Нудельман Аркадий Петрович : другие произведения.

Ностальгический Детектив

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если вернуться в своё прошлое через двадцать лет, то можно попасть в совершенно неожиданный переплёт событий и даже очутиться в списке лиц, подозреваемых в убийстве. Действие романа изложено от имени одного из героев интеллектуального детектива - писателя Александра Корецкого. Корецкий, прибывший из США в Латвию на празднование юбилея своего кузена, случайно оказался в обществе скороспелых латвийских нуворишей, принадлежащих к классу новой буржуазии маленькой прибалтийской страны. Как выяснилось, общаясь с этими людьми, следует быть готовым к любым неожиданностям. Детективная линия истории и горячие события закручиваются вокруг личности миллионера Андрея Звягина. Бывший военный моряк, капитан первого ранга, в настоящее время руководит компанией, осуществляющей перевалку нефтяных продуктов из Сибири в скандинавские страны. На пикнике, в только что купленном поместье Звягина, обнаружен труп постороннего мужчины, задушенного удавкой. В деле об убийстве сначала ставятся обычные вопросы: кто, почему и кем убит? Узкий круг гостей и обслуживающего персонала вынуждает следователей включить в список подозреваемых почти каждого участника пикника. Как можно уменьшить количество подозреваемых лиц? Почему рядом с убитым обнаружены тетради, содержащие записи за период в четыре десятка лет, да ещё на английском языке? Как связано убийство с установленным по ходу следствия параллельным преступлением - афёрой с двойной продажей дома. Опираясь на собранные сведения и факты, руководитель расследования объединяет оба преступления и ищет преступников в общем направлении. Было ли это решение правильным?


   АРК ЛАПШИН
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   НОСТАЛЬГИЧЕСКИЙ ДЕТЕКТИВ
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   НЬЮ-ЙОРК, 2007
  
   Если вернуться в своё прошлое через двадцать лет, то можно попасть в совершенно неожиданный переплёт событий и даже очутиться в списке лиц, подозреваемых в убийстве. Действие романа изложено от имени одного из героев интеллектуального детектива - писателя Александра Корецкого. Корецкий, прибывший из США в Латвию на празднование юбилея своего кузена, случайно оказался в обществе скороспелых латвийских нуворишей, принадлежащих к классу новой буржуазии маленькой прибалтийской страны. Как выяснилось, общаясь с этими людьми, следует быть готовым к любым неожиданностям.
   Детективная линия истории и горячие события закручиваются вокруг личности миллионера Андрея Звягина. Бывший военный моряк, капитан первого ранга, в настоящее время руководит компанией, осуществляющей перевалку нефтяных продуктов из Сибири в скандинавские страны. На пикнике, в только что купленном поместье Звягина, обнаружен труп постороннего мужчины, задушенного удавкой.
   В деле об убийстве сначала ставятся обычные вопросы: кто, почему и кем убит? Узкий круг гостей и обслуживающего персонала вынуждает следователей включить в список подозреваемых почти каждого участника пикника. Как можно уменьшить количество подозреваемых лиц? Почему рядом с убитым обнаружены тетради, содержащие записи за период в четыре десятка лет, да ещё на английском языке? Как связано убийство с установленным по ходу следствия параллельным преступлением - афёрой с двойной продажей дома. Опираясь на собранные сведения и факты, руководитель расследования объединяет оба преступления и ищет преступников в общем направлении. Было ли это решение правильным?
   По просьбе своего приятеля - полковника полиции Веткина, Александр Корецкий взялся читать дневник жены убитого - бывшего хозяина дома. Он последовательно, запись за записью, изучает три толстых тетради дневника и, фактически, заглядывает в чужую, интересную, но далеко не простую жизнь. Писатель открывает для себя целый роман о судьбах двух незаурядных людей и об истории их необыкновенной любви. Опираясь лишь на факты из старого дневника, писатель своим собственным путём ведёт расследование преступления. Записи из дневника постепенно приводят Корецкого к установлению личности реального убийцы.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПРЕДИСЛОВИЕ
  
   История, рассказанная в этой книге, для меня связана с ностальгией по бывшей родине. Жизнь реальных людей в этой истории создала такой невероятный переплёт событий и фантазии, что почти не оставила места для надуманных наворотов.
   Однажды я услышал разговор эмигрантов за соседним столиком в нью-йоркском ресторане:
   - Мы здесь уже пять лет и совсем никакой ностальгии...
   Я подумал:
   - Счастливые придурки, я живу здесь два десятка лет, а моя ностальгия всегда со мной...
   Казалось бы, а чего же тут грустить? Ведь я, как и многие другие бывшие соотечественники, продолжаю ненавидеть советскую власть, десятилетиями бездарно правившую страной и выкосившую миллионы людей в борьбе с собственным народом. Это ограниченность и бесталанность бывших партийных руководителей многократно усугубили потери и страдания народа в Войне, привели страну к Афганистану и Чечне. Именно эти люди довели державу с богатейшими ресурсами к состоянию полу-голода населения и глобального дефицита.
   Конечно, в прошлом меня тоже успели достать антисемиты, всегда тупо и упорно обвиняющие евреев во всех собственных проблемах.
   Безусловно, мне было невтерпёж стоять в очередях за предметами первой необходимости, искать блаты и унижаться перед торгашами.
   Так в чём же тогда причины моей печали?
   Я просто помню и люблю друзей своей молодости и вообще я люблю всех хороших людей из прошлой жизни. Мне по душе климат и природа европейской части бывшей родины. Для меня не может быть лучше и вкуснее воздуха на свете, чем воздух прибалтийского соснового леса. Я не забыл лыжные трассы Домбая и Чегета, вечерние посиделки в горах с песнями под гитару. Я по-прежнему восторгаюсь великой русской литературой, русским театром и русской бардовской песней. Я тоскую по двум, моим самым любимым городам из прошлой жизни - Риге и Москве, в которых мне выпало жить и учиться. Я всё ещё абсолютно уверен, что концентрация красивых женщин в России на тысячу человек населения во много раз превышает этот же показатель в любой другой стране мира.
   Но самая глубокая сторона моей тоски по родине - это грусть по прошедшей молодости, которой выпало случиться во времени и на пространстве моей бывшей страны. Именно эта грусть заставляет меня возвращаться в "родные пенаты", хотя, на этот раз, формальным поводом для приезда в Ригу явился юбилей моего кузена, по-прежнему проживающего в нашем городе. Благодаря ностальгии, я и попал в историю, по хронике событий и материалам которой написана эта книга.
  
  
  
  
   ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ИГРОКОВ
  
   Эту история началась в Риге задолго до нашего приезда, но я начну её с телефонного звонка моего кузена мне в Нью-Йорк. Рано утром, в одну из апрельских суббот 2002 года вдруг позвонил Марк и пригласил нас с женой приехать в Ригу на его юбилей. Почти двадцать лет я как-то справлялся со своей тоской по дорогим людям и местам, не решаясь на возвращение к прошлому, но этот телефонный звонок сыграл роль знака свыше - значит пора!
   Мы полетели. Кузен встречал нас в зале аэровокзала, который выглядел скромным, чистым и современным. Дом двоюродного брата привёл нас с женой в шоковое состояние - мы наяву увидели дом, в котором становится тепло душе европейского человека: большой, красивый, основательный и гармонично встроенный в ландшафт лесопарка. Рядом, за окном, сосновый лес и самый необыкновенный воздух на свете...
   Юбилей кузена праздновали в пятницу вечером, 14 июня 2002 года. Торжество удивило меня, как своей формой, так и содержанием. Оно совсем не было русским ресторанным застольем с тостами, лихими танцами и заказом песен у оркестра. Мероприятие также не было похоже на американское "party" с демократическим шведским столом и спонтанным делением гостей на группки по интересам. Юбиляр - виновник торжества и члены его семейства очень постарались для того, чтобы подчеркнуть изысканность вечера и особую избранность гостей. Так, что же тогда происходило? Скорее всего, шикарный приём: гостей немного, все в вечерних нарядах.
   Закрытый гольф-клуб на окраине Риги. Большая прямоугольная комната с громадным, антикварным, овальным тяжёлым столом и мягкими креслами. Стены комнаты - пряденые гобелены, изображающие сцены старинной охоты: деревья, дикие вепри, мужчины в шляпах с перьями, кремниевые ружья и худые, вытянутые тела гончих собак. Официанты в чёрных костюмах и белых перчатках. Небольшой оркестр, из шести музыкантов в строгих смокингах, исполняет заранее согласованную музыкальную программу. Вечер ведут двое наёмных артистов: красивые и молодые, мужчина и женщина, которые тоже явно следуют заранее подготовленному и оговоренному сценарию. Женщины, все как одна, в длинных платьях и крутых драгоценностях от европейских дизайнерских компаний. Мужчины в тёмных костюмах, галстуки ценой несколько сот долларов, дорогие швейцарские часы, а самая скромная машина на стоянке - Мерседес, МЛ-350. Платье моей жены, подхваченное в последнюю минуту перед отлётом на "designers sample sale", к счастью соответствует общей тенденции нарядов. Мой прикид: тёмный твидовый пиджак и спортивные брюки из плащевого материала, явно выпадает... Стараюсь не унывать - Марк представил меня, как известного в Америке русскоязычного писателя. Вот и буду сегодня работать под придворного летописца, в затемнённых очках и с выражением Знайки на лице...
   Всё продумано до мелочей. Серебряные приборы. Фарфор: тарелки, вазы для цветов, блюда и салатницы расписаны под Пикассо. Да что посуда! Салфетки и те выписаны из Парижа, вместе с фарфором, и тоже несут на себе фрагменты живописи Пикассо. Ну ладно, традиционные три вида икры, угорь и заливная осетрина и раньше случались на застольях, но где же они в Прибалтике взяли свежие устрицы, королевские креветки и лобстеры? Ведь не водится эта живность в Балтийском море. Наверное, деликатесы доставили самолётом из тёплых краёв, заодно с заморскими винами, коньяками и тропическими фруктами.
   Так теперь живут "новые русские" или, вернее сказать, "новые латыши" в столице Латвии - Риге. Дюжина лет без советской власти оказалось достаточной для создания своего класса буржуазии, а сколько ещё понадобится лет, чтобы все жители малого государства вышли на уровень жизни соседей из скандинавских стран?
   Кузен ещё утром предупредил, что на юбилей приглашены только избранные друзья из представителей богатой элиты города, мол здесь, в условиях Риги и маленькой страны, не принято смешивать классовый состав гостей на вечерах, чтобы не вызывать нездорового интереса рядовых людей и не раскрываться для всех. Никто не зовёт в гости своих наёмных работников - приглашают только равноценных, в финансовом смысле, знакомых, партнёров по бизнесу или старых проверенных друзей. Не принято у нуворишей открывать для толпы свои дома, закрома и секреты. Боятся зависти окружающих скороспелые латвийские богачи и правильно делают, зависть - это двигатель всех революций.
   Итак, мы уже определились с названием мероприятия - приём по поводу пятидесятилетнего юбилея Марка Голдина. Марк - светлая голова, в прошлом кандидат наук в компьютерной области, а в настоящее время - президент латвийского филиала крупнейшего в регионе северной Европы банковского конгломерата Nordix. На вопрос: как из компьютерщика можно было стать банкиром? Марк всегда неопределённо отвечает: я однажды оказался в правильном месте в нужный момент времени. У него информацией не разживёшься...
   Жена Марка - Катюша, коренная питерская жительница, как всегда выглядит молодой девушкой, хотя она всего лет на пять моложе мужа. Катя - дочь известного питерского архитектора и сама архитектор по образованию. Она занимается дизайном интерьера частных домов и квартир. Дочь Голдиных Ириша - студентка юридического факультета. Юбиляр сидит в центре узкой и дальней стороны овала, родители именинника по правую руку, две красивые женщины - жена и дочь, по левую руку. За родителями, далее направо, расположились брат Марка - Геннадий и его жена. Гена, по-прежнему, работает инженером на заводе, у него не получилось оказаться в нужном месте. Так ведь на всех людей правильных мест и у Бога не наберётся...
   Теперь, просто необходимо представить нас - американских родичей и гостей: Александра Корецкого и его спутницу - Софийку.
   Я - профессиональный компьютерщик: Рижский Политехнический, московская аспирантура и много лет сидения перед экраном. Как и многие, я эмигрировал в США в годы Горбачёвской оттепели. Почему эмигрировал - я уже рассказал в предисловии. В дополнение будет справедливым добавить, что мне ещё было и любопытно: как живут люди за океаном, в другой общественной формации, сумею ли я выжить там и приспособиться к новой жизни? Рискнул попробовать и вот уже почти двадцать лет живу в Америке. Почти всё это время я отработал аналитиком в системах обработки информации нескольких финансовых компаний. Много лет я жил жизнью обычного американского обывателя из иммигрантов-профессионалов и ставил карьеру и деньги главными целями своей жизни, пока однажды телефонный звонок из Москвы не изменил всю мою устоявшуюся жизнь. По воле случая я вдруг влюбился, оказался вовлечённым в опасную детективную историю, спас жизнь дорогого мне человека и потерял семью...
   Всего этого как раз хватило, чтобы написать первую книгу. Пришлось стать писателем...
   Мою новую спутницу жизни зовут Софийка. Так её называют все близкие и друзья. Когда нас познакомили общие приятели, моё сердце было полностью разбито, и мне казалось, что меня ничего больше не ждёт в романтической области человеческих отношений. Когда я увидел Софийку в первый раз, мне понравился особый стиль её личности - в свои "за сорок" она так и осталась девчонкой-проказницей. Она жизнерадостна и оптимистична в любых обстоятельствах. Она всегда подтанцовывает, как только услышит музыку. При этом она не играет в малютку, а просто пребывает в своём обычном состоянии души и тела, даже не осознавая своей особенности. Когда я понял, что, несмотря на инфантильный облик, интеллект этой взрослой девочки во многих областях зашкаливает, я заинтересовался. В день, когда Софийка в течение пятнадцати минут решила один из аналитических тестов, которые задают на курсах подготовки профессиональных бизнес аналитиков нью-йоркской биржи с допускаемым временем решения 45 минут, я серьёзно удивился и задумался. Когда, во время нашего первого совместного путешествия по Европе, она показала себя преданной и ласковой подругой, надёжным и жизнеспособным товарищем, я влюбился. С тех пор мы вместе уже восемь лет. За эти годы я узнал много качеств и увлечений моей жены. Два её хобби даже нашли свое применение в развитии этого сюжета. Софийка обожает решать логические задачи, она выискивает их в газетах, журналах и в Интернете. Ещё не было случая, чтобы она сдалась и уступила. Всегда, раньше или позже, она находит решение. Моя жена перечитала и продолжает читать все детективы, когда-либо изданные в мире на английском и русском языках. Ещё ни разу не было случая, чтобы на отметке 80% текста она заранее не назвала убийцу.
   Если из 25 человек за столом вычесть членов семьи кузена, родителей, его старшего брата с женой и уже представленных американских гостей, то остаётся только 14 посторонних, кровно не связанных с семейством Голдиных. 13 представителей новой латвийской буржуазии и один иностранец. Кузен успел мне поведать, что на банкете присутствует очень важная персона - представитель правления Nordix господин Хельмут Бергман, специально прибывший на юбилей из Стокгольма. Бергман - куратор латвийского отделения Nordix и непосредственный босс Марка. Он сидит напротив Марка, в центре противоположной узкой стороны стола, высокий и худой, как жердь, скандинав, около пенсионного возраста. Итак, у нас приём с иностранными гостями...
   А мне всё равно милей празднование дня рождения Марка давным-давно, в его двадцать пять лет, на природе рижского взморья: палатки, сосновый лес, подгорелые шашлыки, картошка, селёдка и дешёвая водка. Кто с женой, кто с подружкой, а кто-то ещё никак не устроился.
   Сейчас наступил момент представить остальных участников банкета - увы, но эта скучная процедура категорически необходима для понимания и восприятия последующего изложения. Две пары гостей я помню ещё из прошлой жизни в Риге - это друзья моего двоюродного брата со школьных времён.
   Саша Горин - легендарная личность в столице Латвии. Он большой, полный блондин, явно выраженного славянского типа, но с весьма предприимчивой головой. После окончания института Сашка стал работать главным механиком на кожевенной фабрике. Все его приятели недоумевали - во времена компьютерных технологий и современного технического прогресса, этот способный парень добровольно выбрал такую неинтересную карьерную стезю. Но парень уже тогда почуял свой особый путь в бизнесе и пошёл в дурно-пахнущее производство. Во времена Горбачёва работяги "на ура" выбрали Сашку директором, а он тут же организовал приватизацию экономически нерентабельной фабрики коллективом у государства за гроши. Потом, по дешёвке, скупил доли всех работников, не верящих в успех будущего предприятия. Став владельцем 75% акций, Саша, в условиях уже независимой Латвии, сумел раздобыть заём на полную замену оборудования и тут же заключил в Европе несколько договоров на поставку кожевенного сырья нескольким европейским предприятиям. Сейчас фабрика обеспечивает работой и куском хлеба более шестисот человек. Саша - миллионер, завсегдатай дорогих ресторанов, меценат и ходок по бабам, много путешествует по всему свету, типичный "новый русский". Жену Саши - Марину можно описать кратко: истеричная, симпатичная женщина, многим моложе своего мужа, стандартная блондинка и типичная жена "нового русского". Она из тех женщин, которые убеждены, что женитьба для мужчины похожа на аренду дорогой машины.
   Витя Колесников - верный оруженосец Горина ещё со времён школы. Интересный, высокий и худой брюнет, они с женой выделяются умением хорошо и модно одеваться. До настоящего времени Виктор так и остался мальчиком на подхвате у своего лучшего друга и до сих пор продолжает жить его умом. Формально он, наверняка, занимает какую-то липовую должность в управлении Сашкиной фабрики, но на самом деле является его особо доверенным лицом, собутыльником и компаньоном во всех деловых начинаниях и кавалерских похождениях. Виктор не стал миллионером - он всего лишь лучший друг миллионера, но и такая позиция позволяет ему и его семье достаточно обеспечено жить на свете. Жену Виктора - Елену трудно описать коротко. Она из Москвы, дочь бывшего генерала КГБ, очень интересная шатенка, хрупкого телосложения. Лена выглядит лет на 35, хотя фактически старше. Когда-то давно она поверила в Колесникова, он всюду, всегда и всем представлял себя партнёром Саши по бизнесу. Но теперь, в каждом её взгляде на мужа сквозят усталость и разочарование. Ей явно не нравится быть на вторых ролях и в тени Горина, а ведь приходится. Она уважает Сашу Горина, но её лицо всегда автоматически устанавливается в снисходительно-пренебрежительное выражение при контактах с его женой.
   А теперь очередь очень важного персонажа - Андрея Петровича Звягина. Андрей Петрович, уже в следующей главе, запустит детективную линию этой истории, это вокруг Андрея Петровича и закрутятся самые горячие события. Об этом человеке говорят, что он один из самых богатых людей в Латвии. Звягин, действительно, случайно оказался в нужное время, в правильном месте - провинциальном латвийском городке Вентспилс. Андрей Петрович - бывший военный моряк, капитан первого ранга, служил в Вентспилсе на военном корабле. Городок совсем провинциальный, но в советские времена там была построена экспортная перевалочная база нефтяных продуктов со сливными эстакадами для железнодорожных цистерн, мощными насосными станциями и шестью причалами для швартовки и налива танкеров. Родной брат Звягина, Фёдор Петрович - один из владельцев нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей компании в Тюменской области. В советские времена нефть на вентспилскую перевалочную базу регулярно поступала прямо из Сургута и Нижневартовска, а с приходом независимости Латвии поставки нефти прекратились. Когда латвийское правительство начало оценивать многочисленные экономические потери от независимости, простой вентспилской перевалочной базы нефтепродуктов не мог не броситься в глаза. Правительство обратилось к руководству нефтяной отрасли России с предложением продолжать использовать Вентспилс для экспорта нефти в скандинавские страны. Вот тогда и наступил тот самый правильный момент времени для Андрея Петровича - его брат доложил в инстанции, что использование вентспилской базы очень рентабельно, но доверить сливной краник в чужой стране можно только своему, русскому человеку. Для этой роли лучше всех подходит морской офицер в отставке и знаток местных условий Вентспилса - Андрей Петрович Звягин. Латыши дискутировали и не соглашались, спорили и злились, но были вынуждены одобрить кандидатуру Звягина на должность президента латвийской компании по перевалке нефтепродуктов. Доходы от аренды причалов и оборудования базы регулярно вносят весомый вклад в экономику небольшой страны. Звягин - седой, среднего роста и среднего телосложения, крепкий шестидесятилетний мужчина с умным взглядом и офицерской выправкой. Он производит впечатление человека, который и сам удивляется своему молниеносному обогащению. Андрей Петрович, всё ещё так и не разобрался, как следует правильно использовать большие деньги. Его возраст уже подпирает. В его ситуации совсем не легко оценивать все возможности инвестиций и бизнеса - серьёзные деньги пришли к нему достаточно поздно. Звягин очень осторожен в делах, боится рисковать деньгами, редко доверяет деловым предложениям со стороны. Он старается обходиться минимальным числом сотрудников в своей компании, которых тщательно отбирает и подолгу проверяет прежде, чем доверить принятие решений. Звягин верит и серьёзно вкладывает средства в недвижимость - у него в собственности несколько больших многоэтажных домов в Европе со сдачей квартир внаём. Он владеет гостиницей в Германии, а также домами для своей семьи в Вентспилсе, Риге, Мюнхене и Майами. Фактически, Андрей Петрович постоянно находится в процессе очередного контракта по приобретению недвижимости. Звягин разрывается между Вентспилсом, где варится его бизнес, и Ригой, где постоянно проживает его семья. Он новый человек в столице и поэтому очень дорожит всеми образовавшимися связями. После нескольких успешных бизнес операций с вовлечением филиала банка, которым управляет Марк, Андрей Петрович полюбил моего кузена. Звягины стали приглашать Марка и Катю на обеды и пикники, в заграничные поездки и на все семейные торжества. Они очень дорожат новой дружбой. Жена Андрея Петровича - Надежда Николаевна когда-то была военным врачом в морском госпитале. Звягина - представительная дама, примерно в возрасте своего мужа, очень дорого одета и в крутых драгоценностях. Она давно не работает, а только служит домашним врачом для своей семьи и двух собак. В громадном рижском доме Звягина, расположенном в районе Межапарк, постоянно проживает ещё и молодая семья единственного прямого отпрыска Звягиных: сын Николай, жена сына - Жанна и семилетний внук Гоша.
   Напротив нас за столом посадили вице-президента отделения банка Яна Плациса c женой. Этот господин является финансовым директором и заместителем Марка по денежно-валютным операциям. Несмотря на то, что этот бесцветный, неопределённо-среднего возраста человек выглядит, как типичный провинциальный бухгалтер, в стиле "счетовода Вотрубы", Марк очень высоко ценит его финансовый талант. "Счетовод" отвечает за повседневную, рутинную деятельность банка. Его опасаются все сотрудники - ни одна небрежность в работе, ни одна незавершённая трансакция не пройду т мимо его глаз. Плацис - профессионал высокого класса и бывший работник латвийского министерства финансов.
   А вот ещё одна супружеская пара - бывшие комсомольские работники советских времён, а ныне успешные бизнесмены: Светлана и Гунар Звирбулисы. Эта приятная пара "новых латышей" держит в Риге большой магазин французских косметических товаров. Светлана - коренная сибирячка, высокая, крепкая и статная блондинка. Она, лет двадцать пять тому назад, на съезде комсомола в Москве, охмурила члена ЦК комсомола Латвии Гунара Звирбулиса. Гунар и Светлана поженились и продолжали успешно существовать, разыгрывая свои роли преданных советской власти молодых коммунистических деятелей. В те годы за эту игру платили зарплату, допускали в закрытые распределители товаров и приоритетно выделяли квартиры. При распаде союза республик и создании независимой Латвии бывшие партийные деятели всё равно имели преимущества при разделе пирога общенародного достояния. Они владели информацией и связями. Они лучше других людей ориентировались в хаосе вновь созданных и обновлённых государственных и городских структур. Новая власть упрятала в тюрьму светлейшую голову - последнего советского мэра города Риги Альфреда Рубика и разогнала организации компартии и КГБ. Все остальные функционеры бывшей власти перестроились и приспособились к новым условиям. Многим, и Звирбулисам в том числе, это успешно удалось.
   Теперь, следует не забыть упомянуть ещё пару гостей, которые семейным дуэтом исполнили в конце вечера шуточные частушки, посвящённые юбиляру. Это владельцы магазина "Продукты из Израиля" - Давид и Алёна Либман, они приятели и клиенты Марка. Кроме супермаркета, супруги Либман владеют в Риге и Юрмале несколькими многоэтажными домами и сдают квартиры в наём.
   И, наконец, в завершение, я хочу подробнее остановиться на личности дамы, которая, как уже прояснилось, явилась на приём в гордом одиночестве. Марта Климова - представительница самого большого в России московского издательского дома "Аксиома" и редактор ежемесячного журнала "Светская жизнь", распространяющегося по всей Прибалтике. Этот яркий образец жёлтой прессы подражает и явно обязан своим рождением американскому прототипу - журналу "Как живут богатые и знаменитые". Хотя, конечно, латвийский жёлтый сплетник обжат по масштабу личностей, событий и упоминаемых на его страницах денежных сумм до скромных рамок прибалтийских стран. Климова - очень ухоженная, яркая брюнетка, она выглядит лет на 45. Её внешность, стройная фигура, макияж, платье и драгоценности, по совсем не экспертной оценке автора, сильно выделяют нашу редакторшу из достаточно приятной выборки женщин, присутствующих на приёме. Марта выглядит, как породистая представительница европейской богемной аристократии. Вот случись сейчас госпоже Климовой оказаться на заключительном бале Каннского кинофестиваля, на приёме в Букингемском дворце или в Белом доме - она естественно, без всякой подготовки, будет смотреться там на своём месте.
   Странно, что Марк, по его собственным словам, совсем не желающий афишировать свой приём и собственные материальные возможности, почему-то пригласил на свой юбилей редакторшу журнала-сплетника, основная цель которого раскрывать своим читателям тайны богатых и успешных.
   А ещё я подумал:
   - Не та ли это Марта, которая когда-то давно, в студенческой юности, чуть не перевернула всю мою жизнь? Уж больно эта дама похожа на балеринку из моего прошлого - первую, неразделённую любовь. Только в то время у неё была совсем другая фамилия. Имя Марта достаточно редкое, даже для Прибалтики. Нужно это выяснить...
  
  
   МАСКАРАД
  
   Сценарий праздника пока разворачивается по официальному руслу.
   Уже произнесли свои тосты папа и мама юбиляра, брат Геннадий и босс-куратор Бергман. Последний произнёс спич на английском языке. Роль переводчика сыграла Иришка, которая, судя по качеству перевода, довольно неплохо изучает English в своём университете. На мой взгляд, всё идёт чересчур строго и официально...
   Только я подумал об этом, как девушка-распорядительница объявила получасовый перерыв с выходом гостей в помещение бара, прилегающее к банкетному залу. В баре трудятся два кудесника: бармен, отлично владеющий всеми трюками, сопровождающими приготовление коктейлей и диск-жокей с серьёзным оборудованием, отличным репертуаром и видео аппаратурой. Кудесник-технарь тут же включил демонстрацию шуточного музыкального видеоклипа, посвящённого жизни юбиляра.
   Это пятнадцатиминутная пародия на детектив, в котором группа из трёх злоумышленников в одинаковых чёрных строгих костюмах задумывает какие-то козни против Марка и ищет какие-то документы. Они зачем-то похищают альбом семейных фотографий из дома Голдиных и тщательно изучают его содержимое. На экране появился большой и красивый дом-резиденция семейства и мелькают фотографии членов семьи, охватившие период от рождения Марка и до его женитьбы в возрасте 26 лет. Следующий эпизод - взлом кабинета семейного доктора и похищение черными костюмами медицинской карточки Марка. Цель этого эпизода показать девственную чистоту медицинского формуляра с намёком на отличное (тьфу, тьфу, тьфу...) здоровье именинника. Новый взлом - на сей раз жертвой оказывается автомобиль Голдина - Toyota Land Cruiser. Этот эпизод демонстрирует крутизну транспортного средства и все технологические навороты, начиная от навигационной системы и до встроенных в спинки передних кресел телевизионных экранов.
   И здесь бандиты, наконец, окончательно и бесповоротно прокололись - дело всё в том, что Ириша иногда пользуется крутым джипом родителя. В очередной раз, единственная наследница, затянутая в джинсы и кожаную куртку, с собакой на поводке - гордостью Голдиных, серебристым пуделем Грифом, садится в машину. Верный пёс мгновенно улавливает запахи посторонних в автомобиле хозяина, он долго чихает, а затем лапой указывает своей партнёрше направление погони. Начинается погоня, специально снятая в ускоренном темпе и в духе американского action movie. Лихая, искусственно ускоренная раза в два езда Ириши сопровождается соответствующей музыкой и победным лаем четвероногого мстителя в такт мелодии. В финале автомобиль трёх костюмов, пытаясь уйти от погони, на полной скорости врезается в зад мусорной машины. Костюмы вылетают через лобовое стекло и приземляются в открытую приёмную горловину мусорки, шофёр которой, ничего не подозревая, синхронно нажимает кнопку прессования содержимого кузова. О дальнейшей судьбе трёх костюмов можно только догадываться...
   После клипа начинается вскрытие юбиляром пакетов с подарками в присутствии и с комментариями дарителей. В отличие от американской традиции, где самым лучшим презентом считается щедрый чек, на этом юбилее имеют место вещественные дорогие подарки. Первым вскрывается большой плоский пакет в упаковке художественного салона "World of Arts, Stockholm". Подарок господина Бергмана или его банка - небольшого размера картина известного шведского художника Нильса Дарделя повергла жену нашего юбиляра в немедленный и неописуемый восторг. Если это подлинник, то картина должна стоить очень серьёзные деньги. Вторым, под комментарии Геннадия, вскрывается общий подарок родителей и старшего брата - шуточная скульптура, изображающая Марка в виде Будды с дюжиной рук, каждая из которых выполняет совершенно независимое действие или дело. Первая рука работает на клавиатуре компьютера, вторая подписывает чек, третья сжимает телефонную трубку, четвёртая точно также сжимает теннисную ракетку и т.д. и т.п. Этот подарок, по замыслу дарителей, должен символизировать выдающиеся способности Марка, его умение (ну совсем, как Юлий Цезарь) выполнять несколько дел одновременно. Лично мне этот подарок не показался - кич чистой воды, хотя работа хорошего скульптора и на заказ. Далее следует подарок Гориных - современный компьютер в корпусе из красного дерева, даже keyboard тоже из дерева. В результате сливающийся с письменным столом деревянно-электронный образчик мебели. Чего только люди не придумали в наше время...
   И здесь, неожиданно, случается накладка. Принародная распаковка двух следующих пакетов показала полную идентичность их содержимого: аппаратура для исполнения музыкальных "караоки" производства компании "Philips". Ситуация, конечно, ввела подвыпившую публику в ироничный ажиотаж - сразу послышались шуточные варианты устройства аппаратуры. И тут нам, американским родственникам, пришлось узнать, что кроме основного дома в Межапарке, оказывается, ещё имеется загородный дом в Саулкрасты и квартира в центре города. Наш презент - прикольный, громадный конверт метровой длины с малюсеньким чеком на круглую сумму с тремя нулями ожидаемого эффекта не произвёл. Марк потом объяснил, почему так: ну зачем же спрашивается миллионеру получить на день рождения ещё тысячу долларов, когда в эту же минуту у него на счету капнуло пару десятков этих тысяч. Он хочет получить вещь, которая останется на память и раскрывает индивидуальность дарителя и его отношений с получателем подарка. Зато мои шуточные стишки, сопровождающие чек и зачитанные мной синхронно со вскрытием нашего конверта, имели успех у разгорячённой толпы.
   На этой точке распорядители объявили, что поданы горячие блюда, всем участникам вечера следует вернуться на свои места за столом, где их ожидает новый сюрпризный поворот в развитии вечера. Все вернулись в банкетный зал и приступили к главным горячим кушаньям, которые каждый гость заранее отметил в начале застолья на специальном листочке-списке из четырёх возможных альтернатив. Распорядители предложили наполнить бокалы и приступить к неофициальным тостам. Качество тоста будет оцениваться жюри, состоящим из четырёх членов: обоих ведущих, Марка и Кати. Любой из гостей может произносить до пяти раздельных тостов, каждый из которых приносит очки участнику, тосты в стихах оцениваются двойным количеством баллов. В качестве приза юбиляр предлагает один из случайно задублированных наборов аппаратуры для караоки. Быстро же наш бизнесмен нашёл применение лишней вещи. Придётся выступить и мне. Я тут же на салфетке начинаю набрасывать новый образчик рифмоплётства, жалея, что уже успел при вскрытии подарков прочитать свой заранее подготовленный стишок. Теперь, на скорую руку, ничего толкового не придумать.
   Первым собрался Андрей Петрович и в прозе поведал собравшимся, что Марк для него является образцом самого надёжного бизнес-партнёра и друга в одном лице. Они с женой очень ценят их дружбу с семьёй Голдиных. За ним выступил Саша Горин и произнёс в прозе очень толковый тост. Он рассказал о зарождении дружбы трёх пацанов ещё в первом классе школы и как, однажды в детстве, Марк его спас, когда он провалился под некрепкий, весенний лёд на пруду, на котором мальчишки играли в хоккей. Именно с той поры Марк Голдин стал для него лучшим другом и опорой в жизни.
   Следующим, по примеру своего лидера, поднялся Виктор Колесников и произнёс первый поэтический тост на три куплета, последний из которых был пожеланием:
  
   Марик! У тебя сегодня день рождения!
   Не простой, а очень круглый юбилей.
   Пожелаю я тебе здоровья и везения,
   А ещё любви от близких и друзей!
  
   Примитив, конечно! Но звучит приятно и искренне, а если ещё и написано прямо сейчас, а не как домашняя заготовка, то, безусловно, подтверждает наличие у автора способностей к рифмоплётству.
   Тут подошла моя очередь - я прочитал свой, наскоро сварганенный примитив с оптимистичным окончанием:
  
   Не дрейф, что дожил до седин -
   Для мужика ещё не осень!
   В любви - тебе двадцать один!
   А в дружбе - всего двадцать восемь!
  
   Надеюсь, что никто не уловил темы Визбора. После меня слово взяла Марта Климова, которая тоже сначала поздравила Марка с юбилеем, а потом резко перешла на женскую линию семьи и пропела дифирамбы Катюше и Ирочке. После Марты слово попросил Плацис, который на очень переломанном русском языке, с тяжёлым акцентом, произнёс типичный подхалимский тост, состоящий из сплошных дифирамбов вышестоящему начальнику. За это время Колесников подготовился и прочёл новый поэтический шедевр - переделку, на скорую руку, одного куплета песни о дне рождения из фильма о Чебурашке и крокодиле Гене. В ответ, я решил не сдаваться и выступил с новым примитивом:
  
   Марк Голдин! Честь тебе и слава!
   Гордится Латвия - держава!
   Трудяга, умник, семьянин...
   Достиг финансовых вершин!
  
   Колесников не остался в долгу и тут же выступил со вторым переделанным куплетом всё той же песни. Здесь вступили Либманы, которые исполнили свои шуточные частушки. Следом за ними я выдвинул новый примитив, чем вызвал очередной презрительный взгляд моей, чувствительной к поэзии жёнушки, и взрыв подбадривающих аплодисментов со стороны публики. Так, примитив за примитивом, нам с Виктором пришлось идти до конца и набирать все дозволенные пять тостов. Ни один из нас не хотел сдаваться. Приз, по тайному решению жюри, всё-таки получил я - жюри специально отметило необыкновенную скорость сочинительства и отсутствие прототипов. Потом, в Нью-Йорке, я не буду знать, куда девать чёртову аппаратуру и выставлю её на аукцион еВау, но теперь победа приятно ласкает моё самолюбие.
   Далее ведущие объявили о переходе торжества на новую творческую орбиту. Нас всех ожидает маскарад: в гримёрных, для всех желающих участвовать, приготовлены театральные костюмы, любезно предоставленные на этот вечер рижским оперным театром. Участники должны выбрать костюмы на собственный вкус. Каждая маска, самостоятельно или в творческой группе, заявляет один концертный номер. Само представление будет проходить на террасе. Концертные номера опять будет судить прежнее жюри, а победителей ожидают щедрые призы. В этой точке мы с женой, впервые за вечер, расстались - она стесняется и категорически отказывается участвовать в маскараде. Я много выпил и после первой победы мне и море по колено - сразу отправляюсь в сторону террасы. Из-за спешки или от недостатка артистической фантазии выбираю простой форменный костюм полицейского девятнадцатого века, захожу в гримёрную комнату и быстро переодеваюсь. Костюм маловат, но это только добавляет комизма к образу "царского сатрапа", отражённому в большом зеркале гримёрной. К форме прилагаются узкая, прикрывающая глаза маска и наручники. Моей выдумки на этот момент хватает только на постановку эпизода ареста полицейским юной революционерки, которую, наверняка, легко сыграет Ириша. Отправляюсь на поиски Ириши, но не тут то было. В коридоре, ведущем на террасу, меня резко и уверенно остановила госпожа Климова, выряженная в костюм цыганки:
  
   - Маска, маска, а я тебя знаю...
   Ты Сашка-отличник из моей молодости!
  
   - И я узнал в тебе балерину Марту - мою первую любовь...
   Вот только как ты оказалась в Риге - ты ведь из Таллина, училась в Москве, а потом тебя, кажется, отчислили...
  
   - Меня можно отчислить, но не легко убрать из города, где мне хочется жить! Мой бывший муж - владелец издательства "Аксиома" хорошо это усвоил.
   Ему пришлось отдать рижский журнал, чтобы выпроводить меня из Москвы.
   Саша, мне с самого начала вечера хотелось переговорить с тобой, но тебя невозможно поймать отдельно от жены...
  
   - А что, нужен партнёр для цыганского танца?
  
   - Зря насмехаешься. Я буду танцевать партию Кармен в сцене, когда она убеждает своего тюремщика Хозе отпустить её - так ты и можешь помочь. Ты как раз удачно вырядился в полицейскую форму...
  
   - Нет, я сегодня не гожусь для классики - сильно выпил. Кармен! Не слишком ли ты высоко планку подымаешь, тут же баловство пьяное и не больше?
  
   - Ты не прав, отличник! Меня пригласили Голдины по просьбе Бергмана. Он впервые меня увидел в ресторане, когда я поздоровалась с Марком. Хельмут попросил Марка представить его и с той поры заваливает меня цветами и подарками из Стокгольма через агентство заказов. А когда приезжает в Ригу, то обязательно приглашает меня поужинать или сходить вместе в театр. Катюша считает, что на этот раз Бергман сделает мне предложение. Я буду танцевать для него...
  
   - Ах, вот как! Ты здесь, оказывается, на охоте...
   А ты уверенна, что старику так уж необходима твоя профессиональная танцевальная подготовка? В его возрасте, да и в моем тоже, мужчине важнее всего надёжность своей избранницы, покладистый характер да умение вести дом...
  
   - Бергман богат. Ему наплевать, на все те мещанские запросы, о которых мечтают такие положительные мужчины, как ты. Ему в сто раз важнее, что о нём думают окружающие, у него должна быть блестящая спутница, ему очень важно, чтобы его всё ещё считали "ходоком"...
   А все те качества женщины, которые ты назвал, ему обеспечивает его горничная за хорошую зарплату...
   Постой не убегай ещё, я не закончила. Ты обратил внимание на девушку, которая вместе с парнем ведёт сегодняшний вечер?
  
   - Конечно, обратил. Очень симпатичная молодая женщина!
  
   - Это Маша - моя дочь! Ей двадцать восемь лет. Она может быть ещё и твоей дочерью, так как появилась на свет спустя девять месяцев от нашей последней встречи, когда ты меня приводил в порядок после самой мерзкой вечеринки в моей жизни...
  
   - Тебя подводит память, дорогая! У нас никогда, раньше того вечера и в тот вечер тоже, ничего не было. Я тогда не использовал твоё отключенное состояние. Не шей мне статью, пожалуйста...
  
   - Да что ты, упаси меня Бог статьи шить...
   Просто мне всегда казалось, что тогда у нас интим случился, а ты праведник, оказывается, не воспользовался подходящей ситуацией, побрезговал.
   А говорил: люблю, на всё готов, замуж звал...
   Фу ты, отличник!
  
   Она резко оттолкнула меня в сторону и быстро ушла на террасу. Мы с Ирочкой, экспромтом лихо отыграли сюжет ареста юной революционерки. А Марта, соло, исполнила свою заготовку - цыганский танец и заработала первый приз жюри - чудесное шерстяное одеяло.
   Гости разгулялись, многие приняли участие в маскараде и все горячо болели при распределении призов. Возвращаясь с террасы, я забежал в туалет, где застал двух мужчин беседующих между собой на довольно громких тонах. При моём появлении спорщики, Ян Плацис и ведущий банкета Олег, сразу замолчали и вышли из помещения. Я лишь краем уха успел услышать только отрывок разговора. Фраза "ты обещал", - была повторена несколько раз на русском языке с тяжёлым акцентом. Что же такое должно было произойти, что заставило двух абсолютно далёких, во всех смыслах, людей тайком выяснять отношения. В чём же мог состоять конфликт блестящего, молодого и артистичного человека из Москвы с пожилым и унылым латышским финансистом? Скорее всего, речь шла об оплате услуг ведущих вечера. Видимо, Марк поручил своему заместителю заняться этим вопросом.
   После концерта Звягин попросил микрофон и громко объявил, что все присутствующие на сегодняшнем вечере, приглашаются в следующее воскресенье, в полдень, на открытие его загородного поместья в Юрмале. Поместье только куплено, ремонт ещё не проводился, но оборудование для шашлыков отличное и русская баня в полной исправности. Он несколько раз повторил адрес и телефон дома в Юрмале и закончил выступление фразой:
  
   - Добро пожаловать, господа, послезавтра к нам в гости!
  
   Было уже довольно поздно, вечер вдруг угас, все поняли, что устали и как-то сразу начали расходиться. Через полчаса мы уже катили в джипе Марка, скрючившись пополам из-за торчащих со всех сторон упаковок с подарками.
  
  
   ДОМ С ПРИВИДЕНИЯМИ
  
   В воскресное утро нас разбудил хозяин дома, вежливо, но настойчиво и несколько раз, отбив пионерский сигнал подъёма на двери спальни для гостей. Что поделаешь, мы в гостях - нужно следовать общему укладу жизни гостеприимного дома. Часы на прикроватном столике показывают 10.05 утра, воскресенье, 16 июня - пора просыпаться. Расталкиваю Софийку и отбиваю ответный сигнал Марку на своей стороне двери. Когда мы выползли из спальни, то застали на кухне только юбиляра в компании Грифа и хорошо приготовленный кофе. Женщины семьи Голдиных забастовали, не реагируют на сигнал и отказываются подниматься с постели.
   Марк нервничает - он вчера уговорил Бергмана поучаствовать в пикнике и даже вложил в карман своего босса подробный адрес в Юрмале для заказа такси. Кроме Голдиных, нас и Марты никто, из приглашённой публики, не сможет поддержать разговор на английском языке. Бергман, если прибудет раньше нас, будет чувствовать себя одиноким и не в своей тарелке. Марк многократно поднимается наверх и взывает к совести Катюши и Ирочки, но всякий раз, опять в одиночестве, возвращается обратно к большому кухонному столу, накрытому для утреннего кофе. Он и представить пока не может, что несколько часов спустя, произойдут события, которые заставят нас всех пожалеть, что мы не проспали, а всё-таки отправились в Юрмалу. Этот пикник следовало бы точно пропустить. Но мы уже проснулись и настроились на приятное времяпровождение в компании. Я сочувствую кузену и поддерживаю его морально в неравной борьбе с домочадцами. После долгой осады супружеской спальни, Марку всё-таки удалось поднять Катю. Ирочка наотрез отказалась подниматься с кровати.
   Нам удалось выехать из дому только около полудня. Я сидел рядом с кузеном и чувствовал себя громоотводом - настолько накалилась атмосфера взаимного внутрисемейного недовольства в машине. Можно было не сомневаться, что при отсутствии посторонних громы и молнии уже бы звучали и сверкали. День выдался отличным - средина июня, 22 градуса по Цельсию, лёгкий ветерок и полное отсутствие облаков. Мы сразу заехали на бензоколонку и заправили машину. В маленьком магазинчике при заправке я приобрёл необычный сопутствующий товар - веники для бани.
   Мысленно я построил свой собственный маршрут езды из рижского района Межапарк в Юрмалу, в район национального парка "Кемери", основываясь на сохранившейся в периферийных ячейках моей памяти схеме латвийских дорог и улиц. Оказалось, что за последние двадцать лет не так уж много изменилось в этом плане. Мой маршрут начинался бы с улицы Ганибу Дамбис - старт Марка был таким же. Я бы затем выскочил на улицу Горького, так как эта улица раньше прямо выводила на понтонный мост. Марк тоже перешёл на улицу К. Вальдемара, но это ведь только название новое, а линия на схеме дорог всё та же. А вот и первое существенное изменение - понтонного моста больше нет. На его месте построен новый, вантовый мост. А дальше опять всё по-прежнему: отсутствует объездная дорога к юрмальской скоростной трассе - приходиться по-прежнему прорываться по улицам Задвинья почти до самого выезда на рижский аэропорт. Юрмальская трасса вполне соответствует европейским дорогам, но сколько там того соответствия: 20 - 30 километров. Дорога идёт прямо вдоль берега Рижского залива. Когда мы добрались до нужного района, слева по движению начался большой парк, а потом пошли сплошные частные виллы. Мы свернули направо в третий, на нашем пути, проезд к заливу. Особняки стали попадаться пореже и были какие-то давнишние, ещё из прошлого века, помассивней и поосновательней. Мы подъехали к прикрытым ржавым решётчатым воротам из кованных чугунных прутьев, и Марк, выскочив из машины, раздвинул их створки для проезда.
   По широкой, неухоженной аллее мы въехали на большую лужайку жёлто-зелёного, нестриженного газона и остановились в той части, где уже имелись пролысины, оставленные стоянками автомобилей. Большой участок земли, выходящий прямо на залив, действительно мог бы служить двором богатому дому, если бы не ветхие строения, загораживавшие морской вид. Неподалёку виднелся ужасный, потускневший от старости, скорее серый, чем белый двухэтажный дом - тот род старого дома, в котором смело можно предположить наличие привидений, свалку старья на чердаке, неприятный запах затхлости, скрипучие полы и текущие краны. В целом, это строение, вместе с большим садом, выходящим прямо на пустой, необитаемый участок пляжа с обратной стороны дома, маленьким флигелем справа, в саду и запущенной стеклянной цветочной оранжереей с разбитыми стёклами пока трудно было назвать поместьем.
   Неподалёку от стоянки уже дымился громадный переносной мангал, и трое мужчин с занятым видом хлопотали вокруг только занявшегося огня. На временном, раскладном столе стояли три больших миски, подготовленных к жарке шашлыков и какие-то бутылочки с соусами и специями. Рядом с импровизированной полевой кухней на газоне расположилось с десяток шезлонгов из полосатого брезента и большой брезентовый тент, одинаковой, яркой и полосатой расцветки, с длинным столом и скамьями внутри. На трёх шезлонгах уже устроились о чём-то беседующие женщины в лёгкой, летней одежде. Этот яркий уголок, бьющей ключом жизни на фоне ветхого дома, сразу привлек наше внимание и остановил дальнейшее движение в глубину двора.
   Мы подошли и сразу поняли статус и дислокацию участников мероприятия: до нас успели прибыть только Горины и Колесниковы. Саша и Виктор уже начали нанизку мяса на шампуры. Их жёны - Марина и Лена устроились на шезлонгах вместе с Надеждой Николаевной. Всем парадом, как и положено, командует сам Андрей Петрович. Мы поздоровались и получили в ответ, возбуждённое алкоголем или просто хорошим днём и отличным настроением, приветствие уже присутствующих. Хозяин тут же пустился в пояснения, что это мероприятие совсем не приём, а так сказать "пикник на обочине". Дом всего две недели находится в их владении и, конечно же, как мы сами видим, он нуждается в полной перестройке и больших вложениях. Поэтому внутрь дома сегодня гостей не приглашают. Все могут пользоваться туалетами на первом этаже дома или во флигеле.
   Навстречу новым гостям живо выпорхнули две молодые женщины, хлопочущие внутри тента. Звягин представил Жанну - свою невестку и Машу Климову - одну из ведущих пикника. Как оказалось, Звягин ещё в пятницу, на юбилее Марка, пригласил обоих ведущих из центра по обслуживанию банкетов для организации воскресного пикника в его загородном доме. Андрей Петрович пояснил, что по замыслу его жены, помощь профессиональных организаторов превратит сегодняшний пикник в настоящий праздник открытия летнего сезона. Ведущие Маша и Олег приготовили для гостей множество весёлых занятий и развлечений. Партнёр Маши - высокий и красивый брюнет, со слегка тронутой сединой короткой, спортивной причёской возится в стороне с комплектом музыкальной системы. Завидев новых гостей, Олег приветливо помахал нам рукой, но не стал отвлекаться от своего дела. У богатых явная путаница в терминах - хозяин объявил "пикник на обочине", а сам наёмных ведущих подрядил. Из дома прибежал сын Звягина - Николай, высокий блондин с причёской хвостиком и с серьгой в правом ухе. Он тепло поздоровался с Марком и Катей, а потом вежливо и с нескрываемым любопытством со мной и Софией.
   Нам предложили 5 сортов пива в банках, солёную рыбу и нарезанный сыр. Нас ждали и нам были рады. Надежда Николаевна позвала двух мальчишек, которые в бешеном темпе гоняли по всему двору, следуя какой-то, понятной только им игре или забаве. Бабушке захотелось похвастаться своим любимым и единственным внуком Гошей, это он там неподалёку играет с сыном Колесниковых Серёжей. Напрасные хлопоты - мальчишки никак не отреагировали на её призыв. Мы, вновь прибывшие, сразу подхватили по банке холодного пива и лениво включились в хлопоты по устройству стола. Первые шампуры с мясом уже уложены на жаровню, холодное датское пиво оказалось превосходным, а день обещает быть простым и беззаботным.
   Ворота двора опять раздвинулись и во двор въехали сразу две машины: чета Звирбулисов прикатила на серебристом BMW, а супруги Либман с дочкой Танечкой, возраста начальной школы, въехали во двор на чёрном Lexus RX400. Опять повторились процедура приветствия новичков старожилами и всё те же пояснения Звягина в извиняющихся тонах о неготовности дома и пикнике вместо приёма. Мальчишки отреагировали на появление хорошенькой девочки-ровесницы с большим интересом, чем на призывы бабушки: приблизились и остановились, уставились и ждали повода разговориться. Маша, привычно вступив в роль организатора развлечений, умело разрядила детскую напряжённость: подвела Танечку к мальчишкам и вынудила всех троих, по очереди, с пожатием рук, познакомиться друг с другом. Затем она раздала детям яркие карточки и разноцветные пластиковые колышки, дала короткие инструкции, и вот уже результат достигнут - теперь трое ребят носятся по двору, маркируя какие-то места во дворе колышками и одновременно помечая что-то на своих карточках. Интересная, видимо, игра и должна была надолго занять детей.
   Моя жена сегодня исполняет обязанности фоторепортёра. Она ещё не присела ни на минуту. Наш Nikon, приобретённый перед отъездом, непрерывно пищит спусковым механизмом. Дом, двор, накрытый стол, полосатый тент, мужчины, колдующие над мясом, мангал с шашлыками, смеющиеся дамы на шезлонгах, бегающие дети, в группах и по отдельности - это ещё далеко не полный перечень образов, записавшийся на карточке памяти фотоаппарата.
   Вкусный запах вокруг. Первая закладка из трёх сортов мяса вот-вот поспеет, все разговоры публики уже крутятся только вокруг качества разных сортов пива и рецептов замачивания мяса, уже начал усиленно выделяться желудочный сок, и ты уже забыл все высокие помыслы, а только низменно прикидываешь:
  
   - Достанется ли мне шашлычок из первой порции или нет?
  
   И тут вдруг, в тот же момент времени, когда Андрей Петрович, наконец, снял первые шашлыки, раздались детские крики и громкий девичий плач, доносившийся откуда-то справа на уровне середины правой стены дома. Первым на шум отреагировал Звягин - он резко рванул бежать по диагонали двора. Следом за ним устремилась испуганная затейница детской игры - Маша Климова. За ними, с отрывом в несколько секунд, сорвался я, а за мной двинулась целая вереница всех остальных встревоженных участников пикника. В один миг лидеры забега домчались до заброшенной оранжереи. Все трое детей, целые и невредимые на вид, сгрудились рядом с постройкой: мальчики, продолжая кричать, а Танечка, продолжая плакать.
   - Кто обидел, что случилось, - хором, задыхаясь, выкрикнули мы со Звягиным. Там, там..., - мычали мальчишки, указывая на распахнутую дверь цветочной оранжереи. Мы втроём приблизились, ворвались внутрь и сразу всё поняли: на земле, в проходе между рядами вытянувшихся через всё строение деревянных, полусгнивших стеллажей для ящиков с землей неподвижно лежал лысый, полный старик в костюме и светлой рубашке. Вокруг тела были разбросаны какие-то бумаги. Обе руки страдальца были прижаты к груди и продолжали удерживать какую-то толстую папку или книжку. Шею несчастного опоясывала петля из куска металлической проволоки, глубоко врезавшейся в плоть жертвы, его рот был широко открыт, а язык выскочил наружу. Жуткое зрелище...
   Бывалый офицер Звягин подскочил к телу, присел и начал прощупывать пульс на шее жертвы.
   Я продвинулся к выходу перевести дыхание и тут заметил на земле у двери небрежно брошенную, скомканную салфетку с фрагментом картины Пикассо, салфетку со вчерашнего юбилейного банкета, покрытую рукописью шариковой ручки...
   Без всякого умысла, просто, подчиняясь первому импульсу, я подхватил бумажный комок с пола и сунул в карман своих брюк. Тотчас в дверях появились остальные спасатели молодого поколения. Все столпились, наблюдая за действиями Звягина. Андрей Петрович устало поднялся с колен и тихо сказал всем:
  
   - Пульса нет, старик мёртв...
   Нужно вызвать полицию, это бывший владелец дома - Франц Ковальский!
   Он выехал из дома неделю назад. Я разрешил ему придти - он разбирался со своим архивом, который хранился во флигеле, хотел забрать ещё какие-то бумаги...
   Позвоните кто-нибудь в полицию, быстрее, ради Бога...
  
   Марк отошёл в сторону и дважды куда-то позвонил. Через минут пятнадцать после его звонка во двор прибыл дежурный наряд полиции - два молодых паренька в форме на полицейской машине шведской компании "Volvo". Эти парни сразу перекрыли выезд со двора и попросили никого не покидать территорию происшествия. Скоро приедет следственная бригада, всех нас допросят и только потом отпустят домой. Через час приехала ещё одна полицейская машина - видимо следственная бригада. Из автомобиля вышли трое мужчин и одна женщина, все в штатской одежде. Старший бригады, в ком я сразу узнал однокашника моей бывшей жены - Мишку Веткина, подошёл к полицейским, выслушал их доклад, а затем что-то сказал своим коллегам, указывая на цветочную оранжерею. Тройка следователей и один из полицейских вошли в оранжерею и занялись там какой-то, привычной для них деятельностью. Веткин, как ни в чём не бывало, сразу подошёл ко мне и долго приветственно хлопал меня по плечу. Он сказал, что знает о моём приезде в Ригу, так как в связи с другим делом просматривал списки всех иностранцев, прибывших в Латвию в течение прошлой недели. Ему явно хотелось поговорить, расспросить о своей бывшей соученице, но нужно было приступать к делу. Веткин вздохнул и, нехотя, объявил:
  
   - Господа, ничего не поделаешь, на территории этого дома совершено страшное преступление - убийство...
   Я понимаю, что вы собрались, чтобы хорошо отдохнуть, но, увы - нам всем придётся поработать. Сейчас, вы все по одному и по очереди, которую я установлю, будете заходить в дом и отвечать на мои вопросы. Первым мне понадобится хозяин - Андрей Петрович Звягин, который, я надеюсь, определит нам удобное место для разговоров. Я прошу всех соблюдать спокойствие, следствие пока не располагает данными, подтверждающими вину кого-либо из вас. Очевидно, что вы все держались вместе и как бы обеспечиваете алиби друг другу. Андрей Петрович, а все ли присутствующие здесь всё время были вместе?
  
   - Все, за исключением моего сына Николая и представителя центра по организации торжеств Олега Грановского. Сына я оставил в доме принимать телефонные звонки гостей на случай, если кто-нибудь не сможет найти дорогу. Он выбежал на шум и суматоху во дворе. Олег возился с музыкальной системой немного в стороне от нас.
  
   - Понятно. Спасибо за внимание господа. Всем придётся немного задержаться...
  
  
   МИША ВЕТКИН
  
   Я попал в комнату, где временно устроился начальник убойного отдела юрмальского управления государственной полиции Латвии, полковник Михаил Веткин (так, в шутку, перевёл название своей должности мой бывший приятель, протягивая визитку) последним. Веткин лицом всегда был похож на артиста Георгия Жжёнова. Сейчас, в среднем возрасте, это сходство проявилось ещё больше. Только фигурой Веткин повыше, шире в плечах и поплотней - много занимается спортом. Мишка сразу повернул наш разговор на приятельские нотки - начал расспрашивать о жизни в Америке. Как там его школьная подружка поживает? Почему не приехала на юбилей? Не жалею ли я, что мы уехали? Как мои дочери прижились в чужом краю? Чем мы занимаемся?
   Он искренне огорчился, узнав, что мы с Ларисой разошлись:
  
   - Не могу поверить - вы всегда были такой надёжной, полностью и во всём синхронной и дополняющей друг друга парой! Я всегда привожу вас в пример своей Вере. Почему вы разошлись?
  
   - Мишуня! Это нужно долго и нудно объяснять...
   Ты не хочешь об этом слушать. Сегодня, ты точно этого не хочешь. Мне пришлось даже написать целую книгу, чтобы самому себе объяснить, как это получилось. Эта книга, кстати, продаётся и в Риге, но тебе я, при случае, закину её в подарок. Многие люди утверждают, что это очень захватывающее чтиво, оторваться невозможно...
  
   - Ну ладно, давай тогда вернёмся к нашим грустным баранам...
   Как ты и твоя спутница добрались до усадьбы Звягина?
  
   - Банкир Марк Голдин - мой кузен. Мы остановились в его доме, в Межапарке. Мы приехали сюда на его машине, вместе с ним и его женой Катей.
  
   - Когда вы здесь появились?
  
   - Мы выехали в полдень, не спешили. Марк, как всегда, строго соблюдал правила. Поэтому я думаю, что мы приехали где-то в 12.45.
  
   - Бывал ли ты раньше, когда-либо до сегодняшнего дня, в этом доме?
  
   - Бог с тобой, господин начальник, ну как я мог здесь бывать, мы ведь только позавчера прилетели в средине дня прямым самолётом из Нью-Йорка.
  
   - Это формальный вопрос. Я обязан всем задать этот вопрос. Ты ведь мог теоретически бывать в этом доме раньше, ещё до отъезда в Америку. На момент вашего приезда сколько посторонних уже находилось в усадьбе?
  
   - Пять человек. Горины и Колесниковы со своим сыном. Нет, семь человек - я забыл наёмных ведущих: Машу и Олега.
  
   - Начиная от момента вашего прибытия в усадьбу Звягина, кто из присутствующих отлучался с места пикника?
  
   - Мы с Марком сразу, по очереди, отправились после дороги в туалет. Да и все участники мероприятия пили пиво, ну и, естественно, бегали...
   Никто не задерживался дольше обычного времени, которое занимает эта процедура. Хотя я ни за кем не следил, мог что-то и упустить. Впрочем, мы - пятеро мужчин всё время были рядом, возились с мясом. О женщинах я не имею информации в этом направлении, извини, я не дежурил у туалета.
  
   - А женщины меня и не интересуют. Нужно быть полным идиотом, чтобы представить себе, что у ваших женщин хватило бы сил так сильно затянуть удавку на шее бедного старика. Из женщин только у Светланы Звирбулис теоретически могло бы хватить сил на такое упражнение. Кстати, а когда приехали Звирбулисы и Либманы?
  
   - Они приехали вместе, но в двух разных машинах, примерно через минут двадцать после нас.
  
   - Скажи мне ещё, Саша, кто из присутствующих звонил или принимал телефонные звонки?
  
   - Мне кажется, никто, кроме Марка. Марк, сразу по прибытию сюда, звонил домой по мобильнику. Он хотел поднять дочь с постели, чтобы она готовилась к экзамену. Когда мы обнаружили убитого старика, он опять звонил два раза, наверное, в полицию.
  
   - Он звонил в полицию один раз, второй звонок был на мобильник его босса - Хельмута Бергмана. Марк объяснил мне, что решил остановить прибытие Бергмана на усадьбу Звягиных. И это был правильный ход - зачем вмешивать иностранца в криминальную историю. Вот с вами, американцами, теперь лишние заботы: мы должны информировать консулат Соединённых Штатов, о том, что двое американских граждан включены в круг подозреваемых по делу об убийстве. Вам обоим запрещается покидать пределы Латвии, до получения специального разрешения латвийского министерства внутренних дел. Ты извини, старина, но такие правила существуют в любой стране. Здесь речь идёт об убийстве. Вы случайно оказались в плохом месте и в неправильное время...
  
   - Миша, а как долго нам могут не разрешать выехать из страны?
  
   - Сейчас трудно сказать. Всё зависит от обстоятельств. Вы можете получить разрешение уже в следующий понедельник, а можете быть задержаны на пару месяцев. Давай дождёмся результатов криминально-медицинской экспертизы, может что-нибудь прояснится. А пока подпиши, пожалуйста, форму об временном запрещении выезда из страны. Кстати, а на какой срок вы приехали в Ригу?
  
   - Мы приехали примерно на месяц...
  
   - Значит, у нас есть время хорошо поработать. Спасибо. Я тебе позвоню на днях. Может быть, мы даже найдём время вместе пообедать, если ты не возражаешь?
   Господин Корецкий, есть ли у тебя ещё какая-нибудь информация, которую ты считаешь важной для расследования преступления?
   Нет - тогда ты свободен.
  
   На обратном пути из Юрмалы в Межапарк водитель и пассажиры молчали в течение всей поездки. Я мысленно вспоминал обстоятельства нашего знакомства и приятельских отношений с Веткиным.
   Мишка моложе меня - он ровесник моей первой жены, они учились в одном классе. Мишка всегда, начиная с первого класса, мечтал стать милиционером. Еврей-милиционер или полицейский - это уже анекдот! Мне кажется, что за пределами Израиля и США крайне редко можно найти человека, объединяющего в своей личности такие две мало совместимые характеристики. В Риге такой человек есть. Еврейский пацан, безотцовщина всегда хотел быть ментом и стал им. В школе подтрунивали над тем, что он "Место встречи изменить нельзя" сто раз посмотрел. А Мишка не брал в голову - готовил себя для милицейской службы. Много занимался спортом, перечитал все детективы, а потом и на профессиональную литературу перешёл. Учился Мишка нормально, но с математикой был не в ладах - списывал у одноклассницы Лариски, которая, волей судьбы, стала потом моей женой. После школы Веткин поехал в Минск и каким-то образом поступил в высшую школу милиции. Почему они его взяли понять не возможно. Блата или лишних денег на взятки у его матери, которая работала медсестрой в больнице, точно не было. Остается только допустить, что каким-то чудом в 1975 году в приёмной комиссии Минской высшей школы милиции не оказалось антисемитов. Свежо предание, да верится с трудом...
   А может они его взяли шутки ради или для развода национальных меньшинств, что ли...
   Так или иначе, а Мишка ментовскую академию закончил с отличием и вернулся в Ригу служить. Они его всему в академии научили, всему, что менту положено знать и уметь. Дополнительно к учебной программе он научился пользоваться своим положением блюстителя закона, доставать продукты и дефициты, а главное - связи заводить. Ну и водку его пить научили, конечно, без водки на ментовской работе никак не выжить. Бывало, только соберёмся мы с женой в какой-нибудь ресторан, так обязательно на выпившего Мишку нарвёмся, обязательно официант на наш столик бутылку шампанского доставит от имени советской милиции, а сам капитан Веткин обязательно подойдёт, о делах расспросит и помощь предложит, если понадобится. Однажды, он притащил к нашему столу милую девушку и представил её так:
  
   - Зовут её Верка, эта блядь думает, что я на ней женюсь...
  
   Они поженились через две недели. Вера оказалась совсем не блядью, а очень серьёзной девушкой из хорошей семьи. Она приехала в Ригу по назначению, после окончания педагогического института где-то в российской провинциальной глубинке. Прощала Вера Веткину в то время его пьяные выходки - серьёзно влюбилась. Родила Мишке двоих детей и сумела Мишкины выступления остановить. И начал Мишутка-мент, под присмотром правильной жены, карьеру делать. Когда моя бывшая жена сдавала на водительские права, Веткин, уже майор, специально подъехал к ГАИ, подошёл к инструктору и, не стесняясь свидетелей, показал на Ларису - эта должна сдать, понял? Лариса, конечно, уже в тот день и права получила. Когда мы уезжали в Америку, Миша уже подполковником служил - заместителем начальника отдела по особо опасным преступлениям. Он помог нам контейнер с вещами без очереди отправить, одним телефонным звонком проблему решил. А вот теперь, у новой власти, видно в опале - переведён в Юрмалу, в выходной день выезжает на преступление в составе дежурной бригады...
   Надо будет узнать, что с ним произошло. Всё равно придётся, наверное, опять встречаться с Веткиным. От ментов в любой стране быстро не открутиться.
  
   Уже на подъезде к дому Марк, вдруг начал говорить, а может просто думать вслух:
  
   - Я успел остановить Марту и Хельмута всего за десять минут до приезда к Звягиным. Андрей не хотел, чтобы Марта появилась у него в доме, её в нашем городе недолюбливают и побаиваются. Попасть к ней на язык или на перо - опасно. Это Катюша с ней якшается, моя воля - я бы и на порог не пускал. А тут ещё Бергман повёлся на ней. Когда Марта поняла, что Звягин не выдал ей листок с адресом новой усадьбы и описанием проезда, то решила взять инициативу в свои руки - позвонила Хельмуту в гостиницу и предложила, что она отвезёт его на пикник. Ну, никак не может главная сплетница нашего города пропустить событие. Узнает про убийство - так, вообще, затоскует от досады, пропустила сенсацию...
   Бергман её роли в нашем городе не понимает, в наши игры не играет - он сразу радостно согласился, и веселей вместе и нравится ему главная рижская сплетница. Больше, чем нравится - влюблён старик...
   Когда мы вошли в дом, я решил сменить джинсы на домашние шорты и тут я вспомнил о свёрнутой салфетке в кармане брюк. Вынул бумажный комок, расправил и увидел написанные собственной рукой идиотские стишки, которые я сварганил, на скорую руку, соревнуясь с Колесниковым на юбилее Марка. Бред какой-то! Это - случайность или меня кто-то подставляет? Значит, человек, причастный к убийству старика, присутствовал на юбилее. Да, нет, это уже совершенно бредовая идея! Теперь я даже не могу отдать салфетку Веткину - блюститель закона обязательно наплюёт на наше приятельство в прошлом и посадит меня за скрытие вещественных доказательств от следствия. Ну и попал я в ситуацию, что же теперь делать? Нужно будет обсудить ситуацию с моим домашним Шерлоком Холмсом.
  
  
   ПРОТОКОЛ
   осмотра места убийства господина Ковальского Франца Цезаря, воскресенье, 16 июня, 2002 года, время 14 часов12 минут.
   Место происшествия: Кемери, улица Сатеклес, номер дома 67.
   Имя убитого - Ковальский Франц Цезарь установлено по пенсионной книжке, изъятой из внутреннего кармана пиджака. Фотография в документе совпадает с лицом трупа. Адрес Ковальского в пенсионной книжке соответствует адресу дома по месту происшествия.
   Убитый - мужчина, 1921 года рождения (согласно выше упомянутому документу), рост 171 см, полный, голова лысая, с остатками седых волос по бокам. Убитый одет в тёмные брюки, светлую рубашку и коричневый пиджак в маленькую клетку. Левый лацкан пиджака оторван и отброшен в сторону. Обувь - коричневые туфли без шнурков, один туфель находится на ноге убитого, а второй сброшен, измазан в чернозёме и находится рядом с трупом.
   Труп обнаружен детьми, игравшими во дворе. Труп находится внутри помещения запущенной, давно неэксплуатируемой жильцами цветочной оранжереи, расположенной на территории усадьбы, справа на расстоянии 12 метров вглубь от линии центрального входа в дом.
   Убитый лежит на земле, на почве имеются следы борьбы и волочения тела внутри помещения. На почве также обнаружены нечёткие отпечатки, оставленные обувью двух размеров: 40 и 44 см. Шею убитого опоясывает петля из куска стальной проволоки, глубоко врезавшейся в плоть жертвы, рот широко открыт, а язык выдвинут изо рта и застыл в поднятой позиции. На концах петли прикручены рукоятки из деревянных обломков. Орудие убийства - заранее подготовленная удавка.
   Вокруг тела разбросаны какие-то документы. Обе руки трупа прижаты к груди и продолжают удерживать толстую тетрадь. Рядом с трупом найдены очки в металлической оправе.
   В вещах убитого обнаружен кошелёк с деньгами (240 латов, 70 сантимов) и фотографией пожилой женщины, просроченный проездной билет на юрмальские автобусные линии, носовой платок, пластмассовая оправа для очков, старые швейцарские карманные часы фирмы Omega, медицинские рецепты для получения трёх лекарств от 26 мая сего года. В окружающем тело пространстве найден окурок от сигареты.
   Наиболее вероятная причина смерти - удушье и последовавшая сердечная недостаточность. Примерное время смерти между 10 и 12 часами дня обнаружения убитого (эти данные будут уточнены после вскрытия тела).
   Произведена фотосъёмка тела убитого и окружающего пространства (28 снимков прилагаются). Обнаруженные отпечатки пальцев сняты и прилагаются для передачи на экспертизу.
   Обнаруженные в ходе осмотра орудие убийства, документы и другие предметы обозначены в схеме места происшествия, упакованы, опечатаны и изъяты.
   Осмотр окончен в 17 часов 15 минут.
  
  
   ЮРИС ФРИДМАНИС, 19 ИЮНЯ
  
   Дежурный офицер отделения полиции района Кемери недоверчиво смотрел на сидящего перед ним человека.
  
   - Так, а теперь успокойтесь, пожалуйста, и начните со своего имени. А дальше всё сначала, но медленно и по порядку!
  
   - Мое имя Юрис Фридманис!
  
   - Вы утверждаете, что являетесь владельцем дома 67 по улице Сатеклес?
  
   - Да, я утверждаю, что 23 мая 2002 года я купил дом у господина Ковальского по адресу: Кемери, ул Сатеклес, номер 67. У меня с собой, в портфеле, имеются все юридические документы. Ковальский куда-то пропал, а я не могу попасть в свой дом.
  
   - Допустим, это так. Почему же вы не вселились в ваш дом ещё месяц тому назад, а только сегодня решили проведать свою собственность?
  
   - Дело в том, что я уже восьмой год работаю за границей, в Швеции. Я - профессор биологии, доктор наук. Я работаю в Стокгольмском университете по контракту. Каникулы в университете только начались. 15 июня мы собрались, закончили все дела и только вчера возвратились в Ригу на пароме из Стокгольма. Мы - это я, моя жена и дочурка. Мы остановились в Риге, в квартире матери жены. Сегодня с утра я несколько раз безуспешно звонил по телефону Ковальского. Никто не ответил. Мне это показалось странным, так как при завершении контракта 23 мая, Ковальский, зная, что мы не торопимся с переездом, попросил разрешения остаться в доме ещё на пару недель, для разбора вещей и оформления документов. Потом, по завершению всех формальностей, он собирался уехать к своим родственникам. Я согласился, так как рассчитывал, что он одновременно сыграет роль сторожа моего дома. Ковальский обещал дождаться моего прибытия из Стокгольма. Не сумев дозвониться, я сел в машину и поехал в Кемери, чтобы понять, что происходит. Кроме этого, мне нужно прикинуть объём ремонтных работ. Когда я подъехал, то увидел, что входная дверь дома опечатана. На двери прикреплена жёлтая наклейка полиции с телефоном вашего отделения. Я сразу поехал в отделение. Я не понимаю, что произошло. Я требую разрешить доступ в мою собственность. Мы с женой должны ещё раз всё осмотреть и начать планирование ремонта.
  
   - Господин Фридманис, ваше требование, к сожалению, выполнить пока не возможно сразу по двум причинам. 16 июня на территории дома Сатеклес 67 произошло убийство бывшего владельца дома, господина Ковальского. Второй причиной является полная неопределённость с новым владельцем дома. У следственной группы имеется заявление ещё одного человека, который тоже заявил полиции, что он является владельцем дома. Он, так же как и вы, имеет все юридические документы, подтверждающие правомочность его заявления.
  
   - Старик Ковальский убит? Бог мой, это ужасно...
   Мне его очень жаль. Он производил впечатление хорошего человека, я очень сожалею. Я чувствовал, что это нехороший дом: неухоженный и какого-то зловещего вида. А ещё мне не нравилось, что он расположен в стороне от других домов. Но мою жену очень тяжело переубедить - она в восторге от соседства дома с национальным парком. Сармите считает, что хороший ремонт полностью изменит облик дома. Мы уже перевели сумму стоимости дома, я копил эти деньги восемь лет. А вы тут объявляете о неопределённости личности владельца. Чушь! Какая может быть неопределённость, если у меня есть подтверждение банка Ковальского, что мои деньги поступили к ним. "Свидетельство владельца недвижимости" у меня с собой - вот взгляните! Что же мне делать?
  
   - В первую очередь, вам необходимо срочно встретиться с работником следственной группы, которая занимается делом Ковальского. Я сейчас же, прямо при вас, позвоню полковнику Веткину - это руководитель группы. Он назначит вам время для разговора.
  
   - Господин полковник! Вас беспокоит капитан Бриедис из 105 отделения полиции в Кемери. Тут у меня объявился некий господин Фридманис, который утверждает, что именно он является настоящим владельцем дома Ковальского. Он представил все юридические документы, подтверждающие правоту его заявления. Что мне с ним делать?
   Хорошо, понял. Я отправляю его к вам.
  
   - Господин Фридманис! Вы должны прямо сейчас отправиться в Дзинтари, на улицу Йомас, в управление государственной полиции Юрмалы. Когда войдёте - доложитесь дежурному, назовите себя и скажите, что вы явились для разговора с полковником Веткиным, который знает о цели вашего визита.
  
  
   СТАРШИЙ ИНСПЕКТОР РАДЗИЕВСКИЙ, ДОПРОС Ю.ФРИДМАНИСА, 19 ИЮНЯ
  
   - Господин Фридманис, полковник Веткин сейчас занят. Я старший инспектор отдела по особо тяжёлым преступлениям юрмальского управления государственной полиции Станислав Радзиевский. Мой начальник - полковник Веткин поручил мне обсудить с вами ваше заявление по вопросу установления владельца недвижимости: жилой дом по адресу Кемери, ул Сатеклес, номер 67. Я правильно сформулировал цель вашего визита к нам, господин Фридманис?
  
   - Вы не совсем правильно поняли цель моего прихода в управление полиции, господин инспектор. Я хочу уточнить: мне нужна ваша помощь только для того, чтобы занять мой собственный дом, входная дверь которого опечатана полицией. Я совсем не нуждаюсь в установлении владельца, в этом вопросе итак всё ясно - контракт подписан продавцом и покупателем, подтверждение из банка о поступлении денег на счёт Ковальского мной получено, свидетельство владельца дома у меня на руках. Я нуждаюсь в вашей помощи только для устранения недоразумения.
  
   - Капитан Бриедис из отделения полиции города Кемери уведомил вас, что 16 июня на территории дома Сатеклес 67 произошло убийство бывшего владельца дома - господина Ковальского? Знаете ли вы, что мы ведём расследование убийства?
  
   - Да, согласно информации на наклейке двери дома, я позвонил и поехал в отделение полиции. Капитан Бриедис мне всё рассказал. Мне очень жаль старика Ковальского, но моя семья не имеет другого собственного жилья в Латвии. Мы не имеем никакого отношения к тому, что произошло со стариком Ковальским. Закон о праве владения недвижимостью в Латвии никто не отменял, согласно положениям этого закона я являюсь владельцем дома Ковальского, несмотря на то, что какой-то аферист пытается ввести вас в заблуждение своими липовыми бумажками.
  
   - Увы, господин Фридманис, но нам понадобится время, чтобы установить: чьи бумаги подлинные, а чьи липа. Перед законом вы и другой истец одинаковы! Вы можете мне поверить, что этот господин совсем не аферист, а такой же законопослушный гражданин, как и вы. Пожалуйста, сегодня же обратитесь к вашему адвокату и попросите его срочно отправить в наш адрес копию всего пакета документов по вашему контракту. Вам и вашим близким придётся немного подождать и пожить у родственников, до тех пор, пока мы не закончим экспертизу документов. Если все документы в порядке, то, с юридической точки зрения, вы находитесь в гораздо лучшем положении, чем другой истец - ваш контракт завершён на неделю раньше.
   Мне необходимо задать вам несколько стандартных вопросов, ответы на которые необходимы нам для прояснения деталей. Каким образом и когда вы узнали о продаже дома? Почему вы выбрали именно этот дом?
  
   - Мы с женой всегда мечтали о своём собственном доме у моря. Когда мои коллеги из Швеции предложили мне поработать в стокгольмском университете, я понял, что это реальный путь к исполнению нашей мечты. Мы с женой тяжело работали восемь лет за границей, но нам удалось скопить значительную сумму денег. Во время прошлых зимних каникул мы сели в машину и катались по Юрмале, намереваясь прицениться к домам. Мы зашли в пару агентств по продаже недвижимости, но эти акулы берут 7% стоимости за свое содействие, а цены и так зашкаливают за наши финансовые возможности. После каникул, когда мы на морском пароме возвращались в Стокгольм, то случайно за столом в ресторане общались с молодой парой туристов. Моя жена подружилась с девицей и проговорилась ей о нашей поездке по Юрмале. Я тогда отругал Сармите за то, что она первым встречным раскрыла наши материальные возможности. Но, я был неправ - когда мы прощались, девица протянула Сармите клочок бумаги с телефонным номером и сказала, чтобы мы попробовали позвонить по указанному телефону. Её знакомый, как оказалось, продаёт точно такой дом, как мы ищем. Мы должны были сказать, что получили номер телефона от Муси. Я вначале не принял её заявление всерьёз - молодые люди не показались мне достаточно солидными для обладания подобной информацией. Но, поразмыслив, я решил позвонить по телефону на записке - а чем чёрт не шутит. Когда я позвонил, ответил племянник Ковальского, который заявил, что он уполномочен своим дядей обсуждать вопросы продажи дома. Он подробно и толково рассказал о доме. Я ему поверил. Через две недели, на выходные, мы опять поехали в Ригу, так как вся эта история начала уже казаться нам достаточно серьёзной. 15 марта мы впервые посмотрели дом Ковальского.
  
   - В ваш первый визит Ковальский находился в доме один или с ним был кто-нибудь ещё?
  
   - В наш первый визит в доме находился молодой мужчина, который совсем не участвовал в процедуре представления дома покупателям и в переговорах. Я лишь мельком видел его лицо через распахнутую дверь в соседней комнате. Во все следующие визиты Ковальский всегда был в доме один, хотя мимоходом он упоминал своего племянника, который у него живёт. Причиной продажи дома он назвал недавнюю смерть жены.
  
   - Вы бы смогли узнать племянника Ковальского, которого мельком видели в ваш первый визит?
  
   - Я не уверен, что смог бы.
  
   - Кто оформлял для вас юридические документы и кто юридически представлял Ковальского в вашем контракте?
  
   - Мой приятель студенческих лет, адвокат Ивар Цаплис, подготовил контракт и представлял обе стороны, покупателя и продавца, одновременно. Ковальский собирался искать адвоката. Ивар объяснил мне и Ковальскому, что наш контракт простой - нужно только проверить не заложен ли дом под заём с каким-нибудь банком и не числится ли он в завещаниях на наследство. Для подобных контрактов обе стороны могут использовать одного адвоката, который в таком случае, выступает в роли посредника. Ковальского беспокоили только два вопроса: быстрое получение денег и возможность ещё несколько недель пожить в доме. Когда я в присутствии Ковальского передал всю сумму денег наличными Ивару Цаплису, старик сразу подписал документ завершения контракта. Всё остальное проделал Ивар. Он положил деньги на счёт Ковальского и оформил "Свидетельство владельца недвижимости" в Земельной книге города Юрмалы.
  
   - Какой банк Ковальский использовал для перевода денег?
  
   - Деньги переводил адвокат Цаплис, но я знаю банк Ковальского - в копии контракта указан его счёт в рижском филиале банка Nordix.
  
   - Вы, наверняка, уже устали, но ещё парочку простых вопросов и я оставлю вас в покое. Вы запомнили девушку и парня, которые посоветовали вам позвонить Ковальскому? Знаете ли вы их имена? Видели ли вы их когда-либо ещё после той встречи на пароме?
  
   - Мы с женой их запомнили. Он называл её Мусей, Мухой или Мурёнком, видимо это всё ласковые клички для любимой девушки. Она называла его Боб. Мы никогда больше их не видели. Да и в тот раз это было всего лишь двухчасовое лёгкое общение за столом в ресторане и ничего больше. Больше мы их никогда не видели. Но я смог бы их узнать.
  
   - Какова сумма стоимости дома, уплаченная вами Ковальскому?
  
   - Господин инспектор, вы же всё равно получите копии всех документов по моему контракту...
  
  
   ВЕТКИН, ДОПРОС ЗВЯГИНА, 20 ИЮНЯ
  
   Широкое окно в кабинете начальника юрмальского отдела по особо опасным преступлениям Министерства внутренних дел Латвии - Михаила Веткина выходит прямо на улицу Йомас в Дзинтари. Обычно полковник перед приходом посетителя затягивает штору, так как вид из окна отвлекает внимание собеседника и может увести разговор из нужного следователю русла. Однако, на этот раз он не стал выполнять привычную процедуру, посчитав, что в сегодняшнем случае вид на главную прогулочную улицу Юрмалы поможет ему расслабить посетителя. Андрей Петрович Звягин не оказался исключением - вошёл и сразу начал глядеть в окно, как будто это не у него в доме произошло убийство и вовсе не он претендует на место главного подозреваемого. Да ведь, собственно, и сам дом оказался вовсе не его владением...
   Придётся сейчас сказать ему обо всём этом, а как начать этот тяжёлый разговор?
   С таким, как Звягин лучше в лоб, без церемоний. Мужик крепкий - выдержит.
  
   - Андрей Петрович, нам с вами предстоит длинный разговор. Я назвал нашу встречу разговором, а не допросом. Но если уже сейчас или позже, в любой момент, вы посчитаете необходимым отложить разговор и перевести его в разряд допроса в присутствии адвоката, то я не стану возражать. Сейчас, решение за вами. Как вы предпочитаете?
  
   - Продолжайте! Я достаточно самостоятельный человек, но я оставляю за собой право в любой момент пересмотреть своё решение.
  
   - Я не знаю с чего начать, но мне придётся сообщить вам нехорошее известие, очень скверную информацию...
   Сделать это всё равно нужно раньше или позже. Чем раньше вы узнаете эти неприятные обстоятельства, тем легче вам будет перенести моральные и материальные потери. Может быть, вы хотите попить водички?
  
   - Давай, командир, заканчивай свою психотерапию. Мне это не надо! Я мужик, офицер. Я выдержу. Смело шпарь свою плохую информацию...
  
   - Андрей Петрович! К нам обратился господин Фридманис, который согласно представленным им документам тоже является владельцем дома Ковальского. По его бумагам получается, что за неделю до завершения вашего контракта, один и тот же дом - номер 67, по улице Сатеклес, в Кемери был уже продан господином Францем Ковальским господину Юрису Фридманису. По нашим справкам, профессор биологии Фридманис работает по контракту в Швеции, в стокгольмском университете. Похоже, что вас кинули - вы купили раннее проданный дом...
  
   - Это абсолютно исключено! Мой адвокат с целой бригадой помощников проверял документы дома. У меня имеется официальный документ "Свидетельство владельца недвижимости" от Земельной книги города Юрмала. Эта организация, как вам должно быть известно, занимается инвентаризацией недвижимости и оформляет документы для владельцев. В свидетельстве перечислены все владельцы дома, начиная от его постройки в 1940 году. На момент оформления документов в свидетельстве числились всего два владельца: первым записан некий господин Арнольдас Бекерис, а, вторым, с 1948 года, всегда был Франц Ковальский. Основной документ владельца дома - "Свидетельство владельца недвижимости", или иначе титульный паспорт дома, был передан мне 3 июня 2002 года в присутствии моего адвоката - господина Симса и сейчас находится у меня на руках. Копия этого документа также хранится в Земельной книге города Юрмалы. В день убийства Ковальского я, по вашему требованию, передал вам свою копию "Свидетельства владельца недвижимости", о чём у меня имеется расписка.
  
   - Наши специалисты вчера завершили предварительную экспертизу вашего свидетельства. Увы, я вынужден вас огорчить. Свидетельство оказалось фальшивкой! Я не имею в виду, что оно выполнено на поддельном бланке или не прошло через государственные инстанции. Я утверждаю, что злоумышленник или, скорее, группа злоумышленников умудрилась ещё раз оформить продажу уже проданного дома. Ваш титульный паспорт дома оформлен при наличии уже существующего активного "Свидетельства владельца недвижимости" на одну и ту же собственность. Согласно закону, оформление нового свидетельства разрешается только при прерывании действия старого. Конечно, мы проведём ещё одну, более точную экспертизу всех документов, но это будет только юридическая формальность. У нас уже сегодня имеются все основания утверждать, что сам факт повторной продажи дома, его оформление и передача вам фальшивого "Свидетельства владельца недвижимости" - результаты хорошо скоординированной работы группы преступников. Вам и нам остаётся только принять эту ужасную ситуацию. Именно поэтому мы считаем, что против вас совершено преступление, классифицируемое в уголовном кодексе, как финансовое мошенничество с особо крупным ущербом пострадавшей стороны. Известное вам дело о расследовании убийства господина Франца Ковальского на территории вашей усадьбы переквалифицируется в расследование убийства на территории, установление принадлежности которой также должно быть решено в рамках расследования. Оба расследования объединяются. Я остаюсь руководителем объединённого расследования. Обещаю вам сделать всё необходимое, чтобы раскрыть это дело и найти виновных. Я надеюсь, что мы сможем вернуть вам ваши деньги.
   Мне неудобно просить вас продолжить наш разговор, но в интересах следствия, да и в ваших собственных интересах мне крайне необходимо, чтобы вы, как можно скорее, ответили на мои вопросы. Вы сможете продолжать разговор или нам следует отложить его на завтра?
  
   - Во-первых, я сразу хочу немедленно официально заявить, что я полностью исключаю возможность мошенничества. Даже если где-то существует таинственный господин Фридманис, который по вашей информации якобы является настоящим владельцем усадьбы, то при более подробном рассмотрении его документов выяснится, что это он получил фальшивое свидетельство владельца, а не я. На меня работал лучший адвокат Латвии по вопросам недвижимости. Хочу вас предупредить, что я, со своей стороны, проведу самую тщательную экспертизу всех материалов по этой недвижимости с привлечением лучших специалистов и сумею разбить ваши хлипкие построения.
   Во-вторых, я готов отвечать на ваши вопросы.
  
   - Каким образом и когда вы узнали о продаже дома? Почему вы выбрали именно этот дом?
  
   - Я давно искал дом в Юрмале. По совету своего приятеля я обратился в агентство по продаже недвижимости ARKO и стал регулярно получать от них письма с предложениями. Вариант дома Ковальского меня заинтересовал. Я им позвонил. Через пару дней мы с женой, в сопровождении работника агентства, уже посмотрели дом. Все эти события случились в средине февраля этого года. Ценность дома только в его расположении - это район национального парка "Кемери", а кроме этого, дом имеет свой собственный кусочек пляжа. Пока он особенной ценности не представляет - для того, чтобы превратить этот дом в настоящее загородное поместье понадобится полная его перестройка.
  
   - Кого вам представили, как хозяина дома?
  
   - Представительница агентства ARKO - Ирина Полищук, в первый наш визит, представила нам Франца Ковальского, как единственного хозяина дома. Недавняя смерть жены Ковальского была названа причиной, из-за которой Ковальский решил выставить дом на продажу.
  
   - В ваш первый визит Ковальский находился в доме совершенно один или с ним был кто-нибудь ещё?
  
   - В наш первый визит и во все следующие визиты в доме Ковальского всегда находился его племянник - Яцек. Ковальский мимоходом упомянул молодого человека в самый первый наш приход и добавил, что со дня смерти его жены он боится жить один.
  
   - Вы бы смогли при необходимости опознать племянника?
  
   - Нет, я не смогу. Этот парень никогда не оказывался на виду во время нашего нахождения внутри дома и вообще никак не участвовал в переговорах. Он держался в стороне, присутствовал неподалёку, обычно в соседней комнате, и, видимо, наблюдал за своим дядюшкой, чтобы при необходимости ему помочь. Я не рассмотрел его лицо и поэтому совсем не запомнил. Он никогда не высовывался и не встревал в разговоры.
  
   - Вы заявили, что при оформлении документов на продажу вашу сторону представлял адвокат Эрик Симс. Кто представлял сторону Ковальского?
  
   - У Ковальского, разумеется, тоже был адвокат, я запамятовал его имя, но имя легко найти в документах по контракту. Я думаю, что Симс сумеет вам предоставить не только имя, но и телефон. Моему адвокату мы можем позвонить прямо сейчас.
  
   - Как и куда вы переводили деньги - оплату за дом?
  
   - Все мои личные счета, а также основные счета моей компании открыты в рижском филиале банка Nordix. Президентом филиала банка является мой друг - Марк Голдин. В день передачи ключей и свидетельства владельца дома Марк собственноручно в присутствии адвокатов обеих сторон выполнил компьютерную трансакцию перевода всей суммы денег, за исключением небольшого задатка, который был передан Ковальскому наличными в день подписания контракта на продажу дома. Деньги с моего счёта были переведены на указанный в контракте счёт в швейцарском банке UBS. Владельцем счёта является юридическое доверенное лицо Ковальского.
  
   - Извините, Андрей Петрович, но я вынужден вас спросить о какой сумме идёт речь? Или вы хотите, чтобы мы официально запросили эту информацию в письменной форме?
  
   - С полицией иногда приходится быть откровенным, а в этом случае мне и вовсе скрывать нечего - я не сомневаюсь, что вы всё равно запросите копии всех документов. Полная сумма, уплаченная мной за дом, пятьсот пятьдесят тысяч латов, или больше одного миллиона долларов.
  
   - Как старик Ковальский вообще попал на усадьбу в воскресное утро 16 июня?
  
   - В прошлую субботу, примерно в восемь вечера старик позвонил мне на мобильный телефон. Я удивился его звонку, но вспомнил, что ещё в день передачи ключей старик заикнулся, что не успел до конца просмотреть свой архив, который свален во флигеле. Я тогда пообещал, что он может бывать во флигеле столько раз, сколько ему понадобится и только с его разрешения все бумаги из флигеля будут сожжены.
   Вот он и стал настаивать на том, что именно в воскресенье ему обязательно нужно приехать. Мне ничего не оставалось, как согласиться.
  
   - Как и когда старик добрался до дома?
  
   - От станции электрички всего двадцать минут пешего хода до дома, но когда по звонку старика я пошёл открывать калитку, то я увидел отъезжающее от ворот такси. Это было примерно в половину десятого утра.
  
   - Это была рижская машина или машина из Юрмалы?
  
   - Я затрудняюсь ответить, я видел автомобиль с довольно большой дистанции. Я решил, что это такси по светящейся надстройке сверху кузова.
   - Как развивались события, когда старик вошёл на территорию усадьбы?
  
   - А никак не развивались. Он был явно чем-то взволнован и так спешил взяться за свои дела, что даже не стал надоедать мне своими обычными разговорами о политике - сразу ушёл в сторону флигеля.
  
   - Ещё на первом допросе вы показали, что всех присутствующих в усадьбе в воскресенье можно отнести к трём категориям: члены семьи, гости и обслуживающий персонал. Давайте ещё раз уточним список последней группы и время их прибытия. До появления гостей, не считая членов вашей семьи, кто побывал во дворе усадьбы утром в прошлое воскресенье?
  
   - С девяти утра во дворе находились шофёр и двое рабочих из центра по обслуживанию банкетов Globus. Они привезли для пикника шезлонги, сборные столы, стулья и большую палатку. Я позвонил в Globus, так как по прогнозу была небольшая вероятность дождя. Рабочие пробыли недолго: разгрузили мебель и оборудование, собрали и расставили. Почти одновременно с бригадой рабочих приехали наёмные ведущие пикника Маша Климова и Олег Грановский. Эти двое приехали на маленьком автомобиле Климовой. Шофёр и рабочие покинули усадьбу примерно через час после появления Франца Ковальского. Маша и Олег продолжали возиться во дворе, они по моему плану должны были развлекать гостей. Но, увы, нам так и не пришлось повеселиться.
  
   - Почему вы обратились именно в эту компанию?
  
   - Этот центр, накануне, в пятницу, проводил юбилей Голдина. Всё прошло на самом высоком уровне. Конечно пикник не юбилей, но я даже по мелким делам предпочитаю обращаться в проверенный бизнес. Кроме того, моя жена хотела пригласить ведущих для пикника - она считает, что участие профессионалов даже пикник может сделать праздником, а иначе получиться обыкновенная пьянка.
  
   - Представитель центра Globus сам назначил ведущих для вашего пикника?
  
   - Нет, на банкете Марка в прошлую пятницу я воспользовался микрофоном и пригласил всех присутствующих в мою усадьбу на воскресный пикник. Маша и Олег сразу подошли и поинтересовались: не нуждаюсь ли я в их услугах на воскресенье? Это нормальная реакция людей, зарабатывающих деньги этим видом деятельности. Я ответил согласием. При этом я сразу поставил им задачи: красиво накрыть стол, придумать весёлые занятия для взрослых гостей и организовать детские игры.
  
   - Был ли приезд старика Ковальского в усадьбу замечен работниками центра Globus?
  
   - Я думаю, что старика заметили все. Проход от ворот двора к флигелю проходил как раз вдоль устанавливаемого рабочими тента. Маша и Олег в это время тоже были рядом с тентом - устанавливали флажки и подвязывали праздничные надувные шарики.
  
  
   САША КОРЕЦКИЙ И МАРТА КЛИМОВА, ПРОШЛОЕ
  
   Наконец пришёл долгожданный выходной. Студент Саша Корецкий проспал почти до одиннадцати утра и спал бы ещё, если бы не вкусный, резкий запах знакомой еды, внезапно заполнивший всю комнату. Оказалось, что его соседи по комнате - Костя и Серёжа приготовили по случаю воскресенья фирменное блюдо их общаги - "крестьянский завтрак". Никто не знал крестьяне, какой страны изобрели это замечательное блюдо. Никто даже не помнил, кто и когда приготовил эту еду в общаге в первый раз, но именно так, на старый манер, у них называли этот деликатес бедных студентов. Рецепт чуда кулинарии был простым и удобным даже для неумелых рук: жарилась картошка, а потом в почти готовую картошку добавлялась ветчина или колбаса, порезанная мелкими кусочками, и вся эта смесь заливалась яйцами.
   Хорошее начало - вкусный завтрак мог бы стартовать отличный выходной день в целом, так нет - именно на сегодня несколько дней тому назад Саша наметил совершенно не нужный ему поход к старенькой московской родственнице.
   Сестра бабушки Корецкого, бывшая актриса оперетты, древняя старушка и пенсионерка Анастасия Новицкая жила в Москве уже более пятидесяти лет, а Саша за два года учёбы в столице так и не удосужился позвонить двоюродной бабушке. О Тасе Новицкой в семье ходили легенды. Никто толком не помнил, получила ли она красивую фамилию от одного из своих мужей или это её сценический псевдоним? Старики до сих пор вспоминали её необычную красоту и подсчитывали невероятное количество её мужей, среди которых случился даже один нарком, погибший во времена сталинских репрессий. Ходили слухи о знакомствах, романах и дружбах Анастасии со многими известными и выдающимися людьми её времени.
   Когда Саша собрался поступать в Москву, отец пытался отговаривать, советовал спуститься с заоблачных высот и ехать поступать в какой-нибудь областной центр. Отец мотивировал не только пресловутой "пятой" графой анкеты по учёту человеческих ресурсов в совдепии, но ещё и придуманной им теорией об отборном составе населения столицы. Отец считал, что за исключением лимиты, из провинции в Москву могут попасть только очень способные, выдающиеся люди. Для интеллигентных занятий Москва высасывает отборный человеческий материал из всей страны. Мама, в этом судьбоносном для Саши разговоре, поддержала сына. Она заявила, что в её линии семьи как раз и имели место таланты и выдающиеся люди. Имена академика из Новосибирска, заслуженной актрисы Анастасии Новицкой и маминого брата, закончившего ещё до войны факультет журналистики Московского университета, послужили ей иллюстрациями своей правоты. Семейный совет двумя голосами против одного проголосовал за предоставление Саше одной попытки поступления в московский ВУЗ. Корецкий поехал в Москву и, сдав всего один экзамен, как медалист, легко поступил в новый, недавно образовавшийся в Москве институт.
   Со второго курса Саша привык к московской, студенческой жизни, у него появились друзья, а главное ему очень повезло с соседями по комнате общежития. Вот только жаль, что сегодня он не сможет отправиться с ребятами на поиски приключений - они собираются на дискотеку в Гнесинку, где у Серёги образовались знакомые девчонки.
   После зимних каникул, во время которых мама дважды напомнила сыну о бабушке Тасе, Саша долго томился, тянул резину, а потом нехотя собрался и позвонил родственнице.
   Старушка оказалась приветливой, назвала Корецкого по-старинному - внучатым племянником и настойчиво звала приехать и предъявить себя родственнице. Корецкий волновался, отправляясь со своим визитом: Новицкая - заслуженная актриса, живёт в одном из престижных районов Москвы, да ещё мама считает, что они оба, Саша и Новицкая, являются представителями одного ряда выдающихся индивидуумов поколений их семьи.
   Несмотря на район, квартира оказалась коммунальной, о чём говорила надпись "звонить три раза" напротив фамилии Новицкой в списке у двери. Расположение квартиры на первом этаже тоже не повышало индекс элитарности жилья двоюродной бабушки. Саша позвонил, как было указано, раздались шаркающие шаги, дверь открылась и перед ним предстала совсем дряхлая старушка, одетая в совершенно заношенный, блеклый от времени халат, бывший когда-то китайским, если судить по выцветшим, чуть заметным восточным узорам. Только овально-симметричная форма лица, большие серые глаза на полностью распаханном морщинами лице и узел причёски из длинных седых волос всё-таки указывали на былую красоту и избранность старой женщины.
   Саша поздоровался и двинул вперёд букетик мимоз, добытый у кавказца в подземном переходе.
   Жилплощадь заслуженной актрисы-пенсионерки представляла собой одну громадную комнату, размером в 30 - 40 квадратных метров. Стены комнаты были увешаны старыми афишами и фотографиями настолько густо, что почти не оставляли нетронутой поверхности на уровне, возможном для созерцания человеком. Мебель в комнате была совершенно беспорядочной и представляла собой удивительную смесь эпох, стилей, цен и качества. Наиболее стоящей единицей коллекции являлся огромный антикварный шифоньер ручной работы, лицевые панели и двери которого были покрыты изящной резьбой из силуэтов людей и животных, цветов и гроздей винограда. Монстр интерьера прошлых столетий не был, как обычно, приставленным к стене, а стоял поперёк комнаты, почти полностью разделяя комнату на два жилых пространства. Правая половина комнаты выглядела намного интересней пространства слева - её украшали резная сторона шифоньера, деревянная кровать и круглый стол с четырьмя стульями. Левая половина выглядела, как комната в студенческом общежитии: две узкие, железные кровати без затей, две тумбочки и две простые табуретки. В этой части тоже висели фотографии, но они не содержали в себе никакого далёкого прошлого - свежие, недавно снятые карточки, с какими-то группками молодых людей.
   После приветствий и восхищений ростом и внешностью молодого человека старушка вышла за дверь, а возвратившись начала очень бойко накрывать на стол, манипулируя ящиками и дверцами своего шифоньера. В результате её деятельности стол перед Сашей оказался накрытым белой скатертью и уставлен баранками, печеньем, мёдом и вареньем. Старая мельхиоровая сахарница, с невиданными Сашей кусковым сахаром и щипчиками, была устроена на столе одновременно с горячим, закопчённым чайником.
   Стали пить чай и беседовать. К удивлению Саши, старушка помнила имена всех родственников из его городка и живо интересовалась деталями жизни многих представителей их семейства. Корецкий, как мог, старался подробно ответить на Тасины вопросы. Божий одуванчик явно любила поболтать - она не просто слушала Сашу, а использовала любое имя, название или подходящее слово, как триггер её собственной истории, подходящей по ходу разговора. В ответ на беглый обзор своих институтских будней Саше пришлось выслушать несколько историй из студенческой юности Новицкой. При этом заслуженная актриса легко вспоминала даты, имена и события, как будто её истории тоже происходили совсем недавно. Разговор затянулся и шёл по кругу, Саша уже начал подумывать над предлогом для сворачивания визита.
   Внезапно входная дверь отворилась, помещение засияло и резко стало прекрасным. В комнату вошли две красивые молодые девушки, внешность которых, как будто специально была запроектирована природой в противоположных красках и полюсах. Неожиданно для себя, Саша вдруг представил фантастическую схему, в которой положительным полюсом служила яркая и хрупкая брюнетка, в стиле главной героини любимого итальянского фильма Саши "Римские каникулы", а роль отрицательного электрода играла вторая красавица-блондинка. Обе девицы были модно и ярко одеты, в необычном для Москвы стиле, и также в параллельных, противоположных расцветках. Дама "пик" и дама "червей" - ещё одно сюрреалистическое построение мелькнуло в голове Корецкого.
   Ангелы хором поздоровались, ну совсем, как обычные девушки. Бабушка Тася представила им Сашу, опять назвав его своим внучатым племянником. Девушки назвались в ответ: брюнетку звали Марта, а имя блондинки - Хильда. Девушки - студентки хореографического училища, прибывшие на учёбу из Таллина. Оказалось, что будущие балерины снимают у Таси левую часть её комнаты. Девицы непринужденно подсели к столу и завязали новый виток разговоров о Москве, новых фильмах, музыке, группах и артистах.
   Будучи дилетантом в отношениях с женским полом, Саша мужским инстинктом, неизвестно откуда проявившимся у неопытного парня, ощущал высочайший класс самок. Это таким женщинам пишут стихи и симфонии, из-за таких дам раньше стрелялись на дуэлях. Корецкому совсем расхотелось сворачивать свой визит. Он вмиг превратился в дамского угодника, он рассказывал истории, он полностью мобилизовался на выуживание из самых дальних уголков своего мозга информации из мира музыки и искусства. Ему понравились обе подружки из Эстонии, но с первого взгляда он влюбился в Марту. Влюбился "по уши" в первый раз в жизни и по-взрослому, как мужик. Всё его тело пронизывали какие-то нежные и удивительные вибрации ожидания чего-то большого, удивительного и пугающего.
   Когда Корецкий ехал в метро, на обратном пути в своё общежитие, он уже понял, что пропал. Объект его любви, Марта - девушка необыкновенная, с такой возлюбленной не сидят на лавочке в парке и не ходят в кино на последний ряд. С ней нужно быть богатым и успешным, нужно дарить бриллианты и необыкновенные подарки, возить её в путешествия. Нужно сделать для Марты что-то важное и большое, а что? Может жениться? Саша понял, что согласен и на это, но женитьба ведь не прибавит денег в вечно пустом кармане студента. А на что они будут жить? А где они будут жить? Да и согласия одной стороны для скороспелого брака недостаточно, нужно спросить у Марты...
   Когда полностью растерянный, влюблённый студент вернулся в своё общежитие, его друзья сразу почувствовали перемену и принялись допрашивать Корецкого о его походе к бабушке. Саша отмалчивался и отнекивался, доложился вкратце, свалился в койку и провалился в спасительный сон. Всю последующую неделю Сашу не покидало ощущение, что ему нужно принять какое-то важное решение. Ему следует что-то предпринять со своей любовью... А что?
   Опытный Серёга посоветовал не пороть горячку, не спешить, а просто начать приручать объект своей любви.
   - Ты давай пригласи для начала обеих девиц на наш институтский вечер, в следующую субботу, может блондинка, подружка твоей Марты, мне сгодится...
   Саша послушался товарища - позвонил удивленной его вниманием бабушке Тасе и напросился в гости на вечер пятницы. В этот раз он, основательно разрушив свой скромный студенческий бюджет, накупил целый пакет восточных сладостей к чаю. Всю дорогу до дома Таси Саша мечтал застать Марту дома и представлял, волнующую и пугающую его картину объяснения в любви, вприкуску с восточными сладостями. Когда Корецкий вошёл в комнату, он сразу понял, что первая часть плана удалась - за шифоньером слышалась какая-то активная возня и хихиканье. В ответ на частые взгляды своего внучатого племянника в сторону перегородки, бабушка поведала, что девушки, как всегда по пятницам, намыливаются на гулянку.
   Опять, как и в прошлый раз, начали вдвоём пить чай. Тася журила Сашу за ненужные расходы. Саша сидел, как на дрожжах, из-за всех сил стараясь сохранить видимость покоя. Совершенно ничего не значащий разговор с бабушкой давался ему с громадным трудом, мысль застревала, а язык был деревянным.
   Внезапно занавеска в проходе сдвинулась и две расфуфыренные птички выпорхнули на Тасину половину. У Саши перехватило дыхание, он был близок к обмороку - девицы, раскрашенные и в полном боевом оперении, выглядели неземными и порочными пришельцами. Внешность Марты показалась Саше настолько безукоризненной, что её хотелось сравнить с боевым клинком, настроенным на нанесение сердечных ран мужчинам. Девушки приветливо, но без всякого энтузиазма, бегло поздоровались с Сашей и устремились к выходу. Робкий Ромео после внутренней борьбы и колебаний геройски двинулся на перехват:
   - Девчонки, куда вы собрались? Может и мне можно с вами?
   - Там, куда мы собрались, сосунков не принимают, - грубо отрезала Хильда.
   - Я не сосунок, а студент третьего курса. Если вы сегодня не можете меня с собой взять, то я вас приглашаю на завтрашний вечер нашего института. Вы не можете себе даже представить, какие классные у нас вечера... Вокально-инструментальный ансамбль занял третье место на конкурсе студенческих музыкальных групп. Я вас познакомлю со своими друзьями. Саша настолько повёлся на своей пропаганде, что ему самому начало казаться, что в Москве просто не существует лучшего места для вечернего субботнего развлечения, чем танцевальный вечер в его институте. Он собрался продолжать и добавить ещё несколько других рекламных реплик, но вовремя заметил, что с девушками происходят какие-то странные явления. Подруги, в полном смысле слова, содрогались и корчились в конвульсиях хохота. Невозможно было даже догадаться, почему его предложение вызвало такую странную реакцию эстонских красавиц. Марта, настроенная более лояльно к своему Ромео, подавив приступ, решила расставить все точки над "i" и объяснила обожателю, что выходные дни подруги всегда проводят за городом у друзей, а в будние дни они очень заняты на своих занятиях и репетициях. Они возвращаются домой разбитыми и уставшими, у них совершенно не бывает свободного времени на свидания, ахи, вздохи и прогулки под луной. Саше точно не следует рассчитывать на любовное приключение...
   Когда Саша ехал обратно, в метро, он чувствовал себя полностью ничтожным и мизерным. Студент из провинции, без десятки в кармане, заношенные брюки всегда с бахромой от старости, а решился посягать на небесную девушку. Дурак и идиот! На что он рассчитывал...? Нужно сдаться и навсегда забыть о Марте. Девушка совершенно понятно объяснила, что у него совсем нет шансов...
   Жизнь Саши Корецкого изменилась коренным образом - он стал любящим и преданным родственником бабушки Таси. Он ежедневно звонил старушке и справлялся о делах и здоровье. Он был в курсе каждого посещения бабушкой врача и её проблем с соседями по коммуналке. Один раз в неделю он обязательно наведывался с визитом. Он бегал в продуктовый магазин со списком покупок, он звонил в домоуправление, он ходил в аптеку и выходил с бабушкой погулять. Из внучатого племянника он превратился в первоклассного внука. Соседи говорили бабушке:
   - Какой необыкновенный мальчик и как он любит свою бабушку...
  
   А мальчик на самом деле был обыкновенным, а любил он бабушкину квартирантку Марту.
   Будущие балерины будними вечерами действительно почти всегда оказывались дома. В каждый приход Саши все жители Тасиной комнаты, как правило, садились вместе пить чай. Полчаса, проведенные за столом вместе с Мартой, стали самым счастливым временем этого периода жизни Корецкого. Тася и девушки привыкли к его визитам. Бабушка старалась спечь к Сашиному приходу свою фирменную запеканку, а студент взял за правило покупать пакетик мармелада или зефира. Накрывали стол белой скатертью, включали старые пластинки из Тасиной коллекции, а чаще слушали Тасины артистические байки. Именно в эти полчаса Саша мог, когда угодно смотреть на любимую, разговаривать, показывать себя, а иногда, как бы балуясь, даже целовать её руку или щёчку. Корецкого больше не считали сосунком, а совсем наоборот, он стал своим, к его мнению прислушивались, с ним дружили. При всём, при этом ему невольно давали понять, что он мальчишка и Марта его даже не рассматривает, как возможного героя её романа. Однако, и такие ущербные свидания с любимой всё равно заряжали Сашу жизненной энергией и давали ему надежду.
   Однажды девчонки пустились танцевать под мелодии старых танго, фокстротов и вальсов. Корецкий, в полном восторге, весь вечер простоял, разинув рот. Бог мой, какие прекрасные, профессиональные танцовщицы, какая фантазия движений, как легко они переключаются с одного ритма на другой, совершенно противоположный первому. Потом Марта нашла пластинку со старым рок-н-роллом и потащила Сашу учиться танцевать. Когда стало очевидно, что американский быстрый танец - не самый лёгкий для освоения начинающим танцовщиком, Марта оставила студента в покое и сменила неумелого партнёра на подругу Хильду. Девушки выдали феерический рок-н-ролл пришельцев. Саша навсегда запомнил этот день: он, впервые подержался за талию своей любимой и дал себе слово научиться танцевать.
   Уже приближалось завершение учебного года. Скоро два месяца каникул. Всё идёт хорошо в студенческой жизни Саши Корецкого, но всё по-прежнему плохо в его личной жизни - он так и не смог толком приблизиться к объекту своей любви. Подошло начало лета. Тася, в телефонном разговоре, поведала внуку, что она отбывает на подмосковную дачу своей подруги. Саша совсем загрустил без своих визитов и традиционных чаепитий в компании с любимой. Он продержался две недели, а в воскресенье вечером решил:
   - Поеду повидать девчонок, сделаю вид, что не знаю об отъезде Таси, посидим, поболтаем...
   Когда он добрался, в квартире на первом этаже никого не оказалось, лишь тёмные окна отражали свет уличного фонаря. У подъезда старого дома, под навесом, увитым листьями какого-то вьющегося растения, спряталась скамейка. Огорчённый Саша решил подождать девушек и сел на скамью, невидимую со двора. Так, в маскировке листьев и в темноте, он просидел с полчаса и уже собрался уходить, не солоно хлебавши. Саша поднялся со скамьи, но его остановил внезапный подкат к самому подъезду старого дома сразу двух автомобилей "Волга". Саша замер и из темноты наблюдал за происходящим на площадке перед подъездом, освещённой уличным фонарём. Обе машины одновременно остановились, из первой "волжанки" резко выскочили два пьяных мужика. Высокие, дорого одетые и крепкие мужчины, матерно бранясь и не переставая сально обсуждать особенности эстонских блядюшек и их необыкновенные умения в любви, подошли ко второй машине и открыли заднюю дверь. В два захода они вытащили из кабины два совершенно неподвижных тела. С выражением глубокой брезгливости на лице, какое бывает у людей, переносящих мешки с навозом, мужики пронесли тела до самого подъезда и небрежно, как дрова, скинули их прямо в грязь, почти под ноги, замершему от ужаса Корецкому. Так и не заметив присутствия испуганного наблюдателя, мужчины пьяно плюхнулись на заднее сиденье первой "Волги". Водители ударили по газам и обе машины разом исчезли со двора.
   Саша в полной растерянности остался наедине с двумя неподвижными и потрёпанными танцовщицами из Таллина. Одна из них его любимая, объект его грёз и мечтаний - нужно срочно что-то предпринимать! Пульс прощупывается, тела шевелятся - подруги живы, но в полном отрубе. Студент поднял сумочку Марты и достал знакомые ключи от Тасиной квартиры. Затем, он открыл дверь квартиры на первом этаже нараспашку и, по очереди, втянул два лёгких тела в комнату. Несмотря на несколько ступенек и порогов на пути к комнате, ни одна из девиц так и не проснулась во время перемещения. Включив свет, Саша повторно констатировал состояние "полной отключки". Одежда на девушках грязная и в полном беспорядке. Блузка Марты неумело одета на вывернутую сторону, прямо на голое тело, а пуговицы не застёгнуты. Лица девушек покрыты чём-то белым, может пеной, может слизью, а может остатками еды. Корецкий, с трудом превозмогая брезгливость, заставил себя снять с обеих девиц верхнюю одежду. Затем он перенёс обеих девиц в их кровати. Он вышел, намочил в ванной комнате большое махровое полотенце и протёр лицо, шею и грудь Марты. Во время всех санитарных процедур, производимых Корецким, его любимая оставалась без памяти, недовольно мычала от прохладной воды и, дебильно улыбаясь, тянулась к своему воздыхателю за лаской. Саша тогда подумал, что ни один вид алкоголя не может вызвать такое полное отключение человеческого мозга.
   В этот день исполнилась мечта Саши - его обнажённая любимая, абсолютно доступная, лежала перед своим Ромео. Но так случилось, что Сашина любовь, именно сейчас, полностью испарилась... Марта больше не вызывала у Корецкого никаких эмоций. В теперешнем гадком состоянии она даже не вызвала его отвращения...
   Когда Саша вернулся с летних каникул, он забежал к бабушке Тасе. Старушка рассказала, что обеих её квартиранток отчислили из хореографического училища из-за неуспеваемости, девушки больше не живут у неё и, скорее всего, не живут больше в Москве.
  
  
   ВЕТКИН, ДОПРОС АМЕРИКАНЦЕВ, 19 ИЮНЯ
  
   Мишка позвонил в дом Марка рано утром, в среду. Он вежливо спросил: не сможет ли господин Голдин вырваться с работы на пару часов и приехать вместе с женой в Юрмалу? Это ни в коем случае не допрос - просто нужно более подробно поговорить о воскресном происшествии. Когда Марк ответил согласием, он тут же попросил к телефону ещё и господина Корецкого, который, как можно предположить, по-прежнему гостит в доме Голдиных. Когда я взял трубку, Веткин опять вежливо, но опять настойчиво попросил меня, вместе с женой тоже подъехать в Юрмалу. Ему, конечно, неудобно беспокоить иностранных гостей, но тяжесть преступления, свидетелями которого мы явились, не оставляет ему никаких возможностей для послаблений и исключений. А вдруг мы вспомним какие-то детали, которые помогут следствию. Он опять повторил, что это встреча совсем не допрос, а скорее приятельский разговор. Да и с транспортом оказия имеется - ведь Марк одновременно отправляется по тому же маршруту.
   Ну что же, наступил момент подключить к анализу ситуации собственного консультанта по криминальным вопросам. Надо поговорить с женой.
  
   - Софиечка! Что ты думаешь по поводу воскресного происшествия? Ехали в гости, даже и не могли представить себе, что обыкновенный пикник может развернуться в детективную историю с убийством. Случилось совершенно невозможное происшествие...
   В воскресенье Веткин поставил меня в известность, что семья Звягина и все их гости, теоретически, входят в список подозреваемых лиц, а наш с тобой отъезд в Нью-Йорк может быть задержан латвийскими органами.
   - Саша! Ты уже большой мальчик! Когда общаешься с такими людьми, как Звягин, нужно быть готовым к любым неожиданностям. Я где-то читала, что в период с 1991 года и до сегодняшнего дня 8% российских банкиров и крупных бизнесменов погибло от рук наёмных убийц. Законы развития новых капиталистических отношений во всех странах постсоветского пространства подобны. Не нужно пугаться слов Веткина - следователю положено найти душевную слабину у допрашиваемого лица в каждом конкретном случае. Доказано, что ни в чём не повинные люди, под лёгким и правильно направленным давлением следователя, выдают максимально возможный объём известной им информации. Какая слабина у нас с тобой? Конечно та, что мы в гостях и обязательно, рано или поздно, захотим возвратиться домой. Он действует по самой стандартной методике ведения допроса, описанной в любом учебнике криминалистики.
  
   Мы добрались до управления полиции в Дзинтари около 9.30 утра. По звонку дежурного Веткин лично спустился на проходную, чтобы провести нас в кабинет. Прочитав на наших лицах скрытое недовольство ранним подъёмом и всей ситуацией в целом, Мишка опять посетовал на особую опасность преступления и заявил, что постарается сократить наше пребывание в управлении полиции. Он не станет устраивать четыре отдельных разговора, а побеседует с нами попарно. Я не знаю почему, но Корецких он вызвал первыми.
  
   - Господа! Мы уже встречались с вами в воскресенье при печальных обстоятельствах, последовавших за убийством Франца Ковальского. Сегодня я прошу вас ещё раз подумать и попробовать вспомнить какие-то дополнительные детали. В таких делах не бывает мелочей. Ну, например, вы заметили что-нибудь странное в поведении присутствующих, видели через ограду передвижения каких-то людей и так далее. Знали ли вы вообще, что на территории усадьбы находится посторонний человек - Ковальский?
  
   Корецкий: - У меня почти нечего добавить к нашему прошлому разговору. Мы ничего не знали о Ковальском. Я только могу увеличить ваш список подозреваемых лиц. Дело в том, что Звягин успел рассказать всем ещё до происшествия, что он заказал в центре обслуживания банкетов доставку мебели для пикника. Во дворе дома в воскресное утро в течение часа находились грузовик, водитель и два рабочих, выполнявших сборку мебели. Если в это время Ковальский уже возился во флигеле, то можно предположить, что люди из центра тоже теоретически могли совершить убийство.
  
   - Молодец, Корецкий! Мы об этом знаем, хорошая версия, этих людей мы уже проверяем.
  
   Корецкая: - Господин следователь, скажите, а уменьшение числа подозреваемых лиц поможет вашему следствию?
  
   - Определённо поможет!
   Корецкая: - Тогда я заявляю, что мы с Сашей, Марк и Катя никак не можем быть включены в круг подозреваемых лиц.
  
   - Это почему же?
  
   Корецкая: - А потому, что дом Голдиных и изгородь двора имеют систему сигнализации. Марк каждый вечер подключает эту систему перед тем, как все в доме идут спать. Система подключена к центральному пульту охранной сигнализации полиции. Каждое утро Голдин набирает специальный код и выключает сигнализацию. Попасть в дом или выбраться из него при включённой сигнализации можно только на вертолёте. В воскресное утро Марк отключал сигнализацию поздно - в 10.50. Он продемонстрировал нам процедуру отключения и хвастался высокой надёжностью оборудования компании Siemens. Запись об отключении системы сигнализации, наверняка, присутствует в компьютере центрального пульта управления.
  
   - Ну, а как можно доказать, что один из вас вообще не ночевал дома или срочно, после отключения сигнализации, не рванул в Юрмалу покушаться на жизнь господина Ковальского?
  
   Корецкая: - А это уже совсем просто: в 12 дня мы заехали на заправочную станцию в Риге, на улице Ганибу Дамбис. Мы все зашли в магазинчик при заправке, и Саша набрал веников для русской бани. Саша и Марк обсуждали с продавцом, какой веник лучше для парилки, дубовый или берёзовый? Продавец их идиотские дискуссии о физике листьев дерева в условиях горячих температур, определённо, запомнил. На этой заправке можно сразу набирать бензин, а потом платить. Саша удивился и сказал, что даже в Штатах такая форма оплаты большая редкость. Я думаю, что как только машина подсоединилась к шлангу, её номер автоматически фотографируется. Если водитель вздумает сбежать, не расплатившись, машину сразу объявят в "перехват". Беглец сможет доехать только до первого пункта дорожной полиции. Если нас всех в 12.00 видели на заправке, фото номера машины записалось, да ещё цена веников добавилась к стоимости бензина и об этом квитанция у Марка имеется, то любого из нас четверых невозможно, даже за уши, притянуть к убийству, если оно случилось в воскресенье до 13.00. От любого места в Риге до усадьбы Звягина езды не менее 45 минут. А в остальное время мы всегда были на виду у всей компании.
  
   - Здорово! Браво, американская миссис Корецкая! Отличная логика! Собственно ни вас двоих, ни Голдиных мы и не думали всерьёз рассматривать, как подозреваемых - никаких мотивов. Но такая у нас работа, мы должны проверять даже самые дурацкие версии. Я скажу вам по секрету, что в этом деле мы видим явную связь между убийством Ковальского и аферой с двойной продажей дома. Как нам удалось установить, вашего приятеля Звягина "кинули" с юрмальским домом - он купил недвижимость, которая неделю назад был уже продана другому покупателю. Понимаете, в Латвии ещё только налаживаются законодательство и юридические процедуры по продаже частной собственности. Злоумышленники сумели воспользоваться временным бардаком в системе учёта и регистрации актов продажи. Скорее всего, убийство Ковальского - это уничтожение главного свидетеля, продавца дома. Я рассказал вам об афере с домом не напрасно. Вы всё равно узнали бы об этом от Марка - полиция вынуждена открыто работать с вашим кузеном по этому делу, так как именно его банк осуществлял передачу денег Звягина на счёт в швейцарском банке UBS, указанный в контракте.
   А ещё у меня есть определённая просьба к вам обоим о помощи расследованию. Вы, конечно, вправе мне отказать, но моя просьба должна показаться интересной для Саши, как писателя. Суть одолжения в следующем: рядом с трупом Ковальского были найдены рассыпанные бумаги, а среди них несколько толстых тетрадей, полностью исписанных записями с датами. Записи почему-то выполнены на английском языке, хотя Ковальский всю свою сознательную жизнь прожил в Латвии, а по национальности он поляк. У нас на всё управление полиции имеется только один эксперт английского языка, который сейчас занят по другому делу. Тетради очень старые, раньше в таких гроссбухах вели бухгалтерские балансы. Записи тоже сделаны давно, скорее всего, это дневник. Для вас английский уже стал родным языком - пожалуйста, просмотрите тетрадки. Может так случиться, что записи содержат какие-то планы Ковальского по проведению аферы. Писатель, тебе же должна быть интересна чужая жизнь?
  
   Корецкий: - Ты прав Миша, это может быть интересно. Я согласен бегло просмотреть пару тетрадок, но только если ты только не начнёшь давить на нас со сроком. Мы же в отпуске, у нас обширные планы. Мы собираемся поехать в Литву, а возможно в Стокгольм и Копенгаген. Я надеюсь, что наши передвижения больше не ограничиваются латвийской полицией?
  
   - Ну что ты Саша! Да ваши передвижения никогда и не ограничивались, я даже не отправил письмо в американское консульство. Да, ещё, я чуть не забыл. Все свидетели запомнили, что госпожа Корецкая очень активно снимала участников пикника. София, давайте будем дружить - в следующую нашу встречу передайте мне, пожалуйста, карточку памяти из вашего фотоаппарата. Мы только напечатаем копии для себя, а карточку я верну.
  
   Когда Марк, на обратном пути высадил нас в полдень в центре старой Риги, я сказал жене:
   - Софийка! Я не всё тебе рассказал...
   Когда мы со Звягиным вместе вбежали в оранжерею, я нашёл на земле салфетку, на которой во время юбилея Марка я записывал стишки для идиотского конкурса поздравлений. Я спрятал её в карман - утаил улику от следствия. Что теперь делать с салфеткой? Если отдать её Веткину, то неизвестно, как он отреагирует на скрытие улики. Мне кажется, что лучше продолжать молчать об этом.
  
   - Я боюсь, что тебя кто-то хочет подставить. Скорее всего, это сделано для "перевода стрелки" - так называется этот приём преступников в специальной литературе. Но эта бумажка может оказаться серьёзной уликой.
   Давай посмотрим, как будут складываться события, а потом, может быть, расскажем Веткину о салфетке - вдруг эта зацепка хорошо уляжется в его логические построения.
  
  
   КАБИНЕТ ВЕТКИНА, СЛУЖЕБНОЕ СОВЕЩАНИЕ, 21 ИЮНЯ
  
   ПРОТОКОЛ.
   Присутствуют: начальник отдела полковник Михаил Веткин, эксперт Инта Люмпе, старший инспектор Станислав Радзиевский, старший инспектор Петерис Берзиньш, инспектор Зита Калныня.
  
   Веткин: Инта, какие дополнительные данные установлены по убитому Францу Ковальскому?
  
   Люмпе: Вскрытие уточнило время убийства Ковальского - от 11.00 до 12.00, 16 июня. Старик был тяжело больным человеком - рак простаты в запущенной форме. Мой диагноз подтверждён диагнозом лечащего врача Ковальского - уролога Лурье, фамилия которого установлена по рецептам, найденным у Ковальского. По информации врача, Ковальский, в своё время, отказался от сеансов облучения и был информирован Лурье, что в таком случае у него осталось не более года жизни. Смерть наступила от удушья и последующей сердечной недостаточности. Смерти предшествовали несколько минут борьбы за жизнь: на теле обнаружены следы ушибов от падений и царапины. Глубокий след от удавки говорит о том, что убийца был физически очень сильным человеком, а угол плоскости сечения следа позволяет сделать вывод, что рост убийцы должен значительно превышать рост жертвы. Все отпечатки пальцев, обнаруженные в оранжерее или на личных вещах Ковальского, принадлежат только ему самому. Нечёткие отпечатки обуви на рыхлой земляной поверхности пола помещения не позволили идентифицировать тип обуви или другие установочные данные. Размеры отпечатков подтвердились: 40 и 44 см. У меня всё.
  
   Веткин: Слава, доложи нам, что удалось установить по личности убитого?
   Радзиевский: Франц Ковальский, 1921 года рождения, поляк, уроженец города Каунас, Литва. Он рассказывал одному из бывших коллег, что живёт в Риге с 1937 года. Будучи подростком, он поступил в ученики к рижскому мастеру по пошиву женского платья Соломону Меерсону и с той поры всегда жил в Латвии. По профессии он всегда был портным и закройщиком одежды, работал в различных пошивочных ателье Риги и Юрмалы. Он считался одним из лучших закройщиков республики. В период с 1970 года по 1980 год работал в рижском доме моды Rigas Modes. Бывшие коллеги до сих пор относятся к Ковальскому с большим уважением. Одна из бывших моделей сказала о Ковальском: "он был настоящим виртуозом своего дела...". Ковальский всегда, дополнительно к основной работе, занимался пошивом одежды на дому. К нему было очень трудно попасть: он обслуживал только своих знакомых или клиентов с рекомендациями. Люди говорят, что всегда существовала длинная очередь на его услуги - спрос опережал предложение, я имею в виду физические возможности Ковальского. Соседи сообщили о большом количестве посторонних посетителей в доме Ковальского, в прежние времена. Хозяином дома по улице Сатеклес Ковальский стал в 1948 году. Ковальский регулярно, раз в неделю, посещал католический костёл. Он никогда не дружил и даже не общался вне работы ни с кем из сотрудников. По документам, Ковальский холост, но соседи утверждают, что в доме всегда раньше проживала женщина. По информации, полученной от двух соседей, когда-то, много лет тому назад, она была очень красивой - яркая блондинка с длинными волосами. Гражданская жена Ковальского была домохозяйкой, нам не удалось найти ни одной записи об её трудовом стаже с каким-либо латвийским предприятием. В архиве юрмальского паспортного стола нашлась запись 1949 года о прописке Эльвиры Бунгардс по адресу дома Ковальского. Министерство социального обеспечения также подтверждает проживание пенсионерки Эльвиры Бунгардс по ул. Сатеклес 67, в Кемери. Она получала пенсию по старости, начиная с 1982 года. Соседи подтвердили, что имя жены убитого Эльвира - они случайно слышали, как Ковальский её называл. Эта женщина никогда, ни с кем из соседей, ни разу не разговаривала. Имя гражданской жены Франца Ковальского также подтверждается регистратурой ближайшей больницы в Дубулты - за последние два года жизни она три раза была госпитализирована с диагнозом "ишемическая болезнь сердца". Эльвира Бунгардс умерла всё с тем же диагнозом 19 января 2002 года.
   Я нашёл интересную информацию о Ковальском в архиве бывшего КГБ. Как оказалось, в советские времена, кроме пошива одежды, Ковальский также занимался скупкой барахла у фарцовщиков и у получателей заграничных посылок для последующей перепродажи. Однажды Ковальского вызывали на допрос в КГБ, но не арестовали, так как он подписал форму о своём согласии стать информатором комитета. Я не располагаю информацией, сколь успешным было сотрудничество Ковальского и комитета.
   Как показали соседи, супруги вели весьма обеспеченный образ жизни: они покупали продукты только с рынка, регулярно пользовались такси, носили дорогую одежду. Никто из соседей не помнит случая, чтобы их дом хоть на пару дней остался без присмотра - летом хозяйку дома всегда видели в саду и на огороде, а в холодное время дым отопления всегда свидетельствовал о присутствии хозяев.
   Нам не удалось установить место, где Ковальский прожил две недели, прошедшие после завершения второго контракта на продажу дома. Опрос таксистов с предъявлением им фотографии Ковальского пока ничего не дал. Мобильного телефона у него не было. Его адвокат заявил, что Ковальский сразу же по оформлению продажи дома и получению денег собирался уехать к каким-то родственникам в Швецию. Мы не обнаружили никаких записей о телефонных звонках в Швецию с номера телефона Ковальского за последние три месяца. Возможно, что шведские родственники убитого - фикция, хотя ещё в день убийства мы нашли во флигеле несколько старых писем в заграничных конвертах на латышском языке с адресом и именем Ковальского в качестве получателя. Письма я передал в экспертный отдел. Они должны подготовить для нас общую справку. Опрос соседей не подтвердил информацию о молодом мужчине, проживавшем в доме Ковальского. Однако профессор Фридманис утверждает, что когда он в первый раз позвонил по телефону Ковальского, то трубку поднял человек с молодым голосом и представился племянником Ковальского. В первый визит он мельком через распахнутую дверь видел в соседней комнате молодого мужчину, но не рассмотрел детали его внешности. Подобную информацию о племяннике сообщил при допросе Звягин. Мне пока не удалось установить личность "племянника", как и не удалось найти никаких других родственников Ковальского. У меня всё.
  
   Веткин: Петерис, доложи, пожалуйста, совещанию, что интересного ты накопал по личностям подозреваемых?
  
   Берзиньш: По личностям подозреваемых мы ничего существенного пока не нашли. Хотя четверых гостей пикника можно, наверняка, исключить из списка, как имеющих алиби. Речь идёт о двух супружеских парах Гориных и Колесниковых. Они прибыли в Юрмалу на одной машине Lincoln, принадлежащей Колесникову. В самом начале рижской трассы их машина была остановлена за превышение скорости в 12 часов 5 минут, о чём свидетельствует инспектор дорожной службы полиции Крастыньш. Водителем машины был Виктор Колесников, кроме него в машине находились его жена и двое друзей. В нашем распоряжении имеется копия протокола о нарушении и выписке штрафа. Нарушение скорости было выше, чем на 40% от установленного предела, такие случаи рассматриваются судом. Инспектор Крастыньш предусмотрительно записал данные всех пассажиров на случай судебного разбирательства. Следовательно, никто из этих четверых не мог оказаться на территории усадьбы до 12.30.
  
   Веткин: Петерис, ты извини, что я перебиваю - подобное, надёжное алиби по времени установлено лично мной ещё для двух пар: супругов Голдиных и, остановившихся в их доме американцев - супругов Корецких. Итого половина из гостей звягинского пикника имеет алиби. Что мы имеем по другим подозреваемым, Петерис?
  
   Берзиньш: Оставшиеся две пары гостей: Звирбулисы и Либманы приехали в усадьбу позже всех, после часа дня, на двух разных машинах. По этим людям нам не удалось найти информацию, подтверждающую, что они двигались из Риги прямо на улицу Сатеклес в Кемери, без задержек и остановок.
   Давид Либман - владелец большого магазина продуктов. Он также заявил, что никогда раньше не был знаком с Ковальским. Либман в молодости при советской власти, сидел три года в лагере, но он не проходил по нашему ведомству, а сидел за фарцовку, по линии КГБ. Теоретически, он может быть знаком с представителями криминала. Физические данные Либмана соответствуют предполагаемым характеристикам убийцы.
   Гунар Звирбулис - бывший комсомольский работник. Его жена владеет компанией по оптовой поставке французских косметических товаров. Криминального прошлого не имеет. С Ковальским знаком не был. Физические данные Звирбулиса соответствуют предполагаемым характеристикам убийцы.
   Мне кажется очень перспективной для глубокой разработки кандидатура представителя центра организации торжеств Globus Олега Грановского. Он москвич, работает на Globus по разовым соглашениям, в Риге бывает наездами, обычно по вызову партнёрши по творческой деятельности - Марии Климовой, когда подворачивается выгодный заказ. Я думаю, что эти двое партнёры не только по работе. Нам удалось установить, что во время пребывания в Риге, Грановский всегда останавливался в квартире Климовой, в Пурвциемсе. В день убийства мы взяли с него подписку о невыезде, как и со всех других гостей пикника мужского пола. Несмотря на расписку, он сразу после происшествия на пикнике у Звягина умудрился удрать в Москву. На тот момент, как впрочем и в настоящее время, мы не располагали никакими достаточными юридическими основаниями, для задержания Грановского. Судя по протоколу единственного допроса, он тоже не был знаком с Ковальским. В центре Globus мне рассказали, что он якобы окончил театральное училище в Москве, знаком со многими артистами, крутится в московских богемных кругах. Постоянной работы в Москве не имеет. Физические данные соответствуют предполагаемым характеристикам убийцы. Я запросил у московских коллег справку на господина Грановского, материалы пока не поступили.
   Если говорить о членах семьи Звягина, то обе женщины физически недостаточно сильны и исключаются по признаку несоответствия предполагаемым характеристикам убийцы. По этому же признаку можно смело исключить из нашего списка жену Либмана - Алёну и Марию Климову, также приглашённую Звягиным из центра Globus. У самого Звягина фактически отсутствуют мотивы преступления - мы точно установили по банковским документам, что перевод полной суммы денег в Швейцарию уже завершён. Именно поэтому самая слабая версия, что убийство могло быть совершено, чтобы не отдавать деньги за дом совершенно отпадает. Сын Звягина - Николай является известным активистом движения за права граждан нелатвийской национальности, он дважды был арестован и даже отбыл короткий срок в тюрьме. Физические данные соответствуют предполагаемым характеристикам убийцы. Теоретически, он тоже может быть знаком с представителями криминала. Я предлагаю продолжить интенсивную разработку только четырёх подозреваемых: Николая Звягина, Олега Грановского, Гунара Звирбулиса и Давида Либмана.
   Перспективная, на первый взгляд, разработка рабочих центра обслуживания банкетов, как основных подозреваемых, разбивается по временному интервалу убийства. Шофёр Иван Подольский и двое грузчиков: Арвид Яунземс и Ивар Согис пробыли на территории усадьбы довольно значительное время - примерно с 9.30 до 11.30 часов утра. Звягин и его жена утверждают, что шофёр и оба рабочих покинули усадьбу не позже 11.30 утра. Это же время отмечено в документах, где момент завершения разгрузки и сборки оборудования всегда фиксируется точно, так как именно от этого времени отсчитывается количество часов проката для оплаты клиентом. Дополнительные данные по алиби рабочих также имеются в показаниях владельца соседнего дома Андриса Балодиса. Он заявил, что в воскресенье, примерно в 11.30 утра выезжал со двора своего дома, чтобы отправиться в продуктовый магазин. Ему пришлось остановиться и ждать проезда большого грузовика, который одновременно, медленно выезжал через узкие ворота дома Ковальского и таким образом на пару минут перекрыл всё движение по улице Сатеклес. Я всё-таки предлагаю продолжить разработку этого направления, так как в большом грузовике мог прятаться убийца или один из рабочих мог не уехать, а спрятаться и остаться. Я хочу отметить, что согласно нашим замерам и наблюдениям, тент, установленный во дворе, имеет непрозрачную заднюю стену и случайно, а может вовсе и не случайно, полностью перекрыл обзор прохода к флигелю из оставшейся части двора. Злоумышленник мог использовать это прикрытие для того, чтобы незаметно выбраться из грузовика и перебежать до флигеля и оранжереи. У меня всё.
  
   Веткин: Зита, а теперь ты, пожалуйста, доложи результаты твоих контактов с агентством АRКО, центром Globus и что ты раскопала у компьютерщиков?
  
   Калныня: В АRКО я ничего особенного не нашла. Со Звягиным работала их агент - Ирина Полищук. Ирина - молодая, красивая, незамужняя девушка - студентка. Она трудится в АRКО всего семь месяцев и только на комиссионной форме оплаты. Хозяин и коллеги отзываются очень о девушке хорошо. Контракт "Ковальский - Звягин" всего лишь четвёртый за весь период работы Ирины на АКО, за него ей выплатили очень серьёзные комиссионные. Мне насплетничали, что обычно контракты с большой стоимостью недвижимости достаются только ветеранам или друзьям хозяина агентства. Сам хозяин объясняет назначение Ирины тем обстоятельством, что Звягин с самого начала попросил агента, хорошо владеющего русским языком. Кроме этого, Звягин потребовал оформления одной копии всех документов на русском языке. Я допускаю, что могли быть и другие причины назначения Ирины на контракт - она очень интересная девушка.
   Хозяин объяснил, что все агентства по торговле недвижимостью покупают доступ к единой системе информации о поступившем в продажу жилом и промышленном фонде зданий Латвии DB-LRE. Компьютерная система DB-LRE базируется на технической базе вычислительного центра министерства коммунального хозяйства. Окончательно факт продажи любой недвижимости регистрируется и оформляется в Земельной книге региона. Так называют государственную сеть учреждений по учёту недвижимости. Эта организация выдает каждому новому владельцу "Свидетельство владельца недвижимости". После этого сообщение о продаже, по факсу или электронной почтой, отправляется для ввода в DB-LRE. Фактически DB-LRE является компьютерной базой данных Земельной книги Латвии и питается её информацией. Это означает, что своевременность ввода записи о продаже зависит от людей, отправляющих сообщение из Земельной книги в ВЦ. В конце каждого дня агентства также отправляют свои сообщения о новых домах, предложенных для продажи. Я побывала в юрмальском отделении Земельной книги и мне показали копию их электронного письма в адрес ВЦ о завершении контракта "Ковальский - Фридманис". Если бы это сообщение было своевременно обработано в вычислительном центре, то соответствующая запись в базе данных заблокировала бы объект для дальнейшей продажи и оформления другого "Свидетельства владельца недвижимости". В вычислительном центре мне рассказали, что система DB-LRE только недавно сдана в эксплуатацию.
   Интересно, что разработкой проекта руководил программист из Соединённых Штатов Борис Розин, бывший рижанин. Он, якобы классный специалист, работал в ВЦ по полугодовому контракту. Я поняла, что без серьёзного, профессионального расследования всей технологической цепочки эксплуатации DB-LRE не обойтись. Поэтому для продолжения работ на ВЦ мне нужна санкция прокурора и помощь серьёзного эксперта - специалиста по базам данных. У меня всё.
  
  
   ДНЕВНИК, ТЕТРАДЬ ПЕРВАЯ, НАЧАЛО
  
   Это действительно интересно, но это совсем не то, что, как ожидает Веткин, может принести новую информацию и помочь расследованию. Это действительно дневник, но записи очень старые - первая с подзаголовком: 1941, декабрь, католическое Рождество. Очень сложный и изящный язык, real British и точно базируется на хорошем образовании. Написано от женского лица. Мне не по зубам этот уровень языка для качественного перевода. Да и вообще это не может быть дневником Ковальского...
  
   1941, Декабрь, католическое Рождество.
   Вчера моя душа умерла, я стала роботом. Ничего на свете меня больше не волнует, даже мое спасение от смерти. Я больше не чувствую потребности в любви, ни презрения к себе, ни ненависти к своему спасителю-мучителю. В принципе мне совсем не хочется теперь жить - я только не желаю мучиться, если уж мне суждено умереть. Мне двадцать лет, но я очень хочу умереть, просто так лечь и умереть. Я совсем не переживаю больше о маме и Фирочке, мне и так ясно, что с ними случилось - их больше нет на этом свете. Единственное, что поддерживает меня в этой полу-жизни и чего мне действительно хочется - это желание опять увидеть Леона, мою первую любовь, моего первого мужчину...
   Вчера Франек пришёл с его новой работы выпившим - Рождество, хоть и война идёт, а у них праздник...
   Как уже много раз раньше случалось, он опустился передо мной на колени и начал канючить:
   - Стань моей женой! Давай, стань моей женой сейчас или уходи прочь, я так устал тебя просить...
   Я молчала, совсем потеряв ощущение реальности. Сегодня мне впервые стало всё равно. Я должна быть наказана за то, что избегаю участи своего племени, а ищу для себя своё собственное спасение. Ведь Богу для чего-то нужны мучения моего народа - значит нужно смириться и быть вместе со всеми. Франек опустился передо мной на колени, спустил мои трусики, раздвинул ноги и стал целовать. Я стояла и думала, что я так и не сумела сохранить себя для Леона. Видно моя судьба стать падшей женщиной. Собственно, какая мне разница? Я всё равно не выживу здесь на чердаке у Франека, за мной всё равно придут. Мне больше никогда не вернуться в Лондон. Мне никогда больше не увидеть моего Леона. Мне всё равно...
   Всё моё тело покрылось гусиной кожей, мышцы моего лона сжались, а он всё целовал и целовал, без остановки. Теперь его не остановить. Мужчины, они все такие, бешенные...
   Даже мой Леон не смог остановиться после какой-то точки. Любил меня, берёг, а однажды, когда мы совсем заигрались в его комнате, извинился и повалил меня на кровать.
   Франек поднялся и, продолжая тесно прижиматься ко мне всем своим телом, стал наступать и продвигать меня к дивану. Когда мы упали, я чувствовала себя парализованной. Я уже и не пыталась освободиться, просто лежала неподвижно, отдавшись его рукам, губам и глазам... Мне было всё равно...
   Мне даже нужно было теперь, чтобы всё произошло и я смогла бы избавиться от невыносимого напряжения. Как его много, он повсюду, он всё успевает, вот только сейчас он расстегивал мои пуговицы, одну за другой, а теперь уже припал к моим губам долгим поцелуем...
   Противный запах дешёвой водки, ну скорей, скорей бы всё кончилось...
   Какая сильная эрекция, какая громадная у него эта штука, я уже не могу больше...
   Весь мир сейчас для меня сосредоточился в моём лоне, я уже больше не могу...
  
   1941, Декабрь, 30
   Наедине Франек всегда шепотом называет меня "жиду каролине" - еврейская королева на литовском, на этом языке говорили у него дома, когда он был маленький. Моя беда в том, что я, действительно, королева - я королева красоты среди еврейских девушек Прибалтики. В тридцать восьмом году, когда в Риге ещё не было русских коммунистов и войны, я вернулась на каникулы из Лондона. Мой папа был ещё жив, всё было очень хорошо в нашей семье. Мама решила заказать мне первое вечернее платье у Меерсона. Меерсон весь истёк слюной, пока снимал с меня размеры. Он шутил, что конечно господину Диманту лучше знать, но он лично всерьёз бы задумался, если бы у его жены родилась такая красавица-блондинка. Он весь исстрадался:
   - Бог мой, какие светлые и длинные волосы. Не бывает таких волос у наших женщин...
   А это вовсе не так, у нас в семье у многих такие волосы, да и в торе описано много женщин со светлыми волосами. Франек именно в тот раз и увидел меня впервые в ателье - он ученик Меерсона. Первые два года он вообще работал в ателье без зарплаты, только за угол и еду.
   Меерсон уговорил меня поучаствовать в конкурсе красоты еврейских девушек, который проходил в Каунасе, в Литве. Меерсон тогда получил большой заказ - он шил платья для рижских девушек, которые ехали в Каунас и для их родственниц. Мне заказали ещё одно платье, и мы поехали: я, мама и Фирочка. Папа не поехал - он себя неважно чувствовал и не хотел оставлять магазин без присмотра. Мой папа был самым известным ювелиром Риги - магазин Димант. Наша фамилия, на латышском языке, так и значит: бриллиант. Я тогда выиграла конкурс в Каунасе - у еврейских мужчин в жюри тоже захватывало дух от красивой блондинки. В результате - звание королевы, денежный приз, фотографии Сары Димант во всех еврейских газетах Прибалтики.
   Потом Прибалтику захватили русские коммунисты, папа умер прямо у них на допросе, наш магазин конфисковали от имени народа, а я так и не сумела вернуться в Лондон, в свой университет. Я не сумела вернуться к своему любимому Леону. Мне уже тогда стало всё равно, но в то время я ещё надеялась на чудо.
   А потом пришли немцы. Многие наши в первые дни были довольны. Они говорили:
   - Мы умеем разговаривать на немецком языке, немцы - культурная нация, мы не верим в сказки, которые рассказывали о зверствах германских солдат евреи, бежавшие из Польши. В это невозможно поверить. Беглецы просто хотели разбудить нашу жалость, чтобы мы больше денег пожертвовали на их устройство.
   Все евреи-беженцы из Польши тогда побежали дальше, вместе с отступающими русскими. А большинство рижских евреев остались - они верили в немецкую культуру. Мы растерялись и тоже остались, мама не привыкла сама, без папы, принимать важные решения. В начале октября 1941 немцы выпустили декрет, указывающий всем евреям, ещё до конца месяца, переселиться в специально выделенный Московский квартал в районе пересечения улиц Московская и Лаздонас. Все, кто не носит на одежде жёлтую звезду Давида или отказывается садиться в машины, прибывающие для перевозки евреев в новый район, будут расстреляны на месте. Уже в октябре все поняли, что нужно было слушать беженцев из Польши, но было уже поздно. За нами пока не приходили. Мама придумала план моего побега. Она нашла в комнате, сбежавшей из еврейского дома прислуги, старую одежду. Она отобрала для меня самое застиранное бельё, нашла бабушкин тёплый шерстяной платок и заставила меня надеть платье и жакет нашей прислуги. Мама сказала:
   - Ты совсем не похожа на наших девушек, доченька. Ты должна уйти из дома до того, как они приедут за нами! В сумке еда на пару дней и деньги, а в носовом платке я завязала ценности, оставшиеся от папы. Это очень дорогие камни, их хватит, чтобы купить вам с Леоном очень хороший дом в Лондоне. Это твоё приданное. Папа там, наверху, наблюдает за нами - он тебе поможет. Беги и спрячься где-нибудь. Если спросят - говори, что ты из Даугавпилса, ищешь угол и любую работу. Разговаривай только на латышском. Старайся плохо выглядеть, не снимай платок - тебя могли запомнить по фотографиям в газетах. Постарайся убежать, доченька. О нас с Фирочкой не думай, может ещё всё обойдётся, и мы все будем когда-нибудь жить в Лондоне.
   На следующий день Франек подобрал меня в подъезде дома, где я грелась у батареи. Он сразу меня узнал и забрал на свой чердак. Его сестра, тоже блондинка, умерла в прошлом году от родов. Муж сестры с горя записался в латышскую дивизию и переехал в казарму. Я теперь живу по документам сестры Франека - Эльвиры Бунгардс. Я никогда не выхожу из квартиры Франека на чердаке.
   Франек приносит последние новости, которые доходят с Московской улицы. Он работал на портного Меерсона, он знает многих наших, он собирает все слухи. Наверное, он это делает для того, чтобы ещё больше меня запугать - ему необходимо, чтобы я была послушной. Новости ужасны! Тысячи убитых и умерших от голода и болезней. Почему весь мир ополчился против моего народа? Франек всё время твердит, как он меня любит, и подчёркивает, что он рискует своей жизнью. Он намекает на то, что я должна быть очень благодарна, должна ценить его доброту, а иначе...
   А какое в нашей ситуации может быть " иначе"? Я уже ничего не боюсь, если они придут - я выброшусь в окно. Мы живём на чердаке, но единственное окно у нас есть. Да и для Франека это "иначе" - тоже погибель, они, в своих развешенных повсюду листовках, предупреждают о наказаниях за укрывательство евреев. Однажды Франек подслушал разговор латышей-полицейских, когда стоял в очереди в бюро трудоустройства - там набирали портных на фабрику, шить форму для армии. Один из полицейских хвастался, что 8 декабря он участвовал в расстреле евреев в Румбульском лесу и его поощрили ценным подарком - карманными золотыми часами, которые раньше принадлежали какому-то еврею. Полицейский ещё говорил, что для латышей хорошо, если евреев совсем не будет: жильё станет дешевле, рабочих мест будет больше и экономика должна подняться за счёт конфискованных еврейских денег, которые немцы обязательно вложат в развитие латвийской промышленности. Немцы - передовая нация и они обязательно потянут за собой арийские народы Балтии. Главное то, что они взяли на себя очистительную миссию спасения мира от жидов и коммунистов. Как только уничтожат всю эту нечисть, так и начнётся совсем новая, спокойная и богатая жизнь в Латвии.
  
  
   ЗВАННЫЙ УЖИН С ПОЛИЦЕЙСКИМИ
  
   Столики прямо на улочке старой Риги. Красное вино, копчёный угорь и жареная телячья печёнка, чёрный хлеб с чесноком. Официант уже второй раз интересуется:
   - Нужно ли подавать главные блюда?
   Европа, да и только...
   За что латыши боролись - на то и напоролись. Веткин позвонил днём и позвал нас на ужин. Я рассчитывал, что он явится с Верой, а он ждёт нас в компании со своей подчинённой. Представил её:
  
   - Зита, инспектор полиции.
  
   Молодая, симпатичная женщина - полицейский, тоже интересное сочетание. Мишка уже слегка на бровях, непрерывно шутит, делает вид, что это просто дружеский ужин, но сам явно опять чего-то хочет. Выбирает подходящий момент для поворота разговора.
  
   - Ты, Сашка, писатель, а это звание подразумевает: языковед и знаток человеческих душ...
   Пока вы с Софией подходили, мы тут интересную тему обсуждали. Почему в русском языке, в латышском да и, наверняка, в английском тоже, синонимов к слову "любить" почти нет, а синонимов к слову "убить" - десятки? Например, в русском для "убить": завалить, замочить, прикончить, убрать, пристрелить и можно продолжать ещё и ещё...
   И тут же: женщину люблю, босиком ходить люблю, колбасу люблю...
   Чем это можно объяснить?
  
   - Я - не Толстой и не Достоевский, Миша. Я просто люблю рассказывать истории. Так что твоя характеристика знаток языка и душ - это не по моему адресу. Но на ментовскую философию я могу ответить. Убить человека - понятие однозначное, это значит: лишить человека жизни, остановить жизнь и всё, ничего больше. Любить другого человека - это очень ёмкое понятие. Для него нет общего понимания даже у двух разных людей. Любить - значит: восхищаться, боготворить, сексуально желать, жалеть, жертвовать собой ради любимого человека и, как ты сказал в своём примере, я тоже могу продолжать ещё и ещё...
   Кроме этого, понятие "любить" изменяется во времени - "от любви до ненависти один шаг", а сколько маленьких делений в этом шаге, между двумя граничными состояниями. Вот люди и растерялись, понимая, что им всё равно не высказаться одним словом...
   И так уж повелось - называют самое общее понятие, оставляя неопределённости. А если кому-нибудь обязательно нужно свою любовь раскрыть другому человеку - он обязан, в своём конкретном случае, найти уточняющие слова.
  
   - Ты хорошо объяснил, Саша, а говоришь, что не знаток...
   Ты настоящий писатель! Правда, девушки?
  
   - Я, раньше был хорошим компьютерщиком, а теперь стараюсь стать писателем, но не надо меня захваливать, Миша!
  
   - Так вот, Саша, сейчас ты нам нужен как компьютерщик. Как у тебя с базами данных?
  
   - С базами данных у меня хорошо, Миша! Последние десять лет моей работы я прослужил администратором баз данных в большой финансовой компании Нью-Йорка, но мои знания дорого стоят. Твоя контора не в состоянии меня купить, это очень дорого.
  
   - Я понимаю, что ты шутишь, Саша! Ты посмотри, какой классной женщине нужно помочь. Зиточка, а ну-ка встань, пройдись перед этим матёрым капиталистом...
   Вы меня извините, Сонечка, я всегда шучу. Саша знает...
   Саша! Ты, по старой дружбе, можешь нам посоветовать с какой стороны копать, как нам подойти к базе данных DB-LRE?
  
   - А что это за зверь такой?
  
   - Компьютерная система учёта недвижимости Латвии. Она только шесть месяцев назад сдана в эксплуатацию. По замыслу заказчиков из правительства, система должна обеспечить надёжное хранение информации и блокировку афер с продажей недвижимости. Сообщение о продаже дома поступает из районной Земельной книги, так у нас теперь называют организации по учёту и инвентаризации недвижимости, прямо в систему DB-LRE. Новая разработка - халтура, если она позволила продать один и тот же дом дважды. Мы не исключаем вариант, что кто-нибудь из компьютерщиков мог помочь системе ошибиться и не заметить наличие существующей записи о первой продаже дома Ковальского. Разработкой руководил твой коллега из Калифорнии, который получил свои бабки и отбыл в Америку месяц назад.
   Саша, помоги старому другу, посоветуй, с чего начать наш поиск, ты же помнишь, что Михаил Веткин в долгу не остаётся.
  
   - Ну и настырный ты мент, Мишка! Дай мне, пожалуйста, авторучку и листок бумаги. Посмотрите уважаемые правозащитники на квадраты, ромбики, кружочки и стрелочки - это, в самом грубом приближении, схема функционирования любой базы данных. Вне зависимости, какие данные в ней хранятся, хоть результаты переписи населения, хоть информация о наличии продуктов на складе. Два больших квадрата в центре листа - это исходное и обновлённое состояния базы на начало и конец принятого периода обновления. В базах учёта недвижимости периодом обновления должен быть "рабочий день". В этом случае верхний квадрат - это состояние утром, а нижний - поздно вечером, после рабочего дня. Стрелки, входящие в верхний квадрат слева, обозначают входные данные. В нашем случае - это сообщения о продажах и о новых объектах, поступающие из Земельной книги и от агентств по продаже недвижимости. Все сообщения, отформатированные в одинаковые записи, на профессиональном языке называют трансакциями. В течение дня трансакции накапливаются в один массив - файл входных данных. В конце дня выполняется обновление базы - добавление дневной порции трансакций. Перед обновлением выполняется обязательная процедура копирования базы, чтобы в случае сбоя компьютера можно было всегда вернуться к исходному состоянию на начало дня - эта процедура показана на моём рисунке широкой стрелкой, идущей от квадрата к кружку. В вашем расследовании следует начать со сравнения накопительного файла трансакций и последнего состояния базы. Искать контракт в базе легко - система обязательно имеет экран запросов по номеру контракта, по фамилиям продавца, покупателя, а возможно даже и агента по продаже. Если запись найдена - ищите сбой в процедуре блокировки от повторной продажи или проверяйте программиста, создавшего программу блокировки. Если запись о потерянном контракте найдена в накопительном файле, но не существует в базе - ищите проблему или злоумышленника в технологии и среди исполнителей ввода и обработки входных данных. И, наконец, в самом сложном случае, если запись не найдена до этой точки, следует по очереди восстанавливать поколения копий базы данных. Если запись будет найдена на одной из копий - злоумышленник среди сотрудников, имеющих пароль администратора базы данных. Обычно для небольших баз данных этого типа не бывает больше двух-трёх человек с полномочиями администратора. Администраторы - самые крутые ребята, они обычно строят из себя гениев. Разборка с ними будет для вас самой тяжёлой. Если запись о потерянном контракте существует на одной из копий, то, скорее всего, базу в какой-то день искусственно вернули на состояние прошлого дня. Если же запись не найдена вообще, ни в одной из отмеченных мной точек, это означает, что у вас в Латвии, по-прежнему, полный бардак, и никакая новая разработка не поможет. В последнем случае ни у меня, ни у кого-либо другого нет идей, как найти злоумышленника. Вопросы есть? Вопросов нет - тогда разрешите перейти к горячему блюду.
  
   Домой нас везли на полицейской машине, хорошо, что хоть с отключенной мигалкой. Веткин спросил:
  
   - Саша, а что там с дневником, читаешь, как идёт?
  
   - Миша, я начал читать дневник. Я очень расстраиваюсь, читая этот дневник. Объяснить, почему я расстраиваюсь, мне сейчас гораздо тяжелей, чем объяснить основные понятия баз данных. Это очень печальная история, возвращающая к событиям второй мировой войны. Пока мне кажется, что это не имеет никакого отношения к твоему расследованию. Автором записей является очень хорошо образованная еврейская женщина. Я тебе расскажу о записях в дневнике более точно и подробно через пару дней.
  
   Уже лёжа в постели, моя собственная специалистка по анализу детективных сюжетов высказалась:
  
   - Зачем нужно было показывать Веткину свои знания. Ты, конечно, не смог остановиться, петушился перед молодой, симпатичной женщиной из полиции. Час расплаты за твоё сегодняшнее легкомыслие близок - полковник Веткин от тебя так просто не отцепится. Помяни моё слово - не позднее, чем завтра, он позвонит и попросит твоей помощи в расследовании. И ты не сможешь ему отказать - ты сам мне рассказывал, что в прошлой жизни пользовался его одолжениями. Знаешь, что ты можешь попросить у Веткина в обмен...
  
   - Что я могу попросить в обмен, любимая?
  
   - Ты попросишь дать тебе возможность знакомиться с материалами этого дела. Это нарушение закона. Но Веткин на обмен пойдёт - он авантюрист и тебе доверяет. Он не боится нас - приезжих и поэтому обязательно обратится к тебе за помощью и примет твои условия. По приезду домой у тебя окажется готовый материал для книги и не придётся ничего высасывать из пальцев. Поменяешь имена, даты и детектив готов...
  
   - Идея хорошая, как и все твои идеи, любимая...
  
  
   ДНЕВНИК, ТЕТРАДЬ ПЕРВАЯ, 22 СТРАНИЦА
  
   1942, февраль, 12
   Вчера ночью они пришли в наш район, оцепили весь квартал и начали методично проходить через все дома и квартиры. Мы уже спали, когда внезапно раздался громкий и настойчивый стук в дверь. Я не успела выскочить в окно - Франек крепко меня удерживал, жестом приказав мне молчать и ничего не предпринимать - я ведь причина смертельной угрозы и для него. Я просто обязана отыграть свою роль, как можно лучше. Франек открыл дверь и трое, выпивших и наглых молодых парней, латышских полицейских, ввалились в комнату. Они ищут евреев и коммунистов. Франек предъявил документы: свое удостоверение со швейной фабрики и свидетельство о регистрации в Риге его сестры Эльвиры. Хорошо, что у нас были разобраны два отдельных спальных места - этот интерьер сыграл в поддержку легенды "брат и сестра". Потом с предпоследнего этажа в квартиру поднялся управляющий нашего дома и подтвердил, что в этой квартире зарегистрировано двое жильцов: брат и сестра. Хорошо, что сам он не проживает в нашем доме и никогда не видел настоящую Эльвиру. Заявление управляющего и удостоверение Франека сработали хорошо. Полицейские скоро ушли, а один даже успел мне дружелюбно подмигнуть, подчёркивая свой мужской интерес. Я отвернулась, а Франек испуганно стал объяснять, что я не в себе - недавно потеряла ребёнка при родах. После Франек меня похвалил за то, что я правильно держалась. Никто ничего даже не заподозрил. Я больше не Сара Димант, я Эльвира Бунгардс.
   Удачный проигрыш нашего спектакля сильно воодушевил моего спасителя - его план сработал и удался. Довольный собой, он крепко прижал меня к себе, и я сразу почувствовала его эрекцию.
   - Франек, отпусти!
   Но он только крепче прижал меня.
   - Франек, отпусти меня, пожалуйста, - повторила я. Его губы уже коснулись моей шеи, и влажный язык заскользил по моему телу. Я снова попыталась высвободиться, но он не давал даже пошевельнуться. Его руки сдвинулись и разорвали застёжку на моём халате.
   - Нет, - сказала я слабым голосом, растерянно глядя на свои открывшиеся груди с обхватившими их мужскими ладонями. Он снова, как в первый раз, парализовал меня. Я закрыла глаза, я больше не могу сопротивляться. После сегодняшнего ночного шока ему вообще легко меня сломить. Да и незачем мне сопротивляться - мы ведь уже были близки. Я уже, так или иначе, всё равно страшная грешница - я имею интимные отношения с нелюбимым и незнакомым человеком. Я повлекла его к кровати, это движение ещё больше распалило Франека. Он мягко опрокинул меня и через мгновение я уже ощутила его внутри своего лона. В первый раз его хватило ненадолго, а я всё время была сосредоточена на мысли, чтобы он не причинил мне боль. Его движения вдруг замедлились, и он опустился на кровать, со мной рядом. Стояла полная тишина, мы оба не произнесли ни одного слова. В этом молчании было что-то спасительное - не надо объясняться и выходить из защитного панциря собственных раздумий. Вдруг, он снова начал меня целовать, притянул к себе и прижал свои губы к моей груди. Когда он опять вошёл, я полностью раскрылась навстречу его ласкам. Я стала приспосабливаться к его движениям и искать самое подходящее положение. В конце я даже позволила себе, наконец, освободиться от переполняющего меня напряжения - потеряв контроль, я издала несколько стонов. Франек оценил мой сдвиг, он понял, что я уже начала своё движение от боязни до восприятия его как своего мужчины и защитника. Было уже очень поздно. Моё тело изнемогало от усталости. Мы лежали, тесно прижавшись. Я чувствовала его дыхание, слышала, как бьётся его сердце, и постепенно проваливалась в сон.
   Я проснулась одна. Посмотрела в полутьме на настенные часы. Семь тридцать утра, Франек уже ушёл на работу. Я долго лежала, уставившись на убогое убранство комнаты и разбросанные вещи. Какая гнетущая тишина! Вчера я опять сумела выжить, но нужна ли мне такая жизнь? А что можно сделать? Выйти и сдаться этим нелюдям? Нет, я не смогу решиться на такой шаг. Кроме того, я не имею права подставить под удар Франека. Я встала, подошла к окну и стала смотреть на зимний город. В мозгу вертелась какая-то странная смесь давних воспоминаний и воспоминаний вчерашней ночи. Я боюсь мысленного сравнения своих ощущений. С Леоном я никогда не знала своего собственного желания, я просто жертвенно отдавала то, что требовалось моему любимому. Вчера, с нелюбимым человеком, я испытала жгучую потребность в близости, я полностью, пусть только на полночи, избавилась от постоянного внутреннего напряжения и страха.
   Неужели я и впрямь стала падшей женщиной с низменными желаниями...
   Сейчас я попью чай и сяду писать свой дневник на английском языке - этого языка Франек не знает. Если он случайно найдёт дневник в моём тайнике, то не сможет его прочитать...
  
  
   ЛЮБОВНИК DB-LRE
  
   Веткин позвонил на следующий день. Он попросил, чтобы я всего один день поработал с Зитой и поставил девушку на правильный путь. Я назвал свою цену. Мы сошлись на том, что он будет давать мне просматривать материалы дела у себя в кабинете и ответит на любые вопросы.
   Сегодня, 25 июня, я стал членом следовательской бригады. Зита получила в министерстве документ, выписанный на моё имя, в котором говорится, что Александр Корецкий, как специальный эксперт временно привлекается к расследованию. Предъявитель документа имеет право в сопровождении работника латвийской полиции посещать объекты расследования и участвовать в допросах и следственных мероприятиях.
   После короткой беседы с директором центра мы отправились по длинному коридору третьего этажа искать дверь с табличкой "Администратор DB-LRE". Это хитрое название написал для нас в блокноте Зиты директор вместе с именем - Валерий Сотников. Проверив наши полномочия, он вздохнул и обречённо попросил не отвлекать от работы многих людей, не давать поводов для сплетен и слухов, а обратиться к Сотникову. Валерий - гуру системы DB-LRE, он один в состоянии помочь в любых поисках и вопросах.
   Дверь с замысловатым названием была приоткрыта, но мы в нерешительности остановились. Нас смутили странные выкрики за дверью, которые были бы более уместными в спальне сильно продвинутых любовников, чем в офисе:
   - Ну, давай! Вот так, молодец, умничка...
   - А теперь медленно, не спеша, постарайся...
   - Вот так, не торопясь, всё хорошо получилось...
   - А ты боялась, сопротивлялась и выпендривалась...
   - Можешь ведь тварь, если захочешь и постараешься!
  
   Будь моя воля - я бы ушёл или переждал под дверью, но ничто не могло остановить инспектора криминальной полиции Зиту Калныня. Достойная ученица своего шефа напористо постучала в дверь. Несколько секунд спустя дверь маленького и тесно заставленного стеллажами офиса отворилась нараспашку. К нашему удивлению за дверью, в полном одиночестве, в чёрном кожаном кресле на колёсиках передвигался единственный участник интима - высокий и русоволосый толстяк добродушного вида. Кроме толстяка, в комнатке активно функционировали только два подключенных к сети компьютера. Всё с этим парнем ясно - отмороженный фанат, наверняка, отлаживает программу. Я в подобных случаях страшно ругаюсь матом.
  
   - Здравствуйте! Я - инспектор криминальной полиции Калныня, мы ищем господина Сотникова. Со мной вместе наш эксперт по компьютерной части - господин Корецкий.
  
   - Здравствуйте! Я - Валерий Сотников, администратор DB-LRE. Эрик мне звонил, что двое из полиции зайдут. В чём мы провинились? Я тут играюсь, тестирую одну занятную программку, мне Борька её оставил, когда уезжал. Борька - это наш контрактник из Америки, он руководил разработкой. Мы с ним дружили. Ну, раз пришли - проходите, будьте как дома. Я свои дела отложу, поработаем вместе, во всем разберёмся. Эрик мне сказал, что вы хотите какой-то потерянный контракт найти. Всё найдём, надёжность у нас высокая - система прошла тяжёлую опытную эксплуатацию, отработала отлично во всех режимах и запросах. Только одна проблема осталась: данные поступают факсом или мылом, а поэтому требуют ручного ввода. Такой ввод не может на 100% обеспечить защиту от ошибок оператора. Автоматизация ввода полностью защитит нас от ошибок. Жаль бабки этого года уже закончились, осталось ещё полгода продержаться, а потом мы обязательно купим в Штатах программу форматирования электронных сообщений в записи входа. Борька обещал купить и выслать, когда у нас деньги появятся. Что делать то надо, господа? Какой план? Какой контракт искать?
  
   Тут Зита произвела царственный жест, позволяющий мне перехватить инициативу. Я объявил исходные данные поиска:
  
   - В Земельной книге города Юрмалы контракт зарегистрирован под номером #AC-14397-2002 от 23 мая 2002 года, продавец - Франц Ковальский, покупатель - Юрис Фридманис. Агент по продаже - Ивар Пирагс. Попытайся найти такую запись. Если допустить, что произошла ошибка оператора при вводе, то, скорее всего, ошибка могла случиться всего в одном поле данных, верно коллега?
  
   Сотников открыл экран запросов и стал поочерёдно задавать своей системе варианты поиска по номеру контракта, по фамилии продавца, по фамилии покупателя и по фамилии агента. Безрезультатно! Запись с такими данными в DB-LRE отсутствовала.
  
   - Валера, а сейчас введи только дату. Может быть, у вас информация за целый день потерялась...
  
   - Нет, записей за 23 мая навалом, всего 34 выскочило по запросу.
  
   - Значит, информация за весь день не пропала. Повтори теперь все предыдущие запросы, не задавая дату и только по части фамилии, например "Коваль", "Фрид".
  
   - Ничего! Нужной записи нет! Выскочила какая-то старая запись по незавершённому контракту в феврале этого года - продавец Ковальский, а покупатель Плацис. Контракт был прерван по требованию продавца.
  
   - Нас интересуют только завершённые контракты. Давай, переходи на экран просмотра входного массива. Ищи фамилию "Ковальский".
  
   - Вот она родная! Нашлась запись!
   На экране, действительно, появилась форматированная строка:
  
   | #AC-14397-2002| 23.05.2002| Жилой дом, два этажа, участок 20 акров |Кемери, ул. Сатеклес, 67|Ковальский, Франц|Фридманис, Юрис|Пирагс Ивар |.
  
   - Валера, а вы храните файл ошибок входных данных? Переходи на просмотр этого файла и опять используй функцию поиска. Могло случиться, что эта запись чем-то не понравилась системе. Ищи ошибку по номеру контракта.
  
   - В этот день не зарегистрировано ни одной ошибки...
  
   - Выхода нет - придётся восстанавливать копии базы на магнитной ленте. В вашем компе хватит памяти, чтобы в тестовой среде восстановить базу данных в полном объёме?
  
   - Обижаешь, коллега! У нас, как в Греции, всего хватает и памяти тоже достаточно.
  
   - Мы с Зитой отправимся перекусить, время обеда, а ты, пожалуйста, восстанови копию базы за 24 мая. Я думаю, что у тебя это займёт минут двадцать.
  
   Когда мы вернулись, Валера легко и сразу нашёл злосчастную запись в восстановленной копии. Я решил подвести итог:
  
   - Коллеги, наша задачка теперь формулируется следующим образом:
   Входное сообщение по контракту поступило и обработано без ошибок.
   Запись о контракте нашлась в накопителе входных данных.
   Запись также присутствует в копии базы на магнитной ленте, снятой 24 мая 2002 года, но отсутствует во всех следующих поколениях.
   Другие записи за 23 мая не пропали, что исключает вариант полной потери информации за день.
   В системе не предусмотрены режимы прямого удаления и корректировки записей пользователем с экрана. Корректировка осуществляется только повторным вводом исправленных данных.
   В задаче спрашивается: как потерять запись, если она была обработана без ошибок и 24 мая ещё существовала в DB-LRE?
  
   И тут до меня дошло, я нашёл возможный вариант решения:
  
   - Скажи, пожалуйста, Валерий, что это за программа, с которой ты игрался в начале дня, когда мы с Зитой пришли и сломали тебе весь кайф?
  
   - Боря мне оставил программу, которую в США применяют, чтобы искусственно запортить информацию. Рядовые пользователи и программисты, работающие в тестовой среде, не должны знать секреты клиентов. Я имею в виду: точный адрес, сумму денег на счету, пароли и т.д. Такая защита нужна в финансовых системах, а нам зачем - наша база не секретная вовсе.
  
   - На счёт вашей базы ты как раз ошибаешься, Валерий. Она должна стать секретной, если подходить к этому делу профессионально. А технология искажения информации, о которой ты говоришь, называется "data scrambling". И вам придётся тоже применять эту технологию, жизнь заставит. Что умеет делать Борина программа?
  
   - Это классная программка, ей нужно только задать интервал записей и алгоритм искажения, она читает запись и искажает согласно заданию. Простые алгоритмы - это, например, в каждом поле записи поменяй первый знак на второй, или два первых знака на седьмой и двадцатый знак латинского алфавита. Я пока освоил только простые алгоритмы - инструкции нет, а экран помощи на английском языке. У меня идёт туго и медленно. Борька эту программу хорошо знал, он с ней раньше, до нашего проекта, много работал.
  
   - Валера, а ты знаешь, как пользоваться функциями поиска по кусочкам полей? Давай повторим все прошлые запросы, но только двигаясь по кусочкам, заменяя буквы специальными значками.
   В течение часа мы всё-таки отловили проклятую запись в сильно искажённом виде. Злоумышленник применил простой алгоритм - заменил первый и последний знаки в каждом поле на первый и последний знак соседнего поля:
  
   | #2C-14397-2002| Ж3.05.200р | Килой дом, два этажа, участок 20 акро7 | Жемери, ул. Сатеклес, 6в| Фовальский, Франс| Придманис, Юрир| Фирагс, Ивас|.
  
   Сотников, прощаясь, сказал:
  
   - А ты серьёзно волокёшь в нашем деле, коллега! У вас в криминальной полиции все программисты такие?
  
   - Про всех не знаю - я совсем недавно работаю в полиции, но один очень крутой у нас есть, его Михаилом Веткиным зовут...
  
   Поздно вечером мы с Софийкой собрались выгуливать Грифа в Межапарке. Умный пёс ещё несколько дней назад уловил существенную разницу для него в новом выгульном сервисе. Занятые своими делами хозяева на скорую руку запрягали его в ошейник и протаскивали бедное животное в быстром темпе по нескольким кварталам своей улицы. Мы - отдыхающие, медленно и аккуратно надеваем псу ошейник, а потом, никуда не спеша, долго бродим вместе с Грифом по дорожкам лесопарка. Теперь пудель утром и вечером всегда ошивается около двери комнаты для гостей, всем своим видом давая понять хозяевам, что он не хочет беспокоить таких важных господ. Для выполнения утомительной для хозяев процедуры теперь, неизвестно откуда, появились исполнители, которые вследствие их низкого положения в доме гуляют по лесу до тех пор, пока это требуется Грифу.
   Веткин позвонил на мобильник, который я только пару дней назад взял в аренду.
  
   - Саша, я могу сейчас подъехать поговорить?
  
   - Сначала ответь, как ты узнал номер моего мобильника? Я отказываюсь помогать тебе в условиях тотальной слежки и прослушки. Поговорить мы сможем, но в парке, это рядом с домом Голдиных, через дорогу. Я не хочу пугать родичей, они ведь понимают, что начальники убойных отделов просто так в гости не являются...
  
   - Не пугайся, Саша! Мобильник ты сам давал Зите позвонить, когда у неё зарядка кончилась. Она мне звонила доложиться, а номер сам по себе высветился. Хочешь встретиться в парке - я согласен, хотя собирался в дом Голдиных зайти, две бутылки французского Божоли в машине везу.
   Повод выгула Грифа отлично сослужил нам с Софийкой для маскировки от родичей нашего свидания с Веткиным. Мы долго гуляли втроём, не считая собаки, в светлых прибалтийских сумерках и атмосфере, насквозь пронизанной моим любимым запахом соснового леса.
  
   - Миша, а почему ты не использовал программиста из вашего ВЦ министерства для экспертизы?
  
   - Не могу я Саша, не любят у нас теперь в органах работников не титульной национальности. Интригуют, выживают и копают под меня. Уже два года прошло, как меня из Риги в Юрмалу служить перевели, видно раздражать я стал высокое начальство. Фамилией своей стал раздражать. Я обидеться и уйти не могу - я профессиональный сыскарь, я ничего больше и ничего меньше делать не умею. Но при теперешней ситуации в Латвии я не уверен, что до пенсии дослужу, дурные предчувствия меня уже давно мучают. Не могу я им показать, что мой отдел в помощи нуждается. Да и Зитку мне поднимать надо, она в моём отделе числится экспертом по компьютерной части. Результаты вашего сегодняшнего расследования на неё запишем - тебе ведь всё равно, ты очередную звёздочку не выслуживаешь. А главное, Зита доложилась, что ты высочайший профессионал, за день во всём разобрался и даже поставленную задачу решил. Ты и представить не можешь, сколько времени у меня бы взяло выбивание эксперта на пару дней работы, я не думаю, чтобы я в две недели уложился. Ну, ты давай не томи - называй злоумышленника...
  
   - Начальник, это не моё дело - называть имена! Это твоё дело, Миша - доказывать и обвинять. Я только говорю, что мы установили метод, которым была потеряна запись в DB-LRE ,так они сокращённо называют свою систему. Запись совсем не обязательно потерять - её достаточно исказить до неузнаваемости. Злоумышленник использовал технологию "data scrambling", которая принята в финансовой индустрии западных стран. Технология никогда не применяется в реальных базах данных, она используется только для создания среды тестирования больших систем. Теоретически администратор базы имеет высший уровень доступа и может прогнать работу, которая испортит реальную информацию, но на практике такого никогда не бывает.
   А у вас в Латвии, как оказалось, бывает...
   Статус администратора имеют только два человека: Розин и Сотников. Я мимоходом проверил этот список в файле безопасности системы. Сотников - отличный программист, фанатик своего дела, но главное, что, на мой взгляд, полностью его исключает из короткого списка потенциальных злоумышленников - это недостаточное знание программы. Он только сейчас, из профессионального любопытства, начал осваивать незнакомую технологию. Я не думаю, что он притворяется. Мы профессионалы-компьютерщики хорошо чувствуем уровень друг друга. Если из нашего скромного списка администраторов исключить фамилию Сотников, то останется всего одна фамилия...
   Кстати, Миша, а у Латвии есть договор с США о взаимной выдаче преступников?
  
   Заключительную фразу от имени нашей семьи, по сложившейся уже традиции, произнесла моя домашняя любительница криминального жанра:
  
   - Господин полковник! Мне кажется, вам стоит заняться установлением контактов Розина. Не мог же он, в единственном числе, провернуть такую сложную аферу - скорее всего, что он действовал в сговоре с сообщниками и изменил запись по заказу. Да и отсутствовал он в Риге в день убийства Ковальского.
  
   - Миссис Корецкая! Вы не перестаёте меня удивлять, я готов принять вас на работу в криминальную полицию. Вы будете у нас, как Настя Каменская у Марининой. Аналитический гуру. Именно контактами мистера Бориса Розина я и планирую заняться на следующей неделе.
  
  
   ДНЕВНИК, ТЕТРАДЬ ВТОРАЯ, НАЧАЛО
  
   Я больше не могу читать первую тетрадь. Мне интересно, но очень больно. Меня давит чувство горькой досады и беспомощности. История Сары Димант в который раз заставила снова задуматься о трагической судьбе моего народа. Почему это выпало нам?
   Почему именно на нас всегда выпускается накопившееся в мире зло?
   Почему евреев обвиняют во всех бедах и проблемах других людей?
   И, как бы вынужденно, в ответ, прикрываясь своими нелепыми обвинениями, грабят, изгоняют, устраивают погромы и убивают. А потом, в следствие и по праву, приходят к высшей форме решения еврейского вопроса - геноциду...
   Мы совсем не хотим быть избранным народом - мы хотим быть, как все...
   Франц Ковальский, судя по материалам дела, спас свою любимую женщину. Я пропущу войну. Что случилось потом с этими людьми?
  
   1945, апрель, 20
   Опять, ещё в октябре прошлого года, Ригу заняли русские. Теперь Франек совсем не работает. Я по-прежнему боюсь выходить из квартиры. Франек выходит почти каждый день. Он по-прежнему единственный добытчик продуктов питания. Франек покупает на толкучке старую одежду или военную форму, ремонтирует и перешивает, придавая вещам новый вид. Моя забота - пороть все эти гадкие обноски. Переделки на той же толкучке можно перепродать или обменять на еду. Мы живём только за счёт предприимчивости Франека, других источников доходов у нас нет. Франек очень боится новой власти, он не рискнул бы к ним обратиться, если бы ему даже предложили работу. Ходят слухи, что коммунисты преследуют всех, кто трудился на немцев. Франек был простым портным на швейной фабрике, но никто не может знать: считают ли коммунисты сотрудничеством труд простых рабочих ради куска хлеба? Франек говорит, что десятки тысяч латышей, даже не сотрудничавших с немцами, испугались и ушли вместе с отступающей немецкой армией. Он тоже хотел бы уйти, но ведь теперь он в ответе и за мою жизнь. Он меня любит. Франек понимает, что я никогда не смогу уехать из Риги - я должна быть рядом со своими близкими. Как бы я хотела побывать на могиле отца в Шмерли. Мне очень хочется что-нибудь узнать о маме и Фирочке, но это невозможно - просто не осталось никого, у кого можно спросить...
   Интересно, что многие латыши испытывают симпатии к советским оккупантам: некоторые даже служат в их красной армии. Командиром латвийских красных солдат является Артур Спрогис, его портреты часто появляются в газете. Франек каждый день приносит в нашу квартирку коммунистическую газету на латышском языке "Советская Латвия", а я прочитываю её, от корки до корки - мне хочется понять, как относятся красные к евреям. Русские скоро разобьют немцев - бои уже давно идут на территории Германии. Присутствие русских в Прибалтике теперь навсегда. В газете я пока не встретила ничего, что говорило бы о плохом отношении русских властей к евреям. Совсем наоборот - в газете постоянно приводится информация о зверствах фашистов. Газета напечатала ужасные данные - общее количество евреев, уничтоженных на территории Латвии, достигает 70 тысяч. В это невозможно поверить.
   Франек не верит газете. Он говорит, что любые оккупанты - это плохо для Латвии. Спасение нас и будущее Латвии - в независимости. А евреев коммунисты не трогают только потому, что их в Латвии больше не существует. Мы по-прежнему должны скрывать моё настоящее имя, мы не можем рисковать. Я теперь навсегда останусь Эльвирой Бунгардс. На самом деле мне уже всё равно, я уже давно перестала бояться. Я вообще не понимаю: почему я до сих пор жива? Я должна была уйти из жизни вместе со всеми...
  
   1945, ноябрь, 22
   Сегодня в газете появилась информация о начале Нюрнбергского процесса. У меня весь день хорошее настроение, но не потому, что судят главных нацистских преступников - никакой суд и никакое наказание не может даже сравниться с тем злом, которое успели натворить эти нелюди. Им отомстить невозможно. Важно другое: весь мир заговорил о преступлениях фашизма, как преступлениях против человечества в целом, впервые за всю историю, планы уничтожения одного народа названы тягчайшими и недопустимыми преступными намерениями против всех людей. Фашизм признан преступной идеологией. Привлечены к суду высшие руководители немецкой армии и государства. А это, в свою очередь, означает, что ценой невероятных жертв нормальные люди поняли, что их равнодушие к геноциду любого народа обернётся в будущем новыми витками и новыми проявлениям геноцида. Ни один народ не застрахован от того, что именно он не станет следующей жертвой.
  
   1947, август, 11
   Оказывается, что в Латвии есть ещё евреи, которые, как и я сумели пережить четыре года войны. Каждому из них, конечно, помогали латыши. В газете иногда публикуют истории этих выживших людей - одна невероятнее другой. Один простой, но по-настоящему великодушный человек, Янис Липке, ежедневно рискуя своей жизнью, всю войну укрывал пятьдесят евреев. Он - подлинный герой!
   Франек нашёл себе работу в ателье по пошиву верхней одежды, которое только недавно открылось в центре города. Он совершенно случайно встретил на толкучке своего друга ещё с довоенных времён их жизни в Каунасе - закройщика Бекериса, который уже пару месяцев работает в новом ателье. Арнольдас уговорил Франца не бояться и привёл к своему заведующему. Вот уже прошла первая неделя новой работы мужа. Клиентками Франека в основном являются жёны русских офицеров. Только у военных сейчас есть деньги, чтобы справить новое пальто или костюм. Уже на второй день работы с Франеком произошёл курьёзный случай - одна клиентка пришла в ателье, вырядившись в немецкую шёлковую комбинацию с кружевами. Эта женщина наивно считала, что она носит нарядное трофейное платье. Франеку было очень тяжело сдерживать смех, пока он снимал со своей клиентки все нужные размеры. Франек немного успокоился и почти не нервничает теперь. Он только продолжает панически бояться вызова в советские органы. Недавно он обзавёлся своим первым удостоверением работника новой власти: Франц Цезаревич Ковальский, Рижский комбинат бытовых услуг, ателье пошива верхней одежды Nо1, должность - портной верхней одежды.
   Друг Франца - Бекерис живёт где-то в Юрмале. Франц мне рассказал, что у Арнольдаса есть свой собственный дом в глухом районе Юрмалы, где-то около Кемери. Туда даже доехать тяжело - нужно идти пешком целых двадцать минут от остановки пригородного поезда. Мой муж часто у него бывает - у них какие-то дела, связанные с левым пошивом одежды. Подробности Франек не рассказывает.
  
   1947, сентябрь, Йомкипер
   Сегодня еврейский религиозный праздник - день поминовения, покаяния и отпущения грехов. Этот праздник отмечают на десятый день месяца тишрей по еврейскому календарю. Мне пришлось высчитать этот день по обыкновенному календарю, начав от последнего праздника, когда мы ещё были вместе с мамой и Фирочкой. Я ничего не ем после вчерашнего захода солнца - соблюдаю пост. Бог всё равно не отпустит мой тяжёлый грех - я живу с мужчиной за то, что он спас меня от гибели и фактически полностью содержит. Богу угодно, чтобы люди были вместе по взаимной любви. Сегодня мне очень важно, чтобы Франек не приставал ко мне со своей любовью. Евреям сегодня запрещаются половые отношения. С тех пор, как Франек стал работать и получать зарплату и чаевые от клиентов он очень заважничал - даже строит фантастические планы о переезде в Юрмалу. Он тоже, по примеру своего товарища, хочет жить за городом, в стороне от людей. Франц очень хочет ребёнка. Он принуждает меня почти каждый день заниматься любовью. Он меня очень любит, он в состоянии часами целовать всё моё тело. Он говорит, что моё тело обладает необыкновенным запахом и всегда долго нюхает мои подмышки, когда мы укладываемся спать. Я привыкла к его ласкам и сама тоже хочу близости с мужчиной - это успокаивает мои нервы, я полностью, хоть на какое-то время, освобождаюсь от своего постоянного внутреннего напряжения. Но я совсем не хочу иметь ребёнка - моё дитя могут убить, если узнают, кто на самом деле его мать. А даже если на минуту представить, что массового уничтожения евреев больше в мире никогда не случится, то всё равно мой ребёнок не будет счастлив. Мне нечего ему дать. Я не смогу быть настоящей матерью - я давно уже человекоподобный робот, моя душа умерла вместе с мамой и Фирочкой. У меня нет любви для Франека. Моё сердце высохло, как старый хлебный сухарь. Я не смогу найти в нём любовь для ребёнка.
  
   1947, октябрь, 9
   Сегодня у меня большой день - Франц отвёз меня на трамвае до кладбища в Шмерли. Он не стал заходить на кладбище, он трусит, остался ждать недалеко от ворот. Я его понимаю. Я ничего не боюсь, я пошла одна. Кладбище полностью разрушено, надгробия повалены и разбиты. Мне всё-таки кажется, что я сумела найти папино место - это в самой правой линии, совсем близко от входа. Я всё рассказала папе, но он итак, наверное, всё знает. Я провела много времени на кладбище. Я вышла, когда уже начало темнеть. Франц по-прежнему сидел на каком-то камне. Он ничего мне не сказал и не ругал, что я так долго задержалась. Мы опять ехали в трамвае, полностью набитом людьми. На меня никто даже не посмотрел, а я всё равно волновалась на протяжении всей поездки. Мы с Францем выглядели точно так же, как и другие пары в трамвае. Видимо я сумела полностью перевоплотиться в Эльвиру Бунгардс. Франек только так меня теперь называет.
  
   1948, март, 12
   Сегодня воскресенье, но я целый день одна. Франц с утра ходил в костёл, а потом ему нужно было съездить к Бекерису домой. Он вернулся только в пять часов вечера, весь на взводе и выпивший. Как и всегда, после выпивки, он начал приставать ко мне. Я уступила, хотя предпочла бы заниматься этим позже, когда мы пойдём спать. Я сразу поняла, что с ним сегодня что-то не так - он был необыкновенно нежным и ласковым. Он долго целовал там, внизу моего живота и лишь потом осторожно вошёл в меня. Если бы от него так не пахло водкой, то и я тоже могла бы испытать свой спад внутреннего напряжения. Но этот проклятый запах не дал мне расслабиться и поймать ритм, требующийся моему лону. Когда всё кончилось, по его глазам, я сразу догадалась, что он сейчас начнёт что-нибудь просить у меня. Я рассчитывала, что речь, как всегда, пойдёт о ребёнке - Франц хочет отвести меня на проверку к женскому врачу, а я отказываюсь, я боюсь быть среди людей. Но на этот раз Франц сказал:
   - Эльвира, ты меня любишь? Ты понимаешь, что я для тебя сделал?
   - Я очень высоко ценю то, что ты для меня сделал...
   - Бекерис решил уехать отсюда, в Швецию. Он нашёл возможность уйти из Юрмалы, на рыбацком сейнере в Швецию, навсегда. Это не очень дорого стоит. Бекерис зовёт меня - он считает, что в Латвии никогда нельзя будет заниматься делом в большом масштабе, здесь больше не осталось места и возможностей для деловых людей. Он говорит, что очень хотел бы, чтобы мы с ним там, вдали от советов, стали партнёрами и вместе открыли своё пошивочное ателье. Я не могу уехать без тебя. Любимая, давай уедем в Швецию вместе с Бекерисом. Здесь, в этой стране, погубили всех твоих близких, так чего же тебе держаться этой земли. Мы поженимся и начнём жить открыто, ничего не боясь, мы станем нормальными людьми. Ты сможешь продолжить учёбу в университете. В Швеции никогда не преследовали евреев. Если я решу ехать один - тебе не выжить без меня...
   - Франц, я в любых условиях уже не смогу стать нормальным человеком. Я живой труп. Я перестала понимать жизнь. Тебе лучше меня бросить. Я знаю, что я не выживу без тебя - я совсем не чувствую новую жизнь, которой сейчас живут люди в Латвии. Я готова умереть - для этого мне нужно совсем немного, только убить своё тело. Я никуда отсюда не уеду, я должна быть вместе со всеми своими...
  
   1948, март, 30
   Сегодня Франц опять завёл разговор:
   - Эльвира, ты по-прежнему стоишь на своём, отказываешься уехать?
   - Я больше не хочу обсуждать эту тему!
   - Бекерис ищет покупателя для своего дома в Кемери, он хочет на вырученные деньги купить какие-то дорогие ювелирные изделия, чтобы налегке уйти в Швецию. Эльвирочка! Я Богом тебя прошу. У тебя, наверняка, что-нибудь осталось от отца. Твоя мать просто не могла тебя отпустить и ничего не дать. Я несколько раз видел, как ты перепрятывала какой-то узелок. Я никогда у тебя не просил никакой финансовой помощи в нашей жизни, я привык всегда полагаться на самого себя. Помоги мне только один раз - дай что-нибудь из ценностей родителей. Бекерису много не надо. Сейчас в Латвии почти не осталось людей, которые в состоянии покупать дома. Деньги есть у русских военных и приезжих представителей новой власти. Бекерис боится этих людей - были случаи, когда они просто отбирали дома за бесценок, стоило только засветиться, что ты продаёшь. Короче говоря, нам он дёшево продаст свой дом. Мне нужна твоя помощь и прямо сейчас. Потом будет поздно. Покопайся, пожалуйста, в своей сумке, которую ты всегда прячешь от меня в кладовке.
   - Хорошо, Франц! Ты прав! Я тоже должна принимать материальное участие в нашей жизни. Мне самой ничего не нужно. Ты так много для меня сделал. Я сейчас покопаюсь в своей сумке.
  
   1948, апрель, 7
   Я отдала Францу половину камней из носового платка мамы. Это справедливо - он мой настоящий муж. Он не виноват, что я больше не умею любить, он сам искренне меня любит и, как может, всегда заботится обо мне. Когда он начал работать, то первым делом пошил мне новое пальто, из остатков материала. Франц часто покупает мне вещи и вкусную еду на базаре, он ничего не жалеет для меня.
   Бекерис разбирается в драгоценных камнях. Он в восторге от предложения моего мужа и честно признал, что совсем не ожидал получить такие ценности за свой дом. Он сам взялся переоформить дом на Франца. В последнее время Бекерис стал частым гостем в нашей квартире. Почти каждый вечер они с Францем шепчутся о деле. Им приходится давать взятки направо и налево - советская власть установила много новых правил, а её функционеры сами помогают эти правила обойти. Правда их помощь очень дорого обходится. Но Франц говорит, что всё идёт хорошо. Этим летом мы переедем в Юрмалу.
  
  
   КАБИНЕТ ВЕТКИНА, СЛУЖЕБНОЕ СОВЕЩАНИЕ, 26 ИЮНЯ
  
   Протокол.
   Присутствуют: начальник отдела полковник Михаил Веткин, старший инспектор Станислав Радзиевский, инспектор Зита Калныня.
  
   Веткин: Господа офицеры, как вы уже знаете, мы установили с очень большой вероятностью имя человека, подозреваемого как участника преступной группы, осуществившей аферу с недвижимостью, которую мы сейчас расследуем. Я имею в виду двойную продажу дома Ковальского. Его имя - Борис Розин, он программист из Соединённых Штатов, работавший полгода по контракту в ВЦ коммунального хозяйства. Заслуга в установлении подозреваемого лица принадлежит инспектору Зите Калныня. Зита, я поздравляю тебя с достижением в расследовании и обещаю, что в случае успешного раскрытия преступления, буду ходатайствовать перед руководством о твоём поощрении. К сожалению, арест и допрос подозреваемого лица сейчас невозможен, так как за месяц до начала расследования он успел уехать в Америку. Для того, чтобы затребовать его арест и выдачу у американских властей нам нужны материалы по полностью раскрытому преступлению. А для большей убедительности нам крайне необходимы доказательства связи финансовой афёры с убийством Ковальского. Для категории преступления - "убийство" даже американские демократы не смогут найти отговорки по линии защиты прав человека.
   Беда в том, что по причине отсутствия в Риге, первый подозреваемый не может быть эффективно использован нами для выхода на других участников преступной группы. Но всё равно нам следует поработать по установлению прошлых связей Розина. Меня не покидает мысль, что кандидатуры покупателей дома не были случайными. Скорее всего, Фридманис и Звягин были заранее выбраны преступниками, как удачно согласующиеся во времени жертвы обмана. Из этого следует, что должен существовать хотя бы один человек, который знаком с обоими покупателями и который представляет финансовые возможности обоих. На этом этапе расследования нам следует заняться установлением связей Розина. Для начала пойдём по нашей обычной схеме: где он жил в течение шести месяцев, с кем дружил и с кем общался на работе и вне работы, имел ли любовницу и так далее. Связями Розина займётся Зита. А тебе Слава поручается более тонкая миссия - ты должен составить списки людей из окружения Фридманиса и отдельно из окружения Звягина. Сопоставляя эти списки, мы можем случайно обнаружить пересечение - человека, который, возможно, и является постановщиком и режиссёром всей аферы.
   Какие будут дополнения или вопросы?
  
   Калныня: Мне кажется, что имеет смысл предъявить сотрудникам и знакомым Розина фотографии участников пикника у Звягиных. Может быть, что кто-нибудь случайно опознает на фотографии какого-то приятеля Розина. Как вы считаете?
  
   Веткин: Ты права Зита. Эта идея может оказаться плодотворной.
  
   Радзиевский: Господин полковник, вы имеете в виду окружение Фридманиса и Звягина только в Риге?
  
   Веткин: Я думаю, что на первом этапе нам следует просмотреть окружение их обоих в Латвии. Вполне возможно, что нам придётся ещё изучать их знакомых в Швеции, так как Фридманис восемь лет проработал в Стокгольме, а Звягин уже десять лет занимается поставками нефтепродуктов во все скандинавские страны. Я уверен, что и у него образовались обширные связи среди деловых кругов Швеции.
  
   Радзиевский: Я думаю, что стоит показать фотографии с пикника самому Фридманису. Вдруг он сразу узнает там кого-нибудь.
  
   Веткин: Я поддерживаю и эту идею. Ещё вопросы есть?
   Вопросов нет. Приступайте к делу, господа офицеры!
  
  
   КЛИМОВЫ
  
   - Мама, мне нужно с тобой поговорить...
  
   - Моя дочусечка дома! Что случилось дочечка? Нужны деньги и, как всегда, на ремонт машины? Опять разбила машину? Я тебя прошу, я умоляю никогда не быть за рулём под алкоголем. Неужели трудно взять такси?
   Это всё твой партнёр по работе, Олег, виноват - он тебя сбивает на богемный стиль жизни. Мы - артисты живём сегодняшним днём...
  
   - Мама, ну что у тебя за манера появилась вести разговор за себя и за "того парня". Стоит только запустить диалог, а дальше ты сама за собеседника все его проблемы выложишь и все решения предложишь. Ты у меня умная мамусечка, но способностей по чтению мыслей у тебя до сих пор не наблюдалось.
   Мама, мне нужно с тобой серьёзно поговорить. Я хочу вернуться в Москву! Я занималась в Москве интересным делом. Здесь, в столице третьеразрядной страны, мало того, что меня вынуждают чувствовать себя гражданкой второго сорта, так я ещё и занимаюсь ерундой - веду балаганы...
   Мама! Я в Москве занималась пиаром! Пиаром...
   Я уже начала работать с большими людьми. Я почти сделала себе имя. И тут внезапно случился твой развод с Климовым, наш отъезд в Ригу и моё полное крушение...
   Мне нужно вернуться, мама. В "узких улочках Риги" хорошо бродить туристом, а жить здесь скучно и бесперспективно. В начале я рассчитывала, что я сумею построить здесь бизнес. Так не дают развернуться латыши. Они полностью захватили всю сферу обслуживания - мозгов больших не требуется, а бабки серьёзные сделать можно. В индустрию сервиса и развлечений в Риге не пробиться. На них, пожалуйста, работай, а свое дело открыть - так через городских чиновников не пройти, пока латыша в партнёры не возьмёшь. Да и не хочу я заниматься бизнесом, я хочу работать в пиаре.
  
   - Доченька, у тебя в Москве больше негде жить. Ты это понимаешь? Да и твоё имя там забыли за три года.
  
   - Мама, но там же есть Климов. Он официально считается моим отцом. Он меня любит, он должен мне помочь.
  
   - Маша! Он считался твоим отцом. Более того - он, фактически, тебя вырастил. Мавр сделал свое дело. Сейчас Климов совсем не тот человек. Он по-настоящему влюблён. Он женился на твоей ровеснице. Он полностью под каблуком у новой жены. Мои бывшие сотрудники мне звонят и рассказывают о Климове очень забавные истории, он совсем обезумел от своей любви. Рижский журнал и трёхкомнатная квартира - этот набор, как я посчитала на тот момент, был довольно приличной ценой, которую Климов заплатил за свою свободу. С той поры он серьёзно раскрутился и, если бы он попросил развод сегодня, то цена свободы для него была бы гораздо весомей.
   Пойми, Маша, с молодой женой, ему будет совсем некстати появляться в обществе с дочерью - ровесницей жены. Он не станет тебе помогать всерьёз. Он не возьмёт тебя к себе жить, а в лучшем случае, даст тебе денег на месяца три, для снятия квартиры...
  
   - Меня Олег замуж зовёт, при условии, что я к нему в Москву перееду. Он уже вернулся в Москву, у него квартира есть.
  
   - Маша, ты взрослая девушка. У тебя в жизни были ошибки, не будем ворошить старое, ты прекрасно знаешь, о чём я говорю. После всего ты опять хочешь связаться с человеком тёмного происхождения. Я попросила бывшего мужа собрать информацию о твоём Олеге. Полностью расстроенный Климов, сказал мне по телефону, что отец Олега, в прошлом - бандит и возможно даже вор в законе. Он провёл треть своей жизни в лагерях. Почему тебя опять тянет к отбросам общества?
  
   - Потому, мамочка, что я сама непонятного происхождения...
   А что, этот длинный, седой рифмоплёт на юбилее у Голдиных действительно мой отец? С ним ещё жена-маломерка присутствовала. Это он?
  
   - Это он доченька. У меня тоже были свои ошибки молодости...
  
   - Какой подлец! Хоть бы на юбилее подошёл или потом позвонил - мой телефон у Голдиных записан. Я всю свою жизнь представляла нашу встречу совсем иначе. Это так романтично: ты приезжаешь в чужой город и узнаёшь, что у тебя есть взрослая дочь. При этом ей ничего от тебя не нужно - только узнать своего биологического родителя.
   Я совсем не знаю его, но ненавижу...
  
   - Маша, мы тогда были совсем детьми. Мы сразу потерялись. Он ничего не знал. Не суди так строго.
  
   - Но ты же обещала ему сказать обо мне на юбилее...
  
   - Я сказала, но он не поверил. Он ничего не помнит или делает вид, что не помнит. Не суди его строго...
   Маша, а что с твоим американским женихом, совсем пропал?
  
   - Да не жених он мне вовсе. Я никогда серьёзно его не воспринимала, я его использовала, пока он был нужен моему Олегу. А теперь пропал мой американский претендент, на связь не выходит, а мне и не надо. Не смогу я мама жить с таким человеком. У этого американца повадки лавочника из еврейского местечка начала прошлого века на Украине. Я его долго выдержать не могу.
   Мне нужно в Москву, не обижайся, мама. Да, ты ведь и сама скоро замуж выйдешь и укатишь с Бергманом в Стокгольм...
  
  
   В ГОСТЯХ У ЗВЯГИНЫХ, ПЯТНИЦА, 28 ИЮНЯ
  
   Голос Андрея Петровича в телефонной трубке звучал хрипло и как-то встревожено.
   - У меня серьёзные проблемы, - сообщил он Марку.
   Маричек, нужна твоя помощь, я уже дома - полчаса, как возвратился из Вентспилса. Ты не мог бы сегодня или завтра забежать в гости, Катюшу возьми с собой и гостей своих из Штатов. Посидим, выпьем, закусим, а потом посекретничаем. Я тебя сильно нагружать не стану...
  
   - Сегодня мы свободны, а завтра неизвестно, как сложится. Если позволишь, Андрюша, так мы сегодня зайдем.
  
   - Мы с Наденькой будем рады.
  
   Оказалось, что Звягины живут в десяти минутах ходьбы от дома Голдиных, фактически через пару кварталов частных домов. Марк даже машину брать не стал. Дверь нам открыла невестка Звягиных - Жанна, не по-домашнему вырядившаяся в короткие модные брючки и яркую чёрную майку, расписанную серебристыми птицами.
   - Это Голдины и их американские родичи, - крикнула она вглубь дома. Проходите, мы вас ждем. Дом Звягиных мне показался огромным, даже по сравнению с достаточно большим домом Марка. Нас четверых куда-то долго вели мимо множества дверей и, наконец, доставили на большую веранду, застеклённую разноцветными стёклами с красочными витражами. К большому, накрытому закусками столу примыкал стеклянный охладитель для напитков, способный передвигаться по дому на роликах. Отдельно на маленьком столике лежало множество видов хлеба, тёмных сортов, из муки грубого помола. Андрей Петрович, в тёмно синем спортивном костюме Adidas, манипулировал громадным ножом над несколькими буханками. Присутствие Надежды Николаевны лишь угадывалось в соседнем помещении по повторяющимся звукам хлопающих дверок холодильника или жарочной плиты. Звягин приветливо заулыбался, радостно приветствовал всех нас и сразу завёл беседу:
  
   - Жена всегда критикует мои плебейские привычки, а я и не думаю сдаваться. Для меня хороший хлеб, правильно выпеченный, из хороших сортов муки и на правильной закваске лучше любого пирожного. Я покупаю много в небольших пекарнях, ведь каждое блюдо, а бутерброд тем более своего хлеба требует, в зависимости от составляющих. Мне, наверное, от своих предков вкус на хлеб передался. В пекарне предложили нарезать, а я не дал - свежий хлеб резать это большое удовольствие. Один запах чего стоит...
   Все молчали, поражённые неизвестным даже Марку хлебным увлечением Андрея Петровича. Только я - тоже любитель хорошего хлеба, не способный полностью реализовать свои хлебные пристрастия в условиях Нью-Йорка, прочувствовал выступление Звягина и поддержал разговор:
  
   - И для меня хороший хлеб из нескольких видов муки грубого помола тоже вкуснее любой еды. Вот только, к сожалению, в Америке такой хлеб найти тяжело. Довольствуемся пока пробами умельцев с Брайтона или иногда покупаем выпечку, доставленную самолётом из Литвы. Литовский хлеб вкусный, но свежим у нас не бывает.
  
   За столом мы и дальше продолжали безобидно муссировать тему соответствия вида хлеба типу масла и закуски или нарезки верхнего покрытия в бутерброде. Звягин оказался настоящим экспертом и с удовольствием передавал свои познания новым слушателям его кулинарного курса. Он заставил нас дегустировать по маленькому кусочку каждого вида хлеба в комбинации с тремя сортами масла и всеми разновидностями икры, копчёной рыбы и ветчины, представленными на столе в далеко не скромном перечне.
   Члены семьи Андрея Петровича, как более продвинутые студенты, не участвовали в нашем бутербродном марафоне, а творили свои собственные комбинации под неодобрительные взгляды главы семьи. Внук Гоша вообще трудился над тарелкой жареной картошки "фри", не обращая никакого внимания на разговоры деда.
   Звягин казался полностью расслабленным и сосредоточенным только на своей лекции.
   Когда мы закончили с дегустацией бутербродов и кофе, Звягин обратился к жене:
  
   - Наденька, ты займи, пожалуйста, Катю и Софию чем-нибудь интересным, а мы посидим в кабинете, посекретничаем.
  
   Я удивился метаморфозе, происшедшей со Звягиным в его кабинете, потому, что, восседая всё в том же спортивном костюме за тяжёлым, ручной работы, письменным столом, Андрей Петрович сразу превратился в настоящего олигарха. Он даже начал производить впечатление более крупного и властного человека. Предложив нам спиртное на выбор и выполнив наши заказы из встроенного в стенку бара, Звягин начал говорить:
  
   - Мужики! Мне нужна ваша помощь в серьёзной проблеме. Марк - мой друг, а вам, Александр, я доверяю, как его брату. Кроме того, вы ведь тоже бывший рижанин и именно поэтому можете оказаться полезным. Дело в том, что меня по-настоящему и мастерски прокатили с домом в Юрмале. Меня кинули примерно на один миллион долларов США! Как выяснилось, этот дом за неделю до меня был уже куплен неким профессором Фридманисом. Я встречался с профессором, этот человек ни в чём не виноват. Он купил дом, перевёл полную сумму денег через адвоката на счёт Ковальского и тут же уехал в Стокгольм, где он работает в университете. Он должен был вернуться в Ригу через три недели, когда начнутся студенческие каникулы. По причине своего отсутствия в Латвии Фридманис не торопил Ковальского с выездом из проданного дома. Ковальский и его сообщники или, скорее наоборот, злоумышленники, используя затянувшееся проживание бывшего хозяина в доме, сумели продать дом второй раз. Афёра удалась, несмотря на то, что лучший юрист Латвии по вопросам недвижимости работал с моим контрактом. Как вы знаете, Ковальский убит, видимо для того, чтобы замести следы, а возможно из-за того, что он претендовал на слишком большую долю денег. Расследованием объединённого дела руководит полковник Веткин, который в прошлое воскресенье, появился в юрмальском доме, как руководитель следственной бригады, после того как был обнаружен труп Ковальского. Веткин утверждает, что злоумышленники смогли каким-то образом изменить информацию в компьютерной системе учёта недвижимости и, поэтому, дом не был заблокирован от повторной продажи. Мой адвокат вернул мне гонорар. Опытный юрист считает, что Фридманис выиграет дело в случае моего официального обращения в суд, так как он выполнил все необходимые юридические формальности без единой ошибки. Кроме этого, он успел завершить свой контракт на неделю раньше. Адвокат тщательно проверил все документы Фридманиса и утверждает, что повода, к которому можно было бы придраться, он не обнаружил.
   Я навёл справки о полковнике Веткине. При советах он был самым важным следаком в Латвии, но новая власть его не оценила. Два года назад его вообще перевели из Риги в Юрмалу. Я сомневаюсь, что этот полицейский полковник обладает нужными ресурсами для проведения серьёзного расследования. Я не верю, что он в состоянии найти преступников. Дело будет тянуться несколько лет, а потом вообще будет закрыто. Мой брат Фёдор советует мне связаться со здешней братвой. По его данным, смотрящим от центровых блатных, по Риге, является Сергей Люсиенко, по кличке - Люсик. Мои люди нашли этого человека. Он бизнесмен, крутит самое большое в Латвии охранное агентство Labrit, с центральным офисом в старой Риге. Брат обещает прислать человечка для выхода на Люсиенко. Без доверенного посредника Люсик будет играть только официально. Возврат моих денег, конечно, за вычетом принятых в таких делах комиссионных, является самой простой составляющей моего заказа.
   Мне нужно, чтобы Люсик играл бандитскими методами и не только нашёл виновных, а самым жестоким образом их наказал. Я не рижанин и мало кого знаю в городе. Я вообще не знаком ни с кем, кто бы мог помочь мне выйти на Люсика так, чтобы он мне доверился. Придётся ждать человечка от брата. Марк, я тебя очень прошу помочь мне с подготовкой исходной информации для будущего заказа. Мне известно, что адвокат положил деньги, полученные от Фридманиса, на счёт Ковальского, открытый в твоём банке. Мне нужно точно установить всю историю прохождения денег Фридманиса через твой банк. Когда они были переведены в банк и когда и кем они были сняты? Не может быть, чтобы Ковальский в одиночестве явился в ваш банк получать деньги. Такие большие деньги, как я понимаю, не выдаются клиенту обыкновенным кассиром. Значит, был от вас какой-то более важный служащий, который занимался выдачей денег. Вполне возможно, что он запомнил человека, который сопровождал Ковальского в тот день. Возможно, отдел безопасности твоего банка даже записывает на плёнку случаи передачи клиенту больших сумм денег и так далее. Марк, пожалуйста, помоги мне, ты сам лучше всех представляешь, какую ещё информацию можно вытащить по этому делу...
   Саша! Вы, насколько я понял ещё тогда, в воскресенье, в приятельских отношениях с полковником Веткиным. Он вам доверяет. Вы можете попросить, от моего имени, господина полковника делиться со мной всей информацией, которую накопают его люди. Я за ценой не постою. О Веткине ходят слухи, что он отнюдь не является неподкупным "шерифом". Просто со мной он не станет обсуждать дела. Ему нужны гарантии, что я при любых обстоятельствах не использую наше сотрудничество против него. Вот и выясните, какие это могут быть гарантии?
   Мужики, я не сильно вас нагружаю?
  
   Звягин ждал. Я подумал о том, что Андрей Петрович даже и не догадывается, что мы с Марком уже несколько дней в курсе его ситуации с домом Ковальского. Я участвую в расследовании и, как мне кажется, даже установил имя одного из злоумышленников. Марк, скорее всего, по запросу Веткина, давно подобрал информацию по истории прохождения денег Фридманиса через его банк. Я только начал прикидывать, что мне ответить Звягину, как Марк первым подтвердил свою преданность мужской дружбе:
  
   - Андрюша, Ковальский снял деньги Фридманиса со своего счёта 27 мая. Он пришёл в банк в сопровождении молодого человека, который держался в тени, в роли телохранителя. Вся процедура передачи денег действительно фиксировалась на видеоплёнку. Одну копию записи отсняли люди Веткина. Я не могу тебе отказать, я предоставлю и тебе копию плёнки. Ты ведь понимаешь, чем я рискую - здесь налицо нарушение закона о неприкосновенности частной информации о клиентах банка. Ты должен дать мне слово, что копия никогда не выйдет за пределы твоего кабинета. Я понимаю, что реальный интерес представляет только физиономия телохранителя Ковальского. Вот и напечатай фотографии с моей записи, а саму копию сожги. Мы договорились?
  
   - Мы договорились, Маричек! Слово мужчины!
  
   Наступил мой черёд. Звягин мне симпатичен - правильный мужик, я хочу быть его другом.
   - Андрей Петрович, я, в свою очередь, поговорю с Веткиным. Правда без всяких гарантий - может все эти слухи о сомнительных моральных качествах латвийского "шерифа" совсем неоправданны. Я попробую вам помочь ещё и по другому направлению - я хорошо знаком с Сергеем Люсиенко.
  
   Искреннее изумление собеседников, последовавшее за моим заявлением, пожалуй, превышало наигранное изумление актёров в финальной сцене спектакля по пьесе Гоголя "Ревизор".
  
  
   СЕРЁГА ЛЮСИК
  
   Я знаком с Серёжей Люсиенко с семидесятых годов прошлого столетия. Нас познакомил Бен Волков - мой однокашник по политеху.
   Пятачок территории Риги, на пересечении улиц Ленина и Падомью бульвар, раньше называли Центром. Фокусом Центра считались часы в виде четырёхгранной колоны с циферблатами со всех четырёх сторон. Этот, ничем другим не достопримечательный кусочек нашего города, был главным местом тусовки молодёжи. Здесь продавали и покупали фирменные вещи по зашкаливающим ценам, втюхивали приезжим самодуйские джинсы, играли в карты и торговали валютой. У центровских часов назначали деловые и любовные свидания. Неустойчивое население Центра состояло из трёх категорий обитателей. Центровики - деловые люди, использующие средоточие города для работы: фарцовщики, валютчики, проститутки и другие предприниматели малого бизнеса. Следующими по влиянию шли тусовщики - "золотая молодёжь", в основном студенты, которые крутились в полукриминальной среде для ощущения собственной крутизны и из-за возможности добывания фирменных шмоток. Многочисленные приезжие, болтающиеся по Центру в поисках приключений или "фирмы", составляли самый низкий уровень в иерархии центровского населения. Представители первой и второй групп свято верили, что приезжие лохи специально появляются в Центре для того, чтобы служить источником постоянных заработков для центровиков и случайных приработков для тусовщиков.
   Если приезжий шепотом обращался к первому попавшемуся, модно одетому молодому человеку с вопросом:
  
   - Слушай, парень, ты не знаешь где можно купить часы Сейка ?
  
   Никто из центровских его никуда не пошлёт и даже не ответит "не знаю", а, как правило, скажет:
  
   - Ты приходи на это же место через два часа - будут тебе часы...
   Все прекрасно знают специализацию деловых в Центре, поэтому за оставшиеся до встречи два часа обычно успевают найти часовщика и свести продавца с клиентом. Тариф за наводку на клиента 10%, оплата комиссионных гарантируется неписанными законами Центра. Знакомство с центровиками удобно, иногда выгодно, да ещё считается показателем крутизны в глазах у друзей и знакомых девушек. Не ленятся бывать в Центре и иностранцы, ищущие деловые контакты. Как правило, это моряки или туристы, которым нужно срочно сбыть какой-нибудь товар или снять девочку.
   Мой приятель Волков впервые представил Центр для доброй половины своих однокашников. В начале учёбы Бен довольствовался ролью тусовщика, а после третьего курса настолько прижился в Центре, что бросил институт и сам стал одним из важняков. Волков специализировался на перепродаже фирменных шмоток, поставщиками которых были знакомые иностранцы и разные завмаги. Иногда для добычи дефицитных товаров отправлялись в деловые поездки на машине по провинциальным магазинчикам всей Прибалтики. Дела у Бена пошли настолько хорошо, что к двадцати шести годам он устроил себе Жигуль третьей модели и путём обмена с доплатой заимел собственную квартиру. Обладание такими ценными категориями в двадцать шесть лет по тем временам в совдепии считалось показателем серьёзного материального успеха и благосостояния.
   Центровики уважали только два занятия - делать дела и отдыхать с девчонками. Обычно новый день, после вчерашнего загула начинали поздно. Собирались часов в двенадцать дня, коротко намечали дела, плюхались в машину и вперёд, на плавный объезд города. Остановка парикмахерская - знакомая кассирша заберёт двести пар импортных женских трусиков или колготок, чтобы к вечеру вернуть по четыре рубля с пары и ещё наварить себе по рублю с единицы товара. Новая остановка комиссионный магазин - здесь подружка-заведующая ещё вчера отфильтровала товар, принятый за день на комиссию. Настоящая "фирма" - товары производства западных стран и компаний с известным именем никогда не идут в открытую продажу, так как их цены лимитированы государственным прейскурантом. Поэтому такие вещи условно продают своим людям по ценам прейскуранта с 10-20% наваром для себя, а деловые ребята дальше найдут вещам правильных покупателей по правильной цене. Следующая остановка - валютник (магазин продажи товаров за валюту). Знакомая кассирша даст знак, если в магазине ошивается топтун из органов, и тогда следует поскорее слинять, прикинувшись придурком, случайно забредшим в диковинный магазин. Если девичьи глазки не моргнули - быстро выполняется несколько покупок фирменного дефицита за доллары, которые, в свою очередь, всего полчаса назад добыты у араба-моряка. К вечеру все дефициты уже втюханы приезжим кавказцам или узбекам с умножением в несколько раз вложенных денег.
   При всей занятости делами никто из экипажа ни на минуту не забывает о профессиональной охоте на приезжих девчонок. С приезжими возни меньше и лапшу на уши вешать легко. Чем дичь моложе и выше классом - удача ценней. Иногда любительницы случайных приключений отзваниваются и через год, при своём повторном пребывании в Риге. Охота на девчонок не считается второстепенным занятием, а является главным сопутствующим делом. Съём начинается сразу, как только подворачивается подходящий случай. В парикмахерской и в магазине, в ресторане за обедом и просто на улице. Если команда засекла достойную кандидатку - дела останавливаются, начинается профессиональная охота. Хорошо сработавшиеся дружки выдают себя то за моряков загранплавания, то за выездных журналистов или киношников, в зависимости от легко прочитываемых опытными ловеласами девичьих мечтаний. Изредка случаются проколы, но приятная внешность охотников, фирменные шмотки, а главное опыт и набитый глаз чаще всего приводят к победе. Свидания с отобранными "тёлками" забиваются на вечер у центровских часов. Сбивается команда и проводится разминка в одном из ресторанов Старой Риги. Финальная оргия продолжается ночью на квартире Люсика под видеозаписи. И так изо дня в день. В прошлом Серёжа был спортсменом - пловец, мастер спорта. Ему даже службу в армии заменили пребыванием в спортивной команде ЦСКА. Сергей ездил на всесоюзные и международные соревнования, занимал места и даже получил хорошую по совдеповским меркам двухкомнатную квартиру за его чемпионство в армейском клубе. Люсиенко стал выездным, получал валюту и возил вещи на продажу. Он сумел легко оценить преимущества деловой жизни перед обывательской и бросил свое плаванье - надоело пахать и расходовать жизнь на тренировках. Все его амбиции теперь были сосредоточены только на росте количества и качества обработанных баб и непрерывном умножении бабла. Именно в этот период Люсик вдруг заскучал от однообразной жизни. Он начал ездить в Москву за товаром и сошёлся там с несколькими деловыми людьми. Очередная московская пассия однажды познакомила его с Сусликом - племянником главного идеолога КПСС, который под прикрытием своего дядюшки захватил в стольном городе половину бизнеса валютных операций. Инвалиду-миллионеру требовались ловкие ребята для выполнения финансовых задач, которые неустанно генерировал его блестящий мозг. Серёга понравился Суслику и сразу же вошёл в отборные ряды его легионеров. Люсик снял квартиру в Москве, стал жить на ещё более широкую ногу, но, как человек осторожный и запасливый, он желал сохранить за собой рижскую квартиру. Сергей решил, что в его отсутствие нужно каким-то образом продолжать имитировать жизнь в квартире. Следует вовремя оплачивать все счета. Нужно, чтобы в квартире по-прежнему вечерами горел свет и хлопала входная дверь, но при этом все жилищные активности должны выглядеть и звучать мирно и благопристойно.
   Именно в период раздумий Люсика над проблемой сохранения его рижской квартиры счастливый случай привёл меня на полосатый переход улицы перед волковским Жигулём.
  
   - Сашка! Здорово, дружище! Сто лет тебя не видел! - радостно завизжал бывший однокашник, который не так давно заказывал у меня курсовые работы за деньги. После приветственного визга целый поток сознания:
  
   - Как ты живёшь? Я давно тебя не видел, зашёл бы ко мне посмотреть барахлишко. Очень хороший завоз сейчас был - финны притарабанили. Ты же разбираешься в шматье, для друзей у меня лёгкие цены - позвони, заходи. А может, котлы нужны? Японские есть, а если потянешь - то и швейцарские для тебя соорудим. Ты институт уже, наверное, закончил. Где работаешь? Познакомься - это Серёга Люсик.
  
   - Здорово, чувачки! Серёжа, меня зовут Саша. Институт я закончил и теперь молодым специалистом на ВЦ вкалываю. Отпахал сегодня целый день за шесть рублей. Нужно развеяться - у меня свидание с девушкой через полчаса. Я рад тебя видеть, Бен, обязательно позвоню, мне как раз свитер хороший нужен. Есть что-нибудь?
  
   - Да, конечно есть, свитеров много - заходи!
   И тут вдруг вступает Люсик:
   - Санёк, у тебя хата своя есть?
  
   - Да откуда у меня хата, где её взять? Если женюсь, то встану на очередь в своей конторе и лет через десять, может быть, получу. Я с родителями живу, у меня отдельная комнатка.
  
   - А девчонку свою, куда поведёшь, Санёк?
  
   - Сегодня вопрос ещё не стоит так остро, Серёжа. Девушка серьёзная, отношения только начинаются, она так сразу не подпишется на интим. Но, в принципе, этот вопрос меня сильно волнует...
  
   - Бен, это тот Саша, о котором ты рассказывал, что он у вас в группе в отличниках ходил, старостой был, а ещё за тебя курсовики делал?
   Утвердительный кивок Бена видимо и послужил основанием для принятия Люсиком окончательного решения.
  
   - Саня, я тебе сейчас сделаю предложение, от которого тебе будет очень трудно отказаться. Я завтра могу дать тебе ключи от моей квартиры на полгода, но с условием, что ты переедешь туда жить. Я сейчас работаю в Москве. Мне нужно, чтобы кто-нибудь сторожил мою хату, иначе управдом заметит, что она пустует. Так и потерять хатёнку не долго.
  
   - А сколько платить в месяц?
  
   - Повезло тебе, Саня. Платить за квартиру почти совсем не нужно - мне твои деньги не нужны. Будешь только счета домоуправления да свет и газ вовремя оплачивать, чтобы не заметили моего отсутствия. Хату в порядке держать будешь, а бардаков заводить не станешь. Я тебя за сторожа взять хочу потому, что центровским ключи доверить нельзя - мигом бардак в моей хате откроют и деньги собирать начнут за моей спиной. Держи мой номер телефона. Забегай завтра вечером, но хотя бы часа за два до московского поезда. Я в Москву уезжаю.
  
   Нужно ли говорить, что назавтра я не просто ехал, а на крыльях летел в Серёгину квартиру. Он выдал мне ключи, ещё раз преподал те же инструкции о хорошем поведении и своевременной оплате счетов. Милостиво разрешил свободно употреблять вещи из его гардероба - у нас оказался общий размер одежды и напоследок научил пользоваться видиком, который в те времена имелся только в считанных домах. Я прожил в Серёгиной квартире около года. Это был очень продуктивный период мужской независимости и становления в моей жизни. За это время я своими руками сделал ремонт в квартире, мимоходом приручил двух приезжих подружек Люсика (из Варшавы и из Таллина), которые привыкли всегда по приезде в Ригу останавливаться у Серёги. Потом я познакомился со своей будущей женой, променял свободу на любовь, женился, обменял с доплатой родительскую квартиру, а ключи от хаты Люсика передал Бену.
   Ещё через два года, в Москве, состоялся судебный процесс над группой валютчиков, которыми руководил Суслик. Процесс демонстрировали по центральному телевидению. Ведущий передачи многократно подчеркнул полное отсутствие родственных связей у валютчика Суслова с главным идеологом партии. Я смотрел передачу "Человек и Закон" и расстраивался - я никогда не забывал о щедром жесте Люсика в мою сторону. Сергею Люсиенко дали десять лет строгого режима. Об его дальнейшей судьбе мне уже ничего не было известно. Бен Волков укатил в Австралию. Моя семья эмигрировала в Соединённые Штаты, а воспоминания о рижской молодости потускнели в суматохе будней.
   И вот теперь, внезапно и случайно, имя Сергей Люсиенко, опять появилось на орбите моей жизни. Помощь этого человека требуется Андрею Петровичу Звягину, которого я уважаю.
  
  
   ДНЕВНИК, ТЕТРАДЬ ВТОРАЯ, ПРОДОЛЖЕНИЕ
  
   1948, ноябрь, 30
   Вот уже исполнилось три месяца, как мы переехали в Юрмалу. Сегодня Бекерис уходит в Швецию на рыбацком сейнере. Он давно уволился с работы и не поддерживает с нами никаких контактов, чтобы не навредить в случае неудачи его побега. Мой Франц очень расстроен - фактически Бекерис был последним и единственным нашим другом, но даже он не знал, что я еврейка. Франц очень гордится нашим домом и ему нравится всё вокруг. Мой муж особенно доволен тем, что дом стоит в стороне от дороги и чужих дворов. Франц отказался от всякого ремонта и освежения дома снаружи, он считает, что соседи могут донести в органы, что у нас водятся деньги. Муж рассказывает, что люди в городе шепчутся о возникшем с приходом русских новом способе сведения старых счетов и обид. Достаточно просто написать донос в органы, что во время немецкой оккупации определённого человека видели в компании с немецкими офицерами. Такого навета достаточно, чтобы человека затаскали по допросам. Скорее всего, в ближайшее время его уже нельзя будет встретить на улицах Риги. Франц говорит, что десятки тысяч латышских семей вывезены неизвестно куда в Россию, без всяких следов. В городе сплетничают, что происходят случаи, когда обеспеченных людей арестовывают вообще без всяких причин. Спустя недели две к их родственникам являются какие-то посредники и предлагают освобождение арестованного за очень серьёзный выкуп. Мы не знаем, насколько правдивы эти сплетни. Мы просто трясёмся от страха каждый день. Франц продолжает работать в своём ателье. Каждое утро он уходит на пригородный поезд в Ригу. Я остаюсь одна на целый день. У нас в доме никого не бывает, только старуха-молочница два раза в неделю приносит молочные продукты.
  
   1950, июнь, 16
   У меня появилось свое занятие. Я увлеклась огородом и работой в оранжерее, стеклянное покрытие которой Франц привёл в порядок. У моего мужа золотые руки - он многое в доме делает своими руками. По выходным Франц всегда что-нибудь мастерит. Он выбелил стены всех комнат и перекрасил все полы, окна и двери. Франц всё делает сам, он не хочет, чтобы в нашем доме бывали посторонние. Муж категорически отказывается наводить малейший порядок снаружи дома. Он привёз семена и рассаду с рижского рынка. В мае я высадила томаты, огурцы, лук и редиску, точно по инструкциям пособия по огородничеству, которое мы нашли среди книг Бекериса. Всходы на грядках выглядят очень красиво, точно так, как они и должны выглядеть, согласно цветным картинкам в книжке. Я провожу много времени в оранжерее. Франц по-прежнему просит у меня ребёнка. Он настаивает на том, чтобы мы выбрались в Ригу, к женскому врачу. Раньше я отговаривалась тем, что я боюсь быть раскрытой. Франц смеётся над моими страхами. Он рассказывает, что в Риге теперь снова появилось много евреев, но других, не таких, как я, а советских. Среди них много врачей, учителей и военных офицеров. Они часто занимают хорошие должности и даже покупают дома. Я не верю своему мужу - я хорошо помню, как советы расправились с моим отцом. У меня нет никаких иллюзий о новой власти - у этих людей просто другие методы. Конечно, я их не знаю, я ведь почти никогда не бываю вне дома, но я чувствую, что от советских людей нужно держаться подальше, они опасны. К врачу придётся съездить - у меня уже закончились все аргументы против визита к гинекологу, которые я всегда выдвигаю в ответ на просьбы мужа. У меня осталось только одно условие - мне нужно, чтобы врач был евреем.
  
   1950, июль, 12
   Вчера, в субботу, мы побывали у врача. Фамилия гинеколога - Голдман. Я своими глазами увидела первого в своей жизни советского еврея. Этот пожилой, седой мужчина произвёл на меня впечатление мягкого, внимательного человека и хорошего специалиста. Меня очень удивил факт, что еврейский врач принимает в субботу. Кроме того, меня поразило нищенское состояние мебели и оборудования в кабинете. Доктор Голдман совершенно не разговаривает на латышском языке, а я, в свою очередь, совсем плохо объясняюсь на русском. Конечно, у нас обоих оставался ещё идиш, на котором мы оба могли бы легко говорить и понимать друг друга, но я побоялась открыться советскому врачу. Мы общались на русском, для чего мне часто приходилось обращаться к помощи Франца. Мой муж, воодушевлённый своим превосходством надо мной, послужил хорошим переводчиком. Франц сильно смущался при переводе интимных подробностей. Когда мы покинули кабинет Голдмана, доктор видимо так и остался под впечатлением, что принимал тёмную, провинциальную тётку из латышской деревни. Перед нашим уходом доктор ещё долго шептался с моим мужем. Дома Франц сказал, что Голдман не нашёл в моём организме никаких изменений, которые бы не позволили мне иметь детей. Он посоветовал моему мужу тоже показаться специалисту и сдать необходимые анализы. Доктор Голдман также сказал Францу, что мы должны, как можно чаще заниматься любовью, так как возможно у нас не совсем удачное сочетание клеток. Куда ещё чаще - чаще, чем у нас не бывает. Но я точно знаю, что в нашем случае никакие советы докторов не помогут. Это Бог не хочет продолжения моей крови в этом страшном мире.
  
  
   ВИЗИТ К МИНОТАВРУ, 1 ИЮЛЯ
  
   Часть сегодняшнего дня я решил потратить на контакт с Сергеем Люсиенко, я ведь сам вызвался стать посредником Андрея Петровича. Я не стал беспокоить Звягина, хотя у него, наверняка, есть телефон охранного агентства Labrit. Зачем отрывать от дел важного человека, если в наше время Интернет решает и не такие простые проблемы. Ввожу в поисковую строку Google данные: Латвия, Рига, охранное агентство. А в ответ получаю Security and Bodyguard Agency Labrit, Raina Bulvaris 44, +371-7320422 , электронный адрес и ещё рекламный слоган на трёх языках, латышском, русском и английском:
  
   "Каждый известный и состоятельный человек в группе риска. Обращайтесь к нам - мы принимаем ваш риск на себя!"
  
   Звоню по добытому номеру - отвечает женский, звонкий голос:
   - Агентство Labrit, чем мы можем вам помочь?
   - Мне нужно срочно связаться с господином Люсиенко, по очень важному делу.
   - Вы позвонили по номеру телефона, который используется только для принятия новых заказов.
   - Я как раз и хочу поговорить о новом заказе.
   - Извините, но Сергей Анатольевич совершенно не занимается новыми заказами. Этим у нас занимается Вячеслав Антонович Малинин. Могу я переключить вас на Вячеслава Антоновича?
   - Нет, девушка, мне нужен только Сергей Анатольевич лично!
   - Извините, пожалуйста, но у меня есть указание не соединять звонки по этому номеру с телефонами руководства. Могу я переключить вас на Вячеслава Антоновича?
   - Девушка! Вам придётся в первый раз нарушить инструкцию. Моё имя Александр Корецкий. Я старый приятель Сергея Анатольевича, приехал из Соединённых Штатов и хочу предложить ему хороший заказ.
   - Извините! Я не могу нарушать указание руководства. Я сейчас доложу о вас Сергею Анатольевичу. Дайте мне ваш номер - вам позвонят...
   - Пишите 753-89-27, сегодня я ещё 2 часа буду по этому номеру, а потом можно звонить на мобильник 918-89-56.
   - Спасибо! Я записала. Вам позвонят.
   Мне позвонили на мобильник только в полдень, когда мы с женой рассматривали старый фарфор в антикварном магазине. Всё тот же женский звонкий голос:
   - Господин Корецкий! Вам звонят из агентства Labrit. Вы можете сейчас разговаривать с Сергеем Анатольевичем или перезвонить попозже?
   - Я могу говорить.
   - Соединяю!
   Звонкий голос в наушнике мобильника вдруг резко сменился на хриплый и натужный мужской голос:
  
   - Господин Корецкий! С вами разговаривает Сергей Люсиенко. Я не припоминаю ваше имя из небольшого перечня моих знакомых, проживающих в США. Америку я посетил только один раз в 2000 году и пробыл там совсем недолго. Напомните мне о себе. Мы, действительно, знакомы?
  
   - Серёжа! Мы были приятелями задолго до твоего путешествия в США. В конце семидесятых я целый год прожил в твоей квартире в Пурвике. Нас познакомил общий друг Бен Волков.
  
   - Саня Корецкий! Ну, конечно, я тебя помню. Я тебе свою хату оставил, когда в Москву уезжал работать. Какое у тебя ко мне дело? Хочешь телохранителя нанять на время пребывания в Риге?
   - Да нет, по такому простому делу я бы обратился в твоё агентство по контактному телефону. В этом деле я представляю моего приятеля, известного в Латвии бизнесмена Звягина. Звягин собирается предложить тебе серьёзный заказ и он хотел бы, чтобы в этом щепетильном деле между заказчиком и исполнителем сложились особенные отношения, с самой высокой степенью доверия. Поэтому он не стал обращаться в ваше агентство официально, а попросил меня быть посредником. Разговор не телефонный. Если тебе интересно, Серёжа, то надо бы нам увидеться, и если после нашей встречи тебе по-прежнему будет интересно, - то тебе придётся ещё встретиться с самим Звягиным. Звягин просил не откладывать решение о принятии его заказа. Ты сможешь найти время для нашей встречи?
  
   - Для тебя, Сашок, у меня время должно найтись, другие варианты невозможны. Мы ведь знаем друг друга с молодости, с самых наших красивых и весёлых времён. Мы же общими подружками побратались. Называй любое удобное тебе время - я выкрою полчаса для встречи.
  
   - Тогда сейчас...
  
   - Ты где находишься? Я пришлю за тобой машину.
  
   - Мы с женой сейчас в антикварном на углу бывших Лачплеша и Стучки. Я не знаю, как теперь называются эти улицы. Выйти на угол, посмотреть и перезвонить тебе?
  
   - Ты шутишь, мы тебя и так найдём. Оставайся в этом же магазине ещё пятнадцать минут...
  
   Высокий парень спортивного типа в тёмно-сером костюме и синем галстуке в косую полоску появился через восемнадцать минут. Коротко оглядев нескольких посетителей магазина, он решительно направился в мою сторону.
  
   - Господин Корецкий? Босс прислал меня с заданием вычислить, подобрать и доставить вас к нему в офис. Ещё мне приказано покатать по городу вашу супругу и показать достопримечательности, пока вы будете заняты с боссом. Меня зовут Вадим.
   Пока мы ехали в сторону старой Риги, я успел спросить:
  
   - Как работа, Вадим, нравится принимать чужой риск на себя?
  
   - Работа мне нравится, а рисковать редко приходится. Босс всегда нам говорит, что задача телохранителя не в том, чтобы вытащить клиента из опасной ситуации, а в том, чтобы все опасности предотвратить. Поэтому мы серьёзно готовимся к каждой конкретной работе, выбираем наиболее спокойные маршруты передвижения, заранее и дипломатично решаем вместо клиента все возможные конфликтные ситуации. Меня часто назначают водителем-охранником - приходиться разрываться между пожеланиями клиента, дорогой и окружением, но эта работа оплачивается выше. Один мой коллега из нашего агентства даже Пьера Ришара охранял, когда тот в наш город на фестиваль приезжал.
  
   Я уселся в удобное мягкое кресло напротив Сергея Люсиенко, в душе не переставляя удивляться превращению былого атлета, красавца и модника в этого седого, краснолицего, громадного и грузного мужика с мощной бычьей шеей. Президент компании, а одет в затрапезные светлые, плащевые брюки и небесно-голубую хлопчатую рубашку, даже без галстука.
  
   - Я понимаю, что, случайно встретив на улице, ты бы меня не узнал. Я это понимаю по выражению твоего лица...
  
   - Да, будет тебе Серёжа! Мы оба сильно изменились за двадцать пять лет. Ты тоже не узнал бы меня при случайной встрече.
  
   - Да, я бы тоже не узнал тебя. Я твоё имя не вспомнил, до тех пор, пока ты мне всю ситуацию не разложил. Ты ведь знаешь, что я в лагере оттрубил десять лет, от звонка и до звонка. По статье "валютные операции". Мне не так обидно, что отсидел, а обиднее всего, что после того, как вышел, эти самые валютные операции на каждом углу, в обменных пунктах свободно теперь совершают. А в Москве вообще хачики этот бизнес захватили, и никто им слова поперёк не говорит. Такие вот славные времена настали. Получается, что я опередил во времени ход развития страны, ровно на десять лет поторопился...
   Но и в лагере выжить можно, если здоровье есть, если не скурвиться и не сторчаться. Ты тоже седой, но форму хорошо держишь. А меня вот разнесло от лагерных дурных харчей да плохой самогонки.
   Ты с Беном связь держишь? Он же теперь в Австралии обитает.
  
   - Нет, с Беном я не пересекаюсь, даже не созваниваемся. Австралия и США в разных полушариях - 18 часов самолётом. Лет пять назад в Нью-Йорк его младший брат Виталий прилетал. Позвонил мне, пригласил в ресторан. Он мне всё про Бена рассказал. Жена сбежала от Бена и их дочери ещё в Италии, другого мужика себе нашла, итальянца, на пути в эмиграцию. Она у него тремя иностранными языками свободно владела. Вот и сумела с итальянцем договориться. Волков сначала сильно расстраивался, а потом в Австралии себе тоже другую, богатую бабу нашёл - дочку хозяина компании по производству косметики. Папашка новой жены почти сразу помер, а Бенчик владельцем компании заделался. Виталька сказал, что его брат богат, живёт в большом, красивом доме. Он научился водить спортивный самолёт и летает по всему материку - это занятие теперь его главное хобби. Дочь Бена от первого брака живёт с отцом, а совместных детей с австралийской женой у Бена нет.
  
   - Интересная история. Кто бы мог подумать, как нас всех по миру раскидает. А у тебя как в личной жизни?
  
   - У меня две взрослых дочери, от первого брака. Обе замужем. Я сейчас женат по второму разу. Живём нормально, работаю в финансовой компании, свой дом, два раза в году отпуск. Вот и всё, пожалуй.
  
   - А я вернулся в Ригу, хотя мог бы обосноваться в Москве после освобождения или тоже устроить себе эмиграцию. Потянуло в родные места. Хата, которую ты сторожил, пропала, конечно, за столько лет - конфисковали местные власти. Вот и пришлось напрягаться и выбиваться в люди, чтобы на достойный дом денег набрать. Сейчас у меня свой хороший и просторный дом в Балтэзерс. А ещё сынок у меня объявился: перед отъездом в Москву у меня последняя подружка была - Светка, блондинка, лялечка с Иманты. Когда я вернулся, Светка меня нашла и одиннадцатилетнего сына предъявила. Светка, конечно, товарный вид потерять успела, но сына я признал - по срокам всё сходится, а от меня она гулять не могла, очень боялась и любила. Теперь вот имею наследника: студент, красавец, двадцать лет. Я его учу за свой счёт, деньги даю, машину купил. Слежу, чтобы не скурвился парень. Жены у меня нет. Ходят две молодые бабы в разные дни недели, но особого доверия ни к одной из них у меня не возникло. Да и скучно мне будет с одной женщиной, ты же меня знаешь...
   Ну ладно, давай к делу!
  
   Когда я изложил историю о двойной продаже дома Ковальского, на лице у моего слушателя откровенно засияла улыбка:
  
   - Здорово! Давно не слышал сказок о кидалове подобного масштаба. Классическое, умное и мастерское кидалово! Я не верю, что такая работа по зубам местным фраерам. Наши шестёрки всё по мелочам ковыряются.
   Мои люди могут походить, поспрашивать, может кто-нибудь что-нибудь знает или слышал, у меня много информаторов в этом городе. Кстати, а сколько денег пропало?
   О Звягине я слышал, он большой человек. Что конкретно ему от моей конторы нужно?
  
   - Денег пропало много, больше миллиона баксов. Звягин не так сильно из-за денег расстраивается, он серьёзно богат. Ему нужно мошенников найти и наказать, чтобы другим не повадно было. В таких делах нельзя показать слабину - пропустишь обиду один раз, завтра к тебе опять придут с новой аферой.
  
   - Деньги найти и вернуть попробовать можно, но это дорого стоит. А наказать, так это не ко мне, не по адресу. Я теперь солидный человек, президент большой охранной компании. Мы охраняем клиентов, а не сводим счёты с их врагами. У нас всё теперь в рамках закона.
  
   - Серёга, давай заканчивай ломаться и интеллигента из себя строить. Твоё имя Звягину из Тюмени пришло. Брат Звягина - Фёдор, один из хозяев всей нефтедобычи в Тюменской области. На него работает Фома Пряников, который тебе хорошо знаком. Так этот самый Пряник, если понадобится, готов поручиться за братьев Звягиных, он свою голову спокойно заложит гарантией. Пряник собрался сюда лететь, чтобы с тобой с глазу на глаз поговорить, но если телефонного звонка тебе достаточно, то он предпочёл бы от своих дел не отрываться. Звягин тебя не подставит, а заказ его можно только целиком взять, а не по частям. Что мне ему передать?
  
   - Скажи, пусть Пряник мне позвонит. Заказ я возьму целиком...
   Да, ещё, мне копии всех документов по контракту на продажу дома понадобятся, мы ведь тоже теперь привыкли солидно работать.
   Звягину скажи, что я сам ему позвоню после того, как с Пряником перетрусь.
   Саша, а я действительно рад, что мы повидались, ты мне свои координаты американские оставь, пожалуйста...
  
  
   ДНЕВНИК, ТЕТРАДЬ ТРЕТЬЯ, НАЧАЛО
  
   В шесть утра совсем рассвело. Я проснулся от лёгкой барабанной дроби по стеклам окон комнаты для гостей - припустил утренний, летний прибалтийский дождик. Все в доме спят, а мне не хочется. Я поднялся, стараясь не шуметь, сходил в туалет, а потом подхватил третью тетрадь дневника Сары Димант с прикроватного столика и вышел на веранду. Движение в доме начнётся только часов с восьми, а пока у меня есть время просмотреть последнюю тетрадь дневника. Я серьёзно запал на этот дневник, это читается интересней любого современного романа...
   Судя по датам на полях, записи в конце тетради достигают восьмидесятых годов. А какая дата у самой первой записи? А это, что такое?
   Вдруг пошли необычные страницы с прямоугольным вырезом посредине...
   Первый раз вырез размером примерно 4см х 5см попался на странице 15 и следует далее, подряд и насквозь, через добрую половину толщины тетради в одном и том же месте. Зачем это сделано? Может быть, кому-то нужно было уничтожить фрагменты текста? Да нет, рукопись совсем не прерывается по смыслу, а просто слова обходят стороной сквозной вырез. Если сложить все вместе 48 листов с прорезями, то образуется сквозное почти квадратное углубление. По всей видимости, в этой тетради был устроен тайник для укрытия чего-то ценного и небольшого по размеру. Углубление по форме лучше всего подходит для размещения плоской коробочки. А какие ценности можно уложить в плоский футляр, размером со спичечную коробку? Серьёзную сумму денег или несколько ювелирных изделий здесь не спрятать...
   Такая небольшая ёмкость идеально подходит для устройства отдельных камешков, брюликов...
   Судя по записям второй тетради дневника, у Сары Димант водились какие-то серьёзные ценности...
   А что, если именно они спровоцировали убийство старика Ковальского...
   Эта находка может повернуть весь ход следствия в совершенно другое русло. Нужно немедленно показать тайничок Веткину. Часа через два я ему позвоню. А пока почитаю тетрадь...
  
  
   1961, Май, 12
   Уже прошло полгода, как Франца пригласили работать закройщиком в рижский дом моды Rigas Modes. Новая власть создала предприятие, которое, наряду с другими отличительными особенностями, должно подчёркивать особое место Латвии в большом союзе. Островок Европы в океане коммунистической системы, которому позволили мизерные отклонения в сторону западного стиля жизни. Советская власть хочет показать, что таким образом учитываются демографические особенности народа и этого уголка большой страны. Для дома мод даже построили новое здание в самом центре города, а главным дизайнером назначили возвратившуюся из Парижа пожилую женщину, которая всю жизнь проработала дизайнером одежды в фирме Кардена.
   Дом мод даже выпускает свой журнал, в первом выпуске которого напечатаны фотографии работ Франца Ковальского: женские пальто и костюмы. Журнал распространяется по всей большой советской стране. Мой муж стал знаменитостью, он заслуженно создал себе имя одного из лучших мастеров верхней одежды в Латвии. У Франца появились частные клиенты, которые неофициально заказывают его работы. В нашем доме стали бывать посторонние. Когда они приходят, я стараюсь не показываться на глаза - если меня узнают, это будет стоить карьеры для Франца. Я очень боюсь за своего мужа - советская власть запрещает частное предпринимательство. Франц успокаивает меня - он объясняет, что все его клиенты успешные деятели новой власти, они лично заинтересованы в успехе его предпринимательства. Я часто помогаю Францу работать, он всегда советуется со мной по поводу новых моделей одежды. Франц уважает моё мнение и обычно прислушивается к моим советам. Теперь мой муж больше не шьёт сам, он только кроит и пристёгивает форму, а швейную работу для него делают несколько доверенных швейных мастеров. Теперь у нас завелись деньги, но мы по-прежнему не решаемся сделать наружный ремонт дома и не имеем возможности купить новую мебель. Франц теперь покупает продукты только на рынке. В магазинах по-прежнему ничего стоящего нет. Мой муж старается не заходить в государственные магазины готовой одежды - он сильно расстраивается. У Франца исключительный вкус на вещи, можно сказать, что призвание этого человека одевать и украшать людей. Если бы он тогда уехал вместе с Бекерисом, то, скорее всего, он бы смог достичь значительного финансового успеха. Моя вина в том, что он остался в Латвии...
  
  
   УТРЕННИК У ВЕТКИНА, 2 ИЮЛЯ
  
   - Здравствуйте, господа Корецкие! Это хорошо, что вы приехали в нашу солнечную Юрмалу. Ну что сидеть в городе в такую прекрасную погоду, отдыхающие должны проводить время на международном курорте. Андрис включил мигалку и за полчаса доставил вас сюда, а когда пожелаете, в любое время, вас обратно в Ригу отвезёт. Никаких расходов и неудобств, а сейчас нам ещё кофе и бутерброды доставят из соседнего кафе. Ну, давай, показывай, чего ты там раскопал интересного в дневнике?
  
   - Посмотри, посмотри начальник...
   Ты заметил, как продуктивно я на тебя работаю. Личность одного из злоумышленников для тебя установил, дневник читаю, а теперь ещё и тайничок хитрый в тетради обнаружил. Я думаю, что пора мне бонус от вашей системы получить. Так у нас в Америке разовую премию по итогам работы называют - итоги есть, а премии нет.
  
   - Да, интересная находка! В этом вырезе действительно что-то плоское и прямоугольное прятали. Скорее всего, это была металлическая коробочка, так как внутренние края выреза потемнели и отливают серым, металлическим цветом. Это открытие может помочь следствию. Я забираю тетрадь для технической экспертизы. Что касается бонуса, то итоги у тебя есть и у нас здесь кое-что определилось, а реальных результатов расследования и раскрытия преступления нет.
   Мы связались с коллегами из Калифорнии и попросили допросить мистера Розина. Пришёл ответ, что мистер Розин уже год работает заграницей. По указанному нами адресу он давно не появлялся. Адрес постоянного проживания, который Борис Розин сообщил в документах при оформлении контракта в Риге, оказался адресом его родителей. Родители утверждают, что им ничего неизвестно о его очередной смене места жительства, они считают, что он по-прежнему находится в Риге. Начальство меня корит и требует результатов. Хоть бы вместо бонуса мне приказ о служебном несоответствии не получить...
  
   - Миша, а предъявление фотографий, отпечатанных с карточки от нашей камеры, добавило какую-нибудь новую информацию?
  
   - Мы показали фотографии с юбилея и пикника Юрису Фридманису и работнику ВЦ Валерию Сотникову. Фридманис никого не опознал. Сотников заявил, что ему кажется, что он однажды встретил своего сотрудника Бориса Розина в компании с девицей, похожей на Машу Климову. Это новая информация для размышлений...
   Ребята из моего отдела обратили внимание на большое различие в ценах дома Ковальского для двоих покупателей. Судите сами: Звягин заплатил за дом больше одного миллиона долларов США, а Фридманис за этот же самый дом всего шестьсот тысяч долларов. При этом Фридманис узнал о продаже дома и начал оформление контракта на две недели позже Звягина. Я думаю, что загадка "разных цен" тоже скрывает за собой какой-то хитрый ход злоумышленников, но только какой? Какие будут соображения по этому поводу у американских коллег?
  
   - Я думаю, Миша, что преступникам было очень трудно найти двух одинаково материально-способных покупателей на один и тот же дом за короткий срок. Поэтому цены увязали с покупательной способностью клиентов. Звягин богат - значит для него и цена круче. Фридманис просто обеспеченный человек с хорошей профессией, он тяжело копил свои деньги - для него установили другую цену, по его карману. Кроме того, Фридманис был удобен своим постоянным отсутствием в Риге, он пошёл на контракт после первого осмотра дома, сразу уехал, не крутился под ногами, что и позволило злодеям свободно поработать со вторым покупателем.
  
   - Саша, ты всё правильно говоришь. Я думаю точно также, но должно обязательно быть что-то ещё. Ведь цена дома для Фридманиса чуть ли не в два раза меньше!
  
   И тут, как и всегда при решении хитрых логических задач, в победители выходит моя жена:
  
   - Миша, а какой процент государственного налогообложения установлен в Латвии на сумму стоимости недвижимости?
  
   - Этот процент зависит от возраста дома и района расположения и колеблется в пределах 8 - 12%. Для старого дома в Юрмале должно быть около 11%.
  
   - Здесь и кроется решение загадки господа: Фридманис очень жалеет свои трудовые деньги. Злоумышленники, скорее всего, предложили ему реальную цену, ну, например, 900 тысяч. Официально в контракте они показали и поэтому подставили под обложение государственным налогом только сумму в 600 тысяч долларов. Остаток - 300 тысяч долларов, оказался освобождённым от налога и поэтому превратился в сумму 267 тысяч долларов, которые переданы покупателем продавцу "под столом", то есть вне контракта. В этом контракте обе стороны использовали одного общего адвоката, а это обстоятельство вообще упрощает любые махинации. При таком раскладе бандиты ничего не потеряли в деньгах, Фридманис сэкономил 33 тысячи долларов, но самое главное для злоумышленников то, что Фридманис навсегда оказался у них на крючке - он ведь нарушил закон. Теперь Фридманис не станет помогать полиции распутывать преступление и опознавать лица на фотографиях - у него самого рыльце в пушку.
  
   - Блестящая догадка! Я - профессиональный сыщик, а вот до такого возможного хода бандитов не додумался. Мне кажется, я почти на сто процентов уверен, что вы, София, нашли правильное решение загадки "разных цен". Мне почему-то с самого начала казалось, что Фридманис что-то скрывает. Мне крайне необходимо заставить его быть откровенным.
   А вас коллеги я хочу попросить об ещё одной услуге следствию - у нас с вами уже стало традицией, что именно при вашем участии расследование продвигается на каждый новый шаг. Вы ведь собрались путешествовать по скандинавским странам. Мое поручение связано со Стокгольмом. Дело в том, что мои ребята при обыске во флигеле обнаружили целую связку писем из Стокгольма, адресованных Ковальскому. Письма написаны на латышском языке. Все письма отправлены в течение последних пятнадцати лет от имени господина А. Беккера. К сожалению, в качестве обратного адреса на конвертах указаны различные почтовые ящики. Только на письмах, отправленных в последние два года, почтовый ящик, на месте обратного адреса, всегда один и тот же. Из содержания писем ясно, что супругов Ковальских с господином Беккером связывали весьма тёплые чувства и давняя дружба. Господин Беккер очень скучал по своим друзьям, но, не смотря на нынешнюю независимость Латвии, он так и не решился навестить их в Юрмале. В каждом своём письме он настойчиво уговаривает Ковальского приехать в Стокгольм в гости, вместе с женой. В двух последних письмах речь уже идёт не о приезде в гости, а о переезде в Стокгольм навсегда. В последнем письме, датированном апрелем этого года, то есть уже после смерти жены Ковальского, Беккер настойчиво уговаривает Франца переехать к нему на постоянное жительство и даже строит планы совместной жизни друзей в его большой квартире. Он очень хвалит медицину в Швеции, обещает Францу, что сразу же по его прибытию в Стокгольм, они вместе отправятся на приём к врачу, известному урологическому хирургу. Видимо, в ответ на сомнения Ковальского в собственной платёжеспособности, Беккер успокаивает своего друга странной фразой: "Если ты привезёшь в Стокгольм хотя бы несколько кусков точно такого материала, которым ты снабдил меня при моём отъезде из Латвии, то можешь совершенно не беспокоиться о медицинских расходах. Этот материал легко покроет всё...". Мы, конечно, вышли в Интернет и подняли телефонную книгу города Стокгольма - там оказалось 56 абонентов с именем A. Bekker.
   Мы подготовили для отправки коллегам в Стокгольм запрос с просьбой найти нам правильного господина Беккера, но в таких случаях приходиться долго ждать ответа. Я хочу, чтобы вы, находясь в Стокгольме, попробовали найти друга Ковальского по связке "номер почтового ящика - район города - телефон Беккера". Нужно поговорить с Беккером, хотя бы по телефону. Может быть, из писем своего друга, он знает что-нибудь о людях, представлявших опасность для Ковальского. Возможно, он знает человека, которого Ковальский называл своим племянником и так далее...
  
   - Ну и наглец ты, Мишуня! Да ты поручаешь нам, внештатным добровольцам, целое расследование, на которое и недели не хватит. Тебе что командировочных денег не дают?
  
   - Сашка, да успокойся ты, пожалуйста, я же не даю вам поручение найти Беккера, а только прошу попытаться найти Беккера...
   Ты писатель, Саша, я знаю, что тебе все эти события интересны. Я вижу, что тебя это дело притягивает, как магнит. Это же готовый материал на целую книгу.
   Да, эти сволочи из министерства почти не дают моему отделу денег на командировочные расходы.
   Да, никто из сотрудников моего отдела свободно не владеет английским языком, чтобы легко функционировать заграницей...
   Это реальные условия, в которых нам приходиться работать. Именно поэтому я и прошу вашей помощи...
  
   - Хорошо, Веткин! Я ничего тебе не обещаю, но я сделаю несколько телефонных звонков, а вдруг их будет достаточно, чтобы определить правильного господина Беккера.
  
   И тут, как и всегда в критический момент, в разговор вовремя вступает моя жена:
  
   - Мужчины! Неужели вы ещё не поняли, что фамилия Беккер - это укороченная производная от Бекерис. Так поступают многие эмигранты - Бекерис постарался придать своей фамилии европейское звучание. Саша нашёл в дневнике Сары Димант ссылки на Бекериса, который продал Ковальскому дом незадолго до побега в Швецию. Согласно дневнику, Ковальский рассчитался за дом половиной камней Сары. Скорее всего, именно об этих камнях и говорит Беккер в своём письме, когда упоминает "куски материала...". Неужели до вас это не доходит?
  
   - Нет, мне определённо пора на пенсию...
   Мы даже не построили такой ассоциации "Беккер - Бекерис", хотя она сама по себе напрашивается. Да и в свидетельствах владельца недвижимости у обоих покупателей указано, что до 1948 года владельцем дома был некий Арнольдас Бекерис.
   Миссис Корецкая, у меня на сегодня уже закончились все комплименты и слова восхищения - я ваш раб и должник до конца жизни. Ну и денёк задался, как говорят, покатила пруха...
   Саша, а что там Звягин? Не затевает ли наш миллионер своё собственное расследование?
  
   - Затевает, Миша, ещё как затевает. Он решил не полагаться на тебя. Он считает, что у тебя не хватает ресурсов, чтобы раскрутить подобное дело. И ведь правильно считает. Он решил обратиться в частное охранное агентство. Андрей Петрович, кстати, поручил мне спросить у тебя, не станешь ли ты делиться с ним информацией? Если дословно, то Звягин спрашивает: будешь ли ты, в этом деле, стоять на позициях честного американского шерифа или ты готов к сотрудничеству в разных формах?
  
   - Передай ему, что я не буду стоять на позициях американского шерифа. Этот нереальный персонаж придумали в Голливуде. Я готов на сотрудничество в любых формах, если мы вместе сумеем найти преступников. У нас в Риге есть только один человек, хозяин охранного агентства, который в состоянии выполнять задачи такого масштаба - это Сергей Люсиенко, агентство Labrit.
  
   - Здесь уже всё в порядке, Миша. Именно с этим человеком и собрался сотрудничать Андрей Петрович...
  
   - Друзья! Я вам очень благодарен за сегодняшнюю результативную встречу - мы продолжаем наращивать доказательную базу. Я ваш должник. Я тут приготовил конверт, на котором последний почтовый ящик А. Беккера записан его собственной рукой. Я очень жду нашей встречи через неделю, после вашего возвращения из туристской поездки.
   Позвоните мне ещё сегодня в конце дня, когда соберётесь возвращаться домой, в Ригу - я пришлю за вами машину. Звоните всегда, если вам что-нибудь нужно.
  
  
   СТРЕЛКА, 4 ИЮЛЯ
  
   9.15 утра
   - Сергей Анатольевич! С вами говорит Андрей Петрович Звягин. Я получил ваш прямой телефон от Саши Корецкого. Вы ведь знаете этого человека? Он должен был вкратце рассказать вам о моей проблеме.
  
   - Здравствуйте, Андрей Петрович! Конечно, я хорошо знаю Сашу, мы с ним в молодости дружили. Кроме разговора с Сашей, у меня состоялся телефонный разговор с моим приятелем из Тюмени, который работает вместе с вашим родным братом. Оба моих друга характеризуют вас, как надёжного и солидного человека. Суть вашей проблемы я, в целом, представляю, но нам нужно подробно обсудить детали и условия. Так что я готов встретиться.
  
   - Именно по этому вопросу я и звоню вам, Сергей Анатольевич. Нам нужно срочно встретиться. Вот только я не в состоянии выбрать подходящее место для разговора. Я хочу встретиться на нейтральной территории, в безлюдном углу. Наши дома, офисы, а также любые публичные места меня не устраивают...
   У вас, профессионала, наверняка есть какая-нибудь идея для подобных случаев?
  
   - В моём бизнесе должно хватать идей, чтобы всегда идти навстречу пожеланиям клиента. Но давайте называть вещи своими именами - вы не назначаете встречу, а забиваете стрелку, Андрей Петрович...
   Извините за шутку. Вы знаете на Румбуле площадку для тренировки начинающих водителей, вечером там всегда безлюдно, это место подходит? Хотите поучить меня водить ваш джип?
  
   - Да, я имею в виду подобное место.
  
   - Тогда сегодня вечером, в 21.00, у главных въездных ворот, вам подходит, Андрей Петрович?
  
   - Мне подходит. Сергей Анатольевич, приезжайте на встречу один и, пожалуйста, без всяких магнитофонов и прочих технических штуковин.
  
   21.02 вечера
   - Добрый вечер, Андрей Петрович! Я много о вас слышал, а тут выпала оказия лично познакомиться. Как говорят: "не было счастья - так несчастье помогло"...
  
   - Здравствуйте, Сергей Анатольевич! Меня убедили, что если и есть в Риге человек, способный решать серьёзные проблемы безопасности, так этим человеком может быть только господин Люсиенко. Пришлось познакомиться. Я надеюсь, что вы сможете разрешить глупейшую ситуацию, в которой я оказался. Детали всего дела вы уясните из документов в этом пакете, но всё-таки я хочу прокомментировать ситуацию. Я попал на очень серьёзные деньги при покупке загородного дома в Юрмале - мне продали дом, уже проданный и оформленный неделей раньше для другого покупателя. Владелец, он же продавец дома, убит, так что и все концы в воду. Я - бизнесмен, вся моя теперешняя жизнь - игра. Я привык в один день находить, а в другой терять. Потеря подобной суммы в бизнесе меня бы нисколько не расстроила - это моя обычная жизнь, я готов к риску и потерям. Но здесь ведь другой случай - команда умников кинула меня, как мальчишку и без всяких следов. Моя ситуация стала известна моим друзьям и близким. Информация об афере могла стать известной всей Балтии, если бы я вовремя на корню не скупил весь тираж русскоязычного журнала-сплетника. Я стал посмешищем. Если я прощу такую обиду, то можете даже не сомневаться, что ко мне опять придут те же артисты или другие, связанные с ними гастролёры и отыграют другую, не менее талантливую аферу. Я никак не могу показать свою слабость, я должен жестоко отомстить...
   Здесь явно действовала целая бригада аферистов, по заранее продуманному сценарию. В связи с убийством хозяина дома, объединённым расследованием от полиции занимается отдел по особо опасным преступлениям управления внутренних дел Юрмалы. Руководит следствием начальник отдела - полковник Веткин. Я не сомневаюсь, что вы знаете этого человека. Следователи успели кое-что накопать: они нашли программиста, которого подозревают в искажении данных о первом контракте на продажу дома в компьютере министерства, из-за чего и не было заблокировано оформление моего контракта. Это приезжий человек - Борис Розин, он из США, работал в нашем городе временно, по трудовому контракту. Я вложил в конверт его фотографию и его калифорнийский адрес, который записан при оформлении трудового контракта. В конверте прилагаются нечёткие фотографии человека, который сопровождал владельца дома - Ковальского при получении им наличных денег по первому контракту в банке Nordix. Снимки сделаны с видеозаписи и поэтому их качество оставляет желать лучшего. Веткин согласился сотрудничать и делиться информацией со мной, а это значит, что через меня с вами.
   Это все мои комментарии, такова ситуация на текущий момент.
   А сейчас давайте обсудим условия нашего с вами сотрудничества, Сергей Анатольевич.
  
   - А чего тут долго обсуждать, Андрей Петрович! Я беру этот заказ на разработку, обещаю найти ваших обидчиков, сильно попугать и отобрать деньги. Примерный срок выполнения заказа - один месяц, но это не получится дёшево для вас. Расклад простой: такая мастерская работа не по зубам местным, рижским фраеркам, наши шестёрки всё по мелочам ковыряются и все у меня на учёте стоят. Этот спектакль отыграли залётные гастролёры. А работать с приезжими - это всегда большие расходы - много разъездов и много людей подключать приходиться. А то обстоятельство, что один из солистов - американец, как вы понимаете, ещё больше увеличит расходы. Я также хочу уточнить ваш термин "жестоко отомстить" - что вы имеете в виду: забрать бабло и морду набить? Или вы имеете в виду что-то другое?
  
   - Я имею в виду совсем другое - я хочу, чтобы их убили...
   Ну, на худой конец, хотя бы убили главаря банды...
  
   - Такие услуги мои люди не оказывают, в этом случае мне придётся нанимать специалиста со стороны, а люди этой профессии очень дорого просят.
   Подведём итог: я берусь решить вашу глупую ситуацию со всеми дополнительными задачами, в том случае, если возвращённые бабки мы с вами располовиним...
   Идёт моё условие?
  
   - Мне подходит ваше условие...
  
   - Ну, вот мы и договорились. А теперь перестаньте беспокоиться - я уверен, что найду фраеров, верну наши бабки и сделаю всё остальное точно так, как вам нужно...
  
  
   СТОКГОЛЬМ
  
   Морской паром "Рига - Стокгольм" компании Tallink приятно удивил. Ещё один пример удачного предприятия переходного периода к капитализму - далеко не шикарное судно постройки советских времён, предоставляющее вполне достойный, капиталистический сервис. Идеальная чистота, высокий уровень обслуживания, множество развлечений и хорошая еда в ресторанах.
   Стокгольм европейцы называют "северной Венецией" - окрестности города и саму его территорию образуют тысячи островов. Столица Швеции отличается особым согласием природы с городом и его обитателями. Даже поток пешеходов внешне отличается от движущейся толпы Нью-Йорка, Парижа и Москвы. Выражение лица основной массы людей на улицах отражает душевное равновесие. Современная генерация одной из старейших наций Европы, с десяток поколений не испытующей ужасов войны, уверенно смотрит в будущее, которое защищено лучшей в мире системой социального обеспечения. Путешественника с первого взгляда очаровывает красота природы и необыкновенная гармоничность водных просторов, парков и скверов, с встроенными в них старинными и современными зданиями и постройками. Любое повседневное пересечение туриста с коренными обитателями города в отеле, на транспорте, в ресторанах, в магазинах и любых других местах обслуживания проходит крайне вежливо, ровно и надёжно, без всякой суеты и небрежности.
   Сразу оценив эту, раз и навсегда установившуюся технологичность и надёжность любого сервиса, я понял, что найти нужного человека, по имени A. Bekker, в Стокгольме будет не трудно. Я сам удивлялся собственному рвению, но знал, что уже полностью заболел расследованием, и что нет для меня важнее дела в этом городе, чем розыск Арнольдаса Бекериса.
   Не тут то было. Моя жена воспринимает туризм, как тяжёлую работу. Она всегда путешествует, сверяясь с путеводителем и, в буквальном смысле слова, должна досконально изучить каждый описанный там камень, чтобы поставить завершающую "галочку". Моя туристическая командирша опять, уверенно и по привычке, взяла власть в свои руки. Начали мы бодро и с большим энтузиазмом. Мы продвигались точно по справочнику "The best of Stockholm", с каждым днём наращивая в своей памяти впечатления от дворцов, музеев и прочих туристских достопримечательностей. После трёх дней тяжёлого туристского труда мы очень устали. Подруга, наконец, объявила долгожданный день релаксации, который каждый из путешественников может провести в свободном режиме. Для себя в этот день она, конечно, запланировала посещение магазинов, а для меня роль советчика и носильщика возможных приобретений. Успешно отыграв роль непомерно изнеможённого путешественника, я вымолил для себя наполовину постельный режим с лечебными процедурами в виде массажа и сауны, непосредственно на территории отеля.
   Оказавшись на свободе, я сразу схватился за телефонную книгу и нашёл номер справочной службы почтового ведомства Стокгольма. Когда я представился на английском языке, меня попросили подождать, но уже через минуту, тоже на английском, спросили:
   - Чем вам можно помочь?
   В ответ я поведал грустную историю об американце, который разыскивает своего дядюшку - жителя Стокгольма, имея на руках только номер его почтового ящика PO BOX 011-24356. Отзывчивая англоязычная работница справочной службы пояснила, что первые три цифры почтового ящика указывают на номер почтового офиса. Почтовый офис номер 11 находится в южной части города, в районе Reimersholme. Оставшуюся часть розыска я провёл по телефонной книге, которую мне с любезной улыбкой одолжил на временное пользование клерк сервисной службы отеля. Сначала я выписал на белый лист бумаги из телефонной книги адреса всех 56 людей с именем A. Bekker. Затем, пользуясь картой города, я зачеркнул все адреса, улицы которых не находились в квадрате А-12 моей карты. Всего через час у меня остался список из пяти Bekker: Abel, Ada, Agatha, Agnes, Arnold. Три женских имени сразу отпали. Для розыска остались только двое: Abel и Arnold. Пока я решил не учитывать их однофамильцев, не зарегистрировавшихся в телефонной книге. Библейское имя Абель меня тоже как-то не вдохновило - я прожил в Прибалтике больше двадцати лет и ни разу не слышал такого имени у современного человека. Отложим пока Абеля. Да и вообще можно предположить, что Арнольдас, скорее всего, станет Арнольдом, если уж возникнет необходимость поменять своё имя.
   Всего 11.00 утра, а у меня уже есть телефонный номер. Арнольд ответил сразу:
   - Халло, Арнольд Беккер...
  
   Я начал разговор на английском языке, стандартной фразой:
   - Господин Беккер, говорите ли вы на английском языке?
  
   Он довольно сносно ответил:
   - Да, я понимаю всё и могу объясниться на английском языке.
  
   - Господин Беккер, я приехал из Риги для розыска Беккера, который когда-то жил в Риге, носил фамилию Бекерис и был другом Франца Ковальского. Если вы не рижанин или не знакомы с Ковальским, пожалуйста, извините за беспокойство.
  
   - Я, действительно, бывший рижанин. Я знал Ковальского и знаю о том, что бедный Франек был убит пару недель назад. Мне звонила об этом сестра из Каунаса, об убийстве сообщили газеты всей Балтии. Кто вы такой и зачем вы меня ищете? Вы из рижской полиции?
  
   - Нет, я тоже бывший рижанин, а сейчас живу в США. Я писатель. Мы с женой приехали в Стокгольм, как путешественники. Мой друг - полицейский, руководитель расследования по делу Ковальского, нашёл письма, адресованные вами своему другу. Он очень занят расследованием и не может сейчас добраться до Стокгольма. Узнав, что мы едем в ваш город, он попросил меня найти вас и поговорить о Франце. Он даже передал мне одно из ваших писем, чтобы вы мне поверили. С вами можно договориться о встрече для пятнадцатиминутного разговора?
  
   - Почему я должен вам верить? А если даже и поверю, то почему я должен с вами встречаться?
  
   - Потому, что вашего друга убили. Я видел его тело - убийца должен быть настоящим зверем, чтобы убить человека подобным образом. Его нужно найти, чтобы отомстить и навсегда остановить этого монстра. Зло должно быть наказано!
  
   - Хорошо. Я пока вам поверю. Я смогу с вами встретиться, но только у меня дома. На всякий случай, чтобы вы не стали зря терять время, в случае если у вас на уме что-то другое, а не разговор о Франеке, хочу вас предупредить, что я живу в специальном доме для пожилых людей. Здесь круглосуточная охрана, мгновенный вызов полиции и регистрация каждого посетителя в лобби.
  
   - Бог с вами, господин Беккер! Я всего лишь писатель из Америки, мне нужно только поговорить о Франце и его жене Эльвире.
  
   - Я вам верю. Приезжайте в любое время до 14 часов или после пятнадцати и до двадцати одного. Но не позже! Вы знаете об Эльвире?
  
   - Полицейские нашли дневник жены Ковальского, я немного его читал. Я даже знаю настоящее имя Эльвиры.
  
   - Это интересно. Вы назовёте мне это имя при встрече, я тоже его знаю.
  
   - Господин Беккер, можно мне посетить вас вместе с моей женой?
  
   - Это, как вам будет угодно, а когда примерно вас ждать?
  
   - Часов в шесть вечера - это удобно для вас?
  
   - Я вас жду. Я понимаю, что вы уже знаете мой адрес, а водителю такси скажите ещё фразу: "adults care community Malteriets". Они знают наши дома.
  
   Мою жену настолько взбудоражила новость о предстоящей встрече с Арнольдом Беккером, что она не стала упрекать меня за прогул шопинга. Она так тщательно готовилась и выбирала наряд для визита, что я пошутил:
  
   - Дорогая, мы идём в гости к старому человеку, который живёт в доме престарелых, а ты вся на взводе, как перед первым свиданием.
  
   - Дорогой, ты так ничего и не понял. Сам факт, что мы сейчас отправляемся к Беккеру, полностью соответствует теории упорядоченного хаоса Лоуренса. Мой любимый учёный утверждает, что нет ничего случайного в кажущейся хаотичности данных логических задач реальной жизни. Решение этих задач кроется в раскрытии закономерности цепочки встреч, фактов, разговоров и случаев. Я уверена, что наше подключение к расследованию, прибытие в Стокгольм и сегодняшняя встреча с Беккером - это этапы цепочки хаоса, которые работают на накопление следственной базы. Достаточное количество информации, в конечном итоге, сработает на качество, то есть приведёт к решению дела Ковальского. Я чувствую, что сегодняшняя встреча будет переломной...
  
   Malteriets - это комплекс одинаковых высотных зданий, расположенных на берегу полуострова Reimersholme. Перечень эпитетов и выражений, характеризующих этот район Стокгольма, как минимум должен включать следующее: удачно сочетающийся с природой, спокойный, безопасный, чистейший и легко-достигаемый из других районов города. В лобби дома посетителя поджидают двое мужчин в форме. У нас попросили удостоверения личности, спросили о цели визита и фамилию посещаемого лица. Внеся информацию в компьютер, охранник позвонил по внутреннему телефону и что-то спросил в трубку. Его абонент, по всей видимости, не отвергнул своих визитёров. Нам было указано на проход к лифту.
   Поднявшись на двенадцатый этаж, мы вышли в широкий коридор. Одна из дверей в дальнем конце коридора вдруг отворилась, навстречу нам выдвинулся полностью седой мужчина, призывно и приветливо машущий кистью правой руки. Его лицо несло на себе черты, присущие долгожителям: высокий и ровный лоб, большие блестящие глаза, хорошо развитые скулы и широкий, приподнятый подбородок. Несмотря на преклонный возраст, в лице отсутствовали признаки старческого нездоровья или последствия неправедно прожитой жизни. Скорее наоборот, этот человек казался хорошо сохранившим, как физическое, так и умственное здоровье. Он должен был быть наблюдательным и неглупым человеком, с жизненным опытом и множеством перемен на протяжении жизни. Такие лица обычно принадлежат людям творческих профессий.
   Мельком взглянув на нас, старик произнёс:
  
   - Вы извините за моё недоверие. Вы, действительно, не похожи на злодеев. Мне не приходят на ум причины, по которым кто-нибудь хотел бы доставить неприятности старому человеку, но после случая с Франеком я стал намного больше опасаться за свою жизнь. В течение времени, прошедшего после телефонного разговора с вами, я думал о том, почему кому-либо, кроме полицейских, конечно, может быть интересен мой погибший друг Франц Ковальский.
  
   - Вы правы, наш интерес трудно понять, но я попытаюсь объяснить. Мы с женой случайно оказались на пикнике, в усадьбе вашего бывшего дома, который купил у Ковальского приятель моего брата Андрей Звягин. Весёлый праздник был сорван и нежданно-негаданно превратился в расследование убийства. Играющие дети случайно обнаружили безжизненное тело Франца Ковальского. Так получилось, что я одним из первых забежал в оранжерею, где лежал труп вашего друга. Самым ужасным в моей жизни до этого дня я считал зрелище, которое мне пришлось наблюдать из высотного здания компании, в которой я раньше работал, в Манхеттене 11 сентября 2001 года. Это были фигуры мужчин в костюмах и галстуках, выпрыгивающие из окон небоскрёбов Всемирного торгового центра. Смерть вашего друга своей прозаичностью и близостью к случайным очевидцам испугала меня не меньше того сентябрьского вида из окна. Вашего друга удушили проволочной петлёй! На его теле присутствовали признаки безнадёжной и краткой борьбы за жизнь. Это было отнюдь не убийство по неосторожности или трусливое убийство из-за угла. Это был результат действий сильного, хладнокровного и безжалостного зверя. Смерть Франца Ковальского была ужасной. Мне кажется, что долг любого нормального человека, которого судьба привела к подобному случаю - это посильная помощь расследованию. Зло должно быть наказано, убийца должен заплатить!
   Кроме этого, мне довелось читать дневник подруги Ковальского - Сары Димант. Мы с женой полностью потрясёны историей их любви. К вам обращается русскоязычный писатель, который настолько увлёкся всей этой грустной историей, что даже собрался написать книгу о необыкновенной жизни ваших друзей. Господин Беккер, пожалуйста, расскажите всё, что может помочь поиску убийцы или просто накоплению информации.
  
   - Господа! Я не так уж много знаю - я уехал из Риги в 1948 году. Франека Ковальского я знаю с детства, которое у нас обоих прошло в Литве, в городе Каунасе. Мы с ним сошлись на том, что оба мечтали в будущем работать в индустрии одежды. В те времена, по всей Балтии, Рига вполне заслуженно занимала место прибалтийской столицы мод. В подростковом возрасте мы сбежали из дому в Ригу, где устроились подмастерьями в пошивочном ателье. Если бы в Балтию не пришла советская власть и не случилась война, то, вы можете мне поверить, что Рига сейчас была бы одной из всемирных столиц моды. Мы с Францем могли бы стать там не последними людьми в индустрии одежды. Мы были талантливы, работоспособны и нацелены на успех. Приход советской власти и война поломали все наши планы, точно так же, как и планы других людей по всей Европе. Правда, из-за войны случайно выпало Францу его огромное счастье - встретить Сару Димант. Франц её боготворил, он с неё все пылинки сдувал. Господа, эту женщину нужно было видеть, о ней нельзя рассказать. Я мало знал её, как человека. Я могу рассказать только об её внешности. Она была необыкновенной красавицей! Огромные серые глаза с поволокой. Необыкновенно симметричное и выразительное лицо. Богатейшие, длинные, мягкие и светлые волосы. Необыкновенная порода! Накануне войны она стала королевой красоты среди еврейских девушек Балтии, но вы можете мне поверить - точно также она могла бы стать королевой красоты всей вселенной. Литовские газеты назвали её тогда "жиду Каролине", что означает еврейская королева. Фигуру девушки отличал тот необыкновенный прогиб спины, о котором мечтают все модельеры женских вечерних платьев. Мы называем его прогибом скаковой лошадки - это, когда линия спины в районе талии изогнута плавной дугой к фронту тела, с лёгким выступом мягкого места. Вечернее платье на женщинах с подобной фигурой играет. Франц и Эльвира совершенно, раз и навсегда, были настолько напуганы войной и Холокостом, что и потом, после войны, всегда скрывали, настоящее имя Сары и её национальность. Их можно понять. Они оба считали, что даже я не догадывался об их тайне. Но я сразу узнал Сару, как только впервые увидел её на чердаке, где в то время жил Ковальский. У них не было детей, но такая женщина сама по себе способна наполнить счастьем всю жизнь мужчины. В ней воплотилось всё сразу - девочка, женщина, мать. Франц был лишён возможности предъявлять свою красавицу людям - они сидели, запершись в моём бывшем доме, как два перепуганных зайца. Когда закончилась война, у них появились новые страхи - они панически боялись советских органов. И ведь не зря боялись - в семидесятых годах советский КГБ всё-таки прихватил Франца за работу на дому и попутную торговлю вещами из заграничных посылок. Я немного помогал им с одеждой, так как о передаче денег вообще нельзя было даже подумать во времена советов. Я слал посылки в Каунас, на имя моей сестры Регины, которая не работала, и поэтому ей было нечего терять. В каждую посылку я вкладывал что-нибудь для Франца и Эльвиры. Франц изредка специально приезжал в Каунас и забирал у Регины вещи. Когда его вызвали в органы, моему другу ничего не оставалось делать, как подписать согласие на сотрудничество с КГБ. Я не сомневаюсь, что ему даже приходилось доносить им, чтобы доказать свою преданность. Он был слабый духом человек. Он мечтал просто работать, тихо и мирно жить с любимой женой. Но разве эти изверги могут позволить человеку жить своей собственной жизнью - им требовалось, чтобы все граждане были одинаковы и понятны, чтобы каждый человек стал доносчиком. Фашисты и коммунисты - это лишь названия разные, а суть системы одна. Эта суть - в подавлении свободы и индивидуальности личности.
  
   - Вы уверены, что Ковальский доносил в КГБ? На кого он мог доносить?
  
   - В одном из его писем от прошлого года было несколько фраз: "меня нашёл человек, которому я, сам того не желая, доставил большое горе. Он требует, чтобы я с ним рассчитался и это, пожалуй, справедливое требование...". Вот это письмо...
  
   - Я читал в дневнике Сары о наследстве отца, которое она умудрилась сохранить и которое она отдала вам за дом в Юрмале. Вы можете об этом рассказать? Что это были за ценности?
  
   - Почему я не могу рассказать о камнях Сары, мне нечего бояться - здесь в Швеции, к счастью, поганой советской власти не существует. Камни Сары - это очень ценные, большие и хорошего качества, бриллианты африканского происхождения. Да, это правда - я продал свой дом Францу и Эльвире за бриллианты. Ну не мог же я взять у своих друзей советские рубли - этими деньгами даже печку толком не растопишь. Бриллианты оказались очень хорошие, я сделал на них отличный бизнес. Я продал их ювелиру и сумел сразу купить квартиру и открыть пошивочное ателье в центре Стокгольма. Моё дело отлично работало, но мне всю жизнь не хватало нормального и надёжного партнёра. Если бы Франц и Сара уехали из Латвии вместе со мной - мы бы все вместе преуспели здесь, в Швеции. Всю жизнь мне очень не хватало близких людей, но это обычные издержки эмиграции. Я так никогда и не женился.
  
   - Какую сумму вы получили за бриллианты?
  
   - Тогда, в 1949, я получил около полмиллиона долларов. Сегодня они бы стоили в пять - шесть раз больше.
  
   - Сара отдала вам все свои бриллианты в качестве оплаты за дом или только часть?
   - Я точно не знаю, но думаю, что часть, не больше половины...
   Я помню, как она, в общем разговоре, сказала с улыбкой:
   - Франц Ковальский волей судьбы мой настоящий муж, ему по праву положено приданое. Значит, ему справедливо принадлежит часть ценностей, доставшихся мне от отца. Денег у нас нет, да и тебе, Арнольдас, местные деньги не пригодятся за границей. Франц мечтает заполучить твой дом - возьми эти камешки в обмен. Я не могу отдать всё - это память о моих родителях.
  
   - А у вас есть фотографии Франца и Сары?
  
   - У меня есть несколько фотографий нас с Францем, снятых ещё в 1939 году. Мы тогда были молодыми красавцами. Фотографии Сары тоже имеются, но только, снятые в 1992 году, когда я приезжал повидаться, их тут целый альбом. Конечно, Сара уже не та - ей должно быть около семидесяти лет на этих снимках. Но она всё равно выглядит состарившейся королевой, не правда ли?
  
   - Постойте, господин Беккер, латвийская полиция не располагает данными о вашем пребывании в Латвии после 1948 года. Как же объяснить наличие этого альбома фотографий?
  
   - А я и не был в Латвии! Я приезжал в Литву, в Каунас, и останавливался в доме своей сестры. Франц и Сара тогда тоже приехали в Литву и пробыли с нами почти две недели. Вот здесь, на этой фотографии, мы все вместе за столом, это моя сестра Регина, рядом с ней сидит её сын - Витас. А здесь, посмотрите ещё: Сара, я и Франц на отдыхе, в Паланге.
  
   - Господин Беккер, руководитель расследования просил меня задать вам вопрос от его имени: может быть, Ковальский успел вам рассказать в письмах или по телефону, что он кого-нибудь боится или ему кто-нибудь угрожает?
  
   - После смерти жены, Франц вообще находился в депрессии. Он несколько раз мне писал, что боится находиться в своём собственном доме. Ему кажется, что каждый прохожий представляет опасность. Он не называл никаких конкретных имён...
  
   В этот же вечер я позвонил в Ригу, полковнику Веткину. Я коротко пересказал ему разговор с Арнольдом Беккером. Как изюминку разговора, я сообщил всё, что удалось узнать о бриллиантах Сары Димант.
  
   - Миша, я чуть не забыл. Мы с женой возвращаемся в Ригу через три дня, ты можешь к нашему приезду прислать мне со своим шофёром третью тетрадь дневника Сары? Это тетрадь, в которой я обнаружил прямоугольный вырез. Я теперь почему-то уверен, что из этой тетрадки можно ещё фактов накопать...
  
  
   ДНЕВНИК, ТЕТРАДЬ ТРЕТЬЯ, 32 СТРАНИЦА
  
   1972, Май, 20. Воскресенье.
   На прошлой неделе случилось сразу два важных события. Во вторник Франц устроил настоящий сюрприз к моему дню рождения. Он явился с работы на такси и вместе с водителем машины внёс в дом огромный ящик. В ящике оказался цветной телевизор, который мой муж умудрился достать по знакомству в центральном универмаге. Я ещё не успела понять, почему телевизор надо было доставать, а не покупать, как Франц уже начал мне объяснять назначение разных кнопок и переключателей. Оказывается наш телевизор в состоянии принимать три канала передач: два московских и один республиканский, из Риги. Всю неделю я не отхожу от этого волшебного ящика, а только переключаю каналы, чтобы не пропустить наиболее интересную программу. Московские каналы мне кажутся более насыщенными интересной информацией. Уровень артистов, участвующих в программах и кинофильмах, демонстрируемых на московских каналах тоже значительно выше. Я не перестаю удивляться тому, что артисты с еврейскими фамилиями свободно работают на телевидении и в кино. Таких людей достаточно много. Как они не боятся открыться широкой публике? Наивные люди, им грозит опасность...
   Телевизор полностью поменял всю мою жизнь - теперь, кроме чтения книг, работы на грядках и в оранжерее, у меня появилось новое любимое занятие.
   В четверг - опять новость: Францу на работу позвонила из Каунаса Регина - сестра Бекериса. Оказалось, что на её адрес пришла большая посылка с вещами из Швеции от брата. Арнольдас в приложенном письме перечисляет вещи, которые предназначены для передачи нам. Франц сразу загорелся поездкой в Каунас и очень хотел, чтобы я составила ему компанию. Муж говорит, что его, как профессионала, интересует не только сама одежда, а ещё и качество тканей, отделка, фарнитура, модели и западный стиль. Я с большим трудом отпросилась у Франца не ехать - я боюсь посторонних, меня могут узнать в Каунасе. Франц уехал один, в субботу рано утром.
   Впервые, за много лет, я осталась совсем одна ночью в нашем большом и неуютном доме. Допоздна я смотрела телевизор, а потом, на всякий случай, проверила запоры всех дверей и окон. Я улеглась в постель с тревожным чувством ожидания опасности, сожалея в душе, что не поехала вместе с Францем.
   Всю ночь мне снился Леон. Мы были с ним вдвоём в юрмальском доме, оба полностью нагие. Мы даже не разговаривали, а непрерывно занимались любовью в разных комнатах и разных позах. Во сне меня очень смущало то обстоятельство, что Леон нисколько не изменился со дня нашей последней встречи в Лондоне. Молодой и красивый парень, не останавливаясь, снова желал и любил меня - пожилую женщину. Мне было очень стыдно, что я обманываю Леона, а он совсем не замечает нашу разницу в возрасте.
   Я проснулась вся в поту и долго раздумывала, что может значить мой сон. А потом я ещё подумала, как быстро проходит жизнь. Ведь прошёл уже 31 год с тех пор, как погибли мама и Фирочка. Ровно столько же времени я живу вместе с Францем. В один миг истекли 24 года, с тех пор, как мы поселились в этом неухоженном доме. Мы очень быстро проживаем свою жизнь, а почему так? Наверное, потому, что у нас с мужем совсем нет близких и друзей, мы нигде не бываем, мы никогда не ездим в отпуск. Каждый новый день нашей жизни почти в точности повторяет предыдущий...
   Но это ведь самый безопасный вариант жизни для меня, в моих обстоятельствах. А Франц меня любит и жертвует собой ради меня. Он очень хороший муж. Скорей бы Франц вернулся домой...
  
   1972, Май, 23
   Я всё ещё нахожусь под впечатлением посылки из Стокгольма. Это полный шок! Бекерис истратил на нас кучу денег. Все вещи шикарные и выбраны с большим вкусом. Мой муж получил светлый полотняный костюм для лета, пару рубашек, ремень и галстук. Мне досталось ещё больше подарков: вечернее платье с глубоким вырезом на спине, полдюжины разных свитеров и кофточек, длинные сапоги на платформенной подошве и вечерние туфли на высоком каблуке. Удивительно то, что Арнольдас сумел полностью угодить нам с размерами одежды. Мы не виделись с ним с 1948 года - как же он может знать наши размеры?
   Франц сразу сказал, что мы не можем оставить все вещи себе. При нынешней власти в Латвии не следует выделяться из общей массы граждан. Он решил продать часть вещей своим проверенным клиентам по пошиву одежды. Меня сначала расстроило его решение, но потом я подумала, что я почти не бываю вне своего дома. Мне некому демонстрировать свои новые наряды. Франц отобрал у меня для продажи только вечернее платье, туфли и две кофточки. Напоследок я надела шикарное платье, и мы с Францем вальсировали под старую пластинку Вертинского. В этот вечер у нас обоих было прекрасное настроение. Оставшиеся богатства по-прежнему лежат в моём шкафу. Особенно я радуюсь сапогам. Муж заявил, что стоимость подобных сапог равна двухмесячной зарплате инженера рижского завода ВЭФ. Я не верю его сказкам - ну купит женщина-инженер себе сапоги, а за какие тогда деньги она станет еду в течение двух месяцев покупать? Это невозможно, таких цен просто не может быть...
  
   1972, Июнь, 10
   Франц уже успел распродать ненужные нам вещи из посылки. По просьбе Регины, он помог и ей с продажей части вещей. Муж не смог ей отказать. Регина переслала пакет с оказией - через подругу, которая работает проводником поезда. Франц говорит, что у него очень легко идёт торговля, из-за того, что на клиентов срабатывают его имя и авторитет. Цены на заграничные вещи в частной продаже огромные, и поэтому обеспеченные люди не спешат расстаться с деньгами, не убедившись в качестве товара и подлинности компании-производителя. Если продавцом выступает Франц Ковальский - все их сомнения улетучиваются.
   Муж смеётся, что спекуляцией фирменной одеждой он бы смог заработать намного больше и без особых усилий, но он любит своё дело и никогда не бросит работу.
  
  
   ДНЕВНИК, ТЕТРАДЬ ТРЕТЬЯ, 68 СТРАНИЦА
  
   1974, Октябрь, 19
   Бог, определённо, больше не покровительствует мне и Францу. Вчера, внезапно, случилось ужасное событие - Франца вызвали в КГБ. Не успел мой муж утром зайти в свою мастерскую на работе, как зазвонил телефон. Мужской голос, на латышском языке, спросил гражданина Ковальского. Когда Франц подтвердил, что у телефона Ковальский, мужчина представился майором комитета государственной безопасности и вежливо предложил Францу зайти на следующий день для короткой беседы в их здание на улице Ленина 61. Этим новым именем советские называют Бривибас проспект. В конце разговора вежливый собеседник спросил нужна ли гражданину Ковальскому официальная повестка для предъявления по месту работы и объяснения прогула? Франц отказался от повестки и подтвердил свою готовность придти к ним. Ещё бы, попробовал бы он не согласиться...
   Вечером муж был совершенно невменяем: отказался ужинать, не разрешил включать телевизор и улёгся спать отдельно от меня, на диване в его домашней мастерской. Я подумала, что он не зря винит меня в том, что случилось. Видимо комитетчики узнали, что я еврейка и живу по чужим документам. Значит и мне не миновать вызова в зловещий комитет. Это случится на днях. Как только меня вызовут - я сразу всю вину возьму на себя, Франц ни в чём не виноват, ему не нужно было с самого начала связываться с еврейкой.
   Сегодня утром муж уехал в Ригу на час раньше обычного времени. Целый день я не нахожу себе места - это моя вина во всём случившемся. Если Франц не вернётся домой, то я завтра утром сама поеду в Ригу, найду здание комитета и заявлю на себя. Пусть они отпустят Франека, он виноват только в своей любви к неправильной женщине.
   Мои родные мамочка и папочка! Вы на небесах, так обратитесь к Богу, чтобы он помог нам с Францем выжить на Земле...
  
   1974, Октябрь, 20
   Вчера Франц вернулся домой, как обычно. Он был очень подавлен и расстроен, но больше не смотрел зверем в мою сторону. Он сел ужинать, а за столом извинился за своё поведение накануне. Оказалось, что причина его вызова в комитет никак не связана со мной. Обо мне даже не было речи. Когда муж явился на Ленина 61, его сразу направили в кабинет майора Лайзана. Майор мягким, ироничным голосом перечислил множество причин, из-за которых гражданина Ковальского нельзя назвать настоящим советским патриотом. Как выяснилось, они знают, что Франц во время войны работал на швейной фабрике Крюгера. Им прекрасно известно, что Ковальский до сих пор дружит с предателем родины Арнольдасом Бекерисом. Они также прекрасно осведомлены о провинностях гражданина Ковальского перед советской властью в настоящее время: принятие взяток от благодарных клиентов, частное предпринимательство на дому и спекуляция заграничными товарами. Всего перечисленного, даже по гуманным социалистическим законам, хватает для ареста, следствия и длительного тюремного заключения.
   Франц был в ужасе. Убедившись в полном замешательстве жертвы, Лайзан стал крутить сценарий в другую, спасительную сторону. Он заявил, что не всё ещё потеряно для заблудшего гражданина Ковальского. Советская власть всегда готова предоставить всем гражданам страны последний шанс для исправления. Если Франц Цезаревич хочет доказать свою лояльность советской власти, он должен подписать заявление о своём желании сотрудничать с КГБ. Его согласие будет расценено органами, как готовность встать на верный путь и вернуться к советскому образу жизни. Мой бедный, запуганный Франц сразу согласился и подписал заранее подготовленную форму.
   Получив подпись, Лайзан сразу поставил основную задачу для своего нового подчинённого. Франц должен постепенно создать себе имя одного из основных скупщиков и спекулянтов заграничными вещами в Латвии. И эту задачу ему выполнить будет не трудно. Имя Ковальского хорошо известно всем любителям хорошо одеться, поэтому оно является хорошей приманкой для фарцовщиков и получателей заграничных посылок. Франц сможет обеспечить хорошие закупочные цены для фирменных вещей. Самому Ковальскому новое направление его деятельности окажется весьма прибыльным, но под прикрытием КГБ он абсолютно ничем не рискует - органы закроют глаза на большие доходы своего сотрудника. Параллельно со спекуляцией Ковальский должен собирать информацию обо всём и обо всех. Нужно будет составлять ежемесячный доклад в письменном виде о том, что творится в сфере спекуляции фирменным шматьём. Другие сотрудники будут накапливать, сортировать и хранить собранные данные. Они прекрасно знают, как использовать информацию в будущем. От товарища Ковальского только требуется выполнять совершенно простое дело - сбор информации и ежемесячный обзор, это не трудно. Это ерунда и ничего больше...
  
   1975, Июль, 20
   В нашем доме теперь часто бывают посторонние люди. В начале я волновалась, что кто-нибудь из них меня узнает и всегда, во время прихода посторонних, пряталась в глубине дома. Муж объяснил, что поставщики товара, в основном, молодые ребята, рождённые после войны. Теперь я прячусь, только тогда, когда приходят пожилые люди. Молодых поставщиков Франц называет фарцовщиками. Он пояснил мне, что эти ребята добывают вещи непосредственно у иностранцев: моряков, туристов и разного рода студентов. Например, в районе Болдерая действует специальная школа для иностранцев - военных морских офицеров. Курсанты школы играют не последнюю роль в снабжении фарцовщиков заграничными вещами. У моего мужа образовался постоянный круг поставщиков и покупателей. Каждые 3 - 4 недели к нам заезжает Рита Платонова. Эта симпатичная, молодая женщина привозит вещи, отобранные из общей массы, приёмщиками скупок и комиссионных магазинов.
   Один раз в неделю, по одному или группой, заезжают смешные мальчишки-фарцовщики. Они всегда ярко и вызывающе одеты, обычно с уклоном в кожу или в джинсовый стиль. Мне очень нравится это новое направление одежды, которое из Америки разошлось по всему миру. В наше время подобной простой и одновременно престижной одежды вообще не существовало. Мальчишки всегда играют в конспирацию: представляются кличками в телефонном разговоре, употребляют много жаргонных слов. Они даже имеют специальные названия для всех денежных купюр и сумм: файфок, чирик, кварт, стольник и т.д. Для каждого вида вещей у них также существуют специальные названия. Наиболее регулярно к нам заходят четверо симпатичных парней: Бен, Додя, Пикура и Люсик. Мне кажется, что двое первых - евреи, но советские, не такие запуганные, как я. Я удивлена их смелостью и нахальством - эти ребята играют с огнём.
   Франц скупает у них только самые отборные вещи - настоящую фирму, как такую одежду называют на спекулянтском жаргоне. Муж даёт за вещи хорошие цены, но при этом он должен быть уверен, что сумеет перепродать купленный товар с выгодой для себя. Основные покупатели Франца - это его клиенты по пошиву одежды, их родственники и друзья.
  
   Интересно...
   Вот я уже в дневнике и до знакомых имён добрался. У Риты Платоновой я в своё время купил французское подвенечное платье для своей невесты, когда женился в первый раз. Несколькими годами позже Рита разбилась на машине, когда по пьяному делу возвращалась домой из юрмальского кабака "Юрас Перле". Бен теперь живёт в Австралии, он владелец фабрики косметических товаров. Пикуру убили чеченцы в связи с какой-то валютной аферой. Ну, а кто такой Люсик - это понятно - Сергей Анатольевич Люсиенко. Интересно, что он, оказывается, давно был знаком с Ковальским. Кличка Додя в моей памяти не стреляет, не помню я такого человека. Надо позвонить Серёге - кто такой, из центровских ли, почему я не знаю? Меня Бен в те времена со всеми крутыми центровиками познакомил.
  
   - Серёга, привет! Это Саша Корецкий. Извини за беспокойство, есть пять минут для разговора?
  
   - Санька, ты давай заканчивай воспитанным мальчиком прикидываться, расшаркиваться и извиняться...
   Для тебя у меня всегда время найдётся. В чём дело?
  
   - Я тебе рассказывал, что чисто из писательского любопытства читаю дневник жены убитого старика - Франца Ковальского. Это тот старик, который свой дом дважды продал. В дневнике я наткнулся на пару знакомых имён. Тут даже твоё имя фигурирует среди поставщиков шмоток для перепродажи Ковальским. Старик, оказывается, был одним из самых крутых спекулянтов фирмой в нашем городе. Но тут есть ещё одно имя, которое я не помню среди центровских ребят. Может быть, ты знаешь, кого в Центре называли Додей? Ты должен всех помнить...
  
   - Нет, я не знаю, кто такой Додя, я впервые слышу эту кликуху...
   Ты лучше расскажи, как прошла поездка по Скандинавии?
  
   - Поездка прошла отлично, мы только в двух городах побывали: Стокгольме и Копенгагене. Очень понравилось, красивая природа, много интересных мест и туристских достопримечательностей. И люди там красиво живут, зажиточно и спокойно.
   Всё-таки странно, что ты не знаешь Додю...
   Извини, что побеспокоил. Пока. Будь здоров.
  
  
   ДОДИК, 7 ИЮЛЯ
  
   - Здравствуй, Давид Моисеевич!
  
   - Здравствуй, Сергей Анатольевич! С каких это пор мы с тобой, Люсик, по имени и отчеству друг друга называем? Я что-то не врубаюсь...
   Какими судьбами столь важную персону занесло в наши скромные Палестины?
   Давно бы мог навестить старого друга, в моём магазине установлены специальные скидки для друзей...
  
   - Да я, в основном, в шведском супермаркете отовариваюсь, мне удобно туда заезжать по дороге домой. И ещё час тому назад я совсем не собирался в твой магазин, но тут мне позвонил один старый приятель и напомнил о центровских временах. И меня осенило. Я понял, что мне ещё несколько дней назад надо было к тебе заехать, а не терять время впустую. Товары у тебя, я слышал, необычные. Кошерные продукты полезны для организма. Так я и решил сегодня у тебя отовариться и без всяких скидок - дружба дружбой, а бизнес есть бизнес. Но, главное - посекретничать нам с тобой нужно...
  
   - У меня собственных секретов от друзей нет, а тебе, если что перетереть по секрету нужно - давай зайдём ко мне в кабинет. Я только жене скажу, чтобы нас не беспокоили.
  
   - Присаживайся, Серёга. Выпить хочешь? Выбери в баре, что нравится и налей. Я твоих теперешних предпочтений не знаю. Неожиданная встреча друзей молодости...
   Как в старом грузинском анекдоте:
   "Встречаются два старых грузина, друзья молодости.
   - Гоги, а ты помнишь, какими орлами мы были?
   - Помню, Вано, настоящими джигитами мы были.
   - А ты помнишь, как мы за девушками бегали?
   - Помню, Вано, днём и ночью, всегда бегали и бегали...
   - Послушай, Гоги, а ты не помнишь, зачем мы за ними бегали? "
  
   - Додик, я надеюсь, что не про нас анекдот, мы же знаем, зачем за бабами бегают. Или ты больше не по этому делу? Не сдавайся, Додя! Прекрасное это занятие, я лично пока сдаваться не собираюсь...
   Ладно, давай по делу. Расскажи мне Додик, что ты знаешь о двойной продаже дома Ковальского? Меня сам пострадавший - кинутый Звягин нанял, просит, чтобы я помог ему обидчиков найти. Очень серьёзные бабки даёт за восстановление справедливости.
  
   - Я, Серёжа, знаю ровно столько, сколько знают все осведомлённые люди в нашем городе. Работали очень ловкие ребята - Ковальский жук, конечно, но такое дело, даже с большими вложениями, не сумел бы провернуть. Я старика встречал с полгода назад - он очень сдал, дело такого масштаба ему не по силам. Тут команда нужна и связи хорошие - в мэрии человечек, в конторе по учёту недвижимости второй корешок, в банке, наверняка, надо было кого-то третьего иметь, чтобы быстро бабки переварить...
   Они ведь успели за неделю два контракта оформить...
   У Ковальского связи раньше были, но все его дружки - старые пердуны, на пенсии давно или вообще вымерли...
   Новых людей он не знал. Ему такое дело не по зубам...
  
   - Всё ты правильно базаришь, Додик. Я точно так думаю, а ещё я думаю, что наши рижские фраера мелковаты для такого дела - это явно работа залётных артистов. А кроме всего сдаётся мне, Додик, что ты не до конца откровенен со своим другом молодости. За лоха ты меня держишь, Додя, за полного лоха. Не уважаешь, стало быть...
  
   - Серёга, ты чего завёлся, да не держу я тебя за лоха, с чего ты взял?
  
   - А посуди сам, Додик - мы с тобой, оба, давно знаем Француза - Ковальского. Ты со всех сил стараешься дружить со Звягиным, даже на общих банкетах с латвийским мультимиллионером всегда рядом сидишь. Доставку продуктов в дом Звягиных грузовичок от твоего магазина выполняет. Хозяин агентства по продаже недвижимости АRКО, Ивар Статкус - кореш твой с детских времён, вы в одном дворе раньше обитали...
   Единственный, уже точно установленный ментами участник преступной группы - американец Борис Розин, в течение полугода работы в Риге проживал в наёмной квартире по адресу Таллинас 168. Владельцем квартиры, согласно контракту на сдачу, является Давид Либман....
   Ну, не слишком ли много случайных совпадений?
   На мой взгляд - чересчур. Так что придётся тебе, дорогой дружочек, колоться. И сейчас я тебе объясню, почему ты сам очень хочешь мне исповедаться. Я не стану тебе говорить, что если бы мне понадобилось, то уже завтра утром на месте твоего супермаркета мог бы оказаться только обгорелый металлический каркас. Нет, прости за пафос, но воспоминания о нашей задорной молодости не позволяют мне так грубо разговаривать со своим другом. Я только хочу поставить тебя в известность, что Звягин не такой миролюбивый человек, каким кажется даже с короткой дистанции. Он решил начать настоящую войну. Андрей Петрович подрядил мою контору искать своих обидчиков. Ему на полную катушку сигналит о ходе официального расследования рижский неподкупный "шериф" - полковник Веткин. Как оказалось, самым неожиданным в отставном капитане первого ранга является то, что его характер отличается тяжёлой злопамятностью и всепоглощающим стремлением, во что бы ни стало отомстить. Представь себе, дружочек, что Звягин заключил контракт со стрелком, который должен мочкануть каждого, точно установленного участника кидалова. Заметь, Додик, не только режиссёра, а даже рядовых исполнителей. Твоё спасение в том, что именно я к тебе явился, и опять заметь - я успел придти раньше людей полковника Веткина. Ты можешь не сомневаться - менты тоже к тебе придут. Тебя достаточно легко вычислить. Сегодня, мы с тобой можем ещё успеть выработать правильную линию поведения. Ты можешь отгородиться от исполнителей и прикинуться жертвой шантажа, вынужденной выдать немного информации о своём друге Звягине, чтобы, например, сохранить жизнь жены и ребёнка. В такой ситуации тебя каждый поймёт. Конечно, ходить в друганах у Андрея Петровича да у банкира Голдина ты больше не сможешь, но зато жизнь свою сохранишь. Как говорят: "Снявши голову, по волосам не плачут...".
   Давай, колись, дружок, и как можно быстрее, чтобы мы поспешили думать, как нам вывести тебя из списка исполнителей спектакля...
  
   - Ну, Люсик, ты всё такой же! Если ты захотел, то кого угодно и на всё что угодно подпишешь...
   Точно так, ты тёлок в молодости убеждал, что для неё самой будет гораздо спокойней сдаться и получить удовольствие. Ты мне чуть ли не главную роль во всём кидалове пришил, но посуди сам, речь ведь идёт о какой-то паре миллионов зелёных. Бабки ещё нужно разбить на энное количество участников, да ещё и в общак долю отстегнуть. Как по-твоему станет бизнесмен Давид Либман мараться и рисковать своим поставленным делом ради нескольких сотен тысяч долларов? Нет, не станет! Меня просто попросили помочь. Человек попросил, которому не принято отказывать в наших кругах. Дран - московский авторитет позвонил месяцев шесть тому назад. Ты ведь знаешь Драна?
   Так вот, Дран мне поведал, что его ребята набили руку и удачно проигрывают уже отработанный в нескольких регионах постсоветского пространства накатанный сценарий с продажей недвижимости. Настала очередь Латвии. Он направляет ко мне режиссёра спектакля, а я должен очень сильно постараться, чтобы, как можно лучше, помочь этому парню. Как я мог сказать "нет" самому Драну, если он, в самый тяжёлый период моей жизни держал лагерь, к которому меня менты прописали. В то время этот человек решал, кому следует жить, а кому и не очень нужно...
   Через пару недель после разговора ко мне явился залётный фраер из Москвы - режиссёр кидалова и потребовал помочь ему с подбором людей. Ему нужны были кандидатуры на роли продавца, покупателя и человечки второго плана для исполнения вспомогательных эпизодов по ходу развёртывания пьесы.
   Я давно собирался отомстить Французу. По его доносам меня посадили. Новая власть сейчас разрешает просмотреть свои дела в архиве КГБ всем людям, осужденным в советское время по линии комитета. Я туда ходил, читал и даже копии некоторых материалов сделал. В моём деле подшито 11 доносов, 9 из которых подписано Францем Ковальским. Следователем по моему делу был майор Лайзан - этот сука покончил с собой, когда пришла новая власть. А с Ковальским мне сам бог велел посчитаться. Я уверен, что и в твоём деле, наверняка, тоже подшиты его доносы. Короче говоря, я назвал кандидатуру Ковальского на роль продавца. При случайной встрече Француз успел мне рассказать, что его жена умерла и он собирается продать дом и выехать в Швецию. Старик считал, что я совсем не догадываюсь об его роли в моём аресте и заключении, поэтому был со мной по-прежнему дружелюбен. Мой приятель Звягин, горячо интересующийся покупками недвижимости, как никто другой, прекрасно подходил на роль покупателя. Я думал, что суть аферы в том, что после окончания контракта у старика просто отберут полученные им деньги. Это намерение полностью совпадало с моим желанием отомстить Французу. И заметь, Люсик, при таком простом раскладе не должно было случиться никакого ущерба для Звягина. Я свёл режиссёра с Иваром Статкусом, который совершенно не догадывался об афере, а просто, по знакомству, срубил немного бабок и помог быстро раскрутить всю техническую процедуру звягинского контракта. Ни я, ни Ивар даже не предполагали, что режиссёр параллельно раскручивает ещё один контракт, с другим покупателем.
   А с американцем заморочка ещё проще. В разговоре на тему найма квартиры я мимоходом рассказал режиссёру об одном из моих квартиросъёмщиков - программисте из США. Так он сам, без всякого моего содействия, тут же умудрился и американца подключить к спектаклю. Девочку ему подставил красивую и подключил. Пойми, Люсик, моей вины в этом деле нет. Меня, так же, как и Андрея Звягина, подставил режиссёр...
   Старика Ковальского режиссёр взял на испуг - ему было заявлено, что если он не будет спокойно играть свою роль в сценарии режиссёра, то в органы новой латвийской власти немедленно пойдёт телега о том, что Француз был платным сотрудником КГБ. Таких людей новая власть сильно ущемляет в гражданских правах. Его испугали, что планируемый им выезд в Швецию может никогда не состояться. Его обманули, что у него отстегнут только часть денег. Бедняга поверил и даже пытался торговаться...
  
   - Ну, сейчас передо мной почти ясная картина нарисовалась. Я доволен, что обошлось без всякого прессования, ты всё понял и очень правильно строишь свою линию защиты. Я надеюсь, что твоя линия убедит не только меня, но и Звягина тоже. Я постараюсь, дружище, вывести тебя из списка мишеней для стрелка. Но мне всё ещё не хватает главной детали - имени режиссёра!
   Колись, Додик! Давай имя, дружочек!
  
   - Ты уверен, Люсик? Режиссёр - человек Драна. Ты уверен, что хочешь знать его имя и продолжать играть в следака? Ты очень серьёзно рискуешь, Серёжа...
  
   - Имя давай, Додя! Кончай базар!
  
   - Олег Грановский...
  
   - Ну вот, давно бы так...
   Да, ещё, чуть не забыл. К тебе обязательно явятся менты - так ты не в чём не сознавайся, играй в отрицалово, тяни резину. Нам обоим очень важно, чтобы я первым, задолго до Веткина, Олега Грановского в Москве нашёл.
  
  
   НИКОЛАЙ ШУВАЛОВ, УДАЧА ПОКАТИЛА, 8-10 ИЮЛЯ
  
   Купе высшего класса, на двоих пассажиров, в вагоне фирменного поезда "Рига - Москва" могло бы устроить и более избалованного удобствами человека. Да и вообще, командировка в Москву всё больше нравится Николаю. Жаль только, что пока, во всём вагоне, не наблюдается ни одной симпатичной попутчицы, которая могла бы составить компанию для похода в вагон-ресторан. Но даже и без попутчицы Николай Шувалов уже с утра решил, что его удача покатила...
   Утром босс вызвал его в кабинет и обрисовал ситуацию:
  
   - Один очень крутой господин обратился в наше агентство с просьбой найти человечка, который кинул его на большие бабки. Ему продали дом, до этого уже проданный другому покупателю. Господин готов очень серьёзно нам заплатить за восстановление справедливости. Таких дорогих заказов наша контора ещё не имела. Получить бабки за исполнение этого заказа очень важно для нашего агентства - денег хватит и на повышение зарплат ребятам, и на приобретение недостающего снаряжения и аппаратуры. Ещё более важным является выход нашей конторы на новый уровень заказов. Довольный нашей работой заказчик, обязательно, при обращении к нему знакомых, даст нам самые лучшие рекомендации. Человечек, которого ты должен, во что бы ни стало найти, называет себя Олегом Грановским. Я уже проверил это имя по своим каналам в ментовской базе жителей Москвы - человека с таким именем, 30 лет от роду, 180 см роста, брюнета с серыми глазами в столице не числится. То ли имя - фуфляк, то ли Грановский живёт в Москве без прописки. Здесь, в конверте, ты найдёшь все данные для поиска и пять фотографий нашего красавца в различных ракурсах и в разном прикиде. Фраер работает под артиста и, как правило, зарабатывает деньги проведением юбилеев и торжеств богатых заказчиков. Он любит потусоваться в богемных кругах. Твоя задача простая - нужно только найти Грановского и не выпускать из виду. Как найдёшь - сразу же вызывай меня, дальше мы решим, что нам с кидалой делать. В конверт я также вложил твои командировочные, серьёзное бабло - десять тонн зелёных. Мы тебе заказали хороший номер в гостинице "Космос". Ты только не работай под профессионала - не выделяйся. Менты считают, что Грановский хозяина дважды проданного дома мочканул. Я так не думаю - не та специальность, но чем чёрт не шутит. Он может быть опасен. Будь очень осторожен. Поселись в отель, подыми красивую девку по старым связям, возьми машину в прокат и гуляй. Тусуйся каждый вечер в клубах, на дискотеках, в казино, на приёмах в разных местах и высматривай человечка до тех пор, пока не найдёшь. А найти нужно быстро потому, что если его менты раньше нас вычислят, то заказ для нас пропадёт!
   Сергей Анатольевич заключил:
  
   - Колян, ты парень умный, симпатичный и энергичный. Ты - хороший и опытный сыскарь. У тебя высшее образование - Московский институт физкультуры и спорта. Ты - самбист, мастер спорта. Ты пять лет прожил в Москве. Именно поэтому я и выбрал тебя для работы в российской столице. Исполнитель заказа должен хорошо ориентироваться в городе, производить солидное впечатление на людей, иметь знакомых и связи. Я знаю, Коля, что ты разбежался с бывшей женой, так и тем более тебе карты в руки. Свободному мужику будет легко и интересно временно пожить в столичном городе.
   Если успешно выполнишь задание - тебя ждут продвижение по службе и большая премия. А сейчас ты до вечера свободен, свой билет на фирменный поезд в Москву подхвати у Наташки.
  
   Прокатная Toyota послушно выполняла все заданные маневры. В прекрасном настроении Шувалов катил по вечерней Москве. Он не сразу засёк голосующую красивую девицу на остановке автобуса, успел проскочить вперёд. Потом, когда в мозгу окончательно нарисовались красивая мордашка и стройная фигурка с осиной талией, решил вернуться и загадал, что если девушка согласится сесть в машину, то быть им вместе уже сегодняшней ночью. Николай тормознул и, включив заднюю скорость, подкатил к остановке.
  
   - Я думаю нам по пути. Подвезти?
  
   Девица ничуть не испугалась, а задорно ответила:
  
   - А сколько возьмёшь до метро "Беляево"?
  
   Коля ответил в подобном, задорном тоне:
  
   - Мне деньги не нужны, я приезжий - для меня компания красивой девушки дороже денег.
  
   Он открыл левую дверь и вежливо предложил:
  
   - Садись, красотка...
  
   Девушка плюхнулась на соседнее сиденье. Запах хороших духов смешался с заметным ароматом спиртного. Коля знал, что именно это сочетание всегда будоражит его кровь, но молчал, стараясь не ускорять события и не спугнуть птичку. С близкого расстояния девушка по-прежнему казалась юной и красивой, но, как оказалось, её лицо выражало глубокое расстройство. Поймав на себе оценивающий взгляд, девица, ничуть не смутившись, заговорила:
  
   - Меня зовут Надя. Что нравлюсь? Я всем парням нравлюсь. Раньше я думала, что красивой быть хорошо, а сейчас поняла, что лучше быть просто хорошенькой. Мужчины красивых девушек серьёзно не воспринимают. Когда я, например, прибываю по делу в какой-нибудь офис, так обязательно мужики, все как один, вместо разговора сразу стараются моё хозяйство оценить. Как будто каждому из них прямо сейчас что-то перепасть должно.
   Я сегодня послала моего бойфренда...
   Этот маменькин сынок после года эксплуатации осмелился мне заявить, что он меня любит, но к серьёзным отношениям не готов, так как его сильно беспокоит обстоятельство, что ко мне активно мужики липнут. А я что виновата, что родилась красивой? Мне уже двадцать шесть, я на него год своей жизни потратила, а он, видите ли, боится и ревнует...
   Я в полной депрессии, можно закурить?
  
   - Конечно, кури.
  
   Николай тронул машину с места и легко влился в общий поток транспорта. Он почему-то почувствовал, что его задумка точно сбудется, но перестал быть полностью уверен, что именно эта девушка ему нужна. От такого типа женщин никогда не знаешь, чего следует ожидать.
  
   - Так ты приезжий, а как же по Москве ездишь? Не завезёшь в Люберцы вместо Беляево? Откуда приехал?
  
   - Я Москву знаю - учился здесь пять лет, ещё недавно, дороги и улицы знаю неплохо, за исключением новых районов. С районами вдоль Калужско-Рижской линии метро знаком хорошо - в летнее время мы часто в Битцевском парке тренировались.
   Я сейчас в Риге живу - работу хорошую предложили.
  
   - А тебя как зовут, спортсмен? Ты, случайно, не серийный киллер, о котором в газетах пишут?
  
   - Моё имя Николай Шувалов. У тебя дома комп имеется? Если да, то зайди на Гугел и набери моё имя - узнаешь, что я серийный, но по другим делам. Если понадобится, то плохих людей мужского пола я могу целыми сериями обижать. Я - мастер спорта по самбо.
  
   - Ах, вот как! Ты у нас знаменитый спортсмен и бывший москвич. Так почему же ты в одиночестве на машине катаешься и компанию ищешь? Неужели в Москве друзей и подруг не осталось?
  
   - Во-первых, я только вчера в первопрестольной появился, а во-вторых, моим друзьям и подругам уже под тридцать, все давно переженились да замуж вышли. Если позвонишь, так сразу начинают в гости зазывать, а мне хочется себя опять в Москве ощутить молодым и вольным. Гулять хочется и по злачным местам пошляться.
  
   - С такими планами тебе легко компанию найти - в этом городе только кликни, так стая прожигательниц жизни за чужой счёт мигом появится - выбирай любую. Только не дёшево тебе станут злачные места в Москве.
  
   - Мне стая прожигательниц не нужна. Мне всего одна прожигательница требуется, но классная, такая, как ты.
  
   - Я на эту роль не подхожу. Я только сегодня выгляжу гулёной - обычно я домашняя и пушистая.
  
   Оставшуюся дорогу оба молчали. Когда подъехали к Надиному дому, Николай сказал дежурную фразу для подобной ситуации:
  
   - Надюша, а почему бы тебе не пригласить меня на чашку чаю?
  
   Вопрос получился настолько неожиданным, что он и сам невольно смутился.
  
   - А какой чай пьёт знаменитый спортсмен? У меня только в пакетиках...
  
   - Я привык к чаю в пакетиках - быстро и возни никакой.
  
   - Ну что же, ставь машину на стоянку и пошли...
  
   Дрожь прошла по телу Николая. С чего бы? Ведь парень он бывалый и ему не в первый раз напрашиваться в гости к девушке. И ещё никогда подобная ситуация не вызывала у него особого волнения. Но теперь... Он понимал, что Надя не из тех, кого лёгко подписать на ночное приглашение незнакомого мужчины в гости. Её лёгкомысленная готовность на приключение с первым встречным - следствие сегодняшней размолвки с возлюбленным в комбинации с алкогольным опьянением. Ей просто страшно остаться одной со своими мыслями и депрессией. Они оба сейчас нуждаются друг в друге. Поток мыслей пронёсся сквозь сознание молодого мужчины:
  
   Правильную ли партнёршу я выбрал? Эта девица мне очень нравится и, если я сейчас её упущу, то завтра она вернётся к своему любовнику. Если упущу, то никаких шансов встретиться с ней у меня уже не будет...
   Но разве правильно воспользоваться душевным надрывом другого человека...
   Она мне нужна, как женщина и для дела...
   Ах, была, не была! Всё равно я грешник, так пусть будет ещё один грех на моей совести...
  
   В эту ночь они заснули под утро. Оба осатанели от страсти: Наде, видимо, было необходимо отключиться от своей депрессии, а Николай серьёзно запал на первую, попавшуюся на его московском пути девушку. Надюша оказалась сказочной и нереальной. Её женское поле обволакивало и завораживало партнёра, не позволяя ему, даже на минуту, оторваться от сладкого тела подруги. Пьянящий запах, складная фигурка, большая, божественная грудь на хрупком теле, пухлые, страстные губы...
   А какая фантазёрка...
   Когда Коля проснулся, то сразу ощутил свое одиночество в постели. Подушка сохранила неповторимо приятный женский дух, смешанный с запахом дорогих духов. На стенных часах - 9.15 утра. Вскочил и заметался по квартирке - Надюши нет. Чертовщина! Как хочется быть рядом с ней! Чуть не завыл от досады, но тут вовремя заметил записку в центре кухонного стола:
  
   "Милый! Я ушла на работу. Вчера ты так и не дождался чая. Я не хочу оставаться в долгу. В шкафчике, справа от холодильника, найдёшь шесть разных сортов чая в пакетиках - выбери на свой вкус. Хлеб смотри там же, а в холодильнике есть всё, что требуется для хорошего бутерброда. Чувствуй себя, как дома. Если всё было хорошо - позвони 623-78-21. Твоя единственная Надежда".
  
  
   ДНЕВНИК, ТЕТРАДЬ ТРЕТЬЯ, 188 СТРАНИЦА
  
   1992, июль, 20
   Мы с Францем только вчера вернулись из первого в совместной жизни отпуска. После недели ежевечерних уговоров я всё-таки решилась поехать с Францем в Каунас для встречи с Арнольдасом Бекерисом, который приехал из Стокгольма и гостит у Регины. Франц настойчиво и многократно объяснял мне, что уже давно настали новые времена и мне больше не следует никого бояться. Теперь, при новой латвийской власти, даже не приходится оформлять в органах разрешение для выезда заграницу. О моей национальности никто не знает, но даже если бы и знал, то с позорным прошлым Европы давно покончено - евреев больше не преследуют. Страшные времена прошли и должны быть забыты. Франек - наивный человек, ну куда же могли деться десятки тысяч жителей прибалтийских стран, служивших в фашистских карательных подразделениях. Я уверена, что фашисты в Прибалтике живут и здравствуют и поныне. Они, совершенно не таясь, ждут своего часа и даже выращивают для себя замену - новое поколение фашистов. Наглые твари уверенно выходят на демонстрации в день латышского добровольческого легиона SS. Они добились устройства специального зала в военном музее города Риги, посвящённого памяти штандартенфюрера SS Пленснера. По приказу именно этого мерзавца, в Латвии во время войны уничтожали граждан еврейской национальности. Фашисты успешно привлекают к своему движению молодёжь - в ежегодных демонстрациях 16 марта половину участников колоны составляют молодые люди, родившиеся после войны. Мой Франек не еврей и поэтому он не хочет замечать, как мало изменился мир.
   Встреча старых друзей, Франца и Арнольдаса, растрогала нас с Региной до слёз. Два старых человека просидели целый вечер, держась за руки и, без остановки, рассказывали друг другу истории из своей жизни. Их разговор был как бы взаимным отчётом близких людей о прошедшем отрезке жизни. Арнольдас совершенно искренне считает, что если бы мы с Францем тогда, в 1948, решились сбежать вместе с ним из Латвии, то вся дальнейшая жизнь у всех нас сложилась бы совершенно по-другому. Он заявил, что ещё и сейчас не поздно нам всем объединиться и жить в одном городе. Конечно, он имеет в виду Стокгольм. Я не стала объяснять причины, по которым никогда не смогу покинуть Ригу. Мы прожили у Регины семь дней и получили самый радушный приём от хозяйки дома. Каждый день мы бродили по Каунасу, сидели в парках и кафе, а потом обедали в ресторанах. Два наших кавалера всерьёз соревновались в мужской галантности, оспаривая друг у друга очерёдность оплаты счетов. Во время одной из прогулок я узнала здание, где до войны располагался еврейский светский клуб и где в 1940 проходил конкурс красоты.
   Единственным обстоятельством, вызывавшим неприятный осадок в течение всего времени нашего пребывания в доме Регины, были вынужденные ежедневные встречи с Витасом - племянником Арнольдаса. Этот высокий, крепкий парень с бесцветными и невыразительными глазами смотрел на нас с Францем каким-то презрительно-любопытным взглядом так, как будто, он однажды, случайно, оказался свидетелем грязной сексуальной сцены с нашим участием. При этом его лицо всегда приобретало выражение собственного безусловного превосходства. Точно такое выражение я видела тогда, в 1941, на лицах латышских полицаев, явившихся с обыском на квартиру Франека. Возможно, Витас догадывается, что я еврейка. Сын Регины всегда рано уходил из дому и появлялся только к ужину. Небрежным кивком он здоровался со всеми на литовском языке, молча усаживался за стол и сразу принимался есть. Я очень расстроилась в тот вечер, когда Арнольдас, в присутствии за столом племянника, встал и произнёс тост за самых надёжных друзей, которые так много значат в его жизни. Витас, как мне показалось, не обратил никакого внимания на тост дяди и даже не приподнял бокал. Это хорошо, что он не принимает участия в наших разговорах - он очень мне неприятен и вообще я его опасаюсь. Лишь однажды, когда за столом обсуждали статью из городской газеты, в которой были приведены денежные потери экономики прибалтийских стран за годы советской власти, Витас принял участие в дискуссии. Он с пеной у рта доказывал, что приведенные цифры не отражают и половины реальных потерь. Жаргонное выражение на русском языке "проклятые коммуняки" было повторено молодым человеком около десяти раз в сравнительно коротком монологе. Когда мой муж мимоходом заметил, что советская власть принесла в Прибалтику не только потери, но ещё и построила десятки различных предприятий, Витас в гневе вскочил, грязно выругался и, презрительно фыркнув, убежал из-за стола. Регина тогда извинилась за своего сына, объяснив его тяжёлый характер тем, что он вырос без отца.
   Все неприятные ощущения от пребывания в одном доме с плохим человеком разом пропали, когда мы вчетвером, на рейсовом автобусе, уехали на неделю в Палангу. Литва из окна автобуса показалась мне очень красивой. Качество автомобильных дорог тоже оказалось на высоте. Паланга привёла нас всех в состояние полного восторга - первоклассный европейский курорт! Необыкновенные пляжи! Даже наш отель и рестораны, в которых мы питались, оказались на вполне европейском уровне. Расходы по пребыванию всех нас в Паланге взял на себя Арнольдас, он внезапно объявил, что поездка является его подарком сестре и дорогим друзьям. Франц не стал на этот раз возражать. Впервые за много лет совместной жизни мы с Францем были полностью счастливы и чувствовали себя полноценными людьми.
   По приезду домой я оборудовала в оранжерее тайник для драгоценностей отца.
  
  
   МАША И САША, 10 ИЮЛЯ
  
   Всё сегодняшнее утро дочь Марты Климовой почти по пятам ходит за мной и Грифом по Межапарку. Она явно ищет повод для разговора, но всё никак не решается начать. И не лень ей было вставать в семь утра и тащиться в парк, где я выгуливаю собаку.
  
   - Девушка, я вас знаю. Вы - Маша. Вы вели юбилей Марка Голдина. Потом мы встречались ещё раз, в воскресенье, на трагическом пикнике у Андрея Звягина. Я заметил, что вы целое утро ходите за мной и Грифом по пятам, в течение всей нашей прогулки. Неотступное преследование на такой короткой дистанции просто не может быть случайным совпадением маршрутов. Вам явно что-то нужно. От меня или от Грифа? Если так, то вы выговоритесь, пожалуйста, и тогда нам всем станет легче. Давайте поговорим и закроем вопрос, годится?
  
   - Я тоже вас знаю. Вы - Саша, кузен Марка Голдина. Вы приехали из Америки. Я следую за вами, а не за вашим псом, хотя пёс классный. Мне кажется, что мы действительно должны поговорить. Представьте себе, я даже уверена, что этот разговор должен был состояться давным-давно и произойти по вашей, а не по моей инициативе!
  
   - Вау! Становится совсем интересно! Что это за разговор молодой и красивой девушки с весьма зрелым дяденькой, который должен был состояться гораздо раньше, да ещё по инициативе последнего? Мы разве давно знакомы?
  
   - Во всем мире, нормальные люди называют подобные разговоры задушевной беседой отца с дочерью! А обстоятельства, из-за которых мы не были знакомы раньше, целиком лежат на вашей совести.
  
   - Ну и кто же из нас может претендовать на роль участников задушевной беседы такого рода?
  
   - Бросьте паясничать! Вы пожилой человек и выглядите достаточно умным и опытным, чтобы обо всем догадаться самостоятельно. Марта Климова - моя мать, у вас с ней в молодости были отношения, а от отношений, как известно, часто появляются дети. Я ваша дочь! Мама оправдывается тем, что вы оба были молоды, глупо поссорились и разбежались. Вы даже не знали о моём рождении. Это не оправдание! Если мужчина был достаточно взрослым, чтобы любить и иметь близкие отношения с женщиной, то он должен оставаться взрослым и ответственным до конца. Поэтому, как минимум, его должна была интересовать дальнейшая судьба бывшей любимой и возможные последствия их любви. Можно разбежаться с любимым человеком, но нельзя бросать ребёнка - свою кровь и плоть, своё продолжение в жизни. Я ненавидела вас всю свою жизнь - вы, вероятно, понимаете, каково было девочке расти без отца...
   Но теперь, когда я стала взрослой, я начала понимать, что в жизни могут случиться разные обстоятельства. Я стала мягче относиться к людям и их житейским ситуациям. Да и вообще, почему бы мне теперь не извлечь хоть какую-нибудь пользу из своего биологического родителя. Ну, например, съездить к нему в гости, в Америку...
  
   - Деточка! К моему глубокому сожалению, я вынужден заявить, что ты полностью заблуждаешься - от таких отношений, которые связывали меня с твоей матерью в молодости, дети родиться не могут. Положа руку на сердце, я заявляю, что был бы не прочь заиметь ещё одну дочь в кругу своих близких людей. Но, увы! Не могу взять грех на душу - не стану присваивать себе чужие заслуги. Это нечестно!
  
   - Мама рассказывала, что у вас никак не случался интим - не могли решиться, не было подходящей ситуации и совсем не было бытовых условий, чтобы остаться вдвоём, без посторонних. Но однажды всё-таки это случилось...
  
   - Дорогая девочка! Когда-то я, действительно, очень любил твою мать. Я был готов ради неё на любые подвиги и делал ей предложение выйти за меня замуж...
   Она только хохотала в ответ, даже не рассматривая мою кандидатуру. Она, конечно, была права - бедного студента, без лишней копейки в кармане, нельзя было считать удачной партией для Марты. В ту пору она была блестящей красавицей и начинающей балериной. Она снилась мне каждую ночь и я, конечно, мечтал о близких отношениях. Но даже однажды у нас ничего не случилось...
   Однажды просто произошёл случай, когда я подобрал твою мать в бессознательном состоянии от наркотиков, в дождевой луже, рядом с входной дверью её дома. В ту ночь я, действительно, мог воспользоваться её беспомощным положением, но я ведь любил Марту, а не просто хотел попользоваться её телом...
   Я тогда только вымыл её, так как не мог видеть свою любимую в столь жалком состоянии...
   Твоей маме показалось, что мы были близки...
   Мы уже обсудили с ней, по секрету, на юбилее у Голдина обстоятельства того вечера. Поверь мне, что ты точно не хочешь подробно выслушать все подробности того вечера, но я всё-таки вынужден поставить точки над "i". В состоянии, в котором находилась в тот вечер твоя мать, женщина не может запомнить не только личности своих партнёров по интиму, но даже их количество...
   Извини меня за пошлую правду, но ты ведь сама вынудила меня вернуться к далёкому прошлому...
   Ты всё поняла, девочка?
  
   - Я поняла, извините...
   Это всё мама. Всю жизнь она потчевала меня красивой сказочкой о случайном рождении ребёнка у двух молодых и невинных студентов...
  
   - А теперь, пожалуйста, честно, в ответ на мою искренность, ответь мне на пару вопросов.
   Зачем нужно было подбрасывать на пикнике у Звягина салфетку с моими стишками в оранжерею?
  
   - Извините, пожалуйста, извините меня...
   Всё получилось спонтанно. На юбилее я подобрала салфетку со стола на память о нашей встрече. Когда обнаружилось убийство, я испугалась и решила хоть в самой малой степени отвести подозрения от своего любимого человека. Мой жених Олег не убивал старика. Олег добрый и совсем не способен зверски задушить человека...
   По стандартной логике следователей он больше других подходит на роль преступника: большой и сильный, случайный человек на пикнике и единственный мужчина, который в отличие от всех других мужиков, один, а не в группе, свободно передвигался по двору. Олег в тот день развешивал шарики, тянул провода, подключал аппаратуру. Для следователей было бы очень удобно обвинить Олега. Я подумала, что вам навредить невозможно: вы американский гражданин, вас прикрывает консул США и вообще, чтобы обвинить вас им понадобятся очень веские доказательства. Вам ничего не угрожало. Салфетка должна была сыграть роль вещественного доказательства, заставившего полицейских рассматривать всех других подозреваемых тоже...
   Мне просто нужно было дать Олегу выиграть немного времени. Всё так и получилось - они не остановились на одном единственном подозреваемом, а стали его искать среди всех мужчин - участников пикника. Эта задержка дала возможность Олегу уехать. Олег точно не убивал старика, он поклялся мне в этом перед своим отъездом в Москву.
  
   - Возможно, твой жених действительно не убивал старика. Имеет ли твой Олег отношение к двойной продаже дома Ковальского?
  
   - Я ничего не знаю об этом, я точно не знаю, честное слово...
  
   - Какое отношение ты и Олег имеете к американскому программисту Борису Розину, который работал в вычислительном центре министерства?
  
   - Мы были приятелями. Мы познакомились на дискотеке парома "Рига - Стокгольм". В нашем городе морские поездки в Швецию считаются крутым развлечением. На этом корабле хорошие бары и рестораны, а дискотеку они заряжают на всю ночь. Олег обожает такие поездки и даже собирается устроиться работать на корабль. В одной из поездок мы познакомились с Борисом. Боря - бывший рижанин, он хорошо говорит по-русски. Он рассказывал о себе, о жизни в Америке и о своей работе. Олег прикалывался и объявил Борису, что мы брат и сестра. Розин получил "зелёный свет" от брата, клюнул приманку и резко начал за мной ухаживать. Когда мы с Олегом остались наедине, я захотела объясниться, но мой парень только сказал, что ему очень нужно, чтобы я временно играла роль сестры. Боря выпросил мой телефон, звонил, присылал цветы мне домой и пару раз приглашал меня в театр и на концерты.
  
   - А как Олег реагировал на твои встречи с Борисом?
  
   - Олегу почему-то нравились мои приятельские отношения с Розиным. Он даже просил меня пока не раскрывать Борису, что мы с ним вовсе не брат с сестрой. Борис продолжал серьёзно ухаживать и даже пригласил меня приехать к нему в гости, в Калифорнию, но потом, внезапно, пару месяцев назад исчез, даже не попрощавшись по телефону...
  
   - Скажу тебе девочка, как твой несостоявшийся отец: не нравится мне парень, который посылает свою девчонку иногда встречаться с другим молодым человеком. Такой может предать...
  
   - Да нет, Олег хороший. Он просто любит прикалываться. Я думаю, что ему для чего-то были нужны хорошие отношения с Борисом. Он ведь тоже в Америке побывать хочет. Вот он и использовал увлечение американца своей "сестрой"...
   А тут вдруг Борис пропал...
   Ну, мне пора! Мне сегодня ещё пьянку участников конференции молочной промышленности организовать надо. Я пойду...
   Жаль, что вы не мой отец...
   Вы такой умный и симпатичный...
   А вы, действительно, писатель?
   Я на днях в Москву, навсегда, уезжаю. Осточертели мне эти латыши, их мизерная держава и их провинциальная столица. Масштаб жизни здесь не тот - мышиная возня, а не жизнь...
   Так что, до свидания в следующей жизни, мой несостоявшийся папочка...
  
   - До свидания в этой жизни, моя несостоявшаяся дочка! Если соберёшься когда-нибудь в Нью-Йорк - смело заезжай ко мне в гости. У меня дом большой, места хватит. Твоя мама знает, как меня найти...
  
   В девять утра я позвонил полковнику Веткину и коротко пересказал ему содержание моего разговора с Машей Климовой. У меня уже не осталось никаких сомнений в том, что именно Олег Грановский был режиссёром аферы с двойной продажей дома. Я также сказал, что по догадке моей жены, одним из исполнителей спектакля может оказаться Давид Либман - во-первых, он близкий приятель Звягина и мог быть знаком с его планами по приобретению недвижимости, а во-вторых, он мог быть знаком со стариком Ковальским. Среди поставщиков вещей для Ковальского в дневнике Сары указан фарцовщик с кличкой Додя. Либман сидел за фарцовку, а имя Додик - это одна из интерпретаций от имени Давид.
  
  
   КАБИНЕТ ВЕТКИНА, СЛУЖЕБНОЕ СОВЕЩАНИЕ, 10 ИЮЛЯ
  
   Протокол.
   Присутствуют: начальник отдела полковник Михаил Веткин, старший инспектор Станислав Радзиевский, старший инспектор Петерис Берзиньш, инспектор Зита Калныня.
  
   Веткин: Господа правозащитники, я собрал срочное совещание по делу "убийство Ковальского и афера с двойной продажей дома", так как только вчера получил очередной втык от генерала, что расследование дела стоит на месте. Генерал не сильно озабочен аферой, он бросил мимоходом, что для Звягина эти деньги - капля в море. Генерала волнует убийство Франца Ковальского. Госпожа-президентша недавно посетила Министерство внутренних дел и на совещании заявила, что в маленькой стране не может быть нераскрытых тяжёлых преступлений - каждый человек у нас на виду. Любое нераскрытое тяжёлое преступление она считает признаком несоответствия руководителей своим должностям. Генерал потребовал с меня в двухнедельный срок закончить с делом по расследованию убийства Ковальского. Мы, вчетвером, должны временно отложить все другие дела и зациклиться только на деле Франца Ковальского.
   Слава, ты с самого начала только на это дело назначен, давай доложись совещанию о своих продвижениях.
  
   Радзиевский: Сегодня я могу заявить, что нам удалось установить, с довольно высокой вероятностью, личность ещё одного из подозреваемых. Этим человеком является Олег Грановский. После изучения видеозаписи охранной системы банка Nordix эксперты дали заключение, что с вероятностью 85% фотографии Грановского с пикника Звягина подобны видео-образу человека, сопровождавшего Ковальского в день получения денег. Установленные различия в длине и цвете волос, форме носа и возрасте, скорее всего - результат искусного грима. Профессор Фридманис под моим лёгким давлением также изменил свои показания в отношении личности племянника Ковальского, который находился в другой комнате во время встреч покупателя с продавцом дома. Сегодня я располагаю новыми показаниями профессора, в которых сказано, что Фридманис мельком видел племянника и опознал, среди предъявленных ему фотографий всех фигурантов этого дела фотографию Грановского, как наиболее близкую к образу личности племянника. К сожалению Грановский успел уехать в Москву. Мы проверили его имя в базе данных жителей Москвы - человека с таким именем, 30 лет от роду, 180 см роста, брюнета с серыми глазами там не числится. Возможно, Грановский живёт в Москве без прописки, но, скорее всего, он, на артистический манер, называет себя псевдонимом. Я думаю, что нам не удастся его найти без помощи московских коллег, а они всегда неохотно оказывают помощь - своих дел хватает. Нам может повезти только в случае, если Грановский и в России наследил. В таком случае московские ребята охотно примут нашу информацию и наше соучастие. Здесь уже дипломатия начинается - мне нужна ваша помощь, господин полковник.
  
   Веткин: Не густо, но, по крайней мере, у нас уже имеется личность главного подозреваемого. Имя этого же человека, как руководителя афёры, косвенно подтверждается данными, полученными от моего приятеля - американского писателя. Я вас знакомил с этим человеком. Он представил мне ещё одну интересную догадку. Он считает, что человеком, который вывел Звягина на дом Ковальского, мог быть Давид Либман. Либман фигурирует в деле Ковальского в качестве свидетеля. Если удастся установить, что именно он дал Звягину адрес дома или вывел его на агентство недвижимости ARKO, то тогда, наверняка, он может быть одним из исполнителей аферы. Эту линию будем отрабатывать.
   Я сегодня же свяжусь с московскими коллегами и попрошу их участия в розыске Грановского. Я уверен, что у них в России тоже имели место подобные афёры, а раз так, то они тоже заинтересованы в сотрудничестве. Зита, готовься к командировке в Москву. Подбери все материалы. Я думаю, что сумею выпросить командировочных денег. Петерис, ты будешь работать по линии возможного участия в афере Либмана: позвони или встреться со Звягиным и подробно, до малейших деталей, остановись на моменте его первоначального выхода на дом Ковальского. Следующий твой шаг - это встреча с Давидом Либманом. Этот человек - бывалый и разговор с ним нужно предварительно наметить в деталях - заходи вместе помозгуем.
   Слава, любая новая информация по делу, как обычно, будет накапливаться у тебя. Ты по-прежнему остаёшься координатором всего расследования.
  
  
   ДНЕВНИК, ТЕТРАДЬ ТРЕТЬЯ, 240 СТРАНИЦА
  
   2001, август, 14
   В прошлое воскресенье я впервые за всю свою жизнь оказалась в больнице с сердечным приступом. Францу пришлось вызывать машину скорой помощи. Всю неделю за мной наблюдают медики, снимают кардиограммы и берут анализы. Мой лечащий врач - профессор кардиологии Черфас. Доктор Черфас очень хороший специалист и добрый человек. Интересно, как Францу удалось устроить меня к лучшему кардиологу Латвии? Для моего мужа не бывает закрытых дверей, у него хорошие связи. Профессор нашёл у меня сердечную недостаточность и аритмию. Как я поняла, это болезнь неритмичной работы сердца. Доктор объяснил, что болезнь обычно является результатом тяжёлых нервных стрессов и усталости на работе. Он очень удивился, узнав, что на самом деле я вообще не работаю. Ещё больше он удивился бы, узнав настоящие причины тяжёлых нервных стрессов в моей жизни. Он сказал, что приступы теперь будут повторяться и только от меня и моих близких зависит частота их повторения. Приступ, как правило, провоцируется душевными переживаниями. Мне ни в коем случае нельзя волноваться. Как же можно уберечься от волнений? Всю свою жизнь я прожила в страхе, а мне, как оказалось, бояться вредно.
   Доктор совершенно прав, что сердечный приступ всегда является результатом нервного волнения. Я давно чувствовала слабость в сердце, но первый приступ случился только после отъезда наших гостей из Каунаса: Регины и её сына Витаса.
   Младшая сестра Арнольдаса совсем не изменилась за несколько лет. А её сын ведёт себя ещё более странно, чем тогда в Каунасе, во время нашего пребывания у них. Да и выглядит он совершенно необычно. Теперь он полностью бреет голову и всегда носит только чёрную одежду и грубые ботинки с металлическими пластинами на боковой поверхности подошвы. Такая одежда на нём смотрится не гармонично, так как он уже давно вышел из возраста обычных молодых людей, играющих в хиппи. Родичи Бекериса приехали из Каунаса к нам, без всякого предупреждения, как снег на голову. Мы останавливались у них, когда приезжали повидаться с Арнольдасом, поэтому Регина даже не сочла нужным получить наше согласие на их приезд. Вначале я совершенно не волновалась из-за них - у моего мужа достаточно денег, чтобы принимать гостей. Но уже через пару дней наши гости стали меня сильно раздражать. Люди приехали на Рижское взморье в первый раз в жизни - так используйте разгар курортного сезона и экономию расходов за счёт бесплатного жилья. Поезжайте в Ригу, на разные экскурсии, сходите на концерт, возьмите курс лечения или массажа, посидите в красивых кафе и ресторанах. Нет, эти двое совершенно не заинтересованы в курортных возможностях. Все дни недели они отсидели в доме или во дворе.
   Регина заговаривала меня до бессознательного состояния. Она большая сплетница и очень интересуется делами посторонних людей. Оказывается, они с сыном уже успели побывать в гостях у Арнольдаса в Стокгольме. Её рассказы о встрече с братом были самой интересной частью всей её болтовни, хотя толком она так и не сумела описать поездку по Швеции и жизнь Арнольдаса в Стокгольме.
   Витас тоже все дни проводил дома, но вечерами за ним на машине заезжал его рижский приятель Арвид, с которым Витас когда-то, ещё в советские времена, вместе служил в армии. Когда машина Арвида появлялась у ворот нашего дома, он сразу начинал сигналить, вызывая Витаса. Однажды Арвид, без всякого приглашения, нагло явился прямо в наш двор и попросил вызвать своего товарища, который в этот момент брился в ванной и поэтому не услышал сигнала. Парень выглядел подобно своему другу Витасу - бритоголовый и джинсовый, в тяжёлых рабочих ботинках. Но взгляд этого молодого человека отличался какой-то особой дерзостью и внутренней силой. Он прошёлся по двору, небрежно кивнул мне и Регине и потребовал вызвать Витаса. При этом всем своим видом молодой человек демонстрировал нам какое-то ленивое снисхождение и уверенность в своём превосходстве. Парни всегда возвращались только наутро следующего дня. Витас полдня спал, а Регина была довольна, что её обычно нелюдимый сын, ударился во "все тяжкие". Молодым положено гулять, так пускай друг познакомит Витаса с ночной жизнью рижского взморья. Витас, в отличие от родной матери, всегда молчит, но я чувствую его странный интерес к нам с Францем и какие-то скрытые намерения. Он бродит по нашему дому с нездоровым любопытством - ему интересно всё: мебель, книги, оборудование в мастерской Франека и даже содержимое маленького сарайчика-флигеля, где мы храним садовый инвентарь и всякую старую рухлядь. Однажды я застала Витаса за странным занятием: он, по одному, выдвигал ящички рабочей секции в мастерской моего мужа. Парень нисколько не смутился, а только что-то пробормотал о том, какую надёжную мебель раньше изготавливали старые мастера. В тот же вечер я рассказала Францу об обыске в мастерской. Муж сказал, чтобы я не волновалась - все свободные деньги он уже отнёс на работу и устроил в сейфе своего кабинета. Франц спросил, надёжно ли спрятаны драгоценности моего отца? Я ответила, что за них можно точно не волноваться - камни спрятаны очень надёжно. Чёрт ногу сломит, а найти - не найдёт. Когда гости уедут, я покажу Францу мой тайник. Я считала часы, оставшиеся до отъезда незваных гостей. Их обратный билет был на субботу, ночным поездом в 23.15. Всё бы окончилось не так плохо, если бы в субботу днём я не поймала Витаса в своей комнате, за перекладыванием моего нижнего белья. Тут уж я не выдержала и сорвалась:
   - Вон из нашего дома!
   На мои крики прибежали со двора Франц и Регина и стали меня успокаивать. Регина объяснила странное поведение своего сына его тайным пороком - он, якобы, фетишист и любит перебирать женское бельё. Трудно поверить, чтобы молодой человек, даже с фетишистским пороком, заинтересовался нижним бельём старой женщины. Хотя мой Франц когда то давно умудрился обеспечить меня довольно игривой коллекцией сорочек и штанишек.
   Мы нехорошо расстались с нашими гостями из Каунаса. Франц даже не поехал в Ригу, на вокзал, чтобы их проводить. Муж только вызвал такси и заранее оплатил шофёру поездку. Мы поняли, что уже на следующий день Регина будет звонить в Стокгольм и жаловаться Арнольдасу на плохой приём в нашем доме. Как бы там ни было, я совершенно спокойна за свой тайник в оранжерее. Я уверена, что его не обнаружат даже при профессиональном обыске.
  
  
   НИКОЛАЙ ШУВАЛОВ, СОБАЧЬЯ РАБОТА, 13 ИЮЛЯ
  
   Я с детства не любил тринадцатое число месяца. И ведь не зря не любил - в третьем классе, 13 июня, я чуть не утонул в речке, когда мы всем классом отправились в поход. В институте я однажды 13 декабря завалил экзамен по физиологии человека. Но самое неприятное тринадцатое число для меня произошло в сентябре 1998 года, когда в финале соревнований общества "Динамо" я проиграл схватку старшему лейтенанту Дюжеву. После 1998 года тринадцатого числа каждого месяца я уже заранее настраиваюсь на возможные неприятности.
   Моя спокойная работа в Москве продолжалась всего два дня. Всё это время, за исключением восьми рабочих часов четверга, мы с Надюшей не расставались. Надюшка - сказочная девушка, я по уши влюблён. Я уже решил, что на днях сделаю ей предложение. Её бывший друг звонил, но Надя сразу послала его подальше.
   Всю пятницу я просидел в сети, на Надюшкином компе, составляя план погружения в московский мир развлечений. В субботу, Надя приготовила завтрак, проверила мой план и зарубила "Карма-бар" и клуб "Дягилев". В "Карме", по словам моей возлюбленной, пляшут только под музыку "латино", а в "Дягиле" резервирование столика на двоих стоит не менее двух тысяч зелёных. Когда она убежала на стрижку и маникюр, я подумал, что Надюша права - скорее всего, любитель потусить вряд ли заодно окажется любителем сальсы. Я вычеркнул "Карма-бар" из своего плана. А с "Дягилем" я решил пока повременить - большие расходы, нужно посоветоваться с боссом. Для начала работы я отобрал два места: легендарного "Китайского лётчика" и самый большой клуб столицы "Б2". Я подготовил легенду, которая позволяла мне обращаться с вопросами к труженикам индустрии развлечений. Я решил представляться частным детективом, которого наняла брошенная женщина для розыска пропавшего возлюбленного. Дама беременна, а чел взял да исчез. Может быть, уважаемый господин развлекательный работник знает или видел и запомнил этого чела? Что он о нём знает? Может быть, он знает его приятелей?
   И, как говорит мой шеф Сергей Анатольевич, ничего лучше не освежает память обывателя, чем зелёная двадцатка, разве что сиреневая бумажка не меньшего достоинства...
   Надюша явилась домой далеко за полдень и сразила меня наповал своей новой причёской. В моей жизни ещё никогда не было такой женщины. Это судьба. Завтра же отправлюсь покупать кольцо...
   Мы тронулись из дому после шести вечера. Ужин в "Лётчике" меня не поразил - кухня оказалась европейской, а интерьер не имел ничего общего, как с Китаем, так и с авиацией. Оркестр играл лёгкий джаз. Артисты, выступающие в концерте, после завершения своего номера усаживались за столы рядом с гостями ресторана. Мой разговор с трёмя барменами и несколькими официантами ничего не дал - никто из них никогда не видел нашего парня.
   В десять вечера мы решили перебраться на Садовую, в "Б2". Это заведение построено недавно. Основная фишка здания - пронизывающая насквозь всё строение футуристическая конструкция, на которую нацеплены этажи. Надюшка заявила, что создатели здания получили шесть архитектурных премий. Мы выпили по коктейлю в ресторане, послушали любителей караоке и даже наведались в бильярдную. Мои разговоры с работниками клуба совсем не вызывали негативной обратной реакции - видимо они здесь привыкли к подобным расспросам. Они совершенно спокойно принимали мои деньги и, вглядевшись в фотку Грановского, как правило, отвечали: - не видел, не знаю, ничем не могу помочь...
   Суши-бар неожиданно огорошил надеждой - администратор уверенно заявил, что он видел этого парня, чел точно у них бывает, но он не регулярный посетитель. Более подробной информации у него не нашлось, даже в ответ на моё обещание значительно увеличить премиальную сумму. Я решил, что мы с Надей попали в правильное место. Мне следует последовательно обойти со своими расспросами все другие залы клуба.
   И тут, как всегда неожиданно, пришёл этот злосчастный звонок на мобильник. Я бросил взгляд на табло - звонит босс из Риги:
  
   - Коля! Как дела? Доложи статус работы.
  
   - Сергей Анатольевич! У меня всё в порядке: поселился в гостинице, взял машину в прокат, составил план и начал обход тусовых мест. Сейчас ваш звонок застал меня в клубе "Б2". Здесь нашего парня знают и говорят, что он у них появляется, но не регулярно. Тут ещё много разных залов - я собираюсь всю ночь здесь проторчать, расспрашивать и наблюдать. Вдруг повезёт...
  
   - Молодец Коля! Ты всё правильно исполняешь, но тут проклюнулась ещё одна возможность. Я хочу на короткий период переключить тебя на новое направление. Дело в том, что рижская партнёрша Грановского по работе - Маша Климова вчера внезапно купила билет в Москву в кассе центрального вокзала. Билет на завтра, ночной поезд "Рига - Москва". Олег и Маша, по нашим данным, не просто партнёры по работе, а близкие люди. Поэтому я временно меняю твоё задание. В понедельник утром ты должен принять Машу Климову на Рижском вокзале, вагон номер 5. Ты ведь лучше всех в нашем агентстве умеешь незаметно снять и вести объект. Поедешь за Климовой с вокзала, установишь адрес места, где она остановится. Нужно определить хозяина квартиры, адрес и номер телефона. Обязательно установи на телефон нашу фирменную прослушку и пиши все разговоры из машины. Обрати внимание на сетевую почту по Интернету. Паси девушку очень плотно, днём и ночью, недели две или, если повезёт, до момента, когда на неё выйдет Грановский. А он точно выйдет на живца, я уверен. Вполне вероятно, что Грановский является основной целью приезда Климовой в Москву. Одному тебе не справиться с круглосуточным наблюдением. Поезжай в охранное предприятие "Страж", это в Химках, адрес найдёшь в телефонной книге. Спросишь Пашу Кулагина и скажешь ему, что ты мой человек. Паша - мой давний кореш, я ему звонил о тебе. Он обещал подкинуть пару своих ребят, подготовленных для скрытого наблюдения. Раздай ребятам фотографии Грановского и покажи им Машу, только очень осторожно, чтобы не спугнуть. Поставь ребятам задачу только установить факт контакта "Климова - Грановский". Как только контакт произойдёт, они должны сразу срочно вызвать тебя на место. В подробности ребят не вводи - слепи какую-нибудь легенду, ты это умеешь...
   Вопросы есть?
  
   - Вопросов нет, Сергей Анатольевич!
  
   - Тогда вперёд, Коля, действуй! До встречи в Москве - как найдёшь Грановского, так я и приеду.
  
   Я отвечал шефу бодро, с уверенным тоном в голосе, а сам в это время проклял всё на свете - лафа закончилась. Теперь будет не до походов с подругой по злачным местам. Начинается самая скучная часть нашей работы - слежка или, как эту часть нашего ремесла называют в специальных учебных пособиях, визуальное наблюдение за объектом. Ну, чего ещё было ждать от тринадцатого числа месяца - конечно неприятностей...
   Мы ушли из "Б2" в два часа ночи, намного раньше, чем я планировал. Мне вдруг очень захотелось дорваться до тела своей подружки. С завтрашнего дня у меня будут часто случаться ночные смены, нужно успеть накушаться сладкого впрок. Хотя Надюшкиным десертом наперёд, загодя не наесться...
   Первое ночное дежурство я взял на себя. Когда я подъехал к высотному дому в районе метро "Аэропорт", лил дождь, и весь двор был в лужах. Было совсем пусто и безлюдно, за исключением одинокого старичка с зонтиком, выгуливающего болонку. Я припарковался в стороне, у детской площадки с песочницей. Вход в третий подъезд отлично просматривался из моей машины. В обоих окнах квартиры на пятом этаже ещё горел свет, за прозрачной занавеской иногда мелькал, ставший уже знакомым силуэт девушки Маши. Телефон в квартире безнадёжно молчал, как на приём звонков, так и на передачу. Вообще слежка за Машей Климовой оказалась совершенно лёгкой работой.
   В 9.30 утра я принял девушку-живца на перроне Рижского вокзала. Маша появилась из вагона одной из последних пассажиров, таща за собой огромный чемодан на колёсиках. Её никто не встречал. Она кликнула носильщика и попросила проводить её к стоянке такси. Девушка не проверялась профессионально и даже просто не оглядывалась, как любой неумелый человек, опасающийся слежки. Следовать за желтым такси, в котором ехала Маша оказалось не сложно - водитель вёл машину стабильно, не нарушая ограничения скорости и не получая указаний внезапно нырнуть в глухой переулок. Когда подъехали к дому, она попросила шофёра помочь ей доставить чемодан в квартиру. Это была удача: мне легко удалось поймать и разговорить водилу при его выходе из подъезда. Я пропел ему свою обычную домашнюю заготовку - легенду о клиенте, от которого сбежала жена.
   Номер квартиры, где остановилась Маша Климова, обошёлся всего в одну зелёную двадцатку. Водила также подтвердил, что Маша знает код замка входной двери и имеет собственный ключ от квартиры. Дом старый, девятиэтажка постройки начала семидесятых годов прошлого столетия, не элитный, но достаточно ухоженный, явно после хорошего ремонта. Номер телефона и владельца квартиры помог определить Кулагин. Он также сумел установить, что почтовый адрес квартиры не зарегистрирован среди адресов абонентов районного сервера Интернета. Это означает, что в квартире девушки Маши нет доступа к сети. Владельцем квартиры числится частное предприятие по эксплуатации недвижимости "Уют". На всякий случай Кулагин выслал мне мыло с подробными реквизитами предприятия. Мое ночное дежурство прошло совершенно спокойно: свет в окнах квартиры на пятом этаже погас без двадцати одиннадцать, Грановский у подъезда так и не появился, а телефон тоже упрямо молчал.
   На следующий день у дома дежурил Юра, парень из команды Кулагина. Когда я в 11 вечера принимал у него смену, он доложил, что девушка Маша всё ещё не выходила из дому, но зато сделала двенадцать телефонных звонков. Свет в окнах квартиры на пятом этаже опять погас около одиннадцати. Судя по содержанию звонков, она приехала в столицу надолго, а может быть даже навсегда - все звонки касалось либо проверки и восстановления старых связей, либо вопросов поиска работы. Я всё-таки вставил кассету и внимательно прослушал содержание разговоров. Юра оказался прав. Четыре разговора были пробегом по старым знакомым и шли, в основном, по сценарию: представление, взаимные восторги от встречи по телефону, как дела, что нового, просьба подумать о возможностях помощи в устройстве Маши на работу, обещание помочь и взаимное желание скоро увидеться...
   Шесть звонков и последовавших за ними разговоров видимо являлись пробегом по газетной страничке объявлений о приёме на работу. Сценарий этих разговоров был тоже совершенно одинаков: представление, краткий рассказ о своей карьере в Москве и Риге, в ответ - просьба абонента девушки выслать профессиональное резюме по адресу, который тут же предоставлялся. Ещё один звонок отправился в Ригу, в редакцию журнала "Светская жизнь". Это был обычный разговор дочки с мамой. Самый последний звонок был в пельменную, рядом с домом, для заказа ужина: двух порций сибирских пельменей и двух банок голландского пива. Не скажешь, чтобы Маша соблюдала диету или, что у неё плохой аппетит...
   Третий день пребывания Маши в Москве прошёл почти так же, как и предыдущий, с единственным изменением - серьёзной спортивной разминкой, происшедшей около десяти утра. Девушка выскочила из подъезда в спортивных шортах и майке, с полчаса бежала трусцой по бульвару, а потом задержалась в скверике для короткого комплекса растягивающих упражнений. Для заказа ужина опять было использовано недорогое питательное учреждение, но на этот раз был выбран китайский ресторан. Мы по-прежнему не заметили никаких очных контактов Маши с другими людьми.
   На четвёртый день девушка Маша, облачённая в весьма строгий и дорогой деловой костюм, наконец, вышла из своего подъезда. В девять утра девушка зашагала по направлению к остановке такси, на левом плече маленькая чёрная кожаная сумка на длинном ремне, в правой руке папка для бумаг. Я завёл мотор, вывел машину за угол и в течение двенадцати минут издали наблюдал за очередью на такси. Девушка остановила такси на Ленинградском проспекте и почему-то решила дальше идти пешком. Я поставил машину в боковом переулке и побежал следом. Мне удалось настичь Машу достаточно быстро. Оценив расстояние до знакомой фигуры в метров двадцать, я перешёл на шаг, продолжая держать дистанцию. Мы двигались медленно, мне показалось, что девушка намеренно желала скоротать время. Мне пришлось также лениво передвигаться в паре десятков шагов позади девушки, нарочито разглядывая витрины и щиты объявлений. Внезапно, она остановилась у небольшого здания, фронт которого был завешан табличками с названиями нескольких учреждений. Девушка резко и уверенно открыла большую, застеклённую дверь и вошла в подъезд. Ну, а как теперь догадаться: является ли одна из расположенных в здании контор действительной целью девушки или она заметила слежку и решила потерять меня таким образом?
   Я начал с изучения табличек у входной двери: юридическая фирма "Лицензия", компания по устройству и обслуживанию компьютерных сетей "Windows +++", компания по рекламе и маркетингу "Успех" и склад канцелярских товаров - всего четыре альтернативы. Я толкнул тяжёлую дверь, вошёл и оказался в крохотном коридоре, оборудованном пропускным пунктом с вертушкой-турникетом для прохода в просторный вестибюль.
  
   - Вы к кому? - спросил пожилой, мордастый охранник из квадратного выреза в стеклянной перегородке.
  
   - Приятель, я не к кому. Я слежу за своей женой, высокая девушка в тёмно-сером костюме и сумочке через плечо, она только что прошла. Я заметил, что она с утра не пошла на работу и для чего-то попёрлась в это здание. Я, грешным делом, боюсь, как бы тут любовником не пахло. Братан, помоги мне, как мужик мужику - скажи, куда моя баба направилась? Это тебе премия.
  
   - Проход у нас только по записи или по звонку сотрудников. Тебя пропустить не могу, ни за какую твою премию - сказал охранник, взял зелёную бумажку и быстро сунул в карман. Климова прошла по записи начальницы кадров из рекламной компании. Наверное, она на работу устраивается.
  
   - Спасибо, братан!
  
   Нет, здесь, действительно, всё похоже на то, что девушка Маша работу ищет. Решила в Москве обосноваться надолго, а её суженный всё никак не появится...
   Только я успел устроиться в маленьком скверике напротив здания, чтобы дожидаться появления Маши, как пришёл звонок на мобильник. Звонит босс, из Риги.
   - Коля! Здравствуй! Как дела? Доложи статус работы.
  
   - Сергей Анатольевич! Я вас приветствую. Пока порадовать ничем не могу. Мы сейчас работаем только по линии слежки за Климовой, на другие направления просто не хватает ресурсов. Кулагин выделил мне двух толковых ребят, но нас троих с трудом хватает на круглосуточное дежурство у подъезда. Пока результат нулевой - Климова до сегодняшнего дня вообще не имела никаких очных контактов с другими людьми. Сегодня утром, впервые за четыре дня, девушка приоделась и отправилась на такси в район Ленинградского проспекта. Я решил, что она отправляется на свидание, и рванул следом. Да не тут то было - её свидание оказалось реальной встречей в отделе кадров рекламной компании. Всё выглядит так, как будто она действительно ищет работу. До сегодняшнего дня у неё было много телефонных контактов, но все они тоже связаны с поиском работы. Я предлагаю ещё пару дней за ней понаблюдать, а потом, если не будет результатов, снять слежку и вернуться к направлению поиска Грановского в местах развлечений.
  
   - Коля, ты не делай преждевременных выводов. Нужно продолжать наблюдение за девушкой, я уверен, что результаты будут. Когда прекратить слежку, я решу позже, а пока держись этого направления. Попроси у Кулагина ещё одного человечка, но держись. Наш компьютерщик Володя сумел подключиться к серверу, у которого на обслуживании стоит редакция журнала матери Маши Климовой. Мамочка регулярно, каждый вечер, получает мыло от любимой доченьки на Е-адрес журнала. Мы всю почту прочитали, на первый взгляд, ничего интересного нет - обычное сюсюканье дочки с любимой мамочкой. Но что, например, может означать регулярно повторяющаяся в каждом сообщении фраза: "в моей личной жизни всё в полном порядке!...". Ты мне докладываешь, что личной жизни у девушки как бы нет совсем, а она есть и оказывается в полном порядке, да ещё с восклицательным знаком, как это понимать?
  
   - Постойте, Сергей Анатольевич! Кулагин проверил сервер здесь в Москве и заявил, что квартира девушки вовсе не подключена к сети - почтовый адрес квартиры не зарегистрирован среди адресов пользователей районного сервера. Первые три дня девушка вообще из квартиры не выходила. Как же она могла отправлять своё мыло.
  
   - Мы пока не смогли установить имя сервера в Москве, через который отправляется мыло, но Е-адрес, который шлёт сообщения, я уже тебе отправил. Вы с Кулагиным что-то путаете. Может в этом районе ещё один сервер существует, а может она к соседям по лестничной площадке заходит. Проверь эти варианты! Все три дня в редакцию приходили сообщения, время отправления всегда одно и тоже - после 23.00. Я позвоню Паше прямо сейчас, продиктую московский сетевой адрес отправителя и попрошу срочно разобраться: откуда могли быть отправлены сообщения. Если будут новости - Кулагин тебе позвонит. Обрати внимание на то, откуда у нашей лялечки появляются продукты и другая дребедень? Всё понял, Коля?
  
   - Понял, Сергей Анатольевич. Продолжаем слежку, я жду звонка от Кулагина. До свидания.
  
   Всё время, пока объект наблюдения отсутствовал, я размышлял о разговоре с боссом. Действительно, не может быть, чтобы девушке Маше за три дня ничего не понадобилось из магазина. Кто для неё приготовил всё необходимое для нормальной жизни и холодильник заполнил? Наверное, кто-нибудь продолжает её снабжать? Как установить кто? Надо посоветоваться с Кулагиным...
   Маша появилась из здания только через полтора часа. Она долго голосовала на краю тротуара и, наконец, поймала частника. Шофёр вряд ли мог оказаться подставой, так как зарабатывал бабки на полностью добитой волжанке выпуска восьмидесятых и издали казался весьма пожилым человеком. На всякий случай я всё-таки записал номер его старой машины. Мы отправились с Ленинградского проспекта прямиком к дому, где остановилась девушка. Никаких остановок, никаких покупок, ничего лишнего в руках, что могло бы быть подхвачено у водителя волжанки.
   Около шести часов вечера позвонил Кулагин:
  
   - Шувалов, привет! Мне кажется, что я нашёл решение твоего ребуса. Ты давно уехал из Москвы и поэтому не знаешь, что у нас в домах теперь появилось много больших квартир, которые занимают площадь двух или даже трёх, бывших отдельных квартир. Я проверил в жилищно-эксплутационной конторе района дом девушки на предмет наличия таких квартир. В этом доме имеется несколько больших, объединённых квартир. В том числе, две из них имеют смежную площадь с квартирами, расположенными совсем в другом подъезде - подъезде, где живёт наша девушка. Главный вход в объединённую квартиру на четвёртом этаже расположен в соседнем подъезде правее наблюдаемого подъезда. Владелец квартиры - Дранов Валерий Иванович. Вход в объединённую квартиру на девятом этаже за углом, с торца дома. Владельцем второй объединённой квартиры числится то же самое частное предприятие по торговле недвижимостью, которое владеет квартирой Маши. Я думаю, что девушка совсем не так рано ложится спать, как пишут в отчёте мои парни, а переходит внутри своего подъезда, с заднего хода, в объединённую квартиру, где её с радостью принимают. Возможен ещё вариант, когда после одиннадцати к ней в квартиру наведывается гость. У меня сейчас очень трудно с ресурсами, но я выделяю тебе ещё одного паренька на пару дней. Он сейчас подъедет к тебе для получения инструкций. Вам нужно пару вечеров и ночей понаблюдать одновременно за тремя подъездами, скорее всего любовник девушки живёт в этом же доме, но в другом подъезде. Объяви аврал и поставь всех, на сегодня и завтра, в две смены. Я заплачу ребятам по двойному тарифу.
  
   - Гениальное решение, Павел Александрович! Я сейчас позвоню Сергею Анатольевичу о вашей догадке.
  
   - Ты не звони, Шувалов. Люсиенко уже знает. Он дал добро на двойной тариф для моих парней. Работайте, результат вот-вот должен появиться.
  
  
   КОРЕЦКИЕ, НОВАЯ ВЕРСИЯ, 14 ИЮЛЯ
  
   Я проснулся утром с навязчивой мыслью: а что, если Веткин совершенно произвольно объединил два не связанных между собой дела - афёру с домом и убийство Ковальского. Конечно, из-за объединения вся эта история приобрела зловещий и масштабный характер. К делам такого масштаба внимания начальства и прессы намного больше. Но ведь имеет право на существование и более простая версия - "скучный" вариант. Бригада гастролёров только провернула свою афёру и отобрала деньги у Ковальского, а убийство совершил преступник, не имеющий ничего общего с кидалами. Убийство может иметь отношение только к бриллиантам, которые Ковальский собирался вывезти в Швецию.
   После завтрака я позвонил полковнику Веткину и осмелился заявить, что полиции следует рассмотреть версию, по которой убийство Ковальского не связано с аферой по двойной продаже дома. Мишка, не желая уступать дилетанту, развил мне в ответ целую ментовскую философию:
  
   - Расследование убийства - очень кропотливое дело: большой труд группы профессионалов, вторжение в жизнь множества людей, тысячи фактов, десятки версий...
   Ты прав - нельзя взять и зациклиться на одной версии - это непрофессионально! Но точно также непрофессионально в нашем деле разбрасываться, уводить следствие и ресурсы в сторону от наиболее продуктивной линии расследования. Мы уже выбрали свою линию, мы очень благодарны семейству Корецких за несколько остроумных идей и добытую информацию, но позволь нам самим выбирать версии и принимать решения. Ты бы лучше продолжил чтение дневника Сары Димант...
   Я расстроился из-за грубости приятеля, и уже было подумал, что мне, действительно, следует прекратить вмешиваться в ход расследования.
   Моя жена, как всегда, оказалась свидетельницей моего телефонного разговора. И, как всегда в нужный момент, решила поддержать мой резко упавший моральный дух:
   - Молодец, Санечка! Это очень интересный поворот, хотя он, конечно, не должен понравиться Веткину - масштаб дела, в глазах журналистов и начальства, падает на глазах. Как ты думаешь, сестра Арнольда Беккера знала, что Ковальский владеет дорогими бриллиантами и собирается их вывезти в Швецию?
  
   - Я думаю, что она могла знать обо всём - ведь Сара в своём дневнике пишет, что во время их визита в Литву Беккер многократно заявлял о крайней важности для него дружбы с Ковальскими и о том, как серьёзно друзья помогли ему с сохранением ценности дома. Наверняка, Регина и её сын Витас были свидетелями этих заявлений и могли заинтересоваться подробностями. Постой, Сара ведь написала в своём дневнике, что Регина с сыном приезжали погостить в Юрмалу. Витаса, в течение их визита, несколько раз заставали за действиями, очень похожими на обыск...
  
   - А что слабо нам самим поехать в Каунас, попутешествовать, а заодно проверить возможную вероятность версии убийства Ковальского родственниками Беккера?
  
   - Ты сошла с ума дорогая! Мы прибудем в Каунас, как туристы, без всяких полномочий и без всякой поддержки со стороны полиции. В Каунасе у меня нет второго Веткина, которому можно позвонить в критической ситуации и попросить поддержки. Это совсем другая страна - Литва. Мы там никто, никаких прав и никаких полномочий. Это была бы очень рискованная авантюра.
  
   - Саша, ну давай проедемся на машине до Паланги, остановимся на несколько дней в шикарном курортном городке. Из Паланги мы смотаемся на день в Каунас. Под любым предлогом встретимся с родственниками Беккера, поговорим и прочувствуем эту парочку. А вдруг, что-нибудь прояснится...
  
   Этот разговор привёл меня опять к телефону. Звоню в Стокгольм, старому другу Ковальского - Арнольду Беккеру:
  
   - Господин Беккер, здравствуйте! С вами говорит Алекс Корецкий, я приходил в ваш дом вместе с женой примерно неделю тому назад. Вы меня помните? Как ваши дела, что нового в Стокгольме?
  
   - Господин Корецкий, здравствуйте! Конечно, я запомнил ваш визит - у старых людей в жизни случается не так много событий, чтобы я мог не запомнить визит гостей из США. Дела у меня, как обычно. Благодарю Бога! В моём возрасте самые лучшие новости это когда совсем нет ничего нового. Пусть всё идёт своим рутинным чередом. Но вы ведь не звоните мне, чтобы поинтересоваться результатами моих медицинских анализов. Так что давайте прямо, без церемоний: что ещё хочет у меня узнать добровольный помощник латвийской полиции?
  
   - Господин Беккер, сообщал ли вам Ковальский о ходе продажи его дома?
  
   - Только в общих чертах. Он звонил мне в феврале этого года и сказал, что чуть не продал дом некому Плацису, работнику банка. Покупатель тогда так и не предложил Франеку нормальную цену за дом. Он хотел дом, но настойчиво торговался и предлагал суммы на много меньше реальной рыночной стоимости. В конце концов, продавец и покупатель окончательно поссорились и расстались врагами. Контракт на продажу дома был остановлен. Потом Франц писал, что у него появились другие покупатели, но имён и деталей он больше не сообщал.
  
   - Скажите, господин Беккер, ваша сестра Регина знала об истории обмена вашего бывшего дома в Юрмале на бриллианты Сары Димант?
  
   - Да, во время моего приезда в Каунас в 1992 году, я рассказал ей об этой истории, познакомил Регину с Ковальскими и упомянул, что без помощи друзей мне бы не удалось сохранить ценность своей недвижимости в Юрмале, когда я удрал заграницу.
  
   - А кто ещё, кроме Регины, мог знать о бриллиантах?
   - Только сын сестры - Витас.
  
   - А что он из себя представляет?
  
   - Витас замкнутый парень с серьёзными комплексами - вырос без отца. Много занимается спортом и работает в спортивном зале. В последнее время Витас попал под влияние крайних русофобов, увлекается идеями прибалтийского национализма, член какой-то партии. Ему под сорок, но он всё ещё живёт с мамой, не женат. Я пытался на него повлиять во время их пребывания у меня в Стокгольме, но мои разговоры о необходимости стремления всех людей и народов к жизни во взаимном согласии он и слушать не хочет...
  
  
   НИКОЛАЙ ШУВАЛОВ: ЖИВЕЦ ОКАЗАЛСЯ ПРАВИЛЬНЫМ
  
   Сегодня мы с Юрой вдвоём осуществляем ночное наблюдение за объектом. Юра занял нашу обычную позицию напротив третьего подъезда у детской песочницы. Я устроился на лестничной площадке пятого этажа дома напротив. С этого места в бинокль хорошо видна дверь квартиры 62, в которой живёт Маша Климова. Для случаев проявления излишнего любопытства обитателями подъезда, в котором я расположился, Юра обеспечил меня прикрытием - красными корочками работника московской милиции. Липовые или настоящие корочки смогут легко разрешить для меня простую конфликтную ситуацию. На моё счастье жильцы в подъезде пассивные - за час моего наблюдения всего два раза и только снизу вызывали лифт. Оба раза он остановился выше моего этажа. В бинокле навсегда застыла картинка: хорошо освёщённая и пустая лестничная площадка, покрытая в шахматном порядке светлой и тёмной керамической плиткой и три коричневых квартирных двери, выходящие в наблюдаемую сторону. За одной из этих дверей живёт Маша Климова. И ничего больше - скучная картинка. Всего через час я закончу дежурство и сразу поеду к Надюше. Всего один час. Целый час! Ещё целый час ждать и скучать, а потом ещё минут сорок ехать на машине к своей любимой...
   Застывшая картинка в бинокле внезапно изменилась: дверь левой квартиры открылась, на шахматной доске площадки появился объект - девушка Маша в светлом домашнем халате или пеньюаре. Она направилась к лифту и нажала кнопку вызова. Становится интересно. Впервые, за всё время наблюдения, происходит что-то, что может перерасти в ожидаемое событие - контакт. Теперь, в зависимости от направления движения лифта, я должен сменить точку наблюдения. Направление движения определить можно - лифт старого типа, движущийся в открытом пролёте, отгороженном прозрачной, металлической сеткой. Лифт пошёл наверх! Я рванул по лестнице вверх, чтобы успеть поменять точку наблюдения.
   Новая картинка в окулярах моего бинокля: опять лестничная площадка в клетку, а на ней двое - обнимающиеся мужчина и женщина. Я бы мог бежать наверх и не так быстро, мог бы и поберечь своё сердце - такие объятия и поцелуи продлятся долго. Неожиданно мужчина выпрямился и обернулся. Теперь он точно посреди поля обзора - высокий и красивый брюнет. Я замер - это он, Олег Грановский!
  
   - Сергей Анатольевич! Это Шувалов, я вас приветствую. Вы извините, пожалуйста, что я ночью звоню, но вы сами велели немедленно доложить, если нарисуется контакт. У меня хорошая новость - живец оказался правильным! Контакт Маши Климовой и Олега Грановского установлен. Всё разложилось точно по схеме Кулагина: Грановский живёт в объединённой квартире, на девятом этаже, в том же доме, где живёт Маша, но с торца. Квартира имеет два входа - основной, с торца здания и задний ход, расположенный в том же подъезде, где находится квартира девушки. Владельцем объединённой квартиры числится то же самое частное предприятие по эксплуатации недвижимости, которое владеет квартирой Маши. Каждую ночь Климова просто переходила внутри подъезда, из своей квартиры в квартиру своего друга. Если бы вы сразу дали мне "добро" на установку системы наблюдения в квартире, нам бы гораздо быстрее удалось определить внутренние перемещения девушки, а так пришлось попотеть и деньги потратить на оплату услуг конторы Кулагина.
  
   - Коля, ты настоящий молодец! Ты меня не разбудил - я ещё не ложился. Это, действительно, отличная новость! Порадовал ты меня. Я завтра вечером выезжаю в Москву. Утром я позвоню Кулагину и пока, на время, отменю работу его парней. Они ещё могут нам понадобиться, но позже. На сегодня ты свободен, а завтра постарайся узнать, кто является хозяином предприятия недвижимости, на которое зарегистрированы квартиры Маши и Олега. Кулагин тебе поможет в этом вопросе. Мы встречаемся с тобой послезавтра, в гостинице. Ты будь в своём номере, я сам тебя найду. Я не жалею, что не разрешил тебе применить электронику - мы никак не можем засветиться в этом деле. У Грановского очень сильная крыша в Москве.
   Ты, Николай, - молодец, жди повышения, далеко пойдёшь...
  
  
   ДНЕВНИК, ТЕТРАДЬ ТРЕТЬЯ, ПОСЛЕДНЯЯ СТРАНИЦА
  
   2002, январь, 10
   В последнее время я жалею о том, что у нас с Францем нет детей. Мы всегда были одиноки и полностью лишены родительских радостей во всей своей жизни. У нас не осталось ни друзей, ни родственников. Если один из нас умрёт, то у второго даже не будет ни одной живой души, которая потом сможет позаботиться о похоронах. Я всегда молю Бога, чтобы я оказалась первой. У нас даже нет близкого человека, кому можно было бы передать семейные ценности после нашей смерти. В моём случае следовало бы передать ценности моего отца государству Израиль, но я не знаю, как это сделать. Франц смог бы всё узнать - он ориентируется в современной ситуации в Латвии, но я уверенна, что на этом пути я не найду поддержки у своего мужа. В моей жизни так и не случилось оказии и необходимости, когда можно было бы использовать мои драгоценности по назначению.
   Мы прожили большую часть жизни в стране, где было стыдно, неудобно и даже опасно казаться обеспеченными людьми. Сейчас наступило другое время, но вместе с ним пришла наша старость, и мне уже незачем показываться на людях в украшениях, для изготовления которых я могла бы использовать камни отца. Да и не нужны мне дорогие украшения - мы совсем нигде не бываем. В последнее время, вдобавок к своим обычным приступам страха, я болею сердцем и боюсь умереть, оставив Франека в полном одиночестве. Теперь этот мой главный страх останется со мной навсегда, до самого конца моей жизни...
   Как оказалось, о нашем одиночестве на свете задумываемся не только мы с Францем. Наша ситуация занимает совершенно посторонних людей. Несколько дней назад, когда мой муж во дворе занимался уборкой снега с дорожек, молодой мужчина появился у наших ворот и спросил у Франца его согласия поговорить. Мой муж, ничего не подозревая, согласился. Мужчина представился Арвидом и назвал себя одним из руководителей латвийского отделения международной организации Klubs 405, великими целями которой являются избавление западного мира от коммунизма и создание единого и могучего государства в бассейне Балтийского моря. После короткой лекции, содержавшей обычную антироссийскую риторику и стенания по поводу коммунистической оккупации, Арвид предложил мужу пожертвовать деньги их организации. Он добавил, что кроме денежного пожертвования они также предлагают Францу завещать им свой дом и другие ценности, а взамен обещают свою заботу и защиту. Арвид уточнил, что он однажды бывал в нашем доме и знаком с историей нашей семьи. Он знает, что у Франца нет наследников и поэтому надеется, что Франц проявит себя настоящим борцом с коммунизмом.
   Когда Франц, полностью рассвирепев, принялся гнать наглеца прочь и даже поднял на него лопату для уборки снега, Арвид нагло заявил, что Франц Ковальский давно состоит у них на учёте, как неполноценный патриот Балтии. Они прекрасно знают, что он всю свою жизнь прожил с поганой жидовкой. Если Ковальский не собирается пожертвованиями искупать свою вину, то им придётся отомстить и дать ему урок настоящего патриотизма.
   Франца привела в дом женщина-почтальон нашего района, которая издалека заметила какой-то конфликт у ворот дома. Когда она приблизилась, то застала только моего мужа, лежащего в снегу, в полной прострации и со слезами на глазах. Негодяй, на прощанье, толкнул старого человека в снег и убежал.
   Весь остаток дня и вечер Франц просидел на диване, с несчастным, подавленным, серым лицом и дрожащими руками. Впервые, за всю нашу совместную жизнь, мой муж принимал сердечные капли. На Франца было тяжело смотреть.
   Я, в который раз, опять почувствовала себя виноватой в его беззащитности и слабости. Я поняла, что наша беспомощность в старости является наказанием за то, что мы оба нарушили неизбежный ход страшных событий, запрограммированных высшими силами для поколения наших ровесников, жителей Европы. Я не разделила судьбу своего народа, а Франек полюбил неправильную для него женщину. Я проплакала весь вечер - несчастный Франек скоро может остаться совсем один на всём белом свете...
   Что с ним будет? Кто защитит его от подонков? Я решила, что лучший выход для мужа - это уехать в Стокгольм, к Арнольдасу. Лучше поздно, чем никогда.
   Франц подошёл ко мне, успокаивал и долго гладил меня по голове, а я за это время выложила ему свою идею о Стокгольме. Мой дорогой муж не стал меня слушать и сердился, когда я говорила, что мои дни сочтены. Он очень меня любит. Мой любимый, бедный Франек...
  
   Всё, теперь я точно знаю имя убийцы Франца Ковальского. Его убил человек по имени Арвид. Этот человек один из руководителей прибалтийской националистической организации Klubs 405. Его возраст - около сорока. Ну, как убедить Веткина рассмотреть мою версию?
  
   - Софийка! Иди сюда, я хочу тебе показать последнюю страницу дневника Сары Димант...
  
   Полчаса спустя я позвонил Веткину и очень настойчиво советовал послать одного из его сотрудников в почтовое отделение, чтобы встретиться с разносчицей почты, обслуживающей район улицы Сатеклес. Нужно поговорить с почтальоном по поводу происшествия у ворот дома 67, происшедшего утром, примерно 10 - 12 февраля текущего года. Если женщина действительно была свидетельницей стычки постороннего мужчины с владельцем дома, то, скорее всего, она сумеет вспомнить лицо нападавшего...
  
  
   КАБИНЕТ ВЕТКИНА, СЛУЖЕБНОЕ СОВЕЩАНИЕ, 16 ИЮЛЯ
  
   Протокол.
   Присутствуют: начальник отдела полковник Михаил Веткин, старший инспектор Станислав Радзиевский, старший инспектор Петерис Берзиньш, инспектор Зита Калныня.
  
   Веткин: Господа офицеры, я собрал вас на совещание по делу "убийство Ковальского и афера с двойной продажей дома", чтобы подвести итог работы за последнюю неделю и наметить план завершения операции.
   Петерис, давай начнём с тебя. Пожалуйста, доложи совещанию, что удалось установить по линии участия в афёре Давида Либмана.
  
   Берзиньш: На прошедшей неделе я встретился с пострадавшим Андреем Звягиным и одним из фигурантов по делу Давидом Либманом. Из показаний пострадавшего точно установлено, что именно Давид Либман изначально посоветовал Звягину обратиться в агентство ARKO и представил его владельцу агентства - Ивару Статкусу. Несколько дней спустя, работники ARKO порекомендовали Звягину дом Ковальского, как объект продажи, наиболее приближающийся к требованиям анкеты покупателя, которую Звягин собственноручно заполнил при своём первом визите в ARKO.
   Допрос Давида Либмана в сущности почти ничего не дал. Мне пришлось проводить допрос в присутствии адвоката Либмана - господина Пинского. Либман не стал отрицать свою помощь Звягину. На моё заявление о том, что эта помощь приятелю в поиске дома могла быть намеренной наводкой, Пинский ответил:
  
   - Но точно также эта помощь могла быть и обычным проявлением мужской дружбы.
  
   Когда я предъявил подозреваемому копии доносов Ковальского в КГБ и заявил, что у Давида Либмана имелись мотивы для мести Францу Ковальскому, адвокат отрезал, что его клиент, действительно, давно знал Ковальского, но он никогда не подозревал о работе Ковальского на КГБ.
   Факт проживания американца Бориса Розина в квартире, принадлежащей Либману, адвокат даже обсуждать не стал. Он сразу заявил, что его клиенту принадлежит всё шестиэтажное здание по адресу Таллинас, 168. В доме имеется 68 квартир и проживает около 150 жильцов. Так что же, по мнению полиции, его клиент должен отвечать за законопослушность всех обитателей дома?
   Я совершенно уверен, что Давид Либман причастен к преступлению. Но мне приходится констатировать, что нам не удастся через Либмана, законным путём, выйти на других участников преступления. Скорее наоборот, мы сможем доказать его участие лишь тогда, когда задержим других участников преступной группы. У меня всё.
  
   Веткин: Слава, что у тебя нового по всем остальным подозреваемым?
  
   Радзиевский: Я тут без всякой системы набросал короткие тезисы для внесения в протокол совещания. На этом листке представлены все новые данные, поступившие за неделю, по всему кругу подозреваемых фигурантов. Разрешите мне просто зачитать. Американские коллеги повторно ответили на наш новый запрос о розыске и выдаче Бориса Розина. Их второй ответ ничем не отличается от первого - местонахождение гражданина США Розина на настоящий момент времени установить не удалось.
   Нами точно установлена невиновность и полная непричастность к преступлению ещё двух фигурантов по делу: сына Звягина - Николая и одного из гостей, включённого в список подозреваемых, Гунара Звирбулиса. Доказательная база для этих исключений изложена в моём рапорте начальнику отдела от 12 июля.
   Свои соображения по подозреваемому Либману я опускаю, так как они полностью совпадают с докладом Петериса.
   Главным подозреваемым и руководителем преступной группы я по-прежнему считаю Олега Грановского. Московские коллеги работают по установлению его местонахождения, но у них пока результатов нет. Я считаю крайне необходимой срочную отправку представителя отдела в командировку в Москву.
   По этому же фигуранту появилась некоторая новая информация - это срочный отъезд в Москву его подруги Марии Климовой.
   Согласно приказу начальника отдела, я повторно проверил бригаду рабочих центра обслуживания банкетов, которые в день убийства Ковальского около двух часов находились во дворе дома. Здесь новой информацией являются следующие данные:
  
      -- Оба грузчика из бригады: Арвид Яунземс и Ивар Согис члены прибалтийской националистической организации Klubs 405. Подонков из этой организации в прошлом году рижская полиция пытались привлечь за осквернение памятника освободителям в парке Узварас.
      -- Я ещё раз встретился с владельцем соседнего дома - Андрисом Балодисом, который в день убийства дал свидетельские показания об его вынужденной задержке с выездом из своего двора из-за грузовика центра. При повторном разговоре я попросил Балодиса постараться снова представить ситуацию воскресного утра 16 июня и точно ответить на вопрос: сколько человек он заметил внутри грузовика? Балодис со стопроцентной уверенностью утверждает, что в кабине выезжающего грузовика находилось только два человека: водитель и пассажир. Кабина грузовиков этого типа позволяет разместить трёх пассажиров. В открытом кузове грузовика он не засёк никаких пассажиров. Да и трудно поверить, чтобы местный шофёр решился перевозить пассажиров в открытом кузове по юрмальской трассе. Этот грузовик был бы немедленно остановлен дорожной службой полиции.
  
   На основании показаний Балодиса можно смело допустить версию, что один из рабочих мог не уехать со двора, а спрятаться среди построек и расправиться с Ковальским. Хотя лично мне сотрудничество оголтелых русофобов из Klubs 405 c приезжим из Москвы Грановским кажется совершенно невероятным, мы не имеем права сбрасывать со счетов эту версию. Для разработки этого направления мы будем вынуждены запросить в министерстве дополнительные человеческие ресурсы. По опыту прошлого года мы знаем, что эти молодчики представляют реальную физическую опасность, а кроме этого, они имеют поддержку даже среди некоторых членов правительства.
   У меня всё.
  
   Веткин: Господа, в заключение я хочу отметить наши успехи в продвижении расследования. Версия о возможном сотрудничестве Грановского с националистами, на мой взгляд, заслуживает самого серьёзного внимания. Грановский мог им заплатить и использовать их помощь в своих делах. Преступнику совершенно наплевать на их крайнюю русофобию. Я согласен, что для разработки этого направления нам понадобятся дополнительные ресурсы.
  
   Я собираюсь серьёзно подумать о способе прессования Либмана. Мы не можем выходить из рамок закона, но точно также мы не имеем права упустить информацию, которую можно получить от этого фигуранта. Я уверен, что он знает много. Моя задача на ближайшее время - это придумать, как можно получить информацию от него, не сильно нарушая закон. Раскачать его чем-нибудь нужно, напугать. Ну, например, найти финансовые нарушения по линии его бизнеса.
  
   Петерис, тебе придётся съездить в почтовое отделение Кемери. Нужно допросить женщину-почтальона, которая работает в районе расположения дома Ковальского. Выясни: была ли она свидетелем драки постороннего мужчины с жильцом дома 67 по улице Сатеклес в феврале текущего года? Если она помнит такой случай, покажи ей все фотографии фигурантов по делу. Может быть, она кого-нибудь узнает.
  
   Я договорился с ребятами с Петровки о выезде к ним нашего представителя. Зита, как мы уже обсуждали, в Москву поедешь ты. Билет на ночной московский поезд уже заказан. Ты отбываешь в командировку завтра, в 11.15 вечера. У меня всё, господа офицеры. Все свободны, продолжайте работать.
  
  
   ЛЮСИЕНКО И ШУВАЛОВ, МОСКВА, КОСМОС, 16 ИЮЛЯ
  
   - Значит, Колян, тебе удалось установить, что владельцем предприятия по эксплуатации недвижимости "Уют" является Дранов Валерий Иванович. Это очень интересная информация Коля. Этот человек напрямую владеет одной из квартир в доме, а другой частью квартир он владеет через свою компанию. Хорошо устроился сукин сын!
   А знаешь ли ты, Коля, кто такой Дранов Валерий Иванович? Откуда тебе его знать, тебе вообще лучше никогда в жизни не знать этого человека.
   Дранов Валерий Иванович - это московский коронованный вор в законе - Дран. Он очень опасен не только для успеха нашего дела, но и вообще для наших жизней. Грановский - человек Драна, но вопреки этому факту, мы пойдём до конца, выполним заказ и получим бабки. От таких денег мы просто не имеем права отказаться. Вот мы и должны придумать, Коля, как нам осторожно взять Грановского и втихую вывезти его в Ригу, чтобы он нам всю свою банду на месте раскрыл. Здесь, в Москве, нам с ним не управиться.
   Я поеду побазарить с Кулагиным на эту тему, а ты Коля попаси Грановского у его подъезда. Осуществляй визуальное наблюдение за новым объектом и думай, Коля, думай...
   Придумаешь хороший план, я обещаю удвоить твоё разовое вознаграждение. Ты всё понял, сынок?
  
   - Я понял, Сергей Анатольевич! До которого часу осуществлять визуальное наблюдение?
  
   - А куда это ты так спешишь, Коля? Небось, классная лялечка нарисовалась...
   Как я тебя понимаю, сынок, сам был таким же. Нужно, Коля, ещё совсем немного потерпеть. Выполним заказ, я тебе оплаченный отпуск на две недели предоставлю. Будешь свободным человеком при серьёзном лавэ. Возьмёшь свою ляльку и поедешь отдыхать, куда она только пожелает...
   А сейчас отправляйся на визуальное наблюдение за Олегом Грановским!
  
  
   КАБИНЕТ ВЕТКИНА, 17 ИЮЛЯ, НОВЫЕ СВИДЕТЕЛИ
  
   - Господин полковник, разрешите войти.
  
   - Заходи Слава, заходи. Что, важная новость?
  
   - Очень важная, господин полковник! Три недели тому назад я разместил на местном телевизионном канале объявление о том, что юрмальское управление полиции, в связи с убийством, просит всех людей, случайно находившихся 16 июня, около полудня, на рижском взморье в районе национального парка "Кемери" и заметивших что-нибудь необычное позвонить по нашему номеру. Ежедневно, два раза за день, канал запускает моё объявление. До сегодняшнего дня позвонили всего два человека. Один из них, видимо псих, заявил, что именно в это утро, на территории парка, он наблюдал посадку НЛО. Второй позвонила женщина, которая после полудня проходила по улице Сатеклес в Кемери и видела в одном из дворов большое скопление людей и машин, а также странный, ярко-полосатый тент. Нужный нам, золотой и долгожданный звоночек, пришёл только сегодня. Супруги-пенсионеры Новиковы, проживающие в Кемери, увлекаются рыбной ловлей со спиннингом. Утром 16 июня супруги устроились со своими снастями на берегу залива, почти напротив дома Ковальского. Муж и жена в один голос утверждают, что в этот день, около полудня они видели бритоголового мужчину, который выбежал с заднего выхода одного из домов и быстро побежал вдоль залива. Свидетели задержались со звонком, так как не смотрят телевизионный канал на латышском языке. Вчера они случайно, от соседей, узнали о нашем объявлении и сразу позвонили, так как стремительно бегущий по берегу человек, в рабочей спецодежде, в жаркий день ещё тогда показался им подозрительным. Я уже свозил пенсионеров на место и записал показания обоих свидетелей в реальной среде на видео. Они сразу указали дом Ковальского, а среди десятка фотографий мужчин они уверенно, без всяких колебаний, опознали фотографию грузчика центра торжеств Арвида Яунземса. Фотографии бригады рабочих я достал в отделе кадров центра по организации торжеств. По показаниям свидетелей Новиковых, именно этот человек выбежал со двора дома Ковальского, около полудня, в воскресенье, 16 июня.
  
   - Отличная работа, Станислав! Поздравляю! Сразу два свидетеля! Я буду добиваться разрешения прокурора на задержание грузчика и допрос. Установи за ним постоянное наблюдение - нам нужна ещё какая-нибудь маленькая зацепка, чтобы прокурор легко подписал ордер на арест Арвида Яунземса и обыск по месту его проживания.
  
  
   ЛЮСИК, ТЁПЛЫЙ ПРИЁМ В МОСКВЕ
  
   Уверенный в себе, солидный, хорошо и дорого одетый мужчина, средних лет и крупного телосложения, хозяин рижского охранного агентства Labrit, Сергей Анатольевич Люсиенко вышел из гостиницы "Космос" и направился к стоянке такси.
  
   - Спокойно, Люсик, не дёргайся, - вдруг произнёс, внезапно возникший на пути молодой, крепкий парень и резко ткнул стволом в живот Сергея Анатольевича.
  
   - Что всё это значит, я сейчас милицию позову, вы меня явно не за того принимаете...
  
   - Да не станешь ты ментов звать, Люсик, не смеши. Давай, шевели копытами, вон к тому "Паджеро" топай. Давай двигай к машине, тебе говорят, там тебе всё объяснят...
  
   В сущности, чтобы сломать уверенного в себе человека не так уж много надо. Нагрубить, оскорбить, доказать, что не перевелись ещё люди на свете, осведомлённые об его не совсем праведном прошлом и для убедительности перед животом человека ещё и стволом помахать...
   Подавленный солидный мужчина послушно подошёл к джипу и уселся через открытую левую дверь, как ему было указано, на заднее сиденье. Справа от него уже сидел другой человек. Сергей Анатольевич сразу его узнал - Фома Пряников из Тюмени.
  
   - Пряник, что за дела? Так, по-твоему, встречаются старые кореша, которые много лет на зоне вместе парились? Как ты вообще в Москве оказался?
  
   - Извини, Люсик, за тёплый приём. Эти ребята не мои, они меня и слушать не станут. Это люди Драна. Законник сильно тобой не доволен, меня на разборку вызвал и своих ребят послал тебя встретить и к нему доставить. Дран меня к ним приставил только для того, чтобы тебя опознать. Сейчас мы к Драну в его загородный дом поедем.
  
   На передних сиденьях устроились двое крепких парней: знакомый амбал со стволом и водитель. Машина долго ехала по улицам столицы, вышла на Волоколамское шоссе, а потом по просёлочной дороге резко свернула в сторону лесного массива. Ехали молча в ожидании предстоящей разборки. Наконец, въехали в небольшой, недавно отстроенный посёлок, состоящий из похожих друг на друга домов красного кирпича и под черепичными крышами. Фантазия архитекторов почему-то не смогла разгуляться при проектировании фасада домов посёлка, будучи, по всей видимости, ограниченной какими-то местными правилами застройки. Зато при выборе ограждения дворов архитекторы постарались наверстать упущенные возможности для творчества - деревянные, бетонные и металлические изгороди и ворота не повторялись даже ни в одной общей детали. Забор вокруг дома Драна был металлическим, из сетки в два человеческих роста, с встроенными посреди фасада стальными воротами в наваренных узорах. Лагерная архитектура, а что делать, если человек в жизни другой архитектуры не видел, а когда и видел, то внимания не обращал - свободного времени не было. Въехали в распахнувшиеся ворота и сразу увидели хозяина дома. Высокий, очень худой, с вздутыми жилами на руках, полностью седой Дран стоял на крыльце, одетый в белую рубашку с закатанными рукавами и чёрные брюки, и приветливо улыбался.
  
   - А вот и гости дорогие пожаловали, какие люди! Милости прошу к нашему шалашу.
  
   - Дран, что за дела? Что ты себе позволяешь? Твои шестёрки мне чуть было пузо не продырявили. Учить нужно молодых, как им положено себя вести со смотрящим по городу Риге. Кстати сказать, смотрящим, назначенным воровским сходом.
  
   - Да не бери ты в голову, Люсик! Проходи, не выделывайся. Сейчас сядем, выпьем и закусим, а за столом и перетёрка лучше пойдёт.
   Присаживайтесь, гости дорогие. Разливай, Пряник, святой водицы. Слава богу, мы сегодня не на хазе, у кума в гостях, а в моём собственном доме. А заноситься, Люсик, со мной не надо. Я тут за вора...
   Давай потолкуем и решим наши дела, по понятиям...
   Ты, Люсик, в натуре, оборзел - не по нашим законам поступаешь, а к себе ещё и уважения требуешь. Вот представь, мил человек, что я в Ригу соберусь. Я тотчас, первым делом, смотрящего извещу о своей поездке. Собрался мол, я, корешок, в твой родной город. Правильное ли я время выбрал? Никаких твоих дел я не поломаю? Планов никаких не порушу? Да и свое дело в общих чертах смотрящему изложу...
   А ты, сука, никому из московских законных не доложился. Я проверил. Ты прибыл сам по себе, втихую. Ты думаешь, что мы твою слежку за Машей и Олегом не вычислили...
   Паренька твоего, Колю Шувалова, мои ребята два часа назад повязали у моей девятиэтажки в городе. Хороший такой паренёк, симпатичный. Сейчас он здесь, у меня в подвале загорает и только от тебя зависит, жить ему или умирать...
   Да и с тобой тоже всё будет так, как я решу. Если мне станет нужно, то не будешь ты, Люсик, смотрящим в своём городе, а будешь ларьки на базаре бомбить, чтобы с голоду не подохнуть...
   Я сейчас тебе сказку расскажу, а ты послушай и реши, как ты жить дальше будешь - со мной, по понятиям, или против меня пойдёшь...
   Короче базарить, так фраернулись мы конечно со Звягиным. Большой и правильный он человек, Андрей Петрович. Не врубился мой Олег, что он родной брат нашего друга хорошего - Фёдора Петровича. Сам пойми, где Тюмень, а где Рига, тысячи километров, да и другая страна теперь...
   Олег - парень умный, но горячий - спешит наперёд батьки...
   Кидалово он придумал знатное, уже несколько раз мы его удачно прокатили в самых различных регионах необъятной страны и бывших республик. Лёгкие бабки и почти никакого риска, если только правильно, не спеша, всех игроков набрать.
   На этот раз, Олег сильно спешил - жениться собрался парень. А когда спешишь, то недолго и людей насмешить...
   Короче базарить, не проверил Олег все обстоятельства до конца. Моя вина!
   Олег - мой сын, моя кровинушка, значит и я виноват, вместе с ним.
   Деньги Звягина уже не вернуть - пошли денюжки в воровской общак. На доброе дело деньги пойдут - на прогрев зон, на пенсии вдовам, на подъёмные откинувшимся сидельцам и даже на похороны. Старика - хозяина дома, который Звягин покупал, ни Олег, ни его люди не мочили. Это точно! Крови на Олеге нет, он - нежная душа, артист - на мокруху не способен. Характером не вышел, да и хорошо, что не вышел - другая жизнь теперь.
   Слово вора даю, что на Олеге крови нет! Ты знаешь, мое слово дорого стоит!
   Если ты со мной, то возвращайся в Ригу и извинись за нас перед Андреем Петровичем. Скажи ему, что его бабки мы обязательно постепенно вернём или отработаем ему. Слово вора! Со следующего месяца его ежемесячная плата за вентспилскую крышу упадёт в два раза, с бродягами из Вентспилса я уже договорился. Рижский порт тоже свои люди держат, они прислушиваются ко мне. Если Звягин надумает сухими грузами заниматься, пусть сразу меня найдёт - получит хорошую цену за обслуживание в рижском порту.
   Для разговора с Фёдором Звягиным я Пряника подрядил. Фома меня понял - у него самого двое взрослых детей. Но я хочу, чтобы и ты меня понял и перестал обижаться. Фома обещает сделать, чтобы Фёдор Петрович своему брату в Ригу позвонил и успокоил его.
   Ты что же хотел, Люсик, чтобы я позволил тебе втихую с моим сыном разбираться?
   Давай, скажи своё слово...
  
   - Дран, да я гадом буду, если я знал, что Олег Грановский твой сын. Да и следили мы за ним только для того, чтобы побазарить и рижский состав его команды для Андрея Петровича выявить.
  
   - Сына моего, на самом деле, зовут Дранов Олег Валериевич. Он у меня натура артистическая, в Катюху пошёл, царствие ей небесное. Он привык, при делах своим сценическим именем пользоваться - Олег Грановский. Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы на шконку не попало...
   Парень рос без матери - сгинула моя любимая Катюха у кума в гостях...
   А фуфляк - "просто побазарить с Олегом хотел", - ты мне не вешай. Не гони пургу бывалому человеку. Мы оба знаем, что простого базара в таких делах не бывает...
  
   - Я с тобой, Дран. Я возвращаюсь в Ригу и обещаю тебе всё объяснить Андрею Петровичу. Правда, я не могу гарантировать, что Звягин других людей не подрядит твоего сына искать...
  
   - Так в этом и есть твоя задача, чтобы Андрея Петровича успокоить. Мой Олег сегодня вечером с невестой за бугор отбывает и никому не известно, когда молодые назад вернутся. Сначала они планировали начать в Москве обосновываться. Маша даже хорошую работу успела найти. Но я им отсоветовал в Москве задерживаться при сложившихся обстоятельствах, пока ситуация не наладится. На семейном совете мы решили, чтобы молодые люди за бугром законным браком сочетались. Я только одно условие им выдвинул, чтобы венчались они по нашему, по православному обычаю. Православный храм в любой стране найти можно. Маша - девушка славная, на мою Катюху лицом смахивает. Её мать журнал в Риге держит, она православная. Отец Маши в Америке живёт, он известный писатель. Отец - еврей, но я лично евреев уважаю, на зоне от них часто советы дельные получал, да и грева для сидельцев через них много поступает. Маша мне слово дала - они венчаться будут по православному, а для меня это самое главное. Она рассказала, что отец её в Америку зовёт, погостить. Молодые, наверное, и туда завернут...
   Ты со мной, Люсик?
   Всё сделаешь по понятиям со Звягиным?
   Если он потребует - я в Ригу поеду, повиниться лично перед Андреем Петровичем. Ты только почву подготовь...
  
   - Я уже сказал, Дран. Я всё понял, я с тобой.
  
   - Тогда я прикажу ребятишкам твоего Колю развязать и к нам за стол доставить. Я тут ещё подарок сына рижскому менту передать должен. В вашем городе один-единственный мент и правильный человек в одном лице только и существует - полковник Миша Веткин. Бродяги всегда о нём хорошо отзывались. Вот тебе кассета, на которой мой сын свои показания записал - он видел в то утро, на пикнике у Звягина, что один из рабочих не уехал на грузовике, а спрятался в саду, в цветочной оранжерее. Тогда всего трое работяг было, но спрятался только бритоголовый, он один там такой был, без причёски. Имени его Олег не знает, но срисовал его хорошо и подробно в своих показаниях расписал. К кассете ещё и бумажка приложена - те же показания, записанные рукой Олега и заверенные в нотариальной конторе. Мне, законнику, не положено с ментами дела иметь, но посылка ведь не от меня, а от моего сына. Простит мне братва. Когда вернёшься в свой город, кассету и бумажку в ментовку, лично Веткину, оттарабань...
  
  
   ЛЮБИТЕЛИ ПРОТИВ ПРОФЕССИОНАЛОВ, 19 ИЮЛЯ
  
   Марк разрешил мне воспользоваться его машиной. В это утро мы с женой поехали в Юрмалу в последний раз за время нашего пребывания в Латвии - в воскресенье мы улетаем в Нью-Йорк. Хочу надеяться, что приезд в Юрмалу в этот раз не оказался последним в моей жизни. Мне захотелось ещё раз лениво прошвырнуться по улицам, где когда-то давно, в молодые годы, мне выпало проводить время с друзьями. Мне обязательно нужно напоследок, искупаться в прохладном Балтийском море - люди говорят, что холодные ванны хорошо помогают от ностальгии. Нам с женой также было крайне необходимо попрощаться с Мишкой Веткиным.
   Благодаря этому человеку, затянувшийся прибалтийский отпуск, кроме обычных туристских прогулок, запланированных и нежданных встреч, дружеских и семейных обедов и ужинов, включил ещё и наше участие в расследовании преступления. Полковник, в присутствии всех сотрудников своего отдела, отметил серьёзный вклад господ Корецких в ход следствия, наши плодотворные идеи и ценность добытой нами информации. Я чувствую себя обязанным поблагодарить полковника Веткина ещё и за то, что он познакомил меня с удивительной и печальной судьбой красивой и глубоко несчастной женщины - Сары Димант. У меня уже чешутся руки засесть за книгу об её жизни, нужно только материала о жизни людей в довоенной Риге поднабрать. Копия дневника Сары уже давно хранится в моём чемодане, вместе с её фотографией в обнимку с Францем Ковальским. Фото разрешил переснять в Стокгольме Арнольд Беккер.
   Но самым главным делом, запланированным на утро пятницы 19 июля 2002 года, должен был стать мой окончательный разговор с полковником Веткиным. Перед отъездом мы должны убедить Мишку, что, на самом деле, не существует одного общего и масштабного преступления "афёра с двойной продажей дома и убийство владельца дома Ковальского, как основного свидетеля". На самом деле, в жизни, всё-таки случился "скучный вариант" - одновременно произошли два независимых преступления: афёра-кидалово и убийство Франца Ковальского из-за бриллиантов его жены Сары Димант.
   Афёру поставил и отыграл на рижской сцене со своей труппой московский гастролёр - Олег Грановский. Уже установленными звёздами-исполнителями труппы являются: сам Грановский, Борис Розин и Давид Либман. В этом преступлении также участвовали артисты второго плана - куклы на верёвочках, которые стали невольными соучастниками маэстро Грановского. Куклы, ничего в целом не осознавая, в отведенный им по сценарию промежуток времени, в ответ на подёргивание режиссёрской верёвочки, отыгрывали свои короткие роли, постепенно продвигая действие спектакля в нужном направлении.
   Например, Маша Климова, по команде своего жениха, охмуряла Бориса Розина для того, чтобы Грановский сумел склонить американского программиста к участию в своём спектакле. Потом, на пароме "Рига - Стокгольм", Маша сумела разговорить Сармите - жену профессора Фридманиса и передала учёным супругам информацию о доме Ковальского.
   Некто, мной точно не установленный, из ARKO, скорее всего это был хозяин агентства по продаже недвижимости, сумел, в свою очередь, вовремя подставить дом Ковальского для Звягина. Такая услуга не дорого стоит.
   Неустановленный чиновник из Земельной книги - конторы по учёту недвижимости, наверняка, за очень серьёзную взятку, закрыл глаза и не вспомнил, что адрес "Сатеклес, 67" за неделю оформлялся и проходил дважды, по разным контрактам. Формально чиновник имеет право положиться на компьютерную проверку. Это формальное право хорошо прикрывает его задницу от следствия.
   Должна была быть ещё одна кукла, в банке Nordix, которая помогла быстро переварить деньги. Ведь, как правило, почти все банки разрешают снимать суммы, поступившие на счёт клиента, не раннее, чем через пять рабочих дней. Ковальский умудрился снять деньги со своего счёта уже на второй день после их поступления. Если банковской куклой был Марк Голдин, то он помогал своему приятелю Либману просто так, "по дружбе".
   Ну, а если роль куклы сыграл сам Хельмут Бергман, то этот важный господин "по любви" постарался для Марты, помощи которой попросила её единственная и любимая дочечка.
   - Софийка, как ты думаешь, кто был человеком Грановского в банке Nordix?
   - А ты, что думаешь об этом?
  
   - Мне кажется, что в ответ на дружескую просьбу, и Голдин, и Бергман могли из самых лучших побуждений ускорить прохождение денег.
  
   - Ты ошибаешься, милый! Это заместитель Марка - Плацис стал помощником Олега Грановского в финале спектакля. Во время банкета ты сам случайно стал невольным свидетелем ссоры Плациса и Грановского. Ты ещё тогда удивился, что такие далёкие друг другу люди могут быть знакомы между собой. Значит, этих двоих всё-таки связывают какие-то непонятные отношения. Недавно, в разговоре с Арнольдом Беккером по телефону мы выяснили, что оказывается "счетовод Вотруба" в феврале тоже собирался купить дом Ковальского. Покупатель и продавец поссорились из-за цены и расстались врагами. Этим обстоятельством, наверняка, и воспользовался Грановский, чтобы вовлечь "добросовестного" финансиста в свою игру...
  
   Ну вот, наконец, в моей голове сложился полный состав труппы Олега Грановского. Второе преступление вообще легко раскрывается теперь. Имя убийцы Франца Ковальского ясно указано на последней странице дневника Сары. Франца убил человек по имени Арвид. Этот человек один из руководителей прибалтийской националистической организации Klubs 405. Его возраст - около сорока лет. Я думаю, что профессионалам уже достаточно данных, чтобы вычислить полное имя преступника.
  
   Всё это я и собирался выложить Мише Веткину, как только попаду к нему в кабинет после отметки у дежурного полицейского о прибытии в управление полиции. Когда мы вошли, я уже было собрался приступить к нотации, но Мишка хитро улыбнулся и сказал:
  
   - Да, ты прав - никогда нельзя зациклиться только на одной версии - это непрофессионально! Мы, действительно, зациклились и держались наиболее продуктивной линии расследования. Нам катастрофически не хватает ресурсов...
   Я вызвал Славу Радзиевского к себе в кабинет, чтобы интересное кино показать, а тут ещё и вы подошли. Это удачно, что вы вовремя подошли. Сейчас Слава подойдёт, и мы все вместе кино посмотрим. Сегодня утром, один человек мне эту кассету из Москвы привёз. Да, впрочем, ты ведь знаешь Сергея Люсиенко, он и привёз. Я опять, по второму разу, с удовольствием, посмотрю...
  
   В записанном на ленту интервью Олег Грановский, конечно, ничего не рассказал о своей афере. Он начал свой рассказ только с того, что на юбилее у Марка Голдина ведущие, Олег и Маша, предложили свои профессиональные услуги одному из гостей - Андрею Звягину, для организации его пикника в Юрмале. Когда ведущие прибыли на пикник, Маша занималась развлечением детей и устройством стола. Олег начал рабочий день с подвязки красочных надувных шаров, а потом перешёл к установке и подключению музыкальной системы. Олег установил четыре динамика на всех углах прямоугольного тента, а потом стал протягивать кабеля от центрального блока к динамикам. Удалённая сторона тента была невидимой для обзора, так как все гости сгруппировались в два кружка с ближайшей стороны шатра. Мужчины держались вокруг мангала и рабочего столика для подготовки шашлыков. Женщины расселись на шезлонгах вокруг хозяйки праздника - Надежды Николаевны. Маша и Жанна в это время находились внутри тента и накрывали на стол.
   В какой-то момент Олег стал работать на закрытой стороне тента. Он передвинул лестницу-стремянку и полез вверх, чтобы подключить концы кабеля к динамику. Олег увидел, как тронулся и медленно покатился по двору грузовой автомобиль, выполнявший доставку оборудования и дачной мебели. Внезапно, Олег заметил, что один из рабочих отделился от движущейся машины и, низко согнувшись, побежал по саду, а затем нырнул внутрь цветочной оранжереи.
   В этом месте записи, Олег остановился на внешности рабочего: самый старший по возрасту из троих, с полностью выбритой головой. Олег утверждает, что даже услышал какой-то крик из оранжереи, но подумал, что, наверное, это мужик упал, стараясь найти среди гнилых досок и разбитых стекол место, где справить нужду.
   Запись закончилась. Последовало заключение полковника Веткина:
  
   - Господа, подозреваемым по делу об убийстве Франца Цезаря Ковальского мы считаем рабочего центра организации торжеств Арвида Яунземса. В качестве доказательной базы для моего заявления мы располагаем показаниями четверых свидетелей. Кассета, которую вы только что видели, подействовала на прокурора самым убедительным образом. Через час мне должны прислать ордер прокурора на арест Арвида Яунземса и санкцию на обыск по месту проживания. Записи из дневника гражданской жены убитого Ковальского от 14 февраля 2002 года также свидетельствуют о том, что примерно четыре месяца назад Яунземс потребовал от Ковальского денежных пожертвований и завещания в пользу организации Klubs 405. В ответ на отказ Ковальского сотрудничать Яунземс угрожал скорой расправой и даже применил к старику силу. Конфликт Яунземса с Ковальским происходил у ворот дома по улице Сатеклес, 67. Разносчица почты, которая в то утро работала на улице Сатеклес, видела их стычку. Почтальон Мария Пайпаре не только подтвердила факт конфликта, имевшего место 14 февраля, но даже сумела, в общих чертах, описать мужчину, напавшего на Ковальского. Станислав, ты давай, отправляйся готовить группу захвата - мы обязаны уже сегодня арестовать Арвида Яунземса.
  
   Когда Слава Радзиевский вышел из кабинета, Миша Веткин сообщил нам ещё одну важную новость:
  
   - Вчера адвокат Андрея Звягина Эрик Симс передал в наше управление официальное ходатайство его клиента о прекращении расследования финансовой аферы о двойной продаже дома Ковальского. Ходатайство передано в юридический отдел управления для принятия решения о закрытии дела по просьбе пострадавшего.
  
  
   ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ ГЛАВА
  
   Через два дня мы улетели в Нью-Йорк. Конец всей детективной истории я почерпнул из электронной почты кузена и из сообщений нескольких русскоязычных Интернет порталов с суффиксом латвийской подгруппы сети ".lv".
  
   Сообщение от 30.09.2002.
  
   На нынешней неделе прокурор по особо важным делам Зелта Алуксне передала в Верховный суд уголовное дело гражданина Латвии Арвида Яунземса, 1961 года рождения, проживающего в Риге и гражданина Литвы, Витаса Бекериса 1962 года рождения. Постоянное место проживания Бекериса - Литва, город Каунас.
   Прокурор просит суд привлечь вышеуказанных лиц к уголовной ответственности по делу об убийстве 16 июня 2002 года жителя Юрмалы Франца Ковальского. Прокурор считает, что материалы следствия, свидетельские показания и вещественные доказательства, предоставленные следственной группой, достаточны для предъявления обвинения подозреваемым по делу.
   Оба подозреваемых сотрудничали со следствием и дали признательные показания.
   Наш источник из МВД до начала суда согласился открыть только самую общую информацию о деле. Коротко, суть дела заключается в следующем. Пожилой человек Франц Ковальский, 1921 года рождения, после смерти жены, проживал один в своём частном доме по улице Сатеклес 67, в Кемери. Витас Бекерис случайно узнал от своего дяди, что Франц Ковальский владеет весьма дорогостоящими драгоценностями. Бекерис рассказал об одиноком старике своему бывшему сослуживцу по советской армии Арвиду Яунземсу, который загорелся идеей ограбления. Решив, что Ковальский является очень удобной и беззащитной жертвой для вымогательства, Яунземс встретился со стариком и потребовал от него сделать материальные пожертвования, а также завещать свою недвижимость националистической организации Klubs 405. Оба подозреваемых являются членами указанной организации.
   Ковальский отказался выполнить требование, чем вызвал оскорбления и угрозы со стороны Яунземса. Взбешённый отказом Ковальского, Яунземс не отказался от плана захвата чужих ценностей, а решил добиться своего, во что бы это ни стало. В течение нескольких месяцев Яунземс продолжал следить за своей жертвой. Когда, в начале июня этого года Ковальский продал свой дом, злоумышленники осознали, что ценности старика могут быть потеряны для них безвозвратно и решили, что пришла пора принимать срочные меры.
   Яунземс периодически подрабатывал временным рабочим в центре по организации торжеств Globus. 16 июня Арвид Яунземс находился на территории двора дома Ковальского в составе бригады рабочих, выполнявшей заказ нового хозяина. По случайному стечению обстоятельств, в этот же день, Ковальский, по договорённости с новым хозяином дома, разбирал свои старые бумаги и документы во флигеле двора. Яунземс стал следить за своей жертвой и заметил, как тот изъял из тайника в цветочной оранжерее свои драгоценности. Подозреваемый понял, что наступил его последний и единственный шанс для ограбления Ковальского. Он изготовил орудие убийства при помощи инструментов и подручных материалов, используемых рабочими в то утро для выполнения заказа. Яунземс расправился со своей жертвой прямо в оранжерее и выбрался со двора через калитку, выходящую на берег залива.
   Следовательская бригада сумела обнаружить большую часть украденных ценностей в нише стены квартиры по месту проживания Арвида Яунземса. Некоторая часть ценностей также была найдена в чемодане Витаса Бекериса, который за два месяца до убийства приехал из Каунаса и задержался в гостях у своего рижского приятеля. Вероятно, Бекерис прибыл в Ригу для того, чтобы помочь своему приятелю в осуществлении преступного замысла и, чтобы не упустить свою долю, положенную ему за наводку на Ковальского.
   Разновидность, качество и денежная стоимость украденных драгоценностей будут раскрыты только во время суда. На настоящий момент уже закончена специальная экспертиза по их оценке. Руководство расследованием осуществлял начальник отдела по особо опасным преступлениям юрмальского управления полиции, полковник Михаил Веткин. Источник информации также сообщил нашему корреспонденту, что в здании суда в течение процесса будут приняты самые жёсткие меры по обеспечению безопасности. Полиция опасается выступлений участников латвийских и прибалтийских националистических групп и организаций, уже успевших заявить о своей поддержке подозреваемых в убийстве.
  
   Сообщение от 12.10.2002.
  
   Сегодня в Верховном суде Латвии вынесен приговор двум преступникам по делу об убийстве Франца Ковальского, происшедшем в Кемери, 16 июня 2002 года. Подробности дела уже сообщались читателям в нашем выпуске от 30.09.2002. Преступники понесли заслуженное наказание.
   Подсудимый Арвид Яунземс приговорен к пятнадцати годам заключения в колонии строгого режима по статье 116, часть 6 "Преднамеренное убийство, связанное с ограблением" уголовного кодекса Латвии. Его соучастник Витас Бекерис осуждён за предоставление информации об убитом и участие в планировании преступления. Он приговорен к восьми годам лишения свободы.
  
   Сообщение от 20.01.2003.
   Прокурор по особо важным делам Зелта Алуксне предполагает, что попытки ее запугать и сбить машиной могут быть местью со стороны тех, кто пожелал с ней рассчитаться за одно из прошлых дел.
   Наш корреспондент полагает, что эти угрозы могут быть связаны с делом об убийстве Франца Ковальского, где в качестве обвиняемых проходили члены прибалтийской националистической организации Klubs 405.
Подозрения о том, что на её жизнь покушаются, появились у прокурора ещё в прошлом году, когда ее в первый раз попыталась сбить машина. Вечером 14 декабря, когда она гуляла с собакой, на нее дважды, с интервалом в 20 минут, попытался наехать автомобиль, номер которого Алуксне удалось запомнить. В настоящее время к прокурору приставлена охрана, а информацию о покушении проверяет Полиция безопасности.
  
   Сообщение от 19.12.2003.
  
   Полковника Веткина посадили на 5 лет
   Сегодня Верховный суд Латвии вынес приговор бывшему начальнику отдела по особо опасным преступлениям Управления полиции Юрмалы полковнику Михаилу Веткину. Веткин обвиняется в злоупотреблении служебным положением, вымогательстве и высказывании угроз. Судебная коллегия под руководством судьи А.В. Степановой приговорила экс-полицейского к пяти годам лишения свободы с конфискацией имущества. Веткин взят под стражу прямо в зале суда.
   Апелляционный суд признал Веткина виновным по всем пунктам обвинения, полностью отменив оправдательный приговор, вынесенный в прошлом году Рижским окружным судом. Кроме того, суд обязал осуждённого выплатить денежную компенсацию потерпевшим бизнесменам Калвису Рицису и Алексу Чабриксу в размере 48000 латов. Веткину также придётся оплатить судебные расходы.
   Сам полковник Веткин сообщил нашему порталу, что свою вину не признаёт и считает, что его намеренно оговорили.
   - профессиональный сыщик. Я не применяю в своей работе методы, которые перечислены в моём обвинении", - заявил Веткин нашему корреспонденту.
  
   Сообщение от 04.06.2004.
  
   Вердикт суда: полковника оправдать
   Сессия Латгальского окружного суда полностью оправдала бывшего начальника отдела по особо опасным преступлениям Управления полиции Юрмалы, полковника Михаила Веткина, который обвинялся в вымогательстве. Полковник оправдан за полным отсутствием состава преступления.
   Своё последнее слово на суде Михаил Веткин говорил почти пять часов. Он крайне жестко обличал и свидетелей, и пострадавших. Просил суд возбудить уголовные дела против многих из них. Он объяснил суду, что попытка его обвинения является местью латвийских националистов в ответ на осуждение в 2002 году одного из руководителей националистической организации Klubs 405 - Арвида Яунземса, по делу об убийстве Франца Ковальского. Полковник Веткин в то время руководил следовательской группой по этому делу. Речь полковника в отставке произвела сильное впечатление на судью: Веткин, как уже отмечалось выше, полностью оправдан.
   Потерпевшими в деле фигурировали два латвийских предпринимателя Калвис Рицис и гражданин США Алекс Чабрикс.
   Закончено ли это дело? Однозначного ответа пока нет. Вот уже в течение нескольких лет два известных латвийских предпринимателя добивались привлечения к уголовной ответственности полковника полиции в отставке, бывшего начальника отдела по особо опасным преступлениям Управления полиции Юрмалы Михаила Веткина. В результате в уголовном деле экс-полицейского насчитывается 16 томов следственных документов и материалов. Предприниматели утверждают, что, начиная с 2000 года, Михаил Веткин их непрерывно шантажировал и через посредников вымогал у них большие суммы денег. В 2002 году он, якобы, окончательно распоясался и потребовал свою долю в их фирме.
  
   New York, Июнь, 2007
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   148
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"