Пальшина Вера Александровна: другие произведения.

Мифические истины твоего мира(Любовь из иного мира)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Истина относительна так говорил или подразумевал Эйнштейн, люблю мифических существ, всегда было интересно прочесть как они жили на самом деле, ведь знаний до наших дней дошло так мало... Это вторая версия первоначальной книги" Любовь из иного мира", герои немного изменились, изложение тоже, но книга еще не закончена, приятного чтения...


Как прекрасна жизнь в начале своего пути! Пути, что начинается с момента принятия решения, неважно каким оно может показаться на первый взгляд. Главное, чтобы последствия не заставили себя долго ждать.

Мифические истины твоего мира.

   Мы привыкли ездить на метро и не удивляемся толпе машин на асфальтированных дорогах городов, но как приятно отправиться в лес, на озеро или морской берег....Помните, это прекрасное чувство свободы и ощущение полета? Теперь представьте, что не знаете в жизни ничего кроме этих светлых чувств, нет метро, нет толпы и вы в мире безграничной свободы воли, не чужой, только своей воли...
   Здесь нет президента, власть наследуется от отца к сыну, империя какой стала бы наша при условии, что легенды не придуманы от скуки и суеверий.
   С раннего утра император пребывал в крайней степени возбуждения, предвкушая долгожданную вековую охоту. На ней встречаются старые друзья, скрепляются узы дружбы и многие счастливцы находят свою половинку. В качестве добычи традиционная звероптица или Арысь, так принято называть ее в мире драконов.
   Да, именно драконов, чешуйчатых ящериц с перепончатыми крыльями и гигантской пастью с дыханием погорячее сварочного аппарата. В фольклоре славянских народов это змей-Горыныч, в Скандинавии драконы-чудовища, Китай считает их олицетворением удачи и праздника. Я в свою очередь просто влюблена в них с самого детства.
   Император Церокп всегда с нетерпением ждал этого дня, и только власть священнослужителей не позволяла сделать охоту более частой забавой. Арысь исконно считались особенными. Раз в сто лет именно императору оказывалась великая честь сразиться с звероптицей. Тем самым доказать свою силу и право властвовать над всем живым в могущественном мире драконов Дрэгорании. Драконы были двуликими по-нашему оборотнями. Могли выглядеть как люди и как драконы. Они обладали невероятной силой и способностью менять обличие. По мнению иных народов, они были смертными, огнедышащими тварями, практически непобедимыми и беспощадными.
   Церокп, однако, беспощадным не был, напротив, о доброте и мягкости императора слагали легенды. Очень он ценил веселые пиршества, народные праздники и забавы. Население Дрэгорании горячо любило своего правителя, не повышавшего налоги, справедливо решающего споры и разногласия, отменившего смертную казнь, которую так часто использовал его отец в качестве наглядной демонстрации своей власти, могущества и весьма скверного нрава.
   За недолгие годы брака супруга подарила императору двух наследников, родившихся в один день, на этом их сходство заканчивалось. Многие считали принцев столь же одинаковыми как ясное утро и звездная ночь. Старший сын, являл собой точную копию деда. Высокий красавец с густыми каштановыми волосами, и янтарно-желтыми глазами чистыми как утренний лучик солнца. Будто сама природа наградила его внешностью, что поможет скрыть темную душу полную злобы и жестокости. Младший большинство черт унаследовал от матери, красавицы с блестящими волнами золотисто-рыжих прядей и завораживающими карими глазами, так часто сверкавших искорками смеха и тепла. Увы, век ее оказался недолог, подарив детям жизнь, императрица прекратила свою, оставив молодого супруга оплакивать столь ранний уход любимой. Церокп невероятно страдал и твердо решил, что в эпоху его правления у мира не будет новой императрицы таков долг верного мужа.
  -- Отец! - Воскликнул принц Лирт, врываясь в тронный зал.- Я должен сам выбрать невесту! Мне не нужна жена, навязанная силой!
  -- Ах, сын мой, как прошел вчерашний бал? Может пора устраивать брачную церемонию? - Церокп лукаво подмигнул младшему сыну, добродушно улыбавшемуся за спиной разбушевавшегося брата.
  -- Ты не слушаешь?! - Вышел из себя Лирт.
  -- Мальчик мой, если это хоть как-то смягчит твое сердце, то. Можешь отправиться со мной на охоту. - Видя, как ему казалось, восхищенное выражение в глазах юноши, добавил. - Через полчаса мы улетаем, и ты с нами если успеешь? - Ответа не последовало, Лирт уже несся в свои покои для переодевания.
  -- Горм, подойди, мой мальчик. - Попросил Церокп, обращаясь к младшему сыну.
  -- Отец, Фиали ждет меня. Сегодня мы выбираем, какого цвета розы будут на нашей свадьбе. Она рассердиться если я снова опоздаю. - Императору было сложно отказать в чем-либо принцу, так похожему на свою мать, как и она Горм не умел врать правдоподобно.
  -- Конечно, но ответь на один вопрос и можешь идти. - Церокп немного колебался, не хотелось повторять глупые сплетни, но если они правдивы, свадебная церемония произойдет тотчас же. - Не буду юлить, сам знаешь, я привык говорить честно и откровенно. Во дворце пошел слух о беременности твоей невесты, это так?
   Горм постарался изобразить смесь удивления и негодования, но лишь стыдливо опустил глаза и густо покраснел. Фиали надеялась сохранить этот секрет до свадьбы, после станет неважно, если малыш вылупиться на месяц раньше. Никто не посмеет обсуждать сроки зачатия ребенка принцессы.
   Действительно, какое дело, когда родился ребенок до или после свадьбы, можно и во время, главное чтобы родители его ждали и любили.
  -- Можешь не отвечать, все ясно. - Вздохнул Церокп, устало потерев глаза. - Церемония состоится сегодня вечером. Устроим все так, что никто не станет болтать. После удачной охоты на звероптицу я велю вас обвенчать. Священнослужители меня поддержат, уж против такого не попрешь! - Продолжал рассуждать Церокп. - Велика сила истинной любви, она же таит множество соблазнов. Сказать по правде вы с братом тоже вылупились раньше положенного срока. Отец смотрел на меня немного косо и даже сгоряча сжег пару государственных преступников, но потом остыл и радовался крепышам, да еще Лирт оказался маленькой копией его самого. - Император улыбался, вспоминая молодые годы и семейное счастье с любимой супругой. - Предупреди Фиали и скажи, что я очень рад и нисколько не сержусь. Советника Траса беру на себя, старый друг не рассердиться ведь у самого трое детей, должен знать о горячности влюбленных. - Церокп громко рассмеялся.
   Они продолжали разговаривать, не замечая Лирта, стоящего за резной дверью. Принц внимательно слушал каждое слово отца. Сознание того, что любовь всей жизни потеряна, испорчена сладострастием его братца, рождало холодную ярость и дикий гнев. В изощренном уме уже давно появилась гениальная идея о том, как спасти Фиали от проклятого брака и сделать своей, ведь это обещано им с рождения. Их венчали с колыбели, они росли с мыслью о совместном будущем и Лирт искренне любил красавицу с огненными волосами. Но вмешательство Горма разрушило все. Он примчался из дальней провинции такой веселый, непосредственный с дурацкими шуточками. Фиали понятное дело увлеклась им и затем влюбилась. Она поспешно отказалась выходить за Лирта и сменила одного принца на другого. Теперь все в восхищении от дивной любви прекрасной пары, а покинутого жениха лишь хлопнули по плечу, сказав: "Женщины, да что с них взять, найдешь еще лучше!" Усмехнувшись мрачным мыслям Лирт, как ни в чем, ни бывало, громко хлопнув дверью, ворвался в тронный зал, изображая сбитое долгим бегом дыхание.
  -- Я готов, когда летим? - Спросил он императора, игнорируя присутствие брата.
  -- Скоро, как только соберутся советники. Вы оба знаете, они долго капаются. Трас что-то говорил о миграции стай крупных звероптиц. Некоторые особи достигают небывалых размеров, крупнее взрослого дракона! Странно, никогда о таком не слышал. - Задумался Церокп, сидя на огромном троне из чистого золота.
  -- Может, ему показалось или с большого расстояния ошибся в размерах. - Предположил Лирт, хорошо зная о взрослых самцах звероптиц и их жуткой агрессии на нарушителей границ их территорий. Драконы никогда не вторгаются на землю гор и озер, отдельные искатели приключений пытались, но, увидев звероптиц, улетали со всей скоростью, на которую способны. Арысь сильный противник и никто не хотел с ними сражаться, а потом еще объяснять императору и священнослужителям какого рожна они там забыли?! Хотя еще никому во вселенной не удавалось убить взрослого дракона, даже Арысь, если только в сказаниях других народов. У них хватает чудаков в доспехах и с ножичками вечно пристающих к туристам из Дрэгорании с криком: "Сдавайся тварь огнедышащая, я тот, кто отрубит тебе голову!!!" Или что-то в этом роде на смешных и разных наречиях.
  -- Тебя ли я слышу принц Лирт? - Громко проговорил советник Трас, незаметно вошедший в зал. - Кому как не тебе знать про звероптиц больше всех, с детства изучаешь этих созданий. Даже как-то восхищался при всех их мощью и благородной грацией.
  -- Все так, но вы должны понимать, что как принц я обязан соблюдать дистанцию, дабы не нарушить их покой и не гневить священнослужителей. - Пояснил Лирт, без труда найдя выход из затруднительной ситуации. Безусловно, он разбирался в поведении этих созданий и любил посещать опасные места.
  -- Отлично! - Воскликнул Церокп. - Надеюсь, дорогой друг ты пришел, чтобы сообщить об окончании ваших приготовлений? - Трас уверенно качнул головой. - Следовательно, можно начинать! - Император проворно спрыгнул с трона, и, хлопнув себя по бедрам, вышел из зала.
   Трас вежливо поклонился принцам и отправился за императором. Немного подождав, Лирт медленно повернулся и с ненавистью посмотрел на Горма, ответившего немым удивлением.
  -- Когда вернемся, твоя жизнь измениться навсегда, но долго мучится, тебе не придется. - Леденящим душу шепотом пригрозил Лирт младшему брату.
  -- Испугал. - равнодушно произнес Горм. - Смотри, чтобы Арысь тебя не сшибли ненароком. - Весело насвистывая, он отправился к любимой невесте сообщить радостную весть о скорой свадьбе.
   Поздним вечером, в ожидании торжественного завершения охоты, Горм вместе с любимой, готовились к предстоящей церемонии. Фиали очень боялась выглядеть плохо и уже в пятнадцатый раз меняла прическу, оставаясь крайне недовольной результатом. Горм лениво развалился в мягком кресле на балконе ее спальни, вдыхая нежный аромат цветов, он любовался прекраснейшей из девушек Дрэгорании.
  -- Снова не то! - Чуть не плача воскликнула Фиали, отталкивая служанку. - Горм! Только посмотри на этот кошмар! - Она грациозно изогнула спину и повернулась, показывая замысловатое произведение искусства из множества заколок и волнистых прядей ярко-красного цвета.
  -- По-моему замечательно! - Принц не разбирался в прическах, зато в фигурах юных красавиц он кое-что смыслил.
  -- Правда? - Удивилась Фиали, но, проследив его взгляд, недовольно сверкнула глазами. - На волосы надо смотреть! Мужчины все одинаковы!
  -- Ну, милая не злись. - Взмолился Горм, ласково улыбаясь невесте. - Ты ведь не бросишь в меня расческу? - в ответ Фиали метко швырнула костяной гребень, попав точно в лоб будущему мужу.
  -- Это за то, что я в одиночку готовлюсь к нашей свадьбе, а ты даже не хочешь подсказать как лучше! - произнесла она, впрочем, быстро сменив гнев на милость.
   Потирая ушибленное место Горм не в первый раз отметил, что воспитанные отцами и старшими братьями невесты могут быть опасны, особенно когда им перечат. Фиали закрыла дверь на ключ и, положив его на камин, лукаво улыбнулась.
  -- Вот мы одни и я требую извинений, - игривый тон возлюбленной нравился принцу намного больше летящих в его голову снарядов, но помня разговор с отцом, он не торопился поддаться соблазну.
  -- Ты ведь не собираешься искушать меня до свадьбы?
  -- А разве я не этим занимаюсь на протяжении последних месяцев? К тому же вскоре мы будем женаты и все почти законно. - Фиали уверенно приблизилась к жениху и запрыгнула к нему на колени.
   Горм попытался возразить, но внезапно раздавшийся стук в дверь заставил ее остановиться. Они поднялись с кресла и заняли места в разных концах комнаты. Горм сделал вид, что очень заинтересован видом из окна, Фиали же поспешила открыть.
  -- Горм, мне так жаль! - Советник Трас ворвался, словно ураган и бросился к ногам принца со слезами. - Император убит, огромный самец Арысь тремя мощными ударами располосовал его горло! Все произошло слишком быстро! Мы выслеживали небольшого зверя, как вдруг налетела стая из десяти особей. Они напали на нас, многие ранены, а император сражался яростнее всех, защищая твоего брата! Лирт в порядке ни одной царапины, а твой отец... - Первый советник разрыдался как ребенок и осел на пол, закрыв лицо руками.
  -- Мне надо увидеть брата. - С еле сдерживаемой яростью проговорил Горм. Проходя мимо Траса, принц задержался, чтобы поставить гордого воина на ноги. Бросив тоскливый взгляд на испуганную невесту, он ушел прочь.
   По дороге во дворец он снова и снова вспоминал это утро и произнесенные тогда слова теперь не казались глупой угрозой. Лирт знал, о грозящей беде и возможно сам причастен к гибели отца.
  -- Пожаловал мой младший братик? - Старший принц успел изрядно напиться и едва держался на ногах. - Давно пора, можешь поприветствовать нового императора Дрэгорании! - Он засмеялся, и, поперхнувшись вином громко закашлялся. На указательном пальце правой руки сверкал перстень императора в виде дракона из белого золота высшей пробы, с редчайшим рубином необычайной чистоты в зубастой пасти.
  -- Ты им не станешь, совет решит, кому из нас править. - Холодно ответил Горм.
  -- Мне глубоко наплевать на совет и его решения. Власть в моих руках и теперь я могу получить все, что захочу. - Блеснув хищными янтарно-желтыми глазами, Лирт кровожадно оскалился, ожидая реакции брата.
  -- Я принимаю вызов, наш поединок состоится ранним утром у границы гор на земле Арысь. Кому жить определит судьба!- Горм торопливо покинул дворец, сдерживая желание придушить брата не дожидаясь рассвета.
  -- Судьба здесь ни при чем, - задумчиво произнес Лирт глядя вслед уходящему брату. - Ведь не зря мне пришлось убить сорок детенышей Арысь перед вековой охотой. - Злобно усмехнувшись, он в то же мгновение заплакал, как часто бывало в детстве, вот только мягкий голос отца не утешил его на этот раз. Лирт в отчаянии упал на ступени золотого трона казавшегося зловещим в ночной тишине. Возможно, он не был готов к последствиям, решение Лирт принял не колеблясь, выполнил все в точности по плану, но слезы предательски щипали глаза, мешали дышать, путали мысли. Изображать злость и обиду легко, но стать чудовищем для самого себя на это он не рассчитывал.

Глава 2

   Фиали молча стояла у окна, ожидая прихода Горма. Она словно замерла, лицо не выражало эмоций, дыхание было ровным, лишь дрожащие руки выдавали дикий страх, сковавший юное сердце. Самый счастливый день в одно мгновенье обернулся ночным кошмаром. Никто и подумать не мог о том, что император пострадает на охоте, с его смертью наступило тяжелое время выбора между двумя наследниками. Оба имеют почти равные шансы на успех, совет, куда входят самые влиятельные драконы мира могут лишь проголосовать за одного из принцев, но никто из них не отважится перечить решению самих братьев. Они обязаны договориться и кто-то из двоих станет императором, второй его советником. Так было испокон века, бывали случаи, когда правителями становилась женщины, советницы также оставили яркий след в истории. Но еще никогда наследники не враждовали меж собой так явно как Лирт и Горм. Народ считал всему виной ранняя смерть императрицы, она должна была привить детям любовь и уважение друг к другу, поскольку отец не мог править и следить за воспитанием обоих сыновей. Никто кроме родной матери не имеет искренней связи с сыновьями, остальные либо хотят использовать их в своих целях, либо любят до такой степени, что не в состоянии заметить истинные причины зарождающихся страхов в душе ребенка. Няни и учителя не смогли разгадать конфликт до начала его формирования, когда это случилось, было поздно мирить мальчиков, их попросту разделили, надеясь, что расстояние поможет им стать ближе. В итоге, когда Горм вернулся в столицу после странствий, он стал новым и интересным явлением при дворе. К Лирту все давно привыкли, а его брат полная противоположность горделивому принцу не только захватил внимание и любовь придворных, но и увел обещанную Лирту невесту. Все стало еще хуже, чем в начале, конечно Лирта старались утешить балами и сотнями красавиц мира, кто только не побывал в его постели, ни одна девушка не была ему нужна так сильно, как младшая дочь советника Траса юная Фиали. Она росла при императорском дворе наравне с наследниками, и Церокп искренне жалел, что у Траса двое сыновей и лишь одна дочка, была бы вторая, может все сложилось бы не так печально. Сколько раз он повторял принцам: "Вы братья, роднее вас нет никого на свете, и женщины вас лишь дополнят, но никто из них не смеет вас поссорить, не поддавайтесь духу соперничества, не отнимайте их словно добычу друг у друга. На свете у каждого есть своя судьба надо только искренне захотеть встретиться с ней, для этого просто расслабьтесь и ищите. Не носитесь как угорелые за девицей, что вас терзает и изводит, тот, кто любит по-настоящему всегда скажет или сделает так, чтобы любимому стало тепло и уютно. Боль и страх не дружат с любовью, это великое заблуждение существ с истеричной натурой. Будьте уверенны и спокойны, не причиняйте страдания другим, и любовь вас найдет быстрее, чем успеете это заметить". Но кто прислушивается к добрым советам старших? Таких единицы, а вот посторонних абсолютно равнодушных людей мы готовы слушать часами, жадно глотая строчки из песен, книг радио, тв, словно пророков мы почитаем героев шоу и мелодрам. Многие действительно верят, что для любви надо страдать и мучиться, без слез ее не бывает. Вот уж чушь собачья! Гнать таких советчиков подальше и людей садистов-мазохистов туда же, если вам спокойно и тепло это и есть счастье, комфорт и равновесие, никаких слез и страданий это истинная любовь!
   Размышления Фиали прервали тихие шаги возлюбленного, он выглядел взбешенным и потерянным одновременно. Плечи опущены, движения резкие, сейчас она могла его понять, но решения он должен принять самостоятельно, она может лишь придать ему сил для дальнейших действий. Сбежав по лестнице в холл, Фиали встретилась с ним глазами, и, стараясь не расплакаться, приблизилась, взяв холодную как лед, но все еще твердую руку принца.
  -- Лирт вызвал меня на поединок. Утром мы бьемся насмерть у скалистых гор на краю обрыва. Победитель займет трон, а проигравший останется умирать от ран на землях звероптиц. - Голос Горма был поразительно спокоен, будто возможная кончина нисколько не волновала юного принца.
  -- Нет! - Воскликнула пораженная Фиали. - Ты не должен, совет вынесет решение. Зачем вам биться?
  -- Моя дочь права. - Заговорил Трас. - Ни к чему устраивать кровавые поединки, тело императора не предано огню, а сыновьям не терпится искромсать друг друга! - Он возмущенно вздернул подбородок, как бывало, делал, чтобы сохранить самообладание в проигранном споре. - Горм, совет на твоей стороне. Не поддавайся на провокации брата, он хочет устранить тебя как досадную помеху на пути к неограниченной власти. Правление Лирта возродит тиранию вашего деда, все чего тяжким трудом достиг ваш отец, рухнет незамедлительно! - Первый советник почти умолял юного принца отказаться от боя.
  -- Поздно Трас, я дал слово и не жалею об этом. - Советник поник головой, и устало опустился в кресло. Горм приблизился и, мягко положив руку ему на плечо, присел рядом. - Вы учили, как правильно сражаться и не погибнуть в бою, неужели считаете, я настолько плох и ничего не усвоил?
  -- Конечно, усвоил, ты и мой младшенький лучшие бойцы во всей Дрэгорании. - Он печально улыбнулся и с тоской посмотрел на несчастную дочь, страх и ужас возможной смерти возлюбленного, заставляли прекрасные глаза менять цвет от серебристого к изумрудному, темно-синему, а затем и вовсе к кроваво-красному с вертикальной полоской посредине.
  -- Иди Горм, возможно у вас лишь эта ночь так проведите ее вместе, мне нужно созвать совет. - Трас поднялся, мгновенно ощутив тяжелый груз ответственности. До коронации он должен выполнять обязанности императора, а это значит, еще долго не придется сомкнуть усталых глаз.
   Влюбленные заперлись в той самой спальне, где совсем недавно были столь счастливы вместе. Фиали, сдерживая слезы, прижалась к теплой груди, не желая отпускать Горма на верную смерть. Он ласково гладил длинные волнистые пряди цвета огня, с тоской наблюдая приближение рокового рассвета.
   Последнюю ночь любви они наполнили страстной близостью. Словно мучимые жаждой у прохладного источника, старались испить как можно больше ценных мгновений счастья, бросая вызов жестокому року погубившему их обоих.
  -- Мне нужно знать имя нашего ребенка, если я умру, его и тебя буду вспоминать. С последним вздохом произнесу родные сердцу слова. - Прошептал Горм, целуя на прощание нежные губы, стараясь избавить от тоски любимый взгляд фиалковых глаз в свете ранних лучей последнего утра.
  -- Помнишь, в детстве мы подолгу играли в библиотеке моего отца? - Сквозь слезы произнесла Фиали. - Наша любимая книга была написана великим исследователем Дрэгорании, я тогда воскликнула, что своего сына назову в его честь. Мы были помолвлены с Лиртом, ты, улыбнувшись, согласился с хорошим выбором, а он важно заявил, что наш с ним наследник будет носить имя великого императора, а не какого-то исследователя. Тогда мы были детьми, но мое желание неизменно. Пусть его зовут Эргас.
  -- Я согласен любовь моя, подари Эргасу этот перстень. - Горм снял с указательного пальца прекрасное кольцо, в виде золотого дракона с огромным бриллиантом в пасти. - У него лишь один близнец из белого золота с рубином, в семье императора ни разу не появлялось более двоих наследников, подделать кольца невозможно. Их сила древнего происхождения, оно защитит нашего сына. Горм вышел на балкон и, отлетев на небольшое расстояние, сменил обличие, превратившись в прекрасного огненно-золотистого дракона со светло-коричневыми шипами на голове и мощном хвосте. Облетев вокруг особняка, он направился к назначенному месту у скалистых гор.
   Фиали не часто могла похвастаться сдержанностью и благоразумным терпением, поэтому торопливо одеваясь, она успела оформить четкий, но безумный план собственных действий.
  -- Папа я лечу за ним, - заявила Фиали, одетая в черный шелковый дорожный костюм с мечом на поясе и перстнем императора, подвешенного на золотой цепочке как обычный кулон. Нетерпеливо потопывая стройными ножками в высоких сапожках из мягкой красной кожи, девушка сверкала глазами холодными как сталь.
  -- Может попросить братьев проводить тебя туда? Или лучше запереть в комнате, чтобы уберечь от этой глупости? - Трас оторвал усталый взгляд от множества бумаг на рабочем столе и, убедившись, что девочка не шутит, позвал старшего сына. - Сэгор! - Открылась дверь кабинета, и в комнату вошел светловолосый мужчина, мощные плечи статной фигуры без труда заслонили дверной проем. Спокойно скользнув темно-синим взглядом по младшей сестренке, он понимающе кивнул и, подхватив ее на руки, вынес из кабинета.
   Не обращая внимания на громкие протесты и грозные ругательства, Сэгор запер ее в тайной библиотеке со всеми удобствами кроме окон. Устав колотить крепкую дверь, Фиали беспомощно посмотрела на длинные полки заполненные множеством незнакомых книг. В течение часа она перебирала запыленные тома, написанные странным языком, как вдруг открылся узкий проход, освещенный зажженными факелами. Фиали бесстрашно вошла, и тайник с шорохом закрылся, отрезая обратный путь. Не имея другого выбора, девушка торопливо пошла по коридору сначала вниз, а потоп снова наверх. Через двадцать минут она вышла в хорошо знакомый сад, в котором много раз играла в детстве с Лиртом. Фиали очень удивилась, что не знала раньше об отверстии в маленькой скале, хорошо спрятанном в зарослях колючих роз. Услышав хлопанье крыльев, она с замиранием сердца подняла голову и, увидев Лирта в обличье коричневато-серебристого дракона с золотыми шипами, упала без чувств.
   Очнувшись в дворцовых покоях, девушка непонимающе оглядела огромную спальню, в которой ни разу не была прежде. Услышав звон бокала, повернулась, встретившись с янтарно-желтым взглядом. Испугавшись Фиали, вскочила с постели, но тут же оказалась в крепком кольце сильных рук.
  -- Тише милая, - заговорил Лирт. - Я понимаю смерть Горма огромная трагедия для тебя, но такова жизнь и жестокие законы власти не оставили мне иного выбора. Ты должна знать, как я люблю тебя и пойду на все, чтобы получить ответную страсть. - В ответ Фиали попыталась ударить его посильнее, но принц ловко извернулся, и осторожно положив извивающуюся девушку на кровать, крепко держал, пока она окончательно не выбилась из сил.
  -- Я ненавижу тебя за то, что ты сделал и никакой страсти от меня не жди, похотливая тварь! - Запыхавшись, произнесла взбешенная Фиали, злобно сверкая кроваво-красным взором.
   Лирт усмехнулся, и, отпустив девушку, спокойно подошёл к резному столику за бокалом вина. Фиали с ненавистью смотрела на принца, не замечая в нем ни единого сходства с любимым Гормом. Лирт был выше и мощнее брата, поскольку больше всех других заботился о физической форме смертного обличия или человеческого, если так яснее. Стальные мускулы подтверждали разговоры дворцовых сплетников о том, как искусно владеет мечом старший из братьев. Горм больше интересовался политикой, тонкостями управления империей и тренировал драконье обличие, поддерживая смертное просто в хорошей форме.
   Но чем дольше девушка смотрела, тем сильнее понимала весь ужас создавшейся ситуации. Вопреки здравому смыслу и велениям сердца вид Лирта с восхищением и желанием рассматривающего ее тело возбуждал в ней дикие порывы и животные инстинкты. Не находя в себе сил отвернуться она с лихорадочным блеском в глазах цвета морской волны разглядывала напряженные мускулы плеч, не решаясь опустить взор. Злясь на себя, за столь жуткие мысли, Фиали резко дернулась, и встала с кровати, с опаской оценивая противника.
   Наблюдая ее движения и странное смущение, Лирт склонил голову набок, и понимающе улыбнулся. Он прекрасно знал, какое впечатление производит на женщин вид обнаженного торса, над которым Лирт тщательно работал с самого детства. Он всегда придерживался мнения о том, что в хорошей форме должны быть оба обличия тогда сила духа вырастет в сто крат.
   Хищно улыбнувшись, он залпом осушил бокал и в упор посмотрел на Фиали. Она больше не казалась такой недоступной и холодной, напротив сознание своей власти придавало ему сил и решимости. Даже в годы их помолвки он не позволял себе лишнего, ни поцелуя, ни объятий. Он был предельно вежлив и галантен, почитал ее, словно богиню пока коварный братец не явился, чтобы отобрать его счастье. Фиали с тех пор как подменили, исчезла скромница, вечно твердящая о правилах приличия. Придворные ежедневно шушукались о проказах младшего принца и бывшей невесте Лирта. Эти двое , наплевали на всех и просто наслаждались жизнью не сильно заботясь о традициях. Это бесило Лирта еще больше, он берег то, что не желало быть оберегаемым, поклонялся женщине, считая ее особенной и девственно чистой, превратив живые чувства в камень. Конечно, она была хорошо воспитана и не позволяла относиться к себе без должного уважения, но холодность Лирта действовала на ее чувства, как асфальтирующий каток действует на свежие ростки зелени, губит на корню. Впоследствии он не раз пожалел об этом, но было поздно, его "богиня" наслаждалась любовью и не кого-нибудь, а второго наследника империи.
   Лирт с грохотом поставил бокал, да так что резной столик опрокинулся на пушистый ковер. Фиали испуганно вскрикнула и постаралась проскользнуть к двери, но не тут то было принц ловко схватил ее, нависая над беспомощной жертвой. Фиали брыкалась, но освободиться из крепких объятий не было никакой возможности. С каждым прикосновением теплых рук и настойчивых губ сопротивление девушки таяло. Она слишком сильно нуждалась в утешении, и пусть оно исходило от виновника ее горя, но Фиали прекрасно понимала, что самолично разбудила вулкан мести и жестокости. Когда-то Лирт был тихий и скромный мальчик, пусть он нечасто смеялся, но всегда поддерживал ее во всех безумных поступках, частенько именно его наказывали за проделки и хулиганства, учиненные маленькой девочкой. Он стойко терпел, признавая свою вину, всегда выгораживал Фиали, следя за тем, чтобы никто из взрослых не смел обижать малышку.
   Фиали горько рыдала, прижавшись к широкой груди. Она перестала вырываться и только громко всхлипывала, совершенно не помня себя от горя, запутавшись в собственных мыслях, девушка уснула. Лирт неподвижно сидел на ковре, баюкая любимую, нежно гладил шелковистые пряди огненных волос, он давно не был так счастлив и печален одновременно. Казалось, цель достигнута, Фиали с ним, спит в его объятиях, вот только отец не произнесет свои любимые тосты на его свадьбе и младший брат не станет ему опорой в государственных делах. Лирт вообще не был уверен, что хочет стать императором, ему больше нравилось тренировать войско, быть рядом с отцом и лишь помогать ему советами. Теперь он с ужасом осознал, что в погоне за любимой, уничтожил все, что составляло счастье для них обоих. Совсем скоро они потеряют остатки былой привязанности, и даже возможная страсть лишь на время отсрочит их неминуемое столкновение. Совет, конечно, признает его императором, народ не выйдет из повиновения, но клеймо убийцы и предателя навсегда останется на нем и в истории родного мира.

Глава 3

   На следующий день население империи потрясенно перешептывалось о вероломстве молодого правителя. В один день устроившего похороны отца, брата, тело которого так и не нашли, а затем и собственную свадьбу с дочерью первого советника невестой покойного Горма. Но, зная о жестокости их господина, никто не посмел возразить, даже великие священнослужители лишь молча качали головами.
   После ночи проведенной в спальне будущего императора Фиали узнала, что зародилась жизнь еще одного ребенка, и это потрясло ее до глубины души. Теперь она вынашивала не только сына Горма, но и Лирта. Императору тотчас донесли об этом, и его радости не было предела. Он устроил великий праздник, объявляя во всеуслышанье, что назовет малыша в честь своего деда, от которого унаследовал не только внешность, но и талант властителя.
   Недовольство первого советника было заметно всем окружающим, император не стал исключением, не в его правилах было прощать непокорных слуг.
   Через три дня после бракосочетания императрицу навестил старший брат, он сообщил печальную новость об их отце, исчезнувшего в неизвестном направлении. По приказу императора были устроены достойные похороны и долгий траур. Фиали попросила разрешения ненадолго отправиться домой, поддержать братьев в трудный момент. Лирт нехотя согласился, но лишь на три часа, после она должна была вернуться во дворец.
  -- Ты можешь отправиться с нами, - уговаривал Сэгор младшую сестру.
  -- Нет, если исчезнут сыновья покойного советника, погони не будет. Но пропади я, Лирт не успокоиться пока не перевернет все миры вселенной. Ты выполнишь мою последнюю просьбу? - Спросила Фиали.
  -- Любую. - Сэгор был готов сделать что угодно, он, как и младший брат с самого рождения маленькой непоседы оберегал ее, бессовестно балуя любимую сестренку.
  -- Дай мне немного времени и позови нашу старую няню, она нужна в этом нелегком деле.
   Фиали знала, что опасно отделять зародыши от матери раньше срока, но другого выхода все равно не было. Братья собирались покинуть мир, сама она не сможет защитить сына Горма, Лирт не потерпит рядом с собой живое напоминание прошлого. Сохранить обоих детей в себе она также не была способна, поэтому отложив крохотные яйца в обличье дракона, она вручила их брату. Сэгор удивленно посмотрел на сестру.
  -- Они не успели созреть, думаешь, выживут?
  -- Уверена. Но учти, в других мирах время течет иначе. Остались бы они в Дрэгорании то созревали несколько лет. За ее пределами точное время определить невозможно, ты должен внимательно следить за ними, прежде чем малыши вырастут, и твердая скорлупка станет тонкой кожицей. - Она сняла с пальца золотой перстень и протянула брату. - Возьми, он принадлежал Горму. Другой подарил Лирт, когда узнал о ребенке, его я не могу отдать, не то станет ясен обман. Первым родиться сын погибшего принца, ему подаришь бриллиант. Второму отдай меч, - она вручила оружие императора, которое тайно вынесла из замка.
  -- Но как ты объяснишь мужу, что детей нет? На племянника ему наплевать, но наследник другое дело. - Встревожился Сэгор.
  -- Я покину дворец вслед за вами, моя душа погибла у скалистых гор вместе с принцем. Я отдам свое тело на растерзание Арысь, все равно жизнь без Горма пуста, а о детях позаботятся мои верные братья. - Фиали разрыдалась, и Сэгор нежно обнял сестренку, понимая, что спорить с ней бесполезно.
  -- Прощай солнышко, мы позаботимся о малышах и найдем для них новый дом. С нами отправляются верные воины. Несколько сотен юношей готовы расстаться с семьями и покинуть Дрэгоранию. - Фиали всхлипнула, и быстро повернувшись, выбежала из дома, спеша во дворец.
   Через час началась сильная буря, юная императрица хорошо понимала причину непогоды и всеми силами старалась отвлечь императора, чтобы он также не догадался об этом. Ранним утром она покинула брачное ложе, даже не взглянув напоследок на спящего мужа. Надев новый подаренный Лиртом черный шелковый наряд, захватила свой меч, подарок братьев в день помолвки с Гормом. Рубиновый перстень из белого золота холодно сиял на руке, напоминая о долге и не препятствуя желанной мести. Выйдя на высокий балкон, Фиали вспорхнула, и превратилась в изящного дракона с короткими острыми шипами и чешуей кроваво-красного цвета, ярко вспыхнувшей напоследок в лучах восходящего солнца.
   В то утро многие видели императрицу, летящую в сторону опасных гор, но, слуги не смогли разбудить императора. И когда он, наконец, очнулся, гнев его был ужасен. Сколько не искали потом, тело юной Фиали никто не обнаружил. Как бы ни было велико горе, правителю донесли, что его жену растерзали хищные Арысь, утащив останки далеко в горы.
   Страшная месть обрушилась на стаи звероптиц. Был издан указ о полном истреблении опасного для империи врага. Толпы драконов бойцов были посланы уничтожить их, не смотря на слабые протесты священнослужителей, так и не сумевших утихомирить воинственного императора Лирта.
  

В объятиях нового мира...

Мы ищем свой путь, словно слепые котята, но стоит открыть глаза и окажется, мы спокойно следуем по нему, не смотря ни на что...

  
   Сэгор устало смотрел на бескрайний лес столь же непреступный что и стены дворца императора. Вот уже десять лет он командовал отрядом драконов. Путешествуя из мира в мир, они настойчиво искали новый дом. Разумеется, никто из местного населения не собирался терпеть по соседству чудовищ. Сэгор мог понять смертных и даже магических существ, что были слабее, их страх объяснялся легко. Но это отнюдь не радовало ни его, ни брата Фэруса, тот давно настаивал на мире бескрайнего леса под названием Эльфиарг. Его знали как огромный остров в океане без разумных существ, среди многообразия миров заселенных с начала времен. Теперь им предстоит построить город на великой равнине в окружении древесных гигантов и пахучих цветов.
   Сэгор отвел взгляд и в который раз тяжело вздохнул, он хотел обрести спокойствие, а получил бесконечную погоню за мечтой, утопией невозможной для двуликих с пламенем в душе. Резкий крик и возгласы удивления привели его в чувство. Сэгор обернулся и замер, не сводя пораженного взгляда с младшего брата Фэруса. Точнее не с него, а с юной девушки миниатюрной и невероятно прекрасной она боязливо рассматривала их, молча, хлопая пушистыми ресницами. Фэрус не позволил приблизиться к ней и таким Сэгор не видел его ни разу в жизни. Когда малышка уснула в палатке защитника, юный дракон поведал удивительную историю о том, как встретил красавицу в лесу и влюбился как никогда в жизни. Не зная точно откуда она взялась, Фэрус был уверен, что не в силах отпустить ее обратно.
   Теперь многое было ясно, Эльфиарг обитаем и легенды о лесном народе не сказки. Отряд был на стороже, и каждую ночь часовые докладывали о странном движении, будто едва уловимые тени быстро перемещаются, прячась за деревьями и кустами. Вскоре после появления девушки Фэрус объявил о намерении жениться, поскольку она первая женщина в чьем чреве зародилась жизнь. Еще ни одна иномирянка не могла подарить дитя двуликим. Теперь Сэгор точно знал, что за Эльфиарг стоит бороться, он построит город и положит начало новой расе драконов великой и справедливой.
   Спустя месяц повторилась буря, лесные жители покидали родные земли в поисках мира и тишины. Им было жаль оставлять родину, но бороться с монстрами драконами не было ни единой возможности. Их печаль отразилась в грустной мелодии деревьев кортус верных советчиков и друзей. Настало время новой эры, и иные существа станут повелителями растений, неба, и воды на их некогда тихом и счастливом острове. Они уйдут на север, через океан в другой мир в поисках счастья и тишины.
  

Проклятие Лирта...

Пока сердце полно ненависти и горя в нем не поселиться любовь и счастье.

  
  -- Пошла прочь, - презрительно бросил император, оттолкнув очередную любовницу, как и остальные не сумевшую зародить жизнь нового правителя и наследника Дрэгорании.
   Девушка испуганно отшатнулась и поспешила выполнить приказ. Лиурт даже не взглянул на нее, молча, наливая кроваво-красное вино, что также как и постельные ласки не могло заглушить боль потери. Каждую ночь он видел лицо возлюбленной жены, и все чаще размышлял о не родившемся сыне. Разве могло быть, так что погибший младенец сделал невозможным рождение другого? В семье императора исконно два наследника, будь то дочь или сын не важно. Фиали могла сама не знать, что носит двоих его детей. Неужели все дело в племяннике, сыне Горма? Император приблизился к окну и устремил взгляд полный ненависти в сторону проклятых гор. Они лишили его любви, и возможности продолжить род за это поплатились своей гнусной жизнью. Арысь более не населяют горы, и их род почти уничтожен, быть может, коварные твари сумели переместиться в другой мир, и Лирт искренне желал им смерти пусть и не от его когтей. Если гибель наследников сломает ветвь рода он не оставит приемника и жар междоусобной войны превратит мир в пепел как и его жизнь он развеется на ветру безразличия и обманутых надежд.
  

Эльфиарг новый мир.

Глава 4

   Тысячелетия до нашей эры земля представляла собой отдельные островки цивилизаций. Природа обладала столь безграничной властью, что покушаться на ее величие было равносильно самоубийству. Наши далекие предки считали себя частью окружающего мира и еще не пришли к культам и поклонениям, зато с легкостью пользовались щедрыми дарами родного мира. Я расскажу историю о земле, где в полной гармонии жили жители бескрайних лесов, быстрых рек и великих озер. Они воспринимали растительную жизнь как свою собственную и не представляли, что может быть иначе.
   Молодая девушка пребывала в глубоком раздумье глядя на ветви гигантского дерева неподвижно стоящего перед ней в лучах заходящего солнца. Она не гадала о смысле жизни, разве этот вопрос интересует девушек 17 лет от роду? Ее задача была сложнее выбора между покупкой шубы и вечернего платья. От нее требовалось всего лишь поговорить с гигантским деревом. Странно для нас, но не слишком сложно для молодой эльфийской девушки прошедшей стандартное обучение с момента своего рождения.
   Скажете, вот снова эльфы! Уже и интернет ими полон и фильмы, но я неизменная поклонница лесных жителей и именно их считаю хранителями растений, естественно в мифическом восприятии. Не спроста, именно они слышны в германо-скандинавском и кельтском фольклоре, о них нам читали сказки родители и няни, их я люблю не меньше драконов.
   Юную эльфийскую девушку, альву или фею, можно сказать дриаду, если вам так угодно звали Эриока, как объясняла ее мама, имя значило глаза, передающие яркий свет чистой души. Конечно, имя не отражало вздорного и вспыльчивого характера проявившегося с возрастом вследствие не достаточно строгого воспитания, по мнению ее отца. Но ни для кого не секрет, что укоры родителей не что иное, как скрытый комплемент нашей независимой натуре.
   Эриока с рождения жила в маленькой школе вблизи родного города Эльдрео и великого леса Эльтран, занимавшего всю территорию эльфийского мира. Школа была построена много лет назад с целью обучения детей, а именно девочек ведению домашнего хозяйства. Каменное здание имело просторный холл и прекрасную мраморную лестницу, на первом этаже располагалась кухня, столовая и комната отдыха, на втором спальни, зал собраний для преподавателей и кабинет управляющей школы. В сравнении с замками, привычными для нас с вами, это здание скорее походило на уютных коттедж, с тем отличием, что вместо слуг и поваров были обычные растения. Они сверху донизу пронизывали строение и по просьбам дриад готовили, мыли, стирали и убирали помещение. В городе Эльдрео каждая хозяйка выращивала помощников самостоятельно, именно для этого девочек отдавали на обучение с самого рождения и забирали в отчий дом лишь по достижению ими возраста семнадцати лет.
   Серебристо-серое здание школы окружал идеально ухоженный парк, являвшийся площадкой для тренировок юных учениц. Хотя Эриока гораздо чаще интересовалась запретными просторами таинственного леса, внушавшего трепет и суеверный страх ее подругам. Запрет на посещение леса Эльтран не волновали Эриоку, напротив возбуждал дикий интерес, ее непослушание не раз становилось причиной для серьезных разговоров с управляющей. Но милая улыбка и обещания быть послушной действовали безотказно, девушку прощали.
   Внешний облик может быть обманчив в случае с Эриокой это почти что правило. Невысокого роста, с длинными черными волосами до тонкой талии, глазами древесного цвета, она была не просто милой, а в нашем понимании весьма красивой девушкой. Что-то в ее походке напоминало тигрицу и пугливую лань одновременно, манера говорить заставляла слушателя любоваться точеными чертами ее личика, забывая ловить смысл сказанного. Ресницы густыми веерами украшали веки, а губы чаще упрямо сомкнутые, в моменты радости превращались в обворожительную улыбку, заставляющую окружающих прощать ее обладательнице безумные выходки.
   Раз в три месяца Эриока вместе с другими девушками отправлялась в родной город Эльдрео, там ее ждал уютный дом из живых деревьев и трав, родители были безумно счастливы, потому как мать девушки виделась с отцом не чаще. Почти 20 лет она являлась управляющей по-нашему директором школы, надеясь, что когда придет время дочь займёт ее место. Отец также преподавал, но об этом поведаю позже.
   Стоя перед гигантским древом, девушка решала, демонстрировать ли свои умения, приобретённые в многочасовых ночных прогулках по просторам дикого леса Эльтран, либо просто приказать дереву убрать ветви. По меркам школьной программы это считалось великим достижением, но она знала, на что могут быть способны настоящие дриады. Жительницы Эльдрео вот уже много лет считают себя единственными оставшимися в живых представительницами древнего рода, но некоторые полагают иначе. Еще в раннем детстве, случайно обнаружив книгу с легендами Эльфиарга (землей альвов и дриад) Эриока верила в их правдивость. Старинная книга гласила о духах леса: феях, умеющих свободно парить меж ветвей, эльфах, веселых и добрых не просто управляющих, а живущих вместе с растениями. Они не утратили способности маскироваться и быть незаметными меж ветвей (истинные дриады), а главное они знают, куда ушли мужчины эльфы и не соединили свой род с драконами. Да, много лет назад в Эльфиарге появились чужаки. Никто не знал, откуда и для чего они пришли, то были гигантские крылатые чудища, быстро освоившиеся в чужом мире. Драконы оказались двуликими по-нашему оборотнями. Их целью оказался мир растений, но не завоевание и уничтожение, а новый дом искали они здесь. Не было среди них ни одной женщины их рода, поэтому очень скоро любопытные дриады стали их женами, покорными хранительницами домашнего очага. Драконы построили великолепный город Эльдрео, основали школу и ввели запрет на посещение дикого леса Эльтран. Впрочем, для себя они запретов не установили, драконы казались настоящими тиранами, если бы их дочери и жены добровольно не вели себя столь покорно, что любая из современных женщин перебила бы всю посуду в доме и подала на развод. К слову понятия разрыва брачных уз даже в тайных мыслях у покладистых дриад не было. В общем, не мир, а идеал для мужчин! Но драконы жили согласно собственным принципам, изменам не было места в Эльдрео, тренировки обоих обликов являлись первостепенной задачей. Это вам не фитнесс от случая к случаю! Поскольку пищей им служили растения, быт обеспечивали жены, мужчины могли полностью посвятить себя продолжению рода и развлечениям. Они подолгу читали, исследовали Эльтран с высоты полета, создавали картины, музыку. С собой они принесли знание и творчество, дриады ранее не умели создавать песни, танцы, лишь звуки природы были их музыкой, они кружились меж ветвей.
   Эриока с легкостью убрала ветви дерева в стороны, чем вызвала бурную радость экзаменационной комиссии и конечно управляющей школы. Теперь ее больше всего волновала дальнейшая судьба целиком и полностью перешедшая в руки родного отца, любящего, но принципиального дракона. Сдав единственный, лишь для нее легкий выпускной экзамен Эриока поспешила уединиться в спальне, не понимая от чего так нерадостно на душе.
  -- Я смогла! - уединение длилось не более минуты, как дверь с грохотом ударилась о стену и в комнату, словно ураган влетела лучшая подруга Эриоки Асфони.
   Как обычно, не пытаясь сдерживать бурю эмоций Асфи, так ласково прозвали ее школьницы, обнимала подругу, и, сделав несколько кругов по комнате, наконец-то уселась в кресло.
  -- Я так волновалась! Ты даже представить не можешь! С начало дерево упрямо качалось, потом вообще отвернулось и только на третий раз слегка подвинуло ветви, хотя подозреваю не без помощи учителей. - Асфи радостно захлопала в ладоши, вероятно в предвкушении долгожданного возвращения в горячо любимый город Эльдрео.
  -- Ты это заслужила больше чем я - грусть в голосе лучшей подруги немного огорчила Асфи, ведь они такие разные, но при этом навсегда останутся близкими и родными.
   Как часто наши желания не совпадают с желаниями любимых людей, мы огорчаемся, ссоримся, обмениваемся обвинениями и наконец, миримся потому, как не хотим жить без их участия. Не считаю, что стоит менять цели, если друг с тобой не согласен, но, несомненно, стоит пересмотреть методы их достижения и убедиться, что собственные желания не навредят тем, кого мы любим.
  -- Ты не рада возвращению в Эльдрео из-за предстоящего замужества? Брось Эриока, да что в этом страшного? Тем более выбирать будешь сама, кого захочешь! - Посмотрев на Асфи, Эриока лукаво улыбнулась и качнула головой.
  -- Не хочу быть еще одним трофеем в коллекции мужа, безликой тенью в его мрачном доме!
   Асфи нетерпеливо фыркнула - ну не такой уж безликой, ты давно смотрела на себя со стороны? - она схватила Эриоку за руку, с трудом упросив настенные ветви явить зеркало. - Ты красивая, умная, самая талантливая дриада во всем городе! И мой брат не раз говорил, что за тебя любой готов неделю бродить по дикому лесу, если попросишь.
   Эриока грустно улыбнулась, драконы ни за что не отправятся в темные глубины леса и тем более она бы не стала просить об этом.
  -- Как ты вообще заставила своего брата и моего кузена хвалить чью-либо внешность, что-то не вериться? - удивилась она довольно искренне.
  -- Не обижайся, просто не люблю выдавать секретов - Эриока с сарказмом посмотрела на подругу - Ну ладно! Он взял с меня слово. - Эриока сжала губы, чуть склонив голову на бок неотрывно следя за борьбой эмоций на лице Асфи. - Хорошо! Он сказал, если я проговорюсь, то больше никогда не попаду на тренировки драконов, на которые тайком провожал меня с самого детства, ты знаешь как это важно! Я мечтала родиться мальчиком, как только поняла, что не могу летать, рождать пламя и быть по-настоящему свободной. В конце концов, не заставляй меня снова это повторять...
  -- Ты отдала бы все на свете за право быть драконом, я знаю, так как и я с радостью ушла бы в лес Эльтран, если б знала, что меня там ждет нечто большее, чем молчаливые деревья и печальные цветы.
   Подруги понимающе смотрели на свои отражения в деревянном зеркале и печаль на их лицах можно сравнить лишь с печалью молодых девушек, чьи мечты вынуждены уступить место решениям родителей, учителей и прочих властителей их судеб. Они хранят тайные желания глубоко в душе, чтобы тайком любоваться на них, изредка извлекая на свет. Желания превращаются в несбыточные мечты до тех пор, пока собственные дети не огорошат нас безумными на первый взгляд идеями. Может, стоит не торопиться превращать их желания в несбыточные мечты, а лучше сделать их реальной целью и помочь в ее достижении?

Глава 5

  
   На рассвете здание школы для юных дриад казалось почти черным. Вокруг раскинулся замечательный сад, поражающий своей симметрией. На аккуратных клумбах цветы росли в строгом разделении по форме и размеру. Алые кусты растений с тонкими волнистыми ветвями, были тщательно пострижены. Гигантские кортусы, отдаленно напоминающие привычные нам дубы, сонно покачивали ветвями, наслаждаясь утренними лучами восходящего солнца. Ничто не нарушало тишины, только яркие бабочки, как обычно конкурировали за сладкую пыльцу ароматных лилий.
   Последнее школьное утро Эриока и Асфи встречали вместе с ровесницами, также обучающимися на последнем этапе в школе дриад, они мирно завтракали в небольшой столовой, шумно и весело обсуждая предстоящий выпускной бал. Их несложные блюда состояли из легких цветочных салатов, мясных клубней обжаренных в мелко помолотых орехах и тушеных овощей в соусе с приправами. На десерт подавались сладкие ягодные пирожки и воздушное суфле. Длинные веточки настенных растений, оживленно покачивались в воздухе, убирая пустые тарелки на кухню, они внимательно выслушивали вежливые просьбы учениц, стараясь побыстрее исполнить заказы.
   Неожиданно в столовую вошла управляющая школы, и, судя по строгому выражению лица, не о поздравлении пойдет речь.
  -- Меня интересует, кто из вас поиздевался над несчастным старым кортусом в парке?
   Девушки удивленно переглянулись, но промолчали.
  -- Хотя, зная все о ваших умениях, мне не трудно догадаться. Через тридцать минут жду виновницу у себя в кабинете. Ах да, приятного аппетита. - Внимательно посмотрев на Эриоку, управляющая едва заметно улыбнулась и вышла из зала бесшумной, грациозной походкой.
   Через полчаса, встревоженные, Асфи и Эриока спорили в коридоре возле кабинета управляющей.
  -- Я пойду одна, ведь это была моя неудачная тренировка. - Говоря это, Асфи старалась протиснуться к двери, которую загородила подруга.
  -- Ошибаешься, в кабинете моя мама и я все улажу. - Эриока попыталась отодвинуть ее в сторону.
   Не выдержав пререканий юных дриад, от стены отделилась зеленая ветвь и, резко распахнув дверь, самодовольно вернулась на место. От неожиданности девушки подпрыгнули и осторожно заглянули внутрь. В глубоком сиреневом кресле сидела учитель Орфит с зеленой книгой в руках. На обложке листья шевелились и двигались, стараясь поймать лучики света.
  -- Заходи Эри, а ты Асфи оставь нас.
   Асфи недовольно фыркнула и ушла, впрочем, не очень расстроившись. Она прекрасно знала, что подруге как всегда удастся выкрутиться из глупой ситуации. Сегодня утром Асфи вынудила Эриоку показать несколько методов общения с могучими кортусами, и, повторяя их Асфи случайно разозлила старое дерево. Ничего особенного, но мимо внимания управляющей не пройдет и такая мелкая шалость.
   Закрыв дверь, Эриока обернулась и медленно подняла виноватый взгляд на мать. Это была потрясающе красивая женщина высокая, стройная с длинными волнистыми волосами цвета меди, спускающимися до тонкой талии. Лицо с мягкими правильными чертами, пухлыми губами и выразительными бардовыми глазами выглядело слегка взбешенным. Ее жесты грациозные и твердые, голос тихий и отчетливый внушали юным ученицам трепет, даже страх, но постепенно он сменялся уважением и любовью к этой необычной женщине. Девушки видели в ней вторую мать строгую, но справедливую.
   Орфит посмотрела на дочь, и та бесстрашно встретила взгляд ее бордовых глаз.
  -- Я внимательно тебя слушаю Эри, почему ты заколдовала дерево?
   Девушка вспыхнула, но смотрела прямо.
  -- Сожалею, это произошло случайно. Мне не удается управление ветвями, и я подумала, что тренировка решит проблему.
   Орфит положила книгу и поднялась с кресла.
  -- Девочка моя, ты, конечно, умеешь врать, но я прекрасно знаю, когда это происходит. Асфи не оставляет попыток хоть как-то овладеть древесной магией, ты не должна помогать ей. Все прекрасно понимают, что она, как и мать не смогла унаследовать способностей дриад, бедняжкам не повезло и такое иногда случается. Просто постарайся ей объяснить, что как дочь правителя она не будет вести дом и заниматься растениями. Всегда есть талантливые дриады, они все сделают за нее.
  -- Это несправедливо! Я научу ее обязательно, просто нужно время! - попыталась возразить Эриока.
  -- А как быть с тем заколдованным кортусом? Ему тоже нужно время прийти в себя от обиды и унижения, вы же его чуть с землей не сравняли!
   Эриока постаралась скрыть улыбку, поскольку совсем не боялась своих родителей, как бы они не старались воспитать в ней хоть каплю послушания все напрасно.
  -- Не переживай, этому старому моднику даже понравилось, просто немного поклонился, зачем так сердиться? - Равнодушно произнесла Эриока, с интересом перелистывая книгу, взятую с ветвистой полки.
  -- Уйди, несносное создание. - Орфит не ожидала от дочери послушания, на этот раз она хотя бы не твердила о запретах на посещение дикого леса и то хорошо. - Успокой Асфи, а то бедняжка обидится, если решит, что тебя наказали, а ее нет. Но я все расскажу ее отцу!
   Эриока лишь рассеянно кивнула в ответ и отправилась на поиски подруги, вероятнее всего пересаживающей свой домашний миркус. Она постоянно твердит о том, какой он хрупкий и чувствительный, что его нельзя обижать. А когда этот мошенник в очередной раз ворует сладости своими голубыми закрученными усиками, Асфи слегка отчитывает его, а затем жалеет и опрыскивает лекарством листья, покрытые мелкой черной аллергической сыпью.
   По пути в спальню Эриока читала книгу, незаметно для матери взятую из кабинета. В огромном многообразии книг девушка искала лишь одну, повествующую о древних временах и событиях прошлого. Ей всегда хотелось узнать причину, заставившую дриад выйти на равнины и подчиниться захватчикам, построившим величественный город Эльдрео. Сколько она ни мучила вопросами отца, он молча пожимал плечами и продолжал работать над новыми видами тренировочных полетов для драконьего обличия своих воспитанников. Мама и вовсе отказывалась говорить на эту тему.
   Осторожно поднимаясь по лестнице, Эриока задумалась о том, что ждет ее после школы. Конечно, на балу в честь окончания учебы ей предстоит найти мужа. В общем, время покажет. Размышляя, она беззвучно открыла дверь в комнату и застыла на месте, изумленно подняв брови.
   Тот самый невинный миркус, теперь уже в новом оранжевом горшочке стоящем не подоконнике, протянул свои наглые голубые усы и копался в вещах Эриоки, выискивая что-нибудь вкусненькое. Нащупав склянку с цветочным сиропом, он радостно захлопал сиреневыми лепестками единственного бутона в предвкушении пира. Крепко ухватив бутылку, миркус перенес ее к своему цветку, отвинчивая по дороге скорлупную пробку. Все это он проделал так быстро, что Эриока не успела и глазом моргнуть как наглый воришка, весело помурлыкав, присосался к бутылке.
  -- Ах ты гадкий сорняк! Я сделаю из тебя салат, если ты немедленно не вернешь сироп на место! - девушка шагнула к подоконнику.
  -- Фырсс! - растение вздрогнуло, усики посветлели и вцепились в бутылку мертвой хваткой, а бутон заработал быстрее, осушая емкость.
   Зарычав от злости, Эриока подскочила к окну, и схватила бутылку, дергая ее на себя. Миркус пронзительно запищал, не желая возвращать похищенное добро. Пытаясь распутать цепкие усики, девушка раздраженно ругалась, не замечая Асфи, стоящую в дверях.
  -- Эриока, ты с ума сошла?! Что тебе сделал мой маленький миркус?
   Услышав голос хозяйки, растение резко отпустило склянку. От неожиданности Эриока потеряла равновесие и упала на пол вместе с остатками сиропа, выплеснувшегося ей на платье, лицо и руки. Сладкие, липкие струйки медленно потекли по телу. Девушка раздраженно подумала, что теперь придется снова принимать ванну, а так хотелось почитать перед полетом домой.
  -- Я его убью. - Медленно и сердито произнесла потерпевшая, поднимаясь с пола. Спина ужасно болела от удара, но больше всего то место, что ниже.
  -- Миркус, как тебе не стыдно?! Смотри, что ты натворил! Снова пил сироп, у тебя аллергия на сладкое, о чем ты думал?
   Цветок миркуса стал ярко красным и стыдливо закачался.
  -- Вижу, ты раскаиваешься, вот и хорошо, больше никаких сиропов иначе будешь строго наказан. - Она повернулась к подруге. - Эриока извини, что не сразу сообразила и накричала на тебя. Пойдем в ванную, я помогу помыть волосы они в ужасном состоянии.
   После их ухода миркус, цветок которого снова стал сиреневым, пронзительно фыркнул, а затем радостно зашуршал лепестками, обнаружив на полу забытую склянку.

Глава 6

   Собирая вещи в сумку, Эриока размышляла о том, что жаль расставаться с подругами и школой. С другой стороны по дому она тоже скучает, по утренним полетам на спине черного гигантского дракона и ночным вылазкам в таинственный лес. Теперь она взрослая и обращаться с ней будут соответственно впрочем, что, значит, быть совершеннолетней эльфион, Эриока представляла весьма слабо и туманно. Ухватившись за эту мысль, девушка облегченно вздохнула, решив получить как можно больше новых впечатлений и удовольствий от процесса взросления.
   В полдень за ней прилетел отец. Его огромное драконье обличие она сразу узнала над холмами, летел он быстро и потрясающе красиво. Черная чешуя переливалась на солнце, огромные темные шипы украшали широкую мощную голову и длинный хвост. Он грациозно приземлился и мгновенно стал обычным мужчиной.
   Высокий статный красавец с великолепной фигурой всегда притягивал женские взгляды. Его иссиня-черные волосы были коротко пострижены, кофейного цвета глаза смотрели твердо и уверенно. Как второй советник правителя Эльдрео, Фэрус пользовался всеобщим уважением, его главной обязанностью была тренировка юных драконов и обеспечение безопасности турниров. Поскольку они были единственным способом публично продемонстрировать свое мастерство и умение контролировать агрессию звериного обличия. В истории Эльфиарга не было случая, чтобы дракон был ранен по вине соплеменника.
   Фэрус радостно улыбался, излучая тепло и любовь к бегущей на встречу девушке.
  -- Неужели это моя старшая дочь? Как ты выросла детка! - Фэрус обнял Эриоку и посадил на плечо.
   Весело смеясь, девушка обхватила черноволосую голову отца и ущипнула за щеку.
  -- Не притворяйся, мы виделись, три месяца назад я бы не успела вырасти за это время. К тому же у тебя лишь одна дочь, вредный сын не в счет.
   Фэрус опустил дочь на землю и внимательно посмотрел в ее шоколадные глаза.
  -- Поверь, милая, ты действительно выросла, еще немного и какой-нибудь молодой дракон возьмет тебя в жены, и останусь я совсем один воевать с твоей мамой и братом.
   Эриока улыбнулась и поправила прядь волос того же цвета, что и у отца. Они, как ни странно всегда понимали друг друга лучше остальных. Мама была слишком строга к ней, зато сына баловала без меры.
  -- Ну, не все так плохо девочка, я пошутил.
  -- Она, вылетая, ты Фэрус. - эти слова произнесла бесшумно приблизившаяся к ним Орфит.
  -- Да, моя малышка вся в меня. Иди Эри попрощайся с подругами, мы скоро улетаем.
   Девушка развернулась и рысью бросилась к школе. Увидев Асфи, она приблизилась к ней.
  -- За тобой еще не прилетели? - спросила Эриока.
   Подруга выглядела напряженной и смотрела в сторону холмов. Вдруг бросила сумку на землю и топнула ногой.
  -- Так и знала, что отец не явится сам, а пошлет Эргаса! - взгляд ее был суровым и не обещал ничего хорошего.
  -- Эргас? Твой старший брат? Вы поссорились? С чего вдруг он решил тебя забрать? - Эриока удивленно вскинула бровь, когда посмотрела на летящего темно-коричневого дракона с золотистыми шипами. Желая произвести впечатление, он величественно взмахнул крыльями и выпустил струю огня.
  -- А потому и решил, чтобы позлить меня.
   Налету, перевоплощаясь, Эргас приземлился недалеко от девушек. Плавным движением хищника он приблизился и изящно поклонился.
  -- Приветствую прекрасная дриада. И тебя тоже сестра, выглядишь так, будто проглотила скорлупную пробку. Может, перестанешь дуться, и полетим домой мирно?
   Эргас внимательно смотрел на девушек оценивающим взглядом и удовлетворенно кивнул, широко улыбаясь. Эриоке стало не по себе, вечно мужчины считают себя в праве без слов оценивать женщин, словно еду. Решив не показывать раздражения, она вздернула подбородок, и холодно посмотрела в ответ.
  -- Неплохо выглядишь кузен, ты хоть спи иногда, и, причем не на площадке для тренировок, а дома как нормальный дракон. - Эргас перестал улыбаться и фыркнул, он не понаслышке знал о скверном характере двоюродной сестры.
   Многие дриады, скорее всего, назовут его красавцем, но на Эриоку внешность Эргаса не производила подобного впечатления. Высокого роста с широкими плечами, мускулистой крепкой фигурой этот дракон много времени тренируется на свежем воздухе. Каштановые волосы слегка вьются, нос с горбинкой, тонкие губы и острый подбородок вместе были не самым лучшим сочетанием, если бы не свет хищных янтарно-желтых глаз, создающих притяжение для юных девушек, мгновенно попадающих в его власть.
  -- Увидимся в городе Эриока, если Эргас не уронит меня по дороге. - Громко произнесла Асфи, и тише прошептала. - Самовлюбленный болван.
   Орфит не спеша, прогуливалась по школьному парку в сопровождении Фэруса. Дриада многое могла отдать, лишь бы обнять его как тогда почти восемнадцать лет назад в лесу Эльтран у горячего источника. В то время она была замужем за Кродом из России, мира равнин населенных пушистыми созданиями, хищными птицами и чешуйчатыми зверьками, живущими в воде. Они впервые встретились, когда Орфит собирала ростки ночной лилии в лесу Эльтран, неожиданно появился светловолосый воин, узнав в ней дриаду, очень обрадовался, и предложил забрать в иной чудесный мир. По глупости и из любопытства она согласилась, не задумываясь о том, что назад, скорее всего не вернется. Сразу по прибытию провели свадебную церемонию, и Орфит стала законной женой. Но, прожив с мужем около двух лет, поняла, что не любит его, поскольку ни разу не смогла забеременеть, да и Россия не стала ей домом. Поражало присутствие живых растений только в парке и в специальных горшках как украшение. Стены, мебель и книги были мертвы. Еду готовили слуги, они же стирали вещи, убирали дом. Орфит чувствовала беспомощность и абсолютную ненужность в этом чужом мире. Но однажды наткнулась в книге на заклятье, позволяющее возвратиться на место в родном мире, полюбившееся больше всего на свете. Прочитав нужные слова, Орфит оказалась у горячего источника в лесу. Очень скоро появилась группа драконов, они едва не зажарили ее, посчитав опасным иномирцем. Но черный дракон, узнав в ней девушку, успел подхватить быстрее, чем пламя достигло земли. Они познакомились, и вихрь страсти мгновенно подхватил обоих. Орфит провела самую незабываемую ночь в своей жизни, но радость встречи отравляло сознание того, что с первыми лучами солнца придется вернуться в Россию, иначе Крод найдет способ сделать это сам.
   Когда они с Фэрусом лежали под звездным небом, влюбленные и умиротворенные то были самыми счастливыми на свете. Она поняла, что полюбила Фэруса с первого взгляда, но робость и страх перед мужем не позволяли признаться в этом. И сейчас Фэрус отвечал ей взаимностью с горячей страстью истинного дракона. Они любили друг друга всю ночь, резвились в белоснежной купальне, а утром Орфит обещала вернуться, как только последние лучи солнца исчезнут за горизонтом. Она крепко обняла любимого и растаяла в воздухе, словно тень от прикосновения света.
   Дождавшись вечера, Фэрус пришел к источнику, не обнаружив возлюбленной, принялся ждать. Глубокой ночью подул сильный ветер, и из стремительного потока появилась Орфит. По нежным щекам текли горькие слезы, она бросилась к нему на шею, зарыдав во весь голос. Пытаясь разобрать слова любимой, Фэрус понял, что они не одни. Из ледяного вихря вылетел огромный мужчина и медленно приблизился к ним. Это был очень высокий, мускулистый воин с длинными удивительно светлыми волнистыми волосами, глаза сверкали стальным огнем. Неровный шрам, рассекающий правую щеку, резко выделялся на смуглом лице. Он заговорил, и голос прозвучал в тишине ночи как гром: "Ты забрал мою жену, она носит не твоего ребенка. Можешь наслаждаться материнством Орфит, у тебя в запасе семнадцать лет и девять месяцев, вполне достаточно для неверной супруги" Последние слова он проговорил угрожающим шепотом, затем резко повернулся и исчез.
  -- Как успехи моей девочки? - спросил Фэрус, прервав воспоминания Орфит.
  -- Эриока прекрасно освоила магию растений, но она очень хочет помочь Асфи и от этого делает ошибки. - Орфит грустно усмехнулась.
  -- Мы сделаем все возможное, чтобы Эриока поскорее вышла замуж.
  -- Постарайся Фэрус, я не могу ее потерять, - прошептала Орфит.
   Они тревожно смотрели вдаль, словно старались забыть о приближении скорой расплаты обещанной коварным Кродом, он знал, как отомстить больнее всего. Он не стал сражаться с Фэрусом тогда. Решил разбить его сердце теперь, забрав свою дочь, ставшую родной для Фэруса за столько лет. В голове испуганных родителей созрел план, точнее слабая надежда, что родной отец малышки не станет ломать счастье дочери, если она выйдет замуж за одного из драконов. Но это была лишь надежда.
   - Папа, ты здесь? - голос Эриоки звучал взволнованно. - Ах, вот вы где. Я готова, мы можем лететь?
  -- Конечно милая, иди к школе, я догоню.
   Дождавшись, когда дочь скроется, из виду он повернулся к Орфит и посмотрел в ее печальные глаза.
  -- У нас получится, ради ее блага. - Обняв жену, Фэрус отстранился и высоко подпрыгнув, обрел обличие огромного черного дракона.
  -- Лети не заставляй нашу девочку ждать. - Орфит знала как мало у нее времени, поэтому старалась дать дочке побольше знаний, воспитывая в ней независимый, и твердый характер в России он ей очень пригодиться.
   Прятавшаяся в ветвях кортуса огромная черная птица удовлетворенно покачала головой, улыбнувшись бусинками глаз. Верный Брок знал, что хозяин будет доволен добытой информацией. Наконец девочка вернется домой, к родному отцу и своему народу. Ну что ж наивные дриада и дракон полагают, что Эриока может полюбить крылатую ящерицу, но девушка, как и следовало ожидать желает нечто большее, чем унылую жизнь с чешуйчатыми тварями. Распустив мощные крылья, чайка растаяла в воздухе, появившись в своем мире.

Глава 7

   Звон метала, и громкие комментарии отчетливо слышались за окном, и все это чертовски раздражало Крода. Хотя он сам опытный воин и не прочь размяться, но звуки битвы отвлекали от раздумий, а ему хотелось сосредоточиться. К тому же надо доесть завтрак пока верный слуга Джар не пронюхал, и не утащил его, предлагая новый. Похоже, все сговорились сделать его жизнь крайне сложной, докучая своим вниманием.
   Верный ворон Брок принес вести, что интересующий его дракон отправился забирать дочь, закончившую обучение в школе Орфит. Эриока выросла и должна занять место в родном мире, Крод не стал отнимать у матери младенца, не зверь же он в конце концов, но девочка выросла и сама должна решить свою судьбу, с помощью родного отца разумеется.
   Крод рассеянно отхлебнул крепкий кофе и потянулся к горячей яичнице, пододвинув ее поближе, он, попробовал и решил добавить немного соли. Хотя как ему докладывали девчонка ходячая беда, дня не проходит, чтобы она не вляпалась в неприятности. Между тем, продолжая ритмично трясти солонкой, он подумал, а ведь Орфит была точно такой же вечно любопытной и жаждущей приключений. Конечно, не настолько смелой, и поразительно нахальной, как ее дочь, но тоже не без сюрпризов. Поставив солонку, Крод хмыкнул, не может же она думать, что он забирает дочь лишь из мести. Ведь не убивать же ее собрались, он любит девочку хоть и не знаком с ней лично. Она унаследует поместье, ведь в России женщины имеют прав не меньше чем мужчины, и умело этим пользуются. Орфит была с ним несчастлива, ей никогда не нравилось в России, вероятно, поэтому и не могла забеременеть целых два года. Ему больно было думать, что она не любила его и даже боялась.
   Положив в рот холодную яичницу, Кродок машинально жевал, затем скривился, и выплюнул пересоленный кусок обратно в тарелку, выпив залпом, стакан воды, облегченно вздохнул. Вновь перенесшись на семнадцать с лишним лет назад, он вспомнил, какой шок испытал, придя рано утром в постель жены. Вернувшись после удачной охоты, он страстно желал ее ласк, а вместо этого наткнулся на пустую кровать и раскрытую книгу заклинаний. Так и остался стоять нагишом, ошеломленно мигая. Догадавшись в чем дело, он ощутил сильнейшую ярость, помутнившую сознание. Плохо соображая, Крод в течение часа разносил спальню в щепки, сломал все стулья, кровать, а она посмела вернуться лишь с первыми лучами солнца.
   Два года Крод мечтал, как однажды наступит долгожданный день, и он сможет взять на руки своего ребенка, неважно мальчика или девочку в нем будет течь его кровь, его дух охранит от бед и несчастий. Орфит верно решила иначе, любовь мужа не вызвала ответную страсть в ее сердце. И она нашла нечто более приятное в другом месте.
   В то утро он оделся и спустился в кабинет, налив бокал вина и, закурив сигару, уселся в любимое кожаное кресло из шкуры оленя, собственноручно убитого им накануне. Вскоре послышались осторожные шаги, и Орфит робко заглянула в открытую дверь. Хватило одного быстрого взгляда на ее стройную фигуру, облаченную в соблазнительный облегающий наряд, подчеркивающий волнующие изгибы, чтобы обманутый муж ощутил сильное желание. Безжалостно подавив его, он сердито посмотрел ей в глаза. Поняв, что Кроду все известно, изменница, разрыдавшись, рассказала правду о том, как она несчастна, что не смогла привыкнуть к этому миру, как соскучилась по родному Эльфиаргу. Затем поведала о заклятье возвращения, которое обнаружила в книге и о лунной ночи у горячего источника.
   Кродок слушал молча, но каждое слово как острый кинжал медленно разрезало сердце, оставляя глубокие до сих пор кровоточащие раны. Ведь он любил ее, любил всей душой. С тех пор, как увидел юную девушку, разговаривающую с могучим деревом, в ночном лесу. Кродок решил дождаться ее совершеннолетия и забрать с собой. Много раз он помогал девочке выпутываться из неприятностей, оставаясь в тени. Соблазнить любознательную Орфит не составило труда, но сделать счастливой оказалось невозможно. Напрасно он мечтал о детях и прекрасной жизни в окружении многочисленных наследников и лучшей жены на свете. Как же мог столь опытный, умудренный жизнью сатир, не заметить печаль любимой? Спохватись он вовремя, трагедии можно было избежать.
   Последние надежды рухнули у горячего источника с живописным водопадом. Молодой дракон нежно обнимал Орфит, покрывая поцелуями заплаканное лицо. Она же пылко отвечала своему любовнику, рыдая так, словно прощалась на всю оставшуюся жизнь. В этот момент часть души, как почудилось Кроду, навеки покинула его, не выдержав разлуки и предательства. Приблизившись к ним, он поклялся отомстить, забрав дочь Орфит в Россию, после ее совершеннолетия. И до сегодняшнего дня истинный сатир держал слово.
   Резкий звон упавшего меча вернул Кродока к действительности. Затем чье-то отчетливое ругательство и веселый смех, последний голос принадлежал его воспитаннику. Крод устало покачал головой, поднялся из-за стола и подошел к открытому окну, посмотреть какая часть роскошного парка пострадала на этот раз. Но, увидев открывшуюся взору картину не смог удержаться от улыбки. Лий, его племянник, развалился на клумбе и с ног до головы был покрыт липкой розовой пыльцой. Громко чихая и отплевываясь, он пытался подняться самостоятельно, но цепкие растения запутались в кудрявой черной гриве несчастного, и крепко держали на земле. Его друг Ктур, пытаясь помочь, тянул беднягу за волосы, все время, сотрясаясь от смеха.
  -- Я просил помочь, а не отрывать мне голову и прекрати ржать! Уй ай! - заорал Лий и вместе с тремя розовыми кустиками оторвался от клумбы.
   Стараясь сохранять серьезное выражение, Ктур смотрел на друга, являвшего собой весьма занятную картину. Элегантная белая рубашка стала цвета пыльцы, на широких мускулистых плечах лежали комья земли, осыпавшиеся с узловатых корней растений, застрявших в длинных, курчавых волосах. Стройные крепкие ноги, обтянутые черными шелковыми бриджами, пританцовывали и брыкались, пытаясь отряхнуться.
   Ктур не выдержал и вновь рассмеялся, согнувшись пополам и обхватив руками живот. Лий угрюмо насупился, а потом хитро улыбнулся, подошел поближе и резким движением толкнул беднягу на землю точно в пушистую клумбу. Навалившись сверху, стал с наслаждением мутузить его, утрамбовывая ни в чем не повинные кустики.
  -- Ей вы балбесы малолетние, вам, что мало места на тренировочной площадке? Хватит скакать вокруг дома, да еще по моим любимым пушистикам!
   Эти слова принадлежали старому управляющему Джару, жившему в поместье Крода с момента его основания. Он происходил из племени Чертик, населявшего этот мир с начала времен. Маленькие двуногие созданья ростом доходили взрослому сатиру до пояса, изумрудно-зеленого цвета с густой, короткой шерстью и огромными широко поставленными глазами. Цвет глаз и оттенок шкуры менялся в зависимости от наследственности. Джар темно-зеленый с лиловыми глазами, несмотря на маленькие ушки, обладал отличным, временами избирательным слухом. Быстро двигаясь на коротеньких ножках с раздвоенными копытцами, он приблизился к взлохмаченным сатирам, и брезгливо поморщил черный носик с узкими ноздрями.
  -- Ну и ну запах пыльцы и ваших потных тел не самое лучшее сочетание, а вот розовый тебе очень к лицу Лий, только вынь кусты рамуса из волос, пышная прическа не твой стиль. - Он быстро окинул недовольным взглядом Ктура, лежащего на боку и занятого выдергиванием веточек из шевелюры угрюмого друга. - Отряхнись и умойся, тебя хочет видеть Крод, иди в кабинет он ждет.
   Ктур коротко кивнул и направился к дому, расслышав напоследок.
  -- Ну что же ты? Ждешь, пока слетятся все бабочки округи? А вот с волосами можешь попрощаться, придется остричь, - издевался маленький Джар.
  -- Только через мой труп! - воскликнул испуганный Лий.
  -- Еще раз залезешь в мою клумбу, легко! - Ощетинился зубастый управляющий.
   Ктур проглотил смешок, услышав последнюю фразу, и постарался придать лицу серьезное выражение. Войдя в холл, он направился к лестнице, ведущей на нижний этаж к подземному озеру, переделанному в огромный бассейн, а также водопад среднего размера в виде удобного душа. Вода была горячая и кристально чистая. Скинув грязную одежду в плетеную корзину, стоящую здесь специально для его вещей, Ктур быстро смыл липкую пыльцу и серую грязь. Завершив омовение, с разбега прыгнул в теплый бассейн. Переплыв его несколько раз, он нырнул на середине, и выбрался на берег, дыша тяжело и с удовольствием. Высушив волосы и тело пушистым полотенцем, направился в свою комнату, переодеться.
   По дороге Ктур размышлял, о чем таком важном хочет поговорить с ним дядя? После смерти жены он сильно изменился, а теперь ведет себя очень необычно. Подолгу сидит один в кабинете, курит сигары, потягивая вино. Перестал выходить на тренировочную площадку, а за обедом и ужином частенько задумчиво смотрит в одну точку, забывая о еде.
   Переодевшись, Ктур спустился на первый этаж и направился к кабинету. Проходя мимо огромного зеркала, бросил мимолетный взгляд, проверяя все ли в порядке. Удивительно светлые волосы собраны золотистой лентой в хвост, спадавший до лопаток. Темно-синяя рубашка с высоким воротом делала небесно-голубые глаза еще ярче и выразительнее. Светло- серые бриджи плотно облегали крепкие бедра, а начищенные черные копытца украшали сандалии из дорогой кожи с застежками из чистого золота. Ктур улыбнулся, вспоминая как умело разбиравшийся в моде Джар, с детства привил и им хороший вкус в выборе одежды, неустанно повторяя о важности удачного сочетания цветов.
   Остановившись перед кабинетом, он глубоко вздохнул и постучал. Дождавшись позволения, медленно открыл дверь, точно зная, где увидит Крода, и не ошибся. Он сидел в своем любимом кресле, вытянув ноги, держал в руках бокал, наполненный зеленоватым вином из листьев папоротника, выращиваемого на обширных полях его владений. Взгляд темно-серых глаз устремился куда-то в даль, рассматривая лишь ему известные, но, безусловно, грустные видения.
  -- Я хотел кое-что обсудить с тобой Ктур, - говоря это, он обратил внимание на черного ворона, который, сидя на подоконнике, щелкая клювом, чистил перья. Ктур заметил птицу, коротко кивнул и получил в ответ хитрое подмигивание.
  -- Налей себе вина, если хочешь, урожай семнадцатилетней выдержки отличного качества - Крод сделал большой глоток и с явным удовольствием глубоко вздохнул. Ктур последовал его совету и, наполнив бокал, насладился чарующим напитком. - Ктур, ты уже взрослый мужчина, а, следовательно, готов найти жену - Крод поставил бокал на низкий овальный столик, выдерживая паузу, и жестом пригласил воспитанника занять соседнее кресло.
   Когда до Ктура дошел смысл сказанного он внезапно поперхнулся и громко закашлялся. Успокоив дыхание, широко открыл глаза от изумления и молча сел. Меньше всего на свете он ожидал подобного разговора. Собравшись с мыслями, произнес:
  -- Пока еще не думал об этом, я лишь недавно вернулся из странствий и не посвящен в тайну мира, где дети нашего рода являются на свет. Законная жена сатира редкое явление, на своем веку я знал лишь Орфит. Женщины иных миров могут родить, но младенцы не наследуют от нас ни силы, ни знаний. Я, как и Лий по рассказам его отца обрел жизнь в священном лесу, и мать свою не видел ни разу в жизни.
  -- Мы опасаемся смешения разных племен, поскольку при этом из поколения в поколение затухает магическая сила, дух, покровительствующий чистому роду, покидает тело, и потомки сильнейших превращаются в смертных созданий. Но бывает еще хуже, более сильный род подавляет другой, превращая в себе подобный. В этом случае часто гибнет один из родителей особенно женщина, которая не в состоянии выносить до конца магически более мощное дитя. Из поколения в поколение равновесие восстанавливается, и мир оказывается населенным созданьями с двойной душой, кровью и знаниями. Если они агрессивны, то другим землям будет сложно сопротивляться вторжению. В вас с Лием течет чистая кровь, надеюсь ты не оставил в иных мирах свое семя?
  -- Нет, я свято чту традиции, ни одна чужеземка не дарила мне дитя, - уверенно заявил Ктур.
  -- Великолепно! Скажи, ты бывал в Эльфиарге, мире дриад и драконов?
   Ктуар удивленно поднял брови. Этот мир считался запретным для молодых сатиров. Драконы враждебно настроены по отношению к ним, а дриады и вовсе боятся до смерти. Этому всех учат с детства, внушают в университетах и вдруг Крод заговаривает о таинственном Эльфиарге.
  -- Никогда, это крайне опасно, да и зачем? Гоняться за пугливыми девицами и спасаться от взбешенных драконов? Вокруг полно миров с более уступчивыми женщинами, они просто вешаются на шею.
  -- Эльфиарг, безусловно, опасен, но это тот мир, где рождаются сильные духом сатиры. Я дам книгу в ней история нашего народа, и поймешь, отчего в России так мало женщин в сравнении с мужчинами. - Он сделал большой глоток вина и продолжил. - Я сделаю тебя своим наследником, если привезешь молодую дриаду. Красивая черноволосая девушка, живет в городе Эльдрео и, не смотря на запреты, часто гуляет, совершено одна в лесу Эльтран. Соблазни ее, пусть влюбится настолько, чтобы последовать за тобой куда скажешь.
   Ктур удивленно присвистнул, кто бы ни была эта девчонка видно дяде она не безразлична. Ему принадлежит много земель, на которых построено весьма прибыльное поместье, величественный парк с фонтанами и статуями скорее прихоть пусть и весьма дорогостоящая. В его владениях выращивают различные виды папоротников, и крупный ярко-оранжевый виноград из них производят прекрасное вино, поставляемое в крупнейшие города мира. Вот уже много лет он занимается разведением чистокровных пегасов то и дело побеждающих в ежегодных соревнованиях по скорости полета и бега. Они высоко ценились, и покупатели заранее занимали очередь, пополняя солидное состояние Крода.
   Не так давно на месте процветающего поместья были дикие земли населенные хищными звероптицами Арысь и прочей живностью. Упорным трудом тогда еще юный Крод создал прекрасный райский уголок к тому же приносящий хорошую прибыль. На него работает около двухсот чертиков, Крод умело руководил ими и вел успешный бизнес.
   Любимым занятием молодых сатиров были путешествия по разным мирам с целью найти как можно больше интересных и опасных приключений. Ктур не был исключением, после окончания университета, куда Крод отправил его вместе с Лием, они посетили множество миров, частенько попадая в неприятности по вине то одного, то другого или обоих сразу.
   Он знал многих женщин и всегда пользовался популярностью у красавиц. Вот только ни одна не рассказала, что такое истинная любовь, лишь плотские желания могли утолить их соблазнительные тела. О женитьбе Ктур как-то не задумывался ведь ему всего двадцать лет и вся жизнь впереди. Но приказ Крода высказанный в вежливой форме очень заинтриговал, было бы неплохо унаследовать поместье и побывать в загадочном Эльфиарге. О юной девушке он не задумывался, давно считая иноземных женщин глупыми пустышками годными лишь утолять мужские потребности.
  -- Я согласен, как имя девчонки?
  -- Эриока...

Глава 8

  -- Эриока, немедленно открой дверь! - Визжала взбешенная Орфит, при этом, стараясь уговорить упрямые ветви посодействовать в нелегком деле.
   Голос матери девушка услышала из сада, подбегая к настенному плющу, растущему под окном ее спальни. Наверное, не стоило так задерживаться, но редкий сорт пурпурной ночной лилии того стоил, какой чудесный шампунь можно приготовить из их луковиц! Она вовсе не переживала из-за своей внешности, но волнистые локоны доставляли массу неудобств, да еще глупый запрет обрезать их выше талии. Ну, кому могут понадобиться такие длинные волосы? Разве что жеманным кокеткам с причудливыми прическами, но походить на них Эриоке хотелось меньше всего. Лучше бродить по лесу выискивая и изучая новые растения.
  -- Я велю ветвям кортуса сломать эту вышедшую из повиновения дверь, если тотчас же ты не откроешь ее сама!
  -- Кирс - произнесла девушка шепотом, и широкие листья плюща подхватили ее, поднимая с земли на второй этаж. Как можно тише открыв окно, она забралась внутрь. Спрятав мешочек с луковицами в маленький тайник под кроватью, бесшумно сняла брюки и рубашку, надев коротенькую сорочку для сна. Помяв постель, громко зевнула и, топая стройными ножками, приблизилась к двери, все время, потирая глаза, чтобы выглядеть только что проснувшейся. Когда дверь открылась, подчинившись приказу Эриоки, Орфит вбежала в комнату, поспешно оглядывая сорочку, растрепанные волосы и заспанные глаза дочери.
  -- Почему ты так долго не открывала? - взгляд матери метнулся к открытому окну и слегка примятой постели.
  -- Спала, после долгого перелета очень устала, даже не слышала, как ты стучала, прости мама я не специально честное слово. - Эриока хлопала пушистыми ресницами, стараясь выглядеть как можно невиннее.
  -- Ну конечно деточка, все забыто. Я хотела сообщить, что сегодня у нас будет длинный, и тяжелый день, - она заглянула в гардеробную. - Необходимо как следует подготовиться к весеннему балу. - Осмотрела постельное белье. - Сначала выберем новые платья, затем позаботимся об обуви, прически возьмет на себя мой миркус, раз ты отказалась завести своего. Ну и конечно веера, - голос прозвучал глуше, так как Орфит свесилась в открытое окно и вертела головой из стороны в сторону. - Теперь ты совершеннолетняя дриада и куда бы ни отправилась, всегда бери веер в тон платья. - Она вновь очутилась в комнате и посмотрела на дочь. Затем протянула ей веер, состоящий из множества красивых цветочков, они грациозно распустились, и удушающий аромат распространился по комнате.
  -- Спасибо мама, такая честь для меня. - Девушка с ужасом смотрела на пахучий букет. Эриока никогда не любила это глупейшее украшение, причем совершенно бесполезное разве что отгонять надоедливых поклонников. Желая поскорее сменить, тему она спросила:
  -- Ты что-то искала в комнате? Может, я помогу?
   Орфит обворожительно улыбнулась. Она догадывалась об очередной вылазке непослушной дочери, видимо она не успокоится, пока родной отец не выкрадет ее из леса.
  -- Что я искала? Мне показалось, я потеряла серебряную заколку, но вот она на месте, значит ошиблась. - Орфит помахала веером. - Если на этом все, одевайся, приводи себя в порядок и спускайся к завтраку, надо торопиться. - Орфит плавно вышла из комнаты, покачивая медными кудрями, уложенными в высокую прическу.
   Двухэтажный особняк Фэруса, располагался на окраине города Эльдрео недалеко от леса Эльтран. Это позволяло девушке незаметно убегать туда по ночам на прогулки, освещаемые луной и кортусами, имеющими в коре участки, накапливающие дневной свет. Пока что она ни разу не встречала ничего, что могло бы угрожать здоровью или жизни дриады и решительно не желала отказываться от любимого развлечения.
   Эриоку с детства влекло к загадочному лесу. Могучие, тысячелетние кортусы светящиеся по ночам никогда не преграждали ей путь. Девушка старалась изо всех сил изучать древний язык эльтран, чтобы понимать разговоры деревьев, ей о многом хотелось спросить у них. Например, почему дриады не могут превращаться в прекрасных драконов, а мужчинам не дано понимать и управлять растениями? Принято считать это естественным явлением, но Эриоку не устраивало такое объяснение, она всегда подозревала нечто тщательно скрываемое драконами от дочерей. Однажды, встретив в зарослях цветущих лилий древесных бабочек, маленьких созданий не крупнее мизинца, она отважилась спросить у них, почему дриады покинули леса, и стали жить на равнинах? В ответ малышки звонко рассмеялись и, бросив странную фразу: "сатиры" улетели прочь.
   Больше всего Эриока любила великолепную купальню с водопадом и горячим источником, она регулярно приходила к нему, подолгу купаясь в прозрачной воде, вдыхая нежный аромат цветущих лилий, наблюдая за мерцанием древесных огоньков. Она представляла, как древние девы леса сотни лет назад также как она принимали ванны, думая о великой любви и иных таинствах вселенной.
   С высокого холма открывался прекрасный вид на родной город. Его построили до ее рождения драконы и дриады пожелавшие покинуть леса и освоить просторные равнины. Эльтран не посягал на эту территорию, так же как горожане не трогали деревья, а со временем и вовсе ввели запрет на посещение дикого и опасного места. Впрочем, дриады считали растения неотъемлемой частью своей жизни, поэтому дома окружали чудесные сады один лучше другого. Цветы, кусты и травы чувствовали себя вполне уютно, оживленно переговариваясь между собой, сплетаясь ветвями и сплетничая о делах двуногих созданий. Для драконов это выглядело как обычный шелест листьев и покачивание бутонов на ветру, но дриады хорошо понимали таинственные звуки, как обычные слова. Город утопал в цветущем великолепии, вдоль широких улиц росли самые модные и капризные растения кустуразусы золотого и лилового цвета. Они были настолько привередливы, что требовали стрижек каждые три дня, только самые терпеливые дриады, изучившие все тонкости, выбирали эту сложную профессию, но даже им редко удавалось угодить несносным кустуразусам.
   Растения давали жителям пищу, производили различные ткани. Без их помощи не смогли бы написать магические книги, рисовать яркие картины. Искусные дриады умели выращивать мебель, ветви которой ловко занимались хозяйственными делами, и многим другим без чего жизнь на равнинах стала бы невозможна. Некоторые считают, что далеко в лесах до сих пор живут дикие жители, не пожелавшие выйти на равнины. Их магия сильнее современных заклятий, они не утратили умения летать с поразительной скоростью меж ветвей, носят полупрозрачные ткани слегка прикрывающую наготу прекрасных тел и живут тысячу лет, не старея. Но это всего лишь легенды и останутся таковыми, поскольку никто не отважиться самостоятельно, узнать правду, а прелестные созданья не спешат выйти навстречу.
   Весь день Эриока вместе с мамой ходила по магазинам, примеряя бесконечное количество платьев, обуви и модных в этом году вееров. Девушка с тоской вспоминала время, когда носила удобную школьную форму в виде белого платья до колен или простые сарафаны легкие и комфортные. Но любимый наряд останется неизменным, шелковые рубашки с широкими рукавами до локтя и обтягивающие бриджи. Считалось дурным тоном носить мужские наряды, но только в них было удобно гулять по просторам великого леса. Делая ежедневную зарядку, Фэрус часто брал дочь с собой в небо, показывая просторы Эльтран, реки и озера Эльфиарга. Так что было непривычно примерять роскошные наряды с украшениями из живых цветов юбками и рукавами до колен. Носить высокие, сложные прически, всегда следить за осанкой вежливо улыбаясь знакомым и кокетливо прикрываться веером от молодых драконов. Последнее правило девушка так и не пожелала усвоить, сколько не мучилась несчастная Орфит.
  -- Фиали! Как приятно видеть тебя, хорошо выглядишь, - произнесла Орфит, встретив жену правителя Эльдрео.
  -- Орфит, вижу, готовишь дочь к балу, милая девочка все шансы для удачного брака. Сколько выгодных предложений ты уже отвергла малышка?
  -- Множество - ответила за нее мать. - Ты посещала магазин лечебных трав, кто-то болен?
  -- Это для миркуса Асфи, он опять что-то съел - она выразительно посмотрела в сторону Эриоки, которая устало смотрела на прогуливающиеся пары, явно не заинтересованная беседой. - Завтра будет праздничный обед, приходи вместе с дочерью, Горм уже пригласил Фэруса, насколько мне известно, да, кстати, я познакомлю вас с моей давней подругой, она немного необычна, так как прибыла из дальних лесов.
  -- Конечно Фиали, мы обязательно будем, - закончив обмен любезностями, дриады натянуто улыбнулись и отправились своей дорогой.
  -- Из дальних лесов, - задумчиво произнесла Эриока.
  -- Что ты вечно бормочешь? - Орфит была не в лучшем настроении, она не любила странную жену правителя и сестру своего мужа Фиали.
   До сих пор никто не мог понять, отчего она и дочь не владеют магией растений и лишь с трудом могут с ними общаться. Обе не лишены магии, как смертные народы в других мирах. Но тайны не смели касаться дриады, а драконы вели себя так, словно нет в этом ничего необычного говоря: "Бедняжкам не повезло, с рождения не получили полной силы, бывает". На этом все разговоры обрывались, и покорные дриады не смели открыто обсуждать эту тему, впрочем, никто не мешал им думать об этом сколько душе угодно.
   Вернувшись домой под вечер, Эриока не чувствовала ног от усталости, а мышцы лица болели от бесконечных улыбок.
  -- Все было чудесно, прекрасный день! - рассказывала Орфит за ужином мужу. - Мы купили столько платьев! Но ты бы видел новые веера они просто прелесть, а какой аромат!
   Глаза Фэруса весело блеснули, когда он посмотрел на дочь, лениво ковыряющую вилкой жаркое из мясного клубня.
  -- А ты малышка так счастлива, что пропал аппетит? Понравились новые наряды? - Он улыбнулся, когда девушка недовольно поджала губы.
  -- Конечно, особенно те, в которых невозможно повернуться от этого осанка делается просто идеальной, - шоколадные глаза эльфион стали почти черные, - вы извините, совсем не хочется есть. Пойду в свою комнату, спокойной ночи. - Она поцеловала отца в щеку и направилась к двери.
  -- Иди милая, завтра нас пригласили на обед, ты должна хорошо выглядеть и не забудь поставить веера в вазы! - Последние слова Орфит прокричала вслед дочери, торопливо бегущей вверх по лестнице.
   Фэрус тихо рассмеялся и произнес:
  -- Эриоке будет непросто привыкнуть к новой роли. Все эти платья и строгие правила для взрослых дриад не по ней. Наверно я слишком избаловал малышку, но мне так сложно ей отказать, в чем-либо.
  -- Да, баловство это точно не моя заслуга, кстати, где наш сын?
  -- Они с Эргасом, вечно тренируются. - Горделиво произнес Фэрус.
  -- Будем надеяться ночевать, они вернуться домой. - Орфит не перечила мужу и тем более не старалась влиять на поступки сына, в свои шестнадцать лет Вэл считался вполне самостоятельным драконом.
  -- Пожалуй, тоже отправлюсь в постель, завтра утром как всегда на тренировку.
   Орфит понимающе кивнула, взмахнув рукой, тотчас же от стен и мебели отделилось множество веток, приступивших к уборке столовой. Закончив, они вновь застыли неподвижным узором на своих местах в ожидании утреннего солнца.

Глава 9

   В центре города Эльдрео, располагался высокий дом правителя, больше напоминавший маленькую крепость с миниатюрными башенками, увитыми широколистным плющом. По древесным стенам едва заметно передвигались цветущие розы, после заката они засыпали до утра, в ожидании нежных лучей желанного солнца.
   Фиали была благодарна судьбе сохранившей жизнь любимому, они смогли самостоятельно вырастить детей, вдали от власти и ненависти родного и потому далекого мира. В то утро, почти тридцать лет назад, она летела убить себя конечно не без помощи кровожадных звероптиц. Но представьте, как она удивилась, увидев вместо монстров испуганных существ, прятавшихся за скалами от ее когтей. Они оказались добрыми и отзывчивыми, пушистыми созданиями лучше всех иных народов Арысь изучили медицину и свойства лечебных растений. Они умели исцелять раны, но жизнь возвратить было не в их власти. Фиали узнала о коварстве покинутого мужа, его жестоком плане и убийстве множества детенышей несчастных звероптиц. До сих пор они верили, что драконы это боги прилетавшие раз в сто лет за жизнью самого опытного и сильного бойца, будто огнедышащие гиганты делают им честь, испытав достоинства и мощь их мудрого народа. Но после кровожадной бойни, они осмелились ответить, убив одного самого крупного бога явившегося точно в назначенный срок.
   Узнав правду, Фиали передумала умирать. Собравшись лететь в замок, чтобы самолично искромсать наглого, подлого и фальшивого императора, она увидела среди Арысь спящего Горма. Звероптицы наблюдали кровавое сражение двух драконов, и когда один остался умирать, они сжалились и решили вылечить беднягу. Подумав, что он явно изгнан и после обязательно отблагодарит Арысь за свое исцеление. Фиали тут же позабыла о мести и вместе с любимым отправилась на поиски братьев. Они нашлись почти сразу, поскольку магические кольца в виде драконов имели свойства связываться друг с другом, на подобии сотовых телефонов, но с большим радиусом действия. Поначалу Горм рвался нанести братику "дружеский" визит, но подумав о детях и перспективе быть крепко связанным родной женой, быстро изменил решение. Он неплохо справился с новой ролью предводителя драконов и милых лесных красавиц. У них родились или можно сказать вылупились долгожданный сын Эргас и племянница Горма Асфи. Хоть они ждали обоих мальчиков, Фиали была даже рада, что Лирт стал отцом девочки, к тому же она обожала Горма, не зная ничего о Дрэгорании и родном отце.
   В благодарность за помощь драконы смогли объединить знания Арысь и свою силу, вернув к жизни убитое потомство. Среди детенышей оказалась дочь самого главного Арысь во всех мирах, а их племен было множество, она подружилась с Фиали и частенько навещала в новом мире лесов, став единственной по-настоящему близкой подругой. Ведь Фиали так и не смогла найти общий язык с легкомысленными по ее мнению и чересчур покорными дриадами. Возможно, Фиали даже бесила, как она часто выражалась: "Безвольная пассивность и абсолютная бесхарактерность этих древесных женщин" она также ассоциировала их поведение с травой, сколько не топчи, все равно растет. Муж и братья решили для блага нового мира не рассказывать наивным дриадам историю Дрэгорании. Они внушили лесным девам миф о драконах мужчинах, будто это особый дар не доступный слабым женщинам. Фиали согласилась не сразу, но немного подумав, решила, что неплохо будет изучить магию растений, к тому же никто не запрещал ей летать по ночам. Асфи она также не торопилась рассказать правду, а со временем и вовсе передумала это делать. Девочка росла любознательной и доброй, немного наивной, но что поделать, Эльфиарг оказывал свое действие. Она могла обрести обличие дракона в любой момент, но так как даже не верила в такую возможность, продолжала упорно изучать растения, не желавшие ее слушать. Впрочем, был миркус, он то ее обожал, хотя Фиали он напоминал маленького зверька, что-то вроде собачки только зеленой, с листиками и цветком, который вечно норовил стащить сладкое со стола и кладовок. Миркус мог свободно передвигаться по земле, предметам и мебели, при необходимости врастая колючими корешками для сна.
  -- Ты плачешь? - Горм приблизился незаметно, и нежно обняв жену, задумчиво посмотрел вдаль.
   С одной из трех башенок их маленького особняка открывался прекрасный вид на город. Эльдрео мирно дремал, лишь шорох листьев и шепот влюбленных пар создавал очарование лунной ночи.
  -- Зачем мне плакать? - Фиали постаралась улыбнуться, но с годами проведенными в Эльфиарге, это удавалась ей все реже.
  -- Затем, что, по-моему, ты не счастлива здесь или я не прав? - Фиали пожала плечами, но спорить не стала.
  -- Иногда мне хочется все вернуть, закрыть глаза и оказаться дома, чтобы отец вновь читал мне интересные книги вслух о других мирах и приключениях. Раньше мне снились яркие сны, а теперь я вообще почти не сплю из-за надоедливого шелеста листьев. - Она заметила, как резко отвернулся плющ, явно обиженный ее словами. - Эльфиарг хороший мир, очень добрый, но мне не забыть, как прекрасны леса Дрэгорании, они подвластные лишь солнцу и ветрам, а не приказам глупеньких девчонок.
  -- Дрэгорания...она наш дом, но если мы хоть на минуту вернемся, наша жизнь навсегда измениться, если не оборвется вовсе. - Горм не знал, как быть с печалью любимой, с одной стороны он отвечал за безопасность жителей Эльдрео, с другой и сам был не прочь вновь сразиться с братом за власть в родном мире. - Мы не вправе рушить привычные будни города, к тому же нас мало кто ждет в Дрэгорании, миром правит Лирт, и, по словам Теи никто не жалуется.
  -- Тея всего лишь Арысь и женщина, она добра по натуре и привыкла помогать людям, ее слова способ оберегать нас от неразумных по ее мнению поступков.
  -- Думаешь, Лирт не справился с властью? Он никогда не давал понять, что не хочет занять место отца и пошел на предательство ради трона. - Горм явно не договаривал, свои мысли он предпочел оставить не высказанными на этот раз.
  -- Даже если твой брат раскаялся, по законы Дрэгорании я его жена и за пределами Эльфиарга мы просто сбежавшие любовники, никому нет дела до обстоятельств нашей жизни, всех интересует лишь закон и власть, что его диктует.
  -- Намекаешь что мы пленники в своем собственном городе?
  -- Да, обреченные на уютную клетку без правда выбора, мы сами этого хотели и ради благополучия детей я согласна до конца дней слушать этот раздражающий шелест то ли полу растений, то ли полу зверей, не поймешь.
   От стены башни отделилась тоненькая веточка, и протянула Фиали маленький платочек с изображением летящего дракона кроваво-красного цвета, узнав в нем себя, жена правителя очень удивилась и неуверенно кивнув, осторожно взяла его в руки. Она и раньше замечала, как заботливы, могут быть цветы, травы и деревья этого мира. Хотя она для них не была родной, растения старались сделать ее пребывание в Эльфиарге более комфортным. Фиали не до конца понимала такое отношение, поскольку выросшая в мире вечной борьбы она сама была довольно агрессивной, хищная судьба и натура неизменны, даже если вокруг царит мир и покой.

Глава 10

Мы родились для счастья и любви, явилась скука, тогда мы сочинили боль, печаль, обиды, нам стало веселей, нас посетила мудрость, теперь мы счастливы и вновь живем в любви.

   Дождавшись поздней ночи, Эриока накрыла лампу из коры кортуса светонепроницаемой тканью, затем, одетая в черные шелковые бриджи и рубашку, выглянула из окна.
  -- Кирс, - прошептала девушка.
   Плющ, привыкший к ночным вылазкам, подхватил ее и осторожно спустил на землю. Поблагодарив верного друга, Эриока бесшумно кралась через сад, шепотом приветствуя не уснувшие цветы и кустики. Далее не опасаясь быть услышанной, рысью бросилась к лесу, стремясь поскорее скрыться в тени кортусов. Достигнув Эльтран, немного постояла, прислонившись к могучему стволу переводя дыхание. Затем развернулась и отправилась к источнику.
   Этой ночью ей хотелось многое обдумать и выбрать дальнейший путь. Хотя, кто позволит ей выбирать? Она не могла представить, как скажет отцу и матери, что не хочет выходить замуж, поэтому, отвергая всех возможных поклонников, постепенно замыкалась в себе.
   Плавно двигаясь над землей, Ктур следовал за молодой дриадой. Он поджидал ее с заката и теперь внимательно смотрел, куда направляется эта малышка. Сатир был приятно удивлен ее красотой. "Наверное, у девчонки стая ухажеров"- подумал Ктур, он не в первый раз сталкивался с капризными красотками, зацикленными на своем отражении, они настолько заняты любовью к себе, что на других уже нет ни времени, ни желания.
   Эриока наслаждалась прогулкой, собирала кусочки светящейся коры для тайной коллекции, рассматривала редкие виды лилий. Большего удовольствия девушка не могла и представить, чем находиться среди мерцающих огоньков сказочного леса. Она прекрасно понимала, почему в древности дриады предпочитали жить здесь, а не под открытым небом на пустынных полях. Напевая красивую колыбельную, Эриока обнаружила, что дорогу к источнику загородили ветви кортуса. Немного посомневавшись, но, не желая возвращаться, домой так быстро, она сосредоточилась и произнесла:
  -- Каартас!
   Ветви кортуса покачнулись с громким скрипом, дерево медленно наклонилось, и опутало тело девушки, крепко прижав к стволу высоко над землей. Оно не собиралось причинять дриаде вред. Девчонка сама потребовала спрятать ее повыше, иначе превратит ветви в огромные лилии. Гордый кортус допустить этого никак не мог.
   Шокированная полученным результатом девушка решила обязательно, если выберется, конечно, узнать правильность данного заклятья. Опасаясь пробовать сказать что-либо еще, она, свернувшись клубочком, стала размышлять. Думы сводились к тому, как ее найдут желательно не умершей от голода в крепких объятиях старого дерева.
   Недалеко послышался веселый мужской смех, кто-то бессовестно потешался над ней. Закипев от злости и обиды, Эриока попыталась вырваться, но только запутала волосы в тонких ветвях.
  -- Кому так весело? - закричала она, гневно озираясь по сторонам, - может, наберешься, смелости и покажешься? - Закончив фразу, Эриока с опозданием ощутила холодный страх, сдавивший учащенно бьющееся сердце.
   Драконы не посещали лес, тем более ночью, а ее угораздило застрять в самой чаще, куда вряд ли проберётся кто-либо из местных.
   Смех оборвался и зловещее шуршание листвы, вызвало желание забраться еще выше на самую верхушку кортуса подальше от страшного демона. Пролетев мимо и развернувшись, незнакомец остановился в пределах видимости, паря невысоко над землей. Он посмотрел на нее так, что покраснели бы ночные лилии, а не только невинная юная девушка впервые встретившая самого красивого мужчину на свете. Эриока затаила дыхание, рассматривая его, так не похожего на драконов. Невероятно высокий, широкоплечий, казалось, весь состоит из мощных мускулов и абсолютно уверенный в себе. Удивительно светлые волосы доходили до мощной груди, свободно развеваясь на ветру. В небесно-голубых глазах плясали смешинки, от чего смуглое лицо казалось по мальчишески забавным, полные губы изогнулись, не скрывая веселья. Но сейчас Эриоке во что бы то ни стало, хотелось стереть эту наглую улыбку.
  -- Неужели настолько боишься меня иномирец, что не рискуешь приблизиться и помочь? Может, ваши женщины питаются такими как ты? - она торжествующе улыбнулась, заметив, как насмешливая ухмылка исчезает, а небесно-голубые глаза стали холодны как лед.
  -- Видимо тебя не научили осторожности или глупость позволяет не опасаться странников иных миров? Вынудила дерево перенести себя на верхушку и теперь висишь как летучая мышь на ветке. - Договорив, Ктур снова улыбнулся, но лишь губами без прежнего тепла в глазах.
  -- Возможно, я допустила ошибку, но откуда иноземцу известно про Эльтран? - Удивилась Эриока.
  -- Не только Эльтран, но и про тебя. Эриока ведь так?
  -- Знаешь мое имя, а твое неизвестно. Но на дракона ты похож меньше всего, - задумчиво сказала девушка.
  -- Почему же, нет? Нашла отличия? - Ктур откровенно забавлялся ситуацией.
  -- Легко, драконы не носят длинные волосы, странные сапоги как у тебя, одежда похожа, но огромная штука на поясе мне неизвестна, следовательно, ты не из нашего рода.
   Последняя фраза отозвалась болью в сердце сатира, и мускулы непроизвольно напряглись. Взяв себя в руки, Ктур произнес:
  -- Не спеши судить, о чем не знаешь. Мое имя Ктур из России. Сомневаюсь, что ты слышала о ней, - выдержав паузу, он продолжил, - и на поясе у меня не штука, а оружие, точнее меч.
  -- Мне нужно освободиться, твое оружие поможет? - с надеждой спросила девушка.
  -- Нет, но я попробую обойтись без него.
   Спустившись на землю, Ктур подошел к кортусу, пленившему дриаду и нежно коснувшись ствола, закрыл глаза, успокаивая могучее древо. Эриока почувствовала, что свободна, и, не успев обрадоваться, стремительно полетела вниз. Зажмурив глаза в ожидание жесткой посадки, она оказалась в крепких объятиях спасителя, прижатой к могучей груди. Боясь пошевелиться, девушка затаила дыхание.
  -- Дыши иначе, зачем я тебя ловил? - откровенно издевательские нотки в голосе привели ее в чувство.
  -- Знаешь, может не летать, но твердо стоять на собственных ногах я умею, кстати, спасибо за спасение. - Она посмотрела вниз и вцепилась в волосы Ктура мертвой хваткой.
  -- Если передумала прыгать, отпусти меня уж очень больно, - пожаловался молодой сатир.
  -- Прости, - девушка исполнила просьбу, - а теперь верни меня на землю, - подумав, она добавила, - пожалуйста.
   Ктур неохотно приземлился и отпустил Эриоку.
  -- Разве мне не полагается благодарный поцелуй за спасение жизни? - произнес он нарочито безразличным тоном.
  -- Целовать тебя? У вас в мире нет понятий о чести и достоинстве, уважении к девушкам? - Эриока не на шутку разозлилась и с силой оттолкнула своего спасителя.
  -- В таком случае придется попросить дерево снова скрутить тебя. - Ктур серьезно посмотрел на гордую красавицу, скрывая веселую улыбку.
  -- Не посмеешь, - она отступила на шаг, но когда грозный иноземец поднял руку намереваясь прикоснуться к стволу, резко изменила решение. - Ну, хорошо, я - она запнулась, - только в щеку.
  -- Лучше чем ничего - согласился Ктур не став торговаться на первом свидании.
   Девушка встала на цыпочки, осторожно положив изящные пальчики на широкие плечи. Завороженная его близостью, Эриока молчала. Стараясь скрыть дрожь, внезапно охватившую все тело, она крепко прижалась к мужской груди. Чувствуя жар его тела, девушка медленно посмотрела чужеземцу в лицо. Ктур нежно провел рукой по щеке, пылающей ярким румянцем, и чуть хрипло произнес:
  -- Можешь коснуться моих губ своими, или это сделаю я. - Его голос завораживал, открывал нечто новое, волшебное, пусть и запретное, но манящее.
  -- Словно под гипнозом, девушка покорно поцеловала незнакомца, не слушая испуганно бьющееся сердце.
  -- Боишься? - поинтересовался Ктур, не выпуская девушку из рук.
  -- Мы не должны, это не правильно, ты из другого мира и...
  -- И запрещено даже думать об этом - сатир понимающе улыбнулся, - какие меж нами различия? Кто решил за тебя кому подарить свое сердце Эриока? Неправильно отдаться нелюбимому соплеменнику, отказав желанному иномирцу. - Он попытался вновь поцеловать девушку, но она вывернулась из объятий.
  -- Мне пора домой, нельзя, чтобы отец узнал о моих побегах в запретный лес. - Запинаясь, произнесла Эриока, тронутая тем, что незнакомец так точно угадал мысли, мучившие ее с давних пор.
  -- Я провожу, иначе пострадаешь либо ты, либо кортусы, причем, скорее всего последние, - он потянулся и зевнул, затем подмигнул удивленной Эриоке предполагавшей, что, получив отказ, иномирец исчезнет.
  -- Хорошо, но только до края леса, оттуда я пойду одна. - Девушка развернулась, направившись в сторону Эльдрео, а Ктур неторопливо парил рядом.
  -- Почему великий лес Эльтран называют запретным? Разве не из него родом все дриады? - поинтересовался сатир, прекрасно зная ответ.
  -- Сама не понимаю, но мама говорит, что любая может пропасть бесследно, гуляя ночью в лесу. Совет правителей утвердил этот запрет, когда некоторые дриады не возвращались обратно. Одна легенда рассказывает о девушке, полюбившей юношу из иного мира, оказавшимся страшным чудовищем, поедающим сердца. Конечно это сказка, чтобы пугать маленьких девочек.
   Ктур громко рассмеялся, существует множество миров, где едят сердца, но животных и птиц, а не влюбленных молоденьких девушек.
  -- Над чем ты смеешься? - обиженно спросила Эриока.
  -- Над глупой легендой, разумеется, к тому же тебя это явно не останавливает. - Проговорил он, ласково поглаживая волосы девушки. - У тебя чудесные волнистые локоны, так и хочется прикоснуться.
  -- А мне никогда не нравились. - Обрадовалась она возможности сменить тему разговора. - Слишком длинные, а заплетать до совершеннолетия не принято.
  -- А после?
  -- Только высокие, сложные прически, терпеть их не могу! - фыркнула дриада.
  -- Можно заплести косу, простой узел или хвост.
  -- Покажешь? - заинтересовалась Эриока.
  -- Приходи завтра ночью я с удовольствием научу всему, что знаю сам и даже более. - Он мечтательно взглянул на пухлые губки, но не стал покушаться на них теперь. - Граница леса - грустно произнес Ктур.
  -- Завтра после восхода луны - девушка порывисто коснулась его улыбки в робком поцелуе и побежала к родному дому, боясь оглянуться и выдать смущение, окрасившее щеки ярким румянцем.
   Добравшись до дома, она едва ли помнила себя от быстрого бега, и только образ белокурого красавца не покидал упрямые мысли. Девушка всегда знала о единственной любви всех дриад с первого взгляда и не сомневалась, что стала жертвой ее чар. Мысль об иноземном происхождении Ктура не пугала, а напротив возбуждала жгучий интерес к запретной тайне. Сколько старинных книг ей удалось прочесть в полумраке библиотеки, вместо сна, которому предавались другие послушные девочки, Эриока испытывала сильную жажду знаний недоступных и чужих. Она и сама не понимала, от чего так отличается, почему характер и сила духа не похож на миролюбие дриад. Иногда она мечтала, что летит над холмами, чувствовала силу и власть, но мечты постепенно таяли, и реальность заставляла признать глупость подобных надежд.
   В спальне было тихо, и уютная постель манила приятным отдыхом и яркими образами сна. Эриока не могла сомкнуть печальных и в то же время возбужденно блестевших глаз, мысли уносили далеко за пределы Эльфиарга в невиданную и таинственную Россию. "Какие они и почему любят иномирных женщин?" - в который раз задала девушка вопрос в темноту. Ответа не даст никто, кроме жителей того мира и Эриока не хотела оставаться в неведении слишком долго. Она поспешно решила последовать за Ктуром и лично убедиться, что нет ничего опасного в путешествиях и открытии новых миров. С мыслью о нежности сильных рук девушка уснула, мило улыбаясь губами, впервые ощутившими вкус поцелуя.

Глава 11

   Эриока, с трудом разомкнув тяжелые веки, обвела туманным взглядом комнату, и сладко зевнув, повернулась на просторной постели, с твердым намерением выспаться этим утром. Она натянула мягкое одеяло на голову и, не успев погрузиться в желанный сон, почувствовала легкий толчок в бок.
  -- Еще так рано - плаксиво пожаловалась девушка, стараясь глубже зарыться в подушку.
   Но постельным веточкам было велено, во что бы то ни стало разбудить юную дриаду, и хотя они знали о ночных приключениях девушки, и свято оберегали тайник с собранной коллекцией, не могли ослушаться приказа властной Орфит, управляющей растительностью этого дома.
   Шуршащие просьбы тонких прутиков, наконец, дошли до сознания Эриоки и, откинув одеяло, девушка села на постели, чувствуя сильное головокружение от недостатка сна. Лениво шевеля пальчиками на ногах, зарывшимися в ворсинки пушистого ярко-оранжевого коврика, дриада тянула время, не желая покидать уютное ложе.
  -- Надо же, ты проснулась, причем самостоятельно! - воскликнула ворвавшаяся без стука мама. - Поторопись деточка, ровно в двенадцать надо быть на месте, мы не можем опоздать. Что подумает о тебе Фиали, если узнает, какая соня ее племянница? - Эриока с недовольным стоном повалилась на одеяло. Орфит рассмеялась, - поднимайся, ведь Асфи тоже там будет, хотя не понимаю, как бедняжка это выдерживает. Рожденная без дара девочка конечно не виновата, но что с ней будет дальше, боюсь представить. - Орфит тяжко вздохнула.
   Устав слушать то, что прекрасно знала сама, Эриока поднялась с постели. Молча, накинув халатик, вышла из комнаты, провожаемая вопросительным взглядом мамы. Спустившись по широкой лестнице на первый этаж, девушка направилась в ванну. Заметив отца, не спеша бредущего с той же целью она подбежала к нему, и высоко подпрыгнув, поцеловала в щеку.
  -- А доченька добр... - не успел договорить Фэрус, так как дверь ванной комнаты, впустив смеющуюся девушку, закрылась, оставив сонного дракона размышлять, как скоро он сможет помыться.
  -- Дети, - с усмешкой проговорил он и, потирая глаза, ушел в кабинет рассмотреть новые чертежи учебных полетов.
   Ванная комната располагалась на первом этаже уютного коттеджа. Как младший правитель Фэрус был обязан жить с комфортом. Второй этаж заняли просторные спальни и картинная галерея. В доме имелся удобный кабинет, богатая библиотека, шикарная столовая и красочно оформленная гостиная. Великолепная кухня с одними из лучших древесных поваров в Эльдрео, по словам Орфит, вызывала зависть даже у Фиали. Огромная оранжерея с редчайшими видами растительных образцов и саженцев гордость научной работы самой Орфит, занимала солнечную сторону сада.
   Умывшись прохладным цветочным настоем, Эриока почистила зубы особой смесью пыльцы, и забралась в огромную древесную ванну. Заранее наполнив ее теплой водой, поступающей по развитой системе подземных труб, которая на протяжении нескольких лет делала процесс купания удивительно легким и гораздо более приятным. Наливая в ладонь прозрачный шампунь, созданный из сока садовой лилии, девушка добавила в него несколько ароматных капель добытых из луковиц цветов, собранных в лесу Эльтран. С наслаждением, вдыхая чудесный запах, она, намыливая волосы, размышляла о вчерашней ночи и красавце, спасшим ей жизнь. Его прикосновения не были неприятны, напротив таких волнующих ощущений Эриока не испытывала ни разу в жизни. Но что чувствовал он?
   Почему нас женщин так волнуют вопросы, ответы на которые не имеют значения? Какая разница, что чувствует мужчина, скажу честно, они нас очень любят и хотят. Главное ненавязчиво или наоборот властно не дать им убежать. Мне часто хочется сравнить мужчин с гениальными, добрыми, ласковыми, но все же первобытными самцами, их надо накормить, согреть, выслушать и убаюкать. Главное самой быть уверенной, что это тот самый единственный и действовать без оглядки и "добрых советов", обратите внимание, никогда не обсуждайте то, что в будущем, лучше подтрунивайте над прошлым.
   По всему было видно, что Ктур хотел гораздо большего. Смыв пену, Эриока подумала: "Что если я позволю ему не останавливаться? После ночи любви, он заберет меня в свой мир, неизведанный и должно быть чудесный. Или оставит, получив желаемое".
   Следующие два часа Эриока провела в жутких мучениях, под ловкими усиками толстого миркуса мамы, создававшего у нее на голове замысловатую прическу. Скручивая черные блестящие пряди, несносное растения фыркало, выражая недовольство их непослушным своеволием, в конце концов, с произведением искусства, состоящим из волос, серебряных и золотых заколок инкрустированных брильянтам и голубыми сапфирами, Эриока приступила к одеванию. Орфит успела подобрать для дочери шелковый темно-синий наряд с крупными белыми розами на длинной, пышной юбке и рукавах колоколом до локтя, а в продолжение плотно облегающими тонкие запястья. Широкая лента поднимала и без того высокую грудь так, что девушка не решалась сделать глубокий вдох, чтобы случайным образом не освободить стесненную плоть из выреза низкого до неприличия.
   С трудом, удерживая спину прямо, а голову высоко, Эриока вместе с матерью, одетой в подобное платье, но лилового шелка с золотыми пионами, уселась в дорогую, комфортабельную повозку на мягкое сиденье. Фэрус должен был отнести их, искренне сочувствуя дочери, не успевшей привыкнуть к сложным одеяниям. Осторожно схватив перекладину, он в обличии черного дракона полетел над городом в сторону особняка правителя. С интересом, наблюдая просторы Эльтран, хорошо заметные с высоты полета, Эриока не слушала материнские наставления, несущественно влияющие на сознание молодой девушки.
   Ровно в полдень они сидели в гостиной особняка, за накрытым чайным столом и вели непринужденную беседу. В разговоре участвовали Орфит и Фиали, а скучающая Эриока, лишь изредка кивала и вежливо улыбалась. Ей не терпелось поделиться с подругой подробностями прошлой ночи, но Асфи как всегда опаздывала, с раннего утра умчавшись наблюдать за тренировкой драконов. По обстановке было видно чрезмерное увлечение хозяйки яркими цветами с сильными запахами и дорогими вещицами, не только украшения, но и фигурки из золота, серебра и цирконита, светло-голубого камня из далеких северных гор.
  -- Прекрасно Фиали, отличная коллекция не устаю ей восхищаться, вижу новую статуэтку, не твоя ли фигура послужила моделью? - спросила Орфит глядя на произведение искусства из чистого золота не длиннее ладони.
  -- Ты права как всегда, - дриады весело рассмеялись, стараясь получить удовольствие от вынужденного общения. - Скульптор так увлекся мной, что Горму пришлось разобраться с ним лично, но слава единому богу никто не пострадал. Эриока, вижу, тебе немного скучно, не желаешь погулять в саду? Уверена, таких лилий как у меня не найти во всем Эльдрео. - Приторным голосом проговорила Фиали.
  -- Иди Эри, к обеду мы тебя позовем. - Орфит была сыта по горло выходками дочери, ведь ее поведение как всегда рушило благовоспитанный облик матери.
  -- Хорошо - с радостью согласилась Эриока, избавленная от занудной беседы.
   Гуляя по великолепному саду, девушка считала минуты, оставшиеся до вечера. Ей хотелось поскорей оказаться в лесу рядом с белокурым красавцем, мысли о котором не давали покоя с самого утра.
  -- Какое платье, ты в нем ещё и дышишь?
   Голос Асфи раздался внезапно, прервав сонные мечты Эриоки, но подруга как обычно появилась вовремя.
  -- На себя посмотри, хотя твое не такое тесное, - не без зависти произнесла Эриока.
  -- Наши мамы мирно болтают, а думают, как бы придушить друг друга, вот уж лицемерки! - Асфи не любила сдерживать бурный поток эмоций, чем собственно изводила всех учителей в школе.
  -- Пусть развлекаются, а отцы в кабинете?
  -- Да, они с Эргасом и твоим братом, обсуждают новые фигуры полета, все равно не поймешь - Асфи махнула рукой. - Что нового в лесу? Я видела из окна своей спальни как ты ловко сбегала из дома, между прочим, тебя так засекут и вообще без окна оставят.
  -- Не засекут, я вчера ночью познакомилась с иноземцем, такой красивый! Он меня спас от дерева, я кое-что перепутала и, в общем...
  -- Ты головой думаешь или другим местом? А если бы он тебя украл? Где потом искать то?
  -- Я, между прочим, с ним сбежать хочу, надоело дома! - Неуверенность и страх сквозили в каждом слове Эриоки, но сдаваться она не хотела.
  -- Я не твоя мама, но в этом случае лучше будь осторожней, всякое моет случиться, хочешь, встречайся с ним, но бери кого-нибудь с собой.
   Неподалеку от девушек лениво развалился миркус, он грелся на солнышке возле клумб и с наслаждением жевал кусок шоколада украденного на кухне.
  -- Кого? - спросила Эриока и, проследив за взглядом подруги, резко покачала головой. - Нет, этого жирного ворюгу? С ума сошла, да он трусливый домашний сорняк, к тому же в лесу опасно.
  -- Тебе не опасно, а ему опасно? Совсем завралась, он добрый и послушный, просто возьми с собой конфет, миркус тебя с рождения знает и сможет защитить.
  -- Закидает иноземца заколками для волос? - Эриока брезгливо скривила губы, но зная настырность подруги, решила согласиться. - Ладно, но пусть только попробует меня ослушаться и покатиться домой без разговоров.
   Асфи хитро улыбнулась, и, погладив любимца по зеленым листикам, бережно вручила Эриоке.
  -- Заботься о ней и оберегай, ты мой цветочек! - Асфи сильно привязалась к растению, уже не помня когда точно, оно было подарено ей отцом.
   Миркус считался элитным видом домашнего любимца, и многие дриады носили их в сумочках, покупая украшения и одежду для маленьких обжор. Они действительно любили питаться сладким, причем не важно, были это сиропы или пыльца, никто не задумывался, отчего так происходит, к тому же взрослый миркус являлся лучшим парикмахером. Его ловкие усики сплетали волосы, и никто даже сами дриады не могли повторить эти прекрасные произведения искусства.
  -- Девочки! - послышался голос Горма.
  -- Мы здесь отец, - откликнулась Асфи, - пойдем, но не забывай моих слов и миркус не потеряй.
   Эриока быстро кивнула, не обратив особого внимания на строгие предупреждения подруги. "Ведь Асфи не знает Ктура, монстр не может быть таким нежным, чувственным, он не причинит вреда". - Решила Эриока, входя в обеденный зал.
   Столовая казалась гораздо больше, чем в доме Фэруса. Также как и гостиную стены и мебель украшали крупные цветы, драгоценные фигуры и несколько картин. Довольно необычная обстановка для дриад.
  -- Эргас, милый, откуда этот ужасный синяк на щеке? Утром его не было, - встревожилась Фиали.
  -- Пустяки мама не обращай внимания, оступился на лестнице, - отмахнулся дракон, потирая ушибленное место и злобно сверкая янтарными глазами в сторону двоюродного брата.
  -- Да тетя так и было, - подтвердил Вэл, стараясь не смеяться так явно
   Асфи благодарно улыбнулась брату, Эргас подмигнул ей в ответ.
  -- Все семейство в сборе, не часто такое бывает. Дорогая рассаживай гостей. - Жизнерадостно улыбаясь, Горм направился к шикарному стулу из ветвистого кортуса с высокой спинкой и мягким сидением в виде мха.
   Сэгор, старший брат Фиали и Фэруса не посещал подобные мероприятия, он был настороже и все годы, проведенные в Эльфиарге, тщательно следил за безопасностью города и леса. Он не верил в утопию и вечный мир, прекрасно зная характер Лирта, понимал, что император не смирился с потерей. Драконы рыскали по многим мирам, Сэгор знал, они ищут возможные следы императрицы, наследников, либо сыновей советника Траса, а значит время спокойствия лишь иллюзия мира.
   Сатиры также представляли угрозу, если не жизни так спокойствию жителей Эльдрео. Хитрые копытные не смирились с изгнанием и частенько наведывались в лес, где жили племена диких дриад, как прозвал их сам Сэгор. Конечно, дриады города стали цивилизованными, но некоторые тайно мечтают о природной силе, временно уснувшей в их сердцах. Если сатиры что-то замышляют, драконам придется вступить в открытый конфликт и теперь уже их собственные дети могут не простить ложь отцам и молчаливую покорность своих матерей. Жительницы леса подарили драконам сильное потомство, жаль только, девочки не могли наследовать второе обличие, зато характером пошли в отцов. В этом было их главное отличие от диких дриад, в нем же их сила. Он также не упустил из виду тот факт, что сыновья дриад не только драконы, но и понимают язык растений, без труда управляя всеми видами не считая кортусов, их нрав подвластен лишь диким дриадам и сатирам.
   Когда гости уютно расположились за обеденным столом, в зал негромко вошла странного вида девушка. Ее густые волосы как вьюнки закручивались мелкими спиралями, своевольно раскинувшись по плечам, они резво подпрыгивали, отзываясь на каждое движение хозяйки. Цвет поражал сильнее формы, ярко-оранжевый, как и мелкие точечки на белоснежной коже. Вместо одежды она носила кусочки шкур пятнистого цвета едва скрывающих наготу стройного тела. Причем фигура больше походила на груду изящных мышц, а бесшумная походка настораживала, внушая первобытное чувство опасности.
  -- Надеюсь, я не опоздала? - мурлыкающе произнесла незнакомка, тембр нежного голоса завораживал как нечто совершенно новое.
  -- Тея! Ты как раз вовремя, мы только собираемся приступить к обеду, садись рядом. - Фиали радостно встречала гостью, не торопясь представить ее остальным.
  -- Знакомься, это мои родственники.
   Пока Орфит и Эриока с интересом разглядывали странное явление, Фэрус недовольно смотрел на Горма, тот едва заметно пожал плечами и кивнул в сторону жены, словно снимал с себя ответственность за происходящее.
   В течение всего обеда Тея внимательно следила за поведением собравшихся, она отметила сильные различия между старшим поколением и смешанным потомством так она называла детей дриад и драконов, хотя в зале был лишь один юноша с двойным даром, остальные дети являлись яркими представителями своего вида. Особенно она отметила дриаду, по характеру девочка ничем не отличалась от драконов, но в ней жила первобытная сила леса. Тея забавлялась повышенным интересом гостей, они были явно шокированы ее появлением, и от этого она веселилась еще больше.
   После обеда Горм наслаждался крепким цветочным отваром у себя в кабинете, расслабленно развалившись в мягком кресле, он позволил себе немножко поспать. Неожиданно дверь с грохотом распахнулась и тут же захлопнулась. Фэрус, злобно сверкая темными глазами, отнял у хозяина бокал, и залпом осушив его, занял место напротив. Горм нехотя встал, взяв новый бокал, снова наполнил его и небрежно сев на край стола, выразительно посмотрел на взбешенного друга.
  -- Почему ты разрешил этот спектакль?! - Взревел Фэрус. - Эриока не должна была знакомиться с Арысь! Как теперь мне запретить их общение хотелось бы знать?!
  -- Я что должен был выгнать твою дочь прямо из-за стола или выставить Тею? Меня никто не предупредил о ее присутствии! Когда Фиали говорила о встрече с ней, откуда я мог знать, что Тея появиться на обеде?
  -- Допустим все так, вопрос в том, как быть дальше? Орфит мне все уши заговорила о странной девушке, Эриока от нее вообще без ума.
  -- Для начала успокойся, Арысь наши союзники? Дети только познакомились, возможно, ничего не произойдет. - Попытался убедить его Горм.
  -- Мне бы такую уверенность! Арысь враги императора, если его ищейки засекут Тею в Эльфиарге сюда явиться вся армия Дрэгорании! Представь, как они обрадуются, обнаружив брата, жену и детей императора! Да еще пару сыновей погибшего советника Траса! Нас ждет война, и Эльфиарг сотрут до самого океана!- Горм задумался и согласно кивнул.
  -- Пусть Сэгор поговорит с Теей, мне кажется, она не просто так решила нас навестить.
  -- Поговори с ним сам, мне нужно побыть дома. - С сомнением в голосе произнес Фэрус, и быстро вышел из кабинета, также громко как при входе хлопнув дверью.
  -- Вечно не дослушает до конца. - Заворчал Горм, планируя разговор с другим властителем, что прилетит вскоре с северного края леса.
   Его опыт и знания Горм высоко ценил и всегда прислушивался к мудрым советам, как в детстве слушал наставления его отца великого советника Траса.

Глава 12

   Боимся то, чего не знаем и запрещаем получать
   Осуществлять мечты желаем, не дав самим себе мечтать
   Найти часть жизни для фантазий, заполнить время суеты
   Увидеть смысл жизни стоит, мир все же полон доброты
  
   Асфони попрощалась с подругой, не до конца уверенная в правильном выборе Эриоки. Они обе не хотели жить под диктовку родителей, но одно дело иметь право выбора и совсем другое рисковать своей жизнью и спокойствием любящих тебя людей. Одно Асфи знала точно, рассказывать о замыслах подруги она не станет, никогда не знаешь, чем может обернуться несвоевременное вмешательство пусть заботливых, но чрезмерно осторожных родителей. Иногда детям надо дать шанс наладить самостоятельную жизнь, что не бывает без ошибок и поспешных выводов.
   Сбросив неудобное платье на древесный пол просторной спальни, Асфи быстро переоделась в мужской костюм, который в ее возрасте носил Эргас. Это было против правил, но видимо правила устанавливают для тех кто хочет по ним жить, остальные придумывают способы их нарушить. Асфи спустилась по винтовой лестнице башни, в которой находилась ее комната, личная библиотека и кабинет. Она привычно двигалась в сторону выхода ведущего в сад. Домочадцы занятые своими делами не обращали внимания на крадущуюся девушку, и в который раз Асфи искренне радовалась, что мама не понимала язык растений. Ведь она, в отличие от Эриоки, не могла попросить их не выдавать ее секреты матери и отцу.
   Выбравшись из дома, девушка помчалась на тренировочную площадку драконов, она располагалась на окраине города недалеко от дома Эриоки. Территория в три раза превышавшая площадь самого крупного футбольного поля, с деревянными трибунами огороженными крепкой сетью. Это место считалась центром развлечений в Эльдрео, мест на трибунах хватило бы на пять таких городов и при желании еще больше.
   Асфи с раннего детства пряталась в маленьком укрытии, из которого открывался прекрасный вид на тренировочную площадку. К вечеру драконы собирались на ней для повторения дневных занятий и проверке усвоенных знаний. Фэрус учил всех мальчиков и юношей с рождения, он был прекрасным преподавателем и с радостью проводил почти все свое время на площадке, делясь знаниями и умениями второго обличия.
   Асфи никогда не решалась выйти из укрытия, только родной брат Эргас знал ее тайну и, сочувствуя сестре, учил всему, что смог усвоить на тренировках сам. Конечно, девушка не могла менять обличие, но как не раз говорил Эргас, обучается она гораздо лучше, чем все драконы вместе взятые. Может быть поэтому, или от скуки Эргас лично тренировал сестру, к моменту совершеннолетия она могла с закрытыми глазами повторить все фигуры полета и приемы борьбы взрослого дракона. Пусть без смены обличия, девушка легко справлялась с братом, что был гораздо крупнее и мощнее ее. Несколькими точными движениями она кидала его на землю, искреннее радуясь новым синякам и ссадинам, заработанным в бою. Эргас гордился сестрой, но знал, что подобные умения вряд ли могут пригодиться хрупкой дриаде.
   Фэрус появился на площадке, и ученики молниеносно сменили обличия, Асфи не уставала восхищаться мощью и грацией обличий драконов. Они медленно шевелили крыльями и вытягивали шеи, драконы помладше неловко переминались с лапы на лапу. Старшая группа учеников по команде тренера взмыла вверх, они летели стройными рядами, зорко следя за командами с земли. Асфи расправила руки и повторяла все их движения, быстрее и точнее исполняя команды Фэруса. Как сильно она мечтала лететь с ними, чтобы отец и дядя гордились ей, а мама восхищенно наблюдала с земли. Внезапно она почувствовала странный трепет и, выйдя из укрытия со стороны леса, посмотрела в небо. Она знала все обличия в городе и впервые увидела изящного дракона едва заметного на такой высоте. Он летел нежно и гладко, словно, как и она в мечтах, наслаждаясь каждым взмахом прекрасного крыла. Обличие было не похоже на грубовато-колючие привычные для глаз девушки, этот дракон был меньше, изящнее и красивее остальных. На узкой морде не было шипов, только на спине и хвосте, причем гораздо острее и тоньше чем у прочих. Чешуя непривычного кроваво-красного цвета ярко переливалась в лучах заходящего солнца, словно соревнуясь с закатными лучами в силе и яркости воплощения.
  -- Он прекрасен! - Произнесла Асфи вслух, неотрывно следя за таинственным полетом.
   Она не знала, кто это был и откуда, но была уверена, что хочет быть такой же красивой и неповторимой как он.
   Засыпая ночью в мягкой постели, Асфи представляла, что летит как недавно виденный ей дракон высоко в небе, задевая пушистые облака, проходя сквозь них. Заходящее солнце окрасило небо, и ее огненные волосы превратились в чешую цвета опасного, но прекрасного как сама природа, она чувствовала силу крыльев, мощь своего тела. Когтистые лапы перебирают воздух, помогая маневрировать, ощущения были так реальны, что девушка едва ли могла понять, где сон, а где явь.
   Резкий звук падающей мебели заставил ее открыть глаза, комната показалась непривычно маленькой, а цвета столь насыщенны, что Асфи болезненно сощурила глаза. Настенные растения испуганно сбились в кучу и удивленно перешептывались, опасливо покачиваясь в стороне от хозяйки.
   Асфи потребовалось не больше минуты, чтобы привыкнуть к новым ощущениям и, повертев непривычно тяжелой головой, она шокировано открыла рот для крика, но вылетевшая, как оказалось из пасти, струя огня спалила все купленные накануне платья.
   Девушка была напугана, и опрометью вылетев из башни, взмыла высоко к звездам. Прохлада ночи приятно остужала чешуйчатое тело, удивление Асфи быстро сменилось радостью, и девушка торопливо замахала крыльями не догадываясь, что с невероятной скоростью улетает от родного Эльдрео. Она наслаждалась, боясь поверить в счастье, свалившееся на нее столь внезапно, кто бы мог подумать, что дриады способны стать драконами? Другого объяснения у нее не было, в прочем рассуждать и делать логические выводы девушка и раньше не любила, а обретя мечту, и подавно не хотела тратить на это время. Немного запыхавшись, она развернулась и полетела к дому. Заметив на небольшом холме в лесу Эльтран источник, девушка решила спуститься к нему и отдохнуть, заодно привести мысли в порядок. Перевоплотившись на лету в человека, она поняла, как же все оказалось просто, это как ходить на каблуках, если один раз получилось, уже никогда не забудешь, главное практика, а ее у Асфи было более чем достаточно с самого детства. И как она раньше не замечала, что все было в ней, ее желаниях и мечтах, надо было лишь сильнее верить и доверять чувствам, идущим из глубины сознания.
   Удобно устроившись возле чудесной купальни, Асфи мечтательно смотрела на звезды, наслаждаясь обретенной мечтой. Она вновь сменила обличие и, положив чешуйчатую мордочку на когтистые лапы, задумчиво шевелила маленькими усиками, расправив пятнистые ноздри. Ароматы леса были столь прекрасны, что Асфи не могла насытиться этим запахом, едва ли она осознавала, что чувства дракона в сотни раз, превышали человеческие. Перепончатые крылья аккуратно сложенные укрывали бока и свернутый в дугу хвост. Убаюканная тишиной девушка уснула.
   Незадолго до этого, отказавшись от ужина, Эриока пожелала отцу и матери спокойной ночи и, отправилась в свою комнату. Мысли о недавних событиях не давали покоя, Ктур появившийся в Эльфиарге столь неожиданно, Тея, экстравагантный вид которой не оставлял сомнений в ее иноземном происхождении, родители также вели себя странно. Обычно, она легко преодолевала трудности, но на этот раз их оказалось слишком много даже для нее.
   Когда в доме стало тихо, девушка быстро переоделась в тонкую шелковую рубашку и обтягивающие бриджи, этот ярко-рубиновый костюм Фэрус подарил ей на семнадцатилетие, зная, как девушка не любит цветочных платьев. Надев красные сапожки, дриада выбралась через окно в уснувший сад, и, ступая как можно тише, вышла за пределы Эльдрео.
   Весь день, размышляя о Ктуре, она пыталась понять, зачем иноземец перенесся в Эльфиарг? Неужели только, чтобы спасти ее от кортуса? Вряд ли именно она стала причиной его появления в лесу. В Эльфиарге не было принято путешествовать в иные миры, лишь группа драконов из правления, хранила секрет перемещения и использовала его крайне редко. Они уверили жителей Эльдрео в том, что необдуманные путешествия весьма опасны и нежелательны.
   Подходя к мерцающему лесу, девушка в очередной раз восхитилась его красотой, ночным очарованием. Еще издали было слышно тихое звучание необыкновенных мелодий, наверное, это одна из причин посещения Эльтран, звуки легкой музыки создавали ощущение полета души, то грустные, то веселые мотивы рождали множество прекрасных фантазий. В городе Эльдрео они не звучали, не смотря на то, что музыкальные инструменты, производились из ветвей кортусов выращенных в специальных садах.
   Дойдя до места вчерашней встречи, Эриока окрикнула Ктура, не услышав ответа, она направилась к самому прекрасному месту в Эльтран, по ее мнению, разумеется. Небольшой водопад пенно стекал на плоские каменные ступени, смешиваясь с горящей водой подземного источника. Теплые воды уходили в небольшую белоснежную купальню почти правильной круглой формы с гладким дном и бортиками, излишки воды переливались через край, образуя неглубокую заводь. В ней росли прекрасные лилии, раскрывающие розовые лепестки от прикосновения лунного света еще в древние времена их так и прозвали лунным цветком.
   За юной дриадой упрямо следовал преданный миркус, для удобства передвижения он свернулся клубком и катился, куда бы она ни отправилась. Эриока приблизилась к любимой купальне и, убедившись, что никто не наблюдает, сняла костюм. Оставшись в одном белье, она с плеском погрузилась в теплые воды, наслаждаясь потоками, медленно кружащими ее расслабленное тело. Миркус удобно устроился на краю природного бассейна и, расправив усики, не спеша собирал сладкий нектар ночных лилий.
   Неожиданно подул холодный ветер и к водопаду приблизился Ктур. Эриока затаила дыхание, она немного смутилась и растерялась, поскольку прозрачная вода не скрывала ее практически обнаженного тела. Впрочем, Ктур вел себя спокойно, если вообще она знала, как может вести себя иноземец в такой ситуации. Он молча смотрел на девушку и явно что-то задумал.
  -- Неплохо плаваешь Эриока, можно составить тебе компанию? - Он невинно улыбнулся, словно предлагал ей чашку цветочного отвара на семейном обеде.
  -- Ни в коем случае, отвернись сейчас же! - Девушка возмутилась, надеясь, что не слишком переигрывала, она очень хотела плавать вместе с ним до самого утра.
  -- Хорошо, как скажешь, - Ктур нехотя выполнил просьбу дриады, удивившись, что ее отказ расстроил его так сильно.
   Миркус заботливо подал Эриоке костюм и настороженно наблюдал за незнакомцем, он перестал собирать нектар и, уцепившись корешками за край купальни, замер в ожидании дальнейших событий.
   Одевшись, Эриока позволила себе внимательно изучить своего вчерашнего спасителя. Она с восхищением разглядывала широкие плечи, такие могут быть лишь у физически тренированного мужчины. Спина постепенно сужалась к низу и девушка не смогла отнестись равнодушно к столь великолепной фигуре настоящего самца. Первобытный инстинкт все же руководил ее мыслями в первую очередь. Взяв себя в руки, девушка заговорила.
  -- Познакомься Ктур это растение моей подруги, мы зовем его миркус.
   Ктур удивленно присвистнул, только теперь заметив небольшой кустик, крепко уцепившийся за край белоснежной купальни.
  -- Думаешь, я тебя убить хочу или навредить? У меня нет таких намерений. - Он опасливо поглядывал на неподвижно стоящий цветок, стараясь держаться от него на приличном расстоянии.
  -- Ты боишься маленького обжору? - Эриока не была удивлена, скорее, просто шокирована реакцией иноземца.
   Миркус пошевелил усиками и Ктур испуганно вздрогнул, отступив от купальни на несколько шагов.
  -- Ты хоть понимаешь, кто тебя охраняет? - произнес Ктур, стараясь не делать резких движений.
  -- Охраняет громко сказано, скорее это я слежу за миркусом, как бы он не потерялся в лесу.
  -- Говоришь он не твой, но тогда почему пошел в лес ночью?
  -- Это все Асфи, она так беспокоилась, что предложила взять своего любимца, все равно он только и делает, что ест сладости и греется на солнце.
  -- Я не смогу к тебе приблизиться без его разрешения, - Ктур нервничал и переминался с ноги на ногу, - скажи ему, что я не враг и попроси не нападать.
  -- Смеешься? Ну, хорошо, миркус это Ктур, он мой друг и спаситель, можешь считать его своим другом тоже.
   Кустик зашелестел листьями, и быстро соскочив с края купальни, осторожно приблизился к неподвижно стоящему незнакомцу. Тщательно изучив Ктура, он опутал его сапоги своими усиками и, успокоившись, вернулся к сбору нектара.
  -- Повезло, видно я ему понравился, иначе пришлось бы туго. - Ктур явно не шутил, чем еще больше сбивал Эриоку с толку.
   Сквозь сон Асфи слышала голоса, постепенно проснувшись, она открыла глаза и увидела свою лучшую подругу, непринужденно болтающую с каким-то незнакомцем, они неплохо смотрелись вместе и иноземец казался симпатичным парнем. Помня о своем перевоплощении, девушка неподвижно лежала на траве. Она знала, что чешуя дракона отлично маскирует ее, и если не шевелиться Эриока с другом ничего не заметят. К сожалению, она забыла о своем любимце, уж его не обманешь. Миркус громко затрещал и в мгновение набросился на хозяйку, обнимая ее узкую морду своими усиками, Асфи стала щекотно и она громко чихнула.
  -- Здесь кто-то есть. - Ктур осторожно извлек меч из ножен и направился к источнику шума.
  -- Зачем ты достал оружие? Кто может нам угрожать в родном лесу? - Эриока обогнала Ктура и удивленно застыла на месте увидев миркуса радостно повисшего на морде незнакомого ей дракона.
  -- Миркус, кто это? - Она не испугалась, зная, что от драконов не может исходить опасности для дриад.
   Дракон моргнул огромными глазами и едва заметно сменил обличие.
  -- Извини Эриока, я не хотела вам мешать, это все миркус, я летела и решила немного отдохнуть, а он...
  -- Ты летала? Ты дракон? Ты мне врала?! - Эриока обиженно смотрела на подругу, не обратив внимания на тот факт, что на ней не было ничего кроме шелковой сорочки для сна.
  -- Нет, никогда! Я сама не знаю, как так получилось, я спала, а потом разнесла свою комнату и в обличии дракона сожгла платья, потом вылетела из окна и оказалась здесь. - Асфи зябко поежилась. - Ты не будешь против, если я просто полечу домой? Здесь прохладно и твой друг как-то странно на нас смотрит.
  -- Пусть летит, Эриока нам надо поговорить, - Ктур убрал оружие и, взяв Эриоку за руку, притянул к себе.
  -- Не надо мне указывать! - Эриока резко вывернулась и подошла к Асфи. - Отнеси меня домой, поговорим в моей комнате.
   Асфи сменила обличие и подставила шею подруге, Эриока крепко уцепилась за чешую, а миркус последовал ее примеру, не посмотрев на Ктура, они взлетели и вскоре оказались дома.
  -- Что будем делать? - Девушки сидели на кровати в спальне Эриоки.
  -- Давай скажем моей маме, что я ночевала у тебя, а разгром в комнате не наша вина. - Асфи с надеждой смотрела на подругу.
  -- Ты не скажешь родителям правду? Нет ничего страшного в том, что вместо дара дриад ты унаследовала второе обличие драконов?
  -- Сама подумай, я смирилась со своей бездарностью в отношении растений. Когда жители Эльдрео узнают о моем обличии, девочки всего города начнут преследовать меня и твоего отца желая научиться быть драконами.
   Перспектива осады родного дома не прельщала Эриоку и она согласно кивнула.
  -- Об этом секрете знаем только мы, миркус и Ктур, последние не смогут рассказать родителям, мы тем более. Надо навести порядок в твоей спальне, пока они не проснулись.
   Девушкам потребовалось не больше часа, и комната Асфи вновь заблестела чистотой, Эриока умело руководила настенными ветвями, пока Асфи избавлялась от испорченного гардероба.
  -- Как объяснишь матери исчезновение новых нарядов? - Решила поинтересоваться Эриока.
  -- Скажу, цвет не понравился, и я их выкинула в сердцах, от меня всегда ждут нечто подобное, она не станет сильно ругать.
  -- Жаль ты не устроила поджег у меня в спальне, я бы не отказалась. - Подруги развеселились, но устав от трудной ночи решили заночевать вместе в комнате Асфи.

Глава 13

   Ктур вошел в кабинет опекуна без стука и молча налив вина устало повалился в кресло. Крод терпеливо ждал, когда юноша немного успокоиться и расскажет, как прошла еще одна встреча в лесу.
  -- Я не знаю, как с ней общаться! - Возмутился Ктур. - Избалованная девчонка! Да что она возомнила, думает я стану бегать за ней как ее миркус и по команде исполнять приказы?!
  -- Мне кажется, вы поладили, завтра ночью весь город празднует окончание учебы дриад и это прекрасная возможность забрать Эриоку в наш мир.
  -- Мы не успели поговорить о деле, и я не уверен, что девчонка согласиться пойти со мной. - Ктур сомневался и одновременно не хотел настраивать девушку против себя, Эриока не обрадуется, если он попробует выкрасть ее с праздника.
  -- Это не имеет значения, ты выполнил мое поручение, познакомившись с ней в лесу, остальное предоставь мне. Я сам перенесу ее в Россию, а ты женишься, как только девочка немного освоиться. Все идет по плану.
   Ктур не стал спорить с опекуном, перспектива женитьбы уже не казалась безрадостной, напротив юный сатир с нетерпением ждал, когда обряд бракосочетания свяжет их на всю оставшуюся жизнь. Возможно, он мечтал о брачной ночи, но это его дело, что только не приходит на ум молодым влюбленным!
  
   Он кружит в мыслях словно тень,
   укорам совести внимает,
   печали призрак, ночь и день
   у сердца силы отнимает...
   Во дворце императора Лирта, не было слышно мелодий, шагов, даже разговоры смолкали, когда правитель появлялся на публике. Он задумчиво бродил по коридорам, занятый лишь собственными мыслями и делами. Он не придавал значения внутренним проблемам мира, зато всегда внимательно слушал донесения разведчиков. Вот уже много лет они перемешались из мира в мир, по приказу Лирта разыскивая следы пребывания его жены, детей и ее братьев. Он не оставлял надежды найти хотя бы могилы тех, кто так много значил для него с рождения. Больше всего его огорчала таинственная смерть советника Траса, Лирт так и не понял, что произошло. Трас был лучшим другом отца, они выросли вместе и вероятней всего он не смог пережить потерю, как и Фиали советник покинул Дрэгоранию, не оставив следов.
   Оставшись в одиночестве, Лирт подолгу размышлял сидя радом с могилой отца, его прах был помешен в золотой кубок и установлен на вершине самой высокой башни замка, с нее открывался великолепный вид, и изобилие света делало храм торжественно-печальным. В компании своих предков, Лирт пил вино и рассуждал о власти, предательстве, любви. Ему часто казалось, что он слышит спокойный и родной голос отца, который, как и в далеком детстве стремиться успокоить и утешить любимого сына.
   Этой ночью Лирт едва держался на ногах, с трудом добравшись до вершины башни, он упал, случайно опрокинув кубок с прахом своего отца. К удивлению в миг отрезвевшего императора тот был пуст, Лирт в смятении схватил кубок, непонимающе гладя на пустое дно. Кто посмел выкрасть прах погибшего императора и самое главное, зачем он это сделал?
  

Все любят сюрпризы к счастью иногда они бывают приятны...

   Заметив огни Эльдрео Сэгор устало вздохнул, он летел несколько часов, возвращаясь с северной части леса. Он не был в курсе некоторых изменений в жизни консервативного Эльдрео, но удивить опытного воина было крайне сложно. Близилось утро, Сэгор мечтал лишь о мясном клубне и теплой постели, решив отложить дела до восхода солнца. Приземлившись у небольшого особняка, он в который раз пожалел, что до сих пор не женат. Пустые комнаты были прибраны, везде царил идеальный порядок, жена Фэруса следила за его домом в отсутствии хозяина. Печально есть в одиночестве пищу приготовленную на случай его внезапного возвращения, никто не встретит рассвет в его объятиях и не обнимет с нежностью, идущей из глубины любящего сердца.
   Прогнав грустные мысли Сэгор повалился на постель, радуясь редкой возможности поспать до утра. Не прошло и часа, как в комнате появилась нежданная гостья. Она бесшумно приблизилась к спящему мужчине и присев на край кровати погладила белокурые волосы, непривычно длинные для смертного обличия дракона. Она не спешила нарушить крепкий сон, скорее просто любовалась его лицом, чистым и светлым со следами ответственности за жизнь и благополучие многих людей. Сэгор мирно спал, укрытый мягким одеялом он не ощущал чужого присутствия. Вероятно, гостья не излучала опасность, ее взгляд говорил о сильной любви и преданности к светловолосому воину, слишком занятому наяву, чтобы заметить и принять ее чувства во сне.
   Девушка поддалась соблазну и легла на кровать, нежно обняв спящего Сэгора, уютно устроилась на широкой груди, положив его руку на пятнистые шкурки прикрывающие наготу ее юного тела. Они вместе встретили утренние лучи солнца, словно молодожены после бурного празднования не спешащие подняться с постели.
   Сэгор не хотел просыпаться, ему было так уютно и тепло, снилось нежное женское тело, возбуждающее желание близости и любви. Прогнав остаток сна, он медленно повернулся, встретив ласковый взгляд изумрудных глаз.
  -- Ты спал около пяти часов, солнце встало не так давно, можешь отдохнуть еще немного.
  -- Тея, ты знаешь, что нельзя ложиться в кровать к взрослому мужчине вот так запросто. - Девушка притворно удивилась и покачала головой.
  -- Я вовсе не хотела тебя беспокоить, знаешь, я привыкла говорить открыто и ты мне очень нравишься, поэтому предупреждаю заранее о намерении провести с тобой ночь.
   Сэгор улыбнулся и, закинув руки за голову, расслабленно вздохнул.
  -- Нравятся мне ваши обычаи Тея, вы сами выбираете мужей, да еще охотитесь за ними в обличии мохнатых хищниц, спасибо за предупреждение, кто знает, как бы я отреагировал в случае внезапного нападения гигантской кошки.
  -- Сэгор? - Громкий голос Фэруса, разрушил маленькую идиллию, возможное зарождение новых чувств.
   Тея вздрогнула, и мгновенно приняв обличие крупной рыси, выскочила из окна, не удостоив хозяина дома прощальным словом.
   Сэгор поднялся с кровати, не торопясь ответить младшему брату, он не был уверен, что рад его внезапному появлению. Тея прекрасная девушка к тому же дочь главы племени Арысь, и, следовательно, в случае их брака драконы получат отличного союзника, на случай битвы это может оказаться весьма кстати. Сэгор не слишком разбирался в чувствах и считал женитьбу еще одним способом укрепления власти. Тея прекрасно подходила на эту роль, ее влечение к нему оказалось весьма кстати, свое он объяснял ее красивой внешностью и потрясающим обаянием женщин семейства кошачьих, они без труда могут соблазнить даже камень, а мужчина и вовсе беспомощен перед таким натиском.
  -- О, ты уже проснулся? - Фэрус выглядел не выспавшимся, можно сказать он вообще не спал.
  -- Да, я успел отдохнуть, у тебя что- то срочное?
  -- Вообще-то я хотел поговорить об Эриоке - Неуверенность в его голосе насторожила Сэгора.
  -- Хорошо, наверное, дело важное, если решил говорить именно со мной.
  -- В городе объявилась Арысь, не знаю, с какой целью, но ни к чему хорошему это не приведет, она живет у Горма, Фиали не собирается ее прогонять, и, по-моему, сама пригласила Тею.
  -- Зачем тогда ты пришел ко мне?
  -- Горм не станет спорить с нашей сестрой, он старается ей во всем угодить, с тех пор как мы перебрались в Эльфиарг, Фиали вечно всем недовольна и ее капризы меня порядком достали! - Фэрус повысил голос и нервно пригладил непослушные черные волосы, упрямо торчащие в разные стороны.
  -- Он правитель города и это его личное дело, я не против присутствия Арысь в Эльфиарге, кстати, причем тут твоя дочь Эриока?
  -- Она с детства интересуется другими мирами уж не знаю отчего, но если девочка привяжется к Арысь, а я уверен так оно и случиться, Эриока может сбежать, помоги мне Сэгор!
   В словах Фэруса был смысл, но Сэгор не видел причин для ссоры с племенем Теи, тем более теперь.
  -- Прости брат, если я обижу Арысь, они могут обидеться в ответ, и тогда мы потеряем верного союзника. Учитывая ситуацию, я не имею на это права.
   Фэрус понимал, что угроза из Дрэгорании вполне реальна, и рисковать жизнями тех, кто всегда верил в справедливое решение сыновей советника Траса не в его власти. Он поблагодарил Сэгора, и поспешил на тренировку, молодые драконы нуждались в его советах и наставлениях, он не хотел их разочаровывать.

Глава 14

   Вернувшись домой ранним утром, Эриока не могла уснуть, она мысленно перенеслась к событиям ночи, боясь больше никогда не увидеть Ктура. Они не успели попрощаться, возможно ее поведение не было идеальным, но если им действительно суждено быть вместе, все будет хорошо, в любом случае она не жалела о содеянном. Возможно, ее ожидает совершенно иная жизнь с любимым мужчиной, ну и пусть он иноземец, глупые запреты никогда не волновали девушку. Она будет счастлива в любом мире, потому как не верит в истории о страшной опасности, всегда слушая свое сердце. С момента знакомства она, наконец, поняла, что значит любить, это не одиночное чувство или ощущение, скорее союз души сердца и разума. Это знание словно ветви кортуса оплетали мысли, подарив уверенность и силу для свершения собственной судьбы.
  -- Эриока живо поднимайся с постели! - В комнату, как и всегда без стука влетела взволнованная Орфит, она металась из стороны в сторону занятая лишь собственными мыслями.
  -- Мама я сплю, сегодня мне наплевать на обеды, праздники и даже если драконы всего города устроят огненное представление, я не встану. - Девушка поправила одеяло с твердым намерением не сдаваться на этот раз.
  -- Сегодня бал! Они решили все перенести, твой отец разговаривал с правителем и уж не знаю отчего, но...- Орфит хорошо понимала причину поведения супруга, они вместе искали способы оградить дочь и скорее выдать ее замуж, искренне надеясь не дать родному отцу исполнить задуманное.
  -- Я не пойду на бал, - Эриоку ничуть не тронула навязчивая забота Орфит.
  -- Сегодня это не обсуждается, мы летим и точка! Я подобрала тебе платье, оно великолепно!
   Осознав проигрыш, Эриока смиренно поднялась с постели и, погрузившись в собственные мысли, машинально выполняла требуемые от нее действия. Она терпеливо сидела у древесного зеркала в течение двух часов, Миркус Орфит сотворил прелестную прическу, но девушка равнодушно вздыхала, отдав предпочтение мечтам о Ктуре.
   Мы отказываемся понимать причины поступков небезразличных нам людей, особенно если они наши родители. Возможно, они также совершают ошибки, скрывая от нас истину, оберегая, они стараются защитить от разочарований свободолюбивых отпрысков.
   Хотела радости полета
   Запомнить раз и навсегда,
   Скорей покинув стены дома,
   Она исчезла без следа.
   Город освещали множество огней: кора кортуса переливалась солнечным светом, накопленным за день, мириады цветов всех форм и размеров ловко отражали лучики, рассеивая их на заранее развешенные полотна из тончайшей ткани. Узоры, свет и отрепетированные танцы растений превращали ночь в великолепный праздник, каких не встретишь ни в одном другом мире вселенной.
   Эриока уверенно вышла из драконьей повозки, высоко вздернув подбородок, девушка старалась не обращать внимания на восторженные взгляды молодых драконов и положительные отзывы многочисленных знакомых. В этот вечер ее мало что могло порадовать, зато с легкостью бесило абсолютно все.
   Орфит и Фэрус шли на шаг впереди детей, приветствуя друзей улыбками, они проследовали к беседке и уютно устроившись, попросили обслуживающие растения принести освежающие напитки.
  -- Парк великолепен! В этом году я лично следила за изготовлением узоров на ткани, они изображают историю освоения Эльфиарга. - Орфит невероятно гордилась творчеством своих подопечных, которые в отличие от родной дочери внимательно слушали ее советы. - Посмотри Эриока, на соседнем кортусе, как раз твоя работа, только не могу разобрать рисунка.
  -- Я изобразила дриад мама, они спасаются от дракона и прячутся в лесу Эльтран, правда красиво? - Невинно хлопая ресницами, Эриока отпила цветочный нектар, только что поданный ей ветвью кортуса.
   Фэрус нахмурился, но промолчал, Орфит изумленно подняла брови, но заметив Фиали с дочерью, поспешила сменить тему.
  -- Фиали, чудесно выглядишь дорогая, немного необычное платье?
   Жена правителя действительно отличалась от дриад, одетых в традиционные наряды из живых цветов. Высокую грудь Фиали облегал тончайший лиф из золотых и серебряных нитей, талия, едва прикрытая кружевом, отчетливо просматривалась на радость мужским взглядам. На бедрах кружево превращалось в листья, сплетённые между собой пышным облаком, в общем, со стороны она выглядела как русалка, наполовину вынырнувшая из пенных волн.
  -- Ах, платье, это подарок Теи, она прекрасно шьет. - Заметив интерес в глазах племянницы, поспешила уточнить. - Она сегодня празднует с нами, правда Сэгор пригласил ее в свою беседку.
  -- Как мило, - улыбка Орфит вышла правдоподобнее, чем у мужа.
  -- Приятного вечера, надеюсь, веселье удастся на славу. - С этими словами Фиали поспешила занять место рядом с мужем в беседке напротив.
  - Почему ты никогда не скажешь Орфит, что она тебе противна?
  - Не задавай глупых вопросов Асфи, не все хотят знать о себе правду. - Фиали вздернула подбородок, стараясь не вспоминать о сумасшедшем утре и исчезновении своего гардероба.
  - Ты все еще злишься из-за платьев? Я не думала, что среди них были твои тоже. - Асфи стыдливо покраснела под недовольным взглядом матери.
  - Если бы не Тея...
  - Кто говорит обо мне?
  Казалось, время остановилось с моментом ее появления в парке. Тея очаровывала красотой, силой, грацией и властью женщины для которой не существует запретов.
  - Милая, ты просто потрясающе выглядишь! Прости, никак не могу привыкнуть к смелой манере Арысь в выборе нарядов! Если твой можно так назвать...
  Тело девушки причудливо переплетали кожаные ремешки, лишь грудь и бедра украсили кусочки пятнистого меха. Волосы красавицы, заплетенные в сотни косичек, чувствовали себя весьма свободно, паря при каждом ее движении.
  - Надеюсь, вас не смутил мой скромный вид, признаться честно это не в моем стиле, на праздник своего племени мы не одеваем шкур. Но в целях безопасности я не решилась оставить ее даже на миг, никогда не знаешь, что может случиться.
  - Конечно Тея, мы в восторге от тебя. - Сэгор появился внезапно, он бережно обнял Тею за талию и увлек в свою беседку, подмигнув сестре и племяннице.
  - Сэгор ухлестывает за Арысь? - Произнес Эргас, занявший место рядом с отцом, молчаливо жующим листья салата.
  - Странно все это - Фиали посмотрела на мужа, и резко пнув его под столом, заставила обратить на себя внимание.
  - Ой, милая ты что-то сказала? - Горм словно вернулся из другого мира и непонимающе переводил взгляд с детей на жену и обратно.
  - Мы говорим о дяде Сэгоре и его внезапной симпатии к Тее папа. - Асфи замолчала, когда мама медленно перевела взгляд на нее. - Я лучше пойду танцевать. - Торопливо подобрав юбку, девушка выскочила из беседки, не дожидаясь разрешения родителей.
  Оглядевшись по сторонам, она заметила Эриоку. Подруга скучала в окружении множества поклонников, перебивая друг друга, они старались произвести впечатление на красавицу.
  - Эриока! - Асфи не стала тратить силы, пытаясь пробиться к ней через грозную стену обожателей.
  - Простите меня, я на минутку. - Молодые драконы разочарованно расступились, проводив печальными восклицаниями свою дриаду.
  - Как же ты вовремя, еще немного и я бы заснула. - Эриока искренне радовалась Асфи, но мысли ее были заняты кем-то другим.
  - Не очень довольна вниманием? Я знаю, ты думаешь о Ктуре, но после бала тебе придется сделать выбор и вряд ли родители одобрят его кандидатуру.
  - Они ничего не должны знать, я исчезну и все.
  - А как же я? Мы больше не увидимся? - Голос Асфи дрогнул, она не хотела остаться один на один со своей внезапно обретенной тайной.
  - Убежим вместе! - Эриока радостно хлопнула в ладоши.
  - С ума сошла? Не кричи!
  Асфи осторожно осмотрелась, и, схватив подругу за руку, потащила в пустынную сторону парка.
  - Куда ты меня ведешь?
  - Я кое-что придумала, на случай если Ктур не появится вовремя, мы сможем перенестись в Россию самостоятельно.
  - Теперь уже я сомневаюсь в твоем здравии.
  Проигнорировав последнее замечание, Асфи подошла к невысокому кустику, и, убрав ветви в стороны, осторожно извлекла книгу размером с ладонь.
  - Асфи, только не говори, что ты украла книгу моей матери! - Эриока всплеснула руками. - Я всего раз показала еще в детстве, и ты ее стащила?!
  - Это книга древних заклятий, - голос девушки звучал ровно и тихо. - Она может перенести нас куда угодно, я много лет изучаю ее и до сих пор очень мало знаю.
  - Ты уверена, что сможешь отправить меня в Россию?
  - Отправить нас Эриока, я и миркус полетим с тобой, иначе мне не поздоровится когда родители обо всем узнают.
  Внезапный шелест заставил девушек повернуть головы к источнику шума. По дорожке парка катился миркус, так скоро насколько были способны его гибкие усики и широкие листья. Достигнув цели, он устало распластался на траве возле хозяйки, и вручил ей длинный чехол, украшенный причудливыми узорами из золота и серебра.
  - Я не спрашиваю, откуда появился твой сорняк, но что он притащил Асфи?
  - Это древний меч, оружие моего отца, по крайней мере, я так думаю.
  - Его ты, конечно, тоже украла, дай угадаю, у нас мало времени и надо спешить?
  - Да, ты готова пересечь пространство и время ради новой и интересной жизни?
  - Асфи, ты меня поражаешь, не замечала в тебе...
  Порыв ледяного ветра заставил Эриоку замолчать, испуганно прижавшись друг другу девушки смотрели, как из воздушного потока появился светловолосый гигант. Ветер прекратился так же внезапно, незнакомец галантно поклонился, не сводя внимательного взгляда с испуганных дриад. Не успел он сказать и слова, как за спинами девушек открылась другая воронка, Асфи схватила Эриоку и вместе с миркусом они исчезли из ночного парка к величайшему удивлению светловолосого воина.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"