Мир Олег: другие произведения.

Сундук с кошмарами

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 9.73*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сюда буду собирать страшные, мистические и просто мрачные истории.

  

Мимо Луньки не ходить.

  
  
   Знаете у каждого есть некая малая родина, дом, деревня, город, страна, не важно. Важно лишь то, что когда тебе стукает под сорок, то эта самая малая родина завет и манит. Понятно дело, на психику давит ностальгия, что заводской пресс, но от этого приезд к местам, где прошло детство, а с ним и лучшие год, несколько не омрачается. Так вот и у меня имеется та самая малая родина. Назовём его, скажем Острогово. Родился в нем и рос до десяти лет, потом родители неожиданно сорвались в город, где я сейчас и проживаю. Там женился и ребенком обзавелся, Сашей двух лет отроду. Но не про то речь идет.
  Так вот, вернулся я в свою деревню, а причина банальна, дом детства продавали за смешные деньки, по объявлению. На семейном совете решили, что дача, в сорока километрах от города, не плохой вариант. Вот и купили к моей радости. Дом на удивление выглядел, не настолько запущено, как я предполагал, пыль и грязь они понятно дело есть, но само строение крепкое не гнилое. Так что я выбил, у начальства недельный отпусти. И это в конце июня. Подвиг не иначе. Жену с дочкой оставил пока в городе, нечего им пылью дышать. Сам же взял машину спальник и поехал дом приводить в приемлемый вид.
  Так что три дня весело, задорно с бутылкой пива я все убирал и обустраивал. Из моих закадычных друзей в Острогове остался жить только Костик. Но пообещать не получилось, он при встрече бросил сухо, "Здорова. И чего приперся". Санек спился, а у Пашке основательно потекла крыша, бегает по деревня местным дурочком. Это меня хоть и огорчило, но не сильно.
  На четвертые сутки я раскинулся в шезлонге, наблюдая за закатом, под ретро музыку из радио преемника. Тридцать семь годков, а веду себя как старик, дача шашлык в одиночестве, и музыка что, была хитовой лет двадцать назад.
  Встал, перевернул шампура на мангале, допил банку пива выкинул в мусорник, извлек еще одну из ведра с водой. Нет, определено хорошо, что я своих дома оставил. Когда еще представиться возможность полентяйничать под пиво. Малодушие чистой воды, но с ним бороться не хотелось от слова совсем. Стоило разместиться на шезлонге как откуда-то из кустов, со стороны соседнего дома послышались детские голоса. С таким заговорщицким шепотом, что иные разговаривают тише.
  - ... сцыкло он и есть сцыкло.
  - Пошел ты, - задиристо отозвался второй.
  - Ща сам уйдешь, - шум возни, - тебе сколько, пять?
  Совсем уже ленивая подначка.
  - Слушай Егор, - через зевок заговорил третий, - ну на хер нам туда переться. Блин пошли к школе, или вот к Людке. На хер нам эта Лунька.
  - Сцыкун, - зло бросил первый, - задрали твои турники, качек недоделанный.
  - А Людка, - откликнулся второй голос.
  - К ней сестры приехали из столицы, - зло продолжил первый.
  - Нууу, - многозначительно протянул кто-то их спорщиков.
  - Че ну. Нам не хера там не обломиться. Будут шмотки смотреть да трепаться. Завтра надо идти, или же послезавтра. Днем зацепить где-нибудь возле реки, а вечером идти.
  - Ну, так-то да, - поддакнул второй.
  Вроде и не специально подслушиваю, а неловка как-то, но уходить с лежака не буду уже точно из-за такого пустяка. А кричать на них вообще глупо. Так что сейчас наговорить и уйдут.
  - Ну, идем? - напирал первый.
  - Хорошо. Только скажи на фиг тебе это упала, а?
  Пауза затянулась, я же поспешил снять мясо с огня. Уложил слегка подгорелый шашлык на пластиковую тарелку, залил их с одной стороны кетчупом с другой майонезом. Машка бы мне лекцию давно прочитала о вредной еде, а так только комары летают, больше пищат, чем кусаются.
  - ... значит выходим через час?
  - Угу, - раздался одобрительный спаренный голос.
  - Вроде вся нечестье в двенадцати собирается, - неуверенно сказал кто-то за кустами.
  - Пока соберёмся да дойдем как раз и будет.
  Слово нечисть и сказанное до этого Лунька вырвали из памяти почти забытый слой воспоминаний.
  Была такая в детстве деревенская легенда про Гробовщика. В километрах пяти, если идти на север, когда-то была деревенька, из старых, еще до революционных времен. В конце войны ее немцы сожгли. Позже коммунисты построили наше Острогово в стороне от пепелища. Так вот суть легенды такова. Некий мужик таскал гробы на кладбище что находилось в двух километрах левее от деревушки. Сейчас там дорога идет в поля, как раз между лесом и Лунькиным домом. Так вот как-то раз спьяну ночью, он за места покойницы в гробу утащил свою толи жену толи дочь. А поутру, когда протрезвел, нашел мертвяка заместо жены. Потом тронулся умом и повесился. И с тех пор его дух бродит по дороге, и если кого встретит, то кладет в гроб, и тащит зарывать. Легенда вжилась настолько в сельчан, что в нее верили, кажешься даже прожжённые атеисты коммунисты. В детстве она меня так сильно пугала, что я не то, что мимом даже в тут сторону ночью боялся смотреть. При каких условиях гробовщик появляется, и как от него убежать сейчас уже и не вспомню.
  Почему с Лунькой ничего не случалось в проклятом месте. У ребятни был однозначный ответ, ведьма. У взрослых тоже имелся столь же категоричный ответ, сумасшедшая. Во вторую версию верилось охотнее, вела она себя не очень адекватно, часто орала и скандалила на пустом месте. К тому же внешность у нее была соответствующая. Одевалась в тряпьё, прихрамывала, к тому же пол лица парализовано от давнего инсульта, и в довершение катаракта на левый глаз.
  Побродив по лабиринтам воспоминаний, я не заметил, как прошел час. Из общей неги ностальгии меня выдернули три фигуры, что брели по полю в сторону проклятой дороги строго на горящий маяк одинокого оконца. Пацаны таки пошли проверять свою храбрость.
  Вроде бы водка должна кидать на различные приключения и неприятности, а не как не пиво. Пиво наоборот вызывает лень. И только желание добежать до куста должно отрывать зад с насиженного места. Но на хмель наслоились мысли о старость, и вот я уже горю желанием доказать себе, что я еще ой как молод и горяч. Сейчас не могу дать однозначного ответа. Но факт заключаться в том, что я пошел за парнями. Подхватил пиво, кофту и поплелся вслед за ними, отчасти обманывая себя, что хочу просто прогуляться.
  Парни двигались ровно по прямой, я же стал забирать левее, вдоль пашни, если обернуться, то увидеть не должны, буду сливать с общим фоном домов и садов. А по итогу, если чуть прибавлю шаг то приду одновременно с ним. Только они будут с дальней стороны от Лунькеного дома я же с ближней.
  Перепрыгнув канаву, осмотрелся, тишь гладь да божья благодать. Парни едва различимыми силуэтами виднелись вдалеке. Пыхнул блеклый красный огонек, кто-то из них закурил. Ребячество какое-то честное слово, но назад поворачивать нет ни какого смысла. Открыл банку, сделал протяжный глоток. Нормально. Уходить пока не буду, надо свои детские страхи побороть точнее, развенчать местную легенду. Спрятался за массивный тополь, чтобы бесстрашный исследователи не спалили, когда мимо пойдут.
  Допил пиво, осторожно глянул на дисплей мобильного телефона, чтоб узнать время. Без пятнадцати двенадцать скоро пойдут. Лунькино окно погасло, добавляя силы свету от половины луны. Глянул в сторону пацанов, ага идут. И тут глаз выцепил едва различимый силуэт коняги, в метрах двух за канавой. Интересно, откуда эта скотина взялась. В округе этих животин хорошо, если штуки две осталось. Силуэт тем временим, двинулся вперед, раскачиваясь из стороны в сторону, едва передвигая ноги. Еще чуть-чуть и завалиться от изнеможения. Опа да конь ящик тащит, что привязан к хомуту скорей всего вожжами. Сюрреализм в чистом виде, у меня даже мурашка пробежала вдоль спины. Парни тем временем продолжали движение по дороге, явно не замечая это чудо животноводства. Прошло не больше минуты, как конь поравнялся с мальчишками, вышагивая рядом по траве, но они упорно его игнорировали.
  Как то это не нормально.
  Хотел было окрикнуть лоботрясов разорвав угнетающую тишину и не смог издать ни звука. Меня охватил столбняк, а с ним пришел страх. В тусклом лунном свете я увидел дохлого коня, часть кожи на боку лопнула, обнажив ребра, верх морды отсутствовал, от ноздрей до ушей. А на вожжах он тянул, не какой не ящик, а самый что ни на есть настоящий горб. И все это прорисовывалось в ночи настолько четко, словно некий прожектор подсветил все нужные места.
  Меня прошиб озноб, захотелось заорать и убежать. Но я стоял, силясь уговорить самого себя, что это все легко объясняется, что тут больше моей фантазии, чем мистики. Мистики же нет, как и оживших деревенских легенд. Я закрыл глаза, досчитал до десяти, на каждой цифре делая глубокий вдох, вроде чуть полегчало. Открыл глаза, и тихо взвыл, а ноги дали слабину, я осел на землю. Возле дохлой скотины появилась некая тень на вид больше коня в раза два. Темный силуэт во мраке ночи, чем-то отдаленно напоминал человека, только очень худого и высокого, и скорей всего без одежды.
  
  А малолетние дебил шли себе по дороге без малейшего страха и понимания что твориться буквально в двух метрах от них. Один из них дурашливо толкнул другого, тот оступился и дабы не свалиться сбежал в канаву.
  Тень замерла, конь встал, изогнул голову, словно кто-то дернул за вожжи. Приятели несчастного, оборвали смех, наверняка тоже увидев эту мрачную картину. Послышался вскрик бедогали отросток тени, что можно было бы принять за руку, схватила парня за шиворот. Тот пошатнулся, конь скакнул вперед, и парень неловко, словно пьяный свалился в гнилой гроб. И я готов поклясться, что услышал скребущей за душу шепот.
  - Тебе пора.
  И мир снова отмер, наполнился звуками и ощущениями. Подростки взвыли и ринулись вперед по дороге, несколько не думая о потерянном друге. А сам же пострадавший взмахивал руками не в силах выбраться из гнилого плена.
  А я... а я взрослый мне так нельзя, нельзя убежать, нельзя впадать в панику.
  - А сука, - прохрипел я, выскакивая из-за своего укрытия.
  Меня трясло, ноги едва слушались, но я побрел к коню вытаскивать из гроба мальца, а тень, словно треплемая ветром, стелилась рядом. Казалось, отпусти она хамут и ее поглотит мрак.
  - Сука, мля... госпади ежиси нанебеси.. на хер мля, бог ты мой, - я пытался молиться, но ни чего не получалось, страх оставил в моей голове только мат.
  Как я добрался до гроба, деталей не помню, память оставила лишь ощущение гнили и трухи под пальцами. Схватил парня за руку и, прилагая все силы, выдернул его из ловушки. Монстер этого не заметил, продолжая свой путь.
  - Аааа, - сипел я.
  Сколько там, в мелком подростке веса? Килограмм сорок. Попытался взвалить тело на плечо, но не вышло. Я не спортсмен, да и страх изрядно выпил мои силы. Парень выпал из моих ослабленный рук, я в отчаянном порыве врезал ему пощёчину. Помогло, он подскочил как от укола и замер с отрешённым лицом. Я схватил его за руку и потащил, он не сопротивлялся.
  Опомнился я лишь, когда запирал входную дверь, массивным крючком. Замер хрепя от одышки, в боку ломило, так что казалось его проткнули, чем-то тяжелым и тупым. Оперся о стену рукой, помня еще со школы, что после бега садиться нельзя, почему именно так, нам тогда не объяснили. Отдышавшись, глянул на парня что стоял, словно манекен в подвале, такой же неестественно пугающий. Особенно в лунном свете, пробивающемся через окно, зажечь лампу я так и не решился.
  - Эй, ты как? - задал я первый пришедшей в голову вопрос.
  Он ни как не отреагировал. Взял его за плечи, встряхнул. Ноль реакции.
  - И что мне с тобой делать? - отстранена, произнес я.
  Кто он такой и где искать его родителей я не знал. И если найду что мне им сказать? Про мертвого коня и мрачные тени? Да я сейчас и сам не слишком верю в увиденное. Логика и скептицизм во всю вытесняли всякую паранормальщину из головы, ища здравое объяснение увиденному. Свет в окне померк, я машинально глянул и шарахнулся в сторону. Перед низеньким деревянным забором, что ограждал цветник, стоял дохлый конь. Меня пробила мелкая дрожь и икота. Схватил парня, потащил за собой в комнату. Хотел было подойти к окну задернуть шторы, но не успел. За стеклом промелькнул голый старческий торс измазанный чернозёмом, и часть уродливо грязной бороды.
  - Тебе пора, - будто ветер в трубе провыл, но слишком четка, для бездумной силы природы.
  - Мать ик... - я инстинктивно, отварил дверку шкафа, толкнул туда парня и сам сиганул следом. Подцепил ногтем за щёлку между замком и створкой, захлопнул дверку под приятный звук входящего язычка в паз. В детстве я всегда тут прятался, считая это место самым надежном в мире.
  Глупая преграда из шифоньера, способная защитить разве что от детский кошмаров, в этот раз спасла нас. В оглушающей тишине услышал топот копыт, и какой-то надсадный хрип. Мать его, это в комнате. Следом непонятный скрежет, шуршание и неразборчивые, но громкое бормотание. Я вжался в стенку шкафа пытаясь быть как можно дальше от того, что осталась на той стороне. Шли минуты, но никто не ломал дверки и не вытаскивал нас, только шум животного и его хозяина. В кромешной тьме я нащупал бессознательно лежащего парня. Включить телефон не осмелился, любой свет мне казался маяком для монстра. Поэтому я, тряся от страха в полной темноте, может тьма нас и спасла. Не знаю.
  Когда я устал боятся, и начал искать более удобную позу, выпитое пиво попросилось наружу. Я терпел, сколько мог, но казалось еще чуть-чуть и мочевой пузырь лопнет. Но чтобы надуть в угол или тем более в штаны и мысли не было, только в туалет ну в крайнем случаи на улицу. Я уже потянулся к верхней защелке, что держала вторую дверь, как отдеру руку. Нет, это тварь меня выманивает. От этого понимая, пропало тяжелое давление внизу живота, с наружи послышалось злое ворчание и чавкающее.
  - Тебе пора!
  Следом удар больше от бессильной злобы, чем в попытки сломать преграду.
  Так мы и отсидели до утра. Тонкий луч солнца проскользнул в замочную скважину, дав мне сигнал на выход. Открыл защелки, вываливаясь на вымазанный в грязь ковер. Ноги онемели, голова болела, но все же отполз на относительно чистый дощатый пол. Единственное напоминание о вчерашних визитёрах это изгаженный грязью пол и исцарапанный потолок. Уложив парня на кровать, сам вышел на улицу, замер на дороге не знаю, куда бежать, кого искать. Но нашли меня. А именно плюгавый мужичек в серых штанах и бледно желтой рубашке с усами прямиком из семидесятых. Подъехал на чёрном БМВ, выскочил и без лишних разговоров врезал мне в челюсть. Я пошатнулся и уже второй удар не допустил, закрылся рукой. Из потока мата удалось вычленить следующее.
  - Где, мой сын?
  - Дома, - буркнул я.
  Тот, пыхтя от злобы, влетел в мое жилище и выволок безвольного парня, напоследок бросил.
  - А ты у меня сука сядешь, - вот и вся благодарность за спасения сына. Впрочем, его трудно винить он не в курсе случившегося.
  Потом приехал участковый с заявлением о похищении. Я спокойно объяснил, что гулял, потом малолетки побежали, кинув парня в канаве. Я подобрал, дотащил до своего дома, потому что банально не знал кто он и куда его вести.
  - Заявление на Пал Борисача писать будете? - печально спросил участковый?
  Моя версия событий было проста, логичная и придраться к ней можно, но сложно. Про нечисть я благоразумно промолчал. Посмотрел на участкового тертый мужик. А почему бы и нет.
  - Что там, у Луньки происходит? Чего пацаны побежали как наскипидаренные?
  - Ни чего, - слишком резко встал он из-за стола.
  - От ни чего так не бегают?
  Он закусил нижнюю губу и долго на меня смотрел, а затем медленно проговорил.
  - Разберёмся, - сказал, так что дальше вопросы задавать было опасно.
  Страж порядка ушел. Я быстро собрал вещи и погрузился в машину. Жить тут я точно не буду и своим не дам. Но прежде чем покинуть деревню заехал к Луньке, задать пару вопросов. Но, увы внятного диалога не получилась, она только орала "А нехер по ночам шляться".
  Отъехав на десяток километров, завернул на просёлочную дорогу, и завалился спать, ибо глаза слипал жутко. Прежде позвонил жене и предупредил, что к вечеру буду. Спал беспокойно все время, возвращаясь к событию двадцати трех летней давности. Когда нас Саню Костика и Пашку преследовал старик с конем.
  
  
  
  

  

Добрый дворник

   Степан Игоревич ловко пришпилил пикой фантик от конфеты, что нагло гонял ветер по тротуару. Убрал его в черный мусорный пакет, и внимательно осмотрелся в поисках других нарушителей порядка. Никого, только аккуратно выстриженная трава, чисто выметенный тротуар и возле скамеек пустые урны для мусора. Один лишь фантик и числился в нарушителях и, то есть серозное подозрении что он прилетел сюда из соседнего двора. Степан улыбнулся, щерясь посмотрел на только что взошедшие солнце, что частично таилось в облаках. Он любил свою столь не притязательную работу. Наводить порядок, обустраивать внутренний дворик, даря людям чувство уюта и гордости за свой дом и его округу. Ведь всем приятно осознавать, что у него то все чисто и благостно. С тех пор как он вступил в должность дворника, у него на участки практически всегда царила чистота и порядок. Он никогда не позволял себе шуршать метлой по асфальту до восьми утра. Не зачем людям портить остатки сна. Можно же все сделать чуть позже или с вечера.
   Но чистота это не главное, более всего ему нравилось общение с жильцами дома. Он не понимал за чем людям соц.сети, когда можно просто общаться соседями, для этого и надо все лишь не много слушать, и проявить хоть долю заинтересованности.
   Дверь подъезда едва слышно хлопнула, Степан обернулся. Как обычно первым в трудовые будни ринулся местный бизнесмен, Глеб Александрович. Парень лет тридцати, тридцати пяти, всегда в деловом костюм, всегда выбрит и энергичен. Он быстро прошагал по дорожке поравнялся со Степаном, переложив тоненьких дипломат в левую руку, протянул другую.
   - Здорова, - рукопожатие крепкое и, как и он сам энергичное, - вот прочти отличная вещь, поначалу все скучно, но потом. Ох лучше пойду, а то не удержусь и спойлеры выдам. Я побежал, а вечером как обычно я к тебе на обсуждение.
   Глеб извлек из кармана бульварную книжонку в мягком переплёте на двести страниц. Не удержался хлопнул дворника по плечу и срываясь на быстрый шаг поспешил к машине, что стоял на общей стоянке. Между прочем сделанный за его деньги. Степан улыбнулся, пряча книжку во внутренний карман потертой куртки.
  Глеб несмотря на свой имидж и круг общения, обожал дешевые детективы, что печалить на столь же дешевой бумаге. Он поглощал их в огромных количествах и почти без перерыва. Как случилось что бизнесмен дал ему почитать первый детектив, Степан достоверное уже и не вспомнит, было это года три назад. Он честно прочитал книгу и не понял, что в ней хорошего, и искренне без всяких сарказмов пошел уточнять у Глеба. Тот было обиделся, но все же пояснил что нужно прочесть как минимум десяток чтобы понять в чем весь смак. На следующей день после беседы дворник попросил десять лучших книг и о чуда Глеб его не послал, а выдал просимое. Спустя дней пять Степан и Глеб сначала на лестничной площадке, а потом и в квартире бизнесмена спорили до хрипоты про сюжеты, персонажей и жанр в целом. Так и начались их взаимоотношение, они где-то раз в неделю обменивались книгами и раз в месяц собирались чтоб обсудить новинки.
  И Степану нравлюсь такое общение хотя сами книги не очень. Но потерять пару часов вечером на чтение ради захватывающей беседы и диспута. Это того стоило.
  Следом вышел молодой отец, вечно не выспавшийся и ворчливый, спешил на завод. Дворник понимал его, сам когда-то отрубил от звонка до звонка на труболитейном, пусть и в должности старшего мастера. Он всегда мечтал быть пожарником, даже подал документы на зачисление. Но друг попросил помочь на заводе, ибо план горел, а народ все больше пил. И один год превратился в десять, а десять в восемнадцать. Из который последние три они боролись с за жизнь завода, и как большинство проиграли. Жалел ли Степан об сделанном выборе? Самую чуточку и то больше грустил, об не с бывшей мечте.
  Минут через пять появилась Лиза, милая девушка которой хронически не везло с мужиками. Зато у нее подрастал сын, подающий большие надежды в игре на скрипке. Звука изоляцию они поставил два года назад, так что жильцам стало полегче.
  Народ шел по своим делам, здороваясь и перекидываясь с дворником малозначимыми словами. А временами и делясь проблемами, но все больше радостями. Бабуля Арина в очередной раз по просила присмотреть за внуками, когда они пойдут гулять. Значит около двум дня снова придется сидеть на лавке под деревом. Там и книжку можно будет почитать.
  Последняя из жильцов что регулярно выходят на работу, объявилась Лидочка.
  Лет десять назад ее звали не иначе как шалава, через лет пять стали называть брезгливо любовницей, а сейчас нейтрально содержанка. Лидочка уже пару лет как пересекла рубеж за тридцать, но выглядеть стала эффектнее и притягательнее. И отрицать этого не мог даже Степан. Он помнил ее мелкой соплюшкой что училась вертеть мужиками, в свое благо, не считаясь с общественным мнением. А сейчас, кто бы мог подумать, она прилагала не мало усилий чтобы город становился лучше, возглавляя благотворительный фонд. Да вкладывали деньги другие, но ведь она направляла финансовый поток в нужное русло. Про это судачили не только газеты, но и бабки на лавках, а это чего-то, но стоило.
  - Здравствуйте дядя Степа, - приветливо улыбнувшись поздоровалась она.
  - И тебе не хворать, - дежурно ответил Степан Игоревич, всегда занятой девушке.
  Не смотря на приятный внешней вид, не какой вульгарен, приличный бежевый костюм, аккуратная прическа, и макияжа только чтобы скрыть проступившие недостатки. Степан испытывал к Лидочки некую долю неприязни ничем конкретно не обоснованную. Он списывал все это на стереотипное мышление, из-за ее прошлого.
  - Как ваше здоровьице? - дворник чуть под растерялся от столь обыденного вопроса, дальше приветствия их разговоры обычно не заходили.
  - Да хорошо все, - неуверенно ответил Степан, опираясь на пику для отлова мусора.
  - Вот и славно. Я все стеснялась спросить, а чего это вы все один живёте. Где жена, дети? - все телодвижения Лидочки говорили об искренней заинтересованности от мимики до жестов. А Степану отчаянно не хотелось продолжать разговор. Но вежливость взяла свое.
  - Жену похоронил лет десять назад, - и чтобы избежать еще одного вопроса сразу пояснил, - несчастный случай. Дочь вышла замуж и живет возле моря.
  - Ясно. Извините за столь неудобный вопрос. - она расцепила пальцы и развела руки чуть в стороны ладонями вперед, - понимаете, я не знала, как начать разговор. Я всего лишь хотела спросить.
  И умолкла, заглядывая уже не молодому, но все еще крепкому мужчине в глаза.
  - За спрос денег не беру, - отозвался он бородатой присказкой.
  Она словно в воду ухнула, произнесла.
  - Не могли бы мы встретиться сегодня вечером возле подъезда. Часов в восемь?
  - Эээ, - Степан не любил, а скорей не умел отказывать в просьбах, поэтому виновато произнес, - у нас с Глебом встреча назначена на вечер.
  Лидочка опала лицом постарев почти на пять лет, словно получила телеграмму об смерти единственного сына.
  - Но как же... - про мямлила она.
  Степан по началу не хотел соглашаться тем более, Глеб будет ждать. Но ему припомнились те взгляды что она бросала на него в последний месяц. Он списывал все на свою фантазию и желания видеть то чего нет. А на деле вон оно как, проявила интерес. И что она в нем нашла? А вот вечерам и узнает.
  - И чем я вам могу помочь? - куда как теплее спросил он.
  - Да мне ... помочь. Там не... а во сколько у вас встреча с Глебом?
  Тут же вспомнилась жена, она так же неловко говорила, когда дело касалось романтики.
  - Эээ точного времени не скажу, - замялся озадаченный дворник.
  - Тогда давайте в восемь, - перебила дворника Лида, элегантно сократив дистанцию в плотную приблизившись к Степану, одну руку легла на предплечья другую выше на плечо.
  Степана внутри что-то ухнуло и на душе потеплело, как же давно женщины не касались его вот так нежно и чуть интимно. Он сам не понял, как закивал.
  - Только ровно в восемь и я вас умоляю без опозданий, - прощебетала Лидочка и почти поцеловала его в щеку, и уже отходя сказала, - а потом я угощу вас чем-нибудь вкусненьким.
  Остаток дня честного дворника терзали противоречивые чувства. Он был рад пойти пусть и не на свидание, но на что-то схожие с этим, или же его пугало то что будет потом. Но отсутствие женского внимание и врождённая галантность, пусть и не выраженная в ярких поступках, взяла верх. И дворник стал готовиться к встрече со столь противоречивой натурой что жила на четвертом этаже и с детства не отличалась нравственностью.
  В итоге он на и банальнейшим образом опоздал, глупо застряв в прихожей перед зеркалом не зная надевать галстук или нет. В итоге пошел без него, официоз явно будет не уместен.
  Не успел Степан открыть наружную дверь подъезда как тонкие и на удивлении жесткие пальцы Лиды вцепились ему в руку.
  - Ты опоздал, - голос ее сильно дрожал.
  - Всего на две минуты.
  - Неважно, - простонала она, - быстрее.
  Все это встревожило дворника, захотелось отказаться и уйти домой, а лучше к Глебу и забыться в споре. Книгу он ели, ели успел прочитать и то по диалогам. Лида не ожидало втянула его в черный зев подвала, свет не зажгла включила фонарик. Степан вырвал руку и неспешно нащупав на побеленной стене выключатель, щелкнул клавишу. Все же прищурился, когда тусклый свет ударил по глазам.
  - Зачем нам сюда? - больше удивлённо чем растерянно спросил он.
  - Мне надо ну пожалуйста, - Степан ухмыльнулся, подвалов он не боялся.
   Сбив побелку с пальцев, пошел к переминающейся с ноги на ногу Лиде, что стояла в самом внизу.
  - Что за спешка? - сердито проговорил он, внутренне придя к решению что покончит с делом как можно быстрее или по возможности вообще откажется.
  - Да ты можешь быстрее? - раздражительно проговорила девица.
  - Знаешь, - найти слова с ходу не получилось. Он мысленно чертыхнулся, и подошел к плохо оструганным доскам, что ограждали секцию подвала что принадлежала Лиде.
  - Лидда ты опазддала, - спокойный голос послышался из темноты.
  - Я, - жалобно пискнула девица.
  - Позже накажу, - не большой огонек свечи вспыхнул в темноте, вполне четко обрисовывая обладателя голоса. Степан пригляделся, мужчина где-то за сорок, с правильными чертами лица, такие бывают у аристократов, прошедших долгий путь селекции. Пижонские усики из начала прошлого века дополняли образ, как и черный костюм.
  Дворник сделал шаг назад, но тут Лида ловко толкнула его в бок, он инстинктивно сделал шаг споткнулся об порог и взмахнув рукой валился в отгороженную часть подвала.
  - Что здесь происходить, - Степану очень захотелось убежать, позорно даже с криками и воплями, но мужское достоинство приказало стоять и разобраться в ситуации, а не подаваться панике.
  Лида, всхлипывая и цокая каблуками выскочила в коридор.
  - Уважаемый Степан Игоревич, - мужик непонятно как оказался в плотную к дворнику, и мягко подтолкнул его в грудь, - я вам сейчас все подробно объясню не сомневайтесь.
  Мерзкий голосок так и проситься для удара в глотку, чтобы захрипел и умолк.
  Степан чисто машинально сделал пару шагов и увидел в свете... факела? точно факела, огромный пень будто пророщенный сквозь бетон. Радиусом не меньше метра. И как его только сюда притащили.
  - Садитесь, садитесь сейчас все будет.
  И он сел по-прежнему растерянный и ничего не понимающей.
  - Что тут происходит? - хоть голос не подвел, был твердым и даже злым.
  - О, мы тебя принесем в жертву.
  Что за бред. Какая, жертва. Степан отказывался верить в услышанное.
  Еще пару факелов разогнали тьму, представив взору Степана с десяток человек.
  - Да что тут происходит, - вскрикнул дворник.
  - О, я все расскажу подробно ведь и за это мне тоже платят. Видишь эти замечательные люди, - на последнем слове он поменял голос на саркастичный, чем вызвал не приятные усмешки у собравшихся, - они зло практически в чистом виде. Концентрированное настоящее зло.
  Пауза чисто театральная, дабы клиент проникся. И Степан проникся, до дрожи в коленях и почти полной остановки дыхания. Вот как так могло получиться, вышел из подъезда к девушке и очутился в мрачном подвале среди... существ. Они не были монстрами, не рог не лишних конечностей не острых зубов. Обычные люди, вот только искажение злобой, более широкие роты, носы толи сплюснуты толи раздувшиеся, и взгляды полные все поглощающей злобы. Все они разные, но в тоже время одинаковые словно дети одной матери. Хотя тут был и ребенок десяти лет и старуха за шестой десяток. А вот старуху Степан узнал. Антонина Петровна въехал в дом лет пять назад, может шесть. А рядом семейство из пятнадцатой квартиры, вроде милые люди, только вот если верить рассказам местных старушек, именно они споили Санька что жил по соседству.
  - Насладился видом? Тогда дальше. Видишь ли, зло эгоистично до безумия и полного отказа логики. Зло концентрируется на себе, и со временем это проявляется во внешнем виде и повадках, и добряки вычисляют их, - он обвел рукой собравшихся, - и убивают. Поэтому им нужна маскировка. И вот ты эту самую маскировку обеспечишь. О вижу вопрос в твоих глазах "Как я это смогу это сделать?". А очень просто. Ты умрешь как личность.
  Степан попытался вскочить, но не смог, он словно прилип к этому огрызку дерева. Дворника охватила истерика он бился выл пытался вырвать, но все тщетно. Когда он устал, пижон продолжал еловым голоском человека, распираемого самодовольством.
  - Хочешь узнать почему именно ты? Все просто. Ты почти святой в тебя огромное количество первозданной доброты подлинной, искренней, честной. Если бы не этот завод, то ты точно бы прославился. Но не суть. А теперь давай я объясню зачем нам святая жертва, - урод явно наслаждался, получая извращённое удовольствие от происходящего, - если правильно принести в жертву святого и умело распределить его свет, то он замаскирует зло в них, не уничтожив носителей. От обычного человека такое увы не извлечь. Зло снова сможет вершить свое дело. Маленькое незаметное. Ведь как всем известно дьявол кроется в мелочах. Убить человека безусловная трагедия, но с ней смирятся. А вот сделать человека скажем наркоманом, это погрузить в ад целое семейство, а возможно даже и не на одно поколение. Или скажем распускать достоверные слухи и отравить жизнь целому дому. Злу доступны чуть большие силы из-за своей концентрации энергии, чем обычным людям. И от этого и возможностей больше.
  Бабушка нервно захихикала, и Степана пробрал озноб, словно он уже чувствовал, как его распиливаю ржавой пилой. А лучше бы и распилили, чем вот так сидеть неподвижным и слушать этот чудовищный смех.
  - Зачем, - Степан и сам не понимал, что спрашивает, его трясло от страха и отчаянья.
  - Зачем я этими милым существам? Все просто мой друг. Они эгоисты и не способный остановиться или поделиться. И святая мощь просто выжигает всю тьму делая их... добрыми. И тут просто необходим толковый человек чтобы провести ритуал правильно красиво и гармонично. Ритуал на самом деле прост...
  - Хватит, - рявкнул малец, голосом пропитого алкоголика.
  Распорядитель съёжился, превращаясь в запуганного ребенка со старческим лицом. Пижон суетливо достал из кармана кривую ветку с двумя ответвлениями и подойдя в плотную к дворнику ткнул ему в глаза. А замет ядовито прошептал.
  - А знаешь, что самое интересное. Теоретически ты сейчас победишь истинное зло в десятке человек, своим добром, а вот практически всего лишь замаскируешь зло, продлевая их существование.
  Ритуал был скучен и неинтересен, монотоннее пение, с ритмичным постукиванием веткой по голове жертвы с последующем касанием существ. Сущность корежило, и преображало, разглаживая черты лица придавая им человечности. Получив свою порцию добра сущность уходила. В конце ритуала пижон оттащил Степана в угол подвала, где и бросил словно мешок с картошкой.
  Противный фантик от конфеты ириска удалось пригвоздить только с пятой попытки. Степан было хотел бросить это раздражительное занятие, но под конец повезло. Переместив нарушителя в пластиковые мешок, он протяжно зевнул, и тут же сморщился от головной боли. Трех дневной запой не прошел даром, голова до сих пор отзывалась болью, а тело слабостью. И чего он поперся в подвал пить? Не понятно. Дома то за всегда удобнее. Еще и собутыльник был тот еще урод, бросил его на холодном полу. Три дня пьянки затем три дня отходника и вот пришлось время выйти на работу.
  - Как здоровьице уважаемый, - послышался до отвращения бодрый голос за спиной.
  Никифор чтоб его. Как же они все его достали с этой заботой. И ведь каждому нужно влезть в его жизнь спросить, что да как. Не чтобы мимо пройти.
  - А сам не видишь? - грубо ответил Степан в надежде что вопрошающий обидеться и побежит дальше по делам.
  - Нда, - разочаровано отозвался бодрый старичок, и просеменил мимо.
  Ну наконец-то. Мусорник еще и на половину не наполнились можно и завтра вынести. А сейчас в каптёрку на перекур. Заслужил. Час уже как бродит по участку выполняя общественный долг. Возле самых дверей подъезда столкнулся с Лидой. Та вздрогнули и испугана отшатнулась. Потом суетливо порылась в сумке, достала бутылку дорого коньяка.
  - На опохмелись, - брезгливо протянула она бутылку.
  - О спасибо, - оживился Степан. Пусть и початая, но ведь дорогая, а это значит качественный алкоголь.
  - Только до обеда продержись, - напутствовала она напоследок с ехидством в голосе.
  Чисто отполированный стакан из советского прошлого наполнился коньяком в одиннадцать двадцать две. В таком деле пол часа роли не играют.
Оценка: 9.73*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Британчук "Да здравствует экология!"(Научная фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"