Новиков Олег Викторович: другие произведения.

Хроники Клада (Люди на планете)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая часть Хроник Клада...


ХРОНИКИ КЛАДА

Часть 2. "Люди на Планете"

  
  
  
  
   ОГЛАВЛЕНИЕ:
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Пролог
  
   " ...договорим же после.
   А нынче как-то неуютно,
   как будто хоронить собрались
   мы тех, кого уж нет давно.
   Послушайте? Они ведь живы.
   Или меня обманывает слух?
   Я слышу вдалеке родные песни..."
  
   "... и тогда закрыли свои глаза неусыпные хранители тьмы; и погасло в ночи Око Зверя, и больше уже не показывалось; и появились новые хранители, и смотрели они на мир, но другими глазами. Но живущие не увидели перемены, занятые своими междоусобицами. Что им вечный свет, когда на земле их жизнь?
  
   И не заметили они, когда среди них появились демоны неба, принесшие с собой холод и печаль. Хитромудрые были они, и красива была их речь. И приятная, как горная вода. Но не утоляла жажду. И никто из живущих не мог понять, чего они хотят на самом деле. А мертвые молчали и не давали ответа."
  
   (из сказаний сеймуков)
  
  
   Эпизод 1
  
   Последнее время Глеб старался без нужды не отвлекать Андрея. Его работа была непонятна и порой опасна. Первоначальная эйфория прошла, и теперь Глеб был сам себе хозяин, чувствуя себя настоящим Робинзоном. Хотя он был не один и не с Пятницей. На Кладе в общей сложности осталось 27 человек, тех, про которых было известно. 15 в данный момент находились на станции в Глубоких горах. Шестеро, включая Андрея и Глеба, составляли оперативную группу поиска. Остальных нужно было собрать и аккуратно доставить на станцию. Для адаптации к высоте обустроили несколько перевалочных пунктов. И поскольку проникатели адекватно перевели название местного дома как логово, так же они называли и свои, спрятанные в почву места для отдыха и сна.
  
   Итак, Глеб забрался в логово к Андрею, чтобы просто побыть рядом и повторить со специалистом письменные знаки, которые использовали рароги. Дело казалось Глебу не сложным, но, видя ироническую улыбку Андрея, он был внимателен и собран.
  
   - Так ты говоришь, это знаковое письмо не используется для бытовой переписки?
   - Нет, оно не очень удобно и сложновато для такой цели, хотя со временем рароги разовьют его. Я так думаю. А пока это язык надписей на камнях и дереве, имеющий некое культовое значение.
   - Если так, должны быть люди, условно жрецы, которые знают этот язык в совершенстве?
   - Конечно, есть, но они достаточно редки, так что можешь пока не забивать себе этим голову. Ознакомился и хорошо, дальше больше. Пей чаёк, пока не остыл.
  
   Глеб отхлебнул крепкого и душистого варева, в котором ощущался иван-чай и чабрец с лимонником. Но думал он сейчас не о том. Однако спросил Андрея по-братски:
   - Неужто сам накосил, это ж надо уметь отыскать такие травы.
  
   Андрей вдруг осунулся лицом и стал неприятно серьёзен.
   - Тут такое дело, Глеб... Текущую обстановку ты знаешь. Связи с Базой установить так и не удалось. Вообще неизвестно, где она может находиться. Или, где находимся мы. Исходя из этого, решено перейти в режим разумной экономии. Это касается тех вещей и продуктов, которые нам придется специально синтезировать. Как ты уже знаешь, местная пища не совсем подходит для нас. Даже принимая специальные препараты для усваивания местной органики, наш организм не все способен усвоить, тем более, сразу. Да и с водой могут быть проблемы. Есть у нас, конечно, некоторые уникумы, которые и камни переварят... Но я бы не советовал тебе на них равняться. Поэтому одним из первых действий, кроме сбора всех наших на станции, разумеется, я считаю создание адекватной кормовой базы. Ранее нас это не интересовало, но кое-какие опыты проводились. Например, с разновидностями чая и кофе. Мне думается, я нашёл вполне пригодную альтернативу, бродя по окрестностям. Так что лаборатория гарантирует!
  
   - Да уж, это заметно, - и Глеб отхлебнул ещё. - Но я хочу тебя спросить вот о чём. Неужели для меня нет другой обязанности, как постоянно находится в логове и ничего не делать? Я имею в виду, ничего полезного.
   - А ты и так делаешь полезное дело. Ты охраняешь наш перевалочный пункт.
   - Но тут же нет никого!
   - Согласно инструкции, в полевом лагере должен быть минимум один человек.
   - Не понимаю... какой в этом смысл сейчас? - Лицо Глеба выражало крайнюю степень недовольства.
   - Смысл есть. А насчет понимания... Понимание придет со временем. Ты слишком торопишь события.
   - Ну не могу я так просто сидеть и ничего не делать. Тем более, когда даже не представляешь, сколько еще предстоит ждать. На корабле я, по крайней мере, представлял временные рамки.
   - На корабле ты был предоставлен сам себе. А здесь - ты работаешь в составе группы, причем в условиях, приближенных к экстремальным.
   - Да чего тут экстремального-то?!
   - Не перебивай! Тут тебе не Земля, не личный космический корабль, не освоенная приспособленная планета. А?
   - А планеты неосвоенная, - буркнул недовольно Глеб, - знаю, знаю, ты уже говорил... регламент и все такое.
   - Вот именно. Хочешь быть проникателем, так действуй по плану и слушайся старших. Это я не про возраст. Тем более, от тебя ничего особенного не требуется. Пока не требуется.
   - Ну тренироваться-то можно?
   - Можно. Только когда ты не один в логове.
   - А что делать-то?
   - Охранять. Ну или вот книгу свою можешь писать. Только от системы сигнализации не отходи.
   - Да не получается у меня книга. - Вздохнул Глеб. - Чепуха какая-то выходит. Кому она будет нужна? По сравнению с "Тысячелетней тоской" - детский лепет.
   - Высокую ты себе планку поставил. В общем, я так скажу. Ты не спеши, не торопи события. Как появится возможность - тренируйся сам, тренируйся со мной, с Арсеном тоже тренируйся. Только рефлексией своей его не грузи. Для этого есть я.
   - И на том спасибо. - Недовольно проворчал Глеб и решил сменить тему разговора. - Андрей, вот у меня все из головы не идет отчет смотрителя станции, о том, что все должно разрушиться.
   - Не бери в голову. Мало ли теорий придумывают непрофессионалы. Скучно ему, видать, одному. Вот и пытается себя развлечь. А мы вот тут смотрим и видим, что никаких изменений в ситуации на Кладе нет. И нет уже давно. Все эти идеи с цикличностью, повторяемостью... знаешь, они привычны нам. Мы не можем сидеть на месте, нам нужно движение, развитие. А на Кладе постоянство - это абсолют, высшая ценность. Сейчас в каком-то смысле это нам на руку. Вот я всё и сказал. Ещё по стаканчику?! Или, может, мечами звякнем...
   - Ох, хитрец. Сам же сказал - не спеши. - Улыбнулся Глеб.
   - Тогда сиди, учи язык, а у меня есть пара дел снаружи.
  
   Андрей вышел, и Глеб опять остался один.
  
   Эпизод 2
  
   - Чем сегодня займемся? У меня есть часа полтора свободного времени. - Андрей выглядел усталым, но довольным.
   - Просвети меня в географии. Так, как ты умеешь. А то что-то в голове все путается. Помню точно, что Клад больше Земли, но менее плотный.
   - Да, сам шарик крупнее Земли раза в полтора, но обитаемой суши будет примерно, как Австралия с Новой Зеландией отнесённые на север. На обратном полушарии нашими стараниями теперь возникла разумная жизнь. На юг от экватора лежит несколько островных архипелагов видимо вулканического происхождения. Вот там, на одном из островков мы и застолбили местечко. Живут там теперь два человека, синоптик и кладовщик. Если бы тебе прилететь пораньше, можно было бы кладовщиком устроиться. Хотя у тебя другие цели...
  
   Глеб не сразу сообразил, что Андрей шутит. Потом вспомнил, что склад полностью автоматизирован, и не нуждается в присутствии человека.
  
   - Я, конечно, люблю жаркий климат, - парировал Глеб, - и поплавать в океане не проч. Но поскольку меня не очень интересует жизнь отшельника, давай сосредоточимся на суше обитаемой.
   - Давай. - Андрей потёр ладонью лоб. - Итак, я тебе уже сказал о примерных размерах. Практически вся суша обнесена цепями "диких" гор. "Диких" потому, что не обитаемых разумными существами. Из неразумных наши зоологи засекли пару ящерок и несколько насекомых. То есть эти горы состоят из сравнительно молодой геологической породы.
   - Прошу прощения. Может, опустим такие нюансы. Мне там коз не разводить. - Глеб посмеивался.
   - Да, бывает по-разному. Некоторые спят и видят распаханные поля. Так о чём я? За горами идёт довольно резкий перепад высот, и мы попадаем во владения народа Ран, состоящее из пяти крупных племён, собственно, рароги, верзовиты, спарадаты, платы, тангодры.
  
   Тут Андрей осёкся:
   - А чего я болтаю... ну да, память тренирую. Сейчас я всё это выставлю на панель и смотри, секретной информации тут нет, - и он завозился перед рабочей картой визора. Через минуту Глеб наблюдал нужное полушарие с континентом и рельефом местности и зоны жизнедеятельности всех известных племён. Всё было доступно...
   - Ты не молчи, читай вслух названия племён, спрашивай неясности. Только ответить я тебе могу всё с языка рарогов, которые точнее именуются ра-эрг - сын рары. Это кто-то из земных историков назвал их рарогами, чтоб язык не ломать и в память о нашем земном средневековье и древнем народе, который был истреблён. Ну не так, чтобы истреблён, но долго живущей державы не создал. Это я тебе говорю, как компетентному человеку, чтоб понимал, откуда что растёт.
  
   Глеб застыл перед картой, а Андрей, повернувшись к ней затылком, продолжал тренировать память.
   - Далее, если смотреть по центру континента на юг, горная страна с плоскогорьями заканчивается и плавно переходит в Фаюмскую котловину, называемую рарогами Дга-Битре - "шаг в глубь". Я не понимаю, зачем мы морочимся с этими названиями. Но отменить уже ничего не могу. Первый, кто замерял относительную глубину этой котловины, был уроженец Египта в Африке. И это название напоминало ему родину. Это можно понять. Итак, в означенной котловине живут три племени: алфены, гестоны, фанагры. Есть в этой котловине полностью заболоченная равнина, это не мало, примерно три кроссбольных поля одно за другим... Чего хмыкаешь, уже устал, что ли?
   - Да нет, Андрей, - ответил Глеб, - я все внимательно слушаю. Только чудно как-то ты говоришь. Панель! У нас это слово уже лет 100 не употребляют. А в кроссбол последний раз играли... не помню когда. Ты же знаешь, сейчас в моде все эти штучки в невесомости. Сказал бы просто - примерно один дневной переход.
  
   Андрей вздохнул:
   - Знаешь, мне иногда кажется, что мы оторвались от реальной жизни. Находимся где-то в своем измерении. А настоящие события происходят где-то там... - И неопределенно махнул рукой.
  
   - Так, ладно... Движемся дальше с востока на запад и минуя заболоченный участок. Почва поднимается в степное плоскогорье, достаточно широкое и достаточно бесплодное. Нет, если прибегнуть к терраформированию, из этих степей можно выжать не мало. Но пока всё останется как есть. Рароги зовут эту территорию Тленг-слеог - бесплодная степь. Бесплодная с их точки зрения. Здесь живут три племени. Три вообще в философии рарогов и родственных им племён системообразующая единица. Ну а поскольку других, неродственных племён на Кладе нет, это действительно для всех, исключая тех, кого мы пока не знаем. Итак, жители Тленга тлегалпы, ботогалпы и кхунсегеры активно используют вьючных животных. Просто иначе там не выжить. Но о деталях поговорим позже. На юге Тленг постепенно переходит в лесостепь, которую на Земле назвали бы бушем. Дальше на юг до побережья необитаемые зоны. На востоке Тленга, там, где идет понижение плоскогорья, можешь заметить ряд лесных массивов. Загибая дугу с запада к юго-западу, минуем широкую реку Квара, я перевел бы это как Хлада. За ней тянутся пригодные для жизни долины, но с жуткими ветрами. Да, дорогой друг, мы в Оппойе, в которой живут не только оппы, но и чирквады с ниобами. Тут мы добираемся до условного угла между Оппойей и Восточными горами, здесь обитают сеймуки-отщепенцы. Нельзя сказать, что им досталась скверная зона жизни. Но крупные торговые пути сюда не ведут. Вот, в общем-то, и все более-менее обитаемые зоны.
  
   - А еще ты писал что-то про кельи на отрогах Восточных гор и город на Западе. Про них можешь что-то добавить?
   - Пока нет. Мы их подробно так и не стали разрабатывать, ничего нового я тебе не расскажу. При всем количестве информации мы еще многого не знаем. Не в последнюю очередь из-за того, что использовали только визуальные методы. Спрашивай лучше про то, что мы знаем.
   - И спрошу... - Глеб повёл плечами, будто разминаясь, - мы не говорили пока о зоологии, ты назвал самоназвание рарогов ра-эрг - дети рары. Что за зверь?
   - Здесь мы впервые столкнулись с подобными существами. Точнее не столкнулись, - Андрей ухмыльнулся, - Мы наблюдали их на камере слежения, весьма скрытные животные. Отнесли их к подвиду больших летяг, можно сказать очень больших. Преимущественно всеядны, но также матёрые хищники, если не удалось раздобыть в реке раков и моллюсков. С более высокой точки могут, используя кожистые крылья, спланировать на горного козла или муфлона. Родовой тотем рарогов. Да, несмотря на богатые гидроресурсы в реках нет рыбы, так что порыбачить тебе не светит, вон раков лови. А ещё есть моллюски величиной с тарелку, но довольно редко, в основном мелкие. Вот рара их может найти, да...
   - Так. Хорошо. Каких вьючных животных используют жители бесплодной степи?
   - Ну, с определённой долей условности этих животных можно назвать верблюдами-дромадерами, хотя никакие они не верблюды. Да, могут питаться сухой травой и не пить подолгу. Ходят неторопливо, достойно. Никому, насколько я знаю, не удавалось их оседлать. Вот грузы возить - это пожалуйста. Ещё в Тленге разводят коз, но их сильно не навьючишь.
   - Если не секрет, какие племена вы здесь контролируете? Если это подходящий термин.
   - Да, подходящий. Но о племенах я говорить не буду. Несколько племён, живущих в схожей среде, представляют собой ядро будущего народа. Я отвечаю за народ Ран, то есть рарогов, верзовитов, спрадатов, платов и тангодров.
  
   - Есть еще один вопрос, - Глеб задумчиво потер подбородок, - все не знаю, как правильно его задать... Мы сейчас лишились центра руководства и связи с "большой землей". И не факт, что она скоро восстановится, если восстановится вообще. Я не спрашиваю, что нам делать сейчас, я хотел бы понять какая у нас цель, к чему мы хотим прийти? Понятно, что, лишившись большей части наших ресурсов, мы не сможем так же эффективно вести исследования. Но если мы войдем в контакт, в прямой контакт, то эффективность даже повысится. Но есть нюансы. Ты-то сам как думаешь? И что думают остальные? Есть ли какая-то общая точка зрения?
  
   - Погоди... - Андрей на минуту задумался. - Раньше было так: за каждым конкретным племенем присматривал наш человек, а где и два. Только отщепенцы-сеймуки оставались пока без надзора. Теперь придется существенно урезать наблюдения, выделить три-четыре основные группы объектов. По поводу цели - это очень серьезный вопрос. Есть разные точки зрения. Сейчас самое главное - собрать всех наших, а уж потом разработаем стратегию и поймем, как нам следует поступать. Как-то так.
   - Слушай, брат, я опять о своём. Насколько продвинуты в военном деле конкретно рароги, да и другие, пожалуй, тоже. Если у тебя есть информация?
   - Скажу кратко. Поскольку ты в курсе терминов. Земля, Европа раннего средневековья, со своими нюансами. Примерно так.
   - Хорошо. - Глеб помялся. - Лингвистический вопрос...
   Андрей выставил вперёд руку, как бы прерывая,
   - Зная тебя, я попробую догадаться. Перевожу с языка рарогов я сам, поэтому временами перевод идёт авторский, то есть мой. Рарой тотемное животное назвал я сам, на их языке оно просто именуется как "ра". Отсюда становятся ясны такие вещи как ра-эрг - сын рары. И территория народа Ран - то есть потомков рары. Ну как, я угадал, учитывая, что мы с тобой обсуждали раньше?
   - Да, в общем, угадал, тогда опять зоология. Все ли крупные хищники данного континента вам известны?
   - Честно говоря, известны не все. Космозоология никогда не была моим коньком. А все специалисты остались на Базе. Возможно, получится уделить время этому вопросу. Тогда попробуем понаблюдать и рару, и йо, и хотто и кого-то ещё. Из домашних животных есть одомашненные козы разных подвидов. У народа Ран есть быки-тангра и ещё в своих логовах порой они держат небольших меховых зверьков типа наших ласок с горностаями. Так, давай попьём чаю с батонами. - и Андрей показал пальцами, какие батоны он имеет в виду. - Стандартное питание звездолётчика.
   - Да сколько можно есть эту шоколадно-зерновую смесь? Вот знаешь, когда я летел, питание было намного разнообразнее. - Глеб постарался, чтобы фраза выглядела предельно шутливо
   - Сам виноват, свалился к нам на голову как... неизвестно кто!
   - А я думал у вас уже тут плантации для дорогого гостя.
   - Гость-то дорогой, это правда. Да и плантации недешевы. Вот как назначим тебя главным агрономом, ты нам и покажешь, как и что нужно разводить!
   - Агрономом не могу. Охотником могу. Добыть местного баранчика, сделать шашлык...
   - Добыть можно, только мясо его у тебя колом встанет. Лечить дороже будет. Если тебе уж так невтерпеж, то могу посоветовать болотных слизней. Но их "мясо" долго не хранится, нужно живьем есть. По консистенции напоминает заливное, да и вкус на любителя.
   - Да ну тебя! Тогда уж потерплю.
  
   Эпизод 3
  
   Вахит оглядел присутствующих на станции тяжелым взглядом исподлобья.
   - Сейчас я кратко обрисую текущую ситуацию, а потом мы будем думать, что делать дальше. Итак, нас здесь 26 человек: 9 проникателей, 2 техника по обслуживанию камер, 3 пилотов-патрульных, 7 ученых... это врач-зоолог, климатолог, планетолог, гидролог, в том числе 3 террафоратора и 5... гм... посетителей. Ворона найти не удалось. Он пропал где-то в Восточных горах.
  
   Глеб посмотрел на Андрея и увидел, как осунулось его лицо. Ворон был командиром пилотной группы. Он на патрульном катере приземлиться в районе Восточных гор, откуда некоторое время подавал сигнал. Потом сигнал пропал. Андрей потратил два дня, но так и не нашел никаких следов.
  
   - К сожалению, у нас нет ресурсов для полноценного поиска. И мы должны думать об оставшихся. Вы уже в курсе, что связь Базой установить не удалось. Пространственные координаты нам тоже неизвестны, но это сейчас не главное. Мы должны решить, что нам делать дальше. Прежде, чем мы будем обсуждать этот вопрос, хочу довести до вашего сведения недавно вскрывшиеся факты.
  
   Вахит замолчал, обдумывая следующие фразы. Говорил он мало. И то, что он вообще взялся вести собрание, было удивительно.
  
   "Неприятный человек." - подумал Глеб. - "Не нравится он мне почему-то. Я сразу сказал Андрею об этом. На что он пожал плечами и заметил, что однажды Вахит спас трех человек, и что не стоит делать умозаключений по внешнему виду. Да вид-то тут не причем. Я же вижу, как он на меня косится. Ну да, может я не профессионал с его точки зрения, но кое на что сгожусь."
  
   - Мы проанализировали данные с орбитального блока. На планету была осуществлена несанкционированная посадка. Насколько я понимаю, Ворон пытался ее предотвратить.
  
   Собравшиеся зашумели
  
   - Как это возможно?! Насколько точны сведения? Кому это надо? - раздались сразу несколько голосов.
   - Видимо, в момент инцидента с Базой возникла неразбериха. И кому-то из посетителей (при этих словах Вахит почему-то посмотрел на Глеба) удалось воспользоваться десантным челноком. Если бы База функционировала в обычном режиме или в орбитальном блоке находилась дежурная смена, они бы зафиксировали вторжение. Тогда находившийся на орбите дежурный катер мог бы осуществить перехват. Но Базе, судя по всему, было не до того. А в орбитальном блоке никого не было.
  
   Вахит опять пристально посмотрел на Глеба. Но так ничего и не сказал.
  
   - Есть предположения, кто это мог быть? - Спросил старший из терраформаторов.
   - Есть. И не только предположения. На Базе последнее время было много посетителей. Правда, большинство покинули ее незадолго до инцидента. Оставалось только группы теологов из Лиги Обитаемых Миров. Как я узнал из частных разговоров, они собирались негласно совершить спуск на Клад как раз в районе Восточных гор. Почему-то их очень интересовали находящиеся там кельи с отшельниками. Естественно, никакого официального допуска им никто дать не мог.
  
   Зал опять загудел. Глеб посмотрел на Андрея. Тот сдержанно кивнул.
  
   - Итого, - подытожил Вахит, - у нас сейчас нет особенного выбора, что нам делать. Мы можем либо сидеть на станции, модифицируя окрестность, проводя наблюдения по плану и ожидая дальнейшего развития событий... Может быть, нам даже удастся определить пространственные координаты, может даже связаться Космосоветом, но история на Кладе уже пойдет по-другому. И мы никак не сможем этому воспрепятствовать. Либо... откажемся от политики невмешательства и попытаемся взять ситуацию в свои руки. Я все сказал.
  
   Ошарашенные люди стали подниматься и кучковаться в группы. Глеб подошел к Андрею. Тот попытался упредить вопрос:
   - Хочешь спросить, что я думаю?
   - Нет, то есть да, но позже. Я все не могу понять, почему мы до сих пор не можем определить пространственные координаты?
   Андрей вздохнул.
   - Ну представь, ты гулял в лесу. В дремучем лесу, без средств связи. Потом присел, привалился к дереву и заснул. Проснулся и понял, что лес - не тот. Что ты будешь делать?
   - Ну... я бы дождался ночи и попробовал бы по звездам определить свое местоположение.
   - Вот. И чтобы ты стал делать, если бы обнаружил, что и звезды не те?
   - А.
   - Вот и я о том же. Локально мы на той же самой планете, в той же самой звездной системе. Но где она теперь находится, мы понять не можем. Может быть, сможем позже, но для этого нужно перенастроить орбитальный блок и провести специальные астрономические исследования. Пока на это не было времени.
   - Понятно. А чего это Вахит на меня так косится?
   - Не обращай внимания. Он ко всем, кто не проникатель, относится слегка высокомерно. Но товарищ он превосходный. Ты еще в этом убедишься.
   - Высокомерие меня не беспокоит. Но, мне кажется, он меня в чем-то подозревает?
   - Это просто он сильно недоволен, что вторжение произошло в тот момент, когда в орбитальном блоке был ты. Судя по всему, он полагает, что ты мог бы его предотвратить.
   - Ну, Андрей, ты же понимаешь, что я в этом ничего не соображаю. Если бы я знал... если бы мне кто-то сказал...
   - Да я-то понимаю! И Вахит понимает. Поэтому претензий тебе и не предъявляет. Но переживает.
   - Значит, переживет. Я же пережил. - Глеб задумался о своем, но быстро пришел в себя и спросил:
   - Так что все-таки ты обо всем этом думаешь?
   - Я думаю, что данный факт будет самым весомым аргументом не замыкаться на станции, а начать полноценный контакт. Именно к этому Вахит и хочет подвести. Я только не знаю, какую мы изберем стратегию. Возможно, Вахит имеет соображения, но он хочет, чтобы люди сперва свыклись с мыслью, что проникновение перешло во вторую стадию. И может быть даже в третью. Вне зависимости от того, что мы по этому поводу думаем. А раз мы не смогли этот процесс предотвратить, то его нужно...
   - ... возглавить?
   - Шутник. Поставить под контроль.
   - Но у нас нет ресурсов, чтобы просчитать все вероятные исходы. Я не говорю уже о том, что некоторые могут потребовать гораздо больших человеческих ресурсов, чем есть у нас. И техники. Ну что мы имеем: тяжелый десантный катер и два легких патрульных, на которых днем не полетаешь.
   - Вот и мне интересно, что хочет предложить Вахит. А он хочет, я знаю. Но пока не готов поделиться со всеми.
  
   Не успел Андрей договорить, как к нему подошел Вахит.
   - Град, можно тебя на минутку. Вы не возражаете? - подчеркнуто вежливо обратился он к Глебу.
   - Пожалуйста, мы уже договорили. - Глеб пожал плечами.
  
   Андрей с Вахитом вышли из зала в соседнюю комнату. Глеб оглядел зал, потер рукой лоб и решил, что самое время выйти на улицу - проветрится. День подходил к концу, свежело, но на крыльце станции было еще тепло.
  
   Эпизод 4
  
   Долина, в которой была расположена станция, была небольшой. За день ее можно было бы обойти по периметру прогулочным шагов. В середине находилось неправильной формы озерцо, в котором били теплые ключи. Недалеко, наполовину врезанное в невысокий холм, находилось здание станции. Первый этаж, почти полностью утопленный в грунт, состоял из технических камер. На втором находились жилые отапливаемые помещения и ангар с небольшим складом. На третьем располагался только узел связи с уходившей вверх мачтой антенны, от которой теперь было мало проку.
  
   Местное светило медленно садилось за горы. Ветер лениво шуршал песком между невысоких местных растений, кучкующихся плотными группами. В остальном было тихо. Глеб сидел на крыльце и размышлял.
  
   Вот ведь как получается?! Еще год назад он и не помышлял ни о каких приключениях, жил тихой спокойной жизнью, строил планы на будущее... А теперь на планете, удаленной от всего человечества в неизвестное пространство. Наверное, стоило бы волноваться, но Глебу было спокойно. Смотря на окружающий пейзаж, он пытался представить, что будет дальше. За суматохой последних дней совсем не оставалось времени просто посидеть и подумать ни о чем.
  
   На крыльцо вышли двое: женщина небольшого роста, которую все звали Таной, и мужчина в возрасте со смуглой кожей и чертами лица индейца. Его имени Глеб еще не знал.
  
   - Нет, ну ты представляешь, - экспрессивно говорил мужчина, - я давно уже просил позволить мне провести более детальные исследования. Ну что такого? Устроить в горах несколько пунктов, местные все равно здесь не ходят, а если и зайдут, все равно ничего не поймут. Конечно же, мне никто не дал разрешения! Они не понимают, насколько это все важно! А я понимаю! Разветвленная система тоннелей под поверхностью материка... Ты представляешь, что мы могли бы открыть, если бы проникли в них? А теперь что?
   - Не волнуйся ты так, смотри на ситуацию с другой стороны. Зато теперь тебе не надо спрашивать ничьего разрешения. На все Воля Божья.
   - Да уж... бойтесь своих желаний. Теперь-то, конечно... Но даже если я смогу найти вход в тоннели, изучить их, кому мне передать всю собранную информацию? Да и сколько мне еще осталось лет?
   - А это уже не твоя забота. Как говорили наши предки: делай, что должно и будь, что будет. Ты не проводишь меня к озеру?
   - Пошли, прогуляемся.
  
   Глеб хотел было спросить про туннели подробнее, но пара уже сошла с крыльца. Вот, у людей есть дело. А чем здесь будет заниматься он? Для того, чтобы полноценно выполнять функции проникателя, нужно уметь и знать гораздо больше, чем можно узнать из писем или выучить за пару дней. С другой стороны, можно просто так сидеть и смотреть на водную гладь. Спокойно и забот никаких. В конце концов, все, что от него зависело, он сделал. Но всю жизнь так сидеть не будешь. Хотя, кажется, сидел бы и сидел...
  
   Мимо неспешно прошла группа людей. По спецодежде Глеб опознал в них одного планетолога и двух терраформаторов. Еще двое были ему пока незнакомы. Терраформаторы, активно жестикулировали и говорили с забавным акцентом. Как понял Глеб из обрывка разговора, они пытались подсчитать, сколько им будет причитаться за вынужденную командировку.
  
   Когда уже почти стемнело, на крыльцо вышел Андрей.
   - А, вот ты где?
   - Потерял меня? - Усмехнулся Глеб.
   - Тебя потеряешь, спасителя нашего. - В тон ему ответил Андрей.
   - Шутишь? Какого спасителя?
   - Обыкновенного. Кто челнок со станции передового слежения привел? Там, между прочим, немало полезных вещей, которые именно сейчас могут пригодиться.
   - Да ну тебя! Это скорее он меня привел. Лучше скажи, чего с Вахитом решили. Или это секрет?
   - Никого секрета. Ничего не решили.
   - В каком смысле?
   - В том, что это сейчас не главное. Если Ворон мертв, ему уже не поможешь. А если жив, то продержится еще немного. Сейчас главное - обеспечить выживание людей на станции. Второе - постараться установить наше местоположение и, если получится, связь. Остальное потом.
   - Что-то я не пойму... вроде мы уже все обеспечили.
   - Глеб, ты дундук. Каким местом обеспечили? Станция рассчитана на 5-6 человек. Ну, максимум 10. А нас тут почти в три раза больше. В том числе четыре женщины. Если брать неприкосновенный запас еды, его хватит дней на 50. Ну, может быть 100, если растянуть. Никто же не рассчитывал, что здесь сразу такая толпа народу окажется. Тут дольше, чем на полмесяца, никто не задерживался. Далее, с водой вроде пока проблем нет, но перегонный транформатор работает на пределе. Что делать, если он остановится?
   - Можно использовать снег.
   - До снега еще добраться надо. И тогда уж лучше использовать лед, транспортировать его проще. Энергии у нас пока хватит, но я бы не расходовал ее безоглядно. В идеале вообще ветряк надо бы поставить. Или гидростанцию, но это не так просто. Одежда, гигиена, бытовые удобства - надо всех обеспечить нормальными помещениями, хотя бы помыться спокойно. Сам же видел, первую ночь все провели в общем холле.
   - Я, в крайнем случае, могу и в катере поспать.
   - Ты-то можешь, речь не о тебе. Нужна продуманная инфраструктура для полноценной жизни. Неизвестно, сколько нам тут предстоит проторчать. Может быть и всю жизнь. Вот что ты будешь делать, если у тебя живот скрутит? Или ногу подвернешь?
   - Страдать. - Вздохнул Глеб. - Послушай, я понимаю, что все не так просто, как мне кажется. Но есть же на станции синтезатор, он может решить проблему с пищей.
   - Синтезатор есть. Конвертера к нему нет. Не успели. - Андрей с досадой мотнул головой. - Первоначально нужды в нем не было. Собирались все разворачивать после начала второго этапа. Много чего собирались, но потом.
   - Погоди-ка, есть же ПАС в орбитальном блоке!
   - Голова-а... К нему надо слетать, размонтировать, привезти сюда, установить. И все равно он покроет наши потребности процентов на 20-25.
   - Почему?
   - Время выдачи большое. Плюс он рассчитан на работу с определенным веществом. Это только в сказке: закинул в него лопатой дерьмо и вынимай пирожки. И я бы не хотел его использовать только для обеспечения еды. Лекарственные препараты сейчас важнее.
   - Я понял, что у нас куча проблем. Но мне кажется, что ты знаешь, что делать. Так?
  
   Андрей молчал, глядя в небо, наливающееся чернотой. Он мог бы дать многосложный ответ, но в данный момент в этом не было смысла, поскольку для принятия продуманного решения не хватало определенности.
  
   Эпизод 5
  
   Мрачные серые облака заполыхали закатными красками. Битва была в разгаре.
  
   Глеб рубился в болотистой лощине на крыле спрадатов. Холодящая душу дрожь сменилась клокочущим жаром в теле. Не давая воли ярости, трезвая голова направляла верные удары.
  
   Тесно. Глеб упруго вскидывал руки, обрушивая клинки. Тлегалпы ломили, запрудив лощину, топча своих мертвых и раненых, из задних рядов летели дротики. Спрадаты изгибались подковой. Три линии воинов, связующих их боевой порядок с рарогами, грозили быть прорванными.
  
   Глеб секся на внешнем выгибе спрадатской подковы. Горячий пот заливал глаза. Рубанув вправо, подался вперед, вслед повалившемуся телу. Головой в низком костном шлеме уперся в панцирные бляхи чей-то брони, скрежетнув медной оковкой. Резко увернулся в сторону, отражая падающий на него меч. Подняв глаза, Глеб узнал в рослом враге нимрода Нгою. Подчиняясь общему движению тлегалпов, Нгоя ломился вперед, пробивая дорогу оружием. Нимрод упивался боем, глаза горели яростью, из искривившегося рта капала слюна. Он нанес еще несколько тяжких ударов, а у Глеба в памяти сверкнуло детство - мальчишка с палкой, яростно секущий гибкий сорняк с одним желанием подрубить непокорный стебель, чтобы ринуться дальше на стену чертополоха.
  
   Нгоя опешил - сорняк не подрубался. Мечи нимрода не доставали противника. Теснота, не настолько плотная, чтобы быть удавленным и задохнуться, но не позволявшая широко орудовать двумя мечами, сковывала Глебу маневр. Это выманило Нгою на прямой удар, этого ждал Глеб. Отпрянув в сторону кого-то сбил с ног, над ухом просвистел дротик. и нашел цель позади. Твердой рукой отвел в сторону и вниз направленный в пах удар. Зарвавшийся Нгоя тяжестью тела вдавил меч глубоко в землю. Другим клинком Глеб остановил меч нимрода над головой и как молнией косо рубанул в живот. Ударил еще раз и рванул завязший меч снизу-вверх, рассекая брюшину... полезли внутренности. Нгоя упал и тут же был втоптан десятками ног в болотистую почву лощины.
  
   Бой продолжался.
  
   Над равниной заклубился вечерний туман, приглушая крики сражающихся.
  
   Последние лучи заходящего светила красным золотом отразились на оружии воинов рарогов, на высоком песчаном всхолмлении стоящих посреди равнины. Частый лес копий и дротиков колыхался так, что издали холм казался громадным шевелящимся иглоносом. А внизу, слева, у самого подножия, за чахлым кустарником полого сходящего со взгорка в лощину кипел звериный водоворот сечи. Эда-Гё со спрадатами начал теснить тлегалпов. Впереди справа от холма с трудом отбивались от наседавшего врага верзовиты.
  
   Воины-рароги с нетерпением глазели на бой и своего вождя. Одд-Бро стоял в колеснице, запряженной парой быков-тангра, на лице не было и тени беспокойства или тревоги. Глядел с каким-то даже безразличием на происходящее внизу. Одд-Бро медлил, так казалось многим, но не всем. Бывалые воины, исходившие с ним всю Оппойю, ближние и дальние горы, верили, что придумал он нечто для верного боя, и не тревожились, и не рвались, глядя на битву, слыша захватывающий каждого воина-рарога голос разящих мечей.
  
   * * *
   Глеб не сразу понял, где находится. И только секунды спустя, увидел потолок спальной капсулы, которые обустроили в общем зале. Приподнялся на лежанке, с силой потер лицо руками. Потом посмотрел на свои ладони. Ощущение недавнего боя не проходило. Вот ведь, приснится же... Вчера вроде бы спокойно лег, заснул сравнительно быстро, хотя лежанка сильно отличалась от удобного спального места. Но за последнюю неделю произошло столько событий, что Глеб мог уйти в сон в любом положении.
  
   Оделся, вылез из капсулы. В общем зале не было никого. Из соседнего помещения доносился многоголосый гул. "Эка меня притомило," - подумал Глеб, - "Похоже, все уже встали, завтракают, а меня разбудить не удосужились. А сон-то какой-то чудной, будто бы уже снился. Но не полностью."
  
   На входе столкнулся с Андреем
   - Доброго утречка, засоня, а мы тебя как раз будить собрались. Ты чего это такой смурной? Спалось плохо?
   - Да нет, спалось нормально. - Ответил Глеб, вытирая лицо и руки влажным полотенцем. Помедлил немного и вдруг спросил:
   - А кто такой нимрод Нгоя?
   - Нимрод? - Андрей удивленно вскинул брови. - Военачальник у тлегалпов, если кратко. А откуда ты имя взял?
   - Да тут, понимаешь... такая мистика... - замялся Глеб. И рассказал вкратце свой сон.
  
   Андрей слушал внимательно. А когда Глеб закончил, сказал:
   - Никакой мистики. Я так думаю, ты, когда в орбитальном блоке сидел, видео с камер проглядывал, сводки читал. Потом я тебе еще сверху насыпал, с горкой. Ну вот и сложилось у тебя в голове такая каша. Это ничего, нормально. Я тебе потом объясню, что не так. Сейчас времени нет. Раз ты выспался, то перекусишь в полете.
   - А что, я куда-то лечу?
   - Не ты, а мы. Нужно с океанской станции привезти сюда несколько полезных вещей. Я договорился, что с тобой слетаю. У остальных и тут работа найдется: оранжерею надо установить, да всякое разное по мелочи. Давай, пошли, я паек тебе уже в катер отнес.
   - В десантный?
   - Нет, он уже на орбите, ребята размонтируют ПАС и оставшиеся контейнеры с твоего челнока в него погрузят.
   - А оранжерея нам зачем? Что сеять-то будем?
   - А вот что благодетель нам привез, то и посеем.
   - Шутишь? Хочешь сказать, что смотритель предусмотрительно подготовил вам семена для выращивания? То есть он знал, что тут произойдет? Как-то это странно.
   - Ничего странного. Мы его давно просили это сделать.
   - А почему не через Базу?
   - Почему, почему... ты ж знаешь, что приказа на третий этап не давали. Кто б нам разрешил официально тут культивировать земные растения. Пришлось действовать по-другому.
  
   В ангаре стоял один легкий катер.
   - А второй где?
   - Второй Вахит забрал. Он вместе с Арсеном попробует установить наше местоположение. Как видишь, все уже при делах. Одни мы припозднились.
   - Разве за день не успеем слетать?
   - Через материк не полетим. Зайдем с обратной стороны. Это раза в полтора дольше, но выйдет экономия аккумуляторов - камуфляж включать не будем. Кстати, гравикомпенсаторы я тоже отключу. Но ты парень крепкий, тебе не повредит. Вернемся обратно уже ночью, через материк. Как раз одно дело надо будет сделать. Есть у меня идея...
   - Как скажешь, - пробормотал Глеб, забираясь в кресло второго пилота.
  
   Эпизод 6
  
   Взлетели так резко, что Глеб едва не потерял сознание от перегрузки. С трудом перевел взгляд на Андрея. Тому вроде было все ни почем. "Силен, бродяга." - подумал Глеб. - "Значит, и я выдержу. Хорошо, что не позавтракал."
  
   Когда скорость стабилизировалась, Глеб попытался сделать вид, что прекрасно себя чувствует, но по насмешливому взгляду Андрея понял, что тот полностью считывает его состояние. Поэтому деланно покряхтел, устраиваясь в кресле поудобнее, и будничным тоном поинтересовался:
   - И что положено герою за его подвиг?
   - Пока что стандартная питательная пайка. - В тон ему отозвался Андрей. - Вон, в том отсеке возьми.
   - Что это такое?
   - Пирожки с бараниной и минеральная вода.
   - С бараниной?! Где вы ее взяли?
   - Ну, с мясом. Запас. Еще с Базы осталось. Да ешь, ешь. Ничего с ними не сделалось. Главное, воды больше пей. Суховатые они на мой вкус. Но все ж лучше батончиков.
  
   Глеб молча жевал, периодически запивая водой. Внизу медленно проплывала горная страна с расцвеченными снегом пиками. Облаков практически не было.
  
   - Долго нам лететь? - Спросил Глеб, закончив с едой.
   - Еще полчаса до океана, и потом часов 5. Что-то сегодня ты не разговорчив.
   - Не хочу тебя отвлекать.
   - А что меня отвлекать? Я в начале курс задал, проследил положение приборов, дальше автопилот ведет.
   - Ну, мало ли...
   - А на этот случай тройная система подстраховки. Вот, смотри, тут и тут. Даже если случится чудо и все системы откажут, мы просто начнем планировать. Вот тогда можно будет беспокоиться. На худой конец, если не перейдем на ручное управление, просто плюхнемся в океан.
  
   Глеб молча покивал головой. Он не сомневался ни в Андрее, ни в поведении катера, просто на душе было как-то неспокойно. Из головы не шел последний сон. Ничего удивительного в том, что ему приснилось, будто бы он внутри изучаемого мира, не было. Сколько таких снов приходило раньше. Странным было финальное ощущение ясной безудержной ярости к человеку, которого он, кажется, и не знал вовсе.
  
   - Рароги не используют быков тангра для боя.
   - Что? - Глеб, погруженный в свои мысли, не сразу понял, к кому обращается Андрей, смотрящий прямо вперед.
   - Их еще труднее оседлать, чем мешконосов. А их, как ты знаешь, еще никто не оседлал. Ну, и в остальном, в твоем сне есть мелкие недочеты, характеризующиеся личным восприятием.
   - Например?
   - В реальной свалке не получится битвы один на один, просто не хватит места. Там важнее не чистое индивидуальное искусство, а командная выучка и умение давить. Опять-таки, важнее щит, а не меч. Ну и рароги, стоящие в отдалении от битвы, наблюдающие, как она идет... извини, это земной анахронизм. Здесь воюют не так.
  
   Поглядев на расстроенного Глеба, Андрей улыбнулся и хлопнул его по плечу:
   - Да не расстраивайся! Понимание придет со временем. Но у меня есть к тебе один вопрос.
   - Так спрашивай. Зачем тебе мое разрешение?
   - Тут такое дело, - Андрей был, очевидно, смущен, что ему было не свойственно, - я бы хотел, чтобы ты меня правильно понял. У нас не было времени поговорить не о делах, а по душам. Сейчас есть. Скажи мне, зачем ты прилетел сюда? Разве не проще было бы остаться? Там...
   - Нет. - Глеб ответил сразу, как будто бы заранее обдумывал этот вопрос. - Не проще. Понимаешь, у меня бывали в жизни моменты, когда нужно было сделать выбор, но я ничего не менял. Когда мы с женой формально прервали отношения, я подумал, а почему бы мне не сделать выбор, не начать все с начала? Только в другом месте, в другом мире. Ведь меня ничего не держало. Так же, как и тебя.
   - Ну, я-то официально отказался от гражданства Союза, а у тебя были хорошие перспективы на достойный пенсион. В конце концов, мог бы договориться слетать на Клад с какой-нибудь исторической комиссией. Правда, это было бы нескоро.
   - Так ведь и я отказался! Иначе так быстро не смог бы прилететь. Средств как раз хватило на билет в один конец, но мне и некуда было возвращаться. Когда вокруг все становится чужим и таким скучным...
   - Да, понимаю. Жаль, что наша встреча случилась на фоне глобальных неприятностей, но получается, если бы ты затянул, мы бы могли больше и не встретится.
   - Получается так. Был вариант отправиться на Марс, в матричный заповедник. Лежал бы себе спокойно, грезил о несбывшихся надеждах. Там, конечно, было бы спокойней, да уж больно скучно. Так что всерьез этот вариант я не рассматривал.
   - Ну хорошо, а как ты представлял себе прибытие на Базу? - продолжал допытываться Андрей. - Как разумный человек, ты должен был рассматривать возможность, что работы тебе не найдется, и что тогда?
   - А что тогда? Так далеко я не планировал. Отправили бы меня с Базы обратно.
   - Ох, ты ж... куда обратно-то? Сам же сказал, что тебе некуда возвращаться.
   - Не знаю, - простодушно ответил Глеб, - может быть, завербовался бы в экспедицию по терраформированию, как в юности. Я слышал, эта профессия еще востребована. А почему ты вообще спрашиваешь об этом?
   - Хочу понять твое внутреннее состояние. - Честно ответил Андрей. - Я вижу, что тебе интересен Клад. Но одно дело исследовать его теоретически, в безопасном кабинете или на Базе. Другое - практическая история. Тем более в складывающихся экстремальных условиях.
   - Так я, вроде, всегда готов. - Глеб повел плечами. - Прекрасно себя чувствую.
   - Я не об этом. Физическая форма у тебя в порядке, каждому бы такую. Я говорю о терпении, об умении ждать.
   - Что-то не понял. Поясни.
   - В прежних условиях я бы без вопросов поручился бы за тебя. И ни на какое терраформирование не отпустил. Потренировали бы тебя, накачали знаниями, глядишь, через полгода приняли бы в стажеры. А может и раньше. Но у нас нет полгода. Начинать надо уже вчера. Погоди, я не закончил. - Андрей жестом прервал собравшегося что-то возразить Глеба. - Знания я тебе даю, но оперировать ими ты начнешь еще не скоро. Нужно будет много наблюдать, ждать и анализировать. Вот я и хочу понять, не станет ли тебе скучно? Не запросится ли душа обратно? И притом учти - никаких материальных выгод тебе эти знания не принесут.
  
   Глеб склонил голову набок, подумал секунд пять и твердо сказал:
   - Нет. Не запросится. Я так думаю. Тот мир остался в прошлом. Теперь мой мир тут. Каким бы он не был. А к чему ты сказал про материальные выгоды?
   - Так на Базе у нас работали не только энтузиасты. Для многих это отличная возможность обеспечить себе вторую половину жизни. Или осуществить свои желания.
   - Да, слышал я такие разговоры... Но в чем проблема?
   - А ты представляешь себе состояние человека, который вдруг поймет, что то, к чему он стремился, отказывая себе во всех благах, теперь для него недостижимо?
   - Да-а, пожалуй, это проблема. И что ты предлагаешь? Что будем делать?
   - Пока лететь. - Усмехнулся Андрей. - А там уж разберемся.
  
   Было видно, что он доволен результатом беседы.
  
   Эпизод 7
  
   Оставшееся время каждый проводил по-своему. Глеб шлялся по кабине катера, изучал внутреннее помещение, периодически делал упражнения, чтобы мышцы не затекли от долгого сидения. Андрей немного подремал, потом листал свои записи. Где-то в середине пути на связь вышел Вахит, но, увидев Глеба, перешел на алфенский диалект. Андрей ответил односложно. Глеб не стал выяснять, в чем дело. Будет нужно - посвятят.
  
   К океанской станции добрались в районе местного полудня. Катер пошел на снижение и океанская гладь, казавшаяся сверху такой гладкой, вздыбилась барашками волн. Ощутимо затрясло. Но Андрей был спокоен.
   - Тут бывают порывы свыше 70 метров в секунду. Хотя обычно порядка 10-20. При более плотной атмосфере, чем в горах и высокой влажности. В общем, я бы не рекомендовал прогулку на открытом воздухе.
   - Гиблое место. - Заключил Глеб. - А сверху смотрится идиллически. Но как же мы дойдем до станции?
   - Сразу в ангар залетим, там автоматические створы.
  
   Станция встретила тишиной и запустением. Собственно, она практически вся состояла из большого ангара, вырезанного в скальной породе на одном из островков южного архипелага. Глеб вылез из катера, покрутил головой. В одной стороне стояли непонятного назначения машины, в другой находились контейнеры и стеллажи. Прямо впереди у самой стены вверх вела винтовая лестница. Глеб попробовал прикинуть высоту рукотворной пещеры и пришел к выводу, что в центре она достигала метров 30.
   - Неуютно тут у вас. Можно было дизайн поприятней придумать.
   - Погоди, сейчас я музыку включу. - Ответил Андрей, листая свой СВИток.
  
   Глеб подумал, что друг шутит, но через пару секунд раздался мерный низкий гул.
   - Это еще что?!
   - Вентиляцию включил. Ангар полностью герметизирован. При отсутствии людей нужды в ней нет. Слушай, если интересно, можешь пока подняться наверх, в комнату управления. Заодно разомнешься. А мне тут кое-что поискать надо.
  
   Глеб послушно полез вверх по винтовой лестнице. Наверху была маленькая комната с пультом управления, большим экраном и топчаном, на котором с трудом поместились бы два человека. Экран показывал вид на океан, немного захватывая кусочек каменистого побережья
  
   "Чисто древний маяк," - подумал Глеб: "Только запахов не хватает, да морских артефактов. Вот на ту стену можно было бы повесить штурвал, здесь полочку с подзорной трубой. Только почему нет сиделок?!"
  
   Сиделки обнаружились под топчаном. Точнее это были две крепко сколоченные деревянные табуретки. Глеб поднял одну, осмотрел. Похоже на ручную работу. Кто ж это так развлекался? Однако, аутентично тут. Прилег на топчан, заложил руку за голову и прикрыл глаза, казалось, на секунду.
   - Глеб, ты там не заснул?! - сказал СВИток голосом Андрея.
   - Я?! Нет! Я тут... смотрю. Интересно тут. - Глеб пришел в себя и поднялся, скорее, вскочил на ноги.
   - Я знал, что тебе понравится. Давай, спускайся, работа есть.
  
   Андрей стоял около одного из стеллажей.
   - Так. Берешь вот эти две коробки и тащишь их в катер.
   - А что, погрузчиков тут нет.
   - Есть, но сегодня он в отпуске. И ты вместо него. Давай, покажи сноровку. А я третью возьму.
  
   Коробки оказались неожиданно легкими для своего размера. Глеб оценил юмор Андрея.
   - Что в них такое?
   - Прессованная зерновая лапша.
   - Откуда она тут?
   - Из первого транспортника. Когда Клад еще не был закрыт, собирались здесь целую базу строить. Вот для строителей на первое время и завезли.
   - И машины те для них?
   - Ну да. Целый город планировалось прокопать.
   - Так может еще и нам что сгодится?
   - Машины-то вряд ли, там специфическое топливо нужно, да и как мы их перетащим в горы? Но кое-чего найдется. Ставь сюда, теперь пошли за второй партией.
   - Куда нам столько лапши?
   - С едой - все. Возьмем коробку с молекулярными ключами и пакеты с уномом.
   - Это еще что за зверь?
   - Универсальная оберточная материя. Давно уже не используется, но нам пригодится. - Андрей, видя недоуменный взгляд Глеба, пояснил. - Теплицу обтягивать будем. Ну и для нижнего белья сгодится. Не очень эстетично, зато дешево и практично.
   - А куска этого, как его... брезента нет?
   - Есть, но он как раз менее практичен. Его структуру изменить не получится. Хотя, знаешь что, захватим-ка рулон. Палатку сделаем. Как думаешь?
   - Шутишь?
   - Нисколько!
   - Тогда берем, конечно. Не лететь же второй раз.
  
   Так, с прибаутками, постепенно загрузили весь катер. Последним впихнули ящик с какими-то деталями. Тут пришлось воспользоваться автопогрузчиком.
   - Шустро управились. - Резюмировал Андрей. - Теперь можно перекусить и отдохнуть.
  
   Эпизод 8
  
   Ели молча, прямо посреди ангара, рядом с катером. Андрей заварил фирменный чай на каком-то диковинном агрегате. Глеб долго пытался вспомнить его название, то так и не преуспел. Скорее всего, он вышел из моды лет двести назад. Этот период Глебу никогда не был интересен. Ну да, началась межзвездная экспансия, освоение близлежащих планетных систем, формирование новых отношений внутри человеческой цивилизации, сопровождавшееся разрушением старых государств и создание новых политических систем. Короче, скукота! В истории Земли были более интересные эпохи.
  
   - Ну что, обратно? - Глеб деловито вскочил на ноги, отряхнул руки.
   - Нет, брат, рано. Если сейчас отправимся, к материку подлетим засветло. Нужно подождать еще пару часов.
   - Чем тогда займемся?
   - А займемся мы физподготовкой.
   - В каком смысле?
   - Ты тренировался всё это время, да, по-моему, и в прошлом, как индивидуальный боец, как поединщик. Но никто тебя на поединок выставлять не станет. Да и поединки здесь как-то не в чести. Это наше, земное прошлое, нужно оставить его на Земле.
  
   Андрей вздохнул и покрутил в руках деревяшку
   - Ты, я помню, интересовался спортом прошлого. Раньше на Земле культивировали одну командную игру...
   - Это ты о футболе? - вставил Глеб, не дав Андрею договорить. Андрей пристально поглядел на друга.
   - Нет. Не о футболе. Точнее говоря и о нём тоже, но косвенно. Навыки футболиста тебе на войне вряд ли пригодятся. Это игра была не так популярна и довольно жестка. И дольше всего её популярность продержалась... как думаешь, где? А я отвечу, в Новой Зеландии - многократном чемпионе мира на Земле. Глеб удивлённо поглядел на Андрея.
   - Да не удивляйся ты, это игра - регби. Там, в процессе тренировки развивается навык, необходимый щитовому бойцу. Упорное давление на противника, в прямом смысле.
   - Понятно, когда-то для праздника на 2-ом этапе обучения мы отрабатывали свалку в группе, но я был моложе и не такой сильный. Но упорства я вряд ли растерял. Только было это довольно давно. Последнее время я тренировался именно как поединщик. Для свалки нужна группа. Но заниматься можно и вдвоём и даже одному на тренажёре.
  
   Глеб встал против Андрея, покрутил плечами, разминаясь.
   - Давай подавим, очень подошёл бы так же навык вольной борьбы, да и вообще любой борьбы, насколько я знаю.
   - Насчёт борьбы я как-то не подумал, - растерянно произнёс Андрей, - а ну...
  
   Сшиблись не слабо. Андрей был худее Глеба, немного выше и менее массивный, но сдвинуть его удалось не сразу. Точнее сказать, только тогда, когда он сам этого захотел.
   - Давай-ка попробуем еще раз. - Сказал уязвленный Глеб. - Кажется, я понял одну тонкость.
  
   Но и в этот раз ничего не получилось. И в третий. Только на четвертый Глеб, изловчившись, поймал Андрея на подсечку. Андрей, хохоча, повалился на жесткий пол.
   - Вот же ты поросенок!
   - А что? В бою все средства хороши.
   - Ага, тут ты прав. Замешкался я слегка. Ладно, на первый раз хватит. Тут есть небольшая душевая, можно освежиться, заодно белье простирнем.
   - А высохнуть успеет?
   - Так тут и сушилка есть.
   - Ты бы лучше сказал, чего тут нет...
  
   Обратно вылетели на закате. На этот раз старт проходил в щадящем режиме. Местное светило собиралось сесть в неспокойный океан. Андрей что-то фиксировал в СВИтке, Глеб дремал. Еще один день на Кладе подходил к концу. А сколько их еще будет?
  
   К суше подлетели уже затемно. Быстро миновали пустынный южный берег и неширокое внутреннее море. Затем Андрей взял управление на себя и повел катер одному ему известным маршрутом.
  
   Зависнув над выбранной точкой среди лесного массива, Андрей произвел сканирование на предмет наличия крупных теплокровных. И, не обнаружив ничего подозрительного, стал снижаться, погасив внутреннее освещение.
   - Так. Ты подожди меня внутри, я скоро.
   - А если что...
   - Ничего. Я же сказал - я скоро. - Жестко отрезал Андрей. Тут уж не поспоришь, Глеб хорошо знал этот тон.
  
   Андрей отсутствовал довольно долго для кратковременной отлучки. Глеб, было, начал волноваться, пытался вглядываться в кромешную темень, но не видел ровным счетом ничего. Андрей появился внезапно, и с другой стороны.
   - Все в порядке, можем лететь.
   - Скажешь хоть, чем там занимался?
   - Траву собирал. - Андрей показал пучок каких-то местных растений. Потом пояснил. - Медику нашему пригодится. В ней есть полезные вещества, которые могут нам помочь в... в общем, помогут.
  
   Катер бесшумно поднялся в воздух и взял курс на станцию в горах. Никто из находившихся в нем не заметил, что за посадкой и взлетом наблюдала пара любопытных глаз.
  
   "Интересно, что можно было найти в такой темени?" - думал Глеб. - "Может, Андрей был занят чем-то секретным, о чем мне пока знать нельзя, а пучок травы сорвал для вида? Но Андрей никогда от меня ничего не скрывал. Мог не договорить, но сделать что-то для вида, чтобы ввести в заблуждение. Нет, это на него не похоже. Тогда в чем дело? Может попробовать его разговорить?"
  
   - Что-то от Вахита сведений давно нет. - Потянувшись, сказал Глеб.
   - Да. - Ответил Андрей.
   - Как думаешь, чего он там намеряет?
   - Чтобы он не намерял, нам потом с этим жить.
   - Но в любом случае можно будет послать сигнал в Центр, на Землю, ну, я не знаю...
   - Можно. Это нам будет стоить половины запасов все нашей энергии. Но это не критично. - Медленно ответил Андрей, явно думая о чем-то своем.
   - А что ты там, в темноте, делал?
   - Так, по работе, полевые исследования проводил.
   - В темноте?
   Андрей повернул голову к Глебу и очень четко сказал. - Родной мой, когда ты будешь готов, я тебе все расскажу. Пока что лишняя информация тебе только помешает. Уж поверь мне.
   - Да я верю. - Обескуражено сказал Глеб. - Я ж не настоящий проникатель. У меня даже формы нет.
  
   Андрей хотел, было, ответить, но тут замигал сигнал передачи.
   - Ха, вот и Вахит на связи.
  
   Это и правда был Вахит. Он начал говорить на алфенском диалекте, но Андрей, поморщившись, перебил его:
   - Говори нормально, тут скрывать не от кого. Замерили координаты?
   - Замерили. - Голос Вахита звучал как-то странно.
   - Ну и где мы находимся?
   - Находимся мы, судя по всему, там же, где и находились изначально. Мы провели три замера для надежности по известным пульсарам с коррекцией по сверхновым.
   - Так это хорошо.
   - Погоди, я не закончил. Находимся мы там же относительно ближайших звезд. Только... - Вахит замялся.
   - ЧТО?
   - Только за полторы тысячи лет до нашего времени.
  
   Эпизод 9
  
   Прошло уже два с половиной местных месяца, как люди основали на Кладе свою колонию. Первоначальный шок, вызванный потерей связи с Базой и осознанием полного отрыва от привычного мира, постепенно уступал место бытовой обыденности. Проще всего было проникателям. Для них практически ничего не изменилось. Изо дня в день, выполняя свои обязанности по наблюдению за Кладом, можно было абстрагироваться от того факта, что теперь данные наблюдения передавать некуда.
  
   Остальным было сложнее. Андрей с Вахитом сперва даже не хотели раскрывать информацию о том, что система планеты оказалась в прошлом. И что даже если умудриться послать свифт-сигнал, принять его будет некому. Тогда Глеб, оказавшийся невольным свидетелем разговора, сказал веско и безапелляционно, что начинать новую жизнь с обмана как-то неправильно. Решено было сказать, как есть, добавив, что если один раз произошел спонтанный пространственный провал, то он может произойти и снова, в обратном направлении. А физиков, способных рассчитать вероятности этих событий или опровергнуть возможность возврата в свое время, на станции не было. Поэтому такая полуправда давала людям призрачную надежду и силы жить дальше, занимаясь благоустройством нового местожительства.
  
   На материке заканчивалась календарная зима, но в горной долине, где была расположена станция, это было не так заметно. Только дневного света стало чуть больше, и температура окружающего воздуха слегка повысилась. Зато первый урожай дала гидропонная теплица. И это не могло не радовать. Теперь колонисты были обеспечены всем необходимым. Оставшиеся работоспособными камеры наблюдения частично переориентировали для научных целей, остальных пока с лихвой хватало проникателям для контроля основных племен. К сожалению, их число пришлось ограничить четырьмя, иначе просто нереально было отследить поступающую информацию.
  
   Следы Ворона так и не нашлись. Равно как и следы несанкционированного проникновения. С потерей Базы было утрачено большинство технических возможностей. Оставалось только визуальное наблюдение оставшимися работоспособными камерами. И планируемое внедрение на местность.
  
   Это уже не считалось предметом обсуждения. Те проникатели, которые первоначально были против, даже Ян Залесский по прозвищу Лекс, согласились с точкой зрения, что без личного присутствия на местности, без полноценного контакта, ценность в деятельности проникателей постепенно сойдет на нет. Запаса летающих камер еще хватало, но без снабжения с Базы они постепенно выходили из строя. Еще года три и единственное что останется - это контролировать периметр станции, да наблюдать с орбитального блока крупномасштабную картину. Вопрос был в том, как именно производить внедрение.
  
   Основных вариантов было два: либо тайное внедрение под видом местного жителя, либо создание современного лагеря невдалеке от какого-либо племени. Последний вариант отстаивали Светозар Берич и Арсений Вязов откликавшийся также на прозвища Арсен и Вяз. Первый - Джафар Неёлин, Андрей Семиреченский и Артур Вахитов. Споры гремели не шуточные. С одной стороны, предполагался определенный риск длительного воздействия местной среды и невозможность оперативного спасения в случае конфликта с местными племенами. Зато полноценное погружение в общность кладян позволяло получать неискаженную информацию. Чего никак не могло быть при втором варианте. Который представлялся более предсказуемым и безопасным, но более трудоемким для обеспечения, поскольку предполагал поддержку и лагеря, и станции одновременно. Для окончательной оценки проникатели привлекли к обсуждению трех пилотов-патрульных. Глеб Петров сразу отказался давать какие-то комментарии, заявив, что вообще против того, чтобы куда бы то ни было отлучаться со станции. Мол, если уж так все случилось, то нет никакого смысла продолжать исследования Клада, проще обеспечить сравнительный комфорт и безопасность на станции в горах. Его сложно было винить за такую позицию. Он был с планеты Омега, которая входила в Лигу, в прошлом мире у него осталась многочисленная семья, которой он зарабатывал на Кладе на сносное существование. Зарина Стоунбрейкер, которой жутко не нравилось, когда ее называли по имени, больше склонялась к первому варианту. Исключительно в силу молодости и увлеченности психоисторией и этологией. Она предпочитала, чтобы ее называли Зиной. Так, по ее словам, звали древнюю воительницу (Глеб про такую воительницу не слышал, но, проведя небольшое исследование, выяснил, что имеется в виду Зена, выдуманный персонаж, широко известный в 21-ом веке благодаря телевидению). Точку в обсуждении поставил Юри Кукос, главный на данный момент среди пилотов. Он просто рассчитал, что при полноценном снабжении отдельного лагеря, ресурсы катеров исчерпаются через пару лет. Если, конечно, не удастся за этот срок наладить промышленное производство энергетических аккумуляторов. Или других элементов питания.
  
   Таким образом, вариант остался один - тайное внедрение с полноценной адаптацией на местности. Это никоим образом не мешало жизнедеятельности оставшихся на станции случайных посетителей и ученых. Им, в большинстве своем, было не до профессиональных проблем проникателей.
  
   На закрытых совещаниях, куда, по настоянию Андрея, из непричастных был приглашен только Глеб, разработали план перехода на третью стадию. Первый этап, предполагавший создание аутентичной одежды и вооружения был уже пройден. Теперь все проникатели, которых потенциально могли задействовать для внедрения, проходили дополнительную медикаментозную обработку, позволявшую без труда воспринимать местную органическую пищу. Далее предполагалось, что четверо из них постарается вжиться в курируемое им племя с целью сбора сведений. Каждому проникателю-внедренцу назначался напарник-дублер, который оставался на станции, готовый в любую секунду выйти на связь в экстренном случае. Регулярную передачу информации планировались делать не чаще, чем один раз в день. В остальном проникатель должен был действовать исключительно автономно.
  
   Андрей с Глебом составляли связку "Рарог". Вахит поначалу пытался урезонить Андрея, приводя аргументы, что Глеб еще не готов к таким обязанностям, но, в конце концов, сдался, резюмирую, что если им охота сходить с ума, то это их личное дело. Сам Вахит собирался внедряться к алфенам. Оставалось выбрать еще двух человек для тлегалпов и оппов. И если для оппов кандидатов было несколько, то с тлегалпами была проблема. Контроль над их племенами был практически потерян, поскольку профильных специалистов по ним на Кладе не осталось.
  
   Эпизод 10
  
   Джафар залез в палатку Андрея, которую установили в отдалении от станции рядом с озером.
   - Хайре, отшельник. Вот, принес тебе поживы.
   - И тебе не хворать. - В тон ему ответил Андрей. Он жил в этой палатке уже несколько дней, полностью перейдя на местную пищу, которую ему специально синтезировали. - Сам наловил?
   - Не. Химика нашего, любителя, поймал. А уж чего он там тебе настругал... Короче, тебе есть, бедняга.
  
   Джафар вытащил из сумки кусок вяленого мяса, что-то наподобие сыра с жутким запахом и толченых зерен дьярбы:
   - Джон говорит, что это аутентичная пища. Я проверил. Точно аутентичная. Обычный человек такой продукт переварить не сможет.
   - Пробовал, что ли?
   - Зачем? Просто химический анализ провел. Ну и нос с глазами меня пока не обманывают.
  
   Андрей откусил мяса, сыпанул в рот зерен, пожевал, потом запил водой:
   - А что, неплохой вкус.
   - Я надеюсь.
   - Надеешься, что тебе придется это попробовать?
   - Уверен. Но лучше я буду сам добывать еду. Джон Смит хороший парень, но пищевая химия не его профиль, скорее, хобби, мог в чем-то и ошибиться.
   - Профильные данные ему давали мы. А других специалистов у нас нет. Так что какая разница? За неимением лучшего, пока я не перешел полностью на подножный корм...
   - Еще успеешь. Как раз об этом я и хотел поговорить. Андрей, я не пойму, почему ты так настойчиво отказываешься от радиомаяка?
   - Почему - настойчиво? Я принципиально от него отказываюсь. Сейчас объясню почему. Во-первых, я хочу на внедрении быть максимально независимым от цивилизации. Это поможет мне быть собраннее. Во-вторых, я полагаю, и полагаю небезосновательно, что рароги могут чувствовать...
   - Маяк?!
   - Нет, они не знают таких понятий, но могут ощущать некое чужеродное влияние.
   - Почему же они тогда не чувствуют наши камеры?
   - Тут другое. Если они и ощущают чье-то незримое присутствие, то считают это взглядом неба, которое и днем может следить за ними. Это вписывается в их парадигму. С передатчиком внутри может возникнуть коллизия, что некто незримый рядом с ними. Поэтому для связи со станцией я буду уходить в отдаленные места. Тогда, когда посчитаю, что никого не потревожу.
   - Ох! Ты так усложняешь нашу задачу. - Джафар выглядел искренне огорченным.
   - Да ты не беспокойся. Рарогов никак нельзя обвинить в кровожадности. И вы все равно будете следить за мной через камеру наблюдения.
   - Оно, конечно, так... но... - Джафар пытался подыскать объективные аргументы, хотя уже понимал, что Андрея ему не переубедить. - Мы сможем только наблюдать. Если повезет, то отреагируем не ранее, чем через час. За это время может случиться... да что угодно!
   - С нами всегда может случиться все, что угодно. Ты ж на себе маяк не носишь?
   - Сравнил тоже. - Хмыкнул Джафар. - Но все-таки я переживаю за тебя.
   - Все не можешь мне простить, что я выбрал своим связным Глеба?
   - Нет, но... Да. То есть нет. - Джафар нахмурился. - Не путай меня. Я понимаю, что Глеб твой старинный друг, ты ему доверяешь. Парень он хороший. Здоровый. Может быть даже здоровее Лекса. Я вообще ни его, ни тебя не обвиняю. Просто считаю, что лучше бы справился с ролью твоего напарника.
   - Джаф. - Андрей наклонил голову так низко, что практически коснулся лба своего собеседника. - Я знаю, что ты справился бы и с ролью внедренца тоже. Но нас тут мало. И ты важен на станции в качестве координатора всех групп. Ну, а если случится что-то неприятное... Что ж, этого нельзя исключать полностью. Вот тогда ты всех нас спасешь.
   - Хитро выкрутился! - Джафар выглядел расстроенным, но польщенным. - Раз уж я координатор, то высаживать тебя будем под четким контролем, не позже, чем за полчаса до предполагаемой встречи.
   - Опять ты за свое! Мы же уже обсуждали, для адекватного встраивания в обстановку мне нужно высадиться дня за два, максимум за световые сутки. Пройти по местности, развести костер, заночевать. Иначе рароги могут учуять незнакомый запах.
   - Не согласен. Пахнуть ты и должен по-другому.
   - Ну не внутренним помещением катера?!
   - Это мы решим, дерьма какого-нибудь накидаем внутрь. Потом отмоем.
   - А как я буду выглядеть при встрече, если меня полчаса назад высадили? Явно не как давно идущий по горам.
   - Начнешь готовиться недели за две на последнем перевалочном пункте. Я тебя лично погоняю. Но высадка будет за полчаса. Как я и сказал. Одежду можешь разнашивать прямо сейчас.
   - Слушаюсь, командир. - С улыбкой ответил Андрей.
  
   "Анализ камер спутникого слежения: Спрадатско-платское пограничье"
  
Очень сильно вздыбленный рельеф местности и поскольку это уже зона альпийских лугов, хвойные деревья чрезвычайно редки. Гранитные и базальтовые пласты соседствуют с выходами глины и кварцевого песка. Каменистое горное ущелье дробиться осыпями и распадками и нельзя выработать чёткий ориентир. Но спрадаты, работающие здесь хорошо знают местность и нигде не видно бесцельно бредущих или праздно шатающихся. Под приметной им ложбинкой вход под поверхность. В течение дня отсюда группами выходят спрадаты с заспинными сумками, набитыми рудой, и направляются к выходу из ущелья. Весьма сложный прерывистый путь вдоль осыпей. Можно заключить, что здесь трудятся рабы или военнопленные, хотя ничего подобного наблюдателям слышать не приходилось и никаких надсмотрщиков нигде не видно. При выходе из ущелья - небольшая зелёная долина с формованными из глины дымящими печами для выплавки. Ниже, из лесной зоны быки-тангра с погонщиками тянут стволы деревьев для растопки. Нелёгкий путь как для кладян, так и для быков. Но никто не спешит и не суетится. Похоже, такой ритм выработан довольно давно. Иногда вдоль ущелья с рудником, прямо по неровностям гор гонят стада своих быков тангодры. Видимо на летние пастбища. А ещё выше рудника прямо по отвесной стене карабкается со своим малышом рара. Для всех племён этого народа это добрый знак.
  
   Эпизод 11
  
   Глеб прошел в небольшой спортзал, который удалось выстроить внутри станции непосредственно его усилиями. Собственно, понадобилось только вытянуть из пола дополнительные стены, отгородив небольшой закуток в углу. Никакого дополнительного функционала, требующегося стандартному помещению, не потребовалось. Принадлежности для занятий Глеб тоже изготовил сам: с помощью молекулярного ключа просто обработав несколько подходящих тяжелых каменюк. Он приходил сюда регулярно, каждый день утром, придерживаясь заведенного распорядка
  
   Популярностью спортзал не пользовался. Как правило, здесь занимался один Глеб, но в этот раз в зале оказался посетитель. Юрген Айхорн, один из тех, кто оказался на Кладе не по своей воле. В силу своего характера Глеб не стремился с кем-то специально сблизиться. Про Юргена знал немного: бывший владелец небольшой частной фирмы, продал ее, купил корабль и отправился в путешествие вместе с невестой. Клад был срединной точкой, но, похоже, он стал последней.
  
   - Сами сделали? - Юрген с любопытством осматривали самодельные гантели Глеба.
   - Ну... да. - Смутился Глеб. - Дешево и сердито. А что?
   - Да нет, ничего. В нашей ситуации каждый развлекает себя как может. Я вот, например, начал изучать пространственную физику...
   - Дело хорошее... - попытался поддержать разговор Глеб, крутя в руках первую пару гантель. В пространственной физике он понимал чуть больше, чем ничего.
   - А вы, я смотрю, тоже физикой занимаетесь. Физкультурой, в смысле.
  
   Глеб согласно покивал головой, делая упражнения на бицепс. Настроения на пустой разговор сегодня не было. 
   - А еще я видел, как вы управлялись с холодным оружием. Можете меня научить?
   А вот это было уже забавно. Глеб положил гантели и взглянул на Юргена.
   - А вам зачем?
   - Как сказать... на всякий случай. Меня вообще интересуют разные стороны нашего мира. Так научите?
  
   Глеб молчал, оценивая способности собеседника. Да, для пустого бахвальства или времяпровождения это ему не нужно. Парень крепкий, хотя и невысокий. Примерно моего возраста. А почему бы и нет?
   - Что-нибудь знаете про спочан?
   - Нет, а что это?
   - Полноконтактное фехтование на нетравматических имитациях холодного оружия. На основе самурайского поединка.
   - Какая-то новомодная дисциплина?
   - Как сказать, - улыбнувшись, ответил Глеб, - создано в 70-ых годах 20-го века. Думаю, для начала вам подойдет. А там видно будет.
   - Спочан так спочан. Когда начнем?
   - Давайте, завтра. Я хоть продумаю первую тренировку.
   - В это же время? Тогда до завтра.
  
   Юрген поклонился и вышел.
   "Ну вот." - Подумал Глеб: "Вот так и становятся сенсеями..."   И продолжил упражнения с другой парой гантелей."
  
   В спортзал заглянул Вахит.
   - Все тренируешься? - Спросил он с ухмылкой.
   - Тренируюсь. - Глеб положил самодельные гантели и посмотрел на Вахита. - Скажи, а почему ты меня так не любишь?
   - Я-то? Ну, нет. Любить - слишком сильное слово. Я тебя опасаюсь. Ты, конечно, молодец, что прилетел на край света, вещи нужные нам доставил. За это спасибо. Физика у тебя хорошая, динамика... боевка по человеческим меркам неплоха. Но профессиональный проникатель из тебя не получится.
   - А я и не претендую.
   - Я же вижу, как Андрей с тобой возится. 
   - Так в чем проблема? - не прерывая разговора Глеб перешел на разработку дельты.
   - Да нет проблем. Пока еще... Но я вижу, как Андрей тебе доверяет, и это доверие может нам дорого стоить. 
   Глеб молчал, не желая вступать в дальнейший разговор. Однако Вахит истолковал его молчание по-своему.
   - Да ты не обижайся. Проникатель - это же в первую очередь команда. Это четкое выполнение заранее составленного плана. Вне зависимости от окружающих обстоятельств. Это, в конце концов, отрешение от эмоций и переживаний прошлого. А ты, я думаю, здесь не потому, что это твое призвание, а потому, что в другом месте тебе плохо. И это в неподходящий момент может сделать тебя слабым.
   С этими словами Вахит сделал неопределенный жест рукой и вышел.
   "Чепуха какая-то," - подумал Глеб: "А с другой стороны... Может, я действительно пытаюсь убежать от проблем? И это так видно? Да нет, глупости. Просто Вахит хочет вывести меня из себя."
  
   На выходе из спортзала Глеб столкнулся с гидрологом, эффектной невысокой брюнеткой. Ее полное имя было Марта Пилар Амбросио Мендоса, но все ее звали просто Марта.
   - А вы не возражаете, если я буду заниматься вместе с вами, а?
   - Да. - Буркнул Глеб. - В смысле, нет, не возражаю.
   - Вот здорово! А то тут такая тоска. Катер мне не дают, говорят все заняты. И одну не отпускают. А мне нужно провести визуальные наблюдения. Очень нужно!
   - Попросите камеры направить...
   - Нет-нет, камеры не достают. Мне нужны подводные съемки. Может быть вы могли бы со мной слетать, а?
   - Я бы с радостью, - Глеб развел руками. - Но мне по статусу не положено. Только проникатель имеет право сопровождать наблюдателей на планете.
  
   В последнем он был прав. Установленный регламент никто не менял. И формально Глеб считался таким же наблюдателем-посетителем.
  
   - Жа-а-аль! - В глазах девушки блеснуло неприкрытое разочарование. - А можно задать вам... а-а... неудобный вопрос.
  
   Глеб хотел, было, съязвить, что неудобных вопросов не бывает, бывают неудобные ответы, но решил, что это будет как-то занудно.
   - Задавайте.
   - Почему вы все время один? Вам грустно? Переживаете эмоциональный упадок?
   - Мне? Нет. - Глеб был немного сбит с толку, поэтому счел разумным ответить односложно. - Почему вы так решили?
   - А-а, слава Будде. Вы редко появляетесь на общих мероприятиях. А когда мы встречаемся, вы всегда такой... задумчивый. Ну я и подумала...
   - Это я книгу пишу, обдумываю сюжеты. - Сказал Глеб поспешно, что было, конечно, полуправдой.
   - Ой, здорово! Дадите почитать, а?
   - Обязательно. Когда допишу. 
   - Договорились! - С этими словами Марта развернулась и, покачивая бедрами, пошла по коридору в сторону общего зала.
  
   "Какая непосредственная девочка." - Подумал Глеб. - "Да, вроде, уже и не девочка... А за собой следить надо. Так, что-то сегодня я пользуюсь повышенной популярностью..." 
  
   Нельзя сказать, что это его сильно беспокоило. Но последнее время Глеб привык больше находиться в одиночестве, обдумывая и переваривая знания, которые давал ему Андрей.
  
   Эпизод 12
  
   Глеб поднялся на третий этаж в узел связи, расширенный и переоборудованный в зал управления камерами слежения. Сейчас как раз дежурил Андрей, и его было пора менять. Теперь эта обязанность была чисто номинальной. Отчетов никто не требовал, но проникатели не хотели расслабляться, стараясь отслеживать все значимые событий на Кладе.
  
   - Привет, надсмотрщик, что новенького?
   - Здорово, бродяга, все по-старому. Слышу, ты пользуешься популярностью?  - Ответил Андрей с улыбкой.
   - Да-а-а, - Глеб махнул рукой, - какая там популярность. Никогда не собирался быть наставником по физкультуре.
   - Ты что, ничего еще не понял?
   - А что такое?
   - Я смотрю, она тут уже не первый день ходит. Вот, даже заговорить решилась.
   - Ну и что?
   - Глеб, ну ты как ребенок! Если женщина от тебя чего-то хочет, то она хочет... - тут Андрей сделал драматическую паузу.
   - Да ну тебя! Некогда мне гадать. И желания нет.
   - А что не так? Девушка-то фигуристая. Я тебе больше скажу, интересовалась у меня, подробностями твоей прошлой жизни. А то все один где-то пропадаешь.
   - Ну и ты, конечно, ей все рассказал?!
   - Обижаешь. Только половину. Так что вот тебе мой совет: не теряй момент. 
   - За совет спасибо, вы настоящий друг. Я подумаю над вашей информацией. Лучше скажи, как там с внедрением, определили дату?
   - Экий ты... нетерпеливый. Точной даты пока нет. Ориентировочно - недели через три. Это что касается меня. Остальные: Вахит, Мин и Тони отправятся позже.
   - Ясно, давно хочу тебя спросить вот о чём. - Глеб говорил медленно, как бы взвешивая каждое слово. - Поверь, это не праздный вопрос, и твой ответ для меня очень важен. Ты знаешь, меня, мои способности, мой характер. Возможно, я в чем-то подзапустил себя, занявшись кабинетной историей. Понимаю, что в этом виновен сам. Я стараюсь восполнить этот пробел, возможно, не так активно, как следовало бы.  Хотя у меня немного обязанностей, но кое-то я уже могу делать хорошо, и... Мне хотелось бы себя испытать. Испытать в реально обстановке. Ведь так или иначе нам все равно придется покинуть станцию. Я же понимаю, что все, что творится вокруг - это не игра.
    
   Последнее было сказано несколько пафосно. Заметив, что Глеб неявно причислил себя к проникателям, Андрей тяжело вздохнул. Его лицо выражало абсолютную отстраненность, не выдавая спрятанные глубоко внутри мысли и чувства.
   - У детей детские игры, у взрослых игры уже не детские, что не мешает им оставаться играми. По правде сказать, я тоже играю в проникателя настолько, насколько мне это разрешили обстоятельства. Если раньше правила игры нам устанавливали сверху, то теперь мы должны взять на себя ответственность устанавливать эти правила самостоятельно. По сути, ты знаешь мои формальные аргументы насчет третьей стадии. То есть, если формальные, значит уже не мои. - Вдруг голос Андрея изменился, и он сказал очень обыденно, по бытовому. - На самом деле, проблема состоит не только в том, как тебя грамотно ввести и представить, это забота моя.  Есть еще пара тонких моментов.
    
   Глеб слушал и не совсем понимал. Нет, он прекрасно отдавал себе отчёт, что взваливает на Андрея тяжкую ношу принятия решения. Но ведь Андрей - его единственный друг. Глеб прилетел сюда именно к нему. Так получилось, что в свое время их пути разошлись, каждый выбрал тот путь, который считал нужным. Но теперь они снова вместе. И должны быть уверены друг в друге. Почему же Андрей не может дать ему четкого ответа?
  
   Андрей поднялся, чтобы выйти, но тут в проеме появился Мин. Глеб уже был с ним немного знаком. Несмотря на очевидное китайское имя, на классического представителя своего народа этот невысокий жилистый проникатель был похож не очень. Он происходил из семьи потомственных мастеров боевых искусств, имевших, кроме китайских, филиппинские, испанские японские и ирландские корни. Сам Мин был профессиональным этнографом, успевшим на Земле провести несколько лет среди индейского племени дакота и заслужившим их почет и уважение. 
  
   - О чем это вы тут говорили? - Мин оглядел друзей и потер переносицу указательным пальцем.
   Андрей с Глебом молчали, не зная, как реагировать. 
  
   - Ох, Мин, ты внезапен как смерть. - Сказал, наконец, Андрей.
   - Ты разговор-то на другую тему не переводи. Слышал я все. И вот что я скажу: Андрей, тебе не стыдно? Ну, ладно, Глеб, он может не понимать всех сложностей. Но ты-то... ты же профессионал! Какие тут могут быть игры? Я уж не говорю о том, что вы тут втихаря что-то планируете, что, как минимум, нечестно по отношению к товарищам. Но куда ты собрался вводить Глеба? Он же теленок! Глеб, извини, я тебя уважаю. Не каждый способен сорваться с насиженного места и рвануть на край света к другу, но в данном случае ты поступаешь глупо. Если ты ищешь смерти, то есть более простые способы, зачем подставлять Андрея? Мы тут сидим уже сколько лет и то до конца не представляем всего, что может случиться, попытайся ты внедрится в какое-то из племен. Дело даже не в том, что ты не сможешь сойти там за своего, твой организм просто не приспособлен к местной среде. Воздух, да, дышать ты можешь свободно, а еда, местные микроорганизмы... как ты собрался выживать без приема необходимых препаратов?
  
   Мин говорил не громко, но резко и зло. 
  
   - Андрей, ты-то должен понимать, если дойдет до настоящего внедрения, это должна быть многоуровневая спланированная операция, а не просто кинуть человека и пусть крутится сам, как сможет. Это ж живой человек, а не биоробот. Нас тут мало. И каждый человека на вес чистого железа, как говорят рароги. И мы еще отвечаем за остальных людей, которые остались на Кладе не по своей воле. Ну, что молчите? Скажите что-нибудь?
  
   - Мин, не драматизируй. - Андрей говорил спокойно и веско. - Никто никуда не собирается посылать Глеба. Прямо сейчас. Речь об этом может идти не ранее, чем через год. Ты услышал только конец разговора. Если тебе интересно, мы обсуждали вопрос психологической подготовки. Вот, кстати, ты можешь в этом вопросе помочь... нашему стажеру.
  
   - В этом вопросе помогу. - Мин был еще на взводе, но уже остывал. - Не думайте, что я против внедрения Глеба. Но всему должно быть свое время и место. Как это ни банально звучит.
   - Ну и хорошо! Тогда я вас оставлю. Моя смена закончилась. Так что можете начинать подготовку прямо сейчас. Уверен, что вам есть что рассказать друг другу.
  
   Эпизод 13
  
   За последнее время местность вокруг станции немного изменилась. Не считая оранжереи с теплицей, которые построили в первую очередь, появились дополнительные хозяйственные пристройки, отдельный жилой домик, утоптанная дорожка к озеру и даже крытый корт для спортивных занятий. Для поддержания всего хозяйства в порядке требовался присмотр, но это занимало всего два-три часа в сутки. Остальное время люди были предоставлены сами себе. И если у проникателей день был занят почти полностью, то остальным членам коллектива приходилось искать себе развлечения самостоятельно.
  
   Глеб зашел в зал приема пищи позже остальных. Негласный регламент разбивал световые сутки на равные интервалы, что позволяло обычным людям легче переносить замкнутость на станции. При этом никто не запрещал использовать зал в любое время или же перекусывать отдельно. Единственное ограничение заключалось в том, что ПАС настраивался техником с утра по рекомендациям врача и в течение дня выдавал определенный набор блюд. Фрукты и овощи из оранжереи лежали рядом на подносах.
  
   Глеб взял себе хлебный суп, бульбас, осмотрелся и устроился, как обычно, на столике в углу. От хлеба полностью отказаться не получалось, хотя Глеб старался. Народу было немного. Большинство проникателей находились за пределами станции, кто-то на перевалочном пункте готовился к внедрению, кто-то патрулировал окрестности. Не из-за необходимости, а скорее по собственному желанию.
  
   Молодой климатолог Эйден Руссо на пару с Челадоном Агаппи и Джоном Родосом Смитом уговаривали Зину "немного попутешествовать по окрестностям", уверяя, что "летать будут низко и медленно". Зина вяло отнекивалась, мотивируя отсутствием необходимости, но было видно, что ей льстит мужское внимание. Прямо у входа Тан По пыталась убедить Леса в том, что на станции нужно завести быков-тангра, или тлегалпских коз, на худой конец мохнатых норолазов, животных, отдаленно напоминающих земных сусликов, которых сеймуки разводили на мясо. Лекс внимательно слушал, не перебивая, но было похоже, что он не в восторге от этой идеи. Трое терраформаторов, которые всегда ходили группой, обсуждали с планетологом Эйденом Баден-Гроссом возможности оптимальной добычи кварца и обсидиана, который они собирались использовать для дальнейшего обустройства базы. Глеб в очередной раз вспомнил, что надо бы поговорить с планетологом про подземелья, только момент был в очередной раз неподходящий.
  
   Остальные присутствующие просто занимались приемом пищи. Удивительно, но Марты не было. Обычно она никогда не упускала возможности пересечься с Глебом. Возможно, нашла себе новый объект внимания.
  
   Не успел Глеб порадоваться, что сегодня он поест спокойно, никем не замеченный, как за стол к нему подсел Челадон Агаппи.
   - Не возражаете?
   Вместо ответа Глеб кивнул и сделал приветственный жест рукой с ложкой. Не отвечать же с набитым ртом. 
   Некоторое время Челадон молча поглощал бурые ломтики мясного ассорти с томатами. А потом, видимо решив, что выдержал достаточную паузу, вежливо спросил:
   - Не надоедает меню?
   - Как-то не думаю об этом. - Ответил Глеб, зачерпывая ложкой вязкую однородную жидкость из тарелки. - Для меня достаточно знать, что это полезно.
   - Это понятно. Но хочется естественных блюд.
   - Вчера был печеный лосось с рисом...
   - Так это раз в неделю бывает. А праздника хочется каждый день. - Агаппи управился со своей порцией и продолжал. - Нет, не подумайте, что я жалуюсь. В нашей ситуации мы живем прекрасно. Но воспоминания... ах, какое жаркое мы ели на Пигмалионе. Куски мяса на вертелах вперемешку с овощами.
   - Жаркое - это тушеная картошка с мясом. А то, что вы упоминаете, более похоже на шашлык.
   - А-а-а, - Агаппи шутливо погрозил Глебу пальцем, - теперь я вижу, что вы действительно историк.
   - Не думаю, что каждый историк должен знать такие факты. - Заметил Глеб, приступая к бульбасу.
   - Как знать, как знать... я думаю, вы не отказались бы заменить вашу картофельную кашу с морепродуктами на трехдневную солянку.
   - Первый раз слышу про такое блюдо.
   - Тета Скульптора вам ничего не говорит?
   - Нет, а должно?
   - Можно задать вам еще один вопрос?
   - Задавайте. 
   - Как вы думаете, что нас ждет дальше?
   Глеб прекратил есть и внимательно посмотрел на своего собеседника. Было не похоже, что он задает вопрос из праздного любопытства. Видимо, его что-то волнует. Отделываться отговорками не хотелось. Но что отвечать, Глеб не знал.
  
   Агаппи истолковал его молчание по-своему. И решил пояснить.
   - Я понимаю, у вас у проникателей своя работа. И ее специфика мне не до конца понятна...
   - Вообще-то я не проникатель...
   - Конечно, конечно. Как скажете. Но разве не безопаснее сидеть на станции? В конце концов, я слышал, есть еще одна, где-то в океане. Там много всяких штуковин. Можно их сюда перевезти и устроиться неплохо. А можно и туда переселиться. Зачем нужно тратить силы на внедрение к дикарям, да еще тайно? Вы полагаете, это разумно? Нет, я понимаю, этология...
   - Этнология. - Автоматически поправил Глеб.
   - Да, этнология, этнография. Так ведь изучать можно и открыто. Тем более, в нашей ситуации. Я в курсе, что аборигены вполне миролюбивы. Им даже не надо рассказывать о том, откуда мы.
   - Видите ли, не все так просто. Основную директиву Космосовета о невмешательстве никто не отменял. К тому же, как вы знаете, нужно найти следы несанкционного вмешательства. И, по возможности, их нивелировать. 
   - Это я все знаю. Но никаких следов до сих пор не нашлось, не так ли? Да и было ли это вмешательство? И разве на случай экстремальной ситуации у вас нет полномочий отметить директиву?
   - У меня? - Глеб был поражен таким поворотом разговора. - Погодите. А вы за кого меня принимаете?
   - Ну-у... - Агаппи покрутил пальцем в воздухе. - Я занимался разными родами деятельности. Был осведомителем, фейкброкером, маллером. И кое-что понимаю. Признайтесь честно, вы ведь из ИСТОКа? Нет? Тогда откуда? Три-ошка? Онбассар? ЭсВэКа?
  
   Из всех сказанных Челадоном слов Глеб опознал только "три-ошка". Так обычно называли Отдел Особых Операций. Полумифическую организацию в рамках Корпоративного Альянса. Полу - потому что реально существовал такой отдел, но молва приписывала ему совершенно фантастические деяния. Постепенно Глеба стал разбирать смех.
   - Вы что, считаете, что я спец-агент?
   - Нет, что вы! - Агаппи, казалось, был совершенно не смущен. - Агент - это так, линейный специалист. Вы, скорее всего, гораздо выше по иерархии.
  
   Это было забавно! Глеб разглядывал Агаппи и постепенно понимал, что тот не шутит, а имеет какие-то серьезные основания на такой взгляд.
   - Думаю, если я вам скажу, что я не агент, вы все равно не поверите мне. Но если я тот, за кого вы меня принимаете, то... я тем более вам ничего не скажу. Однако мне интересно, как вы сделали такой вывод, а?
   - Нет ничего проще! - Самоуверенно заявил Агаппи. - Вы не проникатель, и сами это подтвердили. Невзначай. В списках Базы вы не значились. На Базе вас тоже не было. ("Ого!" - весело подумал Глеб: "Глубоко копает!") Вы появились внезапно, прямо на Кладе. При этом не похожи на обыкновенного путешественника. Почему? Очень просто. Все проникатели прислушиваются к вашему мнению. Вы как бы на особом положении. Как бы вне ситуации. И при этом ведете себя спокойно. Я бы сказал, профессионально спокойно. Привезли с собой кучу полезных вещей, как будто знали, что тут произойдет. Из всего этого я и делаю неоспоримый вывод.
   - Да, ловко вы меня раскусили. - Глеб пытался выдерживать серьезный вид. - Так что же вы хотите?
   - Я так понимаю, что здесь проходит некий эксперимент. Я бы хотел понимать, в чем его цель? Уверяю вас, я все буду хранить в тайне.
   - Допустим. Но я все равно вам не смогу ничего рассказать. 
   - По крайней мере скажите, нам тут ничего не угрожает?
   - Нет. Ничего. В этом смысле можете быть спокойны.
   - Спасибо. Большое вам спасибо! - Агаппи привстал взял Глеба за руку и энергично потряс ее. Затем церемонно поклонился и вышел из зала.
  
   "М-да. Если бы я сам себя мог так успокоить. Поди сейчас пойдет всем расскажет. Знал я таких людей." - подумал Глеб. Он чувствовал себя несколько неуютно после старомодного прощального жеста Челадона. - "Надо бы рассказать Андрею, пусть тоже посмеется."
  
   Эпизод 14
  
   Было тёплое и росистое утро. Летняя пора только начиналась. Андрей с Глебом сидели на мшистом пригорке недалеко от логова проникателей и думали каждый о своём. Теперь это была обычная жизнь, к которой Глеб пытался относиться философски, а Андрей... Андрей, одетый охотником, глядел в себя и жевал свежую травинку. Скорее всего он думал о предстоящем внедрении, отдыхая между тренировками.
  
   Глеб погладил свой свежевыбритый подбородок и нарушил молчание.
   - Слушай, Андрей... Вот ты давал мне читать твои отчёты. Должен сказать, написано очень свежо и дельно и совсем не чувствуется глубины времени, которое нас отделяет...
   - Нет, брат. Ничего нас не отделяет. Посмотрел, как фильм, да и записал. Какие-то нюансы добавил. Это ж Клад... - и Андрей усмехнулся.
   - В смысле "как фильм", - Глеб почувствовал, что чего-то не понимает.
   - Давно хотел тебе рассказать, да как-то не к месту было. Но раз ты сам спросил... Ты когда-нибудь слышал о хрономиражах?
   - Да, встречал такое понятие в исторической земной литературе. Описывалось как явление редкое и прямо скажем случайное.
   - А о прогнозируемых хрономиражах слышал?
   - Хм... А такое возможно?
   - Насчет Земли не скажу, сам в такое никогда не верил. Но здесь, на Кладе, мне довелось наблюдать события минувших дней неоднократно. Непосредственно на местности.
   - Как же тебе это удалось? Ведь, насколько я знаю, посещение поверхности Клада было жестко ограничено.
   - Вот в моменты посещения и пытался их прогнозировать. Специально просил, чтобы меня посылали на местность. А после провала использовал каждую возможность для изучения сего феномена. - Андрей замолчал, как бы думая, стоит ли рассказывать подробнее.
   - Ну, не томи. Это же новое слово в изучении истории вообще, да и не только.
   - Пока я могу сказать, это новое слово в изучении истории Клада. - Усмехнулся Андрей. - Только узнают ли наши последователи об этом, вот в чем вопрос. Механика мне не ясна. Могу только предположить, что все эти события где-то записываются, а потом могут быть неоднократно воспроизведены.
   - Так что другие говорят?
   - А другие не знают. Вот только тебе сейчас рассказал. - И, предупреждая немой вопрос Глеба, продолжил. - Эта, скажем мягко тема, была совсем не в русле планового академического исследования Клада. Расскажи я кому, да еще начни настаивать, могли бы просто выгнать с Клада без возможности возврата. Да и самому хотелось сперва разобраться.
   - Ну, и-и-и...
   - Не знаю, чему благодаря, у меня получалось несколько раз, зная определённые параметры, видеть именно то, что я хотел. То есть я как бы считывал видеосообщения с информационного поля планеты. Да, они не всегда идеально точны. Но я планирую в процессе внедрения с этим разобраться. А тебе рассказал, чтобы и ты был в курсе. Но пока никого другого не посвящай. А то мало ли что.
  
   Глеб был шокирован, в голове роилось сразу несколько мыслей:
   - Значит, ты считаешь, что подобные явления есть некий уникум этой планеты? Хорошо, но входят ли в этот уникум галлюциногенные случаи или, например, навязанный сон?
  
   Андрей взглянул на Глеба очень внимательно.
   - Тут я могу руководствоваться лишь собственным опытом и больше ничем. Должен сказать, что всё увиденное имеет некую основу, которая не меняется при разных показах. Но многое зависит от собственной восприимчивости организма, его расторможенности, конкретного момента времени, параметров местности и тех знаний, которыми ты уже обладаешь. То есть, если понимаешь, что хочешь увидеть, то увидишь это. Иначе картина будет размыта и без подробностей.
   - А можно ли расценивать мой сон... ну помнишь, битва, рароги, Нгоя.
   - Не уверен, ведь это событие, которого не происходило. Однако это может говорить о твоей восприимчивости. Теперь, зная об этом феномене можешь попробовать сам. Методику я подскажу. Ведь как я уже говорил, многое зависит от организма. А организм у тебя боевой.
  
   Глеб усмехнулся.
   - Да у тебя вроде тоже... но опыта больше.
   - В любом случае скажу тебе так, постарайся сильно не переживать ни по какому поводу, чтобы не исказить картинку.
  
   Разговор друзей был прерван вызовом Джафара, который напомнил Андрею, что ждет его в 7 километрах от логова для продолжения тренировки.
   - Ладно, пока не бери в голову. Разберемся позже. А я побежал. Надо обувку и одежду разнашивать.
   - Давай. - Глеб махнул рукой, глядя в спину резво сбегающего с пригорка Андрея. "Хрономираж. Хм. Надо же... Чего только на Кладе не бывает."
  
   Эпизод 15
  
   Андрей ожидал известий от наблюдателей насчёт нескольких групп охотников-рарогов, двигающихся на север. Было понятно, что известия придут скоро, потому Андрей прохаживался недалеко от старого перевалочного пункта в горах, самого близкого к станции, в приготовленной загодя одежде и обуви. Охотничий нож был откован из болотной руды по средневековой земной технологии собственноручно еще на Базе. На низкие поршни, специальную обувь, пошла синтезированная кожа тангра. Для одежды использовали выделанные шкуры и кожи ранее добытых горных козлов. Сшито было вручную, грубо, без красивых отделочных строчек на штанах и куртке. А вот поясная сумка была богато орнаментирована и декорирована и в ней хранилось только то, что могло храниться в поясной сумке местного охотника из народа Ран, хотя по "легенде" Андрей будет не совсем местным охотником. Итак, в сумке было огниво в виде кремня и кресала, немного каменной соли и сушеные травки для разных отваров, по привычке называемые Андреем "иван-чаем", а также тонкая верёвка для добычи. Прибор для экстренной связи был вмонтирован в простой и трудно снимаемый медный браслет. В нем же был небольшой тайничок с таблетками артемиссина, выполненных в виде сушеных ягод. Была приготовлена заплечная сумка из замши, в которой лежал трёхдневный запас вяленого мяса и сыра для путешественников. Кожаная фляга была наполнена чистой водой. На простой охотничий лук уже была натянута сухожильная тетива и ещё одна хранилась в запасе. В туле, плетёном из древесной коры, лежало два десятка стрел с разными наконечниками, в том числе из рога и бронзы.
  
   Всё необходимое было в наличии, Андрей выглядел спокойным и умиротворенным, но что творилось у него в душе, знал лишь он сам. Лишними расспросами сейчас его старались не беспокоить. Со станции пришел вызов от Яна Залесского. В этом не было особой нужды, но Ян спросил не жмут ли поршни. Андрей усмехнулся, поршни были как раз по ноге, но, наверное, стоило сделать их немного повыше в голенищах. И только Ян прервался с благостными пожеланиями, как на связь вышел Джафар Неёлин и сообщил, что одна группа охотников вот-вот будет в лесистом ущелье квадрата 26-68 и, пожалуй, это наиболее благоприятный вариант.
   - Хорошо, забрасывайте в этот квадрат и со мной при заброске будет один сопровождающий, а именно Глеб.
   - Добро, - ответил Джафар, - готовность пятнадцать минут.
  
   Катер прибыл через десять. Пилотировал Юри. Джафар со Светозаром составляли группу прикрытия на случай, если что-то пойдет не так. Андрей с Глебом стояли на скалистой площадке закрыв глаза и спокойно дыша, причём Андрей был с заплечной сумкой на спине, луком через плечо и дротиком в руке - казалось, что он весь обвешан сумками и флягами. Это всё нужно было для достоверной "легенды". Глеб был с пустыми руками, но он знал, что Андрей уже вошёл в роль, потому ненужных вопросов не задавал. Деловито и не спеша загрузились и полетели.
  
   Андрей молчал и слушал музыку. Что-то из Эдварда Грига. Глеб подумал, что сейчас его другу предстоит увидеть этот "танец троллей в пещере горного короля" вживую, хотя он к этому уже привык. До нужного района добрались быстро в режиме невидимости, на ходу сканируя местность на предмет посторонних. Когда катер завис в полуметре от поверхности, Андрей спрыгнул вниз, отдал Глебу свой СВИток и выслушал финальную инструкцию Джафара. Стало ясно, что четверо охотников приближаются с юга и через половину часа будут в этой зоне. Андрей осмотрелся, дал отмашку, и катер опять исчез, благодаря камуфлирующей системе, стоящей на борту.
  
   Андрей сорвал стебель, растер его в руках. Понюхал. Потом выпил воды из фляги, полил на лохматую русую голову и с улыбкой расчесал бороду рукой. Тот, кто долго находится в горах, естественно, обрастает волосами. Теперь стоило немного прогуляться, пока не обнаружат. И он пошёл по ущелью на юг. На ветвях звонко перекликались птицы. Прогулка была не долгой, так как Андрей упёрся в переплетённую стену деревьев, растущих одно за другим, и вспомнил одну из стычек рарогов, которую ему удалось наблюдать. Они упорно давили стеной щитов темпераментного противника. Однако с помощью ножа Андрею удалось пробиться. И только нож снова был в ножнах, как правую ногу резко сдавила верёвочная петля, и Андрей оказался подвешен вниз головой. Из колчана вниз посыпались стрелы.
  
   - От не свезло! - громко сказал Андрей на языке рарогов. - Теперь стрелы придётся собирать.
   Он вонзил дротик в дерево, чтобы вынуть нож. Разрезав петлю, рухнул вниз. Но подняться ему не дали.
   - Ты какого племени есть, верзовит что-ли? - прозвучал вопрос и в словах слышалась лёгкая досада.
   - Дай подняться и расскажу. Давно я вас тут искал, - и Андрей, отряхиваясь, поднялся и поправил лук.
   - Да, ты, видать, чужой, - произнёс коренастый рыжий парень, подняв одну из упавших стрел.
   - Ну кому-то и бычок - родственник, а горный дий не брат. Стрелу то отдай. Стрела ведь не простая.
   - А то какая же? - удивлённо спросил рыжий парень, направив наконечник на Андрея.
   - Известно какая. Охотницкая. - Просто произнёс Андрей, принимая наконечник открытой ладонью.
   - Стало быть ты охотник. И богаты ли твои ловы?
   - Да, я охотник. А с ловами бывает по-разному. Если звериный след возьму, то догоню непременно.
   - Выходит, ты здесь охотишься? - не унимался рыжий парень.
   - Здесь я иду своим путём-дорогою и никого не трогаю. Но раз ты меня взял силком, пойду с тобою, если добром меня поведёшь.
  
   За рыжим парнем зашуршали шаги, и скоро трое кладян продрали кусты. Здоровые мужики постарше с ухоженными бородами и короткими волосами. Андрей увидел удивлённые серо-зелёные глаза и два наконечника дротиков в районе своей груди.
   - Ты гляди, какого зверя Брага-Кни изловить ухитрился. Вроде охотник, по-нашему говоришь?
   Андрей хотел ответить, но Брага-Кни его опередил.
   - Да говорит он лучше нас с тобою, порою, правда, не ясно о чём. Но говорит справно.
   - Издалека ли идёшь?
   - Иду с Глубоких гор в вашу сторону, дней... - и Андрей закатил глаза, - уже больше, чем пальцев у меня на руках и ногах.
   - О-о это далече. А для чего идёшь то?
   - Проще сказать так. Хочу спросить у ваших владык, нельзя ли поселиться около вас, да и жить-поживать.
   - Вот я слыхал, что на севере немало свободных окраин, - встрял в разговор мужик, что стоял позади всех.
   - Верно, окраин не мало. Только погоды всё дальше становятся такие суровые, что нашим охотницким делом совсем не прожить. А больше в том крае делать ничего нельзя. Край тот не жилой, нехоженый, больно высоко. Вот разве грибов собрать, да песчаника нарвать. И то пока голова не заболит. - Заметил его спутник.
   - Ваша правда, - согласился Андрей, - только если сил хватит далее пройти, можно будет спуститься в ущелье, там полегче будет.
   - Так вы там живете?
   - Нет, до нас оттуда еще два полных перехода. Если дорогу знать.
   - Так чего ж вам не живется у себя?
   - Худо стало, еды меньше, зверь ушел. Но слыхали мы, что ниже есть места обильные и народ добрый.
   - Это верно, - согласился впереди стоящий мужик и воткнул дротик в почву, - а позволь тебя спросить, неужто у вас на нашем языке говорят?
   - Нет, говорят по-другому. А если хотите знать, почему я говорю по-вашему, я вам расскажу. Только это разговор долгий. А возьмёте меня с собой, то как-нибудь вечером у костра рассказать и придётся.
   Обладатели серо-зелёных глаза переглянулись меж собою, и передний охотник произнёс.
   - А ступай-ко с нами. Приведём куда надо и покажем тебя. Пусть старцы решат, как тут быть.
   И Андрей принялся собирать разбросанные стрелы.
  
   Эпизод 16
  
   - Неплохо получилось. - Джафар в возбуждении потер руки.  Глеб в ответ просто кивнул.
   - Не так я представлял первый контакт человечества с представителями иной цивилизации. - Пробормотал Юри, имея в виду "поимку" Андрея.
   - Очевидно, что Андрей контролировал ситуацию и попался специально.
   - Но зачем?
   - Психология! Теперь рароги будут испытывать ответственность за него, как за неумелого сородича. Такие у них представления.
  
   Катер двигался незаметно над верхушками деревьев и все присутствующие в нем хорошо слышали весь диалог. Согласно прежним инструкциям такое поведение строжайше запрещалось. Даже при наличии камуфлирующей системы разрешалось передвигаться над районами, где могли находится кладяне, только ночью, и держаться в отдалении не менее 500 метров. Но сейчас случай был уникальный.
  
   - Что дальше? - Спросил Светозар.
   - По плану. Проводим их, не торопясь, до селения.
   - Расход энергии большой будет. - Подсказал Юри.
   - Знаю. Необходимая мера. Если все пойдет гладко, постараемся уйти ночью. А если нет...
   - А если нет, то без всяких инструкций спускаемся на максе и по обстоятельствам. - Светозар повел плечами, как бы разминаясь. - Я им Андрея не оставлю.
   - Можно подумать, у нас другое мнение. - Пробормотал как бы про себя Глеб.
  
   * * *
   - Пусть светило вам светит всегда, и леса полнятся зверьём, грибами, ягодами и орехами. И в реках полно будет всякой снеди. Я горный дий, так все окрестные зовут наше племя, горные дии или следогляды. Живу я, как и все наши, охотой да лесными дарами. Было так, что в наших краях оказался отряд ваших охотников, да попали они под горный завал. Всего их было семеро и выжил только один. По имени Хорба-Дато.
  
   Окружающие старцы согласно закивали головами.
   - Вот велел он вам большего добра пожелать. Да только жалеет, что сам он теперь в дальнюю даль не ходок, потому как камнями главные жилы на ногах ему перешибло. Вот от него теперь я знаю ваш язык. И хочу у вас спросить. Позволите ли вы мне остаться да жить среди вас?
   - Назови-ка, охотник, два соседних племени, на восток, да на запад от ваших селений.
   - Где светило восходит, живут долгогривы, а где заходит - копытники. Только простите высокочтимые, так лишь мы их зовём. Может, вам они известны как-то иначе.
   - Что еще тебе Хорба-Дато поведал?
   - Про законы ваши, про житье, про порядки.
   - А про себя что рассказал?
   - Про себя ничего не говорил. - Простодушно ответил Андрей. Он знал, что рароги считали неуместным рассказывать чужакам про свою семью.
   - Ладно. Строй себе логово, где приглянется. Но сначала выбери себе общину, там, где желаешь. И тёплого лета тебе.
  
   После ухода Андрея старцы остались поговорить меж собой.
   - Подозрительным мне кажется этот охотник. Откуда он там объявился? Отродясь с той стороны никто не приходил. - Сказал один из них.
   - Молод ты еще, много не знаешь. - С усмешкой сказал второй, более древний. - Немало в мире племен, нам неведомых. Почему бы на севере еще одному не быть? Брага рассказывал, что, по словам этого охотника, есть проход в Глубоких горах, и можно дойти до мест, где эти дии и живут. Только больно долго идти. - Второй старец был настроен более дружелюбно.
   - Если долго идти, то как же одежа его не прохудилась? - Продолжал допытываться первый.
   - Одежу и в запас взять можно, дело нехитрое. - Вступил в разговор третий.
   - А оружие? Оружие ты видел? Нездешняя работа, явно нездешняя...
   - Откуда ж ей здешней быть, коли он издалека?
   - Вот и я о том, сколько наших в ту сторону ходило - ничего не находило в Глубоких горах. Нет там жизни. Думаю, уж не демон ли это небесный?
   - Демоны ночью приходят. Днем им на Свете делать неча. Я так думаю, это все сомнения пустые. Глаза у этого Анд-Рея ясные, взгляд спокойный, потайки в нем нет. Главное вот что: чтит ли его народ законы Предков? И проверить надо, как он себя поведет. Мы так поступим: раз уж разрешили - пусть пока у нас поживет. А Браге накажем, чтобы присматривал за ним. Раз уж он его споймал, то с него и спрос. Коли что дурное заметит - пусть нам передаст. Тогда и решим: оставить его или к сеймукам отправить.
  
   ...из отчетов проникателей
  
   Теперь стоит признаться, что наше изначальное представление о жизни на Кладе, основанное только на наблюдениях, было ошибочным. Дело не в том, что мы имели только внешнюю картинку, не принимая во внимание внутренние неявные отношения кладян. Мы отслеживали только основные потоки и конгломерации местных жителей, пренебрегая труднодоступными для наблюдения районами и незначительными событиями. Но иногда в частностях и мелочах кроется гораздо больше информации для понимания ключевых процессов, чем в том, что на виду. Мы заполняли пробелы собственным пониманием, используя привычные аналогии, а нужно было отказаться от предубеждений и начать непосредственное изучение междукладских отношений.
  
   Теперь очевидно, что замалчивание и не упоминание неких объектов связано первую очередь с общим жизненным укладом кладян. Все то, что в него не входит, недостойно внимания. Так, кельи в отрогах Восточных гор населены странными жителями, которые занимаются собственными делами и не желают поддерживать отношения ни с кем. Значит и с ними никто не будет поддерживать отношения. Все, кто поддерживают базовый уклад, живут по законам своих племен. Если ты его нарушаешь злостно и неоднократно, ты можешь отправиться на край обитаемого мира, к таким же беззаконникам как ты сам, к сеймукам. Если же ты просто не согласен подчинятся установленным законам, не почитаешь Предков, твоя дорога - в Город. Там собирается много неверующих в мировой порядок и пытающихся создать новый. И в том, и в другом, и в третьем случае ты имеешь право на собственную жизнь, но твой народ уже не будет поддерживать тебя. Потому что ты не поддерживаешь народ.
  
   Эпизод 17
  
   На следующее утро после ухода Андрея, Глеб почувствовал внезапный приступ печали, какой-то необъяснимой потери. Будто бы вынули из тела кусок. Даже мелькнуло ощущение, что Андрей его предал. Разум понимал, что это не так, более того, рациональные аргументы даже не нужно было придумывать, но еще несколько дней Глеба не покидало настроение потерянности.
  
   В таком состоянии легко было поддаться хандре, если бы не каждодневные обязанности. Во-первых, Глеб являлся связным Андрея и регулярно получал от него короткие отчеты, которые нужно было регистрировать и анализировать. Во-вторых, никто не отменял разработанный ранее Андреем для Глеба индивидуальный план стажера, предполагавший изучение всей доступной по Кладу информации. Понятно было не все, приходилось разбираться самостоятельно, благо Глеб уже вошел в курс дел настолько, что дополнительная помощь ему не требовалась. Конечно, это все еще было далеко от знаний рядового проникателя, не был даже виден свет в конце тоннеля, зато хорошо был виден вход в него и объем поставленных задач. В-третьих, никто не отменял физических занятий и упражнений с холодным оружием. Тут всегда можно было воспользоваться поддержкой незанятых проникателей, который с удовольствием соглашались "звякнуть мечами". И это было гораздо полезнее тренировок с виртуальным противником. И в-четвертых, проведение практических уроков по фехтованию. Кроме Юргена, который исправно посещал каждое из них, в зал периодически заглядывал кто-то из пилотов, терраформаторов или ученых. Один раз зашел Челадон Агаппи. Скептически поглядел вокруг и пробормотал, что все эти занятия - ерунда. Лучше уметь хорошо стрелять из современного вооружения. В этом Глеб помочь никак не мог.
  
   Развлечений на станции, помогающих отвлечься от текущей реальности, было немного. Можно было гулять по окрестностям, правда, Глебу это удавалось не всегда.
  
   В этот раз в зале был один Юрген. Даже у вездесущей Марты, постоянно попадающейся Глебу на глаза, нашлись какие-то неотложные дела.
   - Как оцените мои успехи? - вежливо поинтересовался Юрген, начиная разминать кисти рук, подняв их высоко над головой.
   - Пару связок и один удар вы отработали неплохо.
   - Когда перейдем к серьезным занятиям?
   - Тут торопиться не стоит. Вы еще не до конца чувствуете дистанцию. Да и куда нам спешить?
   - Есть такая восточная мудрость: настоящие мужчины дерутся не на палках.
   - Есть и другая: предотвращенный бой - это выигранный бой. Хотелось бы, чтобы вам не пришлось брать в руки оружие.
   - Думаете, мы вечно будем сидеть в этой долине?
   - Думаю, что не стоит форсировать события. Если их можно не форсировать. - Глеб постарался ответить уклончиво, и в то же время не обидно.
   - Ну-у, возможно, вы и правы. Нет ли каких сведений от наших разведчиков?
   - Нет, - Глеб понял, что Юрген имеет в виду поиски Ворона и паломников, - насколько мне известно, ничего. А как ваши успехи в пространственной физике?
   - Да так, пока ничего не понятно. Разве только очевидно, что процесс, который произошел в системе Клада, не является уникальным и теоретически возможен.
   - Так это и так понятно. - Пожал плечами Глеб.
   - Я не совсем точно выразился. Возможен спонтанный провал, без участия каких-либо искусственных внешних сил. Это следует из вакуумных уравнений Блэка-Ковалевича.
   - Так что же, и я могу внезапно куда-то провалиться?
   - Нет, эффект возможен при объемах, сравнимых с планетной системой. Если учитывать объекты стандартной плотности.
   - А не может ли данный эффект быть спровоцирован внешним действием? Например, каким-нибудь неизвестным оружием?
   - Предполагаете военное вторжение? Согласно теории для такого действия, необходимо сконцентрировать массу на несколько порядков больше объекта для провала. Да и смысл такой операции? Процесс будет нестабильным. И легче уничтожить планетную систему, чем аккуратно ее переместить. Но и уничтожать ее смысла нет. Насколько мне известно, планет, подобных Кладу, до сих пор обнаружить не удалось. Обычные каменистые планетоиды - и то ценны неимоверно из-за возможности терраформирования. А тут - минимальные усилия. Нет, лично я не вижу смысла.
   - Опыт какой-нибудь. - Предположил Глеб. - Который вышел из-под контроля.
   - Опыт проще провести над безымянной неосвоенной системой. Мы несколько таких посещали.
   - А если... опыт инопланетной цивилизации?
  
   Юрген внезапно хрюкнул и затрясся от беззвучного смеха.
   - Извините, - сказал он наконец, когда успокоился, - если так рассуждать, то можно сразу привлечь Господа Бога. И без всяких теорий понятно, что ему это под силу. При таком допущении берусь доказать, зачем ему это все понадобилось.
   И видя недоуменное лицо Глеба, продолжил:
   - Понимаете, какая штука... мы до сих пор не смогли обнаружить никаких следов внеземного разума. Следовательно, либо их нет в обозримых пределах. Либо их могущество для нас равнозначно наличию Бога. И для меня это не вопрос веры: за прошедшие несколько лет я успел посетить много миров. Но верить, конечно, никто не запрещает. Хотя это неконструктивно.
   - Да нет, я понимаю. Я всегда за все конструктивное, против всего неконструктивного. Вы упомянули про свое путешествие: не страшно было все бросить и отправиться в неизвестное? И не жалко потом все потерять?
  
   Юрген пожал плечами:
   - Вы про мой корабль "Николай Терехов"? Да, корабль жалко. Он был не новый, но там был уникальный астронавигационный блок. Будь он у нас сейчас, мы бы имели на порядок больше возможностей. Но корабль пришлось оставить на Базе, иначе Клад я бы не посетил. Хочется думать, что те, кто хотел спастись, все-таки успели использовать его по назначению.
  
   Глеб молчал. Никто не знал, что случилось с Базой. Эту тему как-то предпочитали не обсуждать. Вероятно, она осталась в другом пространстве, и ничего страшного не произошло.
  
   - А что касается неизвестности, - продолжал Юрген, - то бывают в жизни моменты, когда есть желание завершить очередной этап и начать новый. Совершенно новый.
   - Да, - ответил Глеб, думая о своем, - это знакомое чувство. Главное, чтобы хватило сил и средств.
   - Вот я и подумал, а почему бы не полетать по космосу? Там ведь столько интересных мест, которые и за всю жизнь не посетишь. И решение-то возникло спонтанно, когда увидел корабль. Просто вот так решил: хочу.
   - И что, хватило средств?
   - В общем, да. Компания, которую я создал, оказывала достаточно уникальные услуги.
   - Значит, продали свое детище?
   - Ну зачем так трагично? "Ребенок" вырос и вполне мог позаботиться о себе сам. Наши интересы просто разошлись, вот и все.
   - И вот вы оказались на Кладе...
   - А это можно считать тоже очередным этапом. Если оценивать жизнь не через призму желаемых планов, а видеть в ней сиюминутные радости и перспективы, то жить становится проще.
   - То есть вас не пугает факт, что мы всю жизнь проведем тут, вдали от нашей цивилизации?
   - Меня? Нет. Почему это должно меня пугать? Цивилизация со мной, во мне. Мы, в конце концов не сидим в джунглях у костра. И у нас достаточно неплохие перспективы на дальнейшую жизнь.
   - Да вы оптимист!
   - Скорее, реалист. Я вот тоже хочу вас спросить: вам-то не страшно? Не боитесь реально окунуться в первобытный мир чужой цивилизации?
   - Пока жив был - боялся. - Глеб постарался перевести вопрос в шутку. Но Юрген был серьезен:
   - Это понятно. Но у нас тут - удобства, безопасность, привычный мир, правда не во всем комфортабельный. А что там, за границей станции?
   - А для меня там удобный, безопасный и привычный мир. - Подумав, ответил Глеб. - Я же все-таки историк. Прошлым живу.
   - Вот как? Любопытно. Никогда не думал в таком ключе. Наверное... это может быть интересно. Но мы будем сегодня тренироваться или нет?
   - Будем! Я хочу вам показать один прием.
  
   С этими словами Глеб потянул из стойки заранее приготовленный клинок.
  
   Эпизод 18
  
   Ян Залесский сидел в зале управления один. Поскольку только ему хватало нескольких часов для сна, ночное 10-ти часовое дежурство являлось его зоной ответственности. В этом не было насущной необходимости, но установленный порядок позволял Яну решать свои дела, а другим членам коллектива спокойно отдыхать. Формально дни на Кладе отличались от ночи только тем, что становилось темно и прохладно, поэтому большую часть работы было делать некомфортно. Из-за более продолжительных суток на ночное время уходило часа на 1,5 больше. Конечно, столько никто не спал, кто-то встал раньше, кто-то позже, но 5-6 часов абсолютной тишины у Яна всегда находилось.
  
   После того, как Андрей довольно успешно начал работу среди рарогов, Мин внедрился к тлегалпам под видом местного шамана, заняв заброшенную сторожку в одном из оазисов. Это не вызвало подозрений, потому что колдуны у тлегалпов всегда считались странными, при этом обращаться к ним было не зазорно. Тони, в качестве странствующего, нанялся работником к ремесленнику оппов. Помогло его давнее увлечение гончарным искусством и вырезание по камню. Лучше всех устроился Вахит, алфенские купцы были в почете, постоянно мотались по разным маршрутам и заодно переносили разнообразные слухи. Первоначальные отчеты не содержали какой-либо важной информации. Пока все шло на удивление гладко.
  
   Ян чувствовал себя двояко. С одной стороны, он долгое время стремился к реализации третьей стадии, с другой, чувствовал, что сейчас его знания и опыт больше нужны тем, кто остался на станции. В большинстве своем это были обычные люди, жизнь который была связана с Кладом лишь отчасти. И никто из них не собирался проводить здесь всю свою жизнь. Кроме может быть одного...
  
   Ян усмехнулся в очередной раз вспомнив, как он напрямую познакомился с Глебом. Тот спросил:
   - Вы, случайно, не родственник Адама Залесского, историка-этнографа?
   - Нет, а вы кем приходитесь маршалу Вершинину Константину Андреевичу?
   Хороший парень, но немного замкнутый и резковатый. Попал бы он к нам года на три раньше, сделали бы из него настоящего проникателя. Эх, не так, все могло бы быть, если бы решение о третьей стадии было принято раньше и внедрение прошло более массово. И станций было бы больше и полевых лагерей. А здесь можно было создать полноценную базу человек на триста. А пока, что мы имеем?
  
   Запасов энергии на станции хватит на несколько десятков лет при экономном использовании. Если бы речь шла о двух-трех человеках, то энергии хватило бы до конца жизни и больше, но количество людей будет увеличиваться. Ветряк обеспечивает энергией только 1,5-2% необходимостей станции. Если снять с катеров аккумуляторы, то хватит еще лет на пять. В общем, надо думать, как использовать солнечную энергию и развивать местное хозяйство. То есть в будущем неизбежно придется переселятся в низину, если окружающие племена будут миролюбивы. И адаптироваться к местной пище. Развивать производство. Хотя бы на основе примитивных механизмов. Вот электрический аккумулятор уже сделали. Было бы хорошо сконструировать гравитационную панель. Что может быть проще? Только гравитационный адаптер. Но подходящего материала у нас нет. А синтезировать - энергетически невыгодно. Зато можно разведать месторождения полезных ископаемых. Это - в будущем, пока есть более насущные проблемы.
  
   Народ в массе своей еще не до конца не понимает, что будет в будущем. Рассматривает это как затянувшуюся экскурсию. Как приключение. Планетолог просит катер для серьезных исследований. Его смущает, что по косвенным данным Клад представляет собой конструктор, а не планету, равномерно эволюционирующую во времени. И не вписывается в базовую планетологическую теорию. Но катер нужен и Юргену для астрономических исследований. В качестве альтернативы предлагает сделать отдельную обсерваторию выше в горах. Неплохая идея на перспективу.
  
   Марта жаловалась, что каждый день приходится ходить в одном и том же. В конце концов, Джафар предложил ей ходить без одежды, чтобы решить проблему. Обиделась. С остальными женщинами таких проблем нет. Не то, чтобы они все непритязательные, но свои дела решают самостоятельно. Как и терраформаторы, которые постоянно что-то мастерят и предлагают улучшить. Кстати, надо бы на досуге собраться и попробовать спланировать концепцию технологического развития на будущее. А пока...
  
   Челадон с Джоном решили синтезировать порох, чтобы создать огнестрельное оружие. Ян узнал об этом случайно от техника Расваля Одоная, который сообщил, что его просят сделать странный предмет. Пришлось сделать выговор и провести небольшую лекцию. И объяснить, что оружия на станции быть не может. Не считая нейронных парализаторов у пилотов (блокируют нервные импульсы на расстоянии 40-50 метров, если нет защиты, человек теряет сознание на несколько минут. Также в качестве оружия можно использовать сами катера. Они генерируют небольшое гравитационное поле силой в несколько тонн, чего хватит, чтобы сдвинуть с места большой валун или разметать толпу в пару сотен человек. Этого вполне достаточно для защиты.
  
   Остальные вроде все при деле, стараются не создавать друг другу проблем. Кто-то уходит в себя, как второй техник по камерам Митрий Старр. Он объявил себя системным администратором по техническим проблемам, что это значит, никто не знает, но пусть развлекает себя. Все равно большая часть обслуживающих систем работают автоматически. И на первый (технический) этаже никто не заходит. Правда, привлечь его к какой-либо дополнительной деятельности не удалось - формально он постоянно занят: следит за состоянием систем. Вылезает из своих "катакомб" только за едой и на еженедельные медосмотры.
  
   Да, надо бы не забыть... Ян занес себе в СВИиток напоминание: "Тан просит себе помощника. Не справляется. Подумать, кого можно привлечь." Хорошо еще, что никто серьезно не заболел. Так, по мелочи: перегрелся на свежем воздухе, ушибся, съел не то. Народу на станции теперь меньше на четыре человека и демографический взрыв нам не грозит. Пока не грозит. Но к будущему стоит подготовится. Все проникатели сдали генетический материал для воспроизводства. Рано или поздно предстоит его востребовать.
  
   ... из отчетов проникателей
  
   Если у вас сложилось мнение, что жизнь на Кладе протекает мирно, значит, вы ошиблись. Да, под размеренным покровом натянуты тугие струны, готовые лопнуть. В прошлом, когда население было заметно меньше, в горах никто не жил. Только предки тангодров пригоняли сюда своих быков, и предки степняков уже занимали регион Тленг-Слеог. Основное население было сосредоточено в регионе Оппойя с его плодородными почвами. Степняки порой тоже приходили сюда и спокойно это никогда не заканчивалось.
  
   Основные конфликты возникали у жителей степи с предками народа Ран и с предками алфенов и фанагров. После чего последние продвинулись в Дга-Битре, а предки народа Ран заняли горную страну и стали теми, кого мы знаем. Однако ранее местные жители не соблюдали никаких правил гуманности и все войны велись исключительно жестоко. В ту пору для того, чтобы нанести противнику урон на расстоянии активно использовали лук и пращу. В дальнейшем волевым решением, как известно по мифологии, от лука на войне отказались, найдя этому оригинальное объяснение. Дескать, все жители Клада равны между собой и должны испытывать друг друга при непосредственном контакте. Несмотря на это отряды пращников остались, но набираются исключительно из подростков. И это понятно, учитывая то, что местная праща - оружие не прицельное, а навесное и в качестве снаряда используются только камни. Лук же оружие прицельное несмотря на то, что на Кладе известен лишь простой лук, в отличие от сложносоставного лука земных кочевников древности. В любом случае это весьма гуманный шаг, хоть и тормозит развитие оружия в целом.
  
   Однако народ Ран за последнее время заметно продвинулся в качестве как наступательного, так и оборонительного оружия. Для примера стоит рассмотреть щитовых бойцов - элитное формирование рарогов. Название этим бойцам дал большой овальный щит из твёрдого, но довольно лёгкого дерева, обтянутый бычьей кожей, размером в рост жителя Клада. Вооружен такой щитоносец клыком-кинжалом на поясе и длинным мечом-косорубом за спиной. Косоруб представляет из себя местный прообраз земной фракийской ромфеи с той разницей, что он немного короче, но качеством стали нисколько ей не уступает. Доспехом является длинная кожаная куртка с короткими рукавами с изнаночной стороны которой плотно набиты стальные пластины. Куртка разделяется на две детали: грудь и спину и застёгивается на боках. В качестве оружия дальнего подступа используются копья и дротики.
  
   Эпизод 19
  
   - Здорово, бродяга!
   - И тебе не хворать.
  
   Глеб впервые наблюдал Андрея после того, как он ушел к рарогам. Предполагалось, что в первое время связь со станцией будет только односторонней, по инициативе внедренного проникателя. Для двусторонней связи потребовалась настройка двух камер наблюдения. И удаление на приличное расстояние от места обитания рарогов.
  
   - Ну что, уже стал своим?
   - Шутишь! Я тут и двух месяцев не пробыл. Пока осваиваюсь. Рароги в быту неторопливы.
   - И как ощущения? Отчеты личного опыта не передают.
   - Форма такая. Ощущения... как тебе сказать... как будто открыл старую книгу, которую читал в детстве, и начал по-новому ее воспринимать. И еще. При личном контакте все становится более зримым, объемным.
   - Что-то новое удалось узнать?
   - И да, и нет. Относительно следов наших соплеменников даже и не узнавал, не до того было. Надеюсь, что через месяц, другой похожу по окрестностям и поспрашиваю. В рамках легенды, разумеется, мол, мы живем глубоко на севере, в котловинах между гор, посылали сюда своих соотечественников, не видел ли кто чего? А новое в основном связано с языком. Сразу стало понятно, что по наблюдениям мы неправильно сформировали представление о некоторых нюансах.
   - Так доверие рарогов удалось заслужить?
   - Не знаю. Пока стараюсь им особо не докучать. Живу на отшибе, логово себе сделал. Сейчас вот вообще ушел в длительный поход как бы на охоту и как бы погулять. Там такое слово интересное у них для этого используется...
   - А как ты объяснил им свое знание языка? - Глебу было не до филологических тонкостей. Хотелось узнать все и сразу. Андрей, кажется, и не заметил нетерпеливости друга.
   - Сказал, что до нас, ну, до нашего племени, дошел один из их охотников. Он и научил. Ты не беспокойся, тут все чисто. Несколько лет назад камеры зафиксировали, как группа молодых рарогов отправилась на севере, "погулять". Они забрались довольно далеко в горы, но, к сожалению, попали под обвал и погибли. Мы за ними следили довольно долгое время. Но сделать ничего не имели права. Вот именем одного их них я и воспользовался.
   - Хитро.
   - Рассказал, что группа попала под обвал, один выжил, но сильно заболел и остался у нас. От него мы и узнали, что на юге есть хорошие земли, а меня послали проверить. Так что если я тут приживусь, и старейшины не против будут, то мы сюда переселимся. А то в Глубоких горах совсем еды не осталось.
   - Ну, а они что?
   - Пока ничего. Живи, говорят, да радуйся, что дошел. А там - посмотрим.
   - Так что, получается по легенде ты один ушел?
   - Нет, сказал, что, возможно, еще кто-то может прийти. Что нас немного, но у каждого своя семья. В общем, уклончиво ответил. Но никто особенно не пристает с расспросами.
   - Это хорошо, это ты правильно сказал. - Ответил Глеб задумчиво.
   - Ну а сам-то как? Смотрю бороду стал отращивать. Тебе идет.
   - До твоей далеко, - усмехнулся Глеб, и, немного подумав, решительно сказал, - слушай, надоело мне все тут. Чувствую, начинаю хватку терять. Опять в кабинетного историка превращаюсь. Хочется дела настоящего. А тут... ну что? Сам тренируюсь, желающих тренирую, отчеты твои читаю. Ем, сплю.
   - А ты не торопись. В нашем деле спешить надо медленно. Сперва все просчитать нужно.
   - Да я понимаю, а вот невтерпеж. Бывает такая волна накатит... только тренировка и спасает. Меч, который мне оставил, помнишь? Сломал...
   - Как это? - Поразился Андрей.
   - Да я попросил, чтобы мне ствол каменного дерева привезли. Для тренировок. Да не сдержался. Все изрубил. И меч сломал.
   - Силен ты, дядька. Из такого дерева тангодры дубинки делают, сносу им нет. Полегчало хоть?
   - Полегчало на пару дней. Потом опять накатило. Даже и не знаю, что такое, никогда такого не было.
   - С Тан По пообщайся. Она тетка грамотная, пропишет тебе успокоительное.
   - Да не хочу я ни с кем общаться. Вот как бы не сторонюсь, словом, перекинутся могу, а как только общие посиделки - с души воротит. Ну ты ж меня знаешь?
   - Знаю, потому и советую. Сходи, расскажи, как есть. Никто к тебе приставать не будет, если ты об этом беспокоишься.
   - Да я не...- Глеб замялся, а потом честно признался, - ну да, любовных отношений мне только и не хватает. Знаешь, иногда мне кажется, что я по-прежнему женат. Вот даже во сне недавно жену видел. Как думаешь, к чему?
   - Да-а, Глеб, - насмешливо сказал Андрей, - проблемы у тебя, даже и не знаю, что посоветовать. Может тебе на охоту сходить?
   - А что? - Оживился Глеб. - Одонай с Натаном собрали вездеход небольшой. Чтобы, значит, ноги не топтать. Можно опробовать. Убивать, конечно, никого не буду. А по окрестностям погонять можно.
   - Дело хорошее. Главное - не беспокойся. То есть, не беспокойся попусту. Я про тебя помню. Но всему свое время. Думаю, что через пару месяцев мы встретимся, ситуация к тому времени поменяется. Тогда и обсудим. А пока - отбой.
   - Да. Отбой. - Глеб уже и так понял, что занял у Андрея много времени, и сеанс психотерапии пора заканчивать.
  
   ... из отчетов проникателей
  
   Сразу скажу, что это не совсем моя тема. Но учитывая последние события в Тленге и за его пределами мы хорошо помним кто стоял на пути чрезмерной активности степняков ранее. О народе Ран я писал до этого, теперь речь не о нём. Теперь речь о тех, кто "шагнув в глубь" наивно полагает, что удачно укрылся от всяческих перипетий. Нужно отметить, что активная добыча болотной руды и изготовление изделий из металла позволяют алфенам и фанаграм следовать собственным политическим путём. Только этот путь могут неожиданно пересечь.
   Итак, что могут алфены и фанагры противопоставить этим неожиданным пресекателям? Относительно профессиональными воинами алфенов считаются члены отрядов, которые формируют состоятельные люди. Экипировка этих отрядов сильно зависит от состоятельности их владельцев. И многие владельцы стараются изо всех сил, чтобы достойно вооружить и оснастить зависимое подразделение. Оснастить так, как они это понимают. В общем, основную силу алфенов представляют копейщики. Причём к щиту они относятся довольно пренебрежительно. Просто потому, что уже не помнят реальных боевых столкновений. Но вот длинное пехотное копьё (2,5-3м) они всячески холят и относятся к нему как к живому существу. Однако надо сказать, что копейщики алфенов не так многочисленны, числом уступая бойцам, которые зовутся "ударниками". Понятно, что "ударники" вооружены булавами и короткими тесаками и оснащены небольшим прямоугольным щитом (площадь прикрытия - корпус кладянина). Эти воины вступают в дело, когда копейщики завяжут схватку. Они мобильны и быстро перемещаются. Естественным дополнением к этой "грозной силе" являются отряды пращников, которые набираются исключительно из подростков и действуют только на расстоянии. Потому, что больше никак не вооружены и не прикрыты. Следует также сказать, что копейщики носят плотный доспех из ременной кожи, усиленный пластинами из костей животных.
   Эпизод 20
  
   - Доброй ночи, дневной наблюдатель. - Буднично приветствовал Джафар Неёлина Ян Залесский.
   - И тебе доброй, полуночный сторож. - В тон ему ответил Джафар.
   - Как дела? Что нового?
   - Все по-старому. Разве что две камеры опять испортились в районе Постылой степи. Это уже пятая потеря в этом районе за неполные полгода. Раньше мы теряли около десятка за год по всему Кладу.
   - Странно. Но не критично. Сколько их всего осталось?
   - Семнадцать. Не считая четырех стационарных вокруг станции. Но я бы не торопился их снимать. Есть еще несколько штук в орбитальном блоке, но там качество передачи визуальной информации уже плохое.
   - Ну. Можно использовать для научных исследований, в местах, где нет местных и не нужен детальный визуал и скрытность.
   - Можно. Придется опять разговаривать с Эйденом насчет замены.
   - С Руссо?
   - Если бы! С Баден-Гроссом, планетологом. Говорит, раз катер не даете, то камеры хоть в нужном количестве
   - А как с вариантом изготовить новую камеру слежения?
   - Невыгодно. Я тут посчитал на досуге - очень энергозатратно получается. Если бы у нас была соответствующая лаборатория как на Базе, не было бы проблем повторить технологию воздушного стекла. Но нам сперва придется построить лабораторию, потом найти соответствующий материал. Короче говоря, проще поднимать катер и следить глазами.
   - То есть ты хочешь сказать, что через пару лет мы останемся совсем без камер?
   - Не говори, что ты этого не знал!
   - Я не об этом. Хочется понять динамику. Ведь где-то камеры работают дольше, а где-то ломаются почти сразу.
   - Это хорошо, что воздух тут сравнительно чистый. Кстати, есть вариант - поставить все камеры на статику.
   - Не-а, не вариант. Народ кочует, ну как ты за ними уследишь статикой? Одна надежда на наших внедренцев.
   - Кстати, как Глеба оценишь?
   - Сыроват еще, но в качестве резерва сгодится.
   - Больше никто желания не изъявлял?
   - Если не считать Зарину, то нет. Но ты сам понимаешь, что это несерьезно. Да и тут на станции дел много. Кабы нам еще пяток человек...
   - ... и рабочую Базу на орбите... Давай без фантазий.
   - А если без фантазий, то резерва у нас нет. Больше четырех-пяти человек держать на Кладе бессмысленно. Даже вредно. Так что, если что-то случится, я буду настаивать за закрытие проекта внедрения.
   - Значит, ничего не случится. По крайней мере, я так думаю.
  
   ... из отчетов проникателей
  
   Вообще говоря, область Тленг-слеог интересное место. Во-первых, это не совсем степь: здесь есть и болотистые места на северо-западе, и лесные массивы на юге, и приречные земли на востоке. Во-вторых, не совсем бесплодная. Бесплодной ее можно назвать только по сравнению с Алфенией, в которой, как известно, растет все, всегда и везде. В центральном Тленге такие условия складываются всего в течение месяца, на стыке зимы и лета.
  
   Тленг более подвержен сезонным изменениям: летом тут жарковато, зимой - холодно и сыро. Все это заставляет основную массу жителей активно кочевать в поисках удобных условий. При этом разделить тлегалпов, ботогалпов и кхунсегеров по области проживания можно с большой натяжкой. Да и внешне они почти не отличаются. За исключением нескольких семей ботогалпов, достаточно давно избравших для жизни южные подлески и кхунсегеров, группирующихся возле болот, основная масса жителей предпочитает постоянное передвижение с места на место взамен обустройству на каком-либо одном.
  
   Философия жизни также очень проста: "живи сегодня, потому что неизвестно, что будет завтра". Исходя из этого тлегалпы никогда не строят долговечных строений, вся их жизнь проходит, можно сказать, на ногах. Недаром в их среде распространена поговорка "ты живой, пока можешь бежать".
  
   Основные направления миграции - сезонные, с севера на юг и обратно. Изредка на восток или запад. Очень редки переселения за реку. Обычно на это идут неполные семьи, по каким-то причинам не имеющие возможности выполнять коллективные обязательства.
  
   За тот период, пока я их наблюдаю, жители Тленга представляются мне порядочными и добродушными. Они более наивными и просты, чем рароги или жители Оппойи. Трудно предсказуемая жизнь заставляет их обращаться к магии, в первую очередь, к погодной. На втором месте стоит брачная магия. Очень большое значение имеет правильный выбор супругов, которые, как правило, живут вместе до самой старости. Не возбраняется многоженство или многомужество (порицаемое остальными жителями Клада), лишь бы это было закреплено и способствовало улучшению жизни племени. А вот развод, наоборот, не приветствуется.
  
   Если мужчина (или женщина) покидает семью, то есть два пути: или уходить к сеймукам, или наниматься в другое племя в качестве "услужника". Из таких мужчин, а также из молодых юношей разных племен, еще не нашедших себе жену, составляют военные соединения, собираемые для походов в отдаленные области. В таком случае на новом месте им будет проще начать другую жизнь, установив удобные для себя законы.
  
   При этом стоит отметить, что семейные тлегалпы к военному искусству относятся с пренебрежением, если только нет необходимости защищать свою собственную семью. Особняком стоят кхунсегеры, у которых как раз воинское искусство в почете, но про них мне известно мало.
  
   Эпизод 21
  
   Сумрачная теснина - достаточно редкое место в поясе Ближних гор. Начать стоит с того, что это вполне протяжённое ущелье, тянущееся от границы горной страны. И по причине глубоких геологических процессов это ущелье демонстрирует древнюю историю жизни гор, до того, как там появились разумные существа. По сию пору Сумрачная теснина никем не населена просто потому, что там не успевают вырасти леса, а вся растительность - это мхи и лишайники на камнях. Это связано с тем, что периодически проносящиеся с гор зимние сели уничтожают все живое и не позволяют закрепиться почвенному слою. За летний период ущелье сильно прогревается местным светилом, что также не способствует развитию флоры и фауны. Фактически это пустыня с каменистым ландшафтом и частыми сменами рельефа.
    
   Андрей обнаружил это место, просто бродя по горам и ища юго-западную границу расселения рарогов. За тесниной постепенно начинались селения спрадатов, хотя различия меж теми и другими были известны только им самим. Формально Андрей с разрешения старейшин подыскивал место для обустройства "своего племени". На самом деле основное время пытался изучать логику появления хрономиражей и аккуратно пытался найти следы паломников и Ворона, хотя бы в виде слухов о странных людях. В последнем не было никакого прогресса. С хрономиражами дело обстояло лучше. Но эта деятельность требовала постоянных передвижений, специальных локаций на местности и особого времени суток. Освоившись в Сумрачной теснине, Андрей получил место для стабильных наблюдений независимо от времени суток. Просто нужно было предупредить стоящего кладянина из рарогов о месте своего пребывания. И больше не беспокоится ни о чём. Крупные торговые пути не вели в Сумрачную теснину, известных разработок там не велось. Рароги и спрадаты избегали этого места, поскольку воду там найти было не просто, если вообще возможно. Охотится там можно было лишь на ящериц и случайно забредших животных. По всем этим причинам случайный контакт сводился к минимуму. В условленные конкретные дни, если нечего не отвлекало, Андрей добирался до пустынного ущелья и ложился на камни наблюдать. Опытным путем удалось выяснить, что картина, показываемая в хрономиражах, как правило относилась к месту нахождения наблюдателя. Плюс-минус десяток километров, если мерить земными единицами. Раньше Андрей уже удавалось лицезреть разные виды, чтобы проверить реальные события истории, известные по рассказам рарогов. Но в основном приходилось наблюдать природу. Иной раз получалось запечатлеть достаточно редкие вещи. Как козерог проводил свой гарем из четырнадцати самок и двух козликов через каменистый распадок. Дело в том, что козероги не встречались в лесной зоне и жили в поясе альпийских лугов, там, где тангодры выпасали своих быков. "Да...", - подумал Андрей, - "если бы я был астрозоологом, я бы, наверное, сел за научный труд. А так, просто наблюдал природные особенности". Андрей видел, как старый горный лис пришёл умирать в Сумрачную теснину и как резвятся и посвистывают суркоподобные мохначи. Однажды просматриваемую панораму просто трясло и камни катились с откоса. Андрей зафиксировал это как кладотрясение, что в поясе гор было отнюдь не редкостью. Неоднократно хорошо было видно, как рароги и спрадаты по обе стороны от теснины гонят на пастбища свои стада. И Андрей думал, что жизнь продолжается, а тихие бытовые картины продолжали сменять одна другую. Но в этот раз было по-другому...
    
   Дело было к вечеру. Андрей заварил себе иван-чая. Попил, закусил сыром и спустился в теснину. Выбрал удобную ямку на стыке двух валунов в которой наросло прилично мягкого мха, прилег и попытался настроиться. Картина довольно долго не могла проясниться. А потом Андрей увидел стремительную атаку орды тлегалпов на щиты рарогов и длительный и тяжёлый бой. Разглядел в строю себя, увидел, как отряд с Оддом-Бро во главе врубается в бесформенную массу. Увидел в бою всех троих братьев Гё кроме старого Лоды. И всё это было здесь, в Сумрачной теснине. Андрей так не смог понять, чем кончилось дело. Картина стала стремительно темнеть и совсем растворилась. Попытки возобновить просмотр успеха не имели. "Странное дело."- подумал Андрей. - "Ни в ближайшем прошлом, ну в отдаленном здесь не происходило никаких сражений. Да и как там мог оказаться я?" Единственный вывод, который напрашивался, - хрономираж каким-то образом показал будущее. Если предположить, что тлегалпы не остановят свои проникновения на суверенные территории других племен, то можно предположить, что они постараются проникнуть здесь, в безлюдном месте, на стыке обитания двух племен. В принципе, так мог поступить любой искушенный в военной стратегии командир.
  
   Это навело Андрея на другую мысль. Если планируется вторжение, то сперва посылают разведчиков. Можно попытаться отыскать здесь их следы. Андрей не считал себя профессиональным следопытом, но он кое-что знал о тлегалпах и решил более подробно обыскать Сумрачную теснину поутру. Удача улыбнулась ему почти сразу! При входе в теснину с юго-запада нашлись следы недавнего кострища, а рядом - экскременты. Вполне возможно, что разведчики были тут в прошедшую ночь. Андрей решил побыстрее отправиться обратно, чтобы доложить рарогам о незваных гостях. Видимо придется изменить планы и начать готовиться к сумрачному будущему. Да, и неплохо было бы заказать себе заготовку под косоруб.
  
   Эпизод 22
  
   Глеб внезапно проснулся, хотя лег далеко за местную полночь. На душе было как-то странно. Последнее время он, в основном, проводил в палатке на берегу озера, как раньше делал Андрей. Попробовал снова заснуть, но сон не шел. Поворочавшись немного, Глеб вышел на свежий воздух. Рассвет уже наступил, но в долину местное светило доберется еще не скоро. Поверхность озера была неподвижна. Вдалеке по кругу четкими силуэтами виднелись горные вершины. Где-то там в восточной стороне на другом берегу находилась станция, не различимая на фоне гор. Прогуляться, что ли? Глеб давно уже исходил все окрестности, даже поднимался на перевал, ведущий из долины на юг. Для него не составляло трудностей пройти пару десятков километров рано утром или вечером, когда нет ночного холода или дневной жары. В остальное время лучше было иметь прикрытие над головой.
  
   На станцию Глеб теперь заходил нечасто. Обязанностей там у него не было, и это его тяготило. Юрген уже вполне сносно владел средним мечом. Глеб даже научил его веерной защите, особо указав, что в реальном бою такой прием не сработает, ибо пробивается сильным прямым ударом. Но в качестве психической защиты подойдет, если нападающие непрофессиональные воины. С планетологом Баден-Гроссом разговор не задался. Мужчина, видимо обрадовавшись интересу, начал сыпать специальными терминами, из которых Глеб мало что понял. А переспрашивать постеснялся. Ну, есть под поверхностью Клада пустоты, возможно даже подземный океан со своеобразной жизнью. Но все это допущения, косвенные признаки. Полноценного исследования не проводилось - никто не давал санкции, а теперь просто нет возможностей, хотя что может быть важнее? Глеб знал, что есть дела поважнее, но внешне согласился с планетологом. С остальными обитателями станции Глеб держался ровно, старательно избегая только Марты. Ему тоже не докучали, за что можно было "благодарить" Челадна.
  
   Формально Глеб считался связным Андрея, и всегда должен был быть наготове, только к чему? Это было неясно. Андрей выходил на связь редко, в основном присылал короткие сообщения-отчеты. Понятно, что ему было не до формальностей. И как истинный профессионал он сам планировал свою деятельность. Видимо того же ожидал и от своего друга. Глеб уже добросовестно заучил всю имеющуюся в наличии информацию, довольно сносно ориентировался в географии жилой области Клада, физическая форма, благодаря ежедневным пробежкам/переходам, была едва ли не лучше всех на станции. А вот на душе было неспокойно.
  
   "Попросить, что ли, у Лекса катер - пусть отвезет на перевалочный пункт, перекантуюсь там пару дней. Или пойти попробовать похрономиражировать на перевал?" - Подумал Глеб. Он уже пытался по совету Андрея практиковать это занятие, однако ничего не вышло. То ли не получалось настроится, то ли что-то мешало. А может быть Глеб просто не понимал, что же он хочет увидеть. Внезапно вспомнился только что виденный сон. Снилась бывшая жена. Они где-то шли вместе, яркий свет, зелень, кругом какие-то люди. Вот только о чем она говорила, Глеб никак не мог вспомнить, как не силился. Надо же, нас разделяет такое расстояние и еще это провал в прошлое, или куда-то там... а по ощущениям мы все еще рядом.
  
   Глупости! Глеб потер рукой лицо. Умыться бы надо. В этот момент СВИток просигнализировал получение сообщения. Передавал Андрей.
  
   "Обнаружил в Сумрачной теснине следы тлегалпов. Возможно, разведчики. Возвращаюсь в логово. Попробую доложить старейшинам и далее действовать по обстановке".
  
   * * *
   - Что могут делать тлегалпы далеко от своих привычных мест обитания, на стыке спрадатов и рарогов? - Задал риторический вопрос Джафар.
   - Я думаю, ты знаешь ответ. - Усмехнулся Глеб. Он добрался до станции минут за десять, на ходу разбудив своего непосредственного начальника. - Собираются захватить плацдарм, а уже оттуда пробовать проникать вглубь обитаемой территории.
   - Раньше они обычно двигались на восток, в Фаюмскую котловину. Так проще. А что они забыли в горах?
   - Ничего. Но многое могут найти. Вот смотри. - Глеб раскрыл карту. - Если они пройдут Сумрачную теснину, и закрепятся на выходе, то дальше им открываются любые направления. И остановить их будет трудно.
   - Это если предположить, что они действительно хотят захватить территорию. Но им и своей хватает.
   - Хватает. Но у рарогов места лучше. Опять же, прямые контакты. Причем необязательно торговые. Плюс ко всему - стратегический пункт на будущее. Если бы я был верховным тлегалпом, я бы давно захватил эту местность.
   - Ну-ну, ты мыслишь земными аналогиями. Это, во-первых. Во-вторых, у них нет детальной карты. А в-третьих, ты плохо знаешь тлегалпов. Нет у них никакого верховного. Союз племен, но каждое племя само по себе. Если, конечно, гипотетически предположить, что они вдруг объединятся и решат начать войну...
   - И почему это так гипотетично?
   - Потому. Для этого нужно, чтобы у них была какая-то объединяющая идея. А ее нет. Каждое племя само по себе. У тому же они не сильны в географии. И данная местность им неинтересна. Да и так далеко мыслить, как ты думаешь, они не умеют. Может просто случайно забрели.
   - Если это так, то чего беспокоится? А я вижу, что ты напряжен.
   - Да нет, Глеб, я спокоен. По обшей логике развития получается, что никакой опасности нет. Но я тоже могу ошибаться. Последнее время у нас нет о них полноценной информации. Мин находится на юге Тленга и передает, что все спокойно.
   - Кстати, как он там освоился?
   - Думаю, неплохо. Известность приобрел, правда, в узком кругу.
   - А что случилось. Я по отчетам не понял.
   - Пришла к нему семья, говорят, завелся вор, таскает козлят. Ну и Мин использовал старый фокус: дождался ночи и велел каждому из них заходить к нему, класть руку на перевернутый котел и клясться на духе вызванного предка, что не он, мол, если горшок зазвенит, то это и есть знак на вора. Звона, естественно, никто не услышал, зато, когда Мин попросил всех показать руки, у всех они были испачканы сажей, а у одного тлегалпа - нет.
   - Хитро. - Восхитился Глеб.
   - Да, Мин на такие штуки мастер. Но пока он там заработает серьезный авторитет, может пройти и год, и два. А слухи в Тленге распространяются не так быстро. Про северные племена он пока мало что знает. Хотя если бы тлегалпы вдруг стали бы объединяться, до него бы дошло.
   - Так вполне возможно, что у кого-то из северных племен и возник соблазн вторгнуться непосредственно к рарогам.
   - Ну, с парой сотен, а то и с тысячей рароги справятся. Я так думаю. Только вот Андрею надо бы оттуда уйти. Так сказать, во избежание. Информацию старейшинам он передаст, и как бы на этот его миссия должна закончиться. Пусть двигает в Алфению, там безопаснее. А мы постараемся навести в этот район камеру слежения.
   - Хорошо. - Глеб коротко кивнул. - На ближайшем сеансе связи сообщу ему твое решение.
   - Какие планы на сегодняшний день? Кстати, Марта спрашивала куда ты подевался.
   - Вот спасибо, что сказал. Тогда сегодня опять прогуляюсь по окрестностям. Все равно на станции от меня пользы никакой.
  
   Эпизод 23
  
   Вечерело. Андрей дышал воздухом возле своего логова в Лесистом ущелье, на отшибе. Повёл вокруг руками и почувствовал, как он сегодня устал. Да, монотонная физическая работа выматывает. Сегодня Андрей, под мастерским присмотром, проковывал свою заготовку под косоруб. Таким темпом придётся ковать дней десять, в лучшем случае неделю. Только надо постараться. Потом придёт время грамотной заточки и изготовления рукояти. Для рукояти Андрей приготовил рог и мягкую кожу. Но до этого ещё нужно дойти. Текущее время, вопреки легенде, он совсем не охотился. Просто не было времени. Естественно, последний хрономираж в Сумрачной теснине не давал покоя, несмотря на всё хладнокровие. И не давал покоя хрономираж потому, что был не ясен до конца. А потому изложить его кому-либо было не так просто. Это несмотря на то, что Андрей был в какой-то мере лингвистом и достойно владел языком рарогов. Но рассказать он решил без посредников Кваде-Гё, самому младшему из братьев. Он был с виду более приятен и улыбчив, а главное приходился Андрею ровесником, или почти ровесником. И Кваду-Гё было просто застать в ремесленном городке за конструированием щитов. Щиты у Квады-Гё выходили большие, но не очень тяжёлые. Главным образом из-за веса используемого дерева, которое сочетало в себе прочность с лёгкостью. Но Квада-Гё был всё равно не доволен и чрезмерно задумчив.
  
   Улучив момент, Андрей подошёл и похвалил достойную работу. Но кожу на щите лучше оставлять подлиннее и заворачивать за край изделия, закрепляя на изнанке. Это сразу заметно повысит прочность. А для прочности ещё Андрей блеснул знанием средневековых земных щитов и посоветовал оковку по краю из меди, бронзы или железа. Тут уже Квада-Гё просто так не отпустил охотника-чужака. Андрею было задано много разных вопросов. На многие он сумел достойно ответить, а Квада-Гё заметно повеселел. В общем, двое достойных кладян расстались очень довольными друг другом. Но Андрей решил главное изложить на следующий день. Не торопиться и быть осторожным научила его проникательская деятельность. Ведь негоже сразу вываливать даже на грамотного кладяна то, что сложно описать обычными словами. Если такое придётся вообще описывать. Как бы то ни было, Андрей решил побеседовать завтра и оценить реакцию. 
  
   Вечер другого дня Андрей встретил, так же подводя итоги. День выдался достойным упоминания. И не только потому, что ковка прошла сегодня не менее успешно, но и потому, что удалось поговорить с Квадой-Гё. Андрей сразу сообщил, что, бродя по Сумрачной теснине, он обнаружил место стоянки незнакомых ему кладян. Квада-Гё этим живо заинтересовался и сказал, что Сумрачная теснина - пустынное место и рароги не посещают его без особой нужды. Нужно будет выбрать день и опять всё посмотреть вместе с ним, а уж за тем думать, как быть дальше. Затем Квада-Гё сообщил, что попробовал оковать большой щит медной оковкой по краю. Только он вышел чрезмерно тяжёлым и, чтобы им успешно пользоваться, нужно долго тренироваться. А сам Квада-Гё придумал простое новшество. Обивать щит по краю верёвкой из местного льна. И поскольку Анд-Рей дотошный и сметливый, можно этот щит осмотреть. Андрей осмотреть не отказался и был глубоко удовлетворён увиденным. Надо сказать, что подобные экземпляры он неоднократно видел в интерактивных музеях. Но с кожей тангра щит смотрелся весьма монолитно, о чем Андрей и упомянул. Кваде-Гё это было маслом по сердцу, и он сказал, что для того здесь все и работают, выпускают достойный продукт. Андрей поинтересовался, нельзя ли ему разработать достойный не тяжёлый щит. Квада-Гё сначала выразил некоторое удивление, но затем сказал, что, если новый член племени желает стать полноценным рарогом, ему конечно не помешает обзавестись хорошим щитом, который для него изготовят довольно скоро. Только изготовят не большой щит щитовых бойцов, а более легкое, но прочное прикрытие тела. Через день наметили спустится в Сумрачную теснину и всё осмотреть, так как тянуть с этим было нельзя. Андрей приложил руку ко лбу и к сердцу как достойный рарог и покинул Кваду-Гё.
  
   А поразмышлять ещё конечно было о чём. Внезапный визит тлегалпов поставил много вопросов. Что это были именно тлегалпы, Андрей знал благодаря хрономиражу. Итак, кой ляд дёрнул тлегалпов в эту зону, в Сумрачную теснину, во время полевой страды? Нет, понятно, что тлегалпы не пашут, не сеют и своих мешконосов кормят скудными растениями. Но сначала перед ними лежала Алфения со своими зелёными лугами. Какая нужда может заставить ополчение племени, а то и всех кочевых племён забираться в пустынную теснину горного региона так далеко от родных степей? Пока ответа не было, несмотря на мысленное примеривание чужой личины. Андрей, естественно, был готов ко всему и ничему не удивлялся. Но такой поворот кладской истории ставил в тупик и его. Хладнокровно и спокойно он понимал, что нет нужды вооружаться чуждой ему логикой и пытаться осмыслить действия степняков. Нужно трезво продолжать делать то, что теперь намечено. И ещё он подумал, что может не успеть закончить косоруб, пока тут что-то не произойдёт. Щит ему должны сделать через четыре дня и это внушало некоторую надежду, что одинокая бескрылая птица не будет просто сидеть в гнезде на поле и дожидаться хищников. С ним была большая стая тех, кто просто так никому не давался. Насколько Андрей это знал. И ещё он подумал, что, наверное, стоит переделать свой охотничий нож в боевой кинжал.
  
   Эпизод 24
  
   - Давненько вас не было на станции. - Поприветствовал Глеба подошедший Юрген.
  
   Глеб в ответ лишь хмуро кивнул головой. Почти две недели он провел в окрестностях перевалочного пункта, на полном самообеспечении. Единственной связью со станцией были периодические контакты по СВИтку с Лексом, который пытался обучить Глеба действиям в реальной обстановке. Результат был двойственный, и это удручало. С одной стороны, Глеб продемонстрировал выносливость и упертость, поразившую даже Лекса. С другой - полностью провалил экзамен на охотничьи навыки. Чем выслеживать дичь, скрытно подбираться к ней, проще было в рукопашную схватиться с горным медведем. Но медведи на Кладе не водились. Собирательство утоляло чувство голода не полностью, и продержался Глеб только на запасе, синтезированном на станции.
  
   Лекс, впрочем, был весьма оптимистичен, заметив, что рароги редко охотятся в одиночку, да и кроме охоты для Глеба может найтись немало занятий.
  
   - Когда продолжим занятия? - Юрген, казалось, не заметил расстройства своего наставника.
   - Да вы и так уже владеете базовыми навыками. Дальше можете прогрессировать самостоятельно, если интересно. Вы ж не собираетесь стать проникателем?
   - Я не собираюсь. - Подтвердил Юрген. - Давно хотел вас спросить, что вас заставило выбрать эту деятельность? По мне так пользы от нее никакой.
   - Как вам сказать... в свое время у меня был выбор, и я выбрал неправильно. Теперь у меня есть возможность изменить прошлый выбор. Кроме того, хочется понять мир Клада изнутри. Прочувствовать, что ли. Мне, как историку, это интересно.
   - Да, вы уже говорили. А разве через камеры не лучше изучать? Гораздо удобнее и безопаснее.
   - Камер у нас осталось мало. Они же были рассчитаны максимум на несколько месяцев использования, потом качество приема информации начинает резко падать. И камеру следует самоуничтожить.
   - Да, я в курсе. Но есть и другой вариант. В орбитальном блоке есть визуальная система. Можно направить ее на Клад.
   - Ну так мы много не увидим, максимум, крупные постройки, скопление местных жителей, стадо животных... Даже при максимально близкой орбите. Но тогда и поле зрения сузится.
   - Разве в блоке нет квантовых умножителей?
   - Увы. Они были только на Базе. Блок же не предназначался для наблюдения за поверхностью.
   - Понимаю. Но почему тогда не усовершенствовать камеры, чтобы они были более надежны?
   - Гм-м. - Глеб задумался. - Не знаю, мне такое в голову не приходило.
   - Может быть стоит предложить это нашим функциональным руководителям?
   - Лекса, в смысле, Яна имеете в виду?
   - Яна. Или Джафара.
   - Ну я даже не знаю, что тут можно предложить, - пробормотал Глеб, - может вам это будет проще сделать?
   - Я подумаю. Ян мне кажется более доступным для такого предложения. А что ж вы делали на природе так долго?
   - Да как вам сказать... все понемногу. Охотиться пытался, правда безуспешно, природу изучал, хрономиражировал...
   - Хрономиражировали?! Это что ж такое? - Удивился Юрген.
   - В смысле - медитировал... хроно... - попытался исправиться Глеб.
   - Нет-нет, вы употребили другое слово: хрономираж. Я ведь правильно расслышал?
   - Вообще-то правильно... - сказал Глеб расстроенно. - Вам знакомо это понятие?
   - Вообще-то, да... Интересовался в молодости. - Юрген, кажется, говорил, вполне серьезно. - Так вы думаете, это реально?
   - Не знаю, как на Земле, а на Кладе такое явление достоверно наблюдалось несколько раз.
  
   И Глеб вкратце рассказал, все, что знал. К его удивлению, Юрген отнесся к рассказу Глеба без насмешек. Только хмыкнул пару раз, задумавшись о чем-то своем.
  
   - Значит, говорите, можно как-то считать некий динамический образ из всего объема информации, которая где-то записана? Любопытно. А знаете, это интересная практическая задача. В своей прошлой жизни я имел некоторое отношении к восстановлению и расшифровке удаленной информации. Здесь получается в некотором роде похожая проблема. Надо только понять механику считывания и алгоритм обработки. Хм, это даже интересней усовершенствования камер.
   - Даже не знаю, что добавить. Знаете, это... явление... его ж никто не изучал. И у меня не получилось его воспроизвести принудительно. Но Андрей совершенно точно получал так информацию о прошлом Клада.
   - Интересно, интересно...
   - Только вы никому не говорите, ладно? Мало ли что. Я вам все-таки неформально рассказал.
  
   Юрген с усмешкой посмотрел на Глеба и покивал головой.
  
   * * *
   В селении оппов день подходил к концу, но было еще немного времени до полной темноты. Свободные подмастерья со случайными прохожими собрались у едового шалаша почесать языками.
   - Давай, расскажи байку какую-нибудь. Только не про глупого тлегалпа, который сам на себе женился. Надоело уже.
   - Ну вот еще была история. Пропал у одного тангодра бык. Искал он, искал, все найти не может. И пошел он к колдуну пещерному, узнать, где ж его бык? Год шел, два года ждал, пока колдун его примет, да год шел обратно, кормился чем ни попадя.
   - Ну. Нашел быка-то?
   - А как же! Все как колдун ему сказал - за своим жилищем, к колу привязанного. Да только сдох уже. И рара все кости обглодала.
   - Вот дурень! Нашел что просить.
   - А ты б что попросил?
   - А я бы сумочку заветную. В которой топорик.
   - Что за топорик?
   - А непростой. К чему не прикоснется - то в чистое железо обращается.
   - Ох ты и врун. А как же сумочка в железо не превращается?
   - Так я говорю - сумочка не простая. Заговоренная. Я б с ней первым оппом бы на селе стал. А может и во всей Оппойе!
   - Да-а-а, только где ж ее сыскать?
   - А ты к колдуну сходи. Может он скажет. - На этих словах все присутствующие громко засмеялись.
  
   - А ты чего все молчишь? - Обратился один парень к своему сверстнику, молча сидевшему рядом. - Как тебя... Тон-Ни, недавно ты у нас, но такой порядок - каждый что-то должен рассказать.
   - Да не умею я, плохой из меня рассказчик.
   - Тогда соври что-нибудь. Здесь можно.
   - Ну, значит, говорят, что если идти от нас на юг все прямо и прямо никуда не сворачивая, то дойдешь до гор бурых, перейдешь их, там горы серые, а как сойдешь вниз, за ними - одна вода. И столько воды, что куда ни глянь, нет ей ни конца, ни края. И еще говорят, что утонуть в ней нельзя.
   - Вот так соврал, - загудели все разом, - как так? Где это видано? Живой опп завсегда в воде тонет. Только пенка на молоке плавает.
   - Так вот не простая, видать, вода... - Заключил парень, которого назвали Тон-Ни.
   - Да уж, соврал, так соврал, молодец.
   - А может это мертвая вода? Ну, раз живые в ней не тонут... - высказал предположение мужчина в годах.
   - Ты лучше, чем предполагать, рассказал бы тоже что-нибудь.
   - А вот слушайте... рассказывал мне как-то брат жены, который встречал знакомого, у которого дядя купцом перехожим был. Слышал он от своего проводника, что в отрогах Восточных гор появились демоны с неба. И говорили они не по-нашему.
   - Вот чепуха! Демоны обычно у селений появляются, и говорят они лучше нас с тобой.
   - Ну значит то не совсем демоны были. Может просто отвержники. Говорили, что нет никаких Предков, да все про какую-то коспотапоку говорили.
   - Так как же их поняли, если они по не нашему говорили?
   - А вот, заводили к себе в жилище, там такой очаг стоял. И все, что они говорили, повторял. Но уже по-нашему.
   - Ну так и про что они там еще говорили?
   - А ни про что. Тот проводник, как узнал, что они Предков поносят, так и сбежал оттуда. Не хватало ему еще с сеймуками якшаться.
  
   На этих словах все оживленно загудели, что, мол, да, дело это непристойное. Особенно впечатлительные сплевывали себе под ноги.
  
   - Ладно, братья, поговорили - и хватит на сегодня, завтра день рабочий, еще две полных руки горшков сделать надо. И котел большой.
   - Да-а, дела-а. - Сказал худощавый нескладные парень, который сидел рядом с Тон-Ни. - Верно большая заваруха намечается.
   - Это почему ты так решил? - Спросил Тон-Ни.
   - Известное дело. Мужикам скучно становится, они собираются сходить пошастать. А женщины их недовольны, вот горшки и бьют. У вас разве не шастают?
   - Нет. - Ответил Тони. - У нас не шастают. У нас тихо-мирно живут.
  
   Небо потемнело окончательно. Народ постепенно расходился. А у Тони было еще одно дело - срочно отправить отчет на станцию. Очень похоже, что нашлись следы паломников. И возможно, они еще живы.
  
   Эпизод 25
  
   Андрей теперь никуда не отлучался далее мастерской. Он шлифовал клинок косоруба. Рукоять тоже была готова, её просто нужно было правильно смонтировать. Такую операцию Андрей доверил мастеру и знал, что это не займёт больше дня. Щит дожидался Андрея в логове, а боевой кинжал теперь висел на поясе. Квада-Гё проделавший экскурсию с Андреем в Сумрачную теснину, подтвердил, что найдены следы чужаков. Да не просто чужаков, а именно тлегалпов. Рароги умели определять наличие смрадного запаха, характерного для степняков. Эта весть быстро дошла до тех, кому стоило её доверить. А о том, что весть абсолютно реальна, свидетельствовал Квада-Гё. На всякий случай на выходе из теснины поставили дежурный заслон из двух сотен щитовых бойцов и стали собирать войско. Поскольку перед рарогами встала серьёзная угроза, срочно с пограничной заставы был вызван Одд-Бро со всеми бронными и оружными щитовыми. Оставив на заставе сотню и надёжного Видабру, Одд-Бро скоро прибыл во главе четырёх сотен воинов. Рароги послали гонцов тангодрам и спрадатам, хотя особо не надеялись, что они поспеют. Потому же верзовитам и платам решено было гонцов не отправлять. Затем пришли сведения от алфенов. Пограничные наблюдатели с рарожско-алфенской границы сообщали, что по нейтральной территории направлением на восток движется большая масса народу. Эта масса останавливалась лишь на день для рубки деревьев и продолжила путь дальше. Алфены были изрядно встревожены, однако, как показали грядущие события, конкретно им пока ничего не грозило. Счесть точно количество "массы народа" алфены не смогли, но утверждали, что в дороге не менее пяти тысяч степняков. О подобных количествах для войны на Кладе пока не слышали. А доверять древним сказаниям, когда одно племя выставляло на битву десять тысяч бойцов, вряд ли было разумно.
  
   Братья Гё во главе с патриархом Лодой собрались в родовом поселении в Лесистом ущелье, чтобы решать, как быть. На братский совет был естественно приглашён Одд-Бро, как наиболее опытный воевода. Совет держали в прямо в лесу, в отдалении от селения. Шагов за тридцать от советующихся на четыре стороны света был расставлен караул из молодых воинов. Поскольку вопрос обсуждался серьёзный, ненароком мешать ни зверь ни кладянин не должен.
  
   Сначала старшие братья, Эда с Тондой решали не лучше ли упредить врага на пустынных ничейных территориях подле Алфении.
   - Нет, восходящие, уж поскольку тлегалпы движутся скоро, нам надлежит хотя бы успеть собрать войско. О большем мыслить, всё одно, что воду из облаков давить, - веско заметил старый Лода.
   - Не худо было бы поспеть, зажать тлегалпов в Сумрачной теснине и не дать им подняться из ущелья. Я видел место стоянки их разведчиков и думаю в Сумрачную теснину он заглянули не спроста. Место это абсолютно пустынное, каменистое и тлегалпы могут решить добраться до нас через эту тихую щель, - Квада был очень серьёзен вопреки своему обыкновению.
   - Хорошо, брат. Растолкуй мне, для чего степной народ станет лезть в горы? Может у нас в горах есть ровные степи? Может им их мешконосов мало и хотят разжиться быками-тангра? - Тонда говорил, будто высекал надпись на камне.
   - Успокойся, Тонда. Квада не тлегалп и не может знать их дикий умысел. Он говорит только то, что он видел, - старый Лода закашлялся на мгновение, - а то, что от этого народа можно ждать всякой пакости, тем боле, когда их не мало, меня в этом убеждать нет нужды.
   - Тут вот какое дело, отец, - взял слово старший Эда, - до наших границ нынешним путём тлегалпов быстро шагать руку дней, - при этом Эда показал большую и волосатую растопыренную ладонь, - да по теснине ещё день карабкаться. Даже за руку дней больше двух тысяч нам не собрать. Как станем противостоять степным? И речь не только об их количестве, кхунсегеров за собой волокут, а это воины упорные. Есть им не давай, давай с кем-нибудь побиться.
   - А пусть скажет вам воевода наш, можно ли биться видя перед собой успех, - Лода перевёл блёклые глаза на Одда-Бро.
   - Биться можно всегда и когда есть другой выход и когда его нет, - Одд-Бро начал примирительно, - своих воинов мы учили не зря. И успех я вижу даже если б была только тысяча щитовых. Тлегалпы видно думают, что нашли удобную щель. Только выйти из этой щели мы им не дадим. По стенам ущелья подобно раре тлегалпы не ползуны и охотники только до прямых и ровных путей. Вот смотрите, - и Одд-Бро нашел место без травы и стал чертить палочкой, - одну сотню щитовых поставим здесь, на выходе из теснины. Пять сотен будут стоять в самой теснине перед выходом. Пусть стоят и держат покуда хватит сил. Щитовые в строю бьются умело и умело подменяют друг друга. И когда сил уже не останется, прихожу я с тремя сотнями и рублю косорубом хоть с права налево, хоть с лева направо. Образно говоря, - Одд-Бро глядел на озадаченного Кваду, - и тут есть нужда степных здесь замкнуть. А для этого четыре сотни щитовых молодших спустятся на верёвках в теснину там, где её пересекает Томная пустошь. Вот так, - и Одд-Бро воткнул палочку в почву.
  
   Потом Одд-Бро замолчал на миг, позволяя братьям оценить его план.
   - А почему берёшь не много воинов для своего удара косорубом? - сумрачный Эда был искренен.
   - Ха, достойно показать себя можно и с сотней. Только теснина потому и теснина, что место узкое и тлегалпам и без моих воинов будет там не продышаться. Рассчитал я и этим количеством нанести им непоправимый урон.
   - Хорошо, Одд-Бро, но поскольку командовать надлежит тебе, какие места ты раздашь своим названным братьям? - старый Лода говорил спокойно, а глядел пронзительно.
   - Чтобы силой своей и умением наших воинов вдохновлять пускай Эда и Тонда стоят по краям нашего строя. Один с левого края, а другой с правого. А для Квады задача будет не простая. Скрытно провести четыре сотни до края теснины. Спуститься в теснину на Томной пустоши, да отрезать тлегалпам дорогу назад. Биться они будут отчаянно, но уж если прорвуться, то пусть бегут. Ещё долго ходить к нам не будут. Только тебя, Эда, я хочу предостеречь. Поскольку ты старший, да станешь впереди. По обычаю, древних тлегалпы попытаются какие-то условия навязать. А у нас чужого нет, только своё и чужого нам не надо. Отвечай, если не хотят биться, пусть уходят откуда пришли. И весь сказ. - И Одд-Бро рубанул ладонью воздух.
   - Ну, пусть горные владыки хранят наши горы, как и мы их храним. Всю твёрдость нашего народа соберите в себе и отдайте только в битве. Кончим на том. - Сказал Лода.
  
   * * *
   - Ты же знаешь, что я не изменю своего мнения. - Спокойно сказал Андрей Джафару, глядя в стену глухих зарослей.
  
   Они сидели рядом с десантным катером, в глухой чаще, далеко от ближайшего селения рарогов. Джафар специально прилетел, надеясь лично уговорить Андрея не участвовать в битве.
   - Андрей, ты как ребенок, хотя младше меня всего на год? Приведи хоть один аргумент, который меня убедит. Ты же разумный человек и должен понимать опасность, которая тебе грозит.
   - Именно поэтому я и должен остаться.
   - Почему - поэтому? Да, я знаю, ты изучаешь рарогов уже 10 лет...
   - 10 с половиной. - Флегматично поправил Андрей.
   - Неважно. Ты проникся их философией, полюбил их. Да я сам их люблю и не могу не восхищаться их спокойным добродушием. Но из этого не следует, что ты должен всегда быть с ними.
   - Джаф, в чем ты меня хочешь убедить?
   - В том, что ты - не рарог. И не будет ничего зазорно, если ты уклонишься от битвы.
   - Я тебе уже объяснял...
   - Что? Что рароги уважают воинскую доблесть и лучший способ завязать с ними крепкие контакты - совместное участие в войне. Ну, извини, я это все знаю, но риски слишком велики.
   - Ничего уникального. Я также могу сломать голову, прыгая по скалам. И даже хуже. На охоте я буду один, а там, - Андрей повел глазами в сторону, - в строю надежных бойцов.
   - А если что-то пойдет не так? Тлегалпов окажется больше, строй рарогов не выдержит, кто-то поскользнется... да любая случайность может стоит тебе жизни.
  
   Андрей с плохо скрываемой иронией посмотрел на Джафара.
  
   - Да не смотри ты на меня так! Ты обо мне подумал, о всех нас? - Продолжал убеждать Андрея Джафар. - Допустим, все будет хорошо. Не об этом речь. А если ты погибнешь, что нам прикажешь делать? Да, я тебя понимаю, на твоем месте я бы поступил так же. Но попробуй посмотреть на ситуацию с моей стороны.
   - Смотри так: опытный оперативник просчитал все риски и выгоды и принял решение. Тебе остается только одобрить его.
   - Опять по кругу пошли! Слушай, я уже устал тебя уговаривать. А вот сейчас возьму тебя за шкирку, закину в кабину и привезу на станцию. Несмотря на то, что ты здоровее.
   - Пожалуйста, попробуй. - Пожал плечами Андрей.
   - Ну что ты с ним будешь делать. - Джафар энергично потер правой рукой левую щеку. - Значит, пойдешь на битву?
   - Ага.
   - А как же принцип невмешательства? - Прищурился Джафар. - Кто мне развивал теорию о том, что все должно быть естественно и незаметно?
   - А что не так? Все и будет естественно. Я буду участвовать в битве как горный дий, с оружием рарогов. Без использования силовых полей и современного вооружения. Собственно говоря, еще один местный боец. Ничего мое вмешательство не изменит. Рароги в любом случае отразят нападение тлегалпов.
   - После того, как ты их предупредил? Несомненно. - Джафар задумался на некоторое время, а потом решительно сказал:
   - Вижу я, что тебя не переубедить. И приказов моих ты слушать не будешь. Тогда так. Ты делаешь то, что считаешь нужным, а я приму свои меры.
   - В каком смысле? - Ответил несколько сбитый с толку внезапным поворотом разговора Андрей.
   - Это мое дело.
   - Надеюсь, ты не собираешься...
   - Именно! Но аккуратно. Уж придется тебе поверить.
  
   Эпизод 26
  
   Сегодня с самого утра, а может с ночи было пасмурно. Низкие тучи проносились под потоками ветра, но им на смену приходили другие. Обычный сумрак в глубине теснины стал почти непроглядным. Потому тлегалпы не могли двигаться так быстро, как они этого хотели. Старики-рароги совсем не помнили такой погоды в этих местах. Старожилы этого никогда не помнят. Как бы то ни было, тлегалпы к середине дня добрались до конца Сумрачной теснины и увидели стены щитов на подъёме из ущелья. Щитов было около тысячи, за рядами щитовых бойцов стояли ополченцы, за ополченцами - больше тысячи подростков-пращников со Спрадой-Гё во главе.
  
   Всё это Андрей видел сидя на дереве, перед тесниной. Под деревом, в пушистом плаще из козьих шкур дремал Борда-Ройо. Андрей был в отряде Квады-Гё и в нужное время должен был спуститься в теснину, а Борду-Ройо за ним закрепил сам Квада, сообщив Борде-Ройо, что сберечь этого кладянина поручил сам Эда-Гё. Тлегалпы не ожидали встречи, потому замешкались. Как подсчитал Андрей, тлегалпов было четыре тысячи триста семьдесят два. Причём четыре тысячи воинов, а 372 - повара, прислуга, дровосеки. Для тлегалпов это было не привычно, а Андрей силился разглядеть конструкции, которые те волокли вчетвером и вшестером. Наконец разглядел. Конструкции были предельно просты. Бревно не очень большого диаметра с четырьмя или шестью деревянными же перекладинами. Как понял Андрей и совершенно правильно, с помощью этих брёвен тлегалпы надеялись так или иначе повредить строй рарогов, учитывая их не очень активную оборону. Андрей не слышал, что говорили рарогам тлегалпы и чем им ответили рароги, если ответили вообще. А вот, рароги ответили градом камней. Тлегалпы активно зашевелились и даже пытались тем же отвечать. Но пращников среди них не было. И несмотря на летящие камни, прикрываясь хлипкими тростниковыми щитами тлегалпы пошли в атаку, теряя бойцов на подходе, но запустили множество дротиков. Большинство дротиков завязло в щитах рарогов, но выдирать их из щитов было некогда. Пришло время отражать атаку. И Андрею было видно, как щитовые бойцы опрокидывают нападавших и потом опять и опять. Затем тлегалпы схлынули на миг, а потом нажали сильнее. Камни пращников продолжали лететь, учитывая расположение щитовых бойцов. Дремавшего Борду-Ройо побеспокоили, и он крикнул Андрею спускаться с дерева. Просто потому, что пришла пора спускаться в теснину.
  
   Отряд Квады-Гё сгрудился перед тесниной и в ход пошли тугие верёвки из гайла. Верёвок понадобилось много, чтобы оперативно спустить отряд вниз. Сверху оставили десяток воинов для подъёма верёвок. Остальные воины погрузились во мрак. И Андрей погрузился со всеми. Глаза довольно быстро привыкли к этому сумраку, усиленному обложной облачностью, а точнее тучностью. Но картина не радовала. Томную пустошь так назвали не зря. Она вся состояла из мелких и острых камней и Андрей, потыкав эти камни древком дротика подумал, что, если бы у него была праща, можно было бы попробовать. Квада-Гё приведший на пустошь пять сотен щитовых бойцов, приказал построиться. Нужно было просто перекрыть теснину от края до края, ровной линией в несколько рядов. Андрея Квада-Гё поставил в третий ряд от фронта, а Борду-Ройо следом за ним. Щит Андрея был не так велик и, хотя с косорубом и кинжалом всё было в порядке, правой рукой Андрей держал довольно длинное и массивное, но всё же только древко от дротика. Никто ему на это не пенял. Если воин пришёл на битву с древком без наконечника, это его личное дело. Построившись, отряд стал медленно пошагово продвигаться вперёд. Команду для шага отдавал Квада-Гё, стукая дротиком по щиту и звук разносился глухой и гулкий. Потом приближающимся стали слышны вопли тлегалпов. Потом щитовые бойцы остановились и стали ждать напряжённо вглядываясь. Трудно сказать сколько прошло времени, пока Квада-Гё не произнёс чётко: "Одд-Бро ударил косорубом". Значит атака рарогов началась.
  
   - Ну сейчас начнётся возня. Анд-Рей, гляди веселей! - произнёс возбуждённый Борда-Ройо. И сразу из сумрака вынырнули тёмные тени, но увидев строй остановились в нерешительности. Можно было понять, что первыми отступают не самые смелые. Пока этим нерешительным не приволокли несколько конструкций, разрушающих строй. Всего их оказалось четыре на четыре переладины и одна на шесть. Андрей сразу догадался, что с ними делать, только боевых дротиков у него не было. И вопреки обычной стезе наблюдателя он закричал впередистоящим: "Мечите дротики, сбейте хоть одного из каждой группы!" И молодые рароги смекнули, сбей одного и бревно будет не донести. Но с шестёркой вышло тяжелее. То ли волокли её мощные тлегалпы, то ли упёртые кхунсегеры. Но её удалось остановить уже перед строем ранив дротиками троих из шести.
  
   Но всё-таки тлегалпы отчаянно ударили в стену щитов копьями и забарабанили кистенями. Уже выхода у них не было. Но молодые рароги держались стойко и неистово отбивались дротиками. Может где-то по ходу строя тлегалпам удалось выбить кого-то из передних щитовых, но Андрею повезло протиснуться вперёд. И он чётко и безэмоционально начал бить врагов короткими и резкими ударами. Метил преимущественно в горло. Но одному из тлегалпских копьеносцев он так свернул челюсть, и она звонко хрустнула. И потом Андрей уже не разбирал особо, куда попадёт и наотмашь сбивал неприятеля своим крепким щитом. При этом поминая Кваду-Гё добрым словом. Но в близи от Андрея строй рарогов сильно прогнулся под напором отступающих врагов, пока наконец щитовые бойцы не раздались в стороны избегая излишних потерь. И мутная река тлегалпов хлынула наружу. Но Андрей продолжал бить пробегающего мимо неприятеля в бока и в спину, и в затылок. Многие падали. И тут Андрей обратил внимание на окружающих его рарогов. Они расходились, равнодушно давая возможность тлегалпам бежать.
  
   - Ну что, охотник, утолил боевую жажду или всех тлегалпов хочешь забить, - услышал Андрей сзади голос Борды-Ройо,
   - Нет, их конечно не жаль. Незачем было сюда приходить. Но нанося удар помни, что не последний тлегалп перед тобой.
  
   И Андрей подумал: "Чего-то я перестарался." И отошёл в сторону. А потом в раздумье побрёл дальше. За ним, шагах в двадцати шуршал камнями Борда-Ройо, спокойный и надёжный, как всегда. Он звонко говорил как-бы сам себе.
   - Ну вот на бедолагу смага и накатила. Оно, конечно, ловить зверей это одно, а бить кладян отнюдь другое. И мало кто этой старухи миновал по первости. Дыши глубже, Анд-Рей, сейчас развеешься.
  
   Но Андрей особо не переживал, просто почему-то ему хотелось уйти, убежать от того, что он сейчас сделал. А между тем ему стало интересно, что это за такая старуха - смага, и как её адекватно перевести. Но тут пошёл дождик. Именно "пошёл" и именно "дождик". Мелкий ситничек через частое решето. Спокойно зашуршал по камням Томной пустоши, и Андрей увидел, что отошёл довольно далеко и рарогов вовсе не слышно. Только шуршал по камням Борда-Ройо.
  
   Но вдруг шаги стали частыми и тяжёлыми. И уже стало слышно, как пыхтят, задыхаясь, несколько кладян. А из сумрака справа раздался звонкий окрик Борды-Ройо.
   - Анд-Рей, остерегись!
  
   Андрей остерёгся, но при нём не было щита и древка от дротика. Щит и палку он аккуратно положил по ходу своего движения, чисто машинально, как автомат. А позади, из дождливой мглы вынырнули четверо. Определённо кхунсегеры, узнал их Андрей по боевой раскраске лиц серой глиной. И тут он смекнул, одинокий "рарог" в глазах бегущих кхунсегеров - легкая добыча. И было не важно, что им сейчас "вкатили по полной", мимо они не пробегут. И Андрей встал, опустив подбородок и доставая кинжал правой рукой. Над головой свистнул кистень, и Андрей сделал наклон повернув корпус и коротко полоснул кинжалом по горлу бегущего. А потом, уклонившись от дротика, всадил клинок в горло другого. Задние двое опешили, а увидев распахнутые крылья налетающей рары, то есть Борду-Ройо, бросились в сторону и исчезли в сумраке.
   - Давай ото всякой напасти твой щит подберём, и двинем к краю теснины, там все наши стоят. Ещё не известно, когда верх теснины от тлегалпов очистим.
   - Кхунсегеры, это были кхунсегеры, - только сказал Андрей.
  
   * * *
   - Ну что, охотник, отошел от свары? - Борда-Ройо подошел к сидящему около валуна Андрею.
   - Да, полегче уже.
   - Ох и знатно сегодня мы тлегов побили! Не помогли им демоны.
   - Демоны? - Андрей непонимающе посмотрел в торжествующие глаза соратника.
   - Ты разве не чувствовал "незримого взгляда"? Верно говорю тебе, не одни тлеги пришли. Нечисть небесную призвали. Видел я в вышине, как глаза их блестят. Да только нет такого "взгляда", которым нашу доблесть можно превозмочь. - Борда-Ройо был горд и рад одновременно.
  
   "Вот незадача." - Подумал Андрей. - "Я же просил Джафара не прикрывать меня. Что ж, наука на будущее, и с 300 метров рароги могут заметить блики движущейся камеры наблюдения. Да и катер могли почувствовать несмотря на то, что он не видим глазу. Хорошо еще, выводы сделали неверные"
   - Демоны, говоришь? Что-то шаманов я среди тлегалпов не заметил.
   - Им ни к чему тут быть. Если они были на этом месте ранее, то смогут наколдовать.
   - Что ж их сюда понесло?
   - Не знаю, тлегалпу проще голову снести, чем в голову залезть. Но слышал я, не просто так сюда зашли. Говорят, один раненый тлегалп рассказал, что рассказали им про этот путь темные люди.
   - Почему темные?
   - Не местные они, закутанные с ног до головы. Без оружия. Но все здешние места знают. И что этот проход ведет к нам тоже они рассказали. Кабы тлеги прошли теснину, ох, трудно было бы их сдержать. Повезло нам, что не сразу поверили чужакам, решили проверить.
   - Так какую выгоду они тут искали не сказал?
   - Квада-Гё говорил, что железо хотели просить за свой уход. Вот мы им его и дали. Столько, что унести не смогли, да еще и свое обронили.
  
   И Борда-Ройо захохотал, довольный своей шуткой.
  
   А Андрей задумался о странных чужаках. Ничего подобного он раньше не слышал. Да и у кого может быть описание местности, в которой бывают только рароги, и то не часто? И откуда эти чужаки могли появиться, если все племена так или иначе знакомы друг с другом? Похоже, что пора начинать более подробное расследование. Но не здесь. Здесь теперь будет спокойно. А стало быть, с наблюдением справится кто-то другой. А мне придется отправится в Алфению, не торопясь пораспрашивать местных.
  
   Эпизод 27
  
   Зарина Стоунбрейкер мягко посадила десантный катер совсем рядом с ангаром. Джафар с Глебом вылезли наружу и переглянулись.
  
   - Давай, Глеб, можешь отдыхать.
   - Так я вроде и не устал.
   - Не устал, но адреналина хапнул, не хуже, чем Андрей.
   - Это да.
   - Ну вот и надо перевести дух. Сходи, расслабься... как-нибудь. И ты, Зар... Зина, тоже. Спасибо тебе. Все прошло в лучшем виде. И хорошо, что нам не пришлось поучаствовать.
  
   Зарина польщенно улыбнулась.
  
   - Ну что, видели?! - Возбужденно спросил Джафар, поспешно зайдя в зал управления.
   - Видели. - Спокойно ответил за всех Ян. Кроме него в помещении находились все оставшиеся проникатели и командир пилотной секции Юри Кукос.
   - Что-то больно вы спокойны, а меж тем это первое серьезное столкновение на Кладе, которое нам довелось наблюдать.
   - Ты еще скажи, первое межзвездное сражение с участием инопланетного представителя. - Насмешливо заметил Светозар Берич.
   - Джафар, пойми, - поднялся с места Юри, - мы рады, что все сложилось хорошо, Андрей жив-здоров и вообще... Но из этой ситуации нужно сделать правильный вывод. Оценить и взвесить все факторы. А именно...
   - А именно, - Ян продолжил фразу пытавшегося подобрать слова Юри, - постараться сделать все возможное, чтобы не допустить в будущем подобных инцидентов.
  
   Повисло тягостное молчание. Джафар переводил взгляд с одного лица на другое. Каждый присутствующий думал о чем-то своем, но в воздухе явственно чувствовалось единое мнение.
  
   - Ты не подумай, что мы тут все сговорились. - Прервал затянувшуюся паузу Ян.
   - Не могу. Потому что уже подумал. - В тон ему ответил Джафар.
   - Хорошо, - согласился Ян, - думай. Но логика решения должна быть тебе очевидна. Нас всего на станции 26 человек. Профессиональных проникателей всего 9. Мы не имеем права рисковать нашими жизнями даже случайно. Не говоря уже о том, чтобы сделать это специально.
   - Это был как раз такой момент!
   - Это был совсем не такой момент!!
   - Это... так, ладно, - Джафар понизил тон, понимая, что начинает срываться, - давай обсудим все как следует с привлечением всех заинтересованных лиц.
   - Тут нечего обсуждать, тут все очевидно. - Ян говорил очень жестко и в тоже время спокойно. - Даже если мы позовем Глеба с Зариной, вас будет трое против нас пятерых.
   - Ты не посчитал еще Вахита и Тони с Мином. - Напомнил Джафар.
   - И третьего пилота Глеба Петрова. Он точно против любого вмешательства. Остальных я опросил еще вчера. Они как минимум воздержались.
   - Н-да?
   - Ну хорошо, Мин сказал, что при наличии критической ситуации свою жизнь надо защищать всеми доступными способами. Допустим, один голос за твою позицию, хотя это не совсем тот случай. Итого: пятеро. Против... - Ян оглядел молчащую аудиторию, - шестеро. Двое воздержались. И это в лучшем случае. Если мы начнем подробное разбирательство, то результат будет совсем не вашу пользу. Давай не будет тратить общее время?
   - Предположим. - Протянул Джафар, подумав. - Так что ты хочешь?
   - Договорится прекращать проникательскую деятельность в районе боевых действий. Мы не можем рисковать нашими людьми. И обеспечить их безопасность не можем. Есть камеры. Они дадут необходимую информацию. А из опасной зону следует немедленно уходить.
   - Допустим. Но ты понимаешь, что полевой сотрудник должен будет сам оценить риски?
   - Нет, риск будет оцениваться по совокупности данных.
   - Иными словами ты хочешь ограничить проникательскую деятельность на Кладе?
   - Если ты хочешь от меня услышать именно это, то нет. Во-первых, не хочу. Во-вторых, не только я. Как ты мог заметить, это коллегиальное решение.
   - Я заметил. - Джафар вроде бы и не выглядел расстроенным. - Но как ты собираешься выполнять и контролировать данное решение?
   - Никак. Это рекомендация для полевого сотрудника. Обязать действующего проникателя мы никак не можем, но должны будем принять все меры для обеспечения его безопасности. И он должен это понимать.
   - Джафар, я понимаю твое сомнение. - Вступил в разговор ранее молчавший Арсений Вязов. - Но формально эта рекомендация практически ничего не меняет. За столько лет наблюдений крупномасштабная битва произошла всего один раз. И Андрею просто не повезло оказать в этом месте. Сам посчитай, какова вероятность кому-то из четверых внезапно попасть во второе сражение. А если не внезапно, то всегда будет возможность уйти.
   - Да, это понятно. - Отстраненно произнес Джафар. - Не могу сказать, что меня смущает в данной формулировке, но мне надо подумать.
   - Думай. А при ближайшем сеансе связи с Андреем наше решение будет донесено до него. - Твердо сказал Ян.
   - То есть мое мнение уже не играет роли?
   - Если речь идет о рекомендации, то да. Но я бы хотел, чтобы ты нас поддержал. Я думаю, что внутренне ты нас поддерживаешь. А если тебя беспокоит, как я донесу эту мысль до Андрея, то пусть это тебе не беспокоит.
  
   Джафар пожевал губами, качнул головой и, не сказав ни слова, вышел из зала управления.
   Он вышел, чтобы тут же вернутся.
   - Тут вот какое дело, - отстранённо начал Джафар ни на кого не глядя, - я проанализировал эту ситуацию, возможно поспешно, но тем не менее. Я полагаю, что я хорошо знаю Андрея. Возможно, он выполняет свой индивидуальный план по максимальному внедрению в общество, в котором он оказался.
   - Ты хочешь сказать, - перебил его Ян, - что, оказавшись в этом обществе "своим", он должен быть "своим" до конца? А если это будет его конец, учитывая то, что никто из проникателей не имеет права использовать не только летальное, но и вообще какое бы то ни было оружие из нашего мира?
   - Погоди, Ян, я надеюсь индивидуальные навыки рукопашного бойца к оружию из нашего мира не приравниваются, - заключил спокойный Арсений.
   - Не приравниваются до той поры, пока так или иначе не демаскируют обладателя этих навыков. Скажем если ты при каждом удобном и неудобном случае станешь валить своих соперников при помощи "маваши", я вынужден буду сделать тебе строгое внушение. Как ты это расценишь?
   - По-моему, это справедливо.
   - Погодите с частностями. Надо рассмотреть вопрос, - продолжил Джафар, - но ответа на него не будет. То есть Андрей не сумеет, уже не сумел уйти, чтоб через некоторое время явиться к тем же кладянам как ни в чём не бывало. И как это расценить?
   - Да, справку из лечебницы тут не предъявишь, - ухмыльнулся Арсений.
   - А сломанная нога, - серьёзно спросил непреклонный Ян, - нет, конечно, никто не станет просто так проникателям ломать ноги. Хотя активизация костной регенерации, с соответствующим оборудованием займёт у нас пару дней и ещё неделя на сращивание. Это я просто рассуждаю, используя разные варианты. Пока, с той информацией, что мы имеем, Джафар, я продолжаю стоять на своём. Любыми способами уклонится от грядущего сражения, даже если это уклонение будет стоить проникателю его миссии. Я хочу, чтобы все были живы.
   - Законное желание, мы все этого хотим, - резюмировал Арсений, - только зря на совет не позвали Глеба. Конечно, он не проникатель, но Андрей с ним работал. Я полагаю, это не просто так.
  
   - Так. - Поднялся с места Марк. Этот немолодой, плотный, невысокий мужчина говорил мало и не любил пространных рассуждений. И то, что он вступил в разговор, уже было необычно. - Дело тут не в Андрее или Глебе. И не в маваши. Я хорошо знаю местные единоборства. Удар ногой не является чем-то особенным. Дело в определении основной цели нашего проникновения. Раз уж мы решили вмешаться в события на Кладе. Мы все прекрасно представляем риски для собственной жизни и сознательно выбрали себе именно такое занятие. А вот то, о чем ты, Лекс, сейчас говорил, это риск другого уровня. Это риск недостижения основной цели. И тут каждый внедренец должен решать самостоятельно. Насколько я понимаю, сейчас основная цель - найти следы постороннего вмешательства и, если получится, тех кто наследил. Я сообщал уже информацию от Тони, так что все в курсе, что паломники находятся где-то в районе Восточных Гор. К сожалению, более подробной информации узнать не удалось. Так что предлагаю перенести фокус исследований на восток. На западных рубежах без нас справятся. Я думаю, тлегалпы получили хороший урок и больше не сунутся, по крайней мере в этот год. Так что рекомендация сугубо формальная, тут нечего обсуждать. А вот цели нашей дальнейшей деятельности - это серьезный вопрос. И горлом тут не решить. Надо оценивать, просчитывать и обсуждать.
  
   Марк сел. Тут все поднялись и сдержанно загудели, что, мол, да, правильно, надо обсуждать.
   Арсен подошел к Джафару, хлопнул его по плечу и незатейливо пошутил:
   - Ну что, считай, что Андрей легко отделался.
   - В смысле?
   - Ему общественное порицание, тебе - благодарность за прикрытие. Но чтобы в первый и последний раз.
   - Не могу обещать, но постараюсь. - В тон ему ответил Джафар.
  
   А сам при этом подумал: "Ох, да-а, приятель, ты даже не представляешь, о чем просишь."
  
Эпизод 28
  
   После битвы Андрей счел свой неявный долг рарогам оплаченным и отпросился пойти в края алфенов. Как он сказал, посмотреть другую местность для своего племени. Ему никто не препятствовал, в конце концов он был свободным человеком. В витиеватой прощальной речи звучали даже пожелания его скорого возвращения. Такая благодарность тешила самолюбие, но голова Андрея была занята таинственными незнакомцами. Нечего было и думать, чтобы сообщить об этом на станцию. Джафар, может быть еще и примет мою сторону, думал Андрей, а уж Лекс точно воспротивится. Новый фактор, как его просчитать? Ни с чем подобным раньше проникатели не сталкивались, а ресурсов у нас мало, так он скажет. Еще добавит, что риск ненужный, неоправданный. И опять будет прав. Только к этому ли мы шли все эти годы? Мы уже поняли, что зря полагались на исключительно визуальное изучение, что пора было раньше переходить к третьей стадии. Возможно, мы сейчас оказались бы более подготовленными. Поэтому стратегия проста: сперва самому разузнать больше информации, сделать вывод, а потом уже предоставить всем результаты своего расследования. Пока же пусть считают, что я выполняю рекомендации и ухожу из потенциально опасного района.
  
   Тем более, в Алфении выполняет свою работу Вахит. Не исключено, что он тоже заметил странности и различия с официальным положением дел. И имеет на этот счет собственное мнение. А здесь может подключиться кое-кто другой. И этому другому понадобятся подробные инструкции.
  
   * * *
   На станции было тихо и спокойно. Отчасти это было связано с тем, что в помещениях осталось мало народу. Ян Залесский организовал исследовательскую группу для изучения ущелья, служившего единственным выходом из долины в обитаемую зону. Марк и терраформаторы Миша с Натаном поехали с ним на одном из собранных вездеходов-трициклов. Они планировали вернуться через 3 дня. Второй вездеход взяли Глеб и Арсений Вязов для проведения тренировки в экстремальных условиях. Планетолог Эйден Баден-Гросс наконец-то получил в свое распоряжение катер с пилотом Глебом Петровым и разрешение на обследование предполагаемых пустот на поверхности Клада. С ними напросились климатолог Эйден и гидробиолог Марта. Оставшиеся на станции двенадцать человек были предоставлены самим себе. С учетом того, что стояла зима, развлечений оставалось немного.
  
   Юрген зашел в общий зал приема пищи и сразу устроился на своем любимом месте у окна. Вид суровой пустыни все же лучше, чем стена помещения. Кроме него в зале находилось всего трое человек: Юри, Светозар Берич и старший из терраформаторов Бекарай. Они что-то обсуждали, сидя кружком в противоположном конце помещения.
  
   Юрген наскоро перекусил и уже собирался уходить, как в зале появился Челадон. Взяв себе ленивых блинчиков и лимонный напиток, он подсел к Юргену. Но есть не спешил. А задал очевидный вопрос:
   - Уже уходите?
   - Да, мне пора. Забежал на минутку.
   - Погодите, уделите мне несколько минут. Последнее время здесь совершенно не с кем поговорить. Да еще и Эйден с Мартой улетели.
  
   Юрген оглядел помещение и покивал головой, мол, да, не с кем. Не то, чтобы ему хотелось поговорить, но и уходить сразу после обеда было неохота.
   - И заняться нечем. - Продолжал вдохновленный Челадон. - Вот весело было, когда еще мы все здесь обитались, до того, как наши славные проникатели разбрелись по планете. Кому это нужно? Что они там ищут? По мне так и на станции не плохо. Еда, правда, однообразная. Вроде настоящая, но какая-то не радостная. То ли дело у нас...
   - Насколько я понимаю, - вставил Юрген, - проникатели занимаются своими прямыми обязанностями - контролируют местную цивилизацию.
   - А-а-а, какой в этом теперь смысл? - Челадон подпер голову рукой, второй взял вилку и начал неспешно ковырять блинчики. - Все равно мы не сможем ни на что повлиять.
  
   Юрген тактично молчал. Челадон продолжал ковырять свою порцию. Наконец он вздохнул и продолжил:
   - Скучно. Совершенно нечем заняться. Понимаете, мои профессиональные способности совершенно не задействованы. Вот если бы здесь устроить курорт. Или, скажем, торговое представительство. А как вы думаете, сколько может стоить станция?
   - Понятия не имею. - Честно ответил Юрген, немного сбитый с толку внезапным переходом. - Может быть тысяч сорок ЭЕ, может пятьдесят... Хотя мы уже довольно много достроили... Но никак не дороже комфортабельного клипера. А вам зачем?
   - Да так, пустые мечты. Если бы здесь был курорт, сюда могли бы прилетать туристы, я бы их встречал и размещал. Проводил бы презентации местных достопримечательностей. При торговом представительстве тоже бы пригодился. А так... что? Ничего кроме работы ассенизатора мне предложить не могут.
   - А торговали бы с кем? - полюбопытствовал Юрген, чтобы поддержать разговор.
   - С местными жителями. Наверняка им что-нибудь пригодилось бы из того, что есть у нас. И наоборот.
   - Забавно... - Юрген допил кофейный морс, и бесцельный разговор стал ему немного надоедать. - А не пробовали найти себе какое-нибудь увлечение для души?
   - А как тут развлекаться? Физкультура ваша меня не привлекает. Астрономия... интересно, но уж больно скучно. Посмотрел я на местные небеса. Совсем не то, что в моей родной системе. Кстати, попытался найти ее невооруженным взглядом, не получилось.
   - А вы откуда?
   - Система Атиллы, знаете... ну вот, второе поколение переселенцев. А вы сами...
   - Родился на Земле, но довольно давно уже там не живу.
   - Ах, это любопытно. Мне казалось, что из СССР не улетают. И какого вы мнения об устройстве политико-социальных систем? Какая из них лучшая?
   - Везде есть свои плюсы и минусы. - Уклончиво ответил Юрген. Ему уже стало надоедать бесцельная назойливость собеседника. - Все от людей зависит.
   - Да, пожалуй, вы правы. - Челадон замолчал, пытаясь подобрать какую-нибудь еще тему для разговора. - Ну чем тут еще можно заниматься? Все интересные тексты я уже перечитал. Вот, кстати, попробовал заново начать писать... послушайте, по-моему, неплохо получается:
   Фиолетовый сумрак.
   Растаяло сердце в ночи.
   Серых дум мрак
   Поднялся - кричи, не кричи.
   Вечный ветр равнодушья
   Ласкает уставшие дни.
   Ночь сегодня не слушай,
   Усни потихоньку, усни.
  
   Юрген покачал головой и развел руками.
   - Знаете, я совсем не по этой теме. Может быть, вам стоило бы поговорить с Вахитом. Помнится, он на дне рождения декламировал под музыку собственные сочинения.
   - Ах, да как я его увижу? Он же на задании.
   - Вернется. - Убежденно сказал Юрген. - А мне уже пора. Извините.
  
   Эпизод 29
  
   Поздней ночью Глеба разбудил сигнал вызова. На связи был Джафар.
   - Глеб, мы только что получили сообщение от Андрея.
   - Ну, - спросонья не сообразил Глеб, - а я здесь при чем?
  
   Потер лицо руками, приходя в себя. 
   - Погоди, а почему вам? Кому - вам?
   - Мне и Лексу. Он тоже находится в зале управления.
   - Так что за сообщение?
   - "Посылайте Глеба". И все. Судя по твоей реакции, ты никакого сообщения не получал.
   - Нет. Правда, последние два дня меня не было на станции...
   - Я в курсе, что ты вернулся вчера вечером. И что значит, по-твоему, это сообщение? 
   - М-м-м, - Глеб с озадаченным видом сел на постели, - не знаю. Пока не знаю. Надо подумать.
   - Подходи в зал управления, вместе будем думать.
  
   Глеб оделся как можно быстрее и поспешил наверх, в зал управления, благо идти было недалеко. Там действительно были только Джафар и Лекс. Он же Ян Залесский.
   - Доброй ночи. - Сухо поздоровался Ян.
   - Да уж... и вам тоже. Что случилось-то? 
   - Андрей прислал сообщение. - Повторил Джафар. Это было... минут 30 назад. Я ожидал комментариев, но их не последовало. Тогда я попробовал найти его с помощью камер. Мне не удалось.
   - Мне пока тоже. - Озабоченным голосом добавил Ян. - Поэтому мы решили, что ты должен быть в курсе, и можешь что-то прояснить.
   - Так, стоп. Если бы случилась опасная ситуация, Андрей бы связался в первую очередь со мной. Раз он этого не сделал, то значит ситуация не опасная.
   - Логично. - Подал голос Ян, не отрывая взгляд от карты. - Не опасная. Но непонятная. Чего ради мы должны тебя посылать? И куда посылать? И почему Андрей не выслал подробного отчета?
   - Может, торопился? Или чего-то опасался? - предположил Глеб.
   - Странно, очень странно. Торопится ему некуда. Опасаться... вроде как бы тоже нечего. После битвы он у рарогов в почете и доверии. 
   - Может быть открылись какие-то новые факты? Которые потребовали срочной проверки? - Продолжал думать вслух Глеб.
   - Вот мы тебя и позвали, чтобы ты нам рассказал, что такого могло бы заставить Андрея сорваться с места и тайно уйти. Да так, что мы его обнаружить не можем.
   - Ну-у... - Глеб пытался соображать настолько быстро, насколько мог, - если я правильно понимаю, в последних отчетах Андрей в основном описывал оружие рарогов, тактику, особенности быта... ничего такого... секретного.
   - Почему он тогда Джафара в известность не поставил? - Ян серьезно посмотрел на Глеба. - И почему он считает, в такой ситуации мы должны послать тебя? Ведь ты не профессиональный проникатель!
   - Спокойнее, Лекс. - Вклинился в разговор Джафар. - Мы знаем точно: Андрей просто так ничего не делает. Надеюсь, тебе это очевидно?
   - Очевидно! - Жестко, но уже более спокойным тоном сказал Ян.
   - Значит, у него есть основания полагать, что Глеб справится. Не зря же он назначил его своим связным.
   - С чем?! Ну с чем он, - Ян махнул рукой в сторону Глеба, - по-твоему справится?
   - Я пойду и выполню все, что необходимо. - Сказал Глеб. Хотел было добавить "не в первый раз", но решил, что это прозвучит слишком самонадеянно.
  
   В зале управления повисла напряженная тишина. Ян напряженно раздумывал.
  
   - Ничего не получится. - Наконец прервал он молчание. - С какой легендой ты туда пойдешь? Как ты там продержишься без еды? И, в конце концов, нас и так осталось на станции мало.
   - Начну с конца. - Вздохнул Глеб. Он уже окончательно проснулся и принялся обстоятельно объяснять. - На станции от меня и так пользы мало. В современной технике я не разбираюсь, руками толком сделать ничего не смогу, зато последнее время только и делал, что изучал кладские обычаи и образ жизни, конкретно - рарогов. 
  
   При этих словах Ян скептически покачал головой, но ничего не сказал.
  
   - Продержаться мне будет, я думаю, не сложно. Вот, Джаф тебе подтвердит, мы проводили с ним несколько тренировок в горах. И я уже давно перешел на местную диету. А легенда у меня будет простая: я не охотник по меркам моего народа, я воин, и Андрей мне велел спускаться за ним, если не придет к середине лета. Вот я и пошел. Это мы обсуждали еще перед уходом Андрея.
   - Сговорились, да?! - пристально смотря по очереди на каждого, проговорил Ян. - За моей спиной? Мина на вас нет... устроили себе развлечение... мальчишки...
  
   Было видно, что Ян расстроен, но подходящих аргументов сходу подобрать не может.
   - Лекс, не переживай! - Джафар постарался, чтобы его фраза звучало мягко. - Никто от тебя ничего не скрывал. Ты был в курсе, что Глеб готовится к внедрению. И рано или поздно он все равно бы ушел. А то, что это произошло так внезапно. Ну... так получилось. Сейчас в наших силах помочь ему. Ему и Андрею. Нет, в первую очередь Андрею. Или...
   - Да все я понимаю! - раздраженно махнул рукой Ян. - Все к этому и шло. Но лучше бы я пошел вместо Глеба.
   - Нет, не лучше. И ты знаешь почему.
   - Знаю. Потому и препятствовать не буду. Раз уж все так пошло, то придется сделать "шаг вглубь". Хуже уже не будет. Не уверен, что будет лучше. Будем надеяться, что с Андреем ничего не случилось, и он знает, что делает. 
  
   Ян задумчиво потер переносицу. Он умел очень быстро усваивать информацию и принимать решения:
   - Значит так, Джаф. Сейчас Глеб переодевается, дашь ему запас мяса и зерен из НЗ на случай экстренного возвращения кого-то из внедренцев. Потом восстановим. Буди Зину, она поведет. Но! Категорическое условие: высадить Глеба дня за два, а лучше за три от крайних рубежей рарогов. И проследите, чтобы дошел и вошел в контакт нормально, без эксцессов. Я тебя тут на станции временно заменю. И прослежу с камер за вами. Ох, задали вы мне задачу... А тебе, Глеб, единственный наказ - болтай там поменьше, мол, человек простой, ищу побратима, авось и переночевать у вас где найдется.
   - Да я... это... не настолько хорошо язык знаю, чтобы философские диспуты вести. - Попытался отшутиться Глеб.
   - И хорошо. Давайте, валите. Мне еще расписание на следующий день составить надо.
  
   Джафар подмигнул Глебу, и они вышли из зала управления.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"