Петров Игорь Фёдорович: другие произведения.

Золотое зерно

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сказки


  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

ИГОРЬ ПЕТРОВ

З О Л О Т О Е З Е Р Н О

СКАЗКИ

Кемерово

Кузбассвузиздат

2004

С О Д Е Р Ж А Н И Е

   Ягодка
   Червячок
   Дружба
   Копеечка
   Тоже мне люди
   Чайник
   Карман
   Зёрнышко по имени Нетак
   Пружина
   Простой карандаш
   Уличный фонарь
   Заячьи уши
   Земля круглая
   Осуществление мечты
   Дуб и жёлудь
   Возвращённое счастье
   Слоновий нос
   Как дурень на царевне женился
   Дырявые облака
   Нужная вещь
   Закон бутерброда
   Кому нужна красота
   Лекарство от бессонницы
   Папаня и маманя
   Мужик и лень
   Нет ничего проще, чем давать советы
   Удача
   Несчастный случай
   Два осла
   Бревно
   Белочка
   Прямая дорога
   Товарищи
   Хитрый мужик
   Как дурень на всю жизнь наелся
   Бобр и козёл
   Умный и дурень
   Цари и мужик
   Храбрый Афонька
   Глаза и уши
   Митенька
   Невероятная история
   Золотое зерно
   Женитьба
   Суп
   Лошадь
   Жили-были
   Жаворонок
   Легкомысленная книга
   Про Кузьму
  

Я Г О Д К А

   На одной полянке, что затерялась в березовой роще, жила большая красная ягода по имени Земляника. У нее была дочь - зеленая невзрачная Ягодка. С первых дней своей жизни Ягодка мечтала, что в один прекрасный день какой-нибудь мальчик или девочка заметит ее и заберет с собой. Но время шло, а деревенские дети приходившие каждый день на полянку всякий раз проходили мимо.
   -Мама, ну почему меня не кладут в корзинку? - спросила как-то расстроенная дочь. - Вон уже почти всех соседских ягодок собрали, а на меня никто не обращает внимание! Неужели я так и останусь здесь в лесу? Или еще хуже меня склюют птицы или съедят гусеницы.
   Ягодка всхлипнула.
   Земляника улыбнулась и погладила листочком дочь.
   -Всему свое время, - сказала мать. - Просто ты еще не созрела. Взгляни на себя. У тебя правый бок совсем зелёный. Да и сама ты маленькая и кислая.
   -Подумаешь зелёный! - фыркнула Ягодка. - Вон вчера и с зелёным боком земляничку взяли. Я сама видела.
   Ягодка недовольно сморщилась и спряталась в траву.
   -Да будет тебе переживать, - успокоила мать Ягодку. - Лучше не прячься, а подставь бок солнышку.
   -И так сойдет, - пробурчала дочь, - а то еще засохну.
   -Вот видишь, - покачала головой Земляника. - А еще обижаешься, что на тебя никто внимания не обращает? А разве ты сама что-нибудь для этого сделала?
   -Сделала! - сказала Ягодка. - Я когда дети мимо идут, всегда им листочками машу и рожицы корчу.
   -Этого мало, - произнесла мать. - Ты должна стать красной и сладкой. А для этого нужно с солнышком дружить и по утрам, когда над поляной туман, умывайся росой.
   -Еще чего! - закачалась из стороны в сторону Ягодка. - Я холода боюсь и не люблю рано вставать.
   -Ну, смотри, - предупредила Земляника. - Будешь такой упрямой и ленивой и в самом деле проведешь всю жизнь в лесу.
   Прошло время.
   В траве почти не осталось ягод, и дети все реже и реже приходили на полянку. "А ведь и правда, чего доброго останусь тут навсегда!", - испугалась Ягодка. И она, как учила ее мать, начала рано вставать и умываться росой, а днем подставлять зеленый бок солнышку.
   Через нескольких дней ее стало просто не узнать. Она покраснела и налилась сладким соком.
   И вот однажды маленькая девочка, собиравшая цветы, заметила Ягодку и радостно закричала:
   -Ой, ребята, смотрите какая огромная земляника! Я такую еще никогда не находила!
   -Ух, ты! - удивились сбежавшиеся дети. - Надо же какая большая!
   Девочка сорвала ягоду и сказала:
   -Я ее поставлю в вазочку, на тумбочку у своей кровати и буду любоваться.
   А уж как рада была Ягодка. Она поняла, что если не сидеть, сложа руки, а трудиться, то самая заветная мечта может осуществиться.
  

Ч Е Р В Я Ч О К

   Жил-был на белом свете маленький червячок. Тоненький, красненький не больше гвоздика. И если уж быть точным, то жил он вовсе не на белом свете, а под землёй, в норке, где, как известно, темно и нет никакого света. Но дело вовсе не в этом, а в том, что наш червячок был очень рассеянным. Старшие червячки, что только не делали, что только не говорили ему, а он знай себе, пропускает всё мимо ушей. Раскроет рот и ползёт не известно куда. А в норке жизнь опасная. Это только кажется, что там темно и спокойно, а на самом деле неприятностей можно заполучить сколько угодно. Взять хотя бы больших хищных жуков, которых "хлебом не корми", дай напасть на червячка, особенно на такого маленького, как наш червячок. Я уж не говорю про кротов, которые, как проснуться, сразу начинают водить носами, пытаясь разыскать себе червячка на завтрак.
   И вот, после того, как червячку в очередной раз чудом удалось спастись от когтистых лап крота, он сказал товарищам:
   -Всё, хватит, ухожу наверх. Буду жить на земле.
   -Да что ты?! - воскликнули те. - Одумайся!
   И стали отговаривать смельчака.
   -Нет, решено, - твёрдым голосом произнёс червячок. - Говорят наверху свет, солнце, трава... Но самое главное там нет кротов.
   И червячок вопреки советам товарищей осторожно высунул голову из норки. Яркое солнце осветило его, и первое время он почти ничего не видел. Затем глаза привыкли к свету, и он узрел удивительно красивый мир, наполненный разноцветными красками, запахами и звуками, каких не было под землёй.
   Червячок вылез из норки и, по обыкновению раскрыв рот, пополз по земле. Но не успел он проползти и десяти сантиметров, как его заметил скворец. "Вот повезло, так повезло!" - обрадовался он. - У моих деток с утра во рту ничего не было". Скворец спрыгнул с ветки и, схватив червячка, взлетел на большое дерево, где находилось гнездо.
   Всё произошло так быстро, что червячок не успел ничего понять. Он даже рот не закрыл. И вот наш червячок висит над красными, широко раскрытыми клювами, жадно тянущимися к нему. Сердце его заколотилось от страха, и он непроизвольно сжался. Скворец не удержал добычу и выронил изо рта, и червячок, свалившись на дно гнезда, и проскочив в щель между прутьями, упал на землю.
   Переведя дух, червячок решил вернуться в норку, но по дороге домой заметил пруд. "А может попробовать жить в воде? - подумал он. - Там нет ни кротов, ни птиц".
   Червячок подполз к берегу и, поразмыслив, нырнул в воду. Оглядевшись, он решил, что под водой не так уж и плохо. Тоже есть трава, правда немного не такая, как наверху, но всё-таки трава, есть улитки, ракушки, цветные камушки... В общем ничего, даже красиво. И червячок, раскрыв рот, направился в глубину, оставляя неясный след на илистом дне. Но не успел он приблизиться к улитке и поздороваться, как его заметил карась. Рыба схватила беднягу и хотела уже проглотить, но на счастье червячка, откуда ни возьмись, появилась щука и карась бросив добычу, уплыл в заросли травы.
   Червячок выскочил из озера, словно ошпаренный и нигде не останавливаясь, вернулся в норку.
   -Ну что, как там наверху? - окружили его товарищи.
   -Плохо, - переведя дух, произнёс червячок. - Там живут птицы, а они ничуть не лучше наших кротов. Но я был еще и в озере, - добавил он.
   -А в воде как? - загалдели червячки.
   -Ещё хуже. Там рыбы!
   Червячок показал на неглубокую царапину оставшуюся от зубов карася.
   -Просто не знаю, что делать? - разочарованно произнёс он. - Здесь крот, на земле птицы, а в воде рыбы...
   -Да что тебе птицы, рыбы или крот? - усмехнулся старый червяк с седой бородой. - Жить можно вежде, главное не разевать рот.
  

К А Р М А Н

   У старика и старухи был сын, звали его Николай. Вот вырос Николай, и решили родители его женить. Но как скажите его женить, если у сына нет рубахи. Думали старик со старухой думали и решили продать топор и сшить Николаю рубаху. И говорит старик сыну:
   -Бери Николка топор и ступай на базар. Продай топор, а на вырученные деньги закажи у портного рубаху.
   -Жалко тятенька, - не соглашается Николай. - Как мы без топора жить станем? Наступит зима и нечем будет дров наколоть.
   -Ничего, - отвечает старик, - Бог не выдаст, свинья не съест, авось выпутаемся. Главное, чтоб рубаха была с карманами. Девки такие рубахи страсть как любят, и ты долго в женихах не проходишь. Глядишь, к осени и свадьбу сыграем.
   -Ладно, - согласился Николай, - еще одна пара рук в хозяйстве не помешает. И на новый топор быстрей заработаем.
   Отправился Николай в город, пришел на базар, но, как назло, в тот день многие топорами торговали. И не старыми, как у него, а новыми. Стоял-стоял Николай, уже совсем отчаялся, никто не хочет покупать у него топор. Что делать? Собрался, было, Николай домой, но в тот самый момент проходил мимо мельник.
   -Эй, дядька! - крикнул Николай. - Купи топор!
   -А на что мне топор? - остановился мельник. - У меня и так уже шесть топоров есть.
   -Купи, семь будет.
   Почесал затылок мельник и спрашивает.
   -А что ты за него хочешь?
   -Денег хочу.
   -А много ли?
   -Не много и не мало, а чтоб на рубаху хватило.
   Отсчитал мельник две копейки и протянул Николаю:
   -Вот, - говорит, - как раз на рубаху хватит.
   Обрадовался Николай, взял деньги и отправился к портному. Заказал рубаху и пошел домой.
   Через несколько дней пришло время идти в город за рубахой. Высыпали на улицу девки. Окружили парня и спрашивают:
   -А правда ли, что у тебя рубаха с карманами будет?
   -Правда, - кивает Николай.
   -Тогда я согласна, за тебя замуж выйти, - говорит одна.
   -Нет, я! - оттолкнула ее другая.
   -Нет, я! - крикнула третья.
   Переругались девки, так им всем замуж захотелось.
   -Ладно, не ссорьтесь, - говорит Николай. - Вот вернусь, и тогда решим, кто из вас моей невестой станет.
   А сам думает: "Раньше то на меня никто из них и внимания не обращал, а сейчас вон как спорят. Выходит, прав тятенька - любят девки рубахи с карманами".
   Приходит Николай к портному, а тот подает ему рубаху. Самую что ни есть обыкновенную рубаху: с воротником, рукавами и оловянными пуговицами. Но без карманов...
   -Как, - закричал парень, - а где карманы?!
   -На карманы у тебя денег не хватило, - отвечает портной.
   -Но пришей хотя бы один! - взмолился Николай. - Хоть совсем маленький!
   -Нет, - покачал головой портной. - Если, - говорит, - я всем бескарманным стану карманы пришивать, то скоро по миру пойду.
   Делать нечего забрал Николай рубаху и побрел домой. Идет, а сам думает: "Как мне в родную деревню возвращаться? Увидят девки, что рубаха без карманов, засмеют, и никто за меня замуж не пойдет". Остановился он у болотца и решил с горя утопиться. Залез на крутой берег, надел рубаху и бултых в воду.
   А в том болотце Водяной жил. И в это самое время, когда Николай задумал утопиться, Водяной спал. Упал Николай ему на живот и разбудил хозяина болотца. Схватил Водяной парня за шиворот и спрашивает:
   -Ты чего в мои владения без приглашение пожаловал?
   -Прости, - говорит Николай, - но я хотел утопиться.
   -А чего тебе топиться, - спрашивает Водяной, - или причина есть?
   -Есть, - заплакал парень, - у меня рубаха без карманов.
   -Да разве это причина, - зевнул Водяной.
   Нагнулся и, зачерпнув пригоршню ила, приложил к груди Николая.
   -Вот, получай свой карман.
   Смотрит Николай, а у него на рубахе карман появился. Только какой-то неровный и зеленый в крапинку.
   -Ну что, доволен? - спрашивает Водяной.
   -Доволен, да не совсем, - отвечает Николай. - У меня рубаха красная, а карман зеленый и криво пришит...
   -Это ничего, - подтолкнул Водяной парня к берегу - Когда всем доволен, жить скучно. Иди, куда шел.
   Вернулся Николай в деревню. Увидели девки безобразный карман у него на рубахе и подняли на смех:
   -Тоже мне жених! Да кому ты нужен в такой рубахе?
   -Мне нужен, - вышла вперед девушка по имени Маруся.
   -Шутишь? - удивились подруги. - Да к тебе вон, какие красавцы сватались! У них на рубахах аж по четыре кармана было, ты и то им отказала.
   -У тех ребят хоть и было много карманов, но зато они не такие добрые и работящие, как Николай, - сказала девушка. - А карманы что? Карманы дело наживное. Будут и у нас с Колей карманы. Дайте только срок.
   -Говорил я Николка, что девки карманы любят, - ущипнул старик сына. - Видишь, какая ладная на твой карман попалась? Бери ее скорей в жены, не раздумывай.
   Женился парень на Марусе, и зажили они счастливо в любви и согласии. А рубаху ту красную, с зеленым карманом, Николай бережет и одевает только по праздникам.
  

З Ё Р Н Ы Ш К О П О И М Е Н И Н Е Т А К

   В одном мешке жило несколько тысяч пшеничных зерен. Все они были братьями и сестрами, все походили друг на друга, как две капли воды и все ждали, когда же наступит весна, и их вынесут в поле и бросят в землю.
   Время тянулось медленно, но в мешке не скучали. С утра до вечера зерна пели песни и хором повторяли, что им следует делать, как только они окажутся на пашне.
   Лишь одно зернышко по имени Нетак не пело песен и не повторяло правила прорастания.
   -Ты почему не поешь? - спрашивали его братья и сестры. - Почему не повторяешь правила?
   -А зачем? - улыбалось зернышко. - Неужели что-нибудь изменится, если я буду вести себя по-другому.
   -Конечно, - говорили ему братья и сестры. - Ты не вырастишь!
   -Да бросьте, - отмахивалось зернышко. - Все вырастим: и я вырасту, и вы вырастите.
   -Нет, - убеждали Нетак зерна. - Если ты нарушишь хоть одно правило, то не вырастишь.
   -Спорим, вырасту! - рассердилось Нетак.
   -Да мы и спорить не будем, - отказались братья и сестры. - И так ясно, что не вырастишь.
   -Ну, я вам докажу, - нахмурилось зернышко. - Вот придет весна и докажу. Обязательно докажу!
   Пришла весна, и пшеничные зерна оказались на пашне. Все зерна как зерна, выбрали влажную землю и зарылись поглубже, а Нетак нашло грязную лужицу и улеглось в воде.
   Через несколько дней зерна набухли и у них показались маленькие корешки. А у Нетак корешок появляться не спешил. Он вырос с большим опозданием, только тогда, когда высохла лужица.
   -Давай к нам! - звали упрямое зернышко братья и сестры. - Забирайся в землю, здесь прохладно.
   -Обойдусь и без ваших советов. Мне и здесь хорошо, - отказалось Нетак.
   Прошло еще какое-то время, и все поле покрылось нежными зелеными ростками, устремившимися вверх.
   Нетак же решило поступить иначе. Оно направило свой росток не вверх к солнцу, а вниз, в землю. "Я сделаю по-своему, - пробормотало зернышко, - и докажу, что можно расти по-другому".
   -Вот глупое, - огорчились зерна.
   -Не глупее вас! - огрызнулось зернышко.
   -Да перестань упрямиться Нетак. Поворачивай росток вверх. Еще не все потеряно, - убеждали братья и сестры зернышко.
   -Не дождетесь, - отвечало Нетак, продолжая толкать росток в землю.
   К концу лета, когда спелые наливные колосья покрыли поле, Нетак все толкало росток в землю, упрямо повторяя: "Я вам докажу, что можно расти по-другому!". Зернышко выглядело сильно уставшим, но и не думало признавать свою неправоту.
   Если вы случайно будете проезжать мимо того места, то можете своими глазами увидеть это зернышко. Оно и сейчас там толкает росток в землю.
  

П Р У Ж И Н А

   Жил старик, у него была собака и старый диван. Такой старый, что скрип от него разносился по всему дому. Старик диван очень любил. Бывало, зайдет в дом и сразу направляется к дивану. Усядется поудобнее и, погладив рукой выцветшие подушки, скажет:
   -Ну, здравствуй диванушка. Как ты приятель?
   Диван от радости заскрипит и примет удобную форму. А старик, закурив трубку и, уткнувшись в газету, просидит на диване весь вечер, а иногда, когда ему было лень идти в спальню, проспит на нем всю ночь. В такие дни диван особенно старался. Скрипел, что есть мочи, чтобы все, даже на чердаке знали - хозяин по-прежнему его любит.
   Собака тоже любила диван. Лишь только хозяин покидал насиженное место, собака тут же занимала его.
   В том диване была пружина. Не простая пружина, а завидущая пружина. Все пружина, как пружины - знай себе скрипят - когда их попросят, а эта решила, что она важнее дивана и не с ним, а с ней должен разговаривать хозяин.
   -Почему это с тобой, а не со мной здоровается старик? - ворчала пружина. - Почему это тебе достается почет и уважение? Ведь это он на меня садиться, и я нахожусь в три погибели!
   -Когда хозяин произносит, здравствуй диванушка, он здоровается со всеми, - возражал диван, - и с пружинами, и с подушками, и с ножками.
   -Нет, - не унималась пружина, - он должен здороваться только со мной! Пусть говорит: "Здравствуй пружина, а не здравствуй диванушка!" Иначе я покажу, от кого на самом деле тут все зависит, - пригрозила пружина.
   -Ладно, не кипятись, - сказал диван. - Попробую поговорить с хозяином, может он согласиться.
   Но старик был глуховат и не услышал о чем просил диван, и по-прежнему говорил: "Ну здравствуй диванушка. Как ты приятель?"
   Пружина просто из себя выходила от этих слов. И однажды, не выдержав, уколола хозяина в ногу.
   -Ой! - вскрикнул старик и, отложив газету, нащупал острый кончик пружины. - Да ты я вижу совсем состарился диванушка, - печально произнес он и пересел на стул.
   -Что ты наделала? - расстроился диван.
   -А пусть знает с кем нужно здороваться! - огрызнулась пружина.
   После этого случая старик на диван уже не садился и через несколько дней его вынесли на веранду.
   Нужно сказать это очень понравилось собаке. Теперь хозяин больше не прогонял ее с дивана, и она могла лежать на нем сколько угодно. И все было бы не так плохо, но завидущая пружина и здесь показала свой несносный характер. Пружине, видите ли, не понравилось, что собака не оказывает ей должного уважения и чешется не об нее, а о спинку дивана. И пружина возьми и уколи собаку в лапу.
   Как вы, наверное, догадались, собака стала обходить диван стороной. Ну а что делают с ненужными вещами известно - диван выбросили.
   Вы не поверите, но лишь только диван оказался на улице и попал под первый дождь завидущая пружина стала жалеть о случившемся. И когда однажды бездомный кот, облюбовав диван, стал коротать на нем ночи, пружина уже не требовала от него ни уважения ни почтения, а просто скрипела, когда кот наступал на нее лапами.
  

К А К Д У Р Е Н Ь Н А Ц А Р Е В Н Е Ж Е Н И Л С Я

   В некотором царстве, в некотором государстве жил царь с царицей и была у них дочь - царевна Федора. И как только Федора выросла и стала красавицей писаной повадился к ним ходить дурень. Чуть только солнышко взойдет, а он уже стучит коромыслом в ворота.
   -Кто там? - спрашивает царица.
   -Я! - кричит дурень. - Пришел жениться на вашей дочери Федоре.
   -Иди, - говорит царица, - куда шел! У нас женихи не чета тебе имеются.
   -Я шел за водой, - отвечает дурень. - Погодите, сейчас схожу и вернусь, а вы покуда Федору никому не отдавайте.
   Сходит за водой Дурень и снова в ворота стучит.
   -Кто там? - спрашивает царица.
   -Я! - кричит дурень. - Жених вашей Федоры. Вот вышел козла попасти. Дай, думаю, зайду, навещу свою невесту.
   -Да никакая она не твоя! - злится царица.
   -А чья? Неужели кому отдали?
   Плюнет в сердцах царица и во дворец уйдет. А дурень отведет козла домой и обратно к воротам вернется. Ляжет поперек, так чтобы калитку нельзя было открыть и дожидается царевну. А пока ждет, всех женихов - и местных из родного отечества и заморских - взашей прогоняет.
   Захочет Федора после обеда с девками в магазин за пряниками сходить, а дурень ей дорогу и преграждает.
   -И что это вы дурень мне проходу не даете? - спрашивает царевна.
   -А хочу на тебе жениться, - отвечает дурень.
   -Никак нельзя, - отвечает Федора. - Мне батюшка запретил за дурней замуж выходить.
   -Не беда, - смеется дурень, - как запретил, так и разрешит.
   Вот думали-думали царь с царицей как от дурня избавиться и решили объявить по всему царству, что тот кто змея-Горыныча победит или яблок молодильных, или еще вещь какую волшебную ко двору доставит, тому и быть мужем царевны Федоры. Кинулись все, и добрые, и не добрые молодцы на поиски змея-Горыныча, яблок молодильных и разной утвари волшебной. Только дурень никуда не поехал.
   -А ты чего никуда не поехал? - удивился царь. - Мы с царицей думали, ты тоже поедешь.
   -И я сначала думал, что поеду, - отвечает дурень. - А потом еще раз подумал и не поехал.
   Махнул рукой царь, и стали они ждать с царицей, когда какой-нибудь молодец с победой вернется. Сидят, смотрят в окно, а никто не едет, лишь дурень у ворот лежит и в козла хлебным мякишем кидает.
   Так прошел год, затем другой, третий... И взбунтовалась царевна Федора:
   -Что же это вы тятенька и маменька хотите, чтобы я в девках осталась. Посмотрите на меня, мне уже скоро осьмнадцать, а я еще ни разу замужем не была!
   -Так что же делать? - спрашивает царь. - Во всем царстве из женихов только один дурень и остался.
   -А чем он вам не нравится? - спрашивает Федора. - Чем плох?
   -А ведь и то верно, - почесал затылок царь. - Не плохой парень этот дурень. За водой ходит, козла пасет, а остальное делать научим. Не такое уж это трудное дело управлять царством.
   Подумали царь с царицей, подумали и выдали Федору за дурня.
  

Д Ы Р Я В Ы Е О Б Л А К А

   Высоко в горах, в окружении снежных вершин, находилась одна деревня. Рядом с ней не было ни рек, ни озер. Не было поблизости и колодцев, а всю воду, необходимую для жизни приносили облака.
   Так уж повелось издревле, что, как только заканчивалась питьевая вода или приходила очередь поливать поля и огороды, старейший житель деревни начинал стучать в маленький бубен, и из-за перевала показывалось небольшое темное облако. Облако подлетало к деревне, и на землю проливал дождь.
   Но однажды, лето выдалось жаркое и чтобы уберечь посевы от гибели приходилось вызывать облака по нескольку раз в день. Это не понравилось Кузьме, сыну местного плотника.
   -Чего это мы стучим в маленький бубен? - обратился он к землякам. - Давайте сделай большой бубен, и к нам будут прилетать огромные облака, которые вдоволь напоят наши поля и огороды.
   -Не дури, - обратились к нему старики. - Не тобой порядки установлены, не тебе их и менять!
   Да где там! Разве молодые когда слушали старых? Сделал Кузьма с дружками огромный, по более телеги, бубен и как даст в него дубиной. Такой гул пошел вокруг от того бубна, что уши заложило, и оглохли все на полдня. А в горах лавины сошли.
   Через какое-то время из-за перевала появилось огромное светлое облако. Подлетело оно к деревне, но не упало из него на землю ни единой капли. Облако было дырявым.
   -Ну, что мы тебе говорили Кузьма? - опечалились старики. - Не иначе ты разгневал горного Духа. Он не любит шума.
   -Да будет вам сказки-то рассказывать, - засмеялся плотницкий сын. - Наверное, я слабо в бубен ударил.
   И как треснет со всей мочи в бубен. Да так сильно, что никто на ногах не устоял.
   Прилетело еще большее облако: совсем белое, с огромной дырой посередине. И снова на землю не упало ни одной капли влаги.
   Задумался тогда Кузьма. Уж не правы ли были люди, когда отговаривали его делать большой бубен.
   -Ладно, - говорит старикам сын плотника, - стучите в маленький бубен, а я свой поломаю.
   Да не тут-то было. Стал старейший житель деревни вызывать дождь постукивая в маленький бубен, но облака по-прежнему прилетали дырявыми.
   -Что ж, - говорит Кузьма, - раз из-за меня дождь пропал, значит, мне его и возвращать.
   Собрался плотницкий сын в дорогу и отправился в горы. Долго ли, коротко ли карабкался Кузьма по кручам, только добрался он до того места, через которое облака перевал преодолевали. Смотрит, а там острый камень лежит. Да так лежит, что в каждом облаке пролетающим над ним дырки делает и выливается из этих дырок дождь не над деревней, а на скалы.
   Подошел Кузьма к камню и хотел столкнуть его в пропасть, чтобы облака не портил, но услышал голос не довольный:
   -А ну не тронь!
   Оглянулся Кузьма и видит не высокого человечка с сосулькой в зубах и старым гнездом на голове вместо шапки.
   -Да кто ты будешь такой, чтобы мне указывать? - спросил сын плотника. - Из-за этого камня в моей деревне воды нет!
   -Знаю, - нахмурился человечек. - Я для этого и положил его сюда, чтобы вас людей наказать.
   Догадался Кузьма, что перед ним Дух горный. И начал прощение просить за то, что устроил шум в горах. Но человечек и слушать его не захотел.
   -Не тронь, - говорит, - камень! И все тут!
   -А что же мне делать? - спросил Кузьма. - Ведь если камень здесь останется, люди в деревни погибнут.
   -А что хочешь то и делай, - засмеялся Дух горный. - Мне все равно. Но только камень не тронь! - погрозил пальцем человечек. - А ослушаешься, превращу в ледышку!
   Сел горный Дух возле камня и уснул.
   А Кузьма призадумался. Час думал, два думал, а потом подошел к камню и стал приподнимать пролетающие над ним облака. Приподнял одно и услышал радостные крики, донесшиеся из деревни.
   Проснулся рассерженный человечек и закричал:
   -Я же тебе приказывал не трогать камень!
   -А я и не трогал, - говорит Кузьма.
   -А чему же тогда в деревне радуются?
   -Дождю, - отвечает сын плотника.
   Смотрит горный Дух, а камень на месте стоит.
   -А ну покажи, как это у тебе получилось, чтобы облако целым через перевал перелетело, - попросил человечек.
   Приподнял Кузьма следующее облако и удивился горный Дух находчивости плотницкого сына.
   -Ладно, - говорит человечек, - так и быть, прощу вас на первый раз, уберу камень, но если вы и впредь шуметь станете не видать вам больше дождя.
   Взмахнул горный Дух рукой и камень рассыпался. Поблагодарил его Кузьма и вернулся домой. Его встретили как героя и целую неделю праздновали возвращение дождя.
  

Д У Б И Ж Ё Л У Д Ь

   Жил на свете дуб. Большой, красивый дуб. Долго жил, а желудей у него никогда не было. У всех дубов, что росли вокруг него, были, а у него не было. Знали бы вы, сколько насмешек он выслушал от соседних деревьев, сколько упреков и язвительных замечаний! Даже дровосек, что жил поблизости хотел его срубить. Дуб сильно переживал, но ничего поделать не мог. И вот однажды собрал дуб все свои силы и появился у него на ветке желудь. Всего один желудь. Такой маленький, коричневый желудь. Но для дуба не было ничего на свете милее и красивее этого желудя. Он холил и лелеял его, оберегал от гусениц, жаркого солнца и капель дождя. В общем, вел себя как обычный родитель.
   Желудь рос, набирался сил и незаметно стал большим и красивым. Пришло время отпускать его в самостоятельную жизнь. Погладил дуб в последний раз желудь листочком и бросил на землю.
   Желудь шлепнулся на траву и закатился в ямку.
   -Это мой сынок! - радостно сообщил соседним деревьям дуб. - Видели, как удачно он упал на землю?
   -Подумаешь, - засмеялись деревья, - да у нас все так падают.
   -Нет, - покачал ветками дуб, - мой попал в ямку. Надо же какой молодец, весь в меня! Я тоже, когда упал на землю, оказался в ямке.
   В это время подул ветерок, и желудь накрыло опавшим листом.
   -Видели? - обрадовался дуб. - Он закрылся листиком! Какой умница! До этого даже я в детстве не додумался.
   -Ну закрылся, и что с того? - проворчали деревья. - Еще посмотрим, что из него вырастит.
   -А тут и смотреть нечего. Я и так знаю - из моего сыночка вырастит дуб! Не простой дуб, а самый высокий и толстый дуб в роще.
   Посмеялись соседние деревья и стали готовиться к зиме.
   Когда выпал снег деревья уснули. Уснул и наш дуб и приснился ему сон, будто из его желудя вырос маленький дубок с нежными зелеными листочками. И все вокруг удивляются и спрашивают: "Это чей же такой красавец?" А дуб гордо так отвечает: "Мой!" И деревья с уважением смотрят на него и одобрительно машут ветками.
   В это время мышь, живущая в корнях дуба, решила прогуляться. Вылезла из норки и наткнулась под снегом на желудь. Обрадовалась нечаянной находке и покатила желудь к себе домой.
   А по соседству с мышью жила крыса. Она сразу учуяла, что у мыши появилось что-то вкусненькое и без приглашения, как это принято у крыс, нагрянула в гости.
   -Чем это у тебя пахнет? - спросила крыса, окидывая жадными глазами темную нору.
   -Да вот желудь нашла, - неохотно призналась мышь. - Такой маленький, невзрачненький, одной еле хватит.
   Мышь торопливо накрыла желудь травой.
   -А ну покажи!
   Крыса оттолкнула соседку и увидела большой коричневый желудь. Она сглотнула слюну и сказала:
   -А ведь и верно маленький и невзрачненький. Хочешь, я дам тебе за желудь сырную корочку?
   Крыса схватила желудь и, не обращая внимания на отказ мыши, утащила его к себе.
   Ждала-ждала мышь обещанную сырную корочку и, не дождавшись, пошла к крысе.
   -Зачем это ты пожаловала? - неприветливо встретила крыса соседку.
   -За сырной корочкой.
   -Надо было раньше приходить, - засмеялась крыса. - Сырную корочку я уже съела. Если хочешь, бери еловую шишку.
   -Зачем мне еловая шишка? - спросила мышь. - Я не ем еловых шишек.
   -Не хочешь, как хочешь.
   Крыса собралась, было выпроводить соседку из норы, но мышь подумала: "Возьму хотя бы еловую шишку, не отдавать же за просто так крысе желудь".
   Принесла мышь шишку домой и положила посреди норы, но ей не понравилось, как она пахнет, и мышь переложила ее в угол. Но и там шишка долго не задержалась. Из-за нее трудно было добраться до запасов зерна и, в конце концов, шишка оказалась на улице. В том самом месте, где когда-то лежал желудь.
   Прошло время. Мышь уже стала забывать про желудь, но как-то под вечер к ней заглянул крот. Он рассказал, что был в гостях у крысы, и та хвасталась большим красивым желудем. Говорила, будто отдала за него здоровенный кусок сыра.
   -Да врет она все! - рассердилась мышь. - Ничего крыса мне за него не отдавала... Если не считать еловой шишки. Взяла желудь и сказала, что даст сырную корочку, а когда я к ней пришла, предложила еловую шишку.
   -Еловую шишку? - удивился крот. - А зачем она тебе нужна, разве ты питаешься шишками?
   -Вот еще! - поморщилась мышь. - Надо же было что-то брать.
   Мышь печально опустила голову.
   -Выходит, крыса тебя обманула, - крот заморгал подслеповатыми глазками.
   -Выходит обманула, - кивнула мышь.
   Крот почесал за ухом и, не много подумав, произнес:
   -А хочешь, я тебе помогу вернуть желудь?
   -Конечно хочу! - обрадовалась мышь.
   В ту же ночь крот начал копать тайный ход в крысиную кладовую, где хранился желудь. Через два дня ход был прорыт, и мышь смогла забрать принадлежащий ей желудь.
   Но на этом история не закончилась.
   Когда крыса обнаружила пропажу, первое что она сделал, сразу же прибежала к мыши.
   -Где мой желудь? - накинулась крыса с кулаками на мышь.
   -Какой желудь? - удивилась мышь.
   -Как какой? Мой! То есть твой...
   -А я почем знаю? - пожала плечами мышь.
   Перевернув все вверх дном в норе у мыши, крыса так и не смогла найти желудь. А все потому, что мышь была не такая глупая, чтобы нести желудь к себе домой, а спрятала его глубоко в земле.
   -Ну ничего! - погрозила когтистой лапой крыса. - Рано радуешься. Я ведь знаю, что желудь у тебя. Поэтому буду приходить каждый день и все равно заберу желудь обратно!
   И крыса выполнила свое обещание. Не проходило и дня, чтобы она не заглядывала в мышиную нору и не спрашивала:
   -Ну как, желудь еще не нашелся?
   -Нет, - отвечала мышь, хитро улыбаясь.
   Она решила подождать, пока крыса успокоится и только потом принести желудь домой.
   Наступила весна. Растаял снег, и деревья проснулись. Проснулся и наш знакомый дуб. Он сразу же обратил свой взор на то место, где лежал его желудь. Оно было завалено опавшей листвой, и как дуб не старался он так и не смог увидеть своего сынка.
   Шли дни, и желуди соседских дубов стали прорастать.
   -Ну и где же твой самый высокий и толстый дуб в роще? - посмеивались деревья. - Небось, спит себе где-нибудь в траве.
   Дуб молчал и продолжал смотреть в ямку, куда осенью упал его единственный желудь.
   Наконец оттуда показался тонкий еловый росток с нежными зелеными иголочками.
   -И это и есть твой хваленый желудь, - смеялись соседи. - И это все на что он способен? - хихикали деревья, показывая на иголочки. - Ну и желудь, даже на листья сил не хватило!
   Дуб очень переживал, что из сыночка не вышло нормального дерева. Он сник, опустил ветки и стал мало помалу чахнуть. Листья на его макушке пожелтели и начали опадать.
   А в это время спрятанный глубоко в земле желудь напился влаги, набух и пустил корешок. Затем поднатужился и быстро-быстро пошел в рост.
   Глянул однажды утром дуб вниз и недалеко от того места, где росла молодая ель, увидел дубок. Всем дубкам дубок! Такой крепенький, такой красивенький, такой зелененький, что у него перехватило сердце от восторга. А дубок возьми да и протяни листочки к нему:
   -Здравствуй папаня, - говорит. - Извини, что задержался. Меня мышь глубоко в землю закапала, вот я и припоздал.
   То-то было радости, то-то было веселья! Дуб расправил ветки, приободрился, перестал терять листья и неожиданно для всех немного подрос. А когда все деревья согласились, что из его дубка выйдет самый высокий и толстый дуб в роще, на его ветках появилось множество новых желудей.
  

В О З В Р А Щ Е Н Н О Е С Ч А С Т Ь Е

   На школьном дворе жила доска. Когда-то, давным-давно, когда доска еще была молодой, она висела в классе, и учителя и ученики писали на ней мелом. "Вот были замечательные дни! - вспоминала с замиранием сердца доска. - Тогда я всем была нужна не то, что сейчас..." Она обводила взглядом полупустой двор, и сердце её сжималось от тоски и доске хотелось плакать.
   -Не пойму я тебя, - как-то утром сказала старая указка, глядя на печальную соседку. - Сейчас у нас только настоящая жизнь и началась.
   Указка посмотрела на глубокую трещину в своем теле.
   -Никто не хватает, не бьет тобой о парту. Красота! - указка потянулась и подставила облупившийся бок первым лучам солнца. - И чего тебе еще надо?
   -Мела, - прошептала доска.
   -Мела? - не поняла указка.
   -Ну да мела.
   Доска часто-часто заморгала, и из ее глаз потекли слёзы.
   -Как представлю, что уже больше никогда по мне не проведут мелом, жить не хочется.
   -Нашла о чем печалиться, - усмехнулась указка. - Я, например, о своей прошлой жизни ничуть не жалею.
   Указка помолчала и добавила:
   -Ну если тебе для счастья не хватает мела я могу помочь. Здесь недалеко живет кусочек мела. Тоже все о чем-то грустит. Уже совсем пожелтел...
   -Где ты видела мел? - воскликнула доска.
   -Да тут под ступенькой, - указка показала в сторону школьного крыльца. - Если хочешь, я с ним поговорю, пусть напишет на тебе пару слов.
   -Конечно хочу! - оживилась указка. - Я тебя очень прошу, поговори.
   Указка отправилась к мелу, а доска осталась ждать. Она придирчиво осмотрела себя и нашла, что еще не совсем состарилась и может заинтересовать мел. "Жаль, конечно, что у меня внизу грязные пятна, - доска тяжело вздохнула. - Ну тут уж ничего не поделаешь, общение с тряпкой тоже далеко в прошлом".
   Когда указка пришла к мелу, то нашла его в очень плохом настроении. Состояние мела было похоже на состояние доски. Он уткнулся в угол и не хотел ни с кем общаться. Указка несколько раз пробовала с ним заговорить, но мел затыкал уши и бубнил:
   -Не желаю никого видеть! Не желаю никого слышать!
   Но указка проявила настойчивость и добилась, чтобы мел ее выслушал. Узнав о цели визита указки, мел рассмеялся.
   -Я уже слишком стар и школьные доски давно меня не интересуют. Да что доски? Я равнодушен даже к заборам! Представляешь, - мел приблизился к указке, - вижу забор, а написать ничего не хочется. Раньше то меня никто бы не удержал! Расписал бы его так, что любо-дорого смотреть! А сейчас, нет... Поэтому извини. Сейчас мне хочется одного - ласкового, заботливого прикосновения тряпки. Да где она сейчас голубушка: такая мягкая и влажная.
   -Это ты о ком? - спросила указка.
   -Как о ком? Конечно о тряпке! - мел раскинул крохотные ручки в стороны. - Я не знаю более захватывающего и красивого зрелища, чем то, когда тряпка стирает мою писанину. Испишешь, бывало, всю доску, а она легкими плавными движениями все сотрет.
   -Понятно, - кивнула указка.
   -Да ничего ты не понимаешь, - мел улегся на консервную банку и отвернулся к стене.
   -А если я договорюсь с тряпкой и она согласиться тебе помочь, ты напишешь на доске несколько слов?
   -Конечно, напишу! - мел вскочил. - Я не то, что несколько, сто слов напишу!
   -Ну тогда я пошла, - указка попрощалась с мелом и направилась к тряпке, живущей под старой бочкой.
   Указка знала тряпку еще с тех лет, когда они вместе работали в школе, поэтому сразу приступила к делу.
   -У меня к тебе просьба, - начала указка. - Нужно стереть написанные мелом слова.
   -Ой, не знаю подруга, - тряпка спрыгнула с веревки, на которой висела и подошла к гостье. - Я давно уже не выходила из дома. И потом, от мела я быстро пачкаюсь и становлюсь белой. После него хорошо бы полежать на полочке у доски, обдумать стертое. Да где ее взять эту доску? Меня давно уже не пускают в класс.
   Указка не надолго задумалась и сказала:
   -Кажется, я вам всем смогу помочь.
   -Кому это всем? - спросила тряпка.
   -И тебе, и мелу и доске.
   -Ты знакома с доской? - не поверила тряпка. - С настоящей школьной доской?
   -С настоящей, - подтвердила указка.
   -А у нее есть полочка?
   -Есть.
   -А она разрешит мне на ней полежать? - прошептала тряпка.
   -Думаю да.
   -Так что же мы стоим? Пошли скорей! - и тряпка потянула указку к выходу.
   Проходя мимо крыльца, указка окликнула мел. Мел нехотя выглянул из-под ступеньки, но, увидев тряпку, приободрился и, ни слова не говоря, присоединился к идущим.
   Когда они пришли к доске, мел быстро и уверенно написал: "Мама мыла раму". Почувствовав прикосновение мела, доска расплылась в улыбке, и из ее глаз потекли слезы, но уже слезы счастья. Потом в дело вступила тряпка. Она под восторженные возгласы мела стерла написанное, а затем улеглась рядом с ним на полочку. Немного отдохнув, мел к радости доски, написал новое предложение: "В первый раз, в первый класс", а тряпка все стерла и вернулась на полочку.
   С тех пор так и пошло: мел пишет, тряпка стирает, а доска разрешает тряпке лежать на полочке.
   И нет, говорят, никого на школьном дворе счастливее, чем эта троица.
  

Н У Ж Н А Я В Е Щ Ь

   К одному дурню попросился на постой купец. Вот поел купец, попил, в баньке попарился, и спать лег. А на утро, перед тем как уезжать решил купец отблагодарить хозяина за гостеприимство. Разложил товар на столе и говорит:
   -Выбирай что хочешь.
   Смотрит дурень на товар и глаза у него разбегаются. Чего только у купца нет: и пилы, и топоры, и рубанки и гвозди. Даже бумага писчая с перьями и книга в кожаном переплете.
   А стол, на котором товар лежал, был колченогий и из-за этого сильно шатался. Дурень и бумажку под ножку подложит и щепочку, а стол все шатается.
   Махнул дурень на стол рукой и принялся выбирать подарок. Взял в руки топор и говорит:
   -Хорош топор!
   А жена ему из-за занавески и шепчет:
   -Ты нужную вещь бери, нужную! Чтоб в хозяйстве пригодилась. А топор у нас уже есть.
   Положил дурень топор обратно и взял пилу. А жена ему снова шепчет:
   -Да зачем нам пила? У нас уже есть пила!
   Положил дурень пилу на стол и взял рубанок.
   -Вот те на! А рубанок то нам зачем? Забыл что у нас два рубанка? Большой и маленький!
   Призадумался дурень. Сбивает его с толку жена и не знает он, на чем остановиться.
   Смотрел-смотрел на это купец и говорит:
   -Ежели ты хочешь нужную вещь выбрать, так возьми эту книгу. Очень полезная книга - "Грамматикой" называется.
   Повертел дурень книгу в руках, полистал, понюхал, а потом подложил ее под ножку стола, чтобы тот не шатался.
   -Нет, - говорит, - толстовата. А нет ли у тебя добрый человек такой же, но чуть потоньше?
   -Есть, - отвечает купец, - отчего же нет.
   Вытащил он из мешка другую книгу.
   -Вот, - говорит, - пожалуйста, "Арифметика".
   Подложил и ее дурень под ножку стола.
   -Нет, - покачал головой дурень. - Еще бы чуть тоньше.
   Достал из мешка купец третью книгу:
   -А может "Азбука" подойдет?
   Подложил дурень "Азбуку" под ножку, а она как будто для этого и создавалась. Перестал стол шататься.
   Обрадовался дурень.
   -Надо же, - говорит, - что только я не делал, стол все качался! Хотел даже выкинуть его и новый сделать. Да спасибо тебе милый человек помог, подарил книгу, очень нужную в хозяйстве вещь.
  

П А П А Н Я И М А М А Н Я

   Жил да был на свете молодой парень по имени Селантий. И все то у него было: и дом, и лошадь и корова. А хозяйки в доме не было. И не потому, что Селантий был с каким изъяном, а потому что не мог выбрать себе невесту.
   Бывало, повстречает девку молодую. Вроде и сама хороша, и работяща, и даже читать умеет, а сердце не лежит.
   -И что ты все копаешься, все выбираешь? - ворчит мать. - Женись, а там слюбится, стерпится.
   -Нет матушка, - говорит Селантий, - не могу я так.
   -Тьфу на тебя! - сердится отец. - Не может, видите ли, он! А мы с твоей матерью, думаешь, как поженились?
   -Как?! Неужели не нравились друг другу? - удивился сын.
   -Почему не нравились? - сказал отец. - Сначала обвенчались, а потом и понравились. Хотя нет, вру. Мне и до свадьбы приданное твоей матери нравилось. Особенно плуг и кобыла каурая.
   -Нет, - качает головой Селантий. - Я хочу, чтобы сначала девка понравилась. А приданное что? Руки, ноги у меня есть, работать буду, не помрем.
   -Ну смотри, чтоб бобылем не остаться, - предупредил отец.
   Вот много ли мало ли времени прошло с того разговора, только поехал Селантий по делам в дальнюю деревню Кукаревку, и с пути сбился. Не знает, на какую дорогу сворачивать. Стоит, думает. Вдруг идет по дороге девка, не красавица и не страшная, так, обычная, каких на каждом шагу хватает.
   -А скажи девица, - спросил Селантий, - далеко ли до деревни Кукаревки, и как в нее попасть?
   -Нет, - отвечает девка, - не далеко, верст семь отсюда. А иду я как раз туда, и если хочешь, могу показать дорогу.
   Селантий и согласился. Села девка к нему в телегу. Вот едут они и разговоры ведут.
   Селантий и спрашивает:
   -А как тебя зовут девица, и есть ли у тебя родители, и чем они занимаются?
   -Зовут меня Пелагея, - отвечает девка. - Есть у меня и папаня и маманя. Маманя следит за хозяйством, а папаня хлеб растит. А еще моя маманя самая красивая на всем белом свете, а мой папаня самый сильный и самый умный в округе.
   "Надо же, - подумал Селантий, - у меня родители обыкновенные, а у Пелагеи вона какие".
   Приехали они в деревню Кукаревку, а Селантию и не терпится увидеть папаню и маманю Пелагеи. И напросился он к ней на постой.
   Подъехали они к Пелагеиному дому, а на встречу выходит полная рябая старуха в старом платье. Бросилась к ней на шею Пелагея, обнимает, целует.
   -Кто это? - спрашивает Селантий.
   -Как кто? Моя маманя, - отвечает Пелагея. - Правда красавица?
   -Правда, - отвечает Селантий.
   А про себя размышляет: "Никакая она не красавица".
   Заходят Селантий в дом, и видит маленький тщедушный старичок, пытается поднять ведро с водой. Кряхтит старичок, но у него ничего не получается. Взяла Пелагея ведро и поставила на печку. "Тоже мне силач", - улыбнулся Селантий. Догадался он, что это папаня Пелагеи.
   Все время, что пробыл Селантий в доме девушки, она помогала и заботилась о своих престарелых родителях, и с каждым днем все больше и больше нравилась Селантию. И подумал тогда парень: "Ежели дочь так к родителям хорошо относится, то из нее выйдет отличная мать, которая так воспитает своих детей, чтобы они уважали и ее, и отца в старости, когда они будут больными и немощными".
   Взял да и женился на Пелагеи.
  

О С У Щ Е С Т В Л Е Н И Е М Е Ч Т Ы

   Жил на дереве молодой листик. Не большой и не маленький, а самый обычный зеленый листик с зазубренными краями и светлыми прожилками. У него было много братьев и сестер таких же, как и он, листьев.
   Целыми днями все листья трудились, подставляя себя солнцу и улавливая его лучи. Точно также трудился и наш безымянный листик, поэтому у него почти не оставалось времени на то, чтобы взглянуть на небо. А небо листик особенно любил. Даже больше чем землю! В небе летали птицы. Конечно, вы можете спросить, причем здесь птицы? А притом, что у листика была мечта - он хотел научиться летать.
   Никто из братьев и сестер не понимал листика. Все посмеивались над ним, заметив, как он украдкой смотрит в небо.
   -Гляди-гляди, все равно упадешь на землю, - кричали они листику.
   А листик молчал и продолжал смотреть в небо.
   Прошло лето, и наступила осень. Наш листик начал желтеть и сохнуть. Его края стали скручиваться, а черешок потерял гибкость. И вот однажды когда подул сильный ветер, листик оторвался от ветки и полетел. Потоки воздуха подхватили его и подняли высоко вверх, и он оказался рядом с пролетающими мимо птицами.
   -Смотрите! - закричал листик. - Я лечу!
   Листик покружился несколько минут в воздухе и полетел вниз.
   "Надо же какой я счастливый, - подумал падающий листик, - моя мечта осуществилась. Жаль только, что для того, чтобы подняться в небо нужно сначала засохнуть".
  

М У Ж И К И Л Е Н Ь

   Жил на свете мужик. Жил себе жил и не сказать, чтоб плохо жил и не сказать, чтоб хорошо, а так, средне. Другие и получше живут. Конечно, и этот мужик тоже несколько раз хотел жить лучше, но ему всегда что-то да мешало.
   Решит, например, мужик с вечера: "Ну, все, хватит! С завтрашнего дня стану жить лучше!" Ан нет, ничегошеньки то у него не получается. Наступает утро, а ему страсть как не хочется вставать с мягкой потели, и идти жить лучше. Вот он и думает: "А полежу-ка я часок другой, а потом встану и начну жить лучше". Да не тут-то было, встанет он через тот самый часок, а уже поздно - кто-то другой раньше встал и за место него зажил лучше.
   Или еще случай. Увидел как-то мужик на ярмарке кузнеца. Стоит кузнец, а вокруг него народ толпится. И все что-то да у него покупают. Посмотрел мужик на кузнеца, сравнил с собой и решил, что кузнец лучше его живет. И лошадь у него холеная и одежда справная. Подходит к нему и говорит:
   -А что дядька трудно быть кузнецом?
   -Отчего же трудно? - отвечает кузнец. - Если ремеслом владеешь, то и не трудно.
   -А ремеслом овладеть тяжело?
   -Нет. Если желание имеешь то не тяжело.
   -Я желание имею, - говорит мужик. - Научишь меня ремеслу?
   -Что ж, - отвечает кузнец, - иди ко мне в подмастерье.
   Обрадовался мужик. "Вот, - думает, - скоро и я заживу лучше". А потом и спрашивает:
   -А когда идти в подмастерье?
   -А завтра и приходи.
   -Ой, - качает головой мужик, - завтра я не могу. А послезавтра можно?
   -Можно и послезавтра, - соглашается кузнец.
   Вот наступает назначенный день и надо идти к кузнецу овладевать ремеслом, а мужик и думает: "А может подождать чуток? Ведь жил же я столько времени не хорошо и не плохо и ничего не умер. А то надо куда-то идти, махать кувалдой. Да и потом весь перепачкаешься... Нет, подожду-ка я еще не много, авось другой способ найдется жить лучше".
   Но и другой и третий способ не подошел нашему мужику. То нужно было рано вставать, то ехать в поле, а то рыбу ловить.
   И вот тогда-то мужик и задумался. Почему это ни один способ жить лучше ему не подходит? Всем, видите ли, подходит, а ему нет. Не иначе, сглазил кто! А ежели так, то надобно срочно идти к знающей бабке, чтобы она его от этой напасти спасла.
   Поинтересовался он у людей, где можно сыскать такую бабку и люди указали ему дорогу.
   Приходит он к бабке и спрашивает:
   -Почему старая у меня не выходит жить лучше? Я хочу, а у меня не выходит?
   Посмотрела на него бабка и говорит:
   -Принеси мне касатик воды из колодца, да баньку истопи.
   А мужик:
   -Я к тебе не затем пришел, чтобы воду носить, да баню топить. А хочу узнать почему у меня не получается жить лучше?
   -Что ж, - говорит бабка, - мне все ясно, почему у тебя не получается жить лучше. Пойдем, я и тебе покажу почему.
   Подводит она мужика к зеркалу и просит, чтобы тот в него посмотрелся. Взглянул мужик в то зеркало и видит, что у него на левом плече толстая пре толстая тетка сидит и ему глазки строит и улыбается.
   Отпрянул мужик от зеркала и на плечо уставился. Смотрит, и понять ничего не может - на плече никого нет.
   -Что за наваждение?! - испугался мужик.
   -Никакое это не наваждение, - говорит бабка. - Это твоя лень.
   И узнал мужик тайну. Оказывается, лень есть у каждого. Она появляется прежде, чем рождается человек. И как только человек на свет является сразу ему на левое плечо и садиться. Растет человек, и она вместе с ним растет. И никак от нее не избавиться. Так уж суждено, что человек и лень идут по жизни вместе. Только один с ней справляется и тогда она делается маленькой, почти не заметной, а другой во всем ей потакает, и тогда она становится большой и толстой и завладевает человеком.
   -Большой и толстой, как у меня? - спросил мужик.
   -Да, - кивнула бабка. - И если ты ее не одолеешь, она станет еще больше, и тебе несдобровать.
   -А что же мне делать старая? - спросил мужик. - Научи, как с ленью справиться.
   А бабка ему и говорит:
   -А принеси-ка сначала воды из колодца, да баньку мне истопи.
   Взялся, было, мужик за ведра, а лень ему и шепчет: "И охота тебе за водой тащиться? Охота баню топить?"
   -Нет, - покачал головой мужик, - не охота.
   -Ну и не ходи, - погладила мужика по голове лень.
   Бросил мужик ведра на землю:
   -Я к тебе не за тем пришел, чтобы за водой ходить, да баню топить! А хочу узнать, как мне жить лучше?
   -Молодец! - засмеялась лень. - Молодец!
   Покачала головой бабка и говорит:
   -Хотела я тебя полечить, да ты не желаешь. Делай, как знаешь! - махнула она рукой. - Но только запомни, до тех пор, пока ты во всем лени повиноваться будешь, до тех пор и жить хорошо не станешь, а со временем еще и хуже сделается.
   -Не слушай ее мужик, - шепчет лень. - Пошли отсюда. Лучше пойдем, поедим, да вздремнем часок другой. А потом полежим, поваляемся, да в потолок поглядим.
   И ушел мужик от знающей бабки ни с чем. И с того самого дня жизнь его побежала, покатилась под гору. Сначала он бросил работу, потом залез в долги, а затем потерял дом и семью, и оказался на улице.
   И вот лежит он как-то в придорожной канаве с ленью в обнимку, а навстречу ему идет та самая знающая бабка, к которой он несколько лет назад приходил за советом.
   -Ты ли это мужик? - спрашивает бабка.
   -Я, - опустив глаза, отвечает мужик.
   -Вижу, ты совсем с ленью подружился, - говорит бабка.
   -Да, - кивнул мужик, - она мне дороже жены и детей стала.
   А потом схватился рукой за ее палку и говорит:
   -А что старая не поздно мне еще сходить за водой да баньку тебе истопить?
   Как услышала слова мужика лень, как затопает, как закричит!
   -Ты что это надумал глупец?! Разве нам с тобой плохо живется? Или захотел время в трудах проводить, чтоб мозоли на руках появились, и спину ломило?
   Оттолкнула бабка лень от мужика и говорит:
   -За водой сходить никогда не поздно, да и попариться в баньке никому не повредит.
   Помогла бабка подняться мужику и повела к себе. И стал мужик у нее трудиться. В лесу дрова рубить, в поле землю пахать, в хлеву за скотиной ухаживать. И пошло дело на поправку. Стала лень прямо на глазах уменьшаться. Поначалу, правда, мужику вроде как жалко лень было. Все говорил: "Да как же это я родное можно сказать существо да трудом морю и мучу?" Но бабка объяснила мужику, что лень никакая не родня, а так, что-то вроде плохой знакомой. И что с ней лучше не встречаться, а если и встретился, то лишь поздороваться, и дружбу не водить и в дом не пускать.
   Понял мужик разъяснения знающей бабки и через несколько месяцев совсем выздоровел - возвратился на прежнюю работу, заново отстроил дом, вернул жену и детей. И зажил хорошо, я бы даже сказал очень хорошо. Во всяком случае, лучше, чем прежде.
  

Н Е Т Н И Ч Е Г О П Р О Щ Е, Ч Е М Д А В А Т Ь С О В Е Т Ы

   Известно, что дураков не сеют, не пашут, они сами рождаются.
   Так уж случилось, что в одной деревне скопилось их видимо, не видимо. И вот однажды собрались они вместе и промеж собой говорят:
   -Чтобы мы не делали, за чтобы не брались, все по-дурацки получается. Нужно срочно найти умного и сделать его среди нас старшим. Может, тогда дела у нас пойдут лучше.
   Да вот напасть, где его взять то умного? Которые были, разбежались, а которые остались, дураками стали.
   Думали-думали, как беде помочь, и тогда один дурак и говорит:
   -А давайте из своих выберем умного, и будем во всем его слушаться и так делу поможем.
   Одобрили дураки предложение собрата и принялись решать, кто из них умным станет. Три дня решали, но так ничего и не решили. Да и где уж было решишь, коли никто не хотел умным делаться. Кому, скажите, понравиться, если на тебя пальцем показывать начнут и кричать: "Смотрите, вон умный идет!"
   Но дураки упрямы и еще через три дня уговорили одного местного детину за пряник стать умным.
   Съел детина пряник и интересуется:
   -Ну хорошо, теперь я умный. И что я должен делать?
   -А советы нам давать, как жить по-умному, - отвечают ему.
   -Только и всего? - обрадовался умный дурак. - Нет ничего проще, чем давать советы. Спрашивайте, я готов.
   Вот его и спросили, что нынче надобно сажать, чтобы не в убытке остаться?
   Подумал умный дурак и говорит:
   -Свеклу.
   -А почему свеклу?
   -А она красная.
   Помолчали дураки, покивали, согласились, что свекла действительно красная и пошли претворять совет в жизнь.
   Проходит время. Подросла свекла, но напали на нее жучки да червячки вредные, и давай губить урожай.
   Дураки скорей к умному:
   -Что делать? Как беде помочь?
   А умный и советует:
   -Возьмите вилы и тычьте ими вредителей.
   Послушались его дураки и истыкали всю свеклу. Свекла и засохла. А жучкам да червячках хоть бы что!
   Почесал умный затылок, поморгал и говорит:
   -Это все из-за вредителей, из-за них свекла погибла. Нужно жучков и червячков корма лишить. Выдерните все растения на огородах, всю траву в полях, они и передохнут.
   Бросились дураки выполнять совет умного и сделали все, как он им сказал.
   И начался у дураков голод великий. И нечего стало есть ни дуракам, ни скоту домашнему. Еле-еле дураки тот голод пережили, едва живы остались и решили больше не слушать умного:
   -Уж лучше мы каждый по одиночке свои маленькие глупости творить станем, нежели все вместе одну большую.
  

З Е М Л Я К Р У Г Л А Я

   Как-то раз, ранним утром, когда все куры высыпали во двор курятника и занялись своим привычным делом, поиском червячков и зерен, к ним подбежал запыхавшийся петух.
   -Слышали новость? - едва переведя дух, спросил он кур.
   -Какую новость? Какую новость? - закудахтали куры, обступив петуха.
   -Земля-то, круглая!
   Петух виновато опустил крылья, словно сообщил неприятное известие.
   -Что?! - испугались куры, закрутив головами.
   -Земля круглая, - прошептал петух и покрепче ухватился за пустое корыто. - Мне об этом кот сказал. Уверял, что, сам вчера слышал, как хозяин своему сыну говорил.
   -Да верьте вы больше коту, - засмеялась лежащая в луже свинья. - Кот и соврет не дорого возьмет.
   -А зачем ему врать? - спросила старая курица с выцветшим гребешком.
   -Да просто так, чтобы вас глупых напугать.
   Свинья захрюкала и перевернулась на другой бок:
   -Если бы это было правдой, мы бы давно уже вниз свалились.
   -А ведь и то верно, - петух отпустил корыто и не смело прошелся по двору.
   Потом несколько раз подпрыгнул и, расправив крылья, не громко кукарекнул.
   -И чего это я так перепугался? - произнес петух и, взлетев на забор, закукарекал в полный голос.
   Успокоившиеся куры разбрелись по двору и вернулись к своим делам.
   -Вот и молодцы, - свинья зевнула и закрыла глаза. - А то кот видите ли сказал... Да этот кот жизни не знает! Дальше крыльца нигде не был, а туда же - земля у него круглая...
   -А я верю коту, - пропищал желторотый цыпленок, только неделю назад вылупившийся из яйца.
   Свинья открыла глаза и посмотрела на птенца.
   -Вы только гляньте на него, - она шлепнула лапой по луже и облила грязью цыпленка. - Папа не верит, мама не верит, тети и дяди не верят, а он верит. Ну и ребеночка вырастили на свою голову.
   -Молодой еще, глупый, - покраснел петух. Ему стало стыдно за сына.
   -А я верю коту! - повторил цыпленок.
   -Веришь, - свинья вышла из лужи и подошла к цыпленку. - Ну что ж вера штука хорошая.
   -Да верю, - сказал цыпленок. - Ведь кот это слышал от людей.
   -А что люди, - свинья пренебрежительно хрюкнула, - никогда не ошибаются? Вчера что хозяин говорил? Если кто забыл, напомню - сегодня дождь будет. А где я спрашиваю дождь? - она посмотрела на кур. - То-то же! Но если ты такой доверчивый и готов верить всякому коту или людям иди, проверь.
   Свинья подтолкнула рылом птенца.
   -Что проверить? - спросил цыпленок.
   -Проверь, на самом ли деле земля круглая. Вот иди вдоль забора и никуда не сворачивай. Если земля круглая ты вернешься обратно, только с другой стороны. Если нет, извини, сам напросился, заблудишься и попадешь в лапы лисе или коршуну.
   -Никуда я его не отпущу, - закудахтала курица-мать.
   -Ну, пожалуйста, мама, отпусти.
   -Нет, и не проси. Ты у меня один и я не хочу тебя терять.
   -Пусть идет, - неожиданно согласился петух. - Ведь надо же ему когда-то взрослеть, - он погладил сына по голове. - Если увидишь, что земля не круглая возвращайся. По большому счету нам все равно круглая она или нет, лишь бы зерно в кормушках было.
   На следующий день цыпленок попрощался с курами и под насмешки свиньи пошел вдоль забора, который окружал птичник. Чтобы не заблудиться, цыпленок старался идти рядом с ним, и даже если ему приходилось обходить препятствия, лужи или кочки, все равно стремился не выпускать его из вида.
   Путь был не легким, так как часть изгороди проходила по болотистой местности, а другая по кустарнику, а там жили лягушки, зеленые ящерицы и разноцветные бабочки, которых птенец никогда не видел и не знал как нужно себя с ними вести. Но к счастью его никто не обидел и к вечеру, когда куры готовились ко сну, он обошел забор и вернулся на прежнее место с другой стороны.
   Надо ли говорить, как удивились куры, и как расстроилась свинья, узнав, что земля действительно круглая.
  

Л Е К А Р С Т В О О Т Б Е С С О Н И Ц Ы

   Жили-были старик со старухой. Дети у них давно выросли и разъехались кто куда: кто в город, кто в соседнее село, а кто и вовсе в иноземное государство. И вот собрался однажды старик навестить своих детей. На внуков посмотреть, да гостинца деревенские передать. Старуха ему и говорит:
   -Ты дед сначала в столицу съезди. К нашему младшенькому, Феденьке. Он пишет, что у них сыночек Петенька захворал. Какая-то бессонница у него, - старушка всхлипнула. - Всю то ноченьку наш внучек мается, никак уснуть не может бедненький. Лишь под утро еле-еле глаза сомкнуть удается.
   -Ну это мы вылечим, - говорит старик. - У меня в детстве тоже такая же болезнь начиналась, так мой тятенька, царство ему небесное, враз меня вылечил.
   -Только ты смотри таво, - погрозила старику старуха, - чтоб никаких ремней. Он ребенок городской, изнеженный. У него кожа по ниже спины тонкая, не то, что у наших деревенских ребятишек. Еще испортишь.
   Приехал старик к сыну Федору. Здоровается, обнимается. Сначала с ним, потом с его женой, все чин по чину. А потом и спрашивает:
   -А где же мой внучек Петенька? Почему деда не встречает?
   А сын его Федор приложил палец к губам и говорит:
   -Тише папаня. Он спит.
   -Да как же спит, - дивится старик, - на дворе день давно?
   -Да у него бессонница, - молвит Федор. - Разве я вам не писал?
   -Ну что ж, - насупился старик, - коли так, пусть спит.
   Наступил полдень. Выходит из спальни Петенька. Хмурый что день дождливый. Поздоровался с дедом и прямиком на кухню. И как давай пироги, да булки метать. Его мать еле подносить успевала. Поел Петенька и на диван. Подложил подушку под голову и в потолок уставился. Лежит, зевает.
   -Может, пойдешь, дрова поколешь? - спрашивает внука старик.
   -Да ты что дед? - засмеялся Петенька. - Какие дрова? Нам печь топить не надо, не в деревне живем.
   -Хорошо, - соглашается старик, - тогда, может, за водой в колодец сходишь?
   -И за водой не нужно идти, - отмахнулся внук. - В кране и горячая и холодная имеется.
   -Ну а живность, живность то в доме какая есть? Ее, поди, и накормить и напоить следует.
   -Да какая живность? Одни рыбки и тех отец уже, наверное, покормил. И вообще дед, ты меня утомил. Я только поел, а после еды отдохнуть надо.
   -Что ж, - говорит старик, - коли надо, так отдыхай.
   А сам сел рядом с мальчиком и головой качает:
   -Бедный-бедный внучек. Совсем дошел: животик выкатился, глазки ввалились, ручки, ножки тоненькие. Тебе не такой, а настоящий отдых нужен. Ты должен поехать ко мне в деревню. Там солнце, воздух, вода. Опять же молоко парное.
   -Молоко, говоришь, парное? - оживился внук.
   -Да, - кивает старик, - и земляника лесная. Вот такой величины! - развел руки в стороны дед.
   -Уговорил, еду! - согласился Петенька.
   Вот приехал старик с внуком в деревню. Старуха обрадовалась - не описать! Забегала, засуетилась. Соленья разные там из погреба достает. А старик ей строго так:
   -Сядь и не бегай! И это все обратно убери. Петенька лечиться приехал, а не живот нагуливать.
   -Да как же без угощенья-то? - опешила старуха. - Как-то не по-людски.
   -Почему же без угощенья? - говорит старик. - Сейчас Петенька дров наколет, печь растопит, за водой сходит и угощенье будет.
   -Да зачем печь-то растапливать, коли она топится? - не поняла старуха.
   -Топится, так ты потуши, - прошептал старик. - Я же сказал, Петенька лечиться приехал.
   -От бессонницы?
   -От бессонницы, - кивнул старик.
   А дело к вечеру шло. Почти день старик с внуком до деревни добирались. Проголодались, спасу нет! Дед есть хочет, но виду не подает.
   А внук сидел-сидел, ждал-ждал, когда его к столу пригласят и спрашивает:
   -А что, скоро ли ужинать будем?
   -Как только печь растопим, так и будем? - отвечает старик.
   -Так растопите, - говорит Петенька. - Чего ждете?
   -Рады бы, да дров надо наколоть.
   -Так наколите.
   -Некому, - развел руки в стороны дед. - Я устал, а у твоей бабушки спина болит.
   -Я тоже не могу, - говорит Петенька. - Я гость, а гости дрова не колют.
   -Ну что ж, - пожал плечами старик, - раз некому печь растопить, ляжем спать голодными.
   Вот легли спать, а голод то известное дело - не мамка, не тятька, не тетка и не дядька. Живот он ведь сам по себе, голове не подчинятся: урчит и урчит. Ворочался, Петенька, ворочался, почти всю ночь, а когда уснул, приснился ему калач румяный. И только он хотел тот калач укусить, как услышал голос деда:
   -Вставай внучек, день на дворе!
   -Ой, дедушка, я спать хочу, - зевает Петенька.
   -А есть, есть хочешь?
   -Есть хочу, - открыл глаза внук.
   -Ну вот и хорошо, - говорит старик. - Иди дров наколи, да печь растопи.
   -А что, разве вы с бабушкой еще не накололи? - удивился внук.
   -Нет, у нее же спина болит, а я устал.
   -Так ты же дедушка вчера устал?
   -И сегодня уставший. Уж больно дорога утомительная была из города в деревню, вот я и не успел за ночь как следует отдохнуть.
   -Знал бы я, что вы такие больные и слабые ни за что бы к вам в гости не поехал, - отвернулся Петенька к стене. - Какой же это отдых, если мне придется самому дрова колоть, да печь топить?
   -И воду, воду носить не забудь.
   -Ну вот, еще и воду носить! - скис Петенька.
   Полежал внук, полежал, а потом поднялся с постели и спрашивает:
   -Деда, ты говорил о молоке парном. За ним что, тоже, куда-нибудь идти надо?
   -Нет, что ты. Молоко тут, рядом, в сарае. Пойдем, покажу.
   Приходят дед с внуком в сарай, а там корова с теленком стоит.
   -Ну и где молоко? - интересуется Петенька.
   -Как где? В корове, - смеется старик. - Разве вам в школе об этом не говорили?
   -Брось свои шуточки дед, - разозлился внук. - Я есть хочу!
   -А кто тебе не дает?
   Взял старик с полки ведро и внуку подает:
   -Вот, пожалуйста, дои и пей, сколько хочешь Молоко теплое, парное, душистое. А если еще дров наколешь, печь растопишь, да за водой сходишь, бабушка хлеба испечет. А свежий хлеб с парным молоком знаешь как вкусно?
   -Издеваешься, да? - обиделся Петенька. - Все, я домой уезжаю!
   Забежал внук в избу и стал вещи собирать. А старуха переживает. Жалко ей внука-то. Вот она и говорит старику:
   -Ты эта, дед, скоро лечение-то закончишь? А то мальчонка второй день не кормленный.
   А старик и отвечает:
   -Да я только начал.
   -А ты часом не забыл, от чего лечишь? - спрашивает старуха.
   -Не забыл - от бессонницы.
   -Так от бессонницы и лечи! - рассердилась старуха. - А зачем голодом-то парня морить?
   -Э-э-э! - покачал головой старик. - Сразу видно, что ты в медицине ничего не понимаешь. Бессонница снаружи, а внутри у Петеньки другие разные хвори спрятались. Вот я с ними при помощи голода и борюсь.
   Плюнула старуха от бессилья и ушла кур кормить, чтоб не видеть, как голодный внук вещи укладывает.
   Но Петенька никуда не уехал, потому, что пароход, на котором они с дедом в деревню приплыли, обратно только через неделю собирался. Так что мальчику пришлось остаться у дедушки с бабушкой. А так как голод не мамка, не тятька и даже не дядька и не тетка, то ему поневоле пришлось и дрова рубить и печь топить и за водой ходить. А потом и корову доить и землянику собирать. В общем, через каких-нибудь три дня Петенька забыл про бессонницу и плохое настроение. И когда мальчик вернулся домой, то к своему удивлению на вопрос отца: "Ну как сынок, хорошо ли ты отдохнул у дедушки с бабушкой?" Ответил: "Очень хорошо, лучше не бывает!" А на вопрос матери: "А бессонница, не мучает ли она тебя?" С улыбкой сказал: "Бессонница... А что это такое?"
  

У Д А Ч А

   Жил-был мужик, у него была жена и семеро сыновей. Все сыновья, как сыновья, и работящи и приветливы, а один, по имени Лука, не то не сё - и работа ему не мила, и люди для него плохи. Все-то ему не нравится, все-то его раздражает. Целыми днями сидит и ничего не делает. Как встанет утром, поест, попьет и сразу на лавку. Уставится в одну точку и молчит, слово лишнего не вымолвит.
   Надоест, бывало, отцу, что его сын штаны зря просиживает вот он ему и говорит:
   -И чего это ты Лука все сидишь и в пол смотришь?
   А Лука:
   -Не мешай батюшка, я удачу жду.
   -Какую такую удачу? - спросит мать.
   А он:
   -Известно какую.
   А потом посмотрит свысока на родителей, махнет пренебрежительно рукой и процедит сквозь зубы:
   -Я же вам уже говорил, вот придет удача, и заживу я богато и счастливо. Не то, что вы!
   -А что мы, - обижается мать, - разве плохо живем? Вон, каких сыновей вырастили! И дом у нас есть, и огород, и деньги.
   -Да разве это дом? - смеется Лука. - Так, одно название. А огород? За пять минут обойти можно! Я уж не говорю о братьях: трудятся с утра, до вечера, не покладая рук, а все на новые кафтаны заработать не могут. А про деньги и вовсе молчу. За всю жизнь только один рубль и накопили. Нет, я удачу ждать буду. Как придет - ни за что не упущу!
   -Эх, беда-беда, - всплакнет мать, - не иначе нашего сына сглазил кто.
   Надоело Луке, что его отец с матерью расспросами донимают, и решил он уйти из дома.
   -Все, - говорит, - хватит! Ухожу я от вас. Найду спокойное место и там удачу ждать стану, а то из-за вас, её и проглядеть можно.
   Собрался и пошел. Долго ли коротко ли ходил Лука, только набрел он на одну пещеру. "Вот, - думает, - и место подходящее для ожидания удачи. Тут меня никто отвлекать не будет". Сел на камень и начал осматриваться по сторонам. Вдруг видит денюшка серебряная валяется. Обрадовался Лука, наклонился, чтобы поднять деньги и заметил в широкой щели, в земле, еще две денюшки. Спустился Лука в щель, взял денюшки, смотрит, а еще глубже четыре серебряные монетки лежат.
   Забилось у Луки сердце от счастья. "Не зря я, - думает, - удачу ждал. Вот она ко мне и пришла!"
   Добрался он до четырех монет, а ниже в щели его уже восемь денюшек дожидаются.
   И стал спускаться Лука глубже и глубже. Каждый раз, замечая внизу все большее количество денег. И когда карманы Луки были полным полны денюшек, оказался он в просторном зале, заполненном монетами.
   Упал Лука на огромную кучу серебра и заплакал от радости, а когда успокоился, то увидел красивая девушка в черном платье.
   -Кто ты девица? - спросил Лука.
   -Удача, - отвечает девушка. - Ты ведь меня искал, вот я и пришла.
   -А чьи это деньги? - показал Лука на серебро.
   -Твои.
   -Значит, я их могу взять?
   -Бери, - кивнула девушка.
   -А сколько?
   -А сколько хочешь, столько и бери.
   -Я все хочу! - сказал Лука.
   -Бери все, - согласилась девушка.
   И начал Лука сыпать деньги за пазуху, в шапку и за голенища сапог. Насыпал столько, аж идти не может, а куча нисколько не уменьшилась.
   -Что же мне делать? - спросил Лука. - Не оставлять же деньги в подземелье?
   -Не знаю, - отвечает девушка.
   Лег Лука на серебро, раскинул руки в стороны и говорит:
   -Не уйду! Никуда не уйду! Я так долго ждал встречи с тобой Удача, что теперь останусь тут навсегда.
   -Как хочешь, - улыбнулась девушка и превратилась в седую морщинистую старуху.
  
  
  

З А К О Н Б У Т Е Р Б Р О Д А

   В некотором царстве, в некотором государстве жил царь. И до всего ему было дело, и всем то он интересовался. Ни что не ускользало от его внимания: на всё царь издавал указы и приказы.
   Однажды царь пил в своей опочивальне чай вместе со своим не то первым, не то последним министром. И надо же было случиться, что Его Величество задел локтем бутерброд и тот упал на пол, и конечно, маслом вниз. Чертыхнулся царь - ясное дело кому это понравится. А потом нагнулся и стал отскребать масло от ковра. Но как он не старался, а жирное пятно осталось.
   -Жаль, - говорит Его Величество, - ковер, почти новый был. Всего-то одна небольшая дырка и виднелась. А теперь придется кому-нибудь дарить.
   Почесал затылок, а потом и говорит:
   -Надо издать указ, чтоб впредь бутерброды маслом вверх падали.
   -Не можно, - качает головой министр.
   -Это еще, почему не можно? - рассердился Его Величество. - Или я не царь?
   -Царь конечно, но закон природы не позволит.
   -Какой еще такой закон природы? - удивился Его Величество.
   -Закон бутерброда. Из него следует, что как бутерброд не кидай, он все равно маслом вниз упадет. Вот смотрите.
   И министр один за другим побросал на пол десять бутербродов. И все они упали на ковер маслом вниз.
   -Силен закон, - согласился царь, - но я все равно сильней.
   Хлопнул он в ладоши и закричал:
   -А позвать ко мне весь ученый сброд, тех, кто в небо глаза таращит, пестики да тычинки считает, и формулы не понятные выдумывает.
   Пришли к царю грамотные люди, расселись по диванам и табуреткам. Вот Их Величество и приказывает:
   -Что хотите, - говорит, - делайте, но только измените к моим именинам закон бутерброда. Хочу, - говорит, - чтоб он маслом вверх, а не вниз падал.
   -Да что вы Ваше Величайшее Величество, - замахали руками утомленные разными науками люди, - этого мы сделать никак не сможем. Закон природы, - говорят.
   А царь:
   -Бунтовать вздумали! - и ножкой, ножкой-то притопнул. - Я у вас микроскопы то быстро поотбираю, да в тюрьмы попересажаю, ежели мое желание не исполните!
   Ну и что прикажите тем ученым делать? Люди-то они подневольные. Те, кто поумней сразу, от греха подальше, в иноземные государства съехали, а те, кто разными науками головы себе повредили, стали опыты мудреные городить. Кто значит, масло воздухом наполняет, кто его тоньше намазывает, а кто в хлебушек камешков для утяжеления подкладывает. Но понятное дело против природы не попрешь, она сильнее любого царя будет. Поэтому, как ни старались те ученые, ничегошеньки-то у них не вышло. И последние грамотные люди собрали колбы с микроскопами и тоже родное отечество покинули.
   Наступили царские именины. Вызывает, значит, Его Величество того самого не то первого, не то последнего министра и бросает бутерброд на пол. И бутерброд падает маслом вниз на новый государев ковер...
   -Как?! - возмущается царь. - Я приказал, а ученые смели мой приказ не выполнить! А позвать ко мне тех очкастых злодеев!
   А министр и говорит:
   -Никак нельзя. Они, - говорит, - все в заграницу убёгли.
   -Жаль, - расстроился царь. - Жаль, что нельзя никого казнить за ослушание. А что, - спрашивает он, - неужели не осталось во всем моем царстве-государстве ни единого ученого человека?
   -Это, - говорит министр, - как посмотреть. Если пристально, то не осталось, а если так себе, то остался один. Дурнем кличут. Он у нас по документам инженер. Но не простой инженер, а дурацкий. За чтобы этот Дурень не брался, все у него через пень колоду получается, а иногда и того хуже.
   -Сойдет, - махнул рукой Его Величество. - Вот его и казним за то, что мой приказ не выполнил.
   Позвали, значит того Дурня, что по документам инженерам значился, и приказывают мыться, бриться, во все чистое одеваться и готовиться к смерти.
   -За что? - спрашивает Дурень. - Я, - говорит, - ничего плохого не совершал. Сидел себе дома, и колеса круглее делал, чтоб телеги без лошадей сами катились.
   -А за то, - говорит царь, - что твои ученые товарищи не смогли изменить закон бутерброда, чтобы он маслом вверх, а не вниз падал.
   -Только-то и всего? - удивился Дурень. - Ну, это я быстро устрою. Издайте Ваше Величество указ, что с сегодняшнего дня, масло следует называть хлебом, а хлеб - маслом.
   -Ладно, - говорит царь.
   И приказывает министру подготовить указ о переименовании хлеба в масло, а масло в хлеб.
   -Ну гляди, - погрозил Его Величество Дурню, - если шутить со мной вздумал, пожалеешь!
   -Нет, - говорит Дурень, - какие шутки? Теперь, после вашего указа все будет так, как вы хотите. - Вот смотрите.
   Взял Дурень с тарелки бутерброд и бросил на пол.
   -А! - закричал царь. - Ничего-то у тебя не вышло! Как падал бутерброд маслом вниз, так и падает!
   -Нет, Ваше Величество, - не согласился Дурень с царем, - это раньше он падал маслом вниз, а теперь, после вашего указа, это вовсе не масло, а хлеб.
   Подумал царь, подумал, почесал затылок, а потом и говорит:
   -А ведь и верно, теперь бутерброд падает маслом вверх, а не вниз...
  

Н Е С Ч А С Т Н Ы Й С Л У Ч А Й

   Был у отца с матерью сын Дурень. Не так, чтобы совсем прямо Дурень, а такой обычный Дурень, каких много, куда ни глянь.
   Вот рос, значит, этот самый Дурень себе рос, и вырос. А чего спрашивается ему было не вырасти, ежели он ел, пил за троих, а работал на печке?
   Уж не помню точно, толи ходил он в школу, толи не ходил, но только дали ему справку, что он прошел курс обучения. Чего не знаю - врать не стану - толи токарного дела, толи столярного, а толи по врачебной части. В общем, все у него складывалось хорошо. Быть бы ему большим начальником, да вот незадача, случилось ему поехать в город с отцом и старшим братом. Таким же Дурнем, только еще хлеще. Отец с братом доехали до первого трактира наелись, напились и уснули, как люди, на улице. А этот, слышь, наш-то Дурень пошел шастать по городу, беду кликать. А в городе сами знаете, какие люди живут не то, что наши простаки деревенские, обберут, обчистят, и не заметишь, а то и того хуже, в газете пропечатают.
   Ну, идет, значит, наш Дурень по тротуару, а кругом мужики в сапогах, бабы в шляпах. Коров нет, конёв нет, одни куры туда сюда шастают. Остановился он возле рынка, глазеет на жизнь городскую, праздную. Вдруг подходит к нему парень в фуражке, со стрижеными усиками, с виду железнодорожник. Берет его этот парень под руку и подводит к столу покрытому красным сукном, и предлагает сыграть в игру.
   А Дурень ему и говорит:
   -В какую такую игру?
   А тот:
   -Известно в какую, в обыкновенную. Делай ставку и выигрывай пряник.
   Обрадовался наш Дурень, что пряник можно выиграть и протянул железнодорожнику копеечку.
   Положил, значит, этот железнодорожник копеечку Дурня на стол и стал вращать деревянный круг, приговаривая:
   -Крутися-крутися колесо,
   Чтобы все было хорошо!
   Покрутил-покрутил и говорит:
   -Извиняйте дядька, вы проиграли.
   -Как, - расстроился Дурень, - а где же пряник?
   -Ничего не знаю, - улыбнулся железнодорожник. - Давай еще копеечку, может на этот раз повезет.
   -Нет, - говорит Дурень, - у меня больше копеечки.
   -Ставь шапку.
   Поставил Дурень шапку и проиграл шапку. Потом поставил кафтан и проиграл кафтан. Затем поставил сапоги, и сапоги тоже проиграл. А когда снял штаны и остался в одних исподних, вокруг начали собираться люди и показывать на Дурня пальцем.
   А железнодорожник крутанул круг и говорит:
   -Поздравляю вас дядька, вы выиграли пряник!
   Спрятал, значит, железнодорожник штаны Дурня под стол, а ему протягивает ржаной пряник.
   -Забирайте дядька, он ваш!
   Схватил Дурень пряник и побежал к отцу с братом. Растолкал их и показывает пряник. Старший брат как увидел пряник, так сильно обрадовался, а отец всплеснул руками и опечалился.
   -Что вы тятенька так убиваетесь, я же пряник выиграл, - говорит Дурень.
   А отец:
   -Пряник выиграл, а одёжу проиграл. В кафтане, что ты отдал за пряник, справка была о твоем обучении. Эх, Дурень, Дурень, не бывать теперь тебе большим начальником! Без справки только в деревне и сидеть.
   -Ну и что, - говорит Дурень, - и в деревне умные люди нужны.
   И отправились они домой. Отец в печали, а Дурень с братом всю дорогу спорили, как поделить пряник, чтобы каждому целый достался.
  

Д В А О С Л А

   Жили два брата. И такие спорщики, такие спорщики, каких поискать. Хлебом не корми, а дай поспорить. По всякому пустяку спорят, не уступают друг другу. Как начнут спозаранку и лишь к ночи успокаиваются. А на следующее утро все сначала.
   Люди, что жили поблизости, старались с братьями не связываться, а обходили их стороной.
   Ни отец, ни мать ничего не могли с ними поделать. Из-за этой напасти братья целыми днями сидели дома. Бывало, иссякнет у отца терпение, стукнет он кулаком по столу и скажет строгим голосом:
   -Ну, все, хватит! Сегодня пойдете вместе со мной на работу!
   -Хорошо батюшка, - говорит старший сын.
   -Да, - кивает младший.
   Но на этом все и заканчивалось. Дойдут с горем по полам братья до калитки, да там и застрянут, выясняя, кто кого переглядит или кто больше птиц на небе насчитает.
   Прознал про братьев один мужик, который давно искал себе дармовых работников и отправился к ним. А надо сказать, мужик тот сильно хитрый был. Хитрее его никого в округе не было.
   Приходит он к братьям и говорит:
   -И чего это вы парни по мелочам спорите?
   -А мы по-другому не умеем, - говорит старший брат.
   -А хотите, я вас научу? - спрашивает мужик.
   -Конечно, хотим, - обрадовался младший брат.
   -Вот вы на что спорите? - интересуется мужик.
   -На шелбаны, - отвечают братья.
   -А надо на деньги. Вот спорим, - говорит мужик старшему брату, - что ты мое поле не вспашешь.
   -А если вспашу? - спрашивает старший брат.
   -Рупь получишь.
   -Спорим, вспашу! - встал с лавки старший брат.
   -Э, нет, подожди! - сказал младший брат мужику. - Спорь со мной! Я твое поле за полтинник вспашу!
   -Хорошо, - улыбнулся мужик.
   -А тогда я твое поле за гривенник вспашу! - подскочил к мужику старший брат.
   -А я даром! - закричал младший брат.
   -И я даром! - оттолкнул младшего брата старший брат.
   -Договорились, - обрадовался хитрый мужик.
   Ударили они по рукам и отправились с мужиком.
   Приходят на поле, а оно такое большое, что и краёв не видно. Стали братья поле пахать. День, пашут, три пашут, на десятый день, наконец-то, вспахали.
   -Все, - говорят братья, - мы домой пошли.
   А мужик и говорит младшему брату:
   -Спорим, что ты мое поле ни за что не засеешь?
   -А на что спорим?
   -На рупь.
   -Спорим, засею! - говорит младший брат.
   -Спорь со мной, - сказал старший брат, - я его за полтинник засею.
   -А я за гривенник!
   -А я за просто так!
   -И я за просто так!
   Принялись братья рожь сеять. День сеют, два сеют, на четвертый засеяли.
   Собрались братья домой, а мужик и говорит старшему брату:
   -А спорим, ты на моем поле хлеб не уберешь!
   -А на что спорим?
   -На рупь.
   -Спорим, уберу, - говорит старший брат.
   -Подожди, - встрял в разговор младший брат, - я и за полтинник уберу.
   -А я за гривенник!
   -А я даром!
   -И я даром!
   -Договорились, - улыбнулся мужик. - Отправляйтесь пока домой, а когда рожь поспеет, приходите убирать.
   Ушли братья, а мужик и думает: "А мне еще советовали лошадь купить. Зачем мне лошадь, когда у меня и так два осла есть?"
  

Б Р Е В Н О

   Лежало на улице бревно. Доброе бревно: толстое, крепкое без сучков и сколов. Любо-дорого посмотреть. Бревно и само знало, что оно хорошее. Оно уже давно привыкло, что всяк, кто проходил мимо, его хвалил. И подумало бревно, раз оно такое ладное, то и сделать из него должны что-нибудь этакое. Не простой стол или табурет, а, например, скульптуру или на худой конец комод.
   "Ни за что не соглашусь на меньшее!" - решило бревно и стало ждать своего часа.
   Приходят однажды к бревну пила, топор и рубанок и говорят, что хотели бы сделать из него корабельную мачту.
   -Вот еще! - хмыкнуло бревно. - Да вы в своем уме? Разве не видите, какое я ровное и гладкое?
   -Видим, - говорит топор, - поэтому и хотим сделать из тебя мачту.
   -Вы хотите, да я не хочу! - рассердилось бревно.
   Ушли пила, топор и рубанок, а бревно осталось лежать на прежнем месте.
   Пролетело лето, наступила осень. Небо покрылось хмурыми облаками, зарядили дожди. После осени пришла зима, а с ней нагрянули снег и морозы. Когда подоспела весна, и выглянуло солнышко, бревно обнаружило, что оно потемнело и разбухло.
   "Ладно, - решило бревно, - пожалуй, соглашусь стать мачтой".
   Вначале лета к бревну снова явились пила, топор и рубанок и предложили изготовить из него столб.
   -Как столб? - воскликнуло бревно. - Ведь раньше вы хотели сделать из меня корабельную мачту!
   -То раньше, - говорит пила. - Раньше ты было сухое, а теперь влажное.
   Обиделось бревно и не согласилось стать столбом.
   Лето выдалось жаркое, и солнце палило почем зря, и на бревне появились трещины.
   "Ладно, - подумало бревно, - если захотят сделать столб, пусть делают".
   Однако осенью когда пришли пила, топор и рубанок они сказали, что теперь оно годится лишь на доски.
   -Никогда! - воскликнуло бревно. - Уж лучше я сгнию, чем пойду на доски!
   В том году к бревну уже никто не приходил. И на следующий год не приходили. На бревне появилась плесень и грибы, кора от ствола отошла, и оно размякло.
   Когда через два года, зимой к бревну пришли старые знакомые они уже не спрашивали его, кем оно хочет стать. А пустили бревно на дрова.
  

Б Е Л О Ч К А

   Случилось нашему войску встретиться с неприятелем, который расположился на другом берегу. И вот перед битвой вызывает генерал полковника и говорит:
   -Надобно в неприятельский стан лазутчика послать, чтоб он, значит, все разузнал и нам доложил.
   -Посылали уже ваше благородие, - докладывает полковник, - да враги их всех переловили.
   -А вы пошлите кого-нибудь неприметного, вида неброского, чтоб лицо попроще и одежда поскромней была.
   Подумал, подумал полковник и говорит:
   -Есть у нас один солдат, Дурнем зовут. По всем статьям подходит. И лицо у него уж очень неприметное, когда ни посмотришь и мундир такой, что хоть из армии увольняй.
   -Вот его и пошлите, - приказывает генерал. - Только накажите ему, чтобы все примечал и на усы наматывал.
   Так и сделали. Переплыл Дурень через реку и целый день пропадал в тылах вражеских, а когда вернулся его сразу к генералу и доставили.
   -А что братец, - спрашивает генерал, - был ли ты у неприятеля?
   -Был, ваше благородие, - улыбнулся Дурень.
   -А много ли видел?
   -Ой много, - закивал Дурень. - Белочку видел.
   -Белочку? - переспросил генерал. - Какую такую белочку?
   -Обыкновенную. Какие в наших лесах водятся. Только у этой одно ушко больше другого было.
   -А солдат? Солдат видел? - перебил Дурня генерал.
   -Да видел.
   -А сколько? Много?
   -Да не сказать, чтобы очень. Всего пять будет. Один белочку кормил, а другие рядом стояли и смотрели.
   -Да сдалась тебе эта белочка! - нахмурился генерал. - Сколько всего солдат у неприятеля?
   -Не видел, - пожал плечами Дурень.
   -А что же ты целый день делал? - топнул генерал.
   -На белочку смотрел.
   -Целый день на одну белочку смотрел?! - закричал генерал.
   -Нет не на одну. Там еще одна была. Только поменьше. Так у нее оба ушка одинаковые, а мордочка вытянутая, как у лисы...
   -Ну и надоел же ты мне со своими белочками, - застонал генерал. - Ладно, солдат не видел. А пушки? Много ли пушек у неприятеля?
   -Точно сказать не могу, - сказал Дурень.
   -А разве тебе не говорили, болван неотесанный, чтобы ты все примечал, да на усы наматывал?
   -Как не говорили? Вот он и говорил, - показал Дурень на полковника. - Только хотел я, ваше благородие, на усы все намотать что увидел, да вспомнил, у меня усов нет. Собирался на белочкины намотать, да солдаты не позволили. Поэтому точно сказать не могу, были или нет у них пушки. Может, и были, а может, и не были. Врать не стану.
   Прогнал генерал Дурня и заставил полковника в разведку идти, добывать нужные сведения.
   Вернулся полковник из разведки. Доложил сколько солдат, сколько пушек у неприятеля, а потом и говорит:
   -Видел я тех белочек, ваше благородие. Наврал Дурень, что у второй белочки мордочка вытянутая, как у лисы. Она у нее не как у лисы, а как у енота.
  

П Р Я М А Я Д О Р О Г А

   У богатого мужика было два работника. Одного звали Фёдор, а другого Дурень. Послал их однажды хозяин в город отвезти товар. И наказывает:
   -Поезжайте напрямик, короткой дорогой. Никуда не сворачивайте, а то к открытию ярмарки не успеете!
   Собрались Фёдор и Дурень в дорогу. Запрягли коней и уселись каждый на свою телегу. Вот едут они едут, и вдруг путь им преграждает высокая гора. Дорога свернула налево, и Федор повернул лошадей на лево, чтобы объехать гору. А Дурень остановился.
   -Ты чего? - удивился Федор. - Поехали, а то опоздаем!
   -Разве ты не слышал, что говорил хозяин? - спросил Дурень. - Он говорил, поезжайте напрямик, никуда не сворачивайте.
   Достал Дурень лопату и ну копать гору.
   -Ты что делаешь? - воскликнул Фёдор.
   -Как что? Гору срываю, чтобы напрямик ехать.
   Рассмеялся Фёдор и отправился дальше. Приехал в город, разложил товар. Стоит, торгует.
   К обеду приезжает мужик посмотреть, как идут дела.
   -А где же Дурень? - спрашивает он Фёдора. - Вы же, кажись, вместе выехали.
   -Вместе то вместе, - улыбнулся Фёдор, - да он не захотел сворачивать, чтобы вас не ослушаться. И теперь гору копает.
   Плюнул с досады мужик и поехал Дурня искать. Нашел и ну ругать:
   -Ты что же это дурья твоя башка делаешь?
   -Как что? Гору срываю?
   -Зачем?!
   -Так в объезд длиннее будет.
   -Может и длиннее, да гору срывать дольше.
   Отобрал мужик у Дурня лопату и отослал домой, а сам повез товар на ярмарку.
  

Д Р У Ж Б А

   Жили на свете два друга - замок и ключ. И такими они друзьями были, такими друзьями ну прямо не разлей вода. Дня не проходило, чтобы они не виделись и не обмолвились несколькими словами. А иногда и по нескольку часов не отходили друг от друга. Это случалось когда у хозяина что-нибудь ломалось, и он оставался в амбаре, на котором висел замок дольше, чем обычно. Человек чинил лопату, косу или еще что, а наши знакомые разговаривали, разговаривали, разговаривали. Им было хорошо вместе. Я даже больше скажу, они жили этими встречами.
   Замок ожидал, когда в его отверстие вставят ключ, и он со скрипом начнет поворачиваться. При одном воспоминании об этом у замка щемило в груди, и он смотрел вверх на звездное небо, определяя, сколько еще осталось до утра, до того самого мгновения, когда придет хозяин и принесет ключ.
   Но однажды хозяин пришел к амбару и, пощарив в карманах, сказал:
   -Вот те на! Кажись, нет ключа.
   Услышав эти слова, замок похолодел.
   Человек снял с плеч мешок и, развязав веревку, заглянул внутрь.
   -И здесь нет, - задумчиво произнес хозяин. - Неужели потерял? А может, оставил дома?
   В замке что-то звякнуло, и он едва не лишился чувств.
   Надо же было такому случиться именно сегодня! Ведь именно сегодня у них с ключом был юбилей. Ровно десять лет назад они познакомились в слесарной мастерской! И замок приготовил много теплых слов для своего другу и хотел сказать ему об этом при встрече. "Нет, - решил замок, - без ключа я открываться не стану. Без него мне и жизнь не в радость. Кто еще сможет понять меня в этом не простом мире кроме ключа?"
   И на корпусе замка выступили коричневые пятна печали.
   Хозяин еще раз пошарил в карманах и, убедившись, что ключ не появился, подошел к двери. Потрогал замок и, повертев в руках, проверил, крепко ли сидят скобы, к которым он крепится. Скобы были крепкими.
   -Да, - промычал человек.
   И со всей силы дернул замок в сторону, надеясь его сломать. Но ему это не удалось. Тогда хозяин поднял с земли камень и несколько раз стукнул им по замку. Замок остался висеть на месте.
   Пришедшая с человеком собака Жучка, лизнув замок, сказала:
   -Ты чего? Открывайся, ведь это наш хозяин!
   -Вижу, - печально произнес замок. - Пусть сначала вставит в меня ключ, и тогда я откроюсь.
   Жучка залаяла и укусила замок за дужку, но он стоял на своем, и не открылся.
   Человек отогнал собаку и, подняв с земли проволоку, сунул в замочную скважину. Поковыряв несколько минут внутри, хозяин отбросил ее в сторону и, махнув рукой, отправился домой.
   -Видно придется поискать ключ, - недовольно сказал он и торопливо пошел по тропинке.
   Когда человек вернулся к амбару, в его руках был ключ.
   -А вот и твой дружок, - улыбнулся он и вставил ключ в замок.
   Замок радостно скрипнул и без лишних слов открылся.
  

Т О В А Р И Щ И

   Повстречались в лесу Козёл и Лиса. Лиса и говорит:
   -Козёл, а Козёл, а давай жить вместе.
   -Давай, - согласился Козёл. - Вместе жить веселей и пропитанье добыть легче.
   Стали они думать, где жить будут. Козёл посмотрел по сторонам и говорит:
   -Надо сарай строить.
   А Лиса:
   -Зачем нам сарай? Нужно нору рыть. Она и уютней и безопасней.
   -Нет, на нору я не согласен, - заупрямился Козёл.
   -Раз мы живем вместе, - сказала Лиса, - значит надо уметь уступать.
   -Ладно, - согласился Козёл, - будь, по-твоему, давай рыть нору.
   Вот вырыли они нору. Лиса залезла внутрь, свернулась калачиком и уснула, а Козёл кое-как вполз в новый дом. Ему даже пришлось на колени встать. Лежит, скребет рогами потолок, блеет.
   -Ты чего? - проснулась Лиса.
   -Низко очень, да и есть хочется.
   -Потерпи до утра, - говорит Лиса. - Утром в курятник залезем.
   -А может в огород?
   -А что там в огороде? - спрашивает Лиса.
   -Капуста.
   -Фу, капуста! Да кому она нужна твоя капуста?
   -Нет, давай в огород залезем! - заупрямился Козёл.
   -Разве ты забыл, мы ведь живем вместе, значит нужно уметь уступать, - сказала Лиса.
   -Прошлый раз я тебе уже уступал, - напомнил Козёл, - и мы вырыли нору.
   -Ну вот, - покачала головой Лиса, - теперь ты считать будешь, кто кому сколько уступил.
   Козлу стало стыдно за свои слова, и он согласился.
   Утром отправились Лиса и Козёл добывать еду. Пришли в деревню. Лиса залезла в курятник, а Козёл остался ждать её возле забора. Лиса наелась до отвала и через час вернулась к Козлу.
   -Ну как тут, тихо? - шепотом спросила она.
   -Тихо, - кивнул Козёл.
   -Ну тогда пошли домой.
   Наступила ночь. Лиса задремала, а Козёл лежит, ворочается, никак уснуть не может.
   -И что ты все вертишься? - спрашивает Лиса.
   -Есть хочется.
   -Подожди до утра. Залезем в дом к мужику. Он вчера с охоты вернулся. Говорят, кабана подстрелил.
   -А может, все-таки в огород пойдем? - спросил Козёл.
   -А что там в огороде?
   -Морковка.
   -Да кому она нужна твоя морковка?
   -Нет, давай в огород залезем, - затряс бородой Козёл.
   -Разве ты забыл, мы ведь живем вместе, - зевнула Лиса, - значит нужно уметь уступать.
   -Я тебе уже два раза уступал! - напомнил Козёл.
   -Ты опять за своё? - пристыдила Лиса товарища. - Все считаешь, сколько, кто кому уступил. Не совестно ли?
   Промолчал Козёл, насупился и отвернулся к стене.
   Утром пришли Лиса с Козлом в деревню. Лиса залезла в дом к мужику, а Козёл остался ждать её у крыльца. Как и в первый раз наелась Лиса до отвала и вернулась к Козлу.
   -Ну что товарищ пошли домой?
   -Пошли, - невесело сказал Козёл.
   Ночью снова Козёл никак уснуть не мог. Ворочался, блеял.
   -И что тебе все не спится? - рассердилась Лиса.
   -Есть хочется.
   -Да сколько можно есть!? Каждое утро ходим есть, а ты все есть, есть! Ты меня извини братец, но такой товарищ мне не нужен.
   Сказала Лиса и выгнала Козла из норы.
  

С Л О Н О В И Й Н О С

   Бежали по лесу Медведь, Волк и Лиса. Вдруг видят, в траве хобот лежит.
   -Что это? - потрогал Медведь необычную находку.
   -Хобот, - сказала Лиса. - Нос слоновий. Очень удобная штука. При помощи его можно разные вкусности добывать.
   -И мёд? - спросил Медведь.
   -И мёд, - подтвердила Лиса.
   -И овец? - поинтересовался Волк.
   -И овец, - кивнула Лиса. - Да что овец! Знаете сколько кур можно натаскать хоботом из курятника?
   -Вот здорово! - обрадовался медведь и поднял хобот. - Пойду, попробую достать мёд из улья, а то пчелы уж больно злые. Так и жалят, так и жалят! Пусть теперь слоновий нос жалят, - улыбнулся он.
   Не вдалеке послышался треск, и между деревьями замелькала большая серая тень.
   -Тише! - зашептала Лиса, - Слон идет!
   На поляну, где находились Медведь, Волк и Лиса вышел Слон.
   -Привет ребята! - поздоровался великан. - Вы случайно мой хобот не находили?
   -Нет, не находили, - подмигнула товарищам Лиса, и сев на слоновий нос расправила юбку.
   -Если найдете, скажите мне, - попросил Слон, - а то я без хобота пропаду.
   -Обязательно, скажем, - пообещала Лиса, хитро улыбаясь.
   Как только Слон растворился в чаще, Медведь взял хобот и, прицепив к морде, пошел на пасеку. Там он открыл крышку улья и, сунув внутрь слоновий нос, стал доставать медовые соты. Пчелы пришли в ярость и, поднявшись в воздух, закружили вокруг испуганного воришки.
   -Это не я! - изменив голос, произнес Медведь. - Это Слон! Видите хобот?
   Но пчелы не стали разбираться, кто перед ними: Медведь или Слон, и набросились на похитителя мёда. Косолапому всыпали по первое число, и он еле-еле унес ноги с пасеки.
   -Ну что? - спросили ожидавшие Медведя, Волк и Лиса.
   -Что-что? - передразнил товарищей Медведь. - Дрянь этот ваш, как его?
   -Хобот, - подсказала Лиса.
   -Во-во, хобот, - Медведь потер искусанный лоб. - Из-за него мне еще сильнее досталось, чем обычно. Путается между ногами! Ели убежал. Думал, насмерть искусают пчелы.
   -Дай-ка его сюда! - забрал у Медведя хобот Волк. - Не умеешь пользоваться слоновьим носом, так не берись.
   Волк прицепил хобот к морде и, неуклюже переваливаясь, пошел к деревне.
   -Пойду овечку раздобуду, - сказал Волк. - А то у меня со вчерашнего дня в животе ничего не было.
   -Ну-ну, раздобудь, - ухмыльнулся Медведь. - Собаки, что охраняют отару, почище пчел будут. Так ты это, когда удирать станешь, хоботом их, хоботом! - захохотал Медведь.
   -Завидуешь? - сказал Волк, закидывая тяжелый хобот на плечи.
   -Конечно, завидую, - произнес Медведь, вытаскивая пчелиное жало из носа.
   -Не забудь, что потом моя очередь с хоботом в курятник идти! - крикнула Лиса Волку. - Возвращайся побыстрей!
   -Ладно, - пообещал серый, и исчез в кустах.
   Подойдя к забору, огораживающему овчарню, Волк заметил лежащую в его тени большущую овечку. Не долго думая, он схватил ее хоботом и потянул к себе. Когда овечка встала, Волк увидел, что это не овечка, а овчарка. Серый разбойник отпустил собаку и кинулся наутек, но хобот мешал ему бежать и собака здорово его потрепала.
   Вернувшись на поляну, Волк кинул хобот к ногам Лисы и, не переставая зализывать раны, сказал:
   -Прав был Медведь. Этот слоновий нос такая гадость, какую поискать. Совершенно бесполезная вещь. Небось, этот Слон сам его и выкинул, а нам нарочно наврал, что ищет хобот, чтобы мы с ним в беду попали.
   Волк со всей силы пнул слоновий нос и отошел в сторону.
   -А ну дайте его мне, - Лиса прицепила хобот к морде. - Недотепы! Вам бы только лапы сосать, а не с хоботом ходить.
   Но слоновий нос оказался для Лисы таким тяжелым, что она смогла сделать лишь несколько шагов и, поскользнувшись, упала в яму, головой вниз.
   -Помогите! - закричала Лиса. - Спасите!
   Услышав крики о помощи, из леса вышел Слон.
   Завидев Слона, Медведь и Волк бросились в разные стороны.
   -Куда вы? - завопила Лиса. - Вытащите меня! Предатели!
   Она стала цепляться лапами о края ямы, пытаясь выбраться наверх.
   -Кто звал на помощь? - спросил Слон.
   -А, это ты слоник! - обрадовалась Лиса. - Это я звала. Ты, кажется, искал свой нос? Ну, так я его нашла. Вот несла тебе, да угодила сюда.
   Слон вызволил Лису из ямы и, взяв хобот, вернул на прежнее место.
   -Я тебе очень благодарен, - сказал счастливый Слон. - Проси у меня что хочешь?
   -Да ладно, что уж там, - махнула лапой Лиса. - Мы звери должны помогать друг другу.
   -Нет, я так не могу, - произнес Слон. - Я чувствую себя должником. - Хочешь, я тебя покатаю на спине?
   -Как-нибудь в другой раз, - отказалась Лиса.
   -А может дать тебе хобот поносить?
   -Нет не надо, - поспешно сказала Лиса, - уж лучше покатай!
   И Слон, посадив Лису на спину, весело зашагал по лесу.
  

Х И Т Р Ы Й М У Ж И К

   Возвращался мужик из города домой. Время было позднее, и он решил сократить дорогу и поехал напрямик через лес. Едет, а на встречу ему медведь.
   -Здорово человек, - говорит медведь. - Ты чего это в мои владения пожаловал? Всю траву перемял, всю дорогу изъездил!
   -Да хотел засветло домой попасть, - отвечает мужик, - вот и поехал лесом. - Извини, Михаил Потапович, я сейчас уеду.
   -Э, нет! - остановил медведь повозку. - За это я заберу у тебя лошадь.
   Жалко стало мужику лошадь. Он и говорит:
   -Без лошади мне никак нельзя. Без нее я пропаду. Бери, что хочешь, только лошадь не тронь.
   И мужик стал показывать медведю купленный в городе товар: сапоги, соль, спички.
   -Ничего мне не надо, - отказался медведь. - Если не хочешь отдавать лошадь, тогда я заберу тебя. Поработаешь у меня год другой, а там видно будет.
   Подумал, подумал мужик и согласился. Стегнул кнутом лошадь, и она сама отправилась домой.
   А мужик остался с медведем в лесу. Целое лето работал он на медведя. Ягоды собирал, грибы, травы разные. В общем, делал все, что приказывал медведь. Выстроил даже ему просторную избушку, чтобы было где пережидать непогоду.
   Наступила осень. Обрадовался мужик. "Сейчас, - думает, - медведь спать завалится, а я, наконец-то, убегу". Но не тут то было. Медведь и не собирался спать ложиться. Вот мужик и говорит:
   -Ты чего это Михаил Потапович спать не ложишься? Все медведи давно уже спят, а ты все никак не уляжешься".
   -А зачем мне спать? Остальные медведи, почему на зиму спать ложатся? Потому, что у них есть нечего и им проще так весну дожидаться. А у меня еды полно, ты всего впрок наготовил: и ягод, и грибов, и веток всяких. Нет, я спать не лягу. Буду есть и в окно смотреть, а ты мне сказки разные сказывать станешь.
   Загрустил мужик, понял, что не скоро он дома окажется, если не уговорит медведя спать лечь. И стал он помаленьку запасы Михаила Потаповича за дверь выкидывать.
   Увидел однажды медведь, что еды мало осталось, и призадумался.
   -Плохо, - говорит, - ты мужик работал. Еды до весны не хватит. Ну ничего, следующим летом я тебе отдыхать не дам.
   -Да разве я в это лодырничал? - спросил мужик.
   -Лодырничал, не лодырничал, а еды до весны не хватит, - нахмурился медведь.
   -Придется тебе спать лечь Михаил Потапович, - говорит мужик.
   -Знаю, что придется.
   Достал медведь веревку и привязал мужика за ногу к кровати, а сам снял шубу и улегся спать.
   -Разбуди меня, - говорит медведь, - когда первые проталины появятся.
   -Хорошо, - пообещал мужик, - обязательно разбужу.
   Как только Михаил Потапович уснул, мужик развязал веревку, схватил медвежью шубу и скорей домой.
   То-то было радости, когда он в деревню вернулся. Рассказал мужик, что с ним приключилось, а чтобы жена и дети поверили, шубу медвежью показал.
   Проснулся Михаил Потапович весной, глядь, а мужик исчез. Кинулся он к шубе, а её нигде нет. Осерчал медведь так, что всю кору на деревьях возле избушки изодрал. Походил, походил вокруг и отправился в деревню, надеясь там мужика поймать, да звери увидели, что медведь без одежды и на смех его подняли. Пришлось медведю в глухую чащу бежать, чтобы на глаза никому не попадаться. Так с тех пор там и бродит, и лишь изредка, по ночам, к дороге выходит, все надеется мужика встретить.
  

К А К Д У Р Е Н Ь Н А В С Ю Ж И З Н Ь Н А Е Л С Я

   Пригласили однажды справлять именины одну пожилую пару. Вот собираются они в поездку и думают: "Что с сыном то Пронькой делать?" А надо сказать был он у них вылитым дурнем, и на лицо и по повадкам. Оставлять дома нельзя - Пронька или дом спалит, или наводнение устроит. Брать с собой, тоже не дело - нужно будет все время за ним смотреть. Какое уж тут веселье? Попросить побыть с сыном соседей? Так те и слышать об этом не хотят.
   В общем, думали, думали, да так ничего и не придумали.
   -Ладно, - говорит отец, - возьмем Проньку с собой. Будем по очереди за ним следить. Сначала ты старуха, а потом я.
   Так и сделали. Взяли дурня на именины.
   Приезжают к родственникам, а там веселье уже в разгаре.
   Отец с матерью сели за стол и забыли про Проньку. А дурень бродил, бродил по комнатам и вышел в сени. Заметил ведро с репой и думает: "Матушка то мне по одной даёт, а тут вона сколько репы! Надо будет на всю жизнь наесться, а то когда ещё столько попадётся!" И давай есть.
   Ел, ел Пронька репу, почти полведра съел, пока не заметила его хозяйка и не забрала оставшуюся репу.
   Постоял расстроенный дурень, постоял и пошел на запах жареного. Заходит на кухню и видит целый таз шанег сметанных. У Проньки аж дыханье перехватило от счастья: "Я такие шанежки отродясь не ел! Щас на всю жизнь наемся!" И как начал дурень шаньги за обе щёки уплетать, только крошки в разные стороны полетели. Ел, ел, пока у него в глазах не потемнело.
   Нашли Проньку на полу без памяти. Привели в чувства, отпоили квасом и усадили за стол рядом с родителями. А тут как раз стали гостей киселём гороховым потчевать. Ну наш дурень и здесь отличился - решил киселя про запас напиться. Пил, пил насилу его отец от кастрюли оттащил.
   К вечеру стало Проньке плохо, и родители попрощались с родственниками и поехали домой. Едут, а отец и говорит матери:
   -Наш то Пронька, смотри, как шаньги сметанные любит с киселём гороховым! Аж чуть смерть через них не принял. Надо будет порадовать его старуха, приготовить любимые блюда.
   -И то верно, - согласилась мать. - Может скорей поправится.
   На следующий день лежит дурень в постели, вздыхает, живот раздувшийся трогает. Заходит к нему мать с целым подносом шанег сметанных и киселём гороховым.
   -Вот Пронька поешь, - говорит мать, - а то совсем бледный.
   А дурень как увидел шаньги и кисель, накрылся с головой одеялом, и стонет:
   -Ой, убери скорей матушка от меня и кисель и шаньги, я их на всю жизнь наелся!
  

К О П Е Е Ч К А

   Жила-была на свете копеечка. Такая маленькая медная копеечка. От роду ей было всего один год, но за это время она побывала в сотнях карманах и кошельках. И везде копеечка чувствовала себя не "в своей тарелке". Везде ей не хватало тепла и уюта. То ей не нравились люди, которым она принадлежала, то неопрятные карманы с обёртками от конфет, крошками табака и хлеба, то кошельки набитые важными бумажными деньгами, смотревшими на неё надменно и пренебрежительно. И казалось ничто уже не изменит жизнь копеечки. Так и будет кочевать она из одних рук в другие, из кармана в карман, из кошелька в кошелёк. Но однажды ярким солнечным днём копеечку получил на сдачу молодой человек. Он беспечно положил её на прилавок, рядом с мороженым и стал глазеть на симпатичную девушку. Этим не преминула воспользоваться сорока. Любопытная вороватая птица опустилась рядом с монеткой и, склонив голову на бок, схватила копеечку. Молодой человек сказал: "Кыш!", но было уже поздно. Сорока вспорхнула сначала на дерево, а потом перелетела на крышу.
   Копеечка даже не успела испугаться, как оказалась на непривычной высоте. Птица кинула её перед собой и, внимательно осмотрев, стукнула клювом.
   -Что ты делаешь! - возмутилась копеечка и закрылась крошечными ручками.
   Сорока вздрогнула и, втянув голову, огляделась, ища, откуда послышался голос. Не заметив никого подозрительного, птица схватила копеечку и, взмахнув крыльями, полетела к большой водонапорной башне. Там у нее было укромное место, а вернее склад украденных вещей. Туда она и принесла монетку.
   Оставив добычу, сорока улетела по своим делам, а копеечка, поднявшись на ноги, осмотрелась по сторонам и обнаружила, что находится в старом грязном гнезде. Рядом с ней находились осколок зеркальца, булавка, перламутровая брошка, гвоздь, зубочистка и кусочек красного шелка.
   -Здравствуйте, - поклонилась монетка. - Меня зовут копеечка.
   -Кому это интересно, как тебя зовут, - процедил сквозь ржавые зубы гвоздь. - У меня может тоже имя есть, но я же не говорю его каждому встречному.
   -Не обижайся на гвоздь, - сказала булавка, - он всегда ворчит.
   -Не всегда, а только когда говорю.
   Булавка подошла к копеечке и, взяв монетку за руку, потянула за собой.
   -Пойдем, я познакомлю тебя с остальными.
   -Со мной можешь не знакомить, - отвернулся гвоздь, - у меня плохое настроение.
   Он высунулся из гнезда и уставился вниз.
   Познакомившись со всеми жителями гнезда, копеечка стала думать, что делать дальше. Остаться тут навсегда или попробовать выбраться из плена? И она решила бежать, так как не о такой жизни мечтала. "Уж лучше мотаться по карманам и кошелькам, чем сидеть вдалеке от людей, на водонапорной башне", - решила копеечка и предложила остальным жителям гнезда присоединиться к ней.
   -Вот еще, - ухмыльнулся гвоздь. - Да что я там потерял, у твоих людей? Там, на земле кто бы меня ни нашел, сейчас, хрясть молотком по голове! Нет уж, спасибо, натерпелся.
   Гвоздь подпрыгнул и перелез на кирпич, нависающий над гнездом.
   -А я, пожалуй, пойду с тобой, - согласилось зеркальце. - Я не могу без света, без солнца.
   -Ха, без солнца! - заржал гвоздь. - Слышали? Зеркальный огрызок не может без солнца.
   -Да не могу, - всхлипнуло зеркальце. - Я давно уже не пускало солнечных зайчиков, а это вредно для моего здоровья. Солнце почти не попадает в гнездо, и из-за этого я потускнело.
   Зеркальце подошло к краю гнезда и посмотрело на землю.
   -Только как мы отсюда спустимся?
   -Не знаю, - произнесла копеечка.
   -Так нельзя, у вас должен быть план, - сказала булавка. - Я всю жизнь занималась тем, что крепила к стене план. Поэтому хорошо знаю, без плана нельзя! Если у вас будет план, тогда и я с вами.
   -А что такое план? - спросила копеечка.
   -Такая бумажка, - пояснила булавка, - на ней нарисованы дома и улицы.
   -Нет, такой бумажки у меня нет.
   -Значит, я остаюсь здесь.
   Булавка зевнула и, вернувшись к кусочку красного шелка, воткнулась в него.
   -Правильно, - засмеялся гвоздь. - А то нет плана, а туда же. Сначала план заимей, а потом других сманивай!
   Гвоздь показал копеечке язык.
   Желтая костяная зубочистка сидящая рядом с брошкой несмело откашлялась и, приблизившись к копеечке и зеркальцу, сказала:
   -Возьмите меня с собой.
   -Возьмем, - пообещала копеечка. - Но только у нас нет плана.
   -Ну и что, - махнула рукой зубочистка. - Я соскучилась по зубам.
   Услышав слова зубочистки, гвоздь схватился от смеха за живот и раскрыв рот закричал:
   -А мои? Чем мои ржавые зубки тебе не подходят? Иди, почисти их!
   -Отстань, надоеда, - отмахнулась зубочистка.
   -И то верно, - вмешалась в разговор брошка. - Что ты всех задираешь?
   -А твоё какое дело? - огрызнулся гвоздь. - Хочу и задираю. Может мне скучно.
   -Вот и шел бы вместе с ними, если тебе скучно, - сказала брошка.
   -Сама иди, а мне и здесь хорошо, - нахмурился гвоздь.
   -Да я бы пошла, - брошка потянулась. - Обязательно бы пошла. Только кому я там нужна? Я давно вышла из моды, и меня выбросили. Спасибо сороке, хоть ей приглянулась, а то бы лежала до сих пор в саду, под лавочкой.
   Брошка погрустнела, и тихо произнесла:
   -Знаете, как страшно осознавать, что ты никому не нужен...
   Незаметно пролетел день. Наступила ночь, но копеечка никак не могла уснуть. Она думала о побеге, о плане, который, оказывается, нужно иметь, прежде чем что-либо делать, о кусочке красного шелка, почему-то не проронившим ни единого слова и много еще о чём.
   Наконец, под утро она задремала, но ей так и не удалось поспать. Монетку разбудил гвоздь.
   -Слышь ты, копейка, - тихо произнес он. - Извини, если что не так.
   -Да ладно, - махнула рукой копеечка.
   -Я вот о чем хочу тебя попросить.
   Гвоздь завертел головой, пытаясь убедиться, что их никто не слышит.
   -Если ты действительно, таво, убежишь из гнезда, так ежели будешь в сквере, возле старой площади. Там есть такая деревянная беседка. Так передай привет моему другу, такому же гвоздю, как и я. Ты его сразу найдешь. Он торчит из сиденья, слева от входа. Передашь?
   -Хорошо передам, - пообещала копеечка.
   -Скажи, мол, я в порядке.
   -Ладно, скажу.
   С первыми лучами солнца копеечка уже была на ногах. Она ходила из стороны в сторону и, глядя перед собой, думала, как покинуть гнездо. Но ничто не шло в голову.
   -Ну, придумала, как выбраться отсюда? - спросила монетку зеркальце.
   -Нет, - призналась копеечка, - не придумала.
   -Ты уж постарайся, а то еще один день я не переживу.
   Зеркальце показало на почерневший бок.
   -Это появилось сегодня ночью. Наверное, от недостатка света и сырости.
   Копеечка подошла к краю гнезда. Монетку охватило отчаяние. Теперь не только её жизнь, но и жизни зеркальца и зубочистки зависели от того, сумеет ли она найти правильное решение.
   Но время шло, а копеечка так ничего и не придумала.
   -Эх, была, не была! - копеечка зажмурилась. - Будь, что будет, сейчас брошусь вниз.
   -Ну что ты милая, - брошка приблизилась к копеечке и взяла за руку. - Зачем? Здесь тоже не так уж плохо. Поверь мне, есть места гораздо хуже, чем сорочье гнездо. Я то их насмотрелась на своем веку.
   -А что, эта мысль, - неожиданно поддержала копеечку зубочистка. - Как я раньше не догадалась выпрыгнуть из гнезда?
   Зубочистка похлопала копеечку по спине:
   -Молодец, я знала, что ты что-нибудь придумаешь.
   -Но вы можете разбиться, - сказала булавка. - И потом у вас нет даже плана.
   -Да сдался тебе этот план, - отмахнулось зеркальце. - Копеечка говорит дело. Надо прыгать вниз. Уж лучше погибнуть, чем провести остаток дней здесь.
   -Нет, - не согласилась брошка, - я не могу допустить, чтобы на моих глазах...
   -Да отвяжись ты от них! - грубо перебил её гвоздь. - Пусть прыгают, если хотят. Нам же лучше, посмотрим, как они разобьются. Чур, мое место на кирпиче!
   И гвоздь ловко забрался на кирпич над гнездом.
   Копеечка, зеркальце и зубочистка взялись за руки и, постояв несколько секунд на краю гнезда, шагнули в пропасть. В этот момент подул сильный ветер, и копеечку оторвало от друзей. Она лишь успела заметить, как зубочистку подхватили потоки воздуха и отнесли за водонапорную башню, а вот куда делось зеркальце монетка не увидела.
   Из-за ветра копеечка попала не на клумбу, как рассчитывала, а на разбитую проезжую дорогу. Ударилась о мостовую и, подскочив, угодила в лужу.
   Еще не веря, что осталась живой после падения с такой высоты, монетка забила ладошками по воде, и перебралась к краю лужи, и здесь силы покинули её.
   Отдышавшись и придя в себя, копеечка попробовала выбраться на сухое место, но грязь была такой вязкой, что после нескольких попыток она оставила эту затею. И тогда монетка решила действовать по-другому. Она стала кричать и размахивать ручками всякий раз, когда кто-нибудь проходил мимо. Однако усилия её ни к чему не привели: люди или шли очень далеко, или не слышали копеечку. А может, голос несчастной был слишком тих? Так ли это было на самом деле или нет, но положение копеечки оставалось безвыходным. Прошло уже несколько дней, а она по-прежнему находилась в грязи. Это сильно сказалось на её здоровье и внешнем виде. Копеечка простыла и покрылась неприятным темным налётом.
   Но копеечке повезло, и она не погибла. Однажды, не помню точно какой это был день, среда или пятница, мимо проходила маленькая милая девочка с огромным сиреневым бантом на голове. Заметив в луже денежку, девочка улыбнулась и подняла копеечку. Обтерев её о подол платья, девочка достала кошелёк и положила монетку туда. И о чудо! Копеечка очутилась в том самом месте, о котором мечтала всю жизнь - в маленьком уютном кошельке с нежной бархатной подкладкой, в компании таких же, как и она копеечек.
   "Всё, - решила она для себя, - останусь тут навсегда. Лучшего места мне просто не найти!" И копеечка стала искать, где бы спрятаться. К радости монетки в подкладке оказалась дырочка, и она закатилась туда.
   Так прошел месяц. Копеечка была на седьмом небе от счастья. Ей нравилось все и соседи - мелкие медные монетки и разноцветные бусинки, и красная бархатная подкладка, но особенно нравилась девочка. Она была такой милой и смешливой, что копеечка начала думать, что бы сделать для неё хорошего.
   Как-то гуляя по скверу, возле старой площади, по тому самому скверу, где из сиденья в беседки торчал друг гвоздя, девочка остановилась перед торговкой сахарными петушками и, выбрав леденец, решила его купить. Но ей не хватило денег. А точнее копеечки. Всего одной копеечки! На глазах у девочки появились слёзы. И тогда копеечка выглянула из-за подкладки и крикнула:
   -А вот и я! Ты не меня ищешь?
   Девочка улыбнулась и, схватив копеечку, расплатилась за леденец.
   Копеечка снова оказалась в грязном кармане торговки и загрустила. А потом подумала: "А почему бы мне не сбежать и не передать привет другу гвоздя? Он как раз рядом. А там глядишь, может мне опять повезет, и я встречу такую же замечательную девочку?"
   И копеечка выбралась из кармана и прыгнула на зеленую лужайку парка.
  
  
  

Ч А Й Н И К

   В чайник налили воду и поставили на плиту. Огонь с жадностью принялся лизать его новые не закопченные бока. Дно чайника стало раскаляться и вода начала быстро нагреваться. "Справлюсь ли я со своими обязанностями?" - заволновался чайник, ведь это был его первый день на кухне. Но, кажется, все шло своим чередом. Вода нагрелась, и внутри чайника появились пузырьки, он напрягся и из носика пошел пар.
   -Фу как грубо! - сморщилась стоящая на столе солонка. - Вы видели? - обратилась она к перечнице. - Наш-то новенький совсем не умеет себя вести. У него из носика идет пар.
   -Какая гадость, - согласилась перечница. - Кто-нибудь, уберите это чудовище с наших глаз.
   "Неужели я сделал что-то не так?" - испугался чайник. Он занервничал и потерял контроль над водой. Вода закипела с такой силой, что скинула с него крышку.
   -Ну, это уж слишком! - отвернулась солонка. - Теперь и на кухне не появишься. Того и гляди, на голову свалится горячая железяка.
   -Или обдадут паром, - добавила перечница.
   Чайник был просто вне себя от услышанного. Целый день он мучался и переживал, мысленно повторяя все, что сделал с того момента, как в него налили воду и поставили на плиту, до закипания. Искал ошибку. Но нет, все было так, как учили старшие.
   На следующий день, оказавшись на плите, чайник не стал дожидаться, когда у него из носика пойдет пар, а лишь только в воде появились первые пузырьки, отодвинулся от огня.
   Так продолжалось несколько дней. А потом к нему подошёл заварной чайник с красной розочкой на боку и спросил:
   -Послушай приятель, что происходит? Что за воду ты готовишь? Ей невозможно как следует заварить чай.
   Чайник потупился, не зная, что ответить.
   -Ты должен доводить воду до кипения, - продолжал заварной чайник.
   -Да, но тогда у меня из носика пойдет пар.
   -Ну и что?
   -Как что? - смутился чайник. - А солонка с перечницей говорят, это грубо и не красиво.
   -Нашел, кого слушать, - засмеялся заварной чайник. - Как они могут разбираться в твоей работе, если их работа солить и перчить? Давай приятель, берись за дело! Иначе пострадаем не только мы с тобой, но и чашки.
   -А чашки-то почему? - спросил чайник. - Ведь они очень красивые.
   -Ну и что, что красивые? - пожал плечами заварной чайник. - Кто захочет пить плохой чай, даже из красивых чашек?
   Чайник расстроился. Он давно уже смотрел на белые фарфоровые чашки, стоящие в буфете, с такими же красными розочками на боках, как и у заварного чайника. Они ему очень нравились. Особенно чашка с тонкой элегантной трещинкой возле ручки. Нет, чайник не мог допустить, чтобы чашки пострадали.
   -Хорошо, - кивнул он, - я больше не буду отодвигаться от огня.
   И чайник сдержал слово. Когда в следующий раз его поставили на плиту, он нагрелся и, пересилив себя, чтобы не отодвинуться в сторону, дождался пока из носика пойдет пар.
   Возмущению солонки и перечницы не было предела - они фыркали, закатывали глаза и зажимали носы, но чайник не обращал на них внимания. Главное, белая фарфоровая чашка с элегантной трещинкой на боку осталась довольна и впервые, за все дни пребывания его на кухне, ему улыбнулась.
  

Т О Ж Е М Н Е Л Ю Д И

   Жил на кухне таракан. Большой, рыжий, с длинными подвижными усиками и блестящей спинкой. Хорошо жил - ел пил вволю, ни в чём себе не отказывал. Благо крошек разных на полу хватало: и хлебных, и мясных и сырных, а иногда встречалось и молочко, и маслице. Да вот беда, вместе с ним на кухне жили еще и люди. Вернее они жили в комнате, а на кухню приходили есть. Есть то, что, по мнению таракана, принадлежало ему. Этим самым людям доставались самые лучшие кусочки, и как не пытался таракан заявить на еду свои права, у него ничего не получалось. Всякий раз, как только он вылезал из щели и направлялся к куску аппетитной ветчины или румяному калачу, его безжалостно прогоняли. Из-за этого таракан терпеть не мог людей, а они платили ему тем же.
   Однажды, после того как люди ушли, таракан, вылез из укрытия и направился обходить свои владения, на ходу подкрепляясь остатками пищи. Когда он заполз на подоконник, то увидел открытое окно. Таракан отбросил хлебную крошку и, забыв об осторожности, выглянул наружу. Неведомый мир предстал перед ним, поразив необычными звуками и запахами. В то же мгновение порыв сильного ветра подхватил несчастного и сбросил вниз. Таракан очутился в саду, в чужом, незнакомом месте. Страх охватил беднягу, и он забился под ближайший камень.
   Когда таракан не много успокоился, он вылез из укрытия и осмотрелся. Прежде всего, ему захотелось вернуться на кухню, но между ним и домом простиралась большая лужа. Ко всему еще окно, из которого выпал таракан, находилось на третьем этаже. Одним словом возвращение обещало быть трудным, если вообще возможным.
   Таракан всплакнул, вспоминая родную кухню. Грязный пол, усыпанный крошками, щель, где он жил, людей. Теперь они почему-то не казались такими гадкими, а напротив, даже милыми. В памяти таракана всплыл случай, когда человек уронил огромный кусок холодца и, махнув рукой, не стал его подбирать. Тогда он целую неделю питался тем холодцом и даже отнес не много соседям. "Да, были денёчки!" - подумал таракан, сглотнув слюну.
   В это время таракан заметил на траве тень и, бросившись бежать, спрятался под опавший лист. И надо сказать вовремя - сизый голубь выбрал его в качестве закуски. Таракан понял, надо держать ухо востро и когда голубь улетел с большой осторожностью стал пробираться к луже. Но он преодолел всего пару метров, и на него снова напали. На этот раз лягушка, тоже увидевшая в нем лакомый кусочек. Тогда таракан решил дождаться ночи, но как оказалась, ночью его подстерегало не меньше опасностей. Сначала он чудом избежал встречи с ящерицей, а затем с маленькой змейкой с немигающими глазами.
   Не буду утомлять читателей рассказом, как наш таракан, преодолевая препятствия и рискуя жизнью, добирался до кухни. Скажу лишь, что с каждым часом, проведенным на улице, люди, мешавшие ему жить, казались все лучше и лучше, а их общество самым дорогим и желанным. И когда, наконец, уставший и исхудавший таракан, потерявший половину усика в опасном путешествии, залез на подоконник и увидел сидевших за столом людей, он с радостными криками кинулся к ним на встречу. Но его ждало огромное разочарование. Бородатый человек снял с ноги тапок и, выкрикивая ругательства, принялся колотить по полу, пытаясь убить таракана.
   Ничего не понимающий таракан забежал в щель и, переведя дыхание, с печалью подумал: "Я к ним со всей душой, а они меня тапкам. Тоже мне люди!"
  

Б О Б Р И К О З Ё Л

   Отстал от стада козёл и потерялся в лесу. Бродил, бродил ночью по буеракам и косогорам и к утру вышел к реке. Проголодался страсть как. Попил водички, огляделся, а кругом лишь песок да галька. "Да, - думает козёл, - наверное, смерть моя пришла". Лёг на берегу и заплакал. Вдруг слышит, вроде говорит кто. Прислушался - точно говорит! Встал козёл и на голос пошел. Поднялся на горку и видит плотину, а на ней какие-то странные животные в коричневых шубах и с плоскими безволосыми хвостами.
   -Вы кто будете ребята? - спросил козёл. - И питаетесь ли козлами?
   -Мы бобры, - отвечают те. - И козлами не питаемся.
   Обрадовался козёл и подошел к бобрам.
   Видит, они жуют что-то. Вспомнил козёл, что у него со вчерашнего дня во рту ничего не было. И просит:
   -Угостили бы несчастное заблудшее животное, а то я есть хочу.
   -Ешь, - говорят бобры, - нам не жалко, еды навалом.
   И кивают на лежащую на берегу берёзу.
   -Нет, правда, - улыбнулся козёл, - мне не до шуток. Накормили бы умирающего с голоду.
   -А мы и не шутим, - говорит самый старый бобр.
   Он подошёл к дереву и ну его грызть.
   -Так вы что, дрова едите? - не поверил козёл.
   -Ну да, - закивали бобры. - Знаешь как вкусно. Вот попробуй, тебе понравится.
   И бобры стали протягивать ему ветки и куски коры.
   -Нет, ребята, я дрова не ем, - отказался козёл. - Мне бы капустки.
   -Извини парень, такой еды у нас отродясь не было.
   -А может трава, где поблизости растёт? - поинтересовался козёл.
   -Растёт, только на другом берегу, - показал лапой старый бобр на противоположную сторону реки. - Сплавай, тут не далеко.
   -Да я плавать не умею, - признался козёл.
   Посмеялись бобры над тем, что козёл плавать не умеет, и принялись за работу - достраивать плотину. Все, кроме одного молодого бобра. Подошел он к козлу и спрашивает:
   -А ты сам-то, откуда будешь рогатый?
   -Откуда, откуда? Из деревни.
   -Из деревни?! - воскликнул молодой бобр. - Надо же, как я сразу не догадался! Конечно, ведь ты не ешь нашу простую пищу, а ешь капусу...
   -Не капусу, а капусту, - поправил козёл.
   Бобр обошёл вокруг козла, глядя на него восторженными глазами:
   -Говорят она вкусная, эта самая капуста. Спасу нет! Прямо во рту тает.
   У козла чуть челюсти не свело от этих слов. Перед глазами сами собой появились два капустных кочана, и он стал хватать ртом воздух.
   -Ты чего? - испугался молодой бобр.
   -Чего, чего? - передразнил бобра козёл. - Есть хочу.
   Он подошёл к берёзе и, скривив губы, попробовал грызть кору.
   -Фу, какая гадость! Как вы это едите? - козёл сел на пень и тяжело вздохнул. - Ноги прямо не держат от усталости и голода.
   -Хочешь, пойдем ко мне, отдохнешь, - предложил бобр, - а я пока сплаваю на тот берег за травой.
   -А где твой дом?
   -Тут, - показал на холм бобр, - возле плотины.
   Козёл посмотрел в сторону плотины и не заметил никакого строения.
   -Что-то я не вижу поблизости дома, - сказал козёл.
   -Да он под землёй, - засмеялся молодой бобр, - а вход находится под водой.
   Козёл совсем скис.
   -Куда я попал? - покачал он головой. - Как вы тут живёте? Едите дрова, живёте в земле, двери под водой - прямо ужас какой-то.
   Молодому бобру стало не удобно за себя и за своих соплеменников, и он стыдливо опустил голову.
   -А почему ты не вернёшься в деревню? - спросил бобр козла.
   -Рад бы, да не знаю дороги.
   -А я знаю, - сказал бобр. - Если хочешь, могу показать.
   Козёл вскочил и, не веря, своему счастью подбежал к бобру.
   -Покажи! - закричал козёл. - Покажи, а я уж тебя отблагодарю!
   -Да ничего мне не надо, - смутился бобр. - Я тебе и так покажу, где деревня.
   -Нет, - замотал головой козёл. - Я тебе за это... я тебе за это...
   Он посмотрел по сторонам и, подняв гнилую деревяшку, протянул бобру.
   -Вот, держи! Ешь, очень вкусно!
   Бобр взял деревяшку и, понюхав, выбросил.
   -Спасибо конечно, - произнёс бобр. - Ну, если ты так хочешь меня отблагодарить, познакомь меня с деревней. А то я столько слышал о ней хорошего, но ни разу там не был.
   -Да что познакомь! - козёл похлопал бобра по спине. - Можешь жить в ней парень сколько захочешь. Я всех знаю в деревне, - надулся козёл. - Меня там все уважают! Меня даже лошадь знает, - козёл разгладил бороду. - Она как выходит утром из стойла, сразу спрашивает, не отвезти ли меня на пастбище. Я говорю, сегодня можешь отдыхать, я сам дойду...
   -Неужели? - раскрыл рот бобр.
   -Не веришь?
   -Да что ты! Конечно, верю, - поспешил успокоить козла бобр.
   -А если так, пошли, - козёл подтолкнул бобра, - а то я тут зачахну в вашем лесу.
   -Хорошо, только схожу с родственниками попрощаюсь.
   Провожать молодого бобра вышла вся многочисленная семья. Остальные бобры жали ему лапы, давали напутствия и с завистью смотрели на счастливчика, ведь чего греха таить, каждый, даже самый старый бобр с желтыми стертыми зубами и тот мечтал выбраться из этой глуши и обосноваться в деревне.
   Мать молодого бобра всплакнула:
   -Ты как построишь в деревне плотину, сразу сообщи, - попросила она сына.
   -Хорошо, - пообещал бобр, - сообщу.
   -Да зачем ему там плотина? - спросил козёл.
   -Ну как же! - удивилась бобриха. - Чтобы вход в нору был водой закрыт.
   -Да нет там у нас никаких нор, - козёл снисходительно улыбнулся.
   -А что там?
   -Хлев, в нём живут все животные.
   -А моего сынка туда пустят? - спросила бобриха.
   -Пустят, - заверил козёл, - я скажу, и пустят.
   После недолгих проводов козёл и бор отправились в деревню. Как оказалось, она была совсем близко от плотины и минут через двадцать путники подошли к забору, огораживающему небольшое поле.
   -Что это? - спросил бобр.
   -Огород, - облизнулся козёл. - На нём растёт капуста.
   -Капуста! - обрадовался бобр. - А можно мне её попробовать?
   -Нельзя, - сказал козёл. - Видишь забор, через него не переберёшься.
   Бобр подошёл к забору и обнюхал палки.
   -Подумаешь забор, - он щёлкнул зубами. - Да я его в два счёта перегрызу.
   Козёл воровато огляделся и махнул лапой:
   -Давай!
   И бобр за пару минут перегрыз палки.
   Козёл пролез сквозь брешь в заборе и принялся торопливо уплетать твёрдый зеленый кочан. Молодой бобр последовал за ним. Выбрав кочан побольше он закрыл глаза и осторожно откусил маленький кусочек. Бобр ожидал какого-то невероятного, сказочного вкуса от деревенской еды, но она его разочаровала. Морда бобра перекосилась, и он выплюнул капусту на землю.
   -Тьфу, ну и дрянь! Ты уверен, что это и есть капуста? - спросил бобр козла.
   -Конечно, - не переставая жевать, ответил тот. - Ешь скорей, не отвлекайся, а то сейчас прибежит старуха и прогонит нас с огорода.
   -Нет спасибо, - покачал головой разочарованный бобр, - что-то не хочется. А кто такая старуха?
   -Да бегает тут одна, - козёл презрительно сморщился. - Мешает всем жить. Её никто не любит. Даже на ночь в хлев не пускают. Она живёт отдельно от нас животных, в своём покосившемся доме.
   Сзади послышался крик, и в огород вбежала пожилая растрёпанная женщина. В её руках была палка.
   -А ну прочь из моего огорода мерзавцы! - закричала она и кинулась на козла и бобра.
   -Ну, что я тебе говорил? - произнёс козёл. - Уноси ноги, пока не досталось на орехи!
   И козёл и бобр бросились наутёк.
   Пробежав метров тридцать, они остановились возле грязного строения с дырявыми стенами.
   -А это хлев, - сказал козёл. - Пошли я покажу тебе, где мы жить будем.
   Он приблизился к сломанным воротам и толкнул их рогами.
   -Заходи, будь как дома.
   Животные вошли внутрь и козёл, не скрывая гордости, спросил:
   -Ну, как, нравится? Это тебе не плотина в лесу.
   Бобр зажал нос.
   -Да сказать по правде не очень. Запах здесь уж больно тяжёлый.
   -Привыкай, - козёл подтолкнул бобра вперёд, - теперь это и твой дом.
   Он привёл бобра к куче старой гнилой соломы.
   -Располагайся.
   -Тут?! - бобр перешагнул через коровью лепешку. - А другого места нет?
   -А чем тебе это не нравится? Самое что ни на есть хорошее. В углу. Когда волки придут до нас не доберутся. Овец, коз погрызут, а мы целы останемся.
   На бобре шерсть встала дыбом.
   -Сюда что, еще и волки приходят?
   -А куда они сейчас не приходят? - козёл растянулся на соломе. - Давай ложись, поспим часок другой после обеда.
   Бобр брезгливо посмотрел по сторонам.
   -Да что-то не хочется. А где у вас вода?
   -Что? - сквозь сон спросил козёл.
   -Я говорю, вода у вас есть?
   -А, вода! Воды хватает. Там, на улице, корыто. Вот в нём и вода.
   Бобр вышел на улицу и приблизился к корыту. Возле него толпились овцы, козы и лошади. Животные, расталкивая друг друга, опускали морды в мутную жидкость и с жадностью пили.
   "И это они называют водой?" - подумал бобр. Он вспомнил вкус капусты и сплюнул. "Нет, вернусь-ка я лучше в лес, видно жизнь в деревне не для меня".
   Он развернулся и, не попрощавшись с козлом, направился к плотине.
   Дома его встретила мать и, всплеснув руками, спросила:
   -Воротился! А что так? - на её глазах выступили слёзы. - Неужели нельзя было остаться в деревне?
   -Остаться-то можно, да жить нельзя.
   Бобр взял свежую ветку берёзы и с жадностью начал есть. Потом прыгнул в реку и поплыл. "Эх, хорошо-то как!" - подумал он и, перевернувшись на спину, стал смотреть на облака.
  

У М Н Ы Й И Д У Р Е Н Ь

   Послали однажды умного в лес по грибы, а в напарники дали дурня, потому как все остальные при деле были. Вот идут они по лесу, под кусты, и сухие листья заглядывают, грибы ищут. Умный налево и дурень налево, умный направо и дурень направо, умный остановится и дурень встанет. Одним словом, не отстает дурень от умного ни на шаг.
   Найдет умный гриб, только соберётся сорвать, а дурень тут как тут - схватит гриб и в свою корзину положит. Да ещё и зубы скалит:
   -Учись парень, пока я жив, грибы искать!
   Сердится умный, но молчит, не подаёт вида, ведь не гоже ему, нормальному человеку, с дурнем спорить.
   И что только не делал умный, чтобы отвязаться от дурня, как не хитрил, а он всё в затылок дышит, не даёт грибы рвать. У дурня скоро уже вторая корзина полнёхонькой будет, а умному лишь один гриб и удалось схватить.
   Вот заполнил дурень корзины и говорит:
   -Всё, пора домой возвращаться.
   А умный:
   -Погоди, я еще свои не наполнил.
   -Да чего ждать-то? Ты и за день сумел всего один гриб найти. А чтобы корзины наполнить знаешь, сколько времени надо? Нет, пойдём домой, - заупрямился дурень, - а то меня маменька потеряет, папенька искать станет.
   Делать нечего, повернули умный с дурнем обратно. Идут не разговаривают. Дурень свистит и песни поёт, а умный в землю смотрит - на себя и на дурня злится.
   Вот закончился лес, и показалась деревня. Вдруг видит умный, возле самой дороги гриб растёт. Большой, каких поискать! Только умный хотел его сорвать, но дурень первый за гриб схватился:
   -Чур мой! - кричит и язык показывает.
   И такая обида вдруг на умного накатила, такая обида. "Я, - думает он, - все грибы нашёл, а дурень их за свои выдаст! Вот и теперь ему большой гриб достанется. Нет, этот я ему ни за что не отдам!" И тоже вцепился в гриб.
   И начали они кричать и драться. Катаются по земле, никто гриб из рук выпускать не хочет. Перемазались так, что не отличишь кто из них кто.
   Сбежались на крик жители деревни. Стоят, смеются. Пришли и родители дурня. Смотрит маменька на дерущихся и говорит мужу:
   -Ну и кто из них наш дурень?
  

П Р О С Т О Й К А Р А Н Д А Ш

   На фабрике сделали карандаши и уложили в красивую тесную коробку. Лежат они в ней, прижавшись друг к другу, не могут даже пошевелиться. Вот синий и говорит:
   -Не дождусь, когда доберёмся до письменного стола.
   -А что так? - спрашивает простой карандаш.
   -Не терпится приступить к делу.
   -И мне тоже, - сказал красный карандаш. - Первое что я сделаю, когда окажусь на столе, отправлюсь к точилке.
   -Но это же больно! - скривился простой карандаш.
   -А как ты хотел? - засмеялся синий карандаш. - Конечно, больно, но иначе не сможешь писать: надо освободиться от деревянной рубашки.
   -А по-другому никак нельзя? - спросил простой карандаш.
   -Нет, - подал голос зелёный карандаш.
   -Жаль, - вздохнул простой карандаш. - Тогда я пока подожду обращаться к точилке. Посмотрю, как у вас дела пойдут.
   -Ну-ну, - улыбнулся жёлтый карандаш, - подожди.
   -Только, пока ты будешь ждать, мы всё переделаем, - сказал коричневый карандаш, - все рисунки нарисуем и все письма напишем.
   -Это не страшно, - хихикнул простой карандаш. - Чем меньше работы, тем меньше устанешь.
   Оказавшись на письменном столе карандаши, как и обещали, сразу же пошли к точилке и попросили хорошенько их заточить. Все, кроме простого карандаша. Он наблюдал за товарищами издалека, морщась при виде стружки и вскрикивая при каждом скрежете.
   -А ты что, так и будешь стоять? - спросила точилка простой карандаш. - Иди сюда, а то мне нужно уходить.
   -Нет, спасибо, - поблагодарил тот, - в другой раз. Я пока не готов.
   -Ну как хочешь, - осуждающе покачала головой точилка и, собрав стружку, отправилась к корзине.
   А молодые карандаши принялись за дело, хотя им, как новичкам, следовало приглядеться и постоять какое-то время в стаканчике. Они буквально упивались от счастья, водя графитовыми стержнями по бумаге и оставляя на ней разноцветные линии, полосы и буквы.
   -Смотрите, как здорово у меня получается! - кричал коричневый карандаш рисуя треугольники и квадраты.
   -А у меня ещё лучше! - перебивал его красный. - Я написал букву "А"!
   -А я! Я! - синий карандаш разбежался и провёл жирную линию через весь лист. - Видели? - он в изнеможении упал. - Кто сможет повторить мой подвиг?
   И пошло и поехало. С раннего утра и до позднего вечера карандаши с жадностью хватались за любую работу, любую возможность проявить себя и показать на что они способны. Им было всё равно, чем заниматься, только бы не стоять без дела в стаканчике, только бы прикоснуться к бумаге и ощутить её мягкую шероховатую поверхность.
   Зато простому карандашу, напротив, нравилось находиться в стаканчике. Он смотрел в потолок или разглядывал его донышко, а если ему надоедало это занятие, то отправлялся бродить по письменному столу или забирался в пенал и там спал.
   Шли дни, и цветные карандаши от частой заточки заметно уменьшились. Однажды, когда нужно было определить старшего среди карандашей, то как-то так получилось, что решили выбрать самый большой. Им оказался простой карандаш. У него сразу же появилось множество приятных обязанностей. Его стали везде приглашать, на разные там встречи с папками, ножницами, линейками, где он делился опытом и рассказывал, как трудно им живётся и как нелегок хлеб карандашей. Все аплодировали, жали ему руки и предлагали прийти ещё, а некоторые даже хотели познакомиться с его творчеством, но он со скромной улыбкой говорил, что это не к чему, ведь он простой карандаш и лишь выполняет свою работу.
   Примерно раз в несколько месяцев на письменный стол попадали новые карандаши. Со временем они становились меньше и постепенно превращались в жалкие "огрызки". А простой карандаш не менялся. Он по-прежнему стоял в стаканчике, спал в пенале или посещал многочисленные встречи и делился опытом, хотя никто никогда не видел даже точки оставленной им на листе бумаги.
  

У Л И Ч Н Ы Й Ф О Н А Р Ь

   На пересечении двух улиц стоял старинный бронзовый фонарь. Как долго он тут стоял никто не помнил. Не помнил даже сам фонарь - не то пятьдесят, не то сто лет - а по тому, как он выглядел, можно было подумать, что и все двести. Жизнь его была довольно скучна и ничем не отличалась от жизни других, более молодых, фонарей. Днём он спал, а ночью работал. Хотя сами понимаете, какой может быть сон днем, если кругом шум, гам и суета. Так, одно название. Поэтому, не выспавшись днём, фонарь частенько спал ночью. Из-за чего на него брюзжали прохожие, а уличные рабочие грозились убрать, если он будет продолжать в том же духе. Но фонарь давно уже привык к ворчунам и делал так, как считал нужным - когда зажигался, а когда и нет. И никто, я повторяю - никто, не мог заставить его поступить по другому, если он сам этого не хотел.
   Больше всего фонарю досаждали птицы, собаки и ночные мошки. Птицы садились на красивый кованый колпак, чистили об него клювы, а когда улетали, оставляли большие белые кляксы, которые с трудом смывала дождевая вода. Собаки же, напротив, донимали его снизу. Каждая, даже самая беспородная дворняга, завидев фонарь, подбегала к нему и, обнюхав холодным носом, оставляла лужу. А ведь он боялся щекотки и сырости!
   Ну а от мошек, так просто житья не было. Лишь только фонарь загорался, бабочки и жуки, устремлялись к свету и кружили, кружили, кружили пока не падали в изнеможении или не наступало утро.
   И вот однажды, после такой ночи, фонарь с больной головой готовился ко сну. Он зевал и крепился из последних сил, чтобы не закрыть глаза: ждал, когда пройдет маленькая девочка Соня, которая всегда с ним здоровалась. Он любил эту девочку за то, что в отличие от других детей она ни разу не нацарапала на нём ни одного слова и самое главное желала ему "Доброго утра". По правде сказать, если бы не Соня он давно бы оставил улицу и ушёл на покой.
   "А вот и она!" - обрадовался фонарь. Но что это?! Рядом с Соней бежал толстый, косолапый щенок. Фонарь даже не поверил своим глазам. "Не может быть, - подумал он, - у такой воспитанной девочки не должно быть собаки". Сон пропал, словно его и не было. "А вдруг это не её щенок?" - у фонаря мелькнула слабая надежда. Но нет, щенок залаял и, встав на задние лапы, лизнул руку девочки. Соня улыбнулась и, наклонившись, потрепала его за ухо. "Нет её", - разочарованно вздохнул фонарь.
   В это время щенок заметил фонарь и, обежав вокруг, пощекотал носом его железную ногу и оставил рядом небольшую лужицу.
   "Ну вот начинается", - недовольно прошептал фонарь.
   -Доброе утро! - сказала Соня, поравнявшись с фонарем.
   Фонарь отвернулся, сделав вид, что спит.
   -Доброе утро! - повторила девочка.
   -Доброе, - нехотя ответил фонарь.
   -Как поживаете? - спросила Соня.
   -Не плохо, - против обыкновения кратко ответил фонарь и демонстративно закрыл глаза.
   Девочка постояла несколько минут рядом с фонарём, надеясь на продолжение беседы, а потом ушла.
   "Всё, - решил фонарь, - больше я с ней не дружу! Был у меня один друг, а теперь и его нет". Фонарю вдруг сделалось так одиноко, что он едва не заплакал. Жизнь его словно дала трещину. После этой истории он совсем раскис, мог по нескольку ночей кряду не загораться и не отвечать на упреки других фонарей.
   Прошло несколько месяцев. Фонарь сдержал слово и ни разу не ответил на приветствие Сони. Девочка тоже перестала с ним здороваться. Щенок вырос и превратился в красивую собаку. Теперь он гулял один без хозяйки, но никогда, в какую сторону бы не бежал, не пробегал мимо фонаря и будто нарочно, точно зная, что фонарю будет неприятно, тыкал носом в его ногу и оставлял на земле лужу. Внутри фонаря начала копиться злоба.
   Как-то поздней осень после проливного дождя не далеко от фонаря образовалась глубокая яма. У фонаря сразу родился план. "Надо заманить туда собаку, - подумал он, и на его лице появилась недобрая улыбка.
   На следующий вечер, завидев Сонину собаку, фонарь подозвал её к себе и, показав на яму, соврал, что там его хозяйка. Собака, не раздумывая, бросилась к яме и, поскользнувшись, свалилась в неё. "Так тебе и надо!" - произнёс фонарь, и злоба внутри него приятно забурлила.
   Утром фонарь увидел расстроенную Соню. Девочка искала свою собаку.
   -Ты не видел мою собаку? - спросила она фонарь.
   -Нет, - сказал фонарь.
   И ему вдруг сделалось так хорошо, так приятно ото лжи, что он улыбнулся. Злоба, находящаяся в фонаре растеклась по всему телу, и начала распирать грудь.
   К обеду снова начался дождь, но Соня не покинула улицу. Девочка села на лавочку и стала ждать, надеясь увидеть любимую собаку.
   "Сиди, сиди, - засмеялся фонарь, - может ангину высидишь". Ему было хорошо видно яму и собаку. Бедное животное насквозь промокло и, совсем обессилев, прислонилось к раскисшей стене.
   В это время сверкнула молния и, разорвав темное свинцовое небо, попала в фонарь. В то самое место, где у него находилась злоба. В образовавшееся отверстие на землю стала стекать зеленая тягучая жидкость. И фонарь словно очнулся от спячки. "Боже мой, что же я наделал!" - воскликнул он.
   -Соня! Соня! Я знаю, где твоя собака! Она в яме!
   Фонарь поднатужился и попытался выдернуть единственную ногу из земли, но у него ничего не получилось, и тогда он наклонился в сторону ямы.
   Девочка сейчас же кинулась к ней и вытащила собаку.
   На следующий день пришли рабочие и, глядя на покосившийся фонарь, стали думать, что с ним делать: отремонтировать или убрать, а на освободившееся место поставить другой, более современный. В конце концов, фонарь решили убрать, но к ним подошла Соня и сказала, что фонарь очень хороший и вчера спас её собаку.
   -Пожалуйста, не убирайте этот замечательный фонарь с нашей улицы, - попросила она.
   От этих слов фонарь покраснел. Ему было стыдно.
   Рабочие подумали и решили оставить фонарь на прежнем месте.
   С тех прошло уже много времени, а старинный бронзовый фонарь еще и сейчас стоит на пересечении улиц и исправно служит людям. Соня снова стала его лучшей подругой, и он здоровается с ней по утрам. Его по-прежнему донимают птицы, собаки и мошки, но он не ропщет, боится, что в его груди снова начнёт копиться злоба.
  

Ц А Р И И М У Ж И К

   В одном месте, не скажу точно в каком, куда ни глянь, одни цари да царицы жили. В лес пойдешь, и там царя собирающего грибы встретить можно было. Я уж не говорю на сенокосе или в хлеву, их там как сорняков в поле - видимо, не видимо, с косами, лопатами, вилами или с другими какими инструментами.
   В общем, сами понимаете, картина не совсем обычная. Идет царь в мантии, с короной на голове, а в руках кнут держит, гонит коров на пастбище, или, к примеру, хворост на спине несёт. У какого приезжего нервы слабые, так он прямо в обморок падал или с ума сходил.
   А всё из-за того так было, что мужики в округе отсутствовали, вот и приходилось царским особам трудиться, чтоб значит, самим с голоду не умереть и царевичей с царевнами прокормить.
   Однажды в то место приехал мужик и изъявил желание остаться. Как узнали про то цари, так толпами к мужику и повалили. "Иди, - говорят, - голубчик к нам работать". И каждый хочет, чтоб он к нему отправился. Толкаются, кричат. А мужик тот не промах был, к первому встречному царю не пошёл. "Мне, - говорит, - как следует подумать надо, чтоб государь, какой завалящийся не попался, и чтоб, значит, всякими прихотями не мучил". И то мужику не так и этак. У одного, дескать, царя дворец не белокаменный, у другого коров да овец много, а у третьего царица больно сварливая.
   Первому отказал, второму, пятому, десятому и остался последний царь.
   -Всё, - говорит мужик, - уезжаю я от вас.
   А последний царь чуть не в ножки к нему кинулся:
   -Не бросай голубчик! Иди ко мне в работники, а то я совсем из сил выбился.
   А мужик:
   -А много ли у тебя работы, и тяжела ли она? А то я не очень охоч до разных там трудностей. И потом, не каждый день трудиться могу. В понедельник не могу, во вторник и среду не могу, в четверг и пятницу не могу, ну а в субботу и воскресенье, понятное дело, тем более не могу.
   -Согласен, - кивает царь.
   -А ещё я люблю, чтоб мне кофий в постель подавали. Твоя царица как, захочет, кофий по утрам варить?
   -Захочет, - говорит царь.
   -Хорошо, - говорит мужик. - Я, пожалуй, пойду к тебе в работники, если ты уступишь мне свой дворец.
   -Ладно, - говорит царь, - уступлю.
   Ударили они по рукам, и пошёл мужик к царю в работники. То-то было зависти у других царей, которым мужик отказал, ведь они по-прежнему должны были сами трудиться.
  

Х Р А Б Р Ы Й А Ф О Н Ь К А

   В небольшом городке жил маленький мальчик по имени Афонька. Он жил со своими престарелыми родителями, старшими братьями и сёстрами. Отец его был лесником, а мать прачкой. Жили они бедно и едва сводили концы с концами. И всё бы ничего, да повадился ходить в городок по ночам Тёмный дух из старой разрушенной крепости и требовать с людей дань в виде пирогов и блинов. К какому дому придёт Тёмный дух, те должны к следующей ночи напечь целую корзину пирогов и блинов и поставить у двери. Кто ослушивался и не выполнял требование Тёмного духа, исчезал бесследно или умирал в страшных муках.
   И началась в городке паника. Многие собрались и, побросав нажитое добро, уехали, куда глаза глядят. Но родители Афоньки так бедствовали, что у них не было денег даже на лошадь, и поэтому они остались.
   -Будь, что будет, - сказал отец, - ехать нам некуда. Здесь у нас хоть землянка есть.
   Поплакала мать Афоньки, поплакала и стала готовиться к смерти, ведь они даже хлеба досыта никогда не ели, а пирогов и блинов и в глаза не видывали. И если придет к ним Тёмный дух за пирогами и блинами, то смерти не миновать.
   А Тёмный дух совсем распоясался. Если раньше он просил по корзине пирогов и блинов, то теперь по две требовал.
   Позвал отец детей и говорит:
   -Дети мои любимые не можем мы с матерью защитить вас от Тёмного духа, нет у нас ни денег, ни муки. Бегите, кто, куда и попробуйте сами себя спасти.
   Попрощались сёстры и братья Афоньки с родителями и ушли из дома, а мальчик остался. Жалко ему было бросать стариков и решил Афонька их защитить, а за одно и свой городок от Тёмного духа избавить.
   Пришёл мальчик на площадь и принялся звонить в вечевой колокол. Собрался народ и спрашивает:
   -Чего ты шумишь Афонька?
   А мальчик и отвечает:
   -И долго вы еще будете терпеть Тёмного духа? Скоро уже никого в городе не останется, а вы и палец о палец не ударили, чтобы его одолеть.
   -Но как? - спросила девушка в красном сарафане. - У него даже тела нет.
   А одна старушка и говорит:
   -Сказывала мне моя прабабка, когда я еще была девочкой, что давным-давно в нашем городе уже появлялся Тёмный дух. Убить его нельзя, но он боится света. Если на него попадёт свет солнца, он снова надолго исчезнет.
   -А свет от спички? - спросил Афонька.
   -Тоже, - кивнула старушка. - Не важно от чего будет свет, лишь бы это был свет.
   -Раз так, - говорит Афонька, - я отправлюсь в крепость! Возьму спички и пойду.
   Зашумел народ, заволновался.
   -Ай да Афонька! - кричат. - Ай да молодей!
   А старушка их утихомирила:
   -Тёмный дух, - говорит, - и на версту никого к крепости не подпустит. Нет, так дело не пойдет, надо что-то другое придумать.
   Приуныли люди, стали затылки чесать. Пол дня промучились, ничто путного в головы не лезет. Вдруг Афонька и говорит:
   -Придумал! Испеките большой пирог, я залезу в него, и стану ждать пока Тёмный дух меня сам в крепость доставит, а когда он отвернётся, я выскочу и зажгу спичку.
   И понесли люди муку в пекарню. У кого сколько есть. А потом испекли пирог, большой пребольшой, такой, чтобы в него Афонька смог поместился, и отнесли к дому, к которому сегодня должен прийти Тёмный дух. Залез Афанька в пирог, сделал в нём дырочку и стал ждать ночи.
   Наступила ночь. Слышит мальчик, собаки затихли. "Знать Тёмный дух уже близко", - подумал Афонька. Припал к дырочке и смотрит. Видит, подходит к пирогу Тёмный дух. На Афоньку сразу холодом повело. А Тёмный дух и говорит:
   -Ай да пирог! Всем пирогам пирог! Пожалуй, мне на три дня хватит. Эй, хозяева, держите награду!
   И кинул на крыльцо золотую монетку. Потом взял пирог и понёс к крепости.
   Лежит в пироге Афонька, боится пошевелиться. А Тёмный дух прошел немного, сел на кочку и стал пирог пробовать. Отломил кусочек и молвит:
   -Вкусно, только уж больно человеком пахнет.
   Взял горсть земли и давай пирог натирать. Потом снова понюхал.
   -А вот теперь, - говорит, - другое дело.
   Отломил еще кусочек, съел и дальше пошёл.
   Принёс Тёмный дух пирог в разрушенную крепость и положил на кирпичи, а сам потянул за веревку и открыл в полу потайную дверь. Оттуда выскочила здоровенная мышь в желтой шапке и бросилась к пирогу. Покрутилась вокруг него и кинулась в сторону. Шерсть на ней дыбом встала, и она спряталась за камень.
   -Ты чего? - спросил Тёмный дух. - Иль тебе угощенье не по вкусу?
   -Там кто-то есть, - пробасила мышь.
   -Где?
   -В пироге.
   Подошёл Темный дух к пирогу и разломил его пополам. Упал Афонька к ногам ночного разбойника. Хотел мальчик спичку зажечь, да не успел. Тёмный дух выхватил у мальчика коробок и проглотил.
   -Ах, вот значит, как вы со мной решили поступить! - закричал Тёмный дух. - Убить меня задумали! Ну, я вам покажу! Теперь горожане будут не по две, а по три корзины пирогов и блинов отдавать!
   Выхватил Тёмный дух из под чёрного прозрачного плаща меч, и замахнулся на мальчика. А мышь и говорит:
   -Не убивай его господин. Пусть он лучше вместо меня землю роет, а то я совсем когти источила.
   Подумал Тёмный дух и согласился. И стал Афонька в подземелье ходы копать. День копает другой, а потом и спрашивает у мыши:
   -А зачем мы столько ходов роем?
   А мышь и отвечает:
   -И вовсе мы не ходы делаем. Мы ищем кости моего господина. Давным-давно сотни лет назад, убил его один богатырь, а тело где-то в этих местах закопал. Вот мы и разыскиваем кости, чтобы Тёмный дух в них вернулся и смог не только по ночам, но и днем по миру расхаживать.
   Много ли времени прошло с того разговора или мало, Афонька уже и счет потерял, только однажды наткнулся он на скелет, точно в таких же одеждах, как и у Тёмного духа. И понял мальчик, что это и есть кости злодея. "Нельзя допустить, что бы Тёмный дух об этом узнал, - подумал Афонька, - а то нашему миру совсем худо будет". И засыпал мальчик скелет землей и стал копать в другом месте.
   Заметила это мышь и спрашивает:
   -И чего это ты начал рыть в другом месте?
   -А там земля больно твёрдая, - отвечает Афонька.
   -Ну и что, копай! - приказывает мышь. - Может там, как раз и зарыто тело Тёмного духа.
   -Я устал. Дай мне хоть не много отдохнуть, - попросил Афонька. - Выпусти наружу подышать свежим воздухом, да на солнце посмотреть, а то я наверху уже дней десять не был.
   -Ладно, - согласилась мышь, - пошли.
   Открыла она ключиком маленькую дверцу и Афонька оказался на верху разрушенной башни.
   -Давай дыши, - говорит мышь, - только быстро, а то скоро вечер, а мы сегодня совсем мало выкопали.
   Стал Афонька на солнце смотреть, и побежали у него по щекам слёзы с непривычки. Наклонил он голову и увидел возле ног медный медальон. Обрадовался мальчик и незаметно поднял находку.
   -Всё, - говорит мышь, - пошли работать!
   А Афонька:
   -Дай еще подышать и на солнышко полюбоваться.
   А сам потихоньку открыл медальон и спрятал в него солнечный лучик.
   Вернулся мальчик в подземелье и сразу к скелету направился.
   -Смотри, - говорит, - что я давеча нашёл. Не это ли вы ищете?
   -Это! Это! - обрадовалась мышь и кинулась искать хозяина.
   Прибежал Тёмный дух, увидел скелет и давай смеяться.
   -Всё, - кричит, - конец пришёл вам людишки!
   И стал Тёмный дух раздуваться. От его плаща посыпались искры, и подземелье наполнилось сажей и запахом серы.
   "Пора!" - подумал Афонька, и достал из кармана медальон и выпустил из него солнечный лучик. Лучик пронзил Тёмного духа насквозь и тот, загоревшись ярким белым пламенем, испарился. Потолок затрещал и обрушился. Мышь бросилась бежать, но, сделав несколько прыжков, превратилась в золотой слиток.
   Когда мальчик вернулся домой, то узнал, что его не было целый год. За это время в городке почти не осталось жителей. Они или погибли или уехали. К счастью, родители Афоньки выжили, а вскоре возвратились и сёстры с братьями. Постепенно жизнь в городке наладилась. Отец мальчика продал золотой слиток и купил дом и землю, и зажила семья Афоньки богато и счастливо.
  

З А Я Ч Ь И У Ш И

   Попал заяц под дождь. Промок так, что хоть выжимай. Стоит, трясётся, зуб на зуб не попадает. И решил он просушиться. Снял левое ухо и повесил на куст, снял правое и положил на пенёк. Затем снял шубку и расстелил на траве. А чтобы совсем не замёрзнуть стал бегать вокруг одежды. Бегал, бегал, пока солнышко не выглянуло. Потрогал косой шубку, а она уже высохла. Начал заяц одеваться. Одел шубку, застегнул на все пуговицы, взял с пенька правое ухо и прицепил на голову. Поворачивается к кусту, чтобы взять левое ухо, а его нет... "Что такое? - удивился заяц. - Я же точно помню, что повесил ухо на куст". Посмотрел на землю, и там нет. Обошёл куст, и за кустом нет уха.
   -Вот те на! - присвистнул заяц. - Что же мне теперь делать? Неужели придётся ходить по лесу с одним ухом?
   Подошёл косой к луже и взглянул на себя в воду.
   -Ну и ну! - произнёс заяц. - Вид у меня прямо скажем не очень. Просто злодей какой-то!
   Отцепил ухо и стал прикладывать к разным местам на голове. То ко лбу приладит, то к щеке, то к подбородку. "Нет, не то! - расстроено вздохнул заяц. - Получается еще хуже, чем было".
   Повертел он в лапах ухо, повертел, да и запустил в овраг.
   -Обойдусь и без ушей! - сказал косой и поскакал по тропинке.
   Скачет и ничего понять не может. Вроде и дорога знакомая и запахи известные, но всё равно что-то не то. Остановился заяц, прислушался. И тут до него дошло - он почти ничего не слышит! Не слышит треска веток, шелеста травы, завывания ветра. И из-за этого как-то спокойно на душе у зайца. Прежде-то, как было? Услышит он, даже самый махонький шумок и сейчас сердце в пятки уходит: мерещится ему волк, медведь или лиса, а то и того хуже, охотник. А сейчас - всё тихо, всё спокойно, словно и нет на свете ни волка с лисой, ни медведя с охотником.
   "Красота, - подумал заяц. - И как я раньше жил? Не жил, а мучился! Лисы нет, а я дрожу, волка нет, а он мне видится при каждом треске или шорохе. Поэтому есть волк, нет волка, а я несусь от подозрительного шума, как угорелый. Нет, теперь я по-другому жить буду: ничего не слышу - ничего не боюсь".
   Развалился заяц на траве, положил лапы под голову, лежит, улыбается. Пробегает мимо другой заяц. Глаза на выкат, уши прижаты, сам трясется, словно лист осиновый. Подбегает к нашему зайцу и говорит:
   -Привет! Ты что лежишь? Разве не слышишь, в овраге, треск какой-то?
   -Чего? - приподнялся безухий заяц.
   -Я говорю, пора убегать, пока волк или лиса не появились!
   -Чего?
   -Там треск подозрительный, - произнёс испуганный заяц.
   -Чего?
   -Да ну тебя! - махнул ушастый заяц и убежал.
   Проходит несколько минут, и со стороны оврага ёж показался. Подошёл к зайцу и уши протягивает.
   -Твои? - спрашивает.
   Взял заяц уши, покрутил в лапах, а потом прицепил к голове. И на него тотчас звуки разные обрушились. Один страшнее другого.
   Посмотрел ёж на зайца и говорит:
   -Да, твои уши косой. Носи и больше не теряй.
   А заяц:
   -Нет, не мои.
   -Как не твои? - удивился ёж. - Я же вижу, что твои!
   -Это раньше они моими были, - улыбнулся заяц, - а теперь нет. С этими ушами одни хлопоты. Я сейчас без них живу.
   -И что, получается?
   -Да, - кивнул заяц, - получается. Если не вижу волка, лежу, а вижу бегу. А прежде, знаешь, как было? Вижу, не вижу, всё равно бегу.
   Снял заяц уши и возвратил ежу.
   -А что же мне с ними делать? - спросил тот.
   -А что хочешь, то и делай. Хочешь, выброси, хочешь, себе возьми.
   Постоял ёж подумал и говорит:
   -А может и правда себе взять, не пропадать же добру.
   И прицепил заячьи уши к голове. И только он это сделал, как его спокойная добродушная мордочка перекосилась от страха, а глаза наполнились ужасом. Ёж закрутил головой и, озираясь по сторонам, пустился наутёк.
  

М И Т Е Н Ь К А

   Жили-были, не тужили мужчина и женщина, и родился у них сынок. Назвали его Митенькой. Рос Митенька, рос, на целый метр вырос, а зубки всё никак расти не хотели. И что только не делали родители с сыночком, чем только не кормили всё бес толку - зубок как не было, так и нет. Наконец, подсказала им одна сведущая женщина, что нужно поесть Митеньке творожку. Не простого творожку, а творожку, который по берегам Молочной реки лежит. А надо сказать, река та уж больно в гиблых местах текла, и мало кто оттуда, когда возвращался. Но любовь родительская сильна, чего только не сделаешь для родного дитяти. Собрались родители в дорогу, а за Митенькой соседку присмотреть попросили.
   Ушли родители Митеньки, а он ждать остался. День ждёт, другой, а их всё нет и нет. Вот уж месяц прошёл, а их всё не видно.
   -Уж не случилось ли что? - забеспокоится мальчик.
   А соседка его успокаивает:
   -Да что с ними может случиться? Папа у тебя вон какой сильный, а мама вон какая ловкая! Подожди ещё не много, авось скоро придут.
   Но не пришли родители Митеньки не через два месяца, не через три. И начал Митенька в путь собираться.
   -Пойду, - говорит соседке, - своих батюшку и матушку выручать. Не иначе с ними беда приключилась.
   Как не отговаривала его женщина, он на своём настоял. Взял хлеба, воды и пошёл. День идет, другой, третий, на четвёртый забрел в такую чащу, что еле-еле между деревьями протиснуться можно. Видит, поляна, а на ней лесоруб сидит и грызёт кору дубовую.
   -Здравствуй добрый человек, - поклонился ему Митенька.
   -Здравствуй, - отвечает лесоруб.
   -А скажи мне добрый человек, почему ты кору грызешь?
   -Как же мне её не грызть, - отвечает тот, - если есть сильно хочется, а домой я еще не скоро приду.
   Развязал Митенька мешок и достал оставшийся кусок хлеба. Разломил пополам и протянул незнакомцу. Обрадовался лесоруб и в два счета проглотил хлеб. Утёр рот и спрашивает:
   -А что же ты такой маленький мальчик в дремучем лесу делаешь?
   Рассказал ему Митенька, что заблудился. Пошёл родителей искать, которые отправились к Молочной реке, и заблудился.
   -Ну это не беда, - улыбнулся лесоруб. - Я тебе покажу, где находится та река. Иди, - говорит, - всё время вдоль этого мутного ручья и он тебя приведёт куда нужно.
   Поблагодарил Митенька лесоруба и дальше пошёл.
   Много ли мало ли времени прошло, только вышел он, наконец, к Молочно реке с творожными берегами. Утолил голод и жажду, а потом стал искать, не видно ли где следов его дорогих родителей.
   Ходил, ходил и увидел косынку знакомую, ту, что его матушка в дорогу одела. Поднял он её, прижал к груди и заплакал. Плачет, а слезы в реку капают. Вдруг выползает из молока краб. Красный, как спелая вишня и спрашивает:
   -Это кто здесь солью балуется?
   -Извини, - говорит Митенька. - Это я плачу по своим пропавшим родителям. Отправились они к Молочной реке за творожком и исчезли. Вот только косынка и осталась. Не видел ли ты моих родителей?
   -Видел, - говорит краб, - я тут мужчину и женщину. Их сметанная ведьма похитила и держит вон на том острове.
   И показывает на маленький островок посередь реки, на котором избушка сырная виднеется
   -Только ты паренёк туда не попадёшь.
   -Почёму? - удивился Митенька. - Разве нет здесь лодки или плота, какого поблизости?
   -Нет, - говорит краб, - ни лодки, ни плота, так как по Молочной реке лишь в специальных ботинках ходить можно. В ботинках из жёлтого творога. И встречается он только в масляных кочках, а они как раз сегодня все пропали и появятся не раньше следующего года. Так что отправляйся домой мальчик, не сидеть же тебе на берегу целый год.
   Приуныл Митенька, а краб продолжает:
   -Хотя можно попытать счастье и попробовать поискать масляную кочку в камышах из лапши, они там дольше всего сохраняются. Но в камышах кикиморы злобные водятся. Схватят и на дно утащат.
   Не успел краб договорить, а Митенька в камыши кинулся. Идёт, лапшу руками раздвигает, масляную кочку выглядывает.
   -Ага! - обрадовался Митенька. - Нашёл!
   -Убери сверху масло, - кричит краб, - и набирай творог! Да побольше, чтоб на ботинки хватило!
   Скинул мальчик с кочки масло и увидел внутри жёлтый творог. Раскрыл мешок и давай бросать его туда. Бросал, бросал, почти полный мешок набросал, но откуда не возьмись, кикимора появилась. Схватила Митеньку за руку и на глубину потащила.
   -Помоги краб! - взмолился мальчик.
   -Не могу! - кричит краб. - Я кикимор и сам боюсь!
   А кикимора смеется, и всё дальше Митеньку в реку тащит. Ему уж молоко по пояс доходить стало. И тут мальчик изловчился и ударил чудище болотное кулаком в лоб. Ойкнула кикимора и отпустила Митеньку, а сама в молоко нырнула.
   Выбрался мальчик на берег, отдышался. А краб и говорит:
   -Ну ты и смелый паренёк, я таких отродясь не видывал. Если ты и со сметанной ведьмой так разговаривать будешь, то точно спасёшь своих родителей. Давай я тебе покажу, как ботинки творожные мастерить.
   И стал краб в комочки творог скатывать и в кучку складывать. Когда сделал штук сто начал другую кучку делать. А потом и говорит:
   -Становись в творог.
   Только Митенька поставил ногу в одну кучку, а творог возьми и превратись в ботиночек, аккурат по его размеру. Он в другую кучку ногу поставил и появился у него второй ботиночек.
   -Ну а теперь иди, - говорит краб, - выручай своих родителей.
   Ступил Митенька в реку молочную, а ботиночки его на поверхности держат, не дают утонуть. И пошел он по молоку, словно по дороге твёрдой. Подходит к острову, где сметанная ведьма жила, а та ведьма его уже дожидается - рот до ушей, улыбается. Будто рада ему несказанно.
   -Здравствуй мальчик, - говорит. - Здравствуй голубчик. У меня таких дорогих гостей ещё никогда не было.
   А сама длинным носом водит и черным языком облизывается.
   -Заходи, - говорит, - в избушку, я тебя угощу: накормлю, напою и спать уложу. Ты, небось, с дороги устал сильно.
   А Митенька отвечает:
   -Некогда мне тут у тебя рассиживаться. Я пришёл за своими родителями. Отпусти их подобру, по-хорошему!
   -А не то что? - засмеялась сметанная ведьма.
   -А не то я с тобой, как с кикиморой расправлюсь! - топнул ногой Митенька.
   -Ой, как страшно! - захохотала сметанная ведьма.
   Уселась на лавочку и говорит:
   -Если ты пришёл, чтобы мне грубить, так скатертью дорога, можешь домой возвращаться, а если родителей вызволять так давай разговор вести и торговаться. Может, до чего и договоримся.
   -Давай, - согласился Митенька.
   -Вижу я, - сказала сметанная ведьма, - у тебя ботиночки творожные. Отдай их мне, а я верну твоих родителей.
   Призадумался мальчик. Вдруг слышит из подвала избушки сырной, голос любимой матушки:
   -Не отдавай ей сынок ботиночки, а то не сможешь с острова на большую землю вернуться!
   А ведьма торопит Митеньку:
   -Ну, так как, отдашь ботиночки за родителей?
   -Отдам, - говорит мальчик, - но сначала выпусти их из темницы.
   Привела сметанная ведьма родителей Митеньки. Бросились они к сыну, обнимают, целуют, а у самих на глазах слёзы радости.
   Снял Митенька творожные ботиночки и сметанной ведьме отдал. Схватила она их и проглотила.
   -Всё, - говорит ведьма, - теперь вам никогда с острова не выбраться. Теперь вы у меня навсегда останетесь и будете за моим огородом ухаживать.
   Подвела она пленников к грядкам, на которых цветы росли со стаканчиками сметаны внутри.
   -Поливайте цветы сливками, - говорит ведьма. - Да смотрите хорошенько, чтобы сметанка вкусная, густая получалась!
   И показывает на ручеёк сливок, а сама так опасливо на них смотрит. И понял вдруг Митенька, что сметанная ведьма сливок боится.
   Зачерпнул он ковшом сливочек жирных и на ведьму пошёл. А она как увидела, что он к ней направляется, закричала, заохала и наутёк пустилась. Да разве от Митеньки убежишь? Мальчик он шустрый - в два счёта ведьму догнал.
   Упала она на колени, и пощады просить стала:
   -Не губи, - говорит, - меня мальчик! Я отдам вам своё корыто творожное, и вы сможете с острова на берег реки вернуться.
   Пожалел ведьму Митенька.
   -Ладно, - махнул рукой мальчик, - живи, только впредь, чтоб людей в полон не брала и зла им не делала.
   -Хорошо, - пообещала ведьма.
   Сел Митенька с родителями в корыто и уплыл с постылого острова. А через неделю они домой воротились. Глянул Митенька на себя в зеркало, а у него зубки появились - знать от того творожка, что он на Молочной реке отведал.
  

К О М У Н У Ж Н А К Р А С О Т А

   Рос цветок. Старался изо всех сил, чтобы вырасти большим и красивым. Всё делал для этого и, в конце концов, его мечта осуществилась, он стал прекрасным - самым прекрасным цветком на поляне. И что же? Вокруг ничего не изменилось... Коровы, овцы, свиньи и куры, проходившие мимо по утрам и вечерам, как не обращали на цветок внимания, так и не обращают! И лишь однажды молодая несушка остановилась и, взглянув на цветок, кинулся к нему с громким кудахтаньем. "Ну, наконец-то, - обрадовался цветок, - меня заметили!" Но курица подбежала к цветку и, склюнув с листа большого жёлтого жука, отправилась дальше, по своим делам.
   Цветок заболел: поблек, его лепестки начали желтеть. "Надо же, - переживал он, - я так старался, так стремился стать красивым, а оказывается, моя красота никому не нужна".
   И когда уже казалось, гибель цветка неизбежна, со стороны леса прилетела маленькая бабочка. Она была восхитительна! От неё пахло дальними странами, а крылья переливались всеми цветами радуги.
   -Я облетела пол мира, - удивлённо произнесла бабочка, - но нигде и никогда не встречала такой сказочной красоты!
   Целый день она провела на цветке. Ползала по нему, гладила хоботком, а потом взмахнула крыльями и улетела.
   И цветок воспрянул духом, окреп и принял первоначальный облик. И самое главное больше не переживал, когда мимо проходили коровы, овцы и свиньи и не обращали на него внимания.
  

Г Л А З А И У Ш И

   В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь. Правил он своей страной целых сорок лет. Со временем его царство начало слабеть и чахнуть. Опечалился царь и принялся думать, как беде помочь, как сделать, чтобы оно вновь окрепло и стало сильным? Думал-думал, ничего не придумал и попросил совета у чернокнижника. А тот и говорит:
   -Это всё от смеха Ваше величество. Все беды, все несчастья от него проклятого. Я, - говорит, - пока из леса во дворец шёл целых три раза смех слышал! Столько, сколько я и за всю свою жизнь не слыхивал.
   -Знать не так всё плохо, - сказал царь, - если люди ещё смеются.
   -А знаете ли вы над чем они смеются? - спросил чернокнижник.
   -Нет, - отвечает царь. - Весело, вот и смеются.
   -А вдруг они над вами смеются Ваше величество? Вы стараетесь, переживаете как людям помочь, а они сидят и над вами смеются. Вот поэтому-то у вас ничего и не получается. И потом, когда работать, если всё время на смех уходит?
   Призадумался царь. Снял корону, походил из угла в угол. Вспомнил, что давеча, когда из дворца выходил смех слышал, и утром тоже слышал, и вчера, и позавчера... "Надо же, - почесал голову царь, - а ведь колдун прав. Я тут убиваюсь, страдаю, а народишко надо мной смеётся!"
   -И что же мне делать? - спросил царь.
   -Запретить смех, - сказал чернокнижник.
   И повелел царь отныне и навсегда запретить смех в его государстве.
   Но разве можно запретить смех? Люди, как смеялись, так и продолжали смеяться.
   Тогда царь снова обратился за помощью к чернокнижнику. И колдун нацарапал маленький глаз на серебренном блюде и произнес волшебное заклинание. И тысячи тысяч точно таких же глаз в одно мгновение появились по всему царству - на стенах и потолках домов, заборах, деревьях и даже на домашней утвари: тарелках, кружках, вилках и ложках.
   И начали глаза следить за людьми, за тем, что они делают, и если кто ослушивался царского указа и не то, что смеялся, но даже улыбался, глаз тут же показывал лицо провинившегося в волшебном блюде. Беднягу хватала стража и бросала в темницу.
   Уныние и печаль окутали то несчастное царство. И так житьё не сладким было, только смех да весёлая шутка и спасала народ, а теперь совсем жизни не стало.
   И кинулись люди, кто куда мог - кто в соседние государства, кто в чащи лесные.
   Пришлось царю, по совету того же чернокнижника, издавать новый указ, запрещающий покидать страну и переезжать с места на место - с одной деревни в другую, с одного города в другой.
   Совсем сник народ. Многие перешли на шепот, а иные даже говорить перестали.
   Но ни первый, ни второй указ не помог горю - царство, как слабело, так и продолжало слабеть.
   -Подождите Ваше величество, - успокаивал царя чернокнижник, - дайте срок, всё само наладиться. Только-только народ перестал смеяться. Ему хочешь, не хочешь, придётся работать, чтобы не умереть со скуки. А начнёт народ работать, государство с колен поднимется.
   Согласился царь. Приготовился ждать.
   А в том царстве-государстве жил один смышлёный мужик и звали его Иван. И понадобилось тому Ивану в соседнюю деревню по делам сходить. Но как? Лишь дикие звери могли разгуливать по царским владениям. И тогда одел Иван шкуру медвежью встал на четвереньки и пошёл. Сто метров прошёл - ничего, двести метров прошёл - ничего, ни один волшебный глаз не моргнул. Обрадовался Иван и с того дня начал ходить туда, куда ему нужно. Постепенно и другие люди стали брать пример с Ивана. Обрядятся в шкуры звериные и айда, кто куда.
   А чернокнижник сообщил царю радостную весть:
   -В вашем царстве, государь, день ото дня зверье разное множится.
   -Надо же! - удивился царь. - Интересно, отчего бы это?
   -А это от того, - объяснил чернокнижник, - что раньше звери пугались смеха людского и отказывались плодиться. А теперь никто не смеётся, вот звери и осмелели.
   А сметливому Ивану надоело жить без смеха, и принялся он думать, как чернокнижника перехитрить? Думал-думал и придумал. Сделал грустную маску, одел и ходит, а сам смеётся, да песни распевает.
   Прошло какое-то время, и ожил народ. Понаделал по приму Ивана грустных масок и зажил по старому.
   А царь дивится:
   -Я намедни смех слышал, - говорит он чернокнижнику, - сначала подумал, почудилось, а сегодня снова услышал. А твои глаза так ни одного ослушника и не показали.
   -Этого не может быть! - изумился колдун. - Моё волшебство никогда не подводило, но чтобы вы были спокойны я ещё и уши везде расставлю.
   И нацарапал чернокнижник, на серебренном блюде, рядом с глазом, ухо и произнёс заклинание. Лишь только он это сделал, царский дворец наполнился смехом и тысячами радостных голосов.
   Когда царь услышал, что о нём говорит народ, он впал в уныние, а потом решил ничего больше не придумывать, ничего не изобретать, для того, чтобы держать людей в повиновении, а просто взял и ушёл в лес и поселился в маленьком домике. Хотя чернокнижник и предлагал ему издать новый указ, и запретить народу говорить...
   Иному правителю не мешало бы иметь не только глаза, но и уши, может быть тогда, он не сидел бы так долго на троне и не мучил людей.
  

Н Е В Е Р О Я Т Н А Я И С Т О Р И Я

   Жила-была голова. Всё у неё было: и уши, и глаза, и рот, и нос, и шея, к которой крепилось туловище с руками, ногами и остальным. Но самое главное у головы были мысли. А точнее три мысли. Какие точно, сейчас уже сказать трудно, потому, как, проснувшись однажды голова обнаружила, что пустая. Мысли куда-то исчезли! Представляете, каково оказаться в таком положении? Есть что-то, и вы ни о чём не беспокоитесь, а потом вдруг раз, и нет этого. Ужас! Голова перепугалась так, что начала заикаться. Кому она теперь, скажите, нужна без мыслей?
   Но голова на то и голова, чтобы даже без мыслей быть умнее других частей тела, например, спины или ноги. Она догадалась: о случившемся не нужно никому говорить. Иначе многочисленные знакомые, наперебой предлагавшие ей дружбу, и просящие совета исчезнут навсегда - найдут себе другую голову, у которой еще остались хоть какие-нибудь мысли. Но самое страшное, её могли прозвать "Дурой"...
   И голова решила срочно отыскать пропавшие мысли или на худой конец воспользоваться чужими и выдать их за свои. Но мысли это такой товар, который на одном месте долго не залежится. Поэтому все усилия головы по поиску своих мыслей ни к чему не привели, а чужие мысли просто так на дороге не валяются, их надо еще поискать.
   И, чтобы не молчать когда её спрашивали совета, голова говорила:
   -Надо подумать, - глубокомысленно хмуря брови.
   С ней соглашались и начинали думать. И вот что удивительно - если раньше её советы не всегда приносили пользу, то теперь приводили к более-менее правильным решениям.
   Постепенно, произнося всего лишь одну эту фразу, голова стала невероятно знаменита и почитаема. К ней потянулись за советами не только простые, но и знатные особы.
   И кто скажет, что зря? Ведь для того, чтобы что-то сделать надо и в самом деле подумать.
  

З О Л О Т О Е З Е Р Н О

   Давно это было. Так давно, что никто не помнит когда. Бежала упряжка, запряжённая уставшими конями, а в ней сидели два брата Андрей и Георгий. День сменялся ночью, а ночь уступала дорогу дню, а они всё ехали и ехали, лишь не надолго останавливаясь, чтобы дать отдохнуть уставшим животным.
   Покинули братья дом, спасаясь от гнева злого волшебника Мирана, пытавшегося отобрать у них золотое зерно, полученное ими от умирающего отца. Давным-давно, когда Андрея и Георгия еще и на свете не было, их отец набрёл в лесу на избушку, где жил Миран и забрал золотое зерно, принадлежащее их роду. Это зерно обладало волшебной силой. Стоило только его не надолго закопать в поле и уже на другой день всё поле покрывалось спелой пшеницей.
   Не послушались братья отца и, не дождавшись весны, когда Миран залегает в берлогу, посадили зерно на исходе зимы. Узнал про то волшебник и потребовал вернуть зерно ему. А на раздумье всего день дал. Если не вернут, обещал дом спалить и жизни лишить.
   Не стали Андрей и Георгий срока ждать, а собрали наскоро вещи и пустились в бега.
   Вот уже неделя прошла, как они покинули родные места, а за ними всё снежинки летели. Их оставил возле дома Миран, чтобы следить за братьями и теперь снежинки преследовали беглецов. Ночью к ним присоединялась вьюга, и тогда Андрею и Георгию было особенно туго.
   На десятый день пали кони, и братья побрели по глубокому снегу. Они смертельно устали, но не собирались сдаваться. Подбадривая друг друга, Андрей и Георгий шли вперед. Однако на помощь снежинкам и вьюге подоспела стужа, и набросилась на ослабевших юношей. И когда братья, совсем выбившись из сил, упали, на небе появилось солнышко и слуги Мирана отступили.
   -Мы спасены! - радостно произнёс Андрей. - Пришла весна.
   Спустившись в долину, где раскинулось небольшое селение, братья решили поселиться в нём навсегда.
   Купив участок земли, они посадили золотое зерно.
   Каково же было удивление местных жителей, когда на другой день, на поле чужаков, выросла прекрасная пшеница. У остальных еще и всходы не появились, а братья уже убрали урожай и продали зерно.
   И зажили Андрей и Георгий еще лучше, чем прежде: построили дом, завели скотину. Георгий даже подумывал о женитьбе, но наступили холода, и к ним пожаловал Миран и потребовал вернуть золотое зерно. На это раз волшебник дал на раздумье не день, а полдня.
   И снова Андрей и Георгий бросили нажитое добро и, захватив лишь подарок отца, пустились наутек. Путь их лежал на юг, туда, где кончалась власть Мирана.
   Но Миран был хитёр и приказал снежинкам кружиться перед мордами лошадей и те встали, не видя дороги. Тогда братья надели лыжи, и пошли вперёд. Но силы были не равными, и они вынуждены были просить пощады у волшебника.
   -Хорошо, - произнёс Георгий навалившейся на них всей грудью стуже, - передай Мирану, что мы согласны вернуть золотое зерно.
   Однако братья обманули волшебника. Когда тот прилетел к засыпанным снегом юношам, они отдали ему не золотое зерно, а овальный кусочек золота похожий на то зерно.
   Перехитрив Мирана Андрей и Георгий шли всю зиму и остановились лишь с наступлением весны.
   И опять они решили обосноваться в приглянувшемся месте, и опять они купили землю, построили дом, обзавелись скотом. И, как и в первый раз, дивились местные жители уродившейся на поле братьев пшенице.
   Так продолжалось целых три года. Андрей и Георгий разбогатели, успели жениться и у них появились сыновья. Но на четвёртый год в начале зимы к ним пожаловал Миран. Он был очень зол, так зол, что дал братьям на раздумье всего один час.
   И в третий раз братья пустились в бега, но теперь они были не одни, с ними ехали жёны и дети. И хотя Миран почти сразу кинулся в погоню, он не смог догнать Андрея и Георгия. Уж слишком близко они были к югу, уж слишком коротка была в том месте зима.
   Поскрипел зубами Миран, да делать нечего, остановился. Дальше ему идти было нельзя, иначе знойное солнце спалило бы его заживо. Но волшебник затаил злобу на братьев. Иногда, раз в несколько лет, он не ложился в берлогу в положенный срок, а нападал на поля Андрея и Георгия и замораживал всходы пшеницы. Но у братьев было золотое зерно, и они снова сажали его в землю и их поля вновь покрывались спелой пшеницей.
   Понял Миран, что не одолеть ему Андрея и Георгия, и стал мстить всем людям. Дождётся, когда у какого-нибудь крестьянина появятся в поле долгожданные ростки, а он тут как тут, насылает мороз или град, а то и зиму уговорит вернуться.
   Но кого это испугает? Люди как жили, так и будут жить, как выращивали хлеб, так и будут выращивать!
  

Ж Е Н И Т Ь Б А

   Лежал дурень на печи, ковырял в носу и плевал в потолок. Лежал-лежал, а потом возьми и встань.
   -А что, - спрашивает он отца, - не пора ли мне жениться?
   -Пора, - говорит отец, - уж лет пять, как пора. Другие-то дурни в нашей деревне давно переженились.
   Тогда и я женюсь, - улыбнулся дурень.
   -Женись, - согласилась мать. - Женишься, родишь маленького дурня, и тебе забота и нам с отцом будет, чем заняться в старости.
   -Только вот на ком? - задумался дурень. - Мне кабы какая не пойдёт. Мне красавицу подавай!
   -Ну так об чём разговор? - засуетилась мать. - Вон сколько красавец вокруг: выбирай, не хочу! Возьми хоть Параську, дочку конюха.
   -А она красавица?
   -Ещё какая! - причмокнул отец.
   -Тогда я прямо сейчас и пойду к Параське, - засобирался дурень. - Узнаю, согласиться ли она выйти за меня.
   Вот идёт дурень по улице, камнями в кур кидает, а на встречу ему друг Гринька. Такой же дурень, только постарше.
   -Куда топаешь? - спрашивает Гринька.
   -К Параське. Хочу на ней жениться.
   -К Параське?! - удивился Гринька. - Да она же уродина.
   -Вот как? - опешил дурень. - А мне маманя сказывала, она красавица.
   -Да что твоя мать понимает в девках? - засмеялся Гринька. - Если и есть в нашей деревне красавица, так это Дашка рябая.
   -Тогда я к ней пойду, - сказал дурень. - Я только на красавице хочу жениться.
   И направился к Дашке. Идёт, а на встречу ему плотник Сенька - дурень, каких поискать.
   -Куда так торопишься? - спрашивает Сенька.
   -Да вот, - отвечает дурень, - иду к Дашке. Хочу на ней жениться.
   -Ну ты и даёшь, - скривился Сенька. - Ты бы ещё пострашней выбрал? У неё же волосы торчком и глаза синие.
   -А мне Гринька говорил, она красавица, - скис дурень.
   -Нашел, кого слушать! - развеселился Сенька. - Да у Гриньки самого, жена на пугало похожа.
   -А что же мне делать? - приуныл дурень. - Я на красавице хочу жениться.
   -Тогда тебе Манька нужна, сестра лесника, - сказал Сенька. - Женись на ней, не прогадаешь. Сам бы женился, - вздохнул плотник, - да женат.
   Пошёл дурень к сестре лесника. Совсем чуть-чуть не дошёл до её дома и повстречал брательника своего двоюродного, Егорку. Понятное дело, тоже дурня упёртого. Когда узнал Егорка, что брат решил на Маньке жениться, то стал над ним потешаться.
   -Да она же дылда кривоногая! - захихал Егорка. - Женись лучше на Тоньке-толстушке.
   -А она что, тоже красавица? - поинтересовался дурень.
   -Ещё какая! Я три раза к ней сватов посылал, и она три раза их взашей выгоняла.
   Призадумался дурень.
   -Вас послушаешь, кругом только одни красавицы, а выбрать не из кого.
   Попрощался он с Егоркой и отправился ни с чем домой. Пришёл расстроенный. Забрался на печь и к стене отвернулся.
   -Ну что, - спрашивает мать, - был у невесты?
   -Нет, - отвечает дурень. - Всю деревню исходил, но так и не нашёл ни одной красавицы. То Гриньке моя избранница не нравится, то Сеньке, то Егорке... Уж лучше я холостым останусь, чем на не красавице женюсь.
  
  

С У П

   Случилось родителям дурня отлучиться из дома. Наготовили они еды и говорят сыну:
   -Веди себя хорошо, никуда не лезь, ничего не делай, просто лежи на печи и ешь. Да смотри, сначала щи съешь, а потом конфеты и печенье.
   -Ладно, - соглашается дурень. - А можно сперва печенье и конфеты, а потом суп?
   -Нет, - говорит мать, - сначала щи, а только потом сладости.
   -А мы тебе за это что-нибудь купим, - пообещал отец.
   -Мне что-нибудь не надо, - сказал дурень. - Мне кепка нужна с блестящим козырьком.
   -Хорошо, - говорит мать, - будет тебе кепка, но и ты смотри, выполни обещание.
   Уехали родителя, а дурень за хозяина в доме остался. Вот лежал он на печи, лежал, крепился, крепился, старался не смотреть на шкаф, где печенье с конфетами были, а потом и думает: "Съем одну конфетку, никто ведь всё равно не узнает". Встал, подошёл к шкафу, только хотел развернуть конфету, а щи из печи:
   -Сначала нас съешь!
   -Щас, разбежался, - состроил рожу дурень, - сидите себе в чугунке да помалкивайте, придёт время и до вас доберусь, вот управлюсь со сладостями.
   Взял заслонку и закрыл печь.
   День проходит, другой, дурень лишь конфеты и печень ест. Вспомнил он про щи, когда шкаф опустел.
   -Ну вот и твоя очередь пришла суп.
   Открыл дурень заслонку, достал чугунок, а щи пеной покрылись. Бледные от злости, что с ними неуважительно обошлись. А запах такой, хоть из дома беги!
   -Ну, - засмеялся суп, - попробуй теперь, съешь меня!
   -Очень надо, - зажал нос дурень.
   -Тогда я всё твоим родителям расскажу, - пригрозили щи. - Не видать тебе кепки!
   Испугался дурень. Схватил чугунок, выбежал во двор и вылил щи в огород. А они возьми и начни морковку, да свёклу губить, что в огороде росли. Сгрёб дурень суп лопатой, почесал затылок и не долго думая, бросил его в колодец.
   Что тут началось! Забурлили щи, запузырились и полезли вместе с водой из колодца. Залили всю улицу - ни пройти, ни проехать.
   -Убирай дурень свой суп, - закричали соседи, - а не то мы тебя побьём!
   Стал дурень щи ковшом в корыто собирать, а они обратно вылезают. Мучился, мучился, из сил выбился, но так и не справился с супом.
   -А ты его съешь, - подсказала сердобольная старушка.
   -Не могу, - скривился дурень, - уж больно он пахнет гадко.
   -Тогда попроси кого-нибудь.
   Отправился дурень по деревне. Ходил, ходил никто не хочет прокисшие щи есть. Сел он на лавочку пригорюнился. Бежит мимо свинья.
   -Чего дурень не весел?
   -Да вот, мои щи улицу перегородили - ни проехать, ни пройти.
   -Подумаешь беда! - захрюкала свинья. - А ты их съешь.
   -Противно, - сплюнул дурень.
   Высунула свинья язык, лизнула суп и говорит:
   -А, по-моему, очень даже вкусный. Хочешь, я съем?
   -Хочу! Хочу! - обрадовался дурень.
   -Только не бесплатно, - сказала свинья. - Что дашь за работу?
   -Да что хош! - стукнул себя кулаком в грудь дурень. - Хош стёклышко цветное, хош рваный барабан.
   -Нет, - отказалась свинья, - такого добра мне не надо.
   -А хочешь, я тебе кепку с блестящим козырьком отдам, которую мне папаня с маманей привезут? Только убери щи с улицы.
   -Ладно, - согласилась свинья, - за кепку съем щи.
   И съела. Легла возле дома и уснула.
   Вскоре приехали родители дурня. Посмотрели, дом цел, не сгорел, огород не вытоптан, суп съеден, сынок с руками и с ногами - сам говорит, сам ходит. В общем, всё хорошо, даже не верится. Достал отец из мешка кепку и протянул сыну.
   -Носи, - говорит, - заслужил.
   Взял дурень кепку с блестящим козырьком и скорей на улицу. Растолкал свинью и отдал кепку.
   -Вот, бери, только никому не сказывай, как она тебе досталась.
   -Не скажу, - пообещала свинья. - В следующий раз, когда твои родители уедут, я к тебе зайду.
   -Нет, - замотал головой дурень. - В следующий раз, я не стану дожидаться, пока щи прокиснут, а сразу их съем. В следующий раз мне папаня с маманей сапоги обещали купить.
  

Л О Ш А Д Ь

   Жила-была лошадь. Целыми днями она возила на телеге дрова, уголь и другие тяжести. Возила и с завистью смотрела на собак и кошек, бегающих по улице. Смотрела и мечтала о свободе. "Эх, - думала лошадь, - вот бы и мне так! Пойти куда глаза глядят... А то таскаешь за собой телегу с утра до вечера, таскаешь и ни тебе спасибо, ни, пожалуйста".
   К вечеру лошадь уставала так сильно, что, попив воды и наскоро перекусив сеном, валилась на траву и засыпала не чувствуя собственных копыт. А утром всё начиналось сначала.
   Однажды, после особенно трудного дня лошадь долго не могла уснуть. У неё болела нога, которую она подвернула, спускаясь с горы. Лошадь встала и, подойдя к окну, взглянула на ночное небо. Оно было безоблачным. В вышине блестел месяц и звёзды. Где-то вдали пел соловей. Постояв минут пять, лошадь направилась на своё место. Проходя мимо двери, она покачнулась и задела её боком. Дверь заскрипела и открылась. Сердце лошади бешено забилось. Она высунула морду из конюшни и осмотрелась. Во дворе никого не было. Даже собака куда-то убежала. От радости лошадь тихо заржала. "Ну вот, - подумала она, - кажется, и мне повезло". В её висках застучало одно лишь слово: "Свобода! Свобода! Свобода!".
   Лошадь осторожно вышла из конюшни и, обогнув дом хозяина, оказалась на дороге. Она хорошо знала куда идти, поэтому вскоре уже была на окраине деревни. Перед ней раскинулось бесконечное поле пшеницы уходящее к усыпанному звёздами горизонту. Забыв о больной ноге лошадь бросилась бежать по полю, но, пробежав несколько метров решила, что ей чего-то не хватает. Она остановилась и, немного подумав, вернулась на дорогу. "Да, - подумала лошадь, - поле конечно хорошо, но идти по дороге будет привычней". Пройдя сотню метров, она снова остановилась. Ей опять чего-то не хватало. Лошадь по-прежнему чувствовала себя словно не в своей тарелке. Она тревожно ржала, крутилась на месте, и даже вставала на дыбы, пытаясь найти объяснение происходящему.
   Через какое-то время её осенило: "Ну конечно, мне не хватает телеги!" И лошадь, ускоряя шаг, пошла обратно в конюшню. Вернувшись, она подошла к телеге и, сунув голову в хомут, успокоилась.
   Выкатив телегу на улицу и пройдя знакомым путем, лошадь вновь оказалась за деревней. Вздохнув полной грудью она радостно заржала и, рванувшись вперёд, быстро покатила по дороге телегу.
  

Ж И Л И - Б Ы Л И

   Жили-были старик со старухой. Долго жили. Внуков и детей вырастили и ни разу не поругались, не поссорились. Родные радовались, соседи завидовали. Да и зачем, скажите, им было ругаться, если понимали они друг друга с полуслова, с полувзгляда, с полувздоха. Бывало, только подумает о чём-либо старик, например о чае, а старуха уже тут как тут, несёт ему чашку с блюдцем.
   -Я, - говорит, - положила три кусочка сахара, как ты любишь.
   -А лимон? - спрашивает дет.
   -И лимон, - кивает старуха.
   Или другой пример. Не успеет зевнуть старуха, а старик уже ей подушку под голову подкладывает.
   -Поспи, - говорит, - небось, утомилась с утра за курами, да за утками ухаживая.
   Вот так они и жили - года не торопили, радовались длинному веку.
   Но однажды, подарил им кто-то часы с кукушкой. И былое их понимание, и согласие, словно корова языком слизала. И всё из-за того, что не могли они договориться, куда эти самые часы повесить, на какую стенку.
   Старуха говорит:
   -В опочивальне, чтоб значит, когда проснешься, время видно было.
   А старик:
   -Зачем мне там часы, если я и сам знаю, когда просыпаюсь. Ровно в четыре часа. Давай, - говорит, - в светлице повесим. Будем знать, когда к столу садиться.
   Старуха чуть со смеху не упала:
   -Да когда это мы по времени к столу садились? Когда захотим есть, тогда и садимся.
   -А может в сенях часы приладить? - предложил старик.
   -Тогда уж лучше в курятнике или в хлеву, - насупилась старуха.
   Спорили-спорили старик со старухой, но так и не пришли к согласию. Обиделись друг на друга и разошлись по разным комнатам. День проходит, другой, а они и не думают мириться. Старик отощал без бабкиных щей, ходит злой, голодный, что зверь лесной. На третий день он не выдержал, взял часы, открыл дверь и выбросил их на улицу.
   -Всё, - говорит, - бабка, нет больше часов. Давай жить по-старому.
   И зажили они снова в любви и согласии.
   А те часы, что старик выбросил, так до сих пор на дороге и лежат. Никто их не подобрал. Раз думают, у старика и старухи они не прижились, а другим и подавно мира не принесут.
  

Ж А В О Р О Н О К

   В одном царстве, в одном государстве жил лесоруб по имени Федот. Он был очень беден и ему приходилось много трудиться, чтобы хоть как-то сводить концы с концами. Целыми днями Федот рубил деревья, очищал их от сучьев, а потом пилил на дрова. И за это он получал от помещика три копейки в месяц. Этих денег лесорубу едва-едва хватало на пропитание: на хлеб и на соль, а о большем он и не помышлял.
   "Бросить бы всё и уйти, куда глаза глядят, - мечтал Федот в редкие минуты отдыха. - Да кто меня там ждёт? - вздыхал лесоруб. - Может на новом месте еще хуже будет". Он вставал и брался за топор.
   Однажды, когда Федот пришел в лес, он увидел на опушке, возле старого пня, огромного медведя. Зверь рычал и скалил зубы. Его лапа застряла в пне, и медведь не мог её вытащить.
   "Ну, наконец-то, и мне повезло, - обрадовался Федот. - Сейчас убью медведя, а мясо и шкуру продам".
   Он занёс топор над звериной головой, но медведь вдруг заговорил человеческим голосом:
   -Не убивай меня мужик, а за это я выполню любое твоё желание.
   -Так прям и любое? - не поверил Федот.
   -Да любое, - сказал медведь
   -Что же мне пожелать, - растерялся лесоруб. - Богатства, власти, а может славы? Прямо не знаю, что и попросить?
   Федот сел на поваленное дерево и задумался.
   -А ты попробуй и то и другое, и третье, - предложил медведь, - и что по душе придётся то и выберешь.
   -Хорошо, - согласился Федот. - Тогда сделай меня богатым.
   -Ладно, - сказал медведь, - сделаю, только сначала помоги лапу вытащить.
   Помог Федот медведю, а тот перекувыркнулся и исчез.
   Посмотрел лесоруб на свою одежду и оторопел. Минуту назад на нём был рваный зипун и стоптанные лапти, а сейчас шитый серебром кафтан и сафьяновые сапожки. А топор-то, топор - стал из чистого золота! Из золота стали и дрова, которые он напилил.
   И зажил Федот в богатстве, словно знатный вельможа: что ни захочет, то купит, о чём ни подумает, сейчас ему и доставят. Скучно - ни передать словами. А родственников-то у Федота, родственников появилось, столько, ну прямо с маленький город. И близких, и не очень близких, а особенно дальних - пятиюродных, семиюродных и десятиюродных. Те так прямо с семьями к нему и поприезжали. Как увидят Федота, сразу целоваться лезут или в ноги кидаются. Все больные, все несчастные, все бедные, и все завидуют богатству Федота лютой завистью: все денег просят и промеж собой спорят, кому достанется добро Федотово, когда он умрёт.
   Надоело это Федоту, и решил он отказаться от богатства. Пришёл в лес, на то место, где медведя встретил, сел на пень и ждёт. Откуда ни возьмись, медведь появился.
   -Что, - говорит, - человек не весел?
   -Да вот, - отвечает Федот, - хочу власти у тебя, за место богатства, попросить.
   -Хорошо, - согласился медведь, - власти, так власти.
   Не успел Федот из леса выйти, а его уже народ встречает. У всех лица радостные, счастливые. Все ему кланяются, все норовят угодить. А особенно те стараются, кто побогаче. Они, так прямо из шкуры лезут, лишь бы Федот на них внимание обратил. И опять все его о чём-то просят, все чего-то хотят...
   Прожил Федот, обременённый властью, какое-то время и понял: никто его не любит, никто не уважает - просто его боятся. Народ за глаза ругает, а вельможи, так те только и делают, что плетут козни, мечтая у него эту самую власть отобрать.
   И снова отправился Федот в лес и попросил медведя дать ему взамен власти, славы. Он думал, что может хоть слава сделает его жизнь другой. Но Федот ошибся. Опять вокруг него стали толпиться завистливые люди с неискренними взглядами, опять они стали превозносить его заслуги и достоинства. Но Федот-то хорошо знал - всё это неправда, ведь он ни сделал ничего такого, за что его можно было бы любить и уважать.
   И, в который уже раз, Федот пошёл в лес.
   -Ну что, - спросил медведь, - выбрал, на чём остановиться?
   -Нет, - опустил голову Федот, - ни богатство, ни власть, ни слава не сделали меня счастливым.
   -Так чего же ты хочешь? - удивился медведь.
   -Счастья, - сказал Федот. - Я хочу быть счастливым.
   -Что ж, - покачал головой медведь, - будь, по-твоему.
   Он взмахнул лапой, и Федот превратился в жаворонка. В маленькую серовато-бурую птичку с невзрачным оперением. Птичка радостно взмыла в небо и, трепеща крыльями, запела звенящую протяжную песню с торопливыми трелями...
  

Л Е Г К О М Ы С Л Е Н Н А Я К Н И Г А

   В небольшой библиотеке, где было не очень много книг и еще меньше читателей жила одна книга. Не сказать, чтобы она чем-то особенно отличалась от других книг, нет, с виду обычная книга, каких тысячи - хороший твёрдый переплёт, белая бумага вот, пожалуй, и всё. В этой библиотеке имелись книги гораздо привлекательнее: с теснёнными кожаными переплётами, с красочными картинками, отпечатанные на тонкой мелованной бумаге.
   Уж не помню точно, чему была посвящена книга, о которой идёт речь, но брали её буквально нарасхват. Не успеет она, вернувшись на полку, постоять на ней час-другой, как её снова просили читатели.
   -Надоело, - жеманно говорила книга. - Знали бы вы, как мне это надоело. Учишь-учишь уму разуму этих не образованных людишек и ни тебе благодарности, ни уважения. Да что там благодарность! Хоть бы пятен не оставляли и не загибали страниц, - красовалась книга. - Или того хуже, возьмут и засунут в тебе какую-нибудь закладку. Таскай её потом, пока не выпадет.
   Глупые книги, которые годами не покидали библиотеку, смотрели на нашу героиню с нескрываемой завистью, а умные книги, давно привыкшие к её хвастовству, снисходительно молчали.
   Однажды, какая-то глупая книга воскликнула:
   -Ах, вот бы и мне хотя бы чуточку того, что написано в тебе дорогая подруга!
   -Это можно устроить, - не моргнув глазом, сказала хвастунья.
   Она приоткрыла обложку и, вырвав одну страницу, протянула глупой книге.
   Та была просто в восторге. Она жадно схватила подаренную страницу и спрятала в себя.
   И пошло и поехало. Наша книга, стараясь завоевать ещё большее уважение глупых книг почти каждый раз, возвращаясь в библиотеку, раздавала свои страницы направо и налево, а то и просто высыпала из себя целые пригоршни букв и кидала обезумевшим от счастья глупцам.
   И что же? Глупые книги, как не брали, так и продолжали не брать, а вот нашу знакомую стали брать реже, не привычно быстро возвращая обратно. А затем, чего уж вообще никогда не было, полистав несколько минут, ставили назад на полку!
   Понимая, что с ней происходит что-то не то, книга начала просить розданные страницы и буквы обратно. Но так как наша книга никогда не интересовалась о чём, собственно, она написана, то вставляла возвращенные страницы, как попало, в произвольном порядке, а буквы, просто высыпала внутрь, не заботясь о содержании, из-за чего получалась полная бессмыслица.
   Не прошло и нескольких недель, как её совсем перестали брать, а вскоре и вовсе взяли с полки и положили на пыльный шкаф...
   Если ночью зайти в библиотеку и прислушаться, то можно услышать недовольное ворчание этой книги, так и не понявшей, почему её вдруг перестали брать, ведь она вернула все буквы и страницы обратно.
  

П Р О К У З Ь М У

   Жил Кузьма не тужил. Начал тужить и умер...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ББК Ш3(2-Рос)-615
   П30

Рисунок на обложке Лёвы ПЕТРОВА

   Петров И. Ф.
   Золотое зерно: Сказки. Кемерово: Кузбассвузиздат, 2004. - 123с.
   ISBN 5-202-00729-9
  
   ББК Ш3(2-Рос)-615
   ISBN 5-202-00729-9
   Џ Петров И. Ф., 2004
   _________________________________________________________________________

Литературно-художественное издание

Петров Игорь Фёдорович

ЗОЛОТОЕ ЗЕРНО

Сказки

Редакторы: Т. А. Козяева

Технический редактор В. И. Труханова

Корректор С. А. Мазаева

  

Подписано к печати 11.11.2004. Формат 60/84/1-18

Бумага офсетная N1. Гарнитура "Школьная". Печать офсетная

Усл. печ. л. 7,2. Тираж 1000 экз. Зак. 628

__________________________________________________________

Издательство "Кузбассвузиздат"

650043 Кемерово, ул. Ермака, 7. Тел. 23-34-48

  
  
  
  
   125
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"