Платковский Алексей Сергеевич: другие произведения.

Новый Эдем2 - Хомяк расправил крылья - Глава 24 (finished) (29.03.2019)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.29*11  Ваша оценка:

Глава 0

Год 27, утро 13 апреля, пятница, Нью-Мехико

    - Ориентир "мачта", шестьсот двадцать метров, пятнадцать влево, пулемётный расчёт, - указывает цель Антон.

    Ловлю в прицел "мачту", она же вертикально вкопанный в склон холма бетонный столб метров трёх высотой. Веду влево. Вот и пулемёт и двое в камуфляже. Ремингтон пристрелян на пять сотен, значит, падение составит... дай Бог памяти, сантиметров 80. Боковой ветер почти нулевой, можно не учитывать. Подкручивать барабанчик Люпольда, чтобы внести поправку, не стал, потеря времени, да и не факт, что следующая цель будет на этой же дистанции. Поднимаю сетку на четыре с половиной МОА вверх, задерживаю дыхание, выбираю свободный ход, выстрел! И сразу ещё два, почти один за другим, не отводя прицел, с задержкой в полсекунды, не более, благо винтовка позволяет, чай, не "болтовка".

    В прицеле "чисто", расчёта словно и не бывало.

    - Молодец, минус! Следующая цель: ориентир "скала", триста пятьдесят, тридцать один вправо, одиночный стрелок.

    Прицел прыгает на крупный, с небольшой дом, валун у подножия холма. Невольно морщусь: цель со мной на одном уровне, из-за травы её плохо видно. Трачу четверть минуты, прежде чем обнаруживаю искомое. Теперь, наоборот, пуля пойдёт выше, но уже всего на полметра. А вот поправка будет почти такой же, пять МОА, только в обратную сторону. Выстрел... Фонтанчик пыли встал чуть ли не перед носом стрелка, метров пять пуля не долетела. Беру на волосок выше и отправляю три свинцовых подарка почти один за другим, смещая прицел каждый раз ещё немного вверх.

    - Ориентир "зонтик", триста восемьдесят, прямо под ним, снайпер!

    Чертыхнувшись, судорожно дёргаю ремингтон влево, почти под сорок пять градусов. Вот она, акация, кривой короткий ствол и плоская раскидистая крона, вылитый "зонтик". Поправка по вертикали почти такая же, как и в прошлый раз, всего на пол МОА меньше. Кажется. Десять секунд назад я тоже был уверен, но промазал, благо, R11 Rssas из класса самозарядных, и магазин на два десятка патронов, можно позволить хороший темп стрельбы.

    Выбираю свободный ход, вот палец пошёл с усилием...

    - Бах! Бах! - звонко бьёт по ушам "эмка" Антона.

    От внезапности дёргаюсь, пуля уходит куда-то влево вверх.

    - Уходим, живо! - командует напарник.

    Щёлкаю предохранителем, перекатываюсь вправо, за небольшой валун, вскакиваю и, пригибаясь, бегом спускаюсь за наёмником в овражек на чьём краю была наша лежка.  Делаем полукруг, поднимаемся метрах в пятидесяти левее предыдущей позиции.

    - На прежнем месте снайпера не наблюдаю, - высунувшись буквально на пару секунд, Антон вскидывает бинокль, и тут же прячется обратно. - Давай ползком вон в ту ямку на краю, там трава, неплохая маскировка.

    Меняю магазин на полный и, выругавшись про себя, ползу на указанную позицию. Земля сухая, твёрдая, словно камень, каждый комочек глины словно гвоздь на тренажёре йога, то и дело норовит впиться в колено или локоть. Вух, на месте, устраиваюсь в углублении, медленно раздвигаю траву стволом.

    - Готов.

    - Снайпер, на полсотни выше "зонтика", влево сорок пять тысячных!

    Прицел мечется по склону холма в попытке обнаружить противника, а в голове в это время идёт сложная калькуляция: от прошлой позиции до долбанной акации было... так, а теперь мы сместились влево, и овраг идёт под небольшим углом к тому холму, значит, мы ближе. На сколько-то там. Но противник теперь выше по склону, полсотни. Наверное, то на то и будет? Да где же этот чёртов снайпер! Ага, кажется, вот он. Точно, он! Так, сетку ровно в центр морды лица, теперь вниз, пусть будет четыре МОА. Нет, три с половиной, вот так. Дыхание, сбившееся от бега и адреналина, задержать толком не удалось, лёгким не хватало кислорода. Ну и чёрт с ним! Свободный спуск, выстрел!

    Попал или нет, увидеть я не успел - по каске что-то резко стукнуло, в глазах потемнело.

    - Убит! - радостно сообщил мне Антон.

    А то я без него не догадался.

 

    - Ну что, всё ещё считаешь, что отлично владеешь своей новой игрушкой? - Антон достал из нагрудного кармана сложенный в несколько раз лист мишени, разложил его и сунул мне под нос.

    Я молча продолжал разбирать ремингтон: чистку после стрельб никто не отменял.

    - Обиделся, что ли? - не дождавшись ответа, приятель уселся за стол напротив и с недоумением посмотрел на меня. - Чё ты как баба, сразу дуться.

    - По каске можно было и не бить, - буркнул я.

    - Так ты носи её правильно, в следующий раз на глаза, глядишь, и не сползёт, - сидит, довольно лыбится, шпала камуфлированная. - Скажи спасибо, что это я тебе по кастрюле настучал, глядишь, в котелке мозгов прибавится, не схлопочешь пулю в свою бестолковку. И признайся, ты сам подставился.

    И ведь прав, гад, я лично дал повод и возможность над собой поизмываться.

    Проснувшись ни свет ни заря, я с облегчением обнаружил, что с Евой у нас ничего не было: алкоголь взял верх над похотью. Вечером, пока я нетвёрдой походкой прогулялся в душ, а затем обратно в кровать, девушка вырубилась. И это было кстати - не факт, что я бы потом сам в процессе не уснул, вот был бы конфуз! Всё таки пить без закуски такое себе. Ну и чтобы немного развеяться и избежать продолжения не самого лёгкого разговора, я, прихватив подарок, удрал на стрельбище. Повезло, что Сэм, владелец, живёт здесь же, в домике у входа, поэтому, несмотря на ранний час, пустил меня поиграться с винтовкой. Он же потом и помог правильно её пристрелять, на пять сотен, но не ярдов, а метров: всё таки метрическая система мне привычнее.

    Провозившись примерно час и истратив три десятка патронов, я превратил центр мишени в одну сплошную дыру: спасибо Сэму и Люпольду с 14-кратным увеличением. И когда на стрельбище заявился Антон, не удержался и похвастался ему результатом:

    - Первый раз держу в руках реальный, а не виртуальный ремингтон, после трёх лет в "Таркове" он мне уже как родной. Всё знакомо до ужаса, даже прицельная метка точь-в-точь как в игре!

    - Тогда, может, проверим твою огневую подготовку? - предложил товарищ, пряча мою мишень в нагрудный карман.

    Я согласился: чего мне бояться-то? Ну, буду стрелять не со станка, не так метко, конечно, но всё одно, все поправки в голову вбиты намертво, разбуди среди ночи - легко отвечу. А ведь стоило обратить внимание на то, что проверяться будет "огневая подготовка", а не "стрелковая". Для гражданского уха это синонимы, но на практике между этими понятиями существенная разница. Грубо говоря, "стрелковка" это лишь часть "огневой", туда также входят и обнаружение цели, и тактика, и знание устройства оружия, и много чего ещё. Разбирать ремингтон на время Антона меня, конечно же, не заставил. Но к проверке "огневой подготовки" подошёл с выдумкой, и даже, можно сказать, спецэффектами - затылок всё ещё немного ныл после "попадания" вражеского снайпера.

    - Ты свои ошибки-то хоть понял? - интересуется приятель.

    Я отложил разобранную винтовку, задумчиво посмотрел вдаль, собираясь с мыслями. Уязвлённое самомнение жалко, конечно, но из любого промаха или оплошности в первую очередь надо выводы делать, а не дуться, как мышь на крупу.

    - Первое, это прицел. Зумить на максимум было плохой идеей, поле зрения очень сужается, да и картинка "дрожит". Со станка четырнадцатикратник шикарен, а вот с рук, наверное, хватило бы и восьми-десяти.

    - Тогда чего не поменял зум во время упражнения?

    - Не до того было, - пожимаю плечами.

    - Там дел на две секунды! - удивился Антон. - В бою тоже не до того будет? Ладно, что ещё?

    - Без понятия, - честно признаюсь. - Ну, стрелял не так метко, как думал, но тут просто практики реальной мало. И игровые навыки не дают никаких бонусов.

    - Более того, они тебе же и мешают! Думаешь, бойцам спецназа, да и просто военным, зря что ли запрещено играть во все эти страйкболы и прочие лазертаги? Лёха, пойми, жизнь и игра это две не пересекающиеся вещи. Более того, игры вырабатывают навыки и привычки, которые потом тебя в боевой обстановке и подведут! И не надо так недовольно сопеть. Ты вот не заметил, а я тебе скажу, что стрелять, как ты, чуть ли не очередями, это верный способ выдать своё местоположение. Да, у тебя самозарядка, и два десятка патронов в магазине. Но на дистанции работы марксмана, те же пять-шесть сотен ярдов, в первую очередь нужна точная стрельба, а не быстрая. Ты ведёшь огонь не на подавление, а на уничтожение. Ладно, не куксись так. Не всё было так уж плохо, для первого раза действительно хорошо получилось, на самом деле. И поправки ты верные брал, а что промахивался - так не только в поправках дело. Тысчёнка-другая патронов, и будешь неплохим марксманом, - подсластил пилюлю Антон.

    - Осталось только время и деньги найти, - качаю головой, прикидывая, в какую сумму это всё может встать. Патроны 7.62 на 51 не из дешёвых.

    - Кстати, о деньгах. Тебе бы немного прибарахлиться. Купить пару комплектов нормальной формы, наколенник-налокотники там, тактический рюкзак.

    - Не помешало бы, - я вспомнил, как было неудобно ползать в джинсах. Движения они особо не стесняли, но тело чувствовало каждую кочку, впадинку, камешек. Ну и пачкалось это всё будь здоров. - После обеда, пожалуй, пройдусь по магазина, посмотрю, что там есть.

    - Я с тобой. А то подсунут ещё фуфло какое. У тебя ж на лбу написано "обмани меня".

    - Мне всегда казалось, что на Западе продавцы честнее, что ли.

    - Со своими - да. С приезжими - как когда.

    - С русскими что ли?

    - Со всеми, даже с американцами, - рассмеялся Антон. - Они в этом плане политкорректны и всех облапошивают одинаково. Здесь города это такие большие деревни, ты если и не знаешь всех, то всё одно со временем легко отличаешь местного от туриста. А ты так за своего здесь и через пять лет не сойдёшь. Техасец - это состояние души.

    - Больно надо.

    - Ну, в этом ничего плохо нет, что ты на местных не похож. Быть собой это не плохо и не хорошо, это данность. Просто... Ну вот смотри, что у тебя в кобуре?

    - Ругер.

    - А модель?

    - LC9. А что?

    - А то, что это компактная модель, в основном для скрытного ношения. Магазин вмещает всего семь патронов. Машинка красивая, но несерьёзная, по местным меркам - игрушка, пукалка.

    - Ты же мне его сам тогда в больнице дал, - возмущаюсь я.

    - В тот момент он тебе отлично подходил.

    - А сейчас что, тыквой стал?

    - Нет, конечно, но техасец никогда такой пистолет на виду носить не будет. Вот какой-нибудь "Миротворец" там, "Питон", да просто старый добрый 1911 - легко. Или хотя бы попсовый глок, и то лучше, чем твой Ругер.

    - Хм, не думал об этом. Ладно, вернусь в гостиницу, поменяю на Кольт, - признаться, я даже не рассматривал этот вопрос в озвученном Антоном ключе.

Для меня пистолет это и "последний шанс", и оружие на крайний случай, а не для какой-то серьёзной перестрелки. В поле всё одно не котируется, а в городах здесь банды не шалят, встрять в затяжной бой чуть ли не из области фантастики. Поэтому озвученные наёмником недостатки для меня, наоборот, были плюсом: пистолет был лёгкий, удобный, и его всегда можно было переложить из кобуры в карман. Что ещё надо?

- И опять мыслишь не совсем верно, - качает головой Антон. - Кольт конечно лучше, чем Ругер, но у тебя есть Гюрза, носи её.

- Понты?

- Нет, здесь мало кто оценит родную оружейку. Скорее практичность.

- Я оба пистолета держал в руках, не сказал бы, что Гюрза лучше. Даже наоборот, баланс у Кольта мне больше понравился. Да и калибр вроде как внушительней.

- Калибр - да, это тема. Только вот к Гюрзе есть спецбоеприпасы, которые должны шить лёгкие бронежилеты. В тяжёлой броне в городе, как ты понимаешь, никто не ходит, так что тебе этого за глаза.

- Ты так говоришь, словно я тут войну собрался устроить.

- Ты - нет, но за тобой вроде как охотятся. Так что держи подарок Сандерса под рукой, он гораздо практичнее и Ругера, и Кольта, - советует Антон. - Да и выглядит приличней.

С последним и не поспоришь: Ругер действительно смотрится несерьёзно.

- Кстати, раз уж мы заговорили о Владе, - рука опускается к поясу, нащупывает клапан ременного чехла для телефона. - Как думаешь, этого хватит, чтобы его засадить?

Достаю мобильник, скромную неприметную звонилку. Никаких тебе сенсорных экранов и фотокамер для селфи, но обладающей одной полезной функцией: она может работать в режиме диктофона.

- Можешь скалиться, пока есть чем... - динамик дешёвого китайского девайса вполне качественно воспроизводит голос Влада.

- Ты записал вашу беседу? - Антон берёт телефон и смотрит на него недоверчиво. - Жаль, что всё по-русски.

- Было бы странно, если бы я на английском с ним говорил, - пожимаю плечами. - Главное, что он там фактически сознаётся, что ту засаду, где погиб Маршалл, устроил он и его дружки. Если надо, закажем нотариально заверенные расшифровку и перевод, на такое дело денег не жалко.

- Лёха, ну ты и голова! - искренне хвалит приятель. - Я одолжу мобилку? Надо прогуляться в офис шерифа, может, чего и выгорит.

- Мне с тобой?

- Не стоит, - качает головой Антон. - Беседа будет не совсем официальной, так что...

- Понял, моя пара ушей там будет лишней, - понимающе киваю. - Бери, мне пока телефон не нужен, всё одно местной симки нет.

- Если всё выгорит, с меня причитается!

Антон бережно кладёт мобилку в нагрудный карман, встаёт и, не прощаясь, спешит на выход со стрельбища.

В отличие от наёмника, я особых надежд на то, что Влада прямо сию же минуту посадят, не питаю. Но вот если хотя бы получится осложнить ему пребыванию в Нью-Мехико, это уже тема: мне будет спокойней, если он уберётся подальше.

Но Ругер на Гюрзу всё одно поменяю, как только вернусь в номер. На всякий случай.

 

Глава 1

Год 27, утро 13 апреля, пятница, Нью-Мехико

    Никогда особо не понимал этих панорамных окон в кафе на первых (или не дай бог, в полуподвальных) этажах. Ты сидишь у всех на виду, сам ничего толком не видишь, лишь мелькают силуэты прохожих да машин. Если вы уж хотите поужинать с хорошим видом, то идите в панорамное кафе или ресторан, на третьем-четвёртом этаже, вот где стёкла в пол в тему! В центре Питера застройка особой высотой похвастаться не может, так что сможете обозреть половину, если не весь, город. По крайней мере те его части, которые обозревать стоит. Единственное же преимущество видовых, как я их называю, кафе на первом этаже в том, что прекрасно видно всякого входящего и проходящего. Чем Хелен и воспользовалась.

Девушка начала активно мне махать сквозь стекло ещё когда до гостиницы метров тридцать оставалось. Я поднял ладонь, показывая, что заметил её. В фойе, мысленно вздохнув, свернул налево, в кафе. Надеюсь, обойдёмся без сцен ревности. Мы вроде как не пара, но кто угадает, что у прекрасной половины человечества творится в голове? Какие неведомые зверушки или насекомые правят там бал в данный конкретный момент?

- Привет! Позавтракаешь со мной? - девушка подскочила, чмокнула в небритую щёку, левой рукой взяла мою ладонь, провела меня полшага, правой приглашающе махнула в сторону диванчика напротив, тут же плюхнулась обратно на своё место, толкнула меню в мою сторону. И всё это за каких-то полторы секунды.

- Ты прямо энерджайзер сегодня, - кладу кейс с ремингтоном к окну, сам усаживаюсь у прохода, с удовольствием вытягиваю ноги.

Вот кажется, ничего физически тяжёлого не делал, скатался на машине на стрельбище, пострелял, почистил оружие, немного послушал занудства Антона, съездил на заправку - а чувствую себя так, словно вагон угля перетаскал. Или это последствия вчерашнего алко вечера? Старею.

- Рано легла, хорошо выспалась, утром устроила себе спа-салон в ванной, с пеной, солью, пилингом, обновила маникюр, покрасилась. Кстати, как тебе? - девушка протянула руку запястьем вверх, демонстрируя мастерство применения лака, и чуть повернула голову, позволяя оценить причёску.

- Отлично, тебе идёт, - если честно, я разницы не заметил в обоих случаях: для этого надо помнить, что там было раньше.

- Я не красилась, это была проверка! - девушка улыбнулась и тонко и неестественно рассмеялась. А взгляд серьёзный-серьёзный, и под глазами тоналки три слоя, хотя обычно косметики на этом милом личике минимальный минимум. - И ты её прошёл! Единственное, в чём стоит врать женщине, это в том, что она прекрасно выглядит. Как прошёл вечер? - тут же сменила тему.

- Нормально, - пожима. плечами. - Я понял, что пить действительно не моё. Вроде и выспался, и пару часов был огурцом, а сейчас что-то усталость накатила.

Повисла неловкая пауза, Хелен явно хотела ещё что-то спросить, но не решалась. Я тоже не находил достойных тем для продолжения беседы, не о погоде же в Эдеме говорить? Две трети года жара, короткие весна-осень, и мокрая, но тёплая зима. Выручила официантка, подошедшая, чтобы взять заказ. Есть особо не хотелось, остановился на стакане фреша из какого-то местного фрукта, название тут же вылетело из головы, помню только, что вкус нечто вроде арбуза с мятой, отлично освежает и в меру сладкий, и к нему пару тостов с маслом и ветчиной.

- И хлеб посильней прожарьте, пожалуйста, - протягиваю меню официантке. Та лишь сдержанно кивает, уточняет, всё или ещё что-то? И упархивает в сторону кухни.

Сидим, молчим. У Хелен на лице застыла улыбка, естественная до безобразия, про такие ещё говорят "вымученная".

- Один мой знакомый лет пятнадцать назад, когда ещё не было видеочатов, а всё общение в сети шло только текстом, говорил: люблю смайлики, ты можешь подыхать со вспоротым животом и выпавшими кишками, а двоеточие со скобкой поставил, и собеседник думает, что у тебя всё хорошо. Главное, скобку не перепутать.

Девушка начинает хлюпать носом, глаза влажные-влажные, вот-вот заплачет. Подсаживаюсь рядом, приобнимаю - и в следующую секунду в подмышку утыкается мокрая от слёз мордочка. Весь мой опыт говорит, что в подобные моменты нет смысла пытаться успокоить, надо подождать, пока само уляжется. Ибо подобрать нужные слова бывает физически невозможно: нередко причиной слёз бывает не что-то конкретное, а накопившееся за прошедшее время.

К чести Хелен, успокоилась быстро, и минуты не прошло, да и майку мою почти не намочила: видимо, макияж берегла. А вот теперь можно и поговорить:

- Ну, рассказывай, что уже случилось, - легонько толкаю плечом отстранившуюся девушку.

    История Хелен не оригинальна для ребёнка состоятельного человека. В чём-то даже типична. Когда все помыслы направлены на деньги, семья нередко отходит на второй план. Но прежде всего была месть.

    Дон Джентилони не простил смерть жены, не смог. Как истинный сицилиец, он приказал сперва найти, а затем и похитить спецназовца, нажавшего спуск той роковой ночью. Убивал полицейского дон собственноручно. И был вынужден бежать: месть местью, но он прекрасно знал, что правоохранители смерти своего не простят. Благо, подготовился ко всему заранее.

    Задним числом был оформлен развод с покойной женой, поэтому всё имущество и бизнес, доставшиеся ещё от нового русского и немного преумноженные, унаследовала Хелен. Естественно, новорожденная сама ничем распоряжаться не могла, из России выписали бабушку. Последней объяснили, что делами будет управлять проверенный человек, ей же, как представительнице девочки, лишь время от времени надо будет ставить подпись, где укажут, и всё. За это женщине и внучке обеспечивают проживание в любом европейском городе на выбор, желательно, подальше от Италии. Сам же дон собирался пересидеть бурю в Штатах.

    Выбор пожилой дамы, всю жизнь преподававшей французский в провинциальном городке, пал на столицу моды - Париж. Монмартр, Лувр, Версаль, Мулен Руж - со своей зарплатой Ольга Николаевна могла только мечтать увидеть всё это воочию. И вот сказка стала былью. То, что оплачивать всё это будет человек, зарабатывающий на жизнь отнюдь не торговлей цветов, её нисколько не смущал: первый зять тоже был не пай мальчик, да и в родной России 90-е приучили, что честные в рынок не вписываются.

    К чести дона, дочь он старался не забывать: несколько раз в год Хелен с бабушкой навещали отца в Штатах, проводя там все каникулы и праздники. К десяти годам Хелен идеально говорила на языке Шарля Перро (что естественно, учитывая место проживания), Франческо Петрарка (дон не понял бы, если бы доча "родного" не знала), Пушкина (у бабушки всё таки педагогическое образование было) и Байрона (как любая образованная европейка).

На свой первый юбилей (десять лет который) Хелен получила, как ей тогда казалось, самый лучший подарок: встречу с сестрой.

- С бабушкой, при всём желании, всем не поделишься. Хотя она и была чудесной, лучшей бабушкой на свете. Но разница в менталитете и в два поколения... Сам понимаешь. Влад же был мне братом лишь номинально: мы росли на разных континентах, плюс, я ещё в детском саду после обеда спать ложилась, когда отец начал приобщать его к делам. А здесь - сетра! Я думала, что наконец-то смогу хоть с кем-то обсудить мальчиков в школе, последний хит Жеффруа или Ализе. Но через пару недель мы полетели к арабам. И пока я плескалать в море и лепила куличике на пляже, Еву подложили под какого-то мажора. Контракт не просто заключили, он стал жирнее почти вдвое. Даже иногда удивляюсь, как высоко порою ценится то, что у женщин между ног. Казалось бы, все анатомически устроены одинаково, так зачем платить больше? Хотя, говорят, Клеопатра даже не особо красива была, а какими мужчинами вертела! Марк Антоний однажды отменил вторжение в другую страну, чтобы провести время с ней, прикинь!

Когда пришло время улетать, Ева сказала, что останется погостить. Отец ей и слова поперёк не сказал. Сестра вернулась в Италию через полгода. Я даже сперва не узнала её: из пансионата приехал серый мышонок, а теперь передо мной была взрослая, целеустремлённая женщина. Как ты понимаешь, дружбы у нас не получилось - слишком разные мы были. И ладно бы только это, я уже привыкла быть одна в доме, полном людей, но потом...

Его звали Джулиано. Соседский мальчишка, сперва - товарищ по шалостям и играм на свежем воздухе, затем - первая любовь. Полгода они зажимались по углам, учились целоваться, покоряли новые вершины своей нарождающейся сексуальности. Дело шло к тому самому, пока в один солнечный июльский день, вернувшись с занятий по верховой езде, Хелен не застукала сестру со своим возлюбленным.

- Он был по сути ещё ребёнок, шестнадцать лет. Я бы поняла ещё, если бы он был Аполлон во плоти и Геракл в постели, ладно. Но Джулиано - обычный подросток, без всякого опыта. Мы должны были стать друг у друга первыми...

Именно после этого сёстры стали если не смертельными врагами, то дружными их отношения уж точно назвать не получилось бы при всём желании. Как раз подоспело время выбирать университет, и Хелен, несколько лет назад с таким воодушевлением встретившая объединение семьи и некогда поклявшаяся, что теперь их точно ничто не разлучит, сбежала во Францию. Отец возражал, но девушка закатила истерику, с битьём посуды, и её от греха подальше отпустили. Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не тяжёлым и тупым предметом. Разбираться в причине такого странного желания дон не стал: воспитание детей не его конёк.

Когда же стало известно, что семья должна переехать в Эдем, Хелен сперва воспротивилась: менять столицу моды на какую-то дыру? Нет уж, увольте! Но дон и слушать не стал, чего хочет дочь: переселяются все и точка! Отец он может и не самый лучший, но всё таки итальянец, а значит, семья - на первом месте. А где это самое место, решает он.

- Улизнуть от его ребят было проще пареной репы, - впервые за весь разговор нормально улыбнулась девушка. - Я же имею двойное гражданство, итальянское и русское, и паспортов у меня тоже двое. На один я регистрировалась во Врата до Европейского протектората, на второй - до Либерти. На паспортном контроле я показала свой российский паспорт. Быки отца пытались качать права, но это Орден, им пофиг, у них девиз "каждый имеет право на второй шанс". Ну а когда оказалась по эту сторону, увидела газету с твоим фото. Ну и решила, что один фиг, Либерти, Техас, папаше даже сложнее меня искать будет. А так хоть одним глазком гляну, что это за парень такой, из-за которого Ева с Владом вдрызг разругались. Ну а дальше ты знаешь, в общих чертах.

- Тогда на ярмарке ты наличку меняла, потому что не хотела светить деньги у Врат. Продуманно, - задумчиво смотрю на Хелен.

- Да, старалась не оставлять следов, - вздыхает девушка. - Влад на тебя вышел из-за меня, получается. Видимо, должен был идти Вратами через день или два после меня, а тут такой форс-мажор. Вот его Дон и послал за мной. А ты под руку просто подвернулся. Прости.

- Бывает. Хотя, если бы не ты, то тем вечером эти два мекса... - начинаю я, но потом замолкаю, понимая нелепость этой фразы.

- То они бы на тебя не нападали, - Хелен поджимает губы. - И потом не было бы засады на дороге. И Маршалл не погиб бы. Мне так жаль!..

Глаза вновь на мокром месте, нос уже красный от платка.

- Ну-ну, будет, - вновь обнимаю девушку. - От судьбы не уйдёшь. Не одно, так другое прикончит, это Эдем. Зато ты спасла Ариэль от тех драных кошек! Если бы не ты, она бы винтовку перезарядить не успела, её бы порвали.

- Спасибо, - Хелен выглядывает из подмышки, высмаркивается. На губах появляется слабая улыбка. - Просто повезло.

- Ну да, повезло, - преувеличенно бодро хмыкаю. - Я видел результат твоей стрельбы, две пули пошли в глотку на всю глубину, правый глаз был выбит. Колись, ты ведь умеешь стрелять, причём, получше моего!

- Умею. Чуть-чуть, - улыбка становится бодрее, на щёчках появляется румянец. - Мы на стрельбище часто бывали, там удобно переговоры проводить, шум такой стоит, что никакое подслушивающее оборудование работать не сможет. Меня тоже брали. Вот и освоила пистолет немножко.

- Ну да, немножко! Считай, три раза выбила десятку с двадцати метров, да ещё и по движущейся мишени, - изображаю лёгкое восхищение, переигрывать тоже не стоит. - Слушай, а ты вообще как, в теме шаришь? А то мне тут надо всякого военного и охотничьего прикупить, одежду там, экипировку. Антон обещался помочь, но укатил по своим делам, так что...

- Приглашаешь на шопинг? - глаза у Хелен загорелись, грусть окончательно прошла.

Пара комплиментов (пусть и не внешности, но всё же), возможность прошвырнуться по магазинам - у какой представительницы прекрасной половины человечества не поднимается настроение? Со времён Адама и Евы нет таких!

- Да. Только покупать будем мне, - на всякий случай уточняю я.

- Здорово. Шмоточки выбирать я люблю! Когда?

- Минут через пятнадцать. Закину винтовку в номер, приму душ, переоденусь, и можем выдвигаться, - прикидываю я необходимое на сборы время.

- Окей. Встретимся в фойе?

- Давай, - встаю, беру кейс с ремингтоном. И вспоминаю, что утром в номере я оставил отсыпаться одну сексуально неудовлетворённую особу. - Хотя, если у тебя дел нет, можешь подняться со мной.

- Хм, - Хелен, хитро прищурившись, смерила меня взглядом. - Можно и подняться.

И бровями так многозначительно двигает.

"Ещё не намстилась за ... как его? Джулиано?" - думаю про себя. - "Чур только дальше без меня."

Но вслух ничего не произношу, лишь подаю девушке руку, помогая встать.

Хелен мне мозги, словно атомная бомба, не вышибает, как-нибудь да отмахаюсь.

Зато как противоядие против чар Евы самое то.

Использовать других нехорошо, но не я же первый начал?

 

Глава 2

Год 27, вечер 13 апреля, пятница, Нью-Мехико

- Как я тебе? - Ева вышла на середину комнаты и грациозно крутанулась вокруг своей оси.

Нежно-голубое платье без бретелек и с ассиметричным вырезом облегало фигуру, словно вторая кожа, подчёркивая, что его хозяйка не имеет ни грамма лишнего жира, и не носит белья. Подол, срезанный под невероятным углом, прикрывал правую щиколотку, зато слева исчезал где-то на середине бедра. Спина обнажена, кажется, даже ямочки на пояснице видны.

- Шикарно, - я почувствовал, как кровь прилила к щекам, а затем ухнула вниз, разом сделав брюки тесными и неудобными. Одно радует, я сижу, "настроение" не так заметно. - Великолепно. Только не пойму, как оно держится.

- Должны же быть у девушки свои секреты, - Ева, словно модель на подиуме, походкой от бедра преодолела разделявших нас три шага, наклонилась, завела руку за мою спину... И сняла со спинки кресла миниатюрную, чуть больше чехла для очков, сумочку цвета июльского неба на тонкой позолоченной цепочке. Её дыхание щекотало мою щёку, губы оказались около уха. - Если хочешь, после клуба покажу, как оно снимается.

- Специальный скотч. На него ещё стриптизёрши всякое разное крепят, чтобы не отвалилось, пока вертят своими костлявыми задами за три доллара в час, - подала голос из соседнего кресла Хелен. - Кстати, не могла бы ты свой в сторону убрать? Загораживает телевизор.

- Поздно не ложись, детям полезно много спать, - Ева разогнулась и потрепала сестру по макушке.

Хелен, к её чести, реагировать никак на это не стала, сделала вид, что сосредоточена на происходящем на экране. А что ей ещё оставалось делать? Все идут в ночной клуб, а её с собой не взяли. Как её старшая умудрилась убедить остаться в номере - для меня до сих пор загадка. Вроде как между ними кошка размером со слона пробежала, но порой так и не скажешь.

В номер постучали.

- Я открою, сиди, - Ева сверкнула белозубой улыбкой, эффектно развернулась к двери, заставив подол закрутиться вокруг стройных ножек.

За порогом оказался Антон, как и я, в лёгком костюме, тоже тёмносинем: похоже, закупались мы с ним сегодня в одном магазине только в разное время. Увидев меня, наёмник усмехнулся и показал большой палец. Это для дамы трагедия и повод для вражды найти на вечеринке кого-то в таком же платья, как у неё, мужчины если такое и замечают, то реагируют примерно так:

    - О, у тебя тоже майка с человеком-пауком! Чувак, за это надо выпить! Кстати, меня зовут Джон!

    За спиной парня спряталась Ариэль. Скромное нежно-розовое коктейльное платье до колена, без вырезов и декольте, плечи и те закрыты рукав-фонарик почти до локтя достаёт. На лице девушки читался скепсис по поводу намечающегося мероприятия, прочем, на моём вы нашли бы примерно такое же выражение. До сих пор не понимаю, как меня, заядлого домоседа и социофоба, ни разу в жизни не ходившего не то что в ночной клуб, но даже на школьную дискотеку, уговорили на такое. Точнее, уговорил. Антон.

    Утром мы с Хелен не успели подняться в мой номер, как столкнулись с Антоном на лестнице.

    - На пару слов, Алекс, - парень, извинившись перед девушкой, взял меня за локоть, будто боялся, что я сбегу, и мы спустились обратно в фойе.

    - Как успехи? Удалось с шерифом поговорить? - видя, что Антон не знает, с чего начать, решил я задать самый очевидный вопрос. - Есть результаты?

    - И да, и нет, - стараясь говорить не очень громко, качнул головой наёмник. - Как ты понимаешь, по-русски шериф не бум-бум. Но я ей перевод за пару минут от руки набросал. Прочитала, прониклась. Я ей ещё от себя деталей добавил. Так что поверила. Тем более, мы с Керриган два года вместе служили, она замкомвзвода была.

    - Тогда в чём проблема? - недоумеваю я.

    - Понимаешь, лично для неё этого достаточно. Ну, если не усадить Влада, то хотя бы арестовать, допросить, изъять оружие, тряхнуть его парней, вдруг кто и расколется. Но этого мало для суда. С тем, что у нас сейчас есть, ей никто даже ордер не выдаст. Такие дела, брат.

    - Ордер? Мне казалось, в Эдеме бюрократии минимум.

    - Где как. Были бы мы в Ордене, и поймай Влада во время патрулирования, вне города, он мог бы, например, погибнуть при задержании. Или будь это небольшой городок, где все друг друга знают... Но это, чёрт его подери, считай, местный мегаполис, двадцать пять тысяч населения, а то и больше. Здесь шериф не царь и бог, а всего лишь наёмный работник. Ну, не наёмный, выборный. Но всё одно есть те, кто правит местным балом. Керриган может арестовать Влада по подозрению или там по оперативным данным. Но его выпустят через пару часов, а ей поставят на вид. За год, что она тут работает, у неё уже порядком набежало таких вот косяков, с точки зрения местных воротил. Фронтир, Дикий Запад, жить по Правде - вся эта романтика для простых смертных, но это не касается людей с деньгами. Влад - состоятельный сукин сын, и его просто так нам не отдадут. Через три недели перевыборы шерифа. Если Керриган сейчас начнёт чудить, сажать в тюрьму богатых гостей города, то найдут на её место более покладистого служаку. Она, конечно, баба принципиальная, но даже у неё мозги есть, губить карьеру ради сомнительного с правовой точки зрения дела она не будет.

    - И в чём же тогда хорошие новости? - не сказать, чтобы я сильно рассчитывал на то, что Влада прямо завтра повесят или расстреляют только на основании моей записи, но хотя бы в тюрьму его упекли - и то хлеб. Пара дней форы, чтобы спокойно убраться из города были бы не лишними. А тут такой облом по всем фронтам.

    - А кто сказал, что они есть? - удивился Антон.

    - Ты сказал, что результат есть, - поднимаю удивлённо бровь.

    - А, это... - парень на несколько секунд задумался, по лбу пробежали морщины. - Забей. Ляпнул, не подумав.

    - Звучит хреново.

    - Не вешай нос! - хлопнул меня по плечу Антон и преувеличенно бодро предложил. - И вообще, нам надо расслабиться. Как на счёт двойного свидания? Я с Ариэль, ты с Евой. Сходим, посидим где-нибудь, потанцуем, познакомимся поближе.

    - С каких это пор ты стал экспертом по свиданиям? Или... Хочешь расспросить Еву в непринуждённой обстановке о Владе? - догадался я.

    - Типа того. Ну и Ариэль выгулять. Заодно с Евой их познакомим, пусть пообщаются.

    - Двойное свидание именно с Евой? Не Хелен? Мне казалось, они с Ариэль ладят, - мне стала даже интересна такая зацикленность Антона на старшей из сестёр.

    - Лёха, твоё, конечно, дело, с кем мутить. Но сам подумай. С одной стороны - умная, знающая себе цену женщина, целеустремлённая, пробивная, да при этом ещё и шикарно выглядящая. А с другой - фактически подросток, с ветром в голове и шилом в одном месте, у которого на уме только фоточки и шмоточки. Как думаешь, с кем я предпочту, чтобы моя будущая жена дружила?

    - Хорошо, спрошу у Евы, и если не против, сходим в какой-нибудь ресторан вечером.

    - Я уже узнавал, она только "за", - и, видя моё удивлённое лицо, пояснил. - Я как от Керриган приехал, сразу к тебе зашёл, не знал, что ты ещё со стрельбища не вернулся.

    - Тогда решено. Во сколько встречаемся?

    - Скажем, в восемь.

    - Это которые двадцать...

    - Три. В двадцать три ноль-ноль. По местному.

    Попрощавшись с товарищем до вечера, поднялись с Хелен в номер. Ева, в отличие от вчерашнего вечера, встретила нас одетой.

    - Встретил Антона в фойе, он предложил сходить на парное свидание вечером, - ставлю кейс с винтовкой в шкаф и украдкой наблюдаю за сёстрами.

    - Здорово! Я "за"! - Ева хлопнула в ладоши. - Куда? Во сколько?

    - В двадцать три часа они с Ариэль зайдут за нами. Куда - не знаю, Антону видней, я здесь ничего не знаю, - как можно безразличней пожимаю плечами.

    - Я тут неплохой ресторанчик видела... - встревает Хелен, но сестра её тут же обрывает.

    - Малая, тебе же сказали, свидание - парное. Ты там будешь как пятое колесо у телеги.

    Что ответила младшая, я слушать не стал, взял из шкафа чистое бельё и джинсы и пошёл в душ. Когда две женщины ссорятся, не то что встревать, рядом находиться опасно, больно уж велика вероятность, что крайним в итоге сделают тебя. Вернувшись через пять минут в комнату, к своему удивлению обнаружил, что ничего вверх дном не перевёрнуто, подушки не вспороты, стёкла на месте, посуда стоит цела и невредима, а сёстры, одна на кровати, вторая в кресле, увлечённо листает какие-то журналы. На всякий случай постоял на пороге ванны, если вдруг это лишь хитрая уловка и затишье перед бурей - может, они уже сговорились, что во всём виноват я, и лишь ждут объект для совместной атаки?

    - О, ты так быстро! С лёгким паром! - Ева заметила моё появление первым.

    - Спасибо, - я продолжал стоять у двери в душ и делать вид, что вытираю голову.

    - Алекс, мы по магазинам пойдём или у тебя планы поменялись? - интересуется Хелен.

    - Да нет, всё в силе, - швыряю полотенце в корзину для белья, кажется, линчевать меня не собираются.

    - Отлично! Тогда заодно тебе на вечер что-нибудь подберём! - француженка упругим мячиком вскакивает с кресла. - Ну что, идём?

    - Эм... Да, почему бы и нет.

    - Только ничего вычурного не покупайте. Берите классику, она всегда к месту, - высказывает свои пожелания с кровати Евы, не отрываясь от журнала.

    Первым делом мы подъехали в оружейный, я решил-таки продать остатки трофеев. После перестрелки, где убили Маршалла, мне достались баррет и НК-416. Последний я решил оставить, будет вместо "калаша" - советский автомат проявил себя достойно, но для открытой местности подходит хуже, всё таки слишком уж траектория у промежуточного 7,62 крутая.

Билл, хозяин лавки, придирчиво осмотрел стволы, разобрал-собрал, заглянул каждому в дуло, даже что-то нюхал там, только что не лизнул ещё. Поцокал языком - и предложил:

    - Парень, ты мне нравишься. Твоя жена (опа-на!) вчера Ремингтон у меня купила, считай, ты у меня постоянный клиент, ха-ха! Так что полторы тысячи, только для тебя, - и подмигнул мне.

    Я планировал выручить на четверть меньше, так что радостно протянул руку... по которой тут же хлопнула Хелен.

    - Стой, Алекс. Это грабёж. Милейший, - обратилась она к Биллу, - здесь только один восемьдесят второй баррет, почти новый, с оптикой, сошками, полный фарш, тянет на пятнадцать сотен. Нет уж, давайте торговаться!

    И бились они три дня и две ночи, сперва конные, потом пешие... Нет, то про Илья Муромца и Лихо Одноглазое, кажется. Или ещё про каких воинов древности. Но в оружейном лабазе сеча была не менее кровавой. Я только один раз видел нечто похожее, когда один знакомый еврей в Индии, на отдыхе, схлестнулся с местным продавцом, на свою голову предложившем "русскому другу" купить жене настоящее индийское сари. Мне тогда казалось, что никто уже переплюнуть представителей двух самых хитровыделанных народов не сможет.

    Хелен меня приятно удивила. Билл - тоже. К их чести, несмотря на жаркие споры по каждой позиции и торговле чуть ли не за экю, оба, раскрасневшиеся, запыхавшиеся, вспотевшие, словно пробежали полумарафон, ни разу ни голоса не повысили, ни мата не использовали. Вот это нервы, выдержка!

    - И так, мисс! Тысяча девятьсот шестьдесят восемь экю за всё! - калькулятор жалобно скрипел под толстыми пальцами Билла. "Итого" продавец нажал с такой силой, словно Брюс Уиллис, отменяющий запуск межконтинентальных баллистических ракет. - Вы согласны?

    - Мы договаривались ещё на короб "пятёрки", М193, и короб "семёрки", М80, - невинно улыбаясь, добавила Хелен.

    - Тысяча девятьсот шестьдесят восемь экю, короб "пятёрки" и короб "семёрки", - уперев руки в прилавок, Билл навис над несносной покупательницей.

    - По рукам! - девушка пригладила платье и, довольно улыбнувшись, словно урвала сумочку от Версаче на распродаже за треть цены, протянула продавцу ладошку.

    Билл осторожно, словно змею, пожал протянутую пятерню, выдохнул сквозь зубы.

    - Давай свою айдишку, парень.

    Как ни странно, когда мы уходили, в спину нам не неслись проклятия, Билл, как мне показалось, очень даже искренне, пожелал нам хорошего дня и предложил заходить, если что.

    - Похоже, он мазохист, - уже на улице заметил я.

    - Отнюдь. Просто он маньяк от торговли. Ему это всё было в кайф, как и мне, - улыбка с лица Хелен по прежнему не сходила, она была счастлива. Заметив мой скепсис, пояснила. - Представь, что ты встретил здесь какого-нибудь компьютерного задрота, и вы три часа спорили о том, что круче, "яблоко" или "андроид".

    - Хм, так понятней, - согласился я с таким доводом.

    Затем был магазин "Дикая Природа", этакий рыболов-охотник на местный лад, с уклоном в милитаризм. Штаны, куртки, майки - всё военного образца, бронезащита всех типов, ну и удочки-крючки имелись, благо, до реки рукой подать, да и озёр на севере хватало. Там прихватили мне пару комплектов для "полевых выходов" в расцветке мультикам.

    - Она наиболее универсальна, - пояснила Хелен. - Можно, конечно, взять что-то заточенное под местные пейзажи. Какую-нибудь пустынную цифру, например. Только шаг вправо или влево, и она уже не работает. А мультикам везде более-менее подходит. Но решать тебе, конечно же.

    После магазина Билла я спорить с девушкой не хотел, и предприятие это бесполезное, как успел убедиться один продавец недавно, да и знаний у неё в этой сфере больше моего. Мультикам так мультикам. В этой же расцветке взял "плитник", Так Тек Армс Арма, с системой быстрого сброса, эвакуационной ручкой и кучей строп МОЛЛЕ, для крепления подсумков. Последних тоже взяли, шесть штук под магазины и один для рации. Были ещё майки, носки, шейный платок, фляжка, компас - в общем, куча мелочи, от которой жизнь вроде как не зависит, но без чего в походе не очень комфортно.

    Последним пунктом нашего забега по магазинам был "Луи и Сыновья", специализирующийся на костюмах. Это которые пиджак-брюки, а не РХБЗ, слава богу. На мой недоумённый вопрос:

    - А на паркуа? Может, джинсы-рубашку и хватит?

    Хелен безапелляционно ответила:

    - Лёша, тебе сколько лет? Третий десяток разменял, а ходишь, словно студент. Если что я и усвоила от отца, так это то, что мужчина без костюма словно птица без крыльев, жить может, но высоко взлететь не получится.

    Так себе аналогия, но и здесь я решил не спорить. Девушка с таким энтузиазмом одевала меня, что грех было её обламывать. Тем более, что подобрала Хелен действительно классный вариант: тёмно-синий, почти чёрный, приталенный пиджак, сел словно сшитый по моей мерке. Брюки оказались чуть длинноваты, но их буквально за четверть часа тут же в магазине в подсобке и обметали. И даже цена в три сотни не испортила мне настроение. В конце концов, если бы не Хелен, я бы потерял на сделке с Биллом куда больше.

В качестве благодарности угостил девушку обедом в ресторане в центре города, и вишенкой на торт - нашёл после всего в себе силы на ещё один магазин, где мы купили ей какое-то летнее платье. Какое именно, я так и не понял: на радостях Хелен перемерила с два десятка нарядов, так что я в конец запутался, что мы берём, а что в этом сезоне уже не модно.

"Надо будет завтра попробовать её вновь по магазинам сводить," - подумал я, глядя на хмурое лицо Хелен, пялившейся в телевизор.

- Мы уходим, - Ева посмотрела от порога на сестру.

- Приятного вечера, - буркнула Хелен.

- Если ты не поняла намёка, то скажу прямо - поднимай свою попку и дуй к себе в номер, - перешла старшая сестра на русский, при этом улыбаясь во все тридцать два, чтобы Ариэль не заподозрила, что назревает ссора.

Хелен ничего не сказала, лишь зыркнула на Еву, угрюмо вышла из моего номера. Через пару секунд чуть дальше по коридору хлопнула дверь.

До клуба добрались на такси - все хотели скинуть напряжение и выпить бокал-другой чего-нибудь горячительного, и хоть на местных дорогах полиции и гаи не водилось пока что, сами себе буратинами мы не были, водить в не совсем трезвом состоянии.

Заведение было из "цивильных", возможно, даже самым лучшим среди подобных в Нью-Мехико: стильно одетые секьюрити с зачатками интеллекта на лицах, металлодетектор и ручные сканеры на входе (у нас с Антоном только бляхи на ремнях "зазвенели", девушки даже этим похвастаться не могли, все знали, куда шли, колюще-режуще-стреляющее оставили в гостинице). Ева забронировала нам столик, так что с тем, чтобы попасть внутрь, проблем не было, хотя очередь на полсотни человек намекала, что не все такие предусмотрительные, или платёжеспособные.

Внутри обстановка соответствовала: кожаные диваны, столы из массива, барная стойка в центре, облепленная длинноногими девушками в шикарных нарядах. Некоторые пришли со своими "самоварами", другие нашли себе пару уже здесь, но большинство - лишь со стаканом газировки или лёгким коктейлем, пока что в поисках спонсора сегодняшнего вечера, а возможно - и ночи. Время от времени состав красавиц на высоченных стульях менялся: кто-то уходил в гримёрку, и через пару минут на сцене отплясывала "мисс Сабрина" или "неповторимая Эрин Грант". И не всегда это был стриптиз, вечер только начинался, публику разогревали гоу-гоу и стрип-денсом.

Администратор, платиновая блондинка в обтягивающей белоснежной блузке и чёрной юбке-карандаш, проводила нас за столик, сняла табличку "Зарезервировано". Через пару секунд откуда-то из полумрака появилась официантка с ведром льда и бутылкой шампанского, перед джентльменами материализовались меню - видимо, предполагается, что мужчины закажут и за дам тоже.

- На твой вкус, - шепнула мне Ева и, откинувшись на подушки, уставилась на сцену, где полуобнажённая красотка со змеёй показывала искусство танца живота.

Получалось у неё, на мой неискушённый взгляд, шикарно: движения плавные, гармоничные, при каждом шаге или взмахе руки мелодично перезванивались бубенчики, закреплённые на лодыжках и запястьях. Настоящее искусство, а не банальное голозадое дрыгание перед подвыпившими дальнобойщиками.

Цены в меню тоже указывали на уровень заведения: не знаю, сколько стоила бронь, но самое дешёвое шампанское начиналось от тридцати экю, и дальше цены уходили с стратосферу. Но в целом, демократично, если не выбирать по принципу "понты дороже денег", можно уложиться в две сотни. На человека.

Выпили за знакомство. Затем - за приятный вечер. Третий тост традиционно за прекрасных дам. Дальше беседа плавно перетекла на какие-то банальности, Антон начал рассказывать байки со времён службы в Ордене, девушки в нужных местах охали-ахали, где надо - смеялись. Я слушал в пол уха, больше смотрел в зал: первый раз в подобном заведении, мне было интересно всё, и что за типаж людей, сюда стремящихся, как проводят время, что за музыка и представления. Не то чтобы любопытство мой большой порок, но захотелось понять, что тут к чему, на сколько реальная жизнь соответствует тому, что показывает кино и описывают в книгах.

- Лёша, всё в порядке? - Ева прильнула ко мне и положила ладонь на плечо.

- Да, конечно, - я отвлёкся от рассматривания компании через столик от нас: трое молодых мужчин,даже скорей - парней, в дорогих костюмах, золотых запонках, с понтовыми часами, пригласили сразу пятерых девушек. Интересно, куда им столько?

Видимо, последнюю мысль я озвучил, потому что Ева, проследив мой взгляд, чуть подумав, ответила:

- Парни хотят снять на ночь кого-нибудь, но не проституток. Взяли, так сказать, с запасом, чтобы если кого-то не получится раскрутить на секс, то был запасной вариант. Через час девушек останется трое, или меньше. Впрочем, если даже клюнут все, их это явно не смутит.

- Откуда знаешь, что это не "ночные бабочки"?

- Я не первый раз в таких заведениях. А вообще, вместо того, чтобы смотреть, как веселятся другие, мог бы и свою даму развлечь. Пойдём танцевать?

Только тут я заметил, что Антон с Ариэль куда-то исчезли.

- А наши вещи? - сделал я попытку избежать фиаско. Танцор из меня никакой, последний раз я что-то такое изображал на выпускном. Школьном выпускном.

- У меня в сумочки помада и тени, невелика потеря, - Ева, поднявшись, потянула меня за руку в сторону танцпола. - У Ариэль тоже ничего ценного нет, я узнавала. Пошли.

Залпом опрокидываю в себя бокал с остатками шампанского, для храбрости, и покорно иду за девушкой. Перед казнью не надышишься. Пристраиваемся на краю танцпола, прислушиваюсь к музыке: опа-на, какой-то медляк! Диджей, родимый, я тебя расцелую!

- Один танец, больше не буду тебя мучать, - нежно улыбается Ева, и я понимаю, что выбору музыки обязан не неведомому мастеру сведения дорожек.

Танец-топтанец по силам даже мне: беру ладонь девушки в левую руку, правой обнимаю за талию, ноги в шахматном порядке, начинаем плавно покачиваться из стороны в сторону. Её лицо напротив моего, глаза, кажется, смотрят прямо в душу. Весь мир исчезает, мы остаёмся только вдвоём. Горячее упругое тело прижимается ко мне с такой силой, что ещё чуть-чуть, и мы станем единым целым. Улыбка расползается от уха до уха, я не контролирую свою мимику. В её бездонных глазах я вижу отражение своего счастья, жар страсти, пламя похоти. Рука соскальзывает чуть ниже, пальцы останавливаются на ложбинке над ягодицами - нет, определённо, она сегодня без белья. По её хитрой улыбке вижу, что она знает, что я это знаю. Кровь отливает от головы и скапливается чуть ниже живота, в плохих комедиях в таких ситуациях шутят "это твой пистолет в меня упирается, или ты так рад меня видеть?", но эта женщина никогда не испортит момент подобной банальщиной. Она слишком идеальна для такого. Она - само совершенство, сама Вселенная, со всеми её тайнами и загадками, бескрайностью и бесконечностью. Всё, что я сейчас желаю, это чтобы музыка не кончалась никогда...

Зрачки Евы расширяются, в следующий миг чья-то рука грубо выдёргивает меня из Нирваны. Не успеваю повернуть голову, как в лицо прилетает кулак, из глаз брызжут слёзы и звёздочки, а я отлетаю куда-то в толпу танцующих и, не удержавшись на ногах, падаю на пол. Вокруг начинается мельтешение каблуков и дорогих туфель, кто-то истошно визжит. Перекатываюсь на спину, сажусь - не хватало, чтобы меня в этой давке затоптали.

Перед глазами сплошной калейдоскоп, разноцветные круги, но я скорее чувствую, чем вижу, что кто-то пытается с ноги ударить по моей бестолковки. Вскидываю руки в примитивном блоке, запястья пронзает боль. Но лучше уж они, чем голова. Перекатываюсь влево, упираясь руками, встаю на одно колено. Тут же кто-то врезается в бок, летим кубарем на пол. Противник сверху, обхватывает мою голову, резко опускает вниз. На инстинкте, как учили на секции дзю-до, прижимаю подбородок к груди, так что о пол бьются только плечи. Подтягиваю левую ногу к подбородку, упираюсь ступнёй в живот противника и начинаю распрямлять ногу, одновременно хватаю за лацканы пиджака и тяну их себе за голову. Неизвестный улетает куда-то за меня.

Вновь делаю попытку встать, на этот раз никто не мешает, и спустя какое-то время я на ногах. В глаза бьёт яркий свет - кто-то всё таки догадался щёлкнуть рубильником и осветить танцпол. Охрана проталкивается сквозь толпу, но растаскивать дерущихся уже не надо: на ногах только я и Антон, вокруг - полдюжины тел в разной степени помятости.

- Прекратить драку! - по инерции гаркает самый звероподобный секьюрити, размахивая шокером. - Руки, мать вашу! Покажите ваши руки!

Вяло поднимаю культяпки: каждое движение отдаётся болью по всему телу.

Пол начинает предательски вращаться, последнее, что помню - как меня всё таки кто-то успел подхватить до того, как я пополнил ряды "отдыхающих".

 

Глава 3

Год 27, утро 14 апреля, суббота, Нью-Мехико

Финал вчерашнего вечера помню смутно: кажется, сперва приехала полиция, наказала непричастных, похвалила виновных... Или наоборот было?

Затем была скорая. Пожилая фельдшер вколола налепила мне на рассечённую бровь здоровенный пластырь, оказала первую медицинскую всем несправедливо пострадавшим, а затем укатила в местную клинику, прихватив меня с собой. Уже там сбрызнула лоб заморозкой и наложила швы.

- Через неделю придёшь снимать. Ну, или снимешь сам, там ничего сложного нет, и ребёнок справится.

Со швами - может и справится, а вот с дорогой до палаты и койки - понадобилась помощь. Фельдшер, тихо матерясь, помогла моему бренному телу дотащиться до искомого, и даже немного раздеться: спать в брюках ещё терпимо, но вот в носках!

Утро началось с резкого и подлого, словно вчерашний удар, опаляющего и всевыжигающего света.

- Проснись, красавица, и пой, - с этими словами Антон распахнул жалюзи, впустив безжалостное эдемское солнце в палату.

Даже сквозь закрытые веки слепило так, что голова вновь закружилась.

- Ладно-ладно, был не прав, - парень, видя мои тщетные попытки закрыться подушкой, чуть прикрыл жалюзи. - Так нормально?

- Жить можно, - в горле было сухо, словно в Сахаре. - Пить.

- Воды?

- Лучше сока. Томатного, - внезапно для самого себя заказал я.

- А, ну да, ты ж вчера крови потерял мама не горюй. Как себя чувствуешь? - Антон прошёлся по палате к ночному столику, набулькал из графина стакан живительной влаги и протянул мне.

- Словно меня стадо слонов перебежало, и каждый считал своим долгом оттоптаться по моей голове, - я с жадностью вылакал воду в три глотка. - Ещё.

- На буржуйском общаться сможешь? - наливая второй стакан, поинтересовался наёмник.

- Более-менее, - попробовал я качнуть головой, и та немедленно отозвалась ноющей болью.

- Поменьше телодвижений, тебе вчера здорово досталось, - Антон направился к двери. - С тобой хочет побеседовать шериф, Керриган. Сейчас позову её.

- Кто это был? - уже в спину спросил я.

- А ты как думаешь? Влад и его отморозки, - парень вышел из палаты.

Через минуту в дверь постучались и тут же вошли.

- Доброе утро, мистер Северов, - Керриган было около тридцати, плюс-минус. Точнее сложно сказать, кожа вроде без морщин, волосы, собранные в конский хвост, пышут здоровьем, макияжа минимальный минимум, но при этом лицо свежее и по своему красивое, хоть сейчас на обложку какого-нибудь журнала про стреляющее железо, в бикини и без фотошопа.

Но глаза... Холодные, цепкие, серьёзные, даже когда она дежурно улыбалась - они оставались двумя бесстрастными видеофиксаторами всего происходящего. Казалось, что её взгляд проникал даже под кожу, и долго там копошился, стараясь найти зацепки, улики и факты.

- Доброе, - робко, словно первоклашка перед своей первой учительницей, поздоровался я.

- Как ваше самочувствие? - она не моргая смотрела прямо в глаза, и я был не в силах отвести взгляд.

- На беседу сил хватит, - я прямо кожей почувствовал, как атмосфера в палате потеплела на добрый градус.

"Фух, правильно ответил!" - мелькнула мысль.

- Тогда не будем тратить время. Вы знаете этого человека? - Керриган сунула мне под нос планшет, с которого на меня смотрел молодой, лет двадцать пять, парень. Синяк вокруг носа, красные глаза невыспавшегося человека, мятая рубашка со слегка засаленным воротником.

- Вижу первый раз, - честно признался я.

- А этого? - ногтем, покрытым бесцветным лаком, свайпнула изображение шериф.

Второй чуть старше, такой же помятый, только в этот раз ссадина на левой щеке, уходит куда-то за ухо.

- Нет, - я хотел было отрицательно мотнуть головой, но вовремя вспомнил о сопутствующем эффекте, и ограничился лишь словами.

- Этот.

- Да. Это Влад, фамилию не знаю, к сожалению, - в отличие от предыдущих фото, данный персонаж видимых повреждений не имел. А жаль. - В Эдеме носит имя Легерд как-то-там. Что-то сложно запоминающееся.

- Легерд Гадар. Некоторые могут переусердствовать, начиная жизнь с чистого листа, - на губах Керриган появился намёк на лёгкую улыбку. - Этот?

Шериф показала мне ещё четыре фото, и только на двух я опознал телохранителей Влада, что были с ним вчера с утра в кафе. Тоже в разной степени помятости на лице. Интересно, это Антон их так?

- Ого! - вырвалось у меня при виде последнего фото. - Чем это его так?

Парню с фото не повезло, он не заработал фингал или ссадину, как его товарищи, ему досталось куда как серьёзнее - вместо левой глазницы было сплошное месиво.

- Обычной женской заколкой. Хозяйку уже нашли. Одна из работниц заведения. К убийству явно не причастна, во время драки, как и все, пыталась убраться подальше от всего этого. В толпе потеряла заколку.

- Или кто-то помог ей её потерять.

- Мы пытаемся установить, кто бы это мог быть. Вы вчера видели этого человека? - ноготь стучит по планшету с фото трупа, отчего то зумится, рана занимает две трети экрана. Бррр!

- Нет. Ни вчера, ни до этого. А что вообще произошло?

- Вы ничего не помните?

- Помню, но смутно. Я танцевал с девушкой. Затем кто-то дёрнул меня за плечо, ударил... В бровь, я так понимаю, - ощупываю левый глаз, опухлости нет, но едва пальцы сдвигаются чуть выше, как голова отзывается тупой пульсирующей болью. В лёгкой форме, но приятного всё одно мало. - Мы сцепились на полу. Я, кажется, перекинул кого-то через голову. А после набежала охрана, и всё. Я чуть не потерял сознание от боли, голова плохо соображала, почти ничего не видел.

- Как я понимаю, вы давно знакомы с мистером Гадаром. В чём причина его нападения?

- А вы его не пробовали спрашивать?

- Пробовала. И он ответил. Мне интересна ваша точка зрения.

- Интересный вопрос, - я задумался, что стоит говорить, а что - нет. Затем вспомнил, что Антон отзывался о Керриган как о принципиальной особе, с такими лучше не юлить, чревато. Сами не врут, и другим такого не спускают. Да и скрывать мне нечего, себя виноватым я ни в чём не считаю, от начала и до конца.

И я рассказал ей всё. И про ипотеку, и про подставу с банком, и про коллекторов, и то, как в итоге оказался здесь. Упомянул, что Легерд познакомился со мной ещё в Сан Антонио, но я тогда не знал, что он точит на меня зуб. Пытался сманить меня работой, а когда я отказался - вечером на меня напали. Конечно, прямых улик нет - но кому это ещё надо было бы? Затем была засада, в которой погиб Маршалл. Опять же, доказательств - ноль, лишь косвенные улики: след от неосторожного обращения с мощной винтовкой, дырка в предплечье, явно оставленная пулей - а ведь тогда мы кого-то достали! Ну и запись, на которой Влад признаётся, что это он устроил засаду, и что погибшие в ней - его знакомые.

- Я читала расшифровку. Боюсь, на полноценное доказательство это не тянет. Но... Я вам верю.

Пальцы Керриган замелькали над планшетом, через полминуты она вновь протягивает его мне. На этот раз там видео.

Камера установлена где-то над танцполом, под углом в сорок пять градусов. Картинка, несмотря на плохое освещение, сносная, разрешение не менее 2к, а то и все 4к - хозяева не пожалели денег на технику. Нахожу нас с Евой - мы почти на самом краю кадра, но попадаем полностью. Лиц не рассмотреть, вокруг другие топчущиеся. Через минуту замечаю, как в толпе броуновских пар намечается упорядоченное движение - к нам стремительно, почти бегом, приближается мужчина в чёрном костюме. Вот он уже за моей спиной, дёргает меня левой рукой, и как только моё лицо оказывается повёрнуто в его сторону, бьёт. Этой же рукой.

Вокруг начинается толкотня, парочки стараются убраться подальше от драки, за их спинами почти не видно, как мы валяемся на полу. К нам устремляются с полдюжины молодых людей, и тут перед ними вырастает Антон. Короткие, выверенные удары, блоки, тут же переходящие в контратаки - на боевую гвардию Влада у наёмника ушло не более десяти секунд. Вот это техника и скорость! Только один мафиози попробовал зайти с тыла, но был остановлен классическим киношным ударом бутылки шампанского по голове. Ариэль подстраховала своего жениха.

Финал нашего с Владом-Легердом противоборства запечатлён уже чётче, к этому моменту танцпол почти пуст. Вот он хватает меня за голову, пытается ударить о пол затылком, через пару секунд моя нога оказывается упёртой в его грудь, толчок... Мда, мне тогда казалось, что я отправил противника в невероятный полёт через половину зала, на самом деле Влад заваливается на бок, корчась от боли - я угодил в его раненое плечо. Теперь понятно, почему он так вяло пытался меня убить, он, по сути, был "одноруким бандитом".

На сцене появляется охрана, которая грамотно отсекает толпу от поля боя. Минута - и танцпол абсолютно пуст, всех любопытных оттеснили куда-то за кадр. Я присматриваюсь - из-под одного из охранников Влада, валяющихся в разных позах вокруг босса, вытекает тоненькая, едва заметная тёмная струйка.

- Камера, к сожалению, не запечатлела момент убийства, за толпой ничего не видно. А когда все разбежались, то было уже это.

- Ну, это точно не я.

- И не Антон. Слава Богу, - я удивлённо покосился на Керриган, что не осталось незамеченным. - Мы служили с ним, не хотелось бы узнать, что твой подчинённый и друг стал убийцей.

- Мне казалось, что сама ваша служба подразумевает лишение жизни всяких разных гадов.

- Не надо путать долг солдата с убийством, - сказала, как отрезала шериф. - Жаль, что вы не в состоянии помочь расследованию...

- Всё, что в моих силах...

- ... У меня для вас три новости, - Керриган словно не заметила мои заверения в стремлении к сотрудничеству. - Две хорошие, одна не очень. Первое - вам не будет предъявлено никаких обвинений. Второе - весь ущерб оплатит... точнее, уже оплатил мистер Гадар. Но с этого момента вы и ваши друзья - нежелательные гости нашего города. У вас два часа, чтобы покинуть его пределы, через восточный блокпост. Мне жаль, мистер Северов. Всего наилучшего. И - успеха вам.

Через минуту в палату вернулся Антон.

- Как прошло?

- Нормально, - я задумчиво смотрел в стену перед собой. - Показала разные фото. Труп там, нападавшие. Видео. Здорово ты, кстати, всех раскидал. Вовремя оказался рядом.

- Да ладно, ты бы на моём месте так же поступил.

- Это вряд ли. Драться не умею, - свои навыки я оцениваю без ложной скромности. - А ещё я не мудак

- Не понял?

- Говорю, не мудак я. Чтобы поступить на твоём месте так же, - поворачиваю голову в сторону приятеля, смотрю тому прямо в глаза.

Лицо Антона становится чернее тучи, взгляд опускается в пол, кулаки сжимаются.

- Прости, но так было надо.

- Хотелось бы подробностей, ради чего я на больничную койку попал.

Когда Антон всё рассказал, я не знал, плакать или смеяться. Истерически.

- Вашу ж мать! Гениальный план! Просто... Слов нет! Если на если и если погоняет.  И ради всего этого я чуть не побывал в нокауте?

- Времени в обрез, собирайся, - Антон достал из шкафа мои вещи, поставил ботинки перед креслом для посетителей, накинул пиджак на спинку. - Керриган сейчас поедет в участок, выпускать Влада. Это займёт где-то полчаса. Как только итальяшки покинут город, она даст нам сигнал, и мы стартуем.

- Ты железно уверен, что всё будет именно так? Что Влад поведётся на эту мутную схему?

- Керриган сказала, что он даже "отблагодарил" её, чтобы она потянула время с нами.

- Он так легко дал взятку принципиальному шерифу? - я всё равно не верил в реальность этого плана.

- Это Штаты, здесь нет взяток, есть "пожертвование на выборы". У Керриган есть специальный счёт для этого.

- Ну да, точно, через три недели волеизлияние плебисцита, - осторожно усмехнулся я.

Люди везде одинаковы. Есть принципы - но всегда найдут лазейку, как их обойти, и остаться с чистой совестью. Что вы, судья, я не брал взяток, я просто лоббировал интересы отечественного производителя. Нет, никакого отката не было, это плата за юридическую консультацию. Нанял киллера? Боже упаси, ваша честь, всего лишь заказал консалтинговые услуги специалисту по безопасности!

Ловкость формулировок, и никакого мошенничества.

- И что, нельзя было мне вчера всё это заранее рассказать? Обязательно было использовать в тёмную? - я устало откинулся на подушку.

- Лёха, прости, но актёр из тебя... Никакой. Ваша встреча в клубе должна была выглядеть натурально. Заподозри Влад что-то неладное, мог и не клюнуть. В Нью-Мехико у нас есть, пусть и негласная, поддержка шерифа. Когда такая возможность представилась бы в следующий раз, одному Богу известно. А скажи я тебе, что там будет Влад, ты бы точно спалился. Крутил бы башкой, стараясь его высмотреть, или ещё как. Ну, и я тебя страховал.

- Так страховал, что мне швы накладывали, - вяло отмахнулся я.

Антон ничего не сказал, лишь усмехнулся и сложил руки на груди.

- Ладно, спасибо. Что прикрыл меня, сперва подставив под огонь, - не удержался я от колкости. Поднялся, спустил ноги с кровати.

Вроде нормально, не ведёт. Шаг, второй - голова не раскалывается. Жить можно.

- Уговорил. Поехали засаду устраивать.

- В твоём состоянии...

- Мне же не в штыковую бегать. Полежу в теньке, постреляю издалека. Всё, не обсуждается! - заметив, что Антон вновь хочет возразить, я повысил голос. - Раз уж я в бубен получил, то имею право. Можно сказать, заплатил за него своей кровью.

- Хорошо. Но будешь делать, что скажу. Где залечь, когда стрелять, когда - бежать. Никакой самодеятельности. Понял? - наёмник строго посмотрел на меня.

- Понял, понял, - усаживаюсь в кресло для посетителей, начинаю обуваться. - Только прыгать не заставляй, голова может отвалиться.

- Всё с ней в порядке будет. Я у доктора спрашивал, сотрясения мозга нет.

- Нет мозга, нет и сотрясения, - обувшись, встаю. Прислушиваюсь к ощущениям - вроде всё действительно в порядке. - Умный человек в такую авантюру не ввязался бы. Веди уж, Сусанин.

Антон, ещё раз смерив меня взглядом, открывает дверь и первым выходит в коридор.

Выхожу следом.

- Интересно, этот "гениальный" план плод твоего больного воображения или Евиного? - интересуюсь у спины передо мной.

- Совместное творчество.

 

Глава 4

Год 27, утро-день 14 апреля, суббота, Нью-Мехико

Клинику "Святого Гашека" (пся крев, так это полька меня вчера латала? То-то швы такие небрежные, и обматерила всего, пока до палаты помогла добраться!) покинули через вход "Только для персонала", он же - пожарный выход.

- Я проверял, вроде бы никто больничку не пасёт, но лучше перестраховаться. Чем меньше людей сейчас наш отъезд увидит, тем меньше вопросов потом будет, - на ходу пояснил Антон. - Доктору, если что, я сказал, что ты не хочешь столкнуться с тем, кто тебя вчера отделал, или с его приятелями. Кстати, она тебе тут каких-то таблеток передала, сказала принимать, если голова болеть будет, швы там, ещё что.

Наёмник, не глядя, бросил мне через плечо небольшой пластиковый пузырёк. Поймав его со звуком, будто кто-то трясёт маракасами, читаю этикетку, заполненную от руки: обезболивающее, не более двух таблеток, не чаще раза в сутки. Кратко и доходчиво, вот бы все инструкции к медицине писали! А то пока доберёшься до способа применения и необходимой дозы, целую медицинскую статью про побочные эффекты и противопоказания прочитаешь. Вот серьёзно, кого-то хоть раз остановила возможность заработать диарею при приёме сиропа от кашля или там капель для носа?

На улице было свежо, хоть и солнечно. Бросаю взгляд на часы - ба, так ещё только утро, всего девять часов! Местное светило буквально недавно начало свой подъём из-за горизонта, в сутках всё таки три десятка часов почти, так что рассвет здесь позже, чем на Земле.

- Лёша, как ты? - от припаркованного Л200 отделяется тень, в которой спустя мгновение узнаю Хелен.

Или мне её теперь "Леной" называть, раз уж мы перешли на русскую манеру произношения имён? Нет, "Хелен" мне почему-то нравится больше. Как-то лучше девушке подходит, соответствует, так сказать. Подчёркивает утончённость натуры и некоторую ажурность, если хотите, невесомость, лёгкость характера. Не путать с легкомысленностью, хотя, некоторые поступки сей девы таковыми иногда и являются.

- Нормально, - на меня нападают с объятиями, я с радостью распахиваю руки.

До чего же приятно, когда за тебя волнуются!

А ещё от девушки, как всегда, пахнет морской свежестью. Это не духи или дезодорант, нет, её естественный аромат, и он срабатывает лучше любого тонизирующего и обезболивающего в одном флаконе: все негативные эффекты снимает, как рукой, настроение и самочувствие вползают в "зелёную" зону.

- Как бровь? Сильно досталось? - из-за руля припаркованного тут же Ниссан "Жуке" выглядывает Ева.

Девушка, как и её четырёхколёсный друг, сегодня в камуфляже сверху донизу: кепка, майка-алкоголичка, тактические штаны с кучей карманов и наколенниками, берцы. На бедре кобура с пистолетом, по рукоятке не узнаю, но что-то под дамскую руку. Уверен, что в салоне найдётся ствол посерьёзней, какая-нибудь АР-ка там, или что-то из полуавтоматического. Тоже в камуфляже под местные пейзажи.

"Интересно, бельё тоже мультикам, или...?" - мелькает предательская мысль.

"Кто про что, а лысый про расчёску! Она тебя в очередной раз использовала, а ты... Эх!" - вздыхает Разум.

"Одно другому не мешает, - подаёт голос Логика. Милая моя, я тебя сегодня люблю ещё больше. Так его, так! - И вообще, Ева не одна эту схему выдумала, что, на Антона теперь тоже дуться будем?"

"Дуться не надо, чай, не дети, - не сдаётся Разум. - Но и спину подставлять ни одной, ни другому я бы теперь не рискнул."

"Ну так во время секса если кто спину и показывает, то точно не сильный пол, если вы понимаете, о чём я," - встревает в разговор Похоть.

Весь этот внутренний монолог занимает наносекунды, но настроение немного поднимается. Если я всё ещё способен думать о подобной ерунде, не всё потеряно, душа не очерствела. Не хотелось бы в результате всего этого разочароваться в людях.

- Бровь нормально, всего пара швов, - отмахиваюсь как от несущественного. - Здорово выглядишь.

И только тут замечаю, что и Хелен с Ариэль тоже все в пятнистом. Это что получается...

- Антон, дамы что, с нами едут? - поворачиваюсь к наёмнику.

- Они взрослые люди и сами способны принять решение, - пожимает плечами парень.

Я смотрю на Ариэль. С этой всё понятно, месть за отца и всё такое. Перевожу взгляд на Еву.

- Пока Влад жив, я буду постоянно оглядываться. Боюсь, что он зациклился на том, что мы должны быть вместе.

Киваю. Логично. Да и он ей не брат, так, сводный, не родня по крови. Но Хелен?

- Стрелять не буду, уж извините, - француженка опускает глаза. - Но на фишке постою. Мы с ним никогда особо близки не были.

- Интересным словам тебя бабушка научила.

- Я же гостила в России летом, несколько раз, забыл? - улыбается Хелен.

- Если всё выяснили, то давайте выдвигаться, - хлопает в ладоши Антон, привлекая к себе внимание. - Сейчас едем к восточному КПП, там паркуемся недалеко. Как подам сигнал, покидаем город, организованной колонной. Порядок движения: первым моя машина, затем - Ева, замыкающим - Алекс.

- Мне бы переодеться, а то я немножко заметный буду, - напоминаю о своём наряде. Осматриваю стоянку, оп-па... - Антон, а ты что, машину поменял? Где "Хайлюкс"-то?

У входа всего три машины, моя "Митсубиши" Л200, "Жуке" Евы и 150-ый "Форд", который пикап. А вот машины Антона не видно.

- А, это... Моя Тойота на ферме осталась, эту здесь уже купил, - парень хлопает своего железного коня по металлическому боку. - Правда, движок бензиновый, но из электрокаров ничего вменяемого не было, а в хозяйстве без второй машины сложно.

"В хозяйстве", надо же, какими категориями начал мыслить вчерашний солдат.

- Лёша, в салоне сумка, на заднем сиденье. Я туда сложила тебе комплект всего нужного, - Хелен изящно указывает рукой на мой "Митсубиши".

- Две минуты тебе хватит? На КПП скоро пересменка, нам надо будет сразу же выдвигаться, каждая минута на счету, - Антон стучит по часам.

Меня подгонять и упрашивать не надо. Вытряхиваю из сумки содержимое на сидение, скидываю костюм и рубашку, запихиваю всё одним комом в сумку. Хелен закатывает глаза, достаёт всё обратно и профессионально, словно китайская упаковщица на фабрике в каком-нибудь Шаньдуне, аккуратно складывает, шов ко шву. Пока девушка тренируется в любимом женском виде оригами, облачаюсь в купленное вчера: штаны-майка, на ноги - лёгкие дышащие берцы, не забываю и "плитник". Наверное, для него рано, и я ещё успею десять раз пожалеть о том, что напялил на себя всё по максимуму прямо сейчас, но что-то я мандражую. Или мандражирую? В общем, волнуюсь и паникую, так, слегка: всё таки не на пикник едем, и стрелять могут начать совсем не тогда, когда мы планируем. Всякое бывает, плавали знаем.

Управляюсь не за две минуты, как хотел Антон, но через четверть часа наш небольшой караван уже паркуется на улице, ведущей к нужному КПП. Я еду сегодня пассажиром, всё таки вчера бестолковка была немного помята, да и Хелен, кажется, в радость руль покрутить. Паркуемся чуть поодаль от Евы и Антона, всё таки три машины привлекают к себе в столь ранний час много внимания.

Ещё через десять минут рация выплёвывает короткий приказ:

- Трогаемся. За КПП собираемся в колонну и дальше идём без остановок.

На блокпосте всё проходит без неожиданностей, я даже замечаю, как один из "депути", прости господи, или по-русски, помощников шерифа, обменивается с Антоном рукопожатием. Впрочем, ничего странного, куда ещё солдату Ордена идти после выхода на пенсию или окончания контракта? Выбор не особо богат: или конвои водить, или в частную охрану, или в правоохранительные органы какого-нибудь населённого пункта. Причём, местные власти такое только приветствуют: орденцы, как минимум, в курсе местной действительности и имеют какой-никакой, а боевой опыт, да и моральные качества оных тоже чуть выше среднего - это проверяется ещё первым работодателем. Вот и встречаются Антону через одного бывшие сослуживцы, или хотя бы просто люди "в теме".

За городом выстраиваемся в колонну и пылим на восток. Машин на дороге нет, время для конвоя уже позднее - тот отправился два часа назад, а второго по субботам обычно не бывает, если только одиночки какие выезжают, или компании, вроде нашей. Любители охоты-рыбалки уже давно за городом, а туристы ещё отсыпаются по номерам после бурной пятницы: не только в России этот день называют "развратницей".

Подвеска с неровностями справляется на троечку с плюсом: мы спешим, а посему скорость на треть выше привычных сорока миль в час. Через десять километров рация предупреждает, что скоро будет поворот, Хелен чуть сбавляет скорость: пыль стоит столбом, немудрено и мимо проскочить с такой-то видимостью. Пара минут, впереди идущий Ниссан зажигает стоп-огни, которые почти сразу сворачивают вправо. Следуем за ними.

Скорость падает до черепашьей, прём через саванну, стараясь не идти след в след, чтобы траву меньше примять. Через пару сотен метров сперва "Форд", а затем и "Жуке" ныряют куда-то вниз. "Митсубиши" притормаживает и медленно скатывается в пересохшее русло то ли небольшой речушки, то ли широкого ручья. Дно - смесь мелкой гальки и песка.

- Это Зимняя река, - поясняет по рации Антон. - В сезон дождей здесь воды пара метров будет, сейчас почти всё пересохло. У левого берега, если присмотреться, можно блеск заметить. Там сейчас на полпальца, наверное, ещё пара недель, и вообще сухо будет.

С самого своего основания Нью-Мехико жил, живёт и будет ещё долго жить с транзита грузов. До того, как Техас стал хотя бы номинально единым, каждый город не гнушался брать плату за проезд через свою территорию. Вот ушлый народ и смекнул, что проще по руслу пересохшей реки грузы стороной возить, чем терять деньги. Себестоимость доставки в Эдеме и сейчас не самая низкая, а тогда и охраны требовалось в разы больше, и бензин был дороже - так ещё и пошлину в каждом городишке на три двора норовили содрать! Сейчас этой дорогой, понятное дело, не пользовались, больно крюк большой, на два десятка миль дольше получается, да и Нью-Мехико, как и другие населённые пункты, больше с проезжих деньги не брали. Одно из немногих завоеваний федерального правительства.

План Евы и Антона строился на том, что Влад, зная, что мы выедем через восточный блокпост на пять часов позже него, попробует устроить нам засаду. А для этого ему надо будет обогнуть Нью-Мехико по Зимней. Где, в свою очередь, его уже будем ждать мы. Капкан на ловца.

- Влад уже закусил удила, я его не первый год знаю, - Ева говорила с нажимом, стараясь быть как можно убедительней. - Он никогда так не подставлялся, как вчера вечером. Влад в бешенстве и не станет откладывать расправу с тобой в долгий ящик. А Зимняя - самый короткий путь к его мести.

Я теперь понимаю, почему меня не посвятили в этот "гениальный" план с самого начала: актёрским мастерством меня может природа и не на делила, но логики отсыпала, соглашаться с подобными аргументами я бы не стал. Но, зная, что Влад даже дал взятку... в смысле, внёс пожертвования в предвыборный фонд Керриган, чтобы та нас задержала - во всё это хочешь, не хочешь, но поверишь.

Примерно через километр была первая остановка: я пересел в машину к Антону, а Хелен, загнав машину в густой кустарник на берегу, осталась "на фишке", как она сама выразилась.

- Двенадцатый канал, - наёмник лично проверил, что рация имеет необходимые настройки. - Докладываешь только если кто-то едет, или если что-то случится. Хищников здесь не должно быть, водопой севернее. Но лучше от машины далеко не отходи и дверь держи открытой. Чуть что, запирайся внутри и жди нас.

На девушку вылили целый флакон какой-то химии, по идее, теперь её местные насекомые и гады должны будут стороной обходить, а зубасто-клыкастые обитатели саванны не смогут учуять её запах.

Место для засады Антон выбрал в трёх километрах от позиции Хелен. Указав нам с Ариэль наши позиции, наёмник сперва загнал машину наверх и припрятал в сотне метрах от реки, ближе подходящих кустов не нашлось. Затем, подсев к Еве, проехал чуть дальше - организовывать второй дозор.

Посреди русла протянули ленту с шипами, классический полицейский "ёж". В десятке метров за ней Антон организовал несколько самодельных фугасов: к канистрам с самодельным фугасам примотали по паре двухсот граммовых шашек тротила и прикопали, неглубоко, по центру. Провода от электро взрывателей вывели на левый берег, где будет сидеть Антон. Его позиция самая ближняя к предполагаемому месту остановки противника, ему и крутить ручку подрывной машинки.

Я устроился в двух сотнях метрах выше по течению, справа, на краю берега. Пришлось немного поработать сапёрной лопаткой, но через полчаса основная и пара запасных позиций были отрыты и на скорую руку замаскированы. Растягиваю маск сетку на колышках, какая никакая, а защита от солнца. Обильно поливаю водой землю перед лежкой, чтобы меньше пыли от выстрела поднималось. Даже винтовку пристрелял заново, потратив три патрона, чтобы вывести ноль на две сотни метров - примерно такая дистанция боя должна быть по плану.

Потянулось томительное ожидание.

На душе было тяжело. До этого момента все случаи, когда я стрелял в других людей, были продиктованы необходимостью. Спасение попавших в беду Бушей. Ночное нападение на ярмарку. Засада на дороге. Теперь всё иначе: на удар кулака я собирался ответить пулей калибра 7.62. Умом понимаю, что Влад и его парни Керриган попросили нас задержать не для того, чтобы догнать и принести свои искренние извинения. Так что, можно сказать, он уже проявил агрессию. Если к вам в тёмной подворотне подходит гоповатого вида личность и спрашивает сигарету, то сто к одному, что вне зависимости от того, поделитесь вы с ним никотином или нет, вас будут бить. И хорошо если не сделают при этом калекой или трупом.

Один мой знакомый как-то мне сказал:

- Лёха,пойми, они рефлексировать не будут. Он идёт к тебе только с одной целью, зацепиться за что-то, чтобы у него был повод для драки. Фраза, взгляд, тон - ему всегда будет что-то не то. Поэтому бей первым, и не парься. Иначе с такими нельзя.

До сегодняшнего дня верность его мыслей мне как-то проверять не доводилось: не хожу я там, где сомнительные личности просят прикурить...

- Едут, - коротко докладывает рация голосом Евы.

Смотрю на часы - почти ровно тринадцать часов. Мы ждали их намного раньше, интересно, где они так припозднились?

Через минуту из-за поворота русла в полукилометра от нас появляются чёрные, словно смоль, машины.

Одна. Две. Три. Шансы на то, что это кто-то другой, стремительно тают. Именно столько, по сведениям Антона, должно быть авто в колонне Влада. Да и в чёрные Фиаты Фуллбеки в Техасе я до этого не встречал. Их хоть и можно издалека с чем-то другим перепутать, даром что современный автопром весь на одно лицо, но красный фирменный знак с белыми буквами отлично виден в прицел.

Перехватываю винтовку поудобней, снимаю её с предохранителя - патрон давно в патроннике.

При появлении машин сердце бешенно заколотилось в рёбра, поэтому делаю несколько глубоких вдохов-выдохов, успокаивая нервы. Вытягиваю правую ладонь: пальцы вроде не дрожат. Уже хорошо.

Всё же прав был дедушка Эйнштейн: время штука относительная. Последние секунды до огневого контакта тянулись вечность, мне даже показалось, что машины начали сбрасывать скорость, словно люди, сидящие в них, почуяли что-то неладное.

- Три, - Антон даёт обратный отсчёт.

Два.

Один.

Впереди идущий Фиат наезжает на "еж". Пару секунд ничего не происходит, скорость всё таки не особо большая. Но вот шины спустило достаточно, чтобы траектория изменилась - Фиат чуть виляет влево и тормозит. Следующий за ним принимает вправо и тоже останавливается. Последний до шипом доехать не успевает - один за другим ухают три взрыва. Один из самодельных фугасов детонирует почти под первым Фиатом, машину немного приподнимает, лобовое стекло трескается. Остальным достаётся шрапнель из гальки, по все стороны летят ошмётки пламени, которые, падая на металл, камень или песок, продолжают гореть и коптить.

Первая и вторая машины сегодня явно никуда больше не поедут. Их двери распахиваются, наружу высыпают, словно горошины из стручка, мафиози, кто в гражданском, кто в камуфляже, некоторые пятьдесят на пятьдесят. Тычут винтовками во все стороны, с водительского сидения самого пострадавшего Фиата вытаскивают безвольно обвисшее тело и тащат за кузов.

А вот третий Фуллбек ещё на ходу: перегазовав, машина даёт задний ход и пытается отдалиться от места взрыва. Ага, сейчас, разбежался!

Ловлю в прицел лобовое стекло, смещаю влево, жму спуск. Из-за тонировки не видно, попал или нет, поэтому посылаю одну за другой ещё пять пуль. Машина резко виляет, утыкается задом в левый берег и глохнет. Похоже, достал.

Бандиты от первых двух авто открывают огонь, неприцельный. На Ремингтоне глушитель, впрочем, как и у всех наших, определить, откуда ведётся огонь, по звуку крайне сложно. Были бы у меня дозвуковые патроны, выстрел с двух сотен вообще был бы абсолютно бесшумным.

Вылавливаю в прицел самых на мой взгляд толковых: кто пытается занять позицию за укрытием или стреляет примерно в мою сторону. Догадались или просто совпало, но не надо, чтобы смотрели сюда. Теперь трачу на одну цель один патрон, редко - два. Не всегда попадаю, но частить уже смысла нет.

Сухой щелчок - пустой. Вжимаюсь в свой мини-окоп, перезаряжаю винтовку. Над головой свистит пуля. затем - вторая. Не нравится мне это, видимо, всё таки засекли позицию. Отползаю ужом от края подальше, и на четвереньках, словно бабуин, скачу к запасной позиции в двух десятках метров левее. Падаю за три метра до края берега, осторожно подползаю, медленно выглядываю.

Оставшиеся к этому моменту в живых бандиты у первых двух машинах забились между Фиатами. За то время, что я маневрировал, тел прибавилось - явно работа Ариэль. Мы с ней на одном берегу, только с разных, я могу обстреливать колонну с головы, она - с хвоста. Поэтому когда мафиози развернулись в мою сторону, они тут же подставились девушке, чем та и воспользовалась. Теперь трое или четверо последних забились за машины и носа оттуда не показывают.

У врезавшегося в берег авто вижу два тела, справа. Этих, по ходу, отработал Антон - девушка их видеть не могла. Плюс я там водителя если не убил, то серьёзно ранил (хотя, пуля 7,62 на 51 да на такой дистанции...). Значит, там максимум один живой, с заднего сидения, слева, за водителем.

Вновь перевожу прицел на подорвавшиеся Фиаты. Из-за распахнутой двери осторожно выглядывает молодой парень, водит стволом какой-то болтовки под 308-ой или 338-ой, высматривает меня в прицел там, где я был минуту назад. Прицел на центр овала лица, спуск! Пуля бьёт в дверцу авто, стрелок исчезает. Надо успокоиться, а то спуск уже дёргаю, с двух сотен метров попасть не могу. Вдох-выдох...

Это не война - это тир. Боже, что мы творим!

- Не давайте им высунуться, сейчас сменю позицию, - командует Антон.

Не давать так не давать.

Из-за машины появляется ствол, кто-то слепую стреляет куда-то в сторону нашего берега. Ну-ну. Таким макаром и с десяти метров не попасть, не то что с двух сотен. Ловлю в прицел цевьё, плавно жму спуск - пуля бьёт ровно в середину, винтовка отлетает в сторону, мафиози не удержал - три тысячи джоулей это вам не игрушки!

Больше смелых высунуться нет? Вроде как закончились.

Тут из-за машин летят цилиндры. Гранаты? На всякий случай чуть пригибаю голову, готовый в любой момент уткнуться носом в землю: осколки на такое расстояние вряд ли долетят, но всегда остаётся шанс на фатальное стечение обстоятельств. Но это "дымовухи" - из цилиндров начинает струиться белый дым. А хорошо придумали!

Вожу прицелом по завесе. Когда кажется, что вижу какую-то тень или движение, стреляю. Попал или нет, непонятно, но что ещё делать остаётся? Эх, теплак бы!

- Алекс, двое под вашим берегом, двигаются в твою сторону, - предупреждает Антон. - Я их больше не вижу, ветер сносит дым на них. Уходи выше по течению, попробую прикрыть.

- Принял, - чуть отползаю, вскакиваю, и, не таясь, бегу в указанном наёмником направлении, что есть сил. Через триста метров Зимняя делает небольшой поворот влево, на сорок пять градусов. А значит, я там смогу перебраться на противоположный берег незамеченным. Вернувшись чуть назад, смогу отработать по слишком сообразительным итальянцам. Если же они поднимутся на наш берег, то там Ариэль, с оптикой и умением белке в глаз со ста ярдов попадать.

В висках начинает пульсировать боль, левая бровь наливается огнём. Ну да, я ж бегать в штыковые не собирался...

А вот и поворот реки. Пробегаю ещё пару десятков метров, спускаюсь с берега, едва не навернувшись. Под ногой в самый неподходящий момент предательски едет песок, но тут падать всего ничего, и трёх метров не будет. Поэтому просто плюхаюсь на жопу и съезжаю, словно в детстве с ледяной горки. Дыхание сбилось окончательно, а мне ещё на той стороне наверх карабкаться...

Бросаю взгляд вправо, чтобы убедиться - меня не видят. Поворот надёжно скрывает от посторонних взглядов. Закидываю Ремингтон за спину, молясь, чтобы от всей это тряски прицел не сильно сбился. А лучше, чтобы СТП вообще никуда не ушла.

С этой стороны берег круче, взобраться не так уж и просто. Словно Тарзан, цепляюсь за какие-то ветки и корни, буквально втягиваю себя на верх. Беру винтовку в руки, встаю на четвереньки, Ремингтон - на сгибах локтей. Правой-левой, правой-левой, поползли! А вот и поворот, что там под противоположным берегом?

Пара итальянцев, сжимая оружие, полушагом-полубегом двигаются в моём направлении. Замыкающий время от времени посматривает за спину, ну-ну, кого ты там заметить хочешь... Но понимаю, страшно, что сейчас в затылок прилетит свинцовый шмель, не можешь ты не крутить башней на сто восемьдесят.

На глаз до парней метров триста пятьдесят, я ж нёсся, как лось во время гона, они на моём фоне - черепахи. Но и бежать им сложнее, по щиколотку в песке, которого под берегом хватает.

Успокаиваю дыхание, жду, пока прицел перестанет плавать. Совмещаю центр сетки с фигурой впереди идущего, поднимаю чуть выше - у меня ноль на двух сотнях же. Выдох, плавно жму спуск. Мафиози дёргается, заваливается на бок. Его товарищ падает на песок - фатальная ошибка. Маскировки и укрытия ноль, по вам работает снайпер, направление, откуда ведётся обстрел, примерно известно. Ну так беги перпендикулярно, ёлы-палы! Так хоть какие-то шансы выжить есть.

Нахожу второго, выдох, спуск - итальянец утыкается лицом в песок и больше не шевелится. Убрать последнего дело техники, он так и не увидел, откуда я веду огонь.

Веду прицелом вдоль русла, вдруг кто-то ещё где-то есть?

И надо бы доложиться, что отработал эту группу.

- Снял троих под берегом, что вверх по течению шли, - жму кнопку передачи на гарнитуре.

- Принял, - отзывается Антон. - Наблюдаешь кого-нибудь?

- Целей не вижу.

- Ариэль?

- У меня чисто, - сообщает девушка.

- У кого какой результат?

Я туплю, не понимая, о чём это он. Мы фрагами хвастаться будем иди что?

- Трое, - первой докладывает Ариэль.

- Водитель, у машин точно одного, и здесь двоих, - перечисляю я.

- Четверо, значит. У меня тоже трое.

Двенадцать смелых зайцев гуляли по вокзалу...

Математика не самая хитрая: итальянцев должно быть дюжина, а мы прикончили только десять. Где ещё двое?

И главное - в какую категорию входит Влад? Я его точно в прицел не лицезрел, если только не он был за рулём того Фиата, в чём я сильно сомневаюсь.

- Значит, ещё двое могут быть живы. Ариэль, наблюдай. Алекс, мы с тобой заходим с двух сторон, не спеши, будь на чеку. Если что-то покажется подозрительным, тут же докладывай.

- Принял, - предложение Антона мне не очень нравится, но делать нечего, нам надо убедиться, что все мертвы.

Особенно влад.

Голова начинает раскалываться, достаю таблетки от доброй фельдшерши. Хорошо, догадался пузырёк взять с собой. Вытряхиваю на ладонь парочку белоснежных "колёс", проглатываю, не запивая - ибо нечем. Флягу наполнить я как-то не догадался.

Не спеша перезаряжаю Ремингтон, проверяю магазины - ещё есть пара снаряжённых, должно хватить.

Ладно, дольше тянуть уже некрасиво по отношению к Антону.

Да и в целом, время не на нашей стороне, чем дольше мы здесь, тем выше шанс, что кто-нибудь застукает нас на месте преступления. Сложно будет доказать, что мы в целях самообороны растянули "ежа" и подорвали напалм. Хорошо ещё, что ни один Фиат не загорелся, не выдаёт засаду за десятки километров.

 

Глава 5

Год 27, день 14 апреля, суббота, саванна

- Нашёл одиннадцатого, лежит между машинами, - рация оживает, когда я прошёл уже половину пути. - Влад, похоже, ушёл в саванну, на юг.

Я напрягаюсь - это наш берег. А ну как засел где-то с оптикой и ждёт момента поквитаться? Так что от греха спускаюсь с берега, заодно воды во фляжку наберу. Ручей действительно почти пересох, прозрачная лента едва угадывается между камней. Ребром берца вырываю небольшую ямку, жду, пока вода очистится от поднятой мути, осторожно зачёрпываю ладонью. На вид нормальная, пробую - привкусов тоже нет. Ладно, авось не пронесёт, пота литра три, наверное, сошло, надо водный баланс восстанавливать, не до изысков. На крайняк, у меня в машине целый пакет угольных таблеток.

Набрав флягу и напившись, рысцой возвращаюсь к парочке, что снял под берегом. Мародёрить настроения нет, я бы отсюда убрался как можно быстрее, но есть такое слово "надо". Если оставим трупы, как есть, ничего не забрав, то это будет ярчайшим признаком, что напали не случайные бандиты, а те, у кого был личный мотив.

У итальянцев на двоих карабин Франки Хоризон с дешёвым пластиковым ложем, автомат Беретта АР-70\223 и пара пистолетов этого же производителя. Как патриотично... Разгрузок на парнях нет, магазины по карманам распиханы, там же нахожу пару сотен экю мелочью, в нагрудных - АйДишки. Выгребаю всё, что представляет хоть какую-то ценность, затем проверяю за пазухой - так и есть, золотые цепочки с крестиками. Выкину потом, или в какой фонд жертв дорожного бандитизма сдам. Вновь накатывает, совесть начинает грызть, огрызаюсь на неё - если бы не мы их, то они нас! И не только нас - в Эдем эти ребятки не за вторым шансом подались, была бы тут ещё одна ОПГ, крышевала бы бизнес где-нибудь в Европейском протекторате, скармливала бы неугодных гиенам да энтелодонам, всеядным парнокопытным.

- Алекс, ты где? - выходит на связь Антон.

- Трофеи собирал. Выдвигаюсь к вам, буду через пару минут.

Рысцой возвращаюсь к месту основных событий. Один из Фиатов парит пробитым радиатором, второму Антон залил из огнетушителя весь правый борт: самодельный напалм хоть до нормального военного и близко не дотягивает, но краска от него успела заняться, нам только приметного столба дыма высотой в пару десятков метров тут не хватало. Ариэль тащит от дальнего Фуллбека охапку оружия в одной руке и сумку со всяким барахлом - в другой.

- Влад был в той машине, - наёмник кивает на уткнувшийся задним бампером в берег Фиат. - Я снял тех, кто с правой стороны выскочил, но его не видел. И от Ариэль кустами тот борт прикрыт, по ходу, через них Влад и ускользнул.

- Будем искать?

- Обязательно, но сперва тут с мародёркой покончим. Я сейчас машину подгоню, а вы пока соберите самое ценное, не забывайте про карманы и драгоценности. Кольца, цепочки, берите всё. В машинах тоже пошерстите.

Антон взбирается на левый берег и исчезает из поля зрения, мы молча стаскиваем в кучу всё, что представляет хоть какую-то ценность: оружие, боеприпасы, коробки с сухпаями, рации, бинокли, сумки с запасной одеждой. Всё должно выглядеть так, словно засаду устроили обычные грабители, а те не гнушаются ничем, всё в хозяйстве пригодится. Говорят, на востоке есть профи, которые за пятнадцать минут даже машины потрошат так, что чуть ли не голый остов остаётся. Не от богатой жизни, наверное.

Неожиданно очень много пистолет-пулемётов, два десятка Спектр М4, половина раскидана по салонам, половина - в сумке в кузове машины Влада. Там же тысячи три патронов 9 на 19, куча запасных магазинов, полдюжины глушителей. Понятно, ребята готовились к действиям в городе, что логично - итальянская мафия специализируется на рэкете, игорном бизнесе, контрабанде, крышевании нелегалов. Работают сугубо в городах, а там ПП и короткоствол - самое то.

А вот винтовки, карабины и автоматы - полный винегрет, такое ощущение, что покупались без системы, в спешке. Пара югославских "калашей", причём один под натовский патрон, второй - под родной 5.45. Несколько АР-ок, даже невооружённым взглядом видно, что сильно б.у. Пара вполне приличных снайперок под 50-ый калибр, Барретт и Бушмастер, с навороченной оптикой и сошками. И штук пять винтовок попроще, типа Франки Хоризон, может, чуть приличней.

Это ж какое разнообразие калибров и систем, ужас просто! Никакой унификации. Оно и понятно, мафия это не банды мексов, которые специализируются на дорожном разбое, последние на фоне итальянцев просто образец организованности и тактики.

Возвращается Антон. Споро закидываем в кузов трофеи, накрываем тентом.

В это время по руслу, откуда полчаса назад появились итальянцы, приезжает Ева. Антон забирает Ниссан и убывает в саванну, искать Влада. На песке за машиной нашли несколько капель крови, или новая рана, или старая открылась. В любом случае, боец из него сейчас не самый лучший, можно было бы положиться на судьбу и местную фауну, авось не выживет: город-то на севере, а он пошёл на юг, и вряд ли у него с собой компас, еда и вода... Но лучше убедиться, чтобы потом сюрпризов не было. Второй раз Влад так точно не подставится.

Ариэль тоже хочет идти за главным виновником смерти её отца, но Антон отговаривает её:

    - Мне одному будет спокойнее. Места здесь дикие, надо в оба смотреть, а так ещё и за тобой присматривать. И не спорь! Я знаю, что ты девочка самостоятельная, но я иначе не смогу. Так что лучше пойду один. Увидимся на ферме.

    И, не давая девушке шанса возразить, целует её, долго и нежно.

    Выдвигаемся вверх по течению, за рулём "Форда" - Ева. Я сменил Ремингтон на "Хеклер-унд-Кох", который 416-ый, с ним на пассажирском сидении удобнее. Через километр вызываем по рации Хелен. Спустя минуту из кустов над берегом сползает знакомый "Митсубиши", пристраивается нам в хвост.

    Из русла выбираемся чуть дальше, чем спускались, но уже на левый берег. Двигаемся по саванне параллельно дороге с километр и только затем выезжаем на грунтовку. Ева пытается отвлечь нас разговором, но быстро понимает, что настроение у нас сейчас не для общения. В голове и душе пустота, всё, чего хочется, так это в душ, смыть с себя грязь и пот, да завалиться спать, и чтобы без снов.

    Едем без остановок, аппетита ноль. Через пару часов Хелен выходит на связь:

    - Давайте где-нибудь остановимся, мне в туалет надо.

    Ева скашивает взгляд на меня - ответишь?

    Беру рацию, вдавливаю кнопку передачи:

    - Понял тебя. Тормозим.

    Останавливаемся посреди поля, что называется. Метрах в тридцати от дороги какие-то жидкие кустики, дамы втроём идут их исследовать. Визг, крики, хватаю из держателя винтовку, выскакиваю - ложная тревога. Увидели какого-то гада ползучего, испугались. Так и поседеть можно! Ариэль, как опытная, выломала хворостину, намотала на неё змею, отнесла подальше в саванну.

    На горизонте появляется облако пыли, движется навстречу нам. Открываю бардачок, достаю бинокль, забираюсь в кузов. Небольшая колонна, автобус, пара грузовиков, впереди - пикап. Может, ещё есть машины, за пылью не видно. Километров пять-шесть до нас. Выглядят мирно. Возвращаюсь в салон, беру рацию, переключаю рацию на общую частоту, на случай, если подходящая колонна захочет связаться.

Через пару минут девушки заканчивают "пудрить носик". Указываю на приближающееся пыльное облако:

- Вроде как обычный сборный караван, но держите ушки на макушке. Я за руль "Митсубиши", Ева, едешь за мной.

За километр до нас впереди идущий пикап чуть вырывается вперёд, мигает фарами. Отвечаю тем же.

- Бродяги, как обстановка на дороге? - оживает рация.

- Спокойная.

- Счастливого пути.

- И вам.

Разъезжаемся без приключений, только окна от встречной колонны все в пыли. На свою беду включаю дворники и брызгаю водой, лобовое через пару секунд выглядит так, словно мы в гонках по бездорожью участвуем. Чертыхаясь, останавливаюсь, предупредив заранее Еву. Тратим десять минут на мытьё стекла, в конце протираем насухо, благо, у нас целая гора итальянской полевой формы, тряпок хватает. Наконец-то вновь начинаем движение.

- Лёша, всё в порядке? - едва тронулись, спрашивает Хелен.

- Да, - бурчу я.

- А мне кажется, ты какой-то раздражённый.

- Когда кажется, креститься надо

- Ну вот, мне уже грубишь. И стекло тёр так, что я боялась, ты его выдавишь вот-вот. И ещё матерился при этом.

- Хм, не заметил, - я действительно не помню, чтобы ругался. - Прости, больше не буду.

- Хочешь поговорить об этом? - в её голосе море участия.

- Нет, - мотаю головой. И, подумав, добавляю. - Точно не сейчас. Мне надо всё это переварить.

- Понимаю, - её тёплая и нежная ладонь ложится на мою.

Хочется ответить колкостью, мол, и где это столь юная дева успела по людям пострелять, чтобы испытать то, что сейчас испытываю я, но сдерживаюсь. Обещал же больше не грубить. К тому же, вспоминаю, что хоть сама девушка ни в кого и не стреляла, но в неё пули летели за последнее время два раза. А я как-то даже не подумал после этого с ней поговорить, обсудить...

- Как на фишке сиделось? - меняю тему. - Не страшно было?

- Не очень, - пожимает плечами Хелен. - Я первым делом по кустам прошлась, посмотреть, не ползает ли кто. Место-то возле воды, змеи такое любят. Но то ли искала плохо, или повезло, никого не нашла. Зато, пока вас ждала, увидела вдалеке семью винторогих газелей. Даже успела их сфотографировать, правда, только старших, потом стрельба началась... Хочешь, покажу?

Я усмехнулся - девушка верна себе, чтобы вокруг не происходило, камера всегда под рукой.

За первым фото следует второе, затем - третье. Разговор плавно перетекает на местную фауну и немножко - флору. Несколько недель назад Хелен прикупила в городе энциклопедию по местному животному миру, и теперь с радостью и энтузиазмом неофита, прикоснувшемуся к сокравенным знаниям, вываливат на меня почерпнутую оттуда информацию. Надо сказать, получается это у неё здорово, за разговором незаметно пролетает несколько часов.

- Скоро будем проезжать Лоствилль, может, остановимся перекусить? - доносит рация предложение Ариэль.

Живот внезапно урчит, напоминая, что в нём с утра, кроме пары глотков воды и нескольких таблеток, ничего-то и не было.

- Окей, мы "за", - отвечает Хелен, дождавшись моего кивка.

Лоствилль показался внезапно. Дорога поднялась на очередную горку, и в полусотне метров впереди я увидел буквально пяток белых двухэтажных сборных домиков. Это даже не город и не деревня, а так, какое-то недоразумение, живущее трафиком. Вдоль трассы такие "шашлычные" встречаются не очень часто, всё таки стрёмно пока что, случись чего, кого на помощь звать? И я сейчас не про бандитов с большой дороги или мигрирующее стадо свинорылов, сносящее на своём пути всё и вся, а про банальный перелом или там аппендицит. Вертолёта скорой помощи здесь нет, а если бы и был - как его вызвать, когда рация достаёт километров на полста максимум?

Заруливаем на стоянку перед поселением, она же по совместительству - заправка с одинокой колонкой. Здание похоже на мини-форт, единственное капитальное строение в Лоствилле: два этажа кирпича, узкие бойницы, стены в метр толщиной, из пушки не пробьёшь. Уверен, что имеется и этаж-другой под землёй, с колодцем и тоннелем, который выходит в паре сотен метров в стороне. Остальные фанерные домики выстроились в линию чуть дальше, забор непривычно высокие, под два метра. Вместо задних дворов - зеленеют огороды, ветряки размеренно качают воду на полив.

Островок цивилизации и зелени.

На улицу из заправки выглядывает бородатый мужик в засаленном джинсовом комбезе, надетом на голое тело, вытирает на ходу руки ветошью. Движения медленные, расслабленные, а вот взгляд цепкий, оценивающий. Убедившись, что в машинах нас всего четверо, и оружием мы не размахиваем, подходит ближе:

- Добрый день. Бензин? Ремонт? Может быть, обед? - руку, по понятным причинам, не протягивает.

- Первое и третье, пожалуйста. Двадцать литров этой малышке, - киваю на "Форд".

- А второй?

- Электрокар. Сейчас батареи разверну, "покормится", пока обедать будем.

Мужик ухмыляется в бороду.

- Меня Дейв зовут. А это Сара, - указывает на женщину в выцветшем синем ситцевом платье, которая незаметно появилась на пороге заправки. - Руку не подаю, потом не отмоетесь.

- Алекс, Ева, Хелен, Ариэль, - представляю нашу компанию.

- Проходите с Сарой, она вас накормит, а я пока заправлю машину.

- Идите, я панели разверну пока, - киваю девушкам на Сару.

- Тебе что-нибудь заказать? - уточняет Хелен.

- Какой-нибудь суп, гарнир с мясом и чего-нибудь прохладительного, но без газов. Думаю, здесь отличный домашний лимонад, - подмигиваю Дейву.

- Лучший на пятьдесят миль вокруг, - хохочет бородач. - Потому что других и нет.

Девушки удаляются с Сарой, помыть руки, стряхнуть пыль: в общем, привести себя в порядок после долгой дороги.

Залажу в кузов Л200. Возле кабины ящик, от борта до борта, метр высотой, шестьдесят сантиметров шириной. Там - пять складных солнечных панелей и алюминиевые трубы для рамы, на которую их можно крепить. Достаю одну, открываю, словно книгу или журнал, сложенный в три слоя.

На крыше закреплены направляющие, похожие на обычный багажник, только дополнительные точки крепления выдают в конструкции истинное предназначение. Никаких болтов, всё крепится на защёлки - на стоянке этого более, чем достаточно, а ездить с панелями по местным дорогам это надо быть идиотом, всё одно пыль моментом покроет их непроницаемым слоем, никакой пользы, только вред. По хорошему, развернуть бы все пять "сэндвичей", но это работы на полчаса, потом столько же - чтобы собрать всё хозяйство, оно того не стоит. Тем более, пузо уже урчит, словно стадо голодных энтелодонтов, вот-вот бунт поднимет.

- И как оно? - Дейв, заправив "Форд", подходит посмотреть на панели. - Выгодная штука? Долго заряжается?

- Машина на сотню по местным дорогам где-то двадцать, может, двадцать пять киловатт жрёт, с включённым кондишеном, - убедившись, что все защёлки встали на место, а зарядный кабель встал в гнездо на торце панели, спрыгиваю с кузова, отряхиваю руки от пыли.  - Эта панель сейчас выдаёт за час триста пятьдесят ватт. Вот и считай.

Дейв морщит лоб, прикидывая цифры.

- По деньгам, получается, дешевле бензина, в полтора раза, если по городским ценам электричество считать. А если как у тебя, свои панели, то вообще бесплатно. Но зарядка... Это что, два дня на приколе, чтобы до Нью-Мехико доехать, а потом столько же - на обратную дорогу? И какой у неё запас хода?

- Ну, конкретно у моей запас хода под тысячу, - с удовольствием наблюдаю вытянувшееся лицо бородача. - Правда, если кондишн не включать и пустой едешь, а так, понятное дело, меньше будет. Ну и зарядка в городе не проблема, четыре часа и можно ехать.

- Хренасебе, тысяча миль, чувак! - цокает языком Дейв. - Батарея какая, литий-ионная? Сколько ж она весит, двадцать центнеров (прим. центнер в США равен 45 кг)?

- Эм... Прости, тысяча это в километрах, - теперь уже моя очередь морщить лоб от цифр. - В милях это будет где-то шесть сотен, ну и расход тогда не двадцать пять, а сорок киловатт. Что до батареи, то здесь электролит на какой-то хитрой хрени, немцы пять лет назад научились делать. В отличие от лития, не горит, он вообще химически нейтрален. Весит тысячу сотен фунтов.

- А слить его можно? Ну, чтобы не от розетки заряжаться, а вставил в бак шланг, или что там у твоей тачки, и заправился?

- Можно, в Нью-Мехико такое уже есть. Минут десять занимает. А панелями да, долго. У меня их ещё четыре штуки в кузове, и то за день успеваю едва на сотню миль зарядить.

- Сомнительная хрень получается. С бензином-то проще выходит, парень.

- Ну, во-первых, ты же не каждый день сотню миль проезжаешь?

- Я бы сказал, что не каждую неделю! - хохотнул Дейв. - Последний раз, кажется, в том месяце до Нью-Мехико катался, запчасти кое-какие забрать. А так да, ты прав, мы тут в Лоствилле не особо большие ездоки. Наверное, нам такая штука зашла бы, бензин дорогой, собака. Сколько стоит машину на электричество переделать?

- Без понятия, Дейв. Трофейная.

- О как! За такое дело можно и выпить, а, парень? - толкает меня локтем бородач.

- Если только лимонада.

- Замётано. Я ставлю.

Идём на заправку мыть руки, затем - на задний двор, где под тентом за самым большим столиком устроились девушки. Мои спутницы уже успели смолотить по тарелке супа и уже приступили к горячему. При виде еды, живот взвыл и дёрнулся в сторону яств, вот ей богу, я прямо чувствовал, как желудок рвётся навстречу ароматам!

Не знаю, всему виной ли кулинарное мастерство Сары, или просто я дико проголодался, но тарелка супа испарилась за две минуты, и ещё добавки попросил. Первое напоминало наш холодник, только вместо свеклы сварен он на чём-то местном. Но зашёл на "ура", и пузо набил, и немного охладился.

Затем настал черёд второго: гарнир из картофеля, который в Эдеме прижился повсеместно и не страдал от колорадских жуков, на горячее - жареная на углях "свинина", из местного парнокопытного, прирученного и одомашненного ещё на заре колонизации. Всё просто и без изысков, но порции такие, что отделение можно накормить! Что мне всегда нравилось в США, так это то, что я там ни разу из кафе или ресторана голодным не уходил.

Затем был лимонад и домашний пирог. Я из вежливости попробовал выпечку, но запихивать в себя через силу не стал: место в желудке как-то подозрительно быстро закончилось. А вот девушки умяли по два куска, и куда только всё вошло? Даже миниатюрная Хелен справилась. Желудок у котёнка с наперсток, но жрёт за троих...

После такого сытного обеда ехать никуда не хотелось: сидим в тени, любуемся видами, красота! Дейв травит байки, Сара убрала посуду, принесла ещё кувшин лимонада "за счёт заведения", присела с краю. Пошёл обмен новостями, в Эдеме у всех информационный голод, всем только дай повод поговорить! Никогда бы не подумал, что мне будет интересно слушать про рыбалку в сезон дождей, особенности выращивания кукурузы в местном климате или то, как Кайл, пастух местной коммуны (оказывается, Лоствилль одно большое хозяйство, всё имущество и доходы общие), на прошлой неделе бурёнку потерял, три часа искал, а потом отмахивался от стаи собаковидных кошек, загрызших скотину и чуть не перекусивших самим пастухом.

В итоге, в дорогу двинулись только через два часа, когда солнце чуть сбавило обороты, а тени начали вытягиваться на запад.

На ферму въезжали уже в темноте, за час до полуночи.

Антон нас так и не догнал.

 

Глава 6

Год 27, день 15 апреля, воскресенье, ферма

Впервые в жизни меня разбудил не будильник, не сосед с перфоратором, не дворник с газонокосилкой, и даже не разъярённая соседка, решившая, что я затапливаю её квартиру тремя этажами... выше. Сегодня я проснулся от запаха кофе.

- Доброе утро, соня, - Ева нежно провела ладонью по моей щеке. - Вставай, я вижу, что ты уже проснулся.

Открываю глаза. Ева, уперев руку в голову, лежит на соседней подушке и с интересом наблюдает за мной. Не по размеру большая майка открывает взору все прелести девушки, и я чувствую, как проснулся весь.

- Я приготовила тебе завтрак, тосты с джемом и кофе. Будешь?

Окидываю взглядом постель - подноса нет. Просто замечательно.

- Буду! - притягиваю я девушку к себе, запуская руки под майку и целуя самые сладкие на свете губы.

Завтрак может и подождать, а вот я - нет.

 

Появлению в нашей компании Евы Генриетта если и удивилась, то виду не подала. Гостеприимная женщина лишь попросила прощения, что отдельной комнаты нет, и подселила новую гостью к Хелен. Я же вернулся в наш с Антоном "номер" под крышей. Закинул сумку с вещами в шкаф, сбросил с себя всё в одну большую кучу, не разбирая, где что, и пошёл в душ. Но не успел и голову вымыть, как занавеска с тихим шелестом отъехала в сторону, к спине прижалось молодое и упругое тело и две шустрые ладошки обхватили меня чуть ниже пояса.

- Тебе помочь? - горячее дыхание обожгло мою щёку, а в следующее мгновение острые зубки вцепились в мочку уха.

Подъезжая к ферме, я мечтал о том, как приму душ, а потом - грамм двести на грудь, но подобный способ скинуть напряжение, определённо, был гораздо лучше.

Только занавеску в душе жалко, надо будет не забыть новую купить...

 

Завтрак, предусмотрительно поставленный на стул у торцевого окна, всё таки был съеден, кофе - выпит. Самые вкусные завтрак и кофе в моей жизни. Не знаю, что этому было причиной, кулинарное ли искусство Евы, толпы эндорфинов, гуляющих по венам, или просто солнце светило ярче, а небо было голубее из-за того, что вчерашние угрюмые мысли больше не грозили разорвать своим давление черепную коробку, как пар скороварку, забытую на плите. Мне было всё равно - сегодняшний день лучше вчерашнего, что ещё от жизни надо?

Ева к еде почти не притронулась, так, склевала один тост, запила водой, и всё. Хотя, я бы сейчас винторога съел, целиком и не делясь. Болтали ни о чём, о погоде-моде, девушка расспрашивала про ферму, окрестности. Я рассказал ей про наш не очень удачный пикник пару недель назад, когда каменные львы задрали несколько лошадей и чуть не полакомились всеми нами. Такого благодарного слушателя я давно не встречал.

Спустились в десятом часу, и, словно ничего и не было ночью и утром. Ева свернула на кухню, помыть посуду и заодно спросить, не надо ли чем помочь Генриетте по дому. Я же пошёл на улицу.

На веранде перед домом, в гамаке, обнаружилась Хелен Медленно качаясь, француженка листала на планшете какой-то женский журнал, мелькали полуобнажённые манекенщицы, баночки с косметикой и фото тропических островов. Печатное издание явно с Земли, в Эдеме на подобный мусор ни ресурсов, ни спроса.

- Доброе утро, - я остановился перед ступеньками, с наслаждением вдохнул ещё не успевший прогреться воздух.

Атмосферу в Эдеме ещё не успели испортить, и даже в городе дышится легко, но природа есть природа, здесь не просто чисто, здесь ароматно.

- Доброе, - Хелен оторвалась от планшета. - Какие планы на сегодня?

- Надо винтовку почистить, для начала. А там посмотрим.

- Ариэль с Энтони на стрельбище, - сообщила девушка. - Тоже чистят оружие.

- Генриетта и Энтони не спрашивали про Антона? - оглянувшись, нет ли кого рядом, поинтересовался я.

Вчера как-то не подумал о том, что нам отвечать хозяевам фермы не неизбежный вопрос, не заметить отсутствие почти зятя они не могли. Версия должна быть единой, не хватало ещё спалиться.

- Ариэль сказала, что остался в городе по делам. На день или два.

Молодец рыжая, догадалась не обещать появления своего жениха сегодня. Кто его знает, сколько он будет Влада искать да как долго потом сюда добираться.

- Можно с тобой? - девушка закрыла планшет и села в гамаке, пятки коснулись строганных досок.

- Конечно, если тебе скучно не будет.

- Хочу пострелять. Сейчас за пистолетом схожу. Ты меня не жди, встретимся там, - как была, босиком, девушка упорхнула в дом.

Сходил к машине, взял с заднего сидения кейс с Ремингтоном, прихватил из салона и НК416. Из автомата хоть и не стрелял, но пыли в дороге он спокойно мог нахвататься, почему бы и его не почистить заодно?

На Хеклере сейчас коллиматор стоит, "Эотех" второго поколения, голографический. Стоит, наверное, как половина автомата. Я его на сотню метров ещё в Нью-Мехико пристрелял. Там же пробовал и большую дистанцию, но результат был аховый, не все пули в мишень приходили, я уже молчу о том, чтобы группу более-менее нормальную собрать. Поэтому возникла мысль посмотреть, что можно с трофеев снять и себе поставить, авось какой прицел нормальный завалялся, трёх-четырёх кратный фикс самое то было бы. До кучи, прихватил из машины сотню "пятёрки", провести натурные испытания, так сказать.

Вообще, НК416 обвешан дорого, но несколько бездумно, что ли. Судите сами, сам автомат стоит порядка пяти сотен экю (по крайней мере, на Земле). "Эотех", я так прикинул, на две сотни потянет. Справа на цевье примостился фонарик от "Стримлайт", с зелёным лазером, это сто двадцать - сто тридцать экю. Снизу - тактическая рукоятка. Приклад, пистолетная рукоятка - всё заменено. Там цены не подскажу, но явно не три рубля, то есть, экю. То бишь, Хеклер модифицирован по самое не балуйся, на все, так сказать, деньги. Но! При этом передняя часть сильно переутяжелена, а дальность эффективной стрельбы порядка сотни метров, ну, может, двести, если у вас зрение хорошее и навыки на высоте. При этом ствол 16.5 дюймов, то есть, длинный, не для работы на коротке. Где логика-то? Обвешиваешь пушку для ближнего боя, почему тогда и ствол не сменить? Это не только облегчит оружие, но и сделает его более "мобильным", удобным.

Ладно, что не надо, я уже снял, сейчас с прицелом определимся, и будет у меня отличный универсальный автомат для повседневного использования. Шутка, надеюсь, так часто за него браться не придётся.

Подхожу к "Форду", с целью порыться в трофеях, что-то не так. Стою, морщу лоб... Кажется, с одного края пыли чуть меньше. Или не кажется? Гретта вряд ли полезла в чужих вещах ковыряться. Кто-то из братьев? Если Николас, младший, то чёрт с ним, лишь бы не разболтал, а вот если Энтони - то будут вопросы.

Порывшись в трофеях, нашёл интересный экземпляр: АКОГ 4x32, с коллиматором. Помню, в "Таркове" тоже такой был, удобная штука, и для ближнего боя, и для средних дистанций прицел получается (точнее, комплекс прицелов). Один минус был: винтовка при стрельбе через коллиматор смотрелась убого, словно ты от бедра огонь ведёшь. Но то было в игре, посмотрим, как оно в реальности.

На импровизированном стрельбище оказалось внезапно многолюдно. Ариэль, раскидав винтовку, о чём-то вполголоса беседовала с Энтони. Всю "грязную" работу по чистке доверили младшему. Николас прямо светился от счастья: сбылась мечта пацана, ему доверили винтовку! Правда, по частям, и не "кататься", а "саночки возить". Но он был в том возрасте, когда сопричастность к чему-то взрослому уже круто само по себе. У меня один знакомый так детей во время уборки квартиры до пяти лет эксплуатировал, поручая им самое нудное: протирать плинтуса.

- Лёха, тут главное правильно продать! - говорил Саня. - Они даже иногда дерутся, за право больше плинтуса получить.

Ему бы с такими навыками в менеджеры идти, а не рядовым программистом быть, какой талант пропадает!

    Поздоровавшись, пристраиваюсь с другого конца стола, чтобы не мешать разговору. Достаю винтовку, маслёнку и прочие приблуды, начинаю разборку. Через пару минут понимаю, что без поллитра или инструкции не разберусь. А если разберусь, то потом не соберусь: явно лишние детали останутся...

    - Алекс, помочь? - окликает меня Ариэль.

    Поднимаю голову, оказывается, Энтони уже ушёл.

    - Будет здорово.

    Девушка подходит к кейсу, пара секунд - и извлекает откуда-то инструкцию.

    - У тебя же полный комплект, - пряча улыбку, протягивает находку Ариэль.

    Всё верно, лучше голодному удочку дать, чем рыбу.

    Благодарю рыжую, начинаю листать инструкцию. Слов минимум, почти одни картинки, но это даже лучше.

    - Я рассказала всё Энтони, - вдруг сообщает девушка. - Он утром в кузов "Форда" заглянул, Антон что-то там обещал ему в городе купить, вот он и решил сам поискать, не хотел никого беспокоить.

    "Всё таки не показалось", - проскакивает мысль.

    - Надеюсь, эта информация дальше не уйдёт? - кошусь на Николаса. Парень от усердия даже язык немного высунул, стоит, песенку какую-то под нос напевает, нежно натирает какую-то деталь.

    - За малого можешь не беспокоиться, он сейчас настолько увлечён, что хоть над ухом стреляй, не услышит. Николас, шоколадку хочешь? - Ариэль оборачивается к брату.

    - А? - малой вертит головой, ища, откуда раздался звук. Взгляд наконец-то останавливается на сестре, фокусируется. Хмурит лоб, пытаясь вспомнить-понять, что же его потревожило. - Ты что-то сказала?

    - Говорю, молодец, хорошо получается. Как закончишь, постреляем из мелкашки, хочешь?

    - Да! - малец сияет, словно маленькое солнце, несколько раз быстро-быстро кивает головой.

    Я невольно улыбаюсь: детский труд это конечно плохо, но если ребёнку это в радость, то, может, это и не труд вовсе, а хобби?

    Через пару минут пришла Хелен. Поставила мишень на отметку "20", ярдов, понятное дело. Снарядила магазин. Бодро отстрелялась.

- Ого, шикарный результат! - Ариэль с неподдельным восхищением рассматривала мишень. Затем перевела задумчивый взгляд на француженку. - Только не говори, что новичкам везёт!

- Хорошо, не скажу! - скорчила хитрую рожицу Хелен.

- А с одной руки можешь? - Ариэль взяла новую мишень и пошла на рубеж.

Хелен могла и с одной. Я даже чистку отложил, залюбовался её движениями.

Правая нога чуть вперёд, корпус развёрнут влево. Рука с глоком висит вдоль тела. Девушка смотрит на мишень, поднимает руку, целится. Ствол слегка гуляет вверх-вниз, буквально на пару миллиметров. Здесь главное, не ловить долго момент, чтобы рука не устала. Выстрел! Рука тут же опускается вниз.

Через четверть минуту всё повторяется по новой. И так десять раз.

Группа в этот раз ещё кучнее, почти всё легло в пределах девятки.

- Какой прогресс за две недели! - саркастически замечает Ариэль, разглядывая мишень. - Алекс, поздравляю, ты хороший учитель, всего один урок, а какой результат! Вот что значит, правильно пряник подобрать.

Чувствую, как мочки ушей начинают слегка гореть: это что, она нас тогда на стрельбище спалила? Хотя, ну и пусть, мы никогда и не скрывали ничего.

- Можно мне? - Ариэль кивает на глок.

Ого, рыжая амазонка, оказывается. не терпит, если какая-то девушка стреляет не хуже неё!

Для чистоты эксперимента Ариэль тоже стреляет с одной руки. Я не большой профи, но мне показалось, что слишком уж она спешит на спуск жать. А вот и мишень несут.

- Отличный результат, - хвалит рыжую Хелен, хотя невооружённым взглядом видно, что разброс здесь значительно больше, чем у неё самой.

- У тебя лучше, - не соглашается Ариэль. - Я с одной руки не очень хорошо стреляю. Покажешь пару трюков?

Нет, определённо, все здесь немножко тронутые. Нет чтобы пойти шмотки и мальчиков обсуждать!

Николас быстренько закончил чистку и принёс из дома мелкашку. Тут же прошёл, негласно, под видом обучения пацана, второй тур соревнований. Победила, с хорошим отрывом, Ариэль, статус кво был восстановлен.

Меньше всех был доволен Николас: он-то рассчитывал пострелять, а получилось, что первые полчаса только и делал, что слушал "прописные истины" да мишени бегал менять. А говорят ещё, что в армии дедовщина. Ну-ну. Но всё хорошее в этом мире воздаётся, так гласит закон Кармы. Покончив с меряньем, у кого больше, девушки вернули винтовку пацану, да с бонусом: за все мытарства, дали из пистолета пострелять.

 

Час назад все разошлись, я остался один: пристрелка и последующая чистка НК416 заняли куда больше времени, чем думалось. Мне даже пришлось сходить за второй сотней патронов, для сбора нормальной статистики: хотелось понимать, на сколько удобно пользоваться автоматом со всеми тремя прицелами: старый добрый "АКОГ 1.5х24" с "калаша", и новая парочка "АКОГ 4х32" плюс коллиматор "РМР Тип2". Я даже табличку составил, с разбивкой на 10, 20, 50, 100 и 200 ярдов, причём смотрел не только на точность и кучность, но и учитывал такие параметры, как скорость поиска цели, поле зрения, чистота картинки и другое.

Теперь надо было всё это осмыслить и переварить, покопаться в различных справочниках и таблицах, скопившихся на ноуте за время игры в "Тарков", и решить-таки, что ставить на "Хеклер".

В общем, сижу, медитирую на вычищенные винтовки на столе передо мной.

- Не помешаю? - голос Энтони вывел меня из задумчивости.

- Чувствуй себя как дома, - киваю на скамейку напротив.

- Спасибо, - сосредоточенное лицо парня чуть светлеет, немудрёная шутка зашла. - Как дела?

Ох уж эти традиционные американские заходы перед разговором, на которые ты должен отвечать также традиционно. Ну нет, парень, так просто ты у меня не отделаешься, назвался груздем, полезай в кузов.

- Да вот разрываюсь между двумя вариантами. Понимаешь, обе элегантные, ухоженные, приятно в руках держать. Одну, конечно, целый день на себе не потаскаешь, да и внутри там у неё накручено, без стакана сразу и не разберёшься... Но - мечта, понимаешь? Как увидел, влюбился, словно мальчишка, хочу и всё! Ну и пробивная она, дикая, первозданная мощь! В руки берёшь, и понимаешь - вот оно, счастье, оргазм во плоти. Вторая... Попроще, да. Но и легче, и не такая мудрёная. Удовольствия чуть меньше, зато как-то всё понятнее, и точно знаешь, что она никогда не подведёт. С ней хоть в огонь, хоть в воду. Вот, сижу, думаю, выбираю... [прим. автора: на самом деле, конечно, на английском дословно такой текст ГГ произнести не мог бы, там о неодушевлённых предметах не говорят "она" или "он", там это всё "оно"]

Весь мой монолог Энтони задумчиво крутит в пальцах гильзу, подобранную с лавки (чую, скоро Николаса ждёт новый праздник - собрать все эти латунные цилиндрики, коих сегодня на стрельбище за четыре сотни образовалось). Когда я замолчал, он оторвал взгляд от стола, посмотрел на винтовки, затем - на меня.

- Мы всё ещё про оружие? - уточняет.

- Конечно, о нём, - пожимаю плечами, мол, а о чём же ещё?

- Тогда не парься, оставь обе.

- Дорого. Да и тяжело, сразу обе да на одну шею... Ладно, это мои проблемы. Ты явно о чём-то поговорить хотел.

Парень некоторое время смотрит вдаль, мимо меня, нервно крутит в пальцах гильзу, каждые пол оборота стуча ею о стол.

- Ариэль мне всё рассказала, про засаду и этого... Влада, - последнее слово Энтони произносит так, словно сплёвывает. - Когда они с Антоном уезжали в Нью-Мехико, я попросил её не делать глупостей. Месть - не лучшая добродетель, зло ещё никогда не порождало добро. Понятное дело, что она пропустила мои слова мимо ушей, но я надеялся на благоразумие Антона. И вот что в итоге вышло.

- Ты правильно сказал, что сестра никого не послушала бы. И лучше уж мы их, чем они нас, - осторожно заметил я.

- Его целью был ты, не она, - Энтони смотрит мне прямо в глаза.- Если бы она не искала с Владом встречи, то со временем он исчез бы из нашей жизни, как снег летом.

- Получилось как получилось, - начинаю собирать оружие и оставшиеся патроны.

Доказывать, что я не я и корова не моя, что сперва подёргать тигра за усы, а затем и яму для него вырыть было не моей идеей, не вижу смысла. Пусть уж парень на меня обижается, или что там у него, чем на Антона. Я из жизни этой семьи скоро исчезну, а наёмнику с ними жить. Нет, надо всё таки будет всех собрать и обговорить детали нашей истории. И Антону потом рассказать, когда приедет.

- Ты неправильно понял меня, - встаёт парень. - Я тебя ни в чём не обвиняю. Я лишь хочу тебя попросить... Если ещё раз будет подобная ситуация, мало ли. Удержи мою сестру от участия. Хотя бы попытайся. И предупреди меня.

- Хорошо. Я попытаюсь. И дам тебе знать, если что, - открыто смотрю Энтони в глаза.

- Спасибо, - кивает парень, и наконец-то выбрасывает гильзу на землю. - Тебе помочь?

- С этим я справлюсь. Но помощь твоя не помешает, - вспоминаю я о ещё одном незаконченном деле. По хорошему, дождаться бы Антона и пусть он решает, но... - В кузове "Форда" куча всякого барахла, мы старались собрать всё ценное, чтобы было похоже на ограбление. Но, сам понимаешь, некоторыми вещами мы пользоваться не сможем, зная их происхождение. А часть слишком явная улика. Я думал отогнать машину в укромное место и отсортировать груз. От чего-то избавиться сразу, что-то отложить, чтобы потом отдать в какой-нибудь благотворительный фонд...

- В сорока милях отсюда есть Саладо, небольшой городок. Там пресвитерианская церковь есть, думаю, они примут любую помощь.

- Ну вот, отвезём туда. Поможешь?

- Да, конечно. Когда надо сделать?

- Думаю, после обеда.

- Окей.

Ну вот, одной проблемой к концу дня будет меньше.

И где, чёрт побери, Антон? Уже полдня прошло...

 

Глава 7

Год 27, вечер 15 апреля, воскресенье, ферма

Антон к концу дня так и не объявился.

Ариэль с каждым часом становилась более хмурой, на лицо словно туча наползла. Энтони бросал беспокойные взгляды то на сестру, то на меня, как бы ища поддержки. Что на уме у девушки, было видно и так, не надо быть телепатом, завтра, если не объявится её жених, она рванёт на его поиски. И надо, чтобы кто-то поехал с ней. Энтони, как самый старший мужчина в семье на данный момент, ферму оставить не мог, так что выбор был не так уж велик, кто составит компанию рыжей.

Пришлось пообещать, что присмотрю за девушкой. Хотя, после ударного труда (мы таки съездили в саванну и закопали в каком-то безымянном овраге всё, что посчитали лишним: итальянские пистолет-пулемёты, АйДишки убитых, личные вещи с гравировками или слишком вычурными узорами, и всё такое прочее), и с учётом всего остального, мне хотелось просто отдохнуть.

А ещё, чтобы Ева и сегодня заглянула вечером на огонёк. Паркуа бы и нет? Гулять так гулять, раз уж "развязался". Правда, за день мы с ней так толком и не поговорили, то она Гретте по кухне помогала, то я с Энтони капитана Флинта косплеили.

Поэтому, когда, через пару часов после ужина, лестница, ведущая на мансарду, пару раз скрипнула, я успел обрадоваться. В дверь постучали, я с недоумением поднялся с кровати, чтобы открыть: откуда сегодня вдруг такая деликатность? Прошлые два раза в моё жилище Ева проникала без спроса.

Не дожидаясь моего ответа, дверь распахнулась, и на пороге оказалась... Ариэль.

- Алекс, не спишь?

- Пока что нет, - ставлю ноут на прикроватную тумбочку. - Читал.

- У наших соседей, кажется, проблемы.

- Какого рода?

- Я не знаю. Но мне кажется, что их... взяли в заложники. Или что-то вроде того.

- С чего ты решила это? - удивился я.

Заложники и в Эдеме? На ферме? Здесь редко у кого есть какая-то родня за пределами родного дома, а местные власти, при всём желании, платить выкуп не будут. Так что смысла в подобном ноль. Вас могут ограбить, убить, изнасиловать, увести в  рабство, но брать в заложники не будут - выгоды с этого абсолютно никакой.

- Наша рация имеет функцию сканера, и ещё умеет записывать разговоры. Что-то вроде автоответчика, только на всех каналах сразу. Я технических подробностей не знаю, Энтони лучше может рассказать. Брат несколько минут назад обнаружил, что на какой-то необычной частоте было сообщение, просьба о помощи. Там помехи, сложно понять, кто, но Энтони сказал, что связаться таким способом могли только с близкого расстояния, миля, может, полторы. И голоса на детские похожи. Рядом с нами только Фаррелы, и у них как раз есть сыновья, Том и Эштон, близнецы, им шесть лет.

- Вы связались с соседями?

- Конечно, - кивает девушка. - Минут пять их вызывали, поздно ведь уже. В итоге нам ответила Кейт, их старшая дочка, моя ровесница. Сказала, что мальчишки просто играют перед сном со своими "ходи-болтайками".

- Тогда с чего ты решила, что есть какая-то проблема?

- Когда мы уже заканчивали разговор, я... Сказала, что Маршалл желает им всем спокойной ночи. И Кейт пожелала ему спокойной ночи в ответ, - последнюю фразу Ариэль произнесла резко и чётко, словно сорвала пластырь с застаревшей раны.

То, что её отца не стало неделю назад, соседка знать не могла. На похороны съехались фермеры со всей округи, в том числе, были там и Фаррелы.

- Понял тебя. Буду готов через пару минут. Кто ещё идёт?

- Я, Энтони и ты. Встречаемся внизу, - Ариэль развернулась уходить, но вдруг остановилась на пороге, посмотрела на меня. - Спасибо, Алекс.

Я ничего не ответил, лишь кивнул. Да, это не мои соседи, я этих Фаррелов видел мельком один раз. Но это же не повод отсиживаться, позиция "моя хата с краю" в Эдеме не даёт тебе безопасности, наоборот, рано или поздно за тобой точно придут. Не важно, кто это будет, стихия ли, дикие звери, люди с оружием или болезнь - но в любом из этих вариантов единственные, кто может тебе помочь, твои соседи, ибо полиции, пожарных и медиков сюда пока что не завезли.

Нацепил "плитник", проверил магазины, достал "Хеклер". Чуть подумав, прихватил "банку" на "Гюрзу" и подсумок с медициной: лишним ни то, ни другое не будет. Эх, жаль, ПНВ нет, сейчас был бы в масть.

К тому моменту, как я спустился, не спал уже весь дом, все собрались внизу.

- Мама, заприте двери и ставни после того, как мы уйдём, погасите весь свет. Я настроил рацию, но без нужды нас не дёргайте, только если что-то случится. Если собаки будут лаять, не надо идти смотреть, что там, понятно? Чуть что, прячьтесь в подвале, там дверь усиленная, её просто так не выломаешь. И ради всех святых, держи оружие при себе. Бог помогает лишь тем, кто сам что-то делает.

Убедившись, что все всё услышали, и проверив связь, мы выдвинулись.

До Фаррелов по прямой около мили, машину решили не брать: по прямой не получится, надо сперва выехать на общую дорогу, и всё такое. Фары не включишь, это спалиться ещё на подходе, а ПНВ ни у кого не было. Поэтому решили идти пешком, благо, недалеко.

Остальных соседей пока не оповещали. Во-первых, всё ещё могло оказаться просто плодом нашей коллективной паранойи: вот окажется, что Фаррелы уже давно спят, а Кейт просто спросонья не очень поняла, что ей там Ариэль говорит, вот будет-то смеху... А во-вторых, у Фаррелов тоже может оказаться сканер с функцией записи, и начни мы "висеть на проводе", как бандиты, если они есть, тут же об этом узнают. И тогда шансы на выживание у заложников стремительным домкратом устремятся к нулю.

Нам повезло, на небе ни облака, звёзды и луна худо-бедно, но давали свет, так что к Фаррелам мы бежали лёгкой рысцой. Впереди - Энтони, за ним - Ариэль, у парня какой-то клон АР-ки, у девушки - болтовка. Я замыкал нашу куцую колонну, бежал, не отвлекаясь на просторы, до рези в глазах всматриваясь в землю - не хватало ещё в ямку какую влететь.

Соседняя ферма, как и наша, располагалась на пологом холме. Добравшись до его подножия, перешли на шаг, чтобы восстановить дыхание, да и топот ног в ночной тишине разносится далеко.

- Собак не слышно, - Энтони остановился на самом краю, присел.

Мы удвоили бдительность, пригнулись рядом. Метрах в ста впереди чернели постройки, ни огонька во всём доме. Конечно, ЛЭП здесь нет, ожидать привычной нам по Земле иллюминации не приходится. Но если полчаса назад дети ещё играли с рациями, а Кейт не спала, должен же быть свет хоть где-то? Газовые лампы и прочие не самые модные осветительные приборы никто не отменял.

И да, собаки молчат, хотя мы, считай, уже на пороге. А ведь эту четвероногую сигнализацию на бесшумный режим не поставишь, если вдруг голова разболелась, и объяснение их поведению может быть только одно - кто-то заставил их замолчать навсегда.

- Обойдём дом, попробуем заглянуть с заднего двора. Там постройки, проще будет подобраться, - Энтони указал направо.

Но не успели мы начать движение, как на веранде хлопнула дверь, зашевелились какие-то тени. Через пару секунд через двор начал перемещаться какой-то клубок, словно несколько человек шли, сцепившись руками.

- Двое тащат в амбар какую-то девушку, она явно упирается, - зло зашептала Ариэль.

Наша снайперша прильнула к необычайно большому прицелу: передняя линза чуть ли не с небольшое блюдце диаметром. "Ночник", понял я, вон слева ик-подсветка есть, если вдруг света будет нехватать, или надо увеличить радиус обзора.

- Тогда меняем план. Алекс и я идём смотреть, что происходит в амбаре, Ариэль, остаёшься здесь, наблюдать за ситуацией. На связь выходим только в крайнем случае, - Энтони снял АР-ку с плеча, перехватил поудобней и, низко пригибаясь, лёгким бегом направился по дуге к амбару.

Я направился за ним.

К амбару мы подошли сбоку, начали обходить его против часовой стрелке. К сожалению, ворота, выходящие в сторону склона, оказались закрыты. Может, и не заперты, но бесшумно открыть их точно не получится. Энтони махнул налево, возвращаемся. Старались идти тихо, с пятки на носок, бросая взгляд то под ноги, то на угол амбара: Ариэль предупредит, если вдруг кто выйдет оттуда, но это не повод терять бдительность.

А вот и ворота, одна створка распахнута, изнутри доносится шум, словно кто-то ищет среди слесарного инструмента, приглушённые голоса. Внезапно раздаётся сдавленный вскрик. Мы за створкой, осматриваем двор - никого. Дом напротив словно сошёл с картинки ужастика, тёмная махина с чёрными провалами окон-глазниц. Если кто-то там сейчас стоит, то стоит нам выйти из тени створки, как спалимся, но выбора нет.

Пока Энтони крадётся к выходу, смотрю сквозь щели. На полу стоит большой цилиндрический фонарь с ручкой сверху, напоминающий газовую лампу, только вместо баллона - батарея. В его свете видно, как один мужчина, тихо матерясь, неумело орудует вилами, пытаясь разгрести пол в углу. Второй присел возле девушки в разорванном платье, привязанной к опоре, крутит перед её лицом сверкающий в свете фонаря нож.

Кладу руку на плечо Энтони, который уже почти высунулся. Парень поворачивается, вопросительно смотрит на меня. Достаю "Гюрзу" и глушитель, начинаю накручивать последний на пистолет. Энтони кивает, пропускает вперёд.

- Попробую снять их тихо, но если что, прикрывай, - шепчу я напарнику в самое ухо.

Мысленно считаю до трёх, делаю глубокий вдох, и на выдохе выхожу из-за створки. Дистанция плёвая, пятнадцать метров, света хватает, руки, не подведите! Мушки из-за цилиндра глушителя почти не видно, целиться непривычно. Навожу пистолет на того, кто с вилами - второй сейчас на одной линии с девушкой, могу задеть пленницу.

Плавно выбираю спуск, звук выстрела внезапно оказывается гораздо громче, чем нам показывают в кино, никаких тихи "кашляний" и "чихов".Больше всего это похоже на то, как кто-то гвозди пневмопистолетом забивает, миллиметров так сто-сто двадцать. Ну да, патрон-то не дозвуковой.

Все этим моменты я отмечаю краем сознания, пока первый бандит падает на пол. Второй, привлечённый падением товарища, встаёт и с недоумением смотрит на своего приятеля. Звук выстрела глушителем хоть и не убран полностью, но изменён настолько, что мозг мужчины пока что не связал его с завалившемся на вилы телом. Времени на осмысление я ему давать не собираюсь, совмещаю мушку с центром фигуры, спускаю курок, ещё один "гвоздь" находит свою цель.Бандита слегка разворачивает, он падает к ногам девушки.

Осматриваю ангар, вроде бы никого.

Заходим внутрь, Энтони развязывает пленницу, помогает подняться, я осматриваю бандитов. Второй ещё жив, силится что-то сказать, но силы быстро покидают его. По уму, контрольный бы, но стрелять прямо в лицо я не могу, что-то внутри мешает.

Зато никаких моральных терзаний нет у Энтони, видя мою нерешительность, парень достаёт нож и, нагнувшись, резко, двумя руками, вгоняет лезвие в грудь бандита, слева. Спокойно, словно не человека зарезал, а всего лишь свинью, вынимает нож, вытирает лезвие об одежду убитого.

- Кейт, сколько их ещё? - Энтони кивает на тело.

- Пятеро. Три женщины и два подростка, лет пятнадцать. Они потащили отца в подвал, как сказал один, "наделаем из его кожи ремней", - девушка всхлипывает, прижимается к груди парня.

- Кейт, пожалуйста, соберись, - мягко, но настойчиво Энтони отстраняет Кейт, смотрит той прямо в глаза. - Где они, ты знаешь?

- Две были внизу, на кухне и в гостиной. Ещё одна наверху, они утащили туда маму, я слышала какие-то стоны. Наверное, они...- девушка вновь начинает плакать, но уже спустя секунду берёт себя в руки. Даже не представляю, что у неё сейчас творится в душе. - И в подвале двое, с отцом.

- Стрелять сможешь?

- Да! - Кейт яростно кивает головой.

- Держи, - парень снимает пояс с кобурой и запасными магазинами к пистолету.

Вопрос "умеешь пользоваться?" в Техасе риторический.

- Кейт, только я тебя прошу, не наделай глупости, хорошо? - Энтони заглядывает в глаза девушки, в которых появилась надежда. - Мы освободим твоих, но нам нельзя спешить и действовать наобум. Вперёд не лезь, мы с Алексом справимся, смотри за нашими спинами. Договорились?

- Да, конечно, - сжав пистолет, кивает Кейт. - Я не подведу.

- Отлично.

Выглядываем во двор - никого. Быстро выскакиваем из амбара, сворачиваем вправо, в тень. По небольшой дуге, пригибаясь, семеним к задней двери. Из-за занавесок на первом этаже пробивается слабый свет, мелькают какие-то тени, на втором тоже горит лампа.

- На веранде вижу две цели, курят - краткость сестра таланта, Ариэль старается не "шуметь" в эфире.

- Пока наблюдай, - командует Энтони.

На крыльцо поднимаемся медленно, ставя на ступеньки ноги вдоль, чтобы не скрипели. Я - слева от двери, Энтони и Кейт - справа. Киваю - открывай. Парень медленно поворачивает ручку, тянет на себя - Фаррелл хороший хозяин, все петли смазаны, ничего не скрипит.

Я тут же заглядываю в дверной проём. Спиной ко мне женщина с короткой стрижкой, в джинсах и фланелевой рубашке, роется в шкафчиках. На полу разбросаны продукты, из ящика вывалены столовые приборы, в углу рассыпана мука, рядом валяются перевёрнутые жестяные банки в белый горошек. Обыск идёт полным ходом.

Свет даёт такая же цилиндрическая электролампа, стоящая на столе посреди кухни.

Беру женщину на прицел, и когда палец уже выбрал свободный ход, она резко оборачивается. Взгляд дикий, словно у хищного животного, рот открывается для крика, я дёргаю спуск. Хлопок, лицо женщины, достаточно миловидное, превращается в сплошную рану. Тело с шумом падает на пол, звенят вилки-ложки.

- Сюзен? Что у тебя там? - раздаётся из гостиной женский голос.

Чертыхаясь,быстрым шагом иду через кухню. Пистолет впереди, заглядываю в гостиную. Здесь тоже форменный бедлам, обивка мягкой мебели вскрыта, подушки с дивана изрезаны, пух летает по всей комнате. А вот освещения нет, только тот, что идёт из кухни, и я сейчас отличная контрастная мишень.

- Бах! - рявкает дробовик из темноты.

Спасло меня то, что оружие стояло на предохранителе, и, услышав щелчок, я успел упасть на пол.

Над головой проносится заряд картечи, в ушах звенит. Слышу сухое клацанье, дамочка перезарядилась. Но я успел заметить во вспышке выстрела, где ты. Несколько раз быстро жму спуск. Глухо падает тело.

- Чисто! - смысла сохранять тишину уже нет.

На улице, с паузой в три-четыре секунды, раздаются приглушённые расстоянием выстрелы.

- Минус один, второй упал за перила, не вижу, - докладывает Ариэль.

Молодец, догадалась, что раз в доме такой концерт, то можно работать.

- Я сейчас попробую снять его через окно прихожей, не подстрели меня, - Энтони пробегает через гостиную.

Кейт выглядывает из кухни, пистолет в руках, ствол смотрит вниз. Умница, не надо им тыкать куда попало.

- Где лестница наверх?

- Туда и налево, - девушка указывает свободной рукой на дверь, куда парой секунд назад выскочил Энтони.

Осторожно, держа пистолет перед собой, заглядываю за диван, за который завалилась бандитша. Лежит на боку, дробовик валяется у ног. Совмещаю мушку с головой, жму спуск. Заряд дроби над головой действует отрезвляюще, от моральных терзаний и следы не осталось.

В прихожей раздаётся хлёсткая очередь, вторая.

- Минус на веранде, - раздаётся в наушнике голос Энди.

Встречаемся у лестницы, парень теперь идёт первым. Я убрал пистолет в кобуру, предварительно свернув глушитель - запасного магазина у меня с собой нет, остаться в неподходящий момент пустым не хочется. Беру в руки НК416, поднимаюсь вслед за Энтони.

На втором этаже четыре двери, одна справа и три слева. Ничего толком не видно, у нас из источников света только подствольный фонарик на АР-ке Энтони.

"Надо себе такой поставить", - задним умом мы все умные.

Определить, где последний противник, не сложно: только из-под одной двери в конце коридора выбивается свет. На втором этаже узко, Энтони идёт справа, я - слева, на пару шагов позади, но парень перекрывает мне почти весь сектор. Поэтому, когда дверь открывается и в проёме появляется чья-то голова, среагировать не успеваю. Впрочем, Энтони тоже. Увидев нас, женщина прячется обратно, захлопывая дверь.

"Твою за ногу!" - зло думаю я.

И в этот момент Энтони падает на пол и одной очередью, снизу вверх, выпускает полмагазина.

- Перезаряжаюсь! - докладывает парень.

- Я пошёл! - обхожу напарника, держу дверь на прицеле.

Пять метров.

Три.

Один. Центр двери словно дуршлаг, сквозь который в коридор пробиваются тонкими макаронинами свет. Становлюсь сбоку, толкаю левой рукой дверь, та открывается на половину и обо что-то ударяется.

На полу, в луже крови, с широко раскрытыми глазами, лежит кучерявая блондинка, молодая, чуть ли не подросток. Утончённые черты лица, небольшой идеальный нос, чувственный рот. Белое платье немного задралось, обнажив стройные ножки. Просто ангел во плоти, реинкарнация молодой Мерлин Монро.

На руках длинные, по локоть, резиновые перчатки, в которых хозяйки обычно моют санузел и драят кафель на кухне. Обычно такие изделия имеют жёлтый цвет, но сейчас почти полностью окрашены в тёмно-красный.

- Мама! - в комнату мимо меня влетает Кейт и бросается к женщине, распластанной на кровати.

- Твою ж... - тихо ругаюсь сквозь зубы по-русски. - Грёбанный екибастус!

Банальное английское "fuck" не сможет передать и десятой толики тех эмоций, что я испытал в тот момент, когда увидел миссис Фаррел. Обнажённое тело покрыто десятками и сотнями порезов, постельное бельё окрасилось в багровый, а у кровати на стуле стоял тазик, полный каких-то обрезков, плавающих в крови.

Похоже, эти отморозки не шутили, когда говорили, что "нарежут кожу на ремни".

Я поднял автомат и выпустил очередь ангельское личико.

Больные ублюдки.

- Алекс, надо проверить подвал, - Энтони коснулся моего плеча, привлекая внимание.

- Да,конечно, - с трудом отрываю взгляд от мёртвой девушки.

- Ариэль, нужна твоя помощь. Миссис Фаррел сильно ранена, она с Кейт на втором этаже.

- Приняла, сейчас буду!

- Кейт, возьми, - вспоминаю про подсумок с медициной.

Спускаемся вниз.

Будь моя воля, я бы убил их всех ещё по разу. И не так быстро.

 

Глава 8

Год 27, утро 16 апреля, понедельник, ферма Фаррелов

Её звали Нэнси Довер. По крайней мере, здесь, в Эдеме, земное имя она никому не говорила.

Истории девушки даже можно было бы посочувствовать, если бы она не начала убивать. Убивать жестоко, садистски.

Было известно (Нэнси любила пропустить время от времени стакан-другой, и поболтать по душам), что с трёх лет её мать таскала дочу по всевозможным конкурсам красоты. К шести годам у девочки был комплекс звезды, и не без оснований: Нэнси росла на чудо какой хорошенькой.

Первая реклама в восемь. В двенадцать - роль второго плана в клипе восходящей поп-звезды. В пятнадцать - "Мисс какая-то там дыра". В семнадцать - переезд в Голливуд, школа актёрского мастерства. В восемнадцать чуть не снялась в порно: жизнь в Лос-Анджелесе дорогая, а протирая столы в кафе в ожидании той самой роли, много не заработаешь. Но вовремя сообразила, что скрывается под обёрткой "артхаус кино в ретро стиле", и сбежала со съёмочной площадке через окно в туалете.

Затем был скандал с Вайнштейном, всколыхнувшей общественность. Нэнси же, как тот мужик в анекдоте, что забыл полотенце в баню, но увидел надпись "занавесками не вытираться!", подумала:

- А это идея!

На поиски "с кем тут переспать, чтобы роль получить" ушло полгода. Отсеять зёрна от плевел (читай, козлов, желающих попользовать молодое тело за просто так от людей, действительно могущих обеспечить ей съёмки в кино) оказалось не так-то просто, но упорство и труд волка кормят. А ноги, точнее, то, что между ними - молодую девушку. Вайнштейно-заменитель всё же нашёлся.

Роль была так себе, второго плана, но всё же пять минут чистого экранного времени (если просуммировать все эпизоды) и две страницы текста. Для первого раза более чем достойно!

Нэнси заметили, и уже без раздвигания ног она получила несколько ролей в ситкомах, пусть и на один-два эпизода. Потом было приглашение на главную роль в фильме "Кинг-Конг в бикини", треш ценою в две сотни тысяч долларов. Внезапно фильм не только отбился, но даже собрал неплохую кассу (главным образом из-за того самого "бикини", в котором отбегала 90 минут экранного времени Нэнси, прежде чем мутировала в Кинг-Конга). Снимать сиквел позвали вышедшего в тираж продюсера, который, тем не менее, трижды номинировался на Оскара (в номинациях за монтаж, грим и звуковой монтаж, но это уже частности). "Кинг-Конг в бикини-2" собрал поражающие провинциалку три миллиона! Конечно, это не её деньги, но всё же!

Затем было полгода затишья, не считать же эпизодические роли во второсортных сериалах серьёзной работой для восходящей звезды? Агент сбился с ног в попытках найти что-то "достойное", Нэнси тоже не сидела скрестив ноги. Первой синюю птицу счастья за хвост ухватила девушка, познакомившись (и отдавшись, опередив парочку таких же маленьких акулок, как сама) с продюсером, искавшим главную героиню для фильма с бюджетом в десять миллионов. Считай, одной ногой уже во взрослой лиге!

Кастинг актёром растянулся на томительные полгода, которые удалось пережить благодаря ситкомам и рекламе вагинальной смазки. А что, деньги не пахнут и сами на банковский счёт не падают. Нэнси устала ждать. Нэнси хотела красивой жизни здесь и сейчас. И ведь всё рядом, стоит только руку протянуть. С зажатыми в изящной ладошке купюрами.

Банк в кредите отказал. Не считать же жалкие пять тысяч деньгами? Их всего-то на пару вечерних платьев и хватит! И в чём прикажете в люди выходить начинающей звезде? А главное - на чём приезжать?

- Мисс, только сегодня и только для вас, "Шевроле Комаро" в полной комплектации всего за семьдесят две тысячи! Первоначальный взнос двадцать пять процентов.

Оказывается, деньги можно занять не только у банка, и никакие справки-выписки не нужны. Правда, процент высоковат, так сколько той жизни! Отдаст из гонорара.

Пришла беда - отворяй ворота.

За две недели до съёмок умерла мать. На похороны ушла вся наличность, пришлось даже у подруг занять.

Кое как оправившись от удара, вернулась в Калифорнию. И новый пинок от Судьбы: продюсер за время её отсутствия успел найти новую актрису на главную роль.

- Крошка, пойми, ничего личного, кто последний отсосал, тот в кино и сыграл, ха-ха! - встретил бывший любовник её на пороге своей виллы, обдолбанный в хлам.

Три сломанных ногтя, ночь в "застенках продажных сатрапов", угнанный за это время на штраф-стоянку "Комаро", оставленный перед домом этого козла...

Через месяц к ней пришли за долгом. Денег даже после продажи машины не было и половины от нужной суммы. Немножко побили. Предложили отработать, дали на подумать неделю.

По статистике, в зависимости от страны, возраста и сезона, от восемнадцати до тридцати одного процента переселенцев главной причиной принятого решения называют "финансовые проблемы". Внесла свою лепту в эти цифры и Нэнси.

Знакомство с новым миром началось с Джефферсона, столицы Либерти. На нём же на долгое время и закончилось: предложение поработать танцовщицей в клубе обернулось сексуальным рабством на полтора года. Повезло ещё, что заведение было из приличных, клиенты - люди состоятельные и чистоплотные. Некоторые и вовсе иногда снимали девушек на ночь, чтобы набухаться и излить душу.

Нэнси жилось относительно неплохо, очень скоро у неё появилось с полдюжины постоянных клиентов, других она больше не обслуживала. Правда, пришлось приобщиться к ЛГБТ сообществу и узнать, что такое страпон, причём - с обоих концов, так сказать. Но после того, как её приводили к покорности пять грязных латинос и негров, это были цветочки.

Вырваться удалось буквально чудом. Среди клиентов был врач, местный терапевт. Ходил к ней регулярно, пару раз в неделю, нередко брал сразу на ночь. Был всегда ласков и нежен, даже как-то цветы подарил, на восьмое марта, кажется. Странный тип. Но отзывчивый. Поэтому, когда девушка попросила принести снотворное, "плохо спится в последнее время", мужчина не смог ей отказать.

Нэнси два месяца ждала возможности воспользоваться таблетками, предварительно перетёртыми в порошок. Охране запрещалось трогать "золотых курочек", но если никто не видит и по обоюдному согласию - почему и нет? Дождавшись, когда босс укатит с основной частью охраны на какую-то стрелку, Нэнси заманила Фрэнка к себе в богато и безвкусно обставленные апартаменты. При виде девушки в чёрной, ничего не скрывающей комбинации, кровь у парня от головы отлила, наполнив совсем другие сосуды ниже. Правда, ни одну из своих фантазий в этот раз Фрэнк не успел: залпом осушив бокал с вискарём, поданный покорной девочкой, парень почти сразу отрубился.

Убедившись, что тело крепко спит, девушка переоделась (чего ей стоило достать джинсы и толстовку - отдельный разговор), и уже собиралась серой мышкой прошмыгнуть в коридор, два поворота налево, вниз по ступенькам и - вот она свобода! Но взгляд, брошенный на Фрэнка перед уходом, зацепился за ножны на поясе парня. По коже пробежал холодок: перед глазами вновь возникла картина того, как парень этим самым ножом, играясь, словно кот с добычей, срезал с неё одежду в тот день, когда ей не повезло согласиться на работу в клубе. Пелена чёрной, жгучей ненависти накрыла Нэнси.

Когда сознание вернулось к девушке, она ужаснулась открывшейся картине: опознать Фрэнка теперь могли бы только с помощью снимка зубов или генетической экспертизы. Джинсы и толстовку пришлось выбросить. Через четверть часами по ночному Джефферсону гуляла медсестра в неприлично коротком халатике, на каблуках и в колготках в сеточку. И только чудом можно объяснить то, что она так и не нашла приключений на почти не прикрытую пятую точку.

Под утро судьба свела её с Томом Клэнси, обычным фермером откуда-то из-под Берлесона, небольшого городка на границе с Техасом. Мужчина, выслушав её историю, поделился одеждой и кровом, и предложил идти в полицию.

- У нас половина мэрии отдыхала, это не лучшая идея, - горько усмехнулась Нэнси.

Тогда фермер предложил пожить у него: он холостяк, дом большой, места на двоих хватит. А помощь по хозяйству ему не помешает.

С хозяйством девушка ему помогла в тот же вечер. Её опыт говорил, что ради секса мужчины готовы на всё, так что стоило укрепить их дружбу.

Том вывез её из города в кузове пикапа, между коробками и ящиками, прикрыв старым спальником.

Дому фермера действительно не хватало женской руки: если на подмести пол и помыть посуду его хватало, то всё остальное было в плачевном состоянии. Девушка принялась наводить порядок: отдраила ванну до первозданной белизны, вымыла не видевшие лет пять тряпку окна, перестирала (руками и в лохане с рельефной доской, как во времена прабабки) всё, что можно, от штор в гостиной до носков Тома.

Идиллия длилась неделю. Вечером, во время ужина, на ровном месте вспыхнула мелкая ссора, из разряда

- Ты мне кашу не досолила!

- А ты мне жизнь испортил, ублюдок!

Под рукой оказался нож, уже знакомая чёрная пелена накрыла сознание, а когда Нэнси очнулась...

В отличие от Френка, Тома можно было бы легко опознать. Но легче от этого девушке не было.

Утром, с первыми лучами солнца, Нэнси уехала, предварительно побросав в кузов пикапа всё, что имело хоть какую-то ценность. А через час заполыхал дом: нехитрый таймер из двух свечей, бечевы и стула и пара канистр бензина, щедро разлитого в гостиной, скрыли следы убийства.

Если бы притягивались противоположности, то человеческий мусор не сбивался бы в зловонные кучи, отравляющие своими миазмами всё вокруг. За полгода вокруг Нэнси сбилась небольшая банда из таких же поломанных, как и она сама. Маргарет, Ичи, Оззи, Дон, Майкл и Снук. История каждого, надумай её кто-то экранизировать, могла бы претендовать на Оскар. Их жертвам, правда, от этого легче не было бы.

Они убивали не очень часто, раз в пять-шесть недель, и каждый раз старались уехать как можно дальше. Огонь скрывал следы их преступлений, но как снаряд дважды не падает в одну воронку, так и банда Нэнси старалась не гадить дважды в одном районе. Чтобы кто-нибудь дотошный не решил, что слишком уж часто начали гореть фермы вместе с их обитателями.

Фаррелы должны были стать десятой, юбилейной, их совместной акцией, и первой - в Техасе.

Сценарий, с мелкими вариациями, был стандартный.

Приехать за пару часов до заката, с просьбой о ночлеге. Пара мужчин, три женщины, подростки, в обычной повседневной одежде, без оружие - они делали всё, чтобы выглядеть обычными новичками-переселенцами. В качестве благодарности хозяев угощали пивом, "настоящим, заленточным". Обычно после этого гостеприимные хозяева обнаруживали себя через пару часов связанными по рукам и ногам, а рядом - Нэнси, в белом платье, ядовито-жёлтых перчатках и с ножом в руках. И жалели, что в пиве был не яд.

Фаррел от пива отказался - то ли народ в Техасе бдительней, то ли просто не любил сей напиток. Что ж, не беда, на этот случай был план "Б" - подсыпать снотворное в ужин. Вот только не учли, что мальчики-близнецы наелись за день недавно начавшей созревать молочной ягоды. Мальчики для приличия поковыряли вилками рагу, размазали его по тарелке, создавая видимость того, что поели, и убежали играть, а на самом деле - лазать по кустам на краю холма, где та самая ягода в изобилии и росла.

Набивая рот ягодами и украдкой бросая взгляд на дом, близнецы видели, как на веранду вышел отец, уселся в любимое кресло-качалку и начал набивать трубку. Когда мальчишки в очередной раз посмотрели в сторону дома, мистера Фаррела уже тащили внутрь двое. Тело отца висело между мужчинами безвольной куклой.

У парней с собой были маломощные рации, работающие в диапазоне FRS, Family Radio Service, очень популярные в быту даже за ленточкой, а в Эдеме во многих фермерских семьях такой же повседневный атрибут, как пистолет. Как ещё прикажете связываться, если мобильной связи нет?

И только чудом можно объяснить, что сигнал одной из этих двух почти игрушечных раций добил до фермы Маршалла. Банда искала детей не очень долго, справедливо решив, что пара пятилеток вряд ли доберётся до соседей ночью по саванне, когда ближайшая ферма в полутора милях по прямой, а по дороге - так все три.

Оззи и Дон, после внезапного радио сеанса, утащили Кейт в амбар, по официальной версии "чтобы сучка показала, где они прячут свои денюжки", на самом же деле - задрать юбку. При Нэнси они на такое не рискнули бы пойти, уж больно та не любила насильников, могла и яйца за такое отрезать.

Отцу семейства, можно сказать, повезло. В этот раз атаманша решила, что пора приобщать к пыткам и молодёжь. Подросткам было приказано обработать мужчину в подвале. Для храбрости парни вылакали бутылку виски, но даже после этого всё, на что их хватило, это избить связанного. Когда кулаки начали болеть, а на то, чтобы взять в руки нож, храбрости так и не наскреблось, вышли покурить на веранду.

- И чего вам, уродам, не жилось, как людям, - задумчиво смотрел на связанного Энтони. - Столько жизней... Ради пригоршни монет... Вокруг столько возможностей! Новый чистый мир!

- Парни, вы же обещали отпустить, если я всё расскажу! - заскулил пацан.

Один из подростков выжил. Ариэль лишь ранила его. Пуля попала в мягкие ткани живота, ничего не задев, но от болевого шока малолетка вырубился. Когда, освободив семью, мы пошли убирать трупы, обнаружили, что тело-то дышит! Перевязали, привели в чувства. Парень решил не запираться, всю ночь рассказывал о Нэнси и других, о своих мытарствах, пока не встретил тех, кто его принял, приютил, обогрел и накормил... Рассказал о всех убийствах, в которых участвовал сам, и о которых узнал от банды - пришёл он последним, перед самым мокрым сезоном, полгода назад.

Мы всё записали на камеру, спасибо Хелен. Шестичасовая исповедь заняла половину тридцати двух гиговой флешки. На всякий случай, сделали три копии, потом сотрём.

    - Я соврал. Господь простит мне этот грех, - с этими словами Энтони подошёл к стоящему на колоде парню и выбил из-под его ног опору.

    Подросток хекнул, верёвка натянулась. Тело забилось в конвульсиях, на штанах начало растекаться тёмное пятно, запахло дерьмом.

    Через минуту всё было кончено.

    Этот момент мы тоже записали. По закону Техаса, бандит, пойманный с поличным, может быть казнён местными властями, если доказательства не вызывают сомнений.

    На ферме законной властью является её владелец.

    А доказательств у нас - целых шесть часов.

 

Глава 9

Год 27, 16 апреля, понедельник, ферма Маршалла

К Фаррелам за ночь съехалась вся округа, все спешили помочь попавшей в беду семье.

Одним из первых прибыл Брайн Уэллер, живущий в пяти милях южнее, доктор по образованию и дауншифтер по велению души. Провозился несколько часов с миссис Фаррел, вышел из спальни выжатый, как лимон:

- Жить будет. Но в пару ближайших дней перемещать её нельзя, очень много крови потеряла, раны неглубокие, но многочисленные. Меняйте повязки дважды в сутки, утром и вечером.

Выдал кучу рекомендация и список, что надо купить, обещал навещать каждый день. От денег отказался, еле уговорили взять в знак благодарности "Маузер С96", с деревянной кобурой-прикладом. Несмотря на всю серьёзность ситуации, это вызвало у меня улыбку: как в России самой универсальной валютой является спиртное, так здесь - огнестрел и "холодняк".

Хелен тщательно запечатлела трупы бандитов (как и их "работу"). Затем выгнали из ангара хозяйский погрузчик с ковшом, побросали туда тела и вывезли в саванну, где и закопали поглубже. Энтони прочитал короткую молитву, засыпали, а потом тщательно разровняли. Никаких холмиков могил и крестов, только так.

- Парни, когда заберёте машины? - поймал нас мистер Фаррел на выходе из ангара, где мы парковали погрузчик.

Лицо мужчины от побоев распухло, правый глаз заплыл, губы едва шевелятся. Рёбрам тоже досталось, видно, что стоять прямо ему некомфортно, но держится: надо заботиться о детях.

- Простите, - Энтони непонимающе посмотрел на мужчину, затем перевёл взгляд на меня, мол, может ты в курсе?

Я пожал плечами.

- Тачки этих... - Фаррел указал на красный "Шевроле Сильверадо" и потёртый грязно-болотный "Форд Эксплорер" одного из старых выпусков, судя по длине и ширине, третье поколение.

Энтони вновь уставился на меня, ища поддержки. Ну да, мы как-то не задумывались о трофеях, чай, не компьютерная игра, чтобы в любой ситуации хабар в первую очередь тащить. Мы помогли соседям, получим причитающуюся награду от Ордена или техасских властей, этого достаточно. А делить имущество убитых...

- Парни, давайте без лишней скромности, - заметив заминку в нашем ответе, мужчина стал немного резок. - Вы их завалили, вам и карты в руки, окей?

- То есть, машины и всё их содержимое наше? - посмотрел я Фаррелу в глаза.

- Естественно, - спокойно встретил мой взгляд фермер.

- Отлично. Тогда мы дарим их вам. Со всем содержимым. Так, Энтони?

- На сто процентов, - с облегчением кивнул парень. - Вам они...

Я толкнул Энтони локтём, но было поздно, глаза Фаррела полыхнули злостью. Взрослому мужчине сложно принять помощь от фактически ещё сопляка, который ему в сыновья годится. Ох уж эти гордые техасцы!

- Мне не нужны подачки!

- Это и не подачка, мистер Фаррел, - как можно спокойнее сказал я. - Это помощь. Я уверен, что, окажись мы в трудной ситуации, вы бы тоже не прошли мимо. Давайте сделаем так. У вас сейчас полно забот, вам не до возни с этим, - киваю на машины. - Мы сами отгоним их в город, продадим. А вырученные деньги вы потратите на лечение жены. Как вам такой план?

Видно было, как в мужчине боролись чувство гордости и понимание того, что без денег поставить супругу на ноги будет непросто. Медицина в Эдеме удовольствие не из дешёвых, дикая нехватка врачей порождает высокие цены на их услуги.

- Хорошо. Но половина всё равно ваша, - выдавил наконец-то упрямец.

- Как скажете, - я улыбнулся.

Кто ж ему скажет, за сколько мы реально продали трофеи? Если надо, Энтони соврёт ещё раз, бог простит ему и этот грех.

 

Ночь и утром выдались напряжёнными, так что, отогнав трофейные машины к себе на ферму, все разошлись спать.

Поэтому не удивительно, что приезд Антона мы прошляпили. Во дворе раздался звук клаксона, хлопнула дверь машины, и через секунду зычный голос прокричал:

- Это я, почтальон Печкин, у меня посылка для вашего мальчика, открывайте!

В первые мгновения я вскочил, спросонья толком не понимая, что именно происходит, но Эдем меня приучил, что в любой непонятной ситуации сперва вооружайся, а только потом уже действуй. Споткнувшись о сваленную на полу одежду (моральных сил нормально раздеться я в себе не нашёл), добегаю до шкафа, хватаю автомат, и только после этого мозг соображает: это же голос Антона!

Второй мыслью было: надо держать оружие под рукой.

Выглянув в окно и убедившись, что это действительно товарищ, а не кто-то с похожим тембром, неспешно одеваюсь и спускаюсь в гостиную. Наблюдая Энтони, взъерошенного и трущего красные глаза, совесть немного успокаивается - проспал появление наёмника не только я. Ева с Хелен вообще до сих пор ещё не показались.

Мимо меня проносится рыжий ураган, входная дверь отлетает в сторону, жалобно звякнув вставленным стеклом. Возле Антона вихрь материализуется в Ариэль. Девушка резко застывает напротив парня, всматривается несколько секунд в глаза и падает ему на грудь. Картина Репина "Возвращение блудного жениха". Или там Рембрандт был? И там "Ре", и тут, пойди их всех отличи... Пока я вспоминаю фамилию художника, Ариэль отстраняется от парня, отвешивает лёгкую пощёчину и тут же страстно и долго целует. Огонь девка! Это ж сколько там эмоций уживается одновременно.

- С возвращением, - Энтони машет парочке с веранды, на всякий случай не рискуя приближаться к эпицентру событий.

- Антон, мы рады, что Вы вернулись в целостности и сохранности. Я молилась Богу за Вас, - не знаю, как Гретте это самое "Вы" удаётся, в английском такое только на письме возможно, но я отчётливо его слышу вместо привычного для Запада равноправного "ты".

Покончив с приветствиями, нестройным ручейком перетекаем в гостиную, в прохладу. Гретта тут же ушла на кухню, разогревать обед, Ева решила ей помочь. Антон с видимым удовольствием уселся в кресло и вытянул ноги. На колени к парню тут же пристроилась Ариэль, обвила шею руками, довольна, словно кошка, разве что только не мурлычит. Остальные упали кто где, с интересом уставились на парня.

- Ну, рассказывай, где был, чего видел. Как результат... поисков? Энтони в курсе, если что, - довожу до сведения Антона.

- Результат положительный, - наёмник достаёт из нагрудного кармана белый прямоугольник АйДишки, показывает фото владельца.

Несмотря на то, что пластик выглядит так, словно его жевали, узнать Влада не составляет труда.

Не каждый солдат следопыт. Вообще, людей, способных "читать" следы в жизни не так уж и много. Это только в книгах и кино герои легко видят, где прошёл зверь или нужный человек, ведь те старательно ломают веточки, пригибают траву и разве что только не развешивают флажки на своём пути. Да и саванна это вам не лес, здесь нечего обламывать и пригибать. Почва из-за жары сухая, твёрдая, трава жёсткая, словно проволока, на такой даже машина толком не наследит, не то что человек.

След Влада оборвался примерно через километр, в небольшом овражке, где тот перевязал себя. Дальше капель крови не было, а ясных и чётких следов противник как-то не додумался оставить. Антон спрятал "Жуке" и двинулся следом. Его маршрут напоминал древнюю игру "змейка", с постоянно увеличивающейся амплитудой.

- Я пару раз находил отпечатки его ботинок, так что примерное направление движения представлял. Он забирал постепенно вправо, видимо, хотел выйти вновь к руслу Зимней и вдоль него возвращаться. В итоге всё равно чуть мимо не прошёл. Хорошо, обратил внимание на то, что в километре левее кружат белоголовы. Они обычно на падаль слетаются, но раз ещё не сели, их цель или ещё жива, или там кто-то кого-то ещё ест. Пошёл посмотреть.

Это был Влад. Точнее, то, что от него осталось. Стая зонтовидных собак к тому моменту сильно обглодала труп, но по одежде и комплекции было понятно, что это мужчина. Выстрелов наёмник не слышал, так что непонятно было, сам Влад умер, или падальщики его добили, когда у мужчины не осталось сил даже пистолет поднять.

Отогнав короткой очередью собак, Антон обыскал труп, нашёл АйДишку, и двинулся обратно. До вечера успел вернуться к машине, но ехать по темноте не рискнул, заночевал в салоне.

- И какого дьявола тогда ты ещё вчера не приехал? - Ариэль чуть отстранилась и начала пристально осматривать парня. У женщин есть какой-то встроенный радар, позволяющий найти малейшие следы, оставленные другой самкой на их самце. Иначе я не могу объяснить, как она рассмотрела на камуфляже парня тонкий женский волос. Продемонстрировав находку жениху, Ариэль прошипела. - Признавайся, кто она.

Антон от такого поворота событий опешил, он растерянно переводил взгляд с волоса на невесту и обратно. Влип так влип.

- Судя по цвету и длине, это Евин, - выручила парня Хелен. - Он же в её машине спал, ты его на всякий случай тщательно потом проверь, может, чего ещё подцепил...

Ариэль метнула взгляд на француженку, та дёрнулась, словно от пощёчины. Через секунду рыжий ураган исчез за дверью, ведущей на кухню.

- Да, похож, - вернулась Ариэль через минуту. - Будем считать, что оправдан. Но ты всё ещё не ответил на вопрос, какого дьявола?...

- Пока искал Влада, вспомнил, что не закончил пару дел в городе, - начал оправдываться парень. Заметив, что Ариэль только что копытом не бьёт, поспешил пояснить. - Алекс заказывал кое-что за "ленточкой", а забрать теперь не сможет, нам же всем полгода запрещено появляться в Мехико. Вот я и решил попросить Керриган забрать посылку, когда та придёт.

- И на эту просьбу у тебя весь день ушёл?

- Нет. На это ушёл час. Просто потом я полдня ждал, пока Керриган договорится с Орденом, чтобы те всё таки отдали ей посылку Алекса. Оказывается, она вчера пришла. Не кататься же дважды?

- И ты молчал? - я вскочил с дивана.

- Ну, я сразу сказал, что "у меня посылка для вашего мальчика", - усмехнулся Антон. - В багажнике, пойдём покажу.

- Энтони поможет Алексу, - Ариэль толкнула собравшегося вставать наёмника в грудь, заставляя сесть обратно в кресло. Вновь пристроилась на колени, обняла за шею. - А ты за то, что два дня меня не обнимал, наказан. Обнимашками и целовашками. Начинаешь отбывать прямо сейчас.

"Помогите!" - беззвучно зашевелились губы Антона.

Рядом прыснула Хелен, я тоже от улыбки не удержался. Энтони по-русски не понимал, но и без того было ясно, о чём просил наёмник, проходя мимо парочки, парень сочувственно похлопал зятя по плечу, но вмешиваться не стал - не камикадзе же он.

"Интересно, а обидится ли Ариэль, если её так назвать? "Божественный ветер", прямо про неё", - мелькнула мысль. - "Надо будет Антона подговорить проверить".

Сам я так рисковать здоровьем не буду. Его не то чтобы мало, но лишним точно не будет.

- Мужчины не взрослеют, у них просто игрушки становятся дороже, - прокомментировала Хелен содержимое багажника. - Боюсь даже спрашивать, сколько ты за этот самолётик отдал.

Самолётик, ага. Весом в пуд, с максимальной скоростью почти в сотню, боевым радиусом в сто двадцать километров, обвешанный камерами и датчиками. Ну, будет обвешан, когда я это всё соберу.

Такой вот самолётик.

- Эта игрушка меня кормить будет, - с некоторым даже умилением я смотрел на ворох коробок с деталями будущего БПЛА. - Нет, всё таки правду говорят, что идеальная работа - это хобби, за которое тебе ещё и платят.

- А как же программирование?

- Так им я тоже увлекаюсь! - усмехнулся я. - Я человек разносторонний, у меня хобби много, с голоду не помру. Ну что, пойдём собирать самолётик?

- Спрашиваешь! А дашь полетать? - Хелен заглянула мне в глаза и картинно захлопала ресницами.

- Конечно, - киваю. - Но только когда всё откалибрую и настрою.

- Ура! Тогда чего стоим, парни! Энтони, бери эту и эту, Алекс, ты тоже хватай, давайте, не ленитесь!  

Хелен принялась метать упаковки из багажника словно хозяюшка пирожки из печки, через минуту мы подпирали свои ноши подбородками. Руки предательски дрожали от тяжести.

- Куда? - прокряхтел Энтони.

- Давай в ангар, там места много и инструмент под рукой.

Осторожно, словно несём бутылки с глицерином, но быстро, мы засеменили к распахнутым воротам.

Сегодня у меня будут "крылья", осознание этого факта грело душу. Появился инструмент, с помощью которого я могу зарабатывать, не рискуя своей головой.

"Ну, почти не рискуя", - вспомнил я ту внезапную встречу с энтолодоном, что стоила мне кучи нервных клеток, разбитого колена и порванной в хлам флиски.

Но не будем о грустном. Небо ждёт!

 

Глава 10

Год 27, вечер 16 апреля, понедельник, ферма Маршалла

- Как успехи, Левша? - в воротах ангара, оккупированного мною для сборки дрона, стоял Антон.

- Вашими молитвами... Завтра полетит, - я разогнулся, отложил отвёртку и с удовольствием потянулся и размял пальцы. - Надо только не забыть батареи на зарядку на ночь поставить.

Глянул на часы - офигеть, это уже вечер почти! Я работал под лампой, изменение освещения на улице не заметил. Быстро же время летит, когда чем-то интересным занят.

Антон обошёл стол, который полностью занимал дрон, вокруг, восхищённо покачал головой.

- Внушительный аппарат! Готовый брал или...?

- Или. Готовый под местные реалии я не нашёл, интернета тут нет, а в моих каталогах всё больше любительские или спортивные модели. Так что пришлось импровизировать.

Я долго думал над тем, какой БПЛА нужен. По ТТХ более-менее понятно: дальность до сотни км (мечтать так мечтать!), потолок не особо важен, тут ПВО нет, но километр какой, а то и полтора, не помешают - чтобы визуально сложнее было засечь, всё таки разведка дело скрытное. Автономность - всё таки когда "летун" может провести в воздухе всего час, это мало, половина времени уходит на дорогу туда-обратно, остаются крохи. Что ещё? А, вес и способ запуска! Идеально, чтобы его можно было унести одному и запустить из любой точки. Вроде ничего не забыл?

Принципиальных схем у таких аппаратов, грубо говоря, три: классическая самолётная, вертолётная и то, что любители называют "дроном" - четыра винта на штангах по периметру. У каждой есть как плюсы, так и минусы. Я даже табличку составил, чтобы сравнить по ТТХ те модели, инфа по которым нашлась на ноуте. Выборка была небольшая, понятное дело, но в итоге остановился я на самолётной схеме, а если быть точным, на её разновидности - летающее крыло. С некоторой модификацией.

Основной затык у подобной схемы был в посадке. Если для взлёта можно использовать катапульту (двухметровый направляющие с механизмом можно даже на крышу смонтировать, при желании), то вот посадка у самолётов или требует ВПП с хоть какой-то ровностью, либо парашюта. Первое в саванне найти будет сложно, а второе замедляет сам процесс: это пока аппарат опустится, пока ты всё соберёшь обратно. Если спешки нет, то вроде бы и не проблема, а ну как надо ноги быстро сделать, или на доразведку как можно скорее отправить? Здесь пара лишних минут может дорого обойтись.

Ну и сам мысль, что аппарат, стоивший мне всех сбережений, зависит от дюжины строп и куска ткани, который ещё может и не раскрыться, не вселяла оптимизма. Разбейся дрон, его только выкинуть, ни запчастей найти, ни на "органы" сдать, нет здесь спроса на подобную технику. Поэтому я решил несколько модифицировать схему: добавил три горизонтально расположенных винта, как у дрона.

Фюзеляж, он же крыло, чертил сам, оставив место в носовой части и на концах крыльев под электродвигатели с винтами. Это чуть ухудшит аэродинамику, увеличит массу и снизит скорость и дальность полёта (больше вес - больше расход энергии - меньше автономность), зато сделает посадку контролируемой и не зависящей от розы ветров и поверхности.

- "Саурон", - Антон протянул руку к надписи на фюзеляже, сделанной белой краской. - Типа "Всевидящее око"?

- Не трогай, ещё не высохла, - предостерёг я приятеля.

Над названием пришлось поломать голову. Должен же быть у дрона позывной? "Как вы яхту назовёте, так она и поплывёт". Выбирать приходилось не только по смыслу, но чтобы ещё и для иностранного уха звучало знакомо, а то сломает ещё янки язык на каком-нибудь "Карлсоне" или там ""Стрекозе", беда будет. А "Властелин колец" все читали, запомнят легко. А отсылка к "Оку" косвенная, даже если в эфире кто и подслушает, то скорее решит, что это просто позывной фана творчества Профессора.

- И что он может, этот "Саурон"?

- Потолок полтора километра, дальность где-то за сотню, сто десять, сто двадцать, надо будет ещё испытать. Крейсерская скорость полста, максимальная до семидесяти пяти. По моим расчётам, полного заряда батареи должно хватить на четыре с половиной часа, - начал перечислять я ТТХ. - Масса шестнадцать кило, две трети эта самая батарея и занимает. Три камеры. Одна работает в инфракрасном диапазоне, теплак, кошку с километра должна видеть. Вторая снимает в разрешении 2к, цветная, поворотная. Третья чёрно-белая, 4к разрешение, сенсор очень светочувствительный, даже в сумерках может снимать. На дистанции до пяти километров всё это ещё и на дисплей можно в реальном времени выводить.

- Круть-круть, - наёмник обошёл стол ещё раз, рассматривая почти собранный дрон. - А зависать он сможет?

- Нет, этого он не умеет.

Я думал над такой возможностью, но каменный цветочек не выходил. Для подобной функции надо либо диаметр горизонтальных винтов существенно увеличить, либо обороты поднять. Первое сделает аэродинамику ещё хуже, а второе может привести к поломке или перегреву двигателей. Ставить же более мощные моторчики - это доп масса, опять же, страдает автономность, скороподъёмность, манёвренность и всё такое прочее. Конечно, если подобное задание выдать профи, у которого и опыт есть соответствующий, и софт для расчёта подобных вещей, он аппарат с подобной функцией сделает, не потеряв в характеристиках. У меня ничего этого не было, а гробить дрон ради сомнительного бонуса я не хотел. Взлетать вертикально, как вы понимаете, "Саурон" тоже не сможет, не хватит мощности. Ну и чёрт с ним.

- Хороший пепелац, годный, - вынес вердикт парень. - Дашь покататься?

- Становись в очередь, - улыбнулся я. - Первая Хелен, затем Энтони, потом Николас. А там уж и ты, так и быть.

- Ну вот, вёз, понимаешь, старался, а тут...

- Кстати, я так и не понял, как тебе его отдали.

- Не мне, Керриган.

- У шерифа есть подобные полномочия? - удивился я.

- Нет, конечно, - Антон на секунду задумался, словно решал, говорить или нет. - У неё просто хорошие отношения с одним нотариусом, который помог составить доверенность от твоего лица на получение товара в представительстве Ордена.

- Ого! Вот это поворот! А как же орднунг и всё такое?

- Это у немцев, - усмехнулся парень. - Здесь личные отношения решают не меньше, чем у нас. И на подлог пойдут, и на должностное преступление, если попросит очень уважаемый человек. Но в данном случае ничего такого не было, Керриган все знают, её принципиальность уже притча во языцех.

- "Во языцех", - машинально поправил я товарища. - А как же тогда взятка от Влада?

- Во-первых, я уже говорил, это не взятка, это...

- Добровольное пожертвование в выборный фонд, Как не назови, а всё равно взятка. Просто легальная. Это как в царской России дарили щенков борзых, которые стоили как паровоз.

- А во-вторых, Влад не поверил бы, что шериф ему помогает без корыстного интереса. Если бы он ей денег не предложил, она бы ему сама намекнула. Всё должно было выглядеть натурально.

- Мы ей ничего, случаем, не должны? Ну, за помощь-то.

- Мы - нет. А вот ты как минимум букет хороший ей должен. Во-первых, за дрона. Как бы ты его забрал, ну, есть идеи, раз такой умный?

Идей не было. Действительно, мне же въезд в Нью-Мехико на полгода закрыт. Если только попросить о помощи Энтони, например, съездить с ним сперва в Форт Мур, там сделать доверенность на его имя, затем - в Нью-Мехико, и всё это на двух машинах, и не за один день...

- Ладно, букет так букет. Большой, красивый. Мне не жалко. А во-вторых?

- А во-вторых, к ней приходили двое хедхантеров. У них ордер на тебя, - Антон с интересом наблюдал за моей реакцией.

Которой не воспоследовало.

- И что это звери такие? - я показательно равнодушно вернулся к столу, взял отвёртку и продолжил монтировать ИК-камеру.

Меня в последнее время столько нехороших людей искали, что парочкой больше, парочкой меньше - разницы никакой. И так понятно, что надо нос по ветру держать и винтовку на расстоянии вытянутой руки. Я покосился на "Хеклер", висящий на балке в паре метрах от стола.

- Это тебе не поможет в данном случае, - Антон проследил мой взгляд. - Они действуют официально. Хедхантеры обычно занимаются поисками преступниками, которых объявил в розыск Орден или местные власти. Если награда, конечно, привлекательная.

- И сколько за мою голову дают? И главное, кто? - я отложил отвёртку, стало даже интересно, кому это я дорогу успел перейти из официальных лиц.

- Это и есть самои интересное. Награды за тебя нет, по крайней мере, подобных бумаг у хедхантеров не имеется. Тебя ищет Интерпол. Который староземельный.

А вот здесь я дал возможность наёмнику полюбоваться моей удивлённой рожей. Интерпол? Меня? Что за ересь?

- Давай, Лёха, колись, чего ты там всё таки натворил? Что ты дяде Антону не рассказал, что утаил? Может, ты маньяк-педофил какой, или наркобарыга, м?

- Без понятия, честно, - задумчиво тру подбородок. - Я тебе всё рассказал, как есть. Ну, торчу я банку миллион. Но на экономическое преступление это не тянет. А до Эдема я никого не убивал. И вообще, ты говорил, что земные власти здесь силы не имеют, на сколько я помню.

- Не имеют. Но есть нюанс. Орден тебя ловить не будет. Местные власти, если что, тоже отпустят. Может, попросят больше в городе не появляться, и то если за тобой действительно что-то плохое. Но хедхантеры это просто наёмники, которые работают с любым заказчиком. Обычно это тот же Орден. Но могут взять и заказ из-за ленточки.

- И ордер от Интерпола даёт им право меня хлопнуть?

- Нет, конечно. Арестовать - да, убивать - ни в коем разе. Тогда они сами будут преступниками.

- Тогда в чём проблема?

- В том, что я не смогу тебе помочь, если они заявятся сюда, - хмуро заметил наёмник. - Они пусть и не власть, но и не бандиты. Убивший их будет вне закона. Мешающий - получит огромный штраф, а то и в тюрьму загремит на пару лет. Это одна из немногих уступок земным властям со стороны Ордена.

Антон достал из кармана сложенный пополам лист бумаги, протянул мне. Чёрно-белое фото двух мужчин в "Дефендере", качество оставляло желать лучшего: такое ощущение, что снято на дешёвый мобильник. Из деталей: один бородат, словно Менделеев, второму лет тридцать, по-военному коротко подстрижен. Лица как лица, таких полно. Других деталей не видно, из-за тени в салоне даже толком не понять, во что одеты. Кажется, какой-то камуфляж.

- А получше фото не нашлось? - я покрутил лист в руках, словно ожидая увидеть снимок с другой стороны.

- Скажи спасибо, что Керриган сделала хотя бы такой. Она их постаралась максимально запутать, но будь уверен, день или два, и они будут здесь, - Антон хмуро смотрел на меня.

- Намёк понял. Завтра с утра уеду, - от нервов я стал барабанить пальцами по дрону.

Мда уж, ситуация. В конце месяца мне надо как-то добраться до Нью-Мехико, встретиться с Сандерсом. В сам город мне хоть и запрещено въезжать, но ничто не мешает воспользоваться радио, чтобы связаться с бизнесменом. А там уже дело техники, как мне в его караван влиться. Но, во-первых, теперь надо думать, где перекантоваться две недели, а во-вторых, в той стороне рыщет парочка профи, которые имеют полное право меня арестовать. Не было печали.

- Да, с фермы тебе лучше убраться, - кивает Антон. - Без обид, Лёха, но так будет лучше для всех.

- Я всё понимаю.

- Не всё, - Антон подошёл и положил руку мне на плечо, посмотрел в глаза. - Мы тебя не выгоняем. Мы тебя спрячем.

- Мы?

- Мы. Я, Ариэль, Энтони. Никто тебя с твоими проблемами один на один не бросит.

- Похоже, все уже в курсе, кроме меня.

- Ну ты же понимаешь, что я от своей рыжей бестии ничего утаить не могу, - усмехнулся наёмник. - Она на меня действует, как сыворотка правды. Кстати, идея, где тебя спрятать, пришла ей, не мне, - наёмник замолчал.

- Давай, не томи. Говори уже, что вы придумали, - поторопил я парня, который явно наслаждался моментом.

- Долина сме-е-е-ерти, - загробным голосом произнёс Антон, сделав руками пассы. - Мы спрячем тебя там.

- Звучит оптимистичненько, - название не произвело на меня никакого впечатления.

Народ любит давать громкие названия достаточно невзрачным и не примечательным географическим объектам. А если учесть, что в Эдем чуть ли не каждый третий переселенец вырос на постапокалиптической культуре, ничего странного в "Долине смерти" не было. Уверен, если хорошенько покопаться в местной географии, найдётся не один десяток "Урочищ покойника", "Костяных хребтов и "Кровавых болот". Народ активно и с удовольствием создавал легенды и мифы на новой родине.

- Тебе понравится, - многозначительно подвигал бровями Антон. - Выезжаем ночью, в четыре часа. Собери свои вещи и выспись. Об остальном мы сами позаботимся.

Я глянул на часы: двадцать часов восемнадцать минут. Успею дособирать дрона. А вот испытывать буду уже в "Долине смерти", чем бы она не была.

 

Глава 11

Год 27, апрель, где-то в саванне

Мелкая местная речушка, с внезапным названием Волга, выкидывала знатные коленца среди бурых холмов. Ей бы больше подошло имя "Змеиная" или как-то так, уж больно она при взгляде с воздуха на данное пресмыкающееся было похоже. До своей староземельной тёски речке было далеко: мелкая, не больше пары метров в самом глубоком месте, узкая синяя лента медленно бежала с востока на запад. Лишь в одном месте, разогнавшись на прямой, Волга подрезала левый берег, оголив скальный выступ. А может, потому и бежала прямо, что упёрлась в него. Именно у подножия этого необычного для этих мест элемента пейзажа и была та самая "Долина смерти": полторы дюжины массивных скелетов в разной степени сохранности. Кости, отполированные временем, ветром и водой, затапливающей небольшое кладбище в мокрый сезон, было видно издалека.

- И это всё? - я потрогал ребро полутора метров длиной. Гладкое и сидит в огромном позвоночнике, наполовину ушедшим в берег,  крепко, не шатается.

При жизни это были какие-то крупные травоядные, формой черепа и мощными толстыми рогами с завитками на концах напоминающие земных буйволов, только раза этак в два-три массивнее. А то и больше, я не зоолог, ничего в этом не понимаю.

- Это останки песчаных буйволов, - подтвердил мою догадку Антон. - Самые крупные животные, обнаруженные в Эдеме, шесть тонн мышц и мяса, между прочим. Ты представляешь, что должно случиться, чтобы целое стадо таких монстров погибло за короткий промежуток времени на небольшой площади? - парень, похоже, был расстроен тем фактом, что местная достопримечательность на меня никакого впечатления не произвела.

- Да что угодно. Они могли упасть с обрыва. Например, спасались от пожара, поэтому и попрыгали, - начинаю загибать я пальцы. - Могли отравиться водой. Спустились попить и скопытились все разом. Только не спрашивай, чем, я не химик и не биолог, - поднял я ладонь, заметив, что Антон собирается что-то возразить. - Могли же? Могли. Далее, их банально могли загнать сюда какие-нибудь охотники, расстрелять, взять из туш только самое ценное, не знаю, рога там, копыта, печень, и бросить вот так. Или стадо могло накрыть облако сероводорода, вырвавшееся из пещер выше по течению.

- Последнее вряд ли, неоткуда тут подобной гадости браться. И на водопой здесь не ходят, спуск слишком крутой, - Антон, задрав голову, смотрел на скальный карниз над нами. - Скорее уж спрыгнули, спасаясь от чего-то. Может, ты и прав, от пожара бежали.

- Ну вот. Сколько тут эти кости валяются? Десять лет, двадцать?

- Ариэль говорит, что они здесь всегда были, - кивнул парень. - Ещё до их переезда.

В общем, страшилки не получилось. Ну да, смотрится пугающе, на первый взгляд. Десятки и сотни костей, черепа размером чуть ли не с капот машины, атмосферненько. Вот и назвали местные этот участок Долиной Смерти, старушка явно собрала здесь хорошую жатву. Но это было давно, и чтобы это ни было, сейчас здесь безопасно.

Лагерь разбили выше по течению, в паре километров от костей, оставив скальный выступ далеко позади. Для укрытия выбрали неплохих размеров овраг, куда спокойно можно пару фур спрятать, не говоря уже о легковушках. До кучи, по дну сего рельефа местности бежал пусть мелкий, но ручей, вода чистая-чистая, вкусная-вкусная. Он-то, видимо,и положил некогда начало оврагу, а остальное затем доделали ливни в мокрый сезон. Сколько сотен или тысяч лет они тут совместно трудились, утверждать не берусь, но сейчас овраг выглядел повзрослевшим, возмужавшим. То бишь, по идее, сильно расширяться и углубляться уже не должен, ибо его склоны облюбовали колючие и многочисленные кусты с тонкими кривыми ветками, закрученными в невообразимые фигуры во всех направлениях. Я бы даже сказал, настоящая живая изгородь, в несколько метров толщиной.

- Лучше всякой колючки. Ветки всего в палец, но упругие, даже мачете рубить их одно мучение, пружинят. Так что, считай, к вам только с одной стороны подобраться можно, от реки, - Антон рекламировал выбранное место, словно риэлтор, продающий особняк за несколько миллионов долларов. - Вода прямо под ногами, просторно, машины есть где поставить. В общем, располагайтесь. Только в туалет отходите подальше, по малой нужде можно и в речку, а по большой - метров триста, и в ямку дела делайте, сапёрные лопатки у вас есть. Да вам и сами гадить под соседним кустом не захочется.

Девушки от таких подробностей глаза закатили и мордочки скривили, явно пожалели, что захотели мне компанию составить. Но совет бывалого человека потом выполняли беспрекословно. И вообще, для городских жительниц, неожиданно стойко переносили все тяготы походной жизни.

Мою "Митсубиши" и "Жуке" Евы поставили у склона, перед этим два часа отмахав мачете: Антон оказался прав, несмотря на кажущуюся хрупкость, кусты без боя не сдавались, каждый шаг в их гуще был обильно полит потом и даже немножко кровью. Нет-нет, да зацепишься за колючку, острую, словно из стали, и тонкую, как игла. Зато на собственном опыте убедились, что сквозь такое природное препятствие ни один зверь, крупнее мыши, не проберётся.

Покончив с маскировкой транспортных средств (у Антона нашлась пара сетей, запасливый человек!), принялись за обустройство временного лагеря. Две двухместные палатки, солнечные панели, кухонный блок из электроплитки, раскладных столика и стульев, и тент, укрывший от солнца половину лагеря. После обеда, прихватив "Хеклер" и наказав девушкам строго-настрого никуда не ходить, я прошвырнулся по окрестностям, посмотрел, не сильно ли мы наследили и с каких ракурсов можно рассмотреть наш лагерь. Увиденным остался доволен: на мой дилетантский взгляд, найти нас было непросто, овраг выгибался к реке дугой, так что от большой воды нас не видно. Костёр нам, опять же, не нужен, так что если только с воздуха засекут, но кто здесь летает-то? Ну, не считая моего дрона.

Пробный полёт "Саурон", по настоянию Хелен и Евы, маявшихся от безделия, совершил в тот же день, под вечер.

С установкой катапульты возникла заминка. Её конструкция хоть и позволяет использовать почти любую поверхность, но вот площадку, достаточно ровную и открытую, мы так и не нашли. Пришлось браться за лопату. Не мне, девушкам: им же не терпелось увидеть дрон в действии, вот и внесли, с моей подачи, посильный вклад. Пока дамы упражнялись с шанцевым инструментом, я прогнал тесты датчиков, проверил работу пульта, убедился, что камеры передают картинку чётко и без задержек. Софт под данную модель я ещё писать не начинал, так что управление пока полностью ручное, случись чего, автоматика не подстрахует.

Признаться. изрядно нервничал - стартовать с катапульты мне ещё ни разу не доводилось, все модели, что у меня были, относились к схеме "четыре винта", с вертикальными взлётом и посадкой. Размеры некоторых вообще позволяли запускать их с руки и туда же, при должной сноровке и тренировки, приземляться. Или приладониваться?

Катапульта представляет собой направляющую рельсу с закреплённой на ней небольшой тележкой, двух телескопических ног, позволяющих выставить нужный угол, и воздушного компрессора. Последний запитал от аккумулятора машины, который работал буфером между электросетью нашего лагеря и солнечными панелями. Компрессор за пару минут нагнал дюжину атмосфер, три, два, один, с Богом! В такие моменты я очень даже верующий.

То ли молитва помогла, то ли всё же руки растут чуть выше пятой точки, но "Саурон" уверенно ушёл в полёт. Минута, и дрона не слышно. Скорость выставил в половину от максимальной, по идее, аппарат даже при тридцати процентах не должен сваливаться. Удаление километр, два, три. Сигнал стабильный, чёткий, хоть мы и в низине. Закладываю вираж на сто восемьдесят. Картинка чёткая и плавная.

- Ух ты, какая красота! - рядом хлопает в ладоши Хелен.

Ева склонилась над пультом у моего левого плеча, непослушный локон приятно щекочет ухо, нос улавливает нежные нотки парфюма. Блин, отвлёкся, где это я? Дрон проскочил наш овраг, река стремительно ушла куда-то назад. Делаю левый вираж с набором высоты, "Саурон" по спирали взбирается на километр. Выставляю тягу на треть, делаю большой круг, снимая окрестности.

- А снимки он делать может? Или видео снять?

- Конечно, это же разведывательный дрон, - включаю съёмку, на экране пульта в верхнем правом углу загорается индикатор "Record". - У него флешка на полтерабайта, можно весь полёт записать, причём, сразу в нескольких диапазонах.

- Это как?

Вместо ответа я снижаю аппарат до полусотни. Так, вон на берегу, у водопоя, какие-то парнокопытные, похожие на земных ланей, только окрас светлее. Включаю тепловизор, перевожу пульт в режим "разделение экрана", чтобы видеть картинку сразу в двух вариантах.

- Вот, смотри. Видишь, олени? - показываю на ту часть, что выводит изображение в видимом диапазоне. - А это их тепловое изображение.

Вторая картинка похожа на кадр из фильма "Хищник", изображение переливается всеми оттенками зелёного, жёлтого и оранжевого. Животные горят яркими пятнами, в которых легко узнать стадо косуль, а вот фон размыт, про него ничего конкретного при всём желании сказать нельзя.

- Непривычно как-то. А какой в этом смысл? Ничего ведь непонятно, - хмурится. Хелен, пытаясь рассмотреть хоть что-то среди этой мешанины красок.

- Суть в том, что тепловизор работает на разнице температур. Его хорошо применять ночью, когда света нет, или для обнаружения замаскированных противников, - пока я объясняю, дрон возвращается вдоль Волги к лагерю. - Вот, смотри, - тычу пальцем в половину экрана, куда выведена картинка с обычной камеры. - Наш лагерь сложно заметить, если не знать, куда смотреть. А теперь обрати внимание, что видно на теплаке.

- Это мы? - наманикюренный ноготок стучит по трём ярким пятнам. С двух сотен метров мы похожи на колобков. - Но деталей же всё равно не видно! Какой смысл в такой разведке?

- Чтобы найти противника. Разведка обычно ведётся с большой высоты, так площадь охвата больше. С пятисот метров наш лагерь, к примеру, заметить будет почти нереально, если только покадрово не искать. И вот представь, летает такой дрон пару часов, ведёт съёмку. Затем возвращается, ты подключаешь флешку к компу, и начинаешь смотреть, чего он там интересного наснимал. Ты сможешь несколько часов подряд пялиться в экран в попытке обнаружить хоть что-то? Да ещё не один раз, а хотя бы два-три, чтобы повысить вероятность обнаружения искомого. А на теплаке люди сразу видны будут, можно даже на ускорении смотреть.

- Понятненько, - было видно, что Хелен половину моей речи пропустила мимо ушей. - А когда полетать дашь?

- Не сегодня, - я даже пульт на всякий случай к себе прижал. - Софт допишу, тогда можно будет.

- Жадина, - констатировала девушка. - Фоточки хоть скинешь потом?

- Я тебе видео расшарю, - мой ноут использовался как роутер для нашей лагерной сети, куда законнектились девушки, Хелен с планшета, Ева - с телефона. Открыл им доступ к папке с фильмами, а то они от безделья уже маяться начали.

- Пасямба!

И девушки, потеряв всякий интерес к дрону, пошли загорать.

"Саурон" покружил ещё полчаса, не отдаляясь от лагеря больше, чем на три километра, снял окрестности, шуганул стайку диковинных собаковидных. Я потом рассмотрел их на стоп-кадре, похоже, это те самые зонтовидные собаки, падальщики, перекусившие Владом. С крупную кошку, поджарые, мордочки вытянутые, вокруг шеи воротникообразная кожная складка. Стоило дрону приблизиться к животным, как те приподнялись на задние лапы, и, опираясь на хвосты, оттопырили свои воротники и открыли пасти. Видимо, шипели, камера звук не пишет-с. Выглядело забавно, маленькие падальщики изо всех сил старались выглядеть большими и грозными. А как ещё прикажете им отгонять от своего стола непрошенных гостей?

Чтож, у каждого свой защитный механизм. Этот ничем не хуже других, встречается не часто, но достаточно эффективен, раз собачки ещё не вымерли.

Посадил дрона, не израсходовав и пятой части батареи. Для пробного полёта и этого выше крыши, плюс, записал достаточный объём телеметрии, теперь можно и за программирование браться.

Первым делом создал тестовый набор: данные, основанные на полёте "Саурона", разбивались на модули типа "взлёт", "посадка", "набор высоты" и прочее. Это - входные параметры. Задача - написать такой автопилот, который сможет проделать все эти действия без моего участия. То есть задал я, к примеру, район патрулирования, высоту, скорость и время - аппарат должен без дальнейшего вмешательства оставаться на заданном курсе и вести съёмку. Или возврат по маршруту. Или тоже самое, но по кратчайшему пути. В общем, было где развернуться. Как я уже говорил, программисты - самые ленивые люди на свете, они всегда хотят всё автоматизировать, чтобы ничего не делать. Правда, для этого приходится порой изрядно попотеть, но тут как в том мультике: лучше день потерять, а потом за пять минут долететь.

Следующие три дня мы были предоставлены сами себе, если не считать двух ежедневных сеансов связи с Антоном, утром и вечером.

- Заяц Медведю, приём.

- Медведь на связи, приём.

- Как дела, приём?

- Мёда хватает, пчёл не видно, приём.

- Успеха, приём.

- Спасибо, принял.

И не спрашивайте, почему такие позывные, это всё к Антону, он выбирал. Как и кодовые слова.

В четверг диалог был чуть разнообразнее:

- Медведь, сегодня были лоси. Рассказал им про Колобка, вроде понравилось, приём.

Ну вот и хедхантеры на ферму наведались. Про Колобка - это Антон и прочие скормили байку, что мы с девушками отбыли в неизвестном направлении. Впрочем, Энтони и Гретте даже врать не пришлось бы, их в подробности нашего отъезда не посвящали. В Антоне и Ариэль я был уверен больше, чем в себе: они бы и полиграф обманули, если надо.

Я даже напрягаться не стал: ну не реально нас найти. Но ночью, как и в предыдущие дни, караул по очереди несли. Не столько от людей (что тут им делать?), сколько дабы зверь какой в ночи не подкрался. Первой дежурила Хелен, затем, через три часа, её сменяла Ева, ну и мне доставалась самая интересная вахта - с трёх ночи и до утра.

Правда, уже на вторую ночь меня растолкали, едва перевалило за полночь.

Вжикнула молния клапана палатки, сквозь сон я различил, как гибкий силуэт проскользнул внутрь, клапан закрылся. Через секунду по одеяло ввинтилось молодое горячее и совершенно обнажённое тело. Долгий поцелуй окончательно вырвал меня из царства Морфея.

- Раз ты всё равно не спишь, то развлекай девушку, - требовательно зашептала Хелен.

И вновь припала к моим губам, не давая возразить.

Дважды меня не пришлось просить.

Через... N минут, когда дыхание чуть успокоилось, а красны девицы и добры молодцы стали добрыми девицами и красными молодцами, я всё же решил уточнить один момент.

- Если вы с сестрой меня без меня поделили, то с вашей стороны крайне некрасиво было сделать это без моего ведома, - закидываю удочку, обнимая умостившуюся под боком Хелен.

- Никто тебя не делил, - девушка, положив голову мне на плечо, задумчиво выводила пальчиком узоры на моей груди. - Просто... Ты же знаешь. Все новички в Эдеме испытывают гормональную бурю первые месяцы, хочется всего и побольше. Есть, пить, приключений. Секса. А у меня его, между прочим, неделю не было!

- Забавный факт, не знал-с.

- Ой ладно, можно подумать, тебя это стороной обошло, - фыркнула француженка. - Когда мы... ну, первый раз... я думала, ты до конца ночи не успокоишься. Мне даже показалось, что запахло палёной резиной, - тоном профессионального заговорщика прошептала последнюю фразу девушка.

Я покосился на Хелен, но в темноте ничего не рассмотрел, так что понять, шутит она или нет не понял. Да и чёрт с ней, пусть думает, что хочет. Меня к тому моменту пару раз чуть зверушки местные не порвали, один раз попробовали в тёмном переулке прирезать, и это не считая суда, после которого я стал должен астрономическую (для меня) сумму каким-то мошенникам и попал в поле зрения коллекторов. Которых подослал Влад, чтобы меня отправить в царство Аида.

И то, что у нас тогда случился мини-марафон, я вижу причину именно в этом наборе событий, а не банальный переход Вратами. Если честно, я после них вообще ничего не почувствовал. Ну прошёл и прошёл. Даже когда в Бангкоке на лифте на восьмидесятый этаж во время экскурсии поднимались, и то хоть уши заложило. А тут - ничего. Но спорить не стал, гормональная буря так буря. Только вот как бы эта буря в другие действия не вылилась.

    - Тогда возникает другой вопрос.

- И что ты хочешь знать? - девушка положила кулачок мне на грудь и упёрла в него подбородок.

- Стоит ли мне ожидать, что одна из вас придёт с "Глоком" на перевес после того, как вторая ночью ко мне в палатку на огонёк заглянет?

- Если ты про Еву, то она сейчас на фишке стоит, и оружие у неё есть. Но не заглянула же.

- А ты?

- А что я? Я вообще самое мирное привидение с мотором. Дикое, но симпати-и-и-ичное, - зевнув, Хелен отвернулась к стенке (хотя, в палатке куда не отвернись, везде стенка, даже над головой), повошкалась, устраиваясь поудобнее. - Всё, хватит дурацких вопросов. Обнимай меня, и будем спать. Тебе скоро Еву на фишке менять.

Нет, всё таки забавная бабуля у моей француженки. На песнях Круга и Кати Огонька, что ли, учила внучку русскому?

Девушка уснула быстро, и минуты не прошло. Раз - и уже сопит в две дырки. А я вот обратно в царство Морфея так и не поггрузился. Вроде и не беспокоит ничего, а вот не спится и всё. Полежал, глядя в чёрный потолок палатки, мыслей в голове - ноль.

- До твоей очереди ещё два часа, - раздался из ночной прохлады голос Евы, едва я вылез из палатки.

- Уснуть что-то не получается, наверное, кофе вечером перепил, - соврал я.

Луны сегодня не было, так что пришлось включать фонарик, благо, у него был режим "ночника", да и луч в землю направил, нечего всей округе сообщать, что мы здесь. Под навесом, укутавшись в одеяло так, что только пятки наружу торчат, в шезлонге полусидела-полулежала Ева. Кобуры с "Глоком" не видно, но слева, на столике, пристроила мой "HK416", только руку протянуть. Но это на крайний случай, если заявится кто-то действительно опасный и безбашенный: на ночь вход в овраг мы перекрывали самодельной сигнализацией.

Первый от реки рубеж представлял собой примитивную систему из пары капроновых верёвок и всякого металлического мусора на них, не столько нас предупреждать, сколько мелочь всякую пугать. На вторую ночь всё это даже пару раз звякнуло под утро, как раз моя смена была. От неожиданности сцапал автомат тогда и минут пять в темноту вглядывался, водя стволом от одной подозрительной тени к другой. Но продолжения так и не последовало. Утром по следам стало ясно, что к нам в гости шли, да не дошли зонтовидные собачки: твари мелкие и пугливые, от любого непонятного шума разбегаются.

Но это против мелюзги, если сунется кто-то крупнее, то был второй рубеж из полдесятка сигнальных мин. Надеюсь, до них дело до конца нашей робинзонады не дойдёт, но если что, они могут и гиену шугануть. Мы как-то с приятелями на рыбалке такую ради интереса активировали, в ушах потом ещё с четверть часа свистело. Если такая приблуда в метре от тебя в темноте внезапно активируется, то штаны потом точно стирать придётся. Думаю, Антон не менее эффективные девайсы подогнал.

Отправив Еву спать, с удовольствие устроился в нагретый шезлонг, взгромоздил на колени ноут и ушёл с головой в программирование. Только выкрутил яркость на минимум, чтобы глаза слишком уж большим контрастом не портить. Сидеть пялиться во тьму смысла не вижу, если какой хищник сумеет обойти все наши уловки, то я его точно визуально раньше, чем он меня атакует, не замечу. А так хоть время с пользой проведу.

Когда кот не знает, чем заняться, он лижет... лапу. А программист - пишет код. Ибо в жизни всегда есть процесс, который ты ещё не автоматизировал и программа, которую не оптимизировали.

 

Глава 12

Год 27, апрель, где-то в саванне

На утро меня разбудил аромат свежесваренного кофе.

    - Вставайте, милорд, нас ждут славные дела! - насмешливо продекламировала Ева.

    На стол подле меня со звоном опустилась кружка с манящим напитком.

    - Не милорд, а граф, не нас, а вас, и не славные, а великие, - я открыл глаза и с удовольствием потянулся. По затёкшему телу пробежала волна блаженства, мышцы отзывались на нехитрую разминку. - А так всё верно.

    - Не будь таким нудным. Смотри, какой рассвет! - Ева плюхнулась в соседний шезлонг, вытянула стройные загорелые ноги. - Бурчишь, как бабка неудовлетворённая жизнью.

    - Ну, вашими стараниями, последнее мне точно не грозит, - я отхлебнул обжигающий кофе. Сладкий, как я люблю, и сухие сливки даже добавила.

    Сама Ева относилась к тем любителям кофе, которые признают только те его вариации, которые сварены по всем канонам и подаются как есть, без добавок. Но в оголтелый радикализм не впадала, если что, готова и растворимый хлебать, главное, чтобы горячим был.

    - Лёш, вот чего тебе не нравится, а? - девушка, обхватив свою ярко-красную кружку двумя руками, сделала осторожный глоток, зажмурилась от удовольствия. - Считай, у тебя отпуск на свежем воздухе, шикарная природа, две красивые и на всё согласные девушки. Да любой мужчина на твоём месте пел бы от счастья! На руках там нас носил, цветы дарил, то да сё, - Ева хитро покосилась на меня. - А ты встал и сразу бухтеть. Цитата ему не та, удовлетворили не так.

    - Мы, технари, любим порядок. Если уж цитируешь, то дословно, а не в вольной интерпретации, - я поставил свою кружку на столик между нами, сцепил руки и посмотрел на девушку. - А по поводу удовлетворили, то, во-первых, процесс обоюдный, а во-вторых, мне не совсем понятно, что происходит. Я так понимаю, вы о чём-то с Хелен договорились на счёт меня, только я вот почему-то не в курсе. Не находишь это странным?

    - Всё просто, - пожала плечами Ева. - "Срыв новичка", или "гормональная калибровка Хеншеля", как её назвали по имени первооткрывателя. Ты же должен был читать брошюры, что выдают после прохождения Врат, там всё подробно описано. Что, нет? - заметив задумчивое выражение на моём лице, удивилась собеседница. - Ну ты даёшь! А ещё технарь! - передразнила Ева.

    - Меня интересовали животный мир, экономика и политика. Физиология не мой конёк, - как и любой представитель сильной половины человечества (ладно, не любой, большинство), я избегал всего, связанного с медициной. Даже к зубному ходил только тогда, когда анальгин уже не справлялся. Конечно, увидев раздел "гормональные изменения лиц, прибывших в Эдем", я его тупо пропустил, считая, что это по женской части.

    - Ох уж мне эти мальчики! Стоит только намекнуть, что с их здоровьем что-то не так, они сразу в позу встают: не отвалилось ещё, значит, здоров! - покачала головой Ева. - Слушай, раз уж не читал. Перемещение Вратами инициирует перенастройку организма. Не воздух, не климат, именно сам факт перехода. Механизм до конца не ясен, но факт установлен железобетонно: часть новичков помещали в стерильные боксы сразу после перехода, с их согласия, естественно. Так вот, у них гуляй-гормон точно так же случился, как и у остальных, кто не в карантине был. Выражается в повышенном аппетите, бодрости, даже некоторый эффект омоложения есть, особенно у пожилых. Ну и секса, естественно, хочется больше, словно ты кот, а на дворе март.

    - Хелен уже вчера мне это рассказала, - буркнул я.

    - До встречи в Нью-Мехико я уже две недели была в Эдеме. Если бы не знала, что ты тут, давно заскочила бы на какого-нибудь жеребца и не слезала бы с него всю ночь. Но Хелен мне про тебя рассказала, и я решила потерпеть. Хотя, признаться, когда ты меня первый раз продинамил... да-да, продинамил, не надо отнекиваться, я не дура, видела, как ты меня споить пытался, а потом в душ на полчаса свалил. Так вот, я тогда чуть не психанула. Думаешь, только вам гормоны крышу сносят? - грустно усмехнулась Ева.

    - И ты одолжила меня у сестры, - как можно нейтральней произнёс я.

    - Ой, только не надо строить из себя девочку! - отмахнулась Ева. - Я же видела, как ты на меня стойку сделал ещё в кафе, при первой встрече. "Одолжила", ага. Мне никогда ничего и никого одалживать не надо, я беру то, что хочу.

    Черты лица девушки заострились, сейчас передо мной сидела не сексуальная кошечка, что может свести с ума любого мужчину, а хищница, рядом с которой самая свирепая львица - котёнок. Перед глазами встала картина, как она одним стремительным движением догоняет жертву и вцепляется той в холку, не оставляя и шанса на спасение. Но вместо того, чтобы вырываться, добыча, опьянённая впрыснутой в кровь дозой эндорфинов, сама с радостью подставляет шею: рви, кусай, я только "за"!

    Я помотал головой, отгоняя видение.

    - Ну так взяла бы кого другого, я тебе на что сдался?

    - Обиделся? - на меня вновь смотрела домашняя кошечка, что готовит с утра кофе и носит завтраки в постель. - Не дуйся, а? Да, я могла пойти в любой клуб, и к концу вечера у меня был бы на выбор целый табун жеребцов. Молодых и не очень, при деньгах и с пустыми карманами. Это не было проблемой дома, а уж здесь, в Эдеме, где женщин в два раза меньше, чем мужчин... Но я хотела именно тебя. Ты - не такой, как они, понимаешь?

    - Ага, я избранный, и имя мне Нео, - меня разобрал нервный смех. - Ты случаем не звёздная принцесса, а мне не надо спасти Галактику, добыв древний артефакт?

    - Нет. Просто мне с тобой комфортно не только в постели. Вот и всё, - Ева отвернулась, подтянула колени так, что те почти упёрлись в подбородок, отхлебнула кофе, но кружку от лица не отнимала, разглядывала тёмную гущу. - Обо мне ещё никто так не заботился. Ты дарил цветы, водил меня по театрам и ресторанам, и не пытался залезть мне в трусики, хотя было видно, что тебе этого хочется. Интересно, если бы на Мальдивах я не сделала первый шаг, ты бы ещё долго водил вокруг меня хороводы?

    Я чуть покраснел, вспоминая нашу поездку. Будете смеяться, но к тому моменту мы даже не поцеловались ещё. Я боялся отпугнуть от себя такую шикарную женщину, всё не верил, что на свидания со мной она ходит не из вежливости, а потому что я ей нравлюсь. И на Мальдивы я её повёз не потому, что на что-то рассчитывал, просто она как-то посетовала на зимнюю питерскую погоду, когда на градуснике небольшой минус, а мороз пробирает до костей. Ну я и купил билеты на новогодние праздники, такой вот подарок под ёлкой. Номер взял хоть и один на двоих, но с двумя спальнями. Чтобы без всяких намёков, она же приличная девушка. Но, как оказалось в первый же день нашего отпуска, плохая девочка.

    После тринадцати часового перелёта и трансфера первое, что сделала Ева, это отправилась в душ, даже не прикоснувшись к чемоданам.

    - Хочу освежиться с дороги, - остановившись на пороге и чуть повернув голову, заявила девушка. Одно неуловимое движение, и платье соскользнуло на пол. - Потрешь мне спинку?

    Ева шагнула в ванную комнату, и через секунду оттуда вылетел лифчик.

    Так быстро я не раздевался даже в армии по команде "отбой".

    Эх, до чего же приятные воспоминания!

    - Да, приятные, - кивает Ева. Похоже, последнюю мысль я произнёс не про себя. - И я тебе за них очень благодарна, правда. Ты мне показал, что мужчина может не только хотеть меня, но ему ещё и приятно заботиться обо мне. Без всякого умысла, просто потому, что ему это нравится. Сам понимаешь, с кем мне до тебя приходилось... общаться по работе.

    - А вне "работы"?

    - На это не было ни сил, ни желания. Да и появись у меня кто, Влад бы его убил.

    - Но теперь его нет, и ты можешь строить нормальные отношения, - я посмотрел Еве в глаза

    - Могу, - не отвела взгляд девушка.

    - Но не со мной.

    - Не с тобой, - как эхо отозвалась Ева.

    - Тогда тем более не понимаю всего этого, - я обвёл рукой наш лагерь.

    - Считай это затянувшимся прощальным сексом, - пожала плечами Ева. - На месяц, может, чуть больше.

    На месяц? Но через неделю у меня встреча с Сандерсом и его ребятами, и сразу же - конвой к иранцам. Не хочет же она сказать...

    - Да, мы едем с тобой, - подтвердила девушка. - Понимаешь, мой отчим вряд ли обрадуется, узнав, что его единственный сын мёртв. И станет искать всех причастных. Поэтому нам с Хелен надо убраться из Техаса подальше. Мы тут прикинули с сестрой, что пересидеть в британцев самый безопасный вариант.

    - Думаешь, не сдадут, если за ваши головы хорошо заплатят?

    - Во-первых, сначала нас надо будет там найти. Сейчас две девушки, внешне похожие на нас и с нашими документами, едут в Российскую Империю через Либерти. С охраной, само собой. А во-вторых, своих подданных король Джордж не выдаёт.

    - А вы его подданные?

    - Пока что нет. Но любой, кто инвестирует миллион экю, становится не просто гражданином, но именно что подданным. То есть, находится под покровительством королевской семьи.

    - Интересный ход, - усмехнулся я. - Прямо святые 90-е, хочешь "крышу" - плати.

    - Им очень нужны инвестиции, а в Эдем давно никто серьёзно не вкладывается. Вот и придумали торговать подданством.

    - А может там и графом каким за бабки можно стать? Или как это у них называется?

    - Нет, такое не покупается. Это закрытый клуб.

    - Хорошо. Купите вы это самое подданство. А этот ваш дон не перебьёт вашу ставку? Ради мести за сына он точно раскошелится.

    - Это убьёт бизнес британцев. В данном случае репутация дороже денег. Думаешь, почему Лондон никогда беглых олигархов не выдавал? Потому что после первого же раза к ним перестанут ехать "инвесторы".

    - Ну да. Им даже выгодно, чтобы такие денежные мешки бежали именно к ним. Мало того, что он за вход платит, так ещё потом и денежки в заведении тратит.

    - Типа того, - кивает девушка.

    - Ладно, это ваши дела. Но я всё одно не пойму, как ваш переезд связан с моей работой у Сандерса?

    - На сколько я понимаю, ваш конвой пойдёт в сторону иранцев. Оттуда до Британии всего ничего, один хороший дневной переход. Ну или на корабле можно, я узнавала, несмотря на не самые простые отношения, сообщение между полуостровом и сушей регулярное.

    - А не проще ли кораблём из Техаса? Всё ближе и безопасней.

    - Безопасней, да. Но не проще. Я не хочу светить наши новые документы в Техасе. Любой пассажир регистрируется.

    - И вы решили, что Сандерс вас прихватит с собой, - усмехаюсь. - Вообще-то, это не регулярный конвой, вряд ли он берёт пассажиров.

    - Скажешь, что мы твои помощницы. Техника сложная, одному не управиться.

    - Ага, пара техников в мини шортах.

    - Пусть думают, что хотят, - отмахнулась девушка. - Даже более того, пусть знают, что мы твои женщины. Меньше проблем будет в дороге.

    - Ну да, женщина на корабле - к беде. Боишься, что будут домогаться?

    - Боится, что будет домогаться, - из моей палатки вынырнула Хелен, облачённая в мою майку. Все женщины - кошки, так и норовят своим запахом пометить "моё". - Пара недель в компании толпы альфа-самцов, тестостероновый водопад помноженный на "срыв новичка"... Сестрёнка не утерпит да и запрыгнет на какого-нибудь красавчика. Чем обидит остальных, внесёт смуту в коллектив, и всё такое. Да и я вряд ли сейчас столько выдержу. В меня реально словно ведро эстрогена влили при переходе. Доброе утро всем.

    Француженка уселась на складной стул за столом, за нашими спинами, сцапала мою кружку и, зажмурившись, втянула в себя аромат.

    - М-м-м-м, какой запах! Ева, ты вариала?

    - Да. Только ты бы у Лёши спросила, можно ли тебе из его кружки пить. А то он не любит, когда кто-то чем-то без спроса пользуется, - ехидно заметила старшая из сестёр.

    - Ой, точно, что это я. Алексей, вы не против, что я сегодня воспользовалась вами? - невинным голосом спросила Хелен.

    - Чего уж там, пей кофе, заработала, - махнул я рукой.

    - Фу, как грубо! Можно подумать, я стою пару евро! Как настоящий мужчина, ты теперь должен на мне жениться! Ну, или хотя бы пару платьевшков и комплект белья. Можешь с выбором не париться, я сама куплю, денег только дай! - протянула руку мелкая егоза.

    - Ага, а ещё фапачку и в Париж, - усмехнулся я и дал "пять" девушке. - Кто ещё кому платить должен, вопрос.

    - Нет, ну ты видала, а? Даже в России мужик испорченный пошёл! Так скоро мы их, а не они нас, по ресторанам водить будем, цветы там дарить, или машинки какие... Ты ещё скажи, что не понравилось?!

- Я ж не гей. Конечно понравилось. Четыре с плюсом, пожалуй, - потёр я задумчиво подбородок.

- Тогда какие претензии? И вообще, будем считать, что у нас взаиморасчёт, - припечатала Хелен ладошкой о стол. - На этом и закончим.

Я поднял руку, как первоклашка.

- Ну, что ещё? - закатив глаза, вздохнула Ева.

- Два момента, можно?

- Всё равно ж не отцепишься, так что валяй.

- Первый, - я загнул палец. - График будет? Ну там, сутки через трое, или как?

- On demand, - пожала плечами Ева. - Ты же не станешь отказывать даме? И мы, так и быть, не будем говорить тебе "нет". Устроит?

- Ну, почти, - прикинул я такой вариант.

- Не боись, не сотрёшься. Будем ориентироваться на твоё физическое состояние. Мы ж не маньячки какие-то, - встряла Хелен. - Давай второй вопрос.

- Это не вопрос. Это, скорее, приказ. Раз уж вы решили быть моими помощниками с дроном, то с сегодняшнего дня будете учиться с ним обращаться.

- Ура, нам дадут полетать! - захлопала в ладоши Хелен.

- Кто сказал "полетать"? - деланно удивился я. - Чистить, смазывать, заряжать, проводить предполётную проверку и подготовку, устанавливать катапульту... А уж потом, так и быть, летать. Так что сейчас завтракаем, и приступаем к занятиям. Освоить надо много, а времени всего неделя. За дело, девочки. Небо вас ждёт.

 

Глава 13

Год 27, 29 апреля, понедельник где-то в саванне

За минувшие две недели Антон наведал нас всего два раза: не хотели рисковать засветить нашу "берлогу" перед хедхантерами. Те на ферме больше не появлялись, но по округе ещё несколько дней крутились, вынюхивали, а значит, в рассказ о нашем убытии в неизвестном направлении не особо поверили. Так что Антон, как и при нашем "бегстве", в лагерь приехал ещё до рассвета.

- Как добрался? - жму протянутую руку, и чувствую, как нахлынули чувства, до чего же чертовски приятно его видеть, даже можно сказать, соскучился.

Не то чтобы компания девушек надоела, нет, но неделю без новой информации - словно в пустыне без большой воды, жить можно, но уныло.

- Вашими молитвами и благодаря ПНВ, - парень кивает на панель, где валяется прибор. - У нас со вчерашнего дня ветер разгулялся, пыль столбом висит, и днём-то не особо разгонишься, а уж ночью...

- Что у вас нового? - включается в разговор Хелен. - Как там Гретта, Ариэль? Мальчики?

- Спасибо, всё хорошо. Передавали вам привет.

- "К" - конспирация, - ухмыляется Ева.

- Было бы странно, если бы они не догадались, - пожимает плечами парень. - Но можете не бояться, вас они не выдадут. Ариэль так отбрила хедхантеров, что мужики были рады убраться подальше. Хотя калачи там тёртые, видно, что профи. Так что, Лёха, ты булки не расслабляй. Эти не отцепятся, пока не доберутся до тебя. Одно хорошо, ты им живым и невредимым нужен, так что выстрела из снайперки можешь не опасаться.

- Утешил, - чешу а затылке.

Если Антон говорит, что хедхантеры профи, то это плохо. Значит, там парни высокого, если не экстра, класса. И дело не в стрелковой подготовке, экипировке или знании тактики. Просто это люди, которые, имея цель, всегда найдут способ её достичь. Профи может выхватывать Кольт из кобуры медленней ганфайтера и не уметь так же искусно поражать десять из десяти целей в прыжке с лошади. Но котелок у него варит будь здоров, а это куда опаснее. Оружие, в конце концов, может дать осечку, подобный человек - нет.

- Но есть у меня и хорошие новости, - Антон достаёт из кармана ключи и бросает мне. Ловлю на автомате, смотрю непонимающе. - Принимай аппарат.

- Всмысле?

- В коромысле. Машинами, говорю, меняемся. Ты мне свой "Митсубиши", я тебе этот "Дефендер", - Антон хлопает по камуфлированному капоту "Лэнда", на которой приехал.

Я ещё удивился, что наёмник на новом авто, но спрашивать не стал - купил, значит, надо. Хотя буквально неделю назад, он уже приобрёл "Форд", "в хозяйстве пригодится", но мало ли что могло поменяться? Есть гики, меняющие телефоны как перчатки, а есть водители, с такой же страстью пересаживающиеся с авто на авто. У меня дядька двоюродный каждые полгода к бабушке в деревню приезжал на новой тачке: летом ещё была "Королла", на новый год во двор заруливает "Хайлюкс" какой-нибудь.

- Всё равно не догоняю, - честно признаюсь я.

Мне моя машина нравилась. В Питере я был безлошадным, не видел смысла в личном авто в мегаполисе: пробки, проблемы с парковкой, а зимой так вообще Ад и Израиль на дорогах. На метро быстрей, комфортней и безопасней. Но в Эдеме без "железного коня" никуда, общественного транспорта даже в городах нет, рейсовые автобусы между ними - редкость и ходят не везде, ж.д. же в зародыше и в основном грузы возит. Хочешь, не хочешь, а машина нужна. Мне повезло, выкупил из трофеев после налёта банды гондурасцев на ярмарку Л200 на электротяге. Как пожаловался мне один техник, латавший "Митсубиши":

- Одно расстройство эти ваши электрокары. Ломаться нечему, ТО им почти не требуется... Я с ними по миру пойду!

Я же расценивал это как несомненные плюсы. Руки у меня хоть и из плеч, но провести даже мелкий ремонт в полевых условиях, случись чего в пути, вряд ли смогу, нет навыков и квалификации. А вероятность такого события не то что отлична от нуля, она здесь очень даже высока: качество местных дорог оставляет желать лучше, расстояния большие, да ещё и пыль везде. Так что электрокар для меня как манна небесная.

И теперь Антон хочет, чтобы я сменил свою прелесть на очередного бензинового монстра? Ну уж дудки, сам свой "Хайлюкс" на электротягу переделал, а мне подсовывает это непотребство! Хотя и очень интересное.

Над, признать, квадратный "Дефендер" выглядит... брутально, что ли, внушительно. Надёжно. Сразу видно, машина для длительных поездок и не по хайвею, воображение дорисовывает на заднем фоне поля, леса и горы. Саванну представлять не надо, она тут и так везде.

На крыше - мощный экспедиционный багажник, куда и слона уместить можно. Маленького, но слона. Слоника. По по периметру погрузочной платформы целая батарея ксеноновых фар: по четыре спереди и по бокам, и две сзади. Корзина устлана стальной сеткой с шагом в пять сантиметров. Попасть на крышу можно по лестнице, закреплённой в левой части кормы автомобиля, рядом с кормовой(!) дверью. Афигеть не встать, так в машину ещё и сзади попасть можно! В багажном отделении под потолком сетка, разбитая на две секции по центру, можно всякие рюкзаки-сумки закинуть, чтобы под ногами не валялись. 35-дюймовая запаска пристроилась на откидывающемся кронштейне, закреплённом на заднем бампере. В него же интегрирована лебёдка, из-под которой выглядывает квадрат под фаркоп.

- Сможешь прицеп пристегнуть, если что, - пояснил Антон. - До трёх с половиной тонн. Хотя по местным дорогам лучше не больше трёх.

Силовые пороги, покрытые тем же гофрированным алюминием, что и пол салона и горизонтальные поверхности передних крыльев, соединяются с передним силовым бампером стальными трубами, защищающими передние крылья. Правый и левый пороги, связанные между собой в пространственную силовую конструкцию, проходящую под рамой, образуют по периметру колесной базы автомобиля мощный силовой каркас. Таким образом, домкратить внедорожник можно не только за оба силовых бампера, но и подставив "хайджек" под любую часть порога. Боковые окна, что расположены за задними пассажирскими дверьми, защищены трубчатыми решетками.

Передний бампер имеет мощные буксировочные проушины. Так же в него интегрированы лебедка и защита передних фар. Кроме того, силовая конструкция служит основой для противотуманных фар и веткоотбойников.

Рулевые тяги, трансмиссия, два топливных бака - штатный и дополнительный на полсотни литров - прикрыты алюминиевыми листами толщиной 6 мм (а баки сами из 3мм алюминия, вместо дефолтного пластикового). Защита днища простирается от переднего до заднего бампера, прерываясь лишь там, где на лифтованной подвеске в вертикальном направлении двигаются ведущие мосты автомобиля. Капот усилен алюминиевыми вставками, по нему можно смело на крышу взбираться, не погнётся.

- Ну и до кучи немного в салоне пошаманили, - Антон распахнул дверь "Дефендера", демонстрируя начинку. - Передний ряд кресел заменили на анатомические, твоя спина ещё не раз скажет за это "спасибо". Руль - спортивный, он чуть меньше стандартного, не будешь локтем в дверь стучаться. Вместо магнитолы рация, кенвуд, со встроенным скремблером. Между сидениями поставили подлокотник, в нём четыре ходиболтайки в зарядных гнёздах. Всё настроено, всё работает. Из машины ты километров на тридцать сможешь добить, ну а малышки на открытой местности должны давать три-четыре километра.

Второй ряд кресел чуть сдвинули назад, так что пассажиры поедут в комфорте. На панель вывели разные указатели: давления масла, давления в турбине, вольтметр бортовой сети, креномер, кнопки управления блокировками мостов. Перед пассажиром, в нише, видишь, пульт управления лебедками. А это, - палец экскурсовода показал на большую красную кнопку посреди панели, закрытую прозрачной пластиковой крышкой, в лучших традициях Голливуда, - всем кнопкам кнопка. Включает дополнительный звуковой сигнал. Только я вам не советую его тут испытывать, реветь будет на всю округу. А, и ещё, совсем забыл! У тебя два аккумулятора, а то всё это хозяйство жрёт хорошо.

Ах да, был ещё и шноркель. Какой-же оффроад-трек, или по нашему, бездорожник, и без шноркеля?

Я ходил вокруг машины и любовался: каждая деталь сидела словно влитая, и не скажешь, что тюнинг, такое ощущение, что именно в такой комплектации "Дефендер" и покинул завод. Работали мастера своего дела. Боюсь даже представить, сколько всё это стоит. Если сама машина тысяч на пять тянула, то весь этот тюнинг, наверное, ещё столько же, если не больше. Что я Антону и озвучил.

- Какая-то неравноценная замена. С чего такая щедрость? - я с трудом оторвал взгляд от камуфлированного монстра.

Не машина, а танк! И дом на колёсах, в нём даже ночевать с комфортом можно - спинки сидений в багажнике складываются, образуя спальное место 2 на 1.7 метра!

- Этот "Дефендер" стоит двенадцать кусков. Твоя доля от трофеев, что вы взяли с этих отморозков, составила шесть тысяч, - наёмник поднял правую руку и загнул мизинец. - Я продал пушки макаронников, получилось чуть больше пяти тысяч, треть твоя, - безымянный присоединился к младшему брату. - "Митсубиши" сам по себе стоит три с половиной, - средний. - А с электродвигателем и прочим барахлом ещё полтора косаря сверху, - настал черёд указательного. - Сейчас в Техасе на них спрос пошёл, а предложения крайне мало. Так что я тебе ещё на восемь сотен барахла по мелочи купил, в дорогу. Пару армейских аптечек, три десятка сухпайков, запасной плитник, такой же, как у тебя,  две запасные вставки к ним, кевларовые, третьего класса. И ПНВ, бэушный PVS-14, третье поколение. У Чарли нового не нашлось, но я проверил, аппарат рабочий, предыдущий хозяин его почти не использовал, считай, как новый.

- Спасибо, - бормочу, принимая коробку с прибором, а у самого уши горят.

Во-первых, от такой щедрости. Никогда не умел подарки получать. Кто-то радуется, кто-то злится (не то презентовали!), кто-то индифферентен. А я вот стесняюсь, если ради меня заморочились. Наверное, травма детства, Фрейд не даст соврать. Или пробабку собака напугала. Я ещё точно не решил.

Ну а во-вторых, стыдно стало за забывчивость свою: через неделю в "круиз", а у меня ничего не готово! Ни еды, ни медикаментов (привык, что в отпуск очередная пассия мезимы-анальгины всегда прихватит, а если нет - так на месте купить можно), ни всякого прочего. Например, нет палатки, те две, что в лагере - это Антон одолжил. Он, скорее всего, ими поделится (предложу выкупить), но сколько можно за счёт чужой запасливости выезжать?

Так что мы с девушками быстренько набросали список, чего купить (у них он оказался в три раза больше моего, там одних гигиенических средств на полстраницы вышло, от мыла и влажных салфеток до более интимных вещей) и скинулись деньгами. Точнее, я Антону со своих отдал, а уже после его отъезда мне Ева пачку экю в руки впихнула:

- И не спорь! - приложила ладошку к моим губам девушка. - Я прекрасно знаю, что ты сейчас последние отдал, у тебя на карточке по нулям. Дорога у нас неблизкая, должен же у тебя хоть какой-то запас быть? И вообще, давай без этого вашего русского шовинизма "мужчина у женщины деньги не берёт". Я тебя сильно подставила, позволь помочь хотя бы в такой мелочи.

Пришлось согласиться, уж больно тон был... беспрекословный.

"Мелочи" оказалось два десятка "фиолетовых", то бишь, сотенных купюр.

- Будем считать это платой за проезд, - сообщил я совести.

Та решила согласиться. Последнее время она как-то странно податливая. Даже не читает морали, когда ночью в палатку кто-нибудь на огонёк заскакивает. То ли смирилась, то ли её "смирили" другие жильцы моей черепушки, так сказать, задавили большинством.

 

Второй раз Антон приехал через пять дней. И не один, а в компании четырёх бойцов, прибывших на двух камуфлированных "Дефендерах", братьях-близнецах моего. Я потом специально глянул - даже шины одного производителя, вот так совпадение!

- Знакомьтесь, это Рик "Ганс" Альтос, Билли "ДваБи" Миракл, Алекс "Свисток" Ватсон и Грей "Башка" Бигелоу. А это Ева, Хелен и Алекс.

По всему было видно, что парни в Эдеме давно, загорелые, уверенные, они излучали спокойствие и надёжность. Руку жали крепко, но не пытались сломать мне пальцы. Это только безмозглые качки так самоутверждаются, нормальный мужик и так знает, что круче него только горы, да и то не все.

- Антон, мог бы и предупредить, что у нас гости будут, мы ничего не подготовили. Хелен, пойдём, чего-нибудь мальчикам сообразим, - Ева эффектно развернулась на носочках, в воздух взметнулась белая копна волос, и дамы удалились на нашу импровизированную кухню, покачивая бёдрами, обтянутыми мини-шортиками

Мальчики, во время знакомства старательно смотрящие девушкам в глаза, проводили девушек взглядами. Рик, двухметровый голубоглазый блондин, настоящий ариец (голова чуть вытянута и из-за причёски-площадки кажется квадратной) - бесстрастным. Билли, высоченный, под семь футов, и чёрный, как антрацит-металлик, аж блестит на солнце - масляным. Мой тёска, Алекс, крепко сбитый, среднего роста, с небольшим брюшком и волосатыми, словно у хоббита, руками - завистливым. Грей, худощавый и немного сутулый паренёк, кажется, вообще девушек не заметил, неспешно крутил головой по сторонам, осматривая овраг и наш лагерь, его флегматичный взгляд скользил по предметам и людям, ни на чём не останавливаясь.

- Ну и бабы, хлоп твою железку! - белозубо оскалился негр. - А они...?

- Мои, так что соси бензин, Билли - отрезал я несколько резко.

Не успели познакомиться, а уже загребущие ручки к девушкам тянет, шустрый какой!

- Понял, бро, вопросов больше не имею, - подмигнул мне негр.

- Парни, если не возражаете, давайте сперва о делах, - напомнил о себе Антон.

Парни не возражали. В первую очередь они профи, так что первым - насущное, да и вторым, и третьим - тоже. А девушки в приоритетах как-нибудь потом. Ибо задача у нас оказалась ответственная и серьёзная: быть скрытым передовым дозором конвоя.

Пару недель назад, в Нью-Мехико, на меня вышли какие-то мутные типы, с предложением компенсировать им полсотни крупнокалиберных пулемётов, коих они лишились из-за меня. Их не смущало, что стволы принадлежали другому человеку, а я лишь помешал их украсть. Пулемёты мутные уже считали своими, и по каким-то там понятиям я теперь "торчал" им. В качестве уплаты долга мне предложили слить маршрут колонны, на что я, естественно, не согласился.

Антон донёс эту информацию до Сандерса, торговца оружием, которому и принадлежали те самые пулемёты. И который должен был доставить этот груз иранцам. Бизнесмен и мой знакомый, посовещавшись, пришли к выводу, что вряд ли мутные рассчитывали только на меня одного, значит, в охране конвоя у них есть как минимум один свой человек. А может и больше: после ярмарки Сандерс перетряхнул свою службу безопасности, глава которой оказался замешан в краже и продаже на сторону крупняка, бизнесмену пришлось нанять несколько десятков человек. Всех проверить физически сложно, да и то только ту часть биографии, что относится к Эдему.

Можно, конечно, менять маршрут по мере движения, только вот дорог на юг раз-два и обчёлся, а через Аппалачи так вообще лишь в одном месте условно проходимы для транспорта. Значит, засады не избежать. А раз так, нужен хороший головной дозор, но при этом такой, про который охрана Сандерса не знала. Иначе был шанс, что "крот" сольёт инфу. Вот бизнесмен и и попросил Антона подыскать людей для столь ответственного дела.

- Выдвигаетесь завтра утром, маршрут с Сандерсом согласован. Идёте в шестидесяти-семидесяти километрах впереди колонны. Алекс, с тебя разведка с воздуха. Если что-то замечаете подозрительное, проводите доразведку в пешем порядке. Главный - Рик. Всё, дальше сами всё обсудите, мне пора.

Антон на прощание пожал всем руки, с девушками - пообнимался, пожелал счастливой дороги, и укатил в рассвет.

В лагере царила деловая суета. Алекс и Грей ставили палатки. Билли зубоскалил на кухне с девушками и нет-нет, да и норовил руку то на плечо положить, то чуть пониже спины. Хелен не выдержала, пару раз наступила ухажёру на ногу, да с поворотом на пятке (мягкой шлёпкой да по берцу, ога), Ева так вовсе сунула под нос негру "Глок". Парень сбавил обороты, но по всему было видно, что штурм таких привлекательных крепостей не отменён, а всего лишь на время отложен, до более подходящего момента.

- Попроси своих девушек накинуть майки, а то у Билли мозги скоро закипят, - флегматично заметил Рик. - И шорты сменят на что-то по-длиннее.

- Да, попрошу, - я направился к кухне, но, пройдя пару метров, обернулся и спросил: - А Рик это сокращённо от Ричард или Рихард?

Парень завис на пару секунд, на лбу образовались складки.

Не дожидаясь ответа, я пошёл к девушкам.

- Эй, Билли, я же сказал тебе сосать бензин!

- Не ругайся страшный белый человек, я понял и осознал, больше не буду...

- ... хлоп твою железку, - закончили мы хором.

Кажется, я пару дне дней назад жаловался, что в лагере скучно и у меня информационный голод?

Я погорячился.

А ещё почему-то в голове сложилось двустишие:

"Расистом можешь ты не быть,

Но негра линчевать обязан!"

Надо будет как-нибудь Билли продекларировать, когда он в очередной раз будет понимать и осознавать.

 

Глава 14

Год 27, 29 апреля, понедельник, вечер, где-то в саванне

- Как же надоели эти консервы и сухпайки! Сейчас бы самый завалящий хотдог, с большой и толстой сосиской, запихать в рот! - косясь на Билли, вздохнула Ева.

Билли сделал вид, что ничего не слышал, продолжал чистить картошку, как ни в чём не бывало, только челюсти сжал, заталкивая сальную шутку обратно в глотку. Действительно, понял и осознал. Правда, и дамы провоцировать парня перестали, переоделись в приличное: короткие топики и шортики сменили на вполне себе приличные майки-алкоголички и тактические штаны. Всё в пустынном камуфляже и подогнанное по фигуре.

Антон уехал, прихватив обе свои палатки. Но взамен, как мы и заказывали, оставил пару новеньких, четырёхместных.

- А поменьше не было? - спросил я наёмника.

- Лёха, не тупи, - закатил глаза Антон и кивнул на Билли.

И верно, лучше нам спать под одной крышей, соблазна у отдельных индивидов будет меньше.

К обеду движуха улеглась. Грей и Рик поставили палатки. Алекс, помахав пару часов мачете, прорубил-таки в колючих кустах склона тропинку и развернул на краю оврага пятиметровую антенну.

- Надо связаться с боссом, узнать, как у них дела и когда нам выдвигаться, - ответил на мой невысказанный вопрос Рик.

Мы с ним как раз торчали над картой будущего маршрута, командир нашего небольшого сводного отряда показывал наиболее вероятные места для засады, где надо будет проводить авиаразведку особенно тщательно, а где можно "Саурона" лишний раз не гонять. Получалось, что основная моя работа начнётся ближе к Аппалачам, когда пойдут предгорья, больно уж там местность пересечённая. Десятикилометровка особой детальностью не радовала, и я сейчас не о крупном масштабе. Просто местность более-менее была разведана только вдоль Рио Гранде и её нижних притоков, а также вдоль Восточной и Западной дорог. Те же Аппалачи, как и Западный Предел, были почти одним сплошным белым пятном, каждое из которых прорезала тоненькая полоска дороги, и всё. Да и та была помечена что в том, что в другом случае как "примерное направление".

- Вопросы, предложения? - Рик отложил красный карандаш, которым обводил районы для усиленного осмотра.

- Каков порядок действий в случае обнаружения противника? - рядом с по-военному подтянутым парнем я, сам того не замечая, перешёл на казённый тон.

- Докладываешь мне, частоту и канал узнаешь у Алекса. Твоя рация умеет в шифрование?

- Так точно.

- Отлично. Отдашь Алексу, прошьёт на наши коды. Ходи-болтайки тоже не забудь.

- Сделаю.

- Ещё вопросы?

- Никак нет! - под его строгим взглядом захотелось вытянуться во фрунт.

- Что по женщинам?

- А что по ним? - опешил я от такого перехода. - Одежду сменили, Билли не провоцируют.

- Что сменили, это молодцы. Но какие из них бойцы? Что умеют? Как ведут себя под обстрелом?

- Бойцы... Не знаю, если честно. Хелен стрелять умеет, из короткоствола даже лучше, чем я, - замечаю, как левый уголок губ Рика едва дёрнулся, мол, "тоже мне, показатель", ну-ну, что-то мне подсказывает, что девушка, случись чего, тебя в этом вопросе немало удивит, но вслух продолжил. - Длинностволом обе владеют на уровне "стрелять в сторону врага" и "самостоятельно почистить". Пот обстрелом была только Хелен, вела себя достойно.

Ганс побарабанил пальцами по столу, задумчиво глядя в сторону.

- Так, ладно. Ваше дело - найти, наше дело - нейтрализовать. Сами себя сможете защитить, уже хорошо, мне одной головной болью меньше. Бойцов, сам видишь, шиш да ни шиша, так что выделить вам в охрану кого-нибудь не получилось бы. А сам как, стрелять умеешь?

- Пока никто не жаловался, - пожимаю плечами. - Есть "Ремингтон Р11", сотен до пяти метров попадаю.

- Это хорошо. Но без команды никуда не лезешь, это понятно? И дамы твои тоже пусть лишний раз амазонок не изображают.

- Что, больной вопрос? - заметил я пробежавшую по лицу Рика тень.

- Да был у нас пару лет назад случай... В Либерти целый автобус проституток пришёл, двенадцать элитных сук. С ними сутенёр, албанец какой-то молодой, горячий. Он себе в голову вбил, что его курятник обязательно по дороге попробуют украсть. Никому не доверял, с конвоем ехать не хотел. Накупил своим курицам стволов, пару дней на стрельбище водил, готовил. Они даже потом фотосессию устроили, журнал получился отличный, и сейчас во многих барах и кубриках висит. Бабы действительно шикарные, все как на подбор. Но на голову явно долбанутые. Не успели они от Тихуаны отъехать, этот албанец в поле свернул. Мол, будем со следа всех сбивать. Дитя интернета и ТиВи, он в кино такое видел, идиот. В общем, покатались по саванне, заехали в какую-то рощу, стали на ночёвку. Даже караул выставили. Ночью на них вышло стадо винторогов. Кто-то выстрелил. Ну, вожак и ломанулся к их шалавабусу. Перевернул играючи, даже чудо, что все живы остались. Хватило мозгов больше не провоцировать. Винтороги ушли, эти - за рацию, мол, помогите-спасите. Мы конвой как раз в Тихуану вели, услышали. Я выделил машину, посмотреть, что там. Предупредил этих куриц, что сейчас помощь прибудет. Так они умудрились моих парней обстрелять! Одно хорошо, эти курицы и в слона бы в упор не попали, у них руки ничего тяжелее члена до этого не держали. Из таких не то что за пару дней, за год бойца и то не сделать. Так что я теперь напрягаюсь, когда рядом очередная смазливая киска с пушкой ходит. Плавали-знаем.

Пришлось убеждать, что мои дамы и стрелять умеют, и мозги в их черепушки имеются, в отличие от любительниц белковой диеты.

- Ну, смотри. Если что не так, будешь ответ за своих держать. Не женщин же мне пороть? - предупредил Рик.

- Понял, осознал! - я был очень сообразителен, когда начинает пахнуть вазелином. - Я это, пойду?

- Последний вопрос, - Рик подошёл в упор, угрожающе навис надо мной. - Что за шутки про "отсоси бензин"? Я Билли спросил, но он шлангом прикинулся, мол, ничего не знаю. Я ещё расколю эту чёрную жопу, но для всех нас будет лучше, если я буду знать, почему это у двух случайно встретившихся идиотов вдруг так поразительно совпадает чувство юмора?

- Охолони, дядя Стёпа, - перехожу на русский. - Просто мы с твоим чёрным другом читали в детстве одни и те же книжки.

- Вот как, - с едва заметным прибалтийским акцентом задумчиво изрекает Рик, но шаг назад сделал, перестал давить. - Это может быть проблемой.

И смотрит на меня так нехорошо-нехорошо.

Так нехорошо, что у меня аж рука сама собой сползла на кобуру.

- И что мы будем  с этим делать? - спрашиваю совершенно и показательно безразличным тоном.

- Мы? Ничего. А я вот, пожалуй, этого негра всё таки выпорю, - синие глаза Рика превращаются в две льдинки. - Заодно узнаю, какого цвета синяк у чернокожего.

Блондин, снимая на ходу ремень, быстро удаляется в сторону кухни. Спустя минуту там слышится возня, и обиженный голос Билли:

- Эй, Рик, какого чёрта, хлоп твою железку! Ой, ау, ая-я-я-яй!

Походу, кто-то отсосал-таки бензин.

 

- И лежим мы уже там вторые сутки. Наконец, плохие парни прибыли в эту долбанную долину. И очень вовремя, у меня уже обе бутылки были полны, ну, вы понимаете. Лежу значит, жду команды, когда можно будет огонь открывать Потому что если начать стрелять без команды, Джейкоб потом тебя с дерьмом съест, уж лучше против гиены с голыми руками выйти, чем с этим отморозком связываться. И тут я чувствую, что мне снова надо по маленькой. Пять минут, десять. В эфире - тишина. Мочевой пузырь уже поджимает по полной, вот-вот лопну. А команды всё нет. Ну, думаю, Джейк, сволочь, специально время тянет. И тут случилось чудо! Смотрю, из одного пикапа девчонку волокут. Одежда порвана, сама вся в слезах. Подтаскивают к их главному, ставят на колени. Тот что-то спрашивает, она в него в ответ плюёт. Этот говнюк хватается за пушку. Бинго! Угроза жизни гражданскому лицу, имею право стрелять без команды, мы Патруль или где? Тем более молодая, красивая баба, их и так дефицит в Эдеме. Прикидываю - до них четыре с половиной сотни ярдов. Жму спуск, "Вал" едва слышно стреляет, и пуля летит так ме-е-е-е-едленно, что, кажется, я её вижу. Эти секунды мне вечностью показались тогда. И тут бац, прямо в голову! Мозги во все стороны, красотка визжит, бандиты забегали, словно тараканы. Наши начинают стрелять, противник быстро приходит в себя, поливает склоны из пулемётов и стрелковки. Я снимаю типа за РПК в джипе, затем второго, рядом, с "калашом". Потом ещё одного, под машиной. И тут вижу, как в меня летит долбанная граната РПГ! Думаю: всё, допрыгался ты, Алекс, сейчас сыграешь в рундук Дейви Джонса. Я и ойкнуть не успел, вспышка, грохот, отключаюсь. Не знаю, сколько я без сознания валялся, может, минуту, может, десять. Очнулся от того, что меня Джейк по рации костерил, на чём свет стоит. Я его словно сквозь вату слышу, перед глазами всё двоится и троится, голова кружится, словно я на американских горках полдня катался. "Вал" рядом валяется, осколками ПСО вдребезги разнесло. По щеке что-то горячее и липкое стекает. А у меня только одна мысль в голове: "интересно, это я в туалет перехотел или уже сходил?"

Раздаются тихие смешки, я сам невольно улыбаюсь. Алекс откидывается на стульчике, в неровном свете костра видно, как лицо парня аж светится от удовольствия: мол, как вам история от электронных дел мастера! Не ждали?

Мы с Хелен и Евой за две недели робинзонады уже и забыли, что это такое, травить байки после ужина. Все темы давно были перетёрты, истории рассказаны по два раза, так что последнее время обычно просто пили кофе и обсуждали дрона: девушкам внезапно понравилось возиться с "Сауроном". Хелен млела от фотографий, Ева - от полёта и возможностей, которыми обладал этот небольшой, но такой эффективный инструмент. Но если есть любимое блюдо каждый день по три раза на завтрак, обед и ужин, то очень скоро ты будешь рад даже манной каше с комочками. Рассказы парней особым изяществом не обладали, а их сюжет обычно крутился вокруг "мы с плохими парнями стрелялись", только это сейчас заходило на "ура". Больше всех на поприще сказителя старался Алекс.

Билли, после недавней взбучки от Рика, сидел как мышь под веником, лишний раз старался перед своим командиром не отсвечивать. Сам прибалт особой разговорчивостью в вопросах, не касающихся дела, не отличался. От Грея за весь день мы едва дюжину слов слышали, и вообще, лучшей компанией тот считал свою "Барретт 82". Казалось, он даже в туалет ходил с этим монстром, по крайней мере, каждый раз, когда я видел молчуна, снайперка всегда была рядом с ним, на расстоянии вытянутой руки.

- Ух ты, с "Вала" на четыреста ярдов! Шикарный скилл, Алекс! - хвалит рассказчика Хелен.

- Ну, есть немного. Хотя до "Башки" мне далеко, - скромничает наёмник.

- Да ладно тебе, мало кто смог бы на четыре с половиной сотни ярдов из "Вала" даже в слона попасть! - не унимается девушка. - Сколько там падение пули на такой дистанции, метра два, три?

- У меня на двести было пристреляно, так что, кажется, меньше, - мямлит Алекс. И как-то резко меняет тему. - Народ, я за пивом. Кому ещё принести?

В одном из "Дефендеров" нашёлся мобильный холодильник с двумя десятками жестянок "Будвайзера" и "Бад Лайта" внутри. Я отказался, а вот все остальные, и девушки в том числе, по банке взяли, за знакомство и просто как средство от жары.

- Думаю, на сегодня всё, - Рик одним плавным движением перетёк из сидячего положения в стоячее. - Алекс, твоя смена первая, - это он мне. - Через два часа разбудишь "Башку". Потом моя смена, после меня - Алекс, - кивнул острым подбородком наш командир на хмурого рассказчика. - Последним будет Билли. Подъём в семь, выезжаем в восемь. Всем спокойной ночи.

И бесшумно растворился в ночи. Остальные тоже потянулись к палаткам, лишь Хелен осталась. Я подсел к девушке, задумчиво смотрящей в огонь догорающего костра, легонько толкнул её плечом.

- Ты чего парня обижаешь, а? - почти шёпотом спрашиваю француженку.

- А чего он врёт? - возмущённо, но тихо фыркает Хелен. - Двое суток он в засаде лежал, ага. Скажи такое "Башка", я бы поверила, он и неделю, наверное, сможет пролежать, не шелохнувшись. И про стрельбу зачем врать-то?! Из "Вала" на четыреста метров не каждый профи попадёт, а он типа этим автоматом всего неделю владел да два раза в тир сходил! Ну не бывает такого!

- На сколько я помню, "Вал" как раз до четырёх сотен метров и работает, если верить его ТТХ.

- Ой, больше читай, что пишут! "Ак-47" вообще типа до километра позволяет вести огонь, у него даже целик под это дело размечен. Только вот с такой дистанции ты с открытым прицелом в слона разве что и попадёшь! "Вал" это спецоружие, для контртеррористических подразделений. То есть - для работы в городе. И главная его фишка - бесшумность. У него и глушитель интегрированный, и все патроны дозвуковые. Он не рассчитан на большие дистанции, на работу в поле. Пуля тяжёлая и медленная, у неё траектория крутая до нельзя. На четырёх сотнях, при выставленном нуле на сотню, падение будет метра три, если не больше. И ошибка в определении дистанции хотя бы на 20 метров даст пару десятков сантиметров. Плюс время подлёта... Ну, я ещё поверю, что в неподвижную цель да один раз Алекс мог попасть. Но потом - хрен! Тем более, по противнику под машиной, туда при всём желании пулю "Вала" с такой дистанции не закинуть.

- Относись к этому философски, - приобнимаю разошедшуюся девушку за плечи. - Никогда мужчина так не врёт, как после рыбалки или охоты. Тут приукрасил, здесь чуть приврал... Простим ему эту маленькую хитрость. История ж интересная? - Хелен нехотя кивает, мол да, интересная. - Ну вот, это главное.

- Просто я не люблю, когда врут. Тем более, на ровном месте, - бухтит девушка, но из объятий не вырывается, наоборот, удобнее устраивается под бок. - Ладно бы ему с этого выгода какая была, а так...

Я не слушаю, что она там дальше говорит, это не важно.

Ночь. Костёр. И мы.

- Ты пахнешь морем, - я зарываюсь в её густые волосы. - Солью и солнцем.

- Правда? - девушка чуть отстраняется, глаза блестят, губы чуть приоткрыты.

Вместо ответа - поцелуй.

Моя вахта пролетела быстро и незаметно. Каждый раз бы так.

 

Глава 15

Год 27, 30 апреля, вторник, день, где-то в саванне

В восемь утра лагерь мы не покинули. И в девять тоже. Алекс, прежде чем сворачивать свою высоченную антенну, связался с Сандерсом, и через минуту, переговорив, объявил:

- У них там какая-то заминка с выдвижением, минимум на час.

- Будем ждать, - подумав, вынес вердикт Рик.

Лагерь к этому моменту был полностью свёрнут: палатки, мебель и солнечные панели убраны, мусор закопан, растяжки и прочее снято. Народ маялся от скуки, только Грею, кажется, было всё равно. Снайпер вытащил спальник, бросил его в тень "дефендера" и завалился спать. Солдат спит - служба идёт.

Рик поманил меня в сторону.

- Пойдём, воды свежей наберём, - кивает командир на дальний край оврага, откуда начинал свой бег звонкий ручеёк.

Воду мы набрали ещё полчаса назад, все свободные ёмкости залили до упора, но раз надо...

- У меня к тебе просьба. Большая, - убедившись, что нас не слушают, перешёл сразу к делу Рик, едва мы отошли на пару десятков метров. - То, что мы русские, никому знать не надо, хорошо? В Техасе на пол и расу не смотрят, а вот национальность может сыграть с тобой злую шутку. Не каждый заказчик хочет работать с "иванами". Договорились?

- Без проблем, - пожимаю плечами.

В Ит-сфере такое сплошь и рядом, значительная часть российских фирм имеют головной офис где-нибудь в Лондоне или Нью-Йорке каком, и сидят там коренные. А то, что 90% персонала живёт и работает на территории бывшего СССР, это уже отдельный разговор, заказчик с ними пересекается редко. Никого же не смущает, что "айфон" собирают китайцы? Главное, что продаёт фирма из США. Так и живём.

    - И женщинам своим не говори, пожалуйста.

    - Что знают двое, знает и свинья.

    - В точку, - Рик улыбается так, словно дёсны обколоты новокаином. - Спасибо.

    - Один только вопрос.

    - Да?

    - Это же ваш дефендер мне Антон подогнал?

    - Нет, - с секундной запинкой отвечает Рик. - Но мы попросили его найти тебе такой же, как у нас.

    - А зачем, если не секрет?

    - Мы один отряд на этот контракт. Единообразие работает на имидж. В случае поломки проще с запчастями. И машина хорошая, надёжная, отличная проходимость и вместимость.

    - Логично, - соглашаюсь с доводами. - Меня больше смущает тот факт, что такая группа мало похожа на просто путешественников. Мы засаду не вспугнём?

    - Лучшая драка та, которая не случилась, - чеканит прибалт. - К тому же, ты правильно сказал, мы выглядим... внушительно. Будет меньше проблем с мелкими бандами.

    Резонно. Чем дальше на юг, тем менее обжитые земли, после Ласт Хоупа вообще поселений, если верить карте, нет, редкие одиночные фермы и всё.

    В полдесятого Ева не выдержала, достала турку, взяла у наёмников газовую горелку, и сварила на всех кофе.

    - Надо запас зёрен пополнить, у меня ещё раза на три всего осталось, - заметила девушка.

    - Это может быть проблемой, крошка, - Билли, как всегда, сверкал белозубой улыбкой. - Мы поедем через такую глушь, где простой гвоздь не всегда купишь, не то что кофе. Так что береги свой запас, на крайний случай. А пока довольствуйся чаем.

    Девушка тяжело вздохнула - утро без кофе для неё добрым не бывает.

    - Слушай, а как далеко твоя птичка летает? - сменил тему Алекс, обращаясь ко мне.

    - Крейсерская скорость полсотни километров в час, батареи хватает на четыре с половиной часа, вот и считай.

    - Круто! А это у неё что? - потыкал пальцем в камеру тёска.

    - Тепловизор. Здесь и здесь ещё камеры, - показываю на подвесы. - Цветная и чёрнобелая.

    - Видео транслирует?

    - До пяти километров, до десяти - телеметрию.

    - Что-то как-то слабенько, - уперев руки в бока, Алекс рассматривает "Саурона". - А хочешь, удвоим дальность связи?

    - Спрашиваешь! Конечно!

    - Доставай птичку, а я пока пойду гляну, чего у меня есть. Сейчас усилитель сделаем, будет твой "Саурон" всем "Сауронам" "Саурон", - наёмник чуть ли не в припрыжку удаляется к своей машине.

   

    - Так... Ещё... Ага, прикрутил. Ну, включай! - Алекс разгибается, с гордостью осматривает свою работу. Надо признать, выглядит плод его трудов... хорошо выглядит, аккуратно и компактно. Видно, что делал как для себя, не тяп-ляп и готово.

    Щёлкаю тумблером, "Саурон" оживает: на пару мгновений включаются движки, шевелятся камеры на подвесах, перемигиваются габаритные огни на кончиках крыльев. Дрон тестирует электронику и проверяет, что все механические части работоспособны и не заблокированы.

    - Есть сигнал, - объявляю я, когда на ноуте появляется изображение с камеры. - Работает.

    - Надо протестировать, на сколько радиус уверенного приёма увеличился, - Алекс защёлкиват крышку на спине дрона.

    - Поднимай машину в воздух, - Рик подходит бесшумно, словно тень. - Колонна пошла, нам пора выдвигаться. Они будут в точке "Альфа" через час, твоя задача - убедиться в этом визуально.

    - Пять минут у меня есть?

    - Выдвигаемся в двенадцать ровно, - взглянув на часы, сообщает Рик, и удаляется.

    - Отлично. Алекс, поможешь с катапультой? - спрашиваю тёску.

    - Конечно! А порулить дашь?

    - В следующий раз, - обещаю я. - Может, вечером, на привале.

    - Вечером вряд ли, Рик будет против. По плану, мы ночуем в "Медвежьем Углу", небольшая форт-заправка.

    - Ну, мы что-нибудь придумаем, - обнадёживаю я парня.

    Заскакиваю на лестницу на корме машины, снимаю с багажника катапульту. Раздвигаю телескопическую трубу, откидываю сошки, минута - и конструкция готова к запуску. В это время Алекс запитывает катапульту от сети "Дефендера", благо, розетка на 12 вольт выведена к задней двери. Устанавливаю дрон на направляющую.

    - Все системы в норме! - докладывает из-за ноута Хелен, устроившись на переднем сидении.

    Включаю насос, тридцать секунд, и пневматика готова к старту.

    - Взлёт! - запускаю дрон в воздух.

    Катапульта выстреливает "птичку". Едва дрон отлетает на пару метров, включаются маршевые движки, и с тихим "вж-ж-ж-ж" наш маленький разведчик резво удаляется. Уже с пятидесяти метров его не слышно, с двухсот - почти не видно. За две недели робинзонады Хелен поработала над камуфляжем "Саурона", теперь его нежно-голубую цифру не так-то просто и заметить.

    Убрать катапульту занимает минуту, можно выдвигаться. Заскакиваю на водительское сидение, завожу "Дефендер". После "Л200" всё так непривычно, и шум двигателя, и приборная панель, и посадка. Словно с велосипеда на танк пересел, с моим крайне малым водительским опытом именно такие ощущения.

    - Как полёт? - интересуюсь у Хелен.

    - Всё в норме. Подняла его на тысячу метров, сейчас увожу на маршрут, - девушка повернула ноут, продемонстрировала карту.

    За две недели мы облетали всё в радиусе пятидесяти километров (ну ладно, всё самое интересное), сделали сто тысяч пятьсот фото, чёрно-белых. Затем, с помощью простейшей утилиты, в основе которой была нейросеть, заточенная на распознавание изображений, склеили из всего этого фото-карту, что-то на подобие того, что вы можете видеть на "гугл-мапс", когда переключаетесь в режим "спутник": изображение Земли с нанесёнными на него условными обозначениями дорог и прочего. На всё это чистого времени у ноута ушло двадцать часов, я даже боялся, как бы он от такой нагрузке не загнулся. Процессор грелся временами едва ли не до сотни градусов, местная жара - не лучшие условия для работы электроники. Но ничего, старый добрый "Асус" выдюжил, а мы стали обладателями достаточно подробной карты. И сейчас могли по ней следить за перемещениями дрона. Правда, всего в радиусе пятидесяти километров, но всё лучше, чем ничего.

    - В фото-режим пока не переводи, - останавливаю Хелен, уже собравшуюся, как учил, выключить видео. Для экономии батареи дрона.

    - Чего так?

    - Хочу проверить, на сколько реально поднялся радиус связи. Алекс усилитель смастерил, обещал, что сигнал в два раза мощнее будет.

    - Нет, ну если Алекс обещал... - с неприкрытым сарказмом изрекает девушка, но видео не выключает.

    Наконец, наша куцая колонна выдвигается. Первой идёт машина с Билли и Греем, за ними - Алекс и Рик, потом - Ева на "Жуке", мы - замыкающие. "Ниссан" выбивается из картины, даром что камуфлирован по местной моде, но один чёрт - машина не для длительных походов и вообще не для загородных поездок. Да и девчачья, по крайней мере, я в Питере ни разу не видел, чтобы за рулём сидел кто-то из мужской братии.

    - Сигнал теряется, переключу на фото, - Хелен уверенно колдует над тачпадом, несмотря на раскачку машины. До дороги нам километров пять, половину этого пути проходит по обмелевшему руслу Волги, затем выкарабкаемся наверх и через саванну, почти напрямик.

    - Дистанция?

    - Девять с половиной километров. Не-сов-рал, - бормочет себе под нос девушка.

    - На открытом пространстве будет ещё больше, - радуюсь я.

    В таланте Алекса в радиоделе я не сомневался.

- Может, он и любит немного приврать в своих байках, но вряд ли ему в отряде связь доверили за красивые слова. Да и видно, когда человек разбирается, а когда лишь имитирует, - замечаю я вскользь, всё внимание сейчас - под колёса и на габаритные огни впереди идущей машины. На удивление, "баранку" крутить легко, а благодаря высокой посадке за дорогой наблюдать даже проще, чем из кабины "Л200". Движок тянет машину играюче.

- Ох, мальчики, как бы нам, девочкам, несладко жилось, если бы вы были такими экспертами по имитации, - вздыхает Хелен.

Кошусь на неё, но продолжения не следует.

- По статистике, каждый второй мужчина имитирует борщ, - заступаюсь я за сильный пол.

Теперь настал черёд Хелен хмурится в мою сторону. То-то, знай наших!

Через десять минут Рик сворачивает, выбираемся на простор. Жду, когда "Ниссан" заползёт на берег. Ева легко и с некоторой даже грацией преодолевает невысокий, но крутой подъём.

- Лёша, всё в порядке? - Хелен с беспокойством смотрит на меня.

- Нормально, - я вцепился в руль, струйки пота бежали по спине.

До берега пара метров, затем крутой, градусов сорок, подъём, уже порядочно разбитый тремя машинами. Поднимаю обороты, плавно отпускаю сцепление, на последней трети, когда машина уже двинулась, почти бросаю педаль, добавляю газ. Взревев мотором, "Дефендер" заскакивает на подъём, капот задирается в небо, кажется, что ещё чуть-чуть, и встанем на попа. Секунда, другая, передние колёса пробуксовывают и... нос машины резко идёт вниз, сцепление шин с почвой резко улучшается, мы прыгаем вперёд. Бросаю газ, выжимаю две другие педали. И вовремя - в трёх метрах впереди торчит задница "Ниссана", возле машины стоит Ева.

- Вы так мотором там ревели, я думала, сейчас взлетите, - улыбается девушка, показывая мне большой палец.

- Алекс, всё в порядке? - интересуется Рик по рации. - Поломок нет?

- Всё окей, - отвечаю, утирая пот со лба. - Машина на ходу.

- Хорошо. Двигаемся.

Колонна пылит по саванне.

- Лёша...

- Я рассказывал, как сдавал эстакаду в ГАИ? - нервы напряжены, мне надо выговориться. - Наша группа училась зимой, как раз самая жопа была. Ночью снег падает, днём таит, за ночь всё одним большим катком становится. И так почти весь январь. А вождение по утрам. Ну и получилось так, что мой инструктор меня ни разу на эстакаду и не возил. Забыл, или просто мстил за то, что я у него дополнительные занятия не брал, в отличие от остальных, не знаю. На выпускных в автошколе мы эстакаду не сдавали, из-за  погоды. Весь автодром как большой каток, там в гараж бы заехать и припарковаться, не то что на эстакаду заехать. И вот приходит время в ГАИ идти. Теорию сдал, иду на автодром. И вижу, что гаишники свою площадку всю почистили, и эстакаду тоже. И народ уверенно так штурмует её, раз-раз, и наверху. А я ни в зуб ногой, что с ней делать. Стою, грущу, уже мысленно смирился, что сегодня не сдам. Подходит наша староста ко мне, Люба... Фиалкина, что ли... Или Самоцветова? Не помню уже, что-то там про флору точно у неё в фамилии было. Ладно, не суть. В общем, подходит ко мне Люба, и спрашивает, чего я такой грустный стою. Объясняю, что мне мой инструктор эстакаду не показывал, ни разу тренироваться не давал. Стоим, грустим уже оба. И тут мне в голову мысль приходит. Говорю:

- Люба, а ты ж умеешь на эстакаду заезжать?

- Да, уже сдала.

- А расскажи порядок действий!

Она и рассказала.

Доходит очередь до меня, сажусь в машину. Там уже гаишник, суровый такой дядька. А может, и нет, я тогда нервничал сильно, впечатлительный был до ужаса. В общем, сажусь, пристёгиваюсь, завожу машину. Трогаюсь, включаю вторую, выворачиваю на эстакаду, залетаю а середину. Торможу, даже не заглох, как ни странно. Поднимаю обороты до тысяча двухсот, как Люба объяснила. Одна рука на руле, вторая коробку переключает, начинаю сцепление отпускать. Чую, пошёл зацеп! Бросаю тормоз, сцепление плавно отпускаю, газ! Еле успел притормозить на обратном спуске. Скатываюсь, загоняю машину в гараж, выезжаю, возвращаюсь на старт. Всё чисто, ни заглох ни разу, гаишник даже похвалил. Вылажу из машины. Смотрю, у Любы глаза круглые.

- Ты там так ревел, я думала, всё, сейчас или заглохнешь, или ещё чего сделаешь не так.

- Так ты ж сама сказала, тысячу вести оборотов и только тогда трогаться!

- Ну, сказала. Только меня на "гольфе" учили, у него двигатель один и четыре. А у тебя "мазда", сколько у неё, два и шесть?

Посмеялись.

- Главное, что сдал, - улыбается Хелен. - Ты такой умный! С первого раза, без тренировки, эстакаду одолел!

- Эстакаду одолел, да. Город, правда, потом завалил. С третьего раза только сдал. Так что не такой уж и умный, - смотрю, девушка немного занервничала. - Но это было давно. Теперь уже опыт есть, сдал бы с первого раза. Хотя, эстакаду до сих пор не люблю.

    На дорогу выбрались минут через десять. Не сказать, чтобы скорость сильно увеличилась, но трясти стало чуть меньше, а главное, теперь можно не опасаться влететь колесом в ямку или на кости какого-нибудь винторога.

    - "Саурон" в радиусе уверенного приёма, - докладывает через час Хелен. - Заливаю фото.

    Побежал ползунок загрузки.

    - Ну что там? - мне интересно, кошусь одним глазом в ноут.

    - За дорогой лучше следи, - девушка отворачивает ноут, что-то скролит. Через минуту сообщает. - Вижу колонну, где-то с десяток больших грузовиков и при них с полдюжины пикапов. Это они?

    - Сейчас у Рика узнаем, - берусь за рацию. - Рик, это Алекс, приём.

    - Рик на связи, приём.

    - "Саурон" засёк колонну, - делаю паузу, кошусь на Хелен и двигаю бровями. Девушка соображает быстро, что мне надо, показывает четыре пальца, а затем большим и указательным "ок". - Сорок километров на север от нас, десяток грузовиков и шесть пикапов.

    - Данные точны?

    - Я за рулём, не проверял. А что?

    - Пикапов должно быть восемь.

    Смотрю на Хелен. Девушка, жуя закусив губу, колдует над ноутом. Пауза затягивается, но я её не тороплю, от моих понуканий она быстрее работать не станет.

    - Четыре "Тойоты Хайлюкса" с пулемётами и четыре "Форда Эксплорера", - наконец докладывает оператор БПЛА.

    - Это они. Отличная работа, Алекс, Хелен. Конец связи.

    - Лёша, ты ругаться не будешь? - спрашивает девушка, как только я выключил рацию.

    - Не буду, - улыбаюсь.

    - Я четвёртый "Хайлюкс" на самом деле так и не увидела. Просто решила, что будет логично, что их поровну с "Фордами".

    - И соврала, - моя улыбка становится ещё шире.

    - Это не считается. Их же действительно четыре!

    - Не считается так не считается, - кладу ладонь правой руки девушке на затылок, наклоняю к себе, целую в макушку, отпускаю. Сидит, сияет, довольная, словно слон. Или маленький слоник. - Только давай, пожалуйста, больше без догадок. Говори только о том, что видишь, хорошо?

    - Хорошо, - Хелен заливается румянцем. - Я буду хорошей девочкой.

    - Нет, вот это как раз и не надо. Мне больше нравится, когда ты плохая девочка, - подмигиваю француженке.

    Та краснеет от макушки до кончиков пальцев, но глаза озорно блестят.

Глава 16

Год 27, 30 апреля, вторник, вечер, где-то в саванне

    Наша небольшая колонна шла в 80-90 километрах перед конвоем, полтора часа езды. Сильно дальше отрываться не стали, если вдруг нас прижмёт какая-нибудь банда средних размеров, больно уж помощь долго ждать, а меньше - кто-то из охраны может заметить. Чего не хотелось бы, Рик, да и Сандерс, справедливо полагали, что у нас мог быть "крот", ибо команду набирали в спешке, проверить хорошо всех и каждого времени не было.

    Мы держали скорость под семьдесят, чуть больше, чем Сандерс и Ко, чтобы иметь возможность останавливаться каждый раз, когда покажется что-то странным. После обеда уже успели проверить пяток балок и больших и плоских холмов, где было удобно разместить засаду. Сперва Хелен делала облёт дроном, снимала в чёрно-белом и ИК диапазонах с трёхсот метров. Если что-то казалось подозрительным, то мы проезжали дальше на пару километров, загоняли машины в распадок, низину или русло пересохшей речки. Билли и Грей проводили пешую разведку. Правда, последнее понадобилось всего раз, когда на обратном склоне большого, километр в поперечнике, холма, среди крон акации и комбретума "Саурон" засёк несколько десятков крупных тепловых пятен. Оказалось - стадо леопардовых лошадей, небольших, чуть крупнее пони, парнокопытных характерной раскраски. Животные прилегли в тенёчке солнцепёк переждать, а мы всполошились...

    - Как "Саурон"? Нормально связь держит? - поинтересовался на первом же привале Алекс.

    Останавливались мы раз в три часа, на пятнадцать минут, размять ноги, перекусить, сходить до ветру. Каждые шесть часов - остановка на сорок пять минут, разогреть еду и нормально поесть. Собственно, это график движения конвоя, мы лишь получали зашифрованный условный сигнал от Сандерса, когда его колонна прекращала движение, а затем второе, когда возобновляла.

    - Отлично, берёт даже дальше, чем мы думали, где-то до двадцати двух - двадцати трёх километров, ты отлично придумал. Кстати, хочешь пока полетать? Минут пять есть.

    - Не хочется новую батарею сажать, - отнекивается парень, а у самого глаза горят, словно у пятилетнего пацана.

    Но общее дело ставит выше личных хотелок.

    - Мы ещё не меняли, так что там б.у., четверть заряда. На пять минут этого за глаза.

    - Тогда давай!

    Минута - и дрон вновь взмывает ввысь. Алекс осторожно берёт в руки пульт, несмело трогает джойстики.

    - Левый отвечает за скорость и повороты, вперёд-назад быстрее-медленнее, вправо-влево и так понятно. Правый - высота и поворот вдоль своей оси, для большей манёвренности, - Хелен наманикюренным ноготком водит по элементам управления, давая пояснения. - Эти триггеры включают и выключают камеры, джойстик под ними - поворачивает активную на данный момент. Если включены несколько, то и поворачиваться будут все.

    Я краем глаза кошусь на дисплей, на всякий случай. Хотя, в "Саурон" у меня умный, его при всём желании в штопор не свалить или ещё как полёт испортить, защиту от дурака я делал на совесть. В первую очередь - от себя же. Дрону "петли" и "бочки" не крутить, уходя от вражеского огня, так что лучше поставить ограничения на предельные показатели скорости и углов, когда программа перехватит управление, чем "птичку" по неопытности или неуклюжести потерять.

    - А это? - Алекс указывает на две большие красные кнопки на торцах пульта.

    - Экстренный возврат "домой", надо зажать на три секунды, автоматика дальше сама всё сделает.

    - Можно?

    - Если налетался, то жми, - пожимаю плечами.

    Через минуту аппарат зависает почти ровно над катапультой и плавно снижается, разметая в стороны мусор и пыль.

    - Ого, ну и точность! - восхищённо качает головой Алекс, дрон приземлился в метре от края направляющей.

    - Это благодаря цветной камере. При взлёте дрон делает контрольный снимок. Затем, когда возвращается, разворачивает камеру строго вниз и с помощью распознавания изображения ориентирует дрон. Видел, он чуть доворачивал, когда садился?

    - Класс! А что он ещё умеет?

    - Вечером расскажу, сейчас, извини, времени нет, надо к полёту его подготовить.

    Пока я менял батарею, Хелен вынула флешку из "Саурона", скинула все фото на ноут. На ночь вновь поставлю работать картографическую программу, будем потиху заполнять белые и не очень пятна, за это вроде как правительство Техаса даже платит. Не очень много, но платит. А цент, как говорится, экю бережёт.

Спустя пять минут снова были в пути.

Через час заметил, как Хелен хмурится.

- Что-то засекла? - интересуюсь, пытаясь заглянуть краем глаза в ноут.

- А? - девушка встрепенулась, посмотрела на меня недоумённо, как бывает, если человека отвлечь от тяжёлых размышлений. - Нет, всё в порядке.

- Тогда чего такая хмурная?

- Какая-какая?! Это ты меня сейчас на каком языке оскорбил, м? - прищурившись, спросила девушка.

- Это на русском, "хмурая" значит, "мрачная". Словно тучка на небе.

Хелен отвернулась, некоторое время молча рассматривала пейзаж за окном. Затем тихо сказала:

- Ты заметил, как вокруг всё стало... унылым?

- Всмысле? Саванна как саванна, - я покрутил головой, может, что-то не заметил. Да нет, всё та же начинающая выгорать трава, серо-жёлтая почва, редки холмы, рощицы небольших кривых акаций. - Если ты про то, что ярких цветов стало меньше, так это нормально в сухой сезон.

- Нет, я не о том. Природа здесь замечательная, во всех своих проявлениях. Я про то, что чем дальше мы на юг едем, тем меньше следов человека. Сколько ферм мы видели за это время? Сколько поворотов проехали? А придорожный сервис, где хоть что-то?

- Ну, двадцать минут назад был посёлок, просто мы там не останавливались.

- Да, был. И два с половиной часа назад тоже был. И всё! За весь день!

- За место возле трассы надо платить, - вспоминаю я один из наших с Антоном разговоров о местных порядках. - Налог там какой-то, типа место хлебное. Но траффика здесь мало, окупить такие траты сложно, вот народ и селится в стороне. Поэтому мы их и не видим.

- Вот и я о том же. Вроде бы люди есть, а вроде бы их и нет.

- Ты драматизируешь, Хелен. Посуди сама, в Техасе проживает что-то порядка двух миллионов человек, при этом площадь в половину Африки. Конечно, плотность населения маленькая. Народ кучкуется вдоль рек или крупных магистралей. Это и безопасность, и логистика, с заработок. Ну и фактор Врат надо учитывать. Отсюда до них уже больше двух тысяч километров, а значит, любая мелочь втридорога стоит. Работы, опять же, на юге нет, все заводы или вдоль Рио Гранде и Cабин, либо вокруг Солёного Озера. И это логично, там и уголь для ТЭЦ есть, и руду добывают, и лес имеется, и рынок сбыта для всего этого. Вот народ и не едет на юг, смысла мало, а фермерствовать можно и ближе к цивилизации.

- Но ведь мы направляемся к горам, Аппалачи, так? - девушка дождалась моего утвердительного кивка. - А где горы, там и полезные ископаемые, и тот же уголь. И Сабин начало в Аппалачах берёт. Почему тогда к Солт Лейк едут, а сюда - нет? И лес в предгорьях должен быть. Условия такие же!

- Почти, да не такие. Ты забыла про логистику. Первые годы сюда с Земли всё везли, даже банальные гвозди, так как в Эдеме ничего не производили. Да и сейчас заводов раз-два и обчёлся, всё больше мелкие мастерские по ремонту и переделке. И это в Техасе, где-нибудь в Эмиратах, говорят, вообще ничего нет, только крестьяне да банды эмиров с "калашами". А Аппалачи... Дойдут и до них руки. Просто не очень скоро. Земли много, людей мало, расстояния большие. Можно хоть завтра завод по производству гвоздей где-нибудь в Ласт Хоуп поставить, а толку-то? Кому их продавать? А везти на север - так там свои есть, и дешевле, потому что на месте делаются.

- Вот я и говорю, уныло на юге, - вздыхает девушка. - И вообще, здесь везде уныло. В Европе, куда бы ты не поехал, всюду дома, поля, заводы, потом вновь дома... С некоторыми городами вообще не понятно, где один закончился, а второй начался. А здесь какая-то пустота...

- Можно подумать, ты не знала, куда собиралась. Это я во Врата спонтанно шагнул, вы же вроде как с Евой готовились. Должны были собирать информацию.

- Собирали, да. Только, во-первых, по плану мы уже должны были быть в Британии, а там всё таки не так уныло. У них даже небоскрёбы уже есть, прикинь! Три всего, на пятьдесят этажей, но есть! И зелень вокруг, а не это... Эта саванна. А во-вторых, сколько не читай и роликов в сети не смотри, всё равно, пока сюда не попадёшь, всей этой безнадёги не ощутишь.

Что тут ответишь? Права на все сто. У меня тоже волосы на голове дыбом встают, когда начинаю задумываться над судьбой Эдема. Импорт превышает экспорт в пять раз. Номенклатура производимого уместится на двух десятков листов, не самым мелким шрифтом. Специалистов катастрофически мало. Люди перебираются в новый мир неохотно, романтики быстро закончились, остались только прагматики. Им подавай работу, медицину и развлечения. Но на это нет денег. Денег нет, так как нет производства: чтобы там не рассказывали про экономику услуг, но это работает только тогда, когда у вас есть Китай, который готов менять свои товары на ваши ничем не обеспеченные бумажки. Производству, современному, нужен масштаб, то есть - большой рынок сбыта. А откуда ему взяться, если люди не едут? Которым подавай... В общем, замкнутый круг.

Как-то трепыхается Техас, стараясь концентрировать все свои ресурсы вдоль Рио Гранде и вокруг Солёного Озера (которое по размерам с небольшое море, только горное). Но - примат частной собственности и бизнеса, который в долгие инвестиции уже давно не хочет, ему подавай прибыль здесь и сейчас. Поэтому все, у кого есть деньги, уходят в торговлю. Сандерс тому ярчайший пример: ворочает миллионами, но даже банальное производство патронов наладить не пытается, хотя с его финансами - мог бы.

Китай никуда не спешит, ему бы с Тайванем дома, на Земле, разобраться, а не в новый "Прекрасный Остров" к благополучию приводить. Который, случись что, даже к порядку призвать не получится. Да и постройка четырёх авианосных групп с соответствующей инфраструктурой и оснащением из него сейчас все деньги выкачивает, на колонизацию если что и выделяется, то по остаточному принципу. Всё таки основное поле битвы в геополитике всё ещё тот мир, не этот.

У Европейцев более-менее жив немецкий анклав и, как ни странно, французский. Лягушатники, кто бы что не говорил, умеют строить и корабли, и танки, и даже в АЭС могут. Конечно, ничего такого в Эдеме никто не производит, но всякую мелочь вроде сборки машин из комплектующих и штамповка мелкой расходки у франко-германского блока получается на "пять". Себя обеспечивают, да ещё в соседям подкидывают, как в Протекторате, так и за его пределами. Но всё одно - крохи.

Ну и кое-что могут русские. Точнее, Союз Суверенных Славянских Республик, нате-выкусите. Обладая самыми скромными ресурсами там, создают промку на удивление быстро, а главное - систематично. Заточено это всё, правда, пока что больше под военных, патроны там, снаряды, оружие, от стрелковки до артсистем малого калибра. Но и гражданский сектор не обделён. Деньги зарабатывают на экспорте в соседние анклавы, причём продают всё, от патронов до малых траулеров. Самим, говорят, почти ничего не остаётся, но, как и в 30-е, все понимают, что лучше сейчас пояса чуть затянуть, зато потом, благодаря созданной промышленности группы "А", развитие пойдёт гораздо быстрее, чем у соседей.

И на десерт - британцы. Которые и здесь умудряются жить за счёт услуг. Правда, не столько банковских, сколько логистических: через их врата, расположенные почти на краю полуострова, снабжаются те же иранцы и замбезийцы. И через них же оба этих образования экспортируют то немногое, что хоть как-то пользуется спросом на Земле: поделки, сувениры, ценные породы древесины, всякие бивни, клыки и прочие части представителей местной фауны.

- Скупают, понятное дело, за копейки, а потом по пятикратному ценнику продают на Землю, - объясняет расклад Хелен. - Мы тоже думали открыть какую-нибудь небольшую фирму для чего-то подобного. Еве нравится возиться с одеждой, у неё целая тетрадка в эскизах всяких платьишков, шляпок и жакетиков. Когда у тебя под боком куча вечно голодных негров, готовых работать за миску супа, то грех этим не воспользоваться.

- Не замечал за тобой замашек рабовладельца, - удивляюсь я.

- При чём здесь это? - Хелен аж подпрыгивает, ноут опасно накренился. - У них там в Замбезии работы нет, еды мало, плодородной земли мало. Выбор, по сути, из трёх вариантов: горбатиться на фермах или лесозаготовке, либо в банды подаваться. Или работать на британцев, пусть и за похлёбку. Потому что первые два варианта совсем не гарантируют, что ты доживёшь до конца очередного сезона. Так что никого ловить, заковывать в кандалы и приставлять к нему надсмотрщика, чтобы он работал, не надо. Там очередь из желающих будет, вот увидишь!

Что верно, то верно. Это в 18-19 веках белый человек завоёвывал Африку и Азию ради колоний. Англия на этом и надорвалась: высосав все соки из того же Китая, оказалось, что в дальнейшем содержание колониальных войск и администрации, военного и торговых флотов, обходятся дороже, чем получаемая прибыль. Американцы в этом плане действовали в 20-м веке умнее: просто свергали неугодный режим, ставили свою марионетку, в обязанности которой и входило обеспечение стабильности в регионе. А сами выкачивали ресурсы. И если даже местные начинали бунтовать, то США... поддерживало повстанцев! Приводила их к власти, помогала оружием и инструкторами - ибо оказывалось, что предыдущий президент или диктатор "мало демократичен". Новое правительство с радостью расправлялось со старым, однако после оказывалось, что под всё это дело набрало долгов: винтовки, танки и самолёты стоят денег. Что, у вас нечем отдать? Свои люди, сочтёмся! Вон у вас там нефть вроде как есть, и алмазы. А давайте мы поможем вам их добывать и продавать, чтобы вы могли и с нами рассчитаться, и себе на новый дворец заработать.

И так по кругу, кто бы у власти в такой неоколонии не был, население всегда бунтовало против него, но не против ТНК, которые качают ресурсы: ведь последние дают какую-никакую, но работу, а их владельцы так переживают за недостаток демократии в стране, и случись чего, конечно же поддержат народное восстание!

Похоже, англосаксы и здесь решили провернуть подобную схему. Поселили под боком негров, раздали им земли, а потом оказалось, что без белого человека не растёт кокос, не работает фабрика! Теперь у британцев есть трёхмиллионная рабочая армия, готовая молиться на благодетелей. Прямо как в анекдоте про кота, который себе сам жопу вылизывает, да ещё и с песней, если эта самую жопу горчицей намазать.

С другой стороны, если это самих негров устраивает, может, оно и к лучшему. На фабриках англичан их хоть в рабство сородичи не угонят, или не порубят мачете только за то, что они из другого племени...

За Четыре часа до заката получили от Сандерса сообщение, что они останавливаются на ночь в Форт-Заправке "Муравейник", от которой мы успели отъехать всего на сорок километров.

- Первая ночёвка по плану должна была быть у Луиса, дальше на юг. Но, видимо,утренняя задержка сдвинула график, - мы собрались у "Дефендера" Рика, припаркованного прямо посреди дороги. Движение никакое, если даже мы палатки тут поставим, то никому не помешаем. - И точка для нашего лагеря тоже гораздо дальше. Мы можем, конечно, поднажать, но тогда между нами и Сандерсом будет слишком большая дистанция. Алекс, посмотри в округе, где можно встать. Нужна какая-нибудь низина, распадок, пересохший ручей или речка. И чтобы рядом никаких зарослей и водоёмов.

- А как мы без дров и воды будем? - интересуюсь.

- Алекс, первое правило рейда - всё своё ношу с собою! Или вожу! - на моё плечо опустилась лапища Билли. Чуть приобняв, чёрный гигант увлёк меня в сторону, на ходу поясняя громким шёпотом. - Приготовить можно и на газовой горелке, воды у нас десяток канистр, даже помыться можно, завтра всё равно где-нибудь пополним запасы. А водоёмы и рощи - это места тусы всяких лошадок и винторогов. А где эти ходячие стейки, там и их любители. Ну, знаешь, такие, что предпочитают без зажарки и с кровью. Так что нам такие соседи не нужны, усёк?

- Хлоп мою железку! - понимающе киваю я негру. - Не подумал.

- Ничего, это по молодости нормально, - сверкнул белозубой улыбкой Билли. - Поначалу это сложно, котелок включать, но ничего, втянешься. И это... Давай пока без железки, - гигант потёр ляжку. - А то мы точно отсосём бензин.

- Извини, я не думал, что Рик так отреагирует.

- Он у нас слегка параноик. Но это и к лучшему, командир таким и должен быть. Хороший командир, - с нажимом произнёс Билли.

- Ладно, спасибо за науку, пойду "Саурона" запущу, - я хлопнул бойца по бицепсу и чуть не зашипел от боли: не мышцы, а сталь, я словно трубу ударил.

Искомое место нашлось через полчаса, после пары проходов змейкой справа и слева от дороги. Небольшой распадок, углубленный мелким ручьём, сейчас абсолютно сухим. Склоны покрыты невысокой пожелтевшей травой, кустов и деревьев и в помине нет, так что место для эдемовской фауны максимально неинтересное. И в километра от дороги, можно не бояться, что нас заметят или услышат.

Там и заночевали.

Глава 17

Год 27, 1 мая, среда, день, где-то в саванне

Ночь прошла спокойно, никто нас не побеспокоил. Не напали хищники, не налетели индейцы.

Я понимаю, что последних здесь днём с огнём не сыщешь, а те, что в Эдеме есть, давно не охотятся за скальпами бледнолицых.  Но окружающий пейзаж словно с картин Серджо Леоне сошёл. Постоянно кажется, что за следующим холмом или подъёмом обязательно покажется десяток вигвамов, с торчащими макушками жердей и обтянутых шкурами или кусками ткани. На пороге одного из них - смуглая стройная красавицы, в светло коричневом просторном наряде, с бахромой вдоль выреза и на рукавах, в длинных и чёрных, словно смола, волосах - белоснежное перо.

    А проезжая маленькие, на десяток щитовых домов, городки, с непременными дощатыми тротуарами, поднятыми на три-четыре ладони над землёй, постоянно ловишь себя на мысли, что для полной аутентичности им разве не хватает небритого Клинта Иствуда с непременной сигариллой в левом уголке губ.

    Позавтракали быстро, вместо кофе - чай. Ева пару раз пробовала пополнить запас зёрен, но не преуспела: их или не было, или за них хотели такие деньги, что жаба готова была и тебя удушить, и сама повеситься. Так что оставшийся кофе решили сохранить до особого случая. Зато со свежими продуктами проблем не было, юг жил фермерством, овощи и мясо стоили сущие гроши.

    Сегодня стартовали почти без заминки: сигнал от Сандерса пришёл ровно в восемь, мы начали движение спустя пять минут, предварительно и уже буднично подняв дрон в воздух.

    - Алекс, Хелен, удвойте бдительность. Мы уже достаточно удалились от обжитых мест, вероятность засады с каждым пройденным километром растёт в геометрической прогрессии, - проинструктировал нас Рик.

    Так и хотелось спросить, понимает ли он суть "геометрической прогрессии", и что, даже при минимальных коэффициентах, с математической точки зрения на нас уже три раза должны были напасть, но решил не умничать. Чтобы не было как в том анекдоте про интеллигента, поправившего военного:

    - Вениамин Эммануилович, а откуда у вас синяк-с?

    - Да понимаете ли, любезнейший. Пошли мы давече на юбилей одной знакомой. А у неё муж - полковник. Выпили, посидели. Решил он рассказать байку, из своей армейской жизни. И начинает: "Был у меня в роте один хер...". Ну, я его и поправил: не "в роте", говорю, а правильно - "во рту"...

    Военные они тоже разные, кто-то с чувством юмора, кто-то нет, у кого-то вообще голова отбита (причём, чаще всего - ещё на гражданке). Рик вроде бы к последним не относится, но Билли уже отсосал бензин, так что я решил не судьбу не испытывать. Потом Хелен понужу, тет-а-тет. Всё одно целый день ехать, чего мы с ней только вчера не успели обсудить, кажется, уже все темы для разговоров исчерпали.

    Первый привал был в одиннадцать, размять ноги, сходить в кустики. Оправившись и сменив батарею в дроне, отправились дальше. Подсознание до сих пор считает, что это "почти середина дня", но умом я уже понимаю - нет, брат, это только первая треть. Кстати, привыкание к новой длине суток, если не считать старой привычки отсчёта по 24-часовой шкале, прошло крайне быстро. На удивление быстро.

Хотя, помнится, ещё в 60-70-е годы прошлого века французы проводили эксперименты над спелеологами. Мужчины и женщины спускались в пещеры на несколько месяцев, жили в однородных условиях (нет смены дня и ночи, "погода" всегда одинаковая - т.е. отсутствуют любые временные ориентиры). И уже через неделю у всех у них увеличивались личные "сутки", у кого до 28 часов, а у кого и до 60, но ни разу - не уменьшались. На основе этих данных кто-то даже выдвинул теорию, что homo sapiens - внеземное существо, ибо как иначе такое можно объяснить? Но тогда подобные теории всерьёз не рассматривались: это только в фантастических романах экипаж космического корабля терпит катастрофу, дичает, а за тысячи лет их сородичи почему-то не могут найти пропавшую экспедицию.

С открытием Эдема теория внеземного происхождения человека получила новый толчок: если мы сумели "пробить" проход сейчас, то где гарантии, что его не было тысячи лет назад? И вообще, пирамиды - это гигантские накопители энергии, и стоят вдоль экватора чуть ли не по всей Земле (Египет, Мексика, Китай). Совпадение? Не думаю! (с).

Правда, есть один нюанс: в Эдеме до сих пор не обнаружена и следа какой бы то ни было цивилизации, хоть продвинутой, хоть первобытной. Нет ни единого факта, указывающего, что в этом мире когда-то была разумная жизнь, или чтобы его посещали наши предки в древности. С другой стороны, некоторые артефакты той же индейской цивилизации даже на Земле были обнаружены всего лишь в середине двадцатого века, причём я сейчас говорю не о каких-то там черепках и орудиях труда, которые нашли при прокладке трубопровода, нет. Я имею ввиду знаменитые геоглифы Наски, гигантские рисунки, длиной в десятки и сотни метров. А пирамида Эль-Тахин, найденная по историческим меркам чуть ли не вчера - в 1875 году? И это не где-то у чёрта на куличках, а в десяти километрах от города Поса-Рика-де-Идальго. И таких примеров на Земле - тьма. Чего уж тогда говорить про Эдем, который всё ещё ждёт своих Шампольонов и Буркхардтов.

- Кажется, что-то в Боснии нашли, в начале этого века, - сообщает по рации Ева. - Какую-то пирамиду Солнца, или что-то типа того.

Девушка утром пожаловалась, что ей одной ехать скучно, музыка уже достала, а пообщаться не с кем. Вот мы с Хелен и включили рацию на передачу, благо, режим "тишины" нам соблюдать не надо. Более того, если кто нас со стороны и слушает, то подобный трёп в эфире только работает на нашу легенду "мажоры наняли профи-проводников".

- Нет там никакой пирамиды, сплошная фальсификация, - авторитетно заявляю я. - Какой-то шарлатан от науки решил хайпануть, как сейчас говорят. Или просто денег на разных грантах срубить. Нашёл холм, похожий по форме на пирамиду, копнул его, а там - твёрдые породы. Ну он их в месте раскопок и чутка того, подправил. Получилось что-то вроде ступенек. А дальше пошла раскрутка, его даже местные власти поддержали: ещё бы, это ж сколько туристов можно привлечь! Страна не самая богатая, каждый доллар на счету, грех лишней возможностью заработать не воспользоваться.

- А помните историю про следы майя в Эдеме? - Хелен отрывается от ноута. - Ну, когда какой-то, кажется, француз, якобы нашёл развалины их поселения на юге Техаса?

Когда правительство Эмануэля Макрона, жестоко разогнало "жёлые жилеты", почти год каждую субботу бастовавшие по всей Франции против проводимой экономической реформы, многие лягушатники решили, что "пора валить". Была среди них и чета Ориоль, Жюль-Венсан и Мишель. Простые фермеры, доведённые налогами и торговыми войнами с Россией до разорения, они продали всё своё скромное имущество и мигрировали в Эдем. Но не в Европейский протекторат, а в Техас, куда-то на юг. А через год, в конце сухого сезона Жюль-Венсан привёз в Сан Антонио не только свой первый урожай, но и удивительные фото одной из многочисленных долин на плато Большой Сделки. Снимки были не очень хорошего качества, но на них отчётливо угадывалась небольшая, метров десять, пирамида с истонченными, словно старый комод термитами, гранями и ступенями, а вокруг - дюжина развалившихся до основания глиняных хижин. От построек мало что осталось, стен не было вовсе, лишь отдельными зубьями торчали их останки из квадратов из занесённых песком фундаментов. Всё это можно было бы принять за проделки природы, она и не на такое была способна, если бы не одно "но": безупречная геометрия расположения построек. Ветер и вода вполне себе могли выточить нечто, отдалённо напоминающее руины, но выстроить это ровными, словно под линейку, рядами, симметрично, на равных промежутках...

Естественно, тут же нашлись желающие всё это дело исследовать. Кто-то ради науки и славы, другие - в поисках сокровищ. Но - начался мокрый сезон, никто никуда немедленно не поехал. Начали собирать несколько экспедиций, с Земли повалил целый поток искателей приключений, молодых археологов и шарлатанов всех мастей. За пару месяцев, пока лил дождь, в Сан Диего скопилось под полтысячи человек, жаждущих увидеть "Город Майя". Вход - "всего" пять сотен экю, но что эти деньги по сравнению с тем золотым дождём, что может пролиться на счастливчиков, которые наконец-то раскроют тайну исчезновения этой древней цивилизации? Премии, гранты, награды, Нобелевская, чёрный рынок артефактов - заработать на сенсации хотел каждый. Правда, пока что в плюсе были хитрый француз, владельцы гостиниц, местные проводники да продавцы шанцевого инструмента. Что не удивительно: на Золотой Лихорадке разбогатели отнюдь не золотоискатели, если кто вдруг не знал.

Наконец, дождь перестал лить, земля минимально подсохла, гигантский караван выдвинулся в путь. Ехали почти месяц: то кто-то ломался, то банда залётная хвост колонны потрепает, то стая гиен ночью часовых сожрёт. Среди самих искателей приключений тоже единства не наблюдалось, все делили шкуру неубитого медведя, несколько раз дошло до смертоубийства.

Сами раскопки длились почти весь сухой сезон. Окрестные фермеры, несмотря на неплохую прибыль от снабжения всего этого балагана провизией, вздохнули с облегчением, когда шумная компания наконец-то убралась на зимовку. Когда пошли первые находки, то в долину, словно мухи на варенье, слетелась ещё большая толпа подозрительных личностей. Редкая неделя обходилось без мордобоя или чьей-то смерти. Не лучшее соседство.

Скандал разразился "зимой", когда собранные материалы переправили на Землю, в лаборатории европейских и американских институтов, проспонсировавших свои экспедиции. Оказалось, что всё, от начала и до конца, подделка, бутафория. Пирамида и строения - просто элементы рельефа, грамотно обработанные человеком. Где-то что-то обтесали, что-то срыли или, наоборот, подсыпали. Найденные черепки, украшения и прочая ерунда - иди грубые подделки, или вовсе бытовой мусор, собранный по окрестным фермам ушлым французом. Мокрый сезон, предшествующий "раскопкам", добавил всей картине аутентичности, потоки воды и ветер скрыли большинство следов человеческого вмешательства в создание "Города Майя".

Жюль-Венсан и Мишель исчезли. Злые языки говорят, что им в этом помогли, но что-то сомневаюсь, что аферист такого уровня не продумал пути отступления. Как бы то ни было, но "Город Майя" стал неплохой прививкой от "археологических сенсаций", когда через пару лет кто-то вновь пустил слух, что в горах Западного предела в пещерах обнаружен храмовый комплекс с пяти метровой золотой статуе Будды внутри, то желающих проверить этот факт было на порядок меньше, и платить за информацию авансом они не были готовы.

Если 19-ый век был веком пара, 20-ый - нефти и научно-технической революции, то 21-ый век можно назвать веком фейков и шарлатанов. Скорость распространения информации достигла невиданных величин, её потоки просто захлёствают обывателя. Сейчас главное - хайпануть, выдать на-гора какую-нибудь "жареную" новость, получить свои пять минут славы - и успеть их монетизировать. А когда завтра обнаружится, что всё было совсем не так и не то, и вообще, половина, а то и вся новость - ложь, то это мало кого будет волновать.

Ложечки нашлись, но нужный осадочек уже в умах обывателя остался.

Немецкий журналист, колумнист в уважаемом "Дер Шпигеле", в 2014 получил "Журналиста года" по версии CNN. А в 2018 выяснилось, что минимум половина из шести десятков его статей, в основном про Донбасс, Сирию и Россию - ложь от начала и до конца. Истории и их персонажи были выдуманы и подогнаны под "политику партии", то бишь - редакции. Да, бедного "пейсателя" закидали тухлыми помидорами, пожурили... Но хоть кто-то задался вопросом: а сколько ещё таких "стахановцев" на ниве пера клепает фейки в промышленных масштабах? И самое главное: почему этого не видят годами редакторы? Риторический вопрос.

- Бро, давай ещё интересных историй! - донесла рация голос Билли. На чистом русском.

- Билли, ты у меня будешь бензин до конца своих дней сосать, - появился в эфире Рик. Речь прибалта чеканная, он не произносит слова, а выбивает их в металле, словно промышленный пресс штампует таблички с адресами.

- Тоже мне, секрет Полишинеля, - фыркает Ева. - Рик, вы ещё в первые полчаса спалились, конспираторы фиговы, когда в лагере знакомились. У вас уши словно локаторы за нами поворачивались, когда мы по-русски с Алексом и Хелен разговаривали. Так что не бухти на негра, хлоп твою железку! Или ты у нас афрорусский, Билли?

- Для тебя я шоколадный заяц, крошка!

- Народ, если уж решили лясы точить, пользуйтесь скремблером, а то Рика сейчас Кондратий хватит, - вклинивается Алекс. - Он уже белый, как полотно.

Скремблер так скремблер. Нам не сложно. А дорога всё не такая скучная получается. Особенно для Евы.

 

- Командир, давай остановимся, у меня ремень генератора, похоже, свистит, - докладывает Билли, когда солнце уже почти в зените.

- Через полкилометра взгорок, - машина Рика идёт первой, нам за пылью рельеф впереди почти не виден.

Вкатываемся на подъём, тормозим.

- Саурона возвращать? - интересуется Хелен.

- Да, но садить не надо. Прогони змейкой вдоль дороги справа и слева на пару километров, - чуть подумав, принимаю я решение.

Дрон всего час как в воздухе, батарея едва на четверть разряжена, так что пусть его летает. Но раз мы остановились, то и далеко вперёд "Саурона" не пошлёшь, всё таки лучше, когда он в радиусе устойчивого приёма сигнала находится, спокойнее как-то. Ну а чтобы не просто так кружил, а с пользой, пусть картографирует местность, как я уже говорил, потом эти данные можно будет продать.

Выбираюсь из "Дефендера", ноги размять. Машина Билли уже стоит с задранным капотом, вокруг - небольшой консилиум.

- Что у тебя там? - хмурится Рик, глядя на то, как наш чернокожий товарищ копается во внутренностях стального коня.

- Всё путём. Ремень чутка испачкался, снимем, почистим, будет как новенький! - разгибается гигант, отряхивая лапищи. - Полчаса, шеф, и поедем.

- Помощь нужна? - Рик посматривает на часы.

- Справлюсь.

Алекс уже тащит инструмент. Грей, с неизменным "Барретом" за плечами, взбирается на крышу командирской машины и оглядывает в бинокль окрестности.

- Лёша, кажется, "Саурон" засёк людей, - подходит Хелен с раскрытым ноутом. - Посмотри, пожалуйста.

Беру компьютер в руки. На экране - снимок саванны, нагромождение валунов. Размер впечатляет, некоторые со слона, за другими дом может спрятаться. Гладкие, отполированные дождём и ветром грани и бока, на самом большом, в центре, два тёмных пятна. Переключаю на "теплак", отчётливо видно, что это живые объекты. И вряд ли зверушки забрались бы на такую высоту, так что точно, люди.

- Да, ты права, - передаю ноут обратно Хелен. - Хорошая работа.

- И это всё? - удивляется девушка.

- То есть?

- Лёша, ну не будут без особой нужды люди сидеть по такой жаре на этих глыбах. Значит, у них что-то случилось. Надо помочь!

- Они не шевелятся, скорее всего, мертвы, - Рик заглядывает в ноут через плечо девушки. - В любом случае, это не наше дело.

- Но там же люди!

- Может, это охотники, - пожимает плечами Рик, но голос звучит неуверенно, глаза отводит. - Там отличная позиция для отстрела дичи.

- Рик, надо проверить, - обняв за плечи, отодвигаю закипающую девушку в сторону, пока она чего на эмоциях не наговорила. - Хелен права, по жаре так высоко загорать не полезешь.

- Алекс, мы и так время потеряли. Через час тут будет конвой, нам надо уходить вперёд. И наша основная задача - разведка. Если мы её провалим, то будет не два трупа, а полсотни. Я не могу так рисковать, - глядя в сторону, объясняет прибалт.

Повисла неловкая тишина. Крыть нечем. "Вы видите, как навстречу поезду едет дрезина с пятью детьми. Если они врежутся, то погибнет двести человек. Вы можете перевести стрелки и направить дрезину в пропасть. Ваши действия?"

- Давай я один съезжу гляну, - предлагаю я, глядя на Хелен, готовую заплакать от несправедливости ситуации.

- Я с тобой! - тут же выпаливает девушка.

- Нет, - выставляю ладонь, пресекая любые споры. - На тебе наблюдение с воздуха. Рик прав, наша первостепенная задача - безопасность колонны. Я возьму машину Евы, вы с ней поедете на моей. Сколько там до этих бедолаг?

- Примерно три километра, плюс-минус, - наманикюренный ноготок стучит по верхней части экрана, где выводится информация о положении дрона.

- Отлично, обернусь быстро. Если что, меня не ждите, я вас догоню.

- Алекс, я против... - начинает было Рик, но его прерывает Хелен.

- Или сам с этим вопросом разбираешься, или не мешаешь, - вклинивается между нами девушка. Уперев руки в бока, она сурово смотрит на двухметрового блондина снизу вверх. - Мы не оставим людей в беде. Если надо, подай сигнал Сандерсу, пусть остановит свои чёртовы грузовики!

- Я против, чтобы ты ехал один, - демонстративно игнорируя Хелен, наёмник обращается ко мне поверх её головы. - Возьми с собой Грея. Если что-то покажется подозрительным, немедленно уходите, ясно?

- Хелен, позови сестру, пожалуйста, - под благовидным предлогом отсылаю прочь девушку. Дождавшись, когда та отойдёт на пару шагов, поворачиваюсь к наёмнику. - Рисковать никто не будет. Мы только туда и обратно, одна нога здесь, другая там.

- Спешка здесь не к месту. Если они живы, то пять минут ничего не решат, если мертвы - тем более. Так что не гони, "Ниссан" к бездорожью плохо приспособлен, - Рик с тоской во взгляде смотрит вслед удаляющейся Хелен.

Его тоже можно понять. Но как-то это... не по нашему, оставлять человека в беде. А то, что там что-то случилось, любому ясно.

Проверяем связь - у Евы в машине передатчик слабее других, но два десятка километров должен осилить.

Беру "Н&K416", накидываю на себя "плитник", в подсумках - шесть запасных магазинов и аптечка. Закидываю на заднее сидение "Ниссана" небольшой тактический рюкзак с НЗ: сухпай, два литра воды, четыре пачки патронов, ещё одна аптечка. Медицины много не бывает. Грей собран примерно также, разве что вместо автомата - "Баррет". Будь мы в лесистой местности, его выбор выглядел бы странно, но в саванне это даже лучше. Я бы тоже предпочёл свой "Ремингтон", но в группе должно быть хотя бы одно автоматическое оружие, на всякий случай.

- Я склеила в фотошопе снимки в карту, вроде ровно вышло, - Хелен протягивает свой планшет. Становится на цыпочки, целует в щёку. - Не рискуй только зря.

- Не буду, - притягиваю я девушку к себе и целую в макушку.

Ева закатывает глаза и демонстративно уходит к моему "Дефендеру".

- Поведу, - Грей запрыгивает на водительское сидение.

Я не возражаю, за два дня уже устал от баранки.

Глава 18

Год 27, 1 мая, среда, день, где-то в саванне

До точки добирались дольше, чем планировали. Между нами оказался небольшой каньон, благо, карта Хелен помогла, мы не уткнулись в препятствие, объехали заранее.

Остановились за три сотни метров до камней, где, предположительно, были попавшие в беду. Выбрались из машины, осмотрелись. Я прильнул к АКОГу на "Хеклере", кратности три с половиной на такой дистанции хватает. Обшарил взглядом валуны - никого. Вокруг тоже чисто, тогда непонятно, почему они забрались наверх, явно не просто так, единственное объяснение - от кого-то убегали или прятались.

- Гиены, - лаконично сообщил Грей.

Я недоверчиво покосился на снайпера, тот даже руку козырьком не приставил, что он там может видеть?.

- В тени, у самого камня, - парень протянул мне бинокль, мол, не веришь, убедись.

Через минуту я всё таки их увидел. Хищники лежали неподвижно, свернувшись калачиками. Песчаный окрас сделал их на фоне камней и выгоревшей земли почти невидимыми. А я раньше не верил в байки, как эти твари незамеченными чуть ли не на десять метров подкрадываются. Теперь убедился сам, что маскировка у животных на уровне, если не знать, что искать, то легко и не заметить.

    - Шуганёшь? - возвращаю оптику хозяину.

    - Лучше ты, - лаконично бросил снайпер и полез за винтовкой в салон.

    Я упёр автомат между открытой дверью и стойкой, подвёл кончик красного треугольника прицельной марки к самой контрастной цели. Чуть подумал и взял выше. Выжал спуск, выстрел - пуля выбила осколки из валуна, под которым разлеглась тварь. Гиена вскочила, отряхнулась от крошки и пыли. Её товарки подняли головы, заозирались. Одна явно заметила нас, некоторое время казалось, что смотрит прямо в глаза. Прошла минута, другая, ничего не происходило, животные успокоились и снова улеглись. Ну да, у них там загнанная дичь наверху, надо только подождать, пока сверху потянет сладковатым трупным запахом, по такой жаре это дело быстрое. А за нами бегать надо, лень.

    Я вздохнул. Не люблю местных гиен, очень уж они... кровожадные, что ли. Да и кто в детстве не смотрел мультик про Симбу, где плохими героями выступали как раз эти животные? Ещё и падалью питаться не чураются - в общем, весь набор, чтобы не испытывать к ним хотя бы каплю симпатии. Но при всём при этом просто так убивать не хотелось. Если бы не застрявшие наверху (кстати, они даже на выстрел не отреагировали, не высунулись глянуть, кто это там шумит, может, действительно уже мертвы?), то я бы животных не трогал. А так - извините. Надо было сразу бежать.

    Второй выстрел действие возымел: намеченная в жертву тварь резко вскочила, и тут же присела на заднюю левую лапу. Попробовала дотянуться мордой до места, куда ужалила пуля, но, понятное дело, рассмотреть, что же это так больно ударило её, не смогла. Гиены на скулёж отреагировали бодро, все в мгновение ока оказались на лапах, морды встревоженные. Я прицелился перед одной из них, послал пулю. Фонтанчик пыли и каменной крошки заставил ту отпрыгнуть, стая забеспокоилась.

    - Семь, - поделился подсчётами Грей.

    Гиены ходили вокруг хромой товарки, вертели головами, но уходить не спешили. Связать воедино выстрел и ранение одной из своих они не могли. Видимо, с огнестрельным оружием они не знакомы, что не очень странно - места малонаселённые, кому тут охотиться-то?

    Вздохнув, в три выстрела добиваю раненую зверушку. Прости, но так мы тут полдня провозимся.

    Теперь их проняло, стая, не озираясь, рванула в саванну.

    - Наблюдаю слабое движение наверху, - вдруг включается рация.

    Ага, Хелен с "Саурона" нас прикрывает. Задрал голову вверх, пытаясь разглядеть дрона, но где там - небо огромное, машинка маленькая, захочешь не увидишь.

    - Едем? - смотрю на снайпера.

    - Меняемся, - Грей показывает на "Баретт". Ну да, с этой дурой на водительское не влезешь, а перекладывать назад не с руки.

    Подкатили к камням, остановились в трёх десятках метров.

    - Эй, есть живые! - открыв дверь, кричу вверх.

    В ответ тишина. Повторил вопрос через полминуты, тот же эффект.

    - Хелен, что там? - запрашиваю данные у девушки.

    - Один чуть-чуть шевелится, второй позы не меняет. Оба лежат ближе к центру камня, возле которого вы стоите.

    - Оружие видишь?

    - Пара винтовок, вроде бы. Не автоматы.

    Ожидаемо. Ладно, вряд ли эти двое решили нас заманить с целью убить, скорее, сидят давно, вода кончилась, сил уже ноль. По такой жаре да на солнце и дня хватит, чтобы овощем стать.

    - Прикрою, - лаконично бросает Грей, направляясь к соседнему нагромождению камней.

    Через минуту парень занял позицию в паре метрах над землёй, так, чтобы и "наш" валун видеть, и направление, куда стая убежала. Можно лезть.

    Поправляю шлем, обхожу валуны по кругу, ага, вот тут вроде как можно начать подъём. Отошёл на десяток шагов, чтобы оценить всю картину, не хочется упереться в препятствие у финиша, или свернуть не туда. Так, вроде понятно, здесь чуть ли не ступеньки, там на руках подтянуться... Вполне по силам. Закидываю "Хеклер" за спину, достаю "Гюрзу", досылаю патрон, убираю пистолет обратно в кобуру. его, если что, быстрее достать, да и на дистанции "в упор" он сподручнее.

Подъём не особо сложный,     но сюрприз мне преподнёс. Когда две трети пути было позади, левая нога внезапно соскальзывает с выступа, и я заваливаюсь вправо, голова бьётся о соседний камень, да так, что в глазах темнеет на несколько секунд.

"Хорошо, что шлем надел", - рассматривая разноцветные круги, думаю я.

    - Алекс, приём? - откуда-то издалека зовёт меня Грей.

    - Да? - в голове шумит, я не сразу соображаю, что неплохо бы на гарнитуре кнопку нажать, чтобы быть услышанным. Пальцы наконец-то находят искомое, отвечаю. - Алекс на связи, приём.

    - Что за шум, приём?

    - Чуть не навернулся, камни скользкие. Всё нормально, приём, - немного привираю я.

    Прижимаюсь к камням, перевожу дух. Зрение приходит в норму. Осторожно качаю головой - вроде нормально, никаких неприятных ощущений, сотрясения нет.

    Через минуту я уже наверху, осторожно выглядываю из-за кромки самого верхнего валуна, выставив пистолет. Нет, никто в меня не целится, никто не поджидает.

    - Aguas, por favor, - доносится тихий стон.

    Высовываюсь смелее, но пистолет пока не опускаю. Ага, вон они, родимые, лежат. Над лицом одного уже мухи роятся, одна, самая смелая, села на щеку, поползла. Мужчина дёрнул головой, сгоняя насекомое. Всё таки жив. А вот второй бодрее выглядит, при моём появлении попробовал на боку приподняться. Одеты оба просто, льняные рубахи и штаны, серые и невзрачные, такое же пончо, разве что с чёрным орнаментом по краю, на ногах - гуарачи, сандалии из сыромятной кожи. Диковинные винтовки, с деревянными массивными ложами и прихваченными к ним металлическими обухами стволами валяются как попало.

    Я в испанском ноль, но "аквас" понял и без перевода.

Помогаю напиться "живчику", затем - его товарищу. Оба плохи, кожа красная, обгорели они тут знатно, не то что двигаться, шевелиться могут с трудом.

    - Gracias, senor, - бормочет парень, и делает попытку встать, но тут же шлёпается обратно на пятую точку.

    - Вы по английски говорите? - придерживая испаноговорящего за плечо, интересуюсь его языковыми познаниями.

    - No, senor.

    - Засада... - говорю я сам себе по-русски. Из испанского я только "пор фавор" и знаю. - Грей, у нас тут два то ли мекса, то ли латиноса, по-английски ноль понимают, - вызываю я напарника. - И спуститься сами явно не смогут, на ногах даже не стоят.

    - Предложения? - снайпер как всегда лаконичен.

    - Надо сделать обвязку и спустить их. Других вариантов нет.

    - Наблюдай, - доносит до меня рация.

    Оставив флягу найдёнышам, с автоматом на перевес подхожу к краю валуна. Грей в три прыжка покидает свой наблюдательный пункт и рысцой бежит к "Ниссану". Я начинаю ходить от края к краю, контролируя округу, благо, валун не особо широкий, десять на десять шагов.

    Через пару минут снизу доносится:

    - Лови!

    Грей подкидывает мне сапёрную лопатку с привязанной бухтой троса. Поймать посылку мне удаётся лишь с третьей попытки: близко к краю подходить не рискую, один раз уже соскользнул сегодня. Наконец, девайс у меня в руках.

    - А обвязка? - кричу вниз.

    - Трос, - Грей поднимает в руке нечто аляповатое.

    Сбрасываю свободный конец вниз, вытягиваю добычу. Шарф. Или платок. Знаете, такой большой, широкий, в который можно чуть ли не с головы до ног обмотаться. Из какой-то синтетики, по идее, должно выдержать, тем более, испанцы щуплые, кило по шестьдесят весят, не больше.

    Помогаю встать "живчику", обвязываю вокруг шарф вокруг пояса, пропускаю оба конца через пах, завязываю на спине. Такой себе эрзац, но всё лучше, чем трос, не так хоть резать будет. Приподнимаю двумя руками за получившуюся конструкцию парня, держу так пару секунд, чуть глаза на лоб не вылезли! Импровизированная обвязка держит, можно спускать. Нахожу расщелину, куда сапёрная лопатка входит плашмя, но так, чтобы можно было внутри повернуть, застопорить. Привязываю трос по середине ручки. Второй конец - к "живчику". показываю знаками, чтобы тот лёг на края валуна и сползал. Парень безропотно исполняет. Хорошие у него нервы, я бы вот не факт, что сразу согласился.

    Спуск проходит штатно, я порадовался своей предусмотрительности: тактические перчатки как нельзя кстати, вытравливать трос в них одно удовольствие. Был бы карабин, можно и голыми руками обойтись, а так - все руки стёр бы. Второго парня спустить оказалось чуть сложнее, он себя почти не контролировал, так что с валуна я его чуть ли не спихнул, а скорость пришлось держать минимальной, чтобы об камни не сильно било. Третьим заходом спустил ружья. Кило четыре каждое, с надписью "Mondragon Mod 1908", мощным, прямо таки огромным затвором, они выглядели настоящей архаикой. Но при этом имели переводчик огня на три положения: "автоматический", "предохранитель" и "одиночный".

На всё про всё минут десять ушло. А ощущения были, как в юности, когда в деревне у бабушки в конце августа картошку в погреб спускать помогал, полторы тонны да корзинами. Не в плане "тяжело", скорее "хлопотно", пота литра два вышло.

    Пока я трос сматывал да лопатку из расщелина выдёргивал, пока спускался, Грей со спасёнными успел поболтать. В отличие от меня, наёмник, как оказалось, испанский знал, причём, судя по произношению, скорости речи и её чистоте, знал чуть ли не как родной.

- Ahora estás a salvo. Todo es malo en el pasado. Te llegaremos a casa, - никогда прежде я не видел Грея таким многословным. Три предложения за раз!

Покончив с расспросами, наёмник кратко, в пару слов, рассказал мне историю испанцев.

    Собственно, нечто подобное я и предполагал. Пара охотников, на лошадях. Отправились добыть свежего мяса в саванну. Подстрелили карликового буйвола, начали разделывать. На шум и запах крови подтянулась стая гиен, добычу отобрали, лошадей задрали, самих охотников загнали на камни. Парни пробовали отогнать стаю, но гиены твари хитрые, обложили с умом, спрятались у основания, в слепой зоне. Пока часть стаи охраняла охотников, другая подъедала буйвола и лошадей. Затем менялись. Покончив с добычей, твари уже второй день караулили парней под камнями, лишь переползали вслед за тенью...

    - Один раз они попробовали взобраться, но мы их отогнали. Кажется, я ранил одну, но не уверен, - Хорхе, тот самый живчик, зажал пустую флягу в руках и смотрел куда-то вдаль. Его товарищ, Диего, привалился к камням, и признаков жизни почти не подавал. Если бы не открытые глаза, и вовсе можно подумать, что трум. - Вода закончилась быстро. Солнце в этих краях безжалостное. Думаю, если бы не вы, сегодня уже всё было бы кончено.

    Да уж, в гроб, как говорится, краше кладут. Лица обгорели, губы от сухости полопались, глаза бесцветные... Передо мной две развалюхи, и не скажешь, что им всего-то по четвертаку!

    - Парни, куда вас подбросить? - интересуюсь у спасённых через Грея.

    Хорхе молодец, держится вертикально. Лицо блаженное-блаженное, словно он уже в раю. Хотя, после нескольких дней (которые по 30 часов, если кто забыл) на местном солнышке, просто побыть в теньке - это действительно рай.

    - В Сиболу, - голос у Хорхе всё ещё напоминает хруст ломаемых веток.

    - Это куда? - спрашиваю у Грея.

    - На карте нет, - даже не сверяясь с атласом, сообщает наёмник.

    - Здесь недалеко, два часа пути на лошади, - Хорхе поднимает руку и дрожащей ладонью указывает на восток.

    В сторону от дороги. Надо нашим сообщить.

    - Рик, это Алекс, приём.

    - Рик на связи.

    - Потерпевших надо доставить в Сиболу, сами не доберутся, приём.

    Повисла пауза, похоже, командир ищет на карте это загадочное поселение.

    - Не вижу такого. Далеко?

    - Два часа на лошади на восток, - интересно, сильно у него лицо вытянулось от такого описания?

    - Принято. Не задерживайтесь. Мы через пять минут отправляемся, - за расстоянием рация эмоции уже не передаёт, но по скорости ответа понятно, что командира "два часа на лошади" не удивили. - Если что, бросайте всё и пулей к нам. У нас есть первостепенная задача, ещё не хватало вас потом искать. Приём.

    - Понял вас, постараемся сделать всё быстро. Конец связи.

    - Конец связи.

    Интересно, испанцы расстояние измеряют галопом, рысью или шагом? Если первое, то наше возвращение будет проблемой.

    - Ладно, парни, грузимся, - я рассматриваю насторожившихся испанцев. Разговора они хоть и не поняли, но длинная тирада Рика мимо их сознания не прошла. - Чем быстрее вас домой отвезём, тем лучше будет. Рик, давай я за рулём. Хорхе на переднее пусть сядет, дорогу показывать.

    Наёмник ничего не сказал, хотя знает, что водитель из меня так себе, а ехать предстоит по не самой комфортной местности. Но возражать не стал, понимает, что такая рассадка самая безопасная.

    Не то чтобы я испанцам не доверял, но бережёного Бог бережёт.

Глава 19

Год 27, 1 мая, среда, день, где-то в саванне

    Ехать оказалось не так уж и далеко, по одометру - два с половиной десятка километров. Подозреваю, что на лошадях было бы чутка поменьше, всё таки не все тропы, доступные животным, проходимы и на машине. Краем глаза отметил, как Грей достал компас и время от времени сверялся с направлением.

    Километров за пять до Сиболы откуда-то из холмов под колёса выскочила наезженная колея. Я притопил газ, теперь можно было не опасаться в яму колесом угодить или булыжник подвеской поймать. Местность к востоку становилась всё каменистей, из-за холмов начали выглядывать отроги Аппалачей. До них ещё с полсотни километров, наверное, если по прямой, но полюбоваться уже было чем.

    Всего дорога до Сиболы заняла сорок минут. Это оказалась небольшая, дворов на двадцать, деревушка, примостившаяся на пологом берегу мелкой речки. Моста на ту сторону не было, вместо него что-то типа переправы из огромных плоских камней, каждый с пару-тройку канализационных люков в диаметре. По ним мы и проехали, почти не замочив шин. Русло реки в этом месте было широким, течение - почти никаким, подозреваю, что даже в мокрый сезон рукотворный брод остаётся проходимым. Тем более, я заметил свинцовые трубы в полметра диаметром, уложенные в основание переправы, чтобы та не превратилась в дамбу.

    Местные дома для Техаса, в застройке которого преобладали простые каркасно-щитовые конструкции, выглядели необычно. В центре Сиболы - гасиенда, настоящий дворец. Розовые, цвета фламинго, стены, красноватая черепица на покатой крыше. В центральной части крытая галерея с широкими воздушными арками плавно переходит в летнюю залу, способную, казалось, уместить всё местное население за раз. Справа и слева, буквой "П" - двухэтажные пристройки, с невесомыми балкончиками и прогулочными галереями, обращёнными во внутренний дворик. Сквозь центральную галерею, состоящую из, казалось, одних широких, почти в пол, окон и дверей размером с небольшие врата, распахнутых по такой жаре настежь, были прекрасно видны непривычно зелёные и яркие клумбы и фонтан. Последний был даже несколько блёкл на фоне остального великолепия, три чаши, одна над другой, уменьшающиеся кверху, и всё. Никаких тебе позолоченных русалок или Самсонов, разрывающих пасти крокодилам, что так любят люди с плохим вкусом. В сотне метрах за домом - длинное вытянутое здание конюшни, на пару десятков рысаков, если не больше.

    Рядом с гасиендой пара зданий чуть скромнее, тоже в два этажа, уже без прогулочных галерей и фонтанов, но с цветными фасадами. Остальные дома в Сиболе на фоне этого великолепия выглядели бедно, глиняные стены, крыши - из высушенного тростника. Правда, содержалось всё в порядке, ничего не покосилось, где надо - покрашено и побелено, и почти у каждого - небольшой двор, с конюшней и подсобными помещениями. Скромно, но не бедно.

    Людей на улице видно не было, сиеста, все, наверное, попрятались по домам. На появление машины отреагировала пара бобиков, вяло тявкнувших из-за заборов, да куры, устроившие себе песчаные ванны в тени, провожали нас выпученными глазами.

    Я справедливо решил, что самая большая шишка в Сиболе обязана обитать в самом роскошном доме, и подкатил к гасиенде.

    Стоило нам остановиться, как Хорхе, до того особой прытью не отличавшийся, с жаром затараторил, вон, аж руками машет, что твой вентилятор. Я покосился на Грея.

    - Его дом дальше по улице. Здесь живёт сеньор Нарваэс, он не любит, когда его беспокоят по пустякам, - скупо изложил минутный монолог испанца наёмник.

    - Что-то мне подсказывает, что спасение двух его людей не такой уж и пустяк, - я выбрался из машины, размять ноги. - Да и сильно не убудет, если мы здесь пять минут постоим.

    А про себя добавил: судя по всему, припаркуйся мы хоть в центре улицы, даже в таком случае никому не помешали бы. Что-то я не заметил здесь других машин, да и на дороге следы от шин не видны, только узкие колеи, которые оставляют крестьянские телеги, да полукруглые отпечатки подков. Что не удивительно, в такой дыре топливо на вес золота должно быть, гужевой транспорт - их всё.

    - Buenas tardes, caballeros! - из одной из арок появился пожилой испанец в коротких, до середины икры, чёрных штанах, подвязанных широким поясом такого же цвета, один конец которого свисал до колена. Верх - скромный, непрезентабельный сюртук и белая рубашка. - Cómo puedo ayudar?

    - Вы говорите по-английски? - без всякой надежды спросил я.

    - Конечно, сеньор! - чопорно кивнул слуга. А в том, что это именно он, сомнений не было, вряд ли хозяин такого роскошного дома будет так невзрачно одет. Да и было что-то в этом испанце, что говорило "перед вами человек, привыкший повиноваться, а не отдавать приказы", такие вещи чувствуются. - Ещё раз здравствуйте. Чем я могу помочь вам?

    - Мы нашли двух ваших... земляков, - показываю на немного сбледнувших охотников. - Несколько дней назад их загнали на камни гиены, молодые люди умирали от обезвоживания. Мы не могли пройти мимо.

    - Спасибо, сеньор, люди Сиболы благодарны Вам за спасение их соотечественников. Дальше мы разберёмся сами, - голос слуги потеплел на пару градусов, появилось немного учтивости, но не более. В следующую секунду он уже отдавал какие-то распоряжение Хорхе и Диего, и тон его был донельзя казённым.

    Несмотря на то, что на парней даже голос не повысили, они быстро покинули машину. На большее их сил не хватило, Хорхе подставил плечо Диего, да так оба и застыли, явно не зная, что делать дальше. Хоть мы с Греем и оказали им всю посильную помощь, напоили-накормили, но сил от этого у охотников особо не прибавилось. Более того, кажется, они даже стали чувствовать себя хуже, чем когда мы их подобрали. Так бывает: в момент опасности организм мобилизует всё, что есть, но как только ситуация успокаивается, наступает "отходняк". Вот и эти двое сейчас еле стоят, дунь в их сторону - повалятся.

    - Им не помешала бы медицинская помощь. Парни сильно истощены, - заметил я.

    Слуга чуть поджал губы, явно недовольный тем, что я вмешиваюсь, но ответил учтиво:

    - Конечно, сеньор, я сейчас прикажу позвать сеньора Фернандеса, он осмотрит этих... людей. Parate aquí! - бросил испанец охотникам, и исчез в галерее.

    Не прошло и минуты, как мимо нас пробежал молодой, лет двадцать, парень, и скрылся в соседней фазенде. За врачом гонца послали, не иначе. К сожалению, ходит ли местный эскулап с саквояжем, или пользуется более современными медицинскими сумками, мы так и не узнали. Из летней галереи вновь вынырнул пожилой слуга и пригласил нас в дом:

    - Сеньор Нарваэс желает видеть спасителей его людей, - мужчина, почтительно склонив голову, развернулся к нам боком и указал правой рукой на вход в гасиенду.

    - К сожалению, мы спешим, любезный, - холодно ответил я.

    "Желает видеть", ну и замашки у местного бугра. Не "просит", не "будьте так любезны", а "желает видеть", и точка. Словно мы тоже - его люди. Навидался я таких, что других за мебель или там собственность держат. Лучше держаться от подобных господ подальше, с ними почти невозможно разговаривать, а уж договориться - и подавно. Они почему-то искренне считают, что существует лишь их воля, а просьба - это всего лишь вежливый приказ, который не обсуждается.

    - Вы... очень обяжете сеньора Нарваэса, - вновь поджатые губы, но глаза по прежнему в пол, а в голосе появились просящие нотки. - К сожалению, он сам к вам выйти не может, из-за здоровья. Но будет рад видеть вас своими гостями. Это не займёт много времени.

    А вот это уже похоже на приглашение. Смотрю на Грея, тот пожимает плечами: мол, сам решай.

    - Что ж, из уважения к сеньору Нарваэсу, думаю, мы найдём минут пятнадцать. Но не больше, как я уже сказал, мы смешим, - достаю из держателя на двери "Хеклер", закидываю на плечо, закрываю дверь.

    Грей, к моему удивлению, оставляет "Баррет" в салоне - чудо Господне, не иначе! На моей памяти, снайпер впервые идёт куда-то без своей бандуры, если не считать "Глока", он теперь безоружен... А нет, откуда-то появляется пистолет-пулемёт, чем-то похожий на легендарный "Узи". Впрочем, этот ПП похож на "еврея" как homo sapiens на грекопитека: приклад телескопический, в цевьё интегрирована складная тактическая рукоятка, на ствольной коробке - планка Пикатинни. Да и масса, судя по тому, как с ним обращается Грей, меньше, чем у "Узи", раза в два.

    На наши приготовления слуга никак не отреагировал.

    - Прошу за мной, сеньоры.

    В летней галерее после уличной жары оказалось с непривычки даже прохладно, на таком контрасте температур даже летом можно спокойно насморк подхватить. Кто в офисе под кондишеном сидел, тот знает.

    Как я и предполагал, центральная часть гасиенды, по сути, была банкетным залом на полсотни человек. В центре длинный, метров десять, стол со стульями, из светлого дерева, образовывающий у дальней стены букву "Т" - хозяйское место. В промежутках между широкими окнами на стенах - вычурные треугольные лампы, под свечи, с закопчёнными стёклами. С высокого потолка свисали две люстры, круглые, с колесо камаза, кованые, тоже рассчитанные на свечи. Похоже, с электричеством и прочими благами цивилизации в Сиболе не очень, если даже самый богатый дом освещается не то что дедовским, а пра-пра-пра-и-так-раз-десять-дедовским способом.

    Из галереи на хозяйскую половину вела дверь, сейчас распахнутая. Пока мы к ней шли, я негромко поинтересовался у Грея:

    - Что за пушка?

    - МП7, калибр четыре и шесть.

    Кратко и по делу. Название мне ничего не сказало, разве что патрон - какой-то новодел, впервые про такой слышу, значит, и само оружие молодое, не очень известное. Но если Грей его вторым стволом использует, значит, вещь хорошая. Надо будет потом его расспросить, а если повезёт, то и пострелять получится. Я из ПП пока не то что не стрелял, в руках даже ни разу не держал, любопытно - жуть!

    Мы вошли в просторный квадратный холл, занимающий весь первый этаж. На стенах различные портреты усатых кабальеро и прекрасных дам, почти все висят парами: видимо, предки хозяина гасиенды со своими жёнами. Помещение имело несколько ярко очерченных зон.

Уголок для чтения - книжные стеллажи, набитые широкими корешками, и пара массивных кресел на маленьких резных ножках, с высокими спинками и подлокотниками, обтянуты сукном. Для приёма гостей - невысокий круглый столик, на котором сейчас стоял поднос с большим медным заварником, тремя фарфоровыми чашками, украшенными библейскими мотивами, и вазочка с печеньем. Вокруг стола - Четыре вычурных стула из тёмно-коричневого, почти чёрного дерева, с изогнутыми ножками с массивными львиными лапами на концах, высокая резная спинка, обтянутая, как и сидушка, кожей с росписью из цветочных мотивов.

    На одном из них и восседал сеньор Нарваэс, сухощавый мужчина преклонных лет. Именно так, "восседал" и "мужчина преклонных лет",  а не "сидел" и "старик". Густая шевелюра, усы и клиновидная бородка были черны, как смоль, без единого намёка на седину. Весь вид хозяина дома говорил, что это волевой, энергичный человек, для которого возраст всего лишь графа в паспорте, но не состояние тела, ума и души. Одет в летний костюм с короткими, чуть ниже колена, штанами бледно-фиолетового цвета, с зелёным, почти изумрудным, сюртуком, украшенным лёгким узором, с рукавами, заканчивающимися кружевами.

    - Господа, прошу, присаживайтесь, - голос Нарваэса был бодр и звонок, спина прямая, как жердь, и не скажешь, что со здоровьем что-то не то. Уловка, чтобы нас в дом заманить? Не производил он впечатление человека, способного на банальную ложь. - Меня зовут Панфило де Нарваэс, аделантадо его Величества Филиппа, генерал-капитан Сиболы. С кем имею честь?

    - Алекс Северов, а это Грей... ээээ

    - Бигелоу, - подсказал снайпер.

    - Присаживайтесь, кабальеро, в ногах правды нет, - Нарваэс повёл рукой, указывая на стулья напротив себя. - И угощайтесь, печенье у Луис настоящая сказка, такого вы точно нигде не пробовали.

    Умащивал свой зад я с опаской, больно уж красиво выглядела мебель, настоящее произведение искусства, а тут на него грязными штанами садятся. Я такие только в музее и видел, откуда только в такой глуши эта красота? Сел, как и хозяин дома, с прямой спиной, не облокачиваясь на спинку, только автомат передвинул на колени.

    - Позвольте выразить благодарность от народа Сиболы, и от меня лично. Вы спасли двух наших соотечественников, не прошли мимо в трудный час. Они отправились на охоту несколько дней назад, и когда не вернулись вечером, мы решили, что они погибли. К сожалению, отправить на их поиски кого-то я не рискнул. Если с опасностью не справилось двое наших лучших охотников, то вряд ли обычные крестьяне смогут что-то сделать, зато сами с лёгкостью станут жертвами. Фернандо, - Нарваэс чуть повернул голову в сторону застывшего за его левым плечом слуги, - почти ничего не рассказал мне о том, что же случилось. Может, сеньоры, вы удовлетворите любопытство старика?

    Любопытство, как же.

    Перекрёстный допрос это. Явно потом будет сравнивать с тем, что Хорхе и Диего ему расскажут, чтобы, если что, уличить во лжи.

    Я, подбирая слова и даже формулировки, рассказал всё, что знал и даже немного то, чего не знал. К моему удивлению, Грей тоже не отмалчивался, вставлял короткие, но ёмкие замечания. Совместными усилиями мы нарисовали чуть ли не батальную сцену, где двум храбрым, ловким и умелым охотникам противостояли орды гиен, и если бы не наше вмешательство, парни сами бы прекрасно справились со всем этим.

    - Примерно так я и думал, - искренне улыбнулся аделантадо, пряча в уголках глаз смешинки.

    Понятное дело, что рядом с этим мастодонтом мы - два молокососа, чью ложь он читает на раз. Но мы нагородили такого, что теперь любой, даже самый приукрашенный, рассказ охотников будет выглядеть реальней некуда. Нам не сложно, а парням может помочь избежать проблем. А может и не помочь. А может, и никаких проблем у них и так не было бы.

    - Что ж, сеньоры, подозреваю, вы спешите. Не буду больше вас задерживать. Ещё раз спасибо, что нашли время заглянуть к старику и развлекли хорошим рассказом. К сожалению, я не могу достойно отблагодарить вас за спасение Хорхе и Диего, не взыщите. Я распорядился собрать вам в дорогу немного еды и вина. Наши дары скромны, но от чистого сердца. Они уже должны ждать вас у вашего транспортного средства. Фернандо проводит вас.

    Намёк был недвусмысленным, мы встали, попрощались с Нарваэсом. Слуга, простоявший безмолвной статуей за спиной хозяина, молча развернулся и последовал к выходу.

    - Один вопрос, аделантадо, - закидывая винтовку обратно на плечо, мне пришла в голову одна мысль. - Где тут у вас магазин или лавка?

    Краем глаза отмечаю, как в дверях, ведущих в летнюю галерею, застыл слуга, с неудовольствием смотревший на меня. Аудиенция окончена, а этот... кабальеро смеет тратить драгоценное время его сеньора какими-то вопросами! Что-то мне подсказывает, что Хорхе был напуган не столько возможностью вызвать гнев Нарваэса, сколько перспективой общения с Фернандо. Бывают такие слуги, что блюдут интересы своих господ рьяней, чем сами господа.

    - Хотите что-то купить? Скажите, что вам надо, и я распоряжусь, чтобы вам это доставили. Бесплатно. Если это не за гранью разумного, конечно, - на последней фразе Нарваэс легонько улыбнулся.

    - Нет, ничего конкретного. Просто посмотреть, что есть. Может, какой-то сувенир, памятную вещь. Знаете, чтобы помнить, что был в Сиболе, - пожимаю плечами.

    - Боюсь, ваши деньги в этом вам не помогут, - сокрушённо вздыхает собеседник.

    - Вы имеете ввиду...

    - Что они здесь не принимаются к оплате. В них нет... души. Серьёзности. Основательности.

    Забавное мнение. Души в современных деньгах, может, и нет, но вот про серьёзность я бы поспорил. На Земле полно мест, где за зелёную бумажку с американским президентом, не обязательно даже Франклином[100$, прим. автора], могут убить с той же лёгкостью, что и сделать вдох.

    - У меня есть не только пластик, если вы про это, - достаю из левого набедренного кармана своих "Край Ген 3 Мультикам" небольшой бумажник, в центральном отсеке которого, под замком, специально для таких случаев пять золотых монет. Не тех, что мне Сандерс в знак благодарности дал, слишком уж номинал у них велик для похода в магазин, а всего лишь полусотенные.

    - Фернандо, проследи, чтобы нашим гостям доставили только самое лучшее. Ступай, - Нарваэс махнул рукой, подгоняя слугу. И буравил того взглядом, пока спина в чёрном сюртуке не скрылась в летней галерее. Затем перевёл взгляд на меня. В глазах тихая ярость и... боль? Интересные дела творятся в датском, то бишь, сибольском, королевстве. - Алекс, позвольте дать вам один совет. В этих землях в целом и в Сиболе в частности к золоту... неоднозначное отношение. Оно стало причиной многих бед, и люди порой совершают... странные поступки при его виде. Так что спрячьте ваши монеты, и больше никому не показывайте. Если хотите купить что-то в лавке, то воспользуйтесь этим.

    Нарваэс отцепил от пояса небольшой квадратный кошель и протянул мне. По его краям бежал тонкий узор, а в центре был вышит профиль льва в короне и стоящий на задних лапах, по бокам которого красовались две чёрные буквы, "P"  и "N". Панфило де Нарваэс, я полагаю. Это уже сам по себе всем сувенирам сувенир,так ещё и внутри что-то позвякивало, и я догадываюсь, что. Если здесь не ценят фиатные деньги, а золото - табу, то остаётся только серебро.

    "Или медь", - подала голос Жадность. -"Губу-то закатай".

    "Сеньор Нарваэс не оскорбил бы нас таким... Такой... В общем, не оскорбил бы. Мы - кабальеро!" - заступился за испанца разум.

    "То-то он сразу денег не предложил. Хотел отделаться каким-нибудь просроченным окороком и скисшим вином!" - пробурчала Жадность.

    "А ну тихо там, раскричались! Лучше давайте узнаем, с чего это у местных аллергия на золото," - разогнало спорщиков любопытство.

    - Благодарю, - принимаю кошель. Грамм двести, не больше. "Это двадцать экю, жмот!", тут же проводит калькуляцию Жадность, я запихиваю её подальше. Сейчас меня интересует другое (да и ценность денег в этой... удалённой деревне, скажем так, явно выше, чем в том же Сан Антонио). - Сеньор Нарваэс, вам не составит труда поведать, в какие ещё... щекотливые ситуации мы можем попасть по незнанию в ваших краях?

    - Что ж, присаживайтесь, господа. Постараюсь не занять много вашего времени.

    Нарваэс молчит некоторое время, погружённый в свои мысли и воспоминания. А затем начинает рассказывать.

    - Было это на заре открытия этого нового дивного мира. В начале пути нас было пять сотен, мы были молоды, сильны и полны решимости отыскать золото. Много золота...

Глава 20

Давным-давно... Панфило де Нарваэс

Приключения, путешествия, исследование неизведанного - кто не мечтал об этом в юности?

С открытием этого мира для таких мечтателей сказка стала былью. Да, здесь было его просто, опасно, порою - смертельно, но оно того стоило. Здесь легко было снискать славу первооткрывателя, исследователя, покорителя. Мои соотечественники были в первых рядах, несли слово во славу Христа и завоёвывали земли во славу короля. А уж когда здесь нашли золото - то желающих отправиться сюда стало гораздо больше. И я решил снарядил экспедицию на все деньги, что у меня были.

Если быть точнее, то на деньги моей жены. Это был взаимовыгодный брак: я из знатного, но поиздержавшегося рода, она далеко не красавица, но с хорошим приданым. И при этом правильно воспитана, глава семьи - мужчина, и его слово решающее. Но я никогда ничего не делал, не посоветовавшись с женой: Бог не дал ей красоты, но компенсировал это недюжинным умом.

Я собрал пять сотен мужчин и женщин, больше сотни лошадей, припасы, и главное - шесть бригантин, чтобы всё это перевозить. С дорогами тогда здесь было не очень, знаете ли, с возможностью пополнить припасы - ещё хуже, так что ты мог рассчитывать только на то, что захватишь с собой.

В путь отправились в начале лета, чтобы иметь в запасе достаточно времени на поиски золота. Отплыли с Острова. Переход занял неделю. Карт, как вы понимаете, ещё толком не было, этот мир был одним сплошным белым пятном. Мы высадились в небольшом заливе, две трети людей, лошади, половина запасов. По плану, корабли должны были пройти дальше вдоль берега, найти хорошую бухту, и ждать нас там. Остальные отправлялись на разведку в глубь континента, на три-четыре месяца. По истечении этого срока мы должны были встретиться с нашими товарищами, оставшимися при кораблях, и вернуться зимовать на Остров.

Первое время всё было хорошо. Земли были обильны, природа щедро снабжала нас едой и водой. И даже эти бездушные твари нас не донимали. Мы вели себя уважительно к этому миру, и он отвечал нам взаимностью. Мы убивали только когда нуждались в пище, рубили ровно столько деревьев, сколько требовалось для приготовления пищи.

Всё изменилось на седьмой день. Кто-то нашёл небольшой золотой самородок на берегу очередной речушки, и люди словно сошли с ума, всеми обуяла золотая лихорадка. Я, к своему прискорбию, не был исключением. Нами обуял азарт, жажда наживы. Мы вдруг стали искренне уверены, что всё вокруг должно принадлежать нам. Словно саранча, мы двинулись в глубь континента, вдоль русла Золотоносной, как мы окрестили ту реку. Через два дня берега реки стали топкими, заросшими камышами. Мы вступили в край болот, Pais de los Pantos. Тучи насекомых, разнообразных ползучих гадов, тухлая вода.... Малейшая рана или царапина грозила могли привести к заражению крови, болезни, а то и вовсе к смерти. Многие маялись животом.

Спустя два дня мы отправили разведчиков в стороны, чтобы те нашли дорогу из этого гиблого места. Два отряда вернулись ни с чем, третий пропал без следа. Мы были вынуждены положиться на судьбу, и двигаться вперёд. Русло реки почти не угадывалось среди этого хаоса, но , с Божьей помощью, мы всё же выбрались.

Несколько дней приводили себя в порядок, старались поставить на ноги заболевших. И думали, как быть дальше. Часть людей, во главе с Альваро Нуньесом хотела вернуться к побережью, обойдя болота с севера. Другая, и я в том числе - всё таки продолжить поиски золота. На горизонте показались горы, Золотоносная брала своё начало где-то там, и тот самородок мог быть принесён вниз по течению. Камнем преткновения стали еда, оружие, немногие уцелевшие лошади. Вспыхнула ссора, в ход сперва пошли кулаки, потом кто-то схватился за оружие... В тот день мы похоронили семерых, ещё два десятка получили раны. Но хуже всего было то, что наш дух был подорван, а в сердцах поселился гнев.

Альваро увёл три десятка человек, с запасом еды буквально на несколько дней, без лошадей. Я до сих пор корю себя за то, что поступил с ними тогда так... бесчеловечно. Но я вложил в это предприятие все свои средства, и не мог вернуться на Остров с пустыми руками. И большинство поддержало меня в этом сложном решении.

Через день мы двинулись в горы. Двигаться по саванне после болот было одно удовольствие. Мы вновь поверили в то, что всё будет хорошо. Но ближе к горам начались пальмовые заросли. По началу мы этому несказанно радовались: деревья давали укрытие от палящего солнца, снабжали нас свежими фруктами, больше не было проблем с топливом. Но потом появились эти бездушные твари, порождения ада.

Они атаковали из зарослей, днём и, что ещё хуже, ночью, уволакивали людей во тьму, убивали лошадей. Часовые боялись заступать на дежурство, на ночёвках всех жались к центру, к кострам. Мы не высыпались, люди быстро уставали. Знаете, что самое худшее в походе? Это сдаться. Даже если у вас не осталось сил, но вы продолжаете упорно двигаться вперёд, вы достигните цели. Но если вы сдались, вы не дойдёте, даже если у вас полно провизии. Выбравшись из болот, мы решили, что ад остался позади, но оказалось, что это был лишь его первый круг. Охрану приходилось нести по всему периметру, не хватало людей. У некоторых начались истерики. Иногда люди ложились спать, и просто не просыпались.

Нам понадобилась неделя, чтобы добраться до гор. Идти с каждым днём было легче: нас банально стало меньше, проще следить за флангами, проще отбиваться от тварей. Да и ноша наша полегчала, почти все запасы были истрачены. Пополнять мы их не рисковали. К тому моменту, как мы выбрались на простор, нас осталось чуть больше сотни.

Два месяца мы бродили от одной горной долины к другой. Десятки перевалов, сломанные ноги и руки, обморожения, новые, ещё более свирепые, хищники. И ни грамма золота. Народ начал роптать, мы решили возвращаться. Но было поздно. К нам незаметно подкралась зима. Я понимал, что мы не успеем дойти до побережья, а главное - встретить вторую часть отряда, что ушла на кораблях. Мы окончательно заблудились, и на поиски товарищей могло уйти слишком много времени. Погода с каждым днём становилась всё хуже и хуже.

Мы решили ставить лагерь. И тут оказалось, что у нас почти нет инструмента, ведь изначально мы не планировали зимовать отдельно от кораблей. Кое-как мы поставили кузню и переплавили часть оружия и амуниции в топоры и лопаты. Вокруг хватало строительного леса, и за пару недель мы поставили полдюжины больших, каждый на три дюжины человек, дом.

В середине зимы с гор сошёл селевый поток, смывший половину нашего поселения. С остатками выживших, почти без вещей, мы ушли на плато. До весны, от истощения, голода и хищников умерло ещё несколько человек. К тому моменту, когда солнце вновь стало появляться на небе чаще, чем тучи, нас осталось всего восемь десятков.

Золото мы больше не искали. Одно упоминание о нём приводит некоторых из нас в ярость.

 

- Так что, господа, мой вам совет - не показывайте никому в Сиболе ваши монеты. Вряд ли вас убьют, но вот отобрать - могут. Не с целью обогащения, нет, а дабы избавиться от этого дьявольского металла.

- Спасибо за совет, сеньор, - встаю и кивком показываю Грею на выход. - Кто предупреждён, тот вооружён, как говорит мой народ.

- А по вам и не скажешь, что вы с аппенинского полуострова, - спрятал усмешку в бороде Нарваэс. - Как говорили древние римляне, Praemonitus, praemunitus.

- Э-э-э... Типа того, - киваю смущённо. Ну да, чуть ли не каждая вторая пословица или поговорка из латыни пришла, не всегда даже напрямую, за пару столетий обрусела, обросла новыми смыслами или словами, и нам теперь кажется, что это наше, исконно русское или английское. - Ещё раз спасибо и за совет, и за гостеприимство. Нам надо спешить, наши товарищи, наверное, уже заждались.

- Не смею вас больше задерживать, кабальерос. Счастливой дороги, да хранит вас Бог.

Откланявшись, спешно проходим через летнюю галерею на улицу. "НК416" на всякий случай передвигаю на грудь, приклад у плеча, ствол у левого бедра, руки на оружии. Выходим к машине.

Хорхе и Диего не видно, наверное, у врача или дома уже. Возле "Ниссана" Фернандо и молодой слуга, каждый прижимает к груди по большой плетёной корзине. В одной головка сыра, фрукты, пара глиняных бутылок с горлошками, залитыми сургучом. Во второй вяленый окорок и кольца какой-то колбасы. Благодарность от Нарваэса, я так понимаю. Это приятно, это спасибо. А вот то, что со всех дворов повылазили местные, и теперь стоят пялятся на нас, как-то напрягает. Больно уж взгляды у них... никакие. На лицах ноль эмоций, словно не живые люди, а манекены.

- Грузите на заднее сидение, - снимаю машину с сигналки, открываю дверь.

Пока корзины занимают своё место, украдкой осматриваю улицу. Вроде бы никто не двигается, но такое ощущение, что кольцо из местных немного сжалось. Оружия не видно, одежда на всех простая, крестьянская, невзрачные штаны да рубахи, перехваченные широкими поясами. В такой хорошо пистолет прятать. И всё кажется, что вот-вот испанцы выхватят свои "Миротворцы" и начнут мельницей стрелять, словно в спагетти-вестерне каком. Мы здесь со своими современными пушками, машиной и экипировкой словно белые вороны.  Словно пришельцы из будущего.

Да, в Техасе тоже не везде есть следы цивилизации, электричество - и то в дефиците, особенно на фермах. Но даже самый последний техасец ставит себе ветряк и аккумуляторы, в каждом доме вечером зажигается электрический свет, в некоторых в подвале можно найти рефрижератор. В Сиболе же ни намёка на нечто подобное, даже у Нарваэса на стенах фонари под свечи, и судя по копоти на стенах, пользуются ими часто, а не в безветренную погоду. Если так живёт самый богатый человек в этом селении, то что говорить об остальных. Странно это как-то всё.

- Я поведу, - Грей протягивает руку за ключами, я спорить не стал, хочет баранку вертеть, пожалуйста.

Обхожу машину, сажусь в прогревшийся салон. Надо было парковаться чуть дальше от входа, вон деревья у забора, тень как раз сейчас на улицу. Но кто же знал, что мы так долго пробудем, планировали просто Хорхе и Диего на руки родне сдать и тут же своих догонять.

- Куда? - Грей заводит "Ниссан", по салону пошла волна прохлады от кондишена. Я сделал чуть теплее, не хватало ещё простуду на ровном месте заработать.

- В смысле? - оглядываю улицу. Кажется, местные ещё на пару шагов приблизились, хотя по прежнему никакого намёка на движение. Телепортируются они что ли, когда на них не смотрят?

- Сувениры, - напоминает снайпер.

- В пень. Времени нет, - отмахиваюсь. - Нарваэс мне целый кошель сувениров, считай, дал. Поехали отсюда.

"Ниссан" трогается, кивком прощаюсь с Фернандо и молодым слугой, те провожают нас безучастными взглядами. Грей разворачивает машину на площади, медленно, чтобы не поднять пыль столбом катим по улице на выезд. Местные поворачиваются за нами, словно флюгеры. При ближайшем рассмотрении вижу, что лица у них скорее хмурые, серые. В боковое зеркало замечаю, что очередной испанец, которого мы проехали, крестится при нашем удалении и шепчет что-то, наверное, молится. Почему-то ощущение, будто мы пара еретиков или безбожников там, и задержись чуть дольше в Сиболе, могли бы в итоге познакомиться со славной традицией средневековой Инквизиции. Интересно, это у них на "дьявольский металл" такая стойка, или просто потому, что мы чужаки?

И только когда Сибола исчезает из зеркала заднего вида после очередного поворота, я расслабляюсь. Теперь захотят, в спину не выстрелят.

- Предохранитель, - напоминает Грей.

Точно, я же всё это время держал "Хеклер" готовым к бою. Щёлкаю предохранителем, ставлю автомат в держатель у стойки.

Колея скоро делает крюк и убегает куда-то на север, в холмы, нам же в другую сторону. Грей катит по нашим же следам, скорость падает километров до тридцати в час. "Ниссан" мерно качается на неровностях, солнце греет левую щёку. Меня незаметно укачивает, и я проваливаюсь в царство Морфея.

 

Очнулся я от резкого запаха нашатыря.

- О, доброе утро, спящая красавица, наконец-то, - первое, что я увидел, было лицо Алекса. - Но-но-но, не надо вскакивать сразу, полежи пока.

Парень придержал меня за плечи, не давая подняться.

Так, а какого лешего я лежу в палатке? Кто меня успел туда переместить, зачем, а главное, какого лешего мне нашатырь под нос сунули? Вот эти вопросы я и озвучил. Точнее, попытался, ибо язык подозрительно заплетался, а мысли постоянно путались. Это я что, тепловой удар схватил, что ли? Было как-то раз в отпуске, заснул на пляже, потом похоже себя чувствовал. Ну, разве что в тот раз ещё и обгорел неплохо, потом красный два дня ходил. Сейчас же просто голова ватная и общая слабость во всём теле.

- Сколько пальцев? - подвинув Алекса в сторону, в поле зрения появилась Ева.

- Три, - сосчитал я.

- Молодец. Встать можешь? Спешить не надо, давай, ме-е-е-едленно, словно улиточка. Вот так, умница, - девушка помогла мне сперва сесть, а затем и выбраться из палатки.

Я невольно поморщился, солнце ударило по глазам, жара навалилась на плечи. Силы быстро испарились, словно вода в пустыне. Девушка подвела меня к раскладному креслу. С удовольствием присел. Вокруг собрались все наши, обвожу окруживших меня товарищей взглядом. Смотрят с сочувствием.

- По какому поводу собрание? - интересуюсь.

- Ты знаешь как всех перепугал? Это ж надо было так головой стукнуться, что весь день и ночь без сознания провалялся! Мы уже думали, может, в кому впал, - Ева взяла меня за руку, провела ладонью по щеке. - Не пугай меня так больше, пожалуйста.

- Это вы меня немного пугаете, - я  посмотрел Еве в глаза, ища там... Ну, не знаю, затаённую смешинку, готовность вот-вот рассмеяться и сказать, что это они так надо мной пошутили, и вообще... Но только тревога, и ещё немного облегчения. - Какая кома? Какое "ударился головой"? Грей, мы же с тобой ехали из Сиболы, я задремал...

Народ начал переглядываться, смотреть на меня как-то странно.

- Алекс, а что, по твоему произошло? Ну, когда вы поехали искать двух... людей? - тон у Рика словно у переговорщика, уговаривающего бандита положить пистолет и отпустить заложника, вкрадчивый такой, полный понимания и доверия.

- Ну, мы приехали. Там стая гиен под камнями лежала. Я их сперва не заметил, хорошо, у Грея зрение, как у орла. Отогнали тварей, я полез на камни. Чуть не навернулся, скользкие, зараза, шлемом даже один раз приложился. Наверху нашли двух испанцев, охотники из Сиболы, Хорхе и Диего...

И я рассказал всё. Как мы их спускали на самодельной обвязке, а Грей переводил мои команды на испанский, потому что парни не понимали английский.. Как потом везли их в Сиболу, поселение в паре десятков километров на восток от дороги. Про гасиенду Нарваэса, его рассказ о поисках золота. Об окороке, сыре и вине в подарок за спасённых охотников. И как мы потом ехали обратно, меня укачало в машине.

- Лёша, ты действительно ударился виском о камни. Только не было потом никаких спасённых и Сиболы, - Ева заглянула мне в глаза. - Грей с трудом снял тебя с тех валунов. Наверху действительно были двое охотников, но к тому моменту, как вы приехали, они уже давно были мертвы. Месяц, может больше. И ты почти сутки провалялся без сознания.

Я обвёл взглядом окружающих. Нет, точно не шутка и не розыгрыш. Таким не шутят. Да и голова действительно какая-то ватная, и слабость, опять же. Не мог я в машине поймать тепловой удар, в "Ниссане" хороший кондишн.

- Ну, всё хорошо, что хорошо кончается. Ты сегодня пассажиром у Евы, на твою машину водителем Грей пойдёт. Через полчаса выдвигаемся.

Народ потиху рассосался, надо было лагерь сворачивать, палатки там, походную мебель.

- Кушать хочешь? - вот не люблю, когда сюсюкают, как с маленьким. "Кушать!".

Хотя, это скорее злость на себя. На свой разум, который выкинул со мной такую шутку. Это же надо было, такое выдумать, Сибола, испанцы, гасиенда!

- Да, поел бы. И воды, пожалуйста.

- Сейчас принесём, - Ева и Хелен направились к столику у костра, заставленному тарелками и кружками.

Краем глаза замечаю, что кто-то ещё стоит рядом. Поворачиваюсь, и вижу задумчивого Грея. Парень молча подходит и протягивает две айдишки.

Хорхе Альварес и Диего Солорсано. Точь в точь, как в моём... сне, бреду?

- Guarda estas cosas, amigo[сохрани эти вещи, друг], - на чистом испанском обратился ко мне Грей.

Я с тоской посмотрел вслед удаляющемуся парню. Только я смирился, что вся эта история просто сон, реалистичный до нельзя, но сон, как нате-здрасьте!

Хотя, может, я просто слышал, как найденных нами (окей, Греем, я к тому моменту был в отключке) обсуждали возле моего бренного тела, отсюда и совпадение имён?

Ох, голова-головушка моя! Что-то больно часто тебе прилетает в последнее время.

Глава 21

Год 27, 2 мая, четверг, день, где-то в саванне

К обеду я себя начал чувствовать более-менее нормально, так что на очередной стоянке поменялся с Хелен местами: у девушки уже глаза красные от постоянного сидения за ноутом. Мне в этом плане проще, у меня уже "резист" на подобное, столько лет за клавой и мышкой.

"Саурону" заменили батарею, пустую - в зарядник, где рядом ещё одна такая же, уже на 80% полная, смахнули с аппарата пыль, прогнали диагностику всех систем (особый упор - на гироскопы и компасы, без которых он слеп, как крот, в плане навигации). Катапульта, компрессор - старт!

- Низко пошёл. К дождю, наверное, - дежурно сострил Алекс.

Эту шутку он уже третий день повторяет. И знаете, это тот случай, когда всё равно немного, но смешно. Не из-за шутки, нет, скорее, это уже дань традиции. Вроде как "от винта!", только для дрона. А скороподъёмность у него да, не самая фантастическая, ну так ему высший пилотаж и не нужен, надёжность на первом месте.

- Сандерс передал, что у них очередная поломка. Двинутся через час примерно, - подошёл хмурый Рик.

- Да ёшкин кот, что у них там вечно всё через... известное место, - в последний момент сдержался Алекс, покосившись на девушек.

- Через жопу, говори, как есть, - махнула рукой Ева. - Не кисейные, не растаем.

- Ага! - обрадовался Алекс.

- Только без мата! - обломала парня девушка.

- Ну вот... - сдулся тот. - Какая-то жопа.

- Радуйся, что хотя бы её тебе вернули, - усмехнулась Хелен. - А то так бы и жил, без жопы.

- Это было бы странно. Жопа есть, а слова - нет, - заметил наёмник.

- Так, умники и умницы. А не пошли бы вы... делом заниматься, - вклинился в их диалог Рик. - Если не знаете, каким, так скажите, я мигом найду, где копать и что красить.

- У меня, кажется, одна антенна барахлила... - испарился Алекс.

- Пойду ногтик поправлю, - удалилась Ева к "Ниссану", рассматривая маникюр.

Рик посмотрел на нас с Хелен.

- Пойдём посмотрим, как там "Саурон", нао правки в полётную карту внести, раз мы тут ещё час торчать будем, - я потащил девушку к "Дефендеру".

Дрон чувствовал себя превосходно, поднялся до восьми сотен и держал путь вдоль дороги, загибающейся с каждым километром всё больше на юго-восток, к Литл-Рок. До городка с население в пять тысяч человек осталось где-то триста километров, но нам туда добраться не суждено. Где-то за полсотни до него стоит последняя форт-заправка в этих краях, "Виргинский опоссум". От неё мы свернём на восток, к перевалу Дугласа, единственному в этих краях (из более-менее разведанных), где грузовики Сандерса могут перемахнуть через Аппалачи. По плану, заночевать сегодня мы должны были в предгорьях, километров за десять до перевала, чтобы завтра за день успеть его и следующую за ним долину Надежды. Второй рывок - послезавтра, через долины Полк и Олень, спуск на плато Кото-де-Пери, очередная ночёвка. И через три дня - выход к границе с Фарсом, встреча с заказчиком.

А теперь получается, что из-за постоянных поломок мы выбились из графика на полдня. Вроде мелочь, но в горах тоже могут быть сюрпризы, что ещё больше увеличит отставание от плана. Конечно, Сандерс не первый раз ведёт такой караван, он заложил два дня на непредвиденные обстоятельства, так что опоздать мы точно не опоздаем. Не должны. Но мы с Риком думали использовать эти два дня для детальной разведки предстоящего места встречи. Больно уж место отдалённое и товар специфический, и хоть Сандерс и рассчитывает на долговременное сотрудничество с иранцами, но всякое бывает. Лучше перестраховаться. И вот на это "перестраховаться" времени может и не остаться. Непорядок.

Ремонт у Сандерса затянулся на полтора часа, так что я в итоге даже "Саурона" успел вернуть: дрон походил по увеличивающемуся радиусу вокруг нас, поснимал окрестности, всё по имя картографирования! Хотя, если честно, интересного здесь, на юге мало: пересохшие или близкие к этому ручьи и речушки, рыжие холмы, плавно переходящие в предгорья. Живности мало, редкие стада всяких парнокопытных в пару десятков голов, хищников почти не видно, зелень - в дефиците.

Засушливый край, даже в мокрый сезон здесь почти не бывает дождей. Виной всему Аппалачи, закрывающие юг от Средиземного моря на востоке, Западный и Южный пределы, соответственно, на западе и юге. Получился этакий "стакан", с основанием в три сотни километров, горловины - полторы тысячи, и грани - ещё по две тысячи, где мало влаги, зато полно солнца. Положение спасают те же горы, с которых сбегают небольшие речки, к западу от нас сливающиеся в Рио Гранде. Вдоль неё-то в этой части Техаса народ и селится, там жизнь если и не бьёт ключом, то и не едва теплится, как здесь.

В три часа после полудня, то бишь, в 18-00, наконец-то двинулись.

Убедившись, что "Саурон" прилежно выводит змейку вдоль дороги в десяти-двенадцати километрах впереди, чётко повторяя все изгибы грунтовки, погружаюсь в размышлизмы. Очень уж поломок у Сандерса много за прошедшие дни, прямо не колонна, а безобразие какое-то. Нет, я понимаю, что техника ломается, и чем больше этой самой техники, тем выше шанс поломки, банальная математика не на нашей стороне. Но!

Сандерс готовился заранее. Все эти М35 да "Хайлюксы" не за один день купили, было время и отобрать машины, и потом их к поездке подготовить. А тут поломка на поломке. Ваш выход, Константин Сергеевич, самое время для вашего бессмертного "Не верю!". Уж больно хорошо эти постоянные неисправности ложатся в логику при игре "за плохих". Я тут намедни, страдая первую половину дня бездельем, поиграл с Евой в "адвоката дьявола": она предлагала варианты, где, по её мнению, лучше всего засаду на караван Сандерса устроить, а я думал, какие могут быть при этом минусы для нападающих, или каких плюсов они не доберут. А затем полученными выводами поделился с Риком. И тот со мной согласился: по всему выходило, что ни в саванне, ни в горах атаковать такую многочисленную колонну с целью захвата с гарантированным успехом не получится.

Судите сами: всего у Сандреса под полсотни штыков, это если нас не считать, четыре М2 на "Тойотах" и спарка "Эрликонов" в кузове М35, и это не считая всяких "Миними" под более скромный калибр. Плюсом полдесятка "граников" (которых официально у Сандерса как бы и нет, но они, как тот суслик, когда надо - есть) с запасом гранат и подствольники у каждого второго бойца. Силища! Любая банда, решившая поживиться - именно поживиться, а не просто уничтожить конвой - зубы обломает. Ну или даже если и захватит груз, то ценой колоссальных потерь, пару сотен, если не больше, парни положат. Сандерс на охрану не скупился, брал лучших из тех, кого нашёл. Каждый - ветеран или спецназа, или бывший "котик", или "марин", все прошли не одну горячую точку. Против таких парней обычных мексов или латиносов посылать смысла нет, это всё одно, что пожар снежками тушить.

И вот выходило, что в лоб задачу по захвату груза не решить. Противник тоже должен был к подобному выводу прийти, если только он не идиот клинический. Но и отказаться от затеи тоже не мог, Сандерс сказал, что вокруг его конвоя, ещё до выхода, какие-то мутные типы тёрлись. Не обязательно бандиты, есть определённые заинтересованные личности, которые против самого оружейника ничего не имеют, но вот против иранцев... Ведь для чего-то последним такая гора оружия (8 грузовиков по три с половиной тонны каждый) понадобилась? Точнее, против кого-то.

Правда, в таком случае нападающих устроит просто уничтожение колонны, причём, только её материальной части, а это сделать не так уж и сложно: застопорить нас на заранее пристрелянном учатске да кинуть пару десятков мин из какого-нибудь "Василька" или его иностранного аналога. А то и вовсе - фугасами обойтись. Против последнего спасти может только размер конвоя - пару сотен метров заминировать приемлемо и незаметно крайне сложно. Но мы всё же исходим из того, что груз хотят перехватить, а не уничтожить - в Эдеме ящик автоматов это уже ценность сама по себе, а тут дефицитный "крупняк"!

Но был ещё один вариант. Нападение на колонну ночью, в лагере. Что тоже имело известные проблемы, начиная от требований к исполнителям (одного ПНВ для подобного мало, нужны ещё и навыки), до банального "а как найти кого-то в мире без GPS в приемлемый срок". Последнее особенно критично в такой глуши, как техасский юг: детализированных карт для ориентации нет, а кататься по окрестностям чревато тем, что тебя засекут. Но что, если жертва будет в заранее известном месте? Да ещё при этом и достаточно беспечно себя вести станет? Например, на постоялом дворе форта-заправки.

А по всему выходило, что эту ночь Сандерс и Ко встретят в "Виргинском опоссуме", до которого примерно пять часов хода, если без остановок.

 

- Алекс засёк шифрованную передачу. Передача импульсная, нормально запеленговать не получилось, конус примерно градусов тридцать, - Рик двумя быстрыми движениями провёл линии на карте. - Дистанция не ясна, может, двадцать километров, а может все сто.

- Это вряд ли, Сандерс за "Опоссума" ехать не планировал, это все знают, - возразил Алекс.

- Маршрут колонны известен только узкому кругу лиц, - поджал губы Рик.

- Я тебя умоляю! Что знают двое, то знает и свинья! Вспомни, как на Донбассе хохлы прямо из окопов фото во "Вконтакте" выкладывали, а их потом наш-ш-ш-ш-ш... - Алекс вовремя вспомнил, что по легенде он ни разу не русский. В отряде это как бы секрет Полишинеля, но Билли уже отсосал бензин, не хочется повторять его путь. - ... родная, кхм, то есть, народная милиция по геотегам и накрыла.

Я незаметно показал большой палец гуру от связи, выкрутился. Тот изобразил, будто смахивает пот со лба.

- Да уж, к службе сейчас отношение не то, что раньше.

- Командир, ты не прав. Просто одно дело, от чужих инфу скрывать, другое - среди своих сболтнуть. Простой рядовой знает порой гостайн больше, чем иной генерал. Солдатский телеграф во все времена был, есть и будет. А тут и тайны-то особой нет, так, тайночка.

- Примем, что сигнал шёл из "Опоссума", - не стал спорить Рик. - Или из точки рядом с ним. Наша задача, разведать, не вызывая подозрений. Алекс, - это он мне, а не тёске, - вы с Евой на "Ниссане" и Греем с Билли на "Дефендере" поедете в форт. Ваша легенда: молодая богатая пара решила покататься по Техасу, для чего наняла двух охранников. Купите еды, топлива. Последнего берите много, баки под завязку, полдюжины канистр. Осмотритесь, что там и как. Мы с Алексом и Хелен обойдём "Опоссума" по саванне, станем здесь, - командир ткнул карандашом в пяти километрах восточнее заправки, на дороге в сторону Аппалачей. - Из форта выдвигаетесь на юг, в сторону Литл-Рока. Потом через саванну - к нам. Если заметите что-то подозрительное, за рацию сразу не хватайтесь. Связь только по зашифрованному каналу. Вопросы?

Вопросов не было, всё и так понятно. Перезарядили дрон, я настроил полётную программу, запустили пташку в полёт.

- Низко пошёл, видать, к дождю, - дежурно пошутил тёска.

- Лучше бы, как на Дерибасовской, обойдёмся сегодня без Брайтон Бич, - хмуро заметил Рик.

Мы двинулись к "Опоссуму". В воздухе повисло напряжение, сгущавшееся с каждым пройденным километром. Не знаю, как другие, но я отчётливо чувствовал - ситуация сегодня может разрядится только громом. Уж больно долго мы ждали появление противника, и по всему выходило, что здесь ему проявить себя сподручнее всего.

Ожидание удара порою хуже самой драки.

 

Год 27, 2 мая, четверг, почти вечер, форт-заправка "Виргинский опоссум"

Километров за пять до "Опоссума" замыкающие машины, в заранее разведанном с дрна месте, свернули в небольшую низину, убегающую на восток, и очень быстро скрылись из виду. Отряд разделился.

Форт впечатлял. Казалось, что за эту поездку на подобные сооружения я уже насмотрелся, ан нет, этот превзошёл все ранее виденные своей брутальностью. Площадь - едва десяток машин приткнуть можно, зато стены - полтора метра толщиной, высотой все три, да ещё и с крытым боевым ходом по периметру. По углам - башни, в лучших традициях, с коническими крышами из красной черепицы и бойницами во все стороны. Да это самый настоящий мини-замок!

Форт стоял в десятке метров от дороги, ворота - приветливо открыты. Над ними, в небольшой выносной башенке - скучающий мальчишка лет двенадцати, с биноклем на шее. Всё правильно, никакие стены не защитят, если бдительность не проявлять. Наши машины вкатились во внутренний двор. Справа, кабиной к стене, пара пыльных пикапов, древний квадратный "Форд-150" и новый "250-ый". Возле них мы и паркуемся. Выбравшись из машины, начинаю разминать затёкшее тело, оглядывая форт.

Тесно тут, едва ли полтора десятка легковых машин можно впихнуть, и то, если только занять всё свободное место, паркуясь бампер к бамперу. Донжон двухэтажный, окна узкие, словно бойницы, сейчас распахнуты настежь - значит, кондишена или нет, или не включён. В дальнем углу вяло вращает лопасти на тридцатиметровой высоте ветряк, качая воду и вырабатывая электричество. Оборачиваюсь к воротам и натыкаюсь взглядом на молодого наблюдателя, рассматривающего нас с настороженностью, смешанной с любопытством. Подмигиваю пацанёнку, тот несмело улыбается в ответ, но тут же бросает взгляд на вход в донжон, смурнеет и исчезает в своей башенке. Оборачиваюсь - в дверях стоит пара мужчин, автоматы за плечами, отсюда не видно, какие. В дополнение, у каждого на правом бедре открытая тактическая кобура. Одеты стандартно для этих краёв, гражданский милитари, как я его называю, этакий микс двух стилей.

Подходим, здороваемся.

- Добрый день, господа. Меня зовут Алекс, это моя жена Ева, - обмениваемся рукопожатиями.

- Грей, Билли, - представляются наши бодигарды.

- Гарри, Ларри, - в свою очередь называются заправщики. - Чем мы можем вам помочь?

- Нам бы машины заправить и канистры наполнить, - киваю на "Ниссан" и "Дефендер". - И обед, если есть.

- Ночевать будете?

- Нет, думаю, успеем до Литл-Рока добраться до темноты, тут вроде как не очень много осталось.

- Да, сорок миль всего, - кивает Гарри. - Подгоняйте машины к колонке номер два, ставьте канистры, мы всё сделаем. А вы пока можете пообедать, сегодня у нас рагу из антилопы и харчо, пальчики оближешь!

- Босс, вы отдыхайте, мы всё сделаем, - Билли забирает у меня ключи.

Наёмники уходят перегнать машины, а мы с Евой проходим внутрь. За толстыми стенами донжона прохладно и несколько темновато после яркого солнечного света. Помещение одновременно и кафе, и гостиная, и бар, и магазинчик: в одном углу четыре столика с пластиковыми, в красный горошек, скатертями, в другом пара полок со всякой мелочью от спичек и бумажных салфеток до пустых канистр и тормозной жидкости. Из неплотно прикрытой двери напротив входа тянет ароматом пищи, там явно кухня, на соседней двери нарисован писающий мальчик в натуральную величину, так что о её назначении гадать не приходится. Туда-то я и направляюсь.

Вернувшись из царства кафеля через пару минут, обнаруживаю Еву и наших сопровождающих за столиком у окна. Перед каждым дымится тарелка супа, ещё одна дожидается меня. Присаживаюсь, вооружаюсь ложкой - м-м-м, вкусно! Действительно, пальчики оближешь - после стольких дней на тушёнке и сухпайках, любое блюдо кажется божественным.

Замечаю, что за нами из-за стойки на противоположном конце зала украдкой наблюдает Гарри. Его напарника не видно, но стоило мне об этом подумать, как дверь кухни распахнулась, из неё показался пятищийся спиной Ларри, в руках - поднос с четырьмя тарелками рагу. В приоткрытую створку успеваю заметить худую и невысокую женщину с платком на голове и поварёшкой в руках. Тем временем Ларри, на полусогнутых, семеня, добирается до нашего стола, осторожно, словно в руках не рагу, а глицерин, ставит поднос на край. Помогаем ему разгрузиться, благодарим.

- Может, всё таки пива? - интересуется наш официант.

Билли демонстративно смотрит на меня.

- Спасибо, но нам ещё ехать, - вежливо отказываюсь.

- Лимонад? По такой жаре самое то, чтобы освежиться, - изображает улыбку Ларри.

Именно что изображает, глаза его выдают. Взгляд цепкий, оценивающий, немного давящий. В голосе тоже появился напор, словно Ларри продавец в магазине бытовой техники, а я лох-покупатель, которому надо непременно впарить самый дорогой телевизор с кучей ненужных ему функций. И я бы понял, если бы он меня раскручивал заправиться по полной, с местными ценами (один экю двадцать центов за литр, почти пять с половиной долларов по курсу!) это оправданно. Но не дешёвый домашний лимонад, и даже не местное пиво, галлон за экю.

- Боюсь, тогда слишком часто останавливаться будем, - киваю на Еву, улыбаясь.

- Девочкам нельзя терпеть, - поддакивает та.

- Что ж, дайте знать, если вам ещё что-то понадобится.

- Спасибо.

Ларри удаляется, я уже без аппетита ем рагу. Что-то паранойя разыгралась, аж кусок в горло не лезет. Осилив половину, отодвигаю тарелку, оставляю десятку на столе и выхожу на улицу. Под навесом у входа в донжон тень, но воздух прогрелся за день так, что сейчас это мало спасает.

У второй колонки пара мужчин заканчивает наполнять наши канистры, машины уже заправлены. Эти двое тоже с автоматами за плечами, в которых узнавались вполне обычные М16А2 "коммандо". От базовой комплектации они отличались наличием коллиматоров и ЛЦУ, плюс, родное цевьё заменили на кастомное, с планками Пикатинни.

На грани слуха хлопнула дверь на заднем дворе. Неспешно обхожу донжон против часовой стрелки, останавливаюсь на углу и делаю вид, что рассматриваю стену напротив. При этом всё моё внимание приковано к периферии зрения. У колонки под ветряком женщина, замеченная мною на кухне, наполняла ведро водой. Отлично, можно и пообщаться немного.

- Мисс, это вы готовили рагу? Оно божественно! - между нами метров тридцать, говорю громко и чётко.

Женщина поднимает взгляд от ведра, затем хмуро смотрит куда-то в сторону чёрного выхода. Дождавшись, пока тара наполнится, берётся за тонкую металлическую дужку и тащит свою ношу в донжон.

- Не за что, - бросает она угрюмо на прощание.

Какие-то они тут все неразговорчивые.

Минут через пять из донжона на солнышко выбирается вся наша компания и Ларри. Билли что-то увлечённо рассказывает заправщику, я ловлю только окончание его монолога:

    - ...она бежит в кабину водителей. И я ей такой вдогонку кричу: кофе с сигаретой не забудь! Весь автобус ржал!

    Ага, под столом лежал. Этой шутке, в разных вариациях, от стюардессы до проводницы, уже лет надцать. Ларри вместе с Билли ржут, аки кони. Или он не слышал этот бородатый анекдот, или просто из тех людей, которым шутка смешна даже после десяти повторов.

    - Сколько мы должны за топливо? - вспоминаю я, глядя на заправщика.

    - Я уже оплатила, дорогой, всё в порядке, - вместо Ларри отвечает Ева.

    - Так точно, - кивает всё ещё улыбающийся заправщик.

    Вот теперь глаза у него нормальные, как обычного человека, а не словно два прицела, выискивающие, куда бы ударить. Мысленно усмехаюсь своей паранойе: если очень захотеть, то в каждом втором встречном легко увидеть бандита и убийцу. Особенно здесь, в Техасе, где у многих за плечами староземельные горячие точки, а то и уже местные, эдемские конфликты.

    Расстались на хорошей ноте. Только цена на топливо немного впечатление подпортили. Нет, я понимаю, что в Эдеме и себестоимость добычи выше, и логистика дороже, да и охрана требуется почти на всех стадиях, от скважины до конечного потребителя, но всё же как-то неприлично дорого. Эффект скрашивает только "магия маленьких цифр" - в экю звучит не так страшно, как в долларах. Про рубли вообще молчу, лучше не переводить, а то потом спать спокойно не сможешь.

    - Мутные они какие-то, - едва отъехали мы от заправки, поделилась впечатлениями Ева. - Что-то в этом "Опоссуме" не то, только вот всё не пойму, что именно.

    - Они не семья.

    - Ты о чём? - приподнимает бровь девушка.

    - О том, что все форты-заправки держат семьи. Или небольшие коммуны. Ибо бизнес... специфический. Как и товар. Наёмные рабочие при заправке только в городах, на трассе - все свои. Это и экономически выгоднее, и удалённость от населённых пунктов свои условия диктует. Домой не наездишься, а своих перевезти - так коммуна и получается. И безопасность. Оставлять внутри периметра на ночь кого-то плохо знакомого, кто может или сам всех перерезать, или впустить подельников... Я бы не рискнул.

    - Пожалуй, ты прав, - согласилась Ева. - А ещё, в зале обычно только женщины и дети работают, мужчины - по топливу и ремонту.

    - Расскажем Рику, что видели, Грей с Билли свои впечатления добавят, и пусть он решает, что и как. Мы свою часть работы выполнили. Кстати, сколько я тебе за топливо должен?

    - Забудь. Не чужие люди, - отмахивается Ева.

    Я настаивать не стал. В дороге с приятелями мы обычно такие вопросы не поднимаем, кто может, тот и платит, если только суммы адекватные. Для Евы даже экю-двадцать за литр не деньги, её подобные расходы не то что не смущают, она их не замечает. На прошлой форт-заправке спокойно, как само собой разумеющееся, вложила десять экю за плитку самого обычного шоколада, и даже бровью не повела.

 

Год 27, 2 мая, четверг, вечер, в десяти километрах го-восточнее "Виргинского опоссума"

    Рика и компанию в итоге еле нашли. Ориентиров никаких, координаты по спутнику что наши, что их, не определить, пойди разбери, за каким именно холмом наши лагерь разбили. В итоге, Хелен нашла нас дроном, опустила "Саурона" на полсотни метров и "проводила" нас до точки сбора. Прикольная фича, ещё один способ использовать беспилотник, надо запомнить.

    - Дело ясное, что дело тёмное, - выслушав наши доклады, вынес вердикт командир. - Сразу, как вы уехали, мы засекли радиообмен между "Опоссумом" и неизвестным абонентом. Разговор у них был короткий, поэтому запеленговать направление на второй источник не удалось, но он где-то недалеко должен быть. И опять же, связь была шифрованная, для гражданских это не характерно.

    - Может, это paranoid ordinarius, - делится своим мнением Алекс. - В Эдеме это никак не регламентируется, скремблером может пользоваться любой.

    - Всё может быть. Но всё одно, надо предупредить Сандерса, пусть держат глаза открытыми.

    - А не проще ли вообще там не ночевать? - предлагает Хелен. - Тогда и гадать не придётся, мутные они или нет.

    - Не проще. Это последняя цивилизованная остановка в ближайшие полторы недели. Сложно объяснить людям, что они должны заночевать в двух шагах от горячего душа,  домашней еды и нормальных постелей.

    - Ну, с последним ты погорячился, там едва ли десяток коек найдётся, - возражает Алекс Рику.

    - Пусть и десяток, но они там есть. В общем, я пойду предупрежу Сандерса. Алекс, Хелен, вы пока сделайте подробную карту форта и всего в радиусе, скажем, пяти километров. И тщательно обыщите каждый овраг, холм и куст вокруг. Если противник собирается атаковать сегодня ночью, он должен быть где-то неподалёку. Я хочу, чтобы вы нашли их.

    Мне бы его уверенность. Пока что это больше похоже на чёрного кота Шрёдингера в тёмной комнате: он вроде там есть, а вроде - и нет его там. Если нашёл - молодец, но если нет - то или плохо искал, или он хорошо прятался, или изначально никого не было.
    Наверное, так параноиками и становятся.

Глава 22

Год 27, 3 мая, четверг, поздний вечер, в десяти километрах юго-восточнее "Виргинского опоссума"

Мы их всё таки нашли ещё затемно, в пяти километрах на северо-западе от "Опоссума". Десяток "Унимогов", половина с кунгами, половина в варианте грузовика, шесть четырёхместных пикапов с двумя безоткатки и столько же пулемётов в калибре 7.62мм.

- Из-за сетки сложно точно сказать, но похоже, у них пара миномётов, - Рик постучал карандашом по фото последней пары "Тойот". - Видишь, там ящики? Такие для миномётных выстрелов обычно используют, да и это тёмное пятно похоже на опорную плиту.

- Мне казалось, они хотят захватить груз, а не уничтожить его, - замечаю я.

- Им не обязательно всё брать, если часть груза пострадает, они это, думаю, переживут. Фугасное действие мины не такое уж и сильное, она больше осколками поражает. А выкурить наших, если те засядут в форте, миномётами проще всего. Десяток "посылок" во двор, и народ сам руки поднимет.

- Две сотни человек. Где только столько набрали? - даже представить себе эту толпу сложно.

Бандиты лагерь потому так далеко от "Опоссума" и разбили, что такое количество людей генерирует слишком много шума и запахов. А так в том направлении ни одной дороги, ни одного поселения, специально если не искать, то они там вечность могут на солнышке загорать и шашлыки из местных парнокопытных жарить. К сожалению, "Саурон" нашёл бандитов, когда солнце уже почти село. В видимом диапазоне только что и успели технику запечатлеть да общие планы. Численность уже считали по ик-снимкам, благо, с ними даже чутка проще, контрастные пятна "живых" объектов видны невооружённым взглядом.

Несмотря на не самое лучше соотношение сил не в нашу пользу, все были уверены, что победа будет за нами, и надеялись, что цена окажется слишком высока. Избежать драки? Теоретически, можно. У водителей есть ПНВ, колонна может и ночью двигаться. Только вот скорость будет никакой, противник легко днём нагонит, когда все будут измотанные и уставшие. Уж лучше бой принимать свежим и выспавшимся, да ещё за крепкими стенами. К тому же, кто предупреждён - тот вооружён. Бандиты ещё не знают, что их планы вскрыты, и им можно приготовить парочку сюрпризов.

- Билли, доставай свою хреновину, - скомандовал Рик.

Негр где был, там и застыл, не веря своим ушам.

- Да-да, теперь можно, - подбодрил его командир.

- Ну... это... э-э-э-эх! - Билли от избытка чувств забыл все слова всех известных ему языков, и выразил радость самым доступным способом - рванул с места в карьер.

Хлопнула дверца одного из "Дефендеров" наёмников, загремело, зашуршало, и через минуту перед нами предстало оружейное чудище.

- Ы-ы-ы-ы! - Билли радостно продемонстрировал свою хреновину.

- Что это за... монстр? - Хелен невежливо потыкала пальчиком в воронёный ствол.

- Это? Это моя пре-е-е-елесть! - к Билли наконец-то вернулся дар речи. - Американский автоматический гранатомёт "Марк 47 Страйкер". Сорокамиллиметровый красавец, способный послать свою любовь и тепло на две с половиной тысячи ярдов, с темпом пять раз в секунду!

- Выглядит тяжёлым, - заметила девушка.

- Да ну, какие-то сорок кило со станком, - играючи приподнял свою ношу негр. Прямо со станком.

- Он на спор гранату в форточку с четырёхсот ярдов кладёт, - похвастался достижениями товарища Алекс. - Я бы на месте этих недоделанных Билли Кидов ему с этой хреновиной не попадался. Он их один там уполовинит, и не вспотеет.

Глядя, как споро чернокожий наёмник споро раскидывает "Страйкера" на составные части, чтобы проверить состояние оружия перед боем, я охотно поверил своему тёске.

 

Год 27, 4 мая, пятница, ночь, в трёх километрах юго-восточнее "Виргинского опоссума"

- Алекс, кесарю - кесарево, слесарю - слесарево, - вежливо отказал мне Рик. - Ты лучше за девушками присмотри, разведку и целеуказание обеспечь. А мы уж там бандитов и за себя, и за тебя накрошим. Да, Билли?

Свою помощь в этом самом "накрошим" я предложил больше из вежливости и чтобы трусом не сочли. Но в бой не рвался -с меня стрельбы за последнее время хватит, сыт по горло. Хотите разведки и целеукзания? Их есть у меня!

- Отсосут бензин, не сомневайся! - Билли было почти не видно, только белозубая улыбка выдавала парня в ночи.

Луны сегодня не было, куцый молодой месяц почти не давал света, хоть рисуй картину "Ночью негры воруют уголь".

"Дефендеры" наёмников почти бесшумно растворились во тьме. "Саурон" уже был в воздухе, шёл перед машинами в километре впереди. "Теплак" почти не давал картинки рельефа, зато любая живность размером больше кошки была отлична видна. План был прост и незамысловат: подобраться на "Дефендерах" как можно ближе к противнику, оставить транспорт в укромном месте, сблизиться в пешем порядке на триста-четыреста метров. Во время вражеской атаки - ударить во фланг и тыл, расстроить порядки. В случае проблем - отступить к машинам, и дальше по ситуации. Плюс, провели минирование одного из вероятных направлений атаки бандитов, установив редкой цепью десяток "Клейморов". И даже малочисленные наблюдатели противника, наблюдавшие за фортом с почтительного расстояния, не помешали: их позиции были срисованы с помощью летающего "теплака" заранее, так что Рик и Билли знали о всех мёртвых зонах, которые враг не мог при всё желании видеть.

Мы с Хелен и Евой заперлись в моём "Дефендере". Девушки тихо посапывали, я пялился в выставленный на минимальную яркость экран ноута. Картинка - почти сплошная чернота, "тепловых" сигнатур почти нет, местность крупным зверьё не сильно обильна. Чтобы не скучать, полез свой же код рефакторить. Нет предела совершенству!

По ходу дела набрасывал список фич и фичулек, которых в софте не хватало, но способных пусть иногда почти незаметно, но улучшить жизнь оператора. Давно хочу научить "Саурона" сопровождать заданный объект, но всё никак не получается этот самый объект определять. Нет, если за слоном там каким проследить, или машиной, желательно - грузовиком, то дрон худо-бедно работает нормально. Да и то теряет цель в 10-15%. Но вот уже человек - большая проблема. Слишком низко опустить аппарат, чтобы получить изображение хорошего качества и, соответственно, максимально возможное количество точек для распознавания, нельзя. Дрон всё таки летает не бесшумно, да и угловые скорости тогда увеличиваются. А с высоты хотя бы в двести метров - "захват" никакой. Но есть идея совместить инфракрасную сигнатуру с обычным фото, и вести объект сразу по двум "каналам". Руки всё не доходили до этой фичи, а сейчас вот вроде как свободное время выдалось.

Из царства алгоритмов, библиотек и фреймворков мены вырвал слабый тоновый сигнал: дрон засёк большое скопление тепловых сигнатур. Сворачиваю среду программирования, вывожу на экран интерфейс полётной программы "Саурона". Ба, вот это толпа! Дистанция плюс-минус километр, и если бы не количество бандитов, "теплак" вряд ли что-то разглядел бы с такого расстояния. Отключаю автопилот, в ручном режиме подвожу "птичку" ближе. Счётчик в верхнем правом углу показывает цифру "207". Точность у этой фичи плюс-минус лапоть, но и так понятно, что противник выдвигается на исходные позиции, в пешем порядке.

"Противник на подходе, вижу две сотни человек", - уходит текстовое сообщение в зашифрованном виде. Забавная фишка у раций, оказывается, есть, можно СМС писать. Это, конечно, чуть медленней, чем голосом общаться, зато и засечь такую передачу почти невозможно, если заранее частоту не знать, импульс буквально десятки миллисекунд длится.

Получаю два "Принято", от Рика и Сандерса. Мы все на одной частоте, радиостанция оружейника служит ретранслятором, если с ней что-то случится, то связь подхватит аппаратура Алекса.

Стоп, а это что такое? Некоторые тепловые пятна явно структурированы. Словно людей построили в колонну по два, как в садике, когда детей на прогулку ведут. Я насчитал таких формаций шесть штук, по дюжине пар в каждой. Переключил изображение на обычную камеру, но, как и ожидалось, ничего не увидел. Ладно, какие выводы? Расстояние между этими колоннами метров по десять. Остальная масса бандитов движется вразнобой, но явно обтекает что-то между идущими строем. Логично, что там тащат авто. Двигатели включать не хотят, чтобы не выдать себя шумом, вот и впрягли людей.

"С ними шесть пикапов".

"Принято", "Принято, - вновь два ответа.

Прикидываю, расстояние до бандитов по положению дрона, кружащему над ними. До "Саурона" от нас семь километров, между нами и "Опоссумом" три. Значит, минимум полчаса, а скорее, больше, до выхода противника на рубежи есть. У БПЛА чуть больше половины батареи осталось, не хочется, чтобы в самый разгар действия пришлось его возвращать. Минут пятнадцать ещё пусть повисит, затем "дозаправлю" птичку, и потом уже до рассвета смогу барражировать. Благо, до него чуть больше часа осталось.

Интересно, что там у Сандерса в форте? Народ уже разбудили, пулемёты расчехлили?

По телу пробегает озноб, организм начинает вырабатывать адреналин. Хочется двигаться, что-то делать, куда-то бежать, сидение на месте - словно пытка.

Через полчаса "Саурон", уже со свежей батареей, вновь взмывает в небо. Зарядник запитан от аккумуляторов машины, так что к тому моменту, когда и в ней закончится заряд, её будет чем сменить. Быстро возвращаюсь в машину, как-то на улице неуютно, кажется, что вот-вот из темноты кто-то кинется. Обе дамы прикрывали меня, предварительно накрутив на свои "М4" глушители и нацепив на забавно смотревшиеся на них шлемы ПНВ. Но всё одно было стойкое ощущение, что стоит тебе отвернуться, как какая-нибудь гиена материализуется прямо за спиной. Они-то и днём умудряются на десять метров подкрадываться, хитрые твари.

Но всё прошло штатно, никого не сожрали, хотя извнервничались все изрядно.

"Проблемы. Половина команды не может проснуться", - приходит сообщение от Сандерса.

Оп-па! Но как?! Всех в "Опоссуме" заперли, едва колонна прибыла, к еде, чтобы чего не подсыпали, их не подпускали. "Крота", создававшего конвою задержки, повязали ещё до прибытия в форт, вычислили-таки засранца. Парня прессанули немножко, он сам во всём признался. Завербовали уже после того, как устроился к Сандерсу водителем. Схема банальная: пошёл в клуб, там предложили сыграть в покер. Алкоголь, девочки, немного дури. Парень влетел на десять штук экю. Пару дней погоревал, затем пришли добрые люди и предложили уладить дело с долгом за небольшую услугу. Убивать никого не надо, всего лишь задержать конвой так, чтобы тот был вынужден остановиться ночевать в "Опоссуме". Собственно, грамотному механику вполне по силам время от времени создавать мелкие поломки, на починку которых будет уходить не слишком много, но и не очень мало времени. "Крот" действовал с умом, свою машину не трогал, химичил на чужих. Но его всё равно спалили в итоге, благо, знали, кого надо искать.

Но вполне возможно, что в отряде затесался ещё один казачок. Который до поры до времени бездействовал. Причём оба могли не знать друг о друге, чтобы, если кого-то схватят, не спалить второго.

"На стандартных частотах помехи, ополчение из города не вызвать", - это уже Алекс.

Что ж, ожидаемо, бандиты тоже не идиоты, до Литл-Рока не так уж и далеко, поднять гарнизон и привести его сюда - часа два займёт, не факт, что форт так быстро будет взят. К тому же, противнику ещё и на сбор трофеев время требуется, так что лучший способ не оказаться между молотом и наковальней - не дать нам связаться с городом. Хорошо, что мы общими частотами в связи не ограничены, плюс, все рации имеют одну прошивку, а значит, в автоматическом режиме раз в N минут меняют частоту. Без нормальной армейской РЭБ такое помехами не забить, пока самодельный сканер нас найдёт, пока настроит глушилку - мы уже на другом канале.

Ладно, об этом всём пусть у командиров голова болит. Моё дело - авиаразведка и наблюдение.

В этот раз дрон не идёт сразу к противнику, завожу его на форт. Над "Опоссумом" сохраняю точку, поворачиваю в сторону бандитов. Те уже на исходных позициях, судя по движухе, ставят тяжёлое вооружение на прямую наводку, оборудуют позиции для миномётов. Вот последние-то мне в первую очередь и интересны. Стараюсь вывести дрона прямо над ними, но слегка промахиваюсь. В точке разворота сохраняю координаты, затем ещё раз - уже над миномётами. Получился треугольник, самая длинная сторона которого мне и нужна, указать дистанцию (примерную, всё таки точность у инерциальной системы так себе) и, главное, направление. Бандиты не дураки, миномётную позицию за холмом устроили, без авиаразведки не обнаружить.

"Миномёты на 268 градусов от форта, дистанция тысяча двести десять метров, плюс-минус".

"Принято".

Затем облетаю остальные огневые точки. Правда, полной уверенности, что засёк только нужное, нет, ориентируюсь по скоплению противника: если на теплаке две-три фигуры чуть ли не плечами прижимаются, значит, там что-то типа пулемёта должно быть, иначе смысла скапливаться нет, между простыми пехотинцами обычно три-четыре метра. Проще всего с машинами. Хоть их самих и не видно, вот тепловые пятна, обтекающие их, очень красноречивы. Снимаю дистанцию и направление на всё, что кажется подозрительным, отправлю Сандерсу.

"Принял. Хорошая работа, спасибо".

Доброе слово и собаке приятно.

"Мы начинаем", - пришло через пару минут.

Логичное решение. Лишившись половины защитников на ровном месте (временно или нет, не знаю), стоит попытаться воспользоваться внезапностью, и ударить первым. Хуже точно не будет.

В "Дефендере" далёкие взрывы были похожи на хлопки, с которыми лопают пузырчатую плёнку. На экране ноута в инфракрасном диапазоне эффект от мины тоже выглядел безобидными вспышками, словно на секунду кто-то зажигал костёр, и тут же тупил его.

"Левее двадцать, ближе сорок", - даю поправку.

"Хлоп-хлоп", - доносится через тридцать секунд.

"Правее десять, дальше десять", - ориентируюсь по миномётному расчёту, который пока не разбежался.

"Хлоп-хлоп".

"Накрытие, работайте".

Вражеский расчёт разбежаться не успел, выжил только один, самый сообразительный: уже после второго залпа, лёгшего недолётом, он рванул куда глаза глядят. Остальные были не такими сообразительными.

По рядам противника прошло движение, началась беспорядочная стрельба. Пехота бандитов залегла на восьми сотнях метров, с такой дистанции разве что в сам форт попасть можно, да ещё ночью. Рявкнули безоткатки: пикапы выкатили на гребень одного из холмов на прямую наводку. Во двор снаряд забросить проблема, но работать по бойницам на стене вполне реально. Правда, с корректировкой проблемы, в "Опоссуме" ни единого огонька, всё, что видят бандиты, это просто большой чёрный силуэт.

Миномёты Сандерса перенесли огонь на пикапы. Накрыли с четвёртого залпа, близким разрывом ранило или убило расчёт одного из орудий, но сами машины, судя по всему, сильно не пострадали, почти сразу же ушли на обратный скат холма. Скатившись к подножию, остановились - теперь в теплак отлично были видны разогревшиеся двигатели, стало возможным наводиться не только по экипажу. Вокруг машин началась движуха, искали замену раненым, осматривали повреждения.

Скопилась толпа человек двадцать, и тут от нас вновь начали лететь "посылки". Первый же залп лёг близким разрывом, затем второй, третий. Большинство бандитов кинулось в рассыпную, с полдетсяка остались лежать, кто-то неподвижно, кто-то слабо шевелясь. Миномёты сделали ещё пять залпов, добившись прямых попаданий по машинам, либо разрывов буквально у колеса. Даже если орудия и уцелели, то ввести их в бой сегодня вряд ли получится.

После этого миномёты Сандерса надолго замолчали - тратить дорогие и, главное, дефицитные мины на рассредоточенную пехоту было не очень рационально.

Противник, понимая, что артиллерийскую дуэль он проиграл, толком не причинив нам урон, пошёл в атаку. Бандиты начали перебегать небольшими группками, держа дистанцию в десять-пятнадцать метров между соседями и шеренгами. Пока одни меняли позицию, остальные подбадривали себя беспорядочной стрельбой куда-то в сторону форта. Огонь никакого вреда защитникам не причинял, но и отвечать эффективно конвойщики эффективно не могли: даже самые лучшие ночные прицелы эффективны до четырёх сотен метров. Форт отвечал скупо, работали одиночными, да пулемёты иногда выпускали короткой очередью два-три патрона.

Бандитам оставалось с полкилометра, когда на правом фланге начали рваться "Клейморы". Я засёк три вспышки с разницей в 10-15 секунд. Непосредственно от мин пострадало не так уж и много людей, больно уж порядки у противника были разреженные. Но народ поддался панике, рванул налево, уходя с опасного направления. И скучился в итоге достаточно, чтобы стать отличной мишенью для АГС. Чего Билли с Риком, проводя минирование, и добивались, помимо прямого урона.

Стрельба из АГС выглядит и звучит вполне безобидно. Не очень громкий "тук-тук-тук-тук" и почти никаких вспышек. Когда слышишь, что этот агрегат имеет калибр 40мм, то ожидаешь гораздо большего. Но вот эффект был на "пять": цепь взрывов за считанные секунды накрыла скучившуюся группу атакующих, почти никого не убив, но ранив почти всех, кто попал под огонь. Стоны нескольких десятков человек, внезапность атаки, мины - часть бандитов на правом фланге и в центре дрогнула, побежала, став лёгкой добычей снайперов и пулемётчиков.

    Казалось, что силы противника деморализованы и вот-вот отступят, потеряв артиллерию и треть состава убитыми и ранеными. Но впечатление это было обманчивым, противника всё ещё было в разы больше, чем нас, и его "офицеры" держали ситуацию под контролем. Пока Рик, Билли, Грей и Алекс, устроившись на вытянутом с юго-востока на северо-запад бугре, сеяли хаос, панику и смерть на правом фланге, бандиты на левом подошли к форту на двести-двести пятьдесят метров. Лёгкая стрелковка с этой дистанции уже работала достаточно прицельно и эффективно, плюс пять-шесть пулемётов, и защитники начали нести потери, а к бойницам стало почти невозможно подойти.

    А потом на поле боя появились вражеские пикапы, и весы качнулись в сторону бандитов. Пара "Тойот" выскочила на гребень холма в трёхстах метрах слева от наёмников и тут же открыла огонь из пары 7.62-мм пулемётов. Парни были вынуждены ретироваться на противоположный, юго-восточный склон. Укрытие едва вместило всех четверых. Центр противника, больше не имевший помехи на фланге, да и по фронту почти не обстреливаемый, приготовился к рывку, под стены форта.

    Где-то на левом фланге противник наводил на защитников снятое с одного из разбитых пикапов безоткатное орудие.

    Ситуация с каждой минутой становилась всё менее радужной.

    - Ева, мне нужен твой "Ниссан", - я развернулся и протянул руку назад, за ключами.

    - Лёша...

    - Давай не будем спорить. Я знаю, из меня так себе боец, и один дополнительный ствол мало что изменит. Но я себе никогда не прощу, если буду отсиживаться в стороне. Надо попробовать хотя бы вытащить Рика и ребят!

    - Я всего лишь хотела попросить тебя быть осторожным, - девушка протянула брелок. - Если поймёшь, что... ну ты понял. То возвращайся немедленно. Не надо геройствовать.

    - Попробую прикрыть парней, не больше, - пообещал я, выскакивая из "Дефендера".

    Открыв кормовую дверь, начал споро собираться. Снял со шлема ПНВ, поменял на разгрузке почи под магазины "Ремингтона", высыпал из подсумка для рассыпухи "пятёрку" и наполнил её 7,62 на 51. Проверил, на месте ли аптечка. На всё про всё ушла пара минут, спасибо "МОЛЛЕ".

    - Хелен, на тебе "Саурон". Минут через пятнадцать будет уже достаточно светло, переключайся на 4к камеру. Я перевёл рацию на работу голосом, канал зашифрованный, но старайся докладывать только по делу и кратко, как мы тренировались, хорошо?

    - Не волнуйся, я справлюсь, - ободряюще улыбнулась француженка.

    - Даже не сомневаюсь, - я закончил собираться, попрыгал, проверяя, удобно ли всё сидит, остался доволен.

    Не удержался, и обнял сперва одну, затем - вторую, резко отстранился, подхватил винтовку и быстро пошёл к "Ниссану". Если я задержусь здесь хотя бы ещё минуту, то уже не найду в себе сил ехать к форту: если честно, я трусил, как никогда в жизни.

    Предложи мне кто сейчас сунуть голову в пасть дикому льву, я бы согласился: как-то шанс на то, что всё обойдётся, казался мне более реальным.

Глава 23

Год 27, 4 мая, пятница, утро, окрестности "Виргинского опоссума"

Мне казалось, что прошла вечность с того момента, как парней прижали пикапы с пулемётами. Пока собрался, пока машину сменил, пока доехал - их там десять раз должны были убить. И только потом, после того, как всё закончися, я с удивлением обнаружу, что перестрелка, забравшая жизни почти сотни людей, длилась больше четырёх часов. Что не очень вяжется с навязанным голливудом темпом: бац-бац, и горы трупов!

Повезло, что Ева шмоточницей не была, пара чемоданов с одеждой - вот и весь багаж. Так что "Ниссан" шёл быстро, уверенно, легко. По дороге я ехать не рискнул - если противник не совсем идиот, то выставил вдоль грунтовок наблюдателей. Так что пришлось попетлять между холмов, благо, "Саурон" затемно успел тут всё закартографировать. Распечатать это богатство было не на чем (заметка на будущее - купить цветной принтер!), но на память я пока не жаловался, более-менее рельеф зафиксировал.

Подъезжая с юго-восток к "Опоссуму", услышал приглушённые взрывы. Судя по сдвоенному звуку, работали миномёты. Машину оставил в каких-то жиденьких кустах примерно в километре от бугра, где Рик с парнями отбивались от бандитов. "Ремингтон" в руки и дальше бегом.

"Алекс, это "Саурон", приём. На одиннадцать часов от тебя группа противника, десять-двенадцать человек, двигаются на восток, дистанция 400-500 метров".

А Хелен молодец, грамотно докладывает.

"Алекс принял".

Если бандиты впереди и слева и идут на восток, то это может значить только одно: обходят наёмников с тыла.

Парни всё таки заставили пикапы отступить: Билли филигранно накрыл их полудюжиной выстрелов навесом, прямо со ската бугра по целеуказанию Грея. Непосредственная угроза группе пропала, но противник, зная, где засели наши, решил воспользоваться численным преимуществом: пока одна группа не давала парням высунуться из-за бугра, другая обходила их по широкой дуге. И я как раз должен выйти им в тыл. Только бы успеть.

Принимаю левее, ориентируясь на небольшой пологий холм, бегу со всей дури. "Саурон" где-то над нами, Хелен предупредит, если рядом окажутся враги, можно двигаться, не особо заморачиваясь собственной незаметностью. Эти триста метров показались тремя километрами, хоть уклон и не большой, но длинный. Ноги забились, дыхание с хрипотцой.

"Кто-то мало спортом занимается", - ворчит Разум.

За пару шагов до вершины падаю на землю и осторожно подползаю к краю.

"Зато налокотники-наколенники не забыл купить!" - оправдывает меня Эго.

Осторожно выглядываю: вот они, голубчики! Поднимаются на взгорок прямо передо мной, метров сто пятьдесят - двести, ещё полминуты, и нашим в спину смогут стрелять. Наёмники сообщение Хелен тоже слышали, должны были приготовиться. Но, во-первых, бандитов дюжина против наших четырёх, всех сразу не снимешь. Во-вторых, противник и по фронту наших давит, так что все за тылом смотреть не смогут. В-третьих, парни не могут с точностью до метра предугадать, где появятся бандиты, так что первый выстрелом явно не за ними. И последнее: наёмники залегли на склоне, обращённом в эту сторону, укрыться от атаки со спины негде, а вот враг будет прятаться за срезом верхушки.

Все эти мысли пронеслись табуном за секунды, что я раскладывал сошки и пристраивал "Ремингтон" перед собой. "Люпольд" скачком приблизил бандитов, до них метров сто пятьдесят, плюс-минус, винтовка пристреляна на триста. Прямой наводкой не получится, поправка примерно в 1.5 МИЛ-дота. Пока всё это вычисляю, смотрю в прицел, анализирую картинку.

Бандитов двенадцать, но их можно чётко поделить на две группы. Одна, самая многочисленная, восемь человек, вооружена кое-как и в целом своим видом напоминает каких-то басмачей. Я не специалист, но уж больно винтовки у них немодные, что-то вроде FN-FAL, только на вид словно в Китае сделаны. Одеты  "ополченцы", как я прозвал эту группу, в простенький потёртый камуфляж с элементами гражданки, без касок, вместо разгрузок - холщовые сумки по бокам бьют. Несмотря на плохую амуницию, идут первыми. А вот замыкающая четвёрка рядом с ними смотрится как солдаты будущего: шлемы с ПНВ, плейт-керриеры с кучей подсумков, небольшие тактические рюкзаки за плечами, про оружие уже упоминал, не самое дешёвое. Да и держатся они чуть сзади и на флангах, парами, словно пастухи, перегоняющие стадо.

Так-так-так. Что-то мне это напоминает. Налёт на ярмарку месяц назад, когда ночью перестрелка была. Полтора десятка гондурасцев, простых работяг, перебросили в Эдем "контрабандой" и заставили участвовать в разбое, пригрозив, что иначе их родных на той стороне убьют. Всем этим здесь, в Эдеме, заправляли "гринго", тоже увешанные всяким тактическим словно новогодние ёлки гирляндами. И когда мы таких пот "пастухов" перебили, то гондурасцы тут же сдались.

"Рик, это Алекс, приём. Наблюдаю противника, от вас на восток примерно, я у них за спиной. Постараюсь прижать их."

"Понял тебя. Отправляю Алекса, друг друга не перестреляйте".

Ловлю в прицел спину замыкающего на левом фланге, чуть выше тактического рюкзака. Нажимаю спуск, винтовка, хоть и с глушителем, звонко бьёт выстрелом по ушам, противника бросает вперёд, готов. Перевожу перекрестье чуть выше, на его напарника, который ещё не понял, что произошло, разворачивается на звук. Выстрел. Этому досталось в бок, завалился, чуть съехал вниз по склону.

"Ополченцы" попадало на жопы, кто умнее, попробовал залечь, хотя где ты там спрячешься. Крутят голова, тычут стволами во все стороны. У кого-то нервы не выдержали, зачастил одиночными куда-то влево от меня, его тут же поддержали остальные. Бьют неприцельно, фонтанчики земли вздымаются по всему склону, половина выстрелов в небо уходит.

"Гринго" оказались умнее, скатились к подножию взгорка, залегли в жидких зарослях антилопьей травы. В мокрый сезон она до пары метров вымахивает, но сейчас её размеры гораздо скромнее. За пару месяцев лета её неплохо проредили те самые антилопы, в чью честь траву и назвали. Спрятаться-то спрятались, но любое их шевеление с моей позиции было хорошо видно, по зелёному ковру словно ветер пробегал там, где противник пытался ползти. Трачу пять патронов на одно такое колышущееся пятно, остаток магазина - на второе, и перезаряжаюсь.

В этот момент латиносы, опустошив магазины, начинают бежать. Сперва один, крайний левый, за ним второй, третий, и вот уже через несколько секунд сверкают две дюжины пяток. Одному из залёгших в траве гринго такой манёвр "соратников" пришёлся не по душе, он выпустил очередь, вторую. Пара дезертиров кулями покатилась по склону, но вот реакция остальных удивила и стрелявшего, и меня. Большинство лишь поднажало, но несколько замыкающих, только задумавшихся об отступлении, вскинули винтовки и обрушили ливень свинца на чахлую травку. Во все стороны полетели ошмётки зелени и кровавые брызги.

Я поймал одного из латиносов в прицел, но стрелять не спешил. И оказался прав.

Один из "смелых", как я их обозначил, сложил руки ладонями и что-то прокричал вслед убегающим собратьям. К моему удивлению, те послушались, остановились, замерли в полоборота, напряжённые, готовые в любой момент вновь удариться в бегство. "Командир" прокричал что-то ещё, затем поднял винтовку над головой двумя руками, интернациональный жест "сдаюсь", кивнул а мой взгорок. Остальные последовали его примеру. Интересный поворот!

Тщательно обшарив в прицел всех сдавшихся и убедившись, что гранат или пистолетов у них не видно, встаю и начинаю спускаться. Винтовку у плеча, ствол смотрит чуть вниз, дорогу выбираю так, чтобы рядом всегда было какое-то укрытие.

"Рик, это Алекс. Взял шесть пленных, остальные уничтожены, приём."

"Рик Алексу. Хорошая работа. Помощь нужна? Приём."

"Помощь была бы кстати. Я без понятия, что с ними делать. Приём."

"Алекс скоро будет. Конец связи".

Пройдя половину пути, понимаю, что уж больно широко по фронту стоят латиносы, мне уже трудно за всеми уследить. Левой рукой машу крайним, мол, господа, не соблаговолите ли кучнее стать. Те оказываются понятливыми, всё так же с винтовками на вытянутых руках, кучкуются возле своего "командира". Показываю, чтобы бросили оружие, латиносы послушно складывают свои FN FAL кучкой, медленно, словно там у каждого гремучая змея или бутылка глицерина, снимают набедренные сумки с запасными магазинами. Через минуту передо мной шесть обычных гражданских, их даже за беженцев можно принять: небритые обветренные лица, пыльная затасканная одежда, разбитая обувь, руки в ссадинах и мелких царапинах. Так и не скажешь, что это бандиты с большой дороги.

Взгляды, словно у загнанных животных, только один, тот самый "командир" смотрит нормально, как равный на равного. С характером парень, считай, всех своих спас. Я не убийца, но дать им уйти не мог , пришлось бы в спины стрелять. Это сейчас они бегут, а через минуту, кто знает, из-за куста в тебя будут стрелять.

Над гребнем бугра, за спинами пленных, появляется мой тёска. Заметив нас, быстро спускается, держа оружие наготове. Вместе конвоируем латиносов к Рику. Где-то слева от нас идёт вялая перестрелка наёмников с бандитами, бой уже длится больше часа, все экономят патроны, работают одиночными. Вокруг форта всё тоже стихло, противник не накопил критической массы, чтобы и под стены подобраться, и бойницы надёжно под обстрелом держать, его центр разбит и рассеян.

Наши же не могут работать миномётами так близко, а применение огнестрела сопряжено с большим риском, стоит только в какой-то бойнице тени мелькнуть, как бандиты с двух сотен метров засыпают её десятками выстрелов. У защитников уже пятеро убитых и в два раза больше раненых, а половина конвойщиков и вовсе до сих пор от действия неизвестного вещества не отошли. Разбудить их в итоге сумели, но люди пока что вялые, соображают плохо, слабость в конечностях, словно после затяжного гриппа.

Рик встречает нас на полпути, выслушивает мой доклад.

- Молодец, хорошо сработал, - скупо кивает наёмник. Затем его взгляд перебегает на группу латиносов. - А на счёт этих архаровцев... Пленными нам сейчас заниматься некогда. Связать и оставить их без присмотра я тоже не могу. Придётся в расход пускать.

Пленные по-буржуйски ни в зуб ногой, я уже пытался с ними общаться, пока Алекса ждал. Так, пару-тройку слов знают, самых простых. И то у меня сложилось впечатление, что они больше на интонацию и мимику ориентировались, чем на сказанное. Но тут по бледным лицам вижу, что свою судьбу они отлично понимают. Да и как-то не по-человечески это. Их, по факту, заставили во всём этом участвовать. По крайней мере, большинство их них.

- Рик, они одного из гринго добили, когда поняли, что я по ним не стреляю. Мне кажется, парней можно с пользой использовать.

- Это как?

- Пусть вернуться к своим и расскажут, что мы к ним претензий не имеем. Более того, мы готовы им помочь избавиться от гринго. Но они должны сами повернуть оружие против бандитов, тогда мы поддержим их.

- Хочешь взбунтовать этих? - Рик кивает на пленных.

- Почему нет, они уже подняли руку на хозяев, - пожимаю плечами. - Так пусть и остальным донесут эту мысль. Перебьют гринго и могут убираться на все четыре стороны. Мы не власть, ловить их не станем, а юг большой, найдут, где приткнуться.

- Без "айдишек" они до первого блокпоста только и доедут.

- Это уже их проблемы. В любом случае, это хоть какой-то шанс уцелеть, - возражаю. - Даже если они каким-то чудом возьмут форт, то выживших сперва на погрузке-разгрузке загоняют, а потом в расход пустят. Ну, может, оставят самых отмороженных, кто уже втянулся в это ремесло. Но большинство обычные работяги, "мясо".

- Можно попробовать, - после некоторых раздумий соглашается Рик. - Ладно, решено. Зашлём парламентёров. Хуже точно не будет.

Наёмник толкнул перед латиносами минутную речь на испанском. Лица у тех стали недоумёнными, стоят, глазами лупают. Только самый бойкий, Карло, что прикончил гринго, рискнул пару вопросов задать. Рик разжевал, углубил, уточнил.

- Sí, y también puedes tomar un arma, - завершает инструктаж наёмник. Латиносы чуть ожили, их заводила вообще орлом на всех смотрит, мол, сейчас мы этим гринго покажем!

- Я им разрешил своё оружие обратно забрать. Если вернутся без винтовок, это будет выглядеть подозрительным, - отвёл меня в сторону Рик. - Ещё расстреляют, как дезертиров. Вы с Алексом проводите их до того места, где ты их в плен взял, проследите, чтобы они в нужном направлении ушли. Запроси у Хелен сопровождение, пусть их до лагеря доведёт.

Раздав инструкции, наш командир бегом взбирается на бугор, где Билли и Грей ведут вялую стрельбу куда-то в сторону противника. Пикапы врага отступили, теперь бой шёл между пехотой, но дистанция - порядка полукилометра, огонь был скорее беспокоящим с обеих сторон, чем рассчитанный на какой-то эффект.

Лёгкой трусцой возвращаемся к сваленным в кучу FN FAL и холщовым сумкам. Пока латиносы вооружаются и экипируются, Алекс обходит тела гринго, подбирает рации. Хлопает одиночный выстрел - видимо, тёска посчитал кого-то недостаточно мёртвым. Латиносы от хлёсткого звука дёргаются, но, проследив взглядом куда смотрит пистолет моего напарника, расслабляются, один сплёвывает зло и что-то бормочет. Наверное, желает добитому персонального котла в аду или сковороду без антипригарного покрытия.

- Эй, амигос, komm zu mir, - Алекс подзывает Карлоса.

С помощью жестов и такой-то матери, наёмник объясняет латиносу свою идею: рации противника прошиты так, чтобы их своя же глушилка не делала бесполезным куском пластика. Алекс проверил, все аппараты рабочии, так что мы сможем через них какую-то связь поддерживать. Только канал сменил на всех девайсах, дабы с противником не пересекаться, а то ещё подслушает нас ненароком.

- Regala dos walkie-talkies, caballero, - просит Карлос перед уходом.

Алекс, чуть помявшись, отдаёт парню ещё один аппарат.

    Убедившись, что латиносы ушли к своим (Хелен подтвердила, что, исчезнув за очередным взгорком, те не разбежались и не повернули обратно, нам в спину стрелять), бегом возвращаемся к Рику.

- Эх, мне бы часика три-четыре, прошивку слить с этого аппаратика, - размечтался на ходу Алекс. - Там же график смены частот, протокол шифрования... Я свою аппаратуру так настроил бы, что они и слова пикнуть не успевали бы, а если и успевали, то у нас на виду... Ладно, слушать их сможем, и то хлеб.

Рассказали Сандерсу о нашем бредовом плане подбить на бунт латиносов, уговорили убедить защитников форта стрелять только по самым "тактикульным" бандитам. Пока суть да дело, рассвело. Билли, Грей и Рик ушли к "Дефендерам", пополнить боекомплект к "Стайкеру" и сменить позицию. Наша лёгкая артиллерия должна на машине объехать противника с тыла с тем, чтобы, когда латиносы начнут действовать, поддержать их хоть каким-то огнём. Мы с Алексом остались на бугре, присматривать за правым флангом бандитом и центром, чтобы противник не смог безнаказанно подтянуть на этих направлениях свои силы к форту.

"Это Хелен. У дрона садится батарея, минут пятнадцать будете без разведки".

"Принято".

Один из законов Мерфи говорит, что если что-то неприятное может случиться, то произойдёт это в самый неподходящий момент.

"Саурон" ушёл на перезарядку.

Рик, Билли и Грей только-только начали объезжать бандитов по большой дуге, заходя с северо-запада.

Мы с Алексом снаряжали пустые магазины, посматривая по сторонам, уделяя особое внимание левому флангу, откуда один раз уже выскочили пикапы противника.

Защитники форта были измотаны, из тех, кто мог держать оружие, половина имела раны той или иной степени тяжести, а наблюдение велось только за западом, где к форту ближе всего подступали холмы.

"Всем приготовиться, телеги пошли", - раздаётся из рации противника.

Загоняю недоснаряжённый магазин в поч (нижний левый, запомнить!), прикладываюсь к "Ремингтону". Осматриваю поле, где залегли бандиты, поверх прицела, затем взгляд перебегает дальше, на холмы.

Суслики - самые осторожные животные. Они становятся на задние лапки и смотрят вдаль: не бежит ли лиса? Не летит ли орёл? Не ползет ли змея? И самые наблюдательные из них получают бампером в лоб...

С востока на полной скорости неслись четыре "унимога". Когда мы их заметили, между машинами и "Опоссумом" было не больше пяти сотен метров.

"Сандерс, противник с востока!" - кричит в рацию Алекс, вскидывая автомат.

Я перетаскиваю "Ремингтон" слева направо, судорожно ловлю в прицел кабины. Из-за туч пыли и большой угловой скорости ничего толком рассмотреть не удаётся. Но один чёрт, точной дистанции до машин я не знаю, так что о поправках и прочих премудростях можно забыть, начинаю стрелять, полагаясь на интуицию и удачу. Рядом звонко хлопает "эмка" Алекса, но разобрать, попадаем мы или нет, невозможно. Кажется, почти у самой стены один из "Унимогов" вильнул, но из-за нашего ли огня, или просто повело юзом из-за резкого торможения, непонятно.

Со стороны форта успели дать всего одну очередь.

Из кузовов "Унимогов" посыпались, словно горох из стручка и такие же одинаковые с этого расстояния, гринго вперемешку с латиносами. За стену тут же полетели вперемешку "слезогонки" и светошумовые гранаты, дезориентируя защитников и выигрывая нападающим время. Сейчас бы Билли с его хреновиной сюда, накрыть всю эту шоблу одной очередью!

В темпе меняю магазин, рядом перезаряжается Алекс, но противника догоняет облако пыли, и ничего, кроме контуров машин, разглядеть не получается. Я всё равно опустошаю магазин куда-то туда, молясь всем богам, чтобы хотя бы каждая вторая пуля нашла свою цель.

Краем глаза замечаю, как на поле вскакивают и во весь опор несутся к "Опоссуму" латиносы. Их немного, десятка четыре, но почти все защитники сейчас на противоположной стороне, некому скосить эту набегающую волну. Замечаю, как несколько пар тащат складные лестницы. Какой-то сюр, словно средневековая пехота на штурме замка.

"Carlos, toma acción! Inmediatamente!" - даёт команду к началу "восстания" Рик.

Эх, парой бы минут раньше! Смотришь, это дезорганизовало бы противника, сбило бы ему темп, настроение и мораль. Но сейчас уже поздно, к восточной стене уже приставлены стены и наверх спешно лезет "мясо", вот-вот тоже самое будет и у западной.

"Саурон в воздухе. Держитесь, мальчики, скоро буду над вами!"

- Поздно пить боржоми, если почки отказали, - хмуро замечает Алекс, меняя очередной магазин.

Внезапно один из несущих лестницу падает, словно подкошенный. Его напарник от неожиданности натыкается на лестницу, передний конец которой упёрся в землю. Затем похожая судьба постигает ещё одних "штурмовиков", только в этот раз впереди идущего буквально бросает в бок, во всю сторону летят кровавые ошмётки. А через пару секунд откуда-то с севера доносится гром, затем, чуть погодя, второй. Порядки бандитов расстраиваются, некоторые латиносы падают, другие пытаются бежать. Между ними мечутся гринго, пытаясь пинками заставить своё "мясо" идти вперёд.

У восточной стены разгорается перестрелка, сошедшиеся почти в упор противники поливают друг друга длинными, на полный магазин, очередями. И как-то быстро, буквально за минуту, стихает.

Пыль вокруг "Унимогов" наконец-то улеглась, и в "Люпольд" стало видно, что бандиты на стену так и не взобрались, а все трупы - с этой стороны.

- Кажется, у Карлоса получилось, - задумчиво рассматривает открывшуюся картину Алекс через оптику. - Я только одно не понял: а кто с севера-то стрелял?

Вопрос интересный. А действительно, кто это такой меткий и винтовкой пятидесятого калибра так вовремя нарисовался?

Глава 24

Год 27, 4 мая, пятница, утро-день, форт-заправка "Виргинский опоссум"

Вокруг и внутри форта кипела работа.

Хелен с Евой хлопотали вокруг раненых: меняли наспех наложенные во время боя повязки, поили\кормили особо тяжёлых, помогали им сходить "попудрить носик" и всё такое прочее. Девушки сперва удивили всех своим появлением (никто же в колонне вообще о нас не знал), а затем ещё раз, когда добровольно вызвались взвалить на себя не самую приятную работу.

Пленных и добровольно сотрудничающих латиносов (микс из перуанцев, бразильцев, эквадорцев - почти из каждой страны Южной Америки нашёлся хотя бы один представитель) запрягли собирать погибших и трофеи. Тела складывали под спешно сооружённом из подручных средств навесом, как временная мера, до прибытия шерифа из Литтл-Рока, оружие и боеприпасы бандитов - просто под открытым небом. Сортировать всё это (и погибших, и трофеи, и самих пленных) решено было потом.

Четыре десятка уцелевших латиносов работали на совесть, некоторые - за страх. Не все там были овечками, кто-то в бандах ещё на Земле состоял и сюда добровольно эмигрировал, другие уже на месте решили опробовать волчью шкуру. Дабы эксцессов не было, разоружили их всех скопом, а присматривать  поставили конвоиров, что провалялись в отключке горячую фазу боя.

- Эти парни в бою не участвовали, они сохранили холодные головы на плечах, меньше латиносов задирать будут, - здраво рассудил Сандерс. - Да и мы за ночь подустали, пусть теперь Спящие Красавицы поработают.

Исключение сделали только для Карлоса. Парень, по сути, организовал восстание, сумел убедить людей, что лучше рискнуть нарваться на выстрел в упор, чем подставлять головы под пули конвойщиков. В итоге из гринго, к сожалению, никто не выжил. Латиносы, получив команду начинать, просто озверели. Кого из бандитов сразу не пристрелили, то потом прикладами забили, пока люди Сандерса толпу не успокоили.

Всего под стенами и в полях полегло почти две сотни человек, против восьми защитников форта. Ещё двое наших скончалось к обеду от полученных ран. Стены заправки были испещрены пулевыми отверстиями, бойницы разбиты и закопчены, везде валялись гильзы, осколки гранат и мин, обрывки перевязочных пакетов, какие-то тряпки, бывшие ещё недавно чьей-то одеждой. И везде, куда не глянь, чёрные пятна и проплешины, от взрывов и крови.

 

- Дэн Браунинг вызывает "Опоссум", приём... Дэн Браунинг вызывает "Опоссум", приём... - забубнила рация на общем канале, как только Алекс вырубил глушилку бандитов. Судя по интонации, это была зацикленная запись.

- Браунинг, это "Опоссум", слушаю вас, приём, - с нашей стороны в эфир вышел Рик.

- Дэн Браунинг вызы... Кхм, да. - с той стороны послышались шорохи, эфир выдал короткое шипение. Видимо, выключали запись. -  Браунинг на связи. Мы на севере от вас, я и Джордж МакКоннелл. Мы внештатные сотрудники Ордена. Услышали, что вы у вас тут вечеринка, решили заглянуть на огонёк. Сейчас спустимся к вам с севера, чёрный пикап. Не стреляйте, окей?

- Один чёрный пикап, с севера. Принял. Обозначьте себя, мои люди встретят вас. Здесь на поле разбросаны игрушки, не хочется, чтобы вы споткнулись. Конец связи.

"Хелен, посмотри, что там за парни, приём."

"Вас поняла, две минуты. Приём".

- Алекс, Грей, Алекс, - закончив радиообмен, обратился Рик к нам. - Берите "Дефендер", встретьте гостей. Убедитесь, что они те, за кого себя выдают, тогда и пропускайте к форту.

- Понял, босс, сделаем! - мой тёска вскидывает руку к виску в шутливом салюте, двумя пальцами.

Грей молча забирается на переднее пассажирское, я устраиваюсь сзади.

"Наблюдаю одну машину, пассажиров не видно. Вокруг чисто, больше никого в радиусе пяти сотен метров"

"Принял. Хелен, проконтролируй встречу, пожалуйста"

"Окей"

Похоже, не развод. По крайней мере, машина действительно одна, так что вряд ли парни не те, за кого себя выдают.

Где-то в холмах на севере, примерно в километре от форта, показывается чёрный внедорожник, останавливается. Алекс быстро, но умело, направляет "Дефендер" к гостям, машина идёт на удивление плавно, словно по хайвею, а не саванне. Тормозим в десяти метрах от Браунинга и МакКоннелл: мужчины загодя выбрались из машины, автоматы в салоне, руки демонстративно пустые. Экипировка, плитники, обувь, шемахи, солнцезащитные очки, манера держаться - сразу видно, настоящие пустынные волки, ребята бывалые и в боях закалённые.

При виде этой парочки сердце пропускает удар, а по спине пробегает холодок.

Тот, что у водительской двери стоит, имеет густую шевелюру и внушительную бороду, вылитый Карл Маркс. Второй, что повыше, гладко, до синевы, выбрит, причёску под панамой не видно. Но выбритые под ноль виски намекают на то, что под головным убором волос не очень много, бьюсь об заклад, там короткий ёжик. Всё, как на фото Антона, где были запечатлены хедхантеры. Да и в эфире они представились как "внештатные сотрудники Ордена". В совпадения я не верю, значит - точно они, по мою душу. Интересно, узнают или нет?

Хлопают двери "Дефендера", Алекс и Грей выбираются наружу. Надвигаю шлем поглубже, достаю из нарукавного кармана солнцезащитные очки, хоть какая-то маскировка. Понятное дело, что рано или поздно они всё одно поймут, кто перед ними, не сами, так подскажут, но попробовать выиграть время стоит.

Выбираюсь из машины вслед за товарищами.

- Алекс Ватсон, это Грей и Алекс, - представляет всех мой тёска, пожимая руки хедхантерам.

Мы со снайпером ограничиваемся кивками со своих мест.

- Какими судьбами, парни? - начинает светскую беседу наш водитель.

- Да так, проезжали тут недалеко, слышим, шумят, решили посмотреть, у кого это тут вечеринка, - улыбается во все тридцать два Дэн Браунинг.

- Недалеко, говоришь. Сколько тут до ближайшей заправки, миль восемьдесят, на запад? Рано ж вы в дорогу выбрались, - уточняет Алекс доброжелательно. А рука-то возле кобуры как бы невзначай, на ремне.

- Ночевали в поле. Думали вчера до "Опоссума" добраться, но колесо прокололи. Пока запаску поставили, стемнело, пришлось в машине спать. А как солнце показалось, так сразу и поехали. Слышим, тут стреляют. Ну, мы с Джорджем и свернули, на всякий случай, решили со стороны посмотреть, что тут за веселье.

- И как вам вид?

- Отлично. Пятерых сняли, - подмигивает Браунинг.

- Пятидесятый калибр, "McMillan", - не спрашивает, утверждает Грей.

- Приятно видеть разбирающегося человека, - восхищённо покачивает головой Дэн.

- Так какими судьбами, парни? За своей долей? - интересуется Алекс.

- Типа того, - скалится хедхантер. Достаёт из нагрудного кармана сложенный вчетверо листок, протягивает наёмнику. - Ищем одного типа, не видели, случаем?

Алекс разворачивает бумажку, безразлично рассматривает, передаёт Грею. Снайпер бросает секундный взгляд, возвращает фото Дэну.

- И зачем он вам?

- А ваш товарищ не хочет посмотреть? - хедхантер протягивает изображение мне.

- Ты не ответил на вопрос. Зачем он вам? - Алекс смещается чуть влево, рука почти касается пистолетной рукоятки.

- Интерпол выписал ордер на его арест. Алексей Румянцефф, - произносит на американский манер мою старую фамилию Дэн. - В Эдеме известен как Алекс Северофф.

- Земные конторы здесь не имеют юрисдикции.

- Что есть, то есть, тут ты прав. Если только Орден не поставил такого в жёлтый список. Этого - поставил. Так что.... - хедхантер разводит руками, а затем одним неуловимым движением выхватывает Глок. Его напарник проделывает это не менее виртуозно, Грей и Алекс даже среагировать не успели. - Не дёргайтесь, парни. Мы просто заберём мистера Северова и разбежимся каждый в свою сторону. Это удачно, что ты, парень, сам приехал, меньше хлопот, - довольно лыбится наёмник и указывает стволом мне отойти от наёмников.

- Вы ничего не попутали, болезные? - спокойно так, с ленцой, интересуется Алекс. - В этих краях стволом во встречных не принято тыкать, за это может быть бо-бо. Алекс, стой, где стоишь, - это уже мне, даже шаг сделал, меня собой закрыв.

- Нам по долгу службы можно, - отмахивается Дэн. - Давайте комедию ломать не будем.

- Чучело, ты же понимаешь, что вас тут двое, и стоит мне знак подать, тут десяток парней будет? Вы всё одно далеко не уйдёте, чего вы вытворяете?

- У нас ордер, мы в своём праве! - начинает заводиться хедхантер. - Свалите нахрен!

Но наёмники, наоборот, стали плечом к плечу. Браунинг и МакКоннелл подходить в упор не рискуют, патовая ситуация.

- Можешь подтереться своим орденом. Здесь у него нулевая сила. А вот стволом махать без причины у тебя прав нет. Камера всё пишет, - Алекс кивает подбородком на левое плечо.

- Пусть пишет, мне же лучше. Препятствие правосудию, все дела. И кто тут теперь клоун? - ухмыляется Дэн. - В общем, считаю до трёх, потом стреляю. Для начала - в колено. Раз...

"Вж-вж!" - в двух десятках метров от нас встают пылевые фонтанчики, а через пару секунд до слуха долетает "тугудум" короткой очереди из чего-то крупнокалиберного.

- А вот тебе и два, и три, - Алекс возвращает хедхантеру улыбку. - Я так понимаю, следующая может быть вашей. Секунду.

Наёмник прижимает ладонью наушник, выслушивается полминуты, затем медленно, двумя пальцами, вытаскивает гарнитуру из гнезда закреплённой на разгрузке рации, вынимает последнюю и бросает её хедхантеру.

- Тебя.

- Дэг Браунинг на связи, - выходит в эфир наёмник.

- Это Дик Сандерс. Господа, ваша встреча, судя по всему, началась с какого-то недоразумения. Если вы уберёте оружие и спуститесь к нам, уверен, мы сможем обсудить ситуацию и найти компромисс.

- Ваши люди мешают задержанию преступника, мистер. Прикажите им не вмешиваться, и мы уберёмся восвояси.

- Дэн, мальчик мой, ваши полномочия здесь не имеют силы.

- Со всем уважением, сэр, Орден наделил нас...

- Орден далеко, господа. Мы в Южном Техасе, в богом забытой дыре рядом, и здесь я решаю, кто на что имеет право.

- А мне казалось, что это юрисдикция шерифа Литтл-Рока, - не сдаётся Браунинг.

- Вот когда он здесь будет, тогда пусть и юрисдикствует. А сейчас, джентльмены, будьте добры спрятать свои пистолеты и спуститься к нам, в форт, иначе я прикажу поступить с вами как с бандитами, безосновательно напавшими на моих людей. Сегодня было достаточно смертей, чтобы добавлять к ним ещё и ваши.

- Да сэр. Произошло небольшое недоразумение. Мы сейчас будем.

- Принято. Ждём вас, господа. Конец связи.

- Конец связи, - хэдхантер прячет пистолет, кивает МакКоннеллу, чтобы тот убрал ствол, бросает рацию Алексу, зло сплёвывает и молча садится в чёрный пикап.

Перевожу дух. Рассаживаемся в "Дефендере". Захлопнув дверь, Алекс смотрит на меня в зеркало заднего вида.

- Не хочешь объясниться?

- Антон разве не говорил, что меня ищут?

- Говорил. Но деталей не рассказывал.

- Я их сам не знаю. На Земле я, скажем так, должен некоторую сумму не самым чистым на руку людям.

- Сколько?

- Почти миллион евро.

- Кого нагрел?

- Да никого! Влез в покупку пентхауса, в итоге глазом не успел моргнуть, как остался и без денег, и без квартиры. Остался должен банку, те продали мой долг коллекторам. Всё.

- Не тянет на что-то серьёзное. Интерпол таким не интересуется, - поворачивается ко мне Алекс.

- Вот и я не понимаю, откуда при чём он тут, - пожимаю плечами. - Я даже дорогу всегда в положенном месте перехожу. Переходил.

- Ладно, пусть Сандерс разбирается, - Алекс направляет "Дефендер" за пикапом хедхантеров, спускающемуся к форту. - В любом случае, не дрейфь, босс разберётся. Если за тобой реально косяков нет, то он тебя не сдаст, ему репутация среди наёмников нужна. Но если ты вдруг что-то утаил... - парень бросает красноречивый взгляд в зеркало.

Я молча пожимаю плечами. Чтобы там не придумал Интерпол, я тут точно ни при чём.

В любом случае, как говорил один персонаж: какие ваши доказательства?

- Всё одно не понимаю, о какой потере доверия ваших людей вы говорите. Мистера Северова, по сути, никто из них и не видел, знать не знает, слышать о нём не слышал, - четверть часа уже как увещевал "оружейного барона" хедхантер. - Тем более, мы не абы кто, мы внештатные сотрудники Ордена, и у нас ордер на его задержание.

"Переговоры" в кунге переводились в узком кругу: собственно, сам Сандерс, начальник его охраны Джейк Сэмпсон, Грей, ваш покорный слуга, Ева с Хелен и оба хедхантера. Как тут дамы оказались, никто так и не понял, но если бы не они, неизвестно, чем бы размахивание пушками в холмах закончилось. А так Хелен, едва засекла с дрона какую-то странную движуху, подняла алярм, и со стен форта в сторону ушлого Браунинга с напарником передали пламенный двенадцати миллиметровый привет. Когда страсти улеглись и общение было решено продолжить в кунге, девушки бочком-бочком и просочились. Грей порывался было попросить слабый пол на выход, но Сандерс махнул рукой: пусть их, места на всех хватит.

- Молодые люди, вы несколько заблуждаетесь. Во-первых, в конвое все прекрасно осведомлены, что нам помогала сводная группа, атакой с фланга и авиакорректировкой. Мои миномётчики уже высказали желание презентовать по возвращению мистеру Алексу и его спутницам ящик лучшего бренди, что найдётся в Сан-Антонио, - речь у Сандерса тягучая, обволакивающая, словно мёд. Его слушать всё равно, что на гипножабу смотреть. - А во-вторых, главное, что это мои люди, всё остальное не существенно. Поэтому, господа, давайте разойдёмся миром, мы - дальше по своим делам, вы - куда угодно, только не за нами.

- Хотите сказать, что это, - Браунинг потряс ордером в воздухе, - для вас пустой звук? Мне казалось, вы уважаете закон, и Орден, стоящий на его страже...

- Не надо громких слов, прошу вас, - бизнесмен вальяжно повёл в воздухе парой пальцев, словно джедай перед штурмовиками. - Вы не хуже меня знаете, что эта бумага в Эдеме имеет рекомендательный характер. Да, законные власти не будут иметь к вам претензии, если вы задержите кого-то, прикрываясь подобным документом. Но это не значит, что даже они будут вам помогать. И уж точно не стану я.

- Так и не помогайте! Просто не мешайте! - рубанул рукой воздух Браунинг. - Отойдите в сторону, мы сами справимся!

- Понимаете, как только вы наставите оружие на моих людей, я буду считать это нападением на меня лично. И я не шериф, я не обязан вас терпеть в таком случае.

- Это угроза?

- Нет. Констатация факта.

- Кстати, про шерифа, - замечает как бы невзначай Браун. - На сколько я знаю, Уолш и его парни будут здесь самое большое через полчаса. Наверное, мне стоит попросить его о содействии. Или, хотите сказать, шериф Литл-Рока вам тоже не указ?

Последние слова хедхантер произносит с неприкрытым сарказмом, едва ли не с издёвкой.

- Я уважаю мистера Уолша, его власть в этих землях неоспорима, - в уголках глаз Сандерса появляются хитринки, тон снисходительный, как у отца, объясняющего крохе-сыну прописные истины. - Он очень принципиальный и напористый молодой человек, вы, наверное, в курсе. С ним нелегко вести переговоры, уж я-то знаю, поверьте. Каких трудов мне стоило утрясти с ним все детали, один лишь Бог знает. Но в итоге мы нашли с мистером Уолшем компромисс, и теперь мои конвои ходят в Литл-Рок раз в месяц. К обоюдной выгоде, конечно же. Местные жители получили возможность регулярно сбывать добытое нелёгким трудом, получая взамен высокотехнологичные изделия, лекарства. Информацию.

- Что вы хотите этим сказать? - нахмурился Браун.

- Я хочу сказать, что вряд ли шериф удовлетворит вашу просьбу. А ваша бумага - именно что просьба о сотрудничестве. Уолш парень принципиальный, но не дурак. С одной стороны, мистер Северов, - Сандерс величественно указал ладонью в мою сторону, - который, по неподтверждённым данным, совершил некое экономическое преступление. Это на Земле за подобное карают порою жёстче, чем за убийство, здесь, в Эдеме, на подобное большинство, как говорит молодёжь, фиолетово. А с другой стороны - едва ли не единственная связь региона с промышленным Севером.

Сандерс сидит прямо, словно жердь проглотил, голова победно приподнята, плечи расправлены, грудь колесом, вылитый боевой петух, затоптавший соперника, особо не напрягаясь. Грей украдкой показывает мне большой палец. Девушки сияют, куда там витрине ГУМа в Рождество. Сэмпсон нависает над плечом босса несокрушимой скалой, руки-базуки сложены на груди, взгляд подчёрктнуто-безразличный, ему все эти политесы явно не интересны, его работа - безопасность конвои в целом и Сандерса в частности. По всему видно, что если надо будет, он и хедхантеров где-нибудь в укромном месте прикопает, и шерифа с его людьми, но своих не сдаст.

Браун лицом потемнел словно на него туча набежала. Стоит, очами сверкает, невидимые молнии и лучи поноса всем окружающим посылает. Впрочем, без особого эффекта, собравшиеся воробьи стрелянные, и страшнее рожи видали. А вот его напарник всё так же невозмутим, словно происходящее его не касается. Что-то мне его спокойствие не нравится, чую, у него в рукаве свинья припрятана, размером так со слона.

МакКоннелл мои ожидания полностью оправдал. Не успел Сандерс своей маленькой победой насладиться, как хедхантер эффектно, с показной ленцой, достаёт вдвое сложенный лист из "мародёрки" и протягивает бизнесмену. Вот же жуки, всё у них предусмотрено, всё спланировано, роли заранее распределены! Другое дело, что, видимо, с козырей сразу ходить не хотели, берегли до последнего.

- Что здесь? - осторожно, от прокажённого, принимает документ Сандерс.

- Таможенная декларация на водопроводные трубы диаметром восемьдесят и сто шесть миллиметров, - тон у Браунинга - сама невинность.

Бизнесмен неспешно разворачивает бумагу, вдумчиво изучает. Лицо при этом хоть сейчас в покер садись играть, фиг его поймёшь, как это на него подействовало. И тон его, когда заговорил, был абсолютно нейтральным.

- Интересная бумага. На имя некоего Джона Ингрэма. Только причём здесь я? - Сандерс аккуратно сложил листок пополам и протянул МакКоннеллу.

- Некоего? Странно, по моим сведениям, мистер Ингрэм продал вам всю партию "водопроводных труб", - ответил за друга Браунинг. - И вы правы, бумага очень интересная. Особенно, думаю, она будет интересна определённым людям из Ордена. Особенно, если подкрепить её некоторыми фото этих самых "водопроводных труб". Для общего их, так сказать, просвещения. А то сидят себе там, в офисах, бумажки всякие-разные разрешительные подписывают, и знать не знают, как выглядит то, на что они "добро" дали.

- Не понимаю, о чём идёт речь, - едва заметно пожимает плечами Сандерс. - Если это всё, что у вас есть...

На самом деле, все всё понимают. Даже до меня уже дошло, что везём мы не только лишь пулемёты, восемь старых добрых фургонов М613, сделанных на базе двух с половиной тонных М35, для этого слишком много. "Трубы" диаметром восемьдесят миллиметров это явно миномёты, а вот сто шесть - без понятия, вроде бы в таком калибре только безоткатки были, но тут я не эксперт, надо у парней поспрашивать. Но, на сколько я знаю местные реалии, вся артиллерия здесь под строгим учётом, и гражданских к ней на пушечный выстрел не подпускают. А если учесть, кому это всё добро собирается продать Сандерс... Да уж, без "осла с золотом" здесь явно не обошлось, такое провернуть!

И вот теперь хедхантеры, явно всё разнюхав и разузнав, угрожают пойти куда надо и рассказать кому не надо. Ничего себе, кипишь вокруг моей скромной персоны! И ведь не боятся связываться с Сандерсом, у которого связи - огого! Мда...

Кстати, я так понял, что даже под угрозой существенных проблем, бизнесмен меня всё равно сдавать не собирается. П - принципиальность. С одной стороны, радует. С другой, я прекрасно понимаю, что должен буду не просто по гробовую доску, но и после смерти. Боюсь даже представить, что надо будет сделать, чтобы по таким счетам расплатиться. Может, ну его, сдаться на милость хедхантерам? Чтобы там в Интерполе не намутили с этим чёртовым ордером, я-то знаю, что чист. Любой суд это докажет, в крайнем случае, я и на полиграф согласен! А там и компенсацию можно будет выбить.

Между тем, переговоры были окончены, Браунингу и МакКоннеллу два раза намекать не пришлось, сразу поняли, что нужного эффекта не добились, засобирались на выход. Грей, стоявший ближе всех к выходу из кунга, распахнул дверь, внутрь ворвался освежающий ветерок: только сейчас стало заметно, как внутри кислорода не хватает.

- Мальчики, можно вас на пару слов? - девушки из кунга выбирались из кунга последними, Сандерс, как истинный джентльмен, подал руку Хелен, помогая преодолеть четыре ступеньки. Ева стоит в дверях, смотрит поверх голов на Браунинга и МакКоннелла, улыбается, бровки домиком. Как тут отказать?

Вот и хедхантеры не отказали, переглянулись только, да обратно в кунг поднялись.

Народ незаметно рассосался, у всех хватало дел, только мы с Хелен остались стоять чуть в сторонке, ждать результатов переговоров. Не о погоде же поговорить Ева хедхантеров позвала?

Минут через десять дверь кунга вновь открылась. Первым наружу выбрался Браунинг. Рожа довольная, аж треснуть по ней вдруг отчего-то захотелось.

- Собрались в горнице красны девицы и добры молодцы. И уже через две чарки вина сидели в горнице красны молодцы и добры девицы, - бормочу я при появлении Евы.

Девушка немного растрёпана, щёчки румянцем покрыты. Поймав мой взгляд, сытой кошкой потягивается прямо в дверном проёме, затем легко сбегает по ступенькам, игнорируя помощь Браунинга.

- Чего? - переспрашивает стоявшая рядом Хелен.

- Да так, анекдот бородатый вспомнил, потом расскажу, - отмахиваюсь я.

- О чём шепчетесь? - преувеличенно бодро интересуется Ева у нас. И, не дожидаясь ответа, спрашивает Хелен. - Сестрёнка, у тебя зеркала нет? А то, кажется, весь блеск с губ стёрся, пока этих уговорила.

И подмигивает так, похабненько.

- В машине, в бардачке есть, - француженка, кажется, ужимок сестры не заметила. - Принсти?

- Будь зайкой. И захвати ещё... - Ева подшагивает к Хелен, окончание фразы шепчет на ухо.

Получив ц.у., француженка упорхнула к "Дефендеру".

- Чего такой хмурый? - проводив сестру взглядом, Ева легонько ткнула меня кулачком в плечо. - Расслабь булки, Лёха, я обо всём договорилась! Браунинг и МакКоннелл тебя больше не побеспокоят.

- Спасибо, - буркнул я.

Мне бы благодарным быть, но отчего-то на сердце тяжесть, а в груди клокочет что-то тёмное, первобытное, требующее ломать, крушить, убивать... Ну, или хотя бы самку за волосы оттаскать, наорать на неё, ногами потопать. Поскреби человека - неандерталец выглядывает.

- Ой, всё, не куксись! - вдруг развеселилась Ева. - У тебя лицо сейчас такое... Жаль, Хелен не видит, такой кадр пропадает! Хоть сейчас в палату мер и весов, в раздел "самец ревнивый, одна единица"! Мы на двести тысяч экю договорились. Пятьдесят сейчас, остальное - уже по ту сторону границы, в Бушере.

Я мысленно прикинул, по курсу это почти миллион американских президентов. Стало немножечко стыдно.

- Извини, я не хотел...

- Забей. Будем считать, в расчёте, - беспечно отмахивается Ева. - Я тебя во всё это втянула, хоть и не хотела, так что... Как-то так.

Девушка стояла всего в полушаге, я кожей чувствовал тепло, исходящее от её разгорячённого в затхлом кунге тела. Свежий, травянистый запах то ли шампуня, то ли парфюма щекотал ноздри. Мой внутренний неандерталец, опьянённый флюидами и феромонами молодой здоровой самки, требовал действия. Чувство благодарности, облегчения, поза девушки, её трепещущие ресницы, бездонные глаза, чуть приоткрытый и влажный рот... Остановись, мгновенье, ты прекрасно!

- Ева, вот, держи, - Хелен материализовалась за моей спиной как-то беззвучно, незаметно, протягивает сестре небольшую красную поясную сумку с широким ремнём.

Где-то на краю сознания слышен "вжжжж-жик" молнии, мелькают пластиковые грани экю, много, в пачках. Но меня сейчас это мало занимает, в голове только одна мысль: ну и дура-а-а-а-ак!

Почему - я ещё не определился, но пятой точкой чувствую, что что-то не так, и виноват в этом определённо я.


Оценка: 8.29*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Снежная "Академия Альдарил: роль для попаданки"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"