Anabolik: другие произведения.

Ненормальная

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.71*39  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Главный герой независим, успешен, не обделен женским вниманием.Встречает странную особу, которой оказывается совершенно не нужен. Не потому ли она становится такой необходимой... ЗАВЕРШЕНО.Черновик. За обложку - огромная благодарность AnSa (http://samlib.ru/a/ansa/)

  Глава 1
  
   Телефон, как всегда, ожил не вовремя. СМС с незнакомого номера. Половина первого, вечер пятницы, и кто тут у нас такой смелый?
   "Забери меня отсюда. Пожалуйста".
   Черт. Понятно. Полгода уже, как этот набор цифр стерт из всех контактов. Только из памяти не стирается.
   Кто ж еще у нас такой наглый. И вежливый...
   Как удар под дых, неожиданно..
   Руки заметались в поисках сигарет... Черт, ведь и курить давно уже бросил...
   -Дорогуша, прости, но на сегодня вечер закончен. Мне нужно срочно уехать - неожиданно дела появились.
   Блондинка за столом нахмурилась, приоткрыла уже рот, но встретив мрачный взгляд, сообразила - лучше не спорить.
   - Собирайся. Закину тебя домой.
   А глаза и все внимание - на экран телефона. "Где ты?" "Клуб "Спектр", первый этаж". "Скоро буду".
   Из дома почти выбегали, на ходу запрыгнули в машину, даже дверь даме забыл открыть, хотя всегда славился манерами.
   Доехать до дома подруги, тормознуть, не глуша мотор, чмокнуть в нос на прощание, проследить, чтобы вошла в подъезд - на все про все не больше пятнадцати минут.
   Еще десять - долететь до клуба. Когда один в машине, по пустым улицам можно гнать без ограничений. Не до правил.
   Так. Клуб, охрана, купить билет, протиснуться к входу сквозь толпу пьяной, не очень вменяемой молодежи, прикрыть глаза, ослепшие от вспышек света, открыть глаза.
   Вот она. В центре танцпола, вытворяет что-то несусветное своим телом, руками, волосами...
   Живая. Лица издалека не разглядеть, но движется бодро, и, похоже, наслаждается происходящим.
   Какого ж хрена-то?!!! Сорвать человека из дома, может быть - из теплой и совсем не одинокой постели, и зачем? Доставить удовольствие танцем? Спасибо. Мечта всей жизни.
   Напряжение отпустило, но где-то внутри зародилось жуткое недовольство - полгода мертвой тишины, все мосты сожжены, все ниточки оборваны. И тут - на тебе "приезжай, забери"! И ведь, как дурак, сорвался, приехал..
   Что ж, посмотрим, что за шоу нам приготовлено. Открывать карты и показывать свое присутствие пока не будем.
   А глаза невозможно отвести от этого маленького, гибкого тела, которое плывет в дерганом ритме музыки, и как будто живет вместе с ней. Так всегда - если она танцует, это шедевр, короткое замыкание, удар по нервам. Задержал взгляд - хрен отведешь, завораживает. И таких завороженных все больше вокруг, толпа молодых ошалелых самцов все гуще и плотнее. Кто-то просто стоит и смотрит, кто-то пытается в танце пристроиться. Ха-ха, не лезьте, ребятушки, это энергичный танец. В таких ей партнеры только мешают - легко и будто невзначай уворачивается от цепких рук, постоянно держит дистанцию, хотя словно и не видит никого - глаза прикрыты, голова запрокинута. Это часть ее маленькой игры, и мало кто догадывается, как ей весело притягивать и ускользать, тихо посмеиваясь над жалкими попытками.
   Потянуло. Нещадно потянуло туда - к ней. Подойти, прихватить руками покрепче, чтобы снова не удрала, и задать уже свой ритм, заставить подчиниться, повести в танце. И уже ноги дернулись, и руки потянулись. Вспомнил - не танцевать же ехал.
   Ритм сменился. Остановилась, прислушалась, задумалась. Господи, как все знакомо и понятно. Как будто только что отошел за пивом, и засмотрелся на обратном пути. До зубовного скрежета все родное, хочется глаза прикрыть, чтобы не так ярко видели.
   Оглянулась, пошла к столикам. Итак, что мы имеем? Две девчонки - рыжая и черная, понятно, Алена и Рита, бессменные подруги. Они безопасны, как будто, хотя кто их, женщин, разберет?
   А вот это что за хмырь долговязый, прилизанный??? И видит же, что девочка села на отдельный диван, ясно, что не нужны соседи. За каким, спрашивается, ты лезешь к ней поближе? И не хочет она, чтобы ее за плечи обнимали, видно же, пытается увернуться, и на лице тоска...
   Все. Вот теперь все ясно. Двигаем.
   - Всем привет. Аня, вставай, пойдем.
   Лица: у подруг ошалелые, у хмыря - недовольное, и ее глаза - распахнулись, до размеров блюдца, моргать перестала, и ... неужели, в них есть эта радость, не показалось?
   - Дима..
   И руку протянула. Силу не рассчитал, не потянул, а практически выдернул из-за стола. Пришлось подхватить, чтобы не упала. Прижал к себе - конечно, для поддержки, и забыл, как дышать. Вдохнул, а выдохнуть не получается. И эти глаза - уже настороженные. Правильно боишься. Не нужно меня злить.
   - Где вещи твои?
   -Плащ в гардеробе. Сумочка - вон валяется, в углу дивана
   - Алена, подай сумочку, пожалуйста. Все. Всем пока.
   Уводить отсюда, пока никто не опомнился. Пока не передумала. А может. Это в ее стиле. Психануть, послать и уйти в неизвестном направлении. Да и кому понравится, когда тебя почти волоком тащат сквозь толпу, несмотря на шпильки, узкое платье и несчастное лицо? Ничего, пробежимся, плясать - то смогла на своих палочках, значит, и бежать сможешь.
   - Номерок давай.
   Забрать плащ. (Господи, это - плащ? Это тряпочка. Пижамы толще бывают). Накинуть на плечи. Странно, должен бы прикрыть от посторонних глаз, а они еще больше пялятся... Ну да, забыл, что на нее все и всегда смотрят, хоть в арестантскую робу одень, хоть в мешок из-под картошки.
   Да почти все уже забыл, выжег, вытравил. И все девушки новые - как на подбор, полная противоположность: высокие, светловолосые, пышные. Чтобы ничем не напоминали. Хотя все равно - то губу кто-нибудь закусит похоже, то прядь волос поправит, то бровью поведет, и все: приехали, дальше нам не по пути.
   От таких мыслей лицо еще мрачнее стало. Пока дошли до машины, девочка совсем напряглась, сжалась. Забралась на сиденье не без помощи. Пристегнулась, молчит.
   За двадцать минут всего несколько слов друг другу сказали. Да уж, теплая встреча.
   Поворот ключа, вдох, выдох, успокоился.
   Всхлип. Еще один. Носом шмыгает. Да что ж такое происходит-то?
   - Ты пьяна?
   - Нет. Всего два коктейля.
   - Почему ревешь?
   - Устала. И стыдно, что тебя сдернула. Извини меня, пожалуйста. Спасибо, что приехал. Давай, я дальше сама доберусь? Тут всегда такси стоят.
   И глаза такие - виноватые, несчастные, смотрят с надеждой.
   Вот уж хрен теперь. Никуда ты сама не поедешь.
   Рванул с места, как псих, а зря - не любит же опасной езды. Но молчит. Только носом сопит и вздрагивает.
   - Ты чего трясешься? Замерзла? Обогрев включить?
   - Нет, спасибо. Это от нервов и усталости. Сейчас пройдет. Приду домой, лягу спать, к утру буду как новенькая.
   - Так. Никуда ты одна не пойдешь. Даже не думай. В таком состоянии тебя оставлять нельзя. Едем ко мне. Переночуешь, утром домой отвезу.
   - Но... - и взгляд растерянный...
   - Все свои "но" оставь на завтра. Сейчас молчи и слушайся. Говорить тоже завтра будем.
   Доехали без слов. Затихла так, что даже дыхания не слышно. Такое молчание хуже всего. Да и черт бы с ним, хуже, чем было, уже все равно не будет.
   В лифт зашли и встали по разным углам. Лучше на расстоянии держаться, чтобы руки сами не потянулись. Выдержки совсем мало осталось.
   Зашла в открытую дверь, присела, чтобы расстегнуть пряжки на туфлях, да так и застыла, спрятав лицо в руках. Сверху еще и волосы рассыпались. Что там под ними происходит - не поймешь.
   Так. Вот таких выступлений мы еще не видели. Обычно же, как кремень, непрошибаемая. Как - то страшно стало.
   Присел на корточки, волосы убрал, погладил ладошки, отвел от лица.
   - Эй, что случилось? Кроме алкоголя, больше ничего не употребляла?
   Подняла глаза, грустно улыбнулась.
   - Прости, не хотела тебя напрягать. Некомфортно мне как-то, зря тебе написала.
   Э, нет, дорогуша. Извинениями уже не проймешь. Просто так не отделаешься.
   - Значит, так: кончай разговоры, иди в душ, я пока чайник поставлю. Ты, как обычно, на ночь кофе пьешь?
   - ага. Спасибо.
   - Где все необходимое лежит, знаешь. Какую-нибудь футболку сейчас принесу.
   В ответ - еще одно "спасибо", скинула туфли и упорхнула. Оставив сидеть на полу, и разрываться между гордостью и желанием пойти туда же, вслед. Не обязательно вместе душ принимать. Не так все сразу. Просто, посидеть рядом, послушать, как плещется, как роняет по очереди все флакончики и чертыхается при этом... К счастью, то ли гордость, то ли страх (не спугнуть бы), остановили.
   Пошел на кухню, зарядил кофеварку, нарезал бутербродов. Застыл в ожидании и сомнениях. А, точно - нужно же футболку принести, и халат! Это реальный повод, чтобы зайти, и самолюбие не пострадает. Точно, не постыдная слабость, а необходимость. Не голой же ей из душа выходить.... Замерзнет еще, простудится. Ни к чему нам это.
   Так, где наша любимая футболка? Вообще-то, нет такой привычки - девушек в свою одежду наряжать... Да что врать-то самому себе? После нее эта привычка и пропала. Раньше как-то без разницы было, а теперь неприятно, что на чужом теле твои вещи болтаются. Ладно, вот она - самая подходящая, ей как платье будет, не замерзнет. А халата у нас нет. И не было, вообще-то. Нужно озаботиться этой проблемой.
   Осторожно, без скрипа и шума, приоткрыть дверь в ванную комнату. Вода шумит, штора плотная, не видно ничего. К лучшему, наверное...
   - Ань...
   Тишина. Воду прикрыла. Молчит.
   -Да?
   - Футболку принес. На крючке висит, рядом с полотенцами.
   - Спасибо тебе большое.
   - Еще нужно что-нибудь?
   - Нет, спасибо.
   Да что ж ты будешь делать с этой вежливостью?!!! Как чужая, ей-богу, постоянно дистанцию держит с этими "спасибо", "пожалуйста", "будь добр"...
   - если вдруг что понадобится - кричи, я на кухне, услышу
   - хорошо.
   Так, справились. Теперь опять на кухню. Вот тебе и бросил курить - руки сами нашли спрятанную пачку, пепельницу, зажигалку. Первая сигарета проскочила в три затяжки. Вторая - более вдумчиво. Спасибо, вода в душе перестала шуметь. Вместе с ней и вдохи остановились. Дыши, брат, дыши, впереди все самое интересное.
   Тихий стук двери, легкие шаги босых ног. Если специально не прислушиваться - не заметишь. Ступает мягко, как кошка.
   Выдох, отвернуться к окну, затянуться. Нужна пауза, перед первым взглядом, первой фразой. На счет "раз" выдыхаем, на "два" - поворот головы, на "три" - поднимаем взгляд. Нет, не помог аутотренинг. И глаза жадные не остановить - заметались, охватывая всю, от мокрых рассыпанных прядей, по влажной тонкой шее, задержались на руках, мнущих полотенце, и застряли на босых пальчиках ног. В глаза ей смотри, придурок, в глаза!! Так проще, наверное. И страшнее: что там, в этих глазах? Сожаление, скука, что?
   А глазки ее грустно смотрят на бокалы с вином недопитым, со следами губной помады... И плечи поникли. Черт, это ж надо быть идиотом - час топтался на кухне, а следы неудавшегося ужина не убрал!!
   - Я тебе вечер испортила? Вот же, не сообразила, что у человека дела могут быть. Извини меня, пожалуйста. Мог бы и не приезжать, зачем ты девушку бросил ради меня? Нужно было проигнорировать, или написал бы, что не можешь...
   Ну да, в своем репертуаре. Могла бы ревность изобразить, что ли. Любая нормальная женщина, даже без всяких прав, обязательно сцену закатила бы. А эта снова извиняется.
   - Слушай, ты не так часто о помощи просишь, чтобы игнорировать. Это вообще, наверное, первый раз был. Так что закрываем тему и садимся пить кофе. Бери бутерброды. Сладкое будешь что-нибудь? Конфеты есть, ты любишь такие.
   - О, замечательно! Давай сюда конфеты. И бутерброды давай, сейчас все буду, голодная как собака. - И первая улыбка за вечер, и словно жаром всего окатило, а потом отпустило, и задышалось легко и свободно. Улыбается, по - настоящему улыбается, глазами. Значит, жить можно, и надеяться можно, и вообще жизнь прекрасна!!!
   Только сейчас стало понятно, что последние полтора часа дышал вполсилы, говорил вполголоса, зато зубы и кулаки стискивал, что есть мочи. Скулы болят от напряжения.
   - Садись давай, сейчас все поставлю.
   Забралась на стул с ногами, как обычно, босые ступни под край футболки спрятала, подбородок на коленки пристроила, еще чуть - чуть - и клубком свернется на табурете. Ни одна уважающая себя девушка такую позу перед мужчиной не примет - никакой тебе эротики, все спрятано, скрючено, в общем, самца не заманишь. А эта вот сидит себе и не парится, и как не упадет еще.. а глаз от нее, такой не эротичной, не оторвать, так и цепляются, то за прядку мокрую, то за пальчики тонкие...
   - Рассказывай, что у тебя приключилось? Вроде, танцевала бодро, компания нормальная сидела...
   - да ненормальная компания. Мы с девчонками втроем пришли, никого не трогали, ели-пили-танцевали. А потом этот Вадим нарисовался. Он каким-то боком к начальству Ритиного мужа относится. Как - то сильно Риткин супруг от него зависит. В общем, посылать подальше нельзя, хотя очень хотелось. И, как назло, решил до меня докопаться - любовь у него вспыхнула. Пока трезвый был, я еще отшучивалась. Хотела сразу отправить в нужном направлении, но Рита по взгляду моему поняла, и начала смягчать ситуацию. А потом он поднабрался, и совсем уж грязно хамить начал. Пока силы были - на танцпол бегала, так он следом поперся, прижиматься начал... И, как назло, ни одного знакомого не нашла, чтобы помог... Может, и был кто-то, но не увидела. А потом девчонки разошлись, сватать мне этого гада начали. В общем, не хватило мне характера, чтобы послать и Вадима, и Ритку с Аллой. И я сделала ход конем...
   - Конь, надо понимать, это я?
   - Ну, хочешь, назову тебя роялем в кустах. Так не обидно? Ты меня, действительно, прости. Не хотела тебя дергать, но как-то у меня совсем сил не осталось, помощь потребовалась. И почему-то сразу тебя вспомнила. Потом уже дошло, что время позднее, и некрасиво так делать...
   Глупенькая. Маленькая совсем и глупенькая. Стыдно ей и неудобно. Да ты меня хоть конем, хоть лосем, хоть табуреткой обзови сейчас - по барабану!! Помощь ей впервые потребовалась (не было еще такого случая за все время знакомства), и вспомнила не кого-то, а меня, меня!!! Странное желание вскочить на стол и постучать в грудь кулаком, как древний бабуин какой-то.
   - Прекрати извиняться. Все ты правильно сделала. Жаль, не сказала раньше, я б ему личико подправил, вместе с мозгом. Ладно, давай спать укладываться.
   Взгляд исподлобья, одна бровка вверх поползла вопросительно. Не боись. Никто тебя совращать не будет. Хватит на сегодня и того, что ты в моей квартире, впервые за вечность.
   - я тебе в своей комнате постелил, сам на диване лягу. Твоей скромности ничто не будет грозить. Завтра с утра никуда не нужно?
   - нет, конечно. Иначе б в клуб не пошла.
   - замечательно. Тогда отключай все будильники и спи, пока не надоест. На часах три ночи уже. Я с утра по делам сгоняю, потом вернусь - не пугайся, если меня не будет. Все, спокойной ночи. Отбой.
   - замечательно. Я пошла. Спокойной ночи. - Легко спрыгнула со стула и упорхнула в темную комнату.
   Улегся на диван, вытянулся. Перевернулся. Обнял подушку. Снова перевернулся. Да, похоже, спать сегодня не придется. А за стенкой тишина. Даже дыхания не слышно, а так хотелось бы... В голове обрывки мыслей, воспоминаний, как в калейдоскопе... Да что себя обманывать-то? Одна мысль, одно желание - вот оно, в соседней комнате, сопит уже вовсю, наверное. Только нельзя сейчас об этом думать, иначе с ума сойдешь, или испортишь все, поддавшись глупой слабости... Шорох какой-то. Нет, почудилось. Легкие быстрые шаги. Что ей не спится-то? Все ближе шаги. Дернула одеяло, забралась, прижалась вплотную. Это сон, или она действительно здесь, рядом, под одним одеялом? Быть не может такого...
   - я замерзла там. Не привыкла под таким тонким покрывальцем спать. Я же тебе не очень помешаю?
   Конечно, ты помешаешь. Только, если уйдешь сейчас - я просто сдохну. И не уйдешь - все равно скончаюсь в муках. Что лучше - от тоски, или от того, что тело сейчас взорвется, устав себя сдерживать? Или прекратить сейчас мучения, выключить мозг и просто сделать то, о чем мечтается последние несколько часов? Дать волю рукам, губам, глазам, всему телу? Вобрать в себя, вдохнуть этот невозможный запах, родной и будоражащий, а там - будь, что будет? Нет, нельзя. На этом все и закончится. Возможно, даже что-то случится, и так же хорошо, как раньше; возможно, с привкусом горечи, который накопился за полгода тоски, но от этого - ничуть не хуже... только это будет финал, окончательный и бесповоротный. Поэтому: дыхание задерживаем, руки-ноги контролируем, глаза не открываем. Запах волос... запах игнорируем. Верим в свои силы.
   - да спи уже. Ты же маленькая, места хватит.
   Вздохнула довольно, немного поерзала, повернулась спиной, ледяные ступни (да, действительно замерзла, не придумала) прижала к ногам, и затихла. Через секунду мирно засопела. Осталось только обнять поверх одеяла (не дай Бог, прямо рукой коснуться, этого уже не выдержать) и охранять покой. И какие демоны, за какие грехи занесли в мою жизнь эту женщину?!!!
  
   Глава 2.
   За какие грехи - так и останется тайной, а вот демоны - вполне известны. И не демоны вовсе, а вполне уважаемые и ценные друзья - коллеги.
   Тот месяц с самого начала не задался. Неприятности в бизнесе посыпались со всех сторон: сначала налоговая проснулась, потом пожарный инспектор нагрянул, потом жильцы квартир, что над офисом, начали жалобы писать. А в это время куда-то исчез один клиент, которого год обхаживали, потом второй взял паузу в переговорах. Банк, который без проблем выдавал кредиты, вдруг потребовал дополнительные гарантии. Неделя потребовалась на то, чтобы понять: таких совпадений в жизни не бывает, кому-то вдруг приспичило вставить палки в колеса. Еще неделя - на сбор данных и поиск потенциального врага. Не так просто было определить, кому вдруг помешала скромная и не очень заметная компания, которая в этом маленьком провинциальном городке и дел-то крупных не вела - все серьезные проекты воплощались далеко за пределами области, а здесь находился только офис и само руководство. Пока думали и разгадывали эту загадку, Дмитрию пришлось срочно лететь в Москву, в тот самый банк, который вдруг закапризничал, и в первый раз за несколько лет затребовал на встречу не финансового, а самого генерального директора. Переговоры были сложными и вымотали все нервы, но с банком удалось договориться: все странные новости, которые накопала банковская служба безопасности, не подтвердились, и условия договора менять не стали. На это ушла вся пятница и полдня в субботу. Таких сложных встреч давно уже не приходилось проводить - за несколько лет стабильной работы репутация была наработана, и доверие партнеров только крепло, а тут, вдруг, сомнения возникли.
   Дима поулыбался начальнику кредитного отдела, новое соглашение подмахнул, печатью скрепил, но для себя решил, что пора искать других кредиторов - такие обиды забывать не стоит. Как говорится : люди мы не злые, но память у нас хорошая.
   И уже планировал расслабиться, провести остаток выходных в компании однокурсницы, с которой встречался каждый раз, приезжая в Москву : встречи приятные, но ни к чему не обязывающие. Но... Позвонил Серега - начальник СБ, лучший друг и самый надежный товарищ.
   - Дим, заканчивай все дела и срочно возвращайся. Без тебя никак не разобраться.
   - Что-то серьезное случилось?
   - Да, в общем-то, основные проблемы уже уладили, никакой беды нет. Но ты здесь нужен. Чем быстрее, тем лучше.
   Что ж, если Сергей говорит "срочно", это действительно срочно. И по телефону пытать бессмысленно. Без причины этот человек суету не наводит.
   Пришлось нестись в аэропорт, улетать первым рейсом в Северную столицу, а оттуда несколько часов гнать домой на машине.
   В офис приехал ближе к обеду в воскресенье. В кабинете уже сидел Сергей - как всегда, при костюме и галстуке, свежевыбритый и солидный. Помятому, злому и почти сутки не спавшему Дмитрию пришлось сдержаться, чтобы не ляпнуть что-нибудь едкое.
   - как доехал?
   - как видишь, живой, хотя не бодрый. Рассказывай, что вы тут натворили.
   - да мы сильно - то не буянили.. так, пошалили малость...
   - Серег, давай по делу. Еще немного - и я здесь засну, либо кому-нибудь в лоб заеду, чтобы взбодриться. Кстати, кофе пьешь - мне налей.
   - В общем, расклад такой: вчера на Алексея напала шайка гопников, прямо во дворе дома, средь бела дня. Хорошо, я пару дней назад ко всем нашим менеджерам своих парней прикрепил - сам не знал, для чего точно: то ли последить, то ли защитить... В общем, ребята его до подъезда вели. Эти уроды - гопники дурачками прикидывались, типа на скамейке семечки лузгали, а когда Леха подошел, под ноги подсекли, один сверху уселся. Что дальше собирались делать - науке неизвестно, так как парни мои выскочили, всю эту шайку быстренько повязали, в две машины засунули и к нам офис приволокли. Здесь их уже радостно встретили и приветили остальные бойцы. Никого не пришибли, без тяжких телесных, но размялись славно.
   - Охренеть. Мы что, в лихие девяностые вернулись? Что за дела творятся?
   - да разобрались уже. Короче, товарищ Никаноров (кто таков, объяснять не буду), начал терять в городе влияние, пару кусков у него нынешние власти оттяпали. Парень осмотрелся по сторонам и решил прибрать к рукам то, что, по его мнению, плохо лежит, и никому не нужно. Мы с тобой, как понимаешь, попали в этот разряд. Отсюда все ниточки и тянутся: он начал с цивилизованных методов (налоговые, пожарные, банки - его рук дело), а когда понял, что это не работает (опыта у него такого маловато), решил тряхнуть стариной и попугать наш народ силовыми приемами. Леха, оказался первым - потому как финансовый директор, и потому как щуплый и бледный на вид. Это мне уже парни посерьезнее рассказали, которые за своей бандой неудачников приехали
   Слушая эту бредовую историю, Дмитрий все больше мрачнел: ничего хорошего такие новости не обещали. Придется подключать свои, не слабые, связи, а этого ой, как не хотелось: привык уже цивилизованно работать, полагаясь на себя, свой ум и опыт, репутацию и надежных партнеров. С криминальным же миром - чем дальше, тем спокойнее.
   - В общем, намекнул я этим парням, кто мы есть, и кто есть за нами. Так, без лишних имен и конкретики, но они оказались смышлеными, поняли с первого раза, извинились и обещали больше не отсвечивать. Кстати, помощь даже предложили, "если чё", в качестве моральной компенсации.
   - ясно. С этим ты сам разобрался. Тогда в чем дело? Серег, не темни, и не тяни кота за хвост: если б все так гладко было, не стал бы меня выдергивать за пару тысяч км
   Странно, никогда еще старый друг не выглядел таким смущенным и неуверенным..
   - короче, тут такое дело...
   - Да какое, Серый, какое дело? Не трави душу, вываливай все как есть!
   - ребята нечаянно, с этой ватагой смельчаков девчонку прихватили...
   - Не понял? Какую девчонку и куда прихватили? - Вот сейчас начала просыпаться злость и раздражение. Еще ничего не ясно, но чует сердце, все самое интересное только начинается...
   - да они, когда этих щупликов крутили, особо не рассматривали, всех собрали, на голову шапки - капюшоны натянули, чтоб сильно не вякали, руки за спиной повязали. Загрузили в машину, здесь повытаскивали, и сразу в нашу комнату "разговоров" потянули. А когда начали их распаковывать по очереди, кто-то заметил, что у одного что-то ручки больно нежные, даже для подростка-малолетки. Короче, куртку с головы размотали - а там девка оказалась. Стоит, молчит, глазами хлопает. По сторонам оглядывается, явно обалдела. Я там рядом был. Увидел - охренел. Мужикам сказал, чтоб ее в комнату отдыха пока отвели и там закрыли. Вещи, понятно, забрали. Ну, телефон там, паспорт, сумочку...
   - И?
   - Что "и"? забыл я про нее потом. Вспомнил через несколько часов, когда со всеми орлами залетными разобрался. Короче, почти весь день она у нас просидела взаперти...
   Серега явно мялся и не хотел признаваться в своем косяке, и какая-то непонятная неуверенность в нем появилась. Такие паузы он не делал, даже когда на первых танцульках девчонку пригласить пытался
   - Ну? Что дальше? Отпустили, извинились?
   Виновато взгляд потупил.
   - Да едрит твою налево!!! Ты мне скажешь, что с ней случилось? Ты меня из-за этого вызвал? Охренеть... Давай, рассказывай все как есть, пока я не разнес что-нибудь, к чертям!!
   - В общем, когда я про нее вспомнил - пошел по камерам посмотреть, что там делает? Стремно, если честно, запереть тетку против ее воли на несколько часов, а потом идти к ней разговаривать. Фиг знает, забьется в истерике, или в глаза когтями полезет... я с нервными женщинами не умею обращаться. Не бить же их?
   Короче, смотрю и вижу: сидит эта пленница на диване, тыкает пальцами в какую-то электронную хрень, и кофе из чашки прихлебывает... минут десять наблюдал. Даже намека на нервозность не увидел. В общем, странной она мне показалась. Нормальный человек, если его схватить, скрутить, привезти неизвестно куда и закрыть на полдня, должен хоть как-то нервничать. У нее либо шок, либо она не просто так в этом дворе оказалась. Может, из той же шайки, но типа случайная?
   - дальше что?
   - а ничего. Оказалось, что ребята, пока я разговоры разговаривал, о ней побеспокоились : в туалет сводили, поесть принесли, поинтересовались, чего ее душенька изволит. Чем-то она им приглянулась. Наверное тем, что не истерила. Зауважали. И ты прикинь? Знаешь, что она попросила?
   - ? Серега, не тяни мне душу. Давай короче. Что, где, почем? Как карта легла, чем душа успокоилась?
   - не, короче не получится. Ты должен всю историю знать, чтобы понимать мои поступки. В общем, эта милая барышня попросила дать ей покурить, кофе и телефон. Телефон ей, само собой, никто не выдал. Тогда, говорит, дайте мне либо книжку, либо тетрис, либо кроссворды. Иначе я от телека свихнусь тут у вас. В общем, парни подсуетились: выгребли у твоего секретаря из стола кучу бумажных романчиков (кстати, ты ей, похоже, переплачиваешь), кто-то планшет приволок с играми. Понятно, без модема. Она еще часа два читала, в игрушки играла, потом попросилась в туалет, чаю попила и уснула.
   Плечи у Димы опустились, нестерпимо зачесались глаза, зазудел небритый подбородок. В общем, резко поплохело. Хотелось заорать, но силы вдруг иссякли... Заговорил тихо, но с нарастающей яростью:
   - Она что, здесь еще?!! До сих пор? Ты, нахрен, понимаешь, что творишь? Удержание человека против его воли... Это что за статья? Как там точно называется? Ты решил под монастырь всех подвести? А если ее в розыск подали? Средь бела дня умыкнуть девку!! И нет, чтоб извиниться, и отпустить восвояси с приятным бонусом, в качестве извинения... он ее и на ночь здесь оставил...
   - Димон, не кипятись. Она спит еще, между прочим. И никто ее не ищет. На телефон ни одного звонка не было. Я, кстати, телефонную книжку и журнал вызовов проверил - телефон и симка рабочие, не левые. Журнал и список контактов забит до отказа. Подозрительных номеров не нашел, прошерстил по всем базам. Странно как-то все: ведет себя не естественно спокойно, без психов и истерик, даже страха никакого не заметно. Но ни одной зацепки, чтобы увязать ее с Никаноровскими, нет. Решил, что нужно тебе с ней пообщаться. У тебя взгляд свежий, может, лучше поймешь, что за краля...
   Только сейчас стало заметно, что глаза у Сергея тоже усталые, и бодрость в голосе увядала с каждой минутой.
   - я не дипломат, и как из этой ситуации выруливать - не знаю. С мужиком разобрался бы, если бы психовала - тоже понятно: дать валерьянки, цветы-конфеты, сертификат в ювелирку, и "простите, ради Бога". А эта странная какая-то. Короче, извини, друг, что втянул, но придется тебе вытягивать...
   Дима потер глаза, нахмурился, вздохнул.
   - ладно, показывай, что у нас есть на нее.
   - да смотреть особо нечего. Паспорт - Леонидова Анна Сергеевна, 29 лет от роду. Замужем не была, не рожала, не привлекалась. Прописана в другом городе, за хрен знает сколько километров отсюда. Где здесь живет - не известно. Ключи с брелком от домофона были, но не пойдешь же по всему городу ими тыкать. В кошельке немного наличных, пара тысяч, куча дисконтных карточек, чеков и прочей лабуды, и! заметь! Три карты от разных банков, все дебетовые. Пробил счета - на всех есть деньги. По несколько сотен штук, как в деревянных, так и в зеленых, и розовых. Не сказать, что сильно богата, но и не бедствует. Что совсем не стыкуется с внешним видом...
   - а что с внешним видом?
   - одета, как подросток из небогатой семьи - джинсики, кроссовки, маечка, толстовочка.. косметики почти нет, хотя ухоженная...
   - ты когда рассмотреть-то успел?
   - да я зашел, пока она спала, хотел глянуть, что она там на планшете делала... даже не проснулась. Ну, и рассмотрел...
   Как-то смущенно говорит. И глаза в пол...
   - едрид-мадрид! Серый, ты никак, запал на пленницу?
   - да ни хрена я не запал. Любопытство мучает. Слишком странная...
   - Ну да, ну да... Давай уже, буди ее, и веди сюда. Иначе я сам в спящего красавца превращусь.
   Сергей вздохнул, поднялся с решительным видом, и пошагал из кабинета.
   Очень хотелось включить монитор видеонаблюдения и посмотреть - и на пленницу-загадку - проблему, и на то, как друг будет себя вести. Но - решил не торопиться. Лучше сразу в лицо посмотреть. Обычно Дмитрий доверял своему чутью и редко ошибался в людях. Решил и сейчас положиться на первое впечатление, а там - действовать по ситуации: либо извиняться и предлагать компенсацию за моральные неудобства, либо запугивать и угрожать...
   Дверь в кабинет открылась минут через десять. Сергей, как истинный джентльмен, пропустил даму вперед. Но от вежливости здесь не было ни грамма: оставшись за спиной вошедшей девушки, он тут же начал строить непонятные гримасы. Что они значили - одному Богу известно. Мда, это, похоже, вирус, которым девушка успела заразить лучшего друга. Печально.
   Она действительно походила на подростка неопределенного пола: небольшого роста, щуплого телосложения... непонятной фирмы кроссовки, свободные джинсы и необъятная толстовка с капюшоном и карманами. Руки в этих самых карманах. Если бы не походка.. очень легкая, пружинистая, не зашла, а влетела... и не длинный конский хвост на макушке, который бодро раскачивался при каждом шаге... ах да, еще губы - слишком полные и розовые... и тонкие аккуратные бровки... если бы не все это, она вполне могла бы сойти за мальчишку.
   Только слишком много было этих "если", выдающих в ней женщину. Пусть с непонятной и не очень интересной фигурой, но однозначно - женщину. Как могли парни перепутать?!!! Только в очень большой спешке, наверное. Или она сама подставилась. Что тоже вероятно.
   Пока рассматривал, вдруг ощутил, что его тоже изучают. Поднял глаза, нет, оторвал глаза от обследования фигуры (хотелось понять, есть там хоть что - нибудь, под этой мешковатой одежкой) и уперся в такой же внимательный, изучающий взгляд. Глаза - огромные, в пол-лица, широко раскрытые. Смотрит прямо, но без вызова, даже немного скучающе (охренеть, так хорошо притворяется, или действительно не нервничает?), пару раз моргнула, окинула мельком фигуру и снова уставилась прямо в глаза. Ага, одну бровь чуть приподняла (еле уловимо, но выразительно) в вопросе.
   - здравствуйте. - Голос приятный, чуть хриплый, но мелодичный. И абсолютно ровный тон. Так в магазине с кассирами здороваются.
   - Здравствуйте. - Постарался выдержать ту же интонацию, но немного насмешки все же проскочило.
   Помолчала, оглянулась на кресло напротив стола, нахмурилась, даже губы поджала
   - Да Вы присаживайтесь.
   - а у Вас есть нормальный стул? Обычный, офисный?
   Опаньки! В его кабинете еще никто и никогда не отказывался садиться в это огромное кожаное кресло. Оно, казалось бы, олицетворяло комфорт и удобство, и заботу хозяина о гостях. Но была в нем маленькая хитрость - покатое сиденье и выгнутая не там, где нужно, спинка: большинство людей в нем тонуло, съезжая в глубину, колени при этом задирались, и человек выглядел и чувствовал себя немного глупо. Девушки в коротких юбках так вообще терялись, не зная, как сесть поприличнее.
   Кто-то вскакивал и продолжал разговор стоя, кто-то краснел и мучился, стесняясь сказать хозяину кабинета о своем дискомфорте. Дмитрий добивался именно этого: сбить с толку противника, вывести из равновесия, а потом обыграть, пользуясь его неуверенностью. Серега эту хитрость знал, и просто разваливался на сиденье, не думая о внешнем виде. А на совместных переговорах всегда отходил в сторону, на небольшой диван, и оттуда наблюдал за происходящим, почти не вмешиваясь.
   Теперь они оба уставились на "гостью" - Дима с удивлением, Сергей - с легкой примесью восторга.
   - а чем Вас это сиденье не устраивает?
   - оно кожаное.
   - ну да, кожа натуральная, краска не облазит, в чем проблема?
   - я не люблю кожаную мебель. Когда жарко, к ней прилипаешь.
   - ну, здесь не жарко, кондиционер работает. В этом помещении вся мебель из кожи, так что вариантов нет. - Хотя задумался, что в чем-то девушка права, и стоит подумать о замене.
   Снова выразительно изогнула бровь, легкое движение - приземлила свою пятую точку. Дальше началось представление: словно котенок на новом месте, девушка поерзала, оглянулась назад, на спинку, попробовала несколько разных поз, но, в конце концов, так же позорно скатилась в глубину. Коленки задрались, а ноги оторвались от пола. Дмитрий уже готов был злорадно ухмыльнуться, и приступить к беседе. Ситуация складывалась по накатанной схеме, и он был уверен, что решит проблему с девицей, кем бы она ни была: смотреть снизу вверх на хозяина кабинета, болтая в воздухе ногами, как ребенок, и при этом чувствовать себя уверенно, невозможно.
   Но поторопился с выводами. Девчонка посидела молча, покрутила кроссовками в разные стороны, вздохнула... затем так же молча выбралась обратно. Присела на краешек...
   - Вы меня, конечно, извините за нескромность, но мучиться в этом монстре я не собираюсь. После вашего дивана и так спина болит, а после кресла я вообще не разогнусь. Так что я буду сидеть, как мне удобно. В конце концов, я - дама, и мне можно.
   Эта неожиданная концовка совершенно не подготовила к следующим действиям: она наклонилась, сняла кроссовки, и забралась в кресло с ногами. Очень уютно устроилась, уперлась рукой в подлокотник, подбородок на ладонь пристроила. И снова уставилась в глаза хозяину кабинета.
   Дима на минуту завис от такой... наглости? Непосредственности? Сергей в углу поперхнулся, сдерживая смех. Поймав возмущенный взгляд друга, только пожал плечами...
   - Вы всегда так себя ведете?
   - Как?
   - нагло.
   - а в чем конкретно наглость? Я же не на коленки к Вам присела.
   - еще чего не хватало!
   - вот и я о том же. В чем проблема-то? - И снова абсолютно спокойный, уверенный взгляд. Ни тени насмешки, хотя сложилось впечатление, что деваха явно издевается и выводит из терпения.
   Слишком борзая для невинной пленницы. Явно не случайно здесь оказалась. На этой мысли чувство вины и неловкости окончательно покинуло Дмитрия, зато вернулась уверенность в себе и понимание, куда двигаться дальше. Щелкали и не такие орешки.
   - Ладно. Давайте ближе к делу.
   В ответ - молчание и все такой же внимательный взгляд. Необычно: мало кто умеет так прямо, спокойно и без напряга смотреть в глаза другому человеку. Обычно выдержки хватает на небольшое время, а потом взгляд начинает перемещаться на лицо, волосы, руки, окружающую обстановку - не то, чтобы бегает, но и на месте не задерживается. А женщинам вообще свойственно не просто смотреть - оценивать. Считать : костюм-галстук-туфли-запонки-часы. Итого. Неплохо бы еще на машину взглянуть. Чтобы вывести суммарный потенциал - доход, щедрость, в общем, на что тут можно рассчитывать. Дима к таким счетчикам привык, и особенно на девушек не обижался - у них генами заложено искать самого успешного самца.
   А вот эта конкретная особь его в качестве самца, похоже, не рассматривала. Вообще никак не рассматривала, что тоже немного напрягало - привык, все-таки, к женскому вниманию. Да и черт с ней, не на свидании, в конце концов. Не туда мысли побрели, совсем не туда. Усталость дает о себе знать.
   - Анна Сергеевна. Я же не ошибаюсь?
   - мой паспорт у Вас?
   - с чего Вы взяли?
   - я здесь никому не представлялась. А паспорт был в сумочке.
   - да, у нас.
   - и телефон?
   - и телефон.
   - замечательно. Я думала, потерялись. Дайте мне телефон, пожалуйста, мне нужно срочно позвонить.
   Хорошо. Пойдем навстречу, покажем, что мы очень дружелюбные.
   - Сергей, отдай телефон. Но звонить придется здесь, в нашем присутствии. И не советую говорить что-то лишнее.
   - да ради Бога.
   Сергей подошел, вытащил из кармана пиджака и телефон, и паспорт. Подал прямо в руки.
   - сумку с остальными вещами отдадим попозже.
   - хорошо.
   И, не глядя на мужчин, сразу же начала тыкать пальчиком в сенсорный экран.
   - Алло. Привет, мамуль. Как дела? У меня нормально все. Да нет, только проснулась недавно. Вчера не звонила - замоталась сильно, рано уснула. А ты сама не могла набрать? Такой же телефон, почему я всегда должна первая звонить? Сейчас тоже начну обижаться - вы же мне не звоните... да шучу я. Ладно, у меня все в порядке, попозже звякну еще. Сейчас завтракать пойду.
   Дима внимательно слушал, пытаясь уловить хоть какую-то подозрительную нотку, фальшивое слово... Сергей занимался тем же. Но ничего не услышали. Теплый тон, резковатые слова, но очень теплые интонации: будто не важно, что говорить, важно - как. И снова абсолютное спокойствие. Словно каждое воскресенье ей дают по голове и увозят незнакомые мужики в неизвестном направлении... так, привычное развлечение, немного надоевшее уже. Или очень хорошо притворяется.
   Поговорила, нажала отбой, полистала экран - проверила входящие, убрала в карман.
   - Спасибо.
   - скажите, Вы часто бываете в ситуациях, подобных этой?
   - нет, такое со мной впервые.
   - и Вы совсем не боитесь? Слишком спокойно себя ведете для подобного случая...
   - а мне нужно бояться? Сообщите, что конкретно мне угрожает - я сразу же начну.
   - Вы считаете, что нет поводов для страха?
   - Наш разговор смахивает на беседу двух евреев - вопрос на вопрос... В жизни всегда есть повод для страха, но конкретно в данный момент я вообще не понимаю, что происходит. Где я? Кто Вы? Что Вам нужно от меня? Какого хрена, в конце концов, мне дали по голове, замотали во что-то вонючее, приволокли неизвестно куда, продержали почти сутки, а теперь задают нелепые вопросы? Так-то, конечно, можно бы и описаться, и заикаться, и падать в обморок.. Только смысл этого? Легче не будет. Поэтому я сижу, смотрю и слушаю, чтобы понять - что за хрень тут творится?
   Похоже, начинает злиться. Что ж, это только на руку. Чем более взволнован собеседник, тем проще вывести его на чистую воду...
   - вот и я хотел бы знать, как вы сюда попали?
   Фыркнула, глянула, как на идиота:
   - спросите у тех, кто меня сюда приволок и так гостеприимно встретил.
   - мне известно, где Вас взяли мои люди, и что происходило после этого. Я хочу знать, что происходило ДО этого, и как Вы оказались в том дворе.
   - "ДО этого" с какого места начинается? Что Вам нужно, по-русски можете объяснить?
   Она издевается, что ли? Или действительно не понимает, что у нее могут быть серьезные проблемы, если не докажет свою непричастность к Никаноровской банде?
   - как Вы оказались в том дворе, и почему попали к моим ребятам, среди своры мужиков, которые хотели покалечить моего сотрудника?
   - я надеюсь, меня не обвиняют в том, что хотела кого-то избить, тем более мужчину? Я в последний раз поднимала руку на кота, когда он нагадил посреди кухни. И то пожалела, неделю с разодранными руками ходила...
   - не уходите от темы. Как Вы там оказались?
   - не поверите. Как в кино: шел, поскользнулся, упал. Очнулся - гипс.
   Так, непонятно, кто и чьи нервы треплет. Похоже, злость ей только помогает, а не выбивает из колеи.
   - конкретнее.
   - О, боже... шла я по этому двору, понимаете? Шла себе домой из парикмахерской, решила немного путь сократить, и пошла дворами. Сократила, блин.
   - что дальше?
   - а дальше - хотела уже развернуться, потому что впереди невнятная компашка сидела, напрягли они меня гоготом своим, но не успела. Кто-то долбанул по макушке, больно, между прочим, какую-то тряпку на голову намотал, руки назад скрутили, засунули в машину и повезли. Сказать, что охренела - ничего не сказать. Успела с мамой-папой попрощаться, вспомнить грехи неотпущенные, денег вроде никому не должна, на работе тоже висяков не осталось... Как-то так. Дергаться неудобно было, поэтому лежала и молчала, пока обратно из машины не вытащили. А потом все оказались милыми и заботливыми. Прямо как на курорте побывала.
   И на автомате потерла запястья, разминая. Только сейчас Дмитрий разглядел, какие нежные, тонкие косточки у нее на руках ( до этого рукава толстовки не позволяли) - двумя пальцами можно обхватить, и еще место останется. И на этих хрупких, детских ручках, чуть ниже трогательно выпирающих косточек, чернели страшные синяки... Откуда - то вылезла непрошеная жалость, захотелось сглотнуть комок, застрявший в горле. Так, никакой жалости. Просто грамотно манипулирует, зная, на что давить. Но глаз отвести от этого варварства не смог. Девушка поймала его взгляд, одернула рукава, и сжала кулачки. Зубы стиснула, но промолчала. Не похоже, что специально показала следы насилия...
   - Понимаете, Анна Сергеевна, Вы себя ведете очень необычно для человека, который абсолютно непричастен к происходящему. Словно заранее были готовы к этой ситуации, просчитали свои поступки, и сейчас роль играете.
   - А что необычного? Как я должна себя вести в подобной ситуации? Я, знаете ли, впервые так влипла и правил игры еще не знаю. - Это что, теперь иронизирует? Не всякий мужик имеет такую выдержку.
   - здесь нет никаких правил. Но нормальная реакция - это испуг, истерика, возмущение, в конце концов...
   - а Вы специалист по таким ситуациям, как я посмотрю? Изучили, что нормально, что ненормально?
   - я просто знаю, как люди ведут себя в ситуации стресса.
   - а Вы при стрессе что делаете? В истерику впадаете или пугаетесь? Плачете, руки заламываете, морды бьете?
   Сергей, снова издал какой-то звук, похожий на хрюканье, и заглох только после того, как начальник сердито зыркнул.
   - я говорю о нормальном женском поведении, а не о себе.
   - а я не нормальная женщина. У меня психика тормознутая: эмоции запаздывают, или вообще не проявляются, только мозг работает. Видимо, предохранители слабые - при любой опасности для душевного здоровья их вырубает начисто, знаете, как при пожаре электричество отключается? И все: я веду себя как зомби - говорю, думаю, шевелюсь, а переживаний - ноль, как будто со стороны на все смотрю. Иногда еще смеяться могу, это помогает. Тяжело так жить, если честно.
   - а в чем тяжесть? Вам многие позавидовать могут: сохранять ясность ума в сложных ситуациях не всем дано.
   - ага. Поэтому Вы меня домой не отпускаете, а в чем-то подозреваете. А еще постоянно люди думают, что я притворяюсь, или что бессердечная. Короче, иногда поплакать или поистерить не помешало бы. Но я не представляю, что сидела бы здесь и сопли по щекам размазывала, чтобы вы от меня отстали. Не умею так.
   Мда, занятная особа. И что с ней теперь делать, с такой необычной психикой? Поверить и отпустить восвояси? Если у нее, действительно, такая норма поведения - на обычном разговоре ее не поймаешь: не просчитываются реакции, и подвести ее поведение под схему тоже не получится. Придется усложнять задачу...
   - Что ж, придется Вам поверить и отпустить, извинившись за все неудобства. Вы понимаете, что ни в коем случае не должны никому говорить, что произошло, и где Вы были? Если не понятно, объясню: Вы, Анна Сергеевна, очень везучая девушка, так как еще сидите здесь, живая и здоровая, и мило со мной беседуете. А могло бы и по-другому сложиться, попадись под руку другой моей команде, пошустрей и погорячей.
   Посмотрел прямо в глаза, стараясь сделать лицо максимально устрашающим.
   - Вы меня пугаете сейчас, или утешаете?
   - нет, разъясняю нюансы. Не хочу дополнительных проблем и неудобств, ни себе, ни Вам.
   - о, как мило... Вы очень заботливы.
   - я понимаю Ваш сарказм, и осознаю, что мы тоже в чем-то виноваты, стоило отправить Вас домой, как только увидели, а не держать всю ночь. Чем я могу компенсировать перенесенные неудобства?
   - отвезите меня туда, где есть такси.
   - зачем?
   -Затем, что я не хочу идти по городу в мятой одежде, не умытая и лохматая.
   - так мы отдадим Ваши вещи, причесывайтесь... - даже растерялся немного. Вот проблему придумала.
   - там нет расчески.
   - шутите? Вы же не думаете, что мои люди могли украсть Ваши причиндалы?
   Тут снова заржал Серёга, уже в открытую:
   - да не было там ни косметички, ни расчески, никаких бабских причиндалов. Документы, кошелек, ключи. Все.
   - какое Вам дело до моих расчесок и помад? Не хотите отвозить - вызовите такси сюда, хотя не думаю, что Вам нужно, чтобы я знала, где сейчас нахожусь.
   - меньше знаешь - лучше спишь? Мудро, одобряю. И Вам, Анечка, совсем не любопытно?
   На "Анечку" поморщилась, как от кислого.
   - я хочу домой, а любопытство сгубило кошку, если Вы не в курсе.
   Мда, умная язва. Давно с такими стервочками не сталкивался. Ладно, пора завязывать с этой крошкой, пара нюансов - и отпускаем восвояси, будем наблюдать издалека.
   - что Вы хотите в качестве компенсации за моральные лишения?
   - Я. От Вас. Ничего. Не хочу. Забыть, как страшный сон, и никогда больше не вспоминать. Это будет лучшей компенсацией.
   - ни денег, ни услуги какой-нибудь? Может, есть проблема какая-то, с которой нужно помочь? - Это уже Сергей подключился. Совесть, похоже, мучает.
   - деньги я сама себе заработаю. И проблемы тоже предпочитаю решать сама, и не вашими методами. Просто доставьте меня туда, откуда взяли.
   - почему не сразу домой?
   - а Вы хотели бы показывать свой дом людям, которых надеетесь больше никогда не встречать?
   Хм, расслабилась, похоже, и решила показать истинное отношение к своим "тюремщикам". Что ж, имеет право. Хотя стала намного интереснее - видимо, совсем без тормозов малышка.
   - хорошо. Сергей отвезет Вас туда, куда скажете. Я тоже надеюсь, что Вы все забудете и не станете болтать лишнего, даже близким. Намек ясен?
   Глянула, как на идиота - не с презрением даже, а с жалостью. Промолчала, приподнялась с кресла, начала натягивать обувку. Обулась, выпрямилась.
   - я готова.
   Дмитрий проследил в окно, как они с Сергеем вышли во двор, девчонка даже не смотрела по сторонам, запрыгнула на заднее сиденье без помощи, и автомобиль тронулся и увез эту ненормальную женщину из его жизни.
  
   Глава 3.
   А без нее жизни нет. Это только сейчас, во сне понятно стало. Боялся - не заснуть будет, с ней под боком. А сам провалился, наверное, через минуту. И сон такой сладкий: как когда - то наяву было, уже очень давно, когда все казалось таким простым и ясным.
   Вот она, теплая и сонная, повернулась и прижалась плотнее, и защекотала дыханием кожу на груди. И ресницы во сне шевельнулись, словно бабочка крылом зацепила. И так сразу легко дышать, и одна рука прижала ее затылок поплотнее, чтобы не ерзала, а вторая по-хозяйски пошла гулять по спине, вспоминая на ощупь каждый позвоночек, каждое ребрышко, бережно обводя и поглаживая, и тонкая ткань истертой футболки совсем не мешает чувствовать жар этого сонного тела... Футболка? Откуда во сне взялась футболка, ее здесь быть не должно? Срочно исправляем. Так, аккуратно развернуть, положить на спину и начать операцию "избавление от одежды": бережно прихватываем край и поднимаем, спокойнее, по миллиметру, чтобы не потревожить... Позволим рукам похозяйничать - в том времени, из сна, она никогда не была против... Большие пальцы начали выписывать невесомые круги на нежной коже, а ладони двинулись вниз, к ягодицам - там ведь тоже край одежды, его нужно подтянуть вверх... господи, только от нескольких движений все тело ожило, нестерпимый зуд во всех конечностях - каждая клетка потянулась к ней, желая ощутить, прикоснуться, вжаться, пристать намертво... Тихо, спешить некуда. Она тоже спит, и мешать не стоит. Устала, маленькая. Приподняться на коленях, прогнуть тонкую талию, чуть оторвать от дивана - и, вуаля, одежка поднята до самых плеч. Сейчас, главное, сосредоточиться и забыть, что там, внизу, все так открыто, и маняще беззащитно. Только один раз прикоснуться губами к мягкому животу, вдохнуть его теплый аромат, прихватить легонько зубами ароматную кожу... замереть от того, какой болью отдалась в теле эта маленькая ласка. И - вперед, сейчас самое важное : нужно стянуть футболку через голову, не разбудив. А, чем черт не шутит, разорвать ее - и дело с концом! Что сразу не догадался? Столько времени потерял... в те древние времена, еще до этих снов, не раз так делал, когда терпения не хватало возиться с лишними крючками и застежками, за что неоднократно получал втык от хозяйки, за порчу имущества...
   Всего два резких движения, треск разорванной ткани, стянуть обрывки с плеч - и вот оно, пиршество для голодного, истосковавшегося взгляда. И страшно от того, что можно не сдержаться, наброситься со всей дури, как требует звенящее от напряжения тело; и растерянность, когда не знаешь, с чего начать: вот с этой маленькой родинки под грудью, которая так и притягивает губы, или с ямочки на ключицах, или с запястий, они такие у нее чувствительные... Так, пойдем по порядку: убрать волосы от лица, чтобы не мешали, обвести пальцем линию губ - такие необычные они : сами пухлые и мягкие, как у ребенка, а контур четкий, как будто вылепленный. Если в профиль на нее смотреть, больше ничего не замечаешь - только на эту нежную красоту и пялишься. Руки потрогали, вспомнили эту зовущую негу, а дальше - уступаем место рту. Там давно уже все пересохло, как будто три дня ни капли росы не было, от нестерпимой более жажды. Прижался, потерся нежно, прихватил зубами, потянул в себя сначала нижнюю, более пухлую губку, потом лизнул ямочку над верхней, а потом... Господи, когда придет час смерти, последним желанием будет - еще раз выпить это дыхание, до дна, до хрипоты, до последнего вздоха, потому что большего счастья нет, чем целовать эту женщину. И пусть она спит, пусть никогда не просыпается, и пусть голова так пьяно кружится целую вечность.
   А руки? Руки живут своей жизнью, не спрашивая хозяина - недоумка, ведь это он виноват, что они на полгода забыли кайф от невесомости, которую дарит ощущение этой тонкой, полупрозрачной кожи. И они забирают, жадно наверстывают упущенное - гладят, трогают, мнут, ласкают. Одна зарылась в волосах, захватывая затылок, выгибая шейку так, чтобы всю подставить под поцелуи, чтобы не осталось и ни одного не обласканного милимметра, вторая потянулась вниз, подхватывая коленку, закидывая ее ножку себе на бедро. Да, маленькая, вот так и оставайся, и не шевелись, пока я не позволю. Это же мой сон, я здесь главный. Нет, конечно, тебе будет хорошо, но сейчас только я знаю, как лучше.
   И уже без помощи запрокидывается ее голова, упираясь затылком в подушку, и тело выгибается дугой, само подставляется, уже требует ласки, а дыхание сбивается на хрип. Сейчас он перейдет в полувсхлип - полустон, такой сладкий, что крышу сносит ко всем чертям и уносит в неизвестном направлении. Пусть летит, нам сейчас крышка ни к чему, котелок отказывается варить начисто, желание несется скорым поездом, громким шумом отдает в ушах, сердце вот - вот проломает грудную клетку и вырвется на свободу. Нет, моя хорошая, если ты начнешь сейчас кричать, я взорвусь раньше времени, а еще так много нужно успеть, твои вопли я послушаю чуть позже, на втором или третьем твоем оргазме, а пока будем глушить их, глотать, выпивать до последнего вздоха...
   Вот она, нирвана. Какой идиот додумался, что познать истину можно только при воздержании? Он никогда, наверное, к женщине не прикасался. Или не было у него ТАКОЙ женщины. Оказаться в ней, на ней, вокруг нее, перемешать тепло и запахи тел, оказаться так глубоко и близко, что ближе - невозможно, если только не изобретен способ залезть к ней под кожу, под черепную коробку. Если у кого - то есть такой патент, можно отдать все деньги мира, не глядя, только бы срастись с этой женщиной намертво.
   Отвлеченные мысли помогают немного тормознуть перед обрывом в пропасть, не дают дойти до точки невозврата, после которой контроль невозможен. Просто полежать, не двигаясь, погладить ее лицо, потереться щекой о шею и - медленно, очень медленно начать дорогу в космос. Смешная, даже во сне хмурится нетерпеливо. Не любит паузы. Если бы осознавала происходящее, начала бы требовательно хныкать. Потерпи, хорошая моя, я сам с ума схожу, но сейчас нужно именно так. Хочу видеть, как меняется твое лицо, как раскрывается рот в крике - сначала беззвучном, а потом настоящем. Ты так мило смущаешься потом, когда понимаешь, что устроила эротическую вечеринку всем соседям, сверху, снизу и по сторонам от нас. Но сейчас тебе плевать, потому что сдерживать свой кайф ты не умеешь, и не даешь мне и секунды, чтобы сделать паузу. А я не хочу и не могу останавливаться. Вот оно, твое наслаждение - пальцы начали перебирать простыню, поехали по сторонам в поисках точки опоры, тело выламывается в невероятном изгибе, еще чуть - и зачет по гимнастике, держи меня за руки, крепче держи, прижми ладонь к ладони, сплети свои пальчики с моими. Больше всего я кайфую, чувствуя приближение твоего оргазма по рукам - всегда такие хрупкие и нежные, они вдруг вцепляются в мои с невероятной силой, и не отпускают, пока окончательно не отпустит тебя саму... А дальше - дальше только полет, вдвоем в темноту, к фейерверкам из наслаждения, и нет больше мыслей, и самоконтроль, скорбно склонив голову, уходит вслед за потерянной крышей...
   Ясность мышления вернулась вместе с ощущением времени и пространства. Сон, говорите? Ага, ногти, впившиеся в тыльную сторону рук, и легкая боль от укуса на шее - это самая, что ни на есть, реальность. Черт! Вот же гадство! Знал же, что не удержаться от этого щемящего душу соблазна, так еще и в постель к себе пустил! Теперь остается только исправлять свои косяки. Нужно открывать глаза и искать пути искупления. Вот и девочка глазки распахнула. Ну да, такой секс проспать невозможно. Хотя, она, обычно, в последний момент и просыпается. Смотрит непонимающе, ресничками хлопает. Эврика!
   - спи, малыш. Это все тебе снится, и я тоже. - Легкий, невесомый поцелуй в губы, в скулы, в глаза, заставляет их снова закрыться.
   Поверила. Теперь можно взять на руки и отнести ее, такую мягкую, теплую, податливую, в душ. Нужно смывать следы преступления. А еще мы не предохранялись. Совсем круто. Утром будет о чем поговорить.
   Спит стоя. Прислонилась к стене ванной комнаты и спит. Не притворяется. Смотреть на нее, такую послушную, безропотную - лучшее в мире из удовольствий. За это можно отдать обе почки и легкое в придачу. Может, поить ее постоянно снотворным, запереть в доме и никуда не выпускать? И просто наслаждаться тем, что она рядом? Совсем у тебя, брат, мозги свернулись. Или крыша уехала навсегда, не прощаясь, и теперь в голове гуляет ветер, выметая оттуда жалкие остатки здравого смысла. Так недолго и маньяком стать...
   Так, несем обратно в постель, только теперь уже не на диван, а в спальню, аккуратно укладываем, пристраиваемся рядом. Теперь уже можно обнять, не таясь, и не запрещая себе ничего - какой смысл? И так уже накосячил, дальше некуда, так хоть урвать кусочек счастья напоследок. И руки привычно обнимают, пристраивая ее голову на плечо, и пах прижимается к теплой попке, и организм, как будто после года воздержания, снова моментально закипает. Можно, конечно, попробовать второй раунд, вот только не факт, что после него так же легко отделаешься...
  
   Глава 4.
   Виновником второй встречи снова оказался Сергей. Друг, несмотря на свой брутальный вид, серьезную должность и солидную репутацию, в душе оставался романтиком, без памяти влюблялся в каждую новую подругу, и без конца надеялся на вечное счастье (что не мешало ему быть скептичным и подозрительным во всем, что не касалось личной жизни). Но девушки почему-то не ценили последнего героя 21-го века, и постоянно давали ему от ворот поворот, вгоняя парня в тоску и отчаянье. В первое время Дмитрий пытался вправить другу мозги, в красках расписывая недостатки каждой предательницы и преувеличенно нахваливая прелести свободной, холостяцкой жизни. Сергей доводы не слушал, и на все отвечал:
   - ты просто не знаешь, что такое любовь! Вот когда сам вляпаешься, тогда поймешь мои страдания.
   Дима на это морщился, скептически хмыкал и продолжал настаивать на своем. Но однажды, устав от стенаний соратника, решил подсчитать количество "несчастных любовей", которые успел пережить Сергей, и только присвистнул:
   - Серег, за последний год - это пятая подруга, по которой ты убиваешься! Не слишком ли часто для одного мужика? Может, пора стать поразборчивее?
   Статистика парня тоже не вразумила, и он продолжал мучить свое самолюбие, встречаясь с абсолютно не подходящими ему женщинами, не готовыми к серьезным отношениям и к тому грузу внимания, который на них обрушивался. Понимая, что с этим человеком не прокатят легкие, ни к чему не обязывающие встречи, бабочки быстро улетали на другие поляны.
   Оставалось только слушать жалобы на несчастную судьбу и коварный женский пол, да удивляться: как умный во всех отношениях мужик может так глупо себя вести в делах сердечных?
   В это воскресенье Сергей снова горевал, а друзья были нужны ему для компании: обсудить, как мир несправедлив, как тяжко жить и вообще... Дима и Славик давно уже не прислушивались к этим стенаниям, но компанию поддерживали, чтобы не бросать друга в беде, и не оставлять в нетрезвом виде без присмотра: в таком состоянии его тянуло на подвиги.
   Для посиделок выбрали клуб, принадлежащий общему знакомому, спокойный и надежный, без крикливых и обкуренных малолеток, с нормальным ди-джеем и хорошим выбором спиртного в баре.
   Ди -джей гонял что-то тихое, не режущее уши, в зале было занято всего несколько столиков (в основном - на втором этаже), на танцполе энергично трясли телесами две немолодые и давно уже не стройные тетки, больше - никого. Ничего удивительного - вечер воскресенья, жаркое лето, все нормальные люди отгуляли свое еще вчера, либо отдыхают где-нибудь на набережной, на свежем воздухе. Дима грустно поглядывал на часы и придумывал способ, как убедить Сергея, что бутылки вискаря достаточно, чтобы залить очередное горе; а вообще - пора двигать домой, потому как завтра понедельник и нужно на работу. Только Славка, бездельник, наслаждался жизнью, и завтрашний ранний подъем его нисколько не пугал: этот человек был доволен собой и миром при любых обстоятельствах, а сейчас кайфовал, издеваясь над несчастным товарищем.
   Ничто не предвещало беды, и вечер должен был закончиться без приключений. Но неожиданно в зал ввалилась компания человек из двадцати, если не больше, что-то весело выкрикивая на ходу; эта толпа излучала волны нерастраченной энергии, выплескивая их на пути к столикам.
   Часть вновь прибывших оккупировала ближайшие к танцполу диваны, часть - прямиком ломанулась в бар. Несколько девушек, бросив вещи, сразу же направились танцевать. Понятно. Где-то уже поднабрались, а сюда приехали догоняться и плясать. Либо их уже откуда-то попросили. Хотя не похоже - особенно буйных в этой компании не было, просто люди навеселе.
   Дмитрий от нечего делать наблюдал за происходящим, на автомате подмечая детали, особенно внимательно рассматривая женский пол - в конце концов, это клуб, на что еще здесь смотреть?
   Минут через десять после появления, вся женская часть компании уже танцевала. Нельзя сказать, что это было верхом эстетического удовольствия, но всё же лучше, чем две престарелые примы, которые уже порядком утомили своими кривляньями. Даже Сергей немного пришел в себя и начал проявлять признаки интереса.
   Ди-джей, наконец - то, понял, что появилась благодарная аудитория, и треки становились все бодрее. А девушки на танцполе - все раскованнее и веселей. Парочка забралась на подиум к пилону и принялась тереться об него всеми частями тела, явно претендуя на эротичность. Это уже начинало... нет, не заводить и не возбуждать: это становилось весело. Девчонки отжигали без капли стеснения и сами хохотали над своими выходками. Парни весело комментировали каждое новое "па", которое так же походило на стрип - пластику, как солдатский марш - на "Лебединое озеро". Да и фигуры новоявленных "стриптизерш" мало подходили на эту роль. Но не было заметно ни одного человека, смущенного такой мелочью. В общем, компания отрывалась на полную катушку.
   После тоскливых посиделок с товарищем, это нетрезвое, но добродушное веселье радовало глаз, и Дима, развернув стул поудобнее, уже вовсю любовался на действо вокруг пилона: желающих потереться об него становилось все больше. Обернувшись к Славику, чтобы прокомментировать очередную забавную выходку танцовщиц, он вдруг понял, что друг смотрит совершенно в другую сторону, не обращая на сцену с шестом никакого внимания.
   Присмотрелся: в противоположной части зала вертелась еще пара красоток, эти старались не для публики, а для себя: выкручивались перед зеркальной стеной, явно любуясь своим отражением. Нет, там ничего интересного, на этих Славон точно смотреть не станет, не тянут на его уровень. Что же так привлекло его внимание? Пришлось немного вытянуть шею, чтобы рассмотреть получше. И разглядел: в стороне от всех, на самом краю освещенной площадки, двигалась еще одна девушка. Она явно не стремилась к вниманию - держалась в полутени, почти на границе между "сидячей" и танцевальной зоной, отдельно от тех, кто дергался и кружился в центре. Но то, как девушка двигалась, заставило моментально забыть обо всех остальных: она просто сливалась с музыкой, каждое движение предвосхищало, ловило и продолжало мелодию; возникало странное ощущение, что это она задает ритм, а потом уже возникают звуки. Сменился трек - и Дмитрий поморщился, потому что девушке пришлось остановиться, перестроиться, на секунду отпустив очарование. Благодаря этой заминке, он смог отвести глаза и посмотрел на Славика. Тот тоже оторвался от зрелища и потянулся к стакану, перехватил взгляд друга и довольно улыбнулся:
   - хороша куколка, ничего не скажешь. Пластика - на 10 баллов из десяти. Вау, ты смотри , что творит!!!
   В это время заиграл заезженный годами турецкий мотив, который ничего, кроме скуки, давно уже не вызывал, но в исполнении этой незнакомки он приобрел новые краски: высоко подняв руки, запустив их в длинные волосы, с практически неподвижной спиной, казалось, она плыла, но при этом вытворяла бедрами какие-то немыслимые пируэты. Затем начала выгибаться тонкая талия, а потом снова ожило все тело, с невообразимой скоростью передвигаясь в пространстве и воздухе. И в то же время - ни одного вульгарного, откровенно сексуального движения. Скорее - нарочитая скованность, словно сдерживает себя, не дает раскрыться до конца, показать в полной мере, на что способно ее тело. И эта сдержанность завораживала еще больше, притягивая взгляд в надежде, что вот-вот - и она раскроется, развернется на полную катушку, и сметет всех окружающих ураганом энергии.
   - ты посмотри, какая заводная. Я уже полчаса на нее смотрю - ни разу не остановилась, не присела. Горячая штучка. Если она так танцует, представь, что в постели творит?
   Диме почему - то стало неприятно от этого комментария, он просто наслаждался, глядя на чудную пластику, и ни о какой пошлости даже не помышлял. Захотелось защитить девушку.
   - что ты сразу о сексе-то? Хорошо танцует девчонка, сразу видно, что мастер в своем деле.
   - а вот фиг тебе. Она точно не профи. Ни одного поставленного движения я не заметил, ни одной связки или композиции. Это чистая импровизация, а техники у нее нет. Можешь мне поверить. - Вячеслав все детство и юность провел в танцклассе, будучи редким парнем, который ходил на уроки танцев с удовольствием и по собственному желанию. Во всем, что касалось техники, теории и практики танца, неоднократному чемпиону всевозможных соревнований можно было верить.
   - да, и чем же она тебя зацепила, профессионал ты наш? - непонятно, откуда вдруг взялась злость на "специалиста", который посмел критиковать абсолютно постороннюю девчонку.
   - да тем и зацепила: ты посмотри, какая из нее энергия прет, она так отрывается, словно живет последний день. И при этом явный кайф от движений испытывает. А если эти движения перевести в горизонтальную плоскость... а какая гибкая - посмотри только... - и он маслено улыбнулся. - В общем, думай что хочешь, старик, а мне эта цыпочка очень нравится. Надо брать.
   - а ты уверен, что даст? - желчно, удивив сам себя, подколол Дмитрий.
   - да кто мне в этой жизни отказывал?
   С этим нельзя было не согласиться, и от того стало еще грустнее. И почему-то обидно. В общем - то, проблем с женщинами не было никогда, отказывали тоже нечасто, но в ночных заведениях Дима знакомиться не привык - как-то брезговал. А сейчас, вдруг, пожалел, что уступает Славке в навыках легкого "съема". Грустно будет, если эта бабочка попадет в коллекцию к бабнику - Славону. Жаль разочаровываться.
   - Спорим, зацеплю?
   - Да зачем спорить - то, и так все знают, что девок снимать ты мастер. Давай, вперед! - Почему - то стало грустно, смотреть - неинтересно, и вообще захотелось выпить.
   - Диман, пойдем покурим!
   - С чего тебя вдруг потянуло? - друг вел, в основном, здоровый образ жизни, и сигаретами баловался крайне редко. Взгляд на первый этаж: стала понятна неожиданная тяга к никотину. Незнакомка прекратила танец, подошла к столику, сделала глоток из бокала, что-то достала из сумочки и двинулась к выходу на улицу.
   Стало любопытно: что же из этого выйдет? И мысль - куда ж ты, дурная, одна пошла? Там же темно и пьяные мужики ходят...
   Подождали немного и вышли следом. После полутемного помещения и вспышек стробоскопа глаза не видели ничего. Осмотрелись: вот она, снова прячется на границе между светом и темнотой, отсвечивает только рука с влажной кожей и несколько прядей волос. Больше ничего не видно. Разговаривает по телефону и одновременно пытается прикурить, безуспешно: зажигалка щелкает, но не выдает ни одной искорки.
   - ну все, пока. Я тут прикурить не могу с одной рукой. Ага. Завтра поговорим. Целую. Спокойной ночи.
   Славка быстро сообразил - подскочил, щелкнул фирменной зажигалкой. Дима решил постоять в стороне - понаблюдать, да и не стоит вдвоем к девушке подваливать - испугается еще.
   - спасибо. - немного хриплый голос. Приятный
   - на здоровье. - банальная штука в устах непроходимого бабника обычно звучит как музыка для женских ушей.
   Но эта не повелась - просто молча хмыкнула.
   - Вы очень хорошо танцуете. Я весь вечер за Вами наблюдаю.
   - А Вы очень оригинальны. - Звучит не похоже на комплимент. Скорее - с сарказмом.
   - В смысле? - от холодного тона Славик немного растерялся.
   - Очень необычный комплимент на дискотеке. Я сейчас должна растаять от восторга? Пикапер из Вас так себе, честно скажу.
   - Ну, вообще-то, я редко хвалю людей за умение танцевать. Вы - одна из немногих, кому я искренне это сказал. - Друг, похоже, растерялся от такой реакции, и перешел с интонации "ловелас" на нормальный, человеческий разговор.
   - Тогда спасибо. Мне приятно. - Что-то очень знакомое послышалось в интонациях - демонстративный холод и не очень - то прикрытая насмешка. Где - то уже он встречал эту явную, и такую выразительную издевку в голосе.
   Славка же, как тетерев на току, ничего не услышал, и продолжал переть напролом:
   - а с Вами можно познакомиться?
   - нет. - Вот так. Коротко. Лаконично. И без всякого скрытого смысла (вроде "нет, но вы еще поуговаривайте").
   Друг опешил от такого поворота событий:
   - а почему нет? Я просто познакомиться предлагаю. Должен же я знать имя той, которой столько восхищался.
   - у меня лимит знакомых уже исчерпан. Если с Вами познакомлюсь, придется кого-то из прежних удалить. А они меня все устраивают.
   И вот тут наступило узнавание: Дмитрий вспомнил, где слышал этот лед, насмешку и надменность в голосе. Пленница! Как же ее звали? Аня. Точно.
   Почему-то показалось, что сейчас - самый удачный момент восстановить знакомство.
   - Аня, а с уже знакомыми Вы не откажетесь общаться? Я ведь вхожу в этот лимит? - и почему-то сердце трепыхнулось. Как маленький, ей - Богу. И чего вдруг разволновался?
   Пауза. Взгляд исподлобья, с прищуром, любопытный и настороженный одновременно. Похоже, сразу не узнала в свете фонарей. Слегка наклонила голову, рассматривая. Решил дать подсказку:
   - Вы НЕ БОИТЕСЬ одна в темноту выходить? - Молодец! Подсказал. Напомнил. Теперь узнала, конечно. Лицо закаменело. Взгляд - не то, чтобы похолодел, а просто - как на пустое место.
   - нет. НЕ БОЮСЬ. И я с Вами не знакома. И не имею такого желания. - Развернулась, выбросила окурок и ушла.
   - Димон? Что-то я не понял? Так вы знакомы с ней? Тогда че ты молчал до этого? И что между вами происходит, вообще? Так я клею эту цыпу, или нет?
   - Да нет, не знакомы, перепутал с другой девушкой.
   - Ну да, рассказывай. Видел я, как она на тебя зыркнула - чуть не испелелила. А зубы и кулачки сжались так, что даже мне не по себе стало. Давай, колись - откуда знаешь, почему сразу не сказал, и есть ли у меня шансы?
   Дима трижды проклял себя за глупость и обозвал всеми матерными словами, которые вспомнились. Это ж надо было так удачно намекнуть, чтоб взбесилась... И, на самом деле, он ей не представился при первой встрече, да еще прозрачно намекнул, чтобы забыла все, как страшный сон. Да, идиот, и ничего не поделаешь.
   - Я ее всего один раз до этого видел. В не очень приятных обстоятельствах. И узнал только по голосу, если бы не услышал, никогда б не догадался.
   Славка выбросил так и не прикуренную сигарету.
   - Ну, так что, я ее клею? У тебя никаких претензий в эту сторону? А то смотри, потом поздно будет. - И ухмыльнулся самодовольно.
   Да какие уж теперь претензии. Так лихо облажаться одной фразой - это новое умение, которое Дмитрий приобрел только сегодня.
   - Сомневаюсь, что у тебя получится.
   - А это уж я сам позабочусь. Ты мне дай зеленый свет, главное.
   - А с какого перепугу ты меня спрашиваешь? Она мне никто, делай, что хочешь.
   - Дим, ты сейчас кого обманываешь? У тебя на лице сейчас все написано. И взгляд тоскливый. Странное "никто". Очень странное.
   - Слав, отстань. Делай, что хочешь.
   - Ага, ты только не начни заливаться на пару с Серегой. Пойдем.
   Снова шагнули в темное, шумное помещение. С верхней площадки лестницы оценили обстановку. Больше всего Дмитрий почему-то боялся, что спугнул Аню, и она спрячется где-нибудь в темном углу за столиком, или вообще уйдет. Похоже, Славка тоже этого опасался. Поэтому оба синхронно вздохнули, увидев тонкий силуэт в ярком платье уже в самом центре зала. В душу невольно закралось уважение перед характером: даже не задумалась о том, что интерес сразу двух мужчин (один из которых уже явно доказал свои криминальные замашки) может быть небезопасен. Либо очень глупая, либо очень смелая.
   Играло что-то медленное. Несколько парочек вовсю обжимались посреди зала, считая, что облапать партнера под лирическую композицию - не стыдно, потому как танец. К Анне подтянулся какой-то парнишка из их компании, с явным намерением составить пару. Дима напрягся, ожидая, что и Анну сейчас так же прижмет и откровенно общупает какой-то м..ак, и все очарование пропадет. Но пара, улыбаясь друг другу, начала выписывать круги по танцполу, практически не соприкасаясь: лишь изредка встречались ладони, да рука партнера придерживала ее за талию в самых крутых поворотах. Это было похоже на отношения, которые выстраивались прямо на глазах у зрителей: ребята присмотрелись, подстроились, и начали игру: шаг навстречу - два назад, один уходит, второй - догоняет, она позволяет приблизиться, но на последнем движении плавно уходит в сторону, начинает свой собственный танец, словно забыв о партнере. Смотрелось круто, хотя и видно было - импровизируют, и откровенно веселятся: оба расхохотались, неожиданно столкнувшись в особенно резком пируэте. Просмеялись, остановившись, потом сделали напыщенные лица, и снова понеслись в танце. На лицах - только удовольствие от движения, никакой игры на публику, только свой собственный кайф. "Да, парнишка неплох, и у них явное взаимопонимание" - откуда-то прокралась горечь.
   Взглянул на Славу: интересно, как он среагирует на неожиданного соперника? А тот уже среагировал: быстро перемахнул ступени и вылетел в центр зала. Поймал ритм, задвигался с профессиональной легкостью (мастерство - то не пропьешь). Выждал момент, когда Анна начала приближаться к своему партнеру, слегка подвинув в сторону, занял его место и протянул руки навстречу девушке. Дима напрягся: неужели не заметит подмену? Но девушка, почти вплотную приблизившись к мужчине, в самый последний момент неуловимо изогнулась и пронеслась мимо, будто игнорируя его призыв. Славка, похоже, растерялся: так еще никто не делал, в его протянутые руки падали все, кого он изволил пригласить. А она развернулась и только повела бровью, насмешливо улыбаясь. Затем снова пошла навстречу. Играет. В древнюю женскую игру "догони меня". И не поймешь - то ли всерьез уходит от нового ухажера, то ли заигрывает. Догадайся сам, называется. Но Славик тоже оказался не лыком шит - понял все так, как ему удобнее было. Парнишку оттеснил в сторону, перехватил инициативу, и у девушки остался один выбор: либо принять нового партнера, либо остаться в танце одной. Нужно отдать должное: она недолго думала, с легкостью переключилась на новичка.
   Шоу, которое устроили эти двое, дорогого стоило. Не смотреть на них было нельзя: целый спектакль разыграли, легко и слаженно, будто сотни прогонов до этого отработали. Лицо друга светилось, что твой самовар, - не так часто ему попадались толковые партнерши. Лицо девушки... она улыбалась, но не Славику, и не зрителям. Сама себе. От того становясь еще интереснее.
   На очередном крутом повороте Дима вдруг понял, что не может больше наблюдать, как радуется Славка. От чего вдруг резко захотелось выпить? - и сам не понял. Зависть, ревность, обида, что игрушка не ему досталась? Что это было? Разбираться не захотел. Поднялся к Сергею, заказал еще бутылку виски, и специально отвернулся от танцующей пары.
   Минут через десять рядом приземлился запыхавшийся Слава. Схватил первый попавшийся стакан, залпом вылил в себя все содержимое. Поморщился, запил "Колой" прямо из горлышка бутылки.
   - Хороша деваха, обалдеть! Да я бы с ней столько произвольных отработал - где она раньше была?!!
   - Ты ж говоришь, не профи? - не хотел вообще о ней говорить, но не удержался.
   - Да ее отшлифовать - цены не будет! Бриллиант!! Чем мы и займемся, не откладывая. - И прижмурился довольно, как кот перед банкой сметаны.
   - Это как же ты планируешь ее "шлифовать"? - снова начало закипать раздражение. Почему-то захотелось крикнуть "я с ней первый познакомился, не лезь!". Но ведь не в детском садике, в конце концов, да и она сама дала понять, что не рада такому знакомству.
   - да сейчас, дам девчухе передохнуть, а дальше - пускаем в ход все наше невероятное обаяние! - и снова самодовольная ухмылка отъявленного бабника. Так и хотелось ее стереть.
   Но тут в разговор вмешался Серега - не спал, оказывается, все это время, прикидывался. Похоже, старая привычка - блюсти и наблюдать - не пропала даже под действием горя и спиртного:
   - ты кого "обаять" собираешься? Вон ту красотку, которая к двери идет, с вещами и друзьями? Ну - ну, удачи...
   Обернулись одновременно: Анна как раз стояла у входной двери, вполоборота, отмахиваясь от товарищей, которые пытались ее удержать. Секунда ушла на то, чтобы оценить происходящее, минута - перемахнуть через столики и выскочить в дверь. Но и этого времени ей хватило, чтобы выйти из клуба, запрыгнуть в такси, что-то выкрикнуть на прощание провожавшим и уехать в неизвестном направлении.
   Вот так нелепо они вдвоем ее упустили.
  
  
   Глава 5.
   Только не упустить. Это первая мысль, которая пришла в голову утром. Вообще непонятная и необычная для пробуждения. Так, зажмуриться и подумать: что ж такого приснилось, и о чем думал, когда засыпал, если эта невнятная идея набатом звенит в голове?
   Солнце слепит глаза - опять забыл на ночь шторы задернуть. Проснулся ни свет, ни заря. А рядом кто-то пыхтит и тянет на голову одеяло, явно прячась от ярких лучей.
   Ах ты ж, мать твою, вот о ком первая мысль была! Ну да, вот она, маленькая, скрутилась клубком, завернулась в одеяло, как в кокон. Всегда воюет за последние драгоценные минуты сна - не важно, с солнцем, с будильником, с непрошеными поцелуями: утренний сон для нее - наивысшая ценность, ни с чем не сравнимая и ни на что не обменная. Поэтому, как бы ни хотелось сейчас разбудить, растормошить, залюбить ее всю, от темной макушки до пяточек - нельзя. Себе дороже. Проверено неоднократно.
   Поэтому: аккуратно встаем, задергиваем плотно шторы, укутываем в одеяло и валим отсюда, пока соблазн не взял верх над здравым смыслом. И так уже натворил делов ночью. Только сейчас это понимание догнало, тюкнуло по темечку так, что зубы заскрипели, а вместе с ним и ворох мыслей поднялся: что дальше-то делать? Как объяснить, оправдаться, не обидев, как убедить... В чем убедить? В том, что не хотел? Ага. Самому смешно. Не хотел. Руки чесались, ноги тряслись, что там с остальным телом происходило - лучше вообще не вспоминать, ТАК хотел. И соврать не получится. Кому-нибудь другому - как нефиг делать. Ей - бессмысленно. Лучше не пытаться. Так взглядом обожжет, что никакой валидол не поможет. Или, наоборот, окатит презреньем - заморозит, а потом парой слов добьет и уйдет, не прощаясь. А нам сейчас это совсем ни к чему.
   Поэтому нужно так все объяснить, чтобы не врать, и не оскорбить своей наглостью. Только вот вместо нужных слов и мыслей, в голову почему-то лезет одно: какая она там теплая, под одеялом. И как тихо дышит во сне, так бы и слушал, бесконечно.
   Похоже, привычка к никотину вернулась вместе с ней. И никакой овсянки на завтрак не хочется. Крепкого кофе - вот чего душа требует. Пока варится, можно и подумать над дальнейшими действиями. Смешно сказать: раньше так стратегию только в бизнесе продумывал, к важным встречам готовился. Неважные - сами собой, на автомате, проходили. Так и с другими женщинами: зачем думать о словах, если она сама с утра начнет трещать - не остановишь? Можно вообще молчать, и только хмыкать при согласии и вертеть головой - если против. Обычно все так и случалось. С этой - не прокатит. Если не захочет говорить - может промолчать полдня, и не важно - есть кто рядом, или нет. Ей просто нечего сказать - и она молчит. Очень долго пришлось привыкать к этой особенности. А потом - так же невозможно долго отвыкать. Похоже, до сих пор не отвык: вся женская утренняя болтовня теперь раздражает. Хочется мирной тишины, когда каждый думает о своем и не мешает другому. Поэтому больше, чем на раз, задерживаются только те подруги, которые исчезают под утро, не дожидаясь совместного завтрака. Или, наоборот, выставляют из дома, не разрешая ночевать. Мудрые девушки, словно знают, как рискованно совместное пробуждение. А эта - мудрая ли? Вряд ли. Ей, в общем-то, фиолетово, как ты относишься к утренней беседе. Просто так совпало, что у вас с ней похожие мнения. Что с утра ее лучше вообще не трогать и не попадаться на глаза. Тогда день пройдет мирно.
   Мда. Это, конечно, все замечательно. Только вот что дальше-то делать? Здравая мысль вернулась после третьей сигареты и второй чашки кофе. Так недолго и до инфаркта, с такими-то потрясениями. Безумно повезло - и она снова мелькнула на горизонте, обожгла своим теплом и светом. Нечаянно, как всегда, не задумываясь. Подарила немного времени и украденной радости. А что дальше? Если снова исчезнет - это будет так же жестоко, как вернуть ослепшему человеку зрение на пару минут - и опять отобрать. Напомнить, как прекрасно многоцветье мира, и снова лишить счастья, уже навсегда. И ведь может. Не от жестокости. От незнания. Откуда ей знать, глупышке, как сердце заходится, и как ладони потеют (у взрослого-то мужика)? Никто не раскроет ей страшную тайну. И не потому, что стыдно. Потому что нельзя. Ведь тогда не уйдет. Но и душой не останется. Сама себя в клетку закроет, решит, что нельзя боль причинять, что нужно пожалеть. А не нужна такая - в клетке. Нужно, чтобы сама захотела, и сама осталась. Очень нужно.
   Итак, мысль сформировалась. Смелая такая, мужская: валить. Сбежать на время, чтобы подумать на расстоянии. Говорил же, что нужно будет по делам отъехать. По каким, куда и на сколько - это уже не известно никому. Но оправдание для побега есть. Себе-то можно признаться, что это побег, и ни что другое.
   Умыться, одеться, схватить ключи и бумажник - дел на пятнадцать минут. Закрыть снаружи, чтобы не сбежала - еще две. А потом колесить по городу бездумно - не известно сколько времени. Заехать к сестре, попросить на время спортивный костюм и какие-нибудь шлепанцы - еще минут сорок. С сестрой повезло: понимающая. Оценила хмурый вид, озабоченный тон, съязвила что-то насчет помощи беженцам и всепоглощающей страсти, от которой одежда "в хлам", но в душу не полезла. Время придет - запытает, всю подноготную вытащит, но сейчас не лезет. Ей одной и можно, как на духу, во всем признаться: не станет издеваться, давать советы, предлагать помощь. Просто и понятно объяснит, что братец у нее дурак, и с возрастом не умнеет. Четко так, по полочкам разложит. Но это потом. А сейчас напоила чаем, вручила пакет со шмотками, снова съязвила что-то насчет нижнего белья, дала подзатыльник и выставила. Даже не попрекнула, что разбудил в субботу в восемь утра. Потом припомнит. Со всеми отягчающими.
   Еще час не маету по городу. Полчаса - в магазине, взять что-нибудь съедобное (не вчерашним же ужином кормить, который не состоялся?). А потом - сдаваться.
   Щелкнул замком, намеренно громко зашуршал пакетами - прислушался. Квартира залита солнечным светом - значит, проснулась. Ага, и голос слышен. Интонации... Не похоже, что кому-то на жизнь жалуется. Да и не страдала она этим никогда - ни свет ни заря, делиться с подругами своими приключениями. Да, кого-то с утра уже отчитывает. Вдумчиво так, серьезно, что-то прямо расписывает по пунктам и по пять раз повторяет. Терпеливая. Будем в это верить.
   Дойти до комнаты - и снова задохнуться, словно в первый раз увидев, так и не привык к этому зрелищу: ходит по комнате, в одной рубашке - какую со стула подхватила, такую и набросила. Утонула в ней вся, только шея нежная выглядывает, да ноги от колен торчат, босые. Что ж за привычка такая - босиком по холодному полу? Полное право - подхватить на руки, усадить на диван, обхватить ступни ладонями. Нужно ведь проверить - на сколько уже замерзла? Растереть горячими руками каждый пальчик, даже подышать можно. Только и успела моргнуть удивленно, но разговор не прервала - очень важный, видимо. И не нужно делать страшные глаза - никто тебя не домогается, сейчас теплые носки на ножки натяну и оставлю в покое.
   Вот так. Первая встреча есть. Оставим в комнате, пусть дальше беседует, и пойдем сочинять завтрак.
   Спиной почувствовал, как зашла, как уселась на диванчик - снова с ногами, как котенок. Вдох. Выдох. Поворот.
   - Привет. Доброе утро, в смысле.
   - Привет. - И молчит. Никакой подачи. Не хочет помогать. Ладно, будем сами выплывать. Не впервой.
   - Омлет будешь? И кофе с булочками. Только что свежие купил.
   - Буду. Спасибо. Тебе помочь?
   - Да нет, я уже сам справился. Угощайся.
   - Спасибо. - И почему так приятно смотреть, как она ест мой омлет? Ведь толпы людей за всю жизнь завтракали, обедали и ужинали на этой кухне. Почему именно ее аппетит так радует?
   - Тебе снова спать не дают? С утра домогаются все, кому не лень?
   - Да как тебе сказать, насчет домогательств... - и долгая такая пауза. Ага, начинаем первую сцену нашей постановки. Недолго мы ходили вокруг да около.
   - Ну, так и скажи, как есть. - Очень страшно в глаза смотреть, но - надо. Пусть первая скажет все, что думает по этому поводу. От этого и будем плясать.
   - Это ты мне скажи, почему я заснула на диване и одетая, и с тобой, а проснулась в кровати, без одежды, и одна?
   - Ну, не знаю. Ты, случаем, не лунатишь? По ночам не ходишь? - Да, даже перед собой стыдно признаваться в трусости, после неудачной попытки свести все к шутке.
   - Сейчас ты у меня куда-нибудь пойдешь. Далеко и надолго. Что мы с тобой ночью делали? - Вот сейчас отпустило. "Мы делали" - это вам не "что ты со мной сделал?". Это уже не обвинение, а разделение ответственности.
   - Ань, ты совсем не помнишь? - а сейчас по-глупому прозвучало, ведь так надеялся, что вообще не поймет и не вспомнит. И вдруг обидно стало как-то.
   - Помню. Что-то. Но смутно. Я к тебе приставала? - Вот она вся, в этом. Вместо обвинений, пытается понять, где накосячила. И сразу хочется во всем сознаться. Как она это делает? Что творит с мужским разумом, сама хоть понимает?
   - Анют, если бы ты ко мне приставала - меня бы тремя бульдозерами от тебя никто не оттянул. И проснулась бы ты точно не одна, и вообще не спала бы до сих пор - это я гарантирую.
   - Тогда я вообще ничего не понимаю. Я к тебе не лезла. Хотя ты, вроде бы, не против. Зачем сбежал - то? Тебе не понравилось? И решил свалить, пока я не потребовала продолжения банкета? Я умом понимаю, что в нетрезвом состоянии могу и радио переболтать, и до столба докопаться, но ты, вроде бы, обычно справлялся со всеми выкрутасами... Или ездил к той девушке, мириться и прощения просить? Так надо было сначала меня выставить, а потом уже весь день ей посвятить.
   Вот так, взяла и предложила сразу несколько путей отхода. Выбирай любой, какой нравится. Молодец. Причем ни одного - в свою пользу. Такая бескорыстная, или так ловко манипулирует? Снова это вечное "или", которое сбивает с толку, и заставляет чувствовать себя бессовестным дураком. Ведь ни разу не дала повода, чтобы подозревать в хитрости. Всегда - как чистый лист, и всегда дает шанс остаться человеком. И все равно мерзкая натура начинает что-то в ней искать, какой-то подвох, обман. Отсюда и все наши беды.
   Что ж, начнем работу над ошибками. Прямо сейчас. Ты открыта, и я откроюсь:
   - Ань, мне стыдно стало, и я сбежал, как последняя сволочь.
   Распахнутые в недоумении глаза:
   - А от чего конкретно, если не секрет? Я тебя спровоцировала на измену? Блин. Тогда, конечно, финиш. Мне уже самой стыдно. Навязалась человеку, испортила свидание, в постель залезла, соблазнила. А теперь сижу тут и пытаю. Обалдеть. Ну, я и свинья. В общем, мне пора домой. Можешь напоследок высказать мне все маты, какие знаешь. Если хочешь, могу сказать твоей девушке, что у нас ничего не было. Что ты возил меня в больницу, и мне там делали срочную лоботомию, а ты держал меня за руку, чтобы не убежала. Иначе я стала бы опасной для окружающих, а ты совершил подвиг и спас общество от маньячки. Ну, или что там нужно сказать, чтобы она простила, и у вас все наладилось? - И действительно, подхватилась, спрыгнула с места с несчастным лицом...
   - Анечка, Аня, стой. Постой, не дергайся. - Как же хорошо сейчас - держать ее, целиком прижатую к себе, и знать, что на ней твоя рубашка - и ничего больше, и гладить острые лопатки, и пройтись всей ладонью по тонким ребрышкам...
   - Ань, мне перед тобой стыдно стало. Ты же спала, не понимала, что происходит. А я воспользовался. Вообще-то сначала думал, что тоже сплю, поэтому такой смелый был. Только под конец понял, что это все правда. И не захотел останавливаться. Только потом подумал, что так нельзя и нехорошо. И уснул. А когда проснулся - испугался, что ты... не знал, чего от тебя ждать, от этого еще страшнее было. Думал-думал и сбежал. - Выпалил все на одном дыхании, придержал еще немного, пока не убедился, что больше не трепыхается. Отпустил. Попытался в глаза заглянуть - чтобы приговор увидеть, не получилось, отвела взгляд.
   Уселась обратно. Взяла кружку в ладони, покрутила задумчиво, словно пытаясь что-то на дне увидеть. Поставила обратно. Тянет душу, просто на части рвет. Но хорошо уже, что не убегает. Уже радость. Подняла глаза, прямо уставилась:
   - Вот смотрю на тебя, и не знаю, что сказать. Я сейчас как должна реагировать? Радоваться или огорчаться, или нужно обидеться? Что сейчас вообще должно происходить? Я как-то снова потерялась. Расскажи мне. - Подождала ответа, не услышала. Самому интересно стало - до чего додумается?
   - Так - то, по идее, нужно психануть и обидеться. Ты ж меня, вроде как, изнасиловал. Ну, не силой, конечно взял, но и разрешения не спрашивал. С другой стороны, я к тебе ночью напросилась, встречу испоганила, потом сама полуголая в постель забралась. Вроде как по старой дружбе. Если честно, целей никаких не преследовала. Просто замерзла. Но это надо совсем быть не в себе, чтобы не понимать, к чему нормального здорового мужика подталкиваешь. Я вчера не в себе была? Вроде бы, пила немного... - и с вопросом в глазах снова смотрит. Вот что ей ответить? Как угадать правильный ответ, чтобы не расстроить, и не увести в ненужную сторону? С любой другой давно бы все разложил по полочкам. А у этой полочки все с секретом, в таком хитром порядке расставлены, что в жизни не разберешься.
   - Ты расстроенная была, усталая, но не пьяная. Вела себя необычно, но мы столько с тобой не виделись, мне трудно судить...
   - Да можно подумать, я за это время сильно изменилась. Мне кажется, вся моя дурь при мне осталась. Просто вчера она особенно сильно в голову ударила.
   - Аня, ничего тебе не ударяло. Ты нормально себя вела. Все в порядке. Вообще-то, я планировал извиняться, а не тебя убеждать в твоей невиновности.
   - Точно? Ты уверен? И тебе не противно сейчас со мной общаться? По-моему, я просто спятила и творила что-то ненормальное. - Глупышка ты моя, вот как с тобой жить, на таких-то качелях? Такая потерянная сидит - не знаешь, что сказать, и как вести себя. Спугнуть страшно, и не утешить нельзя.
   - Ты уверена, что хочешь знать, как я хочу с тобой общаться? Потом не передумаешь? - Всё, гормоны начали брать свое, и плевать они хотели на высокую политику.
   - Ну, наверное, хочу. Мне же надо понимать, что вообще происходит в этом мире.
   - Аня, ты сейчас говоришь либо "да", либо "нет". "Нет" - значит, тема закрыта и больше никогда не обсуждается. "Да" - значит, тема тоже не обсуждается, но ты и без слов все поймешь. - Вот так, прём напролом, сбиваем с толку, не даем возможности подумать. Потом думать будет поздно. Главное, сейчас вытрясти из неё это заветное "да". И пусть это будет нечестно - все, хватит, в честность мы уже играли. С ней это не прокатит. И "угадаек" больше не будет. Берем по максимуму, отдаем - всё что есть на душе, и за душой. А там - посмотрим по ситуации.
   - Ты сейчас нечестно играешь. Имитация выбора, когда выбора и нет. - снова взгляд прямой, испытующий. Даже намека нет на то, что понимает, что включилась в игру. Ну да, играть она не умеет, и не будет. Прости, милая.
   - Конечно, у тебя нет выбора. Поэтому говори "да" и иди ко мне.
   А вот теперь в глазах - нарастающая паника, пришедшая вместе с пониманием. Потому что в этой фразе нет никакой двусмысленности. Все ясно, до боли, до жути, до дрожи в стиснутых мышцах. Потому что уже пора сидеть на моих коленях и заниматься чем-то более важным, а не болтовней.
   - Не хочешь сама идти? Окей, я не гордый. И не ленивый. Сам возьму. - Дотянуться до нее, такой маленькой, перекинуть на свои колени - пара движений. И вот уже ее лицо - в ладонях, обалдевшие от такого поворота глаза - смотрят прямо в глаза, а между губами - миллиметры, так, что дыхание смешивается.
   - Ну, что молчишь? "Да"?
   И снова обыгрывает на моем же поле. Молча, без слов, убирает расстояние между ртами. И только последний дурак стал бы сейчас настаивать на продолжении разговора.
   Ничего, договорим в следующий раз.
  
   Глава 6.
   В следующей встрече снова был виноват Сергей. Сам не ведая, что творит, и куда заводит друга , он раз за разом провоцировал новые столкновения. При этом умудрялся остаться в стороне.
   В какой-то момент пришло понимание, что заниматься строительством на чужих материалах крайне невыгодно: никаких гарантий качества, да и переплачивать приходится, из-за цепочки посредников. Так в активах строительной компании оказался собственный завод по производству полимерных материалов. Потом выяснилось, что мощности завода с лихвой покрывают все потребности строительных проектов, и не понятно, что делать с излишками продукции, которая копилась на складах. Пришлось включать голову и запускать коммерческое направление - решили начать торговлю собственной продукцией. Благо, что от прежней команды завода остался коммерческий директор - поначалу было жалко увольнять толкового парня, а куда его пристроить - не знали.
   Коммерс быстро восстановил все прежние торговые связи, запустил перезаключение договоров, и мелкая розница заработала в прежнем режиме. Но у коммерсанта проявились немалые амбиции, и, с благословения нового руководства, он пошел осваивать крупные сети.
   Сергей, как обычно, без приглашения ввалился в кабинет босса:
   - Дим, тут Андрюха замутил встречу с руководством оптовой базы, хочет с ними договор на поставки заключить. Это первый крупняк у нас будет. Не хочешь вместе с ним съездить? Мы ж ни разу парня в деле не видели. Только результаты. А как он их добивается - пока не ясно. Мне этот человек пока не до конца понятен. Я с точки зрения безопасности оценю (какие он там схемы прорабатывает), а ты - как коммерсант. Поедем?
   - Во сколько? Я пока на вторую половину дня ничего не планировал.
   - Он на три часа договорился.
   - Заметано. Я за рулем. С Андреем - как сам решишь, можно на одних колесах, можно - по отдельности.
   - Да он уже по городу мотается. Встретимся с ним на месте.
   - Договорились.
   К месту встречи подъехали минут на десять раньше. Андрей уже топтался у служебного входа, о чем -то договариваясь с охранником. Увидел начальство - радостно махнул.
   Через охрану проскочили без препятствий. Только услышали, что "у руководства совещание, вы у кабинета подождите, не ломитесь сразу".
   Поднялись по лестнице, пошли по коридору в поисках нужной двери. Тишина стояла, почти как в школе во время уроков. Вдруг одна из дверей распахнулась и оттуда с хохотом вывалилась группа людей, быстро распадаясь на отдельных сотрудников, спешивших в разные стороны. Часть на ходу продолжала что-то весело обсуждать.
   - Да, нормально тут народ с совещаний выходит, не взмыленный и не убитый, да, Дмитрий Евгеньевич? - не удержался и подколол Серый. Встретил сердитый взгляд и заткнулся.
   Быстро дошли до нужной двери с надписью "Администрация", заглянули и затормозили на пороге - не понимая, можно ли уже вваливаться, или "совещание" еще продолжается?
   В центре не очень большого кабинета вполоборота к гостям стояла девушка и что-то оживленно вещала собравшимся. Услышав только последние фразы, вникнуть в смысл разговора было невозможно. Но, видимо, смысл был очень забавным: все, кто сидел в помещении, дружно расхохотались, добавляя свои, только им понятные комментарии, и снова взрываясь смехом. Девушка продолжала что-то говорить, явно пытаясь быть серьезной, но в голосе то и дело проскальзывали смешинки. В этой веселой компании она откровенно пользовалась популярностью: ее слушали очень внимательно, взгляды окружающих сосредоточились на ней. Дмитрий успел заметить, что двое из сидевших здесь парней смотрели если не влюбленно, то с откровенной, почти щенячьей, преданностью в глазах. Да и было на что смотреть: хрупкая, точеная фигурка, с небольшими, но очень внятными округлостями; очень узкая, девчоночья талия; стройные ножки на высоком каблуке, крепкие икры... Все это упаковано в серую, строгую офисную одежку, без лишних откровенностей, но даже в невзрачной обертке содержимое выглядело очень аппетитно. Лица не видно из-за распущенных длинных волос, но глаз радовался и без этого. Дима только успел мельком удивиться - с каких это пор такие худышки начали его интересовать? Подержаться толком не за что...
   Так, молча, визитеры простояли минут пять, ожидая возможность хоть как-то обратить на себя внимание. Серега не выдержал и громко хмыкнул.
   Пауза, и на их честную компанию уставилось сразу пять пар глаз. Обернулась и девчонка, так веселившая всю компанию. Поправила очки на носу, взглянула строго, взяла на себя роль переговорщика:
   - что вы хотели?
   - нам нужен директор. - Выступил вперед Андрей.
   - я вас слушаю. - Улыбка потихоньку сползала с лица, уступая место вежливой настороженности.
   Андрей, не дожидаясь приглашения, уже вошел в кабинет, за ним шагнули Дима с Сергеем. Помещение неожиданно уменьшилось в размерах, приняв трех крупногабаритных мужчин.
   - Девушка, мы пришли не шутки шутить, а с серьезным коммерческим предложением. Нам нужен директор.
   - Я вас слушаю. - И на лице снова начала появляться улыбка, только уже не такая открытая, а с насмешкой. Ба, снова здравствуйте! Старая знакомая! Дмитрий не сразу рассмотрел ее из-за спины Андрея, да и строгий офисный стиль вкупе с очками на носу сбил с толку. Звенящий весельем голос тоже никого не напомнил, хотя и вызвал в душе беспричинную радость. А вот эта холодная, не прикрытая издевка быстро освежила память. Анна, конечно же. Почему-то даже не удивительно. И что она теперь нам изобразит? Пока Дима отстраненно размышлял и разглядывал старую-новую знакомую, Андрюха тихо закипал.
   - Девушка, я рад вашему вниманию, но мне нужен директор, где мы можем его найти?
   - Да где хотите, там и ищите, раз я вас не устраиваю. - Тут она уже открыто ухмыльнулась, оглядываясь на своих коллег, которые наблюдали за происходящим и тоже веселились: кто-то улыбался снисходительно, кто-то открыто ржал. Седой дядечка, оказавшийся за дверью, с отеческим умилением смотрел на Анну, и так же чему-то радовался. Дурдом, куча клоунов.
   - Послушайте, прекратите валять дурака и проведите нас к вашему управляющему.
   - А чем я-то вас не устраиваю?
   - А при чем тут вы? Мы же не к Вам пришли.
   - Ну, не знаю. Вам нужен директор. Я вас внимательно слушаю. В чем проблема? - Начали появляться намеки на раздражение. - Хотите, я сейчас зайду в кабинет, закроюсь там, а вы постучите, и как будто сразу ко мне попали? И все сделают вид, что вы сейчас не задавали глупых вопросов. - Последняя фраза прозвучала уже жестко, без тени иронии, и как-то очень унизительно. И сразу стало ясно, что уже не шутит, и вообще глупых шуток не понимает, а если кому что не нравится - идите домой и больше здесь не отсвечивайте.
   Сергей вовремя смекнул, что пора вмешаться и как-то вырулить из неудобной ситуации: вроде как на переговоры пришли, и тут же потенциального клиента практически оскорбили.
   - Вы, пожалуйста, извините нас. Просто неожиданно, что на месте начальника такая милая молодая девушка находится. Мы больше привыкли к престарелым, невзрачным дядькам на встречи ходить. - И почти заискивающе улыбнулся. Дипломат хренов, обычно от него таких комплиментов даже близкие подруги не могли дождаться.
   - я вам искренне сочувствую. - При этом девушка впервые внимательно посмотрела на мужчин, стоявших чуть в стороне и за спиной Андрея. Промелькнуло узнавание, а на лице все сильнее застывала маска холодной отчужденности. Узнала. Не рада. Шикарное начало для нового направления в бизнесе.
   - Проходите в кабинет. - И уже в сторону парней, которые все так же молча наблюдали за происходящим. - Ребята, идите работайте. Рома - в зал, Паша - ты склад контролируешь. Иван Петрович, с Вами тогда позже договорим.
   Седой мужик, который уже хмуро посматривал на гостей, явно готовясь грудью защищать девчонку, неожиданно тепло заулыбался, посмотрел с искренним уважением:
   - я Вам точно не нужен, Анна Сергеевна?
   - Вы же у себя будете? Никуда не уезжаете? - Кивок в ответ. - Если что, я Вас наберу.
   И такое же ответное тепло в интонациях больно резануло слух Дмитрия. "Интересно, кто он ей? Дядюшка, опекун, друг семьи или престарелый любовник?" От последней мысли поморщился, очень уже неприятной показалась.
   Анна спокойно открыла дверь кабинета (она оказалась тут же, внутри помещения), первая прошла, демонстрируя полное безразличие к гостям - даже не попыталась изобразить вежливость, пропустив их вперед. Уселась в кресло и только потом предложила присаживаться визитерам.
   Осталось только хмыкнуть. Когда-то, пару месяцев назад, Дмитрий пытался использовать против нее психологические приемы, подавляющие самооценку. И очень был удивлен, когда на нее это не подействовало. Куда там, тут вопрос - кто у кого мог поучиться умению вот так, легко и играючи, поставить на место непрошеных посетителей. И не нужно для этого хитрых кресел, специальной расстановки мебели и прочего. Достаточно просто присесть на свое место и молча наблюдать, как три взрослых, уверенных в себе мужика неуклюже пытаются разместиться в этом тесном помещении. При этом, не делая ни одной попытки помочь. До крайней стадии раздражения Дима дошел, когда она заметила, что двух стульев недостаточно для трех человек:
   - если хотите, можете взять еще одно кресло из соседнего кабинета. Вон там свободное стоит. Обычно ко мне такими толпами не ходят. - У Андрея заметно заходили желваки на скулах - роль мальчика на побегушках досталась именно ему. - Или можете постоять, если ненадолго.
   Здесь Дима только мысленно поаплодировал и решил, что нужно взять прием на заметку. Как профессионал, переживший бесчисленное множество встреч и переговоров, он не мог не оценить маневры, которые четко определили расстановку сил: "Я здесь главная, вас не звала, поэтому либо делайте, как я скажу, либо проваливайте".
   Андрей, стиснув зубы, притащил еще один офисный стул, разместил его и уже наполовину приземлился, как услышал:
   - Дверь прикройте за собой, пожалуйста. Вы же мне что-то важное и секретное хотите рассказать?
   На коммерческого уже больно было смотреть: парень покраснел, взмок, из ушей пар валил от злости, но спорить не мог: на чужой территории нужно принимать правила хозяев. А если пришел незваным, да еще так опростоволосился на первых же словах, вообще помалкивай и не выступай.
   Хозяйка кабинета молча смотрела на все неловкие движения гостей, без всякого выражения на лице - с таким же успехом люди пялятся на старые обои. То ли выдержка такая невозможная, то ли ей действительно не интересно.
   - Я вас слушаю.
   Андрюха выдохнул, набрал в грудь побольше воздуха и зачастил:
   - Мы хотим предложить вам очень выгодное сотрудничество, наше производство - единственное в стране, аналоги есть только за границей...
   - Стоп. - Недоуменный взгляд Андрея застыл на лице девушки. Туда же уставились и оба его начальника. - А Вас, молодой человек, не учили, что сначала нужно представиться? И так, на всякий случай, сообщить - откуда вас принесло, а потом уже про свои заводы-пароходы рассказывать? Даже если Вам на специальных тренингах об этом не говорили, то элементарную вежливость еще никто не отменял. Меня, если что, зовут Анна Сергеевна. Я управляю магазином, в котором вы сейчас находитесь. - И вопросительный взгляд на всех троих. С ожиданием.
   Судя по выражению лица, крутого и успешного коммерческого директора так еще никогда не ставили на место. Какая буря эмоций пронеслась в его душе - одному Богу известно, но растерянность проявилась, однозначно. У Дмитрия почему-то закралась мысль - а так ли хорош этот спец по торговле, если его на первом же ходу опрокинула малолетняя девица? Но внутренние разборки - на то и внутренние, а если пришли на встречу втроем - нужно выступать единым фронтом. Пришлось брать инициативу в свои руки:
   - Позвольте мне вставить пару слов. - Взгляд, жестко сверливший Андрея, переместился на Диму, и начал прожигать во лбу такую же дырку. Хотя нет, температура еще повысилась, на пару сотен градусов. Да она, похоже, не на шутку разозлилась. - Разрешите представиться. Я - Дмитрий Евгеньевич Серебряков, владелец и генеральный директор завода "Полимерсплав", это ( жест в сторону Сергея) - Карпов Сергей Анатольевич, мой партнер и управляющий службой экономической безопасности, он же - главный юрист в нашей компании, Антонов Андрей - наш коммерческий директор. - И все синхронно протянули визитки.
   Она молча их приняла, глянула мельком и снова подняла глаза на гостей. Молча. Стандартной фразы "Приятно познакомиться" так никто и не дождался. Никакой словесной подачи, которая могла бы разрядить обстановку, не последовало.
   Андрюха немного помялся, собрался с мыслями, и снова начал свою стандартную песню "предлагаем, уникальный, максимально выгодно" и все в том же духе. Дмитрий знал все подробности коммерческих предложений - ни одно не проходило без его визы, поэтому особенно не прислушивался к нудному гудению своего новоявленного "гения". Эта часть встречи была уныла и однообразна. Обычно он оживлялся к моменту, когда партнер начинал проявлять интерес, задавать вопросы, торговаться... Сейчас же, от нечего делать, он наблюдал за девушкой, сидящей напротив. Пытался совместить три образа, которые уже успел увидеть, и понять - какой из них настоящий, а где - притворство и игра? Девочка-подросток, невинно схваченная и оскорбленная; девушка, забывшаяся в танце, с хитрой улыбкой и соблазнительным телом; стервозная директриса, в очках и сером, блеклом наряде - кто из них был настоящей, а кто - маской, временной ролью?
   Анна явно понимала, что на нее пристально смотрят три пары мужских глаз : одни - нервно бегающие - Андрея, вторые - спокойные и внимательные - принадлежали Сергею, Дмитрий же рассматривал ее из-под полуприкрытых век, стараясь не выдавать вспыхнувшего любопытства. Однако, девушку внимание, похоже, нисколько не волновало, она слушала Андрея, попутно занимаясь своими делами: что-то чиркала на стопке бумаг (похоже, ставила подписи на каких-то бухгалтерских документах), периодически крутила мышку, поглядывая в монитор, нажимала на клавиши. Несколько раз сбрасывала вызовы сразу с двух мобильных и одной радиотрубки. Периодически вежливо поднимала глаза. Не сказать, чтобы совсем игнорировала, но и особенного интереса не проявляла. Похоже, зря теряли время все, кто здесь присутствовал. На этой мысли Дима уже решил, что пора прекратить эту комедию и позор, но не успел и слова сказать, как у Ани снова настойчиво загудела трубка. Досадливо поморщившись, она извинилась: - Прошу прощения, видимо, что-то очень срочное.
   - Да, Паш. Что-то случилось? Срочно? ... Ну, скажи, что я освобожусь через две недели. - и тут она снова преобразилась, напомнив, что был и четвертый вариант Анны Сергеевны - милая, обаятельная женщина: она вдруг довольно улыбнулась, хмыкнула почти неслышно, и заговорила совершенно другим голосом. - Пашуль, я очень рада, что этот товарищ оббивает нам пороги. Я просто ждала этого момента. Конечно, пускай мучается. Да знаю я, что его лишат и накажут. А тебе-то что? Когда ты из-за этого поставщика штрафы платил, он тебя пожалел? Что-то не припомню... Да, умничка ты моя, отправляй этого друга лесом-полем, и чтобы духу его здесь не было.
   Дмитрий начинал завидовать этому "Пашуле": если она по телефону с ним так воркует, что ж наедине творится? Голос вдруг понизился на несколько тонов, реснички задрожали мимолетно, пухлые губы изогнулись так соблазнительно, словно из них не выливался яд несколько минут назад. Почему-то сразу вспомнился и клуб, и танцы, и зажигательное шоу на пару со Славиком... И проснулся уже другой, чисто мужской, а не познавательный интерес: стали вдруг заметны и тонкие прядки, которые норовили упасть в глаза, и нетерпеливый жест, которым она их поправляла. И то, что волосы переливаются на свету каким-то невероятным сплавом каштаново- рыжих оттенков, иногда отсвечивая медью, и тонкая цепочка на нежной шее... Серая бизнес-леди? Ну-ну. От кого-то , похоже, все это великолепие ускользало, а кто-то давно о нем знал и не терял времени, потому и ворковала нежно в трубку эта стервозина. Неизвестно почему, но Дима вдруг начал заводиться, вроде бы беспричинно, но очень быстро набирая обороты. Чем бы это закончилось, неизвестно - возможно, громким хлопаньем дверью и уходом "по-английски". И пусть бы выглядел глупо, но зато честно. Но тут она подняла голову и посмотрела прямо в глаза мужчине. Этот взгляд - ласковый, открытый, наполненный каким-то теплом и непонятной радостью - лишь слегка мазнул по его лицу, а затем снова ушел куда-то в сторону. Но и мгновения хватило, чтобы окатить Дмитрия горячей волной, заставив сердце тормознуть, а потом разогнаться в горячечном беге. "Вот сейчас она была настоящей, только что" - накрыло озарение. А все остальное - маски, роли, хотя и очень удачно отработанные. И откровенная зависть проснулась к этому "Паше". Глянул мельком на Сергея - похоже, и того зацепило, потому как весь подобрался и ожил. Только Андрюха - дуб дубом - ничего не заметил. То ли молод еще, то ли просто не очень умен. Сидел и тупо пялился в свои бумажки с описанием условий (забыл что ли, о чем еще нужно сказать?)
   - Ладно, Паш, ты меня очень порадовал, но подробности позже обсудим. Нет, сегодня мы его не принимаем. Да и фиг с ним, что у нас запас этой краски обнулился. Зато сколько неликвида успели растолкать за эти две недели. Считал? Нет? А я считала. Так что пускай гуляет парень. А в следующий раз отправим его фуры разгружать, нам грузчиков не хватает. Тогда, возможно, я передумаю. Все, работай. Перезвоню. - Так же неожиданно, как началось, воркование прекратилось, и вернулся деловитый тон. Снова обратила на них внимание:
   - В общем так, товарищи. Не будем больше тратить мое и ваше время. Пришли вы не по адресу. Я не рассматриваю коммерческие предложения. Нет на это прав, да и не нужны они мне. Других забот хватает. Вам нужно в наш центральный офис, в отдел закупок, а не ко мне. Я бы еще вас помурыжила, но дел и без того хватает. - Заговорила вдруг нормальным, человеческим голосом. Дружелюбно даже.
   - Вам, молодой человек (быстрый взгляд на визитку ) - Андрей Сергеевич, рекомендую все-таки изучить правила подготовки и ведения переговоров. Так, как Вы сегодня ко мне пришли, самый захудалый распространитель не заходит: не зная, куда идете, к кому, что за сеть, кто принимает решения, и стоит ли вообще рассказывать мне про ваши условия? Вас совсем ничему не учили?
   Или вы привыкли другими методами вопросы решать? - Это уже прямой вопрос в сторону Дмитрия. - Если решили работать с цивилизованными партнерами, нужно сначала изучить их правила игры. Но это так, небольшой совет, я не настаиваю.
   Намек на "другие методы" зацепил и разозлил, но тут она была права - на себе испытала приемы, которые использовал Сергей. Тот тоже понял, о чем речь, и сердито насупился.
   - И еще, если вам это интересно. С такими предложениями в сети не ходят. Вас как липку обдерут. Вы мне и так товар по себестоимости предлагаете, с рассрочкой на 3 месяца. А с вас еще потребуют процентов 10-15 на маркетинг, доставку, мерчей и кредит без ограничения по срокам, плюс возврат всего неликвида. Будь я на месте закупщика, вы после трех поставок уже в долг начали бы работать. И разорвать контракт без неустоек не получилось бы.
   Это я вам сейчас по доброте душевной провела мини-ликбез. Хотите - слушайте, хотите - забудьте. Потому что мне без разницы - будете вы нам что-то поставлять или нет, но на такую неопытность смотреть нельзя без боли.
   Андрюха совсем скис, понимая, что его только что потыкали носом в ошибки, как котенка в лужицу. Да еще перед лицом начальства, и на первой же совместной встрече.
   Диме удалось сохранить непроницаемое выражение лица, Серега держался с трудом, чтобы не наорать на коммерческого тут же, не выходя из кабинета.
   - Что ж, благодарим Вас за потраченное на нас время. Было очень приятно познакомиться и весьма полезно пообщаться. - Пришлось снова взять на себя роль дипломата и хотя бы уйти достойно.
   - всего доброго. - И поднялась, открывая им двери.
   Вот так, без притворного уважения, дала понять, что больше тратить на них свое время не планирует.
   На выход шли не торопясь, каждый думая о своем. Дима притормозил, доставая телефон из кармана пиджака, и услышал за собой цоканье каблучков по плитке. Затем голос:
   - А теперь объясни мне, КАК в мой кабинет попали три мужика, без спроса и предупреждения? - Похоже, кому-то не поздоровится после их визита. - Да мне плевать, куда он смотрел и что думал!!! Сегодня три торговых, завтра цыгане пойдут гулять по складу, а послезавтра - шайка головорезов придет кассу снимать! Мы этого хотим?... Это не мои проблемы, кто там болеет и куда ушел... Значит, пусть ген.директор охранного агентства приходит и сидит здесь. Иначе ни копейки им больше не заплачу. Как они заставят? Да я им ни один акт не подпишу. В общем, я все сказала. И не дай Бог, это повторится. Полетите у меня все, к чертям собачьим.
   Ого, а голосок-то у нее и от злости звенеть может. И как выразительно ругается. Причем с паузами, в которых явно не хватает бранных слов. Несмотря на то, что понижение до "трех торговых", а потом - до явно криминальных элементов покоробило, Диму этот телефонный монолог развеселил.
   Вышел на улицу - товарищи уже добрались до машин и понуро ждали босса, остановился, чтобы прикурить, и подождать. И не ошибся: через пару секунд Анна вышла на улицу и направилась в сторону курилки, на ходу щелкая зажигалкой, улыбаясь и обмениваясь парой слов с каждым, кто там уже стоял.
   Анна проскочила мимо, не заметив. Словно пустое место, а не крупный мужчина, который замер в ожидании. Пришлось окликнуть.
   - Анна, можно попросить у Вас еще минуту времени? - Недоуменный взгляд в ответ, с читаемым вопросом "Что тебе еще-то понадобилось?"
   - Можно. Дайте, заодно, зажигалку. Моя не хочет работать. - Не попросила. Просто сообщила о том, что ей нужно. Все-таки хамка.
   - Аня, раз уж так сложилось, и мы с Вами теперь официально знакомы, можно не делать вид, что никогда меня не видели. - Почему-то именно это показалось важным. Чтобы узнавала при встрече.
   - Да? Разрешаете? Ну, спасибо. Так - то мне Ваше разрешение ни в одно место не уперлось. - Однозначно, хамка, но это уже не так важно.
   - Тогда почему Вы делаете вид, что меня не замечаете?
   - Это когда, простите, я была так невежлива?
   - Только что. Прошли мимо, не оборачиваясь.
   - Ой, да бросьте Вы, и не берите в голову. У меня зрение плохое, я без очков малознакомых людей вообще не замечаю, особенно, когда задумаюсь. Если бы Вы сами постоянно передо мной не маячили, шанс на узнавание стремился к нулю.
   - То есть, Вы меня при первой встрече не рассмотрели? И не запомнили? - прямо обидно стало. Все женщины рассматривают, а эта - нет. Нездоровая, что ли? Ах, ну да, у нее же есть "Пашуля". Зачем ей другие опасные мужики. И чего прицепился к этому Пашуле - самому непонятно. Да и Бог с ним.
   - Неа. Как - то мне важнее было уйти оттуда без потерь.
   - Так испугалась?
   - Вы знаете, Дмитрий Евгеньевич, ваша корона приобретает какие-то нездоровые размеры. Скоро начнет давить к земле и приведет к искривлению позвоночника. Вы ее время от времени подпиливайте. Или, там, снимайте, чтобы не мешала. Слишком много чести - Вас разглядывать, узнавать, вспоминать, пугаться. Я живу своей жизнью, Вас не трогаю. И Вы ко мне не лезьте. А то слишком частые встречи, и все - не очень приятные. Напрягать начинают.
   - И все - таки я рад, что мы смогли познакомиться еще раз. И уже в нормальной обстановке.
   - А я не рада. До свидания.
   И снова развернулась и ушла. Вот что за женщина? Её где-то специально учили хамить и нарушать все правила приличного поведения (хотя она явно с ними знакома), или это врожденное?
   Осталось чертыхнуться, затоптать окурок и пойти к машине, из которой любопытно выглядывал Сергей. Андрей благоразумно удрал, понимая, что под горячую руку лучше не попадать.
   - Слушай, Дим, лихо девчонка нашего коммерсанта поимела. Может, выгоним его, нахрен, а ее к себе позовем? Нам давно коллектив не мешало бы разбавить, а то все мужики да мужики.
   - Ты сколько времени ее вытерпеть сможешь? Она же нам всех парней доведет до истерики, на раз-два. Явный талант.
   - Да ладно. Ты видел, как на нее парни смотрели? С рук есть готовы. Наших так же в оборот возьмет.
   - А тебе нафиг нужны сотрудники, которые вокруг одной юбки будут прыгать? А потом еще разнимать придется.
   - Димон, что она тебе такого напоследок сказала, что ты так взъелся? Она ж во всем права была. - В том - то и дело, что права. И от этого еще больше злость разбирала. - Мне она с первого раза приглянулась. Толковая. А то, что контракт не выгорел - да и хрен с ним, не очень -то он нам и нужен был.
   - А вот тут ты ошибаешься. Этот контракт мы теперь просто обязаны заключить. Набери-ка Андрея. - Не обращая внимания на удивленный взгляд друга, схватил трубку.
   - Значит так, товарищ Андрей. С сегодняшнего дня ты землю носом изроешь, но в эту сеть войдешь. Мне не важно - как и на каких условиях. Если не сделаешь - вылетишь, как пробка. Причем я сделаю все, чтобы тебя больше никуда не взяли, даже в "Евросеть" кассиром. Срок тебе - месяц. Отсчет пошел.
   - Дим, может, остынешь? До сегодняшнего дня ты и не думал про эту базу. Нафиг она тебе сдалась? Тебе же Анна объяснила, что мы здесь только потеряем, а не заработаем.
   - Нет, Серега, теперь уже - дело принципа. Слишком бледно мы выглядели перед этой шмакодявкой. Нужно набирать очки обратно.
   - Никогда не замечал, что тебе необходимо держать перед кем-то лицо, тем более - перед девчонкой без связей, без роду-племени.
   Дима и себе не хотел признаваться, что теперь ему это жизненно необходимо.
  
  
   Глава 7.
   Воздух. Жизненно необходимо сделать вдох. Так защемило где-то в районе сердца, что еще немного - и конец, можно отправляться к праотцам. Это так старость, что ли, начинается? Во время жаркого поцелуя с девушкой?
   В последний раз такое было несколько лет назад, во время кризиса, когда недвижимость подешевела, все стройки встали и заморозились, и фирма оказалась на грани банкротства. Пришлось выкручиваться самыми немыслимыми способами, хвататься за любую мелочь, брать невыгодные государственные подряды, уходить в серые схемы, только чтобы дело не развалилось. Справился, выжили, но вот тогда и прихватило в первый раз: от стрессов, бессонницы и нервотрепки, от вечного бега по кругу сердце начало сбоить. Всего несколько раз, но качественно - с вызовом "Скорой", капельницей, кучей лекарств и сестрой в качестве сиделки.
   Но затем спокойная, сытая жизнь заставила забыть, как это бывает - когда вдох отдает такой болью, что лучше и не дышать. А сейчас что приключилось? Что ты делаешь со мной, женщина? Вот что значит: "довела мужика"; оказывается, это реальность, а не народная выдумка.
   С трудом оторвался от жарких губ, жадно глотнул воздуха, да так и застыл, отпуская боль. Посмотрела ошарашенно:
   - Что случилось?
   - Ничего, Ань, все хорошо. Просто посиди спокойно минутку. - Молчит, ждет объяснений.
   А что сказать? Что хочу тебя так, аж сердце заходится, болью отдает? Что нервы трепыхаются, как у девицы на первом свидании?
   И так хорошо, оказывается, просто сидеть, прижимая к себе родное тельце, перебирать волосы, и чувствовать дыхание где-то в районе ключицы. А реснички вздрагивают, нежно щекоча кожу на шее. Удовольствие, которое ни с чем не сравнишь - ощущать жар ее тела сквозь тонкий слой ткани, и знать, что она рядом, и никуда сейчас не денется.
   - Дима, тебе плохо?
   - Нет, мне очень хорошо.
   Недоверчивый взгляд: вытянула шею, изогнулась, пытается прямо в глаза посмотреть:
   - В каком смысле хорошо? Ты что, уже?... - и заерзала на коленях.
   Нет, моя хорошая, "уже" будет нескоро. Так быстро ты не отделаешься, и не мечтай. Отрицательно покачал головой.
   - Дим, ну дай мне тогда сесть поудобнее. У меня уже все затекло - ты слишком большой, чтобы так долго обнимать. Распял практически. - Закапризничала.
   Ну да, об этом как-то не подумалось... действительно, прижал так, что не пошевелиться, прости, малыш...
   - Нет уж. Сидеть мы больше не будем. Сейчас отнесу тебя в спальню и буду делать массаж. Устроит?
   - Ну, массаж так массаж. Если больше ничего не обломится... С паршивой овцы хоть шерсти клок. - И улыбается хитро-хитро.
   - Паршивой, говоришь? Сейчас посмотрим, кто у нас тут паршивый.
   Такая легкая - можно целый день на руках носить, не устанешь. Захихикала довольно, упав на кровать.
   - Даа, недолго я находилась в вертикальном положении. Странная у тебя квартира - сила тяжести как-то неправильно действует, никак с ней не справиться, все к земле тянет...
   Вот что за человек? Любая кисейная барышня должна замереть в предвкушении. Опять же, массаж в этом доме не всякой желающей делают, а ей без всяких просьб предложили. Она же шутки шутить изволит.
   - Ань, чем больше ты говоришь, тем страшнее будет наказание.
   Сделала большие глаза. Ну, как будто ей страшно:
   - О, Боже, что же делать? Я так боюсь, а от страха у меня начинается словесное недержание! Ты меня теперь замучаешь, да? Я ведь все равно не заткнусь. - И хохочет радостно.
   - Я тебя сам заткну, чтобы не мучилась. - Нужно действовать, иначе эта птица-говорун ни за что не успокоится. И в самом интересном месте начнет хихикать. Такое мы тоже проходили. Как-то сбивает с толку, если честно. Поэтому милый ротик нужно закрыть.
   Поймал все-таки, не успела увернуться. И задохнулась от напора, от понимания, что все - шутки закончились, и разговоры тоже. Затихла на секунду, от неожиданности, а потом ответила.
   Все, прощай мир нормальных людей, раба своего Дмитрия ты потерял. И все планы по медленному, мучительному соблазнению куда-то улетели, вместе с выдержкой, рассудком и... вообще все, к чертям, улетело.
   И минус еще одна рубашка, нет - две, потому что пуговицы полетели сразу на обеих, кто кого раздевал - неизвестно, но получилось быстро и качественно. И снова хочется растечься, чтобы охватить, запеленать, ощутить каждую клеточку, втянуть в себя, вобрать каждый удар сердца, чтобы ни один вздох не проскочил мимо. И так сладко ощущать, как гнется, льнет к твоим рукам ее позвоночник; как пальчики впиваются в кожу, тормошат, подгоняют в нетерпении...
   Стоп. Снова разогнался, как будто подросток в подъезде. Ведь совсем по-другому планировал: медленно, не торопясь, замучить, оставить без сил, без дыхания, сделать зависимой от удовольствия, чтобы забыла, как зовут и кто она есть.
   Ага. Наркотик по имени "Анна" - быстро накрывает, расплавляет мозги, вызывает мгновенное привыкание. Принимать ежедневно, желательно без перерыва, лучше - всеми возможными способами (глотать, вдыхать, внутривенно). Не принятая вовремя доза обеспечивает ломку и быстрый вылет на обочину. Что вы там говорили про бывших наркоманов? Нет их, бывших, не бывает. Можно годами сидеть "в завязке", но только потому, что эта сладкая дурь далеко от тебя находится. А стоит оказаться рядом, уловить запах, хоть на секунду ощутить ее вкус - и все, прощай свобода воли и выстраданная независимость.
   Замер, уткнувшись в теплый живот. Прихватил легонько кожу зубами, отпустил. Задрожала вся, целиком, как в ознобе. Как там пишут во всяких пособиях для малолеток? Найти эрогенную зону? Вот она вся - пятьдесят килограмм чистой эротики. От каждого касания замыкает начисто нервную систему, разгоняет до космических скоростей.
   - Диим, не издевайся. Так нечестно.
   Ты хочешь по-честному? Хорошо, малыш. Сейчас ты честно отдашь мне все долги, что накопились за полгода, за всех, кем пытался тебя заменить, и кем ты, наверное, заменяла меня. За каждую ночь, когда пытался ловить тебя во сне, за каждое утро, в котором искал тебя рядом. За каждую оборванную мысль, которой хотел с тобой поделиться, и вспоминал, что делить ее не с кем. Боюсь, одного дня нам не хватит.
   - Тссс, молчи. Потом поговорим. После. - Распахнутый взгляд, нервно сглатывает, замерла в ожидании. Правильно делаешь, не трать силы попусту.
   Нежно, бережно расцеловать каждую веснушку на переносице. О них не каждый знает: нужно очень близко разглядывать, почти в упор. Замкнуть веки легким касанием, обжечь дыханием губы... Вот она потянулась навстречу... Подожди, не сейчас - слишком велико искушение, второй раз остановиться не выйдет... такая послушная сейчас, такая притихшая, что сердце щемит от каждого прерывистого вздоха... только в такие мгновения ты полностью отдаешь власть и принимаешь все, чем я могу тебя порадовать...
   Вот оно, чистое наслаждение - знать, что каждый мой бережный поцелуй, каждое мимолетное прикосновение вызывает ответную дрожь, и страшно прижать пальцы сильнее: вдруг ты забудешь, как дышать? Я-то давно забыл, и неизвестно, на чем держусь.
   Вот так, медленно и сладко зацеловывая всю: каждую тонкую косточку, каждый изгиб ломких рук, можно прожить целую вечность, пока ты не начнешь что-то бессвязно шептать... И этот шепот, слишком тихий, чтобы разобрать слова, и слишком громкий, чтобы не понять, о чем ты просишь, вырубает все предохранители.
   Время несется вскачь, но не успевает за нашим дыханием, за твоим пульсом и моими движениями. Да, маленькая, все, как ты захочешь, только скажи - как? Что мне еще сделать, чтобы продлить это счастье нежданное? Чтобы ты вбирала меня по капельке, выпивала до дна, и отдавала обратно, и так - до бесконечности.
   Дыши, очень прошу - дыши, если ты задохнешься сейчас от наслаждения, мне тоже настанет конец, а я не хочу, не могу так быстро. Хочу умереть в этой медленной пытке, в этой безудержной гонке за твоим беспамятством. А потом снова воскреснуть и смотреть, как ты тщетно стараешься разлепить веки, и что-то пробормотать: знаю, свет для тебя сейчас слишком яркий, а голос сорван от всхлипов и стонов. Наклоняюсь к самым губам, чтобы разобрать еле слышное: "еще хочу".
   Что там насчет старости? А как насчет усталости? Идите в баню, законы человеческой физиологии!!! Какая, на хрен, виагра, или что там еще придумали? Вот такая вот, неслышная, еле различимая просьба - и вот, пожалуйста, готовый герой. Какие горы еще не свернуты? Море, говорите, пополам разделить? Да нефиг делать, только подпоясаться. Только бы услышать еще раз то, о чем мечталось, от чего так долго бежал и к чему так радостно вернулся.
   Одно расстраивает - подозрительная привычка поговорить с самим собой опять возвратилась. Или у меня одна только странная привычка, одна зависимость, одна боль и радость? Вот она, здесь, и снова радостно вздыхает, принимая все, что я готов сейчас отдать. Бери, всего меня забери, с потрохами, с моей болью, с надеждой, только не отказывайся...
   Пока мысли теснятся, замутняя рассудок, все остальное живет своей жизнью: тело не слушается, жадно вбирая, впечатывая в себя ощущение жаркой кожи, глаза оторваться не могут от шеи, так открыто подставленной сейчас под поцелуи. Черт, наверное, останутся метки, но невозможно ведь оторваться, насытиться этим соленым вкусом.
   Потом я, конечно, огребу по самое некуда, и за эту смелость, и за эти хозяйские следы, но это потом. А сейчас - вместе несемся в пропасть...
   Почему-то подумалось про стереотипы: обычно женщины жалуются, что после секса им хочется нежности и ласки, а мужчина нагло засыпает. Ну, там, законы физиологии-психологии, выброс гормонов и все такое. Якобы, не виноватый он. Так эволюция решила. Так вот вопрос: над кем из нас двоих эволюция подшутила? Почему ты спишь сейчас, ласково обнимая подушку, а я, как идиот, не могу заснуть, потому что пытаюсь насмотреться? Почему никак не убрать руки от спутанных волос, не оторвать взгляд от чистого личика? И от чего только сейчас становятся заметными темные круги под глазами, и то, как ты хмуришься во сне? Я не смог тебя сделать счастливой, даже сейчас? Или это уже не от меня зависит? И неуверенность, страх тебя снова потерять сдавливает сердце.
   Суток не прошло с тех пор, как мы опять встретились. А ощущение - как будто полжизни прожил. Но лучше так - год за два, чем как раньше - когда и не жил вовсе.
   Душу отдам, всем войну объявлю - но второй раз убежать у тебя не получится.
  
  
   Глава 8.
   Андрюха выкручивался как мог, готов был душу продать, отдать последнюю рубаху - выполнял задание начальства. Но... силенок не хватало. Не того полета оказался орел, Анна была права.
   Однако, Дима сдаваться не спешил, забил на то, что коммерческий директор должен решать вопросы с реализацией, и сам ввязался в авантюру. Все остальные дела отошли на второй план.
   Сергей периодически пытался образумить, намекал, что дело гиблое, и выгоды никакой не принесет. Но Дмитрий, закусив удила, несся вскачь к светлому будущему - к покорению сетей.
   - Дим, я все понимаю. Но пару месяцев назад тебе до этих сетей было так же параллельно, как до освоения Марса. Живут себе и живут, они сами по себе, мы - сами по себе. Что ты так завелся?
   - Серег, ты почитай статьи по экономике: за ними будущее. Кто с сетями сейчас подружится - тот выживет. Всех остальных раздавят, нахрен.
   - Ага. Только хочу тебе напомнить, что мы с тобой строители, а не торгаши. А строить будут всегда и везде. И на наш век строек хватит.
   - Послушай, если мы заварили эту кашу с торговлей, то нужно брать отсюда по полной, а не мелочиться по всяким ларькам.
   - Так ты позови к себе эту Анечку, и дело с концом. Я думаю, она зайдет везде, куда тебе захочется. А Андрюху помощником ей поставь. Глядишь, и его чему-нибудь научит.
   - Я тебе говорил уже, что мне не нужен раздрай в коллективе. Ты видел, как на нее мужики пялились, которые там были? Да все твои орлы передерутся за право ей кофе с утра приносить. Оно мне надо?
   - А ты хочешь один на нее смотреть и кофейком угощать? Чтобы не делиться? Димон, признайся, что весь сыр-бор из-за этой девчонки заварен. Только одного не пойму - ты ей нос утереть хочешь, или еще что-нибудь? - Сергей потому и стал таким классным спецом по безопасности, что видел то, о чем другие еще не догадывались. И вовремя проводил профилактику. Иногда, конечно, случались огрехи - как с захватом девушки, в куче с шайкой гопников, так это только от усердия.
   - Да при чем здесь она? Неприятно, конечно, что лопухами выглядели - пришли без подготовки, решили нахрапом взять, но урок был полезный. Нужно учиться тому, что мы еще делать не умеем.
   - Да? То есть тебе эта Аннушка параллельна? Мне, наверное, показалось, что ты в клубе злился, когда она со Славкой танцевала. Кстати, ты ему говорил, что мы снова эту красотку встретили? Думаю, он будет очень рад, когда узнает, где ее найти. До сих пор ведь вспоминает.
   - Серег, ты же пьяный был, в "три ку-ку". Ты когда успел рассмотреть и запомнить? - Перевел разговор с неприятной темы. Совершенно не хотелось сообщать Вячеславу, что неизвестная нимфа обрела очертания и точное место нахождения.
   - Ты от темы не уходи. Я рассказываю Славону, где можно найти девочку? Парень от безответной любви мается, надо помочь.
   - Вот он мается, так пусть сам ее и ищет. Взрослый парень уже. Иначе слишком просто все будет. Никакой интриги.
   - Ну, хорошо. Славке ничего не скажу. Но если тебе она не интересна, я ее сам на кофе приглашу - в качестве извинения за нехорошее обращение. До сих пор совесть мучает. - И притворно опустил голову, словно, и правда, его замучило то, чем отродясь не обладал. Может, когда слышал, что такая штука - "совесть" - существует, но сейчас потерял окончательно. Вместе со стыдом.
   - Серега, ты в своем уме? Какой кофе? Она - наш первый потенциальный клиент. Если ты начнешь ей глаза мозолить, какой, на хрен, контракт? Не видать нам его, как своих ушей!
   - Ну да, ты прав. - Как-то легко согласился. И ухмылка довольная почему-то. На лице было просто нарисовано удовлетворение. Словно опять разгадал какую-то страшную тайну, которую от него прятали, и теперь радуется собственной догадливости.
   Глупеть, похоже, начал. У него босс зашивается, стараясь новое направление продвинуть, а он какие-то интриги плетет.
   Но после этого разговора Сергей неожиданно согласился, что проект очень нужный, и важный для бизнеса, и сам втянулся в процесс.
   Именно его связи помогли выйти на нужных людей, договориться об условиях, не таких и обременительных, как могло оказаться, и договор был подписан.
   На этом можно было и успокоиться, но Дмитрий продолжал дергаться и переживать: уточнял условия и сроки первой поставки, по сто раз инструктировал сотрудников отдела отборки... В общем, нервничал, чего за ним давно уже никто не замечал.
   - Дмитрий Евгеньевич, не маячь ты так. Все уже на мази. Завтра первая фура поедет. Все. Процесс пошел, все условия оговорены, дальше наши ребята проконтролируют. - Серега пытался успокоить друга, но так, без особых стараний, и с какой-то насмешкой. Словно все происходящее его забавляло.
   - А если у них на месте какие-то проблемы возникнут, ты помнишь, как она поставщика на две недели отправляла за какой-то мелкий косяк? Что она с нашим товаром выкинет? Кто будет решать проблемы?
   - А, так вот ты о чем переживаешь? А у нас что, нет специально обученных людей для этого?
   - После Андрюхиного залета я вообще никому не доверяю.
   - Аааа. - как-то издевательски протянул. - Так вот в чем дело. Ты теперь решил сам все контролировать... Ну, тогда съезди ты в этот магаз и заранее обо всем договорись. Вроде как, визит вежливости. И заодно все нюансы обсудишь.
   - Думаешь, стоит?
   - Я уверен, что это просто необходимо. - На этом друг резко подскочил и вышел из кабинета. Почему-то показалось, что он еле сдерживал смех.
   Весь день Дмитрий раздумывал, не находя ответа - стоит ли снова идти на встречу к этой стервозине и хамке? Хотелось, конечно, поставить ее на место: мол, "получи фашист гранату"; будешь продавать мой товар, как миленькая. Но было и опасение: пошлет подальше: много вас таких здесь ошивается, всех не упомнишь. И снова будешь выглядеть, как лох общипанный.
   А потом решил - лучше сделать и пожалеть, чем потом всю ночь не спать, раздумывая, что стоило попробовать. Прямо на ходу остановился, не слушая возмущенные сигналы, развернулся через сплошную и погнал на встречу.
   В этот раз решил не подставлять охранника - зачем накалять обстановку, и сразу попросил связаться и сообщить о его приходе. Показал документы, поставил подпись в каком-то журнале. Только после этого услышал благосклонное: "Проходите. Дорогу знаете?"
   - Да. Я уже здесь был. Спасибо.
   Прошел знакомой дорогой, добрался до неожиданно пустого кабинета, хотя - что тут странного, шестой час вечера? Большинство людей уже по домам разбежалось.
   Дверь в кабинет директора была приоткрыта. Подошел ближе, заглянул. Девушка сидела, сосредоточенно глядя в монитор, пальцы с невероятной скоростью летали по клавиатуре. Только треск стоял.
   Постучал по косяку (неудобно так вламываться, хотя дверь и открыта). Анна оторвалась от экрана компьютера, моргнула пару раз:
   - А, это Вы. Проходите. - Странно было услышать такой спокойный и дружелюбный голос. Дима шел, внутренне готовый к любым гадостям, которые могли придти ей в голову.
   Кивнула на стул напротив себя, без слов предлагая присесть, сложила руки замком, опустила на них подбородок. Неожиданно было увидеть такие усталые глаза, но зато в них сейчас не было никакой настороженности, и холода тоже - как не бывало. Милая такая, уставшая девочка. Под глазами круги, скулы впали, плечами поводит - видно, что затекли. И просто молча ждет, что ей скажут.
   - Я не вовремя? Помешал вам?
   - Мне целый день кто-нибудь мешает. В этом моя работа и заключается: решать проблемы тех, кто отрывает меня от работы. - Усмехнулась невесело. - У Вас все-таки получилось заключить договор, раз представились поставщиком?
   - Ну да, во многом благодаря Вашим советам. - Почему вдруг решил в этом признаться?
   - Только никому не говорите. А то окажется, что я предала интересы компании. - И заговорщически подмигнула. Дима обалдел от неожиданности: что творится - то, люди добрые? Ее кто-то подменил?
   - Если вдруг возникнут проблемы - я с радостью приглашу Вас к себе на работу. Сергей мне уже все уши прожужжал о Вашем профессионализме.
   - А того парнишку куда денете? Его поучить азам не мешало бы, а так - то он не совсем потерянный.
   - Вот Вы и поучите.
   - Нет, спасибо, конечно, но мне и здесь хорошо. - Сняла очки и с силой потерла глаза. Похоже, совсем устала. Потому и не язвит, и не обдает холодом - сил не осталось на такие подвиги.
   Дмитрий уставился на запястья, которые она растирала каким-то бессознательным движением, и забыл, зачем пришел.
   - Так что Вы хотели- то? Просто сообщить о заключении договора, или что-то еще? - вот так, ненавязчиво, намекнула: у меня дел невпроворот, так что не затягивай. Говори, зачем пришел, и проваливай.
   - Да завтра первая поставка, хотелось бы обсудить детали. - Неожиданно нормальный тон, и отсутствие неприязни выбили Диму из колеи, и он начал мямлить, как школьник у доски.
   - А, не переживайте. Вы не первый и не последний наш поставщик. Примем без проблем, у нас эта система налажена. Возможно, в первый раз придется подольше постоять, пока документы заводят, а потом все как по маслу пойдет. Но завтра автомобиль лучше ни на какие другие адреса не планируйте, чтобы не сорвать сроки. Если хотите - позову начальника склада, с ним поподробнее обсудите детали.
   Вот с кем не хотелось разговаривать - так с каким-то начальником склада. Еще этого не хватало.
   - Да мне достаточно Ваших слов. Почему-то я Вам верю.
   - Ну и замечательно. - На этом и стоило бы завершить разговор и уйти восвояси. Но отчего-то вот такая Аня - тихая, усталая, беззлобная, и какая-то беззащитная сейчас - заворожила. Стало интересно - может быть, вот она - настоящая? И какой-то инстинкт защитника проснулся: захотелось пожалеть, накормить, обогреть... Дальше не позволил мыслям зайти.
   - Аня, а Вы не хотите со мной поужинать? - спросил без особой надежды, больше для того, чтобы протянуть время до прощания.
   Она посмотрела задумчиво, закусила губу, глянула на монитор с откровенной тоской, вздохнула...
   - А, черт с ним, с этим отчетом. Все равно уже не успею. Давайте поужинаем.
   Вот такой вот сюрприз. Интересно, сколько с ней нужно плотно общаться, чтобы привыкнуть к таким вот неожиданностям?
  
   Глава 9.
   Глаза неожиданно распахнулись. Только что крепко спала, сопела еле слышно, то хмурясь, то улыбаясь во сне, и вот уже смотрит на меня, еще немного мутно и непонимающе. А я не успел, не подготовился, не спрятал подальше все то, что на душе, и мог бы, наверное обжечь, затопить нежностью, тоской, радостью, жадным вниманием - что еще она могла увидеть в моих глазах, даже мне неизвестно. Но, похоже, ничего не поняла спросонья. Снова зажмурилась, потерлась головой об подушку и (Господи, дай мне сил) мое плечо. Посмотрела снова в глаза, улыбнулась.
   За такую сонную, ласковую улыбку можно отдать все, чем дорожил, за что боролся, чем жил на этом свете. Потому что только сейчас она настоящая, искренняя, без всяких лишних мыслей и вечных ее закидонов. Вот только это ненадолго: мозг у нее включается через несколько секунд после пробуждения. И работает в режиме "нон-стоп". Всегда уважал умных женщин, но тебе, хорошая, не помешало бы иногда становиться поглупее... Тогда, возможно, будет немного легче.
   - Привет. - Улыбается. Уже хорошо. Ведь могла и ужаснуться необдуманному поступку.
   - Привет. - Не удержался, снова принялся гладить волосы, брови. Не могу оторваться, прости. - Ты как? Выспалась?
   - Ага. Есть хочу. И пить. - Молодец. За что всегда уважал, так за отсутствие притворства.
   - Ну, пойдем тогда ... Завтракать или обедать? - Счет времени совсем потерял.
   Выпуталась из моих рук. Села, подтянув колени, убрала спутанные волосы от лица. Какая же красивая сейчас, так руки и тянутся. И радуют глаз ее плечи и коленки - изящные до невозможности. Нужно отвернуться, иначе о еде придется снова забыть.
   - Дим, а где моя одежда? Я искала, пока тебя не было, но нигде ее не нашла.
   - Я все в стиралку закинул, ты вся мокрая была, насквозь, после танцев.
   - Спасибо за заботу, но в чем я буду ходить, и как домой поеду?
   - Дам тебе еще одну рубашку. Платье постираем и высушим. Потом переоденешься. - Про костюм, привезенный от сестры, решил промолчать. Намного приятнее смотреть на нее в своих вещах.
   - А тебе не жалко? Одну рубашку и футболку мы уже испортили. Может, хватит?
   - Для тебя - ничего не жалко, ты же знаешь.
   - Ну, давай тогда, не голой же мне по квартире разгуливать.
   - Насколько помню, раньше ты по этому поводу не парилась? Я только и делал, что глаза отводил...
   - Я и сейчас не парюсь. Просто холодно немного. Да и тебя искушать лишний раз не хочется.
   Ведет себя, как ни в чем не бывало. Как будто не было этих месяцев разлуки, этого молчания и отсутствия в моей жизни. Вернулась просто, словно домой из отпуска приехала. Но так ли это? Чего ждать, к чему готовиться?
   Накормил, налил большую кружку кофе - крепкий, сладкий, со сливками. Бурда невозможная, как такое можно употреблять вообще? А она только такой и пьет. Долго молчала, за полчаса всего парой фраз обменялись. И все глубже куда-то в себя уходит, отдаляется.
   - О чем думаешь, Ань? Что притихла? - Страшно услышать в ответ "Жалею о новой ошибке", но пытка неизвестностью уже не выносима.
   - Да обо всем понемножку. Ничего конкретного.
   - Ань, ты не жалеешь о... -Тяжкий вздох, и как в пропасть, - о том, что произошло?
   - Да брось ты, Дим. Почему я должна жалеть? Все было замечательно. Женщинам тоже хороший секс нужен, не только мужчинам. Он нам какие-то там гормоны повышает. Не помню какие, но очень полезные. В общем, что - то вроде СПА - салона на дому...
   Да, умеешь ты, Анька, сделать больно. Нежными ножками пройтись по самому чувствительному, ненароком разрушив все надежды, которые и так держались на честном слове. Твой цинизм казался бы отвратительным, если бы не был так честен.
   - А что дальше будем делать?
   - А я не знаю, Дим, что дальше. Об этом и думаю. - Смотрит серьезно, задумчиво. Грустная почему-то. Не похоже, что специально ужалила. Как всегда, мимоходом - и ранит, и окрыляет. И идет себе дальше, не заметив, как ты корчишься на обочине.
   - Может, нужно поменьше думать, а побольше - жить? Почему ты все время бежишь от меня? Почему тогда решила уйти? Что я не так сделал, чем обидел? - Как ни держал в себе, а нарыв прорвался, вылезла старая боль и обида. Некрасиво так, глупо прозвучала претензия. Но по-другому - никак уже. Это тогда гордость не позволила догнать, удержать, сразу во всем разобраться. Решил - и без нее неплохо, слишком много чести уговаривать. На ее место много других, желающих. И не пошел следом. О том, что другие - не она, и место это занять не смогут, как ни старайся, догадался быстро. При первой же попытке забыть, заменить новой подругой. Та была хороша собой, и даже умна, и с чувством юмора. Только не она. Что не так было с той девушкой, и с другими, после нее - так и не понял. А видит Бог, пытался найти причину, чтобы разобраться, понять и прекратить сравнивать. Не нашел, не определил.
   - Дима, я не убежала. И проблема в том, что ничем не обидел. Ты слишком хороший, Дим. Ты сильный, умный и добрый. Но ты боец, у тебя каждый день - сражение. И тебе нужен тыл: теплый, надежный, уютный. Нужна нормальная женщина, которая будет тебя ждать и встречать с ужином, и с радостью примет твою защиту, заботу, все, что ты можешь ей дать. И ответит тебе такой же заботой и вниманием. Тебе уже тридцать пять, семья нужна.
   А из меня - какой тыл? Ты помнишь, что у меня дома творится? Зачем холодильник стоит - одному Богу известно. Я не то, что для кого-то, для себя готовить не хочу. У меня свои сражения, своя война. Зачем она мне - уже не знаю, но я домой иду, чтобы спрятаться от всех и снова сил набраться, какая из меня поддержка?
   - Ань, разве я просил тебя об этом когда-нибудь? Требовал ужины, глаженые рубашки или что-то еще? - Снова курить захотелось.
   - Нет, не просил. Но так нечестно - ты мне все, а я в ответ - ничего. Я не могу брать, ничего не давая взамен. Просто пользоваться чьим-то вниманием не умею. Я же не способна на ласку, нежность, тепло... Помнишь, говорила тебе, что у меня эмоции где-то глубоко зарыты, только мозгом живу? Ты еще сказал, что это преимущество, а не недостаток? Это, охренеть, какая проблема. Я же знаю, что ты хотел что-то получить в ответ, потому и затапливал своей заботой и вниманием. Наверное, ждал, что я, наконец, очнусь и хоть чем-то отвечу.
   А для меня все, что ты делал, каждый шаг навстречу - как покушение на мою территорию. Попытка ограничить, забрать свободу, сделать зависимой. А я не хочу быть зависимой. Слишком долга была одна. Ты знаешь, как затягивает свобода? Когда ты сам себе хозяин, и не нужно ни перед кем отчитываться? Когда любой твой шаг - только твой, куда хочу - туда лечу. Это пьянит и вызывает привыкание. А потом вдруг оказывается, что кому-то небезразлично, что ты делаешь, где ты и с кем. И возникает протест - а какого, простите, хрена, вы лезете в мою жизнь? Кто дал вам это право?
   - Тебе свобода дороже, чем близкие отношения со мной?
   - Нет. Просто я не знаю, способна ли на такие отношения. Я же эмоциональный инвалид.
   - Вот сейчас не придумывай. Не способна она на эмоции. Да вокруг тебя вечная толпа народа крутится, как щенки голодные. А ты как мамочка - одного пожалеешь, другого приласкаешь, третьего просто послушаешь внимательно. Они крутятся возле тебя и каждой улыбке радуются. А ты их охапками раздаешь, направо и налево. Только вот мне, почему-то, редко что перепадает. - Неожиданно горько вышло, почти с претензией. А хотел поддержать, переубедить. А получилось - снова обвинил в чем-то...
   - Да им-то не жалко. Мне от них ничего не нужно взамен. Не жду ничего в ответ, потому и отдаю легко. В том и дело, что они - вокруг, а не близко.
   - Ну, меня ты тоже близко никогда не подпускала...
   - А потому что страшно, понимаешь? - и глянула так распахнуто, так открыто... не понять, что в этом взгляде - страх, надежда на понимание, удивление, что еще? Посмотрела пару секунд и снова глаза опустила. - Страшно, что подпущу тебя, отдам все, что есть, а окажется - мало. А больше не смогу. И ты подождешь, понадеешься, а потом окажется - все, этот колодец пересох. И ловить здесь больше нечего. И уйдешь. А мне придется отдирать тебя с кровью, потому что быстро прирастешь - я это знаю.
   Проходила уже такое однажды. Больше не хочу. Слишком больно. Ты даже не представляешь - как.
   Ну, почему же, малыш, очень даже представляю. Мне сейчас охрененно больно: знать, что пугал тебя своим нахрапом, давил, заставляя убегать все дальше, а потом тебя же и обвинил в глупости и предательстве. Ты же такая сильная всегда была, такая уверенная, такая готовая к любым неожиданностям. Разве мог я догадаться, что там у тебя внутри? Вместо того, чтобы осторожно приоткрыть твои засовы, перся напролом, заставляя строить новые укрепления.
   Но в одном ты права: мне всегда будет мало того, что ты даешь. И всегда будет жаль делиться с кем-то даже толикой твоего внимания. Я даже к маме твоей ревновал, когда ты с ней часами болтала, а со мной - нет. Так кто здесь урод, после этого? Но никуда я от тебя не денусь, готов питаться крохами, объедками с чужого стола, только дай мне надежду, что завтра мне снова хоть что-то перепадет.
   - Ань, давай договоримся: первое - не стоит за меня решать, сколько и чего мне от тебя нужно. Я тоже думал: ушла - и хрен бы с ней, не сильно-то и хотелось. Только сплю теперь плохо. Снишься мне постоянно. Утром просыпаюсь - тебя ищу и не нахожу. Устал от этого безумно. - Такое признание дорогого стоит. В моих устах это почти равно клятве в любви и бесконечной верности. Но - баш на баш, она откровенно говорит, и нужно пользоваться моментом, чтобы не спугнуть. Фальшь уловит на раз, и все - прости - прощай, открытая и честная Аня. - Я предлагаю встречаться хотя бы иногда. Так часто, как получится.
   Хотя, в идеале, просыпаться хотелось бы с тобой. И каждый день. Но об этом пока рано говорить.
   - А дальше - как пойдет. Давить не буду, обещаю. Но без тебя реально хуже, чем с тобой. Я скучал по тебе, очень. Особенно, когда хотелось книгу новую или фильм показать - и вспоминал, что тебе это уже не интересно. Давай хоть в кино вместе ходить.
   Рассмеялась в ответ. Похоже, расслабилась.
  
   Глава 10.
   Она уселась в джип, почти провалилась в глубокое кресло, и ощутимо расслабилась.
   Вздохнула, закинула голову на подголовник, закрыла глаза. Прогревая мотор, Дима краем глаза посмотрел на спутницу, и нервно сглотнул: никогда не чувствовал слабости к женским шейкам, воспринимал их как обычную часть тела. Ноги, грудь и пятая точка всегда привлекали больше внимания. И что вдруг так завелся, глядя на этот беззащитный изгиб? Почувствовал себя грязным извращенцем, стиснул зубы и уставился на дорогу.
   - Куда поедем?
   - Да мне без разницы. Я не так давно в вашем городе, практически нигде не бывала. Лучше туда, где потише и поменьше народу. Устала от шума сегодня.
   - У вас что-то случилось, или это нормальное состояние?
   Усмехнулась.
   - У нас бесконечное броуновское движение. Постоянно что-то случается. У нормальных людей пятница - это маленькая суббота, а у нас - форменный дурдом. Кроме вас, еще два новых поставщика, нужно определить место для выкладки, ценовую категорию, менеджеров закрепить. В общем, к обычной суете еще и новые проблемы добавились. И что вам приспичило в субботу доставку планировать? У меня вся приемка завтра рехнется.
   - Хотите, позвоню и перенесу поставку на понедельник? Вообще не проблема.
   - Ага, и заплатите первый штраф за нарушение графика? Оно вам надо?
   - Тогда придумайте что-нибудь, чтобы завтра завернуть машину, а мы в понедельник снова приедем.
   - В этом случае, штраф платить будем мы. Все по-честному. Да и зачем вы это предлагаете? Чем быстрее товар попадет на полки, тем для вас выгоднее. - Как маленькому разъяснила.
   Дима и сам не понимал, откуда такие бредовые идеи появились: столько сил отдано на этот контракт, а теперь вдруг не интересно стало - поедет ли туда товар вообще, или договор останется только на бумаге.
   Решил перевести тему:
   - А почему Вы так на компьютер сердито смотрели? Казалось, чуть - чуть, и начнете на него орать?
   - Да мне отчет прислали с кривыми формулами. Из-за них ни одна цифра не бьется. И не исправить никак, защита не снимается. Я с ним полдня мучилась, потом решила с нуля все сделать. Времени убила массу, и все равно где-то косяк остался.
   - Хреновые у вас сотрудники, если из-за них руководитель столько времени тратит.
   - Они нормальные. Каждый человек может ошибаться, без ошибок ничему не научишься. - Забавная, как своих защищает...
   - А Вы все ошибки привыкли прощать?
   - Стараюсь. Из них надо делать выводы, а не искать повод для обид или злости.
   - А почему Вы мою ошибку не можете забыть?
   - Какую? - вот и ответ на вопрос - похоже, забыла. Или косяков так много, что нужно уточнять?
   - Она не совсем моя была, скорее - Серегина и его парней, но я привык отвечать за грехи моей команды.
   - А, вот Вы о чем... Дмитрий Евгеньевич, если бы Вы каждый раз мне об этом не напоминали, то забыть оказалось бы проще.
   Справедливо. И режет ухо обращение по имени-отчеству.
   - А давайте на "ты" перейдем? Когда меня так называет молодая женщина, сразу стариком себя ощущаю.
   - Давай. - Легко согласилась. Сегодня с ней было удивительно просто общаться - пропала язвительность, недружелюбие, надменный цинизм... Интересно, с чего бы это? Или усталость дает знать? Может быть, вот в таком состоянии и нужно ее брать, тепленькую?
   Откуда закралась мысль "надо брать", да и зачем вообще это ему нужно, Дима не задумался. Просто отметил для себя факт.
   - А ты не любишь, когда по отчеству называют?
   - Смотря по ситуации. Но вне работы не очень люблю.
   - Тебя это раздражает?
   - Есть немного.
   - Хорошо. Я запомню. И если решу тебя подразнить, именно так и буду обращаться. - И довольно разулыбалась. Вот тебе и простота в общении. Оказывается, лишь на время коготки спрятала - чтобы поближе подпустить.
   - Все, приехали. Выходим.
   Обошел автомобиль, подал руку, помогая выйти. Не отказалась - да и глупо было бы: прыгать на каблуках с высокой подножки джипа.
   Только сейчас, пропуская девушку в дверях кафе, он осознал разницу в росте: даже на высокой шпильке, она едва дотягивала макушкой ему до подбородка. Дима никогда не считал себя великаном, но она оказалась совсем мелкой. Странно, что это стало заметно только со спины. Стоя лицом к лицу, ему всегда казалось, что их глаза находятся на одном уровне. Как так умудрялась выглядеть выше, чем есть?
   Аня почувствовала, что он затормозил, обернулась, поймала взгляд, подняла бровь вопросительно.
   - Какой у тебя рост?
   - Это смотря как подпрыгну. Вообще - ниже среднего. Что-то в районе 160 сантиметров. Плюс-минус пять.
   - А поточнее?
   - А поточнее не хочу знать. Я всю жизнь думала, что у меня средний рост , а потом оказалось, что акселерация сделала свое дело, средний теперь - не меньше ста семидесяти. И я теперь шмакодявка. - Рассмеялась.
   - А что в этом плохого?
   - Да ничего. Только вещи покупать - одно мучение. Нигде размеров моих нет. В "Детский мир" постоянно отправляют. А какой может быть детский размер, если сейчас подростки крупнее меня? Из-за этого ненавижу по магазинам ходить.
   - Это действительно так сложно?
   - Да нормально, справляюсь. Просто настроение сегодня такое - хочется поныть и поплакать в жилетку. И ты удачно подвернулся.
   - А если никто не подвернется, кому плачешься?
   - Никому. Перевожу негатив в полезное русло.
   - Каким образом?
   - Ну, по-всякому. Иду на улицу и морду кому-нибудь бью. Или нападаю на мирных граждан, чтобы покалечить. - И смотрит выжидающе: поймет или не поймет намек?
   Еще бы не понять, но Дима обнаружил другое: она шутила с абсолютно непроницаемым лицом. Переход от серьезных тем к иронии вообще отсутствовал. Поэтому смысл сказанного доходил не сразу. Снова вернулось ощущение, что она по-тихому стебется над ним, но не подает виду.
   К счастью, они, наконец, добрались до столика в закрытом помещении - здесь Дмитрий часто проводил переговоры и обедал с партнерами, официанты его знали и провели в нужное место, не спрашивая.
   - О, как интересно! Почти интимная обстановка, да?
   - Ты же попросила место, где потише. Тише не бывает.
   - Ну да, спасибо.
   Помог усесться на диван, открыл меню.
   - Что ты хочешь?
   - Не важно. Что-нибудь съедобное. Я сегодня еще не ела ни разу.
   - Это как? Разве можно себя голодом морить?
   - Да ничего я не морю. Просто у нас с едой особые отношения: я её не трогаю, она - меня. Все по-честному.
   В новом свете представилась ее стройность. Вернее сказать - прозрачность.
   - Диета, что ли?
   - Да я тебя умоляю, какая диета при моих габаритах? Я иногда против ветра идти не могу - сдувает. Мне еще диеты не хватало... Просто забываю иногда пообедать, когда дел много. А завтракать не могу, потому что утром сплю на ходу. Просыпаюсь уже на работе.
   Дима решил поверить, а не вдаваться в подробности.
   - И все-таки, что тебе заказать?
   Задумалась на секунду, закусила губку, и выдала четкий список:
   - Стейк из форели, пюре, греческий салат и томатный сок. Можно сразу пол-литра. А пока готовят, какой-нибудь вкусный кофе. Лучше двойную порцию. Наперстки эти не понимаю.
   - Ничего себе, "неважно что": о таких конкретных заказах любой официант мечтает.
   - Ну, я подумала немного и определилась.
   - А как же повыбирать, покапризничать? И откуда ты знаешь, что все это здесь готовят?
   - Это стандартные блюда. Их везде готовят. Покапризничать еще успею.
   - Может быть, что-нибудь выпьешь?
   - Это очень рискованное предложение.
   - Почему?
   - А вдруг напьюсь и буянить начну?
   - А можешь?
   - Еще как. В моем городе в одном заведении администрация перекрестилась, когда я уехала.
   - И что же ты им сделала, если не секрет? Мебель поломала, посуду побила? - Скептически хмыкнул, снова оглядев фигуру. - Вряд ли ты здесь хоть один стол свернуть можешь.
   - Да нет, формально я ничего противоправного не совершила. Просто мозги всем вынесла. Мне срочно потребовалась скидка в 10 процентов и постоянная карта гостя. Пять человек по очереди объясняло, почему это невозможно. А когда они практически созрели, я передумала, оплатила счет и пошла домой. На следующий день было очень стыдно. Мне народ до сих пор этот выкрутас вспоминает.
   Удивительная женщина - так просто и с улыбкой рассказывает о совершенной глупости, другая бы ни за что не призналась, чтобы не портить впечатление.
   - Ну, здесь персонал тренированный, переживут.
   - Так я не персоналу, а тебе начну гадости говорить. Оно тебе надо?
   С пронизывающей ясностью пришло понимание - надо. Почему - не известно. Сам себе объяснил эту потребность простым человеческим любопытством. Очень интересная оказалась девица: скучать совсем не давала, и вечер ну никак не обещал быть томным. Интерес возрастал с каждой фразой - она еще ни разу не дала стандартного ответа на вопрос, и даже не пыталась прикинуться томной и романтичной. Нельзя сказать, что Дима предпочитал ванильных блондинок - скорее, выбирал их потому, что проще и понятнее, что с ними делать и как себя вести.
   Как правило, с ними общение сводилось к своеобразному ритуалу: пригласить, накормить, напоить, пару раз куда-нибудь сводить. Дальше, само собой, постельные игры, пока одному из партнеров не надоест. Отклонения от выбранного маршрута возникали редко, и то в случае, если дама набивала себе цену. Тут тоже все было просто - либо просто забыть и не заморачиваться, либо исчезнуть на пару дней, пока сама не начнет обрывать телефоны. Все ясно, как Божий день, а потому скучно и однообразно. Даже волнения не было, когда начинал обхаживать новую пассию.
   А тут какой-то необычный экземпляр: не знаешь, чего от нее ждать, куда разговор завернет, и чем все закончится. Почему-то заканчивать не хотелось. Интерес становился нездоровым.
   - Ну, так что? Будем алкоголь заказывать?
   - Давай закажем. Бутылочка водочки не помешает в конце недели. Надо стресс снять. Только тогда закуску надо выбрать подходящую. - Все это она проговорила, внимательно рассматривая меню. - И водку надо брать хорошую, типа "Абсолюта". Если что, можно напополам заплатить, если очень дорого будет.
   Дима замер от неожиданности. Она подняла глаза, оценила выражение лица и расхохоталась. Заливисто, искренне, с блестящими глазами.
   -Ты что, повелся?
   - Почти. Но удивился сильно.
   - Эх ты, а если мне действительно хочется водки? Может, я только ее и спирт употребляю? Что бы ты делал?
   - Слишком хорошо выглядишь для любительницы водки. - Ага, вот и первый комплимент прозвучал, хотя обычно Дима на них скупился, не любил говорить банальности. Но сейчас хотелось ответить именно так.
   - Ну, я просто себя сдерживаю, и нажираюсь только по субботам, чтобы в понедельник выглядеть огурцом.
   - Если честно, я готов поверить, от тебя можно чего угодно ждать. Это я понял.
   - Ну и молодец. Зови официанта.
   Быстро сделал заказ, попросил винную карту, немного напрягаясь: неизвестно, что ей все-таки в голову взбредет.
   Но девушка решила вести себя прилично: долго официанта не мучила, заказала себе красного сухого вина. Одобрив выбор, попросил себе такого же.
   После пары первых глотков она удовлетворенно хмыкнула, было заметно, как ее отпускает напряжение. Откинулась на спинку дивана, слегка прикрыла глаза и замолчала. Смотреть на нее было неожиданно приятно: щечки порозовели, в неярком свете не так заметны стали круги под глазами; о чем-то думая, она покусывала губу, привлекая к ней все внимание. Закралась мысль: она специально это делает, или не осознает, насколько сейчас волнующе выглядит? Вспомнились и другие мелкие жесты: как теребит пряди волос, как водит пальчиком по краю бокала, как время от времени потирает запястья, или начинает играть с крестиком на тонкой цепочке.
   Весь арсенал соблазнительницы в действии. О нем Дмитрий знал не понаслышке: в юности сестра начиталась девчачьих журналов и тренировала навыки на Димкиных друзьях. А его задача была в том, чтобы следить за реакцией пацанов и потом давать отчет: что сработало быстрее. Правда, это не продолжалось долго: первый же одноклассник, которого Катюха обработала таким манером, залип надолго, и всех остальных потенциальных жертв он просто разгонял, не давая ставить эксперименты. Катька злилась, Дима веселился, навыки не оттачивались. Сразу же после школы ребята поженились. Но информация в мозгу так и осталась.
   Сейчас же оставалось просто смотреть и нервничать: мозг пытался доказать, что это все специально делается, что на пути попалась очередная прожженная кокетка, а глаза и тело слушать отказывались. Пришлось признать одно: влип. Как давно уже не попадал. А что повлияло - какая, в конце концов, разница? Факт остается фактом. И все встало на свои места: и неожиданный интерес к торговле, и нервные метания из-за него, и жадное внимание ко всем частям ее тела... Разобравшись в себе, мужчина немного успокоился: проблему определили, цель, в общем-то, ясна, осталось понять - каким путем к ней двигаться?
  
  
  
   Глава 11.
   Да, малыш, с тобой все ясно: я тебя испугал, оттолкнул, да сам же и обиделся. Придется возвращать все, что потерял так необдуманно. Только путь этот будет долгим. Но ничего, сам виноват - самому и мучиться. Главное, чтобы тебе это тоже было нужно. А если уже не хочешь, если я так далеко тебя оттолкнул - по-хорошему, надо бы отказаться и отпустить тебя, и не попадаться больше на пути. Вот только не получится. Больше не отпущу. Буду тенью рядом ходить, не отсвечивая, за спиной буду стоять, не дыша и не двигаясь, но ты снова привыкнешь ко мне, и снова впустишь в свою жизнь. И хрен ты меня оттуда выгонишь. Хватит, одного раза было достаточно. Достаточно уже этих вечных поисков, вечного вглядывания: а вдруг, получится вот с этой? Вдруг, в ней есть хоть что-то похожее? И много их было, таких похожих. Сильных и умных женщин сейчас, слава небесам, достаточно. Только смотреть они так не умеют, как ты, и дыхание от радости задерживать, и замирать от восторга... Эмоций, говоришь, нет? Да у тебя их хренова прорва, только ты скупишься на них почему-то, прячешь, делиться не хочешь. Снежной королевой прикидываешься... Ну-ну. Придется тебя оттаивать.
   - Анют, ну что ты там задумалась? Иди сюда, замерзла совсем, наверное. - Теперь уже без всякого подтекста. Просто хочется прижать к себе, будем теплом отогревать, хотя бы таким - простым, без слов и рассуждений.
   Вздохнула и безропотно пересела на колени. Головку на плечи положила, вздохнула тяжко, и начала теребить пуговицу на моей рубашке. А вот этого не нужно делать: благие мысли, это, конечно, замечательно. Но в такой близости мой мозг обычно перестает работать, сбоит и отключается. И любое неосторожное движение может завести в очень понятном направлении. Я бы туда, конечно, отправился, с превеликим удовольствием. Но сейчас не тот момент.
   Накрыл ее ладошку своей, сжал бережно, погладил пальчики. Никогда не перестану удивляться их хрупкости - совсем детская ручка, маленькая такая, нежная... Расцеловал каждый пальчик по отдельности. Когда-то, видя подобные сцены в фильмах, морщился: слишком сопливыми мне казались, не бывает так в жизни, чтобы взрослый мужик телячьими нежностями занимался. Три "ха-ха". Еще как бывает. И не то, чтобы не стыдно такие вещи творить: их мало всегда, хочется всю ее затискать, затрогать, везде свой след оставить. Чтобы каждый, кто близко подойдет, сразу понимал: территория занята, не подходи, убьет.
   Только в нашем случае, нет такой необходимости: она сама с охраной границ нормально так справляется, и зашибет любого, кто пересек границы дозволенного. Мне вот сейчас позволила - но надолго ли?
   - Ань, ты как, спала вообще на этой неделе? Что-то видок у тебя слишком усталый. Может, еще поваляешься? Я никуда не собираюсь сегодня, так что квартира в твоем распоряжении, пока домой не соберешься.
   И сегодня, и завтра, и всегда. Не выходи из нее вообще никогда, не забирай у меня воздух.
   - Ну, да, можно. Все равно, мне одеть пока нечего, не поеду же я домой в туфлях и твоей рубашке? Хотя, можно попробовать - вот лица-то будут у соседей! - Как обычно, шутит, это уже хорошо.
   - Может, фильм какой включить, чтобы быстрее уснула?
   - Нет, лучше я почитаю что-нибудь.
   Выдал электронную читалку, наложил на диван кучу подушек, сам рядом пристроился - куда ж ещё? Пока есть возможность, надо хватать счастье полными охапками. Включил телевизор, что там шло - одному Богу известно, больше для отвода глаз, чтобы не смущать ее пристальным вниманием.
   За что досталось такое наказание? Эта вечная жажда и неудовлетворенность? Почему нельзя было встретить нормальную женщину, жениться, детей нарожать и жить спокойно, не заморачиваясь? Как все обычные семьи живут: пройти первый период влюбленности, а потом замкнуться - каждый на своих проблемах, пересекаться только в постели и обсуждая новый ремонт, кроссовки для ребенка и оценки в школе?
   Ведь большинство мужиков так и живут, не заморачиваясь? Не видно, чтобы их терзали душевные муки и тоска по жене. Наоборот, радуются, вырвавшись на свободу - командировку, отпуск, рыбалку? Все ровесники переженились давно, некоторые - по два раза успели. И решают другие проблемы - как заработать побольше, как налево сходить незамеченным?
   Остались еще только Славка и Сергей, но у тех - свои причины.
   Может быть, потому, что не верил в эти нормальные семьи? Отец ушел, когда исполнилось пятнадцать. В один день - взял только пару рубашек и бритву. Что он там говорил матери - неизвестно, но она сломалась после этого. Заболела всерьез и надолго, слегла в больницу на несколько месяцев, пришлось решать все бытовые проблемы, да еще к матери бегать - кормить, стирать, ухаживать. Так и пришлось повзрослеть раньше времени. И потерять веру в то, что семья - это незыблемая опора, надежный тыл. Наверное, заботы о матери помогли тогда справиться с душевной болью и обидой на весь мир: некогда было горевать и плакать, пришлось выживать и справляться.
   Обида на предательство отца? Да, была, и долго еще жила. Только повзрослев, понял: уходят не к другой женщине, такое редко бывает. Уходят от той, с кем жить стало невыносимо, и надежды на улучшение нет. Отец просто не вынес вечных придирок, упреков, невыносимого эгоизма, и ушел туда, где ему просто были рады. Там тоже не все было гладко, но что-то держало в новой семье, хотя и первую он никогда не забывал: всячески избегая встреч с женой, он продолжал общаться с сыновьями, младшего так вообще забрал с собой. И старшему предлагал жить вместе с ним, но получил жесткий отказ: как можно оставить мать одну?
   Потом, оставшись единственным мужчиной в доме, понял, каково было отцу: пришлось отдать матери все внимание, все свое свободное время. Ссылаясь на свою болезнь и немощность, она изводила упреками и претензиями, всегда хотела знать - где сын, чем занят, почему еще не с ней? И всё то время, когда друзья гоняли на свидания, тренировались в навыках обольщения, развлекались на полную катушку, приходилось утешать и успокаивать родительницу.
   Когда наступил момент, и вечное чувство долга притупилось, когда пропало желание утешить ее, пожалеть, успокоить? Сложно сейчас понять, но однажды это случилось. Зачерствел, похолодел. Просто устал все время чувствовать себя виноватым, и вдруг хорошо, очень ясно понял, почему не выдержал отец: невозможно так жить, без шанса на победу, на прощение, на то, что отпустит когда-то.
   Решил, что пора заняться своей жизнью: учиться-то не переставал, и работать тоже, но вот в личной жизни был не то, чтобы штиль, но и волнения редко случались.
   Начал появляться в компаниях, с неизменным женским обществом, и вдруг обнаружил, что очень даже во вкусе женщин: высокий, статный, темноволосый и сероглазый, привлекал внимание каждой. Да еще спокойный нрав, хорошие манеры, всегда уважительное отношение к женщине (спасибо отцу, это он успел привить еще с детства) - просто лакомый кусочек. Завышенной самооценкой не страдал, но Катька - новая "сестра", почти сводная - быстро все объяснила. И посоветовала не теряться, об одном попросила - ее подруг не трогать, чтобы не создавать поводов для разборок.
   Катюха на тот момент оказалась единственной радостью: тепло приняла новых "братьев", радовалась всем встречам, а взрослея - открывала секреты женской души, консультировала, так сказать.
   Теряться не получалось - рыбки сами плыли в руки, многие - с определенной целью: окрутить, захомутать, женить на себе. Только каждая допускала одну и ту же ошибку: почувствовав к себе интерес, начинала "тянуть одеяло", требовать все время и внимание, не получая - скандалила. И на этом занавес опускался. "Финита ля комедия". Возвращаться под душный гнет, только от него освободившись, совершенно не хотелось.
   А история повторялась с каждой претенденткой на спутницу жизни. В какой-то момент бегать от них надоело, и выбор все чаще останавливался на красотках, которые шли по жизни легко: брали от кавалеров максимум того, что было позволено - подарки, походы по клубам и кабакам, хороший секс и минимум обязательств. Возможно, среди них тоже кто-то тешил себя надеждой на что-то большее, но они были умнее и качественно скрывали претензии. Такие пропадали быстрее: сразу понимали, что здесь не обломится ничего серьезного, и шли осваивать другие просторы.
   Отсутствие серьезных отношений оказалось очень полезным для дела: никто не мешал и не отвлекал от проблем компании, которую только начали создавать с Серегой и еще парой надежных друзей. Все время было отдано бизнесу, все силы и мысли. Не приходилось отвлекаться на женские капризы и неурядицы в семье.
   Даже мыслей не возникало, что в жизни что-то неправильно, наоборот, всегда считал себя умнее дурней, которые так рано попали в хомут, и не верил, что там можно быть счастливым.
   Как-то на вечере встреч выпускников заметил старого приятеля с молодой женой и в душе посочувствовал: девчонка была моложе лет на пять и вовсю резвилась, почти не обращая внимания на мужа. Она развлекалась со своим бывшим классом, муж, соответственно, со своим. Парень практически не вступал в разговоры, молча слушал бурные рассказы и воспоминания, на вопросы отвечал односложно. Оживал только в моменты, когда супружница заглядывала в их бывший классный кабинет, что-то весело щебетала и снова упархивала. Пару раз сам куда-то срывался, пропадал минут на десять и возвращался с несчастным лицом.
   Еще смешнее стало, когда вся толпа, бродившая по школе, собралась на общее торжество в один кабак (к юбилею спонсоры расстарались и сняли целый банкетный зал). Он просто глаз не отводил от жены, болезненно морщился, когда она танцевала со старыми друзьями, и не мог на месте усидеть, видя, как она убегает куда-то со стайкой девчонок. На мужика смотреть было больно: настолько явно отражалась на его лице эта зависимость от малолетки, которая почти не обращала на него внимания. И только укрепилась мысль: хорошо, что сам избежал такой участи, не хотелось бы оказаться на месте страдальца.
   Уверенность пошатнулась почти сразу же: девчонка, устав развлекаться, на пол-пути развернулась и пошла к мужу. Подошла почти вплотную, руки на грудь ему положила, и что-то начала рассказывать. Невозможно было глаз отвести от этой пары: то, как они смотрели друг на друга, та нежность, которая сквозила в их лицах, доверчивость, с которой женщина прижималась к мужчине - они словно укрылись от толпы, и остались только вдвоем, защищенные его силой и ее лаской. Захлестнула вдруг такая черная зависть, такая неудовлетворенность своей жизнью, такая тоска по отношениям, подобным этим...
   Впору было удавиться от неожиданно накатившей депрессии, но потом пришло понимание: ради двух таких минут не стоило мучиться так долго. Слишком высокая цена за пару минут радости. Это утешило, и снова было легко сочувствовать однокласснику, влипшему по самое некуда.
   Ха-ха. Кто бы мне сейчас посочувствовал? Высокая цена за редкие минуты счастья? Знал бы, что за них отдать, чтобы еще урвать немного, пусть хоть втридорога - да все на свете, все, что есть за душой. А если бы не хватило - украл бы, отнял, пошел бы на большую дорогу... Только нет у счастья никакой цены. А если и есть, то только одна женщина ее определяет. Какая она, эта цена? Что тебе нужно дать, подарить, что бросить к твоим ножкам, чтобы ты отмерила мне еще хоть пару мгновений?
  
   Глава 12.
   Оказалось, что ей ничего и ни от кого не нужно. Вот вообще - ничего. Не сказать, что Анна демонстрировала свое безразличие к миру или пренебрежение. Нет, она искренне радовалась людям, открыто общалась, всегда благодарила тех, кто оказал ей самую малую услугу. Неожиданно просто согласилась на новую встречу с Дмитрием, практически никогда не отказывала в свиданиях и совместных походах в гости, в кино, в парк - да куда угодно.
   Но сама никогда о них не просила. И вообще никого ни о чем не просила: о помощи, о заботе, о внимании. Иногда сообщала о проблеме, вскользь - не для того, чтобы пожаловаться, а объясняя свою занятость и отсутствие свободного времени. Но если он по какой-то причине не мог позвонить - она тоже молчала. В первый раз он решил проверить - сколько выдержит? Обычно все девушки вытягивали максимум два дня. Затем начинали проявляться всеми способами: звонили, писали, "нечаянно" оказывались в том же месте, где и он с друзьями.
   Она молчала день, второй - к вечеру Дмитрий уже начал нервничать, но удержался, потом третий, четвертый... Пришлось послать к черту гордость и узнать у Сереги - не видел ли он девушку в последние дни, может, с ней что-то случилось? Как ни странно, эти двое спелись, общались постоянно - вживую, по телефону, в соц.сетях. Вечно хохмили и дурачились, как малолетки, веселясь по только им известному поводу. У Дмитрия потихоньку просыпалась ревность, но видя, как они активно обсуждают проходившую мимо девицу, причем Анна вовсю склоняла Сергея подойти и познакомиться ("Серег, ну смотри, какая милая, не теряйся"), он старался утихомирить вредное чувство.
   - Ну да, вчера в бильярд вместе ходили. Вроде, все нормуль у нее. Я еще удивился, что она без тебя была, вы ж как шерочка с машерочкой - водой не разольешь. Она сказала, что ты куда-то пропал, и все.
   - И что, ни о чем не спрашивала? - Стыдно было признаться, как важен этот вопрос, но удержаться не смог.
   - Да нет, я ей сказал, что ты в порядке, предложил тебя позвать, но она решила, что ты можешь быть занят - зачем человека от дел отвлекать?
   - И всё?
   - Что всё? Душевно поиграли, она снова Славке задницу надрала, видел бы ты, как он психовал.
   - С вами еще и Славик был? Он-то откуда взялся?
   Нет, конечно, совместный отдых с Сергеем можно пережить, но с кобелем - Славкой? Это уже ни в какие рамки не лезло. Понятно, что этому товарищу ничего не обломится - Аня его при первой же встрече раскусила, но сам факт, что он околачивался вокруг его девочки - бесил. Когда вдруг девочка стала "его" и по какому праву - науке неизвестно, но это никого не должно было колыхать.
   - Да он позвонил, когда мы уже играли, и присоединился.
   - А еще кто с вами был? - Кипение уже достигало крайней точки.
   - Никого. Втроем играли.
   - То есть она и два мужика, я правильно понимаю?
   - Слушай, Дим, я тебя не узнаю. Ты сдурел? Ты что, думаешь, один-единственный в этом мире? Решил повыкобениваться, а она будет сидеть у окна и ждать своего милого? Да ей пальцем щелкнуть - и тут же свита нарисуется. Почему еще не замужем - только этого не пойму. Вокруг нее кобели пачками вьются, а этот идиот выёживается. Еще пару дней потянешь - и я больше Славку держать не буду. Она не сильно ведется, но играет с ним с превеликим удовольствием. Ей с более сильным соперником интереснее.
   Бильярд был еще одной головной болью. Не подозревая, какую яму себе копает, однажды он пригласил туда Анну после работы - посмотреть и составить компанию.
   Она приглашение приняла, но попросила завезти домой - переодеться.
   -Зачем? Ты очень хорошо выглядишь. - Смотреть на коленки, обтянутые тонкими чулками, было одно удовольствие. Ну и что, что придется немного с другими поделиться?
   В ответ посмотрела, как на ненормального:
   - Кто же в бильярд в юбках ходит?
   Дима не понял вопроса, но спорить не стал - хочешь брюки, одевай, переживем.
   Только позже осознал, как она была права, а еще - милосердна.
   Первые полчаса она просто сидела и наблюдала за игрой мужчин, потягивая пиво. Оказалось, что студенческий напиток ей тоже по вкусу, хотя выбирала долго.
   Парни сразу предложили ей тоже сыграть, не особенно рассчитывая на успех: можно дать девушке кий, пусть позабавится, можно даже подыграть, потешить ей душу.
   - Нет, я в русский не умею. Только в американку. А здесь стол слишком большой и высокий, мне тянуться сложно.
   - А в американку прямо-таки умеешь? Жаль, здесь столов нет таких - доказала бы.
   - Ну так, раньше баловалась, но года три кий в руки не брала.
   - Попробуешь, может быть, все-таки?
   - Подумаю.
   Из нее получилась классная болельщица: переживала, издевалась, комментировала особо "удачные" вылеты шаров. Правда, как ни хотелось Диме, чтобы болела только за него, она никому не отдавала предпочтения. Парни уморительно выделывались, из кожи вон лезли, чтобы заслужить похвалу, и заслуживали - и одобрительное "круто" и нахальное "да ты косой, дружище".
   Потом не вынесла, подошла к столу и начала выбирать правильные шары, советуя, куда ударить. Почти без ошибок. Дождалась конца партии и попросила:
   - Дайте мне, все-таки, попробовать.
   - Окей, давай. Я с тобой в паре, буду помогать. Кто против нас? - Дима решил поддержать идею - все-таки сам привел ее сюда, нехорошо заставлять скучать.
   Уже то, как она выбирала кий, должно было навести на размышления: вдумчиво перебрала все, каждый взвесила в руках, поболтала.. нахмурившись, два вообще отставила в сторону:
   - нужно сказать, чтобы их отсюда забрали, у них сердцевина ходуном ходит. Такими только в хоккей играть.
   А мужики просто пялились на нее - слишком смелые мысли полезли в голову, Дима уж точно о чем-то непотребном задумался.
   Она долго перебирала, потом посмотрела на Сергея - он в компании был самым невысоким из мужчин:
   - Сереж, дай мне твой кий, пожалуйста, он полегче должен быть. А ты и с этими справишься. - Кто бы сомневался, что ей не смогут отказать.
   Получив желаемое, довольно хмыкнула, взялась за мелок. Чтобы отвлечься от непрошеных идей, Дмитрий решил начать партию:
   - Разбивай, раз новенькая.
   - Ок. - коротко и сосредоточенно.
   Подошла к столу, пригнулась, начала прицеливаться. И вот тут он осознал - почему все-таки пришлось поменять платье на брюки. Может быть, девушка решила проявить милосердие и не истязать окружающих, возможно - просто не хотела рисковать. Но она точно понимала, какой эффект произведет.
   Невозможно было смотреть на этот изгиб спины и рассыпавшиеся по столу волосы, не глотая голодной слюны. И ясно было, что друзья видят и ощущают точно то же самое: стол был действительно высок для нее, несмотря на шпильки, девушка практически улеглась на борт, и вытянулась на сукне, чтобы точнее попасть в первый шар. Вихрь непрошеных фантазий просто закипел в голове, мутя рассудок и высушивая горло. Ага, вон и Серега нервно прокашлялся. Похоже, уровень тестостерона в этой комнате начал зашкаливать. Хорошо, что выбрали ВИП - зал, там не было посторонних компаний, иначе на это шоу смотрел бы весь клуб. Алексей - еще один друг, который впервые встретился с Анной, так вообще завис в изумлении.
   А она не обращала внимания на происходящее и на произведенный эффект. Ударила не очень удачно, нахмурилась, чертыхнулась:
   - Ай, как криво! Тяжело мне на этом столе будет. Сереж, бей, твоя очередь.
   Как Серега умудрился попасть по шару после пережитого потрясения - навеки останется загадкой, но он справился.
   Свой удар Дмитрий вообще не запомнил, потому что она стояла рядом и, наклоняясь, пальчиком показывала направление, куда лучше бить. С таким же успехом могла просто закрыть ему глаза или связать руки. Куда-то попал, совершенно случайно.
   А когда снова пришла её очередь - не выдержал, захотел прикрыть от чужих глаз:
   - Ань, ты руку неправильно держишь. Давай поправлю. - И уже подошел ближе, но она выпрямилась, сердито сверкнула глазами:
   - Дим, ну какого хрена все мужчины считают, что женщине природой не положено играть в бильярд? Стоит только в руки кий взять - сразу толпа "учителей" появляется! Я сама разберусь, лучше не мешай.
   "Да похрен им всем на то, как ты держишь локоть! И на то, куда ты планируешь попасть. В этот момент можешь просто брать шары и руками в лузы заталкивать - вообще неинтересно! Тянет просто подойти поближе, прижаться, взять твои руки в свои, да практически накрыть своим телом - вот о чем все мысли!" - Похоже, это пришло в голову всем троим мужчинам одновременно, но они благоразумно промолчали.
   В общем, отойти от шока удалось не сразу, а эта вредина, похоже, освоилась, и начала лупить по шарам все точнее, каждый раз довольно улыбаясь. В первой партии она умудрилась забить четыре раза, утерев Дмитрию нос.
   Вторую партию решила играть уже без помощи, а потом и вовсе разошлась: колотила как пулемет, держась на одном уровне с мужчинами. Сергей с Лехой немного пришли в себя и уже не так реагировали на ее наклоны и выгибы, на то, как она пристраивалась к столу в поисках удачного угла.
   А Дима сдался: просто уселся за столик и молча наблюдал, понимая, что его сейчас подъемным краном не сдвинешь с места; оставалось только сдерживать буйную фантазию и успокаиваться, чтобы не заехать в глаз тому, кто приближался к ней хоть на полметра.
   И вот теперь оказалось, что она играла в компании Славки и Сергея. А ему даже позвонить не изволила, а тут еще и друг постоянно подначивает:
   - Или тебе уже надоело? Не привык, что на шею не бросается? Лень силы тратить? Так ты скажи - мы времени терять не будем, утешителей много найдется.
   - Серег, не лезь, куда не просят, сам разберусь как-нибудь.
   - Ну, смотри, я предупредил. Серьезно. Только из-за тебя никаких шагов не делаю. Но будешь обижать - не посмотрю, что ты друг. - И вышел, хлопнув дверью.
   Руки сами потянулись к телефону. Набрал номер, долго слушал гудки, почти отчаялся, но услышал долгожданное:
   - Алло, привет, Дим.
   - Привет. Ты как? Извини, что долго не звонил. - Почти скороговоркой выпалил
   - Да все нормально, у всех дела бывают.
   - Не обиделась? - Какой ответ хотел услышать? "Нет, потому что мне параллельно" или "Да, ты козел, и не звони мне больше"?
   - Да ну, за что? - спокойный голос, ни тени претензий. Вообще никаких. - У всех бывают дела, или просто говорить ни с кем не хочется. Что тут обижаться? Да и с какой стати? - А вот здесь послышалось "кто ты такой, чтобы я о тебе вообще вспоминала?"
   - И что, даже не скучала? - никак не ждал от себя, что когда-то будет вот так выпрашивать хоть малый намек на небезразличие.
   - Ты же знаешь, что мне скучать некогда. Я не понимаю, что такое "скука".
   Ну да, куда там - столько хахалей вокруг. Чуть с языка не сорвалось. Вовремя заткнулся.
   - А по мне? - Все, тушите свет. Докатился. Никогда таких вопросов никому не задавал. Только морщился, когда девчонки так пытали.
   - По тебе скучала. - Олеее -оле-оле-оле!!! Дайте мне барабан, я сейчас на нем что-нибудь побарабаню!!! Сердце станцевало какой-то дикарский разухабистый танец.
   - Могла бы и позвонить.
   - Дим, ну откуда я знаю, чем ты занят? Если ты не хотел меня слышать - зачем тебя напрягать? Парни сказали, что ты жив - здоров, помощь не нужна. Зачем дергать-то? У меня тоже бывает, что никого не хочу видеть и слышать.
   - Ну да, Славку почему-то захотела видеть, а меня - нет.
   Пауза. Мучительная, за время которой захотелось оторвать себе поганый язык.
   - Ты сейчас о чем, вообще?
   - Да ни о чем, просто не стоит с ним близко общаться - чересчур легкомысленный.
   - Не переживай, я взрослая девочка, разберусь. Не с такими справлялась.
   Так началась бесконечная пытка ревностью, и жестокая игра с самим собой - "очень надо, но сам себе не признаюсь", и хождение по раскаленным углям - как еще назвать состояние, когда вот она - руку протяни, но не дотянешься?
  
   Глава 13.
   Находиться рядом с ней, на расстоянии протянутой руки - вот и все, чего хочется сейчас в жизни. Но любоваться бесконечно на родное лицо можно до одурения, а наших проблем это не решит.
   А проблемы есть, и серьезные. Что ее так страшит в наших отношениях, почему так уверена в том, что вдруг окажется мне не нужной и не достойной? Ведь ни разу не говорил ей такого... Или говорил? Обвинял в том, что ей на всех и на все времени хватает, а на меня - нет? Обвинял. И требовал, и молил. И ревновал, как припадочный. Только ей свою ревность не показывал, прятал, как мог. Один только раз и попытался предъявить претензии, когда вдруг начала от секса отказываться - и не раз, не два, а целую неделю изводила меня не утоленным желанием.
   Тогда чего только не передумал, так себя накрутил - хоть в петлю лезь, хоть волком вой. Не выдержал:
   - Ань, у тебя кто-то еще появился?
   В принципе, ее реакция и без слов все дала понять: как стояла, так и села, ошарашенная:
   - С ума сошел? С чего вдруг такая идея?
   - Ну, раньше тебе меня не хватало, могла всю ночь не спать, выматывала до последней капли, а теперь вообще отказываешься...
   Фыркнула сначала, а потом открыто расхохоталась.
   - Вот ты дурак, Серебряков! Это ж надо додуматься!! - и снова заржала, заставив чувствовать себя полным идиотом. - Да у меня уже болит все от этих марафонов, понимаешь? Мне все в кайф, всего достаточно, но организм - не железный. Передышка нужна. А тебя не уймешь.
   - Но раньше-то ничего не болело, тебе все нравилось? - продолжал настаивать, хотя понимал, что это крайняя степень тупости.
   - Ну, я поначалу тоже с катушек съезжала - дорвалась до царского тела, про запас набиралась, на всякий случай. А теперь ясно, что ты никуда не денешься , можно и передохнуть.
   Вздохнула, сделала паузу, а потом выдала:
   - Значит, слушай и запоминай: если я с тобой - значит, с тобой. На двух стульях сидеть не умею. А если решу уйти - тебе первому об этом сообщу. Рога носить не будешь, не переживай. И больше даже слышать ничего не хочу. Если люди друг другу не доверяют - смысла нет в отношениях. И если ты мне верить не можешь - значит, не стоит продолжать. Так что, разбегаемся, или я тебя убедила?
   Еще как убедила! Один только намек на расставание - и все, скис и заткнулся. Поверил на 100 процентов? Наверное, нет. Не потому, что ей не доверял, а потому что боялся - найдет лучше, сильнее, умнее; короче, более достойного, и я ее потеряю.
   И ревность была от этого: в каждом видел соперника, претендента на мое место, и все болело, когда видел, как улыбается кому-то, как смеется, как слушает комплименты. А вдруг этот разговор - начало моего конца? Вдруг именно этот козел придет и заберет мою Аньку? И зубами скрипел, и ночами не спал, но боялся хоть словом упрекнуть. А она, рассказывая, как ссорится подруга с мужем, рассуждала:
   - Ревность не от того рождается, что кто-то повод дал, а от того, что человек сам в себе не уверен. Боится, что кто-то лучше окажется, и любимый человек уйдет к более достойному. Вот ты у меня - самый классный, и знаешь об этом, поэтому не ревнуешь, правда, Дим?
   В этот момент отпускало, и на какое-то время становилось легче, но затем, стоило лишь появиться кому-то на обозримом горизонте - все возвращалось на круги своя.
   Ох, как близка мне тогда стала песня Макаревича про ту, что любила гулять по ночам... Раньше слышал ее много раз и не понимал: бред, набор слов без всякого смысла. А тут услышал по радио и расплакаться захотелось: так все близко оказалось, словно про меня. Про то, как пытался закрыть все окна, как боялся, что однажды не вернется. И как боялся съехать с катушек, ожидая этого каждый день.
   Нет, она никуда не убегала. И возвращалась ко мне постоянно - с работы, с девчачьих посиделок, из командировок. Вот только все чаще уходила куда-то вглубь себя, пропадала где-то в своих мыслях, а мне туда ходу не было. Хотел ли узнать, что там - у нее на душе? Зайти в эту неизведанную глубину, понять - о чем там кино показывают, которое я не вижу?
   Нет, не хотел. Боялся. Ловил иногда на себе взгляд оценивающий, казалось, думает: "Кто этот человек? Что я здесь делаю? Зачем?" И страшно было удостовериться, что именно такие мысли бродят в этой головушке.
   Потому не лез, не копался, а старался вытащить ее оттуда, из раздумий, отвлечь, притянуть к себе ее интерес.
   Вот и доигрался. Она в себе сомневалась, я - в ней. Результат печальный.
   Что ж, придется менять правила игры. Попытаемся разобраться в наших с тобой проблемах. Благо, есть верный друг и товарищ - Интернет. Там все про всех написано. Эмоций, говоришь, у тебя мало? Поищем, в чем причина. Причина - она же всегда есть.
   Закопался так, что не слышал, как проснулась, успел только голову от монитора поднять, увидеть в проеме двери и захлопнуть ноут. Ей совсем ни к чему знать, чем я тут интересуюсь.
   - И снова доброе утро. Выспалась?
   - Да, спасибо. Еще мутная немного, но отдохнула. И не звонил никто, как ни странно.
   Ага, не звонил. И Серый, и Славка, и Аллочка. Все уже в курсе, что я тебя вчера уволок, и боятся, что мы друг друга где-нибудь прикопаем. Вроде, убедил, что ты жива, а я покой и сон охраняю. Пообещал потом привезти и всем показать, живую и невредимую.
   - Хочешь чего-нибудь?
   - Как обычно, кофе. Можно сразу пару литров.
   Что ж, знаем твою слабость, уже подготовились. Три раза кофеварку заправлял. Правда, первые две партии сам и употребил.
   Сидит, такая на вид спокойная... Только снова куда-то уплывает. Ну, мы теперь ученые. Будем действовать по новой схеме. Пока ты снова никуда не улетела.
   - Ань, я тут почитал, что все проблемы, эмоциональные, психические - они от проблем в прошлом, от травм - детских и юношеских. Человек, если их не решил, всю жизнь потом страдает. Может, у тебя что-то подобное было?
   - Ты имеешь в виду, не ударялась ли я в детстве головой? Ударялась, конечно. И с деревьев падала, и с качелей. Может, младенцем тоже роняли, но мама не признается. - И ощутимый холод в голосе. Понятно, кому хочется о своих проблемах говорить. Слабакам - да, они любят на жизнь поплакаться. Но не она - это точно. Она зубы стиснет и прет, никому не жалуясь. Помощь предложишь - еще и пошлет подальше, да так, что убежишь, не оглядываясь. "Сама". Все сама. Вот только не получается у тебя саму себя оценить, как следует, слишком дешево ставишь.
   - Ты же умная девочка, и понимаешь, о чем я говорю. Что-то, что в твоей жизни произошло, сильно ранило, а теперь жить мешает нормально.
   Ох, какой ледяной стужей потянуло. Заморозит, не иначе.
   - А что, например? Какие варианты? Я сейчас с ходу не припомню. Ты расскажи, может, быстрее вспомню.
   Из памяти тут же полезли всякие случаи: родители (не вариант, о них вообще предпочитает молчать), первая любовь, изнасилование, смерть близких - в общем, полный сумбур. Выпалил, не подумав, первое, что подвернулось:
   - Может, у тебя первая любовь не сложилась? Из-за этого ты теперь боишься отношений?
   Тихое такое, горькое:
   - Не было у меня первой любви. Первый секс был. Любви не было. - и голос такой спокойный. Мертвый такой, безжизненный. - Думаешь, в этом дело? Или все-таки в первом сексуальном опыте? Сейчас разберемся с ним, и все пойдет, как по маслу, да, Дим? Я тебе душу раскрою, ты меня пожалеешь, и будет у нас тихое семейное счастье.
   Что-то я, похоже, не то ляпнул. Совсем не то. Я ее такой еще никогда не видел. Злой, веселой, раздраженной, радостной - всякой, но живой. А сейчас сидит пустая оболочка, смотрит на меня застывшим взглядом. Не на меня даже, а куда-то сквозь. И голос... Господи, лучше бы ты молчала...
   - Ты хочешь знать о моем первом опыте? Даже не из-за травм, а просто так - любопытно же? Да? А уверен, что тебе это надо? - Вздох. - В десять лет. Ага. Не смотри так, не придумываю.
   Японский бог! Да что же это такое? На хрена я это сделал? Вскрыл сейчас, только что, своими руками, что-то настолько страшное... Мне, взрослому мужику, страшно представить, а как же она-то? Это ж... Даже не подросток, ребенок совсем. Эскулап я ублюдочный! В дядю доктора решил поиграть, что ж теперь делать с тобой, маленькая, чем закрыть эту рану, чтобы не хлестала такой болью из твоих глаз? Это ж рехнуться можно. Но теперь, похоже, не остановишь - хлынуло, сбивающим с ног потоком страдания...
   - Я никому не говорила никогда. Ты первый. Уже можно, в принципе. Слишком много лет прошло. Хотя и сейчас стыдно. - Снова мертвая пауза. Она молчит, и я не знаю, что сейчас можно сделать, чтобы помочь. - Я тогда не понимала сначала, что вообще происходит. Взрослый дяденька приходил и гладил меня, пока родители не видят. Он очень хороший был. Его все любили. Я тоже любила и не думала, что он может делать что-то плохое. Мне нравилось, было приятно. Только родителям просил не говорить. Это было нашей маленькой тайной. Почему именно я, а не другие девочки в нашей большей семье? Этого я не пойму никогда. Кроме меня, у него была еще куча племянниц. И дочери тоже были. А может, и не я одна. Да что я вру? Какие десять лет? Я еще в садик тогда ходила, когда это началось.
   А в мои десять лет он решил применить не только руки. Было очень больно. И страшно. А кричать было нельзя - за стеной спят мама с папой, и брат. Вот тогда мне стало стыдно в первый раз. А потом - всегда. Почему я? За что он меня так наказал?
   И потом, когда девчонки решали, кому отдать свой первый раз, подарить себя, так сказать, я по этому поводу не парилась. Дарить-то нечего было уже.
   И снова замолчала. Глаза совсем замерли. А потом вдруг встрепенулась, увидела, наверное, меня, наконец; что-то такое в моем лице разглядела - и прорвало: руки ходуном заходили, зубы стиснула, а в глазах слезы наливаются. Аня, девочка моя хорошая, ты только не плачь, не мучайся так, прости меня, дурака, убей, матом обложи - но только не надо держать в себе всю эту гадость.
   Снова по глазам все поняла, вскочила, уселась на стул к подоконнику, отвернулась.
   - Дай сигареты, Дим. - Протянул ей всю пачку. А она скрутилась вся: ноги узлом заплела, руки вообще в непонятных местах перевились (гибкая, мать твою), зубы сжала. Руки протянул, чтобы прижать - отодвинулась. - Только не жалей меня. Не надо. Не переношу этого. Пока никто не жалеет, я держусь. А если кто-то пытается пожалеть - все, ломаюсь. Реветь тут буду у тебя до утра.
   И молча, на моих глазах, выкурила три сигареты подряд. Прикуривая одну от другой. Такого я еще не видел. Здесь уже терпение лопнуло. Хреново - да, согласен. Но вот так травиться - смысл?
   Присел перед ней на колени, вынул сигарету из рук, затушил, начал согревать ледяные ладошки - дышать, растирать; целовать не рискнул сейчас.
   - Анют, а куда родители смотрели? Они о чем вообще думали?
   Страшная какая ухмылка, жестокая:
   - Да им похрен было, что со мной происходит. Живая, здоровая, сыта, обута-одета - и ладно. Какие там душевные терзания? Мала еще для них. Я пару раз пыталась с матерью по душам поговорить - она отмахивалась. Рано, мол, думать об этом. Ага. Поздно уже было.
   - А потом, Дим, знаешь, что началось? Меня ж ничто не сдерживало - барьер давно отсутствовал, и я начала спать со всеми, кто хотя бы делал попытку. Все понять хотела, о чем там в книгах пишут - там же все так здорово, сладко, красиво. Ты хочешь знать, сколько у меня было мужчин?
   И так в глаза посмотрела, что я понял: нет, не хочу. Не надо, малыш, не говори об этом. Раньше - да, задумывался, любопытно было. А теперь - вообще неважно.
   Но ответ ей был не нужен. Так, для формы, поинтересовалась.
   - Я сама точно не знаю. Всех не помню по именам. Не как перчатки меняла. У меня за всю жизнь столько перчаток не было. Как платки носовые. Я все путала секс и любовь. Думала, что это всегда вместе бывает. Надеялась, что после того урода смогу встретить принца, и он заставит меня обо всем забыть. А еще фригидности боялась - ни с кем не было ни трепета, ни возбуждения - вообще ничего. Физкультура. Потом уже поняла, что мною пользуются - на пару раз, и забыть. А я каждый раз почти в любви признавалась.
   А потом задвигала новую ошибку куда-то поглубже, не хотела переживать, затыкала все пробки, чтобы ничего не вылезло, улыбалась и шла дальше. В принципе, нескольких раз хватило, чтобы понять - любви тут нет и быть не может. Чистые животные потребности.
   И вот тут я разошлась. Я стебалась над мужиками, как могла - дразнила, флиртовала, посылала, измывалась изо всех сил. И поняла, что они шелковыми становятся, если их держать на коротком поводке. Но кайфа от этого все равно не получала. Моральное удовлетворение - да. За что я им мстила? Наверное, за свою обиду на мужской пол. За семью, в которой мне забыли объяснить, что любить и трахаться - не одно и то же. За то, что не могу наслаждаться тем, что может подарить мужчина женщине - за это особенно.
   А вот здесь - не поверю. Моя Анька, которая загорается от легчайшей ласки, которая пылает так, что у меня крышу срывает? Моя сладкая девочка, которая по много раз умирала подо мной, выбивая дыхание, и снова воскресала, и требовала продолжения банкета? Эта невозможная женщина, которая заводилась только от моих намеков по телефону, хотя и прикидывалась пай-девочкой? И она - фригидная?
   - Анют, посмотри на меня: я путаю понятия, или ты реально считаешь себя бесчувственной? Фригидные женщины так по ночам не орут и не будят соседей. Если ты скажешь, что притворялась - я тебя убью, а потом сам выкинусь из окошка.
   Слабая такая улыбка затеплилась:
   - А у меня только с тобой так и бывает. Никогда такого раньше не было. Можешь считать себя первым. - И по волосам погладила. И сразу легче стало.
   - Ты прости, но я реально класть хотел на всех придурков, которые не поняли, что им в руки попало. А может быть, и спасибо им. Если б кто-то из них разобрался раньше меня - фиг бы тебя выпустил. Я не выпущу, не мечтай даже. Буду единственным и неповторимым.
   - Дим, ведь вся эта грязь так во мне и осталась. То, что я вспоминать не хочу - не значит, что забыла. Я мужскому полу вообще не верю, как в целом, так и в частности. Все время боюсь, что сейчас опять наиграются и выбросят. Ведь все равно надоем когда-нибудь.
   Ну, вот что тут сказать, чтобы поверила? Что никогда не надоест, что только один страх - потерять ее, и шок от услышанного - не от грязи и стыда, а от той боли, что в ее глазах плещется? Что готов сам разрыдаться, а лучше - зарыть того ублюдка, что испортил девчонке всю жизнь. Что вместо отвращения, которое она пыталась вызвать, только уважение выросло: ведь не сломалась, не пошла по притонам, не стала дешевой шлюшкой, и от людей не прячется, и с мужиками нормально общается, что бы ни говорила. Такая маленькая, и такая большая девочка, сильная перед миром, и беззащитная сама перед собой.
   - Анют, давай сейчас договоримся: первое - мне совсем не важно, что, где и с кем ты делала до меня. Любопытно было - да, хотя спросил не поэтому, но в целом фиолетово. Второе: важно - что ты делаешь сейчас. А я хочу, чтобы сейчас , и завтра, и потом - всё, что тебе захочется сделать, ты вытворяла со мной. Я только рад буду любой твоей фантазии. И третье, самое главное: можешь забыть, можешь каждый день вспоминать свое прошлое, мое отношение к тебе не изменится. Жалеть не буду, как ты просишь, но обвинять тоже ни в чем не собираюсь. Ань, просто выдохни и отпусти. И иди ко мне.
   И вот что теперь делать с ней, с такой глупенькой?
  
   Глава 14.
   С этой бесконечной сворой... нет, конечно же, не сворой, а толпой друзей мужского пола необходимо было что-то делать.
   Подозрительно легко она стала не просто своей в их небольшой мужской компании, а превратилась в её неотъемлемую часть: если вдруг Дмитрий появлялся один, без спутницы, его засыпали вопросами: "Где Анька? А она будет сегодня? А когда придет?", иногда обидно становилось, что ему самому уже не рады.
   Что заставило друзей принять ее в свой сплоченный коллектив, который на женщин смотрел свысока и с легким презрением? Может быть, полное отсутствие попыток обаять-охмурить? Нет, она их всех, конечно, обаяла, но другими способами: ей было откровенно наплевать, кто и сколько зарабатывает, на каких машинах ездит и сколько имеет в собственности квартир. Не спрашивала и не слушала. Не строила глазки, не выпячивала губки трубочкой, вообще не делала ничего, чтобы понравиться. Но нравилась всем дико: неуемным хохотом, язвительными шутками, неожиданными познаниями в вопросах, о которых женщина и слышать не должна. Однажды до крика доспорилась с Алексеем по поводу отопительных систем, доказывая, что он не прав, а потом, выслушав его самую громкую и длинную тираду , подняла вверх руки и сообщила:
   - Да ради Бога, Леш, ты прав, а я лохушка. Честно говоря, ничего в этом не смыслю, но поорать на тебя было интересно. Ты же говорил, что никому не позволишь повысить на себя голос. А вот. Позволил же?
   Леха хлопал глазами, молча открывал рот, а потом расхохотался.
   - Наглая ты, Анька, хотя и умная. Ты откуда взялась такая?
   Пауза. А потом:
   - Тебе подробно рассказать, как детей делают, или ты сам в курсе? Мои родители ничего нового не придумали. - И с чопорным видом, всячески демонстрируя, как она "оскорблена", отвернулась.
   Наверное, главное, чем брала - детской непосредственностью. Сообщала, не стесняясь, все, что имела на данный момент сказать. Редко ошибаясь в характеристиках и оценках. Шутила язвительно и на грани фола, но никогда не опускаясь до пошлостей. С каждым днем все больше становясь "своей в доску".
   Но при этом все мужчины в радиусе ста метров остро ощущали ее женственность: что в ней было такого, заставляющего мужиков разворачиваться вслед, замирать , глядя на ее улыбку, почему крышу сносило от пары легких прикосновений? Да, она иногда брала кого-нибудь под руку, или прикасалась, забывшись в увлекательном разговоре, к плечу; тянулась для поцелуя в щеку при встрече... Но никогда и никому не позволялось даже слегка дотронуться, если это не была ее инициатива. Нет, она не скандалила, не демонстрировала неприязнь: просто легко поводила плечом, или выпрямляла спину, или наклоняла иначе голову - и наглая рука просто пролетала мимо. Наверное, это и спасало Дмитрия много раз от попыток врезать смельчаку со всей дури, а кулаки чесались почти постоянно.
   Что с ним происходило, он, в принципе, понимал, но ничего поделать с собой не мог: бесился, что улыбается не только ему, что хохочет не только над его шутками, что наклоняет свое ушко, пытаясь расслышать слова в грохоте дискотеки, не только к его губам. Всем доставалось ровное количество ее внимания, и невнимания - тоже. Тоскливыми казались вечера, когда она сматывалась на какие-нибудь встречи с подругами, или с головой уходила в работу. И "мужские" разговоры, которые невозможно вести в присутствии женщин, уже не радовали. И уже не так вдохновляла возможность бесстыдно клеить телочек, чего парни никогда не делали в ее присутствии. Скучно становилось. Начинались бесконечные звонки с идеями прислать в помощь бухгалтера, аналитика, айтишника, Супермена, в конце концов, чтобы быстрее закончить дела. На что всегда получали "идите в баню. Это коммерческие данные, и никому постороннему их видеть нельзя". И все. А потом просто не брала трубку. Обязательно возникала идея, что ее работа носит какое-нибудь мужское имя, и вообще девчонке пора замуж, а не с ними, балбесами, время терять... После этого еще больше хотелось заехать кому-нибудь в глаз.
   Радовало одно - несомненное и бесспорное право Дмитрия на перевозку драгоценного тела: только он забирал ее с работы, или отвозил домой, или доставлял на лыжную базу, да неважно куда. Это право закрепилось за ним однажды и навсегда, и ни один смелый не решился на него посягнуть.
   И он пользовался своей привилегией без зазрения совести: помогал садиться и выходить из высокой машины, застегивал и расстегивал ремень, который неожиданно начал клинить. Почему этот ремень не был приведен в чувство в первый же раз, когда обнаружили неполадку? В этом Дима не признался бы никогда и никому: у него всегда был лишний повод наклониться в сторону девушки, почти прижаться к ее телу (хотя мог бы и просто руку протянуть), коснуться ее бедра и коленки. А когда помогал сойти с подножки (никогда не позволял спрыгнуть самостоятельно), задерживал дыхание, ощущая, как маленькое тело скользит по его большому. И не важно, что на дворе уже стояла зима, и верхняя одежда не позволяла чувствовать ничего; казалось, что в этот момент он голым стоит на ледяном снегу: настолько будоражила даже такая ненастоящая близость.
   Напряжение копилось и нарастало как снежный ком, превращая спокойного и адекватного, уверенного в себе мужчину в подростка, ведомого гормонами, делая его нервным и злым. Несколько раз, психанув ("да сколько можно париться из-за какой-то неадекватной дурочки, у которой и подержаться-то не за что? Вокруг куча баб, только свистни - прискачут"), пытался забыться с другими - старыми знакомыми, которые понимали, что от них хотят, и что нужно им самим. Но ничего хорошего из этого не вышло: либо он уезжал домой, даже не приступив к делу, и оставляя женщину в недоумении ("чего хотел-то? Зачем приехал?"), либо наутро ощущал такую досаду и брезгливость, что становился противен сам себе. И стыдно было смотреть на Аню, и все равно хотелось смотреть, ощущая себя при этом предателем. А она, как чувствовала, пропадала на время из виду - не звонила, не появлялась, заставляя проходить новые круги ада: вечно крутилась мысль, что если он не удержался, то ей-то уж точно ничто не помешает завести себе нового ухажера.
   Из-за вечного недовольства начал срываться на девушке, цепляя ее по делу и без, находя какое-то извращенное удовольствие в том, как она злится и язвит в ответ на все придирки. Зачем портил ей настроение? Наверное, за то, что ни разу не показала, что он ей интересен, ничем не выделила из остальных друзей, даже за то, что не обижалась и не ревновала, когда, назло ей, приглашал в компанию других девушек и всячески уделял им внимание. Чувствовал себя идиотом? Да, чувствовал, иногда начинал вообще сомневаться в своей адекватности, но ничего поделать с собой не мог. А что-то менять - не рисковал. Видел, как она уходит от любых намеков на более тесные, чем дружба, отношения, как делает вид, что не поняла, или переводит все в шутку. И снова боялся показаться дураком: лезть к ней со своими чувствами, чтобы быть отвергнутым - не хотелось. Да и не верил в то, что это чувства: блажь, желание, очень сильное желание - да. Что-то большее? Однозначно, нет. Слишком далека она была от его идеала женщины. По всем параметрам. Точно не знал, каков он - этот идеал, но был уверен, что Анна, как ни посмотри - не то, что ему нужно по жизни.
   В тот день он, все-таки, довел ее до белого каления. Много времени потратил, чтобы растрясти, вечно невозмутимую. Долго выслушивал язвительные ответы, потом наблюдал, как она просто игнорирует гадости и отворачивается к другим собеседникам.
   Глядя на то, как парнишка-официант млеет и балдеет от ее улыбок и шуток (всего-то уточнила, какого цвета у них есть хлеб и хватит ли на всех полбуханки) не удержался:
   - Ань, прекрати уже всех подряд кобелей обхаживать. Пацан совсем молодой еще, не ломай ему психику. Теперь же ни на одну бабу не посмотрит, будет только о тебе мечтать. А ты уйдешь и забудешь. И все, исковеркала парню жизнь. - Так грубо он еще никогда не разговаривал, вроде как комплимент сделал, но и оскорбил тут же. Парни изумленно уставились и затихли. Таких финтов от Дмитрия еще никто не видел. Он же вдруг расслабился : "Ну, давай, ответь, скажи мне что -нибудь едкое, поори на меня". Но крика не услышал. В гробовой тишине она прожевала тот самый несчастный кусок хлеба, запила его извечным томатным соком и спокойно, чересчур спокойно, ответила:
   - Ты знаешь, Дима, открою тебе страшную тайну. Официанты - они тоже люди. И им гораздо легче живется, когда с ними разговаривают по-человечески, а не как с быдлом. Я тоже когда-то работала, как этот мальчик, по пятнадцать часов в сутки, и искренне не понимала, за что меня так презирают эти господа. Ведь я изо всех сил старалась сделать так, чтобы они поели и попили с максимальным комфортом, и даже не претендовала на их несчастные бабки, которые так жгут карман. Я тоже честно зарабатывала. Так чем я так провинилась перед этими хозяевами жизни? И когда мне совали чаевые, как подачку нищему, хотелось затолкать их обратно в эту богатую задницу.
   Я, наверное, так и осталась на уровне этих презренных мальчиков и девочек, поэтому и улыбаюсь им. А до Вашего уровня, уважаемый Дмитрий Евгеньевич, не дорасту никогда. Не хочется мне, знаете ли, становиться заносчивой свиньей. - На последних фразах ее голос уже звенел от злости, глаза сверкали, но лицо застыло мертвой маской. Даже слова цедила сквозь стиснутые зубы. Такого презрения Дмитрий на себе никогда не испытывал.
   Сделала еще глоток сока:
   - Что ж, товарищи, вечер перестал быть томным. Пойду-ка я домой. - И , не дожидаясь реакции ошарашенных слушателей, спокойно поднялась, забрала с вешалки пальто и направилась к выходу.
   Дима молча наблюдал, как уверенно, с расправленными плечами и высоко поднятой головой уходит женщина, которую только что прогнал. И крепла уверенность, что обратно она сама не вернется. Нервно сглотнул, перевел глаза на друзей. Даже вечно невозмутимый Славка смотрел на него с брезгливой жалостью. Серега просто рассматривал, как неизвестное насекомое:
   - Дим, тебе сейчас какая моча в голову ударила? Если сейчас не догонишь и не извинишься - я это сделаю за тебя. Но как потом тебе руку подавать - не знаю. Не уверен.
   Что-то подтолкнуло и выкинуло с удобного сиденья, подорвался, забыв про куртку и про все на свете, выскочил на улицу с замирающим сердцем: нет, не уехала. Стояла, зябко перетаптываясь на морозе, и куда-то звонила.
   - Ань, подожди. Давай домой отвезу.
   Даже не повернулась в его сторону, и трубку от уха не отняла. Рискнул - терять-то уже нечего - подошел и забрал из рук телефон. Сбросил вызов и положил почему-то в свой карман.
   - Я сама доберусь. Не стоит беспокойства.
   - Ань, мороз тридцать градусов, корпоративы новогодние - ни одно такси сейчас не приедет. Замерзнешь тут стоять. Я же не зверь. Поехали.
   - А какая тебе разница, благодетель? С чего вдруг такое беспокойство о вертихвостке? Не надо тревожить вашу нежную душеньку. Я как-то раньше и без ваших забот справлялась.
   - Аня, я свинья, козел, урод - какие слова знаешь, на все согласен. Прости меня. Я не прав.
   Молчание. Глаза куда-то в сторону уперла - ага, попутку собралась ловить.
   - Анют, ну, прости меня, пожалуйста. Я не хотел тебя обидеть.
   - А я и не обиделась. Что тут обижаться? Услышала твое мнение о себе. Поняла, что не подхожу под высокие стандарты вашего общества. Решила не травмировать вас больше. Все нормально. Иди к ребятам.
   А сама уже тряслась, всем телом - то ли от холода, то ли от нервов, фиг его разберет. Не выдержал, подошел ближе, прижал к себе, обнял, пытаясь - что? Удержать или согреть? И того, и другого понемногу.
   Сипло зашептал:
   - Ань, ты сейчас можешь думать, что угодно, тебе решать - прощать или не прощать. Но я должен отвезти тебя домой, живой и здоровой. Иначе околеешь тут, и ни одна собака не поможет - мы же на краю города находимся. Поехали, а? - почти умоляюще.
   Тяжкий вздох, и уже стучащими зубами:
   - Поехали.
   Дошла до машины, сама открыла дверь, сама уселась и пристегнулась. Не с первого раза, чертыхаясь, но закрепила ремень.
   Сейчас он предпочел не лезть с помощью, чтобы не нарваться. Включил обогрев на полную, чтобы хоть немного ее оттаять. Сам почему-то не ощущал никакого холода. Хотя тоже потряхивало.
   В молчании повернул ключ и поехал. Аня перестала судорожно трястись, уставилась прямо перед собой и молчала. Такой гнетущей тишины в этом салоне не было никогда. Физически ощущалось, как она захлопывается, закрывается на все замки и засовы. Просто удаляется. Это убивало. Чувство вины проснулось, заглушив все остальные мысли и эмоции. Не выдержав, затормозил на какой-то обочине, остановился, не глуша двигатель, развернулся к ней всем телом:
   - Ань. Скажи мне хоть что-нибудь. Я понимаю, как был неправ. Но мне нужно знать, что сделать, чтобы ты меня простила. Иначе я не смогу общаться с тобой, вечно чувствуя себя идиотом.
   Очень долго пришлось ждать ответа. Видно было, как она собирается с мыслями и силами. Несколько раз глубоко вздохнула:
   - Я думаю, что не нужно нам больше общаться.
   - Ань, ну, в конце концов, это же по-детски - так сразу рубить с плеча. Ну, взрослые же люди, ты ведь никогда психованной не была. - Снова начал заводиться, скорее - от злости и бессилия, от понимания, что сейчас не в силах что-то изменить.
   - А зачем общаться-то, Дим? Цель - какая? Я же вижу, как тебя раздражаю, с каждым днем все больше. Ты мазохист? Любишь себя помучить обществом противных людей? Спасибо, я не участвую. Да, мне весело с вами и не скучно. И я рада твоим друзьям. И мне интереснее с вами, чем одной дома в чужом городе. Но это твои друзья, не мои. И не нужно жертвовать собой и своим настроением. Я найду, чем заняться - раньше ведь жила как-то. Так что не надо играть в благородство.
   - Аня, не придумывай ерунду. Никто собой не жертвовал. И с тобой общались, потому что хотели этого.
   - А я верю, что ребята не жертвовали. Они меня и не дергали по всякой хрени. Только тебе вечно что-то не так, чем-то я тебя не устраиваю. Что не так? И зачем тебе это нужно? Решил задолбать меня, или что? Что тебе нужно от меня, чего ты хочешь, Дим? - и развернулась, почти вплотную приблизив лицо. Глаза сверкают от злости, скулы ходуном ходят - такой он еще не видел никогда.
   И брякнул первое, что в голову пришло:
   - Тебя хочу. - Посмотрел, как глаза распахнулись от шока, и понесло: - тупо хочу. Давно и сильно. А ты не понимаешь. Крутишься рядом, то поближе подпустишь, то оттолкнешь. Не знаю, во что ты играешь. Но от того, что хочу, бешусь, понимаешь?!! Я уже наизусть знаю, как ты под одеждой выглядишь - сочинил, и сценарий составил, что бы я с тобой делал и в какой последовательности. А тебе по хрен. Святая простота. Дурочкой прикидывается и охмуряет всех, кто попал в поле зрения. Я уже на друзей бросаюсь, потому что не хочу, чтобы ты им, а не мне досталась, понимаешь? - последние слова почти кричал, сам себя накручивая, понимая, что так нельзя, неправильно, но не имея сил остановиться. - Поехали ко мне, и я покажу, что мне от тебя нужно? А, слабо?
   Отшатнулась от крика, о чем-то подумала, и выдала:
   - Поехали. - и как-то обмякла вся на сиденье. Только что сидела, гордо подняв голову, а тут сползла куда-то вглубь, стала совсем маленькой.
   Вот так, оказывается, все просто. Никаких ужимок, томных взглядов, флирта хотя бы... Или возмущения от хамства, пощечины, наконец.
   Несколько месяцев подбирал ключи, отмычки, взломать пытался этот недостижимый клад, а всего-то и нужно было - просто подойти и взять. Стало как-то кисло и горько. И уже не интересно. Загадка -то была совсем простой, а он, дурак, сам себе что-то напридумывал. Сочинил образ необычный... И расхотелось уже, в общем-то. Прошло очарование. Но совсем надо быть дураком, чтобы не получить то, чего хотелось так долго.
   Молча тронулся с места, в таком же молчании доехали до его дома. Каждый вышел из машины самостоятельно. Помощь не предлагалась, но и не ждали ее особенно.
   В дверь подъезда, все-таки, пропустил первой. Хотя очень хотелось еще и так оскорбить: мол, иди следом, смотри, кто здесь главный. За что хотел наказать? Наверное, за свою собственную наивность...
   Она, не глядя на Дмитрия, прошла в подъезд, так же , смотря в сторону, вошла с ним в лифт, забилась в самый дальний угол. А Дмитрий продолжал себя накручивать: надо же, теперь изображаем оскорбленную невинность! Извини, больше не прокатит. Теперь с тобой все ясно. Сейчас сделаем все, что так хотелось когда-то, и отправим восвояси. И пройдет наваждение, уже прошло, в принципе.
   Зашли в квартиру, показал ей шкаф и подставку для обуви. Понаблюдал, как спокойно расстегивает пуговицы, стягивает сапоги... Уже намеренно прицеливаясь, чтобы ужалить посильнее, сообщил:
   - Спальня там. Проходи сразу. Чего тянуть, правда же?
   Она, так же молча, бросила сумочку на пол и пошла в указанном направлении. Зашла, встала в центре, лицом к нему, и просто молча смотрела.
   В этот момент прошел запал. Навалилось непонимание: и что дальше? Ну вот, она здесь, стоит в моей спальне, не убегает никуда. Что дальше-то делать? И от нелепости, неправильности происходящего не нашел ничего умнее, чем ляпнуть:
   - Ну, чего ждем? Раздевайся. - И с неожиданной болью, с замиранием сердца увидел, как задрожали ресницы, как на них начали собираться мелкие блестящие капельки, как появилась морщинка на лбу, как сильно, до крови, закушены губы... Он еще никогда не видел, чтобы женщина так плакала: она держалась изо всех сил, чтобы ничем не выдать свою слабость, пыталась сморгнуть, чтобы согнать непрошеные слезы, и судорожно, через раз дышала, только ноздри раздувались. Ощущение вины накрыло разом, как будто свет погас. Ушли все другие мысли, кроме одной: что ж я, идиот , творю?
   А она снова зыркнула исподлобья, развернулась и отошла к окну, и только видно было, как совершенно детским жестом вытирает глаза, как вздыхает тяжко и зябко прячет сжатые кулачки в рукава кофты.
   - Аня, Анюта, Анечка, ну прости меня, идиота, ну, пожалуйста. - Рванул к ней, обхватил за плечи, уткнулся подбородком в ее пушистый затылок, сжал, чтобы сдержать дрожь, от которой уже трясло все ее тело. И принялся шептать что-то утешающее, и умоляющее, и всякую невозможную ерунду, чтобы успокоить, отвлечь, отвести от той боли и обиды, которую сам же и причинил. И начал-то давно, и продолжал методично, старательно. За что? За то, что, как капризный пацан, решил сломать желанную игрушку, потому что не его?
   Не выдержал ощущения этой скованной, напряженной спины, развернул к себе, начал гладить, массировать затылок, плечи, шею - пытался хоть как-то успокоить, расслабить. Попробовал заглянуть в лицо, но не поймал - увидел лишь мокрые скулы, не удержался - принялся целовать, собирая соленую влагу. Все так же шепотом моля о прощении, добрался до влажных, закрытых ресниц, уже не совсем понимая, что делает.
   - Девочка моя хорошая, прости меня, прости, мне самому было очень больно, и обидно, и тянуло к тебе, как бабочку на огонь. А ты светишь всем, хорошая такая, а меня не греешь. И я злился на тебя. Прости. Не плачь, хорошая, я не стою того. И тебя не стою, и слушать меня не надо. Слышишь, Ань? Не молчи, ну скажи мне хоть что-нибудь, накричи на меня... Ну, пожалуйста?
   И услышал горькое:
   - За что? Почему ты так со мной? - и уже не тихие слезы, а горькое, захлебывающееся рыдание.
   - Ни за что малыш. За то, что я сволочь жадная, а ты красивая, и хорошая, и сладкая такая... на тебя только слепой не пялится. А мне жалко, что не я один это вижу, и злюсь от того, что нельзя тебя забрать и спрятать, и от того, что ты не видишь этого...
   Подхватил, уселся в кресло, усадил на колени - она вся почти утонула в руках, и начал укачивать, как ребенка, продолжая нести несусветные глупости... разжимая ледяные ладошки, пряча их на груди, согревая... сколько так времени прошло - не понимал и не чувствовал. Понял только, что затихла, только вздохи тяжелые слышались.
   Приподнял ей подбородок, заглянул в лицо и обмер: глаза, по-детски распахнутые, омытые слезами, смотрели с таким укором, что пальцы снова потянулись, лаская, заглаживая свою вину, и забирая боль, и даря нежность, которой не знал за собой раньше. Прошлись по бровям, разглаживая хмурую морщинку, по скулам, коснулись краешка губ - опухших и искусанных, и снова захотелось загладить, зацеловать, занежить, вымолить у них прощения. Осторожно, словно спрашивая, прикоснулся своими, потерся ласково, страшась, что оттолкнет... не оттолкнула. Без всякой задней мысли принялся выцеловывать уголки, контур, края, сходя с ума от страха, что снова сейчас обидит этой невинной лаской.
   Совсем другие вещи творились когда-то в его фантазиях, очень бурных, активных и смелых. Никогда бы и представить не мог, что будет терять столько времени на подростковые ласки и трепетные поцелуи. А сейчас забыл обо всем и медленно упивался хотя бы тем, что не прогоняла
   Когда раздался глубокий вздох, и ее руки вдруг потянулись к шее, несмело и неуверенно? Когда невинная ласка вдруг встретила ответ и превратилась во что-то большее? Кто первый потянулся к застежкам, пуговицам, ремням и завязкам? Как ни пытался, этого Дима восстановить не смог. Помнил лишь то, как вдруг задохнулся, как кровь понеслась по венам, выстукивая пульсом какой-то безумный мотив. Как вдруг оказалось - что вот она, наконец-то, рядом, вся твоя, и все оказалось так правильно, и как надо, и совсем не так, как мечтал, да и кому они нужны сейчас были, эти мечты?
  
  
   Глава 15.
   Кому они нужны, эти мечты? Кто их выдумал? Кто дал способность человеку - придумать себе какую-то далекую цель и гнаться за ней, не разбирая дороги? Наверное, боги когда-то решили так наказать все человечество, или просто унять энергию, которой всегда было слишком много. Чтобы люди не тратили ее хаотически, норовя разнести весь мир в молодеческой удали, или чтоб не могли объединиться, и свергнуть богов с пьедестала... А так - у каждого свой бог, свои небеса, своя бездна, к которой он идет, почти не сворачивая, и тратит всю жизнь на погоню.
   Что хуже - истратить всю жизнь, но так и не достичь того, о чем мечталось, или поймать, наконец, эту радугу за хвост, а потом, испугавшись, не знать, что с ней делать? Наверное, все-таки, лучше выбрать первый вариант - ведь всегда есть тот свет, что греет и ведет, и дает надежду, и дарит оправдание: я стремился, но так и не смог.
   А вот когда ты ее получил, когда взял в свои руки - что делать дальше? Ведь вот же она, в твоих ладонях, и сейчас должно навалиться счастье и смыть тебя голубым потоком, несущим к нирване. А оно не наваливается. А ты сидишь, испуганный, держишь в руках, и дальше не знаешь, что делать: слишком хрупкая она, слишком трепетная, чтобы просто так хватать грубыми лапами. И не знаешь еще - обожжет тебя от прикосновения, или обдаст лютой стужей, или растает, как снежинка, от легкого дыхания?
   Что делать с тобой, Анюта, мечта моя, сбывшаяся ли? Как сделать тебя счастливой, как не сломать, привязывая к себе, как не сжечь, пытаясь согреть, дать свободу, не отпуская?
   Сидишь, такая тихая, у меня на коленях, снова о чем-то думаешь... о чем? Пустишь ли меня когда-нибудь, в этот свой мир, такой странный и такой загадочный? Ведь полностью он никогда тебя не отпустит - тебе там хорошо одной, как никогда не было здесь, со мной. Или было с кем-то еще, о ком я не знаю? Если так, то и знать не хочу - умру, наверное, от зависти.
   Вот так, не заметно для себя, заговорил возвышенным языком. А ведь раньше вообще не уважал людей, которые мыслят высокими категориями. Не понимал философию в универе, сдавал кое-как, на тройбан, а литературу в школе всей душой ненавидел. Не понимал: зачем тратить время на болтовню о всяческой хитромудрости, когда нужно идти и делать? А сейчас вдруг накрыло. Или повзрослел с опозданием? Или это все ты, Анька, и твое тлетворное влияние?
   Я ведь и к музыке раньше по-другому относился: веселенький фон, не более. Слушал, конечно, рок, потому что реальные парни только его и слушают: всякая другая мура просто не принималась. Повзрослел - положил болт на правила и просто фоном втыкал радио, что там несли - не обращал внимания. И поражался людям, которые на полном серьезе обсуждали чей-то новый альбом, и достоин ли очередной кривляка какой-то там награды. О чем они все? Бред бездельников.
   И был уверен, что тебя этот шум вообще раздражает, потому что, садясь в машину, ты морщилась и вечно просила выключить. Я и не сопротивлялся. Кто ж знал, что все, чем я забиваю уши - это дешевое дерьмо, которое портит карму? Твои слова. Я такими раньше тоже никогда не бросался.
   И понял, что ничего не знаю о жизни, однажды вернувшись домой на пару часов раньше. Безумно был рад, что ты в этот день не сбежала, а милостиво осталась у меня, пообещав дождаться. Хотя, зачем себя обманывать? Просто выспаться хотела. А я свернул все дела, какие только мог, и на всех парах летел к тебе, такой одинокой (ну, так мне казалось).
   Грохот басов был слышен на первом этаже. Еще поморщился от мысли, что тебя это, наверное, уже достало за день. И сбежать не можешь, потому что ключи не оставил. Конечно, конечно - забыл. Совсем не потому, что боялся тебя не застать у себя дома.
   Но приближаясь к своей квартире, понял, что басы гремят у меня. Соседи, наверное, решили, что парень совсем кукушку потерял, но мне уже было параллельно. Зашел, прикрыл дверь - никто не выскочил мне навстречу (а я-то уже напридумывал, нарисовал картинку), прошел в комнату и застыл:
   Не помню уже, что ты там слушала, но даже сейчас представляю выражение лица: чистый экстаз. Под что-то кричащее и оглушительное, ты тихо подпевала. При этом жило все твое тело: пальчики словно наигрывали на клавишах, ноги отбивали ритм, спина изгибалась, как в танце.
   Я впервые увидел, каким спокойным и умиротворенным бывает твое лицо, и какой радостью может светиться, даже с закрытыми глазами. Позже я понял, что слушать ты любишь именно так. И все, что приносит тебе кайф, предпочитаешь делать с сомкнутыми ресницами. Почему? На этот вопрос ты всегда пожимала плечами и говорила, что это объяснить невозможно. Нужно просто ощущать. Ну да, тебя послушать - так все в этой жизни просто.
   Мелодия закончилась, началась другая. Прослушав несколько нот, ты нахмурилась, протянула руку к ноутбуку и остановила, все еще не замечая меня. Включила следующую, так же вдумчиво оценила, приподняв бровь, что-то там подкрутила, настраивая звук, и довольно откинулась головой на диван. Ну да, ничего удивительного: где ж еще сидеть, как не на полу? Ты же не любишь кожаную мебель. Именно из-за тебя этот шикарный диван уехал к отцу на дачу, вызвав всеобщее удивление: красавцу не было и года. А его место занял другой, раньше и не посмотрел бы на него, но что-то дернуло, мысль, что этот должен тебе понравиться. Ждал восторгов, услышал лишь емкое "круто, этот намного удобнее". Все в твоем вечном, сдержанном стиле.
   Куда девалась тогда твоя сдержанность, куда улетела задумчивость, которая вечной печатью лежала на лице? Заставляла пытать мою душу вопросом: что навеет на этот раз? Какой заворот мозгов мне грозит?
   Ты кайфовала в полном одиночестве. В тот момент я поверил словам, что скучно тебе бывает в толпе, одной - никогда. Даже во время секса мне редко удавалось поймать тебя на чем-то подобном. А видит Бог, я старался. Начал ощущать себя неполноценным, от того, что одной тебе лучше, чем со мной. И старался хоть одним глазком заглянуть туда, в этот мир, где тебе совсем не одиноко.
   Позже понял, что так бывает не только от музыки: начал ловить моменты, когда ты замирала от восторга, и кричала "Дима, как круто, смотри!". А я вглядывался и не понимал: что может быть такого интересного в тысячах тонн воды? Особенно, если ты не умеешь плавать? Но тебе снова было пофиг, я видел, как впитываешь эти ощущения, как забираешь их, втягиваешь в себя. Зачем? Наверное, чтобы потом радовать себя воспоминаниями. Ребенок? Иногда становилась похожа. Или так близка была к детям, живущим по правилам, еще не испорченным взрослыми?
   Скорее, инопланетянка. Странная женщина из другого созведия. Попала сюда случайно, да так и не нашла обратной дороги. Или осталась из любопытства. Из научного интереса. Все время казалось, что ты не просто смотришь на мир, а наблюдаешь. И меня изучала, смотрела всегда чуть прищуренно. Рассказы про близорукость - прикрытие. Но старалась при этом остаться в стороне, с извечным вопросом "да что вам надо от меня, люди? Оставьте меня в покое, ведь я вас не трогаю".
   Все эти мысли пришли потом, когда настало долгое безвременье - без тебя. Много чего обдумал и вспомнил, изводясь тоской, неприкаянный. И убеждал себя, что такие, как ты, пришибленные - только к беде. Не много таких, но даже из любопытства подходить близко не стоит: перемкнут мозжечок, поменяют тебе что-то в рецепторах, и вот - возьмите, еще один больной. Неизлечимый. Еще одно бюджетное место в клинике для тихих психов.
   А тогда решил для себя, что весь изойдусь, все силы потрачу, но заставлю тебя улыбаться вот так же и мне, а не только лишь своим мыслям; как всегда, жадный, хотел, чтобы только мне и ради меня ты вот так радовалась. Наивный. Ломился захватчиком туда, где вообще появляться не стоило. Всего-то и нужно было: убедить, что снаружи не страшно, и можно выйти ко мне, и я не разрушу, не разгромлю то, что так бережно ты там выстраивала.
   Во всяком случае, мне так казалось...
  
   Глава 16.
   Оказалось, что просто касаться губами, нежно трогать скулы, лоб, подбородок - вот предел человеческих мечтаний. Во всяком случае, мозг советовал остановиться, опасаясь короткого замыкания. Мозгу, конечно, виднее, но кто бы его послушал, зная, что вот оно все перед тобой: это хрупкое, нежное, сладкое... Руки не знали, за что ухватиться, чтобы сдержать себя от падения, и потому просто сжимали, ласкали, сминая, снимая одежду. Наверное, стоило бы помедленнее: затаясь, разглядывая, впитывая, запоминая. Но память уже была перегружена: на сотню лет хватило бы воспоминаний, как нежно, но слишком уверенно, чтобы остановиться, он захватывал женщину, не желавшую сдаваться. Где-то в районе позвоночника сквозила уверенность, что просто застал врасплох, выбил из колеи, потому и сдалась так легко, без боя. Или сама захватила? Кто б его знал тогда, да и незачем было. Хотелось лишь знать, какова на вкус ее кожа, и собрать все мурашки, что вдруг пробегали по ее спине, и перебрать позвонки, такие трогательные, как у ребенка. Он забыл вообще, что нужно делать, и о том, что такое техника. Десятилетия опыта оказались ненужными. Осталось лишь жадное любопытство: познать, наконец, какая она? Что еще таится в этом маленьком теле, какой нераскрытый секрет, что тянет к себе магнитом?
   И руки бродили, замирая вдруг там, где раньше так часто застревал его взгляд: на запястьях, на шее, на тонких щиколотках. Если бы кто-то раньше сказал, что он будет вести себя как мальчишка, который толком не знает, что делать - расхохотался бы в лицо. А сейчас оказалось не до смеха. Страшно было хоть что-нибудь пропустить, не рассмотреть, не прочувствовать. Не успеть поцеловать эту ямочку, что спряталась под лопаткой, и не ощутить, как эта спинка целиком умещается в руки: вся, от затылка до ягодиц. И понять, как удобно укачивать ее всю на руках, совершенно не чувствуя тяжести. Накрыло каким-то неведомым чувством, будто все это - в первый раз. И, возможно, в последний. И нужно забрать от него все, что можно, чтобы оставить хоть что-то на память. Потому он как будто и не спешил, и тут же несся на всех парах, то затихая, то снова слетая с рельсов.
   И замер вдруг, поняв, что совсем затихла. Испугался, что опять задавил, пережал с напором. Представил, как выглядит со стороны - жадный маньяк, еще чуть-чуть, и начнет заглатывать по кусочкам. Зажмурился, мысленно чертыхнувшись, и осторожно заглянул в лицо. Вроде бы, расстроенным не казалось. Аккуратно поправил волосы, не удержался - погладил брови, веки.
   - Аня...
   Открыла глаза, нет, не несчастные, удивленные. Снова не понял ничего, и оттого, как обычно, сморозил глупость:
   - Если ты не хочешь, я остановлюсь. Ты только скажи.
   Губы дрогнули и ухмыльнулись. Вот как можно сейчас ухмыляться?
   - Дурак ты, Дим. Не останавливайся.
   Твою же мать! Ну что за невыносимая женщина? Он до дрожи боялся ее испугать, а она ждала продолжения. Ведь можно и до инфаркта довести, с такими перепадами настроения! И она, будто разгадав, что с ним творилось, вдруг потянулась сама навстречу, наверное, чтобы вновь не перепутал, не сделал что-то неправильное.
   И отключила последние крохи рассудка. Забрала ум и волю. Было бы что-то ценное еще за душой - отдал бы в тот момент без раздумий. Но отдавать было нечего. Осталось только брать, грести охапками то, что так неожиданно перепало.
   Пропала бережная нежность, время понеслось, догоняя и не в силах догнать, а потом застыло и замерло, перестало существовать. Осталось безумие. Оказалось, что вся ее сдержанная холодность - полная ерунда, и молчать она совсем не умеет. И маленькие коготки талантливо рисуют на коже. Да так, что она сгорает и плавится. Пытается прирасти к ее пальцам. Захотела бы снять и унести с собой - отдал бы с радостью, забирай, на здоровье. Только чуть позже, когда уже не останется сил, чтоб дышать. Все то, что только угадывалось, что старательно пряталось раньше - лишь легкий намек, отблеск ее настоящей чувственности. И стало вдруг непонятно, кто берет - а кто отдает. Она так же жадно вбирала, как и дарила ласку, иногда удивляя натиском. Он шалел и сдавался, радуясь от того, что все, что сейчас происходит - взаимно. В ушах звенело от пустоты, что царила в черепной коробке. О чем можно думать, когда такое творится? Или творит эта милая девочка?
   Милая девочка выматывала так, что сил не осталось уже на дыхание. Сердце вот-вот должно было остановиться, устав колотиться, как ненормальное. Глаза ослепли от нежданного великолепия: ее лицо, именно такое, как сейчас, впечаталось в память, и больше видеть ничего не хотелось. Сорванное дыхание и горло, пережатое сдавленными стонами. Были моменты, когда понимал: все, вот сейчас уже можно умирать. Но она не давала, невинным вопросом: "и все?", но с таким искренним недоумением, что отдавать концы просто не было права.
   Сколько раз так умирал, думая, что больше не воскреснет - потерял счет, и не пытался считать, не до того было. Нужно было успеть выдать все, о чем просила - пока не передумала. Даже сейчас эта мысль продолжала жить на задворках сознания: что все сейчас закончится, так же внезапно, как началось. И от того острее и трепетнее, больнее и слаще воспринимался банальный акт, что давно уже стал обычной частью жизни взрослого мужчины. Сейчас каждый вздох становился открытием, которое нельзя упустить - вдруг больше не вернется? Как вспышка сверхновой - чуть отвернись, и будешь всю жизнь кусать локти. Вспыхивая и угасая, она вынимала из него всю душу, но взамен отдавала что-то еще более ценное. Что? Не взялся бы сказать. Просто так чувствовал.
   Так же, как вдруг почувствовал - все, стоп игра. Она отключилась. Вот только что нежно шептала какие-то глупости, улыбалась, перебирая пальчиками. А вот уже спит. Умоталась, наверное.
   Дима же долго не мог заснуть. Просто смотрел широко открытыми глазами в пустой потолок, устав рассматривать ее спящее лицо - такое умиротворенное, что больно становилось от сознания: наяву она никогда такой не бывает. Смотрел и пытался понять - что это было? Как понять произошедшее? Мысли, правда, постоянно прерывались жаркими воспоминаниями, от которых хотелось ее разбудить и доказать себе, что все ему не приснилось. Но понимал, что это будет окончательное свинство. И так, бедной, сегодня по полной досталось.
   Когда мысли и мечты превратились в обрывки сна - не заметил. И впервые в жизни проспал до полудня, очнулся от солнечного света, бьющего в глаза, и от незнакомого треньканья будильника. Не сразу пришел в себя, долго встряхивал головой и жмурил глаза. А противный звук никак не хотел умолкнуть. Пришлось вставать, натягивать штаны и отправляться на поиски источника. Организм ощущал себя как в тяжелом похмелье: голова мутная, руки-ноги ватные. Хотя не помнил, чтобы много пил. Источник неприятного звука нашелся в кармане пиджака. Опять же, непонятно, почему тот был брошен в прихожей - неаккуратностью никогда не страдал. Достал из кармана маленький телефон - тот уже надрывался на полную мощность, нашел кнопку сброса - действительно, будильник играл. И вспомнил, что вчера так и не отдал его Анне. И тут возник вопрос: а где она сама? Память вернулась, подсовывая самые интересные моменты, которые тут же захотелось повторить. Отправился на поиски - может быть, в ванной закрылась? Но ванная оказалась пустой, так же как кухня, спальня и другие две комнаты. Не понимая, выглянул даже на балкон - хотя, что там можно делать на морозе? Но от этой дамочки можно ожидать чего угодно... В общем, обыск квартиры ничего не дал. В ней остался один хозяин. От ночной гостьи не осталось никаких следов, кроме телефона - и тот, похоже, просто забыла.
   Как на это реагировать? Дима решил, что не нужно никак. В конце концов, проснулась, удивилась, растерялась. Сбежала домой, чтобы осознать и подумать. С кем не бывает. С ним, конечно, еще ни разу такого не было: он всегда либо сам провожал девушек, либо уходил от них, но всегда оба были в сознании и, как минимум, прощались. Ну, зная что девушка с вывертом, ей можно было простить невежливость, а с учетом того, как сумбурно прошел вчерашний вечер - стоило даже понять. Подумал, что до вечера нужно дать ей время, а потом позвонить. Сама-то точно не объявится - это уже проходили.
   Так легко принятое решение с каждым часом становилось все тяжелее, и хотелось сократить время, отданное ей на раздумья. В конце концов, не маленькая же, чтобы после шикарной ночи сидеть и убиваться от горя. А если убивается (кто знает, что придет в эту странную голову?), тем более, нужно срочно утешать. Несколько раз набирал номер, но в последний момент останавливался - всего-то пару часов подождал. Нужно еще парочку. На третий час не выдержал, плюнул на все предыдущие решения и позвонил. Тут же затренькал оставленный хозяйкой телефон. Чертыхнулся, понял, что откровенно тормозит. Растерялся, не зная, как еще можно связаться. Знал бы номер квартиры - ломанулся бы к ней домой. Но она в гости никогда не приглашала, и дальше подъезда провожать не просила. Можно бы, конечно, узнать у Сереги, но впутывать сейчас друга совершенно не хотелось. Слишком многое пришлось бы объяснять. Вспомнил, что у нее всегда работало два мобильных - деловая же колбаса, одного недостаточно.
   Обрадовался этой мысли, как ребенок. Порылся в памяти своего телефона - не нашел второй номер. Долго не решался, но все-таки набрался наглости и залез в записную книжку Аниной трубки. Сказать, что это было мучение - значит, ничего не сказать. Мало того, что в списке контактов оказалась какая-то чертова прорва номеров, так еще там была масса мужских имен! Всевозможные Паши, Сережи, Леши, Андреи и так далее, и тому подобное. Где-то - полные ФИО, где-то просто имя. Нет, конечно же, Дима не ревновал, но сам факт, что она звонит или отвечает массе людей мужского пола, раздражал до чертиков. Конечно же, это не было ревностью. Он был уверен, что данное чувство ему неведомо и генетикой не заложено.
   Ее второй телефон так и назывался "мой Мегафон". Просто и лаконично. Наверняка, во втором был так же забит "мой МТС". Молодец какая. Нашел. Собрался с духом и позвонил. Конечно, со своего, хотя чуть сдуру не ткнул на ее кнопки. Услышал гудки, долго ждал - не ответила. Решил, что , наверное, спит. Ну, или занята и не слышит. Или второй телефон тоже где-то посеяла. Не хотелось даже думать, что подобным же образом. Не верилось в это, и все. Сколько раз набирал в этот день - не запомнил. Перестал считать на десятой попытке. Ближе к вечеру опомнился и понял, что творит: никогда еще Дмитрий Серебряков не звонил столько раз ни одной женщине. Ну, только маме и сестре, когда волновался за них.
   Разозлился на себя и на весь мир, на Анну - особенно. Велика честь, столько названивать. Не хочет слышать - сама дура. А если ей ночью что-то не понравилось - капризная дура. Так думать оказалось легче, и напряжение немного отпустило. Вот только аппетит пропал и интерес ушел ко всему в жизни. Какие-то планы строил на эти выходные, куда-то собирался выезжать - и вдруг забыл, куда, с кем и зачем. Потом вспомнил, что именно с ней и друзьями и планировал поехать кататься на лыжах. Вспомнил и снова разозлился. Позвонил всем по очереди парням, но все оказались подозрительно заняты. Похоже, не простили вчерашней выходки в кафе. Но спросить, чем закончился их разговор, удалось ли помириться - никто не рискнул. А удалось ли? Ведь слов прощения он так и не услышал. Хотя, положа руку на сердце, не сильно-то о них вспоминал, особенно в последние часы их общения. Слишком важно было все другое. Или прощения он и добивался, вымаливал - не словами, так делом? Не говоря, а даря наслаждение? Потому и было с ней так, все совсем по-другому, что кроме обычной животной страсти, что-то еще и на душе плескалось? Гоняя по кругу все эти мрачные и непривычные мысли, Дима зарекся вообще вспоминать об Анне. Решил, что от нее одна головная боль и мучения. Обрадовался своей сообразительности и тому, как быстро он все расставил по местам. Все, нет больше места никаким Аннам. Забыли. И счастливый, завалился спать. И почувствовал запах ее духов на подушке. И подумал, что глупо забывать и отказываться от того, что принесло такое наслаждение. И сон как рукой сняло. Так промаялся, травя душу воспоминаниями, почти до утра. Голова разболелась, глаза жгло от недосыпа, а уснуть так и не удавалось. Убедил себя: все от того, что проснулся слишком поздно - сбился режим. К пяти утра не выдержал, налил себе стакан вискаря, выпил одним махом, закусил бутербродом, включил самый скучный канал ни о чем и незаметно вырубился. Чтобы снова увидеть ее. Тогда - то и началась эта пытка снами. Слишком сладкими, чтобы от них отказаться, и слишком горькими при пробуждении.
   Следующее утро было еще мучительней: проснулся, пытаясь найти ее рядом. Не нашел и разочарованно застонал. Снова потянулся к телефону, не глядя, набрал уже наизусть знакомые цифры. Сбросила. Значит жива. Почему сбросила? Потому что семь утра воскресенья, и разбудить ее может только пожарная сирена. Или звонок с работы - это у нее святое. Ответственная. Об этом были все предупреждены: не хотите ссориться - по утрам не беспокойте. Иначе несдобровать. Снесет голову. И все, почему-то, поверили, и эксперименты ставить не рискнули. Тогда почему она проснулась и ушла вчера так рано? Что ей так не понравилось? На этой мысли Дмитрий понял, что медленно сходит с ума. И нужно делать что-то, чтобы все мысли вылетели из головы. Поехал в спортзал, совмещенный с бассейном, и гонял себя до потери пульса. До тех пор, пока усталость не заставила свалиться. Это на время помогло, но лишь до момента возвращения домой. Там уже все, казалось, пропиталось ее запахом. Когда успела? Всего-то несколько часов пробыла. Тем более, никогда не замечал, чтобы она усердствовала с духами. Так, что-то еле слышное. Скорее, намек, а не аромат, такой слабый, что невозможно угадать - какой именно. А может быть, это были не духи, а запах ее тела...
   Чувствовать этот запах было невыносимо. Слишком многое оживало в памяти. И он ближе к ночи принялся за уборку: перестирал все белье, проветрил все комнаты, пока не замерз, замотался, но понял, что не заснет. Снова вспомнил о вискаре. Мысль о том, что от женщин все беды, уже не казалась банальностью.
   Как прожил оставшуюся до Нового Года неделю - плохо понимал и помнил, глушил тоску работой, походами по бабам, по - другому никак не назвать, потому что не помнил ни лиц, ни имен, просто пытался забыться, выпивать зарекся - так недолго и тихим алкоголиком стать. Сам Новый Год тоже проскочил мимо. Встретил дома у сестры, чинно и семейно , и все было хорошо, пока не вспомнил - а с кем, интересно, она встречает? Отправил СМС с поздравлением. Получил "спасибо, и тебя с праздником". И все. Ни одного лишнего слова, а ведь так ждал. И сорвало крышу окончательно. Зачем-то понесло по клубам и кабакам, проснулся в незнакомой квартире, обрадовался почему-то, что одетый - как был в костюме, так и спал. И понял, что больше не тянет ни на кого, кроме одной, пропавшей без вести. Он -то надеялся, что легкая болезнь, что началась так давно, пройдет, когда получит желаемое. А оказалось, что вирус - сильнее, и накрыл его полностью, заразил и тело, и душу. С тоской дожидался окончания длинных праздников, надеясь, что хоть работа поможет отвлечься, а пока снова проводил время с друзьями. Те, очевидно, с Анной продолжали общаться: постоянно пытались рассказать очередную хохму, которую она отмочила. И замолкали на полуслове, вспоминая, что Дмитрий рядом. Его вообще, в последнее время, перестали замечать: он сидел молча, хмуро наблюдая, редко вставляя пару фраз. И не уходил, потому что не хотел оставаться дома один. Жадно прислушивался к обрывкам рассказов, пытаясь узнать хоть что-то о ней, но спрашивать не хотел - боялся выдать себя с головой.
   Ломало. Жутко и качественно. Такого он еще никогда не проходил, и не знал, как определить это состояние. И бесило, что она, похоже, живет себе , припеваючи, в монастырь не уходит, общается с людьми, и только одного, почему-то, ни видеть, ни слышать не хочет.
   Первый рабочий день показался счастьем: работа отвлекала, забирала все внимание и позволяла почувствовать себя человеком, нормально соображающим. Это казалось спасением, и он начал оставаться допоздна, хотя раньше действовал по принципу: нафиг такая работа, если жить некогда. А сейчас только вокруг бизнеса его жизнь и вертелась.
   Так продолжалось еще несколько дней. Пока Сергей не открыл дверь кабинета, практически с ноги. Дмитрий удивленно поднял глаза от документов:
   - Ты чего такой взъерошенный?
   - Я взъерошенный? Да ты на себя, мляха муха, посмотри! Ты когда, вообще, в зеркало смотрелся? Бриться забываешь или тебе бритву подарить?
   - Серег, ты чего завелся, какая муха укусила?
   - Это, Димон, не меня, а тебя какая-то муха покусала. Я даже знаю, как зовут и где живет. Могу с тобой поделиться.
   Начиная подозревать, о ком идет речь, Дмитрий напрягся:
   - Серег, о чем речь вообще? Угомонись и скажи нормально.
   Тот вдруг успокоился, вальяжно развалился в том самом памятном кресле и выдал:
   - Я вот думаю, что Анька все-таки работает на конкурентов!
   - Да ты чё, офонарел? Каких конкурентов? Она работает у одного из наших крупнейших партнеров. Мы сейчас во всю сеть отгружаемся, обороты уже миллионами считаем. С ума сошел?
   - Да не, Дим, спорю на свою почку, что она еще кому-то помогает нас развалить.
   - С чего бы вдруг? Думаешь, информацию сливает? Так мы ж при ней ни о каких делах не говорили. - Ощутимо занервничал. Будет крайне неприятно узнать, что она способна на подлость. На все, что угодно - это уже поняли, но подлость и предательство - точно не про нее.
   - Да ну, это было бы слишком просто. Она надежнее работает. Тупо выводит из строя голову компании. А если голова не работает, весь остальной механизм рассыпается. - С очень серьезным и уверенным видом сообщил Сергей.
   - Что ты мелешь? О чем? Я вообще тебя не понимаю.
   - Вот в этом все и дело, что ты в последнее время Вообще. Ни хрена. Не понимаешь. Ты не видишь, что творишь. Всех людей задергал - они боятся к тебе близко подходить. Сейчас в приемной сидят три человека и не знают, кому идти первым. Потому что первого ты сожрешь с потрохами, а остальных просто покусаешь, но они живы останутся. Они меня и попросили зайти, разведать, так сказать, боем. Это и было последней каплей. Ты знаешь, что у нас в последнее время резко повысилась посещаемость сайтов с вакансиями? Почти у всех открытые резюме выложены, и народ постоянно заходит и проверяет подписку. Это мои ребята вычислили, что внешний трафик вдруг резко возрос. Решили проверить, думали, кто-то инфу на сторону льет. А это народ потихоньку сливаться планирует. Проектный отдел целиком лыжи намазал. Тебя спасает то, что сейчас не сезон, и податься особо некуда. Ты сидишь тут до полуночи, а они - вместе с тобой, потому, что уходить раньше босса не привыкли. Сидят и ползают по сайтам в поисках лучшей доли. Ты чего добиваешься?
   Дмитрий только растерянно молчал и болезненно морщился, а друга несло:
   - у тебя крышка-то давно съезжать начала, но сначала по-тихому. Еще в первый раз, когда она у нас оказалась, на твою физиономию было любо-дорого смотреть. Забавно выглядел. Потом крен стал более заметен, но я не лез: думаю, человек взрослый, каждый развлекается, как может, нравится парню чердак проветривать - да ради Бога. Но у тебя ж ее совсем унесло, когда ты Аньку довел в том кабаке, а потом все мозги выдуло. Я надеялся, что есть запасной комплект, но ты его что-то никак не достанешь. Когда ты был задумчивым идиотом, это еще терпелось. Но идиот агрессивный - увольте.
   Дим, что там у вас происходит, что тебя так ломает?
   Тот снова только пожал плечами.
   - Слушай, я к Аньке хорошо отношусь, и не стоило бы ей с тобой связываться, но видеть, как ты разваливаешь коллектив, который годами собирал и учил - не могу. Сезон начнется, с кем ты работать будешь?
   Хочешь совет? Если так уж невтерпеж и ломает, засунь гордость в задницу, купи цветов и алкоголя, желательно крепкого, помирись и трахни ее, наконец. Думаешь, никто не понимает, что тебе только это сейчас и нужно? Другие бабы, как я понял, не помогают? А так, глядишь, и отпустит.
   Да, диагноз Серега поставил верный. Только с лекарством не угадал.
   Дима только хмыкнул и развел руками. Друг все понял правильно.
   - Да ладно? Я правильно понял? Уже? И что, не отпустило?
   Снова молчаливая гримаса.
   - Так если все уже случилось, в чем проблема? Ты что, облажался? Ей не понравилось? Чё за хрень тогда у вас происходит? Если бы ты разочаровался, то давно бы уже забил на нее. В ней проблема?
   - Ага.
   - И в чем конкретно?
   - Она ушла, не прощаясь, и больше не появлялась.
   - Ну, это не конец света. Надо позвонить.
   - Звонил. Много раз. Не берет. - Почему-то, рассказав другу, почувствовал себя легче. Все-таки маяться в одиночку слишком тяжело.
   - Каждый день звонишь?
   - Нет, перестал ее дергать пару недель назад. Все равно не отвечает.
   - Встретиться пробовал?
   - Да что я, пацан какой, чтобы так за ней бегать?
   - Дебил ты многолетний, а не пацан, а это намного хуже. Если женщина тебе нужна - плевать надо на все предрассудки, нужно идти и добиваться, тем более, если это такая, как Анька. Пока ты маешься, кто-нибудь другой уведет.
   - То-то, смотрю, тебе это помогает. Когда мы в последний раз обмывали твою неудавшуюся любовь, не помню, какую по счету?
   - А давно, между прочим. Но даже тогда я был уверен, что все что мог, сделал. И если не удержал - значит, ей просто другой нужен, а не потому, что я гордый идиот.
   - Хочешь сказать, что я безнадежен?
   - Безнадежных больных не бывает. Бывают только мертвые.
   Утешил, блин. Хотя искру надежды заронил.
  
  
  
   Глава 17.
   Надежда, она такая. Умирает последней, а пока живет - заставляет и тебя жить и мучиться. Хотя давно бы уже проще сдохнуть вместе с ней. Вот сейчас она снова затеплилась, начала расправлять крылья, хоть весомых поводов пока что и нет. Нет никаких гарантий, что сегодняшний день будет иметь продолжение.
   Похоже, Аня думала о том же - в кои-то веки наши мысли совпали:
   - Дим, тебе не кажется, что странно у нас день проходит: спим, едим, выясняем отношения, потом снова спим... И так по кругу. Я, кстати, снова проголодалась. Давай что-нибудь приготовлю.
   И встрепенулась, поднимаясь с моих колен. Очень не хотелось отпускать, руки на прощание прошлись по всему ее телу, выпустили, а потом снова притянули. Замер, уткнувшись лицом где-то в районе живота, вжимая в себя и сам вжимаясь.
   - Дим, ну пусти, я же не ухожу, а просто хочу сделать нам еды.
   Судорожно выдохнул. Услышала, хотя старался не показать:
   - Дима, ты что? Что-то случилось?
   - Блин, Анька, я так соскучился по тебе, что не могу оторваться. Боюсь, что снова проснусь, а тебя рядом нет.
   - Я тоже соскучилась. - Бальзам, чудотворное лекарство на исполосованную душу, истерзанную сомнениями.
   - Соскучилась - это хорошо. - И притворно самодовольно улыбнулся, разыгрывая. Если признаётся, что скучала - можно уже и повеселиться. - Значит, нуждалась во мне, вредина.
   - Будешь выпендриваться - соберу манатки и пойду домой. С чего ты вдруг такой довольный стал? - Ну вот, похоже, пришла в себя после тяжелой исповеди. Снова начала шутить в своей обычной манере. Пусть лучше язвит, чем сидит несчастным, нахохленным воробушком.
   - Ань, ты же все равно всегда поступаешь, как хочешь. Соберешься уйти - тебя никто не удержит, если только связать и запереть в подвале.
   - Ну, тебе это не впервой, так что не прибедняйся - тебе приспичит, можешь и связать, и запереть. Это я уже проходила, можешь не обманывать.
   Ну да, квиты. Один-один.
   - А я не хочу тебя связывать, хочу, чтобы ты сама осталась. Что нужно для этого сделать?
   Остановилась на полпути к холодильнику, повернулась всем корпусом, и снова - очень серьезный взгляд:
   - А не надо меня держать и заставлять. Вот и все. Ты же вспомни - я к тебе всегда возвращалась, куда бы ни пошла и что бы ни делала. Если говорила, что приду - приходила. Ну, иногда немного задерживалась.
   - Ага, твое "немного" - это несколько часов ожидания. Я весь изведусь, телефоны оборву, а она "еще немного, чуть позже приеду, полчасика, наверное". Особенно, когда ты на своих гулянках отжигала.
   - Ну вот, снова начались претензии. Я снова что-то должна и виновата. А я не хочу быть никому и ничего должна, понимаешь? Поэтому и не обещаю ничего.
   И вообще, давай-ка чисти лук и морковку, будем сейчас что-нибудь вкусное готовить.
   Вот что за манера - оборвать разговор на самом интересном месте? Перевести все в какую-то банальную плоскость. И ведь невозможно ни отказать, ни поспорить.
   - Ань, разве я много от тебя требовал? - Оказывается, вот так, когда руки и глаза заняты делом, задавать сложные вопросы намного проще.
   - Сам факт, что требовал, меня напрягает. От меня постоянно кто-то что-то требует, и я всем и каждому что-то должна. Почему и за что - не понимаю. Каждый считает, что ему лучше известно, как мне нужно жить, и как поступать. И ладно бы, просто советами изводили, так еще и настаивают, чтобы я их слушалась. Разве не так, Дим?
   - Ну... не знаю... Разве я так себя вел?
   - А разве нет? Ты знал, и сейчас, уверена, знаешь, о том, чтО мне нужно есть, сколько спать, куда ходить, с кем общаться, чем заниматься... И, конечно же, ты абсолютно уверен в том, чтО именно не пойдет мне на пользу. И будешь настойчиво убеждать, что я должна этого избегать. Разве не так?
   - Ань, вообще-то, это называется заботой. Когда тебе не все равно, и ты пытаешься оградить дорогого, - чуть не сорвалось "любимого", но не рискнул, рано пока, - тебе человека от проблем и забот. Мне кажется, большинство женщин были бы рады, что о них кто-то заботится...
   - А я не рада! Мне не нужна такая забота, когда меня забывают спросить, и за меня принимают решения! Так-то я девочка взрослая и самостоятельная. И, заметь, я всегда точно знаю, чего я хочу и что мне нужно. А сели не знаю - так прямо и говорю. Только часто ты слышал от меня "не знаю"?
   - Мало помню таких случаев. Больше приходилось узнавать, что тебе вдруг не требуется то, что вчера было душно необходимо. Это больше всего сбивает с панталыку. И как после этого верить, что ты точно знаешь, чего тебе нужно?
   - Ну, в конце концов, я же девочка, и имею право передумать. Вчера мне очень хотелось пойти и купить новые туфельки, а сегодня я тупо хочу спать. И видала я в лесу эти туфельки, зачем мне десятая пара?
   - И как тебе после этого можно угодить? Где угадать, что ты действительно хочешь, а где твой каприз? Я себя полным идиотом чувствовал, пытаясь догадаться. И так каждый день.
   - А не надо было гадать. Есть такая штука - называется "вопрос". Если им уметь пользоваться, то жить становится легче. Ты меня много, вообще, о чем-то спрашивал?
   - Да тебя спрашивать о чем-то, все равно, что загадки разгадывать - ты ответишь, и смотришь с умным видом, а я как не понимал ничего, так ничего и не понимаю, только еще больше запутываюсь. - Тут уже не выдержал, психанул. Да я извелся весь, пытаясь понять, чего она вообще хочет, и как ей угодить. А все ее разговоры были похожи на марсианские: то ли на разных языках говорим, то ли на одном, но каждое слово у нас имеет разные значения.
   Она тоже, видимо, завелась, бухнула что-то в сковородку с размаху, развернулась ко мне, руки в боки уперла - невольно залюбовался: красивая, когда злится. Всегда красивая, а сейчас - особенно. Только на восхищенный взгляд - ноль внимания:
   - А ты не пробовал не искать скрытый смысл, а просто поверить в то, что я говорю правду? Банально и просто - что думаю, то и говорю. Я не умею врать и притворяться, и учиться этому не хочу. Мне проще все сказать так, как есть. А вся проблема в том, что эту правду не все хотят слышать: она не всегда такая, как нам хочется. И ты, Дима, тоже не хотел верить, и пытался найти скрытый смысл. А зря. Я ничего особенно и не скрывала. Почему ты не хотел слышать то, что я говорю?
   - Да потому что иногда это было похоже либо на бред, либо на банальные отмазки. - В принципе, она права, но признаваться в своей глупости не всегда приятно.
   - Ну вот, видишь. А то, что я в этот момент абсолютно искренна, тебе в голову не приходило? Если говорила, что встречаюсь с другом, которого год не видела, и больше не увижу сотню лет, что тебе казалось неправдой? Или когда я с твоими парнями в бильярд играла, а ты в Москву улетал, что ты вдруг завелся? Ты кому не доверял, мне или им? Или тебе просто нравилось раздавать претензии? Потому что я не сидела у окна, в тоске дожидаясь? А почему я должна сидеть и тосковать, если ты занят и далеко, а мне есть, что делать?
   - Ань, ну любая нормальная женщина себя именно так ведет, или хотя бы показывает, что скучает. - И я надеялся, что ты будешь по мне скучать.
   - А я скучала. Только не лила слезы в подушку, и не отрывала тебя от совещаний, а находила себе занятие. - тонкий намек на мои закидоны, когда обрывал ей телефон по сто раз на дню и срывался, когда она отвечала только вечером, со сто первого раза. Пока не понял, что во время работы ей лучше не звонить - ей просто некогда. Этого тоже понять не мог: так мужчины себя ведут, но не женщины. У них же личная жизнь всегда должна быть на первом месте. И постоянно забывал, что у этой девочки нехилая, в общем-то, должность, и охрененная для женских плеч ответственность.
   - А я не верил, потому что так не скучают.
   - В этом, Дим, вся проблема: ты все время сравниваешь, как я должна бы себя вести, и как поступаю на самом деле. И забываешь, что мне плевать, как там надо и кому. Мне чужие правила не интересны. Я по своим живу, и заметь, никому этим не мешаю. Я просто поступаю так, как считаю нужным, а не как принято. А ты все пытаешься найти в этом притворство, вытащить из меня то, чего нет на самом деле, или заставить вести себя, как положено.
   Я от тебя часто что-нибудь требовала, запрещала, заставляла что-то сделать?
   - Нет, Ань. У меня всегда было ощущение, что тебе вообще ничего от меня не нужно. Максимум - чтобы оставил тебя в покое. Это и бесило. Казалось, что ты со мной только по непонятной прихоти, из каприза. А как только надоест - ты тут же уйдешь. Как, в принципе, и случилось. Да если бы ты мне хоть один скандал закатила, по любому поводу - я бы от счастья дураком стал. А тебе как будто параллельно было - ходит тут какой-то постоялец, сильно не мешает - и ладно. Это и доводило до бешенства.
   Она прекратила что-то мешать, закрутила все ручки на плите, устало присела за стол, лбом о ладонь облокотилась. Взгляд - сочувственный. Приехали, опять больным считает, или тихо помешанным. Да чего уж тут, я и есть помешанный. А сейчас мой мозг совсем закипает: что-то важное она пытается сказать, а я опять не пойму - что? Я научусь когда-нибудь тебя понимать, марсианская девочка? Или с какой ты далекой планеты? Ведь говорят, все женщины с Венеры, а мужчины - с Марса. Ты, похоже, вообще из другой галактики. Потому что ни в одни рамки не вписываешься.
   - Дим, все готово. Теперь ты ухаживаешь. Я устала. - и деланно надула губки, ухмыляясь. По-настоящему никогда не видел, чтобы так себя вела. Хотя это же нормальное поведение для женщины: капризы, истерики, притворство. Намного проще было бы, поступай она, как все. Только надо ли оно мне - такое, как все?
   А она, так же неожиданно, как переключилась, снова вернулась к теме:
   - Ты вообще не прав. Мне не было параллельно. Просто я приняла тебя таким, как есть. И переделывать не собиралась. Зачем менять взрослого человека? Мы же все хотим, чтобы нас ценили, уважали и любили за то, что мы просто есть. А не за то, что кому-то угодили. А когда нас кто-то хочет сломать и поменять, слабые сдаются и начинают выгибаться под чужие требования, не понимая, что это - навсегда. Что если ты сразу не подошел под чьи-то высокие стандарты - не подойдешь никогда. Потому что за первыми придирками последуют вторые, третьи, и так - без конца. И ты всю жизнь будешь чувствовать себя неугодным ничтожеством рядом с великолепным совершенством. Я так не хочу. И от других не требую. И если меня человек не устраивает - я просто иду мимо, зачем его травмировать - не понравился мне, понравится кому-то другому. Кто сказал, что мое мнение - закон? Так же и со мной: не нравлюсь - ради Бога, проходите, выбор большой на планете, зачем тратить время на мое воспитание?
   И тебя я просто воспринимала таким, как есть. Психуешь временами? Ну, ради Бога, с таким режимом жизни и с твоим бизнесом это нормально, если себя вечно сдерживать - загремишь в кардиологию или в дурку. Рано просыпаешься? Да хоть совсем не спи, только мне не мешай. Нравятся тебе военные фильмы? Смотри, но я в этом не участвую. Посмотрю что-нибудь другое.
   И я ждала того же от тебя. А ты все никак не мог угомониться. Все время что-то требовал, убеждал, заставлял, настаивал. Иногда я сдавалась и шла навстречу, но чаще пыталась отстоять свое мнение. А тебе казалось, что я выпендриваюсь, обманываю, притворяюсь... Не знаю, что там еще. И я просто устала не соответствовать.
   Вот такой вот монолог, после которого остается только долго молчать. А что тут скажешь? Как всегда, ходит тузами, на мелочь не разменивается. И крыть мне тут нечем. Какой джокер у меня в рукаве? Любовь моя неземная? Так ее сейчас не время доставать. Она и ее так же начнет препарировать. И превратит мое больное, измученное чувство в какую-нибудь зависимость "по Фрейду". С нее станется. А я этого пока не хочу. Мне пока нужно подумать.
   - Будешь вино к ужину?
   Скептический взгляд в сторону ящика, где стоит недопитая бутылка - память о вчерашнем неудавшемся свидании. И почему не выкинул? Ведь дрянь же, Аня такое не пьет, я - тем более.
   - Да нет, не то. Такую бурду я тебе предлагать не стану.
   - Я должна себя чувствовать польщенной?
   - Как хочешь. Просто я помню, что ты любишь, и у меня стоит бутылка красного сухого, настоящего испанского. Ездил туда в отпуск, привез. Наверное, тебя дожидалось.
   - О, это уже прогресс. Если не должна - тогда да, я чувствую себя польщенной. - Что это было сейчас? Намек на то, что ответил правильно, что понял ее, наконец? Если так, я готов повторить эту фразу еще три раза, чтобы услышать такое же одобрение и радость в голосе. Настоящую радость и удовольствие.
   Отпила глоток, посмаковала, закрыв глаза, довольно хмыкнула:
   - Спасибо. Действительно, очень вкусное. - Вот почему я глаз от нее не могу оторвать, когда она ест или пьет, особенно вот так - с явным удовольствием? Оттого, что так невыносимо эротично прикрывает глаза или облизывает губы? Наверное, все-таки маньяк, или больной извращенец. Потому что за столом начинаю думать о постели. Хотя, рядом с ней всегда об этом думаю. Плачет по мне дядюшка Фрейд, вместе с остальными мозгоправами.
   - Слушай, я понял, что ты не хочешь "прогибаться под изменчивый мир", но как ты тогда живешь? Как друзей заводишь, как на работе общаешься?
   - На работе все просто: деловые отношения, прописанные инструкцией. Никто никого не должен любить или дружить. Вышли за порог магазина и можно забыть друг о друге. Пока от меня компания не потребует сделать что-то вразрез с моими убеждениями, нет никаких проблем. А с друзьями - просто хороший фильтр. Рядом остаются только те, кому со мной действительно интересно. Остальные растворяются через время. Зато я уверена, что те, кто остался - ценят меня такую, какая есть, со всеми тараканами и вывертами.
   Да, у нее, оказывается, все очень просто. Хотя намного сложнее, чем у других. Собственная философия. Интересно, каково с ней по жизни?
   - И ты не боишься, что останешься совсем одна, когда вдруг окажется, что никого не устраиваешь?
   - Тогда я пойму, что не мир сошел с ума, а у меня с головой проблемы. И начну их лечить. Только сейчас нет такой проблемы: мне хватает того круга друзей, которые давно определились, что им нужно от меня, а мне - от них. Вот и ты, Дим, определись, что тебе нужно: дурная девка с кучей тараканов в голове, которая их не прячет, или нормальная женщина, тоже с тараканами, но хорошенько прикрытыми?
   А что тут определяться? Вариантов у меня давно уже нет.
  
   Глава 18.
   Дима перебрал массу вариантов и поводов, чтобы, следуя совету Сергея, снова встретиться с Анной. Понял, что это ему необходимо, иначе есть все шансы свихнуться от тоски.
   Но, не имея опыта в возвращении ушедших женщин, никак не мог определиться - как лучше? Какой повод найти, чтобы стал серьезным и не надуманным, чтобы не прогнала на первых же минутах, или сама не ушла? Маялся еще несколько дней, хотя стало немного легче: появилась цель, и ушло ощущение безысходности.
   Осенило в тот момент, когда услышал, как Славка просил Алексея поискать какую-то редкую модель телефона: "Аня просила помочь, свой старый где-то профукала, а новый не нравится - не удобный. Хочет найти такой же, как был раньше". Понял, что совсем поглупел: ведь повод для встречи так и лежал у него дома, отключенный.
   Хотел рвануть тут же, но сдержался: столько дней прожил, можно прожить и еще один. Ночь не спал, обдумывая, что и как скажет, о чем спросит, и как удержится, чтобы не сграбастать ее в охапку и не утащить куда-нибудь, подальше от глаз людских.
   С утра рвался в бой, еле утерпел, чтобы не поехать сразу же к ней на работу и караулить у входа. Тоже показалось слишком глупым, да и некогда ей будет с утра разговаривать: наверняка, дел невпроворот. К обеду, на бегу решая рабочие вопросы, все-таки сорвался. Приехал к ее служебному входу, встал на такое уже привычное место: чтобы видеть всех выходящих, но сильно не светиться. Хотя того, что она заметит его машину, можно было не опасаться: она просто не помнила ни модель, ни марку. Только цвет и габариты: большая и черная. Каждый раз путалась, пытаясь определить. На вопрос, как можно не запомнить, как называется классический "Лэнд Крузер", и как его можно перепутать с кем-то другим, она отвечала: "а ты сможешь запомнить, чем ботинки от ботильонов отличаются? И с ходу определить, что это перед тобой? Вот то-то же. Мне лишняя информация совершенно ни к чему".
   Поэтому он спокойно, не прячась, стоял и ждал, когда ее душенька соизволит выйти на перекур, дергаясь каждый раз, когда дверь открывалась и выпускала кого-то наружу. И разочарованно откидывался назад, видя, что это снова не она.
   Ждать пришлось долго, минут сорок - не меньше. Наконец, эта чертова дверь выпустила Аню. Он залюбовался: в какой-то новой незнакомой шубке, с распущенными волосами, она была похожа на совсем юную девочку. Не сразу и узнал - такая расслабленная, улыбающаяся, со светлым лицом, она не часто ему показывалась. Понял только, когда она знакомым жестом откинула от лица волосы, подняла голову, подставляясь ярким солнечным лучам, и зажмурилась, счастливо улыбаясь. Затем, все с той же улыбкой, обернулась к девушке, видимо, обратившейся к ней. Дима позавидовал в тот момент этой девчухе, захотел, чтобы и ему улыбнулась так же.
   И понял, что боится. Забыл все слова, что придумывал всю ночь и полдня. И как сейчас к ней подойти, не испортив последнюю попытку (понимал, что еще одной неудачи не выдержит) - не знал. Пока судорожно соображал, чуть не упустил. Она еще погрелась на солнце и направилась обратно к входу. Успел только открыть окно и крикнуть:
   - Аня...
   Она притормозила, удивленно оглядываясь. Понятно, очки на лбу - не видит ничего нормально, да еще и солнце глаза слепит. Пока она осматривалась, успел выйти из машины и рвануть к ней. Подошел, неуверенно засунув руки в карман джинсов ("Трындец, как пацан, дергаюсь" - промелькнула мысль). Заглянул в лицо - вроде бы, не выглядит удивленной. Только щурится - не понятно, то ли от солнца, то ли пытается рассмотреть выражение лица.
   - Привет.
   - Привет. - Вот так, без лишних слов, за которые можно ухватиться и продолжить разговор.
   - Мне тут Славка сказал, что ты телефон хочешь такой же, как был. И вспомнил, что ты его у меня оставила. Решил привезти, зачем тебе тратиться? - и протянул несчастную трубку, не желая расставаться с предметом, единственным, что от нее и остался.
   - О, здорово! А я никак не могла вспомнить, где посеяла. Спасибо огромное! Я так замучилась с этой новой бандурой, никак не могу к ней привыкнуть. Пока наберу номер - полгода пройдет, и никто ответа не может дождаться, пока все блоки поснимаю. - И искренняя радость на лице. Не притворяется. Только вот не ему радуется, а обнаруженной пропаже.
   - Хочешь, помогу разобраться?
   - Да нет, спасибо, Дим, мне проще в старый симку вставить, а этот отдам кому-нибудь. - Не приняла подачу. Специально? Или снова просто не поняла, что это попытка восстановить общение? Иногда ее наивность вводила в ступор.
   Не выдержал и сходу брякнул:
   - Ань, почему ты тогда ушла и больше не появлялась?
   Растерянно захлопала ресницами - поймал, все-таки, врасплох. Редко удавалось, но сейчас получилось. И глаза непонимающие сделала. Или взаправду не поняла? Снова вернулось чувство раскачивающегося маятника: вверх-вниз, так сейчас сердце у него бухало.
   - Ну, мне нужно было домой попасть, а потом поработать сходить. Ты спал крепко, не добудилась. Собралась, дверь прихлопнула и пошла.
   - А потом? Почему на звонки не отвечала? - Теперь уж совсем выражение лица недоуменное: явно не втыкает, о чем речь. Брови нахмурила.
   - Какие звонки?
   - Пипец, Ань, я тебе телефон оборвал, а ты спрашиваешь - какие звонки?
   Не заметил, как повысил голос, проходившие мимо сотрудники начали коситься. Аня заметила, нахмурилась:
   - Слушай, давай не будем сейчас ничего выяснять. Ни к чему народу на концерт смотреть.
   - Пойдем, в машине поговорим.
   - Нет, я сейчас не могу.
   - Хорошо, давай вечером заеду, тогда и пообщаемся.
   - Хорошо.
   - Заканчиваешь, как обычно?
   - Постараюсь освободиться к шести. Если что, звякни.
   - Куда? На какой номер?
   Снова взгляд, как на идиота:
   - Все на тот же. Я сим-карту восстановила, номер прежний.
   - Ладно. До вечера. - И уехал в непонимании еще большем, чем до встречи. Вообще не соображал, что происходит: судя по поведению, она и не думала прятаться. И слишком обиженной не выглядела. Сама с вывертом, так еще и нормальных людей с толку сбивает. Но все эти тревожные мысли заглушала безумная радость: вечером снова увидятся. Не важно, о чем, но смогут поговорить. Осталось только приложить все усилия, чтобы разговор не закончился ссорой.
   Как прошел остаток дня - не заметил, весь в каких-то мыслях, совсем с делами не связанных. Да каких еще, если не о том, как снова увидит и услышит? Диагноз, поставленный Серегой, но до конца не утвержденный, уже не подлежал сомнению: влип бесповоротно. И не поможет ничего, если только само не пройдет. А сейчас оставалось только принимать лекарство, без которого жизнь обрывалась. Снадобье со странным вкусом: горьковато - терпким и сладким одновременно. Но заменять его ничем не хотелось. Вон, всего один глоток сделал - и как уже полегчало.
   Подъехал минут на пять раньше времени. Ждать, конечно же пришлось. Опоздала немного - минут на пятнадцать, но это было в норме вещей: раньше и не так задерживалась, бывало - вообще отменяла встречи, говоря, что остается до упора. Но он все равно приезжал, забирал и отвозил ее домой. Что об этом думали сотрудники - не известно, они никогда не обсуждали.
   А теперь-то он готов был ждать и час, и два, да сколько угодно. Но уезжать без нее точно не собирался. Вот и сейчас она выскочила, продолжая говорить по телефону, на ходу застегивая сумку и придерживая ворот шубейки - видно, торопилась, собиралась на бегу. Вышел и помог усесться в машину, застегнул ремень, а она только кивком поблагодарила, продолжая о чем-то серьезно говорить. Так и проболтала всю дорогу, судя по обрывкам фраз - о чем-то действительно важном. Закончила фразой "блин, ну сегодня без меня обойдитесь, пожалуйста. Я действительно больше не могу разговаривать", когда уже остановились у дверей того самого заведения, где ужинали в первый раз. Почему Дмитрий выбрал именно его - не знал, но показалось символичным.
   Она же направилась к комнате, в которой сидели в прошлый раз, как будто каждый день там бывала. Обернулась только:
   - Я же правильно иду?
   - Да, все правильно.
   Пока делали заказ, ни словом не обмолвились о причинах встречи. Как будто виделись только вчера и черная кошка между ними кругов не нарезала.
   Она дождалась латте, сделала пару глотков и вдруг неожиданно потянулась всем телом, даже косточки захрустели. Дима поперхнулся чаем. Слишком откровенно все выгнулось, в глазах потемнело от наваждения.
   - Ой, извини. Целый день сидела за почтой, никак с бюджетами и расчетами не разгребусь. Все тело сводит. Шею клинит так, что в глазах темно. - Она снова выглядела усталой.
   - Давай, плечи разомну. Пересаживайся ко мне. Да не смотри ты так, ничего я тебе не сделаю. - Смотрела она с откровенным недоверием. - Ань, мы с тобой уже прошли момент, когда нужно стесняться. А массаж я делаю хорошо. В универе курсы заканчивал, на соревнованиях парням помогал, да и себе тоже. Давай, иди сюда.
   Все еще сомневаясь, она пересела на его диван. Повернулась спиной, убрала волосы, подставляя беззащитную шею. Осталось только пожалеть, что так смело предложил, не рассчитав свои силы: сдерживаться от того, чтобы тут же не смять ее всю, оказалось слишком сложно. Но решил не торопиться, и очень аккуратно положил руки ей на плечи, полностью их накрыв. Память услужливо начала подсовывать всяческие образы, о которых вспоминать ну вообще сейчас не стоило. Чтобы сдержаться, решил отвлечься на разговоры.
   - Так что там насчет звонков, Ань?
   - Я не помню, чтобы ты обрывал мне телефон. Вообще ни одного звонка не помню.
   - Я тебе весь день звонил на второй номер, а ты не брала.
   - Аааа, так это были твои непринятые... у меня тот телефон валялся в сумочке, на беззвучном. Я про него и не вспомнила, пока разыскивала этот, который у тебя остался. Потом пошла за новым, сразу старую сим-карту заблокировала, сделала дубль и в новую трубку вставила. А потом телефон, на который ты звонил, сдох. Я его все время забываю зарядить. Когда включила снова, в журнале только было указано, что неизвестный абонент пытался мне позвонить. А сколько раз - не видно было. Так что "не виноватая я". - И неожиданно сдавленно застонала. - Ой, Дим, вот это место получше разомни, там просто все свело до безобразия.
   У Димы тоже все сводило: и руки, и зубы, и все остальные части тела, а этот неожиданный стон так и вовсе довел до ручки. Знал же, на что подписался, только вот зачем так себя истязать, подумал ли? Медленно, очень медленно убрал руки от ее шеи, просто притянул к себе, позволив облокотиться, вместо спинки дивана. Она не сопротивлялась, и просто закинула голову на его плечо, прикрыв глаза.
   - А почему не перезвонила? - Спрашивать вот так, заглядывая в запрокинутое лицо, было не очень удобно, и в то же время - как-то до безумия интимно.
   - Я на незнакомые номера не перезваниваю. Кому надо - сам дозвонится.
   - Ты не знаешь мой номер?
   - Наизусть - нет. - "А я твой знаю" захотелось предъявить, но сдержался.
   - А потом куда пропала? Я думал, ты от меня специально прячешься.
   - Нет, не пряталась. - Задумчиво как-то прозвучало.
   - А что это было тогда, почему за месяц ни разу не объявилась?
   Дернулась вдруг, напряглась - выпрямиться захотела. Напряг легонько руки, но прижал намертво.
   - Сиди уже, не дергайся. И так вся напряженная, не надо больше.
   И она послушно расслабилась, спросила устало:
   - А что я должна была делать? Обрывать телефоны, требовать "переспал - женись"? мы же взрослые люди, Дим. И бывает так, что мужчина, получив то, что хотел, теряет интерес. Я это прекрасно понимаю, поэтому приняла как факт, что тебе больше ничего от меня не нужно.
   - А с чего ты взяла, что мне нужно было только трахнуться? - Грубо прозвучало, но она даже не поморщилась, только вздохнула.
   - Потому что именно это ты мне и сказал. - Тут пришлось вздыхать уже ему. Права. Не поспоришь. - Знаешь, Дим, у меня теория есть .Мужчины, в принципе, делятся, на несколько категорий: одним от тебя ничего не нужно. Пересекаемся только по какому-то делу, и расходимся. С ними проще всего. Вторые хотят тебя тупо поиметь. И если не получается, они быстро переключаются на другой объект. Третьи, когда не могут просто поиметь, начинают делать тебе мозги. Это самый сложный случай, потому что от них труднее всего отделаться: чем больше сопротивляешься, тем сильнее интерес. Есть еще просто друзья, которые тебя уважают и общаются без всякого подтекста. Ну, или хорошо его скрывают.
   Ты себя повел как делатель мозгов. И до того оказался настырным, что результата все-таки добился: поимел меня всеми возможными способами. И сейчас продолжаешь, видимо, не наигрался еще. Хотя это странно.
   - Значит, ты так обо мне думаешь?
   - А как я должна думать? Что ты ночей не спишь, обо мне вспоминаешь? Сон и покой потерял? Прости, но слишком на тебя не похоже.
   А ведь как права-то, на самом деле... И не спал, и есть не хотел, и вспоминал постоянно, до тошноты и головной боли. А она насмехается. Ну, сам дурак. Получи, фашист, свою же гранату. Придется исправлять ошибки. Признаваться в том, что вслух боялся говорить, все же легче, когда в глаза не смотришь:
   - А если, и правда, не спал? Если думал о тебе постоянно? Поверишь, Ань, если скажу, что каждый день приехать к тебе хотел, но боялся, что пошлешь? Скажешь, что я тебе противен? И с каждым днем эта уверенность, что видеть не захочешь, крепла?
   Замолчала надолго. В этот момент принесли заказ, и момент, казалось, был упущен. Она, так же молча, принялась за еду. Видно было, как вертятся колесики в ее мозгу, пока жевала. Но не произносила ничего, и в глаза не смотрела. Очень не обычно для девушки, которая обычно только туда и смотрит, больше ни на что не обращая внимания. Как будто всю душу до донышка пытается разглядеть.
   Подождал, пока перестанет ковыряться в тарелке, размазывая салат по краям. Но продолжил гнуть свою линию:
   - Ну, так что, не приходило тебе в голову, что я не совсем сволочь, а тоже могу переживать?
   - Чисто теоретически я предполагала, что так бывает. Но слишком на тебя не похоже. Ты всегда себя вел, как последний засранец. Поэтому я решила, что ты обычный засранец и есть.
   Неприятно было услышать справедливую, в общем-то, оценку.
   - Ань, я вел себя не как засранец, а как дурак. Так честнее будет. Не понимал просто, как с тобой обращаться. Слишком ты необычная. Ну, наломал дров, хотя очень жалею.
   И, как в омут с головой, выдал то, что вертелось на языке с самого начала:
   - Давай попробуем еще раз, а? Я постараюсь вести себя прилично, а если не смогу - ты всегда вправе все прекратить. И тогда у меня не будет никаких вопросов - уйдешь, слова не скажу, забуду как зовут и как выглядишь. Обещаю. - Постарался, чтобы голос не звучал совсем уж умоляюще. Вроде бы, справился. Иначе было бы похоже на притворство.
   - Слово пацана? - Что-то недоверчивое в глазах плескалось, и бесенята насмешливые тоже прыгали.
   - Слово пацана. - И преувеличенно важно кивнул головой.
   - И я, если что, могу заехать тебе в лоб без сдачи? - уже смеялась.
   - Вот вечно ты, Ань, испортишь момент. А так все красиво было. - поддержал игру.
   - Да ну тебя, еще чуть-чуть, и я должна была кинуться тебе на шею, как в мелодраме. Меня от таких моментов выворачивает. - И вот как с ней быть? Ей, практически, душу и тело пообещали, а она все на землю опустила. Хотя Дима был бы не против броска на шею, со всеми вытекающими. Ну, вот так его прибило, сам себе удивлялся. А этой занозе хоть бы что. Но спасибо, что хоть сразу не послала. Она много знала способов указать направление, оставаясь в рамках приличий. А могла и не стесняясь, назвать вещи собственными именами. Да так, что самые закоренелые мужики только крякали от неожиданности.
   Но самую большую неожиданность таило в себе другое: за ней оказалось очень приятно и интересно ухаживать. Дима вдруг вспомнил, что у него есть масса опыта по обольщению. На каких-то пустышек тратил свое обаяние, а на эту вот, очень важную женщину - почему сразу не захотел применить? Что тогда ему на мозги повлияло, что повел себя как первоклассник: если девочка нравится, нужно бить ее портфелем и дергать за косички?
   Процесс увлек, хотя и оказался мучительным. Для того, чтобы исправить первое неудачное впечатление, решил, что домогаться не будет. Или, как минимум, постарается изо всех сил. Хотя утащить домой и залюбить до смерти хотелось постоянно.
   Но он исправно водил ее на свидания, приглашал в кино, погулять, когда погода позволяла. И максимально сократил круг общения - больше не таскал ее по компаниям, а старался быть только вдвоем.
   Если все же приходилось встречаться с парнями, а инициатором таких встреч чаще была Анна, вел себя совершенно по-хозяйски. Практически не снимал руку с ее талии, при первой же возможности притрагивался к рукам, поправлял ей волосы - в общем, метил территорию, как мог. Друзья только подсмеивались, пока Анька не видела, не реагируя на его грозные взгляды, а вот малознакомые мужики старались держаться подальше.
   А он, увлеченный распугиванием возможных конкурентов, вдруг заметил, что игра становится все интереснее: однажды, прижавшись поплотнее, чтобы вообще от всех закрыть, начал что-то шептать ей на ушко. И ощутил, как она вздрогнула и замерла, натянувшись одной маленькой стрункой. Очень тугой и напряженной. Спина просто задеревенела под рукой. А сердечко ощутимо затрепыхалось, отдаваясь под ребрами. Ну, держал он руку чуть выше талии, позволил себе. Потому что так удобнее было пальцем перебирать ее ребрышки - она все такой же худенькой и оставалась. И поэтому сразу заметил, что пульс участился, вместе с биением сердечка. Нахмурился озабоченно: неужели чем-то напугал, что так напряглась. А потом разглядел, что зарозовела вся, и глаза под ресницами спрятала. Вот тогда обрадовался: не он один так реагирует на близость. Она тоже, вон, дергается, хотя и старается скрыть. И смущается, похоже.
   Открылась еще одна сторона этой невозмутимой женщины: оказалось, что смутить - то ее очень легко, и завести парой прикосновений - тоже. И как она ни старалась это скрыть, он видел. И внаглую пользовался. Потому что так нечестно, чтобы он один мучился, а она - нет.
   Игра оказалась очень увлекательной: не было ничего интересней, чем за серьезным разговором "нечаянно" погладить ей ладошку. Аккуратно так, чтобы никто не видел, одним пальцем. И ощутить, как она вздрогнула и потеряла нить разговора. Или, заботливо поправляя шарф, пощекотать ямочку под затылком, а потом, как ни в чем не бывало, просто выправить ее волосы из-под шарфа. И наблюдать, как снова застывает в руках, боясь пошевелиться.
   А еще увлекательно было смущать ее взглядами. Это он заметил, когда парни взялись учить ее игре в покер. Разумеется, на копеечные ставки - серьезно никто не увлекался, была пара примеров из жизни, когда люди стремительно скатывались на дно, не в силах справиться с азартом.
   Дмитрий не участвовал, но пообещал ей помогать. Быстро понял, что помощь не потребуется: с ее-то вечной невозмутимостью, блефовала как профессионал. Любо-дорого было посмотреть. И даже выигрыши принимала с невозмутимым спокойствием. И он просто разглядывал ее, не таясь, задерживая взгляд везде, где захочется. Воображение уже буянило вовсю, и он не успел отвернуться, когда Аня повернулась с каким-то вопросом. Поймала откровенный взгляд... и потерялась. Глаза опустила, начала поправлять волосы, нервно сглотнула. Господи, и она говорит, что уже взрослая девочка? Заметив, как задрожали пальчики, понял, что больше уже не обманется ее непробиваемым спокойствием. И впервые почувствовал, как кроме неуемного интереса и жадного желания, просыпается нежность: она же взрослый ребенок. Ведь совсем еще не умеет ни флиртовать, ни ловить на себе мужские взгляды. Не защищена от них, потому и прикидывается, что не замечает.
   Но кайф от того, что только он знает эту тайну, никуда не пропал. И он по полной программе доводил ее до срыва: то шептал ей на ухо какую-нибудь ерунду, на грани пошлости, прижимая так, что не вздохнуть, то зарывался носом в волосы, пока она с кем-то общалась по телефону. Однажды нарвался: отскочила, как ошпаренная и наорала:
   - Дим, перестань! У меня серьезный разговор, а ты отвлекаешь.
   - Я тебя отвлекаю?
   - Да. - занервничала, почувствовав, что разговор уходит не туда, куда нужно.
   - А как я тебя отвлекаю? Расскажи. Я же ничего такого не сделал, просто тебя обнял. Соскучился, пока ты болтала. - Преувеличенно наивно пожал плечами.
   - Да пошел ты! - развернулась и сбежала. Серега, который все это видел, стоя чуть поодаль, только ухмыльнулся, покачав головой: "как дети, ей-Богу".
   Чего добивался этими играми? Полного изнеможения, дурных снов, когда просыпался еще более взвинченным, чем уснул? Или надеялся, что сама сделает первый шаг? Сам не понимал. Но остановиться не мог, слишком это затягивало. Не помнил, чтобы когда-то ухаживание за девушкой приносило столько радости, хотя никогда так надолго процесс не затягивал.
   Понял, что игры закончились, когда впервые заметил, что на ней чулки. Да, вот так, смешно и по-детски завелся от какой-то мелочи. Или это была последняя капля?
   Он попросил ее сходить вместе на встречу с приезжим партнером. Сказал, что дядька важный и нужно соответствовать. А она нужна для поддержки, да и совет, если что, даст: так, как она, распознавать враньё, никто не умел.
   - Там как, все по - серьезному будет? Смокинг, галстук, все дела? Или нет, к смокингу же бабочка, да?
   - Смокингов не будет, но лучше что-то вечернее надень. В ресторан поедем, туда только так ходят.
   - Понятно. Ладно, нужны понты - будут вам понты. Когда и во сколько?
   - В пятницу, в восемь.
   - Хорошо. Тогда я сама доберусь, сразу от парикмахера, чтобы тебе круги не нарезать.
   - Да я заеду за тобой.
   - Как хочешь.
   Забирая ее из салона, как следует не разглядел - темно уже было, в свете фонарей ничего не понятно.
   А вот у гардероба, помогая снять пальто, изумленно присвистнул. Оказывается, Анька-то может быть шикарной женщиной, когда захочет: впервые видел ее волосы в такой высокой прическе, открывающей шею; что там сделали с ее лицом, было непонятно, но это явно ей шло. Платье... так-то оно было вполне приличным: никаких разрезов, декольте - обычный вырез, почти под горло. Вот только сидело, как перчатка. И глубокого синего цвета. Сразу взгляд притягивало. И не отпускало. Зачем ей к этому платью шпильки - вообще непонятно. Могла бы и босиком придти. Никто бы не заметил. Дмитрию уж точно было бы наплевать.
   - Охренеть, Аня, какая ты у меня красивая! - впервые произнес хозяйское "у меня", но вышло очень органично. Похоже, не заметила, или сделала вид, что так и надо.
   - Димуль, в наше время из мартышки можно сделать красавицу. Было бы время, желание и деньги. Или в обратном порядке. - вот как всегда, на комплименты не среагировала.
   Слегка отошел от изумления, повел к лестнице. И вот там его и накрыло: пропустил ее вперед и отстал, чтобы полюбоваться. И заметил, как в разрезе платья мелькнула черная полоска. И все, замкнуло. Понял, что больше так нельзя.
   Деловой разговор, в принципе, не состоялся. Партнер, так же, как и Дмитрий, ошалел от присутствия Анны (феромонами она, что ли, надушилась?) и пошел красоваться павлином. Попытки о чем-то говорить, конечно, были. Но очень вялые. Оказалось, что престарелому бабнику намного интереснее обсуждать с Анькой какую-то психологическую хрень в искусстве, или в философии. Дима вяло поддерживал беседу, а сам думал только о том, как утащить ее отсюда побыстрее.
   Хотел пригласить на танец, чтобы хоть на время показать, кто тут главный, в конце концов, но старый хмырь оказался шустрее. Словно чувствовал. Пришлось вежливо улыбнуться и тупо пялиться, как он ее обнимает. Конечно же, очень прилично. Но ведь обнимает же!
   На следующий танец повел, не позволив даже присесть. Прижал так, что охнула:
   - Дим, ты что? Поаккуратнее.
   - Тебе не надоело с ним любезничать?
   - Обалдеть, ты же сам просил произвести впечатление. Для тебя стараюсь.
   - Ага. То-то я вижу, как у тебя глазки блестят.
   - Сейчас у тебя что-нибудь заблестит. Искры из глаз посыпятся. Угомонись.
   - В общем, так. Придумывай повод, и мы сматываемся отсюда через десять минут. Больше я не выдержу. И плакал миллионный контракт.
   - Ладно. Придумаю.
   И придумывать ничего не стала. Просто включила резко дурочку:
   - Димочка, я так устала. Отвези меня домой. Я боюсь на такси по вечерам ездить.
   Чуть не захохотал, глядя, как она глазками хлопает и губки надувает. Боится она. Кто бы сказал, чего она реально боится... Так ведь не признается никогда.
   Но радостно вскочил, хотя прикинулся озабоченным. И не удержался, добил-таки хмыря:
   - Конечно-конечно, в твоем положении нельзя уставать. - Зыркнула так, что подумал - сейчас реально в лоб чем-нибудь заедет. Но удержалась. Глазками еще похлопала, мило улыбнулась, дала ручку на прощание поцеловать (он еще и за руки ее подержать рискнул, нет, нафиг этот контракт).
   В гардероб тащил почти волоком. Она спотыкалась на высоченных каблуках. Остановилась, ногой топнула:
   - Дим, да что происходит? Ты чего нервный такой? Может, успокоительного попьешь?
   Ага. Успокоительного. Пара литров брома не помешала бы.
   - Извини, Ань, к концу недели совсем задергался. - И месяц хождений вокруг да около тоже дает о себе знать.
   Посадил в машину и рванул с места. Благо, не употреблял ничего - переговоры лучше трезвым вести. А она, похоже, действительно, устала: прикрыла глаза и не заметила, что едут совсем не в сторону дома.
   Поняла только тогда, когда свет города начал становиться глуше, а потом и фонари стали попадаться с разрывами. От резких световых всплесков и очнулась.
   - Дим, куда мы едем?
   - Ко мне на дачу.
   - Зачем?
   - А сама как думаешь? Будем там снеговиков лепить, пока снег не сошел.
   Замолчала. Не выдержал:
   - Все, Ань, хватит в игры играть. Я свихнусь совсем, если еще подожду. Слишком многое хочу с тобой сделать.
   Опять молчание. Не выдержал, психанул, остановился:
   - Ты не хочешь? Посмотри на меня и скажи, что ты этого не хочешь. И тогда я развернусь и доставлю тебя домой. - А сам пойду и застрелюсь. Хорошо, что успел заткнуться, слишком давить тоже не стоит.
   Чем-то ситуация начинала напоминать то, что уже происходило в этой машине. Когда понял, чертыхнулся про себя.
   - Аня, Ань, посмотри на меня. И скажи хоть что-нибудь. Если тебе что-то не нравится, я сделаю все, что ты захочешь. Только не обижайся опять.
   Опять молчит и глазами хлопает. Не выдержал, решил применять запрещенные методы. На войне как на войне, как говорится.
   Потянулся, отстегнул ремень и перетянул к себе на колени. Очень, кстати, компактно разместилась - даже не задела ничего. Малышка.
   Обхватил лицо руками, обвел контур. И выпалил:
   - Ты зачем чулки одела?
   Вот тут реакция незамедлительная:
   - Ты как, вообще, в своем уме? Причем тут чулки? Под это платье больше ничего не оденешь. Не идти же мне зимой с голыми ногами? Они бы у меня посинели, под цвет платья.
   - Я о них весь вечер думал, понимаешь? Представлял, как снимать буду. Тут любой умом тронется. - И не выдержал: руки нагло поползли ощупывать ту самую тугую полоску
   Ох, как расширились ее глаза, сначала от возмущения, а потом... Потом закрылись. Замерла, застыла, губку прикусила. И унеслись к чертям все обещания вести себя прилично. Зашептал жарко:
   - Ну же, Ань, дыши. Расслабься, тебе же нравится, я вижу. - А руки совсем отбились от разума: пошли что-то выписывать на коленках, поглаживать горло там, где забилась жилка, так ярко и заметно. - Давай, малыш, не прячься.
   Господи, от этого утробного стона сорвало все заслонки. Ополоумел. Впился в нее так, что оторваться не мог, радостный, что, наконец, позволила. Был на грани того, чтобы прямо здесь, на водительском сиденье начать все то, что хотел сделать с чувством, с толком, с расстановкой, но чуть позже.
   Она-то тоже себя не сдерживала, похоже, принцип "помирать, так с музыкой" - ее основной по жизни. Сдаваться - так с максимальным уроном противнику.
   Отрезвил только свет фар от проехавшей машины. Опомнились оба одновременно. Она замерла, уткнувшись лицом в шею, не могла отдышаться. Погладил аккуратно по волосам:
   - Да, Ань. Так я еще никогда не попадал. Чтобы на проезжей-то части. Иди-ка на свое место, нам чуть - чуть доехать осталось.
   Пересадил на место, и даванул на газ так, как никогда еще не гонял. Она продолжала молчать, и замечательно, потому, что на скорости разговоры не приводят ни к чему хорошему.
   Открыть ворота, загнать машину во двор, впустить Анну в дом - на все ушло пара минут. Стоило ей снять пальто, кинул его куда-то в сторону. Свою куртку снял еще по дороге. Подхватил на руки и потащил наверх.
   - Дим, осторожнее. Ведь уронишь же.
   - Не переживай, скорее себе шею сломаю, а с тобой ничего плохого не сделаю.
   - А нафиг ты мне нужен, со сломанной шеей? - Ты посмотри, она даже в такой ситуации шутила. Интересно, бывают случаи, когда ей нечего сказать? Или всегда последнее слово за ней остается?
   Как раз подходящий шанс проверить.
   Приволок в комнату, уложил на плед и растерялся. С чего начать, чтобы ничего не пропустить? В прошлый раз все было, как в тумане. Ничего ведь толком и не рассмотрел, не запомнил. Придется себя сдерживать, чтобы не повторять ошибок.
   А она просто смотрела и ждала, что он будет дальше делать. Пропала скромность и неуверенность. Просто вопрос в глазах: "Ну и?"
   Ах да, конечно же, сначала раздеть. Только вдумчиво. Потянулся к платью, погладил краешек - там, где тот прикасался к ногам. Снова задохнулась и замерла. Ох, сколько идей тут же промелькнуло. Первая мысль - отомстить таким же долгим ожиданием. Да только кого он обманывал?
  
   Глава 19.
   Как-то обманчиво открыта она сегодня. Столько нового услышал, сколько не мог добиться за все время знакомства. Непонятно, с чем связано. Или она успела измениться за это время, так сильно, что снова удивляет? Или я уже забыл, каково это - постоянно находиться рядом с ней? Как хорошо было - помню, а как сложно - решил стереть из памяти?
   - Ань, а почему ты решила вспомнить про меня только сейчас? До этого ни слуху, ни духу столько времени, и вдруг - явление Христа народу?
   - Соскучилась. - Вот так вот. Очень все понятно. Вернее - понимай, как хочешь.
   - Прямо там, в клубе, и соскучилась? А до этого ни разу не вспоминала?
   - Прямо там, в клубе, поняла, что хочу к тебе. - Ого. Вот это уже интереснее. Прямо-таки хочет. И ко мне. И как это прикажете понимать?
   - Это как, интересно, тебя озарило? Шла, такая, от бара к столику, и вдруг про меня вспомнила? А до этого - вообще никогда? - Вот чего, интересно, я пытаюсь сейчас от нее добиться? Объяснений? Или признаний в любви, которая измучила ее сердце, да так, что сил не осталось терпеть?
   - Ну, примерно так и было. Посмотрела на этого идиота, который ко мне клеился, и почему-то вспомнила про тебя.
   - Что ж, очень лестно слышать. Я тоже идиот, и ты решила поменять шило на мыло?
   - Дим, вот ты снова в бутылку лезешь. Что ты хочешь услышать? "Да, ты тоже идиот"? если я так отвечу, ты рад будешь?
   - Ань, я хочу понять - с чем связано твое неожиданное появление? И как надолго ты объявилась? На день-два, а потом снова исчезнешь? Ты же сказала - задавай вопросы, вот я и задаю. Чтобы услышать твои ответы. А ты снова загадками отвечаешь.
   - Хорошо. Слушай. Я устала отбиваться от этого хамоватого товарища, и вдруг вспомнила: когда ты был рядом, ко мне никто не лез и не приставал. И не нужно было ни от кого защищаться. - Задумчивая пауза. - Кроме тебя. А с одним тобой мне все-таки проще договориться. Опять же, понятно, что зла ты мне не желаешь.
   Вот так. Хотел честного признания - получи. Рад? Не очень. Просто вернулась туда, где проще и безопаснее. Хотя, не в ее это стиле: когда это она искала простые пути?
   - А почему тогда ни Сереге, ни Славке не позвонила? Они-то, уж точно, подорвались бы и прилетели спасать. И ничего взамен не попросили бы. Не то, что я, приставучий...
   Молчит, смотрит опять загадочно, и улыбка на губах играет... Вот что опять придумывает? Какую казнь мне готовит? Отпила еще глоток из бокала, снова глаза на меня подняла, а там чертовщина какая-то. Она мне глазки, что ли, сейчас строит? Это что, вообще, происходит? Это моя Анька здесь сейчас сидит, или ее подменили незаметно? Она же никогда со мной не кокетничала, а чтобы вот так смотреть... Да я б душу продал за это полгода назад! А сейчас вот - сижу и теряюсь...
   Поулыбалась еще, все так же загадочно, встала из-за стола и уселась ко мне на колени. Сама! Без приглашения! Осталось только нервно сглотнуть и молча ждать продолжения. На то, чтобы промямлить хоть слово, сил не осталось.
   А эта заноза уселась на меня верхом, поерзала, устраиваясь поудобнее. Куда мир-то катится?
   - Дима. Я. По тебе. Соскучилась. По тебе. А не по Сереге или Славке. Ты это понимаешь, нет? И очень захотела к тебе. Потому что с тобой мне было лучше, чем без тебя. Вот прямо там, в клубе, и поняла. - Все это сказано было, глядя мне прямо в глаза. С очень серьезным видом. Уставился в ее, так же широко распахнутые, как и мои сейчас. Что там, в их глубине? Ведь что-то показать сейчас пытается. А что? Вот они - огромные, блестящие, ресницы длиннющие. Радужка переливается от зеленого к карему : на ярком свету прозрачная зелень, в темноте - почти черные. И всегда блестят. Но, ведь, ни фига не разглядишь, что там таится, как ни старайся.
   А вот на моей физиономии, похоже, все слишком хорошо написано: усмехнулась, словно разгадав мои попытки что-то осознать:
   - Серебряков, я тебе почти в любви призналась. А ты сидишь и тормозишь. Кто из нас неадекватный? Я, в принципе, никогда и ни по кому не скучаю. А вот ты - исключение. Ты хотя бы оценил мой душевный порыв?- Сейчас бы, по идее, должна вспрыгнуть и отскочить в сторону. Это нормально же для нее - подойти поближе, и сразу увернуться. Как будто с огнем играет: руки тянутся, а обжечься страшно... Угадал: успел прихватить покрепче, не дал удрать. Ведь сейчас отвернется от меня, а потом снова маску нацепит и - забудьте, товарищи, про откровенность, на ближайшие сто лет.
   - Анют, я оценил. Просто обалдел от такой неожиданной щедрости. - Вру, конечно. Если бы не расшифровала - так и сидел бы пнем ошалевшим. И сейчас сижу, только теперь уже счастливым пнем. И лицо само плывет, растягивается в улыбке. - В любви, говоришь?
   - Я говорю "почти". Не додумывай. - Сказала, как отрезала. Ну, почти так почти. Мне уже без разницы. Я уже и так счастливый. И не надо больше ничего. Если еще пару раз повторит - вообще умру от разрыва сердца. И, все-таки, не удержался, жадный:
   - А когда будет "не почти"?
   - Не знаю. Все будет зависеть от твоего поведения.
   - А как мне нужно себя вести, чтобы все-таки дождаться? - Вот как пацан малолетний, ей - Богу, которому очень хочется игрушку, но не знает, как ее заслужить.
   - Понятия не имею. - И плечами жмет, для убедительности. - Дим, я сейчас, вообще-то, подвиг совершила: сообщила о том, что мне до тебя есть какое-то дело.
   - Ну, ты и раньше не стеснялась сообщать, как я тебя достал, надоел, бешу и так далее. - В общем-то, понятно, к чему она клонит, но нужно совсем уже вывести на чистую воду.
   - Ну, гадости всякие говорить - для меня вообще не проблема, раз плюнуть. Давно тренированная. А вот такие важные вещи -не умею. Как-то не научилась за свою жизнь. Много чему научилась, но только не этому. Так что цени и восхищайся. - И снова все закончилось иронией. Защищается, что ли, таким образом? От чего, или от кого? От себя самой?
   Придется поддержать, подыграть:
   - Ань, можешь тренироваться на мне, сколько угодно. И нести все, что придет тебе в голову. Только предупреждай, а то я когда-нибудь свихнусь от неожиданности.
   - Это как ты себе представляешь? Прихожу я к тебе в гости, и сообщаю: Дима, я сегодня буду репетировать фразу "ты мне нравишься". Ты садишься на диван и с умным видом слушаешь, а я повторяю раз пятьсот, пока тебя не устроит интонация? И еще поправлять будешь, в каком месте нужно вздыхать и закатывать глазки?
   - Можно попробовать. Только с условием: на мне тренируешься, и только мне потом и говоришь. А то пойдешь делиться своими навыками направо и налево. - Странная беседа получается: вроде шутим сейчас, а вроде бы о чем-то серьезном договариваемся.
   - Дим, давай без условий. Я же сказала - как только попытаешься где-то надавить, я тут же начну сопротивляться. Ни к чему хорошему это не приведет. И даже не думай ревновать. Меня это раздражает, потому что значит, что ты мне не доверяешь.
   - Ты знаешь, малыш, рядом с тобой я сам себе не доверяю. Никогда не знаю, чем закончится разговор.
   - А ничем не закончится. Я на сегодня уже и так много сказала. Хватит откровений. Вообще, мне пора домой, если честно.
   - Зачем?
   - Затем, что я там не была со вчерашнего утра.
   - А до завтрашнего утра подождать нельзя?
   - Можно.
   Снова "здрасте": приготовился к долгим уговорам и убеждениям, а получил такое нежданное согласие. Даже опешил от этой легкости.
   - Ань, интересно, я когда-нибудь к тебе привыкну?
   - Не переживай. Пока ты привыкаешь, я какую-нибудь новую фигню придумаю.
   - Зачем?
   - Затем, чтобы не расслаблялся.
  
   Глава 20.
   Нет, с этой женщиной совсем невозможно было расслабиться. Пока Дмитрий думал, с чего начать, ей, похоже, ждать надоело. Приподнялась на локтях, подтянула под себя подушку, устроилась поудобнее:
   -Дмитрий Евгеньевич, ты зачем меня сюда привез? Рассматривать? Мог бы и дома то же самое сделать. Еще минута - и я пойду домой.
   Лицо при этом очень серьезное сделала. Еле спрятала улыбку, только в голосе слегка промелькнула.
   Расхохотался. Уселся рядом. Погладил лицо, едва касаясь.
   - Еще скажи, Ань, что ты не понимаешь?
   - Вообще не догоняю, что тебе от меня нужно. Пристал, как банный лист. Зачем - непонятно. Сбивает с толку несчастную девушку.
   Закопался в волосы пальцами, наткнулся на шпильки, подтянул к себе, развернул спиной, начал вытаскивать по одной, кидая на пол.
   - И еще ты, наверное, ничего не хочешь, да, Анют? - Распуская пряди, разглаживая, едва касаясь мочек ушей, заставляя удерживать дыхание.
   - Нет, почему же? Домой хочу, устала уже в этом платье. - Вот упрямая. Намеками говорит, но таким серьезным голосом... Если бы не легкая дрожь в последней фразе - поверил бы, наверное...
   - Мешает, да? Тесное? - С преувеличенной заботой в голосе. - Наверное, нужно расстегнуть, чтобы легче стало? Тоже не хочешь?
   - Нет, не хочу. Это же не прилично. - И очень скромно глаза потупила, а сама шею подставляет, там, где язычок от молнии поблескивает.
   - А чего ты еще НЕ хочешь? Расскажешь? - Уже невнятно, прижимаясь губами к плечам и открывающемуся изгибу позвоночника.
   - Ой, Дим, так сложно сказать, так много всего интересного... - И непонятно, что больше заводит - эта игра в намеки и двусмысленности, или все большая дрожь, и томные интонации - не разберешь, прикидывается соблазненной дурочкой, или вздохи уже настоящие? Даже сейчас не понять до конца - что с ней, вообще, происходит?
   Как раздевал в прошлый раз - совсем не запомнил, и в этот раз, как мог, затягивал процесс: хотелось уже рассмотреть и прочувствовать, понять, как и на что реагирует. Пока добирался до чулок, боялся, что потихоньку рассудок потеряет. Чем зацепила банальная такая вещь? Добрался, и замер опять неуверенно... Снова застряли пальцы на кружевной полоске капрона...
   - Эй, нет, Дим, не трогай. Еще порвешь или зацепок наставишь. - Очень серьезным голосом. Таким, что очнулся и изумленно заглянул в лицо
   - Что ты так над ними трясешься? - Вот фиг же поймешь, явно не бедствует, чтоб так переживать.
   - Они мне будут дороги как память. Буду смотреть на них в старости, и вспоминать, как когда-то соблазнила страшного и могучего Дмитрия Серебрякова. И все благодаря этим тряпочкам. А если вдруг обеднею - буду сдавать их в аренду. Тем, кто позарится на твое могучее тело. - И снова эта вредная ухмылка. Он потихоньку съезжает с колеи, а она шутить изволит. Играет на нервах, как виртуоз на скрипке - каждую струну вытягивает, заставляет звенеть.
   Не выдержал, уложил на спину, руки зажал, чтобы не трепыхалась, навис, практически придавил, уставился в глаза так, чтобы отвернуться не смогла, так, что их дыхания начали смешиваться.
   - Аня, етит твою, что ты за человек? Я ее раздел уже, практически, а она все шутки шутит! Ты молчишь когда-нибудь?
   -Неа, соседки в общаге жаловались, что я даже во сне говорю. - Держится, бодрится, а голос снова подрагивает.
   - Что мне сделать, чтобы ты замолчала?
   - А ты сделай, уже, что-нибудь! - И загипнотизировала взглядом: затянула, вобрала, уволокла на дно куда-то. И все. Шутки кончились. И разговаривать снова стало некогда. Оставалось только держать сознание на плаву, не дать ему раствориться и исчезнуть. Чтобы оставить в памяти хоть что-то, кроме сладкой и пронзительной хмари, окутывающей туманом голову. Чтобы запомнить, как дышит и как задыхается, как вскрикивает и как умолкает. Все, что сам чувствовал - можно не стараться удержать, это и так уже выжжено в нервной системе, до самого основания спинного мозга. Главное - ее в руках удержать, не дать снова выскользнуть, припаять к себе, чтобы забыла, как звать, и как жить без него. И получалось: она вбирала в себя все, что давал, всего в себя затягивала. Цеплялась, как утопающая, и просила, требовала. Чего - отпустить или не отпускать? Оставалось угадывать, ловить ее шепот, и нежно выспрашивать, высматривать намеки в ее полуулыбках. В глазах увидеть не получалось: там плескалось что-то такое жаркое, приходилось взгляд отводить, чтобы не обжечься. А она, догадываясь, лишь прикрывала веки. И снова попытки всмотреться в лицо, понять, что ей еще нужно. Опытным путем разобрался, что его губы и ее кожа - это очень хорошо, и не важно, где, как и с какой силой. И что даже прикусывать можно - ничуть не возбраняется. А щекотать не стоит - начнет хихикать и уворачиваться в самый неподходящий момент. А ей можно все позволить - все, что ни сделает, только в радость, и в кайф любое ее движение, любой порыв - новая ступенька к счастью. И притормаживать нужно ее только тогда, когда совсем уже до сумасшествия доводит. Сходить вдвоем с ума - это, оказывается, вообще отдельное удовольствие. И получить подзатыльник, позволив себе слишком смелую выходку во время короткой передышки - совсем, оказывается, не обидно. Можно даже специально дразнить, чтобы схлопотать еще один, и иметь полное право снова зажать слишком вольные руки и всласть измываться, пока сам не забудешь, зачем все затеял, потому что услышал легкий стон и снова потерялся.
   Работать пажом и носильщиком? Да ради Бога. Водички принести? Сколько раз нужно сбегать, чтобы душенька была довольна? Или Вас саму отнести на водопой? Согласна? Поехали. И пару раз по дороге забыть, куда шел, и зачем, и где, вообще, находится. Столько стен по дороге удобных, и столько горизонтальных плоскостей...
   Вырубился под утро. Ей позволил заснуть, только вытребовав обещание: никуда не сбегать, пока он не очнется. Хотя, куда б ей бежать из заснеженного поселка, куда никакой общественный транспорт зимой не добирается? И все равно пытал, пока с десятого раза не пообещала.
   Что было в этих требованиях? Чтобы не ушла сегодня, или осталась насовсем? Похоже, ей этот вопрос тоже приходил в голову. Потому так долго и отбрыкивалась, отделываясь слабыми шутками и отговорками. Сдалась, уже засыпая:
   - Хорошо. Не уйду никуда. Пока не достанешь. Так что не храпи и не толкайся. - и, в противовес словам, всем телом прижалась, заставив разомлеть и снова потеряться. Как-то слишком по - родному у нее это получилось. Словно каждый день так засыпала, пригревшись в его руках.
   И все равно, спал очень чутко, вздергиваясь от каждого ее движения. Прижимал покрепче и только тогда засыпал. И очнулся очень рано, в первую очередь проверил, что никуда не делась. Была мысль разбудить, чтобы уже на сто процентов убедиться, что утро ничего не изменит, и потянулся уже, но увидел, как несчастно нахмурилась, не открывая глаз, и пожалел: ведь измучил же. Выпил из нее все, что только можно было, столько раз доводил до бессознательного состояния, что ей пара суток нужна, чтобы теперь оклематься. А ему неймется уже.
   Чтобы не травмировать самого себя и свою психику, решил заняться делом: пошел завтрак готовить. Ну да, в лучшем стиле романтических мелодрам. Кто б знал, что готовить для нее окажется так увлекательно? И кофе варить, вспоминая, какой любит - нужно ли, и сколько класть сахара?
   Впервые почувствовал, что здоровенный пустой дом вдруг ожил и задышал, оказался уютным, а не холодной громадиной. Всего-то и нужно было, чтобы в одной из комнат наверху спала его женщина. И снова было маетно - угадывать, как себя поведет, и не потребует ли срочно вернуть домой, "туда, где взял" - очень ей эта фраза нравится, и что делать, чтобы передумала... Само собой, уговорить можно - обратно в постель уложить и занять ее еще на полдня, чтобы не могла ни думать, ни разговаривать. А потом что? На всю жизнь ее там не удержишь, не хватит сил, да и не встречался еще человек, который заставил бы ее что-то делать против воли. Во всяком случае, Дмитрий с ним знаком не был.
   Оставалось только одно - мирные переговоры. Вот только что предложить взамен ее расположения? Ей же, как обычно, ничего и ни от кого не нужно было. А если и нужно - не сказала бы никогда.
   Задумался так, что пропустил момент, когда девушка спустилась и прибрела на кухню. Только что не было никого, он один и заснеженный вид в окно, и вдруг все помещение наполнилось теплом, ароматом, шлепаньем босых ног по плитке пола. Ну да, пока по деревянным полам шла, ничего не слышно было, потому и подкралась незаметно. Насторожился, но решил взять паузу - посмотреть, как себя поведет, а там уже действовать по ходу пьесы.
   - Привет. - И еле слышный зевок, и почему-то спиной почувствовал, что потягивается, порадовался, что не видит этого - мог бы не сдержаться. - Ох, как я хриплю с утра. Не разговорилась еще.
   А у него от этой хрипотцы утренней все жилки подтянулись, снова все окончания ожили, словно и не бывало утренней расслабленности. Если она только голосом так завести может - что будет, если посмотреть на нее? Но не век же спиной стоять. Повернулся с опаской:
   - Доброе утро. Обалденно выглядишь. - Обалдел - не то слово. Вся взъерошенная, со спутанной гривой, которую как раз пыталась скрутить в подобие прически, глаза еще сонные, и закутана в какой-то плед, наподобие тоги. И под ним, судя по всему, нет ничего. Это даже не комплимент был, а констатация факта. Только ей, как всегда, параллельно до всего, что касается внешности:
   - Да? Поверю на слово. Я в зеркало не рискнула смотреть. Начала бы вопить, всех зверей в округе распугала бы.
   - И часто такое у тебя? - Ведь напрашивается же на комплименты, как еще понимать эти фразы?
   - Да каждое утро. Я ведь в душе высокая голубоглазая блондинка. Параметры девяносто-шестьдесят и так далее. И каждое утро удивляюсь, что из зеркала смотрит что-то совсем другое. Приходится как-то мириться. С трудом, но я уже научилась. - Улыбается. Вот за что уважал всегда, так за откровенный стеб над собой. - Ты меня завтраком будешь кормить?
   - Да, уже все готово.
   - И даже на стол накроешь? А то мне двигаться неудобно - пошевелюсь, и все свалится. Я свою одежду не нашла почему-то.
   Конечно, найди, попробуй - Дима с утра тряпочки собирал по всей комнате. А потом, не думая, запихнул в шкаф вместе со своей одеждой. Зачем и с какой целью? Сам себе не хотел признаваться.
   - Конечно. Сиди и наслаждайся. У меня еще мороженое где-то было. Будешь?
   - Нет, мне кофе с плюшками вполне достаточно. - Вдохнула аромат напитка, сладко прижмурилась, какой-то невнятный звук издала, снова пройдясь по напряженным нервам. - Блин, я уже и не помню, когда меня завтраком кормили. Просто сказка.
   - Могу организовать, на ежедневной основе. Я рано встаю, так что проблем не будет. - Ну вот, с головой бухнулся. Из этой фразы все должна понять. Не глупая.
   Из-за большой кружки лица практически не видно, заметно только, как бровь вздернулась. Потом очень медленно кружку опустила, глаза подняла, посмотрела внимательно. И взгляд уже цепкий, куда сонная дымка подевалась?
   - Это ты что сейчас предлагаешь? Я намеки не очень понимаю, или понимаю не правильно. Поконкретнее, пожалуйста.
   - Куда уж конкретнее, Ань? - почувствовал, что начинает закипать. Что-то, а спокойствия с ней не дождешься. - Я тебе предлагаю жить со мной. У меня. И тогда я буду кормить тебя завтраками.
   - Вот оно что. - Протянула, почти издевательски. - А Вам говорили, Дмитрий Евгеньевич, что Вы - коварный соблазнитель? Завлекаете невинных девушек так, что они просто не в состоянии отказаться? Ведь ни одна же дурында, даже самых строгих правил, от завтраков не откажется...Тем более, каждый день. - И снова ухмыляется. Понятно, решила все в шутку перевести. Ну, уж нет, не в этот раз.
   - Ань, я не шучу. Я серьезно предлагаю. И завтраки - самое малое, что я готов тебе предложить. Кстати, еще ни одной женщине такого не предлагал. И не делай вид, что ничего не понимаешь.
   - Да все я понимаю. Только вот надолго ли тебя хватит? У меня же характер - супергадостный. Такого подарка и врагу не пожелаешь. Я, между прочим, тоже ни с одним мужчиной вместе не жила. Потому что не хотела никому вред наносить. Знаешь, почему мои родственники не боятся, что меня похитят с целью выкупа?
   - И почему же? - даже любопытно стало, хоть и понимал, что разговор уходит не в ту сторону.
   - Потому что через сутки похитители меня сами вернут, и еще доплатят, чтобы обратно взяли. У меня братья всерьез подумывали таким образом деньги зарабатывать. Ну, по молодости. Но решили не связываться.
   - И не надейся, я тебя никому не верну. Если сама не передумаешь.
   - Ну, смотри, я тебя предупредила.
   Вот так, без лишней сентиментальности, которую она не любила до дрожи, и договорились. "Ну, а что? Мы же взрослые, деловые люди. Решили, в общем-то, серьезный вопрос" - это был ее комментарий.
   Как оказалось, Диме совместной жизни оказалось мало. Не хватало ее постоянного присутствия, даже тогда, когда просыпались и засыпали вместе. Хотелось заполонить все ее время, мысли, желания - как она прочно захватила все его существо. Недоставало ее звонков и шуточек, когда она была на работе. И до боли хотелось понять, что там опять крутится в ее голове, когда, находясь рядом, она снова уходила куда-то внутрь себя. Что она там думала, какие мысли крутила? Иногда удавалось зацепить за какую-то ниточку, вывести на разговор, и снова замереть ошеломленно. Легко и словно невзначай, она рассказывала о вещах и событиях, которые не должна переживать молодая девушка, во всяком случае - не в таких количествах.
   О том, как имея достаточно большую семью, оставалась одинокой - потому что не хотела жить по правилам недалекой родни. И как в юном возрасте оказалась совершенно самостоятельной, потому что никто не помогал. А она не хотела помощи, которая превращалась в зависимость.
   И как родные люди могут причинять самую большую боль - это он тоже понял из ее рассказов. Только о боли она никогда не говорила. Вообще не жаловалась. Просто объясняла, почему больше не хочет общаться с тем или иным человеком. "Разочаровал" - это максимально жесткая характеристика. А еще оказалось, что зла не держит вообще ни на кого. "Смысл? Просто у нас разные взгляды на жизнь. Просто человек привык постоянно кем-то пользоваться, ничего взамен не давая. А я не хочу, чтобы мной просто пользовались. Зачем злиться-то? Во второй раз не попадусь".
   А еще понял, что под маской человека, который смотрит на всех с легким ехидным прищуром, взрослой и циничной женщины-стервозы, живет маленькая девочка с широко распахнутыми глазами. И у этой девочки болит всё - и душа, и тело, когда она впускает чужие проблемы и беды. Она была большим комком туго натянутых нервов, и если кому-то удавалось зацепить хоть один - он тут же раскручивался, звеня и отдавая выплеском таких эмоций, что хотелось закрыть глаза, чтобы не ослепнуть. Она знала это о себе, и потому закрывалась, защищалась, как могла - но не всегда справлялась. И тогда хотелось укрыть ее, обнять, спасти, схватить топор и уничтожить всех обидчиков. Но не позволяла - как правило, это были самые близкие ей люди, и обижать их никому не было позволено.
   Однажды, после разговора с родителями, она целый день ходила, потерянная. После долгих расспросов, наконец, передала суть - они ссорятся, она переживает, да она же еще и виновата в чем-то осталась. Дмитрий попробовал было, критиковать и осуждать, но в ответ получил "не смей даже заикаться. Это мои родители. Какие есть, других не будет. Их не выбирают". Топор войны пришлось закапывать.
   Но во все остальном сдаваться не хотел - старался максимально уберечь от всех проблем и неприятностей, о которых она даже не задумывалась. Что-то вообще не замечала. И сплетен, которые ходили вокруг нее, такой молодой и на такой должности. О том, что с такой внешностью мозги, в общем-то, и не нужны. И о том, что прикидывается милашкой, а на самом деле - та еще продуманная сволочь. Таких доброхотов было не много, но даже они омрачали спокойствие мужчины. А она смеялась над этими выпадами. "Несчастные люди. Думают, что без блата и постели в жизни ничего не бывает. И все ждут, когда же им подвернется удача. Можно только посочувствовать". И спокойно себе жила дальше. Грязь к ней не липла, как ни старались добрые люди.
   Вот тогда он расслабился и совершил непоправимое: из случайного разговора понял, что кто-то из высокого начальства достал ее до самых печенок. Придирался, отчитывал, грозил расправами и наказаниями. От того все более усталой и замученной она возвращалась домой, и все меньше говорила, постоянно о чем-то размышляя.
   Через месяц такой жизни сообщила:
   - Не пойму, чего от меня хотят. Но доводят до ручки. Зачем - не понятно. Еще немного, плюну на все, и уволюсь, к едрени фени. Достали уже.
   Что тогда зашевелилось в душе? Обида за несправедливо обиженную девочку, или страх - если бросит работу, ее здесь ничто больше не будет держать, и она уедет в родной город? Наверное, этот страх и заставил его вмешаться. Подключил все связи, какие были, и свои, и Серегины. Выяснил, откуда вода льется, и какой урод метит на теплое местечко. Оказалось, ее тупо хотели слить, чтобы поставить на хорошее место какого-то своего товарища. И ведал процессом всего-то один человек, но с влиянием.
   Дима топором размахивать не стал, но намекнул аккуратно, что может случиться с конкретной организацией в одном конкретном городе. Так, слегка просветил, какие тут бывали случаи. Подействовало. От Ани отстали, на время оставили в покое, и даже какую-то благодарность выдали - в качестве извинения. Чему она совсем уж удивилась, так как понятия не имела, какие бурные события разворачиваются за ее спиной. И так бы и жила, в счастливом неведении, постепенно привыкая к совместному быту и ненавязчивой (как казалось Диме) заботе .
   Андрей. Эта недоделанная сволочь не смогла простить первой встречи, когда Анна вывозила его носом перед начальством, указав на все промахи и ошибки. Долго таил обиду, не показывая - не было возможности отомстить.
   Но когда узнал, совершенно случайно, о переговорах, что велись в кулуарах и втайне от девушки, очень обрадовался. Выждал момент, когда на корпоративе в честь первой годовщины магазина собрались все сотрудники, партнеры, поставщики и еще толпа непонятных людей. И, ехидно улыбаясь, выдал:
   - Ну что, Анна Сергеевна, Вы можете собой гордиться? Все же Вашими стараниями сделано. Если б не Вы, никакого успеха бы не было.
   - Ошибаетесь. Я одна вообще ничего не смогла бы. Здесь замечательная команда собралась. И это только их заслуга.
   - Ну да, а как же Ваши высокие покровители? Они же Вам помогали, а не команде? - И довольное ехидство просто полилось, как дерьмо из переполненного корыта.
   Еще ни о чем не догадываясь, девушка спокойно ответила:
   - Слава Богу, мне еще никогда не приходилось работать "под покровительством". Это слишком обязывает, знаете ли.
   - Ну, не заметно, чтобы Вас напрягали отношения с Дмитрием Евгеньевичем. Скорее, все только к Вашему удовольствию. - Это он был таким смелым, потому что Дима отошел в сторону и не слышал разговора.
   - А при чем здесь Дмитрий и моя работа? - она все еще продолжала не понимать.
   - А что, нет никакой связи? Тогда, извините, я что-то неправильно понял. - И ушел, довольный, зная, что все-таки успел нагадить.
   Она выдержала до конца вечера. Просто молчала. Потом молчала еще два дня, отделываясь от Димы ничего не значащими фразами. Видимо, додумывала, сопоставляла, собирала информацию.
   А когда мужчина устал гадать, что же, все-таки, произошло, пришла домой и с ходу приперла к стенке:
   - Дим, когда и как ты влез в мои дела на работе? О чем я не знаю, зато знают другие?
   Попытался отмазаться, съехать на тему о контракте и скидках, но не получилось. Она просто пересказала разговор с Андреем. И снова задала вопрос:
   - Когда ты успел оказать помощь, о которой я не просила? И даже не догадывалась.
   Пришлось признаваться. Со страхом, что сейчас закатит скандал. Что обольет очередной порцией ехидства и презрения. С неуправляемой злостью на Андрея: "Все, доигрался!". С обидой, что вместо благодарности, приняла помощь в штыки. А ведь он реально ей жизнь облегчил, и спас от проблем, в которых она совсем не была виновата.
   Всего боялся, чего угодно ожидал, понимал, что прощение придется очень долго заслуживать. Но не думал, что на этом наступит конец. Просто. Без скандалов и истерик. Что она молча соберет вещи в небольшую сумку, кинет ее у порога, зайдет на кухню, где сидел, тупо смотря в окно и не зная, что дальше делать, и сообщит:
   - Дим, я ухожу.
   - В смысле? Куда? - вздернулся от неожиданности, сердце загрохотало так, что оглохнуть можно.
   - К себе домой. - абсолютно мертвым голосом.
   - Хорошо. Когда вернешься? Завтра? - уже все понимая, но не желая верить.
   - Не вернусь. Совсем ухожу. Держи ключи от квартиры. - Как ни странно, вернуть ключи от своей, съемной, от которой так и не отказалась, не попросила. Забыла, наверное.
   - Ань, ты что? Это же ерунда такая! Я же для тебя старался, хотел тебе помочь! В чем дело-то?
   - Я это прекрасно понимаю. И спасибо тебе за старания. Только ты забыл меня спросить - нужно ли мне это? И не подумал, как я теперь должна себя чувствовать. Протеже Серебрякова. Маленькая дурочка, которую лучше пока не трогать, пока он не наигрался. Придет время, припомним. А пока пусть живет. Мы ее попозже сожрем, на закуску. Мне как теперь жить? Я всего в своей жизни сама добивалась. И только это меня и держало, спасало от слабости - знание, что я сама себе защита и опора. Не позволяло застрять в жалости к себе и в соплях.
   А теперь - как? Долго еще сомневаться, что мои успехи и моя жизнь, и уважение людей - ко мне, а не к "покровителю"? а потом тебе надоест со мной нянькаться, и на этом все - "финита ля комедия?" Идите, девушка, в лес?
   Дим, до тебя я никого близко к себе не подпускала - не доверяла. А тебе почему-то поверила. Оказалось - зря. Оказалось, что ты, как и все, предпочитаешь сам все решать, меня не спрашивая. Дал время привыкнуть, успокоиться, а потом начал играть по вашим мужским правилам. Я же еще и неблагодарной оказалась.
   Пусть будет так. Тебе легче будет отпустить, если обидишься. И лучше не звони. Не стоит.
   Мертвая пауза, когда понятия не имеешь, что сказать. В таких случаях идеи и гениальные фразы потом приходят, но с опозданием. Когда уже ничего не изменишь.
   - И что, Ань? Совсем без вариантов? - разозлился, что снова все сама решила, по местам расставила, не поспоришь. И толку -то - спорить? У нее - своя правда. Жесткая достаточно, но понятная: он ведь никакого будущего ей не обещал. Пытался быть рядом, старался стать необходимым, но никогда не говорил о будущем. Просто не задумывался. А она не спрашивала. А сейчас, оказывается, подставил серьезно: репутация - вещь одноразовая. Один раз пятно поставил - годами будешь оттирать, и все равно след останется. А для женщины в бизнесе это вообще удар по всем фронтам. А что взамен - временное затишье, короткий период спокойствия? А потом - неизвестность.
   Кричать о том, что ничего у них не временно, и он всегда рядом будет, и вообще - бросай работу, и всех идиотов до кучи, живи со мной и ни о чем не беспокойся? Наверное, нужно было об этом кричать. Нужно было трясти за плечи, закрывать на все замки и не выпускать никуда.
   Но об этом потом подумалось. Тогда была злость и раздражение. Что за непутевая, в конце концов? Радовалась бы, что есть человек, которому ее проблемы не пофигу. Нет же, блин, самостоятельная! Не выдержал:
   - Хорошо, Ань. Иди. Настаивать не буду. Обещал когда-то. Но если вдруг передумаешь - звони или пиши. Я всегда буду рад.
   И все. Даже не чмокнула в щеку на прощание. Развернулась и ушла. А ему осталось ждать и надеяться, что передумает и позвонит. И узнавать от друзей, что все у нее нормально. И работу сменила, хотя и не уехала. И мужчин вокруг нее, как всегда, пруд пруди, но ни одного постоянного. И просить ребят, чтобы присмотрели, осторожно, чтобы никуда не вляпалась. И усилием воли разворачивать автомобиль, когда на автомате ехал в сторону ее дома. И стереть все номера из телефона. Не удалось только - из памяти.
   И пытаться забыть, стереть воспоминания, спать - желательно не одному, чтобы хоть как-то выспаться, не думая о ней. И терять надежду, с каждым днем, что она все - таки одумается, и телефон оживет.
   А он, как всегда, ожил не вовремя...
   Глава 21.
   Или вовремя ожил? Как раз тогда, когда я находился на грани - забить уже и забыть навсегда, и уже потом не пустить в свою жизнь, даже если очень попросится? Или такого не случилось бы никогда? Чтобы не пустил? Что теперь гадать - уже здесь, и снова прочно обосновалась. Бродит по задворкам души, перебирает мягкими лапками - как кошка, которая долго гуляла сама по себе, а потом решила вернуться к хозяину. Хотя, какой там хозяин? У нее хозяев нет и быть не может. Сама себе закон и управа. А мне остается только надеяться, что в этом загадочном существе найдется и для меня местечко. Только вот хрен там был, надеяться уже хватит: никуда не денется и не сбежит. Как держать буду - еще не придумал. Но не отпущу.
   Пока завоевывать будем мелкими шажками - играть на слабостях. Их немного у нее, но уже досконально изученные. Вот, валяется сейчас в ванне, что-то там себе мурлычет под нос, и не выйдет, пока не вытащишь. Иногда сомнения берут - отчего она больше удовольствия получает? От неуемной нашей близости или от горячей воды с солью? Выражение лица, во всяком случае, иногда очень похоже.
   Пока забиралась в воду, засмотрелся: слишком ярко удовольствие на лице было написано. Даже она заметила, как пялюсь неотрывно:
   - Дим, со мной что-то не так? Что ты рассматриваешь так внимательно?
   А что сказать? Что насмотреться не могу? Слишком соскучился? Пришлось уйти, чтобы не смущать. И снова, как идиоту, ждать - вдруг позовет? Ну, там, спинку потереть, хотя бы... Раньше ведь звала. И позволяла всю себя выкупать, хотя сопротивлялась иногда. Говорила, что места мало, и нефиг ей мешать. А если я хочу всегда и везде ей мешать? Чтобы постоянно на глаза и в мысли попадаться? Одержимый? Наверное. Или просто дурак, или что похуже. Наркоман. Это точнее всего будет.
   Потому что, даже достав ее из ванны, высушил, уложил в постель, выдал читалку электронную по первому требованию - куда ж без нее на сон грядущий? - все равно не смог успокоиться. Она что-то там в экране видит, хмурится, пальчиком тыкает, потом вдруг хохотать начала... А я лежу рядом и не могу насмотреться. Пусть и не на меня сейчас смотрит, а все равно дышать легче стало. От того, что просто рядом.
   Долго так смотрел. Потом не выдержал. Руки удержать не смог. Снова начали волосы перебирать, по шее гладить, по плечам. А она - ничего так, не уворачивается. Только поудобнее на бок перевернулась, чтобы, значит, видеть экран, чтобы я руками не загораживал. Наивная. Читать она тут собралась. Нет, минут пятнадцать, конечно, я еще сдерживался. Потом не смог. Настойчиво так планшет забрал, на спину перевернул. Конечно, без давления. Просто очень уверенно, чтобы и мысли не было сопротивляться.
   И не удержался, задал вопрос, который после нашего разговора всерьез меня мучил:
   - Ань, чего ты сейчас хочешь? Я ж ведь никогда не спрашивал. Всегда все наугад делал. Ты, вроде, не жаловалась, но все равно - интересно.
   Ух, ты, растерялась. Глазами хлопает, смотрит настороженно. И практически заметно, как шуршат в ее мозгу колесики и шестеренки: соображает, что сказать. Думала недолго. Выдала:
   - Понятия не имею. Как-то не успеваю подумать над этим, если честно.
   - А я очень много думал. И много чего хотел. И сейчас хочу. Рассказать?
   - Ой, Дим, может, не надо? Как-то уже страшно становится... - и не шутит, похоже. Испугалась, что ли?
   - Нет, Ань, расскажу, а ты пока подумай. Чтобы потом не говорила, что не предупреждал.
   И как прорвало: понесло, потащило куда-то в омут. Про все свои фантазии дурацкие рассказал, и про то, что во сне видел, и как захотел ее тогда еще, у бильярдного стола, и не мог обуздать воображение. И как сдерживался, чтобы лицо кому-нибудь не начистить, когда кому-то улыбалась, и как тосковал все это время, пока не виделись... Поняла она что-нибудь из этого бреда? Не факт, что все поняла, но подействовал он на нее, это точно. Оказалось, что завести ее можно и так - только словами о том, как на меня действует. Главное, не прекращать нести этот бред, этот поток горячечного воображения. Ждать, что скажет в ответ что-то разумное - бесполезно. Впервые, похоже, ей крышу снесло быстрее, чем мне, и выяснилось, что это еще более восхитительно. Знать, что твою женщину так будоражат только твои слова, что потребность в ней, что копилась так долго, оказалась вдруг нужной и небесполезной. Это превратилось еще в один вид наркотика: доводить ее до изнеможения, только рассказывая о своих желаниях. Где, естественно, на первом плане - она. Правда, услышать от нее в ответ что-нибудь вразумительное так и не смог, да и некогда ей было разговаривать. Только под конец, устав уже слышать вопрос, чего же она, все-таки, хочет, не удержалась. Притянула к себе, глаза в глаза, и выдала:
   - Дим, угомонись. Мне достаточно того, что ты рядом. - И выключилась. Оставив умирать одного. Теперь уже от счастья.
   Утро тоже обещало быть счастливым. Снова завтрак вдвоем. Жаль, пришлось переодеть ее, все-таки, в костюм сестры: не ходить же ей двое суток без одежды. Простыть может. Моя рубашка не в счет.
   Хихикнула на мою заботу:
   - Я думала, мужчинам нравится, когда женщина на кухне, раздетая и босая. Это ж классика.
   - Ага. Только не совсем точно. На кухне, беременная и босая. По-моему, так. - И тут накрыло осознанием. Черт, придется сознаваться. Чем позже скажу, тем сложнее будет.
   - Кстати, насчет беременной...
   В ответ - взгляд из-за дверцы холодильника. Вопросительный.
   - Ань, ты пьешь таблетки?
   - С какой стати? Я, как от тебя ушла, ни с кем не встречалась. - От этого признания на душе как будто посветлело. Но не так, чтобы очень.
   - Замечательно. Значит, ребенок будет точно мой. И я этому буду очень рад.
   - Ты о чем, Дим, какой ребенок?
   - В общем, Ань, в первый раз, когда ты еще спала, я вполне мог сделать тебе ребенка. - Чего уж ходить вокруг да около? Нужно сразу говорить, и все точки над "и" расставлять, пока запятые не появились. - И я буду рад, если это действительно так. - Ну, а чем не возможность зацепить, уже по-настоящему? Причем, чтобы раз - и навсегда. Чтобы не отделалась.
   Вот, а теперь можно ждать летящих сковородок, кастрюль, грома и молний. Да чего угодно. Главное - сказал. Потом уже все остальное добавим.
   - Серебряков, ты нормальный, вообще? Ты специально сутки ждал, чтобы я ничего сделать уже не могла? Или могла, но рисковать не стала? - Спокойно, главное, так отвечает, без криков и истерики.
   - Ань, я только сейчас сообразил. Но не переживай ты так. Ты ж давно детей хочешь, только никак не решаешься. Я ж тебя знаю.
   - Ага, а ты за меня все вот так и решил, да? Опять спросить меня забыл? Ты не охренел ли, Дима?
   - Охренел. Виноват. Только теперь уже поздно. Придется жениться. Помнишь, сама говорила, что детей вне брака рожать не стоит? Я тоже так думаю. Так что решай, когда пойдем писать заявление. - Голос-то спокойный, конечно, но внутри все дрожит от волнения. Все, конечно, просто и логично на словах, но не в нашем случае. Она замуж вообще не торопилась никогда, за меня - тем более. И ставить вот так перед фактом - ох, как смело. Можно нарваться на что угодно.
   - А с чего ты взял, что я соглашусь за тебя выходить? Нафига мне нужна такая семья, где все без моего спроса делается?
   - Ань, у тебя вариантов нет. Если все уже случилось - придется искать ребенку отца. А так как он мой, то никому другому я его воспитывать не позволю. А так, я вас буду обоих любить и оберегать. Тебя, наверное, все-таки больше. - Ну вот, в принципе, и в любви признался. Через задницу, конечно, все получилось, но лучше так, чем вообще никогда не сказать.
   - Обалдеть! Вот верь, после этого, людям. Ты понимаешь, что поступил, как последняя свинья?!!
   - Ань, я тебе во всем сам признался, сделал предложение, как порядочный человек, сказал, что люблю тебя, что в этом свинского?
   - Да пошел ты нахрен, Серебряков! Порядочный, тоже мне.
   Вскочила, вылетела в прихожую, обулась на лету, практически. Хлопнула входной дверью.
   А я... А что мне остается делать? Ждать, когда вернется. Без телефона, сумочки с ключами и кошелька далеко не убежит. Так-то она быстро соображает, скоро вспомнит. Хотя, от таких новостей может и растеряться немного.
   Нет, не растерялась. Вон, снова хлопает дверью.
   - Так, Серебряков, отдай мои вещи.
   - Анют, я тебе все отдам, когда ты сможешь спокойно разговаривать. Куда я тебя отпущу сейчас, такую взъерошенную? И привычка называть меня по фамилии - это очень похоже на жену, с десятилетним стажем.
   Красивая же, когда злится. Пытается испугать грозным видом, а сама такая милая. Понимает ведь, что уже попала, дальше некуда, но все равно ерепенится. Ну, куда деваться, характер такой, с легкой придурью. За то и люблю, наверное.
   - Дим, а если вся эта ерунда - на пустом месте? И никакого случайного залета не было? Ты ж потом сто раз раскаешься в необдуманном решении. - Все равно пытается на своем настоять.
   - Ну, будем работать над не случайным. Так-то я тебе свои планы озвучил. Понятно, что тебе решать. Но лучше не выпендривайся. Хватит уже в игры играть. Мне надоело, да и ты от них устала.
   Снова глазами сверкает, губы поджала - нервничает. Молчит. И я молчу. Куда теперь спешить - теперь только ждать остается. Хотя нет. Один вопрос еще не выяснили. Важный.
   - Ань, я тебе уже два раза тут признался. А ты все психуешь. Ты меня любишь, хоть немного, а? - И снова мелкая, противная дрожь в руках. Не все ведь равно, как ни старайся прикидываться.
   Посмотрела, как на умалишенного. И грустно так:
   - Люблю, Дим, только ты все равно охренел. И нет тебе прощения.
   - И замуж выйдешь?
   - Выйду. Только ты об этом тысячу раз пожалеешь. Я постараюсь.
   Оглянулась, увидела, что вещи ее как лежали на полке у зеркала, так и лежат. Схватила и снова выскочила. Теперь уже надолго - нужно дать время, чтобы оклемалась.
   Ну да, нормальные люди совсем по-другому поступают: сначала ухаживания, потом признания, потом уже ЗАГС и дети, причем долгожданную весть сообщают обычно девушки.
   А у нас - все наоборот, в каком-то перепутанном порядке. Я ей новость сообщил, потом перед фактом о женитьбе поставил, а о чувствах-с напоследок решил поговорить.
   Как вот эту историю детям рассказать? Чтобы поняли?
   Хотя, нашим детям можно ничего не объяснять, они уже привыкли, что предки у них - ненормальные.
  
  
   Эпилог.
   Со временем все всё поняли. И Анька поняла, что никуда ей не деться с подводной лодки: если уж пообещала замуж выйти - придется выходить.
   А обещания свои она умеет держать. И то, что обещала постараться - заставить меня жалеть о предложении, тоже не забыла. Крови мне выпила - никто и никогда столько не пил. Десять раз дату переносила, когда в ЗАГС идти. Особенно, когда выяснилось, что беременность не подтверждается. Вообще съехать с темы пыталась - вроде как, тревога ложная, значит, и под венец идти ни к чему.
   Пришлось давить на ее совесть и на то, что слово нужно держать. Перепсиховал в тот день, хотелось придушить ее за нежную шейку, а она невинно так глазками похлопала:
   - Дим, что ты нервничаешь? Успокойся, пожалуйста. Я просто решила дать тебе шанс: вдруг, ты уже передумал? Сначала благородство проявил, а потом раскаешься? Зачем тебе жизнь портить? Тем более, поводов серьезных как будто уже и нет...
   Трендец! А то, что я не сплю по ночам, когда эта шебутная мадам где-то своими делами занята - это не повод? И ведь, вредная такая, переезжать отказалась начисто, пока фамилию не сменит.
   Пришлось подключать все связи, договариваться с госслужащими, брать ее в охапку и везти в ЗАГС в тот день, когда он и работать-то не должен, по идее.
   Одним днем вопрос решили. Вышли уже законными супругами. Впервые я смог наблюдать картину, когда моя неуправляемая и обожаемая женщина не знает, что сказать. Молчала несколько часов. Ходила по квартире, как будто потерянная. Глаза большие такие, удивленные. Только вечером заговорила:
   - Это что, вообще, было? Это розыгрыш такой, или как понимать?
   - Так и понимать, что теперь тебя зовут Серебрякова Анна Сергеевна. Все просто. Через несколько дней поедем твой новый паспорт забирать. С сегодняшнего дня ты здесь живешь.
   Это я, конечно, только пытался вид сделать, что абсолютно во всем уверен, и все идет как положено. А на самом деле трясло не по-детски: кто знает, как она отреагирует на такое самоуправство? Но ведь и болтаться в подвешенном состоянии целый месяц - то еще удовольствие. Можно и последние остатки мозгов потерять. Серега от работы отстранил - сказал, что толку от неадекватного шефа никакого, поэтому нечего даже появляться в офисе, пока все свои личные проблемы не утрясу. И на полном серьезе сообщил всем, что я ушел в длительный отпуск. А сам, зараза такая, замки в кабинете поменял и пароли на всех компьютерах. Пришлось самоустраняться и заняться покорением будущей супруги.
   Но тревога неожиданно оказалась напрасной: Анютка вдруг приняла свой новый статус, как будто так и надо. Вот только выделываться не прекратила. И, вроде бы, все невинно на первый взгляд: никаких надуманных поводов. Просто ей перестала нравиться моя мебель, моя машина, мои соседи и друзья.
   На ремонт и замену мебели согласился, не раздумывая: ради Бога, хочешь вить семейное гнездышко - я только за! Но вот что именно она хочет сделать из моей холостяцкой берлоги - не знал никто. Анна - в первую очередь. Устав таскаться с ней по мебельным салонам и выставкам, на третьей неделе я понял, что мое терпение иссякло:
   - Ань, сколько можно? Определись, чего ты хочешь, а потом уже будем искать это чудо неизведанное!
   В ответ получил:
   - Устал, что ли? Это только второй месяц совместной жизни, а ты уже нервничаешь. А дальше что будет? Выдержишь хотя бы пару лет? Если не выдержишь - лучше сразу разбежаться, чтобы жизнь друг другу не ломать. Смотри, Серебряков, у тебя пока еще есть шанс. А потом ведь не отделаешься - я привыкну и уже никуда не уйду. - И выжидающий взгляд. Очень такой серьезный, надо сказать.
   Ясно, на прочность меня проверяла. Как только понял это - сразу легче стало. Я-то психовал, что угодить ей никак не мог, понять не получалось - чего ее душенька изволит. А душенька просто мои нервы на кулак мотала и смотрела - что из этого получится.
   В общем, пришлось успокоиться и просто молча наблюдать. А как только успокоился - ей сразу же не интересно стало. Что она там своим загадочным мозгом надумала - мне до сих пор не известно. Только жить вдруг стало неожиданно легко и приятно.
   Хотя, привязать ее к себе намертво все равно не получается: вечно ловлю ее взгляд загадочный, и мыслями часто куда-то уплывает. Куда - вообще никому не известно. Иногда, конечно, делится своими размышлениями. Радуюсь таким моментам, как последний дурачок - фантикам. В последнее время они все чаще случаются. Но все равно понимаю, что разобраться в ней до конца - и жизни не хватит.
   Страшнее всего стало, когда все же забеременела. Радость была дикая, необузданная какая-то: я ее с воплями крутил по квартире минут сорок. Она сначала хохотала, а потом сказала, что веду себя как несерьезная малолетка. И какой из меня отец, из такого неадекватного?
   И реально испугался: а вдруг, и, правда, не смогу стать хорошим отцом? Я же с ней одной не могу справиться - до сих пор иногда не знаю, как себя вести, как порадовать, или как запретить гробить себя и здоровье? А теперь их двое будет, и что мне делать? А если найдет кого-то более подходящего на роль отца? Я-то, понятное дело, никуда ее не отпущу, но тогда она несчастной будет...
   Ломало меня пару часов, а она как будто и не замечала. Пошла читать какие-то статьи про питание, зарядки и тому подобную беллетристику, а я места себе не находил. Только перед сном уже не выдержал, спросил:
   - Ты, действительно, думаешь, что из меня плохой отец получится? - И застыл, ожидая приговора.
   - Я думаю, что у тебя с чувством юмора проблемы. И серьезные. Ты теперь на все так реагировать будешь? Долго не проживешь, если будешь так на все мои шутки заморачиваться. А потом у меня начнутся перепады настроения, что делать будем? Угомонись, Дим, если б я считала тебя непригодным для семейной жизни - и связываться не стала бы.
   Отпустило. Только не надолго. Не знаю, как другие переживают этот период, но у меня были все шансы свихнуться за девять месяцев ожидания. У Ани, как ни странно, никаких перепадов и приступов, которые должны быть у беременных, не наблюдалось. А мне впору было успокоительные пить: с какого перепугу полез читать статьи про то, как все должно проходить у женщин, и какие бывают осложнения? Дочитался до того, что решил посадить ее дома, под неусыпное наблюдение сиделок. Зачем? Да одному Богу известно, потому что жена сообщила, что ей муж со свернутой кукушкой ни к чему, и если я не успокоюсь, то она уедет к маме. А вернется, когда ребенку лет двадцать исполнится.
   Пришлось угомониться. Ну, хотя бы внешне. В общем, девять месяцев мне дались, как десять лет. Когда в роддом поехали, Аня не выдержала - позвонила Сереге и попросила его приехать и забрать меня, куда подальше, чтобы не мешался. Но Серега, наконец-то, проявил себя настоящим другом: приехал и вместе со мной метался по коридору. Кому от этого легче стало? Да никому. Но вдвоем не так страшно было.
   Страшно стало потом: когда в руки дали сверток, из которого торчала только голова. И глазенки. Мамины. Тот же взгляд. Аня сказала, что я брежу, и младенцы не могут в первые сутки ничего особенного увидеть, тем более - осмысленно смотреть. Какой там может быть взгляд?
   Но она вообще ничего не понимает. А я понял, что в моей жизни появилась еще одна радость и еще одна боль: смотреть в эти глазища и понимать, что я никогда не угадаю, что в них спрятано.
   Моя нормальная, спокойная жизнь закончилась, когда я впервые понял, что не могу дышать без Ани. А теперь приходится делить свое дыхание на двух моих невозможных девочек: Анюту и Лизу. И мне плевать, когда хоть кто-нибудь сомневается в том, что я счастлив.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 7.71*39  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) М.Боталова "Этот демон будет моим!"(Любовное фэнтези) М.Эльденберт "Бабочка"(Антиутопия) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Eo-one "План"(Киберпанк) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"