще показалось, что я не туда приехал. Ведь всё, происходящее здесь, очень сильно походит на балаган.
  - Ну, балаган, - это слишком обидное слово... - покачал головой Олег. - Можно ведь сказать, например, шоу...
  - То есть всё равно театр, - прокомментировал Иван. - Причём для одного актёра.
  - Но теперь-то ты хоть понимаешь, для чего это делается. Мы вовсе не хотим обмануть Арсения - мы просто хотим поберечь его нервы. Ведь представь себе - все ходят серьёзные, сосредоточенные...
  - С кислыми физиономиями... - уточнил Иван.
  - В общем, ты меня понял, - не стал спорить Олег. - А сейчас мы все такие весёлые, раскованные. С Арсением общаемся на равных... Чтобы ему даже в голову не пришла мысль о том, что он объект исследования.
  - А разве он не объект?
  - Ну субъект-то он гораздо больше. Года через три-четыре мы ещё будем с гордостью вспоминать, что помогали ему адаптироваться в наше время. Только это, как ты понимаешь, между нами. Специалистов такой информацией смущать не стоит.
  - Всё это, конечно, интересно... - задумчиво протянул Иван. - Но про женщин я бы всё-таки хотел бы узнать чуть-чуть подробнее.
  
  - Я думаю, ты уже догадался. Лучшее лекарство от депрессии - романтические отношения.
  - А если это будет неразделённая любовь? Получится ещё хуже...
  - Для слабого человека - да. А сильного она только больше взбодрит.
  - По-моему, это всё вилами на воле писано. Сплошные теории...
  - По крайней мере, так решил Леонид Алексеевич. Он и всю ответственность на себя взял.
  - Вот оно как... - Иван задумался. - Но всё-таки как-то это некрасиво выглядит. В первую очередь по отношению к Арсению. Да и по отношению к нашим девушкам как-то не совсем ладно получается...
  
  - Так никто же на Арсения и не давит! Ему просто предоставляют некоторые возможности. А насчёт наших девушек не волнуйтесь. С каждой было проведена беседа - и им сказали, что руководство будет не против, ели у них вдруг возникнут некие романтические отношения с попаданцем.
  - Именно романтические? - улыбнулся Иван.
  - В этой ситуации - только они. Когда Арсений станет равноправным гражданином не только формально, но и фактически, - пусть он сам строит свою личную жизнь, как хочет. До любых возможных пределов.
  - А стоит ли тогда огород городить... - задумчиво протянул Иван. - Разве так страшно, если всё будет идти естественным образом?
  - Не страшно, говорите? А давайте немного пофантазируем.
  
  - Представьте себе, что коллектив нашей группы сформирован чисто по профессиональному признаку. И за вечерним столом Арсений увидел бы преимущественно мужской контингент с суровыми лицами. А ещё женщин предпенсионного возраста.
  - Ну и что страшного?
  - А то, что потом он выходит на прогулку и встречает на пути огромное количество красивых девушек. Где гарантия, что он с ходу не влюбится? И что в такой ситуации нам делать?
  - Считай, что ты меня убедил! - махнул рукой Иван. - Только тут есть одна маленькая проблема...
  
  - Почему вы вообще считаете, что Арсению понравится кто-то из 'наших'? На вкус и на цвет, как вы знаете...
  - А Арсения сразу же просканировали на предмет эстетических предпочтений. Ещё когда он машине ехал.
  - Да, бедный попаданец, - покачал головой Иван. - Какие технологии против него задействованы...
  - Почему 'против'? - возмутился Олег. - Скорее, в помощь.
  - Ладно, посмотрим, чем эта ваша помощь обернётся...
  
  Что с окружающими его женщинами что-то не так, Арсений заметил почти сразу.
  Во-первых, они были красивыми и молодыми. Все. Без какого-либо исключения.
  Впрочем, слово 'красивые' в этой ситуации выглядело слишком бледно. Они были не просто красивыми. Они все, как одна, были 'в его вкусе'.
  Ведь бывает красота, которая не трогает. Умом понимаешь, что женщина красивая, - но воспринимаешь это как-то отстранённо. А бывает и наоборот - вроде стандарт красоты и не соблюдён, - но внешность тем не менее 'зацепляет'. В положительном смысле, конечно.
  И вот ещё что странно. Арсению нравились женщины разных типов (в смысле внешности). Так вот: все эти типы женской красоты он видел вокруг себя. Сотрудницы были очень разные. Но даже совсем непохожих девушек (или, скорее всего, молодых женщин) объединяло одно - все они очень нравились Арсению в плане внешности.
  Всё это было странно? Ещё как! Но странным было и кое-что другое...
  
  Во-первых, женского персонала было слишком много. Гораздо больше половины.
  Ведь все вокруг него были людьми исключительно серьёзными. Сотрудники темпоральной полиции (Арсений быстро понял, что она гораздо 'круче', чем полиция обычная). Сотрудники ещё более 'крутой' конторы с многозначительным названием 'Представительство Императора'. И технические специалисты (учёные-инженеры-врачи).
  В его времени здесь мужчин было бы процентов восемьдесят-девяносто. Если не все сто. А здесь, наоборот, - процентов тридцать.
  Зачем?
  
  Ещё одна странность заключалась в таком трудноуловимом параметре, как выражение глаз.
  Когда Арсений встречался глазами с женщинами из своего времени, то в большинстве случаев он видел в их глазах некий барьер. Мол, даже и не пытайся ухаживать за мной - всё равно ничего не выйдет.
  Причины тут могли быть самые разные. Либо это были замужние женщины. Либо девушки, у которых был свой парень. Либо просто Арсений не воспринимался как достойный вариант знакомства.
  Только в очень-очень редких случаях барьера не было. Но тут уже возникал барьер со стороны Арсения: либо у него в тот момент уже была девушка, либо обладательница глаз просто ему не нравилась. И ничего не происходило.
  А тут что-то феерическое! И женщины вокруг просто потрясающие, и глядят на него с симпатией, и сердце его свободное.
  Только какой во всём этом толк?
  
  Только очень легкомысленный или очень 'озабоченный' человек стал бы в сложившейся ситуации заниматься 'личной жизнью'. Арсений легкомысленным никогда не был. И озабоченным тоже.
  С последним вообще было интересно. После перехода соответствующие желания стали беспокоить попаданца гораздо меньше. Не то что они совсем исчезли. Как раз не было никаких сомнений, что, коль скоро подходящая ситуация возникла бы, всё было бы в порядке. Но раз она не возникала - можно было спокойно жить и на 'основной инстинкт' не отвлекаться.
  Разве что совсем чуть-чуть. В порядке крайне лёгкого флирта.
  
  Но даже и флирт возможен по крайней мере со знакомыми. А большинство женского персонала знакомыми Арсения назвать было очень трудно. Так... виделись раз в сутки за столом - и всё.
  Дело в том, что во время ужина он общался в основном с узким кругом людей. Как-то так получилось. И инициатив расширить этот круг не наблюдалось - ни с какой стороны.
  Этот круг состоял из четырёх людей: Олега, Ивана, Нади и Людмилы.
  Так что в данной ситуации, говоря, теоретически, он мог попробовать 'построить отношения' либо с Надей, либо с Людой. Правда, планов таких у него пока что не было. И желания тоже...
  Хотя что значат наши планы и желания? Всё как-то начало получаться само собой...
  
  В соответствии с указаниями Леонида Алексеевича все сотрудники темпоральной полиции теперь ходили исключительно в форме. И всё было бы ничего - но погода стояла слишком жаркая.
  Мужчинам приходилось косить китель и брюки. Людмиле было проще - вместо брюк она носила юбку, причём довольно короткую.
  Но однажды она стала ещё короче. И это, естественно, заметили окружающие.
  
  Первым отреагировал Арсений. Окинув девушку взглядом, он прокомментировал:
  - Здравствуйте, Людочка! Что-то вы сегодня особенно ослепительно выглядите! Даже не пойму, в чём дело!
  - Да не валяйте вы дурака, Арсений! - вмешалась Надя. - Причина вполне тривиальная. Юбку она себе укоротила!
  - И вовсе не укоротила! - смущённо уточнила Люда. - Просто одела другую - более короткую.
  - Что-то я одного не пойму - решил уточнить Арсений. - Ведь полицейская форма наверняка стандартизирована. В том числе и длина юбки. Как же вы можете её так свободно менять?
  - Вот длина как раз не стандартизирована. Точнее говоря, стандарт есть - но подразумевает несколько вариантов длины.
  - Понятно! - хмыкнула Надя. - И сегодня вы надели самую короткую.
  - Нет, не самую... - почему-то опять смутилась Люда.
  
  Разговор перекинулся на другую тему. А мысли Арсения (вот незадача!) всё время возвращались к длине юбки. Как она может быть ещё короче?
  На следующий день он это понял. Потому что увидел собственными глазами.
  
  - Ну, Люда, вы даёте! - в глазах Нади ужас смешался с восхищением.
  Для такой реакции были основания. Потому что форменный костюм Людмилы выглядел очень необычно.
  Юбку можно было увидеть, только если очень сильно присмотреться. А если смотреть невнимательно - она совершенно под кителем терялась.
  Правда, и китель был другой - без рукавов. Скорее длинная форменная безрукавка.
  Далее была немая сцена. Арсений с удивлением рассматривал костюм смущенной Людмила.
  Но та была не только смущена. Было заметно, что внимание Арсения ей приятно.
  А что Надя? Она смотрела на всё это... Нет, не с осуждением, а как бы с ревностью.
  И как будто прикидывала, как бы самой сделать что-нибудь такое... Не менее необычное...
  
  На следующий день удивляться пришлось уже Людмиле и Арсению.
  Арсению особенно. С точки зрения человека начала XXI века, Надин костюм выглядел абсолютно немыслимо.
  В белой приталенной блузке-то как раз не было ничего особенного. А вот юбка...
  Она состояла из двух кусков ткани - спереди и сзади. Друг с другом они никак не соединялись. Более того - между передней и задней частями юбки был промежуток сантиметров в десять.
  В результате узкие полоски ног справа и слева были полностью обнажены - от нижней кромки юбки аж до самой талии! Более того - на этих полосках никакого нижнего белья не просматривалось!
  Арсений был в шоке. Такой костюм в его времени был просто невозможным!
  
  Его реакция не укрылась от окружающих.
  - Арсений, почему вы на меня так странно смотрите? - с улыбкой спросила Надя. - Как будто что-то странное увидели.
  - Понимаете, Наденька, - тщательно подбирая слова, начал Арсений. - В наше время такой костюм считался бы крайне неприличным.
  - Почему? - искренне удивилась девушка. - ведь ничего лишнего всё равно не видно.
  - Но эти узкие полоски ног...
  - Ну и что? - искренне недоумевала Надя. - Ноги и ноги...
  Арсений задумался. В самом деле, а что тут такого...
  - Но вы в этой юбке даже сесть не сможете, - не сдавался Арсений.
  - Это почему же? - удивилась Надя. - Смотрите!
  И спокойно села в кресло.
  Арсений машинально отвёл глаза.
  - Да что вы в сторону-то смотрите! - не отставала от него Надя. - Лучше на меня взгляните! Всё равно ничего лишнего не увидите!
  Действительно, Надя сидела на кресле совершенно свободно. Ног не сжимала. Даже чуть-чуть раздвинула.
  Но приличия при этом были полностью соблюдены, поскольку передняя часть юбки свисала вперёд, закрывая всё, что нужно, от слишком любопытных взглядов.
  - Ну что Арсений! Вы разочарованы? -подколола его Люда.
  - Да ладно, Людочка... Видите, мы его совсем смутили...
  
  Следующего дня Арсений ожидал с некоторым опасением. Если и дальше всё пойдёт в том же направлении...
  Но, к счастью, на следующий день события стали раскручиваться в обратную сторону...
  Во-первых, Надя пришла в совершенно нормальной одежде. Конечно, лёгкой, - с учётом жаркой погоды, - но даже с точки зрения начала XXI века совершенно приличной.
  Во-вторых, Люда пришла в юбке совершенно нормальной длины. Конечно, короткой, - но в меру.
  - Да, Люда! Сегодня вы никого не удивили... - грустно качая головой, сказала Надя.
  - Наденька. Вы не туда смотрите, - в тон ей ответила Людмила и указала себе на плечи.
  - Ничего себе! - только и смогла сказать Надя. - Несколько дней побыли капитаном - и уже майор!
  
  - Вот какие высокопоставленные люди, Арсений, вас обхаживают! - улыбнулась Надя. - Майор темпоральной полиции - это ведь соответствует полковнику обычной. А я в вашем отношении к Люде никакого пиетета не вижу!
  - Да хватит, Наденька, прибедняться! - не осталась в долгу Люда. - Ваш-то ранг на самом деле гораздо выше моего! С вами сам император, наверное, за руку здоровался?
  - Да нет, пока я с императором не встречалась, - машинально ответила Надя.
  - Ничего, у вас всё впереди! - улыбнулась Люда. - Арсений нам всем поможет наверх подняться. Если постарается!
  - Можно подумать, я не стараюсь, - улыбнулся Арсений.
  И все трое весело засмеялись.
  
  Леонид Алексеевич, наблюдающий за этой сценой из своего кабинета, довольно потёр руки.
  Всё идёт очень хорошо. Просто замечательно всё идёт...
  
  Следующего утра Арсений ждал с некоторым опасением. Что там ещё Люда и Надя удумают?
  Но время сюрпризов вроде бы прошло. Обе девушки явились во вполне обычных костюмах. По-летнему лёгких - но вполне приличных.
  Но внутри Арсения как будто что-то повернулось. Та часть его сущности, которую он старался загнать поглубже, вдруг зашевелилась - и лишила его покоя.
  
  Когда он смотрел на Люду и Надю, перед глазами вставали не их теперешние относительно скромные костюмы, а то, что было надето ещё совсем недавно. Супермини у Люды. И юбка из двух полотен - у Нади. Но это было ещё четверть беды.
  Люда и Надя были не просто симпатичными девушками. Они были красивы. Изумительно красивы. Но и это было максимум полбеды.
  Дело в том, что его реакция не осталась без внимания. Но девушки не были обеспокоены или возмущены. Похоже, сложившаяся ситуация их забавляла. И вот это была настоящая беда.
  
  Арсений боялся, что его просто провоцируют. И очень не хотел этой провокации поддаваться.
  Это было бы унизительно. И крайне неразумно. Сыграв роль игрушки в чужих руках, он как бы добровольно соглашался на подчинённую роль.
  И попаданец решил сопротивляться. По крайней мере, до тех пор, пока ситуация окончательно не прояснится.
  Чтобы немного обдумать, что делать дальше, Арсений решил воспользоваться тренажёром. Покататься по виртуальному лесу - и немного подумать.
  Может быть, что-нибудь и надумается...
  
  Омытый недавним дождём и пахнущий свежей хвоёй виртуальный лес действительно помог катящемуся сквозь него растерянному человеку. Постепенно в голове начал складываться план действий.
  Если необычная ситуация возникнет ещё раз, не стоит пугаться, подавлять свои чувства или, наоборот, поддаваться им. Просто надо внимательно наблюдать: за самой ситуацией, за собственной реакцией, за окружающими людьми.
  Ведь внимательного и наблюдательного человека практически невозможно застать врасплох.
  
  
  Глава восьмая. Освоение телепортации
  
  ----------------------- Обновление от 06.10.17 ------------------------
  
  Тем временем Леонид Алексеевич занимался вроде бы совершенно другим делом - освоением телепортации.
  На самом деле эксперимент, который он вот-вот должен был провести, был бы невозможен без истории с Арсением.
  Ведь, что портал, через который он попал в будущее, был далеко не единственным. Подобных порталов уже было найдено несколько десятков. Все они переносили из прошлого в будущее.
  Но были и порталы другого типа - пространственные. Они могли перенести человека в другую точку Земли.
  
  Несмотря на разные функции, оба типа порталов были очень похожи - в основном своими неприятными свойствами.
  Во-первых, они были очень неплохо замаскированы. Обычно у окружающего населения о них никакой чёткой информации не было - только смутные слухи.
  Во-вторых, даже найденные порталы трудно было заставить работать. То есть они действовали не всё время, а когда хотели.
  Но и делали они тоже, что хотели! То есть отправляли людей по совершенно непонятным направлениям. Хорошо, что Земля к этому моменту уже объединилась! А то был бы вполне реальный шанс отправить испытателя за границу. Попробуй потом оттуда его достать!
  Но три указанные проблемы были настоящим пустяком по сравнению с четвёртой проблемой. Вот она была настоящим кошмаром!
  Порталы, как темпоральные, так и пространственные, были опасны для жизни и здоровья. Они калечили людей, сводили их с ума, а иногда и убивали.
  
  И что же делать в ситуации, когда феномен изучить надо, но само изучение - смертельно опасно? Сразу после скрытого сорокалетия к этому вопросу подошли грубо и цинично - использовали преступников. Но вот незадача - на них порталы действовали гораздо губительнее, чем на случайных 'прыгунов'.
  Это был тупик - и работы были временно приостановлены. Не использовать же в качестве 'подопытных свинок' законопослушных граждан? Зная при этом, что ничем хорошим это для них не кончится.
  
  И тут при тщательном анализе уже проведённых экспериментов была обнаружена интересная закономерность. Даже для преступников ущерб от портала напрямую зависел от степени добровольности их участников.
  Хуже всего было тем, кого использовал 'втёмную', то есть не говорили, что его ждёт. Ненамного лучше - тем, кого предупреждали, - но без выбора. Мол, примете участие в смертельно опасном эксперименте - и точка. Хотите вы этого или нет...
  Ещё лучше были результаты у тех, кому давали хотя и формальный, но всё-таки выбор. Они могли отказаться - но за это их подвергли бы какому-нибудь наказанию. Режим заключения, например, ужесточили бы.
  Но наименьшие отрицательные последствия были у тех, кому давался выбор с положительной мотивацией. Мол, согласитесь на эксперимент - и вам срок уменьшат. Или вообще сразу же на свободу выпустят.
  
  Наименьшие отрицательные последствия... Да - если сравнивать с другими вариантами. Но серьёзный вред здоровью был даже в последнем случае. Хотя смертельных случаев и явного безумия - уже не было.
  Поэтому это был намёк на выход из тупика - но ещё не сам выход.
  
  Тут у кого-то из начальства, курирующего проект, возникла идея - всё-таки использовать добровольцев. И мотивировать их исключительно положительным образом - без какого-либо, даже самого малейшего, давления.
  Результаты стали чуть получше. Но они всё равно были плохими! Даже в самом благоприятном случае портал подрывал здоровье проходящего через него человека.
  Но даже не это было самое страшное. Иногда происходили непонятные сбои - и ущерб здоровью испытателя оказывался гораздо выше среднего уровня.
  
  Тогда были разработаны очень жёсткие, буквально драконовские, ограничения при проведении этих экспериментов. За любое, самое малейшее, нарушение принципа добровольности виновный увольнялся со службы с 'волчьим билетом'. Это раз. Любой эксперимент проводился только с личного разрешения императора. Это два. И, наконец, любой испытатель мог в любой момент без всяких пояснений отказаться от эксперимента или отложить его на другое время. Это три.
  В результате ущерб от экспериментов над порталами стал минимальным. Но он всё равно был!
  И не было никакой надежды, что в ближайшее время что-то изменится...
Оценка: 4.05*16  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  И.Шикова "Милашка для грубияна" (Современный любовный роман) | | А.Джейн "Небесная музыка" (Молодежная проза) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Любовное фэнтези) | | С.Суббота "Ведьма и Вожак" (Юмористическое фэнтези) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона. Книга 2" (Любовная фантастика) | | С.Волкова "Сердце бабочки" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | | Л.и "Адриана. Наказание любовью" (Приключенческое фэнтези) | | Ф.Достоевский "Женский роман (литрпг/академия)" (ЛитРПГ) | | Н.Князькова "Положи себя под елку" (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"