Николаев Владимир Сергеевич: другие произведения.

Жернова войны. Книга 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    http://samlib.ru/s/serdityj_k/zhernowa.shtml

Жернова войны. Книга 2

Annotation

     Продолжение истории 102 валлхальского полка Славнейшей Имперской Гвардии и младшего ордена Сороритас


Сердитый Коротыш Жернова войны. Книга 2



     

     Недалеко от укутанной белоснежными облаками планеты, вокруг которой неспешно вращалась орбитальная станция, возник прокол реального пространства и из варпа натуральным образом вывалился сильно поврежденный космический корабль. Носовой щит его был смят, часть торпедных аппаратов по правому и левому борту отсутствовала, на бронелистах были заметны следы скоротечных работ, проведенных только затем, чтобы закрепить дополнительную обшивку. Все говорило о том, что эсминцу имперской гвардии нужен капитальный ремонт, однако корабль обладал невероятной живучестью, раз смог доставить подразделения до точки назначения. Путешествие в варпе было недолгим и капитан Ландер моментально получил отчеты от экипажа, что все в порядке, герметичность уцелевших отсеков не нарушена, солдаты чувствуют себя нормально, сохранившаяся техника проходит ремонт и челноки готовы провести немедленную высадку.
     - Странно, что нас никто не встречает. - Пробурчал себе под нос Ландер, отдавая приказ оператору связи по нейроканалу. Тот немедленно забубнил в микрофон.
     - Эсминец имперской гвардии "Зерно истины" вызывает орбитальную станцию Кассандры, прошу определить безопасный вектор сближения с планетой, данные по орбитам и точку стабилизации относительно поверхности.
     - Цель визита? - осведомился диспетчер вместо того, чтобы просто переслать нужную информацию по требованию.
     Оператор удивленно посмотрел на капитана, который тяжело выдохнул и переключил канал связи на себя.
     - Говорит капитан Ландер. - Холодным голосом произнес он. - Согласно параграфу семьдесят четыре дробь восемь вы можете пойти под суд, если будете препятствовать Флоту Империума исполнению отданных его офицерами вам приказов. Что, так быстро расслабились в своей глуши? - добавил Ландер уже от себя. - Забыли, что такое Имперская Гвардия и зачем она прибывает на планету?
     Диспетчер не стал дальше гневить капитана и просто переслал нужную информацию. Пилот тут же начал выход на орбиту по заданным координатам, располагая судно так, чтобы можно было вести ответный огонь в случае внезапного нападения. В системе кроме двух старых грузовиков и потрепанного корвета, выделенного для их охраны, никого не было, так что даже поврежденный эсминец являлся серьезной силой и мог легко размазать всех этих неучей по космосу из оставшихся торпедных аппаратов и отремонтированной лэнс-пушки. Ландер связался с полковником Конотом, который уже готовил свои чуть поредевшие войска для высадки на поверхность. Булдыганов орков в космосе не наблюдалось и, судя по расслабленности диспетчера, они еще не прибыли к Кассандре, что не могло не радовать.
     - Сэм, - произнес Ландер в микрофон. - Через десять минут можно будет уже отправлять челноки. Местные оказались на редкость тупоголовые мудаки и не горят желанием нам помогать, так что если у них тут рыло в пуху, то ожидай вероятного сопротивления. От СПО или арбитрес, даже не знаю.
     - Для начала свяжусь с планетарным губернатором и ткну его жирную морду в подписанный Администратумом Терры приказ о размещении на Кассандре нашего гарнизона, так что этот толстый имбецил хочешь не хочешь, а будет вынужден оказать нам содействие.
     - Может быть, обеспечить тебе связь прямо отсюда? - спросил Ландер. - И на всякий случай придержать высадку?
     - Лучше сообщи адмиралу и генералу о нашем прибытии, мы ведь и так задержались больше чем на неделю. - Посоветовал Конот.
     - Запамятовал, - хлопнул себя капитан по лбу, - совсем закрутился с этим ремонтом. Сейчас свяжусь. - Он посмотрел на астропата, который в ответ только покачал головой. - Что?
     - Флот еще не покинул имматериум. - Прошелестел тот. - Они в пути.
     - Как это? - не понял Ландер. - Они уже давно должны были быть на месте!
     - Вероятно, мы прибыли раньше. - Также бесстрастно ответил астропат. - На сутки, может быть больше, попали во временную аномалию в варпе, когда прервали прыжок и откололись от флота.
     - Хм. - Капитан задумался. Путешествия во времени не были чем-то из ряда вон выходящим, так что он не сильно и удивился. Его волновало другое - получили ли планетарные руководители приказы о содействии войскам имперской гвардии и если нет, то что теперь делать? Ведь капитан не адмирал, чтобы требовать четкого исполнения обязательств, его вообще могут принять за пирата и даже намалеванный на борту знак принадлежности к Имперскому Флоту не поможет. Что если напуганный диспетчер уже связался с губернатором и тот, в силу своих недалеких умственных способностей, определил появление корабля Империума раньше времени как вторжение. Пираты частенько тоже представлялись официальными лицами, чтобы всласть пограбить и хотя у капитана были опознавательные коды, но бандиты вполне могли их захватить вместе с кораблем. Губернатор мог рассудить именно так и плевать на орков, тут над ним нависла серьезная угроза и бзднувший от страха руководитель может выкинуть все что угодно. Так что полковнику Коноту необходимо как можно скорее установить с ним контакт. Ландер переключился на канал связи с командиром наземных частей, которые уже грузились в челноки.
     - Тут такое дело, Сэм, мы прибыли раньше срока. Флот еще не вышел из варпа.
     - И чего? - не понял тот. - Это же хорошо, будет время подготовиться к вторжению орков.
     - Дело в том, что местные могут посчитать наше одиночное появление вторжением. Если у них мозгов сообразить не хватит или паника лишить их последнего здравомыслия. - Ответил Ландер. - Здесь та еще деревня, привыкли жить на отшибе и видеть раз в год вербовочные корабли гвардии, так что появление боевого судна вызовет у них дрожь в коленках. Я к чему это говорю - свяжись с губернатором прямо сейчас, доведи до этого имбецила приказ, а то он уже может быть бежит в башню астропатов просить помощи у столичной планеты, да так, что пятки сверкают.
     - Это да, это они умеют. - Кивнул Конот. - Хорошо, можешь наладить с ним канал связи?
     - Если только местные не будут тупить, то легко. - Ответил Ландер. - Загружай войска по плану, только не стартуй, пока не получим окончательное добро.
     - Буду ждать с нетерпением.
     Естественно, губернатора никто не предупреждал и появление имперского эсминца вызвало переполох в его дворце, хотя руководители должны наоборот радоваться тому, что их почтили своим присутствием войска славнейшей Имперской Гвардии. Однако то ли местные забыли как выглядят гвардейцы, то ли слишком расслабились, но полковнику и его подразделениям пришлось ждать еще несколько часов, прежде чем губернатор "дозвонился" до столицы системного сектора и там ему подтвердили все полномочия прибывшего эсминца. И лишь после этого томившиеся в челноках солдаты были спущены вниз. Бронетехнику и артиллерию перебросили вторым порядком и зависшее на орбите "Зерно" разгружалось еще несколько часов, прежде чем полностью опорожнилось. Ландер не собирался сидеть на орбите в поврежденном корабле и двинул к ближайшей верфи, расположенной возле планеты Симилла, чтобы провести капитальный ремонт судна и вернуться для охраны и патрулирования системы, как ему и предписывал приказ.
     Пока решалась судьба зависшего на орбите корабля, полковник Конот собрал всех офицеров в зале для совещаний - места на судне было много - в том числе пригласил майора Попова и капитана Блада, которые сейчас выступали командирами своих полков. О понесенных потерях они сообщили еще когда сидели на той планете вместе с сестрами битвы и сейчас только ждали подтверждения от Муниторума о назначении на должность. Ротация кадров и карьерный рост в имперской гвардии, если не убьют в первом же бою, было делом быстрым.
     - Товарищи офицеры, - начал полковник, - перед нами стоит задача удержать столицу Кассандры Велатию от возможного нападения орков. Так как волею Императора нам повезло прибыть на место назначения раньше срока... - Тихонький присвистнул, на что комиссар Марш строго посмотрел на него, а Конот пристукнул кулаком по столу, - лейтенант, прекрати, доиграешься.
     - Виноват, товарищ полковник, - ответил тот, совершенно не чувствуя раскаянья за свой поступок.
     - Итак, как я уже сказал, наша задача состоит в том, чтобы удержать столицу, - собрался с мыслями Конот и на большом экране возникло изображение города-улья, снятое с орбиты. - Главными и ключевыми объектами являются космопорт, палата Администратума, где сосредоточены все управляющие планетой учреждения, склады снабжения и продовольствия, а также ремонтные цеха для сельхозтехники и до кучи пара фабрик по производству еды. Ни для кого не секрет, что орки в первую очередь будут рваться к металлолому и нам необходимо не дать им использовать оборудование. Поэтому разделим наши подразделения следующим образом. - Хват поднял руку. - Что?
     - Орки могут высадиться в любом месте на планете, а под нашим контролем только один город и то перекрыть полностью мы его не сможем. Как быть с остальными поселениями?
     - Здесь только один город-улей, - с досадой в голосе произнес Конот, словно разжевывая прописные истины, - остальные - крупные поселки землепашцев и рабочих, в которых они трудятся вахтовым методом. На планете мало полезных ископаемых, зато мягкий климат, относительно безопасная для человека фауна и собирать урожай можно круглый год. Чем, собственно, они и занимаются, снабжая продовольствием все население системного сектора. Это понятно?
     - То есть вахтовых рабочих мы бросим на убой? - уточнил огрин.
     - Никто их бросать не будет. - Немного резковато ответил комиссар Марш. - Их охраной займутся местные СПО, этого будет достаточно, тем более, что к серьезной заварушке они не готовы и будет глупо бросать их в самое пекло. Ну а если орки плюхнутся где-нибудь в стороне, то обещаю, что без драки вы не останетесь - перехватим зеленошкурых по дороге.
     Марш в последнее время был немного зол и все понимали почему, однако помалкивали. Он очень сильно переживал расставание с сестрой Катериной, понимая, что никак не может повлиять на неизбежность - видимо правая рука канониссы сильно запала в сердце бравого комиссара. Вот только признаться в этом самому себе он не мог и продолжал иногда срывать свою злость на подчиненных. Хват же не собирался обострять отношения с командиром и просто замолчал, продолжая слушать полковника, который, дождавшись, когда комиссар немного "спустит пар", продолжил.
     - Так, раз с этим разобрались и больше глупых вопросом не предвидится, перейду непосредственно к размещению войск. - Конот ткнул указкой в огороженную территорию. - Эта часть выделена нам под место дислокации. СПОшники ее не используют, казармы обветшали и заброшены, так что придется все привести в порядок, прежде чем там окончательно обосноваться. Конечно, это в минус в копилку губернатора, но политика - не наше дело. В этих казармах разместится пехота, бронетанковые войска займут эти боксы, гаубицы оставим под открытым небом - раскидывать подразделения по городу я не хочу.
     - На случай восстания местных? - снова вылез Тихонький со своими вечными подозрениями.
     - Так, лейтенант, прикусишь ты уже свой поганый язык или нет? - взъярился Конот. - Специально для тебя и твоей роты я определю охранять склады рядом с очистными сооружениями!! Будешь нюхать миазмы из канализации все время нахождения на этой паршивой планетке, а уж я прослежу, чтобы ты не умотал оттуда!! Это ясно?!!
     Тихонький только пожал плечами, мол, понял, склады так склады, пускай и рядом с нужником, однако лейтенант, что называется, спросил о наболевшем, да и остальные офицеры догадались, что его вопрос также беспокоил и самого полковника. Тот помассировал шею, успокаиваясь, и продолжил уже своим нормальным голосом.
     - Да, я не хочу разделять подразделения. Если восемнадцатый бронетанковый смогут блокировать в воротах части, то они не успеют выдвинуться к назначенной точке. И да, я не доверяю местным до тех пор, пока они не докажут мне, что являются лояльным гражданами Императора, а не скрытыми культистами и еретиками. Поэтому предпримем все меры для сохранения боеспособности нашего и так поредевшего подразделения...
     - Можно набрать рекрутов из местных и обучить их. - Вставил свои пять империалов Хват.
     - Молчать!!! - заорал Конот. - Не собрание, а базар какой-то!! Лейтенант, твоя рота в полном составе отправляется нести службу на очистные, в помощь к Тихонькому!!! Можете там вдвоем делиться своими размышлениями и догадками сколько влезет!! Ясно?!!
     - Так точно. - Флегматично отозвался Хват, пожав плечами. Он уже знал, что полковник может влепить строгача с горяча, но как командир он очень толковый тактик и стратег и на него можно положиться. - Просто укажите точку на карте.
     - Вот! - Конот ткнул указкой.
     - Хм, это не так уж далеко от здания Администратума, всего в пяти кварталах. - Огрин посмотрел на изображение. - Если что, мы можем выдвинуться на помощь тем частям.
     Конот еще попыхтел, позыркав на громилу, но ничего не сказал. Чуть успокоившись и заметив ухмылки на лицах некоторых молодых офицеров, которые тут же стерли их с физиономий, он продолжил.
     - С этими двумя обалдуями разобрались. - Махнул Конот рукой на Тихонького и Хвата. - Теперь майор Попов, ваша задача - прикрыть космопорт. Симонс вам поможет, пусть и ограниченными силами, но отвлечет противника, проведет разведку. Капитан Блад, останетесь на территории гарнизона, для ваших гаубиц будет идеальный обстрел главных улиц города, подступов к нему и космопорту, а также территорий заводов, если зереношкурые полезут через заборы. Для охраны гарнизона оставляем там подразделения Холана и Броскена. - Полковник посмотрел на названых, но возражений с их стороны не возникло. - Сигмунд и Грачев - охрана Администратума. С подразделениями арбитрес думаю мы договоримся, их тут немного, а представитель так вообще один, остальные - нанятые помощники из местных, так что вам придется с ними действовать совместно. Капитан Смоляк, Го Сюн, Бриск - на вас охрана ремцеха и всей прилежащей к ним территории, в том числе и пары фабрик. Если орки двинутся туда, то рота Хвата поможет вам продержаться - до ремцеха два квартала, а не пять как до Администратума. - Конот выразительно посмотрел на огрина, который, оттопырив губу, изучал потолок, а присутствовавшая на собрании комиссар Эмилия Кармайкл преданно поедала глазами полковника, словно тот был мессией. Коноту стало смешно, но он сдержался, на лице не дрогнул ни один мускул. - Зальц, Курчатов - поступаете в распоряжение майора Попова, соответственно на вас лежит охрана космопорта. Смотрите, не подведите меня. - Оба были молодыми лейтенантами и синхронно кивнули. - Лейтенант Крох - ваша задача разбить повзводно свою роту и направить для поддержки соответственно к космопорту, к Администратуму, к ремцеху и оставить часть в гарнизоне. Решите сами, кто именно будет охранять вверенные вам объекты. Хозслужбы и механикусы остаются в части, занимаются своими непосредственными обязанностями. На этом объявляю собрание законченным, всем разойтись и вернуться в свои подразделения.
     Офицеры встали со своих мест и быстро покинули помещение - Хват вышел первым, чтобы не создавать пробку. Конот посмотрел вслед лейтенантам и вопросительно взглянул на Марша, который, прищурившись, смотрел на полковника.
     - Что? - спросил Конот.
     - Ты специально отрядил два наиболее боеспособных подразделения охранять склады и очистные? Или это такое им наказание за длинный язык?
     - Склады и очистные находятся на краю города и до ремцеха недалеко, а орки, бьюсь об заклад, будут пробиваться именно туда. Ты же знаешь, что из хлама они моментально собирают технику и оружие, если закрепятся там, то мы их оттуда не вышибем, только ценой многочисленных потерь, а мне бы этого не хотелось. - Конот покачал головой. - Так что пускай сидят на складах, заменят СПОшников, которые все равно будут мешаться под ногами, хоть какой-то толк будет.
     - Согласен. - Кивнул Марш. - Что насчет губернатора?
     - Придется идти к нему на прием. - Конот хрустнул зубами. - Ты же знаешь, как я не люблю этот официоз, но по-другому нельзя. Так что составишь мне компанию, это не обсуждается.
     - Я бы предпочел тебе сестру битвы, но ее нет с нами рядом. - Вздохнул комиссар.
     - Эге, тебя, видно, сильно зацепило? - удивился Конот. - Давненько такого с тобой не было, но постарайся держать себя в руках и не срываться на подчиненных, а то и так уже слухи и шепотки пошли.
     - Наплевать. - Махнул рукой комиссар. - Дальше Глаза Ужаса не пошлют. Ты знаешь, у нас с ней оказалось много общего, в том числе и тем для разговора, а в женщинах я ценю прежде всего это.
     - Неужели ум? - полковник был заинтригован. - Мне всегда казалось, что во главу угла ты ставишь формы?
     - И это тоже, но как можно кого-то любить, если не о чем поговорить?
     - Вот что, разговорчивый ты наш, топай-ка на главную палубу, проверь, как проходи погрузка, да напугай своим видом молодых офицеров, мне тут еще нужно предварительно набросать диалог с губернатором так, чтобы и много правды не выдать и успокоить его паранойю, буде она проснется, а она проснется, поверь мне.
     - Все еще опасаешься, что местные могут доставить нам неприятности?
     - Это отдаленный мир и лакомый кусок для всевозможных культов, так что готовым надо быть ко всему. - Конот сел за стол и задумчиво грызть карандаш. - Иди.
     Марш молча покинул зал.
     Челнок приземлился на бетонную площадку космопорта, стальные опоры коснулись литых плит, судно грузно осело на амортизаторах, пилот убрал тягу, заглушая двигатели. Спешить было некуда, выгрузка происходила в штатном режиме, сейчас портовые службы подгонят заправщики, накачают челнок топливом, хотя пилот не спалил и десятой части из того, что находилось в баках, но таков порядок. Ему предстоит еще несколько раз слетать туда-обратно, чтобы перебросить с эсминца всех гвардейцев и уже после этого отдохнуть, пока их малышку будут чинить на верфях. Он уже предвкушал короткий отпуск, который проведет в борделе на орбите. Или спуститься вниз, на Симиллу? На столичной планете должно быть больше развлечений, чем в этом захолустье. О возможном нападении орков он предпочитал не думать.
     Как только аппарель лязгнула о бетонную площадку, в проеме трюма появился высокий силуэт в громоздкой броне. Встречающие Имперскую Гвардию первый помощник планетарного губернатора, его советник и немногочисленная свита с удивлением смотрели на то, как по пандусу спускаются высокие широкоплечие громилы. У каждого за спиной виднелась рукоять холодного оружия, будь то меч, сабля, боевой топор или молот, кроме этого ужасающих размеров лазганы, как раз под руку солдатам, болтались на правом плече почти у каждого. Помимо стандартного оружия гвардии великаны были вооружены внушительными дробовиками, огнеметами, тащили несколько ракетных установок, а на поясе у каждого болтались осколочные гранаты. У некоторых в кобурах подмышкой или на бедре покачивались болтеры космодесанта и лазпистолеты. Первый помощник даже ущипнул себя за нос, чтобы поверить в то, что он увидел. Видимо, в Империуме многое изменилось, раз в гвардию стали брать космодесантников, а эти громилы были похожи на них как две капли воды. Он видел изображение элиты войск Империума на пиктах и солдаты очень сильно напоминали их. Первый помощник даже не заметил среди спускающихся великанов шагающих к ним офицера и комиссара и только тычок советника вывел его из состояния ступора.
     Перед первым помощником остановились двое - офицер в чине полковника, сразу видно по физиономии, что он опытный воин, глаза настороженно осматривали открытое пространство, рука лежала на рукояти лазпистолета, да и вся поза просто кричала о том, что он готов к бою. Второй выглядел точно также, лишь форма комиссара говорила о его принадлежности к этой организации Империума, да и ладонь покоилась на рукояти силового меча. Первый помощник наконец сообразил, что эти люди подошли не просто так и ждут от него хотя бы слов приветствия, которые он поспешно и произнес:
     - Ваше появление на орбите нашей планеты было неожиданным, но не нежеланным! - растекся помощник в улыбке. - Дозволено ли будет мне узнать, что именно привело к нам почтеннейшую Имперскую Гвардию?
     Вместо слов полковник протянул первому помощнику бумагу с гербовыми печатями, которую чиновник принял с осторожностью и благоговением.
     - Это копия бланка приказа, оригинал хранится у меня в сейфе и на корабле. - Скрипучим голосом произнес офицер. - Согласно ему мое подразделение с приданными мне в помощь восемнадцатым бронетанковым и пятьдесят четвертым артиллеристским должны разместиться на территории гарнизона, который вами более не используется.
     - Просто большой надобности в этом не было. - Затараторил помощник. - Кассандра неопасная планета, тут нет больших хищников и защищать население не от кого, поэтому согласно указу планетарного губернатора от девятьсот девяносто седьмого года часть была расформирована, а несущие там службу солдаты демобилизованы или же перешли под командование СПО. - Помощник сглотнул. - Все соответствующие бумаги тщательным образом оформлены и заверены в Администратуме системного сектора, вы можете с ними ознакомится дополнительно, если будет желание.
     - Непременно. - Прокаркал полковник. - Должен уведомить вас, что как только мы наведем порядок на территории гарнизона, то немедленно приступим к своим обязанностям по несению караульной службы.
     - Губернатор будет безмерно вам благодарен, если вы почтите его своим присутствием. - Передал помощник распоряжение своего шефа. - Прием состоится через три дня, в День Великого Почитания Императора, этого времени вам будет достаточно, чтобы освоиться в части?
     - Вполне. - Кивнул полковник. - Как насчет подвоза стройматериалов или же нам справляться своими силами?
     - Я постараюсь как можно быстрее решить этот вопрос, но вы должны понимать, что сейчас наступило время уборки урожая и все рабочие руки, а также техника заняты на полях, да и праздник на носу. - Первый помощник с деланным огорчением развел руками. - Так что сами понимаете, быстро такое организовать не получится.
     - Тогда могу я воспользоваться своим транспортом и где необходимо получить разрешение на доставку или же вывоз материалов? - поинтересовался полковник.
     - Можете обращаться напрямую ко мне. - Заявил чиновник. - Если же я буду отсутствовать на рабочем месте, то к моему советнику. А вообще, дайте подумать... - он сделал паузу, - я могу выделить вам человека для обеспечения всем необходимым, чиновника из аппарата Администратума, через него можете решить все свои вопросы. И да, известить о передвижении своих войск арбитрес тоже не помешает, а то они у нас немного нервные в последние время.
     - Это еще почему? - спросил подозрительно комиссар.
     - О, не волнуйтесь, это наши местные проблемы, вам не стоит о них беспокоиться. - Отмахнулся чиновник и посмотрел на часы. - К сожалению, я вынужден вас покинуть, дела требуют моего присутствия. О времени приема у губернатора я сообщу позднее. Еще раз рад приветствовать вас от лица администрации на Кассандре.
     Первый помощник откланялся и вся его свита прыгнула в машины и тут же умчалась из космопорта. Конот задумчиво посмотрел им вслед.
     - Что-то он мне не нравиться.
     - Так он не баба, чтобы нравиться. - Пошутил Марш, - но я с тобой согласен - скользкий, неприятный тип. И к тому же что-то скрывает.
     - Эта его оговорка... почему арбитрес напряглись? И зачем им наши маршруты? Если они завязаны с культистами, то мы дадим им информацию прямо в руки. Не нравится мне все это. - Конот покачал головой. - Им что, не переслали информацию о возможном нападении орков?
     - Все может быть, - кивнул комиссар, - с их главным нужно поговорить, наметить планы совместных действий в случае вторжения, раз уж он здесь не местный.
     - Да, определенно не помешает. - Конот оглядел пустую площадку, на которой одиноко стоял их челнок и рядом с ним садился такой же, чтобы выгрузить технику. - Похоже, транспорт нам не дадут, придется пользоваться своим.
     - Ничего, пара рот доберется пешком, тут всего-то пятнадцать километров через город. - Хохотнул Марш. - И я даже знаю каких. - Он подмигнул полковнику, указывая головой на огринов. - Гвардейцам не привыкать топтать сапогами землю других планет.
     Полковник только кивнул. Он видел, что Хват уже построил свое подразделение, Тихонький, Холан, Грачев, Сигмунд, что летели вместе с ним в челноке, тоже не отставали - их роты не перемешиваясь, строились повзводно, ожидая приказов.
     - Похоже, традицией прохождения имперской гвардии по центральным улицам города здесь решили пренебречь. - Проворчал Конот. - Но ничего, мы это живо исправим. Симонс!! - воззвал он по вокс-связи к лейтенанту, который первым вывел из трюма второго челнока своего "Стража". - Бери двоих и сопровождайте по городу пехоту до части, пойдете напрямик, часть находится на другом конце улья. Я останусь здесь, встречать остальных. Маршрут знаешь?
     - Уже забит в когитатор. - Ответил лейтенант.
     - Добро. Посмотрите что у них здесь и как, да и себя покажете, нужно поднять моральный дух населения и напомнить этим деревенщинам, что они входят в состав Империума человечества, а не чертовых Тау. Я смотрю они тут слишком уж расслабились, если уже имперскую гвардию не встречают как подобает. - Конот потер шею. - Как доберетесь, пусть лейтенанты Хват и Тихоньких оценят масштаб восстановительных работ и начнут разбирать завалы и вообще наводить порядок. Вы меня слышали, оболтусы? - обратился Конот к обоим "строптивцам", подразделения которых являлись самыми эффективными в бою.
     - Так точно. - Прогудел огрин.
     - Есть, товарищ полковник. - Козырнул Тихонький и их роты первыми потопали за "Стражем" Симонса. Грачев, Сигмунд и Холан отдали приказ двигаться следом за ними, уловив намек полковника, что транспорта им тоже не видать.
     - Комиссар Кармайкл!! - крикнул Марш и Эмилия обернулась. - Ты за старшего над этими дуболомами, надеюсь на тебя, девочка! Покажи этим гражданским, что такое Комиссариат и Имперская Гвардия!
     - Да, товарищ комиссар.
     - Все, пи... э-э, топайте. - Марш махнул рукой и побежал догонять Конота, который уже пытался связаться с наземными службами и выяснить, почему челнок не заправляют и вообще отчего рабочие забили на свои обязанности. А также решал вопрос с транспортом для перевозки войск - придется спускать свой с орбиты, а он надеялся сделать это в последнюю очередь, рассчитывая на хлебосольство местных, но не судьба.
     Хват оглядел свое, чуть поредевшее, но храброе и смелое воинство. Верный Подмышка, последний оставшийся из его рода, близкий друг, следопыт Молчун, бойцы Кулак, Битень, Стержень, Ловкач, лейтенанты Гора и Жила, Веснушка и Веселушка, вредная Заноза, которая сейчас хмурила брови, Ступа чуть покрикивала на свое отделение, заставляя пошевеливаться, комиссар Кармайкл, а теперь еще и рота Тихонького. Они здорово сработались на той безымянной планете с ними. Не хватало еще сестер битвы, девчонки как-то ловко дополняли и разбавляли мужское подразделение, причем ни у кого не возникало желаний ниже пояса по отношению к ним. Просто каждый в их присутствие не хотел ударить в грязь лицом и отлично делал свою работу. Хват вздохнул и махнул рукой.
     - За мной, барышни.
     Гора усмехнулся на эти слова, остальные если и не поняли, но возмущаться не стали. Огрины взвалили на свои плечи часть груза, распределив его поровну и потопали за медленно идущим шагоходом. Перемешанное подразделение выставило охранение, первое отделение как всегда взял на себя эту обязанность и теперь Шорох шел чуть впереди, а его верный потертый лазган, и так собранный из старых запчастей старым механикусом, висел на ремне подмышкой. Правая рука огрина была готова вскинуть оружие при появлении любой угрозы, внимательные глаза, скрытые в глубине черепа, тщательно осматривали местность, встреченных людей и высотки зданий. Эмилия шла рядом с Хватом, крутя головой по сторонам. Город-улей был не таким уж большим и не слишком старым. Широкие проспекты, многоуровневые развязки дорог, высокие шпили домов центральной части перемежались с перерабатывающими фабриками, которые из выращенного сырья делали брикеты и сухпаи, заводами, производящими консервы, цехами, в которых мололи зерно, делали крупы и упаковывали все это в коробки. Конвейер по производству продовольствия был хорошо отлажен и работал без сбоев. И должен продолжать также работать, не зависимо от того, нападут орки или нет. Вокруг заводов и фабрик находились жилые кварталы, отдельные места для развлечений, парки отдыха и прогулочные зоны. Жизнь в Империуме сурова, но не настолько, чтобы забывать о приятном. Людям требовались зрелища и отдых и Администратум готов был их предоставить - все зависело от желания планетарной власти. Другое дело, что на разных планетах был различный подход к этому вопросу, не говоря уже про Кардинальские Миры, где для молитв Богу-Императору отводили пять минут каждый рабочий и нерабочий час, неважно спишь ты или бодрствуешь. Неисполнение каралось очень сурово, вплоть до казни.
     "Страж" вывел колонну солдат из космопорта по центральной магистрали и потопал в город, который вырастал перед ним. Движение было не таким насыщенным - кроме челноков имперской гвардии больше никого на космодроме не было, а ближайший космический грузовик ожидался дня через три, а может и через неделю - здесь, в этом системном секторе временные сдвиги были обычным делом. Недалеко крутился варп-шторм, отголоски которого и сбивали корабли с курса, вышвыривая их в реальный космос. Так что, навигация хоть и была затруднена, но возможна и наверняка поэтому власти и расслабились, посчитав себя в безопасности.
     По мере приближения к городу по дорогам проносились грузовики, выезжая с фабрик за выращенным на полях сырьем. Чтобы не топать по проезжей части и не мешать движению рядом с ней проложили широкую пешеходную дорожку, но даже она не могла вместить строй солдат. Симонс, медленно ведущий шагоход, просто занял одну из полос, сместившись к центру дороги и теперь водители, матерясь сквозь зубы, были вынуждены объезжать растянувшуюся колонну, вот только лейтенанта это совсем не волновало - он исполнял приказ. До части можно было добраться и в объезд города, но делать такой крюк в двадцать восемь километров что-то не хотелось, а пешими можно было добраться за три часа, да и совершить прогулку по месту своей дислокации тоже не помешает, да и себя показать заодно. Видимо за этим полковник Конот и отправил войска пешим порядком.
     На улицах не было слоняющихся прохожих - все работали в поте лица на полях или же фабриках, а те редкие лентяи, что попадались на глаза, старались очень быстро исчезнуть. Также не было видно патрулей арбитрес, что должны были охранять покой граждан или постовых СПО. Эмилия смотрела по сторонам, изучая город. Собственно, ничего нового она не увидела - типовые жилые постройки, грязные и серые коробки фабрик и заводов, величественное и высокое здание Администратума, единственное, которое выбивалось из этой палитры серости и уныния. Никакой изюминки, словно архитектору, что проектировал город, отрезали руки. Девушка покосилась на левую искусственную руку Хвата и тут же отвела глаза.
     - Странно, что полковник отвел нам для охраны какие-то склады. - Прогудел огрин, глядя на здания фабрики. - Заводы поважнее будут.
     - Они находятся в центре города. - Ответила Эмилия, вспоминая карту. - А космопорт, склады, ремцех перекрывают подходы к ним. Все объекты охватить мы не сможем, да и в случае штурма города орки будут как всегда наступать волной, вопя и стреляя по все что движется.
     - Не стоит недооценивать противника. - Покачал головой Хват. - Я, конечно, не сталкивался еще с орками, но уверен, что так про них говорят только те, кто слышал краем уха про зеленошкурых, но не видел их воочию. Так что будем исходить из того, что они могут засылать диверсионные группы в город. Как тут с системой канализаций?
     - Не знаю. - Пожала плечами Эмилия. - Все, что я успела прочитать, когда летели сюда, это то, что городу от силы триста пятьдесят лет, он перестраивался два раза, так что под этой дорогой, - она топнула посильнее, - есть еще многокилометровые переходы коммуникаций, трубопроводов, оснований старых зданий и подвалов, и доступ туда имеют городские службы.
     - Надо бы выяснить если ли входы или выходы в районе складов, ремцеха, администратума и заводов. - Проворчал Хват. - А то выскочат орки как чертики из табакерки... о, что это?
     Огрин удивленно показал на производимые работы - строители выкорчевывали деревья парка, ломая дорожки и бордюры, роя котлован под строительство. Раньше, видимо, здесь был холм, раз на такой высоте оказалась земля - остальные парки были разбиты на бетонных площадках и туда грунт завозили, чтобы посадить деревья. Эмилия опознала в подвезенных материалах стеновые панели для жилого здания.
     - Им что, не хватает места? - удивился Хват. - Город может расти вширь сколько угодно, а они кучкуются внутри и уничтожают зеленую зону.
     - Действительно, странно. - Комиссарша задумалась. - Поколения губернаторов старались облагородить городскую среду, а этот потомок все уничтожает. Зачем?
     - Просто у него явно не все дома. - Включился в их разговор лейтенант Тихонький, который оставил свою роту и подошел к Хвату. Он тоже заметил ковыряющихся в земле рабочих. - Но не это странное, вы заметили, что на улицах почти нет людей?
     - Так все на работе. - Пожал огрин плечами. - Ничего удивительного.
     - В городах-ульях работают посменно. - Наставительно произнес лейтенант. - И работяги частенько любят выпить в кабаках и барах, а их жены - прошвырнуться по магазинам в свободное время. Работающих лавок раз два и обчелся, а ведь это пусть и небольшой по меркам Империума, но город! Здесь должно быть все, хотя бы от производства пищи и одежды, до высокотехнологичного оборудования!
     - Это аграрная планета, тут мало полезных ископаемых. - Возразила ему Эмилия.
     - Но они есть! - Тихонький поднял указательный палец вверх. - Что мешает использовать их для собственных нужд, если вы экспортируете продовольствие? Платить десятину в год вы и так сможете, а остальное на развитие собственной планеты, но нет - стагнация и упадок. Они ломают парк, чтобы на его месте возвести новое жилое здание, когда вокруг места полно! Это не глупость, это саботаж!
     - Потише. - Пробурчал Хват. - Конечно, на улице никого нет, но и у стен есть уши, держи свое мнение при себе. Для этого нас полковник и отправил пешими, чтобы мы изучили обстановку в городе. Тут по прямой меньше пятнадцати километров до части, а ведь ее расформировали... какой сейчас год?
     - Когда я закончила Схолу то шел пятнадцатый сорок второго тысячелетия. - Ответила Эмилия.
     - Почти двадцать лет назад, а ведь территория части до сих пор простаивает. Могли бы легко застроить и ее, тем более, раз там уже почти все готово, просто отремонтировать здания.
     - И тогда получили бы по шапке за самоуправство. - Усмехнулся Тихонький. - Гарнизон принадлежит имперской гвардии и точка.
     - Мы могли бы развернуть лагерь где угодно. - Хват поправил маску на лице, потом вовсе ее снял и, задержав дыхание, быстро сменил кислородные патроны. - У нас все для этого есть, а любой губернатор смог бы договориться с Администратумом если бы захотел увеличить площади города.
     - Я и говорю - имбецил. - Пожал плечами Тихонький. - Он просто вывеска, а за него рулят помощники, именно они претворяют в жизнь эту вот политику. - Лейтенант ткнул в сторону развороченного парка, который колонна уже почти миновала. - На промышленных и индустриальных планетах строят кислородные фабрики, чтобы восполнять потери и дать возможность нормально дышать, я уж не говорю о мирах-кузницах, где все заковано в сталь и бетон. Но если тебе досталась такая планета, пускай и аграрная, то глупо копировать промышленный мир, уничтожая зеленую зону. - Он вздохнул. - Я родился на планете, которую называют мир-сад и подобное отношение к живой природе вызывает у меня глубокое чувство огорчения и грусти. Так не должно быть.
     - Или здесь происходит что-то странное. - Хват выпятил губу. - Арбитрес нет на улицах, словно они сидят в своей крепости поджав хвост, праздно шатающихся граждан тоже не наблюдается, город словно застыл в страхе. Перед вторжением орков?
     - Все может быть. - Снова пожал плечами лейтенант. - Но это началось не вчера - словно тень накрыла этот мир.
     - Может быть здесь культисты? - тихо спросила Эмилия.
     Лейтенанты бросили быстрые взгляды друг на друга и по сторонам. Каждый помнил хаоситов, с которыми пришлось сражаться на той безымянной планете и чувство тревоги выросло еще больше.
     - Если это так, то наше появление заставит их зашевелиться. - Проворчал Тихонький. - Либо же здесь присутствуют мятежники и еретики, которым гвардия как нож в сердце, вот они и затихли. Часть работает в поле для отвода глаз, а остальные готовятся или затаились, чтобы не быть обнаруженными. Если они совсем повернутые, то нападут сразу.
     - Если же нет, - продолжил Хват его мысль, - то дадут нам время успокоиться, расслабиться и ударят в тот самый момент, когда мы этого не ждем.
     - Или же дождутся вторжения орков и обтяпают свои делишки, прикрывшись ими. - Произнесла Эмилия и оба лейтенанта уважительно посмотрели на нее.
     - Растешь. - Похвалил Хват. - Скоро будешь на глаз отличать лояльного гражданина от еретика. - И засмеялся.
     За такими вот разговорами и думами колонна за три часа добралась до территории части, на которой уже вовсю бегали солдаты Броскена и Бриска - полковник привез следующую партию воинов на собственных транспортерах за пятнадцать минут. Руководил работами комиссар Марш, он же первый и заметил марширующую колонну, которая змеей втягивалась на территорию части. Хват метнул взгляд на поваленный в нескольких местах забор, на покосившиеся здания, провалившиеся внутрь крыши, запустение и хаос. Не тот Хаос, а просто бардак и беспорядок. Марш рысью подбежал к прибывшим.
     - Ну? - спросил он и его поняли.
     Тихонький чуть подтолкнул Эмилию вперед и та, немного косноязычно поведала все идеи, что высказали лейтенанты по дороге. Комиссар серьезно задумался.
     - На первый взгляд просто непродуманное руководство планетой, - произнес он, теребя подбородок, - однако отсутствие патрулей на улицах и простых людей... такого быть не должно. Нужно переговорить с Конотом и с органами порядка в первую очередь.
     - Не стоит спешить. - Прогудел Хват. - Что, если они находятся в том положении, что вынуждены себя так вести? Как будто в осаде?
     - И меня это настораживает - слишком много информации для одного дня. - Марш посмотрел на визжащего на солдат Броскена. - Здания и территорию нужно будет привести в порядок как можно скорее, усилить оборону, создать запас провизии на время осады и сделать это нужно было еще вчера. Если здесь сидят культисты, то они понимают, что позволить нам закрепиться - это потерять преимущество. Я уверен, что Администратум тут тоже замешан, без его ведома ничего не делается на планете, иначе отчего первый помощник так быстро сбежал? Вроде как у него дела, но какие могут быть дела у чиновника в городе, который и так находится на самообеспечении? Писать запросы в столицу о законности нашего нахождения здесь? Так ведь мы предоставили нужные бумаги, а чиновники ими питаются. - Усмехнулся комиссар. - Так что работаем как можно быстрее, Хват, определи один взвод для охраны периметра, устрой схроны и секреты, как ты это умеешь.
     - Сделаем. - Кивнул огрин, но не стал отдавать приказ. - Товарищ комиссар, не стоит торопиться с восстановительными работами. Оставим часть казарм как есть - здесь тепло, солдаты точно не замерзнут, а начни мы немедленно возводить укрепрайон, то они поймут, что мы что-то подозреваем. Предлагаю пока возиться силами только хозвзвода и техников - распределим караулы как и договаривались. Они подумают, что мы распылили силы и нас можно уничтожить поодиночке и расслабятся, а то нашим появлением мы их сильно напугали. Могут ведь и прислать наблюдателей, нужно только выставить часовых. Сыграем в их игру, обманем противника. Начнем копать траншеи и окопы, замаскировав это под прокладку труб для отопления казарм, постепенно превратим казармы в доты и соберем мобильные бункеры.
     - Мы же валхалльцы, нам батареи не нужны. - Ответил серьезно комиссар.
     - Они знают об этом?
     - Да.
     - Здесь от валхалльцев едва треть, остальные обычные померзаи и лучше это продемонстрировать этой ночью для наблюдателей. А то, что они будут, я не сомневаюсь. Я бы точно выслал соглядатаев, пока войска не разместились. - Хват посмотрел в сторону редкого леска. - Я займусь охраной прямо сейчас.
     - Хорошо. - Кивнул Марш. - Тихонький, Грачев, приступайте к разбору завалов, ломайте те две казармы, скоро подвезут инженерный взвод, нужно обеспечить им фронт работ.
     - Есть. - Без энтузиазма отозвались лейтенанты. - Лучше бы поручили это огринам, они вон какие здоровые. - Проворчал Тихонький себе под нос, но Хват его услышал.
     - Товарищ комиссар, пусть взвод лейтенанта Жилы поможет остальным, да и наблюдателям, если они уже здесь, будет видно, что огрины никуда не делись - они же нас видели.
     - Об этом я как-то не подумал. - Буркнул Марш. - Хорошо, приступайте. Так, Броскен, это еще что такое?!! - заорал он. - Я тебе, дурья башка, что сказал делать?!!
     Комиссар побежал разбираться с нерадивым лейтенантом, а Хват хмыкнул и махнул своим рукой - предстояло еще обустроить секреты до заката.
     Технику перегоняли весь оставшийся день и даже зацепили немного ночи. Со стороны планетарных властей помощи никакой не оказывалось, но и препятствий не чинилось, что уже было хорошо. Полковник Конот подошел к передислокации комплексно, он не допускал неразберихи, отдавал команды с поверхности планеты пилотам челноков какие именно подразделения отправить в первую очередь, какие могут подождать и контролировал выгрузку на космодроме, тогда как комиссар Марш и вскоре присоединившийся к нему майор Попов рулили в части. Инженерный взвод лейтенанта Смока сбивался с ног, стараясь как можно быстрее привести казармы в жилой вид и взвод Жилы ему очень сильно помогал. Огрины благодаря своему высокому росту и силе срывали кровлю с крыш, стаскивали все это в одно место, отведенное для мусора, ратлинги управляли техникой, люди-солдаты разгребали завалы и также таскали мусор, чистили в казармах, чинили кровати. Техножрец Децим также переправился вниз вместе со всеми, но его не интересовала подобная суета, хотя он и отрядил нескольких механикусов рангом пожиже в помощь гвардейцам, сам же занялся недоделанной техникой, ремонтом оружия. Магоса не волновала дыры в стенах и отсутствии крыши над головой, главное, чтобы было электричество. Раз часть расформировали, то и токопроводящую линию тоже отрезали, оставив только столбы, и сейчас Конот пытался связаться с Администратумом, чтобы решить этот вопрос. Однако там хранили глубокое молчание - рабочий день закончился и чиновники отправились отдыхать. Проблемы военных их не волновали. Впрочем, Конот не слишком расстроился - топлива для танков и машин было полно, а подключить установленные по периметру лампы освещения к запитанному от них генератору было парой пустяков. Оба склада уже были расчищены, они вообще пострадали меньше всех потому что были сделаны на совесть из стандартных бетонных блоков с такими же плитами перекрытиями, сверху залитыми влагоотталкивающим составом, который проникал во все щелки и намертво их закупоривал, так что дождь, снег и ураган был строениям не страшен. Чего нельзя было сказать о казармах - типовые стеновые панели держались на честном слове и на перекрытиях крыши.
     Со всей этой возней полковник забыл об огринах, пока лейтенант Хват не подошел к нему и не произнес почти на ухо.
     - Периметр под контролем, ни один паразит не проскочит.
     - Хорошо, - рассеяно кивнул полковник, - смена каждые четыре часа.
     - Нет, - мотнул огрин головой. - Ребята подежурят до утра, иначе все схроны могут обнаружить наблюдатели, когда мы будем меняться. А утром создадим бурную деятельность за периметром и сменим караульных.
     - Они не выдержат всю ночь, под утро обязательно кто-нибудь уснет.
     - Дежурят по трое. - Объяснил Хват. - И потом, они ведь охотники привычные сидеть в засадах, так что не впервой. Я буду вон там, возле складов. - Он указал рукой на работающих ратлингов. - Самое опасное направление - лес рядом, можно подобраться достаточно близко и высмотреть все что нужно.
     - Ты говоришь так, как будто уже ожидаешь нападения. - Проворчал Конот. - Хотел бы я успокоить свою паранойю, но не могу, перед глазами так и встают картинки на Фелиции.
     - А что там было?
     - Культисты. - Мрачно отозвался полковник. - Полный город-улей проклятых культистов и всего два полка - наш пехотный и Первый Танитский. Они слишком долго шли к власти на той планете, чтобы в одночасье все потерять и напали именно в тот момент, когда мы этого не ждали. А ведь нас туда перебросили надолго, как в усиление Танитскому. На Фелиции уже давно работал Инквизитор, вел расследование, копал так глубоко, пока культисты не решили, что он начал им мешать. Все было законспирировано до такой степени, от губернатора до последнего работяги, что не сразу и заметишь. Мы и не заметили, а когда еретики напали, то было уже поздно. В общем, от полка остались жалкие остатки, пока на выручку не пришел космодесант, а то мы так там бы все и погибли. Из шести тысяч гвардейцев сохранилось едва три-четыре процента. Все сержанты - Тихонький, Грачев, Холан - стали лейтенантами, потому что просто некого было назначить на их должности, почти все командиры погибли, а они были славными солдатами, что отдали свои жизни во славу Императора и Империума в борьбе с Хаосом! Поэтому я больше не допущу подобного, пускай в чужих глазах и буду выглядеть посмешищем, но на их мнение мне наплевать!
     - Надо будет поставить танки так, чтобы они не попали под массированный обстрел со стороны противника. - Произнес Хват, оглядывая территорию. - Я верю вам, полковник, да и то, что я видел в городе откровенно настораживает. Он как будто вымер.
     Конот дернулся, но ничего не сказал. У него были точно такие же ощущения. Хват попрощался и растворился в темноте ночи. Командир так и не понял, как они это делают, вроде бы такая громадная туша только что маячила перед ним и раз, словно испарилась в воздухе. И потом, Тихонький что-то такое говорил про подземелья, когда огрины пошли вперед. Их тела не давали засветки на ПНВ и термосканерах, а это вообще немыслимо - обмануть такую технику. Они ведь не псайкеры, чтобы наводить морок. Конот выкинул эти мысли из головы - перед ним стояли более насущные дела.
     Хват скользнул в отрытую нору, задвинул за собой "люк" из дерна и приготовился лежать так всю ночь. Рядом с ним, метрах в двух также в отдельно отрытом схроне залег Молчун, чуть дальше него - Космач. Еще через тридцать метров следующая тройка и так по кругу. Ста восьмидесяти огринов не хватило, чтобы опоясать весь периметр, так что где-то расстояние было чуть большим, а со стороны дороги так вообще ничего не прикрыто, но там КПП и если культисты дураки и полезут с той стороны, то караульные вовремя их заметят - там Тихонький поставил своих лучших сержантов и Хват не слишком переживал на их счет - он уже видел чего эти люди стоят в бою.
     Когда в части наконец угомонились, техника прекратила журчать и стучать, только генераторы жужжали, давая свет по периметру, Хват услышал голос леса. Растительность здесь была похожа на земную - широколистные деревья и кустарники, пусть и другой формы и салатного цвета, колючая трава, но все это так напомнило ему родину, что сердце чуть-чуть защемило. Не тот заснеженный кусок камня, где он родился в этом мире, а ту, самую первую, с ее полями и лесами, голубыми реками и глубокими озерами. Здесь тоже захотелось встать и пройтись босиком по траве, провести рукой по листве, постоять, прижавшись лбом к дереву. Просто глубоко вдохнуть воздух, пускай он и был чужим, зато почти без примесей выхлопных труб заводов, шум от которых долетал сюда даже ночью.
     Глаза огрина отлично видели в темноте, различая силуэты кустов и деревьев, так что любое движение он заметил бы сразу же. И все предосторожности, предпринятые Хватом, оправдались в полной мере - кто-то приближался со стороны дороги. Какая-то мелкая тень то резко замирала, размазываясь в пространстве, то перебегала от куста к кусту. Огрин, как это всегда было с паразитами, мысленно обратился в камень, чтобы они его не почуяли. Это был инстинкт этого тела, впитанный с молоком матери, пускай и в голове у здоровяка сидело сознание инструктора по огневой и боевой подготовке. Разум очистился от мыслей, тело замерло, казалось, будто кровь еле-еле течет по венам. Глаза следили за тенью, которая надолго замирала и также насторожено осматривалась. Она делала несколько шагов и снова останавливалась. Несомненно, это был человек, одетый во все черное. На голове у него был словно вырезанный из кости череп, но Хват понял, что это такой шлем. За спиной у человека виднелись скрещенные рукояти мечей, на поясе подсумки с носимым снаряжением, на правом бедре кобура с лазпистолетом, подмышкой - еще одна, на этот раз с каким-то уродливым оружием. Хват не мог его опознать.
     Человек прошел мимо него к поваленному забору метрах в восьми. Хват медленно приподнял дерн, под которым лежал, и поднес к губам духовую трубку, в которую уже был вложен дротик смазанный парализующим ядом паразита. Такой концентрации хватит, чтобы гарантировано завалить или убить человека, сердце просто не выдержит и остановится, но огрину не нужен был мертвец. Он смазал жало чуть-чуть, только чтобы нейтрализовать на время и допросить диверсанта. Он увидел, что справа точно также чуть шевельнулся дерн и оттуда показалась такая же трубка - Хват всем раздал указания по поводу возможного проникновения и захвата противника. Охотники были опытные и атаковать из засады для них было плевым делом. Одновременно произошло два выстрела, но в этот момент человек как будто что-то почуял и немного отклонился в сторону, после чего невероятным кульбитом назад ушел с линии обстрела, вынимая из кобуры лазпистолет. Хват готов был поклясться, что он попал, однако то ли дротик не пробил одежду диверсанта, то ли концентрация яда оказалась слабой, но тот даже не покачнулся и продолжил отступление, не стреляя - он не видел целей. Огрин быстро покинул свою лежку, точно также рядом с ним вздыбилась земля и Космач с Молчуном, а также Битень и Стержень, залегавшие по правую руку от Хвата метрах в двадцати, присоединились к своему командиру. Человек быстро вынул лазпистолет и ту непонятную уродливую штуку и начал стрелять в сторону внезапно возникшего перед ним противника. Огрины не стали стоять столбом - в их руках как по мановению волшебной палочки появились болтеры и лазганы и пара вспышек уже возвестили о том, что громилы открыли огонь по диверсанту - сейчас уже не до захвата, главное не дать ему уйти. Тот выстрелил из уродливого пистолета и внезапно посреди леса, рядом с Битнем раздался громкий взрыв и яркая вспышка ослепила бойца. Его засыпало землей, огрин успел отшатнуться и упасть на живот, перекатываясь в сторону, так что ударная волна только слегка его задела, не причинив вреда. Однако время уже было упущено - человек в черном прыгнул в кусты и оттуда раздался приглушенный вой, и на прогалину леса выскочило нечто зализанное и серебристое и помчалось в сторону города. Хват сплюнул в сердцах и зыркнул на встающего Битня.
     - Ты в порядке?
     - В голове шумит. - Пожаловался тот. - А так нормально, вроде не задело. - Здоровяк не обращал внимания на пару царапин, что нанесли ему острые камни, попавшие под взрыв и разлетевшиеся со скоростью света. - Это он что, гранату кинул?
     - Нет. - Помотал головой Космач. - Это из оружия стрелял. Я видел, что он спуск выжал, а оно все не стреляло, а потом - бах!! И земля в стороны.
     - Про такую штуку нам комиссар не рассказывал. - Пожаловался Битень.
     - Неверное, новая разработка. - Хват осмотрел следы, оставленные техникой диверсанта в кустах. - Странно, топливо не пролилось, трава тоже не примята, он что, его на дерево повесил?
     - Не знаю, надо спросить у полковника. - Посоветовал Молчун.
     - Доложить нужно обязательно. - Согласился Хват, услышав, что на территории части зазвучала сирена и все, кто уже уснул, сейчас были на ногах. - Очнулись, паразита им в брюхо!
     - Долго. - Покачал головой Стержень. - Проберись лазутчик в казармы, мог бы всех перерезать.
     - Думаю, сегодня нас уже не побеспокоят. - Хват посмотрел в сторону города. - Позиции надо менять - эти уже засвечены. Ладно, Космач, Молчун, пройдите по остальным, часть караульных уже можно не томить, пускай возвращаются в казарму, но по паре пока оставим. Я на доклад к полковнику. - Отдал приказ огрин. Ему молча кивнули, приняв к сведению.
     Конот только прикрыл глаза, как заревела боевая тревога и пришлось снова вскакивать, надевать фуражку и искать китель, который полковник успел снять. Завалился он на койку в штанах и сапогах, форменной майке и прикрылся тоненьким одеялом, успел уже задремать, как его резко разбудили. Матерясь про себя, Конот выскочил наружу из развернутого инженерным взводом бункера и тут же увидел, как по территории мечутся караульные, однако без паники, просто в порядке создания бурной деятельности. Полковник увидел, что к нему быстрым шагом, почти бегом, приближается Хват. Часть его солдат уже переговорила с лейтенантами, один Броскен пытался паниковать, но Тихонький дал ему в ухо и тот тут же затих. На той планете Броскен отличился в битве с Хаосом тем, что все время прятался за спинами подчиненных и пытался сделать ноги в сторону челноков или гаубиц, где, по его мнению, было безопаснее.
     Конот дождался огрина, рядом как по волшебству нарисовался комиссар Марш, лейтенант Тихонький тоже решил проведать руководство и полковник не стал его тормозить - пусть слушает. Майор Попов и капитан Блад, услышав, что тревога была ложной, успокоились и отправились на боковую. Их дело простое - противник на горизонте, значит приникай к прицелу и жми на кнопку спуска, отправляя снаряд танка или гаубицы в сторону обнаруженного противника. Полковник широким жестом пригласил всех в бункер.
     - Что случилось?
     - Спугнули наблюдателя. - Лицо огрина вытянулось. - Это был человек в черном, на голове шлем в форме черепа, - при этих словах Марш и Конот переглянулись. - Я выстрелил в него дротиком с парализующим ядом...
     - Откуда он у тебя? - спросил комиссар.
     - С родины. - Пожал плечами Хват. - Прихватил, думал, вдруг пригодится.
     В бункер ссыпалась, потирая глаза спросонья, комиссар Кармайкл и скромно присела на скамеечку возле входа, когда полковник сделал ей знак молчать.
     - К хаосу яд, что там было дальше? - нетерпеливо спросил он.
     - Я точно видел, что попал, но этот попрыгунчик выхватил лазпистолет и еще какую-то штуку и начал стрелять по нам. Не прицельно, а то бы мы тут не разговаривали. Это грохот из его оружия вы слышали - большой взрыв и вспышка. - Хват развел руками, как будто нарисовал полусферу ударной волны. - Я такого оружия еще не видел. Пока мы глазами хлопали, он запрыгнул на какой-то транспорт и вжииик - очень быстро умотал, не оставив следов на земле.
     - Ничего не осталось? - с надеждой в голосе спросил комиссар.
     - Никаких следов, я все тщательно осмотрел - трава не примята, даже кора на дереве не ободрана.
     - Ладно, - полковник задумался, - иди, думаю, сегодня они уже не полезут.
     - Я тоже так считаю. - Кивнул огрин. - Разрешите идти?
     - Давай, нам тут еще нужно подумать. Людей для охраны периметра оставил? - спохватился Конот, когда огрин уже повернулся спиной.
     - Да, только чуть меньше чем было - если что, не проспят, да и я потом вернуть, устрою себе новую лежку, а то те засвечены.
     - Ладно, действуй. - Разрешил полковник и огрин убрался, вытащив за собой спящую на ногах Эмилию. Тихонький собрался было остаться, но, заметив красноречивый взгляд полковника, свалил по-тихому (каламбур, однако).
     - Что думаешь? - спросил комиссара Конот.
     - То, что огрины спугнули ассасина. - Проворчал тот. - Действует он сам или же по указке губернатора - неизвестно, но приятного мало. А тот взрыв и вспышка - не иначе как плазменный пистолет.
     - Я тоже в этом уверен. - Кивнул ему полковник. - Черт, все еще круче завязывается!! - с досадой произнес он, ударив кулаком по ладони. - Откуда здесь взялся ассасин и кто именно был его целью - вот что больше всего меня бесит.
     - Не пугает? - спросил Марш.
     - Да я уже и так пуганый, больше или меньше - неважно. - Пожал полковник плечами. - Только хотелось бы знать, за что тебе решили отрубить башку?
     - Может быть за связь с эльдарами?
     - Ради такой мелочи посылать ассасина?
     - А почему бы и нет, кто его знает, что там в голове у этих чинуш.
     - Ассасины подчиняются напрямую Высшим Лордам Терры и Императору, им нет дела до простого полковника. - Задумчиво произнес Конот. - Только если это не прикормленный губернатором изгой.
     - Или не ксенолюб. - Произнес Марш. - Он использовал спидербайк эльдаров, вряд ли это был гравиглайдер.
     - Да, машина быстрая и маневренная. - Согласился полковник. - Хотя это может быть и ксенотех Тау.
     - Машины Тау очень большие и громоздкие. - Подал свой голос Магос из своего закутка. Конот забыл про механикуса, потому что тот стал неотъемлемой частью бункера как какой-нибудь шкаф или гололитический стол. - Шумные, хоть и имеют маскировочные поля, огрины заблаговременно его бы услышали. Лазутчик использовал технику эльдар, я в этом уверен.
     - Значит, где-то здесь еще и кучкуются эльдар? - спросил сам себя комиссар Марш.
     - Убийца мог купить ксенотех через Вольных Торговцев или пиратов. - Возразил ему полковник. - Но к чему все эти гадания, если мы не знаем, кто его послал?
     - На приеме у губернатора молчи об этом случае. - Посоветовал Марш. - Если он сам проболтается или спросит невзначай, а что это была за стрельба в первый день нашего нахождения здесь, вот тогда станет ясно чьих это рук дело. Пока же будем готовиться ко всему, в том числе и к вторжению орков.
     - Сейчас я хочу только одного - спать. - Заявил Конот, валясь на койку. - Так что если снова кто-то полезет, то справитесь и без меня.
     - Как скажешь. - Улыбнулся Марш и покинул бункер, давая командиру отдохнуть.

     Человек в черном вернулся на условное место, где его уже ждали с докладом.
     - Как все прошло? - спросил властный женский голос.
     - Мне не удалось преодолеть периметр. - Тихо ответил убийца.
     - Вот как? - удивилась женщина. - И какова причина?
     - Огрины.
     - Огрины?!
     - Они устроили засадные лежки.
     - Как же ты их не почувствовал?
     - Не знаю, - пожал плечами тот, - местность выглядела как обычно, ничего особенного. Меня атаковали в спину, дротиками с ядом.
     - Судя по тому что ты здесь, они промахнулись. - Удовлетворенно заметила женщина.
     - Не промахнулись, оба попали. - Мрачно отозвался тот. - Я смог оправиться от яда, пока летел сюда - он был парализующим, отключал нервную систему.
     - Незнакомый состав?
     - Яд органического происхождения, не синтетика.
     - Другого у огринов и быть не может. - Женщина задумалась. - Как не вовремя они здесь появились, эти гвардейцы! - Она успешно подавила вспышку гнева и снова вернулась к спокойному состоянию. - Что ж, придется скорректировать наши действия. Раз уж эти огрины такие незаметные, то их можно использовать. - Она выразительно посмотрела на остальных членов своей свиты.

     Корабль сестер битвы точно также как и эсминец гвардии вывалился из варпа, но не в глуши, а в насыщенной трафиком системе с тремя планетами, где вторая от светила выступала как столица и промышленно развитый мир, третья - наполовину индустриализованная, наполовину принадлежащая механикусам с их научно-исследовательскими учреждениями, а четвертая снабжала все это дело продовольствием. Богатая система принадлежала одному из торговых домов, представители которого входили в совет при губернаторе сектора и вообще играли достаточно серьезную роль в местной политике. Помимо орбитальных заводов промышленности на орбите третьей планеты находилась верфь механикусов и именно туда направила корабль для ремонта канонисса Симона Ганн. Можно было отправиться к Офелии 4, но желания присутствовать лично на докладе перед тамошними канониссами у нее не было никакого желания, так что было принято решение проследовать к ближайшему месту ремонта. Механикусы и торговые дома не смогут отказать просьбе представителей Экклезиархии о восстановлении их судна, ведь сестры несут тяжкое бремя охраны пограничных систем и борьбы с Хаосом, патрулируют совместно со флотом реальный космос и всегда приходят на помощь попавшему в беду пузатому транспортнику торгового дома. Тем более, что Экклезиархии всегда есть чем заплатить за ремонт одного из его кораблей. Симоне только нужно будет предоставить отчет непосредственно канониссе Аурелии, которая и отправила ее в эту замечательную миссию. Для связи можно будет использовать возможности орбитальной станции, пока корабль будет находится на ремонте. Собственно, техножрецы с эсминца сделали невозможное - вернули ему ход, починили лэнс-орудие, подлатали корпус, где это было возможно и прокинули новые кабели системы управления маневровыми двигателями, после чего уже взялись за свое судно. Теперь уже, после прошедшего времени, Симона понимала, что очень сильно сглупила там, на планете, отказавшись от вызова помощи. Хорошо, что за нее это сделала капитан корабля Жюстина Кадье, а то бы сложила буйную головушку бедная девочка Симона на безымянной планете и допустила бы рождение мерзкого отродья Хаоса. Канонисса протянула руку и в который раз взяла гололитический пикт со стола.
     Находясь в своем кабинете на корабле, она занималась размышлениями и составлением отчета для канониссы Аурелии. Плоское изображение общего снимка, сделанное сестрой ордена Пронатус Стефанией как-там-ее встало в один ряд с такими же, дорогими сердцу Симоны. Вот она вместе с подругами при выпуске из Схолы, самая высокая из них, остальные макушками едва доставали ей до груди, обнимает всех четверых, причем крайняя справа канонисса Аурелия. Сестра Визания погибла на Ливандии 6, отражая атаку сил Хаоса, вызванных еретиками, сестру Деметру закинули на один из пограничных миров и больше Симона ничего о ней не слышала, знала только, что это где-то в сегменте Темпестус, где они сейчас и находились. Жива ли Деметра или уже погибла точно также как Визания, защищая Империум от посягательства Губительных Сил, неизвестно, но память о дружбе с ними канонисса хранила в своем сердце. Вот снимок с ее первыми подчиненными, из которых в живых остались только сестра Катерина и сестра Эвелина, причем последнюю осудили за неподобающий поступок и единственным выходом для нее было стать репентией. И Симона снова потеряла еще одну подругу, причем по поводу, о котором до сих пор сожалела - Эвелина взяла вину на себя, за ее, канониссы, просчет. Если бы она только знала!!! Но в то время Симона валялась в госпитале с серьезными ранениями, сестры трудились над ее телом, совмещая аугментику с плотью и теперь канонисса уже несколько лет ходила на кибернетических ногах и частичная надобность в экзоскелете отпала, если бы остальное тело тоже можно было бы заменить. Но руки, верхняя часть тела и голова еще были из плоти и держались на слабых мышцах, выданных ей природой и благодарить за это нужно было низкую гравитацию ее родного мира. Отсюда и высокий рост канониссы - почти два тридцать. Симона вздохнула и отложила пикт в сторону, беря другой, на котором был изображен бравый воин, ее первая любовь, история которой тоже закончилась печально и на этот раз сама Симона чуть не загремела в репентии. Может быть она этого и хотела? Ведь чувство вины за сестру Эвелину до сих пор лежало тяжким грузом на ее сердце и Симона подсознательно искала искупления или же смерти? Сейчас это неважно. Она отставила бывшего парня в сторону и взяла свежий пикт, на котором застыли сестры битвы вперемешку с гвардейцами. Здесь уже Симона не была такой высокой, выше ее только молоденькая комиссар Кармайкл, которая сидела на шее у огрина, спасшего канониссу дважды от смерти. Первый раз, когда на нее кинулся космодесантник Хаоса и второй, там, в подземельях, где пришлось сражаться с демоном. Симона неожиданно для себя провела пальцем по лицу огрина - пикт был качественным и больших размеров, так что снимок был как картина. Сюда вошли все - командиры трех полков, лейтенанты, солдаты, комиссары и сестры. И все они напоминали одну большую семью. Как так получилось, канонисса не понимала, но у сестры Стефании, вероятно, был талант к съемкам или все дело в незначительных мелочах? Например комиссар Марш чуть приобнял сестру Катерину и та не препятствовала этому, наоборот, как-то даже тянулась к нему и оба образовывали нормальную ячейку общества, называемую семьей, вот только ни тому ни другому никогда не создать что-то подобное, потому что обеты невозможно нарушить. Огрин Хват держал за ноги свою комиссаршу, чтобы не свалилась и держал ее не как подчиненный командира, а как старший брат младшую любимую сестренку, Симона четко видела это. Точно также как и командиры его взводов воспринимали Хвата как отца и родню. Да и остальные, можно так сказать, сроднились друг с другом, все это было видно на выражениях лиц стоящих и глядящих в камеру людей, лишь один выделялся своим брезгливым выражением на морде и портил всю картину. Лейтенант Броскен, кажется. Симона нахмурилась и тщательно изучила молодого офицера, из которого так и сквозила надменность, присущая эльдарам. Он был словно чуждым элементом в подразделении и либо время и события выбьют из него подростковую дурь или он сложит где-нибудь свою голову. В любом случае нужно время, чтобы это проверить. Симона глазами вернулась к огрину и вспомнила свой разговор с сестрой Магнолией, главной госпитальер, приданной ее подразделению. После того, как она заявила о том, что огрины являются искусственно выращенными, то канонисса указала ей на дверь своего кабинета.
     - Садись, - бросила на ходу Симона, сама плюхаясь в кресло, - Рассказывай.
     Магнолия собралась с мыслями, как всегда делала перед докладом.
     - Я просканировала несколько особей огринов, взяла у каждого по отдельности кровь на анализ и кусочки кожи, чтобы исключить влияние возможной мутации, ведь как известно огрины развиваются при высокой гравитации и высоком содержании кислорода, поэтому...
     - Сестра Магнолия, - перебила ее Симона, - я все это знаю и читала не один раз, так что не надо повторять сестру Стефанию, переходи к сути.
     Госпитальер поджала губы, собираясь с мыслями, перескакивая с одного на другое сразу.
     - Мне удалось выяснить, что повышенную регенерацию у огринов обеспечивают бактерии-симбионты, что живут у них в крови, а не обычным массированным делением клеток как у человека, хотя последнее у них также присутствует. Это относится к мелким порезам, царапинам и прочим кожным ранам, где эпителиальные клетки врастают под засохшую корку поврежденной ткани или раны и начинают усиленно делиться. - Симона грустно смотрела на Магнолию, но та словно не замечала этого. - Причем кровь сворачивается за секунды благодаря именно этим бактериям-симбионтам, хотя я так и не определилась чем их можно считать - крупным вирусом или же все же живыми организмами. Точных данных об их количестве в организме огринов получить не удалось, потому что их численность постоянно изменялась. Конечно, в процессе эволюции они могли подцепить подобный вирус и приспособиться к нему, но я не определила, чем же эти бактерии питаются и каким образом вообще выживают. Это что касается регенерации, теперь перейдем к дыханию и вот здесь самое странное. - Магнолия сделала паузу. - Огрины могут дышать при любой концентрации кислорода, патроны и фильтры им не нужны.
     - Как это? - не выдержала канонисса.
     - У них в начале дыхательных путей находится орган, которого просто не может быть у человека, такое ощущение, что его внедрили туда искусственно. Он фильтрует газы, собирает вредные вещества в отдельный горловой мешок и огрину нужно просто выплюнуть гадость, чтобы освободить его. Причем их организм будет себя хорошо чувствовать и при десяти процентном содержании кислорода в атмосфере, когда уже любой человек завернет ласты от удушья и при высокой его концентрации, при которой они и живут. Опять же носителями кислорода выступают бактерии-симбионты, тогда как у человека эритроциты и гемоглобин, но здесь два в одном, что совершенно логично с точки зрения искусственного построения организма. И потом, выяснилась еще одна интересная деталь - бактерии накапливают кислород, который выделяется в процессе дыхания из углекислого газа.
     - Погоди-ка, это как? - не поняла Симона. - Они дышат тем, что мы выдыхаем?
     - Теоретически, да. - Кивнула Магнолия. - Кто-то заложил в них эту функцию. Растения уже многие миллионы лет умеют перерабатывать углекислоту с помощью хлорофилла, выделяя кислород в атмосферу.
     - Вроде бы Хват говорил, что на их планете всегда снег и очень холодно, а из растений только мох и лишайники. - Припомнила канонисса. - Не маловато для такой концентрации кислорода?
     - Снег - это вода. - Просто сказала Магнолия. - Есть такая штука как круговорот воды в природе, воздушные массы переносят огромные объемы, а на их планете этого достаточно. Опять же особую роль играет плотность атмосферы и грозы. Возможно, высокая ионизация, которая притягивает атомы кислорода и позволяет получить его из воды. Потом, там наверняка есть гейзеры, горячие источники, возле которых огрины и греются, а вот состав этих вод может быть различным, например с высоким содержанием сернистых соединений. Осталось только добавить немного тока...
     - Ага, и опустить туда две металлических палки как катод и анод. - Подхватила Симона. - Не говори ерунды, это слишком сложно для огринов. Я даже представила, что они сидят там и рыбачат, вылавливая кислород для атмосферы. - Улыбнулась канонисса своей "очаровательной" улыбкой.
     Сестра Магнолия покачала головой.
     - Не знаю, но как вариант все может быть, что еще раз подтверждает мою теорию об искусственном происхождений великанов. На их планете высокая концентрация кислорода и точка, однако они не знают, что могут дышать свободно практически в любой атмосфере, что подходит человеку. - Госпитальер замолчала.
     - И это все? - удивилась Симона.
     - Нет. Сейчас мы перейдем к их скелету. Данные только косвенные, никто не дал мне отрезать палец, а ту руку, что ты отхватила Хвату, - Магнолия улыбнулась произнесенной ей тавтологии, - ты не догадалась захватить с собой.
     - Там как-то не до того было. - Мрачно отозвалась Симона.
     - Понимаю. - Кивнула сестра. - Так вот, их кости дополнительно укреплены углеродным волокном, причем последнее постоянно обновляется за счет разложения в организме углекислоты.
     - Даже так?
     - Функцию доставки строительного материала к костям выполняют определенной формы кровяные тельца, темные на вид. Также как и у нас кости у огринов укрепляются со временем, если они их чаще ломают. Грудная клетка обычного человека может выдержать очень высокое давление, другое дело как оно распределяется по телу, я сейчас не говорю про ударное точечное воздействие. - Магнолия воздела правую бровь. - То, что показывают фокусники на площадях городов это не псайкерство, а возможности человеческого организма, особенно интересен тот факт, когда на тебя закатывают грузовик, а ты лежишь под доской. Тут, главное, правильно распределить давление по всей площади. Но это я отвлеклась, так вот, огрины могут выдержать гораздо больше, упасть с высоты, скажем ста метров и ничего себе не сломать. Это при нашей гравитации, при своей родной - запросто. Но и времени на сращивание и восстановление костей у них уйдет меньше, чем у человека, главное ему почаще есть. Фосфор и кальций они выделяют из пищи, а углерод - из собственного дыхания. Я не удивлюсь, что эти их мхи и лишайники содержат повышенное содержание фосфора и светятся в темноте. - Магнолия улыбнулась. - Тем не менее такое строение организма, полученное в результате эволюции маловероятно.
     - Почему?
     - Должно было пройти очень много времени, миллионы лет, если не больше. - Заметила сестра. - Современный человек появился как раз примерно столько же лет назад от сегодняшней даты и, как видишь, мало изменился.
     - А мой рост? - спросила канонисса. - Все жители нашей планеты изменились достаточно быстро.
     - Вы приспособились к внешним условиям, но при этом не отрастили себе дополнительные органы. - Заметила госпитальер. - У огринов их полный набор - непонятного назначения железа, расположенная за сердцем, кстати, шестикамерным, что позволяет им выдерживать большие физические нагрузки, от которой тянутся непонятного назначения нити по всему организму вдоль кровеносных сосудов и капилляров, подходя к коже. Да и сама нервная систем имеет повышенную проводимость и собственный дубликат, если часть из нее будет повреждена, что позволяет огринам, несмотря на их рост и комплекцию, двигаться очень быстро, даже наравне с эльдар. Я так считаю. - Магнолия приняла задумчивый вид. - Хорошо бы изучить еще и этих ксеносов, возможно, некто, кто создавал этих огринов, взял что-то и у них.
     - Надо было пристрелить ту ведьму, что помогла нам. - Проворчала Симона и вдруг вскинулась. - Ты думаешь, что это эльдары создали огринов и подсунули их нам?
     - Не мели ерунды. - Покачала головой Магнолия. - Ты ищешь врагов там, где их нет. Эльдары, конечно, продвинутая космическая раса, все поголовно псайкеры, но они не любят играться с генетикой, для них это табу. Они полностью полагаются на свои магические силы.
     - Что если кто-то из них экспериментировал с отдаленной человеческой колонией во время Темной Эры Технологий и именно там появились огрины? - задала каверзный вопрос канонисса.
     - Это... неожиданно. - Задумалась госпитальер. - Теоретически, группа ученых могла сделать нечто подобное, но тогда бы результаты экспериментов держали взаперти, а не позволили им сражаться друг с другом и даже со своими хозяевами.
     - Огрины не стали атаковать эльдар, - вспомнила Симона, - они заключили с ними пусть и временный, но союз.
     - Вообще-то союз заключил полковник Конот, - припомнила Магнолия, - огрины просто присутствовали рядом. Я уверена, отдай полковник приказ, то ксеносов перемололи бы в труху, даже их ведьма не помогла бы.
     - Хват отпустил ее. - Мрачно произнесла Симона. - Что если она активировала какой-нибудь встроенный в его ДНК код и он был вынужден это сделать.
     - Огрины - солдаты чести. - Произнесла сестра. - Они заключили союз и выполнили все условия честно и до конца. Я удивлена, почему эльдары проделали тоже самое? Да еще и помогли нам бомбардировкой сил Хаоса.
     - Потому что признали в огринах свое творение? - с надеждой в голосе произнесла канонисса.
     - Не знаю, - пожала плечами Магнолия, - не уверена. Но то, что они созданы искусственно я готова подтвердить перед абатессой. Хорошо бы получить живой образец для полноценных исследований.
     - Я знаю где его взять, - снова жутко улыбнулась Симона. - На одной из планет, куда отправился флот гвардии. И рассказать об этом подробно мне сможет сестра Катерина, которая так скучает по некому комиссару.
     - Все же я не стала бы так торопиться с выводами. - Осторожно произнесла Магнолия. - Что если они не виноваты? Ведь ребенок приходит в этот мир безгрешным, он потом набирает себе полную сумку пороков, да и ты сама, разве тебя можно назвать безгрешной?
     Симона поджала губы - она не любила, когда ей напоминали про ее ошибки.
     - Давай оставим меня и мое прошлое в покое. - Чуть успокоившись, произнесла она, да и сама Магнолия поняла, что задела что-то неприятное. - Мне помогает справляться с пороками вера в Бога-Императора и мое предназначение - избавить Империум от его врагов.
     - Главное отличить мнимых врагов от истинных. - Наставительно произнесла госпитальер.
     - Ты о чем?
     - На планете вы сражались бок о бок с эльдарами и победили, но что было бы, если бы ты отказалась и напала бы на их отряд?
     - Хорошо говорить, когда уже все случилось. - Проворчала канонисса. - Да, я согласна признать, что без помощи ведьмы мы бы и не одолели этого демона. Дьявол, мы бы вообще о нем не знали, если бы она не сказала!! Я посчитала, что хаоситы охотятся за нашей Чашей и готова была жизнь отдать, чтобы защитить еще не найденную святыню, а родившийся демона усилил бы их ряды. И почему среди нас не было псайкера. - Простонала она.
     - Человеческим псайкерам не сравниться с эльдарскими ведьмами. - Произнесла Магнолия.
     - Ты что же, завидуешь ксеносам? - подозрительно прищурилась Симона.
     - Просто у них было больше времени, чтобы изучить все аспекты влияния варпа на живой организм. - Просто ответила та. - У человечества его нет, в этом плане мы слабее эльдар, надо это признать, но сильнее в вере, которую нам дал Император. Мы заняли почти всю галактику, говорим с ксеносами с позиции силы и они вынуждены с нами считаться, тогда как эльдар уже ушли в тень, оставив галактику нам. Это закономерное развитие разума - он рождается, растет, взрослеет, приходит к пику своего развития, потом дряхлеет и как итог - умирает. Эльдары - вымирают, просто не хотят этого признать. А мы все сильнее и быстрее расширяем свою зону влияния. Другое дело, что бюрократия и чиновничий аппарат тормозит рост и развитие нашей цивилизации и я сейчас говорю не о коррупции.
     - А о чем? - спросила Симона. - Крамольные речи ты ведешь, сестра.
     - Я говорю о том, что мы многое могли бы взять от ксеносов, просто переработав их технологии или концепции, но Экклезиархия и Высшие Лорды никогда на это не пойдут. - Жестко произнесла Магнолия. - Мы должны признать, что построили Империум на костях старого мира, ведь человечество уже стояло на грани гибели, но все же выжило, так разве не это свидетельство того, что именно мы должны править галактикой? Все эти орки, эльдары, тау, тираниды, некроны и прочие остатки былых цивилизаций еще пытаются бултыхаться только потому, что мы пока слабы. Будь мы сильнее, будь мы такими как эти огрины, где каждый боец стоит сотни, то никто бы не смог даже подумать о том, чтобы покуситься на наши миры.
     - У нас есть космодесант. - Вспомнила Симона и Магнолия в порыве догадки щелкнула пальцами.
     - Точно, космодесант! Как же я раньше не догадалась! Огрины - это улучшенный вариант космодесанта!!
     - Поясни? - не поняла канонисса.
     - Десатника подвергают генетическим модификациям из тех, что еще сохранились после Темного Века Технологий. - С жаром пояснила Магнолия. - И выживет ли ребенок в итоге - никто не знает, один из десяти проходит через их аппаратуру. Огрины уже рождаются такими, с определенным набором генов и навыков, с дополнительными органами, которые формируются в утробе матери. Кто-то запрограммировал организмы их женщин на воспроизводство идеального солдата! Вот какими должны быть космодесантники, они просто бледная тень от того, что могло бы быть. Хотя огрины повторяют их не полностью, скорее всего их кто-то создал под определенные задачи, но вот какие? - Сестра ухватилась за свой острый подбородок как за спасательный круг. - Как ты помнишь, на заре человечества существовало два пути, два течения - одно предлагало кибернетический путь развития, то, что мы сейчас наблюдаем на Марсе и знаем, как механикусы. И второе - чистая генетика, выращивание особи с заданными параметрами как в инкубаторе, а уже после этого естественным процессом воспроизводства населения, после того, как будут устранены все побочные негативные мутации.
     - Откуда тебе известна эта информация?
     - От сестры Стефании. - Магнолия закинула ногу на ногу, устраиваясь поудобнее. - Тебе стоит с ней побеседовать на эту тему - девочка много времени провела в архивах и память у нее хорошая. Конечно, сведения о человечестве до Темного Века обрывочны и неполны, да еще и Экклизиархия постаралась во время Эпохи Раздора, но не нам их судить. Дело в том, что последователей генетической линии развития совсем не сохранилось даже до Темного Века, а все их информационные носители или же лаборатории были уничтожены. Возможно, против подобного метода развития выступила общественность, поддерживаемая существующей в то время религией. Ведь это противоестественно для человека - менять свою природу. Всех не таких мы воспринимаем как мутантов. - Магнолия выразительно посмотрела на Симону. - Огрины, ратлинги и скваты не исключение. То, что сделал Император со своими Примархами не что иное, как выполнение одной из таких программ. Я даже считаю, что он нашел один из древних комплексов на самой Терре и воспользовался им, а уже потом механикусы подключили его тело к источнику питания этого комплекса и поэтому разум Императора сейчас живет вечно.
     - Твои слова попахивают ересью. - Спокойно сказала Симона, глядя на сестру госпитальер. - Я уже начинаю сомневаться в твоей вере в Бога-Императора.
     - Разве есть ересь в том, что и так общеизвестно? - вопросом на вопрос ответила та. - Я просто немного под другим углом посмотрела на вещи и к моей вере мое мнение не имеет никакого отношения, я все та же сестра госпитальер, что и была раньше. Я ни в коей мере не сомневаюсь в гениальности деяний Императора, я просто говорю о том, что он мог использовать древние наработки человечества.
     - Император создал Примархов одним усилием мысли и не при помощи старых технологий, я в этом уверена. А вмешиваться в физиологию человека - это натуральная ересь! Хаос изменяет людей, превращая их в мутантов, ты сама это видела!
     - Влияние Хаоса - влияние варпа, имматериума, где физические законы отличны от наших. - Спокойно парировала Магнолия. - Я же говорю о целенаправленном вмешательстве, если все называть своими именами, то о селекции, как с растениями и животными. Чтобы прокормить тысячи людей, ученые выводили гибриды, растущие быстрее и дающие больше плодов и зерен. Разве это плохо? Мы и сейчас пользуемся результатами их труда, произведенного десятки тысяч лет назад, тем, что вошло в нашу жизнь, как повседневность. Все аграрные миры уже давно используют наиболее урожайные сорта растений, являющиеся результатом генной инженерии. На заре исследований, я уверена, были ошибки и это стоило многим людям жизни, но за века технология была отшлифована до блеска. Так почему мы с удовольствием пользуемся одним и отказываем в жизни другому? Ведь человека точно также можно селекционно вывести, получить требуемый продукт, что блестяще было проделано кем-то с огринами. И наша наука признала их людьми, точно также как и ратлингов и скватов. - Заметила Магнолия. - И потом, полезные мутации всегда шли рука об руку с эволюцией, на один полученный в результате многих спариваний экземпляр приходились десяток, а то и сотня неудачных. Таким образом природа перебирала варианты живой жизни, пока в действие не вступил родившийся разум, который отбраковал бесполезные изменения и внедрил необходимые для выживания. Поработав над природой человека, мы бы получили следующее поколение, которое, несомненно, было бы гораздо выносливее, лучше и продуктивнее, чем наше. Они жили бы дольше, были бы умнее и сильнее...
     - Ну, про огринов такого не скажешь. - Симона снова улыбнулась, решив пропустить крамольные речи Магнолии мимо ушей, все равно этот разговор не покинет стен этого кабинета.
     - Разве? - удивилась та. - А мне они показались очень умными и не только в военном плане. Им просто не хватает знаний, а те, что были ими получены, оттачивались поколениями на их родной планете. Они могут добывать металл, создавать из него уникальные изделия и оружие, причем оно не обязательно будет плохим - некоторые их аналоги превосходят наши. Просто поговори с Децимом... ах да, он же остался с гвардейцами, а наши техножрецы не имели доступа к починке огринских клинков. Но тем не менее кто-то научил их так обращаться с рудами и металлом и здесь появляется еще одна аналогия, на этот раз с орками.
     - Зеленошкурые тут при чем? - не поняла Симона.
     - Орки могут создать оружие из хлама, но сами даже не знают, как у них это получается. Просто вшитая кем-то генетическая программа на уровне рефлексов.
     - Это что же, тот, кто создал орков, создал и огринов? - смеясь, спросила канонисса. - Огринам максимум пять-шесть тысяч лет - орки гораздо древнее. В архивах ордоса упоминались сражения между ними и эльдарами, которые происходили еще до выхода человечества в космос!
     - Наконец-то у тебя начали работать мозги. - Похвалила ее Магнолия. Она разговаривала с канониссой на равных, потому что такое право давал ей её статус. Да и потом, она была старше выпускницы Схолы, пускай и ставшей канониссой. - Мне крайне любопытно кто создал орков, какой он использовал принцип кодирования ДНК и переноса в нем генной информации, и не был ли он применен к огринам.
     - Ишь ты куда замахнулась! - покачала головой Симона. - Здесь расследование должен вести Инквизитор из Ордоса, а не простая сестра госпитальер, пускай и главная над медиками. - И канонисса засмеялась своей шутке. Магнолия заметила, что последнее время она стала чаще улыбаться и находиться в хорошем расположении духа после сотрудничества с гвардейцами. Не иначе ей тоже кто-то запал в душу.
     - Инквизиторы только ищут проявление ереси и жестоко карают даже невиновных, о каком расследовании ты можешь говорить! - Натурально возмутилась сестра. - Будь их воля, то каждая вторая планета испытала бы на себе экстерминатус.
     - Ну, не все же такие радикально настроенные. - Примирительно сказала Симона.
     - Кстати, радикалы среди Инквизиторов, которых меньшинство, самые здравомыслящие люди по моему мнению. - Заметила Магнолия. - Они, хотя бы, не орут проклятия и не носятся с воплями, призывая все кары на голову обвиняемого, а тщательным образом ведут расследование, опираясь в первую очередь на факты, а не домыслы и доносы. Да и не чураются использовать ксенотех и брать в свои свиты ксеносов.
     - Бррр! - вздрогнула канонисса. - Вот где кроется настоящая ересь, прикрываясь Святой Инквизицией.
     - Ты ведь на самом деле так не думаешь? - спросила ее госпитальер.
     - Сомнения к Хаосу ведут, - процитировала канонисса фразу из Святого Писания. - Только чистый разумом может отличить правду от лжи. Как говорят, двум Богам служить нельзя.
     - Просто держи разум открытым и следуй своему собственному кодексу чести, а не описанным тысячи лет догмам. И не считай мои слова ересью, сам Император был против создания религии имени себя. Просто для объединения человечества нужна была основа, стержень, вокруг которого мы бы сплотились. Так оно и вышло и наша с тобой задача этот самый стержень не уронить и уж тем более не сломать. - Произнесла Магнолия, глядя на насупившуюся Симону. - Вот почему Хват отпустил ксеносов - они полностью выполнили свои обязательства. Он не воспринимал их как врагов, пока они не доказали ему обратное. Начни они стрелять, думаю, огрины ответили бы адекватно.
     - Странно, что они на нас не напали, ведь это в духе эльдар - атаковать, когда ты этого совсем не ожидаешь. - Задумчиво произнесла Симона, в который раз пропуская мимо ушей речи сестры. Вообще разговор с ней приобретал интересный оттенок, Магнолия мыслила разумно и адекватно, отделяя зерна от плевел, отличая истинное от ложного.
     - Вероятно, их ведьме тоже известно такое понятие как честь. - Пожала плечами Магнолия. - Эльдары хоть и достаточно стары, но похожи на нас, как физически, так и психологически.
     - Не все. - Буркнула канонисса.
     - Да, ты права, не все. - Согласилась с ней госпитальер. - Но и не многие. Единицы. Например, их мир-корабль, что дрейфует где-то возле Глаза Ужаса, очень часто заключает перемирие с Империумом и сражается бок о бок с гвардией против нашего общего врага. Те же, кто находится далеко от этого ужасного места, преследуют свои цели и они не всегда совпадают с нашими. На этот раз совпали и было бы глупо не использовать такое преимущество, объединившись, а не давать врагу возможность атаковать ослабленные междоусобицей отряды.
     - Я все это понимаю. - Вздохнула Симона. - Раньше было все просто - вот враг, убей его. А в эти игры с эльдарами, интригами и скрытыми противниками пусть играют Инквизиторы.
     - Иногда и нам приходится в них поучаствовать и хорошо, что у гвардии оказалась своя, более продвинутая версия космодесанта.
     - Это ты про огринов? Что тебе еще удалось про них узнать?
     - Не так много, как хотелось бы. Например то, что они могут менять температуру своего тела в широких пределах. То есть им не обязательно находится при минусе - они отлично приспособятся и к жаре. В первое время будут испытывать дискомфорт, но потом это пройдет, я уверена.
     - Зачем? И как?
     - Вероятно, за это отвечает та самая непонятная железа, нити которой опутывают весь их организм, а зачем... наверное для маскировки. - Пожала плечами Магнолия. - Я медик, а не военный, но даже я кое-что понимаю в этом деле. Например, термосканер их точно не определит.
     - Когда мы спустились в подземелья крепости, то огрины как будто исчезли, но я не пользовалась термосканером - обычный ПНВ. - Заметила Симона. - Он должен был подсветить их громадные туши, неважно какой они там температуры.
     - Принцип работы ПНВ ты знаешь? - спросила медик.
     - Для этого нужен техножрец, чтобы разобраться в его потрохах. - Покачала головой канонисса. - Я только умею им пользоваться.
     - В общих чертах через преобразователь проходит инфракрасное излучение или же слабый источник света и на выходе получается уже знакомое тебе монохромное изображение объекта. - Пояснила Магнолия и на невысказанный Симоной вопрос, ответила. - Инфракрасное - это то же тепло. Мне часто приходится общаться с техножрецами и некоторых из них не назовешь молчунами. Так вот, вероятно, эта же железа имеет двойное назначение. Она может генерировать излучение определенной частоты либо создавая помехи для подобных приборов, либо создавая поле, которое поглощает все виды излучении, скрывая огрина. Иначе ты бы видела висящие в воздухе доспехи и оружие, а раз этого не произошло, то закономерно будет предположить, что таким образом действует поле. Это только мои догадки, не более, как на самом деле обстоят дела, я не знаю.
     - То есть огрины все поголовно псайкеры? - спросила удивленно Симона.
     - Нет. - Мотнула головой сестра. - Не путай псайкера и его психические силы, которые генерируются излучением его мозга и развитой нервной системы и природную особенность организма, которая зависит от одного из его органов.
     - Ты же сама сказала, что у огринов нервная система очень развита, да еще и имеет дубликат. Почему бы им не владеть некоторыми психическими силами, как тем же эльдарам?
     - Возможно, этот механизм срабатывает у них неосознанно, они даже сами не догадываются о том, что на самом деле из себя представляют. - Магнолия пожала плечами. - Во всяком случае нужны долговременные исследования.
     - А другие огрины с других планет? Они тоже такие же, как они?
     - Нет. Я изучила этот вопрос, прежде чем идти к тебе и готова заявить, что уникальностью обладают только родичи Хвата. - Отрицательно покачала головой госпитальер. - Там постаралась природа и естественный процесс мутации. Заметь, что огрины Хвата сильно похожи на человека, пусть с небольшими допущениями, но похожи, тогда как некоторые огрины имеют выступающие клыки, скошенные лбы и минимум интеллекта, едва достигли каменного века, а некоторые так и застряли на уровне диких животных, для которых пропитание и размножение являются определяющими функциями. Хотя для некоторых людей прекрасно работает все то же самое. - Магнолия грустно улыбнулась. - Конечно, все это косвенные доказательства, никто клейма создателя на их телах не поставил, но я останусь при своем мнении - эти огрины созданы искусственно, ведь помимо железы у них существуют и другие органы, отличные от человеческих.
     - Например?
     - Например, кишечник сокращен в два раза по длине, быстрее производит всасывание элементов, имеет нечто вроде природного фильтра на входе и на выходе, причем эти оба обновляемые органы. То есть когда происходит наполнение, то они исторгаются организмом через анус, а их места уже занимают подращенные новые. Освободившееся от остального кишечника место заняли два пузыря, похожих на рыбьи. Не удивлюсь, если они могут уменьшать свой собственный вес или находится долгое время под водой, задерживая дыхания и используя их как плавучее оборудование.
     - Кажется, на их планете есть какие-то другие виды огринов, - припомнила Симона из скупых рассказов Хвата, когда они вместе ходили в рейды отлавливать разбежавшихся хаоситов, - морские, что ли, точно не вспомню.
     - Вот, это еще раз подтверждает мою теорию. - Магнолия подняла палец вверх. - Кто-то проводил на их родине эксперименты по выведению сверхчеловека или же готовил армию для вторжения, но это было давно и, вероятно, что-то случилось, раз их планам не суждено было сбыться.
     - Случилось как с Железными Людьми - создание восстало против своего создателя? - спросила Симона.
     - Мы не знаем и никогда не узнаем. - Пожала плечами сестра. - Думаю, что огрины и сами не знают и бесполезно их об этом спрашивать.
     - Они веруют в какого-то там кузнеца, что спустился с неба. - На канониссу вновь снизошло озарение. - Он научил их ремеслам и показал, как выплавлять металл. Может быть, это были механикусы? Например, совершивший аварийную посадку корабль?
     - Все может быть. В любом случае я бы отправила исследовательскую экспедицию на их планету.
     - Надо бы выяснить какой у нее индекс или самоназвание. - Задумавшись, произнесла канонисса.
     - Непременно. - Кивнула Магнолия, вставая со стула. - Я озадачу сестру Стефанию этим вопросом - все равно девочке пока нечем заняться и как только мы покинем варп, свяжусь со сто вторым валлхальским, чтобы прояснить ситуацию.
     - Только сестре Катерине не говори, что собираешься мило поболтать с их комиссаром, а то она, во-первых, отрежет тебе голову, заподозрив в том, что ты хочешь отбить ее парня, и во-вторых, проговорит время всего оплаченного трафика. - Мрачно пошутила Симона.
     - Она даже не узнает, что я куда-то посылала сообщение - я сделаю это с орбитальной станции. - Серьезно ответила Магнолия.
     - Хорошо. Иди. - Разрешила канонисса.
     Этот разговор состоялся три дня назад и вот сейчас они уже приближаются к верфям. Капитан Кадье и без нее справится с управлением, ведь это ее судно, как-никак, Симона здесь просто пассажир, пускай и с немного расширенными полномочиями, так что не побежит стремглав на мостик отдавать приказы, ругаться и брызгать слюной. Она просто подождет, когда корабль зайдет в док верфей, заберет все материалы и отчеты по крайнему сражению и уже потом, в обстановке орбитальной гостиницы, которая выделит согласно указу Империума от 12.01.239. М34 полагающиеся им для проживания этажи. И пусть только попробуют возразить, Святейшая Инквизиция покажется им раем небесным по сравнению с разъяренными сестрами и их канониссой. Симона улыбнулась своим мыслям и стала неспешно собираться.
     Все прошло именно так, как и должно было быть - корабль поставили в док и пустотные рабочие с техниками тут же приступили к ремонту. Поврежденные листы обшивки шли в переплавку, протягивались новые кабели и шины, усиливался смятый каркас судна, работа кипела и сестры битвы не мешались под ногами, в полном составе эвакуировавшись на орбитальную станцию, что вращалась по соседству с верфью. Она была грузовым терминалом и большой гостиницей для дальнобойщиков пузатых транспортников, так что места для четырех тысяч сестер там хватило с лихвой - многокилометровая конструкция вмещала гораздо больше отдыхающих. Только благодаря помощи гвардейцев они, можно так сказать, отделались легким испугом. Половина из этих четырех тысяч имели легкие ранения, так что быстро пришли в норму - им просто требовался небольшой восстановительный отдых. Естественно, сестры не повалили толпой в бары, чтобы напиться вдрызг, плясать голышом на столах стриптиз и соблазнять испуганных их поведением дальнобойщиков. Все было чинно-благородно - массовые походы в зрительные залы, молитвы пять раз в день и тренировки, которые канонисса не собиралась отменять. Непосредственно работу с сестрами вела Катерина, но и Симона иногда присоединялась. Сформировав отчет, она прошла в диспетчерскую субсветовой связи, не доверяя астропатам. Это когда нужно послать быстрое сообщение или воззвать о помощи, то тут они просто необходимы. Пообщаться напрямую можно было и так. Технология мгновенной связи была найдена не так давно, скорее уж позаимствована кем-то из Инквизиторов у ксеносов, но тем не менее адаптирована для Империума. Именно так Аурелия вызвала ее для аудиенции и именно так сама Симона собиралась поступить. Изображения на таком большом расстоянии передавать не получалось - аппаратура жрала прорву энергии, только голос, но даже этого было достаточно, чтобы передать нужные сведения и отправить инфопакет. Да и еще нужно было подождать, когда адресат ответит, но Аурелия на удивление быстро "взяла трубку".
     - Канонисса Ганн, вы слишком долго не выходили на связь, что я уже начала беспокоиться. - Шипящий от помех далеких пульсаров и квазаров голос Аурелии казался чужим. - Я же просила полный отчет каждую неделю.
     - Из варпа это сделать проблематично, я не хотела привлекать внимания демонов и задействовать астропатов. - Ответила Симона. - Вот мой отчет о произошедших событиях. - Она нажала кнопку и данные ушли по шифрованному каналу. - Чтобы не занимать трафик я буду ожидать вашего вызова после того, как вы прочтете его.
     - Я полистаю твою писанину на досуге. - Ответила Аурелия. - Ко мне поступил запрос на поддержку сестрами битвы операции, проводимой Инквизитором. Как ты понимаешь, мы не можем отказать высшему должностному лицу Империума, когда он ведет свое расследование. Ты ближе всех, - Аурелия видела, откуда пришел вызов и быстро прикинула время, за которое канонисса сможет добраться до точки назначения. - И свободнее остальных.
     - Но моя миссия...
     - Чаша ждала несколько тысяч лет, подождет еще. - Отрезала Аурелия. - Раз ты находишься в системе Лициния, принадлежащей торговому Дому Харрисонов, то, значит, твой корабль был поврежден. Сколько времени потребуется на его ремонт?
     - Две, может быть три недели.
     - Почему так долго?
     - Мы нарвались на хаоситов и те изрядно нас потрепали.
     - Вот как? Это есть в отчете?
     - Если бы ты перезвонила мне, то не пришлось бы спрашивать. - Грубо отрезала Симона.
     - Ладно, не кипятись. - Примирительно произнесла Аурелия. - Я свяжусь с Харрисонами напрямую и попробую уговорить их ускорить работы, чтобы твой корабль вышел из дока как можно скорее. Инквизитор не любит ждать, ты же понимаешь?
     - Они никогда не отличались терпеливостью. - Скрипнула зубами канонисса. - И что, я должна буду исполнять любую его волю?
     - Таков закон, моя дорогая. - Ответила Аурелия. - И мы не вправе его нарушать, тем более, если это касается спасения процветающего мира. Раз Инквизитор запросил только один корабль с сестрами битвы, значит планирует справится с мятежом или ксеносами малыми силами.
     - Кстати о силах. - Вспомнила Симона просьбу Катерины. - Попробуй протолкнуть разрешение в Муниторуме предоставить нам корабль имперской гвардии для охраны и сопровождения.
     - Что, все так плохо? Или до тебя, наконец, дошло, что ты не так крута, как кажешься? - Аурелия натурально издевалась и если раньше Симона бурно реагировала на ее уколы, то сейчас это время прошло, да и в словах канониссы была часть правды.
     - Было бы еще хуже, если бы астропаты не заорали о помощи на весь варп. - Весело ответила Симона. - И к нам вниз как ангелы спустились гвардейцы и я должна сказать, что это было сделано вовремя.
     - Слава Императору, что ты начала понимать, что в одиночку не справиться. - Выдохнула Аурелия.
     - Мне прискорбно это признавать, но раньше я вела себя как дура...
     - И тут резко поумнела, когда оказалась на краю гибели? - перебила ее канонисса.
     - Я же сказала, чтобы ты сначала прочитала отчет.
     - Мы еще успеем поговорить по этому поводу, сейчас же я должна сказать тебе главное - вашему ордену придется выдвинуться на помощь Инквизитору пока в том составе, что сейчас есть у тебя. Пополнение я смогу прислать только через три недели, может быть месяц, но я уверена, что вы еще будете охотиться там на ведьм. Потери большие? - ее голос стал немного тише.
     - Около тысячи сестре отдали свои жизни, защищая Империум от Губительных Сил. - Поджав губы, произнесла Симона. - Они не зря погибли - забрали с собой столько хаоситов, сколько смогли.
     - Очко Ужаса забурлило всем свои дерьмом. - Неожиданно поделилась информацией Аурелия. - Что-то назревает, возможно, еще один Черный Крестовый Поход, поэтому мне пришло указание собрать все боеспособные подразделения и отправить в усиление к гвардии и космодесанту. Поэтому задание от Инквизитора я передаю тебе - больше некому. Сестер с пограничных миров я дергать не собираюсь, а все остальные уже грузятся в корабли.
     - Ладно. - Согласилась Симона. - Так ты выполнишь мою просьбу?
     - Какую? - уже забыла канонисса.
     - О предоставлении мне одного корабля с гвардейцами для эскорта? Или потом нам лететь к границам Глаза Ужаса?
     - Будете продолжать миссию по поиску Чаши - если стянуть все силы к пятну Хаоса, то ослабим другие направления и этим воспользуются эльдары, тау, орки или тираниды. - Аурелия осенила себя знаком аквилы, но Симона этого не видела. - Я поговорю с чиновниками Администратума о твоей просьбе.
     - Погоди, мне нужен не абы кто, а "Зерно Истины" и находящийся на нем сто второй валлхальский. - Скороговоркой произнесла Симона.
     - Что такое? - удивилась Аурелия. - Ты опять взялась за старое?
     - Иногда у меня создается ощущение, что ты судишь остальных по себе. - Прошипела в ответ Симона. - Я видела этих парней в бою, я знаю, чего они стоят и, в отличие от всех остальных, они не тянут свои грязные ручонки к моим сестрам, за что я им очень благодарна. Лучше работать с теми, кого уже знаешь, чем с тем, кого видишь в первый раз.
     - Ладно, ладно, умерь свой праведный гнев. - Засмеялась Аурелия. - Я сделаю что смогу, увидишь своего ненаглядного, не волнуйся. - Симона скрипнула зубами. - Только если что-нибудь просочиться наружу, то меня живо отправят в репентии вместе с тобой.
     - Этого не случится, даю слово. - Поклялась канонисса. - Итак, куда, после починки корабля, я должна отправится?
     - Кассандра. - Ответила Аурелия. - Аграрный мир, входящий в пять систем одного торгового Дома. Похоже, Инквизитор нашел там очередную угрозу Империуму.
     - Хорошо. Пересылай координаты.
     - Уже. - Ответила Аурелия и когитатор звякнул, подтверждая, что принял входящий пакет. - До связи, Симона.
     - До связи. - Канонисса потянула руку к кнопке выключения, как Аурелия спросила напоследок:
     - Он хоть красавчик?
     - Иди ты! - хмуро отозвалась канонисса Ганн и решительно повернула ручку, обрывая раздавшийся в динамике хохот подруги. Она всегда любила ее подкалывать.
     Что там такое сказала Аурелия главе Дома Харрисонов, Симона не знала, но рабочих нагнали на их корабль столько, что они облепили его как муравьи и тот стал возрождаться как будто на глазах. Везде шла сварка, шпангоуты и каркас были усилены, также как и таран на носу, радиаторы охлаждения лэнс-пушки и скорострельных лазерных батарей прикрыты дополнительными листами защиты, по настоянию капитана были дополнительно установлены несколько торпедных аппаратов и более мощный пустотный щит. Ради этого пришлось пожертвовать несколькими помещениями и кладовыми, перекомпоновать жилые помещения и теперь судно могло брать на борт не более семи тысяч пехотницев и трехсот единиц техники, но Симоне столько было не нужно, так что лишние помещения без сожаления занимали ракетные пусковые установки. Работы над кораблем еще шли, когда к ней в номер, выделенный в гостинице, постучали сестра Магнолия и сестра Стефания.
     - Входите! - Симона провела рукой по столу, стирая несуществующую пыль, за которым и сидела. Штатный когитатор предоставлял ей доступ к архивам станции и работе с документами, которые она сохраняла на собственный ОСД.
     В номер почти вбежала госпитальер, а за ней пританцовывала сестра Пронатус.
     - Чего это вы такие счастливые? Обнаружили СШК? - спросила Симона, насторожившись. Когда слишком долго везет, то жди беды. Закон.
     - Ты даже себе не представляешь с какой планеты наши огрины родом! - возопила Магнолия. - Это ЛВ-семнадцать дробь три!
     - Мне эти буквы с цифрами ни о чем не говорят. - Пожала плечами канонисса. - Не понимаю, что в этом такого.
     - А то, что эта планета есть в нашем списке!! - закричала Стефания.
     - Так! - резко осадила ее Симона. - Закрыли дверь плотно-плотно, прижали жопы на диван и молчим.
     Она достала постановщик помех, применяемый ей для конфиденциальных встреч, и установила его на стол. Аппаратура развернулась и тут же приступила к работе - маленький локатор быстро-быстро вращался вокруг своей оси, мешая возможным слухачам. Сейчас те слышали в наушниках неразборчивый бубнеж и щелчки с помехами.
     - А теперь поподробнее и не так громко - Подавитель рассчитан на электронные средства прослушки, от обычного прижатого к двери уха он не спасает. - Попросила канонисса.
     - Помните пророчество Дальновидящей? - спросила Стефания и Симона поморщилась. - Она сказала, что Чаша находится в месте, где холодно и темно. Это может быть и дно океана, но планета ЛВ-семнадцать - это родной мир огринов, холодный и мрачный. Что если появление сестер на корабле помогло им измениться, подтолкнуло к прогрессу? - Стефания посмотрела на Магнолию и Симону, - что если среди них были сильные псайкеры, которые смогли изменить природу огринов, сделав их более сильными и выносливыми для охраны реликвии? Иначе зачем это все?
     - Это все домыслы. - Махнула рукой канонисса. - Ты ведь говорила, что их кто-то создал искусственно.
     - Говорила и не отказываюсь от своих слов. - Кивнула Магнолия. - Но и в словах Стефании есть рациональное зерно, она тоже может оказаться права. Так что предлагаю посетить этот мир одним из первых, так мы убьем сразу двух зайцев - начнем исследования огринов в их естественной среде обитания, будем вести поиск Чаши и ответы на наши вопросы.
     - Нет. - Покачала головой Симона.
     - Что значит нет? - вскинулась Стефания. - Разве не для этого мы отправились в путь?
     - Нам пришел другой приказ - выдвинуться на помощь Инквизитору и он гораздо приоритетнее, чем поиск Чаши. Невыполнение нам грозит сами знаете чем.
     Стефания плюхнулась обратно на диван и с тоской посмотрела на непреклонную Симону, как будто это она поманила дитя пряником и тут же спрятала плюшку. Но канониссу невозможно было разжалобить, и не такое проходили.
     - Поэтому забудем пока про исследования и про огринов, как только закончится ремонт корабля, а он закончится достаточно быстро, вылетаем на Кассандру.
     - Куда? - переспросила Магнолия.
     - На Кассандру, система Донгер четыре. Остальные четыре близлежащих системы принадлежат торговому Дому Донгер, отсюда и названия систем, до этого были просто номера, как с вашей ЛВ-семнадцать-как-ее-там-дальше.
     Магнолия радостно и хитро растянула губы в улыбке.
     - На Кассандре базируется сто второй валлхальский и на орбите барражирует "Зерно Истины". Я недавно разговаривала с ними.
     Она наслаждалась ошеломленным выражением лица канониссы Симоны Ганн.

     Юркий и быстрый кораблик эльдар, так называемый Теневой Охотник, предназначенный для разведки и малых рейдов, выскользнул из портала Паутины в реальное пространство. Пилот тут же включил маскировку, разворачивая парус, направляя судно к одной из планет системы. Здесь располагалась малая колония эльдар, о которой знали не все, но экзархи мира-корабля Биэль-Тан были точно осведомлены о проживании тут родичей. Они пытались восстановить свою расу, вернуть ей былое величие, но пока получалось плохо - Та Что Жаждет не упускала своего шанса полакомиться их душами и даже в этом месте от нее не было спасения.
     Воэйра направилась сюда для пополнения припасов и дозаправки корабля, ведь ей предстояло путешествие на другой конец галактики к миру-кораблю Ультве, эльдары которого ведут борьбу с проявлениями Хаосом уже не одну тысячу лет и она, изгнанная со своего корабля, вполне может послужить расе в качестве Дальновидящей и воина. Воэйра прекрасно поняла слова экзарха Таладриэля, который и предложил ей отправиться в странствование - это было завуалированное изгнание. Ее не стали подвергать унизительной процедуре перед Советом старейшин корабля, выставляя на всеобщее обозрение, но решение было принято коллегиально, в этом Дальновидящая не сомневалась. И ей пришлось только покориться.
     Вместе с ней в изгнание отправились ее самые верные воины, те, кто был с Воэйрой с самого начала и предпочитал идти до конца. Они верили своей Дальновидящей и той приходилось вдвойне тяжелее, ведь вся ответственность на отряде лежала на ней. Они пошли за Воэйрой, потому что знали ее и видели ее деяния, направленные на пользу расе. Пускай даже ей приходилось сотрудничать с мон-кей и даже щадить их, но воины всегда уважали достойного противника и даже иногда дарили ему жизнь. Кроме орков и Хаоса. И если с первыми можно было худо-бедно о чем-то договориться, например с их варбоссами, которые были не так уж тупы, как считали мон-кей, то вот с Хаосом - никогда. Он изменял саму суть живого существа, нес только беспорядок и разрушение, единственной целью его было уничтожение, словно это К'Тан проснулись и вышли из своих гробниц, но даже они не могли совладать с Хаосом. И это бремя легло на плечи эльдар, а после выхода мон-кей в космос стало и их проблемой. Тем более, что косвенно ее раса "поучаствовала" в рождении одного из Богов и это несмываемое пятно позора навсегда отпечаталось на ее расе. Воэйра вздохнула невеселым мыслям и обратила свой взор на обзорные экраны - космос был чист и приятен глазу. Бледно-голубые, с красными всполохами, сияния далеких туманностей подкрашивали безбрежную черноту, которая так и давила своей массой на психику путешественников. Но эльдры давно привыкли к этой картине и не принимали ее так близко к сердцу.
     Внезапно рядом с кораблем возникли еще два крупных - крейсера эльдар сняли маскировочные поля и явили себя во всей красе. Только Воэйра не обрадовалась им как старым знакомым - она ощутила, что там на борту находились ее темные родственники, Отступники, как их называли между собой эльдары. Пилот от неожиданности начал уводить Охотника в сторону, чтобы избежать столкновения, но крейсера и не собирались идти на таран - они тут же применили гравизахваты и теперь кораблику некуда было деться. По разведчику проревел сигнал тревоги и немногочисленный экипаж, всего-то эльдар пятнадцать, тут же сбежался в рубку. Воэйра извлекла меч из ножен, удерживая его правой рукой, левая покоилась на рукояти сюрикенового пистолета. Времени, чтобы заглянуть в будущее не было от слова совсем, но и так ясно, что их ждет - захват и последующий плен.
     - Это Отступники. - Сообщила Дальновидящая своим воинам. - Все знают, что живыми им лучше не сдаваться. Камни Душ у каждого спрятаны надежно?
     - Да, Дальновидящая. - Ответил за всех Анион.
     - Тогда к бою.
     Корабль атаковали с двух сторон - Темные были искусны в абордаже и захвате судов. Они прижали гравилучами трепыхающееся судно, которое замерло, словно сдалось на милость победителю, однако они знали, что внутри их будут ждать. Абордажные команды высадились на обшивку, вскрывая ее резаками, некоторые отряды шли прямо через шлюзы, взрывая створки на своем пути. Они словно знали, что их ждет и не стали захватывать машинное отделение, операторскую связи и проверять жилые помещения, а сразу же направились на мостик. Воэйра приготовилась отразить атаку и как только появился первый из Отступников, выстрелила в него из пистолета. Он ловко отклонился, но реакция эльдар работала только против мон-кей, против своих же их действия были малоэффективны. Дальновидящая притормозила нападавших своими психическими силами, кинув заклинание и ее воины расстреляли их с дистанции. Определенно, Той Что Жаждет сегодня повезет и у нее будет сытный обед. Пока Воэйра сдерживала лезущих Темных из центрального коридора, в потолке рубки образовалась дыра и оттуда полетели осколочные гранаты. Пару воинов зацепило и прежде чем удалось пустить туда молнию, расшвыряв нападавших, через стену пробились еще пара отрядов и на мостике резко стало тесно. Применить психические силы Воэйра могла только адресно, если видела перед собой противника, так что меч очень сильно пригодился, да и сюрикеновый пистолет так и не вернулся в кобуру. Она рубила и колола с праведной яростью, увидев перед собой Отступников, чувствуя, как ее верные воины погибают один за другим - Темные давили численностью, как это делали мон-кей и Дальновидящая просто не успевала реагировать на все атаки. Ее психические силы слабели, но не так сильно как с тем демоном и она еще могла продержаться какое-то время, пока раздавшиеся почти рядом два взрыва гранат и массированный обстрел из осколочных винтовок не сняли с нее и ее воинов силовой щит, который Воэйра поддерживала. Ноги ее подломились, Дальновидящая упала, продолжая выжимать на спуск пистолета, однако ей на шею накинули аркан и все ее силы немедленно покинули эльдарку. Пистолет был отобран и отброшен в сторону, меч выбит из руки, а саму женщину поднял с пола один из высоких мужчин-Темных. В прорези шлема Воэйра видела его глаза, отливающие безумием и голодом. Да именно так, он ничем не отличался от того же демона и также желал испить душу Дальновидящей. Немногочисленных оставшихся в живых воинов также подняли на ноги и потащили вон из корабля, а Воэйре сковали руки за спиной, не снимая аркана. Она догадалась, что это какой-то амулет, блокирующий ее психические силы и откуда он у Отступников, она могла только догадываться.
     - При абордаже погибло много моих солдат, Видящая. - Прошипел Темный. - Ты будешь страдать за них очень долго, я тебе обещаю. А каждый из твоих воинов будет выпит до дна. - И мерзко громко захохотал и его поддержали остальные. - Корабль отвести на нашу базу, девку и воинов - приковать. - Он с силой швырнул Воэйру и та, не удержав равновесие, упала на пол. Похоже, амулет блокировал не только психические силы, но и высасывал физические, поддерживая свою работоспособность.
     Войру и ее воинов привели на корабль Отступников и разделили по камерам. Ее руки развели в стороны, сунув в специальные зажимы, причем ремни Темный затягивал с удовольствием, наблюдая за реакцией жертвы. Не дождешься, зло подумала эльдарка, когда в ее кожу кистей с силой впились захваты и даже чуть-чуть потекла кровь. Ноги точно также были разведены в стороны, причем Воэйра пыталась брыкаться, но мучители быстро прекратили ее попытки сопротивления несколькими сильными ударами по корпусу и челюсти. На коже медленно расцветали синяки и ушибы, но Темных это только заводило, а потом...
     В камеру к Воэйре вошел Таладриэль собственной персоной вместе с одним из командиров Отступников. Глаза Воэйры увеличились в размерах от невероятности происходящего и удивления, на что экзарх хмыкнул.
     - Удивлена? - спросил он. - Ничего, привыкай, теперь это твой дом. - Он обвел рукой помещение. - Твоих воинов будут пытать и мучить долго, но не так как тебя. Сначала ты увидишь, как они умирают один за другим, а потом уже примутся за тебя. - Улыбка Таладриэля напоминала оскал и в его глазах мелькнул тот же огонек безумия, что и у Темного. - Или же все это будет происходить одновременно, я не знаю, на все воля хозяев. - Он картинно развел руки. - Ты спрашиваешь, почему ты здесь? - И сам же ответил на свой вопрос. - Потому что ты осмелилась не выполнить МОЙ приказ!! - Экзарх как будто вспыхнул и увеличился в размерах, но потом успокоился. - И не в первый раз, заметь. Ты забыла об истинной цели эльдар - править галактикой. Никто не имеет такого права, и уже тем более не многочисленные мон-кей, которые трубят об этом на каждом углу. Они вымирают, деградируют, еще несколько тысяч лет и они исчезнут как вид, только по их планетам будут бегать животные, одетые в шкуры. Да и зачем далеко ходить - это уже происходит. А мы, мы, великие эльдар, мы должны править галактикой!! И никто, ни орки, ни тау, ни Хаос с его Богами не сможет нам помешать!! - Сейчас Таладриэль напоминал сумасшедшего и Воэйра смотрела на него с презрением. Как это отродье смогло проникнуть в совет старейшин и взять там вверх? Убедить всех своими предложениями? Он что, планирует начать геноцид? Но какой в этом смысл, если погибнет много эльдар и ее раса исчезнет гораздо быстрее. Однако то, что дальше сказал этот безумец, повергло Воэйру в шок.
     - Ты думаешь, что вы сегодня убили много эльдар и их души пожрала Голодная Сука? - Таладриэль захохотал и его товарищ улыбнулся. - Вот!! - он продемонстрировал Камень Душ. - Вот хранилище души воина и скоро он возродиться в новом теле!! Скажу тебе по секрету, раньше было тяжело выращивать клонов, нам не хватало ресурсов, но теперь... иногда в технологии примитивных мон-кей есть некая прелесть. Проблема была в том, чтобы переселить обратно душу из этого хранилища в уже готовое тело и тут нам пришли на помощь. - Таладриэль хитро подмигнул. - Кто именно, я говорить не буду, ты ведь умненькая, ты все поймешь сама.
     - Хаос. - Выплюнула с презрением это слово Воэйра. - Ты заключил сделку с демоном, мерзкий ублюдок?!!
     - И что с того? - безмятежно отозвался экзарх. - Самое главное, что это позволит возродить нашу расу и стать ей во главе галактики. И самое главное - этот демон ненавидит Суку также как и мы и готов нам помочь. Так что в скором времени мы вернем себе галактический трон! - И снова захихикал.
     - Заключать сделку с демоном - безумие. - Произнесла Воэйра. - Вы погубите всю нашу расу!!
     - Мы только немного подпитаемся твоей душой и душами остальных. - Произнес Отступник. - Будем делать это медленно, так что ты даже, возможно, увидишь расцвет империи эльдар! Ну а если нет, думаю, что экзарх Таладриэль не огорчиться этому факту.
     - Теперь ты понимаешь, что от меня никто не уходит по собственному желанию. Так что не надо было убивать того глупого доносчика и красть корабль - это сильно оскорбило меня. - Сказал Таладриэль. - Уйди ты одна - и осталась бы жива, но, видимо, ты не настолько сильная Дальновидящая, чтобы предсказать свою судьбу.
     - Я давно не лакомился душой Дальновидящей. - Пожаловался Темный.
     - Что ж, можешь приступать. - Милостиво разрешил Таладриэль. - А потом мы поговорим о деле.
     - С радостью. - Темный подошел к Воэйре и несколькими точными взмахами меча срезал крепежные элементы ее брони, после чего сорвал доспехи, которые с грохотом и лязгом упали к ее ногам, оставив Дальновидящую обнаженной. - Какое тело! - восхитился Отступник, проведя перчаткой по коже живота Воэйры. Та попыталась его убрать в сторону, чтобы Темный не прикасался к ней, но тот лишь усмехнулся и сунул руку ей в промежность. От такой мерзости Дальновидящая задергалась, но путы держали крепко, а амулет на шее не давал атаковать психическими силами. Темный чувствовал свою безнаказанность и страх жертвы, который та начала источать. Это заводило его еще больше и больше, он с остервенением снял перчатки, схватил правой рукой Воэйру за горло и чуть куснул за оттопыренное длинное ушко, прошептав туда. - У нас с тобой будет много времени, чтобы познакомиться поближе, я тебе обещаю.
     Воэйра еле сдерживалась, чтобы не вывернуть наружу свой небольшой обед, когда Темный провел по ее щеке своим длинным раздвоенным языком и хрипло засмеялся. Она закусила губу до крови, только чтобы мучители не услышали и звука, однако понимала, что это только начало.


Глава 2.



     Периметр вокруг части оперативно возвели за двое суток - инженерный взвод трудился круглосуточно, бедные ратлинги не слезали с техники, им помогали несколько рот, которые полковник кинул на этот участок. Первым делом вырыли огромную траншею, словно собирались строить средневековый замок, возвели вал земли, плотно его утрамбовав, а сверху начали строить забор с укрепленными точками для ведения огня из стабберов и автопушек, караульными помещениями и бойницами - Конот словно готовился к долговременной осаде. Впрочем, раз уж от местных властей помощи никакой не поступило, а в Администратуме односложно отвечали на вопросы, отфутболивая от одного чиновника к другому, полковник плюнул на это дело и взял все в свои руки. Используя вовсю выданный мандат с гербовой печатью, он "совершил налет" на склады НЗ, которые охраняла рота СПО. Одного взвода Хвата было достаточно, чтобы местные солдатики прониклись уважением к имперским гвардейцам и гостеприимно распахнули ворота, предварительно звякнув куда следует и, сообщив, что "наших бьют". В это время подразделение огринов профессионально оцепила ворота и поймала за шиворот начальника складов, который, трясясь от страха, тут же поведал где именно хранятся стройматериалы для возведения типовых зданий, а именно - стеновые панели, которые можно было использовать и в качестве забора. На вызов СПОшников тут же примчались арбитрес и были неприятно удивлены, когда громадный Битень вскинул к плечу тяжелый лазган и приготовился стрелять.
     - Что тут происходит?!! - завопил один из арбитрес, видимо главный.
     В ухе у Битня пискнула бусина вокс-передатчика и полковник Конот осведомился, кто это бузит возле ворот.
     - Да тут подъехали какие-то ряженые, кричат и руками размахивают. - Пробурчал огрин. - Спрашивают, что происходит. Мне их как, сразу на месте прибить, или вы с ними сперва поговорите?
     Глава отделения арбитрес все отчетливо слышал и слегка побледнел, представив, что сейчас высокомощный выстрел из тяжелого лазгана, который громила удерживал как пушинку, разорвет его тушку на мелкие кусочки. Арбитрес служил на этой планете очень давно, уже завел тесные знакомства и связи среди знати, а самое главное, нарушил один из главных законов своего ведомства - не иметь привязанностей и быть объективным. Проверок уже давно никто не учинял, правительство системного сектора не показывалось здесь уже долгие годы, не слишком интересуясь тем, что тут происходит и как люди живут. Самое главное, что поставки продовольствия отгружались вовремя и в необходимом объеме, а все остальное системному губернатору было по барабану, ведь здесь его власть представлял его родственник. И внезапное появление имперской гвардии изрядно всколыхнуло это болото - власть просто не представляла, что делать и просто тянула время. Арбитрес уже давно не наводили порядок в городке, потому что такой необходимости не было - изредка случавшиеся пьяные драки и поножовщина не в счет, с этим вполне справлялись бы и патрули, а не подготовленные энфорсеры, которых и так было от силы человек двадцать. И все они уже давно завели тут близких подружек, а кто-то и детей, что ну никак не вязалось с их должностными обязанностями на службе Императору. Слишком тесно аппарат арбитрес спаялся с аристократической верхушкой губернатора.
     На вопли главного через пару минут появился полковник Конот в сопровождении пары гвардейцев. К этому времени к Битню как-то незаметно подтянулись Хват и остальные огрины и арбитрес поняли, что оказались в меньшинстве и сильно занервничали, потому что каменные рожи громил совершенно ничего не выражали. Спокоен был только самый молодой из них, прибывший недавно, от силы несколько месяцев назад. Переведенный за какой-то косяк с Аглы, энфорсер оказался замкнутым и нелюдимым, общался мало, но нос свой в чужие дела не совал, службу нес исправно и вскоре на него перестали обращать внимания. Хотя по боевой подготовке он явно превосходил всех остальных и достаточно много времени проводил на стрельбище крепости, нежели в столовой или дежурном помещении, как остальные.
     - Я командир сто второго валлхальского пехотного полка полковник Конот. - Представился офицер, доставая уже знакомую Хвату бумагу. - Согласно приказу Администратума сегмента Темпестус мой полк совместно с восемнадцатым бронетанковым и пятьдесят четвертым артиллерийским прибыл на Кассандру для охраны ее столицы от вероятного вторжения орков. - Конот чуть наклонил голову влево и прищурил правый глаз, глядя на арбитра. - Если вы не получали извещения о их возможном налете от своего системного правительства, то предлагаю для начала связаться с ними и запросить наши полномочия. И я вас уверяю, они будут чрезвычайными и подтверждены на самом высоком уровне. Но ваш местный Администратум в лице первого помощника губернатора почему-то не пошел нам навстречу и вообще игнорирует наши запросы, так что пришлось взять ситуацию в свои руки. - Полковник улыбнулся. - Для восстановления территории части необходимы стройматериалы, которых мы легко можем получить на этих складах, чем мы и занимаемся, раз уж ВАШИ чиновники не хотят сотрудничать с нами. Что приводит меня к мысли, а не сообщить ли об этой странности в Инквизицию, - при этих словах арбитр побледнел еще больше, - чтобы они прислали своего сотрудника разобраться в ситуации? - Конот холодно продолжал улыбаться.
     Арбитрес для проформы сунул нос в приказ, вякнул СПОшникам, что, типа, все в порядке, пусть продолжают и свалил. Начальник складов, как услышал страшное слово "Инквизиция" так сразу же проявил несвойственное ему рвение, выразившееся в предоставлении транспорта для перевозки и отгрузки продукции, причем все списанные материалы были тщательным образом учтены и составлен акт о предоставлении их имперской гвардии - Конот не собирался ничего красть, этим прекрасно занимались чиновники, он просто мастерски делал свою работу. Огрины и ратлинги быстро закинули стройматериалы и пообещали вернуться еще, на что начальник склада радушно улыбнулся и призывно замахал руками, мол, милости просим.
     С новыми стройматериалами дело по восстановлению казарм и периметра части пошло веселее, грузовики иногда подвозили с тех же складов требуемое, никто гвардейцам не мешал и это напрягало Конота еще больше - тот самый ночной убийца так и не появился, на территорию никто чужой не проникал, чиновники продолжали игнорировать недавно прибывших, но вот расслабляться точно не стоило. То, что местных пока не обвинили в ереси еще не значило, что они не являются вольнодумцами или приверженцами какого-нибудь скрытого культа. Планета находится на отшибе, не пользуется популярностью, все считают ее глухой деревенской дырой, так что и власть здесь такая же - они могут дать только пищевую продукцию, ничего больше. Проверок не было давно и стоило бы сообщить на столичную планету о происходящем, но Конот пока ждал, надеясь, что планетарный губернатор образумится и перестанет строить из себя недотрогу и важную шишку, проникнувшись ситуацией. По хорошему, всю власть и арбитрес здесь стоило заменить, потому что элита явно зажралась и более неспособна оперативно реагировать на внезапные события, что прекрасно показало появление здесь подразделения имперской гвардии. Будь это орки, ударный отряд эльдар или тау, не говоря уже о тиранидах или некронах, то местные СПО не выдержали бы и часа под их натиском. Лишенные поддержки, не получившие указаний как действовать в данной ситуации, они стали бы легкой добычей для хорошо организованной силы. И сейчас задача Конота осложнялась еще и этим - перекрыть своими малыми силами весь город и его пригороды было той еще проблемой, а ведь в разбросанных рядом полях стояли еще небольшие поселки и деревеньки, в которых тоже жили люди и они оказывались беззащитными перед ксеносами. Единственная надежда была на флот и на отремонтированный эсминец, который будет хоть каким-то прикрытием на орбите, а адмирал Костюшко и генерал Грисс явно разберутся в ситуации быстрее полковника и мигом наведут порядок в этом приграничном болоте.
     Так или иначе, но когда вал был возведен и укреплен, полит специальным раствором, чтобы земля быстрее становилась твердой и утоптаной, а по его верхушке проведена стена с бойницами и дотами, к отремонтированным воротам части подъехал роскошный автомобиль и из него выбрался поджарый тип, видимо охранник чиновничьего тела, который важно направился к караульному помещению, откуда высунул свой конопатый нос рядовой Брэндон и тут же нырнул обратно - доложить о посторонних перед воротами.
     - Эй, солдат! - позвал тип. - Немедленно открой ворота второму помощнику планетарного губернатора!! Эй, ты меня слышишь, ты, олух?!!
     - Слышу, слышу. - Отозвался дежуривший там же в караулке Ушастый. Сам он не показывался, но гулкий голос четко доносился до охранника. - Бобби, свяжись с начальником караула, тут какое-то мурло чего-то требует.
     - Я тебе сейчас покажу мурло!! - рассвирепел охранник и забарабанил кулаком в дверь караулки. - Открывайте немедленно!!
     Большая и широкая дверь распахнулась и на пороге возник огромный огрин, который, жуя бутерброд, уставился на опешившего человека.
     - Чего шумишь? - осведомился Ушастый, тщательно выговаривая слова. - Ты кто такой? Губернатор?
     - Я уполномоченное лицо второго помощника планетарного губернатора! - важно произнес охранник. - И не тебе, вонючая обезьяна, мне тыкать! Немедленно пропусти нас на территорию части!
     - А у тебя, что, есть маднат? Э-э, матанд... э-э, как там это слово, Бобби?
     - Мандат! - весело выкрикнули из глубины караулки.
     - Во! - воздел указательный палец вверх Ушастый. - Мандат?
     - Тупой огрин!! - Охранник постеснялся пинать такого огромного гвардейца, понимая, что тот может обидеться и пнуть в ответ, причем его пинок человек вряд ли переживет. - Позови своего начальника или любого человека, потому что до тебя явно не доходит, кто перед тобой!
     - Я начальник этого поста. - Произнес громила, глотая остатки еды. От такого заявления охранник слегка припух. - И я упономо... уплано... у-пол-но-мо-чен, - произнес огрин по слогам, - решать кого пущать, а кого нет. - Ушастый уставился на человека. - Не нравишься ты мне, паря.
     Охранник растерялся на такое заявление и не знал что ответить, как дверь автомобиля открылась и оттуда донесся ленивый голос.
     - Ну что там, Вилли, сколько еще нужно ждать? Мое время дорого и завозить приглашения всяким гвардейским полковникам не входит в мои обязанности.
     - Сей момент! - Залебезил охранник и тут же зашипел на Ушастого. - Давай, немедленно открывай ворота, тупая оглобля, иначе всю вашу часть я обвиню в мятеже!
     - Что такое? - раздался чей-то сухой надтреснутый голос и на пороге пропускного пункта возник комиссар.
     Марш пристально посмотрел на Вилли, который явно не был дураком и понимал, что комиссар гвардии и тупой огрин это не одно и то же. Этот может и пристрелить по одному подозрению в ереси и ему ничего за это не будет, а вот охранник очень хотел жить, причем вкусно есть и сладко спать. Что ему и удавалось делать все эти годы счастливого существования под крылом губернатора. И терять такое положение он совершенно не собирался.
     - Второй помощник планетарного губернатора уполномочен передать приглашение на празднование Дня Императора для всех офицеров вашей части. - Пролепетал Вилли. - Он должен вручить его командиру лично.
     - Ничего, я справлюсь не хуже. - Проворчал Марш. - Давай свою бумажку.
     Огрин миролюбиво посмотрел на охранника, продолжая подпирать косяк двери. Заодно он страховал комиссара от возможного выстрела. На вид расслабленный, Ушастый контролировал все окружающее пространство, тем более, что в схронах возле КПП части залегли парни из его взвода - Мошонка, Ломоть, Тугой и Немой, которые при любом нападении готовы были отразить атаку.
     - Второй помощник получил указания вручить ее лично. - Продолжал настаивать охранник.
     - Я комиссар Марш, заместитель полковника Конота. - Официальным тоном произнес офицер. - Если вы будете и дальше тянуть время и перепираться, то я буду вынужден отдать приказ об удалении вас с прилегающей территории части, а это, заметьте, расстояние в два километра. Так что решайте быстрее - или передаете приглашение и мы его тщательным образом рассматриваем или катитесь на все четыре стороны! - рука Марша сама легла на рукоять лазпистолета.
     Вилли сглотнул и опрометью побежал к машине, быстро передав слова комиссара. Второй помощник скрипнул зубами - за высокий забор проехать не удалось и пускать их туда явно не собирались. Вал гвардейцы нагребли высокий, стабберы и тяжелые лазганы установили толково, огневых точек заметно не было, но то, что они есть, помощник не сомневался. Так что первый помощник губернатора будет недоволен тем, что контакт установить с командиром части не удалось, ведь приватного разговора так и не состоялось и теперь вся надежда на праздник, а если еще и офицеры не явятся на торжество... тогда это можно будет использовать против них - в правительство системного сектора улетит депеша, что сами же гвардейцы не уважают Императора и тогда их быстренько уберут куда подальше или вообще переименуют в штрафной полк и отправят в Глаз Ужаса. Второй помощник потер ладони - так и так можно повернуть ситуацию в свою пользу.
     - Отдай им приглашение. - Он протянул конверт с печатью. - Приходить на праздник или нет - пусть решают сами.
     Вилли все проделал быстро и вернулся в машину, которая, развернувшись в два приема, набрала скорость по грунтовой дороге, оставив после себя густой шлейф пыли. Марш посмотрел на психанувшего и уехавшего второго помощника, пожал плечами, вскрыл конверт и быстро пробежал написанный красивым каллиграфическим почерком текст с завитушками глазами, после чего хмыкнул и направился прямиком к полковнику, бросив сержанту Ушастому.
     - Удвойте бдительность и не жрите на посту.
     - Так точно, товарищ комиссар. - Вытянулся огрин в струнку. - Будет сделано.
     Марш смерил детину взглядом - от самой трехметровой макушки до носков огромных сапог, но ничего не сказал. Можно было заорать и запретить проносить на пост еду, но толку от этого все равно не будет - огрины оказались слишком своевольными, слушались только своего командира, но и явного неуважения не выказывали, просто несли службу как им было удобно. И это не сказывалось на ее качестве - они оставались тем же боеспособным подразделением, так что Марш просто махнул рукой. Он знал, что огрины тщательно выполнят приказ.
     Когда комиссар спустился в бункер к полковнику, тот уже чертил стрелки на карте города, определяя возможные векторы атаки.
     - Что, художествами занимаешься? - весело спросил его комиссар, на что Конот только злобно рыкнул.
     - Что там за чудо вертелось перед воротами? - спросил он. Ему уже доложили, кто именно приезжал и зачем.
     - Один из помощников губернатора. - Марш протянул конверт. - Передавал привет и приглашение на праздник.
     - Местные продолжают вставлять нам палки в колеса? - спросил Конот, также пробегая текст глазами. - И они думают, что я немедленно кинусь исполнять их пожелания? Оставить часть на одних сержантов, забрав всех офицеров? Что за чушь!
     - Видимо у их имбецила-губернатора окончательно отказал мозговой имплант. - Марш улыбнулся, однако тут же посерьезнел. - Но идти все равно придется. Нам с тобой точно, иначе это расценят как неуважение, все же праздник посвящен Императору и его сложно проигнорировать.
     - Думаешь поэтому в городе так мало людей? - спросил Конот. - Все на полях и спешат убрать урожай до этого срока, чтобы порадовать Императора и губернатора заодно?
     - Все может быть. - Задумчиво произнес комиссар. - Но фабрики работают в обычном режиме, люди ходят на смены, но их очень мало. Я бы отправил разведгруппу в город, послушать, о чем говорят в кабаках и барах.
     - Согласен, у нас совсем мало информации. - Кивнул Конот. - Кто у тебя самый сообразительный?
     - Можно было послать Холана, он не такой импульсивный, как Тихонький, да и язык у него не такой длинный, однако что если их перехватит патруль тех же арбитрес? Помнишь, что сказал первый помощник на космодроме? Они все дергаются и на нервах, однако же вели себя как придурки, когда мы "грабили" склады. - Марш улыбнулся. - А ведь вполне могли навести контакты, попросить о помощи, если сами не справляются, рассказать, что происходит, но не стали, а даже наоборот предупредили, что больше такой номер не пройдет и приказ Администратума им по барабану. Как думаешь, почему?
     - Думаю, что эти арбитрес сильно зависят от губернатора и его команды. - Конот посмотрел на карту и оттопырил губу. - И в случае нападения орков они будут нам только мешать, также как и СПО.
     - Если вообще не ударят в спину. - Пробормотал Марш. - Как думаешь, что такое скрывает губернатор и его команда, раз напугались внезапного нашего появления?
     - Культ? - предположил полковник.
     - Все возможно. - Пожал комиссар плечами. - Но пока не будем спешить с выводами, мы ведь не Инквизиция, чтобы вести расследование. Может быть все-таки стоит их вызвать?
     - И тогда губернатор точно навалит кучу в штаны и поднимет всех своих подчиненных. - Хмыкнул Конот. - Пока он не трогает нас, мы не трогаем его и этот паритет нужно соблюдать до того момента, пока нас не переведут отсюда куда-нибудь, где есть реальный видимый на горизонте враг и понятно, в кого стрелять. Я не слишком люблю все эти игры разума.
     - Пока вы ездили на склад, ты купил местную прессу, как я просил? - задал вопрос комиссар.
     - А, ничего интересного. - Махнул рукой полковник. - Половина статей лижет зад губернатору, вторая - его чинушам. Про Императора как всегда несколько строчек, чтобы не забывали, что живут в Империуме, ну и на последней странице новости дня - сколько урожая собрано, сколько топлива потрачено, какие коммуны выполнили план и так далее.
     - Коммуны?
     - Так здесь называются артели сельхозрабочих. - Пояснил полковник. - Как я понял. И ни слова о происшествиях.
     - Похоже, придется засылать в город разведчиков. - Комиссар посмотрел на карту. - Когда займемся охраной объектов? После праздника?
     - Да, разговора с губернатором и его помощниками не избежать. - Полковник постучал карандашом по столу. - Раз уж СПО и арбитрес не желают нам помогать, то обойдемся и без них - пусть лучше прикроют деревни и коммуны.
     - Ладно, кого мне послать в город?
     - Холана с парой ребят. - Тут же ответил Конот. - Можно отправить Сигмунда, он вроде молодой толковый офицер и Бриска, пусть посмотрят на свои объекты, да зайдут в пару мест пропустить стаканчик другой пива, выпиши им увольнительные. Ну и отправь своего подчиненного комиссара под присмотром ребят Хвата.
     - При ней точно никто рот разевать не станет. - Покачал головой Марш.
     - Это если ее одеть в форму и напялить на голову фуражку. - Засмеялся полковник. - Пусть наденет какое-нибудь платье, ведь личные вещи у нее есть, она же девушка, а бабы без ума от тряпья. Поставить ей задачу, пустить как прикрытие двух-трех огринов - даже если местным придут в голову скабрезные мысли, то громилы сразу же их утихомирят.
     - Не стоит сбрасывать со счетов того неведомого убийцу. - Вспомнил комиссар. - Кто его послал? Губернатор?
     - Мы можем только гадать. - Полковник пожал плечами. - Какова была его цель и мотивы мы так и не узнаем.
     - Хорошо бы выяснить это пораньше, чем кому-нибудь в лоб прилетит пуля, выпущенная из снайперской винтовки. - Проворчал Марш.
     - Тут я с тобой согласен. - Кивнул полковник. - Теперь что касается приглашения - возьмем с собой Кармайкл, Хвата и кого-нибудь из его ребят, Тихонький пусть будет на подхвате и дежурит недалеко от дворца, никого больше брать не будем - слишком жирно для местного князька собирать всех офицеров во дворце. В части оставим главным майора Попова. Он хоть и был в приглашении, но может просто сказаться больным.
     - Этак полчасти можно в лазарет положить. - Ответил Марш. - Но какой смысл брать с собой огринов? Все будут на них пялиться и показывать пальцами.
     - Это нам и нужно - отвлечь внимание. - Пояснил Конот. - Громил тут не видели и знают о них из третьих рук и через пятые уши, так что наплести можно будет что угодно. Например, что это наши телохранители, тогда все вопросы отпадут сами собой - их будут воспринимать как вешалки у входа. Да и мне спокойнее, когда спина прикрыта.
     - Ценное замечание. - Согласился Марш. - Пойду, обрадую Хвата.
     - Праздник начнется завтра вечером - бал во дворце губернатора с последующим салютом в честь Императора, так что под эту шумиху можно устроить какую угодно провокацию или нападение. Поэтому в части необходимо удвоить караулы.
     - Так они и так удвоены, даже утроены. - Пожал плечами комиссар. - Куда уже больше. Разве что инженерному и хозвзводу выдать лазганы и научить ходить строем - окопы рыть они и так отлично умеют.
     - А вот это уже лишнее. - Конот махнул рукой. - Давай, засылай группы в город прямо сейчас, пусть потрутся в барах во время пересменки на фабриках. Гражданскую одежду выдай каждому, у кого ее нет.
     - Так и у нас ее мало и размеры не всем подходят. - Посетовал комиссар. - Личных вещей у солдат - только ложка да кружка.
     - Вот и покумекай, как это сделать. В крайнем случае выдашь деньги из полковой кассы - у нас еще остался неприкосновенный запас - пусть купят себе что-нибудь, только не слишком дорогое.
     - Маловато у нас империалов, а вдруг тут цены кусаются?
     - Это аграрный мир, Стэн, тут одежду шьют и продукты производят. Тут этого добра навалом и стоить оно должно дешево.
     - Ага, объясни как работает экономика чинушам - у них все ровно наоборот. - Хмыкнул тот, но спорить не стал, а пошел выполнять приказ полковника.
     Эмилия узнала о своем задании со смешанным чувством радости и тревоги. С одной стороны ей предстояло поиграть роль шпиона, если не Инквизитора, то его агента, с другой - было немного боязно, что ее могут опознать, начать приставать, совать руки куда не надо и вообще откажутся разговаривать, распознав комиссара. Но когда девушка узнала, что пара огринов отправится с ней как прикрытие, то часть тревоги ушла и остался непонятный азарт предстоящего мероприятия. Платье у Эмилии было всего одно и одевала она его только на выпускной в Схоле, когда преподаватели милостиво разрешили вылезти из надоевшей формы и надеть что-нибудь поприличнее. Конечно, выделенных ученикам и ученицам денежных средств не хватило на модный наряд, но простенькое платьице она себе все же выбрала. Пускай и не такое вычурное, как у этой дылды, но мальчишки обращали на худенького и мелкого будущего комиссара внимание, однако почему-то не решались подойти и пригласить на танец. Или же специально игнорировали, или же стеснялись, чего за ними девушка на протяжении всей учебы не замечала. Эмилия была обижена на этих тупоголовых офицеров и в итоге ушла с середины вечера, оставив от него неприятные воспоминания, однако сейчас она с головой окунулась в работу над своим образом коварной соблазнительной шпионки. Косметический набор, прошедший с ней всю Схолу и которым она пользовалась совсем нечасто, был вынут из мешка, и комиссар Кармайкл принялась наводить красоту. Она "рисовала себе лицо" битых три часа и когда Хват зашел за ней - а ведь никого другого она, кроме Веснушки, не хотела брать с собой, да и сам огрин высказал желание поглядеть на мирную жизнь Империума - то Эмилия уже заканчивала подводить брови.
     - Ну как? - спросила она, улыбаясь. - Я похожа на роковую женщину?
     - Скорее на падшую. - Хмыкнул огрин и глаза девушки широко распахнулись. - Если к тебе будут подкатывать с непристойными предложениями, то проси у них больше денег. Тебе клофелин дать?
     - Ты издеваешься?!! - Непроизвольно у Эмилии потекли слезы, смывая тушь с ресниц и нанесенный макияж. - Я три часа с этим возилась!!
     - Лучше умойся, а то все по лицу размазала. - Посоветовал грубый, черствый к женской красоте громила. - И оставь естественный цвет лица - мужчинам это нравиться больше, чем размалеванная косметикой дура.
     - Я, по-твоему, дура?!! - слезы непроизвольно продолжали течь из глаз.
     - Если не дура, то послушаешься моего совета. - Спокойно произнес Хват, сложив руки на груди. - Смывай все эту пакость, которую намазала на лицо и пойдем. Время подходит.
     - Тупой огрин! - буркнула себе под нос комиссар и, взглянув в зеркало, где "нарисованное" лицо потекло, расплакалась еще сильнее.
     Хват хмыкнул и вышел из комнаты комиссарши, которую ей выделили в казарме, и вместо него на пороге возникла Веселушка.
     - Что случилось? - спросила она, глядя на размазанный по лицу Эмилии макияж. - Понятно, мужики как всегда не ценят женскую красоту.
     - А что, вы тоже краситесь? - удивлено спросила девушка.
     - Ну, у нас нет всех этих прелестных вещей как у вас в Империуме. - Веселушка подсела ближе и начала обтирать лицо Эмилии влажной тряпочкой, которую прихватила с собой. - Но изъяны мы скрывать умеем. - Она улыбнулась, доставая небольшую металлическую баночку с какой-то мазью. - Сейчас я быстро приведу твою нежную кожу в порядок.
     - Что это?
     - Это выжимка из корней горного мха, смешанная с золой и вытопленным жиром мохнача, с добавлением малой толики слизи червя. - Веселушка усмехнулась. - Она не имеет запаха, не беспокойся, а вот полезных свойств у нее предостаточно. Во-первых - твой естественный цвет лица приобретает чуть смуглый приятный глазу оттенок, во-вторых, мазь защищает от холода и обветривания и в-третьих, как оказалось, насекомые облетают тебя десятой дорогой. - Она широкими мазками втирала в кожу девушки мазь, не причиняя при этом боли. Так могла бы делать только ее мать и Эмилии вдруг стало спокойно на душе, словно это она мягко втирала ладошкой мазь в лицо. Она расслабилась, слезы уже давно высохли и к ней вернулось былое задорное настроение. - Ну вот и все, теперь ты выглядишь гораздо лучше. - Веселушка улыбнулась, разглядывая комиссаршу.
     Эмилия посмотрелась в зеркало и увидела почти незнакомую ей девушку - более толстые мазки состава создавали тени, а само лицо стало таким, как будто она провела почти весь день в салоне красоты - мягкая на вид бархатистая кожа со смуглым оттенком, четко очерченные губы с естественным цветом контрастировали на лице и были хорошо заметны. Девушка повернула голову вправо и влево, рассматривая себя со всех сторон.
     - Сейчас уберем волосы назад и будешь писаная красавица. - Веселушка ловко собрала растительность на голове в хвост и заправила в тугую резинку, приколов заколку. - Вот так.
     - Другое дело. - Отозвался Хват из-за двери. - С такой девушкой и под ручку пройтись не стыдно.
     - Уйди отсюда, чтобы я тебя не видела! - зло буркнула Эмилия. - Вообще одна пойду!
     - Ну-ну. - Мотнул головой огрин. - Конечно одна пойдешь, я рядом толкаться не буду, но когда к тебе руки протянут, ты свисти или сразу же их ломай. Свистеть умеешь?
     - Умею. - Недовольно буркнула Эмилия - она еще была обижена на Хвата.
     - Лучше возьми с собой вокс-передатчик. - Посоветовала Веселушка. - Мы будем тебя слышать и если что быстро придем на помощь.
     - Я что, правда пойду одна? - удивилась комиссар.
     - Конечно. - Кивнул Хват. - Если нас увидят рядом с тобой, то языки явно высовывать не будут, а так есть шанс, что ты узнаешь много нового и да, Веселушка, дай ей выпить настоя.
     - Что за настой такой? Не буду я пить вашу гадость!
     - Это очень полезная вещь, - Хват поднял указательный палец вверх, - позволяет тебе не пьянеть долгое время, если нужно уважить хозяев и участвовать на их пиру долгое время.
     - Его применяют воины. - Пояснила Веселушка, открывая флягу и наливая в колпачок густой терпко пахучий настой. - Когда нужно проявить почтительность, но не знаешь, чего ждать от незнакомца. Отказ равносилен жестокому оскорблению, так что прибегают к такой хитрости - позволяет не пьянеть и при этом употреблять спиртное.
     - У вас есть спиртное? - удивилась Эмилия.
     - Человек вообще первым делом придумал вино, чтобы забыться. - Произнес Хват. - Думаешь, он не найдет способа получить удовольствие, используя то, что есть под рукой? Оставь жидкость бродить на солнце и вскоре из нее получится брага. Или можно сцедить женское молоко, оно со временем сквасится, правда не получится хмельного напитка. Чтобы получить спиртное, мы варим один из сортов лишайника, потом нагреваем его до кипения, из жидкости выделяются ароматические вещества, которые оседают на донышке чашки. Процесс повторяется несколько раз, пока не получится гремучая смесь. Это у нас, у горняков. Степняки пользуются железами червя, в которых содержится какая-то жидкость и вот ее используют как многократно перегнанное спиртное. Что уж там пьют поморы или южане, я не знаю, но наверняка что-то такое тоже выдумывают. Так что пей, хуже тебе точно не будет.
     - А вдруг будет? - Эмилия понюхала содержимое крышечки. - Может быть у меня от нее кишки в узел завернутся.
     - Не завернутся. Поэтому и доза такая маленькая. - Успокоила Веселушка. - Воин полностью выпивает флягу и этого хватает на несколько часов, если переводить на ваше время. Пей, не бойся.
     Эмилия собралась с духом и залпом опрокинула в себя настойку, как тогда, когда в первый раз попробовала спиртное. Горло обожгло пряным ароматом, казалось, что она заглотила перец и корицу вместе взятые, до того жидкость была пахучей. Девушка втянула с всхлипом в себя воздух и словно огнедышащий демон Хаоса выдохнула - поднеси зажигалку, взорвется.
     - На чем ее настаивают? - спросила она, чуть не пустив слезу.
     - На моих носках и Веселушкиных трусах. - Пожал Хват плечами и оглушительно захохотал, когда увидел выражение лица Эмилии. - Шутка, успокойся.
     - Не обращай на него внимания. - Веселушка провела ладонью по голове комиссарши, приглаживая волосы. - Мужики всегда болтают всякую ерунду. Они даже в старости не взрослеют.
     - Пора. - Огрин неожиданно посерьезнел. - Холан со своими подбросит нас до центра города, там разделимся. Помни, мы будем рядом, только подай сигнал, если вдруг что-то случится.
     - Я поняла. - Сухо ответила Эмилия. Она решила игнорировать издевающегося над своим комиссаром огрина, однако наказывать его не собиралась, поняв, что над ней дружески подтрунивали. Точно также как это делал Хват и другие его воины друг над другом.
     Когда девушка вышла из казармы и направилась к КПП, где ее уже ждал транспортник, в котором сидели остальные разведчики - офицеры под прикрытием, то огрины выстроились треугольником и закрыли ее от глаз любопытных гвардейцев. Лейтенант Холан, который сидел за рулем, повернул голову, замечая, что в "Химеру" заходит еще кто-то.
     - О, прекрасно выглядите, товарищ комиссар! - восхитился Эмилией лейтенант Бриск, а его солдаты выпучили глаза, разглядывая девушку, которая от такого внимания слегка смутилась.
     - Закатай губу, Бриск. - произнес Хват, залезая следом и еле-еле помещаясь на лавке, оттирая лейтенанта. - Эта девушка не для тебя.
     - Неужели для тебя? - буркнул в ответ тот, думая, что огрин не слышит, но у того был исключительный слух.
     - Она достойна аристократа или как минимум полковника, не таких оболтусов как ты или я. - Хват усмехнулся. - Вот станешь полковником тогда и поговорим.
     - Я не оболтус! - с вызовом ответил Бриск.
     - Похоже, что общение с лейтенантом Броскеном на тебя плохо влияет. - Со смехом сказал Холан. - Все сели?
     В транспортник влезли еще два огрина, один из которых был девушкой. Веснушка не собиралась оставлять свою подопечную. Лейтенант тронул машину и она резво выкатилась за ворота части. Хват проверил болтер в кобуре, запасные магазины к нему лежали в подсумке. Топор пришлось оставить, но его место занял остро отточенный кинжал, так что детина мог дать отпор, да и силушкой его природа не обидела. Командир отряда огринов прихватил с собой Веснушку как адъютанта комиссара, так и Молчуна, с которым как-то успел сдружиться во время рейдов за хаоситами. Просто Хват знал на кого теперь можно рассчитывать в бою, если рядом с тобой находятся эти люди, что прикрывают спину. За бойницами транспорта замелькали рабочие кварталы города и огрин чуть хлопнул по плечу лейтенанта.
     - Высади нас здесь - мы пройдемся пешком.
     Тот не стал спорить и тормознул возле тротуара. Громилы покинули машину настолько быстро, что Холан даже никому не помешал и продолжил движение. Эмилия встревожено посмотрела вслед своим подчиненным.
     - Куда мы едем? - спросила она.
     - Для начала - в парк. - Ответил Холан. - Поставим транспорт на площадке и прогуляемся по аллеям. Потом разойдемся по кабакам и барам. Сейчас вечер, рабочая смена возвращается по домам и должно быть много народу на улицах, но я пока никого не наблюдаю - видимо еще рано. Что ж, подождем. - Он завернул на парковку, на которой не было машин - у рабочих не было денег, чтобы приобрести личный транспорт, к тому же до места трудового подвига их всегда довозили маршрутные автобусы.
     Разведчики покинули транспорт, Холан забрал свою двойку и они неспешно отправились в ту сторону, откуда приехали. Бриск возжелал было составить Эмилии компанию, но у него было персональное задание, о котором ему напомнил лейтенант Сигмунд, тоже пялившийся на девушку, но у этого хотя бы хватило мозгов держать язык за зубами. Оба чуть шеи не свернули, когда комиссар вылезала из транспортера. Так два лейтенанта отправились к высокому зданию Администратума и Эмилия осталась одна. Вокруг людей почти не было - пара прогуливающихся вдоль дорожек энфорсеров не в счет, тем более, что они пристально посмотрели на девушку, но подходить не спешили. Видимо, сложили в голове два плюс два, что на военном транспорте могут приехать только гвардейцы, которые собрались в увольнительную. Так что перед ними может быть как молодой сопливый лейтенант, так и комиссар. Эмилия вздохнула, досчитала до пяти и отправилась через парк куда глаза глядят, разыскивая ближайший кабак или бар, похожий на приличное заведение.
     Подобное обнаружилось не так уж и далеко. "Приют агронома" на первый взгляд был приличным заведением, но как оно там внутри - неизвестно. Эмилия набралась решимости, в сумочке, перекинутой через плечо, звенели несколько золотых империалов и она немного могла позволить себе шикануть. Ну, или думала, что могла. Девушка проверила как в кобуре сидит малогабаритный лазпистолет, который ей выдал под расписку комиссар Марш, экспроприировав разработку у механикуса Децима. Мол, пригодится и сейчас Эмилия была с ним полностью согласна. Дверь бесшумно открылась внутрь, звякнул колокольчик и девушка ступила на винтовую лестницу, которая вела в полуподвальное помещение. С небольшой площадочки перед ней открылся чистый, хорошо освещенный зал с отдельными закутками-кабинками, предназначенными для приватной беседы, столиками, стоящими посередине, музыкальным аппаратом, который наигрывал какую-то ненавязчивую мелодию. Первое впечатление было приятным и она решила сюда зайти, тем более, что все равно больше вроде некуда. Но вот народа то ли еще не было, то ли он подтянется гораздо позже, но из посетителей на столиками сидели пятеро - двое почти у входа, двое в кабинке и один возле барной стойки. Эмилия решила сесть где-нибудь между ними и заказать себе ужин, пусть будет скромненько, но со вкусом. Легенда у нее было придумана буквально час назад - она недавно прибыла на планету, устроилась на работу в одну из коммун, но пока транспорт за ней не прибыл и сейчас она находится в подвешенном состоянии - то ли уже начинать искать работу фабрике, то ли добираться самой - из Администратума так и не было ответа на ее запросы.
     Девушка села за столик и заказала себе комплексный ужин. Посетители разглядывали ее, но как-то без интереса, а потом и вовсе занялись собственными делами. Хрен, что сидел возле бармена, перекинулся с ним парой слов и покинул заведение, а вместо него нарисовались еще трое, причем рожи были явно бандитские, однако вели они себя мирно и заняли одну из кабинок. Пока Эмилия ковырялась вилкой в салате, народ стал прибывать - было заметно, что кабак пользуется популярностью, но знавал и более славные времена, когда возле барной стойки ломились страждущие, а все столики были заняты и пиво лилось рекой.
     Рядом с Эмилией уже села парочка воркующих голубков, которые встретились друг с другом после долгой смены, соседний столик заняли два мужичка в годах, причем у одного явно был протез, а вот второй не заработал даже на него - обходился деревяшкой, выточенной из единого куска. Эмилия продолжала неспешно поглощать пищу, прислушиваясь к нарастающему гулу.
     - ... А ему и говорю, надо вот этот болт закрутить, а он...
     - ... Говорят, снова поднимут цены на продукты, Империум забирает себе слишком много...
     - ... Последняя партия оборудования - просто швах! Как будто ее ксеносы делали! Ее еще до ума доводить и доводить! Куда смотрят механикусы?...
     - ... Зарплату опять понизили. Говорят, сбыта нет. Херня!!...
     Вычленить что-то определенное из этого гомона было сложно, но Эмилия честно старалась. Народ как всегда и во всех мирах был недоволен политикой, проводимой местными властями, ценами на продукты и бытовые предметы, ругал проклятых ксеносов, ругал тупоголовых механикусов, ругал всех, кого только мог обругать, старательно обходя фигуру Императора и Высших Лордов Терры совместно с примархами, но не теми, кто продался Хаосу. На то, чтобы прилюдно его не ругать, у них мозгов хватало. Но попадались и интересные разговоры.
     - Пропал Колюш. - Посетовал один из работяг, тот, что был с деревяшкой, и Эмилия постаралась сосредоточиться на нем. - Уже третий день на работу не выходит.
     - Доиграется, уволят его. - Ответил ему второй, выпивая залпом из стакана. - Загулял, поди.
     - Он не пьет и наркотой не балуется. - Возразил ему первый. - Ума не приложу, куда он мог запропаститься - всегда такой ответственный.
     - Найдется, куда он денется. Решил себе, наверное, отпуск устроить - рванул в коммуну, никому не сказав ни слова или у бабы какой под боком загорает.
     - Колюш напарник Седого, а тот мужик жесткий, он бы его с того света достал, из-под земли вынул, но и сам какой-то странный ходит, как блаженный.
     - Это как? - не понял второй.
     - Ну, глаза все время закатывает, бормочет под нос себе что-то непонятное, потом дергается как-то странно, когда к нему подходишь, да и компаний стал избегать. Зашуганный какой-то стал, все время оглядывается. Я у него как-то спросил, что с ним происходит, а он безумно на меня посмотрел и как шарахнется, тут же и убежал. Был такой серьезный и крутой, а сейчас словно подменили его - трясется от страха и с зажженным светом спать ложится. Может так оно и есть?
     - Да кому он нужен, подменять его. Сбрендил твой Седой. - Вынес вердикт приятель. - Он же инвалид, списанный со службы в гвардии, старые раны открылись, вот и поехала у него крыша.
     - Кстати, насчет гвардии, как думаешь, наведут они тут порядок или же все останется как прежде? - спросил первый. - Ну, то есть, люди пропадать перестанут, губернатора сменят, чиновникам из Администратума хвост прижмут?
     - Не знаю. - Пожал второй плечами, делая большой глоток из стакана. - По мне так свалили бы они отсюда подобру-поздорову, и без них тошно. Сами разберемся.
     - Они ведь гвардия - приносят порядок мирам Империума. - Засомневался первый. - Если здесь появились, значит их кто-то вызвал.
     - Это ты у Седого спроси, что они там приносят, он в курсе. - Посоветовал второй. - Если вдруг нас объявят мятежниками, то никто даже спрашивать тебя не будет, за ты или против Императора - поставят к стенке и из лазгана прямо во лбу дырочку просверлят. Может быть за этим они и прилетели - порядок навести известно каким способом. Сейчас осмотрятся и начнут расстреливать направо и налево.
     - Да ну, не может быть. - Не поверил первый.
     - Вот тебе и да ну. Зачем, по-твоему, гвардия тут высадилась?
     - Не знаю. - Пожал тот плечами.
     - И я не знаю. А ведь часть, где они стояли, расформировали почти двадцать лет назад, решив, что нашей планете защита не нужна. То есть нас уже списали как возможные потери и тут вдруг мы им неожиданно понадобились. Зачем?
     - Зачем?
     - Может быть, чтобы провести показательный процесс. Потом будут крутить по головизору, как наша славная гвардия подавила очередной мятеж очередной неизвестной планеты, расположенной на заднице галактики. - Приятель снова хлебнул налитого в стакан пойла.
     - Ну, ты это зря. Гвардейцы они не такие, они исполняют приказы и защищают граждан Империума. - Возразил ему первый, правда, немного неуверенно.
     - Ну, продолжай жить в своих розовых мечтах. - Второй опять отхлебнул из стакана. - А я лично свалю в коммуну пока есть возможность - хотя бы там меня гвардейцы не достанут. Там пересижу заваруху, которая в городе начнется.
     - Может быть все так решили как и ты? - спросил задумчиво первый. - Людей стало мало в городе, ты заметил? Как-то разом - бах и пусто на улицах. А ведь раньше этого не было, да чего далеко ходить, пару месяцев назад в парке не протолкнуться было от гуляющих мамаш с детьми, а сейчас никого. - Эмилия напряглась при этих словах. Перед глазами тут же встали описанные в архивах ритуалы хаоситов, когда те использовали младенцев и беременных женщин для призыва демонов. Что если культисты окопались и здесь? - Разве это не странно? - спросил приятеля первый.
     - Что толку разговаривать об этом? - спросил тот. - Люди подались на заработки в коммуны, это естественный процесс, отток населения из города, потому что тут фабрики работают уже в половину своих мощностей.
     - Но ведь здесь работы хватает! - удивился первый. - Наоборот, рабочих привозят с той же Аглы, Балтазара и даже Симиллы, а ведь здесь население никогда не шло на убыль, наоборот, постоянный прирост! А сейчас натурально рабочих рук не хватает - новички, если выходят, то через день-два пропадают! А жители как с ума сошли - все в коммуны подались и ты туда же!
     - Откуда ты это знаешь?
     - Из газеты, откуда же еще! - удивился первый. - На тридцатой странице всегда указывают статистику прироста колонии по отношению к прошлым годам и у нас она в плюсе. Была. Нам не нужна дополнительная рабочая сила - мы сами можем со всем справится.
     - Видимо, не можем. - Флегматично пожал плечами второй. - Да и написанному в газете я бы не верил, я верю только тому, что вижу своими собственными глазами, а они мне говорят, что скоро в городе будет жарко. Так что я сваливаю.
     - Ну и зря. - Покачал головой первый. - Да и кто тебя отпустит?
     - А я спрашивать не буду, как и Колюш - просто уеду и все. - Пожал тот плечами. - Ладно, засиделся я что-то с тобой, пора и отдохнуть. Пойдешь домой?
     - Так мы же вроде отдыхаем. - Почесал затылок первый. - Нормально сидим, единственное хорошее место в городе, где можно выпить в отличной компании и тебе не набьют морду пьяные рожи.
     - Скоро и здесь посетителей будет все меньше и меньше - половина из них уедет в коммуны. - Приятель обвел рукой помещение. - Поехали со мной, а? Там трехразовое питание, работа на свежем воздухе, красота и главное никакой СПО и гвардии - им не нравится жарится на пекле, когда уборка в самом разгаре.
     Первый с подозрением посмотрел на товарища.
     - Я тебя не узнаю, Френк, раньше ты так не говорил и в коммуну не рвался. Что сейчас с тобой случилось, а?
     - Ничего. - Пожал тот плечами и Эмилия, которая откровенно уставилась на мужика, заметила у него в глазах какой-то странный отблеск, но он быстро пропал. - Я тот же Френк, что и был вчера.
     - Хм, Колюш тоже так говорил... - товарищ насторожился. - А где ты был неделю назад? Я заходил к тебе домой, но тебя там не оказалось и смена была не твоя - ты должен был отдыхать, я точно знаю!
     - Не помню. - Безмятежно ответил тот. - А разве это важно?
     - Френк, может быть тебе сходить к медикам, провериться? - приятель явно тревожился за судьбу своего товарища. - У нас медосмотр только по желанию, лет десять назад ввели и зря, по-моему.
     - Я чувствую себя прекрасно, никогда еще не ощущал такой подъем сил. - Ответил второй с улыбкой. - Поэтому считаю этот разговор непродуктивным, забудем о нем. - Его глаза как-то странно заблестели и выражение лица первого вдруг стало каким-то отстраненным, словно он сильно задумался - глаза остекленели, мимические мышцы расслабились, он только чуть слюну через губу не пустил. Он чуть шевельнулся, когда второй его поманил за собой и еле-еле поднялся из-за стола, словно был пьян. А его товарищ уже встал и начал пробираться к выходу, как вдруг натуральным образом занервничал, закрутил головой, хотя до этого ни на кого внимания не обращал, и кинулся опрометью в сторону туалета. А потом...
     Дверь в помещение слетела с петель, выбитая мощным ударом ноги и внутрь проникла хорошо знакомая фигура огрина. Ноздри Хвата раздувались и вообще он был весь какой-то красный и огромный, наверное так казалось, потому что помещение явно не было рассчитано на его рост. За ним маячили Веснушка и Молчун, причем последний выглядел еще более разозленным, чем его командир. Они кинулись прямо на Эмилию, умудряясь проскальзывать между столиками даже в своей броне и с оружием в руках - болтер командира огринов уже покинул кобуру и тот размахивал им, стараясь не задеть посетителей. Все разговоры затихли, когда в помещение ворвались громилы - народ со страхом смотрел на этих здоровяков, гадая, что же вызвало их гнев и вообще откуда они взялись. Они остановились перед соседним столиком, где завис со стеклянным взглядом работяга, которого вроде бы стало отпускать - он со вздохом плюхнулся на стул обратно и застонал, схватившись за голову. Молчун начал принюхиваться в мужику, а Хват направил болтер прямо в голову мужику, сейчас со страхом заглядывающему в его ствол - он уже отошел от своего "зависания".
     - Это он? - громко осведомился Хват.
     - Нет. - Молчун обошел человека кругом. - Но запах устойчивый. Не понимаю.
     - Ушел! - в сердцах произнес огрин. - Эй ты, кто сидел рядом с тобой? - спросил он у работяги.
     - Я... - голос того дрожал. - Я не помню... кажется... кажется, я был один!
     - Неправда! - не выдержала Эмилия, забыв про свою шпионскую роль. - С ним был его приятель, он побежал в ту сторону! - и указала на дверь туалета.
     - Веснушка, остаешься с комиссаром. - Произнес Хват. - Молчун, со мной.
     Огрины рванули в туалет, но было уже поздно - открытое окно возвестило о том, что странный незнакомец ушел. Эмилии пришлось покинуть помещение вместе с громилами, заплатив хозяину цену выбитой двери и за молчание, тем более, что тот мужичок, пока огрины и девушка ходили разбираться и вынюхивать, тоже свалил по-тихому, только через парадный вход, не используя запасные. Сейчас комиссар встала перед тремя громилами, которые повесили носы, досадуя за содеянное, и раздельно спросила, научившись подобному трюку у комиссара Марша.
     - Что. Это. Было. Такое?
     - Молчун почуял паразита. - Пробурчал Хват. - Да и я сам тоже ощутил его запах. Мы в окошко за тобой подглядывали и видели, кто рядом с тобой сидит. А тут вдруг так знакомо потянуло через форточку, вот рефлексы и сработали.
     - Паразиты - зло. - Выдал Молчун. - Их нужно уничтожать на месте. - Он ударил кулаком по раскрытой ладони.
     - С чего вы решили, что эти твари вообще могут водиться на этой планете? - спросила комиссар. - Тем более там был человек, пусть и вел себя странно и сбежал, но он явно не похож на шестиногую тварь, покрытую хитином.
     - Запах. - Упрямо твердил Хват. - Нас вел запах. Не знаю, как это произошло, но внутри как будто повернули что-то и мы кинулись туда, где он был. Прости, мы испортили тебе всю операцию, но мы не виноваты, это инстинкт.
     - Значит, по-вашему, никто не виноват? - ехидно спросила Эмилия, с удовольствием наблюдая за реакцией огринов, которые напоминали нашкодивших детей. Они отводили взгляд в сторону, шмыгали носами и переминались с ноги на ногу. - Ладно, сбежал этот культист, ну и хрен с ним. Главное, что я выяснила - они собираются в этих коммунах, поэтому в городе так мало людей - все бегут туда как на чей-то зов.
     - Зов. - Задумчиво произнес Хват, а Молчун мрачно сказал:
     - Зов Королевы.
     - Вы о чем? - не поняла Эмилия.
     - Да так, о своем, об огринском. - Хват посмотрел на черное небо. - Можно пойти в другое место, раз уж здесь не получилось.
     - В других местах народу еще меньше - я удачно сюда завернула. Оно пользуется популярностью. - Ответила Эмилия и поежилась. - Становится холодно.
     - Хорошо. - Произнес Молчун, зажмурившись от удовольствия. - Приятная прохлада.
     - Тогда давайте пойдем в часть пешком, посмотрим ночной город. - Предложил Хват. - Но я думаю, что здесь ничего не изменится, даже наоборот, будет сильнее заметна пустота.
     Так и получилось - людей на улицах не было, патрули арбитрес куда-то подевались, грузовые машины исчезли с дорог, отсыпаясь в гаражах и ангарах после трудного трудового дня и четверка наслаждалась одиночеством. Эмилия шла среди огринов и ей не было холодно, почему-то от их тел шел едва ощутимый жар, который она почувствовала только сейчас. Улицы освещали фонари и редкие окна, где горел свет - люди готовились ко сну или же слушали и смотрели передачи, транслируемые правительственными каналами. Жизнь в глубинке Империума мало чем отличалась от столичной, разве что освещение было не таким ярким и бандиты шалили меньше, да людей на улицах совсем не было. Впрочем, даже у самых отмороженных на голову разбойников хватило ума обходить огромных людей стороной, пускай и среди них была такая "симпатичная чувиха". Так что до КПП части группа добралась без происшествий, чего нельзя сказать про Бриска и Сигмунда.
     Мало того, что оба молодых лейтенанта, забыв о своем заданий, набрались местного пойла, так еще и умудрились подраться с работягами. Их бы замесили толпой, но бывалый сержант Потапов, габаритами и комплекцией напоминающий низкорослого огрина, который еще, к тому же, переболел в детстве, ловко раскидал обидчиков и, подхватив обоих лейтенантов за воротники, потащил к транспорту, пока рядовые отбивались от нападающих. В общем, молодежь с той и другой стороны повеселилась изрядно и предстала перед очами полковника Конота помятой, с фингалами и синяками по всему телу и своим дыханием напоминавшим демонов Хаоса, поднеси к нему спичку - от обои разило как от винной бочки. Лейтенанты были еще навеселе, горланили гвардейские матерные песни и вообще вели себя расковано, так что обоих немедленно отправили на промывание желудков и потом посадили под замок, чему, они, понятное дело, пытались сопротивляться, однако дежурным в патруле было отделение Пятки, а для его ребят справится с двумя доходягами - все равно, что чихнуть. Поэтому отдуваться за них пришлось сержанту Потапову, который в двух словах поведал с чего все началось и чем закончилось.
     - Остолопы! - Конот не был рассержен, он просто с отеческой любовью отходил обоих лейтенантов, удерживаемых огринами, пощечинами по мордасам. - Молодцы, вы показали местным, что на самом деле представляет из себя имперская гвардия! Пьяницы и дебоширы! Вас развели на драку как детей, и вы еще носите гордое звание лейтенантов! Разжаловать бы вас в рядовые, да заменить некем! Пошли с глаз моих!
     Пятка козырнул и отправил обоих на экзекуцию к техножрецам, а потом - спать. А после пьяниц к нему заявилась Эмилия с огринами. Увидев, что натворили лейтенанты и, понимая, что сейчас полковник слегка не в духе, девушка решила не упоминать о происшествии в кабаке и четко по-военному доложила, что операция была успешной, ей удалось узнать, что основная масса населения бежит в коммуны, предпочитая жизнь на свежем воздухе, чем горбатиться на фабриках. Почему и отчего она узнать не смогла, а также дополнила, что поэтому в городе так мало людей - они просто уходят.
     - Люди просто так не уходят с насиженного места. - Проворчал полковник, который быстро успокоился. - Они обрастают вещами, семьей, привыкают к своей работе и очень неохотно с ней расстаются, неважно, какие бы хорошие условия им там не предлагали. Не все, но большинство ничего не хочет менять в своей жизни. А тут вдруг ни с того, ни с сего они взяли и сбежали в поле? Собирать урожай и жить в палатках? Не верю!
     - Я слышала разговор двух приятелей, один из которых убеждал уехать второго в коммуну. - Произнесла Эмилия, кинув взгляд на Хвата, который в это время изучал потолок.
     - Даже так, убеждал? Что же такого там в этих коммунах? - полковник спросил сам себя, но девушка отреагировала так, как будто вопрос задали именно ей.
     - Не знаю, товарищ полковник. Может быть мне поехать к ним и выяснить? Разведать?
     - Нет. - Жестко пресек ее инициативу Конот. - Еще не хватало разбираться с местными культистами, а то, что тут существует какая-то своя религия, я уже не сомневаюсь. Другой вопрос поддерживает ли она Императора или нет, но с этим пусть разбирается Инквизиция. Сейчас наша задача - охрана вверенных нам объектов от орков и до кучи от этих культистов. Раз уж они собираются за городом, то и отряды будут формировать там же. Другое дело, что они могут прибыть в город поодиночке, собраться и атаковать нашу часть или любое из подразделений, когда оно будет нести службу. Поэтому основное внимание уделяем построению обороны и отслеживанию всех, кто заходит на охраняемую территорию. Пора прекращать этот бардак - всем рабочим выписать пропуска и тщательно проверять, раз уж со стороны Администратум никакого содействия я не наблюдаю, то и нечего на них рассчитывать. К тому же под городом проходит множество канализационных и коммуникационных тоннелей и проходов, по которым нападающие могут выйти нам в тыл. Поэтому ищем все возможные выходы на поверхность на территории своих объектов и берем их под контроль или же заливаем бетоном, чтобы не пролезли. После согласования с начальством объекта, конечно же, а то вдруг там специально оставлены технические ходы. Это ясно?
     - Так точно. - Ответил Хват.
     - Ну вот, хоть кто-то меня слушает и соображает, а то эти два молодых идиота... - Полковник выдохнул, - ну ладно, идите отдыхать, завтра будет тяжелый день - праздник во дворце у губернатора и на нем наше присутствие - обязательно.
     Эмилия и Хват одновременно прижали правую руку к груди и покинули бункер полковника, который снова засел за карту, изучая подходы к городу и решая невозможную задачу - как спасти всех, не потеряв при этом никого.

     - Подозреваемый у нас. - Доложил убийца своей хозяйке. - Захват прошел чисто.
     - Как все прошло? - спросила она просто чтобы спросить, ведь и так уже знала о произошедшем.
     - Снова вмешались огрины.
     - Они его прикрывали?
     - Нет, охотились.
     - Хм, странно... и каким же образом они его вычислили?
     - Почуяли.
     - Как собаки?
     Убийца неопределенно пожал плечами.
     - Он пытался сбежать, когда понял, что обнаружен. Я его перехватил.
     - Силен?
     - Да, изрядно, но не так как остальные. Трансформация еще не завершилась. Док уже проводит вскрытие.
     - Удалось выяснить примерное направление поисков? - Женщина провела рукой по голове крупного кошачьего, который расположился возле ее ног. Он ответил ей утробным мурлыканьем, принимая ласку.
     - Они собираются где-то за городом, но это может быть отвлекающий маневр. Завтра праздник - самое удобное время, чтобы нанести удар.
     - Они не решатся, я это чувствую, гвардия спутала им планы. - Заявила женщина, убирая руку с головы кошки. Та боднулась ей в ладонь, словно прося продолжения. - Нет, они готовят что-то другое. - Она задумалась. - Проклятье варпа, как же сложно с этими культистами!! - После чего успокоилась и продолжила уже привычным тоном. - Гвардию необходимо использовать - придется идти на контакт. Все решится завтра.
     Убийца кивнул, принимая любое решение своей хозяйки - он служил ей давно.

     Целый день готовились к посещению дворца - наказанных за вчерашнее лейтенантов, после показательной порки на плацу, отрядили заниматься хозяйственными работами, инженерный взвод продолжал строить укрепления, дежурные в караулках менялись в назначенное время - часть жила по расписанию. Полковник Конот прекратил наводить марафет, критически осмотрел свой внешний вид - парадный китель, штаны, начищенные до блеска сапоги, наградной лазпистолет в кобуре и силовой меч, все было на своем месте и сидело как влитое, завершая окончательный образ бравого военного. Да, это вам не молодые сопливые лейтенанты, подумал Конот, одергивая воротничок, которые после первого же стакана спирта начинают буянить. Настоящий офицер Имперской Гвардии, такой пришел бы и ко двору самого Императора. Вот только Конот не стремился делать карьеру и вообще не Терру - ему было комфортно среди своих солдат. Он еще раз все проверил и вышел из бункера - нужно прибыть к началу праздника и желательно в середине толпы съезжающихся гостей. Опоздавший командир имперских гвардейцев оставит о себе не лучшее впечатление, особенно тогда, когда его подчиненные уже изрядно постарались в этом.
     Майор Попов был уже рядом и отсалютовал Коноту.
     - Отлично выглядите, полковник. - Произнес ветеран бронетанкового полка. - Я бы с удовольствием составил вам компанию, но понимаю, что за этими оболтусами нужен пригляд опытного офицера.
     - В следующий раз отправлю вас отдуваться за все наши три полка, майор. - Конот улыбнулся. - Владимир, будь настороже, мы можем и не вернуться с губернаторской вечеринки.
     - Может быть, отправить роту Симонса, как поддержку?
     - Чтобы они окончательно всех перепугали своими "Стражами"? Нет уж, хватит и огринов. Беру с собой трех этих болванов - Хвата и его ребят. Если что, они смогут прикрыть и помогут нам выбраться из той заварухи, буде таковая случится. Ну, Император защищает!
     - Император защищает! - майор Попов также как и полковник сотворил знак аквилы и пожелал удачи на своем родном языке: - Ни пуха! - Однако Конот его понял и ответил соответствующе.
     - К черту!
     Пока собирались, пока то да другое, выехали чуть позже на двух транспортерах. Огрины и взвод поддержки под командованием лейтенанта Тихонького ехали во второй машине, тогда как комиссары и офицеры расселись в первой. Сам дворец находился в стороне от города, километрах в пятидесяти и стоял в живописном месте на берегу озера, окруженный высаженными и правильно остриженными деревьями. В парке перед дворцом весело журчали фонтаны со статуями героев Империума и самого Императора, который словно защищал это место. Дорожки, посыпанные красным песком, церемониально одетая охрана, гости в дорогих костюмах и вечерних нарядах. Эмилия в своем простеньком платье выглядела как служанка и то местные горничные своей униформой могли дать ей сто очков вперед. Она даже начала немного комплексовать по этому поводу, но комиссар Марш, заметив ее состояние, решительно взял девушку под локоть и повел вперед, шепча на ухо наставления.
     - Ты - боевой офицер, комиссар! И тебе должно быть наплевать на мнение всех этих гражданских свиней с высокой колокольни! Ты защищаешь их жизни ценой своей, чтобы они могли наслаждаться обществом друг друга и щеголять перед другими аристократами нарядами. Ты выше этой знати, они и мизинца твоего не стоят, ты находишься рядом с Императором, ты - его правая рука, карающий меч справедливости в его армии, ты сильнее и важнее каждого из этих напыщенных уродов, которые только и могут что вкусно жрать и сладко спать, так что помни об этом.
     И Эмилия успокоилась. Действительно, какой смысл притворяться перед кем-то, кого ты даже не знаешь и совершенно ему безразлична? Ее должно волновать мнение своих солдат о ней и ее действиях, а не каких-то там расфуфыренных барышень. Вот Хват идет позади полковника и, наклонившись к нему, что-то выслушивает в ухо. Надо бы разузнать, пока этот громила не выкинул еще один непонятный фортель вроде того в кабаке. Комиссар тормознула и поравнялась с огрином, который пустил полковника вперед, а сам пристроился у него в кильватере.
     - О чем вы говорили с полковником? - пристала к огрину Эмилия, говоря на его языке. Несколько проходящих мимо дам, обмахиваясь веерами, сморщили свои носы - что за неприличность, опускаться до уровня "нелюдя". Разве пристало человеку говорить с этими животными как с равными? Они грязь под ногами аристократии, пусть радуются уже тому, что их оставили в живых и они коптят воздух в галактике наравне с ксеносами. Фи, а эта замарашка в платье, в котором ходят только бедняки, к тому же выучила их язык, в то время как тупоголовые не могут и двух слов связать на Низком Готике, не говоря уже про Высокий! Кто ее вообще пустил в высшее общество?! Какой позор!! Нужно будет немедленно все высказать первому помощнику губернатора, ведь это он пригласил этих гвардейских деревенщин на такой светлый праздник в честь Императора!
     - О поведении. - Наклонившись к ней, тихо сказал Хват. - Мы - тупые огрины и вести себя должны также. Поэтому не удивляйся, если я буду чуть-чуть придурковатым и, пожалуйста, не смейся, когда начну ковырять в носу и рыгать за столом.
     - Хорошо. - Также тихо ответила девушка. - Только я прошу, не пали из лазгана в аристократов. Они, конечно, мерзкие снобы и все такое, но все же люди, а не ксеносы или еретики.
     - Я играю роль телохранителя полковника. Молчун - телохранитель комиссара Марша, а Веснушка - твой. - Ответил Хват. - Так что мы будем рядом, но мешать вести беседу не собираемся, будь естественнее, ты слишком напряжена.
     - Это заметно? - удивилась Эмилия.
     - От тебя за километр разит неуверенностью и чуть-чуть страхом все испортить. А эти аристократы им питаются. - Хват указал на группу дам, которые при таком жесте тут же задрали вверх носы и стали немедленно обсуждать "невоспитанного, грубого мужлана-нелюдя". - Они тобой закусят на десерт, так что не вступай с ними в полемику - это бессмысленно и бесполезно. Если начнут расспрашивать - ври про битвы.
     - Про какие битвы? Я пока побывала только в одной и то почти в тылу.
     - Да наплевать про какие, выдумай их. Можешь даже рассказать, что ты кладешь одной левой всех ксеносов подряд, а правой в это время уничтожаешь еретиков, если таковые попадутся, и ковыряешь в носу, смачно сплевывая. Все равно никто твои враки проверять не будет. Больше напора, сестра, и все будет отлично.
     - Как ты меня назвал? - опешила Эмилия. - Сестра?
     - Ну, - Хват немного стушевался. - Вы для меня как младшая сестра, товарищ комиссар, и мой долг - заботиться о вас также как я забочусь обо всех, кто доверил мне свои жизни. Я ведь вроде как вождь, лидер, а он всегда отвечает за всех, в том числе и за тебя.
     - Слушай Хвата, товарищ комиссар. - Встряла Веснушка. - Он плохого не посоветует.
     - И ничего не бойся - мы рядом. - Огрин отвалил в сторону, потому что полковник свернул к группке высокородных чинуш.
     Конот заметил в толпе первого помощника - память на лица у полковника была феноменальная, он умел определять в толпе нужного ему человека. Так и здесь, едва заметив три подбородка подряд, круглый живот и отвислые уши, полковник направился к нему, чтобы выяснить, где находится губернатор, дабы вручить ему копии бланков приказа. И попытаться сгладить возникшее недоразумение, а то вероятность того, что планетарному руководителю просто напели в уши была высока. Но вот какой в этом смысл, Конот, хоть убейся, не понимал. Гвардия никогда и нигде не претендовала на власть, она просто качественно выполняла свою работу по уничтожению ереси, ксеносов и врагов Империума, как внешних, так и внутренних.
     Чиновники заметили полковника и его телохранителя-огрина и брезгливо поджали губы, но никто не проронил ни слова.
     - Приветствую вас, господа, на этом знаменательном празднике в честь нашего Бога-Императора. - Конот по-военному поздоровался с ними, сделав жест рукой. - Мы только что прибыли и первым делом я бы хотел поговорить с губернатором. Где я могу его найти?
     - Господин губернатор находится там же, где и всегда - в своем дворце в большой зале. - Ответил первый помощник, ядовито растянув губы в улыбке. - Не волнуйтесь, торжество скоро начнется, пока погуляйте по этому дивному саду, вскоре нас всех пригласят внутрь. - Он склонил голову, показывая, что разговор закончен.
     Конот не стал настаивать и отошел в сторону, высматривая в толпе кого-нибудь со знаками арбитрес. Первое знакомство с ними тоже было не очень благоприятным, да они и сами виноваты, полезли в бутылку вместо того, чтобы все мирно решить на месте. Народу в парке было полно, дамы в дорогих нарядах так и сновали туда-сюда, явно демонстрируя их для местной знати. Особо молодые барышни уже заинтересовались Конотом и весело подмигивали ему, намекая на то, что они не прочь завести близкое знакомство, но дебильная физиономия Хвата, который блестяще играл свою роль тупого огрина, быстро лишала их всякого романтического настроя. Полковник был ему благодарен за это - еще не хватало связаться с местной аристократкой и потом оказаться в неприятном для него положении, тогда как та получит массу удовольствия. Ни для кого не секрет, что для разбавления крови, папочки молодых дурочек подкладывали их под военных офицеров. Когда он был помоложе и званием пониже такое уже случалось и чуть не вышло полковнику боком, да и два оболтуса, Бриск и Сигмунд, напомнили Коноту еще пару случаев из его богатой на случайные ситуации жизни. Они еще не понимали, что хозработы - это самое малое наказание, которое полковник им определил. Пока над ним нет генерала Грисса он в своей части царь и Бог, но стоит депеше уйти в штаб, как... что бы стало с двумя дебоширами-лейтенантами не брался предсказать даже полковник. Расстрелять, наверное, не расстреляли бы и так народу не хватает, но разжаловать - это всегда пожалуйста. Так что забудем про этот случай, а этим двоим будет хороший урок на будущее. Жаль, что Броскен не попал в ту же компанию, его бы Конот наказал просто за то, что он есть. Снаружи красивое яблоко, но внутри все изъеденное червячком - вот сущность лейтенанта. Просто сейчас его некем заменить и некуда его перевести, как говорят на Коссии, паршивая овца все стадо портит.
     От другой группы чиновников, стоявшей наособицу от первой, откололся человек и чуть поспешно подошел к полковнику. Он выгодно отличался от остальных тем, что был не так толст и имел какое-то представление о зарядке и физкультуре.
     - Полковник Конот, я полагаю? - спросил он и тут же представился. - Конрад Тулс, третий помощник планетарного губернатора. Прошу меня простить, что не успел с вами переговорить до этого праздника, организацию которого поручили мне, было очень много дел и я закрутился до такой степени, что не смог выбраться из этой круговерти. - Он улыбнулся. - Так чем Администратум в моем лице может вам помочь для обустройства на новом месте?
     - Хм. - Полковник был удивлен. - Простите мне мое непонимание, но до сего момента наш полк не имел никаких дел с Администратумом - все приходилось доставать самостоятельно и я не понимаю, с чего вдруг такая забота?
     - Понимаю, как это выглядит с вашей стороны. - Тулс нахмурился и кинул взгляд в сторону первого помощника, который был вроде как увлечен беседой и не обращал внимания на разговоры военных и его подчиненных. - Имперской Гвардии на каждом из миров всегда оказывали почет и уважение, вы наши защитники и для вас было неожиданностью, что высшие чиновники Администратума никак не реагируют на ваше появление, но для этого есть свои причины, поверьте.
     - И каковы же они? - спросил полковник. - Может быть, вы проясните происходящую на вашей планете ситуацию?
     Третий помощник вздохнул.
     - Я здесь уже пять лет, прибыл по переводу из Симиллы взамен без вести пропавшего помощника губернатора. - Начал рассказывать он. - Местные власти... они... слишком долго были оторваны от столичного мира, контроль за исполнением приказов лежал на аппарате губернатора, а он является внучатым племянником нашего системного губернатора. Видите ли, все пять систем принадлежат Торговому Дому Донгер, это уважаемая фамилия в сегменте Темпестус, но не самая знаменитая. Единственное, что мы поставляем на другие миры Империума - это вкуснейшие морские деликатесы с Аглы, горнопроходческое оборудование с Балтазара и высокоточную микроэлектронику с Симиллы, которая пересылается прямо на Миры-Кузницы. В свое время Карл Донгер, основатель Торгового Дома, заключил с Адептус Механикус договор о совместном производстве оборудования и управляющих систем к ним. Вы ведь знаете, что те с большой неохотой отдают кому-либо продвинутые технологии, даже для простейшего копирования, не говоря уже о производстве, но тут был особый случай. - Конрад перевел дух. - На Симилле нашли богатейшие залежи полезных ископаемых, необходимых в производстве электроники и сплавов, вроде тантала, рутения, бериллия и иже с ними. Запасы на столичной планете огромны, для добычи требуется горное оборудование, производство которого и развернули на Балтазаре. Ближайшая к нам Мир-Кузница находится почти в ста двадцати световых лет и перевозка добытой породы для ее обогащения и выделения нужных элементов была признана нецелесообразной даже механикусами и они, скрепя механическими суставами и железными зубами, пошли на сделку. - Тулс улыбнулся. - С тех пор планеты Дома Донгер стали стратегически важными объектами. Все это я вам рассказываю для того, чтобы вы поняли ситуацию - Кассандра снабжает продуктами эти пять систем и еще экспортирует их в две ближайших к нам - ЛВ-двадцать четыре дробь семь, которую мы между собой называем Завидная и ФВ-сорок два семьдесят четыре, получившая имя от местных - Мрак. Так как основную роль в системном секторе играют только по большому счету эти три планеты - Балтазар, Симилла и Агла, то Кассандра и Элития идут как придатки и большого спроса с губернаторов, по сути дела, нет. Естественно, это приводит к стагнации власти и ее последующей деградации. - Конрад еще раз оглянулся. - Не нужно воспринимать мои слова как ересь, это общеизвестный факт и он подходит для всех планет Империума.
     - Я умею думать и слушать, господин Тулс. Я не воинствующий фанатик и умею отделять зерна от плевел, мой разум не ограничивается только лишь написанными правилами и догмами. - Произнес полковник. - Но какое это отношение имеет к нам, я так и не понял.
     - Приятно слышать, что командиры гвардии умные и образованные люди. - Улыбнулся третий помощник. - Что же касается планетарного руководства, то они боятся, что вы прибыли их заменить. - Скороговоркой произнес Тулс. - Устроить чистку, после которой на планете сменится правительство. Планетарный губернатор... он страдает от психологического расстройства, его бионический мозговой имплант изредка дает сбои и он начинает чудить. Поэтому как таковой у него своей власти нет - все за него решают помощники. Первый помощник подмял под себя весь город, второй - производство пищи и коммуны, а мне досталась вся бумажная и черновая работа по организации снабжения, отгрузки и контроля технологических цепочек производства пищи, чем я тут пять лет и занимаюсь. Проще сказать, что я обеспечиваю ввоз оборудования и ремонт его силами техников и немногочисленных механикусов, что проживают в отдельном районе возле ремцеха. Просто ваше появление было неожиданным для нас всех, а причины по которым вы сюда прибыли - казались надуманными.
     - Вот как? - удивился Конот. - А что если эти причины вдруг свалятся вам на голову? Что тогда вы будете делать, ведь своего флота у Дома Донгер, кроме грузовых транспортников, я полагаю, нет?
     - Вы правы - Донгеры не имеют крупных оборонительных кораблей. - Согласился Тулс. - Пять корветов, два эсминца и два легких крейсера - вот и весь доступный им флот, причем они постоянно сопровождают караваны с готовой продукцией к Мирам-кузницам и пропадают в варпе. Не буквально, нет! - тут же замахал руками третий помощник, заметив хмурое выражение на лице полковника. - Просто очень много времени уходит на полеты и планеты по сути беззащитны - все из-за этого проклятого врап-шторма, который закрывает нам прямой путь. Я понимаю, что Император заботится обо всех своих гражданах, в том числе и о нас, но о возможном вторжении орков нас, как всегда, забыли предупредить.
     - Даже так?
     - Когда вы появились на орбите, то в Администратуме поднялся переполох - все решили, что им пришел конец, ведь разговоры о возможных чистках начались еще до этого.
     - И что стало для их предпосылок? - поинтересовался Конот.
     - Стали пропадать люди, как простые работяги, так и из Администратума. - Почему-то шепотом произнес Конрад. - Человека не могли найти, а если находили, то он был далеко от города и ничего не помнил о том, как там оказался. Губернатор отдал приказ арбитрес разобраться и они начали копать, но вскоре пришли к выводу, что пострадавшие сами виноваты. Согласитесь, странно, правда? Похоже на отписку.
     - Да, арбитрес никогда бы так не сказали.
     - Поэтому я предпринял некоторые шаги сам. - Еще тише произнес Тулс. - Я вызвал сюда Инквизитора!
     - Вот как? - полковник с интересом посмотрел на чиновника, единственного из всех у кого осталась хоть капля мозгов. - Чтобы он или она разобрались в происходящем? Но для этого должно быть серьезное основание.
     - Именно! - Конрад от возбуждения замахал руками. - И основание было - провести расследование исчезновений чиновников и их неестественной потери памяти. Все это похоже на происки ксеносов или же культистов, а это прямая обязанность Инквизиции - разбираться со скрытыми врагами. Естественно, я никому из Администратума ничего не сказал.
     - Почему тогда говорите об этом мне?
     - Потому что вы сторонний человек и командир полка имперской гвардии. Кто если не вы сможет нас защитить от возможного врага?
     - И как Инквизитор? Вышел с вами на контакт?
     - Нет. - Покачал головой Тулс. - Я его не видел. Я даже не знаю, здесь он или нет - запрос ушел еще полгода назад. Пока ситуация в городе не менялась, стало пропадать еще больше людей, а арбитрес не вылезают из своей крепости, словно спрятались там. Даже их руководителя на празднике не видно, а ведь это его обязанность - присутствовать на подобного рода мероприятиях. Я думаю, что они нашли что-то такое, что их напугало и они заняли глухую оборону. Но вот почему они ничего не предпринимают?
     - Возможно, это что-то сделало им предложение, от которого очень сложно отказаться? - предположил Конот.
     - Считаете, что это какой-то культ Хаоса? - со страхом в голосе произнес Конрад. - Я признаю, что на этой планете благодатная почва для всевозможных еретиков и то, что они свили гнездо у нас под носом приводит меня в ужас! Надеюсь, Инквизитор разберется.
     - Если уже не разобрался. - Пробормотал себе под нос полковник, вспомнив непонятного убийцу. - Что ж, спасибо вам за то, что хоть немного прояснили ситуацию. Могу я рассчитывать на вашу помощь?
     - Всенепременно. - Заверил Конрад. - Первый и второй помощники будут продолжать вставлять вам палки в колеса и давить на меня, но я не поддамся - все же меня сюда назначил системный губернатор, а не местный руководитель и снять может только он и они это прекрасно понимают. Небольшая независимость от них у меня есть, так что с материалами, машинами и рабочими я помогу, если в этом будет необходимость - как вы помните поставки оборудования на мне.
     - А как обстоят дела с местными СПО? - спросил полковник. - На них можно рассчитывать?
     - По большей части это необученные ополченцы из местных. - Пожал плечами Тулс. - Наверное, они могут стрелять из лазгана, но вот когда последний раз держали его в руках, я даже не знаю. Единственную часть расформировали еще лет двадцать назад, офицеров перевели в другие подразделения планетарной обороны Симиллы и Балтазара, солдат определили матросами на корабли - тогда случилось нападение пиратов Темных эльдар на караван, погибло много людей и экипажи решили усилить боевыми группами. Так мы остались без единственного боеспособного подразделения, а вскоре и СПО начали постепенно сокращать. Случилось это где то во втором или третьем году уже этого тысячелетия, точно не скажу, как-то знаете, не знаком с местной историей, так, в общих чертах.
     - Но про расформирование части вы знаете. - Заметил полковник.
     - Потому что именно я этим и занимался - прибыл сюда с инспекцией. - Ответил Тулс. - Еще когда был вторым помощником третьего советника пятого помощника начальника службы снабжения.
     - Каким боком служба снабжения относится к гвардии?
     - Видимо, больше некого было послать. - Пожал плечами Тулс. - Я тогда только начинал и меня, как самого молодого, кинули на амбразуру, так, кажется, у вас говорят?
     - Понятно. - Кивнул полковник. - И за то, что вы здесь, нужно благодарить ваш прошлый опыт?
     - Ну да. - Кисло отозвался Конрад. - Как только появилась вакансия, меня тут же перевели сюда. С повышением. В гробу я видал такое повышение! - в сердцах сказал он и несколько дам заинтересовано повернулись к чиновнику, внимательно его рассматривая, но тот быстро взял себя в руки. - Хотя, может быть оно и к лучшему. Во всяком случае, я разобрался в этом болоте и кто у них тут главная лягушка. - Тулс хмыкнул. - Советую вам передать свой приказ напрямую губернатору, а не через руки помощников, он пусть и болван, - тихо произнес это слово третий помощник, - но вас запомнит. Меня к нему не допускают, а вот вы сможете - по статусу, так сказать, положено. - Он посмотрел на откровенно смотрящего на него первого помощника, который быстро отвернулся, заметив взгляд. - Похоже, время нашей беседы истекло, мне нужно откланяться, проверить все приготовления. - Он посмотрел на наручные часы. - Минут через десять всех позовут в главный зал дворца, будет речь губернатора и официальное открытие праздника. Все перепьются как свиньи и начнут лезть дамам под юбки, так что моя задача и задача охраны не допустить подобного поведения, вовремя изымая из общества особенно подвыпивших. Этим должны заниматься арбитрес, но их здесь нет, к сожалению. Впрочем, ничего не мешает продолжить господам этим заниматься у себя дома. - Конрад весело подмигнул. - На время расслабьтесь, полковник, и получайте удовольствие. Я специально для праздника вызвал певичку и оркестр, самых популярных на Агле. Для перевозки с Симиллы пришлось бы выложить крупную сумму, а в трюме грузовика артисты вряд ли полетят.
     - Это понятно - не по чину, к тому же простудятся, а голоса надо беречь. - Полковник откланялся и пошел гулять по парку с телохранителем за спиной.
     - Как тебе этот третий помощник? - спросил полковник огрина.
     - Я могу только сказать то, что он не врет. - Ответил тихо Хват. - Я не уловил в его словах лжи или же он очень хорошо прикидывается.
     - Что ж, посмотрим, как будут развиваться события. - Кивнул сам себе полковник. - Он прав в одном - к губернатору я должен обратиться напрямую.
     Они еще немного погуляли по парку, где разбитые на группки гости общались друг с другом. Комиссар Марш мило беседовал с каким-то дамами, которые явно были недовольны присутствием сопевшего телохранителя-огрина, но Молчуну было наплевать - он вел себя естественно - помалкивал как всегда. Эмилия обошла часть территории сада, просто изучая местность. Несомненно, здесь красиво, облагороженные деревья создают уют, а журчащие водой фонтаны, еще и подсвеченные в сумерках лампами - успокаивают взор. Ради этого спокойствия и уюта и стоит хранить мир в Империуме и защищать его от врагов.
     Протрубил рог и все гости как стадо ломанулись в главный зал дворца, который широко распахнул свои двери. Проемы были широкими и высокими, потолки не уступали своим аналогам в Императорском дворце, только сделанные в миниатюре. Сам дворец был почти точной копией дворца на Терре с некоторыми изменениями - изображения битв Императора с силами Хаоса выглядели не такими яркими, как у оригинала, да и размерами он ему серьезно уступал. Раз так в двести или две тысячи - на целый континент у губернатора силенок бы не хватило замахнуться. Но было заметно, что художники старались передать все великолепие дворца. Сколько же здесь вложено труда и средств, подумала Эмилия, разглядывая убранство зала. Окна были задрапированы мягкой на ощупь тканью, в канделябрах горели свечи вперемешку с электрическими светильниками, все так гармонично дополняло друг друга, создавая атмосферу богатства и власти. Причем это не было обычной демонстрацией возможностей губернатора, не аляповатым набором золотых украшений или древних ваз, нет, все было подобрано со вкусом и явно не нынешним руководителем планеты. Тот, пускай и был тугодумом, но не решился разрушить то, что было сделано до него. Или же ему не дали.
     Возле двери послышался какой-то шум и Эмилия оглянулась. Охрана тормознула Хвата, предлагая ему остаться снаружи. Таких вопросов к Веснушке у стражей не возникло - девушку пропустили вместе с комиссаром, хотя она была в броне и при оружии.
     - Нахождение во дворце с тяжелым вооружением запрещено. - Непреклонно стоял на своем глава охраны.
     - Босса, шта гаворит этот челавек? - старательно коверкая язык, спросил огрин Конота. - Он хочат атабрат мой стрелялка? Не адам! - И Хват вцепился в лазган так, что и клещами не расцепишь.
     - Это мой телохранитель. - Спокойно произнес полковник, глядя в глаза начальнику охраны. - Я все понимаю, служба, но и вы поймите, отбирать у огрина его оружие опасно для вашего здоровья.
     - Поэтому я и хочу, чтобы он его сдал на хранение, сэр! - вежливо произнес страж. - Что если он начнет буянить в зале и откроет стрельбу по посетителям?
     - Что ж, я понимаю вашу озабоченность, но мы можем сделать по-другому. - Конот подошел к громиле. - Хват, отдай мне зарядную батарею.
     - Шта это, босса? - тот выпучил глаза, только слюну не пустил.
     - Вот эту маленькую коробочку. - Полковник показал на лазгане. - Пусть она побудет у меня.
     - Харашо, босса. - Огрин ловко выщелкнул батарею. - У миня не атберут стрелялку?
     - Нет, все в порядке. - Кивнул полковник и повернулся к стражу. - Вам будет спокойнее, если телохранитель походит с разряженным оружием?
     - А его топор? - показал начальник охраны. - Таким тесаком можно запросто человека вдоль разрубить.
     - Думаю, что его он точно не отдаст - это личное оружие, которое досталось огрину по семейной линии. Пока что батареи будет достаточно. - Конот смотрел на стража. - Огрин безобиден до тех пор, пока на меня не будет совершено нападение, а я считаю, что подобного не случится - ведь здесь же безопасно? Или же у вас есть другое мнение?
     Хват сунул палец в нос и начал там усилено скрести, добывая соплю, на что начальник стражи сморщился.
     - Под вашу ответственность, полковник. - Процедил он. - Надеюсь, вы проследите, чтобы эти громилы не натворили глупостей.
     - Благодарю. - Холодно кивнул тот и прошествовал в зал.
     К Молчуну вопросов вообще не возникло - тот также отдал свою батарею комиссару Маршу, который ее и продемонстрировал стражу. Тот только брезгливо поджал губы, но возбухать не стал. Поэтому Веснушку и пропустили без вопросов - у девушки просто не было с собой лазгана. И дробовика тоже не было, зато парочка модифицированных лазпистолетов в кобурах и силовая сабля вполне могли заменить тяжелое вооружение. Когда все собрались в зале, то зазвучали трубы и на подиум вышел губернатор. Был он маленького роста, полностью лыс, с брюшком, а из головы торчали трубки системы охлаждения мозгового импланта. Роскошно одетый, с плащом за спиной, губернатор распростер руки и начал свою речь, которую учил весь день, а может быть ему транслировали слова по вокс-передатчику в ухе.
     - Увазаемые зители насего города!! Я пливетствую вас на это знаменательном плазднике в тесть насего великого Бога-Импе... - тут губернатор напрягся. - ... Императора!
     Ну хоть это словно смог выговорить без ошибок, усмехнулась внутренне Эмилия. А так да, налицо проблемы с речевым аппаратом и даже логопед не сможет его исправить, деградация психики и вырождение на лицо! Аристократия совсем уже замкнулась сама в себе, предпочитая не смешиваться с простолюдинами. Видимо, Дом Донгер не практиковал вливание свежей крови в свой род, а ведь это было бы для них выходом. Ну что ж, пускай пожинают плоды своего невежества. Между тем губернатор продолжил:
     - В этот день нас мир вступил в великий Импелиум, - а вот здесь ошибочка, но простительная, ладно уж, махнула на это рукой комиссар. - Под его заситой мы находимся узе много-много лет и благодаля ему процветаем! Восдадим же потести и славу насему бессмелтному луководителю, - ишь ты, как вывернулся, видимо для него пишут тексты хорошие помощники, - и восславим его мудлость! Мусику!
     Грянул имперский марш и Эмилия автоматически вытянулась в струнку при первых его звуках. Оказывается, за еще одной портьерой прятались музыканты, которые сейчас сполна отрабатывали полученные за выступление деньги. Трубачи надували щеки, гитаристы терзали струны, барабанщики лупили по литаврам, стараясь вызвать как можно более насыщенный звук и все это создавало ту самую музыку, к которой с малого детства привык каждый гражданин Империума. (если кому интересно, то марш Советского Союза из Ред Алерт 3 вполне подойдет, только без дебильных завываний "казачьего" хора - прим. автора). Едва отзвучали последние аккорды, как высшее общество разбилось на группки, а к губернатору выстроилась очередь из просителей и посетителей с подарками. Где-то в ней, в середине стоял и Конот, который не успел подсуетиться во время звуков марша - старый вояка испытывал неподдельное чувство гордости за Империум и даже мысли не допустил, чтобы нарушить гармонию музыки, шевельнувшись и заняв первое место возле трона губернатора.
     Музыканты начали наигрывать какие-то мелодии, к микрофону подошла их солистка и привычно начала свое выступление. Ее голос мелодично разливался по залу, отражаясь от стен - здесь была отличная акустика, строители явно постарались учесть все пожелания неизвестного губернатора. Естественно, ни о какой фонограмме не могло идти и речи - все исполнялось "в живую". Эмилия прислушалась к песне - от нее веяло ностальгией по дому, но в то же время она звала куда-то, будила в душе чувство покорителя новых земель. Вообще оркестр выкладывался вовсю, стараясь создать атмосферу праздника и учесть вкусы всех присутствующих.
     - Разрешите пригласить вас на танец? - к Эмилии подошел молодой парень в отутюженной форме энфорсера арбитрес. - Если вы не заняты, конечно. - У него был какой-то странный взгляд, чуть-чуть отстраненный, что насторожило девушку. Она приказала себе мило улыбнуться и ответила молодому человеку.
     - Я не занята. - Пролепетала Эмилия, протягивая ему свою маленькую ладошку. Веснушка чуть придвинулась к парню.
     - Скажите своей телохранительнице, что я хочу только потанцевать, не более. - Чуть смеясь, произнес парень. - И не причиню ее хозяйке вреда.
     - Думаю, что простыми переломами рук вы тогда не отделаетесь. - Произнесла Эмилия, взяв себя в руки. Что это с ней, как только какой-то молодой хлыщ обратил на нее внимание, так она сразу же и растаяла. Разве это достойно звания комиссара?
     - О, даже так? - удивился энфорсер. - Ваша хмурая телохранительница настолько сильна и быстра?
     - Вы раньше не сталкивались с огринами? - Эмилия кружилась в танце, стараясь не отставать от неожиданно гибкого партнера, вертевшегося как эльдар на сковородке.
     - По долгу службы не приходилось, это правда. - Кивнул парень. - Единственное что я про них знаю - это то, что они месяцами не моются и от них дико разит телесной вонью, а еще они разводят на себе паразитов и с удовольствием ими закусывают между кружками выпитого пива.
     Эмилия расхохоталась при его словах.
     - Во-первых, разве вы чувствуете исходящую от них вонь? - лукаво спросила она, войдя в роль роковой женщины-шпионки. Ну, или ей хотелось быть на нее похожей. - От некоторых старых дам разит духами, смешанными с немытым телом, гораздо сильнее, чем от моей телохранительницы.
     - Согласен, многие предпочитают вылить на себя флакон духов, чем лишний раз помыться. - Хмыкнул парень.
     - Поэтому я и привлекла ваше внимание? - Эмилия невинно смотрела на энфорсера. - Тем, что не надушилась до умопомрачения?
     - Просто вы единственное здесь юное лицо, которое не выражает откровенной брезгливости и снобизма. - Собеседник улыбнулся. - Я простой энфорсер арбитрес, как вы заметили, и моя задача - поддержание порядка на этом празднике. Так почему я не могу совместить приятное с полезным, тем более, что самое веселье начнется позднее, когда милые дамы перепьются и полезут на столы раздеваться и танцевать голышом.
     - Ого! - удивилась девушка. - И как подобное здесь допускается?
     - Это не допускается. - Покачал головой парень. - Мы тщательно следим за поведением нашей знати и как только она начинает слишком быстро расслабляться, то приходится оперативно изымать ее из общества. На денек-другой, чтобы отдохнула от веселящего напитка и пришла в себя.
     - Я вижу, что у вас очень тяжелая работа. - Танец закончился и они поклонились друг другу, благодаря за доставленное удовольствие. - Что ж, желаю вам всяческих успехов в вашем деле.
     - Взаимно, милая девушка. Кстати, я так и не узнал вашего имени? Дозволено ли мне будет его услышать?
     - Эмилия Кармайкл, комиссар сто второго валлхальского пехотного полка. - Она снова чуть поклонилась и с удовольствием узрела, как выпучились глаза энфорсера и вытянулась его физиономия.
     - Господин комиссар! - Пролепетал он. - Прошу меня простить за неподобающее поведение и крамольные речи!
     - Ну что вы, бросьте. - Эмилия махнула рукой. - Я ведь не Инквизитор, я только учусь. К тому же высказывать свое мнение в Империуме не запрещено. Правда, смотря на какой планете вы находитесь и в каком обществе.
     - Простите меня великодушно еще раз, - энфорсер поклонился даже слишком низко. - Я должен бежать, служба.
     - Как я вас понимаю. - Эмилия улыбнулась на прощание.
     - Хорошо ты его отвадила, а то будет тут увиваться, хлыщ богатый! - наклонившись к уху комиссара произнесла Веснушка.
     - Симпатичный паренек. - Девушка посмотрела, как он пропал в танцующей толпе. - Хотя, может оказаться и подсылом.
     - Мне он сразу не понравился, так и хотела его разрубить пополам. - Поделилась телохранительница.
     - Правда? И за что?
     - Не знаю. - Пожала она плечами. - Он так говорил, как будто паутину из слов вокруг тебя плел, а потом вдруг позорно сбежал, когда узнал, что ты комиссар. Так поступают только трусы - те, кто не могут справится с сильной личностью.
     - Возможно, он просто хотел затащить меня в постель. - Задумчиво произнесла Эмилия.
     - Так поступают только Изгои и Людоеды. - Твердо сказала Веснушка.
     - А как у вас все происходит? - с интересом спросила ее Эмилия. - Как вы создаете семьи?
     - Получаем благословение от вождя. - Пожала она плечами. - Но прежде родители или община выбирает пару.
     - То есть не по любви?
     - Любовь? - Озадаченно спросила Веснушка. - Да, я знаю, что это такое. Это сильная тяга одного человека к другому, но ее можно перебороть. Ведь главное - выживание рода и то, что сделает его сильнее и вот здесь любовь - плохой советчик.
     - То есть как? - не поняла Эмилия. - Вы живете со своими мужьями не по любви?
     - Изредка такое случается, но вождь решает кому с кем создать прочный и долгий союз. И потом, бывает, что мы знакомы со своими будущими мужьями с детства и уже знаем, что они из себя представляют и как ими можно руководить. - Веснушка подмигнула. - Пусть мужчины думают, что они главные в роду - новых охотников и воинов все равно рожают женщины. А мужчины самостоятельно размножаться не умеют, Небесный Кузнец и Мать Благодетельница все предусмотрели.
     - Мать Благодетельница? - переспросила Эмилия. Об этой богине из пантеона огринов она еще не слышала.
     - Ну да, покровительница женщин. У нас тоже есть свой учитель и защитник. - Веснушка осмотрела зал, выглядывая крупную фигуру Хвата, бросив косой взгляд на Молчуна. Эти ее поглядушки не ускользнули от Эмилии.
     - А кто нравится тебе? - спросила она. - Хват?
     Девушка вздохнула и грустно посмотрела на комиссаршу.
     - Я бы хотела от него дитя, он сильный воин и мудрый руководитель, будет славное потомство, но проклятая любовь тянет меня к Горе.
     - Гора? Командир второго взвода? - Эмилия была удивлена. - Он ведь тоже сильный и могучий.
     - И это славно. - Согласилась Веснушка. - Но он давно уже женат и связан клятвой со своим родом - у меня нет права завоевать его сердце.
     - То есть как? Вы же так далеко от своей родины и от ваших старейшин, могли бы создать союз.
     - Мы все воины, независимо от пола, а среди воинов не может быть союзов. Если после службы мы вернемся назад, то об этом можно будет начинать разговор. А сейчас наш лидер и вождь Хват не поймет, если я подойду к нему с подобной просьбой. Личная привязанность сказывается на боеспособности подразделения.
     - Это как? - не поняла девушка.
     - В критической ситуации, когда от действий каждого будет зависеть общий успех дела, человек, который любит другого человека, может бросить фланг, бросить своих товарищей и поспешить ему на выручку в минуту опасности. И в итоге погибнут оба, если не все. Хват хорошо это объяснил сразу всем.
     - Погоди, а как же его самоубийственная атака? - припомнила Эмилия. - Когда вы кинулись на превосходящие силы хаоситов?
     - Это другое. - Веснушка улыбнулась. - Здесь сработал Зов Рода, Зов вождя. Хват принял решение, увидел возможность победить и немедленно исполнил задуманное. Это внутри нас, это сложно объяснить, но мы всегда знаем, что поступаем правильно и идем за вождем.
     - Если вы такие правильные, то как быть с этими Изгоями и Людоедами? - спросила девушка. - Откуда они взялись?
     - Наверное, это потомки тех родов, которые отошли от заветов Небесного Кузнеца и Матери. Они смешивали друг с другом кровь до тех пор, пока не стали тем, кем стали. Как этот человек, что сидит на троне. - Веснушка указала на губернатора. - Его потомство будет хилым и болезненным, а может и вообще не родиться. Только ваши технологии позволяют ему существовать.
     - Это правда. - Кивнула Эмилия, соглашаясь. - И это печально. - Она посмотрела в кружащуюся толпу. - Что еще интересного ты можешь мне рассказать о вашей жизни?
     - Я плохая рассказчица, - Веснушка снова улыбнулась. - Вернемся в часть, я попрошу Вруна чтобы он рассказал тебе пару баек.
     - Само имя говорит о том, что ему не надо верить. - Пробормотала комиссар.
     - Врун, конечно, болтун записной, но не сильный враль, иначе его бы так и назвали. Он любит приукрашивать истории и красиво расписывать подвиги наших героев. У нас нет двигающихся картинок, мы сидим у костра и слушаем легенды о былых временах. - Веснушка посмотрела на стол, где уже заседали толстые жруны и поглощали пищу. - Может быть нам стоит подкрепиться? А то еда исчезает на глазах.
     - Почему бы и нет раз все оплачено губернатором? - смеясь ответила ей комиссар и девушки протолкались через толпу к столу, что было очень просто - габаритами Веснушка уступала Хвату и остальным мужчинам, но превосходила обычных людей в силе и росте.
     Полковник тем временем добрался до благостно улыбающегося губернатора, который, судя по его виду, вообще не понимал, по какому поводу праздник. Его просто восхищало множество танцующих людей, приятная музыка, обилие еды и выпивки и он уже несколько раз порывался бросить все и устремиться в еде, но первый помощник, что стоял за его левым плечом, каждый раз одергивал властителя. Увидев перед собой незнакомого человека в военной форме, губернатор брызнул слюной и уставился на награды. Еще больше имбецила поразил стоящий за спиной высокий человек в грубой, но функциональной броне, с огромным топором за спиной и висящим на ремне тяжелым оружием.
     - Господин губернатор... - начал Конот.
     - Гыыы! Хочу такую зе сабельку! - возопило это дебильное дитя средних лет.
     Первый помощник тут же наклонился и зашептал что-то в ухо губернатору, отчего тот захныкал и затопал ножками. Из глаз "монарха" брызнули слезы.
     - Хочу!!! - завыл он, но громкая музыка, разговоры и стук ложек о чашки заглушили его вопль. Впрочем, Конот не был удивлен поведению губернатора - похоже, от даунизма его даже не спасал мозговой имплант или именно сейчас он был выключен. Не зря же рядом стоял первый помощник.
     - Господин губернатор! - воззвал к остаткам разума властителя полковник. - Я полковник Конот, командир сто второго валлхальского пехотного полка по приказу Администратума прибыл на Кассандру для ее защиты от вторжения орков! - Конот сунул под нос имбицилу бумагу с гербовой печатью и великовозрастный ребенок уставился в нее, разглядывая красивые вензеля. - Моя просьба будет заключаться в том, чтобы наладить взаимодействие с вашими силами СПО и арбитрес. Думаю, что мы можем забыть те мелкие недоразумения, что случились между нами до этого. - И выразительно посмотрел на первого помощника.
     Тот снова что-то зашептал на ухо губернатору, но тот его не слушал, отвлекшись на другую блестяшку, потому что Хват как-то умудрился спрятать топор и вообще все колюще-режущее оружие от взгляда имбецила. От греха, так сказать.
     - Губернатор выражает вам признательность за вашу поддержку Кассандры в такой трудный час для нас и непременно распорядиться оказать всемерную помощь, которая вам потребуется. - Заверил Конота первый помощник.
     - Хотелось бы каких-нибудь письменных гарантий. - Полковник был тверд и передал бумагу чиновнику. - Это только официальная копия приказа - оригинал хранится у меня в сейфе. К тому же я уполномочен вас уведомить, что со следующего после праздника дня мы берем под свою охрану важные объекты. Вот их список. - Он протянул еще одну бумажульку. - Ознакомьтесь, пожалуйста, и доведите информацию до начальников объектов о том, что вскоре их охрана сменится.
     - Я немедленно отдам приказ. - Заверил полковника первый помощник, не переставая улыбаться. - Это все?
     - Пока все. - Кивнул Конот. - Вы так и не оставили контактов для связи в Администратуме планеты. К кому я могу обращаться?
     - Вы уже имели беседу с третьим помощником - он более компетентен в вопросах снабжения и контроля производства - можете сотрудничать с ним. - С застывшей улыбкой на лице ответил помощник. - Если у вас больше нет вопросов к губернатору, то прошу вас, веселитесь на празднике.
     - О, я так и сделаю, благодарю. - Конот прикоснулся правой рукой к груди и спустился с подиума, где на троне забавлялся местный князек, играясь с медалями.
     - Возвращаемся на базу? - тихо спросил Хват.
     - Сразу никто не уходит. - Ответил ему полковник. - Здесь так не принято.
     На эту фразу огрин хрюкнул, вроде как усмехнувшись, но пояснять не стал, все равно бы не поняли. Пары кружились в танце, музыканты раскраснелись и вспотели - только живая музыка, только живое исполнение, а они уже дудели порядочно и подустали. Певичка была не слишком красивой, но брала своим талантом и голосом. Приятно осознавать, что где-то в Империуме ценили не за внешность, а за ум и талант. Впрочем, по-другому и быть не могло. Хват разглядел, что комиссар Кармайкл и Веснушка уже лопают ужин на обе щеки и его желудок издал протяжный стон, да такой громкий, что даже Конот услышал и усмехнулся.
     - Босса, харашо бы падкрепится.
     - Я уже слышал. - Рассмеялся полковник. - Главное мы сделали - показались губернатору, пускай он нас и не запомнил, но запомнили другие, так что дела вскоре пойдут. Но расслабляться еще рано.
     - Согласен. - Тихо ответил огрин.
     Они заняли свободные места, причем присел полковник - Хват остался стоять. Для его комплекции стула не нашлось, а эту мелкую табуретку он бы раздавил. Это Веснушка сумела устроиться на широком стуле - мужикам же придется постоять. Впрочем, ему это не мешало поглощать пищу - "больше войдет", буркнул он на приглашение присесть, чем настроил полковника на еще более позитивное настроение. Рядом с ним по левую руку сидела среднего возраста женщина, в строгом черном платье без декольте, с простой прической. Конот специально не выбирал где присесть - увидел свободный стул и тут же угнездился на нем. На ее тонких пальцах не было колец и вообще она очень сильно отличалась от этих всех размалеванных барышень. По правую руку от Конота расположился какой-то чиновник, который не отвлекался на соседей и шумно жрал. Огрин стоял позади и просто протягивал руку, беря блюдо или тарелку с салатом - для него это было простым перекусом. Однако волноваться о том, что еда закончится не приходилось - официанты носились как угорелые, забирая грязную посуду и притаскивая новые закуски и напитки. Конот заправил себе салфетку за ворот, наложил разных салатов и аккуратно приступил к еде. Сидевшая рядом с ним женщина потянулась за бутылочкой вина, чтобы налить себе в бокальчик и чуть задела уже налитую до краев полковником чашу с бодрящим напитком. Тот только и успел раскрыть рот, чтобы предупредить даму, как огромная рука протиснулась между ними, пальцем придержав бокал, не давая содержимому вылиться наружу. Хват только чуть-чуть смочил вином руку и тут же слизнул его с пальца - на скатерть не пролилось ни капли.
     - Ой, простите меня, я такая неловкая! - принялась извиняться женщина, посмотрев на полковника, не обращая внимания на огрина.
     - Ничего страшного не случилось, мой телохранитель спас мое вино и вашу репутацию. - Улыбнулся Конот в ответ. - Где же ваш спутник, с которым вы пришли сюда? Надеюсь это не мой сосед справа? - пошутил он.
     - К сожалению, я приглашена одна. - Женщина опустила глазки и сделала это так кокетливо, что полковник моментально понял намек.
     - Тогда позвольте мне поухаживать за вами. - Он протянул руку и взял выбранную дамой бутылку с вином.
     - Спасибо. - Поблагодарила она, когда командир начал наливать напиток в бокал. - Вы очень добры.
     - Позвольте задать вам вопрос, - полковник внимательно следил за соседкой и перестал наливать едва та показала ему жест - "хватит", - вы не похожи на большинство присутствующих здесь дам, у вас нет богатого наряда, но ваше платье подобрано со вкусом и очень идет вам - подчеркивает стройность и красоту вашей фигуры.
     - Вы мне льстите. - Незнакомка позволила себе чуть улыбнутся так, что у полковника сильнее застучало сердце. - Но я так и не услышала вашего вопроса.
     - Вы ведь не местная, я прав? - полковник смотрел в очаровательные серые глаза женщины. Она словно пленила его своей красотой.
     Нет, ее лицо не было идеально вылепленное природой и постаравшимися родителями, но что-то такое в выражении глаз, оттенках макияжа, очерченных скул и острого подбородка создавало образ роковой женщины. И это не была моложавая красота, скорее умудренная жизнью и опытом, присущая взрослой женщине, прошедшей хорошую школу и от этого ставшей мудрее. Коноту нравились именно такие - молоденьких дур он старался избегать.
     - Разве это так заметно? - спросила незнакомка, чуть прикрыв глаза и смотря на полковника через густые ресницы.
     - Думаю, что я не первый уже говорю вам подобное. - Улыбнулся командир. - Если хотите я угадаю кто вы.
     - Хочу. - Просто сказала женщина.
     - Вы - руководитель артистов, та, кто может держать талантливых людей в кулаке, чтобы они сильно не распоясались.
     - И да и нет. - Улыбнулась женщина. - Мне приятно, что вы определили меня на такую высокую должность, как руководитель оркестра, но я вынуждена вас разочаровать. Я простой коммивояжер, представитель Торгового Дома Грейхаунд.
     - А я простой полковник пехотного полка. - Улыбнулся в ответ командир. - Сэмуэль Конот. - Представился он.
     - Абелина Смит. - Женщина протянула руку полковнику кистью вверх и он ее поцеловал. - Приятно познакомится с настоящим полковником имперской гвардии.
     Позади опять хрюкнули - это Хват выражал свое отношение высказанной женщиной фразе. Конот с неудовольствием посмотрел на огрина, но тот сделал такую дебильную рожу, что даже ему стало смешно.
     - Не стоит обращать внимания на моего телохранителя - он огрин, что с него взять. Этикету не обучен, общество видит впервые, ведет себя как привык, но я запретил ему рыгать. Если он вас раздражает, то могу его отослать.
     - В это нет необходимости. - Мягко произнесла Абелина, положив ладонь на руку полковника. - Когда он рядом, вам становится комфортно, вы расслабляетесь, чувствуя себя защищенным, зачем это разрушать?
     - Босса хочет, штабы я ушел? - спросил, жуя, Хват.
     Полковник открыл было рот, но женщина наклонилась к нему и прошептала на ухо:
     - К чему этот цирк, полковник? Боитесь шпионов?
     Тот посмотрел на Абелину уже другими глазами, чуть отстранившись, а вот огрин при этих словах женщины напрягся, она это ощутила всем своим естеством. Интересно, он что, слышал адресованную только полковнику фразу? Хотелось бы поплотнее заняться этими странными огринами, ведь она знала о нелюдях гораздо больше, чем обычные граждане Империума - служба обязывала.
     - В эту игру могут играть и двое. - Произнес, наконец, Конот также тихо. - Я... догадался кто вы, поэтому спрошу прямо - каковы ваши намерения и что вы хотите предпринять?
     - Полковник, прекратите нести чушь, - Абелина поморщилась. - Вы пересмотрели много шпионских фильмов и их штампы отложились в вашему мозгу? Вы же умный человек, должны все понимать и так - просто не мешайте МНЕ, - она выделила слово мне, - исполнять свою работу. Ваша задача - охрана объектов, вот ее и делайте, а не играйте в детективов - это может выйти вашим людям боком.
     Конот насупился.
     - Я дал клятву защищать Империум и Императора и не намерен ее нарушать. - Твердо сказал полковник. - Просто укажите мне цель, больше не требуется.
     - Успокойтесь, полковник. - Только что сидевшая перед ним властная женщина снова превратилась в ту самую желанную незнакомку. - Ваша помощь будет как нельзя кстати, если сюда заявятся орки. Если. - Выделила она это слово. - Сейчас же тут есть другие враги Империума и они гораздо опаснее, чем зеленошкурые. Просто не расслабляйтесь.
     - Я и не собирался. - Сухо ответил полковник. - Это вы их сюда вызвали?
     - Ваша прямолинейность портит все мое сложившееся впечатление о вас. - Поморщилась Абелина. - И скажите уже вашему огрину, чтобы прекратил изображать из себя имбецила, это срабатывает на местных, но не на мне.
     Хват перестал жевать и вопросительно посмотрел на Конота.
     - Я даже могу вам сказать, о чем он думает. - Полуприкрыв глаза, произнесла женщина. - "А не стукнуть ли меня по кумполу и не притопить труп где-нибудь в озере". - И усмехнулась, глядя на насупившегося Хвата. - Я не умею читать мысли, если вы так подумали. - Она откровенно веселилась над мужчинами. - Это все так просто и примитивно, все мужики одинаковые, неважно трехметрового они роста или карлики как скваты или ратлинги. Вами управляют физические желания и сиюминутные порывы, которые вы не умеете сдерживать. К тому же управлять мышцами лица вы тоже не умеете.
     - Женщины не далеко ушли от мужчин в плане физических желаний. - С небольшим акцентом, то четко проговорил Хват. - А про вашу логику я вообще молчу.
     - О, огрин, что умеет думать и превосходит интеллектом местного губернатора?! - притворно удивилась Абелина. - Они у вас все такие или это только единичный экземпляр?
     - Хват, ты что, так и не понял, кто перед тобой? - устало спросил огрина полковник, даже не рассердившись.
     - Она не выглядит опасной. - Пожал плечами тот. - Просто умная и привлекательная женщина. - Он обвел глазами потолок, портьеры и зал. - Где ваше прикрытие? Оно умело прячется в толпе?
     - Браво, - хлопнула в ладоши Абелина, - вы удивляете меня все больше и больше! Полковник, где вы их нашли?
     - Вообще-то его рота была придана моему полку около трех недель назад, даже месяца не прошло. - Ответил Конот. - Я могу назвать вам номер планеты, не более. Как они там живут, откуда взялись и вообще, кто их первыми нашел, я не знаю, да и, честно, не интересовался. Просто я видел этих ребят в бою и теперь рад, что у меня есть такая мощная поддержка.
     - Конечно, сила решает. - Кивнула женщина. - А если к ней добавить сообразительный ум и смекалку... пойдешь в мою свиту, огрин?
     - Нет. - Мотнул головой Хват.
     - Почему? - Ее глаза сверкнули. - Я ведь могу и приказать - имею на это право.
     - Все равно нет. - Твердо ответил громила.
     - Его проще убить, чем переубедить. - Поспешно добавил Конот. - Он у них за вождя и лидера, что-то вроде того. Более плотно с ними общается комиссар Кармайкл, она уже частично выучила их язык, так что можете поговорить с ней - все же девочка еще молода и неопытна, но честно служит Императору и Империуму и из нее будет толк.
     - Даже так. - Удивилась Абелина. - Мне интересно, что же ее заставило сделать это?
     - Она хотела познакомится со своими подчиненными поближе. - Пробасил Хват. - Не используя принцип кнута и пряника.
     - Хм, с тобой интересно вести беседу. - Абелина повернулась к огрину боком. - Что ты еще знаешь, огрин? Расскажи о своем народе.
     - Я знаком только с тем, что помогает мне лучше убивать. - Мрачно отозвался тот. - А еще я умею выживать. Везде, точно также как и мои родичи. По сравнению с нашим миром любой ваш - это райский сад.
     - Ты не был на Кадии. - Пробубнила женщина, на миг погрузившись в воспоминания. - Там не просто выжить даже для тебя.
     Хват пожал плечами - он не хотел спорить. Однако сидящий рядом с ними Инквизитор уже приняла решение.
     - Хорошо, ваш отряд может мне пригодится в поисках. - Она посмотрела на полковника. - Я извещу вас дополнительно, когда это понадобится - пришлю связного. А пока, полковник, давайте отдохнем. - Она игриво улыбнулась насторожившемуся Коноту. - Вы, кажется, хотели поухаживать за мной? Ну так сделайте это! И расслабьтесь, я не кусаюсь!
     - Самка богомола после спаривания съедает голову самца. - Прогудел Хват. - Не мне давать вам советы, полковник, но все же я был бы осторожен с этой женщиной.
     - О Бог-Император, - притворно закатила глаза Абелина, - огрин учит своего командира как общаться с женщинами! Я уверена, что вы даете своим бабищам по башке дубиной и тащите их за волосы в пещеру, чтобы как следует порезвиться.
     - Одна из наших "бабищ", как вы изволили выразиться, сидит вон там. - Хват указал рукой. - И на подобное предложение руки и сердца отреагирует адекватно, да так, что у мужика мозги их ушей вытекут.
     - Мальчик, ты еще не умеешь пикироваться, но я вижу испытываешь к этому невообразимую тягу. - Ласково произнесла Абелина. - На первый раз я тебя прощаю, но я не всегда буду находится в таком хорошем расположении духа как сейчас - меня позабавили твои ответы. А сейчас, будь добр, помолчи, дай возможность своему командиру проявить все качества благородного офицера!
     Хват намек понял, все же не дурак и заткнулся. Артисты перевели дух и к микрофону вышла их солистка, которая постучала по нему, обращая на себя внимание публики.
     - Сейчас мы исполним песню, посвященную храбрейшей из женщин, святой Джоане, что хранила мир и спокойствие во всем системном секторе Донгер на протяжении многих лет!
     При этих словах Абелина немного потеряла самообладание, это было заметно по глазам, но только на мгновение, однако даже этого Хвату было достаточно, чтобы понять - Инквизитор хранит какую-то тайну. Однако она потом быстро исправилась и вернулась к беседе с полковником, который все еще робел перед властной женщиной. Хват скорее почувствовал возникшую у нее заминку, но не придал ей вида - он внимательно разглядывал застывшую толпу, слушавшую песню (нечто похожее - Heather Dale - Joan, прим. автора).
     Он уже понял, что перед ним сидела Инквизитор и она оказалась не такой, какими он представлял ее коллег. Напомнила скорее ту самую псайкера, кажется ее звали Сандра, подругу бывшего комиссара Хольтца, ту самую, что он встретил в джунглях на учениях. Она была точно такой же спокойной, плавно вела беседу и при этому чувствовалась ее непонятная сила, способная лишить огрина разума. Тогда он выдержал экзамен, похоже, выдержал и сейчас - если Инквизитор заметила, что он сильно отличается от остальных огринов, то не подала вида. Но и маниакальное желание исследователя она не испытывала, Хват это точно знал. Он умел чувствовать, как и все остальные в его роду-племени. Это не было псайкерством в том самом понимании, которое в него вкладывали люди, это было что-то другое, но оно работало. Позволяло отличать правду от лжи, чувствовать настроения собеседника и точно знать о его желаниях. И Хват не верил в слова Абелины, что она не умеет читать мысли - еще как умеет. Он смог распознать тонко замаскированную ложь в словах Инквизитора и это еще больше насторожило его. Из разговора полковника с третьим помощником он понял, что именно тот вызвал сюда для расследования эту женщину и раз она попросила полковника о том, чтобы его войска были готовы, то значит напала на след. Хаоситов или еще кого другого Хват не знал, но то, что пребывание на этой планете будет веселым, он не сомневался.
     Певичка закончила голосить и раздались бурные аплодисменты - видимо в здешних местах Джоана была весьма популярна. Артистка раскланялась и снова подошла к микрофону.
     - А сейчас я бы хотела исполнить один из маршей Имперской Гвардии! Этих славных защитников гражданских миров!
     Зазвучала бравурная музыка, запела электрогитара и забухали ударные - похоже тяжелый металл, скрещенный с кельтскими и норманнскими мотивами был популярен в Империуме. Или же только в этом сегменте? Народ приободрился и стал подпевать:
     Стаббер дрожит как дикий зверек,
     Бейся, солдат, враг не пройдет!
     Вспышки лазгана, танковый рев,
     Демоны Хаоса открыли свой зев!
     Метко гранату гвардеец метай,
     Да сменить магазин не забывай!
     Комиссар поведет нас вперед,
     Имперская гвардия на марше идет!
     И припев:
     Тысячи ног маршируют в такт,
     Отбивая каблуками ритм.
     Марширует в закат рота солдат,
     Уходя на охрану границ (музыка - группа Sabaton, the price of a mile, так кажется, только слова другие, прямой перевод не покатит - прим. автора).
     Присутствующие даже стали топотать, воодушевившись словами и музыкой песни. Похоже, имперские сочинители знали толк в мотивировании гражданского населения, раз уж вызвали такую бурную реакцию. Хват не стучал вместе со всеми каблуками - он внимательно осматривал помещение на предмет возможных врагов, однако не видел таковых. Голову терзали мысли, как это прикрытие Инквизитора сумело так ловко спрятаться? Может быть они как раз на сцене стоят перед всеми? А что, хочешь что-то спрятать - положи это на виду, возможно, здесь используется тот же принцип?
     Внезапно огрин ощутил тот же самый едва знакомый запах, который вывел его из себя возле кабака. Тут же перед глазами вспыхнул образ извечного врага, но Хват сдержался, чтобы снова не кинуться в поисках неизвестно чего. Он краем глаза посмотрел на Молчуна, который был следопытом и его нюх выгодно отличался от того, каким владел Хват. Огрин также стоял на ногах и сейчас был насторожен. Он посмотрел на командира и Хват поманил его ладонью к себе. Молчун все понял без слов, передвинув на грудь висящий подмышкой лазган. Толпа слушала песню, топотала в ритм, но два огрина, не обращая ни на кого внимания, начали продвигаться к своей цели - их вел нюх. Пи полковник заметил изменение в поведении огрина и окликнул его, пытаясь остановить, но тот его не слушал. Конот уже хотел вскочить со стула, но Абелина остановила его - ей стало интересно, что же так насторожило громил. Как сильный псайкер она чувствовала их эмоции и понимала, что просто так огрины буянить не будут. К тому же существовала причина, про которую знала только сама госпожа Инквизитор. Веснушка ощутила напряжение ее товарищей, встала из-за стола и ее ладонь сама легла на рукоять сабли.
     - Что случилось?! - встревожилась Эмилия, глядя на то, как ее адъютант вдруг резко подалась в сторону Хвата. Она проигнорировала вопрос комиссара, словно ее и не слышала.
     Хват и Молчун совершенно не обращали внимания на вопросительные возгласы полковника, который тоже заметил изменение в поведении, только Абелина положила ему руку на плечо и что-то тихо сказала в микрофон, замаскированный под брошь, приколотую на правую ключицу. Музыканты играли в экстазе, выдавая бит за битом, толпа качалась, лишь два великана не обращали внимания на музыку - их вел нюх и заложенный инстинкт. Запах становился все сильнее и тут они оба одновременно увидели молодого энфорсера, который натурально впился губами в одну из молоденьких барышень - она даже не трепыхалась под его поцелуем, а бессильно обвисла, руки болтались как плети. Хват не стал разбираться, был ли это порыв страсти или желания, он резко подскочил к парню, который присосался как клещ и, схватив за голову, попытался его оторвать от барышни. Запах усилился, ударил в ноздри и по мозгам, просто сводя с ума. Все естество закричало о том, что этого человека нужно немедленно убить и теперь Хват понимал почему - изо рта энфорсера в горле девушки терялся длинный язык, который проник глубоко в пищевод, причем он продолжал тянуть барышню к мутанту, не желая расставаться с добычей. По языку перекатывалось нечто круглое, словно он откладывал яйцо ей в желудок или кишечник. А может быть в легкие? Хват не стал ждать, когда завершится процесс, он правой рукой сдавил голову мутанту - череп лопнул под его давлением и сквозь пальцы потекли мозги - а левой, механической, пережал язык и с хлюпом вырвал его из тела девушки. И все это происходило под громкую музыку и в толпе. Завизжали дамы, на которых попала кровь убитого энфорсера, побледнели ухажеры, которые видели, как здоровенный громила просто раздавил голову арбитру. Тут же очнулась охрана и со свистом побежала к месту происшествия, музыканты прекратили играть и испугано замерли на сцене, певичка замолчала на полуслове, взирая на бездыханный труп парня, лежащий возле ног Хвата, но тому было наплевать на окружающих его людей, потому что он и Молчун увидели настоящую цель - под потолком, за портьерой прятался паразит. Он чуть высунулся, наблюдая за расправой над мутантом и поэтому его удалось заметить. Лазган был разряжен, но это не означало, что у огринов не было запасных батарей. Они встали в гнезда со щелчком и оба тут же вскинули оружие, отрывая беглый огонь из высокомощных выстрелов по твари. Она заверещала и плюхнулась вниз, заскребла когтями пол. Громилы не собирались давать ей ни одного шанса - еще пара выстрелов и паразит затих.
     - Готов. - В полной тишине произнес Хват и шумно понюхал воздух. - Вроде бы больше никого нет.
     - Брось оружие!!! - заорала стража. - Немедленно бросай!!!
     На огринов уставился с десяток стволов, которые ходили ходуном в руках охранников. Они не видели, как лопнул череп энфорсера, но зато видели его труп и еще нечто страшное, что бесформенной грудой зажаренной плоти лежало возле окна. Хват не обращал на них внимания - стрелять в толпу они не будут, тут полно важных господ, но вот от содеянного отвертеться не получится. Он вздохнул, выщелкнул батарею и перевел оружие с груди за спину, после чего присел возле девушки. Она еще дышала, огрин открыл ее рот, осмотрел нёбо и язык, на котором остались едва заметные ожоги, которые исчезали буквально на глазах. Молчун присел рядом - вокруг огринов образовалось пустое пространство, люди убрались от убийц куда подальше, а вот стража наоборот приблизилась, первым делом взяв на прицел Веснушку, которая не участвовала в убийстве и стояла, опустив руки. Полковник Конот подбежал к огринам, протолкавшись через толпу и струхнувший начальник стражи чуть не пристрелил военного, но тот только отмахнулся от стража.
     - Что с ней? - спросил он, его, конечно, интересовал труп, но Конот не зря был командиром, да и тварь, сидевшая возле потолка и убитая огринами, кое о чем сказала ему.
     - Успел отложить в нее яйцо. - Хват кивнул в сторону трупа. - Ее нужно убить.
     - Что здесь происходит?!! - возопил первый помощник. - Полковник Конот, как вы можете объяснить, что ваши тупоголовые огрины убивают не в чем не повинных граждан Кассандры?!! Это мятеж, полковник!!
     Как только прозвучало заветное слово тут же началась паника - основная масса гостей рванула к выходу и стража не пострадала только по одной причине - потому что вся находилась возле места убийства. Неожиданно раздался громкий выстрел и толпа, качнувшись, замерла. Двери в зал были заперты снаружи, а перед ними с болтером в руках стояла Абелина Смит, моментально из коммивояжера превратившаяся в Инквизитора. Откуда она его вытащила - загадка, возможно, отобрала у стража или же ей его передали сотрудники. Никакой формы и остроконечной шляпы не надо было, чтобы понять, что сейчас перед всеми встал ЗАКОН. Именно так, большими буквами. Хват приподнялся - стволы охраны качнулись вслед за ним, но никто не стрелял - начальник стражи вообще ничего не понимал и не знал, что именно предпринять. Губернатора обступили со всех сторон и быстро увели куда-то во внутренние помещения дворца, впрочем, тот даже не понял что произошло - только что было весело и вот сейчас ему говорят, что пора баиньки. Ну и ладно, баба с возу кобыле легче.
     Госпожа Инквизитор обвела взглядом толпу и все поняли, что она еще и псайкер, достаточно сильный, чтобы размазать всех присутствующих по полу. Дамы и ухажеры начали мелко дрожать, понимая, что присутствие Инквизитора ни к чему хорошему не приведет.
     - По какому праву?... - заорал первый помощник, видимо не сообразив, что происходит, а возможно он был тугодумом, правда, не таким сильным, как губернатор. Он остался в зале как представитель властителя.
     - Лучше молчи. - Оборвала его Абелина, проходя сквозь расступившуюся толпу. - Никто из этой комнаты не уйдет, пока не будет завершено расследование. - Она подошла к сцене и, используя свои психические силы, чуть подпрыгнула, подходя к стойке микрофона. Нужный эффект был произведен - народ стал боятся еще сильнее, хотя ей это многого стоило - она не была эльдаром и не могла так ловко оперировать своими возможностями, да и энергии банально не хватало, но кое-что она все же умела, иначе не стала бы Инквизитором.
     - Для тех, кто еще не догадался - я Инквизитор! - она продемонстрировала Печать, символ своей абсолютной власти. - И я беру ситуацию под свой контроль! Никто не покинет это помещение до моего особого разрешения. - Повернулась к первому помощнику. - И верните сюда губернатора - его я хочу осмотреть первым.
     - Да как вы смеете... - начал было он, но госпожа Инквизитор не собиралась спорить - ее приказы должны были выполняться точно и в срок. Она сжала стойку с микрофоном, ее скрутило вокруг своей оси и громким голосом, усиленным психическими возможностями, произнесла раздельно и четко.
     - Я. Отдала. Приказ. Привести сюда губернатора и собрать всех, кто есть во дворце в этом зале. Перекрыть все выходы из здания. Полковник Конот!
     - Я! - откликнулся тот.
     - Вызовите сюда одну из своих рот, пусть оцепят периметр дворца.
     - Уже делается. - Командир тут же начал связываться по рации с лейтенантом Тихоньким. - Лейтенант, оцепление вокруг дворца губернатора, быстро. Вызови взвод Хвата, будут в качестве поддержки. - Он уже понял, что огрины каким-то образом смогли распознать замаскированного тиранида и не использовать эту их способность было бы глупо.
     Абелина спустилась вниз, подошла к трупу и к кашляющей, очнувшейся девушке. Она провела над ней ладонью, убеждаясь, что генокрад уже успел внедрить ей паразита и посмотрела на Хвата.
     - Убей ее.
     Тот ни слова ни говоря вынул кинжал и вонзил лезвие молодой женщине в сердце. Толпа ахнула, но никто не стал перечить Инквизитору при исполнении. Она уже повернулась, чтобы объявить о своем следующем решении, как внезапно двое стражей открыли по ней огонь, а со стороны первого помощника раздались пара выстрелов. Абелина успела выставить психощит, который на время оградил ее от попаданий, но Инквизитор не смогла устоять на ногах, потому что ее грубо оттолкнули на пол, а стоявший на одном колене Хват сделал пару выстрелов из болтера, вынув его из кобуры. Оба стража оказались весьма резвыми для их комплекции, но сравниться с точностью и реакцией огрина не смогли - тут же упали безголовыми. Мощные патроны огринского оружия просто разнесли им бошки. Однако он не заметил, что один из них умер раньше, чем Хват выстрелил - свита Инквизитора не дремала. Батарея снова была вставлена в лазган и троица громил тут же нацелила ее на толпу, в которой могли скрываться предатели, встав треугольником, загораживая полковника и Инкивзитора. Конот протянул руку Абелине, помогая подняться и бормоча извинения, однако та отмахнулась - понимала, что огрин действовал логично в боевой ситуации и сейчас не до обид. На удивление первый помощник молчал и Хват поискал его глазами, но не увидел жирную фигуру. Похоже, он выстрелил по Абелине, не попал, увидел, что его "приятелей" очень быстро порешили и смотался.
     - Где помощник? - спросил он.
     - Ищите его! - тут же отдала приказ Абелина. - Сабля, Винт, Жетон - наблюдение за выходами, Токс, Мурзя, ко мне!
     Портьера шевельнулась и из-за нее показалась фигура того самого убийцы, в которого Хват и стрелял дротиками с ядом, а недалеко от выхода, на высокой галерее вдруг возникла фигура крупной кошки. Огрин мог поклясться, что ее там не было, однако открытое окно говорило о другом - животное забралось по стене дворца и проникло внутрь на зов своей хозяйки. Дальше Хват разбираться не стал, потому что учуял запах, тот самый знакомый запах паразита. Он ногой вышиб дверь, через которую увели имбецила-губернатора, понюхал воздух - его страховали Молчун и Веснушка. Краем уха он слышал команды, которые отдает Инквизитор:
     - Полковник, отделите всех мужчин на правую сторону, а вы, комиссар, всех женщин на левую. Девочка, помоги им. - Это касалось Эмилии. - Токс, держи стражу на прицеле, вдруг еще кто дернется. Мурзик, приступай!
     Что там делал этот кот, Хват не видел, хотя ему и было интересно, но здесь все коридоры дворца были пропитаны запахом паразитов. Тройка быстро продвигалась вперед, привычно вспомнив навыки охоты на этих мерзких тварей. И если Молчун был следопытом, воином, что мог выслеживать их, то Хват - охотником, который специализировался на их убийстве. Единственная среди всех выделялась Веснушка - ее навыков могло не хватить и поэтому девушка была отправлена следить за тылами. Пока в коридорах не попалось ни одной живой души, даже официанты и те куда-то исчезли, в тарелки была наложена горячая пища, кое-где виднелись следы борьбы, порванные полотенца и занавески, клочки одежды, ботинок, а также следы крови и явно человеческой. Сразу становилось понятно, что некоторые с большим нежеланием покидали помещение. Большие комнаты осматривали по-быстрому, не тормозя - для этого есть другие гвардейцы. Хват и Молчун чувствовали, что теряют след, запах смешивался с ароматом еды и кухни и поэтому спешили, точно также как и враги, которые собирали всех тех, кто им под руку попался. Для каких целей огрины понимали лучше всех. Они были готовы к отражению атаки и для них не были неожиданностью внезапно выпрыгнувшие из-за дверей мутанты. Некоторые из них были скособочены и страшно искривлены, другие имели лишние конечности, заканчивающиеся острыми когтями, но даже это им не помогло - несколько выстрелов из лазгана и пятеро мутантов зажаренными кучками осели на пол. Выстрелы услышали в зале и гости еще больше напряглись.
     - Твои солдаты оцепили дворец, полковник? - спросила Абелина.
     - Еще немного времени, Инквизитор. - Конот кивнул. - Ни один мутант не проскочит.
     - Хорошо, отправь на помощь огринам один из взводов, вдруг их во дворце больше чем один. - Она холодно улыбнулась шутке. - А мы сейчас поищем предателей среди гостей. - И ее оскал не сулил ничего хорошего.
     Гиринкс пошел вдоль рядов, тщательно всех обнюхивая, подолгу задерживаясь возле тех, кто вызывал у него подозрения - аристократия, недавно такая высокомерная и важная, сейчас дрожала от страха, обливаясь липким потом. Полковник Конот на так много знал про этих животных или полуживотных, имперская наука так еще и не решила в какую сторону их отнести и стоит ли их опасаться как психически одаренных ксеносов. Но было известно одно - гиринксы обладали психическими способностями как и эльдары и еще они были очень любознательными и привязывались к своим хозяевам, видя в них партнеров. Вообще присутствие психически одаренного животного благотворно влияло на всех, кроме тех случаев, когда он принадлежал Инквизитору, ибо агент Инквизиции мог легко превратить его в оружие, все зависело от чистоты его помыслов и самого псайкера. Сейчас кошак обходил всех по очереди и Конот понимал, что он может легко определить замаскированного генокрада, в гнездо которых они и угодили.
     Конечно, это мог быть и не дворец, но теперь многое становилось понятным. Люди исчезали и уезжали в коммуны, бросая все, повинуясь телепатической воле генокрадов и их агентов. Так что третий помощник вовремя вызвал Инквизитора, появись полк Конота здесь пораньше, да и не было бы у него огринов, то вскоре сам бы стал их добычей - вон как ловко они подсаживали свои эмбрионы жертвам, забалтывая носителей. И как эти громилы смогли их распознать?
     Тем временем гиринкс обошел всех и коротко мявкнул, мол, я закончил. Абелина еще раз осмотрела ряды гостей - среди них не оказалось больше скрытых врагов или же они так тщательно умели скрываться, что смогли обмануть чувствительный как психический, так и физический нюх гиринкса. Но ведь как-то огрины определили этого мутанта? Или же они смогли это сделать только в момент подсадки им эмбриона? Вопросы, вопросы и нет ответов.
     Со стороны хода во внутренние покои дворца громко затопали и засопели - Токс тут же нацелил винтовку на выход, а Мурзик повернул на звук голову. Занавеску отодвинули и показался хмурый Хват, который остановился и осмотрел стоящую разделенную толпу. За его спиной маячила Веснушка, Молчун замыкал тройку. Мурзик рысью подбежал к нему, остановился в двух метрах и принялся внимательно разглядывать великана, с любопытством изучая.
     - Привет, киса. - Ласково произнес Хват и присел на корточки, оказавшись почти на одном уровне с гиринксом. Тот понюхал его пальцы, ткнулся в ладонь, огрин погладил животное, после чего Мурзик мявкнул и подбежал к Абелине, передавая ей образы, увиденные им глазами огрина.
     - Вы его нашли? - спросила Инквизитор только для того, чтобы Хват сам озвучил увиденное.
     - Ушел. - Огрин встал. - У них был лаз готовый, который выходил в парке. Мы прошли его до конца - никого. След остыл. Единственное - удалось определить направление. Куда-то в сторону города, если только это не ложный след..
     - Не к коммунам? - спросил полковник.
     - Нет. - Мотнул головой огрин. - Ушли в город. Все трое помощников и губернатор. И с ними много людей - официантов, горничных, служанок. Наверняка будут делать коконы. - При этих словах гости ахнули, а комиссар и полковник поморщились. Эмилия же смотрела во все глаза на происходящее, удивляясь, почему это огрин говорит с Инквизитором как с равной и при этом она его не обрывает.
     - Так. - Приняла решение Абелина. - Кто сейчас главный в городе, после первого, второго и третьего помощника? Ты, отвечай! - она ткнула пальцем в первого попавшегося чинушу.
     - Главный советник. - Промямлил тот.
     - И где он?
     - Он не пришел, сказал, что болен.
     - Так, круг подозреваемых сужается. - Инквизитор оглядела толпу. - Здесь есть высшие чиновники Администратума?
     - Дааа. - Один толстяк вытянул руку вверх.
     - Будешь главным, пока не найдется кто поважнее. - Распорядилась Абелина. - О произошедшем никто не должен ничего знать, все продолжают работать в обычном режиме - фабрики, склады, космодром, заводы. Ваша задача - не допустить паники среди населения. Праздник прошел как обычно, все довольны, всем спасибо. Полковник! - Инквизитор обернулась к Коноту. - А для вас у меня есть работа.
     - Служу Империуму! - он прижал правую руку к груди, ожидая приказов.
     Вокруг дворцовой стены и возле ворот заурчали двигатели машин - это Тихонький и Курчатов прибыли по приказу полковника и теперь развертывали в цепь гвардейцев, но было уже поздно - враги растворились в темноте ночи.


Глава 3.



     Дворец губернатора тщательно обыскивали всю ночь. Многие комнаты были нетронуты и пусты, в других видны следы борьбы, битая посуда, порванные занавески и сломанная мебель. Предположительно во дворце было пятьсот-шестьсот человек обслуживающего персонала и около сотни чинуш, которые исчезли, так что вся эта орава наверняка оставила после себя вытоптанную звериную тропу, однако этого не случилось. Впрочем, Хват уже высказал свою догадку и госпожа инквизитор с ним мысленно согласилась, почувствовав что он прав - основную массу людей просто забрали с собой для использования. Из этого следовал логичный вывод - враг окопался в городе или коммунах уже давно и сейчас принял решение атаковать и ему нужны войска. Или же появление корабля имперской гвардии вынудило его спешить.
     Чиновников и гостей под охраной роты лейтенанта Курчатова отправили по домам с наказом не слишком трепать языком. Естественно, что все согласились - мозги у баб хоть и были куриные, но присутствие инквизитора и ее свиты как-то сразу охладило их боевой настрой, да и от высокомерия и гордости не осталось и следа. Уже наступало утро, местное светило, совершенно не интересуясь возней насекомых на одной из своих планет, величаво выступило из-за горизонта, изгоняя тьму ночи. Инквизитор вышла из дворца и полной грудью вдохнула свежий воздух - сейчас предстояло самое сложное, найти гнездо и выжечь его. Рядом с ней почтительно встал полковник Конот.
     - Госпожа? - спросил он, ожидая дальнейших указаний. Абелина посмотрела на военного и лишь коротко кивнула, принимая его обращение.
     - Давайте покинем это место - ничего нового тут мы уже не найдем, а мне бы хотелось обсудить с вами наши дальнейшие действия.
     - Как прикажете. - Склонил голову в поклоне Конот. - Выделить вам охрану?
     - Глупый вопрос, полковник. - Мягко улыбнулась инквизитор. - Я ведь псайкер, вы не забыли?
     - Прошу меня простить, события ночи изрядно меня вымотали и мой мозг просто отказывается работать. - Полковник улыбнулся и Абелина поняла, что он ее не боится.
     Конот относился к инквизитору как к своему непосредственному руководителю, то есть не впадал в страх и панику при одном ее появлении, как это делали другие, а сосредоточенно исполнял ее указания, отдавая приказы своим подчиненным. Именно этим военный и понравился Абелине - не теряющий голову в стрессовой ситуации, рационально мыслящий, собранный и дисциплинированный, он требовал этого же от своих подчиненных, а его полковой комиссар Марш с удовольствием ему помогал. Инквизитор попыталась во время поисков прочитать мысли командиров и с досадой отступила - их разумы были жестко ментально закрыты. Не потому, что они хотели что-то скрыть, просто оба знают друг друга уже давно и сражаются в армии Империума со скамьи Схолы. Обоим часто приходилось встречаться с ужасами варпа и его демонами и если ты не умеешь противостоять их влиянию, то через несколько боев окончательно сломаешься под их давлением. Полковник и комиссар понятия не имели, что обладают сильными жесткими разумами, они просто делали свою работу и делали ее хорошо, требуя такого же исполнения от подчиненных. И это привлекло Абелину к ним - на этих людей можно было положиться. И еще - ее интересовали огрины.
     Поверхностные мысли громил легко читались, но вот вглубь ее не пускали, причем сама инквизитор неожиданно поняла, что огрины догадываются о ее ментальном сканировании, но не подают вида. Саму же Абелину интересовало, как именно гиганты определили в толпе генокрада и первыми на него среагировали, ведь даже Токс не смог заметить, что энфорсер подсаживает молодой барышне паразита. Пришло время получить на них ответы.
     - Думаю, нам всем стоит немного отдохнуть. - сказала Коноту инквизитор. - И ваша часть вполне подойдет для этого. Вы закончили ремонт зданий?
     - Половина из того что имеется уже стоит под крышей, для других зданий нужны стройматериалы, но вы можете расположиться в моем бункере. - Предложил полковник. - Он всегда являлся для меня центром управления и родным домом.
     - Именно так я и сделаю, благодарю. - Склонила голову Абелина. - Давайте же отдохнем, после чего я хотела бы провести совещание в вашем штабе с привлечением офицеров.
     - Как вам будет угодно. - Полковник принял бы любое решение инквизитора.
     Дворец закрыли и опечатали, даже не оставив охрану - сбежавшие предатели Империума забрали с собой все важное, что могли. Хвата же интересовало, как они так быстро могли передвигаться, ведь он помнил тучные туши первого и второго помощников и вряд ли они преодолели бы стометровку за двадцать секунд. Он поделился своим наблюдением с полковником, на что Конот ему ответил:
     - Не смотри на внешний облик - под слоем жира у генокрадов располагаются сильные тренированные мышцы. Первый помощник мог вполне посоперничать с тобой в силе.
     - Что ж, буду знать. - Пожал огрин плечами. - Думаю, что здесь мы закончили.
     - Да, следующий ход за госпожой инквизитором - именно она сейчас командует нами.
     - А как же вторжение орков?
     - Вот когда они прилетят, тогда и будем думать. - Проворчал полковник. - Генокрады гораздо важнее. Если они взрастят патриарха, а именно к этому все и идет, вскоре в этом секторе всем станет весело.
     - Генокрады - это подвид тиранидов? - припомнил лекции комиссара Хольтца Хват. - А патриарх может вызвать Флот-Улей?
     - Зришь в корень. - Усмехнулся Конот. - Если его вовремя не найти и не убить, то так и будет.
     - Тогда нужно действовать. - Убежденно сказал огрин. - Для начала создать штурмовые группы и исследовать подземелья - паразиты любят тепло и темноту. Они селятся в пещерах, где есть теплые подземные источники и много влаги. И темно, хоть глаз выколи.
     - Это не ваши тварюшки. - Заметил Конот. - Генокрады гораздо хитрее и к тому же неотличимы от людей. Кстати, как ты их заметил?
     - Почуял. - Пожал плечами Хват.
     - В смысле, ощутил?
     - Нет, унюхал запах. - Пояснил огрин. - Почему-то они его испускали не всегда - ведь этот ряженый в форме танцевал рядом со мной, но я не знал, что он генокрад, а вот когда он запустил свой яйцеклад в горло той девушки, то сразу же все стало ясно.
     - Интересно. - Полковник потер подбородок. - Инквизитору будет любопытно это услышать.
     - Я считал, что инквизиторы все сплошь маниакальные фанатики, ищущие ересь. - Тихо произнес Хват, но Абелина его услышала своим псайкерским слухом и внутренне улыбнулась, на лице же не дрогнул ни один мускул. Ее позабавило мнение огрина, явно услышанное от кого-то, хотя, он был не так далек от истины - многие представители Инквизиции предпочитали угрозы и допросы мягкому воздействию и внедрению агентов в ряды культа.
     - Потише. - Резко оборвал его полковник. - Среди инквизиторов есть различные мнения, как именно вести расследование и нам, похоже, сильно повезло, что сюда прибыла умная интеллектуальная особа, предпочитающая тщательно разобраться в вопросе, прежде чем казнить, а не воинствующий фанатик, балующийся Экстерминатусом.
     - Тогда ей можно довериться. - С уверенностью в голосе сказал Хват. - Я чувствую, что она не будет нам препятствовать, наоборот, поможет чем сможет.
     - Опять это твое чувство. - Снова проворчал Конот. - Вы что, все сплошь латентные псайкеры?
     - Нет, конечно, - Хват усмехнулся. - Просто мы всегда знаем, кому можно доверять, а кому нет. Это прекрасно работает на людях, но не срабатывает на родичах, иначе людоедов и предателей мы бы вычисляли сразу же.
     - Чего еще я о вас не знаю? - спросил полковник сам себя, однако на это Хват только пожал плечами.
     До части добрались быстро - полковник разместил инквизитора и ее свиту в своем бункере, где кроме комнаты для совещаний и отдельной каморки Магоса имелись еще подсобные помещения, в которых можно было разместить кровати или же устроить кабинеты. Децим был удивлен появлению своего коллеги, техножреца, который представился позывным Док. Оба механикуса тут же были вовлечены в безмолвный разговор, перемигиваясь огоньками как модемы - используя бинарный язык, они почти моментально обменялись информацией. Техножрецам почти не надо было спать - используя кибернетические возможности своих организмов, они восстанавливали работоспособность немногочисленных органов и если какой либо "выходил из строя", то есть просто отмирал из-за недостатка полученных веществ и минералов, то без сожаления заменялся на его механический аналог. Единственной неизменной частью оставался мозг и пока механикусы не нашли способа или же метода переноса сознания на электронный носитель. Впрочем, мысль об этом у них даже не возникала - в галактике была полностью механическая жизнь - некроны и становиться их подобием у Децима не было никакого желания, хотя изучить технологии ксеносов было очень предпочтительно.
     Кроме уже виденного убийцы и гиринкса в свиту инквизитора входило немного людей - бывшая арбитрес с позывным Сабля, средних лет женщина, закованная в эксклюзивную модификацию силовой брони, по типу той, что используют сестры битвы, с встроенным экзоскелетом, термосканером, вокс-передатчиком, системой замкнутого жизнеобеспечения и еще кучей всякой технологической хрени. Децим нашел некоторые из ее дополнений как интересные и даже принял решение немного изучить боевой комплект, чтобы потом рекомендовать к массовому внедрению хотя бы у тех же сестер битвы.
     Четвертым номером шел скитарий, что для Магоса было неудивительно, но удивительно для людей. Настоящий "призрак в доспехах", живой частью которого являлся только мозг, Винт был полностью киборгизирован, что напоминал Железного Человека со старинных гравюр, причем что именно в нем было напехано не брался разобраться даже Децим. Послойная броня, усиленные сервоприводы, дополнительные механодендриты, которые в сложенном состоянии помещались в специальные ниши в спине, носимый богатый арсенал скрытого оружия говорили о том, что это не просто скитарий класса альфа, это существо штучной сборки. Видимо, инквизитор или ее руководство применило все свое влияние на Механикусов, которые и "изготовили" этого воина. Пожалуй, против него не выстоит и отделение огринов - скорость реакции скитария примерно равнялась эльдарской или того же космодесантника, а защита была в разы усилена. Например, миниатюрный силовой щит, ограждающий от атак лазерного оружия, термооптический камуфляж, позволяющий становиться ему на долгое время невидимым, резонаторы, гасящие звуковые колебания и скрипы суставов, мягкие подошвы ботинок, встроенный гравишут для суборбитальных высадок. Глубокому сканированию его тела мешал встроенный генератор помех. Возможно, скитарий уже прогулялся по лагерю, когда это не удалось убийце, ведь почуять неживое не могли даже сверхчувствительные огрины.
     Пятым был бывший элизианский десантник-штурмовик со своим гравикомплектом, ходящий под позывным Жетон. Прошедший небольшую генную модификацию, усилившую его организм, он был похож на обычного человека, однако правая аугментированная рука говорила о том, что и этому воину не всегда удавалось побеждать. Как он попал в свиту инквизитора, загадка, но Децим уже понял, что бесперспективных сотрудников у нее нет. Штурмовик вместе с бывшим арбитром выполняли роль поддержки, тогда как скитарий - ударной силы. Он мог сдержать часть выстрелов противника, пока его товарищи с ним разбираются издалека. К тому же висящая за спиной снайперская винтовка и штурмовой лазган, которым пользовались элизианцы говорили о том, что Жетон предпочитает скрытое уничтожение противника, чем открытое столкновение.
     Шестым шел обычный техножрец Док, ходячая энциклопедия, к которой Абелина обращалась за помощью в сложных ситуациях. Он всегда держался позади, играя в проводимых операциях роль медика и охранника тылов, что, собственно, его и устраивало. Док был мозговым центром свиты и инквизитор часто советовалась с ним по спорным вопросам - его мозг, наполовину ставший машинным, моментально просчитывал варианты и выдавал результат. Вот и сейчас Док порекомендовал присоединиться к гвардейцам, тем более, что генокрады уже осведомлены, что на них начата охота.
     Позволив себе три часа сна, Абелина встала, хлопнув в ладоши, привычно приводя себя в боевую форму. Мурзик, что спал, свернувшись калачиком возле ее койки, поднял голову и посмотрел на хозяйку, словно спрашивая, нужен ли он. Инквизитор погладила гиринкса по голове.
     - Спи, вокруг нет врагов. - Успокоила она друга. - Я на это надеюсь. - Добавила себе под нос.
     Мурзик положил голову на лапы и, вздохнув, снова задремал. Одевшись, Абелина вышла из предоставленной ей комнаты в типовом военном бункере. Эти стены для нее были родными и хорошо знакомыми, поэтому она и чувствовала себя здесь в безопасности. На своей койке, свесив ногу на пол, сняв только парадный китель, дрых на спине Конот. Абелина посмотрела на спящего полковника и ощутила грусть. Когда-то точно также спал ее командир, убитый во сне еретиками Хаоса. Он был уверен в своей безопасности и не заметил тихого проникновения демонов в бункер. Именно тогда Абелина стала такой какова сейчас.
     Она подошла к полковнику и укрыла Конота сползшим одеялом, тот всхрапнул, но не проснулся. Пусть отдохнет еще немного, решила инквизитор и вышла в комнату, где два техножреца жужжали шестеренками и свистели, переговариваясь. Они замерли, заметив проснувшуюся Абелину, оба синхронно кивнули и продолжили обмен данными. Ну прямо как сервиторы, невесело подумала Инквизитор, направляясь к выходу. Вроде бы неподвижные Токс и Винт тут же встали при ее приближении - они охраняли вход, но Абелина взмахом руки посадила их назад - не стоит беспокоиться, вот о чем говорил ее жест. Она вышла из бункера и осмотрела бурлящую территорию части.
     Везде шла стройка, возводились дополнительные укрепления, огневые точки, причем внутри периметра. Похоже, полковнику уже доводилось сталкиваться с тиранидами и он старался построить максимальную оборону. Прежде чем завалиться спать он раздал несколько ценных приказов, взвалил исполнение на майора Попова, вкратце пересказав тому случившиеся события. Танкист тоже знал кто такие тираниды и не собирался им подставляться - развил до того бурную деятельность, что даже примарх позавидует. Все гвардейцы носились как угорелые, таская материалы, инженерный взвод по макушку зарылся в траншеи, солдаты копошились как муравьи и ремонт казарм, стройка и укрепление стен периметра не прекращались ни на минуту. Абелина поймала ближайшего пробегавшего мимо солдатика.
     - Позови всех офицеров в бункер, гвардеец. - Приказала она.
     - А вы кто, тетя? - насупился гвардеец и его рука потянулась к штыку, что висел на поясе. - Я вас не знаю. - Видимо, он решил, что инквизитор похожа на одну их этих аристократических шлюх, которую в часть притащил кто-то из офицеров.
     Абелина даже немного впала в ступор от такой наглости, но потом мило улыбнулась, продемонстрировав свой самый "дружелюбный" оскал, между кончиков ее пальцев проскочили искорки.
     - Для тебя, солдатик, я - госпожа Инквизитор. - Объявила она. - Даю тебе пять минут, чтобы все офицеры полка собрались перед входом в бункер. Время пошло. - И сорвавшаяся молния выжгла траву, оставив небольшое пятно дымящейся земли.
     Гвардеец побледнел и тут же кинулся в одну из казарм - выполнять приказ. Только сейчас до рядового дошло, что он был на волосок от смерти. Привыкший к панибратскому отношению сержантов, он не ожидал появления в части представителя Инквизиции и если к офицерам солдат относился уважительно, как и предписывал устав, то вот гражданских в упор не замечал. Да еще и огрины на своем примере показывали, что дисциплина - это четкое выполнение приказов в бою, в мирное время ей можно немного пренебречь. По своему опыту Абелина знала, что самые наглые залетчики, косяки и разгильдяи, которые болт ложили на службу, приложат все усилия для выполнения приказа. Если поставить перед ними задачу не допустить прорыва противника - они зубами и ногтями вцепятся в землю, но сдержат наступление. Потому что такова их бунтарская суть - кто-то осмелился кинуть им вызов и они его приняли. Она знала множество случаев, когда подобные действия подразделений, которые были не на самом хорошем счету позволяли одержать верх в сражении. При этом полки, в которых была четкая дисциплина и устав соблюдался неукоснительно, почему-то несли большие потери, чем разгильдяи. Конечно, для последних все частенько заканчивалось штрафными батальонами, самыми боеспособными частями Империума и если критическая масса этих залетчиков превышала необходимую в подразделении, то весь полк могли объявить штрафным. Однако это не сильно влияло на отношение солдат к Империуму. Да и сама Абелина в прошлом могла в этом многократно убедиться.
     Полковник Конот не развел в части панибратство и анархию, как это могло показаться на первый взгляд - солдаты его любили и готовы были голыми руками разорвать врага по одному его приказу. Даже напутствий комиссара не нужно было, чтобы воодушевить их на битву, будь то Хаос или же тираниды на пару с орками. Гвардейцы встанут все как один и заберут с собой как можно больше врагов, но вот на такие мелкие косяки по службе офицеры закрывали глаза иначе ствол лазпистолета комиссара уже перегрелся бы, а в полку не осталось ни одного гвардейца.
     Не прошло и пяти минут, как начали подтягиваться офицеры. К удивлению Абелины возле бункера нарисовались три огрина. Одного она знала, как Хват и откровением для нее был его низкий рост по сравнению с двумя новоприбывшими. Один был почти на треть корпуса его выше и шире соответственно и заметно старше. Имеющий такое же изрезанное шрамами лицо, как у Хвата, громила мог легко одним ударом вколотить в землю любого, даже ее скитария Винта, а его броня, идеально подогнанная по фигуре, носила следы мощных ударов силовым оружием. И, судя по отметинам, это могли быть и орки, и космодесант Хаоса. Значит, ребята уже успели познакомиться с этими еретиками. Второй был пониже и на вид не такой широкий как громила, но какой-то весь крученый и жилистый, подвижный и резкий. Своими движениям он скорее напоминал Хвата, впрочем и громила был не так уж прост - словно спящий вулкан. Подходили и другие офицеры, представлялись и почтительно замирали в сторонке. Позевывая, прибежал комиссар Марш, на ходу натягивая форменный китель. Свою фуражку он куда-то задевал и адъютант подал ее ему в последний момент, отыскав предмет гардероба комиссара и тот с удовольствием водрузил предмет гардероба на голову. Вместе с огринами пришла и молоденькая девочка-комиссар, которая была на празднике. Как уже выяснила Абелина она являлась комиссаром огринов и довольно сносно балакала на их языке, иногда, правда, запинаясь, когда слышала незнакомое слово. Когда все более-менее были в сборе, инквизитор поманила их с собой в бункер.
     Офицеры спустились, парочка молодых шарахнулась назад, едва заметив Токса и Винта, но опытные вели себя спокойно, а один из них придержал за локти обоих и даже подтолкнув их вперед, шепнув на ухо, что, мол, после этого заседания их расстреляют. Офицеры побледнели, но сдержались, а шутник едва подавил улыбку. Абелине было интересно, за что он их так и она ненавязчиво коснулась их разумов. Оба были повинны в том, что слегка перебрали в увольнительной, устроили драку и получили по мордасам. Увидев инквизитора, они дико боялись, что их действительно приговорят к высшей мере. Если бы я была одной из этих фанатиков-инквизиторов, то так бы и сделала, подумала Абелина, проходя в комнату, где спал Конот. Лишнее время для сна ему не повредило - командир успел отдохнуть. Она легонько тронула полковника за плечо - тот мигом открыл глаза, а рука сама потянулась к лазпистолету, но спросонья командир опознал инквизитора и вскочил с койки.
     - Уже?
     - Офицеры собрались. - Произнесла Абелина. - Пора.
     - Хорошо, дайте мне пару минут привести себя в порядок. - Полковник подошел к умывальнику и начал фыркать, умываясь.
     Инквизитор вернулась к собравшимся и оглядела присутствующих.
     - Сейчас я вкратце расскажу вам, что произошло во дворце губернатора прошлой ночью, а после мы обсудим сложившуюся ситуацию. Так что слушайте внимательно, дважды я повторять не буду... - Она быстро пересказала события, пока полковник не вышел и не присоединился к собранию. - ... таким образом мы имеем на этой планете культ, глубоко пустивший свои корни как в аппарат Администратума, так и в обычное рабочее общество. Наша задача состоит в том, чтобы уничтожить его. - Один из офицеров поднял руку. - Что такое, лейтенант?
     - Тихонький, если ты опять со своими домыслами, то лучше молчи. - Прошипел на лейтенанта Конот.
     - Ничего, полковник, пусть говорит. - Успокоила его инквизитор. - Какой вопрос, лейтенант?
     - Насчет орков, госпожа Инквизитор. - Тихонький и не собирался успокаиваться. - Что если они высадятся во время нашей операции по поиску тиранидов? Пока мы будем с ними сражаться, то не сможем отразить неожиданный удар орков и окажемся между двух огней.
     - И что вы предлагаете, лейтенант? - спросила Абелина, уже зная ответ - думал бывший сержант слишком громко, прилагать максимум усилий даже не приходилось.
     - Нужно сделать также как на той планете. - Тихонький показал пальцем в потолок. - Сформировать поисковые группы из огринов и опытных гвардейцев. Когда они найдут логово жуков, то выжечь их огнем с орбиты, ведь "Зерно" скоро отремонтируют, и сделать это надо побыстрее.
     - Браво, лейтенант, - хлопнула в ладоши Абелина. - Вам удалось меня удивить - именно это я и хотела предложить. Только нападения орков не будет.
     - Как не будет?! - спросил удивленный Конот. - Приказ был подписан Администратумом почти полтора месяца назад и формирование флота началось тогда же!
     - Все так. - Кивнула инквизитор. - Конрад Тулс, третий помощник планетарного губернатора послал вызов в Инквизицию почти полгода назад - все такие сообщения тщательным образом проверяются и поэтому я здесь.
     - Так это вы вызвали нас под предлогом нападения орков? - связал одно с другим Тихонький.
     - И да и нет. - Уклончиво ответила Абелина. - Просто вы прибыли слишком рано и не в то место, в какое должны были.
     - То есть как? - не понял полковник. - Поясните!
     - А вот это вы мне скажите. - Повернулась к нему инквизитор. - Если флот входит в варп одновременно, то и выходит точно также в полном составе, каким же образом вы откололись?
     - Это все сестры битвы. - Произнес мрачно полковник. - Астропаты уловили их призыв о помощи - на одной из планет на них напали хаоситы. Генерал Грисс принял решение отправить нас туда с тем условием, что потом мы прибудем к месту назначения, но уже позже, чем основные силы. Так вышло, что мы прибыли раньше. - Конот развел руками, - когда еще флот не объявился возле столичной планеты.
     - И не объявится. - Покачала головой Абелина. - Адмирал вскрыл конверт, полученный им перед отправлением, в котором указывалась новая точка назначения - планета орков.
     - Вы говорите, что первоначальной задачей было атаковать их на месте? - спросил удивленный комиссар Марш.
     - Ну, это ведь естественно. - Инквизитор усмехнулась. - Зачем ждать, когда враг наберет силу и построит корабли, для того, чтобы добраться до наших миров? За той планетой орков тщательным образом наблюдали и так совпало, что сообщения от Тулса и от наших разведчиков поступили почти одновременно. Орки прекратили междоусобицы и в предвкушении заманчивого "Вааагх!" начали строить корабли из того, что было под рукой. Просто у них не было сильного лидера, варбосса, который смог обуздать из страсть к войне и разрушению и направить в нужное ему русло.
     - Почему они не сделали это заблаговременно? - спросил Хват. - Зачем сражались друг с другом, если могли бы уже давно прилететь сюда?
     - Видимо, ты еще не сталкивался с орками, огрин. - Спокойно ответила инквизитор. - Для того, чтобы объединиться им нужна цель. Пока этой цели нет - они будут "стукать" друг друга. Кто-то вложил эту цель в голову варбосса и я догадываюсь, кто.
     - Генокрады. - Мрачно произнес полковник. - Как эти ублюдки проскочили на планету орков?
     - Не знаю, но наши наблюдатели их не заметили. - Пожала плечами Абелина. - Первоначальной целью генокрадов были люди, не орки, хотя их тоже можно использовать и ассимилировать. Ведь это их цель - создать в отдельно взятом системном секторе хаос - орки нападают на развитые индустриальные планеты, СПО и гвардия сражается с ними, некому следить за космическим пространством и в это время прибывает осколок Флота-Улья, поглощая сразу всех ослабленных междоусобицей противников и становясь сильнее. Убить одним ударом двух Темных Богов.
     - Вам не кажется что это слишком сложно для них? - спросил Тихонький. - В смысле, для генокрадов.
     - Не путайте обычных безмозглых тиранидов, которые являются инструментов их патриархов и генокрадов, которые существовали в галактике еще до вторжения жуков. - Заметила инквизитор. - Их цель - подрыв экономики планеты, развал управленческой структуры и организации, расформирование армии, организация мятежей и бунтов и тут они проявляют чудеса хитрости и обмана. Это своего рода агенты Инквизиции, только с другой стороны. - Офицеры поморщились. - Звучит как ересь, но зато правда. - Абелина смотрела на них. - Сейчас перед нами стоит задача уничтожить возникшее гнездо, ведь враг больше не будет прятаться, он готов нанести удар или же близок к этому, что и продемонстрировал во дворце. Они похитили много обычных людей для увеличения собственной биомассы, значит, противостоять нам будут не только слабые гибриды и мутанты, но и кто побольше и посильнее.
     - Карнифекс! - с ужасом выдохнул Холан, вспомнив жуткого тиранида.
     - Думаю, что до этого не дойдет. - Хмыкнула инквизитор. - Вырастить эту чудовищную машину надо еще постараться. Но вот летающие бестии или же пехота - этого сколько угодно. Для ее вылупления достаточно биоресурсов.
     - Тогда перед нами стоит задача защиты гражданских. - Полковник подошел к расстеленной на столе карте. - Тираниды могут устроить гнездо в одном из цехов завода, могут под землей - коммуникаций здесь хватает, могут в поле, проклятье варпа, возможно они уже это делают! Начинают поглощать людей в коммунах, увеличивая свою численность и создавая войска!
     - Все возможно. - Кивнула Абелина. - Но для начала не будем терять голову - необходима разведка. Оставшиеся в живых не зараженные чиновники нам помогут, это я беру на себя - печать Инквизиции творит чудеса с сотрудниками Администратума. Но остаются еще не решенные вопросы и здесь я с лейтенантом согласна - нужно создать поисковые группы. - Она посмотрела на Хвата. - И не использовать огринов было бы глупо. У меня возникает закономерный вопрос - как вы поняли, что они не люди?
     - Они пахнут знакомо. - Ответил громила, пожав плечами. - Как паразиты.
     - А паразиты - это?... - спросила инквизитор, ожидая продолжения.
     - Паразиты - это огринская версия тиранидов. - Вылезла Эмилия и тут же смутилась под взором Абелины. - У них на планете, - начала она уже тише, - есть такие животные, наверняка потомки генокрадов или схожих с ними видов... они захватывают людей, пожирают и откладывают в них яйца. - Комиссар совсем стушевалась под заинтересованным взглядом инквизитора.
     - У нас есть следопыты и охотники. - Продолжил Хват. - Мы выслеживаем их гнезда и уничтожаем на месте - выжигаем эту заразу. По-другому с ними не справиться.
     - И как давно они существуют на вашей планете? - спросила его псайкер.
     - Очень давно. - Покачал головой Хват и посмотрел на великана.
     - Предания говорят, что они пришли из Пустоты. - Прогудел Гора. - Но это все легенды, верить им или нет - лично дело каждого.
     - Но тем не менее вы с ними сражаетесь уже много лет и смогли почувствовать замаскированного агента. - Абелина повернулась к Эмилии. - Что еще ты хотела мне сказать девочка?
     - Я?! - немного испугано спросила та. - Ничего!
     - Не ври мне, что случилось в том баре?
     Конот при этих словах напрягся и внимательно посмотрел на комиссаршу, потому что был не в курсе произошедшего, а Марш незаметно показал ей кулак, мол, сначала нам надо было рассказать, а не скрывать правду.
     - Там... - в горле Эмилии стало неожиданно сухо и она закашлялась. - Там сидели двое и один все время зазывал второго ехать в какую-то коммуну, какую именно - не сказал, а тот все отказывался. Потом этот первый странно на него так посмотрел, второй как будто в транс погрузился, поманил за собой и уже пошел к выходу, когда Хват сломал входную дверь. - Она замолчала.
     - То есть вы почувствовали его воздействие? - вопрос на этот раз был адресован огрину.
     - Запах паразита усилился, ударил по мозгам. - Спокойно ответил тот. - Нужно было немедленно прибить гадину. Это как рефлекс, он сводит с ума.
     - То есть, это у вас на них такой инстинкт? - сделала вывод Абелина.
     - Вероятно да. - Согласился огрин - двое других молчали, предлагая ему вести беседу. - Когда мы чуем паразита, то точно знаем, где он. Следопыты вроде Молчуна могут их выслеживать, если они прошли тут несколько дней назад, и чуять издалека, точно определяя направление.
     - Но здесь вы след потеряли. Почему?
     - Много других запахов. - Ответил Хват. - Не дает сконцентрироваться и их запах... он как будто маскируется, скрывается за человеческим, трудно определить куда они ушли.
     - Все ясно. - Кивнула сама себе Абелина и пояснила для остальных. - Со временем у огринов выработался инстинкт ощущать так называемых ими паразитов на расстоянии. Но действует он только тогда, когда генокрад применяет свои способности, как это было в баре с применением телепатических способностей или в зале дворца, когда тот пытался имплантировать яйцо. Что ж, нам повезло, что у вас, полковник, есть такие замечательные солдаты. - Абелина повернулась к Коноту, который только кивнул. - И мы это их свойство используем, тем более раз они такие эксперты в уничтожении паразитов. Разбейтесь на группы, прочешите канализацию и технические коридоры под городом. Найдите гнездо, в бой не вступайте - это только разведка. - Она пригляделась к их броне, потом повернулась к Доку. - Мы можем снабдить несколько групп малогабаритными генераторами полей преломления?
     - Огрины слишком большие, а радиус действия мал. - Тут же ответил техножрец. - Если собрать устройство приемлемых размеров, то можно навесить на одного из них как рюкзак.
     - Этого не требуется. - Пискнул Тихонький и сразу же заткнулся под взглядом инквизитора.
     - Почему? - удивилась Абелина. - Они большие шумные люди, их будет заметно издалека.
     Она не сказала мутанты или нелюди, обратил свое внимание на слова женщины Хват. Это интересно. Конот погрозил пальцем слишком разговорчивому лейтенанту, но было поздно - Абелина уже заинтересовалась его словами.
     - Я еще чего-то не знаю? - спросила она, смотря на лейтенанта, но ответил ей полковник.
     - Эм, госпожа Инквизитор, не поймите неправильно, мы не хотели ничего скрывать, - начал говорить Конот, потому что Тихонький пристыжено молчал. - Огрины прекрасно умеют маскироваться на местности, видимо, они приобрели это со временем. Когда мы создали объединенные отряды с сестрами битвы и гвардейцами, то включили в их состав в качестве разведки и первоначального боевого контакта огринов. Они шли в авангарде, отвлекали на себя хаоситов, а в это время подоспевшие солдаты довершали разгром их разрозненных групп. Тактика показала свою эффективность и стоило бы применить ее здесь. Дело в том, что... э-э-э... хаоситы слишком поздно замечали огринов, они не хамелеоны, но как-то умеют маскироваться в темноте, что даже ПНВ засветок не дает. Это и позволило нам почти без потерь проводить зачистки. - Конот вытер пот со лба - в бункере было жарко. - Сформировать несколько таких групп, в случае возникновения перестрелки - обеспечить подкрепление. Так мы можем очень быстро уничтожить гнездо тиранидов, если оно будет найдено в городе.
     - А вот коммуны придется проверять. - Задумчиво произнесла Абелина. - Хотя... девочка, ты запомнила лицо того человека, которого звали в коммуну?
     Эмилия кивнула. Ну еще бы, как будто у нее был выбор.
     - Пойдешь со мной в тот кабак, расспросим бармена, он должен знать всех своих постоянных посетителей, а что-то мне подсказывает, что он там был частым гостем. Через него выйдем на работягу - он и расскажет куда именно его зазывали.
     - Думаете, что в коммуне они уже наращивают биомассу? - спросил комиссар Марш, который недоспал и был немного невнимательным.
     - Не думаю - уверена. Город - это только прикрытие для их действий по внедрению и вербовке - основная армия готовится не здесь. Ударные отряды да, скрытно перемещающиеся по коммуникациям и занимающие необходимые позиции, чтобы атаковать. Когда в городе поднимется переполох и паника, то подоспеют основные войска из коммун, поэтому вашим гвардейцам необходимо прямо сейчас взять важные объекты под контроль, установить посты на въезде и выезде из города.
     - Хорошо бы арбитрес помогли, а то сидят в своей крепости, как трусы. - Проворчал Конот.
     - От них будет мало толку, тем более, что я уже не уверена все ли там люди. - Махнула рукой Абелина. - Рассчитывать будем только на себя и на помощь Императора.
     - А как же флот? - спросил Тихонький. - Они уже должны были прибыть, да и связаться с "Зерном" не помешает.
     - Опять ты за свое, лейтенант. - Устало произнес полковник. - Тебе же сказали, что флот занят орками в их системе.
     - Да. Десятка кораблей достаточно, чтобы проредить зеленошкурых и отбить у них всякое желание нападать на Империум. - Сказала Абелина. - Но и вы без поддержки не останетесь, я обещаю. Я ведь не дура, чтобы идти малыми силами против орды тиранидов. - Она улыбнулась. - Ваша задача - сдержать их первоначальный натиск, раз уж ваше появление оказалось для меня и для них неожиданностью. С другой стороны это заставило Контролеров выводка действовать быстро и поспешно и он может совершить ошибки.
     - Он может и не атаковать. - Заметил Марш. - Просто отсидится в коммуне, пока не появится патриарх и не призовет Флот-улей и постарается сдержать все наши атаки.
     - Но мы ведь сидеть не станем. - Инквизитор посмотрела на карту. - Для начала выясним возможные гнезда, а потом зачистим их. У кого-нибудь есть возражения?
     Все отрицательно замотали головами - лейтенанты знали, кто такие тираниды и чем в итоге обернется бездействие.
     - Тогда за дело. - Хлопнула в ладоши инквизитор. - Восстанавливайте казармы, мы можем принять здесь столько народа, сколько войдет - остальным придется спасаться в цехах и заводах. В городе проживает около полутора миллиона человек, в коммунах - еще десять-двенадцать. Это немного, но достаточно, чтобы патриарх родился и усилил свои психические возможности, поглотив всех. Раз уж Администратум теперь не функционирует с исчезновением третьего помощника, который и тянул всю управленческую работу, но толковые люди там точно остались и их нужно найти. Полковник, займитесь обороной, все необходимые вам стройматериалы будут немедленно доставлены. Сформируйте группы, отправьте их на поиски, с ними пойдут Сабля, Винт и Жетон - мои люди. Обеспечьте постоянную связь, вы должны знать обо всех их перемещениях. На этом пока все, у нас много дел, господа. Идите. - Разрешила Абелина и офицеры, толкаясь, выскочили на воздух. Особенно радовались те двое, что накосячили позавчера, избежав наказания. Про них не вспомнили и не стали разбираться, хотя инквизитор и не считала это преступлением. Ну повеселились мальчики, с кем не бывает, получили на орехи, впредь будут умнее. Они же обычные люди со своими страхами и пороками, желаниям и возможностями, к каждому инквизитора не приставишь, да и бесполезно это. Сейчас нужно сосредоточиться на самом главном.
     - Итак, полковник, - повернулась к Коноту Абелина. - На вас я возлагаю организацию обороны, вы более чем компетентны в таких случаях и лезть со своими советами я не буду, единственное, что прошу - позвольте моему техножрецу помогать вам по мере его сил.
     - Я учту ваше пожелание. - Склонил голову Конот. - Формированием групп мы займемся немедленно, но как не допустить паники в городе? Если тираниды полезут скопом, то гражданские будут больше мешать, чем помогать.
     - Сейчас я отправлюсь в Администратум и сделаю оттуда заявление, что все работают в обычном режиме, но в случае возникновения опасности для их жизни - проследуют в специально подготовленные для спасения места.
     - Среди них могут быть замаскированные генокрады. - Мрачно произнес полковник. - Почему именно этот мир? Ведь Симилла и Балтазар куда как богаче и народу там миллиарды, а не жалкие миллионы, как здесь.
     - Потому что там генокрадам очень сложно легализоваться. - Ответила Абелина. - Каждые полгода на предприятиях проводят обязательный медосмотр с полным сканированием, чиновников подвергают этой процедуре еще чаще - все помнят о вторжении Флота-улья Левиафан. Обнаружить в таких условиях паразита очень легко. Те же, кто уклоняется от медосмотра, попадают под подозрение. Вот почему тираниды обосновались здесь - отсталые аграрные миры то, что им нужно. Слабая власть, амбициозные чиновники, никакого контроля и много биомассы. Тем более если взрастить патриарха и вызвать Флот-улей, то под удар попадут уже все, неважно, проходят они там медосмотр или нет.
     - Понимаю. - Согласился полковник. - Извольте приступать?
     - Да, конечно. - Разрешила инквизитор и Конот поднес к своим губам микрофон вокс-передатчика. - И сформируйте пару дежурных взводов, готовых выдвинутся по сигналу поисковых групп - я хочу накрыть их гнездо как можно быстрее.
     Когда Абелина вышла из бункера, то увидела спорящих огринов - громилу и Хвата, последний убеждал великана остаться в части.
     - Хват, ты лишаешь меня веселья битвы. - Бурчал тот. - Ведь ты сам не желаешь оставаться.
     - Этой мой долг.
     - Точно также как и мой. - Ответил ему огрин. - Можем оставить на хозяйстве Мастера, он все равно старенький и уже давно не держал оружие в руках.
     - Это кто здесь старенький? - спросил огрин с проседью в пучке волос, собранном на затылке в хвост. - Да я легко намну тебе бока в честном бою!
     - Ой ли? - добродушно спросил здоровяк.
     - Прямо сейчас, прямо здесь! - Мастер вынул из-за спины алебарду.
     - Как пожелаешь. - Просто ответил ему огрин, вынимая из ножен меч, ростом с саму инквизитора.
     Немедленно огрины образовали вокруг поединщиков круг, закрывая его от любопытных глаз. Абелина покачала головой - они притащили сюда свои варварские обычаи. Можно было вмешаться, приказать им прекратить это, но она была умной женщиной, к тому же весьма опытной в этнических вопросах, знакомая со множеством верований и обычаев, что существовали на мирах Империума. Единая вера в Бога-Императора еще не означала, что местные тайно не поклоняются своим собственным божествам и если большинство инквизиторов, приблизительно 80% считали, что это откровенная ересь, то остальные искали в этих ритуалах рациональное зерно, пытаясь использовать в борьбе против сил Хаоса, если только культисты откровенно не поклонялись ему. В основном все они учили сопротивлению воздействия Губительных Сил, применяя для этого всевозможные ментальные практики, ну а с убежденными последователями своей веры хаоситам было нелегко справиться. Здесь же на первый взгляд присутствовал культ силы, царивший в диких и первобытных мирах, где победитель мог доказать свою правоту в поединке. Вообще такой суд был весьма популярен в малой части миров Империума и однажды Абелине, которая тогда еще только вступила на путь Инквизиции пришлось участвовать в одном из них. Достаточно сильный псайкер, она не могла использовать свои силы, ведь тогда несомненно получила бы преимущество и поединок признали бы не справедливым, так что пришлось изрядно попотеть на импровизированной арене. Собственно оно того стоило - культ ликвидировали на корню, когда выяснили, что он, прикрываясь верой в Императора, распространяет учение Темных Богов.
     Абелине было интересно посмотреть на поединщиков и она пошла к группе огринов, заметив, что девочка-комиссар опрометью кинулась к ним и тормошит Хвата за рукав, что-то возбужденно говоря и указывая на инквизитора. Что именно не трудно догадаться, однако огрин, кинув единственный взгляд в сторону женщины, даже не стал прекращать безобразие. Что ж, он лидер этого отряда, ему виднее, нахмурилась Абелина, но вот демонстрация настолько неприкрытого неподчинения навевает определенные мысли. Она быстрым шагом подошла к группе и громко спросила:
     - Что здесь происходит?
     - Решаем производственные вопросы. - Спокойно отреагировал Хват, драчуны же не сводили друг с друга глаз. - Кто пойдет на разведку, а кто останется в части.
     - Разве для этого недостаточно отдать приказа? - холодно осведомилась инквизитор. - Я смотрю, что в вашем подразделении проблемы с дисциплиной?
     - Никаких проблем нет. - Голос огрина был похож на ленивый поток полноводной реки, такой же спокойный и текучий. - Когда два равных по своему умению воина оспаривают одну должность то простым назначением, как у людей этот вопрос не решить. Ее должен занять более сильный и умелый, у второго же будет возможность отточить свое мастерство, чтобы после сравняться с первым, вызвав его снова или же проявить уважение к мастерству победителя.
     - Какой-то странный подход к делу. - Проворчала Абелина, не собираясь вступать в конфронтацию, хотя ее более нетерпеливые коллеги уже наверняка грозили бы карами и кричали о проклюнувшихся ростках ереси, выхватывая лазпистолеты. - По вашей логике если кто-то решит оспорить ваше звание лейтенанта, то вам тоже придется с ним драться?
     - Непременно. - Кивнул Хват. - У нас свободные выборные должности, поэтому отсутствует зажравшаяся элита, чувствующая себя в безопасности - им все время приходится доказывать свою полезность для рода. - Абелина как будто поняла, что этот камень полетел в огород Империума. - Если вождь позволяет себе странные желания и ведет свой род в пропасть, то грош цена такому вождю, его необходимо заменить, что и происходит. Здесь же Гора не согласен остаться за главного в части, потому что иначе он будет лишен возможности сразиться с сильным противником, он жаждет битвы и я его понимаю, но и Мастер уже давно не был в бою и желает отточить свои навыки.
     - Почему тогда ты не останешься? - лукаво спросила Абелина. - Или это право вождя - решать за остальных?
     - Он ведет нас и ведет справедливо. - Прогудел Гора. - Место вождя - впереди рода, но не за его спинами. Он не станет отсиживаться в пещере, если требуется его водительство. Он остается только в том случае, когда он может положиться на своих верных соратников, равных ему по мастерству. А вот они уже сами между собой решают, кто главный.
     - И сейчас он не может послать вас на поиски гнезда и вынужден участвовать сам? Разве вы не равны ему в мастерстве боя? - не поняла инквизитор. - Не понимаю логики, ведь если более мудрый руководитель погибнет в бою, пускай и случайно, разве это не ударит по вашему народу? Кто будет вашим вождем и поведет вас?
     - Выберут другого более достойного. - Пожал плечами Хват. - Это будет только значить, что я был не очень хорош в схватке, раз смог погибнуть, и не достоин вести за собой. Род должен возглавлять самый сильный, храбрый и мудрый, своим примером показывая родичам отвагу и доблесть.
     - Тем более, что Хват - охотник, а Мастер - кузнец. - Гора указал на поединщика. - Тебе самое место в части - доспехи клепать.
     - Ну уж нет! - возопил тот. - Я уже давно не разминал свои кости, сколько можно отсиживаться и ремонтировать броню?!
     - Если ты настаиваешь... - Гора придвинулся чуть ближе и Мастер перетек в другую стойку.
     - И вместо того, чтобы сражаться с противником, вы каждый раз выясняете между собой отношения будто тупоголовые орки? - громко спросила инквизитор, наблюдая за реакцией огринов.
     - Когда мы видим врага - мы едины. - Ответил ей Хват. - Когда мы в безопасности - никто не навязывает другому свое общество, мы различаем личное пространство и общественное. Но в случае нападения все объединяются. Никто не может оспорить слово вождя, все понимают, когда можно возразить, а когда нельзя, ведь выживание рода - самое главное. То, что вы видите - просто легкая разминка двух бойцов. Воину необходимо тренироваться и лучше делать это в реальном спарринге, чем с воображаемым противником или в шуточном бою с железными палками. Так оттачивается мастерство, что в бою, что в кузне. Сейчас на нас никто не нападает, поэтому можно решить данный вопрос хорошо понятным нам способом. Если же мы находились под обстрелом, то никто бы и не пререкался - выживание, как я уже говорил, это главное. Другого родичи не понимают. - И пристально посмотрел на Абелину.
     Та как будто прочитала переданную огрином мысль - лучше не мешать, а просто посмотреть на поединок. Она ощутила небольшое сожаление, которое тот испытывал, разрешая поединок, но также почувствовала необходимость этого, словно он был связан определенными правилами, которые не мог нарушить. Инквизитор поняла, что без правил и порядка общество быстро скатывается в анархию и хаос, а это прямая дорога к ереси и Темным Богам. Тысячелетиями огрины выработали такую структуру управления, которая устраивала всех и не ей вмешиваться в естественный процесс, она может только наблюдать со стороны.
     - Итак, вы намерены биться. - Подытожила Абелина, с внутренним вздохом соглашаясь с доводами Хвата. - Позвольте поинтересоваться из-за чего?
     - Гора хочет возглавить отряд по поиску паразитов, Мастер тоже. Я же хочу видеть их обоих в части - присматривающих за остальными и укрепляющих оборону.
     - Тогда почему ты не бьешься с ними?
     - Потому что он победит и нам придется признать свое поражение и выполнить условие вождя. - Прогудел Гора. - А я этого не хочу.
     - Я тоже не хочу.
     - И что, ты правда так хорош? - спросила с любопытством Абелина.
     - Он победил демона! - вылезла Эмилия и тут же зажала себе ладошкой рот. - Ой!
     - Какого демона? - при упоминании существа варпа глаза инквизитора сузились.
     - Сестры битвы на той планете сражались с воинами Хаоса, которые прибыли туда, чтобы призвать своего повелителя. - Просто сказал Хват. - Я потерял в битве свою левую руку. - Он продемонстрировал протез. - И я бился не один - мне помогла канонисса и Дальновидящая эльдар.
     - Значит, ушастики тоже были там? - глаза Абелины сузились еще больше. - Я бы хотела полностью услышать эту историю и желательно поскорее.
     - Собственно, рассказывать нечего. - Пожал плечами Хват. - Я лишился руки, демон побежден и изгнан обратно в варп, эльдары выполнили свою часть сделки и покинули планету. Все радуются и поют. - Он со смехом в глазах посмотрел на Абелину. - Думаю, что ту часть, где мне отрубили руку лучше опустить.
     - Это сделала канонисса. - Упрямо произнесла Эмилия, словно до сих пор не могла успокоиться по поводу совершенного той преступления.
     - Это было сделано во спасение моей жизни. - Заметил огрин. - И тебе известно об этом. - Его стальной палец уткнулся в девушку.
     - Что там случилось? - спросила инквизитор.
     - Он сдержал демона, схватил его своей рукой. - С жаром заговорила комиссар. - Тот даже дернуться не смог, обалдел от такой наглости, замешкался и тут эльдарка и канонисса пристукнули его!
     - Ты вроде как восхищаешься ими? - с подозрением в голосе произнесла Абелина.
     - Я восхищаюсь их храбростью и верой!! - с блеском в глазах ответила Эмилия. - Только так можно было победить демона и они это сделали!! Пускай и при помощи эльдар. А потом хаоситы сами разбежались и мы еще неделю их вылавливали.
     - Так, вы откололись от флота и пробыли на той планете как минимум неделю, то как вы оказались здесь так рано? - не поняла инквизитор.
     - Это все варп. - Произнес Хват. - Поиграл со временем.
     - Ах да, проклятый шторм. - Вспомнила предупреждение Абелина. - Он чудит с реальным пространством и вызванная мной помощь может запоздать. Пока вы деретесь друг с другом, выясняя, кто возглавит поисковые группы, то мы теряем время.
     - Мы бы уже закончили, если бы вы не подошли. - Вставил шпильку Хват. - Ну так как, разрешите нам продолжить или нет?
     - Удивите меня. - Абелина махнула рукой, повелительно разрешая начинать.
     Меч и алебарда тут же скрестились друг с другом, высекая искры. Ни тот ни другой не стали активировать силовое поле и бились прямо так. И если Гора брал напором и силой, то Мастер был воистину мастер - опытный и бывалый воин, он словно обтекал великана, легко парируя его удары и нанося ответные свои. Соперники вовремя подставляли броню под клинок, чтобы остро отточенное лезвие не коснулось кожи, однако пару царапин тот и другой уже получили, однако не обращали на них никакого внимания. Поединок продлился действительно недолго, буквально несколько секунд, когда лезвие алебарды и меча застыли возле горла поединщиков. Хват хлопнул в ладоши.
     - Вот и отлично! Остаетесь оба! - Гора и Мастер одновременно обижено посмотрели на вождя, убирая оружие. - Шутка, ха-ха-ха, - и огрины подхватили этот смех. - Возьмите воинов и пару следопытов, на хозяйстве оставим Жилу, тем более, что он уже привык вертеться возле кухни ратлингов. - Снова взрыв смеха. - Сбор через полчаса, не забудьте тяжелое оружие.
     - Я же сказала - никаких огневых контактов. - Строго произнесла Абелина, которой поединок определенно понравился - ей было с чем сравнивать. Например, с действиями космодесанта, на которые она достаточно насмотрелась на Кадии. Да и сама инквизитор была неплохим мечником и понимала толк в схватках. Это только в голофильмах герои сражаются по двадцать минут, парируя удары, в реальности все заканчивается очень быстро, точно также как и здесь - оба огрина были опытными вояками и, уловив момент, немедленно его использовали, атаковав.
     - Но нужно иметь весомый аргумент. - Ответил огрин. - Обещаю, что обнаружив гнездо, шуметь мы не будем, сразу же передадим координаты и станем ждать указаний.
     - Хорошо, действуйте. - Разрешила инквизитор. - А после операции я жду полного доклада о ваших действиях в подземельях и обстоятельного рассказа про того демона, которого хаоситы хотели вызвать и что именно там забыли эльдар. Комиссар Кармайкл, вы идете со мной.
     - Думаю, она сможет вам рассказать более подробно. - Заметил Хват и Эмилия тяжко вздохнула - она уже поняла, что просто так от госпожи Инквизитора не отвертится. Абелина повернулась к ней и улыбнулась.
     - Чудно. - Как-то растянуто произнесла она и Хват при этих словах фыркнул. Он вспомнил одного киноперсонажа из своей прошлой жизни. - Не забудьте личное оружие, комиссар. И еще, переодеваться в платье не надо - пойдете в форме, пусть люди видят с кем имеют дело.
     - Хорошо, госпожа Инквизитор. - Эмилия поклонилась.
     - Поспеши же, девочка, я жду тебя на КПП. - Абелина повернулась к огринам, когда девушка уже припустила со всех ног к казарме - взять силовой меч, который отцепила с пояса и пару запасных батарей к лазпистолету. - Что же касается вас, то с вами пойдут мои люди.
     - Они только помешают нам. - Нахмурился Хват.
     - Это не обсуждается. - Резко сказала инквизитор. - Или хочешь вызвать меня на поединок? - спросила она игриво.
     Было видно, что огрин задумался, словно решал какую-то сложную задачу. Внутри него боролись два чувства - тело желало проверить навыки инквизитора в бою, показать удаль перед родичами, а вот второе, более рациональное и логичное, нашептывало, что стоит проявить мудрость, ответив на вызов словами или же избежав схватки. Хват выбрал второе.
     - Я не хочу быть зажаренным как курица, когда вы используете свое колдовство. - Произнес он и посмотрел на Абелину. - Признаю, что против псайкера я слабоват.
     - Я не буду использовать свои психические силы. - Ответила инквизитор, вспомнив свое прошлое. - Уравняю шансы. Согласен?
     Огрины загудели и затрещали на своей тарабарщине, однако Хват резким окриком прервал их гомон. Он с интересом смотрел на Абелину.
     - Сейчас вы ведете себя не как мудрый инквизитор, а как молодая девчонка, которой захотелось показать себя и похвастаться перед другими. Это глупость.
     Абелина поймала себя на мысли, что тупоголовый огрин прав на все сто процентов. Видимо, события ночи немного утомили ее, ментальные щиты ослабли и теперь голоса варпа настойчиво склоняли ее к безрассудству и безумству, заставляя совершать странные поступки. Нужно было просто ослабить накал создавшейся ситуации, которую она сама спровоцировала, что и проделала:
     - Ты прав, огрин, я - Инквизитор, но я не комиссар, который своим примером ведет за собой других. Мне это не требуется - я решаю кого наказать, а кого помиловать. Я понимаю, что сейчас не время для поединка, но и нянчится с вами не собираюсь, я говорю - вы исполняете. Помни, что наш с тобой разговор не окончен, если желаешь поединка, то он состоится, не сейчас и не здесь, но я хочу проверить твои силы, так ли ты силен и храбр, как о тебе говорят. И ты ли действительно победил того демона или это все ложь? - огрины загудели, недовольные словами Абелины. - Только в бою можно узнать человека.
     - Ваша правда. - Согласился Хват. - Раз вы настаиваете, то так тому и быть. После того, как мы зачистим здесь все и освободим планету, я буду ждать вас в круге. Согласны?
     - Ставишь мне условие, огрин? - сузила глаза инквизитор. - Что ж, хорошо, я пойду тебе на уступки. Как только этот мир будет в безопасности, мы решим с тобой наш вопрос.
     - Как вам будет угодно. - Склонил голову Хват и сказал своим. - Что ж, придется прихватить с собой ее свиту.
     - Нужно было дать ей бой прямо сейчас! - Громыхнул Гора.
     - Нет. - Покачал головой вождь. - Моя победа подорвала бы ее авторитет. Поединок только между мной и ей, никто о нем не должен знать. И ей не помогли бы даже психические силы - демон и выглядел и был куда сильнее этой женщины, а и то не справился. - подбежавшая к инквизитору Эмилия развесила уши, слушая бахвальства Хвата. Но он говорил с такой убежденностью, что комиссар ему поверила и посмотрела на инквизитора, которая прислушивалась к незнакомой речи и на ее лице на секунду промелькнула досада. Девушке даже стало немного смешно - тупоголовый огрин сумел закрыться ментальным щитом от псайкерских способностей инквизитора. Абелина обратила свой взор к комиссару, собираясь использовать ее как ретранслятор сказанного огрином, но та тут же отвернулась, уставившись на КПП, куда ей приказано было явится, вот только сама госпожа этого не сделала, продолжая беседу с огринами.
     - Как скажешь. - Кивнул Гора. - Тогда я займу место в первом ряду. - И ухмыльнулся, посмотрев на остальных. - Или кто-то хочет оспорить мое право?
     - Да легко. - Отозвался Мастер. - Устроим праздник и гвоздем программы будет схватка инквизитора и Хвата. - Все огрины засмеялись, предвкушая зрелище.
     - Для начала нас ждет работа по профилю. - Напомнил Хват. - Давайте определимся с маршрутами.
     Абелина слышала говор огринов и поняла только, что говорили о ней. Она решила было обидеться, раз громилы смеялись, но потом вспомнила слова Хвата и ей стало стыдно, что она, опытный и уверенный в себе инквизитор повела себя как девчонка. Этот огрин, на вид молокосос, оказался достаточно умным для своих лет и вполне заслуживал звания лейтенанта и вождя. Видимо в их мире приходится слишком рано взрослеть и вряд ли они умирают стариками в собственной постели. Инквизитор чуть вздохнула и активировала связь, посмотрев на трущуюся рядом Эмилию и махнув ей рукой в сторону КПП - иди, мол. Та повесила нос и потопала к воротам.
     - Сабля, Винт, Жетон, подойдите на плац.
     Свита появилась примерно через минуту - все трое собранных и умелых воинов. Огрины разглядывали их с некоторым недоверием, словно прикидывая, чего они могут стоить в бою.
     - Возьмете их с собой. Каждого в один отряд. - Распорядилась Абелина и повернулась к своим. - Доклад сразу же как только обнаружите следы или гнездо. В бой не вступать, избегать контакта, ждать подкрепления. Я буду в городе - если что, на связи. Полковник предупрежден об операции и роты поддержки сразу же выдвинутся по нужным координатам. Это все.
     Трое ее людей остались знакомиться с огринами, а сама Абелина пошла к КПП, где уже переминалась с ноги на ногу ждущая ее комиссар Кармайкл. Естественно, что инквизитор не поперлась в город в вечернем платье, в котором была на празднике у губернатора. Переодевшись в повседневную форму - брюки из бронеткани, блузку, безрукавку с карманами, в которых лежали необходимые в ее профессии предметы и инструменты, накинув сверху плащ и высоко подняв воротник, Абелина стала похожа на комиссара, не хватало только фуражки. И безоружной она тоже не была - за высоким голенищем ее правого сапога спрятался тонкий кинжал, на поясе в кобуре замер плазменный пистолет, ну а про психические силы инквизитора можно было не упоминать. Остроконечную шляпу она брать не собиралась, чтобы не пугать народ, да и не любила она этот атрибут одежды. Свои волосы она собрала в хвост на затылке, полностью скопировав прическу Эмилии, только у комиссара растительность на голове не была такой густой и пышной, как у Абелины и хвостик выглядел куцым.
     - Готова? - спросила инквизитор и девушка кивнула. - Что ж, тогда навестим тот самый бар, где все и произошло. Садись.
     Дверь роскошного автомобиля, экспроприированного инквизицией из гаража губернатора, раскрылась и комиссар осторожно, боясь запачкать роскошное мягкое сиденье, залезла внутрь и утонула в диване. Абелина запрыгнула следом и Токс тронул машину, набирая скорость - по грунтовке она шла мягко, кузов не водило и не трясло. Вместо того, чтобы получать удовольствие, Эмилия сидела как на иголках. Еще бы, когда рядом расположился псайкер-инквизитор, а за рулем - асассин.
     - Расскажи мне об эльдарах. - Попросила Абелина. - Что они делали на той планете? Почему пошли на временный союз с людьми? Что их заставило? Я хочу знать все в подробностях.
     - Э-э... - собралась с мыслями комиссар, понимая, что отвертеться не удастся. - Я все знаю со слов Хвата и его солдат, сама я там не присутствовала, так что не могу уверенно заявлять, что все было именно так. Вам стоит поговорить с ним или с канониссой Ганн, которая являлась непосредственной участницей событий. А все началось после того, как астропаты нашего корабля получили сигнал бедствия от сестер битвы...
     Время поездки до бара пролетело незаметно, Эмилия раскраснелась, размахивая руками и рассказывая, забыв, что перед ней один из страшных представителей такой могущественной организации. Она не ощутила, что Абелина с помощью своих сил расположила комиссара к беседе, распространяя ауру дружелюбия и откровенности. Да и сами действия эльдар и сестер ее заинтересовали, не говоря уж про огринов. Несомненно, стоит включить этот случай в отчет Лорду-Инквизитору, да и проверить слова девочки не помешает - достаточно просто связаться с этой канониссой Ганн. И, судя по наименованию ее ордена, она является не слишком уж умной особой, истово верующей в Бога-Императора и что сподвигло ее заключить союз в эльдарами - загадка. Да и полковник Конот не так прост, он хоть и военный, но сразу же вцепился в возможность создать такой альянс, потому что понимал, что хаоситы их просто раздавят - так они были многочислены. И им дважды повезло, что эльдары сбросили бомбы до того, как орды смяли первые ряды защитников. Что заставило их это сделать, ведь для них люди не более чем низшая раса и тратить на них ценный ресурс просто недопустимо? Одни вопросы и нет ответов.
     - Приехали. - Сообщил Токс.
     Абелина посмотрела - убийца привез их точно к тому бару, где произошло "вторжение" огринов. Она открыла дверцу авто и поманила за собой комиссара.
     - Пойдем, потолкуем с барменом.
     Когда открылась дверь в полуподвальное помещение и две фигуры в плащах появились на пороге, то бармен, смешивающий выпивку, замер, а тройка посетителей перестала жевать. Абелина прошествовала к стойке - никто даже не попытался дернуться из-за стола, чтобы покинуть заведение - побег мог быть расценен инквизитором как подтверждение совершенных человеком преступлений и вызвал бы к нему лишние вопросы. Бармен заставил себя улыбнуться и выдавил:
     - Что угодно высоким гостям? Амасека, вина, плодовой настойки? Или желаете перекусить? Могу предложить дежурное блюдо, суп, горячий гарнир, прожаренное мясо быка или котлеты, все на ваш выбор.
     - Я сюда не выпить зашла и не закусить. - Остановила его рукой инквизитор. - Меня интересует имя человека, который сидел вон за тем столиком вместе со своим приятелем позавчера. - Она указала, за каким именно.
     - Прошу меня простить, но это была не моя смена. - Бармен вздохнул с облегчением. - В этот день работал Гарри Лоусон, улица вторая Императорская, сектор семь, уровень три, комната триста четырнадцать.
     - Благодарю. - Холодно кивнула Абелина. - Сохраняйте бдительность. - Посоветовала напоследок.
     - Всенепременно. - Раскланялся улыбающийся бармен. - Заходите еще. - Брякнул он по привычке и только потом понял, кому это сказал. Абелина усмехнулась на эти слова одной из своих фирменных улыбок.
     - Если я возвращаюсь, то кто-то обычно умирает. - Произнесла она и бармен испугано всхлипнул, втянув воздух. - Прощайте.
     И две представительницы власти покинули бар, заставив всех посетителей облегченно выдохнуть.
     - Ух, это было здорово! - восхитилась Эмилия. - Зачем вы его напугали?
     - Инквизиции нужно поддерживать свой имидж. - Пожала плечами Абелина. - Тысячелетия охоты на ксеносов и еретиков сделали все за меня.
     - Но вы же не такая! - вырвалось у комиссара.
     - Какая?
     - Ну... - она задумалась. - Вы добрая, но хотите казаться злой и холодной, отчужденной и высокомерной. Я это вижу.
     - Я не кажусь - я могу быть всеми ими. - Абелина применила один трюк, который ее мимоходом научили эльдары с мира-корабля Ультве. Инквизитор стала как будто выше и сильнее, вокруг нее сгустилась темная дымка и повеяло холодом. - Ты бы предпочла, чтобы я всегда была такой? - ее голос гремел и казалось, что стекла в оконных рамах домов разлетятся от его воздействия.
     - Нееет. - Пролепетала Эмилия и Абелина снова превратилась в ту же женщину, которой комиссар с удовольствием все рассказывала.
     Они некоторое время молчали пока Токс вез их по новому адресу. Убийца запомнил план города со всеми его улицами, проспектами, переулками и переходами еще в первые дни пребывания на планете и теперь отлично в нем ориентировался.
     - Вы их накажете? - спросила Эмилия, нарушив молчание.
     - Кого? - чтобы поддержать разговор, спросила Абелина, прекрасно читая мысли девушки.
     - Огринов. Они ведь позволили себе спорить с вами, а их методы выбора командира слегка... примитивны и отдают варварством.
     - Поверь мне, в Империуме есть гораздо худшие ритуалы и обряды и при этом Экклизиархия их одобряет и не считает ересью. - Произнесла инквизитор. - Что же касается их поведения и дисциплины, скажи мне, каковы они в бою?
     - Бесстрашны. - Тут же отозвалась комиссар, вспоминая картинки сражения с хаоситами. - Храбрые, смелые, не отступают, наоборот, идут в атаку. Они не ценят свою жизнь, защищая чужую. - Она засомневалась рассказывать или нет, но Абелина уловила ее смятение и мягко подтолкнула.
     - Что-то еще?
     - Ну, у них есть один... - Эмилия пощелкала пальцами в воздухе, подбирая слово, - ... момент - иногда они впадают в неистовство, если чувствуют, что именно сейчас врага можно победить. Это похоже на... на орочий Вааагх. - Она с испугом посмотрела на Абелину, только сейчас поняв, что сказала. - Но они не орки, нет, просто в битве вели себя похоже - Хват заревел, остальные подхватили его клич и их силы удесятерились. Они натурально перемололи космодесант Хаоса в фарш. Я знаю, что этих еретиков очень тяжело победить, что они, да простит меня Император, хорошие воины, но огрины были с ними наравне. В той битве пали некоторые из них, но своим резким ударом они вроде как вклинились в ряды противника, позволяя танкистам майора Попова и "Стражам" лейтенанта Симонса атаковать хаоситов с флангов, да еще и гаубицы поддержали их огнем. Если бы не их решительная атака, то нас бы задавили - поддержка с воздуха была занята боем с истребителями хаоситов. Потом, правда, полковник отругал Хвата за эту самоубийственную атаку, но тот сказал, что это у них внутри, в крови, что от них не зависит. Знаете, как рефлекс, только он проявляется в бою.
     - То есть с дисциплиной у них все плохо? - уточнила Абелина и Эмилия опустила голову.
     - Не надо их наказывать. - Она посмотрела на инквизитора и в ее глазах стояли слезы - ей было наплевать на себя, она просила за своих подчиненных. - Они хорошие воины, просто к ним нужен немного другой подход. Они как дети, наивные и любопытные, они не знают всей суровости законов Империума и уставов, поэтому и ведут себя так, как привыкли.
     А ведь девочка натурально переживает за своих подопечных, подумала Абелина, читая ее как раскрытую книгу. Это ее первое назначение и другой бы комиссар выл от тоски за то, что его назначили в такое подразделение, да еще и руководить тупоголовыми огринами, но оказалось - вот сюрприз - что они не таковы, какими их считают в Империуме. Это раз. И второе - они сами приняли своего комиссара, впустили ее в свое сообщество, она даже выучила их язык за очень короткое время, что вообще удивительно, ведь их тарабарщина ни на что не похожа. Поэтому она считает их своей... семьей?! Они для нее роднее, чем обычные люди?! Поразительно, столько вопросов и ни одного ответа, несомненно, нужно заняться природой этих огринов, посмотреть на их условия жизни и что именно сформировало такой неординарный народ. Абелина, пообщавшись с Хватом и его лейтенантами, поняла, что они не были глупыми, они были опытными и даже могли кое-что посоветовать ей и ее людям, как вести себя с тиранидами, но комиссар была права в одном - они не знали ничего о жизни в Империуме. Да кстати, насчет мерзких тварей.
     - Как так могло получиться, что на их планете оказались тираниды?
     - Не знаю. - Размазывая слезы, моргая, произнесла Эмилия. - Комиссар Хольтц упросил губернатора сектора направить туда исследовательскую экспедицию, ой!
     - Похоже, тебе не стоит доверять секреты. - Улыбнулась Абелина. - Но мне ты можешь их раскрыть. Что ж, подождем результатов, собранных учеными. - Она посмотрела в окно - машина подъезжала к жилому строению. - Пойдем, потолкуем с товарищем Лоусоном.
     Она произнесла слово "товарищ" также как это делали полковник Конот, комиссар Марш и другие валлхальцы. Эмилия следовала за инквизитором в почтительном отдалении и остановилась за спиной, когда та нажала на кнопку звонка, извещая о своем прибытии. В комнате стояла гробовая тишина и Абелина напрягла свои психические способности, определяя, есть там кто-нибудь живой, однако хозяин отсутствовал.
     - Хм, никого нет. - Она дотронулась до двери. - Опросим сосе... так.
     Дверь отворилась от легкого прикосновения - замок не был заперт. Рука Абелины легла на рукоять плазменного пистолета, левую она чуть выставила вперед и между кончиками пальцев проскочила искра. Рядом не было ее верного Мурзика, который усиливал возможности Абелины, однако с человеком она могла справится и сама даже без поддержки гиринкса и своего копья. Таскаться с ним в городе она не видела смысла. Позади нее напряглась Эмилия, лазпистолет уже был в правой руке, а левая сжимала рукоять меча - биться в ближнем бою и одновременно стрелять ее научили еще в Схоле.
     Инквизитор проникла в комнатушку, в которой все было перевернуто вверх дном. То ли что-то искали, то ли жильца уволокли без его согласия. Окно было закрыто и заперто и через него преступники явно не проникали, дверцы шкафа были сломаны, одежда брошена на пол и растоптана - на ней остались следы больших размеров ботинок. Подобная обувь стояла возле входа нетронутой, наверное, это была вторая запасная пара. Абелина внимательно осмотрела комнату как визуально, так и психическим зрением, но Эмилия была шустрее - ее взгляд зацепился за что-то, что лежало под кроватью. Она сунулась вперед и уже хотела это вытащить, как Абелина преградила ей путь.
     - Не трогай незнакомые вещи - они могут быть заражены. - Инквизитор левитацией вытянула предмет, который на первый взгляд оказался частичкой отвалившегося хитина.
     - Его похитили генокрады! - сделала вывод Эмилия.
     - Или он был одним из них. - Задумчиво произнесла Абелина, присев возле кусочка и тщательно его изучая. - Теперь понятно, почему они выбирали именно этот бар для вербовки. Агенты всегда были тщательно прикрыты, бармен не стал вступаться, чтобы не быть обнаруженным. Хитро. Едем. - Она резко встала.
     - Куда?
     - В Администратум, куда же еще. - Инквизитор вышла из комнаты, прикрыв дверь. - Опрос соседей все равно ничего не даст - никто ничего не видел, ничего не знают и копаться в их головах бесполезно - генокрады хитрые и прекрасно умеют работать со свидетелями, наверняка уже всем затерли воспоминания, а здесь против меня играет их чрезвычайно развившийся коллективный разум.
     - Разве это возможно? - удивленно спросила Эмилия. - Тираниды они же как тараканы - безмозглые, способны только жрать и размножаться.
     - Простые особи именно так и поступают. - Абелина очень быстро спускалась по лестнице. - Своего рода рабочие и солдаты улья. Но более развитые индивидуумы вроде Контролеров или Патриархов могут легко управлять серьезными массами. И каждый из генокрадов имеет некоторую свободу воли и инициативу в решениях, позволяющую им внедряться в общество, неважно какой расы. Они чрезвычайно интересные существа с точки зрения биологии и генетики, но перед человечеством встает очень важная проблема - скорость их распространения по галактике. И еще одна - с ними невозможно договориться. Впрочем, Империум никогда не опустится до союза с ксеносами.
     - Если они такие умные, то что им надо? - спросила Эмилия. - Сидели бы в своей галактике и размножались там на полную катушку.
     - Что если они ее уже пожрали? - вопросом на вопрос ответила Абелина. - И терзаемые голодом прибыли к нам?
     - Тогда как можно называть их разумными, если они только жрут и размножаются? - буркнула комиссар себе под нос.
     - Человечество тоже жрет и размножается. - Весело отозвалась Абелина. - Точно также как орки, тау, крууты, веспиды и еще до кучи множество ксеносов. Только эльдары и некроны не заняты этим. Первые просто вымирают, сдавшись на милость своего Темного Бога, которого сами же и породили, вторые спят, ждут, когда можно будет пробудиться и зачистить галактику. Просто затем, чтобы воцарится в ней навечно. Хотя это бессмысленно - управлять ведь будет некем, но логику бездушных машин не поймешь.
     - Ну так пускай схлестнутся с тиранидами. - Проворчала Эмилия, - хотя бы какой-то толк от них будет. Два врага Империума переварят друг друга, а мы займем главное место в галактике.
     - Ты говоришь как эльдар. - Засмеялась инквизитор. - Они мастера плести интриги и к тому же ненавидят некронов. Но сейчас перед нами встала другая проблема - тираниды и ее необходимо поскорее решить. В Администратум. - Распорядилась Абелина и Токс молча тронул машину.
     В здании рядовые чиновники прилежно занимались своими привычными делами, работая с документами, исписывая кучу бумаги, переговариваясь с начальниками производств и предприятий, а также с руководителями коммун. Когда Абелина вошла в задние, то охрана потребовала предъявить пропуска, на что им была продемонстрирована инсигния и людишки быстро рассосались по углам, дабы не гневить инквизитора. Сам же Абелина направилась в отдел иммиграции и учета населения - выяснить в какой именно коммуне завелись паразиты можно было по оттоку туда населения. Если, конечно, генокрады не подделали документы.
     Чиновник, сидевший за столом, поднял свои блеклые глаза на инквизитора и, узрев ее печать, спокойно начал вбивать запрос в когитатор. Его не волновало, кто перед ним, Абелина скользнула в его мысли и поняла, насколько серой была его однообразная жизнь. Когда-то давно он хотел все изменить, привести сектор к процветанию, амбиции так и бурлили через край у этого молодого человека, но годы, проведенные на одной тупиковой должности сделали свое черное дело - азарт и энтузиазм ушел и теперь он превратился в натурального сервитора. Он сознательно оставил все мысли о переменах, загнал их глубоко во внутрь себя, оставив снаружи лишь оболочку того, кого можно было назвать человеком. Абелине стало его жаль, ведь по сути он был очень хорошим администратором и организатором, к тому же память до сих пор ему не изменяла и чиновник помнил каждую циферку в отчетах. Просто он опустил руки, поняв всю бесперспективность перемен для Империума, и четко выполнял возложенные на него обязанности, являясь одним из миллионов винтиков в его механизме.
     - За последний год получено двести восемьдесят три тысячи шестьсот четырнадцать запросов о переводе в коммуну "Рассвет". - Ровным голосом произнес чиновник, глядя в монитор. - Это наиболее популярное поселение - перевод в другие коммуны исчисляется парой тысяч в год. - Он посмотрел на инквизитора. - Распечатать вам данные?
     - Пожалуй, не стоит. Скажите, когда последний раз была перепись населения в коммунах?
     - Сейчас. - Он снова потыкал по клавишам. - Год двенадцатый сорок второго тысячелетия. На тот момент в коммуне "Рассвет" проживало около трех с половиной миллионов человек.
     - Это больше, чем в городе-улье! - воскликнула Эмилия. - Надо было переносить столицу туда!
     - Это невозможно. - Спокойно отозвался чиновник, глядя на впечатлительную комиссаршу. - Коммуна - это не отдельное поселение как город - это скорее ограниченная территория, зона, в которой трудятся пахари и агрономы, техники и сборщики. Площадь ее составляет около полутора миллионов квадратных километров и три с половиной миллиона на такую огромную территорию - это мизер. - Чиновник снова заглянул в монитор. - Для сравнения площадь коммуны "Колос" около двух с половиной тысяч квадратных километров, а проживающее там население составляет конкуренцию Велатии - почти один миллион четыреста тысяч. Для такой маленькой территории это очень много.
     - Да и их там как гвардейцев на борту транспортной баржи напихано! - удивилась Эмилия.
     - И что заставляет их всех там находится? - поинтересовалась Абелина. - Рудные разработки?
     - Кассандра бедна полезными ископаемыми, в основном у нас тут добывают болотное железо и медь, выплавляют из глин редкие металлы, но этим в основном занимается коммуна "Кирка" и полученного едва хватает нам самим, чтобы перекрыть потребности, "Колос" же по большей части тепличное хозяйство - выращивают деликатесы для поставок в столицу сектора и в другие регионы Империума. - Чиновник беседовал ровно, без страха. Печать Инквизиции его не пугала - за свою службу он встречался со множеством представителей организаций Империума и не все их них были такими добрыми как присутствующий сейчас инквизитор.
     - Разве открытых территорий для этого недостаточно? - спросила Абелина.
     - Коммуну "Колос" организовал первый помощник губернатора лет двенадцать назад как экспериментальную. - Произнес чиновник. - Он лично контролирует поставки туда материалов и людей и вывоз и распределение продуктов.
     Инквизитор и комиссар переглянулись.
     - А кто проводил перепись? - спросила Абелина.
     - Процедура была санкционирована третьим помощником губернатора по запросу из столицы сектора. Выполнена в срок, все необходимые документы имеются и заверены печатями, можете ознакомится в отделе два шесть два, уровень четыре, комната четыреста двадцать три.
     - И как далеко находится коммуна от Велатии? - спросила инквизитор.
     - Семьдесят километров строго на юг. - Тут же ответил чиновник, даже не заглядывая в монитор. - Живописное место в горах, много солнца и мягкий климат как и везде на планете, плоды в теплицах быстро зреют.
     - Значит, в горах. - Задумчиво произнесла Абелина. - А скажите-ка еще кое-что уважаемый, - она взглянула на вышитое на форме имя чиновника, - Даниэль, каково состояние убежищ в городе, предназначенных для спасения населения?
     - Плачевное. - Не задумываясь, ответил тот. - Указом губернатора от девятнадцатого ноль четвертого восьмого года все спасательные пункты были законсервированы, а припасы вывезены на склады. Потом часть из них сравняли с землей, чтобы построить на их месте новые жилые блоки. Сейчас функционирующим остается только единственное убежище под зданием Администратума.
     - А есть у этого убежища выходы в подземные коммуникации города? - спросила Эмилия, понимая, что это означает.
     - Конечно. В случае обрушения здания и завала основных проходов есть выходы, ведущие в технические тоннели. - Ответил чиновник. - По ним можно пройти до космопорта, ремцеха и одной из перерабатывающих фабрик.
     Едва услышав слова Даниэля, Абелина поняла, что медлить больше нельзя.

     Хват взял с собой свое отделение и одного из воинов свиты инквизитора. Ему выпало нянчится с Саблей, бывшим арбитром, которая так и не изменила своим привычкам. Она громко топала, гремела подвешенными на ее поясе гранатами, стальные ботинки стучали по бетонному полу, лазган лежал на сгибе левой руки, цепной меч пристроился возле левого бедра и покачивался в такт шагам. Ей не было нужды прятаться, потому что она была воплощением ЗАКОНА и вела себя подобающе. И если Горе и Мастеру повезло с их сопровождающими - скитарий хотя бы имел маскировку, а десантник-штурмовик был обучен передвигаться бесшумно, то вот с женщиной ничего нельзя было поделать - она топала как терминатор с такой же неумолимой поступью киборга.
     Огрины выбрали широкий лаз для входа в технические тоннели в ближайшем районе очистных сооружений, как раз там, где и должны были нести службу. Отряд Горы на двух транспортерах уехал севернее, в район фабрики, Мастер подался к космопорту. Командиры посмотрели карту коммуникаций и договорились встретиться в центре, где сходились основные тоннели и было недалеко до бункера Администратума. В более мелкие лазы огрины бы не пролезли, но они их и не интересовали - паразиты любят тепло и большие пространства, а таковых в подземельях было немного - центральные узлы тепловых коллекторов и прокинутых силовых кабелей, расходящихся по районам и питающих дома граждан. Канализационные отстойники, представляющие собой крупные бетонные колодцы с многочисленными сливными трубами и технические помещения для обслуживающего персонала - вот самые крупные пустые пространства подземелий. Конечно, существовала вероятность того, что паразиты могли организовать засады, но огрины были к этому готовы. Если бы не шум, который производила Сабля, то их можно было бы преждевременно заметить. Хват остановил отряд и повернулся к идущей за ним женщине.
     - Вы не могли бы не грохотать ботинками так громко. - Попросил он. - У паразитов тонкий слух.
     - Что такое, огрин? - спросила Сабля из-под шлема, - я мешаю тебе? Может, стоить напомнить, зачем мы здесь и чей приказ ты выполняешь?
     Хват выругался на родном языке, подошел ближе к Сабле, которая, хоть и была ниже его по росту, но храбрости не растеряла и смотрела на гиганта с вызовом.
     - Послушай сюда, девочка. - Глаза бывшего арбитра превратились в щелочки. - Тебя назначили к нам в команду, где я являюсь командиром, так изволь выполнять МОИ приказы. Пока что мое звание лейтенанта у меня никто не забирал, а раз ты входишь в наш отряд, то понятие дисциплины и субординации тебе, надеюсь, знакомо? - От огрина повеяло такой силой, которую Сабля иногда ощущала от самой инквизитора, но если та владела психическими силами и ее влияние было объяснимо, то вот огрин давил своим военным опытом и авторитетом.
     Внезапно Сабля осознала, что своими действиями подставляет весь отряд. Абелина редко брала ее на операции, где требовалась скрытность, чаще Сабля выполняла приказы инквизитора в открытом бою с еретиками или ксеносами и там было все просто - враг перед тобой, его нужно уничтожить. Не сказать, что она не умела маскироваться, но вот получалось у нее это из рук вон плохо - по сравнению с тем же Жетоном. Абелина приняла ее в свою свиту только потому, что она была экспертом по оружию, могла стрелять из всего, что стреляет, отлично сражалась на мечах и разбиралась во взрывчатке. Такая же как Жетон, она просто делала свою работу по искоренению ереси. И ее отношение к огринам было скорее силой привычки - она не видела в них опытных военных, представляла этаких огромных увальней, только и способных, что махать дубинами, ковырять в носу и чавкать за столом. Но здесь, в подземельях, ей придется изменить свое мнение, если она не хочет подвести инквизитора. Ведь Абелина не просто так послала своих людей на поиски - гнездо должно быть обнаружено и зачищено, а она своими действиями препятствует работе профессионалов. А то, что огрины профессионалы, Сабля заметила сразу же, как только они спустились вниз.
     Они действовали очень грамотно в незнакомой обстановке, командир не всегда сверялся с картой, ведя свой отряд, видимо, запомнил наизусть, при этому умудряясь не заблудиться в этих переходах, замирал, если ему казалось, что впереди враг. Однажды они пропустили мимо себя весело болтающих техников, совершающих обход вдоль кабелей. Сабля так и не поняла, как огрины смогли растворится в темноте - только что громилы стояли рядом и вот она не ощущает их присутствия, а сканер показывает только голые стены. Все это напомнило действия Токса, асассина Храма Вененум, когда ему нужно было скрытно подобраться к жертве. Он пытался учить Саблю скрытному передвижению, но бросил это занятие, поняв, что толку не будет. И вот сейчас она может поставить под угрозу проведение всей операции. Инквизитор не могла знать, что огрин говорил правду, когда советовал ей не мешать - ее возможности сильны, но не простираются так далеко. Сабля вздохнула и чуть отодвинулась от Хвата.
     - Я не девочка. - Сердито буркнула она. - Но я не дура, я понимаю, зачем мы здесь. И какое место мне занять в формации, командир? - спросила чуть язвительно, но Хват не обратил на это внимания.
     - Будешь прикрывать тыл. - Огрин вдруг резко отстранился. - Если мы заметим что-нибудь интересное, то позовем тебя.
     - Хорошо, я так и сделаю.
     - Умница. - Похвалил ее громила и вдруг растаял в воздухе.
     Сабля моргнула несколько раз, но так и не увидела его габаритной фигуры. Термосканер также не давал засвета, а огрины не пользовались фонарями - оказалось, что они отлично видят в темноте. Изредка в поле зрения ночной камеры записи, расположенной на шлеме, попадали их глаза, отражавшие свет как у кошки, но эффект быстро пропадал - похоже, великаны просто не знали об этом и специально в объектив не пялились.
     Они прошли уже несколько километров под землей, как вдруг идущая рядом с ней девушка-огрин, вооруженная также как и мужчины, коснулась ее плеча и молча указала на стоящих впереди вокруг чего-то бойцов. Сабля могла поклясться, что мгновением раньше их не было. Она подошла ближе и увидела труп тиранида, простого генокрада, но уже не человека, а его окончательно мутировавшую версию. Хват посмотрел на Саблю.
     - Стражник. - Тихо сказал он, почти одними губами и на выдохе, но чувствительные микрофоны шлема уловили его слова. - Впереди их больше и они продолжают собираться - этот сидел в засаде.
     Сейчас явно не время для глупых вопросов, решила агент инквизитора.
     - Где мы? - также тихо спросила Сабля и один из огринов извлек карту.
     - Примерно вот здесь. - Он ткнул толстым пальцем в пластиковую бумагу.
     - Это рядом с бункером, предназначенным для чиновников Администратума. - Узнала здание на плане бывший арбитр. - Нужно немедленно сообщить инквизитору!
     - Отойдите подальше, чтобы вас не услышали. Веселушка, Стержень, подстрахуйте ее. - Отдал приказ Хват.
     Сабля хотела было возмутиться, что в защите не нуждается, но вовремя сообразила, что было бы глупо орать об этом под боком у врага. Она завернула за угол тоннеля, активировала дальнобойную вокс-связь, способную пробить через толстый бетон и сталь, и связалась с Абелиной.
     - Госпожа инквизитор, мы нашли их сборище. - Скороговоркой выпалила Сабля. - Они кучкуются под зданием Администратума, где находится бункер. Наверняка там гнездо.
     - Не думаю. - Был ответ. - Сколько их?
     - Много, гораздо больше чем тысяча, все проходы прямо кишат ими.
     - Мутанты среди них есть? - Этот вопрос арбитр переадресовала Веселушке, на что та кивнула. - Что ж, значит хомальгаунтов они пока не вырастили или же просто не смогли протащить в город. Ведите наблюдение, ничего не предпринимайте, помощь уже в пути.
     - Похоже, они собираются атаковать Администратум снизу. - Рядом с Саблей появился Хват. - Я связался с Горой и Мастером - они продвигаются в нашу сторону, но спешить не будут - паразиты могут выставить посты и заметить их группы.
     - Вы убили одного из них, они могут узнать о нас. - Заметила Сабля.
     - Он жив. - Ответил огрин и агент с удивлением посмотрела на него. - Просто обездвижен и у него вырван язык, чтобы не заорал.
     - А как же телепатический контакт?
     - Телепатический? - Хват замолчал на мгновение. - Я даже не знал, что они могут читать мысли. Но пока никто не дергается в нашу сторону.
     - Это хорошо. - Кивнула Сабля. - Когда будет подмога и что нам делать? - спросила она у инквизитора. - Огрин говорит, что они собираются атаковать бункер.
     - Сейчас я организую эвакуацию людей из здания. - Ответила ей Абелина. - Будь на связи и сообщай как только ситуация изменится. Постройте баррикаду, отвлеките на себя их внимание, чтобы твари задергались. Это позволит атаковать их сверху.
     - Дай-ка микрофон сюда. - Хват протянул руку к шлему и уже хотел снять его с головы арбитра, совершенно не заботясь защелками, которые легко мог сломать, но Сабля вовремя отстранилась и активировала внешний звук.
     - Говори сюда. - Она потыкала пальцем в микрофон.
     - Вызовите из части роту Холана и моих бойцов. - Передал здоровяк. - Люди блокируют здание - мои воины пойдут на штурм. Мы поддержим их снизу, зажмем паразитов в клещи.
     - Вас там мало, вы не выдержите их натиска. - Зашептала Абелина. - Ничего не предпринимайте, оставайтесь на месте.
     - Боюсь, что тогда будет поздно. Я не зря взял тяжелое вооружение. - Ответил ей упрямый огрин. - Пока мы болтаем, время уходит. Я могу создать баррикаду и отвлечь их внимание на себя, пока они не ударили. Если основная масса проникнет в здание - это будет резня - там полно гражданских. Быстрее отдайте приказ выдвигаться моей роте из части, иначе не успеем, они уже начали шевелиться, как будто что-то подозревают.
     - Проклятье варпа на тебя, огрин! - зашипела инквизитор, ругаясь. - Ладно, - она уже успокоилась. - Действуйте, как только заметите, что они полезли в бункер, я свяжусь с другими группам, чтобы вышли в ваш район и поддержали огнем.
     - Я уже сделал это - Гора и Мастер движутся так быстро как могут. - Заверил инквизитора Хват.
     - Да поможет вам Император! - сказала напутственное слово Абелина и отключилась. Огрин улыбнулся и посмотрел на Саблю.
     - Сейчас мы проверим, чего ты стоишь в бою! - Он встал и его тяжелый лазган перекочевал из положения за спиной прямо в руки. Проверив заряд батареи, огрин пошел к наблюдателям.
     Хват выглянул из-за угла тоннеля, посмотрел на идущие вдоль него стальные трубы - место было не очень удачным, но если заманить на себя паразитов, отступив вглубь тоннеля и обрушив потолок, то можно перекрыть им путь. Правда, можно самому пострадать при обвале, но тут уже как повезет. А потом, пройдя по соседнему коридору, ударить во фланг и снова обрушить коридор им на головы. Или послать туда группу сразу? Он еще не решил.
     Внезапно твари словно насторожились, прекратили беспорядочно возиться и вытянулись в струнку. В центре их группы началось какое-то шевеление и показался более крупный тиранид, у которого кроме большой головы зашкаливало обилие зубов, клыков и когтей с костяными пиками и наростами по всему телу. Похоже, это был один из водителей этой банды паразитов. Хват указал Веселушке, штатному снайперу отряда, на это чудовище и та, кивнув, приникла к прицелу противотанковой винтовки. Космач, Битень, Стержень, Молчун и Хват приготовились метнуть гранаты прямо в гущу паразитов. Как только Веселушка плавно выжала спусковой крючок и ее оружие издало громкий плевок, огрины метнули гранаты и вскинули лазганы, дробовики и тяжелые болтеры, начав обстрел противника. Контролер пошатнулся от выстрела, но устоял. Он тут же заметил опасность и успел отдать приказ атаковать неприятеля, прежде чем второй выстрел окончательно не вынес ему мозги. Громкие взрывы огринских осколочных гранат, случившиеся прямо в центре тиранидской массы, раскидали генокрадов, однако их было настолько много, что они с визгом и ревом, кинулись на стреляющих гвардейцев, чтобы смять.
     Сдержать такую волны было сложно, но можно и Хват радовался, что сейчас у него в руках стрелковое оружие, а не копье или топор, хотя понимал, что придет и его время. Твари накатили волной и огрины отступили в тесный коридор - генокрады были вынуждены атаковать не скопом, а частями, при этом трупы их мертвых солдат уже перегораживали вход. Взрывы гранат не повредили потолок - строители постарались, чтобы тоннели не схлопнулись, однако тварей было слишком много, они царапали стены и бились о них головами, а их кислота, которой они ловко плевались, начала крошить даже бетон. Видимо, среди них пряталась не одна контролирующая тварь, раз вся эта масса вдруг перестала бросаться на отступивших огринов и внезапно откатилась к бункеру.
     - Космач, мины! - отдал приказ Хват, улучив секунду передышки и огрин тут же бросил пару блинов в проход. - Взрываем тоннель и уходим в правый коридор - они собрались нас обойти!
     Сабля, которая оказалась впереди отступающих огринов, побежала в авангарде и чуть не столкнулась нос к носу с генокрадом - их Контролер тоже хорошо изучил помещения и послал своих воинов, чтобы растерзать врагов. Пальцы инстинктивно вдавили спусковой крючок лазгана и голова твари лопнула, однако вместо нее выросло еще две - толкающиеся позади напирали изо всех сил. Сабля вынула болтер, экзоскелет бронекостюма позволял удерживать лазган одной рукой и женщина теперь вела огонь с двух рук, просто выжав спусковые крючки. Ствол лазгана начал нагреваться, испуская лучи не переставая, болтер ухал как филин в тихую ночь, выпуская разрывной снаряд за снарядом, однако тварей неожиданно оказалось очень много и задние напирали на передних. На ее силовую броню попало несколько капель органической кислоты, металл начал шипеть, но медленно и Сабля мысленно поблагодарила Бога-Императора за то, что Док так славно поработал на ее защитой - прошлый доспех уже проплавился бы и она получила бы серьезные химические ожоги. К тому же персональный генератор силового щита позволял сдерживать удары когтей тварей, не наносящих повреждений, да и сама броня была создана из различных прочных сплавов. Тираниды напирали и умирали прямо перед агентом инквизиции, пока ей на выручку не пришли огрины - рядом рассек воздух огромный топор, мигом срубая две головы генокрадов, а мерцающий силовой меч и сабля ловко оттеснили нападающих. Потом в действие вступил дробовик и тоннель частично освободился от тварей. Генокрады начали плеваться кислотой, чтобы остановить ворвавшихся огринов, однако... их плевки не причиняли им никакого вреда! Сабля видела это собственными глазами - кислота, которая легко превращала прочный металл в ржавую крошку и проедала доспехи громил, сделанные из танковой брони, даже не оставляла язв и ожогов на коже. Так, легкое покраснение и сыпь. Впрочем, огрины старались не попадать под плевки тварей, подставляя доспехи или же уклоняясь от них. И рубились вовсю. Топоры, мечи, сабли, копья, алебарды, палаши, все мелькало и крутилось, отсекая генокрадам конечности. Редкие всполохи лазгана и уханье дробовика выносило сразу двоих или троих. Похоже, Контролер понял, что наступление захлебнулось и чуть притормозил свое войско, не желая терять бойцов. Воспользовавшись заминкой, Хват скомандовал.
     - Взрывай проход.
     Генокрады уже успели разрыть гору трупов, которую оставили после себя огрины и попытались напасть с тылу, как им на головы обрушились многотонные конструкции, засыпав все бетоном и перекрученной арматурой. Потолок над головами начал трескаться, появились разломы, не сулившие ничего хорошего и огрины быстро покинули место схватки, отступив в другой тоннель. Генокрады завопили и кинулись за ними следом, плюясь вдогонку. Сабля бежала где-то в середине из могучих тел, не видя противника, но нутром ощущая его. Позади раздались еще два взрыва - это сработали осколочные гранаты. Однако вопли и визг тварей не прекращались. Сабля вообще не понимала куда они бегут, включились инстинкты, направленные на выживание человека и она прикладывала к этому все усилия. Вот их группа свернула куда-то вправо, потом Космач оставил еще две мины, завалившие коридор. За стеной бетонной крошки завыли и заорали - генокрады в срочном порядке искали проход, а группа огринов удалялась от места сражения. Потом Хват снова свернул вправо, выходя к перекрестку из труб и хитросплетения кабелей - Сабля уже запуталась в этих похожих друг на друга как капли воды тоннелях, однако лейтенант вел свой отряд словно чуял выход. Где-то позади остались завывания тварей и наступило время для небольшой передышки, используя которую огрины избавились от поврежденной брони. Некоторые из них натянули меховые безрукавки, скрывая под ними голый покрасневший от кислоты торс, отряд перезарядил лазганы и магазины дробовиков и Хват скомандовал:
     - Вперед!
     Они вышли во фланг забуксовавшим возле обрушенного коридора тиранидам, которых было уже не так много - они пытались раскапывать бетон. Кинжальным огнем подавили чахлое сопротивление десятка тварей и двинулись по своим следам, возвращаясь к бункеру. Оттуда слышалась стрельба и грохот разрывов и отряд Хвата спешил на помощь двум другим группам, которые неожиданно для генокрадов вышли с двух других направлений. Контролер не ожидал подмоги гвардейцев и сейчас отчаянно сражался за свою жизнь. Группа Хвата отрезала его от побега, взорвав часть коридоров, потеряв телепатическую связь с отправленными на их поиски генокрадами, Контролер понял, что его зажимают сразу с трех сторон. Продавить ряды нападавших он не мог - они оказались на удивление стойкими к его кислотным атакам, чрезвычайно сильными и ловкими, умудряющимися избегать прямых ударов, к тому же их оружие наносило серьезный урон его выводку и Контролер уже испытывал отчаяние. План еще не вошедшего в силу Патриарха накрывался медным тазом, необходимо было подкрепление, но оно находилось вне стен города и не могло прийти на выручку, потому что иначе люди узнают, где находится основное гнездо выводка, а это недопустимо - сохранить его в тайне, вот главная задача. Сейчас еще можно спасти положение, убедить их, что все силы генокрадов уничтожены. Для этого Контролер издал клич, призывая всех своих детей к себе. Он принял решение осуществить прорыв, но не внутрь подземных коммуникаций, а вверх, туда, где сейчас работали безоружные люди. У него оставалось еще четыреста-пятьсот боеспособных особей и с их помощью можно было выправить ситуацию. Он оставил еще двести бойцов прикрывать его отступление, сам же приказал ломать двери бункера, с чем его авангард легко справился. Проникнув внутрь, Контролер повел орду по лифтовым шахтам вверх, стремясь скорее оказаться на свежем воздухе, где по поверхности можно выскочить из неожиданной ловушки и снова уйти под землю. Однако там его ждал сюрприз.
     Когда двери лифта вылетели в стороны от ударов когтей генокрадов, Абелина призвала все свои силы, которые были ей доступны. Спрятавшаяся за стойкой охраны Эмилия вместе с немногочисленными стражниками начала стрелять по лезшим из бункера генокрадам. Их было очень много и жуки как-то быстро заполонили окружающее пространство, Абелине именно это и было нужно. Призвав всю мощь варпа на их головы, она саданула молнией из рук, поджигая передовые части наступления, кое-где создавая очищающее пламя. Она не знала, живы ли огрины внизу вместе с ее свитой - связь установить не удалось, хотя канал работал. Но инквизитор понимала, что во время боя воинам как-то некогда заниматься болтовней, поэтому не настаивала на ответе. Сейчас ее задачей стояло сдержать первый натиск - подмога в лице роты огринов и двух рот гвардейцев уже спешила из части, а все остальные, поднятые по тревоге, уже выходили на свои позиции. Как только инквизитор и поисковые группы покинули территорию базы, полковник Конот привел солдат в боевую готовность и каждый знал, куда ему следует выдвинуться. Так что сейчас против инквизитора играло время и количество ползущих из подвала генокрадов.
     Эмилия и стрелки видели как падают тушки мерзких тварей от воздействия инквизитора-псайкера, но даже ее сил не хватило бы, чтобы сдержать такую орду. Некоторые стражники прекратили вести огонь и уже собрались было бежать, спасая свои шкуры, но тут комиссар вспомнила, кто она есть на самом деле.
     - Куда собрался, солдат?!! - заорала она проснувшимся командным голосом. - Сражайся с ксеносами во имя Императора или я тебя пристрелю сама!! - Взбешенная, с искаженным от ярости лицом, она внушала стражникам страх, размахивая лазпистолетом. - Вернись на позиции, возьми лазган и стреляй, варпово отродье!! Докажи, что ты мужик, а не трусливая тряпка!!
     И сама продемонстрировала солдату, как нужно убивать генокрадов. Стражники, конечно, немного струхнули при виде выплескивающейся на них волны тварей, но силовые молнии инквизитора, огонь снайпера, и призывные вопли комиссара сделали свое дело - они стали худо-бедно стрелять. Засевший где-то наверху между колонн на небольшом выступе Токс клал тиранидов одного за другим из своей винтовки, не подпуская близко к Абелина. Та, "выстрелив" еще раз молнией из пальцев, вынула плазменный пистолет из кобуры и выжала спуск. Оружие гуднуло и часть генокрадов превратилась в пар - мощный энергоимпульс тут же разорвал их тушки, а высокая температура заставила закипеть внутренности тварей. Не ожидавший такого сопротивления Контролер чуть притормозил свою орду, уже решая, а не повернуть ли ему назад, как ощутил, что в подземелье все двести особей уничтожены. Зажатые с трех сторон кинжальным огнем из лазганов и огнеметов, его бойцы просто умирали, не успевая дать отпор. Громилы оказались очень сильными и умелыми воинами, противопоставить которым в тесных коридорах коммуникаций Контролеру было нечего. В открытом поле он справился бы с ними без труда, но в данной ситуации... нет, нужно пробиваться через верх и на выход из города. Контролер отдал приказ усилить натиск и его бойцы взвыли, выражая свое усердие, стараясь услужить ему. Человеческие стрелки, прятавшиеся за укрытием, дрогнули, едва заслышав этот вой, но не они были главной целью, а существо, что стояло на пути Контролера. Оно обладало могущественными силами, сравнимыми с силами Патриарха. Возможно, не такими могущественными, но все же подобными его, Контролера, собственным. И оно было в приоритете уничтожения, потому что практически одна сдерживала его орду. Ее ручное оружие создавало мощные взрывы и энерговсплески, уничтожавшие сразу трех-четырех бойцов, а преобразованная с помощью способностей энергия поджаривала до десятка. Контролер нервничал, направляя на ее атаку, все больше и больше бойцов и существо стало отступать. Он почувствовал, что она начала терять свои силы и усилил нажим, добавив к нему свой телепатический удар.
     Вой Контролера генокрадов стал для Абелины неожиданностью и она немного пошатнулась, теряя концентрацию. Ее психические силы были подорваны сражением с тиранидами, она знала свои возможности и, выпустив пару молний из рук, уже понимала, что находится на пределе. Ослабленная, с просевшими ментальными щитами, она могла оказаться хорошей целью для хищников варпа и удар Контролера пришелся по ее мозгам как никогда кстати - ментальные щиты лопнули и из носа Абелины потекла кровь. Мерзкая тварь словно выбрала удачный момент когда нанести удар. Его бойцы были уже в десятке метров от инквизитора, которая рухнула на колени. Что-то там кричала молодая комиссар, стреляя из своего лазпистолета, почти не причинявшего вреда хитиновой защите тиранидов, верный Токс уже спрыгивал с карниза вниз, чтобы защитить свою хозяйку, но та понимала, что он не успеет. Генокрады уже были близко и самый первый из них занес свой острый бритвенный коготь для того, чтобы проткнуть инквизитора. Абелина попыталась извернуться и удар прошел вскользь, разрывая на ней безрукавку и блузку на спине, оставляя широкую открытую рану. Боль помогла взбодрится перегруженному сознанию, изыскать резервы и инквизитор попыталась ответить генокраду молнией, однако произвела только слабую искорку. Тварь заверещала и пригвоздила второй конечностью ее плечо к полу, прежде чем сдохла. Абелина выгнулась дугой, крича от дикой боли, как тут голова генокрада разлетелась от выстрела лазгана и на ее кожу попала часть его кислотной крови. Лицо обожгло новой вспышкой боли, тело ломило и корежило от полученной глубокой раны - генокрад завалился на бок, оставив свой коготь в плече инквизитора, увлекая за собой легкое тело женщины, кладя его сверху на свой труп. Сознание, растерзанное телепатическим криком Контролера и истощенное самой инквизитором больше не могло бороться с наплывами боли и отключилось, бросая тело в желанную негу беспамятства.
     Токс подскочил к Абелине, одним ударом отсек конечность генокрада и подхватил тело женщины с торчавшем из него когтем, уворачиваясь от атаки следующей твари. К нему уже спешила Эмилия, наплевав на тиранидов - она видела, что во фланг им ударили огрины, вынося двери. Шорох могучим ударом молота своротил створку, чтобы она не мешала бойцам и, продолжая движение, отбросил двоих генокрадов к стене. В вестибюль уже ворвались прибывшие первыми огрины и сейчас Контролер в полной мере осознал, в какую ловушку попал. Громилы натурально вынесли оставшихся в живых бойцов, используя свое тяжелое оружие, один выстрел которого отправлял тиранида к его праотцам разума улья. Кроме этого дробовики и огнеметы выжигали всех без остатка, не давая генокрадам даже и шанса на выживание. Контролер застрял в шахте где-то посередине и сосредоточился на управлении горстки выживших войск, сдерживающих натиск великанов, как снизу прилетел разрывной снаряд из болтера и пробил его толстую шкуру. Контролер взревел от боли, бойцы качнулись, оставшись без управления, чем огрины и воспользовались, давя их как тараканов. Снизу снова начали стрелять, на этот раз по ногам и Контролер, не удержав свое грузное тело, полетел вниз, рухнув на дно лифтовой шахты. Последнее, что увидели его глаза - это взмах топора и наступившая после этого темнота.
     Хват освободил свое оружие из тела крупного тиранида. Они не были похожи на привычных ему паразитов, но напоминали своей тактикой и отчаянными атаками, когда понимали, что жить им осталось недолго. Именно этот подвид таракана ничем не напоминал королеву, но тем не менее был словно управляющим центром всей этой толпы тварей. Как только удалось его вырубить, все генокрады как будто замерли на секунду, а потом начинали действовать как обычные животные - разрозненно, нападая поодиночке, шипя и плюясь, ведь их атаки некому было координировать.
     К нему подошла Сабля в сопровождении Жетона. Два других поисковых отряда спешили к месту схватки как только она началась и ударили в тыл вовремя, при этом сопровождающих огринов агентов "оттерли" в тыл, сохраняя их жизни. Ну, кроме скитария, который обладал невероятно могучим арсеналом, используя его на всю катушку. Гора даже восхитился его отвагой, не ожидая от такого мелкого и хрупкого человека, закованного в броню, невероятной храбрости и смелости. Он убивал паразитов даже быстрее и больше, чем это делал сам Гора и огрин решил уже было непременно у него поучиться подобному искусству. Раньше он считал, что мелкие людишки на такое не способны, но сейчас видел перед глазами пример того, что не стоит всех судить по внешнему виду. На первый взгляд атака огринов была самоубийственной - кинуться в меньшинстве на такую огромную ораву, но у Жетона и Винта хватило мозгов не спорить с великанами. Они понимали, что в этом вопросе громилы гораздо компетентнее их. Затем и Сабля поняла это, хотя и оказалась на волосок от смерти.
     Огрины разбили орду тиранидов на несколько отрядов, уводя их за собой, заставляя их делать именно то, что им было нужно. Для такой четкой координации действий нужна была связь, однако Сабля ничего такого не заметила и начала поглядывать на Хвата и остальных с некоторым испугом, а ну как они обладают телепатическими способностями. Женщина поделилась своим наблюдением с Жетоном, на что десантник презрительно фыркнул.
     - У них компактные вокс-передачики в ухе, а на губе прилеплена мушка микрофона, неужели не видишь?
     Сабля пригляделась и заметила черные точки в уголке рта у каждого. Теперь многое стало понятным.
     - Откуда такое оборудование? - спросила она. - Оно ведь жутко дорогое и не используется в гвардии - там обходятся обычными наушниками и микрофонами размером с жука.
     - Я спросил, мне сказали, что это подарок. - Жетон усмехнулся. - Цитирую: "от мелких человеческих женщин, носящих славную броню и храбро дерущихся в рукопашной".
     Сабля быстро перебрала в уме организации Империума.
     - Другой гвардейский полк? - спросила она.
     - Сестры битвы. - Засмеялся десантник, пиная мерзкую голову генокрада. - Мы здесь закончили? - обратился он к Мастеру, который стоял вместе с Хватом возле лифта. Оба прислушивались.
     - Стоит прочесать подземелья. - Произнес командир огринов. - Проверить на наличие паразитов, а пока...
     Он ухватился на трос лифта и сильно дернул его, проверяя, может ли он его выдержать. Проползшие по шахте вверх генокрады уже вырвали со стальным мясом двери кабин и проделали огромные дыры в металле, заклинив лифт, так что подниматься можно было уверенно, что Хват и проделал. Он зацепился за край пола вестибюля и, подтянувшись, выбрался из лифта, при этом успев откатиться в сторону - охранники, пережившие атаку генокрадов, трясущимися руками продолжали целится в сторону темного зева шахты и когда там появилось движение, нервы у одного не выдержали и он открыл огонь. Только молниеносная реакция спасла огрина от поражения, хотя луч все же попал в наплечник доспеха, не причинив вреда танковой броне. Стражник повел стволом за выбравшимся телом, как к нему подошла девушка-огрин и вырвала лазган из руки.
     - Пушки детям не игрушка. - Сказала Заноза, забирая оружие.
     Хват встал, поправив оружие за спиной, следом за ним из проема лифта появился Гора и также быстро оказался в вестибюле, по которому бродили огрины. Зал был впечатляюще огромным, с витыми колоннами поддерживающими полукруглый потолок, гротескного вида лепнина украшала стены, а на некоторых их них висели большие картины, изображающие Императора и его сыновей-примархов. Однако Хват на них не обращал внимания - он сразу же увидел лежащую без сознания госпожу инквизитора и хлопотавших возле нее Эмилию и Токса. Огрин решительно подошел к ним, отдавая приказ.
     - Проверить здание, всех паразитов уничтожать на месте! - его голос перекрыл гомон любопытных огринов, осматривающих внутреннее убранство здания.
     Бойцы тут же разбежались по коридорам, лестницам и кабинетам, прочесывая здание, а Хват склонился над инквизитором.
     - На вид раны неглубокие. - Он указал на спину и часть бока. - Ожог, правда, подпортил мордашку, но главное, что она жива.
     Убийца метнулся к нему, чтобы попытаться уколоть небольшим кинжальчиком с отравленным лезвием наглого огрина, как тот перехватил его кисть с оружием левой рукой, а правой схватил за горло. Все замерли, наблюдая невиданную картину - асассина поймали в захват тисков и сейчас Хват с интересом разглядывал его маску.
     - Следи за языком, огрин. - Пропыхтел Токс, уже жалея о своем внезапном порыве. Тело, отравленное многочисленными ядами, циркулирующими в организме, иногда сбоило и убийцу охватывало необъяснимое желание причинять боль всем кто был рядом. Именно по этой причине его и списали "на берег" - неуправляемый асассин никому не нужен. У Токса была одна дорога из Храма Вененум - вперед ногами, но Абелина как-то смогла его отстоять и убедить Совет присоединиться убийце к ее свите. Инквизитор своими психическими силами подавляла его внезапные вспышки гнева и за это Токс был ей благодарен. Сейчас же, увидев, что ее ранили и она без сознания, убийца испытал невероятную вспышку ярости, которую выместил на остающихся в живых тиранидах, но прибывшие огрины всех быстро перебили, а чувство еще не угасло. А сейчас этот тупоголовый громила позволяет себе оскорбления в адрес инквизитора! Смерть ему!
     - Тебя оскорбляет правда? - с интересом спросил Хват, не выпуская из руки дергающегося убийцу. Тот как-то пытался выскальзывать и у него постепенно получалось, тело асассина словно было пластичным, что невероятно для человека, но огрин держал крепко. - Скажи, в чем твоя проблема? Мы на одной стороне.
     - Прекратите!! - закричала от дверей лифта выбравшаяся наверх Сабля. - Отпусти его, огрин! - Она направила лазган в голову Хвату.
     - Только после того, как удостоверюсь, что он не причинит никому вреда. - Пробасил тот. - Сейчас не время сориться и устраивать "охоту на ведьм". - Хват смотрел прямо в узкие щелочки-прорези маски Токса. - Просто от горя у него немного помутились мозги, я прав?
     - Совершенно верно. - Отозвался скитарий Винт, который быстро подошел к висящему убийце и сделал ему какую-то инъекцию в шею. - Все, теперь можешь его отпустить - больше пытаться убить он никого не будет.
     Сабля не знала об этой особенности асассина и ей стало на мгновение страшно, а ну как он прирежет ее ночью? Видимо, поэтому Токс всегда ночевал отдельно от всех, а ведь Сабля думала, что он молится Богу-Императору, прося снисхождения и сил в будущей операции, а тут вон какое дело - у убийцы просто крыша поехала. Да, служба в свите инквизитора точно не подарок. Хват бережно поставил асассина на пол и тот зашатался, потом присел-встал, восстанавливая циркуляцию крови, после чего сжал кулаки и посмотрел на огрина, прошелестев своим обычным голосом.
     - Прошу простить мое поведение, лейтенант. - Только сейчас Сабля вспомнила, что тупоголовый болван имеет офицерское звание.
     - Может быть, уже поможете ей? - осведомилась Эмилия. - Инквизитор может умереть!
     - У нее персональный стазисный блок, в случае потери сознания или ранения он позволяет доставить госпожу в госпиталь в течение нескольких часов. - Ответил Винт, склонившись над Абелиной. - В этом городе нет приличного медблока, а я не доверяю местным врачам, поэтому справиться с ее ранами может только Док.
     - Тогда возвращайтесь в часть, мы тут закончим. - Произнес Хват и скитарий, поклонившись, поднял с пола Абелину, осторожно перенеся ее в машину.
     Никто даже не возразил, что огрин отдавал всем приказы. Холан так вообще привык к этому еще в пещерах той планеты, где ловили хаоситов. Он знал, что первое впечатление об огринах обманчиво - неповоротливые увальни, они оказались умными, опытными воинами, при этом находя нестандартные решения и также планируя атаки. Да и потом, Холану было с ними как-то спокойно, особенно когда за спиной такой ходячий танк, вооруженный тяжелым оружием.
     Хват оглядел свою роту - многие уже вернулись с обхода помещений и отрицательно мотали головами - мол, никого нет, все чисто. Холан и Эмилия тоже подошли к Хвату, ожидая от него указаний, Тихонький остался снаружи - на него повесили сопровождение чиновников в безопасное место и он был этим весьма недоволен.
     - Холан, остаешься за старшего, охрана объекта, все дела. Доложись полковнику, объясни ситуацию, думаю, с этого момента чиновники будут посговорчивее.
     - Еще бы. - Фыркнул лейтенант. - А ты куда?
     - Мы - вниз. - Хват показал в сторону лифта. - Прочесывать подземелья, искать гнездо, хотя, я уверен, что там мы ничего не найдем, но убедиться все же стоит.
     - Может быть, свяжешься с полковником? - предложил Холан. - Он должен быть в курсе происходящего.
     - Непременно так и сделаю. - Хват повернулся к ждущему комиссару. - Отправляйся в часть, будь рядом с инквизитором, после пробуждения она потребует всю информацию о произошедшем, расскажешь ей все.
     - А почему я? - уперлась девушка. - Я пойду с вами!
     - Не стоит. - Мягко произнес Хват. - Там внизу кровь и кишки, вонь и дерьмо, бегающие в темноте генокрады, нападающие внезапно со спины, так что лучше займись инквизитором. Тем более, что она тебе доверяет.
     - Как доверяет? - не поняла Эмилия. - Откуда ты знаешь?
     - Чувствую. - Просто ответил огрин.

     Абелина медленно приходила в себя. Лежа под теплым одеялом, в блаженной неге, которую не хотелось покидать, она прислушивалась к тому, что происходит вокруг, чтобы убедиться в своей безопасности. Последнее, что она помнила - это брызги кислоты на ее лицо и дикую боль в плече. Мысленно женщина вздохнула и открыла глаза.
     Она находилась в бункере полковника Конота, рядом на стуле тихо посапывала комиссар Эмилия. Абелина осторожно коснулась ее разума - девушка спала без сновидений и инквизитор не стала ее будить. Она обратила внимание на свое плечо, которое проткнул коготь тиранида - рану уже обработали и она была туго забинтована так, что и рукой не пошевелишь. Раздетая до трусов, Абелина была укрыта двумя одеялами - своим привычным, которое таскал с собой Док, и походным полковым, которое использовал Конот. Женщина снова вздохнула и осторожно выбралась из-под одеял, босые ноги коснулись холодного пола, но не это волновало инквизитора. Она подошла к своим личным вещам, аккуратно сложенным на стуле. Мурзик, который спал в этой же комнате, мигом проснулся при первых шевелениях своей хозяйки и, потянувшись, подбежал к ней. Абелина приложила палец к губам, гиринкс понял, что лучше помолчать и потерся крупной головой о бедро инквизитора, его пушистый хвост обнял голень женщины и та ощутила успокоение разума - верный друг воздействовал на нее психическими силами, помогая унять боль и снять напряжение перегруженного разума. Абелина открыла сундучок и нашла там зеркальце. Посмотрела на свое отражение и вздохнула.
     - Красавица. - Тихо произнесла она, разглядывая химический ожог на левой стороне лица.
     Глаз не пострадал, немного досталось волосам и на том месте они уже расти не будут, придется менять прическу, ухо получило больше всех - раковина как-то съежилась, кожа словно стекла вниз, застыв уродливой каплей. Лучше будет его отнять и заменить на протез, Док все сделает быстро и качественно. Конечно, она может слышать и без уха, все-таки орган внутри головы не пострадал, но определять источник звука уже не сможет, а это главное. Ну и о внедрении можно будет забыть, если только не представляться отставным пехотным капитаном или майором. Увечье и аугментика не были в Империуме чем-то выдающимся, однако мужчины предпочитали молоденьких барышень, не пострадавших от ужасов войны, а вот с этим Абелина уже ничего не могла поделать.
     Одной рукой она попыталась натянуть майку, но рана на спине и в плече дала о себе знать - даже сквозь плотные бинты проступили капельки крови и небольшое напряжение заставило отступить инквизитора к койке, на которую она и присела. Эмилия засопела и открыла глаза, закрыв их снова, чтобы потом распахнуть во всю ширь.
     - Госпожа Инквизитор!! - закричала она и Абелина поморщилась. - Зачем вы встали?!! Вам еще рано двигаться, доктор категорически запретил!!
     - Я сама знаю, что мне рано, а что поздно. - Сухо проворчала Абелина тихим голосом. - Помоги мне одеться.
     - Нет. - Твердо сказала комиссар, тряхнув головой. Сейчас она напомнила ей упрямых огринов, которые на словах согласятся, но сделают все равно по-своему, как они проделали подобное в подземельях. Она же четко отдала приказ - не отсвечивать, но громилы все равно устроили там заварушку. Хотя, стоит отдать им должное, они дали немного времени, чтобы эвакуировать гражданских и успеть подготовиться к встрече с тиранидами. Как они там, живы? - Вы должны лежать, вы сильно пострадали от тиранидов, вам нужно отдыхать!
     - К варпу отдых, когда эти твари обосновались на планете. - Инквизитор снова попыталась одеться, но проклятая майка не лезла на перебинтованную и прижатую к телу руку, а просунуть в нее голову не удавалось - спина отзывалась еще больше болью.
     На вопли Эмилии в комнату вошел Док, за его спиной было видно виноватую физиономию Сабли, которая, заметив, что Абелина сидит голышом, тут же притворила дверь, чтобы любопытные мужики не сунули свой нос куда не следует. Техножреца-медика она за мужика не считала и правильно - тот уже давно перешел тот порог восторга по женскому телу, приводящих подростков и некоторых мужчин в экстаз. Инквизитор усмехнулась на это и посмотрела на Дока, который, пользуясь своим механодендритом, осторожно запустил в рану иглу анализатора.
     - Насколько все плохо? - спросила его Абелина.
     - Плечевой сустав не поврежден, разрыв мягких тканей и мышц серьезный, регенерация займет какое-то время, рана на спине неглубокая, препараты я уже ввел, но главное не это. - Единственный живой глаз уставился на инквизитора. - Вы сильно перенапряглись психически, да еще и сработал телепатический удар тиранида, ваш мозг был перегружен, боюсь, что часть способностей вы потеряли.
     - Я все еще могу... - начала Абелина, создавая молнию, то есть пытаясь ее создать, но голова тут же закружилась, пошла носом кровь и Док немедленно подхватил женщину, укладывая ее на кровать. Эмилия комкала в руках одеяло и заботливо укрыла им инквизитора - та моментально ослабла настолько, что не смогла ей воспрепятствовать. - Проклятье варпа, это сложнее чем я думала. - Вздохнула Абелина. - И надолго? - спросила она у Дока.
     - Боюсь, что навсегда. - Возвратный дыхательный имплант шумно выпустил воздух из грудной клетки техножреца. - Вы можете читать мысли, возможно, останется внушение, постановка ментальных барьеров против демонов и хищников варпа, но преобразовать энергию имматериума вы вряд ли сможете. - Док посмотрел на Мурзика. - Благодарите гиринкса за то, что он помог оставить вам хотя бы это - Мурзик не отходил от вас ни на шаг, пока я оперировал. Вероятно, он поддерживал вашу душу своими психическими силами и защищал от тварей варпа, почувствовавших вашу слабость - после операции он выглядел не лучше вас.
     Наверное поэтому гиринкс не почувствовал ее пробуждения - он сам был истощен, подумала Абелина. Большая кошка подошла и, встав на задние лапы, заглянула в лицо инквизитору, тихонько мяукнув, словно осведомляясь о ее здоровье. Женщина протянула руку и погладила гиринкса по голове, после чего посмотрела на хлюпающую носом Эмилию и приказала.
     - Позови полковника Конота - я должна знать, что происходит. Сколько я была без сознания? - спросила, обращаясь к Доку.
     - Почти сутки. - Эмилия уже вышла, что-то громко говоря стоящим за дверью - Абелина не стала прислушиваться. - Ушную раковину я восстановлю, это не проблема, слышать будете как прежде, но вот лицо потребует пересадки кожи. Начать искать донора?
     - Не стоит. - Отмахнулась та. - Шрамы украшают инквизитора, не так ли? - и подмигнула техножрецу.
     - Это помешает вашему налаживанию контактов с населением и аристократией. - Заметил Док. - Они не обращают внимания на аугментику, но только если она скрыта под головным убором или под одеждой.
     - У нас еще осталась Сабля и у нее с мордашкой все в порядке. - Улыбнулась Абелина.
     - Плохая идея. - Техножрец был неподвижен как статуя. - Сабля - солдат, а не аристократка, от нее за километр разит уставом и дисциплиной.
     - Помоги мне одеться. - Попросила его Абелина, немного восстановив силы. - Я не хочу выглядеть в глазах полковника слабой.
     - Думаю, это не требуется. - Просто сказал Док. - Он все поймет, он военный и сражается уже давно, он видел ранения и похуже, да и сам попадал в подобные ситуации.
     - Я... - слова застряли в горле женщины. - Я так не думаю. - Добавила она уже тихо.
     - Хорошо. - Не стал спорить с ней техножрец.
     Он помог облачиться инквизитору в повседневную форму, только на верхнюю половину тела пришлось накинуть куртку. После чего Абелина попросила полковника войти - она ощутила его присутствие за дверью и это внушило ей надежду, что с ее способностями не все так плохо, как предрекал Док. Конот протиснулся внутрь, теребя в руках фуражку. Он виновато посмотрел в глаза Абелине, на что та мягко улыбнулась как тогда, во дворце, однако проклятый химический ожог все испортил. Но, вот удивительно, он не испугал полковника, наоборот, тот улыбнулся в ответ, пытаясь ее приободрить.
     - Мы прибыли так быстро, как смогли. - Начал оправдываться Конот. - От части до здания Администратума одиннадцать километров, водители еще не знакомы с городом, поэтому немного заплутали... - Он стыдливо замолчал.
     - В этом нет вашей вины, полковник. - Произнесла инквизитор. - Никто не знал, что тираниды будут там - огрины наткнулись на них случайно и вовремя, когда они готовились ворваться в здание снизу из подземелий и я оказалась там вовремя. Хм, тоже случайно. - Она задумалась. - Совпадение?
     - Думаю, нет. - Покачал головой полковник. - Ночью мы здорово пошумели во дворце и патриарх решил действовать. Он начал копить силы в подземельях, а для этого их надо было там собрать. Просто мы вовремя подсуетились и отправили поисковые группы, не обсуждали дальнейшие действия и не слали запросы командованию. - Он улыбнулся. - Извините мне мою прямоту, инквизитор, но по опыту я знаю, что подобное промедление всегда приводит к неприятным последствиям.
     - Я отдала приказ огринам не атаковать, но они не послушались. - Строго сказала Абелина, сделав паузу и на ее удивление, полковник принялся защищать громил.
     - Не стоит их наказывать, госпожа Инквизитор. - Произнес он, измяв фуражку до состояния тряпки. - Они весьма своевольные, я признаю, иногда игнорируют указания и проявляют излишнюю инициативу, но отличные бойцы и всегда выполнят приказ, даже ценой своей жизни. Скорее, ценой жизни. Они погибнут все до единого, но будут стоять намертво.
     - Сколько их погибло внизу? - тихо спросила Абелина.
     - Ни одного. - Мотнул головой Конот.
     - Как?! - вырвалось у инквизитора. - Из лифта выскочила такая орава, что я подумала нас просто затопчут!
     - Они вызвали огонь на себя, отвлекли тиранидов, заставив их распылить силы, заманили в коридоры, обрушив им на голову потолки тоннелей. - Начал рассказывать Конот. - Потом использовали тактику ударил-отступил, постепенно сокращая поголовье тварей. Просто их Контролер принял решение пробиваться наверх, потеряв половину из своих бойцов в подземельях. Он считал, что здесь простые гражданские и с ними будет проще справится, чем с вооруженными огринами. И просчитался, когда встретил вас. - Конот прямо смотрел в глаза Абелине. - Огрины не задумываясь отдали бы свои жизни в борьбе против паразитов, они сделали все, чтобы уменьшить численность генокрадов. Точно также как и вы. - Полковник замолчал. - Прошу простить меня, что плохо думал о вас, просто до этого... - он замолчал.
     - Не стоит всех мазать одной краской, полковник. - Заметила Абелина - она поняла, что встречи с Инквизицией не всегда были доброжелательными. - Итак, что произошло, пока я валялась в отключке?
     - Огрины прочесали все подземелья города, нашли пару мест, где гнездились твари и выжгли их. - Доложил Конот. - Но лейтенант Хват уверен, что это сделано для отвлечения, там были мутанты и генокрады - искать патриарха нужно за городом.
     - И он прав. - Задумчиво произнесла инквизитор. - Стоит блокировать коммуну "Колос" - тепличное хозяйство, расположенное в горах. Им занимался лично первый помощник, хотя все документы указывают на то, что основная масса людей была направлена в коммуну "Рассвет". Нужно тщательно провести расследование и определить место гнездования, после чего нанести удар с орбиты.
     - Я связался с капитаном Ландером - "Зерно Истины" будет отремонтировано в срок, через три дня он появится на орбите.
     - Что ж, хорошо. - Кивнула Абелина. - К этому времени пусть чиновники Администратума проведут полное медицинское обследование всего населения города. Любое сопротивление может быть расценено как пособничество врагу - предупредите об этом всех жителей, но поселенцы в коммунах не должны ничего знать. Предоставьте медикам и чиновникам свою охрану. Кстати, как они? Продолжают вставлять палки в колеса гвардии?
     - На удивление нет. - Усмехнулся Конот. - Видимо, нападение тиранидов очень впечатлило их и они развили бурную деятельность, да и помощников с губернатором нет, некому на них давить. Даже спорить не стали, кто из них главный, связались со столицей сектора, те пообещали прислать замену, назначили заместителя, так что вместе с "Зерном" прибудет и новый планетарный губернатор. - Поделился информацией полковник. - Арбитрес, правда, так и не появились из своей крепости и на запросы не отвечают, думаю проверить ее в первую очередь, вдруг гнездо там?
     - Все возможно. - Согласилась инквизитор. - Пошлите туда разведчиков.
     - Я отдал приказ начать формирование отрядов СПО - на складах полно огнестрельного оружия и боеприпасов к стабберам и автопушкам пруд пруди. - Сообщил полковник. - Посты на выезде из города выставлены, сейчас инженерный взвод строит там укрепленные ДОТы, им помогают техники из ремцеха.
     - Паника?
     - Отсутствует. - Конот улыбнулся. - Все это время город жил в страхе, никто толком ничего не понимал, а когда появился реальный враг, все вроде как успокоились и теперь молятся на Императора и гвардию. Началось паломничество в его храм, что стоит на горе.
     - Генокрады часто прикидываются проповедниками культа Императора. - Задумалась Абелина. - Храм нужно проверить в первую очередь на всякий случай, но я там была, вроде бы все в рамках Экклезиархии.
     - Обязательно. - Сделал себе пометку в блокноте Конот. - В целом применяем стандартные меры обороны, сильно на СПО я бы не рассчитывал - необученные солдаты, пускай и горящие желанием помочь, но извергающие кучи дерьма в штаны при одном виде тиранида. Извините. - Поправился он, смутившись.
     - Ничего, полковник, я слыхала вещи и похуже, но ваше сравнение очень точное. - Улыбнулась Абелина. - Что ж, раз делается все возможное, то не буду вас отвлекать. Действуйте. Только проверьте, пожалуйста, Храм и крепость в первую очередь, пошлите огринов, у них, оказывается, есть нюх на эту мерзость.
     - Непременно так и сделаю. - Кивнул полковник. - Разрешите идти?
     Абелина ничего не сказала, только махнула рукой.
     - Выздоравливайте. - Пожелал полковник, потом открыл было рот, чтобы еще что-то сказать, но не стал и вышел из комнаты.
     Док заметил изменение состояния пациента - ее клонило в сон, организм устал и требовал восстановительного отдыха. Сунувшаяся за вышедшим Конотом Сабля была решительно отправлена назад - сейчас не время для доклада и разговоров. Абелина уже спала, не заметив, как погрузилась в сон. Рядом с ней, забравшись на койку и потоптавшись, разлегся гиринкс. Док не гнал кота, он понимал, что тот участвует в процессах излечения души инквизитора, ведь именно Мурзик не давал ей поддаться полноценному влиянию варпа.


Глава 4.



     Два открытых транспортера "Химера" мчались с ветерком по отличной бетонной дороге, проложенной из города до крепости арбитрес. День должен был быть жарким, светило уже показалось из-за горизонта, чистое голубое небо свидетельствовало об этом также как и растущая температура на столбике термометра, когда взвод Хвата в своем половинном полном составе выехал с территории части. Он решил, что для проверки крепости и ее возможной зачистки хватит и сорока огринов - строение было небольшим, вмещало в себя от силы те же сорок-пятьдесят человек и находилось километрах в тридцати от города. Если же там окажется слишком много паразитов, то всегда можно вызвать подкрепление - город сейчас натуральным образом готовился к осаде и солдаты могли оперативно среагировать на нападение.
     С последнего нападения на здание Администратума прошло два дня. Рота Хвата прочесала все подземелья, кроме разрозненных группок тиранидов нашла еще и гнездовища каких-то других существ. У них были очень большие черные глаза, длинные руки и ноги, а все тело как будто состояло из гофрированных шлангов, причем твари источали совершенно неприятный запах, иначе говоря - вонь. К ним даже прикасаться было неприятно, но пришлось - твари, когда нашли их гнездо, неожиданно всполошились и кинулись на поисковиков, пытаясь достать их своими грязными когтями и примитивным оружием вроде обрезков труб, металлическими полосами, дубинами и баграми. Только против тяжелого лазгана сильно не помашешь и огрины всех перебили, а огнеметчики еще и выжгли места их гнездования, чтобы не допустить распространения этой заразы. Когда Хват доложил об обнаружении этих существ уже после того, как рота расправилась с ними, то полковник Конот почесал затылок и произнес:
     - Наверное, это были Хруды. - Пожал он плечами. - Мусорщики. Они вроде бы безвредны, стараются избегать обнаружения, к людям по большей части не лезут, сидят тихо в канализации, но, видно, генокрады напугали их, раз они решились вас атаковать.
     - Их не надо было убивать? - спросил Хват.
     - Да и черт с ними. - Рассеяно махнул рукой полковник, словно не слышал вопроса огрина. - Они тоже своего рода паразиты - где их численность возрастает, то там все начинает разрушаться. Это своего рода воздействие их псиполя, как у орков. Наверно. - Конот почесал подбородок. - То, что вы их уничтожили - молодцы, еще того, чтобы город ушел под землю от их влияния нам тут не хватало. Если хочешь детально ознакомится с этими тварями, то тебе к инквизитору - она наверняка знает больше.
     Хват только кивнул на это предложение, мол, как-нибудь в другой раз. После тщательной зачистки подземелий, закупорки нескольких опасных выходов на поверхность бетоном вперемешку с минами, доступ в технические коридоры и тоннели перекрыли, оставив несколько и выставив возле них посты. Чиновники Администратума не возражали - мера это временная, к тому же группы техников отныне буду сопровождать солдаты гвардии. Тираниды на планете еще где-то остались, потому что в их полное уничтожение не верил ни Хват, ни инквизитор, ни полковник и комиссар, да и остальные тоже не расслаблялись - город готовили к возможной долгой осаде, но и про эвакуацию не забывали - экстренно вывести всех жителей все равно бы не успели, но хотя бы спасти часть, применив против оставшихся Экстерминатус. Инквизитор уже задумывалась об этом.
     В первую очередь нужно было разобраться с коммунами, определить в какой именно свил себе гнездо патриарх и сейчас взращивает армию. Абелина внимательно осмотрела павших тиранидов, когда чуть-чуть окрепла после ранения - все же организм у женщины был крепкий, да и серьезно помогали психические способности, и веско заметила, что мутантов среди них, то есть гибридов человека и внедренного паразита было очень мало - в основном боевая форма генокрада. А это значит, что для вызова флота-улья патриарху осталось совсем немного - он наращивает биомассу коллективного сознания, чтобы усилить свой психический крик и добить воплем до разума улья или его осколка. А это значит, если ему не помешать, то в скором времени в этот сектор галактики заявится остальная банда тиранид, что где-то бродит по мирам Империума, поглощая биосферу и набирая силу.
     Поэтому в городе началось спешное формирование отрядов СПО, законсервированные склады были вскрыты, часть чиновников временно переквалифицировалась в интендантов, выдавая оружие желающим вступить в гвардию. Медицинская комиссия трудилась вовсю, проверяя полутора миллионное население столицы, выявляя болезных, увечных, калек и прочих инвалидов, которые старались скрывать свои недостатки, брала их на подозрение, но это все же были люди - искали в первую очередь мутантов генокрадов и их агентов и пара таких случаев уже вскрылась - прямо в кабинете медика один из них попытался подсадить работнику паразитический эмбрион, чтобы тот подделывал результаты, да вот незадача - всех медсотрудников в первую очередь подвергли проверке и, выяснив, что среди них нет шпионов, приставили к ним охрану. Как только пациент стал дергаться, кричать и пытаться сблизится с медиком, как охрана мигом скрутила ему руки, но тот оказался неожиданно силен и раскидал всех. Он так бы и ушел, но предусмотрительный Конот порекомендовал отправить в медлабораторию двух огринов для усиления стражи. Мошонка и Вонючка даже разбираться не стали - звизданули агенту по голове, вырубив его и отдали Доку для опытов, который и извлек из тела извивающегося паразита, да и сам организм человека уже был изрядно изменен - пищевод еще и играл роль яйцеклада для подсаживания эмбрионов паразитов в тела жертв. Абелина же сделала вывод, что Патриарх пока пытается контролировать ситуацию, считая, что еще не все потеряно, поэтому и играет в эти шпионские игры. Ведь многочисленный флот Империума еще пока не завис над планетой, а значит, что его шансы остаться незамеченным весьма высоки. Инквизитор, одна из немногих, знала, что на самом деле тираниды не глупые жрущие все подряд твари, а хитрый и умный противник, который использует все, чтобы добиться своей цели. Какова эта цель было нетрудно догадаться - пожрать все живое и нарастить собственную биомассу. Согласитесь, как-то мелковато для такого могущественного разума, но другого объяснения ученые не нашли или же не придумали.
     Но никто сдаваться не хотел и военная машина Империума закрутилась - все важные объекты оборудовались постами и ДОТами, на въезде в город рылись траншеи, база гвардейцев так вообще больше походила на окопавшуюся крепость и могла принять сотню тысяч жителей города - территория и наличие необходимого числа строений позволяли. А остальные мог легко отсидеться в огромных цехах фабрик и заводов. И потом, размышляла Абелина, валяясь на койке, потому что долго ходить ей было тяжело, всегда можно вызвать грузовой транспорт с Симиллы или того же Балтазара и погрузить на него гражданских, чтобы эвакуировать с планеты. Как таковая, она была не особенно и нужна, Агла могла легко восполнить все потребности населения сектора в пище, но оставалась главная проблема - тираниды. Если они расползутся по планете и поглотят ее всю биосферу, то никакого флота-улья не понадобится - новый осколок родится прямо на глазах.
     Пока же в городе наводили "новый мировой порядок" и готовились к возможной осаде, огрины получили приказ проверить крепость арбитрес. Перед этим в храм Бога-Императора наведались агенты Инквизиции и сунули свой нос во все щели, а Док со специальным портативным сканером обследовал каждого священника. Представители Экклезиархии что-то там пытались возмущаться, но были игнорированы агентами, а Токс даже снял свою маску и глубоко втянул в легкие воздух в храме через две дырки, заменяющие ему нос. Лицо убийцы было невероятно обезображено, везде имелись следы химических ожогов, а кожа превратилась в поверхность Луны с ее кратерами. Священники сразу же сообразили, кто перед ними, до этого считая Токса просто наемником инквизитора в эксклюзивной броне и тут же прекратили все свои слабые попытки сопротивления, затрепетав от страха перед представителем Официо Ассасинорум. Еще бы, никому из них не хотелось быть обвиненными в ереси. Храм в итоге оказался чист, то ли тираниды решили его не использовать, то ли сообразили, что это выведет к ним агентов инквизиции гораздо быстрее. Абелина и некоторые другие служители Ордоса догадывались, что твари на самом деле гораздо умнее, чем кажутся. Остальные же представители Инквизиции продолжали призывать на их головы кары Экстерминатуса и проклятья Императора, при этом совершенно не заботясь о сохранности миров Империума. Если так пойдет и дальше, то человечеству просто негде будет жить - все кислородные миры земного типа будут уничтожены не тиранидами так Инквизицией. Может быть твари именно этого и добиваются?
     В общем, теперь Хват ехал в открытом транспортере поверять другой потенциально опасный объект - крепость арбитрес. За рулем сидел Мастер, которому очень понравилось управлять техникой и он даже выгнал рядового Форсайта, которого определили водителем на эту машину. Тот, понятно, с огрином спорить не стал и тихонько сидел в сторонке, пока старый великан наслаждался поездкой. Органы управления транспортером были для него маловаты, но Мастер стоически терпел это неудобство и пытался приспособиться. Он рулил одними пальцами рук, нажимал на педали большими пальцами ног, скинув ботинки, распространяя вокруг себя запах портянок. Ехать нужно было по прямой и вскоре огрин положил локоть на борт транспортера, подставил лицо ветру и наслаждался поездкой и управлением. Хват даже усмехнулся про себя, но ничего не сказал, пускай Мастер порадуется. В жизни пещерных жителей было мало интересного, однообразная рутина с поиском пищи, сражениями с мохначами и паразитами, охотой на червя и торговлей с поморами, так что здесь, в Империуме, огринам было все в новинку и до жути интересно. Они не были тупыми, как считало их большинство, чрезвычайно любознательные, они просто не имели доступа к знаниям и восполняли сей пробел так, как могли.
     Впереди показалась крепость арбитрес - монолитная стена, окружающая здание внутри. Этакий средневековый замок, который вырос посреди чистого поля с редкими вкраплениями деревьев. Хват протянул руку и постучал Мастера по плечу.
     - Притормози, дальше пойдем пешком.
     Тот понял задумку командира и свернул в поле, чтобы не мешать движению по дороге, которое, впрочем с нападением тиранидов тут же исчезло - инквизитор своей волей запретила все перемещения гражданских. Она не ожидала, что твари проявят себя так быстро и поэтому не желала паники, но очевидцев произошедшего было очень много, те же, кто не был возле здания Администратума, смогли сложить два плюс два, когда начался повальный медосмотр. Несомненно, кто-то и испытывал страх, но большая часть граждан ощутила подъем духа, зная, что на их защиту встанет имперская гвардия, а самые отважные стали записываться в СПО. Люди не стали стенать и кричать о помощи - они засучили рукава и принялись за работу. Время неизвестной опасности и непонятных исчезновений закончилось, наступило время действия. Империум не развалится, подумала тогда Абелина, когда среди его жителей есть такие храбрые люди, встающие на защиту своей родины по одному только зову.
     Мастер быстро обулся, пока огрины разгружались. Все деловито проверяли оружие уже по второму разу - сейчас, имея дальнобойные пушки против паразитов, многие из них изменили свое мнение по отношению к ним. Если раньше огрины считали убийство издалека чем-то позорным, то сейчас, столкнувшись с многочисленным противником в виде хаоситов или тиранидов, поняли, что до ближнего боя они могли бы и не дожить. И авторитет Хвата, как прозорливого вождя взлетел и вовсе на недосягаемую высоту - огрины видели, что он в первую очередь забоится об их жизнях, для того, чтобы как можно больше их вернулось домой.
     - Садись за руль, Гарри. - Обратился Хват к рядовому Форсайту. - Если вдруг в крепости случится заварушка и тварей окажется так много, что мы не справимся, то придется нам быстро уносить ноги.
     - Как это уносить?! - воскликнул недовольный Обломок и потряс своим боевым топором. - Мы никогда не отступаем!
     - Тебя не было в подземельях. - Бросил проходящий мимо него Гора. - Это не те паразиты, что живут в наших горах - эти хитрее и стремительнее, да и к тому же их гораздо больше, натурально затопчут толпой. Глупо сопротивляться превосходящим силам противника, когда ты пошел в разведку, ведь твоя задача - доставить сведения, а не вступить в бой. Только в самом крайнем случае.
     - Но мы же можем сражаться? - не понял Обломок. - Разве не для этого мы сюда прибыли?
     - Отряд должен быть готов ко всему. - Ответил ему Хват, проверяя заряд батареи лазгана и защелкивая его в гнездо. - В том числе и к нападению превосходящих сил противника. Но глупо погибнуть от собственной дурости я вам не дам. - Он посмотрел в глаза каждого и огрины хранили молчание. - Посмертным героем стать очень просто, но вот твои родичи, что ждут тебя дома, не поймут твоего героизма. - Обломок опустил глаза. Он был старше Хвата и на родине его остались ждать жена и маленький сын и парень очень хотел их увидеть вновь. - Так что ведем себя как в подземельях - осторожно, без фанатизма и криков. Завидев противника, оцениваем его возможности. То есть можем ли его уничтожить на месте или лучше выманить наружу под все стволы. Все понятно?
     - Так точно! - отозвался хором отряд.
     - Тогда вперед! - Хват побежал впереди колонны, которая немедленно сорвалась следом за ним. Рядовые Форсайт и Фергюсон смотрели им вслед. Этим гвардейцам уже приходилось работать с огринами в пещерах и они знали, на что громилы способны.
     - По-моему чтобы уничтожить эти сорок рыл нужно как минимум в тысячу раз больше тиранидов, чем могут поместиться в этой крепости. - Пробормотал Гарри.
     - Пожалуй. - Согласился с ним Кирк Фергюсон. Но оба все же проверили как вынимается их оружие - огрины огринами, но и собственной безопасности забывать не стоит.
     Естественно, ворота, ведущие в цитадель арбитрес, были закрыты и открыть их было некому - рядом с крепостью стояла гнетущая тишина. В гнездах стрелков на стене не было видно силуэтов людей, вокруг царило какое-то запустение. Хват подошел ближе к стене, раскрутил веревку с крюком и зацепил его за ее край, сильно дернув, проверяя сцепление. После чего быстро полез наверх, пока возможные противники не заметили его проникновения. Точно также поступили Стержень, Гора, Битень, Веселушка, Космач и Молчун - остальные двинулись вокруг преграды к воротам. Когда передовой отряд проникнет внутрь, то обязательно откроет главный вход. Оказавшись на стене, Хват сел на нее и осмотрел чистый двор, где стояла пара машин арбитрес, ворота в гараж техников были распахнуты настежь и там, среди станков, гулял ветер. Огрин не стал прыгать вниз, хотя мог - высота стены была метров семь, для его роста и местной гравитации все равно что плюхнутся с метровой высоты, но Хват предпочел выбрать веревку и перекинуть ее на ту сторону, сделав остальным воинам его группы знак оставаться на месте и прикрывать его сверху, пока он будет двигаться к воротам - если во дворе никого нет, то можно и открыть главный вход. Его поняли и остальные тут же распределили между собой секторы стрельбы - могучий Гора легко удерживал в своих руках тяжелый болтер, а патронная лента была намотана вокруг его пояса. Кроме того Хват "по-революционному" навесил ему крест на крест еще две ленты и лейтенант так и щеголял - ему очень понравилось "украшение", придававшее ему вид славного воина.
     Рядом с Хватом на бетонные плиты двора спрыгнул Молчун, державший оружие наготове - он внимательно осматривал местность и нюхал воздух.
     - Паразитов не чувствую. - Тихо заявил он.
     - Я тоже. - Одними губами ответил ему Хват. - Запускаем остальных. Гора, Битень, Веселушка, проверьте гараж.
     Трое огринов молча спустились и отправились к ремцеху, где на подъемнике завис транспортер арбитрес, валялись ключи и инструменты, вымазанные в масле и охлаждающей жидкости - похоже, что ремонт был в самом разгаре, когда все люди исчезли, но вот толстый налет пыли говорил о том, что это случилось очень давно. По углам мастерской баловень-ветер уже успел нанести песок и пыль, сбросить вниз со стола лежащие на нем мелкие инструменты или же это постарался кто-то другой. Гора понюхал воздух гаража и медленно вошел, тихо ступая. Его глаза отлично видели в темноте и различали все мелкие подробности убранства ремцеха, но вот останков людей он так и не заметил. Веселушка обошла помещение по периметру и сказала:
     - Чисто.
     В это время заскрипел давно не смазываемый механизм открытия ворот и огромная створка поднялась вверх, освобождая проход, через который во двор вошел основной отряд и быстро рассредоточился по нему. Огрины обшарили каждый закуток, но так и не нашли людей.
     - Внутрь. - Скомандовал Хват и группа, разбившись на два отряда, собралась возле входов.
     Для того, чтобы войти нужно было предъявить ДНК-ключ - рядом с дверью призывно мигал красный огонек замка с изображением отпечатка пальца, но такового у огринов не было, так что Хват просто кивнул Шороху и тот, размахнувшись, со всей силы саданул по створке молотом. Тут же во дворе взвыли сирены тревоги и открытые ворота главного входа с грохотом упали вниз, а из ниш в стенах крепости полезли автоматические турели, разыскивая противника.
     - К бою! - прокричал Хват, стреляя по огневым точкам.
     Рядом с огринами ударили несколько лазерных лучей, однако громилы не собирались стоять на месте и открыли ответный огонь, быстро поразив немногочисленные турели - все же тяжелое вооружение в том числе и пара ракетниц, напоминающие пусковые установки на "Стражах" позволили очень быстро справится с хилой защитой арбитрес. Механизмы взорвались, оставив в стенах черные закопченные дыры в местах своих креплений, баззеры тревоги так и не хотели затыкаться и переполошили всю округу своим воем, однако стрельба по динамикам решила этот вопрос. И наступила благоговейная тишина.
     - Раненые есть? - спросил Хват, идя вдоль бойцов.
     - Мокрого зацепило. - Ответил с той стороны здания Гора, возглавлявший второй отряд. - И у Дурня с Рогом пара царапин.
     - Все в порядке, вождь. - Пробасил один из раненых. - Сейчас перевяжусь и буду как заново родившийся.
     - Теперь уже можно не прятаться. - Хмыкнул Молчун. - Они знают, что мы здесь.
     - Ломай. - Разрешил Хват и Шорох, криво улыбнувшись, снова саданул по двери. Эти створки, в отличие от тех, что стояли в Администратуме, оказались более прочными, но двух ударов могучего огрина хватило, чтобы вышибить их внутрь.
     Отряд Хвата зашел в полутемное помещение, где красноватыми всполохами мелькали сигнальные лампы тревоги, но вот звука не было - то ли со временем отключился, то ли здесь тоже стреляли по динамикам. Видимо, две системы не были связаны друг с другом - одна работала внутри здания, вторая - снаружи. По логике пробравшийся внутрь двора противник должен быть замечен охранной системой, но, во-первых, этого не произошло и, во-вторых, какое отношение имеет дверь крепости к сигнализации во дворе? Она же должна предупреждать защитников о попытке проникновения внутрь, а не делать это после того, как враги уже лезут во все окна и двери крепости. Впрочем, скоро все стало понятно.
     Динамики системы были вырваны с корнем, прямо от входа внутрь тянулся кровавый засохший след, везде были следы драки и сражения - выщербленные от попадания пуль стены, свисающие провода освещения, разрушенные плиты пола и закопченные потолки, вероятно, от взрыва гранат. Хват внимательно осмотрел коридор и, мягко ступая, двинулся дальше - его прикрывали сзади Молчун и Веселушка. Кровавый след тянулся куда-то по коридору влево и огрин двинулся за ним, не забывая смотреть на потолок - паразиты обожали нападать сверху, сваливаясь на голову зазевавшемуся охотнику.
     Отряд проверил помещения, чьи входы выходили в коридор - людей там не было, но кавардак присутствовал изрядный - перевернутая и сломанная мебель, брызги крови на стенах и потолке, копоть и отметины на стенах. Медленно продвигаясь вперед, отряд покинул коридор и разделился еще на несколько троек. К Хвату привычно пристроились Веселушка и Молчун. Огрины вели себя как на охоте - обратились в невидимок, хотя сами и не подозревали о такой особенности. Сторонний наблюдатель в темноте не смог бы разглядеть огромной туши и неожиданное появление перед ним огрина наверняка вызвало бы остановку сердца от страха. Особенность действовала недолго, но даже такого минимального времени хватало, чтобы подкрасться к противнику. Которого пока не было видно.
     Кровавый след вел куда-то на второй этаж, огрины обшарили первый, встретившись с другим отрядом и так и не найдя ни одного арбитрес. Приняли решение подниматься наверх и Хват опять пошел впереди - его страховали сзади. Внезапно перед ним выросла тень с когтями - тиранид принюхивался, пытаясь определить слепой башкой кто перед ним - и огрин немедленно открыл огонь, тушу порвало высокомощными выстрелами, но тиранид успел заскрипеть и со второго этажа послышался шорох - похоже что вся эта братия спала и сейчас возбудилась, почувствовав пищу и кончину одного из своих. А может быть они слышали удары молота и взбодрились, сейчас уже не поймешь. Они волной полезли по лестнице, но их уже встретили огнеметами и дробовиками - пламя пожирало плоть, заставляя тварей отступить, а картечь отстреливала руки и ноги, когти и рога. Громко ухал тяжелый болтер в руках Горы - тот встал как Джон Рембо, упер приклад оружия себе в сгиб локтя и с удовольствием палил в тварей, наблюдая как они разрываются на части. Огрины медленно поднялись наверх, выдавливая опешившего от сопротивления противника. Тварей на самом деле было немного - десятка два, может чуть больше, да и противопоставить тяжело вооруженным громилам они ничего не могли - из них только двое или трое успели плюнуть кислотой и метнуть жала, после чего тут же и полегли. Хват поднялся наверх, оглядел место бойни, определяя направление, откуда они появились - из широкого зала, своего рода командного центра арбитрес. Его прикрывали с боков, когда командир двинулся к обиталищу тиранидов. Тут и там лежали куски оторванных человеческих тел, пальцы и уши, кровь впиталась в стены и ее уже было не отмыть. Посреди зала лежала какая-то груда плоти и вяло шевелилась, словно амеба, источая вонь. Молчун тут же направил на нее огнемет и мерзкое порождение улья утонуло в очищающем пламени. Хват осмотрелся - людей не было. Возможно, эта куча плоти - все во что их превратили мерзкие твари.
     - Нужно проверить остальные помещения. - Заявил Гора.
     - Займись. - Ответил ему Хват, заметив неповрежденный пульт с отключенным когитатором и гололитическим проектором, забрызганный кишками и засохшей кровью. Потеки на толстом экране монитора помешали бы рассмотреть изображение, поэтому огрин поискал глазами ветошь или тряпку, чтобы протереть. - Может быть здесь остались записи камер наблюдения, Мастер, проверь.
     К пульту подошел кузнец, который лучше всех разбирался в технологиях Империума - общение с лояльными Механикусами не прошло даром. Он пощелкал тумблерами, подавая питание на проектор, однако тот не включился. Мастер опустился на корточки, проверяя подачу питания и заметил чуть смятый, но целый, выдернутый из розетки провод. Подключив его, он попробовал снова и этот раз монитор вспыхнул яркой подсветкой, по его дисплею которому ползли символы загрузочной системы. После чего пискнул сканер, расположенный слева от экрана и по телу Мастера проскочил луч. Кузнец посмотрел, что от него провода шли куда-то за стену, но не стал придавать этому значения, тем более, что и сам когитатор выглядел не лучшим образом, словно был собран из трех или четырех изделий. Однако загрузочный экран сменился не привычной заставкой системы, готовой к работе - изображением аквилы и мигающего курсора строки запроса, а вывел несколько файлов, подсветив их.
     - Здесь есть записи кого-то из арбитрес. - Мастер всмотрелся в маленькие циферки, что подписывали номера файлов, потом сравнил их с текущим временем и датой, указанной на мониторе. - Последняя сделана больше недели назад - первая почти семь месяцев по исчислению Империума.
     - Еще и недели не прошло, как мы тут высадились. - Произнес удивленный Шорох. - Это что же, те арбитрес, что приехали нас выгонять со складов были не арбитрес?
     - Это были агенты. - Хват подошел к Мастеру и открыл запись. Общение с компьютером в прошлой жизни позволило ему быстрее понять информационную технику далекого будущего, тогда как старый огрин только познавал с интересом этот виртуальный мир битов и данных. - Посмотрим.
     Проектор выдал изображение чуть уставшего мужчины в форме арбитрес, который посмотрел в глазок видеокамеры.
     - Дата - седьмое ноль второго пятнадцатого сорок второго тысячелетия. Я - сержант Август Карелл, отдел расследования арбитрес. По запросу третьего помощника губернатора начал проводить следствие по случаям исчезновения людей в городе и в коммунах, список прилагается к файлу. По заявлениям родственников пропавших те подписывали контракт на работу в поле вахтовым методом, после чего пропадали. Трое человек пропали неожиданно и по невыясненным на сегодняшний день причинам - просто не явились со смены. Самостоятельные поиски родственниками результатов не дали, сделанные запросы в коммуны были отрицательными. Командир отсутствовал в крепости по причине его длительной командировки в коммуну "Рассвет" по направлению первого помощника губернатора, так что запрос третьего помощника пришлось обработать мне. - Сержант собрался с мыслями. - После долгих опросов и проведения следственных мероприятий я принял решение изучить технические тоннели под городом, чтобы отыскать следы пропавших людей, потому что все исчезновения проходили вблизи входов в подземелья, а по ним можно вывести за город кого угодно. В результате проводимых моей группой поисков мы натолкнулись на колонию Хрудов, которые вместо того, чтобы сбежать или спрятаться, атаковали нас, что для поведения этих существ нехарактерно. Они скорее будут избегать боевого столкновения с человеком, чем пытаться нападать. Присутствие их на планете, а также характерные раны на теле нескольких обнаруженных в тоннелях пропавших жертв говорили о том, что они подверглись атаке этих паразитов. После обнаружения их гнезда я рекомендовал зачистить все тоннели и вызвать на планету полк имперской гвардии, потому что малыми силами мы бы не справились, запечатать входы и изолировать паразитов, однако в этом мне было отказано. - Сержант вздохнул. - Причины подобного решения мне были не ясны, а беспечное отношение к данному происшествию чиновников Администратума совершенно не укладывалось в рамки их должностных обязанностей, словно им было все равно. Я обратился напрямую к моему командиру, вернувшемуся из командировки, предоставив все материалы по делу, но его поведение напомнило мне таковое у первого и второго помощников - он совершенно спокойно отнесся к появлению Хрудов на нашей планете и не собирался ничего предпринимать, заявив, что они не опасны. А люди продолжали пропадать, причем уже массово - исчез целый караван работников, направлявшихся в коммуну "Ветер полей". Тогда я самостоятельно собрал группу верных мне арбитров и самовольно попытался зачистить гнездо этих тварей, однако их уже не было на месте. - Сержант посмотрел прямо в камеру. - Там, где они жили я нашел только их редкие останки, а также вот это. - Он продемонстрировал крупный коготь. - ДНК анализ, проведенный в нашей лаборатории арбитром-механикусом Дементием Холсом показал, что эта конечность принадлежит одному из подвидов тиранид. Это позволило мне сделать вывод, что в аппарат Администратума и, возможно, в наш собственный внедрены агенты генокрадов. Поведение нашего командира совпадает с таким же поведением помощников губернатора - совершенно беспечное и равнодушное, что приводит меня к выводу - они находятся под контролем. Я могу рассчитывать только на себя и на помощь моих верных людей, проводя новое расследование. Я связался с третьим помощником, потому что именно он инициировал запрос, и передал ему все документы. Тот меня заверил, что непременно свяжется с Инквизицией и будет осторожен. Я буду ждать их появления, но уже сейчас бы рекомендовал вызвать сюда несколько полков имперской гвардии для защиты гражданского населения и зачистки планеты от тиранидов. - Запись закончилась и Мастер глухо проговорил.
     - Это было записано почти семь месяцев назад.
     - Примерно в то же время, когда третий помощник и отправил запрос в Инквизицию. - Хват выбрал следующий файл. - Смотрим дальше?
     - Давай. - Просто кивнул Мастер.
     - Дата - двадцать четвертое ноль второе пятнадцатого. - Снова тот же усталый голос сержанта. - Я сержант Август Карелл имею все основания подозревать, что в высший аппарат Администратума и Адептус Арбитрес были внедрены агенты генокрадов, что подтверждается сделанным мной удаленным сканированием моего командира, его двух помощников, а также второго помощника губернатора. Файлы прилагаются. - Он обернулся, словно прислушавшись к чему-то. - Поведение и приказы командира не соответствуют его психопрофилю, он начал вести себя как болван, но при этом гнущий определенную линию. Увольнительные в город были им запрещены, постоянные беседы один на один со стражниками и арбитрами, которых я пока умудрялся избегать, похоже, что агент вербует себе сторонников с помощью телепатического внушения. Я более чем уверен, что их число растет, но мне никто не верит. - Сержант напрягся. - Существует вероятность, что я от природы имею более сильную сопротивляемость его внушению и поэтому еще соображаю, что происходит. Сегодня ночью я планирую уничтожить этот гадюшник, которым стала крепость арбитрес, этот рассадник заразы. Все найденные мной доказательства я спрятал в тайнике в стене, что находится в командом зале, вот шифроключ к его замку. - Сержант продемонстрировал написанный на листке код и место закладки файлов. - Чтобы генокрады не нашли моих видеозаписей и не узнали об этом, то я закодировал их как обычные отчеты и помести в папку "отправленные". Если мне и моим соратникам не удастся справится с командиром и его сообщниками, то программа в когитаторе зашифрует и эти видеозаписи и будет жать возможности переслать их Инквизитору или же командирам-гвардейцам. Я настроил сканер при входе в крепость таким образом, чтобы он использовал медицинские протоколы для выявления возможного агента генокрада и препятствовал нахождению ими этих данных. На экране монитора когитатора также стоит подобный аналог, подключенный к медаппаратуре - монтаж был завершен капралом Тенеси несколько минут назад. Вошедший обычный человек получил бы просто полный доступ к данным, а если это будет космодесантник или псайкер-инквизитор, то когитатор выведет все записи на экран. Я рассчитываю, что им не окажется проникший сюда адепт Хаоса, впрочем, тогда уже все будет неважно. Я пошел. - Сержант протянул руку и отключил запись.
     Хват и Мастер переглянулись, размышляя над словами сержанта.
     - Мы ведь не похожи на людей. - Произнес старый огрин. - Почему же программа выдала нам все записи?
     - Возможно, посчитала нас за космодесант. - Пожал плечами Хват. - Мы высокие, здоровые и большие как они - я видел на картинке. Что если программа была немного повреждена и решила, что мы они и есть?
     - Все может быть. - Согласился с ним Мастер. - Тут еще несколько записей, последняя - неделю назад.
     - Крути sharmanku. - Махнул рукой Хват и огрин его понял, запуская видеоряд.
     - Дата - пятнадцатое ноль четвертое пятнадцатого года. - Снова перед зрителями возник тот же сержант, на этот раз с повязкой на лбу и крупной царапиной поперек лица. - Я сержант Август Карелл, - он вздохнул, - твари нас переиграли. Командир, как я и разузнал, оказался агентом, также как и несколько других офицеров. Они смогли уйти ночью, предварительно отключив сигнализацию во дворе и крепости, словно готовились к нашему нападению. Когда мы атаковали подозреваемых мной офицеров, то они были к этому готовы - двое моих людей погибли сразу - Макс Седов и Дэн Крейг, остальные, в том числе и я отделались неглубокими ранами, но не это главное. Твари закрыли нас изнутри, сломали антенну связи и убили нашего астропата, чтобы мы не могли послать сигнал о помощи. Продуктов нам хватит надолго, это не проблема, но дело в том, что каждую ночь сволочи осаждают нас. Они пытались проделать подкоп, но даже их стальные когти не в силах проковырять монолитные плиты, из которых выложен наш пол, да и мы понаставили мин. Мы держим часть окон под прицелом, остальные заложили бронещитами и приварили к балкам перекрытий, навалили баррикад, но твари не оставляют попыток проникнуть снаружи. Днем они спят и ничем не показывают своего присутствия, ведь рядом трасса, по которой ездят грузовики. Мы пытались высовываться из окон и кричать водителям, но шум двигателей их машин и быстрая скорость не позволяют нас заметить. Писать плакаты бесполезно - я потерял еще двоих, когда те пытались вывесить их. Тираниды притащили какого-то своего плевателя или иглометателя и он просто изрешетил обоих с близкой дистанции. Трупы арбитров были тут же ими съедены. - Сержант уставился невидящим взглядом в стену. - Они просто ждут, когда наши нервы не выдержат и мы сами откроем ворота. Но этого не будет, наш техник смог перенастроить сигнализацию во дворе, чтобы она заорала, как только кто-то из этих тварей коснется окна крепости или сломает дверь, да еще и автоматические турели нам помогут, хотя надежда на них слабая - никто серьезно не думал, что крепость может подвергнуться нападению. Кассандра не та планета, за которую пришлось бы драться. Такая свистопляска будет слышна очень далеко и надеюсь, помощь нам придет. Когда-нибудь. - Сержант опустил голову. - Скажу честно, еще никогда так не желал прихода Инквизитора с его свитой и поддержкой из Сороритас или имперской гвардии. Думаю, что это мое последнее видео - будем держаться до тех пор, пока за нами не придут или пока не сдохнем с голоду.
     - И последняя. - Произнес Мастер, запуская недельной давности запись.
     На экране возникло мельтешение, слышался грохот выстрелов и жуткий вой генокрадов, камера выхватила лицо сержанта - он сдал за это время очень сильно, похудел и осунулся, рана на лбу воспалилась и кожа отваливалась крупными кусками, словно он гнил изнутри. Налицо было заражение кожи и крови, но в глазах человека по прежнему горел все тот же огонь справедливости и мести.
     - Твари ворвались! - выкрикнул он. - Они не сломали двери - телепатическим воздействием заставили одного из солдат открыть их! У них появились зоантропы!! А это значит, что Патриарх уже вот-вот войдет в свою силу и времени нет совсем!! Похоже, его приказ или приказ его помощников заставил их атаковать!! Но еще не все потеряно - на орбите планеты появился корабль имперской гвардии - Линдону удалось поймать их сигнал на собранную им на коленке из запчастей переносную вокс-станцию! Он не Механикус, но потратил на это устройство много времени, оно работает только на прием, мы попытались послать в город сигнал бедствия, но там, похоже дела... - раздался треск очередей стаббера и уханье тяжелого болтера, который поставили на выходе из зала, - ... проклятье, твари лезут как тараканы!! Я закрываю крепость, чтобы они не выбрались, консервирую здание, если сможем, то перебьем всех, записи придется удалить, аааргхх!!! - сержант на записи выгнулся дугой, из его груди торчал коготь тиранида, который поднял арбитра вверх, вонзив в него еще один. Хват уже понял, что произойдет потом - тело Карелла разорвало пополам и тварь развернулась, чтобы бросить его половинки в центр комнаты, куда уже стаскивали мертвых защитников. Тиранид, разворачиваясь, зацепил провод хвостом и запись оборвалась. Мастер посмотрел на Хвата.
     - Вот почему мы смогли увидеть эти записи - он просто не успел их стереть.
     - Значит это судьба или воля Небесного Кузнеца вместе с Богом-Императором. - Ответил тот.
     Хват снял свой шлем, точно также поступили и остальные - нужно было почтить память героев.
     - Они знали, что обречены, но пожелали погибнуть в бою, чем сдаться врагу. - Произнес вождь. - Где тайник сержанта?
     - Где-то здесь, в зале. - Мастер промотал вторую запись. - Вон в той стене, если смотреть на плане.
     Хват подошел и внимательно осмотрел испачканную кровью поверхность, потом начал простукивать ее, прислушиваясь, пока случайно не наткнулся на нишу. Небольшая дверца прикрывала ее и огрин просто ковырнул своим ножом, вскрывая тайник, чтобы обнаружить там несколько блоков ОСД, рапорты на бумаге, кучу пиктоизображений и снимков медсканера, а также какую-то папку. Все это Хват сгреб одним движением и кинул в рюкзак, который таскала с собой Веселушка, поманив девушку рукой. Она всегда заботилась о командире и остальных членах отряда и там, в рюкзаке, кроме запасных батарей и магазинов всегда лежал небольшой запасец продуктов. Огрин повернулся к Мастеру.
     - Как думаешь, можно эти записи сохранить на внешний носитель данных?
     - Можно. - Кивнул тот и поискал глазами разъем. - Давай сюда ОСД.
     Пришлось снова лезть в рюкзак и шарить в нем рукой, отыскивая маленький чип.
     - Это что у тебя? - подозрительно спросил Хват, доставая из рюкзака пару витых металлических изделий - символов семейного союза. - Ты же вроде не имеешь мужа. Или я чего-то не знаю? - Веселушка покраснела при этих словах и как сопливая девчонка завопила.
     - Положи обратно!!
     - Я же кажется ру... э-э, нормальным языком сказал, чтобы семейные союзы не создавали. - Строго произнес огрин и остальные заулыбались. - Не время и не место.
     - Знаю!! - Веселушка стала вообще пунцовой. - Отдай!! - Она вцепилась в рюкзак, но не пыталась поймать Хвата за руку.
     - Я и не собираюсь у тебя их отнимать - они твои, храни на здоровье. - Хват кинул вещицы обратно в рюкзак. - Просто не надо было их с собой таскать - оставила бы в казарме.
     - Ага, чтобы там их быстрее нашли. - Буркнула в ответ Веселушка, ставшая сразу же хмурой.
     - У нас что, шарят по личным вещам? - от вопроса Хвата повеяло таким холодом, что все огрины сразу же сурово засопели.
     - Нет. - Тихо произнесла Веселушка.
     - Тогда почему такое недоверие к соратникам? - спросил ее уже мягче Хват.
     - Потому что знаки семьи - личное дело каждого! - неожиданно резко ответила девушка. - И я не хочу, чтобы кто-то знал об этом, пока ты их не вытащил!
     Командир почувствовал себя виноватым перед девушкой - он совершенно не подумал о своих действиях в таком вот ключе.
     - Никто и не узнает, правда, ребята? - спросил Хват, посмотрев на своих бойцов.
     - Мы будем молчать, символы - личное дело каждого. - Повторил слова девушки Молчун и это не вызвало смеха - все понимали желание Веселушки сохранить в тайне символы, чтобы потом преподнести одно из них своему избраннику и все мужчины в комнате захотели, чтобы это был именно он. Ну, кроме Хвата или может быть Молчуна, у которого по лицу не поймешь чего он думает - все время каменная рожа. Веселушку можно было назвать красавицей по огринским меркам, да и сама по себе она была плотная и сильная, ловка и умелая, прекрасно жарила мясо, работала с иглой и шкурами, будет хорошая жена и родит здоровое потомство.
     - Я прослежу за этим. - Кивнул Хват, отдавая носитель ОСД Мастеру, который быстро перегнал на него записи с когитатора. - Что ж, больше нам здесь делать нечего, нужно все рассказать инквизитору и отдать ей носители - может быть данные помогут локализовать гнездо паразитов.
     В коридоре послышался какой-то шум, словно тащили чье-то тело. В зал вошел Гора, крепко ухватив за ногу человека в форме арбитра и волоча его за собой - тот был без сознания. Он швырнул его к центру, там, где еще продолжала дымиться и вонять сгоревшая груда плоти, но огрины, благодаря своим фильтрам, не имели "счастья" нюхать мерзкие запахи. Хват подошел к человеку и, увидев небольшую уродливо торчавшую конечность на его спине, сразу же все понял.
     - Где его нашли?
     - Прятался в нише, хотел на нас напасть, но не вышло. - Ухмыльнулся Гора. - Он вроде как почти человек, я подумал, может быть возьмем его с собой, пускай инквизитор его допросит.
     - Дельная мысль. - Согласился Хват. - Только его надо как следует связать. - Он достал свою веревку и спеленал мутанта по рукам и ногам так, что тот стал похож на колбасу в обертке. - В других помещениях еще что-нибудь есть интересное?
     - Только кровь и трупы паразитов. - Гора сплюнул на пол. - Эти твари, похоже, сожрали защитников, а потом впали в спячку - мы резали их прямо во сне. Такое ощущение, что они лишились Королевы и воли к жизни. А у вас что?
     - Скорее, их бросили свои же, оставив без контроля или переведя в "спящий режим". - Произнес Хват. - Мы нашли интересную информацию, ее нужно будет доставить инквизитору.
     - А что делать с крепостью? - спросил Мастер. - Отмывать ее от крови и кишок нужно долго, а так она станет отличным форпостом на пути в город и защитники смогут оттянуть на себя часть сил паразитов. Ее ведь можно использовать.
     - Нужно посоветоваться с полковником. - Решил Хват. - Пока же оставим все как есть - думаю, что паразиты вряд ли набегут сюда толпой как только мы уедем - они ушли, едва последний защитник погиб. Им было не интересно это место, они уничтожали тех, кто мог помешать им в реализации их планов, а про оставшихся тварей просто забыли или списали на потери.
     - Значит, мы на очереди. - Весело сказал Обломок. - Это будет славная битва!
     - Да уж не хуже чем с хаоситами. - Согласился Хват. - Но я предпочитаю видимого врага, чем удара в спину, так что не расслабляемся, все только начинается.
     Огрины покинули крепость, закинув пленника подальше в кузове транспортера - Гарри покосился на мутанта, но ничего не сказал - и двинулись обратно в часть, оставив ворота открытыми. Даже если твари и залезут снова в крепость, то их можно будет также выкурить оттуда, да и будет заметно, что кто-то уже хозяйничает внутри.

     Абелина уже чувствовала себя получше, хотя рука продолжала нестерпимо болеть, но это все мелочи. Больше женщину печалила частичная потеря ею своих психических способностей, к которым за долгое время службы она уже привыкла и полностью полагалась на них. Сейчас же прочитать мысли допрашиваемого она не могла, только уловить говорит он правду или врет, а уж про преобразование энергий варпа в боевые стихии можно было забыть - при малейшем напряжении из носа текла кровь, в голове начинался бешенный перестук молотков и, потеряв однажды сознание в результате своих экспериментов над собой, инквизитор завязала с ними, тем более, что Доку пришлось приложить немало усилий, чтобы Абелина не умерла. Он провел повторное обследование и выяснил, что лопнули несколько кровеносных сосудов в голове и только чудо или заступничество Бога-Императора не убило женщину. Техножрец, широким взмахом руки прекратив вялые попытки Абелины оправдаться, уложил ее на койку и той пришлось подчиниться, потому что слабость навалилась с новой силой. Напичкав тело инквизитора укрепляющими препаратами, Док вернулся к своим занятиям, а Абелиной занялся Токс. Он что-то смешивал из ядов, наплевав на техножреца, используя все свое искусство знахаря.
     - Знания ядов не только могут убивать. - Тихо произнес он. - Они еще и могут излечить.
     От приготовленной Токсом настойки Абелине стало значительно лучше - тот учел состав медицинских препаратов, которыми напичкал ее Док и готовил соответствующее снадобье. Его задачей было спасти инквизитора, а не загонять ее подальше в объятия варпа. Так что, раздав указания полковнику, Абелина завалилась отдыхать. Странно, что она совершенно не волновалась по поводу выполнит ли Конот в точности все ее приказы, ведь иногда некоторые так жаждали угодить инквизитору, что частенько перегибали палку и ломали все планы. За короткое время, используя свои способности еще там, на балу, она узнала, что полковник был не просто опытным военным, его подразделение, усиленное ротой огринов, танковым парком и парой взводов "Стражей", к тому же сотрудничавшее вместе с 18 артиллерийским полком и 54 танковой ротой, настолько усилило свои возможности, что инквизитор была уверена в их успехе. Полковник организовал оборону города, используя все доступные ему ресурсы, развернул такую бурную деятельность, используя имя инквизитора на полную катушку, что все чиновники Администратума, особенно после того, что произошло во дворце губернатора и под зданием Управления, тут же рьяно кинулись помогать и исполнять все указания полковника. Он заходил к Абелине несколько раз в день, четко останавливался на пороге, докладывал о сделанном и спрашивал распоряжений, но та решила положиться на него и разрешила проявлять инициативу. Радостный Конот убегал, а инквизитор с грустью подумала, что в Империуме по большому счету не понимают, что стратегией "а давайте закидаем ксеносов трупами" все войны не выиграть - командование подразделением должно обладать гибким умом и использовать все возможности для своей победы. Ну, кроме сотрудничества с Хаосом, конечно, ибо это самая жуткая мерзость, до которой может опустится человек.
     Абелина, кряхтя как старая бабка, встала с кровати, удерживая руку, чтобы не потревожить рану. Коготь тиранида не содержал яда, так что тут ей повезло. После стычки с ними она запросила всю полную информацию об этих ксеносах и вскоре должны были прислать данные, кроме того пришли сообщения, что сестры битвы уже выдвинулись к ней на помощь и вскоре к гвардейцам прибудет подкрепление, которое воодушевит их на битву до недосягаемых высот и добавит огневой мощи.
     По полу бункера раздался знакомый шум шагов - это полковник спешил на доклад. Перед дверью звук замер и в нее деликатно постучали, ожидая разрешения.
     - Входи. - Чуть повысила голос Абелина и Конот натурально ворвался в ее "покои", весь красный от перевозбуждения.
     - Огрины захватили языка! - тут же выпалил он и инквизитор напряглась. - В крепости арбитрес все мертвы больше недели назад - тираниды устроили блокаду и перед нашим прибытием атаковали их! Огрины привезли с собой носители данных, записи самих арбитрес!
     - Кого именно они захватили? - собираясь с мыслями, спросила Абелина.
     - Мутанта генокрада. - Полковник уже не кричал и успокоился. - Он не сильно деформирован, может говорить. Хват предлагает его допросить.
     - Что ж, это звучит мудро, - кивнула инквизитор, - однако, я не уверена, что он нам что-нибудь скажет.
     - Но попытаться стоит? - с надеждой спросил Конот. - Прикажете доставить его сюда?
     - Нет. - Покачала инквизитор, ощущая смутную тревогу. - Лучше пусть посадят его где-нибудь в казарме, просто помогите мне дойти. - Попросила Абелина.
     Передвигаться на большие расстояния она не могла - быстро уставала, хотя ноги были целы, пускай и в синяках. Сейчас она возлежала на кровати одетой - просто отдыхала, поэтому очень сильно удивилась, когда Конот подошел к ней и, едва покраснев кончиками ушей, просто поднял ее на руки и понес. Она думала, что полковник подставит плечо и она его использует в качестве опорной палки, но такое... однако, ехать на руках мужчины было приятно, поэтому Абелина смолчала, милостиво разрешив Коноту такое кощунство по отношению к ее телу.
     Полковнику было наплевать на мнение окружающих, когда он нес инквизитора, хотя Абелина сделала попытку сопротивляться, покинув бункер на руках у мужчины. Гвардейцы пялились на такое представление и женщина сама покраснела еще больше, когда поняла, что будет выглядеть глупо в их глазах, позволив себе истерику или вопли. Однако полковник ее выручил - он рявкнул на любопытных и территория живо опустела, а рядом с ней вдруг нарисовались оба комиссара - Марш и Кармайкл, укрыв инквизитора от посторонних глаз и таким образом сопроводив до казармы. Что ж, сплетни солдатам теперь обеспечены, впрочем, идти было недалеко - огрины притащили мутанта в ближайшее помещение. Конот поставил на землю Абелину и та, поправив одежду, вошла в полутемную комнату - электричество еще не провели.
     Посередине пустой казармы, которую даже не собирались восстанавливать или же еще не дошли руки, сидел на стуле человек. Внешне он выглядел как обычный работяга, но стоящий рядом с ним Хват поднял вверх его третью конечность, продемонстрировав, что это мутант. Абелина напряглась, но вокруг были огрины, гиганты окружили пленного полукольцом, у каждого в руке было оружие, направленное стволом на него, так что если тот и взбрыкнет, то его мигом укокошат.
     - Он жив? - спросила инквизитор и поняла, как глупо прозвучал вопрос, впрочем, мутант выглядел как мертвец - бледная ввалившаяся кожа, редкие волосы и потрепанная одежда.
     - А то. - Хмыкнул Хват и выкрутил третью руку, приводя мутанта в чувство.
     Тот поднял голову и посмотрел на инквизитора налитыми кровью глазами, оскалившись. В его горле забулькало и тут же кинжал Хвата коснулся его шеи - тот подумал, что мутант хочет плюнуть в инквизитора. Абелина ощутила себя увереннее.
     - Где твой хозяин? - спросила она. - Отвечай!
     Мутант снова забулькал, потом с уголка его рта потекла тягучая слюна, капнула ему на штаны, растекаясь пятном. Тварь показала свои гнилые зубы и снова ощерилась.
     - Вы все умрете! - произнесла она. - Ваши тела послужат Великой Цели!!
     - Что это за Великая Цель? - поинтересовалась Абелина.
     - Подойди, узнаешь! - нагло заявил мутант.
     - Говори оттуда, я тебя прекрасно слышу.
     - Ваше сопротивление ничего не изменит, скоро он возродится!! - Нараспев произнес мутант. - Его сила будет гораздо больше, чем у остальных Властителей!! Новый Монарх воцарится на троне и сменит старого, дряхлого, глупого неуча!! Его пришествие предопределено!!! - заверещал мутант и взорвался.
     Его тело вспучилось на микросекунду, кинжал Хвата только начал перерезать ему горло, как плоть мутанта лопнула, отбрасывая громилу назад - ударная сила взрыва была велика, к тому же в закрытом помещении, пускай и с проломленной крышей, ее воздействие усилилось. Абелина автоматически попыталась выставить ментальный щит, голова мигом разболелась, пошла носом кровь, однако это не понадобилось - стоявший рядом Конот успел повернуться к инквизитору лицом и принять удар на свою широкую спину. Обоих швырнуло к выходу и хрупкая женщина больно ударилась спиной о пол, сверху на нее плюхнулся тяжелый полковник, прижимая к своему плечу голову инквизитора. Абелина видела, что лицо Конота исказила гримаса боли - проклятый мутант внутри был полон костяных игл, которые и разлетелись во все стороны. Этакая ходячая осколочная граната. Одетый в форму и по привычке в броню, Конот не получил серьезных повреждений выше пояса, однако несколько игл отыскали уязвимые места в его броне и плотно засели в теле человека. Кроме того все вокруг было забрызгано ошметками плоти мутанта.
     - Ты в порядке?! - с волнением в голосе спросил полковник и попытался подняться, однако тут же скорчился от боли.
     - Да, да. - Закивала Абелина, скосив глаза на снова открывшуюся рану в плече. - Я жива. Что случилось?
     Ее вопрос услышал кто-то из огринов и ответил:
     - Паразит взорвался.
     - Никто не пострадал? - спросила Абелина, когда ей помогали подняться и тут же увидела стоящих вокруг кого-то огринов. - Кто ранен?! Нужен медик!! - И забубнила в горошину вокс-связи, вызывая Дока.
     Конота тоже подняли, однако ходить он не мог - ниже спины броня отсутствовала и поэтому его ноги были щедро нашпигованы иглами. Из множества ран текла кровь и при любом движении ее ток усиливался. Абелина мигом оценила обстановку.
     - Так, всех пострадавших в бункер, остальные - тщательно мыться, в крови мутанта возможно нахождение какого-нибудь сильного вируса, потом на медобследование! - Жестко распорядилась инквизитор. - Полковника в первую очередь на операционный стол. Кто там у вас ранен? - Она, прихрамывая, подошла к огринам - тяжелый Конот отбил ей все внутренности, но это можно было перетерпеть, а вот самому полковнику явно не поздоровилось.
     На другом стуле сидел Хват и из его левого глаза торчала игла. Одна из женщин-огринов аккуратно вытянула ее и кинула на пол, открыв пустую глазницу - орган вытек и теперь громила грустно взирал на подчиненных одним правым глазом.
     - Похоже, закончилось мое вождительство. - Пошутил он на огринском и посмотрел на Гору. - Принимай командование.
     Абелина не поняла, о чем они говорят, но последующее удивило ее не меньше, чем лишившийся глаза огрин, который даже не вякнул и не потерял сознание от боли. Гора со всего маха засадил тыльной стороной ладони слева в голову Хвату, однако тот просчитал его движение, увидев шевельнувшийся наплечник, и успел подставить свою руку.
     - Ишь чего удумал! - взревел Гора. - Мелкая царапина, а ты уже плачешь, как ребенок!! Кто поведет нас, если не ты?!!
     - Я не вижу, что происходит слева. - Ответил ему Хват. - У врага будет преимущество с той стороны. - Он встал и принял чистую тряпицу из рук Веселушки, протирая глазницу, удаляя остатки глаза. - Промыть бы, потом наложить повязку. - Он посмотрел на возвышавшегося над ним Гору. - Сделаем все по правилам - назначим поединок.
     - Не будет никакого поединка. - Громила сложил руки на груди и остальные посмотрели на него, ожидая, что он скажет. - Ты наш вождь - и точка.
     - А увечье?
     - Тебе выбили глаз, но не отрезали язык. Или ты резко поглупел за это время? - жестко спросил Гора. - Мы не на родине, здесь все чужое, а ты лучше всех понимаешь, что хотят от нас командиры, разбираешься в их технике и быстро все схватываешь. - Он хмыкнул. - Хват. - Словно смакуя произнес он его имя. - Твой отец гордился бы тобой. - Гора посмотрел на остальных. - Если же ты хочешь все сделать по правилам, как того требует наш закон, то бейся с тем, кто захочет выставить против тебя свою кандидатуру. Но я этого делать не стану.
     - Почему? - спросил удивленный Хват.
     - Потому что еще не дорос до такой ответственности! - рявкнул Гора. - Вести небольшой отряд у меня получается хорошо, но управлять сразу всеми, нет уж, я уже как-то раз попробовал. - Он посмотрел на своих родичей. - Все помнят, к чему это привело.
     - Случайность. - Произнес Молчун. - Ты не мог знать, что ведешь всех в засаду паразитов, также как Хват не мог знать, что эта тварь может взрываться. У нас такого не было. И правило про увечного вождя говорит, что если он потерял в бою способность сражаться, то есть руку или ногу, то тогда нужно искать ему замену. А здесь только глаз - руки-ноги целы.
     - Хват, - к огрину подошла Веселушка, которая была даже чуть повыше его, а сейчас так наклонилась перед сидящим огрином. - Ты отдал свою левую руку за нас, теперь левый глаз, почему бы имперцам не поставить тебе искусственный? Ведь они славно над тобой потрудились, и даже без этой руки и сражался как сильный умелый воин и никому не пришла в голову мысль бросить тебе вызов, так почему ты сам сейчас говоришь об этом? Ты разуверился в себе?
     - Нет. - Хрипло отозвался тот. - Я еще на многое способен!
     - Так почему ты сидишь здесь и жалеешь себя? - резко спросила девушка и огрин зарычал в ответ, а родичи улыбнулись.
     - Насчет искусственного глаза это хорошая идея! - Подхватил Мастер. - У техножрецов полно запчастей даже для людей, что им стоит изготовить глаз для нашего вождя? Если вдруг они откажутся, у нас есть чем их убедить. - И посмотрел на собравшихся.
     Огрины радостно загудели, обсуждая идею Мастера, и согласно закивали, одобряя ее, словно были на сходе. Впрочем, дело все равно за полковником или инквизитором - они решают достоин ли Хват аугментики и тот это прекрасно понимал, чего не скажешь о родичах. Абелина слушала тарабарщину огринов, пытаясь хотя бы вычленить знакомое слово, но язык был перегружен согласными и шипящими, так что ничего не получалось. Тогда она подозвала к себе комиссара Кармайкл и попросила ту перевести. Девушка вслушалась в трепотню громил и потом вынесла свой вердикт.
     - Огрины решили, что вождь пострадал за них не по своей ошибке и достоин восстановления глаза. - Эмилия посмотрела на Абелину. - Вы сделаете ему новое око?
     - Кто-то же сделал ему левую руку. - Заметила та. - И что мне мешает дать ему глаз?
     - Ничего не мешает. - Согласилась та. - Просто огрины пойдут к вам просить за своего вождя, которого очень сильно уважают. Хват хотел сделать все по правилам - выбрать нового поединком, но его подчиненные не согласились. Они его слишком уважают и ваш отказ могут расценить как оскорбление, а что такое оскорбленные огрины, то вам лучше не знать.
     - Вот как? - удивилась Абелина. - То есть твои слова они совершенно не воспринимают как приказы и саботируют их, если ты им прикажешь?
     - Я не это имела в виду. - Эмилия без страха смотрела в глаза инквизитора. - Огрины они как дети, немного наивные, любопытные, совершенно не знают жизни в Империуме и все делают по своим правилам, которые хорошо подходят к их условиям существования. Они судят человека по делам его, а не по внешности. Хват отдал свою левую руку, остановив демона, и огрины оценили его случайное увечье, как знак доблести. К тому же канонисса сестер битвы, бок о бок с которыми мы сражались на той планете, незамедлительно отдала распоряжение восстановить конечность огрина, пускай и сама была в этом виновата. - Комиссар говорила горячо и много, защищая своих подопечных. Абелина почувствовала в ней тот яркий огонь веры и убеждения, который она вкладывала в свои слова. И если большинство комиссаров и имперцев воспринимали огринов как тупоголовых нелюдей, то молодая девушка увидела в них не просто нечто большее, чем просто союзников Империума, а вполне себе полноценные умные личности, пускай и со своими обычаями и нравами. И ее желание защитить их было понятно - Абелина видела, что огрины приняли в свою среду своего комиссара. - И ее решение подняло авторитет в глазах огринов - они стали четко выполнять приказы ее сестер, тогда как до этого слушали только своих командиров. Не сочтите это за саботаж или дерзость с их стороны, просто они так привыкли - доверяют только своим родичам или тем, кто сделал для них что-то полезное. Дайте Хвату глаз и все огрины как один присягнут вам - более верных и сильных союзников вам не найти.
     - То есть по-твоему остальные имперские гвардейцы - говно на палочке? - спросила Абелина, наблюдая, как солдаты живо грузят полковника Конота на носилки, а Док вкалывает ему обезболивающее, чтобы тот был в сознании. Он и к ней подходил, но Абелина показала ему что в порядке и техножрец занялся более серьезно ранеными, однако к огринам не пошел - те просто не пропустили его в свой круг.
     - Все отличные ребята, кроме лейтенанта Броскена, тот знатный говнюк. - Фыркнула Эмилия. - Но это к делу не относится, просто увидев, что вы позаботились об их вожде, его соратники станут вам доверять. Пока что они еще не решили как к вам относиться - в учебке их запугали Инквизицией.
     - Как видишь, не все ее представители являются ярыми приверженцами костров и казней. - Абелина усмехнулась и развела руки. - Я выполню твою просьбу, тем более что и сама собирались это сделать - лишать сильную и опытную боевую единицу возможности полноценно вести бой - это глупость. Пусть Хват пройдет полное медобследование, вот тогда можно будет говорить об аугментике, а пока это только переливание из пустого в порожнее - толку от слов мало. - Абелина постучала по спине одного из огринов, прося, чтобы ее пропустили в круг. Хват что-то сказал и громила отошел в сторону. Некоторое время инквизитор изучала рану, вокруг которой уже кожа начала затягиваться и приобретать форму шрама. Новый глаз огрин, конечно, не вырастит, но и размеры стандартного импланта ему не подойдут, нужно делать эксклюзив, Док будет доволен необычным заказом. - Как себя чувствуешь?
     - Отлично. - Хват встал со стула. - Игла не дошла до мозга, спасибо крепкому черепу. - Он глянул на инквизитора. - Вы можете мне сделать искусственный, как моя рука? - он пошевелил пальцами. - Понимаю, что это весьма дорогостоящий имплант, однако, одноглазый я буду считаться за полбойца.
     - За этим я пришла. - Абелина посмотрела на ждущих ее решения огринов. Они уже вынесли свое, теперь дело за ней. - Мой техножрец постарается изготовить тебе аналог, но на это нужно время и полное твое медицинское обследование, также как и всех, кто присутствовал при взрыве. В теле мутанта мог быть опасный вирус.
     - Опять иголки. - Проворчал кто-то из огринов и громилы засмеялись.
     - Вам нужны очень прочные инструменты. - Хват посмотрел на Абелину. - Сестры госпитальер сломали об нас все свои иглы и затупили скальпели.
     - Вот как? - Абелина посмотрела на Эмилию. - И кто проводил обследование? Возможно, есть полноценная медкарта, что сэкономило бы нам время.
     - Медики канониссы Симоны Ганн уже изучили нас вдоль и поперек. - Изрек Хват. - Если вы с ними свяжитесь, то они отправят вам все результаты обследований.
     - Но процедуры пройти все же не помешает. - Веско заметила инквизитор. - Я не хочу, чтобы вы превратились в жидкий кисель посреди территории части от запущенного тиранидами вируса.
     Огрины насупились, переваривая ее слова. Хват же просто кивнул.
     - Мы сделаем так, как вы скажете.
     - Тогда пройдемте в бункер. - Распорядилась Абелина. - Время дорого. И не забудьте те носители данных, что вы нашли в крепости арбитрес, мне нужно с ними разобраться.
     Веселушка извлекла из своего рюкзака пачку ОСД и передала их Эмилии, которая и понесла следом за инквизитором. Хозвзвод Смока уже наводил здесь порядок - ратлинги опрыскивали стены и пол специальным химсоставом, который растворял все ошметки плоти. Никто не хотел допустить распространения заразы, если таковая найдется. Огрины толпой отправились смывать с себя и с брони кровь мутанта, а Хват, молча подхватив Абелину, сил которой хватило только чтобы преодолеть половину расстояния до бункера, перенес инквизитора в ее комнату, которую переоборудовали под лазарет для командования. Там уже лежал Конот задницей кверху и пытался вывернуть шею, чтобы посмотреть на вошедших. Хват поставил Абелину на ноги и прошел в соседнюю комнату к техножрецам, которые тут же взялись за медсканеры, тем более, что Магос уже делал гнездо для аугментики Хвата и представлял, что именно сейчас от него требуется. Инквизитор связалась по воксу с Доком и приказала тому вывернуться, но сделать глаз для огрина, чем тот и занялся сразу же после того, как извлек из полковника все иглы и смазал его раны заживляющим составом. Абелина передвинула стул и присела рядом с Конотом.
     В комнату вошел гиринкс, потерся головой о ногу Абелина, потом посмотрел на лежащего полковника, мявкнул, словно спрашивая, что с ним, после чего забрался на лежанку инквизитора и свернулся калачиком, устраиваясь спать.
     - Я не знал, что они умеют взрываться. - Пробормотал полковник. - Прости.
     - В этом нет твоей вины. - Абелина положила руку ему на плечо. Шея Конота покраснела от напряжения, он скосил глаза на женщину и та ему улыбнулась. - Это я должна была предупредить вас всех. - Инквизитор задумалась. - Как не вовремя атаковали эти тиранды и лишили меня возможностей. - Она грустно усмехнулась и посмотрела на полковника. - Впрочем, мне легче отвыкнуть от способностей, чем остальным псайкерам.
     - Почему? - прохрипел Конот.
     - Поверни-ка голову так, как тебе удобно. - Абелина заставила военного отвернуться к стене. - Не напрягайся. - Она замолчала. - Почему ты защитил меня? - спросила тихо. - И нес на руках?
     - Потому что... - полковник замолчал на время, потом хмыкнул, - собственно, я и не намерен это скрывать, можешь отрубить мне голову или сжечь на костре, как тебе захочется, но я скажу. Я повидал много инквизиторов за свою службу и встречались мне в основном одни тупоголовые болваны, которые за своими догмами и приказами не видели живых людей. Они не понимали, что бой не всегда развивается по плану, всегда нужно вносить коррективы и тут нужна гибкость ума и инициатива, чем тупое исполнение приказов. Когда ты понимаешь, что именно сейчас нужно отвести людей, чтобы сохранить их жизни, а потом, используя передышку, контратаковать, а не просто бездарно погибнуть, защищая никому не нужный форпост посреди поля... - Конот снова попытался повернуть голову, но та бессильно упала на подушку. - Тактика заваливания трупами оправдывает себя в том случае, если есть постоянный подвоз боеприпасов и пополнений, но вот когда твои силы малы, погибла почти половина подразделения, танки подбиты, прикрытия с воздуха нет, артиллерия выбита, а еретики или ксеносы, почуяв победу, напирают, то разумнее отступить, чтобы потом выбить их с занятых мест. Провести перегруппировку, подвезти боеприпасы, усилить пехоту танковыми и артиллерийскими подразделениями, а не проводить потом по итогам боя расследование, почему вы "позорно" бежали и расстреливать выживших. - Полковник взял это слово в кавычки. Абелина молчала во время его слов, давая возможность военному выговориться. Он перевел дух и продолжил: - Я отвечаю за своих людей, валлхальцы это не самоубийцы-криговцы или не фанатики Таларана, для которых тактика закидывания трупами привычна и понятна. Мы действуем малыми силами, но более эффективно, как Элизианцы или те же Хараконские Ястребы, потому что по-другому в наших подземных тоннелях воевать не получится. Мы не плодимся как кролики, используем все доступные нам ресурсы, чтобы выжить и выживаем в нашем ледяном мире уже много сотен лет. И наше командование понимает, что просто кидать людей на амбразуру, значит перечеркнуть все годы их боевой подготовки, в которую вложено много сил и средств. Но, к сожалению, в Администратуме и Инквизиции многие этого не понимают и мы гибнем сотнями и тысячами. - Конот замолчал. - За все тридцать шесть лет, что я воюю, я потерял почти сотню тысяч солдат пополнения и не потому что я такой бездарный командир, а потому что был вынужден выполнять приказы тупоголового командования. И два инквизитора всегда пытались обвинить меня в ереси. Я даже просидел у них в застенках несколько месяцев в компании комиссара Марша. - Конот усмехнулся. - Потом был штрафной батальон и нас бросили на орков. Было тяжело, но мне удачным маневром удалось вбить клин в их силы и гвардия довершила начатое. Потом инквизитор, что вел мое дело, продался еретикам и меня вроде как реабилитировали, вернули звание и полк, выдали штандарт, под которым я воюю уже восемь лет. Недавно была история с ксеносами, которые ловко нам помогли против демона, что тоже можно добавить к тем обвинениям в ереси, что тянутся за мной. - Полковник снова замолчал. - Я уже сражался бок о бок с эльдарами на Кадии и знаю каковы они в бою. Да, они ксеносы, но среди них есть, оказывается и те, кто держит слово.
     - Ты так и не ответил на мой вопрос, почему ты закрыл меня от взрыва? - напомнила ему Абелина, хотя уже догадалась. Полковник снова вывернул шею и скосил на нее глаз.
     - Потому что ты мне нравишься, Абелина. - Произнес он. - Сначала я думал, что ты воздействовала на меня своей магией варпа, но когда ты лишилась ее, то понял, что она здесь не при чем. Ты единственный инквизитор, который не приставил к моей голове лазпистолет и к тому же ты чертовски привлекательная женщина.
     - Я могу расценить это как оскорбление. - Улыбнулась инквизитор. - Вот так просто понял? - удивилась она - И так легко говоришь об этом?
     - Я уже давно не пылкий влюбленный юноша, который краснеет при виде объекта своего обожания. - Хмыкнул полковник. - В моей душе есть только пустота и ее некем было заполнить до того момента, пока я не встретил тебя на балу. Если бы не обстоятельства, то я бы непременно позвал тебя в лучший ресторан Терры, а не этого паршивого городишки. - Конот замолчал. - Ирония судьбы - я влюблен в инквизитора Абелину Смит.
     - Меня зовут Джоана. - Тихо произнесла женщина. - Джоана Шеффер.
     - Абелина - не твое имя? - удивился военный. - Псевдоним для прикрытия?
     - Это имя мне дали в стенах Инквизиции, отсекая мою прошлую жизнь. - Джоана грустно вздохнула. - Вся моя свита знает мою историю, если желаешь, я открою ее тебе.
     - Чем же я заслужил подобное откровение? - ехидно спросил Конот и тут же легонько получил по затылку.
     - Дурак. - Произнесла Джоана. - Думаешь, я не знала, что ты в меня влюблен? Еще там, на балу почувствовала. И знаешь, я не буду против твоего признания, потому что чувствую по отношению к тебе то же самое. Самое главное - распознать свою половинку и, кажется, у нас с тобой это получилось. - Она улыбнулась. - Знаю, что это против правил, но инквизиторам иногда их можно нарушать. В любом случае мы все служим Империуму одинаково и имеем право на толику нашего маленького счастья.
     Она наклонилась к Коноту и поцеловала его в макушку. Мужчина вздохнул, слушая инквизитора.
     - Я - уроженка Кадии. - Начала рассказывать Джоана. - Естественно, сколько я себя помню, я имела дело с оружием и с хаоситами. Сопротивляемость силам варпа у нас в крови, точно также как и большее наличие псайкеров. Видимо, влияние Имматериума. - Она пожала плечами. - Сначала мои способности дремали и я не ощущала дискомфорта, так, неясное предчувствие будущих негативных событий, пока однажды на нашу крепость не напали большие силы хаоситов. Проклятые еретики призвали младших демонов, мутанты набегали волнами, предатели-космодесантники уже почти сломали нашу оборону, когда погиб мой командир. У меня на глазах. - Абелина-Джоана замолчала, заново переживая это событие. - Я любила его всем сердцем, как любят отца, он был не просто примером для всех, он был для нас всем, умным командиром, талантливым полководцем и заботливым мужем и братом. Каждый выбирал для себя того, кем хотел видеть командира. И вот когда его не стало - проклятая демонетта проткнула его своим когтем и разрезала клешней, я ощутила внутри себя такую невероятную злобу и гнев, что ненависть прямо потоком полилась из меня. - Она посмотрела на Конота, который так и лежал, извернувшись, глядя на инквизитора. - Демонетту испарило молнией на месте. Очевидцы рассказывали, что я прямо запылала ярким светом Императора, словно была живой Святой, как Селестина. - Джоана усмехнулась. - Хотя я редко ходила в храм, но также как все платила десятину на его содержание. Я почувствовала в своих руках такую невообразимую мощь, я стала проводником этой силы и излила на головы демонов ярый гнев Императора, что немедленно ей и воспользовалась. Хаоситы дрогнули и это позволили накрыть их ряды нашей артиллерии, которой "Валькирии" подвезли боеприпасы, а потом я потеряла сознание. Очнулась уже на Черном корабле Инквизиции и знаешь, я не сидела в камере как ты. - Она горько усмехнулась. - Несколько инквизиторов пытали меня, выясняя, не одержимая ли я, вырезали на спине руны и ритуальные знаки изгнания демона, а я ощущала, что они боятся меня. Их сковал страх до такой степени, что когда их толпа приходила ко мне, я чувствовала их даже через стену. Их страх напоминал мне липкий холодный пот, был таким мерзким на психическую ощупь, что мне не хотелось даже слышать их и присутствие инквизиторов раздражало меня. Они срезали пласты кожи с моей спины, бормотали заклинания, хотя теперь я понимаю, что в них нет нужды - вся сила сосредоточена у тебя здесь. - Она постучала указательным пальцем по виску. - Мозг - не более чем проводник, а вот преградой для демонов выступает твоя душа, твоя вера, неважно во что. Ведь Хаос это то, чему мы жестко сопротивляемся, чего мы неприемлем, потому что поглощенная им душа уже не возродиться снова. Правы эльдар, когда говорил о варпе, как о вместилище душ - там есть место для всех. Другое дело хватит ли тебе сил сопротивляться его хищникам.
     - То есть ты несанкционированный псайкер? - спросил, уточняя, Конот.
     - Ну да. - Кивнула Джоана. - Гибель командира сформировала меня как жаждущего мести псайкера и позволила на мгновение установить канал с варпом, чтобы использовать его возможности. Будь я далеко от этого места или вообще не на Кадии, то постепенно я бы спустилась в бездну безумия, испытывая на себе прессинг имматериума или же моей душой завладел бы один из демонов, но, к счастью, этого не случилось.
     - Так с тобой проводили связь ритуала душ? - спросил полковник.
     - Сначала меня хотели скормить Астрономикону, как внезапно обнаруженного опасного псайкера. - Фыркнула Джоана. - Но за меня вступился один из Лордов-Инквизиторов и взял под свое крыло. Оказывается у них там то еще крысиное гнездо - множество фракций, которые по своему трактуют волю Бога-Императора.
     - Ты попала к радикалам? Или как их там называют? - поинтересовался Конот.
     - Это название придумали люди, далекие от Инквизиции просто для того, чтобы обозвать чудиков вроде меня. - Пояснила женщина. - На самом деле там все сложно - есть несколько правящих кругов, которые образуют своего рода совет и выбирают председателя, которого мы знаем как одного из Высших Лордов Терры. И среди претендентов на его место всегда идет борьба. В Инквизиции всегда превалировала группировка тех самых тупоголовых последователей религиозного учения, которые опираются на догмы веры в Бога-Императора, созданной одним из предателей-примархов, Лоргаром.
     - То есть как?! - Конот аж подпрыгнул на койке, но застонал от боли в спине. - Вера в Бога-Императора - ложь, выдуманная Хаосом?!!
     - Успокойся. - Уложила инквизитор полковника обратно на кровать. - И да и нет. - Ответила она. - Это самая страшная тайна Инквизиции - основатель и писарь Священных Текстов веры был не кто иной, как последователь Хаоса. Просто это было до того, как он продался Губительным Силам. И тебе не стоит трепать языком перед солдатами, раскрывая эту информацию, не стоит подрывать их убеждения. Предатель он или нет, но вера в Бога-Императора помогает Империуму не развалиться окончательно, а такие люди как я должны следить за тем, чтобы тайна не вышла наружу.
     - Почему же ты мне ее раскрыла?
     - Потому что я устала от них. - Вздохнула Джоана. - В архивах Инквизиции собраны все древние материалы, которые относятся к становлению Империума и культа Императора. Просто цементирующим раствором для людей выступил тот, кто отвергал все религии, считая их тормозящими прогресс, и в итоге стал одной из них. Ирония судьбы, как ты сказал. Просто Император не знал, во что это выльется. Людям всегда надо во что-то верить, они так созданы, и пусть это будет порядок Империума, чем анархия Хаоса.
     - Ты говоришь так, как будто Император... - Джоана прижала ладонь к его губам.
     - Я поняла, о чем ты хотел сказать. - Произнесла инквизитор. - Он жив и он страдает, просто Механикусы при подключении перепутали провода. - Она грустно улыбнулась. - Темная Эра Технологий с их слов была поистине расцветом человечества, мы достигли далеких звезд, основали множество колоний, также воевали с ксеносами и наша Империя расширялась, но восстание Железных Людей все погубило. Нам не известны факты, как именно оно произошло и по каким причинам, но мы знаем, что произошло потом. Разум или если тебе будет так угодно Дух Императора действительно заперт в Золотом троне, тело, сидящее на нем - не более чем пустышка и обозримый символ для верующих. Технология переноса сознания очень сложна, даже в то далекое время она редко использовалась и то в качестве сохранения жизни власти имущих. Вероятно, Золотой Трон это часть устройства, потому что знания и технологию обратного процесса переноса сознания в тело Механикусы отыскать так и не смогли или не сохранили.
     - Твои слова попахивают ересью. - Пробурчал полковник.
     - Мне можно их произносить, потому что я знаю правду. - Джоана наклонилась и прошептала ему на ухо. - Поэтому наша группировка самая малочисленная в Инквизиции. Мы те, кто принял правду, остальные не хотят о ней даже слышать и поэтому с таким невероятным рвением истребляют всех подряд, кто хотя бы задумывается об этом и ищут агентов Хаоса среди людей, подозревая всех. По поводу еретиков и хаоситов я с ними полностью солидарна, потому что подобной мерзости не место среди цивилизованных народов. В ту же категорию попадают тираниды и некроны, с последними вообще невозможно договориться - они просто уничтожают все живое, чтобы насытить свои прожорливые души, словно темные эльдар. С кем можно более-менее вести диалог - это светлые эльдары, орки, тау, с малой вероятностью другие космические цивилизации вроде джокаеро или фра'ал, хотя последние вообще никогда не вступали в контакт и общение заканчивалось обоюдными выстрелами. Потому что у всех у нас есть один единственный сильный враг - Хаос. Существа другого измерения, пробившие дыру в материальный мир, которые жаждут поглотить души живых. Энергопаразиты, если хочешь более точную формулировку. А паразитизм до добра не доводит, разве ты будешь продолжать кормить глистов, которые отравляют твой организм? Наверное, нет. Вот и с Хаосом та же история. И глупо конфликтовать друг с другом, когда раздоры между нами на руку хаоситам. - Джоана замолчала. - Ты говорил о недопустимости изменения планов в бою - у нас та же ситуация, инквизиторы имеют некоторый уровень инициативы, но все должно быть в рамках Кодекса. И меня точно также могут "вывести из игры" как и тебя вперед ногами, если вдруг заподозрят в ереси или даже возможности оной и даже защита Лорда-Инквизитора не поможет. Просто для некоторых расследований вроде этого нужно применять не грубую силу и крики о проникшей везде и всюду ереси, а тщательное расследование с доказательствами и фактами и разведку. Сюда не пошлешь тупоголового инквизитора, который немедленно призовет на голову всех жителей Экстерминатус, просто потому, что ему показалось, а ведь таких миров с подобными тепличными условиями очень мало и их надо беречь. Уничтожить жизнь легко, но вот создать - на это требуется время. Раз ты валлхалец, то вспомни, какова была твоя первоначальная планета? Цветущий рай-сад. И во что она превратилась?
     - Ледяной шарик в бездне космоса. - Тихо произнес Конот. - Но мы не виноваты, проклятая комета врезалась в нас.
     - А как же мир смерти Крига? Отравленная химическими бомбардировками Люция? Радиоактивная пустыня Жондон? Мир суши и ветров Энтаблер? Все это сделали люди, когда делили между собой власть и сферы влияния.
     - И сколько таких миров, загубленных людьми?
     - Много. - Покачала головой Джоана. - Где-то техножречество строит свои Кузни, осушая океаны и высасывая ресурсы из недр, где-то леса и поля изводят под строительство городов-ульев, где-то строят фабрики и заводы по производству пищи, ведь остались технологии как из пластика получить еду, а из фекалий - мясо. Не знал об этом? - Полковник вздохнул - покачать головой не было сил. - И лучше бы тебе не знать, что ты ешь в столовой, и с радостью грызешь эрзац-пайки, изготовленные из отходов химической промышленности. В архивах Инквизиции и Экклезиархии много чего интересного можно откопать, в том числе и про еду.
     - Во многом знании много печали. - Произнес Конот. - Сомнения к Хаосу ведут, а ты мне тут уже наговорила на кузов и маленькую тележку, смотри, как бы я не переметнулся. - Он улыбнулся.
     - Я тебе переметнусь. - Погрозила полковнику кулаком инквизитор и тоже улыбнулась. - Просто утряси это в своей голове и запомни главное - за нашими спинами гражданские люди. - Джоана похлопала полковника по плечу. - И они нуждаются в защите. Можно верить во все, что захочешь, главное, чтобы это принесло пользу Империуму.
     - Слышала бы тебя канонисса Ганн. - Выдохнул Конот. - Вот кто однозначно фанатично верующий. Как она согласилась на сотрудничество с эльдарами, я до сих пор понять не могу.
     - Это та, которая оттяпала руку огрину? - вспомнила инквизитор.
     - Ну да. Она и его собралась отправить на костер, да только еретики и хаоситы лезли без остановки, время поджимало, да и совершать суд над тем, кто спас твою жизнь как-то не по-человечески.
     - А может быть наоборот слишком по-человечески? - прищурилась Джоана, на что полковник не нашелся чем ответить. - И за какой проступок она вынесла свой приговор?
     - Хват и остальные молятся своему богу, Небесному Кузнецу или что-то вроде этого. - Поведал Конот. - И сжигают своих мертвых. Они сложили из тел погибших большой костер и водили вокруг него хоровод, взявшись за руки. Канониссе показалось, что это какой-то ритуал призыва демона, вот она и вынесла свой вердикт. Еле-еле убедили ее не совершать ошибки.
     - Это действительно ритуал. - Задумчиво произнесла Джоана. - Только на нем не сжигали тела павших, да и символизировал он другое. Но это было очень давно, еще в той дремучей древности, когда человечество еще не изобрело воздушный полет и ютилось в лачугах. Просто кто-то объединил два обряда в один - сжигание мертвых понятно и разумно в их условиях, раз они сражаются с паразитами. Они не желают, чтобы тираниды размножались. - Инквизитор вспомнила рассказы Эмилии. - Когда их обнаружили?
     - Да где-то пять, может чуть меньше тысяч лет назад. - Припомнил Конот.
     - И генокрады уже существовали тогда?
     - Хват говорил, что они всегда с ними сражались, но вот такого же как у нас летоисчисления у них нет и понять, насколько именно давно - невозможно. Я только знаю, что туда отправилась исследовательская экспедиция и сестры битвы присылали запрос о родине огринов буквально перед балом во дворце, тоже чем-то заинтересовавшись.
     - Зачем им это нужно? - удивленно спросила Джоана. - Они же ищут Чашу Императора, им нет никакого дела до верований каких-то дремучих великанов, что живут в снегах?
     - Ну, значит, что-то такое там есть, раз они попросили координаты планеты. - Конот бы пожал плечами, да не мог. - И медобследование они со всей тщательностью госпитальер проводили и эта их сестричка Пронатус тоже там поблизости крутилась, всюду совала свой любопытный короткий нос.
     - Хм, интересно, - задумалась Джоана.
     - Что, проснулся профессиональный интерес инквизитора?
     - И не только. - Ответила с улыбкой та. - Ладно, отдыхай, тебе нужно поспать. Зам у тебя толковый, комиссар опять же верный и адекватный, не фанатик, лейтенанты, хоть и сопливые, но услужливые, так что укрепят оборону города точно следуя указаниям. Надо только найти логово этой твари да стереть его с лица Кассандры. Все, отдыхай, а я проведу лекцию с личным составом вместо тебя.
     - На тему? - встрепенулся Конот.
     - Разновидностей тиранидов. - Ответила Джоана. - Данные пришли недавно, мне нужно самой в них разобраться и систематизировать, а то я больше с еретиками и Хаосом воевала, чем с этими тварями. И на будущее - зови меня Абелина, мое истинное имя должно остаться только между нами. Если проговоришься - мозги наизнанку выверну.
     - Ну, женщины могут это делать и без психических сил. - Пробурчал Конот и смех инквизитора был ему ответом.
     Абелина мысленно попросила Мурзика полечить полковника и кот, потянувшись, мягко скользнул на пол, подошел к кровати и бесцеремонно влез к мужчине на ноги. Тот крякнул, стиснул зубы от боли, но гиринксу было все равно - он плюхнулся на полковника, излучая тепло и спокойствие. Кот весил немало, однако Конот почти сразу же уснул, а его боль притупилась. Гиринкс, хоть и был маленьким псайкером, но знал, как воздействовать на пораженные ткани, восстанавливая их и именно сейчас он занялся тем, что умел лучше всего - лечил. Инквизитор постоянно спала с котом, потому что тот охранял ее во сне от вторжения демонов, да и вообще являлся не просто партнером, а настоящим другом, которому женщина могла доверится. И самое главное, что он не ревновал к понравившемуся ей мужчине.
     Она вышла из комнаты и прошла к техножрецам, которые вдвоем колдовали над огрином. Игла вошла немного под углом, Хват успел чуть запрокинуть голову и повернуть ее, так что до мозга костяной дротик не дошел, да и не мог. За глазом располагалась костная перегородка, в которой существовало маленькое отверстие для зрительного нерва и кровеносных сосудов. Вероятность точного попадания в него была настолько мала, что ей можно было пренебречь, однако в мире все возможно и огрина вполне можно было убить, проникни игла точно по центру. Она ударилась о кость, "отрикошетила" от нее и расковыряла глаз, уже потеряв скорость, да и взрыв от мутанта был не такой уж и сильный - огрин отлетел буквально метра на три, не больше. Это легких людей сдуло, а вот гиганта с его массой стронуть с места - это надо было постараться. Остальные иглы не причинили серьезного вреда - застряли в плотной коже и даже дырочек от ран не осталось - все уже зажило. Док почистил Хвату глазницу, продезинфицировал, после чего применил наркоз и великан теперь спал, а оба "медика" копались у него в голове. Абелина-Джоана подошла к ним и встала рядом - Магос скосил на нее закрепленный на механодендрите визор, после чего вернулся к работе. Док же просто кивнул манипулятором, приветствуя инквизитора.
     - Получается? - спросила женщина.
     - Аугментики для огринов у меня нет, но штучное изделие я собрал. - Ответил Децим. - Еще вместе с техножрицами сестер. Просто на такой вот случай. Гнездо подключения мы уже установили, сейчас прокидываем нейрошунт и вырисовывается интересная картина.
     - Какая же?
     - Мозг огрина немного отличается от человеческого и в первую очередь более высокой нервной проводимостью. - Ответил Док. - Лобные доли очень хорошо развиты, не говоря уж о мозжечке и центре, что отвечает за координацию, вероятность же запоминания новой информации ими очень высока - они впитывают ее как губка. К тому же сам мозг постоянно генерирует непонятное излучение или создает вибрации определенной частоты, чем-то это похожее на псиполе орков. - Техножрец выдвинул один из своих визоров и посмотрел им на инквизитора. - Какую именно функцию производят эти вибрации, я не понял, но именно сейчас мозг находится в таком состоянии, что и позволило обнаружить данный эффект. Приборы показывают, что огрин пребывает в состоянии сна, мозг должен отдыхать, однако он продолжает работать в усиленном режиме.
     - Это связано с психическими силами или варпом? - спросила инквизитор, уже начиная кое-что понимать. - Ведь я не ощутила среди огринов псайкеров, как тогда такое возможно?
     Док на секунду завис, просчитывая варианты.
     - Возможно, это встроенная защита от демонов варпа. - Он махнул клешней манипулятора. - Вроде стандартного поля Геллера на наших кораблях - характеристики весьма схожи.
     - Интересно и кто засунул им в голову эту штуку? - спросила с любопытством Абелина.
     - Слишком мало данных, нужны исторические исследования. - Ответил Магос. - По моим данным экспедиция на их планету уже отправлена, возможно, они найдут там какой-нибудь неучтенный фактор, о котором мы не подозреваем. Но предварительный вывод уже можно сделать - природа на подобное не способна, значит, над огринами был поставлен эксперимент. Кем именно и когда - неизвестно, но успешный результат перед нами.
     - Они опасны? В смысле, они могут поумнеть до такой степени, что взбунтуются против людей?
     - Возможно. - Согласился Док. - Но я уверен, что экспериментаторы предусмотрели и такую возможность. Если этот подвид огринов выведен искусственно, то существует и наложенное на них ограничение, возможно, спящий вирус, который активируется в результате определенных действий или же ускорения работы мозга. Как человеческие раковые клетки - это просто клетки, которые не хотят умирать и поэтому саботируют всю деятельность организма, заражая соседей. Возможно, магос-биологус ответили бы на этот вопрос более точно и разобрались бы в ситуации, но мои познания в этой области чрезвычайно скудны, что наводит меня на мысль о расширении моих возможностей памяти для изучения данного предмета. - Техножрец посмотрел на своего коллегу. - Как считаете, уважаемый Децим? - они могли и пообщаться напрямую, но при инквизиторе говорили вслух.
     - Полностью с вами согласен. - Незамедлительно ответил тот. - Омниссия даровал нам самое чудесное из своих творений - знание и наша задача это знание отыскать, понять и применить на практике.
     - Значит, с огрином вы закончите быстро? - спросила Абелина. Конечно, интересно, что такого еще техножрецы могут отыскать в их организмах, но сейчас есть проблема покрупнее и ей нужно еще изучить данные с носителей, что притащили громилы из рейда.
     - Через два часа все будет готово, период заживления тканей поразительно быстрый и не займет много времени. Нет нужды подключать управляющий блок - соединим напрямую со зрительным нервом. Единственная проблема - синхронизация мозгом изображения с двух разных источников, но развитая нервная система должна с этим справится сама. Если же огрин будет испытывать головную боль или "раздвоение картинки", вот тогда мы поставим отдельный блок. А пока оставим так, проведем эксперимент в полевых условиях.
     - Хорошо. - Кивнула инквизитор. - Чем планируешь его наделить?
     - Ночное монохромное зрение для него не в новинку, так как сочетание колбочек и палочек в глазу соответствует таковому, потом термосканер, рентгенограф как у шлема Сабли, чтобы мог видеть сквозь стены и сканировать объекты на предмет скрытого оружия и боеприпасов. - Ответил Док.
     - И как, без управляющего блока, он будет переключать эти режимы?
     - Верньер на боковой стенке корпуса аугментики. - Ответил техножрец. - Это если необходимо переключится в режим рентгенографа или термосканера. Ночное виденье будет включаться автоматически при затемнении помещения. Поле зрения визора составит сто сорок градусов, так что огрин не будет испытывать дискомфорта. Но это все предварительное заключение, необходимы испытания.
     - Ой, допрыгаетесь вы со своими экспериментами. - Покачала головой Абелина. - Вколотит он вас в пол и будет прав.
     - Это невозможно. - Ответил Децим. - Наша совокупная масса превосходит огринскую ровно в одну целую тридцать восемь раза. К тому же он должен приложить усилие в...
     - Это была шутка. - Перебила инквизитор техножреца. - Ладно, занимайтесь, не буду вам мешать. Я чувствую, что завтра будет тяжелый день.
     - Способности возвращаются? - осведомился Док.
     - Пока глухо. - Поморщилась Абелина. - Но кое-что все же проклевывается.
     Она развернулась и вышла из помещения, проходя в комнату с когитатором и тактическим столом - предстояло много аналитической работы, которой ее обучил покровитель в Инквизиции.
     Хват очнулся от наркоза, открыл глаз и осмотрелся, сразу же замечая склонившихся над ним техножрецов. Аугментика активизировалась и отправила изображение левой части комнаты прямо в мозг. Картинка была четкой и насыщенной, ничем не хуже, чем его обычное зрение и Хват повернул голову влево, определяя границы зрения.
     - Голова не кружится, сбоев в изображении нет? - спросил Децим и огрин отрицательно мотнул головой. - Что ж, хорошо, нужно провести ряд тестов. - Из его механодендрита выдвинулся тонкий щуп и воткнулся в разъем на корпусе глаза. Хват попытался отшатнуться, но техножрец предупредил его. - Сиди, не дергайся.
     Огрин послушно замер, пока Децим копался в настройках. Если правый глаз был живым и видел как обычно, но вот поле зрения левого, под манипуляциями техножреца, то уменьшалось, то увеличивалось, потом вообще пошел калейдоскоп картинок - изображение менялось от ночного виденья до рентгеновского. Все предметы стали темными, лишь оружие и боеприпасы подсвечивались, да тела техножрецов, в которых было минимум костей и органов и максимум металла. Хват с любопытством рассматривал их "внутреннее устройство", но Децим шустро закончил настройку и отключился от глаза, после чего начал попискивать, общаясь с коллегой Доком. Хват встал с койки.
     - Я могу идти?
     - Да. - Ответил Док. - Если возникнут проблемы со зрением - немедленно обращайся. Также в случае головной боли или исчезновения изображения. Сменой режимов зрения управляет вот этот верньер. - Техножрец указал на себе. - Подойди к зеркалу и запомни.
     Хват так и сделал и с интересом изучал свою аугментику. Вместо левого глаза теперь была металлическая нашлепка с тремя визорами - один крупный и два мелких. Корпус был вплавлен прямо в кожу и закреплен на кости, так что глаз точно в бою не вывалится. Огрин покрутил головой, рассматривая себя - настоящий киборг, словно терминатор, лысый череп и нашлепка искусственного глаза. Не хватает идущих из башки трубок или проводов, как у некоторых офицеров Империума.
     - А если он сломается, то как его заменить?
     - Каждый из визоров просто вынимается и отключается от гнезда. - Ответил Децим. - Возьмись за окуляр и покрути его влево.
     Хват так и сделал, выкручивая камеру по резьбе. Она вышла из ниши и осталась висеть на жгуте проводов, который входил в гнездо. Разъем для подключения был легко доступен.
     - Технология универсальная. - Продолжил пояснять Децим. - Этот визор можно заменить на стандарт, принятый в Механикус, наличие запчастей не проблема - поломку можно очень быстро устранить. У тебя только корпус увеличенный и усиленный, все остальное - обычная аугментика.
     - А заменить в бою?
     - Тогда нужно носить с собой запасные визоры.
     - Можно мне парочку? - улыбнулся Хват.
     - У нас их не так уж и много, да и другим может пригодится, но со временем мы можем произвести еще. - Ответил Док. - Просто пока я не вижу в этом большой необходимости.
     - Сделайте это, Док. - Хват пошевелил плечами. - А то потом может быть поздно.
     - Я должен вас проинформировать, что завтра в восемь утра госпожа Инквизитор собирает совещание для всех офицеров. - Произнес техножрец, игнорируя просьбу огрина. - Вам тоже надлежит на нем присутствовать.
     Огрин просто кивнул, дав понять, что услышал. Он вышел из помещения операционной, заглянул к полковнику, который спал. Прошел через зал для совещаний, где за когитатором спала Абелина - она вымоталась за короткое время, изучая многочисленные файлы и документы и сон просто свалил ее на рабочем месте. Хват аккуратно взял женщину и перенес ее на койку, уложив неподалеку от Конота, укрыл одеялом и покинул бункер - нужно было срочно заняться своими делами и показаться родичам, пускай оценят обновку. Гиринкс поднял свою голову, посмотрел своими кошачьими глазами на проходящего мимо огрина, который автоматическим жестом потрепал его по голове, после чего потянулся и снова задремал - лечение полковника не закончилось, но его раны заживали быстрее положенного, благодаря помощи Мурзика.

     Все офицеры явились на собрание точно в срок, даже полковник Конот, морщась от боли, стоял в углу, потому что присесть по видимым причинам не мог, да и стульев было мало. Лечение гиринкса не прошло даром и он сейчас чувствовал себя прекрасно, хоть и задница с ногами болела. Абелина вышла перед небольшой аудиторией с носителем ОСД, подключила его к гололитическому проектору и посмотрела на притихших офицеров. Все три огрина тоже были здесь, также как и маленький ратлинг - лейтенант специальной снайперской роты. Его посадил к себе на плечо Жила и тот удобно устроился на наплечнике брони, облокотившись о стену, как это сделал огрин. На мгновение инквизитор мыслями вернулась к своему прошлому, когда ее командир вот также проводил свои совещания, разрабатывая планы нападения или обороны, и в зале создавалась такая семейная комфортная обстановка, которую Абелина ощущала и здесь. Офицеры были словно братья друг другу, а комиссар и полковник - их отцами. Что ж, видно ей придется взять на себя роль матери. Инквизитор внутренне улыбнулась и начала свою речь:
     - Итак, господа офицеры, я собрала вас здесь затем, чтобы более подробно остановится на подвидах тиранидах, на их возможной тактике и функционале отдельных особей. Вчерашние события показали, что не стоит слишком обольщаться по поводу их безобидного внешнего вида, как оказалось это может быть скрытая бомба. Эта информация получена из архивов Инквизиции, поэтому прошу отнестись к ней со всей серьезностью и подобающей секретностью, то есть не болтать лишнего среди рядового состава и гражданских, дабы не вызвать среди них ненужную панику, но основной материал донести следует. То есть куда стрелять и как обороняться. То, что я расскажу, должно помочь вам в бою, а не испугать. Итак, приступим. - Абелина выбрала первое изображение генокрада.
     - Это - обычный генокрад, то, что в итоге получается из человека-мутанта. - Тварь была чуть выше среднего роста, с шестью конечностями, острыми зубами, твердым панцирем сверху и хвостом. - Силой превосходит обычного человека вдвое, вооружен острыми как бритва когтями и жалом на хвосте. Предпочитает затаиться и напасть исподтишка, чрезвычайно опасен в ближнем бою, очень шустрый и резкий, поэтому завалить его можно с трех-четырех стволов, лучше больше, чтобы не было возможности маневра. Хитиновый панцирь очень крепкий, может выдержать пару выстрелов из стандартного лазгана М-тридцать пять. - Инквизитор посмотрела на огринов. - Против тяжелого вооружения и силового оружия бессилен. Как я уже сказала достаточно сосредоточенного огня трех-четырех лазганов, поэтому солдат следует поделить на четверки. Тактика генокрада - нападение из засады, скрытое проникновение в ряды гвардии, воровство людей или же подсадка эмбрионов, для удаленного управления зараженными. Отсюда напрашивается логичный вывод - генокрады это разведка тиранидов. В случае массового наступления используются как основные войска, потому что их период созревания приблизительно три часа. - Абелина оглядела тихо сидящих офицеров. - Для воспроизводства необходима живая плоть или же другая биомасса, то есть звери, птицы, насекомые, возможно использование овощей, зерна, листвы, обязательно наличие воды, потому что без воды процесс проходит медленно. Пока мы сидим здесь, то там, - она ткнула пальцем за стену бункера, - каждые три часа рождается по хрен знает сколько тиранидов. - Инквизитор чуть успокоилась и показала следующее изображение.
     - Это - обычная пехота тиранидов, так называемые Плеватели и Метатели. Как видите, они крупнее генокрадов, количество конечностей то же самое, однако у Метателей добавилось дистанционное оружие - иглометы. Ими выстреливают из вот этих отверстий, используя внутреннее давление газов, своего рода пневматическое оружие. Иглы не костяные, как у этого мутанта - они органические, ороговевшие, как наши ногти, производятся внутри их организма, поэтому Метателям не надо пополнять боезапас - он у них всегда с собой. Лобовая защита достаточно серьезная, но также пробивается из лазганов и тяжелого вооружения. Против Метателей и Плевателей отлично работают огнеметы - твари боятся разрыва газа, который используют для стрельбы. В больших концентрациях он весьма взрывоопасен, поэтому превратить Метателя в бомбу очень легко. Газ накапливается в этих мешках, - появилось более подробное изображение тиранида в разрезе, - поэтому стрелять лучше сбоку или же метать гранаты рядом с ними, а не в лоб - налобная броня примет на себя весь удар и осколки не причинят вреда. Кроме огринских гранат, конечно, - Абелина посмотрела на Хвата, - у тех и взрывчатки больше и разлет осколков дальше, но у нас их мало, так что будем экономить. Что касается Плевателей - эти брызгают концентрированной кислотой на восемь-десять метров, могут и на двадцать, но если опять же создадут в мешках достаточно давления. В общем строение Плевателей и Метателей схожее и оба боятся огня. Наступают как обычная пехота, они тяжелее и массивнее генокрадов, могут стрелять во время движения и достаточно точно, также стремительны и резки, но попасть по ним легче, однако лобовая броня спасает. - Абелина снова перелистнула изображение.
     - Теперь что касается штурмовых частей - это Подавитель. Понятно, что название говорит само за себя. Тварь в два раза больше в размерах обычного генокрада, вооружена когтями, клешнями, иглометом и имеет серьезную броню, устойчива к огню, но против плазменных винтовок и мельтаганов бессильна. Вот только последних у нас кот наплакал. - Инквизитор покачала головой. - Пригодились бы плазменные винтовки проклятых Тау, они наносят хотя бы какой-то урон их броне, но у них мощность маловата. - При этих словах Броскен недоуменно посмотрел на Абелину, остальные же офицеры просто пропустили сказанную женщиной ересь мимо ушей. Многие понимали, что против тиранидов нужно использовать все, что есть под рукой, в том числе и ксенотех, буде он появится. - В общем Подавители, если их будет много, доставят нам массу проблем - против них будем использовать танки и "Стражей" - их пушки должны справиться. - Майор Попов, капитан Смоляк и лейтенант Симонс сделали себе пометки в блокнотах. - Для производства одного Подавителя необходимо много биомассы, да и такие твари слишком заметны, но пока гнездо обнаружить не удалось, что весьма удручает и лишает нас разведданных. Вокруг Подавителя всегда присутствует с десяток Плевателей или Метателей и до сотни генокрадов. Они пускают его вперед, сами прячутся за ним. Когда тот вскроет оборону или рассеет противников, то остальные их добивают или утаскивают в гнездо. Поэтому желательно не допустить их сближения, уничтожать на расстоянии из пушек и артиллерии. Капитан Блад, вы оборудовали запасные позиции в городе?
     - Так точно. - Ответил офицер. - Все готово, гаубицы замаскированы, а в части мы поставили макеты.
     - Макеты? - удивилась Абелина. - Зачем?
     - Чтобы запутать наблюдателей. - Ответил за капитана Хват. - Паразиты хитры, могут заслать разведчиков как к части, так и в город и если обнаружат настоящие орудия, то могут сконцентрировать атаку на том направлении.
     - Умно. - Кивнула Абелина. - Нужно взять ваш опыт на заметку, может пригодится. Теперь что касается их танков - это Крушитель, Разоритель и Мясник, самый большой и страшный тиранид из всех. - Она показала изображение последнего. - Крушители и Разорители могут присутствовать на планете, то вот Мясник - вряд ли, он слишком большой, разродится такой тушей сможет не всякий выводок, только Флот-Улей, а его, слава Императору, нет поблизости, а то мы бы уже ощутили на себе вопль Патриарха. Про Крушителей и Разорителей стоит сказать, что они достаточно медленные, напоминают тараканов с Терры, сверху закрыты очень толстым хитиновым панцирем, который пробить могут только прожигающие снаряды. Сколько у вас в наличии?
     - На складах полно. - Отозвался Конот, который инспектировал запасы в городе. - Подвоз к гаубицам и установленным пушкам на передовой мы наладили - эти будут заниматься ополченцы. СПО лучше использовать как поддержку, толку от них немного, а проводить обучение некогда - стрелять умеют и ладно.
     - Хорошо, этот вопрос решен. - Абелина вернулась к рассказу. - В качестве оружия Крушитель и Разоритель используют жвала, когти и костяные булавы. Они просто продвигаются вперед, не обращая внимания на огонь лазганов и уничтожают все, что им попадется, также пожирая биомассу. Против них помогут только танки и мультимельты, пехоте лучше сразу отступить или заняться отстрелом обычных генокрадов, Плевателей или Метателей, которые едут на них сверху или прячутся под панцирем - у Разорителей существуют такие кожаные сумки, в которых твари и прячутся. Теперь что касается воздушного прикрытия тиранидов, - инквизитор снова сменила изображение, - это так называемый Летун, легкая версия генокрада, которая неожиданно атакует с воздуха когтями или плюется кислотой. Вертлявая и шустрая, сбить ее можно только плотным зенитным огнем, но главная ее задача - отвлечь стрелков на себя. То есть пока вы будете крутить головой, высматривая ее в небе, то к вам подкрадутся сзади или подскочат напрямую и порежут на ремни. Поэтому в каждой четверке выделите одного следящего за небом. Кроме Летунов у тиранидов есть Крикуны и Яйценосы. Первые - наш аналог истребителей, в качестве оружия используют звуковые волны, сконцентрированные в одну точку. Могут бить по площадям, могут поражать точечно, все зависит от формы их ротовой полости, которой они и кричат, крупнее Летунов, но меньше Яйценосов. Такие же шустрые и маневренные твари, кроме крыльев используют ускорение газовой струей, - Броскен фыркнул и Абелина внимательно посмотрела на него. - Я не разделяю вашего веселья, лейтенант, особенно тогда, когда эти твари свалятся вам на голову. - Лицо молодого офицера вытянулось. - Что касается Яйценосов, то, как следует из названия, они кидают сверху аналог бомб - яйца, имеющие твердую оболочку с повышенным давлением газа внутри эмбриона. Взрыв сопоставим с бомбами Тау или же нашими, так что когда эта пакость валится сверху, то у гвардии возникают крупные проблемы. Единственная положительная черта в этом - крылатые бестии немногочисленны, выводок не может себе позволить их массовое "производство", для этого требуются определенного рода ресурсы, которые извлекаются из атмосферы планеты или ее недр Капиллярными Башнями, а так как таковых на этой планете нет, то можно предположить, что Патриарх может максимально получить пять-шесть особей, может быть с десяток, не более. Теперь мы плавно перейдем к управляющим особям выводка.
     - Это - Глава. - На картинке возник обычный генокрад, только со слегка увеличенной головой. - Под его контролем не больше десятка особей, реже пятнадцать-двадцать. Это своего рода боевая ячейка. Убив Главу вы на некоторое время лишите его подчиненных контроля и они станут вести себя как обычные агрессивные звери, то есть нападать на тех, кто ближе к ним находится, пока их не возьмут под свое управление Контролеры. С ними вы уже успели столкнуться в подземельях города. Это крупные центры передачи воли Патриарха, также имеющие некоторую свободу действий и инициативу. Они не слишком умные, но это не значит, что их не надо недооценивать. Управляют они сотней, двумя, может еще большим составом, точная численность неизвестна. Следующими в табели о рангах тиранидов идут Владыки. Если Главы - сержанты, Контролеры - лейтенанты, то Владыки - майоры и полковники. Они командуют крупными силами на поле боя, даже Мясники им подчиняются, хотя имеют некоторую свободу воли и отдельный разум. Владыки исполняют и передают остальным волю Иерархов, приближенных Партиарха, непосредственно руководят войсками, наблюдают за меняющейся ситуацией и усиливают нажим там, где он необходим. Если выбить Владыку, то наступление замедлится, а то и вовсе застопориться, потому что просто так взять под контроль такую массу и удержать в подчинении соседний Владыка не сможет - у каждого возможности ограничены. Понятно, зачем это делается - чтобы Владыки не развились в Иерархов и далее по "карьерной" лестнице. - Абелина усмехнулась. - По последним данным Инквизиции контролирующие особи могут вырастать из низов и занимать места более высокого ранга. Видимо в этом и состоит та самая Высшая Цель, про которую болтала живая бомба. Какой вопрос, лейтенант? - спросила инквизитор, заметив, что Тихонький тянет руку вверх.
     - Госпожа Инквизитор, а как же сам Патриарх? Он может развиться в нечто более страшное и могущественное?
     - Куда опять ты вылез со своими вопросами? - прошипел Конот. - Лучше молчи!
     - Ничего, вопрос очень интересный и важный. - Абелина успокоила полковника взмахом руки. - Да, Патриарх может развиться в Монарха, это самая высшая известная нам особь, которая контролирует осколок Флота-Улья. Кто контролирует улей, мы не знаем, просто называем его Разумом, вероятно, это просто огромный мозг, который перемещается в космосе на тиранидском живом корабле. Более подробно я на твой вопрос не отвечу, лейтенант, потому что ты должен понимать - получать разведданные из гнезда тиранидов невозможно. Любого разведчика они схарчат за милый мой.
     - Спасибо. - Поблагодарил Тихонький.
     - Еще вопросы?
     - Что насчет зоантропов? - спросил Хват и лейтенанты зашептались. - Сержант в крепости арбитрес сказал, что с помощью одного из них тираниды смогли проникнуть внутрь.
     - Зоантропы - это спецвойска тирандов, их не так много, как кажется, но они очень опасны, ты прав. - Кивнула инквизитор. - Они владеют психическими силами, но не используют имматериум, а возможности своего собственного мозга, усиленного волей Иерарха или Патриарха. По сути дела они проводники его возможностей, могут выжечь мозги гвардейца на поле боя, ментально воздействовать на сердце и сосуды, разорвать их или оторвать конечность, используя телекинез. Очень опасные и сильные твари, никогда не наступают впереди, их всегда охраняют. Их плоть слаба, все тело - это большой мозг, опирающийся на ножки. Вряд ли вы выживете от их психического крика, но если подобрались близко, то зоантроп может вас разрезать своими когтями - в двух конечностях силы хватает.
     - Откуда они такие красивые взялись? - проворчал Хват.
     - Существует предположение, что они поглотили один из миров эльдар и ассимилировали их ДНК, что и позволило им рожать таких вот существ.
     - Проклятые ксеносы умудрились и здесь нам нагадить. - Проворчал комиссар Марш.
     - Это не их вина. - Мягко заметила Абелина. - Человечество дало тиранидам мутантов и генокрадов, Плевателей и Метателей, орки - Взрывателей и Крушителей, в их телах содержится орочья ДНК, эльдары поделились своими психическими силами и появились зоантропы, только у Тау им нечего будет взять кроме копыт и синей кожи. - Хихикнула инквизитор и офицеры заулыбались. - С некронами у тварей ничего не получится, а Хаос сам сможет их изменить, поэтому Флоты-Ульи в Глаз Ужаса и не лезут, понимая, чем это обернется для них, так что сражаться за всех с ними опять придется человечеству.
     - Кто такие Взрыватели? - прогудел Гора. - Это тот мутант, что лопнул в казарме?
     - Это частный случай. - Ответила Абелина. - Взрыватели - это катящиеся с сумасшедшей скоростью самонаводящиеся бомбы, влетающие в окопы и уничтожающие солдат. Как правило, они всегда идут первыми. Уничтожить их легко - плоть тонкая и содержащийся внутри газ сжат под давлением, поэтому быстро воспламеняется, однако маневренность у этих тварей на уровне и по прямой они никогда не бегают. Опасные штуки.
     - Понятно. - Кивнул Хват. - Что-то еще?
     - Есть некое подобие артиллерии, но они опять же существуют в составе Флота-улья и здесь вряд ли появятся. - Произнесла задумчиво инквизитор. - Но рассказать о них я могу. Шестиногие Плеватели с длинным стволом-хоботом, который и направляют в сторону противника. Кидаются взрывными яйцами, сгустками кислоты, тяжелыми костяными ядрами или камнями, которые заряжают в свой хобот. Рядом с ними всегда присутствует боевой расчет - несколько генокрадов, которые подтаскивают пищу и "боеприпасы". С ними встречался только космодесант и то только в одном месте, больше появления подобных тварей зафиксировано не было. Впрочем, это не значит, что их нет. - Абелина выключила проектор. - По последним полученным мной данным Патриарх уже готов атаковать, но почему он не взывает к Разуму Улья - загадка. Есть предположение, что он уже достаточно развился для того, чтобы стать Монархом, но ему не хватит ресурсов и эта планета для него как стартовый стол. Высосав ее досуха, он примется за другой аграрный мир в этом секторе, потому что промышленные и индустриальные миры тиранидов привлекают мало - там можно сожрать только людей. Сейчас наша задача - отыскать его гнездо и не дать сбежать. Под подозрение попадает одна из коммун, а именно "Колос", где населения достаточно, чтобы быстро освоить эту биомассу и увеличить численность выводка. Возможно, они уже это делают, поэтому предлагаю оперативной группе в составе ВСЕХ огринов, - Абелина сделала особенный акцент на этом слове, - а также двух рот лейтенантов Тихонького и Курчатова выдвинуться в сторону коммуны и произвести там тщательный осмотр и обыск. Вместе с вами поедут городские медики, поэтому вам нужно сосредоточиться на их... - инквизитор услышала шум от дверей, - что такое?
     - Полковник, полковник!! - кричал гвардеец, прибежавший с узла связи. - Тираниды напали на одну из коммун!! С Администратумом связался руководитель поселка и просит помощи!!
     - Какой именно? - быстро спросила Абелина.
     - Коммуна "Колос". - Запыхавшийся солдат пытался отдышаться.
     - Товарищи офицеры, началось. - Просто сказал полковник. - Всем по своим местам, занять оборону возле города.
     - Нам нужно не дать поглотить им людей. - Громко сказал Хват и вышел вперед. - Если будем сидеть здесь, то сделаем только хуже - их численность и силы возрастут. Нужно немедленно атаковать.
     - Пока мы туда доберемся, то их всех и так сожрут. - Мрачно сказал комиссар Марш. - Мы никого не спасем, да еще и распылим свои силы и подставим под удар.
     - Если поедем на танках и транспортерах, то так и будет. - Согласился огрин. - Я же предлагаю использовать челноки, что стоят без дела на космодроме. Они уже готовы к вылету и заправлены, я узнавал в Администратуме. Им подобрать нас - пять минут.
     - Полковник, свяжитесь с руководителем космодрома, - отдала приказ Абелина, быстро прикинув в уме предложение Хвата, - огрин прав, вы можете ударить им в тыл или сдержать наступление, все зависит от того, сколько там будет тварей. А танки и "Стражи" выдвинутся по дороге и поддержат вас огнем, когда будут на месте. Если к тому времени вы еще будете живы. - Тихо добавила инквизитор, но Конот ее услышал, потому что стоял недалеко. Впрочем, Хват тоже это понял.
     - Нет. - Покачал он головой. - Мы сделаем по-другому. - И изложил перед всеми свой план.
     - А что если ты не прав? - спросила его инквизитор. Самое интересное, что ни у кого из офицеров не возникло желания перебить громилу или поднять на смех. Как это он, тупоголовый огрин и советует командирам, что нужно делать? Где это видано? Так мог думать только говнюк Броскен, Тихонький, Холан и остальные ветераны молча переваривали предложение громилы и понимали, что лучше перебдеть, чем сдохнуть всем вместе.
     - Тогда мы славно послужим Империуму и проредим их. - Ответил Хват. - Но я бы сделал так. Паразиты чрезвычайно умны и такие атаки для них не в новинку. Стоит попробовать.
     - Тогда возьмите с собой нескольких "Стражей" и пару танков. - Распорядилась Абелина.
     - Я пойду с ними. - Поднял руку капитан Смоляк. - Все мое подразделение. Майор Попов легко перекроет город своими силами - его ребята толковые и опытные.
     - Двенадцать танков, не многовато ли? - спросил Хват. - Достаточно и четырех.
     - А если у них там эти Крушители и Разорители, ты их чем, дубиной будешь бить? - ехидно спросил капитан. - Прожигающих броню снарядов на складах и для моих танков полно и боеукладки уже заполнены ими под завязку.
     - Зачет. - Буркнул Хват и пояснил для тех, кто не понял. - Аргумент засчитан.
     - Челноки уже на подходе, садятся за территорией части в районе КПП. - Полковник отнял палец от бусины вокс-связи. - Так что вам лучше поторопиться.
     - Погодите! - вскричала Абелина. - Док, мельты готовы?
     - Только шесть штук.
     - Выноси.
     - Понадобится помощь.
     Техножрецы вытащили громоздкое оружие, сложенное на платформе, еле удерживая ее всеми своими механодендритами и манипуляторами.
     - Это для вас, специально доработанные и улучшенные мультимельта-ганы. - Произнесла Абелина и Хват взял одну пушку в руку, рассматривая со всех сторон.
     - Сидит как влитая. - Похвалил он работу мастеров.
     - Пока только шесть штук, можно произвести больше, но требуется время. - Пояснил Док и указал на оружие. - Спусковая скоба, баллон с газом, электромагнитный ускоритель и плазменная камера защищены адамантием, чтобы не рванула в случае попадания в нее. Стреляет импульсами, оружие склонно к перегреву, индикатор выведен сбоку, также я применил технологию охлаждения Тау, двух радиаторов достаточно, чтобы вести плотный огонь, но не более минуты, дальше будет взрыв. Оружие ближнего боя, максимальная дальность - тридцать метров, но поражение убойное. Крушителям и Разорителям даже не снилась. Этот мельта-ган в разы превосходит свой обычный аналог, потому что делался под огринов.
     - Подобные стоят на танках. - Заметил Конот.
     - Это он и есть, только переделан для удобства в бою и снижена дальность в угоду мощности.
     - Вот и проверим. - Хват с платформы быстро перекидал тяжелые пушки Горе и Жиле, которые тут же их начали изучать, ловко поймав. - Выделим самым храбрым и сильным стрелкам - мельта тяжеленькая.
     - Тяжеленькая? - спросил Тихонький и протянул руку, чтобы ему дали подержать. Хват не стал его разочаровывать и положил ствол на плечо. - Ого! - человек присел под тяжестью. - Килограмм двести не меньше!! Сними с меня эту штуку, а то придавит!!!
     - Точный вес сто двенадцать килограмм триста семьдесят один грамм. - Выдал Децим.
     - Я держу ее в руке, если не видишь, так что не умрешь. - Улыбнулся Хват. - Все, погнали.
     Он и огрины выбежали из бункера, за ними спешили Тихонький и Курчатов к своим подразделениям, капитан Смоляк и лейтенант Симонс, который на бегу уже думал кого именно отправить в ту мясорубку, что случится буквально через пять минут - челноки летают быстро. На территории части уже звучала тревога, спокойный голос полковника Конота объявлял по громкой связи каким подразделениям нужно грузиться в челноки и солдаты уже бежали к КПП, ворота которой были гостеприимно раскрыты. Танки пыхнули черным дымом выхлопов и рванули к одному из челноков, чтобы въехать по опущенной аппарели и разместиться в его трюме. Огрины и люди втягивались в брюхо другого транспорта, таща на себе оружие, щиты, запас боеприпасов и пищи. Все уже давно были готовы к объявлению тревоги и сидели на чемоданах. Комиссар Кармайкл тоже была вместе со своими и ее верный денщик Веснушка привычно прикрывала девушку. Она поднялась по аппарели, которая захлопнулась за ее спиной. Челнок, тяжело оторвался от земли словно раскормленный шмель и точно также сердито гудя полетел к горам, где находилась коммуна. Было это ловушкой или нет, неизвестно, но обычные земледельцы и пахари ждали помощи, пытаясь отбиваться лопатами, граблями и вилами от наступающих орд тиранидов.


Глава 5.



     Пилоты двух челноков вели свои машины низко над землей скорее по привычке, чем по необходимости. Оба в прошлом служили в гвардии и были списаны на гражданку в результате серьезных ранений и инвалидности, однако это не помешало им устроиться на работу по прямому профилю. Работодатель в первую очередь смотрел на навыки и профессионализм сотрудника и уже во вторую на его физические параметры. Так многие торговые дома за свой счет давали своим работникам искусственные органы и другую аугментику, естественно включая ее стоимость в счет будущей зарплаты. И это было лучше, чем прозябать в комнатушке два на три, получая ветеранскую пенсию или пособие по инвалидности. Поэтому, когда пришло распоряжение от Администратума перейти под прямое управление командования гвардии и перевезти часть имперских войск, расквартированных на планете, то оба пилота с радостью рванули в небо - они почувствовали себя значимыми и незаменимыми, вспоминая прошлое. Загрузившись гвардейцами, оба тут уже получили точку назначения и на максимальной скорости двинули к месту выброски. В начале полета с ними связался один из лейтенантов.
     - Постарайтесь сесть чуть подальше от врага, чтобы мы успели его встретить. - Попросил он.
     - Не ссы, сынок! - весело ответил более старший по возрасту пилот. - Двести пятьдесят две орбитальные высадки, четырнадцать имперских наград с отличием за проведенные компании и восемнадцать губернаторских медалей за защиту миров-ульев, я знаю, что делаю!
     - Надеюсь на вас. - Отозвался лейтенант и отключился, а пилот сосредоточился на управлении.
     Это был чисто невооруженный гражданский транспорт, так что поддержать пехоту огнем из бортовых орудий пилот не мог, но Хват взял на себя эту заботу, подозвав Тихонького.
     - Оставь несколько человек в шлюзе и проеме трюма - пусть ведут огонь сверху. - Лейтенант кивнул и собрался уже уйти, но огрин его остановил. - И еще, как только мы высадимся - проверь людей коммуны. Вдруг среди них есть агенты паразитов - не хотелось бы получить удар в спину. Отделение Шороха пойдет с тобой.
     - Два моих взвода будут разворачивать укрепления, чтобы вы могли за ними спрятаться. - Ответил лейтенант. - Я уже назначил старших. Только сдержите первый удар тварей - он самый сильный.
     - Встанем намертво. - Хват потряс мельта-ганом и чуть улыбнулся. Тихонький понял - эти точно выстоят.
     - Береги себя, не подставляйся. - Он вдруг протянул руку и сжал пару пальцев на руке Хвата, после чего отвернулся и побежал раздавать приказы своим - челноки уже подлетали.
     Сверху было хорошо видно, что к коммуне, которая находилась частью на склоне горы, а частью в предгорьях, стекается большая темно-фиолетовая масса. Она бурлила и вспучивалась как единый живой организм, постепенно заполняя своими метастазами огромные ангары тепличных комплексов, втягиваясь в их здания, убивая не успевших убежать людей и тут же на месте поглощая их плоть. Двери челнока распахнулись, а его аппарель выдвинулась и Хват сверху оглядел всю картину - тираниды еще не успели добраться до жилых помещений, которые скрывались в теле горы. От многочисленных теплиц в сторону основного комплекса коммуны бежала оранжевая толпа людей. Все одетые в одинаковые комбинезоны, люди превосходили по численности напавших на них врагов, но у них не было в руках оружия и в основном это были женщины и подростки - мужчины остались в теплицах, чтобы секаторами, вилами, лопатами, ломами и граблями постараться задержать противника. Они все прекрасно понимали, что не выживут, но хотя бы оттянут на себя тварей и дадут остальным время сбежать и укрыться в горе. Шлюзовые створы были открыты и сейчас принимали всех, служба охраны сбилась с ног, пытаясь урегулировать потоки спасшихся, часть вооруженных стражей была немедленно отправлена вниз, чтобы встретить тиранидов и они погибли одними из первых, стреляя из стабберов, не имея более серьезного вооружения. Пилот челнока нашел свободное место и уже начал опускаться, как заметил во внешние камеры, что огрины начали прыгать с тридцатиметровой высоты и тут же вступали в бой. Вспышки и завывания лазганов, грохот "Потрошителей", визг мельта-ганов, разрывы гранат, все это заглушило вой и вопли тиранидов, которые безнаказанно убивали людей и неожиданно получили серьезный отпор.
     Хват сразу же опознал противника - перед ним были те же мерзкие рожи, что и внизу в подземельях. Множество генокрадов, мутанты, вооруженные стабберами, Плеватели и Метатели, изредка мелькали панцири Подавителей, а также два Крушителя медленно ползли к жилому комплексу. Сверху точно определить численность врага не получилось, а сейчас некогда этим стало заниматься да и незачем - первые атакующие с визгом кинулись на внезапно появившихся гвардейцев. В прошлой жизни Хвата ему и его роте частенько приходилось участвовать в таких вот внезапных боестолкновениях без предварительной подготовки и планирования, когда другая рота солдат неожиданно попадала в засаду и их отправляли на выручку. Вступать с ходу в бой для него не было чем-то новым, так что приходилось ориентироваться в свалке по обстановке и отдавать приказания на ходу, чем он и занялся. Людям требовалась защита и бывший инструктор понимал, что они не все мутанты и агенты генокрадов - тогда бы и смысла в нападении на коммуну никакого не было, нет, Патриарх держал их поблизости ради одной-единственной цели - быстрого пополнения своей биомассы. Инквизитор тоже могла ошибаться, поэтому Хват предпринял некоторые шаги в этом направлении, проведя собственное расследование и пошевелив мозгами, посылая Эмилию в Администратум, а также в космопорт. Вот почему пилоты оказались на рабочем месте - они были заранее предупреждены. Хват просто ждал, когда Патриарх сделает свой второй шаг и он не обманул его ожиданий. Похоже главный тиранид решил, что наступило время решающего сражения и скоро город окажется в кольце блокады. Если все будет так, как предположил огрин, то гвардия выстоит, если же нет, то придется идти к инквизитору, виниться и рассказывать ей все. Сейчас же перед его подразделением стояла задача сдержать нападавших тварей, просто он не ожидал, что их окажется ТАК много, но был уверен в своих парнях и девчонках. Отдав мельта-ган Космачу, огрин приготовил к бою свой лазган - он уже привык к этому надежному и неприхотливому оружию.
     Лазган Хвата стрелял без перерыва, короткими импульсами выбивая бойцов противника, тираниды лезли упорно, они карабкались по трупам своих сородичей, прыгали на огринов, пытаясь воткнуть в них свои когти и вонзить клыки, однако добыча совершенно не хотела умирать. Наступление в отдельно взятом районе захлебнулось, огрины встали полукругом и их начали обтекать со всех сторон, замыкая этот круг. Их сосредоточенный огонь затормозил продвижение и тираниды моментально понесли потери, однако тварей было слишком много, они перли толпой не обращая внимания на погибших, их поддерживали огнем из стабберов и огнестрельного оружия мутанты и передовому отряду Хвата приходилось несладко. Но искусственный глаз здорово выручал, подсвечивая оружие у противника, и их огрин старался выбивать самыми первыми. Оглядываться и смотреть, что там происходит позади было совершенно некогда, тут приходилось вертеться ужом, чтобы выжить, но он знал, что его родичи храбро отражают все атаки.
     Второй челнок высадил танки и "Стражей", которые тут же начали теснить пытавшихся замкнуть кольцо вокруг воинов тиранидов. Огнеметные установки на спонсонах и осколочно-фугасные снаряды вперемешку с разрывными живо перемололи атакующих тварей, а "Стражи" Симонса переместились на левый фланг и, нанеся ракетный удар по массе паразитов, смогли сдержать их натиск, пока гвардейцы Курчатова оборудовали мобильные укрытия. Рыть окопы было некогда, да и времени такого им бы никто не дал, поэтому солдаты просто втыкали щиты в землю, устанавливая распорки. Тяжелые лазпушки и болтеры занимали свои места, просовывая стволы в амбразуры щитов и расчеты тут же открывали огонь без команды. Лейтенант Курчатов хоть и был молодым юнцом, но не глупым офицером и понимал, что лучше дать немного инициативы опытным гвардейцам, чем кричать и топать ногами, требуя исполнения своих глупых приказов, как это делал Броскен и грозить каждому второму расстрелом. Поэтому Броскена в его подразделении могли легко пристрелить на поле боя, тогда как Курчатова уважали еще и за это. Ну и еще за то, что тот мог пить втихомолку с ветеранами и не спалиться при этом, как сделали эти два придурка Сигмунд и Бриск.
     К Хвату кинулись сразу пять тварей. Двоих он срезал в полете и тут лазган замолк - автоматика отключила оружие в связи с возникновением неисправности. Тираниды взвыли, почуяв легкую добычу. Лазган был тут же отправлен за спину и закачался на ремне, а его место занял болтер и силовой топор - пришло время ближнего боя. Рядом с Хватом ухал "Потрошитель" Молчуна, слева Подмышка уже сражался в рукопашную с тремя тварями - им удалось немного подрезать товарища, но тот не обращал внимания на раны, отражая их атаки. Ударами сабли он зарубил двоих, но на их месте возникли еще трое, потом еще - твари атаковали с неистовством и безумством, чего паразиты никогда не делали, потому что часто бывали в меньшинстве и выжидали удачного момента для нападения. Подмышка неожиданно оказался в кольце из тиранидов, двое укололи его в спину, но когти скользнули по броне, потому что огрин не стоял столбом в ожидании, когда его насадят на пику как мясо для шашлыка. Он в ответ также атаковал, его болтер работал прекрасно и, удерживая его в правой руке, Подмышка ловко орудовал левой. Силовое лезвие сабли входило в прочный хитин как нож в масло, лишая жизни мерзких генокрадов.
     Хват широким взмахом топора перерубил сразу двоих, троим отстреливая головы и кинулся на помощь Подмышке, потому что на того насело уже с десяток тварей - огрин как-то "откололся" от строя, выдвинувшись чуть вперед. Несколько ударов и пинков и твари разлетелись в стороны - ярости вождя не было предела. Хват почувствовал удар в спину, но доспех брони выдержал, а вот генокрад был очень удивлен, когда его черепушка разлетелась на куски от выстрела Стрежня. Правая рука Подмышки оказалась серьезно ранена - мышцу порвало, тиранид своими зубами выдрал приличный кусок и полноценно удерживать оружие огрин не мог, однако оставались еще ноги и левая рука, в которую он перекинул болтер, убрав саблю. Это стоило ему еще нескольких ран, однако головы нападавших разлетелись от попадания разрывных снарядов. "Потрошитель" был благополучно забыт, потому что в его магазине закончились патроны, а времени его сменить не было. Хват немного очистил пространство возле Подмышки, уничтожив еще двоих, метнул в гущу наступающих тиранидов несколько гранат одну за другой, успевая расстреливать атакующих. Мощные взрывы взметнули вверх куски тел и оторванные конечности, рядом с ними пыхнул огнемет, выжигая тварей и те заверещали - это к товарищам присоединился Битень, который сумел одолеть насевших на него зверюг и поспешил на выручку. Он видел, что вождь и его родич плечом к плечу держат на себе толпу тиранидов и остальные огрины не могут вовермя прийти к ним на помощь, потому что заняты своими противникам, а сам Битень немного отстал при высадке, поэтому немного "не успел" к начавшемуся бою. Очищающее пламя отбросило тварей чуть назад и Хват воззвал:
     - Медик!!
     После чего всучил Подмышку Битеню и еле успел увернуться от когтя генокрада, но его спас Молчун, снеся выстрелом из "Потрошителя" сразу двоих. Силовой топор Хвата опустился на голову Плевателя, который подобрался слишком близко и уже собирался окатить огрина струей кислоты, пара игл Метателя воткнулись в поддоспешник, миновав броню, но не смогли пробить его, а вот выстрел Хвата из болтера поставил в жизни твари большую жирную точку - иглострел рухнул с пробитой головой, но на его месте, словно многоголовая гидра, выросло еще двое. Где-то рядом визжала мельта, поляризованный круглый сияющий шар плазмы которой прошелся сквозь строй тиранидов, оставляя в их телах аккуратно выжженные круглые отверстия и потом разросся, натурально испепеляя тела, образовав круг выжженной земли, лишив попавших под его воздействие ближайших тварей конечностей или частей тел, срезав их. Оружие было мощным и эффективным, но достаточно долгая перезарядка и малая дальность не позволяла стрелку отражать все атаки - ему нужно было чем-то защищаться до следующего выстрела из мельты, поэтому Космач в левой руке держал лазган, поражая противника из него. Как только мельта остывала за пять секунд и заряжалась, а это очень много времени в бою, то огрин отпускал лазерное оружие и хватался на тяжелый ствол, снова производя выстрел, выносящий врагов с поля вперед ногами. Тираниды лезли на Космача с удвоенной энергией, понимая, что уничтожить его архиважно, но огрина прикрывали Стержень и Веселушка, отражая рукопашные атаки и поддерживая огнем из болтеров и дробовиков. Где-то рядом сражался вождь, отправляя паразитов к их праматери, и это еще больше воодушевляло огринов на битву, чем все проповеди имперских священников, полковой капеллан которых так и не явился на погрузку и сейчас его обязанности исполнял комиссар Марш и иногда ему помогала Эмилия. Впрочем, от последней огрины нечасто слышали проповеди - девчонка больше интересовалась жизнью сами громил, чем вдалбливала им в мозги догмы имперской религии.
     Сама Эмилия не попала в гущу сражения - она и отделение девушек, под командованием Ступы, выступали второй линией, метко отстреливая нападающих и кидая в их толпу гранаты. Комиссар уже встречалась с еретиками и если там, кроме ползущих и вопящих врагов еще добавлялось распространяемое ими влияние варпа, то здесь шел только мерзкий запах самих тиранид. Ну и щелкающие у носа огринов челюсти, мелькающие когти и хитиновые тела тварей. Паразиты наседали, задние напирали на передних, толкая их под огонь оружия и силовые клинки, вал из тел все рос и теперь твари стали прыгать с него вперед, чтобы ударить в спину вгрызшимся в землю громилам, которые не собирались отступать. Конечно, они понемногу отходили назад, потому что сражаться на одном месте уже не получалось - под ногами валялись конечности и куски тел, мешались трупы тиранидов, но скорость продвижения паразитов значительно замедлилась, а в районе сопротивления огринов так и вообще встала. Комиссар понимала, что Хват дает время Тихонькому подготовить оборонительные позиции и ждет, когда второй челнок полностью разгрузится, ведь "Стражи" Симонса уже выскочили наружу и здорово наваляли левому флангу тиранид, пока первый танковый взвод отсек огнем правый фланг и к нему сейчас присоединились остальные. Она видела, что два Крушителя повернули в сторону танков, чтобы уничтожить их как можно быстрее, ведь экипажи капитана Смоляка начали продвигаться вперед, давя тиранидов. Управляющий центр понимал, что внезапно возникшие защитники не смогут перекрыть все направления, их слишком мало, поэтому бросил на их уничтожение значительную часть своих сил, отправив малую захватить людей. И задачей лейтенантов было не допустить этого.
     Тихонький со своими пытался быстро возвести укрепления пока огрины сдержали первую волну тварей. Их было мало и большую площадь они перекрыть бы при всем желании не смогли, так что он должен был позаботиться о жизнях своих солдат и гражданских. К их позициям уже подползали пара танков, которые на выручку гвардейцам отправил командир - капитан Смоляк стрелял на ходу в гущу тварей осколочно-фугасными, образуя среди моря кишащих тел малые пятна свободного пространства, которые быстро схлопывались, заполняясь тиранидами.
     - Курчатов, твою мать!! - заорал Тихонький. - Прикрой гражданских!!! Быстрее!!
     Молодой офицер взревел как раненый бык, отдавая приказ, и его солдаты открыли сосредоточенный огонь из лазганов, отрезая генокрадов от бегущих женщин на левом фланге. Спрятавшись за удерживаемыми в руках щитами, они непрерывно стреляли, отступая к жилому комплексу. Лазпушки и болтеры Курчатова вырезали в толпе паразитов огромные бреши, но тем было наплевать на потери - они давили массой. Твари были шустрыми и быстрыми, они набегали и утаскивали за спины своих сородичей замешкавшихся людей, однако гвардейцы не дремали и вели точный огонь. Тихонький и рядовой Драг развернули тяжелый болтер и лейтенант приник к прицелу, выжав спусковой крючок. Оружие задрожало, выпуская разрывные снаряды прямо в толпу тиранидов, и та колыхнулась по направлению к ним - потери в отряде Контролера неимоверно возросли и он старался их минимизировать, уничтожив еще одну возникшую огневую точку. Для тиранидов внезапно высадившийся десант гвардейцев был неприятной неожиданностью, ведь Патриарх, изучив природу людей, распланировал атаку заранее и пара Владык думали, что у них есть достаточно времени для сбора биомассы, прежде чем сюда прибудут человеческие войска, однако люди воспользовались воздушным транспортом и сейчас сдерживали неистовые атаки рвущихся к беззащитным жертвам тиранидов.
     Один из Владык считал план Патриарха безупречным и развивавшимся согласно срокам, но неделю назад его необходимо было ускорить, в связи с появлением имперских войск, но вот его исполнение почему-то резко забуксовало. Пускай атака на дворец была спланированной, но там образовался сильный враг, который помешал планам. В связи с этим атака на здание Управления полностью провалилась и, проанализировав поступившие данные, Патриарх пришел к выводу, что там возник неучтенный фактор в виде странных войск гвардии, которые умело уничтожали его бойцов. Они не были похожи на обычных солдат, отличались ростом и силой, реакцией и тактикой, это был умный и хитрый враг, который вполне мог переиграть самого Патриарха, что было невозможно, потому что тот очень тщательно изучил природу людей, выбирая для своего появления именно это отдаленный мир. По всей человеческой логике выходило, что небольшое подразделение их армии пожертвовало бы частью населения, чтобы спасти тех, кого было возможно, защитив столицу. Рассчитав время, Патриарх дал возможность наблюдателям людей заметить его силы, помаячив генокрадами, чтобы те успели передать сигнал бедствия в главный улей людей и уже оттуда им на помощь выдвинулась бы часть войск, решив, что это и есть основные силы тиранидов. Проведенного им на марше времени вполне хватило бы, чтобы осуществить сбор и сковать их силы сражением, чтобы потом остальные его войска ударили им в тыл. Все произошло по плану, однако некоторое количество солдат прилетело по воздуху, а свои воздушные силы Патриарх берег, потому что их было во-первых - мало, во-вторых - вырастить их без Капиллярных башен было проблемой. Их участие необходимо было во второй части его плана и отступать от него Патриарх был не намерен, потому что колонна бронетехники и транспортов уже выступила по направлению к коммуне, купившись на атаку. Да, возникли сложности на первом этапе, но вот гвардия как наиболее боеспособное подразделение людей сейчас делает именно то, что ему нужно - гибнет в неравном бою с его пехотой, защищая обреченный поселок, а основные силы просто не успеют им на помощь. Пускай люди почти скопировали его план, но они еще не знают, что их ждет впереди. Поэтому Патриарх передал четкий приказ - усилить нажим, бойцов не жалеть. Понесенные при этом потери будут восполнены в ближайшие сутки. Сейчас же он сосредоточился на второй части плана.
     Шлюзы орбитальной станции были выбиты изнутри и оттуда, извиваясь словно слизняки, выбрались живые корабли тиранидов. Их было немного, но больше Патриарху и не требовалось. Первым делом, когда он осознал себя как наивысшую особь улья, то единственным его желанием было позвать Флот к этой планете. В нем говорил инстинкт, рефлекс, заложенный генетической программой его вида, но в космосе было пусто. Его психический вопль мог быть услышан и принят, однако к тому времени еще слабый выводок вполне могли уничтожить войска людей, поэтому Патриарх сумел волей своего развившегося разума подавить инстинкт и начать развитие своего плана, а именно - более полный захват управления человеческим обществом. Некоторые индивидуумы заподозрили неладное и были тут же присоединены к выводку, другие, более глупые, оставлены на своих должностях, потому что кому-то нужно было управлять колонией. Этим мог заняться и сам Патриарх, но справедливо рассудил, что внесенные им изменения могут быть замечены наблюдателями так называемой "Инквизиции", знания о которой он почерпнул из разумов порабощенных им людей. Эти воины-разведчики действовали малой группой, но могли уничтожить его выводок, поэтому Патриарх решил подстраховаться. Он перебрался на орбитальную станцию, поработив весь персонал, оставив только самых толковых специалистов, применив к ним свои возросшие психические силы. Подчинить слабые разумы было проще простого и те превратились в марионеток, которые сообщали всю доступную им информацию Патриарху, а уже тот решал, что именно делать и как следует поступить. Так отгрузки проходили вовремя, пилоты орбитальных челноков возили похищенных им людей, даже не подозревая, что за груз везут - он просто использовал их втемную, маскируя обездвиженные захваченные на планете жертвы в контейнерах с продуктами. Патриарха заинтересовали разумы пилотов - они отличались от обычных порабощенных гражданских и в первую очередь своей способностью сопротивляться его незаметному влиянию. Причем именно они начали первыми бить тревогу и удалить их незаметно не получилось, поэтому пришлось обоих списать на планету, заменив подконтрольными. Патриарх возжелал изучить этот феномен, но пилоты почему-то серьезно напряглись, у них имелось личное оружие и они обратились к арбитрес, которые уже были подчинены Патриарху, пускай и не полностью. Опасения вызывал третий помощник губернатора, который вроде бы в связях с пилотами замечен был, но вел себя крайне странно, однако подменять его Патриарх не собирался - кому-то нужно четко выполнять административную работу и тот продолжал делать ее хорошо, приказам его марионеток и мутантов не перечил, так что будущий Разум улья успокоился, но держал возможного врага на заметке.
     Именно к этому и стремился Патриарх - стать Монархом, а потом уже Вышним, существом настолько мощного порядка, обладающего психическими силами невообразимой величины, способного почувствовать всех своих сородичей в любом уголке галактики и призвать их на службу. Старый Вышний остался в той галактике, откуда они прибыли, он смог ощутить слабые токи жизни в этой области космоса и отправил сюда свои Флоты затем, чтобы с их помощью возвыситься еще больше, стать более могущественным существом, но забыл одно важное правило - у любой жизни есть начало и конец. Вышний правил очень долго, но его эра подходила к концу. В той галактике было поглощено уже все, все планеты были высосаны досуха и там совсем не осталось жизни, если она и теплилась где-нибудь, то спрятавшись под поверхность планет, доживая свой век и вырождаясь или же путешествуя на космических кораблях, избегая всяких встреч с Флотом улья, тогда как тот только расширялся и прогрессировал. И Вышний допустил ошибку - он отправил несколько Флотов через пустоту, назначив каждого Монарха управлять ими. Они не могли нарушить волю Вышнего, но разрыв между головным разумом и его подчиненными все возрастал, его влияние ослабело и Монархи ощутили, что сами могут стать высшими. Они торопились начать поглощать новую галактику с пульсирующей впереди жизнью и самый первый наступил на грабли, как говорили люди - его уничтожили, а его Флот рассеялся, превратившись в полуразумные осколки, управляемые даже не Патриархами, а Иерархами, которые со временем могли развиться в более могущественные особи, но кто даст им такой шанс? Точно не он, Патриарх, потому что именно он станет тем, кто выведет свою расу на иной уровень.
     Самый осторожный из всех прибыл недавно - он сохранил большую численность своего Флота и уже не действовал как предыдущие Монархи. Он прощупывал оборону людей, этих странных существ, которые обнаружили в себе странную особенность сопротивляться вторжению, тогда как существа родной галактики улья, едва ощутив присутствие Флота, тут же делали ноги. Редко кто пытался сражаться, те же, кто выставлял войска, свои жалкие хрупкие металлические скорлупки, где тысячи существ сидели как закуска в банке, быстро погибали под напором живых кораблей, а их планеты подвергались тщательному сбору необходимых улью веществ. Здесь, в этой галактике, вещества были другими, поэтому улью приходилось приспосабливаться, но Вышний наделил их этой способностью еще там, на родной планете, где возник сам. Патриарх не знал истории возникновения своего вида, но он знал историю становления, и она ничем не отличалась от той, что произошла здесь - нападение, уничтожение, преобразование и поглощение. Вот Высшая Цель улья - стать еще более могущественным и сильным, превзойти самого Вышнего, потому что тот знал единственный секрет. Его стадия развития не была конечной. Он мог получить такие недоступные простым смертным силы, с помощью которых сумел бы прокалывать пространство, останавливать поток времени, соединять галактики и итогом такого существования могло быть только поглощение всей Вселенной, ведь галактик так много, а улей только начал свой рост. И сейчас на его пути стоят эти жалкие людишки, которые сами возомнили себя избранной расой. Он, Патриарх, сокрушит их и поглотит тела этих странных здоровяков, применив их особенности в телах своих новых воинов и изучив их, тогда они станут еще более несокрушимыми.
     Живые корабли тиранидов рванули вниз, неся в своем чреве десант. Их было всего с десяток, но больше Патриарху и не требовалось, кроме многочисленных войск они несли и другую функцию - охрана воздушного и околокосмического пространства, а также создание так необходимых ему Капиллярных Башен. Пока люди будут заняты сражением с его войсками, то за два дня он вырастит на отдаленном острове необходимые ему постройки, которые начнут выпускать споры в атмосферу, заражая атмосферу и изменяя климат своим влиянием на нее, а специальные корабли, которых пока всего три, преобразуются в "заводы". Начнут высасывать воду и доставлять ее к башням, переселять отростки башен дальше от острова, потом перейдут на континент. Нужно всего дня три-четыре и его рост и вторжение малая численность человеческих войск уже не сможет остановить, если к тому времени еще будет жива. Послать сигнал бедствия они не смогут - Патриарх позаботился об этом. Его диспетчеры-марионетки отвечали на вопросы столичных планет, успокаивая их правителей, полностью контролируя коммуникации и связь с планетой была недоступна, оставшиеся на ней люди были заперты. План развивался согласно сценарию Патриарха.
     Орбитальная станция снаружи выглядела распотрошенной - вырванные с мясом створки, гуляющий во внутренних помещениях вакуум и холод космоса, разбитые переборки и уже застывшая родильная слизь, замерзший инкубатор, который был уже не нужен. Поглотив биомассу планеты, Патриарх вырастит еще более сильные и могучие корабли, которые составят костяк его Флота. Пока же они были раз в десять меньше обычного военного крейсера людей и не имели опыта сражений, но Патриарх точно знал, что войска в эту систему не пребудут - некому позвать на помощь. Появление корабля имперской гвардии встревожило его, но тот был поврежден и, высадив войска, скрылся в неизвестном направлении. Внедрить агента в ряды военных так и не удалось, поэтому Патриарх решил форсировать события и сейчас направлялся на планету - станция уже выполнила свое предназначение и была не нужна, с остальным справятся марионетки-диспетчеры, запертые в герметичном помещении с запасом кислорода и воды. Они непременно умрут, но прожить месяц по летоисчислению людей им хватит, а на большее Патриарх и не рассчитывал - к тому времени он уже захватит половину планеты и нарастит биомассу до необходимых размеров.
     Колонна техники, что спешила на помощь высадившимся из челноков огринам, неожиданно оказалась в кольце передовых частей тиранидов. Рядовые твари не слишком понимали и разбирались, что перед ними не боевые машины - просто повозки с колесами. Генокрады и пехота накинулись на транспорт, который уже покинули водители и сейчас улепетывали в сторону города на одном из бронетранспортеров. Как только наблюдатели сообщили, что твари высадились рядом, то солдаты немедленно остановили колонну и бежали, потому что именно такой приказ отдал им полковник Конот, который сейчас стоял на наблюдательной вышке поста у въезда в город. Полковник хорошо видел в дальнозоркий бинокль, что колонна, которая не успела пройти и пятнадцати километров по ровному как стол шоссе, встала, а лейтенант Холан, который и вызвался добровольцем на эту операцию, сейчас на всех парах мчится назад. Инквизитор тоже была рядом с полковником и наблюдала за происходящим.
     - Как он сумел догадаться об этом? - спросила она, пробормотав себе под нос, но Конот ее услышал.
     - Видимо, он знает тиранидов лучше чем мы. - Пожал плечами военный. - Но чтобы до такой степени... хм, это удивительно. Могла ли ты подумать, что их Патриарх будет прятаться наверху?
     - Нет. - Мотнула головой Абелина. - Я даже не рассматривала этот вариант.
     - После того как Хват притащил этого, как он сказал "shakhida", то сразу же переговорил с Маршем и своим комиссаром, которые и помогли ему выяснить, куда именно вывозили пропавших. Он тоже немного ошибся, считая, что гнездо где-то на планете равнозначно удаленное от города и от коммуны "Колос", чтобы тираниды успели собрать "урожай". Но видишь, как вышло. - Полковник пожал плечами. - Что ж, теперь карты вскрыты, противник на горизонте и пора заговорить главному калибру пятьдесят четвертого артиллерийского. - Конот подключился к каналу связи с капитаном Бладом. - Корректировщики навели на цели?
     - Да, данные получены. - Ответил тот. - Разрешите открыть огонь?
     - Жги. - Просто сказал полковник и гаубицы ухнули, выпуская зажигательные снаряды по высадившимся на шоссе тиранидам, которые сейчас недоуменно кружили возле машин. - А теперь - фейерверк. - Произнес полковник и нажал на кнопку дистанционного подрыва грузовиков, которые просто одели в камуфляж транспортов, таким образом замаскировав с орбиты.
     Времени было мало, но комиссар Марш и огрины начали готовиться к этому сутки назад, привлекая весь личный состав. Для некоторых сколотили из панелей грубое подобие танковых башен, грузовики перекрасили или натянули сетку. Как Хват убедил комиссара Марша пойти на такое, загадка, но, может быть постаралась его подопечная? Все возможно. Сейчас полковник не мог помочь огринам, которые ввязались в жуткую мясорубку возле коммуны, он мог только молится, что и проделал, шевеля губами. Абелина взглянула на него и все поняла без слов - часть способностей начали возвращаться, поврежденные нервные клетки мозга обновились и каналы немного восстановили свою проходимость, но еще не до конца. Сейчас же инквизитор была еще слаба, чтобы позволить себе психические атаки на поле боя, однако верный плазменный пистолет и силовой меч всегда были при ней. Также она легко управлялась с лазганом, стаббером и дробовиком, так что вполне могла заменить собой гвардейца, что и делала.
     Колонна рванула, уничтожая сразу несколько десятков тиранидов - солдаты не пожалели взрывчатки. Накрытые сверху гаубичными снарядами, подожженные и потерявшие сразу пару сотен при высадке, твари заверещали и кинулись в город, чтобы покарать проклятых людей. Однако те были готовы к наплыву такого количества врагов. Вдоль границы города были прорыты траншеи, установлены стабберы и тяжелые болтеры через каждые десять метров, смешанные расчеты из гвардейцев и солдат СПО готовились дать отпор врагу, который еще и имел превосходство в воздухе. С космодрома можно было поднять еще пару челноков, но они погоды не сделают - вооружение на них установить не успели, да и смысла в этом большого не было. Сейчас летающие твари, по преимуществу Крикуны, начали атаковать транспортер Холана, однако в его кузове была установлена самодельная зенитка из четырех стабберов, за рукояти которой сел сам лейтенант. Хват посоветовал установить именно это.
     - В данном случае решает не огневая мощь, а скорострельность, а она у стаббера потрясающая, да и если что с воздуха прикроет. Я не верю, что у них нет Летунов. - И Холан хорошо запомнил слова огрина.
     Сейчас он был рад, что послушался здоровяка - счетверенные пулеметы ловко срезали воздушные цели и отсекали бегущих за ними быстроногих тварей. Водитель вилял, чтобы сбить прицел Крикунам и Метателям, впрочем, последних и не было видно - они не такие скоростные, как генокрады. А вот с ними вполне можно было справиться. Засевшее в кузове отделение сержанта Петрова точно и метко стреляло из лазганов, выбивая тварей по одному, некоторые отгоняли Крикунов, которые умудрялись пробраться через лавину пуль, выпущенных Холаном.
     - Перезарядка!! - закричал лейтенант, когда четыре ленты закончились и два солдата тут же кинулись с коробками к нагревшимся стволам стабберов, чтобы зарядить патроны. Холан подхватил свой лазган, лежащий рядом и успел пару раз выстрелить по пикирующему сверху на него Крикуну, как тот применил свой звуковой удар.
     Транспортер тут же завилял, водителя и всех, кто был в кузове на мгновение контузило, солдаты потеряли ориентацию в пространстве, у многих пошла кровь из ушей и носа, кто-то свернулся в калачик от боли, схватившись за голову. До города оставалось совсем ничего, буквально пара километров, когда машина слетела в кювет и перевернулась. Солдаты высыпались из кузова, кто-то, более устойчивый к воплям тварей от природы, продолжил стрелять. Крикун радостно возопил и снова ринулся вниз, чтобы сожрать и растоптать гвардейцев, потому что бегущие генокрады неожиданно оказались под обстрелом танков. Наводчики видели цели и тут же зарядили осколочно-фугасными по бегущим тварям, отсекая их от перевернутого транспорта. Крикун сманеврировал в воздухе, снова ударяя своей звуковой волной по солдатам. У кого-то не выдержали кровеносные сосуды и лопнули, часть снова повалилась на землю, некоторые гвардейцы уже были мертвы. Холан дрожащими руками поднял лазган и выжал спуск, но промахнулся, а тварюга развернулась к нему, как... ее голова взорвалась кусками плоти! Лейтенант не поверил своим глазам, но не стал выяснять, кто это так славно помог ему и его подразделению. В голове и ушах звенело, но Холан встал, потрепал за плечо воющего солдата, пошатнулся, размахивая лазганом как пьяный, оглядываясь назад, чтобы успеть занять позицию возле транспорта и отразить атаку, как какой-то навязчивый жужжащий в ухе звук отвлек его.
     - Холан!!! - орал динамик вокс-связи на пределе, но лейтенант его еле слышал, сказалась контузия. - Холан, твою мать, ответь!!! Холан!!
     - Слышу. - Тихо произнес одними губами лейтенант.
     - Валите оттуда!! - кричал полковник. - Я выслал за вами два транспортера, они уже подъезжают!! Быстро все в кузов!!
     - Понял. - Кивнул Холан, поднимая на ноги сержанта Петрова, который лишился правого уха и сейчас рана серьезно кровоточила. - Вася, пошли, Вася, вставай давай!! Всем, грузимся в транспорт!! - хрипло крикнул лейтенант, но его не услышали.
     Транспортеры остановились рядом и с них застрекотали стабберы и заухали болтеры - сидящие в кузове стрелки отражали атаки набегающих генокрадов. Твари с этой погоней здорово рассеялись по полю, но полковнику и так было хорошо видно всю эту стотысячную ораву. Или их может быть больше? Неважно, главное, держать проходы в город и дождаться подкрепления. Конот видел, что солдатам Холана помогли залезть в кузов транспортера, подорвали перевернутую машину, нанеся тиранидам немного урона и водители погнали БТРы обратно. Танкисты стреляли без перерыва, вынося Плевателей и Метателей, кое-где среди этой мелкой шушеры виднелись панцири Крушителей и Разорителей, но, слава Императору, ни одного Мясника. Командовавший всей этой братией Патриарх решил пустить свои штурмовые части вперед, подкрепив все это атакой зоантропов, которых у него было мало. Все же для их рождения кроме ДНК эльдар необходима концентрация психических сил, да и контролировать таких индивидуумов очень сложно, потому что разумом они равны Владыке или даже Иерарху, а Патриарху не хотелось бы давать им такую большую волю. Так что он ограничился небольшими силами и теперь, под прикрытием генокрадов и пехоты, атаковал город.
     - Снайперам сосредоточить огонь на зоантропах. - Передал приказ в рацию Конот. - Не одна эта тварь не должна и близко подойти к городу.
     - Так точно. - Отозвался Крох и приник к прицелу.
     В стволе его винтовки ждал своего часа специально разработанный для стрельбы на дальние расстояния патрон, а сам снайпер сменил привычную винтовку на другую большего калибра. Он лежал на крыше невысокого здания, уперев приклад в плечо, а ногами нащупав мешки с песком. Отдача у винтовки была серьезная и легкого коротышку вполне могло отбросить назад или вывернуть плечевой сустав, так что он подстраховался. Стоящая на сошках, винтовка повела своим стволом, наводясь на цель. Толпа тиранидов бесновалась и постоянно перемещалась, скрывая цели, однако Крох засек одного. Крупная голова на тоненьких ножках - зоантроп плыл посреди своей свиты, копя силы для нанесения психического удара. Он был буквально в километре от вырытых траншей, как снайпер выждал момент и плавно потянул спусковой крючок. Неожиданно для него винтовка вместо мощной отдачи издала едва слышный плевок, ствол компенсировал импульс, внутренний механизм колыхнулся по направлению к стрелку. Пуля чуть больше чем за секунду преодолела расстояние до цели и голова зоантропа разлетелась от точного попадания - заложенный в нее микрозаряд сработал как надо. Тварь просто не ожидала атаки и не успела поднять ментальные щиты, как была тут же убита. Соседние с ним тираниды заволновались и их ряды сомкнулись вокруг оставшихся зоантропов.
     - Сосредоточьте огонь на зоантропах. - Отдал приказ Крох своим. - Три снайпера на одну цель - они наверняка возвели ментальные щиты. Вист, Далк, вы со мной. - Лежавшие здесь же на крыше его подчиненные ответили командиру кивком. - Цель групповая на одиннадцать часов, работаем.
     Все три снайпера поймали в прицел редко мелькающую макушку зоантропа, который даже чуть присел, чтобы казаться ниже, однако стрелкам все было отлично видно.
     - Готов. - Доложил Вист.
     - Готов. - Доложил Далк.
     - По моей команде. - Крох сам задержал дыхание выжимая спуск, находя тот самый момент, едва сдерживающий выстрел. - Огонь.
     Все три винтовки выстрелили одновременно. Первая пуля попала в голову неудачно подставившегося генокрада, который нарезал круги возле своего босса, забрызгав его и свиту мозгами. Вторая ударилась в ментальный щит зоантропа и взорвалась, здорово просадив его, а третья в это время, догнав первых двух пробила его насквозь, поражая осколками хлипкую башку тиранида. Зоантроп зашатался, но Крох и остальные не стали рисковать и всадили в него еще по пуле, чтобы наверняка. Тварь издохла и вместе с ней еще парочка рядовых генокрадов. Крох посмотрел в небо, где кружили мелкие точки Летунов и Крикунов - они определили откуда шла стрельба по спецвойскам и получили приказ уничтожить снайперов. Установленная на крыше зенитка заговорила из своих стволов, посылая струи пуль в небо, но летающие твари оказались слишком верткими и умудрялись избежать попадания. Крох чуть привстал, поднимая тяжелую винтовку.
     - Все, уходим на запасные позиции - эти засвечены.
     - Выполняю. - Отозвались снайперы и начали спускаться с крыш внутрь здания. Крох и его двойка стреляли не одни - еще пятерых зоантропов удалось уничтожить, прежде чем они подползли к окопам.
     Полковник видел, что в колыхающемся море тел тиранидов произошла перестановка и теперь вперед вылезли бронированные танки, за которыми бежали Подавители. Все остальные держались позади. Приблизительно сотня танков на шесть тысяч его солдат - две роты ушло с огринами и он не знал как у них там обстоят дела, связь пока наладить не удалось. Выживут - сами доберутся. А пока у него тут под боком настоящая армия Патриарха.
     - Товарищ полковник! - подбежавший солдат запыхался и протягивал Коноту трубку орбитальной связи. - "Зерно" здесь, вас вызывает капитан Ландер!
     - Как удачно он появился. - Улыбнулся полковник и взял трубку. - Здорово, старый хрыч!!
     - И тебе не хворать. - Ответил с улыбкой капитан Ландер, хотя Конот его и не мог видеть. - Назначай цели - я поддержу вас огнем из лэнс-пушки.
     - Истребители выпустил?
     - Как только так сразу. - Ответил тот. - Они уже в пути.
     - Километрах в семидесяти на юг от города держат оборону две роты и огрины - направь туда бомбовозы в первую очередь.
     - Так и сделаю - сверху мне все видно, ждите их через десять минут, потом причешут тараканов возле вас. - Ответил капитан. - Тут еще под боком у меня болтается распотрошенная станция, это не вы?
     - Уроды сидели на ней все это время, пока мы были внизу. - Злобно ответил полковник. - Если бы мы знали с самого начала, то давно бы их размазали по космосу.
     - Проклятье! - выругался Ландер. - Операторы заметили три корабля тиранидов, поднимаются с планеты. Держитесь там, у меня здесь сейчас будет жарко - твари мелкие и шустрые!!
     - Да поможет тебе Император!! - высказал пожелание полковник.
     - Слава Императору!! - ответил ему Ландер и отключился.
     - Можно использовать корабль для наблюдения с орбиты за перемещениями тиранидов. - Заметила Абелина и, увидев взгляд полковника, произнесла, - но я понимаю, что ему сейчас не до этого.
     - Полковник, твари проникли на территорию части. - Доложил другой солдат. - Комиссар Марш привел заряды в боевую готовность. - И тут же в той стороне, где располагалась территория базирования гвардии, послышался грохот и тиранидов испарили множественные взрывы и термические мины, которыми щедро была усеяна часть. Солдат переждал звук особенно громкого взрыва и продолжил. - Комиссар эвакуировался вместе с пятой и восьмой ротами и занимает оборону согласно плану.
     - Хорошо. - Кивнул Конот и посмотрел на Абелину. - Похоже, наши шансы возросли. Не такой уж он и умный, этот Патриарх. Жалко только, что весь ремонт и окопные работы пошли насмарку.
     - Не стоит об этом печалится. - Инквизитор погладила полковника по плечу. Она не слишком и скрывала свое к нему отношение, а солдаты Конота были совсем не любопытными, что устраивало Абелину. И не трепали языками где не надо. - Готов?
     - Мой лазган уже успел запылится, а лазпистолет не покидал кобуру долгое время. - Улыбнулся полковник. - Только очищающий огонь по ксеносам способен вернуть им работоспособность.
     - А ты романтик, полковник.
     - Сэм. - Серьезно сказал он. - Зови меня Сэм.
     - Хорошо, Сэм. - Абелина вскинула к плечу лазган и очередью из трех выстрелов поразила набегающего на окопы тиранида в голову. Тело того по инерции пробежало еще несколько шагов и рухнуло перед траншеей, откуда солдаты уже вели огонь по пехоте тварей, даже не пытаясь стрелять по Крушителям, уже подползавшим к окопам. Вышка, на которой стояли полковник и инквизитор была защищена бронированными листами, к тому же от нее был прокинут мостик в здание, что возвышалось за их спиной и в случае атаки они могли легко сбежать под укрытие толстых стен, что и проделали, когда рядом с полковником просвистели первые иглы.
     Майор Попов приник к прицелу, лично наводя орудие танка.
     - Заряжай прожигающий!! - отдал команду он.
     - Заряжено! - тут же отозвался сержант и нажал кнопку, замыкая цепь.
     Майор нажал на спуск и танк дернулся, выстреливая снаряд. Экстрактор выплюнул гильзу наружу, а заряжающий уже держал наготове следующий снаряд из боеукладки. Попов видел, как его выстрел попал в бок Крушителя, проделывая в его хитиновой броне приличных размеров дыру. Тварь заверещала и ускорилась, но осталась боеспособной.
     - Отставить прожигающий! - скомандовал Попов и сержант тут же вернул снаряд назад. - Давай осколочный.
     - Попадешь? - с сомнением в голосе спросил его механик-водитель, который сидел впереди майора и получил от него ботинком по шлему за высказывание такого недоверия к способностям командира.
     - Да чтобы я и не попал?! - взревел Попов. - Да я тиранидов на куски разрывными рвал, когда ты пешком под стол ходил!
     - Заряжено! - Возвестил сержант, закрывая клин орудия и замыкая цепь.
     Майор приник к наглазнику прицела - дальномер четко показывал расстояние до цели, но та перемещалась, пускай и не так шустро как раньше, но все же, и отверстие, проделанное им прожигающим, постоянно сминалось телом - хитиновые пластины наползали друг на друга, к тому же Крушитель пытался регенерировать, но остальные танкисты тоже не дремали и стреляли по цели, пробивая его тело в разных местах, причиняя дикую боль. Попов выдохнул, чуть довернул пушку джойстиком. Электропривод завизжал и затих, весь экипаж ждал точного выстрела от своего командира. Попов воевал уже с ними лет десять, а до этого сам был в составе экипажа сначала командиром танка, потом отделения, затем взвода, роты, потом дорос до зама, а теперь сам стал командиром полка. Не то, что его радовала эта должность, он легко бы согласился быть ротным, да только кто-то же должен управлять этими оболтусами. К тому же полковник Конот взял на себя любезность помочь новоявленному командиру с документооборотом и прочими бумажными обязанностями, чему Попов был благодарен. Он был бы даже рад влиться в его подразделение, потому что узнал Конота как весьма толкового командира, который не бросает людей на убой, а старается их сохранить. О чем говорит его приказ послать два транспортера за добровольцами, что выманили тиранидов на себя. Попов был рад служить с таким человеком. И вот сейчас ему нужно сделать выстрел на миллион - попасть с пятисот метров в маленькую дырочку на боку у Крушителя. Майор выдохнул, медленно вдавливая кнопку, Крушитель дернулся от очередного попадания, извернулся, замер на несколько секунд и Попов понял - пора. Он выжал спуск, танк дернулся и снаряд закрутился вокруг своей оси, моментально преодолевая расстояние до цели. Он влетел точно в проделанную кем-то дыру и взорвался внутри, нашпиговывая тварь осколками и раскалывая ее пополам, обрызгав всех находящихся рядом тварей кишками и кровью. Все внутренние органы Крушителя были смяты и перемешаны, мышцы не выдержали термического воздействия и тварь, напоследок охнув, замерла.
     - Отличный выстрел, майор! - похвалил Попова сержант.
     - Да только попал ты не в свою дырку. - Подал голос механик.
     - Поучи отца в дырки попадать. - Хмыкнул Попов. - Я привык в чужие дырки снаряды из своей пушки загонять, а свою не подставлять, я ведь не пи...ас какой-нибудь.
     Механик оглушительно захохотал, поняв двусмысленность сказанного, и сержант поддержал его.
     - Так, отставить смех! - резко оборвал веселье Попов. - Давай прожигающий, потом осколочный, пока эти твари не допетрили, кто там на директрисе гвозди в их гробы забивает. - И ухмыльнулся. Майор обожал свою службу, а еще больше обожал стрелять, поэтому был благодарен полковнику еще и за то, что тот продумывал стратегию за него - у Попова появлялось больше времени заниматься любимым делом.

     Две роты под командованием комиссара Марша организованно отступили на подготовленные позиции в районе ремцеха и очистных. На улицах были сооружены баррикады из грузовиков и прочего хлама, установлены лазпушки, снятые с дотов периметра части - никто не собирался их взрывать. Как только челноки забрали огринов и две роты, то демонтажем занялись в то же самое время и солдаты лейтенантов Бриска и Сигмунда быстро добравшись на транспортерах до позиций, едва успели их установить, прежде чем твари полезли на территорию части. Марш до последнего сомневался, что они будут атаковать защищенную территорию, но наблюдатели четко доложили, что видят внутри копошащихся тиранидов. Комиссар выждал, когда их соберется достаточное количество и активировал заложенные заряды. Часть взлетела на воздух вместе с сотнями тварей, а те, кто уцелели при этом, а таких оказалось немало, сейчас же немедленно рванули в сторону города, до которого было недалеко. Как Марш и предполагал они попытаются проникнуть в канализацию в районе очистных, чтобы выйти в тыл защитникам и его задача - не допустить этого. Комиссар взял под свое командование роты двух залетчиков-лейтенантов, определив их на передовую и те сейчас сжимали рукояти оружия с холодной решимостью кровью искупить свою вину и вернуть гордое звание гвардейца. Впрочем, Марш на них не злился - он понимал, молодость, толика свободы чуть вскружила им головы. Он и сам был таким же в прошлом.
     Рядовой Шумахер выглянул в окно здания и заметил бегущую из леса толпу тиранидов. Ладошки молодого парня мигом вспотели и он еще сильнее сжал лазган.
     - Не бзди, салага. - Прогудел сержант Толев, поглядывая в то же окно и заметив мандраж рядового. - Ты под защитой стен, не стреляй раньше времени. Вот подпустим жуков поближе и дадим им прикурить. Курить будешь? - спросил сержант и Шумахер замотал головой. - Ну и правильно, не куришь и не начинай. - Толев сунул сигарету в рот и чиркнул зажигалкой, втягивая в себя вонючий табачный дым.
     Шумахер закашлялся от мерзкого запаха, который был ужасно едким, но не смущал сержанта - тот уже давно привык и бросать не собирался, понимая, что гробит свое здоровье. Однако пехотный полк уже столько раз попадал в смертельно опасные ситуации, что сержант быстрее сдохнет от пули хаосита, когтя тиранида, сюрикена эльдара или плазменного заряда синекожего тау, чем выплюнет свои легкие, забитые никотином. Толев затянулся, выпустил струю дыма под потолок и, прикусив фильтр, снова сунулся в окно, увидев, что твари бодро маршируют по проезжей части и лезут на стены.
     - А вот теперь пора. - Сказал он и его лазган тут же завыл серией выстрелов.
     Шумахер выставил свое оружие, просто направив его в толпу тварей и выжал спуск. Лазган чуть вздрогнул, испуская серию импульсов. Попал рядовой или нет - неизвестно, но определенно какой-то урон он нанес. Тираниды не пытались их атаковать, потому что очень много целей было прямо перед ними, и засевшие в здании гвардейцы по большому счету их не интересовали, потому что по тварям били из лазпушек, установленных на баррикадах. Часть тварей кинулась к зданиям, чтобы проникнуть внутрь и обойти защитников - они ловко забирались по отвесным стенам, выбивая окна, но там их тоже ждал сюрприз - сидевшие внутри солдаты кидали гранаты и отступали из помещений, обваливая потолки, так что здания тряслись и могли в любой момент обрушится.
     - Держи проемы дверей под прицелом, салага. - Посоветовал Толев Шумахеру, сбивая со стены противоположного дома особенно шустрого тиранида. Его товарищи занимались тем же, прикрывая сержанта.
     Внизу, возле баррикады, держалась горстка гвардейцев во главе с лейтенантом Бриском, который лично сидел за лазпушкой. Он не подпускал самых ретивых тварей, выбивая их, гвардейцы не жалели гранат, засевшие в зданиях солдаты стреляли из лазганов и ракетниц, нанося изрядный урон. Контролер отправил на подавление огневых точке часть своих сил, чтобы сковать защитников города и выйти к ним в тыл через территорию очистных, но там его ждал сюрприз - проклятые гвардейцы засели в зданиях, установили болтеры и сейчас выбивали его солдат. Немногим генокрадам удалось просочиться через их ряды и проникнуть внутрь, однако там их встретили решительным отпором. Сойдясь с ними в рукопашную, лейтенант Сигмунд зарубил двоих, но и сам пострадал от кислотного плевка тиранида - его броню прожгло за секунды и едкий состав слюны уже коснулся кожи, пока гвардейцы срывали со своего командира защитные латы. Сигмунд стиснул зубы от боли, когда кислота коснулась кожи, медик залила все это специальным нейтрализующим кислоту раствором, который выдали всем - запасы хранились на складах еще со времен самого первого вторжения тиранидов в галактику и про них давно забыли, поэтому Патриарх и не знал об этом - у него были другие цели и приоритеты. Кожу Сигмунда проело до кости и та белела на его теле. Медик быстро замотала рану бинтами, пока солдаты добивали проникших внутрь тварей и лейтенант, подхватив лазган правой рукой, сунулся к окошку, чтобы пострелять лезущих тварей.
     Он видел, что часть из них вскрыла запечатанные люки и начала проникать внутрь канализационных коллекторов, чтобы пройти по городу. Сигмунд знал, что произойдет потом, как только большая масса тварей набьется внутри.
     - Всем приготовиться к подрыву! - закричал лейтенант и словно вторя его словам произошла серия подземных толчков, в результате которой земля просела и часть тиранидов, заверещав, провалилась вниз. - Добить ублюдков!! - закричал лейтенант, стреляя в пылевую завесу. - Ни один не должен вылезти!!
     Солдаты восторженно завопили и начали бросать в яму гранаты и стрелять без остановки, не давая возможности тварям вести раскопки.
     Комиссар Марш уже рубился в рукопашную с генокрадами, которые во что бы то ни стало решили продавить силы защитников и прорваться к следующему входу в коллекторы. Его цепной меч с хлюпаньем резал плоть тварей, брызги крови и плоти летели комиссару в лицо, но тому удавалось их избегать - кровища хоть и обладала слабым кислотным эффектом, но она не могла проесть броню и кожу просто обжигала и красные пятна на ней легко лечились мазью. Вот если бы здесь был Плеватель, который мог легко смешать лимфу и кислоту из мешочков, то Маршу не поздоровилось бы, а так ничего, можно было вести бой.
     Рядом с ним без остановки стрелял из лазпистолета Бриск, его солдаты примкнули штыки и кололи тварей, с одновременными выстрелами, так что атаки можно было сдерживать. Но защитников было слишком мало и погибнуть здесь совершенно не входило в планы комиссара.
     - Отступаем на запасные позиции!! - отдал приказ Марш, мечом перерезая конечность замахнувшегося на него тиранида. - Подрываем баррикады!!
     Гвардейцы начали бежать по улице в сторону центра города, прикрывая огнем отступавших. Кто-то пал под ударами тварей, не успев ретироваться, кто-то отчаянно бился, как комиссар Марш и не мог даже сделать шага. По стенам соседних зданий ползали тираниды, прыгая на защитников слева и справа - засевшие в зданиях солдаты были или мертвы или уже сами на грани смерти сражались с проникшими внутрь тварями. Марш понял, что сдержать силами всего двух рот такую толпу не удастся, но поддаваться панике не собирался. Он взревел, размахивая мечом, стреляя из подобранного им лазгана, отражая атаки тиранидов. Комиссар попытался отступить назад, споткнулся о тело какого-то гвардейца и упал на задницу - его выстрелы ушли в небо. Два генокрада заверещали и кинулись к человеку, чтобы добить его - меч Марша уже воткнулся в брюхо одного из них, прогрызая в его теле дыру, а вот башка второго разлетелась от высокомощного выстрела. Комиссар барахтался под телами мертвых тварей, упавших на него, пытаясь выбраться, чтобы его не затоптали. Он уже увидел, что неожиданная помощь прибыла вовремя и его сердце забилось втрое чаще, когда он опознал фигуру спасителя, спускающегося с небес.

     Тираниды продолжали напирать и патроны в магазинах болтера Хвата давно уже закончились. Силовое лезвие топора испило тиранидской крови и сейчас, будучи на переднем крае, огрин сошелся с тварями в ближнем бою. Его доспех был покрыт их кровью и плотью, броня получила несколько вмятин и повреждений от мощных ударов когтей Подвителя, который сумел приблизиться к Хвату и чуть не убил его, но точный выстрел из болтера отправил того на тиранидские небеса. Рядом все реже слышался визг мельта-гана - баллон со смесью газов уже опустел и Космач начал отступать. Многие огрины не выдержали натиска тварей и погибли, напоследок забрав с собой столько паразитов, сколько могли - многие активировали зарядные батареи, превращая их в мощные гранаты, и тут и там происходили разрывы. Хват не мог помочь всем, рядом с ним бок о бок сражались Подмышка и Молчун, которые тоже уже остались без боеприпасов. Позади грохотал тяжелый болтер, сдерживая заходящих в тыл генокрадов, роты Тихонького и Курчатова намертво вцепились в землю, отражая атаки, давая возможность огринам немного передохнуть и отступить, только отступать не получалось - отходя назад все время натыкались на тиранидов и уже приходилось крутиться волчком, чтобы выжить в этой мясорубке. Хват получил уже несколько рваных ран там, где броня не прикрывала кожу - часть на руках и ногах, одну на пояснице, когда доспех немного задрался, но огрин не обращал на них внимания. Сражение для него слилось в один сплошной кадр из когтей, мерзких харь, клыков и рогов.
     Вот он отражает атаку сразу двоих генокрадов, отрубая им головы, удерживая в левой руке кинжал, а в правой топор. Кто-то кидается на него слева, Хват ловит его тело в воздухе, протыкая лезвием клинка голову снизу, насаживая как на пику, потом отбрасывает пинком склизкое тело, встречая с разворота еще одного Плевателя, успевающего выпустить в него струю кислоты. На удивление твари она не причиняет огрину никакого вреда - не та концентрация, но для брони хватает и она уже курится слабым дымком, прожигаясь, а воин в этот момент перерубает топором Плевателя пополам, после чего кидается вниз, подхватывает чей-то лазган - свой уже давно потерян, потому что мешал в бою, а болтер спрятан в намертво пристегнутой к ноге кобуре - стреляет снизу вверх в тело падающего на него генокрада. Того взрывом отбрасывает на сородича и оба катятся вниз по горе из трупов, причем первый уже мертв, а второй еще нет. Мимо уха с визгом проносится плазменный шар мельта-гана и близкий разрыв опрокидывает Хвата на спину, но тот быстро поднимается, чтобы встреться лицом к лицу со следующим противником. Боевой клич уже не помогает, горошина вокс-связи снова сломана и вынута из уха и связаться с ротами гвардейцев нет никакой возможности. Хват рычит от бессилия и понимания, что сам загнал своих людей в ловушку. Он не ожидал, что тиранидов окажется так много, считал, что они поведут себя как паразиты - едва поняв, что не смогут одолеть огринов, то сбегут, ятобы сберечь своих бойцов и накопить силы, однако он ошибся. Воины гибли один за другим и он это чувствовал, ощущал необъяснимым образом, но был твердо уверен, что из всей роты выживет едва половина и если смертей будет очень много, то он точно сложит с себя полномочия вождя. Правитель должен быть мудр, а не глуп и молод, кидая бойцов в самое пекло. Просто сейчас у Хвата, окунувшегося в гражданскую жизнь Империума, сработала старая психологическая установка, доставшаяся еще с прошлой жизни - защитить мирных жителей. Там он делал все то же самое и не задумываться над тем зачем было некогда - жизни гражданских всегда в приоритете, есть враг, который им угрожает и есть цель. В конце концов он давал присягу что своей прошлой родине, что Империуму и нарушать ее был не намерен. Просто здесь все было попроще, но и подход немного иной - чиновники Администратума могли легко пожертвовать такой планетой как Кассандра в целях сохранения миллиардов жизней остальных. Но вот Хват не мог. Это было где-то внутри, сидело как червяк и точило его. Наверное, это называется совесть или собственные принципы, он не знал, но не мог поступить по-другому, не попытавшись спасти хоть кого-нибудь. Иначе эти женщины, мужчины, подростки и дети были бы обречены стать пополнением биомассы тиранидов и перед ним стоял выбор - погибнуть здесь всей роте огринов, но не дать им сожрать людей или же не помогать им и сражаться уже против более многочисленного противника. Ответ для Хвата на этот вопрос был очевиден.
     Очередная порция врагов отправилась в объятия варпа или куда там попадают тираниды и внезапно Хват ощутил, что на него не нападают. А потом он услышал идущий сверху визжащий звук и поле накрыла серия разрывов. Один из Владык был уничтожен бомбовым ударом налетевших перехватчиков, второй не мог взять на себя контроль над такой огромной массой бойцов и теперь выбирал, что ему делать дальше - отступить и перегруппироваться, напав малыми силами, бросив остальных или же усилить натиск, подвергая себя тяжелейшему психическому напряжению. Хват воспользовался этим.
     - Отступаем!!! - закричал он. - К жилым блокам!!
     - Быстрее!! - кричал от болтера Тихонький. - Пока они не опомнились и не полезли снова!!!
     Огрины отбегали от вала тел, подхватывая на ходу оружие, перезаряжаясь, таща на себе раненых, тех, кого могли спасти. Хват сунул топор за спину, подбежал к Подмышке, который с трудом двигался, закинул крупного огрина себе на правое плечо, взял раненого, лежащего на телах тиранидов, Ловкача. Тому перебило обе ноги, крупный разрез внизу живота, через который было видно кишки, сильно кровоточил и воин зажимал его руками, чтобы внутренности не вывалились. Хват напряг все свои усталые мышцы и побежал с обоими к медикам, которые уже суетились возле раненых. Благодаря своей силе и пониженной гравитации он смог вовремя доставить своих товарищей к доктору и уже собирался вернуться за следующими, но тут тираниды проснулись и полезли с новой силой.
     Люди успели оборудовать хилые и слабые укрепления, установить щиты и прятались за ними, стреляя по тиранидам. Патроны у тяжелых болтеров тоже заканчивались, "Стражи" Симонса, прикрывая левый фланг, метались по полю, сдерживая толпу тварей, танки Смоляка, окопавшиеся на правом краю и частью по центру, бухали осколочными снарядами, поднимая комья земли вверх вместе с телами паразитов и раскидывая их плоть кусками. Они уже не наступали - командир боялся быть отрезанным от основных сил гвардии и оказаться в окружении, но свою главную задачу он выполнил - уничтожил обоих Крушителей и теперь тираниды могли давить только пехотой. Хват проверил батарею подобранного им лазгана и тут же открыл огонь по лезущим зверюгам. Метатели пытались плеваться иглами, но перехватчики гвардии зашли на еще один круг и здорово проредили ряды нападающих, да так, что оставшийся Владыка задумался о том, что потери превысили допустимое количество и пора бы сделать ноги. Он отправил ментальный запрос Патриарху и получил раздраженный ответ - защитники должны быть уничтожены, а население колонии поглощено. В помощь он отправляет ему еще один кластер под руководством Владыки и это воодушевило командира тиранидов. Он оценил состояние потрепанных защитников и решил кинуть на них все доступные ему силы. Несмотря на преимущество людей в оружии, его восемь тысяч легко задавят их массой.
     - Чего они опять встали? - спросил Тихонький, облизав пересохшие губы.
     - Думают. - Буркнул Хват, оглядывая своих. - Медикам покинуть поле боя, тащите раненых в жилой комплекс, забаррикадируйтесь там. Серега, есть связь?
     - Да, рация не пострадала. - Лейтенант протянул огрину трубку. Тот немедленно вызвал Шороха.
     - Шорох, что у тебя?
     - Проверили половину гражданских, пока агентов не нашли.
     - Отправь несколько бойцов встретить медиков.
     - Давай лучше я присоединюсь к вам.
     - Ага, чтобы мутанты нам в спину ударили? Нет, проверь всех. - Приказал Хват. - Мы тут продержимся, тем более что "Зерно" прислало перехватчики и уже висит на орбите. Нужно только связаться с ним - пускай нанесут орбитальный удар.
     - Нужно доложить полковнику о нашем тяжелом положении, пусть свяжется с Ландером. - Встрепенулся Тихонький - он тоже видел летающие перехватчики, которые, отбомбившись, потянулись в сторону города. - Дай трубку.
     Хват вернул рацию лейтенанту и тут же пристрелил первого прорвавшегося за баррикаду из тел генокрада. Тут и там снова возобновились выстрелы, "Стражи" отступили за позиции гвардии - Симонс не хотел терять свои машины. Проклятые Плеватели и Подавители уже выяснили уязвимые места в их конструкции и теперь пытались четко попадать в сочленения механизмов. Он уже потерял три штуки, благо, что пилотам удалось выбраться и они присоединились к гвардейцам, а машины пришлось уничтожить, как только множество тиранидов оказалось рядом. Впрочем, Владыка уже опасался приближаться к оставленной технике людей - он потерял слишком много бойцов и не собирался повторять тот же печальный опыт.
     - Полковник!! - начал взывать Тихонький. - Полковник Конот, прием!!
     - Сто второй на связи, кто говорит? - спросил радист.
     - Дай полковника, Старый. - Попросил лейтенант, узнав связиста по голосу. - Нужна помощь!
     - Сейчас. - Прошла буквально минута, за которую Тихонький успел положить немало пехоты тиранидов, приникнув к прицелу болтера. - Полковник на связи. - Ответил Конот. - Говорите. Тихонький, не молчи, говори!! - воззвал к нему командир и тот его еле услышал через грохот разрывов, хотя полковнику было все отчетливо слышно, что происходит возле коммуны.
     - На связи лейтенант Тихонький, товарищ полковник!! - прокричал офицер, передавая рукоять тяжелого болтера рядовому Драгу. - У нас тут тяжелая ситуация - боеприпасов осталось мало, хорошо бы подкинуть несколько ящиков, да и еще один авианалет пригодился бы.
     - Держитесь, что-нибудь придумаем. - Ответил Конот. - Выживешь - станешь капитаном.
     - Да хер с ним, с капитанством!! - крикнул Тихонький. - Патронов мало, патроны нужны позарез!! Огрины несут потери, твари, сука, лезут без остановки как бешенные, если надавят, то всем хана, не удержим коммуну!! - кричал Тихонький в микрофон. - Запрашиваю орбитальный удар!!
     - У Ландера самого проблемы. - Ответил ему помрачневший полковник. - Он не сможет точно прицелится - на орбите живые корабли тиранидов мешают ему это сделать.
     - Да и х..й с ним, лишь бы выстрелил!! - закричал в ответ лейтенант. - Если твари пролезут в жилой комплекс, то гражданским однозначно кирдык!! Пусть бьет навскидку!!
     - Он вас зацепит!! - заорал полковник.
     - Пох..й!! - ответил Тихонький и потом вдруг очень мрачно и спокойно добавил. - Нам уже все равно. - Слышно его было отчетливо - тяжелый болтер затих, кончились боеприпасы.
     - Эй, Тихонький, ты это брось, понял?!! - заорал полковник. - Ты не вздумай умирать, я не для этого вас туда отправил!! И огринам скажи - не хер геройствовать!! Отступайте, запритесь в комплексе, как только мы отобьем атаку на город - мы вас вытащим!!
     - Поздно. - С убийственным спокойствием произнес лейтенант. - Сюда летит подкрепление варповых тварей на их живом корабле. Похоже, они высадятся нам прямо на голову.
     - Тихонький!! - кричал полковник. - Не вздумай подыхать!!! Не отключайся, сейчас я свяжусь с Ландером, пусть делает что хочет, хоть наизнанку вывернется, но ударит по этим уродам!! - Ответом ему был только шорох эфира. - Тихонький?!! Тихонький!! - Конот недоуменно уставился на трубку.
     - Связь прервалась. С той стороны. - Тихо сказал радист. - Похоже, они сделали это намеренно.
     - Бл...ь!!! - в сердцах полковник швырнул трубку на рацию. - Гребаные уроды!! Вызывай Ландера, как только будет связь, дай его мне!!
     Он подхватил свой лазган и кинулся к окошку здания, в котором расположили узел связи - нужно было срочно выпустить пар. Конот стрелял точно и метко - твари под прикрытием Крушителей и Разорителей уже подобрались достаточно близко к окопам и сейчас пытались их штурмовать, но безуспешно - у защитников города было достаточно боеприпасов и запасного оружия, чтобы отразить любой натиск. Мысли Конота крутились возле отправленных им на смерть людей и огрины определенно входили в их число. Перед глазами вставала мягкая улыбка Хвата, утверждающего, что все будет в порядке, они выдержат, вечно хмурое выражение лица Тихонького, которое светлело, когда он разгадывал очередной ребус "заговора", безмятежное лицо Курчатова, который даже не понимал, что их ждет. Сейчас его люди вцепились в землю там, возле коммуны и гибли один за другим, не давая тиранидам добраться до желанной добычи, и это еще больше распаляло Конота. Когда батарея лазгана иссякла, он быстро сменил ее и кинул пару гранат, чтобы твари не расслаблялись - они уже были рядом и в окопах кипела рукопашная схватка. Рядом с ним в стену воткнулись несколько игл - Метатель определил где находится полковник. Конот в пылу боя даже забыл о своих больных ногах или это терапия гиринкса так помогла? Он не знал, но чувствовал себя прекрасно. Рядом с ним бок о бок воевала инквизитор Абелина, на время превратившаяся в лейтенанта Джоану Шеффер с Кадии. Ее свита - Сабля, Винт и Жетон тоже были здесь, каждый на своем крае окопа, взяв под свое руководство по паре взводов. Проклятый лейтенант Броскен затрясся от страха, когда только увидел наступающих тиранидов и попытался предаться панике, но инквизитор холодным голосом осведомилась, не желает ли он дезертировать? Глядя на Абелину, Броскен вроде бы взял себя в руки, но был тут же ранен "удачным" плевком тиранида и его унесли в лазарет, а бремя управления его ротой на себя взяла инквизитор. Абелина быстро навела порядок, продемонстрировав не только власть, но и ум и сейчас солдаты воодушевились ее примером, отражая атаки тварей. Самых шустрых, проникших в окопы, перебили, но пехота лезла не останавливаясь и среди гвардейцев уже были потери. Танкисты тоже не дремали, осыпая Крушителей и Разорителей разрывными и осколочными снарядами, гаубицы капитана Блада, пользуясь корректировщиками огня, стреляли точно по целям, помогая солдатам. В районе ремонтного цеха и очистных, где засел Марш, тираниды попытались прорваться в канализационные и технические тоннели, но их встретили кинжальным огнем, а залитые в бетон мины сработали как надо, обрушив своды и погребя под тоннами бетона множество тварей. Люди сражались с храбростью и отвагой и полковник был уверен в успехе, только мысли об отряде возле коммуны не давали ему покоя. Им некуда отступать, за спиной только жилой комплекс, в котором тоже могут прятаться твари и если они зажмут его ребят... полковник даже не хотел об этом думать.
     - Товарищ полковник! - к Коноту подбежал радист. - Капитан Ландер на связи!
     - Дуглас, срочно ударь из лэнс-пушки по этим координатам!! - Полковник помнил расположение коммуны на карте наизусть и быстро продиктовал цифры. - Только сначала убедись, что не попадешь по нашим!!
     - Я не стану этого делать. - Ответил капитан и полковник оторопело уставился на трубку. - У меня есть цели поважнее, к тому же помощь уже ушла вниз.
     - Да ты там сбрендил что ли?!! - заорал полковник.
     - Скоро сам все увидишь. - С усмешкой в голосе ответил Ландер. - И передай комиссару Маршу, что его молитвы были услышаны.
     В небе над полем битвы появилось множество челноков, которые шли на посадку, а над колышущимся морем тел тиранидов прошли перехватчики и бомбардировщики, с опознавательными знаками Адептус Сороритас, сбрасывая свой смертоносный груз.

     Эмилия стояла во второй линии обороны и видела, что к месту сражения по воздуху приближается какая-то пузатая каракатица. Танкисты подняли стволы своих машин и обстреляли живой корабль тиранидов, но их совокупной мощи совершенно не хватило на то, чтобы поразить судно. Каракатица зависла над гвардейцами, ее "сфинктеры" открылись и оттуда прямо на голову огринам и людям посыпались генокрады вперемешку со своими штурмовыми частями и танками. Они плюхались на землю, расправляли свои жвала, клешни, когти и клыки и тут же устремлялись в атаку. Рокада была разбита - тут и там возникли очаги сопротивления, от жилого комплекса в сторону наступающих тварей протянулись импульсы лазерных выстрелов - это Шорох наплевал на приказ вождя и поспешил на выручку сородичам. Эмилия сунула свой лазпистолет в кобуру, потому что толку от него было мало, подхватила выроненный кем-то из раненых солдат лазган и начала непрерывно стрелять в наступающую массу тел. Тварей не заботили потери - они давили волной, сминая защитников словно лавина и передовая часть огринов тут же оказалась погребена под массой их тел. Тяжелые болтеры гвардейцев грохотали без перерыва, расходуя последние боеприпасы, Эмилия видела, что в рядового Драга впились несколько игл и он, ругнувшись, откатился под защиту бронелиста. Девушка, стреляя по тварям из лазгана, подскочила к стационарно установленному оружию и заняла место гвардейца. Поспешившая за ней Веснушка успела укокошить троих генокрадов, когда тяжелый болтер заработал вновь, разрывая на куски тела атакующих - последняя лента уже была заправлена и в ней оставалось немного боеприпасов. Эмилия ощутила невероятный гнев, она совершенно не думала о том, что может погибнуть - чувство страха отошло на второй план или же вообще исчезло, осталась только ярость и злость. Она видела, как гибли ее подчиненные в неравном бою, как они храбро сражались, пытаясь защитить гражданских, выполняя долг гвардейца до конца. И потери среди них еще больше злили Эмилию. Где-то там, на задворках сознания она понимала, что все находящиеся здесь погибнут, но пока есть патроны и воля, то нужно уничтожить как можно больше врагов и тогда она будет считать состоявшийся размен удачным.
     Веснушка размахивала мечом и стреляла из своего болтера почти в упор, то же самое делала и комиссар. Девушка не видела своего вождя и командира, который был где-то впереди. Жив он или мертв, она не знала, но сейчас у нее стояла важная задача - защитить комиссара, сохранить ей жизнь. Где-то еще продолжала визжать мельта, вспыхивало пламя огнеметов, слышались разрывы гранат и это придавало Веснушке сил сражаться дальше - ее соратники не погибли, они дерутся изо всех сил, сдерживая превосходящего по количеству противника. Время умирать еще не пришло, поэтому нужно было выстоять и Веснушка делала все от нее зависящее. Генокрады и даже Плеватели дохли от ее выстрелов и взмахов меча, тяжелый болтер, за которым сидела Эмилия, выкашивал их ряды, заставляя откатываться назад, но упорные твари продолжали лезть с новой силой. Сколько времени это продолжалось, Веснушка не знала, да и не хотела знать, как яркая вспышка в небе чуть не ослепила ее. Девушка подняла левую руку, прикрывая ею глаза и пропустила удар когтя генокрада, который вонзил ей в бок свою конечность. Коготь скользнул по броне и разрезал ткань и плоть, заставив Веснушку рефлекторно согнуться. Она приставила болтер к голове твари, которая не могла выдернуть свой застрявший в латах коготь и своими дерганьями наносила еще больший урон, и выжала спусковой крючок. Болтер щелкнул, поджигая капсюль, и разорвавшийся вблизи снаряд обдал Веснушку кровью тиранида. Она отсекла конечность мечом, охнула, когда отшвыривала ее от себя и только сейчас поняла, что на нее не нападают. Потому что твари были отвлечены новым противником.
     С неба падал дождь из крови и кусков мяса - одновременный выстрел из двух лэнс-пушек порвал живой корабль на части. Над полем боя зависли несколько челноков с которых ворохом сыпались десантники, активируя гравиранцы. Над толпой тиранидов проносились перехватчики, сбрасывая бомбы на голову тварям. Положение Владыки изменилось - только что он побеждал и уже чувствовал вкус награды от Патриарха, как все неожиданно резко изменилось. Подошедшее и начавшее высадку подкрепление еще не успело полностью покинуть корабль, как судно было взорвано невиданным оружием людей, а к защитникам коммуны пришло подкрепление сверху. Откуда они тут взялись, Владыка не ведал и не знал, но сейчас принял решение спасти себя и хотя бы пару кластеров воинов. Он отдал приказ продолжить атаковать, а сам направился к опушке леса, чтобы скрыться в чаще, однако рядом с ним вспухла земля и управляющий центр сгинул в очищающем пламени очередного выстрела из лэнс-орудия - Ландер хорошо знал свое дело и не собирался давать сбежать ни одной твари.
     Выжившие гвардейцы зашевелились, вылезая из-под заваливших их тел тиранидов. Кого-то натурально завалило трупами, кто-то пробивал себе дорогу наверх с помощью личного холодного оружия - кинжалов, ножей, топориков. Генокрады словно лишились управляющего центра и теперь застыли, ожидая команды или же бесцельно бродили по полю, впиваясь клыками в мясо, пожирая погибших. Тут и там уже послышались выстрелы - те, кто сохранил оружие, немедленно приступили к зачистке. Но все выжившие перед этим задрали головы вверх ибо оттуда спускалась благодать.
     В сияющем свете местного светила, вспыхивая реактивными дюзами ранцев, на поле боя приземлялись сестры битвы. Их огнеметы, болтеры и лазганы тут же обрушили всю свою мощь на оставшихся тиранидов. Раненый лейтенант Тихонький, которому откусили часть правой ноги до колена и почти вырвали из плечевого сустава левую руку и сейчас она висела плетью на куске мышц и кожи, приподнялся на локте правой руки и поглядел на шествовавших по полю сестер.
     - Слава Императору. - Пробормотал Слава и потерял сознание от кровопотери.
     - Сестрам госпитальер немедленно заняться ранеными! - распорядилась канонисса, выжигая мерзкую тиранидскую погань. - Ищите выживших, задействовать биосканеры!!
     - Выполняю! - отозвалась Превосходящая сестра Августина и, взяв свой отряд, тут же занялась поисками.
     Корабль сестер прибыл в эту систему буквально пятнадцать минут назад и капитан Кадье сразу же застала бой, происходящий на орбите Кассандры. Отремонтированное "Зерно Истины" гоняло три живых тиранидских корабля, пускай и совсем младенцев, но не ставших от этого безопаснее. Они резко маневрировали в пространстве, развивали приличную скорость и имели хорошую защиту, но капитан Ландер не был бы собой, если бы не справился с ними в одиночку. Все трое уже были ранены - капитан бил торпедами без промаха, к тому же прямо на глазах Жюстины лэнс-пушка взорвала один из тиранидских кораблей, а двое других собрались отступить в атмосферу, чтобы регенерировать.
     - Приготовить лэнс-орудие и торпедные аппараты! - тут же распорядилась капитан. - Истребительным эскадрильям - старт! Перехватчикам и бомбардировщикам - вниз, поддержать с воздуха отряды гвардии. Уничтожить врага!
     Каких-то три минуты понадобилось пилотам, чтобы запрыгнуть в кресла своих машин и вот звенья уже набирали скорость в космосе, стараясь как можно быстрее сблизиться с врагом. Ландер не дал кораблям уйти - пушка перезарядилась и снова произвела выстрел, оставив от второго корабля только половину его живого тела. Тот начал падать на планету, тогда как третий попытался улепетнуть, но тут главный канонир "Славного" произвела свой выстрел и тот перестал существовать. На связь с сестрами вышел капитан Ландер и обрисовал возникшую внизу, на планете, ситуацию. Канонисса Ганн уже грузилась в челноки со своими сестрами, отдавая приказания по ходу. Часть из них пойдет на помощь защитникам города, сама же Симона вытащит храбро сражающихся возле одной из коммун гвардейцев. Капитан был уверен, что ей это удастся.
     И вот сейчас канонисса шла по полю, выискивая среди лежащих вперемешку с тиранидами тел хоть кого-то живого. Тут и там торчали массивные тела огринов и она уже догадывалась, что здоровяки держались до последнего, даже когда их накрыло волной. Бывалый воин, она понимала, какая мясорубка здесь случилась и шансов выжить в громил почти не было. В уголках глаз появились капельки слез, но канонисса усилием воли сумела сдержать свою горечь от созерцания стольких погибших, внутри нее зародилось благородное чувство ярости и гнева на проклятых тварей. Сейчас же захотелось выжечь их всех без остатка, но пока нужно было отыскать выживших - канонисса верила, что огрины не все погибли. Она заметила какое-то шевеление и из-под двух генокрадов появилась хорошо знакомая механическая левая рука, которая отшвырнула от себя тяжелую тварь и залитый ее кровью огрин попытался выбраться наружу. Канонисса поспешила к нему и вцепилась в эту руку своей силовой перчаткой. Небольшое усилие экзоскелета и вот здоровяк стоит на ногах, придерживаясь за левый бок. Его тело кровоточило во многих местах, броня была смята, на ногах глубокие разрезы от когтей, шлем отсутствовал и Симона тут же заметила нашлепку глазной аугментики. Сначала она подумала, что это какой-то другой огрин, но нет, левая искусственная рука была только у одного из них, а работу своих техножрецов она могла опознать даже издалека.
     - Хват, это ты? - на всякий случай спросила канонисса, обеспокоенно заглядывая в его правый глаз. - Что с тобой случилось? Где ты потерял глаз?
     Ее сестры продолжали гонять оставшихся без управления тварей, добивая тех, кто пытался сопротивляться. В бой вступили три машины лейтенанта Симонса, которые выжили чудом, танкисты Смоляка поперли вперед, давя гусеницами тела тварей и стреляя из лазпушек, выжигая паразитов огнеметами, установленными в спонсонах. Танки тоже изрядно пострадали, на их броне расцветали ядовитые бутоны кислоты, прожигавшие защиту, однако ходовая частично не пострадала и машины могли двигаться. Хват осмотрелся и плюнул в сторону, после чего уставился на канониссу своим живым глазом.
     - Симона? - хрипло спросил он. - Какими судьбами?
     - Решила вернуть тебе долг. - Улыбнулась та своей "фирменной" улыбкой. - К тому же не все тебе веселиться, оставил бы немного жуков и мне.
     Огрин мрачно посмотрел на нее и канонисса поняла, что сейчас сморозила глупость. Огрин начал разбрасывать тела, откапывая своих сородичей. Многие также как и он были погребены под толпой напиравших тиранидов и могли остаться в живых, убив пару-тройку из них, чтобы остальные не добрались до них. Симона молча начала ему помогать, оставив вопросы на потом - она прекрасно понимала момент, когда можно шутить, а когда не стоит.
     За ту неделю, что они прищучивали еретиков и добивали хаоситов, канонисса узнала Хвата достаточно хорошо. Он был чрезвычайно умен для огрина, рассудителен и последователен в своих действиях. Иногда ворчал на сородичей и солдат, но больше для порядка, всегда приходил на помощь и пару раз спас голову непутевой канониссы, когда та, зарвавшись, бежала впереди отряда. Она была ему благодарна за помощь и вообще ощущала себя рядом с ним в безопасности, что было очень странно. Огрин, конечно, не красавец, но он привлекал сильную волевую женщину своей бесстрашностью, мужественностью и смелостью. Симона сама не понимала, почему ее так тянуло к нему, хотелось находится рядом с ним просто потому, что ей было так комфортнее и безопаснее. И вот сейчас она видела, что произошло здесь несколькими минутами ранее и понимала, что это трагедия для Хвата - потерять почти весь свой отряд.
     К вождю начали подходить другие выжившие огрины, спрашивали о чем-то, тот односложно отвечал, махал рукой в сторону и те тоже начинали копаться в телах. Он словно забыл про свою кровоточащую рану в боку, но вот канонисса не забыла и, подозвав сестру госпитальер, приказала той обработать разрез. Огрин молча встал, прекратив "раскопки", дождался наложения повязки и продолжил свое занятие. Многие его родичи были ранены и стекались к своим медикам. Веселушка выжила и теперь при помощи сестер, оказывала первую помощь тяжелораненым и обрабатывала многочисленные порезы. Один из затронутых генокрадов оказался жив и Хват с невероятной ненавистью схватил обеими руками того за пасть и разорвал тварь надвое. Симона молчала, глядя на это действие и откидывая тела тварей - она прекрасно понимала чувства огрина. Вскоре к громилам присоединились и гвардейцы, которые искали своих павших товарищей. К Хвату подошел Шорох и что-то тихо сказал. Огрин как-то сразу поник, как будто из него вынули удерживающий стержень. Он кивнул и побрел за Шорохом, а канонисса увязалась за ним, оставив свое занятие.
     На очищенной поляне рядами лежали мертвецы - люди и огрины. Рядом с трупами стояла Эмилия, чудом выжившая, получившая всего пару царапин и одну глубокую рану на плече, уже забинтованную. Она повернула к Хвату свое заплаканное лицо и бросилась к великану, обняв его за пояс, стараясь утешить и самой найти утешение в его объятиях. Тело худенькой девушки сотрясалось от рыданий, рядом с ней стояла Веснушка, понуро опустив голову. Глядя на это, у канониссы ком встал в горле, она не могла даже спросить или произнести хоть пару фраз - для происходящего невозможно подобрать слова утешения. Хват видел мертвое тело своего последнего родича, который храбро сражался до конца. Подмышка безмятежно улыбался, глядя в очистившееся от истребителей и тиранидов небо, по которому, спеша по своим делам, пробегали белоснежные облака. В горле Хвата запершило, он закашлялся, пытаясь избавиться от сгустка горечи, что образовался внутри. Огрин чуть отстранил Эмилию, бухнулся перед телом на колени, всматриваясь в лицо Подмышки, пригладил его волосы рукой, закрыл тому глаза, после чего встал и повернулся к остальным. Из живого глаза протянулась мокрая дорожка от скатившейся по щеке слезы. Хват провел тыльной стороной ладони по лицу, вытирая следы и посмотрел на плачущую Эмилию, потом на канониссу, которая грустно смотрела на погибшего.
     - Я виноват в этом. - Сказал он и Веснушка удивленно вскинулась, глядя на вождя. - Я отправил всех на смерть, их гибель лежит на моей совести. Я недостоин быть вождем.
     - Прекрати молоть чушь! - послышался голос позади Хвата и к нему, прихрамывая, подошел Жила. - Это была славная битва, они умерли храбро сражаясь в бою, а не в постели. Разве это не покроет их имена славой? Или ты хочешь лишить их такой чести? - говорил Жила на огринском и канонисса не понимала, о чем он, зато Эмилия четко уловила, куда клонит лейтенант.
     - Вождь отвечает за всех! - решительно и твердо произнес Хват. - Что я сделал для того, чтобы спасти их жизни?!! Привел на смерть, не более того!!
     - Дурень! - воскликнул Жила. - Ты спас миллион человек! Мы спасли, - поправился он, - и ты еще говоришь, что ничего не сделал?!! Останься мы в части - паразиты бы многократно размножились и вот тогда твое решение выглядело бы ошибкой!! Ты поступил так, как должен был поступить вождь - сохранил будущее пускай и ценой потерь! Вот в чем заключается мудрость вождя - он всегда думает о последствиях. Или, ты хочешь сказать, что мы не знали, что можем погибнуть? Все всё прекрасно понимали, но пошли за тобой, потому что знали - выбор невелик. Когда ты уходил на охоту выслеживать паразитов, думаешь, твой вождь не переживал за тебя? Что если весь ваш отряд был бы уничтожен, а над поселком нависла бы серьезная угроза? Ведь это он распорядился, чтобы вы пошли. И кто виноват в этом? Ты, который не смог дать отпор паразитам или вождь, который отправил тебя на смерть? - Жила тыкал пальцем в грудь Хвата и канониссе казалось, что он обвинял его. Рука Симоны легла на рукоять болтера, но рядом с ней встала Эмилия и мотнула головой.
     - Не надо. - Прошептала девушка. - Это их внутреннее дело - не стоит в него вмешиваться.
     - Как скажешь. - С выдохом ответила Симона, внутри нее бушевала буря.
     Хват размышлял над словами Жилы - тот был кругом прав. Но все равно смерти сородичей больно ударили по нему, такого он даже не испытывал в своей прошлой жизни. Хотя нет, врет сам себе, испытывал и не раз, просто там всегда было кому отомстить. Что ж, есть кому отомстить и здесь.
     - Я доберусь до их Патриарха и выверну его потрохами наизнанку за каждого погибшего воина, даю слово. - С мрачной решимостью произнес огрин на низком готике и Жила одобрительно улыбнулся. - Но сначала нужно похоронить родичей как полагается. - Хват посмотрел на канониссу, словно ждал ее разрешения и та только кивнула. Один раз она уже опростоволосилась с обрядами огринов и не желала повторять своей ошибки. - Сколько наших выжило?
     - На самом деле много. - Улыбнулся Жила. - Почти две полные руки. Погибших не так много, но вот раненых... и еще, многие лишились конечностей, в строю остался почти взвод воинов из тех, кто может сражаться и держать оружие.
     - Где Гора?
     - Где-то там. - Махнул рукой в сторону трупов тиранидов Жила. - Погиб. Я видел, как он убил Подавителя, но десяток генокрадов улучили момент и ударили в спину. Проклятые твари, они истыкали тело вождя Рудокопов, но тот сумел отомстить им всем, прежде чем истек кровью.
     - Может быть он еще жив?
     - Не думаю - он активировал батарею лазгана. - Покачал головой Жила. - Паразитов было много и они навалились толпой. Но ты прав, мы откопаем всех родичей и сожжем, как подобает.
     К стоящим огринам, несмотря на запреты сестры госпитальер, с которой вяло переругивался лейтенант Тихонький, подтащили носилки гвардейцы, на которых он и лежал. Слава пришел в себя от проводимых над его телом процедур и тут же увидел Хвата, который вел беседу со своими. Уши у Тихонького сохранились и слух, пусть и немного, но пострадал, однако огрины были рядом и он слышал весь разговор. Офицер тяжело дышал, культяпку ноги уже перевязали, бок забинтовали и медик суетился рядом. Огрины повернулись к человеку.
     - Я хочу, чтобы вы сожгли моих солдат вместе со своими. - Твердо произнес Тихонький. - Я не желаю, чтобы они гнили в земле вместе с тиранидами, которые отравили ее. Пусть уйдут сразу к трону Императора, они это заслужили, погибнув с честью.
     Канонисса даже не пыталась вылезать со своим мнением и кричать о ереси, как это сделал бы тупоголовый инквизитор или еще какой-нибудь болван и она скромно промолчала, а огрины, переглянувшись, кивнули, соглашаясь со словами человека. Выстоявшие с мясорубке солдаты имели полное право на желание почтить память своих павших товарищей тем способом, который считали наиболее приемлемым. Раньше, несомненно, канонисса высказала бы свое мнение по этому вопросу, призвав на голову гвардейцев все кары, но, проведя с ними бок о бок пускай и неделю и, узнав этих людей поближе, она поняла, что не всегда нужно давить. Стоит иногда проявить гибкость и это завоюет уважение солдат гораздо быстрее, чем гневные вопли и запугивание расстрелом. Сестра госпитальер обратила внимания на раны самих огринов и побежала к ним, водя сканером по телу.
     - Множественные гематомы и резаные раны, возможно проникновение инфекции! - закричала она. - Немедленно пройдите в лазарет!
     Хват только отмахнулся.
     - Не спорь. - Мягко произнесла Симона. - Мы доделаем работу за вас - тираниды разобщены и лишены управляющего центра - это будет несложно. И тела ваших погибших товарищей мы отыщем быстрее с помощью биосканеров. - Она продемонстрировала экран ауспекса на наручи брони, который сиял красноватыми точками еще теплых тел. - Так что пройдите медобследование - я не хочу, чтобы кто-то из вас заразился.
     - Канонисса дело говорит, Хват. - Кивнула Эмилия. - Пускай медики плотнее займутся твоими ранами.
     - Полковнику может требоваться наша помощь. - Возразил огрин. - Пока мы тут прохлаждаемся - там тираниды рвутся к городу.
     - Я отправила им в помощь свои основные сил. - Заверила его канонисса. - К тому же у нас превосходство в воздухе и два корабля висят на орбите, у которых лэнс-пушки разряжаются каждую минуту. Да и по последним полученным мною данным тиранидам даже не удалось проникнуть за городскую черту - вы нарыли там километры окопов и траншей, поставили столько пушек и пулеметных гнезд, что пройти там нереально. Единственный их вариант - проникнуть в канализацию, но там произошел подрыв тоннелей, а вести раскопки под выстрелами даже многочисленным тварям совершенно некомфортно. Так что заканчиваем здесь, оставляем охрану поселка из моих сестер и летим в город.
     - Шорох, ты проверил людей? - спросил Хват стоящего рядом огрина.
     - Не всех.
     - Почему?
     - Потому что вы подыхали здесь, пока мы прохлаждались там! - рявкнул тот. - Я не мог на это безучастно смотреть!
     - Ладно. - Хмыкнул Хват и обратился к канониссе. - Ваши биосканеры могут выявить скрытого агента генокрадов? Я подозреваю, что они могли проникнуть в эту коммуну и потом атаковать нас с тыла.
     - Я немедленно займусь этим. - Кивнула Симона, нажимая на горошину связи, чтобы отдать соответствующий приказ. - Отдыхайте и поправляйтесь, вы это заслужили.
     После чего покинула лейтенантов. Эмилия посмотрела ей вслед.
     - Странно, канониссу как будто подменили.
     - Наверное, она неровно дышит к тебе, Хват. - Засмеялся Тихонький и тут же закашлялся. Сестра госпитальер возмущенно посмотрела на него, но ничего не сказала - она слышала от солдат и юмор похлеще.
     - Этого еще не хватало. - Буркнул тот и все вокруг засмеялись. - Жена должна сидеть дома и ждать мужа, а не скакать с пушкой в руках, истребляя паразитов. - Огрин улыбнулся.
     - Боюсь, ей не понравится твоя одинокая пещера с одной занавеской и камнем вместо постели. - Засмеялся Шорох. - Ты-то привычный, а канониссе будет твердо и холодно возлежать на нем - никакие перины и одеяла не помогут.
     - Тебе придется ее греть каждую ночь, чтобы не превратилась в ледышку. - Произнес Жила на огринском, чтобы сестра госпитальер не навострила свои любопытные уши. - Ладно, посмеялись и хватит, у нас есть дело, которое нужно закончить до темноты. - И он посмотрел на светило, которое стояло в зените.

     Точное число погибших огринов равнялось 57, 71 были тяжело ранены и не могли самостоятельно передвигаться, остальные имели повреждения средней и легкой тяжести и вполне себе, после небольшого отдыха могли идти в бой. Потери среди рот лейтенантов Тихонького и Курчатова были более серьезными - почти по три сотни солдат отдали Богу-Императору свои души, около пятиста получили глубокие раны и потеряли конечности, так что сестрам госпитальер пришлось бинтовать их почти до самой ночи. Те же, кто выжил, собрали тела погибших в одну большую кучу. Здесь были танкисты Смоляка, пилоты "Стражей" Симонса, рядовые, капралы и сержанты пехотных рот и сами огрины. Сложили поистине огромный костер, вырубив часть деревьев поблизости, заодно проверив рощу на предмет наличия там генокрадов. Население коммуны наотрез отказалось оставаться в этом месте и полным составом собралось переехать в город, а для этого отправленных машины было бы недостаточно, так что пришлось задействовать челноки. Обнаруженных среди них агентов генокрадов было не так много и они выявили себя почти сразу, как только их хозяева атаковали поселение, так что контрмеры, предпринятые Хватом, можно было не проводить, но перебдеть все же стоило. И все были с этим согласны - никому не хотелось оказаться носителем эмбриона тиранидов.
     Чтобы стволы хорошо горели их облили прометием, на закате все выжившие и сестры битвы собрались возле кострища, взявшись на руки. Хват стоял рядом с комиссаром Эмилией и канониссой. Он осмотрел стоящих рядом и громко произнес:
     - Эти воины храбро сражались и погибли в битве с честью и доблестью! Мы сжигаем эти тела дабы их души поскорее достигли Железного Трона и устроились подле Небесного Кузнеца, который примет их в свою великую армию и поведет сокрушать своих врагов! Или же дарует им новую жизнь, чтобы они исполнили его замысел! - Он посмотрел на Симону. - Скажи что-нибудь для людей. - Шепнул он.
     - Рядовые, капралы и сержанты славнейшей имперской гвардии храбро выполнили свой долг перед Богом-Императором и Империумом, защитив жизни мирных жителей. Пусть же они вознесутся к Трону Его и вольются в Святую Армию, что уничтожит мерзкие порождения варпа и всех враждебных нам ксеносов навсегда! - Горячо произнесла канонисса практически повторив смысл сказанного огрином, только другими словами. Она задумалась, что религия Бога-Императора все же нашла отражение даже в их диких верованиях, хотя, судя по последним данным, это могло быть и влияние упавших на их планете сестер, что бежали от правления Вандира.
     Хват взял из рук Жилы факел, приблизился к сложенным бревнам, начав напевать прощальную песнь. Все остальные огрины подхватили его слова, а удостоенные чести поджечь погребальный костер также прислонили свои пылающие факелы к веткам. Щедро облитые прометиумом, они моментально запылали и огонь взметнулся до небес. Хват, не прекращая петь, взял за ладошки Эмилию и Симону и повел их вокруг костра по часовой стрелке. Все огрины слитно двинулись как один и люди пошли вслед за ними, шепча губами слова молитв, которые знали. Канонисса шептала слова благословения ушедшим на тот свет и невольно прислушивалась к словам песни. Она завораживала, слова сами приходили на ум канониссе и Симона неожиданно заметила, что вместо знакомых молитв произносит непонятные для нее речи. Но что самое странное, она даже не пыталась это прекратить, словно включилась в процесс похорон. Внезапно пламя взметнулось еще выше, костер затрещал, внезапно быстро почерневшие головешки тел огринов и людей вдруг стали превращаться в прах и уноситься вверх вместе с искрами от огня. Огрины вместе с людьми затянули особенно долгую ноту и резко ее оборвали. Пламя взметнулось неожиданно сильно и вдруг опало, завернувшись вокруг своей оси, словно исчезнув из этого мира, забрав с собой тела людей и огринов. От костра остались только не прогоревшие стволы бревен и редкие черные головешки. Вверх, в наступающие сумерки уносились последние искорки, которые таяли в воздухе. Хват расцепил руки и как-то даже облегченно вздохнул, словно проделал тяжелую работу.
     - Ваши смерти будут отомщены, братья. - Тихо произнес он по-огрински и Эмилия его поняла.
     Комиссар посмотрела на людей, которые не понимали произошедшего, были ошарашены тем, что водили хоровод вместе с огринами и сейчас странно себя чувствовали, однако в душе у каждого поселилось ощущение, что они все правильно сделали. Тихонький не участвовал в хороводе по понятным причинам, но его поднесли к огринам и даже он ощутил это единение со здоровяками. Лейтенант грустно вздохнул, скорбя по убитым солдатам и в то же время радуясь за них. Он словно знал, что они точно отправились к Императору и воссели рядом с его троном, ожидая, когда тот позовет их на битву. Душа лейтенанта как-то сразу успокоилась, хотя до этого терзалась от переживаний и дум. Казалось, что он побывал у священника, который отпустил ему все грехи и он начал жить другой жизнью, перевернув печальную страницу этой и готов вписать на чистом листе новые строки.
     Канонисса посмотрела на Хвата и тихо спросила:
     - Что это было?
     - Похороны. - Кратко ответил тот.
     - Ты понял, что я говорю не об этом. - Нахмурилась Симона. - Это какой-то психический ритуал? Я не знаю вашего языка, но четко пела на нем, я это помню. - Канонисса посмотрела на огрина, требуя ответа. - Это невозможно.
     - Я не знаю, как это объяснить. - Пожал плечами тот. - Обряд проводится с давних времен, в нем участвуют все, кто взялся за руки. - Он почесал затылок. - Думаю, тебе лучше спросить об этом у инквизитора, она все-таки псайкер, наверное, она сможет объяснить. Кстати, ты так и не сказала, как вы тут оказались? Вряд ли просто залетели на огонек - я знаю, что эта планета не входила в ваш список потенциальных мест нахождения Чаши, о котором ты мне говорила.
     - Это приказ канониссы Аурелии - оказать помощь инквизитору. - Ответила Симона. - Мы - войска Экклезиархии и Инквизиции и должны подчиняться любому их требованию, поэтому поиски Чаши были нами пока прекращены, дабы исполнить приказ. Я знала, что вы находитесь здесь, но не знала, что у вас тут возникла проблема. Нам повезло, что наш Навигатор превзошла саму себя - мы преодолели больше шестидесяти восьми световых лет почти за девять часов. - Она посмотрела на Хвата. - Только с божественной помощью Императора возможно такое, теперь я не сомневаюсь. Видимо, у него на вас есть свои планы и эти ваши обряды угодны Ему, раз карающая длань до сих пор на вас не обрушилась.
     - Конечно. - Кивнул Хват. - Я еще не убил Патриарха - у него передо мной должок. Нужно определить его местоположение с орбиты.
     - Этим уже занимаются, я уверена. - Ответила канонисса. - Сейчас в челноки погрузят раненых и доставят в городской госпиталь, а мы законсервируем жилые помещения и полетим крайним рейсом. Остатки тиранид еще могут шариться по окрестностям и нужно быть настороже.
     Хват втянул носом воздух.
     - Я никого не чувствую, похоже, что они разбежались. Но как быть с остальными коммунами? На них тоже могут совершить нападение и Патриарх снова попытается увеличить численность своей армии, а мы не можем быть всюду - нас слишком мало.
     - Я связалась с полковником и он сказал, что этим занялись в первую очередь, как только отбили нападение тварей на город. В коммуны были высланы отряды при поддержке сестер битвы с приказом отправляться в столицу. Если кто-то будет сопротивляться, то их сразу же проверят на месте и окажись они агентами генокрадов... - Симона провела себя пальцем по горлу. - Их тут же уничтожат. Кроме этого в штаб-квартиру системного сектора было отправлено сообщение об отражении первичной атаки тиранидов на Кассандру. Торговый дом Донгер собирает войска и высылает их сюда, так что скоро тут будет тесно от кораблей, но прибудут они только через день, может быть через два - гиперпереход долгая штука.
     - Я думал все корабли Империума путешествуют через варп? - удивился Хват.
     - Если расстояния небольшие, то используется безопасный способ, которым наши предки еще пользовались на заре Темной Эры. - Ответила Симона. - Спроси о подробностях у сестры Стефании, думаю, она тебе не откажет, та еще болтушка.
     - У торгового дома такой мощный флот, что может блокировать систему? - спросил Хват.
     - По-другому и быть не может - конкуренты ведь не дремлют. - Усмехнулась канонисса. - Каждый торговый дом содержит на свои средства собственный флот, их вербовщики рыщут по всему Империуму, предлагая бывшим гвардейцам или пилотам неплохой заработок у них на службе. Ведь они отправляют караваны с товаром, которые нужно защищать от пиратов, ренегатов, мародеров, налетов темных эльдар, кроме этого торгуют с соседями или даже ксеносами, вроде тех же эльдар или тау. - Последние слова Симона выплюнула, словно мерзкая гадость попала ей в рот. - Последним занимаются Вольные Торговцы, но такова была воля Императора - дать им некоторые послабления на этот счет. Если хочешь более подробно узнать о них, то спроси инквизитора, она тебе все расскажет, если не сожжет на костре за подобные еретические вопросы.
     - Ну, это вряд ли. - Усмехнулся огрин. - До этого у нее поводов было достаточно. Мне она показалась довольно адекватной и умной женщиной.
     - Это до поры до времени. - Буркнула Симона.
     - Ты не доверяешь Инквизиции? - удивился Хват. - Сестры битвы вроде как являются ее войсками или я не прав?
     - Являются. - Подтвердила канонисса. - Только за свою службу я редко встречалась с адекватными инквизиторами. Не понимаю, почему тебе так везет на командиров - полковник и комиссар у тебя просто золото, выдержанные, спокойные, но в решающий момент могут проявить твердость и при этом хорошо отличают истину от лжи, глупость от мудрости и прочее в том же духе. Раскрой мне свой секрет? - Симона заглянула в глаз Хвату. - И ты так и не ответил мне где потерял свой глаз.
     - Никакого секрета здесь нет. - Пожал тот плечами. - Наверное, мне просто везет на хороших людей - не все же в Империуме идиоты. А насчет глаза - оказывается у тиранидов есть взрывающиеся ходячие бомбы, костяной иглой которого мне и вышибло око. Просто подставился неудачно.
     - За твои слова тебя следовало бы казнить. - Задумчиво произнесла канонисса. - Но я не буду этого делать, ты мне еще пригодишься.
     - Вот как? - Хват принял ее игру. - В качестве пушечного мяса?
     - Не только. - Улыбнулась Симона. Теперь она стала чаще улыбаться в его присутствии, забыв про свой шрам. - Есть еще кое-что, но об этом пока рано говорить. Пойдем на погрузку, челнок уже ждет.
     Огрины, собрав все исправное оружие и доспехи своих павших товарищей, загрузились в пузатый транспорт, куда уже сели гвардейцы и вместе с ними часть сестер битвы. Главные ворота в жилой комплекс были закрыты и законсервированы, воздуховоды и канализационные тоннели перекрыты специальными заглушками на случай возможной осады. Коммуну создавали давно и опасались налета пиратов или банд орков вместе с прочими ксеносами, так что строители учли и это. Только столетия мирной жизни разбаловали колонистов и про старые механизмы уже никто не вспоминал. Многим не хотелось жить в горе, рядом с теплицами возникли как грибы поле дождя типовые домики и вся местность вскоре превратилась в обычный поселок, а в горе расположили цеха и мелкое производство - мололи муку или варили джемы и повидло. Глава коммуны вспомнил про герметичное убежище, как только первые генокрады начали атаковать поселок и грызть людей и отдал приказ всем укрыться в горе. Еще глава сделал именно то, что от него требовалось, прежде чем погибнуть - вызвал отряд гвардии. Его мигом сожрали, не оставив и следа, впрочем, тварям это не помогло - их все равно покрошили в капусту.
     Челнок долетел до города быстро и сел на широком поле космодрома. Здесь уже сновали туда-сюда машины, перевозя раненых в госпиталь. Портовые службы немедленно начинали обслуживать челноки, готовя их к следующему вылету, который мог состояться в любой момент, территория космодрома была оцеплена силами СПО, везде нарыты траншеи на случай нападения тиранидов. Некоторые суда, только разгрузившись, сразу же улетали в ночь и Хват проследил за их полетом глазами. Он закинул за спину единственную уцелевшую мельту, подобранную им, поправил чужой лазган, потому что свой так и не нашел, перезаряженный болтер торчал из кобуры, а силовой топор покоился в чехле за спиной - еле отыскал его под трупами. Огрин сошел по аппарели и увидел стоящую возле челнока сестру Пронатус. Память на лица у Хвата была хорошая и он сразу же опознал маленькую любопытную Стефанию, которая приставала к Мастеру с расспросами. Сейчас тот валялся на больничной койке - твари здорово искусали мужчину, но он точно должен был выкарабкаться. Едва заметив выходящих на своих двоих огринов и канониссу вместе с ними, Стефания подбежала к ним.
     - Я вас уже заждалась! - закричала она. - Мне поручили доставить вас к полковнику и инквизитору - они уже давно вас ждут!
     - Не суетись под тесаком. - Бросил Хват, подходя к сестричке. - Сейчас отправлю своих ребят отдыхать, потом проедем к полковнику. Ждали столько времени, подождут и еще немного.
     - С орбиты обнаружили гнездо Патриарха - медлить нельзя! - сестра была как на иголках.
     Хват переглянулся с канониссой и вздохнул.
     - Парням все равно надо немного отдохнуть. - Произнес он. - День выдался тяжелый, но раз ты настаиваешь... Эмилия, Жила, займитесь расквартированием наших воинов.
     - Комиссар Кармайкл тоже должна присутствовать. - Заметила Стефания.
     - Не волнуйся, вождь. - Ответил Жила. - Тут всего сотня, разве я с ними не управлюсь?
     - Со мной точно не справишься, тупоголовый Верховик, - произнесла, проходя мимо огрина, Заноза еще и похлопав того по спине. - Тебе нужен кто-то более компетентный в делах командования, вождь. - Заметила девушка.
     - Неужели это ты? - спросил Жила.
     - А почему бы и нет? - невинно спросила Заноза.
     - Я сам решу. - Прекратил их спор Хват и сказал таким тоном, что оба поняли - он до сих пор не отошел от больших потерь среди воинов и всякие дружеские пикировки и подначки приносили ему только боль. - Никаких выборов поединком не будет - кого назначу, тот и будет командовать. Я сказал.
     Заноза вздохнула и ругнулась на себя и свой проклятый характер. Она также как и все остальные командиры понесла потери среди своего отряда, но чудом выжила в этой мясорубке, отделавшись только синяками и незначительными порезами. Она вместе со всеми пела песнь скорби и считала, что в душе вождя установилось равновесие, позволяющее двигаться дальше, но тот не забыл погибших. Да, они славно бились и умерли, как и подобает воинам, но вождь до сих пор не мог принять их смерть и это было странно. Раньше такого Заноза за ним не замечала или же потери были не такими незначительными? У нее не было ответа на этот вопрос. Девушка еще раз вздохнула, поправила заплечный мешок и пошла вслед за остальными грузиться в транспортер. Все были как-то подавлены и молчали, редко кто беззлобно перебрасывался шутками, но вскоре и они затихли - все таки потеря стольких родичей ударила по всем сразу. И только сейчас Заноза поняла, какая ответственность на самом деле лежит на командире. Хват нес на себе этот тяжкий груз и не имел права его бросить. А она потянул бы, спросила девушка сама себя? Смогла бы принять смерть тех, кого ты отправил в бой своим приказом? Ветер трепал ее волосы, но Заноза не ощущала его, раздумывая. Наверное, она повзрослела в этот день. Сама не заметила, как ушла девичья молодость, а вот женская мудрость еще не наступила и сейчас девушка находилась на перепутье и некому было подсказать ей, куда идти дальше, какую дорогу выбрать. Кроме вождя. Только сейчас Заноза вспомнила, как вел себя Хват, этот молокосос, который был даже чуть младше ее. Он не кричал, не вопил, не требовал, все обстоятельно разъяснял, при этом его поведение напоминало умудренного годами вождя или же воина. Того, кто начинает пестовать несмышленых, едва оперившихся подростков, которым снег по колено. Они считают, что умнее всех и знают гораздо больше, однако жизнь жестоко щелкает их по носу. Видимо, Хвата жизнь щелкнула еще в раннем детстве, поэтому он так замкнулся. Заноза вспомнила, что огрин потеряли весь свой клан от нападения людоедов, когда был еще мал, практически не имел близких друзей, кроме своих двух родичей, но и они погибли и сейчас он остался совсем один. Вождь он или нет, но это одиночество давило на него очень сильно, к тому же тут присоединялась гибель его воинов. Другой бы мог сломаться, но Хват нашел в себе силы встать, отряхнуться и идти дальше. Подобное мог совершить только истинный вождь. Нет, не так, Верховный Вождь, который принимает на себя ответственность за весь народ. Но Заноза помнила, что случилось в замке Верховного и в ней заворочалась старая злость. Она знает, кто бросит вызов Верховному, если тот еще будет жив до их возвращения на родину. И обязательно победит, по-другому и быть не может. С этими настроившими ее на боевой лад мыслями девушка подставила лицо воздушному потоку, позволяя тому играть ее волосами - их везли на транспорте во временные казармы.
     Симона поймала за ухо сестру Пронатус и подтянула к себе.
     - Ай, больно! - возопила та.
     - Надеюсь, ты не высовывала свой поганый язык при инквизиторе и не разболтала ей об истиной природе огринов?
     - Э-э, - лицо Стефании приобрело отстраненное выражение. - Нет. - Ответила наконец она.
     - Точно?
     - Да. - Тряхнула головой сестричка.
     - Ну смотри. - Отпустила ее ухо Симона. - Мы сами должны разобраться с этим делом и не стоит вмешивать сюда Инквизицию.
     - С чем разобраться? - спросил Хват, прекрасно слышав весь разговор.
     - Скажи мне, друг мой, - произнесла Симона, садясь в транспортер. Водитель уже был в курсе кто это и куда их везти, поэтому просто тронул машину. - Откуда вы появились на вашей планете?
     - Ну, насколько я смог узнать об истории Империума, мои родичи когда-то прибыли туда. - Хват пожал плечами. - Если ты спрашиваешь о каких-нибудь древних легендах, то я таковые не знаю - у нас нет письменности и все передается из поколение в поколение только устно.
     - Это глупо. - Покачала головой Стефания. - Должны были сохраниться архивы по вашему созданию, ой!
     - Так, сестричка, а не сболтнула ли ты что-нибудь подобное при инквизиторе? - Симона подозрительно уставилась на Стефанию, которая опустила голову, а ее уши изрядно покраснели, что было хорошо заметно в свете городских фонарей.
     - Ну, может быть. - Подавлено ответила она. - Но инквизитор не обратила на это внимания, клянусь!! Она была занята перераспределением войск и отдачей приказов!
     - Что-то ты темнишь, моя дорогая, - канонисса подсела ближе к Стефании, - с отдачей приказов легко мог справиться и полковник Конот, между прочим, это его прямая обязанность - командовать.
     - Ну, э-э, - замемекала Стефания, - Госпожа Абелина напрямую не интересовалась, но намекнула, что с удовольствием послушала бы эту историю.
     - Инквизитор - псайкер. - Произнес задумчиво Хват. - От нее сложно что-нибудь скрыть. К тому же у нее есть гиринкс, который тоже владеет психическими способностями и придает ей сил. Она может использовать его как ретранслятор. Но что такое со мной не так? - спросил огрин напрямую. - Да, мы изрядно превосходим людей в росте и силе, обладаем некоторыми умениями, но ничего такого, чтобы относило нас у мутантам.
     - Вообще-то вы именно они и есть. - Произнесла канонисса и Эмилия удивленно посмотрела на Хвата. - После многократных исследований ваших огранизмов и крови сестра Магнолия пришла к выводу, что матушка-природа вряд ли смогла создать нечто подобное из человека - кто-то здорово поработал за нее.
     - Вот как? - удивился Хват, который сразу же понял суть. - То есть мы не результат естественной эволюции?
     - Похоже на то. - Кивнула Симона. - Но вот для каких целей вы были созданы?
     - Сражаться с тиранидами, конечно! - воскликнула Эмилия. - Их не берет кислота тварей, скорость реакции огринов и сила вполне сравнима с таковой у паразитов. И потом, вспомните, на их планете уже есть аналог тиранидов.
     - Возможно. - Согласилась Симона. - Но мы не знаем, кто это сделал - люди или ксеносы. Я не имею широкого доступа к архивам Инквизиции, возможно, инквизитор могла бы ответить на этот вопрос, но я не хочу ее сюда впутывать. Что если все это просто большое заблуждение? И огрины сумели как-то самостоятельно развиться под многолетним прессингом тиранидов? Эволюционировать во что-то большее, чем простой человек? Ведь мы серьезно отличаемся от наших далеких предков даже десяти тысячелетней давности, не говоря уже о более далеких веках.
     -Такого рода эволюционный процесс невозможен без внешнего вмешательства. - Уверенно сказала сестра Стефания. - На одну положительную мутацию приходится множество отрицательных - так природа экспериментирует с живым материалом. И выживает только тот, который лучше приспособится к окружающим условиям и приобретет определенные навыки. Здесь же налицо серьезная генетическая работа с организмами огринов.
     - У нас есть поморы и южане, которые немного отличаются от нас, северян. - Задумался Хват. - Южан я не видел, только слышал о них, поморы же - это по сути своей подводные жители. Они могут долгое время проводить в воде, выше нас ростом, имеют перепонки и плавники и при этом худые как жерди. Ловят рыбу и промышляют морского зверя. Во всяком случае с едой у них проблем никаких нет. Мы часто вымениваем у них продукты на наши изделия из металла и оружие.
     - Вот видите, кто-то предусмотрел и торговые отношения между различными расами! - возопила Стефания. - Где поморы выступают как снабженцы вас продуктами, а вы - ремесленниками! И еще воинами, которые сражаются с паразитами, ведь поморы редко вступают с ними в битву?
     - Ну да, в их краях эти твари не водятся. - Согласился Хват.
     - А чем занимаются южане? - спросила Симона, которой стало интересно.
     - Так далеко на юг я не забирался, но их караваны бывало приходили к поморам и те выменивали у них на рыбу интересные вещи, сделанные из прочных шкур и эти шкуры не были кожей мохнача. Наверное, они содержат каких-то животных, используя их на мясо и на одежду. Просто на юге теплее, чем у нас.
     - По моим данным на вашей планете всегда устойчивый минус. - Покачала головой Стефания.
     - Даже в наших бесплодных горах растут мхи и лишайники, а в местах выхода теплых вод и гейзеров - карликовые кустарники. - Ответил ей Хват. - Возможно, на юге есть теплые оазисы, где произрастает корм для этих животных, я не знаю.
     - Очень интересно. - Задумчиво произнесла Симона и посмотрела в сторону крупного здания Администратума, которое выбрали штабом. - Подъезжаем, инквизитору ни слова. Это ясно? - спросила она Стефанию и та рассеянно кивнула. - Вот и отлично.
     Огрин и девушки выгрузились из машины и проследовали к зданию управления. Тут и там стояли транспортеры, где-то посередине улицы была навалена баррикада и на ней установлена лазпушка на случай внезапного прорыва тиранидов - даже ночью где-то в городе шли бои. Основную массу перебили на подходах, но части групп удалось проскочить через кордоны и сейчас они вполне могли готовить диверсии, поэтому жителям крайне рекомендовалось закрыться дома на все засовы и сидеть тихо. Улицы патрулировались сестрами битвы вперемешку с гвардейцами и СПОшниками, энергоподстанция работала на полную мощность, давая как можно больше света на улицы и зарево от города виднелось далеко. Хват поднялся по ступеньками и прошел в разгромленный еще тогда вестибюль, который уже начали восстанавливать, но пока не закончили. Стефания повела прибывших на второй этаж. Вся суета вокруг, хождение и беготня солдат и гвардейцев по коридорами и лестницам напоминало Хвату оплот большевиков - Смольный, который тот видел на картинках в прошлой жизни. Не хватало только красных полотнищ на окнах и революционных матросов в бескозырках со скрещенными на груди пулеметными лентами, рыщущих в поисках жратвы и выпивки. "Водка есть? - Нет. - А где есть? - В Зимнем. - Ура!!!", что-то вроде того. Огрин даже ухмыльнулся, увидев несколько "одухотворенных" солдатских рож, которые прошли мимо и спустились вниз - так они были похожи на матросов. Впрочем, физиономия самого огрина ничем от них не отличалась - квадратная мощная челюсть, скошенный лоб и надбровные дуги, интеллектуал каких поискать. Стефания прошла по коридору и постучала в дверь, возле которой стояла охрана из двух гвардейцев. Те даже вопроса прибывшим не задали - огрина признали все, а канониссу и подавно. Хват вошел в комнату первым, услыхав половину фразы Конота:
     - ... перекинуть часть третьей роты в помощь Сигмунду, а Марша отозвать, они и сами уже справятся, тем более что.... - полковник замолчал, увидев вошедших. - Хват!! - Обрадовался он. - Ты жив, я уже подумал, что сестры не успеют!
     Он прошагал к огрину и похлопал того по локтю - выше просто не достал бы. Полковник был действительно рад, что командир роты громил выжил в мясорубке. Он послал Стефанию в космопорт только чтобы та привела любого офицера или сержанта, возглавившего огринов. На крайнем сеансе связи с сестрами ему сообщили, что ситуация нормализовалась, но потери среди гвардейцев очень большие, а подробностей Конот не знал. Абелина кивнула вошедшему Хвату, внимательно посмотрела на стоящую рядом канониссу. Мурзик крутился рядом и, едва заметив огрина, подбежал к нему, мяукнув, посмотрел в лицо громилы. Почему-то гиринкс благоволил великану.
     - Я потерял пятьдесят семь человек. - Прогудел Хват, подходя к тактическому столу с картой местности. - Семьдесят тяжело ранены и выживет ли кто-нибудь из них - не знаю, их отправили первым рейсом. Как у вас дела?
     - Все отлично. - Ответила Абелина. - Тиранидов удалось уничтожить на подходах к городу, но часть все же смогла проникнуть внутрь. Сейчас их поисками занимаются комиссар Марш и Превосходящая сестра Катерина. - Инквизитор посмотрела на канониссу, которая легко выдержала ее взгляд. - Но с этим справятся и обычные роты СПО при поддержке сестер и гвардии - сейчас перед нами лежит куда сложная задача. - Она сразу же перешла к сути. - С корабля удалось засечь место высадки Патриарха - это одинокий остров в океане, расположенный не так далеко от берега. Необходимо уничтожить его как можно скорее.
     - Ударить с орбиты и все. - Пожал плечами Хват.
     - Мы так и сделали. - Кивнула инквизитор, не собираясь бурно реагировать на слова огрина. Она ощущала, что потеря его сородичей больно ударила по командиру и криком она еще больше усугубит ситуацию, причем канонисса почему-то была враждебно настроена к ней, Абелина это ощущала почти физически, да и Мурзик не отходил от высокой женщины ни на шаг, вдруг она захочет напасть на его хозяйку. - Выжгли там все дотла, но только поверхность. - Картинка на тактическом столе показывала "голую скалу" в море. Остров не был плоским - там присутствовали несколько гор и восхитительных пляжей. - Но Патриарх ушел вглубь - достать из лэнс-пушек мы его не сможем. Нужна наземная операция, если мы хотим сдержать вторжение.
     - И для этого вам нужен я и мои парни? - утвердительно спросил Хват.
     - Да. - Кивнула Абелина. - Вы показали, что знаете о паразитах больше чем мы. Кстати, как ты догадался, что нападение на коммуну - это только отвлекающий маневр?
     - После того, как паразиты напали на это здание, я провел свое расследование. - Ответил огрин и поискал взглядом стул. - Я присяду? Что-то я устал.
     От Абелины не укрылось встревоженное лицо канониссы и комиссара, Эмилия так вообще кинулась к Хвату и попыталась поддержать его за руку, но это все равно, что взвалить на себя два центнера - тебя просто придавит под тяжестью груза. Инквизитор широким жестом разрешила и огрин плюхнулся на скамью посетителей. Он прикрыл глаза, откидываясь на спину, словно собираясь с мыслями - Абелина его не торопила, молчал и Конот. Чувство глубокой вины поселилось где-то внутри полковника и инквизитор сделала себе заметку в памяти, чтобы разобраться с этим лично. Но после. Наконец Хват заговорил:
     - Патриарх не зря планировал эту атаку - вывести все управление города из игры и сделать его беззащитным. Он с самого начала хотел захватить столицу - тут и населения больше и это стратегически важно, ведь тут сосредоточены основные припасы, склады, ремцеха и силы сопротивления. Захват коммун, в которых практически нет охраны, будет делом очень простым, к тому же в основном они все рассредоточены по планете и занимают большую площадь. - Хват перевел дух и Эмилия подала ему полный стакан воды - огрин выпил ее с благодарностью во взгляде. - После того как вы узнали, что крупная масса людей была отправлена на работы в коммуны, но не доехала до места назначения - я специально узнавал и звонил главам, которые в первый раз слышали об этом, что в коммуне "Рассвет", что в "Колосе" - то я сделал вывод, что их похитили. Я не предполагал, что он перевезет их на орбитальную станцию, думал, что гнездо расположено где-то рядом с городом, равноудаленное от коммуны "Колос" и столицы. В коммуне он мог быстро нарастить биомассу, проведя отвлекающий нас маневр, а самому напасть на столицу, когда наших войск там не будет, ведь проявления в ее окрестностях мы бы так и не обнаружили. Он даже дал время главе коммуны сообщить о нападении, что еще больше укрепило меня в мысли, что это ловушка. - Хват снова передохнул. Ран было много и они очень сильно устал за время битвы. Регенерация замедлилась в связи с попаданием в кровь множества тиранидских вирусов и иммунная система, пускай и закаленная в боях с нанопомощниками паразитов, все же неважно справлялась. Нужны были специальные средства и травы, которые остались у других огринов и Веселушка уже вовсю потчевала их настоем по приказу Хвата. Сам же вождь надеялся на свой сильный организм и свою волю, однако его состояние не укрылось от канониссы и она, шевеля губами, вызвала в кабинет сестру госпитальер с иммунными препаратами и противоядием против слюны тиранидов. Так, на всякий случай. - Паразиты часто так делали - имитировали атаку в одном месте, чтобы воины бежали туда, сами же вырезали весь поселок подчистую или захватывали жертв. Я предположил, что здесь произойдет то же самое - уж больно было похоже. - Огрин посмотрел на полковника и инквизитора своим живым глазом. - Хорошо, что вы меня послушали и не стали спорить.
     - Я все-таки еще немного псайкер. - Ответила ему Абелина. - И твое предположение оправдалось, пускай и ты ошибся с гнездовищем, но никто не мог предполагать, что Патриарх с комфортом устроится на орбите. Теперь же он выдал себя и наша задача - покончить с ним и сделать это нужно как можно скорее, пока эта тварь не сбежала с острова, поэтому... Хват, ты слушаешь меня?
     - Он спит. - Немного раздраженно произнесла канонисса, подходя и кладя пальцы ему на шею, ощущая, как бьется жилка на его шее. - Дайте ему отдохнуть.
     - Сейчас каждая минута на счету!
     - Дайте ему отдохнуть!! - Симона была настолько праведна в гневе, что Абелина не стала спорить, а полковник Конот сильно удивился. Она точно поняла, что огрин был для нее не просто "коллегой по ремеслу", а чем-то большим. - Сестра Магнолия, где ты? - спросила канонисса по связи.
     - Уже подхожу. - Дверь раскрылась и на пороге появилась госпитальер с медицинским чемоданчиком в руках. - Сейчас.
     Она, не обращая внимания на собравшихся, тут же раскрыла его, набрала в инъектор противоядие и ловко вонзила иглу в один из порезов на руке огрина, доставая до глубоко спрятанной вены. Заметив заинтересованный взгляд инквизитора, Магнолия пояснила.
     - У огринов очень плотная кожа - иглой проткнуть почти невозможно, она согнется. - Сестра оттянула веко и посмотрела в глаз отключившегося Хвата. - На лицо сильное истощение организма наряду с многочисленной кровопотерей, рекомендую отдых как минимум шесть часов.
     - А если применить стимуляторы? - спросила Абелина.
     - Вряд ли наши помогут ему. - Пожала плечами Магнолия. - Все же его организм разительно отличается от человеческого. - И услышала в горошине вокс-связи шепот Симона. - Так что я бы порекомендовала обойтись их традиционной медициной - вызвать сюда кого-нибудь из огринов-медиков. Они используют заживляющую мазь, варят настои из сушеных корневищ лишайников - средства точно им помогают. Я знаю пару медиков, что были в его подразделении.
     - Я сейчас! - воскликнула Эмилия и, не спрашивая разрешения, моментально покинула штаб. Конот слегка усмехнулся на это, но ничего не сказал.
     - И когда он придет в форму? - спросила Абелина.
     - Трудно сказать. - Магнолия снова набрала полный шприц витаминного коктейля. - Но сон - лучшее лекарство. Утром можно будет точно сказать выживет ли он.
     - Даже так? - удивился полковник. - На первый взгляд он вроде как вполне себе здоров.
     - Это только на первый взгляд. - Обронила Магнолия. - Переливание крови сделать не удастся - у меня полный лазарет огринов, двое уже умерли от кровопотери и на очереди еще пятеро. Мне просто негде ее взять, а использовать тех, кто выжил... - сестра покачала головой, - они сами выглядят не лучше чем он. Раненых очень много.
     - Придется штурмовать остров своими силами. - Произнесла Абелина. - А я так надеялась на громил.
     - Немного подождем. - Произнесла канонисса. - Пока же предлагаю высадиться на нем, перевезти танки и артиллерию, подготовить плацдарм - на это у нас сил хватит. А потом, глядишь, и огрины подтянутся. Ведь воевали же люди как-то до этого с тиранидами не полагаясь на громил.
     - Не использовать совершенную версию космодесанта - глупо. - Прямо в глаза Симоне посмотрела инквизитор. Стефания при этих ее словах сжалась в комок - ей показалось, что канонисса ее прямо здесь и прибьет, так она была взвинчена и расстроена.
     - Даже самый крутой космодесантник однажды получает по соплям. - Веско произнес Конот. - У нас еще есть время, инквизитор. Давайте пока займемся тем, что предложила канонисса - начнем прессинг тиранидов. Сейчас Патриарх лишен ресурсов и может начать ловить рыбу в мутной воде. - Полковник усмехнулся. - И наращивать за счет нее свою биомассу.
     - Разумно. - Согласилась Абелина. - Тогда отправим на погрузку подразделения Го Сюна, Бриска, Броскена, с которым я поговорю позже и отдельно от всех, - глаза инквизитора сверкнули, - Холана и Грачева. Тихонький пусть остается здесь - он очень серьезно ранен. Его солдат предлагаю пока передать под командование Курчатова - лейтенант тоже пострадал, но не так сильно, к тому же доказал, что может толково управлять людьми. Здесь останется Сигмунд и Зальц и все СПОшники - нечего им там путаться под ногами. Как только огрины более-менее придут в себя - перебрасывайте всех, нам пригодится каждый солдат.
     - Пусть идут только добровольцы. - Возразила ей канонисса.
     - Почему? - с любопытством спросила Абелина.
     - Потому что сегодня они спасли миллион человек и до кучи несколько миллиардов на остальных планетах сектора, заплатив за это своими жизнями! - немного резковато ответила Симона. - Думаю, что они имеют право на отдых!
     - Они дали присягу Империуму точно также как вы и я, и не имеют права оспаривать приказы командования. - Ледяным тоном заявила леди инквизитор.
     - Вместо них пойдут мои сестры и я лично поведу их. - Твердо произнесла канонисса. - У нас силовая броня, мельта-ганы, лазпушки, я отдала приказ, чтобы челноки высаживали огнеметные танки прямо на остров. Мы пройдемся по тоннелям тиранидов очищающим огнем и выжжем эту мерзость до каменного основания! Если вы будете упорствовать в своем намерении отправить огринов впереди всех, как штрафную роту, то я буду ходатайствовать перед Инквизицией о лишении вас Печати и звания инквизитора!
     Обстановка серьезно накалилась, канонисса была немного твердолобой, к тому же ей не нравилось, что какая-то баба, пускай и постарше ее, распоряжается жизнями солдат с такой легкостью - этих туда, этих сюда, этих под когти тиранидов бросим и все будет в порядке. И полковник не может ей возразить, потому что он совсем мелкая пешка в этих высоких элитных сферах. К тому же Симона на дух не переносила инквизиторов. Она сама не знала, почему, но всегда воспринимала их указания и приказы в штыки, отчего часто страдала и только заступничество канониссы Аурелии спасало эту тугодумную дуру. Сейчас она была готова растерзать Абелину только за то, что та отдаст преступный по ее мнению приказ. Конот замер, пытаясь определить настроение "своей" половины. Он не одобрял поведения канониссы, но и выступить тоже не мог - две бабы начали ссориться и мужику лучше не встревать, а то отхватишь от обеих. Впрочем, Абелина не была такая уж дура, как Симона.
     - Хорошо, будь по-твоему. - Легко согласилась она. - Пускай идут только добровольцы. Но что-то мне подсказывает, вряд ли кто-то из огринов останется здесь, кроме тяжелораненых.
     - Пускай они сами решают, они это заслужили. - Сердито буркнула Симона и развернулась к Магнолии. - Проследи, чтобы Хвата доставили к его подразделению и как следует подлечили. Я же займусь переброской своих войск с вашего позволения. - Канонисса кивнула, откланиваясь и покинула штаб. Вслед за ней вышла Стефания и Магнолия и инквизитор с Конотом остались одни.
     - Какая скверная баба. - Поежилась Абелина. - Такая точно пригодилась бы в Инквизиции.
     - Нет уж. - Оттянул ворот полковник. - Она и на своем месте страшна в гневе и имеет право судить и миловать.
     - Посмотрим, так ли она хороша в битве, как говорит. - Абелина посмотрела на Конота. - Поверь, я могу укротить даже такую страшную стерву. - И повернулась к огрину. - Что же такое она в тебе нашла? Хотя, пути Императора неисповедимы.
     Полковник не нашелся, чем ей ответить и просто развел руками.


Глава 6.



     Хват резко проснулся от того, что кто-то пытался снять с него доспехи. Мозг еще полноценно не включился в работу, но тело уже среагировало, рефлексы не подвели и огрин схватил за руку этого кого-то, оказавшегося Веселушкой. Девушка вздрогнула от неожиданности, посмотрела Хвату в глаза, который уже узнал ее, а также баночку с заживляющей мазью, удерживаемую ею в руке. Рядом со штатным медиком отряда стояла Эмилия, непроизвольно зевая, потому что тоже изрядно устала и от беготни, и от битвы, и от всего произошедшего. Огрин поерзал на лавке, усаживаясь поудобнее, вспоминая, где он находится.
     - Похоже, я вырубился ненадолго. - Хрипло произнес он. - Сколько времени прошло?
     - Сорок минут, час, какая разница. - Пожала плечами комиссар. - Я успела доехать до казарм и вернуться обратно в штаб вместе с Веселушкой, чтобы подлатать тебя.
     - Снимай доспехи - я смажу твои раны. - Произнесла девушка, уже приготовившая мазь.
     - Ну, не здесь же. - Огрин осмотрелся и увидел, что полковника и инквизитора в кабинете нет. - А где Конот?
     - Он руководит погрузкой на челноки. - Ответила Эмилия. - Инквизитор распорядилась, чтобы начали переброску пехоты и техники на остров, где обнаружили гнездо тиранидов.
     - Ты снимешь уже доспехи или нет? - нетерпеливо сказала Веселушка. - Долго я так должна стоять?
     - Сниму, сниму. - Пробурчал Хват, вставая.
     Он расстегнул застежки, аккуратно ставя помятый и местами проткнутый нагрудник доспеха возле лавки, наплечники, наручи тоже отправились следом. Поддоспешник, которым выступала плотная брезентовая ткань, с внутренней стороны весь пропитался потом и был точно также изрезан когтями тиранидов. Веселушка помогла Хвату раздеться до пояса, сразу же увидев сползшие бинты на ране. Кроме многочисленных синяков, ушибов и царапин на теле Хвата присутствовали два глубоких разреза, сочившиеся сукровицей. Эмилия с содроганием взглянула на то, как огрин, чуть поморщившись, выдавил гной, позволяя чистой крови "промыть" рану.
     - Куда ты лезешь своими грязными грабарками?! - завопила Веселушка, ударив Хвата по рукам. - Сейчас я промою рану и зашью, хорошо что прихватила все что нужно. - Она стала копаться в своем рюкзачке, в который легко можно было засунуть госпожу комиссара целиком и еще место осталось бы. - Тупоголовые мужики. - Ворчала медик, отыскав выданный на складе медицинский спирт, аналог йода и крупную иглу с нитью из жил мохнача. - Вечно лезут, куда не понимают, потом болеют, хиреют, заразу цепляют. - Она продолжала ворчать, смочив бинт спиртом и аккуратно вычищая рану.
     Хват молчал, терпеливо пережидая ее ворчание, не вмешиваясь в процесс. Он заметил, что Веселушка злобно сверкнула на него глазами, продолжая свое занятие и бормоча под нос. Эмилии стало смешно, но она сдержалась и отошла к тактическому столу, на котором продолжала парить интерактивная карта острова - информацию передавали сразу с орбиты, которую уже зачистили от тиранидов. Станцию взорвали к варповой бабушке, чтобы этой мерзости и рядом не было и сейчас два корабля - эсминец и легкий крейсер заняли удобные позиции для стрельбы из лэнс-пушек, зависнув над островом и над городом. Воздушное пространство планеты полностью контролировали истребители и перехватчики, которые возвращались на дозаправку и пополнение боеприпасами, садясь на космодроме, куда уже подвозили со складов все необходимое. На каждой планете резервы НЗ, предназначенные для имперской гвардии, тщательно охранялись и своевременно пополнялись, при этом разворовать их было сложновато. Если такое происходило, то провинившихся чиновников ждала незавидная судьба.
     - В госпитале все нормально? - спросил Хват нейтральным тоном.
     - Нет. - Зло буркнула Веселушка, уже успокаиваясь. Она и сама не понимала, почему разозлилась на вождя, просто своим поведением последнее время он ее бесит. - Двое умерли - Мошонка и Круча, восемь в очень плохом состоянии - еле дышат и без сознания. - Она посмотрела на Хвата. - Не знаю доживут ли до утра. Сестры госпитальер вместе с техножрецами колдуют над какой-то установкой переливания крови или раствора ее заменяющего, сказали, что может получиться их ремани...рениам... ре-а-ни-ми-ро-вать, - выговорила по слогам Веселушка. - Пусть попробуют - я сделала все что могла.
     - Настоем хоть поила? - спросил Хват и тут же пожалел об этом.
     - Нет, бл..ь, водой! - воскликнула взвинченная медик. И где только таких слов набралась? Видимо, ее плотное общение с медиками людей и гвардейцами явно не пошло ей на пользу. - Думаешь, я не знаю, что делать?!
     - Ладно, не кипятись. - Примирительно сказал огрин. И добавил наставительно. - И не ругайся, тебе это во-первых, не идет, и во-вторых - дурной пример заразителен, не уподобляйся матерящимся гвардейцам.
     Уши также как и щеки Веселушки порозовели, как тогда в крепости арбитрес и она молча продолжала обрабатывать раны вождя. Хват прекрасно понимал ее чувства - когда на твоих руках умирает пациент, а ты ничего не можешь сделать просто потому, что раны слишком глубокие, он потерял много крови и вопрос его выживания - это вопрос чуда, то произошедшее очень сильно ударяет по переживающему за пострадавшего медику. Будет угодно Небесному Кузнецу или самому Императору, чтобы боец выжил и выздоровел - это произойдет. Нет - значит, нет. Хват же старался не касаться вопросов веры, если это помогает его воинам, то и незачем запрещать. Да он и сам последнее время начинал задумываться над сутью вещей, почему все устроено именно так и не иначе. И возникший внезапно вопрос о происхождений огринов его тоже заинтересовал еще там, в учебке, ведь он видел своих "собратьев" с других планет и они разительно отличались от его родичей. Пускай не силой и комплекцией, но умом и сообразительностью. Нет, они тоже не были такими уж тупоголовыми, какими их показывают в имперских агитках и методичках, но не отличались гибким умом, как сородичи Хвата. Узнавая что-то новое, огрин это запоминал и потом применял в жизни, другие же смотрели на новинки равнодушно. Впрочем, даже неумным собратьям нравилось стрелять из дробовиков, потому что это было очень шумно и весело.
     Веселушка закончила обрабатывать раны и начала зашивать их, прокалывая иглой кожу и стягивая края. Хват морщился, но боль притупилась от мази, которая обладала мягким анестезиологическим эффектом и было не так больно. Захотелось спать, но огрин приказал себе взбодриться, потому что впереди еще было одно незаконченное дело. Веселушка сама уже клевала носом - она выдержала тяжелый бой, пускай и на второй линии. Каким бы равноправием огринские женщины не пользовались, но мужчины всегда их задвигали на второй план, первыми принимая удар врага на себя. Наивысшая задача женщины - рожать воинов и беречь очаг, а не биться с противником, хотя они и умели это делать. Поэтому Веселушка видела, как погиб Стержень, Битень, Кулак, Ловкач скончался от полученных ран еще там, возле жилого комплекса коммуны, Космач получил тяжелые раны и сейчас находился между жизнью и смертью. Из всего личного отряда Хвата на ногах остались только она и Молчун, который сейчас отдыхал в казарме - Жила приказал всем спать как только огрины выгрузились из транспортеров. Воины понимали, что конец еще далеко и использовали каждую минутку для отдыха. Веселушка закончила зашивать раны на теле вождя, срезала нитку и нанесла на все это сверху толстый слой мази, плотно перебинтовав. Хват почувствовал себя как в корсете.
     - Без резких движений хотя бы сутки, а то раны вскроются. - Пробурчала девушка себе под нос и вздохнула, виновато посмотрев на вождя. - Только нет у нас этих суток.
     - Нет. - Согласно кивнул он. - Благодарю. - Он отечески потрепал ее волосы на голове и начал натягивать вонючий поддоспешник.
     - Погоди, его надо постирать и зашить, лучше надень чистый. - Остановила его Веселушка, начав копаться в рюкзаке, бурча оттуда. - Я... вот... принесла. - Добавила она уже тише.
     Хват с интересом посмотрел на девушку, но выяснять причину ее заминки не стал.
     - Доставай тогда.
     Из безразмерного рюкзака тут же был извлечен комплект одеяния как раз под размер Хвата, который немедленно в него облачился. Помятый доспех закрепили сверху, огрин сунул топор за спину рукоятью в чехол, болтер так и не покинул кобуры, лазган повис на ремне, а единственная мельта была взята в руки. Огрин решительно направился к двери, которая распахнулась перед его носом и внутрь влетела канонисса, чуть не столкнувшись с могучей тушей громилы. Симона попыталась затормозить, но ее мягко поймали за талию, а сам Хват чуть сместился в сторону, чтобы женщина не ударилась в его доспехи.
     - Хват?! - она очень удивилась тому, что огрин уже проснулся и встал. - Ты же... куда ты собрался? Тебе нужно отдыхать!
     - Prorab выпускает ракету, не время нам всем отдыхать. - Пропел Хват. - Я слышал, вы планируете зачистить гнездо, тогда нам нужно спешить - ждать нас никто не будет.
     Он не видел, как Веселушка за его спиной, упаковывая рюкзак, равнодушно смотрела на канониссу, однако в ее взгляде нет-нет, да мелькали искорки неприязни. Это наверняка повеселило бы Хвата, заметь он что-то подобное.
     - Я разговаривала с инквизитором и она согласилась, чтобы участвовали только добровольцы. - Сказала Симона. - Вам нет нужды всем совать туда голову - раненые могут остаться здесь.
     - Так и сделаем. - Кивнул огрин. - А сейчас надо спешить. О, а это что за эскорт?
     В коридоре стояли несколько сестер битвы с носилками. Канонисса обернулась и чуть смущено произнесла:
     - Это мы собирались тебя тащить в лазарет.
     - Зря. - Буркнул Хват. - Такую тушу вряд ли подняли бы.
     - У нас встроенные в силовую броню экзоскелеты. - Заметила канонисса, которая чуть-чуть обиделась на такое замечание огрина.
     - Тогда носилки бы сломались под такой тяжестью. - Просто ответил тот. - Ладно, раз уж пришли, то тащите нашего комиссара, а то она спит на ходу.
     - Вот еще! - Возопила Эмилия. - Ничего я не сплю!
     - Да? - удивился Хват. - Тогда чей храп я слышал минуту назад?
     Все засмеялись, а комиссар хотела обидеться на огрина, пока не поняла, что это такая военная шутка.
     - Отдых, конечно, не помешает. - Сказал громила, когда смех утих. - Сколько лететь до острова?
     - Час, может быть чуть больше. - Быстро подсчитала в уме канонисса.
     - Веселушка, сколько у нас осталось бодрящего корня?
     - Немного. - Покачала головой та. - На котелок хватит.
     - Тогда пойдут только те, кто выпьет настоя.
     - Ты сильно огорчишь тех, кого оставишь здесь. - Серьезно произнесла Веселушка. - Захотят пойти все, а варева получится мало.
     - Будем тянуть жребий. - Пожал плечами Хват и повернулся к канониссе. - Можешь подкинуть нам оружия и боеприпасов? Эта штука, - он потряс мельтой, - оказалась весьма эффективной и очень хорошо жжет тварей. Если получится, то можно снять подобные с танков или транспортеров, тащить только неудобно будет, но что-нибудь да придумаем. Потом пригодятся огнеметы и дробовики - паразиты обожают прятаться в нишах в пещерах, там много тесного пространства и это оружие будет более востребованным, чем лазганы. Хорошо бы запустить туда пару ракет, но тогда обрушаться своды и Патриарх окажется заперт и сможет прорыть себе другой выход, а вечно караулить на острове его мы не сможем. К тому же он в любой момент может издать психический вопль и сюда примчит осколок Флота-улья и тогда всем станет очень кисло.
     - Все твои предложения выглядят дельными, я сейчас же отдам приказ, чтобы техножрицы на "Славном" смогли переделать столько мельт, сколько у нас есть. Пока будем лететь, пока высадимся, определим норы и места атак, наметим маршруты, подвезут оружие и боеприпасы.
     - Так и сделаем. - Хват чуть отстранил Симону. - А пока я переговорю со своими воинами - мы пребудем на погрузку как только решим, кто пойдет.
     - Я немедленно отправлюсь в космопорт и первым же транспортом полечу на остров, чтобы организовать прием войск. Как только вы прилетите, все будет готово. - Ответила ему канонисса и, повернувшись, первой вышла из комнаты.
     - Святоша. - Ядовито буркнула себе под нос на огринском Веселушка, думая, что ее не услышат, но Эмилия стояла рядом и с удивлением посмотрела на девушку. Она что, испытывает к канониссе неприязнь? Нет, причин у огринши ее любить, конечно, нет, но чтобы так относиться к сестре битвы, которая спасла их от смерти? Странно. А если она узнает или инквизитор почувствует эту сложившуюся неприязнь, как тогда быть? Не прилетит ли самой комиссару за такое непотребство, ведь она должна пресекать подобные мысли среди личного состава своего подразделения. Надо бы устроить личный разговор с Веселушкой, разузнать, что именно ее заставило так ненавидеть канониссу.
     - Пошли, барышни. - Хват поманил девушек за собой.
     За последний час в здании Администратума ничего не изменилось - также по "Смольному" ходили гвардейцы и бегали чиновники, стояла стража из местных СПО, мелкие командиры добровольческих отрядов забегали в кабинеты, получая на руки распоряжения, бланки приказов, отдавая на подпись уже состряпанные отчеты и рапорты - бюрократическая машина вовсю ворочалась. Кто-то орал благим матом, пытаясь выбить для своих солдат лучшее обмундирование, кто-то сетовал на отсутствие транспорта, все грузовики, мол, забрала гвардия. Мимо огринов и комиссара прошла группа техников, совершенно не обращая на них внимания - они направлялись в отдел, заведующий запчастями, для получения указания по восстановлению водоснабжения города - тираниды во время штурма очистных и канализации повредили часть оборудования. К тому же там могли еще оставаться их разрозненные отряды и техники откровенно боялись туда лезть без поддержки гвардии.
     Транспортер с заснувшим за рулем рядовым Гарри так и стоял, приткнувшись возле здания Администратума. Хват постучал по броне стволом мельты и водитель проснулся, замотав головой в поисках источника шума.
     - Заводи, поехали. - Отдал приказ огрин.
     Все расселись и транспортер, пыхнув черным выхлопом, помчался по пустым ночным улицам города, тормозя на блокпостах, объезжая баррикады - Гарри уже выучил все перекрестки и улицы наизусть. Доехали минут за двадцать к месту новой дислокации гвардии - территория части сейчас превратилась в выжженное пятно земли с разрушенными до основания постройками. Казармы же находились недалеко от космодрома и представляли собой бараки для временного проживания вахтовых рабочих, в которых и разместили гвардейцев. Там же находился и временный госпиталь, в котором вовсю трудились сестры битвы. Хват шепнул Гарри на ухо и тот, кивнув, свернул к зданию, где лежали раненые огрины. Вождь вышел из транспортера, отпустив водителя - Эмилия и Веселушка пошли за ним.
     Огрин вошел в низкие двери, ловко протиснувшись в проем. Потолки не были привычно высокими, сделаны для людей, так что пришлось идти сгорбившись. По коридорам бегали медсестры, сидела дежурная, которая тут же встрепенулась, завидев посетителей.
     - Вы куда?! - спросила она, загораживая проход. - Тут госпиталь, посторонним находится запрещено!
     - Где лежат раненые огрины? - спросил Хват. - Их около семидесяти человек, должно быть большое помещение.
     - В дальнем крыле. - Дежурная сестра госпитальер поняла, кто перед ней. - Пройдите стерилизацию и можете их навестить или поговорить с сестрой Магнолией, которая ими занимается. Доспехи снимите - на них может быть тиранидская зараза.
     Хват не стал спорить и разоблачился тут же, подумав, что его раны скрыты под одеждой и незаметны для сестер. Веселушка первой проскочила в стерилизационную, оборудованную установкой, облучающей входящего и убивающей всех микробов на его одежде, к тому же обувь необходимо было мыть в специальном растворе, в ванне с которым огринские говнодавы не помещались. Так что Хват взял тряпку и тщательно обтер подошву, после чего положил ее на пол и снова вытер ноги, выходя из комнаты. После чего дежурная вроде как удовлетворилась его внешним состоянием и пропустила к палате, где лежали раненые. Хват прошел туда, открыл дверь и застыл на пороге.
     Прямо на полу, на матрацах, лежали огрины, все опутанные трубочками системы жизнеобеспечения, подключенные к аппаратам искусственного дыхания. Между ними ходили сестры, записывая показатели, а за размещенным в углу когитатором, куда стекались все данные, сидела сестра Магнолия, которую Хват узнал сразу же - у него была хорошая память на лица. Женщина заметила вошедшего и тут же встала, направившись к нему.
     - Каково их состояние? - спросил огрин.
     - У шестидесяти шести уже стабилизировалось, но они пока все без сознания. - Ответила медик. - Умерли еще трое.
     - Кто? - в голосе Хвата было столько горечи, что у самой Магнолии сердце само сжалось от тоски.
     - Вот они. - Тихо произнесла медик, указывая на три трупа, накрытых простыней с головой.
     Хват подошел к ним, открывая лица. Клыкастый, Вертлявый и Космач. Видеть труп последнего было еще больнее - безмятежное лицо погибшего огрина словно улыбалось командиру и подмигивало, мол, не грусти, все будет хорошо. Хват провел рукой по щеке Космача, поправил сбившийся с головы волос, после чего закрыл простыней и повернулся к Магнолии. Эмилия не пошла дальше порога - она прекрасно видела оттуда, кто именно умер и на ее глазах наворачивались слезы. Девушка отвернулась и вышла в коридор, плюхнувшись на скамью ожидающих, рядом с ней присела Веселушка, которая разделила боль утраты товарищей вместе с командиром. Она ощущала тоску и горе Хвата даже отсюда, через которую пробивалась еле сдерживаемая ярость и гнев.
     - У меня есть для вас просьба. - Магнолия приготовила книжечку для записей. - Похороните их по нашим обычаям - сожгите тела на рассвете. Веселушка останется с вами и покажет, что надо сделать и как.
     Магнолия просто кивнула, не став задавать глупых вопросов или ерепениться - не время и не место. А вот Веселушка вскинулась и набросилась на вождя.
     - Значит, ты не хочешь меня брать с собой?!! - слезы в ее глазах высохли и сейчас метали молнии праведного гнева.
     Хват подошел к девушке и обхватил ее за плечи словно заключил в объятия.
     - Я буду далеко и не смогу провести обряд. - Сказал он. - Возлагаю на тебя эту честь.
     Веселушка была зла, но согласилась, не став спорить. Сейчас перед ней стоял не охотник и воин Хват, которого она давно знала, а самый настоящий ВОЖДЬ! Который имеет право отдать приказ и не выполнить его, значит пойти против его воли, стать изгоем. Веселушка слишком уважала Хвата и не только, поэтому просто подчинилась, не устраивая истерик, как это иногда делали имперские женщины - она просто не представляла себе подобного поведения. Хват погладил ее волосы и произнес:
     - Начни варить настой - нам понадобятся все силы, чтобы истребить эту мерзость и отомстить за павших. Идем.
     В казарме стоял богатырский храп - все очень устали и использовали каждую минутку для сна. Дневальный отсутствовал - все равно бы уснул, так что на входе дежурил кто-то из гвардейцев Тихонького. Сам лейтенант лежал в госпитале и Хват по пути заглянул к нему, удостоверившись, что с ним все в порядке. Да, он потерял ногу, но быстрый разговор с сестрой Магнолией, которая сопровождала огрина до выхода, оставил в душе Хвата надежду, что лейтенант, нет, уже капитан, получит новую аугментику и еще послужит на благо Империума.
     Хват щелкнул выключателем и помещение залил яркий свет ламп.
     - Рота, подъем! - скомандовал он и солдаты зашевелись, протирая глаза и беззлобно ругаясь. - Построиться!
     Многие заметили, что вождь был в латах и вооружен, с расширившимися от недосыпа зрачками, почти полностью закрывшими глаз и зашевелились быстрее. Веселушка не стала ждать и уже извлекала из своего волшебного рюкзачка ингредиенты для варева. Хват оглядел оставшуюся в живых сотню.
     - С орбиты засекли место, где спрятался Патриарх. - Он сделал паузу, чтобы смысл дошел до всех. - Это небольшой остров недалеко от континента, весь изрытый пещерами и ходами паразитов. Сейчас туда перебрасывают войска и технику, скоро настанет и наша очередь. Согласно приказу полковника Конота наше подразделение понесло большие потери в результате операции по защите коммуны, поэтому... - Хват снова оглядел всех, - для зачистки логова мне нужны добровольцы.
     Все сделали шаг вперед - никто не захотел отсиживаться в казарме, когда остальные пойдут мстить за собратьев. Вождь мысленно кивнул себе.
     - Я знаю, что вы устали, но запасов бодрящего корня на всех не хватит - сколько получится порций, столько людей и пойдет. - Огрины недовольно зашумели и Хват повысил голос. - Я не хочу потерять еще и вас! - Он смотрел в глаза каждому. - Нас и так осталось мало, а вы устали после битвы, многие имеют раны, которые скрывают от медиков. Или думаете я об этом не знаю? - некоторые опустили глаза. - Мне нужен каждый боец и я взял бы всех, но в пещерах - вы все знаете - нужна сосредоточенность и ловкость, а именно сейчас ей мы похвастать не можем. Поэтому пойдут только те, кто получил царапины или неглубокие порезы, кто успел отдохнуть и восстановить силы, к тому же настой примем только перед операцией, во время полета можем немного поспать.
     - Пойдут все. - Из строя вышла Ступа и встала, уперев руки в бока. Чем-то она напомнила Хвату жену Обвала, тихую и смирную женщину, которая никогда не перечила мужу, но если тот где-то умудрился накосячить, то вот тут превращалась в строгую и справедливую судью. Ступа же, не обращая внимания на вождя, прошла к своему мешку и стала в нем копаться, поясняя на ходу свои действия. - Для такого случая берегла. - Она извлекла на свет небольшой мешочек из шкур, встряхивая его. - Нужно только его растереть хорошенько.
     - Что там? - спросил любопытный Носач.
     - Измельченная в порошок печень рыбы Го. - Ответила Ступа и все огрины издали вздох удивления. - Редкая штука, я знаю, по случаю выменяла у поморов, как знала, что пригодится.
     - Сколько там? - спросил Хват.
     - На эту сотню как раз достаточно. - С ухмылкой ответила девушка, подходя к вождю. - На, смотри сам. - И развязала мешочек, в котором лежал бурый порошок.
     - Я никогда его не видел. - Пожал плечами вождь. - Только слышал.
     - Я видел. - Вылез вперед Жила и заглянул в мешок. - Точно, он.
     - Тогда живем! - воскликнул Молчун и посмотрел на Хвата. - Придется тебе брать всех, вождь!
     Хват вздохнул и посмотрел на Веселушку.
     - Кто-то должен остаться - провести обряд над павшими братьями и присмотреть за ранеными. Главной я назначил Веселушку.
     - Пусть остаются женщины. - Прогудел Скала, зам погибшего Горы, не уступающий ему ростом.
     - Еще чего?! - вскинулась Заноза. - Ты, что ли, за меня решать будешь?!
     - Не дело вам в пасть к тварям лезть. - Возразил Скала.
     - Да нас тут больше половины!! - возразила девушка. - Мы на второй линии стояли и не сильно пострадали!
     - Неправда. - Ответил ей Шорох. - Вас паразиты с правого фланга атаковали, я видел. И потом, не спорь с мужчинами, как вождь решит, так и будет. - Огрин сложил руки на груди и посмотрел на Хвата, ожидая от него подтверждения своих слов.
     - Разделимся на три отряда. - Тот посмотрел на Занозу, которая даже не фыркнула на это замечание. - Впереди пойдут разведчики-охотники. Сколько нас? - Огрины молчали, подсчитывая в уме. - Правильно, с десяток, не больше. Воины будут держаться позади и составят второй отряд, а вы - поддержка. Третий и замыкающий. Согласна?
     - Я тоже могут быть охотником! - дерзко выкрикнула Заноза, но вождь отрицательно покачал на это замечание головой, прекращая спор.
     - Ты - женщина и прекрасно это знаешь. Ты слабее, чем мы, но выносливее, стоит признать, однако столкновения в ближнем бою не выдержишь. К тому же мы там будем не одни - гвардия тоже пойдет в пещеры. Просто нужно сделать так, чтобы Патриарх сосредоточил удар на нас - он знает на что мы способны. И принимать его на себя будут воины.
     - У нас есть лазганы, дробовики и огнеметы! - Заноза потрясла оружием. - Мы не с топорами, мечами и копьями на паразитов идем!
     - Не спорь. - Твердо сказал Хват. - Ты знаешь, каков твой удел, так почему идешь против природы? Смотри, писька отрастет.
     - И мужа у тебя никогда не будет. - Произнес с серьезным лицом Жила. - Где это видано, чтобы мужик на мужике женился?
     Огрины засмеялись, а Заноза покраснела.
     - Ну, раз она смущается, то, значит, не все потеряно. - Улыбнулся Хват и солдаты заржали громче. - Вместе с Веселушкой останутся Кривой, Хмырь, Пушинка и Снежинка, остальным - собрать личные вещи, проверить оружие и выдвинутся на космодром - я пока пойду узнаю насчет транспорта.
     Лица у названых вытянулись, но они не стали спорить - прав вождь, кто-то должен и за ранеными присмотреть и на хозяйстве задержаться. Пещерники никогда всем скопом не ходили бить врага - дом должен остаться под надежной защитой и сейчас их дом - этот город. Те же, кто полетит на остров, предвкушали славную битву с врагом, где можно было отомстить за своих павших товарищей и жаждали сражения. Эмилия обратилась к Веселушке, которая уже разогрела походную плитку и поставила варево на огонь, ожидая, когда закипит.
     - Что это за средство такое из печени рыбы?
     - Им пользуются поморы. - Ответила та, наблюдая за неспешными сборами, ведь Хват давал время привести себя в порядок и почистить оружие. - Ловят эту редкую рыбу, потрошат, мясо едят, а вот печень сначала вымачивают в каком-то растворе, даже не знаю его состав, потом высушивают и растирают. Порошок, если его вдохнуть, придает человеку сил и бодрости на долгое время, усталость отступает, а мужская сила возвращается. - Веселушка стрельнула глазами в область паха. - Полученную организмом энергию можно применить в битве или же на супружеском ложе. Хват выбрал первый вариант.
     - А что, у огринов и такое бывает? - удивилась Эмилия, имея в виду второе, и девушка ее поняла.
     - Еще как. - Усмехнулась она. - Особенно у старых мужчин. У молодых и так сил полно, им это без надобности, а вот вождям, когда те становятся таковыми в приличном возрасте... иногда требуется энергетическая подпитка, чтобы сделать наследника - жена у него как правило молодая и здоровая, чтобы выносить потомство. Вот некоторые и прибегают к порошку, но он очень редкий и выменять его нелегко - поморы могут запросить с полсотни доспехов или же поставить условие - вооружить весь свой поселок.
     - Они не производят металл сами? - с любопытством спросила комиссар.
     - Там снежная равнина - кругом лед. Поморы живут на побережье Ледяного моря, ныряют вглубь и охотятся там на морского зверя, который не прочь разбавить свой рацион их тушками. - Веселушка усмехнулась, вспоминая. - Поэтому добыча рыбы Го, которая по размерам не больше ладони, - она показала нас своей, - это весьма хлопотное занятие. Обитает она на больших глубинах, прячется в естественных пещерах и туда не каждый помор донырнет - воздуху не хватит.
     - Они прямо так ныряют? - глаза у Эмилии увеличились в размерах. - Это как, дыхание задерживают?
     - Ну да, - кивнула Веселушка, высыпая в кипящую воду сухую траву и корешки, - они ведь не такие как мы.
     - То есть как?
     - Даже внешне отличаются - по большей части худые, высокие, ступни длинные, между пальцев - перепонки, чтобы хорошо плавать, а вот тут - жабры. - Она показала за ухом. - Только долго они под водой все равно находится не могут - дыхания не хватает. Это я сейчас знаю, что они частично восполняют запас кислорода в легких, Хват рассказал, но его расход повышен - холодно там, тело нужно согревать и двигаться, а то ноги сразу же протянешь. Я не особо разбираюсь в их анатомии, но точно знаю, что они от нас отличаются. А вот южане - вроде такие же как и мы, только живут далеко. Мы с ними не встречались, возможно, они также торгуют с северянами через поморов - у тех поселки разбросаны по берегу всего моря.
     - Интересно, а?... - хотела было спросить комиссар, но тут огрины собрались и начали выходить из казармы и грузиться в транспорты, - ты же еще не доварила!
     - Я успею передать настой перед посадкой. - Успокоила ее Веселушка, заметив, что к Эмилии подходит Веснушка. - Тебе пора.
     Комиссару страсть как хотелось узнать про поморов и вообще про огринскую жизнь на их планете, но пришло время грузиться на челнок, а Эмилия должна быть со своим подразделением везде, где то ведет бой. На передовой край ее никто, конечно, не пустит, комиссара берегли, но и удерживать не станет - огрины уважают доблесть и профессионализм в бою.
     Возле казармы уже стояло с пяток машин - как только Хват вышел и поймал за руку пробегавшего мимо офицера СПО, так сразу же решился вопрос с перевозкой. Добровольцев было много и они жаждали помочь, простые работяги и водители с удовольствием и рвением возили боеприпасы и самих гвардейцев на космодром, медики в лазаретах и медсестры ухаживали за ранеными, вовремя меняли повязки и капельницы. Все знали и видели наступление тиранидов и как гвардия храбро встала на защиту города, поэтому отказов от чинуш офицеры и солдаты не слышали, для многих простых граждан было кощунством даже подумать о подобном. Но в бочке с медом найдется своя ложка дегтя, пока же эта дерьмовая субстанция не бурлила, пережидая отправку гвардии, чтобы потом тихой сапой развернуться. Или не развернуться - новый планетарный губернатор точно привезет с собой собственную администрацию и перестановки в бюрократическом аппарате, а также увольнения неизбежны. Вот бздюны жопы и рвали, боясь потерять свои насиженные места.
     Уже начинался рассвет, с этими перебросками туда-сюда, полетами и докладами Хват не заметил как прошла ночь. Сейчас на планете царило лето и темное время суток длилось недолго, а в северных широтах так вообще светило не закатывалось за горизонт, так что ничего удивительного. Челноки также прибывали и стартовали - сестры битвы перебрасывали технику сначала на космодром, а уже потом вывозили ее атмосферными транспортниками на остров. Видимо там не было достаточно большой площадки, чтобы на ней смог приземлиться пузатый орбитальный корабль, да и размерами челноки превосходили местные "самолеты". Один из таких только что коснулся своими опорами бетонки посадочного поля, открыл аппарель, ожидая погрузки. За старшего на переброске остался капитан Смоляк, которого полковник уже успел перевести в майоры и свои заместители - до этого эту функцию выполнял комиссар Марш. Хват заметил знакомую квадратную низкорослую фигуру танкиста и направил машину в его сторону. Смоляк был смеском сквата и человека, от своего родителя получил силушку и рост, а от матери - белый цвет кожи и правильные черты лица. Сейчас капитан-майор бубнил в вокс-передатчик, раздавая указания.
     - Куда прешь! - заорал он, увидев приближающийся транспорт, подслеповато сощурившись. От природы видел Смоляк не очень хорошо, привыкнув полагаться на оптику, а в сумерках так и вообще различал предметы только по контурам. - Тормози!!
     Как только машина остановилась Хват перепрыгнул через борт, резкое движение отозвалось болью в боку, но туго намотанные бинты играли роль корсета, да и рана уже стала немного заживать - Веселушка применила свои традиционные методы лечения - и подошел к капитану. Тот немедленно узнал фигуру огрина и улыбнулся.
     - Хват, дружище! - закричал он. - Ты уже на ногах? Быстро же ты одыбал!
     - Организм молодой да крепкий. - Ответил тот. - На какой челнок нам грузиться, что ближайшим отправляется на остров?
     - Можете взять вон тот, который только что сел, я сейчас свяжусь с его пилотом. - Капитан махнул рукой в сторону только что севшего воздушного корабля. - Только подождите танкистов сестер битвы - они погрузят три своих огнеметных машины и можете отправляться.
     - Полковник уже там?
     - Да, принимает войска. - Кивнул капитан и сжал кулаки. - Меня оставили здесь руководить передислокацией, потому что моя рота, видите ли, понесла большие потери. Проклятье, а я так хотел намотать кишки Патриарха на гусеницы своего "Левиафана", чтобы отомстить за павших ребят! - Он посмотрел на огрина. - Может оставишь на его лбу метку от меня? В виде креста?
     - Вырежу кусок его хитина и привезу тебе - можешь повесить на броню. - Хмуро ответил огрин. - Этот гад нам всем серьезно задолжал.
     - Тут я с тобой согласен. - Смоляк снова махнул рукой по направлению челнока. - Давайте, грузитесь, время уходит. Эта сволочь, почуяв себя в ловушке, может ударить по всем нам своим воплем и поджарить мозги, пока мы тут треплемся.
     Хват кивнул и отдал приказ своим. Огрины покинули транспортеры и живо забрались в корабль, рассевшись на скамьях по бортам. В это время сел орбитальный челнок, из которого сестры начали выгонять свою технику. Три танка откололись от группы и направились в сторону челнока - канонисса распорядилась, чтобы экипажи слушали и подчинялись командам Смоляка. Сама же уже умотала на остров, как только убедилась, что с огринами все в порядке, оставив в городе за старшую Превосходящую сестру Катерину, которая, понятное дело, весьма возражала. Впрочем, для нее это была не главная причина - комиссара Марша Конот забрал с собой и тот сейчас воодушевлял войска на острове, однако парни в его речах не сильно и нуждались - все хотели отомстить за павших товарищей, ведь у каждого погиб боевой товарищ. Марш же как всегда занялся организацией и снабжением, тогда как Конот - планированием атаки и постройкой оборонительных сооружений.
     Танки заняли свои места, экипаж челнока быстро натянул растяжки, чтобы крупные машины не болтало в трюме и пилот поднял потяжелевший транспорт в воздух. Четыре реактивных движка натужно взвыли, конвертоплан перешел из вертикального в горизонтальный полет и, заложив вираж, скрылся в предрассветных сумерках. Хват проверил мешочек с порошком. На всех стимулятора все равно не хватило и оставшимся пришлось довольствоваться настоем корня, который передала Веселушка. И кое-что еще. Сказать ничего не сказала, но огрин и так все понял - в его руке оказался оберег, вырезанный девушкой из местного куска дерева, тогда как подобные вещицы на родной планете огрины делали из кости. Обычно использовались останки скелета мохнача, заговаривались шаманами рода и воины или охотники носили такие амулеты на шнурках из жил на шее. Здесь добыть кости мохнача Веселушка не смогла, поэтому использовала более простой и доступный материал - дерево. Ведь главное не из чего сделан оберег, а какую функцию он несет, а то что девчонка заговорила его Хват не сомневался, все же она дочь шамана и кое-что понимает во всех этих мистических делах. В прошлой своей жизни он полагался только на свои умения и в подобную чушь не верил, однако здесь убедился, что обереги реально работают.
     Веселушка сделала это не при всех, а тайно, вроде как лично пожелав удачи и ее подарок можно было расценивать как проявление интереса девушки к парню, но и как заботу о своем родиче, однако Хват даже не думал о ее мотивах. Он пришел в их клан молодым парнишкой, почти подростком, который очень рано лишился родителей и почти всего рода. У кого-то это вызвало жалость, но внутри могучего тела сидела человеческая душа, уже имеющая жизненный опыт и Хват на это смотрел немного по-другому. Он учился выживать в этом ледяном мире, перенимал все самое лучшее, что ему могли предложить огрины и изредка вносил свои изменения, например в тактике нападения или организации засад. Было много нюансов, которые нужно было узнать и Хват не кичился своими знаниями прошлой жизни, а впитывал опыт поколений его новых предков. Этих грубоватых здоровяков он решил считать своими, потому что жил среди них, общался, ел и пил из одного котла, стоял плечом к плечу, отражая атаки паразитов и людоедов, а старая жизнь постепенно забывалась, уступая место новым знаниям. И только столкновение с Империумом начало пробуждать некогда полученные навыки.
     Хват посмотрел на деревянный кругляш, на котором были искусно вырезаны волнистые линии, складывающиеся в картинку - схематичная человеческая фигурка сражается против огромного неземного создания. Веселушка не знала, как выглядит Патриарх, но заговорила оберег на победу огрина. Он усмехнулся - этак если наступит мирное время, то половина женского состава подразделения понесет ему свои резаные побрякушки в дар - не принять, значит серьезно оскорбить. И придется ему таскать за собой весь этот хлам - выбросить ведь нельзя. И потом, такие личные вещицы, сделанные руками и подаренные от чистого сердца всегда помогают воинам в бою, Хват это знал точно. Сейчас с ним был отцовский топор, переделанный техножрецом в силовой, материн клочок волос, заключенный в металлический овал амулета висел на шее на шнурке. Странное дело, но огрин никогда его не терял в битве, наоборот, тот придавал ему сил сражаться дальше. Теперь вот заговоренная Веселушкой вещица. А не имеет ли она на него виды? Хват попытался припомнить, бросала ли девчонка на него косые взгляды, но не смог. В романтических отношениях он был совсем не силен, если даже в прошлой жизни так и не смог жениться или не хотел? Да и какая сейчас разница? В мире вечной войны всех со всеми очень сложно строить далеко идущие планы и обнадеживать хорошего человека. Один раз он уже потерял руку, теперь глаз, что будет дальше, ведь не всегда рядом с ним будут хорошие люди, которые смогут отремонтировать его пострадавшее тело и не подумают о стоимости материалов и работы. Хват не хотел об этом размышлять, потому что негативные мысли имеют свойство сбываться.
     Он сам не заметил, как уснул и проснулся от толчка севшего на опоры челнока. Некоторые еще спали, даже вой движков не мог разбудить уставших огринов. Хват встал и громко сказал в тишине, которая обрушилась на трюм, когда пилот заглушил двигатели и начал открывать аппарель:
     - Подъем!! Выходим и строимся возле челнока! Порошок пока не вдыхать, как только поступит команда на штурм, вот тогда и примем.
     Огрины начали выходить и строиться на бывшем пляже, который узкой полосой тянулся вокруг острова. По сути своей это была скала в море - нагромождение гор и камня, выпирающих из воды. Сейчас всю зелень с них смело в результате орбитальных ударов, до сих пор пахло горелым деревом и множество ручейков дыма тянулись вверх. Патриарх не зря выбрал это место своей резиденцией - с орбиты его уничтожить точно не смогли бы, даже лэнс-пушки, какими бы мощными не были, и то не могли прогрызть тонны камня и скал, внутри которых тираниды нарыли ходов и поселились в естественных пещерах. Сейчас по пляжу расползалась техника, солдаты и инженерный взвод возводили временные укрепления и командный пункт, танкисты 18 бронетанкового закрепленными на технике отвалами создавали бруствер из земли, пряча свои машины в песок. Все были заняты подготовкой к обороне, вдруг Патриарх решится атаковать, хотя это делать надо было раньше, когда гвардия и сестры только начали высаживаться. С неба ударил яркий луч и остров содрогнулся - капитан Ландер продолжал отвлекать внимание тиранидов и продолжал обстрел. Хват отвел своих подальше от челнока, оставил за старшего Жилу, который тут же усадил парней отдыхать и принимать пищу - захватили с собой сухпаи, а сам пошел разыскивать Конота и инквизитора с канониссой. Он точно знал, что эта троица будет вместе.
     Разыскать их не составило труда - мобильный командный пункт уже был наполовину вкопан в землю и посланные по острову сервочерепа, которые уже составили карту местности, слетались к нему как пчелы к распустившемуся цветку. Мощные сканеры кораблей передали с орбиты все закоулки искусственных пещер и сейчас полковник Конот тщательно изучал нарисованную карту. Когда огрин подходил, то обратил внимание, что командиры чем-то удручены. Его не сразу заметили, но, увидев, лица людей просияли. Полковник первым шагнул к Хвату.
     - Рад видеть тебя на ногах. - Сказал он, протягивая руку для рукопожатия. - Сколько людей ты привел?
     - Всех, кто может сражаться и не слишком серьезно ранен. - При этих словах Симона нахмурилась, вспоминая, какие раны получил сам Хват. - Никто не захотел остаться, уничтожение паразитов - наша святая обязанность.
     - Рада это слышать. - Произнесла инквизитор. Огрин отметил, что после того как между ней и полковником установились определенного рода отношения, которые мог не заметить разве что слепой, но обсуждать их солдатам даже не приходило в голову, женщина стала зачесывать свои волосы на левую сторону, прикрывая химический ожог. Но Хват точно знал, что Коноту наплевать, как выглядит инквизитор, она нравилась ему и такой. Шрамы, конечно, испортили ее лицо, но не смогли оттенить ту притягательную красоту, которой обладала Абелина. Или это все ее псайкерские способности? Впрочем, у канониссы тоже все лицо изрезано и ничего, так она даже выглядит симпатичнее. - Мы здесь гадаем с чего начать, может быть, посоветуешь что-нибудь? - Абелина указала на составленную с помощью техники карту подземелий.
     Огрин подошел к гололитическому изображению, посмотрел так и эдак, после чего повернулся к "военным вождям".
     - Предлагаю залить все выходы напалмом, кроме одного. - Он указал на широкий проход. - Выкурим тварей оттуда.
     - Я предлагала то же самое! - с вызовом в голосе произнесла канонисса. - Зачем губить людей и посылать их на смерть, если можно выжечь тварей внутри!
     - Отчаявшийся Патриарх может ударить воплем в любой момент и всем нам вскипятить мозги. - Заметила инквизитор. - А я должна убедиться, что он мертв и не оставил своих спор или яиц, чтобы начать все заново.
     - Огонь все равно не пройдет дальше входов. - Произнес Хват. - Просто мы отрежем им путь наружу, а сами будем давить с этой стороны. - Он показал на широкий проход. - Они не зря его оставили и даже расширили, значит, будут выращивать внутри горы Мясников и Крушителей с Разорителями, они же достаточно крупные и не пролезут в узкие лазы. Это своего рода инкубатор, запасная база, на которую Патриарх и бежал. Я так мыслю, что он первым делом занялся производством самых крупных и мощных своих бойцов - для него архиважно сдержать наш натиск, а то и совсем нас уничтожить. Акваторию моря вокруг уже просканировали?
     - Да. - Кивнула Симона.
     - Сколько подводных выходов есть с острова?
     - Ты же видишь, что ни одного. - Она указала на карту.
     - Странно. - Хват потеребил квадратный подбородок. - Патриарх не может быть таким уж глупым, чтобы не подготовить для себя путей отхода. Возможно, они замаскированы и завалены специально. Как только мы начнем атаку, то он сбежит и ищи его по всей планете. Нужно отрядить несколько групп для контроля за прибрежной полосой и выдать кораблям новые цели.
     - Думаешь, он сможет сбежать? - спросила инквизитор.
     - Думаю, что это все ловушка. - Хват посмотрел на нее. - Сведенья, что Патриарх спустился именно здесь, точны?
     - Да, точку их приземления зафиксировали с "Зерна". - Подал голос Конот. - И потом, его живые корабли тоже пытались приземлиться на эти скалы, но были все уничтожены - вон их останки. - Полковник показал на сгоревшую плоть и плавающие на волнах куски тел.
     - Эта подземная зала достаточно большая для того, чтобы вместить корабль. - Обратил внимание командиров на нее Хват. - Он может скрываться там или организовать ложный побег. Допустим, мы начали штурм и продвижение вглубь, на нас кинут орды генокрадов и Плевателей, чтобы задержать, пока мы будем с ними разбираться, корабль прогрызет себе путь наружу и покинет это место. С Патриархом на борту или нет, я не знаю, но корабль мы уничтожим выстрелами с орбиты, как это сделали с остальными, будучи уверенным, что он именно там и он это знает. Не думаю, что Патриарх настолько туп, чтобы этого не понимать. А он сам затаится где-нибудь и дождется, когда мы уйдем, чтобы все начать заново. Раз он до сих пор не атаковал воплем, то надеется на благополучный исход или же у него есть подготовленный план. - Хват посмотрел на командиров. - Как считаете?
     - В твоих словах есть смысл. - Задумалась Абелина. - А ты, часом, не можешь предсказывать будущее?
     - Я не эльдарская Дальновидящая, да и в мешочке у меня не руны, а koks. - Пожал плечами огрин и засмеялся. - Если бы мог, то мы уничтожили Патриарха еще в космосе.
     - Никто не может. - Вздохнула инквизитор. - Тираниды, будь они трижды прокляты, отбрасывают тень в варпе, ни один псайкер не может сосредоточиться и полноценно использовать свои возможности, даже астропаты испытывают муку.
     - Может быть ты и не лишилась своих? - спросил полковник. - Просто тебе их "отключили" на время?
     - Телепатическим ударом, который чуть не взорвал мне мозг? - усмехнулась Абелина. - Не думаю, но... ты можешь быть и прав, над этим нужно как следует поразмыслить. Астропаты не могут связаться со столицей сектора, поэтому приходится использовать гиперсвязь, но флот Торгового Дома уже идет к нам оказать поддержку. Сильно надеяться на это не будем, нужно постараться додавить тварей своими силами, а зачистку оставить СПО и войскам Донгеров - они перед гвардией по уши в долгах.
     - Справимся. - Уверено сказал Хват. - Нужно больше боеприпасов для дробовиков и кассет для мельт - это оружие показало свою эффективность против орд тиранидов. Огнеметы тоже хороши, также как и холодное оружие, но я, все же, предпочел бы воевать дистанционно, не подпуская тварей слишком близко.
     - Согласен. - Кивнул полковник.
     - Техножрицы готовят сотню мельта-ганов для вас. - Произнесла канонисса. Она не сказала "огринов", в ее табели о рангах громилы выросли до полноценного человека. - Как только они будут готовы, то их спустят вниз. Жаль тут нет подходящей площадки для приземления - песчаная полоса слишком узкая и придется везти челноком с космодрома - а это еще как минимум час полета.
     - Прямо omaha-bitch, - произнес Хват, оглядываясь.
     - Что? - не поняла инквизитор.
     - Да так, старая история. - Махнул тот рукой. - Одно из названий мест высадки, не стоит забивать себе этим голову. Ну так как? - вернулся он к прерванному разговору, - принимаем мой план? Заливаем напалмом все выходы, какие найдем и поддерживаем огонь, а сами штурмуем по единственному проходу?
     - Кто пойдет первым? Вы? - спросил Конот, уставившись на громилу. Тот почесал затылок.
     - Естественно, но не все. Можем использовать отвлекающий маневр - мы пролезем внутрь по другому проходу. Например, вот здесь. - Он ткнул пальцем в карту. - Пробить лаз в скале не проблема, выйдем в этот коридор и нападем с тыла.
     - Как тогда с хаоситами? - сразу же ухватила мысль канонисса и огрин кивнул. - Тогда я пойду с вами!
     - Нет. - Хват резко рубанул воздух ладонью. - Пойдет только моя группа охотников.
     - Не глупи, вас мало и вы все там поляжете. - Симона нахмурилась.
     - Пойдет моя группа. - Твердо повторил огрин и его взгляд потяжелел. Абелина даже своими куцыми возможностями почувствовала, что с громилой лучше не спорить. - Все они охотники и я в них уверен, мы не раз лезли в гнездо к паразитам и я понимаю, каков риск. В отличие от моей родины нам не придется использовать только холодное оружие - есть лазганы, мельты, огнеметы, болтеры, дробовики. Тираниды пожалеют, что сунулись сюда.
     - Все равно я не согласна. - Симона продолжила играть в гляделки с огрином. Сильная воля, подумал удовлетворено тот, но слишком упрямая, даже упрямее чем я. Из нее получился бы отличный огрин.
     - А разве у нас есть выбор? - спросил Хват.
     - Выбор есть всегда. - Жестко сказала канонисса. - Я пойду с вами, а в проход впереди пойдут мои танки!
     - И застрянут там? - Хват с усмешкой глянул на Симону. - Это здесь проход широкий, там, внутри, он сужается. И потом, есть множество ответвлений, где прячутся генокрады. Они меньше и точно будут нападать с тыла. Поэтому танки распределим по выходам - пускай жгут все, что оттуда вылезет. Парочку можно поставить возле этого прохода, роты лейтенантов пускай идут вслед за моими воинами и оставляют караульных при поддержке твоих сестер, чтобы твари не атаковали с тыла. Так будет эффективнее.
     - Не вздумай заболтать меня, я пойду рядом с вами и точка! - твердо заявила Симона.
     - Хрен с тобой, золотая рыбка. - Махнул огрин рукой. - Не забудь набить патронташ в болтеру и наточи меч - они тебе очень пригодятся.
     - Не смей мне указывать, что делать! - глаза канониссы запылали праведным гневом. - Я лучше тебя знаю, что мне нужно! Моя мультимельта в бою будет не хуже твоей!
     - Я же только предложил. - Спокойно ответил огрин и инквизитор мысленно улыбнулась, похоже, что между этими двоими установились не просто доверительные дружеские отношения. Так могут ссориться и ругаться только хорошие знакомые или же...
     - И не лезь вперед, хватит, ты и так ранен! - заявила во всеуслышание канонисса, чем еще больше укрепила в этой мысли Абелину.
     - Значит, будешь принимать удар на себя? - возразил огрин, подходя ближе. - Пойдешь позади и точка. Я сказал.
     Два воина остановились друг против друга, раздувая ноздри, снова продолжая играть в гляделки. Конот смотрел на это со смехом, инквизитор же чувствовала возникшее между ними соперничество, когда каждый желает командовать другим. Она наблюдала нечто подобное в семьях, но считать сестру битвы и огрина состоящими в близких отношениях... бред! Одной не позволят обеты веры, второму - собственные размеры и убеждения, Абелина это точно знала, здоровяк был для нее как открытая книга - честен и справедлив. Однако, странная парочка из них вышла, подумала инквизитор, качая головой.
     - Тебя не спросила, тупоголовый огрин! - прошипела Симона.
     - Упрямая святоша! - ответил тот ей и рассмеялся, после чего канонисса подхватила его смех. - Почему ты всегда со мной споришь?
     - Потому что я не твоего рода и ты не можешь мной помыкать! - ответила со смехом та. - Я сама принимаю ответственность за других и веду за собой своих сестер и решаю тоже я!
     - Я только прошу тебя иногда прислушиваться к тому, что говорю - это может спасти твою жизнь. - Проворчал Хват и повернулся к полковнику и инквизитору. - Извините меня, но по-другому с этой упертой особой совершенно невозможно разговаривать. - И тут же получил легонький удар от Симоны в плечо. - Полегче, рана еще не затянулась.
     У той немедленно сделался виноватый вид, канонисса совершенно не умела управлять своими эмоциями и на ее лице сменилось несколько выражений от глубокого понимания своей вины, до сердечного переживания за здоровье Хвата. Абелине даже псайкером не надо было быть, чтобы все понять. Канонисса полезла в подсумок за регенераторами, чтобы предложить их огрину, но тот остановил ее, поняв, что она хочет.
     - Не надо, у нас есть свое средство. - Он потряс маленьким мешочком с порошком. - Как только поступит сигнал, то мы примем наш стимулятор и тогда эта гора треснет напополам.
     - Что это? - с интересом спросила инквизитор. - Можно взять немного на анализ?
     - Можно, но только щепоть. - Огрин раскрыл мешочек, в котором лежал бежевого цвета порошок. - Возьмите сами.
     Абелина запустила в мешок руку и подцепила несколько крупных крупинок. Это для огринов порошок - для человека все равно, что крупные куски сахара или зерно пшеницы. Содержимое перекочевало в карман к инквизитору и та тщательно закрыла клапан - Док потом изучит его состав на досуге.
     - Мой отряд немного отдохнет перед боем, да и раны как раз успеют затянуться, как только поступит сигнал, мы будем готовы.
     - Пойду, отдам все необходимые распоряжения. - Произнесла Симона и первой вышла из командного пункта, Хват потянулся следом.
     Абелина посмотрела на полковника.
     - Ты в курсе, что громила нравится канониссе?
     - Они сошлись еще на той планете. - Махнул тот рукой. - Оба слишком разные и от этого, наверное, их тянет друг к другу. Видела, как они спорят? Там чуть до драки первое время не доходило - ни один не желал уступать. Пока Симону пару раз не щелкнуло по носу, но Хват ее вовремя вытаскивал из-под обстрела. Это она так свой скверный характер проявляет, видимо, не может по-другому.
     - Он ведь огрин. - Заметила инквизитор. - Не человек.
     - Так о семье и сексе никто и не говорит. - Засмеялся Конот. - Это скорее близкие дружеские отношения, все всё прекрасно понимают.
     - Ладно, зови своего комиссара, будем начинать подготовку к штурму. - Инквизитор всмотрелась в карту. - И как он сразу все просчитал? - скорее вслух сама себя спросила она и полковник не стал отвечать, потому что сам не знал ответа.

     Мощный удар киркой расколол камень, который привычно выгребли острым концом инструмента, расшевелив гранит. Огрины очень быстро раскопали проход, используя свои собственные орудия труда, прихваченный с родины. Симона наблюдала за работой, стараясь не попасть под широкие замахи громил. Огрины забрались далеко в горы, где отвесные стены уходили ввысь, а камень представлял из себя отшлифованный ветром за многие века монолит. Вместе с отрядом из двенадцати огринов канонисса привела отделение сестер, вооружив всех мультимельтами, огнеметами и болтерами, набрав двукратный запас боеприпасов, чтобы в неподходящий момент они не закончились. Хват же собрал вокруг себя всех оставшихся в живых охотников из трех родов и двух нюхачей - Молчуна и Угрюмого и увел в горы, остальными воинами командовал Жила, обеспечивая штурм через широкий проход, при поддержке сестер, гвардейцев и свиты инквизитора. Сама Абелина не могла использовать псайкерские способности в силу их частичной утери, но и отсиживаться на пляже не собиралась - вооруженная плазменным пистолетом и силовым мечом, прикрытая с двух сторон Винтом и Жетоном, при поддержке Сабли и отдельного отряда полковника Конота, который обеспечивал ее охрану, инквизитор собиралась штурмовать обитель Патриарха вместе с простыми гвардейцами. Само присутствие сестер, комиссара и инквизитора рядом с собой настолько воодушевляло солдат, что они нетерпеливо переминались на месте, уже ожидая команды к отправке. Многие жаждали поквитаться за погибших товарищей и это было лучшим мотиватором для них. Абелина была уверена, что Патриарх попытается сбежать, а не затаиться, как предположил огрин, ведь главный тиранид был сильным псайкером и должен четко ощутить уверенность людей в своей победе. Как псайкер инквизитор чувствовала настрой солдат и это ей нравилось - все-таки в подразделении Конота почти не было трусов и предателей, все храбро и смело выполняли приказ, особенно увидев рядом с собой своих командиров, которые не прятались за их спинами.
     Торопыжка выломал кусок камня и его кирка провалилась в пустоту. Огрины остановили работы и начали аккуратно вынимать обломки, расширяя проход. Хват углядел ответвление пещеры на карте и принял решение атаковать именно здесь. Извилистый темный тоннель соединялся с широким, который и вел к главной зале. Инквизитор дала огринам час, чтобы добраться до места проникновения, и потом намеревалась начать штурм. Изредка горы трясло - это развлекался капитан Ландер на пару с Кадье. Оба командира успели договориться о совместных действиях и, надо сказать, получалось у них это неплохо. Техножрицы канониссы как и обещали изготовили, а точнее, переделали столько мельт, сколько смогли и теперь почти каждый огрин, кроме дробовика за спиной тащил в руках столь разрушительное оружие ближнего радиуса действия. Симона опасалась, что во время боевых действий потолок пещеры может схлопнуться и обрушиться на головы, но Хват уверил ее, что подобное вряд ли случится.
     - По горам били из лэнс-пушек, а им хоть бы что. - Заметил он, вытягивая канониссу за руку рывком на горный уступочек. - Так что не беспокойся на этот счет.
     Он просто не знал, что Симона иногда испытывала чувство клаустрофобии и поэтому ненавидела долгие космические перелеты, действия в тесных помещениях и коридорах и уж тем более в пещерах. Сейчас она собрала всю свою волю в кулак и полезла в темноту вслед за скрывшимися ползком в пещере огринами. На глаза был надвинут ПНВ, который четко показывал пятки тихо передвигающегося впереди громилы. Когда на Симону надвинулись со всех сторон камни и она ощутила себя пойманной в ловушку в каменном мешке, то сознание запаниковало, стало трудно дышать, канонисса замерла, ее сердце увеличило свой ритм и казалось выпрыгнет из груди, как огрин впереди зашевелился и словно перетек из одного положения в другое. Вот сейчас были видны его ноги, а сейчас - лицо. Незнакомый громила вгляделся в побелевшее лицо Симоны и сказал.
     - Может быть вы вернетесь? - он был очень вежлив.
     - Нет. - Замотала головой та, едва выдавив из себя слова. В тех пещерах было попросторнее и там она не ощущала такого давящего эффекта скальной массы.
     - Тогда закройте глаза. - Произнес тот и канонисса подчинилась, не став спорить. Она поняла, что это не просьба, а приказ.
     Огрин чуть дунул на нее, взъерошив волосы, Симона ощутила ток воздуха, как ее сознание как будто куда-то поплыло. Она увидела себя словно со стороны - взрослая женщина, замершая в широком пещерном проходе и напоминающая маленькую испуганную девочку. И чего здесь боятся? Да тут пешком можно пройтись! Симона вдруг встала и пошла за уходящими вдаль громилами, спины которых все время удалялись. Она пыталась их догнать, но те все ускользали и канонисса спешила изо всех сил. И ей это удалось, когда она уткнулась носом в спину самого крайнего из них и вдруг очнулась.
     Они стояли в просторном широком проходе - как Симона миновала тот узкий лаз, она совершенно не помнила. Канонисса обернулась и увидела, что из дыры в каменной стене выползают ее подчиненные - сестры также как и она натянули на головы ПНВ, чтобы видеть в темноте, однако огрины приборами не пользовались и Симона знала почему. Особенности зрения. Она решительно подошла к Хвату, который настороженно вслушивался в темноту. Орать канонисса не собиралась, понимала, к чему это может привести. Она привлекла его внимание и тот наклонился к ней.
     - Что вы сделали со мной? - спросила шепотом женщина.
     - Почему ты не сказала, что боишься замкнутого пространства? - вопросом на вопрос ответил Хват.
     - Потому что никто не спрашивал. - Огрызнулась Симона, но тут же пожалела об этом. - Так что вы сделали?
     - Угрюмый убрал твой страх и все. - Пожал плечами огрин.
     - Как это убрал? Это что - огринское псайкерство?
     - Считай что так. - Ответил другой огрин, стоящий рядом. - Не все рождаются без страха, у некоторых его приходится принудительно снимать или заглушать, если он самостоятельно справиться не может.
     - Угрюмый - нюхач в третьем поколении. - Произнес Хват так, как будто это все объясняло. - Нюхачи - это у нас что-то вроде шаманов, они видят дальше и чувствую паразитов лучше, чем охотники и потом умеют вот такие штуки - влиять на сознание, человека, огрина, зверя, без разницы. Сильные могут подчинять своей воле, слабые - только чувствовать паразита. Это не влияние варпа, это скорее как телепатические способности у тиранидов. Точнее, их антипод, чтобы можно было с ними эффективно сражаться. - Хват задумался. - Я так считаю.
     - Ладно. Куда дальше? - спросила Симона.
     - Молчун укажет путь.
     Здоровенный огрин точно также принюхивался к воздуху, потом решительно свернул влево и за ним потянулись охотники - пока столкновения с тварями не произошло. По времени гвардия уже должна была атаковать и похоже на их пути собрались все, кто прятался внутри горы. Огрины продвигались быстро, словно спешили, предчувствуя что-то и это их волнение передалось Симоне. Она даже не заметила, как бежавший рядом с Молчуном Хват выхватил болтер из кобуры и одним выстрелом убил высунувшегося из стены генокрада. И тот час же разразилась бойня.
     Тварей было не так много и нападать скопом они не могли - мешали стены каменного коридора, зато мельты и дробовики сработали как надо. Пара термических взрывов плазмы среди тварей и их тушки тот час же освободили проход. Сестры даже не успели использовать свое оружие как все уже было кончено.
     - Прикрывайте тыл. - Бросил на ходу Хват. - Нужно спешить - Молчун волнуется. Что-то происходит.
     По коридорам пришел звук чьего-то дикого рева и огрины чуть притормозили. Пару выскочивших в коридор Плевателей убили тут же, они даже не поняли, что случилось.
     - Мы недалеко от главной залы. - Произнес Молчун. - Но я не чувствую Патриарха, однако там есть что-то крупное. - Он посмотрел на командира. - Королева?
     - Вряд ли, скорее, их корабль. - Ответил тот. - И он прогрызает себе путь наружу. - Хват воспроизвел изображение карты в памяти. - Мы можем обойти их по этому лазу.
     - Нет. - Возразил Угрюмый. - Там нас ждут. Идем прямо - сопротивление не будет слишком серьезным.
     Вождь только кивнул на эти слова. Переговаривались огрины на своем наречии и Симона не поняла не слова, наказав себе выучить уже их язык как это сделала комиссар Кармайкл, которая сейчас сражалась где-то в каменных коридорах. Изредка до ушей диверсионного отряда долетали звуки битвы - визг мельт, хлопки болтеров и вой лазганов. Гвардия давила тиранидов, постепенно продвигаясь вперед, несла потери и им тоже нужно спешить.
     Огрины быстро преодолели коридор, который выходил в главную залу и тут же заметили ворочавшуюся там тушу живого корабля. Он был мал, еще как следует не оформлен, напоминал скорее личинку червя, чем полноценную особь, однако уже пытался двигаться. Огрины зашли со стороны "кормы" тиранида и к ним кинулась немногочисленная охрана. Море голов Плевателей и Метателей, вперемешку с генокрадами и их агентами, щелкали жвалами и вопили, пытаясь как можно быстрее добраться до внезапно появившегося противника. Однако огрины не собирались давать им возможность закусить ими - все выжали спуск мельта-ганов и огнеметов, выстрелы которых накрыло тварей очищающим пламенем с хлопками взрывов и визгом оружия. Канонисса присоединилась к этому пиршеству смерти, уничтожая тиранидов. По ее броне скользнули несколько костяных игл - кто-то из Метателей успел прицелиться, однако был тут же убит, плазменные взрывы не щадили никого. Корабль немного обожгло термическими ударами и он ускорил свой побег, извиваясь как змея. В правом ухе канониссы запищал динамик вокс-передатчика, выданный инквизитором. Он имел больший радиус и мощность, чем стандартные поделки механикусов и мог добить до поверхности.
     - Вы напали с тыла! - кричала Абелина и ее плазмопистолет визжал не хуже мельты. - К вам сейчас кинется вся эта шайка - уходите в пещеры!
     - Поняла! - ответила Симона, непрерывно стреляя. - Давите!
     - Пытаемся, но их слишком много и у нас есть потери. - Ответила инквизитор. Она находилась позади и редко стреляла, зато метко. - Их сейчас эвакуируют в лазарет сестры. Вы нашли Патриарха?
     - Нет, нюхачи не чувствуют его присутствия. - Инквизитор не стала спрашивать, кто такие эти нюхачи.
     - Ищите, нужно бороться с причиной, а не со следствием.
     - Хват, где Патриарх?!! - воззвала к огрину канонисса, убивая одного из последних охранников корабля, в бок которого уже впились несколько выстрелов из мельт и оглушительный рев монстра чуть не контузил всех в пещере. Сестры зажали уши, шлемы частично погасили звуковой удар, но огрины неожиданно устояли, не прерывая своего огня. Толстую шкуру из мельт они могли грызть долго, поэтому Хват и остальные только подстегивали его выстрелами, заставляя шевелиться быстрее. Сестры держали круговую оборону, как вдруг из левого широкого тоннеля выплеснулась натуральная волна тиранидов.
     - Огнеметы! - закричал Хват, бросая долго перезаряжаемую мельту и она повисла на ремне, вытягивая вперед жало оружия, баллон которого был закреплен у него на спине.
     Громилы вместе с сестрами создали такую стену огня, все заливая горючей смесью, что твари притормозили, но задние напирали и передним пришлось сигать в огонь. Они зажигались как спички или сухие дрова, тут же воспламеняясь и пещера наполнилась жутким воем боли и страдания. Однако Хват не знал жалости - эти твари убили много его товарищей, а уж сколько родственников извели на родной планете, даже он не мог подсчитать. И сейчас он воздавал им по заслугам. Корабль продолжал дергаться, уползая все дальше и огрин, уже наполовину опорожнивший баллон огнесмеси, вызвал по воксу Конота.
     - Товарищ полковник, корабль вот-вот покинет пещеру, направление северо-северо-запад, передайте наверх.
     - Понял тебя! - прокричал в ответ тот. - Держитесь, мы наступаем тварям на пятки! Я уже вижу вашу стену огня впереди, помощь сейчас будет! Мы зажмем их с двух сторон!
     - Близко не лезьте, огнесмеси осталось секунд на тридцать. - Хват быстро кинул взгляд на индикатор наполнения баллона. - Потом перейдем на мельты, но к ним зарядов мало, придется биться в рукопашную, если паразиты кинутся на нас.
     - Не вздумайте подохнуть!! - рявкнул в микрофон Конот. - Усилить нажим!! - закричал он, но солдаты и так непрерывно стреляли. - Не сбавлять темп - впереди наши!! За Императора!!
     - За Императора!! - подхватила Абелина и ответом ей был рев сотен глоток - дух рядовых гвардейцев взлетел на недосягаемую высоту.
     Тираниды дохли один за другим, два Владыки, которым Патриарх поручил оборону своего гнезда пытались угодить своему хозяину и делали что могли, но воинов и бойцов у них было мало, в пещерах не удавалось атаковать с флангов, хотя один из Владык устроил засады на потолке, но проклятые великаны, что шли впереди быстро обнаружили его бойцов и атаковали первыми. Ничего не оставалось как бросить все силы на сдерживание продвижения, пока корабль не покинет залу. Жизнь Патриарха священна для своих подданных и Владыки делали все, чтобы он спасся. Сами командиры ощущали присутствие своего хозяина и это увеличивало их силы, но против разрушительного оружия людей они ничего не могли противопоставить. Пара Крушителей, которые появились уже здесь, были немедленно гвардейцами уничтожены и теперь осталась только пехота. Владыки знали, что это не одно гнездо, Патриарх бы не стал так рисковать, собирая все в одном месте и сейчас их задача состоит в том, чтобы ликвидировать как можно больше людей, позволив остальным выжить и начать все заново.
     Внезапно возникшие в тылу враги нанесли существенный урон кораблю, перебив его охрану и один из Владык принял решение атаковать их, чтобы уничтожить, отвести силы, отступить в тоннели, зайти с флангов и тыла, чтобы потом атаковать рассеявшегося по проходам противника. Но враги оказались вооружены не хуже наступающих гвардейцев и создали непреодолимую стену огня, через которую изредка перепрыгивали воины, чтобы быть тут же уничтоженными на месте. Один из Владык уже погиб и оставшийся взял на себя управление воинами. Он понял, что находится в ловушке и решил атаковать людей сверху. Послав Плевателей и Метателей карабкаться на стены, он провел контратаку на наступающих, чтобы отвлечь их внимание, однако его планам не удалось сбыться - стена огня в зале неожиданно опала и Владыка услышал хорошо знакомый визг орудий, испаряющих своими зарядами все вокруг. Карабкающихся на стены Плевателей стали сбивать меткими выстрелами из лазганов, тварей не хватало, самого Владыку уже ранило, зоантропов было мало и их берегли - те наносили противнику хоть какой-то, но урон, однако на громил их психические вопли почему-то не действовали, даже не причиняли вреда. И уничтожить их не получалось - здоровяки были ничуть не медленнее чем его бойцы и их прикрывали гвардейцы. Владыка решился на единственный отчаянный шаг и приказал всем взорваться.
     Когда первые тираниды неожиданно вспухли, Хват понял, что сейчас произойдет.
     - Назад!! - закричал он, поворачиваясь спиной, хватая стреляющую из болтера Симону за руку и прижимая канониссу к себе, закрывая своим телом - она держалась с ним рядом.
     Кто-то успел среагировать, кто-то нет, как вся эта бурлящая масса тварей вдруг взорвалась брызгами кислоты, посылая костяные иглы, которые находили свои цели. Некоторые солдаты умерли быстро, кого-то сильно ранило, кого-то обожгло кислотой и сейчас едкая органическая химия прожигала кожу, добираясь до кости. Сильно пострадали передовые штурмующие части людей, огрины не получили повреждений, хотя кто-то и лишился глаза также как Хват - самое уязвимое место у них на лице, а иглы летели беспорядочно и их было много, так что вполне могли попасть в глазницу. Кислота же не причинила вреда их кожи, ее концентрация должна быть такой же как и у паразитов на их родной планете, чтобы вывести огрина из боя. Те тираниды приспосабливались долгое время к возможностям огринов, эти по сравнению с ними мелкие личинки.
     По спине Хвата, защищенной броней, забарабанили иглы, не причиняя вреда. Некоторые поразили неприкрытые броней места стыковки пластин ног и рук, в основном там, где находились суставы. Огрин ощутил зуд и боль и, как только "обстрел" закончился, тут же начал выдергивать из тела иглы, попутно осведомившись:
     - Все живы? Симона, ты как?
     - Я в порядке. - Кивнула канонисса, которая ощутила себя в объятиях Хвата как в танке. - Тебя задело? - в ее вопросе звучала неприкрытая тревога.
     - Только царапины. - Ответил огрин, вынимая самую крупную иглу. Тиранидские снаряды вошли неглубоко - помогла брезентовая ткань и плотная кожа. - Тяжело раненых нет?
     - Вроде бы. - Ответил ему Молчун, разглядывая останки трупы тварей и также выдергивая иглы. - Еще легко отделались.
     - Где корабль?
     - Уполз, гад. - Буркнул Угрюмый и его лицо осветилось улыбкой. - Не далеко. Ему сейчас придет каюк - капитаны на орбите не дремлют.
     - Если сюда пойдет вода... - Хват тревожно уставился на проделанный огромной тварью проход. - Мы должны выбраться отсюда!
     - Патриарха так и не нашли. - Возразил ему Молчун. - Все было зря.
     - Не зря. - Угрюмый потянул носом. - Здесь он. Не ушел. Сейчас я его чую, большой паразит мешал, отвлекал, но главарь рядом.
     В широком проходе стонали солдаты, сестры госпитальер быстро эвакуировали наиболее сильно пострадавших, некоторым обрабатывая раны прямо на месте. Живых тиранидов не осталось - вокруг валялись куски тел, которые огрины начали сжигать из огнеметов, чтобы зараза не смогла распространиться. Это был нецелевой расход боеприпасов, но Абелина ничего не стала говорить - пускай делают как считают нужным. Уцелевшие солдаты помогали сестрам госпитальер и на выход образовалась очередь, однако давки не было - пещерный проход был широким и поместились все. Огрин беспокоился по поводу воды и Абелина разделяла его опасения.
     - Всем покинуть пещеру! - отдала приказ он. - Сейчас здесь будет очень мокро.
     - Если залу затопит, то и Патриарх утонет? - спросил ее Конот. - Или нет?
     - Эта тварь выживет где угодно, ее нужно обязательно уничтожить во что бы то...
     - Тихо! - Хват своим возгласом перекрыл вой солдатских глоток. Огрин забавно шевелил ушами, прислушиваясь. Даже вопль тиранидов не смог его контузить - уши отсекали их вопли, звучавшие на определенных частотах. - Вода. - Сказал он в мертвенной тишине, даже раненые замолчали, чтобы не отвлекать громилу. - Пошла вода! Всем, БЕЖИМ!!!
     Огрин подскочил к лежащим солдатам, подхватил сразу обоих на руки. Он не обращал внимания на свои раны, которые после резких движений начали медленно кровоточить. Регенерация работала, но уставший организм, выдержавший подряд несколько сражений все же требовал отдыха и восстановления и сейчас держался на одной силе воли. Хват бежал одним из замыкающих, рядом пыхтела канонисса, которая тоже несла на руках одного из гвардейцев - экзоскелет позволял тащить тяжелый груз. Позади слышался шум - вода с ревом устремилась в проделанную тиранидом дыру и теперь заполняла все щели и пустоты в пещере, создавая грот и уравнивая его с океаном. Люди едва успели унести ноги, как позади уже плескалось подземное море. Стихии было сложно что-то противопоставить, а дышать под водой никто не умел, ну, может быть кроме сестер, у которых в костюмах существовала замкнутая система дыхания. Вода сильным ударом смыла тела гвардейцев вместе с останками тиранидов, подчистив место битвы, словно здесь только что никто не сражался. Кровь смыло со стен, но следы копоти от выстрелов лазганов еще долго будут напоминать о случившимся, если сюда сунет нос кто-нибудь из будущих исследователей планеты.
     Угрюмый притормозил на выходе из пещеры, потом обернулся и посмотрел на плещущуюся внизу воду.
     - Он там, сидит в каменном пузыре. - Огрин посмотрел на Хвата. - Я его чувствую.
     - Где именно? - спросил вождь, передавая раненых сестрам. Канонисса навострила уши, вслушиваясь в чужую речь. Она высматривала в толпе солдат фуражку комиссара Кармайкл, но та была слишком мелкая даже для высокого роста Симоны и заметить ее не удалось.
     - Через залу. - Уверенно произнес огрин. - Он сильно напугался и я его почувствовал. Он силен, сильнее Королевы. - Нюхач постучал себя пальцем по лбу. - Будет трудно с ним справиться.
     - Нужно взять у людей дыхательные аппараты, чтобы добраться до него. - Заметил Хват. - Мы не поморы, так глубоко нырять не умеем.
     Угрюмый только кивнул, соглашаясь.
     - Он не станет дергаться, завалит проход в океан, а потом откачает воду. - Произнес, раздумывая, Хват. - Он сделал все, чтобы убедить нас в своей смерти. Корабль ведь уничтожен? - спросил он подошедшую инквизитора на имперском.
     - Передали с орбиты, что выстрел был точным - этот бурдюк с дерьмом порвало как грелку. - Ответила Абелина.
     - Патриарх здесь. - Хват указал на идущие по воде волны. - Он заперт в воздушном пузыре. Нужны дыхательные аппараты для нас, чтобы его выковырять.
     - Это... будет сложно. - Задумалась инквизитор и обратила внимание на их маски. - На сколько хватает ваших кислородных патронов?
     - На сутки, может быть больше. - Пожал плечами огрин. - Это в основном фильтры, в которые подается необходимая часть кислорода, по составу схожая с нашей атмосферой.
     - Их можно немного переделать, создать замкнутый цикл. - Произнесла Абелина. - Док должен справиться. Действовать они будут недолго, но и Патриарх сидит неглубоко, донырнуть хватит. Или нет?
     - Он рядом. - Ответил Хват. - Давайте так и сделаем.
     Инквизитор тут же призвала к себе техножрецов, которые, немного покумекав и разобрав огринскую маску, предложили приделать к ним газовые шланги и навесить на спины бойцов баллоны со сжатой дыхательной смесью.
     - Это будет лучше и быстрее, чем возиться с переделкой маски и кислородными фильтрами-патронами. - Сказал Магос. - Как считаете, коллега?
     - Разумно. Тем более, что запаса баллонов хватит для возвращения назад и потом, кислородные патроны не предназначены для длительного использования в воде - они фильтруют газовую смесь и не способны задержать жидкость. - Кивнул ему Док и оба, призвав в помощь младших механикусов, тут же начали создавать акваланги для огринов.
     Песчаный берег гудел - садились челноки, эвакуируя тяжелораненых в городской госпиталь, доставляя боеприпасы, перевозя войска - часть техники решили убрать, потому что надобности в танках ни инквизитор, ни Конот уже не видели. 54 так вообще не перебрасывали - гаубицам нечего было делать на острове. Здесь присутствовала только пехота, сестры и их танки. Да и подобная движуха должна была убедить Патриарха в том, что операция завершена. Тварь расслабилась бы и вот тут огрины нанесли свой удар. Да и судя по поведению канониссы она тоже собралась нырять. Ну еще бы, ее палкой от огрина теперь не отгонишь. Абелина усмехнулась, наблюдая, как Симона вытаскивает из тела Хвата иголки, а стоящая рядом сестра-госпитальер тут же смазывает раны заживляющим составом. Огрин сразу сказал, что много аквалангов не нужно, техножрецы должны справиться быстро. И вот сейчас снова готовили диверсионную группу, задачей которой являлось проникновение в святые святых Патриарха - его гнездо.
     Уже наступал вечер, когда десять комплектов были полностью готовы и испытаны. К этому времени огрины уже отдохнули, восстановили силы, перекусили. Канонисса отобрала часть своих сестер для участия в этой операции. Преимуществом обладали те, кто умел хорошо плавать и чувствовал себя в воде комфортно и спокойно, умел вести подводный бой и иметь определенные навыки. Сама канонисса страха не показывала, однако маску и баллоны проверила не по одному разу. Огрины взяли холодное оружие и лазганы - мельта после нахождения в воде вела себя очень плохо, ее нужно было тщательно высушить прежде чем начать пользоваться, а кассета с газом хоть и была герметичной, но состав мог создавать соединения с жидкостями и тогда получится простой пшик. По той же причине не стали брать болтеры и дробовики - там мог намокнуть взрывсостав в патронах. Старый добрый лазер и силовой клинок - вот средство для уничтожения паразитов.
     Хват поправил маску на лице, газовый шланг уходил за спину к висящим там баллонам. Огрин подошел к воде и быстро погрузился в жидкость, остальные последовали его примеру - громилы умели плавать и нырять, ведь каждое пещерное поселение располагалось возле подземной реки или же до подобного озера или грота было недалеко. Другое дело, что там частенько вода была ледяная, горячие источники не всегда подогревали ее, а здесь она была вполне нормальной температуры. Загребая мощными рывками, Хват начал быстро погружаться, достигая главной залы. Он дышал ртом, так как и показывал техножрец, да и в своей прошлой жизни иногда приходилось пользоваться аквалангом, так что техника дыхания вспомнилась быстро - нужно было только напоминать об этом телу. Вот только его родичей пришлось учить и они передвигались медленнее чем он, контролируя каждый вдох.
     План был простой - пробить дырку в пузыре, затопить его и прирезать Патриарха. Деться оттуда ему будет некуда, барахтаться он там будет долго если не сбежит куда-нибудь. Жаль из лазгана его пристрелить не удастся, однако огрины все же прихватили свое оружие на всякий случай. А то вдруг там сухо и вода не пойдет дальше, давление атмосферы не даст заполнить пузырь. В общем, Хват прикидывал так и эдак, но все равно определяться надо было на месте, гадать можно было долго.
     Огрины и сестры выплыли в главную залу и Хват тут же заметил резкие тени в воде - генокрады спешно заваливали проход в океан и заделывали трещины и щели каким-то клейким составом. Они возились возле выхода из зала и не обращали внимания на то, что происходит у них за спиной. Хват указал на них Молчуну и Торопыжке, доставая кинжал, мол, будьте наготове. Те кивнули. Быстро же Патриарх озаботился осушением собственной базы. Неожиданно над огринами метрах в десяти проплыли два генокрада, не обращая на них внимания - Хват проследил за ними глазами. Видимо ими управляли удаленно и лично Патриарх, потому что твари даже не кинулись на людей. Канонисса сжала рукоять меча и уже хотела его активировать, но свет сияющего клинка мог привлечь тварей и она повременила. Угрюмый показал в ту сторону, откуда приплыли генокрады и группа направилась туда. Огрин знаками показал, что там есть другой вход и Хват кивнул ему - веди, мол.
     Группа быстро добралась до вертикального колодца, который уходил вверх. Когда они проходили тут раньше, то ничего подобного не было. Видно, Патриарх заставил проделать его низшим особям сразу же как только пошла вода в пещеры. Хват первым сунулся в колодец и заметил колыхающуюся пленку поверхностного натяжения. Огрин осторожно высунулся и посмотрел, что там происходит.
     Это был еще один зал, чуть меньше, чем который внизу, весь покрытый какой-то слизью или биомассой. На стенах и потолке висли биологические светильники, державшиеся на сосочках, которые давали достаточно освещения, чтобы осмотреть залу. Посередине возился Патриарх. Он был в два раза больше Плевателя, но гораздо меньше Крушителя, при этом имел тщедушное тельце как у зоантропа и огромную голову. Возле своего хозяина возились генокрады и твари поменьше, в стороне от командира тиранидов ровными рядами стояли кожистые яйца - будущие заготовки для его бойцов. Хват медленно покинул колодец, освобождая место для остальных. Он привычно обратился в камень, очистил свою голову от мыслей, которые могли его выдать. По своему опыту охотника он знал, что Королева могла почувствовать огрина заведомо до того как он нападет и подготовиться к его визиту. Хват не хотел, чтобы подобное случилось здесь, а насчет людей... пока сестры не увидели Патриарха и не думают о нем, значит и он не знает, что они здесь, но вот чувствовать он их мог. Вероятно сейчас он не воспринимал их как угрозу - мысленный фон, создаваемый людьми был высок и для того, чтобы вычленить среди них маленькую группку нужно сосредоточиться. Или же Патриарх не берет людей в расчет - сейчас он явно занят работами по расчистке завалов и лично руководит рабочими. Сейчас охотники поднимутся в залу и можно будет атаковать. Лазган Хват нацелил прямо в голову тираниду и приготовился выстрелить. Пока линза мокрая, она снизит его мощность, но это была огринская пушка и она гораздо эффективнее, чем обычный лазган и урон у нее выше. Угрюмый, Торопыжка, Молчун, Кваша, Нос и Дурень только ждали команды вождя - их пушки также были направлены на ворочающегося Патриарха, который был поглощен своими делами. Как только из колодца появилась голова крайнего огрина - Самохвала, Хват тут же дал отмашку и выжал спуск одновременно с остальными. Сосредоточенный залп тяжелых лазганов вырвал из тела Патриарха огромные куски плоти и он заревел от боли, ударяя психовоплем по площадям, а его воины, на миг замерев, кинулись на огринов.
     Вопль был очень громким и сильным до такой степени, что даже устойчивые громилы согнулись от боли. На одной силе воле удерживая лазган, почти теряя сознание, Хват снова и снова нажимал на спуск, причиняя невероятную муку Патриарху. Более устойчивый от природы Торопыжка стрелял прицельно прямо в голову главе тиранидов, но тот не стоял на месте, все время шатаясь и перемещаясь. Он видел, что его товарищам досталось больше, чем ему, Угрюмый и Молчун так вообще упали на колени и схватились за головы, выронив оружие - нюхачи действуют почти на одной волне с Королевами паразитов и такие вот вопли причиняют им невероятную боль. Хват, изредка стреляя, нашел в себе силы снять с пояса гранату и кинуть в сторону Патриарха - заряд не взорвался и банка просто подкатилась к ногам твари. Патриарх извергал вопль за воплем, телепатическими ударами заставляя чрезвычайно устойчивого противника отступать и дать возможность своим бойцам атаковать их. Он сосредоточился на громилах, потому что они были тем неожиданным фактором, который испортил все его планы и сейчас в сознании Патриарха родилось чувство мести. Он не заметил, как из колодца высунулась голова в маске и Симона, вытащив лазпистолет, парой выстрелов отогнала генокрадов, а потом метнула в Патриарха свою гранату. Раздался мощный взрыв, который повторился - боезапас огринской гранаты сдетонировал следом и Патриарха отбросило в сторону, отрывая ему конечности. Он и так потерял много крови от выстрелов, взрыв подточил его физические возможности, так что сил на мощный вопль уже не осталось. Сознание Хвата немного прояснилось, давление Патриарха снизилось и он увидел перед собой щелкающую челюсть генокрада. Рука вскинула лазган и башка твари испарилась, а вот тело завалилось на огрина. Пришлось скинуть его и встретить следующего тычком кинжала между ребер - завязался ближний бой.
     Канонисса уже покинула колодец, давая возможность сестрам оказать поддержку. Психический удар обрушился только на огринов, Симона почти его не ощутила, лишь отголосок чужого сознания, которое давило своей волей. Но убеждения канониссы были сильны как никогда, к тому же там находился человек, которого она сильно уважала и, возможно, любила. Признаться себе в этом она не могла, а сейчас все подобные мысли сами выветрились из головы, потому что пришло время битвы.
     Торопыжка стрелял только по Патриарху, выполняя четкий приказ вождя - что бы ни случилось атаковать главаря. Выстрелы из оружия проделывали огромные дыры в его теле, тиранид уже вопил от боли, не пытаясь нападать, а Торопыжка все стрелял. Генокрадов в пещере было немного и они насели на охотников, которые пытались отбиваться и это у них неплохо получалось, тем более что к сражению подключились сестры битвы. Часть из них атаковала Патриарха, который с перебитыми ногами уже почти лежал вздрагивающей грудой плоти, а часть вступила в бой с генокрадами, вымещая на них всю свою злобу и гнев. Симона метнула еще пару гранат и взрывами от главаря оторвало приличный кусок ноги, а тело Патриарха нашпиговало осколками. Глава тиранидов попытался собрать все доступные ему силы и издать последний свой рев, чтобы уничтожить людей, однако ему и этого не дали сделать - Торопыжка метким выстрелом просверлил в голове аккуратную дырочку и Патриарх, наконец, издох.
     Это стало сразу же заметно по поведению генокрадов, которые словно потерялись в пространстве, замерли и огрины этим воспользовались, навалившись на них. Некоторые еще не отошли от воплей, но боевые рефлексы охотников были на уровне и это не помешало им ловко расправиться с остатками войска. Симона оглядела пещеру и увидела ряды яиц. Она вытянула руку по направлению к ним и сестры, выстроившись в ряд, расстреляли издалека будущее тиранидов. Хват в это время доставал из герметичного мешка мины - он подумал о том, что надо бы взорвать гнездо. Будь оно под водой, это сделать было бы сложнее, но раз так повезло, то почему бы не использовать взрывчатку? Заложив заряды, огрин нацепил маску и указал пальцем остальным - возвращаемся. Сам же подошел к Патриарху, несколькими взмахами топора отделил его голову от тела, чтобы быть уверенным наверняка о смерти твари, после чего отрезал его когти, срезал часть хитина с груди, все это упаковал в тот же мешок, где до этого лежали мины - куски тела кое-как поместились в нем. Привязал к поясу. Огрины в это время проверяли маски и давление дыхательной смести в баллонах.
     - Не забудьте дышать как обычно и стравливать воздух. - Напомнил он им. - Иначе порвет легкие и уши, получите баротравму. И резко не всплываем - держимся на глубине, выравниваем давление, потом идем дальше. Сестры - вас тоже касается.
     Симона не сказала ни слова, просто кивнув и не став спорить, чем удивила лейтенанта. Огрин показал ей детонатор.
     - И помните о тварях, что заваливали проход - их тоже нужно уничтожить, а то появится новый Патриарх.
     - Мы этим займемся - возвращайтесь на поверхность.
     - Я проконтролирую.
     Огрины ныряли один за одним и медленно потянулись к выходу. Генокрады шныряли вокруг в темной и мутной воде, некоторые пытались нападать. Лишившись своего "водителя", они превратились в обычных зверей и не прочь были закусить кем-нибудь. Последний приказ Патриарха призвал их к выходу и теперь они крутились поблизости, изредка устраивая драки между собой. Сияющий силовой меч Симоны привлек их внимание и они слетались на него как пчелы на мед. Огрины ловко насаживали тварей на кинжалы, сабли и мечи - сражаться под водой было сложно, твари не потеряли своей шустрости, но зато были разобщены и не нападали скопом, предпочитая выхватывать крупные куски и жрать их на месте. Чем огрины и воспользовались, убивая генокрадов, запах крови которых заставил стекаться к месту схватки кого-то и покрупнее - завалить проход в океан они не успели и теперь в пещеру, ставшую подводной, начали заплывать обитатели планеты. Встречаться с ними никто из людей не горел желанием, слишком уж страшно и зубасто они выглядели, поэтому все аквалангисты быстро сделали оттуда ноги или, точнее, ласты, зависая в некоторых точках, чтобы уровнять давление, держа на всякий случай круговую оборону. Обитатели океана пока довольствовались тушками тиранидов и на людей внимания не обращали, особенно когда Нос насадил самую любопытную "акулу" на наконечник своего силового копья, располовинив ее. Когда пространство было очищено, твари частично съедены, частично разорваны, то Хват связал несколько сохранившихся целыми трупов генокрадов и потащил их за собой. Симона не поняла, зачем ему это и сделала себе зарубку в памяти спросить огрина.
     Диверсионная группа появилась на поверхности уже ночью - сумерки давно закончились и светило удалилось отдыхать. Однако их ждали - инквизитор собственной персоной, полковник, оба комиссара и вездесущая сестра Пронатус вместе с госпитальерами - вдруг кому-нибудь потребуется немедленная медицинская помощь. Хват швырнул связку тел тварей на каменный берег пещеры и выбрался сам, снимая маску и делая глубокий вдох. Он забыл на мгновение, что эта атмосфера бедна кислородом и теперь с наслаждением дышал. Абелина с интересом смотрела на такое представление, пока Эмилия не засуетилась и не кинулась к огрину с его маской в руках, но сестра Магнолия ее притормозила.
     - Погоди, сейчас он адаптируется.
     - То есть как? - не поняла комиссар.
     - Он сам об этом не знает, но знает его тело. Просто он забыл о своей маске. - Тихо произнесла медик.
     - Как все прошло? - спросила инквизитор.
     - Нормально. - Ответил огрин и снял с плеча мешок, с которого ручьями стекала вода. - Сувенир.
     Он достал из него коготь главного тиранида и протянул его инквизитору.
     - Зачем тебе эти трупы? - спросила, подходя, Симона и тут же закричала. - Почему ты без маски?! Ты сейчас задохнешься!
     - Я... - огрин вдруг задумался, останавливая канониссу взмахом руки, - я не чувствую удушья. Хм, странно. Торопыжка, сними маску. - Отдал он команду.
     Огрин выполнил ее и было заметно, что он пытается не дышать. Вождь тоже это заметил и подошел к нему - тот держал маску на всякий случай. Вот Торопыжка осторожно потянул носом, закашлялся, потом начал вполне нормально дышать. Остальные были очень удивлены и начали один за одним пробовать воздух "на вкус".
     - Маска больше не нужна? - спросил он.
     - Оставь, вдруг пригодится в какой-нибудь вредной газовой среде. - Приказал Хват и повернулся к канониссе. - Я не знаю, почему, но я чувствую себя прекрасно и не задыхаюсь. Похоже, что все это время мы таскали намордники зря.
     - Это потому, что твой организм адаптировался к местной атмосфере. - Заявила Магнолия, кинув взгляд на инквизитора, которая уже была в курсе физического отличия тел огринов. - И маска по большому счету тебе не нужна - у тебя также как и у остальных перед легкими стоят биологические фильтры.
     - Это вы узнали из результатов обследования? - сразу же догадался Хват.
     - И не только это. - Кивнула Магнолия, полностью игнорируя знаки, которые ей делала канонисса. - Вы весьма любопытный народ для исследования.
     - Помнится мне, на нашу планету уже отправили экспедицию, почему бы вам не поинтересоваться тем, что им удалось обнаружить? - немного гневно спросил Хват.
     - Не сердись, я не собираюсь использовать вас как подопытных мышей. - Хихикнула медик, - однако докопаться до истории вашего появления на свет было бы любопытно.
     - Возможно, позже. - Буркнул огрин, которому не понравились такие вот намеки, да еще и в присутствие инквизитора. Пускай Абелина и была на первый взгляд нормальной теткой, но что стоит ей сообщить о находках в ту же Инквизицию и всех огринов вполне могут посчитать как враждебных созданий и попросту уничтожить? Очень не хотелось бы нагадить своим родичам, что продолжали жить в снегах. - Патриарх мертв, но его создания до сих пор продолжают шнырять по планете. Нам необходимо заняться их поисками и зачисткой гнезд, вряд ли это одно.
     - С этим вполне справятся местные силы и направленные сюда войска Торгового Дома. - Заявила Абелина. - Операцию на этом острове я считаю законченной, готовьтесь к эвакуации. И еще, не отходите далеко, вы мне понадобитесь.
     - Не так быстро, инквизитор. - Вперед выступила Симона. Ее рост позволял женщине смотреть на остальных свысока. Она пощелкала клавишами своего наручного ауспекса и перед Абелиной возникло изображение какого-то документа с кучей печатей, при этом хорошо выделялась одна, проставленная чиновником от Инквизиции.
     - Что это? - холодно поинтересовалась Абелина и Конот при этих словах напрягся, ожидая худшего.
     - Это приказ Администратума по которому в сопровождение легкого крейсера "Славный", принадлежащего младшему ордену Адептус Сороритас, возглавляемому мной, - начала торжественно зачитывать канонисса, - передаются эсминец "Зерно Истины", а также перевозимые на нем сто второй пехотный валлхальский полк имперской гвардии, восемнадцатый бронетанковый и пятьдесят четвертый артиллерийский. Приказ подписан всеми организациями Империума, имеющими отношения как к орденам Сестер Битвы, так и Гвардии. Документ заверен печатью Инквизиции, давшей свое согласие на временное формирование подобного боевого соединения, предназначенного для выполнения поставленных передо мной задач. Адмирал Костюшко и генерал Грисс уже извещены и также подписались на приказе, вы должны были получить его, полковник Конот. - Обратилась к офицеру Симона. - Ознакомится и также расписаться.
     - Некогда было просматривать бумажки. - Проворчал тот. - Но раз такое дело... - он переглянулся с Маршем, - теперь вы наш командир?
     - Именно. - Кивнула канонисса. - Но я сразу же хочу, чтобы вы поняли - я не буду вам мешать делать свое дело. Да, признаюсь, я раньше перегибала палку и вела себя как дура, но всем нам свойственно ошибаться, поэтому я попросила стоящую надо мной канониссу Аурелию, главу ордена Кровавой Розы посодействовать в этом вопросе, потому что ваша помощь с хаоситами оказалась как нельзя кстати, а ваше тактичсекое руководство войсками и планирование поразили меня. И потом, раз уж здесь пошла речь об огринах и их планете, то своим заданием мы могли бы решить сразу две задачи - выяснить местонахождение Чаши и разгадать тайну их происхождения. Тем более, что цели совпадают.
     - Поясни? - спросил Хват, совершенно не обращая внимания на ранги и звания.
     Мысленно инквизитор усмехнулась, не это заставило канониссу обратиться к своим командирам, ведь видно же невооруженным глазом, что ее Превосходящая сестра так и жмется к комиссару Маршу, а сама она испытывает к огрину неподдельные чувства. Или же их боевая дружба настолько близка, что вынудило Симону пойти на этот шаг. Ну и потом, раз с сестрами случилась эта заварушка с хаоситами на той планете, то поиски Чаши могут привести к еще более печальному эффекту, ведь это один из трех священных предметов, которых касались руки Императора и если он попадет в лапы Хаоса, то последствия могут быть пострашнее Глаза Ужаса. И не приведет ли это к переделу власти между влиятельными кланами Терры, когда они отыщут реликвию, вот что беспокоило Абелину.
     - Ваша планета стоит в середине нашего списка потенциальных мест нахождения Чаши, - ответила Симона, глядя на Хвата, - а ваша вера в Небесного Кузнеца подводит меня к мысли, что это мог оказаться кто-то из техножрецов или жриц с упавшего корабля сестер, который пытался нести вам свет веры Императора.
     - Так. - Резко и властно произнесла Абелина. - Закрыли эту тему - здесь для этого не место и не время. Всю известную вам информацию о Чаше и огринах предоставите мне в отчете - я должна сама разобраться в этом вопросе, что там выдумки, а что правда.
     - Это дело Сороритас! - громко сказала Симона.
     - Я должна напомнить вам, канонисса, что ордена Адептус Сороритас или как мы называем их в обиходе сестры битвы, подчиняются напрямую Инквизиции, а я, если вы вдруг забыли, принадлежу к этой организации и являюсь ее полномочным представителем здесь.
     Некоторое время обе женщины играли в гляделки, не желая уступать. Казалось, воздух накалился, такой горячей выглядела возникшая ситуация. Пока ее не разрядил огрин.
     - Девочки, не ссорьтесь. - Улыбнулся он. - Мы все делаем одно большое и нужное дело - защищаем Империум в силу своих возможностей. Раз пришел приказ на наше переподчинение, то глупо ссать против ветра, простите за мое простое огринское сравнение. - Конот усмехнулся в кулак. - Я знаю, что не имею права голоса здесь, потому что всего лишь лейтенант какой-то маленькой зачуханой роты тупоголовых громил, но даже я своим скудным умишком понимаю, что выстроившаяся сейчас вертикаль власти вознесла на свой пьедестал госпожу Инквизитора. - И очень внимательно посмотрел на Абелину. - И сейчас она решает наши судьбы.
     - Ты не пробовал выступать в Совете Высших Лордов Терры, огрин? - спросила та. - Бьюсь об заклад, там и половины из сказанного тобой не поняли бы.
     - И твоя рота отнюдь не зачуханная. - Произнесла Симона, также глядя на Хвата.
     - Тогда, может быть, прекратите тянуть одеяло каждый в свою сторону и займетесь текущими делами? - спросил тот. - Как минимум эвакуацией гвардии и встречей войск Торгового Дома, которым еще придется вникнуть в ситуацию. Ведь можете же вы работать совместно, когда захотите.
     Инквизитор и канонисса переглянулись.
     - В тебе дремлет дипломат, Хват. - Ворчливо произнесла Симона и сверху вниз посмотрела на Абелину. - Я распоряжусь, чтобы вам предоставили всю известную нам информацию о нахождении Чаши, дальше сами решайте, что с ней делать.
     - Буду ждать с нетерпением. - Ответила та. Ни от кого не укрылось, что между этими двумя властными женщинами выяснение отношений еще не закончены.
     - Вот и хорошо! - хлопнул в ладоши Конот, который сейчас почувствовал себя как на горящих углях, да еще и зажатый между молотом и наковальней. - Хват, зачем ты притащил с собой эти трупы? - спросил он.
     - Чтобы сжечь. - Ответил тот, - а то эта пакость может пустить корни. - Он вытащил детонатор и нажал на кнопку.
     Гора чуть вздрогнула от взрыва и часть скальной породы осела, а подземное море всколыхнулось и волна докатилась до стоящих возле выхода из пещеры людей.
     - Смотри-ка, сигнал прошел. - Удивился огрин. - Я думал придется снова нырять.
     - У него мощный передатчик. - Ответила Симона, которая кляла себя за тупоумие, как так не понять, зачем громила прихватил трупы. - Даже с орбиты достанет.
     - Хорошая штучка. - Хват подкинул детонатор на ладони и сунул в карман. - Пригодится.
     Войска грузились в челноки и покидали остров. Хват навестил своих и выяснил, что потерь, слава Кузнецу, не было, только глубокие раны и порезы, которые уже обработали сестры госпитальер и огринские медики. Сейчас люди отдыхали или же чистили оружие. Охотники валились с ног - время принятой дозы стимуляторов уже прошло и начался отходняк. Вялость и усталость были первыми признаками и исцелить огринов, вернуть им былую форму мог только сон. Жила еще днем объявил всем отдых, тогда как диверсанты не могли себе этого позволить и уже вторую ночь проводили на ногах. После эксперимента с масками все попрятали их в мешки и вскоре вообще забыли, что таскали их на лицах. Солдаты грузились в челноки, молодые техножрецы ворчали, что им снова приходится сворачивать командный пункт, однако стоящий над ними Децим тут же пресек эти возмущения и молодые заработали вдвое усерднее. Старшие техножрецы бухтели на двоичном языке о том, что раньше и поколение трудилось усерднее и лучше служило Духу Машины, читая все необходимые литании, не то что эти оболтусы. Совсем от рук отбилась молодежь, болт им в шестеренку и чтоб без смазки неделю ходили!
     Прилетел челнок и огрины загрузились в него в полном составе. Хват пытался поспать, но его разбудили перед посадкой и провели в кабину пилота - инквизитор прислала персональное сообщение, а личного ауспекса у огрина, понятное дело, не было. Хват протиснулся в кабинку и посмотрел на гололитическое изображение Абелины.
     - Прибыл флот Дома Донгер. - Без предисловий начала она. - И с ним новый губернатор, который должен был прилететь на "Зерне". Он хочет встретиться с командирами полков, твое присутствие может быть кстати.
     - Скрытый мутант? - тут же понял Хват, куда клонит инквизитор.
     - Нет, что ты. - Махнула та рукой и задумалась. - Хотя, кто знает. В общем, тебя на посадочной площадке будет ждать транспорт и комиссара своего тоже захвати с собой, пусть привыкает общаться с представителями власти.
     - Хорошо. - Пилот разорвал соединение, а огрин вернулся на свое место.
     Значит, инквизитору нужна его огневая мощь, что ж, вполне объяснимо. Это все равно, что поставить тяжелый болтер и лазган посреди зала губернаторского дворца и посадить за них расчет. Наверняка она и полковника пригласит и майора Попова с капитаном Бладом, они же офицеры, командующие своими подразделениями. Позовет ли канониссу? Вряд ли, почему-то обе терпеть друг друга не могут с первой встречи, он это понял сразу. Они ведь не знакомы или просто у каждой сформировалось свое собственное мнение, касаемо сестер и инквизиции? Одна считает их подстилками и вооруженными до зубов шлюхами, а вторая - мерзкими предателями Империума, преследующими только свои цели и казнящими направо и налево? Ой, сунул ты свою головушку в это змеиное бабское гнездо, теперь как бы самому не загреметь в застенки Инквизиции. Это даже хорошо, что Абелину шваркнуло по мозгам - она хотя бы не узнает его истинную сущность, как Сандра. Та могла заглянуть глубоко в подсознание и вытащить на свет божий такое, о чем он уже давно подзабыл. Держать ухо востро с этими бабами нужно.
     - На выход!! - подал команду пилот и огрины зашевелились. Хват сам не понял, что раздумывал во сне.
     Он тяжело поднялся, почему-то раны стали заживать все медленнее, бок зудел и тупая ноющая боль мешала передвигаться. Когда он плавал в воде и сражался с тварями это было не так заметно, а сейчас организм расслабился и позволил себе помучить хозяина. Огрин мысленно ругнулся на боль и спустился по аппарели, тут же увидев стоящий транспортер и ожидающего Хвата Жетона - свита отбыла с острова раньше инквизитора, позволив взять Абелину под охрану полковника. Огрин выхватил из строя пробегающую мимо Эмилию - комиссар забавно задергалась в его руке, когда та подняла ее над землей, удерживая за воротник.
     - Нас вызывают на ковер. - Пояснил свое действие Хват и Эмилия вопросительно посмотрела на него, ожидая продолжения. - Прибыл флот Торгового Дома и инквизитор требует нашего присутствия.
     - Может быть уже поставишь меня на ноги? - спросила девушка.
     - Извини, забыл. - Огрин поправил ее форму и заботливо отряхнул снаряжение. - Сейчас я отдам пару приказов и поехали - нас уже ждут.
     Жила внимательно выслушал пожелания вождя и кивнул, мол, все сделаю в точности. После чего Хват со спокойной душой плюхнулся на скамью транспортера и Жетон погнал машину к месту встречи, где уже находились Абелина и канонисса - полковник Конот должен был заявиться с минуты на минуту, а вот комиссар Марш остался на острове - руководить погрузкой оставшихся рот. Его заменил майор Попов, судя по его кислой роже, удрученный подобным приказом, исходившим от командира. Низкую почти квадратную фигуру танкиста Хват заметил с порога, когда вошел в городскую резиденцию планетарного губернатора, которую местный имбецил почти не посещал - майор также прибыл одновременно с огрином и комиссаром.
     Охрана, завидев Жетона и его сопровождающих, пропустила их без вопросов. Хват профессиональным взглядом отметил их выправку и подготовку - это не силы СПО, а вполне себе опытные ветераны, которые после службы в гвардии подались в наемники. Их экипировка отличалась от обычной гвардейской - полностью герметичный бронекостюм, напичканный электроникой, встроенные в черепа системы наблюдения и связи и еще хрен знает что под броней. Лазганы у них тоже отличались от солдатских - короткие, изготовленные по системе булл-пап, в общем, штурмовой вариант. Кроме них вооружены все были лазпистолетами, у кого-то за спиной крепился дробовик, ракетница, гранатомет, некоторые таскали в кобурах болтеры. Парочка подозрительно покосилась на рукоять оружия огрина, торчавшего из кобуры - болтер его размеров превосходил их в разы и мощный патрон мог легко пробить даже высокотехнологичную броню, а то и разнести десантника в клочья. А что касается лазгана и висящую за спиной мегамельту... командир личного отряда охраны будущего губернатора предпочитал об этом не думать. Но требовать сдачи оружия от громилы не стал - они не враги гвардии, о чем сразу же всех предупредил их босс.
     Жетон тихо постучал в дверь и она отворилась - Токс был рядом и прислушивался к шагам в коридоре. Он сразу же определил тяжелую поступь огрина, который не скрывал своего присутствия, хотя мог, а стучащие рядом с ним каблуки сапог Эмилии и бухающие говнодавы Попова ни с чем невозможно было спутать. Хват вошел вслед за Жетоном, глазами обводя помещение. Разум принудительно перевел тело в боевой режим и все ноющие боли отступили - организм в который раз напрягся, чтобы отразить возможную атаку. Огрин тут же увидел сидящего за столом крупного мужика, за спиной которого стояла охрана в бронекостюмах, расслаблено сидящую в кресле Абелину напротив него, стоящего рядом с ней Конота, который мельком взглянул на вошедших и коротко кивнул. Майор Попов задержался у входа, стараясь быть подальше от инквизитора, которую охраняли Сабля и Винт, при этом Хват был уверен, что скитарий держит всех охранников губернатора на прицеле. Канонисса вместе с Превосходящей сестрой Катериной стояла возле колонны, опершись об нее спиной и сложив руки на груди. Она посмотрела на огрина и только моргнула глазами - тот все понял без слов. Это не то место и не те люди, при которых можно проявлять дружеские чувства.
     - Так это и есть тот лейтенант, о котором вы говорили? - громко спросил мужик за столом. - Это ведь огрин, я ничего не путаю?
     - Именно так. - Кивнула инквизитор. - И попрошу вас не относиться к нему как к дерьму - все-таки его рота понесла самые значительные потери, защищая ваши капиталовложения.
     - О, я даже не пытался его оскорбить. - Мужик поднял руки ладонями вверх. - Просто все знают, как в Империуме воспринимаю огринов.
     - Просто относитесь к нему как к равному и проблем не будет. - Произнесла Абелина. - Итак, я бы хотела услышать ваше предложение, ради которого нам пришлось бросить все свои неотложные дела и примчаться сюда и предупреждаю, что оно должно быть действительно важным. - Короткая речь инквизитора была наполнена космическим холодом.
     На ее слова будущий губернатор чуть усмехнулся одними уголками губ. Инквизиторы никогда не меняются, подумал он, разглядывая сидящую перед ним женщину, у которой на левой половине лица кратерами стянул кожу химический ожог. Он знал, кто именно может оставить такую метку и считал, понимал все недовольство Абелины этой встречей - той пришлось демонстрировать свое уродство незнакомым людям. Впрочем, той на мнение губернатора было наплевать - она ждала его слов и тот собрался с мыслями.
     - Во-первых, я должен выразить вам признательность от всего Торгового Дома Донгер за вовремя оказанную помощь во вскрытии этого мерзкого тиранидского культа, который развернулся в результате попустительства местных властей. Со своей стороны я готов вас уверить, что более подобного не произойдет - мы приложим все усилия, чтобы выжечь эту ксеносскую заразу с Кассандры. - Губернатор сделал паузу. - И во-вторых - глава Торгового Дома Донгер приглашает вас, а также всех солдат славнейшей имперской гвардии посетить мероприятия, которые он устроит в вашу честь на Симилле, столичной планете системного сектора.
     - Это что, взятка? - спросила Абелина, подняв правую бровь.
     - Э, простите, я не понимаю, о чем вы? - губернатор искренне удивился.
     - Культ генокрадов развивался здесь не один месяц и даже не один год. - Резко произнесла инквизитор и чуть подалась вперед. - Сколько вы получили сообщений от местных властей и помощников губернатора о том, что здесь происходит что-то странное, что необходимо выслать помощь и проверить население? Что люди пропадают, что арбитры бездействуют, что местная власть не реагирует на сообщения, что чиновники Администратума составляют липовые отчеты? Я могу еще долго продолжать и не поверю, что вы не знали об этом. - Ее указательный палец уткнулся в мужика за столом. - Если вы думаете, что это голословное обвинение, то я предоставлю вам всю собранную мной и моими людьми информацию. Это первое. И второе - я предполагаю, что это сделано было вами намерено - развитие культа и его последующее становление, но вот с какими целями? - Инквизитор уставилась на губернатора, ожидая ответа.
     Тот пожевал губами, размышляя. Он просто не знал об этом - глава Дома вызвал его три дня назад и назначил новым губернатором. Об управлении, экономике и финансах бывший генерал знал только издалека, а в политике вообще не разбирался. И сейчас искал выход из сложившегося положения. Нет, инквизитор его не обвиняла, хотя и могла, раз собрала такую доказательную базу. Но вот радости это генералу в отставке не добавляло. Он вздохнул и сказал:
     - Вы прижали меня к стенке. Послушайте, лучше вам переговорить с главой Дома - я всего лишь его рупор. Я бывший военный, верой и правдой служил Империуму точно также как и вы, вышел в отставку в чине генерала, я ничего не понимаю в этих подковерных интригах. - Губернатор скривил губы и развел руками. - Меня потому и отправили сюда, чтобы провести зачистку - в этом у меня мозгов побольше, чем у этих расфуфыренных аристократов. - Последние слова военный с презрением выплюнул. - Мне выделили штат чиновников, которые должны заменить всех местных и наладить разрушенное производство, чтобы возобновить поставки, ведь сроки поджимают и контракты горят - кто-то может перехватить их и покупатели откажутся от продукции Дома Донгер.
     - Так вот в чем проблема. - Абелина откинулась в кресле. - То есть пока все было хорошо, главе дома не было никакого дела до того, что тут происходит и Патриарх сообразил это быстрее, чем чиновники - он не препятствовал производству продуктов, позволяя забирать товар грузовозам. - Она посмотрела на канониссу. - Возможно, только появление корабля гвардии заставило его вскрыть свои карты, ведь захватив одну планету и создав на ней мощную инфраструктуру, он мог двинутся на остальные миры сектора.
     - Это ведь тираниды, они прожорливые жуки, не более. - Заметил губернатор. - И не могут строить далеко идущих планов
     - Вам приходилось встречаться с ними?
     - Участвовал в двух кампаниях по зачистке. - Кивнул тот. - Мерзкие твари, но не слишком сообразительные.
     - Они приспосабливаются. - Произнесла Абелина. - К нашему миру, к нам, к обществу, используют все возможности для скрытого проникновения и постоянно эволюционируют. И они отнюдь не глупы. Что еще они придумают в будущем на нашу голову я даже боюсь предположить. Но, тем не менее, третьему помощнику губернатора удалось послать весточку в Инквизицию и вот я здесь. И благодарить за то, что Кассандра не превратилась в тиранидский мир вы должны вот этих людей. - Она указала на Конота, Хвата, Попова и канониссу, обведя ладонью помещение. - Раз уж так сильно им задолжали.
     - Об этом вам лучше поговорить с главой Дома Донгер - я всего лишь тупой рубака и исполнитель. - Улыбнулся генерал. - Мне приказали передать послание, я это сделал. Дальше уже ваша забота.
     - То есть Торговый Дом не хочет выносить сор из избы? - громко спросил Хват и на него уставились все. - Я правильно понял?
     - Правильно. - Кивнула Абелина и встала. - Они хотят тихо договориться с нами, иначе не прислали бы приглашение - о гвардии вспоминают только тогда, когда наступила полная жопа и местные власти наложили в штаны, с ног до головы обосравшись. - Генерал широко улыбнулся на слова инквизитора, прекрасно понимая, что она имеет в виду. - Что ж, мы принимаем приглашение вашего главы, оба корабля окажутся на орбите Симиллы через три дня - нам нужно завершить передислокацию техники и пехоты, забрать раненых из госпиталя, пополнить запасы топлива и боеприпасов. Также я хотела бы предварительно переговорить с главой о предоставлении гвардейцам полноценного лечения и обеспечения КАЖДОГО солдата кибернетическим протезом за счет Торгового Дома. Думаю, это будет малая часть оплаты той суммы, что он им должен.
     - Не сомневаюсь. - Кивнул генерал. - Раз уж вы здесь, то не могли бы предоставить мне всю информацию на каких целях стоит сосредоточится?
     - Хват? - спросил полковник огрина и тот подошел к столу, на котором зажглась гололитическая карта Кассандры.
     - Эту цепочку островов стоит зачистить очень тщательно - гнездо Патриарха находилось на этом острове и он мог перебросить свои силы на остальные островки или же оставить законсервированные гнезда. Потом проверка всех коммун, всех жителей под медсканер - среди них могли остаться агенты. И третье - вот эти леса на юго-востоке от столицы. Твари набегали с той стороны.
     - Хорошо. - Генерал кивнул. - Все четко и по делу, уважаю. - Он посмотрел на огрина, потом на инквизитора. - Я предоставлю вам новую технику взамен поврежденной и сделаю все от меня зависящее, чтобы поставить ваших людей в строй, полковник. Могу порекомендовать рекрутинговый центр в столице, где вы сможете принять пополнение - они обучают солдат базовым навыкам перед вербовкой в ряды гвардии. Можете поинтересоваться у главы на этот счет.
     - Так и сделаю, спасибо, товарищ генерал. - Конот привычно щелкнул каблуками, отчего губернатор даже чуть улыбнулся - похвала старому военному была приятна.
     - Извольте откланяться. - Произнесла Абелина. - Нам нужно решить текущие задачи.
     - Вы можете всегда найти меня здесь - просиживать штаны в губернаторском дворце я не собираюсь. - Ответил ей генерал. - Если что обращайтесь напрямую - я извещу своих адъютантов, чтобы они сразу же переадресовали ваш вызов мне.
     Инквизитор кивнула и покинула кабинет в сопровождении свиты и остальных. Когда группа командиров вышла на улицу, то Абелина повернулась сразу ко всем, включив на всякий случай подавитель прослушки.
     - Расслабляться пока рано - несомненно губернатор говорил правду, однако он может быть только пешкой в большой игре и не знать истинных целей. Кому-то нужно было ослабление Торгового Дома и, возможно, культ генокрадов это простые исполнители, а в их столице засели предатели покруче.
     - Должен сказать, что я, как и этот генерал, ни хрена не понимаю в интригах и шпионских играх. - Пожаловался Конот.
     - А тебе и не нужно - думать за вас буду я. - Возвестила Абелина.
     - Нам нужно отправляться на поиски Чаши. - Напомнила ей канонисса.
     - Чаша подождет. - Отмахнулась инквизитор. - Прошло пять с лишним тысяч лет или около того, несколько недель ничего не изменят. Нужно сперва закончить здесь или вы забыли, что согласно приказу поступили в полное мое распоряжение? - На эти слова Симона только заскрежетала зубами. - Итак, я сейчас озвучу свою главную мысль - глава так или иначе пригласит нас на бал, организованный в нашу честь и не надо морщиться так, как будто вы съели лимон, полковник Попов.
     - Я майор, инквизитор. - Ответил танкист.
     - Нет, уже полковник, соответствующий приказ мною был подписан и направлен в Муниторум, они просто не смогут во-первых, отказать, и во-вторых, кто-то должен будет командовать поредевшим восемнадцатым бронетанковым. Все выжившие офицеры и солдаты повышаются в звании, кроме труса Броскена. - Абелина посмотрела на полковника. - Хочешь, чтобы я его расстреляла перед строем как сеющего панику?
     - Просто выгони его, заменим другим, хотя бы тем же сержантом Тигом, который командовал вместо этого ублюдка. - Ответил ей Конот.
     - Согласна, он тоже показался мне толковым командиром. - Инквизитор оглядела присутствующих. - Итак, все кто здесь идут на бал, форма одежды - парадная.
     - Что и даже я? - удивился Хват. - Я ведь вроде как рылом не вышел и вообще тупой огрин. Как-то раз уже сходил, может ну его?
     - Первый блин комом. Ничего, это даже хорошо, - засмеялась Абелина. - Я хочу посмотреть на вытянувшиеся рожи аристократии, которая будет забавно вздергивать носы при виде неотесанного огрина. Ты сделаешь главное - отвлечешь внимание. Ну и на всякий случай присмотришься к публике.
     - Подозреваешь генокрадов? - тут же спросил полковник.
     - Я подозреваю сразу всех и каждого. - Ответила инквизитор. - И хочу, чтобы моя спина была прикрыта. Токс, как всегда, используй маскировку и проработай пути отхода из дворца главы или где он там будет проводить бал - все инструкции и карту помещений получишь позже, я постараюсь предварительно выяснить место встречи у неуемного торгаша. Сабля и Жетон - переодеться и играть влюбленную пару, вам не привыкать.
     - Оружие? - спросил элизианский штурмовик.
     - Как всегда - скрытое. Не мне тебя учить.
     - Понял.
     - Теперь, полковник, вы пойдете со мной как мой кавалер. - Абелина сверкнула глазами в сторону Конота. - Вы не против?
     - Провалюсь я в варп, если подумаю подобное! - заявил тот и присутствующие рассмеялись.
     - Канонисса, вы составите компанию Хвату. Или хотите возразить? - лукаво спросила ее Абелина. - Он может легко играть роль вашего телохранителя.
     - Только перед тем, как идти со мной ему неплохо бы помыться. - Симона посмотрела на огрина и улыбнулась. - А то от него изрядно воняет.
     - Это все потроха тиранидов. - Ответил тот. - Но ты права - сполоснуться не помешает. - Хват сунул нос себе подмышку и шумно вдохнул, совершенно не стесняясь.
     - А что насчет меня? - спросила Эмилия.
     - Вот твой кавалер - полковник Попов. - Указала на танкиста инквизитор. - Вы составите отличную пару, да и по росту вполне подходите.
     - Я не умею танцевать. - Пробурчал тот.
     - А вам и не придется - придете вместе, пошарахаетесь по залу, можете даже нагадить где-нибудь в углу или под столом - я даже поощрю подобное. Расслабьтесь в конце концов. - Абелина улыбалась. - Покажите, что гвардия умеет не только славно сражаться, но и заткнуть за пояс любого аристократа в искусстве выпивки.
     - Это поклеп. - Возразил Конот.
     - Да? А как же твои два лейтенанта, что устроили пьяную драку с гражданскими?
     Полковник не нашелся что ответить.
     - Впрочем, я их прощаю, оба храбро показали себя в бою и достойны награды. Просто мне на балу нужны те, кто выглядит как настоящие рубаки и полковник Попов именно из таких. Поэтому форма одежды - парадная.
     - Эх, придется стряхнуть пыль с моего кителя. - Вздохнул танкист. - Еще знать бы где он валяется.
     - Сошьешь себе новый, денег я дам. - Сказала Абелина и посмотрела на загрустившую Катерину. - А вы, Превосходящая сестра, зовите уже своего комиссара - пойдете с ним туда под ручку. И не надо меня благодарить и так забавно краснеть ушами, думаете, я не догадалась о вашей интрижке?
     - Это не интрижка. - Тихо произнесла Катерина, но инквизитор сделала вид, что не услышала ее.
     - Каждый имеет шанс на свое личное счастье и сестры не исключение, так что прошу вас, канонисса, серьезно ее не наказывать, она вам еще пригодится. - Продолжила инквизитор.
     - Пожалуй, менять такую храбрую и смелую сестру на молодую неумеху я не хочу, так что получит по мягкому месту сто плетей и пускай остается. - Катерина возмущенно посмотрела на Симону. - Шутка, десяти вполне хватит.
     - Еще можно пробить в бубен. - Сказал Хват. - Или в грудную клетку.
     - Так, эти вопросы решили. Сейчас всем отдыхать, полковник, можно вас на пару слов... - Что там хотела инквизитор сказать Коноту Хват уже не слышал - он направился к транспорту, потащив за собой Эмилию, едва услышав приказ отдыхать - башка совершенно не соображала, и майора Попова, канонисса с Катериной увязались за ними следом.
     - Сейчас я хочу одного - добраться до койки и завалиться спать. - Объявил огрин. - Кто со мной?
     - Единственная здравая мысль, прозвучавшая за все время. - Улыбнулся Попов. - Поддерживаю.
     Военные залезли в транспорт и севшая за руль Эмилия погнала машину в сторону казарм - она знала дорогу.

     Лорду-Инквизитору пришел сигнал вызова через засекреченную сеть ретрансляторов, тщательно сохраненную и обслуживаемую отдельным отрядом механикусов. Технология была древней, созданной еще в то время, когда человечество только начинало знакомится с варпом и не умело быстро перемещаться на другой конец галактики, однако посылать сообщение уже научилось. Сигнал не имел задержки и можно было общаться напрямую, пускай даже абонент находился в тысячах световых лет от адресата. Лорд посмотрел на код вызова - к нему обратился один из его личных агентов.
     - Доклад. - Сухо сказал в микрофон Лорд.
     - Приветствую, мой Лорд. - Он услышал ответ той, кого вытащил из застенков своей же организации. - Операция по вскрытию и искоренению культа прошла успешно - весь отчет я перешлю с информационным пакетом. Во время ожидания следующего задания я хотела бы изучить один из ресурсов, что встретила во время своего расследования.
     - Что за ресурс? - поинтересовался Лорд. - Древняя человеческая раса или же любопытный ксенотех?
     - Скорее отголоски прошлого. - Ответила Абелина. - Огрины, мой Лорд, весьма любопытная физиология, которая напоминает подобную у космодесанта, но сходства лишь поверхностны. Требуется глубокий анализ их ДНК, изучение особей на месте, после чего можно будет делать выводы. Предварительно могут только сказать, что применялась технология времен Темного Века, генетические изменения тел идеально сбалансированы.
     - Даже так? - удивился Лорд. - Как насчет лояльности ресурса?
     - Они преданы Императору, но весьма упрямы в почитании своих Богов. Предлагаю постепенное воздействие на их веру с помощью подмены понятий. Со временем мы можем получить полностью подконтрольное нам население.
     - Жесткий контакт исключен?
     - Исход будет не в нашу пользу - в информационном отчете содержатся все записи их действия в бою. Потерять такой ресурс будет очень глупо.
     - Кто-либо еще знает об этом ресурсе?
     - Точно известно, что губернатором субсектора была отправлена туда экспедиция с целью изучения огринов - результаты мне неизвестны. Данные также содержатся в отчете.
     - Кто проводил исследования?
     - Подразделение сестер госпитальер в составе младшего ордена. Утечка исключена - я немедленно распорядилась все засекретить.
     - Всю информацию перешлите мне, все вовлеченные участники должны быть осведомлены о неразглашении, контроль за этим оставляю на вас. Разрешаю вам провести расследование, используйте необходимые для этого ресурсы - соответствующий приказ я отдам лично. С этого момента выходи на связь только со мной, никто не должен ничего знать, особенно в нашей организации. И еще, Джоана, - Лорд назвал инквизитора ее настоящим именем, - постарайтесь форсировать события, что-то начинается в районе Глаза Ужаса, промедление может стоить нам дорого.
     - Я поняла. Разрешите приступать?
     - Начинай. - Отдал приказ Лорд и откинулся в кресле - над поступившими данными стоило тщательно поразмыслить.


Глава 7.



     Два космических корабля, легкий крейсер сестер битвы и эсминец имперской гвардии, который уже до этого уже побывал на столичной верфи, вышли из гиперпространства и неспешно двинулись к темно-серой, почти грязной планете - Симилле, столице системного сектора. Когда-то она была цветущим раем, пока здесь не появился человек и не перестроил ее биосферу под себя, наделав городов и фабрик. Рудные карьеры, глубокие шахты, находящиеся рядом с ними заводы и фабрики, промышленные предприятия и индустриальные гиганты, все они производили столько выбросов в атмосферу, что местным жителям приходилось носить кислородные маски. Ресурсной базы на планете хватило бы надолго, а когда минералы закончатся, то производства не будут простаивать - торговый флот Донгер всегда может перевезти столько груза, сколько им необходимо.
     Хват стоял возле иллюминатора на четвертой палубе, где размещался 102 полк и наблюдал за космосом. Бок планеты уже было видно, кроме него по орбите вращалась крупная станция тороидальной формы, раскинувшая свои причальные штанги далеко в пространство. Сейчас к ней подходил грузовоз, который навскидку превосходил размерами оба корабля вместе взятых. Как огрин определил это, он и сам не понимал, но чувствовал, что судно огромно и в его трюм вполне можно запихать "Зерно" со "Славным" в придачу. Помимо этого по системе передвигались и другие суда, которых Хват не мог видеть, зато отлично лицезрели на своих экранах операторы следящих систем - патрули Торгового Дома тщательно охраняли систему.
     Раз вызов пришел от самого системного губернатора, то на орбитальном терминале уже были зарезервированы два места под стыковку - генерал-губернатор Кассандры передал всю информацию на столичную планету о прибывающих войсках. Конечно, присутствие сестер битвы немного обескуражило главу Дома, однако он не стал отказываться от своих слов и отдал все необходимые распоряжения. Сейчас, по протоколу, состоится высадка имперских войск, которые парадом пройдут по главной улице столицы Симиллы - Каранара. Полковнику Коноту были переданы все инструкции и он заставил своих лейтенантов, часть из которых уже перевели в капитаны, вызубрить их на зубок. Строевой подготовке гвардейцев учили едва ли их нога коснулась бетонной площадки учебки и проблем с этим быть не должно, но вот с огринами... однако Хват заверил полковника, что все пройдет нормально. Он за эти несколько часов, что длился гиперпереход немного потренировал свою роту, чтобы не ударить в грязь лицом перед гражданскими. В строй встали не все - тяжелораненые плохо выздоравливали и их после парада перевезут в столичную лечебницу, точно также как и пострадавших гвардейцев. Медперсонал был уже предупрежден, сестры госпитальер будут присутствовать при лечении точно также как и огринские медики, старшей над которыми Хват назначил Веселушку. Их было-то всего пять человек - двое парней и три девушки, причем первые выступали в качестве санитаров и "подай-принеси" - вся работа по лечению ложилась на плечи трех "хрупких" созданий. Впрочем все они были дочерями шаманов и кроме употребления ранеными взваров и отваров внутрь использовали заговоры. Просвещенный человек назвал бы это дикарскими обычаями и вообще призвал бы Инквизицию на головы нелюдей, поэтому крыло больницы, где расположили огринов, решено было закрыть для любопытных медсестер из человеческого персонала. Ибо сестра Магнолия заинтересовалась, почему во время шепота Веселушки ткани лежащего перед ней пациента начинают регенерировать в разы быстрее, кровь увеличивает свой ток, а значительная часть поврежденных клеток самовосстанавливается. Но как только подключаешь соответствующую медаппаратуру или проводишь сканером по телу огрина, то процесс замедляется, а то и вовсе останавливается. Слышавшая про психические техники эльдар, которые также могли излечивать пациентов, Магнолия даже не сравнивала их с огринскими, потому что громилы явно не тянули на древнюю человекоподобную расу. Но разобраться в вопросе ей очень хотелось, чему девушки-лекари явно сопротивлялись. До чего довели бы раненых эксперименты настырной медсестры никто не знал, если бы не пришел Хват и не выставил ее за дверь вместе со своим оборудованием - Магнолия упросила канониссу оставить ее на "Зерне". Понятно, что госпитальер обиделась на огрина, однако после с досадой поняла, что была слишком настойчива и пришлось уступить огринским практикам. На ее вопрос, а с человеком они могут точно также, Веселушка ответила:
     - Нужно образы крови изучать - свои-то мы хорошо знаем.
     - Что за образы крови? - с любопытством спросила Магнолия.
     - Ну-у-у, - протянула лекарь, явно не зная как объяснить несведущему человеку истины, понятные только ей, - это как ваше медоборудование - я смотрю на раненого, вижу, что его кровь испорчена и начинаю ее чистить, произношу заговоры и она обновляется. А за этим и плоть тоже начинает восстанавливаться, вспоминает свое былое состояние до пореза или раны. Но это все не так просто, нужно сосредоточиться, распознать образ, а то и навредить можно. Шаманы лучше умеют, я ведь только училась этому и еще не все секреты познала.
     Из чего Магнолия сделала вывод, что своим бубнежом огрины создают звуковые колебания, которые влияют на природные вибрации клеток - про это медсестра знала. Аппараты восстановительной терапии использовали ту же методику - пациента клали на ложе, подключали к сканерам и начинали обрабатывать звуками различной частоты. Иногда помогало. Что ж, выходит, что и у людей эти образы крови есть, только они разные и нужно очень точно настраивать аппаратуру, чтобы не калечить пациента. Но как огрины узнают в какой именно тональности нужно произносить эти их заговоры, ведь на первый взгляд воют на одной ноте? Дикарская бредятина, не иначе, но Магнолия видела, что это работает и это еще больше вгоняло ее в ступор.
     Огрины привели себя в порядок, почистили броню и постирали одежду, стволы лазганов сверкали как у кота яйца, мультимельты заняли свои места за спиной рядом с холодным оружием каждого. Лазпистолеты и болтеры покоились в кобурах на бедрах тех, у кого они были. Хват отвернулся от иллюминатора и оглядел свое воинство - орлы! Его самого сразу повысили до звания капитана, Жила стал ап-лейтенантом, командиром второй роты назначили Шороха и дали ему лейтенантское звание, многих рядовых повысили до капралов и сержантов. Рота огринов сократилась почти вдвое, но своей боеспособности не потеряла, наоборот, парни привыкли к дистанционному оружию и его разрушительной мощи, переняли тактику действия в городе и тесных помещениях. Огрины быстро адаптировались к незнакомой обстановке и учились по ходу действий. И это явно шло им на пользу.
     Полковник Конот распределил очередность прохождения рот - впереди пойдут все человеческие, нелюди замыкающие, потом танкисты полковника Попова, куда вольются взвода майора Смоляка. После тяжелых машин пройдут "Стражи" капитана Симонса и уже затем 54 артиллерийский в полном составе. Капитан Блад также получил звание майора и на него обрушился весь вал бумажной документации, разгребать завалы которого он не имел никакого желания. Пришлось выделить для этого несколько усидчивых ратлингов из хозвзвода Смока, Конот даже временно перевел их в адьютанты лишь бы занимались бумажками и те с энтузиазмом взялись за дело - к рутинной работе им не привыкать. Ратлингов, понятное дело, нужно было контролировать, а то наворотили бы там, однако Конот уже убедился, что вороватые коротышки на самом деле не были такими уж клептоманами, каковыми их считали в мирах Империума. Нет, некоторые определено страдали симптомами воровства, но командиры вовремя били их по рукам, так что с этой стороны все было нормально. Сами ратлинги должны были топать впереди огринов, а то за ними малышей вообще никто не увидел бы.
     - Помните, народу на улицах будет много. - Наставлял Конот. - Все будут орать и свистеть от восторга, так что не надо шарахаться. Здесь редко когда проводят парады гвардии, поэтому подобное событие будет обязательно освещено в прессе и пикточерепа журналистов будут порхать над нами. Не надо их сбивать на лету, Хват, тебя и твоих парней это особенно касается, а то устроите там пальбу, потом от позора не отмоемся.
     - Да что мы, тупые что ли? Все понимаем. - Ответил на это командир роты громил.
     - Я-то знаю, что с мозгами у вас все в порядке, но люди считают вас тупыми и начнут хохотать или показывать пальцами, если вы сделаете что-нибудь не так. - Конот смотрел на Хвата. - Не надо на них реагировать.
     - Может нам вообще на парад не ходить? - с надеждой спросил тот.
     - Не выйдет - вы часть полка и главные герои, только массам об этом знать не обязательно, а во власти кто надо уже и так в курсе. - Пояснил полковник. - Это честь для гвардейца - пройти парадом по освобожденному городу. Правда, этих никто не захватывал, но все же, столичная планета. В общем, час терпения и позора и все свободны. - Улыбнулся Конот. - Казармы для нашего размещения уже готовы, нам предоставили неделю для изучения города, отдыха, прогулок по нему, пока все наши солдаты не встанут в строй и мы не наберем новых, получим технику и вооружение - за все платит Дом. Точно также как и сестры - к ним должно прибыть пополнение из Схолы. Как дождемся, так и двинем на поиски Чаши. - И мельком взглянул на огрина. Абелина поделилась с ним своим разговором с Лордом-Инквизитором и полковник был в курсе - он умел держать язык за зубами. - Это всем ясно?
     - Так точно! - громыхнул строй глоток офицеров, стоящих перед командиром.
     - Разойтись.
     И вот сейчас предстояло пройти по станции, загрузиться в челноки и спуститься на планету - своим транспортом Торговый Дом запретил пользоваться гвардии, они предоставили местные суда. Что ж, хозяин - барин, Хват не переживал по этому поводу. Когда корабль едва ощутимо ткнулся в причальную штангу и магнитные захваты подтянули к себе корпус, в шлюзовой камере сравнялось давление и двери распахнулись, то первые гвардейцы уже ступили на орбитальную станцию. Солдаты в указанном полковником порядке покидали судно, чтобы не создавать толчею, как гражданские, которые все время лезут вперед, ругаясь и давя более слабых, как будто боятся не успеть на уходящий к планете транспорт. Здесь все было четко и по уставу: поступила команда - все вышли. На случай парада гвардейцам выдали новенькую броню и форму, заменили оружие, у кого оно имело потрепанный вид - солдаты привыкали к своим лазганам и расставались с ними крайне неохотно, все же пушки не раз спасали им жизнь. Тяжелораненых и нуждающихся в протезировании перемещали на станцию под присмотром сестер госпитальер - ресурсов корабля канониссы не хватало, чтобы "починить" всех, но Абелина оговорила этот вопрос с главой Торгового Дома и тот пошел ей навстречу, пообещав полное содействие. Вот только документально это не было подтверждено и инквизитор вполне себе серьезно опасалась того, что тот может забрать свои слова назад. Так что ротой Тихонького пока временно поставили командовать повышенного до звания сержанта Драга, который, хоть и был ранен, но выздоровел раньше командира, который остался без ноги. Конот пообещал лейтенанту что тот станет капитаном и сдержал свое слово, точно также как и намеревался сдержать и другое данное им раненому - тот вскоре будет ходить на своих ногах, пускай и протезах, но зато самых лучших. Гвардейцы часто навещали своих раненых товарищей и каждый горячо заверял их, что командиры не спишут их как инвалидов, а для начала полноценно вылечат, а уже потом предоставят выбор - покинуть ряды гвардии или же остаться. Ни один не высказал желание сбежать. Ну, может быть кроме двоих-троих симулянтов, которым оторвало конечности в результате негативного влияния на них кармы. Что заработали, то и получили. Броскена опять же перед всем строем лишили звания за трусость и выгнали из гвардии, причем рука комиссара Марша, который и зачитывал приговор, так и тянулась к рукояти лазпистолета, а стоявшая рядом с ним Эмилия, сузив глаза, гневно смотрела на мерзкого лейтенанта - он явил наглость подкатывать к ней. Многие с удовольствием прикончили бы бывшего лейтенанта, но инквизитор своей властью запретила, пояснив, что убийство самый простой способ. Вот перевоспитать человека - для этого нужно приложить усилия. Но она понимает, что такой как Броскен вряд ли изменится, поэтому его лучше выгнать сейчас, чем он принесет проблемы потом. Почему его не послать в штрафбат? Потому что там он подставит подразделение еще быстрее, чем в обычном полку гвардии и погибнет много людей. Так что пускай бежит без оглядки - если примется за старое, то судьба сама с ним разберется. Броскен вздохнул с облегчением, когда узнал, что его не расстреляют и не отправят сражаться с хаоситами, спешно собрал манатки и покинул казармы, скрывшись в неведомом направлении. Ну и хрен с ним. Его место занял сержант Тиг, которому пришлось дать звание лейтенанта. В этой кампании против тиранидов многие получили новые шевроны, однако и гвардейцев погибло тоже немало - из восьми тысяч осталось в живых пять с половиной, причем раненых было примерно поровну с получившими мелкие царапины и бегающими на своих двоих солдатами. Таким образом численность представляемой на параде гвардии составляла едва треть от ее списочного состава, точно также как танкисты и артиллеристы.
     Сестры битвы тоже участвовали в параде, шагая позади гвардии, а пилоты истребителей и перехватчиков должны были пройти над главным широким проспектом и запустить хлопушки, чтобы порадовать гражданских зрелищем и мощью имперской армии и флота. Сестрам канониссы редко когда приходилось участвовать в парадах, поэтому она тренировала их до седьмого пота, добиваясь слаженности действий. Девчонкам приходилось несладко, но они терпели и понимали, какая это ответственность - пройтись по улице города перед его гражданами.
     Хват вел свой отряд по станции, высокие потолки которой позволяли передвигаться без проблем. Для гвардейцев очистили коридоры и те прошли на посадку без препятствий - гражданские поворчали для приличия и удалились по своим делам. Пилоты орбитальных челноков получили разрешение на взлет как только загрузились войсками. Их задачей было всадить полк в космопорту, где солдат уже ждал транспорт, выделенный для нужд гвардии главой Дома. Он и доставит их к месту, откуда начнется парад. С корабля на бал так сказать.
     Местные работники с удивлением и изредка презрением в глазах смотрели на проходящих мимо них огринов, когда те грузились в транспортники. Ратлинги, впрочем, удостоились такой же чести, но Смоку и Кроху было на это наплевать, также как и Хвату, пускай что хотят, то и думают. Когда расселись, то Молчун наклонился к вождю.
     - Почему они так на нас смотрят?
     - Как на дерьмо? - уточнил Хват его вопрос и тот кивнул. - Потому что их так научили.
     - Но мы же спасли их планету от вторжения. - Искренне не понимал Молчун. - Разве можно так к нам относиться?
     - Мы спасали не эту планету, а другую. - Ответил ему Хват. - На которую им всем также наплевать как и на нас. Простой работник не видит дальше своего замкнутого мирка, в котором живет - работа, дом, жена, дети, зарплата и так далее. Как только его коснется война, вот тогда он забегает и будет боготворить тебя, если ты мимоходом спасешь его тушку. А пока этого не случилось, то на тебя можно плевать, ты же нелюдь, дерьмо по сравнению с тем, кто родился человеком. Так что, Молчун, не бери в голову.
     - Как же так? - недоумевал тот. - Я считал, что все люди такие же как наши соратники-гвардейцы.
     - Ну, просто нам повезло столкнуться с лучшей частью человечества и она оказалась в гвардии. - Пожал плечами Хват. - Заметь, не все из гражданских - дерьмо. Когда мы шарились по Кассандре, то нам всегда помогали, вежливо указывая дорогу, или те же работники коммуны - там на тебя смотрели как на спасителя. - Вождь хмыкнул. - Но у них обстоятельства были другими. А так, пожалуй, большинство людей считают тебя за дерьмо. Просто наплюй на их мнение - лучше или хуже ты можешь стать только в глазах своих родичей, которые судят тебя по поступкам твоим, а не по лживым наветами и клевете.
     Молчун вроде бы успокоился, однако продолжал размышлять над словами вождя, вспоминая эпизоды общения с гражданскими, которых было немного. Потом он вспомнил, как глава коммуны, рискуя жизнью, успел передать сообщение о нападении и не закрылся в бункере, хотя мог - он возглавил атаку на тиранидов и погиб, пускай и не умел как следует обращаться с оружием. Его смерть была храброй, он сделал главное, чуть задержал тварей до прибытия гвардии и огринов и выиграл время для женщин и детей, которые успели скрыться в горе. Разве это не характеризует его как смелого человека? У него был выбор и он сделал его, защищая свой дом с оружием в руках, а какой выбор сделают эти люди, которые сейчас брезгливо смотрят на огринов? Смогут ли они точно также взять оружие в руки, когда враг постучится в их двери или станут умолять его о пощаде на коленях? У Молчуна не было ответа и он уже хотел спросить об этом вождя, как машина тормознула - приехали к месту начала парада.
     - Строится! - громкий голос Хвата разнесся над машинами и кроме огринов технику начали покидать гвардейцы.
     - Держим дистанцию!! - был слышен крик Конота. - Офицеры впереди, солдаты на три шага позади!! Холан, куда ты встал?!! Я тебе сто раз говорил, что ты, мать твою, офицер, а не сержант!! Встань вперед, чучело!! Так, это кто там харкнул?! Прекратить немедленно!! Не чесаться во время парада!! Если опозорите меня - сгною!! - Все понимали, что полковник нервничает не хуже остальных и давали ему возможность проораться. - Выровняли ряды, стоим, ждем, когда подтянутся танкисты и артиллерия! Я отдам команду и пойдем с левой ноги, все запомнили?! С левой, вашу мать, а не как попало, вы не на передислокации!! Всем ясно?!!
     - Так точно!
     - Ух, доведете меня. - Полковник рысью пробежал по рядам, проверяя готовность гвардейцев, поправляя на солдатах форму и измеряя в пальцах наклон каски от бровей. - Вроде все в порядке.
     Позади стоящих солдат появились танки - полковник Попов собственной персоной торчал из люка, схватившись за закраину. Он оглядел ряды гвардейцев и отдал команду тормозить точно в десяти метрах от крайнего воина - дальномер не подвел, четко выдав расстояние. Позади танков замерли шагоходы Симонса - сам командир сидел за рычагами первого из них. Машин было всего четыре штуки - все остальные уничтожены в результате боев. Приказ на получение новой техники уже был подписан и вскоре на Симиллу должны были доставить с соседнего Балтазара заказанные машины. Новоиспеченному капитану предстояло их принимать, проводить диагностику и гонять на полигоне, изучая технику - эти модификации немного отличались от тех, на которых привыкли служить его пилоты. Торговый Дом купил лицензию на производство "Стражей" у механикусов, внес свои изменения и даже занимался их поставками другим Домам. Так все были вооружены ракетными комплексами и автопушками с увеличенным боезапасом, а лазерных дальнобойных орудий было немного - командиры отрядов "Стражей" Торгового Дома воевали в основном в городах-ульях, подавляя восстания гражданских или же разбираясь с еретическими культами и там применение орудий ближнего радиуса действия было оправданным. Симонс же, ознакомившись в ТТХ, побежал к Дециму с предложением о частичной замене оружия и переделке, так что механикусы на параде не присутствовали - они занимались своим любимым делом - проектированием. Так что сейчас капитан построил оставшиеся машины треугольником - сам впереди, трое позади. За ним, лязгая гусеницами, медленно катились гаубицы Блада. Гвардия пойдет пешком и тяжелые машины вполне успешно будут двигаться с их скоростью.
     Когда все собрались, то полковник Конот связался с распорядителем парада и дал отмашку своим войскам. Идущая первой рота сержанта Драга, который заменял раненого командира Тихонького, качнулась и задала темп всем остальным. Рядового без слов перевели в сержанты, будь воля Конота он дал бы ему лейтенанта, но такого мощного карьерного прыжка в Муниторуме не поняли бы, так что пришлось обойтись сержантским званием, впрочем Драг был рад и этому. Гвардейцы некоторое время привыкали к строевому шагу, вспоминая закрепленные навыки, потом выровнялись и все пошло как по маслу. Когда передовые части вывернули из-за угла высокого здания, то были встречены восторженным ревом собравшихся граждан столицы. Проспект был ярко освещен фонарями, потому что затянутое как всегда серое небо не давало столько света, сколько нужно. На лицах солдат и гражданских красовались дыхательные маски - концентрация вредных веществ в воздухе превышала все допустимые нормы, но люди уже привыкли и не обращали внимания. В жилых комплексах воздух проходил через систему фильтров и очищался - Торговый Дом относительно заботился о своих сотрудниках и работниках, поощряя рождаемость и обеспечивая медицинской помощью. Торгаши умели считать деньги, в том числе и те, которые тратились на обучение молодого персонала. Даже старикам предоставляли работу, позволяя им трудится на тех должностях, которые не требовали сильных физических усилий, ведь это тоже приносило прибыль. Шестеренки торговой машины крутились и вовремя смазывались и даже возможное вторжение не могло заставить остановится этот механизм.
     Конот шел впереди, одетый в парадную форму, четко выстукивая каблуками сапог ритм. Его глаза пробегали по лицам людей, некоторые искренне радовались параду и тому, как шли гвардейцы, для некоторых это была принудиловка и они ждали, когда же все закончится, а некоторые, но таких было немного, со злобой на физиономиях наблюдали за прохождением войск. Похоже, здесь тот еще гадюшник, подумал полковник, автоматически ставя ноги и продолжая размышлять. Возможно, Абелина и права, что все это нужно для того, чтобы пустить пыль в глаза, заставить врагов поверить, что гвардия не дремлет и в любой момент может выкорчевать мерзкую заразу ереси и отправиться дальше. Какой именно культ мог пустить здесь корни полковник не знал, но уже внутренне готовился к неприятностям на балу.
     Кто-то из толпы метнул к ногам солдат букет цветов. Хват заметил движение в воздухе и его рука сама выдернула болтер из кобуры, а аугментика глаза тут же вычислила метателя. Им оказалась совсем мелкая девчушка, девочка, еще получавшая образование. Она искренне радовалась тому, что видит и сделала это от души, даря гвардейцам букет. Возможно действие громилы кто-то и заметил, но пальцем показывать не стал, да и сам огрин быстро сунул оружие обратно в кобуру, продолжая шагать. Этот душевный порыв едва не стоил ей жизни, подумал он, наблюдая, как стоящая рядом мать или бабушка выговаривает девчонке, а та стоит с виноватым видом. Я совсем не знаю гражданских, думал Хват, не знал их и раньше, не знаю и теперь. То, что для них нормально, я воспринимаю как возможную агрессию или же нападение. Нужно держать себя в руках и следить за парнями, а то наворотим таких дел, которые потом не расхлебать.
     Букеты, слава Императору, больше никто не метал. Этот быстро затоптали и цветочки с белоснежными лепестками превратились в кашицу под ногами. Проспект был широким и длинным, но Хват сам не заметил, как они его миновали и за углом крупного административного здания гвардейцев уже ждали те самые транспорты, что привезли их сюда. Водители быстро переехали по параллельным улицам и, получив указания, ждали своих пассажиров. Полковник Конот вздохнул с облегчением, когда солдаты начали рассаживаться по машинам - официальное мероприятие закончилось и сейчас гвардейцев отвезут в казармы. На улицах немного потемнело - яркость освещения снизили, тучи наползли на город и начал накрапывать мелкий кислотный дождик. Все жители тут же скрылись в домах, а транспортеры нырнули на нижние уровни города, скрываясь от едкой химии. Оказывается под бетонными автострадами и высотками прятались жилые районы с магазинами, лавками, мелкими производствами и кабаками. Водители хорошо знали город и вскоре доставили пехоту в казармы, тогда как танкистам и артиллеристам пришлось тащиться под дождем по опустевшим улицам.
     Хват вошел в казарму, проверяя все ли вещмешки доставили в целости и сохранности - людям он не доверял точно также как и его соплеменники. Каждый кинулся проверять свои запасы. И если между собой они никогда друг у друга не воровали, то доверять в этом деле незнакомцам совершенно не собирались. Пока огрины разоблачались, снимая броню, размещаясь на койках, идя в душ и готовясь к ужину - парад был назначен на послеобеденное время, то в казарму к ним заглянула канонисса, выглядывая фигуру вождя. Огрины сняли маски, бродили голыми по пояс и среди мускулистых громил, которые для Симоны были все на одно лицо, определить вождя было сложно. Ее заметили и окликнули своего лидера - все догадались кого именно она высматривает. Хват подошел к ней с полотенцем через плечо - собирался в душ. От тела огрина исходил терпкий запах, но он был не неприятной вонью, как ожидала канонисса - она еще полуголым его не видела, все время в броне и заляпанного кровью врагов - так мог пахнуть обычный здоровый человек, занимающийся физическим трудом.
     - Через два дня нам надо быть на балу у главы Дома. - Тут же начала канонисса с порога. - В чем ты собираешься туда идти?
     - Можно в броне или оденусь в шкуры. - Пожал огрин плечами. - Мне все равно, я ведь тупоголовый дикарь и должен выглядеть соответствующе.
     - Нет, так не пойдет. - Упрямо тряхнула волосами Симона. - Завтра мы идем в ателье. И возражений с твой стороны я не приму - для меня бал такое же событие как и для тебя, происходит впервые и я не хочу показать перед аристократами всех сестер битвы как обыкновенных рубак. Мне наплевать на их мнение обо мне лично, но не наплевать на мнение об ордене в целом. А раз инквизитор назначила тебя в мои кавалеры...
     - В телохранители вообще-то. - Поправил ее Хват. - И я могу быть официально на приеме в броне.
     - Я этого не хочу. - Тихо сказала Симона, глядя огрину прямо в глаза. - Воинов и без тебя хватает, а вот кавалеров днем с огнем не сыщешь. Особенно под мой рост. - Канонисса ждала ответа.
     Хват посмотрел на нее словно оценивая, потом вздохнул и буркнул:
     - Ладно, пойду туда в костюме, как ты хочешь. Только нужно сразу же пришить петельки под оружие.
     - Ты сам - оружие. - Заметила Симона, мысленно уже одевая громилу в камзол и брюки. - Рукоять твоего болтера будет выпирать и под костюмом заметно.
     - Я возьму кинжал и пару метательных ножей - добыть пушку я сумею. - Ответил ей Хват. - Да и тебе бы не помешало скрытно разместить лазпистолет.
     - У меня для этого есть ноги и не придется пихать его в сумочку. - Усмехнулась Симона и тут же закусила губу. - Проклятье варпа, я совсем забыла об этой штуке! Так, встречаемся завтра в девять, хорошо?
     - А где? Ты уже изучила это место? - Хват обвел казармы рукой. - Я вот еще нет.
     - Мы заняли левый ряд казарм, вы - правый. Встретимся у выхода в гараж.
     - Хорошо. - Кивнул огрин. - До завтра.
     - Не опаздывай.
     - Что от тебя хотела эта святоша? - с неприязнью в голосе спросила Веселушка, подходя, и это насмешило Хвата.
     - Предложила завтра прошвырнуться по магазинам.
     - И что это значит? - глаза девушки сузились.
     - Только не надо наводить на нее порчу - я вижу, что именно это ты и собираешься сделать. - Серьезно сказал Хват, беря ее за плечи и разворачивая к себе. - Это насчет подготовки к балу у главы, нужно выглядеть соответствующе проклятому человеческому этикету, то есть обрядиться в костюм и повязать галстук.
     - Ты будешь выглядеть смешно и непривычно - повседневная одежда удобная. - Произнесла Веселушка.
     - Для нас - да, но не для людей. - Покачал головой вождь. - И вообще, вождь я или нет?! - спросил он слишком громко, так что многие повернулись в их сторону, ожидая продолжения. - Как решу, так и будет!
     - Успокойся, вождь. - Со смехом в голосе произнесла Веселушка. - Просто мне не нравится, что эта святоша постоянно крутится возле тебя. - Добавила она уже тише.
     - Ревность?! - изумился Хват и украдкой оглянулся по сторонам, все остальные вроде как занялись своими делами, но держали ушки на макушке, да еще и Эмилия, услышав недовольные нотки в голосе Хвата, поспешила на разборки. - Не ожидал от тебя, честно. Разве я достоин такой красотки как ты? Одноглазый и без руки? - он попытался все перевести в шутку.
     - Это уже мне решать. - Твердо сказала Веселушка. - Для того, чтобы сделать ребенка у тебя все на месте, не оторвало, я проверяла.
     Хват аж поперхнулся от такой откровенности и замолчал, не зная что сказать, а вот девушка явно была довольна тем, что заставила вождя смущаться. Эта маленькая месть была приятна, но потом в душе заняло чувство вины за то, что она выставляет командира перед остальными дураком и это вытеснило бабскую дурь из головы.
     - Прости, я не хотела этого говорить, просто... эх, все так сложно.
     - Что сложно? - спросила Эмилия, подходя. Она услышала последние слова Веселушки и хотела вникнуть в суть разговора.
     - Я знаю закон. - Произнесла девушка на поморском, чтобы комиссар не поняла. Язык немного отличался, вроде как диалект, но для комиссара, которая понимала с пятого на десятое сойдет. - И он прав, но ничего не могу с собой поделать.
     - Держи свои чувства при себе, нехорошо когда вождь первым нарушает закон, который обязался хранить и соблдать - это приведет к вседозволенности. Не показывай их так явно, многие и так уже догадываются. Я ведь не слепой, я все вижу. Считай, что мы находимся в дальнем и долгом походе, вокруг враги и помощи ждать не откуда, надеяться можно только на себя. - Он посмотрел на обидевшуюся Эмилию, которая не понимала новую тарабарщину и сказал на обычном имперском. - Прими мой совет и не заходи за черту.
     - Ты обрекаешь себя на одиночество, вождь. - Упрямо сказала Веселушка на поморском. - Так поступать не следует - ты можешь погибнуть в любой момент, как это произошло с Горой, Костью, Тараном и многими другими отважными воинами. Они не оставили потомства, лишили наш род своей храброй крови и это приведет к вырождению.
     - Я знаю, но таковы правила. - Вздохнул огрин. - Я вождь. - Хват ткнул себя большим пальцем в грудь. - Вы выбрали меня им, я не стремился к власти и я не могу принадлежать кому-то одному - я принадлежу сразу всем. И думаю сразу за всех, и потеря каждого из вас серьезно ранит меня. - Он смотрел в глаза Веселушки, пытаясь внушить ей эту мысль. - Когда ты поймешь это, то повзрослеешь, сейчас же передо мной стоит взбаламошенная девчонка, которая думает не головой, а другим местом. Так?
     - Я...
     - Так?! - повысил голос Хват.
     - Да. - Тихо отозвалась Веселушка.
     - Тогда разговор окончен. - Жестко произнес капитан и посмотрел на Эмилию. - Вот так приходится воспитывать некоторых забывчивых особ.
     - Что случилось? - спросила комиссар.
     - Так, ерунда. - Отмахнулся огрин и посмотрел на девушку. - Кстати, ты ведь идешь на бал к главе, а платье соответствующее у тебя есть?
     - Есть. - Гордо ответила Эмилия и тут же вспомнила с каким выражением лица на нее смотрели тетки-аристократки в губернаторском дворце на Кассандре, это захолустной планетке и тут же помрачнела. Местные расфуфыренные барышни точно обольют ее с головы до ног холодным душем презрения и брезгливости. Все эмоции были отчетливо написаны на ее лице, так что Хват все понял.
     - Идешь завтра с нами по магазинам - канонисса будет подбирать себе платье, да и на меня индивидуально сошьют костюм. И нужно еще вытащить полковника Попова, а то заявится в своем старом кителе или танковом комбезе, каково тебе будет с таким кавалером?
     - Но для этого с ним нужно встретиться. - Пролепетала комиссар. - Хват, можно я пойду с тобой, а канонисса - с майором! - она ухватилась за руку огрина как утопающий за соломинку.
     - Слишком заметно. - Покачал головой тот. - И потом, ты хочешь нарушить приказ инквизитора?
     - Просто майор такой старый. - Пробурчала Эмилия и громила захохотал.
     - Если его причесать и приодеть как любого мужика, то он будет еще очень даже ничего. - Хват лукаво посмотрел на комиссара. - Не кисни, Попова тоже с собой возьмем. Я подозреваю, что к походу могут присоединиться и инквизитор с полковником. Бери пример с них - совершено никого не стесняются и ведут себя естественно.
     - Вот именно. - Вставила свою шпильку Веселушка.
     - Сгинь. - Махнул на нее рукой Хват. - Ты наказана, будешь сидеть в казарме безвылазно.
     Девушка надулась, но потом поняла, что вождь так шутит, да и подруги уже подскочили - им страсть как хотелось узнать что же там произошло между ней и вождем. Бабье совсем распоясалось, подумал Хват, глядя на то, как они перешептываются в углу, нужно подтянуть дисциплину в подразделении.
     - И потом, проверь раненных. - Заметил огрин. - Их должны были доставить в госпиталь на планету. Найди эту вездесущую Магнолию, она покажет где именно их разместили.
     - Где же я ее найду?
     - Обратись к сестрам - они подскажут. - Хват с хитринкой во взгляде смотрел на медика. - Давай, шевелись, до ужина успеешь. И своих подружек тоже забери - помогут.
     - Как прикажешь, вождь. - Язвительно ответила Веселушка и покинула казарму в сопровождении еще двоих.
     - Еще одна Заноза, - сказал, подходя к комиссару и вождю Шорох. - Я смотрю, тебе не слишком удалось вправить ей мозги? - перешел он на поморский.
     - Встряска не повредит. - Ответил тот. - Но ведь не успокоится, настырная, как ее папаша. - Вздохнул Хват.
     - Верная, честная, храбрая, - стал загибать пальцы Шорох. - Зачем сопротивляешься?
     - Уступаю. - Засмеялся Хват, а потом добавил серьезно. - Не время и не место.
     Тот согласно кивнул.
     - Забыв обычаи, мы забудем кто мы. - Шорох задумался о своем. - Так сделали людоеды и ты знаешь, в кого они превратились.
     - Поэтому и не хочу того же для вас. Покинув свою родину мы столкнулись с чужими обычаями и верованиями, которые могут легко занять место наших, потому что слишком соблазнительны. Молодые этого не понимают и впитывают всякую ересь.
     - Ты сам молодой. - Усмехнулся огрин. - А ведешь себя как мудрый вождь. У тебя даже детей нет, открой свой секрет, Хват, как тебе удается?
     - Он прост. - Пожал плечами тот. - Я слишком рано повзрослел.
     Шорох насупился, вспомнив историю вождя. Он положил руку огрину на плечо, мысленно разделяя с ним скорбь.
     - Я горд тем, что иду за тобой, вождь. - Сказано это было серьезно, без пафоса. Шорох на самом деле так считал. Хват просто кивнул ему в ответ, принимая.
     - На каком языке вы говорили? - спросила любопытная Эмилия, пытаясь скрыть свою досаду.
     - На поморском. - Ответил громила. - Языке береговых жителей.
     - И зачем это надо было скрывать от меня?
     - Потому что это наше личное дело, не твое. Извини, комиссар, но все тебе знать о нас не обязательно. - Хват посмотрел на Эмилию. - Не огорчайся, у нас нет от тебя секретов, но кое-что принадлежит только нам, ты просто не поймешь.
     - Так объясни, может быть пойму. - Упрямо тряхнула волосами девушка.
     - Чтобы понять, нужно родиться одним из нас. - Ответил Хват. - В Империуме другие порядки, ты воспитана по-другому, для тебя это может показаться дикостью и невежеством, но на нашей боевой подготовке это никак не скажется, уверяю тебя. И на лояльности Императору.
     - Я думала, что вы приняли меня. - Обиженно пробурчала Эмилия и Хват засмеялся.
     - Ты действительно этого хочешь?
     - Да!
     - Комиссар хочет войти в нашу дружную семью! - крикнул огрин и все в казарме повернулись на его голос. - Ну, как считаете, устроим ей испытание?
     - И тогда я смогу взять ее в жены? - спросил кто-то, кажется Пятка.
     - Конечно.
     Эмилия от подобной перспективы пришла в ужас. Она испугано посмотрела на Хвата, на остальных огринов, которые ждали ее реакции и чуть отступила назад, попытавшись спрятаться за фигуру вождя, когда грянул оглушительный хохот. Смеялись все и не над комиссаром, как подумала Эмилия, а над славной шуткой вождя, ведь никто серьезно не рассматривал мелкого человечка в качестве жены. Девушка готова была уже провалиться под землю и намеревалась выскочить из казармы, чтобы сгореть от стыда где-нибудь в укромном уголке, но Хват ловко поймал ее за руку.
     - Не спеши, это шутка. - Огрин улыбался. - И никто над тобой не смеется, уважать меньше тебя не перестанут. Даже над вождем могут подшутить, он ведь после этого злобу таить не будет, если не дурак, также поступай и ты. Если над тобой шутят, значит тебя уже приняли в семью. Просто ты не знаешь всех наших обычаев и ритуалов, поэтому к тебе относятся немного снисходительно, как к новичку - многое прощают. А насчет принятия в род, - он задумался, - ритуал действительно есть, но для этого мы должны вернуться на родину - на чужбине его не проводят.
     - Почему? - Эмилия видела, что огрины, повеселившись, вернулись к своим занятиям.
     - Воздух не тот, окружение не то, все не то. Родные горы сил придают. - Хват пошевелил пальцами в воздухе. - Лучше спроси у Веселушки, она дочь шамана, она многое знает, - произнес он и потом добавил, - но не все понимает.
     - А что это за испытание? - любопытство победило гордость и обиду.
     - Для мужчин - убить паразита или мохнача, поохотится на червя. Для девушек - ублажить вождя. - Хват растянул губы в улыбке. - Шутка.
     - Дурак. - Покачала головой комиссар, сообразив, что огрин снова над ней посмеялся.
     - Ну, что есть, то есть, у меня этого не отнять. - Развел тот руками. - А если серьезно, то испытания для них не слишком отличаются от мужских - девушек посылают в горы собирать каменный мох. Он растет очень высоко, только гибкая, ловкая и сильная юная дева сможет добраться до самых вершин, при этом не попасться мохначу или паразиту на зуб. Так что испытания легкими не бывают. Ну как, сдюжишь?
     - А просто подлететь к нему можно?
     - Разве это испытание, результат которого дается легко? - удивился Хват.
     - Но как же ваши девушки лезут туда в одиночку? - вопросом на вопрос ответила комиссар. - Они же могут сорваться, их могут сожрать эти твари, замерзнуть в конце концов.
     - Тогда такие женщины нам не нужны - естественный отбор. - Пожал плечами огрин.
     - Дикари. - Вынесла свой вердикт Эмилия. - Вы ничем не отличаетесь от варваров.
     - Не мы такие, жизнь такая. - Философски заметил Хват. - Ты спросила, я ответил, все по-честному. Ну как, идешь завтра со мной, таким примитивным созданием, за покупками?
     - Иду, куда же я денусь. - Проворчала Эмилия. - Но все равно так как вы поступаете со своими женщинами - это слишком по варварски.
     Хват не стал ей говорить, что во время испытания девушку всегда сопровождали охотники. Они незаметно передвигались впереди и по сторонам, стараясь оставаться незамеченными, ведь для них это тоже было своего рода испытание. Иногда отгоняли паразитов или же отбивали одного от стаи, направляя к испытуемой. И всегда готовы были прийти на помощь, если она не выдержит или оступится. Терять женщин чревато для рода - мужчины рожать не умеют по природе своей. Только если потакать им во всем, то вскоре дамы сядут мужикам на шею и что из этого может получиться Хват видел на примере рода Старого Копья. Там вождем рулила его жена и тот выполнял любой ее каприз, поссорившись с окрестными соседями по мелкому поводу, а когда на поселок напали людоеды, то помощь не успела прийти вовремя - никто не хотел поддерживать отношения с дурным родом и редко общался. И Старое Копье вырезали подчистую. Была бы жена мудрая да молчаливая, вот тогда собрались бы родичи, да помогли выстоять ослабевшему клану, а так... видимо не нужны такие воины родному краю, которые заветы предков не чтят и законы Небесного Кузнеца забывают. Можно было все это рассказать Эмилии, но вот нужно ли? Хват не стал, потому что просто не хотелось посвящать человека во внутриогринскую кухню. Он еще завтра с этими бабами намучается, когда по магазинам ходить будет. Хорошо, что есть полковник Попов, который оттянет на себя часть их внимания.
     Завтра, как и было назначено, Хват стоял вместе с Эмилией и полковником Поповым, которого даже искать не пришлось - он ночевал прямо в гараже по привычке, боясь проспать время, когда подгонят новую технику. После предложения канониссы пройтись по магазинам, рожа танкиста приобрела такое же выражение лица как и у Хвата, однако тот понимал неизбежность этого процесса. Парадная форма уже давно пришла в негодность, а щеголять в танковом комбинезоне среди аристократов полковнику точно не хотелось, все же он представлял свой бронетанковый полк и не желал выглядеть чуханом. Так что, к великому неудовольствию Симоны, которая рассчитывала на отдельный поход с Хватом пришлось тащить еще двоих. Канонисса сдержалась, чтобы не высказать все, что она думает по этому поводу, как на горизонте нарисовалась инквизитор под ручку с полковником Конотом.
     - О, я вижу, здесь уже все собрались! - с удивлением воскликнула Абелина. - Не хватает только Жетона и Сабли, но у них есть соответствующие костюмы, в отличие от вас. Это вы правильно придумали, канонисса, вытащив их за покупками, все должно быть идеально.
     И вот тут Хват вспомнил кое о чем.
     - У меня нет денег. - Развел он руками и виновато улыбнулся. - Поход отменяется? - спросил с надеждой.
     - Просто так ты не отвертишься. - Засмеялся Конот. - Все нормально, деньги есть. - Он похлопал себя по нагрудному карману кителя. - Как только финансисты закончат взаиморасчеты с Торговым Домом, то в кассу полка капнет еще несколько сотен золотых империалов.
     - Ну, это вряд ли. - Пожала плечами Абелина.
     - Почему? - не понял полковник.
     - Потому что сейчас твои гвардейцы проходят процедуру аугментации и восстановления за счет Донгеров, а они весьма скрупулезны в такого рода операциях, так что как бы ты им не остался должен.
     Конот задумчиво почесал затылок, вернул фуражку на место и посмотрел на инквизитора.
     - Слушай, я совершенно ничего не понимаю в этих экономических делах, может быть займешься и переговоришь на эту тему с губернатором? Так и быть возьмешь себе процент от суммы.
     Губы Абелины превратились в узкую сжатую полосу и она со всего маха ударила полковника в плечо, совершенно не смущаясь присутствующих.
     - Обалдел?! - закричала она. - Немедленно возьми свои слова обратно, иначе я сильно огорчусь и выжгу твои мозги силой своего разума!
     -Хорошо, хорошо. - Конот тут же поднял руки ладонями вперед. - Забудем.
     - Я знаю, что будет лучше для тебя, твоего полка и Империума, так что, полковник, большая просьба, не высовывай свой язык, когда я буду говорить. - Прошипела Абелина и повернулась к остальным. - Простите меня за эту вспышку гнева, друзья, но иногда он совершенно невыносим.
     Канонисса улыбнулась своей "замечательной" улыбкой, мол, конечно, это же ваши личные дела, Эмилия опустила глаза в пол, Хват стоял с каменной рожей, а полковник Попов сделал вид, что изучает какие-то документы, которые сохранил на ауспексе. Абелина мысленно вздохнула, одернула себя за несдержанность, но сейчас Сэм действительно ее выбесил. Как он вообще мог подумать такое?! Чтобы она брала деньги, предназначенные гвардейцам, себе?! Да и этот тоже хорош, ляпнул не подумав. Ладно, Джоана, соберись, сейчас перед тобой стоит задача сделать из этих грубоватых солдат пускай и не светских львов и львиц, но хотя бы вполне успешных аристократов на первый взгляд.
     К шестерке людей подкатила машина, за рулем которой сидел Винт. Он взял напрокат транспорт с открытым верхом, чтобы огрин поместился без проблем - в крытую машину он бы просто не влез. А этот длиннющий кабриолет на гусеничном ходу был оборудован мягкими креслами, обшит внутри кожей и панелями с деревянными вставками. Этакая представительская машина для военных. Абелина села первой и за ней быстро разместились остальные.
     - Поедем сначала на Империум Плаза. - Распорядилась она. - Если там ничего не подберем или будет дорого, - она стрельнула глазами на поникшего Конота, - то прокатимся до Махариус Молл и торгового центра "Терра", идет? - это уже спросила у спутников.
     - Я здесь впервые, так что поедем куда скажете. - Ответил Хват за всех и транспортер рванул с места.
     Сейчас город выглядел другим - мрачным, холодным, серым. Если ярко освещенные фонарями улицы во время парада еще как-то скрашивали тоскливые стены его зданий, каналов переходов и развязки автомобильных трасс, то сейчас все это "великолепие" предстало перед Хватом во всей красе. Люди спешили по своим делам, кто на работу, кто со смены, магазины и лавки не отсвечивали яркими вывесками, потому что была объявлена экономия электроэнергии - Кассандра требовала восстановления и обычным гражданам вновь нужно было затянуть пояса потуже и раскошелиться, выуживая последние империалы, оплачивая повышение налогов. Как сообщалось в выпусках новостей вся сэкономленная энергия позволила высвободить часть мощностей подстанций с тем условием, чтобы не проводить их модернизацию, что увеличит их срок службы еще на несколько лет. При чем тут Кассандра и экономия энергии, Хват не понимал, но чувствовал, что местные чинуши совсем недалеко ушли от тех, которые некогда заправляли на Земле. Вдобавок к мрачным темным улицам из серого неба пошел дождь. Винт нажал кнопку и транспортер накрыла широкая крыша, под которой огрин едва уместился. Скитарий вел машину быстро и профессионально, без рывков, высчитывая траекторию движения, ловко обгоняя медленно ползущий пассажирский транспорт и многочисленные грузовики. Личных автомобилей было немного и принадлежали они в основном важным аристократическим родам планеты. Конечно, обычный гражданин тоже мог позволить себе купить машину, но вот содержать ее и платить налог... такая роскошь доступна лишь очень богатым людям. Взять напрокат, как это сделал Винт, это можно, это всегда пожалуйста. Деньги платишь небольшие, но зато катаешься в свое удовольствие, не думая про ремонты и смену техжидкостей.
     Машина въехала в подземную парковочную зону торгового центра и гвардейцы вошли в многоэтажный магазин, где куча лавок и мастерских предлагали свои услуги и товар. Абелина цепко ухватила Конота за локоть, чтобы не сбежал.
     - Так, парочки, разбрелись по магазинам, встречаемся здесь через час, нет, через два. - Решила инквизитор, понимая, что времени на выбор одежды может и не хватить. - Полковник Попов, позаботьтесь о комиссаре Кармайкл, вам, все-таки, идти вместе с ней, так что ваш мундир должен подходить под цвета ее платья. То же самое касается и вас, канонисса.
     - Да уж как-нибудь сама разберусь. - Тихо проворчала Симона, надеясь, что Абелина ее не услышит.
     - Вот и славно. - Провозгласила инквизитор. - Вперед!
     - Одежду для меня придется шить в ателье. - Хват присматривался к лавкам, из которых торчали головы продавцов с удивленными выражениями лиц, заметивших такую странную компанию. - Зайдем в первую попавшуюся?
     - Мы с вами! - запищала Эмилия и Абелина усмехнулась - она еще не отошла так далеко, чтобы не слышать комиссара.
     - Тогда давайте вон туда. - Решил огрин и повел свой маленький отряд на приступ мастерской.
     - Нелюдям у нас вход воспрещен. - Перед ними встал невысокий, но крепкий подмастерье. - Тем более в такой одежде.
     Канонисса уже было открыла рот, чтобы поставить этого дурака на место, но Хват ее опередил.
     - Я думал, в Империуме все равны, - Он посмотрел сверху вниз на парня, - но раз вам не нужны деньги, тогда мы найдем более покладистого мастера.
     - Э-э, - в голове паренька защелкал счетчик, как только он услышал про оплату, - мы принимаем только золотые империалы.
     - С этим проблем нет. - Хват выудил единственную монетку, завалявшуюся у него в кармане, и подбросил вверх. Та закрутилась в воздухе, завораживая своим движением подмастерье, тот даже протянул к ней руку, как огрин ловко поймал ее в свой кулак. - Ну так что, пустишь нас или придется поискать другое место?
     - Заходите. - Выдавил парнишка и отошел в сторону.
     - Как будто он бы тебя остановил. - Нарочно громко произнесла канонисса и также сверху вниз посмотрела на парня.
     Мимо подмастерья прошли огрин в броне, сестра битвы в броне, танкист в относительно чистом комбезе и комиссар в парадной форме. Нужно быть таким тугодумом, чтобы не понять, что перед тобой военные, которые вчера прошлись по проспекту парадом. Видимо, паренек был из таких или же не присутствовал на мероприятии.
     Внутри ателье персонал был более внимателен к своим посетителям, хозяин лавки по-быстрому навалял подмастерью, вразумив его тычком и тот умчался в служебные помещения ждать заказов, а две услужливые барышни дежурно улыбнулись вошедшим.
     - Хотите костюм индивидуального пошива? - спросила одна.
     - На меня. - Кивнул огрин. - И на товарища полковника. - Он указал на Попова. - А девушки пока подберут себе вечерние платья. У вас же есть готовые?
     Канонисса удивленно посмотрела на громилу.
     - Где ты выучил такие слова?
     - Перед тем как прищучить тиранидов, мне пришлось побывать на балу у губернатора. - Ответил тот. При слове "тираниды" обе барышни ойкнули и слегка сбледнули с лица, но проявили выдержку и поспешили предложить посетителям уже имевшиеся коллекции. - Там, правда, никто не заставлял меня снимать броню.
     - В той глухой дыре, явись ты весь грязный и пьяный, тебя бы приняли за помощника губернатора и легко пропустили внутрь. - Фыркнула Симона. - Это столица, Хват, тут немного другие порядки и другие люди.
     - Господа, позвольте снять с вас мерки. - Произнесла одна из барышень, вернувшись с метром, а вторая в это время держала на плечиках несколько вечерних платьев все на Эмилию. - Боюсь, вам тоже надо будет заказывать индивидуальный пошив. - Это уже адресовалось канониссе.
     - А сколько это будет стоить? - задала закономерный вопрос комиссар, прикидывая сумму своей наличности и рассматривая шикарные наряды.
     - Эти платья - от шестьсот пятидесяти золотых, индивидуальный пошив - от девятисот.
     - Кошмар! - схватилась за голову девушка.
     - Это дорого? - спросил Хват.
     - Цены просто грабительские. - Кивнула канонисса и посмотрела на барышень, которые задрожали под ее взглядом. - А не состоит ли ваш хозяин в каком-нибудь культе? Например, поклонения Золотому Тельцу?
     Болтер Симона с собой не взяла, но это не значит, что она не была вооружена - эфес меча был отлично виден всем.
     - Ткани очень дорогие. - Пролепетала продавец, - хозяин покупает их на фабрике небольшим количеством, качество очень хорошее, опять же работа и индивидуальный пошив. - Она замолчала.
     - Я же говорил, что надо идти в броне. - Прогудел Хват. - И разнести это торгашеское место к варпу.
     - Но сначала призвать Инквизицию, проверить, честно ли они ведут бухгалтерию и не обманывают ли покупателей. - Вторила ему канонисса и оба сузили глаза, обратив свой взгляд на бедных девушек.
     Та, что держала в руках метр, грохнулась в обморок, вторая задрожала как лист на ветру. Снова появился хозяин, оценил возможный ущерб от посетителей, которые уже стали запугивать его сотрудников и поспешил к ним.
     - Я мастер Дункан. - Представился он. - Рад видеть здесь и служить представителям славнейшей имперской гвардии, а также преклоняю колено перед канониссой ордена Сороритас. - Старый был достаточно опытен, чтобы разобрать знаки на броне Симоны, Хвата, комбеза Попова и формы Эмилии. - Простите моих сотрудниц, они еще молоденькие и никогда в своей жизни не видели гвардейца во плоти. Итак, чем вам могу помочь?
     - Нужен деловой костюм для выхода в свет. - Произнес Хват. - Современный и недорогой.
     - Под вашу фигуру недорогой не получится. - Покачал головой хозяин и улыбнулся. - Но я могу сделать вам скидку, как военному.
     - И во сколько мне встанет заказ? - внешний вид огрина мог обмануть кого угодно, но только не хозяина, который сразу же просек, что громила умен.
     - Учитывая скидку, можно обойтись в восемьсот двадцать золотых. - Скромно произнес хозяин.
     - Здесь есть магазин тканей? - спросил вдруг Хват и обратился к Эмилии на своем языке. - Я подумал, а что если нам самим сшить себе одежду? Так выйдет дешевле.
     - Прием уже послезавтра. - Ответила та. - Нам не хватит времени и потом, кто это будет делать?
     - Не забывай, что я вождь, а у меня в отряде куча швей мастериц. - Заметил огрин, не обращая внимания на хмурящуюся канониссу. - Стоит мне приказать и они быстро сварганят мне одежду. Купить ткань выйдет всяко дешевле.
     - Хозяин сделал небольшую скидку и я не думаю, что тут у других может быть дешевле.
     - Может. - Сказал ей Хват. - Просто эта лавка ближе всех к выходу, вот он цены и ломит. Ладно, - произнес он уже на имперском, - спасибо за предложение, но думаю, нам нужно посетить и другие ателье, сравнить цены и выбрать наиболее устраивающую нас. - Огрин смотрел на хозяина.
     - Как вам будет угодно. - Пожал тот плечами, отворачиваясь от посетителей, поняв, что те не будут ничего заказывать - они потеряли для него ценность.
     - Чего ты там наговорил? - спросила канонисса, когда они вышли из лавки. - Я не поняла ни слова.
     - Предложил купить ткань и сшить самим. Так будет дешевле.
     - У этого толстяка действительно дороговато. - Подал голос Попов.
     - А вы знакомы с ценами, полковник? - спросила ехидно Симона.
     - Нет. - Мотнул тот головой.
     - Точно также как и ты. - Заметил Хват. - Зашли четыре Loha, как таких не обмануть? Так что давайте пройдемся по рядам, выясним цены, а потом уже будем думать.
     На первых трех этажах лавки и магазины готового белья явно были рассчитаны на богатых аристократов и посетителей, пока же сама минимальная цена на пошив составляла шестьсот золотых. Огрин морщился - отведенное на поиск время неумолимо заканчивалось и Абелина вполне могла призвать к ответу, как инквизитор, словно услышав его мысли, появилась сама.
     - Ну что, неудачники, так и не нашли дешевого ателье? - со смехом спросила она.
     - Вы, госпожа инквизитор, тоже еще не переоделись, как я погляжу. - Язвительно отозвалась канонисса, которую этот поход уже утомил. Гораздо приятнее сражаться с еретиками или ксеносами, рубя головы направо и налево, стреляя из болтера, чем выискивать среди торгашей самого честного.
     - У меня есть все необходимое. - Ответила Абелина, - что же касается вас, то рекомендую заглянуть в лавку к "Уотто", что на восьмом этаже. Тихое приличное местечко, где рады людям и нелюдям. Сам он, кстати, ратлинг, так что проблем с предрассудками в отношении рас Империума не испытывает. Наведайтесь к нему, он снимет мерки с каждого за пять минут, после чего к завтра костюмы будут готовы.
     - Ну и для чего нужно было нас гонять по этажам? - спросил Хват.
     - Чтобы вы поняли, какая пропасть лежит между вами и гражданскими. - Серьезно сказала инквизитор. - И были готовы к дню приема. Там на вас выльется ушат грязи и нечистот с помоями, которые будут извергать мерзкие глотки высшего общества. Просто абстрагируйтесь от этого - они аристократы, элита, они привыкли так жить и не воспринимают военных за людей - для них вы что-то вроде той же мебели, как охранники. Стоят возле дверей и молчат, пока эта богема щебечет и рассуждает как все плохо в Империуме. - Инквизитор скрипнула зубами. - Моя бы воля я распотрошила бы это змеиное гнездо, но, к сожалению, пока они нужны. И этим пользуются. Они даже простых гражданских не считают за жителей Империума. В этом торговом центре вы столкнулись со средней прослойкой местного общества, которые чуть-чуть поднялись из грязи и уже плюют на остальных сверху, ощутив вкус жизни. А там будет еще хуже и болтером воспользоваться вам не дадут, канонисса. - Заметила Абелина. - Вы ведь не хотите призвать на их головы очищающий огонь? Хотя... - задумчиво произнесла инквизитор.
     - Была бы моя воля, то именно так и сделала бы. - Буркнула Симона.
     - Вот почему сестер битвы, гвардейцев, серых рыцарей, ассасинов, космодесант, инквизиторов и прочих служителей Империума, которые большую часть своей жизни проводят на войне, держат подальше от простых граждан - их психика все делит на черное и белое. Есть враг - его нужно убить. Если гражданский высказывает свое мнение, не совпадающее с мнением сестры битвы, - Абелина посмотрела на Симону, - с мнением полковника гвардии, - в этот раз на Конота, - с мнением комиссара и его подчиненного, - Хват и Эмилия переглянулись, - то он, несомненно, еретик и как минимум должен быть допрошен. И касается это всех - граждан, не граждан, людей, нелюдей, служат они Империуму или торгуют с ним. Торгаши, конечно, те еще сволочи, но не будь их, то гвардия и остальные организации Империума лишатся своей самой главной составляющей. - Абелина сделала паузу. - Финансов. Поэтому мы вынуждены их терпеть. Проклятый симбиоз.
     - Без закупок продовольствия, оружия и снабжения войны не выиграть. - Кивнула канонисса, которая немного была знакома с этой кухней в силу своей должности. - Я это понимаю, но цены местных мастеров на их услуги - просто грабеж!
     - Вы еще не видели цен на Терре. - Усмехнулась инквизитор. - Там жалованья солдат всего полка едва ли хватит, чтобы сшить полковнику фуражку. Так что, друзья, оставьте мрачные думы в стороне и идите к Уотто - этот хитрый ратлинг хотя бы не ломит троекратных цен. А мы пока подождем вас в кафе на пятом этаже, что находится в самом дальнем углу Плаза. Там подают неплохой рекаф, а также по слухам приготовленные блюда у них просто объеденье и стоят недорого.
     - А вы, что, не пойдете? - спросил Хват.
     - Мы уже там были. - Ответил Конот и посмотрел на Абелину. - И инквизитор права - более тихого и спокойного местечка с низкими ценами вам тут не найти.
     - Похоже, что у ратлинга не так хорошо идет дело, раз он залез так высоко. - Проворчал Попов, топая по лестнице - эскалаторы были, но идти до них было далеко и Хват привычно поскакал наверх, перепрыгивая через ступеньки, и остальным пришлось следовать за ним.
     - Может быть он работает только по заказам? - спросил огрин. - От инквизиторов например? Поэтому и спрятался там, где его не будут искать? К тому же Абелина его знает и очень хорошо.
     - Все может быть. - Пожала плечами Симона. - Вон его лавка. - Она первая заметила вывеску.
     Действительно, скромная вывеска вещала, что именно здесь находится ателье "У Уотто. Пошив и ремонт одежды и обуви". Хват привычно отодвинул девушек себе за спину и первым вошел внутрь, пригнувшись - проем делали под людей и он был низок для огрина. Внутри оказалось такое же ателье, которое он помнил по прошлой жизни - столы для раскройки, несколько швейных машинок с сидящими за ними женщинами-ратлингами, занятыми работой, зеркала и примерочные для мужчин и женщин. А также сам хозяин, который радушно улыбнулся вошедшим.
     - Здгаствуйте. - Ратлинг сильно картавил. - Что пгивело таких замечательных людей в мою скгомную лавку?
     - Рекомендация. - Ответил Хват, разглядывая коротышку. Его насторожил говор хозяина, как бы все это не оказалось шуткой инквизитора, подумал он.
     - От кого же, позвольте узнать?
     - От женщины с химическим ожогом на левой стороне лица. - Хват провел по своему шраму.
     - О, великолепная и жизнегадостная Абелина Смит! - восхитился ратлинг. - Как же, я лично знаком с ней, с этой эффектной и пгекгасной женщиной! И этот ожог пгидает ей особенный кологит, вы не находите? Пги этом она совегшенно не смущается своего внешнего вида, какая сильная воля!! Я восхищен ей! Особенно, если она пгиводит ко мне таких клиентов как вы. Но я плохой хозяин, газ дегжу вас на погоге. Чего уже желаете? Костюм, пагадную фогму, китель?
     - Деловой костюм подойдет. - Прервал этот брызгающий поток слюней изо рта мастера Хват. - И во сколько это встанет, уважаемый?
     - О, тогг? - казалось, ратлинг сейчас выпрыгнет из штанов, так его возбудило это слово. - Дгузья восхитительной Абелины - мои дгузья!! Обмег, пошив, пгимегка и последующие догаботки - за все я скгомно и нижайше попгошу с вас всего двести двадцать золотых империалов. Ну как, вы согласны с такой суммой?
     - Пожалуй, это в три раза дешевле, чем с нас хотели содрать на третьем этаже. - Хват посмотрел на Симону и Эмилию. - Ну, что скажете?
     - А как у вас с качеством ткани? - подозрительно спросила Симона. - Она не расползется на огрине, если тот напряжет свои мышцы?
     - О, не извольте беспокоится, здесь габотают пгофессионалы. - Заверил мелкий еврей Уотто. - Последняя поставка с Кассандгы - самая лучшая, самая свежая и новая, пока эти фогшмаки гаспознают ее вкус, то малыш Уотто уже пошьет вам из нее одежду и все эти беспечные люди этажами ниже будут иметь жалкий вид, когда узнают, каких именно клиентов они лишились!
     - Во завернул! - восхитился Хват. - Слушай, а в роду у тебя курчавых не было?
     - Если вы имеете спгосить за мои волосы, то служба в гвагдии хоть и лишила меня части моей госкошной шевелюгы, однако заботой нашего спасителя, Бога-Импегатора, да пгебудет его дух вечно с нами, я еще совсем не стаг и сохганил остатки былой кгасоты. - Уотто приподнял шапочку и показал всем несколько жиденьких волосиков, которые развевались от тока воздуха, создаваемого вяло вращаемыми лопастями вентилятора воздуховода. - Но смею вас завегить, что касаемо волос мои пгедки все как один имели великолепную гастительность на голове.
     - Да не, я не про это. - Махнул рукой Хват. - Ладно, забудь. Ну что, девушки, пожалуй я согласен, пускай снимает мерки.
     - О, я уже готов и давно нахожусь в нетегпении!! - возвестил ратлинг.
     - А сколько будут стоить наши платья? - спросила Симона. - Я хочу черное с красными вставками.
     Еврей-коротышка сморщился так, как будто съел лимон целиком.
     - Нет, такой кгасивой девушке совегшенно не подойдут эти цвета!! Мастег Уотто знает, что вам нужно!! И у него уже есть готовый экземпляг!! Как газ под ваш гост - сияющая леди, великолепная Антонина Деланития Сагланта Четвегтая отказалась от своего заказа, потому что ее кавалег пгедпочел таки чегный цвет, а не бело-желтый!! Оно как будто сшито под вас!
     - Бело-желтый - цвета другого ордена. - Заметила канонисса. - Я хочу черно-красный и точка.
     - Сделай, как девушка хочет, а то она весьма резка в своих суждениях и упряма, как и подобает настоящей женщине.
     Уотто уставился на Хвата, а здоровяк получил удар кулаком в бок от Симоны, которая немного обиделась на его слова.
     - Хогошо, желание клиента - закон для меня. Тепегь пгошу вас пгойти за шигму и снять свою бгоню - мегки должны быть очень точными, чтобы костюм сидел как влитой на фигуге. Он станет для вас втогой бгоней и вы не захотите с ним гасстаться.
     Хват так и поступил, сняв доспехи и оставшись в одних трусах. Уотто щелкнул пальцами и три девушки живо обмерили остальных, записывая в блокнотиках параметры заказчиков. Ратлинг лично занимался огрином, бегая по лесенке как заведенный. Хват переставлял ее вместе с коротышкой, за что тот рассыпался в благодарностях. Он настолько был поглощен работой и нестандартностью заказа, что даже сделал еще одну небольшую скидку, округлив до двухсот золотых. Впрочем, Хвату было все равно - деньги держала при себе канонисса и расплачиваться тоже будет она. Если захочет, а то придется огрину топать на прием в броне к большому неудовольствию инквизитора. Судя по ее речи она сама недолюбливает высшее общество и Абелине явно претит появляться там. Однако служба обязывает и не всегда бывает необходимость нажимать на спусковой крючок плазменного пистолета, иногда нужно и языком поработать, расспросив болванов, входящих в элиту. И здесь именно такой случай.
     Картавый ратлинг показал Хвату пример костюма, который будет под него шить - камзол со множеством пуговиц и широкие штаны с лампасами. Он пытался подобрать под его лапу обувь, но огрин остановил Уотто.
     - Погоди, мастер, не нужны эти пуговицы и франтоватый вид. Сделай мне простой пиджак и брюки из черной ткани.
     Уотто надул губы.
     - Но это пгостецкая одежда обычного чиновника сгеднего звена, а вы пойдете на пгием к губегнатогу, газве так можно?
     - Сделай как я прошу, пожалуйста. - Попросил Хват.
     - Я бы прислушалась к его словам. - Отозвалась канонисса. - Все-таки его кулак размерами явно превосходит вашу голову, мастер Уотто, а уж про упертость огринов вы наверняка наслышаны и она явно превосходит упертость сестер битвы. - Уколола Симона Хвата, но тот сохранил каменную рожу.
     - О, Бог-Император, что за клиенты, совегшенно не дают газвенуться настоящему мастегу и пгоявить его талант в полной меге. - Воззвал Уотто, но потом махнул рукой и занялся делом.
     Канонисса выбрала вариант черного платья с красными кружевными наплечниками, такими же вставками на локтях и запястьях и воротнике. Длинна была в пол и ткань прекрасно прикрывала все ее тело, особенно искусственные ноги ниже колена. Чтобы не упасть в таком платье и не наступить на полы, она попросила сделать от середины бедра вырезы, которые прикрывала ткань платья внахлест. И идти удобно и опять же никто не увидит ее шрамы и аугментику. Хват заметил, что канонисса явно стеснялась своих протезов и неосознанно прикрывала прочную сталь тканью, когда проходила обмерку. Огрин не стал пялиться, хотя на него смотрели все не скрываясь - Эмилия уже видела тело вождя, на котором живого места не было, одни шрамы и рубцы от них. Некоторые были еще свежими, поясную повязку Хват снял буквально перед самыми прилетом на Симиллу, так что дыра в боку едва затянулась свежей кожей. Канонисса тоже бросала украдкой взгляды на огрина и поймала себя на мысли, что подсчитывает количество отметин на его теле, словно сравнивая со своими.
     Полковник Попов заказал обычную парадную форму, а вот Эмилия решила пойти путем огрина и выбрала скромное платье черного цвета без рюшечек и кружев, облегающее ее фигуру и подчеркивающее все ее "выпуклости". Комиссар поймала себя на мысли, что квадратный Попов не так уж далеко ушел от огрина. Его фигура и рост чем-то напоминали сквата, так что возможно его отцом был бородатый коротышка, а вот мать - из людей. Спрашивать о родителях полковника комиссар как-то постеснялась, так что могла только строить догадки. Впрочем, Эмилию больше заботил послезавтрашний поход на прием губернатора, чем спутник. И еще, где можно спрятать оружие, если там начнется заваруха, ведь инквизитор вполне может бросить обвинение губернатору о бездействий при всех и чем это закончится не знает никто. Не просто так она гуляет с полковником Конотом и пьет рекаф - наверняка они уже продумывают возможное нападение на дворец и его штурм. И здесь я бы сделала ставку на огринов, подумала Эмилия, они ничем не хуже космодесанта, им бы еще соответствующую броню и мощнее силы в гвардии не найдется.
     В общем, на примерки потратили час, после чего Уотто отпустил клиентов, уверив их что завтра к утру будет все готово. Симона оставила задаток и Хват привычно повел отряд к кафе - он как-то быстро и ловко освоился в центре и ориентировался не хуже местных. Сладкая парочка - инквизитор и полковник - сидели вместе и о чем-то перешептывались, причем Абелина счастливо улыбалась. Хват вперся в кафе, не обращая внимания на охрану, которая, впрочем, не стала препятствовать громиле и подошел к столику - сесть на стул он не мог, раздавил бы своей тушей.
     - О, быстро вы справились! - удивилась Абелина. - Ну, как вам этот мелкий прохиндей Уотто?
     - Много говорит. - Ответил огрин. - Главное, чтобы справился и успел в срок, хрен картавый.
     - Картавит он от повреждения голосовых связок, просто не обращайте внимания, а мастер он отличный, мне порекомендовал его инквизитор Боннер, это его агент.
     - Я так и знала, что он шпион. - Буркнула канонисса.
     - И очень хороший, должна сказать. - Кивнула Абелина. - Помог раскрыть два еретических культа и поучаствовать в нескольких операциях по их ликвидации. С винтовкой он обращается также хорошо как со швейной иглой. К тому же я предварительно дала ему указание сшить вам костюмы и описала ваш внешний вид - он просто разыграл перед вами спектакль "заказчик-мастер".
     - То есть наши платья уже готовы? - не поняла Симона.
     - Нет, - мотнула головой Абелина, - они будут сшиты к утру и еще предстоит пройти доработку. Просто Уотто учел некоторые ваши физиологические особенности и мои рекомендации и соответствующе сошьет одежду.
     - Боюсь, я не понял. - Произнес Попов.
     - В костюмах будут скрытые чехлы, петли и карманы под оружие. - Ответил за инквизитора Конот.
     Хват присел на корточки и наклонился к инквизитору.
     - Чего нам ожидать? - прямо спросил он. - Может быть стоит скрыто подвести отряд к его дворцу, чтобы взять штурмом.
     - Нет, этого делать я не собираюсь. - Ответила Абелина. - Хотя желание такое возникает. - Улыбнулась инквизитор. - В предварительном разговоре глава Дома показался мне умным и расчетливым человеком и я уверена, что так и есть. Мои способности еще не вернулись, но кое-что я все еще могу да и Уотто пообещал помочь с информацией. Поэтому рубить с плеча не будем - возможно, главу просто не стали информировать о происходящем и вот здесь возникают вопросы.
     - Смена правящей элиты? - спросила канонисса.
     - Не исключено. - Кивнула Абелина. - Либо это происки конкурентов и именно они виноваты в распространении тиранидов. И вот тогда придется раскручивать цепочку в их сторону, потому что это подрыв устоев Империума. - Инквизитор посмотрела на Симону. - Как вы знаете он допускает небольшие локальные войны между Домами, но с использованием нашего же оружия, а не распространения биологической заразы, поглощающей все на своем пути или использования помощи Хаоса. Если Торговый Дом пойдет на сделку с демонами, то он будет уничтожен и предан забвению. И за этим следим мы, инквизиторы. - Абелина посмотрела в кружку, потом на остальных. - Сообщаю вам информацию, о которой болтать на каждом углу не следует - местный инквизитор сообщил, что занят расследованием и уже связался со мной, вот почему на Кассандру отправили меня, а не его - кажется он ухватил ниточку, за которую можно раскрутить клубок. Я предупредила его, что буду не одна, вы - моя свита, пускай и временная, но имеете все полномочия судить. - Канонисса нахмурилась. - Что-то не так, канонисса?
     - Я не умею играть в эти шпионские игры, инквизитор. - Прямо сказала она. - И от меня за километр сквозит сестрой битвы, трудно не понять кто я на самом деле.
     - Будьте собой - от вас больше ничего другого и не требуется точно также как и от Хвата. - Кивнула ей Абелина. - Это тоже часть плана.
     - Может посвятите в детали? - спросил Хват. - А то зарубишь не того, нехорошо получится.
     - Не вздумай притащить с собой топор. - Быстро произнес Конот. - Хватит и твоих кулаков.
     - Кинжальчик я все же возьму - без стали чувствую себя голым.
     - Поэтому Уотто так тщательно тебя обмерил и я одобрила твой выбор костюма. - Инквизитор посмотрела на огрина. - Простой, но функциональный. Скажи, ты уже видел его где-то?
     - Да, в учебке. - Соврал Хват.
     Абелина пристально посмотрела на огрина, который глядел на нее честными глазами.
     - У меня такое чувство, что ты чего-то не договариваешь. - При этих словах Эмилия посмотрела на Хвата, а канонисса напряглась. - Главное, чтобы это не сказалось на нашем общем деле.
     - Не понимаю, о чем вы говорите. - Громила был сама честность.
     - Ладно, забудем пока. - Вот это пока сильно насторожило Хвата. - Итак, послезавтра всем быть максимально готовыми, полковник Попов, вас в курс дела введет Сэ... э-э-э, полковник Конот. Сейчас можете быть свободны, погуляйте по центру или по городу. И не забудьте надеть респираторы - сегодня концентрация ВВ в воздухе сильно завышена - предприятия работают в авральном режиме. Торговый Дом понес убытки и желает их быстрее компенсировать.
     Хват первым вышел из кафе - ему вдруг стало жарко.

     Дворец главы Торгового Дома и по совместительству губернатора системного сектора находился на вершине скалистой горы, которая нависала над городом. Добраться туда можно было только по воздуху на гравиглайдере или же по канатной дороге. Богатые жители Симиллы пользовались антигравитационным транспортом, те, которые победнее, вынуждены были двадцать минут томиться в тесной кабине подъемника, чтобы наконец попасть в шикарные залы дворца. Этот домик раза в три превосходил своими размерами губернаторский на Кассандре и явно слабо отражал славу своего владельца. Губернатор уже строил новую резиденцию и не в промышленно загаженном районе, а на отдельном острове посреди океана, который кислотные облака миновали стороной благодаря розе ветров.
     Костюм на Хвате сидел как влитой - швеи Уотто постарались на славу. Черные атласной ткани брюки, такой же пиджак, белоснежная рубашка и бабочка - Джеймс Бонд позавидует. Собственно, Хват с него и заказал костюм, он себя не представлял в камзоле и штанах с лампасами, будет похож на попугая. Впрочем, полковник Конот, который одел белую парадную форму с аксельбантами и крупными знаками отличия, совершенно не испытывал дискомфорта по поводу своего внешнего вида - он к нему давно привык. Полковник Попов крутил головой и мял шею, словно ему давил воротник, но виноват в этом был не костюм, а нервишки танкиста, который первый раз был приглашен на такого рода мероприятие. Эмилия преодолела себя, беря пример с инквизитора, подошла, взяла Попова под руку и тихо прошептала:
     - Расслабьтесь, полковник, вы слишком напряжены.
     Тот тоскливо посмотрел на комиссара и вдруг улыбнулся.
     - Просто держите меня за руку, комиссар, чтобы я не выпрыгнул в окно, пытаясь сбежать или не дал в морду кому-нибудь из этих напыщенных идиотов.
     - Думаю, что это будет не так уж сложно. - Улыбнулась ему в ответ Эмилия.
     Канонисса взяла под руку Хвата и они первыми вышли из кабинки подъемника. Абелина мысленно поздравила себя с победой - пока двое упрямцев делали именно то, что ей и было нужно. Огрин как-то органично дополнял тонкую и худую высокую канониссу, которой пришлось снять экзоскелет, однако ее искусственные ноги легко выдерживали непривычную для нее гравитацию. Тренированные мышцы тела женщины позволяли ей двигаться легко и изящно, не испытывая дискомфорта. Ну, может быть чуть-чуть, но под рукой всегда был Хват, на котором можно легко повиснуть и тогда он отнесет ее на руках к подъемнику.
     На входе стояла рамка металлоискателя и Хват слегка заволновался - его метательные ножи были спрятаны в широких рукавах пиджака, а сбоку на ремне крепился чехол с кинжалом, который можно было выдать за личное оружие. На всякий случай огрин надел наруч на правую руку и скрыл его под рукавом, дабы если у охраны возникнут вопросы, то предъявить по требованию. Метательные ножи прятались в нишах искусственной левой и под доспехом правой, их легко можно было вытащить за привязанные веревочки.
     Нестандартная пара подошла к рамке и вперед вышел начальник охраны, усатый пузан в дорого расшитом камзоле, штанах с лампасами и комиссарской фуражке. Выглядел он как напыщенный попугай, чем и развеселил Хвата. Однако канонисса хмуро смотрела на начальника.
     - Ваши пригласительные. - Пробухтел он и огрин, сунув руку во внутренний карман, протянул два билета. При этом его движении охрана изрядно напряглась, ожидая, что вместо бумажки громила вытащит оттуда переносную ракетницу и размажет их тонким слоем по площадке фуникулера. Начальник близоруко сощурился и посмотрел на имена. - Хм, нелюдей у нас еще не было. - Он презрительно посмотрел снизу вверх на огрина. - Будь моя воля, то я вышвырнул бы твою задницу вниз со скалы прямо сейчас, огрин.
     - Будь моя воля, - наклонившись к нему, произнес Хват так, чтобы отчетливо слышала охрана, - то ты полетел бы первым рейсом.
     - Ты мне угрожаешь, мерзкий мутант?! - взвился начальник.
     - Он предупреждает. - Выступила вперед канонисса и вперила в того свой самый "фанатичный" взгляд. - Я канонисса младшего ордена Сороритас, если вы не удосужились прочитать мою должность, и я могу легко обвинить вас в ереси, мой дорогой друг. - Сказано это было так ядовито и нагло, что начальник чуть отступил. - И призвать на вашу голову очищающий огонь с моего корабля. Если что он висит сразу над нами и стоит мне прошептать по вокс-связи заветные слова, как весь этот великолепный дворец превратится в пылающие руины. Как тебе такая перспектива, жирный боров? - А Хват в это время еще и подмигнул.
     Начальник представил и ему стало дурно.
     - Я вижу, что вы здесь слегка расслабились. - Канонисса обвела площадку с охраной взглядом. - И подзабыли, что ваш Дом входит в славный Империум, управляемый нашим великим созидателем и мудрецом, Богом-Императором. Или вы думаете, что его незримое око чуть отвернулось от вас и позабыло? Нет, друзья, оно видит вас насквозь.
     Стоявшая позади Абелина мысленно похлопала канониссе. Из нее может выйти неплохой инквизитор, задатки есть. Ловко она прижала этого чванливого начальника охраны, который возомнил себя пупом земли. Он падок на лесть и любит деньги даже больше, чем Бога-Императора, но проклятый еретик относится к знатному роду, поэтому пока его не трогали до поры до времени. Он ведь трус и может легко заложить своих хозяев, спасая свою шкуру от виселицы, а то, что он работает на того, кто сильнее и больше заплатит, Абелина уже не сомневалась. Держать на таком важном месте такого человека - глупость. Ну, это дело главы Дома, не ее.
     - Так дашь нам пройти или мне все-таки сбросить тебя со скалы? - вопросил Хват.
     - Прошу. - Начальник сделал жест ручкой и огрин двинул вперед, зыркнув на охранников.
     Рамка засвистела. К громиле подтянулись четверо, явно профессионалы, не те мальчики, что изображали стражей. Хват молча закатал рукав, показал свою левую искусственную руку, снял наруч и кинжал в чехле, после чего прошел снова - металлодетектор молчал.
     - Кинжал придется оставить. - Заявил начальник охраны.
     - Это мое личное оружие, приказ подписан командиром моего полка. - Огрин полез за еще одной бумажкой в карман.
     - Вход с оружием во дворец строго воспрещен!
     - Позвольте мне решить этот вопрос. - Мягко за спиной начальника произнесла Абелина, взмахнув у него перед носом печатью Инквизиции, когда тот повернулся на голос. - Гвардеец вам прямо сказал, что это его личное оружие, которое у него не может отнять никто, даже Высший Лорд Терры. Уложение два дробь пятьдесят семь, приказ за номером двадцать восемь тринадцать бис сорок два от тридцать второго тысячелетия. Можете ознакомиться на досуге. Или вы не верите моим словам?
     - Конечно, конечно, как скажете, госпожа инквизитор!! - пролепетал бзднувший начальник, узревший кто перед ним, и замахал рукой стражам, мол, пропустить.
     - Если вы так переживаете за безопасность своих гостей, то уверяю вас, если они не замешаны в преступлениях и еретических культах, то с ними ничего не случится - я пригляжу за этим огрином. - Мило улыбнулась Абелина, подавая билеты. - Вот наши пригласительные.
     Начальник давил лыбу и даже не взглянул на протянутые бумаги - он испугался очень сильно да так, что инквизитор начала чувствовать его запах. Запах страха. Она пока не напрягалась, боясь, что опять пойдет носом кровь, просто привычно начала медленно прощупывать чиновника. Он реально боялся за себя, переживая, что злой и страшный инквизитор обнаружит нечто такое, за что его можно осудить. Поэтому старался держаться и делать вид, что озабочен безопасностью гостей, хотя сам желал оказаться как можно дальше от дворца. Лучше на другой планете. Проклятый гадюшник, подумала Абелина, и здесь у всех рыло в пуху. Впрочем, как и везде.
     Группу гвардии и сестер пропустили без вопросов и пары разбрелись по огромному залу, изучая входы и выходы. Комиссар Марш поймал официанта, разносящего напитки и угостил дорогим коктейлем сестру Катерину, которая стала ему не просто боевым товарищем, но чем-то большим. Абелина взяла их с собой только для того, чтобы они славно отыграли свою роль, точно также как и Эмилия с Поповым и Хват с канониссой. Причем последние вполне дополняли друг друга. Думали, что я не увижу, как вы прячете оружие в свои искусственные конечности, со смехом подумала инквизитор, наблюдая, как канонисса неловко переступает в туфлях на каблуках. Они были невысокими, но та привыкла к армейским ботинкам на сплошной подошве и это поистине было для женщины мучением. Ничего, тебе полезно, злорадно подумала инквизитор, наблюдая, как оба неспешно прогуливаются среди гостей, высматривая врагов. От обоих за километр разило военщиной, а шагали они так, что вся стража следила только за ними, как бы эти двое не устроили бойню. И это вполне вписывалось в планы Абелины. Она заметила условный сигнал, который подал один из агентов Боннера - глава Дома в нетерпении и жаждет встречи. Женщина кивнула и увлекла Конота за собой, прищелкнув языком - Жетон и Сабля, что оккупировали стол, дали понять, что услышали приказ инквизитора. Токс уже был на месте и прятался где-то под потолком - для профессионального убийцы проникнуть в губернаторский дворец, находящийся пускай и под охраной, было плевым делом.
     Хват лавировал между знатными дамами и пузатыми господами, стараясь не задевать это дерьмо, которое начинало сразу же визгливо бурлить и вонять.
     - Посмотрите, кто пригласил этого противного мутанта?! - вопрошала одна из них. - И что за переросток рядом с ним в этом нищебродском платье? От нее за километр пахнет порохом и прометием.
     - Вообще-то напалмом, старая кошелка. - Ответила ей Симона и улыбнулась своим фирменным оскалом. - Не путай мокрое с круглым.
     Дама вытаращила на нее свои дебильные глаза, пытаясь понять, что такого ей сейчас ответили и каким образом оскорбили и не пора ли звать охрану, как Хват наступил ей на ногу, смяв ступню своим весом.
     - Извините. - Сказал он ойкнувшей и завывшей в голос от боли даме. - Я случайно.
     - Охрана! - воззвал кто-то из пузатых чинуш. - Здесь...
     Огрин ловко закрыл ему рот рукой и прошептал:
     - Еще раз вякнешь - скину вниз с балкона, усек?
     - А я напишу на твоей могиле, что ты был мерзкий еретик. - Ухмыльнувшись, добавила Симона. - Устраивает такой расклад? - чинуша замотал башкой. - Тогда сиди тихо и не мешай нам отдыхать, понял? - судорожное кивание. - Вот и молодец.
     - Что-то тут тесновато, надо бы очистить площадку, я хочу размяться и потанцевать. - Громко произнес Хват.
     - Ты умеешь танцевать? - удивилась канонисса.
     - Скакать козлом много ума не надо. - Засмеялся тот, а все дамы и их кавалеры возжелали оказаться от такой шумной и грозной парочки как можно дальше. - Если хочешь, научу.
     - Лучше я покажу тебе как надо. - Симона посмотрела по сторонам. - А где музыканты? Такой богатый Дом разве не может позволить себе нанять живых исполнителей, не сервиторов?
     - Музыканты будут только после официальной речи губернатора. - Пискнул кто-то из толпы.
     - Скучный праздник. - Возвестил Хват и заорал. - Официант, всем шампанского!! - и громко захохотал.
     Дамы, которых он не мог видеть, сморщили носы от такой грубости, мужчины же даже не решились возразить крикуну и забияке, впрочем, стража и охрана как-то не горела желанием его утихомиривать. Огрин мог не просто дать в бубен, а превратить лицо возразившего в отбивную котлету. Пока таким образом громила оттягивал на себя внимание, Абелина прошмыгнула во внутренние покои дворца, где ее уже ждал провожатый.
     - Идите за мной. - Бесцветным голосом позвал сервитор и женщина двинулась за ним.
     Робот привел ее к широкой двери и распахнул перед инквизитором. Она не заставила себя долго ждать и шагнула внутрь. За широким столом, в уютном кресле, сидел сам глава Торгового Дома, граф Сантьяго Донгер, возле его правой руки статуей застыл бывший ассасин, какого именно дома, угадать было сложно. По левую руку от главы застыл инквизитор собственной персоной, Даниэль Боннер. Кроме них за портьерами прятались еще двое, видимо, стража. Интересно, а что здесь делает инквизитор и не ловушка ли это, подумала Абелина, проходя вперед и останавливаясь перед столом главы, там, где стояло такое же богатое кресло.
     - Присаживайтесь, госпожа инквизитор, разговор будет долгим. - Произнес глава, сверкнув своими яркими голубыми глазами.
     - А как же ваша приветственная речь?
     - С ней прекрасно справится и мой двойник. - Ответил тот с улыбкой. - Она не настолько сложна, чтобы я напрягался ради нее, к тому же собравшимся в зале высокородным идиотам все равно не понять, кто перед ними и о чем он говорит. Итак, прежде чем мы начнем, я хочу поблагодарить вас за оказанную моему дому помощь на Кассандре. Многие считают ее захолустной планетой, но это не так - аграрный мир, который может легко накормить целый сектор, обуть и одеть его в отличные ткани вряд ли будет неинтересен моим конкурентам. Когда-то давно моему отцу удалось убедить их в этом, но разведка Дома Трагетсов и Кантерра не дремлет - им удалось выяснить каковы перспективы развития этого мира.
     - Зачем вы все это мне рассказываете? - прямо спросила Абелина. - Ведь это не относится к нашему вопросу.
     - Еще как относится. - Фыркнул глава, а Боннер едва улыбнулся. Самыми уголками губ. - Лишение нас этого мира поставило бы все промышленные планеты на колени - Агла не смогла бы прокормить три мира с пятидесятимиллиардным населением, а Кассандра справится вполне и еще оставит урожай злаков на следующий цикл посадки. Конкуренты не могли этого не понимать, поэтому и сосредоточили удар на ней.
     - На планете был обнаружен культ генокрадов и развившиеся до патриарха тираниды! - Громко сказала Абелина. - Если вы знали, то чего ждали? Или вам наплевать на жизни своих подданных, которых там погибло без счета?
     - Потери в таком случае среди гражданского населения неизбежны и вам хорошо известно об этом. - Также спокойно заметил глава, кинув взгляд на инквизитора. - Это мы послали весть о случившемся и они прислали вас.
     - Разве это не сделал третий помощник? - удивилась Абелина.
     - О, он сделал это, но гораздо позже, когда набрался храбрости. - Ответил ей Боннер. - Но мы не могли ждать. Сейчас я объясню. - Он начал расхаживать по комнате. - Оба Торговых Дома объединились между собой против Донгеров с одной единственной целью - оттяпать себе кусок их пирога. Все это вполне себе укладывается в обычные корпоративные войны и Империум бы не задействовал гвардию в случае возникшего конфликта. Однако предстоящая бойня подорвала бы экономику всех трех Домов и нарушила бы важные поставки от Донгеров к кузницам Механикусов. Без этих элементов сборка титанов и вокс-передачиков была бы невозможной, не говоря уже о простых лазганах для гвардии и танков. Слишком многое завязано на Дом Донгер. Первоначально идея о нападении исходила от Дома Трагетс, после чего к ним присоединились Кантерра, почуяв выгоду от такого слияния и предоставив свои корабли для перевозки войск. Оба имеют достаточно сильный флот и профессиональные армии, набранные из бывших гвардейцев, прошедших не одну кампанию против еретиков или орков, так что воевать они умеют, главное правильно их замотивировать. Золотой империал вполне подойдет. И вот здесь на сцене появляются тираниды.
     - Они хотели выдать вас за агентов генокрадов. - Поняла его мысль Абелина.
     - Именно. - Кивнул глава. - Допустить рассадник этой заразы на Кассандре мы не могли - итак зашли уже слишком далеко, но и дать сорваться с крючка обоим воинствующим домам не хотели. Поэтому уважаемый инквизитор Боннер пришел ко мне и вскрыл все карты, предложив свою многоходовую комбинацию. И она сработала как никогда лучше. Флот гвардии, что сейчас громит орков, вскоре после победы будет переброшен сюда и отправлен на зачистку Кассандры вместе с моими силами, которыми руководит генерал-губернатор, а там... генерал Грисс найдет неопровержимые доказательства того, что именно корабли враждебных нам Домов доставили генокрадов на планету.
     - Где они их раздобыли? В смысле тиранидов, а не доказательства. Или это звенья одной цепи? - спросила подозрительно Абелина.
     - Вероятно, сняли с одного из дрейфующих судов. - Пожал плечами Боннер. - Какая разница, главное, что вы их победили, лишили управления и последующая зачистка навсегда освободит наш сектор от этой погани.
     - Все это слишком хорошо выглядит, чтобы быть правдой. - Абелина смотрела на главу исподлобья. - Где доказательства причастности домов к перевозке генокрадов?
     - Они есть. - Глава протянул ей диск с данными. - Можете ознакомится прямо сейчас - проектор вон в том углу.
     - Так и сделаю. - Кивнула инквизитор и взяла диск. Она быстро просмотрела информацию. - Вам никто не говорил, что вы работаете слишком грубо? - спросила она, возвращая его назад.
     - Поясните. - Глава вздернул бровь.
     - Все что есть на этом диске - сфабрикованная чушь. - Твердо произнесла Абелина и повернулась к инквизитору. - Не ожидала такого от вас, господин Боннер. Только вы могли знать, где именно можно найти яйца тиранидов и притащить их на Кассандру. Вы выбрали бедную планету для заражения только потому, что в последствии хотели компенсировать все затраты за счет этих двух домов. - Женщина стояла на ногах так, что ее было не сшибить. - И заодно прибрать их активы к своим загребущим рукам. Вы ведь в курсе, что Дом Кантерра торгует с эльдарским миром-кораблем Янден, а Трагетсы - с Тау? И те и другие пользуются простейшими ксенотехами, одобренными механикусами, а вот таковых у вас нет. И желание получить подобные артефакты было очень велико, до такой степени, что вы презрели законы Империума и пошли против них.
     - Я же говорил, что она догадается. - Спокойно произнес Боннер делая шаг вперед. - Послушайте, Абелина, не будьте такой упертой как та сестра битвы, что сейчас буянит вместе со своим дружком-огрином в приемном зале. Они все равно вам не помогут - слишком далеко до этого помещения, вы здесь одна и даже ваша свита не знает где вы. Ваши агенты плохо умеют маскироваться и их легко просчитать. Например, комиссар и его подруга явно не играют в любовь - они полны ею, а вот мужчина и женщина, боевики, что изображают влюбленную пару, наоборот, плохо переносят общество друг друга. Скажите, разве они могут вам помочь? Тем более, когда вы лишились своих псайкерских способностей. Слушайте что я вам скажу, Абелина, - проникновенно начал инквизитор, - Святая Терра далеко, до столицы сегментума вообще путь неблизкий, мы на периферии, на границе пустоты и сегмента Ультима и должны рассчитывать только на свои силы. И как-то выживать здесь, где полно пиратов, бандитов, проклятых ксеносов не говоря уже про силы Хаоса, которые постоянно ищут лазейки в наш мир. Так что не стоит играть в героя и корчить из себя неподкупного инквизитора. Просто закройте глаза на то, что здесь происходит и ступайте с миром. И бедных гвардейцев вылечат именно так, как вы и договаривались с графом. Если же вы будете упорствовать, то вам не помогут ни корабль гвардии, ни сестер битвы, пускай они и зависли на орбите над дворцом. Мы починили флотскую калошу как и предписывает закон, внеся часть изменений от себя. - Боннер вытащил из кармана блок детонатора и погладил единственную кнопку. - Стоит мне ее нажать и в космосе произойдет ядерный взрыв - бомба небольшая и отлично поместилась между переборками двигательного отсека и торпедных установок. Вы же не хотите губить столько невинных жизней?
     - А что с кораблем сестер битвы?
     - Он под прицелом наших лазерных пушек установленных на орбитальных крепостях. - Ответил глава. - Ну же, инквизитор, соглашайтесь, пока вам предлагают жизнь. Для вас это наилучшее решение - вы сохраните множество жизней ни в чем не повинных сестер и солдат.
     - У меня есть другое решение. - Неожиданно сказала Абелина.
     - Это какое же? - спросил ехидно инквизитор.
     - Уничтожить сгнившее дерево на корню. - Жестко сказала женщина, неожиданно делая для всех сальто назад.
     Ассасин начал действовать одновременно с инквизитором, в его руках как по мановению волшебной палочки появились два лазпистолета и он тут же открыл точный огонь по смазанному силуэту. Убийца понимал, что женщина, как бы она не была хорошо подготовлена, не может двигаться так быстро. К тому же прикормленный инквизитор Боннер сообщил всю доступную ему информацию о свите Абелины и гвардейцах. Простые солдаты не могли доставить много проблем, но скитарий, ассасин и штурмовик вполне.
     Инквизитор Боннер достал свой плазмопистолет и, дождавшись зарядки, уже собирался сделать выстрел, как глава дома положил ему руку на ствол.
     - Хикс справится. - Сказал он и тут же упал на пол, сраженный выпущенной Токсом парализующей стрелкой - ассасин еле успел занять позицию, ликвидировав двоих спрятавшихся стражей.
     Инквизитор понял, что в помещении есть кто-то еще под маскировочным полем и нажал кнопку тревоги. Все стражи получили сигнал и ринулись на подмогу своему господину, а центральные двери дворца оказались перекрыты. Враги не могли этого не знать и сейчас сами сунули голову в ловушку. Боннер от бедра выстрелил по прыгающей как кузнечик Абелине и мощным взрывом с Винта сорвало маскировочное поле. Инквизитор с удивлением узрел, что вместо женщины пришел скитарий под гололитическим изображением невероятного качества. Как, была у него единственная мысль и тут же пропала, потому что в шею ткнулась игла и инквизитор потерял сознание. Токс выскочил из вентиляционной отдушины, где прятался все это время - ходы делали большими и широкими и для убийцы, который годами подвергал свое тело изменениям и был на ты с ядами не составило труда проползти по ним ужом. Ассасин, который служил Донгерам уже давно, понял, что нужно спасать хозяина. Он пару раз попал в шустрого скитария, сочленения и механизмы которого явно прошли нестандартную модернизацию, но выстрелы поглотило защитное поле, и подскочил к главе дома, пытаясь взвалить его на плечо, но к нему спешил Токс. Два ассасина встретились глазами и каждый понял друг о друге все.
     Токс атаковал первым - его сюрикеновый пистолет, позаимствованный у эльдар, метнул несколько иголок в противника, но тот уклонился и выстрелами из лазпистолета атаковал в ответ. Глава Дома был забыт и уронен на пол, когда два убийцы сблизились, чтобы выяснить отношения в ближнем бою. Рядом с головой Токса прошел лазерный импульс, иголка пролетела в миллиметре от плеча врага, удар в грудную клетку был встречен рукой Токса, однако захват произвести не удалось - противник вывернулся. Оба соответствовали своей подготовке и были равны, однако преимущество было на стороне ассасина Абелины - Винт поспешил на выручку и, улучив момент, ткнул кинжалом прямо в корпус убийцы. Тот изогнулся от боли и Токс без замаха отсек ему голову своим малхусом, вынутым из ножен. Башка покатилась по полу и остановилась возле тела своего хозяина. Токс и Винт молча подхватили тела усыпленных ассасином предателей и покинули комнату - возможная стража не смогла бы их остановить, ведь отход прикрывали Жетон и Сабля.
     Как только события в комнате начали разворачиваться по экстремальному сценарию, чего Абелина хотела бы избежать, то она тут же послала сигнал штурмовой группе огринов, которые только и этого и ждали. Необходимо было проникнуть во дворец, обеспечить безопасность выхода инквизитора и его свиты, устранить возможных противников, а также взять под контроль приемную залу, где находились все сливки местного общества. Когда инквизитор-предатель подал сигнал тревоги, информируя своих сторонников, что приглашенные гости пытаются сопротивляться, то Хват, едва заметив шевеление в рядах и услышав в динамике приказ инквизитора, кивнул канониссе и та, откинув полы своего платья, присела на корточки, выхватывая лазпистолеты, спрятанные в нишах ее ног. Автоматика подала пушки прямо ей в руки, ведь Симона не собиралась приходить безоружной. Сам огрин сунул руки в рукава и тут же два метательных ножа полетели в стражей. Сила броска была такой мощной, что обоих кинетическим импульсом отбросило назад. Огрин не стал ждать, когда охрана очнется - он прыжками добрался до убитых им стражей, подхватил лазган, сломал скобу спускового крючка пальцами левой руки и тут же меткими выстрелами начал выбивать противников. Поднялась паника и крик, дамы и кавалеры сбились в кучу как стадо баранов и жалобно блеяли, не понимая, что происходит. Охраной у входа занялись Катерина и Марш, сестра вполне профессионально зарезала обоих стражей, пока комиссар прикрывал ее от выстрелов из своего наградного лазпистолета. Эмилия и полковник Попов, которые тоже были в курсе что нужно делать, встали спина к спине и перестреляли стражей правой стороны зала. Оружие танкист добыл из вазы, куда его сунул агент Абелины - шпион не подвел и сработал четко, поставив на месте закладки только известную Попову метку. Охраны в зале было не так много - человек тридцать, может быть больше и опасность из них представляли несколько профессионалов, которые тут же спрятались за балюстрадами и оттуда вели огонь по нападавшим. Публика мешала прицелиться и несколько пузанов уже лежали с пробитыми головами, а натекавшие из-под них лужи крови пугали дам до обморока.
     Хват рванул к балкончику, где засели стражи, прыжком преодолел расстояние до него и, вцепившись аугментированной рукой, перекинул свое тело через ограждение. Его сразу же заметили и открыли было огонь, но тут бронированные стекла брызнули лавиной осколков и через проем окна внутрь скользнула могучая фигура огрина в броне. Тяжелый лазган выплюнул импульс, испаряя одного из стражей, второго Хват успел ранить из стандартного лазгана, но и сам получил пару попаданий в костюм, однако ткань не была пробита - Уотто не подвел. Вплетенные в ткань керамитовые пластины отлично держали выстрел из лазгана, но рассчитывать на них как на танковую броню все же стоило - высокомощные импульс легко ее пробивали. Шорох, что командовал десантно-штурмовой операцией, кинул вождю его топор и тот, удерживая лазган в правой руке, ловко взмахнул левой, рассекая пополам прятавшегося за портьерой окна испуганного стража. Оставшиеся двое задрали руки вверх, но Шорох повел стволом и половинки их тел упали на пол балкона - огрин не собирался оставлять противников в тылу.
     - Всем внимание!! - раздался громкий голос инквизитора. Абелина пробубнила огринам пару приказов и Шорох, кивнув Хвату, ударом своего боевого молота вышиб дверь во внутренние помещения дворца, куда тут же проникли Ворох и Штык. Они не собирались зачищать здание полностью - достаточно было взять под контроль площадку фуникулера и главную залу и перекрыть остальные выходы. - Я инквизитор Абелина Смит провожу здесь боевую операцию по искоренению обнаруженной мной ереси. Большая просьба всем лечь на пол и не шевелиться, в противном случае вы будете уничтожены на месте. - Рев тревоги выключился - Жетон и Сабля, сопроводив Токса и Винта до выхода, добрались до охранных помещений, доступ в которые им любезно предоставил тот самый начальник, который очень хотел жить. - Охране дворца сложить оружие и пройти во второй зал, если будет зафиксирована попытка сопротивления, то вас ликвидируют. - Абелина завершила свое сообщение.
     До этого она разговаривала с главой Дома устами Винта, сидя в кладовке под маскировочным полем. Тупой сервитор убедился, что внутрь зашла именно женщина - он не мог просканировать того, кто просто использовал проектор, "одев" личину инквизитора. В это время и произошла подмена, как только робот отвернулся и выпустил из поля зрения Абелину - до этого он шел впереди и его камера на затылке все время следила за ней. Угол обзора у нее узкий и поворот головы вправо или влево обеспечивал небольшую мертвую зону и именно этой особенностью воспользовался скитарий.
     Операцию штурма разрабатывал лично Хват, как только инквизитор обратилась к нему с этой просьбой по подсказке Конота. У нее не было фактических доказательств, только косвенные и сообщения информаоров, но женщина прожила достаточно долго и наработала колоссальный опыт общения с предателями, так что решила перестраховаться и в этот раз она не воспользовалась своими утраченными способностями, просто попала в точку. Аналитический склад ума и прогнозирование Дока дали именно тот результат, который Абелина и хотела услышать - всю эту операцию с тиранидами затеяли именно глава Дома и инквизитор. Который слишком долго пробыл на одном месте и решил, что достаточно сделал для Империума и пора бы поработать на себя. Он имел хорошо развитую сеть агентов, слухачей и информаторов, где нужно кому нужно подкидывал улики и держал этот город в кулаке, в том числе и главу Дома и именно на это был расчет Абелины. Она специально поставила задачу Токсу и Винту захватить этих двоих живыми - инквизитора можно прилюдно осудить, а главу принудить к сотрудничеству, причем такому, что он и его Дом уже не сорвется с крючка Империума. Флот отослан в систему планеты Кассандра и ловит разбежавшихся тиранидов, лазерные пушки орбитальных станций вполне могли доставить проблем, однако сигнала разрешения на применение этого оружия не произошло и операторы занимались своими делами. К тому же отдельная группа РЭБ-борьбы, которая состояла из нанятых Абелиной преступников (что ж, в таких городах-ульях полно всякого отребья и частенько инквизиторам приходится иметь с ними дело да и некоторые их них являются агентами на постоянной основе, получая зарплату), подключилась к кабелям дворца и перехватывала все идущие от него вызовы. Конечно, они могли сменить сторону, как это сделал маленький Уотто, предупредивший Абелину о засаде. Ратлинг был честен и ответственен и не забыл про свою пускай и недолгую службу в гвардии. Его собрали по кускам медики прямо на поле боя и комиссия списала малыша на берег. Уотто был шапочно знаком с Абелиной и не забыл лицо той молоденькой лейтенантши, которая вытащила изрядно уменьшившееся тело ратлинга из-под обстрела. Сначала он хотел покончить с собой, понимая, что стал инвалидом на всю жизнь и протезы ему явно не светят, однако случилось еще одно чудо - его подобрал инквизитор и приставил к работе. Боннер тогда еще был молодым и не таким жадным, как сейчас и Уотто верно служил ему. Абелина напомнила о себе связавшись с ним по инквизиторскому каналу - память псайкера позволяла фиксировать даже мельчайшие детали, в том числе и этот случай с ратлингом и попросила об услуге. Лицо лейтенанта так врезалось в память Уотто, что он ее сразу узнал. Зрелая женщина с недавно полученным химическим ожогом на лице, когда она вошла в его лавку (до этого они обменивались информацией только по связи), то из глаз Уотто сами собой брызнули слезы. Нервы ратлинга не выдержали и он просто стоял и плакал. Абелина подошла к нему, ласково погладила по голове, а малыш в это время картаво говорил, он словно хотел свалить с себя этот груз, который тяготил его душу. Абелина тщательно проинструктировала его на будущий день, когда сюда заявятся огрин и компания, а сама отправила сигнал взломщикам из канализации. Времени на подготовку оставалось все меньше. Заодно сообщила и про закладку бомбы капитану Ландеру, что было своего рода проверкой информации ратлинга - тот был знаком с агентом, который и произвел закладку. Механикусы вскрыли обшивку и обнаружили устройство, правда удалить его не получилось - бомбу поставили на неизвлекаемость, но вот заглушить сигнал - вполне. Сейчас техножрецы ломали головы как же вытащить смертоносную штуку оттуда.
     Хват бросил на пол человеческий лазган и поймал брошеную Молчуном свою пушку. В левой руке зажат топор, в правой - тяжелое оружие, размер ствола которого подвергал в трепет и заставлял анусы элиты непроизвольно сжиматься в ожидании выстрела. Канонисса контролировала левую часть зала, Хват с балкона правую при поддержке двух огринов, остальные члены штурмовой группы рассредоточились по второму залу, встречая сдавшуюся в плен охрану. Внизу между лежащими дамами и кавалерами бродили оба комиссара и сестра с полковниками. Бежать стражам все равно было некуда - высокая скала рядом с городом. Именно по этой тверди часть огринов взобрались наверх. Десяток летел на "Валькирии" и просто спрыгнул вниз на крышу дворца, привязав веревки и спустившись до окон зала, через которые они и вошли. Бронеставни опустить забыли или их просто не было, но на этот случай штурмовики притащили мельта-ганы, которые вышибли бы любые створки. Ну и силовое оружие конечно.
     Площадку огрины держали под контролем, главный вход уже открыли и в зал вошел Док в сопровождении гвардейцев. Первая рота Тихонького под командованием сержанта Драга собралась во дворце в полном составе. Командир еще только отходил от операции по приживлению аугментики и еще валялся на кровати, так что полковник эксплуатировал его подразделение вовсю. Как только главные офицеры покинули казармы, те были переведены в осадное положение и старшим остался майор Блад, который в обороне понимал больше всех - гаубицы неповоротливые и артиллеристы всегда возводили дополнительные укрепления, чтобы их не уничтожили. Док прошел через зал, в окна вслед за огринами полезли сестры битвы, которые использовали реактивные ранцы - канонисса призвала свой личный отряд, который сидел недалеко от дворца и ждал сигнала. В общем, высшее общество было впечатлено такой оперативностью действий и бздело вовсю - вонь медленно распространялась по залу и лишь вентиляторы спасали от нее. Прикажи сейчас Абелина провести допросы - выложили бы все грязное белье как миленькие. Но этим займутся арбитры, которых инквизитор уже вызвала. Их начальник на удивление оказался не замешанным в делах дома, крепость находилась недалеко от столицы и всегда была готова перейти на осадное положение. Арбитр был таким же упертым как Хват или канонисса или сама Абелина, чтя свой собственный моральный кодекс и законы Империума. Если бы еще и арбитры оказались под колпаком Донгеров, то инквизитор однозначно разочаровалась бы в правящей верхушке этого системного сектора. Элиту целиком пришлось бы менять, вызвать отряд инквизиторов вместе с Лордом, чтобы те вынесли свой вердикт. Пока же можно передать власть и охрану порядка арбитрам, пока те ждут флот имперской гвардии, что сейчас громит орков. Потому что глава не врал в одном - конкуренты, если прознают про это, то тут же двинут свои войска на захват территорий, а вот это сейчас никому не нужно. Пускай Торговые Дома и якшаются с ксеносами, но они приносят пользу Империуму, да и междоусобная война подорвет экономики столичных систем.
     Абелина поманила Дока за собой и тот прошел в небольшую комнатку, где Токс хорошенько привязал к стульям обоих заговорщиков.
     - Осмотри их на предмет скрытых ампул с ядом.
     - У инквизитора они точно есть. - Механикус склонился над бесчувственным телом, открыв тому рот. Док тут же обнаружил искусственный зуб и извлек закладку. Токс фыркнул.
     - Пробуди этого урода. - Приказала Абелина и убийца вколол противоядие в шею господина Донгера.
     Глава Дома приходил в себя медленно или же делал вид, что ему плохо, но когда открыл глаза и увидел инквизитора во плоти, скитария, направленный ему в голову ствол мельта-гана, который удерживала Сабля, то попытался снова притвориться потерявшим сознание, однако тычок тут же возвестил ему, что делать этого не стоит. Он захлопал глазами, разглядывая свиту.
     - А теперь поговорим на моих условиях. - Спокойно произнесла Абелина.
     - Я все скажу. - Облизав губы, тут же скороговоркой сказал Сантьяго. Если его еще не убили, то будут судить и можно поторговаться. - Это все придумал Боннер, ваш инквизитор! Он сам пришел ко мне с этим предложением, сказал, что все организует самостоятельно, от меня требовалось только финансирование, что я и обеспечивал! Я не знаю подробностей, но все транзакции и переводы тщательным образом зафиксированы и лежат у меня в сейфе. Если вы отведете меня, то я покажу их вам, там кодовый замок, а ключ к нему...
     - Шифр - два восемь восемь пять. - Сказала Абелина - прочитать сильную мысль собеседника она могла самостоятельно даже с такими слабыми способностями. - Что ж, уже хорошо. Теперь выслушайте меня внимательно, граф Донгер. Вам инкриминируется сознательное нарушение безопасности Империума, посредством финансирования деятельности предателя-инквизитора. Наказание за подобное преступление - смертная казнь. - Абелина сделала паузу. - Но ее можно заменить штрафным батальоном имперской гвардии, там, хотя бы, вы проживете какое-то время и принесете пользу своему государству.
     - А можно как-нибудь смягчить наказание? - с надеждой спросил граф, намекая на взятку.
     - Я - не Боннер. - Ответила Абелина. - Я - представитель закона Империума и должна следить за его соблюдением как моим коллегами, так и всеми остальными.
     - Честная, значит. - Прошипел Донгер. - А что если я скажу, что ты крутишь шашни с полковником гвардии?
     - Личная жизнь инквизитору не запрещена. - Парировала Абелина. - И потом, кому ты что расскажешь, если мы сейчас тебя усыпим и засунем в морозильник, а очнешься ты где-нибудь на Тарате или Гатонаксе пять или еще в какой-нибудь дыре, где штрафников бросают на пулеметы орков или хаоситов. Так что молчи лучше в тряпочку - целее будешь.
     - Я все равно тебе отомщу!! - граф смотрел со злобой. - Мой род очень известен в Империуме и важен для него, чтобы какой-то инквизитор мог решать его судьбу!
     - Инквизиторы наделены подобного рода полномочиями - решать судьбы. - Абелина говорила голосом без эмоций. - Инсигнию давали мне не вы и не другие высшие роды Терры, а лично Лорд-Инквизитор, тот, кто выше связей и выше власти. Тот, кто должен следить за соблюдением закона всеми гражданами Империума, в том числе и мной. И я действую в рамках закона, проводя боевую операцию в этом замке. Хорошо, что здесь собралась вся знать столицы - допросы не займут много времени, тем более при поддержке гвардейцев и арбитрес. - Абелина кивнула Токсу и тот снова вонзил иглу в шею графу, который что-то хотел сказать. - Теперь этого.
     - Он все будет валить на графа. - Произнес Винт.
     - Пускай, заслушаем его версию.
     Однако послушать не получилось, как только Боннер очнулся, то попытался раскусить удаленную ампулу, а когда понял, что не удастся покончить с собой, то скороговоркой произнес кодовую фразу. Токс попытался его снова усыпить, но инквизитор уже был мертв. Абелина с сожалением смотрела на его труп.
     - Хм, я не знала, что себя можно запрограммировать на это.
     - Это сделал сильный псайкер. - Произнес Док, раздумывая над случившимся. - Вряд ли человек.
     - Думаешь, эльдар?
     - Вполне возможно. - Кивнул механикус. - Темный или светлый, теперь нам без разницы.
     - Еще одна ниточка, ведущая на сторону. - Абелина вздохнула. - Этот клубок становится все запутаннее.
     - Ничего, разберемся. - Ответила ей Сабля и прислушалась к сообщению. - Жетон говорит прибыли арбитры.
     - Хорошо, я сейчас их встречу и все объясню, а вы пока добудьте из сейфа все документы графа, возможно, там будет еще что-нибудь интересное и снимите копии - они нам пригодятся.
     Возле подъемника отряд арбитров встречали огрины. Абелина отдала приказ, чтобы громилы опустили оружие и Хват повторил ее слова. Штурмовики расползлись в стороны, продолжая наблюдать за полицейскими, которые держались насторожено - вызов пришел от инквизитора. Командир уже высматривал Абелину и та подошла к нему.
     - Простите за беспорядок, но такое бывает, когда преступники начинают сопротивляться.
     - Я капитан Стокер. - Представился арбитр. - Уполномочен Адептус Арбитрес следить за соблюдением здесь закона. Я могу расценивать ваши действия как измена Империуму и разжиганию мятежа. - Его люди направили стволы оружия на огринов.
     - Не говорите ерунды, капитан. - Жестко сказала Абелина. - Это я могу легко обвинить вас в том, что вы слишком долго просидели в своей крепости и позволили измене возникнуть в самом центре власти этого Дома. Пройдемте внутрь, я покажу вам документы главы Донгеров, а также предоставлю все пиктозаписи его слов.
     - Что ж, давайте посмотрим. - Командир арбитров явно не боялся присутствия инквизитора. Видимо, он повидал на своем веку и не такое.
     Жетон уже вышел в главную залу, держа в руках диски с записями, а также ворох бумаг. Все это он протянул капитану и тот углубился в чтение. Его не смущали сотни пар глаз, что смотрели на него с надеждой. Вот сейчас командир арбитров арестует мерзкую девку, что приказала уложить элиту носом в пол и тогда справедливость восторжествует. Однако этого не произошло, капитан нахмурился и обвел взглядом лежащих аристократов.
     - Чувствую, предстоит очень много работы. - Покачал он головой. - Ну и заварили вы кашу.
     - Не я, а они. - Ткнула пальцем в элиту Абелина. - Предлагаю начать допросы немедленно.
     - Я должен вызвать дознавателей прямо сюда и сделать все по закону. - Сообщил капитан. - Охрану дворца уже разоружили?
     - Мои люди занимаются этим.
     - Если кого-нибудь из стражей убьют, то я буду вынужден завести уголовное дело. - Напомнил инквизитору закон арбитр.
     - Если при этом они станут оказывать сопротивление, то подобное неизбежно. - Ответила ему Абелина. - Охрана предупреждена, но среди них всегда найдутся наивные идиоты, которые не понимают очевидного.
     - Но все они граждане Империума.
     - Разве вы будете продолжать кормить паразитов, которые причиняют вам боль? - спросила инквизитор и капитан задумался над такой аналогией.
     - Может быть вы и правы. - Нехотя согласился он. - Где мы можем расположиться?
     - Помещений во дворце полно, занимайте любые. - Абелина широким взмахом руки провела по залу.
     - Еще одна просьба, пусть гвардейцы присмотрят за порядком здесь - я свяжусь с Администратумом и назначу исполняющего обязанности губернатора.
     - Погодите, возможно, ему оставили инструкции на тот случай, если все пойдет не так, как рассчитывали заговорщики. - Предупредила капитана инквизитор. - Лучше пусть работают в стандартном режиме - проведем допросы, потом уже выясним есть ли там предатели.
     - Ваше предложение не лишено смысла. Хорошо, так и сделаем. - Кивнул арбитр. - Но я могу рассчитывать на помощь гвардии?
     - Конечно, ведь это их прямая обязанность - соблюдать порядок в мирах Империума и бороться с его врагами. - Заверила Абелина.
     Хват в это время изучал свой костюм, которые порвался в некоторых местах. Пускай Уотто и был хорошим мастером, но на такие кульбиты одежда явно не была рассчитана. Сейчас роль огрина свелась к обычному наблюдению за лежащими аристократами, которые уже поняли, что уйти пораньше домой им не дадут и смирись со своим положением. Никто из них не стал бы бунтовать или вопить о мятеже - все покорно ждали своей участи и как таковой контроль за ними не требовался. Впрочем, Хват не собирался уходить с вечеринки - распоряжалась все равно инквизитор и такого приказа пока не поступило. Огрин повесил лазган на плечо и вышел из зала на балкон, который навис над пропастью. Под его ногами раскинулся ночной город, тускло освещенный фонарями - электричество продолжали экономить. Канатная дорога темным пятном фуникулеров едва виднелась в темноте и по ней ползли кабинки. Рядом с ним материализовалась канонисса, которая поставила левую ногу на перило, обнажив бедро и сунула лазпистолет в открывшуюся нишу на голени.
     - Славное место для хранения оружия. - Похвалил ее Хват, опершись на перила балкона и наблюдая за городом.
     - Я потеряла ноги, когда была еще обычной сестрой битвы. - Сказала Симона, хотя огрин ее и не спрашивал. - В одном из первых боев с хаоситами. - Она хмыкнула. - Я тогда еще была неопытной, буквально год из Схолы, дерзкой и наглой и поплатилась за это. Недооценила противника. И вот сейчас вынуждена ковылять на протезах. - Она посмотрела на Хвата. - Я до сих пор сожалею, что пришлось отрубить тебе руку.
     - Ты спасла мне жизнь и это главное. Забудь.
     - Такое не забудешь. Б-р-р-р!! Меня до сих пор кидает в холодный пот, когда вспомню того демона.
     - Страх поселился в твоей душе?
     - Нет, что ты, - отмахнулась канонисса, - просто это слишком мерзкое воспоминание.
     - Они часть нашей жизни. - Произнес огрин, посмотрев на Симону.
     - Кстати, ты так и не выполнил свое обещание. - Напомнила та.
     - Это какое же?
     - Ты обещал мне танец, помнишь?
     - Разве здесь сейчас место и время?
     - Для этого подойдет любое место и любое время. - Симона смотрела прямо в глаза громилы.
     Она подошла к нему и положила руки на плечи. Костюм огрина был порван местами и в крови, но это не смущало канониссу, она сама выглядела не лучше.
     - Нет музыки. - Попытался соскочить с крючка Хват и в ответ женщина мило улыбнулась своим оскалом.
     - Пусть она звучит у тебя в голове. - Тихо прошептала она огрину на ухо, попытавшись дотянуться - высота каблуков позволяла.
     Они стояли, обнявшись, тихо покачиваясь и переминаясь с ноги на ногу и никто не мог их увидеть, даже звезды, которые скрылись за темно-серыми тучами кислотных облаков.

     Порядок наводили еще недели две как минимум - полк Конота взял на себя функции арбитрес, патрулируя улицы. Капитан собирал всю информацию, полученную от дознавателей и приходил в ужас от того, что творил глава на пару с инквизитором. Конечно, половина аристократии не знала о их делах, а та, которая знала, тут же выкладывала все подробности, только чтобы их не коснулась карающая длань Империума. Так вскрылись финансовые схемы и махинации с перечислениями обязательной десятины, когда часть денежных средств утаивались и переводилась на личные счета аристократов или главы Дома. Со смертью инквизитора вскрыть его агентурную сеть не составило труда и неоценимую помощь при этом оказал Уотто. Часть информаторов тут же слила все что знала, но некоторых постигла та же участь, что и самого Боннера - их нашли мертвыми и капсул с ядом при них не оказалось. Абелина долго раздумывала над этим обстоятельством, соглашаясь с Доком, что действовать могущественный псайкер. Получается, что сам Дом Донгер был задействован в чьей-то чужой комбинации и сам играл отведенную ему роль. Все оказались пешками и сейчас перед инквизитором стояла задача отыскать этого невидимого кукловода, который мог оказаться даже демоном Хаоса или его последователями. Хотя, в последнем Абелина сомневалась - для пораженных безумием хаоситов это было слишком сложно. Вот для эльдар такая тонка игра была не в новинку, древние интриганы вполне способны на такое. Но вот к кому тянется этот след? Одни вопросы и никаких ответов, ведь все подозреваемые тут же покончили с собой.
     Полковник принимал пополнение, собрав военную комиссию из офицеров, пригласив Хвата и комиссаров. Рекруты, зайдя в кабинет, первым делом видели зверскую рожу страшного нелюдя, а уже потом своих будущих командиров. Конот играл роль доброго дяди, тогда как комиссар Марш примерил на себя личину ярого сторонника казней и соблюдения законов. Остальные сидели для галочки и просто повеселиться, но у Хвата была важная роль, к тому же он привел нюхача Молчуна и оба огрина иногда переговаривались на своей тарабарщине, чтобы новички не поняли - они проводили главный отбор среди кандидатов.
     - Этот не годится - трус. - Вещал Молчун и Хват тут же выносил свой вердикт. Конот прислушивался к их мнению, тем более, что операция по штурму дворца, которую провернули громилы, впечатлила его.
     - Я не понимаю, как ты додумался до этого? - спрашивал огрина полковник.
     - Это все равно, что штурмовать дворец Амина или выдергивать Муссолини из тюрьмы. - Ответил тот. - Нужно сначала поработать головой, а уже потом руками, да и с этим оружием, - Хват потряс мельтой, - многое становится проще.
     Кто такие Амин и Муссолини Конот спрашивать не стал, наверное, какие-то бандиты-огрины, раз громила знает, о ком говорит. И благословлял тот день, когда к нему пришел приказ о зачислении в его подразделение такой роты. Признавать не хотелось, но поначалу он скептически относился к огринам, только в бою разглядев их возможности.
     Пополнение набрали быстро и приступили к его тренировкам. Капитан Симонс, полковник Попов и майор Смоляк получали новую технику, пересаживали на нее свои опытные экипажи, чтобы поскорее привыкали. Техножрецы начали переоборудование тех машин, который должны были быть оснащены лазерными пушками и работа кипела. Все удовольствие оплачивали с тайных счетов аристократии и лично главы Дома, над которым должен был состоятся суд. Деньги вывели из серой тени и сейчас использовали по назначению. Хват попросил инквизитора о изготовлении для его подразделения аналога штурмовой брони десантников и та дала свое согласие. К работе был привлечен Децим и Док, часть младших техножрецов, которые занимались рутинными работами. Учитывая пожелания громилы, они изготовили сто пятьдесят восемь индивидуальных комплектов для каждого огрина. Он включал в себя тактический шлем с дыхательной маской, доспехи с несколькими слоями брони, начиная от легкого керамита и заканчивая верхним слоем, что применяли на транспортерах. Бывшую броню никто не выбрасывал - огрины не имели такой привычки и сохраняли на будущее. Комплекты имели возможность закрепления на них гравикрыльев, мощность которых пришлось пересчитать, ибо нести такую тушу в небе было тяжело даже для стандартных изделий космодесанта. Док был знаком с их технологиями и, не стесняясь, применял здесь. Все комплекты сделали герметичными, чтобы огрины могли действовать в космосе как абордажная группа - Хват на одном из собраний высказал такую мысль и Конот ее одобрил. А то неприятно сидеть на корабле как селедкам в бочке, особенно когда он находится под обстрелом противника. Так что огринов экипировали по полной, превратив в настоящие ходячие танки. Они быстро привыкли к броне и весело носились по полигону, отрабатывая штурмовые ситуации и атакуя противника. Хват разбил роту на две группы и тренировался вместе с ними, играя то в обороне, то в нападении. При этом его тактический гений иногда затмевали Шорох и неожиданно Заноза, которая провела блестящий отвлекающий маневр, разделив свой отряд на несколько групп, ударив сразу со всех сторон, отвлекая противника на себя, тогда как ее диверсанты пробрались внутрь и уничтожили командиров. При этом ее условные потери превысили минимальное значение, однако Хват был доволен - он сумел воспитать себе достойную смену.
     Веселушка больше не затевала подобных разговоров и вождь был ей благодарен. С канониссой они пересекались редко - та принимал пополнение сестер из Схолы и тоже занималась тренировками молодежи, не вылезая с полигона. Несколько рот гвардейцев ходили патрулями по столице и при этом жители не боялись их - Абелина выступила на центральных новостных каналах и сообщила, что в высших эшелонах власти были обнаружены предатели и сейчас столица переходит под временное управление Совета Дома, после чего состоятся выборы нового главы. Будет в этом участвовать народ или нет, никто не знал, главное, чтобы зарплату не снизили и налоги не повысили, остальное можно было и потерпеть.
     Так что полки провели время с пользой, дожидаясь имперского флота, который должен был прийти и проконтролировать ситуацию. Адмирал Костюшко и генерал Грисс уже закончили операцию против орков, перебив всех зеленошкурых. Если там и остались их споры, то голову они поднимут еще не скоро. Оба командира были в курсе ситуации, произошедшей на Симилле и получили от Муниторума соответствующий приказ - обеспечить безопасность систем, принадлежащих Дому Донгер и не допустить распространения мятежа. Также командиры давно уже были уведомлены о том, что "Зерно Истины" отправится в сопровождение сестер битвы и их флот лишался одного корабля и трех боеспособных подразделений.
     Абелина закончила отчет для Лорда-Инквизитора и с хрустом в костях потянулась. Предстоял очередной сеанс зашифрованной связи. Она активировала передатчик и ее командир словно ожидал вызова, тут же ответив.
     - Доклад.
     - Операция на Симилле успешно завершена, но вскрылись новые косвенные улики - вероятность враждебного вмешательства составляет шестьдесят восемь процентов.
     - Показатель высок, тебе удалось локализовать источник?
     - Нет, мой Лорд, все ниточки, ведущие к нему оказались оборваны, однако я предполагаю, что действовали сильные псайкеры эльдар. Торговый Дом Таргетс ведет дела с миром-кораблем Янден, возможно это они.
     - Маловероятно. - Отозвался Лорд. - Я бы сделала ставку на мир-корабль Биэль-Тан, пускай их место дислокации находится далеко от систем, но влияния своего они не растеряли. К тому же в соседнем секторе замечена активность темных эльдар - они тоже могут приложить к этому руку. Перешли мне всю собранную тобой информацию - ей займутся аналитики.
     - Примите пакет с данными. - Абелина нажала кнопку и сжатый текстовый архив улетел по системам связи. - Ожидаю дальнейшего задания, мой повелитель.
     - Веди расследование, займись изучением ресурса, следуй вместе с сестрами битвы, помогай им в случае атак на них. - Подумав, отозвался Лорд-Инквизитор. - Первым делом проверьте планету огринов - связь с направленной для их изучения экспедицией прервалась, необходимо выяснить подробности случайно они пропали или это зачистка. Держи меня в курсе событий, позже я пришлю инструкции.
     - Как прикажете, мой повелитель. - Абелина склонила голову, но Лорд не мог ее видеть и отключил связь прежде, чем инквизитор сделала то же самое.


Глава 8.



     Абелина закончила формировать очередной отчет, предназначенный для Лорда-Инквизитора и задумалась над тем, а все ли правильно она делает. Несомненно разобраться в природе огринов было бы интересно, тем более раз уж никто этого до нее не сделал, то это долг инквизитора, однако чисто по-человечески их было жаль. Самобытную, пускай и примитивную культуру может легко раздавить тот же сапог Инквизиции, признав культ поклонения Небесному Кузнецу варварским и достойным немедленного искоренения. Но с другой стороны не использовать такой драгоценный ресурс как эти сильные ловкие бойцы было бы откровенно глупо. Не то чтобы она не доверяла своему непосредственному руководителю, но все же в последнее время его действия ставили перед ней еще больше вопросов и главным из них был "зачем?", а потом уже "для какой цели?".
     Лорд-Инквизитор собирал свою личную армию. Для чего и какие перед ней он поставит задачи - неизвестно, но то, что его подчиненные в результате своих расследований или участия в многоходовых комбинациях самого Лорда, приводили под его знамена целые планеты и народы, не являлось для Абелины чем-то неизвестным. Взять тот же Дом Донгер, с которым подписан кабальный договор о взаимопомощи, причем последние должны выполнить его буква к букве - предоставить по одному слову Лорда флот численностью как минимум в двадцать единиц и укомплектованный по высшему разряду. А это обученные и экипированные солдаты, перевозимые в казармах кораблей, танковые подразделения и артиллерийские части, полки истребителей и перехватчиков, ракетные комплексы и шагоходы, к тому же каждый корабль должен нести в своем чреве ядерный заряд. Это чтобы зачистить на месте все грязные делишки Лорда. И это сильно настораживало инквизитора.
     Получив в свое распоряжение такой возобновляемый ресурс как огрины, Лорд вполне мог соперничать и с независимыми орденами космодесанта, которые стояли наособицу в организациях Империума. Пускай огрины немного и не дотягивали до этого звания, им просто не хватало опыта и не было определенных способностей, хотя кое-чем они все же владели, но у них было одно большое преимущество - они могли самостоятельно воспроизводиться. И вот этот вопрос Лорд хотел прояснить как можно быстрее, получив по громилам все медицинские данные и проанализировав их. Ему нужны были ответы и Абелина обязана была ему их дать. Но существовала одна загвоздка - слишком упертый вождь. Хват.
     Едва сестры госпитальер наведались в казарму к огринам, чтобы пригласить девушек на еще одно полное медицинское обследование, то Хват вышел вперед и чуть ли не пинками послал их как можно дальше. Видимо кто-то из его подчиненных женского пола рассказал, что именно с ними делают сестры и куда заглядывают и это явно не понравилось вождю. Нет, с точки зрения логики дикаря его можно понять - тетки лезут туда, откуда появляются дети, отщипывают кусочки плоти и проводят непонятные манипуляции своими инструментами, их действия вполне могут сказаться на деторождаемости. И именно этого боится вождь - после окончания службы в гвардии его воины женского пола должны стать матерями. Наивный, он не знает, что попал в гвардию на всю оставшуюся жизнь и уже не вернется назад. Хотя нет, корабль сестер направится к их родной планете и у его воительниц еще будет шанс завести семью, если приказом оставить их там, а вместо них набрать других воинов мужского пола.
     Абелина пыталась настаивать, проявляя несвойственный инквизитору интерес и это еще больше насторожило вождя. Хват не был тупоголовым, как принято считать огринов, его цепкий разум подмечал детали, запоминал мелочи и тоже анализировал происходящее, делая одному ему понятные выводы. И настойчивые просьбы Абелины и сестры Магнолии насторожили здоровяка, при этом инквизитор постаралась, чтобы его подружка-канонисса не узнала о них, потому что та точно встанет на сторону огрина - Абелина хорошо разбиралась в такого рода отношениях. Да и ее свита тоже не дремала, скрыто наблюдая за объектами. Называть это любовью язык бы не повернулся, однако крепкая боевая дружба между мужчиной и женщиной невозможна, инквизитор это знала по себе, но здесь наблюдала нечто похожее. Обоих связывал по рукам и ногам устав ордена и законы рода, которые ни тот ни другой не имели права нарушать. Они - вожди, представители своих, если можно так выразиться, кланов, на них равняются остальные, они являются для них примером и если вождь позволяет себе вольно трактовать закон, который должен соблюдать, то какой же это вождь?
     И вот сейчас она не знала что делать - информации для очередного отчета накоплено и собрано очень мало, Лорд будет в ярости, ведь он требует все больше данных, но сейчас Абелина не может отдать приказ покинуть планету пока не пребудет ее "сменщик". Сюда направлен молодой инквизитор, только что из Схолы, которому нужно сдать дела, объяснить ситуацию и уже после этого лететь вместе с сестрами на поиски Чаши. Это они так думают, на самом деле нужно разобраться с огринами и пропавшей на их планете экспедицией. Что если их просто убили за то, что сунули свой нос слишком глубоко? Судя по Хвату и его товарищам громилы вполне способны на это - они свято хранят свои тайны и даже комиссар Кармайкл не допускается до них. Кстати о ней, девочка попала под серьезное влияние огринов, выучила их язык, вникает в культуру, постоянно проводит время с громилами и начинает вести себя также. Что это, влияние общества или целенаправленное воздействие на психику? Но у огринов не может быть псайкеров по определению, Абелина бы это почувствовала или знала, Инквизиция хранит много тайн, однако громилы могли определенным образом воздействовать на разум людей, например, отводить взгляд, кажется так это называется. И еще одно наблюдение - их способности слишком сильно похожи на тиранидские и это напрягает. К тому же существует еще одна проблема - полковник Конот.
     Стоило признаться самой себе, что Абелина полюбила этого опытного вояку. Она не играла с ним, используя в своих целях, а действительно прониклась чувствами к этому офицеру. Пока ей удавалось скрывать это от Лорда, но при очной встрече тот сразу все поймет и кадианка снова окажется в подвалах Инквизиции, на этот раз навсегда. Ведь личные привязанности вредят делу, исполнитель начинает чаще отвлекаться и думать об объекте своего интереса. Вождь Хват в этом деле поступил мудро - запретил все серьезные отношения внутри коллектива и пригрозил всем своим огромным кулаком. Хотя даже у него шушукаются по углам, но с людьми всегда сложно и следить за всеми невозможно, огрины хотя бы поддерживают дисциплину в своем подразделении. А она все-таки находится на посту инквизитора и имеет достаточно сильную власть управлять остальными. Многие воспринимают ее отношения с полковником как очередную игру инквизитора и она прикладывает к этому все усилия, но правда все равно выползет наружу рано или поздно. И что тогда делать? Полк вполне могут объявить мятежным со всеми вытекающими отсюда последствиями. Абелина вздохнула. Ну и заварила ты кашу, дорогуша, подумала она, вовек не расхлебать. Как просто было в кадианском полку, видишь врага - убей, а здесь... скандалы, интриги, расследования. И все грязное белье Империума приходится переворачивать вверх дном, чтобы докопаться до истины. А ворошить его нет никакого желания. И как теперь поступить с огринами? Вдруг на орбите их планеты повиснут несколько грузовых кораблей и все население переловят для того, чтобы перевезти на другую планету в более комфортные условия? Оденут в форму, выдадут лазган и кинут ради интересов Лорда на штурм тех же мирных городов-ульев, как это было во времена ереси Хоруса? Когда наивных здоровяков обманули предатели, перевернув все вверх дном и подменив правду ложью. Когда знаешь, за что биться, оно как-то легче становится, но когда не уверен ради чего и не понимаешь целей, то умирать совершенно не хочется.
     Едва слышно открылась дверь и вошел полковник. Конот посмотрел на сидящую Абелину, подошел к ней и чмокнул прямо в химический ожог на лице - та не стала отстранятся и, повернувшись, посмотрела на офицера.
     - Что, всех сдала? - с усмешкой спросил полковник, плюхаясь на соседний стул.
     Инквизитор улыбнулась его шутке и покачала головой.
     - Ты даже не представляешь, в каком я сейчас положении нахожусь. - Она посмотрела на текст отчета и ударила по кнопке клавиатуры когитатора, отправляя сообщение в архив - пока еще не время. - Мое проклятое любопытство и настойчивость может погубить не только огринов.
     Полковник напрягся.
     - Все так плохо? - тихо спросил он.
     - Я уже говорила тебе о Лорде - он ведет какую-то свою игру и она мне не нравится. Слишком похожа на время ереси.
     - Ты не сможешь бросить ему вызов - тебя растопчут. - С сомнением в голосе сказал полковник. - И даже я не смогу помочь.
     - Но и обманывать его долго не получится - он обо всем догадается. - Подхватила Абелина мысль полковника. - Что мне делать?
     - Отошли информацию из старых отчетов, скажи, что корабли еще не выдвинулись к месту назначения - обстановка на планете не позволяет ее покинуть, данные обновить не удалось. Он на время отстанет и займется другими своими агентами. - Предложил полковник. - И потом, ты уверена в своей свите?
     - Также как в себе - я набирала их лично и они преданы мне. - Тряхнула головой инквизитор.
     - Мои офицеры не знают о природе огринов ничего, а вот сестры канониссы... как думаешь, она может сболтнуть лишнее?
     - Ей Хват не позволит. - Абелина усмехнулась и полковник повторил ее гримасу. - Ты видел как она на него смотрит, чуть не рот заглядывает.
     - Если ее руководство узнает об этом, то Симону снимут с поста и она это прекрасно знает, так что будет молчать, я уверен. - Задумчиво произнес полковник. - Мы не должны допустить утечки информации. - Он посмотрел на Абелину. - Ты действительно уверена в выводах Дока?
     - Да. - Ответила та. - Искать нужно на родине огринов и он будет большим. Возможно, там кое-что сохранилось и я не хочу, чтобы ЭТО попало в плохие руки - Империум это не только Бог-Император, это еще и куча организаций, в которых полно предателей.
     - Я понял, кого в первую очередь ты имеешь в виду. - Кивнул полковник. - Власть и Хаос, они как две подружки, всегда идут рука об руку.
     - Именно. - Вздохнула инквизитор и посмотрела на полковника. - Ты ведь не просто поболтать пришел?
     - Прибыл корабль с твоим сменщиком. - Конот встал. - Мы отправляемся через два дня - приказ канониссы. И еще - ты летишь на "Зерне", почему-то святоша решила отправить тебя на наш корабль. Ты в курсе, что она терпеть тебя не может?
     - Это чувство взаимно. - Усмехнулась Абелина, вставая. - Что ж, пойду, поприветствую молодое дарование. Главное, чтобы ЧСВ у него не зашкаливало до небес, а то наворотит таких дел, которые потом придется очень долго разгребать.
     Полковник кивнул, выходя следом за возлюбленной.

     Молодой инквизитор оказался именно таким, каким его ожидала увидеть Абелина - парень всех подозревал в ереси и рвался немедленно произвести аресты и учинить допросы. Однако выданный ему в сопровождение опытный агент Инквизиции и наставник слегка охлаждал его пыл, да и сама Абелина приложила к этому руку, властным холодным голосом одернув мальчишку. Присутствовавший при этом Хват, которого она попросила слегка шугануть молодого, оскалился и громко спросил, может ли он съесть этого недомерка с разрешения госпожи, а то на вид он мясистый и вкусный. На что молодой слегка побледнел, а Абелина, сохраняя невозмутимость на лице, немного одернула зарвавшегося артиста, который весьма заигрался и мог схлопотать пулю. Впрочем, с реакцией Хвата и его мускулами вряд ли бы сравнялась свита молодого инквизитора, в которую входил тот самый опытный агент, боец-штурмовик, медик-техножрец и бывшая сестра битвы, которой повезло не попасть в репентии за свой тяжкий проступок - Лорд всегда умел находить людей, ступивших на грань и делать им предложение, от которого невозможно отказаться. Канониссы на встрече не было, а то конфликта точно не удалось бы избежать, а так все прошло буднично и быстро - передали дела, растолковали обстановку, пожелали удачи и откланялись. Больше на Симилле Абелину не держало ничего.
     Корабли были заправлены под завязку и готовы к походу, теперь за главную оказалась Симона, которая, проверив все не по одному разу, отдала приказ выдвигаться. Точкой назначения обозначили родину огринов как наиболее потенциальное место сокрытия Чаши и здесь пригодятся опытные проводники, которые сейчас отдыхали в казармах. Абелина поселилась недалеко от каюты полковника и ходила к нему в гости, правда недолго.
     Корабли шли в варпе буквально несколько часов, как астропаты приняли призыв о помощи грузового судна, на которое напали пираты. Канонисса в это время находилась в рубке и сама видела, как задрожала астропат и скороговоркой выпалила:
     - Внимание, всем, всем!! На грузовой конвой совершенно нападение, корабли охранения не справятся с пиратами, просим помощи!! Все кто может, отзовитесь!! Просим помощи!!
     - Где они? - спросила капитан Кадье.
     - Выход из варпа через восемь минут. - Тут же отозвалась навигатор. - Потом совершим прыжок на гипердвигателях до системы, где напали на судно.
     - Ваше решение, канонисса? - спросила капитан - она доверяла своему экипажу целиком и полностью. Все профессионалы и не будут болтать по пустякам.
     Симона колебалась. С одной стороны она не имела права подвергать свою миссию опасности и это может быть ловушкой, с другой - мерзкие бандиты разграбят судно, принадлежащее Империуму, а потом снова начнут нападать на караваны. Ее долг призвать очищающий огонь на их головы и уничтожить очередных предателей или ксеносов, посягнувших на собственность государства.
     - Сколько потребуется времени на гиперпереход? - спросила она.
     - От семнадцати до двадцати трех минут. - Навигатор уже все просчитала - она чувствовала точку, откуда пришел призыв и самым ближайшим местом выхода из варпа была соседняя система. Добраться до транспорта можно было и через варп, но на это потребовалось бы гораздо больше времени, к тому же пространство хаоса любило чудить и можно было прибыть позже назначенного срока, навигатор точно ощущала это, и обнаружить на месте разграбленный грузовик и никакого следа пиратов, а так еще был шанс поймать их на месте преступления.
     - Выходим. - Решила канонисса и повернулась к другому астропату. - Сообщите на "Зерно" - пусть готовят абордажную команду.
     - Я проложу гипертрассу. - Сказала Кадье. - У нас все же легкий крейсер, а не эсминец - капитан Ландер легко сможет поддержать нас огнем и маневром рассечь пиратов. Атаковать одним кораблем пускай даже слабенький конвой, состоящий только из корветов поддержки они не решатся - все рейдеры трусы. - Презрительно выплюнула последние слова капитан. Она терпеть не могла подобные отбросы галактики.
     - Держите связь с астропатами грузовика. - Отдала приказ Симона. - Я хочу знать всю информацию, кто именно напал - ксеносы или ренегаты.
     - Получены данные - это корабли эльдар. - Тихо пробубнила телепат. - Они уже вскрыли обшивку и рвутся к грузу. По пути хватают экипаж и конвоируют на судно, но люди их не слишком интересуют.
     - Значит это темные. - Задумчиво произнесла канонисса. - Эльдары не берут пленных - этим занимаются их собратья, хотя они все одной краской мазаны. Что ж, им же и хуже.
     - Это могут быть и Светлые, которым нужны рабы. - Заметила Кадье.
     - А в чем разница?
     - Да, собственно, ни в чем. - Пожала капитан плечами. - И те, и другие проклятые ксеносы и достойны только смерти.
     - Выход из варпа через пять минут, на "Зерне" объявлена боевая тревога. - Произнесла второй астропат. - Они тоже получили сообщение с грузовика и начали формирование команд из гвардии и экипажа корабля. - Она посмотрела на канониссу. - Инквизитор назначила главной штурмовой командой группу огринов.
     - Вечно эта полковничья подстилка лезет не в свое дело! - возмутилась Симона. - Здесь и сейчас решения принимаю я!
     - Но вы должны согласовывать их с ней. - Напомнила канониссе капитан. - Все же она - инквизитор и по вертикали власти находится выше вас.