Новопашин Александр Владимирович: другие произведения.

Доля палача. Глава 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава Љ3.
   Агирос, расслабленно развалившись в огромном, мягком кресле, любовался своей коллекцией. Эти прекрасные игрушки завораживали, притягивая взгляд своими полированными металлическими жалами.... Холодное оружие было одной из слабостей демона, он мог часами наблюдать за игрой переливов пламени на отполированном лезвии. Причём любовь герцога была разносторонней. Он с одинаковым упоением обожал и тонкие, изящные рапиры, и тяжёлые, грубые двуручные мечи. Палаши, сабли, стилеты, боевые топоры, алебарды, глефы.... Отдельная стена была отведена под различные ножи. Буйство форм, размеров, фантазия авторов - к ножам герцог был не так придирчив, считая их очаровательными, но малопригодными для настоящего боя игрушками. Но другие предметы его коллекции.... Требование к оружию было одно - оно должно было быть совершенным в своём предназначении. Изящное, удобное, выкованное из самой лучшей стали. Герцог не гнался за нарочитой красивостью, наоборот, как только он видел излишнее количество золота или драгоценных камней на рукояти или ножнах, он буквально приходил в бешенство. Клинок создан, чтобы проливать кровь, не уставал повторять он, а не для того, чтобы красиво и бесполезно висеть на поясе очередного безрукого толстяка, не понимающего, для чего ему на пояс нацепили эту излишне украшенную драгоценную безделушку. Сам Агирос немало пролил этой самой крови, и демонической, и людской. Недаром за герцогом закрепилось прозвище Первое Копьё Ада и слава одного из лучших бойцов нижнего мира. Копьё и глефа были его любимым оружием, но он не брезговал и другим. Сейчас он с любопытством вертел в руках изящный стилет с воронёным четырёхгранным лезвием и серебряной гардой, выполненной в виде смотрящих в разные стороны змей.
   - Повелитель! - Дверь в кабинет Агироса распахнулась, и демон, оторвавшись от созерцания своей смертоносной игрушки, притворно вздохнул. Так, без стука, без доклада к нему мог врываться либо законченный самоубийца, либо его неугомонный шут. Когда демон впервые увидел этого юношу в День Обретения Имени, он был поражён безудержной энергией, весельем, задором паренька. И, когда Агирос взял себе его душу, он внезапно решил оставить при себе этого смешного человечка. Вспомнив о древней традиции, он тут же произвёл его в личные шуты, дав взамен отнятого вместе с душой имени прозвище Шико, в честь одного из средневековых коллег новоиспечённого шута. Уставший от вечного подхалимства, демон поставил перед новым слугой одно условие - никакого официоза! Можно сказать, Агирос завёл у себя при дворе должность вечно весёлого, хамоватого, несдержанного товарища.
   - Да, Шико? - Отложив стилет на столик из красного дерева, демон взглянул на нарушителя своего уединения.
   - Да, вот, пришёл поздравить тебя с очередной неудачей. - Шут, сделав колесо, чуть не зацепил столик, на котором, кроме стилета, лежали несколько метательных ножей, и хопис, кривой еги-петский то ли меч, то ли топор. - Я даже песенку сочинил, чтобы тебе было не так грустно в оче-редной раз проигрывать.
   Встав перед демоном, и скорчив издевательски-участливое лицо, шут затянул:
   - Хотели мы овечку, на пастбище загнать, но оказалась птичкой, хвать - не смогли поймать....
   - Я тронут твоим участием. - Демон, вновь взяв со столика стилет, вернулся к его созерцанию. - Как я полагаю, пара охотников, пытавшаяся исполнить приговор, приказали нам долго жить?
   - Мой повелитель на удивление догадлив. - Шут, дурачась, склонился в поклоне, постаравшись умыкнуть при этом со стола один из метательных ножей. Конечно, у него в очередной раз ничего не вышло. Одно лёгкое мысленное усилие демона - и стальной клинок выскользнул из ловких пальцев шута, вернувшись на место. Телекинезом демон владел в совершенстве, впрочем, как и многими другими видами магии.
   - И, как я понимаю, к этому делу снова приложил руку наш неуловимый друг.
   - Да, куда мы без него. - Шико устроился на массивном подлокотнике кресла, махая ногами, и стал корчить рожи своему отражению в полированных лезвиях клинков, лежавших на столе. - И, как и всегда, никто ничего не видел и не знает. Раз, два - и пара охотников, жутких демонов, зарезаны, как свиньи на бойне. И следящие талисманы не зафиксировали ни следа какой-либо магии. Какой-то человек своими ножичками регулярно уменьшает поголовье преданных тебе воинов, подумать только! Конечно, потом кто-то из магов земли открыл проход к туннелям под городом, но это было уже после смерти демонов. Интересно, и как это у него всё время получается?
   - Вот ты подумай, и скажи мне, как он это умудряется проделать?
   - Не, не буду. - Замотал головой шут.
   - Почему? - Тонкие черты лица демона соизволило посетить удивлённое выражение лица. Ко-нечно, вся эта перепалка была обычной игрой, причём излишне театральной, но демону нрави-лась так проводить время. Конечно, не всегда, но Шико очень тонко чувствовал грань дозволенного, и обладал феноменальным чутьем, понимая, что и когда себе может позволить.
   - Потому что я - дурак, а таким, как я, думать не просто вредно, а, можно сказать, противопоказано.
   - Интересное утверждение.... - Протянул Агирос. - Позволь спросить, как такая мысль пришла к тебе в голову?
   - Что!? Мысль!? Где? - Шут замотал головой, что-то высматривая. - А, эта.... Ну, если дураки будут думать, они же поумнеют, станут куда более разумнее, чем хозяева, и произойдёт страшное....
   - Революция? - Улыбнулся демон.
   - Нет, хуже. Если я стану умнее тебя, Повелитель, то мне придётся самому управлять всеми твоими землями. А ты их хоть на карте видел? Это же куча работы! А ты что будешь делать в это время? Сидеть тут, и без конца любоваться своими острыми игрушками, каждый раз отлынивая от забот? Вот, представь, пришли к тебе все министры, градоправители, и прочие халявщики, а ты в ответ - я дурак, а вот он умный, пусть и пашет за двоих. И указываешь на меня, уставшего от бессонных ночей и тяжёлых государственных забот. Проблемы валятся одна за другой, я кручусь, как белка в колесе, а ты спокойно проводишь время, развлекаясь, как тебе вздумается.
   - Звучит заманчиво. - Рассмеялся демон. - Знаешь, а ведь из нас двоих ты самый мудрый, а я - истинный дурак. Ведь за двоих работаю именно я.
   - Только никому этого не говори! - Шут сжался в хорошо сыгранном ужасе. - А то нас поменяют местами! А мне это надо?
   - Хорошо, мудрый дурак, я буду нем, как рыба. - Демон аккуратно поднял магией всё разбросанное по столу оружие, и направил его к своим местам на лакированные, деревянные подставки и ножны, закреплённые на стенах. - Кстати, а для чего ты приходил? Неужели просто позлорадствовать?
   - Как это для чего? Сказать, что к тебе гость. Вернее, гостья. Миледи Вивиана ожидает в комнате для гостей. Той, которая напичкана заклинаниями, на всякий случай.
   Агирос лишь коротко кивнул, он давно почувствовал, что в его дом вошёл некто, по силе превосходящий простых демонов. Но, разумеется, отнёсся к этому совершенно спокойно, ведь нападать на него в его собственном доме может только полный кретин, или самоубийца. Ни тех, ни других герцог не опасался.
   - Говоришь, герцогиня решила почтить нас своим присутствием? Интересно, что ей на этот раз понадобилось?
   - Видимо, её личные инквизиторы раскопали очередной храм, я полагаю. Неймётся ребятам, всё торопятся на тот свет. И где она находит их, таких идейных? Лично я ни за какие коврижки не подойду к этой всякой святости ближе, чем на тысячу шагов. - Шико придирчиво осмотрел себя. - Если не храм, то она явно соскучилась по одному из нас. А я сегодня, как ты видишь, не готов принимать прекрасную даму, костюмчик не тот. Придётся уж тебе самому стараться.
   - Храм? Не думаю.... Багровые плащи, эти верные псы нашей герцогини, и без её венценосного присутствия щёлкают все эти церквушки, как семечки. - Агирос лениво поднялся, картинно достал из кармана золотые часы, взглянув на них. Демон и без часов прекрасно чувствовал течение времени, но ему нравилась эта изящная игрушка.
   - Когда, говоришь, пришла наша гостья?
   - Да недавно, с пол часика назад. - Шут с преувеличенной серьёзностью повторил жест демона, глядя на пустую руку, где у него явно были куда более роскошные, чем у Агироса, но, к сожале-нию, всего лишь воображаемые часы.
   - Хорошо.
   Демон этих земель решил, что приличия соблюдены, и прошло вполне достаточно времени. Агирос считался одним из самых сильных среди герцогов Ада, и выходить сразу к гостье было бы проявлением некоего "дурного тона" в их среде. Сильный демон всегда должен находиться выше тех, кто слабее. А Вивиана не была равной ему, ни в магической силе, ни в физическом плане. Поэтому, заставляя гостью ждать, Ашалос был в своём праве. Правда, и злоупотреблять этим правом не стоило. Всё-таки демонесса была главой инквизиции, а это делало её одной из ключевых фигур.
   При появлении демона в комнате для гостей Вивиана встала, изобразив нечто похожее на реверанс. Агирос, послав в ответ воздушный поцелуй, развалился в кресле, словно предлагая вести разговор в полу-дружеской беседе.
   - Располагайтесь, леди Вивиана, чувствуйте себя свободно, как говорят люди - как дома. К чему условности между старыми друзьями.
   - Разве в отношении к представителям созданий Ада возможно употреблять слово "друзья"? - На лице демонессы мелькнуло лёгкое, явно показное, удивление.
   - Можно, во всяком случае, на какое-то время. Когда нам нечего делить. - Улыбнулся в ответ демон, беззастенчиво разглядывая гостью. А посмотреть было на что.
   Обычные демоны и демоницы не могли перевоплощаться, ведь изменение формы требовало уйму энергии. Поэтому они довольствовались одной, боевой формой, постоянно её улучшая, тратя на это все собранные силы. Когти покрепче и поострее, шкуру попрочнее, мышцы побольше.... Создав подходящую боевую форму, демоны нападали друг на друга, стараясь заполучить силы побеждённого. То же самое можно было сказать и про магию. Ограничения доступной энергии влияли на всю жизнь демонов. Разом стать сильнее, быстрее, могущественнее можно было только одним способом. Это было просто, ведь нужно только убить противника.... Тот возрождался в аду, а победитель становился сильнее. Но ведь и победить мог и демон, на кого ты нападаешь. У него могут оказаться под боком временные союзники, или он просто будет немного сильнее, быстрее, искуснее, или удачливее. Конечно, можно было получить энергию, забрав душу у человека, но все люди были собственностью герцогов, а простым демонам доставались лишь крошки от этого огромного пирога. При этом силы у всех противников были примерно равны. Именно поэтому среди низших демонов был некий, так сказать, вооружённый до зубов нейтралитет. Почти мирное сосуществование с редкими нападениями, обычно группой или со спины. Демоны не стремились быстро набирать мощь, ведь сильный демон - лакомый кусок, на который тут же слетались слабые, но более многочисленные стервятники. Как говорится, толпою гасим даже льва.... Но такое положение вещей не касалось герцогов Ада. Они были слишком могущественны, чтобы опасаться других демонов, и им было не желательно биться друг с другом. Они понимали, что, стоит одному из них победить другого герцога, и слишком сильно возвыситься, против него тут же объединив силы, выступят остальные. Девять герцогов не хотели, чтобы кто-то один избавился от других, захватит всю власть. Это был союз равных, и, стоило одному нарушить правило, он был бы обречён. Но это понимание не мешало высшим демонам потихоньку наращивать мощь за счёт отданных душ, и всё совершенствовать свои боевые формы. Правда, у них с лихвой хватало энергию и на другую, человеческую форму. На свои людские тела они почти не тратили силы, создав их один раз, и посчитав новую форму вполне приемлемой. Все, кроме Вивианы. Демонесса прекрасно понимала, что в прямом столкновении с любым герцогом Ада у неё нет ни малейшего шанса. Или она, как и любая нормальная женщина, поставила красоту выше, чем боевую эффективность....
   Вивиана постоянно экспериментировала со своей человеческой внешностью, и каждый раз, когда она выходила из своих владений, она была не похоже на себя, прежнюю. Год от года она становилась всё прекраснее.
   Сейчас Вивиана выглядела, как невысокая, юная девушка, и была больше похожая на хрупкую, фарфоровую статуэтку, а никак не на страшную демонессу, создание Ада. Широкое, скуластое, явно восточное лицо, на котором блестели двумя огромными изумрудами ясные, зелёные глаза, пушистые, кокетливо завивающиеся ресницы, и тонкие, изящные брови. Когда удавалось оторвать взор от этих прекрасных глаз, то можно было полюбоваться маленьким, чуть курносым носиком, и, на первый взгляд кажущимися слишком большими чувствительными губами. Вся эта красота буквально тонула в обрамлении из чуть вьющихся светло-рыжих волос, горящих в солнечных лучах полированным золотом. Тонкая, точёная фигурка была затянута в элегантный брючный костюм. Все эти детали, казалось, не должны были гармонировать друг с другом, но каким-то чудом складывались в удивительно прекрасный, совершенный образ.
   - Надеюсь, вас не сильно удивил мой новый образ. - От лёгкой улыбки на бархатных щёчках де-монессы появились две очаровательные ямочки, и она показалась ещё более прекрасной, хотя лишь мгновение назад демон мог искренне поклясться, что это просто невозможно. "Вот лиса - Агирос не мог не признать, что красоту, своё самое сильное оружие, демонесса использует виртуозно. Даже многоопытные герцоги Ада нет-нет, да попадались в плен этих чар. Те, кто поглупее. - Неужели ты думаешь, что я клюну на всё это? Хотя.... Я с удовольствием изваяю её в мраморе. Не сейчас, позже. А сейчас просто поиграем".
   - Вивиана, когда я увидел вас сегодня, то понял, что при нашей прошлой встрече я был невообразимым глупцом.
   - Милорд, вы на себя наговариваете. Всему Аду известно, что ваш ум остёр так же, как и ваше любимое копьё.
   - Тогда я подумал, что прекраснее вашего образа нет ничего во всей вселенной, и вот вы появляетесь снова, чтобы затмить своей красотой всё то, что я так бережно хранил в памяти. Я хранил бриллианты воспоминаний, а сейчас вижу, что их затмевает, как свет солнца, ваша улыбка.
   - Повелитель, вы позволите мне выполнять свою работу? - Вмешался в разговор стоявший без-молвной тенью шут.
   - Работу?
   - Да, переводчика, вы, что, забыли? Я же прекрасно перевожу с официоза на нормальный, до-ступный всем язык.
   - Боюсь, Вивиана может не оценит твои шутки, слишком уж они бываю грубоватые....
   - Ну, что вы, Агирос - улыбка демонессы превратилась из нежной в загадочную - Напротив, мне любопытно, что скажет ваш шут. При предыдущих встречах я не имела удовольствия общаться с ним, а слава о его тонком юморе гремит далеко за пределами ваших земель.
  - Мой господин сейчас хотел сказать, но, видимо, постеснялся, что он так очарован вашим шар-мом и красотой, миледи, что вот-вот предложит вам руку, сердце, и всё остальное тело в придачу. Если не сейчас, то при следующей встрече всенепременно. - Шут, ехидно улыбаясь, увернулся от ленивого подзатыльника, которым хотел наградить его Агирос за столь "вольный" перевод.
   - Очаровательно. - Мило улыбнулась Вивиана. - И когда же я дождусь этого счастливого момен-та? Сегодня, или нужно ещё немного подождать?
   - Ну.... - Задумчиво протянул шут, затем, скосив глаза на хозяина, подошёл на цыпочках к демо-нессе, и прошептал так, что его явно услышали во всём доме. - Брак - дело серьёзное, тут торо-питься не следует. И, знаете, прекраснейшая госпожа, он на самом деле такой стеснительный. Но, думаю, рано или поздно он сломается, вы, главное, не прекращайте надеяться....
   - Шико, прекрати надоедать гостье. - Агирос, зацепив театрально брыкающегося шута ма-гической петлёй, оттащил его в сторону от демонессы.
   - Ну, что вы, напротив, ваш шут очень забавный.
   - Этого у него не отнять. - Лицо демона вдруг на мгновение стало жёстким и властным, мелькнули призрачной тенью костяные шипастые пластины, часть боевой формы Агироса. Какая-то малая доля секунды - и перед демонессой вновь сидит радушный, улыбающийся хозяин.
   "Иллюзия - Вивиана внутренне подобралась, стараясь не подать виду - он сейчас в своей бое-вой форме, а человеческая личина - всего лишь призрачная картинка. Интересно, что он хотел этим сказать"? В то, что демон случайно ослабил контроль, не намеренно показав её себя, готового к бою, она не верила.
   - Но в одном Шико прав - лицезреть вас - истинное удовольствие.
   - Хозяин только что спросил, какое чудо отвлекло вас от ваших прекрасных и разнообразных владений, и заставило прибыть в наши скромные пенаты? - Влез со своим переводом шут.
   - Ну, вот, опять. - Демон сделал вид, что собирается встать, и примерно наказать Шико за наглость.
   - А ваш дурак очень удачлив, раз сумел угадать суть моего визита. - Вивиана с интересом посмотрела на шута. - Меня привело к вам именно чудо.
   - Открою вам по секрету, миледи, Шико не такой уж и дурак. - Доверительно проговорил демон, доставая из нагрудного кармана тонкую, чёрную сигару. Агирос прекрасно знал, что Вивиана не переносит запаха табака, поэтому, поняв, что наконец-то дежурный обмен любезностями закончен, и демонесса решила перейти к деловой части разговора, решил добавить этакий небольшой, раздражающий собеседника фактор. По той же причине он не предложил ей ни чаю, ни фруктов, в общем, ничего такого, что следовало предлагать гостеприимному хозяину. Демон не любил Вивиану. Ни истинной мощи, ни магии.... Лишь слепая случайность тогда позволила этой выскочке стать Герцогиней Ада. Она была самая слабая из девяти, и даже её владения простирались не на часть материка, а на множество мелких островов, где и людей то жило раз-два, и обчёлся. Единственное, за что другие властители терпели эту выскочку - она взяла на себя самый неблагодарный труд. Она организовала инквизицию и курировала. Иметь дело с остатками освящённых мест не желал никто из демонов.... Поэтому остальные Герцоги Ада с радостью уступили эту обязанность этой выскочке, попутно наделив правами бороться со святыми силами где угодно и когда угодно, изымая для своих нужд подходящий материал из человеческого стада. Поэтому сейчас Агирос вынужден был терпеть ту, что была ниже его по могуществу, принимая Вивиану, как ровню. А ведь она даже имя нормальное придумать не могла, использовала готовое, из человеческих легенд. Конечно, истинное имя демонов не знал никто, ведь, зная имя, можно было обрести власть над тем, кто его носит. Но ведь надо же было как-то общаться друг с другом. Поэтому у каждого демона было два имени, истинное, и второе, ничего не значащее. Но только Вивиана вторым именем взяла человеческое. Позор, да и только. Если бы не инквизиция, вряд ли демонессу стали бы терпеть в своём кругу остальные Герцоги Ада. Но ведь надо заниматься кому-то грязной работой.
   - Так вы говорите, чудо....
   Раскурив сигару, демон выпустил клубы ароматного дыма. В отличие от Вивианы, ему нравился аромат хорошего табака, так что сейчас Агирос убивал сразу двух зайцев - Получал удовольствие от курения, и создавал мелкие проблемы собеседнице. Конечно, недостойно для высшего демона довольствоваться малым, но, пока нет возможности просто взять и вытряхнуть эту выскочку из своего дома, приходилось с этим мириться.
   - Да. На ваших землях происходят странные события. Настолько странные, что они требуют моего личного присутствия.
   - Неужели? - Агирос, перестав улыбаться, вопросительно взглянул на демонессу.
   - Возможно, люди здесь используют против демонов новое оружие, обладающее странной силой. Вероятно, силой Света.
   Агирос мгновение обдумывал услышанное.
   - Не спорю, на моих землях оставалось слишком много церквей даже после войны, а большая часть территории всё ещё остаётся дикой, но это - моя воля. Люблю поохотиться, да и моим вои-нам и охотникам застаиваться нет резона. Но чтобы эти церкви создавали такую проблему, что, для её разрешения потребовалось внимание самой главы инквизиции?
   - В последние десять лет не только в ваших охотничьих угодьях, но и в подконтрольных городах слишком часто стали погибать демоны-охотники.
   - Это да, моя дичь отрастила серьёзные когти. - Самодовольно усмехнулся Агирос. - Но, чем вы-ше риск, тем интереснее игра, и тем слаще награда победителя. А те недотёпы, что дали себя убить, пусть получше тренируются, после того, как возродятся в аду. Мне не нужны слабые слуги, найду других. Но к чему этот разговор, я думал, и вы, и совет в курсе моих пристрастий и моего способа управления.
   В последней фразе демон явно выделил слово МОЕГО.
   - Ну, что вы, никто и не думает вмешиваться. Это ваши земли, и ваше право управлять ими так, как сочтёте нужным. - Демонесса встала, и чуть поклонилась, словно извиняясь. - Но есть один нюанс, который вы должны знать. Эта информация дошла до совета совсем недавно.
   Последние два десятка лет Агирос игнорировал вызовы на совет, на котором герцоги решали насущные вопросы. Политика не была ему интересна, а его сила позволяла оставаться независи-мым, и не прислушиваться к мнению остальных. Которые считали, что могут решать всё и за всех.
   - И что же такое ужасное, по мнению совета, творится на моих землях?
   - Многие из демонов, погибших здесь, не возродились в Аду. Они попросту исчезли.
   - Неужели? - Вивиана ожидала чего угодно, но не этой весёлой улыбки.
   Агирос был действительно доволен. Ещё один кирпичик этой сложной головоломки стал на своё место. Всё-таки есть польза от этого бестолкового совета! Демон мог поставить десять тысяч человеческих душ против старого ботинка, что все те, кто не возродились - жертвы этого загадочного убийцы. Но Вивиане об этом знать было не обязательно.
   - И решение совета - расследовать эти странные смерти....
   - Конечно, конечно. - Агирос, откинувшись в кресле, почти ласково посмотрел на демонессу. - Вы можете заниматься этим делом на моих землях. Если что-то понадобится, вам стоит только сказать. Я отдам распоряжение, чтобы все ваши приказы выполнялись так же, как мои собственные. А сейчас прошу меня извинить....
   - Благодарю вас. - Демонесса правильно поняла этот однозначный намёк, и, изящно поклонив-шись, вышла.
   - Что же мой благородный господин не предоставил бедной, несчастной, беззащитной женщине стол и кров. - Когда они оставались наедине, Шико продолжал кривляться в полную силу, без той толики корректности, что он всё-таки сумел проявить в присутствии герцогини. - Накормил бы, напоил, спать уложил.
   - Ты бы ещё предложил самому рядом прилечь. - Нет, всё-таки идея завести шута-друга нрави-лась Агиросу всё больше и больше. Так нагло с ним не говорили даже в Аду, но это и составляло особую ценность таких минут.
   - Нет, этот тяжкий труд я бы взял на себя! - Шут, точно передавая на лице выражение по-хотливой радости, сделал несколько шагов к двери, словно собираясь догнать демонессу.
   - Не думаю, что она ответит тебе взаимностью, мой дорогой друг. - Не выдержав, Агирос рассмеялся. Всё-таки Шико был великим актёром. Используя всего лишь скромные, чело-веческие силы, так владеть мимикой и телом.... Это был несомненный талант.
   - Жаль. - Шут промаршировал к центру комнаты, и нагло бухнулся в кресло, в котором только что сидела Вивиана. - Кстати, насчёт этого расследования....
   - Пусть ищет. - Мысли демона сейчас витали в его личном, закрытом от всех убежище. Там он занимался тем, что приносило ему высшее, ни с чем несравнимое наслаждение - он ТВОРИЛ. Власть, сила, интриги - всё это давно наскучило бессмертному демону. Лишь творчество, хорошая игра, и охота на серьёзную дичь - только эти занятия будоражили его душу, заставляя сердце биться чаще, а кровь - быстрее бежать по жилам. Да и сегодня к нему в гости должны были доставить очередную модель для его будущего шедевра.... Нет, он никак не мог заставлять её ждать.
   - Сегодня ты мне больше не нужен....
   - О, мой господин собирается творить... или вытворять? - Шут с важным лицом придирчиво осмотрел стены. - Вот почему-то я не вижу эти знаменитые шедевры.
   - Потому, что ты ещё не дорос. - Демон лениво отмахнулся от Шико. - Истинное искусство сможет понять лишь зрелый разум.
   - Так ведь строгий господин не пускает в свои сады абсолютно никого, неужели все вокруг....
   - Да иди уже, балабол. - Сила демона мягко подхватила упирающегося для вида шута, и выставила его за порог. После этого Агирос довольно долго просидел без движения, собираясь с мыслями, затем, резко встав, протянул обе руки к огромному камину. Вокруг ладоней демона, лениво извиваясь, заклубился туман. Сначала лёгкий, невесомы, он с каждой секундой становился всё плотнее, обволакивая сначала языки пламени, затем камин, и, в конце концов, всю стену. Затем туманная завеса стала вращаться, в центре вихря проявился тёмный, ведущий сквозь стену проход. Он расширялся и расширялся, пока не превратился в туннель, по которому, не наклоняясь, Агирос смог пройти в свой прекрасный сад. Окинув взглядом туманный тоннель, демон остался доволен. Гордо вскинув голову, он шагнул вперёд....
   Всё, что сейчас окружало Агироса, было совершенно. Закрытое от чужих пространство, сад, ко-торый демон выращивал почти целое столетие, наполняя идеальный ландшафт статуями, настолько прекрасными, что у неподготовленного человека могло остановиться сердце, когда он просто бросил бы на творения демона один взгляд. А, если бы выжил, то замер бы на месте, не в силах оторвать глаз от этой красоты. Холодный мрамор, изящные цветы, радужные переливы от весёлой игры света, мягкая, обволакивающая музыка прекрасно гармонировала с пением птиц. Пьянящие ароматы раскинули свою еда ощутимую, но такую манящую и зовущую сеть по всему саду, ловя сердца и души, словно паук неосторожного мотылька. Агирос искренне не понимал, как люди могут считать искусством то, что имеет лишь одну грань прекрасного. Почему они восхищаются обычной картиной, пусть и неплохой, висящей в скучной тишине на серой стене? Ведь истинное искусство - это красота и гармония во всём. Идеальное сочетание прекрасного вида, музыки, ароматов. Все грани совершенства в одном бриллианте. Вот, к примеру.... Мысли демона перескочили на одну из статуй - Амазонка, чудесное творение. Стройная, подтянутая девушка, созданная Агиросом из мрамора, казалось, через мгновение оживёт.... Чуть присев, она прикасалась пальчиками правой руки к земле, словно стараясь почувствовать чьи-то далёкие шаги. Аккуратная, изящная ручка, казалось, ласкала тёплую землю. В левой руке Амазонка сжимала серебряный лук и стрелу. Мраморная красавица была полностью обнажена, её стройное, поджарое, каменное тело казалось и расслабленным, и напряжённым одновременно. Каждый мускул чётко проступал на белоснежной коже, но при этом девушка оставалась грациозной, мягкой, невесомой.... На лице - спокойствие, умиротворённость, чуть припухлые губы приоткрыты в лёгкой, мечтательной улыбке. На маленьком носике и на щёчках, сохранивших детскую пухлость, просматривались весёлые веснушки. Как Агирос смог создать эти веснушки на белом мраморе, оставалось загадкой даже для него самого. Когда демон творил, то забывал обо всём, его разум витал вне тела, купаясь в океане образов, фантазий, видений.... Агирос на мгновение отвлёкся, вспоминая радость, сладко разрывающую грудь, когда он создавал этот шедевр, затем вновь вернулся к созерцанию Амазонки. Мраморные волосы выглядели, как настоящие. Казалось, вот-вот налетит тёплый летний ветерок, и взъерошит эти непослушные, коротко стриженые локоны. Чёлка упрямо падала на лицо, из-под неё выглядывали большие, внимательно смотрящие вдаль глаза. Каза-лось, девушка увидела что-то очень важное в далёких мирах, и сейчас старалась ни на секунду не упускать это из вида.
   Постамент, на котором находилась скульптура, был выполнен в виде грубо сколотого со всех сторон куска обычного гранита. И, эти острые углы серого камня только подчёркивали изящество и великолепие мраморной амазонки. Вокруг камня колыхался простой ковыль, житель бескрайних степей. То появлялся, то исчезал навеянный магией демона лёгкий, тёплый ветерок, пахло подсушенной травой и нагретой на солнце землёй.
   "Само совершенство - довольный Агирос нежно погладил статую по мраморному плечу. - Обнажённое женское тело, и оружие.... Что может быть прекраснее? Только когда они вместе, едины. Ведь оружие - это всегда продолжение руки воина, частичка его души".
   Взгляд демона переместился на серебряный лук, сжимаемый изящными мраморными пальчи-ками. Оружие.... Страсть Агироса, долгие годы он разрывался между двумя увлечениями, рвущи-ми сердце демона - искусством и оружием, пока однажды его не осенило. Истинный шедевр должен быть многогранным, и оружие - это всего лишь одна грань совершенства. Этих граней может быть великое множество, и все они должны находиться в гармонии друг с другом. В этой скульптуре оружие стало одной из таких граней прекрасного.
   Серебряный лук в первые мгновения казался простым, даже немного незаметным, в руке со-вершенной статуи. Но затем становилось понятно, что без него амазонка просто не была бы сама собой. Изящный изгиб лука словно подчёркивал плавные, женственные переливы фигуры мра-морной девушки. Простое оружие, без лишней резьбы, только изящество и строгость. И оно было удивительно к месту, сжимаемое этими изящными пальчиками. Всё это - сама скульптура, лук и стрела из полированного серебра, грубое основание, песня ветра и запах нагретой солнцем земли и травы делали амазонку совершенным произведением искусства.
   "Но это всё - прошлое - проскользнула мысль в голове демона - пора обратить свой взор к будущему. Посмотрим на новую модель"....
   Посреди сада стоял невысокий, уютный домик. Небольшой, всего лишь несколько комнат - ма-стерская, ванная, и гостиная, где Агирос поближе знакомился со своими будущими моделями. С темя, кому посчастливилось стать прототипами его совершенных творений. И сегодня у демона была, как раз запланирована встреча с одной очень перспективной моделью.
   Пройдя в гостиную, демон посмотрел на квадратную каменную глыбу, расположенную точно посередине комнаты, и явно не гармонировавшую с интерьером дома. Агирос предпочитал аккуратную, деревянную мебель, мягкие, приглушённые, не кричащие цвета. Вот, к примеру, это уютное кресло перед небольшим камином.... Агирос понимал, что эта каменная глыба тут явно не к месту, но предпочитал выбирать из двух зол наименьшее. Хирургические столы выглядели много хуже, и, к тому же, это был камень из самого Ада, он превосходно впитывал кровь....
   На холодной, полированной поверхности каменного алтаря дёргалась молодая девушка. Её милое личико было искажено гримасой ужаса, она явно желала побыстрее покинуть это ложе. Но кандалы на запястьях и лодыжках надёжно её удерживали.
   - Ну, что ты, дорогая. - Демон подошёл поближе, и нежно погладил её длинные, мягкие волосы. - Не надо бояться.
   Девушка посмотрела на Агироса, в её больших, голубых, как васильки, глазах разгоралась надежда.
   - Не плачь, милая. - Демон достал из нагрудного кармана безупречно чистый, надушенный пла-ток, и аккуратно вытер слёзы с красивого личика. - Извини за цепи, и за эту варварскую штуку. - Он указал на кляп, не дававший девушке сказать ни слова.
   - Обещаю, скоро я всё это уберу, и ты будешь вольна уйти отсюда, как только захочешь. Просто мне нужно было, чтобы ты испытала сильные и искренние чувства, и страх - одно из них. Прости, но без этого сейчас никак нельзя. Ты мне веришь?
   Девушка отчаянно закивала головой.
   - Вот и умница. - Демон легонько коснулся её руки. - Да ты вся продрогла! Хочешь, налью тебе чего-нибудь согревающего? Да? Подожди минутку, я сейчас.
   Агирос отошёл к небольшому бару, и быстро смешал коктейль.
   - Здесь нет алкоголя, и чего-либо другого, что может тебе навредить. Только растительные ком-поненты. Тебе станет хорошо и тепло. Правда, у напитка есть одно свойство.... Твое тело станет по особенному реагировать на некоторые внешние раздражители.
   Демон присел рядом с прикованной девушкой.
   - Но ты не волнуйся, сам напиток тебе не причинит никакого вреда.
   Агирос поставил стакан, наполненный искрящей жидкостью на камень, опустил в неё один ко-нец гибкой трубочки, второй аккуратно, даже, можно сказать, нежно, поднёс к губам девушки, предварительно избавив её от кляпа.
   - Пей, милая. - Агирос ласково провёл ладонью по шелковистым волосам. - Это вкусно. Ну, ви-дишь, я тебя не обманываю. Сейчас будет теплее.... Тс-с-с, пока не говори ничего.
   Действительно, не прошло и минуты, как девушка раскраснелась от мягкого, ласкового жара, который, казалось, шёл из самого сердца, согревая тело и душу. Страх куда-то пропал, во всём теле появилась лёгкость. Твёрдый камень вдруг показался ей таким удобным, а цепи на руках - весёленькими украшениями. Вон они как забавно звенят....
   - Извини, что не давал тебе говорить. - Прошептал демон своим бархатным голосом. - Ты что-то хотела спросить?
   - Да.... Почему я здесь? И зачем меня приковали к этому камню?
   Сказав это, девушка сама удивилась, насколько мелкими и незначительными оказались эти во-просы. Ведь ей сейчас так хорошо, так удобно, рядом стоит её повелитель.... А ведь он так красив! Раньше она этого не замечала. Её с самого детства учили, что она должна любить и уважать его, но тогда это был далёкий, безликий образ. А сейчас владыка здесь, рядом. Прекрасное, совершенное лицо, тонкие губы тронуты доброй, немного грустной улыбкой. Большие, бездонные глаза, в которых можно утонуть, потерять себя всю, без остатка, но так и не узнать, какого они цвета. Кажется, цвета дикого мёда.... Или янтаря? А, может, застывшего пламени?
   - Ты здесь, чтобы я смог изваять из мрамора одну прекрасную девушку, которая просто не осо-знаёт, насколько она красива. - Агирос нежно провёл кончиками пальцев по волосам пленницы. - Знаешь, она - само совершенство.
   - Я не понимаю.... - Девушка вдруг замолчала, увидев, с каким восхищением демон смотрит на неё. - Вы хотите, чтобы я была моделью?!
   - Изящество, грация, совершенство форм, и такая очаровательная наивность. - Агирос вновь до-стал из кармана белоснежный платок, и осторожно, нежно обмакнул пот с лица девушки. - Да, я прошу тебя, окажи мне честь, стань моей музой! Позволь запечатлеть твоё идеальное тело в мраморе.
   - Конечно.... - Еле слышно прошептала девушка. Ей вдруг стало нестерпимо жарко, тело словно вспыхнуло, горя в огне. Ярком, обжигающем, и... приятном.
   - Ты не представляешь, как много значит для меня твоё согласие. И, насчёт кандалов,... видишь ли, мне сначала нужно было увидеть тебя настоящую, без масок, без прикрас, а такое возможно, когда человек находится на грани. Ведь нельзя просто вылепить из камня тело, не поняв душу.
   Демон снова нежно стёр капли горячего пота с лица девушки.
   - Извини, этот жар - побочное действие напитка.
   Агирос смущённо потупился. Со стороны его действия выглядели чуть театральными, но сейчас девушка не могла похвастаться ясностью ума и холодным рассудком.
   - Вот только... мне так неловко. - Агирос поднял взгляд, и у неё вновь закружилась голова. О, ну как же он прекрасен!
   - Видишь ли, я создаю скульптуры обнажённых моделей. Мне кажется, одежда только прячет женскую красоту. Но, конечно, если ты против....
   - Долой эти тряпки! - Поспешно, и немного грубо перебила его девушка. Сейчас она готова была на всё, лишь бы повелитель подольше оставался с ней рядом, и она могла любоваться им, слушать его сказочный голос. И ведь он был абсолютно прав! Промокшая от пота одежда тяготила её, неприятно прильнув к телу.
   - Конечно, дорогая. - Агирос вытянул вперёд указательный палец правой руки, который плавно трансформировался в чёрный, острый коготь, и стал аккуратно срезать с девушки одежду. Когда он случайно касался её кожи тыльной, гладкой стороной этого странного оружия, девушка не-вольно вздрагивала, но причиной этого был не страх. Каждый раз её тело словно пронзала мол-ния, но это было так приятно....
   - Само совершенство. - Прошептал Агирос, глядя на распластанное на камне обнажённое жен-ское тело. - Совсем забыл, я же обещал избавить тебя от этих цепей. Просто за этот глупый, но необходимый спектакль с похищением и пленом.
   Сейчас девушка готова была простить повелителю всё, что угодно. Напиток демона делал мысли лёгкими и приятными, кровь - горячей, и весь мир - прекрасным, красочным, удивительным местом.
   - Конечно, мои когти крепче, чем металл кандалов, но лучше нам воспользоваться другим оружием. - Агирос с улыбкой вернул руке обычный вид. Трансформация чёрного когтя в изящный палец почему-то заворожила девушку куда больше, чем всё, что она сегодня видела. Вдруг её мозг охватило безумное желание. Девушка не хотела ничего запретного, ей просто очень захотелось, чтобы повелитель провёл по её коже этими удивительно изящными пальцами. Казалось, демон угадал мысли пленницы, и аккуратно, едва-едва касаясь кожи, с удивительной нежностью погладил девушку по плечу. Она подняла глаза, в очередной раз взглянув на повелителя, и поняла, что пропала. Поняла, что любит его, страстно, безумно, беззаветно. И что теперь она просто не сможет прожить ни одного мгновения вдали от этих грустных, загадочных глаз.
   Глядя на девушку, демон ободряюще улыбнулся, и достал из ножен, закреплённых на предплечье, и скрываемых свободными рукавами пиджака, небольшой нож странной формы. Простая рукоятка из какого-то непонятного, похожего на мутный янтарь, материала излучала мягкий, еле заметный свет. Изогнутое лезвие из серебристого металла напоминало тонкий, чуть изогнутый коготь.
   - Это удивительное оружие. - Агирос, казалось, сам был заворожён игрой переливов света на лезвии. - Только у элиты Ада есть подобные клинки. Знаешь, что такое Ад?
   Девушка покачала головой, не сводя глаз с демона. О, как он прекрасен! А его голос, такой мяг-кий, бархатный, зовущий, можно было слушать бесконечно.
   - Ад страшен, опасен, но в нём есть своя красота. Чёрное небо, постоянно расцветает от всполо-хов молний и раскалённых облаков газа, выбрасываемых из жерл огромных, величественных вулканов. Реки раскалённой магмы яростно спорят между собой, кто из них ярче горит. Озёра расплавленного золота и серебра блестят, переливаясь и радуя взгляд, железо превращается в мягкую, податливую массу, светясь нежным, апельсиновым светом. Жар вечного пламени заставляет танцевать воздух, и плакать камни.
   Девушка, завороженная рассказом демона, придвинулась к нему поближе, натянув при этом цепи кандалов до упора. Сталь врезалась в кожу, но боль оказалась удивительно приятной.
   - И, вот, однажды, был найден слиток из странного металла. - Продолжал Агирос. - Никто не сможет сказать, откуда он появился у нас, в царстве вечного пламени. Жар был бессилен против него, этот металл всегда был холодным, даже когда его бросили в жерло самого яростного вулкана. Он спокойно плыл в потоках раскалённой добела магмы, и даже не нагрелся. Представляешь, как мы удивились?
   Демон задорно улыбнулся, а затем скорчил удивлённо-ошарашенную физиономию. Глядя на него, девушка рассмеялась, не в силах сдерживать рвущееся наружу веселье.
   - Затем настал черёд попробовать магию.... Простые чары отскакивали от поверхности слитка, не причиняя ему ни малейшего вреда. Впрочем, и сложные заклинания постигла та же участь.
   Демон немного помолчал, вспоминая давно прошедшие времена.
   - Знаешь, какой самый лютый враг нашего народа? Скука. Когда достиг пика своего могущества, и впереди у тебя вечность, это очень тяжело принять. Некуда стремиться, ты просто не видишь дальнейшего пути. Пропадёт само желание жить, а умереть ты просто не сможешь.... Поэтому, когда нашёлся этот странный слиток, я, как и другие сильнейшие демоны, с огромным удоволь-ствием взялись разгадывать эту загадку. Хоть какое-то разнообразие в скучной, однообразной череде дней. Это сейчас мы живём здесь наполненной смыслом жизнью, а тогда портал между нашими мирами ещё не был открыт.... Извини, я отвлёкся. Так вот, мы начали экспериментировать со слитком, но его не брало ничего, и, однажды, мы так сильно поспорили, что просто разодрались, как малые дети. Представь, самые сильные демоны Ада рвут друг друга когтями, забыв о воинском искусстве и магии. Капли крови, моей и ещё восьми демонов, упали на слиток практически одновременно. Ну, по совести говоря, там было всё в крови, но повезло только нам. Остальные, их было почти три десятка, дрались в стороне. И металл, впитав в себя кровь, разделился на девять частей. Они засияли багровым светом, потекли, и превратились в клинки.... И каждый клинок признал только одного хозяина - того, чью кровь он впитал. Мне достался этот, я зову его просто Коготь. Потом я смастерил для него эту ручку из зачарованного янтаря, его можно найти в остывающей магме, но это уже совсем другая история.
   - А... все клинки выглядели так же? - Любопытство сорвало эти слова с губ девушки раньше, чем она успела взять себя в руки. Прерывать рассказ повелителя, это надо же до такого додуматься! Но демон ни капельки не обиделся. С улыбкой погладив её волосы, как заботливый отец, он продолжил повествование.
   - Нет, милая, каждый кусок этого металла превратился в нечто индивидуальное, оригинальное, но при этом жутко удобное только для одного хозяина. Другие демоны заинтересовались, и попытались "позаимствовать" эти клинки. То есть, попросту отобрать.... Завязался новый бой, и тут выяснилось, что таинственные клинки обладают одним очень полезным свойством. Они легко режут всё, что угодно. Камень, металл... шкуру и кости демона, находящегося в боевой форме. И они слушались только одного, того, кто дал им свою кровь. В лапах других демонов они вдруг превращались в тупые, и жутко тяжёлые, просто неподъёмные, железяки. Наша девятка очень быстро развоплотила остальных, отправив их на перерождение. Конечно, они возродились вновь, демоны бессмертны, но всю накопленную ими за многие века силу забрали победители, то есть мы. Так началось наше восхождение к власти, это был день рождения Девятерых Герцогов Ада! Точнее, герцогов, и одной герцогини.
   Демон прервался, и, чуть виновато посмотрел на заворожённую его рассказом девушку.
   - прости, я тут заболтался, а ты всё ещё прикована. Я срежу кандалы, и ты будешь вольна уйти, или остаться. Решать только тебе, ведь свобода - это самое дорогое, что есть на свете. И я дарю тебе эту драгоценность. Ты сможешь выбирать, куда поведёт тебя дорога жизни.
   Демон быстрым движением провёл клинком по стальному кольцу кандалов, охватывающих правое запястье девушки. Движения Агироса были идеально точны и выверены, но девушка от неожиданности чуть дёрнула рукой, и нежная кожа встретилась с бритвенно-острым лезвием. С жалобным звоном стальной браслет распался на две части. А девушка, до этого спокойно лежав-шая на камне, вдруг забилась, дёргаясь и извиваясь, звеня оставшимися цепями.
   - Прости, кажется, я случайно задел тебя клинком! Не бойся, это всего лишь царапина....
   Она не слышала слов демона. Лёгкая боль от неглубокого пореза была такая сладкая, нежно-зовущая, изумительная, такая возбуждающая боль....
   - Это реакция организма на напиток, ничего страшного, скоро пройдёт. Кроме того, что он согре-вает, и даёт веселье, напиток ещё и усиливает и переворачивает некоторые физические ощуще-ния. - Донеслось до затуманенного неожиданным наслаждением разума девушки. Агирос акку-ратно срезал остальные кандалы, на этот раз работая клинком более осторожно, не причиняя жертве никакого вреда. - Всё, теперь ты можешь уйти. Только подожди минутку, я прикажу, чтобы тебе принесли новую одежду.
   - Не надо....
   Обнажённая девушка села на камень, с вожделением глядя на сверкающий в руке демона кри-вой клинок-коготь. Её тело всё ещё помнило ту невыносимо прекрасную боль и наслаждение от одной единственной, крохотной царапинки.
   - Чего не надо?
   - Я не хочу уходить. - Прошептала девушка.
   - Конечно, ты можешь оставаться у меня в гостях, сколько пожелаешь. - Добрые глаза Агироса, казалось, излучали мягкий, приглушённый свет. - Сейчас принесут фруктов, и свежую выпечку, немного перекусишь. Ну, и разумеется, одежду.
   Не слушая демона, девушка протянула руку к кривому клинку в его руке, и провела пальцем по лезвию. Блестящий металл тут же окрасился багрянцем, скрыв свои переливы под тонким слоем тёплой крови. Девушка рухнула на камень, содрогаясь в судорогах жуткого, невозможного, не-земного удовольствия.... Эта боль была так прекрасна!
   - Прекрати, я же говорю, что напиток временно перестроил твой организм. Это скоро пройдёт, а пока будь любезна, держи руки подальше от острых предметов....
   Не обращая внимания на слова Агироса, невольная жертва своих новообретённых страстей вновь потянулась к источнику неземного наслаждения - острому клинку в руке демона. Тот про-ворно убрал оружие за спину.
   - Повелитель, умоляю! - Девушка не могла думать ни о чём другом, только о наслаждении, что даёт боль.
   - Послушай, ты причиняешь себе вред.
   - Мне всё равно!
   - Дитя, когда я говорил, что ты можешь выбирать свой путь, я имел в виду не это....
   - Вот, вы обещали! - Девушке было всё равно, что сейчас она перебивает самого Герцога Ада, властелина не только этих земель, но и её души. Её разум требовал только одного - чтобы это наслаждение повторилось вновь. - Я выбирая этот путь! Дайте мне ваш клинок!
   - Он тебя не послушается, и я всегда держу его при себе, дитя. - В голосе слышались нотки со-страдания и грусти.
   - Тогда режьте меня сами! Молю! Умоляю! А то я буду рвать себя зубами!
   - Ну, разве что один маленький порез. - Немного неуверенно пробормотал демон. - Небольшая ранка, которая затянется, не оставив и следа....
   - Да, да, Повелитель! Только одну, маленькую ранку. Всего лишь одну!
   Девушка вся трепетала от восторга, предвкушая новую порцию внеземного наслаждения.
   - Пожалуйста, побыстрее, умоляю вас! Всего одну, только одну царапину!
   И демон выполнил её просьбу. Это была всего лишь одна, такая маленькая ранка.... А потом ещё одна.... И ещё.
   Лишь спустя сутки Агирос отошёл от растерзанного тела. Всё, игра окончена. Демон был неска-занно доволен этой моделью. Девушка оказалась живучей, чудо, что она продержалась так долго. Другие редко выживали более двенадцати часов. "Я изваяю её с двуручным мечом - решил демон - она заслужила это оружие". Затем с толикой деланного сожаления он взглянул на бесформенный кусок окровавленного мяса, некогда бывший прекрасным телом.
   - Прости, дорогая, но мои шедевры не терпят живых конкурентов. Ты же понимаешь, что я не мог допустить, чтобы бледная копия моего творения ходила по земле, старея, теряя красоту и шарм. Ничего, я создам тебя заново, изваяю в камне. И ты останешься вечно молодой и прекрасной.
   Агирос вспомнил, как много лет назад он услышал эту глупую сказку. Дескать, пока человек сам не призовёт демона, не раскроет перед ним свою душу, тот не сможет причинить ему никакого вреда. Тогда Агирос вдоволь насмеялся, представляя себе эту бредовую ситуацию. Подходит к человеку демон-охотник, и вежливо так интересуется - извините, не могли бы вы дать мне высочайшее соизволение причинить вам вред? А то хочу вас зверски убить, но без разрешения как то совестно.... Но, закончив смеяться, Агирос задумался. А если принять эту глупую легенду, как призыв к действию, то может получиться интересная игра. Не грубое насилие, на которое способен любой, не только демон, но и обыкновенный человек, не магия, ломающая волю, а изящная партия, игра на чувствах, игра, на кону которой - жизнь жертвы. Если бы у девушки хватило силы воли противостоять этому противоестественному наслаждению, и она решила бы уйти, демон сдержал бы своё слово. Но она не смогла бороться с самым сильным врагом - сама с собой.... Она проиграла эту битву, и ведь Агирос не использовал никакой магии, лишь сложный наркотик, который, сам по себе, был абсолютно безвреден, и своё знание человеческой натуры. Ведь именно такими и были правила этой захватывающей игры: никакого насилия, абсолютная честность, и только добровольное согласие жертвы.
   Вскочив на ноги, Агирос торопливо побежал в мастерскую. Внутри у демона всё пело, сердце, казалось, готово было проломить грудную клетку, и вырваться из груди. Это было оно - ВДОХНО-ВЕНИЕ! Агирос чувствовал, что сегодня он создаст очередной шедевр.
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) Н.Самсонова "Жена князя луны"(Любовное фэнтези) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"