Нудельман Аркадий Петрович : другие произведения.

Ещё раз про любовь

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это ещё один рассказ о первой студенческой любви.


  
   ЕЩЁ РАЗ ПРО ЛЮБОВЬ
  
   Наконец пришёл долгожданный выходной. Студент-второкурсник Саша Корецкий проспал почти до одиннадцати утра и спал бы ещё, если бы не вкусный, резкий запах знакомой еды, внезапно заполнивший всю комнату. Оказалось, что его соседи по комнате - Костя и Серёжа приготовили, по случаю воскресенья, фирменное блюдо их общаги - "крестьянский завтрак". Никто не знал крестьяне, какой страны изобрели это замечательное блюдо. Никто даже не помнил, кто и когда приготовил эту еду в общаге в первый раз, но именно так, манеристо, у них называли этот деликатес бедных студентов. Рецепт чуда кулинарии был простым и удобным даже для неумелых рук: жарилась картошка, а потом в почти готовую картошку добавлялась ветчина или колбаса, порезанная мелкими кусочками, и вся эта смесь заливалась яйцами.
   Хорошее начало - вкусный завтрак мог бы стартовать отличный выходной день в целом, так нет - именно на сегодня несколько недель тому назад Саша наметил совершенно не нужный ему поход к старенькой, московской родственнице.
   Сестра бабушки Корецкого, бывшая актриса оперетты, древняя старушка и пенсионерка Анастасия Новицкая жила в Москве уже более пятидесяти лет, а Саша за полтора года своей учёбы в столице так и не удосужился даже позвонить двоюродной бабушке. Родственница когда-то давно, ещё в двадцатых годах, оставила свой родной маленький город на Украине, где в соответствии с чертой оседлости, выживали многие поколения генеалогического рода Саши, по материнской линии, и уехала в Москву. О Тасе Новицкой в семье ходили легенды. Никто толком не помнил, получила ли Тася красивую фамилию от одного из своих мужей или это её сценический псевдоним? Старики до сих пор вспоминали её необычную красоту и подсчитывали невероятное количество её мужей, среди которых случился даже один нарком, погибший во времена сталинских репрессий. Ходили слухи о знакомствах, романах и дружбах Анастасии со многими известными и выдающимися людьми её времени.
   Недавно умершая бабушка Саши, часто рассказывала о своей сестре. Она отмечала, что Тася сразу, от рождения, была незаурядной девочкой, сумела сама распознать свой талант и, не испугавшись запретов родителей и трудностей того времени, бежала в Москву. Анастасия добилась своего - стала известной актрисой. Когда Саша собрался поступать в Москву, отец пытался отговаривать, советовал спуститься с заоблачных высот и ехать поступать в какой-нибудь областной центр. Отец мотивировал не только пресловутой "пятой" графой анкеты по учёту человеческих ресурсов в совдепии, но ещё и придуманной им теорией об отборном составе населения столицы. Отец считал, что за исключением лимиты, из провинции в Москву могут попасть только очень способные, выдающиеся люди. Для интеллигентных занятий Москва высасывает отборный человеческий материал из всей страны. Мама, в этом судьбоносном для Саши разговоре, поддержала сына. Она заявила, что в её линии семьи как раз и имели место таланты и выдающиеся люди. Имена академика из Новосибирска, заслуженной актрисы Анастасии Новицкой и маминого брата, закончившего ещё до войны факультет журналистики Московского университета, послужили ей иллюстрациями своей правоты. Семейный совет двумя голосами против одного проголосовал за предоставление Саше одной попытки поступления в московский ВУЗ. Корецкий поехал в Москву и, сдав всего один экзамен, как медалист, легко поступил в новый, недавно образовавшийся в Москве институт.
   В начале своей московской жизни Саша полностью растерялся - слишком много новых впечатлений и забот одновременно свалилось на голову умного, но не битого жизнью паренька. Родители Саши - инженеры на заводе, крепко стояли на ногах в своём родном городе и имели там все связи, необходимые для спокойной и скромной жизни с размеренным, провинциальным укладом. Своих двух детей они растили в достатке, без излишеств, но и без трудностей. И тут случилось так много трудностей одновременно. Сама технология студенческой жизни: расписание, сдвоенные часы занятий по каждому предмету, разные корпуса аудиторий, транспортное сообщение между корпусами, семинары, зачёты, сессии и ещё необходимость самостоятельно заботится о пище - всё это казалось непостижимым. Тогда Саша и придумал свой девиз, который всегда стал произносить про себя в трудных ситуациях: "Если это могут другие - значить и у меня это должно получиться!"
   На втором курсе жизнь стала спокойней и веселей. Во-первых, Саша привык к московской студенческой жизни, во-вторых, у него появились друзья, а главное ему очень повезло с соседями по комнате общежития. Вот только жаль, что сегодня он не сможет отправиться с ребятами на поиски приключений - они собираются на дискотеку в Гнесинку, где у Серёги образовались знакомые девчонки.
   После зимних каникул, во время которых мама дважды напомнила сыну о бабушке Тасе, Саша томился, тянул резину, а потом нехотя собрался и позвонил родственнице.
   Старушка оказалась приветливой, назвала Корецкого по-старинному внучатым племянником и настойчиво приглашала приехать и предъявить себя родственнице. Бабушка Тася объяснила Саше, как добраться до её дома. По детальности инструкций, рассчитанных на последнего дебила и менторскому тону инструкторши, Саша догадался, что Тасе уже много раз приходилось давать подобные наставления посторонним людям.
   Корецкий волновался, отправляясь со своим визитом: Новицкая - заслуженная актриса, живёт в одном из престижных районов Москвы, да ещё мама считает, что они оба, Саша и Новицкая, являются представителями одного ряда выдающихся индивидуумов поколений их семьи.
   Несмотря на элитный адрес, квартира оказалась коммунальной, о чём говорила надпись "звонить три раза" напротив фамилии Новицкой в списке у двери. Расположение квартиры на первом этаже тоже не повышало индекс элитности жилья двоюродной бабушки. Саша позвонил, как было указано, раздались шаркающие шаги, дверь открылась и перед ним предстала совсем дряхлая старушка, одетая в совершенно заношенный, блеклый от времени халат, бывший когда-то китайским, если судить по совсем выцветшим, чуть заметным восточным узорам. Только овально-симметричная форма лица, большие серые глаза на полностью распаханном морщинами лице и узел причёски из длинных седых волос всё-таки указывали на былую красоту и избранность старой женщины.
   Саша поздоровался и двинул вперёд букетик мимоз, добытый у кавказца в подземном переходе.
   Жилплощадь заслуженной актрисы-пенсионерки представляла собой одну громадную комнату, размером квадратных метров 35 - 40. Стены комнаты были увешаны старыми афишами и фотографиями настолько густо, что почти не оставляли нетронутой поверхности на уровне, возможном для созерцания человеком. Мебель в комнате была совершенно беспорядочной и представляла собой удивительную смесь эпох, стилей, цен и качества. Наиболее стоящей единицей этой коллекции являлся огромный, антикварный шифоньер ручной работы, лицевые панели и двери которого были покрыты изящной резьбой из силуэтов людей и животных, цветов и гроздей винограда. Монстр интерьера прошлых столетий не был, как обычно, приставленным к стене, а стоял поперёк комнаты, почти полностью разделяя комнату на два жилых пространства. Правая половина комнаты выглядела намного интересней пространства слева - её украшали резная сторона шифоньера, деревянная кровать и круглый стол с четырьмя стульями. Левая половина выглядела, как комната в студенческом общежитии: две узкие, железные кровати без затей, две тумбочки и две простые табуретки. В этой части тоже висели фотографии, но они не содержали в себе никакого далёкого прошлого - свежие, недавно снятые карточки, с какими-то группками молодых людей.
   После приветствий и восхищений ростом и внешностью молодого человека старушка вышла за дверь, а вернувшись начала очень бойко накрывать на стол, манипулируя ящиками и дверцами своего шифоньера. В результате её деятельности, стол перед Сашей оказался накрытым белой скатертью и уставлен баранками, печеньем, мёдом и вареньем. Старая мельхиоровая сахарница, с невиданными Сашей кусковым сахаром и щипчиками, была устроена на столе одновременно с горячим, закопчённым чайником.
   Стали пить чай и беседовать. К удивлению Саши, старушка помнила имена всех родственников из его городка и живо интересовалась деталями жизни многих представителей их семейства. Корецкий, как мог, старался подробно ответить на Тасины вопросы. Божий одуванчик явно любила поболтать - она не просто слушала Сашу, а использовала любое имя, название или подходящее слово, как триггер её собственной истории, подходящей по ходу разговора. В ответ на беглый обзор своих институтских будней Саше пришлось выслушать несколько историй из студенческой юности Новицкой. При этом заслуженная актриса легко вспоминала даты, имена и события, как будто её истории тоже происходили совсем недавно. Разговор затянулся и шёл по кругу, Саша уже начал подумывать над предлогом для сворачивания своего визита.
   Внезапно дверь комнаты отворилась, помещение засияло и резко стало прекрасным. В комнату вошли две красивые, молодые девушки, внешность которых, как будто специально была запроектирована природой в противоположных красках и полюсах. Неожиданно для себя, Саша вдруг представил фантастическую схему, в которой положительным полюсом служила яркая и хрупкая брюнетка, в стиле главной героини любимого итальянского фильма Саши "Римские каникулы", а роль отрицательного электрода играла вторая красавица-блондинка. Обе девицы были очень модно и ярко одеты, в необычном для Москвы стиле, и также в параллельных, противоположных расцветках. Дама "пик" и дама "червей" - ещё одно сюрреалистическое построение мелькнуло в голове Корецкого. Саше ещё никогда в жизни не приходилось быть рядом с женщинами такого уровня.
   Ангелы хором поздоровались, ну совсем, как обычные девушки. Бабушка Тася представила им Сашу, опять назвав его своим внучатым племянником. Девушки назвались в ответ: брюнетку звали Марта, а имя блондинки - Хильда. Девушки - студентки хореографического училища, прибывшие на учёбу из Таллина. Оказалось, что будущие балерины снимают у Таси левую часть её комнаты. Девицы непринужденно подсели к столу и завязали новый виток разговоров о Москве, новых фильмах, музыке, группах и артистах.
   Будучи дилетантом, в отношениях с женским полом, Саша мужским инстинктом, неизвестно откуда проявившимся у неопытного парня, ощущал высочайший класс самок. Это таким женщинам пишут стихи и симфонии, из-за таких дам раньше стрелялись на дуэлях. Корецкому совсем расхотелось сворачивать свой визит. Он вмиг превратился в начинающего дамского угодника, он рассказывал истории, он полностью мобилизовался на выуживание из самых дальних уголков своего мозга информации из мира музыки и искусства. Ему очень понравились обе подружки из Эстонии, но с первого взгляда он влюбился в Марту. Влюбился "по уши" в первый раз в жизни и, по-взрослому, как мужик. Всё его тело пронизывали какие-то нежные и удивительные вибрации ожидания чего-то большого, удивительного и пугающего.
   Когда Корецкий ехал в метро, на обратном пути в своё общежитие, он уже понял, что пропал. Объект его любви, Марта - девушка необыкновенная, с такой возлюбленной не сидят на лавочке в парке и не ходят в кино на последний ряд. С ней нужно быть богатым и успешным, нужно дарить бриллианты и необыкновенные подарки, возить её в путешествия. Нужно сделать для Марты что-то важное и большое, а что? Может жениться? Саша понял, что согласен и на это, но женитьба ведь не прибавит денег в вечно пустом кармане студента. А на что они будут жить? А где они будут жить? Да и согласия одной стороны для скороспелого брака недостаточно, нужно спросить у Марты...
   Когда полностью растерянный, влюблённый студент вернулся в своё общежитие, его друзья и соседи сразу почувствовали неладное и принялись допрашивать Корецкого о его походе к бабушке. Саша отмалчивался и отнекивался, доложился вкратце, свалился в койку и провалился в спасительный сон. Всю последующую неделю Сашу не покидало ощущение, что ему нужно принять какое-то важное решение. Ему следует что-то предпринять со своей любовью... А что?
   Опытный Серёга посоветовал не пороть горячку, не спешить, а просто начать приручать объект своей любви.
  
   - Ты давай пригласи для начала обеих девиц на наш институтский вечер, в следующую субботу, может блондинка, подружка твоей Марты, мне сгодится...
  
   Саша послушался товарища - позвонил удивленной его вниманием бабушке Тасе и напросился в гости на вечер пятницы. В этот раз он, основательно разрушив свой скромный студенческий бюджет, купил целый пакет восточных сладостей к чаю. Всю дорогу до дома Таси Саша мечтал застать Марту дома и представлял, волнующую и пугающую его картину объяснения в любви, вприкуску с восточными сладостями. Когда Корецкий вошёл в комнату, он сразу понял, что первая часть плана удалась - за шифоньером слышалась какая-то активная возня и хихиканье. В ответ на частые взгляды своего внучатого племянника в сторону перегородки, бабушка поведала, что девушки, как всегда по пятницам, намыливаются на гулянку.
   Опять, как и в прошлый раз, начали вдвоём пить чай. Тася журила Сашу за ненужные расходы - на самом деле, громадный пакет сладостей превышал нормальные возможности участников чаепития. Саша сидел, как на дрожжах, из-за всех сил стараясь сохранить видимость покоя. В действительности, мелкая дрожь и глубокое волнение сопровождали каждое движение и каждую мысль Ромео. Совершенно ничего не значащий разговор с бабушкой давался ему с громадным трудом, мысль застревала, а язык был деревянным.
   Внезапно, занавеска в проходе сдвинулась и две расфуфыренные птички выпорхнули на Тасину половину. У Саши перехватило дыхание, он был близок к обмороку - девицы, раскрашенные и в полном боевом оперении, выглядели неземными и порочными пришельцами. Внешность Марты показалась Саше настолько безукоризненной, что её хотелось сравнить с боевым клинком, настроенным на нанесение сердечных ран мужчинам. Девушки приветливо, но без всякого энтузиазма, бегло поздоровались с Сашей и устремились к выходу. Робкий Ромео, после внутренней борьбы и колебаний, геройски двинулся на перехват:
  
   - Девчонки, куда вы собрались? Может и мне можно с вами?
  
   - Там, куда мы собрались, сосунков не принимают..., - грубо отрезала Хильда.
  
   - Во-первых, я не сосунок, а студент второго курса. Во-вторых, если вы меня не можете пригласить, то я вас приглашаю на завтрашний вечер нашего института. Вы не можете себе даже представить, какие классные у нас вечера... Наш вокально-инструментальный ансамбль занял третье место на конкурсе студенческих музыкальных групп. Я вас познакомлю со своими друзьями. Мой друг Серёга спортсмен и красавец, все девчонки за ним бегают.
  
   Саша настолько повёлся на своей пропаганде, что ему самому начало казаться, что в Москве просто не существует лучшего места для вечернего субботнего развлечения, чем танцевальный вечер в его институте. Он собрался продолжать и добавить ещё несколько других рекламных характеристик, но вовремя заметил, что с девушками происходят какие-то странные явления. Подруги, в полном смысле слова, содрогались и корчились в конвульсиях хохота. Невозможно было даже догадаться, почему его предложение вызвало такую странную реакцию эстонских красавиц. Марта, настроенная более лояльно к своему Ромео, подавив приступ, решила расставить все точки над "i" и объяснила обожателю, что выходные дни подруги всегда проводят за городом у друзей, а в будние дни они очень заняты на своих занятиях и репетициях. Они возвращаются домой разбитыми и уставшими, у них совершенно не бывает свободного времени на свидания, ахи, вздохи и прогулки под луной, поэтому Саше точно не следует даже рассчитывать на любовное приключение...
   Когда Саша ехал обратно, в метро, он чувствовал себя полностью ничтожным и мизерным. Студент из провинции, без десятки в кармане, заношенные брюки всегда с бахромой от старости, а решился посягать на небесную девушку. Дурак и идиот! На что он рассчитывал...? Нужно сдаться и навсегда забыть о Марте. Девушка совершенно понятно объяснила, что у него совсем нет шансов...
   Корецкий вернулся в общежитие совершенно другим человеком - до этого дня он считал себя победителем, исключительным человеком, которого ожидает большое будущее, а сегодня его обычное самоощущение было полностью уничтожено.
   За следующую неделю Саша немного восстановился, он начал думать, что может быть ещё не всё потеряно в его любви, сдаваться совсем не следует, а нужно просто сменить тактику - перейти к длительной осаде объекта, попытаться приблизиться и постепенно завоевать сердце Марты.
   Жизнь Саши Корецкого теперь изменилась коренным образом - он стал любящим и преданным родственником бабушки Таси. Он ежедневно звонил старушке и справлялся о делах и здоровье. Он был в курсе каждого посещения бабушкой врача и её проблем с соседями по коммуналке. Один раз в неделю он обязательно наведывался с визитом. Он бегал в продуктовый магазин со списком покупок, он звонил в домоуправление, он ходил в аптеку и выходил с бабушкой погулять. Из внучатого племянника он превратился в первоклассного внука. Соседи говорили бабушке: - Какой необыкновенный мальчик и как он любит свою бабушку, - а мальчик на самом деле был обыкновенным, а любил бабушкину квартирантку Марту...
   Будущие балерины будними вечерами действительно почти всегда оказывались дома. Сашины визиты стали носить еженедельный, регулярный характер. В каждый его приход все жители Тасиной комнаты, как правило, садились вместе пить чай. Полчаса, проведенные за столом вместе с Мартой, стали самым счастливым временем этого периода жизни Корецкого. Тася и девушки привыкли к его визитам. Бабушка старалась спечь к Сашиному приходу свою фирменную запеканку, а студент взял за правило покупать пакетик мармелада или зефира. Накрывали стол белой скатертью, включали старые пластинки из Тасиной коллекции, а чаще слушали бесконечные Тасины артистические байки. Именно в эти полчаса Саша мог, когда угодно смотреть на любимую, разговаривать, показать себя, а иногда, как бы балуясь, даже поцеловать её руку или щёчку. Корецкого больше не считали сосунком, а совсем наоборот он стал своим, к его мнению прислушивались, с ним дружили. При всём при этом, ему невольно давали понять, что он мальчишка и Марта его даже не рассматривает, как возможного героя её романа. Однако, и такие ущербные свидания с любимой всё равно заряжали Сашу жизненной энергией и давали ему надежду.
   Однажды девчонки пустились танцевать под мелодии старых танго, фокстротов и вальсов. Корецкий, в полном восторге, весь вечер простоял, разинув рот: Бог мой, какие прекрасные, профессиональные танцовщицы, какая фантазия движений, как легко они переключаются с одного ритма на другой, совершенно противоположный первому. Потом Марта нашла пластинку со старым рок-н-роллом и потащила Сашу учиться танцевать. Когда стало очевидно, что американский, быстрый танец - не самый лёгкий для освоения начинающим танцовщиком, Марта оставила студента в покое и сменила неумелого партнёра на подругу Хильду. Девушки выдали феерический рок-н-ролл пришельцев. Саша навсегда запомнил этот день: он, впервые подержался за талию своей любимой и дал себе слово научиться танцевать.
   Уже приближалось завершение учебного года. Скоро два месяца каникул. Всё идёт хорошо в студенческой жизни Саши Корецкого, но всё по-прежнему плохо в его личной жизни - он так и не смог, ни на шаг, приблизиться к объекту своей любви. Подошёл июнь и Тася, в телефонном разговоре, поведала внучатому племяннику, что отбывает жить на подмосковную дачу своей подруги. Саша совсем загрустил без своих визитов и традиционных чаепитий в компании с любимой. Он продержался две недели, а в воскресенье вечером решил:
   - Поеду повидать девчонок, сделаю вид, что не знаю об отъезде Таси, посидим, поболтаем...
   Когда он добрался, в квартире на первом этаже никого не оказалось, лишь тёмные окна отражали свет уличного фонаря. У подъезда старого дома, под навесом, увитым листьями какого-то вьющегося растения, спряталась скамейка. Огорчённый Саша решил подождать девушек и сел на скамью, невидимую со двора. Так, в маскировке листьев и в темноте, он просидел с полчаса и уже собрался уходить, не солоно хлебавши. Саша поднялся со скамьи, но его остановил внезапный подкат к самому подъезду старого дома сразу двух автомобилей "Волга". Саша замер и из темноты наблюдал за происходящим на площадке перед подъездом, освещённой уличным фонарём. Обе машины одновременно остановились, из первой "волжанки" резко выскочили два пьяных мужика. Высокие, дорого одетые и крепкие мужчины, матерно бранясь и не переставая сально обсуждать особенности эстонских блядюшек и их необыкновенные умения в любви, подошли ко второй машине и открыли заднюю дверь. В два захода они вытащили из кабины два совершенно неподвижных тела. С выражением глубокой брезгливости на лице, какое бывает у людей, переносящих мешки с навозом, мужики пронесли тела до самого подъезда и небрежно, как дрова, скинули их прямо в грязь, почти под ноги, замершему от ужаса Корецкому. Так и не заметив присутствия испуганного наблюдателя, мужчины пьяно плюхнулись на заднее сиденье первой "Волги". Водители ударили по газам и обе машины враз исчезли со двора.
   Саша в полной растерянности остался наедине с двумя неподвижными и потрёпанными танцовщицами из Таллина. Одна из них, Марта, героиня его грёз и мечтаний - нужно срочно что-то предпринимать! Пульс прощупывается, тела шевелятся - подруги живы, но в полном отрубе. Студент поднял сумочку Марты и достал знакомые ключи от Тасиной квартиры. Затем, он открыл дверь квартиры на первом этаже нараспашку и, по очереди, втянул два лёгких тела в комнату. Несмотря на несколько ступенек и порогов на пути к комнате, ни одна из девиц так и не проснулась во время перемещения. Включив свет, Саша повторно констатировал состояние "полной отключки". Одежда на девушках грязная и в полном беспорядке. Блузка Марты неумело одета на вывернутую сторону, прямо на голое тело, а пуговицы не застёгнуты. Лица девушек покрыты чём-то белым, может пеной, может слизью, а может остатками еды. Корецкий, с трудом превозмогая брезгливость, заставил себя снять с обеих девиц верхнюю одежду. Он вышел, намочил в ванной комнате большое махровое полотенце и, по очереди, протёр лица, шею и грудь обеих девушек. Затем, опять, по очереди, он отнёс обеих девиц в кровати. Во время всех санитарных процедур, производимых Корецким, девушки оставались без памяти и только недовольно мычали от прохладной воды. Саша подумал, что ни один вид алкоголя не может вызвать такое полное отключение человека на длительное время. На алкоголь разные люди реагируют по-разному, а тут имело место состояние одинаковой, синхронной, затяжной и полной потери сознания. Не будучи знатоком дури, Корецкий не смог представить названия зелья, которое вызвало столь плачевное состояние обоих девушек.
   В этот день исполнилась мечта Саши - его обнажённая любимая, абсолютно доступная лежала перед своим Ромео. Но так случилось, что Сашина любовь тоже полностью испарилась в этот же день и в это время... Марта больше не вызывала у Корецкого никаких эмоций. В теперешнем гадком состоянии, она даже не вызвала его отвращения...
   Когда Саша вернулся с летних каникул, он позвонил Тасе. Старушка рассказала, что обеих её квартиранток отчислили из хореографического училища из-за неуспеваемости, девушки больше не живут у неё и, скорее всего, не живут больше в Москве.
   Нью-Йорк, Август, 2006
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   8
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"