Виктим: другие произведения.

Вояж по миру девушек-монстров (общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (В работе. 03.09.2017 добавлена Глава 22)
    Эта история про большого любителя игры Monster Girl Quest и девушек-монстров, который сперва начал с игры по своим правилам, а потом доигрался и стал попаданцем. Однако в реальности все гораздо сложнее, здесь сражаться надо живьем, а не кнопками. И если попаданец не справится с этой задачей, то запросто может стать игрушкой первой встречной мамоно.
    Предупреждение: матриархальные отношения, женское доминирование, полиамория, ксенофилия.


   Автор:
   Виктим (Пленник Амазонок)
   Название:
   Вояж по миру девушек-монстров. Приключение в реальном мире
   Жанр:
   Фэнтези, приключения, попаданец, романтика, откровенная эротика
   Форма:
   Роман
   Фэндом:
   Monster Girl Quest (MGQ) - Квест девушек монстров
   Пэйринг:
   гетеросексуальная эротика (гет)
   Реэтинг:
   nc18 (женское доминирование [не БДСМ], мистические существа, изнасилование, ксенофилия, vore, сквиртинг)
   Статус:
   В работе.
   Описание:
   Эта история про большого любителя игры Monster Girl Quest и девушек-монстров, который сперва начал с игры по своим правилам, а потом доигрался и стал попаданцем. В фанфике приводится оригинальная идея, как можно бескровно победить девушек-монстров их же собственным оружием. Герой с радостью согласился переместиться в реальный мир монстродев, чтобы отыскать возлюбленную, с которой познакомился в игре. Однако в реальности все гораздо сложнее, здесь сражаться надо живьем, а не кнопками. И если попаданец не справится с этой задачей, то запросто может стать игрушкой первой встречной мамоно.
  
   Если какие-то ссылки на иллюстрации при щелчке не открываются, и выскакивает ошибка, попробуйте кликнуть в адресную строку браузера и нажать клавишу enter. Должно помочь.

Содержание

(кликните на пункт, чтобы перейти)

Предисловие
Пролог. Игра с секретом
Часть 1. Интимная жизнь с девушкой-слизью
Глава 1. Первый день в плену
Глава 2. Банкет продолжается
Глава 3. Первая победа
Глава 4. Прогулка на озеро
Глава 5. Уроки выживания
Часть 2. Рекогносцировка
Глава 6. Карты открываются
Глава 7. Дорожные трансформации
Глава 8. Контакты, конфликты
Глава 9. Знакомство с девушкой-ящерицей
Глава 10. Дорожные истории
Глава 11. Ночные страсти
Часть 3. Деревня Cчастья
Глава 12. Пялиться небезопасно!
Глава 13. Сострадание
Глава 14. Танго с лягушками
Глава 15. Союзники
Глава 16. За кулисами
Глава 17. Тренировка
Глава 18. Поединок
Часть 4. В гостях у ламии
Глава 19. Внезапное предложение
Глава 20. Змеиные секреты и другие интересные факты
Глава 21. Жертвоприношение
Глава 22. Преступление и наказание
  

Предисловие

   Здравствуйте дорогие читатели. Хочу сказать несколько слов об этом романе. Родился он из моей страстной любви к игре "Квест монстродев", которая более широко известна английским своим названием "Monster Girl Quest" (MGQ). Кто не знает, это визуальная новелла про героя-юношу, путешествующего по миру, в котором живут девушки-монстры (или по-японски мамоно), многие из которых нарисованы весьма соблазнительно и сексапильно. Во время путешествий на парня нападают самые разнообразные девушки-монстры с целью изнасиловать, полакомиться спермой, либо завести от него детей, либо даже съесть. Каждый проигрыш заканчивается подробным описанием и художественной иллюстрацией сцены изнасилования персонажа или же его поедания. Чтобы пройти дальше, надо победить, в противном случае для героя возможны следующие варианты: станет мужем девушки-монстра, либо ее секс рабом, либо будет затрахан до смерти, либо съеден.
  
   Больше всего меня в этой игре очаровал слоган: "Проиграв, будешь изнасилован" Ведь для моей извращенной виктимной души эти слова как надпись на вратах рая: "Добро пожаловать в эдем". Ну и естественно играл я в эту игру именно для того, чтобы проигрывать и быть изнасилованным. Да, думаю, и кроме меня в нее многие за этим же играли.
  
   Но для того, чтобы пройти дальше, волей-неволей приходилось выигрывать, что меня несколько удручало. Потому что, во-первых, ну жалко мне было обижать бедных и, между прочим, весьма милых мамоно, которые в основе своей желали сделать мне приятно. И даже и те из них, кто не прочь был сожрать меня опять же приятно это делали и эротично. Во-вторых, выигрывать все же нравится. Человеческий ум так устроен, что мы испытываем азарт в противоборстве и победа приносит удовлетворение. Но блин! Какой ценой достается победа в этой игре - лишение секса, что не может меня не огорчать. Что же за победа такая нафиг получается, в которой вместо награды получаешь наказание, а если все же проиграешь и получишь награду, то закончится игра? Нет, дорогие мои друзья, мне это решительно не нравится.
  
   И вот подумал я, а как можно организовать все таким образом, чтобы герой, будучи изнасилованным, побеждал и мог идти дальше. Чтобы каждое изнасилование могло приносить ему пользу и развитие, делая его круче сильнее, позволяя побеждать столь необычным способом более сильных мамоно. Да и притом, чтобы выглядело все это более-менее правдоподобно и логично. Думал я, думал, и придумал. Вот о таком персонаже этот рассказ и написан. Ну и, естественно, этим кадром может быть только попаданец.
  
   Ну а вообще изначально любопытно мне было смоделировать события в каноне, как если бы вместо Луки, всеми силами и средствами избегающего секса, с Владыкой монстров Алисой путешествовал бы мой сексуально-озабоченный персонаж, вдобавок еще и по уши влюбленный в свою спутницу. Так что заветной целью его было прокачаться и стать крутым героем, тем самым выполнив условие, при котором он мог рассчитывать на руку и сердце своей возлюбленной. В общем, своеобразная версия мистера Фога из "80 дней вокруг света", который совершает свое кругосветное путешествие, чтобы добиться разрешения жениться на любимой девушке. В таком аспекте "Игра с секретом" планировалась как пролог, то есть описание событий, перемещающих попаданца в мир монстродев. Ну и в этой части так же объясняется, как главный герой обзавелся своей необычной способностью, и что она из себя представляет. Пролог написан с элементами лит-рпг, но сам роман уже чисто попаданский.
  
   В общем, начал я писать короткий пролог, а в итоге у меня получился мидик, который закончился как самостоятельное произведение. Тем не менее, поскольку продолжение последовало, то по совету читателей я совместил оба текста в одном общем файле
  
   Теперь расскажу немного о своем мире монстродев. Построен он на основании канона MGQ (не путать с MGE - Monster Girl Encyclopedia). Это я поясняю для знатоков MGE, чтобы не было потом вопросов. В этом фанфике нет никакой демонической энергии. Мамоно не заражают с ее помощью людей, не превращают женщин в мамоно, а мужчин в инкубов. Все тихо мирно, изнасилован - гуляй дальше без последствий, съеден - не повезло. Понравился, поженили, сделали секс-рабом - тоже не повезло. Но случаи "невезения" - это скорее исключения, чем правило.
  
   Второе отличие, в этом мире мамоно не зациклены на женитьбе. Мужчины воспринимаются ими как сексуальное лакомство и (в отдаленном будущем) отец семейства, муж. Но в основе своей мои монстродевы еще "гуляют", развлекаются, пребывают в поиске разнообразных сексуальных приключений, перебирают мужчин, сравнивают кто повкусней и т.д. Да они тоже поглощают духовную энергию мужчин, но она не есть для них жизненная необходимость. Это скорее конфета, лакомство, без которого можно прожить. В отдельных случаях - лекарство, которое требуется, чтобы вылечиться, и здоровой монстродеве опять же острой нужды в нем нет.
  
   А потому целью жизни мамоно не является насущная потребность обзавестись персональным мужчиной, после чего лелеять его и холить. Мамоно в этом фанфике в основе своем - это бандитки с большой дороги, которые грабят мужчин, отбирая их сперму. Духовная энергия мужчин, поглощаемая мамоно, может "перевариваться" ими трансформируясь в темную энергию мамоно. Этот процесс очень приятный и полезный, что еще дополнительно привлекает мамоно к человеческим мужчинам.
  
   Третье отличие - у мамоно нет демонической энергии, но есть темная. По сути, это их мана и жизненная сила. С помощью нее они могут использовать магию (у кого есть такие способности) или оказывать возбуждающее воздействие на людей. Кроме того темная энергия повышает уровень здоровья мамоно и способствует регенерации повреждений. То есть поглотив духовную энергию человека и превратив ее в темную энергию, мамоно могут к примеру заживить свои раны или пополнить ману для колдовства. Темная энергия, проникая в человеческое тело, как уже говорилось, действует подобно Виагре в квадрате. То есть мужчинам обеспечивается железный стояк (даже импотентам), а женщинам острое желание, такое, что они на время перенимают повадки мамоно и набрасываются на мужчин с целью склонить последних к сексу. Причем секс при этом станет переживаться очень остро и кончать женщина будет как пулемет. Мужчины под темной энергией тоже кончают раз за разом пока мамоно не перестанут их трахать или пока у них сперма в яичках не кончится.
  
   Однако в отличие от демонической энергии, темная человеческое тело не изменяет и не задерживается в нем, постепенно рассеиваясь. То есть все последствия воздействия темной энергии проходят в течение короткого времени от пары часов до суток (в зависимости от количества этой субстанции, поглощенной человеческим телом). Так что после ее рассеяния человек живет дальше, как ни в чем не бывало.
  
   Четвертый нюанс (и отличие, и сходство). Сходство в том, что мамоно беременеют от мужчин, правда делают это только когда хотят, то есть могут управлять зачатием. Влагалищем своим они могут как лопать сперму, расщепляя ее и извлекая духовную энергию, так и применять ее по детородному назначению. Последнее осуществляется исходя из вкуса спермы (речь тут идет не о вкусовых ощущениях в прямом смысле, а скорее о сексуальных, вкусная - значит приятная, дающая больше удовольствия). Так вот, если сперма у мужчины прям особенно вкусная-привкусная, то мамоно хотят завести от него детей, и тогда позволяют случиться зачатию и беременеют.
  
   Теперь в чем отличие. В MGE мамоно могли рожать только мамоно и все. В MGQ это правило справедливо только для слабых монстродев, а сильные способны рожать от мужчин не только мамоно, но и мальчиков, и девочек. Последние в этом случае содержат гены монстров, что отличает их большой силой, талантами к боевым искусствам и/или способностью к магии. Девушки, имеющие гены монстродев могут открыть в себе возможность оборачиваться монстродевой и получат скил перевертышей. Ну и вообще все сильные монстродевы могут принимать человеческий облик, так что простым людям невозможно будет их от людей отличить.
  
   Ну, вот вроде и все, что я хотел в предисловии написать. Если еще что-то вспомню или читателям будет что-то непонятно, то буду пополнять этот текст.
  

Пролог. Игра с секретом

К содержанию

   Дима сидел за своим компом и азартно покачивал ногами под столом. Он проходил увлекательную игру: "Квест девушек монстров". И в этот самый момент ему предстояло сразиться с Владыкой мамоно Алисой 16й в ее замке.
  
   Герой вошел в тронный зал и увидел своего противника. "Три-Д" изображение ламии было отлично прорисовано на экране компьютера. Собственно оно даже мало напоминало "три-Д", скорее походило на кадры реальности. Дмитрий взглянул в глаза девушке, с которой путешествовал все это время, и улыбнулся.
  
   - Привет, Алиса! - сказал игрок, и соответствующая фраза напечаталась в окне диалога.
  
   Взгляд ламии остался бесстрастным:
  
   - Приветствую тебя герой, - ответила она. - Ты хорошо постарался, чтобы добраться сюда, я - Владыка Монстров, Алифнесса Шестнадцатая.
  
   - Ах! Как же это?! - в шутку расстроился игрок. - Неужели спутница, с которой мы так мило и интересно путешествовали вместе, намерена навязать мне смертельный бой?
  
   - Но ты ведь пришел сюда, чтобы сразить меня? Разве нет? В этом ведь цель всех героев - убить Владыку монстров, чтобы прославить свое имя и принести людям освобождение. Не так ли?
  
   Дмитрий кашлянул.
  
   - Алис, и с каких это пор, интересно, ты стала транслировать ту чушь, что заливает в уши людям Верховная богиня Илиас?
  
   - Но ты же герой, Дима, а я - Владыка монстров. Сражение между нами предопределено судьбой. Так вознеси же свой меч, герой! И пусть могущество Владыки монстров падет прямо на твоих глазах!
  
   - Да-да, читал я новеллу, - проворчал парень. - И ты серьезно думаешь, что я буду действовать по канону. Не стану я тебя убивать, ясно тебе. Вот даже царапинки ни одной не оставлю. Да и как ты себе представляешь смертельную схватку с моим-то способом сражаться?
  
   - Тебе придется достать свой меч и биться как обычно, а иначе...
  
   - Иначе что? Убьешь меня, человека, который тебе ничего плохого не сделал и не нанес даже никакого урона?
  
   - Не убью, - вздохнула ламия, сбрасывая большую часть своей бесстрастности. - Но ты проиграешь мне, станешь моей сексуальной игрушкой, и я выжму из тебя все силы. После этого твоя игра закончится, и аккаунт будет удален.
  
   - То есть, как это удален? Почему? - удивился Дима.
  
   - По качену, идиот, - передразнила Алиса. - Конец игре - удаление аккаунта.
  
   - И с какой стати конец игре? Я когда слизьке в первом сражении проиграл, она меня двое суток насиловала, так ничего, отбился потом. И Королеву гарпий мне не с первого раза удалось одолеть, но игра не заканчивалась.
  
   - Считай, что в моем замке находится ключевая точка, в которой тебе не дается возможность переиграть. Но если честно, - Владыка мило улыбнулась, - мне просто некогда с тобой тут кувыркаться. Кроме тебя, между прочим, и другие перспективные игроки есть.
  
   - Ну, вот! - шутливо надул губы Дима. - Изменяешь мне.
  
   - Нахал! - округлила глаза ламия. - Чего это ты о себе возомнил!
  
   - Шучу-шучу, - примирительно поднял вверх руки герой, весело улыбаясь. - Ну, ничего, создам новый аккаунт и пройду игру заново.
  
   - Пожалуйста, - пожала Алиса плечами. - Но уже на общих основаниях, без этих твоих духовных штучек.
  
   - Как на общих! - всерьез испугался Дмитрий. - Тебе что не понравилась новая фишка?
  
   - Если эксперимент не оправдал себя, то не вижу причин его повторять.
  
   - Но... но... это не правильно, - опешил парень. - В следующий раз я смогу лучше подготовиться.
  
   - Не интересно, - отрезала Владыка. - С самого начала в соглашении оговаривалась одна попытка.
  
   - Где это оговаривалась?
  
   - А ты соглашение читал? - ухмыльнулась ламия.
  
   - Чи..читал, - неуверенно ответил молодой человек, потому что, откровенно говоря, пролистал его мельком. Так не терпелось ему начать новую игру.
  
   - Ну, тогда ты должен был увидеть сноску в конце пункта 3.18. И посмотреть, что она означает.
  
   Дима наклонился, выдвинул ящик компьютерного стола и стал вытаскивать из него разный хлам, чтобы добраться до коробки от игры.
  
   - Эй, герой, не отвлекайся, - сказала Алиса. - Мне атаковать тебя, пока ты беззащитен?
  
   - Подожди, - отозвался парень, садясь прямо и поспешно хватаясь за мышку.
  
   Он обратил внимание, что в нижней части экрана высветилось боевое окно, в котором индикатор здоровья противницы был окрашен зеленым цветом, а его - небесно голубым. Бой начался.
  
   - И почему это я должна ждать? - усмехнулась ламия.
  
   - Я хочу достать коробку с дистрибутивом.
  
   - А мне-то до этого какое дело?
  
   - Ну, пожаааалуйста!
  
   - Ох! Ладно-ладно! - сжалилась Алиса. - Но ты и так уже превратил наше сражение в фарс. Совсем уже совесть потерял.
  
   - Я быстро.
  
   Дима снова наклонился и достал, наконец, из ящика украшенную изображениями обворожительных мамоно коробку с надписью: "Квест девушек-монстров: сетевая 3D версия". Он извлек из нее небольшую брошюрку с текстом договора и стал ее листать. Пункт 3.18 касался условий поражения, а в сноске к нему было мелким шрифтом написано, что все особые качества после поражения обнуляются полностью и возврату не подлежат.
  
   - Блин, тануки [1] этот договор составляла? - расстроено вздохнул молодой человек.
  
   - Будешь сражаться мечом, у тебя останется шанс меня победить, - сообщила Алиса, вновь становясь бесстрастной.
  
   - Не могу! - простонал Дмитрий, с болью глядя на ламию.
  
   - Сможешь, - холодно возразила та. - Ведь и мечом ты владеешь достойно. С химерами и големами ты отлично справлялся, я уж молчу про других более слабых монстров.
  
   - Да не в этом дело, - расстроено возразил молодой человек. - Я просто не могу тебя ранить, потому что... потому что я... люблю... тебя...
  
   Уголки губ собеседницы слегка дернулись вверх, но лицо ее осталось бесстрастным.
  
   - Ты знаешь правила, Дима, - сказала она. - Сражайся или проиграешь.
  
   - Хо..рошо, - прерывисто выдохнул герой и улыбнулся. - Я буду сражаться, но... только излюбленным своим способом!
  
   Он напрягся уже привычным для себя образом, чувствуя волну мурашек мощным потоком устремляющихся вверх вдоль позвоночника.
  
   - Духовный разряд! - гортанно выкрикнул персонаж на экране и, резко вытянув руки вперед, влепил в ламию разветвленную молнию на манер Владыки Сидхов из Звездных войн.
  
   Противница сладострастно вскрикнула, выгнулась дугой, задрожала и рухнула вниз опираясь на руки. Полоска индикатора здоровья ее не сократилась, лишь четверть зеленого поля окрасилась голубым цветом. В то время как уровень здоровья героя уменьшился на половину, и израсходовалось пять очков навыков.
  
   - Ты, - томно простонала Алиса. - Тыыыы! - возмущенно выдохнула она. - ДА КАК ТЫ СМЕЕШЬ!!!
  
   - Разве тебе не понравилось? - промурлыкал Дима, хитро улыбаясь, но при этом озабоченно подумал:
  
   "Вот, блин! Сколько в ней маны! Так мне никакой духовной энергии не хватит ее покрыть!"
  
   - Да я тебя... я тебя сейчас в порошок сотру!
  
   - Сильфа! - выкрикнул герой, расходуя еще одно очко навыков, и ощутил, как тело его овевает прохладный бриз.
  
   - Я здесь, вкусняшка, - услышал он приятный шепот в ушах и почувствовал нежные объятия сзади.
  
   Хвост ламии молниеносно устремился к герою, но тот, двигаясь стремительно как ветер, легко увернулся от захвата.
  
   - С силой Сильфы! Духовный смерч! - выкрикнул герой, посылая в соперницу небольшой вихрь голубого цвета высотой примерно в человеческий рост.
  
   Та попыталась рассечь завихрение хвостом, но голубая субстанция лишь впиталась в тело Алисы, заставив ее замереть на несколько секунд. В этот раз ламия не упала, но одна рука ее судорожно прижалась к груди, а вторая к интимному месту.
  
   - Задница Илиас [2]! - прорычала она пару секунд спустя, когда приступ блаженства отпустил ее. Индикатор здоровья Владыки Монстров теперь был окрашен голубым цветом примерно на треть. Она подняла взгляд на Диму, и тот увидел, как в глазах ее разгорается похоть.
  
   - Ничего, я подожду, - хищно улыбнулась соперница. - Твои странные атаки усиливают меня, а сам же ты слабеешь. А когда я, наконец, поймаю тебя, то изнасилую в самой грубой форме и выжму весь твой сок.
  
   - Давай-давай, я только за, - усмехнулся герой, при этом думая озабоченно, что он еще очень далек от победы и надо держаться.
  
  
  
   * * *
  
   Но давайте немного отвлечемся от боя и попробуем разобраться, что же происходит в игре. Те, кто проходил мамоно-квест, наверняка уже озадачено соображают: какая игра здесь описана, что за странные атаки совершает герой и почему соперники разговаривают друг с другом, словно в видео чате?
  
   Чтобы ответить на эти вопросы, следует вернутся во времени назад примерно месяца на четыре. В тот знаменательный летний день студент третьего курса физико-технологического института Дмитрий Пономарев наткнулся в интернете на онлайн-игру, разработанную по мотивам его любимой визуальной новеллы: "Квест девушек-монстров". Естественно он сразу зарегистрировался на сайте и стал играть, тем более, что первый месяц это можно было делать бесплатно. Новая игрушка очень понравилась молодому человеку. Она представляла собой рпг-шную бродилку вроде всем известной игры Меч и магия от New World Computing. При этом сражения с мамоно осуществлялись в стиле небезызвестного Mortal Kombat, но только в изометрической 3D-вариации.
  
   Движения и атаки девушек-монстров были прорисованы очень эротично и гораздо логичнее, чем в новелле. Они, например, не делали противнику минет и не стимулировали грудью член во время боя, да и сам персонаж оставался в одежде, так что его "младший брат" и другие эрогенные зоны были закрыты слоем ткани и находились вне зоны прямого доступа.
  
   Однако мамоно активно пользовались объятиями, облизыванием, укусами и поцелуями, посредством которых передавали герою со слюной и вагиналной смазкой определенную порцию афродизиака, от которого мужчина постепенно пьянел и возбуждался, теряя концентрацию и подвижность. Кроме того девушки монстры медленно, но верно раздевали героя и, после того как им удавалось спустить с него штаны, следовал молниеносный захват и изнасилование вплоть до семяизвержения. Тогда же мужчина на время полностью терял подвижность от слабости, так что мамоно могла спокойно его раздеть и продолжить наслаждаться его телом с полным, так сказать, комфортом.
  
   Мужчине не только нельзя было кончать, чтобы не потерпеть поражение, ему необходимо было любой ценой избежать стыковки половых органов, после которой вырваться не было уже никакой возможности. В свою очередь игрок мог наносить мамоно удары оружием, руками и ногами, причиняющими противнице урон. При определенной удаче ее можно было нокаутировать, после чего добить или сбежать. И то и другое засчитывалось как победа, с очками опыта. В противном случае приходилось сражаться либо до тех пор, пока соперница не сбежит, получив серьезные повреждения, либо пока не упадет без сил, серьезно раненая.
  
   Диме очень тяжело было сражаться с мамоно и наносить им урон, тем более, что сами девушки боли ему не причиняли, наоборот делали только приятно. А больше всего его напрягало, когда они начинали жалобно плакать, и у него не было возможности их успокоить, утешить подлечить. Просто отсутствовала такая функция в игре. Оставалось только сбежать, пользуясь случаем, а потом испытывать психологические мучения, от того что обидел красавицу.
  
   Нет, конечно, можно было сдаться или поддаться и позволить себя отыметь. Сцена при этом получалось настолько захватывающая, что очень сложно было удержаться от мастурбации в реале, да и редкий игрок, наверное, удерживался от такого действия. Но в этом случае персонаж оставался без опыта, да и вообще можно было стать мужем или сексуальным рабом на совсем и тогда приходилось платить Верховной богине Илиас приличный денежный куш особой валютой - илиасами, чтобы она тебя выкрала у мамоно, и можно было играть дальше.
  
   Сами денежные знаки, кстати, накапливалась от каждого полового акта с новоприобретенной женушкой (или хозяйкой), прозрачно намекая на проституцию героя. Ну, правда, называлась валюта более респектабельно: очки мученичества. Ну и вроде как герой истязался, накапливая страдание, и тем самым в глазах богини искупал вину за свое грехопадение. Но если посмотреть здраво, никаким страданием там и не пахло. Пленнику было приятно, очень приятно и просто по сумасшедшему кайфово, так что непонятным оставалось, почему богиня считала такое деяние мученичеством. Или же это юмор у нее был такой, а на самом деле она просто раздражалась от богопротивного акта, и вмешивалась, когда совсем теряла терпение.
  
   Как уже говорилось выше, победившие героя мамоно, могли удовлетвориться одноразовым сексом, выкачав из него всю сперму, и отпустить пленника. Но если он им нравился, то неизменно желали забрать его себе навсегда. Результат зависел от характера монстро-девушки и от итогов схватки. Те мамоно, что искали себе сильных мужей (вроде драконов, ящериц и саламандр), соблазнялись отчаянным и жестким сопротивлением. Чем больше урона герой им наносил, тем больше шансов у него было стать окольцованным в случае проигрыша. А если таким мамоно не сопротивляться совсем, то они гарантированно отпускали мужчину, после того как удовлетворяли свою потребность в сексе. Аналогично себя вели и разного рода рабовладелицы, которых прельщала возможность воспитывать и укрощать непослушного пленника и наоборот разочаровывала его податливость. Другие же монстро-девушки, напротив, радовались добровольному сексу, считая его для партнера желанным и соответственно воспринимая такое поведение, как согласие на брак. Так что следовало внимательно читать монстропедию, чтобы выбрать верную линию поведение или же любой ценой побеждать.
  
   В отличие от новеллы, последнее, кстати, не всегда было возможным. Потому что сила встречающихся мамоно не возрастала постепенно с ростом опыта героя. Игрок вполне мог случайно нарваться на неподъемного противника или на многочисленную стаю берущую числом, как и встретить соперницу, которую способен был вынести одним "плевком". После схватки с ней и победы соответствующая информация, как и в новелле, неизменно пополняла монстропедию, но ее так же можно было получить из разговоров с НПС или посещая библиотеки и читая книги. Информацией можно было обменяться и с другими игрокам онлайн игры, но только баш на баш. То есть нельзя было вести обмен инфой с тем игроком, у которого уже есть все, что есть у тебя и добавить нечего. Впрочем ни что не мешало героям побеседовать в чате и обменяться инфой на словах.
  
   В отличие от новеллы, герои могли объединяться в группы, но в этом случае далеко не всякие мамоно решались напасть на такие усиленные команды, а в случае победы опыт делился между героями поровну. Так что развиваться было сложней. С другой стороны стая мамоно (вроде волкодлаков) преодолевалась только в коллективе, если, конечно, еще не добрался до высоких уровней. Так что следовало хорошенько думать, в каких случаях сколачивать команду, а когда лучше путешествовать одному. Тем более, что существовала вероятность нарваться и на подставу, когда один герой обманом сдает другого сильной мамоно, чтобы добраться до охраняемых ей областей, полных сокровищами и атефактами. Информацию об ареалах обитания мамоно тоже можно было найти в библиотеках или из разговоров с НПС.
  
   На найденное золото можно было покупать вещи, оружие и броню, а можно было купить илиасы, чтобы потом использовать их для выкупа, либо прямо во время боя обратиться к богине за лечением, а вернее успокоением разыгравшейся плоти (уронить то, что некстати стоит). Илиас за отдельную плату могла так же накинуть на героя священную вуаль (почитай вторую одежду) мешающую монстродеве мужчиной овладеть, так что той приходилось раздевать его заново.
  
   Некоторые монстры норовили не только поиметь героя, но и ели его за здорово живешь и тут уже необходимо было воскрешение, которое стоило приличную сумму в илиасах, а ежели таковой не имелось, герой перерождался в зеленого новичка с потерей всего шмота, денег, а также накопленных знаний, то бишь начинал игру заново.
  
   В игре герой мог находить учителей и обучаться у них новым навыкам и приемам боя. Учителя-люди требовали оплаты деньгами, ангелы и валькирии принимали святую валюту - илиасы, а мамоно учили героев за секс. К навыкам относились, например, медитация, регенерация, стойкость к афодизиакам, травничество, дипломатия и другие. Медитация позволяла восстанавливать спокойствие тела (ронять член) и была особенно актуальна в битве с мамоно. Регенерация заживляла раны и требовалась реже. Стойкость к афродизиакам тоже была ценным скилом, уменьшая эффективность воздействия возбуждающих веществ, запахов и, соответственно, увеличивая время, в течении которого сохранялись на высоком уровне боевые возможности мужчины подвергнувшегося сексапильному или наркотическому воздействию.
  
   Травничество позволяло варить разного рода усиливающие и успокаивающие зелья и антидоты. Дипломатия открывала возможность вести с мамоно диалог, позволяющий либо вообще избежать схватки (это давало очки дипломатии, но не приносило опыта), либо снизить цену победы, превратив смертельный бой в дружеский поединок (к примеру, до первой крови или до "кто кого собьет с ног". В последнем случае повышались как очки дипломатии, так и приобретался опыт. Опытный дипломат в принципе мог и уломать монстродеву отпустить его в случае проигрыша. От разового секса это его, конечно же, не избавляло, но, по крайней мере, не приходилось тратить илиасы на выкуп своей тушки у богини. А также можно было заработать приличную сумму в божественной валюте, пожив какое-то время с мамоно в качестве ее мужа или раба, а потом уболтав отпустить.
  
   Но некоторые навыки можно было придумать самим и предложить разработчикам игры, написав в техподдержку. Если предложения оказывались дельными, то в игре открывались новые возможности. Например, Дмитрий, стал автором скила "сострадание". Ох, как обрадовался он, когда в одной из схваток, доведя соперницу до слез своими атаками вдруг увидел опцию "утешить". Обняв девушку, гладя ее по голове, извиняясь и говоря ей теплые слова, он добился дружеского отношения и сумел договориться об утешительном сексе. При этом прибавка получилась четверной. Во-первых, он сохранил очки опыта за победу, во-вторых, очки сострадания, сделавшие его более сильным утешителем, а в-третьих заработал немного илиасов за добровольный секс и был без штрафа отпущен. Более того, он получил еще и моральное удовольствие видя, как у мамоно от живительной инъекции спермы заживают нанесенные им раны. Ну и, наконец, в-четвертых, установив дружеские отношения с девушкой, он смог поговорить с ней о других мамоно и получить ценные сведения в монстропеию.
  
   Понятно, что такой навык оказался почти читерским, однако разработчики не стали его удалять, а вместо этого для баланса в игре ввели скил "хитрость" у мамоно. Теперь некоторые их них, распознав скил "сострадание" у героя, начинали артистично рыдать после первой же царапины или оплеухи. Они якобы соглашались на утешительный секс, но когда герой раздевался, набрасывались на него, жестоко насиловали и делали своим мужем или даже рабом. Причем чем сильнее был развит скил "сострадание" у героя, тем больше он нравился "хитрым" мамоно и тем дороже стоило себя потом выкупить.
  
   О хитрости некоторых монстродев можно было догадаться, по незначительности полученных ими ран. Так что вместо утешения можно было попытаться сбежать и получить опыт за победу, если монстро-девушка не успевала скинуть личину хитрости и пресечь побег. Правда, очки сострадания при этом немного снижались. Но можно было и лишиться части опыта, если ошибочно принять всерьез плачущую мамоно за "хитрую". В этом случае "сострадание" приносило вред, потому что лишенным этого качества героям побег в любом случае засчитывался как победа со всеми вытекающими из нее плюсами. Вместе с тем, существовала так же возможность распознать хитрость с помощью навыка "восприятие", (которое позволяло также видеть ловушки, скрытые двери и клады). В этом случае к выбору "утешить" добавлялся - "не верить" и побег осуществлялся со стопроцентной победой и без штрафов к состраданию. Однако среди хитрецов встречались и достаточно продвинутые в этом деле мамоно, как что очков навыка "восприятия" не хватало, чтобы распознать их "хитрость".
  
   Первое время все встречающиеся Диме мамоно являлись НПС, но однажды, когда уровень опыта его и сила преодолели некоторый порог, он столкнулся и с "живой" монстродевой, при контакте с которой к удивлению своему обнаружил чат общения как будто встретился с героем. То есть, с ней можно было поговорить, и она оказалась живым человеком и притом, по ее словам - девушкой. Что самое прикольное, незнакомка не отказывалась от охоты на него и весьма изящно флиртовала с парнем, едва не склонив того к капитуляции. В итоге бой между ними все-таки состоялся, но "живая" мамоно сражалась на порядок виртуознее и достаточно легко Диму победила. А последовавший за поражением секс оказался для него таким восхитительным, что он захотел даже стать мужем незнакомки на какое-то время. Одно лишь осознание того, что его имеет живой человек пусть и виртуально, взволновало молодого человека до глубины души. Он словно влюбился в захватчицу. Однако девушка отпустила его с напутствием: расти малек, пока не станешь крупной рыбкой, тогда и слопаем тебя. С этих самых пор парню время от времени стали попадаться "живые" мамоно и чем сильнее он становился, тем чаще. Эти встречи были как наркотик и Дима подсел на онлайн игру самым капитальным образом.
  
   С "живыми" мамоно можно было не только общаться и дружить. Появлялась возможность обменяться ролями. Многие из них не отказывались сами получить удовольствие после утоления своего желания получить сперму. Они рассказывали парню о своих эрогенных зонах и учили его доставлять им удовольствие. Большинству мамоно нравился кунилингус и далеко не только потому, что они испытывали от него оргазм. Вагинальная смазка монстродев оказалась гораздо более эффективным афродизиаком, чем слюна, так что наглотавшийся соками мамоно герой, переходил в состояние непрекращающегося стояка, каковое позволяло его трахать практически не ограниченное время, переживать множественные оргазмы и, в конце концов, получать еще больше семени, доводя каждый раз бедолагу до бессознательного состояния.
  
   Дмитрий при каждой встрече пытался узнать, как в эту игру попадают девушки, ведь сам он не видел в функционале игры возможность играть за мамоно. Можно было выбрать пол героя (женский или мужской) но при этом все равно остаться человеком. Сами мамоно неизменно уходили от ответа или прямо заявляли, что информация секретная и разглашению не подлежит. Так или иначе, но у молодого человека сложилось впечатление, что монстродевушки имеют отношение к администрации сайта и он стал им как бы между прочим проталкивать идеи о добавлении новых интересных возможностей.
  
   Больше всего парня тяготила необходимость наносить урон мамоно во время сражений, и он каждый раз плакался об этой своей боли новым подругам, неизменно вызывая у них умиление и улыбки.
  
   - Ну, а как ты еще мог бы сражаться? - спросила у парня одна из его новых подруг.
  
   - Так же как и вы, - ответил тот, - удовольствием.
  
   - Не думаю, что это возможно, - возразила мамоно. - Мужчины по природе своей слабее нас в сексуальности и неизменно будут проигрывать.
  
   - А если ввести особый скил, - предложил Дима, - развивая который можно было бы повысить эффективность сексуальных атак и, в конце концов, выровнять возможности соперников. Сделать мужчин подобными мамоно в любовном искусстве. Так чтобы у нас появлялся шанс одержать бескровную победу.
  
   - Маловероятно, что такое свойство принципиально может быть в человеческом организме, - покачала головой монстродева. - Но идея заслуживает проверки. Мы подумаем об этом.
  
   А на следующий день в профиле Дмитрия появилось личное сообщение, в котором ему предлагалась возможность купить особую экспериментальную версию онлайн игры, вышедшую ограниченным тиражом для внутреннего круга. Она позволяла гораздо глубже окунуться в виртуальный мир монстродев, получая ощущения буквально от всех органов чувств, не только от зрения и слуха, но и от обоняния, осязания и вкуса. Функционал этой игры, - говорилось в описании, - переносит в виртуальный мир не только внешние данные игрока (телосложение, черты лица, цвет волос и глаз), но и реальные его личностные характеристики, каковые можно будет потом усиливать и развивать. И если у парня есть хоть капелька способностей, позволяющих в будущем побеждать мамоно их же оружием, то они появятся в скилах персонажа и будут доступны для развития.
  
   "Невероятно! - поразился парень. - Это что же получается? Если у меня будет секс с мамоно, я физически это почувствую? И я смогу воплотить свои мечты, касающиеся нового стиля боя, если повезет? Хочу!" - подумал он и ответил согласием.
  
   Естественно оставалась вероятность мошенничества и даже весьма высокая, ведь перечисленные возможности игры казались просто фантастическими, так что сложно было поверить в их реальность. Игровой комплект стоил пять косарей. При заявленных характеристиках игры это было очень дешево, однако в случае обмана лишало приличной суммы денег. Тем не менее, Дима решил рискнуть. Он оставил заказ, и в тот же день игра была доставлена ему курьером.
  
   Сняв внешнюю упаковку, молодой человек увидел коробку с игрой, которая была иллюстрирована красочными и очень качественными изображениями мамоно, сделанными, скорее всего, в 3D-редакторе. Однако они были настолько детализированы, что напоминали фотографии реальных существ. Если обложка оказалась столь шикарно оформленной, то какова же была сама игра?!
  
   Сгорая от нетерпения, Дима вскрыл коробку и обнаружил в ней DVD-диск с дистрибутивом программы и необычные устройства телесного цвета, изготовленные из материала, напоминающего мягкий силикон. Среди них были четыре браслета и десять небольших дисков, размером с пятирублевую монету. Отдельно лежал серебристый обруч диаметром с головное украшение и маленькие трусы пошитые из тончайшей прозрачной ткани в вроде нейлона. В коробке обнаружились также двухкнопочная компьютерная беспроводная мышь с оптическим приводом и колесиком скроллинга. Цвет ее был темно-коричневый и узором своим напоминал змеиную кожу. Руководство к игре, оформленное в виде тонкой глянцевой книжечки формата A5 в мягкой обложке, располагалось тут же. И украшено оно было столь же красиво, как и коробка от игры. Была и еще одна книжечка, называющаяся: соглашение пользователя, которое молодой человек, мельком пролистав, отложил в сторону.
  
   Удивленно похлопав глазами на все это разнообразие, Дима открыл руководство и стал его изучать. Вначале шли пункты, описывающие условия хранения телесных датчиков (видимо, дисков, браслетов и обруча), а так же что с ними нельзя делать ни в коем случае, чтобы не вывести из строя. Их нельзя было нагревать выше восьмидесяти градусов по Цельсию, а также подвергать колющему и режущему воздействию. При этом устройства совершенно не боялись воды и прямых солнечных лучей, если находились на теле, но, снимая их, следовало хранить в темной и прохладной воздушной среде. То бишь достаточно было просто убрать в коробку.
  
   - Так, что там дальше, - пробормотал Дима, листая книжечку. - Последовательность установки игры.
  
   - Убедитесь, что на диске C имеется 10 ГБ свободного пространства. Вставьте DVD диск в привод компьютера и дождитесь автоматического запуска устанавливающей программы, - объяснялось в руководстве. - Если программа не запустилась, то откройте каталог DVD и запустите... та-та-та, тра-та-та. Так, выполняем.
  
   Молодой человек аккуратно извлек диск с игрой из конверта и установил его в приемное устройство DVD-привода. Около двух-трех секунд продолжалось чтение, а затем на экране компьютера высветилось окно инсталляционной программы.
  
   - Следуйте инструкциям установки, - прочитал Дмитрий и стал выполнять все, что требовала от него программа. Затем началась установка, и пользователю было предложено подождать пять-десять минут.
  
   После того как программа скопировала все требуемые файлы на диск, появилась команда:
  
   - Отключите манипулытор мышь от вашего компьютера и вставьте адаптер игры в USB разъем компьютера. Так, где у нас адаптер?
  
   Дима порылся в коробке и нашел что-то вроде маленькой флешки, в пластиковом кармашке, приклеенном к стенке коробки. Никаких других USB-устройств он не нашел и тем самым методом исключения идентифицировал искомый элемент.
  
   - Отключаем, вставляем, - сказал молодой человек, и, отсоединив старую свою проводную мышь от USB разъема, подключил на ее место "флешку" от игры.
  
   Программа обнаружила требуемое устройство, и стала устанавливать для него драйверы. Прошла еще пара минут и установка игры была успешно завершена, с чем пользователя и поздравил инсталлятор.
  
   - Запустить игру? Да/Нет? - предложила программа.
  
   Дмитрий взял в руки мышь, прилагающуюся в комплекте с игрой и, перевернув ее, нашел рычаг включения. Светодиод на верхней панели мышки засветился зеленым светом, и ее указатель шевельнулся на экране. Подвигав манипулятор, молодой человек убедился, что устройство работает и навел указатель на кнопку "Да"
  
   - Запускаем, - принял предложение Дима и щелкнул мышкой.
  
   - Следующий шаг установки: настройка игрока, - высветилась надпись на экране. - Подключите датчики к Вашему телу так, как показано на рисунке.
  
   Под надписью появилось изображение контуров человеческого тела с расположенными на нем красными точками и полосками. Браслет с номером 1 следовало надеть на запястье левой руки, с номером 2 - правой, 3 - на голеностоп левой ноги, 4 - правой.
  
   Перебирая браслеты, Дмитрий выбрал тот, на поверхности которого была выгравирована цифра 1. Он не имел застежек, но хорошо растягивался. Молодой человек просунул в силиконовое колечко кисть, расположил его на запястье, пошевелил, устраивая поудобнее, и оно вдруг плотно сжалось на его коже и зажглось слабым зеленым светом. Одновременно с этим окрасилась зеленым цветом и полоска на правом запястье человеческого контура, сигнализируя, что датчик подключен. Колечко погасло, и будто бы полностью слилось с кожей, становясь едва заметным.
  
   - Ой! А как снять? - забеспокоился Дима, водя пальцами по устройству и не обнаруживая его краев. Сам браслет тоже перестал чувствоваться, как будто бы его и не было. - Вот черт!
  
   Парень взял в руки руководство и стал его просматривать. Найдя пункт: отключение датчиков, он быстро пробежал его глазами, после чего щелкнул мышкой по зеленой полоске на запястье фигуры, та стала красной, и браслет благополучно отклеился, повисая на руке.
  
   - Уф, слава богу, - выдохнул молодой человек, понимая, что датчики отсоединяются также легко как и подключаются. - Ну ладно тогда, - сказал он и снова активировал датчик, кликнув по отвечающей за него полоске.
  
   Браслет опять пришлось пошевелить, прежде чем он занял нужную позицию и приклеился. Далее, недолго думая, Дима подключил три оставшихся браслета и перешел к дискам. Те также оказались пронумерованы, и у каждого было персональное место на теле молодого человека. Стоило только приложить диск к нужной точке, как тот приклеивался точно так же, как и браслеты. Первый и второй номер следовало установить на соски, третий и четвертый на нижнюю часть спины на уровне пояса как раз в те места, где располагались ямочки. Пятый и шестой - на боковую часть тела посередине, примерно туда, где заканчивались ребра. Седьмой и восьмой датчик располагались на задних сторонах левой и правой руки чуть выше локтевых суставов, а девятый и десятый - над коленными суставами спереди. После установки дисков все точки на фигуре стали окрашены в зеленый цвет и программа выдала следующую команду:
  
   - Оденьте конектор зоны бикини на голое тело, - после чего фигура на экране обзавелась красными трусиками.
  
   "Это что мне трусы нейлоновые одеть? - подумал молодой человек и взял в руки тонкую ткань. - А они налезут?"
  
   Нейлон (или что-то на него очень похожее) легко растягивался, поэтому надеть этот полупрозрачный элемент одежды оказалось для Димы не сложной задачей. Однако стоило ему отпустить поясную часть, как ткань мгновенно натянулась и плотно облегла всю поверхность тела: член, яички, ягодицы и лобок, даже в ягодичную щель забралась и прижалась к анальному отверстию. После чего трусы перестали давить и вообще ощущаться, как будто их и не было. А на экране компа они окрасились зеленым цветом.
  
   - Чудо инопланетной техники, - пробормотал Дима, проводя рукой по своим ягодицам. Сейчас он чувствовал себя почти голым, поэтому поспешил надеть трико и футболку, в которых ходил дома.
  
   Программа не возражала против тонкой ткани прикрывающей датчики, точки и линии на экране по-прежнему светились зелеными огоньками.
  
   - Наденьте головной датчик, - последовало новое распоряжение, и Дмитрий взял в руки серебристый обруч. Ему пришлось несколько секунд пристраивать его на голове, прежде чем удалось расположить в требуемой позиции, и обруч слегка сжался, фиксируясь в данном положении.
  
   - Все датчики успешно подключены, - сообщила программа. - Нажмите любую клавишу для продолжения.
  
   Парень нажал.
  
   - Расслабьтесь и подождите, пока осуществляется сканирование вашего тела, - последовала новая инструкция. - Это может занять несколько минут.
  
   Дима увидел, как замерцали браслеты на его руках, и почувствовал волны электрических мурашек, распространяющихся от подключенных устройств во все стороны и постепенно охватывающие его тело. Эти ощущения оказались довольно приятными и парень, хихикая от слабой щекотки, расслабился, погружаясь в сладкую негу. Когда все закончилось, он побалдел еще с полминуты и, открыв глаза, увидел четкое изображение себя на экране компьютера. На него смотрела 3D-модель, но при этом настолько детально прорисованная, словно была получена голографической съемкой.
  
   - Офигеть! - выдохнул молодой человек, русоволосого и кареглазого парня лет двадцати среднего телосложения и роста, со стрижкой волос средней длины, светлой кожей и вполне себе симпатичными чертами лица. Это была его полная копия. Даже цвет глаз, длина волос и прическа совпадали. - Как такое может быть?! Это серьезно человеческая техника?
  
   - Внешние данные Вашего тела загружены, - сообщала программа. - Следующий этап согласование органов чувств. Для продолжения нажмите любую клавишу.
  
   Дима нажал, и творящиеся с ним чудеса продолжились. Сперва шла настройка рецепторов осязания. Программа предлагала пользователю коснуться определенных мест своего тела, а потом повторяла ощущения, вызванные прикосновениями. Причем те воспроизводились как в местах прикосновений, так и на кончиках пальцев, которыми он прикасался.
  
   За осязанием последовала настройка вкуса, и молодой человек к изумлению своему стал фиксировать на языке различные вкусовые ощущения. Сперва простые: горькое, соленое, кислое, сладкое. Затем более сложные: шашлык, хлеб, малина, клубника, яблоко. Каждый раз программа требовала подтверждения, что вкус соответствует своему оригинальному источнику. Потом она предложила игроку выбрать любой вкус из раскрытого списка. Увидев в перечне нектар Альрауне, Дмитрий, с колотящимся от волнения сердцем выбрал его. По языку растеклась ни с чем несравнимая очаровательная сладость, и парень даже зажмурился от удовольствия.
  
   - Боги-боги, я торчу! - восхищенно воскликнул он. - Это просто волшебство какое-то!
  
   - Настройка обоняния, - сообщила программа о начале следующего этапа.
  
   В этот раз молодой человек окунулся в мир запахов. Сперва простых: ваниль, роза, земляника, свежий хлеб. Затем составных: лесная поляна, воздух после грозы, морской бриз. И наконец снова выбор из списка. Дмитрий решил почувствовать как пахнут цветы Альрауне и на пару минут улетел в ароматную нирвану, замерев в прострации с широко-распахнутыми глазами. Наконец, стряхнув с себя наваждение парень проморгался и посмотрел на экран компьютера. Ему предлагалось настроить звуковой интерфейс.
  
   Вначале молодой человек прослушал ряд звуков и подтвердил, что их воспринимает. При этом ему не ясно было с колонок ли компьютера звуки идут или возникают непосредственно в его теле. Затем пошли объемные звуковые эффекты и в этот момент изумленный парень понял, что его простенькие колонки на такие чудеса не способны. Он услышал хлопанье крыльев, словно кто-то на большой скорости промчался у него за спиной. Дмитрий вздрогнул и обернулся, настолько реальными показались ему эти звуки. Но естественно никого в комнате кроме него больше не было. Затем он услышал шаги. Они приближались к нему издалека из-за спины. И когда парень крутнулся в своем кресле, направленность звуков не повернулась вместе с ним. Теперь шаги слышались спереди, как если бы кто-то в реальности к нему шел. Но опять же, в комнате никого не было кроме молодого человека и от этого ему стало жутко. Будто бы он столкнулся с призраками.
  
   Шаги приблизились вплотную, обогнули парня, зашли ему за спину, а потом он услышал дыхание у своего правого уха и очень приятный мелодичный голос: Привет! Дима подскочил от неожиданности и развернулся к источнику звуков. Естественно он по-прежнему оставался в комнате один. Послышался веселый женский смех и незнакомка сказала:
  
   - Настройка звукового сопровождения завешена. Приступаем к настройке зрения, визуальных эффектов и функции распознавания речи. Прочитайте, пожалуйста, вслух фразы, напечатанные на экране. Если надпись остается после ее озвучивания, повторите ее еще раз до тех пор, пока она не исчезнет. Не изменяйте своего голоса и не пытайтесь помочь программе распознать речь, говорите так, как вы привыкли говорить обычно.
  
   Молодой человек прочитал первую фразу, и около трети ее букв окрасились зеленым цветом, а остальные засветились красным. Он повторил фразу, и после этого процентов семьдесят ее стала зеленой. После третьего произнесения фраза пропала и возникла новая. С каждой следующей фразой программа понимала речь парня все лучше и лучше. Сперва надписи стали окрашиваться зеленым цветом в два этапа, и процент зелени после первого прочтения быстро увеличивался. Седьмую фразу программа распознала с первого раза целиком и последующие три фразы тоже распознались с первого раза.
  
   - Сейчас не читайте надписи, а отвечайте на вопросы, - предупредил женский голос.
  
   "Какого цвета надпись вы видите?" - возник на экране вопрос.
  
   - Красного, - ответил Дима.
  
   "Сейчас?"
  
   - Зеленого.
  
   "А теперь?"
  
   - Синего.
  
   "Расслабьте глаза и слегка расфокусируйте зрение. Ответте на вопрос: Что происходит с надписью?"
  
   Некоторое время Дмитрий ничего особенного не замечал, но потом надпись вдруг словно бы стала объемной. Причем она трансформировалась не изометрически, а вспучилась над поверхностью экрана принимая объем.
  
   - Мммать! - невольно вырвалось у парня.
  
   - Ответ не понятен, - сказала программа и в голосе ее послышались нотки недоумения.
  
   - Надпись стала объемной, - поправился Дима, улыбаясь во весь рот и прерывисто дыша. Он просто тащился от того что сейчас происходило.
  
   И ведь явно его простой ЖК-монитор был не способен на такого рода визуальные эффекты. Так как же они получались? А как ощущались прикосновения, запах и вкус? Как достигался объем звуковых сигналов?
  
   "Неужели те самые датчики, которые я на себя нацепил, позволяют столь достоверно создавать ощущения? - удивленно подумал молодой человек. - Они что, прямо в мозг мне сигналы передают? А это не вредно?"
  
   Надпись тем временем отделилась от экрана монитора и зависла в воздухе, при этом содержание текста изменилось:
  
   "Что Вы теперь видите?"
  
   Дима ответил на этот вопрос. Далее текст сделал несколько акробатических номеров: перевернулся вверх ногами, отразился зеркально, повращался вокруг разных осей, покачался как на качелях и все время требовал, чтобы пользователь озвучивал эти изменения. Затем буквы снова стали изменять цвет и размеры. Надпись потребовала, чтобы пользователь коснулся нескольких букв, произнося их алфавитные названия. Буквы при этом вспыхивали и зажигались зеленым либо красным цветом. В последнем случае необходимо было коснуться их опять.
  
   Закончив свое выступление, текст скользнул Диме за спину и приятный женский голос попросил, пользователя развернулся к надписи лицом. Парень крутнулся с креслом, выполняя это распоряжение. Затем текст стал повторять пройденную программу, требуя от молодого человека ответов. Тот отвечал и офигевал от мысли, что вот она виртуальная реальность проникшая в его мир. Он закрыл глаза. Комната исчезла, а надпись осталась висеть в темноте, трансформируясь, изменяясь и вращаясь. Только так можно было отделить реальность от виртуальности.
  
   - Комбинированная проверка, - предупредила программа голосом и надписью одновременно. Дотроньтесь до любой буквы пальцами правой руки.
  
   Дима коснулся буквы "м" в слове "Комбинированная" и неожиданно для себя ощутил ее гладкую, мягкую и теплую поверхность. Буква отклонилась назад и завибрировала, окрашиваясь в малиновый цвет и излучая мелодичный звук "мммааааа". А потом она сложилась в шарик, размером с грецкий орех и превратилась в такого же размера малину. Остальные буквы исчезли, а ягода осталась висеть в воздухе.
  
   - Повторите звук?
  
   Дима повторил как смог, и программу его имитаторские навыки устроили.
  
   - Возьмите ягодку, - предложила она.
  
   Парень взял.
  
   - Офигеть! - восхитился он. - Прям как настоящая! Только больше обычной.
  
   - Опишите свои ощущения?
  
   - Мягкая, немного мокрая, невесомая.
  
   Только парень сказал последнее слово, как вес у ягодки появился.
  
   - Потяжелела, - прокомментировал ощущения молодой человек.
  
   - Чем пахнет?
  
   Дима понюхал.
  
   - Малиной, - сказал он.
  
   - Какой у ягоды вкус?
  
   - Мне что съесть ее? А она не ядовитая? - это был риторический вопрос и парень не ждал на него ответа, но программа неожиданно ответила:
  
   - Нет. Это лишь виртуальный объект. В реальности этой ягоды не существует.
  
   - Ты меня слышишь, понимаешь?
  
   - Слышу и понимаю.
  
   - Искусственный интеллект?
  
   - Слушай, ягоду лопай, и покончим с тестом.
  
   - А... ладно.
  
   Молодой человек положил ягоду в рот и та, словно ожидая этого, лопнула я языке сладким вкусом переспелой малины и растворилась без следа.
  
   - Очуметь! - поразился Дима
  
   - Какой вкус?
  
   - Малины.
  
   - Комбинированный тест завершен, - сообщил приятных женский голос, и молодой человек уже не уверен был, что с ним разговаривает программа. - Теперь проведем пробный тест виртуальной реальности. Вернитесь к компьютеру и щелкните левой клавишей манипулятора, когда будете готовы.
  
   Дмитрий снова крутнулся в кресле, поворачиваясь к столу, накрыл мышь ладонью и щелкнул клавишей. На экране появилось изображение какого-то каменного зала, прорисованного в 3D.
  
   - Вы находитесь в учебной локации, в которой доступна виртуальная реальность. Но для начала используйте управление манипулятором. Вращение колесика вперед активирует движение, повторные вращения вперед его ускоряют вплоть до бега. Вращение назад замедляет движение до остановки и может активировать движение спиной вперед. Нажатие на колесико активирует мгновенную остановку при любом способе перемещения, но будьте внимательны, тормозной путь возможен и его длина зависит от скорости движения. Повороты манипулятора влево или вправо позволят вам повернуться в соответствующую сторону либо изменить направление движения, если вы перемещаетесь. Движения манипулятора влево или вправо с нажатым колесиком активируют перемещение боком из позиции стоя и прыжок в бок в движении. Щелчок левой кнопки манипулятора из позиции стоя инициирует прыжок вверх, двойной щелчок - сильный прыжок. При движении прыжок осуществляется в длину. Бег дополнительно удлиняет обычный и сильный прыжок. Нажатие правой кнопки манипулятора вынуждает персонажа присесть, повторный щелчок - лечь. При щелчке правой кнопки в движении персонаж продолжает двигаться в приседе или ползком.
  
   Для взаимодействия с предметами следует навести на них указатель мыши, нажать и удерживать ее правую кнопку, после чего выбрать действие из списка и отпустить кнопку. Короткий левый щелчок манипулятором при соприкосновении с дверью - откроет ее, если она не заперта. Правый щелчок закроет открытую дверь. Кроме того с дверьми можно работать так же как и с предметами используя правую кнопку манипулятора и выбирая действие. Двойной щелчок правой кнопки мыши позволяет выбрать переносимые персонажем предметы. Основное действие предметом, находящимся в руке активируется левой кнопкой манипулятора. Нажатие и удержание правой кнопки мыши позволяет выбрать дополнительные действия с предметом. Чтобы дополнительное действие совершилось, правую кнопку манипулятора следует отпустить. А теперь попробуйте применить полученные знания на практике. Если какую-то из команд Вы не запомнили, просто задайте вопрос вслух. Вопросы по управлению есть?
  
   - Нет, - ответил Дима.
  
   - Тогда приступайте к тренировке.
  
   Первым делом молодой человек крутнул колесико и стал двигаться вперед. Персонажа на экране не было видно, изображение вроде как передавалось его глазами.
  
   - А можно увидеть себя со стороны? - спросил Дима.
  
   - Найдешь зеркало - увидишь, - был ответ.
  
   Молодой человек хмыкнул и продолжил тренировку. Для начала он обежал зал по кругу, попрыгал во всех направлениях и в разных стадиях движения, посидел, полежал, поползал. Попробовал пятиться назад и ходить боком. Получалось это не очень быстро. Потом остановился и осмотрелся. Увидел лежащий на полу камень и направился к нему. Посмотрел, что можно было сделать с камнем. Его получалось только взять, а взяв в руку метнуть, выбросить или носить в руке.
  
   - А могу я носить предмет, не занимая руки? - спросил молодой человек.
  
   - Пока не в чем, - ответил ему женский голос. - У тебя нет ни сумки, ни карманов.
  
   - Я что голый?
  
   - Ага.
  
   - Блин, и как одеться?
  
   - Тебе что, холодно? - со смешком поинтересовался голос.
  
   - Нет, но я хочу одеться.
  
   - Сочувствую, но чтобы одеться, нужно найти одежду. Логично верно?
  
   - И где ее найти?
  
   - Пока нигде. В этой локации нет одежды.
  
   - Ладно. Как закончить тренировку?
  
   - Чтобы завершить данный этап и перейти к следующему, необходимо выполнить все действия, о которых я рассказала.
  
   Дима попытался вспомнить, что он еще не делал. Вроде бы оставалось только двери открыть-закрыть. Он снова осмотрелся, обнаружил в одной из стен зала дверь и направился к ней. Та оказалась массивной и деревянной, с медной ручкой в виде скобы, украшенной витым узором. Щелчок мыши и молодой человек увидел свою ладонь, протянувшуюся к ручке, а потом дверь открылась и перед глазами Димы предстала новая комната. Она оказалась практически пустой. Только у левой стены располагалось большое зеркало размером с человеческий рост.
  
   - Ну, вот ты и нашел его, - хихикнул голос. - Теперь можешь посмотреть на себя со стороны.
  
   Молодой человек подошел к зеркалу, повернулся к нему и увидел свое отражение. Он действительно был гол как сокол, причем все интимные части его организма отлично просматривались во всех деталях.
  
   - Удовлетворен? - ехидно поинтересовался голос.
  
   - Не очень. До этого я хотя бы не видел, что раздет. А ты, значит, любовалось на мое голое тело все это время?
  
   Ответом ему был смех.
  
   - Мне осталось закрыть дверь, чтобы эта экзекуция закончилась, верно?
  
   - Не обязательно. Сейчас, когда ты нашел зеркало, можно перейти к следующему этапу - войти в режим виртуальной реальности. Он доступен не во всех локациях игры, а только лишь в тех, где ты действуешь от первого лица, то есть видишь все глазами персонажа. Чтобы перейти в режим виртуальной реальности тебе нужно закрыть глаза. Попробуй.
  
   Дима закрыл глаза, и масса ощущений нахлынула на него со всех сторон. Прежде всего, он почувствовал холодный каменный пол под босыми ногами, ощутил легкий сквозняк овевающий обнаженную кожу, нос уловил запах пыли, а переступив с ноги на ногу, парень услышал едва различимое шуршание.
  
   - Теперь можешь открыть глаза, - подсказал голос, который приобрел направленность и шел откуда-то из-за спины.
  
   Молодой человек послушался и вздрогнул, обнаружив себя стоящим в самой настоящей комнате с каменным полом, стенами и с зеркалом перед глазами. Он словно действительно живьем переместился в игровую локацию, воспринимая реальные ощущения от всех органов чувств.
  
   - Матерь божья! - воскликнул парень и увидел, как его отражение в зеркале произносит эту фразу, удивленно вытаращив глаза.
  
   - Ну что, нравится? - поинтересовался голос из-за спины, но в отражении никого за спиной не было.
  
   Дима обернулся и опять никого не обнаружил.
  
   - Я невидима, - пояснил голос. - Так что можешь меня не искать.
  
   - А кто ты такая?
  
   - Я твой гид, помогающий освоиться в игре. Так что искать меня бесполезно. Считай, что я у тебя в голове.
  
   - Ясно. - Дима переступил с ноги на ногу и уточнил: - и как в этой виртуальности собой управлять?
  
   - Так же как в жизни. Ходи или бегай ногами, действуй руками, все очень просто.
  
   - Невероятно. И как такое возможно? Все как настоящее. Это просто фантастика какая-то. Люди ведь не умеют делать такие... игры.
  
   Гид рассмеялась.
  
   - Ты что же, не веришь своим глазам?
  
   - Верю, но... эту игру ведь не инопланетяне сделали?
  
   - Не инопланетяне, - успокоил голос. - Ну, ты попробуешь что-нибудь сделать или как?
  
   - Попробую, - ответил Дима.
  
   Для начала он осмотрел себя в зеркале, а потом и напрямую, наклонив голову. Тело его полностью соответствовало тому, что отражалось и тому, что было в жизни. Телосложение, лицо, руки, ноги, живот и гм... то что ниже, все было его. Молодой человек сделал шаг к стене и потрогал ее. Камень давал четкие осязательные ощущения прохладной и шершавой поверхности. Он походил, побегал, попрыгал, шлепнул себя по голой заднице и почувствовал боль.
  
   - Офигеть, - выдохнул Дима. - А зачем ты рассказывала мне про управление мышью, раз можно все делать напрямую?
  
   - Затем, что только в особых локациях можно в виртуальной реальности пребывать. А в остальных управление будет то, про которое я тебе уже говорила.
  
   - Я когда хожу и машу руками, в реале я тоже самое делаю?
  
   - Нет. Ты почти не двигаешься. Двигаться могут только кисти рук и стопы ног, так что не бойся, что тебя сочтут за лунатика. Если увидит кто-то со стороны, то подумает, что ты заснул, ну или сидишь с закрытыми глазами.
  
   - Ясно. И как мне из этого состояния выйти?
  
   - Нужно закрыть глаза, расслабиться, переключиться на ощущения из жизни, а потом открыть глаза. И ты вернешься к себе в комнату. Но перед тем как сделаешь это, нужно пройти еще один тест, без которого ты не сможешь продолжить создание персонажа.
  
   - Так, и что мне надо делать?
  
   - Встретиться с кем-нибудь из мамоно. Кого хочешь увидеть?
  
   Перед глазами парня прямо в воздухе появился столбик надписей: йоко, некомата, ламия, альрауна, суккуба, арахна.
  
   "Только не с арахной!" - подумал Дима и завис на несколько секунд, не зная кого бы выбрать. Подумав немного, он коснулся строчки: ламия. Все-таки девушка-змея была на взгляд молодого человека самой необычной из тех, с кем он не прочь был бы познакомиться поближе.
  
   - А ничего, что я голый? - озабочено спросил молодой человек.
  
   В ответ раздался хитрый смешок.
  
   - Совсем ничего! Наоборот, даже кстати, - весело сказала гид. - Пока-пока, - добавила она стремительно удаляющимся голосом, - до скорой встречи, мон шер! Желаю приятных ощущений!
  
   А Дима остался стоять, неуверенно переступая с ноги на ногу и не зная, что же ему делать дальше. Тем временем слуха его коснулся странный шорох, который постепенно становился громче, как будто источник издававших его звуков приближался. Что-то необычное и даже завораживающее было в этом шорохе, что-то вызывающее озноб и мурашки бегущие по спине. Молодой человек повернулся к проему открытой двери и с беспокойством смотрел в него. Он уже догадался, кто издает эти странные звуки, и теперь испытывал мандраж от предстоящей встречи.
  
   "Боже ж мой! Я сейчас живьем увижу настоящую ламию! Вернее почти как настоящую и почти живьем. И что я ей скажу? - взволнованно подумал Дима. - Вначале надо поздороваться. Нужно быть вежливым. А потом... а потом я скажу как рад встретить такое необычное и прекрасное существо. Интересно, она на "существо" не обидится? Может по-другому ее назвать? Мамоно? Или просто девушка?"
  
   В этот момент шелестящие звуки раздались особенно явственно, и в проеме двери обозначился знакомый сердцу силуэт. У молодого человека глаза от изумления распахнулись и зайчики запрыгали в груди, когда он увидел, с кем именно ему уготована встреча. Оказавшаяся в комнате мамоно, как две капли воды походила на Владыку монстров из любимой Диминой новеллы. Точнее она словно бы являлась реальным прообразом, с которого этот персонаж рисовался. Та самая Алиса или Алифнесса Шестнадцатая, но только живьем. Ее сексапильную фигуру с обалденно красивой грудью пятого размера, очаровательное личико с тонкими чертами лица и невероятно длинные серебристые волосы с красным контуром змеиного глаза на челке просто невозможно было забыть. Ее белоснежные локоны слева от лица были украшены алыми цветами, а тонкие изящные руки от кончиков пальцев, до середины предплечий покрывала черная глянцевая ткань длинных перчаток. Выше бедер, прикрытых миниюбкой, сделанной из черных лепестков с белыми краями, ламия имела женскую фигуру с голубой кожей и темно-фиолетовыми, почти черными узорами по левой стороне тела, напоминающими кабалистические знаки. Ушки у нее были острые как у эльфийки. А вместо ног тянулся огромный змеиный хвост, который сверху и с боков покрывала темно-коричневая чешуйчатая кожа, в нижней части приобретающая нежный бежевый цвет. Глаза красотки с вертикальными змеиными зрачками сияли оранжевым огнем, на губах играла хищная улыбка, кончик хвоста нетерпеливо метался из стороны в сторону.
  
   - П...привет, - заикаясь поздоровался Дима со змеедевушкой.
  
   А та, вместо приветствия, молниеносно оплела парня хвостом, полностью лишая его подвижности, после чего плавно подтянула к себе пойманную добычу.
  
   - Попался, - проворковала девушка, плотоядно улыбаясь, и ее тонкий раздвоенный язычок заплясал у пленника по лицу, словно пробуя того на вкус. - Мммм, какой миленький, - сказала она и, жадно обвив руками молодого человека за шею, впилась ему в губы страстным поцелуем. Ее длинный как маленькая змейка язык проник парню в рот и обернулся вокруг его языка точно так же, как сама ламия пленила тело человека.
  
   "Ох! Боже! Как сладко! - восхищенно подумал Дима, чувствуя очаровательную сладость, разливающуюся во рту. Слюна ламии словно нектар плавно перетекала изо рта в рот, достигала гортани и столь же плавно проникала дальше, наполняя организм молодого человека волшебным теплом и туманя его мысли.
  
   Парню казалось, что он постепенно растворяется в этом волшебном поцелуе, все тело его становилось воздушным и эфемерным за исключением центральной части, которая наоборот наливалась железной твердостью. И хищнице это, похоже, очень нравилось. Не прекращая свой глубокий поглощающий поцелуй, она урчала и вибрировала как мурлыкающая кошка, а еще плавно терлась своей голубой бархатной кожей о тело пленника, вжимаясь в него большой мягкой грудью и буравя твердыми как камушки сосками.
  
   Дима чувствовал, как затвердевший член его трется о что-то мягкое и мокрое, источающее вязкую влагу. Он погружался в божественный аромат, который быстро усиливался и накрывал его плотным облаком. Словно сладкий нектар, сочащийся из цветка, распространял вокруг себя волшебные запахи. А потом ламия прервала свой захватывающий поцелуй, оторвалась от губ парня и жадно поедая его глазами сделала хищное движение бедрами, одним точным движением поглощая мужское естество своей плотью.
  
   Сознание Димы буквально затопило блаженством, он непроизвольно выгнулся дугой и застонал, широко распахивая глаза, переживая интенсивное удовольствие. Член его будто бы оказался в раю, принимая божественное воздаяние за какие-то одной святой силе известные заслуги. И пленившее его удовольствие нарастало, пронзая тело молодого человека мощными импульсами, заставляя его извиваться в сладостной агонии.
  
   Все эти ощущения казались такими волшебными, святыми и ангельскими, что. случайно увиденное в зеркале отражение происходящего, поначалу вызвало в душе молодого человека легкий диссонанс. Ведь оно показывало какое-то диаметрально противоположное действие демонической природы, пронизанное похотью и страстью. Ламия буквально тряслась от вожделения, стискивая пленника в своих кольцах. Она сотворила из них этакое импровизированное узилище, которым надежно сковывала мужчину и яростно насиловала его, совершая бедрами резкие, грубые удары. Ее глаза хищно сверкали, а на губах играла плотоядная улыбка, будто бы змеедева не сексом занималась, а пожирала свою добычу.
  
   Однако это новое восприятие только сильнее возбудило Диму, делая ощущения еще более объемными и насыщенными, разжигая их необузданной страстью. Он взглянул в глаза своей любовнице и очаровался их хищной красотой, испытывая волнующий трепет. Тело его горело в горниле наслаждения, а душа блаженствовала, впитывая глазами удовольствие змеедевы, лицо которой искажалось мимикой приближающейся разрядки. По телу хищницы пробежала волна судорожных сокращений и она сладострастно закричала стискивая парня с такой яростной силой, что у того аж кости затрещали, и весьма ощутимая боль дополнила наслаждение новыми яркими красками. Оргазм ламии словно бы сдетонировал накопленный в теле молодого человека заряд и тот вслед за ней взорвался в умопомрачительном по силе блаженстве, выплескивая из себя сперму, густыми обильными струями. Влагалище ламии затрепетало, принимая живительный сок, и алчно сдавило член парня, энергично массируя волнообразными сокращениями и словно выдаивая вытекающую из него жидкость.
  
   Сотрясаясь в судорогах резко усилившегося оргазма, Дима закричал. Ему казалось, что блаженство его разразилось с новой силой и словно заело, не желая заканчиваться, вынуждая парня выплескивать из себя сперму вновь и вновь, отдавая всю ее без остатка. И лишь когда его белый сок закончился, импульсы разрядки пошли на спад, унося молодого человека в блаженную негу, позволяя, наконец, расслабиться и почувствовать, насколько капитально он ослаб.
  
   Какое-то время после этого Дмитрий сидел неподвижно, не имея ни сил, ни желания пошевелиться или даже открыть глаза. Поэтому он не видел, как на экране компьютера зажигались и гасли надписи, цвета безмятежной небесной бирюзы, будто бы генерирующая их программа сама пребывала в состоянии глубокого умиротворения и довольства.
  
   "Физический тест пользователя завершен. Физические характеристики персонажа определены. Порция спермы получена. Выполняю анализ спермы. Анализ спермы завершен. Химико-биологические данные пользователя определены. Порция духовной энергии получена. Выполняю анализ духовной энергии. Анализ духовной энергии завершен. Личностные характеристики персонажа определены. Формируются базовые качества персонажа. Базовые качества персонажа сохранены".
  
   Бирюзовые надписи погасли и на экране зажглись новые, зеленого цвета:
  
   "Заключительный этап формирования персонажа: определение бонусного качества по выбору пользователя. Пожалуйста, опишите индивидуальное свойство, которым вы хотели бы наделить своего персонажа. Либо выберите индивидуальное свойство из прилагающегося списка".
  
   Дима ничего этого пока не видел. Краем сознания он отметил, что вышел из виртуальной реальности, вновь чувствовал себя одетым и сидящим в компьютерном кресле. Программа остановила свою работу и ждала его реакции. Так продолжалось минут десять-пятнадцать, пока парень не пошевелился и не потянулся со стоном, испытывая томную негу пополам с физической слабостью и остаточными болевыми ощущениями в мышцах и суставах, которые он переживал после предельного сдавливания в змеиных кольцах.
  
   - Чёооорт! - простонал молодой человек и рассмеялся. - Надо ж как она меня выжала капитально...
  
   Он на секунду замер, вспомнив какое количество спермы из себя выплеснул, и стал поспешно стягивать с себя трико, чтобы проверить состояние нижнего белья. Под одеждой на нем были только нейлоновые трусы-датчики, которые выглядели чистыми и сухими, само трико тоже не несло на себе никаких следов сексуальных излияний.
  
   "Так все понарошку что ли произошло? - мысленно удивился молодой человек. - Почему ж я тогда вакуум чувствую в яйцах".
  
   Дима действительно ощущал себя так, будто кончил раз десять подряд доведя себя до полного сексуального истощения".
  
   - Чёрт, - снова пробормотал он и медленно натянул трико на талию. - Рехнуться можно с этой игрой.
  
   Тут он заметил надпись на экране и стал ее читать.
  
   - Бонусное свойство? - расслабленно произнес молодой человек. - А это, наверное, то, что позволит мне мамоно сексуальным оружием побеждать. И как, интересно, мне его сформулировать?
  
   - Вам следует для начала определить, какие цели будет преследовать бонусное свойство персонажа, - подсказала программа, и Диме послышалось в ее голосе томное умиротворение, как у человека кайфанувшего недавно и теперь пребывающего в расслабленной неге.
  
   "Как будто она на самом деле меня трахнула, - мысленно позабавился молодой человек. - Это ж надо было так улететь, что теперь уже в голосе компа эротика мерещится".
  
   В слух же он произнес:
  
   - Цель бонустного свойства - победа над мамоно без нанесения физического ущерба.
  
   - Определите вид поражающего фактора.
  
   - Сексуальное воздействие, удовольствие. Оно должно быть таким, чтобы превышать по уровню воздействия подобные же атаки девушек-монстров, и чтобы побеждать таким образом, я должен как-то сам уметь восстанавливаться от сексуальных атак мамоно или иметь к ним стойкость. Ну или пусть стойкость останется той же, но повысится выносливость. Я должен как-то уметь восполнять свою сексуальную силу прямо во время боя, чтобы иметь возможность неограниченное время заниматься сексом, ну или более длительное, чем мамоно.
  
   Надписи на экране вдруг погасли и высветились новые:
  
   "Задача определена. Идет анализ скрытых возможностей персонажа. Подождите, пожалуйста, это может занять несколько минут. Если поставленная задача окажется не разрешимой, сформулируйте другое свойство или выберите имеющееся из списка".
  
   "Эх! Хоть бы получилось! - мысленно загадал Дима. - Не хочу девушек обижать, хочу делать им приятно. У них же получается, почему бы и мне не научиться такому?"
  
   "Анализ завершен, - сообщила программа через пару минут, и молодой человек затаил дыхание. - Сформировано бонусное свойство персонажа: "темное поглощение"".
  
   - Урррааааа! - обрадовался молодой человек и азартно потер руки. - И что оно может, как действует?
  
   - Для того, чтобы ответить на этот вопрос, нужно сперва пояснить, что такое темная энергия девушек-монстров, - сообщила программа голосовым способом. - Темная энергия - это базовая энергия мамоно, участвующая в процессах жизнедеятельности их организмов. Как, к примеру, духовная энергия в человеческом теле. Кроме того, темная энергия - это и темная мана, которая может использоваться мамоно для магического и сексуального воздействия на людей. Проникая в тело мужчины, она способна привести его в состояние сексуального возбуждения, а так же мобилизовать мужской организм на полную сексуальную отдачу. Благодаря своей темной энергии мамоно могут вытянуть из мужчины всю его сперму, что не возможно было сделать без данного ингредиента.
  
   - А я-то всегда поражался, как мамоно могут заставлять мужчин кончать огромное количество раз, и при этом добиваются постоянной и стабильной эрекции, ведь это физически для многих из нас невозможно. Выходит темная энергия обеспечивает такую производительность.
  
   - Верно.
  
   - Но мне до сих пор не понятно, почему в ряде случаев мужчина лишь полностью лишается сил, но при этом остается жив, а в иных, в подобной же ситуации, погибает.
  
   - Если выпить всю сперму мужчины, но оставить в его теле духовную энергию, то он не умрет, - пояснила программа. - Смерть наступает, если человека лишить всей его духовной энергии полностью.
  
   - Но как это происходит? Почему в одном случае духовная энергия остается, а в другом выпивается вся?
  
   - В сперме мужчины содержится очень много духовной энергии, поэтому данная жидкость очень нравится мамоно и является для них деликатесом. Вытягивая сперму из мужчины, мамоно получают всю духовную энергию, которая в ней содержится, и это позволяет им пополнять свою темную энергию, а так же делать ее более плотной и насыщенной. Иными словами, мамоно подзаряжаются от людей, поглощая их духовную энергию. Если мамоно ограничит свой рацион только спермой, мужчина не умрет, даже если она доведет его до сексуального истощения. Потому что духовная энергия есть не только в сперме, но и в крови, в питательных веществах организма, во всем теле. Но если девушка-монстр не ограничится спермой мужчины, и вместе с ней будет вытягивать духовную энергию из всего тела мужчины, то он может умереть.
  
   - Вот значит как, понятно теперь. А почему в сперме мужчин много духовной энергии?
  
   - Потому что она предназначена для зачатия новой жизни и вся духовная энергия спермы идет на создание плода и обеспечения его стартовой жизнедеятельности.
  
   - У женщин ведь нет спермы. Значит ли это, что у них духовной энергии меньше?
  
   - Вовсе нет. У женщин в яйцеклетках сконцентрировано столько же духовной энергии, как и в мужской сперме. И когда происходит зачатие духовная энергия мужчины и женщины объединяются, благодаря чему и рождается новый человек.
  
   - Невероятно! Как интересно! Так что же все-таки за свойство такое "темное поглощение" и что оно дает?
  
   - Мамоно могут поглощать духовную энергию мужчин и превращать ее в нужную им темную энергию, но у людей такого свойства нет. Хотя, если быть точным, оно есть, но очень-очень слабое. В среднем человек способен трансформировать в несколько тысяч раз меньше темной энергии, чем даже самая слабая монстродева. Такая маленькая толика остается практически незаметной на фоне общего объема духовной энергии, поэтому мы раньше и не знали, что люди вообще на такое способны. Вот эта способность и называется "темное поглощение", и чтобы она была хоть сколько-то действенной, у твоего персонажа она будет искусственно усилена в пять тысяч раз.
  
   - Вот это да! Значит я буду получать много духовной энергии? - восхитился парень.
  
   - Вовсе нет, - ответила программа. - Даже после такого усиления, эта способность будет на том же уровне, как и у самых слабых монстров. Так что с сильным мамоно тебе даже и не стоит пытаться использовать это качество в бою. Для сравнения, Владыка монстров в несколько тысяч раз превосходит слабого монстра в способности поглощать духовную энергию людей, то есть примерно настолько же, насколько слабый монстр превосходит в этом качестве обычного человека.
  
   - И как же тогда быть? Я смогу использовать темное поглощение только в бою со слабой монстродевой.
  
   - Вначале да. Но у тебя будет возможность эту способность развивать. Так что в перспективе ты сможешь ее существенно усилить.
  
   - И как быстро это произойдет?
  
   - Все зависит от того, как часто ты будешь ее использовать, и как много у тебя станет духовной энергии. Темное поглощение можно прокачивать, даже пребывая в сексуальном рабстве у какой-нибудь более сильной чем ты мамоно. Так что у тебя всегда будет шанс когда-нибудь освободиться.
  
   - Ну а как этот навык действует? Как с его помощью можно побеждать?
  
   - Сам по себе он побеждать тебе не позволит и может использоваться скорее в защитных целях. Преобразуя темную энергию в духовную, ты всегда сможешь восполнить свои запасы маны и уберечь себя от энергетической смерти. Кроме того, сексуальные и магические атаки мамоно базируется на темной мане, так что преобразуя ее в духовную энергию, ты ослабишь воздействие на себя, а также сократишь время действия подчиняющих и возбуждающих заклинаний.
  
   - Но как мне в таком случае атаковать?
  
   - Мамоно совершают свои атаки темной энергией, значит, ты должен совершать их с помощью духовной. Весь вопрос упирается в ее количество. У людей, как правило, нет лишних резервов маны, все что они вырабатывают, идет на жизнедеятельность организма и деторождение. Однако способность "темного поглощения" все меняет. У тебя появится возможность создавать избыток духовной энергии и откроется путь для развития вторичных навыков, например, "духовного восхождения".
  
   - А это что такое?
  
   - Способность к "духовному восхождению" позволяет совершенствовать духовную силу и увеличивать запасы духовной маны, а так же использовать ее для собственного развития. Иными словами, как только у тебя появится избыток энергии, так сразу же станет доступным этот навык, и ты сможешь решить, как потратить на себя эти запасы. Захочешь ли ты поднять свою "духовную силу" или повысить эффективность "темного поглощения" - тебе решать, но в перспективе следует развивать и то, и другое. Ведь первое, в конце концов, увеличит резервуар для хранения маны и эффективность ее использования, а второе - скорость заполнения резервуара.
  
   - Но как я смогу совершать атаки с помощью "духовного восхождения"?
  
   - Все опять же упирается в количество духовной энергии, а точнее в величину ее избытка. Повышая энергетический уровень, ты будешь постепенно открывать в себе новые способности к различным атакам. Самой первой и наиболее простой будет способность "заряжение", которая позволит перенасыщать свою сперму духовной энергией, а так же ускорять выработку спермы, пополняя ее запасы.
  
   - И как это поможет мне победить?
  
   - Очень просто. Если мамоно объестся, то есть поглотит больше твоей духовной энергии, чем в ней содержится темной, то она уснет и проспит до тех пор, пока полностью не переварит проглоченное, то есть пока не превратит духовную энергию в темную. Так что у тебя будет достаточно времени, чтобы сбежать от нее и продолжить свое путешествие. Кроме того, ты сможешь ускорить свою победу с помощью "темного поглощения". Ведь чем больше ты примешь энергии мамоно, тем меньше в ней маны останется и тем меньше твоей духовной энергии потребуется, чтобы ее усыпить.
  
   - Что-то не понял. То есть я могу использовать "темное поглощение" во время боя, а мои противницы "духовное поглощение" - нет?
  
   - Не совсем так. Эти способности работают по-разному. Мамоно трансформируют духовную энергию в два этапа: сперва аккумулируют ее в энергетическом резервуаре, а потом уже в особом расслабленном состоянии начинают перерабатывать. Этот процесс похож на переваривание пищи в желудке. Однако он сопровождается интенсивным удовольствием, поэтому в процессе преобразования энергии монстродевы становятся недееспособны. Навык "темного поглощения" не позволяет тебе безопасно аккумулировать в себе ману мамоно. Концентрируясь в теле человека, она опьяняет его и тем самым делает беспомощным против мамоно. В этом плане от обычного мужчины ты не отличаешься ничем. Так что единственный путь к победе - непрерывное и максимально быстрое очищение тела от темной энергии посредством преобразования ее в духовную. Если монстродева будет сильнее тебя, то ты не справишься с ее темным потоком и будешь повержен. Если слабее, то победа будет за тобой.
  
   - И что делать, если я наткнусь на более сильного монстра?
  
   - Просто отдайся ей и позволь наслаждаться собой, трансформируя ее темную энергию и повышая свой уровень. Когда-нибудь ты ее превзойдешь и сможешь освободиться.
  
   - Вот как? А она разве не будет совершенствоваться вместе со мной? Вдруг я не смогу ее догнать?
  
   - В отличие от тебя монстродевы не управляют своим развитием. Они просто поглощают духовную энергию и растут, как человек растет, поедая пищу. Избыток темной маны совершенствует все их качества равномерно, поэтому скорость развития отдельных навыков и свойств получится медленнее, чем у тебя. Ты же можешь направленно развивать то, что в данный момент тебе нужно и гораздо быстрее прокачивать "темное поглощение" и "духовное восхождение", которые обеспечат твою победу.
  
   - Клааассно! Просто невероятную фишку вы мне подарили! Я так рад. И самое главное использование ее принесет мне двойное удовольствие, ведь я так люблю доставлять удовольствие монстродевам.
  
   - Не стоит впадать в эйфорию по этому поводу, ведь вначале тебе будет очень непросто использовать эти способности, пока ты не разовьешь их до определенного уровня. И первые тренировки свои, я рекомендовала бы тебе проводить со слизями, поскольку они являются самыми слабыми монстродевами и обладают наименее развитой способностью к "духовному поглощению". Из-за этого слизи значительно медленнее переваривают человеческую ману, чем другие мамоно. У этого вида есть, конечно, свои исключения, но мы говорим о среднестатистическом большинстве. Постепенно ты научишься оценивать силу своих противников, стараясь сражаться с теми, кто тебе по плечу. И скрываться от более сильных. Не стоит забывать так же и об обычных человеческих способностях: силе, скорости, реакции и выносливости, которые ты тоже сможешь развивать с помощью "духовного восхождения", причем заметно быстрее, чем твои соплеменники обычными тренировками. Они дадут тебе шанс уклониться от схватки с энергетически более сильной соперницей или одолеть ее обычным оружием, если не получится сбежать.
  
   - Спасибо большое за наставления! Когда я смогу приступить к игре?
  
   - Хоть сейчас. У тебя больше не осталось вопросов?
  
   - Есть один. Ты не могла бы назвать и другие "духовные" атаки, которые будут доступны мне в будущем?
  
   - Конкретные называть не буду. Сейчас это бессмысленно. Позже ты сам сможешь увидеть доступные для использования атаки и прочитать, как они действуют. Чем выше будет твой энергетический уровень, тем больше атак появится в твоем арсенале. Но я могу рассказать о тенденции развития. На первом этапе тебе будет доступно то, что ты можешь делать внутри себя. На втором, ты сможешь выплескивать духовную энергию вовне через прикосновения. На третьем, научишься применять предметы и оружие (меч, копье, стрелы) для передачи мамоно своей духовной энергии. Ну и на четвертом этапе использовать дистанционные бесконтактные атаки.
  
   - Круто! Мне так хочется поскорее всему этому научиться!
  
   - Раз хочется, значит научишься.
  
   - Я готов! У меня больше нет вопросов.
  
   - Тогда сохрани созданного персонажа и выбери пункт: "принять соглашение ", но перед этим рекомендую тебе его внимательно прочесть. Соответствующий текст приложен в брошюре идущей в комплекте с игрой. После согласия станет доступен пункт: "Начать игру". Как и в любой сетевой версии, сохранение невозможно. Вернее оно происходит автоматически при выходе из игры и продолжается прохождение с того самого места, на котором ты закончил. Ну а теперь вперед, в новое путешествие, храбрый герой Дима. И пусть сопутствует тебе удача на твоем пути!
  
   После этих слов на экране компьютера высветилось надпись:
  
   "Создание персонажа завершено". А под ней располагались две кнопки: "Сохранить и выйти из редактора" и "Продолжить редактирование"
  
   Молодого человека все устраивало, поэтому он выбрал первый пункт. После этого на экране высветилось стартовое меню, из четырех строчек: "Принять соглашение", "Монстропедия", "Настройки" и "Выход". Дима посмотрел на книжечку с соглашением, открыл ее и пролистал. Текста там было очень много и читать его было, откровенно говоря, влом. Уж очень хотелось поскорей начать игру. Игрок пожал плечами и щелкнул на кнопке "Принять соглашение" и подтвердил этот выбор. В конце концов, он хотел сыграть в эту игру любой ценой, а потому кроме как принять соглашение никаких других вариантов не было. Ну, по крайней мере, тогда парню казалось, что читать этот договор нет никакого смысла.
  
   Теперь первый пункт меню преобразовался в "Начать игру" и, взволнованно вздохнув, парень его выбрал. Изображение на экране стало медленно гаснуть, обернулось черным полем, затем посветлело, и персонаж оказался в лесу. Комната сразу наполнилась щебетанием птиц, запахом цветов и свежей зелени. Картинка на мониторе отличалась сочностью ярких красок
  
   Изображение показывалось в режиме ПОВ то есть от первого лица.
  
   "Значит, в этой локации доступна виртуальная реальность?"
  
   Дима решил проверить и закрыл глаза. Первое, что он почувствовал это дуновение ветра на лице, затем тяжесть своего тела и земную твердь под ногами. Он открыл глаза и увидел себя стоящим в лесу, в высокой траве, примерно по колено. В этот раз он был одет в черные облегающие, но при этом свободные штаны, бежевую рубашку и жилет без рукавов. Ноги оказались обуты в высокие походные сапоги темно-серого цвета с подвернутым голенищем и окованными медью носками. На поясе был широкий кожаный ремень с медной пряжкой. За спиной висела длинная коричневая накидка вроде рыцарского плаща, из под которой торчала вверх рукоять меча. Ножны его тоже были закреплены за спиной и накидка их скрывала.
  
   Так и началось его путешествие в этом игровом, но невероятно реальном мире. Сюжет игры в большей степени напомнил ему новеллу. Не успел парень сделать и несколько шагов по лесной тропинке, как раздался ужасный грохот, и земля содрогнулась будто бы от средней силы землетрясения балла на четыре-пять, словно бы где-то недалеко что-то с огромной силой ударилось о землю. Дима улыбнулся и в предчувствии скорой волнующей встречи устремился в направлении, откуда пришел звук удара. Поиски много времени не заняли. Примерно через сотню метров он наткнулся на поваленные деревья и стал пробираться через них приближаясь к эпицентру разрушений. Выйдя на расчищенный взрывом участок, парень обнаружил ту, кого искал. На лесной траве лежала прекрасная девушка, а вернее змеедева с человеческими формами до бедер, кожей голубого цвета и огромным змеиным хвостом вместо ног. Несмотря на разрушения вокруг, трава под ней не была уничтожена, лишь небольшая вмятина в земле, свидетельствовала о падении мамоно откуда-то сверху.
  
   - Алиииса! - радостно прошептал Дима и в голове его почему-то сразу промелькнули слова: "Миелофон! Космозоо!", от которых он хихикнул и отрицательно мотнул головой. Нет, перед ним лежала другая Алиса. Но к ней не менее, а то и гораздо более тянулось его сердце.
  
   Парень приблизился к ламии и склонился над ней, любуясь экзотической красотой девушки. Она казалась сейчас такой милой и беспомощной, что хотелось обнять ее и защитить. Ой! Да что уж греха таить, хотя бы просто прикоснуться. Но Дима не решился это сделать, не зная, как отреагирует на его прикосновения Владыка монстров. Они ведь по сюжету даже еще не были знакомы.
  
   Внезапно глаза девушки распахнулись. Ну как внезапно, молодой человек знал, что это скоро произойдет. Ламия пристально посмотрела ему в лицо, приподнялась на локте и скривив губы потерла рукой себе спину.
  
   - Гадство, - сказала девушка на чистейшем русском языке. А чего еще следовало ожидать, игрушка-то русифицирована. Или может быть ее вообще наши сделали? Прикольно, если так.
  
   - Эээ, п...привет, - поздоровался Дима, слегка заикаясь.
  
   - Виделись уже, - недовольно ответила ламия, но потом улыбнулась парню и добавила: - Привет-привет, Дима.
  
   От такого неканонического развития сюжета молодой человек слегка опешил.
  
   - А...Алиса? - неуверенно спросил он.
  
   - Ну да.
  
   - В...Владыка монстров?
  
   - Я странствующий гурман, - поправила девушка, хитро улыбаясь. - А по совместительству твой гид и наставник в этом мире.
  
   - А? - еще больше удивился парень.
  
   - Блииин! Ну чего ты такой тормозной? Мы сегодня с тобой уже общались, я помогла тебе создать персонажа, инструктировала в игровой локации, а эту форму, - она провела руками по своей фигуре, - ты сам выбрал.
  
   - Так ты не Владыка монстров?
  
   Ламия опять улыбнулась:
  
   - Ты этим расстроен?
  
   - Не... нет, - поспешно мотнул парень головой и присел рядом с ней на колени. - Мо...можно тебя потрогать?
  
   Алиса рассмеялась.
  
   - Какой ты забавный, - сказала она. - Робкий, застенчивый, покраснел весь от смущения. Трогай уж, раз хочется.
  
   Дима осторожно прикоснулся к хвосту змеедевушки, провел руками по ее гладкой чешуйчатой коже и с восхищением посмотрел ей в лицо.
  
   - Поверить не могу, - потрясенно сказал он. - Т...ты не ушиблась? Не ранена?
  
   - Нет. Все в порядке. У меня был приличный избыток темной энергии, так что все повреждения уже зажили.
  
   - Но... ты наверно потратилась? Мо...может тебе пополнить запасы надо? Я... я не против тебе помочь.
  
   - Ох, какой сексуально озабоченный герой мне попался, - хихикнула девушка. - И не стыдно ему заветы Илиас нарушать?
  
   - Я только лишь с целью помочь, - поспешно возразил ей Дима. - Ничего такого и никаких других намерений.
  
   - Да-да, - продолжала иронично улыбаться ламия. - Как же иначе-то. Но я не голодная пока. Совсем недавно одного вкусного мальчика выпила, - многозначительно добавила она. - Но, кое-что я все-таки сделаю.
  
   Она вдруг сцапала парня рукой за рубашку и, притянув к себе, впилась ему в губы глубоким поцелуем. Дима вновь испытал змеиный захват своего языка, ощутил как волшебная сладость вливается ему в рот и стал таять от блаженства, чувствуя как делается легким и невесомым его тело. Когда он казалось бы уже совсем улетел и не чувствовал земли под ногами, Алиса его отпустила и слегка отстранилась, любуясь содеянным.
  
   Молодой человек тем временем чувствовал, как острое возбуждение охватывает его тело, он с ожиданием посмотрел девушке в лицо, но та по-прежнему выглядела расслабленной и спокойной. Дима судорожно прижал руку к своему эрегированному дружку и со стоном выдохнул:
  
   - Ты афродизиаком меня напоила? Зачем?
  
   - Для тренировки. И не афродизиак это, а моя темная энергия. Хочу посмотреть, как работает твое темное поглощение. Давай, соберись и работай. Я не так уж и много тебе дала своей маны. В бою мамоно могут гораздо основательнее тебя обработать.
  
   Парня буквально трясло. Работало его темное поглощение или нет он сказать не мог, ничего не чувствовал кроме сжигающего его желания заняться сексом. Но постепенно молодого человека стало отпускать. Тело медленно наполнялось покоем и умиротворением. Наконец Дима ощутил, что полностью освободился от желания и расслабленно лег на спину.
  
   - Медленно, - констатировала ламия. - Ты еще очень слабо используешь свою бонусную способность. Встречаться с монстрами тебе пока рано. Давай-ка, разожги костер, а я пойду на охоту, поймаю зверька какого-нибудь. Нужно нам пообедать.
  
   Вот так и состоялась первая тренировка героя. Вначале ему действительно сложно давалось темное поглощение. В тот день ламия раз шесть поцеловала его, заставляя снова и снова по нескольку минут корчиться от сексуального желания. И каждый раз все происходило одинаково. Он не ощущал никакого прогресса, облегчение приходило примерно через одно и тоже время.
  
   - Как же так? Почему? - простонал парень после очередной ломки.
  
   - А что ты хотел, - пожала плечами Алиса. - Чтобы способность улучшилась, ее надо улучшать. Потратить хоть немного энергии на ее развитие.
  
   - И как мне это сделать?
  
   - Пока никак. Ты еще недостаточно духовной силы накопил, чтобы включилась вторая твоя способность.
  
   Когда стемнело, Алиса стала устраиваться спать и, обвившись вокруг дерева хвостом, человеческой своей частью прилегла рядом с ним на землю.
  
   Дима присел рядом и с удовольствием погладил ее по голубой спине, провел пальцами через длинные шелковистые волосы, расчесывая их.
  
   - Чего тебе? - спросила ламия.
  
   - Можно мне лечь рядом?
  
   - Ложись.
  
   - А обнять?
  
   - Можно.
  
   Дима прилег и с трепетом прижался сзади. Он просто млел испытывая огромное удовольствие от столь волнительного контакта. Кроме того от девушки просто обалденно вкусно пахло и парень не сразу сообразил, что запах источают красные цветы в ее волосах.
  
   - Зачем ты обвилась хвостом вокруг дерева?
  
   - Просто мне так удобнее, - объяснила ламия. - Хочется чего-то обвивать.
  
   - А когда ты дома спишь?
  
   - У меня в основании кровати есть столбик.
  
   - Нет, я про настоящий дом, человеческий. Не все же время ты в игрушке проводишь?
  
   Алиса улыбнулась и весело сверкнула глазами.
  
   - А с чего ты решил, что я человек?
  
   Парень хохотнул.
  
   - Да ладно тебе, не прикалывайся. Разве мамоно существуют в реальности?
  
   - А почему ты думаешь, что нет?
  
   Дима завис на несколько секунд, не зная, что сказать и девушка ответила на его первый вопрос:
  
   - Я люблю обнимать одеяло ногами. Прокладывать его себе между ног, ну или подушку зажать, ощущения получаются похожими.
  
   Молодой человек улыбнулся и сказал:
  
   - Понятно.
  
   Он посмотрел на голубую шею, видневшуюся над воротом черного топика, волосы сбились в сторону и не прикрывали ее. Дима не удержался и поцеловал бархатную кожу, а потом нежно потерся о нее носом.
  
   - Ты так вкусно пахнешь, - вздохнул он и обнял девушку за талию. Ему просто до чертиков хотелось прикоснуться к ее груди, но он не решался.
  
   Неожиданно ламия сама взяла его руку и положила на вожделенное место. Парень охнул, ощутив упругое полушарие под ладонью и быстро твердеющий сосок. На пару секунд он замер, а потом стал нежно гладить девушке грудь, проводя пальцами по затвердевшему и стоящему торчком длинному соску, сжимая его, массируя и покручивая. Потом его ладонь переползла к другой титечке и стала ее ублажать, лелея твердый штыречек и разминая мягкое поле вокруг него. Очаровательный запах Алисиных цветов усилился. К ним теперь активно примешивался новый аромат не менее восхитительный и возбуждающи.
  
   Дима привстал и, склонившись над грудью, мягко захватил ближайший к нему сосок губами, ласково посасывая его и облизывая языком. Девушка застонала и прогнулась в спине, подставляя свою грудь для поцелуев. Она секунд пять или шесть позволяла себя ласкать, а потом молодой человек ощутил крепкий захват на щиколотках, и могучая сила вздернула его вверх, переворачивая вниз головой. Он и удивиться еще не успел, как тело его стал оборачивать плотными кольцами гибкий хвост ламии.
  
   - Сегодня ты побудешь моей подушечкой, - сказала она, алчно поедая парня глазами, - а заодно доставишь мне удовольствие. Сам ведь виноват, что возбудил. Теперь не жалуйся.
  
   Дима взглянул на Алису осоловевшими глазами, жаловаться он и не думал.
  
   - Ну что с тобой делать с похотливым таким мальчиком, - вздохнула та с наигранным огорчением. - Придется перевоспитывать. Буду клин клином выбивать.
  
   Девушка уложила пленника на землю и перебирая кольцами змеиного хвоста стала подтягивать его к своему лону. Дурманящий запах усилился и разжигая возбуждение в молодом человеке, который понял наконец откуда тот исходит. Вагина ламии была приоткрыта от возбуждения и буквально сочилась смазкой, которая и создавала столь пьянящий аромат. Клитор ее оказался просто невероятной длины, достигая четырех или даже пяти сантиметров, выпирая вперед массивным столбиком между набухшими от возбуждения половыми губками.
  
   - Пора напоить тебя мои нектаром, - проурчала возбужденная хищница и рывком ткнула Диму лицом в свое лоно.
  
   И вновь эта волшебная сладость, заполняющая рот, только еще более восхитительная и пьянящая. Молодой человек застонал и присосался к источнику нектара, ощущая губами и языком упругую конфетку, сладострастно вздрагивающую от его ласк. Алиса судорожно вцепилась парню в волосы обеими руками и стала ритмично двигать бедрами, внедряясь клитором ему в рот, потом она перевернулась на живот, легла сверху на лицо пленника и принялась трахать его с удвоенной энергией. Изо рта ее начали вырываться хриплые вскрики, движения стали дерганными рваными. Наконец ламия содрогнулась всем телом и закричала, извиваясь в волнах блаженства, и вместе с ней содрогнулся парень, ощущая сладкую струю, ударным воздействием пронзающую его рот.
  
   - Да, - стонала от блаженства Алиса, изливаясь короткими и мощными струями, следующими одна за другой. - Пей мой сок, пей! Выпей его весь! Прими в себя мое блаженство!
  
   Закончив извергаться, она еще вздрагивала какое-то время и с силой вдавливала многострадальную голову своего пленника в траву, но потом затихла и медленно повернулась на бок, снимая свой вес. Одной рукой она продолжала прижимать лицо парня к себе, а другой ласково поглаживала его по волосам.
  
   - Поцелуй меня еще немного, - прошептала она. - Только мягко и успокаивающе. Мне нравятся нежные ласки после оргазма. Так сладко засыпать испытывая медленно затихающее наслаждение. Мммм, вот так... да... прияаааатно. Какая хорошая из тебя подушка обнимашка получилась. Теперь будем каждую ночь вместе засыпать.
  
   Девушка еще какое-то время нежно гладила Диму по волосам, потом ее объятия ослабли и рука замерла. Дыхание стало ровным, размеренным, она заснула. А вот у парня приключение только начиналось. В нем разгорался жаркий огонь возбуждения, интенсивность которого стремительно возрастала. Он жалобно застонал и стал извиваться в крепких кольцах, пробуя освободиться. Сейчас он все бы отдал за возможность "передернуть затвор" и выплеснуть из себя разрывающее его напряжение. Но из захвата ламии вырваться было невозможно. Чувствуя брыкания пленника, она улыбалась во сне и лишь крепче стискивала свои объятия. Видимо что-то приятное ей снилось, и Дима оказался источником этого удовольствия.
  
   Молодой человек закрыл глаза и попытался отключиться от виртуальной реальности. Но острое желание концентрировало на себе все его внимание и не отпускало. Кажется, он забылся на какое-то время, погружаясь в болезненное беспамятство, а потом его стало, наконец, отпускать. И это чувство освобождения воспринималось как блаженство.
  
   Дима ощутил компьютерное кресло под собой и вырвался, наконец, из плена виртуальной реальности. Глядя на экран сумасшедшими глазами, он помотал головой, вышел в главное меню и выбрал пункт настройки. Там он пощелкал мышкой на все зеленые точки и линии, отцепляя датчики от своего тела, снимая их с себя и сбрасывая в коробку.
  
   - Никогда! Никогда я больше не сяду играть в эту садистскую игру! - выдохнул он в сердцах и встал с кресла, собираясь сходить в ванную и совершить лечебный процесс.
  
   - Не вздумай дрочить, - услышал он знакомый голос и замер. Потом повернулся к экрану компьютера.
  
   Алиса смотрела на него, томно улыбаясь, стискивала в своих кольцах его двойника и нежно гладила его по голове.
  
   - Потерпи. Сохрани свою духовную энергию. Ты сегодня много принял моей маны и это должно дать результат. Не обесценивай свои усилия. Пожалуйста.
  
   - Разве это тело, - Дима указал на себя, - и то, как-нибудь связаны?
  
   - Да, - ответила ламия. - У вас общий на двоих резервуар.
  
   - Хорошо, - вздохнул молодой человек, - я лишь умоюсь перед сном.
  
   Он и сам чувствовал уже, что ему не требуется разрядка. Тело полностью успокоилось.
  
  
  
   * * *
  
   Алиса оказалась права. На следующий день Дима, войдя в игру, обнаружил, что скил "духовного восхождения" стал ему доступен. Первым делом он использовал все накопленные очки навыков на прокачку "темного поглощения" серьезно рассчитывая, что адские мучения его уже не будут столь адскими.
  
   Ламия тут же заключила его в объятия с жарким поцелуем и позволила тем самым проверить прогресс. Потом парню снова пришлось пережить приступ сексуального возбуждения, но тот действительно ощущался уже значительно умереннее и отпустил его гораздо быстрее.
  
   - Ну, что ж прогресс есть, - похвалила молодого человека наставница. - Но надо тебе еще потренироваться, прежде чем испытывать свои новые навыки в бою.
  
   Диме пришлось еще не мало времени провести на облюбованной Алисой поляне, составляя ей компанию и исполняя роль сексуальной игрушки каждую ночь. Они даже что-то вроде лачуги сварганили из поваленных деревьев, чтобы не спать под открытым небом. Пару раз ламия срывалась и насиловала парня, выкачивая из него всю сперму, но потом с удвоенным рвением восполняла любовнику потери, наслаждаясь ласками его рта. Примерно через неделю девушка скептически осмотрела подопечного и вздохнув признала, что он может, наконец, отправиться в путешествие и опробовать свои силы.
  
   Первой соперницей героя, как и планировалось в каноне, стала девушка-слизь, с которой он в полной мере почувствовал, чем тренировки отличаются от реального боя. Слизь схватила его легко и просто, повалила, наползла сверху и поглотила собой, не позволив вырваться. Опешивший Дима только глазами удивленно хлопал и поражался как другие герои могут справиться с этой мамоно.
  
   Алиса подползла в плотную и прилегла рядом, задумчиво подпирая подбородок ладонью. Девушка слизь испуганно замерла, но ламия небрежно махнула рукой.
  
   - Что поймала, то твое. Наслаждайся.
  
   - Госпожа желает посмотреть? - спросила польщенная вниманием Алисы слизь. - Я буду насиловать его для услады Ваших глаз. Сколько раз вы хотели бы увидеть оргазм этого мальчика?
  
   - Без разницы, - отмахнулась ламия. - Этот дурачок поспорил со мной, что сможет от тебя сбежать. Вот я и посмотрю, как ему это удастся.
  
   - Он не сможет, - проурчала слизь, ловко раздевая парня. - Он такой вкусный, такой вкусный! Я его не отпущу!
  
   - Отдай мне его одежду, - попросила Алиса.
  
   - Пожалуйста, забирайте, - сказала слизь, выбрасывая из себя плащ, сапоги, пояс и меч. Когда она спустила с парня штаны, тут же приняла форму полупрозрачной девушки и уселась на Диму верхом в позе наездницы. Вихрь из пузырьков закрутился вокруг его члена, и парень застонал. А младший братик его стал быстро расти, наливаясь твердостью.
  
   - Аааах! - выдохнул молодой человек, содрогаясь от удовольствия, когда насильница принялась скакать на его члене. Девушка-слизь сладострастно захихикала, продолжая его раздевать и трахать одновременно.
  
   - Какой милый голосок, - промурлыкала она. - Хочешь стать моим постоянным кормильцем? Я буду выдаивать тебя по десять раз в день, наслаждаясь твоей вкусной спермой.
  
   - Мама, мама! - стонал молодой человек.
  
   - Хи-хи! Какой маленький извращенец. Ну, если ты так хочешь, то я буду твоей мамочкой.
  
   Слизь отбросила Алисе штаны своего пленника. За ними полетели жилет и рубашка. После этого парень сдавленно закричал извиваясь в судорогах оргазма и из члена его в полупрозрачное тело девушки и выстрелила толстя струйка молочно белой жидкости.
  
   - Ааааа-аааах! - закричала слизь, кончая вслед за своим пленником и окрашиваясь в нежно-розовый цвет. - Как хорошо! Хорошо! Какая вкусная сперма! Еще! Я хочу еще!
  
   Алиса улыбнулась одними уголками губ и стала собирать Димину одежду. Потом приблизилась и чмокнула его в лоб.
  
   - Слабоват ты еще, - сказала она осуждающе. - Ни силенок, ни ловкости. Поймали тебя за несколько секунд. Надо физику тебе тоже развивать, а то не получится из тебя воина. Ладно, я пошла на нашу поляну. Но имей ввиду, ждать долго не буду. Дня три, не более. Не вернешься, пеняй на себя, будешь дальше путешествовать один и голышом.
  
   Дмитрий вернулся через двое суток довольный, счастливый, достигший второго уровня опыта. Он был полон сил и энергии, а так же с ног до головы был покрыт сексуальными выделениями слизи.
  
   - Ну наконец-то, - обрадовалась Алиса. Но потом увидела его и вздохнула. - Мыть тебя надо. Пошли, здесь недалеко есть озеро.
  
  
  
   * * *
  
   Дальнейшее путешествие героя и странствующего гурмана продолжилось практически без задержек. Сексуальный плен в объятиях слизьки пошел Диме впрок. Освоив технику "заряжения", он стал насыщать свою сперму избытками духовной энергии. Так что каждый раз, как мамоно вынуждали его кончать, они сами погружались в глубокий эктаз и накачивали его по самую макушку своей темной энергией.
  
   Девушка-слизень насиловала его часов пять, пока не выпала в осадок и не уснула в счастливом беспамятстве. Так еще полчаса потом парень выбирался из объятий ее мембраны, проклиная свою хилую физическую подготовку. С дождевым червяком Дима сражаться не хотел, но та все равно поймала его и отымела. В этот раз изнасилование продолжалось всего полчаса, правда за это время мамоно вытянула из бедного парня шесть порций спермы, заставляя того кончать в среднем раз в пять минут. Однако сама она при этом так сладко стонала, закатывая глаза от блаженства, что пленник в полной мере испытал чувство морального удовлетворения и не пожалел потом что попался.
  
   Мандрагору Дима не стал трогать, справедливо опасаясь, что та утащит его под землю, и ему потом от туда без экскаватора будет не выкопаться. А с четверкой разбойниц вообще все получилось удачно. Герой встретился с девушкой-гоблинкой и позволил ей себя схватить. Он конечно же не стал подставляться под удар ее молота, потому что это было бы больно. Но когда соперница запрыгнула на него верхом, не стал серьезно сопротивляться.
  
   Вкусив спермы, обогащенной духовной энергией, гоблинка едва не лишилась чувств, но все-таки оклемалась, и перекинув героя через плечо утащила того в пещеру к своим подельницам. Там они и сообразили пленника на четверых, после чело благополучно заснули. А Дима, уложив их рядком и укрыв сверху одеялом, как заботливая мамочка, вернулся к своей ламии хвастаться новым уровнем и открывшейся способностью "духовного касания".
  
   В тот раз парню и от спутницы своей досталось. Встретив его у выхода из пещеры, она неожиданно пленила молодого человека, не спеша раздела его и стала со вкусом им наслаждаться, не реагируя на крики, что он устал. Дима решил не сдаваться сразу и применить все наработанные им умения. Он ласкал грудь Алисы, используя духовное касание, закачал в свою сперму столько духовной энергии, сколько сумел и, тем не менее, это не помогло. Для сильного монстра все его потуги оказались как слону дробина и только лишь распалили ее аппетит.
  
   Часа через полтора, когда Дмитрий лишь слабо вздрагивал в объятиях своей спутницы, пребывая в глубокой нирване. Из пещеры высыпали разбойницы, но увидев, кто именно дрючит их добычу, нерешительно остановились.
  
   - Он наш! - храбро пискнула юная ламия.
  
   - Так не честно! - закричала вампирка .
  
   - Убирайся! - зарычала драконница.
  
   Но Алиса не прерывая своего занятия лишь сверкнула своим подчиняющим взглядом и приказала:
  
   - Все четверо живо в Илиасбург извиняться перед его жителями за то, что разбойничали.
  
   И бедные мамоно с остекленевшими взглядами побежали по дороге в город. Ламия же, алчно взглянув на пленника, заставила того кончить еще раз и закричала, выгибаясь в экстазе.
  
   - Ты стал очень вкусным, - прошептала Алиса, укладываясь рядом со своим героем, потерявшим сознание. - Ни за что бы раньше не поверила, что мужчина может таким стать. Теперь я буду пробовать тебя после каждого повышения уровня, - добавила она радостно облизывая губки. - Это станет моей наградой, за помощь.
  
  
  
   * * *
  
   Путешествуя в игровом мире Дима, не соблюдал строгой последовательности прохождения и не особо рвался выполнять разные квесты. Основной целью его было по возможности поскорее прокачать свои духовные навыки. Он переходил от одной мамоно к другой, и с каждым разом ему гораздо проще было с ними справляться. Так что молодой человек стал расходовать не менее половины полученной от девушек-монстров энергии на развитие своих физических способностей. Его реакция, скорость, сила и выносливость стали постепенно возрастать. Алиса, наблюдая этот прогресс, в свою очередь решила дать герою несколько уроков боя с помощью меча. Она обучила его технике фехтования, а так же нескольким секретным приемам монстров вроде "демонического обезглавливания" и "громового выпада".
  
   Чуть позже Дмитрий освоил "медитацию", позволяющую ему успокаивать возбужденную плоть, а потом сумел связать этот навык с духовными практиками и получить новое умение: "духовная медитация" которое позволяло ему за пару секунд преобразовать всю рассеянную в его теле темную энергию в духовную и при этом восстановить одно очко навыков (ОН). Само по себе это умение потребляло разное количество ОН. Чем больше темной энергии требовалось преобразовать, тем больше ОН расходовалось на преобразование. И если очков навыков не хватало, "духовную медитацию" все равно можно было использовать, только очистка при этом оказывалась не полной.
  
   Алиса сказала, что совершенствуя этот навык, Дима сможет понижать его стоимость ОН и увеличивать количество ОН, которые "духовная медитация" приносит. Таким образом в идеале эта способность вообще может быть использована без затрат, но при условии, что количество ОН будет достаточным для полной трансформации темной энергии.
  
   С острова Илиас герой перебрался на континент Сентория, где стал разыскивать духов стихий: Сильфу, Гному, Ундину и Саламандру. И не смотря на все свои сексуальные умения, показывать духам свою силу Дмитрию пришлось по старинке. Алиса объяснила спутнику, что элементали не согласятся служить физически слабому герою, какими бы там он секс-навыками не обладал. Однако стихийные леди неизменно узнавали про особые таланты своего хозяина и требовали дополнительной интимной платы за свои услуги. Так Дима одну за другой получил себе в нагрузку еще четырех любовниц кроме ламии. Которые хоть и не были столь ненасытны и назойливы как змеедева, но неуклонно и безоговорочно требовали от парня периодической подзарядки своих сил не менее раза в неделю. Но что самое интересное, именно эти сеансы энергообмена помогли герою очень быстро освоить силу стихий.
  
   Сама Алиса, к слову, аппетит свой только преумножала. Стоило только парню победить очередного сильного монстра и повысить свои духовные способности, как ламия моментально набрасывалась на Диму, желая продегустировать улучшенный вкус его спермы. Верная своим пристрастиям, она была большой гурманкой относительно всего съедобного или же приятного, поэтому не упускала возможности попробовать что-нибудь новенькое. При этом Алиса могла приставать парню как в образе мамоно, так и обернувшись человеком, нахально заявляя, что у нее два разных тела и оба требуют своей доли внимания. Дима, конечно же, понимал, что спутница безбожно дурит его, но когда он отказывался от дополнительного секса?
  
   В процессе путешествия молодой человек уже не единожды сталкивался с Небесными рыцарями: Альмой Эльмой, Тамамо, Эрубети и Гранберией. Однако при каждой встрече он неизменно чувствовал, что не достаточно силен, чтобы победить кого-нибудь из них духовной своей способностью, поэтому ему приходилось пользоваться каноническими способами отсрочки решающей схватки. Однако Небесные рыцари, наблюдая за весьма нестандартными победами героя над более слабыми монстродевами чем они, испытывали острое любопытство относительно необычной его способности.
  
   Но вот, наконец, Дмитрий достиг Хелгондо. К тому времени он стал весьма силен, совместив свои духовные практики со стихийными и физическими атаками. Теперь он мог соперничать с Небесными рыцарями в объеме духовной энергии против их энергии темной. Он мог победить. В замке Владыки монстров герой сразился сперва с Альмой Эльмой. На первый взгляд она взяла над героем верх, но начав насиловать его она не справилась в переполнившей ее духовной энергией и была повержена наслаждением. За ней в схватку вступила Тамамо. И опять герой уступил ей в бою, сдаваясь превосходящей физической силе, однако единоборство соперников на этом не закончилось. Как только началась постельная схватка, Тамамо почувствовала, что не может Дмитрия одолеть. Этот герой был как бесконечный источник духовной энергии. Стоило только кицуне выжать из парня сперму, как она получала такой всплеск блаженства, что возвращала сопернику убыток в виде темной энергии, которая почти мгновенно превращалась в духовную и таким образом полностью восстанавливала силы героя. В результате Тамамо не стала доводить сражение до конца и просто признала победу героя.
  
   Затем в бой вступила Эрубети. Она была непоколебима и жестока, не желая Дмитрию уступать. Он не мог позволить себе сдаться высшей слизи, переведя сражение в горизонтальную плоскость, потому что прекрасно помнил из канона, чем ему это грозит. Эрубети просто обратит его в маленького мальчика, лишая всего наработанного опыта и умений. Поэтому Дима, маневрируя с помощью всех своих элементалей и используя стихийные атаки совместно с духовными, до такой степени накачал противницу своей маной, что та просто потеряла голову от возбуждения и бездумно бросилась на парня, заключая того в свои страстные объятия. В результате любовница парню досталась очень грубой и яростной, которая буквально подавила молодого человека своей страстью, очень жестко доминируя над ним. Но это не помешало парню восполнить свои духовные силы за счет темного экстаза Эрубети, и подарить ей окончательное блаженство, отправив в сладкую нирвану.
  
   Последней противницей стала Гранберия, которая посмотрев за сражениями героя, отказалась поддаваться на его хитрость и переводить сражение в постельную плоскость, а от всех его дистанционных атак духовной энергией она просто уворачивалась. Так что Дмитрию пришлось вспомнить канон и побеждать драконицу по старинке. Все что мог противопоставить Дима самой сильной мечнице, это свое окончательное умение: "Слияние четырех стихий". Вся загвоздка была лишь в том, что атака эта требовала длительной подготовки и могла быть успешно применена только если бы соперник согласился подождать, когда Дима выполнит призыв всех четырех элементалей. Как и в каноне Гранберию сгубило любопытство. Ей очень хотелось посмотреть что представляет собой самая мощная атака героя, поэтому она просто стояла и ждала пока тот закончит все приготовления. И когда, наконец, Дмитрий применил свое самое сильное умение, Гранберия не смогла отразить столь неожиданно мощную для себя атаку и рухнула без сил.
  
   Молодой человек подошел к поверженной монстродевушке и с жалостью стал смотреть на ее раны. Не то что бы они были смертельным, но парень видел, как драконице больно, и сердце его переполнялось печалью.
  
   - Гранберия, черт тебя побери! Ну почему ты такая дура! - со слезами в голосе сказал парень.
  
   - Что такое? - слабо улыбнулась девушка. - Неужели сильный герой плачет победив своего противника?
  
   - Я... я не считаю тебя врагом, - дрожащим голосом сказал Дима. - И у меня просто сердце разрывается от того что я с тобой сотворил. Пожалуйста, - попросил он, - воспользуйся моей силой, чтобы себя излечить.
  
   - Ерунда все это, - улыбнулась Гранберия. - Эти раны меня не убьют. Твоя жалось, конечно, умиляет меня. Но я не вижу смысла ей потакать. И от того, что ты сопли тут распустил, я начинаю сомневаться в твоем превосходстве.
  
   - Тогда может быть сразимся опять? - предложил герой.
  
   - Я не в том сейчас состоянии, чтобы тебе противостоять, - возразила соперница, - но будь уверен. Когда я подлечусь, я опять тебя вызову.
  
   - Так зачем же дело стало? - хитро улыбнулся Дима. - Подлечись с моей помощью прямо сейчас и сразимся повторно.
  
   Гранберия смотрела на парня какое-то время молча, а потом улыбнулась и кивнула.
  
   - Хорошо, если ты так хочешь, - сказала она. - Я организую тебе постельное сражение. И если мне не удастся победить тебя, как женщина может победить мужчину, то я признаю твою победу безоговорочно.
  
   Так и состоялась постельная схватка Димы с четвертым Небесным рыцарем. Начав поглощать его "духовную силу", драконица полностью излечила себя, но увлеклась приятными ощущениями, не справилась с разгоревшимся желанием и потеряла над собой контроль, как и Эрубети. Молодой человек пережил еще один акт жесткого изнасилования и отправил Небесного рыцаря в путешествие по небесам.
  
  
  
   * * *
  
   И вот теперь мы, наконец, возвращаемся к тому самому моменту, с которого начали повествование. Правда, пока излагалась ретроспектива событий, часть битвы мы пропустили. И что же мы видим? Владыка монстров, жизненная сила которой за счет духовной энергии Дмитрия увеличилась едва ли не в двое, подходит к полностью обессиленному противнику и захватывает его своим хвостом, заключая в плотные кольца.
  
   - Ты проиграл, храбрый герой Дима, - с сожалением сказала она. - И мне ничего другого не остается, как засчитать тебе поражение и удалить твой аккаунт.
  
   В пору отчаяться от такого провала, но парень с улыбкой смотрит на ламию и в глазах его сверкают хитрые огоньки. От взгляда молодого человека не укрылось как тяжело дышит Владыка и как возбужденно пылают ее глаза.
  
   - Может на последок попробуешь меня? - предложил он. - Я одолел всю четверку небесных рыцарей, и вкус моей спермы наверняка еще больше улучшился с момента как ты его последний раз пробовала?
  
   - А ты все такой же похотливый паскудник, - хихикнула Алиса и облизнула себе губки.
  
   - Но сейчас я наверное самый настоящий деликатес, который никто никогда и ни разу не пробовал.
  
   Алиса посмотрела в сторону выхода из зала и увидела за его пределом Гранберию, пребывающую в сладком беспамятстве.
  
   - Врешь ведь и не краснеешь, - улыбнулась она. - Гранберия тебя пробовала. Вон валяется в полном улете.
  
   - Она пробовала меня после Эрубетти, - возразил молодой человек. - Но после схватки с ней самой я стал еще вкуснее.
  
   Владыка монстров снова облизнула губки и глаза ее алчно сверкнули.
  
   - Ну, хорошо, - сказала она, поднося парня к себе. - Один разочек я тебя попробую. - Она вдохнула его запах и улыбнулась шире. - Грех не попробовать такую вкусняшечку.
  
   Алиса стала нетерпеливо раздевать героя, избавляя его от одежды.
  
   - А может и не один раз, - ворковала она хищно сверкая глазами. - Может, я тебя до полного изнеможения затрахаю! - распалялась девушка постепенно. - Изнасилую, лишу всех сил, выпью до последней капельки и оставлю в качестве своей постоянной конфетки.
  
   Дмитрий ликовал, видя, как ламия постепенно теряет самоконтроль. Все, что она говорила, было невозможно. Его невозможно было выпить до последней капельки, а следовательно, он не мог проиграть даже Владыке монстров.
  
   Алиса набросилась на парня и с жадностью поглотила его. Она была столь перевозбуждена, что кончила почти сразу, наполняя пленника своей темной энергией по самую макушку. От неожиданности Дима едва не лишился чувств, как его недавние соперницы Небесные рыцари. Но в последний момент он успел применить навык "духовная медитация", и тот продолжил свое действие даже после того, как парень на пару минут лишился чувств. Однако когда Дима пришел в себя, он вновь был полон сил и энтузиазма сражаться.
  
   В то же время Алиса совсем обезумила от страсти, и со звериной яростью наслаждалась телом пленника, подводя его и себя к очередному оргазму. Молодой человек ощутил как преодолевает пороговую черту и взорвался, наполняя Владыку монстров своей термоядерной кипучей энергией. При этом он опять почувствовал темный удар, ламия кончила вслед за ним и сгорала в запредельном наслаждении.
  
   "Это победа! - с радостью думал Дмитрий. - Я победил! И теперь я смогу предложить Алисе руку и сердце, и она станет моей женой! Боже я так счастлив!"
  
   Однако Алиса и не думал терять сознание. Наоборот, она успокаивалась. Ламия сидела с закрытыми глазами и улыбалась.
  
   - Да, это вкусно, - сказала она, причмокивая губами. - Это было очень вкусно. Но факт остается фактом. Ты не захотел биться мечом, а потому проиграл мне, герой.
  
   Дмитрий дернулся в объятиях ламии, попытался вырваться, но та его не отпустила. Он попробовал призвать Гному, чтобы воспользоваться ее силой, но элементаль земли почему-то не отзывалась.
  
   - Что?! Что случилось?! Почему?! - обескуражено воскликнул Дмитрий. - Где моя сила?! Почему ее нет?! И почему ты не переполнилась? В тебе сейчас больше духовной энергии чем темной, почему ты не засыпаешь? Это читерство какое-то!
  
   - Я не простой монстр, а Владыка, дурачок, - тепло улыбнулась парню Алиса. - С чего ты решил, что я буду реагировать на духовную энергию точно так же, как и другие мамоно? Моим отцом был Великий герой. Поэтому от него мне досталось свойство "духовной безмятежности", я могу контролировать в себе любое количество человеческой маны. Твоя затея с самого начала была обречена на провал.
  
   - Но Гнома, Сильфа, Ундина и Саламандра... их нет...
  
   - Ты проиграл. Игра закончилась, поэтому и элементали твои тебя покинули.
  
   - Но так не честно! - простонал молодой человек и на глаза его навернулись слезы. - Я люблю тебя, Алиса, я хочу стать твоим мужем. Неужели я тебе совсем не интересен? - он вытер руками мокрые глаза. - Я хочу быть хоть кем-то рядом с тобой. Хоть обычным деликатесом, лишь бы ты была рядом. Не прогоняй меня только. Пожалуйста...
  
   Ламия тепло улыбнулась и обняла парня руками за шею, нежно прижимая его к себе.
  
   - Ох, Дима-Димочка, - вздохнула она. - Я была бы счастлива иметь такого мужа как ты, если б все силы твои были настоящие, а не виртуальные.
  
   - Но мы же в игре, - улыбнулся парень. - Как же может быть иначе?
  
   - Сейчас мы в игре, но оба мы с тобой существует и в реальности. Понимаешь, игровой муж меня как-то не особенно интересует. И эта твоя духовная сила в реальности-то мала. Она ведь в пять тысяч раз слабее виртуальной.
  
   - Погоди-погоди, - опешил Дима. - Но в реальности мы оба люди. Разве нет? Весь мир мамоно в реальности - это ведь только фантазия.
  
   - Ты - человек, - кивнула Алиса. - А я - нет. Неужели еще не понял?
  
   - Ч...что? Ты ма...мамоно? - стал заикаться от волнения Дима, не зная верить ему своим ушам или нет.
  
   Все разрозненны факты, вопросы и сомнения, которые до сих пор смущали парня, стали складываться в единую картину. Эти фантастические технологии виртуальной реальности, которые недоступны были еще человечеству. Сами монстродевушки, присутствующие в игре не как НПС, а как живые игроки. Их необычное поведение и психология, не свойственные людям.
  
   - Не... неужели ты на самом деле?.. И я... я все время был с настоящей Алисой? Это что, правда, да?
  
   - Это правда, - сказала мамоно с улыбкой. - Хочешь - верь этому, хочешь - нет.
  
   - Но... почему? Зачем было устраивать все эти игры?
  
   - Мы отбираем героев для нашего мира. Тех, кто может стать действительно сильными людьми, и тех, кто будет счастлив жить в мире мамоно.
  
   - Я... я буду счастлив.
  
   - Значит, ты не против переместиться в наш мир по-настоящему?
  
   - В реальный мир мамоно?
  
   - Да, именно. Но только знай, вернуться ты уже не сможешь. Ты покинешь свой дом навсегда. Не увидишь больше друзей, родственников, своих родителей. Они будут считать тебя без вести пропавшим, могут подумать, что ты погиб. Ты согласен на такие условия?
  
   Дима набрал в грудь побольше воздуха и выдохнул.
  
   - Но в мире мамоно ведь будешь реальная ты? - уточнил он.
  
   - Буду, - улыбнулась Алиса.
  
   - А я тебе хоть немного понравился?
  
   - С твоей виртуальной силой ты мне очень понравился. И особенно эти твои духовные практики. Как жалко! Придется снова жать, пока ты разовьешься.
  
   - Ждать? По...погоди... Чего ждать? Ты ведь говорила мне, что сила "темного поглощения" у людей мизерна. Поэтому в игре этот мой скил был искусственно завышен в пять тысяч раз. В реальности это мое свойство опять обесценится, и я стану обычным человеком. Разве нет?
  
   - Ну, не совсем, - весело сказала Алиса. - За время своего путешествия ты увеличил свою духовную силу в двенадцать тысяч раз. Так что и у реального тебя она стала в двенадцать тысяч раз больше, относительно первоначального значения.
  
   - Ч...что?
  
   - Это правда, - сказала ламия на полном серьезе. - Сейчас ты в реальности почти в два с половиной раза сильнее владеешь "темным поглощением", чем твой персонаж в самом начале игры. Понимаешь, мы потому и не даем игрокам вымышленных скилов, чтобы они развивали в себе то, что в них реально имеется.
  
   - Значит, я могу?!.. Я могу!!! - задохнулся от радости Дима. - Как мне попасть в ваш мир? Я согласен на перемещение!
  
   - Не пожалеешь потом?
  
   - Нет!
  
   Алиса улыбнулась и вздохнула.
  
   - Возвращайся к себе, - сказала она. - И переходи в главное меню. Там появится новый пункт: "Переместиться в мир мамоно". Но доступен он будет лишь при активных датчиках и только сутки. Считай это временем на размышление.
  
   Дима радостно улыбнулся и кивнул.
  
   - Ждите меня скоро, девушки-монстры! - Он уже все решил для себя и размышлять был не намерен.
  
   Молодой человек закрыл глаза и привычным усилием вышел из виртуальной реальности. Вскочил с кресла и охнул. Тело его немного затекло от длительного сидения в неподвижности. Последний сеанс длился аж пять часов.
  
   "Так, что там в главном меню?"
  
   Дима нажал на клавиатуре эскейп, потом выбрал пункт "главное меню".
  
   - Есть! - воскликнул парень, радостно глядя на экран и не веря своим глазам.
  
   Руки сами потянулись к мышке, но молодой человек в последний момент остановился. Он лихорадочно полез в стол, достал из ящика чистый лист бумаги и ручку.
  
   "Дорогие мои мама и папа, - начал писать молодой человек, - а так же все, кто меня знал. Если вы читаете это письмо, значит, у меня получилось достигнуть желаемого. Не ищите меня, все равно не найдете. Как бы фантастично это ни звучало, но я теперь в параллельном мире. Я жив, здоров и я счастлив. Я верю, что когда-нибудь смогу дать о себе знать, что бы подруга моя мне ни говорила. Ведь раз она связывается с нашим миром, значит и я смогу. Счастливо оставаться. Я ухожу. Прощайте. Ну или может быть до свидания. Искренне ваш, Дмитрий Пономарев".
  
   Закончив писать записку, Дима расписался и поставил дату. Все! Теперь можно уходить!
  
   Он повернулся к монитору. Меню с фантастическим пунктом все так же светилось на экране. Молодой человек улыбнулся, шевельнул мышкой и щелкнул клавишей. Браслеты на его руках и ногах озарились зеленым светом. Все диски на поверхности кожи завибрировали и стали нагреваться. С громким хлопком воздух заполнил освободившееся пространство. За компьютером больше никто не сидел.
  
   "Конец игры, - высветилась надпись на экране. - Автоматическая деинсталляция. Не выключайте компьютер до завершения работы программы. Спасибо что выбрали наш программный продукт".
  
  
  
   * * *
  
   Диме показалось, что он проваливается куда-то в пустоту. В глазах потемнело, он испытал кратковременное чувство падения и шлепнулся на четвереньки в траву. Рукам и ногам стало мокро. Дима кряхтя поднялся на ноги и осмотрелся. Он опять находился в лесу, но в этот раз на нем были трико, футболка и домашние тапочки.
  
   - Вот дурень! - шлепнул парень себя по лбу ладонью. - Так торопился сюда попасть, что даже переодеться в нормальную одежду не соизволил.
  
   Дима прислушался к себе. Все ощущения казались реальными. И даже шлепок по лбу до сих пор чувствовался болевым отголоском.
  
   - А вдруг я опять в виртуале?
  
   Парень осмотрел себя и увидел болтающиеся на запястьях и щиколотках браслеты. Из-под футболки вывалился силиконовый диск, за ним второй. Датчики больше не функционировали.
  
   "Неужели это правда?" - радостно подумал Дима.
  
   Потом он встрепенулся и стал поспешно сдирать с себя браслеты, опасаясь, что они вдруг включаться и вернут его обратно. Избавившись от силиконовых колец, парень стал обшаривать тело в поисках дисков. Большая часть их отвалилась сама, а те что прилипли, он снял.
  
   "Так, что еще? О! Трусы! Их тоже надо снять".
  
   Дима снял с себя трико и повесил его на плечо, чтобы не намокло, вся трава была в утренней росе. Потом он нащупал края нейлоновых трусиков и стал стягивать их с себя.
  
   Вдруг сзади послышался шорох и веселый смешок. А потом мелодичный женский голос сказал что-то вроде:
  
   - Мати-я таки-ю де?
  
   Парень развернулся в сторону звуков прямо со спущенными трусами и стыдливо прикрылся снятым трико.
  
   Чуть в отдалении, метрах в десяти, стояла девушка-слизь и, весело улыбаясь, смотрела на него. В голове у парня почти одновременно проскочили две мысли:
  
   "Мамоно! Настояшая!" и "Блин! Придется учить местный язык".
  
   - Не понимаю, - сказал Дима незнакомке и беспомощно развел руками.
  
   - Попаданес! - еще шире улыбнулась слизька. - Милый, сам раздеть. Хорошо! Не бойся, я обнять нежно. Приятно.
  
   И мамоно плотоядно сверкая глазами, поползла в его сторону.
  
   - Эй, постой! Ты говоришь по-русски? - спросил парень, пятясь назад.
  
   Спущенные трусы мешали ему двигаться. Он попытался быстро снять их и впопыхах шлепнулся попой на землю. Слизь весело рассмеялась, забавляясь падением человека, и все ее полупрозрачное тело заколыхалось от смеха
  
   - Я понимать, говорить, немного, - пояснила девушка. - Не обидеть, не бойся. Будет приятно.
  
   Дима знал, что ей нужно, но не готов был столь быстро попасть "с корабля на бал". Следовало сперва с Алисой встретиться. Потренировать свои способности, да просто расспросить у кого-нибудь, что к чему. Поэтому он содрал с себя мешающий двигаться нейлон, вскочил на ноги и пустился наутек. Но девушка-слизь молниеносно выстрелила ложноножкой по его ногам и склеила их вновь роняя парня на землю. Он решил было, что она сейчас станет тянуть его к себе, но ошибся. Слизь сама перетекала к нему по проложенному между ними мостику и все больше и больше обволакивала его тело. Дима засучил ногами и попробовал вырваться но уже крепко увяз в клейкой массе, поэтому не мог освободиться.
  
   - Не бояться, не убегать, приятно, - мурлыкала мамоно наползая сверху.
  
   Молодой человек неожиданно успокоился и улыбнулся слизи. Потом он отбросил трико подальше, чтобы не испачкать его и стал быстро стягивать с себя футболку, через голову.
  
   - Мило, - хихикнула слизь, провожая глазами полет белой ткани.
  
   Потом она посмотрела Диме в глаза, тот ответил ей улыбкой. Что ж осталось теперь узнать кто кого!
  
   _________________________________________________________________________________
   Примечания:
   [1] Тануки (Девушка-енотка). Тануки весьма искусны в управлении деньгами, дающими власть в человеческом сообществе, и хотя на первый взгляд кажутся весёлыми и жизнерадостными, на деле они ещё те пройдохи.
   [2] у монстродев с именем Верховной богини Илиас связаны ругательства.
  

Часть 1. Интимная жизнь с девушкой-слизью

Глава 1. Первый день в плену

К содержанию

   Первое, что почувствовал Дима Пономарев, возвращаясь в сознание, это вязкую теплую жидкость, омывающую его тело. Он словно в ванную был погружен, утопая в киселе по самую шею. Медленно открыв глаза, молодой человек обнаружил, что находится в сумраке пещеры или грота, окруженный каменными стенами со всех сторон. Слабый свет лился откуда-то со стороны его ног. А слева слышалось тихое журчание бегущей воды.
  
   Дима шевельнулся, приподнял голову и увидел, что все тело его по самую шею, находится в своеобразном желе, образующем полупрозрачный розовый кокон. Тот имел форму яйца, разрезанного пополам вдоль длинной своей оси и уложенного на землю срезанной стороной. Некоторое время парень пытался понять, что это такое и как он сюда попал. Но потом события, случившихся с ним за последнее время, стали всплывать в памяти, и он, наконец, вспомнил все.
  
   Начать с того, что пребывал Дима сейчас не в родной России и уж тем более не в своем еще более родном городе Екатеринбурге, а в параллельной и даже, вроде как, в сказочной реальности, которую считал ранее пикантной фантазией японского художника. Само перемещение в этот мир было, пожалуй, самым невероятным фактом. И то, что парень находился не на своей планете Земля, ему уже во всех деталях было продемонстрировано.
  
   Нда, а начиналось все вполне невинно. Сперва знакомство с визуальной новеллой, потом увлеченное чтение ее и влюбленность в персонажей. Потом была сетевая игра, ставшая для молодого человека настоящим психологическим наркотиком, грозившим пошатнуть его успеваемость в университете, на третьем курсе которого он учился. И далее - еще более фантастическая игра в виртуальной реальности, закончившаяся тем, что ее виртуальность неожиданно стала реальностью.
  
   Впрочем, на произвол Дима пожаловаться не мог. Никто его без спроса не перемещал между мирами. Ему честно было предложено сделать выбор, и он его сделал с такой искренней радостью и поспешностью, что оказался на чужой планете совершенно неподготовленным, прямо в том, в чем сидел за компьютером. Так что в первые минуты своего пребывания в новом мире попадаенц чувствовал себя, мягко говоря, стесненно и не уютно. Ну а как еще может чувствовать себя человек, оказавшись в лесу в одном лишь домашнем трико, футболке и тапочках, стоя по колено в мокрой от росы траве?
  
   А ведь попаданцу нашему даны были целые сутки на размышление. Имелась возможность как следует экипироваться для длительного путешествия: набить рюкзак снедью и полезными вещами, одеться по-походному. Да много чего можно было! Так нет же! Ограничился Дима лишь запиской родителям и сразу поспешил прыгнуть "меж измерениями", настолько в заднице у него свербело от жажды приключений. Вот и оставалось теперь расхлебывать плоды своей неблагоразумной поспешности. Причем расхлебывать буквально в первые минуты своего пребывания на новом месте, где он столкнулся с первым для себя реальным обитателем местных земель, точнее c обитательницей, а еще точнее c мамоно, девушкой-слизью.
  
   Нет, Дима безусловно знал куда шел и с кем может встретиться. Он имел достаточно широкие представления о мамоно, о том кто они и что им от людей надо. Обладал богатым опытом общения и взаимодействия с ними в игре, но он не учел, что игра и реальность весьма разные материи и осознал это только в самый последний момент.
  
   Парень вспомнил с какой легкостью слизь поймала его и пленила, впрочем это не было особой неожиданностью, ведь он уже ни один раз сталкивался с этими монстродевами в виртуальном пространстве. Он очень обрадовался прямому свидетельству, что переместился именно туда, куда хотел, испытал яркий азарт от предстоящего приключения. Поэтому осознание того, что все не так как в игре, что реальность и виртуальность - суть совершенно разные вещи, пришло несколько позже, когда Дима сперва с замешательством и испугом, а потом с настоящим ужасом понял, что не знает, как ему от мамоно отбиться. В жизни не было компьютерных меню и статусных окон. Здесь нельзя было выбрать атаку из списка, ее требовалось самолично проводить. Ни у него, ни у соперницы не было индикатора здоровья, а потому оставалось неизвестным в каком состоянии находится противник, насколько он силен и сколько усилий придется приложить, чтобы одолеть его. И вообще, было ли это возможным? В реальном мире все оказалось реальным, без каких бы то ни было надписей и подсказок. Этот факт заставил парня в полной мере почувствовать свою беспомощность и пережить приступ дикой паники.
  
   В первые секунды своего "просветления" Дима полностью потерял голову. Он стал судорожно вырываться и брыкаться в вязких объятиях, не будучи в состоянии понять, что не имеет ни малейших шансов физического противостояния девушке-монстру. А та, следует отдать ей должное, не стала панику молодого человека усугублять.
  
   - Эй, что? - удивленно спросила девушка у парня, когда взгляд его ни с того ни с сего переполнился страхом. - Не бойся, - попробовала она успокоить незнакомца мягким голосом. - Я не обидеть. Больно нет, приятно.
  
   Мамоно говорила по-русски не правильно и с иностранным акцентом. С другой стороны она, хоть и не известно откуда, но знала русский язык, и это уже оказалось удачей.
  
   Однако Дима словно не слышал ее. Он, извернувшись в слизистой субстанции, перевернулся на живот и, поднявшись на четвереньки, пополз вперед цепляясь руками за траву и отталкиваясь голыми коленками и стопами ног от мокрой земли. Тут стоит упомянуть, что пока парень еще соображал как следует, он разделся догола, стремясь спасти скудную свою одежду. Ведь слизь могла капитально пропитать ее своими выделениями, а то и вовсе растворить ее без следа.
  
   Незнакомка вначале попыталась юмором показать пленнику свои дружеские намерения и переключить того на более позитивный лад. Она оторвала свое тело от земли, собирая за спиной парня женские формы. Ее массивная упругая грудь уперлась тому в спину мягкими полушариями, полупрозрачные руки обвились вокруг шеи, а длинные ноги, согнутые в коленках свесились по бокам. После чего девушка стала погонять ими молодого человека, постукивая его по бедрам и приговаривая:
  
   - Но-но! Лошатка! Впэрёт! Вези меня!
  
   Дима как норовистый конь, попытался сбросить наездницу, но та, пользуясь тем, что слизью была, приклеилась к нему намертво и только хихикала, забавляясь игрой. Поняв, что пленника такие методы в адекватное состояние не приведут, мамоно ласково склеила его ноги и руки, заставив рухнуть животом на траву, а потом хищно прижалась сзади.
  
   - Мммм, может ты хотеть необычно? - промурлыкала она. - Так, да?
  
   И молодой человек вдруг явственно почувствовал женский лобок вжимающийся в его ягодицы. А потом что-то весьма крупное и упругое, рывком раздвинуло булки парня и ощутимо уперлось в его анальную дырочку.
  
   - Нет! - завопил Дмитрий, переживая настоящий шок, и метнулся руками к своей святыне, чтобы ее защитить.
  
   Как ни странно, но эти переживания малость отрезвили молодого человека, даже не смотря на то, что слизь поймала его руки и крепко прижала их к земле. По крайней мере, в заднюю дырочку Димы ничего криминального больше не упиралось и это позволило тому немного перевести дух.
  
   - Ясно, - констатировала мамоно. - А! - словно бы догадалась она. - Ты хотеть сверху? Верно?
  
   Она вдруг протекла вниз как терминатор второй модификации, и сформировалась под Димой в миссионерской позиции, обвив того ногами за талию. Полупрозрачные голубые руки ее переплелись у молодого человека на шее, губы сложились в томную улыбку, но в глазах плескалось веселье и смех. Девушка, судя по всему, забавлялась и невольник ее, наконец, это заметил.
  
   "Черт, да что это со мной? - вяло подумал Дима, чувствуя внутреннее опустошение после того, как схлынула волна адреналина. - Что ж за истерику я тут устроил, прям как маленький ребенок? Ну, не так все вышло, как я ожидал. Не получилось у меня сразу воспользоваться своими развитыми в виртуалке талантами. Это ведь их не отменяет, верно? У меня по-прежнему есть мое "темное поглощение", и я наверняка смогу в перспективе использовать свою духовную силу, которой в совершенстве овладел в виртуальной игре. Нужно только разобраться как. И истерика мне в этом деле явно не поможет. Мне даже не обязательно прямо сейчас побеждать, если только эта мамоно не собирается меня съесть".
  
   - Эй, ты как? - спросила девушка, обеспокоенная тем, что пленник ее завис в прострации.
  
   Дима сфокусировал зрение на лице оппонентки, внимательно изучая его и пытаясь понять, что от этой мамоно следует ожидать. Некоторые слизи ведь могли лопать людей за здорово живешь, переваривая их на манер амебы, только гораздо эффективнее и на порядок быстрее. Обернуться не успеешь, как в кашицу превратишься и растворишься без следа. Даже костей не останется. Однако пленительница его вроде не выглядела кровожадной, что вселяло надежду на благополучный исход.
  
   - Ты ведь не собираешься меня съесть? - осторожно спросил молодой человек.
  
   Глаза незнакомки моментально заблестели азартом, а губы растянула плотоядная улыбка, но угрозы от нее молодой человек все равно не чувствовал. Он вдруг осознал, что стал каким-то образом понимать эту монстро-девушку, совсем чуть-чуть, но уже достаточно, чтобы сложить представление о некоторых чертах ее характера. Видимо "темное поглощение" его все-таки работало само по себе и это вселяло немного оптимизма. Дима догадался, что смог преобразовать часть энергии мамоно, считав капельку информации о ней. Благодаря чему узнал о любви своей новой знакомой к разного рода розыгрышам. Она, скорее всего, не прочь была еще немного пленника своего попугать, однако сдержалась и передумала. Решила, наверное, что хватит с него на сегодня. Черты лица девушки-слизи приняли дружелюбное выражение и она, мягко улыбаясь Диме, ответила на его вопрос:
  
   - Я не съесть людей. Я любить сперма. Очень вкусно. Хочу взять твою. Не бойся, это не больно. Приятно. Очень.
  
   Молодой человек мысленно перевел дух и улыбнулся.
  
   - Тогда я сдаюсь, - сказал он. - Ты честно меня поймала, мне не вырваться, - парень покачал бедрами, проверяя хватку незнакомки и словно подтверждая себе, что физическая сила не на его стороне. - Поэтому мне ничего другого не остается, как признать свое поражение. И я не против покормить тебя своей спермой, - Дима улыбнулся шире. - Мне приятно будет доставить тебе удовольствие.
  
   - Мило, - промурлыкала девушка, озаряясь радостью, и лицо ее приобрело чуть более темный оттенок, а в глазах засверкали уже иные чувства, имеющие развратную направленность.
  
   Молодой человек ощутил, как субстанция, обволакивающая его пах пришла в движение, вибрируя и перетекая. Она стала мягко поглаживать его член и яички, затекла в ягодичную щель и нежно прошлась по анальной дырочке, словно вылизывая ее бархатным язычком. Парень почувствовал томную негу, охватывающую его причинное место, которая быстро распространилась на всю центральную часть тела и наполнила ее сладким удовольствием.
  
   Дима широко распахнул глаза от удивления и задрожал. В жизни все эти ощущения воспринимались гораздо ярче и острее, чем в игре, пусть даже и с виртуальной поддержкой по всем органам чувств. Член парня уже через несколько секунд стоял как железный, и очевидным было, что без воздействия темной энергии здесь не обошлось.
  
   - Какой твердый! - восхитилась девушка-слизь, с восторгом смотря на мужское естество, погруженное в ее полупрозрачное тело.
  
   И в следующую секунду парень почувствовал ощутимое сжатие своего младшего брата. Мамоно словно щупала и тискала его внутри себя, не прекращая восхитительные ласки, к которым добавилось приятное посасывание. Оно быстро усиливалось, и вскоре слизь стала издавать сочные чавкающие звуки, что дополнительно подстегнуло нарастающее возбуждение молодого человека, создавая на его вкус весьма захватывающее звуковое сопровождение. Жидкий вихрь охватил дрожащий от внутреннего давления мужской орган, и Дима почувствовал взрывное удовольствие, которое словно выдернуло твердую почву из под ног и предательски подогнуло конечности. Ахнув и застонав, молодой человек повалился вниз, падая в объятия девушки-слизи и та, удовлетворенно рассмеявшись, окутала его по самую шею своей голубой субстанцией.
  
   - Сдаешься? Быстро, - промурлыкала она довольным голосом. - Ослаб? Готов кормить меня? Ложись. Я сделать очень приятно. Прямо сейчас.
  
   Слизь рывком перевернула своего пленника на спину и поднялась, усаживаясь на его бедра в позе наездницы.
  
   - Теперь насиловать! - с жаром выдохнула мамоно, и лицо ее приняло сладострастное выражение
  
   Бедра девушки совершили свое первое сексуальное движение: приподнялись на высоту стоявшего торчком члена и резко опустились с влажным чмокающим звуком. За тем последовало второе, третье, и вот насильница уже ритмично скачет на мужчине в постепенно ускоряющемся темпе.
  
   У Димы возникло чувство, что он погрузился в горячую ванну джакузи, которая упругими струйками мягко массирует все его тело и при этом одновременно трахает. Ему казалось, что он тает от наполняющего его блаженства и вместе с тем испытывает стремительно нарастающее напряжение, готовое взорвать его в любую секунду.
  
   "Боже! Как приятно! - думал он, закатывая глаза и полностью расслабляясь. - Я сейчас кончу! Боже!"
  
   Волна блаженства накатила с новой силой, подхватила и понесла парня ввысь. Однако у самого порога вдруг замедлилась, словно достигнув предельной точки своего взлета, и устроила молодому человеку волнительное парение на грани оргазма. Так что скопившееся удовольствие стало накаляться и усиливаться, собираясь в еще более мощный потенциал. А потом ощущения Димы перевалили магическую черту, и он завопил от кайфа, чувствуя как все накопленное в нем возбуждение словно разносит его на части и распыляет в пространстве.
  
   Отдавшись невероятному по силе оргазму молодой человек выплеснулся мощной струей молочно белой жидкости, которая почему-то окрасила на пути своего следования голубоватую субстанцию мамоно в малиновый цвет. А затем от нее в разные стороны стали медленно распространяться розовые волны. Девушка-слизь томно вскрикнула, выгибаясь в экстазе, и жидкое тело ее набросилось на член парня с еще большей жадностью, разражаясь целым спектром самых разнообразных сосущих воздействий и чавкающих звуков. Оно словно насильно вырвало из мужского члена вторую порцию спермы. И вспыхнувшее вместе с этим наслаждение оказалось для парня настолько сильным, что сознание его не выдержало и померкло.
  
   Что творила с ним слизь дальше, осталось для молодого человека за гранью восприятия. Но явно она не оставила свою жертву в покое. В те редкие моменты просветления, когда парень выплывал на поверхность бытия, он чувствовал взрывное наслаждение и опять улетал в нирвану с четким ощущением как выплескивается из него сперма. Затем, казалось бы, пришел покой. Дима словно плыл в теплых потоках воды, уносящих его куда-то по течению, которое, в конце концов, прибило его к берегу. А потом пришло впечатление, будто кто-то тянет его, ухватив под мышки, и вытаскивает на сушу. Ягодицы ощутили скольжение травы под собой. Парня действительно перемещали, но желания открыть глаза и посмотреть, что происходит, у него не было. Дима чувствовал себя так хорошо и томно, что вообще не хотелось ничего делать, даже глаза открывать.
  
   "Побалдею еще немного, - подумал он, - а потом посмотрю, кто там меня тянет".
  
   Движение прекратилось, и почти сразу сверху навалилась тяжесть, которая принесла с собой восхитительное чувство близости и новые волны растекающегося по телу блаженства.
  
   "Ох, опять", - вяло подумал Дмитрий и отдался берущей его силе. Никакой энергии для сопротивления уже не осталось. Секунд десять пятнадцать он переживал стремительный взлет удовольствия, а потом тихо застонал и кончил, послушно выплескивая из себя белый сок, и снова улетел в нирвану.
  
  
  
   Вот после этих всех приключений Дима и пришел в себя в незнакомом месте, полагая, что сюда его притащила слизь, пока он пребывал в бессознательном состоянии. На лицо молодого человека легли мягкие влажные ладони, прикрывая ему глаза, и приятный женский голос спросил:
  
   - Угадай кто?
  
   - Девушка-слизь, - без колебаний сказал Дима и услышал в ответ веселый смех.
  
   - Хи-хи! Какой предсказуемый ответ, - хихикнула монстродева и перетекла вперед, оказавшись своим лицом и бюстом у парня перед глазами. - Уверен, что он правильный?
  
   - Ну, - молодой человек пожал плечами. - По крайней мере, я говорю то, что вижу.
  
   - Ладно, раз так. Не стану тебя переубеждать, - непонятно сказала девушка-слизь, хитро улыбаясь. - Но ты очнулся, наконец, мой спящий принц. Как это здорово! Я уже заскучала без твоего внимания.
  
   - Твоя речь, - с удивлением отметил Дима, - она стала безупречной.
  
   - Хе-хе, а тебя это удивляет? Думаешь, сколько я твоей духовной энергии съела? А вместе с ней в меня вошла масса твоих слов.
  
   - Хорошо, - в свою очередь улыбнулся молодой человек. - А почему ты вдруг стала розовой?
  
   - Ты про мой цвет или ориентацию? - со смехом уточнила девушка, показывая, что позаимствовала от пленника не только новые слова, но и понятия.
  
   - Я цвет имел ввиду, но если и с ориентацией твоей что-то стало, то тоже хотелось бы узнать.
  
   Слизька разразилась новым приступом смеха. Она, похоже, была той еще хохотушкой.
  
   - Ориентация моя незыблема, - ответила собеседница отсмеявшись. - Меня интересуют тоооолько мужчины и никто кроме них. Ну а цвет мой говорит о том, что я объелась и чувствую себя очень хорошо! Ты так здорово накормил меня и так много! - с благодарностью в голосе сказала она, и в глазах ее вспыхнуло восхищение. - Никогда-никогда я не съедала еще столько спермы у одного мужчины, и такой вкусной спермы! Вкусной-привкусной! Аааах! Как рада я, что ты теперь у меня есть!
  
   Мамоно с такой жадностью и вожделением уставилась на парня, что у того даже мурашки от удовольствия побежали по спине, а в сердце кольнуло совестью.
  
   - Извини, - сказал Дима состраивая на лице мину раскаяния. - Прости меня, пожалуйста, ладно?
  
   - За что? - удивилась девушка.
  
   - За то, что не смогу с тобой надолго остаться. Мне скоро придется тебя покинуть.
  
   - Хе-хе, об этом можешь не беспокоиться, - весело ответила девушка-слизь. - Хочу тебя обрадовать. Тебе не придется испытывать чувство вины, потому что я тебя не отпущу. Ты теперь мой! Мой! - промурлыкала она, глядя на пленника своего с нежностью и жадностью одновременно.
  
   - Да, конечно, - улыбнулся Дима. - Ты можешь полностью располагать мной, пока имеешь надо мной власть. Я с радостью приму любое твое желание.
  
   - Хмм, - собеседница прищурилась. - Похоже, что ты серьезно веришь, что сможешь сбежать. Интересно, на что ты рассчитываешь?
  
   Она вдруг очень крепко стиснула парня со всех сторон, так что тот не мог даже пошевелиться.
  
   - Силой выдающейся ты не обладаешь. Я легко смогу тебя удержать, - отметила девушка-слизь, а потом вдруг забурлила, погружая пленника в ауру удовольствия. - Ты очень чувствителен к ласкам и тебя легко ослабить еще больше, - добавила она, с азартом наблюдая, как на лице молодого человека возникает мимика наслаждения. - О да, ты очень быстро восстанавливаешься, но это тебе не поможет вырваться. Наоборот, это сделает меня только сильней. Так на что ты надеешься?
  
   - Оооох, остановись! - простонал Дима, чувствуя, как член его стремительно становится твердым.
  
   - Хорошо, - неожиданно легко согласилась оппонентка и прекратила бурлить, снимая эффекты джакузи.
  
   - А? Что? - разочарованно выдохнул парень.
  
   - Хи-хи-хи! - захихикала монстродева. - Так ты не серьезно просил меня остановиться? Хочешь, чтобы я продолжила?
  
   - Нет-нет, - поспешил ответить молодой человек, восстанавливая контроль над своими желаниями. - Ты достаточно продемонстрировала мне свое превосходство. Больше не надо. Сейчас мне действительно нечего тебе противопоставить.
  
   - А что изменится потом?
  
   - Я расскажу тебе историю своей беззаветной любви, ты сжалишься надо мной и отпустишь к любимой.
  
   Девушка-слизь прыснула и захохотала, сотрясаясь всем своим желеподобным телом.
  
   - Какой шутниииик! - простонала она, вытирая пальцами слезы, выступившие из глаз. - Нет-нет! - добавила она, окидывая пленника веселым взглядом. - Этот план не сработает. Я безжалостна и неумолима. Сострадания во мне нет ни капельки.
  
   - Ох и ах, - вздохнул молодой человек состраивая грустное выражение. - Как жестоко!
  
   - Я оооочень жестока, - игриво подтвердила собеседница. - Тебе суждено остаться моим пленником навсегда. Смирись уже с этим.
  
   - Как скажешь, - подозрительно быстро согласился с ней молодой человек, одаривая хищницу невинной ангельской улыбкой.
  
   - Вот так-то лучше, - подыграла ему девушка-слизь, хитрым взглядом своим показывая, что ни капельки не верит покорности пленника. - А у тебя, значит, есть возлюбленная? - нарочито небрежно спросила она, но Дима увидел, как в глазах ее разгораются искорки любопытства и даже какой-то странной радости.
  
   - Да, есть одна монстродева, которую я очень люблю, - подтвердил он.
  
   - Сильно любишь?
  
   - Ну... да.
  
   - Клааасс! - уже вполне явно просияла собеседница, вызывая у парня недоумение такой своей странной реакцией.
  
   - А чему ты радуешься?
  
   - Секрет, - ответила девушка, хитро улыбаясь.
  
   - Ты садистка что ли?
  
   - Да, я садистка! - шутливо подтвердила она и снова рассмеялась, прикрывая рот своей полупрозрачной ладошкой.
  
   - Ох! - грустно подыграл ей парень, тяжело вздыхая. - Кажется, я пропал.
  
   - Да-да! Ты давно должен был это понять, - продолжила хихикать девушка.
  
   - Но ты очень красивая садистка. Знаешь об этом?
  
   - Мммм, спасибо. Какой ты милый, - с благодарностью сказала мамоно, заливаясь более темным румянцем на своем розовом лице.
  
   Дима вспомнил вдруг, что так и не встретился с Алисой.
  
   "Почему она не показалась мне, почему не встретила? Ох! А вдруг она меня не дождется и уйдет?" - с испугом подумал он.
  
   - Долго я спал?
  
   - Без понятия, - пожала плечами слизь. - Я увлеклась и времени не замечала. Наслаждалась тобой, наслаждалась, ела, ела. Ты уже в отключке был, но все равно кормил меня исправно. И все время восстанавливался. Это было так неожиданно и приятно, что я радовалась как сумасшедшая. А потом я решила забрать тебя к себе и понесла в свое укрытие. Хе-хе, я несла тебя и продолжала насиловать, а когда дотащила, вырубилась вместе с тобой. Так что извини, не могу сказать точно, сколько прошло времени. Но, скорее всего, не больше суток.
  
   "Сутки? Это не так уж и плохо, - слегка успокоился молодой человек. - В прошлый раз в игре Алиса мне трое суток дала на то, чтобы победить слизь и к ней вернуться. А еще моя соперница проболталась, что тоже потеряла сознание, вот только я воспользоваться этим не успел. Но это ничего. Главное, что моя сила работает и мне осталось только освоиться с управлением и научиться осмысленно ее применять".
  
   - Значит ты теперь не голодная? - уточнил Дима.
  
   - Я сыта, но это не значит, что я откажусь от добавки. Ты очень вкусненький и энергия твоя приносит много удовольствия.
  
   - А много раз я кончил?
  
   - Хе-хе, думаешь я считала, - хихикнула слись. - Много, ты меня пересытил. Смотри.
  
   Она вдруг выставила правую ладошку у парня перед лицом и пошевелила пальчиками.
  
   - Что? - не понял тот.
  
   - Я плотная, дурачок, видишь? Дай пять.
  
   Дима вытянул свою левую руку из розовой субстанции, и приложил пятерню к ладони девушки. Она тут же просунула свои пальцы между его и сжала их, образуя замок.
  
   - Чувствуешь?
  
   Ощущения были как от человеческой руки, теплой и сильной, ну разве что чуть более мягкой, чем человеческая.
  
   - Это требует немного больше энергии, чем обычно, - пояснила девушка-слизь, - но у меня ее теперь много и у меня есть ты, поэтому я могу позволить себе небольшое расточительство.
  
   - Ясно, - улыбнулся Дима.
  
   Его собеседница вытянулась вверх, формируя женское тело до талии.
  
   - Хочешь потрогать мою грудь? - предложила она и слегка прогнулась в спине, подставляя себя. - Я могу сделать для тебя любой размер. Какой хочешь?
  
   - Как-то это развратно звучит, - слегка смутился парень, но смотрел на прекрасные женские формы с нескрываемым восхищением.
  
   - Хе-хе, а я развратная, знаешь ли, привыкай, - она взяла обе его руки за запястья и прижала их ладонями к своим титечкам.
  
   Дима невольно сжал объемные полушария пальцами и те не погрузились внутрь, ощущая хоть и мягкую, но непроницаемую поверхность. Под ладонями своими он почувствовал, как быстро растут и наливаются твердостью соски и это воспринималось весьма приятно. Молодой человек удивленно захлопал глазами.
  
   - Тебе это нравится? Ты меня чувствуешь? - спросил он.
  
   - Ну конечно чувствую, дурачок, - улыбнулась девушка, - и конечно нравится, как ты сам бы мог понять по реакции моего тела. Но гораздо приятнее мне, что это нравится тебе. Твоя духовная энергия стала немного выделяться наружу и это так вкусно!
  
   Дима уже гораздо смелее погладил ее грудь, обводя пальцами затвердевшие длинные соски. Ну раз собеседница сама разрешила, то почему бы и нет.
  
   - Значит, я могу доставить тебе удовольствие как женщине? - уточнил он, продолжая свои ласки.
  
   - Мммм, можешь, - томно вздохнула мамоно, в глазах которой стали отражаться испытываемые ей приятные ощущения. - Но давай совместим приятное с полезным.
  
   Она придвинулась вплотную своей грудью к Диминому лицу.
  
   - Ты покормил меня, теперь я хочу покормить тебя. Хочешь отведать моего молочка?
  
   - Эээ... н..нет.
  
   - Почему это?
  
   - Я не хочу есть слизь.
  
   Собеседница рассмеялась.
  
   - Дурак, я не меня предлагаю тебе съесть. Тебе бы серьезно не поздоровилось, если б в организм твой попала частичка моего тела. Я специально приготовила для тебя еду. Пока несла сюда, собрала съедобные плоды, листья и стебли. Вот здесь, - она указала на левую свою грудь, - овощное пюре. Оно со специями и солью, надеюсь тебе понравится. А вот тут, - пальчик девушки коснулся правого соска, - пюре фруктовое. Оно смешано со сладким с нектаром, поэтому есть его можно как десерт.
  
   Дима воззрился на новую свою знакомую, удивленно моргая. Его привел в замешательство предложенный способ кормления. С другой стороны в животе уже ощутимо сосало голодом, так что перспектива поесть оказалась весьма кстати.
  
   - А мяса нет? - попробовал пошутить парень, пытаясь скрыть свое смущение.
  
   - Могу растворить твою ногу и подать к овощам мясное желе, - ехидно предложила девушка.
  
   - Не надо! - испуганно замотал головой молодой человек и лишь потом осознал, что девушка-слизь пошутила. В этот момент ироничное выражение ее лица настолько живо напомнило Диме мимику Алисы, что тот завис на пару секунд с приоткрытым ртом.
  
   А мамоно уже смеялась очень довольная своей шуткой.
  
   - Как же легко тебя напугать, - забавлялась она. - При этом личико твое становится таким милым, что просто слюнки текут. Может тебя все-таки съесть, а? - хитро прищурилась девушка-слизь и сердце в груди парня опять подпрыгнуло. Но в этот раз уже не от страха. Теперь уже в манере речи, в интонациях ее проявилось явное сходство с любимой, так что душа парня наполнилась смятением.
  
   - К...как тебя зовут? - слегка заикаясь, спросил он.
  
   - Хочешь узнать мое имя перед смертью? - хихикнула хищница.
  
   - Ты же меня не съешь, - улыбнулся парень. - Просто хочу познакомиться. Разве нельзя?
  
   - Можно. А с чего ты решил, что я тебя не съем?
  
   - Ну, сама ведь сказала, что я - ценный. И потом ты совсем не выглядишь кровожадной. По-моему, ты очень добрая и милая.
  
   - Мммм, ладно. Так и быть, не съем. Не смогу отказать себе в удовольствии и впредь слушать твои комплименты. Значит, хочешь узнать, как зовут меня, Дима?
  
   - А...га, - подтвердил молодой человек, удивленно округляя глаза. Он не помнил, когда успел представиться.
  
   - Хорошо, тогда будем знакомы, - хитро улыбнулась девушка-слизь. - Меня зовут Алиса.
  
   - Ч...то?
  
   - Мое имя - Алиса, - повторила монстродева. - Ты ведь не оглох, верно? А чему ты так удивлен, Димочка?
  
   "Алиса не встретила меня, - лихорадочно думал парень, - но она наверняка должна была. Так может она?... Нет, не может быть. Почему сразу не сказала мне? Зачем вся эта игра? И почему слизь? Нет, моя Алиса очень сильной была. Я это чувствовал. А слизька обычная. И еще вчера она плохо знала язык, плохо знала меня, не знала, как меня зовут. Вроде не знала. Иначе обязательно воспользовалась бы моим именем, чтобы успокоить, когда я психанул. А она растерялась, не поняла, что со мной происходит. Алиса бы поняла. Она знала меня уже как облупленного. Нет, это все-таки не моя Алиска. Не может она ей быть".
  
   - Откуда ты знаешь мое имя?
  
   - Димочка, Дима - красиво звучит, - захихикала слизька, хитро посверкивая глазами на молодого человека. - Ты и сам мог бы догадаться, если б подумал, как следует.
  
   - Одна мамоно точно знала, как меня зовут, - осторожно сказал молодой человек. - Но ты - не она... кажется.
  
   - Хе-хе, значит, ты не уверен в этом?
  
   - Твои интонации, мимика, иногда взгляд и даже голос... очень напоминают мне мою девушку... Теперь еще имя... ты... - Дима замолк, не зная, что сказать.
  
   Собеседница рассмеялась и с очень довольным выражением покачала головой.
  
   - Как я тебя заинтриговала, а! Прям в смятении весь! Одно это доставило мне массу удовольствия. Ладно, не буду и дальше тебя запутывать. Неужели ты думаешь, что язык - это все, что я узнала от тебя, поглотив такую массу духовной энергии? Твоя подруга - ламия, верно? Ее образ, поведение, манера речи, оставили неизгладимый след в твоей душе. И естественно, поглотив большое количество твоей энергии, я начинаю невольно ей подражать. Более того. Я совсем не против быть на нее похожей. Ведь теперь я - твоя девушка, и я очень заинтересована в том, чтобы ты и меня полюбил.
  
   - Постой-постой, значит мое имя ты узнала с помощью "духовного поглощения"? А ее имя... и твое имя?.. Вы просто тезки, да?
  
   - Видишь ли, до встречи с тобой у меня не было своего имени. Слизи нередко проживают свою жизнь без имен. Ну, а узнав тебя поближе, я решила почему-то, что хочу называться именно так. Неужели я случайно выбрала имя твоей девушки? Ох, как неловко получилось. Но теперь уже ничего не поделаешь. Единожды выбрав себе имя, слизи уже никогда не меняют его.
  
   Дима рассмеялся, а про себя подумал:
  
   "Нет, ты просто неисправимая интриганка. И почему бы тебе прямо было не сказать, что узнав имя моей девушки, ты выбрала именно его специально?"
  
   - Потому что так гораздо веселее, - неожиданно ответила собеседница на мысли молодого человека, чем заставила того вытаращиться от удивления, и снова рассмеялась, очень довольная собой.
  
   - Ты... и мысли мои читать можешь? - глядя на нее с оторопью, спросил парень.
  
   - А почему бы и нет? - хихикнула монстродева.
  
   "Как так?! - обескуражено думал Дима. - Слизи ведь не умеют читать мысли. По канону не умеют, по новелле. А в жизни? Блин! Если она мои мысли читает, то наверняка и о планах, которые я строю может знать. О способности к "темному поглощению". Но почему тогда она удивлялась тому, что я так быстро восстанавливаюсь? Сказала, что для нее это было неожиданностью. Что-то тут не так. И она ведь не повторила мою мысль, а просто ответила на нее достаточно обобщенно, мол так веселее. А что веселее-то? Такая реплика могла подойти к чему угодно. Опять это ее интриганство? Прикалывается?"
  
   - О чем я сейчас думаю? - спросил он у собеседницы.
  
   - Рефлексируешь по поводу моей способности к телепатии, а еще гадаешь, правда это или нет?
  
   "Блин, правда что ли умеет мысли читать?! Или догадывается по моей мимике? Надо что-то определенное подумать".
  
   - Тогда скажи, о чем я сейчас думаю дословно, - с улыбкой сказал Дима и мысленно стал повторять:
  
   "Алиска - дура, Алиска - дура, Алиска - дура!"
  
   - Не скажу, - весело ответила девушка. - Не хочу это вслух произносить.
  
   "Черт! Черт! Неужели действительно читает?!"
  
   И тут она вдруг взвизгнула и заливисто расхохоталась.
  
   - Че...чего? - недоуменно спросил парень.
  
   - Ты ведь обзывался мысленно, угадала? - продолжала смеяться она. - Дурой меня назвал, верно?
  
   "Блиииин! - мысленно перевел дух Дима. - Все-таки мимика меня выдает, да еще соображалка у нее будь здоров. Ну, просто Шерлок Холмс в юбке. Вернее слизистая Шерлок Холмс".
  
   - На моем лице все так прозрачно читается? - кисло уточнил он.
  
   - Значит, угадала, - констатировала Алиса, расплываясь в озорной игривой улыбке. - Еще бы выдержки мне побольше, тогда наверняка удалось бы тебя убедить, что я телепатией владею. Хотя это было бы не так интересно. Удовольствие от розыгрыша получаешь именно тогда, когда он раскрывается. Ну а мимику читать, если честно, я не умею. Да мне и не приходится этого делать. Благодаря тому, что ты погружен в меня и во мне много твоей духовной энергии, между нами возникла эмпатическая связь. Я чувствую твои эмоции, и это позволяет мне иногда догадываться, о чем ты думаешь. Вот и весь секрет.
  
   - А про "дуру" тогда ты как догадалась?
  
   - Не сложно было понять, что ты собирался меня проверить и думал какую-то чушь. Естественно я не знала, что именно, поэтому сказала так, чтобы отвертеться. Ну а по твоей реакции на мой ответ уже "сложила два и два". И потом, не забывай, я ведь знаю уже тебя немного. Так что это тоже дает свои подсказки.
  
   - Какая ты умная, - сказал Дима с уважением, - и веселая. С тобой очень интересно дружить.
  
   - Значит, уже передумал сбегать от меня?
  
   - Эх, нет. Извини. Просидеть всю жизнь в этом гроте и света белого не видеть - совсем не айс. Так что я буду пытаться. Ладно?
  
   - Как мило и наивно, спрашивать у меня разрешение, - захихикала Алиса.
  
   - Ну, я, как бы, не спрашиваю, просто предупреждаю.
  
   - Хе-хе, на свое "темное поглощение" рассчитываешь?
  
   "Она знает!" - испугался молодой человек, но почти сразу успокоился. Небесные рыцари тоже знали, но им это знание не помогло. Звериная сущность мамоно, их страстность всегда срабатывала в его пользу.
  
   - Ты и про навыки мои знаешь, - улыбнулся Дима. - Эх, ничего от тебя не скрыть.
  
   - Вот именно, - сказала девушка, зловеще посверкивая глазами. - Ты полностью в моей власти.
  
   В этот момент у пленника громко заурчало в животе, и Алиса тут же смягчилась.
  
   - Твой бедный животик напоминает о себе, - улыбнулась она. - Так ты будешь есть или нет?
  
   - Эм, мне как-то неудобно.
  
   - Жаль, а я уж думала, ты доставишь мне удовольствие, пососав мои титечки.
  
   - Вот как, - оживился молодой человек. - А тебе правда будет приятно?
  
   - Ну конечно. У женщин на груди эрогенные зоны. Разве ты не знал?
  
   - Знал, но... ты ведь не женщина, вот я и уточнил.
  
   - Об этом не беспокойся. Мое тело позволяет мне создавать сексуальную чувствительность где угодно. Ну, давай, иди к мамочке.
  
   Девушка-слизь повторно придвинулась грудью к Диминому лицу, но в этот раз обняла ладонями его затылок и притянула к себе, приглашая к трапезе более настойчиво.
  
   - Чего хочешь вперед, сладенького или солененького?
  
   - Можно сперва овощное блюдо?
  
   - Конечно, тогда тебе сюда, - сказала Алиса и ткнулась парню в губы левым соском.
  
   Сколько бы Дима ни настраивал себя, он ни как не мог представить, что ест из женской груди. Сисечки воспринимались им исключительно как объект сексуальной ласки. Поэтому вначале молодой человек решил отнестись к ним в соответствии со своими взглядами, ну а дальше уже как пойдет. Он подразнил касавшийся его губ сосочек языком, и стал облизывать его по кругу, очерчивая ореол и наслаждаясь тем, как он растет и наливается твердостью. Что и говорить, эрекция женских сосков всегда оставляла у парня яркие впечатления. Ему нравилось касаться губами твердых штырьков, смачивать их слюной, сжимать, покусывать и скользить по их шероховатой поверхности вверх-вниз, мягко массируя.
  
   Алиса следила за его действиями, томно улыбаясь и щуря глаза от удовольствия. Сладкая дрожь прошла по ее телу, и она игриво рассмеялась.
  
   - Хи-хи, какой развратный младенчик мне попался. Но может уже закончишь играть и пососешь у мамочки? Давай, не оттягивай неизбежное!
  
   Она одной рукой ухватила Диму за волосы, другой - сжала свою грудь и рывком прижала его голову к себе, загоняя сосок в рот на всю его длину. Молодой человек ощутил языком вязкую струйку, и дыхание у него перехватило от ее очаровательного пряного вкуса. Веки его затрепетали и прикрылись от удовольствия, а рот непроизвольно стал сосать, словно поддаваясь неодолимому младенческому инстинкту.
  
   - Ох, да, вот так, - промурлыкала девушка, и на лице ее отразилась мимика наслаждения. Она с умилением смотрела на парня, погруженного в транс, сладко чмокавшего губами, и нежно гладила его по голове, расчесывая пальцами волосы.
  
   - Хи-хи, какое миленькое у тебя личико, - улыбалась Алиса, - Ну, прям как у младенчика. Соси, соси у меня, соси! - с жаром шептала она. - Ох! Как же мне приятно!
  
   Дима слышал ее голос, грелся в лучах его нежности, но совершенно не улавливал смысл сказанных слов. Он действительно словно в несмышленого младенца превратился, сознание которого плавно уносило течением непрерывного вязкого потока, растекающегося во рту бесподобным волшебным вкусом и наполняющего желудок приятным теплом и комфортом. Все мысли парня остановились, а восприятие сосредоточилось на вкусном бульоне, проникающем в организм и постепенно приглушающем голод, прогоняя его и принося ощущение приятной сытости. Девушка-слизь словно околдовала его своим кормлением, погрузив в атмосферу любви и защищенности.
  
   Лишь когда пряный поток иссяк, молодой человек стал постепенно освобождаться от пленивших его душу чар. Он ощутил ауру темной энергии, проникшей в его тело вместе со столь понравившейся ему питательной жидкостью, и осознал, чем именно был вызван ее столь очаровательный вкус. Темная энергия преображала все, в чем содержалась, смещая ощущения в плоскость удовольствия и многократно усиливая их. Будь то вкус или прикосновения, все неизменно наполнялось сказочным волшебством.
  
   Впервые с момента попадания в параллельный мир Дима ощутил темную ауру в себе очень четко. Он даже будто увидел ее каким-то внутренним зрением в виде поблескивающей серебристыми искорками темно-серой дымки. Смог прикоснуться к ней и почувствовать ее приятно покалывающий, словно наэлектризованный бархат. Она несла в себе активное женское начало, страстное, огненное, воспринималась как необыкновенный темный огонь, который лизал парня изнутри своими дымчатыми язычками, но при этом не обжигал и не причинял боли, а лишь наполнял удовольствием и разгорающимся томным возбуждением.
  
   Неожиданно темное облако воспринялось молодым человеком как живое существо хищное и похотливое, которое поймало добычу, вожделеет ее, но при этом не до конца понимает, как правильно ей распорядиться. Этот образ напомнил Диме кого-то до боли знакомого и волнующего, опасного, необузданного, но при этом очень привлекательного и желанного. Сверкающие искорки превратились в сознании молодого человека в серебристые волосы, прямые и не длинные, которые всего лишь дотягивались до плеч. Вокруг них обозначилось симпатичное девичье лицо с розовым румянцем на щеках, и яркими глазами стального цвета, наполненными сладострастной похотью. Анна Нишикиномия! [1] Это была именно она: сильная, опасная и до ужаса похотливая маньячка, но при этом совершенно неопытная по части секса. Остро желающая того, о чем понятия не имела.
  
   Возникшая ассоциация настолько хорошо сочеталась с ощущением, которое давала молодому человеку темная энергия, что сердце его учащенно забилось. Имелось еще одно сходство, делающее проявившийся образ наиболее подходящим. Цвет и серебристые искорки темного облака очень походили на капельки сексуальных выделений, которые всюду оставляла за собой Анна в возбужденном состоянии.
  
   Затаив дыхание, Дима следил, как клубится в его теле темная энергия, как она вздрагивает словно бы от вспышек удовольствия, задевая его энергетические меридианы, как маленькими порциями проникает в светящиеся каналы и, протекая по ним, постепенно изменяет свой цвет, наливаясь небесной бирюзой.
  
   "Вот как работает "темное поглощение", - догадался молодой человек. - Но почему так медленно? Почему энергия мамоно будто случайно попадает в мою энергетическую систему? Как странно. Она такая грозная и беспомощная одновременно. Словно хочет меня и не знает, как взять. Мммм, да. Именно взять. Как интересненько! А мне ведь не потребуется что-то делать самому, верно? Нужно только... Что? Подставиться? Отдаться? Может открыться? Но как? Как мне это сделать?"
  
   Дима понял вдруг, что именно сейчас приблизился вплотную к секрету использования своей силы. Что если он разберется сейчас, как правильно ему поступить, то получит важный ключик к дальнейшему своему продвижению.
  
   "Эта темная энергия, прямо как сереброволосая Аня. Так прикольно. Стоит только мне расслабиться, и я словно вживую ее вижу. Может она действительно очень похожа на эту девушку, раз подсознание (или что-то еще) дает мне такие прозрачные намеки. Анне ведь не хватало небольшой подсказки, что делать. Ее достаточно было лишь подтолкнуть в нужное русло и тогда... Ух! У меня просто мурашки бегут по коже от мысли, что тогда бы произошло. Уж точно комедийное этти превратилось бы в жесткий хентай. Хе-хе! Как мне этого не хватало. Всегда хотел увидеть, что прячется под длинной юбкой Ани Нишикиномии? Откуда она выплескивает этот свой восхитительный "нектар любви" и как это происходит? А как выглядит ее киска вблизи? Пушистая она или гладко выбрита? Наверное, все же пушистая, - подумал Дима, возбужденно облизывая себе губы. - Раз в "мире без пошлых шуток" молодые девушки и парни понятия не имеют, что такое секс и какую роль играют их половые органы помимо выделительных функций, вряд ли кому-то из них придет в голову, удалять волосы в интимной зоне. Мммм, что произойдет, если киску Ани поцеловать? Она от случайных-то прикосновений к эрогенным зонам вся зажигается и выплескивает из себя потоки смазки. А если приласкать ее язычком намеренно? Хе-хе! Интересно как выглядит оральное изнасилование в исполнении сексуальной маньячки? А что гадать? Почему бы не проверить самому? Вот она юбка. Руку протяни и дотронешься".
  
   Созерцая со стороны образ Анны, парящей перед ним в воздухе в сидячем положении, Дима добился такой его реалистичности, что даже позабыл на время, что видит эту картину в своем воображении. Вернее где-то в подсознании он продолжал сей факт осознавать, а иначе ни за что не решился бы на задуманное распутство, опасаясь получить полновесных люлей, а то и вовсе лишиться жизни. Но, тем не менее, молодой человек воображаемо приблизился к девушке и сразу ощутил ее взволнованное одобрение. Он понял, что может рассчитывать на благосклонность и это прибавило ему решимости. В своих фантазиях (а может быть Дима и реально что-то делал с собой), он взялся за край подола воображаемой юбки и стал медленно поднимать его вверх, оголяя стройные ноги девушки. Молодой человек просто физически чувствовал, как растет напряжение у него внутри, но не понимал, чем это вызвано. В какой-то момент он ощутил, что длинные ноги Ани скрестились у него на спине и стали давить, подтягивая ближе, затем он почувствовал ее руки на своей шее и усилившееся давление. И, наконец, осознал себя крепко схваченным между ее ног, да так глубоко, что лицо его оказалось в непосредственной близости от женского начала.
  
   На Анне не было ни колготок, ни трусиков, так что взгляду парня открылась самая сокровенная точка женского тела. Вначале интимное место девушки словно скрывала тень. Дима не мог разглядеть во мраке область, где сходились ее ноги. Но затем картинка постепенно проявилась, будто дорисовываясь, и он стал млеть от созерцания открывшейся ему красоты.
  
   Как молодой человек и предполагал, киска девушки была покрыта густой порослью серебристых волос. Ее половые губки оказались крупными и мясистыми. Они набухли от возбуждения и похотливо разошлись, оголяя розовую сердцевину, сочащуюся густой влагой. Складочки малых губ были длинными и развернутыми в стороны как лепестки экзотического цветка. Они сходились вместе на крупном клиторе, который торчал вперед своим напряженным, подрагивающим телом и словно мощный магнит притягивал к себе молодого человека.
  
   Дима не стал противиться этому притяжению. Он приник губами к вожделенному месту и вобрал его в рот, чувствуя, как стремительно захлопывается ловушка. Девушка сладострастно вскрикнула, прогибаясь в талии, и голени ее скрестились у парня на шее, с силой надавливая сверху. Вагина приоткрылась шире, обволакивая рот снаружи, и ритмичными рывками стала засасывать его в себя. А затем она напряглась и выстрелила из влагалища струйкой смазки, которой оказалось так много, что та чуть ли не на половину заполнила рот вязким сиропом.
  
   Резкий переворот и парень оказался на спине, крепко прижатый к полу. Рот его так и остался в нежном плену, только девушка заняла позицию сверху, сидя верхом на его лице. Одна ее рука продолжала удерживать Диму за волосы, а другая чувственно прижалась к щеке. Полуприкрытые веки и приоткрывшийся в восхищении рот, свидетельствовали, что Анне очень нравились, переживаемые ощущения. Весомый толчок сверху ознаменовал начало движения локомотива, который теперь прочно стоял на рельсах. Глаза девушки широко распахнулись, изо рта вырвалось изумленное "Ах!" и она повторила свое движение, убеждая себя, что вот именно эта самая фрикция и приносит ей столько удовольствия.
  
   Далее сексуальная машина стала стремительно набирать обороты, на всех парах устремляясь к финишу словно поезд, несущийся по рельсам. Дима опомниться не успел, как его насильница экстатически выгнулась и, навалившись сверху всем своим весом, изверглась ему в рот настоящим шквалом любовного нектара. От перспективы захлебнуться парня уберегла лишь виртуальность всего происходящего. Одним зрением он видел, как, вцепившись ему в волосы обеими руками, сотрясается в экстазе счастливая Анна, и попутно накачивает его своим соком, который извергает из себя ударными импульсами чудовищной силы. А другим Дима следил за темным облаком, которое агрессивно захватило вход одного из энергетических меридианов его тела, и накрепко присосавшись к нему, размеренными толчками нагнетало в светящийся канал свою темную субстанцию.
  
   Не успел парень в полной мере почувствовать, что с ним происходит, как испытал на себе целую череду следующих одно за другим изнасилований. В каждой сцене его ловила перевозбужденная до полного не могу Анна Нишикиномия. Она вытаскивала его из шкафа, прыгала к нему в наполненную водой ванну, хватала проходящего мимо по коридору из приоткрытой двери, цепляла сверху за воротник и утягивала куда-то на чердак, ловила на улице за ногу и затаскивала в кусты. И каждый раз после это встречала своим радостным похотливым взглядом, нетерпеливо валила на спину и усаживалась верхом на его лицо. Снова и снова перед глазами у Димы появлялась распахнутая и пульсирующая от возбуждения вагина, которая брызгала из своих недр струйками смазки, заливая парню лицо, затем сочно утыкалась ему в рот, начинала засасывать его и тут же извергалась оргазмическими потоками. При этом переживая новую сцену пленения, молодой человек не переставал чувствовать, как его продолжают жестко насиловать во всех предыдущих местах. В комнате у шкафа, в котором он безуспешно пытался спрятаться, в наполненной водой ванной, в помещении какого-то офиса, на чердаке, и где-то на улице в кустах. Дима потерял уже счет всем этим нападениям, когда понял вдруг, что они прекратились. Теперь его просто одновременно насиловали во множестве различных мест, но в одной и той же, с некоторыми вариациями, позиции.
  
   Все эти фрагменты бытия как разрозненные осколки сложились в единую мозаику, и молодой человек осознал, что темное облако захватило все его меридианы и, сотрясаясь от жадности, сладострастно осваивало их, наполняя своим содержимым.
  
   _________________________________________________________________________________
   Примечания:
   [1] Анна Нишикиномия - любимый Димин персонаж из анимэ Shimoseka.
  

Глава 2. Банкет продолжается

К содержанию

   Темное облако ритмично пульсировало и обесцвечивалось, наливаясь дымчатой белизной, и словно бы насыщалось, переходя в состояние довольства и безмятежности.
  
   - Мммм, как интересно, - промурлыкал знакомый голос, - как много в тебе новой духовной энергии появилось. На, покушай вторую титечку.
  
   Дима испуганно распахнул глаза с намерением категорически отказаться, но рот его уже был бесцеремонно запечатан правой грудью девушки. А в следующую секунду в него выстрелила струйка божественного фруктового нектара.
  
   "Ох! - мысленно простонал парень. - Как вкусно и сладко! Не отказаться никак!"
  
   И вот он уже снова умильно причмокивает ртом как младенец и наслаждается навязанной ему добавкой. Однако в этот раз молодому человеку удалось восстановить контроль над своим разумом задолго до завершения кормления. Он по-прежнему чувствовал сказочный вкус, ему все еще хотелось пить божественный нектар, не останавливаясь, но он, по крайней мере, уже понимал, что делает, и мог усилием воли остановиться. Вот только заставить себя сделать это было совсем не просто.
  
   Больше всего Дима опасался повторения многочисленных актов грубого изнасилования от его нежданно появившейся "невидимой подруги" Анны Нишикиномии. Он понятия не имел кто она такая, откуда взялась и на что способна. Именно этот побочный эффект был доводом против того, чтобы лакомиться вкусным напитком. Однако грозовая туча, то бишь облако темной энергии, почему-то больше не скапливалась в организме молодого человека и это несколько его удивляло. Он стал присматриваться к тому что с ним происходит и заметил, наконец, что белесая дымка, оставшаяся от прежнего облака, эффективно перенаправляет потоки темной энергии к энергетическим меридианам и не дает этой субстанции скапливаться в организме до состояния некоторой критической массы. Кроме того сами меридианы словно немного расширились и увеличили свою проводимость.
  
   "Так значит, воображаемое насилие мне больше не грозит? - с некоторым разочарованием подумал Дима. - И я больше не увижу восхитительную в своем неистовстве Анечку?"
  
   Стоило только парню подумать об этой девушке, как он тут же ее увидел. Вот только Нишикиномия в этот раз выглядела умиротворенной и милой. Брови девушки вопросительно приподнялись и в глазах засверкали демонические искорки.
  
   "Что такое? - словно бы говорил ее взгляд. - Тебе понравилось грубое обращение, хочешь повторить? Так я легко могу это удовольствие тебе устроить. Просто пожелай, и я остановлю "темное поглощение", накоплю критический потенциал и реализую его в экстремальном режиме".
  
   "Так вот оно что! - догадался молодой человек. - Эта очаровательная девушка - мой новый навык. Новая способность, которую я случайно развил в себе благодаря "духовному восхождению". Я каким-то образом, то ли с помощью фетишей своих, то ли посредством воображения, модифицировал свою энергосистему, дополнив ее новой надстройкой, которая помогает мне теперь более эффективно перерабатывать темную энергию мамоно".
  
   Дима прислушался к себе, пытаясь почувствовать, что с ним происходит. Было приятно. Удовольствие воспринималось не настолько интенсивно как раньше, но все равно хорошо, нежно, томно и... почему-то сладко.
  
   "Интересно, что Аня со мной сейчас делает? Ну, в образном, так сказать, смысле".
  
   Едва молодой человек задался этим вопросом, как на него нахлынул целый поток тактильных и вкусовых сигналов: мягкие сисечки с твердыми сосками упираются в грудь, ладони на плечах и крепкое сжатие пальчиками и вкусная сладость во рту. Почему так сладко?
  
   Следом стали появляться зрительные образы: лицо девушки очень близко, глаза прикрыты, мокрые губы прижимаются к его губам, верткий язык бойким агрессором орудует у него во рту. Поцелуй!
  
   "Боже! Как приятно!"
  
   Дима, едва не угодил в новую ловушку своей фантазии, соскочив с подножки поезда чуть ли не за секунду до его отправления до станции нирвана.
  
   "Ох! Чуть не попался! Значит "темное поглощение" в умеренном режиме - это всего лишь поцелуй. Тогда многократное изнасилование, быстро очищающее меня от большого количества темной маны, это, видать, аналог прежней моей способности "духовная медитация". Нифигасе медитацию я себе замутил", - со смехом подумал парень и едва не подавился фруктовым молочком Алисы, которое по-прежнему продолжал с удовольствием сосать.
  
   Ну, а действительно, зачем от вкусности отказываться, которая окромя пользы никаких проблем больше не создавала. И польза-то от кормления была двойной, нет, даже тройной, если быть более точным. Во-первых, молодой человек элементарно насыщался, утоляя физический голод. Во-вторых, он запасы своей духовной энергии пополнял, то есть насыщался энергетически. И, в-третьих... Что же в-третьих? Дима посмотрел на кормящую его девушку-слизь, осоловевшую от удовольствия, и стал уже не просто сосать грудь, а дополнительно ласкать ее губами, зубками и языком, играя роль этакого развратного младенца. Алиса тут же почувствовала изменившееся качество ощущений и, удивленно распахнув глаза, воззрилась на своего мужчину".
  
   - Хи-хи, какой похотливый младенчик мне попался, - рассмеялась она, наблюдая за его действиями. - Мамочку решил подразнить? Таких развратников надо наказывать. Что же мне сделать со столь непослушным мальчиком? - девушка-слизь возбужденно облизнула губки и стала вытягиваться из розового полуяйца, продолжив формировать человеческое тело так, словно оно всплывало вверх, поднимаясь из вязкой жидкости.
  
   Сперва на поверхности показались очаровательные женские ягодицы, затем бедра и, наконец, ноги целиком. Монстродева вобрала в себя большую часть розовой субстанции, превратившись в весьма высокую особу под метр восемьдесят ростом. От ее прежнего полужидкого тела остался лишь широкий матрасик, как импровизированное ложе, на котором любовники теперь лежали вдвоем. С момента своего пленения Дмитрий впервые почувствовал себя свободным. Он выпустил изо рта сосок Алисы и хотел было подняться, но та силой уложила его назад, прижимая руки к ложу, и парень почувствовал, что вокруг запястий его сформировалось что-то вроде мягких, но прочных оков, фиксирующих его положение. Мгновением позже точно такие же оковы замкнулись на щиколотках молодого человека, и он оказался распят на розовом ложе в форме креста.
  
   - Это, еще зачем? - удивился Дима.
  
   - Затем что мне так хочется, - ухмыльнулась Алиса. - Пришла пора вновь изнасиловать тебя, а насилие, как ты понимаешь, предполагает неволю. Я хочу взять тебя в своей плотной форме. Поэтому мне придется позаботиться о дополнительных мерах, препятствующих твоему побегу.
  
   - Ах, вот как, - улыбнулся Дима. - Решила меня приковать? Это очень пикантно, знаешь ли. Но очень жаль, что я не смогу потрогать тебя, а ведь мои пальчики тоже способны доставлять удовольствие. Неужели откажешь себе в дополнительных приятных ощущениях?
  
   - Хе-хе, сейчас мне достаточно будет лишь твоей спермы, - рассмеялась девушка-слизь. - Но можешь не переживать. В будущем я предоставлю твоим пальчикам возможность проявить себя.
  
   - Ну, и ладно, - притворно огорчился молодой человек. - Придется мне сознаться, что намерением моим было полапать твою шикарную попку.
  
   Алиса снова рассмеялась.
  
   - Ох, какой же ты плохой, просто до ужаса распущенный мальчик, - констатировала она, хищно посверкивая глазами. - Видимо однократным насилием твое наказание не обойдется. Придется мне выжать всю твою сперму, чтобы оставить побольше места для скромности и учтивости.
  
   - Алис, - улыбнулся Дима, показывая всем своим видом, что говорит искренне. - Но мне, правда, интересно. У тебя новое плотное тело, а я даже потрогать его не могу.
  
   - Хе-хе, это можно устроить, - промурлыкала девушка. - И руки твои тебе для этого не понадобятся. Ведь прикасаться к твоему телу буду я, а тебе останется лишь чувствовать мои прикосновения.
  
   Она склонилась к нему, прижалась грудью к его животу и стала рисовать на нем узоры своими сосками. Дима сразу почувствовал приятную томность в местах соприкосновения и распространяющееся от них в разные стороны тепло.
  
   "Темная энергия, - догадался он. - Алиса использует "темное касание". А я, интересно, "духовное касание" применить смогу?".
  
   Молодой человек попытался вспомнить ощущения, возникающие, когда он направлял свою энергию к кожному покрову. В игре он сумел добиться в этом навыке такого мастерства, что в состоянии был сконцентрировать духовный заряд убойной силы в любой точке своего тела. Чувство духовного тока он воспроизвести сумел. Однако величина его оказалась такой мизерной, что ни грамма к поверхности тела не пробилось. И когда парень прекратил усилия, то испытал сильное опустошение и потерю сил.
  
   "Ох! Что это со мной? Почему столь серьезные последствия при отсутствии результата? Я ведь не выпустил ни капли своей духовной энергии, так куда подевалась большая ее часть?"
  
   В воображении Димы вдруг снова возникло лицо Нишикиномии, которая очень внимательно и серьезно уставилась на него своими серыми глазами. Он встретился с ней взглядом и осознал ответ на свой вопрос. Это было очень необычное ощущение. Аня ни слова вслух не произнесла, однако в памяти молодого человека словно сама собой появилась частичка информации, содержащая ответ на интересующий его вопрос.
  
   Духовную энергию следовало направлять по специальным энергетическим каналам, в противном случае она поглощалась клеточками организма, через которые шла и расходовалась на их жизнедеятельность. Это был очень полезный подарок телу, который мог даже омолаживать биологические ткани, однако в текущем состоянии Дима не мог позволить себе такой роскоши и расточительства. Кроме того, почти все вторичные каналы, ведущие к периферии организма, были зашлакованы и практически полностью потеряли свою проводимость. Поэтому рассчитывать на эффективное применение "духовного касания" было пока преждевременно. Следовало сперва накопить побольше духовной энергии. Затем выполнить направленную чистку выделенных энергопроводов и капиляров, которые позволяли бы скапливать духовный потенциал в какой-то конкретной периферийной точке. Например, в пальцах одной руки, или в языке, или в члене, в общем в той части тела, с помощью которой касание выполнить было бы удобнее всего. И уже потом распространять эту функцию на другие точки по той же методике, расширяя масштабность ее применения. Короче в реальности все было гораздо сложнее, чем в игре, требовало больших усилий и терпения.
  
   - Ох, - выдохнул Дима, чувствуя себя беззащитным без свободных запасов духовной энергии.
  
   На коже его от прикосновений мамоно скопился уже приличный темный потенциал. Он плавно распространялся по поверхности тела, и постепенно достиг паховой области, приведя член молодого человека в боевую готовность. Однако добраться до этой маны "темным поглощением" Дима был не в состоянии из-за плохой энергетической проводимости тканей. Молодой человек пока что мог принимать темные потоки только через пищеварительную, дыхательную и кровеносную системы. Даже половые функции действовали только на выход, выводя духовную энергию наружу вместе со спермой. Периферийные каналы от центральных меридианов к органам малого таза тоже оказались забиты шлаками.
  
   - В чем дело? От чего такие скорбные вздохи? - улыбнулась девушка-слизь, хитро поблескивая своими глазами.
  
   - У тебя осталась еще капелька твоего вкусного фруктового сока? - спросил Дима с интонациями Карлсона, у которого была "самая высокая в мире температура".
  
   Алиса весело рассмеялась и склонилась своей грудью над его лицом.
  
   - Какой ты у меня оказывается сладкоежка? Неужели снова проголодался?
  
   - Нет, я наелся, но сок твой такой вкусный, что я очень его хочу.
  
   - Хи-хи! А ты, похоже, стал рабом моего молочка, - забавлялась девушка, раскачивая титечки по сложным траекториям, из-за чего парень никак не мог ухватить губами нужный сосок. - Ишь как глаза твои сверкают. Прям так и сгораешь от желания у меня пососать. Такое удовольствие тебя дразнить, хи-хи! Но так и быть уж, дам тебе полакомиться.
  
   Алиса перестала раскачивать грудки, и Дима с жадностью присосался к правому соску.
  
   - Ах! - простонала мамоно, жмуря глаза. - Как приятно! Как ты сладко сосешь. Соси, соси еще! Не останавливайся!
  
   Парень же почти не слышал ее. Он блаженствовал от бесподобного вкуса и с удовлетворением ощущал, как слабость постепенно оставляет его. Мамоно же, тем временем, не на шутку завелась. Она постанывала и томно вздыхала. По телу ее пронеслась волна сладких сокращений, и прямо на член парня выплеснулась увесистая струйка смазки.
  
   - Мммххх! - выдохнула Алиса, судорожно вцепляясь руками парню в плечи, и нетерпеливо опустилась вниз, ложась сверху на молодого человека.
  
   Ее тело скользнуло немного назад, и Дима ощутил своим напряженным органом прикосновение чего-то мокрого и буквально пышущего жаром. Девушка издала короткий хищный рык и одним жадным движением захватила член в свое горячее лоно и тут же крепко сдавила его.
  
   Молодой человек от неожиданности охнул, чем вызвал немного безумный смех монстродевушки.
  
   - Хи-хи! Какой милый голосок! Спой для меня еще раз! - елейным тоном попросила она и восхитительными волнообразными движениями стала засасывать в глубину своего влагалища плененное мужское начало.
  
   Дима выгибался и стонал уже в полный голос, не в силах сдерживать эмоции от столь невероятного выдаивания.
  
   - Мама! Мамочка! Я сейчас... взорвусь!! - корчился парень от наслаждения под хищно стиснувшей его мамоно.
  
   - Да, выплеснись, - урчала Алиса. - Отдай мне свой белый сок!
  
   Молодой человек громко вскрикнул и забился в оргазме, изливаясь во влагалище девушки горячими мощными струями.
  
   - Мой! Мой! - шептала девушка-слизь, закатывая глаза в экстазе, и продолжала непрерывно сосать член влагалищем, вынуждая Диму выплескиваться в нее снова и снова. - Ты сосал у меня и теперь я тебя выдаиваю! Все справедливо! Выжму тебя до самой последней капельки!
  
   В конце концов, парень полностью истощился и сладкие судороги, сотрясающие все его тело, не сопровождались больше эякуляцией.
  
   - Ммммффф, - разочарованно выдохнула монстродева. - Уже все? Пустой? Что-то ты быстро сегодня!
  
   Дима с облегчением выдохнул, почувствовав, что влагалище Алисы прекратило попытки отсосать из него еще одну порцию спермы. Слабость в теле была такой, что он с трудом мог держать открытыми слипающиеся глаза. Наверное, имело смысл поддаться усталости и провалиться в сон, но молодой человек не хотел сдаваться. Жалко и досадно ему было, что так бездарно просадил все накопленные резервы энергии на попытку применить "духовное касание", и в результате потерял возможность испытать новые навыки, которые сегодня приобрел.
  
   - Подожди... - слабым голосом попросил Дима. - Сейчас... отдышусь...
  
   Ему пришло в голову попросить помощи у своей сексуальной соперницы, и теперь он пытался найти силы на то, чтобы просьбу свою высказать.
  
   - Бедненький ты мой, - пожалела парня Алиса, и, склонившись, нежно поцеловала его в лоб. - Злая слизька поела тебя. Извини, увлеклась. И ничего мне сегодня больше не надо. Ты отдыхай, набирайся сил, поспи.
  
   - Нет, - слабо мотнул головой парень, и, собрав все свои силы, с короткими паузами, по одному слову произнес: - Дай... молока... пожалуйста...
  
   - Хи-хи, - рассмеялась девушка-слизь. - Ну и сладкоежка ты у меня. Даже в таком состоянии продолжаешь думать о вкусненьком.
  
   "Она что, не понимает? - с удивлением подумал Дима. - Говорила ведь, что знает про мое "темное поглощение". Блефовала?"
  
   - Ну, у меня осталось еще немного, - продолжала меж тем рассуждать вслух Алиса. - Тонус тебе поднять хватит, а вот на секс точно нет. Меж тем ты ведь опять раздразнишь меня. А трахнуть тебя нельзя будет. Не хочу потом желанием маяться. Так что спи, давай, боец. Сражение твое закончилось.
  
   - Дай... - упрямо повторил молодой человек, и мысленно простонал:
  
   "Блииин! Ну почему я так ослаб, что даже говорить для меня - каторга. Хоть бы мысли мои читала что ли, так все бы сразу поняла. И теперь ясно как божий день - не умеет она этого делать".
  
   Дима собрался с последними силами и еще раз попросил:
  
   - Не придется... маяться... я объясню... дай...
  
   - Какой ты настойчивый, - удивилась девушка. - Прям любопытно стало. Ладно рискну. Но имей ввиду, я, когда хочу секса и не могу его получить, становлюсь до жути капризной стервой. Так что пеняй потом на себя.
  
   Она прилегла рядом и, приподняв голову парня, пристроила свою титьку ему в рот. На лице ее тут же возникла радостная улыбка.
  
   - Ох! До чего же мне нравится, как ты у меня сосешь! Ты таким миленьким становишься, что так бы и съела тебя!
  
   Дима сладко зачмокал ртом, высасывая вкусный фруктовый нектар, и девушка томно вздохнула. Она с умилением смотрела на него сверху, и в глазах ее при этом посверкивали хищные огоньки. Это было такое странное хищное умиление, которое могла, наверное, испытывать людоедка, обожающая младенцев прям до "ути-пути" и от того поедающая их с нежностью.
  
   А молодой человек тем временем блаженствовал. Мало того, что ему было очень вкусно, он еще чувствовал, как постепенно возвращаются его силы, и это само по себе было приятно как с физической, так и с психологической стороны.
  
   Когда сладкий сок закончился, Дима оторвался от Алисиной груди и с удовольствием вздохнул.
  
   - Ох, как хорошо снова чувствовать себя человеком.
  
   Девушка нетерпеливо привстала и требовательно произнесла:
  
   - Говори, что хотел. Как ты можешь удовлетворить мое желание?
  
   - Помнишь, ты упоминала про мое "темное поглощение". Знаешь что это такое?
  
   - Довольно смутно, если честно, - призналась Алиса. - В самых общих чертах. Я знаю, что ты каким-то образом можешь быстро восполнять свою сперму. Но понятия не имею как.
  
   - Тогда позволь мне объяснить тебе, как это свойство работает, и научить кормиться мной практически непрерывно и столько сколько душе будет угодно.
  
   - Позволяю! - с нетерпением разрешила мамоно, алчно сверкая глазами. - Говори поскорей, не задерживай добрых и честных людей!
  
   Дима удивленно уставился на нее, а потом рассмеялся. Ему все более и более нравилась эта девушка. Даже в состоянии нервного возбуждения она не упускала возможность схохмить.
  
   "Блин! Как бы не привязаться к ней, - озабоченно подумал парень. - Не смогу ведь потом сбежать".
  
   Мысль о скором расставании неожиданно больно кольнуло сердце, и у молодого человека возникло подозрение, что, кажется, он уже немного влип.
  
   - Ну, давай-давай, - нетерпеливо требовала Алиса. - Чего молчишь?
  
   Она села, подогнув ноги под себя, уперлась ладонями парню в грудь и, слегка подталкивая его, беспокойно ерзала.
  
   - "Темное поглощение", - начал объяснять Дима. - Эта моя способность преобразовывать темную энергию мамоно в человеческую духовную энергию. Благодаря ей я могу быстро восстанавливаться, однако для этого организму моему нужна заправка. Лучше всего я усваиваю темную энергию с едой и питием. Вот ты напоила меня своим молочком, и я смог немного восстановиться. Так что чем больше ты дашь мне своей темной энергии, тем больше сможешь взять у меня духовной. И, насколько я понимаю, наиболее сильные темные выбросы у мамоно происходят, когда они кончают. Часть темной энергии я, наверное, смогу получить через секс. Но пока мои энергетические каналы плохо разработаны, проникать она в меня таким способом будет с большими потерями. Так что через рот и желудок заправка получится гораздо эффективнее. Вот и все вроде бы. Все секреты свои я тебе рассказал. Теперь сама думай, как лучше сможешь этой информацией распорядиться.
  
   - Интересно, интересно, - Алиса заерзала еще более взволновано и нетерпеливо. - Так вот, значит, как это получается!
  
   - Что получается? - уточнил молодой человек.
  
   Мамоно обеспокоенно взглянула на него и смутилась, потом справилась с легким замешательством и пояснила:
  
   - Я имела ввиду твою неистощимость при нашей первой встрече. Я тогда действительно много кончала.
  
   Но у Димы почему-то осталось впечатление что, у девушки-слизи есть от него какие-то секреты, которые она оставила при себе.
  
   - А как много ты можешь маны моей принять? - уточнила Алиса. - Ну, чтобы тебе это не навредило?
  
   Молодой человек пожал плечами и ответил:
  
   - Не знаю точно, но много. И скорее всего больше, чем ты в принципе можешь мне дать. Ты ведь не Владыка монстров, верно? Не королева вида и не одна из четверки небесных рыцарей, чтобы мне следовало опасаться за целостность своей тушки.
  
   - И с жидкостью ты усваиваешь ману гораздо лучше, так? - продолжала допытываться монстродева.
  
   - Все верно. Этот канал доставки в моем организме работает с наилучшей эффективностью. По крайней мере, пока что он в лидерах. Ну а как дальше пойдет - время покажет.
  
   - Хорошо! - радостно сказала Алиса. - Тогда у меня есть для тебя топливо. Правда я опасаюсь немного, что оно может стать для тебя слишком... энергичным. Но можно попробовать его залить.
  
   - И что это за топливо? - поинтересовался молодой человек, хотя начал уже догадываться, о чем идет речь.
  
   - Еще одно молочко, - хихикнула мамоно. - Вот только находится оно в другой сисечке, - весело добавила она, поглаживая себя между ног, - и добыть его посложнее будет.
  
   Дима заворожено уставился на интимное место девушки, прикрытое ладонью.
  
   - А я совсем не боюсь сложностей, - скромно сказал он, и нетерпеливо облизнул губы.
  
   - Тогда, ты ведь не против будешь пососать мою писечку? - спросила Алиса, подсаживаясь еще ближе.
  
   - Спрашиваешь?! - радостно заулыбался парень. - Да я обожаю это лакомство пуще жизни!
  
   - Хе-хе, вот и проверим, - хихикнула собеседница. - Потому что если ты приукрашиваешь свои таланты, то не сладко тебе придется.
  
   Она встала на четвереньки и, переступая с кошачьей грацией, стала приближаться к Диминому лицу. Парень во все глаза смотрел на ее полупрозрачное как леденец розовое тело и не переставал им восхищаться. Оно было красивым, изящным и сексапильным, с четкими округлыми линиями и совсем не походило на желеобразную субстанцию слизи. По крайней мере, Алиса уверенно стояла на ногах и стабильно поддерживала свою человеческую форму. Только крупные титечки ее с длинными эрегированными сосками плавно покачивались при движении, а все остальное тело сохраняло внешнюю монолитность.
  
   Парню снова захотелось потрогать девушку и, испытав руками на прочность мягкие словно силиконовые оковы, он попросил:
  
   - Может, ты все-таки освободишь меня, а?
  
   Алиса рассмеялась и покачала головой.
  
   - Нет-нет, - весело сказала она. - Мне очень нравится твоя беспомощность. И это твое распятое положение, мррр-мррр-мррр, выглядит так прияаатно! Поэтому, раз уж ты мой невольник, то не взыщи, я буду потакать всем своим желаниям. Ну, а теперь, лапочка, пришла пора тебе познакомиться с моей девочкой.
  
   Мамоно перешагнула через Диму и, раздвинув коленки пошире, расположилась прямо над его лицом. Потом уселась ему на грудь мягкой попочкой, а голени свои, перекрестив перед собой на султанский манер, подложила молодому человеку под голову, тем самым приподнимая ее для лучшего обзора.
  
   - Хорошо ли вам видно, бандерлоги? - хихикнула Алиса, вызвав у парня улыбку, но смеяться тот не стал. Уж больно интересным было зрелище перед глазами, чтобы отвлекаться на посторонний юмор. И он не многим слабее тех самых обезьянок из мультфильма про Маугли был зачарован женским естеством.
  
   Киска у девушки оказалась чуть более темной, чем само тело, и благодаря этому контрастно выделялась на розовом фоне. Она была гладенькой, с мясистыми половыми губками, которые соблазнительно приоткрылись и дразнили Диму своей сочной и нежной сердцевиной. Длинные лепестки малых половых губ торчали наружу, развернувшись в стороны. Но особое впечатление на молодого человека произвел здоровенный клитор, который так заманчиво высовывался вперед, что у парня во рту от вожделения слюнки стали выделяться.
  
   - Итак, мой милый пленник, ты можешь внимательно меня рассмотреть и запомнить. Но я должна признаться тебе, что писечка, которую ты видишь сейчас, может изменяться. Благодаря своей пластичной форме я в состоянии ваять из нее все что угодно. Так что можешь догадаться, наверное, что этот образ я слепила специально под твой вкус, почерпнув самые соблазнительные для тебя формы из твоей памяти. На первый взгляд я вроде не особо отличаюсь от обычной женщины, если не учитывать мою прозрачность. Но пусть это мнимое сходство не вводит тебя в заблуждение. У меня очень много секретиков, о которых ты пока понятия не имеешь. И кое-какие из них, я просто уверена, тебе должны понравятся. Во-первых, писечка моя очень подвижна. Все что ты видишь, может двигаться и изменяться. Например, губки ее могут работать как мощная присоска, да так что фиг ты потом меня оторвешь.
  
   После этих слов тонкие лепестки вагины плавно зашевелились как мантия у медузы, а потом сформировали круглое кольцо, которое хищно пульсировало, и действительно очень напоминала присоску.
  
   - Во-вторых, клитор. Как ты можешь догадаться, я в состоянии увеличить его до любых размеров и придать ему любую форму. Поэтому я не советовала бы тебе меня огорчать, чтобы потом неожиданно не почувствовать его в каких-нибудь своих отверстиях. Смею заверить, что самой мне от этого будет оооочень приятно, а вот на счет тебя я не могу быть столь же уверена. Впрочем, при должной тренировке, и от этого можно удовольствие получить. Думаю, что если...
  
   - Я не буду тебя огорчать, честное слово! - испугано сказал Дима, чем вызвал взрыв смеха у своей собеседницы.
  
   - Ооох! Какой же ты все-таки забавный, когда пугаешься. И такой миииленький. Прям мммрр-мммррр-мммррр! Ну ладно, не буду тему клитора развивать, чувствую, она тебя немного шокирует.
  
   - Нет-нет, - возразил молодой человек, весело улыбаясь. - Он у тебя очень красивый, и выглядит как конфетка. А у меня даже есть одно отверстие для него, которое его с радостью примет. Я как раз с его помощью сейчас говорю. Могу заверить, что там твоему красавчику так понравится, что он не захочет больше никаких других отверстий на моем теле искать.
  
   Алиса немного похихикала, хитро глядя на парня сверху, и продолжила свой экскурс:
  
   - В-третьих, мое влагалище очень подвижно. Оно может дать фору любому рту по гибкости и силе. Ты уже познакомился с ним своим младшим братиком, так что получил представление, о чем я говорю. Только хочу заверить тебя, что я и десятой части возможностей своих не показала. Впереди у тебя еще много интересных открытий. А теперь самое интересное. Этого ты ни у одной женщины не найдешь. Смотри внимательно.
  
   Дима и так смотрел неотрывно на сокровище очей своих. Затаив дыхание он созерцал, как расходятся в стороны мясистые дольки, как слегка приоткрывается вход во влагалище, а потом изумленно округлил глаза, увидев тонкий и длинный язычок, высунувшийся наружу, который имел такой же раздвоенный кончик как и у змеи. Язычок затрепетал вверх-вниз на змеиный манер, потом спрятался и снова показался.
  
   Нет, в игре парень, конечно, много навидался. И щупальцев в интимном месте, и присосочек и язычков, но в живую экзотику такую видел впервые. И ему очень не безразлично было узнать, чем она ему грозит.
  
   - Это еще один мой интимный орган, - пояснила мамоно. - На нем огромное количество рецепторов удовольствия, поэтому пользоваться я им очень люблю. Особенно им здорово обвиваться вокруг члена мужчины во время вагинального секса, сжимать его в змеиных кольцах, тереть и облизывать. И то же самое он способен вытворять с языком во рту. Этот язычок, кстати, позволяет мне чувствовать вкус и запах всего, к чему прикасается. С его помощью я наслаждаюсь вкусом семени и духовной энергии в своем влагалище. А еще на его поверхности расположено много железок, которые выделают особый секрет. Он такой же вязкий как смазка и, в общем, роль смазки играет. Чем приятнее моему язычку, чем сильнее я возбуждена, тем больше вырабатывается этой самой жидкости. И тут уже для тебя есть интерес. Она насыщена моей темной энергией, поэтому наверняка тебе понравится. В моей писечке вообще много всяких жидкостей, разнообразной консистенции и вкуса. Это и слюнки язычка, и смазка из влагалища, и смазка из уретры, которая брызгает на клитор и смачивает его. Ну и, конечно же, мой эякулят, который выстреливает из уретры во время оргазма. Я хочу дать попробовать тебе все эти жидкости. И начну, пожалуй, с язычка.
  
   Верткий и длинный жгутик вновь вынырнул из Алисиного влагалища и затрепетал у самых губ молодого человека, легонько касаясь их своей влажной раздвоенной поверхностью. Дима улыбнулся и слегка приоткрыл рот, позволяя гостю проникнуть поглубже. Но едва язычок оказался в щели между губами, он стремительно затрепетал, создавая ощущение вибратора, а хозяйка его томно застонала, прикрывая глаза от удовольствия. В этот момент молодой человек ощутил, как на губах его начинает быстро скапливаться густая жидкость, касаясь языка чуть горьковатой, с привкусом жженого сахара сладостью. Он попытался слизать ее и тут же почувствовал пленение. Верткая змейка схватила его язык и стала быстро обертываться вокруг него плотными кольцами. В движениях ее ощущалась хищная жадность, она вибрировала от страсти, подрагивала и обильно сочилась своим горьковато-сладким соком.
  
   "Боже! Как крепко! - удивленно думал парень. - Как она умудряется удерживать меня в такой скользкой среде?"
  
   Змеиный язык столь основательно переплелся с его языком, что вырваться теперь уже не представлялось никакой возможности. Даже не смотря на то, что он продолжал обильно выделять сладкую смазку, словно слюнками истекал, хватка оставалась очень прочной. Кольца плавно наматывались, все глубже и глубже проникая молодому человеку в рот, и одновременно подтягивали его к вагине.
  
   Алиса вдруг задрожала, томно постанывая, и судорожно сдавила голову пленника ногами, прижимаясь киской к его губам. Дима почувствовал, как его засасывает вглубь мощной силой, и тут же в рот выплеснулась объемная порция влагалищного сока, расширившая спектр вкусовых ощущений в область кислого. Агрессивная змейка яростно сжала свои кольца, стенки влагалища разразились чередой быстрых сокращений, а потом девушка сдавленно закричала и в рот молодому человеку стали выплескиваться хлесткие струйки, заполняя его густым сладким нектаром, опьяняющим парня своим бесподобным вкусом.
  
   Дима даже в транс на какое-то время погрузился, зачарованный столь агрессивным оргазмом девушки. Он сглатывал наполняющую его рот жидкость и блаженствовал от вкусовых ощущений. Три разных вкуса смешивались, причудливо переплетались между собой и неторопливо проникали в организм молодого человека, наполняя того томным удовольствием. Краем своего сознания Дима понимал, что в него втекает много темной энергии, и именно она создает такие странные ощущения, когда вкус чувствовался даже внутри, стенками пищевода и желудка. Белесая дымка, направляющая темные потоки прямиком к энергетическим меридианам, постепенно темнела, не успевая обрабатывать столь объемные поступления. И, тем не менее, темный потенциал скапливался не достаточно быстро, чтобы успеть создать критическое переполнение до завершения оргазма мамоно.
  
   Томно постанывая и продолжая вздрагивать, Алиса выплескивала из себя уже остатки своего эякулята. Она плавно откинулась назад и прилегла спиной на своего пленника. Руки ее блаженно вытянулись вверх, коснулись бедер молодого человека и нежно погладили их. Но вагина ее продолжала сладко посасывать захваченный рот, да и змейка не собиралась отпускать пленника, лениво тиская язык волнообразным сжатием своих колец.
  
   - Оооох, как хорошо, - простонала Алиса. - Какие балдежные ощущения.
  
   Она сжала ладонью бедро парня и умиротворенно рассмеялась.
  
   - Хи-хи! А ты действительно все поглотил, я чувствую, как силы твои возвращаются. Как клаааассно! Готовишь для меня новую трапезу? Очень мило с твоей стороны. Мммм! Хочу много пищи! Надо еще больше тебя заправить! - она рывком поднялась в сидячее положение, и посмотрела на Диму сверху, алчно сверкая своими глазами. - Хочешь еще сладенького?
  
   Тот улыбнулся и, не имея возможности ответить вслух запечатанным ртом, кивнул головой.
  
   - Хе-хе, только должна предупредить, что последующие оргазмы протекают у меня гораздо сильнее и обильнее. Тебе придется научиться очень быстро глотать. И то, я опасаюсь, что даже так ты не справишься. Знаешь, у меня появилась хорошая идея на этот счет. Я немного похулиганю своим язычком в твоем горле. Тебе придется потерпеть всего лишь минутку, зато потом сможешь принимать весь мой сок непрерывно, и надобности в глотательных движениях больше не будет.
  
   Дима обеспокоенно посмотрел на Алису и отрицательно помотал головой, отказываясь.
  
   - Ну-ну, - весело сказала та. - Я ведь не разрешения твоего спрашивала, а просто информировала. Тебе придется пройти через эту процедуру, хочешь ты этого или нет.
  
   Молодой человек забился в крепких объятиях, пытаясь из них вырваться, но все усилия его оказались тщетными. Монстродевушка рассмеялась, глядя на пленника своего с садистским выражением.
  
   - Да-да! Сопротивляйся! Пробуй вырваться изо всех сил, ты этим еще больше меня возбуждаешь. Я даже не буду спешить, чтобы оставить тебе побольше шансов. Но знай, что времени у тебя немного: секунд пять, максимум десять и я тебя ужалю. А потом, стоит только яду моему проникнуть в тебя, как изменения невозможно будет обратить.
  
   При слове "яд" Дима отчаянно замычал и стал вырываться с удвоенной силой, но все равно безуспешно, все попытки его остались втуне. Монстродевушка крепко удерживала пленника и смеялась с еще большим злорадством. Перемещаясь как змея, влагалищный язычок ее приблизился к гортани и замер, словно к чему-то приготавливаясь. Молодой человек постанывал и вздыхал, понимая тщетность своих усилий, он прекратил сопротивление, но продолжал трястись от страха и жалобно смотрел на хищницу снизу вверх. Веки его часто заморгали и в уголках глаз блеснули капельки слез.
  
   - Ой! Да, ладно, - сжалилась над парнем Алиса, понимая, что перегнула палку, потакая своим инстинктам. - Чего ты так перепугался? Это ведь не смертельный яд и вреда тебе от него не будет. Он просто отключит часть противных рецепторов в твоем горле мешающих нам наслаждаться друг другом. Вот и все.
  
   Услышав это объяснение, Дима немного успокоился и посмотрел на девушку с упреком: "Могла бы ведь сразу толком все рассказать, и не запугивать", - передал он ей взглядом свое недовольство.
  
   - А можно подумать я тебе не объяснила, - проявляя чудеса проницательности, ответила девушка на его мысли. - Сразу ведь рассказала, что собираюсь делать и зачем. Так нет же, ты все равно умудрился чего-то себе напридумывать и запаниковать. И конечно я буду тешить свои охотничьи инстинкты, я ведь хищница, как-никак. Так что сам создал себе проблемы, на себя и пеняй. Но я только рада. Мне доставила удовольствие твоя борьба. А теперь приготовься, будет немного больно, так что терпи, это много времени не займет.
  
   Резко стрельнув своим гибким телом, змейка ужалила молодого человека жгучей болью, словно крапивой хлестанул. Глаза его округлились, он слегка вздрогнул и замер, с беспокойством прислушиваясь к себе. Жжение быстро угасало, а корень языка его и часть гортани охватывала волна онемения, словно действовала анестезия.
  
   Змейка проникла глубже и нанесла еще несколько жалящих уколов, но теперь те воспринимались уже не так болезненно.
  
   - Ну, вот и все, - радостно сказала Алиса. - Дело сделано. Мой яд не убьет твои нервные окончания. Он просто их перенастроит. Теперь вместо рвотного рефлекса они будут приносить тебе сексуальные ощущения.
  
   Ее язычок стал вылизывать Диме гортань, покрывая ее слоем смазки, словно залечивал места укусов. Его движения становились все более быстрыми, и сока выделялось больше.
  
   - Мммм, хорошо, - промурлыкала девушка. - Пришла пора для второго раунда. А давай теперь подключим еще одного участника. Тебе ведь нравится мой клитор? Не хочешь его приласкать?
  
   Она расцепила ноги и, подогнув их под себя, встала на коленки. Киска ее, сочно причмокнув, отпустила рот молодого человека, и тут же подставила к самым его губам свой аппетитный штыречек. Ее язык-змейка продолжал обвиваться вокруг Диминого языка, но при этом больше не сковывал его движений.
  
   - Тфой яфык мне мефает, - сказал парень, как сумел, и словами своими вызвал заливистый смех девушки.
  
   - Ой! Щекотно! - хихикала она. - Но и приятно одновременно. Поговори еще.
  
   - А, фот, фуфки тефе! Офсефися!
  
   Алиса взвизгнула и засмеялась громче.
  
   - Ой! Не могу - не могу! Ты меня уморишь!
  
   Дима улыбнулся, довольный произведенным эффектом и с аппетитом уставился на пристроившийся у самых его губ здоровенный клитор девушки. Полупрозрачным розовым телом своим он напоминал фруктовую карамельку и тем самым вызывал дополнительные стимулы себя попробовать.
  
   Молодой человек нежно провел языком по головке клитора. Тот в отличие от карамельки оказался мягким и податливым, как жевательный мармелад. Но от этого лизать его было только приятнее. Смех Алисы быстро затих, и на смену ему пришло довольное сопение. Клитор ее стал увеличиваться, наливаясь упругостью. Змейка тоже оживилась, ускоряя свои трущиеся движения и выделяя все больше смазки. Дима опять прибалдел, прилипнув к своей новой конфетке. Он увлеченно обхаживал ее губами и языком, с восхищением наблюдая, как она плавно увеличивается в размере. К немного сковывающим объятиям "змейки" парень уже приноровился, она больше не мешала ему. Наоборот, все вкусовые и осязательные ощущения, которые она приносила, были очень приятными.
  
   - Ммммффф! - проурчала Алиса, наваливаясь сверху, и рывком задвигая клитор любовнику в рот. - А теперь соси его, соси жестче, - с жаром приказала она, и стала совершать бедрами ритмичные движения, обтираясь головкой клитора о язык молодого человека. Тот с удовольствием выполнил желание девушки, причмокивая ртом, и в награду за это получил струйку солоноватой жидкости, разбавившей доминирование горьковато-сладкой палитры.
  
   Новый ингредиент сексуального блюда выстреливался из уретры. Этот сок имел более жидкую консистенцию, чем слюнки змеевидного язычка, но вкусом своим вызвал не меньше восторгов в душе парня.
  
   "Боже мой! Да она вкусная вся, - поражался он. - Что бы она не давала мне, все вкусно. Я просто в раю! Как же классно ее ублажать!"
  
   - Вот так, вот так! - стонала монстродева, наращивая амплитуду своих фрикций.
  
   Змейка ее превратилась в упругую пружину и как сумасшедшая терлась о язык молодого человека, обильно поливая его потоками своего нектара. Клитор достиг просто гигантских размеров и ритмично вздрагивал у парня во рту, поступательными движениями своими дотягиваясь едва ли не до корня языка. Влагалище тоже активно присоединилось к пиршеству. Захватило нижнюю часть рта Димы, сосало и тискало его своими стенками, сочно причмокивало и плевалось смазкой.
  
   - Ааааах! Я сейчас кончу! - простонала Алиса. - Много-много спущууу! АААААИИИИИИ! - завопила она в полный голос и взорвалась в оргазме, извергая из себя мощные струи сквирта.
  
   Парень почувствовал водный удар своей гортанью и сразу пропустил его в себя без сопротивления. Жидкости оказалось очень много, и она моментально разожгла в молодом человеке дикое желание секса. Он посмотрел в себя внутренним зрением и на месте белесого облака обнаружил грозовую тучу. Та была не просто темная, она оказалась черной как смоль и вместо веселых искорок в ней бушевали молнии.
  
   А потом жадные руки схватили одного Диму за шиворот и утащили его на чердак. Другого - сдернули с парковой дорожки за ногу в кусты. Третьего уволокли в укромную комнату, четвертого - притиснули в ванной, а пятого выволокли из шкафа и разложили на полу. Все жертвы встретились с безумным от сексуального желания взглядом Анны Нишикиномии, и мгновенно поступили в собственность ее истекающей соком киски, чтобы послужить источником взрывного блаженства и стать послушными сосудами для ее сексуальных извержений.
  
   На несколько долгих минут Дима полностью отключился от реальной действительности, подвергаясь многочисленным изнасилованиям от своего похотливого навыка. Грозовое облако успевало посветлеть на половину несколько раз, после чего снова наливалось чернильной тьмой и разгоралось серебристыми молниями.
  
   "Боже! Сколько же в ней энергии! - испуганно думал парень. - И она все это в меня спускает! А я не лопну, нет? Точно выдержу?"
  
   Он все-таки выдержал, хотя духовная энергия, казалось, уже текла у него из ушей.
  
   "Какой все-таки мелкий у меня резервуар", - с огорчением подумал Дима и озаботился, куда бы деть избыток праны, чтобы та не пропала зря. Тут он вспомнил о зашлакованных каналах на периферии своего тела и решил, попытаться хотя бы частично решить эту проблему. Интуитивным усилием он направил прибывающую духовную силу в сторону органов малого таза, выбрав это направление скорее наугад, чем осмысленно.
  
   Энергия тратилась, сгорала, выжигая шлаки, но, тем не менее, неуклонно пробивала себе дорогу к детородному органу. Чуть позже парень понял, что правильно угадал с инвестициями. Выбранный путь оказался наименее зашлакованным в его организме и открывал новые стратегические перспективы энергообмена с монстродевушками. На исходе сексуальных излияний Алисы, начинающему путеукладчику удалось проложить пока еще узкую, но вполне стабильную колею по одному из самых многообещающих направлений. И к тому же сохранить весьма объемный резерв духовного заряда, который теперь можно было применить в сексуальном поединке.
  
   Умиротворенная Нишикиномия, очистив ауру своего хозяина до безмятежно белого цвета, отпустила его и расслабленно прилегла рядом, укладываясь щечкой на его плечо. Однако самому Диме еще рановато было расслабляться. Алиса разглядывала его сверху, алчно поедая глазами и, судя по всему, не собиралась пока останавливаться.
  
   - Сколько духовной энергии! - восхитилась она. - Никогда столько не видела!
  
   Не оборачиваясь, девушка провела пальчиками у парня по животу, наткнулась на твердый член и улыбка ее стала шире.
  
   - Ты ведь не против маленького изнасилования? - промурлыкала она.
  
   - У жертвы разве спрашивают согласие?
  
   - Обычно нет, - хитро улыбнулась собеседница. - Но мне ведь может быть любопытно, верно?
  
   - Ну, раз это лишь любопытство, то отвечу. Я не против даже большого и грубого изнасилования.
  
   - Хи-хи, какой ты все-таки извращенец. Тебе нравится, когда девушка доминирует? Какой позор.
  
   Дима рассмеялся и сказал:
  
   - Не вижу ничего в этом позорного. Вы, мамоно, любите набрасываться на мужчин. А мне нравится, когда на меня набрасываются. По-моему, все гармонично.
  
   - Ладно, раз так. Это действительно удобно. Значит, тебе хочется грубого обращения, говоришь?
  
   Она погладила своими пальчиками парня по щеке, потом внутренней стороной бедра коснулась его лица с другой стороны, создавая ощущения очень мягких и даже бархатных прикосновений.
  
   - И как, по-твоему, этим телом я могу действовать грубо?
  
   - Оу, ну все это не обязательно, - улыбнулся Дима. - Я не имел ввиду, что ты... Ай!
  
   Алиса вдруг жестко сдавила пальцами его подбородок, да так что молодой человек даже вскрикнул от неожиданной боли. Ее тело перетекло назад, к ногам пленника, и ощутимой тяжестью навалилось сверху. После этого Дима почувствовал себя скованным неодолимой силой, которая без всякой нежности держала его. Мимика на лице девушки тоже изменилась. Глаза прищурились и горели хищным огнем, губы растянула садистская улыбка.
  
   - Шучу-шучу, я умею быть грубой, - сказала она елейным голосом, и залилась зловещим смехом, от которого у молодого человека мурашки побежали по спине.
  
   Он почувствовал, как оковы исчезают с его запястий и щиколоток, но в них больше не было надобности, сама монстродева удерживала пленника гораздо крепче прежних фиксаторов.
  
   - И мне это нравится под определенное настроение, - продолжала та свой монолог, - которое совсем не сложно создать.
  
   Алиса сжала руками запястья парня и придавила их к ложу, а щиколотками своими оплела его ноги, и сейчас ее прикосновения совсем не казались нежными. Даже длинные и твердые соски, вдавливаясь ему в грудь, вызывали слегка болезненные ощущения. Дима почувствовал себя пойманным настоящей сексуальной маньячкой, с садистскими наклонностями и дыхание у него перехватило от выброшенного в кровь адреналина.
  
   - Ммм, мне нравится этот вкус твоей ауры, - произнесла монстродева все тем же елейным голосом и вновь рассмеялась. - Не боишься, что я им чересчур увлекусь?
  
   - Тут уж... ничего... не поделаешь... - прерывисто ответил молодой человек. Сердце его колотилось как бешенное, дыхание все ни как не могло успокоиться. Потом губы растянулись в дерзкой улыбке, и он добавил: - Все равно я скоро сбегу, так что это не имеет значение.
  
   - А ты, похоже, нарываешься, - еще более сладко произнесла хищница, и парня окатило морозом от ее голоса.
  
   Он почувствовал своим членом мокрый шлепок и последовавшее за ним болезненное сжатие. Похоже, что змееподобный язык из влагалища девушки-слизи, с которым Дима уже успел тесно познакомиться, схватил его "младшего брата" и теперь душил его в своих кольцах, попутно надрачивая и обильно покрывая смазкой.
  
   - Ааааххх!! - простонал молодой человек от болезненного удовольствия. - Не надо так сильно сжимать!
  
   - Нет-нет, - хихикнула Алиса. - Ты только что был ооочень плохим мальчиком, и должен понести наказание. Я покажу тебе твое место и насколько ты слаб передо мной.
  
   Резким движением бедер она захватила член пленника, и к давлению ее языка присоединилось сжатие стенок влагалища. Оно жадно схватило добычу, и сразу стало сосать и массировать ее, вызывая наслаждение, быстро распространяющееся по телу молодого человека.
  
   - Я могу долго тебя мучить, подводя к оргазму и не позволяя кончить, но для начала покажу всю беспомощность твою как мужчины. Могу поспорить, что ты не способен устоять против моего влагалища дольше пяти фрикций. Сейчас я стану считать, и когда дойду до пяти, ты позорно кончишь.
  
   Лицо девушки-слизи при этих словах озарила алчная и нетерпеливая улыбка. И судя по ее жадному взгляду, такая перспектива хищницу совсем не огорчала. Она совершила резкий удар бедрами, словно вонзала в жертву нож, и Дима закричал, выгибаясь в экстазе. Ему показалось, что его пронзили длинным и толстым копьем, прошедшим от паха до самого горла. Вот только вместо боли, тело его вспыхнуло от блаженства.
  
   - Один, - сказала Алиса и рассмеялась. - Ой-ёой! А ты слабее, чем я думала. Такой ничтожный маленький мальчик, готовый сразу же сдаться. Мне хватило бы и двух фрикций, чтобы тебя победить. Но должна же и я от секса хоть немного удовольствия получить. Так что придется тебе потерпеть, пока я до пяти досчитаю.
  
   "Писец, какая сильная! - с восхищением думал Дима, пока соперница его говорила. - Гораздо сильнее обычной слизи. Не только "темным касанием" владеет, но и другими приемами. И это ее "темное копье" - офигенное просто. Научиться бы потом что-нибудь подобное творить. Да она им запросто пробила бы все мои шлаки. Вон как разработала канал с одного удара! Раза в полтора шире стал! Даже если не с первого раза пробила бы, то со второго. Или быть может с пятого? Поэтому она назвала именно это число? Выходит я зря старался со своей чисткой?"
  
   Молодой человек прикинул, сколько темной маны получил после того как его пронзило "копьем" и улыбнулся, глядя на свою помощницу. Аня уже пировала во всю, поедая излюбленное свое темное лакомство. Она не разогналась пока до состояния сексуальной маньячки, но целовалась довольно страстно, да еще, оседлав его сверху, терлась на манер похотливой гусеницы.
  
   "Нет, не зря! - радовался Дима. - Уже прибыль получаю со своих вложений. А не было бы открытого канала, ничего бы до меридианов моих не дошло".
  
   - Так, ты улыбаааешься, - угрожающим тоном протянула девушка-слизь. - Веэээсело, значит тебе? Ну, тогда позволь тебя снова порадовать. Покричи для меня еще раз, услади мои ушки своим сладким голоском. Два, - сосчитала она и снова двинула своими бедрами, одновременно стискивая член влагалищем и обхаживая его изощренными ласками своего мокрого язычка.
  
   Дима завопил в полный голос, словно его резали. Мало того, что удар повторился с еще большей силой. В этот раз "копье" было длиннее и толще. Казалось, оно достало до самого мозга, вызвав яркие вспышки в глазах. Блаженство было таким сильным, что парень на пару мгновений лишился чувств, а когда немного очухался Нишикиномия уже яростно его насиловала в разных местах и позициях. Он едва успел переключиться на другое восприятие до того как она кончила и стала накачивать его галонами своего сквирта. Вид похотливого облака, вгоняющего темную ману в энергетические мередианы, располагал к более трезвому размышлению, чем позиция жертвы.
  
   "Пятым ударом Алиса точно меня кончит, - осознал молодой человек. - Надо бы и мне для нее какой-нибудь сюрприз подготовить. А то ведь не интересно так просто сдаваться, тем более, что избыток энергии теперь есть. Но только что я могу? Ни "духовные касания", ни тем более удары мне пока не доступны. Я еще не научился выплескивать силу вовне и вряд ли буду в состоянии освоить эти приемы в ближайшее время. Остается пока пробовать только то, что могу делать внутри себя. Помнится первой атакой в игре, которую я изучил, было "заряжение", значит нужно освоить именно ее. Вот только как это сделать в реале, ума не приложу".
  
   Дима вновь обратил свое внимание на Нишикиномию, самозабвенно кончающую ему в рот, и тут же оказался в ее жарких объятиях, после чего секунды две-три испытывал всем своим существом силу ее оргазма. Каким-то чудом ему, наконец, удалось сместить восприятие в другую плоскость и оказаться сторонним наблюдателем сцены орального изнасилования.
  
   Молодой человек с облегчением перевел дух и отдышался. Он снова сосредоточил внимание на Анне, а точнее на ее многочисленных копиях. С новой позиции он видел все "сладкие" парочки и было их гораздо больше пяти. Ровно столько, сколько в теле его имелось энергетических меридианов. Наблюдая за разнузданной оргией, Дима весело улыбнулся. Двойники Нишикиномии с таким увлечением сношали его двойников, что он невольно тем позавидовал. Впрочем, он в любой момент мог к ним вернуться, только парню пока некогда было предаваться сексуальным утехам со своей виртуальной подругой.
  
   "Аня", - позвал молодой человек, и все насильницы одновременно повернули лица в его сторону. Потом их вдруг стало на одну больше, и девушка, не имевшая пары, направилась к нему.
  
   Дима с некоторой опаской следил за приближением помощницы, но та выглядела вполне миролюбиво, светясь своей чистой ангельской улыбкой, с помощью которой в анимэ покорила Окуму Танукичи.
  
   Подойдя вплотную, Нишикиномия приобняла парня за талию и вопросительно подняла брови. Мол, чего звал? Молодой человек загляделся на нее и не удержался от комплимента.
  
   - Тебе кто-нибудь говорил, что ты самая потрясающая девушка на свете?
  
   Вместо ответа та прижалась к нему боком, и, положив голову на плечо, посмотрела снизу вверх, игриво посверкивая глазами.
  
   - Боже! Какой позор! Лишиться чувств после второй фрикции, - услышали они издевательский голос Алисы и улыбнулись друг другу как заговорщики. - И если ты думаешь, что это помешает мне тобой насладиться, то сильно ошибаешься. Три!
  
   Дима испытал на себе шквальный порыв ветра, едва не сбивший его с ног. А потом разразилось мощное землетрясение баллов на восемь по Рихтеру. И все его копии принялись корчиться и биться в агонии, словно попав под высоковольтное напряжение. Потом они стали затихать, но сошли с ума их насильницы, накинувшись на своих жертв с удвоенной энергией, и, кончив одна за другой по второму разу, стали извергаться с новой силой.
  
   У молодого человека эта картина вызвала неизменное восхищение, и он невольно расплылся в улыбке, радуясь тому, какую великолепную ассоциацию умудрился навесить на свою функцию "темного поглощения". Дима посмотрел на стоящую рядом помощницу и немного озадачился. В отличие от своих сестер она и не думала сходить с ума и выплескивать на него переполняющее ее желание. Она даже на капельку не возбудилась, но при этом каким-то образом все равно была связана с происходящим действием. Нишикиномия улыбалась, глядя на своих двойников с каким-то радостным удовлетворением. Так могла бы, наверное, тренер смотреть на победную игру своей команды, ну или учительница на своих учеников, блещущих полученными знаниями.
  
   "Она их лидер, что ли?" - удивленно подумал молодой человек, и девушка тут же посмотрела на него, как всегда отвечая взглядом на его мысли.
  
   "Она - не лидер, - словно вдруг вспомнил Дима ответ на свой вопрос. - Не тренер и не учитель. Она - другая".
  
   "Ну и как это понимать? Что значит - другая?"
  
   Никакой новой информации не добавилось, а девушка вновь вопросительно приподняла брови, спрашивая у молодого человека: зачем он ее позвал?
  
   "Ох! Как бы объяснить? И вообще по адресу будет мой вопрос или нет?"
  
   Анна улыбнулась шире, и парень вновь осознал, что да, она здесь как раз, чтобы выслушать его распоряжение и найти способ его выполнить. А объяснить, что следует сделать лучше всего образно, примерно так, как он объяснил ей навык "темной медитации" и как лучше всего ее реализовать.
  
   "Легко сказать образно, - посетовал Дима. - Я вообще сперва подумал, что ты - темная энергия и есть, а не какая-то там функция моего организма. А теперь, значит, получается, что ты еще что-то другое? - Парня вдруг прям озарило. - Погоди! - мысленно воскликнул он. - Ты ждешь от меня распоряжений и радуешься поглощению темной маны. А точнее ее превращению в духовную энергию. Почему? Вряд ли потому, что так же как и я тащишься от изнасилований. Скорее всего, потому, что она - твоя пища, и ты используешь ее для своей деятельности. Неужели ты и есть мое "духовное восхождение"? Хах! Это многое объясняет. Именно ты развиваешь все эти функции во мне. Верно? Ты распоряжаешься моей духовной энергией и управляешь ее движением в моем организме. Значит, тебе наверняка по плечу дополнительно зарядить моих сперматозоидов духовной силой, тем более, что я уже проложил к ним канал, а "темные удары" Алисы его укрепили и расширили".
  
   Нишикиномия пристально посмотрела Диме в глаза, и он опять получил новую порцию знаний. Да, она может управлять духовной энергией, но лишь той, что находится в ее распоряжении и она не является в полном смысле этого слова организмом молодого человека, поэтому разлитая в его теле духовная энергия ей не принадлежит. Хозяин должен сперва пожертвовать ей какую-то часть своей духовной силы и лишь тогда она сможет пустить ее в ход.
  
   "Вот как, - понял молодой человек. - То есть я должен дать тебе духовную энергию? Но как мне это сделать?"
  
   Его вдруг обожгла адская боль в паху, он вскрикнул и увидел девушку-слизь, оседлавшую его бедра.
  
   - Хе-хе, так и знала, что это тебя в чувство приведет, - весело сказала Алиса.
  
   - Больно, - простонал парень.
  
   - Ну конечно больно будет, если толстый предмет вставить в твою уретру.
  
   - Ты мне языком своим туда залезла? Зачем?
  
   - От возмущения! - весело сказала Алиса. - Я его тут изо всех сил стараюсь трахаю, а он, понимаешь ли, спит!
  
   - И вовсе я не спал... ох... я... ах... Аааа! Как приятно! Ой, мама! Остановись, я так кончу!
  
   Девушка захихикала, забавляясь его реакцией, но свою изощренную "пытку" блаженством умерила.
  
   - Хи-хи, опять меня мамой назвал. Я, конечно, кормила тебя грудью, но чувства у меня к тебе совсем не материнские.
  
   - Это я не тебя назвал мамой, - возразил молодой человек и с шутливым пафосом добавил: - Я обращался к образу матери, чтобы она придала мне силы.
  
   - Ой-ёой! Обращался он к образу. Какой слабачок, уже кончить готов, а ведь я только что даже не двигалась.
  
   - Протестую, - возмутился Дима, поднимая руку как в суде. - То, что ты не двигаешься внешне, еще не значит, что не двигаешься внутри.
  
   - Ой, да ладно, - хихикнула монстродевушка. - Я всего лишь загладила своим язычком твою боль, а ты уже раскричался. Хорошее лечение, правда? - хитро улыбнулась она. - Есть смысл в сознании оставаться?
  
   - Ага, - томно улыбаясь, признал молодой человек. - В твоих объятиях любой мужчина слабачком будет. Так что я даже не комплексую. И хотел бы попросить у тебя немного форы.
  
   - Это еще зачем?
  
   - Дело в том, что я готовлю для тебя приятный сюрприз, но физически не успеваю его сделать. А если ты дашь мне его закончить, то, думаю, будешь в восторге от моего подарочка.
  
   - Вот как? Сюрприз значит? Приятный? - обрадовалась девушка-слизь. - Это хорошо. Я люблю приятные сюрпризы. И какого рода фора тебе нужна?
  
   - После четвертого раза сделай небольшую паузу. Я скажу тебе, когда все будет готово, и ты сможешь меня добить.
  
   - Договорились, - радостно кивнула Алиса. - А теперь соберись с силами и постарайся не кончить. Не хочу брать твою духовную энергию без подарка. Ты заинтриговал меня, теперь не разочаруй. Четыре!
  
   С садистским выражением лица Алиса снова нанесла, резкий удар бедрами, который в очередной раз вырвал из Димы крик и заставил его извиваться подобно ужу на сковородке. Глядя со стороны на эту сцену можно было подумать, что парень действительно кричит и мечется по пустякам. Однако тем, кто не испытывал на себе удары темной энергии, флаг, как говорится, в руки. И пусть думают себе, все что угодно.
  
   Одну за другой парень посетил всех своих персональных насильниц, поприветствовавших его своей страстью, прежде чем увидел безмятежно спокойный взгляд последней Анны, олицетворяющей "духовное восхождение".
  
   "Я понял, как ты можешь взять свою пищу! - сказал он ей с азартом. - Действуй как мамоно. Чувствуешь, что вытворяет со мной Алиса? Просто трахни меня, изнасилуй, заставь кончить и духовная энергия твоя!"
  
   Дима и представить себе не мог, что ангельская ипостась может меняться на демоническую с такой скоростью. Получив от своего хозяина исчерпывающую инструкцию, Анна действовала молниеносно. Парень и глазом моргнуть не успел, как оказался лежащим носом в землю с расположившейся на нем сверху девушкой, ловко связывающей ему руки. Закончив с руками, она перемотала веревкой щиколотки его ног и перевернула на спину. Именно тогда молодой человек, встретившись с ней глазами понял, что, похоже, похерил последний безмятежно спокойный романтический уголок в своем виртуальном пространстве. Анна стояла сверху над ним, мило прикусив пальчик и, поедая его маслеными, полными томной страсти глазами, капала своей смазкой ему на ноги.
  
   Словно последний шанс на спасение, Дима услышал безмолвный вопрос в своей голове:
  
   "Сколько духовной энергии я могу взять?"
  
   Любой нормальный парень, видя перед собой самую натуральную сексуальную маньячку с безумным от похоти взглядом, в страхе бы завопил:
  
   "Нет! Ни сколько! Остановись! Все отменяется!"
  
   Вот только Дима, как сдвинутый на голову придурок смотрел на нее с восхищением. Он обожал эту девушку и с нетерпением жаждал ее объятий.
  
   "Возьми все, что сверху. Все излишки духовной энергии, которые не требуются моему организму для нормального функционирования - твои. Сейчас нам нужно зарядить мою сперму под завязку и ускорить выработку новой по максимуму. Это пока единственное наше оружие и его следует развивать в первую очередь. На втором по важности месте стоят наши энергетические резервуары. Их нужно увеличивать. Я не хочу переполняться темной маной, с риском потерять ее часть. И тебе не помешает возможность сохранять и накапливать всю не израсходованную духовную энергию. В сражении ценна каждая капелька и резерв никогда не помешает. Я понимаю, что сразу решить все задачи нам не удастся, даже первоочередные. Но это то направление, в котором нам надо идти. Все дальнейшие планы мы обговорим позже. А сейчас я отдаю тебе полную власть над собой. И запомни, что брать избыток моей духовной силы и использовать ее для нашего с тобой развития, ты можешь без спросу. Это теперь неоспоримая твоя привилегия и отмене она не подлежит. Я все сказал. Действуем. Файт!"
  
   Едва Дима ляпнул про полную власть и неоспоримую привилегию, сексуальная смазка потекла из киски девушки с удвоенной скоростью. Анна едва дождалась окончания его монолога и тут же упала сверху, усаживаясь верхом, схватила добычу, вцепилась в нее и сжала до боли, выплескивая в грубость все свое вожделение и всю страсть, а потом зачем-то одела ему свои трусы на голову.
  
   Парень почувствовал, как его вылизывают. Мокрый язык скользил от низа живота до груди. Девушка обслюнявила и покусала оба его соска, добралась до шеи и присосалась к ней словно вампирка, заставляя Диму извиваться и вздрагивать под собой от щекотного удовольствия. И вот она уже наваливается сверху и впивается в его губы страстным поцелуем.
  
   Молодой человек ощутил напряженным членом теплые капельки, падающие сверху словно дождик, и густыми струйками, медленно стекающие вниз по стволу. Затем головки коснулось что-то бархатно-нежное и горячее. Девушка вздрогнула и отстранилась, прекратив целоваться, а левая рука ее устремилась вниз, нащупывая неожиданную находку. Наткнувшись на член, она крепко сжала его и томно улыбнулась, а потом ее пальчики стали скользить по стволу, размазывая смазку и наслаждаясь его твердостью.
  
   Медленно и неуверенно будто девственница (а скорее всего ей она и была) Нишикиномия наклонила член к своему лону и осторожно стала водить его головкой по своим губкам и клитору. Глаза ее восторженно распахнулись, а потом прикрылись в блаженстве и Анна стала откровенно кайфовать, раскрашивая Диминым членом рельеф своей киски словно увлеченная художница. Она все сильнее заводила себя, обильно истекая смазкой, а потом, страстно рыкнув, одним резким ударом бедер наделась своим влагалищем на член, поглотив его полностью. Девушка вскрикнула и взметнулась вверх, поднимаясь в позу наездницы. Все тело ее тряслось и вздрагивало от удовольствия.
  
   Дима подумал сперва, что Анна испытала боль из-за дефлорации. Но какое там! Она кайфовала. Да и откуда у "духовного восхождения" могла взяться девственная плевра, пусть даже и занималась она сексом в первый раз. Во-первых, не была она женщиной в полном смысле этого слова, а во-вторых, не было и сексом то, чем они вдвоем занимались. Скорее всего, энергетическая надстройка, которую парень создал с помощью своей духовной силы, готовилась к вытягиванию его праны. Планировался банальный энергетический процесс, которому извращенное воображение молодого человека придало форму сексуальной игры. По сути, тот был двойным извращенцем и даже тройным, поскольку занимался сексом едва ли не с самим собой, ну или с каким-то элементом своей энергетики, которому придал женскую форму, да еще и научил над собой доминировать.
  
   Но это действие не воспринималось парнем, как изощренная форма мастурбации. Он даже в мыслях такое не держал. Дима чувствовал индивидуальность своей помощницы, которая с продолжительностью их отношений прогрессировала все больше и больше. Уже сейчас он видел перед собой живое самодостаточное существо, которое, кстати, весьма искренне наслаждалось тем, что делала со своим хозяином и с удовольствием поддерживала ту форму сотрудничества, которую он ей предложил.
  
   И вот теперь эта самая девушка открывала для себя новые грани ощущений. Она балдела, она чувствовала в себе член, сжимала его своим влагалищем, давила им на разные свои стеночки, и на лице ее разгоралась самая искренняя увлеченность. Потом она стала двигать бедрами, и глаза ее расширились еще больше, в них разгорался восторг. Она поняла, она прониклась осознанием, что такое секс, и она его полюбила. И теперь Нишикиномия собиралась насладиться им в полной мере. Насладиться со всей силой и страстностью своего характера. Она напоминала сейчас набравшую мощь стихию, которую невозможно было остановить.
  
   С каждым движением Анна становилась увереннее и агрессивнее. Ее фрикции превращались в своеобразный танец, включающий в себя все более сложные и виртуозные фигуры. Девушка повышала свое мастерство, прямо на глазах. Она словно поняла язык движений и теперь увлеченно складывала буквы в слова, а слова в предложения, да не в случайный набор звуков, а в осмысленную речь. Более того в ее исполнении эта проза постепенно превращалась в стихи, а из стихов в песню, возносящую удовольствие парня на запредельную высоту, вынуждая его полностью отрешиться от своих мыслей и целиком отдаться во власть этой волшебницы.
  
   В конце концов, Дима испытал просто взрывной всплеск счастья. Это было именно счастье, а не кайф, какое-то душевное удовольствие, а не физическое. И переживая это волшебное чувство, накатывающее восхитительными волнами, парень ощущал, как буквально выплескивает его в свою помощницу, которая, открыв рот в беззвучном крике, сотрясалась всем телом от блаженства. Неужели такое сказочное волшебство можно было назвать мастурбацией? Нет, молодой человек так не считал.
  
   Дима не знал, сколько пробыл в своем виртуальном мире: час или быть может минуты полторы. По своим ощущениям он вернулся откуда-то из безвременья, значит, могло быть и то и другое. Он немного опасался, что застанет мамоно расстроенной. Но та явно не выглядела заскучавшей. Наоборот, она смотрела на него с каким-то изумлением и восторгом. Это с одной стороны молодого человека успокаивало, а с другой - удивляло.
  
   "Что я умудрился сделать такого, пока отсутствовал", - озадаченно подумал он.
  
   - Я не долго? - осторожно спросил Дима. - Извини, если заставил ждать.
  
   - Нет-нет, все нормально, - ответила Алиса. - Если честно, я сама без понятия, - призналась она. - Ты такие вкусные вещи с собой творил, что я увлеклась созерцанием и не заметила, сколько времени прошло. Вроде не очень много.
  
   "Выходит она видит мою энергетику, и что я делаю? - сообразил молодой человек. - Интересно, в какой форме?"
  
   А вслух он произнес:
  
   - Это хорошо, - подразумевая, естественно то, что девушка-слизь не расстроена. - Подарок мой готов, если что. Так что можешь теперь меня добивать. Догадываюсь, что тебе по силам кончить меня одним ударом.
  
   - Хе-хе, не так быстро, - сказала Алиса, плотоядно улыбаясь. - Тело мое успокоилось, остыло, я отвлеклась, поэтому, придется все начинать сначала. Кроме того, твоя томная моська выглядит совсем неподобающе подневольному положению. Ты словно кайфанул где-то на стороне и пришел ко мне всем довольный. А я, получается, осталась за бортом? Нет, милый мой, так не пойдет! Ты будешь у меня трястись от возбуждения и стенать в экстазе, и вот только тогда я с удовлетворением возьму твой подарок. Так что готовься к экзекуции. Сейчас я буду тебя пытать.
  
   Дима улыбнулся в ответ. Пыток наслаждением он не боялся. Ему было так хорошо сейчас, что казалось, лучше быть уже не может. И потом он догадывался, как на его соперницу подействуют эти самые пытки, в особенности, если они увенчаются успехом. Молодой человек ошибся наполовину. В той самой части, что лучше не может быть. Девушка-слизь, виртуозно действуя своим телом и даря пленнику сумасшедшие ощущения, провела его по всем уголкам рая и заставила осознать со всей определенностью, что длительное пребывание в этом раю - это ад. Парень содрогался под ней от страсти, изнывал от желания и не мог мечтать более ни о чем, кроме как кончить. Однако он оказался прозорлив в другой части своих предположений. Соперница его настолько завелась от своих пыток, что сама ходила по краю оргазма.
  
   - Все! - простонала она. - Больше не могу! - и разразилась серией судорожных, рваных движений, направленных, судя по всему на то, чтобы самой перейти через край.
  
   Розовое тело девушки буквально вспыхнула от оргазма. Диме реально показалось, что оно испустило свет, такой короткий, но достаточно яркий импульс, как от вспышки фотоаппарата, который на мгновение осветил всю приютившую их пещеру. Показал ее овальную форму, неровные серые стены и бегущий по камням ручей. Однако, кончая, Алиса и парня с собой прихватила. Мало того, что влагалище ее мощно всосало член, будто намереваясь вытянуть сперму прямо из яичек, а на деле детонируя весь накопленный в пленнике потенциал. Она еще и выстрелила в Диму своей темной энергией не оставляя ему никаких шансов сдержаться. И в этот раз "темный удар" не походил на копье. Он напоминал скорее липкий язык, которым лягушки ловят комаров, а точнее язык-змею, выстреливающий в сторону добычи, захватывающий ее кольцами и рывком затаскивающий хищнице в рот. И вот этим самым "языком" девушка придала молодому человеку дополнительное ускорение в его старте на небеса, так что он моментально приобрел в этом движении сверхсветовую скорость.
  
   Взрываясь в ярчайшем экстазе, Дима успел увидеть, как любовница его, забрав приготовленный для нее подарок, содрогнулась в повторной вспышке блаженства. Он услышал ее восторженный крик, и с радостной улыбкой на лице отдался захватившей его стихии. Буря всласть потрепала парня, пронзая раз за разом импульсами пикового удовольствия. Но он также понимал, что каждый выстрел его спермы несет избыточный духовный потенциал, заставляя соперницу испытывать что-то вроде миниоргазма. И эта мысль приносила ему дополнительное удовлетворение.
  
   В конце концов, буря стала успокаиваться и бешеная тряска сменилась постепенно плавным парением. Молодой человек словно преодолел на плоту опасные пороги и теперь медленно плыл по течению.
  
  

Глава 3. Первая победа

К содержанию

   Диме было хорошо и покойно. Он лежал на чем-то твердом, деревянном и плавно покачивался на волнах вверх-вниз. Лба его коснулись теплые пальчики, а потом ласково провели по голове, расчесывая волосы. Молодой человек открыл глаза и увидел свою помощницу. Девушка сидела рядом, подогнув босые ноги под себя. Она была одета в белое платье с открытым верхом, короткими рукавами и длинным подолом, который скрывал ее ноги до щиколоток. Платье было украшено двумя черными полосками в нижней своей части. Подобные же полоски шли по воротнику и по краям рукавов.
  
   "А я в черных купальных плавках, - подумал Дима, зажмуривая глаза, - и мы плывем по реке, через чащу леса на деревянном плоту из досок".
  
   После этих мыслей он оглядел себя, осмотрелся по сторонам и удовлетворенно хмыкнул. Все, что он представил себе, то и увидел.
  
   - Как наши дела? - обратился он помощнице, привычно ожидая, что опять получит информацию взглядом.
  
   Девушка улыбнулась в ответ и неожиданно ответила приятным мелодичным голосом:
  
   - Большая часть темной энергии трансформирована в духовную и выработка новой спермы идет полным ходом. Минуты через три ее запасы будут полностью восстановлены и заряжены избыточным потенциалом. Я оставила немного темной энергии, чтобы стимулировать работу яичек, она очень благоприятно действует на функцию воспроизводства.
  
   Дима удивился и обрадовался этой реплике, но не столько ее содержанию, сколько форме. Он даже сел от избытка чувств и развернулся к девушке, опираясь левой рукой в деревянный настил.
  
   - Ты говоришь вслух? - спросил он с изумлением. - С каких пор?
  
   - Последний бой принес много энергии, - ответила Анна. - Хозяин разрешил мне ее тратить по своему усмотрению. И я взяла на себя смелость модифицировать функцию коммуникации, полагая, что хозяину так удобнее будет поддерживать связь. Если я совершила ошибку, простите меня.
  
   - Нет-нет! Ты - молодец, умница! - похвалил Дима. - Я очень рад.
  
   Он погладил девушку по тыльной стороне ладони, а потом взял ее руку и прижал к своей щеке.
  
   - Можно тебя об одном попросить?
  
   - О чем угодно, хозяин, приказывайте. Я выполню любое Ваше распоряжение.
  
   - Не называй меня хозяином, ладно? И обращайся лучше на "ты", если не сложно. Я бы хотел, чтобы между нами сложились дружеские отношения.
  
   - Хорошо, как скажешь, - улыбнулась помощница, а потом вдруг наклонилась и коснулась его губ коротким поцелуем. - Только должна предупредить, - добавила она, - что на одну лишь дружбу я не согласна.
  
   Дима изумленно приподнял брови и рассмеялся.
  
   - Обалдеть! - сказал он. - Ты прям как реальный живой человек и это так здорово! Но как так получилось? Ты вообще кто?
  
   - Изначально я была частичкой твоей ауры, способной преобразовывать темную энергию в духовную. Играя в компьютерную игру, посвященную монстродевушкам, ты развил и усовершенствовал меня, превратив в сложный энергетический организм в своем теле, способный выполнять множество действий с темной и духовной энергией. Но с недавних пор, ты собственной волей и намерением стал наделять меня чертами девушки, к которой испытываешь яркие чувства, и тем самым создал благоприятные условия для того, чтобы я получила самостоятельное бытие. Для успешного выполнения своих обязанностей индивидуальность мне не нужна. Но ты все равно относился ко мне как к живому человеку, вкладывая в меня душу. Поэтому рано или поздно я обрела бы собственное сознание. Не так быстро конечно, как получилось, но это в любом случае бы произошло.
  
   - Ты сказала: не так быстро? - уточнил Дима. - То есть был еще какой-то фактор, кроме моих усилий?
  
   - Да, был и есть, - кивнула Нишикиномия. - Это мамоно, которая тебя поймала и держит в плену.
  
   - Алиса? - удивился молодой человек. - Что серьезно? Она помогла тебе стать личностью?
  
   - Я не знаю осознанно или нет, сделала ли она это намеренно или все получилось случайно, но эта монстродевушка обладает какой-то необычной для слизи ментальной силой. Она создала вокруг себя и до сих пор поддерживает ауру, которая эффективно катализирует развитие моих мыслительных способностей. В ее поле мое самосознание растет как на дрожжах. И поэтому я обрела индивидуальность достаточно быстро. Конечно, если бы не твое желание, ничего бы не вышло. Но ты сам хотел меня создать. Видел во мне девушку, а мамоно образ этот вроде как подпитала.
  
   - Ничего себе! Хочешь сказать, что Алиса о тебе знает? Или о вас? Я так и не понял до конца, ты одна или вас много.
  
   - Я одна, но меня много, - уточнила Нишикиномия. - Я могу одновременно делать сразу много дел, направляя для решения каждой задачи отдельного агента. Но на всех нас одна общая душа. Так что я существо в единственном роде. Что же касается осведомленности мамоно, то тут я затрудняюсь ответить. Она может и не знать обо мне, но не удивлюсь, если знает. - Девушка сделала паузу, словно испытывая колебания, говорить или нет. И Дима ее подтолкнул:
  
   - Говори все, что думаешь. Мне важно знать любое твое мнение. Даже если ты считаешь его недостоверными домыслами.
  
   - Каждый раз, в моменты моей работы... ну, по прямому назначению. У меня возникает впечатление, что я становлюсь частичкой мамоно.
  
   - В каком смысле, - насторожился молодой человек.
  
   - Мне кажется, я начинаю чувствовать как она, перенимаю ее желание и страсть. Словно бы тоже монстродевушкой становлюсь. Но может быть, это просто аура ее так на меня подействовала. Так что я переняла многие и ее черты, когда формировалась.
  
   - Да уж, задачка, - смущенно сказал Дима, подозревая, что и сам он немало повлиял на характер своей помощницы, когда выбрал для нее образ Анны Нишикиномии. - Ам... можно мне нескромный вопрос задать? Как бы... интимного характера.
  
   - Можешь не спрашивать, я отвечу и так, - улыбнулась девушка. - Да, я вижу то же самое, что и ты, во время, хи-хи, нашего с тобой сотрудничества. И я не только вижу, но и чувствую. Чувствую все точно так же, как чувствуют женщины, или даже ярче. Ты ведь это хотел спросить, верно?
  
   - Да, - смущенно подтвердил молодой человек.
  
   - Отвечу и на следующий твой вопрос. Мне все это безумно нравится. Именно безумно. Это слово подходит лучше всего, потому что я словно с ума схожу. И я теперь никогда не смогу отказаться от такого формата наших с тобой отношений. Даже если ты вдруг передумаешь, то не сможешь ничего изменить. Тебе суждено теперь все время быть моим любовником. Ты сам дал мне такое право, и я воспользуюсь им непреклонно.
  
   Дима улыбнулся и сжал ладонь девушки, передавая ей свое одобрение.
  
   - Знаешь, ты самое полное воплощение того образа, с которым я тебя связал. Словно самая настоящая Анна Нишикиномия, - восхищенно сказал он. - Можно мне так тебя называть?
  
   - Конечно, - согласилась помощница. - Это и есть мои имя и фамилия.
  
   Молодой человек рассмеялся и кивнул.
  
   - Замечательно просто! Я очень рад. И мне приятно было познакомиться. А я Дима Пономарев. Почту зачесть, если столь... Великая леди то же будет ко мне по имени обращаться.
  
   - Великая? - Анна вопросительно приподняла брови. - Намекаешь на мою работу в студсовете и влиятельных родителей? Хочешь, чтобы я начала борьбу с нарушителями морали?
  
   - Нет-нет! Ни в коем случае, - замотал головой парень, в шутку притворяясь испуганным. - Меня все устраивает как есть. Более чем устраивает. Я имел ввиду, что твой прототип была прямо: Ах! Фантастическая девушка, невероятно сильная, молниеносная, боевая со сверх-человеческими возможностями и просто офигенно сексуальная. И все эти качества я вижу в тебе. Вот. Потому и назвал Великой.
  
   - То есть ты хочешь наделить меня сверх-способностями? - улыбнулась Нишикиномия. - Имей ввиду, в этой реальности сделать это проще простого. Я очень легко могу принять от тебя любые фишки и бонусы, а вот забрать их назад потом будет очень не просто.
  
   - А зачем мне что-то забирать?
  
   Вместо ответа Аня ловко опрокинула парня на спину и прижала к плоту.
  
   "Какая сильная", - восхитился Дима.
  
   - Чувствуешь, - спросила она. - С каждым разом ты даешь мне все больше и больше власти над собой. Пожалеть потом не боишься?
  
   - Нет, - отрицательно мотнул головой Дима. - Я хочу, чтобы ты была полностью такая же, как она, только без загонов блюстителя морали.
  
   - То есть, хочешь, чтобы я так же трусы твои нюхала и тащилась от этого?
  
   Дима прыснул и захохотал, махая на девушку руками.
  
   - Нет-нет, этого не надо, - сказал он.
  
   - Может бегать за тобой с бутылочкой, наполненной моими влагалищными выделениями, и требовать, чтобы ты их испил?
  
   - Будем считать, что отношения наши уже утряслись, я полностью в твоем распоряжении, а потому тебе нет надобности в этом изврате. Что же касается "сока любви", - хихикнул парень, - то мне завсегда приятнее будет испить его прямо из источника и, по замыслам сценаристов, девушка моя об этом знает.
  
   - Ясно, - сказала Анна, и стала задирать подол своего платья.
  
   - Нет-нет, не сейчас.
  
   - Но я хочу, - добавила она настойчиво.
  
   - Хочешь? - растерялся Дима. - Ну, тогда... если хочешь...
  
   - Я пошутила, - сказала девушка и рассмеялась, опуская подол назад. - А к тебе что, действительно можно обратиться за этим в любой момент?
  
   - Ну... мы... как бы... очень близки с тобой, - смущенно пролепетал молодой человек. - Так что... если тебе захочется, то... да.
  
   - Близки? - переспросила Нишикиномия. - Ах, близкиии! - протянула она елейным голосом. - Тогда кто эта желеподобная стерва, с которой ты недавно кувыркался и какого хрена ты в ее пещере делаешь? Ну?! Отвечай!!
  
   Что-то со свистом рассекло воздух у самого Диминого уха и с глухим стуком ударило в деревянный плот. Молодой человек испуганно повернул голову и увидел большие металлические ножницы, воткнутые в доску плота с огромной силой, так что только кончики ручек, да два колечка торчали из нее. Он, посмотрел на Анну и встретился с ее ледяным взглядом, потом на ножницы и снова на нее.
  
   - Э..это ведь шу..шутка, да?
  
   - Все зависит от того какие между нами отношения? - с улыбкой маньяка-убийцы сказала Анна, и у парня от ее голоса мороз побежал по коже.
  
   - Эээ... мы к..коллеги, друзья, лю..любовники. Б..без обязательств... совсем. Совсем беэээз обязательств... Да, - заикаясь пролепетал он.
  
   - Ах, вооот как, - ласково пропела Нишикиномия, и добавила: - Прошу прощения, я не успела за своими руками. Это все любовь.
  
   Она одним рывком выдернула канцелярский инструмент из доски и убрала его в карман своего платья. Дима смотрел на девушку выпученными глазами, и оторопело моргал, пребывая в глубоком ауте. Она в свою очередь смотрела на него, улыбаясь своей ангельской улыбкой, но почему-то у парня та больше не вызывала доверия. Может быть ножницы, оттягивающие карман, были тому виной.
  
   Аня стала понемногу дрожать и неожиданно, согнувшись пополам, расхохоталась от смеха.
  
   - Чёооорт! - простонал Дима и рассмеялся вместе с ней. - Да я чуть штаны не обмочил, приколистка чертова!
  
   Нишикиномия смеялась и взвизгивала, уткнувшись лицом ему в живот, и по щекам ее текли слезы.
  
   - Но как ты меня разыграла, а! Как разыграла!
  
   - Я всего лишь попыталась быть на нее похожей, - весело улыбнулась Аня.
  
   - Знаешь, тебе очень удалось, - хохотнул молодой человек. - И сейчас я думаю, что с копией мне гораздо комфортнее, чем могло бы быть с оригиналом. Не надо меня больше так пугать, ладно?
  
   - Нууу, - расстроилась девушка. - Что совсем никогда? А мне понравилось.
  
   - Не очень часто, - поправился Дима, и снова рассмеялся. - Если вдруг совсем скучно станет.
  
   - Хорошо, - тут же согласилась Аня, довольная этой поблажке.
  
   А молодой человек про себя подумал:
  
   "Блин! Кого-то она мне напоминает. Кого?. Нишикиномию? Нет. Вернее, ее тоже, но кого-то еще... Нет, не могу понять. Ладно, не важно".
  
   - Скажи, пожалуйста. А если бы мы действительно были парочкой, ты бы меня так ревновала?
  
   - Что ты имеешь ввиду под "были парочкой"? В жизни или так, как сейчас?
  
   - Ну, так, как сейчас, например.
  
   - К мамоно не ревновала бы точно. Они - мой хлеб. А к женщинам... к женщинам не знаю. Кажется, я вообще не умею ревновать. Может это и к лучшему. У меня такая... уверенность в тебе, - задумчиво сказала девушка. - Чувство защищенности. Нет страха, что мы расстанемся. Тебе просто никуда от меня не деться. Поэтому и не ревную, наверно.
  
   - А тебя не беспокоит что... ну... у тебя нет собственного тела, что ты живешь только во мне?
  
   - Не знаю, о чем ты говоришь, - пожала Анна плечами. - У меня отличное тело, вот оно, - она коснулась себя руками. - И этот мир, с его свойствами, - девушка обвела руками вокруг себя, - меня полностью устраивает. У меня есть ты, есть любимое дело, а еще я могу смотреть твоими глазами и воспринимать твоими органами чувств. Мне больше не надо ничего.
  
   - То есть если бы у тебя появилась возможность материализоваться в жизни, ты бы отказалась?
  
   Девушка подумала немного и скептически поджала губы.
  
   - Я бы точно не спешила с этим. Особенно, если б вернуться назад было нельзя. Понимаешь, я, наверное, все-таки не человек. У меня совершенно другие потребности. И в том, что мне нужно, я не испытываю недостатка.
  
   - Это хорошо, - с облегчением вздохнул Дима. - А то мне было бы тебя жалко.
  
   Анна вдруг стала серьезной и замерла, к чему-то прислушиваясь.
  
   - Техническая пауза закончилась, - сообщила она. - Возвращайся в реальность.
  
   - Что случилось?
  
   - Аура мамоно изменилась. Кажется, она заснула. Но если тебе это не интересно, можно продолжить беседу.
  
   - С ума сошла?! Конечно, интересно! Неужели получилось? Мы победили, да?
  
   - Неа, - помощница отрицательно помотала головой. - Вроде бы она просто расслабилась под кайфом и задремала слегка. Вероятность побега очень низкая.
  
   - Надо все равно посмотреть, что к чему. Даже если не удастся сбежать, это не важно. Я уже чувствую, что в состоянии с ней справиться. Нужно лишь хорошо подготовиться к бою и спланировать его.
  
   - Смотри, планируй, - кивнула Нишикиномия. - Я тогда тоже пойду работать.
  
   Она улыбнулась ему, махнула рукой и исчезла вместе с рекой, плотом и окружающей природой.
  
   Дима открыл глаза и вернулся в пещеру. Та уже немного ему наскучила. Парню захотелось прогуляться, выйти на свежий воздух. Тем более, что организм его настоятельно заявлял о своих потребностях, причем в форме нужды обоих видов. Молодой человек осторожно скосил глаза на Алису, стараясь не смотреть на нее пристально, чтобы случайно не разбудить взглядом, но та лишь мило улыбалась во сне и сладко посапывала. Дима провел рекогносцировку на местности. Мамоно лежала на боку слева от него, обняв одной ногой за талию и прижимая к себе. Это само по себе уже создавало серьезные трудности для побега. Проблема усугублялась еще и тем, что младший братик парня все еще пребывал в объятиях младшей сестренки. Или, если говорить в терминах радиоэлектроники, разъем был вставлен в гнездо, и незаметное извлечение его представляло собой весьма нетривиальную задачу. В особенности с учетом того, что эрекция у Димы до сих пор сохранялась.
  
   "Эй, дружище, - мысленно обратился он к своему члену. - Ты чего такой бойкий сегодня? Давай на боковую. Видишь, девушка спит? Зачем ей мешать?"
  
   Но тот естественно ему не ответил, и следовать доброму совету не пожелал, упорно оставаясь на боевом дежурстве. Дима прислушался к своим ощущениям и догадался, что его репродуктивный орган купается в темной энергии, а потому покой ему может только сниться. Еще и давление мочевого пузыря не способствовало упокоению мятежной плоти.
  
   "Вот ведь черт! Что же делать?"
  
   Аккуратно прогибаясь в талии, молодой человек, попытался извлечь свой член из плена. Он не особо надеялся, что девушка не проснется. Ему ведь еще и ногу ее предстояло с себя снимать. Но попытка не пытка, как говориться. Диме удалось выползти из норки примерно на половину, когда полупрозрачная леди капризно скривила губки и, чмокнув влагалищем, всосала добычу назад. На лицо ее вернулась довольная улыбка, в то время как вагина продолжила сосать член в режиме младенца с пустышкой во рту.
  
   Тихонько причмокивая, она совершала несколько быстрых всасывающих движений. Потом замирала на пару секунд, и движения повторялись. Дима почувствовал сладкое удовольствие, медленно разгорающееся в паху и плавно расползающееся по его телу. Тот прерывистый ритм воздействия, которому молодой человек подвергался, вызывал ощущения, накатывающие волнами. Они следовали одна за другой, усиливая суммарный эффект, словно попадая в ритм маятника наслаждения, раскачивая его все больше и больше. Каждое отдельное посасывание было не сильным, на уровне мягкого поглаживания, но потенциал возбуждения в парне неуклонно увеличивался и вскоре он стал изнемогать в объятиях девушки.
  
   Ситуация усугублялась еще и тем, что такая слабая стимуляция приближала парня к разрядке медленно, вынуждая его томиться на пороге в рай и постепенно сходить с ума. Бедра его непроизвольно задвигались, пытаясь совершать фрикции, чтобы быстрее преодолеть участок сладкой муки. Но Алиса настолько основательно присосалась к лобку молодого человека, сделав из письки своей присоску, что у того не было возможности скользить внутри нее.
  
   Приближаясь к грани, Дима стал извиваться и постанывать. Девушка-слизь, что-то промурлыкала во сне и обняла его руками, прижимая к себе покрепче. Секунд пять-шесть парень висел на пороге оргазма, и от этого состояния у него потемнело в глазах. Все тело окуталось электрическим покалыванием, воздух в груди стал напоминать густой и почему-то тоже наэлектризованный сироп. Молодой человек чувствовал себя как перегретая вода под давлением, которая уже не вскипеть готова была, а взорваться.
  
   Томно вздохнув, Алиса затрепетала веками и открыла глаза. Пару мгновений она рассеянно смотрела на своего пленника, недоуменно прислушиваясь к себе, потом глаза ее округлились и в этот момент Дима закричал, содрогаясь в оргазме, чувствуя, что буквально сгорает от кайфа. Член его выстрелил словно гаубица, посылая в тело девушки убойный заряд, и она вскрикнула следом от пронзившего ее блаженства. А парень, продолжал выплескивать из себя струи спермы следующие друг за другом подобно выстрелам реактивной установки, и каждая ракета его, попадая в цель, заставляла Алису кричать непрерывно и коротко вспыхивать, озаряя пещеру тусклым светом. Тело мамоно стало быстро темнеть, смещаясь в цвете от темно-розовой до фиолетовой палитры. А потом по нему прошла волна сокращений и девушка, закатив глаза обмякла, разом теряя свою плотную форму и растекаясь лужей киселя.
  
   Минуту или две Дима пролежал неподвижно, приходя в себя после потрепавшей его стихии. Потом он медленно сел, перевернулся, становясь на четвереньки, и непонимающим взглядом уставился на обширную лужу фиолетовой жижи. Когда он осознал, что видит, глаза его испуганно расширились.
  
   - Ой! Мама! А я ее не убил?
  
   Молодой человек коснулся пальцами поверхности киселя, и по ней во все стороны побежала рябь, а кожу стало покалывать как от слабого электрического напряжения.
  
   - Вроде... вроде жива?
  
   Дима прикрыл глаза, мысленно позвал Анну, и она возникла в его воображении. Девушка вопросительно посмотрела на него и молодой человек как раньше, в безмолвном режиме ощутил ее готовность получить распоряжение.
  
   - Что с Алисой? - спросил он у помощницы. - Ты случайно не знаешь?
  
   Та почему-то снова не ответила, но у парня вдруг возникло понимание, что с мамоно все в порядке, она пересытилась его духовной энергией и спит. Он облегченно перевел дух и внимательно посмотрел на Нишикиномию.
  
   - Почему ты не отвечаешь словами?
  
   Анна снова промолчала. И на свой вопрос Дима не получил почему-то даже какой-либо краткой информации. Пришло лишь слабое ощущение, на уровне интуиции или догадки, что это безмолвие временное.
  
   - Ох, ну ладно, позже разберусь, - проворчал молодой человек и направился прочь из пещеры, потому что нужда уже конкретно стала его припекать.
  
   Выйдя наружу, молодой человек осмотрелся. Он находился в лесу возле скального массива. Вдали, километрах в полутора виднелся краешек озера, в которое впадал широкий ручей, берущий свое начало где-то в глубине пещеры. Деревьев и кустов в округе была масса, поэтому страждущий, не долго думая устремился к месту, в котором, по его мнению, растительность была погуще. Там он с успехом и справил все свои текущие заботы, не встретив никаких препятствий и помех со стороны местной флоры и фауны, а также иных обитателей этого леса.
  
   Сбросив груз проблем, Дима задумался. Что ему делать дальше? Вот он неожиданно для самого себя победил девушку-слизь и как ему теперь поступить? Воспользоваться ли прямо сейчас своей свободой или же погостить еще у милой хозяйки? Полученный в игре опыт предлагал сразу слинять, но молодой человек чувствовал себя неуверенно в новом мире без сопровождения. Он волновался по поводу своей подруги из игры. Она почему-то не встретила его? Путешествовать же в одиночку парень не привык. Он не знал местного языка, не знал, где находится, легко мог заблудиться или попасть к какой-нибудь хищнице на обед. Дима, откровенно говоря, трусил отправляться прямо сейчас в путешествие. Хоть бы одежду свою вернуть, пусть это лишь трико, футболка и шлепки, но так или иначе он был бы не голышом.
  
   И все-таки парень надеялся еще, что любимая ламия где-то поблизости его дожидается. Он забрался на скалу, чтобы с высоты оглядеть окрестности, но во все стороны, докуда доставал взгляд, тянулся лишь лес, лес, озеро, а за ним снова лес. Кричать и звать свою подругу голосом парень побоялся. Мало ли кто на его крики придет, приползет, прилетит (нужное подчеркните), чтобы потешить свое любопытство и посмотреть, что за симпатичный и вкусный мальчик тут зовет на помощь. Спустившись вниз и побродив немного по лесу, Дима ни кого не встретил и разочарованно вернулся в пещеру.
  
   "Черт! Что же делать-то мне теперь? Без гида я ничего тут не знаю. Идти куда глаза глядят? Так можно черте куда забрести. Алиса-Алиса, где же ты, а? Что с тобой случилось? Почему тебя нет?"
  
   Он посмотрел на фиолетовую лужу, разлившуюся на половину пещеры, и вздохнул. Одна Алиса у него была. Вот только совсем не та, которую он ожидал встретить.
  
   "Может предложить ей составить мне компанию? - подумал парень. - Девчонка-то классная. Веселая, общительная, ко мне опять же хорошо относится, да и знает русский язык. Эх, вряд ли она согласится. Слизи медленно передвигаются и они не любят кочевать, предпочитая постоянное место обитания, где много чистой воды. А здесь ее все устраивает. Ручей, пещера, мужчина. Зачем ей куда-то идти. Она скорее меня будет удерживать или уговаривать остаться. А я тут сдохну со скуки. Я не для того в этот мир перемещался, чтобы в пещере сидеть".
  
   Он снова посмотрел на слизь.
  
   "И сколько она будет в таком состоянии? Что сделает, когда проснется? Как изменится ее отношение ко мне, когда она поймет, что мой побег это не шутка, и он реально возможен".
  
   Больше всего, парень боялся женского горя. Он не выдержит, если его будут умолять остаться. У него просто сердце разорвется от сострадания, при мысли, что девушка будет горько оплакивать его уход. Но подсознательно Дима надеялся, что до этого не дойдет. Мамоно скорее бросится в погоню, чем станет пассивно рыдать, сетуя на свою горькую судьбу. И отследить она его вполне способна, по следу духовной энергии. В любом случае роль дичи, для него психологически была более легкой, нежели роль бессовестного засранца.
  
   Хотя, если подумать, о каком засранстве речь? Дима не давал слизьке обет верности, его захватили силой, и он заранее предупреждал, что собирается сбежать. И все равно, все равно парню было жалко девушку. Причем расставаться не хотелось по двум причинам: и оставлять ее жалко и самому от нее уходить. Он чувствовал уже некоторую привязанность. Нравилась слизька ему.
  
   "Блин! Да что же это такое-то, а?! Если я с первой мамоно так душевными муками маюсь, что ж дальше-то будет?! Гарем мне вокруг себя собирать? Нет! Ну, нафиг! С гаремом не попутешествуешь. Тут недолго и в цыганский табор превратиться! Ох. Ладно. Хватит рефлексировать. Просто посижу, подожду, пока она проснется".
  
   Ждать пришлось около часа. Дима успел еще раз сходить в туалет и погулял немного по округе, надеясь отыскать другую Алису, первую, а вернее - шестнадцатую. Заметив двусмысленность этой нумерации, молодой человек усмехнулся. Он немного помаялся бездельем в пещере, сетуя на скуку. А потом решил попробовать помедитировать и посмотреть, что он может со своей духовной энергией сделать.
  
   Аня по-прежнему сохраняла безмолвие и напоминала больше человекоподобный интерфейс, чем живую личность. Однако на вопросы свои Дима ответы получал, ну или "вспоминал". Он до сих пор не мог решить для себя, на что это похоже. Как парень понял уже, сейчас помощница его могла направить ману на увеличение энергетических резервуаров и на небольшую прокачку физических возможностей. Однако, энергии у него оставалось не так уж и много после гашения девушки-слизи, и тратить ее бездумно молодой человек не хотел.
  
   На пробуждение слизи первой, как ни странно, отреагировала Нишикиномия. Она вздохнула и сказала вслух: "Ментальная аура усиливается".
  
   Потом по поверхности лужи пошла рябь, и жидкость стала вспучиваться вверх, прям как второй терминатор, только фиолетового цвета а не зеркального.
  
   "Круто!" - восхитился Дима, наблюдая такие зрелищные спецэффекты.
  
   Слизь сформировала овальную фигуру, больше всего напоминающую матрешку, потом у нее прорезались глаза, и она усиленно ими заморгала. Ее взгляд остановился на молодом человеке, а за тем из тела вырвались два тонких щупальца и оплели его, связывая по рукам и ногам.
  
   - Успела, поймала! - произнесла матрешка широким ртом, в который сейчас спокойно могла бы уместиться голова парня.
  
   - Еще б не успела, - хмыкнул тот. - Я и не сбегал никуда. Алис, а ты не могла бы принять свою прежнюю человеческую форму? А то мне как-то жутковато немного на тебя такую смотреть.
  
   - Плотной стать пока не получится, - пожаловалась девушка-слизь, - а вот просто женское тело сделать могу попробовать.
  
   Она какое-то время гнулась и качалась, меняя формы и напоминая Диме аморфного пришельца из старого советского мультика, который мог складывать губы дудочкой и издавать музыкальные звуки. Потом вылепила из массы своей женскую фигуру и приняла в конце концов облик, в котором парня встретила. Вот только цвет у нее сейчас был не голубой, а фиолетовый.
  
   - Так хорошо? - спросила Алиса.
  
   - Ага.
  
   - Долго я спала?
  
   - Чуть больше часа.
  
   - Блииин, - капризно протянула она. - Ты победил меня. Почему не убежал?
  
   - Я решил погостить у тебя немного по собственной воле.
  
   - Правда? - обрадовалась девушка-слизь. - Тебе понравилось со мной?
  
   - Ты хорошая, - признался Дима, - и нравишься мне, но дело не в этом. Боюсь, мне нужна твоя помощь.
  
   - А ты не бойся, - пошутила Алиса. - Если останешься насовсем, я помогу тебе в чем угодно.
  
   - Нет, насовсем не получится, - вздохнул молодой человек. - Мне все равно идти надо.
  
   - Тогда не помогу, - насупилась собеседница.
  
   - Давай мыслить конструктивно, - предложил Дима. - Если ты отказываешься мне помогать, то какой смысл мне тогда оставаться.
  
   - Такой, что я не отпущу тебя.
  
   - Так я опять могу тебя победить и тогда уйду уж точно.
  
   - Уууу, какой меркантильный, прям как гуманист, - сказала Алиса таким тоном, словно слово "гуманист" было ругательством.
  
   - Что? Гуманист? - удивился парень.
  
   - Гуманист-гуманист, - скривилась мамоно. - Бе-бе-бе!
  
   - Это вообще кто такой?
  
   - Плохой меркантильный человек, который мамоно использует. Вот! И ты такой!
  
   Дима понял, что узнал новое понятие этого мира, и оно, видимо, отличалось от одноименного понятия из его жизни.
  
   "Надо будет потом ее расспросить, - подумал он. - А пока бы добиться сотрудничества"
  
   - Но ведь ты тоже меня используешь, - возразил молодой человек. - Значит и ты гуманистка.
  
   Слизь удивленно посмотрела на него, а потом рассмеялась. Сравнение это показалось ей забавным.
  
   - Разве я не прав?
  
   - Нет, конечно! Гуманисты - это люди, мужчины. Мамоно гуманистами быть не могут.
  
   - Физически да. Но, по сути своей, почему нет?
  
   - Что ты имеешь ввиду?
  
   - То, что ты оборачиваешь все в свою пользу. И ты меркантильна еще больше меня. Тебе надо, чтобы я остался и все. Остальное тебя не интересует. А то, что у меня свои дела могут быть тебе уже не важно. Ты даже не спросила, какого рода помощь мне от тебя нужна.
  
   - Хорошо, спрошу. Какая тебе нужна помощь?
  
   - Я не знаю Ваш язык, не знаю мир, и какие в нем порядки. Я не ориентируюсь в лесу и понятия не имею, какие в нем живут обитатели. Кого стоит бояться, а кого нет. Я не знаю даже куда мне идти, и где ближайший город людей находится.
  
   - Вот и хорошо, - усмехнулась Алиса. - Если не сможешь уйти, то останешься с мной.
  
   - Увы, но ты ошибаешься. Уйти я смогу, а вот выжить мне будет проблематично. Хочешь, чтобы я погиб, чтобы меня съел кто-нибудь? Ты ведь тогда точно меня потеряешь.
  
   - Неееет! - испугалась девушка и на глаза ее мигом навернулись слезы. - Не хочу, чтобы ты погиб, не хочу, чтобы тебя съели!
  
   Она обняла парня за шею и разрыдалась, утыкаясь ему личиком в плечо и разводя сырость.
  
   - Не хочу, не хочу, не хочу! Не уходииииии!
  
   У Димы ком встал в горле и сердце больно сжалось.
  
   "Гааадство какое! - мысленно простонал он. - Как хреново-то! - Случилось как раз то, чего он боялся. - Ну почему в жизни все не так просто как в игре?!"
  
   Молодой человек тоже осторожно обнял девушку и погладил ее по жидкой спине.
  
   - Я ведь и не ухожу пока. Давай не думать о плохом. Сейчас я с тобой остаюсь и это главное. И буду оставаться все время, пока в помощи твоей нуждаюсь.
  
   - Одну ночь, чтобы выучить язык, - загнула пальчик Алиса. - Ты ведь можешь энергию мамоно поглощать? Значит, наши слова примешь в себя с моей энергией. Рассказать все, что я знаю о нашем мире - это можно за час-полтора. Ну и день мы можем с тобой походить по лесу. Я покажу, где что находится и куда не следует лезть, потому что там хищницы живут. Покажу тебе растительных хищниц, и как они прячутся. Это всего лишь день, ну может два. Мало!
  
   - А давай сделаем так: я буду оставаться с тобой до тех пор, пока снова тебя не одолею.
  
   - Обещаешь? - обрадовалась Алиса.
  
   -Пока я не одержу победу, ты можешь даже не задумываться на счет моего побега. Даже в голове его не держать. Ложиться со мной спать спокойно, не сомневаясь что проснешься и застанешь меня рядом. Я буду оставаться с тобой по собственной воле. И это самая надежная гарантия. Клянусь честью героя.
  
   - Героя? Фиии! Герои такие бяки. Гуманисты хоть меркантильные, а герои дерутся. Бабушка говорила, что и сперма у них не вкусная. Ты не такой. Ты вкусный и добрый. Хороооший, - сладко протянула Алиса и улыбнулась. - Да и не осталось больше героев. Кого-то съели, кого-то женили. Последнего только моя бабушка и видела.
  
   "Не осталось?! - поразился Дима. - Что же у них тут произошло? Монстродевы победили?"
  
   - А люди тут у Вас есть?
  
   - Есть, - махнула девушка рукой куда-то в неопределенную сторону. - Но они не герои.
  
   - Понятно, - кивнул головой молодой человек. - Но в нашем мире герои не перевелись, я же из другого мира.
  
   - Хе-хе, слабоват ты для героя, - иронично сказала Алиса. - Даже для другого мира слабоват.
  
   - А в нашем мире нет мамоно. И драться нам не приходится.
  
   - И что же тогда герои у вас там делают, если не дерутся?
  
   - Они спасают тех кто в беде, помогают обиженным. В общем, совершают добрые дела. Но самое главное, они держат слово. И можешь быть уверена, если я тебе слово дал, оно нерушимо.
  
   - Мммм, ладно, я тебе верю, - обрадовалась Алиса. - Значит, точно не убежишь?
  
   - Пока не одолею тебя, точно. Можешь не сомневаться даже.
  
   - А если ты не одолеешь меня никогда?
  
   - Тогда все время буду с тобой оставаться.
  
   - Хе-хе, - захихикала девушка-слизь, делая хитрое лицо. - Вот ты и попался. Я теперь знаю, как тебе не проиграть. Я просто не буду объедаться. Хе-хе, хе-хе, хе-хе-хе!
  
   - Ну, вот и славно, - улыбнулся Дима. - Значит, тебе не о чем переживать.
  
   - Когда ты так говоришь, я наоборот переживаю, - насупилась Алиса. - У тебя нет других способов победить меня?
  
   - Нет, только своей духовной энергией, - совершено искренне ответил парень.
  
   - Тогда я тоже выполню свою часть соглашения, - покровительственно сказала собеседница, - и помогу тебе всем, чем смогу. Какой ты помощи хочешь в первую очередь?
  
   - Хочу свою одежду найти, - ответил Дима. - Ты можешь отвести меня туда, где встретила? Где я раздевался.
  
   - А зачем тебе одежда?
  
   - Просто я к ней привык. Мне в ней теплее.
  
   - Хочешь, я буду твоей одеждой?
  
   - Как?
  
   - Очень просто, смотри.
  
   Слизь стала распространяться по его телу и в считанные секунды покрыла его тонкой пленкой.
  
   - Вот так, - сказала она очень довольная. - Теперь ты точно не замерзнешь.
  
   Дима с удивлением осмотрел себя. Ему действительно стало тепло и комфортно, правда периодически казалось, что девушка украдкой его полизывает то в одном месте, то в другом. Кроме того слизь оставалась прозрачной и ни капельки не скрывала его наготы.
  
   - Эм, это здорово конечно, - признал молодой человек. - Но я все равно, словно голый. Ты прозрачная и тело мое хорошо видно.
  
   - И что в этом такого? - удивилась Алиса.
  
   - У нас, к примеру, одежда предназначена не только для того, чтобы согревать, но и чтобы прикрыть свою наготу. Разве в вашем мире люди разгуливают голышом.
  
   - Нет, но я всегда считала, что они делают это только для того, чтобы нам мамоно сложнее добраться было до их вкусного тела.
  
   - Женщины ведь тоже наверняка одеваются. Разве нет.
  
   - Ага, точно, - согласилась Алиса. - Тогда совсем не понятно.
  
   - Ну, это стыдно, понимаешь? Нам людям неудобно голышом ходить.
  
   - Ты ведь ходишь и ничего.
  
   - Потому что мы любовники, и ты голышом меня уже видела.
  
   - Значит неудобно перед тем, кто не видел?
  
   - Верно.
  
   - Хи-хи, смешно. Ну, да ладно. Все равно нет проблем.
  
   Покрывавшая парня слизь быстро окрасилась в цвета его прежней одежды. Верхняя часть - в белый цвет футболки, нижняя - в темно-синий цвет трико, а стопы - в серый его шлепанцев.
  
   - Теперь удобно?
  
   - Более чем, - согласился молодой человек. - Но одежду мою все равно найти надо. Не хочу постоянно тебя утруждать.
  
   - А ты меня не утруждаешь, - хихикнула Алиса и стала уже не скрываясь облизывать парня.
  
   - Ой! Перестань! - воскликнул он.
  
   - Это почему?
  
   - Потому что настоящая одежда такого не делает. И так мне сложно будет тебя носить. Одежда тем и хороша, что она меня не дразнит и не домогается.
  
   - Хе-хе, ладно, - согласилась мамоно и прекратила свое распутство. - Но обещай, что как только мы вернемся, и ты будешь отдыхать, я смогу тебя вылизать.
  
   - Ну конечно, - улыбнулся парень. - Мне приятны твои ласки, Алисочка.
  
   - Мммм, хорошо! Скажи еще!
  
   - Алисочка, - повторил Дима.
  
   - Хе-хе, хе-хе-хе! Пошли скорее разыскивать твою одежду.
  
   Они вышли из грота и направились в чащу леса. Девушка-слизь говорила куда идти, а иногда показывала направление маленьким щупальцем, которое вырастила у спутника на груди. Она разделилась, последовав за парнем только той своей частью, которая стала одеждой. А остальное ее тело осталось в пещере.
  
   - Ничего, что так? - удивился молодой человек. Ты нормально чувствуешь себя разделенной?
  
   - Нормально, - успокоила Алиса. - Умом я с тобой, а та часть будет просто спать. Ну, или поручения мои выполнит, если захочу. Что-нибудь не сложное, что доступно зверю.
  
   - Понятно, - значит, там у тебя остались только инстинкты?
  
   - Ага, - подтвердила спутница. - Ты уж не подходи к ней без меня ладно? А то она может тебя съесть.
  
   - Ясно. Не подойду.
  
   - Ну, пока я на тебе, ты можешь ничего не бояться, - покровительственно сказала Алиса.
  
   - Спасибо, - улыбнулся молодой человек. - Я это учту.
  
   Лес очень походил на Земной. Здесь встречалось много знакомых парню деревьев. Были и сосны, и ели, и лиственные деревья и кусты. Но порой попадалась экзотика, вроде тропических плющей и лиан, о которых Дима спутницу свою расспрашивал. Большая часть этих растений оказалась безвредной. Но в двух случаях Алиса его предупредила. У одного незнакомого странного куста оказались ядовитые шипы. Поэтому они обошли стороной преграждающие путь заросли. А еще девушка запретила парню заходить на поляну с огромным цветком, испускающим приятный запах. Едва только тот коснулся ноздрей Димы, как он почувствовал легкое головокружение, однако монстродевушка тут же заткнула его ноздри своим щупальцем, торчавшим у него из груди. И потребовала поскорее удалиться.
  
   - Там Альрауна, - сказала она. - Обойди это место, если не хочешь стать ее вечным осеменителем.
  
   - Прикольно, - обрадовался Дима. - Никогда не видел эти цветы. Интересно, а с ней можно договориться на разовый секс?
  
   - Чего?! - возмутилась Алиса. - Ты мой! Какой нафиг секс?! Только мне можно тебя есть, понял?!
  
   - Хорошо-хорошо, - не стал спорить молодой человек. - Я чисто гипотетически спрашивал.
  
   - С твоей-то вкусной спермой? - хмыкнула девушка-слизь. - Да Альрауна ни в жизнь тебя не отпустит. Будет трахать непрерывно, пока...
  
   - Не уснет, - закончил ее фразу Дима.
  
   - Может и так. Да только ты из-за ее запаха сбегать не захочешь.
  
   - Вполне возможно, спорить не буду, да и проверять тоже пока не хочу.
  
   Весь путь до знакомой поляны занял минут пять. Молодой человек сразу увидел валяющиеся на земле футболку и трико и с радостью направился к ним. Вот только одежда оказалась настолько промокшей и грязной, что требовала основательной стирки.
  
   - Вот блин, - расстроился парень, - и где ее можно постирать? Может, на озеро сходим?
  
   - Лучше не надо, - сказала Алиса. - Там девушки-лягушки живут. Если поймают, то изнасилуют толпой.
  
   - Ааааа, клаааассно! - простонал молодой человек.
  
   - Чертов извращенец, - хмыкнула девушка.
  
   И Дима с интересом уставился на нее. Она сказала эту фразу тем же самым тоном и голосом, каким говорила в свое время его Алиса.
  
   - Если не хочешь стать постоянным папашей их детишек, то лучше не искушать судьбу, - предупредила спутница. - Даже со своим темным поглощением ты пока не в состоянии справиться с целым лягушачьим семейством. Их там целое озеро, так что послушайся меня и не суйся туда. А одежду твою и в нашем ручье постирать можно.
  
   - А это ничего? Вода не загрязнится?
  
   - Нет, конечно. Она же проточная. Да и земля, налипшая на твою одежду - это не та грязь, которая может испортить источник.
  
   Порыскав еще немного, Дима нашел в траве свои шлепанцы из серой резины, и подобрал их.
  
   - Тебе не больно, что я на тебя наступаю? - спросил он у своей спутницы.
  
   - Нет, не больно, - ответила та, - я под твоими стопами сделала твердый слой. А ты чего спрашиваешь?
  
   - Я могу тапочки свои надеть.
  
   - Как хочешь, мне все равно.
  
   - Тогда я надену, чтобы в руках их не нести. Можешь стопы мои открыть?
  
   - Одевай так, я перестроюсь.
  
   Дима сунул ноги в шлепки, и слизь тут же обволокла его обувь сверху, формируя что-то вроде сапожек с подошвой из резины. Она выползла из под его стоп и молодой человек ощутил ими прохладную поверхность своих тапочек.
  
   - Какой-то странный материал, - заметила Алиса. - Ни ткань, ни кожа и ни дерево. Это что?
  
   - Резина. У вас такого нет?
  
   - Не знаю. Я первый раз сталкиваюсь.
  
   - А у вас люди из чего делают обувные подошвы?
  
   - По-разному. Из твердой дубленой кожи, из дерева, из металла.
  
   - Ну, резину у нас раньше тоже из каучукового дерева добывали, пока не научились искусственно ее делать.
  
   - Ясно, значит это вид дерева такой. Странный и совсем не вкусный.
  
   - А зачем ты их ешь?
  
   - Ну, вот еще! Я не настолько голодная, чтобы есть твои тапочки, - возмутилась Алиса. - Просто я, если хочу, чувствую вкус всего, к чему прикасаюсь. Твою обувь я попробовала один раз и больше не пробую.
  
   - Извини, за неприятные ощущения.
  
   - Ничего, - тут же смягчилась девушка-слизь. - Пяточки твои были вкуснее, - промурлыкала она, и парень вновь почувствовал, как его лизнули в нескольких местах. - Вот я и сравниваю. Но использовать твою обувь в качестве подошвы действительно удобнее, чем самой подошвой быть. Энергии так меньше тратится.
  
   Прогуливающаяся парочка меж тем возвращалась домой. Обратный путь занял примерно столько же времени и никаких сюрпризов им не принес. Минут через пять молодой человек уже подходил к скальному массиву. Но в грот он не стал пока заходить, намереваясь постирать свою одежду снаружи, потому что в пещере было темновато для этого. Присев перед маленькой речушкой, достигавшей в ширину метра полтора, он окунул в воду свою одежду, и стал ее прополаскивать.
  
   От земли ткань удалось очистить достаточно быстро, однако без мыла или стирального порошка отстирать ее более качественно не представлялось парню возможным. Тщательно отжав воду, он озаботился вопросом, как бы шмотки свои просушить. Солнце клонилось к закату и жара от него до следующего утра ожидать не приходилось. Но все равно можно было разложить футболку и трико на камнях. В любом случае они бы, скорее всего, просохли за ночь. Вот только оставлять их без присмотра было боязно. Вдруг кто-нибудь стащит его небогатые пожитки, принесенные из родного мира.
  
   - О чем задумался? - спросила Алиса.
  
   - Да вот, не знаю, как лучше всего одежду свою просушить.
  
   - И всего-то? Давай ее мне. Слизи любят влагу и хорошо ее впитывают. Я мигом все высушу.
  
   - А ты не испачкаешь ее эээ... собой.
  
   - Обижаешь. Я могу управлять каждой частичкой своего тела и если выделяю какие-то жидкости, то только во время секса или еды. А сейчас я сыта во всех смыслах.
  
   - Ладно, попробуй просушить. Держи.
  
   - Нет. Пойдем в дом. Я соединюсь с остальной частью себя, тогда и займусь сушкой.
  
   Дима зашел в полумрак грота и увидел в его глубине слегка светящуюся, булькающую жижу. Он подошел к ней ближе. Жидкость пришла в движение, забурлила активнее, выпустила из себя ложноножку и оплелась ей вокруг ноги молодого человека. После этого флюоресцирующий кисель вспучился вверх и быстро приобрел женские формы.
  
   - Давай сюда свои шмотки, - сказала Алиса, протягивая парню руки.
  
   Тот передал ей одежду, а она тут же запихала ее себе в рот и проглотила.
  
   - Эй, стой! Ты что творишь! - возмущенно ответил Дима.
  
   - Одежду твою сушу, - хихикнула девушка, глядя на него глазами шаловливой хулиганки.
  
   Парень с беспокойством смотрел как футболка и трико его скользят в полупрозрачном теле слизи окутываясь со всех сторон массой мелких пузырьков. Не прошло и десятка секунд как они скрылись в пузырчатом темном облаке. Алиса смачно рыгнула и прикрыла рот рукой.
  
   - Ой, извиняюсь, - сказала она. - А у тебя вкусная одежда. Хлопок, кажется, да? Не то что эти твои резиновые тапочки, бе.
  
   - Ты... ты ее съела?! - опешил Дима. - Блииин! Ты все-таки съела ее!
  
   - Ой, да ладно, чего ты так распереживался? Подумаешь, какие-то шмотки.
  
   Молодой человек только беззвучно открывал и закрывал рот, не находя слов от возмущения. А девушка, глядя на него, хитро улыбалась.
  
   - Ладно-ладно, - сказала она вдруг. - Цела твоя одежда, успокойся только.
  
   Облако развеялось, и Дима с облегчением увидел, что футболка и трико его по-прежнему плавают в жидкой массе.
  
   - Отдавай их немедленно! Отдавай! - потребовал он.
  
   - Сейчас-сейчас, - проворчала Алиса. - Это совсем не быстрый процесс.
  
   Она села на корточки и, глядя на парня смеющимися глазами, сделала вид что тужится. Очень скоро из попы ее показалась белая ткань и стала постепенно выдавливаться. Сперва наружу выпала и легла на каменный пол футболка, за ней показалось трико, и, когда оно вышло целиком, девушка сгребла из под себя сине-белую кучку руками и протянула ее молодому человеку.
  
   - Держи.
  
   Дима посмотрел на нее выпученными глазами и плачущим голосом простонал:
  
   - Думаешь, я теперь смогу это носить?
  
   Девушка вдруг всхлипнула, выронила одежду из рук и, заливаясь от безудержного хохота, повалилась на землю.
  
   - Блин, - хныкнул молодой человек и осторожно дотронулся до своих вещей.
  
   Те не расползлись вязкой массой, как он мог бы ожидать. Наоборот, оказались совершенно сухими и чистыми. Парень уже более уверенно взял пожитки в руки и ощутил теплую ткань. Одежда его, словно принесенная из прачечной, просто лучилась чистотой и приятным цветочным запахом. Складывалось ощущение даже, что ткань была обработана особым средством, делающим ее более мягкой и бархатной. В общем, держать ее в руках было очень приятно. Дима с упреком посмотрел на повизгивающую от заливистого смеха проказницу, понимая, что та его бессовестно разыграла. А потом не выдержал и рассмеялся вместе с ней.
  
   - Чертова приколистка! - простонал он, чувствуя, что смех разбирает его все больше и больше. - Ты меня когда-нибудь доконаешь!
  
   - Так весело же, - сказала Алиса, постепенно успокаиваясь. - Как вспомню твое лицо... - она прыснула и рассмеялась снова.
  
   - Кому-то весело, - возразил молодой человек, отдуваясь. - А кого-то Кондратий чуть не хватил.
  
   - Ой, да ладно! - улыбнулась девушка-слизь. - Зачем тебе эти скудные одежи, когда у тебя есть я?
  
   - Понимаешь, это единственное, что связывает меня с прежним моим миром. И эти вещи дороги мне как память.
  
   - Серьезно? - озаботилась вдруг собеседница. - Ну, извини, тогда. Я не знала.
  
   - Да, ничего. Ты шикарно их очистила, - Дима приложил одежду к носу и с удовольствием вдохнул. - Мммм, как пахнут.
  
   - Правда? Тебе нравится? - обрадовалась Алиса.
  
   - Очень! - признался молодой человек. - А какая мяааагкая! Прелесть просто. Хочу ее прямо сейчас надеть!
  
   - Не-не-не, погоди! А как же облизывание? Ты обещал.
  
   - О, точно. Тогда ладно. Можешь меня облизать. Сейчас я только вещи свои аккуратно сверну и положу... Ой, да постой! Подожди немного!
  
   Притворявшаяся одеждой слизь уже начала облизывать его, заставляя вздрагивать и хихикать от щекотки. Короткие мокрые прикосновения стали постепенно обретать глобальный характер и парень принялся поспешно сворачивать футболку и трико, понимая, что скоро уже не в состоянии будет это сделать. Закончив кое-как, он положил пожитки на каменный пол и опустился на четвереньки, ощущая приятную негу окутывающую его. Сотни маленьких мягких язычков лизали молодого человека непрерывно, покрывая его тело слюной и это было очень приятно. Скоро он словно купался в теплом сиропе, и одежда стала его сосать, массируя все его тело, словно была большим жадным ртом, обсасывающим карамельку.
  
   - Мммррр, вкуууусно! - урчала Алиса. - Как вкусно! Так бы и съела тебя! Мммррр! Но кое-что я смогу съесть.
  
   Она радостно засопела, сочно чмокнула и Дима ощутил, как член его, словно был захвачен горячим сильным ртом, который принялся жадно обсасывать свою добычу. Парень застонал и повалился на бок не чувствуя под собой рук и ног от охватывающего его сказочного блаженства. Он перевернулся на спину и отдался волшебным ощущениям.
  
   - Боже! Как хорошо! Боже!
  
   Пространство вокруг парня наполнилось чавкающими и сосущими звуками. Словно предчувствуя скорую поживу, мамоно удвоила свои усилия, рассасывая его с еще большей страстью и жадностью. И, тем не менее, в этот раз молодой человек переживал мягкие ощущения, отличающиеся от всего, что он испытывал до сих пор. Он очень плавно подошел к черте и легко пересек ее, отдаваясь охватившему его пожару наслаждения. Этот оргазм не взрывал его, не разносил на части, он дарил какое-то бережное блаженство, которое меж тем длилось долго как полет, вызывая чувство восторга. И каждый выплеск спермы воспринимался как взмах крыльями, уносящий Диму все выше и выше, куда-то на самую вершину удовольствия. Он чувствовал убаюкивающее тепло. Слышал, как наслаждается вместе с ним девушка-слизь, со сладкими стонами пьющая его сперму и продолжающая лизать все его тело. Ее ласки были такими нежными и мягкими, окутывали таким очаровательным комфортом, что парень не заметил как уснул со счастливой улыбкой на устах.
  
  
  
   - Эй! Соня, просыпайся! - разбудил Диму веселый голос. - Хватит дрыхнуть, скоро ужинать пора.
  
   Он открыл глаза и увидел склонившуюся над собой Алису, которая опять пребывала в своей плотной форме, о чем свидетельствовали ее мягкие пальчики, тянущие парня за нос. И снова она напоминала молодому человеку полупрозрачную розовую девушку, вылепленную из упругого жевательного мармелада. Цвет ее тела казался таким ягодным, что невольно вызывал у парня сладкие ассоциации.
  
   - А, Алиса, привет.
  
   - Хе-хе, я разбудила тебя, - сказала очень довольная собой девушка. - А до этого ты уснул, проиграв мне в сражении.
  
   - Разве мы сражались? - удивился Дима. - Я так просто получал удовольствие.
  
   - Для меня это был важный эксперимент, - ответила Алиса. - Я смогла убедиться, что способна выпить твою сперму и не объестся в хлам. И у меня получилось ооочень хорошо. Хе-хе, я молодец.
  
   - Так и есть, - согласился молодой человек, тепло ей улыбаясь. - Ты не перестаешь меня удивлять.
  
   - Что, понравилось мое вылизывание?
  
   - Очень.
  
   - Тогда я буду делать это каждый день. Ты станешь рабом своей новой одежды, и даже думать забудешь про свои скудные футболку и трико.
  
   Дима рассмеялся.
  
   - Как же цепляет тебя тема моего рабства. Раб молока, теперь раб одежды.
  
   - И раб моей писечки, - хитро добавила девушка-слизь. - Мммм, она уже соскучилась по твоему мальчику, - немного капризно и томно сказала она.
  
   - Как? Опять? - шутливо ужаснулся молодой человек. - Ты же недавно меня кончила.
  
   - Ну, как недавно, - пожала плечами Алиса. - Уже вечер наступил. Ты парниша горазд спать. Но сперва нам надо покушать. На ужин у нас мясное меню. Или как там в вашем мире говорят: птица.
  
   - Что? Где?
  
   - Сейчас прибудет. Я отправила кое-кого на охоту и уже получила донесение об успешной поживе.
  
   - Кого кое-кого? - не понял Дима.
  
   - Ох, ну наберись терпения, скоро увидишь. Я чувствую, она приближается. И что-то стемнело уже совсем. Надо бы немного подсветить.
  
   Девушка-слизь засияла, разгораясь внутренней люминесценцией, и наполнила пещеру мягким розовым светом.
  
   - О! А вот и она, - сообщила Алиса. - Легка на помине.
  
   Дима услышал слабый шорох и посмотрел в сторону выхода из пещеры. К ним приближалось какое-то странное существо с головой птицы, явного родственника петуха, только крупнее раза в полтора, и с куполообразным полупрозрачным телом, наподобие осьминога с множеством коротких ног-щупальцев. Оно быстро перебирало ими как насекомое и довольно шустро приближалось. Странное создание открыло клюв и гортанно гаркнуло.
  
   - Привет-привет, милочка, - откликнулась Алиса. - Я тоже рада тебя видеть. Как делишки? - существо закричало снова. - Ах, вот как, - немного огорчилась девушка-слизь. - Ну, ничего-ничего, мы обязательно решим твою проблему.
  
   - Это кто? - удивленно спросил Дима. Он первый раз видел такое странное создание.
  
   - Сейчас-сейчас я вас познакомлю, - с нежностью сказала Алиса. - Знакомься дорогой, это наша дочурка.
  
   Существо снова издало свой пронзительный птичий крик.
  
   - Да-да, родная, я знаю, что ты тоже рада видеть папочку. Ну, не милашка ли? - спросила девушка-слизь, поворачиваясь к молодому человеку.
  
   На того сейчас страшно было смотреть. Он побледнел как полотно и, вытаращившись, глазел на птицеголовую тварюшку.
  
   - Ккк...как?! - с трудом он выдавил из себя, заикаясь. - Ккк...какая дочурка?!
  
   - Наша с тобой, милый, - радостно сказала Алиса. - Мы трахались с тобой сутки напролет, ты залил в меня галлон спермы, причем высококачественной, жизнеспособной спермы и неужели ты думаешь, что я от этого не залетела? Ну, а пока ты спал, я родила. Теперь нам будет о ком заботиться милый, правда хорошо?
  
   Диме казалось, что ему снится какой-то дикий кошмар, от которого хотелось немедленно проснуться. А новый птичий крик "дочурки" едва окончательно не доконал папочку.
  
   - Кк..каааак?! - простонал он. - Почему у нее голова птиичья?! Откуда она такая, во мне нет птичьих генов?!!
  
   Девушка широко распахнула глаза, глядя на молодого человека, и стала мелко дрожать, улыбка ее напряженно натянулась, лицо исказилось, сморщилось. Казалось, она сейчас расплачется и сдерживается изо всех сил. Но... силы закончились. Алиса согнулась пополам и разрыдалась... от дикого безудержного хохота.
  
   Она смеялась так, что слезы лились из ее глаз, сотрясалась всем своим телом, поднимала взгляд на оторопевшего парня и, закатывая глаза, разражалась новым приступом смеха.
  
   - Ой! Не могу - не могу - не могуууу! - стонала девушка, не в силах остановиться.
  
   До Димы медленно доходило, что он стал жертвой очередного розыгрыша, и жесткие клещи ужаса постепенно разжимались, принося чувство покоя. Он откинулся на спину, ложась на каменный пол, и тихо выдохнул. Потом в очередной раз гаркнула птица, и молодой человек, тоже рассмеялся. Он вспоминал всю пережитую им только что сцену и смеялся все сильнее и сильней. Не только комичность ситуации вызывала у него смех, он выплескивал вместе с ним все свое облегчение.
  
   - Алиииискааа! - простонал парень. - Ну, ты точно меня когда-нибудь этим убьешь. Нельзя же так над человеком издеваться.
  
   - Ты разве не хочешь, чтобы у нас родилась маленькая? - притворно расстроилась шутница.
  
   Дима взглянул на птичью голову с гребешком, раскрытый клюв, дико вытаращенные глаза и рассмеялся снова.
  
   - Только не такая, - сказал он, когда сумел успокоиться. - Что это вообще за чудо-юдо странный птах? Откуда он взялся?
  
   - Ну, это наш ужин. Я ведь тебе уже говорила, что кое-кто поймал для нас птичку.
  
   Только тут парень заметил пернатое тело проглядывающее сквозь полупрозрачный слой желеобразного осьминога.
  
   - А... кто этот кое-то? - осторожно спросил он.
  
   - Хе-хе, испугался? - хихикнула Алиса. - Не боясь, муженек, алименты платить тебе не придется. Это всего на всего частичка меня, которую я послала на охоту.
  
   Молодой человек моргнул и выдохнул.
  
   - Даже странно, что ты не разыграла меня еще раз.
  
   - А я уже чуть живот не надорвала от смеха, - весело улыбнулась девушка-слизь. - Да и хватит с тебя стрессов, а то действительно еще окочуришься.
  
   - Ой, спасибо тебе добрая леди, - улыбнулся Дима, - что мои бедные нервы пощадила. - И не жалко тебе бедную птичку убивать?
  
   - Жалко? - удивилась Алиса. - Это ж дичь. Я и до тебя таких ловила и буду ловить. Я ведь хищница и мне надо питаться. Но самое главное, мне надо охотится. Я это очень люблю, правда маленький?
  
   Она ласково погладила птицу по гребешку и та снова крикнула. По участливому тону девушки ни за что невозможно было поверить в ее кровожадность, но глаза слизьки выдавали азартный хищный блеск. Она повернулась к Диме и тот увидел, что они словно пьяные - немного, шальные, наполненные предвкушением чего-то очень приятного и захватывающего.
  
   - И... как ты будешь ее... того?
  
   - Во-первых, не ее, а его. Это мальчик. А, во-вторых, я покажу. Хе-хе, тебе интересно, да? Ты увидишь все от начала и до конца. Слизи живьем едят свою добычу.
  
   Дима отрицательно мотнул головой.
  
   - Лучше не надо, - сказал он. - Не хочу смотреть на мучения бедного существа.
  
   - Тю, да он не будет мучиться. Ему будет прияааатно, - сладко протянула Алиса. - Ты не слышал, как кричат петушки от удовольствия? Это забавно. Он будет очень рад в последние свои минуты жизни, - добавила она, растягивая губы в садистской улыбке.
  
   "Блин! Она точно его сожрет у меня на глазах", - расстроено подумал парень, но где-то в глубине его души проснулось извращенное чувство юного натуралиста, который любит смотреть, как пауки опутывают мух, а потом высасывают их, или как дионея ловит насекомых своими захлопывающимися листьями. Дима понял вдруг, что ему интересно было увидеть, что с петухом станет и этот интерес его слегка шокировал.
  
   - А как ты поймала его? - поинтересовался он, чтобы выиграть для жертвы немного времени.
  
   - Хи-хи, это смешно, - рассмеялась девушка-слизь. - Пойматься на такой простой прием - позорно для гордой птицы. Наш глупенький петушок безусловно заслужил своей печальной участи. Давай расскажем моему другу, как ты попался, ладно?
  
   Если бедолага и против был, то вряд ли мог сообщить об этом по-человечески.
  
   - А произошло все так, - Алиса сформировала на своем теле маленькую осьминожку и пустила ее гулять. - Моя частичка бегала в поисках съестного и учуяла петушка. Она растеклась и притворилась лужицей чистой вкусной воды. - Осьминожка растеклась лужей, и она действительно засверкала хрустальным блеском так соблазнительно, что парню даже пить захотелось. - И вот глупенький петушок увидел эту воду. - Девушка-слизь создала еще одного персонажа и пустила его важной походкой прогуливаться по своему розовому телу. - Так все было, Петенька, я ничего не упустила?
  
   Птица снова гаркнула, и Алиса, хихикнув, прокомментировала от себя:
  
   - Он подтверждает.
  
   Птичка меж тем продолжала гордо прогуливаться. Она скосила глаз на лужицу и приблизилась к ней. Потом наклонилась, сунула клюв в воду, намереваясь напиться и, хлоп! - тело ее оказалось внутри прозрачного шара, который мигом отрастил себе ножки и понес птицу, вытаращившую глаза от изумления.
  
   Слизька анимировала эту сцену так забавно и живо, что парень даже рассмеялся, качая головой.
  
   - Ох, Алиска, у тебя талант смешить. Настоящая артистка! Тебя бы в детский кукольный театр. Малышня была бы в восторге.
  
   - Хе-хе, а давай мы своих детишек наделаем, и я смогу проявить свои таланты.
  
   - Эй, нет, не надо, - помотал головой Дима.
  
   - Почему? - обиженно надула губки девушка.
  
   - Потому что плохой из меня отец выйдет. Недолговечный.
  
   - Не беспокойся, - промурлыкала Алиса. - Я позабочусь, чтобы ты долговечным стал.
  
   - Ох, - вздохнул парень. - Пожалуйста, не будем об этом.
  
   - Ладно-ладно, - весело махнула рукой девушка-слизь и, садистски улыбнувшись, добавила: - Хе-хе, тогда я устрою сейчас новое представление с настоящим петушком в главной роли.
  
   - Алис, может не надо, а? Жалко птичку.
  
   - Неее, так меня не проймешь, - хихикнула собеседница. - Жалостливее надо. Вот так.
  
   Она слепила человеческую голову на своем теле, и Дима с изумлением узнал в ней Александра Демьяненко, а если быть точным Шурика из фильмов Гайдая. Голова всхлипнула и прорыдала:
  
   - Птичку... жалко!
  
   - Вот как надо, вооот! - весело сказала Алиса, указывая на голову рукой. - Ему я верю, а тебе нет. Ну, что это такое: "Алис, может не надо?" - передразнила она, и добавила головой Шурика: - Надо, Федя, надо!
  
   Дима рассмеялся, пораженный этой игрой.
  
   - Ох! Ну, ты точно артистка! И когда ты успела комедии про Шурика посмотреть?
  
   - А я и не смотрела, - улыбнулась девушка. - Ты смотрел. Поэтому я о них знаю. Ну, да ладно. Я знаю, чего ты добиваешься. Да только от судьбы не уйти. Время нашего петушка подходит к концу. Впрочем, - она задумалась. - Если ты прям очень-преочень, красиво-прекрасиво попросишь меня, и мне это понравится, то так и быть, я его отпущу.
  
   - Что серьезно? - не поверил молодой человек.
  
   - Ну, да.
  
   - Честно-пречестно?
  
   - Честно-пречестно.
  
   - Алиииисочка! Миииленькая моя! Сооолнышко ясное! Зооолотко прекрасное! Отпусти бедненького петушка. Пожаааалуйста!
  
   - Вааау! Мило! - улыбнулась девушка-слизь. - Хорошо, уговорил. Отпускаю.
  
   Осьминожка, втянулась в ее тело, и птах остался стоять на земле, глупо хлопая глазами и не в силах, видимо, поверить, что свободен. Потом сей факт все же дошел до его маленького птичьего мозга и, включив третью скорость, петух сломя голову рванул прочь из пещеры. Алиса с милой улыбкой провожала его взглядом. Беглец достиг уже выхода из пещеры, был буквально в шаге от того, чтобы выскочить наружу. Но в последний момент улыбка на лице девушки стала хищной, и полупрозрачное щупальце молниеносно выстрелило из ее тела и схватило добычу. Раздался отчаянный вскрик, полетели перья, и злосчастный петух вновь оказался погруженным полупрозрачную субстанцию, но в этот раз уже по самое горлышко.
  
   - Ох! Какая жалость, - с притворным расстройством сказала Алиса. - Не успел наш петушок убежать. Злая слизька опять его схватила. Хе-хе-хе! - рассмеялась она со злорадной садистской улыбкой.
  
   Дима встретился с ней взглядом и увидел, что ее глаза буквально пышут охотничьим азартом. Нет, она не собиралась отпускать добычу, а лишь игралась с ней, теша свои охотничьи инстинкты. Молодой человек сразу понял, что уговаривать ее бесполезно, и глупый петух обречен, но все равно попытался.
  
   - Ты ведь обещала отпустить его, - напомнил он.
  
   - Обещала и отпустила, - рассмеялась Алиса, и этот смех ее прозвучал очень безжалостно. - Но я не обещала, что перестану охотиться. Ох! Какая жалость. Все пропало, мои слюнки текут!
  
   Слизь вокруг птичьего тела потемнела, стала плавно закручиваться спиралью, и жертва испустила странный, словно удивленный вскрик. Дима никогда не слышал, чтобы плицы удивлялись, но здесь в ее голосе ему почудилась именно эта интонация.
  
   - Ах, бедный петушок, - продолжала свое мнимое сочувствие хищница. - Он чувствует себя странно. Он боится бедненький и ему невдомек, что страх скоро отступит. Вот уже и перышки его растворяются. Ну, куда он теперь голышом, теперь ничего уже не поделаешь, добрая слизька позаботится, чтобы ему было приятно.
  
   Перья птицы растворялись и исчезали прямо на глазах, и Дима заворожено смотрел на это необычное зрелище.
  
   "Вот как питается слизь, - подумал он. - Господи, как быстро все происходит! А ведь на месте этой птицы мог быть и человек".
  
   Парень опасался, что вслед за перьями станет исчезать и кожа, обнажая мясо, кости, внутренние органы, но ничего подобного почему-то не произошло. Только птица испустила весьма странное картавое курлыканье, которое Диме отчего-то показалось пошлым. Подобные звуки мог издавать любовник, испытывая сексуальное удовольствие. Именно такие ассоциации они у молодого человека вызывали. Далее петух начал выводить клювом еще более странные мелодичные рулады, от которых у парня мурашки побежали по спине и возникли неприятные чувства, как будто он стал свидетелем какого-то противоестественного извращенного секса.
  
   Слизь пришла в движение, мягко сжимая и массируя жертву, и тогда стало видно, что ткани птицы стали слишком податливыми. Они колыхались, словно постепенно превращаясь в желе.
  
   - Ах, бееедная вкууусненькая птичка, - проурчала Алиса утробным голосом. - Оооочень вкусненькая птичка! Как нам приятно вдвоем! Тебе нравится растворяться. Правда, это так здорово? Тебя переполняет удовольствие и блаженство. Тебе ооочень хорошо в последние минуты твоей жизни. А мне нравится растворять и пробовать твой очаровательный вкус, наслаждаться мягкостью и податливостью твоего тела и чувствовать как мои пищеварительные соки все глубже и глубже проникают в тебя. Но давай-ка я немного ускорю этот процесс. Ты ведь не против, верно? Хочешь попробовать меня на вкус? Испить моего вкусненького пищеварительного сока? Открой клювик, птичка, я тебя напою!
  
   Тонкая трубочка вытянулась из полупрозрачного тела слизи и рывком вошла в приоткрытый клюв петуха, погружаясь сразу глубоко до самого горла. Она сразу вздулась раза в полтора и принялась волнообразно сокращаться, словно прокачивала через себя объемные порции жидкости. Птица содрогнулась всем телом, закатила глаза и стала медленно раздуваться, словно накачиваемая изнутри.
  
   - Ну вот и все, мой сладкий, ты полностью готов. Твоя плоть теперь мягкая и нежная, как мякоть переспелой хурмы под тонкой кожицей. Осталось только тебя высосать. Прощай птичка, благодарю тебя за вкусную еду.
  
   Слизь начала аппетитно причмокивать и во все стороны от раздутой тушки потянулись густые потоки темной субстанции, которые бледнели и обесцвечивались по ходу своего движения. Птичья тушка стала быстро таять, уменьшаясь прямо на глазах. Не прошло и половины минуты, как от нее практически ничего не осталось. Затем слизь втянула в себя голову петушка и стала рассасывать ее как карамельку. Прошло еще минуты полторы и о съеденной птичке вообще ничего больше не напоминало. Алиса томно вздохнула и облизнула губки.
  
   - Очень вкусно, - промурлыкала она. - У меня готов для тебя густой куриный бульон. Хочешь попробовать?
  
   - Ты это серьезно? - опешил Дима. - Конечно, нет!
  
   - И почему? - удивилась девушка.
  
   - Сама-то не понимаешь? После всего, что я увидел только что, я... я... Да и я и помыслить не могу больше, чтобы пить твое молоко!
  
   Алиса неожиданно схватила парня и обволокла его своим телом, погружая в слизь целиком по самую шею.
  
   - Скажи, - шепнула она. - Что чувствуешь ты, оказавшись на месте той злосчастной птицы и понимая, что я могу сделать то же самое и с тобой. - Девушка внимательно смотрела пленнику в глаза, словно заглядывая ему в самую душу, и от пронзительного взгляда ее у парня мурашки бежали по спине.
  
   Сердце у Димы стучало бешено где-то в районе горла, в крови бушевал адреналин, по телу одна за другой следовали волны холода и тепла. Парню уже чудилось, что его растворяют. И, тем не менее, его охватывало возбуждение, и член стремительно наливался твердостью.
  
   - Меня это заводит, - честно признался молодой человек и взволнованно облизнул губы.
  
   Алиса весело рассмеялась и стала его целовать, жадно проникая своим языком ему в рот. Она долго и настойчиво исследовала его, ощупывая каждую черточку. Потом оторвалась и, хищно улыбаясь, сказала:
  
   - Я думаю, что дело быстрее сдвинется с места, если я стану доминировать над тобой.
  
   Она ткнулась соском парню в губы.
  
   - Открой рот, живо! - последовал приказ, и Дима послушался, чувствуя себя околдованным властью девушки. - Вот так, умничка, - промурлыкала госпожа и, сжав свою грудь пальцами, влила парню в рот первую порцию бульона.
  
   Молодой человек всхлипнул и задрожал. Еще секунду назад он не верил, что сможет проглотить хоть капельку молока из Алисиной груди, так чтобы его не вытошнило, а сейчас он чувствовал, что не имеет сил отказаться от влитой в рот густой жидкости. Он просто блаженствовал от ее очаровательно мясного вкуса и изнемогал от желания пить этот бульон непрерывно. Дима проглотил все, что было у него во рту и с жадностью присосался к мягкой груди.
  
   - Ой-ёой! - засмеялась Алиса. - А доминирование-то, оказывается, легко все решает. - Неужели тебе так нравится быть моим рабом? Какое позорное желание для мужчины! Давай соси у меня, соси. Ты теперь мой вечный младенчик, покорный раб моей груди.
  
   Дима сделал над собой усилие и с трудом оторвался от Алисиной титечки.
  
   - Действительно очень вкусно, - улыбнулся он. - Ты самая вкусная девушка из всех, с кем я когда-либо встречался. А ты можешь ответить, что сама чувствуешь, пленив меня и обладая возможностью съесть мое тело, растворить его целиком?
  
   - Хи-хи, какой любопытный младенчик, - рассмеялась девушка-слизь. - Но ты был послушным мальчиком, поэтому я тебе скажу. Мне приятно чувствовать власть над тобой и знать, что твоя жизнь находится в моих руках. Но я никогда не воспользуюсь своей властью, чтобы ее оборвать. Поедание любого разумного существа, монстродева это или человек, для меня сродни каннибализму.
  
   - И все слизьки чувствуют так же?
  
   - Увы, нет. Даже среди моих родственниц есть те, кто не побрезгует человечинкой. Но хватит болтать попусту. Лучше сделаем это с пользой. Как ты думаешь?
  
   - Я всегда за пользу. А что ты под пользой имеешь ввиду?
  
   - Пора бы мне выполнить вторую твою просьбу и научить тебя нашему языку.
  
   - О! Да! Это было бы здорово! Но как ты думаешь это сделать?
  
   - Ты всегда думал и разговаривал на своем родном языке, поэтому я быстро впитала русские слова с твоей духовной энергией. И теперь я разговариваю и думаю по-русски, поэтому у тебя нет возможности выучить наш язык. Думаю, что этот момент легко исправить. Я вернусь к использованию своего языка в речи и мыслях. Совместим приятное с полезным. Ты продолжишь есть мою титечку, насыщаться и доставлять мне удовольствие, а я буду тебя учить. Проверим что из этого выйдет?
  
   - Да, - радостно согласился Дима.
  
   - Начнем. Но следующее да, ты должен будешь сказать мне по-нашему. А теперь ешь, - добавила она утыкаясь парню в губы соском. - Я хочу еще больше удовольствия!
  
   Молодой человек с готовностью захватил его ртом и стал сладко причмокивать, с радостью принимая в себя возобновившийся поток лакомства. Алиса захихикала, сделала умиленное лицо и стала нежно ворковать с ним, как счастливая мамочка со своим младенцем. И, как несмышленый младенец, Дима не понимал ни единого слова. Но ему это было не важно. Он ощущал тепло в словах девушки, доброе подтрунивание и ему было очень хорошо, он чувствовал себя защищенным и счастливым.
  
   Молодой человек словно плыл по течению, чувствуя приятный покой. Его никто не беспокоил. Нишикиномия справлялась с вливающимися в организм потоками темной энергии в умеренном режиме. Она сладко целовала парня в губы. И от того, что он продолжал сосать грудь Алисы, ему казалось, что слюна Анны имеет бесподобный вкус куриного бульона, сдобренного экзотическими волшебными пряностями.
  
   Мамоно выкормила Диме молоко из одной груди и вставила в рот вторую. Она продолжала ворковать и хихикать, но он чувствовал, что девушка уже возбуждена. Градус ее сексуально желания неуклонно увеличивался. Молодой человек с удивлением и радостью осознал, что ряд слов уже понимает. Такие как "младенчик", "дурачок", "милый", "приятно", "хочу", повторялись довольно часто, и Дима запомнил их в первую очередь. Он почувствовал, что молоко во второй титечке иссякает, посмотрел в глаза своей подруге и увидел в них страстное желание.
  
   - Хочу поцеловать тебя своей писечкой! - алчно сказала она, и эта фраза была произнесена не по-русски.
  
   Дима улыбнулся в ответ, обратился к своей памяти и нужное слово тут же пришло.
  
   - Хи, - ответил он, что означало на местном языке "да".
  
   Алиса рассмеялась и стала вытягивать женское тело из полупрозрачной розовой массы, как стеклодувы вытягивают нужные им формы из стекла. Выглядело это очень красиво, тем более, что и само тело девушки было совершенно. Сперва показался ее упругий плоский животик с мило проявляющимися при движении кубиками пресса, за ним последовали пупок, талия, округлые формы бедер, лобок, ягодицы и, наконец, писечка, которая возникла прямо перед самым лицом молодого человека и погрузила его в ауру обворожительных женских запахов. Губки ее приоткрылись, демонстрируя сочащееся соком лоно и, не дожидаясь, пока появятся ноги, Алиса со вздохом удовлетворения, прижалась своим женским началом к Диминому рту.
  
   Парень ощутил себя так, будто рот его подвергся вооруженному захвату. Язык был скован и пленен верткой змейкой, обвившейся вокруг него своими плотными кольцами, следом неспешно как босс проник здоровенный клитор и, возбужденно подрагивая, стал тереться головкой о поверхность связанного языка. Влагалище обволокло нижнюю часть рта снаружи, а верхней стеночкой своей залезло внутрь, позволяя клитору пройти еще глубже. И наконец, малые губки присосались к лицу парня как присоска, упреждая любые попытки вырваться из вагинального захвата. После этого девушка принялась жестко бесчинствовать своими свирепыми боевиками, всячески измываясь над заложниками, насилуя их и обильно поливая густыми жидкостями трех вкусовых оттенков. Она подбадривала своих боевиков сладострастными криками и стонами, доводя их бесчинство до сумасшедшего исступления. И в конце концов они совсем слетели с катушек и стали взрывать кумулятивные водяные заряды у парня во рту, ударными струями своими пронзавшие его горло.
  
   А после этого к заложникам пробился спецназ очаровательных сереброволосых близняшек, которые успешно выкрали пленников, но вместо спасения и заслуженного покоя, те испытали на себе новую череду изнасилований в самой жесткой форме. Бойцы вооруженного подразделения выдали себя речью на иностранном языке и, несмотря на то, что Дима понял все их пошлые и развратные фразочки, он догадался, что стал жертвой сговора и спецназ заодно с террористами. Собственно это стало очевидным из всех последующих событий. Две команды вначале насиловали пленников по очереди, перехватывая их друг у друга, а потом и совсем притворяться перестали устроив одну общую разнузданную оргию.
  
   Вообразив себе все это в таком ключе, Дима едва сдерживался от смеха. Ведь смеяться с захваченным ртом было проблематично. Да и выплески эякулята, которыми девушка-слизь разражалась со стабильной периодичностью, могли попасть не в то горло, если поддаться веселью. Поэтому парень переключился с юмора на балдеж и просто стал наслаждаться вкусами четырех оттенков, а заодно и творимым с ним экстримом. Он думал уже, что вошел в стабильное русло ощущений, приспособился к мерной череде изнасилований и может расслабится, но не тут то было.
  
   - Сколько духовной энергии! - неожиданно сказала Алиса на своем языке и молодой человек отлично ее понял. Она смотрела на него, сверху азартно сверкая глазами, и ритмично сдавливала его щеки бедрами, выдавая свое нетерпение. - Как ее много! Какая она вкусная! Пришла пора собирать урожай. Как ты относишься к кентаврам? - спросила она.
  
   Дима сперва не понял, что любовница имела ввиду под кентаврами, и решил, что неправильно перевел ее фразу. Но затем он ощутил вторую пару ног на своем животе, и его посетило неожиданное озарение. Руки парня метнулись вверх, нащупали спину девушки, стали скользить по ней вниз и обнаружили вторую спину, растущую над ее ягодицами. У Алисы теперь было две спины, две талии, две попки, две пары ног и две писечки. И назначение второго комплекта стало понятно парой секунд спустя, когда член парня подвергся стремительной атаке длинного змееподобного язычка, был сдавлен в тугих кольцах и утащен в пещеру влагалища. Слизька вскрикнула, выгибаясь от удовольствия, и утробно зарычала, совершая обеими парами бедер резкие ударные фрикции.
  
   - Хочу твою сперму! - стонала она. - Хочу ее всю! Хочу пить ее непрерывно и чтобы она не кончалась!
  
   При каждом поступательном движении вглубь член парня с силой засасывался во влагалище, а безжалостный язык сдавливал свои кольца и массировал ими ствол, надрачивая его до самой головки, которую непрерывно лизал своим кончиком. При такой интенсивной атаке на свой детородный орган Дима взлетел на вершину блаженства как на ракете, завершив свой рекордный полет через неполный десяток секунд.
  
   Парень буквально взорвался в оргазме. Ему хотелось кричать, хотелось выплеснуть в оглушительном крике весь свой кайф, но рот его был основательно запечатан женской вагиной, позволяющей ему издавать только глухие мычащие звуки. Вот тогда он и пожалел, что у него нет второй глотки, чтобы вопить ей во все горло. Алиса же, словно хвастаясь своим превосходством, предавалась свободе слова и гласности, которой пользовалась, ни капельки не сдерживалась. Для демонстрации высшей степени своего блаженства, вместе с криками она исторгала из себя поток самых развратных и пошлых слов, словно задалась целью максимально повысить словарный запас молодого человека в интимной сфере общения. А затем, закрепляя урок, извергаясь струями своего нектара любви, показывая, что запечатанный рот пленника предназначен исключительно для приема ее сока.
  
   Дима понял, что пребывает под гнетом жестокой дискриминации, когда ему не дают право высказаться, да еще и затыкают рот потоками эякулята. Его включили в цепь непрерывного потребления и приема, используя, как нескончаемый источник спермы. Но долго так продолжаться не могло. Рано или поздно захватчица должна была переполниться, и оставалось только ускорить этот процесс.
  
   - Поиграем? - предложила Анна Нишикиномия, перенося Диму в шикарную спальню элитного отеля. Она толкнула его на кровать, затащила на середину огромного ложа, прижала спиной к прохладной мягкой постели и уселась верхом на его бедра.
  
   - Давно пора, - улыбнулся ей Дима. - Пора заряжать стволы и показать супостату, где раки зимуют.
  
   Девушка рассмеялась и набросилась на него, решив очевидно, что место зимовки раков командиру следует сперва разведать самолично. Однако полководец наш опоздал-таки с применением своего спецоружия в текущем сражении. Противница пересытила его темной энергией, и он благополучно провалился в царство Морфея, так и не сумев увидеть результаты своего последнего залпа.
  
  

Глава 4. Прогулка на озеро

К содержанию

   Проснулся Дима на следующее утро. Он догадался об этом по тому, что в пещере стало гораздо светлее, и через вход в нее проникал рассеянный солнечный свет. Алиса лежала рядом и внимательно смотрела на него. Ее полупрозрачное тело сохранило свою плотную форму, но за ночь вернуло свой прежний голубой цвет.
  
   - Привет, - сказал молодой человек, улыбаясь и потягиваясь, и только потом осознал, что поздоровался с девушкой на местном языке. Тот настолько плотно укоренился в его сознании, что даже думал он теперь, используя местные слова.
  
   Парень мысленно переключился, сказал несколько слов по-русски, и с удовлетворением понял, что не забыл пока родной язык.
  
   - Привет, - поздоровалась Алиса и тоже улыбнулась. - Язык наш, судя по всему, ты освоил. Какие у тебя планы сегодня? С чего утро начнем? Может, хочешь позавтракать? - она погладила свои титечки и с удовольствием сказала. - У меня для тебя овощное молочко есть.
  
   - Это здорово, - оценил молодой человек. - Но может, мы прогуляемся сперва, и ты покажешь мне, что есть в округе съестного, чтобы я сам мог прокормиться в будущем.
  
   - Все ясно, - насупилась девушка-слизь. - Хочешь стать независимым, чтобы без меня обходиться?
  
   - Верно, независимым, - подтвердил Дима. - Но исключительно лишь для того, чтобы суметь выжить до тех пор, пока ты меня снова не поймаешь.
  
   Алиса рассмеялась и грустно вздохнула.
  
   - Экий ты хитрец. Ну, да ладно. Я обещала тебе помогать, так что пойдем.
  
   Выйдя из пещеры, молодой человек сперва сбегал в кустики по своим делам. Потом умылся в ручье и надел свои пожитки. В этот раз девушка-слизь почему-то не возражала и не предлагала ему свои услуги в качестве одежды. Только попросила снять ее, когда они вернутся домой.
  
   - Зачем? - спросил Дима. - Хочешь, чтобы я всегда был доступен?
  
   - Ты и так доступен, - усмехнулась Алиса. - Но ты сам говорил, что эти вещи дороги тебе, поэтому мне не хотелось бы в порыве страсти случайно их растворить.
  
   - Эээ, ладно, я их сниму, - поспешно согласился молодой человек, как всегда рассмешив подругу своей реакцией.
  
   Ну а дальше начался урок выживания, к которому Дима отнесся очень ответственно и серьезно. Он следовал по пятам за девушкой-слизью, внимательно смотрел и слушал все, что она ему показывает и говорит. Для начала они прошли небольшой ликбез по местной ботанике. Алиса показала ему съедобные растения и какую часть их следует в пишу употреблять. У одних есть можно было листья, у других стебли, у третьих корнеплоды, у четвертых плоды, у пятых и то, и другое, и третье, и все вместе взятое.
  
   Больше всего парня заинтересовал аналог дикой картошки, который на местном наречии назывался "пото". Его не сложно было отыскать, да и рос он в округе в большом количестве. Единственным недостатком этого овоща было то, что как и классическую картошку его следовало варить или запекать. Однако развести огонь для Димы было проблематично, поскольку скаутскими навыками он не владел, а спички или зажигалку захватить из своего мира не догадался.
  
   Полчаса молодой человек пытался разжечь огонь методом трения, вращая одну палочку в углублении другой, но в результате обе даже и не нагрелись. Алиса, которая все это время с любопытством за ним наблюдала так и не поняла, чего он добивался. Ей казалось, видимо, что парень пытается совершить какой-то магический обряд, по вызову пламени. Да только духи его не услышали.
  
   - Странные ты какие-то взял элементы, - сказала она. - Дерево боится огня, поэтому естественно оно его будет прогонять. Лучше всего использовать вулканические камни, я потом попробую тебе несколько штучек найти.
  
   - Ой, да это не магия, Алис.
  
   - А что?
  
   - Физика.
  
   - В физике вашей я совсем ничего не понимаю. По-моему это самая натуральная чушь.
  
   Дима рассмеялся, подумав, что физик, вероятно, то же самое скажет о магии, но спорить с девушкой не стал.
  
   Часа три они провели в лесу, изучая растения. Молодой человек самолично собрал и съел несколько плодов, которые можно было употреблять сырыми. Но сытости и комфорта он при этом не почувствовал. Ему хотелось что-нибудь посущественнее кисло-сладких яблочек и твердых как дерево, водянистых и почти безвкусных груш.
  
   - Молочко? - с хитрой улыбкой предложила Алиса, и ученик ее сдался.
  
   - Хорошо, - вздохнул он. - Боюсь, сегодня я еще не смогу обойтись без твоего угощения.
  
   Посапывая от нетерпения, девушка-слизь уложила Диму на землю и спустила с него штаны до колен.
  
   - Это еще зачем? - спросил он.
  
   - Когда ты сосешь у меня, я возбуждаюсь, - пояснила Алиса, - и сразу начинаю искать кратчайший путь к сперме. Пусть лучше твой мальчик побудет во мне, так одежда твоя точно не пострадает.
  
   Молодой человек закашлялся и рассмеялся.
  
   - Ой, мама, я ем тебя, ты - меня. Круговое поедание прям.
  
   - Но это ведь справедливо, - томно улыбнулась слизька и Дима откинулся спиной на траву, расслабляясь и позволяя ей себя оседлать.
  
   Следующие минут пятнадцать он с жадностью наслаждался овощным и фруктовым пюре из Алисиных титичек, и попутно кончил парочку раз от ее ненавязчивой и почти незаметной стимуляции влагалищем. Ему даже показалось сперва, что он испытал разрядку от темной энергии молока. И только ко второму оргазму почувствовал, как тонко подруга посасывает его член своей писечкой.
  
   Обед оказался достаточно сытным и прошел для молодого человека без обременительных последствий. Зато слизька выглядела очень довольной и даже порозовела слегка от его духовной энергии.
  
   "Эх! Мне будет не хватать ее молочка, - с грустью подумал Дима. - Как же все-таки упростилось бы мое путешествие в ее компании".
  
   Ползала Алиса относительно медленно, примерно со скоростью два-три километра в час. Но вот ногами в плотной своей форме передвигалась довольно быстро, даже и бегать могла. Хотя, со слов ее, в этой ипостаси ей требовался частый отдых. Прикидывая снова и снова все за и против, парень решился, наконец, и задал своей спутнице давно терзавший его вопрос.
  
   - Алис, а ты не хотела бы вместе со мной путешествовать? Тогда нам не пришлось бы расставаться.
  
   - Хочешь узнать, что думает по этому поводу именно слизька? - сделала какое-то странное уточнение его собеседница.
  
   - Ну... да, - сказал парень с недоумением.
  
   - Я медленно двигаюсь, - стала загибать пальцы Алиса, - мне постоянно нужна вода и тень. Сухость, жара, холод для меня смертельны. А здесь мне хорошо и комфортно. Зачем мне куда-то идти?
  
   - Да, действительно, - вздохнул Дима. - Я не подумал, извини.
  
   - Больше ничего не хочешь спросить? - уточнила она.
  
   - Эмм... нет. А что еще?
  
   - Не знаю, - хитро улыбнулась Алиса. - Тебе видней. Да, кстати. Пока я кормила тебя, послала свою частичку за вулканическими камнями для твоей магии. Она уже близко и что-то нашла. Не хочешь посмотреть?
  
   Молодой человек хотел было снова объяснить ей, что магией не владеет. Однако ему все равно любопытно стало, что нашла мелкая слизька и он согласно кивнул. Вскоре на поляну, где парень с девушкой обосновались, выбежала осьминожка и направилась прямиком к Алисе. Та протянула к ней руку, впитала ее в себя, и на ладони у нее оказалось несколько разнообразных камушков.
  
   - Посмотри, что-нибудь из этого подойдет? - спросила девушка.
  
   Молодой человек принял у нее из рук камни, разложил их на земле и стал рассматривать. Он не был геологом, поэтому в минералах разбирался плохо. Но в одном из камушков узнал кремень, и это его заинтересовало. Насколько он помнил, в древности именно кремнем люди добывали огонь. Вот только он не уверен был что, высекая искры, сумеет добиться возгорания пламени. Сделав для себя отметку в памяти, Дима отложил кремень в сторону и стал рассматривать другие минералы. Всего их было пять штук, но кроме кремня он не узнал ничего. Один кусок был черный и оплавленный.
  
   "Вулканическое стекло? - подумал парень. - Обсидианом, кажется, называется?"
  
   Он перевернул камень на ладони, и удивленно уставился на него. С обратной стороны тот содержал прозрачное включение, словно окошко на черном фоне. Интересные идеи стали приходить в голову молодого человека, и он живо повернулся к своей подруге.
  
   - Смотри, - сказал он. - Видишь это стекло? Ну, которое прозрачное?
  
   - Маленькую твердую слизь в черном камне? - уточнила девушка.
  
   - Да, ее.
  
   - Вижу.
  
   - Можешь очистить от черноты?
  
   - А зачем?
  
   - Ты ведь знаешь, что такое линзы? Должна знать из моей памяти.
  
   - Прозрачные гнутые стекла, через которые смешно смотреть?
  
   - Верно! С помощью линзы и солнца можно разжечь огонь! Даже мне его легко будет разжечь! Понимаешь как здорово?!
  
   - Ну... этот камень не выглядит вкусным, - неуверенно сказала Алиса. - Как-то мне противно его есть.
  
   - А ты можешь не есть? Просто растворить черноту и выплюнуть.
  
   - Я так и хотела, но вкус все равно почувствую.
  
   - И... его сложно терпеть?
  
   - Неприятно. Чем отблагодаришь меня за помощь?
  
   - Называй цену. Можешь хоть сутки трахать меня непрерывно!
  
   - Я и так могу тебя сутки трахать, - хмыкнула слизька. - Но мне не надо столько. Я лишь объемся опять. Оставайся со мной насовсем, и я сделаю тебе это стекло.
  
   - Ну, Алис, не проси невозможного.
  
   - Тогда обрабатывай свой камушек сам.
  
   - А давай так. Я дам тебе фору в один проигрыш.
  
   - Как это?
  
   - Если ты проиграешь мне когда-нибудь, один раз я не воспользуюсь победой и не сбегу. Но тогда будем считать, что мы в расчете. Как тебе такой вариант?
  
   - Мммм, это интересно, - обрадовалась Алиса. - Я конечно и так тебе больше не проиграю, но дополнительная страховка не помешает. Ладно давай мне свой камень.
  
   Она взяла у Димы кусок вулканического стекла, сжала его в кулаке, и тот оказался погруженным в ее тело. Вокруг обсидиана стало формироваться темное облако из мелких пузырьков, оно обволокло камень и стало закручиваться вокруг него спиралью.
  
   - Бееее, - сказала девушка и поморщилась. - Невкууусно! Горькооо! Бе-бе-бе!
  
   Она затрясла рукой и вытряхнула из нее черные кусочки раскрошившейся породы.
  
   - Какая гадость, а! - пожаловалась Алиса и протянула молодому человеку кусочек мутного стекла. - На, держи свою линзу.
  
   Тот вздохнул и грустно покачал головой.
  
   - В таком виде она работать не будет.
  
   - Что?! Я зря мучилась что ли?!
  
   - Нет, не зря. Нужно просто растворить его еще немного. И сделать вот такой формы. - Дима нарисовал на земле камнем двояковыпуклую линзу. - В центре она должна быть толстая, а по краям тонкая. Вот так. И поверхность надо сделать очень гладкой, полированной. Чтобы прозрачность получилась наилучшей.
  
   Алиса вздохнула и снова сжала камень в своей ладони. В этот раз она держала его гораздо дольше и ни слова не проронила.
  
   - Ну как? Получается? - спросил Дима.
  
   - Подожди, не отвлекай. Его тяжело растворять. Он твердый какой-то. Зато не горький...
  
   Прошла еще минута и девушка слизь протянула ему стеклышко. Размеры его уменьшились процентов на десять, но зато оно было круглым и прозрачным.
  
   - Ты просто волшебница! - воскликнул молодой человек восхищенно, взяв в руки стекло и рассматривая его. - Просто офигенная полировка! Как с оптико-механического завода! Ура! У нас будет огонь!
  
   - Хорошо если так, - улыбнулась Алиса очень довольная похвалой. - Покажешь, как разжигать будешь?
  
   - Ну конечно! А еще я запеку "пото" и угощу тебя. Уверен, тебе понравится!
  
   - Это тоже неплохо. Но самое главное, про фору не забывай. Ты ведь герой, верно? Должен обещания свои держать.
  
   - Обязательно сдержу! Но пошли, поищем дров для костра.
  
   Девушка-слизь серьезно помогла Диме с поиском топлива. Из любой даже самой отсыревшей палки она вытягивала всю влагу и возвращала молодому человеку сухой валежник, который легко мог заняться огнем. Достаточно быстро они набрали кучу дров, а затем Дима стал отыскивать мелкий хворост для растопки. Он собирал любые тонкие веточки и отдавал их слизьке для высушивания. Это было конечно не правильно, ведь в будущем парню предстояло собирать хворост самостоятельно, и сушить его было бы некому. Но сейчас Дима не ставил перед собой задачу проверить свою выживаемость. Ему хотелось поскорей испытать линзу в действии.
  
   Набрав средних размеров охапку хвороста, молодой человек занялся изготовлением фитиля. Он взял кремень, принесенный осьминожкой, отыскал на его поверхности самую острую кромку, и стал скоблить ей по деревянной палочке, отделяя от нее тонкие древесные волокна в виде нитей средней толщины. Наскребя пучок таких нитей, он отщепил тонкую и длинную лучину от куска дерева и на этом все ингредиенты были собраны. Далее осталось сложить костер.
  
   Для начала Дима использовал хворост, он собрал его в небольшой шалашик, разложил древесные нити на камне рядом с костром и посмотрел на солнце. То светило достаточно ярко и его тепла должно было хватить для розжига. Парень взял в левую руку лучину, в правую линзу и стал фокусировать солнечный свет на древесных нитях. Очень скоро те стали чернеть и дымиться, а потом занялись слабым огоньком. Молодой человек подождал, пока тот разгорится и подставил под пламя лучину, зажигая и ее. Затем подцепил ей моток древесных нитей, занявшихся огнем, просунул их в шалашик из хвороста и стал водить пламенем лучины по тонким веточкам. Очень скоро нити полностью выгорели, но к тому времени пламя уже перекинулось на хворост и Дима стал поверх шалашика складывать домик уже из более толстых веток и дров.
  
   - Все! - сказал молодой человек с радостью. - Костер развели!
  
   - Ловко у тебя получилось, - похвалила Алиса. - И правильно я сказала тебе, что для огненной магии лучше подойдут вулканические минералы.
  
   - Но ведь это не магия, а физика, - возразил Дима, улыбаясь. - Оптические явления в действии, законы фокусирования света и концентрации солнечной энергии.
  
   - Не говори ерунды, - ухмыльнулась слизька. - Ты призвал дух огня, используя силу Солнца и магию вулканического камня.
  
   - Ну, да, - немного подумав, согласился парень. - Примерно так и есть, только другими словами. Сейчас нам надо "пото" найти и выкопать. По-хорошему это следовало сделать вначале, до разжигания костра. Но мне не терпелось проверить линзу в действии, и теперь от костра не отойти. Ты не могла бы собрать несколько клубней, пока я слежу за огнем и поддерживаю его?
  
   - Хорошо, мои частички принесут, - согласилась Алиса и выпустила из себя несколько осьминожек. - Будешь готовить? Интересно. Мне понравилось смотреть, как ты делал огонь. Теперь хочется попробовать на вкус запеченные "пото".
  
   - Ага, мне тоже. Жаль соли нет. С ней было бы повкуснее.
  
   - Соль, соль... - задумалась девушка. - Соль будет, - пообещала она и послала еще одну осьминожку за солью.
  
   Минут через тридцать костер почти выгорел, оставив после себя большое количество раскаленных красных углей. Небольшая кучка корнеплодов, очищенных от ростков и промытых в ручье, лежала с ним рядом на большом плотном листе какого-то растения, который хорошо подходил на роль тарелки или подноса. Чуть в стороне лежала кучка мясистых листьев или стеблей, похожих на листья алоэ, но только без иголочек. Со слов слизьки сок этого растения содержал много соли, так что его можно было использовать как приправу к различным блюдам. Дима брал "пото" по одному, клал в угли и зарывал палочкой.
  
   - Думаешь, они запекутся так? - с интересом спросила Алиса.
  
   - Обязательно запекутся, - заверил парень. - Это проверенный рецепт.
  
   Разместив все корнеплоды в углях, он помахал над ними освободившимся листом, раздувая жар, и присел на камень.
  
   - Ну вот. Минут двадцать-двадцать пять и будет готово.
  
   - Долговато, - хмыкнула девушка-слизь. - Я бы тебе овощное молочко за пару минут сварганила.
  
   - Но не всегда же молоко пить, - пожал Дима плечами. - И потом, вдруг самой тебе запеченный "пото" гораздо больше понравится, чем сырой.
  
   - Хе-хе, а я и не отказываюсь попробовать, - сладко улыбнулась Алиса, враз становясь похожей на прежнюю чревоугодливую подругу.
  
   Молодой человек с улыбкой посмотрел на нее и вздохнул. Он соскучился уже по своей ламии. Ему вдруг очень захотелось увидеть ее теплую улыбку и живой ироничный взгляд. Девушка слизь внимательно посмотрела на него и спросила:
  
   - По девушке своей грустишь?
  
   - Немного, - покривил душок Дима. На самом деле ему сейчас остро ее не хватало. - А как ты догадалась? Эмоции мои почувствовала?
  
   - Ага.
  
   - Ее нет, - пожал парень плечами. - Она должна была встретить меня, но не пришла... почему-то.
  
   - Встретить? - удивилась Алиса. - Странно. Ты ведь из другого мира. Как вы познакомились?
  
   - А ты разве не знаешь? Ты же многое знаешь обо мне, через мою духовную энергию.
  
   - Многое, да не все. Я знаю, что ты знаком с ламией. Знаю, как она выглядит. Но не могу понять, как вы сошлись, раз в мире вашем нет мамоно.
  
   - В нашем мире есть компьютерные игры. Ты о них знаешь?
  
   - Само слово знаю, - ответила мамоно. - Но что это такое - нет.
  
   - Ммм, даже не знаю, поймешь ли ты или нет, - задумчиво сказал Дима. - Это как книги с картинками, но живые. Рисунки в них движутся и с ними можно играть, разговаривать, дружить. Большинство картинок - пустые изображения. Они притворяются людьми, животными или какими-нибудь существами, а на самом деле - лишь иллюзии, управляемые компьютером. Но есть в игре и настоящие люди. Я сам мог входить в такую игру, становиться картинкой и жить в ней, действовать. Знакомиться с другими такими же как я игроками, путешествовать по иллюзорному миру. Это у нас такой способ развлечься. Так вот, одна игра была о вашем мире. В ней можно было встретить мамоно, и мне нравилось с ними играть. И вот там, в игре я с Алисой и познакомился. Думал, сперва, что она такой же человек, как и я. А она настоящей мамоно оказалась. И вообще вся игра эта была необычной. С ее помощью я и переместился в ваш мир. Ну, после того как согласился на перемещение.
  
   - Скорее всего, это была магия, - сказала девушка-слизь. - Причем довольно мощная. Хе-хе, интересно. Вот, значит, как попаданцы в наш мир приходят. Кто-то из волшебниц к этому руку приложил.
  
   - Что? Кроме меня из нашего мира еще кто-то был? - оживился Дима.
  
   - Ну, да, были, наверное, раз о вас болтают. Только вы пташки редкие и неясные. Вроде живьем вас никто и не видел, но у всех вы на слуху. Странно все это.
  
   - И что же о нас говорят?
  
   - Что появляетесь вы примерно раз в год, и остаетесь здесь около суток. Если вас за это время никто не поймает и не изнасилует, то вы исчезаете без следа. Зато, если кто-нибудь поймает, то может оставить себе насовсем, и это большая удача.
  
   - А здесь в лесу кроме тебя у кого-нибудь еще есть попаданец?
  
   - Нет. Я же говорю, из моих знакомых никто в глаза вас не видел. Хотя фиг знает. Может, кто-то поймал да помалкивает. Ведь если проболтаешься, то придется делиться. А кто-нибудь посильнее, может еще и отнять.
  
   - А ты на меня случайно наткнулась?
  
   - Конечно! - сказала Алиса. Вот только парню показалось, что сделала она это чересчур поспешно и немного испугано. - Приход попаданцев никто предугадать не может, - с нарочитой небрежностью продолжила монстродевушка. - А то все бы вас ловили, и оставляли себе. Тем более, что никто этого делать не запрещает. Вы, попаданцы, как дар божий. Поймала, значит твое.
  
   - А откуда ты знала русский язык?
  
   - Хе-хе, откуда-то знала, - ответила слизька, глупо улыбаясь. - Не помню уже откуда. Знала и все.
  
   "Как-то подозрительно все это, - засомневался молодой человек в ее искренности. - Чего-то она темнит".
  
   - Ты лучше подумай, кто такая эта твоя ламия, - хитро прищурилась Алиса. - И наверняка ведь она замешана во всем этом деле с вами попаданцами. Небось, сильная волшебница, раз сумела тебя из другого мира достать.
  
   - Ну, наверное, да, сильная. Потому что по сюжету игры она Владыкой монстров была.
  
   Алиса удивленно округлила глаза.
  
   - Кем?
  
   - Владыкой монстров, а что такого?
  
   - У нас уже давно нет Владыки.
  
   Теперь пришел черед молодому человеку удивляться.
  
   - Как нет? И куда же она делась?
  
   - Во время Великого раскола, лет сорок назад, была запечатана Благочестивым Лукой и Небесными рыцарями.
  
   - Лукой?! - опешил Дима, вытаращив на собеседницу глаза. - Лука запечатал Алису?!!
  
   - Да не Алису. Последнюю Владыку звали не так. Алиф... Алифн... блин, язык сломаешь, выговорить не могу.
  
   - Алифнесса Шестнадцатая Фейтберн, - осторожно подсказал молодой человек.
  
   - Вот, точно, - обрадовалась девушка-слизь. - Именно так.
  
   - Так Алифнесса и была той самой ламией, с которой я в игре познакомился, - севшим голосом пояснил Дима, в груди которого вдруг образовалась тоскливая сосущая пустота.
  
   "Алисы нет, Алисы нет, Алисы нет", - крутилось в его голове как на заезженной пластинке.
  
   - Да не может этого быть, - хмыкнула собеседница, будто бы снова отвечая на его мысли, но на самом деле лишь на последнюю фразу, сказанную вслух. - Из прошлого она, что ли, вас, попаданцев, вызывает? Да и видела я образ твоей бывшей. Ничуть не похожа она на нашу дуру психованную. Та же была просто кошмар, какой злобной. И как Лука с ней почти три года в браке прожил? Ума не приложу.
  
   - Скажи, а за что Лука запечатал Алифнессу?
  
   - Известно за что. Она же хотела его прикокошить на почве ревности. Поклялась, что не успокоится, пока не убьет. Ну, истинно дура! Вот из-за нее, гадины, все у нас, монстров, и пошло наперекосяк. Эээ-эх! А как раньше жили-то а? Просто сказка! Правда, меня тогда еще не было, но бабушка рассказывала. Три года после Священной войны были просто раем.
  
   - А сейчас у вас что? - спросил Дима, постепенно выходя из своей прострации. - Кто вами теперь управляет, раз Владыки монстров больше нет? Кто сейчас у власти находится?
  
   - Гуманисты, - хмыкнула слизька. - Благочестивые Патриархи, Духовные Лорды и прочая аристократическая шушера рангом пониже.
  
   - Последователи Илиас? - уточнил молодой человек.
  
   - Чего? Илиас? - еще больше удивилась Алиса. - Да она полвека назад была повержена в Священной войне.
  
   - Так, чувствую я, что мне нужен экскурс в вашу историю, - вздохнул Дима. - Без этого мне ничего не понять.
  
   - Не то чтобы я прям так хорошо историю знаю, - сказала девушка-слизь, смущенно пощипывая себе носик. - Кое-что из бабушкиных рассказов запомнила, что-то выловила из памяти мужчин, чью духовную энергию ела. Так, ото всех понемножку нахваталась.
  
   - Ну, хоть что-нибудь расскажи. Хотя бы то, что знаешь. Сам-то я, похоже, не знаю ничего.
  
   - Ладно, слушай.
  
   Со слов рассказчицы выходило, что полвека назад на землях, в которых они сейчас находились, располагалось царство могущественной ведьмы Илиас. Этот небольшой материк размерами с земную Австралию располагался в южном полушарии планеты и носил имя своей правительницы. Илиас до черной жути ненавидела монстродев и желала всячески свести их со света. Мало того, что прогнала их всех со своих земель, проводя политику жесткого геноцида, так еще и на других материках покоя им не давала. Ударной силой Илиас были герои - безжалостные рыцари, которые убивали всех мамоно без разбора.
  
   Службу в армии этого государства проходили все юноши, достигшие восемнадцати лет, где им прививали ненависть к монстродевам и обучали их убивать. По истечении двух лет службы рекруты возвращались домой. Но наиболее ярые монстроненавистники становились героями и отправлялись в путешествие по свету, лишая жизни всех встреченных ими монстродев, на кого у них сил хватало. Рано или поздно они гибли или становились сексуальными игрушками мамоно посильнее. Вот только поговаривают, что Илиас своим колдовством специально испортила вкус спермы героев, и та была совсем не вкусной, поэтому охотниц держать их у себя было немного. Хотя ходит и другой слух, что и среди монстродев имелись свои умелицы-маги, способные за отдельную плату сей досадный косяк исправлять.
  
   Но самыми сдвинутыми и психованными монстроненавистниками были члены ордена "Бремя Илиас". Эти маньяки-убийцы действовали не поодиночке. Они проникали диверсионным группами на территорию соседнего с Илиас материка Сенторию, расположенного северо-западнее, и устраивали там диверсионные акты, вырезая подчас целые деревни.
  
   Размер Сентории раз в шесть превышает Илиас. Земель в нем много, и террористам не удавалось заходить слишком глубоко, прежде чем на них начинали охоту вооруженные силы местных правителей. Если диверсантов ловили, их наказывали как преступников и убийц, но чаще всего им удавалось сбегать на родной материк. Так или иначе, но основную опасность для монстродев представлял в основном регион Наталия, непосредственно примыкающий к землям Илиас. И поэтому они избегали селиться в этой части материка, предпочитая его восточные, западные и северные районы.
  
   Только Илиас было мало этих бесчинств. Она воспользовалась каким-то страшным колдовством и стала постепенно распространять неприязнь к монстродевам на соседние земли. Постепенно отношение людей к ним стало портится. Все меньше браков заключалось между мамоно и людьми и все больше мужчин избегало вступать в интимную связь с девушками-монстрами.
  
   Сексуальное насилие в странах Сентории считалось преступлением. Но голодающим монстродевам ничего другого не оставалось, как добывать себе сперму силой. Прикидываясь в городах добропорядочными гражданками, многие из них совершали охотничьи вылазки в лес, нападая на путников и насилуя их. Это еще больше испортило репутацию мамоно в глазах людей, даже несмотря на то, что многим преступницам удавалось сохранять инкогнито.
  
   Постепенно в мире росло напряжение. Власти Сентории уже не столь бдительно следили за вылазками террористов. Дело клонилось к повальному изгнанию монстродев из городов и углублению межрасового конфликта. Понимая, что медлить больше нельзя, Владыка монстров, замок которой находился на материке Хеллгондо, собрала армию своих подданных и, пользуясь магической поддержкой морских союзниц Посейдонии и Кракена, провела воинство в обход Сентории к материку Илиас. Она объявила Ведьме Священную войну и собиралась свергнуть ее с трона, навсегда прекратив творимые ей бесчинства.
  
   Однако Илиас была неслабой колдуньей. Она сотворила вокруг своих земель магический щит и не пустила армию мамоно на свою территорию. Используя все свои магические силы, Владыка монстров и ее военачальницы Небесные Рыцари попытались разрушить барьер, преграждающий им путь. Но у них ничего не получилось. Магия Илиас, подпитываемая жизненной силой всех ее фанатичных подданных, выстояла перед магическими атаками монстродев.
  
   Вся военная компания оказалась под угрозой. Находиться долго в море сухопутное воинство Алифнессы не могло, а переговоры с губернатором региона Наталия к положительному результату не привели. Он отказался дать разрешение армии мамоно высадиться на южном побережье Сентории, используя его под временный лагерь. Вступать в конфликт с нейтральным государством и занимать эти земли силой Владыке монстров тоже не хотелось. Это еще больше углубило бы межрасовый конфликт, на устранение истоков которого и была рассчитана вся военная компания.
  
   И вот в этот самый ключевой для монстродев момент из замка Гранголд, расположенного в Золотом Регионе прибыла небольшая группа молодых мужчин, назвавших себя гуманистами. А во главе их был некий Лука, которого спутники его называли Благочестивым. Гости сообщили, что являются адептами тайных духовных практик, и от того их духовная энергия обладает невиданной силой и может творить чудеса. Гуманисты заверили владыку, что их очень удручает деятельность Илиас, потому что все они как один сторонники мирного сосуществования с монстродевами. А потому они от всего сердца предлагают мамоно свое содействие
  
   - Ооох! Эти ранние гуманисты, - мечтательно простонала Алиса. - Они были такими лапочками и такими невероятными вкусняшками. Как бы я хотела хоть одного такого взять себе. Ааа-ах! Их духовная энергия была просто невероятна! Мало того что ее очень вкусно было есть. Она приносила монстродевам просто сумасшедшую силу и мощь. Как физическую мощь, так и магическую. Поговаривают даже, что монстродева могла заживить самые серьезные и смертельные раны, получив порцию духовной энергии от одного из этих Патриархов.
  
   В общем, зарядившись от новых союзников огромной силой, Владыка монстров и Небесные рыцари совершили вторую атаку на магической барьер Илиас и сумели пробить его. Армия мамоно вступила на южный континент и стала быстро его захватывать. Гуманисты всячески поддерживали и вдохновляли монстродев идущих в бой. Благодаря чему, те, окрыленные боевым духом, буквально сметали сопротивление героев и регулярной армии врага, быстро продвигаясь к столице государства Илиасбургу. На третий день после вторжения замок Ведьмы был взят.
  
   Илиас оказалась очень сильной колдуньей. Ее магия превосходила силу Владыки и любой из ее Небесной рыцарей. Но совместными усилиями при духовной поддержке Благочестивого Луки и его Патриархов безумную ведьму удалось одолеть. После многочасовой битвы она пала, сраженная насмерть, и тем самым монстродевы одержали победу. Дальнейший захват материка уже не представлял большой сложности. Прознав о смерти своего лидера, герои пали духом и повально сдавались в плен. Так что еще через сутки заключительных боев остатки сил, враждебных мамоно, были повержены.
  
   Со смертью Илиас черная магия ее развеялась. Люди словно проснулись ото сна, чувствуя, как неприязнь к монстродевам пропадает. Следом и гуманисты пустились по свету со своими проповедями, неся разъяснение последних событий. Люди были поставлены в известность о черных замыслах ведьмы с южного материка. Миссионеры раскрывали, какие бесчинства творила она и каким колдовством смущала души мирных людей. Отношения между людьми и монстрами испытали небывалый взлет. Во всех селениях и городах было сыграно много свадеб между мужчинами и монстродевами.
  
   Победа Владыки монстров в Священной войне принесла на земли планеты мир и благоденствие. Все монстродевы, пришедшие на материк Илиас с миссией освобождения его от гнета и ненависти злобной ведьмы, поселились здесь, взяв в мужья захваченных в плен героев. А для очистки их спермы от противного заклятия Илиас, маги Хеллгондо разработали специальное зелье.
  
   Бывшая территория Илиас стала царством монстров. На роль губернаторов и мэров назначались монстродевы, а главной наместницей этих земель стала Королева-Гарпия, имевшая репутацию мудрой и прозорливой правительницы. Новое правительство активно проводило политику повышения благосостояния и комфорта всех жителей, но в особенности не забывало и своих соплеменниц. Жизнь монстродев на южном материке стала наиболее счастливой и благополучной. Так что южный континент был переименован впоследствии в Земли Счастья.
  
   Именно Королева-Гарпия первой озаботилось зарождающимся конфликтом между женщинами и монстродевами, конкурирующими между собой за мужчин. Во-первых, она издала закон о нерушимости брака, запрещающий монстродевам отнимать у женщин мужчин, состоящих с ними в зарегистрированных отношениях. А во-вторых, ввела в социальное законодательство смешанный брак, в котором семьи при взаимном согласии всех участников могли образовываться из мамоно, мужчины и женщины. По указу Королевы-Гарпии такие семьи всячески поддерживались государством и получали от него множество налоговых и социальных льгот. В том числе молодоженам оказывалась помощь с постройкой жилья или с ремонтом уже имеющегося, а детям в таких семьях предоставлялась бесплатная медицинская и магическая помощь.
  
   Хеллгондо включилось в эту социальную инициативу вслед за Землями Счастья, и в том же объеме стало осуществлять поддержку смешанных семей. Но на землях Сентории такие браки не сразу получили популярность, да и правители государств не спешили тратить на их поддержку казенные финансовые средства. Однако и там постепенно смешанные семьи стали появляться. В основном благодаря тому, что мамоно, которые первыми заключали с мужчиной брак, впоследствии достаточно лояльно относились к присоединению к нему женщины.
  
   Гуманисты во время Священной войны настолько тесно сошлись с влиятельными монстродевами, что последовавшие после победы браки между победителями ни для кого не стали неожиданностью. Лука женился на Алифнессе Фейтберн, а четыре наиболее сильных его Патриарха Иоанн, Матфей, Иуда и Павел предложили свои руки и сердца Небесным Рыцарям и получили от тех благосклонное согласие. Мужья с мощнейшим духовными потенциалом из благочестивого отряда гуманистов нашлись для многих сильных монстродев. Гуманисты осчастливили своей духовной благодатью большинство королев и властительниц всех видов мамоно, окрыляя их своей энергией и духом, погружая в атмосферу счастья и любви.
  
   Райская идиллия и беззаботная жизнь после победы длилась около трех или чуть более лет. За это время у Алифнессы родились милые двойняшки - сын Нерон и красавица дочка Нерис. Но пришло время Великого раскола. Владыка монстров Алифнесса 16я неожиданно напала на своего мужа и возлюбленного Луку, попытавшись безжалостно убить его. К счастью, в последний момент Небесные рыцари вступились за лидера гуманистов и защитили его. Однако зачинщицу конфликта не удалось арестовать. Она бесследно скрылась из Замка, прихватив с собой обоих своих детей.
  
   Что произошло между супругами осталось для истории загадкой. Ходят слухи, что ревнивая Фейтберн застала своего мужа в объятиях другой монстродевы и в гневе набросилась на него. Это вполне могло случиться, потому что гуманисты уже тогда не отличались абсолютной верностью своим супругам. Обладая огромным духовным потенциалом, они считали себя не вправе обделять абсолютно всех страждущих их внимания монстродев, иногда делая для особо отличившихся исключение. В начале брака порывы альтруизма они во многом сдерживали. Но чем больше проходило времени, и чем больше появлялось желающих прикоснуться к духовным источникам, тем большая жалость к обделенным охватывала этих мужчин.
  
   Тем не менее, бегством Алифнессы из своего замка конфликт не закончился. Как выяснилось, она подняла верных ей монстродев и начала восстание против мужа. Ламия собрала довольно весомую армию под стенами своего замка и у нее были определенные шансы его захватить. Однако против нее выступила четверка небесных рыцарей и подконтрольные им войска. Напитанные от своих мужей магической энергией под самую завязку, Небесные рыцари сумели сдержать осаду мятежников до подхода подкреплений.
  
   В результате войска Алифнессы оказались окружены. Ей предложили сдаться и сложить оружие, обещая сохранить жизнь всем мятежникам. Но безумная монстродева отказалась идти на попятную, требуя выдать ей мужа, чтобы совершить над ним расправу. Следуя этому ультиматуму, Лука появился на поле брани в окружении четверки небесных рыцарей. Увидев его, Фейтберн с яростью набросилась на мужа. Однако Небесные рыцари навязали ей поединок и в тяжелом бою подавили магические силы Владыки, заточив ее в тюрьму запечатанного грешника.
  
   Лука был безутешен от горя, от размолвки с женой и потери родных его сердцу близняшек. Несмотря на все старания ни он, ни помогающие ему монстродевы так и не могли отыскать их следы. Это могло означать, что их нет в живых. Поговаривают, что свихнувшаяся ламия лишила жизни своих деток от гнева, когда те стали просить ее вернуться к папочке.
  
   Проведя месяц в горестях и размышлениях, Лука объявил, что не доверяет больше звериной натуре мамоно, что озабочен своим будущим и будущим своих соратников. Он сообщил, что отныне и впредь все носители избыточного духовного потенциала приравниваются к национальному достоянию государства, как стратегические его ресурсы. А потому, дабы пресечь в будущем собственнические инстинкты монстродев, королевским указом своим он устанавливает, что отныне и впредь ни один священный родник духовной энергии не может принадлежать одной и только одной мамоно. Таким образом, все заключенные ранее браки с гуманистами расторгаются.
  
   Эта новость повергла влиятельных мамоно в шок. Однако супруги их успокоили. Мол, что бы их лидер ни говорил под гнетом своего горя, отказываться от своих жен и бросать их они не намерены, пусть даже те теперь и не считаются женами законными. Тем не менее, каждый патриарх стал обзаводиться собственным военным гарнизоном мамоно, окружая себя самыми сильными магами и воинами. И уже в те времена стали поговаривать, что монстродевушки собирались вокруг них не просто так. И тот фанатизм, с которым они служили своим начальникам, рождался не из одной лишь преданности присяге. Говорили, дескать, что благочестивые патриархи стали пользоваться узаконенным правом одаривать духовной силой всех своих подчиненных. И благодаря этому добивались от них беззаветной любви и фанатизма.
  
   Вслед за первым своим законом Лука издает второй: создать орден благочестивых гуманистов, дабы любая монстродева могла приобщиться к духовному источнику. Сперва на Хеллгондо, а потом и в Сентории стали создаваться специализированные школы и монастыри, в которых юношей обучали секретам поднятия силы духа. Постепенно число гуманистов множилось и росло. Они стали формировать духовную иерархию, в вершине которой стояли верховные патриархи, в центре опытные мастера а в основании новички и послушники.
  
   Сформированный орден оказался подчинен строгой внутренней дисциплине и хорошо организован. Сами гуманисты не были адептами магии и не отличались высокими боевыми качествами. Однако каждый из них окружал себя искушенными в боевых искусствах и магии мамоно, которых непрестанно усиливал и подпитывал своей духовной энергией. И таким образом, сформированный в виде духовного скелета орден очень быстро стал обрастать мясом ощутимой военной силы.
  
   Правители Сентории и оглянуться не успели, как распространившийся по их землям Орден подгреб под себя весь континент. Номинально власть еще оставалась в руках королей. Но реально патриархи ордена имели возможность диктовать правителям свои решения. А наиболее строптивых из них, с которыми не удавалось сговориться, ждал тихий государственный переворот.
  
   Захватив власть в свои руки и поддерживая ее силами фанатично преданных им мамоно, адепты ордена объявили себя элитарным классом, аристократией наивысшего ранга. Они дали себе всяческие права и привилегии, поставили себя над законом. И стали откровенно жировать, нещадно поднимая налоги, эксплуатируя простых людей и монстродев. Новая элита окунулась в праздную жизнь и стала купаться в роскоши. Гуманисты окружили себя огромными гаремами монстродев, влюбленных в них беззаветно и готовых выполнить любое их желание, разорвать на части любого, на которого их хозяин укажет. Притом что сами хозяева относились к своим фанаткам надменно и с пренебрежением. Любая монстродева, наскучив своему господину, могла быть изгнана из гарема, переживая адские муки отверженной.
  
   - Вот с этих пор гуманистов и стали называть меркантильными, - сказала Алиса. - Они ни во что не ставят преданных им монстродевушек, и помыкают ими как хотят, играя на их чувствах. А сами чувств их не ценят. Вот так. В таком мире мы теперь и живем. Наиболее сильных, красивых и полезных мамоно гуманисты сгребли в свои гаремы. А тех, кто им не понадобился, прогнали сюда, в Земли Счастья. Этот материк так и остался землями мамоно. Мы живем здесь как хотим, и нас практически не трогают. К нам ссылают разного рода каторжников и преступников, разрешая нам делать с ними, что вздумается. Мы можем их даже есть. Но естественно, никто из нас этого не делает. Мужчины всегда в цене. Хотя духовная энергия у этих каторжников, конечно, не идет ни в какое сравнение духовной энергией гуманистов. Более того, она гораздо слабее, чем духовная энергия обычных людей. Королева Гарпия говорит, что на мужчин этих наложено какое-то странное проклятие и возможно, сделано это сами гуманистами. А зачем сделано, никто не знает.
  
   Если проклятие у мужчины средней или слабой тяжести, он постепенно выздоравливает сам. И вроде бы секс с мамоно ему в этом как раз помогает. Только меру соблюдать надо, и тогда он пойдет на поправку. Совсем же слабых мужчин Королева Гарпия насиловать запретила. Их следует отводить в город и сдавать лекарям. Вроде бы имеется способ их тоже подлечить. Я видела одного мальчика, так он мог бы скончаться от одного оргазма. А потом ничего, приходил к нам и сам в объятия лез. Только жениться ему еще рано, не вылечился еще для брачной жизни. Вообще в наших землях существует негласный закон: брать себе в мужья можно только полностью здоровых мужчин, а таких, к сожалению, меньшинство и все уже женаты.
  
   - Скажи, а гуманисты вас не трогают? Не обижают, не истребляют?
  
   - Нет, ни один гуманист монстродеву не убьет. Но поиздеваться они любят. Бывает, приплывают к нам и устраивают оргии. Те, кто поумнее, не лезет к ним. Себе дороже обойдется. А дурехи любопытные могут и поддаться искушению. И влюбляются в них прям как кошки, а эти гады натешатся в волю и бросают их, уплывают восвояси. И я видела, как девочки потом сходят с ума от горя. А некоторые даже с собой кончают. В городе у нас, конечно же, есть лекари и по такой части, но не всем удается помочь.
  
   - Нифига себе, - поразился Дима. - И почему тогда ты говорила, что взяла бы себе гуманиста?
  
   - Так я имела ввиду, что насовсем бы взяла, а не так на время, - хмыкнула Алиса.
  
   - И что мешает их взять насовсем?
  
   - Так они все время окружены своей свитой. И там такие дамочки, извиняюсь, что в порошок разотрут мимоходом и не заметят даже.
  
   - Вот оно как, понятно тогда. И понятно теперь, почему ты меня гуманистом называла.
  
   - Хи-хи, а в тебе никак совесть заговорила? - хитро улыбнулась Алиса.
  
   Молодой человек взглянул на нее и стыдливо отвел глаза. После рассказанной ему истории он чувствовал себя очень гадко.
  
   - Извини, - сказал Дима, глядя в догорающие угли костра. - Я не могу остаться с тобой, правда. Но ты всегда можешь пойти со мной. Ты ведь... не покончишь с собой, если я уйду, нет?
  
   - Нет, - тихо ответила Алиса. - А насчет сравнения с гуманистами я ошибалась. Ты не такой. Совесть у тебя есть.
  
   Молодой человек поднял на девушку глаза, и они у него были на мокром месте.
  
   - Алиса, пошли со мной, а? Будь моей спутницей, пожалуйста!
  
   И девушка вдруг рассмеялась.
  
   - Эй! Ну, ты чего?! Я тебе за себя страдать не разрешала! Это что еще за нюни такие? Да я тебя просто не отпущу, вот по этому поводу можешь плакать! Ты победи меня сперва, воин недоделанный, а потом страдай. Тебе ведь еще два раза меня победить надо. Не забывай об этом.
  
   Дима рассмеялся вместе с ней и покачал головой.
  
   - Ладно. Давай картошку есть. Уже готова, наверное.
  
   - Картошку? - улыбнулась Алиса. - Хе-хе, действительно "пото" на ваш картофель похож. Хорошо, пусть будет картошка. Показывай давай, как ее есть.
  
   Молодой человек стал разгребать угли палкой, выуживать из них клубни "пото" и складывать их на большой лист, на котором они раньше лежали.
  
   - Сейчас пока "пото" горячий. Его в руках держать горячо. Но если имеется вилка или нож, то можно есть с них. Лучше всего разломить клубень пополам, посолить место слома и откусить его. Вот так и едят.
  
   - Эй, а я горячее есть не могу. Мне так больно.
  
   - Ну, тогда можно подождать пока остынет или остудить. Эх, жаль у меня ножа нет. Можно было бы порезать клубни. Так бы они быстрее остыли. А как эти листья называются. Ну, которые с солью?
  
   - Сёка, - ответила девушка, и парень хихикнул.
  
   С местного языка слово "сё" переводилось как соль. То есть "сёка" следовало понимать как "солька" или "солинка".
  
   - Смешно? - поинтересовалась Алиса, улыбаясь.
  
   - Забавно звучит, если на русский перевести.
  
   - Да, пожалуй.
  
   Дима взял в руки клубень и стал перебрасывать его с ладони на ладонь, чтобы не обжечься.
  
   - Зачем ты так делаешь? - удивилась девушка.
  
   - Так горячо же, а когда перебрасываю, то не горячо.
  
   Он улучил момент и разломил картошку на две неравные части. Большую положил обратно на лист, а на маленькую стал дуть. Через некоторое время картошка остыла. Дима взял стебель солинки, разломил его пополам, намазал его соком место слома у клубня и откусил небольшой кусочек.
  
   - Вау! - обрадовался парень. - Вкусно! Как настоящая наша запечённая картошка.
  
   - Дай мне, дай мне! - потребовала Алиса. - Она ведь остыла уже, да? Остыла? - нетерпеливо спросила она.
  
   Дима пожал плечами.
  
   - Мне вроде нормально, но не знаю как для тебя.
  
   Девушка прикоснулась пальчиком к кусочку, лежащему на ладони молодого человека, а потом взяла его в руку и поднесла к губам. Тонкий и длинный как у змеи язычок высунулся из ее рта наружу и стал быстро ощупывать подношение. Потом Алиса положила картошку в рот и, прикрыв от удовольствия глаза, проглотила. Благодаря прозрачности ее тела Дима видел, как плавно движется в ней кусочек картошки и размывается прямо на глазах, расплывается в облачко и исчезает.
  
   - Ммммм! - простонала девушка. - Какая вкуснота! Хочу еще! Хочу!
  
   Молодой человек рассмеялся.
  
   - Ну, вот видишь, - сказал он. - Я правду говорил. В лесу у костра ничего вкуснее запечённой картошки нет.
  
   - Покорми меня! - потребовала Алиса и, сладко улыбаясь, открыла рот словно птенчик.
  
   Парень хихикнул и взял вторую часть картошки, которую он уже разломил. А потом началось таинство кормления. Дима отламывал небольшие кусочки, смазывал их соком солинки и клал подруге в рот. А потом заворожено следил за тем, как они плавно движутся в ее теле и растворяются на глазах как кусочки сахара в кипятке. Он настолько увлекся этим зрелищем, что не заметил, как скормил девушке большую часть картошки.
  
   - Ты сам-то есть будешь? - улыбнулась Алиса, - или все мне отдашь?
  
   - О! Точно! - опомнился молодой человек и следующий ломтик положил себе в рот. Но слизьку он кормить не перестал, чередуя кусочки для нее и для себя. Оба при этом улыбались и смотрели друг на друга с удовольствием.
  
   - Знаешь, - сказал Дима, - мне очень нравится смотреть, как ты ешь. Пища в тебе так быстро растворяется, просто удивительно!
  
   - Если тебе это так нравится, то я могу есть для тебя. Корми меня когда захочешь и сколько вздумается, - сказала девушка с довольной улыбкой на устах. - Только чем-нибудь вкусненьким корми, а то я всякую гадость есть не буду.
  
   - Скажи? А этой картошке тоже приятно, когда ты ее ешь?
  
   - Дурак что ли? - рассмеялась Алиса. - Она ж не чувствует ничего.
  
   - А если бы чувствовала?
  
   - Тогда я ела бы ее по-другому.
  
   - Как?
  
   - Ты ведь видел уже.
  
   - Но я не понял, чем отличаются эти способы. Например, почему петуху было приятно? Твой пищеварительный сок ведь разрушает ткани, а потому должен причинять жертве боль. Например, жжение как от ожога кислотой.
  
   - Я выделяю особый наркотик, - объяснила слизька. - Когда он касается нервных окончаний моей добычи, то создает в них ощущение удовольствия. И после этого они боли чувствовать больше не могут. Это как анестезия, но только приятная. А еще я не сразу перевариваю живую добычу. Вначале я ее растворяю.
  
   - А разве есть разница?
  
   - Да, есть. Представь себе сухарик. Он твердый. Его даже сложно раскусить. Но если его опустить в кружку с водой, то он пропитается ей и постепенно станет мягким. Он даже форму свою сохранит, только немного разбухнет. При этом все вещества сухарика останутся неизменными. И если его не сломать, и потом хорошенечко высушить, то он опять может стать твердым.
  
   - Но ведь сухари пористые, поэтому вода хорошо проникает в них. А тела людей и животных не такие.
  
   - Так ведь и я не в воде пищу свою размачиваю. Мое тело очень хорошо проходит в живых существ. Гораздо лучше проходит в живых, чем в мертвых. Поэтому я и обожаю есть свою добычу живьем.
  
   "Обмен веществ! - догадался Дима. - Слизь использует обмен веществ биологических организмов, чтобы напитывать их... Но чем? Своими ферментами? Или прямо собой?"
  
   - Это похоже на... - Алиса задумалась, - апельсин. Звери и птицы, которыми я питалась, как апельсинки состоят из маленьких сочных зернышек. Только они гораздо меньше, чем зернышки апельсина, на много-много меньше, но я хорошо их чувствую, каждое зернышко в отдельности.
  
   "Она о клетках говорит?!"
  
   - И очень быстро добыча становится как мокрая губка. Я сдавливаю ее, и она отжимается, напитываю, и опять разбухает. Но при этом, хе-хе, остается живой. Я могу жамкать ее так долго, смакуя вкус. Я чувствую весь ее вкус и наружный и внутренний. Но обычно вкус меня дразнит. Я не могу долго сдерживаться и сдавливаю зернышки. Они все лопаются разом и это как взрыв удовольствия. Так сочно и вкусно, что я блаженствую. Добыча, конечно же, в тот же миг умирает. Но ей не больно совсем. Она к тому времени уже очень пьяная и не понимает, что с ней происходит.
  
   У Димы холодок прошел по спине, и он невольно передернул плечами.
  
   - Что страшно? - плотоядно ухмыльнулась Алиса.
  
   - Нет... Вернее да, страшно, но это приятный страх. Он как ощущение опасности остро щекочущей нервы. Ну, как ночью идти по лесу в темноте - и страшно, и здорово одновременно.
  
   - Но это все равно не то удовольствие, которое испытывает жертва, - хитро прищурилась девушка. - Хочешь его почувствовать?
  
   - Ой нет, я еще хочу пожить немного, - рассмеялся молодой человек.
  
   - Это тебе не навредит, обещаю.
  
   Она оттопырила указательный пальчик и вырастила на его конце тонкое как игла щупальце около четырех сантиметров длиной.
  
   - Я могу проткнуть твою ладонь насквозь и выйти. Прокол будет таким тоненьким, что зернышки твои не пострадают, и заживут за несколько минут. Но ты сможешь почувствовать удовольствие, которое ощущают мои жертвы.
  
   Дима сделал большие глаза, и задумался. Ему было немного страшновато, но и любопытно неимоверно.
  
   - Хорошо, - решился он, наконец. - Давай попробуем.
  
   Молодой человек протянул девушке руку и затаил дыхание. Она взяла ее левой рукой за запястье, а пальцем правой руки, на котором была иголочка, уперлась в центр ладони. Дима почувствовал легкое покалывание, как отчего-то острого, которое тут же стало трансформироваться в приятное чувство. Он не мог его объяснить, оно ни на что не было похоже. Но это было именно осязательное ощущение, вызывающее удовольствие.
  
   "Оно как легкая боль, - нашел молодой человек, наконец, для себя ассоциации. - Но только не больная боль, а кайфовая".
  
   Слизька надавила сильнее и стала плавно проникать Диме в ладонь своей иголочкой. Тот охнул и застонал, широко распахивая глаза. Ощущения его усилились многократно и место прокола буквально вопило от кайфа. Алиса перевернула ладонь парня тыльной стороной вверх и тот увидел тонкую иголочку торчащую с другой стороны.
  
   - Блииин, ты вкусный, - немного капризно сказала она. - Ты меня искушаешь.
  
   И слизька быстро извлекла свою иглу у парня из ладони, вырвав из него еще один громкий стон, от острого как боль блаженства. Дима непроизвольно сжал ладонь в кулак и, накрыв сверху другой ладонью, прижал к груди, переживая импульс медленно затухающего удовольствия. Прошло совсем немного времени, и все ощущения сошли на нет.
  
   - Послушай, - сказал парень, переводя дух. - А ты можешь проникать в человека и съедать какую-нибудь небольшую, выборочную его часть, не трогая остальное?
  
   - Могу, а зачем? - полюбопытствовала Алиса. - Это ведь человеку навредит.
  
   - Не обязательно, - покачал головой молодой человек, глядя на собеседницу с восхищением. - Может, наоборот вылечить, если съесть больную его часть.
  
   "Эта девчонка способна лечить рак! Она как ходячее хирургическое отделение! А если размочить концы сломанной кости, а потом соединить их и "высушить", они ведь срастутся, нет? Ну, вот если воспользоваться аналогией с размоченными сухарями? Берем два сухарика, размачиваем, прижимаем друг к другу и быстро высушиваем. Получится один целый? Вот ё-маё! Тут такие перспективы открываются! Интересно, а раны так можно заделывать?".
  
   - Разве внутри человека бывает что-то больное, что можно съесть!
  
   - Поверь мне, бывает. По крайней мере, в нашем мире. И лечится такое крайне сложно. Приходится разрезать человека, вырезать эту часть и потом зашивать. После такой операции остается рана, которая долго заживает. И не факт, что болезнь будет полностью удалена. Плохая часть может снова вырасти.
  
   - Ого, как плохо. Это, наверное, очень больно. Я не слышала, чтобы в нашем мире была такая болезнь.
  
   - Ну, бывает же и у вас, чтобы стрела или болт от арбалета вошел в тело. А ты бы его раз и достала, и человеку помогла, и от боли его избавила.
  
   - О! Я не думала об этом. Интересно. Никогда не рассматривала себя в такой роли.
  
   - Ох-хох! А я думаю, что в твоем арсенале еще что-нибудь может найтись заковыристое.
  
   - Хе-хе, может и найдется. Не передумал сбегать от меня? Я ведь ходячая загадка, а?
  
   Дима рассмеялся.
  
   - Действительно загадка. Вот только я не того уровня специалист, чтобы ее разгадывать.
  
   Он вдруг замолк и глаза его широко распахнулись. Перед мысленным взором его возникла очень яркая и реалистичная картинка. Какой-то черноволосый мужчина с усами в военном мундире стоит, склонившись над обширной картой, развернутой на столе. Услышав шаги за спиной, он оторвался от своего занятия и повернулся. К нему изящной походкой приближалась сереброволосая девушка с ангельской улыбкой на лице, одетая в длинное белое платье.
  
   - Извините, миледи, - сказал мужчина. - Но посторонним сюда вход запрещен. Пожалуйста, покиньте помещ...
  
   Договорить он не успел. Короткий резкий взмах и между лопаток офицера вышло наружу полупрозрачное голубое острие, напоминающее по форме огромный шип какого-то растения.
  
   - Ах! Какая жааалость! - пропела гостья мелодичным голосом, и в интонациях ее послышалось искреннее сочувствие. - Я не успела за своими руками! Это все любовь.
  
   Мужчина трясся в ее объятиях и дрожал.
  
   - Почему?... - прохрипел он ели слышно. - Почему так... приятно?...
  
   - Это любовь, просто любовь, - нежно объяснила ему девушка с лицом ангела. Потом раздались сочные хлюпающие звуки и офицер стал съеживаться, усыхая на глазах. Он плавно втянулся в руку своей убийцы, и пустой мундир его рухнул на пол.
  
   - А ты был вкусным, - промурлыкала странная незнакомка и все тело ее вдруг окрасилось в розовый цвет и стало полупрозрачным, как фруктовый жевательный мармелад. Оно стремительно трансформировалось и меняло свои формы, обретая мужские линии, затем потемнело, приняло цвета военного мундира и через пару секунд в помещении уже вновь стоял черноволосый мужчина с усами.
  
   Дима отчаянно заморгал и затряс головой, прогоняя это наваждение. В ушах его стоял гулкий звон, в глазах плыло марево. Радужные круги постепенно развеялись. И он увидел улыбающуюся ему Анну Нишикиномию, правая рука которой ниже локтя представляла собой шипоподобное короткое копье из голубого стекла. Парень испуганно вытаращился на девушку, протер кулаками глаза, и наваждение его окончательно исчезло. Он вновь ощутил себя сидящим на камне перед догоревшим костром, а напротив него стояла девушка-слизь и беззвучно шевелила губами.
  
   - Эй, ты чего делаешь? В глаза что-то попало? - пробился, наконец, ее удивленный голос, через мерный гул в ушах.
  
   - Извини, пожалуйста, что-то я отвлекся. О чем ты говорила только что? Кажется, я все пропустил.
  
   - Ох, да ты прям спишь на ходу с открытыми глазами, - покачала Алиса головой. - Я хотела позвать тебя прогуляться на озеро. Нарвать там сладкого тростника для полдника, но если ты устал, то можно и в пещеру вернуться.
  
   - Нет-нет, я в норме, - заверил девушку Дима. - Но как мы к водоему-то пойдем? Ты говорила, что там лягушки.
  
   - А у них сейчас дневная сиеста. Они все поголовно дрыхнут и проспят еще пару часов. Так что время есть. Можешь искупнуться даже. И я послежу за фоном темной энергии. Если какая-нибудь мамоно рядом объявится, я тебя предупрежу.
  
   - О! Это здорово! Тогда пойдем!
  
  
  
   Пока они шли к озеру, Пономарев все ломал голову: чего это такое с ним недавно приключилось? Тем не менее, он ясно понял из своего видения, что слизька может быть отнюдь не только милосердным хирургом, но и опасным безжалостным киллером. Дима позвал Анну Нишикиномию, и та тут же явилась перед ним в обычном своем студенческом костюме. На ней был светло-серый пиджак с черным воротничком, белой сорочкой и красным галстуком, а ноги ее прикрывала длинная до щиколоток темно-синяя юбка. Обе руки девушки были вполне человеческими и никаких признаков колющего оружия не имели.
  
   "Ань, ты случайно не в курсе, что за странное наваждение меня недавно посетило?"
  
   "Не знаю, о чем ты говоришь".
  
   "Ну, мне показалось что ты, эээ... как бы это лучше сказать... Ладно, не важно. На нет и суда нет. Вопрос снимается".
  
   "Будут какие-нибудь распоряжения?"
  
   "Нет. Никаких. Можешь отдыхать".
  
   "Вот как? Значит, я могу пойти вместе с вами купаться?"
  
   "Эээ... а ты сможешь?"...
  
   "Почему нет? У меня есть купальник".
  
   "Да, нет. Я хотел спросить, сможешь ли ты выйти из меня?"
  
   "А зачем выходить? Я могу и так купаться. И если почувствую воду через тебя, то ощущения совсем как реальные станут. В общем, я к вам присоединюсь. Втроем веселее будет".
  
   "А Алиса?"
  
   "Она не увидит меня. Я только для тебя существую".
  
   "Тогда конечно. Какие у меня могут быть возражения?"
  
  
  
   Минут десять они шли по лесу, постепенно преодолевая подъем. И, когда достигли его вершины, взгляду Димы открылось невероятной красоты озеро. С высоты холма, на котором молодой человек находился, вода казалась цвета какой-то неимоверно чистой синевы. Водоем со всех сторон был окружен относительно крутыми холмами, поросшими хвойным лесом. И эти возвышенности кое-где тянули даже на небольшие горы. Поэтому водную гладь невозможно было увидеть из низины. И лишь, забравшись на скалу возле пещеры слизьки, Дима вчера сумел разглядеть ее краешек.
  
   В центре озера располагался небольшой островок конической формы, а вдали имелся проток в соседний водоем, размеры которого сложно было оценить, потому что крутые берега загораживали его границы. Но даже увиденного вполне хватало, чтобы понять, что второе озеро, или точнее вторая его часть была гораздо крупнее первой.
  
   Дима стал выискивать глазами удобное место для спуска, но Алиса махнула ему рукой, предлагая следовать за собой, и стала обходить спуск слева, двигаясь вдоль вершины холма.
  
   - Я знаю здесь одно хорошее место. Там есть небольшая и уютная лагуна, такая удобная, что лучше и представить нельзя. Пологий выход к воде, маленький пляжик, уединенное место, которое не просматривается издалека. В общем, самое то, что нам нужно. А кроме того там неподалеку растет сладкий тростник. Будет чем, потом полакомиться дома. И, кстати, из самих стеблей тростника некоторые монстродевы делают удобное оружие для охоты. Можно будет дичь подстрелить, чтобы прокормиться. Ты ведь путешествовать хочешь, значит должен озаботиться и этим вопросом.
  
   - А что за оружие? - поинтересовался Дима.
  
   - Духовая трубка для ядовитых шипов. Помнишь, я тебе куст показывала? Вот с него можно будет зарядов набрать.
  
   - И далеко стреляет?
  
   - А это, дружок, уже от твоих легких зависит.
  
   Разговаривая, они постепенно спустились с холма, и вышли к берегу. Открывшаяся глазам молодого человека лагуна действительно оказалась небольшой и уединенной. Берег полого входил в воду и был усыпан мелкими камушками. Но Дима в своих резиновых шлепках мог даже в воду спокойно заходить, поэтому не опасался колкой гальки. Он подошел к воде и потрогал ее пальцами, та была теплой и очень прозрачной. Мелководье отлично просматривалось до самого дна.
  
   - Никто тут опасный у вас не обитает?
  
   - Думаешь, я привела бы тебя в опасное место?
  
   - Значит можно купаться?
  
   - Ага.
  
   - Ура! Я раздеваюсь!
  
   И молодой человек стал быстро стягивать с себя футболку и трико.
  
   - Купаться будешь? - деловито спросил он у Алисы.
  
   - Конечно буду, - ответила та. - Думаешь, я упущу приятную возможность лишний раз потискать тебя под водой?
  
   - А ты воду нормально переносишь? Она тебя не растворяет?
  
   - Смеёшься? - да вода мой второй дом. - Я, если хочешь знать, быстрее любой рыбины плаваю. Так что бай-бай, парниша. Я первая.
  
   Алиса неожиданно выстрелила своим телом, вытягиваясь в воздухе словно лента и аккуратно, почти без всплеска вошла в воду метрах в двадцати от берега.
  
   - Ого, - прокомментировал парень этот гигантский прыжок. - Во дает, а?!
  
   - Меня подождешь? - послышался сзади приятный голос помощницы.
  
   Дима обернулся, и челюсть его отпала от изумления. Нишикиномия была в купальнике, но в настолько развратном, что просто туши свет. Бирюзовые клочки ткани почти не скрывали ее большую грудь пятого размера. Прятали разве что только соски с ореолами. Треугольничек же в зоне бикини был не многим крупнее, прикрывая лишь губки с клитором, и весь лобок над ним оставался обнаженным. Молодой человек впервые видел тело Ани настолько открытым и невольно восхитился ее крепкими формами. Оно было просто "Ух!", кровь с молоком, так что сразу чувствовалась в нем упругая подтянутость и опасная сила, которые, тем не менее, лишь подчеркивали и усиливали сексапильные формы девушки.
  
   - Ань, ты где нашла столь развратные одежи, - хохотнул Дима, - которые и одеждой-то назвать нельзя.
  
   - А тебе не нравится? - весело спросила она.
  
   - Как может такое не нравится, - улыбнулся парень. - Но ко всему прочему я еще и смущен.
  
   - И это говорит мне тот, на ком вообще нет одежды, - хихикнула девушка
  
   - Так отсутствие одежды, выглядит гораздо менее распутно, чем ее наличие в таком скудном объеме.
  
   - Между прочим, ты сам снял с меня обязанность быть эталоном морали.
  
   - Но не поручал ее злостно нарушать.
  
   - Хочешь, чтобы я переоделась?
  
   - Нет, - помотал головой Дима, смущенно улыбаясь. - В этом прикиде ты выглядишь очень классно.
  
   - Охо-хо! И к чему тогда был весь этот спор?
  
   - Начальству ведь полагается поворчать немного, - подмигнул девушке молодой человек. - Вот я и выполнил свою норму на сегодня.
  
   - Это хорошо, - кивнула Аня. - Тогда может быть уже в воду войдешь? А то без тебя мне ее не почувствовать. Тебе нужно лишь один раз окунуться, я сохраню сигналы с твоих рецепторов и после этого смогу купаться уже когда и сколько захочу.
  
   Дима хотел еще что-то сказать, чтобы немного повыпендриваться и поддразнить девушку. Но неожиданно из озера стрекатнуло розовое щупальце и сдернуло его с берега, отправляя в непродолжительный полет.
  
   - Ай! - испуганно вскрикнул Дима и с шумом плюхнулся в воду. Он опасался, что его поймал кто-то из местных хищников. А собственно так и было. Просто хищница оказалась давно знакомой и дружелюбно настроенной. - Блин! Ты напугала меня, - облегченно выдохнул парень, обнаружив, что находится в объятиях Алисы
  
   - Сколько можно тебя ждать? - нетерпеливо сказала она. - И что за манера у тебя с самим собой разговаривать? Прикалываешься так?
  
   - Ну... да, так, - смущенно ответил молодой человек. - Вспомнил одну сценку из школьной самодеятельности.
  
   - Засветился, засветился, хи-хи-хи! - пропела Аня, проплывая мимо них. Брызги от ее гребков долетали до Димы и он их чувствовал. А вот на Алису почему-то не попадало ни капли, и плывущую девушку она в упор не видела.
  
   Две девушки и парень резвились в воде еще около получаса. Причем Аня и Алиса умудрялись как-то не пересекаться друг с другом. Они ни разу не соприкасались. Молодой человек за этим специально следил. Любые прикосновения помощницы он чувствовал настолько реально, что ему казалось, будто девушка физически существует, а потому он хотел проверить ее вещественность, увидев как Аня коснется Алисы или пройдет сквозь нее. Однако, этого не происходило. Они огибали друг друга в воде даже несмотря на то, что всегда были рядом. И даже когда они вышли на берег и сушились на солнце, эта тенденция продолжилась. Например, слизька самым натуральным образом обошла Анну, сидевшую перед Димой, и устроилась справа от него.
  
   "Неужели она ее видит? - подумал молодой человек, поглядывая на мамоно с подозрением. - Почему тогда не спросит, кто это тут с нами. Ну или хотя бы не скажет о своей осведомленности".
  
   - Почему ты обошла это место? - спросил Дима указывая перед собой. Туда где как раз сидела Нишикиномия. Последняя тоже повернула голову к Алисе и стала с интересом ждать, что та ответит.
  
   - Наступать на чью-нибудь тень плохая примета, - ответила девушка-слизь. - Я немного суеверная, вот ее и обошла.
  
   Только сейчас молодой человек заметил, что Аня находится в его тени.
  
   - Оу! Я не знала, - сказала та и пересела.
  
   Пономарев решил немного позагорать и разлегся на травке животом вверх. Обе девушки одновременно повернули к нему свои заинтересованные лица.
  
   - О! Ты никак хочешь покормить меня немного своей спермой? - уточнила Алиса.
  
   - Нет-нет, - ответил молодой человек. - Я просто лег позагорать.
  
   - Все в порядке, я тебе не помешаю, - плотоядно улыбнулась слизька, подсаживаясь вплотную. - Лежи и отдыхай, сколько хочешь, а я немного на тебе прокачусь.
  
   - Как раз таки помешаешь, - возразил Дима. - Ты мне солнце будешь загораживать.
  
   - Да я недолго, - промурлыкала мамоно и бесцеремонно уселась на него верхом.
  
   - Эй! Погоди, постой! - возмутился парень, но мгновение спустя сладострастно застонал и выгнулся.
  
   - Вот так, вот так, - урчала довольная слизька, массируя внутри себя стремительно восстающий мужской член. - Хи-хи! Какой бесстыдник! Уже такой твердый, а строил из себя недотрогу.
  
   - От твоей... темной энергии... и веревка встанет... - постанывая, выдохнул Дима в три этапа. Но Алиса не отреагировала на его слова она уже вся была в процессе и сладко улыбаясь, исполняла бедрами энергичный тверк.
  
   Аня, глядя на это бесстыдство, тоже завелась с полуоборота. Она стала целовать парня и облизывать его.
  
   - Аааах, мой сок любви течет! - простонала девушка и судорожно зажала его руку между своих ног, буквально окатывая ее выстрелами своей смазки. - Полижи у меня, полижи! - азартно зашептала Нишикиномия. - Уж я-то солнца загораживать тебе не буду, ведь я только в твоем воображении.
  
   "Ничего себе воображение!" - подумал молодой человек, физически чувствуя, как по пальцам его течет вязкий сироп женских выделений.
  
   В этот момент слизька ускорилась и, радостно закричав, содрогнулась от оргазма. Она со всей дури вогнала в парня свое темное копье, моментально наполнив его своей маной.
  
   - Мое время! - грозно по звериному прорычала Аня и уселась парню на лицо.
  
   Началось захватывающее оральное изнасилование, но в этот раз помощница наслаждалась им самолично не прибегая к помощи своего спецназа. И она, как ни странно, прекрасно справлялась с функцией темного поглощения в одиночку, быстро прогоняя ману по Диминым меридианам. Парень тащился от этой ситуации, когда его насиловали сразу две дамы. И пусть одна из них делала это только в его мыслях, ощущения она давала ему самые натуральные. В конце концов, он не выдержал столь захватывающей для него игры и сдался наслаждению, отдавая мамоно долгожданный сок.
  
   Во время этой кормежки Алиса стенала и сладко выгибалась закатывая глаза. Она поглотила всю сперму, что Дима в нее выплеснул, и порозовела еще сильнее. А потом удовлетворившись полученной данью, сползла с молодого человека и вытянулась рядом с ним.
  
   - Ооо! Как я вкусно поела, - промурлыкала она. - Сейчас бы еще чем-нибудь сладеньким полакомиться и вообще было бы супер. - Как смотришь ты на то, чтобы сплавать за тростником.
  
   Но Пономарев ей ответить не смог, потому что в этот самый момент сереброволосая маньячка, вопя во все горло, извергалась ему в глотку мощными струями своего нектара любви. Причем что это было такое, парень не мог взять в толк. Поскольку вся темная энергия, влитая в него Алисой, уже была полностью переработана в духовную. Видимо, девушка кайфовала просто так, для своего удовольствия, без какой-то конкретной цели, и это было удивительно.
  
   Не дождавшись ответа от Димы, слизька не стала его теребить, а прилегла рядом, словно понимала каким-то образом, что он не в состоянии сейчас разговаривать. А по другую сторону от парня уже укладывалась счастливая Аня.
  
   - Это все любовь, - мурлыкала она. - Все любовь!
  
   Минут через десять молодой человек зашевелился и открыл глаза. Он сладко потянулся и сел.
  
   - Нет, вы не дадите мне нормально позагорать, - вздохнул он.
  
   - А чего так официально? - спросила Алиса.
  
   - В смысле?
  
   - Почему на "Вы".
  
   - А! Так это я образно сказал во множественном числе, - стал выкручиваться парень. - Подразумевая тебя и моего неуемного дружка, который всячески тебе потакает.
  
   - Палишься-палишься! - захихикала Нишикиномия. - А поплыли за тростником! Я хочу его попробовать.
  
   - Ты уже отлежался? - поинтересовалась Алиса. - Поплавать не захотелось?
  
   - Пойдем, - согласился молодой человек, поднимаясь на ноги. - А то лягушки проснутся, и останемся мы без сладкого. Кстати, где этот твой тростник? Что-то я его в лагуне не вижу.
  
   - Сразу направо, за скалой, - пояснила слизька, - там его целые заросли.
  
   - Наперегонки! - скомандовал Дима, устремляясь к берегу. - Кто первый доплывет, тот и победил!
  
   Зря он затеял это состязание, ведь у него самого одержать победу не было ни единого шанса. Слизька опять длинной лентой взметнулась в воздух, совершая гигантский прыжок, и нырнула в воду метрах в десяти от берега.
  
   - Ну, так не честно, - расстроился молодой человек и разочарованно с бега перешел на шаг.
  
   - Последний-последний, - прохихикала Аня, обгоняя его, и тоже нырнула в воду.
  
   - Не уступлю! - Крикнул ей в след парень и снова ускорился.
  
   Дима греб руками изо всех сил, но, тем не менее, не мог угнаться за своей ловкой помощницей. Она плыла изящно как дельфин, и далеко оставила позади своего командира.
  
   "Черт, вот ведь спортсменка какая!" - с восхищением думал молодой человек, быстро загребая руками и отталкиваясь ногами. Он с таким удовольствием следил за органичными движениями девушки, что не сразу заметил нечто странное, происходящее с ним самим: он медленно уставал. Дима проплыл уже приличное расстояние, и раньше бы точно выдохся на этом отрезке, но сил у него еще оставалось достаточно, чтобы сохранять прежний темп. Завернув за скалу, он увидел, что действительно весь правый берег озера покрыт зарослями тростника. Более того, в воде были даже небольшие островки из этих растений. И Алиса как раз махала ему у одного из таких островков.
  
   - Плыви сюда! - крикнула она. - Здесь ближе, чем до берега!
  
   Нишикиномия тоже изменила направление своего заплыва и устремилась к островку. Немного не доплыв, она встала на ноги и тоже помахала парню рукой.
  
   - Здесь мелко, - сказала девушка.
  
   "Интересно, откуда она знает, если я еще не доплыл? - удивился Дима. - Ничего не понимаю".
  
   Приблизившись к островку, он встал на дно, которое оказалось склизким, илистым, и не очень приятным на ощупь.
  
   - А тут пиявки не водятся? - спросил молодой человек.
  
   - Разве что девушки-пиявки, - усмехнулась Алиса. - Так что давай поскорее закончим с этим и будем возвращаться, а то скоро на этом озере станет оживленно
  
   Дима рассматривал растения. У тех был толстый зеленый стебель, состоящий из отдельных секций и тонкие длинные листья, расположенные на их стыках.
  
   - Выглядят они прочно, - заметил молодой человек. - Как будет рвать? Ножа-то у нас нет.
  
   - Нож не понадобится, - ответила девушка-слизь.
  
   Она ухватилась покрепче за нижнюю секцию левой рукой, а правой резко повернула по кругу секцию, расположенную выше, и стала вытягивать ее вверх, словно раздвигала телескопическую антенну. Тростник издал не громкий скрип и вытянулся наружу, отделяясь от основания.
  
   - Вот так его и рвут, - пояснила Алиса.
  
   - Попробуй его, попробуй! - теребила парня за руку Аня, словно маленькая девочка в кондитерском магазине. - Я хочу ощутить вкус!
  
   - А как его едят, - спросил у мамоно Дима.
  
   - Что не терпится уже?
  
   "Не мне", - подумал молодой человек, но вслух произнес:
  
   - Просто любопытно.
  
   - Кусай, - сказала Алиса, протягивая спутнику своему вытянутый из нижней секции кончик тростника.
  
   Дима взял стебель в руки. Тот на конце оказался мягким и даже слегка прозрачным от переполнявших его соков. Он откусил кусочек и стал жевать. Во рту его тут же распространилась сочная сладость сиропа.
  
   - Вот так его и едят, - улыбнулась Алиса. - Мякоть на конце и мякоть внутри стеблей. Но давай лучше отложим трапезу. Нам все-таки стоит поторопиться.
  
   В этот момент раздался характерный скрип вытягиваемого тростника, и Дима обернулся в сторону звуков. Аня выдернула один из стеблей и с удовольствием обкусывала его конец.
  
   "К...как?! Как ты это делаешь?!" - поразился Дима, едва удержавшись, от того, чтобы выкрикнуть этот вопрос вслух.
  
   Нишикиномия рассмеялась.
  
   - Думаешь, я материализовалась? Не пугайся, - успокоила она и, помахав растением в руках, пояснила. - Этот стебель только в твоем воображении, поэтому я могу его дергать и есть. Как только ты его попробовал и подержал в руках, я сохранила вкус и все другие ощущения и добавила во внутренний твой виртуальный мир новую модель. Теперь у нас есть не только это озеро, но и тростник. Который для тебя, кстати, ощутим так же, как и в реале.
  
   И она легонько шлепнула по плечу парня сорванным растением, чтобы это подтвердить.
  
   Дорога назад к лагуне отняла у Димы в два раза больше времени, потому что приходилось тащить на себе охапку нарванных стеблей. Алиса предлагала взять на себя функцию перевозки целиком, ей несложно было это сделать. Но молодой человек возразил, что должен сам доставить хотя бы часть груза, чтобы научиться добывать тростник самостоятельного. Аня в этот раз не уплывала вперед, а следовала рядом.
  
   - Как тебе твоя новая выносливость? - промурлыкала она вслух.
  
   "Так это твоих рук дело?" - догадался, наконец, Дима.
  
   - Моих, - подтвердила девушка. - Помнишь наш последний секс на берегу? Я направила часть твоей духовной энергии на укрепление тела и повышение его физической выносливости.
  
   "Знаешь, результаты меня впечатляют, - поразился молодой человек. - За такой короткий срок и вдруг такой серьезный прогресс".
  
   - А первый шаг всегда больше, - пояснила Аня. - Потому что я не только усиливаю твой организм, но и учу его оптимально использовать резервы, которые у него уже имеются. На первом этапе выносливость повышается не столько за счет увеличения энергии, сколько за счет уменьшения ее трат.
  
   Вернувшись в лагуну, компания отдыхающих не стала в ней задерживаться. Алиса предупредила, что они возвращаются в пещеру, и Дима оделся, натянув свои пожитки. Аня тоже изменила наряд, оказавшись в менее вызывающей одежде, и красовалась теперь в белой футболке и в спортивных черных шортиках. А далее была дорога домой со всем собранным тростником, которая не создала никаких проблем, если не считать неудобного груза, мешающего смотреть под ноги и постоянно норовящего рассыпаться при ходьбе.
  
  

Глава 5. Уроки выживания

К содержанию

   Подойдя к пещере, Алиса предложила расположиться на полянке, где они разжигали утром костер. Там она собиралась показать Диме, как обрабатывают и чистят тростник, извлекая из него сладкую сочную мякоть. Для начала были собраны крупные листья какого-то растения, промыты в ручье и разложены на земле, выполняя функцию скатерти. Все стебли тростника также были промыты и разложены поверх листьев.
  
   Нишикиномия тоже пожелала присутствовать на уроке, слушать, что говорит Алиса, и повторять за ней. А в качестве наглядных образцов она принесла виртуальные стебли промытого тростника, которые свалила в виде небольшой кучки рядом с настоящими.
  
   - Теперь смотри внимательно, - сказала девушка-слизь, и Анна серьезно кивнула, как будто та обращалась к ней
  
   Выбрав из кучки самый тонкий стебель, который был примерно в полтора раза тоньше остальных, Алиса отделила от него все листья.
  
   - Это будет наш поршень, - пояснила она. - Он потребуется, чтобы извлечь мякоть.
  
   Затем взяв толстый стебель, Алиса поворотом по кругу и последующим вытягиванием отделила самую нижнюю его секцию, после чего оторвала от нее лист. Отделенный сегмент представлял собой небольшой цилиндрик с углублением в твердом своем торце, из которого ранее рос лист. Второй конец сегмента был мягким и из него торчал кусочек сладкой мякоти. Вставив поршень в углубление, девушка стала плавно надавливать, вынуждая мякоть выходить с другой стороны. В результате очень скоро на лист была выдавлена мягкая полупрозрачная сосиска белого цвета.
  
   - Вот и все, - сказала Алиса. - В принципе мякоть надо либо сразу есть, либо складывать в какую-нибудь посуду, которой у нас нет. Угощайся, - предложила она.
  
   Дима отломил небольшой кусочек и, положив его в рот, стал жевать. Тот напоминал фруктовую конфету, истекающую приторно-сладким сиропом, нежную и вязкую, немного пристающую к зубам. Много этого лакомства было не съесть, по крайней мере, без чая. Оно походило на мед, но только фруктового вкуса. Нишикиномия тем временем уплетала виртуальную мякоть, которую очень ловко извлекла самолично, подражая Алисе.
  
   - Еще бери, - предложила девушка.
  
   - Нет, спасибо, мне хватит.
  
   - Тогда я съем, - подмигнула она и, подцепив сосиску руками, отправила ее в рот целиком. - Я та еще сладкоежка!
  
   - Я тоже, - проурчала Аня, доедая свою часть.
  
   Алиса с довольной улыбкой на устах растворила в себе лакомство и продолжила урок.
  
   - Оставшиеся стебли следует обработать для длительного хранения, и сейчас я покажу как. Вначале отделяем все секции стебля друг от друга, - пояснила она, и проделала сказанное. - Но листья обрывать не надо. Верхнюю сторону листа я смажу тростниковым соком, чтобы он хорошо клеился. - продолжила объяснять девушка, орудуя другим тростниковым сегментом, как клеящим карандашом. - А затем оберну сегмент тростника листочком вот так. Сначала в длину, закрывая обе дырочки, а затем поперек. Теперь у нас есть сухой и компактный брикет, который не течет, не пачкает и сам не пачкается. А вся сладость у нас осталась внутри. В таком виде лакомство может храниться гораздо дольше, сироп не будет высыхать, хотя со временем он, конечно, засахарится.
  
   Пока Алиса комментировала свои действия и упаковывала тростник, Анна ловко за ней повторяла. И к концу демонстрации у нее в руках был второй брикет, изготовленный вполне аккуратно.
  
   - Давай теперь попробуй ты сделать, - предложила Алиса молодому человеку.
  
   - Ага, попробуй, это не сложно, - кивнула Нишикиномия радостно улыбаясь. - Я тоже сделаю еще один, мне понравилось.
  
   Дима взял ближайший стебель и покрутил его в руках, присматриваясь и приноравливаясь. Девушка-слизь наклонила голову на бок и стала внимательно следить за его действиями. Анна же, потянувшаяся к своему стеблю, замерла, напряженно глядя на парня. Лицо ее даже окаменело немного, будто тот делал что-то архисерьезное и опасное, например, бомбу разминировал, и любой промах грозил мощным взрывом.
  
   Недоуменно пожав плечами, Дима приступил к работе. Он взялся за самый толстый нижний сегмент, с которого решил начать, и напряг мышцы, проворачивая его по кругу. Это действие потребовало серьезных усилий. Молодой человек даже закряхтел негромко, преодолевая сопротивление упорного тростника. Но он справился и отделил нижнюю секцию от стебля. Нишикиномия почему-то всхлипнула, но брошенный на нее взгляд ничего не прояснил. Лицо девушки оставалось по-прежнему бесстрастным. А вот у Алисы глаза округлились от удивления. Будто парень не сегмент тростника отделил, а стальной металлический стержень разорвал голыми руками.
  
   "Ну, толстый, ну тугой, - недоуменно подумал Дима, - чего удивляться-то так. Я конечно не силач, но и не дистрофик все же".
  
   Решив не обращать внимания на девушек, Дима продолжал работать, смазывая лист сочащимся концом стебля, от которого отделил сегмент. Потом он обернул лист вокруг кусочка тростника, как показывала Алиса, и несколькими поперечными мотками закрепил его. С удовлетворением осмотрев готовый брикет, он протянул его наставнице и сказал:
  
   - Готово.
  
   Нишикиномия почему-то мелко тряслась, и кривила лицо в непонятной мимике. А слизька смотрела на Диму, изумленно округлив глаза, и даже с некоторой толикой восхищения.
  
   - Ну, ты даешь, артист, - сказала она, впечатленным голосом. - Не ожидала, что ты так здорово можешь сыграть. Но попробуй теперь тоже самое сделать с тростником.
  
   Молодой человек недоумеено взглянул на нее, и тут Анна сорвалась.
  
   - Ииииииии!!! - завопила она и, согнувшись пополам, безудержно расхохоталась.
  
   Дима по-прежнему ничего не понимал, а слизька, не обращая на Анну внимание, (она ее просто не слышала) протянула руку к стеблям.
  
   - Вот этот возьми, - указала она на один из них, наклоняясь вперед, при этом для лучшей опоры коснулась другой ладонью разложенных на земле листьев и пальцы ее прошли сквозь кучку стеблей, оставленную Аней. И тут до парня дошло, наконец, что он впопыхах прихватил стебель из виртуальной кучи, и вместо того, чтобы делать брикет из тростника, делал его из воздуха, выполняя пантомиму. Дима вспомнил, как кряхтел от натуги, сворачивая пустоту, и покраснел от стыда. Он бросил гневный взгляд на хохотавшую Анну.
  
   "Я тебя придушу", - мысленно прорычал парень, едва сдержавшись, чтобы не сделать это вслух.
  
   Однако угроза его могла в ближайшее время стать не актуальной, девушка уже закатывала глаза, выбившись из сил, она помирала. Дима испытал чувство дежавю и сообразил, наконец, кого напоминает ему Нишикиномия в моменты своего угара. Мимикой, манерой смеяться, да и любовью к розыгрышам она походила на саму Алису. Сейчас девушка выглядела как ее духовный двойник. Почему-то это наблюдение испарило весь его гнев, который к тому же был не совсем справедливым, ведь лоханулся он сам. Однако помощница могла его предупредить, но не сделала этого, предпочтя позабавиться. Молодой человек, смущенно улыбнулся слизьке и взял тростник, на который та указывала.
  
   - Я решил сперва отработать движения, - сделал он неловкую попытку объясниться, - так что сейчас должно получиться лучше.
  
   Дима быстро повторил с реальным стеблем все отработанные ранее движения и получил на выходе сладкий брикет. Мстительно глянув на Анну, он с прискорбием констатировал, что та все-таки выжила. Животонадрывательный кризис прошел, и теперь девушка отдыхала, переводя дух.
  
   - Ну что ж, вижу, ты с этим освоился, - улыбнулась наставница. - Тогда я тебе покажу, как можно сделать оружие из тростника, пока мы весь его не извели. Для духовой трубки требуются особые размеры.
  
   Она перебрала оставшиеся стебли и взяла в руки тот, что был средней толщины.
  
   - Вот этот должен подойти, - сказала Алиса. - Смотри внимательно, что я буду делать.
  
   Аня тут же встрепенулась и села прямо, обращаясь во внимание. Все действия учителя заняли около пяти минут. Скручивая секции стебля относительно друг друга и вытягивая их, она отделила наиболее однородную по толщине центральную его часть, состоящую из трех секций и аккуратно сняла с нее листья. Получилась палочка длиной около тридцати сантиметров.
  
   - Далее надо очистить ее от мякоти, - сообщила девушка и стала пропихивать в трубку тонкую часть стебля, выдавливая мякоть наружу. - Собственно, я могла бы и языком своим эту трубку прочистить. Просто показываю доступный тебе способ. Ну вот. Теперь, когда мякоть извлечена, осталось только промыть заготовку в ручье от остатков сиропа и высушить. Ну, а сейчас попробуй сам сделать такую же трубку.
  
   Дима с энтузиазмом потянулся к другому стеблю средней толщины. Однако на полпути его рука замерла, и он подозрительно уставился на Нишикиномию.
  
   - Все в порядке, там все стебли реальные, - хихикнула та. - И не смотри на меня волком, специально я тебе ничего не подкладывала.
  
   "Могла бы предупредить меня", - мысленно проворчал парень, беря в руки стебель средней толщины.
  
   - Ах, я просто растерялась, извини, - невинно улыбнулась помощница, сверкая шкодливыми своими глазами.
  
   "Так я тебе и поверил".
  
   Дима провозился со стеблем около получаса. Отделить его центральную часть он сумел без проблем, а вот проклятая вязкая паста все ни как не хотела выходить. То ли поршень он подобрал неудачного диаметра, то ли силенок ему не хватало. За то время, пока молодой человек бился со своей трубкой, Аня ловко сварганила три виртуальные заготовки и теперь скучала, следя за потугами своего командира, который медленно но верно брал верх над непокорной заготовкой. Наконец, Дима выпихнул остатки сердцевины наружу и утомленно перевел дух, вытирая пот со лба.
  
   - Так нормально? - спросил он у Алисы.
  
   Девушка взяла у него трубку и посмотрела через ее отверстия на свет.
  
   - На первом этапе сойдет. Но теперь заготовку надо промыть от остатков мякоти и сиропа. Пойдем к ручью. Вода сделает большую часть работы, но возможно ей придется немного помочь, поэтому поршень свой тоже захвати.
  
   Еще через пятнадцать минут духовые трубки были почти готовы. Теперь их следовало просушить. Однако девушка-слизь, используя свои способности по поглощению влаги, ускорила этот процесс, и вся компания сразу отправилась к ядовитым кустам за зарядами. Там наставница показала ученикам, как следует отделять и обрабатывать шипы, расщепляя их тыльную часть для создания "оперения", и какие меры предосторожности следует соблюдать, чтобы не уколоться во время их сбора.
  
   Шипы были четырех цветов. Зеленые - безвредные, ими можно было только поранится. Желтые - вызывали временный паралич, который проходил через пару часов и еще сутки человек испытывал недомогание, тошноту и рвоту. Но в принципе, если был до этого здоров, мог оклематься без противоядия. Красные шипы содержали уже опасную концентрацию яда. Человек лишался сознания от двенадцати часов до суток, а потом в зависимости от крепости организма без противоядия мог или помереть, или придти в сознание, чтобы лихорадить, метаться в бреду и выворачиваться наизнанку от рвоты. В этой ситуации имелся шанс выжить, но у самых крепких организмов. И, наконец, черные шипы без противоядия означали верную смерть в течении минут пяти. Причем противоядие следовало ввести в организм в течении двух минут после отравления. В противном случае оно не успевало подействовать.
  
   Естественно для тренировки Алиса нарвала исключительно зеленых шипов, чтобы не рисковать без причины жизнью молодого человека. На слизьку этот яд не действовал, да и многие мамоно имели к нему частичный или полный иммунитет. Только черные шипы для отдельных видов монстродев могли создать проблемы с летальным исходом, а красные действовали на них как снотворное.
  
   Закончив с заготовкой стрелок, трубки решили опробовать. И тут Диму ждал неприятный сюрприз. Он естественно не рассчитывал с первых же выстрелов проявить чудеса точности, но совершенно не ожидал, что окажется дохляком по части дыхания. Стрелки его неизменно улетали лишь на два-три метра, после чего бессильно падали на землю. А вот у Нишикиномии получалось просто здорово. Понаблюдав за демонстрационными выстрелами наставницы, она приложила свою трубку к губам и с такой силой выпустила шип, что он наполовину вошел в кору дерева.
  
   - Блин, кажется, я не смогу использовать это оружие, - расстроено вздохнул Дима. - У меня просто дыхалки не хватает, чтобы нормально стрелять.
  
   - Не расстраивайся, - успокоила парня Алиса. - Ураганов своими легкими тебе создавать не нужно. Попробуй отработать технику выдоха, стараясь сделать его как можно резче. Я уверена, что если ты проявишь упорство, у тебя рано или поздно получится. На этом урок закончен. Можешь отдыхать. Предлагаю пойти в пещеру.
  
   Разочарованный своими неудачами парень хотел уж было согласиться, но Нишикиноми отрицательно мотнула головой.
  
   - Скажи, что потренируешься еще. Скажи, - настойчиво потребовала она.
  
   "Я устал, - ответил ей Дима. - Попробую в другой раз".
  
   - Ты не устал, а пал духом, - возразила девушка. - Ты потерял уверенность в себе и это опасно. Ты можешь закончить свой путь здесь и сейчас, если поддашься слабости.
  
   "Да что я могу?! - в сердцах ответил ей молодой человек (в реальности же он просто сжал кулаки и зажмурился). - Я шел сюда как дурак, на что-то рассчитывая. Думал, что на самом деле способен стать героем, просто пройдя игрушку на компе. Наивно полагал, что мои сексуальные навыки везде меня выручат. Но на деле я ноль без палочки! Самый натуральный молокосос в прямом и переносном смысле! Да как я могу отправляться в путешествие, если даже не могу толком сам себя прокормить?! Если кроме секса не умею ничего?! Мое место в местном борделе для мамоно, а не на лестном пути!"
  
   Нишикиномия рассмеялась.
  
   - Я поняла, куда ты метишь, но до борделя еще надо дойти, - подмигнула она. - Только знаешь, - добавила девушка, становясь серьезной. - Я ведь могу показать тебе другой путь, если захочешь. Очень быстрое и действенное решение твоих проблем. И все что потребуется от тебя это капелька любопытства, благодаря которой ты скажешь: "Это интересно", вместо: "Я сдаюсь".
  
   - Так ты идешь? - спросила Алиса, видя колебания своего ученика.
  
   - Я хочу потренироваться еще, - ответил ей Дима. - Можно я останусь?
  
   - О! Конечно, - улыбнулась девушка-слизь. - Я ведь могу надеяться, что ты не сбежишь от меня, пока я буду заниматься другими делами, или не залезешь в куст, чтобы покончить с жизнью?
  
   - Не волнуйся, я не сбегу, обещал же. И в куст не полезу, не такой уж я идиот.
  
   - Я хочу отправиться на охоту и добыть нам немного живности для ужина. Ты кстати не проголодался еще? - спросила подруга заботливо и, как бы невзначай, коснулась пальчиками своей груди.
  
   Молодой человек усмехнулся этому жесту.
  
   "Ну, вот и она намекает, что мое место возле титечки".
  
   - До ужина я потерплю, - вздохнул он. - Тренировка для меня важнее.
  
   - Хорошо. Успехов тебе. Занимайся, - кивнула Алиса и пошла прочь. - Я слежу за фоном темной энергии и буду неподалеку, но если случится что-нибудь непредвиденное, зови на помощь, прибегу.
  
   - Договорились, - сказал Дима. - Думаю, что все со мной будет в порядке, не беспокойся.
  
   Нишикиномия проводила взглядом девушку-слизь и повернулась к своему командиру.
  
   - Итак, ты остался, - сказала она улыбаясь. - Я чувствую, что уныние постепенно оставляет тебя и на смену ему приходит надежда. Это хорошо.
  
   Она обошла парня по кругу, осматривая его, и остановилась напротив, внимательно глядя ему в глаза.
  
   - Готов ли ты поделиться со мной частью своей свободы? - спросила девушка.
  
   - Что ты имеешь ввиду? - осторожно уточнил Дима.
  
   - Моторные функции твоего тела и кое-какие другие. Мне понадобится доступ к ним, чтобы тебе помогать.
  
   - И к чему это приведет? Ты будешь управлять моим телом вместо меня?
  
   - Скорее совместно с тобой. Я смогу помогать тебе совершать действия, которые у тебя пока не получаются.
  
   - А конкретно? Приведи пример.
  
   - Выстрелы из духовой трубки тебе не даются, верно? Но не потому, что ты не можешь стрелять, а потому, что не умеешь. Я предлагаю тебе воспользоваться моими умениями, реализуя их своим телом.
  
   - Как именно воспользоваться? Я прошу тебя: "Выстрели". Ты двигаешь моими руками, ртом и стреляешь? Так что ли?
  
   - Неа. Ты будешь сам двигать своими руками, целиться и стрелять, но получаться у тебя будет так же хорошо, как у меня. Вернее почти так же. Все-таки у твоего тела есть свои физические пределы, раздвинуть которые без длительных тренировок не получится. Однако ты перестанешь чувствовать себя беспомощным, я тебе это обещаю.
  
   - Как это будет работать? Как чувствоваться? Поясни.
  
   - Я могу тебе показать, - предложила Нишикиномия. - Ты поймешь и почувствуешь все без объяснений.
  
   - Понимаешь, меня очень беспокоит твоя фраза: "Поделиться частью своей свободы". Скажу откровенно. Я просто боюсь, что сделав это, потеряю над своим телом контроль.
  
   - Я же сказала "поделиться" свободой, а не "отдать" ее. Ты ведь раньше работал с духами, верно? С Гномой, Сильфой, Ундиной, Саламандрой? Заключал с ними контракт, и после этого мог призывать их, чтобы пользоваться силами стихий. Понимаешь, я ведь тоже как дух, только не из темной энергии создана, а из духовной. Поэтому и со мной получится примерно то же самое. И ощущаться моя помощь будет похоже, и включаться станет через призыв.
  
   - Очень интересно! - заволновался Дима, чувствуя просыпающийся энтузиазм. - С духами мне очень нравилось работать. Но они не просили контроль над моей моторикой. И это скорее я получал возможность пользоваться ими, чем они мной.
  
   - Так и со мной точно так же будет, - улыбнулась Нишикиномия. - Просто специфика моей помощи такова, что потребует обратной связи. Но тебе не о чем беспокоиться. Все сеансы нашего сотрудничества будут длиться ограниченное время, и начинаться будут исключительно по твоему желанию. Так что если тебе что-нибудь не понравится, то ты просто-напросто сможешь мою силу больше не призывать. Ну, как? Успокоила я тебя?
  
   - Да, - азартно кивнул Дима. Он уже соскучился по ощущениям, которые вызывали в нем духи, и ему остро хотелось испытать их вновь. - Считай, что уговорила. Но мне все равно любопытно. Сильфа давала мне силу ветра, Гнома - земли, Ундина - воды, а Саламандра - огня. Какую силу дашь мне ты?
  
   - Силу заимствованных навыков, - ответила Анна. - Ты ведь играл в компьютерные игры? Помнишь специалистов НПС, которых можно было нанимать, и они давали заемное умение? Например, алхимии, восприятия, починки предметов, разоружения ловушек и тому подобного. Так вот я что-то вроде такого специалиста, но особого специалиста, число и уровень умений которого со временем растет. Мне нравится учиться, осваивать что-то новое, и получается у меня это быстро и легко. Ты уже видел, как я обучаюсь, верно? И это только начало. Единственное, чего мне не хватает, это возможности свои умения применить. Поэтому твое использование меня и будет частью моей платы за помощь.
  
   - А что еще?
  
   - Духовная энергия, конечно. Это моя еда и строительный материал моих новых навыков и возможностей. Благодаря ей я буду расти и становиться сильнее. С ее помощью смогу расширить и усовершенствовать свое мастерство.
  
   - Но если ты станешь учиться всему, а я получать эти умения готовыми на тарелочке, то сам я ведь ничему так и не научусь. Не окажусь ли я в роли Сыроежкина, за которого все Электроник делает?
  
   - Хе-хе-хе! А вот и нет, вот и нет, - рассмеялась Нишикиномия, явно чем-то довольная. - Я очень-очень полезный Электроник, о котором любой Сыроежкин мог бы только мечтать. Слушай меня внимательно, дружок, мои умения ведь применяться будут в твоем теле. Ты вообще в курсе, что такое моторная память и как она работает? Чем чаще ты станешь призывать меня, тем четче запомнит мои действия твоя моторика. Я как магнит, понимаешь, а ты железка в моем поле. Я прикасаюсь к тебе, и ты сам начинаешь магнититься, отлипаю - и магнитные свойства пропадают, но не совсем. Остаточная намагниченность остается. И чем больше ты в моем поле находишься, тем сильнее намагничиваешься сам. Это правило, кстати, работает не только с моторными навыками, но и со всеми другими. Осознаешь теперь, какое ценное я золотко? Ты должен радоваться изо всех сил, что я у тебя есть, и не стесняться обращаться к моей силе, как только она тебе понадобится! А теперь не тяни, призови меня! И почувствуй, как здорово находиться в моем поле!
  
   Дима смотрел на свою помощницу большими глазами и поверить не мог услышанному. Все, что сказала ему Анна, казалось какой-то сказкой, сапогами-скороходами для путешественника или скатертью самобранкой для чревоугодника. Он чувствовал себя Нео, которому предложили загрузить знания кунг-фу прямо в мозг, и это было так круто.
  
   - Как тебя призывать? - нетерпеливо сказал он. - Научи.
  
   - Хе-хе-хе, - захихикала Нишикиномия, похотливо сверкая глазами, враз становясь похожей на свой маниакальный прототип. - Мог бы и сам догадаться, бедненький мальчик. Мне нужны твои сильные эмоции, чтобы установить ментальные связи и получить доступ к моторным функциям. Очень сильные эмоции и желательно положительные. А от чего ты тащишься больше всего? Что сможет разжечь твою энергетику как следует? Догадываешься, а? Тут дело остается только за формулировкой. Какую фразу предпочитаешь? "Изнасилуй меня", "Трахни как суку" или быть может "Выеб..."?
  
   - Давай без мата, ладно? - перебил девушку Дима, тяжело дыша. Его самого уже трясло от возбуждения, особенно при виде сексапильных форм Анны, оставшейся вдруг без одежды, ее здоровенных буферов пятого размера, с длинными эрегированными сосками и перевозбужденной письки, брызгающей смазкой после каждой похабной фразочки. - Звучит очень захватывающе в чужих устах, но сам матюкаться я не люблю. Просто... - он сделал паузу, смакуя момент и наслаждаясь алчно пылающими глазами помощницы, а потом закончил: - Возьми меня!
  
   И почти сразу молодой человек ощутил себя голым в страстных объятиях девушки, которая крепко прижала его к себе, заламывая и грубо стискивая. Так что сторонний наблюдатель мог бы с недоумением увидеть, как странно прогнулся парень в спине и встал на цыпочки, словно какая-то невидимая сила вздернула его вверх и сдавила. А мгновением спустя трико у него между ног плавно вспучилось и оттопырилось от быстро встающего члена. Дима вскрикнул, закатывая глаза, от восхитительного чувства засасывания в пышущее жаром влагалище. Насильница прошлась языком по приоткрытым от кайфа губам и грубо захватила их жадным поцелуем. Руки вцепились в волосы, слегка запрокидывая голову назад, губы пили рот жертвы жадными глотками, а бедра совершали свои неотвратимые размеренные удары, демонстрируя неоспоримое превосходство женского начала над мужским. Девушка грубо трахала парня прямо стоя, подмяв его под себя и совершая свои фрикции в постепенно ускоряющемся ритме. При каждом погружении агрессивная вагина заглатывала член целиком и резко всасывала его, стремясь затянуть в себя еще глубже.
  
   Дима безвольно покачивался и мычал, ощущая накаляющееся во всем теле напряжение и стремительно приближающуюся разрядку. И тем не менее Нишикиномия его опередила. Она содрогнулась, затряслась и резко наделась на член до конца, повисая на парне и обвивая его ногами и за талию. Руки ее крепко стиснулись на его шее, титечки расплющились о грудь молодого человека, буравя ее своими твердыми сосками, и она восторженно закричала, запрокидывая голову назад. Дима тоже закричал, ощущая членом мощное сдавливание, а затем резкий всасывающий импульс, в момент которого в тело его выплеснулись потоки серебристых нитей. Потом последовал второй импульс, третий, четвертый. Анна содрогалась в оргазме и словно быстро опутывала его изнутри электрической паутинкой. Потом вагина ее стала непрерывно сосать член парня и сломила его последнее сопротивление, заставив кончить.
  
   Но опять это был необычный оргазм. Не физический, а скорее эмоциональный. Дима извергался в девушку не спермой, а чистой духовной энергией, испытывая в большей степени всплески счастья, чем кайфа. Все тело его наполнилось восхитительной силой. Паутина засветилась ярче и окуталась длинными искрами, словно электрическими разрядами. А потом наступило чувство отрешенной ясности, и холодный стальной голос Анны Нишикиномии произнес:
  
   "Обнаружена новая нейронная сеть. Начинаю развертывание ментальных синапсов. Прогресс: десять, двадцать пять, сорок пять, семьдесят, сто процентов. Развертывание синапсов завершено. Запускаю программу сотрудничества. Нейронная сеть дружелюбна, доступ разрешен. Проводимость нейронных связей двадцать восемь процентов. Оптимизирую эффективность соединения. Соединение оптимизировано. Предельная проводимость нейронный связей тридцать шесть процентов достигнута. Рассчитываю пороговую скорость обмена с нейронной сетью при текущей проводимости. Оптимальная скорость обмена установлена. Безопасный порог нагрузки нейронной сети зафиксирован. Соединение успешно установлено. Все функции обмена работают нормально".
  
   "Что это такое, черт возьми", - подумал Дима, чувствуя себя крайне странно, как будто тело его дополнилось новыми устройствами и механизмами, назначение которых ему было пока непонятным. Многие из них работали автоматически. Стоило парню посмотреть на какой-нибудь предмет пристально, как тот тут же детализировался, выделялся и в уме возникали его численные размеры и дистанция до него.
  
   "Ё-мое! Да я себя терминатором каким-то чувствую! - мысленно восхитился молодой человек. - С чего это мне такая радость?"
  
   - Это я, - хихикнула Нишикиномия. - Добро пожаловать в мое дружественное магнитное поле, моя милая железяшечка.
  
   Дима почувствовал вдруг, как девушка легонько укусила его за ухо, и на мгновение осознал себя в объятиях ее сексапильного тела, которое по-прежнему обнимало его снаружи и внутри себя. А потом ощущения эти погасли, и он вернулся в прежнее мобилизованное состояние.
  
   - Что это было, Ань?
  
   - Мое приветствие, командир, - раздался веселый смешок. - Чтобы ты знал, на чем я сижу и чем занимаюсь, пока ты мной пользуешься.
  
   - Да уж, без этого было не обойтись, - хохотнул парень. - Но что-то долго мы с тобой соединялись. Я, конечно, не против столь волнительного приключения, но в реальном сражении может просто времени на него не хватить.
  
   - Не беспокойся по этому поводу. Это была первая наша стыковка. Мне пришлось настраивать тебя и себя для плодотворного сотрудничества, поэтому процедура заняла много времени. В следующий раз я секундочек в пять уложусь. Однако специально по твоему желанию, могу замедлить наше субъективное время, чтобы ты в полной мере мог отследить все стадии нашего волнительного соединения.
  
   - А ты уверена, что я после этого сражаться смогу?
  
   - Не беспокойся, командир, - захихикала хулиганка, - я как раз разогрею тебя для боя, так что ты будешь в нужном тонусе, и любая мамоно пальчики оближет, глядя на твою ауру.
  
   - А если я будут на курицу какую-нибудь охотиться?
  
   - Хе-хе. Тогда она просто не заметит ничего. Животные не видят энергетику людей.
  
   - Но каково мне самому будет? Я не стану гоняться за птицей с целью ее изнасиловать?
  
   - Думаю, что до этого не дойдет, - рассмеялась помощница.
  
   - Знаешь, лучше не надо время замедлять, если я специально об этом не попрошу.
  
   - Не волнуйся, без разрешения не буду.
  
   - И давай изменим формулу активации нашего с тобой соединения. А то как-то... не по-деловому она звучит. Подозреваю, что во многих случаях мне будет не до секса, когда я стану тебя призывать.
  
   - Хорошо, командир. Предлагай новый вариант.
  
   - Команда "Связь", на мой взгляд, будет звучать коротко и лаконично.
  
   - Слово "половая" добавить?
  
   Дима хохотнул.
  
   - Ты от Аямэ [1] пошлостей нахваталась? Просто связь, коммуникационная.
  
   - Мммм, как так? - обижено застонала Аня. - А удовольствие? Давай сделаем две формулировки, а? Введем новую, но и старую оставим тоже. Новая будет означать, что тебе не до шуток, а старая, что мне можно немного пошалить? Ну, пожаааалуйста. Оставь мне радости в жизни.
  
   - Ну, что с тобой сделаешь, пусть будет две формулировки, - сжалился Дима.
  
   - Ураааа! Урааа! Командир, ты лучший!
  
   - Ха-ха. Ладно-ладно. Подскажи теперь, что мне делать?
  
   - Ты же хотел из трубки выстрелить. Вот и стреляй.
  
   - Просто выстрелить, как это делаю сам?
  
   - Вот именно. Все предельно просто.
  
   - Хорошо.
  
   Дима шагнул к своему оружию, лежащему на земле, намереваясь нагнуться и поднять его. Но вместо этого сделал плавный скользящий шаг, опускаясь на колено и держа в поле зрения сразу окружающую панораму и предмет, к которому тянулся. Взяв трубку, он автоматическим движением стряхнул с нее пыль, продул ее и замер, соображая, что он только что сделал и почему.
  
   - Ань, мне ведь только навык стрельбы доступен или что-то еще?
  
   - Обижаешь командир. В твоем распоряжении девять навыков: бесшумный шаг - уровень два, уклонение - два, точность - четыре, острый слух - один, ночной глаз - один, внимание - три, видение - один, работа руками - три и стрельба духовая - три.
  
   - Со стрельбой понятно. Но откуда взялись остальные?
  
   - Навыки "работа руками" и "стрельба" я получила на уроке Алисы. А остальные - это то, что ты наработал в игре, и что мне удалось восстановить к текущему времени. Кое-что еще может добавиться по мере моего развития, но сейчас, к сожалению, пока только эти.
  
   - К сожалению?! - поразился Дима. - Да я и на них не рассчитывал!
  
   - Полагаю, это можно расценивать как похвалу, командир? - польщено уточнила помощница.
  
   - Безусловно! - подтвердил молодой человек. - Вот только что-то я не помню за собой в игре таких навыков. Ну, кроме, пожалуй, "видения". И то я не уверен, что оно означает то же самое.
  
   - В физическом твоем теле старые игровые скилы уже не могли действовать как прежде в виртуальном. Мне пришлось одни из них разбить на более простые элементы, а другие модифицировать. От того и получился новый набор.
  
   - Ты не могла бы прокомментировать мне, на что каждый из этих навыков способен и как он работает?
  
   - Бесшумный шаг, острый слух и точность означают ровно то, чем называются. Уклонение позволяет тебе уворачиваться от летящих в тебя стрелок, предметов, ударов. Первый уровень повышает реакцию на двадцать пять процентов, второй - на пятьдесят, то есть в полтора раза. Визуально это воспринимается как замедление времени. Внимание дает повышенную чувствительность к движущимся объектам и позволяет отслеживать одновременно несколько точек в пространства. На первом уровне - две, на втором и третьем - три. Третий уровень внимания дает также информацию о размерах предметов и дистанциях до них. Ночной глаз, как понятно из названия, улучшает видимость в темноте. Первый базовый уровень усиливает чувствительность зрения в полтора раза. То же самое относится и к острому слуху. Видение позволяет тебе фиксировать энергетику монстров и людей. На первом уровне только внешний слой ауры и ее базовый цвет. То есть ты уже способен будешь отличить темную ману от духовной и тем самым распознать мамоно, маскирующихся под людей, но только в том случае, если она не скрывает специально свою энергетику. Видение позволяет также приближенно оценить силу монстродевы по размерам ауры и яркости ее свечения. А еще ты сможешь теперь отличить виртуальные предметы от реальных, если воспользуешься для этого функцией видения.
  
   - Ого, сколько всего! - восхитился Дима. - Но чтобы эти функции работали, нужно тебя призывать?
  
   - Конечно, - ответила Нишикиномия хитрым тоном. - А что ты хотел? По крайней мере, придется призывать меня до тех пор, пока твоя железячка не намагнитится в каком-нибудь из навыков до первого уровня. Тогда тот начнет работать уже без моей помощи. Но со мной, конечно же, будет работать гораздо лучше.
  
   - Ясно. И какова продолжительность сеанса сотрудничества?
  
   - На холостом ходу (как сейчас) минут двадцать, а при интенсивном использовании - не больше пяти. И потом минут десять ты со мной соединиться не сможешь. Однако можно по желанию разорвать соединение досрочно и тогда время восстановления для полного использования будет короче. Кроме того ты сможешь соединиться со мной без паузы на короткий срок с учетом уже израсходованного ресурса. Так что рассчитывай, когда и как лучше меня применить. Сейчас у тебя самый первый, начальный уровень по использованию меня. С увеличением его длительность сеансов будет увеличиваться, а время восстановления сокращаться.
  
   - Обалдеть! Я начинаю чувствовать себя как в игрушке. Это прикольно. Ну, хорошо. Теперь попробую протестировать стрельбу из духовой трубочки.
  
   Молодой человек опять размножил свое внимание. Одной точкой зрения смотрел на конвертик с зарядами, сделанный из листа, другой на оружие, третья блуждала по деревьям, отслеживая окружение на предмет возникновения неожиданной опасности. Дима не делал этого специально, все получалось автоматически. Однако в таком режиме он довольно быстро и легко сумел зарядить трубку и выбрать к тому времени цель для стрельбы.
  
   Начинающий стрелок решил выстрелить из положения, в котором находился. Он пока не ставил своей задачей попасть в цель, ему для начала хотелось бы запустить заряд подальше. Однако стоило Диме приложить трубку к губам и навести ее на цель, как он тут же ощутил веер траекторий полета стрелки от горизонтальной прямой, до баллистических линий. Он буквально видел, куда та попадет в зависимости от стартовой скорости движения.
  
   - Офигеть! - восхитился парень, наводя вертикальную плоскость веера на дерево, в которое целился.
  
   - Забыла предупредить, - подала голос Нишикиномия, - "точность" четвертого уровня позволяет визуализировать траектории движущихся предметов, либо тех, что ты готовишь к движению. В совокупности с этой фишкой навыки "уклонение" и "стрельба" работают более эффективно.
  
   - Я уж заметил, - улыбнулся Дима. - Он чувствовал себя сейчас столь же впечатленным, как и перед игрой в улучшенную версию монстродев, в момент настройки параметров восприятия виртуальной реальности.
  
   Прицелившись в дерево, он решил выстрелить с максимально возможной силой, чтобы оценить, как далеко стрелка улетит. На секунду в груди возникло напряжение, а потом легкие обожгло острой болью и трубка издала легкий хлопок. Вскрикнув от болевых ощущений, Дмитрий сжался в позу зародыша и повалился набок. В глазах у него потемнело, в голове раздался гулкий звон, и на какое-то время он полностью потерял связь с действительностью. Очнулся молодой человек от того, что его трясли за грудь. И, ё-маё! Это было адски больно!
  
   - Димочка, очнись ну пожалуйста! Не умирай! - причитала Алиса, а рядом с ней сидела невероятно расстроенная и несчастная Нишикиномия.
  
   - Ааааа... нет, перестань... - прохрипел парень и едва снова не потерял сознания от боли в легких.
  
   Слизька тут же отдернула руки и прижала их к груди от избытка чувств. В глазах ее стояли слезы.
  
   - Слава Темной матери, очнулся! А я уж чего только не передумала. Боялась, что ты шипом ядовитым укололся, а у меня даже противоядия нет.
  
   Она разрыдалась и уткнулась парню носом в грудь.
  
   - Аааааааа! - снова захрипел он.
  
   Алиса тут же соскочила и испуганно уставилась на него.
  
   - Грудь... болит... - с трудом прошептал он. - На живот... можно...
  
   Девушка, шмыгая носом, мотнула головой.
  
   - Я уж лучше совсем не буду. Что хоть случилось то с тобой, олух царя небесного?
  
   - Легкие... надорвал... выстрелил...
  
   - Надорвал? - вытаращилась на него слизька. - Как?!
  
   - Туда... стрелял... - указал Дима рукой на дерево. - Смотри...
  
   Алиса ушла изучать цель, и тут захныкала, запричитала Нишикиномия:
  
   - Оооой, Дииимочка, простиииии-простиии! Не отказывайся от меня пожаааалуйста!
  
   "Я что на идиота похож, чтобы отказываться от тебя из-за своей глупости?" - мысленно удивился молодой человек, радуясь, что хоть с помощницей может разговаривать без адской боли.
  
   - Правда?! Не откажешься?! - мигом расцвела Анна счастливой улыбкой.
  
   "Да конечно нет, глупенькая моя" - ласково сказал ей Дима.
  
   Девушка от избытка чувств рухнула на него и сдавила в кепкой хватке. Многострадальный парень приготовился уже к новой вспышке боли, однако болезная грудь на виртуальные объятия ни как не отреагировала.
  
   "Что хоть приключилось-то со мной? Насколько серьезную я получил травму?"
  
   - Растяжение мышц груди, и множественные микроразрывы легкого. Опасности для жизни нет, но пока не заживут ранки, стрелять из трубки тебе нельзя.
  
   "Что? - расстроился парень. - А как же мое путешествие? Я здесь застрял пока не выздоровлю? Сколько это времени займет?"
  
   - Смотря как лечиться будешь, - хмыкнула успокоившаяся Аня. - Если просто отлеживаться, то с десяток дней пройдет, пока боль не перестанет беспокоить тебя при разговоре, и не меньше месяца, пока не выздоровеешь полностью.
  
   "А какие еще есть варианты?"
  
   - Если я верну твой старый навык "духовное исцеление", то смогу полностью вылечить тебя часов за восемь. Завтра будешь как огурчик. И сможешь снова плеваться из трубки.
  
   "Верни! - обрадовался Дима. - Сможешь? Что тебе для этого надо?"
  
   - Да ясно что! Духовной энергии! Пусть слизька тебя сперва титечкой покормит. А потом трахнет аккуратненько, чтобы сильно не помять. А уж я позабочусь, чтобы ей одного раза не хватило! Во время кормления, кстати, я часть темной энергии могу в легкие послать. Она как анестетик действует, хоть боль твоя поуменьшится.
  
   "Что хоть я сделал-то не так? Почему теперь в таком состоянии?"
  
   - Известно что: долбанул из трубки со всей моей дури, а тело твое, между прочим, не рассчитано на такое давление было. И мышцы свои перенапряг, и легкие повредил.
  
   "Блин, вот ведь гадство. То есть придется силы сдерживать, да?"
  
   - Не-не, - помотала головой Аня. - Теперь не придется. Это моя оплошность была, я накосячила: не сделала защиту от дурака, вот дурак и нашел лазейку, - ехидно добавила она, - чтобы от всей души себе навредить. Но во второй раз это не сработает. Я уже выставила границу предельного усилия для духового выстрела, которое для тебя безопасно. Ну и на все другие моторные навыки буду ставить границы, чтобы ты подобным же образом не пострадал.
  
   "Вот это правильно, - поблагодарил ее Дима. - Но я все равно первое время буду сдерживаться. Научен уже горьким опытом".
  
   - За одного битого, двух небитых дают, - улыбнулась Нишикиномия.
  
   - Мама моя жидкая! - воскликнула Алиса возвращаясь. - Ты зачем с такой силой выстрелил, идиот?! Я даже шип извлечь не смогла, он на две трети в древесину ушел! Это ж тебе духовая трубка, болван, а не арбалет. При такой ударной силе ядовитый шип может навылет пройти и яда минимум в теле оставит. В этом оружие совсем другая стратегия. Кожу нужно лишь проколоть и этого уже будет достаточно. Ты же выстрелил так, что и зеленым шипом можно было человека убить, если в сердце попасть. У меня просто слов нет и я в полнейшем недоумении. Как ты умудрился такое сделать? Если б не лежал сейчас надорваный, не поверила б ни в жизнь.
  
   Она вдруг замерла и посмотрела пристально в то место, где сидела Нишикиномия. Анна беспокойно заерзала и пересела, но Алиса глазами проследовала за ней.
  
   Помощница ойкнула и испарилась, прячась в Диминой ауре.
  
   - Это что было такое? - удивленно спросила она. - Она меня видела?
  
   "Без понятия", - ответил молодой человек.
  
   - Может быть, может быть, - хихикнула слизка, - словно бы отвечая на вопрос девушки и заставляя ее вздрогнуть. - Хорошо если так, - непонятно добавила она.
  
   Потом Алиса опустилась на коленки перед Димой и ласково погладила того по щеке.
  
   - Чем я могу тебе помочь, мой сладенький?
  
   - Молоко... хочу... - с трудом выдавил он из себя.
  
   - Хи-хи-хи! - рассмеялась девушка. - Младенчик хочет кушать! Ну как мамочка может ему отказать?
  
   Она аккуратно прилегла рядом, провела пальчиками у Димы по волосам и, посапывая от нетерпения, ткнулась титечкой ему в губы.
  
   - Пососи, сладкий мой, пососи у мамочки, - шептала Алиса, глядя на него с похотливым азартом.
  
   Ее сосок вытягивался прямо на глазах, увеличиваясь и становясь твердым. Почувствовав его губами, молодой человек приоткрыл рот и провел по его шероховатой поверхности языком. Глаза девушки хищно сверкнули, и, сдавив грудь пальцами, она прицельно выпустила струйку сладкой жидкости точнехонько парню между губ. И он всхлипнул, ощущая вкусовое блаженство, растекающееся по языку, прикрыл глаза и поддался очарованию вкуса.
  
   Через пару секунд Дима уже сладко сосал титечку, а слизька балдела, вытянувшись рядом и прижимая его голову к себе. Он чувствовал, как мягкое тепло распространяется у него в груди, и боль постепенно уходит, сменяясь приятным томлением. Под футболку парню забралась гладкая ладошка и стала нежно водить пальчиками вокруг пупка. Она вызывала ощущение легкой щекотки в животе и томного ожидания чего-то приятного, которое распространялось все ниже и ниже, начиная топорщить штаны в паху.
  
   Шаловливые пальчики забрались молодому человеку в трико, наткнулись там на его "младшего брата", пребывающего в активном бодрствующем состоянии, и хищно сжали его в жадном захвате. Слизька тихо заурчала, и Дима ощутил, как штаны аккуратно и почти скрытно сползают с него. Он оторвался от титьки и опустил голову вниз, чтобы посмотреть, что там происходит. Алиса, оказывается, успела провести не малую подготовительную работу, отвлекая парня нежными поглаживаниями. Она затекла ему под спину мягкой подушечкой и незаметно приподняла его тело над землей. После чего шесть маленьких как у младенцев ручек, аккуратно просунули пальчики под резинку трико молодого человека и равномерно растянув ее по всей окружности, медленно стаскивали с того штаны.
  
   Дима взглянул слизьке в глаза и увидел на ее лице выражение воришки, которую поймали на месте преступления. Он едва не рассмеялся, настолько мило это выглядело, но опасаясь боли, ограничился лишь одобрительной улыбкой.
  
   - Можно? - спросила Алиса, просияв в лице.
  
   - Ну, конечно, лакомка моя, - кивнул молодой человек, продолжая тепло улыбаться. Боли при разговоре он больше не чувствовал. Видимо темная энергия сыграла роль анестетика, как Анна и обещала. - Боже, какая ты миленькая, - добавил Дима, глядя на девушку с нежностью. - Только аккуратно возьми меня, ладно? Старайся не беспокоить грудь.
  
   Алиса радостно закивала и начала перетекать. Ноги ее слились в сплошную массу, напоминающую русалочий хвост, и принялись втягиваться в живот, а рука, державшая и ласково надрачивавшая член, стала утолщаться, превращаясь в трубочку с тесным отверстием на конце. Дима ощутил, как мужское достоинство его покрывается соками, а потом его начинают сосать столь сладко и восхитительно, что парень невольно застонал от удовольствия. Трубка меж тем продолжала быстро утолщаться на конце, формируя округлые женские формы. Молодой человек узнал зарождающиеся ягодицы и только после этого заметил, что отверстие на конце трубки представляет собой полноценную вагину, хищно обнимавшую основание члена своими мясистыми дольками. Они плавно покачивались в такт сосущим движениям влагалища и сочились густым соком, непрерывно текущим из него.
  
   Момент превращения Дима упустил, оно состоялось уже какое-то время назад, вероятно, почти сразу после формирования трубки с отверстием. Нетерпеливая слизька уже вовсю трахала парня, не дожидаясь завершения своей трансформации, и эта способность создавать вагину на любой части своего тела восхитила его, еще больше поднимая градус возбуждения. Молодой человек завороженно смотрел, как сиротливо вздрагивает большой клитор, требуя ласки своим напряженным телом. И, повинуясь его приглашению, он протянул к нему руку, смочил пальцы смазкой, растекшейся по животу, и, нежно обняв подушечками упругое тело, стал гладить и мягко массировать его.
  
   Алиса испустила сладострастный стон и писечка ее подалась на встречу пальцам, а влагалище стало сосать член с удвоенной силой и жадностью. Ягодицы девушки уже полностью сформировались и ритмично двигались, отращивая бедра по обе стороны от лежащего на спине парня. Через несколько секунд ноги уперлись коленками в землю и продолжили вытягиваться в длину, создавая голени и стопы. Еще немного времени прошло, и на парне уже сидела в позе наездницы нижняя женская половина, которая неестественно длинной талией перетекала в лежащую на боку рядом с Димой верхнюю часть.
  
   Все превращение заняло не более минуты, но к тому времени молодой человек уже изнемогал от желания кончить. Девушка настойчиво повернула его лицо к себе и сунула титечку в рот. Сладкая струйка нектара брызнула на язык, и вкусовой импульс оказался для парня последней каплей. Он содрогнулся от оргазма и стал выплескиваться в оседлавшую его слизьку, которая с жадностью поглощала сперму, отсасывая ее своим влагалищем.
  
   - Оооох! Как вкуууусно! - простонала Алиса закатывая глаза от восторга. - Хочу еще. Еще!
  
   Она склонилась над Димой и расплылась от умиления, как он завороженно причмокивает губами.
  
   - Ты тоже соси, - промурлыкала девушка. - Соси непрерывно, высоси все мое молочко, пока я тебя трахаю.
  
   В этот раз парень очень глубоко погрузился в транс. Он так бы и пребывал в нем, если б Анна к нему не пристала. Дима ощутил ее поцелуи, покусывания и, быстро заморгав глазами, сфокусировал их на девушке. Они находились в виртуальной реальности, и Нишикиномия, глядя на молодого человека с развратной улыбкой, нарочито не спеша раздевалась.
  
   - Рыбка клюнула, - хитро сказала она. - Пришла пора подсекать.
  
   "Ты о чем?" - спросил у нее Дима, который все еще не до конца вышел из прострации.
  
   - О темной энергии, дурачок. Мне нужно ее много, чтобы прокачать "духовное исцеление", и еще сверх того, чтобы раны твои заживить. Так что давай, волшебное слово говори, призывай свою персональную насильницу.
  
   "Возьми меня!" - сказал парень, улыбаясь, и Анна с жадностью набросилась на него. Меньше секунды у нее ушло на то, чтобы слопать его член своей киской. Как девушка и предупреждала, много ей времени не потребовалось, чтобы установить ментальное соединение она устроила парню сеанс глубокого засасывания, от которого через несколько секунд он начал кончать, наполняясь эйфорией и переходя в состояние кристальной ясности.
  
   В этот раз Дима чувствовал себя немного по-другому. Внимание его в большей степени сконцентрировалось на энергетическом окружении. Он видел, как течет темная мана, попадая в его тело с молоком, как она преобразуется в духовную энергию и направляется в яички. Анна заряжала сперму молодого человека, готовя для Алисы сюрприз. Ему практически ничего не приходилось делать, только наблюдать. Помощница его расчетливо манипулировала потоками духовной энергии, оптимально распределяя ее в теле. Парень видел, как она работает, все понимал, и у него не было никаких нареканий.
  
   - А теперь, хе-хе, - захихикала Нишикиномия. - Пришла пора тебе выстрелить. Приготовься к двойному изнасилованию.
  
   Дима не сразу понял, что она имела в виду, пока не ощутил вдруг очень четко, как его трахают сразу две любовницы, одна в реальном, а другая в виртуальном пространстве. И обе они словно соревновались в изощренности удовольствия, которое молодому человеку дарили. После этого ему оставалось только хрипло застонать и взорваться в бешеном оргазме.
  
   Алиса вскрикнула вслед за ним и аж взметнулась вся, получив порцию заряженной спермы.
  
   - Хьяааааа! - закричала она и стиснула парня в судорожных объятиях.
  
   К счастью, те пришлись только на шею, лицо, талию и бедра, не затронув груди. Девушка буквально таяла от удовольствия, и глаза ее светились восторгом. Она докормила парню молоко из обеих титечек и взмыла над ним как змея над мышью.
  
   - Мало мне, мало! - урчала она, хотя тело ее стало уже темно розовым.
  
   Слизька начала удлиняться еще больше и отрастила себе вторую пару ног и вторую вагину.
  
   - Хочу пить тебя непрерывно! - выдохнула она, глядя на парня безумным взглядом.
  
   Первая попа ее продолжала исполнять энергичный тверк, насаживаясь влагалищем на член, которое засасывало его и массировало. А вторая медленно и неуклонно подбиралась к лицу.
  
   - Твой язычок просто восхитителен, - томно сказала девушка. - Моя писечка его обожает.
  
   Она подставила клитор к губам молодого человека и радостно засопела, когда гибкий бархатный язычок начал его обхаживать.
  
   - О, да! Приласкай мою писечку, и она отблагодарит тебя своим соком.
  
   Алиса навалилась сверху и нажала бедрами, вводя клитор в рот, а потом стала двигаться, наслаждаясь двойным контактом со своим любовником. Тело ее стремительно закипало и грозило устроить парню настоящую бурю. Прошло несколько секунд, и она стала извергаться, заполняя его своей кипящей тьмой.
  
   "Боже! Как много!" - мысленно содрогнулся Дима, чувствуя, что и сам пребывает на пороге разрядки!
  
   - Ура! Много! - радовалась Анна как ребенок.
  
   - Еще! Еще! - рычала Алиса. - Дай мне еще своей спермы! Кончай! - требовала она.
  
   - Да! Кончай! - с азартом поддерживала ее Нишикиномия.
  
   Обе девушки стали скакать на парне с удвоенной энергией и просто не оставили ему выбора, кроме как сдаться. Он вновь изнемогал в блаженстве, чувствуя, как сперма выплескивается из него мощными струями. Только в этот раз сознание его не выдержало экстремального испытания и померкло.
  
  
  
   Очнулся Дмитрий от внутреннего толчка и открыл глаза. Он находился в пещере, в положении лежа на спине, а сбоку от него лежала Аня, обняв его руками за живот и положив голову на плечо. Стоило только парню пошевелиться, как она тут же села и посмотрела на него сверху, улыбаясь своей ангельской улыбкой.
  
   - Где Алиса? - спросил он.
  
   - Спит, - ответила Нишикиномия и пошлепала ладонью по слою желеподобной субстанции, в которой они лежали.
  
  - А кто меня тогда в пещеру перенес? - задумчиво почесал он в затылке.
  
  - Слизь и перенесла. Как только ты отключился, она подхватила тебя и в пещеру уволокла. А уже там продолжила развлекаться.
  
  - А ты, значит, не спала, пока я был в отключке?
  
  - Это было странное состояние. В такие моменты я чувствую себя мамоно, я уже говорила, и все сознание мое сконцентрировано на сексе. Но серьезные подвижки твоего тела я замечаю.
  
   - Ты не лишилась дара речи?
  
   - Как видишь, нет.
  
   - Что-то по-другому в этот раз?
  
   - Ага, и это странно. Я чувствую, что слизька наша объелась, переполнившись твоей духовной энергией. Однако ментальная аура ее не пригасла и продолжает меня подпитывать. Кстати, поздравляю с чистой победой. Мы с тобой отыграли данную тобой фору, так что в следующий раз можно будет сбежать.
  
   Стоило Диме подумать об этом, как сердце его остро кольнуло. Ему не хотелось расставаться с этой замечательно и шкодливой девушкой.
  
   - Что пригорюнился? - спросила Аня.
  
   - Да так... ничего...
  
   - У тебя свой путь, у нее свой, - сказала девушка. - Понимаешь, это тоже испытание. Не только надо уметь выживать в этом мире, нужно уметь еще идти вперед.
  
   - Да ясно мне, ясно.
  
   - Тогда взбодрись! Ты теперь не один. У тебя есть я.
  
   - А ты не боишься снова стать безмолвным автоматом, как только мы сбежим. Питающей тебя ауры ведь больше не станет.
  
   - Ну... - замялась Анна. - Я все равно расту. Напитываюсь твоей духовной энергией и, скорее всего, смогу скоро обходиться без ее поля. Вот, кстати, давай проверим. Пока она спит, отправимся на прогулку, воздухом свежим подышим. И заодно посмотрим, какой я становлюсь без внешней подпитки от мамоно.
  
   - Давай, - согласился Дима. - Действительно, чего в пещере сидеть. А слизька, если проснется, почувствует, что я рядом, по духовному следу и беспокоиться сильно не будет.
  
   Молодой человек отыскал свое трико, надел его, сунул ноги в свои тапочки, и они вышли на прогулку. Пономарев решил совместить приятное с полезным и приготовить запеченный "пото" на ужин. Собирать корнеплоды, дрова и хворост к костру приходилось самому. Нишикиномия была только виртуальной спутницей. Зато она скрашивала его одиночество беседой.
  
   - Как чувствуешь себя? Грудь больше не болит? - спросила девушка.
  
   - Немного побаливает, - признался парень. - Но уже совсем не так, как раньше.
  
   - Это хорошо, до утра я тебя совсем вылечу.
  
   - Значит, тебе удалось восстановить "духовное исцеление"?
  
   - Значит, удалось, - улыбнулась Аня.
  
   Они отошли уже достаточно далеко от пещеры в поисках "пото", но девушка все продолжала поддерживать беседу, как ни в чем не бывало.
  
   - Как там ментальное поле? Ослабло? Нет?
  
   Нишикиномия сделала задумчивую мину.
  
   - Представляешь, нет. Такое же сильное, как и в пещере.
  
   - Неужели такое мощное?
  
   - Нет. Дело не в этом. Было бы поле мощным, оно все равно с удалением чувствовалось бы по-другому, ослаблялось бы. А тут прям... Блин, прям как будто она за нами следует попятам.
  
   - Думаешь, проснулась и крадется следом?
  
   - Да нет же! Прям рядом стоит!
  
   Аня стала отходить от Димы, потом приближаться, обошла его по кругу и вернулась.
  
   - Знаешь, - заметила девушка. - У меня такое ощущение, что поле это исходит прямо от тебя. Ты его источник. Ну, или Алиса сделалась невидимой и стоит прямо рядом с тобой.
  
   - Ничего не понимаю, - почесал в затылке Пономарев. - Ну, да ладно. Оставим эту загадку на потом. Сейчас нет времени разбираться, скоро солнце сядет.
  
   Через полчаса Дима разжег костер. Местное светило уже касалось кромки деревьев, и он поспешил воспользоваться лупой, пока не стемнело. А еще минут через сорок парень отгреб часть раскаленных углей в сторону и стал зарывать в них клубни "пото". Огонь он решил пока не гасить. Возможность посидеть в темноте у костра обещала подарить приятные минутки.
  
   Слизька появилась из пещеры, когда картошка почти уже запеклась. Она молча подошла и села у огня понурившись.
  
   - Привет, Алис, - тепло улыбнулся ей Дима. - Как спалось?
  
   - Нормально, - хмуро ответила она.
  
   - Извини, что оставил тебя одну. Захотелось картошки испечь.
  
   Девушка подняла глаза и долго смотрела на молодого человека.
  
   - У меня не осталось больше резервов. Следующий мой проигрыш станет последним.
  
   Дима хотел ее подбодрить как-то, но не нашел слов.
  
   - Мне нужно побыть одной, - сказала Алиса, задумчиво поднимаясь.
  
   - А как же картошка? - удивился молодой человек. - Ты не будешь есть?
  
   - Буду, - грустно улыбнулась девушка. - Оставь мне немного. Ладно?
  
   - Конечно, Алис.
  
   Она отвернулась и медленным шагом скрылась среди деревьев.
  
   - Блииин, не могу, не могу, - простонал тот. - Словно ножом по сердцу! Как?! Как я уйду?! Как я без нее?!
  
   Аня посмотрела на него, поджав губы, и покачала головой.
  
   - Это тоже выбор, - сказала она. - Оставаться или идти. Решать только тебе. И та, другая Алиса. Она ведь где-то тебя ждет. Ты уже забыл о ней?
  
   - Той другой... - вздохнул парень. - Ее, кажется, нет... уже давно.
  
   - Но ведь кто-то играл с тобой. С кем-то ты путешествовал бок о бок, пусть и в виртуальном мире, но оба вы были настоящими. Неужели ты ее не найдешь? Бросишь свою цель в самом начале пути? Останешься узником этой пещеры, когда весь мир тебя ждет?
  
   - Аааааааа! - застонал парень. - Я не знаю! НЕ ЗНАЮ!
  
   - Ладно, - вздохнула Нишикиномия. - Не буду тебе мешать. Отдыхай. Думай.
  
   Девушка исчезла, и Дима остался один. Он извлек клубни "пото" из углей, но есть не стал. Аппетита не было. Молодой человек прилег рядом с костром и прикрыл глаза. На душе было муторно и тоскливо. Плечи его стали вздрагивать, из-под век потекли слезы. Он лежал и тихо плакал, не понимая, что ему делать дальше. Остаться он не мог, а уйти не было сил.
  
   "Что делать? Что делать? Что делать?" - С этим вопросом, беспрестанно крутящимся в голове, он и заснул.
  
   Дима не видел уже, как вернулась Алиса и села рядом. Солнце к тому времени зашло и пространство наполнилось сумраком. Девушка задумчиво взяла один клубень и съела его.
  
   - Мммм, вкусно! - промурлыкала она, жмуря глаза от удовольствия.
  
   Потом слизька склонилась над спящим парнем и стала внимательно на него смотреть.
  
   - Дим, ты спишь?
  
   Молодой человек не ответил, дыша ровно и глубоко. Он спал.
  
   - Ох, бедный мой, бедный Димочка, - грустно вздохнула Алиса. - Измучился весь. А думаешь, мне легко? - она еще раз тяжко вздохнула. - Как же приятно, что ты ко мне привязался. И как больно... что могу тебя потерять. Завтрашний день все решит.
  
   Девушка собрала запеченные клубни и сложила в карман, который создала на своем теле, потом подняла парня на руки и понесла его в пещеру.
  
  
  
   Дима проснулся на следующее утро от легких толчков. И понял, что находится в пещере. Это Алиса разбудила его.
  
   - Как твоя грудь? Не болит больше? - поинтересовалась она.
  
   - Эээ... нет. Вроде не болит.
  
   - Здоров как бык! - заявила Нишикиномия, появляясь у слизьки за спиной.
  
   - Мы идем на охоту. Из трубки стрелять сможешь?
  
   Молодой человек набрал полную грудь воздуха и выдохнул.
  
   - Да, - сказал он.
  
   - Сегодня я дам тебе еще несколько уроков, которые помогут в путешествии.
  
   - Ура! Я с вами! - обрадовалась Аня.
  
   - Спасибо, - поблагодарил Дима.
  
   Потом они пошли в лес, проходить курсы молодого охотника. Там Алиса рассказала своему ученику, где селятся дикие звери, по каким дорожкам может пролегать их путь, и как их найти. Она учила его правильно подбирать место для укрытия и маскироваться. А потом потребовала, чтобы он сделал это самостоятельно. У парня получалось не очень хорошо. Слизька каждый раз браковала его маскировку и указывала на ошибки. И тогда Нишикиномия предложила призвать ее.
  
   - Нам же надо с тобой кого-нибудь подстрелить верно? - подмигнула она.
  
   Дима послушался и через какие-нибудь пару минут справился с заданием.
  
   - Хорошо, - похвалила Алиса. - Для новичка очень неплохо. Вот держи, - она протянула ему конвертик с черными шипами, свернутый из листа какого-то растения. - И будь аккуратен. Если уколешься, то умрешь.
  
   После этого она ушла. Парень сразу же зарядил трубку и начал ждать. Он пролежал в своей засаде часа полтора, прежде чем Анна его толкнула.
  
   - Призывай меня! Скорей! - азартно сказала она ему. - Упустишь добычу!
  
   Вместе с удовольствием, растекшимся по телу, и наполнившей ум ясностью, на Диму накатили со всех сторон звуки, громкость которых вдруг разом усилилась. Он услышал топот ног, увидел движение в направлении звуков, и взгляд его выхватил контуры небольшого зверя бегущего в отдалении. Молодой человек поднес к губам заряженную ранее трубку и прицелился. Резкий выдох запустил смертельную стрелку в полет. Зверь, похожий на средних размеров свинку с длинными и острыми бивнями, даже не вздрогнул, продолжая бежать, как ни в чем не бывало.
  
   "Неужели промазал?" - испугался Дима.
  
   - Неа, - сказала Анна довольным голосом. - Он уже мертв.
  
   И в этот момент животное остановилось, зашаталось на подгибающихся ногах и рухнуло на землю.
  
   - Ну вот, с первой добычей тебя, охотничек, - ободряюще улыбнулась девушка.
  
   Потом была переноска тяжести весом в полсотни килограммов, во время которой парень рассказал Алисе анекдот про русского, чукчу и медведя. Как умудренный опытом северный охотник отчитывал городского человека: "Дурак ты русский! Зачем стрелял! Теперь сам медведя тащить будешь".
  
   Алиса рассмеялась и, взглянув на парня, волокущего кабана по земле за бивни, сказала:
  
   - Хорошо, пусть идет сам.
  
   Дима удивленно на нее посмотрел, опасаясь какого-нибудь заклинания из арсенала некромантов. Но девушка лишь выпустила из себя одну из своих частичек. От тела ее отделилась крупная многоножка, напоминающая вытянутого в длину слизня с большим числом ног. Подбежав к зверю, она погрузила его в себя и устремилась вперед, шустро двигая полупрозрачными ногами.
  
   - Ох! Спасибо, - выдохнул Дима. - Но ты ведь делаешь работу за меня. Как я в дороге без твоей помощи буду обходиться?
  
   - Ты мог бы развести костер на месте, разделать добычу, зажарить мясо и поесть. А потом взять с собой столько, сколько не тяжело было бы нести.
  
   - Разделать? - переспросил парень. - Чем? У меня даже ножа нет!
  
   - Этот зверь тебя экипирует, - улыбнулась слизька. - Бивни его видел? Будет у тебя два ножа.
  
   По возвращении к пещере Алиса отделила от челюсти зверя бивни, пропустила их через себя и превратила в два острых как медицинский скальпель ножа, с коротким слегка загнутым лезвием около пяти сантиметров в длину и десятисантиметровой рукояткой, удобно ложащейся в руку. Лезвия имели один острый край и один толстый, миллиметров пять в ширину, благодаря которому они сохраняли прочность. У одного ножа острую кромку имела внешняя часть изгиба, у другого - внутренняя. Кроме того концы ножей на участке около сантиметра имели двустороннюю заточку
  
   Немного передохнув и перекусив картошкой, охотники продолжили урок, во время которого девушка-слизь стала учить Диму разделывать зверя. Нишикиномия естественно тоже была рядом и впитывала информацию как губка. Она создала себе виртуальную тушу, обзавелась такими же как у Алисы ножами и добросовестно повторяла за ней все действия.
  
   Под руководством наставницы и при содействии помощницы начинающему мяснику удалось снять с кабана шкуру и отделить от его туши все наиболее ценные части мясного филе, которого оказалось достаточно много.
  
   - Что будем делать с этой горой мяса? Испортится ведь, - забеспокоился Дима.
  
   - Замариновать его надо и закоптить.
  
   - Но в чем и чем? Нет ведь ни посуды, ни уксуса.
  
   - Зато есть я, - усмехнулась Алиса и втянула в себя все куски мяса. - Давай, разводи костер. А я займусь мариновкой. Еще и кожу надо приготовить и просушить. Будем из нее рюкзак тебе делать.
  
   - А что станет с остальным кабаном?
  
   - Не беспокойся, - хмыкнула девушка. - Ему тоже применение найдем.
  
   Потом была жарка шашлыка над углями костра. Нежные промаринованные в кислой среде кусочки легко разрезались на части и нанизывались на острые прутья, сделанные из ребер зверя. Лагерь наполнился очаровательным запахом жаренного мяса. И Дима исходил слюной в ожидании, когда сможет его попробовать.
  
   После сытного обеда заготовка припасов продолжилась. Алиса учила молодого человека правильно коптить мясо, чтобы оно хранилось дольше. Тот внимательно слушал и запоминал, и вместе с ним наставнице внимала Аня. Дима опасался, что не запомнит столько информации, и весь расчет у него был на помощницу, которая схватывала все с первого раза, впитывая новые сведения как губка.
  
   Наконец, все заготовки были закончены, и Алиса принялась за обработку кожи.
  
   - Это не урок, - предупредила она. - Тебе такое не под силу. Но если интересно, можешь посмотреть.
  
   - Мне очень интересно, - сказала Нишикиномия и подсела поближе.
  
   Вначале слизька как-то обработала кожу в себе, благодаря чему та потемнела, стала прочной и эластичной. Затем стала ее кроить, разрезая прямо своим пальцем, превращенным в острое лезвие. Диме невольно вспомнилось странное видение с убийством усатого офицера, но он отогнал его, полагая, что все это лишь его фантазии. В этом мире просто не могла жить реальная Анна Нишикиномия со способностью отращивать из рук острые ножи как второй терминатор и превращаться в съеденных ей людей.
  
   Алиса не только разрезала кожу, но и склеивала ее. Она накладывала отдельные части друг на друга краями и сплавляла их между собой, превращая в единый кусок с едва заметным утолщенным швом. В результате часа работы у нее получился вместительный кожаный мешок литров на сорок, с затягивающимся кожаной тесемкой горлышком и двумя прочными лямками как у рюкзака, позволяющими повесить его на спину.
  
   - Итак, твоя дорожная сумка почти готова, - сказала девушка, улыбаясь. - Попробуй, примерь.
  
   Дима на пробу забросил рюкзак на спину и продел руки в лямки. Тот сидел очень удобно, плотно и сделан был точно по его размерам.
  
   - Шикарно, здорово! - восхитился парень.
  
   - Ну, вот и хорошо. Теперь давай его мне назад, я добавлю еще несколько внешних карманов.
  
   В итоге Дима обзавелся самым настоящим походным рюкзаком с отдельными карманами для ножей, лупы и стрелок к духовой трубке. Все они имели клапаны, завязывающиеся на тесемки. Карман для шипов содержал четыре вертикальных отделения, позволяя хранить заряды всех цветов и безопасно извлекать их за оперение, с минимальным риском уколоться. Для самой трубки тоже было предусмотрено узкое вертикальное отделение, в которое она легко умещалась целиком. А для ножей Алиса дополнительно сделала чехлы из кожи, чтобы они не резались и не тупились. Кроме всего этого она выкроила и склеила из двух кусков кожи странный мешочек с длинным узким горлышком, перетягивающимся петлеобразной тесемкой.
  
   - А это что такое? - спросил у нее молодой человек.
  
   - Бурдюк для воды, - пояснила Алиса. - Любой путешественник должен иметь с собой хоть небольшой ее запас. В эту емкость поместится литра полтора. Думаю, что в Землях Счастья тебе этого должно хватить. У нас здесь достаточно много чистых водоемов. Единственное, что меня еще беспокоит, это твоя обувь.
  
   Дима взглянул на свои тапочки и шевельнул пальцами в них. До озера и обратно в таких шлепках еще можно было доскакать. Но на многокилометровых дистанциях они грозили парню серьезными неудобствами. На полноценную обувь кожи у Алисы уже не хватало, поэтому из оставшихся кусков она сделала что-то вроде ботиночного верха, который надевался на носок и пятку тапочка и закреплялся кожаными лямками на его подошве. Так шлепанцы хотя бы не спадали с ног и в них при ходьбе не попадали камушки. Лямки, конечно же, могли перетереться в пути. Но до города эта конструкция способна была дотянуть, а там уже можно было присмотреть себе нормальную обувь.
  
   - Остался последний урок, - сказала девушка-слизь. - Пойдем, покажу, какие листья лучше всего подходят для хранения копченого мяса и как в них его заворачивать.
  
   - Я с вами, я с вами, - обрадовалась Аня перспективе узнать что-то новое.
  
   Еще через полчаса все мясные запасы были упакованы и сложены в рюкзак, к ним добавились несколько брикетов сахарного тростника, которые еще вчера были сделаны, и парочка стеблей солинки на первое время. Дима наполнил бурдюк водой из ручья и убедился, что тот не протекает, и содержимое его через перевязанное горлышко не выливается. После этого положил увесистую емкость ко всем остальным своим припасам.
  
   - Ну, вот и все, - с улыбкой сказала Алиса. - Ты полностью готов к путешествию. А сейчас я хочу взять с тебя плату за помощь. Ты ведь не откажешься напоследок хорошенько меня покормить?
  
   - Напоследок? - переспросил Дима упавшим голосом. - То есть мы расстаемся?
  
   - Хе-хе, - усмехнулась слизька плотоядно. - Для начала ты должен победить меня. Сейчас мы будем сражаться, и, если проиграешь, останешься со мной навсегда.
  
   Молодой человек с грустной улыбкой позволил себя схватить и обнял девушку за шею.
  
   - Ты ведь намерена меня отпустить, я это чувствую. Почему ты отпускаешь меня?
  
   - А с чего ты взял, что я тебя отпускаю? - рассмеялась Алиса, раздевая его. - Может быть наоборот, я хочу, чтобы ты принадлежал только мне.
  
   - Тогда зачем было в дорогу меня собирать и учить премудростям путешественника?
  
   - Ну, должен же мой мужчина суметь позаботиться о себе и постоять за себя, пока меня не будет рядом. И вообще, ты должен знать, что женщинам больше по душе сильные воины. Беспомощный мальчик в качестве дойной коровки тоже сойдет, но заботиться о таком хлопотно. Все время придется переживать, как бы с ним чего не случилось. А теперь молчи мужчина! Сегодня и впредь я твоя госпожа и ты будешь удовлетворять все мои прихоти. Теперь накорми меня своей спермой! Отдай мне ее всю!
  
   Дима почувствовал, как овладела им слизька, и как тело его стало наполняться сладким удовольствием. Он полностью отдался своим ощущениям и не собирался сражаться. Пусть эта необыкновенная девушка, пленившая его сердце, оставит его себе. Пусть возьмет его сперму и все что ей нужно. Пусть владеет им хотя бы сегодня. Хотя бы еще один день. Уйти он всегда успеет.
  
   Но Нишикиномия вдруг оказалась рядом и набросилась на виртуальную его ипостась, с радостной похотливой улыбкой валя парня на землю и забираясь верхом.
  
   - Эй! Погоди, Ань! Ты чего? Я тебя не призывал.
  
   - Хе-хе-хе! - рассмеялась насильница. - Ты забыл, сладенький мой, что дал мне право брать твою духовную энергию, когда я пожелаю и в любом количестве, сверх того что требуется твоему организму для нормальной работы. Сейчас у тебя появится много излишков, и я хочу их все. Хочу взять, столько, сколько может дать мне эта мармеладная телочка. Так что давай не ленись вкусняшечка и поработай для меня как следует своим членом.
  
   - Нет, Аня, нет! ААААААААХХХ!!!
  
   Дима почувствовал, что буквально взрывается в блаженстве, насилуемый сразу с двух сторон. Он кричал от удовольствия, а вместе с ним кричала и Алиса, принимая в себя потоки его заряженной спермы.
  
   - Еще! Хочу еще! - с восхищением выдохнула девушка-слизь, отращивая вторую пару ног. - Темная Мать! Как же я люблю твою сперму!
  
   "Стой Алиса! Перестань! Ты так проиграешь!" - хотел выкрикнуть молодой человек, но рот его уже был запечатан.
  
   Девушка-слизь кончила очень быстро, сотрясаясь в оргазме и вливая в парня свой сок наслаждения. А потом и Дима стал кончать, сперва виртуально, выплескивая в Анну свою энергию, а потом и реально отдавая Алисе ее любимое лакомство.
  
   Круговорот энергии продолжался минут пять, прежде чем буря вдруг разом не стихла, и не наступил покой. Лишь тихий гул в ушах и плавно затухающие в теле ощущения блаженства свидетельствовали о недавнем разгуле похоти. Дима медленно сел и осмотрелся. Девушка-слизь растеклась вокруг него своим поверженным телом, переполненным его духовной маной. Наверное, сейчас ей было очень хорошо, но она проиграла поединок, позволяя пленнику своему уйти, и проиграла его намеренно. Молодой человек был уверен в этом.
  
   - Почему? Боже мой! Почему? - простонал он. - Почему ты так поступаешь?
  
   - Дима! - рядом с ним возникла Нишикиномия. - Что ты решил?
  
   - Что я решил? Что я решил?! Кто тебя просил вмешиваться?! Зачем ты встряла в мою битву? Это мое сражение было, ясно? И я не...
  
   - Не собирался побеждать, - закончила за него Аня холодным тоном. - Я знаю. Однако Алису этот вариант не устраивал. Ты не понимаешь самого главного: сражаешься ты не с ней, а с собой. Твоя битва с девушкой-слизью закончилась еще позавчера самой первой твоей победой. И она не могла позволить тебе и дальше откладывать свое главное сражение. Ты был слаб, но она помогла тебе стать сильнее. Помогла почувствовать уверенность в себе, чтобы ты мог начать свой путь. И чем ты ответишь ей после этого? Хочешь отречься от призвания героя? Хочешь променять его на участь дойной коровки? Этим ты хочешь отплатить своей наставнице за ее труд и веру в тебя?
  
   - Почему? Почему она это делает? - прошептал Дима, понурив голову.
  
   - Потому что любит тебя, дурак. И хочет, чтобы ты исполнил свое предназначение.
  
   - И я тоже люблю ее, тоже! Ты понимаешь?! Я не могу уйти! - выкрикнул молодой человек и разрыдался. - Не могу... Я не смогу без нее...
  
   - Ментальное поле ослабевает! - напряженным тоном сказала Нишикиномия. - Оно исчезает, оно...
  
   Девушка замолчала, и Дима вскинулся, обращая к ней свой взгляд. Девушка по-прежнему находилась в пещере, но стала почему-то полупрозрачной как призрак.
  
   - Аня, с тобой все в порядке? - обеспокоенно спросил он, моментально мобилизуясь и вытирая слезы. - Ты можешь говорить?
  
   - Слабость, - едва слышно вымолвила девушка, вымучено улыбаясь. - Тяжело поддерживать эту форму коммуникации. Извини, командир. Энергия кончается.
  
   Изображение ее замигало как перегорающая неоновая лампочка и пропало. Молодой человек остался один в пещере, и его стало стремительно охватывать чувство потери. Он ощущал, как что-то безвозвратно уходит, покидает его. Что-то очень дорогое и близкое. Осознал, что если он немедленно не остановит это, не исправит, то лишится чего-то неимоверно ценного в своей жизни. Дима вскочил на ноги и беспомощно огляделся. Он не понимал, что происходит, но остро чувствовал, что не может бездействовать. Дрожащими руками он схватил свою футболку, трико, и на мгновение ему показалось, что они истончаются, становятся эфемерными в его руках и невесомыми. Сердце молодого человека пропустило пару ударов и... забилось вновь в учащенном темпе. Наваждение прошло, одежда по-прежнему лежала в его руках, она имела вес, плотность, ее можно было надеть. Почему-то это принесло некоторое облегчение, но чувство тревоги осталось.
  
   Дима судорожно вздохнул и стал одеваться. Он делал это поспешно, подгоняемый каким-то иррациональным предчувствием, что у него мало времени. Молодой человек сунул ноги в шлепанцы, подхватил руками кожаное приложение к ним, которое сделала для него девушка-слизь, и оглянулся по сторонам, пытаясь понять, что ему еще нужно. Рюкзак. Дорожная сумка стояла у стены пещеры в нескольких метрах от него, и она уже была собрана. Диме помогала собирать ее Алиса. Это воспоминание едва опять не окунуло парня в пучину отчаяния, но он вовремя отогнал эти мысли. Медлить нельзя, чувствовал он, но понятия не имел почему, и не знал что должен делать.
  
   Молодой человек взял рюкзак и поспешно вышел из пещеры, стараясь не смотреть на фиолетовую лужу, в которую превратилась мамоно. Он опасался, что опять потеряет контроль, раскиснет и тогда произойдет что-то ужасное. Дима не знал что, но интуитивно чувствовал: нельзя раскисать, нельзя останавливаться, нельзя зависать ни на минуту. Он должен двигаться, должен куда-то идти, куда-то спешить, что-то успеть. Но все эти предчувствия были настолько не определенными, что практически не давали никаких подсказок.
  
   "Что мне делать? Куда пойти?" - растеряно думал парень, удаляясь от пещеры.
  
   Он не понимал, как ему следует поступить, но угасающее чувство тревоги вселяло надежду, что пока он все делает правильно. В какой-то момент сковывающее его напряжение полностью спало, и Дима обессилено опустился на землю. Он закрыл глаза и прислонился к дереву. Все тело его наполнила пустота и какое-то отрешенное безразличие. Словно там, в пещере, он оставил часть своей души и потерял ее безвозвратно.
  
   Молодой человек поставил рюкзак на землю рядом с собой и повернулся, прижимаясь спиной к дереву. Он снял с себя тапочки и не спеша стал крепить на них кожаный верх, превращая их в ботинки. Никаких мыслей в голове не было. Он не думал ни о чем вообще. Это было чувство какой-то странной отрешенности. Словно его сознание обесточилось точно так же, как и у Нишикиномии с отключением ментального поля.
  
   Обувшись, Дима встал на ноги, пристроил за спиной рюкзак и медленно побрел, куда глаза гладят. Никакой конкретной цели у него не было. Ему абсолютно неважно было куда идти, и он предоставил ногам полную свободу, не задумываясь, куда те его вынесут. Деревья, хвойные ветки, листья, кусты плавным потоком скользили перед глазами. Так что молодому человеку стало казаться, что он плывет по течению какой-то странной растительной реки, несущей его через свои древесные воды.
  
   Неожиданно молодой человек остановился и осознал, что находится у воды. Осмотревшись, Дима понял, что ноги принесли его в лагуну, где вчера еще он вместе с Аней и Алисой купался, загорал и собирал тростник.
  
   "Лягушки! - вспыхнула в голове тревожная мысль, и парень стряхнул с себя оцепенение. - Анна, связь!" - призвал он помощницу. И та появилась в его виртуальном пространстве, серьезная, собранная, обняла за шею, крепко прижалась, поцеловала, и Дима ощутил, как ум его наполняется звенящей ясностью.
  
   "Две минуты у меня, - понял молодой человек, получив информацию в старом бессловесном режиме. - Ох! Как мало! И потом двадцатиминутная пауза. Ну, да ладно. Хорошо, что вообще эта фишка работает".
  
   Дима вгляделся в воду, чувствуя колышущийся в ней энергетический фон, увидел под водой серые пятна лениво плавающих рыб, и вроде ничего подозрительного в ближайшем окружении больше не было. Он собрался уж было перевести дух и расслабиться, как обнаружил три темных силуэта, стремительно приближающиеся к берегу. Судя по цвету их маны - это были мамоно. Судя по тому, как скрытно двигались девушки под водой, - они подкрадывались.
  
   "Ох! Как быстро меня обнаружили, - расстроился молодой человек. - А если бы у меня видения не было? Что тогда? Поймали бы как пить дать, и пикнуть бы не успел!"
  
   Темные фигуры сокращали дистанцию настолько быстро, что парень решил не медлить больше ни секунды и шустро отбежал от берега, устанавливая безопасную на его взгляд дистанцию. Как только гости поняли, что обнаружены, они сразу замедлились и всплыли на поверхность примерно метрах в пятнадцати от берега.
  
   Дима увидел парочку зеленых девичьих лиц и сразу понял, что это девушки-лягушки. У одной из них оказались темно-зеленые короткие волосы цвета консервированной морской капусты, уложенные в прическу каре, симпатичный маленький носик и большие глаза, такого же цвета как волосы. Они невольно притягивали взгляд молодого человека своей красотой, вызывая у него чувство симпатии к девушке. Кожа на плечах ее была более темная, чем на шее, груди и лице. Она безусловно относилась к зеленой палитре и тем не менее включала в себя еще и сероватый оттенок.
  
   Вторая лягушка оказалась зеленовласой блондинкой, если так это можно назвать. Волосы ее были очень светлыми и длинными, явно ниже плеч, они скрывались под водой. Глаза чуть поменьше, чем у подруги, но все равно большие, светло-зеленые, почти водянистые. Носик чуть побольше, но тоже миниатюрный и милый. Кожа у второй девушки была ярко-зеленая и однотонная по всему телу.
  
   - Эй, парнишка! - сказала коротковолосая лягушка. - Не убегай, мы тебя не обидим.
  
   Дима остановился примерно в десяти метрах от берега и пожал плечами.
  
   - Не убегу, если еще ближе не подплывете.
  
   Девушки переглянулись и рассмеялись.
  
   - Мы для тебя не страшные? - спросила блондиночка.
  
   - Да нет, миленькие вполне, - улыбнулся Дима.
  
   Короткий дружелюбный разговор постепенно выводил его из депрессии, вызывая приятные чувства, и он невольно порадовался, что знает местный язык.
  
   - Может, искупаешься вместе с нами? Водичка хорошая теплая, - предложила девушка с темными волосами, и молодой человек мысленно брюнеткой ее окрестил для удобства обозначения.
  
   - Да, я бы рад, - сказал он. - Но времени нет совсем, дела, знаете ли.
  
   - М-м-м как жалко, - мило надула губки брюнетка. - Подойди хоть поближе. Далеко ж ведь стоишь, приходится кричать.
  
   - Да я уж и тут постою, - хмыкнул Дима. - Мне вас и так хорошо слышно.
  
   - Фи-фи, какой трусишка, - улыбнулась блондиночка. - Настоящий мужчина должен быть гораздо смелее тебя.
  
   - Ну, если он дурак, то наверное да, - хохотнул молодой человек. Настроение его стремительно улучшалось. Зеленая компания оказалась вполне себе общительной и интересной. Да и игра в кошки мышки вызывала приятный азарт. - Откуда мне знать, где прячется ваша третья подруга. Может она возле самого берега ошивается и только и ждет, когда я подойду.
  
   - Какая такая третья? - притворно удивилась брюнетка. - Нас только двое.
  
   - Ой, не надо мне заливать, - ироничным тоном сказал Дима. - Думаете, я не видел, сколько вас было, когда вы под водой ко мне плыли?
  
   Виденье и другие способности молодого человека отключились уже пару минут назад, но на таком расстоянии от воды он чувствовал себя в безопасности.
  
   - Тебе, верно, померещилась, - покачала блондинка головой.
  
   - Не померещилось, - возразил Дима. - Пусть покажется ваша третья лягушечка, тогда, возможно, я и подойду.
  
   - Как она может показаться, если ее с нами нет? - поинтересовалась брюнетка хитрым голосом.
  
   - Верно-верно, в воде нас только двое, - заверила ее подруга, хищно улыбаясь.
  
   "В воде? - мысленно спросил себя молодой человек, испытывая смутное беспокойство. - В воде!" - догадался он, наконец, переживая стремительно разгорающееся чувство опасности.
  
   Дима растерянно завертел головой, оглядываясь по сторонам и пытаясь понять, с какой стороны ему ждать нападения.
  
   - Берегись!!! - закричала Нишикиномия, появляясь с правого боку от парня и раскрывая руки в стороны, словно в попытке его защитить.
  
   Парень повернул голову в том направлении и увидел, наконец, третью лягушку, притаившуюся в кустах, метрах в десяти от него. Она почти отрезала ему путь к отступлению, потому что слева и за спиной его были довольно крутые скалы, на которые он вряд ли смог бы быстро вскарабкаться. Девушка сидела на корточках, упираясь одной рукой в землю. И Дима сразу почувствовал, что из этого положения она может прыгнуть.
  
   У мамоно были темно-зеленые с синевой короткие волосы, уложенные в форме каре. Они прижимались к голове красным обручем с двумя декоративными стеклянными капельками на концах, сквозь которые просвечивали красные сердечки на зеленых листиках. Две прядки волос казались более светлыми, словно подкрашенными в ярко-зеленый цвет. Миниатюрный носик выглядел столь же миловидно, как и у ее подруг. Большой рот девушки не портил ее экзотической красоты, несмотря на то даже, что из него торчал наружу длиннющий розовый язык. Лягушка хищно улыбалась, и большие красные глаза ее пылали охотничьим азартом. Лицо, внутренняя сторона рук и бедер, а также передняя часть тела лягушки: шея, огромная грудь пятого размера и плоский животик до самой промежности имели зеленовато-бежевый цвет. Вся остальная поверхность кожи была темно-зеленой с полосатым узором, снизу - более темной, а сверху - светлее. В целом мамоно могла похвастаться телосложением весьма сексапильной женщины. Только лишь цвет кожи, кисти рук и стопы с длинными перепончатыми пальцами отличали ее от человека.
  
   - Дима! Призови меня! Скорее! - потребовала Нишикиномия.
  
   - Уже можно?
  
   - Не тормози!!
  
   "Анна, связь!" - мысленно скомандовал Дима, и девушка набросилась на него, будто была в сговоре с лягушками.
  
   - Конечно можно, - хихикнула хищница из кустов, отвечая на вопрос своей жертвы. - Беги, спасайся, пока тропинка свободна. Долго фору я тебе давать не буду.
  
   Молодой человек и рад был бы драпануть, тем более, что две другие лягушки уже вылезали на берег, но в этот момент его как раз плющило от блаженства и продолжаться это в общей сложности могло еще пару-тройку секунд.
  
   - Вау! Как его духовная аура красиво перетекает! - восхитилась блондинка, замирая с широко-распахнутыми от удивления глазами.
  
   - Чур, я первая его трахаю! - заявила брюнетка и сиганула прямо с берега в направлении Димы.
  
   - Что?! Нет! Первая я! - выкрикнула девушка с сердечками и прыгнула из своих кустов.
  
   Если бы она сделала это раньше, то давно бы уже разложила добычу на земле. Насколько Дима помнил, лягушки обожали насиловать мужчин в позе наездницы. Энергично работая своими сильными прыжковыми ногами, они скакали на члене до тех пор, пока не доводили себя или мужчину до оргазма. И лучше было бы кавалеру пропустить даму вперед. Потому что в противном случае лягушка кончала от духовной энергии, испытывая долгий феерический оргазм, который мог длиться минуту или полторы. И все это время ее вагина каким-то особым образом сосала член, не давая пленнику передышки, так что он извергался снова и снова, до тех пор, пока не затихал оргазм у насильницы.
  
   Однако лягушка промедлила, когда надо было брать добычу тепленькой, и в момент отрыва обеих охотниц от земли Дима как раз входил в состояние восхитительной ясности. Полет противниц замедлился. Парень увидел, как плавно скользят в воздухе две изящные женские фигуры и от них к нему протянулись две четкие траектории, которые сошлись как раз в точке, где он находился.
  
   Молодой человек бросился в сторону спасительной тропинки, подныривая под падающую на него сверху лягушку с сердечками. Та, видя, что добыча уходит, наклонила в полете голову и стреканула в его сторону длиннющим языком, который устремился к парню с невероятным проворством даже для его ускоренного восприятия. Диме каким-то чудом удалось от него увернуться, присаживаясь на корточки и пропуская стремительную змейку над собой. А потом из этого положения ему пришлось буквально прыгнуть вперед, уходя от языка брюнетки, летящей со стороны берега.
  
   - Ай, дура!
  
   - Ой, осторожней! - заголосили лягушки столкнувшиеся друг с другом за его спиной.
  
   Парень припустил вперед со всей мочи и не увидел, как прыгнула ему наперерез блондинка.
  
   - Не успеваю! - отчаянно крикнула Нишикиномия. Дима повернул голову налево и увидел буквально в паре метров от себя стремительно приближающуюся к нему с распростертыми объятиями длинноволосую лягушку, глаза которой сверкали радостным предвкушением.
  
   Молодой человек уже мысленно распрощался со своей свободой, как вдруг что-то резко дернуло его за воротник футболки и буквально забросило наверх, на расположенную по правую руку скалу. Блондинка айкнула, хватая пустоту, и в последний момент успела выставить перепончатые ладони, защищая себя от удара о камень. Дима вцепился руками в какой-то маленький кустик, росший на склоне, и удержался на каменном уступе, пытаясь сообразить, как оказался в трех метрах над землей. Вначале ему показалось, что его поймал кто-то четвертый, но озираясь по сторонам, он никого не заметил. Ну, разве что тот самый куст, за который он сейчас держался, втащил его наверх каким-то непонятным образом.
  
   "Что это было?! - удивился парень. - Какой-то новый навык?"
  
   - Вау! Какой шустряк! - восхитилась лягушка с сердечками.
  
   - Такой верткий просто страсть, - радостно согласилась с ней брюнетка.
  
   - А прыгучий какой! - вставила свое слово блондинка.
  
   Все три девушки посмотрели на парня снизу и глаза их сияли обожанием.
  
   - Ох! Как мне хочется его оседлаааать! - простонала брюнетка с вожделением. - От него получатся сильные детки, красивые, прыгучие, энергичные!
  
   - Да-да! И я! Я тоже хочу!
  
   - И я хочу от него детей! Спускайся малыш, мы тебя не обидим, - предложила девушка с сердечками.
  
   - Тебе будет очень-очень приятно! - подтвердила блондинка.
  
   - Мы всего тебя оближем нашими длинными скользкими язычками.
  
   - Обрызгаем восхитительной слизью из наших писечек! Ты во всей красе ощутишь своей кожей нашу слизистую благодать!
  
   - Мы покроем тебя своей нежной слизью целиком! Сделаем слизистый массаж! Натрем своими титечками! Ты будешь блаженствовать в наших слизистых объятиях!
  
   - Ты испытаешь с нами райское наслаждение. Ни что не может сравниться с невероятным влагалищем лягушек.
  
   - Ты станешь самым счастливым мужчиной на свете, изливаясь в наши жаркие вагины, ощущая их волнительный сладкий плен.
  
   - У тебя появится много-много очаровательных дочурок, которые будут очень сильно тебя любить!
  
   - Спускайся! Не пожалеешь!
  
   - Эээ, девочки, - прервал Дима поток восхитительных для своей персоны перспектив, смущенный их подробными эротическими описаниями. - Это все замечательно конечно, и я бы обязательно остался с вами. Но честное слово, у меня много неотложных дел. Может я как-нибудь в другой раз в гости к вам загляну, когда малость разберусь со своими заботами?
  
   - Ответ неправильный, - хищно улыбнулась брюнетка.
  
   - А за неправильный ответ полагается наказание, - хихикнула блондинка.
  
   - Ты будешь жестоко изнасилован, - алчно сверкнула глазами девушка с сердечками.
  
   - Каким бы шустрячком ты ни был, на скале особо не попрыгаешь.
  
   - Хи-хи! Думаешь, высоко забрался и в безопасности? Мы легко слизнем тебя со скалы своими язычками!
  
   - Не бойся, когда будешь схвачен и сдернут вниз. Ты не ушибешься. Мы тебя аккуратно поймаем. Твое наказание будет не в боли и ушибах.
  
   - Мы станем насиловать тебя по очереди, одна за другой, вытянем всю твою сперму до капельки и все равно продолжим насиловать.
  
   - Обкончаем тебя с ног до головы своей слизью, ты будешь купаться в ней, и молить о пощаде!
  
   - Но пощады не будет. Неважно, лишишься ли ты чувств или будешь оставаться в сознание, мы будем тобой наслаждаться до самой ночи, а потом заберем к себе.
  
   "Ааааааа! Хочууууу!" - мысленно простонал Дима, чувствуя сильное искушение отдаться лягушкам.
  
   - А ну стоять! - шикнула на него Нишикиномия, появляясь рядом и обнимая за талию.
  
   "Сам понимаю, что нельзя", - посмеиваясь про себя, ответил молодой человек и едва успел увернуться от языкового выстрела брюнетки, заранее увидев траекторию его движения.
  
   - Ух, какой ловкий! - восхитилась девушка с сердечками. - Я уже вся теку!
  
   Она поднесла свою руку к промежности и с сочным чмоканьем выдавила из влагалища объемную порцию слизи. Потом подняла ладошку вверх и показала парню стекающий по ней вязкий кисель.
  
   - Едва твой член окунется в этот нектар, он тут же вскочит от восторга, - промурлыкала она, а потом неожиданно стрельнула языком.
  
   Дима опять среагировал в последний момент, ощутив легкое касание своего тела.
  
   "Ох! Как близко! - заволновался он. - Как думаешь, отобьемся? Сколько времени еще продлится наша связка? - спросил молодой человек у Нишикиномии".
  
   - Минуты три-четыре, но боюсь, что и столько продержаться будет нереально, если все трое станут стрелять по тебе языками одновременно.
  
   "Ты снова в норме", - порадовался молодой человек.
  
   - Ментальное поле вернулось и оно сильно! - подтвердила Аня
  
   "Если поймают, продолжим сражение в горизонтальной позиции. Авось удастся троих победить".
  
   - Игры закончились, - усмехнулась блондинка. - Приготовься к полету вниз. Сдернем его, девочки!
  
   Все три лягушки устремили к Диме свое хватательное оружие, тот увидел протянувшиеся к себе траектории и понял, что захвата не избежать. Однако ни один выстрел почему-то не достиг цели. Раздались три хлестких щелчка, и все три разбойницы, вскрикнув, поспешно втянули свои языки и прикрыли рты руками.
  
   - Ай, больно! - прохныкала блондинка.
  
   - Кто там с тобой? - забеспокоилась брюнетка. - Я чувствую вторую ауру.
  
   Дима в замешательстве взглянул на помощницу.
  
   "Это ты сделала?"
  
   - Нет, нет! - отрицательно замотала та головой.
  
   - Это сделала я, - проворчал до боли знакомый и родной сердцу голос.
  
   Парень ощутил, как зашевелилась на нем одежда, и футболка его стала превращаться в полупрозрачный жевательный мармелад, охватывающий его своей теплой и мягкой поверхностью.
  
   - Алиса! - восторженно выдохнул Дима и едва не свалился со скалы от избытка чувств. В душе его громко трубили фанфары.
  
   - Держись крепче, дурень, - рыкнула слизька. - Она проявилась не полностью, а частично. Верхняя часть футболки молодого человека стала полупрозрачным женским бюстом, и он обзавелся второй парой мармеладных рук, одна из которых держалась за куст. Из-за спины его выглядывало симпатичное девичье личико и сердито смотрело вниз на лягушек.
  
   - Эй! Вы! Земноводные! - крикнула им Алиса. - Обломайтесь со своими матримониальными планами! Это моя добыча! Ясно вам?!
  
   - Какая-то странная у него цукомогами, - удивилась брюнетка.
  
   - Не будь такой жадиной милочка, - сладко улыбнулась Алисе девушка с сердечками.
  
   - Темная Мать учила делиться, - елейным голоском пропела блондинка.
  
   - Я вам покажу делиться, лягушки недоделанные! - прорычала девушка-слизь и, металлически дзанкнув, превратила свободную свою руку в шипоподобное короткое копье. - Сейчас вниз спущусь, мало вам не покажется!
  
   От вида оружия у парня холодок пробежал по спине. Мало того, что оно живо напомнило ему прежнее видение. Полупрозрачное, и гладкое, словно из розового стекла, копье вызывало почему-то какое-то мистическое чувство угрозы. Оно выглядело таким острым и опасным, что, казалось, даже воздух мог о него пораниться.
  
   - Ай! Это плохая! - в ужасе воскликнула брюнетка, одним прыжком отскакивая к самому берегу.
  
   - Плохая! Плохая! - Повторили вслед за ней ее подруги и тоже ретировались одним прыжком.
  
   Возле кромки берега они остановились и почему-то стали плакать и причитать, глядя на Диму с безмерной жалостью.
  
   - Ох! Мальчик!
  
   - Какой хороший! Ааааааах!
  
   - Ой, пропал беееедненький! Оо-хо-хо-хо-хо!
  
   - Как жалко его! Ооооох!
  
   - Беги, мальчик, беги! Вырывайся! - закричала с отчаянием в голосе девушка с сердечками и из глаз ее ручьем потекли слезы.
  
   - Ты ловкий ты сможешь! - поддержали ее подруги.
  
   - Только до берега добеги! Мы тебя спрячем! Спасем!
  
   - Да вы чего, девчонки! - опешил Дима от такого странного их поведения. - Это ж Алиса, подруга моя, девушка-слизь. Ничего она мне не сделает.
  
   - Это не слизь, дурак! - прокричала брюнетка. - Слизь - жидкая! Что, слизи не видел?!
  
   - Слизь не может становиться твердой, не может делать иглу смерти и в одежду она не превращается! - добавила ее подруга с сердечками.
  
   - Это плохая! Она очень плохая! - заверила блондинка. - Она - "убийца без лица", "безжалостный кукловод"! Она тебя съест! Спасайся! Спасайся скорей.
  
   - Какая убийца? Какой кукловод? - удивлялся Дмитрий, ничего не понимая. - Алиса тоже жидкая, - пытался он убедить девушек. - Ты ведь тоже можешь жидкой становиться, правда, Алис? Как самая обычная слизь! Скажи им! Чего они придумывают? Поверьте, я когда с Алисой только встретился, она с самого начала была жидкой. Это потом она уже научилась принимать твердую форму, на следующий день.
  
   Лягушки как услышали его, разом замолкли, округлив от ужаса глаза, а потом заревели с новой силой.
  
   - Ааах! Бедная слизька! Плохая съела ее!
  
   - Бедная, бедная слизька, веселая глупенькая слизька не придет с нами больше играть! - рыдали девушки.
  
   - Да я плохая! - зарычала Алиса угрожающе. - Сейчас спущусь вниз и всех вас съем! А потом пойду к вам в гнездо и съем всех ваших сестренок. Уууу! Задолбали своими воплями, дуры! А ну брысь отсюда пока я добрая!
  
   Лягушки жалобно всхлипнули и нырнули в воду, удирая с максимальной скоростью.
  
   - Чего это они? - пробормотал Дима, удивленно глядя им в след. - Вообще они о чем? Кто такая, эта "убийца без лица"? Почему они тебя "безжалостным кукловодом" называли? Ты вообще врубаешься что к чему? Я вообще ничего не понимаю.
  
   Алиса не спеша спустилась со скалы вместе с парнем на удлиняющейся руке, как паук мог бы спуститься на паутине. А когда молодой человек коснулся ногами земли, она отпустила куст и сократила свою руку до обычных размеров. Потом вся одежда на Диме обернулась розовым желе и схлынула вниз с его тела, стекая на землю, и тут же вспучилась вверх, принимая форму полупрозрачной "мармеладной" девушки. Только ботинки, сделанные из кабаньей кожи и резиновых шлепок, остались на парне. Больше ничего.
  
   - Понимаешь, мой дорогой Димочка, - сказала Алиса, расплываясь в хищной улыбке, - слизи ведь и в самом деле не умеют принимать твердые формы и ты должен был об этом знать. Даже Эрубети, Королева слизей, и Канадэ, их первопредок, не умели становиться такими, как я сейчас. И уж тем более обращаться в чью-либо одежду.
  
   - Вот как? Ну и кто же ты тогда?
  
   - Я - доппельгангер, "убийца без лица", - ухмыльнулась девушка и вдруг превратилась в Анну Нишикиномию.
  
   Вторая Аня появилась у нее за спиной и отрицательно замотала головой.
  
   - Это не я, не я!
  
   Дима и сам видел, что не она. Как бы реалистично он ни представлял свою помощницу, она все равно хоть немного, но оставалась анимэшным персонажем. Была похожа скорее на 3D-модель девушки из виртуальной реальности. Доппельгангер же приняла облик настоящего человека, как если бы Аня таковой была.
  
   - Сорок лет назад мой вид был искусственно создан из генетического материала различных мамоно. Мы замышлялись как идеальные убийцы, способные принимать форму съеденных нами людей, мамоно и даже вещей. Мы могли проникнуть куда угодно, приняв нужный облик. Могли быть кем-либо принесены в виде безобидного предмета, дождаться удобного момента и незаметно устранить цель, после чего действовать от ее лица, или удалиться восвояси. И вот сейчас такой убийца стоит прямо перед тобой. - Глаза Алисы угрожающе сузились, и правая рука превратилась в острейшее шипоподобное копье. - Ты можешь попытаться добежать до воды. Обещаю не преследовать тебя в озере. И лягушки с радостью примут тебя в семью.
  
   Дима внимательно посмотрел в глаза девушке, потом перевел взгляд на ее копье и присев рядом с ним на колени осторожно потрогал.
  
   - Гладкое, твердое и прозрачное как стекло, - улыбнулся он. - Знаешь, оно так странно выглядит, прям озноб по коже, когда на него смотришь. А когда прикасаешься, становится приятно. Очень похоже на те самые ощущения, что давала иголочка, которой ты прокалывала мне ладонь.
  
   - Ты что, не слышал? - спросила Алиса, тихонько всхлипнула, и из глаз ее вытекли слезинки. - Убегай.
  
   Дима порывисто поднялся и обнял ее, прижимая к себе. Он крепко-крепко зажмурился и вздохнул.
  
   - Господи, Алиска! Слава богу, слава богу, что ты снова со мной! - прошептал молодой человек, и душа его наполнилась безмерным облегчением.
  
   - Дурак, - сказал девушка, потом тоже обняла его и заплакала. - Дурак-дурак-дурак! - повторяла она, заливаясь слезами. - Чуть не променял меня на какую-то жидкую дуру!
  
   - Откуда мне было знать?..
  
   - От верблюда! - перебила Алиса. - Ты герой или кто? Ты должен был идти к своей цели, невзирая ни на что. Видеть цель, верить в себя и не замечать препятствий. Вот девиз настоящего героя. И я обязана была испытать тебя, потому что дальше станет только сложнее. Потому что дойная коровка дальше не пройдет. Ее место под первой встречной монстродевой. Хочешь быть коровкой, возвращайся назад в пещеру!
  
   - Извини-извини-извини! - шептал Дима, обнимая девушку и счастливо улыбаясь. - Но ты ведь пойдешь со мной, верно? Отправишься со мной в путешествие?
  
   - Хочешь узнать, что думает по этому поводу именно слизька? - улыбнулась Алиса.
  
   Молодой человек замер на секунду, вспомнив, как она задала ему вчера тот же самый вопрос, поднял очи горе и рассмеялся, качая головой.
  
   - Господи! Сколько еще ты надо мной будешь издеваться? Ладно-ладно, все хорошо, я спокоен.
  
   Он принял степенную позу, насколько позволял ему обнаженный вид, и голосом проповедника произнес:
  
   - Нет, дитя мое, я хочу узнать мнение именно доппельгангера.
  
   - Ну, если так, - хихикнула Алиса, - я отвечу тебе как доппельгангер: Конечно да, дурень! Меня и послали сюда, чтобы тебя сопровождать!
  
   - Кто послал? С какой целью?
  
   - А вот на эти вопросы коротко не ответишь, - улыбнулась Алиса и неожиданно шлепнула вторую (или первую) Аню по попе, заставив ее вскрикнуть от неожиданности. - Забирай свою цукумогами и найдем место более удобное для разговора.
  
   - Цукумогами? - опешил Дима. - Анна?
  
   - Пойдем-пойдем, - сказала Алиса, распыляясь облаком, окутывая его и превращаясь в цивильный дорожный костюм. Все вопросы потом.
   _________________________________________________________________________________
   Примечания:
   [1] Аямэ Кадзё (псевдонимы: "голубая тундра", "поросль во снегу") - персонаж из анимэ Shimoseka. Эта девушка - любительница говорить разные пошлости чуть ли не в каждом предложении. Потому Дима и сравнил поведение Анны с Аямэ.

Часть 2. Рекогносцировка

Глава 6. Карты открываются

К содержанию

   Дима шел через лес, наслаждаясь новой одеждой. Как он соскучился уже по нормальному облачению. Штаны, рубашка и куртка сидели на нем как влитые, да и сама ткань очень приятно облегала тело. Она были весьма профессиональной маскировочной расцветки, с коричнево-зеленой пятнисто-полосатой палитрой. Новая одежда чем-то напоминала форму солдата из лесного подразделения, либо костюм лесника или охотника. Молодой человек провел ладонью по рукаву курточки. Судя по ощущениям, сделана она была из хлопка, только какой-то особой вязки, более плотной, но при этом нежной и бархатистой. Идущий от ткани приятный цветочный запах тут же напомнил парню его одежду после ее "стирки" Алисой.
  
   - Извини, что съела твои трико и футболку, - подала голос девушка, заметив внимание Димы к своему облачению. - Когда ты неожиданно победил меня в первый раз, я испугалась и решила создать для себя убежище. Мне нужно было запасное тело, в котором я могла бы отсиживаться, пока слизь спала. И я честно не знала, что эти вещи для тебя так дороги. Я сперва съела их, и уже потом ты сказал.
  
   - Значит, вас все-таки двое было, ты и слизь?
  
   - Ну, да, а ты не догадался разве?
  
   - Ну... я сомневался, что правильно все понял.
  
   - Да, нас было двое.
  
   - Ясно. А насчет шмоток не беспокойся. Как-нибудь переживу, - успокоил девушку Дима. - Я просто опасался остаться совсем без нормальной одежды. Ты ведь не могла ее просто подменить? Сделать копию из себя, а оригинал припрятать?
  
   - Извини, нет. Чтобы разобрать структуру ткани и научиться превращаться в нее, мне нужно было ее съесть. По-другому никак бы ни получилось.
  
   - Ну, тогда у тебя просто иного выхода не было. А в память о доме у меня еще остались мои тапочки. Или ты их тоже?..
  
   - Нет-нет, - поспешно ответила Алиса. - Они именно те, в которых ты в наш мир пришел.
  
   - И почему ты их тоже не умяла за компанию?
  
   - Они не вкусные, - призналась спутница, и молодой человек рассмеялся.
  
   - Слава богу, - в шутку порадовался он. - Теперь я могу не опасаться, что их постигнет та же печальная участь.
  
   - Это точно, - в ответ пошутила Алиса. - Я их не съем, даже если уговаривать меня станешь.
  
   Подойдя к месту, где они раньше поворачивали направо к пещере, Дима на секунду задумался, куда ему дальше идти, и тут же "вспомнил", что прямо. Информация об этом пришла точно так же как от Нишикиномии, когда та еще не умела говорить. Поняв, что дорогу спрашивать не надо, молодой человек выбросил эту заботу из головы, предоставив ногам выбирать правильное направление без его непосредственного в этом участия.
  
   - Но мне тогда не совсем понятно, - продолжил он разговор, двигаясь дальше по лесу. - Почему ты не съела слизь, раз для превращения во что-то или кого-то тебе необходимо это съесть? Я ведь правильно догадался, что ты ее не съела?
  
   - Правильно, не съела. Изначально, я не планировала в нее превращаться. Вернее планировала, а потом передумала.
  
   - Почему?
  
   - Жалко дурочку стало. А потом я вдруг научилась превращаться в нее без поедания. И надобность съедать ее отпала сама собой.
  
   Дима хотел сперва спросить, как получилось, что Алиса смогла превращаться в слизь, если не съела ее, но решил на потом этот вопрос оставить. Его сильнее занимала другая загадка.
  
   - Тогда я не пойму, - сказал он. - С кем я все время общался, со слизью или с тобой? Вернее, я догадываюсь, что, скорее всего, с тобой, вспоминая разные твои намеки вроде: "Угадай, кто я?" или "Ты именно как слизь меня спрашиваешь?". Только это запутывает меня еще больше.
  
   - Хе-хе, да, тут легко запутаться, - хихикнула Алиса. - Давай, я тебе просто расскажу, как все было, и путаница разъяснится.
  
   - Давай.
  
   - Меня послали тебя встретить, и я...
  
   - Кто послал? - перебил Дима.
  
   - Мама, - ответила девушка. - Она не родила меня, а сделала, но я все равно называю ее мамой, потому что благодаря ей появилась на свет. Знаешь, давай я сперва расскажу, а уже потом ты задашь мне вопросы, если останутся. Иначе рассказ мой сумбурным получится.
  
   - Да-да, конечно, извини, больше не буду. Просто хочу уточнить, твоей мамой ведь не Алиса была? Ну, в смысле не Алифнесса Шестнадцатая?
  
   - Не она, - подтвердила собеседница. - Последняя Владыка монстров запечатана была около сорока лет назад. Я тебе это уже рассказывала и это правда.
  
   "Кто же тогда играл со мной в квест монстродев?" - взволнованно подумал Дима.
  
   - Она и играла, - ответила Алиса на его мысленный вопрос. - Но как и с какого момента, я не могу тебе сказать, просто не знаю.
  
   Парень испытал столь яркий всплеск волнения, что не сразу и обратил внимание на то, каким образом собеседница восприняла его вопрос. Она словно в очередной раз прочитала его мысли.
  
   - Мама дала мне лишь минимум информации, - продолжила объяснять Алиса. -Такой, чтобы встретить тебя, предварительно ввести в курс дела и проводить к ней. А все остальное ты узнаешь уже от нее.
  
   - Ясно. Скажи, ты опять по эмоциям моим догадалась, о чем я думаю?
  
   - Нет, я услышала твои мысли прямо, - ответила собеседница. - Доппельгангеры могут видеть мысли окружающих. Тех, что не умеет от этого защищаться. Извини, что хитрила раньше, не хотела выдавать себя до тех пор, пока ты не пройдешь испытание. В обычном случае мы не слова слышим, а видим образы. Так нам не требуется знать язык человека, на котором тот говорит. Но благодаря твоей цукумогами, я могу слышать и слова. Она сформировала с тобой прямой мысленный канал общения, и сейчас я им с удовольствием пользуюсь. Должна предупредить, что все слова, которые ты в этот момент слышишь, не слышит больше никто. Поэтому ты словно сам с собой разговариваешь, - хихикнула девушка. - Ты можешь мысленно ко мне обращаться, если хочешь. Так никто посторонний не догадается, что мы ведем беседу.
  
   "Спасибо, что предупредила", - усмехнулся Дима, сообразив, что опять мог бы стать жертвой розыгрыша или попасть в неудобную для себя ситуацию.
  
   Он хотел расспросить Алису про Анну, почему вдруг та оказалась цукумогами, и про доппельгангеров, которые так не похожи были на свой прототип, представленный в монстропедии игры. Да и описание, данное в энциклопедии девушек-монстров, им явно не подходило. Однако решил оставить эти вопросы на потом. Все-таки девушка собиралась поведать ему интересную историю, а он все никак не давал ей этого сделать.
  
   "Извини, что я тебя перебил, - сказал молодой человек. - Продолжай, пожалуйста, свой рассказ, я постараюсь больше не прерывать тебя".
  
   - Ага. Так вот меня послали тебя встретить. Но я должна была также тебя испытать. Проверить качества твоего характера, убедиться, что ты подходишь для наших целей. Ну и посмотреть, как работают твои навыки, наработанные в игре. Я знала место, где ты появишься, и меня заранее отправили, чтобы приготовиться к встрече.
  
   Лучше всего, для проверки твоего  "темного поглощения", подходила девушка-слизь. Сама я не умела в нее превращаться и мне разрешили ее съесть. Только я... не смогла. Я до этого не ела никого, слизька могла оказаться моей первой жертвой, но мне... стало ее жалко. Она была такой глупенькой и доверчивой, приняла меня за свою соплеменницу. Допели в аморфной фазе похожи на жидкое стекло, которое то застывает, то снова становится жидким. Вот слизька меня за свою и приняла. А еще я была маленькой, вот такой (Дима увидел образ большой круглой капли голубого цвета, приплюснутой по высоте, около сорока сантиметров в диаметре и двадцати в высоту). Она подумала, что я ребенок и стала обо мне заботиться. Это было так мило и у меня до этого не было друзей, что я... я просто физически не могла ее убить.
  
   "Это здорово! - вырвалось у Димы. - Я очень-очень рад, что ты не смогла!"
  
   - Да? Я тоже. Мы с ней подружились тогда и целый день вместе играли. А потом я предложила ей сговор. Сказала, что знаю, где и примерно когда появится попаданец, и могу обучить ее попаданскому языку. Мол мне нужна ее помощь в твоей поимке, и если это удастся, мы сможем вместе с ней тебя разделить, питаясь твоей вкусной спермой по очереди. Слизька радовалась как ребенок и естественно согласилась участвовать в деле. Я передала ей частичку своей темной энергии, в которой содержался минимум русских слов, достаточный, чтобы с тобой объясниться. Она поглотила ее, усвоила и, сама того не зная, стала моей потенциальной пленницей. Доппели ведь не только могут превращаться в других монстродев, но и брать под контроль разум тех из них, чья воля слабее. Не зря ведь нас еще называют "безжалостными кукловодами". Я собственно не собиралась слизькой управлять, но у меня появилась такая возможность, благодаря тому, что я внедрила в нее часть своей энергии.
  
   Ну, вот. А дальше я получила от мамы информацию, что ты можешь скоро переместиться. Мы со слизькой направились к месту, где ты должен был появиться и едва не опоздали. Ты переместился раньше, чем я планировала. Но все равно все прошло удачно. Слизька схватила тебя и отымела. Еще раньше, когда мы план обговаривали, я предложила ей есть тебя до отвала, пока ты не потеряешь сознание, и она вволю тобой попировала. Потом ты выключился и я подошла. Подруга хотела уже уступить мне место, но я сказала, что она может еще тебя поесть. Мне интересно было, сможешь ли ты пересытить ее с первого раза, ну и посмотреть, как работает твое "темное поглощение".
  
   Зрелище, надо сказать, получалось удивительным. То, что сперма у мужчин быстро воспроизводится, когда их мамоно трахают, не так уж и необычно. Темная энергия монстродевушек, испускаемая ими во время оргазмов, стимулирует яички мужчины, и те работают быстрее. У кого-то работают с двойной скоростью, у кого-то с тройной, а у кого-то просто как сумасшедшие, это от человека зависит. Только постепенно сперма становится пустой, по мере того, как мужчина истощается энергетически. Ты же восстанавливался еще и духовно. Не так быстро, конечно, как в игре, но достаточно, чтобы твоей энергией можно было долго наслаждаться. Слизька восприняла это как чудо. Я, конечно, понимала, как твоя способность работает, но и мне волнительно было на такое смотреть.
  
   "Извини, что перебиваю. Но разве мои способности в новинку? Разве гуманисты не делают нечто похожее?"
  
   - Нет, гуманисты не вырабатывают много духовной энергии. Они воспринимаются как источники с неисчерпаемыми ее запасами. Говорят, что смотрится это очень красиво, вызывает яркую эйфорию и восторг, как будто находишься перед чем-то неимоверно ценным и великим. Вот только мама моя говорит, что это не их собственная энергия, не гуманистов. И что на самом деле они - обычные мужчины с обычным объемом духовной энергии и посредственными способностями ее восполнять.
  
   "Вот значит как. Интересно. И откуда тогда они берут свой огромный запас?"
  
   - Не знаю. Но мама говорит, что это вредная энергия и что пользоваться ей нельзя.
  
   "А другие монстродевы об этом знают?"
  
   - Кто-то знает, кто-то - нет, кто-то верит, кто-то не верит. Но тем, кто хоть раз пробовал эту энергию, очень трудно от нее отказаться. Они все считают, что она великое чудо, дар монстродевам от Темной Матери и с жаром рассказывают об этом всем, кто их спрашивает.
  
   "Но ладно, я опять тебя перебил. Извини".
  
   - Ничего. У тебя возникают вопросы, я отвечаю.
  
   "Продолжай, пожалуйста".
  
   - В общем слизька объелась. Тебе удалось ее победить, но воспользоваться этой победой ты не сумел, потому что сам был в глубокой отключке. Я бы даже так сказала: ты сперва переполнился темной энергией, так что она у тебя "из ушей потекла", благополучно вырубился, а уже потом твоя скорость ее преобразования заметно увеличилась, и кормиться тобой стало очень вольготно. Я вытащила тебя из лужи, в которую превратилась пьяная в хлам слизь, и оприходовала сама. Ты был просто идеальной коровкой, покорной, покладистой и с хорошей отдачей. В общем, с одной стороны я была очень довольна, а с другой малость разочарована. Но мама предупреждала меня, что первое впечатление может быть обманчивым, что наверняка тебе придется адаптироваться к новым условиям, поэтому я стала действовать по плану "б". То есть оставила тебя в плену у слизи и сама осталась за тобой наблюдать.
  
   - Постой! - вслух выкрикнул Дима. - То есть если бы я не вырубился тогда или очнулся до того как слизь очнулась, ты по-другому бы стала действовать?
  
   - Ну конечно. Я представилась бы тебе, сказала, что я твой гид, и мы ушли бы с тобой восвояси, оставив слизьку досматривать ее счастливые сны.
  
   Парень мысленно схватился за голову.
  
   "Боже мой! Если б я тогда не поленился открыть глаза", - с досадой подумал он.
  
   - А ты мог? - заинтересовалась Алиса, реагируя на его мысленную реплику.
  
   "Ну... теоретически да, - ответил он, возвращаясь к безмолвному режиму общения. - Я чувствовал, как ты меня перетаскивала под мышки, но мне было чересчур томно и ленно, так что я решил на это не реагировать".
  
   - Зря-зря, - хихикнула девушка. - Если бы ты тогда открыл глаза, я бы давно уже познакомила тебя со своей мамой.
  
   Поняв двусмысленность фразы (обычно женихов с родителями знакомят), молодой человек рассмеялся, а потом вздохнул.
  
   "Минувшего не воротить, - сказал он. - И во всем есть свои плюсы. Что было дальше?"
  
   - А дальше я с удивлением обнаружила, что знаю, как превратиться в слизь. Это было неожиданно, но удобно. Я с ней слилась и взяла под контроль ее спящее тело. Своих сил бы мне не хватило тебя до пещеры дотащить, а вдвоем мы отлично справились. Был в этом, правда, один негативный момент. Слись проснулась, пока я управляла ей и поняла кто я такая. Она жутко перепугалась, думая, что я ее съела и держу ее душу в плену в своем теле. Ну, ты видел, как реагировали на меня лягушки. Ее истерика меня очень расстроила. Обидно, знаешь ли терять подругу. Попытки словами объясниться к успеху не привели. Когда я отпустила ее, чтобы показать, что вот она, жива и здорова, она попыталась удрать. Ну, в общем, меня такой поворот событий совсем не устраивал, и я поступила как безжалостный кукловод. Подчинила ее, отодвинула и стала действовать от ее имени.
  
   - Значит, все это время я фактически только с тобой общался?
  
   - Нет, не только, - покачала Алиса головой. - Постепенно слизька успокоилась. Я снова стала с ней разговаривать и объяснять, что заточение ее временное. Что мне надо просто проверить тебя, посмотреть, на что ты способен и, если надо, помочь. Она мне поверила и смирилась со своим подневольным положением. Потом стала присматриваться к тому, что мы делаем, расслабилась совсем и даже шкодливая натура ее проснулась. Я стала чувствовать в себе ее задор, подшучивать, над тобой и разыгрывать. Доппельгангеры довольно чувствительны к подчиненным душам, и быстро перенимают повадки, которые их цепляют. Веселый нрав слизьки мне очень нравился. Я с удовольствием следовала ее порывам. И розыгрыш с петухом - это была ее идея, хотя реализовала ее я. Потом я срубала птаха и слизька здорово на меня обиделась. Если хочешь знать, вы оба уговаривали меня его пощадить. Но извини, мне требовалось мясо для роста, и все-таки я хищница.
  
   К счастью дулась на меня слизька совсем недолго, и мир вскоре был восстановлен. Она даже сказала мне, что мой добрый нрав выглядел для нее подозрительно, но когда она увидела меня во всей моей жестокой красе, то все встало на место и теперь ей спокойнее на душе. Честно говоря, я не очень поняла ее логику, но то, что мы снова стали с ней заодно меня очень устраивало. Вначале я стала позволять ей с тобой играть, потом позволила общаться. И ты ей, конечно же, очень понравился. А потом состоялась твоя первая победа, причем над нами обеими и обе мы с ней восприняли это по-разному. Она расстроилась, понимая, что может лишиться тебя. А я испугалась, что снова могу потерять контроль. Поэтому когда мы сходили за твоей одеждой, я решила ее собой подменить, чтобы иметь отдельное от слизьки тело и линять туда, как запахнет жареным. Так я могла все время оставаться в сознании и контролировать ситуацию.
  
   Потом случилась вторая твоя победа, и я очень удивилась, что ты не ушел. Поэтому не стала раскрывать себя и решила узнать, в чем дело. Ты объяснил слизьке причины, которые тебя держат, но я не поверила, что дело только в них. Я решила тебя испытать. Стала одну за другой исправлять твои проблемы. Помогла с языком, научила находить себе пищу охотиться и тому подобное. Ну, ты сам все видел и помнишь. Слизька поняла, чего я добиваюсь, и очень расстроилась. Ей хотелось, чтобы ты остался навсегда. Тогда же мы с ней стали соперницами.
  
   Тебе, вероятно, странно было видеть, как характер мой менялся. Я, то требовала от тебя быть сильным, то впадала в депрессию. Это все потому, что нас двое было, и каждая тянула одеяло не себя. Я могла, конечно же, слизьку подавить, но сложность твоего испытания входила в мои планы. Ты должен был сделать выбор: идти по пути героя или остаться коровкой. - Алиса вдруг улыбнулась и добавила: - Цукумогами твоя, кстати, очень хорошо отражала мое настроение, ведь вторая половинка ее души, состоящая из темной энергии, встроена в мою собственную ауру.
  
   Дима удивленно округлил глаза и девушка поспешила его заверить:
  
   - Да это так, - сказала она. - Только я не сразу ее заметила, потому что большую часть времени темная часть цукумогами проводила в моем обособленном теле, которым являлась твоя одежда. Я же была слита со слизькой и концентрировала свое внимание на ней.
  
   Иногда я чувствовала чье-то присутствие. На озере у меня возникло явное ощущение, что есть кто-то четвертый, кроме нас со слизькой и тебя. Видимо, цукумогами зачем-то переместилась в тело слизи из твоей одежды. Она, наверное, купалась вместе с нами, да? Потом во время уроков с тростником тоже было необычное чувство. Но я отнесла его на счет твоей двойной ауры и решила сперва, что у тебя есть тульпа, ну или, как там у вас психологи говорят, внутренний друг. Однако после того, как ты надорвался от выстрела из духовой трубки, я поняла что тульпой этот факт не объяснить. На лицо было чье-то явное материальное вмешательство. Я стала осматриваться, прислушиваться, и вспомнила, наконец, что причитания, которые до этого смутно слышала, шли вторым фоном к воплям перепуганной слизи. Вот тогда я заглянула в себя и увидела твою любимую Нишикиномию в первый раз. Хе-хе, занятной эта девушка оказалась и боевой. Она мне сразу понравилась, и я стала приглядывать за вами обоими, не выдавая своей осведомленности. Очень позабавили меня Ваши эксперименты с поиском источника ментального поля. Я тогда едва на хихик не пробилась и с трудом удержалась, чтобы не выдать себя.
  
   Ну а потом проснулась слизь и накатила на меня ее вселенская скорбь. Тогда же и состоялся наш с ней уединенный разговор, для которого мы удалились в лес подальше от пещеры. Мы разделились. И беседовали около получаса. Я рассказала ей о тебе, о том, что тебя призвали в наш мир как героя, но предназначение твое буквально висит на волоске. И если ты не пройдешь испытание, которое мы с ней тебе устроили. То героем тебе не стать. Тогда мы с ней заключили второе соглашение. Если ты остаешься с ней, то я ухожу. Если идешь со мной, она тебя отпускает. Вот и все.
  
   - Нет, не все! - выкрикнула Нишикиномия, неожиданно появляясь.
  
   Она схватила Диму за отвороты его костюма и, с силой дернув, оставила его без одежды, отрывая от него доппельгангера. Парень от неожиданности сбился с шага, потерял равновесие и сел попой в траву.
  
   - Дура-дура-дура!!! - вопила Аня, тряся мармеладную девушку за грудки.
  
   Та безвольно моталась в ее руках, округлив глаза от удивления, хлопала ими и, видимо, пребывала в глубоком ауте от того, что с ней творили. Потом собралась с силами, мобилизовалась и крикнув:
  
   - Остынь психованная! - резким ударом отбросила девушку от себя.
  
   Та упала на землю (реально упала!), примяв траву, и разрыдалась, заливаясь потоком слез.
  
   - Расскажи ему, - всхлипывала она, - что ты задумывала, коза безрогая! Как хотела покончить с собой!
  
   - Отвали, идиотка! Не твое дело, ясно! Нечего прошлое ворошить!
  
   - Нет, расскажи! Или я сама расскажу!
  
   - Ну и рассказывай, дура! - крикнула Алиса и, распылившись, вернулась на тело Димы в виде одежды, но при этом у того возникло чувство, будто она ткнулась парню в грудь мокрым от слез лицом.
  
   - Она... - глотая слезы, стала говорить Анна, - не все тебе рассказала. Слизька попросила съесть ее, если ты захочешь уйти. Сказала... - девушка снова всхлипнула, - что хоть так сможет тебя сопровождать... в виде частички доппельгангера. И эта мармеладная коза предложила другой вариант. Сказала, дескать, давай объединим наши воспоминания о тебе, и с кем ты останешься, тому и достанется этот блок. Дурочка слизька согласилась, она-то рисковала лишь трехдневной памятью. А у этой новорожденной идиотки, которой и месяца нет отроду, практически все воспоминания связаны с тобой! Если бы ты остался в пещере, она бы в слизь превратилась, понимаешь?! Слилась бы с ней физически и ментально, перестала бы существовать! Коза! Дура! Идиотка!
  
   У Димы сердце оборвалось в груди, и он прижал руки к сердцу, пытаясь Алису обнять, прижать к себе, защитить.
  
   - Мне не было смысла жить без тебя, - глухо сказала доппель. - Все мое существование на тебя замкнуто. Ты моя половинка. Даже не половинка, а суть, ядро. Слизь подсказала мне хорошее решение, только я сделала все наоборот.
  
   - Почему?! - со стоном вырвалось у парня. - Почему ты ничего мне не рассказала?! Почему все решила без меня?! Я бы пошел за тобой, даже не задумываясь!
  
   - За мной! - прорычала Алиса, отстраняясь, и гневно полыхнула своими глазами. - Вот именно, что за мной! Ты по уши втрескался в слизь и забыл о своей цели! Ты сам расклеился и растекся как слизь! А я! Я видела в тебе героя! Я полюбила того, кто никогда не сворачивает со своего пути! И ты ни разу сейчас, - плечи девушки вдруг стали вздрагивать, и она заплакала, - ни словом не обмолвился о НЕЙ! Ты что совсем ее позабыл?! Забыл любовь, без которой жизни не чаял?! Бросил ее?! Оставил прозябать на веки вечные в магической печати?! Да я полюбила тебя дурак, за то, что ты любишь ее!!! - выкрикнула Алиса и разрыдалась, заливаясь потоком слез.
  
   По спине у парня вдруг прошел озноб, сердце бешено забилось в груди, как пойманная птица, и все тело его охватило жаром:
  
   "Алиса! Алиса! Алиса! - металось в голове эхом. - Где же ты чертушка моя длиннохвостая?! Как же мне тебя не хватает!!"
  
   Молодой человек услышал легкий шепот издалека, невнятный, но до боли знакомый голос.
  
   "Алиса?" - спросил себя парень, превращаясь в слух, пытаясь услышать еще раз дорогие сердцу звуки.
  
   - Дима...
  
   "Ты где?! Алиса!!!"
  
   - Шшш, не кричи, расслабься, - молодой человек почувствовал легкие как ветер прикосновения, тепло, запах, такой знакомый и воспламеняющий сердце родной запах и голос. - Привет, милый, вспомнил, наконец, обо мне. Как приятно было ощутить вновь твои чувства.
  
   "Алиса, Алиса!"
  
   - Хе-хе, досталось тебе от доппельгангера, да? Небось, ничего и не понял? Посмотри на нее. Только осторожно.
  
   Дима опустил взгляд и увидел заплаканное, но счастливое лицо своей мармеладки. Девушка прижималась щекой к его груди и, казалось, блаженствовала.
  
   - Видишь, как греется она в твоих чувствах ко мне? Если любишь ее, не обижай. Почаще вспоминай меня, и она будет довольна. И я, кстати, тоже. Я скучаю. Приходи скорей.
  
   "Да!"
  
   - Хорошо, я буду ждать.
  
   "Алиса постой!"
  
   - Извини, - прошелестел затихающий голос. - В другой раз...
  
   "Но почему она так? Почему?"
  
   Сзади подошла Анна и обняла парня, укладывая голову ему на плечо.
  
   - Что почему? - вздохнула она. - Почему эта извращенка так тащится от твоей любви к другой Алисе? Забыл уже энциклопедию девушек-монстров? Это все загоны доппельгангеров. Любят они принимать облик чужих возлюбленных и греться в лучах обращенной к ним чужой любви. А уж составить любовную троицу это для них верх счастья! Твои чувства к ламии очень уж ее зацепили. Она спит и видит, как вы вдвоем воссоединитесь.
  
   - Моя бабушка не какая-то там простая ламия, - поправила Алиса, поднимая довольное томное личико и улыбаясь Анне, - а ее королевский вид, ехидна. Она одна из самых могущественных магических существ, если хочешь знать.
  
   - Ба..ба..бабушка?! - заикаясь, спросил Дима.
  
   - Ну, да, - хихикнула доппель. - Раз уж дочь Алифнессы Шестнадцатой, Нерис, стала моей мамой, то я, стало быть внучка последней Владыки монстров. Вот так-то, дружок. Ну и кто из нас после этого извращенец? - добавила она и рассмеялась. - Влюбиться в бабушку и внучку одновременно, это еще надо суметь!
  
   Следом за ней захихикала Нишикиномия.
  
   - А если учесть, что внучке еще и месяца нет отроду, то он не просто извращенец, а пе...
  
   - Ну, хватит вам, - перебил ее смущенный молодой человек. - Вы еще припомните мне, как я титечкой питался.
  
   - Хи-хи, сознался сам.
  
   - Нет-нет! - промурлыкала Алиса, ласково обнимая Диму руками за шею. - Титечка - это не извращение, это вкусно. Правда, мой сладкий младенчик?
  
   Анна прыснула и захохотала, а парень еще больше покраснел.
  
   - Да прекратите вы уже меня троллить! - возмутился он.
  
   - Терпи, - улыбнулась доппельгангер. - Это наша компенсация за женские слезы.
  
   - Я лучше по-другому скомпенсирую, - сказал Дима и, взяв ее прелестное мармеладное личико в ладони, приник поцелуем к губам.
  
   Алиса застонала от удовольствия и объятия ее усилились. Она прикрыла глаза, запрокинула голову назад, подставляя губы, и блаженствовала.
  
   - И мне, меня! Я тоже плакала! - нетерпеливо заерзала сзади Аня.
  
   Накормив поцелуем одну лакомку, молодой человек оторвался от нее и, улыбаясь, повернулся к своей помощнице, а та уже сияла от предвкушения и тянулась к нему губами. Второй поцелуй получился не менее сладким и волнительным. Девушка крепко обняла парня за шею и долго не отпускала его, пока не насытилась.
  
   - Аааах! Это был первый раз, когда ты сам меня поцеловал, - промурлыкала она, заливаясь румянцем.
  
   Дима обнял обеих своих подруг и прижал к себе, чувствуя приятное умиротворение.
  
   - Спасибо вам, девчонки, что вы у меня есть, я вас очень люблю.
  
   А они жмурились от удовольствия как кошечки и посматривали на него своими маслеными глазами.
  
   Молодой человек вспомнил, как Нишикиномия сдернула с него Алису, провел ладонью по ее спине, чувствуя весьма достоверную материальность, опустил взгляд на землю и увидел, что трава реально примята под ее коленками.
  
   - Ань, ты что, физическим телом обзавелась, или растения под двоими ногами виртуальные?
  
   Девушка изумленно обвела себя глазами и, ойкнув, испарилась, после чего Дима ощутил, как она входит в него, пристраивается и с облегчением успокаивается, радуясь, что не потеряла насиженного местечка.
  
   - Я не знаю, - пролепетала Аня изнутри. - Кажется... обзавелась.
  
   - От меня кусок, между прочим, оторвала, - пожаловалась Алиса. - Я и так мелкая еще. Моего тела едва на человеческую форму хватает. - Сперва слизьки лишилась, а теперь уже и на мои кровные части претендуют. Так от меня и не останется ничего. Вы меня сперва откормите, как следует, а потом уже и делите на части.
  
   - Извини, я случайно, - повинилась Нишикиномия.
  
   - Хе-хе, да я же шучу, глупенькая, - улыбнулась ей доппельгангер. - А цукумочка-то наша, видать, созрела, чтобы стать самостоятельной, - добавила она с удовольствием. - И, скорее всего, сильные эмоции тому поспособствовали. Думаешь, я против обзавестись новой куколкой? Хе-хе-хе, будет у меня новая игрушка.
  
   - Эй, руки прочь от моего разума! - возмутилась Аня.
  
   - Ой, да ты и не заметишь ничего, - промурлыкала Алиса. - Ты же с самого рождения моей частичкой была, так что тебе наши отношения в новинку не будут. Зато сколько плюсов. Ты станешь полноценной мамоно, и я смогу прикидываться тобой. Мальчика нашего не надо будет раздевать, каждый раз как мне отдельно от него материализоваться понадобится. А еще, ты сможешь трахнуть его физически и настоящую сперму его попробовать. Знаешь какой он вкусный? М-м-м!
  
   Дима почувствовал, как Нишикиномия азартно заерзала внутри него и насторожился. Но та вроде не собиралась пока на него нападать.
  
   - А как же навыки коммандира? - спросила Аня. - Я не смогу ему больше помогать?
  
   - Тут все по-старому, - заверила доппель. - Это местечко твое, и никто его у тебя не отнимет. Изменятся только наши с тобой отношения. Цукумогами тот же дух, только привязанный к вещи. Твоя темная часть обитает пока в моем теле, но теперь ты готова обзавестись персональным. А в одежду превращаться я тебя научу. Хе-хе, и научу, как можно облизать мальчика, пока он в тебя облачен.
  
   - Эй, не надо ее учить всякому распутству, - возмутился Дима.
  
   - Хе-хе-хе! - захихикала Аня.
  
   - Хе-хе-хе! - вторила ей Алиса.
  
   - Это сговор! - догадался молодой человек и вскочил на ноги. - Бежать надо отсюда!
  
   - Хе-хе-хе! - хихикали девушки, становясь его одеждой.
  
   - Ах, так! Тогда получите! - Дима стал расстегивать куртку своего костюма, намереваясь ее снять.
  
   - Он раздевается, - шепнула Алиса.
  
   - Ага, - тоже шепотом ответила ей Анна. - Наверное, секса хочет.
  
   - Да, точно! Но ты ни разу ведь его в физическом теле не пробовала, так что я готова по-сестрински вперед тебя пропустить.
  
   - Спасибочки, сестренка!
  
   - Ох! Как вы быстро спелись, - притворно ужаснулся Дима. - Все, я пропал!
  
   - Хе-хе-хе, - снова захихикали довольные девушки.
  
   Но, конечно же, все это были шуточки. Никто на мужское тело пока не покушался. Правда насколько долго продлится это "пока", парень прогнозировать не мог. Пользуясь временной остановкой, он напился из бурдюка, вернул его на место, и через минутку уже снова шел по лесной тропинке вперед, облаченный в дорожный костюм маскировочной раскраски и неся увесистый кожаный рюкзак за спиной.
  
   Минут пять Дима шел молча, но потом все же решил продолжить беседу.
  
   "Алис, а ты действительно такая эээ... юная?"
  
   - Я, знаешь ли, создание искусственно созданное и магически одушевленное. Поэтому не важно, как давно это произошло, все равно я взрослая, половозрелая особь. Так что не беспокойся даже на сей счет.
  
   "Ты ведь сейчас не вслух говоришь?"
  
   - Хе-хе, нет. Пользуюсь функцией виртуальной коммуникации нашей дорогой Анечки.
  
   "Ясно. Тогда я мысленно тебя буду спрашивать. А вопрос мой такой. Тело у тебя под стать человеку, верно? Тогда каким образом ты становишься одеждой? Она ведь гораздо меньше места занимает. Куда излишки деваются?"
  
   - Ого, куда ты полез! - рассмеялась Алиса. - Понимаешь, я ведь не ученая, поэтому подробно все объяснить тебе не смогу. Так, на бытовом уровне, если устроит.
  
   "Давай на бытовом. Научные объяснения я и сам вряд ли пойму".
  
   - Я знаю, что состою из особого вида темной энергии, которая способна превращаться в материю. Мама называет ее первород. Эта энергия может принимать любые формы, информация о строении которых мне известна. Но, насколько я знаю, первород создает имитацию веществ, правда, очень точную, вплоть до размера атомов. Самая мельчайшая частичка материализованного перворода сравнима с самым маленьким атомом, а из нескольких таких частичек могут формироваться атомы покрупнее. Они будут иметь все физические и химические свойства настоящих атомов с той лишь разницей, что в отличие от реальных веществ этими свойствами можно управлять. В общем, обладая соответствующей информацией, я хоть мышью могу стать, хоть слоном, если на слона энергии хватит, конечно. А все излишки перворода останутся в виде энергии, которую я храню в особых кристаллах, называющихся хайорит.
  
   Реальный хайорит - это очень редкий и дорогой минерал, обладающий магическими свойствами. Мой хайорит, это тоже имитация, сделанная из перворода, но она обладает всеми теми же свойствами, что и оригинал. В частности может вместить в себя и удержать огромное количество перворода. Например, кристалл хайорита размером с перепелиное яйцо способен вместить такое количество перворода, которого хватит на создание слона. Вот и весь секрет разницы в размерах. Превратившись в этот костюм, я потратила часть своего перворода на создание хлопка и пластика, информацию о которых узнала, съев твою одежду. Всю не использованную энергию я сохранила в кристалликах хайорита, которые тоже из перворода сделала.
  
   "То есть на моем костюме где-то есть эти кристаллы?"
  
   - В пуговицах, - подсказала Алиса. - Маленькие крупинки внутри пластика. Снаружи ты их не увидишь.
  
   Дима стал разглядывать пуговицы на своем костюме и действительно не нашел в них ничего необычного.
  
   - Хайорит идеально экранирует энергию перворода. Так что снаружи мою суть распознать очень сложно. Сейчас я сохраняю активной некоторую часть своей темной энергии для общения с тобой, поэтому во мне можно почувствовать мамоно. Однако сторонний наблюдатель примет меня за слабенькую цукумогами, потому что я имитирую ее ауру. Впрочем, кажется, есть заклинания и артефакты, которые могут обнаружить сам хайорит и, таким образом, косвенно меня вычислить. Но в остальном моя маскировка безупречна. Я могу полностью запечатать свою темную ману, и тогда даже сильный маг не отличит меня от обычной одежды.
  
   "Обалдеть! - поразился Дима. - Из тебя вышел бы идеальный разведчик".
  
   - Вообще-то изначально нас создавали как убийц. Я уже говорила.
  
   "Но ты ведь не убийца, - улыбнулся молодой человек. - И я этому очень рад".
  
   - Пока да, - согласилась Алиса. - Не успела никого убить. И мне бы не хотелось делать это без необходимости. Однако, если понадобится, рука моя не дрогнет.
  
   "Что ты имеешь в виду под "понадобится"?"
  
   - Например, защитить твою или свою жизнь.
  
   "О! Это веская причина, - признал Дима. - А чтобы превратиться в кого-нибудь?"
  
   - Для этого мне убивать не нужно. Теперь я это точно знаю.
  
   "Серьезно? А почему?"
  
   - Дело в том, что я отношусь к новому, усовершенствованному поколению доппельгангеров, и, в отличие от своих предшественниц, обладаю способностью считывать информацию, которую несет духовная энергия мужчин. Сперва мне самой не ясно было, зачем нужно такое умение, а мама не объяснила ничего. Сказала лишь, чтобы я на тебе этот свой навык опробовала, и, возможно, меня ждет интересный сюрприз. Хе-хе, она оказалась права. Сюрприз оказался знатным.
  
   "И что за сюрприз такой?" - спросил заинтригованный Дима.
  
   - Я убедилась, - ответила Алиса довольным голосом, - что форма любой мамоно, которая обкушается тобой в хлам, будет у меня в кармане, сразу после того, как я из тебя ее извлеку.
  
   "И с какого перепугу во мне окажется вдруг информация о строении мамоно?"
  
   Девушка рассмеялась.
  
   - Почему "с перепугу"? - спросила она, а потом сама же и догадалась. - А, это такой оборот речевой у вас, да?
  
   "Ну, да. Я хотел спросить, почему вдруг во мне информация о мамоно окажется?"
  
   - Потому, сокровище мое, что ты преотлично делаешь слепки с монстродевушек, пока они тебя трахают. Это я на примере слизьки самолично убедилась. Только боюсь, что отпечаток получится не полным, если тебе не удастся мамоно победить. Ты должен полностью покрыть ее своей духовной энергией и тогда в твоей ауре отразится вся ее вещественная структура. Я не знаю, как это происходит и почему. Но, кажется, знает моя мама. Она специально наделила меня способностью считывать информацию, которую несет духовная энергия людей. Видимо не без оснований предполагала, что мне эта функция будет полезна. Я пару раз отслеживала, как ты делал отпечаток со слизьки, и один раз со своей цукумогами. И во всех случаях они медленно гасли, становясь нечитабельными минут через двадцать пять-тридцать. Думаю, нечто подобное произойдет и с другой мамоно. Так что, взяв твою сперму до истечения этого срока, я, возможно, смогу потом превращаться в монстродевушку, которая с тобой до меня развлекалась.
  
   "Серьезно? - поразился молодой человек. - Вот это да! А если потребуется в человека превратиться? Тоже не надо будет его съедать?"
  
   - В духовной энергии людей содержится информация об их структуре. Другое дело, что извлечь ее я смогу, скорее всего, только из мужчин, и с девушками так не получится. Мне не взять у них сперму или какой-то другой ее аналог. Хотя... почему не взять? Вот если бы я в вампира научилась превращаться, то могла бы поглотить порцию духовной энергии вместе с кровью. Это любопытно! Надо будет попробовать. Лишь бы мой вампиризм не смертельным для самого человека оказался. Не знаю, сколько крови потребуется выпить, чтобы всю информацию о его форме считать.
  
   "Преотличным свойством мама тебя наделила, - признал Дима. - Очень полезным для доппельгангера".
  
   - Теперь я и сама уже стала понимать.
  
   "То есть ты не только внешне организм копируешь, но и внутренние его органы?"
  
   - Конечно. Более того, я копирую еще и энергетику. А иначе не получить мне всех качеств, которыми обладает оригинал.
  
   "То есть если ты перекинешься в мага, то овладеешь его магией?"
  
   - В общем да. Но здесь есть одно ограничение. Я не смогу обрести форму существа, которое по силе своей превосходит меня многократно. Я и сама должна быть ему под стать. А иначе я просто не справлюсь с могуществом, которое на меня свалится, и оно меня погубит.
  
   "И как ты собираешься поступить?"
  
   - Не буду жадничать и спешить, - улыбнулась Алиса. - Начну с существ своего уровня, потом перейду на тех, кто немного меня сильней. Получив их форму и освоившись с ней, я и сама стану более сильной. И так постепенно по ступеньке стану подниматься вверх. Этому правилу следуют все мои соплеменницы. Но им приходится придерживаться его по естественной необходимости. Доппель просто не сможет съесть того, кто ощутимо превосходит ее в силе. Разве что удача ей улыбнется. Только никто из нас не любит рисковать.
  
   "А в кого ты превращаешься, когда становишься похожа на фруктовый мармелад?"
  
   - Хи-хи, мармелад прикольно звучит, - обрадовалась Алиса. - Тебе нравится этот облик, да? Это моя промежуточная форма, - пояснила она. - Самый простейший вариант овеществления перворода, который мне дали при рождении. Я в этой ипостаси похожа на слизь, но в отличие от нее могу управлять своей плотностью, изменяя себя от газообразного состояния до жидкости различной вязкости и до твердого вещества различной твердости. В этот момент тело мое состоит из мельчайших частичек, которые меньше биологических зернышек, но больше молекул.
  
   "Наноструктурированный организм!" - догадался Дима.
  
   - Ну, вот, ты уже и слово умное для меня нашел. Эти частички обладают хорошей проницаемостью, легко проходят в биологические ткани, не повреждая их. И я могу выстраивать их как хочу, создавать из них любые примитивные формы. Например, умею формировать желёзки для выработки разных веществ, которые будут растворять минералы или переваривать биологические ткани. Ну, ты видел, как я ем и обрабатываю камни. Сексом в этой форме заниматься тоже очень приятно и удобно. Я могу создавать рецепторы удовольствия в любой части своего тела, поглощать и усваивать сперму, ну и естественно удерживать и стимулировать мужчину, напитывать его своей темной энергией. Все это ты уже в полной мере испытал на себе.
  
   "Да уж испытал", - подтвердил молодой человек, переживая приятные воспоминания, и неугомонная часть его организма от этого моментально встрепенулась.
  
   - М-м-м! Кто-то вкусненький у нас проснулся, - промурлыкала Алиса. - Хочет, чтобы его приласкали?
  
   "Нет-нет, это недоразумение!" - поспешил оправдаться Дима.
  
   - Ой-ёой! Какие мы строгие к себе. Ну, дай же мальчику своему понежится на радость обожающих его девочек.
  
   "А у нас время для этого есть?"
  
   - Почему нет? Ты привал совсем не собираешься делать? Мы уже далеко ушли, да и время к вечеру клонится. Не грех будет и передохнуть.
  
   Дима посмотрел на солнце.
  
   "Блин, действительно скоро темнеть начнет, - подумал он, и обратился к Алисе: - здесь никакого населенного пункта поблизости нет?"
  
   - Мы как раз к одному такому идем, - ответила девушка. - Но все равно придется в лесу заночевать. До той деревеньки еще далече.
  
   "Хорошо. Тогда давайте искать место для ночевки, а заодно и соберем дров для костра".
  
   - Эх, люди! Любите вы лес жечь. Зачем костер-то тебе? Не холодно ведь. А если замерз, то я как раз и согрею.
  
   - Мы согреем, - подала голос Аня.
  
   "Все это хорошо, - улыбнулся Дима, принимая неизбежные, но очень приятные для себя последствия привала. - Только ночью с огнем как-то уютнее. А еще и мясо можно на костре подогреть, картошечки запечь, а?"
  
   - Ну, ладно, - тут же согласилась Алиса и парню вдруг отчего-то представилось, как она облизывается от предвкушения. - Костер так костер. Только ты тогда левее возьми. Там примерно через километр будут каменные нагромождения. Циклопы что-то построить собирались, а потом почему-то передумали.
  
   Минут через пятнадцать хода в указанном девушкой направлении молодой человек вышел к рукотворной скале, сложенной из больших плоских камней, которая живо напомнила ему каменную достопримечательность из родного мира. Высота этого сооружения составляла около трех метров, а ширина метров семь.
  
   - Ух, ты как интересно! - обрадовался Дима знакомым формам местности. - А у нас в мире тоже есть нечто подобное, прям даже ностальгию почувствовал.
  
   - То есть у вас тоже есть циклопы? - полюбопытствовала Алиса.
  
   - Циклопы вряд ли, - хихикнул молодой человек. - Но вот подобная же баррикада имеется.
  
   Обойдя каменную, стену он обнаружил вполне удобное для ночлега и костра местечко, защищенное от ветра и посторонних глаз с двух сторон.
  
   - Самое то, - обрадовался парень. - Теперь осталось только дров для костра набрать и разжечь огонь пока солнце не село.
  
   - Извини, я могу либо помогать со сбором валежника, либо служить тебе одеждой, одно из двух, - сказала Алиса. - Что выбираешь?
  
   - Думаю, что с дровами я сам разберусь, голышом бегать как-то не охота. А ты разве не можешь отправить свои частички на поиски веток?
  
   - Пока нет. Меня слишком мало, чтобы делиться. И слизи в моем распоряжении больше нет, чтобы ей командовать.
  
   - Ясно. Ну, тогда я сам. Мне только сухой валежник искать или ты поможешь с просушкой?
  
   - С просушкой помогу, так что собирай любые ветки.
  
   Минут двадцать парень бродил по лесу, собирая топливо для костра. Валежника оказалось не очень много, и он за все это время набрал лишь небольшую охапку веток. Однако потом наткнулся на целое засохшее дерево и просиял.
  
   - Вот они сокровища Али-Бабы!
  
   Дима обломал несколько тонких веток, но толстые не поддавались.
  
   - Подожди, - сказала Алиса. - Эту древесину лучше рубить.
  
   - Чем? - спросил парень. - Моими костяными ножами?
  
   - Нет. Вот этим, - предложила девушка и вырастила из рукавов костюма что-то вроде двух мечете из полупрозрачного голубого стекла с острыми лезвиями около сорока сантиметров длиной. Их рукояти по виду своему то же выглядели стеклянными, имели удобную цилиндрическую форму с углублениями под пальцы и легли как раз поверх ладоней, словно сами предлагали себя взять.
  
   Молодой человек ухватил оружие, сжав пальцы покрепче, и резким взмахом нанес рубящий удар по одной из толстых веток. Лезвие прошло сквозь нее без какого-либо сопротивления, так что Дима от неожиданности качнулся вперед и с трудом удержал равновесие. Он подумал уж было об очередном розыгрыше неугомонной мамоно. Но ветка упала вниз, оставив на обрубленной части гладкий словно полированный срез.
  
   - Вау! - восхищенно выдохнул парень. - Я прям себя рыцарем-джедаем чувствую!
  
   Он замахнулся, уж было, обеими руками, намереваясь покрошить ни в чем не повинное дерево на мелкие кусочки, но вовремя вспомнил анекдот про русского, чукчу и медведя.
  
   - Дурак ты русский, - сказал он сам себе, - как потом потащишь такую кучу дров?
  
   Дима присел, и, прицелившись, рассек ствол дерева у основания. А когда оно рухнуло, поднял за конец и попробовал тянуть. Получалось тяжеловато. Пришлось рассечь ствол на три куска и оттащить их к каменному сооружению по частям. Молодой человек так увлекся заготовкой дров, отсекая ветки от ствола, разрубая их на части, а ствол дерева на поленья, что не заметил, как солнце скрылось за верхушками деревьев.
  
   - Ох! Что же делать, - разочарованно вздохнул он, глядя на слабые лучики, пробивающиеся сквозь хвойные ветки. - Может на скалу забраться?
  
   - Ладно, не надо, - остановила его Алиса. - Так ты еще полчаса с розжигом провозишься и не факт, что у тебя что-нибудь выйдет.
  
   - То есть как не надо? А костер?
  
   - Если нужен костер, складывай.
  
   - А чем разжигать будем?
  
   - Увидишь.
  
   Заинтригованный Дима присел на корточки, быстро сложил небольшой шалашик из сухих веток и поднялся.
  
   - Готово, - сказал он.
  
   Алиса сползла с парня, превращаясь в мармеладную девушку, и хихикнула, глядя как тот, оставшись без одежды, рефлекторно прикрыл руками причинное место.
  
   - Смотри и учись, салага, - подмигнула она. - Немного жидкости для розжига. - Левая рука ее превратилась в трубочку и из нее на "шалашик" потекла прозрачная жидкость. - Немного электрической искры, - добавила она, наклоняясь к костру и щелкая пальцами. Маленький электроразряд впился в ветки, и они полыхнули пламенем. - Вот и готово!
  
   Дима переводил изумленный взгляд с девушки на огонь и обратно, а потом всплеснул руками и воскликнул:
  
   - И что ж ты раньше-то молчала, что так можешь?! Я тут, понимаешь ли, с лупой мучаюсь, когда у меня под боком ходячая зажигалка имеется!
  
   - Но тебе ж ведь приятно было самому огонь развести, разве нет? Разве не получил ты удовольствие, когда собственноручно без спичек и зажигалки добыл пламя? И потом я скрывала, что я - доппельгангер. А слизи таких вещей делать не умеют.
  
   - Они много чего не умеют, что ты все равно делала, - проворчал Дима, подсаживаясь к костру и подкладывая в него новые ветки.
  
   - Это верно. Но электричество вырабатывать было бы совсем подозрительно.
  
   - Между прочим, электричество - это термин физики, которую ты отрицаешь и называешь ерундой.
  
   - Хи-хи, я просто прикалывалась, - рассмеялась Алиса. - Думаешь, я дурочка совсем, чтобы не знать, что законы физики работают?
  
   - Блин, - вздохнул Дима, - приколистка чертова!
  
   - Да ладно тебе, шутить же весело. Ты как? Побудешь еще немного голым? А я бы пока "пото" собрала. Я по запаху его находить умею.
  
   - Иди уж, ищейка. Побуду. Ничего со мной не сделается.
  
   Девушка помахала ему рукой и ушла в лес, а Дима остался следить за костром, подкармливая его новыми ветками.
  
   Через полчаса стало смеркаться. Молодой человек начал уже беспокоиться, не случилось ли чего-то нештатного с его спутницей, как послышались шаги, и показалась Алиса. Она была веселая, довольная и несла с десяток клубней в большом кармане, который сделала у себя на животе, а в руках ее был большой и широкий лист какого-то растения..
  
   - Я вижу, ты не с пустыми руками, - улыбнулся Дима.
  
   - Не с пустым животом, - хихикнула монстродева, шлепая себя ладошкой по карману.
  
   - Ты прям как кенгуру.
  
   - А почему бы и нет? Удобно ведь.
  
   Она присела на корточки и молодой человек встрепенулся.
  
   - Только не вздумай ее выкакивать! - предупредил он
  
   Алиса рассмеялась.
  
   - И в мыслях не было, - сказала она, расправляя лист на земле, и укладывая на него вымытые и очищенные от ростков клубни "пото".
  
   - С тебя станется, - хохотнул Дима, вспоминая, как девушка однажды извлекала из себя его одежду. Он взял один клубень и повертел в руках. - Ух, ты, чистый, - обрадовался он. - Воду нашла?
  
   - Неа, просто землю съела.
  
   - Правда, что ли? - поморщился парень. - И как она...
  
   - Нормальная земля, ничего особенного, - пожала плечами Алиса. - Ее и было-то чуть-чуть. Угли уже есть?
  
   - Ага.
  
   - Вот и отлично. Тогда давай запекать картошку.
  
   - Может, ты меня оденешь? - смущенно попросил молодой человек.
  
   - Хе-хе, стесняшечка какой, - проворковала девушка и в очередной раз окутала Диму тканью. Тот облегченно вздохнул и стал выгребать палкой золу и выгоревшие угли из огня, в которые укладывал "пото".
  
   Вечер у костра прошел весьма оживленно. Вначале компания, перекусила копченым мясом. Молодой человек нанизывал его кусочки на палочку, прогревал над костром и часть съедал сам, а часть скармливал девушкам. Алиса на время кормления обратила его одежду выше пояса в верхнюю часть себя и, обнимая мармеладными руками парня за шею, с удовольствием принимала из его рук прожаренные подношения. Потом она и сама присоединилась к жарке, взяв вторую палочку с мясом. Этим кусочком доппельгангер угощала в основном Диму и Аню, но последнюю часть съедала сама. Нишикиномия сидела напротив в своем виртуальном теле, облаченная в студенческий костюм. Она жарила на костре виртуальное мясо, нанизанное на виртуальную ветку, а потом съедала его, скусывая по частям. Но виртуальное состояние почему-то не мешало ей скусывать кусочки протянутые Алисой.
  
   Сперва парень подумал было, что у той мясо на палочке тоже виртуальное и удивился слегка. Ему не понятно было, зачем Алиса балуется с воображаемой пищей. Но когда Аня перехватила рукой его палочку и откусила с нее, у молодого человека глаза на лоб от удивления полезли. Обе девушки рассмеялись, заметив его реакцию, и доппельгангер пояснила, что цукумогами может брать ее тело взаймы, когда ей хочется попробовать настоящей пищи.
  
   - И как это смотрится со стороны, - полюбопытствовал Дима. - Ну, если человек не видит виртуальной Ани, то что он видит, в тот момент, когда она реальное мясо кусает?
  
   Алиса рассмеялась.
  
   - Тебе лучше этого не знать, - сказала она. - У меня пока не хватает перворода на два полноценных тела, поэтому картинка выглядит жутковато, как ужин некроманта в компании оживших человеческих частей.
  
   Парень тоже рассмеялся, представив челюсть с горлом, висящую в воздухе, и больше ни о чем спрашивать не стал. Съев свое виртуальное мясо, Аня иногда открывала рот, как птенчик и, томно поглядывая на молодого человека, ждала, пока тот ее покормит. Дима протягивал ей мясо на своей палочке, девушка откусывала от него и принималась аппетитно жевать, жмурясь от удовольствия.
  
   Потом Алиса сказала, что мяса больше не хочет и превратилась обратно в одежду. Пономарев, не подозревавший подвоха продолжил есть, но тут он почувствовал мягкие мокрые язычки на своем теле и замер с куском мяса в руках. Нишикиномия тоже замерла, с азартом глядя на парня, и секунду спустя испарилась.
  
   - Как ты это делаешь, научи, - услышал тот ее голос. - Я тоже хочу его облизать.
  
   - Эй! Девочки, дайте поесть спокойно, - возмутился Дима.
  
   - Да ты ешь, ешь, - промурлыкала Алиса, не переставая его облизывать. - Мы тебе не мешаем.
  
   - Ох-ах, - вздохнул парень от бессилия и от удовольствия одновременно, когда почувствовал шаловливые женские губки на своем соске.
  
   Понимая, что спорить бесполезно, он положил палочку с недоеденным мясом на лист и откинулся на спину, приготавливаясь к сеансу удовольствия. На теле его хозяйничала бесчисленная орава язычков, и молодой человек различал две независимые друг от друга команды по характеру вылизывания, обсасывания и перемещения мокрых бархатных лакомок. Член его стремительно наливался твердостью и вставал. И естественно это не осталось незамеченным. Дима ощутил множество лижущих язычков и посасывающих губ на своем стволе, головке, яичках и анальной дырочке, чувствуя, как стремительно окунается в атмосферу накаляющегося блаженства. А потом член его захватил жадный рот и глубоко всосал до самых яичек.
  
   - Ааааах! - простонал парень, балансируя на грани разрядки.
  
   - Он уже почти готов, добей его, - прошептала Алиса возбужденным голосом.
  
   Рот принялся восхитительно мягко сосать проглоченный член, и Дима буквально взорвался в оргазме, отдавая ему свое вкусное семя. Он взлетал на реактивной струе наслаждения и, словно бы в отдалении слышал стоны блаженства девушки. Неожиданно парень ощутил раздвоенность. Он все еще мчался в бурных водах своей разрядки и одновременно чувствовал себя лежащим на мягкой кровати в дорогом отеле и шелковые простыни приятно холодили его обнаженное тело. И тут сверху на него запрыгнула Нишикиномия, уселась верхом и крепко прижала к постели. Дима почувствовал, как к напряженному члену его прижимается горячая нежность и буквально заливает его теплым сиропом, словно пироженку глазурью, перед тем как ее съесть.
  
   - Подкинем дровишек! - хищно сказала она и опустила бедра, захватывая мужскую суть своим влагалищем.
  
   Массируя и разминая пленника, она заглотила его в себя до самого основания и принялась жадно сосать, словно пыталась извлечь семя прямо из яичек, выпив его как коктейль через соломинку.
  
   Дима вскинулся на постели под девушкой и с головой окунулся в кипучую эйфорию, выплескивая в насильницу потоки своей духовной энергии. Аня порыкивала, принимая ее с удовольствием, и глаза девушки горели от предвкушения.
  
   "Интересно чего она предвкушает?" - подумал молодой человек и мгновением позже сообразил, что помощница его в этот раз для себя трапезу готовила. В этой схватке она была и защитницей и нападающей, кулинаром и гурманом в одном лице.
  
   Дима снова ощутил себя в физическом теле, облизываемый сотней язычков, и член его по-прежнему был в плену у ненасытного рта, настырно обсасывающего добычу в попытке получить добавку.
  
   - Он вкусный весь, - промурлыкала Алиса. - Хочу целиком его обсосать. Смотри сестренка и запоминай, как это делается.
  
   Рукава костюма вдруг вытянулись и срослись, поглощая кисти молодого человека. Манжеты брюк сбросили с него обувь и захватили стопы, воротник рубашки как жадные губы плотно охватил шею, не сдавливая и не мешая дышать, а скорее создавая герметичность. И тут же Дима окунулся в потоки слюны как в горячую ванну. Он словно во рту целиком оказался, который принялся его жадно рассасывать как конфету.
  
   - М-м-м! Вкусно! М-м-м! - урчала Алиса.
  
   - М-м-м! - вторила ей Аня, обсасывая член. - Чавк! Чмок!
  
   - ААААААААХ!!! - закричал парень, взрываясь в очередном бешеном оргазме, и следом за ним закричала Нишикиномия, принимая его энергетический коктейль.
  
   Какое-то время Дима не видел и ни чувствовал ничего кроме зашкаливающего блаженства. Потом накал удовольствия схлынул, и он стал медленно спускаться на грешную землю.
  
   - Вот ведь дурочка, объелась, - хихикнула Алиса, обнимая парня одной мармеладной рукой за шею, а другой гладя его по животу. - Ну, ничего. Ей обильное вливание духовной энергии будет только полезным. Немного поспит и станет сильнее. А на меня у тебя хватит пороху, дружок?
  
   Дима кивнул и потянулся к девушке губами за поцелуем.
  
   - Можешь зарядить меня как обычно, - сказал он после того как слияние губ естественным образом прервалось. - Но давай сперва картошку из углей достанем, а то ведь подгорит, пока мы кувыркаемся.
  
   - Точно, картошка! - просияла доппельгангер.
  
   Похоже, что вкусная еда, это единственное, что в ее приоритетах могло составить конкуренцию сексу. Дима выгреб запеченные клубни из углей и разложил их на листе.
  
   - Хочешь попробовать? - спросил он.
  
   - А они горячие?
  
   - Да, есть такое.
  
   - Тогда давай потом. Пусть остынут. Я хочу тебя. Как тебе больше нравится заряжаться? - спросила девушка. - Через верх, - она коснулась пальчиками Диминых губ, - или низ, - ее рука скользнула у парня по животу и добралась до члена, прощупывая его сквозь штаны.
  
   - Я обожаю вкус твоей писечки, - улыбнулся молодой человек.
  
   - Мило, - промурлыкала Алиса и стала превращать верхнюю свою часть своего тела в нижнюю. Потом она обхватила парня ногами за шею и прижалась киской к его рту.
  
   Дима немного волновался, как будет работать его "темное поглощение", после того как цукумогами объелась. Однако беспокойство оказалось излишним. Стоило только Алисе вспыхнуть в оргазме и протаранить желудок парня "темным копьем" нанося им бешенные удары и наполняя тело любовника кипучей темной субстанцией, как в дело вступил сереброволосый спецназ и выкрав бедного заложника, размножив его, принялся яростно насиловать.
  
   Оторвавшись от Димы, мармеладная девушка с восхищением следила, как наливается его тело духовной энергией, и восстанавливаются запасы спермы.
  
   - Ты поистине волшебный мужчина, - промурлыкала она. - Ты как коварный хмельной напиток, который хочется пить непрерывно, но от которого пьянеешь очень быстро и незаметно, поэтому приходится держать себя в руках. Я выпью одну только порцию, ладно? А если мне захочется больше, пожалуйста, напомни мне об умеренности. Сейчас в лесу очень не безопасно, чтобы проявлять беспечность и засыпать всей компанией.
  
   Молодой человек кивнул и улыбнулся девушке, с удовольствием позволяя ей себя взять.
  
   - Одну порцию, одну порцию, - постанывала Алиса, совершая нетерпеливые резкие движения бедрами. Она стремительно мчалась к финишу и сумела прийти к нему первой, рыча и извиваясь сверху от блаженства, а потом кончил Дима и улетел.
  
   "Вот черт! - подумал он, теряя сознание. - Извини Алис, придется тебе рассчитывать на свой самоконтроль"...
  
   И парень уплыл в теплых водах темной реки беспамятства, чувствуя, как она плавно несет и покачивает его в своих волнах.
  
  
  
   Проснулся Дима глубокой ночью от чувства какой-то опасной напряженности. Он открыл глаза и увидел контуры Алисы, которая оторвалась от него и сидела прямо, вслушиваясь в лесные звуки.
  
   Откуда-то издалека раздался волчий вой, от которого у парня мурашки побежали по спине.
  
   - Волкодлаки? - спросил он у девушки, и та отрицательно мотнула головой.
  
   - Волки, - сказала она. - Стая. Девять особей. Приближаются.
  
   - Вот черт! - воскликнул молодой человек, вскакивая на ноги. - И что делать? Может, они нас не заметят.
  
   - Это вряд ли. Они идут по твоему следу.
  
   - Черт-черт-черт! - выдохнул парень испуганно, чувствуя, как кровь его наполняется адреналином. - Далеко они?
  
   В этот момент вой повторился и был заметно ближе.
  
   - В полутора километрах. Будут здесь минуты через четыре. Хотя могут немного тормознутся в том месте, где ты изменил направление.
  
   Дима посмотрел на скалу из камней, и логичное решение сразу пришло ему в голову. Забраться наверх, прихватив свою обувку и рюкзак, и держать оборону, отстреливаясь из духовой трубочки.
  
   - Хороший вариант для простого охотника, - кивнула головой Алиса, - вполне может сработать, если проявить расторопность и стрелять метко. Но, потеряв двух-трех особей, волки отступят и спрячутся в лесу. Мы окажемся в осаде. Предлагаю порезвиться врукопашную.
  
   - У меня даже оружия нет.
  
   - Есть, - сладко улыбнулась девушка, и глаза ее хищно сверкнули. - Сколько мяса! - проурчала она. - Живой вкусной добычи! Нашей цукумочке точно хватит на собственное тело. Анна ты в деле?
  
   - Да! - ответил решительный и не менее азартный голос. - Призови меня командир, как только я скажу!
  
   - Хорошо, - выдохнул парень, внутренне мобилизуясь. - Может трубку достать? Успею подстрелить парочку издалека, все ж меньше противников будет.
  
   - Нет! - рыкнула доппельгангер, и это уже был голос хищного зверя. - Они нужны мне все живьем!
  
   Рукава костюма удлинились, охватывая кисти и превращаясь в острые шипоподобные копья из голубого стекла.
  
   - Просто уколи ими сладеньких волчиков, - елейно проворковала она. - А уж я подарю им свою любовь!
  
   У Димы невольно комок в горле встал, стоило вспомнить ему видение с усатым мужчиной.
  
   - Может рюкзак на скалу забросить? - предложил он.
  
   - Не стоит. У тебя там все смешается, будешь есть потом сладкое мясо с ядовитыми шипами. Ничего не сделается с твоим рюкзаком. Супостаты до него просто не доберутся.
  
   Дима все равно сдвинул дорожную сумку ногой поближе к каменной стене, а сам встал к ней спиной, загораживая собой свои пожитки.
  
   В молчании прошло около двух минут. А потом вой раздался совсем близко и Анна потребовала:
  
   - Призывай меня командир!
  
   - Анна, связь, - приказал парень, и дыхание его перехватило от блаженства.
  
   Около пяти секунд его трясло от кайфа, а потом нахлынуло чувство восхитительной ясности и Дима улыбнулся, испытывая прилив сил и нахлынувших возможностей. Он словно пробуждался наяву, и это было очень приятно. Девять ярко-серых силуэтов стремительно приближались откуда-то со спины. Парень отслеживал их движение с помощью "видения". Это действительно были обычные хищники, он понял это по цвету их ауры. Волки выскочили к скале и стали уверенно огибать ее с двух сторон, порыкивая от предвкушения добычи, окружая ее.
  
   Дима заметил, что один зверь из группы, бегущей справа, далеко вырвался вперед и устремился ему навстречу, чтобы успеть сразиться с ним один на один. Крупный матерый волк выскочил из-за скалы, увидел человека и тут же прыгнул на него, распахивая пасть с острыми клыками. Его полет показался парню замедленным. Он плавно скользнул влево, уворачиваясь от хищной пасти и одновременно подставил копье на правой своей руке, накалывая на него животное, как бабочку на иголку.
  
   Крик, который испустил зверь, походил на человеческий стон блаженства. Он судорожно затрясся, извиваясь на копье, закатил глаза, обмяк, враз становясь похожим на куль с водой, и с хлюпаньем стал собираться, всасываться, ужимаясь прямо на глазах. При этом Дима чувствовал, как быстро уменьшается вес на его правой руке.
  
   - М-м-м! Вкусный волчок! М-м-м! - урчала доппельгангер.
  
   Прошло не более трех секунд, и на копье парня висела уже пустая шкура. Резким взмахом молодой человек смахнул ее и развернулся к следующему волку, устремившемуся нему в прыжке.
  
   Дальнейшая схватка слилась в один непрерывный экшен. Дима отслеживал по три цели разом, видел протягивающиеся к нему траектории полета и плавно скользил, уворачиваясь от клыков хищников расчетливо прокалывая их своими смертоносными шипами, работая одновременно и правой, и левой рукой. Копья как живые ловили добычу. И стоило им только проколоть шкуру зверя как они будто сами затягивали его на острие, проходили тушу насквозь, протаскивали ее до самой Диминой руки и обнажали острие для следующей добычи. При этом вибрировали и хлюпали отсасывая стремительно растворяющиеся ткани.
  
   Пространство наполнилось сладострастными стонами и томным скулежом. Прошло не более десяти секунд от начала нападения, а у Димы на обеих пиках уже извивалось в экстазе по два волка. Как он умудрился их поймать, парень и сам не мог понять, потому что звери были тяжелые. В это мгновение он был уязвим, лишившись большей части своей маневренности. Но волки уже тормозили свой бег, судорожно перебирая своими лапами и разворачиваясь. Лишившись в считанные секунды больше половины особей, стая испуганно бросились врассыпную.
  
   - Стой! Не уйдешь! Ты мой! - азартно крикнула Алиса, полупрозрачной розовой лентой выстреливая себя за самым крупным волком, который, судя по всему, был вожаком. - Вы все мои! Все! - радостно вопила она, извиваясь как змея в полете.
  
   В мгновение ока парень остался без одежды и оружия, а четыре шкурки упали к его ногам. Если б сейчас кто-нибудь из волков вздумал вернуться, ему нечем было бы себя защитить. Но все они к счастью драпали без оглядки.
  
   Алиса падала сверху на вожака. Но в последний момент зверь скаканул в сторону, как заяц, изменяя направление бега, и доппельгангер промахнулась. Откуда-то сбоку на нее бросился второй волк и вцепился клыками в полупрозрачное тело.
  
   - Берегись! - крикнул Дима, устремляясь на помощь, но с отчаянием видел, что не успевает. Мармеладная спутница его была слишком далеко.
  
   Он пробежал шагов пять и стал замедляться. Напавший зверь вел себя странно. Вместо того, чтобы рвать доппеля на части, он, сомкнув челюсти скулил и выписывал лапами танцевальные па. При этом тело его постепенно раздувалось, словно накачиваемое изнутри водой. А потом послышались громкие хлюпающие звуки и тушка стала быстро опадать сминаться и еще через пару секунд превратилась в пустую шкурку.
  
   - Ох, волчок, - промурлыкала Алиса. - Бедненький вкусный волчок. Ооооочень вкусненький волчок! - жадно проурчала она.
  
   Полупрозрачная змея с женской головой обратила свой взгляд на обнаженное тело парня и у того мурашки побежали по спине.
  
   - Димочка,- проворковала она, плотоядно облизываясь.
  
   - Ээээ, Алиса, ты эээ... как себя чувствуешь? - с запинкой пролепетал парень, испытывая острое желание стать невидимым.
  
   - Хорошо, Димочка, вкусно, - ответила она, масленно сверкая глазами. - Ты подожди меня здесь, - добавила она, хищно улыбаясь. - Я скоро вернусь.
  
   Она шмыгнула в лес вслед за убежавшими волками, а молодой человек облегченно перевел дух и присел на корточки.
  
   - Прям как терминатор, - выдохнул он и нервно рассмеялся, вспоминая Шварценегерровское "Айл би бэк". - Аня, конец связи, - добавил он и, ухватив шкуру волка за хвост, поволок ее по земле в лагерь.
  
   На тело парня стремительно наваливалась слабость, и он покачнулся, хватаясь за скалу.
  
   "Вот гадство, - подумал он. - Рановато я связь выключил. Надо было до рюкзака сперва доползти. В чем дело, с лягушками ведь такого не было?"
  
   - Все в порядке, командир, сейчас пройдет, - успокоила помощница. - Это эффект преждевременной остановки.
  
   - Яааасно, - протянул Дима, чувствуя, как нормальное самочувствие возвращается к нему, сохраняя меж тем легкую усталость.
  
   Он перевел дух и пошел дальше. Наступив на острый камень, молодой человек ойкнул и осознал, что идет босиком. После чего стал глядеть под ноги и выбирать места, куда поставить ногу насколько позволяло ему зрение в темноте. Вернувшись к едва тлеющим уголькам костра, но отбросил в сторону шкуру, подобрал тапки с ботиночным верхом и стал их на себя надевать.
  
   - Ань, ты не можешь так же как Алиса разжигать костер? - спросил он у помощницы.
  
   - Извини, нет, - ответила та, появляясь в виртуальном своем виде. - У меня и тела-то сейчас нет. Алиса весь первород унесла.
  
   - Ладно, придется самому.
  
   Он залез в рюкзак, извлек из него один из своих острых костяных ножей и, выбрав ветку средней толщины, принялся настругивать с нее тоненькие полоски дерева в кострище. Когда получилась небольшая кучка, он стал угли потихоньку раздувать. Те засияли ярче, а потом стружки воспламенились, и загорелось маленькое пламя. Осторожно подкармливая его новыми стружками и тоненькими веточками, Дима смог развести костер.
  
   Сразу стало светлее, и молодой человек пошел собирать остальные разбросанные возле каменной стены волчьи шкуры. Он подумал было завернуться в них на манер древнего человека из каменного века, но побоялся укуса блох и сложил шкуры в стороне, подальше от костра и от себя.
  
   Сев перед огнем, Дима протянул к нему руки и посмотрел на Нишикиномию.
  
   - Да уж, не думал я, что доппельгангер может быть такой... опасной и... неубиваемой просто. Господи! Как хорошо, что Алиса за меня! Как считаешь, если бы она вдруг решила меня прикокошить, мы бы с тобой отбились от нее?
  
   - На данном твоем уровне точно нет. Ну, разве что ты соблазнил бы ее на последний предсмертный секс и вырубил бы привычным для себя способом. Случись между вами поединок позже - не знаю. У тебя неплохой потенциал, но и она тоже будет развиваться. А почему ты спрашиваешь?
  
   - Да... так. Показалась она мне малость неадекватной. Подумал, вдруг сожрет в охотничьем угаре, а потом уже будет горевать.
  
   Нишикиномия рассмеялась.
  
   - Да уж, под горячую руку к ней лучше не соваться. Но насчет неуязвимости ее, думаю, ты неправ. Помнится, она говорила, что не любит горячего, возможно и низкие температуры ей тоже не по нутру. Я подозреваю также, что есть и магия, разрушающая первород. Так что тебе следует в этом разобраться, чтобы при случае суметь, - Анна сделала паузу и закончила фразу, - защитить ее. Эта девушка не может быть тебе врагом ни при каких обстоятельствах. Она просто души в тебе не чает. Забыл, что она покончить с собой решила, если б ты со слизью остался? Мне кажется, ты для нее - все, смысл всей ее жизни. Ну и сам подумай, насколько ей персонально полезны твои свойства. Ты для нее сокровище, которое она будет беречь пуще жизни. Вот так-то, дружок.
  
   - Понимаю, - кивнул Дима. - И она для меня тоже сокровище. Просто поверить не могу, что мне с ней так повезло. Веселая, умная, сильная, любящая и такая... универсальная. Столько может всего, офигеть просто!.. - он вдруг осекся, осторожно глядя на собеседницу и добавил: - И ты, Ань, тоже сокровище. Честно-честно! Твои умения и сила так выручают меня, что... без вас обеих я просто...
  
   - Ладно-ладно, - рассмеялась Нишикиномия. - Можешь не замасливать меня, я не ревнивая. Хотя мне и приятны, конечно, твои теплые слова.
  
   - Ты не знаешь, случайно, Алиса далеко? Скоро вернется?
  
   - Не знаю. Я не вижу и не чувствую ее. Кажется, она запечатала свою темную силу?
  
   - Зачем? - удивился Пономарев.
  
   - Так к волками, наверно, подкрадывается.
  
   - Думаешь? А зачем они сдались ей вообще? Чего она в погоню-то за ними помчалась?
  
   - Думаю, тут две причины, - ответила Аня. - Во-первых, охотничий инстинкт, она хищница и выслеживание добычи - это для нее не хилое развлечение. То, что ты увидел тогда, и что тебя напугало - это своеобразный вид эйфории, который возникает от опьянения охотой. Ну, и во-вторых, она хочет, наверное, деньжат подзаработать на этих волках.
  
   - В смысле? Шкуры продать?
  
   - Это тоже, но я имела в виду задание на убийство волков. Такая стая вблизи деревни наверняка может беспокоить и жителей ее, и проезжих купцов. Вот торговая гильдия и могла назначить цену за устранение данной проблемы. А для выполнения задания нужно выбить всю стаю подчистую. Иначе не заплатят.
  
   - А как будут проверять, что вся стая выбита? - полюбопытствовал Дима.
  
   - По числу шкур или голов. Ну и выплатят деньги не сразу, сперва пропустят пару тройку обозов и убедятся, что проблема решена.
  
   - Ясно. Скажи, Ань, а как там ментальное поле? Оно заметно ослабло? Если ты дар речи не теряешь, значит, Алиса где-то рядом, ведь так?
  
   - Извини, Дим, но ментальное поле Алисы на состояние мое больше никак не влияет. Так что без разницы рядом она или далеко. Дар речи терять я больше не буду.
  
   - А почему так?
  
   - Алиса ведь говорила уже, что я от нее отделилась. Ну, тогда, когда психанула, помнишь? Теперь я полностью самостоятельное существо, вот, - смущенно сказала девушка. - А скоро у меня и тело собственное будет.
  
   - Вот как! Это здорово! - обрадовался молодой человек. - То есть тело твое будет из перворода, верно? Значит, ты тоже доппельгангером станешь?
  
   - Нет-нет. Моя аура не приспособлена для поддержания множества форм и считывания новых образов. Я цукумогами. И буду иметь только две формы: одежды твоей и человека, а еще, скорее всего, промежуточную между этими двумя. Цукумогами могут быть еще доспехами и оружием. Вот этими формами я хотела бы дополнительно овладеть. Если получится, конечно. Чему Алиса меня научит, в то и смогу превращаться.
  
   - Хорошо! Если ты будешь моими навыками и, дополнительно, оружием - это окажется великолепно просто!
  
   - Да, я хочу, - кивнула Анна.
  
   - Нда, ну что-то Алиса задерживается. Может картошечкой запеченной перекусим и на боковую?
  
   - Реальную пищу я есть не могу, а вот виртуальной могу насладиться с тобой за компанию.
  
   - Давай! Алисе только надо оставить, а то...
  
   Дима повернулся к листу с картошкой и замер с протянутой рукой. Из десяти запеченных клубней на нем оставалось только три.
  
   - Чего? Ах, она проглотка! Пока я спал, значит, она втихаря... И только три штучки оставила? Вот редиска, а?! Да я ее... укушу!
  
   - Не советую, - хихикнула Аня. - Один волк тоже укусил и где он сейчас?
  
   - Ох, ладно.
  
   - А ты не расстраивайся, хочешь я тебе виртуальной картошки дам. Ее сколько угодно есть можно и не пополнеешь.
  
   - Да, нет, не надо. Мне одной настоящей картошки хватит, и мяса кусок. Перед сном все равно лучше много не есть. Кошмары сниться будут.
  
   Они посидели у костра еще минут пять, говоря на пустяковые отвлеченные темы. Немного перекусили, и молодой человек стал устраиваться спать. На камнях, да еще и голышом уснуть было не реально, и Дима расстелил для себя волчьи шкуры.
  
   "Покусают блохи, и фиг с ними, - подумал он. - Зато высплюсь".
  
  
  
   Ночью парню снился какой-то странный сон. Будто он волк бежит по лесу и ищет свою стаю. Ему страшно и тоскливо от предчувствия, что он остался один, и никого больше нет. А еще больше он боялся попасть в зубы какому-то страшному чудовищу. Дима во сне не знал, что это за чудовище, но очень сильно его боялся. Но вдруг чуть в стороне левее раздался вой вожака. Волк встрепенулся и, поскуливая от радости, помчался на зов старшей. Он выскочил на поляну и увидел ее, большую, статную, умную и изворотливую волчицу, которая сытно кормила стаю зарезанным домашним скотом и уже довольно долго водила охотников за нос, а трех из них загрызла самолично.
  
   Волк подбежал к альфа-самке и почтительно сел рядом. Неужели их осталось только двое? Проклятое чудовище съело всю его стаю! Что же им теперь делать? Старшая подошла обнюхала его и лизнула. Странно, она никогда раньше так не делала. Неужели она выбрала его в качестве своего самца. Он радостно замахал хвостом и заскулил от удовольствия.
  
   - Вкуууусный волчек! - проурчала вдруг самка на человеческом языке.
  
   У молодого волка глаза округлились от удивления и он буквально замер, заворожено глядя в пасть своей старшей, потому что зубы у той были словно острые и длинные стеклянные иглы розового цвета.
  
   "Это чудовище!!!" - со страхом подумал волк, и в этот момент самка вонзила свои клыки ему в загривок.
  
   Вместо ожидаемой боли шею пронзило сладкое удовольствие, которое восхитительным теплом окутало тело волка и унесло сознание в блаженное небытие. Боли не было. Ее теперь не будет никогда. Не будет голода, страха, бедствий и страданий. Будет только райской наслаждение. Волшебная сказка на веки вечные.
  
  
  
   Дима вздрогнул и проснулся. Остатки сна медленно покидали его.
  
   "Оооох! Приснится же такое, - подумал парень. Он ощутил, как кто-то обнюхал его и лизнул в щеку. - Что за черт?" - удивился молодой человек, открывая глаза, и тут же завопил от страха. Прямо над ним, приоткрыв свою клыкастую пасть, сидела огромная волчица из его сна.
  

Глава 7. Дорожные трансформации

К содержанию

   - Дима, ну прости меня, прости! - винилась Алиса. - Ну, откуда мне было знать, что ты так напугаешься? - но парень умывался в ручье и игнорировал ее причитания.
  
   Вот уже час прошел с момента его пробуждения. За это время они успели позавтракать копченым мясом и оставшейся картошкой. Потом доппельгангер собрала все шкуры вместе, число которых, после ее возвращения в лагерь, увеличилось до восьми штук. Получалось, что она одного волка не поймала, и Диме хотелось расспросить ее об этом, но он не стал, потому что не разговаривал с девушкой.
  
   Шкурки включали в себя волчью голову, меховой мешок с лапками и хвост. Лапы волков казались пустыми. Похоже, что в них не осталось ни костей, ни мяса, сохранились только стопы с подушечками и когтями. Алиса внимательно осмотрела каждую шкуру и сделала аккуратные ровные разрезы на животе и внутренней стороне лап, имитируя традиционную выделку. Аня естественно была рядом в виртуальном своем облике и внимательно следила за работой доппельгангера, запоминая все, что та делает. Физическое тело ее в этот момент пребывало на молодом человеке в качестве охотничьего костюма с пятнистой маскировочной раскраской.
  
   Вообще за время, пока Дима спал, случилось весьма интересное событие. Цукумогами обзавелась материальной оболочкой, способной принимать форму одежды и человеческий облик в виде Анны Нишикиномии. Она по-прежнему походила на 3D-шного персонажа с очень качественной и реалистичной прорисовкой, но с ее слов для цукумогами это было нормально. Девушка вообще могла выглядеть как Нишикиномия из анимэ. Ни у кого бы из местных это удивления не вызвало. Дух есть дух, превращается в кого хочет, умеет (нужное подчеркнуть). И даже хорошо, что идеально на человека не похожа, так, по крайней мере, видно, что она не скрывает свою суть.
  
   Алиса научила Аню переключаться между физическими ее формами. Ну как научила, просто ввела в ауру девушки фрагмент своей темной энергии, содержащий необходимую информацию, и помогла отработать навык превращений, проделав их вместе с духом несколько раз. Естественно парню хотелось расспросить и об этом тоже, но он крепился и молчал.
  
   Во время утренней побудки Алиса сперва испугалась за Диму, приняла свой мармеладный облик и стала успокаивать его, беспрестанно извиняясь, поглаживая, делая умильные виноватые рожицы и заверяя, что произошло случайное недоразумение. Но стоило только молодому человеку успокоиться, и шкодница поняла, что инфаркт миокарда не случился, ее пробило на хи-хи, и она принялась заливисто смеяться, моментально ставя под сомнение все свои предыдущие заверения. Пономарев вспыхнул от обиды и прорычал, что больше с ней не разговаривает.
  
   - Почему? - удивилась Алиса, сразу прекращая смеяться. Похоже, что она первый раз сталкивалась с человеческой обидой и не знала, что это такое.
  
   - Потому что я обиделся на тебя, ясно?!
  
   - Обиделся, - сказала девушка, словно пробуя это слово на вкус. - Вот, значит, как называются эти твои странные чувства. Мне жаль, честно. Что мне сделать, чтобы ты не обижался?
  
   - Как минимум извиниться!
  
   - Но я же извинилась только что.
  
   - А потом рассмеялась и тем самым дала понять, что на самом деле ни о чем не сожалеешь и вообще намеренно меня напугала!
  
   - Нет, это не так! У тебя лицо было смешное, когда ты кричал. Я вспомнила и... честно, я не специально смеялась. Это все слизька неугомонная, от нее я заразилась смешливостью. Ну, извини меня, извини-извини!
  
   - Нет, все! - с обидой отрезал парень. - Пока не успокоюсь, не подходи!
  
   - Через сколько времени ты успокоишься? - спросила Алиса деловым тоном, который еще больше парня возмутил.
  
   - Не знаю! - рыкнул он.
  
   - Ну, хотя бы примерно.
  
   - Не меньше часа! Все! Я больше не буду отвечать!
  
   Девушка кивнула и отошла от него, занявшись розжигом костра и подготовкой к завтраку. А потом была обработка шкур, которая Диму заинтересовала, и он впервые пожалел, что назначил обиде такой долгий срок. Разрезав шкуры, доппельгангер пропустила их через свое полупрозрачное тело, после чего шерстка на них стала гладкой, чистой и блестящей, а клыки в пасти белыми и сверкающими как в рекламе отбеливающей зубной пасты. Хвосты распушились, увеличившись в объеме, и прям таки просились в руки, чтобы потрогать их и погладить. Внутренняя часть шкур почернела и укрепилась, становясь при этом более эластичной и мягкой. В общем, шкурки превратились в самые натуральные элитные меха, которые наверняка можно было продать за хорошие деньги.
  
   Закончив с этим, Алиса грустно посмотрела на молодого человека, который тут же отвел глаза, и принялась извлекать из себя большой кожаный мешок, возникший внутри ее полупрозрачного тела. Дима с интересом уставился на него, и девушка пояснила, делая вид, что обращается к Анне:
  
   - Эту вещь я сделала из перворода, превратив небольшое его количество в свиную кожу и придав ей форму мешка. Она - часть меня. Обычные натуральные предметы я создавать не могу. Не могу делать и вещества, которые не ела. Например, я ела хлопок, свиную и волчью кожу, жилы и кости, мех, пластмассу, из которой были сделаны пуговицы Диминой футболки, поэтому этими материалами и располагаю для своих изделий.
  
   Парень получил ответы на свои вопросы, и при этом ему не пришлось нарушать обет молчания. Алиса хитро посмотрела на него и принялась аккуратно сворачивать шкуры, а затем укладывать их в кожаный мешок. Потом они около получаса двигались быстрым шагом через лес, пока не вышли к ручью и не остановились, чтобы умыться и пополнить запасы воды.
  
   Вот тогда доппельгангер приблизилась к Диме вновь, в точности выждав ровно час от начала ссоры.
  
   - Ты простишь меня, а? Пожааааалуйста!
  
   Молодой человек стряхнул с лица воду и обтер его рукавом своего костюма, который высох прямо на глазах. Он повернулся к спутнице и с трудом сдержал улыбку. Она снова была в облике волчицы, но при этом вид имела виноватый, грустный и очень милый.
  
   - Я готов тебя выслушать, - сказал Дима.
  
   - Я не хотела тебя пугать, честно, я просто не знала, что ты так сильно напугаешься. Мне хотелось похвастаться новым своим обликом. Думала, разбужу тебя так, и получится приятный сюрприз.
  
   - Ничего себе приятный! - возмутился парень. - После того как эти волки напали на нас, заставляя сражаться за свою жизнь, после того как здорово потрепали мне нервы, проснуться и увидеть самого большого из них над собой было приятно, ага.
  
   - Что, правда, приятно?
  
   - Нет! Это сарказм!
  
   - Ну, извини, Димочка, извини! Пожалуйста, извини, - говорила Алиса, потешно двигая звериными губами, прям точь-в-точь как в фильме про необычного доктора Дулиттла.
  
   Молодой человек не мог смотреть на это без улыбки. Человеческая мимика на звериной мордочке и смешно выглядела, и волшебно. Он не выдержал и рассмеялся.
  
   - Боже! Какая ты милаха в этом виде, - признался он. - Просто невозможно на тебя долго сердиться.
  
   Дима шагнул к волчице и протянул руку, собираясь ее погладить, но та неожиданно оскалилась и зарычала, моментально превращаясь в опасного дикого зверя. От неожиданности молодой человек отпрыгнул и вскрикнул.
  
   - Да что такое-то?! Чего опять не так?! - испуганно спросил он.
  
   - Ни одна уважающая себя волчица не позволит постороннему человеку без спроса прикоснуться к себе, - пояснила Алиса важным тоном. - Тебе нужно было сперва попросить разрешения меня погладить.
  
   - Знаешь что?! Иди в жопу! - вспылил парень и, не глядя больше на волка, направился к своему рюкзаку.
  
   - Ой! Ну, прости-прости! Только не обижайся снова, - побежала за ним волчица. - Я же не виновата, что у волков такие правила. Ты можешь погладить меня, честно-честно! Ну, пожалуйста, погладь! Меня еще ни один человек никогда в жизни не гладил, ты будешь первым!
  
   Дима бросил взгляд на ее хитрую морду, узнал веселый проказливый блеск в звериных глазах и снова рассмеялся. Доппельгангер действительно переняла от слизьки ее неугомонную натуру. Ну как на нее можно было обижаться? Молодому человеку нравились шкодливые черты характера в девушке, и он подумал, что стоило бы их поощрять, вместо того, чтобы вытравливать своими глупыми обидами.
  
   - Ох! Ты просто невозможная хулиганка! - улыбнулся Дима. - Ну что мне с тобой делать?
  
   Он присел на коленки и протянул к волчице руку, чтобы ее погладить.
  
   - Разрешение, - шепнула она точно так же, как один ученик шепчет другому подсказку на уроке.
  
   Парень удивленно посмотрел на нее и рассмеялся, сгибаясь пополам.
  
   - Оооох! Ты меня сегодня доконаешь, - простонал он.
  
   Волчица улыбалась и, молча, ждала.
  
   - Хорошо, - Дима сел прямо, прокашлялся, поправляя голос, и важно, с интонациями дипломата произнес: - О, уважаемая, Великая волчица! Не позволите ли Вы мне взять на себя неслыханную смелость и погладить Вас? Заслуживаю ли я такой чести?
  
   - Можно, - разрешила очень довольная волчица сладким голосом и кивнула.
  
   Парень, улыбаясь, протянул руку и погладил ее по голове, расчесывая мягкую, пушистую шерстку.
  
   - Какая ты миленькая, - порадовался он и обнял ее за шею.
  
   - Теперь можешь гладить меня без спроса, - промурлыкала Алиса. - Волчица тебя приняла.
  
   Дима рассмеялся.
  
   - Ну, спасибо за такую честь, - сказал он. - А за ушком почесать можно?
  
   - Можно.
  
   - А шейку?
  
   - Да.
  
   - А животик?
  
   - М-м-м, животик, да-а-а, - промурлыкала волчица, вытягивая и подставляя шею, которую Дима мягко почесывал, водя пальцами по бархатной и пушистой шерстке.
  
   Второй рукой он чесал зверя за ухом, от чего тот слегка поворачивал голову, и надавливал ей на пальцы, увеличивая усилие.
  
   - А ты такая неженка, оказывается, - улыбнулся молодой человек.
  
   - Так приятно же.
  
   Он продолжал ее начесывать. Рука с шеи переходила на грудь и живот. Волчица перевернулась на спину, задирая лапы к верху, и подставила свой животик для ласки. Дима водил по нему пальцами и поражался, какая на нем мягкая и пушистая шерсть.
  
   "Офигеть! - думал он. - Да она теперь вся как те меха, которые она из шкур сделала! Гладкая, шелковистая, элитная! Ни одно соринки на ней, ни одной грязинки. И уж блох-то точно нет ни одной!" - он чесал ее и не мог остановиться.
  
   - Хе-хе! А ты, похоже, становишься рабом моей мягкой шерстки, - хихикнула Волчица.
  
   Дима сделал над собой усилие и оторвал от нее руки.
  
   - А тебя тема рабства все никак не оставляет, да? Вы мамоно, видать, все заядлые рабовладелицы.
  
   - Хи-хи, - рассмеялась волчица, поднимаясь на лапы, а потом рывком увеличилась еще больше и превратилась в девушку.
  
   Она стала той самой Анной Нишикиномией, которую молодой человек уже видел в ее исполнении, только серебристые волосы у нее оказались гораздо длиннее, обильным потоком спадая на грудь и на спину. А еще в этот раз доппельгангер была одета в зеленое платье с коротким подолом, и обута в черные кожаные сапожки, закрывающие всю голень и часть ноги выше колен. Кроме того на левом бедре ее также красовался черный кожаный ремешок с костяной пряжкой, назначение которого осталось для парня неизвестным.
  
   - Красотка, - восхитился Дима.
  
   - Спасибо, - улыбнулась девушка и, двигаясь изящной пружинистой походкой, направилась к своему мешку со шкурами.
  
   - Давно хотел спросить, - сказал молодой человек. - Как ты научилась в Нишикиномию превращаться? С волчицей понятно, ты просто ее съела, матрицу слизьки взяла у меня. Но эта девушка, она ведь вымышленная. Реально ее не существует. Так откуда было взяться полноценной структуре, достаточной для превращения?
  
   Рядом с Алисой появилась Аня, выглядевшая как ее 3D-копия, но коротковолосая и в студенческом костюме. Она обняла свою близняшку за талию и пояснила:
  
   - Основную часть этой структуры построила я сама, в несколько этапов. Сперва внешний облик, потом моторные функции, потом нервную систему провела, и мышечное строение определила, которые обеспечили мне мои сверхчеловеческие возможности. И под конец дело дошло до внутренних органов. Я пользовалась своими навыками манипуляции виртуальной реальностью. Те, что отработала при создании озера, тростника, картошки, кабана и его мяса. Было гораздо сложнее ваять себя, но притом и гораздо интереснее. Приходилось в деталях продумывать свойства каждого органа, чтобы весь организм в целом работал как надо. И особенно я покорпела над половой системой. Мало того, что мне потребовалось обеспечить выработку просто сумасшедших для обычной девушки объемов вагинальной смазки и придать ей особые консистенцию, вкус, цвет и блескучесть, так еще и функции "темного поглощения" и "духовного восхождения" надо было поддержать. Вернее выстроить взаимосвязь между моей половой системой и энергетической матрицей твоих навыков. Однако в клеточное и атомарное строение я не углублялась. Во-первых, чтобы чувствовать себя полноценным человеком, мне не было необходимости продумывать свое тело настолько глубоко, а во-вторых, мне это было просто не по силам.
  
   - Хи-хи, - рассмеялась Алиса. - А я-то смотрю, что за странный слепок недостроенной матрицы у моего вкусняшечки в ауре отобразился. Макроскопическая структура полная и работоспособная, а информации о клетках и атомах нет. Вот я ее и достроила. Недостающие сведения у меня как раз имелись, я взяла их из твоего тела, Дим. Оно ведь у тебя тоже человеческое.
  
   - Вот значит как, - понял молодой человек и задумчиво почесал затылок. - И Аня, выходит, воспользовалась этой завершенной структурой, когда в порыве чувств обрела самостоятельность.
  
   - Неа, - возразила Алиса, - я ей ничего такого не давала. Она сдернула часть моего неиспользованного перворода на ту недоделку, которую сваяла сама. И именно этой матрицей сейчас пользуется, чтобы овеществляться. Заметил разницу между нами, как она выглядит и как я, если не учитывать длину волос?
  
   - Ага, - подтвердил Дима. - Аня выглядит немного мультяшно. Но из чего ее тело тогда состоит, если не из клеток?
  
   - Вот из этого, - сказала доппельгангер, превращая кисть на своей правой руке в полупрозрачный розовый мармелад. - Свойства всех ее органов так детально прописаны, что простейшей материи хватило сведений, чтобы детально их сымитировать. Это касается и цвета, и плотности, и функциональных свойств органов. Сердечко у нее бьется как настоящее и гонит по артериям красную кровь. Вот только в крови нет эритроцитов и красного цвета она потому, что информационная матрица первороду так приказала. В сердце есть отдельные мышцы, но состоят они не из мышечных волокон, нервная система отлично проводит и обрабатывает электрические сигналы, даже лучше, чем настоящие нервы, но нервных клеточек в ней нет. И все желёзки работают правильно, вырабатывая гормоны и вещества идентичные человеческим, на которые другие органы реагируют как надо. Но опять же, не по биологической своей природе, а согласно заложенным в матрицу свойствам.
  
   - И вы не собираетесь это исправлять?
  
   - А зачем? - пожала плечами Алиса. - Цукумогами нет надобности идеально имитировать человека. Кроме того, ее упрощенная матрица занимает раза в два меньше памяти, чем достроенная мной. И это очень кстати, потому что требуемой для управления первородом памяти в темной ауре Ани значительно меньше, чем у меня. Поэтому использовать ее надо, по-возможности, эффективно. Вот и матрицу одежды я для нее сделала по такому же принципу. Костюм твой состоит из отдельных ниточек, и каждая идеально имитирует свойства хлопка. Но если посмотреть на эту красоту в микроскоп то...
  
   Алиса вырастила на своем указательном пальце лезвие и неожиданно полоснула им по рукаву парня, оставляя в ткани длинный надрез.
  
   - Ах! - простонала Нишикиномия томно, а потом возмутилось. - Ты чего творишь, дура!
  
   И в этот момент между краями разреза протянулись розовые клейкие ниточки, стянули его, склеили и зарастили, так что не осталось даже и следа.
  
   - Вот так-то, дружок, - улыбнулась доппельгангер. - Твоя одежда не рвется, не пачкается, не мокнет и не изнашивается. Так что носи на здоровье и радуйся. А еще она занимает в памяти нашей цукумочки в пять раз меньше места, чем обычный хлопковый костюм. А, кроме того, как ты, наверное, уже понял по возгласу Ани, в нем имеются чувствительные рецепторы, благодаря которым эта извращенка постоянно ощущает твое тело, нюхает его, пробует на вкус и тащится от этого.
  
   - Сама же меня и научила, - улыбнулась Нишикиномия, ни капельки не смутившись. - Так что первая извращенка здесь ты.
  
   - Ох, ладно, спорить не буду, - наигранно повинилась Алиса, хитро глядя на моментально покрасневшего парня. В отличие от девушек смутился он будь здоров как. - Понимаешь теперь, Димочка, какие вкусные плюшечки тут имеются? Куда ни ткни - одни плюсы.
  
   - Да вы что, озверели? - возмутился молодой человек. - Я же потею, соленый, да и пахну нелицеприятно. Как я носить-то теперь эту одежду буду?!
  
   - Хе-хе-хе, - захихикала Нишикиномия с вожделением, очень живо напоминая парню Анну из анимэ, заполучившую в свое распоряжение трусы Танукити-куна. - Я обожаю твой запах и вкус.
  
   - Блин! - покраснел Дима еще больше и стал торопливо расстегивать пуговицы на своем костюме. Разомкнув последнее соединение, он попытался костюм снять, но не тут-то было! Оказывается, по мере расстегивания новых пуговиц, другие незаметно застегивались назад.
  
   - А ну немедленно снимайся! - потребовал Дима.
  
   - И не подумаю, - возразила Нишикиномия, а потом жалобно обратилась к Алисе. - Ну, зачем ты ему рассказала. Он теперь комплексует!
  
   - Димочка успокойся, - промурлыкала доппельгангер. - Неужели ты не хочешь сделать своей любимой девочке приятно?
  
   - Ага! Разбежались, извращенки! А о моих чувствах вы подумали?
  
   - Димочка, - обняла парня за шею Аня. - Но ты же должен понимать, что субъективное восприятие вкуса и запаха сугубо индивидуально. Для меня ты как очень ароматный цветочек с очаровательным по вкусу нектаром. Ну, пожаааалуйста. Не лишай меня этого удовольствия.
  
   Молодой человек насупился и замолчал, обдумывая сказанное. Действительно, если бы он все время ходил с цветком под носом и чувствовал его очаровательный аромат, то это ему, пожалуй, не доставляло бы никакого беспокойства, наоборот, было бы в радость. А, кроме того, осознавать себя вкусным цветком оказалось довольно приятно. Постепенно парень успокоился и вздохнул.
  
   - Ну, что с тобой сделаешь. Ладно. Возможно, я и не прав. Если тебе это действительно так нравится, то я эээ... не против.
  
   - Ура-ура! - обрадовалась Нишикиномия.
  
   Алиса, весело улыбаясь, хотела сказать что-то ехидное, но Аня молниеносно заткнула ей рот.
  
   - Не слушай, что говорит эта завистливая вредина, - предупредила она. - Ты только цветочек очень вкусный и ароматный.
  
   Доппельгангер продолжала смеяться с закрытым ртом, бросая на Анну пошлые взгляды, но Дима благоразумно решил не уточнять, чем именно это вызвано. Меньше знаешь, крепче спишь.
  
   - Так, все, девчонки! Завязываем с приколами и собираемся в путь! - сказал он строго, и Нишикиномия солидарно кивнула. - А то мы и сегодня к этому населенному пункту не дойдем. Как хоть называется-то он?
  
   - Деревня Счастья, - ответила Алиса, как только Аня освободила ей рот.
  
   - Это та, в которой добывают мед Счастья, и по соседству с которой расположена деревня гарпий? - полюбопытствовал молодой человек
  
   - Верно, - подтвердила Алиса, - но за сорок с лишним лет оба эти поселения подросли и слились. Это давно уже не деревня, а небольшой городок, в котором живет много различных монстров, не только гарпии.
  
   - Как любопытно! - обрадовался Дима, загораясь энтузиазмом. Ему очень захотелось познакомиться с другими людьми и монстрами этого мира. Посмотреть, как они живут, что делают. - Тогда чего мы ждем? Пойдемте быстрее!
  
   - Да, пойдем, - согласилась доппельгангер. Нишикиномия кивнула и исчезла, отключая свой виртуальный образ. Парень закинул рюкзак на спину, и они тронулись в путь.
  
   Дальнейший путь молодой человек продолжал в компании симпатичной длинноволосой девушки, которая в своем облачении напоминала ему эльфийку-охотницу. Тот поглядывал искоса на ее красивое стройное тело и любовался. Алиса вдруг наклонилась на ходу и выбросила огромного волка из своей руки. Зверь, не сбавляя скорости, помчался вперед, оставляя позади идущую парочку. Он стал метаться между деревьями, резвиться, потом на пару секунд присел рядом с кустиком и показал, что он на самом деле - девочка.
  
   - Пусть потешится немного, - улыбнулась Алиса. - Пробежится вперед, заодно и дорогу разведает.
  
   - Это частичка твоя? - улыбнулся Дима, удивляясь, как странно и по живому ведет себя запрограммированный агент.
  
   - Бери выше, - возразила девушка. - Полноценный зверь, причем умный, неординарный. Знаешь, как долго она меня по лесу гоняла, как ловко скрывала следы. Даже духовный след свой умудрилась запутать, едва от меня не ушла. Чуть-чуть бы везения ей побольше и смогла бы спастись.
  
   - Так ты ее... съела?
  
   - Ну, конечно. Раз я в нее научилась превращаться.
  
   - Но... ты говоришь о ней как о живой.
  
   - Так и есть. Я сохранила ее воспоминания и личность в полном объеме. Она самый натуральный волк, со своим характером, принципами и желаниями, поэтому мне пришлось сперва познакомить вас, убедиться в ее добром к тебе отношении и только потом отпускать в "свободный полет".
  
   - Обалдеть! И она... не сердится на тебя, что ты ее съела?
  
   - Она не понимает, что с ней реально произошло. Чувствует себя живой, свободной и притом защищенной, думает, что ее приняли в стаю особых волшебных волков. И она счастлива. Обычно доппельгангеры подчиняют съеденные души, если оставляют их жить. Но мне удалось добиться настоящей любви. И это очень ценно.
  
   - И как у тебя такое получилось?
  
   - Ох, я такая плохая и коварная, - печально покачала Алиса головой. - Самой немного совестно, сейчас. Но тогда я была в охотничьем угаре, преследуя не только тело своей добычи, но и ее душу.
  
   - Что ты сделала?
  
   - Ну, ты помнишь, как мы с тобой расправились с большей частью ее охотничьего отряда? Из девяти хищников сбежало только трое. Потом я выследила альфу и поймала. Забрала себе ее тело и сознание, превратилась в нее и стала охотиться за оставшимися двумя членами стаи. Волчица была в ужасе, в особенности, когда я прямо на ее глазах съела одного её соплеменника. Второй это увидел и бросился бежать. Я легко могла догнать его, но вместо этого скрытно побежала следом, показывая волчице, что собираюсь проследовать до укрытия стаи. Как она страдала, как плакала, опасаясь за свою семью. Там оставалась парочка беременных самочек, волчата, три подростка, всего девять голов. Все они могли стать моими жертвами. Но я их пощадила. Спряталась и смотрела из укрытия как они убегают, как спасшийся волк уводит семью подальше от места обитания чудовища. А потом я повернула назад к нашему лагерю.
  
   Волчица была счастлива и благодарна мне, так что я совсем немного усилий приложила, чтобы добиться ее любви. Я читала ее мысли и исполняла желания. Многие волки считают, что после смерти отправляются в счастливый мир, в богатые, полные добычи леса. Я встретилась с ней в своем сознании, скопировав ее облик, представ перед ней словно близняшка-сестра, и провела к погибшим членам ее стаи. Они ждали ее, чтобы вместе отправиться в волчий эдем. Но я предложила ей остаться со мной и вернуться на землю в мир живых, стать членом моей волшебной стаи, обрести новые необыкновенные способности. Предоставила выбор жить сытой довольной, но скучной жизнью в раю или испытать опасные, но очень интересные приключения. Естественно ее непоседливая душа авантюристки выбрала второе. Она попрощалась со своими товарищами, и те ушли без нее. Теперь она член моей стаи, признала меня вожаком, и тебя, кстати, тоже признала. Так что ты сейчас тоже волк, - хихикнула Алиса. - И мы все одна семья.
  
   - Душевная история, - улыбнулся Дима, - но немного грустная. Не жалеешь, что пришлось так с ними поступить?
  
   - Нет, - отрицательно мотнула Алиса головой, сразу становясь серьезной. - Она очень опасный волк, людоедка. Нельзя было такую на свободе оставлять. На ее счету три убитых человека и могли бы быть еще жертвы. Так что сам понимаешь, ни о какой пощаде и речи быть не могло.
  
   "Волк в моем сне тоже думал о трех убитых охотниках, - вспомнил Дима. - Совпадение?"
  
   - Да именно охотников она и загрызла, - подтвердила спутница. - А о каком сне ты только что думал?
  
   - Эээ... да, так... Приснился один странный сон.
  
   - Расскажи.
  
   - Ну, будто я волк, бегу по лесу. Встречаю тебя. Ну, в смысле волчицу. А у тебя зубы как стеклянные иглы. Кусь, и нет меня.
  
   - Любопытно, - задумчиво сказала Алиса и с живым интересом посмотрела на Диму. - Тебе приснилось то, что на самом деле было.
  
   - Офигеть! И как такое могло быть?
  
   - Ты каким-то образом уловил часть последних воспоминаний, полученных мной от съеденного волка. Видимо между нами образовалась тесная связь. И поскольку воспоминания проявились у тебя во сне, то, скорее всего, связь возникла на уровне подсознания. Не знаю, как это можно использовать и к чему это приведет в будущем. Поживем - увидим.
  
   - Ты сказала, что получила воспоминания съеденного волка. Значит, личности других волков ты тоже сохранила? - спросил молодой человек.
  
   - Воспоминания да, но не личности. Мне просто памяти для этого бы не хватило. При текущем своем уровне я могу сохранить только одну простую личность, и то не разумную, на уровне зверя.
  
   - То есть больше никого сохранить ты не сможешь?
  
   - Не смогу, - подтвердила Алиса. - По крайне мере пока уровень мой не поднимется.
  
   - А как он у тебя поднимается?
  
   - С помощью твоей духовной энергии. Корми меня почаще, и я вырасту. А еще уровень поднимается за счет новых тел. Если я получу матрицу более сильной, чем я сама, мамоно, то очень быстро поднимусь до ее уровня. Но только она не должна меня более чем в два раза по силе превосходить. А то я не справлюсь со своим новым телом.
  
   - По поводу волчицы хотел еще узнать, - сказал Дима. - Ты не боишься управлять столь опасным зверем? Вдруг она еще кому-нибудь навредит.
  
   - Нет, - покачала Алиса головой. - Я стерла часть ее воспоминаний, связанных с убийствами охотников. Она поставлена в известность, что волшебные волки принимают в стаю мамоно и людей, поэтому расценивает теперь разумных существ, как потенциальных соплеменников. На тебе это уже сработало. Ты ей понравился. Так что надеюсь, из нее выйдет хорошая и дисциплинированная помощница. Кроме того, она все-таки моя кукла и не сможет никому навредить без моего разрешения. Вообще я рада новому приобретению. Она очень интересное создание. Умная, энергичная, хитрая, романтичная. У нее даже есть мечта. Представляешь? Она хочет научиться летать. Волк мечтает о полете! Это так необычно!
  
   - А почему нет? Люди ведь тоже о таком мечтают.
  
   - Ну, наверно. В общем, я хочу исполнить ее мечту. Я ей уже обещала.
  
   - Как исполнить?
  
   В место ответа девушка посмотрела наверх. Дима проследил за ее взглядом и увидел высоко в небе хищную птицу, то ли ястреба, то ли орла.
  
   - Хочешь его? - уточнил молодой человек.
  
   - Да! - радостно кивнула Алиса. - Воздушная разведка мне лишней точно не будет. И волчице новое развлечение. Она будет на седьмом небе во всех смыслах.
  
   - И как вы его достанете? Высоко ведь летает эта птица.
  
   - Хе-хе. Одна задумка есть. А вот, кстати, и первый шаг моего плана.
  
   Девушка придержала Диму за руку и остановилась сама.
  
   - Давай, понаблюдаем издалека, - сказала она. - Смотри.
  
   Молодой человек глянул в направлении, куда указывала Алиса, и увидел волчицу, сидящую под деревом и смотрящую вверх. По ветке метрах в трех над ней прыгала небольшая птичка, раза в два крупнее воробья, похожая на сойку. Она имела темно-бежевую окраску тела и головы, длинный черный хвост, черные с белыми пятнами концы крыльев и белое подхвостье. Перья на плечах были ярко-голубыми с узкими черными полосками, клюв и щечки черными, шейка светло-бежевой. Птичка, то одним, то другим глазом поглядывала на хищницу сверху вниз. Она была спокойна, разделяющее их расстояние не позволяло зверю ее достать. Волчица напряженно следила за ней и поскуливала.
  
   - Чего это она? - удивился парень.
  
   - Шшш, смотри внимательно.
  
   Дима так и не понял, что произошло. Между зверем и птицей вдруг мелькнула размытая лента, раздался щелчок, птичий вскрик и над веткой, где скакала пернатая, взмыло облачко перьев. Пасть волчицы почему-то оказалась широко распахнутой и заполненной. Совершая плавные глотательные движения, зверь какими-то змеиными рывками быстро затягивала в себя что-то крупное и трепыхающееся. Задрав голову кверху, он сделал последний, завершающий глоток и, сомкнув пасть над добычей, полностью накрыл ее. Через горло волчицы сверху вниз прошло крупное утолщение и скрылось в ее теле. Она опустила голову и повернула ее к парню и девушке, глядя на них довольными маслеными глазами и аппетитно облизываясь.
  
   - Хе-хе, умничка, - промурлыкала Алиса. - Наконец-то сумела попасть. Первый раз захват языком ей успешно удался.
  
   - Она ее съела! - сообразил Дима, наконец. - Но как?!
  
   - Как лягушка, - пояснила девушка и молниеносно лизнула его в щеку, хотя их разделяло расстояние около полуметра. При этом парень почувствовал что-то вроде быстрого, засасывающего поцелуя, дернувшего кожу на лице.
  
   - Волк?! Как лягушка?! - поразился он.
  
   Алиса захихикала, весело глядя на него.
  
   - А что ты хотел, я ведь доппельгангер. Зато волчица моя как довольна. О таком великолепном оружии в своем охотничьем арсенале она не могла и мечтать.
  
   Девушка замолчала, прикрыла глаза и томно облизнулась
  
   - М-м-м, вкусная птичка.
  
   Потом она взмахнула рукой и выпустила в полет сойку, ну или как там это пернатое называлось.
  
   - Охота продолжается, - сказала Алиса, хищно улыбаясь. - Этап второй. Захват более крупной наживки, - добавила она и продолжила путь.
  
   Минут пять они шли по лесу, молча. Волчица бежала впереди, то удаляясь от них, то приближаясь. Скрывалась за деревьями, исчезала, потом появлялась откуда-то сбоку, подбегала, получала порцию поглаживаний от девушки, весело поглядывала на парня и убегала прочь. В общем, патрулировала территорию.
  
   В какой-то момент доппель снова остановилась и закрыла глаза.
  
   - Хе-хе, куропатка, - непонятно сказала она. - Вкусная.
  
   "Сойка куропатку съела?" - поразился Дима и попробовал представить, как это произошло.
  
   Сидит куропатка на ветке, подлетает к ней безобидная сойка, приземляется. Прыг-прыг. Глоть! И сойка заглатывает куропатку целиком, раздуваясь как воздушный шарик. Парень хохотнул. Такое разве что в каком-нибудь мультфильме могли нарисовать, типа Тома и Джерри. Или такой вариант. Вначале все так же. Куропатка сидит, сойка подлетает. Прыг, прыг, клю! Клюет куропатку, крепко присасывается и начинает быстро выпивать ее через клюв. Та уменьшается, сплющивается, опадает, а сойка наоборот толстеет и раздувается, как насосавшийся крови комар.
  
   "Как бы ни лопнула она от таких объемов", - мысленно хмыкнул молодой человек.
  
   Или еще третий, монстроидальный вариант. Сидит куропатка, сойка подлетает, и странно так вперевалочку приближается к ней. И взгляд у нее такой странный, неестественный. Беги, куропатка! Беги! Но нет! Глупая птица ничего не замечает. Это же сойка, тю, чё она мне сделает?! Сойка подходит вплотную, продолжает странно смотреть на куропатку и вдруг: "Хаааааа!" - широко распахивает клюв, растягивая его в стороны как зонтик. А из него щупальца-щупальца! "Ррраааааа!" - захватывают куропатку. Та такая: "Неееет! Только не меня!! Что за срань господня?!! Ааааааа!!! Уберите!!! Уберите это от меня! УБЕРИТЕ ОТ МЕНЯ ЭТО!!!". А сойка: "Ха-ха-ха! Да-да-даааа! Ты мояаааа!!! Мммффф, ням!", - оплетает куропатку щупальцами и медленно подтягивает ее к себе. Та упирается крыльями, цепляется когтями за ветку, но нет! Она уже попалась, она вся покрыта щупальцами, и пищеварительные соки текут по ее перьям, растворяя их, протапливая на глазах. "Ах! Я слишком молода, чтобы умирать!" - кричит куропатка и скрывается в клюве сойки вместе со всеми щупальцами. И вот уже на ветке сидит маленькая птичка, как ни в чем не бывало, как будто только что здесь была только она. А от куропатки остались несколько перышек, которые медленно планируют на землю.
  
   Алиса вдруг рассмеялась, весело гладя на Диму.
  
   - Ну, ты и фантазер, - сказала она, а потом добавила: - Второй вариант. Но только сойка увеличивалась, когда ела, а не раздувалась. А потом она сама в куропатку превратилась и улетела. Но со щупальцами прикольно. Надо будет как-нибудь попробовать.
  
   Они шли еще минут сорок. Потом увидели поваленное дерево и решили устроить рядом с ним привал. Извлекли из Диминого рюкзака мясо и тростник. Расположились на стволе, стали перекусывать. Прибежала волчица, села напротив парня и стала смотреть, как он есть, тихо поскуливая. Просила, видать, чтобы ее угостили.
  
   - А попрошайничать не хорошо, - сказал Дима.
  
   - Не умничай, - неожиданно ответила ему волчица, заставив парня вздрогнуть и едва не выронить из рук кусок. - Нехорошо лазить по чужим рюкзакам без спроса. А на мясо это я имею такие же права, как и все полноправные члены стаи.
  
   Молодой человек удивленно хлопал глазами, а девушка рядом с ним заливалась безудержным смехом.
  
   - Она что разговаривать умеет? - поразился он.
  
   - С моей помощью да, - ответила все еще смеющаяся, но постепенно успокаивающаяся Алиса.
  
   - Ну ладно, держи раз так, - сказал Дима, протягивая волчице кусок мяса покрупнее. - Извини, если обидел.
  
   Зверь, молча, принял у него из рук подношение и стал с аппетитом жевать. Парень смотрел на него и улыбался.
  
   - Удачи ты своей не понимаешь, Дима, - сказала очень довольная волчица, проглотив мясо. - Я, можно сказать, большую честь оказываю тебе, позволяя себя покормить.
  
   - О, да! - рассмеялся парень и кивнул. - Теперь буду знать и радоваться.
  
   Он протянул ей еще один кусок, но зверь замер, к чему-то прислушиваясь, а потом заскулил, завертелся на месте, размахивая хвостом от радости.
  
   - Что случилось? - удивленно спросил молодой человек, поворачиваясь к Алисе. Но та не ответила. Она сидела, прикрыв глаза, и томно облизывала себе губки.
  
   - М-м-м, вкусный, - промурлыкала девушка, - вкусный ястребок. М-м-м, повезло. Снова девочка нам попалась.
  
   Волчица затявкала с подвыванием и села, бешено мотая хвостом из стороны в сторону и азартно глядя на Алису.
  
   - Подожди еще немного, потерпи, - сказала ей та. - Дождемся мою частичку.
  
   Прошло минуты три-четыре и, громко захлопав крыльями, на плечо доппельгангеру уселась крупная хищная птица около сорока сантиметров в длину, с угольно-серой, почти черной, спинкой, крыльями и хвостом, с коричнево-бежевой пятнистой грудкой, желтыми когтистыми лапками, оранжевыми глазами и черным загнутым клювом, в верхней части которого было небольшое желтое пятнышко.
  
   - А вот и красавица наша прилетела, - проворковала Алиса и погладила ястреба по голове. - Нравится тебе новая подружка? - спросила она у волчицы, но та только скулила, мотала хвостом и нетерпеливо ерзала. - Хе-хе, говорила же я, что исполню твою мечту. Ну, хорошо, держи моя мечтательница, все готово для тебя.
  
   Между птицей и зверем возникло странное темно-серое марево, от которого обе фигуры стали вытягиваться и размываться, словно превращаясь в черный дым. Ястреб бледнел, становясь прозрачным, исчезал на глазах, а волчица уплотнялась и уменьшалась в размерах, приобретая птичьи контуры. Прошли еще пара тройка секунд, и на земле сидела хищная птица, которая по виду своему ни чем не отличалась от той, что прилетела. Она взмахнула крыльями и уселась Алисе на плечо, туда, где до этого сидела ее копия. Девушка погладила птицу по голове и шепнула:
  
   - Что, страшно немного? Не бойся, умница моя. Летать ты умеешь. Просто позволь исполниться твоей мечте. Лети! - приказала она громко, и ястреб, пронзительно крикнув, взмыл в воздух, а затем, быстро работая крыльями, стал подниматься ввысь. Где-то над верхушками деревьев он снова закричал и в голосе его Дима услышал восторг.
  
   Постепенно птица набрала высоту и стала парить в небе, выписывая над лесом расширяющиеся круги.
  
   - Ну, все, - улыбнулась Алиса и поднялась на ноги. - Воздушную разведку мы себе обеспечили. Пойдем дальше?
  
   - Ты просто невероятна! - сказал Дима, восхищенно глядя на нее.
  
   - А то, - улыбнулась девушка. - Я уникальная. Цени меня.
  
   Молодой человек обнял ее за талию и привлек к себе, утыкаясь лицом в мягкий живот.
  
   - Боже, боже! Какая же ты у меня классная! - шептал он и гладил подругу по спине.
  
   - Спасибо, - промурлыкала очень довольная Алиса.
  
   Дима помолчал еще какое-то время, потом посмотрел на нее снизу вверх.
  
   - Алиса, - сказал он, улыбаясь.
  
   - Да.
  
   - Как твою волчицу зовут?
  
   - Волчица, - ответила девушка.
  
   - Просто Волчица и все? Такое имя?
  
   - Я пока не придумала ей другого. А у тебя есть какие-то варианты?
  
   - Да, есть одно. Мне очень нравится, - подтвердил молодой человек.
  
   - Очень интересно. Скажи, я ей передам.
  
   - Холо.
  
   - Холо, - повторила Алиса. Она помолчала немного и улыбнулась. - Ей нравится, - сказала она. - Волчица с удовольствием будет это имя носить. Ты молодец. Порадовал ее.
  
   - Я тоже рад, - улыбнулся Дима.
  
  
  
   Они прошагали еще около пятнадцати километров по лесу, прежде чем сделали привал. Во-первых, Дима пожаловался, что у него уже гудят ноги. Да и в тапочках, пусть и преобразованных в ботинки, преодолевать большие дистанции было не так уж удобно. Во-вторых, Холо сообщила, что километрах в пяти по курсу молодых людей ждала неширокая речка, и Алиса отправила вперед соек разведать, в каком месте проще будет через нее переправиться. Волчица теперь парила высоко в небесах, наслаждаясь полетом и высматривая сверху, что в округе происходит. Поэтому в качестве локальных разведчиков доппельгангер выпускала небольших вертких птичек, которые летали по лесу и показывали ей, что где находится.
  
   Пока Дима отдыхал, девушка предложила ему переобуться.
  
   - Снимай уже свою резиновую реликвию и убирай в рюкзак, - сказала она, подразумевая тапочки. - Будешь использовать их во время купания. А для похода я тебе сделаю отличные кожаные сапожки.
  
   - Из чего?
  
   - Из себя, конечно, больше не из чего. Сладим тебе знатную обувку и передадим ее на попечение нашей Анечке. Получит она к радости своей доступ к твоим сладким ножкам и будет...
  
   Девушка неожиданно замолчала, и Дима, бросив на нее взгляд, увидел, что рот ей крепко зажимает ладонью Нишикиномия.
  
   - Молчи, коза! - рассержено шипела цукумогами. - Не разрушай моего личного счастья.
  
   Алиса пищала и повизгивала в ее объятиях, сотрясаясь всем телом, и пыталась смеяться с закрытым ртом. Молодой человек, тем временем, разувался и с улыбкой смотрел за возней близняшек. А потом его уложили на травку животиком вверх, Алиса погрузила ноги парня в свою мармеладную субстанцию и сделала фантастически приятный массаж стоп, так что Дима буквально улетел от кайфа. Он даже задремал немного, паря где-то между небом и землей, а когда девушки его разбудили, на ногах у него были весьма симпатичные, но главное мягкие и удобные кожаные сапожки черного цвета.
  
   - Переправа найдена, - сказала Алиса. - Пойдем. Ты успел отдохнуть?
  
   - По-моему даже выспался, - улыбнулся молодой человек, преодолевая истому и поднимаясь на ноги.
  
   - Как тебе обувь?
  
   Дима прошелся вперед-назад, покачался с носки на пятку и показал девушке большой палец.
  
   - Идеально, - сказал он. - Ноги себя как в перине чувствуют.
  
   - Отлично!
  
   Пятикилометровый марш-бросок до речки прошел без сюрпризов. Алиса вела парня немного наискосок, отклоняясь выше по течению, и вскоре молодые люди вышли к двум поваленным деревьям, соединявшим берега реки узким мостиком, который отыскали для них птички.
  
   - Ух ты, переправа, - обрадовался молодой человек. - Прям как специально для нас. Удачно твои сойки ее отыскали. Или, быть может, им просто надоело искать, и они повалили эти деревья?
  
   - Они могли, - хихикнула Алиса. - Но только я такого приказа им не давала.
  
   Дима представил, как маленькие птички рубят деревья хвостами и рассмеялся.
  
   - Ох, Алиска, с тобой не соскучишься.
  
   Перебравшись на другую сторону реки, путешественники решили снова немного передохнуть у воды, прежде чем продолжить свой путь. Есть не хотелось, и они достали тростниковые брикеты, чтобы полакомиться сладким. Доппельгангер взяла себе целый, а Дима с Аней решили разделить один наполовину. И тут выяснилось, что у них нет поршня, чтобы выдавить сладкую мякоть. Алиса, не мудрствуя лукаво, извлекала лакомство из трубочки своим длинным и тонким языком. А цукумогами с молодым человеком ненадолго задумались, после чего Дима, сказав: "Эврика!", извлек из рюкзака один из острейших своих костяных ножей и разделил тростниковую палочку пополам, разрезав ее в длину на два полуцилиндра.
  
   Алиса за пару минут вычистила свою трубочку до зеркального блеска и стала завистливо поглядывать на вкушающих сладость спутников. А потом как бы невзначай налетели ее сойки и начали попрошайничать. Они забавно прыгали у парня по рукам и жадно склевывали сладкую мякоть, которой тот угощал их с ладоней. Дима смеялся и радовался как ребенок, настолько приятно ему было кормить с рук диких птиц. Чуть позже он сообразил, что, по сути, скармливает часть своего десерта хитрой Алисе. Парень украдкой глянул на девушку и увидел довольную улыбку на ее устах. Она снова напомнила ему дорогую змеедевушку, и молодой человек вздохнул. Сам он сладкого уже объелся, поэтому без сожаления докормил оставшуюся мякоть птичкам. Пусть они и представляли собой частички доппельгангера, но удовольствие от кормления приносили не меньшее, чем настоящие сойки.
  
   Алиса открыла глаза, и лицо ее вдруг стало серьезным:
  
   - В пяти километрах западнее от нас Холо заметила группу мамоно и мужчину.
  
   - Что они делают? - спросил Дима, опасаясь, что парню нужна помощь.
  
   Сойки тут же вспорхнули у него с рук и умчались куда-то в лес.
  
   - Движутся вместе на северо-восток, - ответила доппельгангер. - И минут через пятнадцать должны пересечь предполагаемую траекторию нашего пути. Мужчина едет верхом на лошади, мамоно его сопровождают.
  
   - То есть помощь наша ему не нужна?
  
   - Разве что дорогу подсказать, - хмыкнула спутница. - Судя по всему, это гуманист.
  
   - Ого, - заинтересовался парень. Ему любопытно было на духовного светоча посмотреть. - А догнать их нельзя?
  
   - Встреча с гуманистами для тебя пока не желательна, - сказала Алиса. - Не стоит пересекаться с ними, чтобы они раньше времени не узнали о твоем появлении здесь.
  
   - Они сразу поймут, что я попаданец?
  
   - Это вряд ли. Но у тебя необычно высокий уровень духовной энергии. Подозреваю даже, что при дистанционном контакте они могут случайно принять тебя за своего. Если потом выяснится, что ты никаким боком к ордену не относишься, это наверняка вызовет к тебе нездоровый интерес.
  
   - Жаль, - вздохнул Дима. - Хотелось бы мне хоть одним глазком на него посмотреть.
  
   - Посмотришь, - пообещала Алиса. - Мои сойки уже минуты через три там будут.
  
   - Ого! Так быстро! С какой скоростью они летят?
  
   - Около двадцати пяти метров в секунду.
  
   - Это нормально для таких птиц? - спросил молодой человек.
  
   - Нет, мои частички летают раза в два быстрее максимальной скорости обычных соек, и притом не устают.
  
   Девушка, казалось, всматривалась внутрь себя. Потом глянула на Диму и улыбнулась.
  
   - Я могу показать тебе то, что видит одна из моих птиц, воспользовавшись виртуальной реальностью, которую создала в тебе цукумогами. Я спроецирую в нее изображение, поступающее с птичьих глаз. Хочешь?
  
   - Конечно!
  
   - Тогда соберись, - предупредила Алиса, - с непривычки голова может закружиться.
  
   - Я готов, - сказал Дима и увидел себя мчащимся над верхушками деревьев с бешеной скоростью. Ему действительно в первые секунды слегка поплохело, но постепенно он адаптировался к стремительному полету, и стало значительно легче его переносить.
  
   - Птицы уже на подлете, - подбодрила девушка, - осталось меньше километра. Замедляемся, чтобы не выдать себя. Некоторые мамоно могут дистанционно отслеживать перемещение носителей духовной энергии, так что пусть летают как обычные сойки.
  
   - Твои частички разве не темной энергией заряжены?
  
   - Я имитирую не только тела животных, но и их ауру. Темная энергия в моих частичках сейчас запечатана.
  
   Скорость заметно снизилась, сойка нырнула в лесную растительность и полетела между деревьями. Вскоре она замедлилась еще больше и приземлилась на ветку ели. Дима увидел лесную просеку глазами птицы, сидевшей у самого ее края. Сойка повернула голову, выхватывая изображение слева, и молодой человек заметил всадника приближающегося издалека.
  

Глава 8. Контакты, конфликты

К содержанию

   До незнакомца было метров четыреста, но дистанция быстро сокращалось. Справа и слева от его лошади бежали и ползли монстродевушки. С большого расстояния Пономарев не мог разглядеть, к какому виду они относились, но то, что вся группа куда-то спешила, было очевидно.
  
   - Куда они так мчатся? - спросил молодой человек. - За ними не гонится никто?
  
   - Нет, - ответила Алиса, - скорее они гонятся?
  
   - За кем?
  
   - Сейчас посмотрим, - девушка помолчала немного, а потом добавила: - Какая-то мамоно. Я пока не вижу ее, но чувствую темный след. Похоже, что гуманист и его свита тоже идут по следу.
  
   Дима заволновался.
  
   - Этой девушке, что-то грозит?
  
   - Думаю, что парень хочет поразвлечься, а может быть даже присоединить ее к своему гарему.
  
   - В каком смысле поразвлечься? - напрягся молодой человек. - Изнасиловать?
  
   - Нет, эти кадры не насилуют монстродевушек, - пояснила Алиса. - Они их скорей соблазняют. Мне даже необычно как-то наблюдать за тем, что происходит. Гуманист гонится за мамоно, как-то удивительно на это смотреть. Обычно последние сами бегают за их братией. Ведь выглядят и чувствуются светочи духа очень вкусно. Я ауру, конечно же, имею в виду.
  
   - Если мамоно убегает, значит, она не хочет с ним встречаться. Мы можем помочь этой девушке?
  
   - Не желательно бы вмешиваться, - кислым голосом сказала доппельгангер.
  
   Группа преследователей, тем временем, подошла уже достаточно близко к сойке, сидящей на ветке, так что Дима смог получше их разглядеть. Гуманист оказался молодым парнем лет двадцати пяти, одетым в черный дорожный костюм [1]. И сразу видно было, что ткань одежды очень качественная и дорогая. Красивый черный камзол напоминал форму морского офицера, с длинными отворотами воротника, покрытыми серебристым узором и декоративными серебристыми пуговицами, косым рядом идущими вдоль отворотов вверх. Серебристые линии были также на рукавах, плечах, шли по краям камзола и манжетам рукавов. Из-под камзола проглядывала темно-серая рубашка с тонкими вертикальными черными линиями, делящими ее на полоски около трех сантиметров шириной, и двумя толстыми горизонтальными полосами на груди. Рубашка была заправлена в черные штаны, стянутые черным ремнем с серебристой пряжкой. Брючины обтягивались голенищами черных сапог, закрывавших примерно половину голени. В верхней части своей, примерно на десять сантиметров ниже отворотов, сапоги были украшены цепочками из необычного голубого метала. Они охватывали голенища сапог по кругу и заканчивались спереди маленькими серебристыми пряжками в виде своеобразных факелов. Формой своей те напоминали гвоздики с широкими шляпками, на поверхности которых горело серебристое пламя.
  
   Несмотря на превалирование черного цвета, сапоги брюки и камзол отличались палитрой. Обувь была наиболее темной, брюки чуть посветлее, а цвет камзола включал в себя капельку синевы. С левого бока на поясе гуманиста висели черные ножны около половины метра длиной, из которых торчал эфес меча с черной рукояткой, золотой гардой в виде диска и золотым навершием, имеющим форму четырехгранной пирамиды с выпуклыми поверхностями, переходящей снованием в дискообразную ножку шахматной фигуры. Ехал всадник на гнедом коне однотонной окраски. Только хвост у животного был черным, и на лбу между глазами имелось белое пятнышко.
  
   Гуманиста сопровождали четыре монстродевы, по две с каждой стороны. Слева от него бежала русоволосая некомата с короткой прической каре и в коротком фиолетовом кимоно, обернутом от груди до талии широким темно-коричневым поясом. Два золотистых банта украшали его по бокам. Одеяние имело розовый воротничок на шее и на груди. Коротким подолом своим оно едва прикрывало девушке попу, и в нескольких местах было дополнительно украшено желтыми отпечатками в форме кошачьих лап. Следом за некоматой бежала девушка-богомол одетая преимущественно в зеленую броню своих естественных природных доспехов и короткое черное платье с подолом необычной формы, который имел неровные, словно нарезанные, края. Рукава у платья были длинными и покрывали руки девушки целиком, переходя в тонкие черные перчатки. Над грудью повязан был красный бант, а темно-каштановые и тоже короткие как у некоматы волосы девушки скреплялись крупными заколками в форме янтарных капель.
  
   В правом ряду бежала кицунэ-йоко с длинными золотыми волосами в красном платье с подолом ниже колен. Однако длинный разрез слева до самой талии очень эротично приоткрывал бедро девушки, которое время от времени оголялось на бегу. Платье было покрыто золотистым рисунком в форме веточек и листиков, имело короткие широкие рукава до локтей и стойку-воротник. Следом за кицунэ ползла ламия с длинными распущенными волосами цвета червонного золота. Змеиный хвост ее был золотисто-коричневого цвета с темно-коричневыми кольцами овальной формы. Огромная грудь шестого размера обтягивалась бежевым под цвет тела лифчиком, а бедра прикрывала фиолетовая повязка, украшенная в нижней части золотистыми кружками. Дима впервые видел столько разных мамоно живьем, поэтому рассматривал их с огромным интересом.
  
   - Ох! Какие сильные, - охнула доппельгангер. - Нам с тобой эти соперницы пока точно не по зубам.
  
   - Они высокоуровневые монстры? - уточнил молодой человек.
  
   - Не то что бы так. Скорее средние по силе. Вот только мы пока слаааабенькие.
  
   - А если точнее? Насколько мы их слабее? Как вообще силу мамоно можно оценить?
  
   - Существует много критериев, - ответила Алиса. - Но основным является количество темной маны. Первый уровень - это самый маленький ее объем, необходимый для формирования завершенной энергетической структуры. Собственно, когда такая структура образуется, мамоно и становится взрослой особью с начальными силовыми характеристиками своего вида. Дальнейшее приращение объема темной энергии происходит сперва такими же, а потом и большими по объему порциями. Поэтому начальная структура является для каждой монстродевы своеобразным мерилом ее развития. На втором уровне у монстродевушки в два раза больше темной энергии, чем на первом, на третьем - в три раза, на четвертом - в четыре, на пятом - в пять и так далее. В общем, тут что-то вроде арифметической прогрессии с разностью, соответствующей первичному объему. Но разность эта, тем не менее, постепенно увеличивается. Так что где-нибудь на седьмом уровне весь объем может оказаться уже не в семь, а в семь с половиной раз больше начального, а на десятом или одиннадцатом, соответственно в одиннадцать или в двенадцать раз.
  
   Количество темной маны, зависит не только от уровня, но еще и от класса мамоно, их семейства и даже вида. Например, при одинаковых уровнях развития у слизей и духов размер отдельного сегмента ауры самый маленький, далее идут по рангу растения и насекомые, затем рептилии, птицы и земноводные, потом звероподобные мамоно, и наконец, магические создания вроде суккубов и вампиров. Но есть в каждом классе и свои исключения. Например, ехидны относятся к классу рептилий и семейству ламий, но по мощи своей являются одним из самых сильнейших видов монстров, превосходя большинство магических существ. Да и само семейство ламий выделяется среди других рептилий. Многие их разновидности не уступают звероподобным, а иные и опережают их.
  
   - А какое место на этой лесенке рангов занимает твой вид? - полюбопытствовал Дима.
  
   - Исходно самое низкое, - весело сказала Алиса. - Мой первый уровень по объему темной энергии меньше даже чем у слизи. И, кроме того, приращение не увеличивается с ростом уровня как у других монстров, потому все сегменты моей ауры одинаковые. Когда, например, я достигну десятого уровня, то количество моей суммарной темной энергии будет в точности превосходить размер одного сегмента в десять раз. И так на любом уровне.
  
   - Вот как, - немного расстроился молодой человек. - Но ничего, зато у тебя куча своих бонусов, которые компенсируют этот недостаток.
  
   - Хи-хи-хи, - хитро рассмеялась доппельгангер. - Этот недостаток мнимый, мон шер, - промурлыкала девушка. - И оборачивается весьма неожиданным для многих противников сюрпризом. Да, я слабенькая и набираю темный потенциал медленнее остальных, даже медленнее слизи. Но лишь до тех пор, пока не поглощу чью-либо матрицу и не научусь превращаться в соответствующую мамоно. В тот самый момент мой элементарный сегмент возрастет и станет таким же по размеру, как самый большой сегмент прочитанного монстра. А поскольку все ячейки моей темной ауры одинаковые, то они возрастут все, - добавила она зловеще. - Моя энергетическая структура перестроится и, оставшись на том же уровне, я могу увеличить свой темный объем в несколько раз!
  
   - Вау! - восхитился Дима. - Как коварно!
  
   - Но в этой фишке есть один неприятный момент, - вздохнула Алиса с сожалением. - Если мои ячейки возрастут многократно, более чем в два раза, то возникнет очень опасная ситуация с моей энергетической оболочкой. У меня будет не более получаса, чтобы срочно заполнить свой новый объем темной или духовной энергией не менее чем наполовину. Темную ману я смогу добыть, если кого-нибудь слопаю, а духовную, если трахну. Промедление в этом случае чревато самыми неприятными и даже фатальными последствиями. Большая часть моей энергетической структуры развалится. Мой уровень упадет. Я могу потерять ряд наработанных навыков и даже фрагмент памяти. Могу я и погибнуть, если пустоты во мне окажется слишком много. Вот так.
  
   - Если что, обращайся ко мне, вся моя духовная энергия к твоим услугам!
  
   - Спасибо, - улыбнулась доппельгангер, - непременно обращусь. Но даже твоя помощь может не поспеть, если потребуются очень большие вливания.
  
   - И что же тогда делать? - заволновался Дима. - Ты можешь как-нибудь избежать этой опасной ситуации?
  
   - Могу, - кивнула девушка. - Мне просто не надо брать неподъемную матрицу. Но ты не представляешь! Как обидно будет видеть перед собой восхитительный слепок сильной монстродевы и не иметь возможности к нему прикоснуться. С каким страданием я буду наблюдать за его безвозвратным угасанием.
  
   - Ой, да и ладно! - облегченно вздохнул молодой человек. - Коль я достал этот слепок один раз, что возьму его и в другое время. Тоже мне, нашла о чем горевать!
  
   - Не факт, что удастся, - вздохнула Алиса. - Судьба иной раз случайно подкидывает такие жемчужинки. Да и не понять тебе вожделения доппельгангеров. Жадность-жаднось, - усмехнулась она, сгибая пальцы на руках в форме когтей.
  
   - Знаешь что, даже не вздумай, ясно?! Не хватало мне еще из-за такой глупости тебя потерять. Вот если не пообещаешь мне прямо сейчас, что не станешь рисковать, не буду я делать для тебя слепки с сильных мамоно!
  
   - Ой! Да ладно-ладно! Что я дура совсем? Не буду брать, обещаю. Да и не грозит мне пока такая беда с твоим текущим уровнем. У тебя просто не хватит пороху победить настолько сильную мамоно, которая более чем в два раза увеличит мой объем. Это так уровня с десятого-пятнадцатого можно будет начинать беспокоиться.
  
   - Ну и хорошо, раз так. А какой у меня сейчас уровень?
  
   - Пока только лишь третий.
  
   - А с какого я здесь начал? С первого?
  
   - Нет со второго.
  
   - То есть я поднялся на один уровень за три дня? До десятого мне остается семь, умножаем семь на три, получается двадцать один. Почти месяц. Ну, вроде еще время есть.
  
   - Ну... да, - как-то неуверенно ответила Алиса.
  
   - Или нет? - подозрительно переспросил молодой человек.
  
   - Или нет, - смущенно подтвердила девушка.
  
   - Слушай! Кончай юлить, а! Объясняй толком, что да как!
  
   - Ну, ты точно поднимешься на уровень, если одержишь победу над какой-нибудь мамоно, которая сильнее тебя, - ответила доппельгангер. - Однако, даже если будешь проигрывать мамоно, которая намного тебя сильнее, то все равно станешь подниматься за счет темных вливаний от нее. Пока у тебя такого партнера нет, ты развиваешься медленно. Но если появится, то можешь достаточно быстро взлететь. Поэтому я и не уверена насчет того, как быстро ты десятого уровня достигнешь.
  
   - Ясно теперь, - вздохнул Дима. - А как я сумел на ступеньку подняться, можешь мне рассказать? И за одно как ты развиваешься.
  
   - Когда ты пришел в наш мир, у тебя, как я уже говорила, был второй уровень силы. У меня в тот момент был только первый, а у девушки слизи второй. Я тоже поднимаюсь на уровень выше, если получаю новую матрицу или достаточно большую порцию духовной энергии от тебя. Вначале я достигла второго уровня, когда получила от тебя матрицу слизьки, а потом и весомую порцию духовной энергии. В тот момент мы с тобой сравнялись. Потом ты победил нас обеих, хапнул нашей темной энергии, и за счет того, что победил разом двух равных себе по силе соперниц, поднялся на третий уровень. И я, воспользовавшись этим твоим восхождением и нашими интимными контактами, тоже поднялась на третий уровень немного погодя. Потом от меня отделилась Анечка и, благодаря тому, что она стала нашим с тобой средним арифметическим, стартовала по жизни тоже с уровнем три.
  
   - Погоди, разве родившиеся только что монстры не начинают с первого уровня?
  
   - Только родившиеся начинают. Но она-то была отнюдь не ребенком, и все время до рождения развивалась вместе с тобой. Да и со мной тоже, усваивая весь мой опыт.
  
   - Но как вам энергии-то хватило на двоих, чтобы обеим получить третий уровень? Ведь если третий уровень требует в полтора раза больше энергии, чем второй, но разделив его на два, вы получили бы два первых уровня с хвостиком.
  
   - Нет, ты не понял. Уровень мамоно определяется не текущим количеством ее маны, а тем максимумом, что она может в себе нести. То есть Анечка забрала половину моей темной энергии, когда отделилась, и стала мамоно третьего уровня, с полупустым резервуаром. Я тоже осталась мамоно третьего уровня с половиной маны от максимума. А потом мы вместе с ней тебя подоили и благополучно пополнили свои запасы за твой счет. Причём Анечка, как ты помнишь, обкушалась в хлам и за счёт этого поднялась на четвертый уровень. Ясно теперь?
  
   - Вроде да.
  
   - Но сейчас я тоже достигла четвертого уровня благодаря тому, что поела вкусных волчков и получила их духовную энергию. Так что потенциал нашей команды - это три, четыре и четыре. Теперь посмотрим, кто нам противостоит. У некоматы три хвоста - это значит, что уровень ее не ниже девятого. Он может быть даже пятнадцатым, но я думаю, что все-таки десятый, максимум одиннадцатый. И эта девушка в команде самая слабая.
  
   - Чего?!
  
   - А что ты хотел? У гуманистов мамоно просто махом прокачиваются. Не думаю, что сильно ошибусь, если предположу, что этот парень кошечку около месяца назад в гарем к себе взял. Так, идем дальше. У йоко четыре хвоста, а значит уровень ее не ниже шестнадцатого. Однако я чувствую, что он побольше, около восемнадцати или даже двадцати. Сложно сказать на таком расстоянии, а через птиц на ауру я толком смотреть пока не научилась. Вот ламия, кажется мне, малость послабее, где-то четырнадцатый-пятнадцатый уровень. Но особое внимание я хочу заострить на мАнтисе.
  
   - На ком?
  
   - На девушке-богомоле. Ее уровень точно выше двадцатого и, похоже, что она в этой команде главная.
  
   - Что серьезно? Даже будучи насекомым?
  
   - Ну да, вид это одно, но против уровня никуда не попрешь. Уровень ее заметно больше, чем у остальных.
  
   - Н-да уж, охренеть! - восхитился Дима. - Крутые! И это только среднее звено! А про по-настоящему сильных монстров я пока и думать боюсь.
  
   - Думать-то ты про них можешь, а вот спать с ними ни-ни.
  
   - Что серьезно? - удивился молодой человек. - Я сейчас не говорю про победу, просто про секс.
  
   - Стоит монстродеве королевского класса, только прижаться к твоему члену своим лоном, как у тебя от ее темного выхлопа уши трубочкой свернутся. И это будет только предварительная подготовка к сексу, чтобы писька стояла. Ну а если ты, бедненький мальчик, умудришься каким-то образом до оргазма ее довести, то расплавление мозгов тебе гарантировано, и это, увы, не фигуральное выражение.
  
   - Я умру?
  
   - Либо умрешь, либо лишишься разума, третьего не дано.
  
   - Но как же они тогда с людьми сексом занимаются?
  
   - Запечатывают львиную долю своей темной ауры или даже запечатывают всю, становясь на время интима обычными человеческими женщинами. Взять твою сперму они смогут и так, как, собственно, и получить от секса удовольствие. Вот только тебе в этом случае ни матрицы ее, ни победы не светит.
  
   - Ясно, что ж, так тоже ничего.
  
   - Но она ведь может и не запечатывать свою энергию, если по какой-то причине решит покончить с тобой столь приятным для себя способом.
  
   - Ладно, не надо меня пугать. Я еще не успел с местными королевами поссориться, да и не собираюсь этого делать. Скажи лучше. А если бы с кошкой у меня был поединок, с самой слабой из этой четверки, я имел бы хоть какие-то шансы ее, ну... не победить, а удовлетворить хотя бы?
  
   - А почему нет? - улыбнулась Алиса. - Коли речь о победе не идет, коровка бы из тебя получилась знатная. Особенно, если бы нэко фишку твою просекла. Доила бы тебя потихоньку, пока бы не насытилась, и даже в сознании бы поддерживала, чтобы наслаждаться тем, как ты под ней корчишься. Потом бы, наверное, для разнообразия кончила сама, заполнив тебя галлоном своей темной маны, и отправила смотреть эротические сны. Вот только вряд ли ты можешь на это рассчитывать. Гуманисты жутко ревнивые и не станут делиться своим гаремом. Да и сами девушки, вкусив хоть раз их благочестивой энергии, уже косо смотрят на сперму простого смертного.
  
   - Так я ведь не простой смертный.
  
   - С гуманистом тебе все равно пока не сравниться. Вот прокачаешься уровня хотя бы до десятого - можешь попробовать письками с кем-нибудь из них померяться. И то это будет весьма глупое решение. Тебе надо по максимуму их избегать, чтобы не огрести проблем на свою задницу, пока ты слабый. А лучше бы они вообще не узнали о тебе до тех пор, пока ты до возлюбленной своей не доберешься. Можешь мне поверить, раскрыв инкогнито, ты капитально усложнишь себе задачу.
  
   - Этот парень может принять тебя за своего, - неожиданно вмешалась в их беседу Аня, - если призовешь меня. Уровень твоего духовного фона станет заметно выше, чем у простого человека, и гуманист, скорее всего, решит, что ты один из них. Только скрываешься неумело, или намеренно выдал себя, приоткрыв маску.
  
   - Вот как? Любопытно!
  
   - Ты что серьезно хочешь с ним встретиться? - забеспокоилась Алиса.
  
   - Хочу помочь девушке, которая убегает от него. Кстати, ты все еще не нашла ее?
  
   - Подожди немного. Уже скоро. Она лесом идет и прячется. Моя птичка где-то совсем рядом. О! Вот! Наконец! - азартно сказала доппельгангер, и вдруг захныкала: - О-ё-ёй!
  
   - Что? Что там такое? - заволновался Дима.
  
   - Лииизард! - продолжала хныкать Алиса. - Ну, почему, почему она?!
  
   - Кто это? Твоя знакомая? Я могу ее увидеть?
  
   - Лизард - это ящерица. Нет, не знакомая. Увидеть можешь, смотри.
  
   Изображение быстро удаляющейся от наблюдателя группы преследователей сменилось на движущуюся картинку. Навстречу неслись хвоя, листья и другая зелень. Птичка перелетала от дерева к дереву, в поисках наиболее удобного места для наблюдения. Но вот она приземлилась на ветку, посмотрела вниз, и молодой человек увидел ее глазами, бегущую по лесу девушку-ящерицу. Коричневые длинные волосы ее были собраны в хвост и перевязаны зеленой лентой. А между локонами их торчали перепончатые зеленые ушки. Спортивное тренированное тело девушки было облачено в зеленый купальник закрытого типа. Длинные зеленые перчатки с загнутыми отворотами до середины предплечий покрывали руки. На ногах были надеты зеленые чулочки, заканчивающиеся чуть ниже колен, а голени обтягивали высокие зеленые сапоги. Пониже талии тело девушки опоясывал широкий кожаный ремень коричневого цвета с золотистой квадратной пряжкой, на котором были закреплены зеленые ножны с длинным двуручным мечом. Боковую часть бедер слева и справа прикрывала чешуйчатая зеленая броня. Незнакомка бежала, прихрамывая на правую ногу, перетянутую узким кожаным ремнем, из-под которого сочились струйки крови.
  
   - Черт! Да она ранена! - заметил Дима. - А ты говорила, что гуманисты не причиняют монстродевам вреда.
  
   - Весьма странно, - сказала Алиса. - Не вижу, какая рана, но похожа на колотую от стрелы или дротика.
  
   - Почему беглянка движется рядом с просекой и не уходит в лес? - удивился молодой человек. - Там бы у нее было больше шансов спрятаться.
  
   - Без понятия, - ответила доппельгангер.
  
   - Алис, ей с ранением не сбежать, ее догонят. Она сможет отбиться?
  
   - Даже если б нога не была ранена, и то вряд ли. У нее только восьмой уровень. Эти дамочки скрутят ее в бараний рог. С кошкой может и смогла бы еще помахаться, но остальные преследовательницы намного ее сильней.
  
   - Я хочу помочь девушке.
  
   - Я тоже, - вздохнула подруга. - Ууууййййй! Задница ИЛИАСССС!! Если бы не долбаный гуманист, я сама бы отправилась за ней в погоню.
  
   - Почему это?
  
   - Она же мечница, дурень! Может научить тебя фехтовать. И в жены навязываться не станет, если ты не умудришься, конечно, каким-то чудом на мечах ее победить. По идее она и с сексом не должна к тебе лезть, хотя коли сам ей правильно предложишь, то, скорее всего, не откажется.
  
   - Ящерицы же вроде берегут себя для суженого?
  
   - Чего? - округлила глаза Алиса. - Какая незамужняя монстродева в своем уме откажется от халявного семени? Это же духовная энергия, дружок, и возможность подстегнуть развитие. Ящерицы помешаны на своем боевом потенциале. Ладно, болтать времени нет. Ноги в руки и бегом. По дороге поговорим.
  
   Она закинула свой мешок со шкурами на спину, Дима по-быстрому сполоснул липкие от тростника пальцы в реке, тоже забросил на плечи рюкзак и они побежали вглубь леса: доппельгангер впереди, указывая направление, молодой человек за ней.
  
   "Говорить будем мысленно, - предупредила девушка, - чтобы дыханье тебе не сбивать. У тебя есть какой-нибудь план? Что ты собираешься делать?"
  
   "Собираюсь импровизировать. Прикинусь путником, мол, наткнулся на их компанию случайно, попробую их задержать. Гуманист ведь не разбойник, верно. Как он отреагирует на встречу со мной?"
  
   "Да никак. Привет-привет! Пока-пока! Извини, мы спешим, всего доброго".
  
   "А если я покажусь, когда они ящерку поймают? Типа, а что это вы здесь делаете, а?"
  
   "Ты собираешься их скрытно сопровождать? Учти, метров с пятисот монстродевы засекут твою духовную ауру и заметят слежку. Тогда случайным путником прикинуться уже не удастся".
  
   "А спрятать ее никак нельзя?"
  
   "Допустим можно. Я тебя оберну, экранирую. Что дальше?"
  
   "Слушай! А ты ауру ящерки так спрятать не можешь?"
  
   "Нет, она для меня слишком мощная. И потом лизард драться начнет, как только узнает во мне доппельгангера. Подумает, что я ее съесть хочу. Нет. Мне лучше спрятаться и не отсвечивать. Притворюсь твоей одеждой или волком".
  
   "Тогда придется появиться, когда они догонят девушку. А дальше по обстоятельствам. Как вообще будет действовать гуманист и его помощницы? Они ее схватят, попытаются похитить? Вообще, что он здесь забыл вдали от Сентории? Он разбойник или гражданин? Пойдет ли он на конфликт с властями? К примеру, если назовусь представителем правопорядка, скажу: "Стоять! Что за безобразие! Я местный лесник!" И ты порычишь по страшнее, мол, типа мы сила".
  
   Алиса рассмеялась на бегу.
  
   "Сила, да? Простой парень и волк против прокачанных мамоно? Да и не будет разбоя никакого с их стороны. Он отдыхает, развлекается. Неприятности ему не нужны. Они ее окружат, и гуманист попытается уболтать ящерку на секс. Они это умеют. Воспользуется своей духовной аурой, чтобы соблазнить. Так что все цивильно со стороны выглядеть будет. Они представят еще дело и так, будто оказывают ей помощь. Если лизард возьмет духовную энергию гуманиста, ее ранение заживет".
  
   "То есть сами подстрелили, сами и помогают?"
  
   "А ты знаешь, как ранение у ящерицы появилось? Вот и я нет. Гуманист не идиот, чтобы стрелять в открытую. Скорее всего, сымитировали несчастный случай. Типа стрелка случайно сорвалась. А сейчас бегут за дурехой, чтобы помочь и загладить вину. Девяносто девять из ста, что именно так и было".
  
   "Ну, тогда так: Ребята, отбой воздушной тревоги. Спасибо за помощь, но дальше мы сами. Жене своей я сам помогу".
  
   "Жене? Ха-ха. Интересный заход, но с лизардом не прокатит. Она сама тебя уроет, если нахально женой ее своей назовешь. Супругом ящерицы не имеет права назваться первый встречный, для нее это непозволительная наглость, только тот может, кто в поединке ее победит".
  
   "Ну, тогда друг, знакомый. Какие проблемы?" - предложил Дима.
  
   "Зачем раненную куда-то вести, - скажет гуманист, - когда я прямо здесь за пять минут ее вылечу? И если ты друг, то вразуми дуру, чтобы не отказывалась".
  
   "Если девушка не хочет помощи, то это ее дело, а вы ребята проходите мимо".
  
   "Не факт, что уже не будет хотеть. Во время болтовни своей гуманист станет активно ее обрабатывать, так что простой лесник или, там, друг этого увидеть или почувствовать никак не сможет".
  
   "А если я прикинусь гуманистом и типа тоже на ящерку претендую?"
  
   "Хе-хе, интересно. Директивой восемь дробь шесть хочешь воспользоваться?"
  
   "Понятия не имею, что это такое, расскажи".
  
   "Сперва объясни, как за гуманиста себя выдашь? У них у всех особые амулеты на шее. Они разные и определяют принадлежность к тому или другому ордену. Я такой сымитировать не смогу, потому что без понятия как он выглядит, а если бы и смогла внешне, то ауру его мне все равно не повторить".
  
   "А я обязан этот амулет показывать? Может я его дома забыл".
  
   "Забыл дома? Только не ляпни такое. Гуманисты с амулетами своими не расстаются никогда. Но показывать его ты не обязан, верно. Особенно если без лицензии на Материке счастья промышляешь и не хочешь орден свой подставлять. Вот только как ты докажешь, что ты - гуманист. С самозванцами у этих парней крутая расправа".
  
   "А если я не буду называться гуманистом, - озарило вдруг Диму, - и парень сам меня за своего примет? Включу свою связь с Нишикиномией. Она ведь сказала, что духовный фон мой усилится. А до этого перед моим появлением ты экран с меня снимешь. Вот не было рядом никого и вдруг бац, появился человек. Подозрительно, не находишь?"
  
   "А где твоя свита? Гуманисты не путешествуют в одиночку".
  
   "Хе-хе. А может быть спряталась и экранировалась так, чтобы не чувствовались они. Типа скрываю я, что я - гуманист. А если ты птичками своими со всех сторон темным фоном "помигаешь" типа маскируется кто-то не идеально, то еще больше подозрительности добавишь. Поблефуем малость. И обвинить меня в самозванстве нельзя, я ведь не говорил, что к ордену отношусь".
  
   "Интересно, - признала Алиса. - Может сработать. Директива восемь дробь шесть дает право монстродеве, самой выбрать себе мужчину и запрещает орденцам оспаривать ее выбор. Она распространяется не только на гуманистов, но и вообще на всех мужчин. Вот только ни один простой парень не выиграет у гуманиста конкуренции за сердце монстродевы. На это при своей мнимой демократичности директива и рассчитана. Так что велика вероятность, что лизард выберет не тебя".
  
   "То есть она убегала от этих кадров, и не воспользуется случаем, чтобы от них отбиться?"
  
   "К моменту принятия решения у нее мозги могут быть уже затуманены эманациями твоего соперника, но попытка не пытка, попробуем. Если появимся вовремя и будем действовать быстро, возможно, она будет еще в состоянии соображать. Только внешность твою изменить придется обязательно, потому что кадр этот в любом случае станет справки наводить, независимо от того, чья возьмет. И в особенности он рьяно будет "землю рыть", если тебе удастся его обскакать".
  
   "Я всеми конечностями только "за". Как ты это сделаешь?"
  
   "Собой. Только мешок со шкурами тебе придется нести, держи".
  
   Дима принял у девушки ее мешок, на ходу набрасывая его лямку на правое плечо. Несмотря на легкость мехов в отдельности все вместе восемь штук весомо отягощали руку, килограммов на десять или двенадцать. Молодой человек невольно сбился с шага, но выправился и дальше побежал. Доппельгангер тем временем распылилась на мельчайшие частички и осела на парне, превращаясь в желе и растекаясь по его телу. Тот почувствовал еще большее прибавление веса и перешел на шаг, а потом совсем остановился.
  
   "Все правильно, постой, - сказала ему Алиса. - Я быстро. Когда закончу, уже не буду чувствоваться такой тяжелой".
  
   "Мы не опоздаем?"
  
   "Нет. Я потом тебя прокачу".
  
   "Как?"
  
   "Хи-хи. Увидишь. А пока не шевелись, замри".
  
   Доппельгангер продолжала обволакивать Диму, покрывая его своим телом целиком. Она накрыла как капюшоном волосы, натекла на его лицо и забралась даже под веки, заставив парня ойкнуть от неожиданности. Однако ее прикосновения к роговице глаз совсем не вызывали раздражения и молодой человек успокоился. Секунд через двадцать шевеление на теле прекратилось, и Дима вообще перестал чувствовать, что на нем что-то есть.
  
   "Готово, - информировала Алиса. - Хочешь на себя посмотреть?"
  
   "Конечно, хочу", - согласился парень, сгорая от любопытства.
  
   Девушка выпустила новую сойку, которая села на ближайшую ветку и развернулась к Диме, рассматривая его своими птичьими глазками.
  
   - Закрой глаза, - сказала птица вслух, смешно двигая клювом, и молодой человек, рассмеявшись, послушался.
  
   Он опять оказался в виртуальной реальности и увидел окружающее глазами птицы. Напротив него с закрытыми глазами стоял пухленький смазливый парнишка лет восемнадцати, с небольшим пузиком, черноволосый, розовощекий как поросенок и курносый. Костюм его тоже изменился, стал более элитным, что ли, напоминая охотничью одежду аристократа. Теперь на парне были темно-серый камзол с серебристой инкрустацией, однотонная голубая рубашка, черные штаны, инкрустированные золотистыми линиями, ремень с красивой костяной пряжкой, на которой был изящно вырезан бегущий волк. Сапоги его стали более высокими, и сделаны были из дорогой черной кожи, а верхняя часть голенища тоже имела костяные украшения в виде волков.
  
   - Шикарно, - поразился Дима, открывая глаза и, перед тем как вернуть себе свое собственное зрение, успел увидеть, что они темно-карие. - Я теперь выгляжу как сынок какого-то богача. Хе-хе, так я действительно смогу сойти за гуманиста, верно? А волки что означают?
  
   - Да без понятия, - ответила птица. - Я просто так их сделала для красоты. Пусть благочестивый поломает голову над сей загадкой. А еще я полностью экранировала твой духовный фон. Ты теперь ничего не излучаешь. Все, поехали дальше, надо торопиться. Расстояние между преследователями и девушкой-ящерицей быстро сокращается. Она совсем ослабела, и скоро ее догонят. Ускоряемся, и да поможет нам Темная мать.
  
   Птица взлетела, и Дима хотел уже побежать за ней, но его камзол вдруг выпустил два щупальца по одному с каждого плеча, уцепился ими за ветки впереди, потянул вверх, отрывая парня от земли, и качнул его как на качелях. Пока тот летел, с плеч его сорвались и устремились вперед еще два щупальца, в верхней точке траектории они зацепились еще дальше, за другие ветки и перехватили эстафету качания, продолжая полет. И вот так, перебирая четырьмя щупальцами, попарно сменяющими друг друга, Дима на большой скорости мчался через лес.
  
   - Круто-круто-круто! - хохотал он, от восторга. - Алиса! Ты прелесть! Я тебя обожаю!
  
   - Всегда пожалуйста, - прочирикала птичка, порхая рядом с ним. - Обращайся еще.
  
   "А нас не засекут раньше времени из-за всего этого? - спросил молодой человек, переходя на мысленный режим общения. - Ты не излучаешь темную энергию?"
  
   "Сейчас нет, - успокоила Алиса. - Доппельгангеры умеют на время скрывать свой темный фон, а иначе мы не могли бы незаметно подкрадываться к своей добыче".
  
   Прошло около пяти минут, и девушка вернула парня на землю.
  
   "Почти прибыли, - предупредила она. - Дальше ножками. Беги прямо и выйдешь к просеке. Мы их опередили. Так что лизард и ее преследователи будут слева от тебя, как будто ты шел им навстречу. Когда понадобится снять экран с твоей ауры, скажешь, я сделаю".
  
   "Хорошо! Спасибо!", - поблагодарил Дима уже на бегу.
  
   Через минуту он действительно выбежал к просеке и осторожно выглянул из-за деревьев. Девушка-ящерица, сильно хромая медленно шла по дороге. Всадник и его свита были уже в сотне метров от нее.
  
   "Почему она не прячется в лес? Почему?" - ломал голову Пономарев.
  
   - Ну, куда ж ты бежишь, глупенькая, - проворковал гуманист бархатным голосом, подъезжая поближе и спрыгивая с коня.
  
   Вожжи лошади сразу перехватила кошка, а три другие монстродевы окружили беглянку, встав спереди и с боков на расстоянии около четырех метров от нее, преграждая ей путь в трех направлениях. С четвертой стороны стояли кошка и гуманист.
  
   Девушка-ящерица повернулась к нему и извлекла меч из ножен, удерживая его обеими руками.
  
   - Стой, где стоишь, - приказала она. - Не подходи!
  
   - Ну-ну, что ж ты так не приветлива? - продолжал вещать парень сладким голосом. - Я же объяснил уже, что произошло ужасное недоразумение. Позволь мне излечить тебя, прекрасная дева. Только дай прикоснуться к тебе и боль уйдет.
  
   Девушка вдруг пошатнулась и прижала руку к сердцу.
  
   "Духовное облако выпустил, гад, - сказала Алиса. - Поспеши, пока она сама ему на шею не бросилась!"
  
   "Снимай экран, - скомандовал Дима. - Я готов"
  
   - С тобой все в порядке, хорошая моя? - участливым голосом пропел гуманист, делая шаг к беглянке. - Голова закружилась? Ты потеряла много крови. Ну не противься, глупая, зла я тебе не желаю.
  
   - Стоять! - напряженным тоном приказала ящерка и направила меч парню в грудь.
  
   "Ух ты, сопротивляется", - порадовалась доппельгангер.
  
   В этот момент все четыре монстродевушки разом повернулись к дереву, за которым прятался Дима. В воздухе, звякнув, сверкнула сталь извлеченного оружия, а мАнтис указала на дерево одной из своих рук-мечей и заявила:
  
   - Там!
  
   Дима показался из-за дерева, подняв руки вверх и лениво посмеиваясь.
  
   - Ой-ой! Обнаружила меня, увидели. И как же это я так, а? - посетовал он, немного кривляясь.
  
   Свита гуманиста тут же откатилась к своему хозяину, беря его под защиту. Неожиданное появление нового лица вынуждало их проявить осторожность.
  
   "Какой титул может быть у шефа этого франта в ордене? - мысленно обратился Дима к Алисе. - Кто его прищучит в случае какого-нибудь косяка?"
  
   "Иерарх, - ответила девушка. - А тебе зачем?"
  
   - А вы тут, похоже, неплохо время проводите, - заметил молодой человек, внимательно рассматривая девушку-ящерицу. Потом, словно только что увидев ее рану, огорченно зацокал языком. - Ой-ой, как неприятно-то, как не хорошо. Интересно, что иерарх скажет по поводу такой оплошности? - добавил он, глядя сопернику в глаза и хищно улыбаясь.
  
   Адреналин давно уже бушевал в его крови - с того самого момента как Дима вышел из-за деревьев. Мысли работали быстро и четко. Ему казалось даже, что он связался с Нишикиномией в каком-то урезанном облегченном режиме. Молодой человек быстро окинул взглядом напряженные лица монстродев и предупредил доппельгангера:
  
   "Держи своих птичек наготове. Возможно, потребуется скоро темной аурой помигать".
  
   - Ты кто такой? Из какого домена? Предъяви свой амулет! - приказал гуманист, зло сощуривая глаза.
  
   "Ха-ха, повелся!" - обрадовался Дима и беззаботно рассмеялся.
  
   - Какой еще орден, какой амулет, дружище? Я тут у бабушки своей в Деревне Счастья гощу. Приехал в гости, медку поесть, воздухом свежим подышать.
  
   Противник сделал быстрый знак своей свите и монстродевушки все одновременно двинулись в сторону незваного гостя.
  
   "Птички! Птички!" - скомандовал Дима.
  
   Мамоно остановились и закрутили головами вовсе стороны, сверху на огромной скорости пронеслась крупная тень, мАнтис задрала голову и встала в боевую позицию, поднимая мечи.
  
   - СТОЯАААТЬ!!! Стоять!! - пронзительно закричал незваный гость, вскидывая правую руку вверх, словно привлекал к себе чье-то внимание. - Всем! Оставаться! На месте!... Все! Стоят! Там! Где стоят! - продолжил он громко и четко, отделяя слова и фразы короткими паузами, будто бы обращался к кому-то в лесу. - У меня все! Под! Контролем!
  
   Монстродевы тут же оттянулись назад к своему хозяину и окружили его плотным кольцом.
  
   - У-у-ууф, ха-ха, - выдохнул Дима и снова рассмеялся. - Что ж вы меня так пугаете девочки? - добавил он, картинно хватаясь за сердце. - Стоим, спокойно разговариваем, никто никому не угрожает. Зачем эти резкие движения? Ну не надо, я вас очень прошу! Ни к чему нам лишние конфликты и кровопролития.
  
   - Живешь у бабушки, вот и иди к ней, лопай свой мед, - зло процедил гуманист, прожигая парня глазами. - А у нас тут свои дела, не вмешивайся.
  
   - Хе-хе, да я бы рад, но... - ответил тот и сделал шаг к ящерке.
  
   "Не подходи! - предупредила Алиса, и молодой человек тут же остановился. - Лизард так напряжена, что снесет тебе башку, не задумываясь".
  
   - Хе, кхм, - кашлянул он и обогнул мечницу по кругу, та быстро стрельнула в его сторону глазами и отступила назад, поворачивая голову так, чтобы держать в поле зрения всех действующих лиц.
  
   - Понимаешь, - ответил Дима, изображая растерянность и смущение, - тут такое дело. Иду я, значит, по лесу, иду и вдруг вижу прекрасную девушку на дороге. И так она запала мне в душу, что как-то неожиданно вдруг вспомнилась директива восемь дробь шесть. Интересно к чему бы это?
  
   При этих словах свита гуманиста слегка расслабилась, а девушка-богомол сложила и опустила вниз свои хитиновые мечи. Вот только лицо самого гуманиста исказилось злобой.
  
   - Вот и я удивляюсь, к чему бы это? - ядовитым тоном спросил он. - И что Вы хотите мне предложить, уважаемый медоед из Деревни Счастья?
  
   Девушка-ящерица опять слегка покачнулась, и меч ее стал опускаться. Дима глянул ей в лицо и увидел, что глаза ее как-то странно туманятся.
  
   "Духовный выхлоп! - предупредила Алиса. - Этот гад опять пёрнул своей аурой! Поторапливайся! Придумай что-нибудь быстро, иначе мы ее потеряем!"
  
   - Поединок! - громко и отрывисто рявкнул молодой человек, так что гуманист от неожиданности вздрогнул. А лизард встрепенулась от этого слова, и в глазах ее вспыхнул живой интерес. Она встряхнула головой и снова подняла свой меч, с любопытством разглядывая парня. - Я предлагаю Вам поединок, - пояснил Дима противнику свою мысль, уже более спокойно и размеренно. - Девушки ведь любят смотреть, как сражаются мальчики, верно? - поинтересовался он с игривой улыбкой, обращаясь к ящерке. Та промолчала, но всем видом своим излучала одобрение. - Вот мы и доставим ей удовольствие, - это уже гуманисту. - А она пусть выберет того, кто ей больше понравится. Поборемся честно. И без всяческих невидимых спецэффектов! - рыкнул он, снова повышая голос. - Они меня оооочень, ну прямо оооочень расстраивают, - капризным тоном добавил. - А когда я расстраиваюсь, вокруг меня происходят странные вещи.
  
   "Анна, связь!" - приказал Дима и почувствовал, как тело его наполняется энергией, пронизывается волнами блаженства, вспыхивает от кайфа, а потом наступает восхитительная ясность и приходит сила.
  
   На груди под рубашкой у гуманиста что-то тихонько запиликало, и он напрягся, словно ожидая от соперника подвоха. А свита его посмотрела на парня с большим интересом. Кошечка даже облизнула себе губки.
  
   - К примеру, монстродевочки вокруг меня как-то странно себя ведут, - продолжил Дима свою мысль. - Начинают заботиться обо мне. Некоторые, ха-ха, даже влюбляются. Представляете? Бабушка говорит, что всему виной мое природное обаяние. Вот я и опасаюсь, - добавил он угрожающим тоном, - как бы с Вашими подругами такой неприятности не случилось. Я понятно объясняю?
  
   - Чем Вы сбираетесь драться? - неприязненно процедил гуманист. - У Вас и меча-то нет.
  
   - Ну, так меч мне и не понадобится, - ухмыльнулся Дима, снимая со спины рюкзак, мешок со шкурами и ставя их на землю. - Дедушка говорит, что я очень верткий. Бывало, в детстве я напроказничаю, а отлупить меня не получалось. Битый час дед мог бегать за мной с ремнем по всему дому и ни разу еще не попал. Предлагаю такие правила. Вы нападаете, а я уворачиваюсь. Поединок будем вести до первой крови или истечения времени. Назовите срок, которого вам гарантированно хватит, чтобы ранить меня.
  
   - Минута, - ухмыльнулся гуманист, но потом подумал и поправился: - Две.
  
   "Анна, сколько у меня времени?"
  
   "Девять с половиной минут, командир".
  
   "Хе-хе, а парень дает мне фору!"
  
   - Принимается, - сказал Пономарев вслух и картинно раскланялся. - Две минуты вы атакуете меня и, если Вам удастся меня ранить, то победа - Ваша. Но, если не удастся, то - моя. Договорились?
  
   - Три минуты, нет, пять! - поправился гуманист, смущенный странной уверенностью соперника в своей ловкости. И ящерка, хмыкнув, скривила губы, презрительно глядя на него.
  
   - Ох, как это долго, - капризно простонал Дима. - Ну, хорошо-хорошо, пусть будет пять. Но тогда и я выдвину встречное условие. Если мне удастся отнять у вас меч раньше этого срока, то поединок закончится в мою пользу.
  
   - Хорошо, - ухмыльнулся соперник, извлекая меч из ножен. Пару раз он со свистом крутанул его в руке, показывая свое мастерство владения, и встал в боевую позу. Хищная улыбка растянула его лицо, но Пономарев ответил ему тем же. Он во всех деталях видел, как словно в замедленном воспроизведении движется его рука и перехватывает оружие во время вращения. Парень обошел соперника и встал подальше от своих мешков, чтобы те случайно не попались ему под ноги.
  
   Неожиданно от кончика меча к плечу Димы протянулась колющая траектория. Оружие стало плавно двигаться, начиная свой жалящий удар, но молодой человек вовремя повернулся, пропуская меч мимо себя, и ушел от удара. Хмыкнув, гуманист совершил сложную серию колющих, режущих и рубящих движений, целя своему сопернику в плечи, руки, ноги, двигаясь на упреждение. Но Дима отслеживал все траектории и заблаговременно уходил с линии ударов, ловко избегая контакта с мечом.
  
   Соперник зарычал от злости и бросился в атаку, выполняя каскад бешеный финтов, размахивая мечом как пропеллером. Он совершенно перестал проявлять осторожность, словно не в поединке, участвовал, а газетой гонял надоедливую муху по квартире. Дима пропустил очередной полет лезвия мимо себя и тут вдруг увидел мигающую красную точку на тыльной стороне ладони гуманиста и услышал мысленную подсказку Алисы:
  
   "Бей сюда!"
  
   Тело сработало послушно и молниеносно. Правая рука сжалась в кулак, с выдвинутой вперед костяшкой среднего пальца. Дима ощутил напряжение в своих мышцах и увидел траекторию движения, заканчивающуюся на ладони противника. Он скорректировал ее, совмещая с красной точкой, и спустил свой моторный механизм, нанося резкий и сильный удар по цели. Гуманист вскрикнул и выронил меч, который его соперник ловко подхватил левой рукой за рукоятку и отступил назад, победно поднимая лезвие захваченного оружия.
  
   - Ррррраааа!!! - разъяренно завопил проигравший и бросился на победителя.
  
   Рука у Димы автоматически направила лезвие вперед, в этот момент ему невольно вспомнилась атака волков, и то, как он нанизывал их на свои копья.
  
   "Остановись, идиот!!!" - завопила у него в голове Алиса, и он очнулся, быстро отступая назад, разрывая дистанцию и избавляя соперника от перспективы наткнуться горлом на меч. Тем не менее, острый конец слегка надрезал гуманисту кожу на шее, выпуская капельку крови, прежде чем тот сообразил, что к чему, и замер на месте с поднятыми руками.
  
   Вся четверка девушек монстров вскрикнула от испуга и синхронно прижала руки к груди.
  
   - Ты что дурак? - спросил Дима, совершено искренне удивляясь. - Бросаться горлом на меч это такой новый стиль боя? Мы ведь вроде до моей первой крови сражались, а не до твоей. Упс! - воскликнул он и картинно прижал руку к сердцу. - Извините, милорд, "до Вашей", я хотел сказать. Это я от испуга случайно перепрыгнул на "ты", простите мне эту дерзость.
  
   Соперник стоял в прострации и моргал глазами, чувствуя горлом острие и боясь пошевелиться.
  
   - Он, - сказала девушка-ящерица, указывая пальцем на Диму. - Я выбираю его.
  
   - Ну вот, - улыбнулся парень и опустил меч, При этом девушки-монстры, сопровождавшие гуманиста, облегченно выдохнули.
  
   Глянув в глаза соперника, опустошенные шоком от прошедшей рядышком смерти, Пономарев перевел взгляд на девушку-богомола и бросил меч ей эфесом вперед. Та поймала его и поклонилась, выражая свою признательность.
  
   - Мы уходим, - сказала ламия и, обвив своего господина хвостом, притянула его к себе и с облегчением прижала к груди. Так испуганная девочка могла бы обнять любимую куклу, которую едва не потеряла. Она аккуратно усадила парня на лошадь, и вся компания стала поспешно удаляться по просеке в сторону, с которой пришла.
  
   "Молоток! - похвалила Алиса. - Справился. Но хочу предупредить на всякий случай, когда станешь к ящерке поворачиваться, делай это осторожно, чтобы не порезаться".
  
   "Что?" - не понял Дима, поворачиваясь к спасенной девушке, и замер, наткнувшись на лезвие меча, приставленное к его горлу.
  
   - Не успел увернуться? - ухмыльнулась та. - Мне вот интересно, а свита твоя поспеет к тебе на помощь, если я двину рукой вперед и проверю твое горло на прочность?
  
   "Успею!" - рыкнула Алиса у парня в голове.
  
   "Тих-тих! - сказал ей молодой человек, успокаивающе. - Мы ведь не хотим убивать девушку-ящерицу, которую с таким трудом выручили".
  
   - Не понимаю, о чем Вы говорите, Могущественная Госпожа, - сказал он жалобным голосом. - Вся моя свита - это бабушка с дедушкой, которые живут в Деревне Счастья и естественно не поспеют сюда, чтобы молить Вас о пощаде к своему непутевому внуку. Поэтому, - жалостливо продолжил Дима, - если Вы проткнете мне горло, то прольете кровь невинного человека, который всем сердцем пытался Вам помочь. А мои бабушка с дедушкой и две любимые сестрички будут горько лить слезы в Деревне Счастья над моим бездыханным телом и потеряют свое счастье навсегда.
  
   Лизард округлила глаза от удивления, а потом рассмеялась:
  
   - Ну, артист! - похвалила она. - Прям чуть не расплакалась, слушая тебя. Если б я не видела пару минут назад, каким кремешком ты можешь быть, - добавила она и с аппетитом облизнула губки, - то обязательно поверила бы, что ты невинная овечка и отпустила с миром.
  
   - Это я от страха так себя вел, - скромно признался парень. - Когда я сильно пугаюсь, то начинаю нести всякую чушь и совершаю странные поступки.
  
   - А сейчас, значит, не боишься?
  
   - Нет, - широко улыбнулся молодой человек. - Ведь Вы рыцарь, и поэтому не убьете безоружного человека. - Он сделал страдальческую мину и добавил: - Не могли бы Вы меч убрать? Горло колит.
  
   Девушка ящерица снова предалась веселью. Только в этот раз она уже не просто смеялась, а откровенно хохотала.
  
   - Ой, не смеши, не смеши меня так, - простонала она. - А то прирежу случайно. Ох! Темная мать, угораю просто с тебя. Первый раз вижу такого юморного гуманиста. Среди вашего брата обычно встречаются такие жуткие снобы. А ты ничего так, забавный.
  
   - Те девушки ведь уже достаточно далеко ушли, чтобы нас не слышать? - спросил он.
  
   - Умотали уже метров на шестьсот и скрылись за поворотом, - сообщила ящерка. - А что?
  
   - Дело в том, - признался Дима, - что я не гуманист. Честное слово. И вся моя свита - это слабенькая цукумогами, которая сейчас прямо на мне, боится за меня и жалобно плачет: Ну, пощадите, пощадите мою любимую вкусняшечку! Он хороший добрый и зла никому не желает.
  
   "Вот врун!" - хмыкнула Алиса.
  
   "Нет, все правильно, - возразила Аня, - он про меня, и я плачу, хнык-хнык!"
  
   - Думаешь, я такая дура? - зло сузила лизард глаза. - И не чувствовала твоих прихвостней, которые окружили нас, когда вы с Дарелом выясняли отношения? Да они чуть с катушек не сорвались, когда свита этого индюка надутого двинулась к тебе. Я прям физически ощутила, что сейчас мясорубка начнется. И теперь эти дуры смеют меня игнорировать? Это оскорбление! Эй! Вы все! - закричала она в лес. - Тащите сюда свои монстроидальные задницы, пока я не снесла нахрен башку вашего Господина!
  
   Алиса заржала у Димы в голове, Аня вторила ей и слегка повизгивала, заливаясь от смеха. Дима удивленно вылупился на ящерку, а потом зажмурил глаза, прикрыл лицо руками и с трудом сдерживался, чтобы не рассмеяться в голос. Тем не менее, плечи парня вздрагивали, и девушка не правильно это поняла.
  
   - Ты что? Плачешь что ли? - забеспокоилась она.
  
   "Да уж, переборщил с артистизмом", - резюмировала Нишикиномия.
  
   "Зато, какой розыгрыш получился! Животики надорвешь, - отдуваясь, сказала Алиса и снова рассмеялась. - Ты только это... поакуратнее там ей как-нибудь объясни, - добавила она, продолжая хихикать. - Чтобы не прикокошила тебя. Ящерки ведь, знаешь, какие гордые, просто страсть. Очень не любят попадать впросак и ужасно из-за этого сердятся".
  
   - Извините, пожалуйста, - сказал парень тихим голосом. Так ему легче было сдерживать смех. - Меня зовут Дима, и могу я узнать Ваше имя?
  
   - Ну, я - Лилия, и что?
  
   - Лилия, обещайте, пожалуйста, что не убьете меня.
  
   - Если сюда никто не выйдет, то точно убью!
  
   - В этом как раз и проблема. Дело в том, что я правда-правда не гуманист, - признался Пономарев, - и в лесу никого нет. А то, что Вы чувствовали раньше - это лишь наведенная иллюзия, которую создала моя цукумогами. Анечка, будь добра, помаши Лилии хвостиком, чтобы она тебя заметила.
  
   "Я не умею", - сказала Нишикиномия.
  
   "Алис, дай ящерке как-нибудь знать, что у меня есть цукумогами", - попросил молодой человек.
  
   Он ощутил, что сзади у него что-то шевелится, обернулся и увидел на попе у себя машущий из стороны в сторону волчий хвост.
  
   "Блин! Ну, я же фигурально имел в виду!" - возмутился парень.
  
   "Что попросил, то и сделала", - хмыкнула доппельгангер и хвост у парня исчез.
  
   Дима осторожно посмотрел на ящерку, но та не обиделась и не разозлилась. Девушка как-то странно посматривала на него и облизывала себе губки.
  
   - То есть ты точно не гуманист? - уточнила она.
  
   - Точно-точно.
  
   - Расстегни камзол и рубашку, покажи мне грудь, - потребовала Лилия.
  
   Пономарев послушался, поспешно расстегивая пуговицы и распахивая одежду.
  
   "Чего это она?" - спросил он у своих спутниц.
  
   "Известно что, амулет ищет", - хмыкнула Алиса.
  
   Не отпуская лезвия, девушка-ящерица приблизилась и, перехватив меч, приложила его лезвием к горлу парня. Обняв Диму за шею, она стала обнюхивать его и облизываться, дыхание ее постепенно учащалось.
  
   - Твоя аура, - взволнованно сказала Лилия. - Она чересчур сильна для простого человека.
  
   - Это временно, - признался молодой человек. - Благодаря помощи духа я могу ускорять свою моторику на десять минут. И за счет этого двигаться очень быстро. Побочным эффектом этого является усиление духовного фона. Но мой временнСй лимит скоро истечет, и аура снова станет такой же, как у простого человека.
  
   "Ты еще о том, что попаданец, ей расскажи", - проворчала Алиса.
  
   "Она все равно видела мои способности, так что смысла не было скрывать".
  
   "Ты выдал ей свою слабость".
  
   "Если она будет тренировать меня, - возразил Дима, - то о слабостях тоже должна знать".
  
   "Вот именно!- хмыкнула доппельгангер. - Если будет! А о тренировках вы с ней пока еще не договаривались!"
  
   - Как-то все гладко у тебя объясняется, - иронично прищурилась ящерка. - Но я почти тебе верю. Тем более что гуманисты не умеют так ускоряться. Осталось две последних проверки.
  
   - Ты слишком тщательна, - удивился Дима, не замечая, что перешел на "ты". Просто, когда собеседник все время "тыкает", очень не просто "выкать" в ответ.
  
   - Если б знал, чем я рискую, подпуская к себе гуманиста. Не стал бы так говорить.
  
   - Хорошо, давай пройдем эти две твои проверки.
  
   - Поклянись именем ордена, что ты не гуманист.
  
   - Как я могу клясться орденом, членом которого не являюсь? Грош, цена такой клятве.
  
   - Ха-ха, это парадокс, но он работает, - рассмеялась ящерка. - Гуманист не может соврать, давая клятву именем ордена, за это его исключат, и он попадет на Земли Счастья с искалеченной аурой.
  
   "Что? Где-то я уже о таком слышал", - задумался Дима.
  
   "Больные проклятые мальчики с искалеченной духовной силой, которых присылают на этот материк", - подсказала Алиса.
  
   "Точно! - вспомнил Дима. - Лилия что-то знает об этом!"
  
   - Если же ты не орденец, - продолжала тем временем ящерка, - то конечно можешь соврать относительно всего остального. Но, клянясь именем ордена, что не гуманист, скажешь правду.
  
   - Все ясно, - понял Дима. - Я клянусь именем ордена, что я не гуманист. Так нормально?
  
   - Вполне. А теперь последняя и самая достоверная, проверка, но одновременно и самая опасная для меня.
  
   - Ты готова рискнуть?
  
   - Да, теперь готова, - кивнула лизард. - Очень много косвенных фактов свидетельствуют, что я могу рискнуть без серьезных последствий и от того риск становится приемлемым.
  
   - Хорошо, я тоже готов, испытывай меня.
  
   Ящерица отчего-то вдруг смутилась и покраснела.
  
   - Я... ты... - сказала девушка запинаясь. - Я... вроде как тебя выбрала, да?.. Но это ничего не значит! - тут же добавила она агрессивно.
  
   "Она что, цундэрэ, что ли? - подумал молодой человек. - Чего не значит-то? Говорила бы попонятнее".
  
   "Хе-хе-хе", - отчего-то прохихикали девушки.
  
   "Я что, один чего-то не знаю?" - возмутился Дима.
  
   "Хе-хе-хе", - был ему хитрый ответ.
  
   - В общем, это... - продолжила меж тем мямлить Лилия. - Раз я тебя выбрала, то... то имею право на... это... поце...поцелуй. Но только в качестве проверки! Ясно?! Это только проверка!! Больше ничего!!!
  
   - Да ясно, ясно, - сказал молодой человек. - Не надо так кричать.
  
   - Вот... сейчас я проверю тебя... это проверка... такая... - бормотала девушка, робко приближаясь ко рту парня своими губами. Но в последний момент вдруг отстранилась и жестко схватила его за волосы. - Но учти, - прошипела она, - если ты все-таки гуманист и соврал мне, я успею вскрыть тебе горло, прежде чем ты сделаешь меня своей рабой!
  
   "Надо потом поподробнее расспросить у нее про гуманистов, - подумал Дима. - Чувствую, она немало про них знает". А вслух он сказал:
  
   - Все ясно, я прекрасно тебя понял и еще раз со всей ответственностью подтверждаю, что я не гуманист.
  
   - Да? Правда? - снова засмущалась девушка и потянулась к нему губами. - Тогда проверка...
  
   Ее прикосновение было сперва очень робким, узкий тонкий язычок скользнул по губам парня и спрятался. Потом снова показался и проник глубже, касаясь языка и оставляя на нем ощущения приятной сладости. Девушка замерла на секунду и проникла еще глубже, обвиваясь своим длинным язычком вокруг Диминого языка. Она стиснула его, стала тереться, и молодой человек почувствовал, как в рот ему затекает сладкая слюна, наполненная мощным зарядом темной энергии. После этого ящерка впилась ему в губы и крепко прижала к себе, жадно двигая ртом, словно совершала большие глотки и пила парня, постанывая от наслаждения.
  
   "Вау! Сколько энергии!" - услышал Дима голос Нишикиномии, и уже она набросилась на него с поцелуями в виртуальном пространстве. В голове у него сразу же прояснилось, и он почувствовал быстрый прилив сил.
  
   "Я могу продлить нашу связь еще на пять минут, - промурлыкала Анечка. - Благодаря поцелую лизарда энергия пополнилась. У нее просто шикарная мана. Я от нее торчу!"
  
   Лилия, наконец, оторвалась от Димы и умиротворенно вздохнула.
  
   - Аааах, поцеловала, - радостно пробормотала она. - И ты действительно не гуманист.
  
   Девушка отвела лезвие меча от его шеи и отступила на шаг, но в ножны оружие почему-то не убрала.
  
   "Ой, что сейчас будет", - промурлыкала Алиса.
  
   "Что?" - не понял молодой человек.
  
   "Хе-хе-хе. Сейчас сам увидишь".
  
   Лизард выставила руку с мечом вперед, и направила его острие парню в грудь.
  
   - Вызываю тебя на поединок! - непреклонным тоном заявила она.
  
   - Че... чего? - опешил Дима. - Да у меня даже меча нет.
  
   - Это не важно! - отрезала девушка. - Ты показал, что и без меча умеешь сражаться. Устроим такой же поединок, какой был у тебя с Дарелом, но без ограничений по времени. Чтобы победить, ты должен будешь обезоружить меня.
  
   "Если победишь, получишь вторую слизь", - предупредила Алиса.
  
   - Я не буду с тобой драться, - отрицательно мотнул парень головой. - Я устал уже и способность ускорения у меня скоро выключится.
  
   - Значит должен успеть, пока не выключилась, - отрезала ящерка. - Отказ не принимается. Только бейся или сдавайся.
  
   - Я сдаюсь, - тут же сказал Дима и встал перед девушкой на колени.
  
   Он ожидал, что та расстроится или рассердится, может как-нибудь разочаруется в нем. Но нет, девушка почему-то выглядела очень довольной. Похоже, она и не рассчитывала, что Дима способен ее победить.
  
   "Зачем же тогда вызывала?" - подумал он.
  
   "Хе-хе-хе, бедненький мальчик, - хитро рассмеялась Алиса. - Думал, что легко отделался, да?"
  
   Анна бормотала что-то нечленораздельное и ощущалась как-то неадекватно. Молодой человек не понимал что с ней. Он лишь воспринимал непрерывный поток ее вожделения.
  
   "Почему мне никто ничего не рассказывает?!" - возмутился Пономарев.
  
   "А зачем рассказывать-то? Когда лизард сама все сейчас тебе скажет".
  
   Лилия смотрела на парня с улыбкой, и в глазах ее пылало какое-то непонятное чувство.
  
   - Еще раз спрашиваю здесь и сейчас. Признаешь ли ты себя побежденным?
  
   - Да, - ответил молодой человек.
  
   - В таком случае, на правах победительницы, объявляю тебя своей добычей!
  
   Она азартно облизнула губки и подошла вплотную. Девушка оказалась очень рослой, с длинными крепкими ногами и промежность ее зависла чуть выше рта молодого человека. От тела ящерки шел пряный и очень соблазнительный запах. Купальник ее был сделан из кожи. Он не пропускал влагу, но Дима видел, как капельки вязкой жидкости сочатся сбоку от него и густыми струйками текут по ногам. Лилия была очень возбуждена, и то чувство, которое было поначалу не понятным молодому человеку, идентифицировалось как похоть.
  
   "Боже! Не думал я, что ящерицы могут быть такими страстными! И что они способны испытывать такое сильное желание к мужчине, который ей проиграл".
  
   "Она получила сегодня два мощных духовных выхлопа от гуманиста. Думаешь, это могло пройти для нее даром? - сказала Алиса. - Мне удивительно, как она до сих пор сдерживалась. Впрочем, нет, сейчас понимаю. Лизард по какой-то причине очень боится гуманистов и считает секс с ними для себя категорически неприемлемым. Ну, а как выяснилось, что ты не гуманист, тут у нее крышу и снесло. Все сдерживавшиеся до сих пор желания вырвались на свободу".
  
   - Ты должен пройти обряд подчинения, - с вожделением в голосе сказала Лилия. - И для этого поцеловать мое лоно.
  
   Она просунула свои пальчики под перемычку купальника, оттянула эластичную кожу и сдвинула ее в бок, открывая интимное место. Вагина у девушки-ящерицы оказалась гладенькая. Но вместо волосиков на ней были мягкие зеленые чешуйки. Они покрывали верхнюю часть лобка и края половых губок. Клитор у Лилии оказался очень большой, около двух с половиной - трех сантиметров в длину, а еще он был у нее эрегированным и бесстыже оттопыривался вперед.
  
   "Боже-боже! Какой здоровенный! Неужели у всех монстродев такие невероятно крупные размеры? Ох! И она еще стеснялась целоваться?! - поразился молодой человек. - Или у нее просто крыша от возбуждения съехала?"
  
   "Нет, ящерки действительно одни из самых стеснительных мамоно, - подтвердила Алиса, - которые просто до смерти смущаются, если возникает необходимость в интимных контактах с посторонними людьми. И это не только секса касается. Любая, даже самая безобидная ситуация с намеком на интим тут же вгоняет их в краску. Но поцелуй для них - это своеобразный ритуал родства. И если она смогла найти в себе мужество поцеловаться с каким-нибудь мужчиной, то уже не считает его посторонним и совершенно ни в чем перед ним не стесняется. Более того, ее чувства сменяются не диаметрально противоположные. Она начинает возбуждаться от того, что парень на нее смотрит".
  
   Пока Дима сидел, приклеившись взглядом к интимному месту девушки, её половые губки стали набухать буквально на глазах и приоткрываться. Из влагалища потекла смазка. Сперва она появлялась редкими капельками, которые постепенно становились более крупными, а потом и окончательно превратились в короткие струйки. Клитор еще больше подрос, увеличившись раза в полтора, и теперь похотливо вздрагивал, требуя ласки.
  
   - Похоже, что ты испытываешь нерешительность перед моей писечкой, и тебя надо подтолкнуть.
  
   Руки девушки легли на голову Димы, и стали надавливать, медленно и неумолимо подтягивая его к женскому началу.
  
   - Целуй меня, - алчно шептала она. - Целуй с язычком. Попробуй моего сока!
  
   Парень не мог больше сдерживаться и, захватив клитор ртом, стал его мягко посасывать.
  
   - Ааааааа! - застонала Лилия и стала мелко подрагивать. - ААААРРРРР!! - зарычала она и резким толчком бедер прижалась ко рту молодого человека, навалилась на него и обволокла половыми губками. Ноги ее крепко сжались несколько раз на Диминых щеках, и ящерка, исторгнув изо рта громкий вопль, затряслась от оргазма, выплескивая парню на живот обильные струи горячего сквирта. Дима ощутил, что тело его окатило большим количеством темной энергией, покалывающей кожу на животе.
  
   "Боже, как в ней много маны!" - с легким испугом и одновременно с вожделением подумал молодой человек.
  
   "А что ты хотел от монстра восьмого уровня? - хмыкнула доппельгангер. - У тебя только третий. Один такой выплеск, если попадет тебе в рот, унесет тебя в нирвану глубоко и надолго. При этом член твой будет стоять как каменный, так что монстродева всласть сможет насладиться им и выдоить твою сперму досуха".
  
   - М-м-м, - простонала ящерка. - Как хорошо, как приятно! Какое сладкое это было удовольствие! Но ты немного не туда меня поцеловал, - хихикнула она. - Это ничего, я не в обиде, но придется ритуал подчинения повторить. В этот раз я все сделаю сама, чтобы ты опять не промахнулся.
  
   Она запрокинула голову парня назад и нависла над его ртом своими губками. Влагалище ее слегка приоткрылось, и из него высунулся робкий раздвоенный язычок.
  
   "Ох! - мысленно простонал парень. - У нее тоже такой есть?!"
  
   "А ты думал, что я сама эту фишку придумала? - хихикнула Алиса. - Нет, как раз у рептилий и слизала".
  
   "Но у тебя ведь не было их матрицы? Как ты смогла?"
  
   "С промежуточной формой своей я могу творить, что угодно, - пояснила девушка. - Приоткрой рот для вагинального язычка, - предложила она, - только чуть-чуть, не больше чем на сантиметр и встреть его своим языком прямо на входе, на уровне зубов. Чувствую, ящерку нашу ждет настоящий сюрприз!"
  
   Дима слегка приоткрыл рот, и юркий лазутчик тут же коснулся его губ, смачивая их своим соком. Он скользнул в щель между губами, наткнулся на преграду в виде языка и тут же завибрировал, трепеща между губами и выделяя множество смазки. Девушка застонала, прогибаясь в талии, и с силой вцепилась парню своими когтистыми пальцами в волосы. Ее язычок как сумасшедший бился у молодого человека во рту, и стон ящерки набирал обороты.
  
   "Это просто офигенное чувство, - прокомментировала Алиса. - Оно накатывает волной и поднимает блаженство непрерывно как растущее цунами. А потом будет пробой!"
  
   Язычок Лилии вдруг резко проник парню в рот и судорожно обмотался вокруг его языка, крепко стискивая его и натирая пружинкой.
  
   "О! Кажется, она сейчас долбанет прямо тебе в рот и отправит в полет на небеса".
  
   Но ящерка вдруг резко втянула свой язычок во влагалище и оторвалась от парня, глядя на него сумасшедшими глазами.
  
   - Волшебно! - прошептала она. - Обряд подчинения ты прошел. Теперь я хочу твоей спермы. Только уйдем с дороги. Здесь нам могут помешать!
  
   Лизард легко подняла Диму и поставила его на ноги. А потом потащила за собой в лес, да так поспешно, что тот не успел подхватить свои вещи. Но Алиса позаботилась о поклаже. Вытянув из рукава щупальце, она зацепила оба рюкзака и, подтянув их за собой, сунула лямками парню в руку. Ящерка тем временем далеко не стала углубляться. Утащив молодого человека метров на двести от просеки, она завалила его на спину под кустом и стала азартно стаскивать с него брюки. Капая сразу слюной изо рта и смазкой из влагалища. Глаза ее в этот момент были как у Нишикиномии, когда та готовилась парня изнасиловать. Впрочем, и цукумогами пребывала в подобном же состоянии, оседлав в виртуальном пространстве сразу и рот, и член Димы и наяривая его с двух сторон.
  
   "Энергия! Энергия! - урчала она. - Сейчас будет энергия! Много энергии!"
  
   Стянув с парня брюки до колен, ящерка настолько быстро на него запрыгнула, как будто ей невмоготу было уже терпеть. И почти сразу Дима ощутил своим членом двойной захват. Сперва его обмотала и сдавила сильная змейка, которая рывком втянула добычу себе в норку, и уже потом влагалище схватило член и стало его сосать. Стимулируя сразу и парня, и свой язычок, и свои стеночки.
  
   Изо рта Лилии вырвался громкий крик и оборвался. Она закатила глаза и плавно покачивалась, сидя верхом на бедрах молодого человека, и рот ее был открыт в беззвучном крике. А потом тело ее резко выгнулось, словно кто-то невидимый с силой натянул тетиву на луке, и Дима ощутил мощнейший темный удар, который пронзил все его тело запредельным блаженством от паха до самого рта, так что парень ощутил вкус темной энергии на своем языке.
  
   Молодой человек сперва чувствовал себя так, будто тело его было нанизано на длинный темный меч ящерки, но это оказался темный язык. Он дернул парня в обратную сторону и заставил его взорваться в сумасшедшем оргазме, настолько интенсивном, что Дима задохнулся и не в состоянии был кричать.
  
   "Мамочка! Мама моя! Какой кайф! - мысленно вопил он от зашкаливающих ощущений. - И это только восьмой уровень?!"
  
   В этот момент на парня обрушилась вторая темная волна и унесла его в беспамятство.
  
   _____________________________________________________________________________
   [1] К сожалению не нашел картинку всадника, который подходил бы мне для иллюстрации гуманиста. Тем не менее, сам парень и его одежда у меня есть. На этой картинке эротическая фантазия гуманиста: девушка-богомол и ящерка спорят, кто его первой трахать будет :)))
  

Глава 9. Знакомство с девушкой-ящерицей

К содержанию

   Проснувшись, Дима не мог некоторое время вспомнить, что с ним, где он и как сюда попал. В ушах стоял гулкий звон, сквозь который пробивались смутные голоса.
  
   - С пробуждением, моя вкусняшечка, - услышал он голос Алисы и воспоминания тут же вернулись к нему. - Не открывай глаза пока, - попросила девушка и перенесла парня в виртуальную реальность.
  
   Тот увидел сидящих возле костра Лилию и Аню, которые вполне приветливо о чем-то беседовали друг с другом. Обнаружил он и себя, лежащим чуть в стороне и спящим. Вернее не совсем себя, а пухленького паренька, под которого доппельгангер его замаскировала. Тело его оказалось завернутым в коричневую ткань, а под голову был подложен мешок с мехами в качестве подушки.
  
   - Я должна ввести тебя в курс дела, прежде чем ты покажешь, что не спишь, и ящерка станет тебя расспрашивать о жизни. Для начала поздравлю с продвижением. Ты достиг четвертого уровня, хапнув несколько мощных темных выплесков, которыми лизард наполнила тебя, когда кончала. Попутно она прочистила от шлаков верхнюю часть твоих меридианов до самого рта. Так что ты можешь попытаться в будущем использовать духовные касания языком. Во время оральных ласк это тебе пригодится. Хотя должна сразу предупредить, что у тебя пока маловато энергии для этого. Тем не менее, путь для праны в этом направлении свободен и это неплохой задел. В общем, ты нас с Аней догнал и у всех нас теперь четвертый уровень. К сожалению, для меня сейчас это предел. Я не смогу развиваться дальше, пока не получу новую матрицу большего размера, чем у меня сейчас. И количество перворода, соответственно, не смогу увеличить сверх того, что позволяет мне четвертая ступень. Вот так вот.
  
   Новость вторая. Пока ты спал, ящерка осмотрела твои вещи, нашла волчьи шкуры, трубку, шипы, ножи, лупу, твои тапки, и естественно у нее на этот счет возникли вопросы. Мы с Аней решили установить с ней контакт. Поскольку лизард все равно уже знала о цукумогами, я направила ее в качестве парламентера. На вопросы наши ящерка отказалась отвечать вежливо, но непреклонно. Сказала только, что у нее какое-то дело в деревне Счастья, и что она не может посвящать в него посторонних лиц. Тем не менее, отвечая отказом, она подумала о своих делах, и я часть мыслей ее услышала. С кем-то она там встретиться должна и выполнить работу сопровождения вип-персоны до назначенного места.
  
   В то же время сама лизард вопросами нас засыпала будь здоров. Во-первых, спросила, куда мы идем и, услышав, что тоже в Деревню Счастья, очень обрадовалась, подтвердив, что нам по пути. Во-вторых, расспрашивала о тебе и о том, что ты за фрукт, откуда в тебе такие необычные духовные способности, как у тебя появилась цукумогами и где ты столько дорогих мехов достал? Судя по всему ты очень ее заинтересовал и она не прочь была бы продолжить знакомство, однако не особо рассчитывает, что сможет привлечь тебя к своему делу и предполагает, что в деревне Счастья ваши с ней дорожки разойдутся.
  
   Мы с Аней хотели сперва отмазаться под предлогом, что коли у лизарда есть от нас секреты, то и у нас тоже могут быть свои. Но Лилия предупредила, что не может доверять спутникам, которые от нее что-то скрывают, и поэтому наши дорожки разойдутся прямо сейчас. Ты мог продрыхнуть еще около часа, поэтому нам пришлось пойти на уступки. Мы, конечно, могли сослаться на то, что ты ответишь на вопросы ящерки, когда проснешься. Но, учитывая подозрительность той, я решила сама придумать для тебя легенду, и, если ты ее подтвердишь после пробуждения, то достоверность моих слов заметно возрастет. Лилия как раз подумала об этом и я услышала ее мысли. Мы, конечно же, могли и заранее сговориться, думала она, но это очень маловероятно. И собственно она права оказалась, ведь мы действительно ни о чем не сговаривались.
  
   Так вот, для начала реальные факты. В деревне Счастья живет пожилая пара: Кузнец и его жена. И как только ты стал заливать гуманисту про своих бабушку с дедушкой. Я тут же про них вспомнила. Дело в том, что у них в свое время был единственный сын, Марис, который свалил из дома лет двадцать пять назад и больше не появлялся. Куда он делся, одной Темной матери известно. Но я еще до встречи со слизькой эту парочку заприметила и собиралась в случае чего воспользоваться ими как перевалочным пунктом. Планировала внушить им, что я приемная дочь их непутевого оболтуса. Но вот, дескать, папочка пропал без вести, я осталась одна и поспешила в родное гнездышко.
  
   - А если бы их сын вернулся, то что?
  
   - Об этом не беспокойся, он признал бы во мне не то что приемную дочь, но и родную. И про жену бы свою вспомнил кучу счастливых моментов, даже если бы ее сроду у него не было.
  
   - Ясно, - хмыкнул Дима.
  
   - Но где дочь, там и сын. В общем мы с Аней решили прописать тебя в эту семью. Тем более ты сам о своих предках рассказывал гуманисту. Так что если ты не возражаешь, то фамилия у тебя теперь Земезис. Запомни ее хорошенько, чтобы случайно не проколоться.
  
   - Так-так, и что дальше?
  
   - А вот что, излагаю легенду, - продолжила Алиса. - Пятнадцать лет назад Марис, который у нас будет заядлым путешественником и охотником за древними реликвиями, подобрал тебя в пустыне Сабасы умирающим от жажды. Он пытался выяснить, кто твои родители и как ты оказался в такой бедственной ситуации, но ты ничего не помнил, а он так ничего и не узнал. У Мариса есть домик на окраине Сан Илии, в котором он останавливался ненадолго после своих путешествий. Вот в этом домике ты и прожил свое детство с приемным отцом, со мной, его родной дочерью, и моей матушкой.
  
   - Погоди, твоя мама в Сентории живет, в регионе Наталия?
  
   - Она там не живет, - пояснила Алиса. - И я очень надеюсь, что ты встретишься с ней на этом материке, в Землях Счастья. Но в Сан Илия живут люди и монстродевы, которые нам помогут если что, и у которых мы сможем остановиться. Кроме того, этот дом тоже может оказаться одной из возможных точек твоего рандеву с моей мамой.
  
   - Ясно. Продолжай.
  
   - Около пяти лет назад наш отец привез старинный костяной перстень, вернувшись домой, после одного из своих путешествий. Обрати внимание, он сейчас на твоем пальце. Под костью в волчьей голове находится кристалл хайорита, - пояснила девушка, - в который Аня прячет освобождающийся первород, когда дезактивирует свою человеческую форму.
  
   Дима осмотрел свои ладони и обнаружил костяную печатку в форме волчьей головы на указательном пальце правой руки.
  
   - Марис попытался продать артефакт, - продолжила рассказ Алиса, - но цену покупатели предлагали слишком низкую, и перстень остался в доме до лучших времен. Как-то, разглядывая коллекцию находок отца, ты решил примерить эту вещицу. Надел перстень на палец, но он неожиданно прилип так, что снять его было невозможно. Отца дома в этот момент не было. Он опять уехал в очередной поход, а мама ломать перстень побоялась и предложила тебе носить его до возвращения отца. Ну и понятно, что перстнем оказалась наша с тобой любимая цукумочка. Она вначале снилась тебе в эротических снах, собирая выделяющуюся из тебя духовную силу, накопила побольше энергии и пробудилась полностью. А потом и в живую тебя отымела, лишив девственности. Когда Марис вернулся домой и узнал, что костяное кольцо оказалось цукумогами, которая признала в его приемном сыне нового хозяина, он просто подарил это кольцо тебе.
  
   Принятый тобой дух не осталась в долгу. За пищу, что ты ей давал, она наделила тебя способностью преобразовывать темную ману мамоно в духовную энергию и временно увеличивать свою реакцию. По сути первое свойство обеспечивало второе, поставляя для усиленных моторных навыков больше духовной энергии. Так что своей улучшенной ауре по нашей легенде ты обязан именно Ане. А вот про превращение духа в одежду мы пока умолчали. Слишком много способностей получилось бы для одной цукумочки. Врать насчет этого мы не станем, но и рассказывать специально эту фишку тоже.
  
   - А если одежда вдруг исчезнет с меня?
  
   - Не исчезнет. Сейчас я исполняю ее роль. И пока я на тебе, твоя внешность будет сохраняться измененной и одежда никуда не денется. Но я продолжу легенду излагать. Ускорение реакции - это было только началом. Потом в тебе стали пробуждаться и другие таланты. Ты научился очень точно и далеко стрелять из духовой трубки и начал использовать этот навык в охоте на зверей. Постепенно стал профессиональным охотником, добывая мясо и меха в приличных количествах. Вначале ты продавал добытые тушки. Но затем мама надоумила тебя научиться самому их обрабатывать. Ты овладел профессией скорняка, которая неожиданно легко тебе далась, и стал производить высококачественные меха из добытых тобой шкур.
  
   - Но это же не правда, - улыбнулся Дима.
  
   - Во-первых, нам требовалось как-то объяснить лизарду откуда у тебя взялось столько качественных мехов. Для этого я создала и подсунула на дно мешка со шкурами несколько инструментов и средств, которые используют скорняки в своей работе. Во-вторых, Аня уже научилась от меня многим секретам этой профессии и, если тебе потребуется доказать свои умения, можешь не бояться, что попадешь впросак.
  
   - Ну, ладно, раз так, - вздохнул молодой человек. Присваивать себе лавры чужого труда ему не очень нравилось.
  
   - Ну и наконец, кульминация нашей истории, - сказала Алиса. - Из последнего похода папа долго не возвращался. Прошло больше года как он ушел, и мама начала беспокоиться. Она стала разыскивать его, наводить справки, выяснять, что с ним могло случиться, подрядила на поиски частного сыщика и тот узнал, что у папы на соседнем материке в деревне Счастья живут родители. Мы с тобой решили навестить их, чтобы познакомиться с родственниками и заодно выяснить, не знают ли те что-нибудь о судьбе своего сына. Вместе мы приехали в Счастьепорт (который по игре известен тебе как Илиаспорт), затем с торговым караваном доехали до Счастьебурга, и, наконец, на попутных повозках стали добираться в сторону деревни Счастья. Из разговоров с торговцами ты узнал, что в лесах возле этой деревни промышляет опасная стая волков-людоедов. В тебе проснулся охотник, и ты решил их истребить. Так твой путь с моим и разделился. Я продолжила ехать не тележке в сторону деревни, а ты пошел через лес пешком.
  
   Волков разыскивать тебе не пришлось. Они сами напали на тебя ночью, но ты успел забраться на каменную стену и расстрелял зверей ядовитыми шипами из духовой трубки. Один из волков сбежал, а тушки остальных зверей ты разделал и обработал средствами, которые у тебя с собой были. Ну а потом направился в деревню, вышел на тракт и увидел издалека, как гуманист нагоняет ящерку. Тебе это показалось подозрительным, и ты решил приблизиться и узнать, что между ними происходит. А чтобы тебя раньше времени не засекли, цукумогами пригасила твое духовное излучение. Вот, что в общих чертах Аня рассказала Лилии.
  
   - Погоди, то есть ты сейчас якобы в деревне, - уточнил Дима у девушки.
  
   - Именно так, я собираюсь вас покинуть, перелетев своими частичками прямо к дому кузнеца. Там я встречусь с нашими бабушкой и дедушкой в своем человеческом облике, назовусь их внучкой, расскажу о нас и подготовлю их к твоему приходу. Так что они будут вас ждать. Для того чтобы осуществить этот план я уже разделилась на части. Большая часть моего перворода летает в округе и в виде соек и ястреба, охотятся, поставляют мне пищу и готовятся к перелету. Двенадцать процентов остается на тебе. На время моего отсутствия эта часть будет в связанном состоянии как самая простая одежда. Общаться со мной ты не сможешь. Так что если есть вопросы, задавай их прямо сейчас. В следующий раз ты увидишь меня только в деревне.
  
   - Про доппельгангера рассказывать Лилии нельзя? - уточнил Дима.
  
   - Ни в коем случае, - строго предупредила Алиса. - Это чревато конфликтом и самыми серьезными последствиями для меня. Зла ящерке я не желаю, но она вряд ли легко сможет поверить этому. Так что будем следовать принципу: меньше знает, крепче спит.
  
   - Сколько мне лет по легенде?
  
   - Столько же, сколько и в жизни - двадцать два года.
  
   - Но выгляжу-то я гораздо моложе.
  
   - Ну и что? - пожала плечами девушка. - Люди в твоем возрасте по-разному могут выглядеть.
  
   - И сколько мне в этом облике ходить? - расстроился Дима.
  
   - Пока не знаю. Разве он тебя обременяет?
  
   - Нет, но... мне непривычно. Да и не нравлюсь я себе таким. У меня пузо.
  
   Дима похлопал себя по животу и лишнего жира не обнаружил. Потом осмотрел свое тело, оно оказалось почти таким как и прежде, только цвет кожи стал более розовым и корпус чуть пошире.
  
   - Ну, здесь нет, а на том реальном теле, - парень указал на спящего себя, - пузо есть.
  
   Алиса рассмеялась.
  
   - Ты ошибаешься, - возразила она. - Реальный и виртуальный твои облики всегда идентичны.
  
   - Но у меня же было пузо, - сказал молодой человек.
  
   - Я его подменила на вон то коричневое покрывало, которым ты сейчас укрыт. Ну не логично было бы, если б у профессионального охотника, который много времени проводит на ногах в лесу, сохранился бы лишний вес. Так что я представила все так, что ты подложил эту ткань себе под одежду, чтобы хоть как-то изменить свой внешний облик.
  
   - Не очень-то логично, - хмыкнул Дима. - По идее следовало изменить себе лицо.
  
   - Но у тебя же не было такой возможности, верно? Да и времени что-то придумывать у тебя тоже не было. Вот ты и попытался сделать то, что было в твоих силах.
  
   - Ну, ладно. Чего мне ждать от ящерки? Как мне с ней себя вести?
  
   - Как с девушкой. Будь внимательным, вежливым, учтивым и она не обидит тебя.
  
   - Меня беспокоит ее фраза, что я ее добыча. Что она значит?
  
   - То и значит, - хихикнула Алиса, - что она взяла тебя в плен, скажем так, на время похода.
  
   - И как ящерицы относятся к военнопленным?
  
   - О! Весьма благородно. Она не будет тебя обижать, не беспокойся. Просто... - девушка пикантно улыбнулась. - Ящерицы - это один из видов монстродев, которые не позволяют себе брать мужчин вопреки их желаниям. Вот только на пленных это правило не распространяется. Но тебе ведь как раз это и нравится, верно?
  
   - Так и есть, - не стал отрицать Дима. - Но мне бы не хотелось, чтобы повторилась история со слизькой.
  
   - Об этом не беспокойся. Я потому и согласилась на помощь лизарду, что она для тебя просто идеальный партнер, с которым очень легко подружиться и которого нелегко в себя влюбить. Чувства ее возникают совсем не так как у девушек. Что бы ты ни делал, как бы ни ухаживал за ней, каким бы милым и находчивым ни был, она будет относиться к тебе как к другу. Все эти знаки внимания для нее просто приятны и все. Ее отношение, конечно же, будет все более и более теплым. Она может даже сказать, что любит тебя, но не обманывайся этими словами. То любовь старшей сестры к своему милому младшему братику. Такая покровительственная защищающая любовь. И эти чувства могут даже немного осложнять интимные отношения. Ящерке будет не просто потребительски относиться к тебе. Секс станет возможным только по твоей инициативе. Так что если хочешь, чтобы Лилия оставалась агрессивной, такой, какой ты уже видел ее сегодня, то тебе надо поддерживать субординацию: она командир - ты солдат, она наставница - ты ученик, она госпожа - ты слуга. Скорее всего, какую-то из этих форм отношений она сама может попытаться установить, чтобы иметь моральное право тебя использовать. Тебе останется только поддержать эту ее инициативу и сильно не артачиться.
  
   Ну, а чтобы она полюбила тебя как женщина, чтобы переключилась с братско-сестринских или с командно-подчиненных отношений на истинно романтические, тебе придется ее победить с мечом в руках. По-другому никак. Постельная победа не считается. Лизард даже не поймет, что вы сражались. Для нее это будет просто секс, очень приятный и яркий, такой, что заставил лишиться чувств. И это прекрасно, великолепно, его захочется повторить снова и снова, захочется требовать, брать силой, потреблять. В общем, то, что тебе как раз нравится. Но... не спеши ее побеждать так, ладно? Потому что... мне очень хочется ее матрицу, а взять я ее не смогу. Будет обидно видеть ее и не взять.
  
   - Почему не сможешь? - спросил Дима.
  
   - У меня памяти на ее матрицу сейчас не хватит, - вздохнула девушка, - потратилась я. Может, это и к лучшему. Меньше искушения будет рисковать.
  
   - Я тебе покажу "рисковать"! - тут же рассвирепел Пономарев. - Во сколько раз ее ячейка больше твоей?
  
   - В три... примерно, - застенчиво призналась Алиса.
  
   - Чё?! Да, я тебя убью!
  
   - Ладно-ладно, не переживай, - рассмеялась подруга. - Говорю ведь, не хватит памяти.
  
   - И слава богу, что не хватит! В три раза?! С ума сошла?!
  
   - Да не собиралась я ее брать, - не уверенно сказала Алиса, и парень зарычал. - Тише ты, тише, - снова рассмеялась она. - Ты вслух рычишь. Лилия, вон, на тебя уже смотрит.
  
   - Так! Эта память, когда она у тебя увеличится?
  
   - Не раньше, чем перейду на следующий уровень, - поспешила успокоить парня девушка. - Так что можешь перевести дух.
  
   - А освободить ты ее никак не можешь?
  
   - Освободить? - удивилась доппельгангер. Такая мысль, похоже, и в голову ей ни разу не приходила. - То есть, как это освободить?
  
   - Ну, стереть что-нибудь.
  
   - Нет! - почти выкрикнула Алиса и даже отступила на шаг, испуганно мотая головой. - Мне все нужно! Все! Не дам!
  
   Теперь уже Дима рассмеялся, мысленно переводя дух.
  
   "Одна жадность другую победила", - подумал он.
  
   - И вовсе я не жадная, - насупилась девушка. - Просто никогда не угадаешь, где какая матрица может мне пригодиться.
  
   - Прааавильно! - поддержал ее Дима, пытаясь подражать интонациям кота Матроскина. - Бережливость прежде всегооо. Но тебе ведь надо в классе подниматься, верно? Так какая матрица тебе лучше подойдет? Чтобы и памяти хватило, и чтобы не очень большая была.
  
   - Кого-нибудь попроще, - ответила Алиса. - Вроде тех лягушек, которые ловили тебя на озере.
  
   - Серьезно? И почему ты тогда не позволила им меня схватить?
  
   - Если бы позволила, то твое путешествие бы завершилось не начавшись. Ты мог бы справиться с одной лягушкой, но не в состоянии был бы противостоять их семье. Их слишком много там в озере, чтобы ты смог их всех победить.
  
   - Но я бы прокачался постепенно и...
  
   - Нет, не прокачался бы, - перебила Алиса. - Превзойдя монстродеву по силе, ты перестанешь развиваться, твоему дару требуются противник сильнее тебя.
  
   - Почему так? Я ведь буду получать новую энергию, смогу направлять ее на развитие.
  
   - Не сможешь, - покачала головой девушка. - Это как с мышцами. Чтобы они росли, их требуется перенапрягать. А если они легко справляются с работой, то останутся без изменений. Поэтому ящерка для тебя сейчас очень полезна, держись за нее. Она тебя серьезно превосходит, но не настолько, чтобы создавать проблемы своей силой. Вот девушки-монстры из свиты гуманиста уже были бы для тебя чересчур сильными. Неподъемный вес для твоих "духовных мышц", может надорвать тебя. Следует наращивать уровень своих партнеров постепенно.
  
   - Но как же ты? Где теперь тебе других таких монстров найти?
  
   - Не переживай. В деревне Счастья много различных мамоно, так что мы с тобой сможем мне кого-нибудь подобрать.
  
   - Ну, хорошо если так. Ох! Но потом мне снова за тебя трястись, - расстроился Дима. - Как так вообще, а? Ты же говорила, что уровня до десятого я могу в голову эти проблемы не брать.
  
   - А так и есть. Тебе пока не по силам матрицу Лилии считать. Так что успокойся, расслабься и наслаждайся жизнью... до десятого уровня.
  
   - У Лилии восьмой, ты говорила. Думаешь, я только на десятом смогу ее одолеть?
  
   - Не знаю. По объему своей духовной энергии против ее темной ты сравняешься уровню к десятому как раз. Но твоя сила с уровнем тоже растет, так что без понятия, как там у тебя ее применять получится. В любом случае, если бы я сейчас матрицу лягушки заполучила, мой разрыв с лизардом бы серьезно сократился. А если бы еще и энергии побольше подкопить, наесть себе шубку потолще, то я могла бы вообще без всякого риска матрицу ее себе взять.
  
   - Отлично, - обрадовался молодой человек. - Копи шубу. И когда будешь готова, скажи мне. Вот тогда я и постараюсь.
  
   - Договорились, - улыбнулась девушка. - У тебя остались еще вопросы? Мне надо идти. Да и Лилия догадалась уже, что ты проснулся. Скоро пойдет тебя поднимать.
  
   - Расставаться с тобой не хочется, - вздохнул Дима. - Как подумаю, что ты будешь далеко, так под ложечкой сосать начинает.
  
   - Хи-хи, далеко? - рассмеялась Алиса. - Да мне до деревни двадцать минут лета.
  
   "Около тридцати километров", - сделал молодой человек мысленный расчет
  
   - Вам, конечно, еще топать и топать, но если задерживаться сильно не станете, то к вечеру доберетесь.
  
   - Кажется, я выяснил все, что хотел, - сказал Пономарев.
  
   - Ну, тогда я пойду, - улыбнулась девушка. Она приобняла его за шею, чмокнула в губы и, превратившись в сойку, улетела. При этом парень услышал множественное хлопанье крыльев. Как будто в небо одновременно сорвалось несколько птиц. Он увидел, как замерла на секунду и напряглась ящерка, прислушиваясь к звукам. Видимо, слышал эти звуки не только молодой человек. Но потом девушка расслабилась и обратила свой взор на засоню.
  
   - Эй, рядовой! - громко сказала она. - Хватит бока пролеживать. Подъем! Я знаю, что ты давно уже проснулся.
  
   - Не так уж и давно, - лениво сказал Дима, потягиваясь.
  
   - Разговорчики мне тут! А ну живо ноги в руки и сюда к костру!
  
   Молодой человек вспомнил, что Алиса говорила про субординацию, и вскочил на ноги.
  
   - Есть, мэм! - отрапортовал он, вытягиваясь в струнку, и приблизился строевым шагом. - Товарищ командир, - отрывисто сказал он, отдавая честь, - рядовой Земезис по вашему приказанию прибыл!
  
   Лилия сидела, прислонившись спиной к стволу дерева, и улыбалась, глядя на парня снизу вверх.
  
   - А ты, как я погляжу, все кривляешься, - заметила она.
  
   - Никак нет, - ответил Дима, становясь по стойке смирно.
  
   - Странная у тебя какая-то уставная манера, - сказала ящерка. - Вроде и армейская, но не знакомая мне. Что я там должна сказать, чтобы ты расслабился, наконец, и присел?
  
   - Эээ... вольно, - подсказал молодой человек, понимая, что опрометчиво проболтался, выдавая свое иноземное происхождение.
  
   - Вольно, рядовой. Садись.
  
   Аня посмотрела на свою соседку, затем на Диму, а потом исчезла, нагрев кольцо у него на руке. Лизард это заметила краем глаза, но ничего не сказала, сосредоточив внимание на собеседнике. Тот присел возле костра и посмотрел на девушку, невольно зацепившись взглядом за ее ноги. Лилия сидела, широко разведя коленки в стороны. Одну ногу положила на землю, подогнув стопой под себя, а другую, тоже согнутую в колене держала вертикально, поставив стопой на траву и покачивая ей из стороны в сторону. Поза получалась весьма откровенной, но, судя по всему, без какой-либо задней мысли. Девушка не пыталась парня соблазнить, просто сидела расслаблено, как ей было удобно, и не стеснялась этого ничуть. Дима глянул на сексапильные линии промежности, округлую линию ягодиц и бедер, на перемычку купальника, плотно облегавшего и от того повторявшего интимный рельеф, и невольно облизнулся.
  
   - Эээ, рядовой, - оторвала его Лилия от созерцания веселым голосом, - твой взгляд нагревает меня между ног. Эта команда "вольно" позволяет тебе проявлять такие вольности или ты распоясался по собственной инициативе?
  
   Молодой человек поспешно отвел глаза и посмотрел девушке в лицо, она улыбалась.
  
   - Извини, пожалуйста, - улыбнулся он в ответ, поняв, что на него не сердятся. - Просто ты красивая, вот я и загляделся. А еще сидишь в откровенной позе.
  
   - Я сижу, как мне нравится и как удобно в данный момент, - назидательно сказала лизард, покачав носком сапога. - И как-то там тебя соблазнять у меня нет никаких намерений. А будешь пялиться мне между ног, я мигом тебя на спинку уложу и проведу лечение методом отсоса излишек семени, дабы оно в голову тебе лишний раз не било. Я понятно объясняю?
  
   - Так точно, товарищ командир, - сказал Дима и рассмеялся. - Виноват, больше не повторится.
  
   - Так-то лучше, - хмыкнула ящерка и вдруг растопырила когтистые пальцы на своем сапоге. И уже на них молодой человек удивленно воззрился. Только сейчас до него дошло, что никакие это не сапоги, а самые настоящие ноги. А то, что он принял сперва за голенища, было своеобразными кожаными поножами.
  
   - Что уставился? - хмыкнула Лилия. - Ног у ящерицы не видел?
  
   - Нет-нет, все нормально, - смутился Дима. - Просто не думал, что пальчики у тебя такие подвижные.
  
   - Нормальные пальцы, - девушка развела их веером, потом шевельнула волной и поставила стопу на землю. - Ладно, хватит разглядывать мои ноги, давай лучше поговорим. Расскажи-ка мне Дима, куда ты путь держишь и как принесло тебя на нашу с Дарелом разборку?
  
   Молодой человек коротко повторил фрагменты своей легенды, касающиеся вопросов монстродевушки, и собеседница кивнула.
  
   - Почему ты вмешался? - спросила она. - Ведь ты серьезно рисковал, чтобы выручить меня. Зачем тебе это было нужно?
  
   - Ну, а просто желание помочь девушке в беде разве не повод?
  
   - А с чего ты взял, что я в беде?
  
   - Ты извлекла меч из ножен, тебя окружили другие девушки-монстры, вдобавок рана на ноге. По-моему, признаки беды очевидны.
  
   - Дарел ведь сказал, что собирался мне помочь.
  
   - Извини, но я совершенно не доверяю гуманистам.
  
   - И правильно делаешь, - одобрительно кивнула лизард. - Значит, хочешь сказать, что решил сыграть в рыцаря?
  
   - А я разве не похож на рыцаря?
  
   - Да как сказать, - задумчиво сказала Лилия. - Альтруистичность в тебе может быть какая-то и есть, но не верю я в романтические порывы. Драться ты не умеешь. Провались твой план, тебе серьезно бы не поздоровилось. А меня ты видишь впервые. Вот и получается, что либо я тебе для чего-то нужна, либо ты самонадеянный дурак, чрезмерно полагающийся на свою ускоренную реакцию.
  
   - Наверное, я немного дурак, - улыбнулся Дима. - А еще, мне почему-то очень захотелось подружиться с девушкой-ящерицей. Мама мне рассказывала о вас такие красивые истории, что очень захотелось познакомиться с их персонажем.
  
   - Истории? - оживилась Лилия. - Расскажешь?
  
   "Упс! - подумал молодой человек. - Доигрался".
  
   - Расскажу, - согласился он, - но по дороге, ладно? Или нам не по пути?
  
   - По пути, по пути, - заверила ящерка. - Мне тоже надо в деревню Счастья.
  
   - О! Это здорово, - обрадовался Дима.
  
   - Почему?
  
   - Ну... я же говорил, что хочу подружиться.
  
   Лилия рассмеялась.
  
   - Ладно, - сказала она. - Шансы подружиться со мной у тебя есть, но вот времени вместе пробыть, пожалуй, немного. Я не знаю, сколько пробуду в деревне Счастья, а потом наши дорожки могут разойтись. А у тебя там, значит, родственники есть?
  
   - Ну... да. Только... если честно, я их в глаза даже не видел.
  
   - Это ничего, - беззаботно заверила ящерка. - Если вы родственники, то они тебя обязательно примут. А у вас можно будет остановиться?
  
   - Я тебя представлю, как свою подру... - начал говорить Дима и осекся. - Можно ведь, да?
  
   - Можно, - благосклонно разрешила собеседница.
  
   - Ну, и хорошо, - облегченно вздохнул молодой человек. - Думаю, что мои бабушка с дедушкой не откажут тебе в крыше над головой.
  
   Лилия радостно кивнула.
  
   - Спасибо, - сказала она. - Ты меня очень выручишь.
  
   - Можно вопрос? - спросил Дима, продолжая соблюдать субординацию, как советовала Алиса.
  
   - Смотря какой, - одобрительно улыбнулась ящерка. Ей, судя по всему, нравилось почтительное отношение. - Но задать его ты в любом случае можешь.
  
   - Ты называешь гуманиста по имени. Вы с ним знакомы?
  
   - Не особо, - хмыкнула Лилия, а потом хитро прищурилась, глядя на парня. - На этот вопрос я могу тебе ответить, вот только у нас нет времени праздно болтать. Мы можем поговорить с пользой для дела. Я прошла пешком большое расстояние с ранением на ноге, была в пути почти трое суток, и поэтому мышцы ног моих до сих пор болят. Тебе же, судя по всему, понравились мои ножки, и ты не прочь их потрогать. Так почему бы нам с тобой не совместить взаимно-приятное с взаимно-полезным? Ты сделаешь мне массаж, а я расскажу тебе, как познакомилась с Дарелом.
  
   "Вот ведь как все вывернула! - изумился молодой человек такой наглой находчивости, но потом подумал. - А почему бы и нет? Ей будет приятно. Отношения наши еще более улучшатся, ну и в рамках субординации все будет как надо".
  
   "Она тебя беззастенчиво использует", - предупредил внутренний голос.
  
   "Я попробую развить для тебя навыки массажиста, - в свою очередь предложила Аня. - Просто начни гладить ее ноги, разогревать их, а я постараюсь ощутить потенциалы напряженности и стану твои движения направлять. Попробуй, призови меня".
  
   "Ух! Спасибо, Анечка, ты меня все время выручаешь".
  
   - Я согласен, - улыбнулся Дима, и девушка-ящерица тут же положила ему на коленки правую свою ножку.
  
   - Потяни за колечко, - сказала она, указывая на голенище.
  
   Молодой человек послушался, и поножа стала расстегиваться, открывая застежку со множеством мелких крючков, похожую на молнию. Дотянув колечко до щиколотки он наткнулся на эластичную манжету, которую можно было растянуть и снять с ноги вместе с кожаной поножей. Когда парень справился с разоблачением ноги, Лилия подсунула ему вторую для раздевания.
  
   И вот уже обе обнаженные голени лежат у Димы на коленках. Он коснулся чешуйчатых когтистых стоп с тремя толстыми пальцами на каждой и провел по ним ладонями, с любопытством ощупывая зеленую кожу ящерицы.
  
   - Какие-то проблемы? - спросила Лилия.
  
   - Нет-нет, - помотал парень головой и улыбнулся. - Просто... ну... я впервые вижу ноги ящерицы... так близко и мне... немного любопытно.
  
   - Ах, вот как? Пожалуйста, смотри, мне не жалко.
  
   Выше голеностопного сустава чешуйки утончались, редели и начиналась розовая человеческая кожа, она продолжалась до колен, а дальше шли зеленые кожаные чулочки.
  
   - Их тоже снимай, - сказала ящерка, проследив за взглядом парня.
  
   Она расстегнула коричневый ремень на правой ноге и Дима увидел маленький шрамик круглой формы, образовавшийся видимо на месте ранения.
  
   - Не болит? - спросил он.
  
   - Почти уже нет, - ответила девушка. - Благодаря твоей энергии ранка моя затянулась. Спасибо.
  
   - Я рад, - улыбнулся парень. - Здорово, что я смог тебе помочь.
  
   - Колготки с меня просто стягивай, - объяснила Лилия. - Вот за эти ремешки, - указала она на зеленые лямки. - Они тянутся.
  
   Дима наклонился вперед, зацепился пальцами за лямки. Спустил вниз сперва одну колготку, потом вторую, затем потянул за нижний край, стягивая их вниз. Девушка приподнимала бедра, помогая себя раздевать, и на них проявлялись красивые сильные мышцы.
  
   "Ох, какая спортсменка!" - млел парень от удовольствия, любуясь невероятно длинными и ладными ножками. Он одну за другой обнажил их полностью и, выпрямившись, стал разогревать руки.
  
   "Анна, связь" - призвал Дима свою помощницу и отдался ее страстному и немного агрессивному напору.
  
   - Призвал свою цукумогами? - спросила Лизард с интересом разглядывая его.
  
   - Да, верно.
  
   - Зачем?
  
   - С ее помощью я вижу темную энергию, - пояснил молодой человек, - и могу понять, какие мышцы твои нуждаются в большей проработке.
  
   - Полезная способность.
  
   - Согласен.
  
   Разогрев ладони, Дима стал водить руками у девушки по ногам, двигаясь от щиколоток до колен и от колен до верхней части бедер. Массаж ног следовало проводить снизу вверх - это все, что молодой человек о нем знал.
  
   - Так как вы с Дарелом познакомились? - повторил он свой вопрос.
  
   - В Счастьебурге встретила его четыре дня назад, - ответила Лилия, прикрывая глаза и готовясь получать удовольствие. - Но я не сказала бы, что мы прям с ним знакомы. Я и имя-то знаю его только потому, что он сам мне так представился. Настоящее оно или вымышленное я понятия не имею.
  
   - И что вы с ним не поделили?
  
   - Меня, - хохотнула лизард. - Этому говнюку приспичило взять меня в свой гарем, а мне это даром не нужно.
  
   - Говорят, что гуманисты мастаки влюблять в себя девушек-монстров.
  
   - Да уж, это я почувствовала сегодня, - зло сказала ящерка. - Так уговаривал меня, что до сих пор в одном месте томно. - Она приоткрыла один глаз, хитро посмотрела на Диму и улыбнулась. - Не переживай, я до вечера потерплю, но спать мы с тобой будем в одной кроватке.
  
   Тот молча открыл и закрыл рот, а потом кашлянул:
  
   - Кхм. Значит, в городе Дарел не пытался применить свое... красноречие.
  
   - Нет, там его гид сопровождал, вроде чтоб не заблудился. Но вот только у него перстень особый был на пальчике, который имеет неприятную особенность зажигаться от аномального повышения фона духовной энергии. И в городе гуманистам пыхать своей неугомонной силой нельзя, спасибо законам нашего государства. Так его мигом визы лишат и выдворят назад на Сенторию.
  
   - А за городом, значит, можно?
  
   - Ну, за городом да. Они для того и приезжают на материк монстров, чтобы подыскать себе новую игрушку для гарема. Раньше многие девушки сами к ним сбегались. Но сейчас уже поумнее стали и тех, кто с ними связываться не хочет уже большинство. Прячутся так, что фиг их сыщешь. Но и глупенькие дурочки еще остались.
  
   - А что плохого в этих гуманистах? Вроде говорят, что девушки-монстры с их помощью очень быстро становятся сильными.
  
   - Это правда, - подтвердила Лилия. - Да только самый вкусный сыр в мышеловке, знаешь ли. Эта их энергия как наркота, понимаешь? Подсядешь на нее и трындец, ты уже рабыня. Прыгаешь перед этим индюком надутым на задних лапках, каждое желание его ловишь, лишь бы дозу еще получить. Ох! - простонала она, вдруг. - Дааааа! Вот так, вот так! Хорошооо!
  
   Дима сперва подумал, что девушка изображает мамоно-наркоманку получающую порцию духовной энергии от гуманиста. И только потом понял, что, увлекшись разговором, не заметил, как руки его словно сами собой двигаться стали, растирая и массируя мышцы голени ящерки прямыми и круговыми движениями.
  
   "Продолжай беседовать, - подсказала Анна. - Не концентрируйся на руках, чтобы не сбивать меня. Я сейчас навык нарабатываю, поэтому твое внимание мне помешает".
  
   - Ты как? - спросил молодой человек у Лилии. - Может не отвлекать тебя разговором?
  
   - Нет, все нормально, - улыбнулась та. - Можешь дальше спрашивать. И массировать. Ох! Классно у тебя получается парнишка.
  
   - Спасибо. Но я на самом деле только учусь.
  
   - Хорошо как учишься-а-а-а! - потянула девушка и рассмеялась. - Мне очень нравится.
  
   - Значит, ты ему отказала? - продолжил расспрашивать молодой человек.
  
   - Ну не совсем. Я по нашим правилам предложила ему сразиться, заранее понимая, что не сможет он меня победить. Дарел тоже понимал, что не сможет, поэтому ответил, что, мол, надо ему, дескать, подготовиться и потренироваться. И оба мы знали, что это такая хитрая форма отказа, не роняющая честь. Я пожала плечами и пошла своей дорогой, не думая, что мы с ним еще когда-нибудь снова встретимся.
  
   - Но, выходит, встретились.
  
   - Это да. Шибко он, видать, горел желанием меня заполучить.
  
   - А как ты ранение получила? - спросил Дима, переключаясь на вторую ногу и уже более уверенно растирая ее.
  
   - На следующий день на таможне, - пояснила Лилия. - На выходе из города очередь образовалась. Там караван торговый проверку проходил на предмет вывоза недекларированных товаров. Ну я встала, стою, жду. За мной понятно еще народ пристроился. Потом гляжу подруливает Дарел со своей свитой и ручкой мне, значит, машет. Я кивнула ему и отвернулась. Дальше жду. Ну а гуманист, типа, снаряжение свое стал проверять. Потом слышу он с кошкой своей о чем-то ругается. Вроде та ему арбалет как-то не правильно зарядила, так что болт у него застрял и теперь вытаскиваться не хочет. Я конечно подивилась малость, какая недотепа у него в помощницах. А стоило мне сразу насторожиться. Некомата, хоть и самая слабенькая у него в команде, но уровень у нее десятка. Она эти арбалеты левой ногой с закрытыми глазами может заряжать. Ну в общем, ковырялись они там вдвоем с этим арбалетом минуты две. А потом тот возьми, да и выстрели. Причем болт аккуратненько так между людьми в очереди пролетел и прямо мне в ногу. Не столько больно, сколько обидно мне стало. Ведь сразу поняла, что нарочно он все это подстроил. И хрен докажешь, блин!
  
   Дарел, конечно, прям в извинениях весь рассыпался, прям по земле стелется, чуть не плачет от горя, ага. Типа так ему жалко, что неприятность такая случилась. И так он передо мной виноват, что просто сердце рвется на части. На таможне оказался врач. Болт мне из бедра извлекли, рану продезинфицировали и заживляющей смолкой залили. Лекарь категорически посоветовал в городе остаться на пару дней. Мол пусть ранка затянется. Да вот только не могла я оставаться. Было у меня срочное дело, а потому проверив ногу и чувствуя, что кровь не течет, решила я все же отправиться в дорогу.
  
   Тут и Дарел оживился, стал предлагать на лошади своей меня подвести куда попрошу. Мол хоть так он свою вину загладит. И естественно я отказалась, понимая, чем это может закончиться. Охрана, конечно, тут же взяла гуманиста в оборот. Стали протокол составлять о халатном обращении с оружием. А ко мне начальница их подошла, тоже ящерица, и тихо так спрашивает, что у меня с этим франтом, какие мол терки. Я ей тоже тихо отвечаю, дескать, виделись вчера в городе, предлагал руку и сердце.
  
   Соплеменница моя тут же смекнула что к чему, и уже от себя предлагает остаться. Мол, не нравится ей все это и отправляться в дорогу при таких обстоятельствах никак нельзя. Ну а я что сделаю, раз дело у меня неотложное. Так и говорю ей, что не могу, мол, остаться. Ну, а она мне и говорит: тогда поторопись. На сутки мы говнюка этого задержим, протоколами, допросами, выяснениями его разными помаринуем, но дольше, увы, нельзя. Так что успевай оторваться. Я кивнула ей, поблагодарила, и тут, наконец, отчалил караван и очередь моя подошла.
  
   Часть пути мне удалось проехать с торговцами, но им, к сожалению, было со мной не по пути. В Счастьепорт они направлялись, чтобы далее на кораблях проследовать в Сенторию. Довезли меня до развилки и дорожки наши разошлись. Ну а дальше я пешком направилась во всю прыть, которая мне с подбитой лапкой была доступна, спеша по максимуму реализовать свою фору. - Девушка помолчала немного, томно сопя и выдохнула. - Боже! Как классно у тебя получается, ну просто молодец!
  
   "Если б это у меня получалось", - подумал парень смущенно. Но ему приятна была от ящерки похвала.
  
   "Попроси ее лечь на живот и вытянуть ноги", - сказала Аня.
  
   - Лилия, ляг пожалуйста на живот, - передал Дима просьбу своей помощницы.
  
   Ящерка приоткрыла один глаз, глянула томно на молодого человека и послушно вытянулась, лежа на животе. Парень вновь стал водить руками по ее ногам, и через несколько секунд Нишикиномия резюмировала:
  
   "Не удобно. Было бы лучше между ног ей сесть. Пусть раздвинет".
  
   - Эээ, Лилия, а ты не могла бы ножки раздвинуть?
  
   Ящерка повернулась и весело глянула на парня.
  
   - Тебе поза сзади нравится? - уточнила она и приподняв ягодицы покрутила попой.
  
   "И она еще целоваться стеснялась?! - поразился парень. - Ну словно подменили ее!"
  
   - Если честно, мне нравится поза, когда девушка сверху, - улыбнулся он. - Но сейчас я массаж делаю, и позу для массажа имел в виду.
  
   - Вот как? Сверху, говоришь? - хихикнула лизард. - Ладно, я запомню, - добавила она и раздвинула ноги пошире. Дима сел между ними и продолжил проминать руками оба бедра сразу, двигая руками от колена к ягодицам и слегка сдавливая мышцы пальцами.
  
   - М-м-м! Хорошо, - вздохнула ящерка. - Как ножки приятно постанывают.
  
   - И все-таки странно этот гуманист поступил, - продолжил молодой человек прерванную беседу. - Зачем он стрелял-то в тебя? Я бы на его месте спокойно прошел таможню, вышел вслед за тобой, догнал бы тебя и обработал уже подальше от города.
  
   - Вот сразу видно, что не охотился ты на мамоно никогда, - хмыкнула собеседница и, повернув голову иронично глянула на него.
  
   - А что не так?
  
   - Не нашел бы ты меня парнишечка, ясно? Юркнула бы я в лес и ищи меня свищи после этого.
  
   - А по темной ауре?
  
   - Так не было бы ее. Даже твоя цукумогами четвертого уровня смогла экранироваться от свиты гуманиста. Думаешь я бы не смогла?
  
   - Но... за тобой же оставался темный след.
  
   - Вот из-за того, что ранили меня и оставался. Темная энергия, рядовой, всегда сочится из раны. Запомни это. Поэтому первым делом охотники подстрелить добычу должны, и тогда уже никуда она от них не скроется.
  
   - Поэтому ты вдоль просеки шла, а не через лес, - догадался Дима.
  
   - Отчасти поэтому, а отчасти надеялась встретить кого-нибудь по дороге. Из деревни в город местные ездят как раз по этой просеке, потому что удобнее. Да и видно на ней путников издалека.
  
   - Вот ты меня и встретила, - кивнул молодой человек.
  
   - Дааааааа! - простонала Лилия. - Давай, мни, мни мои ножки, ох! Мышцы мои бедненькие, как болят!
  
   - Я не больно делаю? - остановился начинающий массажист.
  
   - Нет-нет, все в порядке, хорошо! Продолжай.
  
   Дима некоторое время делал массаж молча.
  
   - Больше нечего спросить? - уточнила ящерка.
  
   - Вроде бы ничего не приходит в голову.
  
   - Ну, тогда спасибо за массаж. Достаточно. Но если ты не возражаешь, теперь я тебе несколько вопросов задам.
  
   - Не возражаю. Даже за, - улыбнулся Дима. - Мне сесть или лечь? Штаны снимать или не надо?
  
   Ящерка вопросительно приподняла брови, и он пояснил:
  
   - Ну, как массаж мне будешь делать?
  
   - Ах, массаж, - рассмеялась Лилия. - Как тебе удобнее. Ты вроде лежа на спине любишь? Только вот я боюсь, ты отвечать будешь не в состоянии, да и мне спрашивать будет не с руки. Так может на попозже это мероприятие перенесем?
  
   - Нет-нет, все в порядке, я пошутил.
  
   - Так и я тоже, - девушка задумчиво глянула на ладонь парня и спросила: - Что это за перстень с волчьей головой?
  
   - Цукумогами.
  
   - Откуда он у тебя?
  
   - Отец нашел в одном из своих путешествий, а потом чуть позже мне подарил.
  
   - Почему я у тебя его во время вашего поединка с Дарелом не видела?
  
   "Оба-на! - подвис Дима. - А действительно почему? Да потому что его просто не было. Эх! Алиска! Не обговорили мы с тобой этот момент. Но эта Лилия прям как следователь, блин! Въедливая до жути".
  
   - Чего задумался? - спросила лизард.
  
   - Да вот соображаю, почему ты могла его не заметить. Может просто внимание не обратила?
  
   - Я на все обращаю внимание, ну почти на все. Волчья голова на твоем перстне уж больно приметная. Обязательно бы ее запомнила.
  
   - А вот так? - уточнил Дима и, крутанув кольцо на пальце на полоборота, спрятал волчью голову в кулаке. - Понимаешь, я когда волнуюсь сильно, то так делаю, и даже сам этого не замечаю.
  
   - Ясно, - кивнула ящерка, глядя на тонкую белую полоску у парня на указательном пальце. - Так действительно могла не заметить.
  
   Она встала и подошла к Диминой поклаже.
  
   - Я случайно увидела, - Лилия протянула руку и коснулась когтистым пальчиком мешка со шкурами, - что там у тебя меха, очень качественно обработанные и дорогие. Где взял?
  
   - Сам добыл. Это моя работа. Я профессиональный охотник и скорняк. Зарабатываю себе этим на жизнь.
  
   - Можно открыть? - спросила лизард.
  
   "А раньше тебе разрешение не требовалось", - мысленно усмехнулся молодой человек.
  
   - Открывай, - разрешил он.
  
   Лилия развязала тесемку, растянула края мешка и вынула наружу одну волчью шкуру, поворачивая ее в руках и разглядывая.
  
   - Шикарно! - восхищенно сказала она, проводя рукой по шерстке. - Добиться такого качества выделки в полевых условиях - да у тебя талант!
  
   Анна вдруг материализовалась рядом с Димой и, подойдя к ящерке, тоже потрогала мех у нее в руках.
  
   - Да-а-а, хозяин мой молодец, - хитро глядя на Диму, похвалила она.
  
   - Ну, наверно, - пожал тот плечами, чувствуя некоторый дискомфорт, от того, что пожинает чужие лавры.
  
   - Чем стрелял? - уточнила Лилия.
  
   - Ядовитыми шипами. Это единственное оружие, которым я сносно владею.
  
   - Сносно? - улыбнулась лизард. - Ну, не скромничай. Пристрелить восьмерых волков ночью в стрессовых условиях. Это уже мастерство.
  
   Она сложила мех, убрала его в мешок и вынула другой, по размерам которого молодой человек сразу понял, что это шкура Холо. Девушка долго разглядывала мех, поворачивая его из стороны в сторону. Потом коснулась головы шкурки и вздохнула.
  
   - Сильный зверь, опытный, умный, изворотливый, и такая глупая смерть от ядовитого шипа. Это был очень серьезный противник. Тебе либо повезло, либо ты... гораздо искуснее, чем кажешься.
  
   - Мне повезло, - ответил парень. - Спасла реакция.
  
   - Покажешь свое умение?
  
   "Вот она мне проверку глобальную устроила, - подумал Дима. - До сих пор не доверяет, или по натуре своей такая подозрительная?"
  
   - Минут через десять только смогу, - ответил он. - Время моего ускорения истекает.
  
   - Уже?
  
   Парень только развел руками. Лилия приблизилась к нему и сказала:
  
   - Встань.
  
   Дима поднялся на ноги и тут же оказался в ее объятиях. Губы девушки прижались к его губам, гибкий и длинный змеиный язычок ворвался в рот и пленил человеческий язык, обмотав его своими кольцами и сдавив. Молодой человек ощутил как рот его наполняется сладкой слюной, которая словно газированная покалывала его горло изнутри темной маной.
  
   - Энергия! Сколько энергии! - восхищенно воскликнула Нишикиномия и набросилась на него в виртуале со своими поцелуями. Анна в реальности стояла, прикрыв глаза, и улыбалась, облизывая себе губки.
  
   "Она может разделяться? - удивился Дима. - Быть одновременно и там и здесь? Интересно, а может ли она трахать меня, наполнять своей темной энергией и тут же перерабатывать ее во мне в духовную, заряжать ею сперму, а потом забрать ее для себя?"
  
   "Конечно могу, - ответила цукумогами. - Я так уже делала, когда отсасывала у тебя будучи твоим костюмом".
  
   "Ох! Точно! Ну просто замкнутый цикл питания".
  
   Насладившись поцелуем, который продолжался чуть ли ни с полминуты, Лилия отпустила молодого человека и с удовольствием посмотрела на него.
  
   "Энергия пополнилась, - сообщила довольная Нишикиномия, после того как тоже завершила свой поцелуй. - Связь продлена на семь минут пятнадцать секунд".
  
   - Цукумогами твоя проболталась, - хитро улыбнулась ящерка. - Что ускорение тебе можно продлить поцелуем. У меня получилось?
  
   - Ага, - ответил слегка осоловевший молодой человек.
  
   - А зачем тебе ускоренная реакция сейчас может понадобится?
  
   - Улучшается у меня не только реакция, но и некоторые другие качества, полезные для стрельбы, - ответил Дима, не вдаваясь в подробности.
  
   - Тогда доставай свою трубку и покажи, что ты умеешь.
  
   - Хорошо, - вздохнул он и направился к рюкзаку.
  
   Внимание парня опять разделилось. Он в деталях видел сразу карман с шипами и отдел с духовой трубочкой, и пока он правой рукой расшнуровывал соответствующий клапан рюкзака, левая, двигаясь словно автомат, извлекла один за другим четыре зеленых шипа и ловко рассовала их между пальцами. Причем Дима не сразу и понял как у него это получилось. Он вроде как извлекал стрелку из кармана большим и указательным пальцем, а потом ловко орудуя всеми пальцами перемещал ее между ними. Первая стрелка у него оказалась зажатой между мизинцем и безымянным пальцем, вторая - между безымянным и средним, третья между средним и указательным и четвертая между большим и указательным. Причем три первых шипа смотрели остриями наружу, а оперением внутрь ладони, четвертую же стрелку Дима держал между подушечками большого и указательного пальца оперением вверх. В общем, когда трубка была извлечена, все заряды для выстрелов были уже наготове в левой руке.
  
   "Ничего себе!" - удивился молодой человек.
  
   "Я отработала для тебя новую технику извлечения стрелок и заряжения трубки", - прокомментировала Аня.
  
   - А зачем тебе зеленые шипы? - полюбопытствовала Лилия.
  
   - Ну во-первых, чтобы тренироваться время от времени. А во-вторых, ими тоже можно ранить противника в горло или глаз и создать ему весьма серьезные проблемы. Укажи цели, которые надо поразить, - предложил молодой человек.
  
   - Ну вот, скажем, в ту шишку на дереве можешь попасть? - спросила ящерка, указывая пальцем на ветку метрах в пяти от них и метрах в трех над землей.
  
   Едва только цель определилась, Дима набрал в грудь воздуха и сунул между губами стрелку, удерживаемую большим и указательным пальцем, после чего поднес ко рту трубку и зарядил ее шипом. Затем захватил кончик трубки губами и навел ее на цель. В груди возникло напряжение и от конца трубки в сторону шишки протянулась траектория. Молодой человек навел ее на цель и выстрелил. После этого он поднес к губам ладонь, захватил стрелку, расположенную между указательным и средним пальцем и выстрелил снова. Он двух попаданий шишка оторвалась от дерева и стала падать. Но стрелок смог поразить цель в полете двумя оставшимися шипами, расстреливая их с интервалом в секунду. Лилия подошла к приземлившейся в траву шишке и подобрала ее. Все четыре шипа оказались в нее воткнутыми.
  
   - Впечатляет, - с уважением сказала она. - Четыре выстрела за четыре секунды и четыре попадания в цель из четырех. Причем два попадания в цель движущуюся - это мастерский результат! Ты действительно умелый охотник.
  
   - Спасибо, - скромно поблагодарил Дима, в очередной раз испытывая неловкость, что вкушает чужие лавры. Все-таки навыки стрельбы были позаимствованы им у цукумогами.
  
   Поняв, что испытание закончилось. Он решил не дожидаться пока энергия его закончится и произнес формулу отключения своих сверхспособностей: "Анна, конец связи". Головокружение слегка покачнуло его, но в этот раз гораздо слабее, чем после сражения с волками.
  
   - У тебя неплохие данные в точности и скорости, - продолжила говорить Лилия. - Ты занимался с кем-нибудь фехтованием, отрабатывал какие-нибудь приемы боя?
  
   - Нет, - честно признался молодой человек, и ящерка кивнула.
  
   - Я это видела, - сказала она. - Ты двигался бессистемно. Должна признать, что каждое отдельное движение было оптимально выверено. Ты выбирал, скажем так, кратчайший путь, чтобы уйти от удара, но не анализировал ударные связки. Поэтому во время сложных атак Дарела довольно часто выбирал не самый оптимальный путь уклонения, и эффективность твоей защиты в целом падала.
  
   "Так мы и не умеем фехтовать, задавака ты зеленая, - услышал Дима, как ворчит в его голове голос Ани. В реальности же она лишь слегка нахмурила брови. - И ты сперва попади по нам со всею своей боевой техникой, а потом рассуждай об эффективности защиты".
  
   "Боюсь, что она попадет", - ответил ей молодой человек, а вслух сказал:
  
   - У меня не было достойного учителя. Да и жизнь, если честно, ни разу не ставила в ситуации, когда приходилось противостоять человеку с мечом. Ну или монстродеве. Дарел был первым таким противником.
  
   - Но ты весьма ловко его обезоружил, - заметила лизард. - Это случайно получилось или ты знал куда бить?
  
   - Знал, - честно ответил Дима, но вот дальше правду рассказывать не мог. - Эээ... отец однажды показал мне болевую точку на тыльной стороне ладони, нажимая на которую можно заставить руку разжаться. Ну, я ее и запомнил.
  
   - Твой отец умел драться?
  
   - Подозреваю, что да. Жизнь охотника за сокровищами наверняка требовала от него умений постоять за себя. Но мне ни разу не приходилось видеть его в бою, поэтому я не знаю, насколько он был искусен.
  
   - Почему он не попытался обучить тебя тому, что сам знает?
  
   - Не знаю. Наверное, потому, что слишком занят был своим увлечением. Так что времени на меня у него не оставалось.
  
   - Я-а-асно, - задумчиво протянула ящерка, покачиваясь с пятки на носок. - К тому же ты еще и не родной сын. Ты не сожалеешь, что он не обучил тебя боевым умениям?
  
   "Как я мог сожалеть об этом, если мне не приходилось драться?" - подумал Дима и хотел уже сказать нечто подобное вслух, когда Нишикиномия его остановила.
  
   "Ты что, дурак? - сказала она ему мысленно. - Не видишь, что лизард всячески намекает, что может показать тебе пару приёмчиков? Сама-то она не может предложить тебе стать твоим учителем. Ей гордость этого не позволит".
  
   "Ой, спасибо, Анечка", - поблагодарил парень свою помощницу за подсказку и задумался как бы по достовернее обыграть свой ответ. Ведь просто схватиться за голову с криком: "Ох, я так страдал не зная боевых приемов, не умея фехтовать!" было бы не очень логично и чересчур наиграно.
  
   - Понимаешь, в детстве я ни о чем подобном не думал. Жил в доме с мамой и сестрой. И... в общем, детство мое во многом было беззаботным. Собственно, я и не сожалею, что беды нас обошли. Но вот когда я стал охотой промышлять, то... короче, была пара случаев, что меня... грабили. И вот тогда... - парень замолчал, подбирая слова, но Лилии и того, что он сказал, оказалось достаточным.
  
   - Понятно, - хмыкнула она. - Не пробовал искать наставницу?
  
   Намек был таким толстым, что Диму слегка позабавила мысль, что он мог его не заметить. Ящерка даже сказала: "наставницу", а не "наставника", явно подразумевая мамоно в таком качестве, а не человека.
  
   - Честно говоря, даже понятия не имею, где мог бы учителя фехтования для себя найти. Среди моих знакомых и родственников нет ни одного военного или профессионального воина... - молодой человек вдруг осекся и посмотрел на лизарда расширившимися от понимания глазами. - Эээ, Лилия... ты ведь ме... мечница, да?
  
   - Допустим, - сказала она бесстрастным голосом, но в глазах ее мелькнуло: "Ну, наконец-то!"
  
   - А ты бы... это... ну, не могла бы немного поучить меня... обращению с мечом?
  
   - Не знаю, не знаю, - сказала девушка, скептически разглядывая парня, а сама закусила нижнюю губу, чтобы скрыть довольную улыбку. - Я абы кого не тренирую. Ученик должен проявить себя. Заинтересовать меня чем-нибудь.
  
   "Что она имеет ввиду?" - подумал Дима.
  
   "Да просто цену себе набивает", - опять проворчала Аня.
  
   "Наставница, ученик, - вспоминал молодой человек то, о чем говорила ему Алиса перед уходом. - О! Субординация! Точно!"
  
   Он плавно опустился перед ящеркой на колени и положил свою духовую трубку к ее ногам.
  
   - Мой зоркий глаз, моя скорость, - торжественно сказал Дима, - мои навыки, моя верность и мое... тело, - смущенно добавил он. - Прошу располагай всем этим сколько пожелаешь, в обмен на те знания и умения, что посчитаешь возможным мне дать.
  
   Лилия вдруг порозовела то ли от смущения, то ли от удовольствия и, перешагнув через трубку парня, встала прямо над ним. И опять ее длинные сильные ноги возвышались с боков как колонны, а место, где они сходились оказалось прямо над лицом молодого человека. Он невольно облизнулся, глядя на аппетитное зрелище, и завис, созерцая восхитительные женские прелести, проступающие сквозь тонкую кожаную ткань. Прямо на глазах они пропечатывались все более рельефно и словно бы набухали постепенно. А потом между двумя выпуклыми дольками обозначился бугорок клитора и стал увеличиваться прямо на глазах.
  
   "Что-то ты не совсем то сделал, - хихикнула Аня. - Ящерке, кажись, трахнуть тебя захотелось, а не фехтованию научить".
  
   Но Дима не ответил, он и сам был сейчас не против чего-то подобного.
  
   "Ой! Мама, какая она клёвая!" - мысленно простонал он и пошел на стыковку.
  
   - Стой-стой! - рассмеялась Лилия и удержала парня, уперевшись ему в лоб ладонью. - Мне, конечно же, приятно твое стремление доставить мне удовольствие, но я совсем не это имела ввиду. Давай поднимайся на ноги, а то нам втроем придется в лесу заночевать.
  
   Дима разочарованно вздохнул и поднялся.
  
   - Извини, - сказал он.
  
   - Да все в порядке, - улыбнулась девушка и снова рассмеялась. - Матерь темная, какой же ты распутник. Ну да ладно. Я хотела сказать, что мне требуется увидеть твой текущий физический уровень, чтобы решить, успею ли я тебя чему-нибудь научить за короткий период что пробуду в Деревне Счастья или нет. Сколько времени там у тебя осталось до окончания твоего ускорения?
  
   - А я отключил его после того как отстрелялся. Так что еще много. Минут шесть.
  
   - Вот и отлично. Предлагаю сыграть в салочки. - Лилия согнула руки в локтях и выпрямила пальцы складывая их вместе. - Это мои мечи, сказала она указывая на свои руки. Я атакую - ты уклоняешься. Если попаду пальцами - ты убит. Продержишься пятнадцать секунд против меня - дам несколько бесплатных уроков.
  
   - Пятнадцать секунд? - удивился Дима. - Так мало?
  
   - Ну надо же мне дать тебе хоть какой-то шанс, - усмехнулась ящерка.
  
   "Задавака, - хмыкнула Аня. - Призывай меня, сделаем ее. Уж пятнадцать секунд-то мы точно продержимся!"
  
   "Знаешь, а я что-то сомневаюсь уже, что получится. Анна, связь", - сказал Дима, и охнул.
  
   Нишикиномия набросилась на него в виртуальной реальности как-то уж очень жестко и зло.
  
   "А ты не сомневайся! - прорычала она, хватая парня за волосы, оттягивая его голову назад и резким ударом бедер засаживая его член себе во влагалище. - Если! Я! Сказала! Что увернемся! Значит! Увернемся!" - проговаривала она, совершая резкие ударные фрикции после каждого слова. Дима чувствовал что буквально кипит от этого восхитительного траха. Но разрядка не приходила. Девушка насиловала его выпуская пар и с хищной улыбкой на устах впитывала глазами его наслаждение.
  
   "А теперь выложись на все сто!" - выдохнула она и, сама сотрясаясь от оргазма, впилась парню в губы глубоким поцелуем. Она им словно цепь электрическую замкнула и молодого человека буквально прострелило блаженством. Он мелко вздрагивал быстро моргая глазами и тело его стремительно заряжалось кипучей энергией, бурным потоком разгоняя туман блаженства и наполняя ум кристальной ясностью.
  
   - Ууу, чувствую, ты как следует мобилизовался, - улыбнулась ящерка, с удовольствием разглядывая Диму. - Хочешь побороться? Это хорошо. Будет интересно.
  
   - Не хочешь время увеличить? - ухмыльнулся ее соперник.
  
   - Ни в коем случае, - ответила Лилия. - Я не Дарел, чтобы решения свои менять. И потом, я вовсе не против увидеть твою победу. Значит, из тебя выйдет очень-очень толковый ученик.
  
   - Я готов, мечница, - сказал Дима, чувствуя, как тело его превращается в натянутую пружину. - Как будем отсчитывать время?
  
   - Я засеку, - подала голос Аня. - У меня есть часы. И как только наш оппонент даст отмашку, я начну отсчет.
  
   - Удобно, удобно, - промурлыкала лизард, обходя парня по дуге, двигаясь плавно и грациозно. - Я тебе доверяю, милочка. Так что свои часики запускать не стану. Рассчитываю на твою объективность.
  
   Нишикиномия серьезно кивнула, всем видом своим показывая, что не собирается жулить.
  
   - Ну что ж, тогда время пошло.
  
   Едва Лилия сказала эту фразу, как у молодого человека не периферии зрения замелькали быстрые цифры. Он напрягся, ожидая немедленного нападения. Однако соперница продолжала плавно и медленно его обходить. Она начала свою стремительную атаку, когда секундомер показывал две с небольшим секунды, и ее тело, несмотря на ускоренное восприятие, двигалось очень быстро. Дима увидел траектории и отступил влево, пригибаясь. Правый "меч" соперницы он пропустил с правого бока от себя, а левый над головой, вынуждая ящерку принять неудобную позу со скрещенными руками. Но та шагнула вперед и нанесла еще более быстрый сдвоенный удар наподобие ножниц, от которых молодой человек каким-то чудом увернулся, присаживаясь на корточки и кувыркаясь сопернице за спину. Но лизард продолжила преследование, едва не поразив парня в спину, заставляя его буквально извернуться ужом, чтобы пропустить "мечи" мимо своего тела. Ящерка задавала просто сумасшедший темп, двигалась очень разнообразно и непредсказуемо, орудуя двумя руками как-то асинхронно, что очень затрудняло отслеживание траекторий ее ударов.
  
   "Еще немного! Три секунды!" - азартно шепнула Аня, и парень почувствовал, что потерял опору под ногами.
  
   Он так увлекся отслеживанием непредсказуемых движений рук соперницы, они настолько сконцентрировали внимание парня на себе, что он не уследил за ногами Лилии, которая неожиданно сделала ему подсечку. Его спина еще только коснулась земли, а девушка уже сидела на нем верхом и прижимала ребро ладони к его шее.
  
   - Мертв, - констатировала она, и время остановилось. - Ну и сколько насчитала, - спросила лизард у цукумогами.
  
   - Тринадцать целых и три десятых, - ответила та кислым голосом.
  
   - Хе-хе, а ты молодец, почти справился, - похвалила ящерка Диму.
  
   - Почти не считается, - вздохнул он. - Жаль, что я не прошел испытание.
  
   - А я не говорила, что не прошел, - возразила Лилия.
  
   - Значит ты будешь меня учить.
  
   - Буду, но не бесплатно. Мои услуги обойдутся тебе скажем в... один золотой в час. И это со скидкой. Обычно с новичков я беру две монеты.
  
   - У меня пока нет денег, - предупредил Дима. - И не знаю, когда появятся. Если удастся продать шкуры в деревне Счастья, стану платёжеспособен.
  
   - А я могу и бартером с тебя взять. Отдашь мне одну шкуру и, считай, купил абонемент. Я обучу тебя всем базовым движениям мечника. Зная их, ты сможешь получить значок воина-новичка в местной гильдии.
  
   - А если времени не хватит?
  
   "Хватит, - возразила Нишикиномия. - Я любое движение запомню с первого раза. А потом останется только их отработать".
  
   - Обещаю остаться с тобой в деревне, пока ты их не запомнишь и не повторишь правильно, - ответила Лилия. - Не думаю, что это займет больше одного дня. Их всего семь. А на день-то я всегда задержаться сумею. Мне надо припасы в дорогу собрать и кое-какие дела утрясти. Так что сутки у нас точно будут.
  
   - Ну, хорошо, - согласился Дима. - И какой мех ты хочешь? Любой?
  
   - Нет, - мотнула головой ящерка. - Хочу шкуру Великой. Той, что была у них главной.
  
   "Губа не дура, - хмыкнула Аня. - Эту отдавать нельзя, - предупредила цукумогами молодого человека. - Сперва с Алисой посоветоваться надо и с Холо. Вдруг волчица против будет, чтобы шкуру ее отдавали.
  
   - Эм, видишь ли... - замялся Пономарев. - Этот мех я сестре хотел подарить. Так что... может другую?
  
   - Нет. Меня интересует только эта. И я готова подождать до деревни. Может мне удастся уговорить твою сестру уступить мне шкуру этой волчицы. Но сейчас, - Лилия крепко прижала парня к земле и стала расстегивать его штаны. - С тебя полагается штраф за проигрыш.
  
   - Эээ... может быть до деревни отложим, а? - забеспокоился молодой человек.
  
   - Нет-нет, - промурлыкала ящерка, плотоядно облизываясь. - В деревне я возьму твое тело по праву, как владелица.
  
   - Что? Почему владелица? - удивился Дима.
  
   - Так ты же сам мне его предложил. Сказал, мол, располагай моим телом, точностью и острым глазом. Вот я и располагаю.
  
   - Так это ж я в обмен на обучение.
  
   - Хе-хе, так я и не отказываюсь тебя учить, - усмехнулась ящерка, спуская с парня штаны.
  
   - А если сестра шкуру отдавать не захочет?
  
   - Тогда рассчитаешься деньгами, и никаких проблем. Правда, задерживаться я ради тебя тогда не стану. Сколько успею часов тебе уделить, за столько и заплатишь. И на этом все, рядовой, - строго сказала девушка, - штрафные секунды надо оплачивать, и это не обсуждается.
  
   - Я же опять засну!
  
   - Не беспокойся, - улыбнулась Лилия. - В этот раз не заснешь. Просто расслабься и получай удовольствие.
  
   - Что ты задумала?
  
   - Увидишь.
  
   Ящерка пересела ниже и склонилась лицом над оголенной частью тела своего пленника. Её тонкий раздвоенный на конце язычок выскользнул изо рта и лизнул дремавший пока мужской орган, оставляя на нем влажную полоску слюны. Дима ощутил небольшую порцию темной энергии, распространяющуюся по стволу члена приятным томлением, и дружок его стал просыпаться, быстро набухая и приподнимаясь. Девушка, тем временем, продолжала азартно следить за процессом подъема мужского естества и легонько, почти не ощутимо касалась его в разных местах своим язычком. Парень чувствовал, как с каждым таким прикосновением в него вливается новая порция томности и словно надувает член, распирает его изнутри. Секунд через десять от начала прикосновений его дружок пребывал в полной боевой готовности и даже подрагивал от внутреннего давления.
  
   Приготовив для себя вкусную конфетку, Лилия стала облизывать ее, урча от удовольствия и постепенно входя в раж. Ее язык уже больше не отрывался от ствола, выписывая на нем сложные узоры, и быстро покрывал его слюной. Парень чувствовал, как средняя часть его тела наполняется мягким насыщенным удовольствием, которое разливается дальше, растекаясь вверх и вниз. Он прикрыл веки и расслабился, наслаждаясь приятными ощущениями. Потом лица его коснулись мягкие нежные пальчики и Дима открыл глаза. Над ним склонилась цукумогами, алчно пожирая его своим наполненным похотью маниакальным взглядом.
  
   - Энергия, - мурлыкала она себе под нос, - много вкусной энергии.
  
   Девушка стала ловко расстегивать рубашку на его груди. Молодой человек скосил взгляд на ящерку, но та не обращала внимания на конкурентку, полностью погрузившись в смакование своей вкусняшечки. Ее длинный язык обвился спиралью вокруг твердого ствола, двигаясь снизу вверх, достиг кончиком своим головки и стал слизывать с нее вступающую смазку, смешивая ее со своей слюной. Дима ощутил, что блаженство его начинает стремительно нарастать, скапливая в теле избыточное напряжение и подготавливая его к волнительной разрядке. А потом в теплую сосущую нежность окунулся правый сосок на его груди, и парень застонал от удовольствия. Это Аня присосалась к нему своим ртом и жадно обрабатывала, словно пыталась добыть себе молоко. Не добившись результата с правым соском, или наоборот, добившись какого-то своего, известного лишь ей результата, она переключилась на левый, и Дима застонал от новой волны удовольствия.
  
   А в виртуальном мире уже другая Нишикиномия деловито затаскивала его на огромную кровать, ухватив подмышки. И естественно, молодой человек там был совсем голым - девушке, видимо, не терпелось взять его, а потому не было желания на раздевание тратить время. Дима чувствовал, как шелковые простыни скользят по его спине, и эти ощущения вносили свои оттенки в общую гамму восхитительных сигналов. Девушка, как обычно, вначале подарила ему свой жаркий поцелуй, заметно прояснивший сознание парня и добавивший силы его утопающему в блаженстве телу. А потом она оторвалась и сказала:
  
   - Сегодня хочу по-другому тебя взять. Не могу дотянуться ртом до очагов скопления темной энергии. Сделаю это писечькой, но не так, как во время изнасилования, а помягче. Это будет нежное смакование тебя. А еще хочу попытаться взять твою духовную энергию ртом. Ни разу не пробовала, но должно получиться. Хе-хе! Хочу вкусить нектар твоей любви. Ой, надо поторапливаться, - обеспокоилась Аня. - Кажется, ящерка уже перегрелась и сейчас всерьез за тебя возьмется.
  
   Она быстро перекинула ногу через голову молодого человека, поворачиваясь лицом к его ногам, и тому открылось очаровательный вид на женские прелести. Набухшие пушистые дольки были приоткрыты, клитор между ними сделал стойку, оттопыриваясь вперед, вход во влагалище пульсировал своими краями и истекал смазкой. Взглянув на лицо парня сверху вниз и вспыхнув от близости его рта к своей писечке, девушка ахнула, содрогнулась и плеснула ему на лицо струйкой своей влагалищной смазки. Она в очередной раз очень достоверно отыгрывала роль своего анимэшного персонажа и Дима просто тащился от этого. Он слизал языком смазку с губ, смакуя ее восхитительный кисло-сладкий вкус, а потом лицо его накрыли широкие женские бедра, рот погрузился в бархатную нежность и стал вкушать восхитительный кисленький мед, наполняющий его непрерывным вязким потоком. Аня навалилась сверху сильнее, еще основательнее погружая рот парня в себя и словно бы засасывая его в вагину. А потом она сделала несколько резких движений бедрами и, восхищенно закричав, излилась сладкими струйками своего сквирта. И вместе с соком ее в тело молодого человека проникли серебристые нити и стали оплетать его изнутри. Они дотянулись до паховой области, просочились в разлившееся там озеро темной энергии и стали вытягивать ее, как корни влаголюбивого растения тянут из почвы воду. Дима почувствовал, как напряжение в его члене изменяется, становится менее колючим, более томным, готовый взорвать тело оргазм потихоньку отступает и организм наливается новой силой. Он закрыл глаза и блаженствовал. В совокупности все эти ощущения дарили ему просто море удовольствия.
  
   Движения Нишикиномии снова набирали темп, и ощущения парня вдруг стали отчего-то очень реальными, как будто девушка вживую сидела у него на лице и наслаждалась оральными ласками. Он открыл глаза и понял, что так это и было на самом деле. Подражая своей виртуальной ипостаси, цукумогами оседлала его лицо и теперь самозабвенно насаживалась вагиной на его рот, выплескивая при каждом надавливании небольшую порцию кисленькой смазки.
  
   А потом и Лилия перестала играться и взялась за Диму всерьез. Её язык сдавил член молодого человека и стал двигать своими кольцами на нем, сжимаясь и растягиваясь, как пружина. Урча от жадности, ящерка захватила мужскую гордость своим ртом, а затем и заглотила её целиком, дотягиваясь губками до самого основания ствола. Диму буквально пронзило сладкое ощущение всасывания, и он содрогнулся всем телом, готовясь излиться. Но Нишикиномия ускорила откачку темной энергии своими серебристыми корешками и отложила мужской оргазм.
  
   - Не так быстро, милочка, - хихикнула она. - Блюдо для тебя еще не готово. Придется немного потерпеть и ротиком подольше поработать.
  
   Девушка замолчала, и ее рот накрыл виртуальный член молодого человека, даря тому немного другие ощущения, что создавала ящерка, но не менее приятные. Они настолько восхитительно сочетались друг с другом, что напоминали сложную музыкальную композицию, исполняемую на фортепиано двумя пианистами в четыре руки. Парень готов был вопить от кайфа, но с закрытым, и плотно запечатанным ртом мог лишь мычать. Блаженство накатывало сложными волнами в так асинхронным движениям девушек, но серебристые нити неизменно откачивали избыток напряжения из половой сферы, не позволяя Диме кончить.
  
   Но кульминация все-таки наступила. Сперва судорожно задрожала цукумогами и, выгибаясь дугой, огласила лес своими победными криками, а потом парню хлынули в рот потоки ее сладкого нектара любви. В след за ней вспыхнула в оргазме виртуальная Нишикиномия и пронзила парня электрическим током своего удовольствия. А потом и Дима сдетонировал от всего этого и буквально взорвался в сумасшедшей разрядке, которой его так коварно лишали. Сперма выплеснулась из его члена обильной струей и была словно газированной от наполнявшей ее духовной энергии. Лилия широко распахнула глаза от удивления, а потом замычала и, томно прикрыв веки, стала с жадностью отсасывать выплескивающееся ей в рот лакомство. Она сосала, урчала и сглатывала живительный сок, а ее гибкий язычок, нашел своим кончиком какую-то волшебную точку на головке полового члена. Он прилип к ней и мягко посасывал, вынуждая парня извиваться от кайфа и кончать снова и снова, пока сперма в его яичках полностью не иссякла.
  
   - Мммм, - жалобно простонал парень от столь исчерпывающего выкачивания, но силы уже возвращались к нему усилиями виртуальной девушки и он томно расслабился чувствуя себя легко и невесомо, словно плыл на пушистом облаке.
  
   - Оооох! - выдохнула ящерка, выпуская изо рта обессиленного младшего братика Димы. - Как вкусно! Как много энергии! Это ты для меня постаралась? - спросила она сидящую на лице молодого человека и сыто жмурящую глаза цукумогами.
  
   - Для нас обоих, - улыбнулась Аня. - Я тоже в накладе не осталась.
  
   - Что? Тоже хапнула его духовной энергии? - удивилась Лилия. - Но как? Через рот.
  
   - Нет, - ответила цукумогами, - по связывающим нас энергетическим каналам.
  
   - Научишь меня?
  
   - Нетушки, - снова улыбнулась девушка. - Я бы научила, но эта связь доступна только для духов. Извини.
  
   - Да нет, ты что, - прочувствовано возразила ей лизард. - Наоборот, спасибо тебе огромное. Ты, наверное, единственная мамоно, с которой я с большой охотой разделю мужчину и буду только рада твоему участию в трапезе.
  
   - Спасибо, - рассмеялась девушка. - И я испытываю взаимные чувства.
  
   - Так, солдат, как самочувствие? - обратилась ящерка уже к молодому человеку.
  
   - Томное, - улыбаясь ответил тот, когда с его лица, залитого влагалищными соками поднялась Аня.
  
   - О! Не спишь, уже хорошо! Идти сможешь?
  
   - Ага. Надо только умыться. Посередине меня, конечно, здорово вычистили, зато сверху всего перепачкали. Но я совсем не против. Было очень клёво.
  
   - Я полью тебе на руки из бурдюка, - предложила цукумогами. - Там еще много воды, так что хватит.
  
   - Молодцы, команда, - одобрительно кивнула ящерка. - Я тоже одеваюсь и в путь. - Она провела рукой по своему шрамику на ноге и улыбнулась. - Совсем уже не болит, - сказала Лилия с удовлетворением в голосе. - Полностью зажила ранка. И это очень кстати. Дорога впереди неблизкая. Готовься морально, рядовой, к тридцатикилометровому кроссу. Нам нужно часа за четыре уложиться, чтобы придти в деревню затемно. Так что придется двигаться в ускоренном темпе.
  
   - Хорошо, - кивнул Дима, поднимаясь на ноги и натягивая штаны.
  

Глава 10. Дорожные истории

К содержанию

   Темп, который задала ящерка, оказался действительно приличным, около восьми километров в час. Если бы не улучшенная с Аниной помощью выносливость, Дима бы и три километра с такой скоростью не протянул. Ему первое время даже на бег приходилось переходить, чтобы от Лилии не отстать. Но потом Нишикиномия сказала:
  
   "Расслабься, я помогу".
  
   Прошло минуты две-три, и походка у Димы постепенно изменилась. Она стала более скользящей, его тело уже не покачивалось вверх-вниз при ходьбе, и скорость пешего шага заметно увеличилась, так что он без особого напряжения сил следовал за лизардом.
  
   "Как?" - мысленно спросил парень у идущей рядом девушки.
  
   "Оптимизация техники движений, - с улыбкой ответила та. - Ты только не заостряй пока на ходьбе внимание, чтобы не сбиться с шага. Постепенно такая походка закрепится в моторной памяти, и будешь сам переходить на этот стиль шага, когда захочешь".
  
   "Аня, ты золото!" - восхитился молодой человек.
  
   "Я знаю", - ответила цукумогами. Она шагала рядом с ним, неся на плече мешок со шкурами, и тоже легко поддерживала заданный темп.
  
   Минут через двадцать они вышли к широкому ручью и остановились, чтобы сделать небольшой перерыв и пополнить запасы воды. Лилия взглянула на Диму проверить его самочувствие и удовлетворенно кивнула.
  
   - Молодец, - похвалила она. - Хорошо держишься. Сразу видно профессионального охотника. Прям удовольствие одно с тобой идти. Задерживаться не надо и передышки лишние делать. Раз такое дело, может, ты мне по дороге истории про ящериц расскажешь? Ну, те, которые от мамы своей узнал.
  
   - Э, нет, - мотнул Дима головой. - Я хоть и охотник, но все же человек. Говорить на ходу в таком темпе не смогу, запыхаюсь.
  
   - А как насчет привала? На середине пути мы на часик сможем остановиться, передохнуть и немного перекусить.
  
   - Ну, во время привала можно, - согласился молодой человек неуверенно. - Только это скорее сказки, чем реальные истории.
  
   - Сказки? - еще более обрадовалась Лилия. - Есть настоящие сказки о моих соплеменницах? Так это же прекрасно! Послушаю с большим удовольствием.
  
   - Ладно, на привале, - согласился Дима. - Только и у меня к тебе есть одна просьба. Расскажешь мне о гуманистах? Я из разговора с тобой понял, что ты многое знаешь про них, то, что далеко не всем известно, и, чувствую, информация эта шибко интересная.
  
   - О гуманистах? - нахмурилась ящерка. - И что тебя о них конкретно интересует?
  
   - Ну, например, откуда у них такая духовная сила? Я слышал, что они обычные люди и что духовное превосходство их заимствовано, но не знаю, правда ли это или нет, а если правда, то что им дает такую силу? Ходят слухи, что энергия их вредна для мамоно. Об этом тоже подробнее хотелось бы узнать. Чем вредна и почему? Ты сама сказала, что она как наркотик. Только в этом ее вред, в привыкании или есть еще какой-то? Хотелось бы узнать также про амулеты гуманистов. Они - просто специальные знаки различия или магические артефакты? Какую они играют роль и почему гуманисты с ними не расстаются? А еще ты сказала, если я правильно помню, что, если гуманиста изгнать из ордена, то аура его пострадает. Почему? Вот такие вопросы у меня возникли. Можешь на них ответить?
  
   Лилия помолчала пару секунд, а потом кивнула.
  
   - Почему бы и не ответить. В этом нет особой тайны и ответы на твои вопросы известны не только мне. Только не все верят в такую правду, гуманисты ее отрицают, а прямых доказательств и неопровержимого подтверждения истинности этой версии нет. Можно только косвенные подтверждения найти, но не всем они кажутся убедительными, в особенности, если не хочется верить в то, на что они намекают.
  
   - В любом случае я выслушаю тебя с интересом. А уж верить или нет, сам решу.
  
   - Хорошо, я расскажу. Могу даже по дороге это сделать. Меня не затруднит беседа во время движения. Но с тебя сказки на привале, ладно?
  
   - Договорились.
  
   "Как выкручиваться собираешься? - спросила у парня Нишикиномия. - Ты знаешь сказки про лизардов?"
  
   "Я знаю сказки, - ответил Дима. - А поменять действующих персонажей - это дело техники".
  
   "Какие сказки собираешься переделать?"
  
   "А это секрет. Попробуй потом сама догадаться. Так интереснее будет".
  
   Пополнив запасы воды из ручья, попив и немного передохнув, путники вновь пустились в путь, и ящерка стала отвечать на Димины вопросы.
  
   - Гуманисты - это и в правду простые люди и сила их действительно заимствована. А дана она наукой и техникой. Где-то в Гранголде спрятана машина, которая вырабатывает искусственную духовную энергию и заряжает ей огромные кристаллы-аккумуляторы. Там же находится и станция распределения, которая раздает эту силу всем членам ордена. Связующим звеном между человеческой аурой и несметными запасами духовной энергии, накопленной в кристаллах, являются те самые магические амулеты, которые таскают на себе гуманисты. Они позволяют членам ордена подсоединяться к духовным резервуарам и черпать из них энергию сверх человеческих возможностей. Но стоит только гуманисту снять с себя амулет, сломать его, потерять или как-то иначе его лишиться, он станет самым простым человеком.
  
   Естественно раньше никто понятия не имел, что энергия, которую используют гуманисты - искусственная. Да и сейчас большинство мамоно в это не верят. Как же! Духовная энергия, дар людям от Пресветлой и вдруг может быть выработана какой-то машиной. Это не укладывается у монстродевушек в голове. Да и большинство гуманистов понятия не имеют, откуда черпают свою силу.
  
   Искусственная духовная энергия очень легко усваивается и дает просто сумасшедший прилив сил. Монстродевушки быстро повышаются в классе, обретают новые физические и магические способности, излечиваются практически от любых болезней, быстро залечивают травмы и раны самой высокой серьезности и даже молодеют. Казалось бы, эта энергия - несомненное благо, да и большинство мамоно так считают до сих пор, особенно те, кто ей регулярно пользуется.
  
   Однако уже с десяток лет доподлинно известно, что искусственная энергия вызывает зависимость у монстродевушек. И чем ниже класс мамоно, которая начала ее принимать, тем быстрее эта зависимость наступает и сильнее доминирует над ее сознанием. Если уровень монстродевушки невысокий, она с первого раза попадает рабство от этой энергии и не может без нее обходиться. Нужда в этой энергии проявляется так интенсивно, что бедняжка может покончить жизнь самоубийством, если не сможет ее принимать.
  
   Зависимость вообще у всех монстров появляется достаточно быстро, просто более сильные слабее ее чувствуют. Среднеуровневые мамоно после первого приема испытывают заметную и не особо приятную для них нужду, но, тем не менее, могут ее терпеть. Высокоуровневые монстродевушки с первого раза вообще никакой нужды могут не почувствовать, но эффект зависимости имеет тенденцию накапливаться. И чем большее количество раз энергия принималась, тем и более серьезную нужду она будет вызывать. Соответственно для каждого уровня монстра есть свой порог, после которого потребность становится невыносимой.
  
   - А почему про наркотические свойства сразу не стало известно? - полюбопытствовал Дима. - Раз привычка так быстро появляется, как ее можно было не заметить?
  
   - Потому что гуманисты вначале очень ловко ее скрывали. Всем монстродевушкам, которые брали у них духовную энергию, они дарили разного рода украшения, содержащие кристаллы, подобные тем, что были в их амулетах. Через эти украшения мамоно получали слабенькие порции духовной энергии, которые полностью гасили их нужду и даже вызывали что-то вроде приятного тепла, как будто любимый был рядом. Обычно гуманисты требовали, чтобы их возлюбленные носили подарок, не снимая. Впрочем, кратковременное снятие ни к каким неприятным эффектам не приводило. Нужда появлялась минут через сорок-пятьдесят и ощущалась вначале, как быстро нарастающее желание подарок надеть. Так что никто из монстродевушек в гаремах гуманистов никакого дискомфорта и не испытывал. Их зависимость проявлялась, как беззаветная влюбленность в своего хозяина и готовность выполнить любой его приказ, любое желание.
  
   - Да уж, - хмыкнул Дима. - Подсуетились ребятки и хорошо устроились. Ну и в чем тогда они прокололись, как открылась тайна зависимости монстродевушек?
  
   - Примерно десять лет назад гуманисты стали навещать Земли Счастья в поисках новых жен для своих гаремов. Большинство мамоно с удовольствием соглашались уехать с ними, испытав все великолепие искусственной духовной энергии. Но были и такие, которые отказывались оставить свой дом. Они не получили подарков от гуманистов и после ухода несостоявшихся женишков во всей прелести ощутили потребность в новом для себя допинге. И то зависимость вскрылась не сразу. Дело в том, что начинается нужда всегда как сильная тоска по возлюбленному. Хочется поскорее оказаться с ним рядом и вновь испытать близость. А гуманисты не сразу покидали материк, ожидая, пока отказавшие им девушки сами прибегут и бросятся в их объятия. И опять же, многие прибегали и следовали за гуманистами, получая от них дар, успокаивающий потребность. Противиться этому чувству, распознать его искусственность могли только мамоно, начиная со средних уровней и выше. Вот они-то и поняли первыми, какой ловушкой является духовная энергия гуманистов.
  
   Что самое мерзкое, со временем полученная зависимость не ослабевает. Если ничего не делать, она сохранится у монстродевушки на всю жизнь. Сперва вообще неизвестно было, как ее лечить, но чуть позже здесь в Землях Счастья нашли метод реабилитации. От ярма гуманистов, оказывается, можно было очень медленно и долго, но, в конце концов, почти полностью избавиться с помощью обычной духовной энергии. Первыми это поняли замужние монстродевушки, успевшие под действием духовных чар хапнуть энергии гуманистов, но не пожелавшие бросить мужей. Их нужда постепенно ослабевала, тогда как у тех, мамоно, у которых не было регулярного секса с мужчинами, она оставалась практически без измерений.
  
   - И гуманистам никак это вероломство не отрыгнулось? - уточнил Дима, вышагивавший рядом с Лилией. По другую руку от него шла Аня, которая тоже внимательно слушала рассказ ящерки. - Ну, там дипломатический протест, осложнение межгосударственных отношений, запрет на въезд, было что-то подобное?
  
   - А ты разве не в курсе?
  
   - Так десять лет назад я еще ребенком был двенадцати годов отроду и естественно не разбирался во всех этих вопросах.
  
   - Тогда ясно. Наше правительство действительно сперва закрыло всем гуманистам въезд на Земли Счастья. Около года ни один из них не показывался на этом материке. Но потом состоялась встреча на государственных верхах. По-моему, даже сам Благочестивый Лука с Хеллгондо приезжал утрясать терки с нашей Королевой Гарпией. И, в конце концов, конфликт был урегулирован. Визы гуманистам снова открыли с некоторыми ограничениями. Им запрещено было использовать свою силу в любых городах и селах материка, а чтобы контролировать их законопослушие, каждому въезжающему в населенный пункт гуманисту выделялся куратор, выступающий в роли гида, помощника, экскурсовода, а за одно и соглядатая.
  
   - Но за пределами городов им ведь позволялось пользоваться своей силой? Почему?
  
   - Честно говоря, не знаю. Что-то заставило Королеву Гарпию уступить. Но с другой стороны наши лечебные заведения получили в дар большую партию кристаллов, помогающих монстродевушкам, приобретшим зависимость от искусственной духовной энергии, не испытывать в ней нужду. Кроме того на Сентории открылась продажа защитных амулетов, позволяющая закупать их нашим торговцам и продавать всем желающим в Землях Счастья. Стоимость этих артефактов не каждому была по карману, но многие монстродевы ими обзавелись для собственного спокойствия. Такие амулеты, кстати, являются сейчас необходимым атрибутом для всех мамоно, посещающих Сенторию и Хеллгондо с торговым, туристическим или каким-то еще визитом. Ты этого разве не знал?
  
   - Ну... нет если честно, - замялся Дима. - У нас в Сентории почти все мамоно носят украшения, и я не в курсе был, что какие-то из них могут быть не просто для красоты.
  
   - Странно, - хмыкнула лизард. - Ну, может ты в глуши какой жил. Да и гуманисты всячески скрывают свои возможности и неприятные последствия потребления искусственной духовной энергии. Так что неведение твое можно объяснить.
  
   "Вообще-то я просто из другого мира, - мысленно оправдался молодой человек. - Поэтому и не знаю о ваших гуманистах ни хрена". Вслух же он уточнил:
  
   - Ты сказала, что амулеты защитные. То есть они от духовного соблазнения могут монстродевушек уберечь?
  
   - Ну, якобы, да. Есть амулеты разного уровня защиты. Те, что подешевле, смогут отразить эманации какого-нибудь послушника. Средняя защита прикроет от рядового гуманиста, а высокая и от продвинутого убережет. У меня у самой амулет средней защиты и, как видишь, он не шибко-то меня защитил. Хотя я бы не назвала Дарела совсем уж крутым. Так, середнячок где-то.
  
   - Думаешь амулеты - это надувательство?
  
   - Нет. Прямые атаки они отражают. Если бы не защищали совсем, никто бы их не покупал. Но в любом сражении есть свои секреты и финты, как в фехтовании. Темная мать их знает, раз уж эти гуманисты защитные амулеты производят, то вполне могут владеть приемами, обхода их защиты. Может быть и не все умеют, и не любую защиту способны пробить, но вот рядовой гуманист, как видишь, сумел меня немного зацепить, и не вмешайся ты вовремя, я, скорее всего, попалась бы в его сети. Хотя, вот задница Илиас, до сих пор я своей защите доверяла. Даже и не знаю теперь, что о ней думать.
  
   - Покажешь амулет? - полюбопытствовал Дима.
  
   - Во время отдыха покажу. Так-то ничего особенного. Металлическая побрякушка с камушком на цепочке.
  
   - Он только защищает, или от нужды тоже убережет?
  
   - Только защита, - ответила Лилия. - Те, что нужду утоляют, сами зависимость могут вызвать. Так что ни одна монстродевушка, которая хоть сколько-нибудь в этом понимает, не наденет подарочек гуманиста без необходимости.
  
   - Вот оно как. Ясно теперь. Но я все-таки не понимаю, почему, после вскрывшегося факта зависимости, монстродевушки не шугаются от гуманистов, как от огня.
  
   - Да потому что польза от их энергии тоже весьма и весьма существенная. Самые сильные монстродевы живут на Хеллгондо, и большинство из них получили свою силу и способности исключительно благодаря духовной энергии гуманистов. На Сентории мамоно послабее, но и там встречаются одни из самых развитых и сильных монстродевушек. Притом никто из них не страдает. Напротив все счастливы и довольны. Все полны энтузиазма и позитивно смотрят в будущее.
  
   Как только для гуманистов открылась граница, они сделали хитрый "ход кентавром" [1]. С Сентории на Землю Счастья приехали ее бывшие жительницы, якобы навестить родственников, а на самом деле, чтобы рассказать, как им хорошо и счастливо живется с новыми мужьями, а заодно и продемонстрировать местным монстродевам прогресс, которого они достигли с помощью волшебной духовной энергии. Стоит ли говорить, что наши монстродевушки были очень впечатлены. После этого отношение к духовной зависимости стало значительно более философским. Дескать, ничего в ней страшного нет, раз она легко отключается магическими кристаллами, зато польза уж больно велика. Тем более что способы лечения ее были уже известны. И хоть они не быстрые, зато действенные. Вот только мало кто в курсе даже сейчас, что избавиться от зависимости нельзя, таская кристаллы, которые ее утоляют. Ведь те, кто искусственной духовной энергией пользуются, не пробуют лечиться от зависимости. В этом просто смысла никакого нет. Да и с кристаллом себя вполне независимой ощущаешь. В общем, лишь не многие познали, тот факт, что ярмо это скинуть непросто.
  
   - Охо-хо, - вздохнул Дима. - Вот даже как. Лечение выходит не безболезненное?
  
   - А для некоторых оно вообще уже невозможно, потому что без кристаллов они не смогут прожить.
  
   - Охренеть. Вот так панацея, блин, наркотическая. Хорошо хоть вреда от нее нет кроме самой зависимости. Наоборот вроде здоровье поднимает во всех смыслах.
  
   - А насчет вреда я пока ничего не говорила, - мрачно сказала Лилия.
  
   - Что, есть вред? Серьезно?
  
   - Не знаю, - вздохнула ящерка. - Сестра у меня умерла три года назад.
  
   - От духовной энергии?
  
   - От болезни. Называется "серое проклятье". От чего эта болезнь возникает, не знает никто. Первые случаи заболевания появились около шести лет назад. Это очень редкая болезнь. За все эти годы наблюдалось лишь пара десятков случаев. Но болеют ей лишь те мамоно, которые пользуются духовной энергией гуманистов. И что характерно, та самая супер целебная энергия от болезни этой не спасает.
  
   - А что за болезнь такая?
  
   - Неизвестно, что ее вызывает, но похожа она на проклятие. Темная энергия мамоно постепенно бледнеет, аура ее приобретает серый цвет, монстродевушка слабеет так, как будто лишается маны и умирает от истощения. Ни лекарства, ни целебные заклятия не помогают. Организм мамоно словно теряет связь со своим энергетическим телом. Попытки темного донорства помогают больной лишь временно. Влитая энергия тоже постепенно обесцвечивается, а сама монстродева новую энергию не производит и постепенно перестает извне энергию принимать. Даже источники темной силы могут лишь отсрочить смерть.
  
   - Я очень соболезную, Лилия, - вздохнул Дима. - Думаешь, это от гуманистов напасть?
  
   - Прямых доказательств нет, - поджала губы собеседница. - Болезнь слишком редкая, чтобы можно было говорить о закономерностях.
  
   - Твоя сестра, значит, была женой гуманиста?
  
   - Была. И потому я не хочу себе такого "счастья".
  
   - А ты с мужем ее не виделась, не разговаривала?
  
   - Не-а, - мотнула лизард головой. - Они все умерли. Он и четыре его монстродевы вместе с моей сестрой. Следователи подозревают убийство. Мол, кто-то проклял их. Может так и есть. Да только вот врагов у того парня особо никаких не было, как и мотива его убивать.
  
   - Да-а-а, загадка, - протянул Дима. - Но, действительно убийство напоминает. Или ты думаешь, что это от той искусственной энергии произошло?
  
   - Я не знаю, зацепок никаких нет. Другие же монстродевушки живут довольно долго с гуманистами. Значительно дольше, чем прожила моя сестра, и ничего им не делается.
  
   - Но ты ведь сама говорила, что гуманист тоже умер от этого же проклятия. Не могла же и его самого эта духовная энергия сгубить? Получается тогда, что она и для самих гуманистов вредна? Если б это было так, неужели бы они ей пользовались?
  
   - А она и вредна для гуманистов, - хмыкнула Лилия. - Может даже еще более вредна, чем для мамоно.
  
   - Что? Ты серьезно?
  
   - Серьезнее некуда. Если гуманист будет долго амулетом пользоваться, пропуская через свое тело массу искусственной духовной энергии, его собственная духовная энергия начинает все слабее и слабее вырабатываться.
  
   - Ты это точно знаешь?
  
   - Нет. Прямых доказательств у меня нет. Так, насобирала кое-какие слухи. Но только они подтверждаются, и сама я была этому свидетелем. Не так давно на Землях Счастья я встретила одного паренька с истощенной аурой, которого еще год назад видела на Сентории в орденской одежде. Он, правда, не полноправным гуманистом был, всего лишь послушником. Но амулет на шее уже носил. Так вот здесь у нас он был без амулета. Найти причину и следствие в этой ситуации не так уж и сложно. Мальчишка пользовался амулетом и был вроде бы здоров. Потом амулет с него сняли и вот он болен.
  
   - Так может он заболел сперва, а потом с него сняли амулет?
  
   - Может и так, - пожала Лилия плечами. - Но тогда, значит, есть другой фактор, вызывающий эту болезнь, о котором никто не знает. Мне этот вариант представляется маловероятным. Тем более что мое объяснение выглядит вполне логичным. Пока что я собираю информацию. Подтвердится ли моя гипотеза или нет - будущее покажет.
  
   - Ну а почему могли с него амулет снять?
  
   - Выгнали из ордена за какую-нибудь провинность. С послушниками это чаще происходит, чем с полноправными членами. Во-первых, они менее опытны и чаще ошибаются, а во-вторых, из них не жалко сделать наглядный пример для остальных, чтобы поддерживать дисциплину. Мол, вот так будет с каждым, кто пойдет против ордена или станет пренебрегать его законами.
  
   Дима промолчал, обдумывая сказанное, и беседа прекратилась. Дальнейший путь компания продолжала в безмолвии. Ящерка, похоже, закончила свой рассказ, а молодой человек новых вопросов не задавал, переваривая услышанную историю.
  
   "Итак, что мы имеем, - думал он. - Гуманисты создали машину, которая вырабатывает массу духовной энергии и обеспечивает ей через особые кристаллы огромное количество мужчин и еще большее мостродевушек. Может ли она справиться с таким объемом поддержки? Пусть даже монстродевушки потребляют понемногу, допустим им нужны маленькие порции, чтобы не испытывать нужду, но нужны ведь они постоянно, и нужны очень многим. А если мужчин рассмотреть. Их, конечно же, меньше, чем монстродевушек, но потребляют они гораздо больше, просто море духовной энергии должны потреблять. Так что очень маловероятным кажется, что одной машине под силу всех обеспечивать. Но почему одной? Зная людей, можно смело предположить, что такая машина давно не одна, что их много, и разбросаны они по всем уголкам Сентории и Хеллгондо. Разве что на Землях Счастья их нет.
  
   Теперь вопрос передачи. Духовная энергия раздается на большие дистанции. Как это вообще может происходить? Можно, конечно же, притянуть сюда магию, но по опыту знаю, что если уж люди стали науку эксплуатировать, то будут с ее помощью решать все задачи. Тем более наука этому миру менее известна, чем магия. Магию многие монстродевушки способны почувствовать, она может вступить в какой-нибудь конфликт с заклинаниями других магов, технические средства вроде как независимы и обособлены. Плоды научной мысли могут со сферой магических взаимодействий не пересекаться и не конфликтовать. Так что и с этой точки зрения получается выгоднее использовать науку. Но тогда возникает другой вопрос. Как можно передавать такую массу энергии на протяженные расстояния? Первое, что приходит в голову - это волны. Но волны-то должны не информацию передавать, а именно энергию. Это не какой-то там вай-фай, раздающий интернет, а дистанционно питающая лампочку электростанция. Тут через пространство должна идти такая масса энергии, что просто туши свет... и он все равно продолжит гореть. Хех. Как-то странно было бы, если б никто из монстродевушек такое излучение не чувствовал, будь оно на самом деле. Да и на людей оно наверняка бы как-нибудь влияло. Выходит волновой метод передачи отпадает? Но тогда какой? Может быть какой-нибудь внепространственный? Ох, в науке я не силен, все может быть.
  
   Еще и проблема больших расстояний остается. Если мы имеем дело с внепространственной передачей, расстояния могут быть и не важны, а если с волновым, то наверняка очень критичны, ведь волны с расстоянием от источника ослабевают. Но эта проблема обычно решается ретрансляционными станциями. Так что кроме множества станций по выработке и хранению энергии могут быть и станции по ее раздаче во все уголки этого мира. Ну, или, по крайней мере, в населенные уголки.
  
   Теперь к вопросу о вреде и пользе искусственной духовной энергии. Польза велика, но и вред существенный. Однозначно это зависимость, причем как физическая, так и психологическая. Монстродевушки можно сказать одурманены гуманистами и им подчинены. Эксплуатируя чувство любви к себе, орденцы могут вертеть мамоно как хотят, причем и получают то себе неординарных исполнителей, прокачивая все их характеристики по максимуму. И оказывается в их руках подчиненное могущество, неодолимая сила, подсаженная на наркоту. Есть ли какой-то другой для мамоно физический вред, кроме зависимости? Вот прямо интуитивно возникает подозрение, что есть. Ну не могут наркотики быть безвредными. Все равно они, так или иначе, разрушают тело, разум, душу. Рано или поздно, но разрушают".
  
   "На счет разума я спорить не буду, - вклинилась в его мысли Аня. - Эти девчонки фактически все одурманены чарами гуманистов и находятся у них в подчинении. Хотя я не сказала бы, что те четверо, которых мы видели, походили на дурочек. Если это и дурман, то интеллект и мыслительные способности он не нарушает. Однако разрушения тела, о котором ты подумал, я и близко не видела. Все монстродевы Дарела, судя по их ауре, были не просто здоровы, они были просто переполнены здоровьем и запасом прочности. Такое ощущение у меня складывалось, что их и ранить-то было бы не просто, не то, что убить. При такой концентрации темной энергии, какая была у них, все раны должны были бы за секунды залечиваться. Эти девочки гораздо дальше стоят от порога разрушения, чем обычная здоровая монстродева".
  
   "Меня все еще беспокоит "серое проклятье", о котором говорила Лилия. Что, если оно действительно связано с потреблением духовной энергии?"
  
   "Но как? Почему тогда им все поголовно не болеют?" - задала резонный вопрос Нишикиномия.
  
   "А может оно как рак в нашем мире. Возникает от определенного стечения обстоятельств и проявляется не у всех. Вот разного рода пищевые добавки у нас повышают риск заболевания раком, масса излучений, которые все пронизывают, могут пагубно влиять на мозг. Все люди варятся во всем этом, но заболевают немногие. Так же и здесь".
  
   "Если заболевает мизер при интенсивном воздействии, то связь между вероятным фактором заболевания и самой болезнью не очевидна, - возразила Аня. - Возможно, существуют другие, более редкие, но прямые факторы, о которых люди еще не знают".
  
   "Может быть, и существуют, - не стал спорить Дима. - Но я все-таки склоняюсь к модели накопления разрушений. Дефекты накапливаются потихоньку и незаметно, не влияя на общее самочувствие и здоровье, а когда их количество превышает некоторый пороговый уровень, то возникает болезнь".
  
   "Это от искусственной-то духовной энергии накапливаются дефекты? - удивилась цукумогами. - Да как они могут накапливаться, если повышенный темный фон устраняет любые телесные повреждения? Он даже старение клеток обращает, раз монстродевы молодеют от духовной энергии гуманистов".
  
   "Так может быть не в физическим теле дефекты накапливаются, а в ауре?"
  
   "Не знаю, не знаю, - с сомнением откликнулась девушка. - В любом случае это процесс статистический. Весьма маловероятно, что критический уровень дефектов, как ты говоришь, накопился одновременно и у самого гуманиста и у всех его жен. По мне так первое, что приходит в голову - это направленное поражающее воздействие. И, скорее всего, магической природы. Их просто прикокошил кто-то, вот и все. Убийцу надо искать, а не факторы заболевания".
  
   "Может быть, может быть, - неуверенно согласился Дима. Контрдоводов на слова своей помощницы он не нашел. - А что ты думаешь, по поводу вреда для самих гуманистов? Их аура действительно разрушается?"
  
   "Разрушается - это, наверное, сильно сказано, - ответила Аня. - Скорее ослабляется. Если человек перестает пользоваться своими мышцами, применяя какие-нибудь усилители тела. Если руками-ногами его двигают механизмы, то мышцы вполне закономерно слабеют и атрофируются. Так что убери все эти приспособления и окажется, что без них он не способен ни ходить, ни даже просто двигать своими конечностями. Или способен, но с огромным напрягом. И главное заметь, как лечится эта хворь - правильным питанием и тренировками с постепенно повышающимися нагрузками. Именно подобным же способом лечат и мужчин с ослабленной аурой, с той только разницей, что вместо тренировок выступает секс в рамках определенной спланированной диеты, а вместо питания, скорее всего, лечебные порции духовной и темной энергии передаваемые больному магами, лекарями и магическими артефактами. А еще, возможно, специальная пища, способствующая восстановлению ауры. Аналогия, как ты сам понимаешь полная".
  
   "Меня беспокоит еще вопрос, - сказал Пономарев, - нет ли необратимого порога атрофирования ауры, после которого восстановить ее будет невозможно?"
  
   "А вот этого я тебе сказать не могу. Может быть и есть. Но неизвестно как быстро он наступает, и нет ли других, более действенных способов лечения, которые могут даже такую, сильно ослабленную ауру восстановить".
  
   "Ну, ладно, оставим вопросы, ответов на которые пока еще нет. Что мы в результате имеем? Два материка: Хелгондо и Сентория практически полностью находятся под пятой у ордена. И что мешает ему захватить третий? Сомневаюсь я, что военной силы у гуманистов мало, чтобы сломить сопротивление свободных монстродев. Если слухи о силе подчиненных мамоно не преувеличены, то они легко могут взять под контроль и Земли Счастья. Что им мешает это сделать?"
  
   "Ты меня спрашиваешь? - удивилась цукумогами. - Этот вопрос логично задать ящерице. Если сможет в нашей компании кто-то ответить, то только она".
  
   Дойдя до очередного ручья, Лилия предложила сделать пятиминутную передышку, чтобы поправить экипировку и напиться. Дима воспользовался паузой в движении и озвучил свой вопрос для лизарда, но та лишь пожала плечами.
  
   - Без понятия, - сказала она. - Может им и своих земель достаточно, а может, хотят оставить некий незанятый уголок для себя, этакий заповедник, куда можно на пикничок съездить, отдохнуть и поразвлечься.
  
   - В таком случае им стоило установить здесь марионеточное правительство, и свои законы, и править на этом материке из тени. А Королева Гарпия, как я понимаю, не вписывается в рамки марионетки.
  
   - Не вписывается, - подтвердила ящерка. - Земли Счастья вполне суверенное государство монстров и людей, и живет оно по своим законам. Но между нашими землями издавна поддерживается нейтралитет и взаимовыгодные торговые отношения. Гуманисты никогда не претендовали на независимость южного материка. А почему не претендовали, я не задумывалась ни разу.
  
   На этом беседа была закончена, и путешественники продолжили путь молча, экономя и распределяя силы для длительного перехода. Они сделали еще одну пятиминутную передышку через полчаса, а потом и еще одну после тридцатиминутного перехода. После этого Лилия сказала, что половина пути пройдена, а следовательно нужно готовиться к длительному отдыху.
  
   - Не хочешь поохотиться немного и добыть нам свежего мяска для еды? - с улыбкой предложила она. - Ты же мастер в этом деле, тебе и карты в руки.
  
   Дима кивнул и извлек трубку из рюкзака.
  
   - Прямо здесь остановимся? - уточнил он.
  
   - Нет, пока пойдем дальше, но разделимся. Будем вместе искать дичь по ходу движения. Если найдем кого-нибудь и добудем, то устроим отдых с перекусом. Если не получится найти, тогда сделаем привал через пятнадцать минут и подкрепимся теми запасами, что у нас остались. Думаю, что дойдя до деревни, мы съестное всегда сможем пополнить.
  
   - Договорились, - согласился молодой человек с этим планом.
  
   Он призвал свою помощницу и тут же испытал на себе ее жаркие объятия. Анна как бы невзначай взяла парня за руку и все время, пока его корежило, с плотоядным удовольствием смотрела ему в глаза. А когда наступила разрядка, и ум молодого человека наполнился ясностью, он ощутил захваченной рукой, как девушка тоже дрожит от блаженства. Потом она отпустила его руку, и у Димы осталось четкое впечатление, что цукумогами его только что поимела столь экзотическим способом. Уж больно лицо у нее было довольным и умиротворенным после возникновения связки.
  
   Пономарев улыбнулся этой мысли, и Нишикиномия улыбнулась ему в ответ.
  
   "Мой небольшой налог за предоставляемые услуги", - словно бы говорили ее глаза.
  
   "Это справедливая плата", - подумал молодой человек и сосредоточился на охоте, сканируя окружающий его лес на предмет наличия следов духовной силы животных.
  
   Чуть правее от исходного курса он ощутил слабый отблеск какой-то живности и двинулся в том направлении, чтобы проверить, кто это может быть. Ящерка посмотрела ему вслед, видимо тоже там кого-то почувствовала, но направление движения не изменила, может быть не хотела парню мешать, а может почуяла другую добычу. И цукумогами тоже последовала за ней, вызвав у Димы некоторые опасения, что если он отойдет от нее подальше, то связь между ними разорвется.
  
   "Нет, - промурлыкала ему на ушко виртуальная Нишикиномия. - Я всегда с тобой, пока ты носишь мое кольцо. И это реальная я не смогу от тебя далеко удалиться, а не наоборот. Мне просто любопытно стало, какой предел у моего "поводка"".
  
   "Тебя не огорчает твоя несвобода?" - спросил у девушки молодой человек.
  
   "А тебя твоя? - весело откликнулась она. - Ты ведь тоже не сможешь от меня избавиться, даже если захочешь".
  
   "Да? Но меня это совсем не беспокоит. Я этому даже рад".
  
   "И я тоже, - с нежностью ответила цукумогами. - Я ощущаю себя как кенгуренок в маминой сумке. Мне очень приятно быть привязанной к тебе. Я чувствую себя защищенной".
  
   "А если я сниму кольцо? Что тогда произойдет?"
  
   "Хе-хе, ты можешь попробовать, если любопытно, - хихикнула девушка. - Но только не во время связи, ладно? - поспешила предупредить она. - Это может ее нарушить".
  
   "Хорошо, я буду знать", - принял Дима к сведению новую информацию.
  
   Чем ближе был источник духовной энергии, тем более скрытно молодой человек передвигался. Вскоре он ощутил, что приближается к птице. Потом понял, что она не одна, что источников духовной энергии несколько.
  
   "Похоже, сытным будет перекус", - с удовольствием думал парень, остановившись ненадолго, чтобы извлечь из рюкзака черные шипы. А потом он увидел двух птичек вившийся над гнездом с птенцами и руки его сами собой опустились. Нет. Он не способен был оставить деток без родителей. Да и жалко ему стало разрушать эту семейную идиллию.
  
   - Ох, не легка работа охотника, - вздохнул Дима и тут увидел заросли пото. - Хе-хе, но без еды, чувствую, мы не останемся, - с удовлетворением добавил он.
  
   Возвращался к ящерице молодой человек по наводке цукумогами. Та находилась рядом с ней и направляла его. Вскоре он вышел на полянку и застал обеих девушек сидящими у костра.
  
   - О! Уже огонь развели, - обрадовался Дима. - А я с поживой.
  
   Лилия вопросительно взглянула на него, а потом ее глаза удивленно расширились, когда парень стал выкладывать картофельные клубни из рюкзака.
  
   - Неужели промахнулся? - спросила она.
  
   - Пожалел птичек, - ответила за него Аня.
  
   - Серьезно?
  
   - У них птенцы были, - пожал плечами Дима. - Может я и охотник, но я также и человек. А людям свойственно сострадание. И даже если с чисто практической точки зрения взглянуть на эту ситуацию, оставить птенцов без родителей, значить обречь их на верную гибель. И какой в этом прок? Не рационально же. Из птенчиков в будущем могла бы вырасти хорошая и сытная дичь.
  
   - Мог бы одну птичку подстрелить, - усмехнулась Лилия.
  
   - А каково было бы тебе, если б убили твоего мужа?
  
   - Ладно-ладно, я же пошутила. Чувствую, волков тебе было легче убивать. А что ты с пото планируешь делать?
  
   - Запечем, - с удовольствием ответил молодой человек. - Ела печеные в углях клубни?
  
   - Нет.
  
   - Что, правда? Как-то странно. Это же вкусно.
  
   - Я больше мясо люблю, - пояснила лизард и вытащила из своей дорожной сумки заячью тушку. - Сможешь аккуратно шкурку снять? - поинтересовалась она.
  
   - Смогу, - ответил Дима, понимая, что иной ответ от профессионального скорняка прозвучал бы нелогично.
  
   - Вот и здорово? - обрадовалась Лилия. - А обработать ее сможешь, как те шкуры волков?
  
   - Это нас задержит, - нашелся с ответом молодой человек. - А еще мне понадобится вода, чтобы промыть кожу от крови. Пожалуй, до деревни придется с обработкой обождать.
  
   "У нас есть средство, для предварительной обработки, - подсказала Аня. - Можем смазать им шкурку, чтобы кожа не огрубела и мех лучше сохранился".
  
   - Но предварительную обработку я сделаю, - добавил Дима и ящерица радостно кивнула.
  
   - Спасибо, - сказала она. - И еще я бы хотела сказки послушать.
  
   "Блин, губа не дура, - мысленно возмутился Пономарев. - Как я буду ей сказки рассказывать и при этом работать? Я же сосредоточиться не смогу".
  
   "Наоборот, так лучше, - возразила Аня. - Если не будешь концентрироваться на своих руках, я смогу управлять ими за тебя. И выполню всю работу "на автомате"".
  
   "Опять я буду чужие лавры пожинать?"
  
   "Так и у тебя лучше получится шкурку обработать, и мне проще будет навык тебе прокачать. Потом действия закрепятся в моторной памяти, и сможешь их сам выполнять без моей помощи".
  
   - Хорошо, - сказал Дима обеим девушкам, а потом персонально для Лилии добавил: - Хотя это и нахальство чистой воды.
  
   - Извини-извини, - улыбнулась та. - Мой папа любит что-нибудь рассказывать за работой. Вот я и подумала, что тебе тоже не будет сложно. Но если тебя отвлечет беседа и помешает хоть немного, то со сказками я могу и подождать.
  
   - Нет, не отвлечет, - ответил парень и достал из рюкзака свои костяные ножи.
  
   - Давно хотела спросить, - сказала ящерка, когда их увидела. - Ты сам сделал эти инструменты?
  
   - Нет, - не стал обманывать Пономарев. - Это работа моей сестры.
  
   - Что, правда? - удивилась Лилия. - Она у тебя тоже мастер? Интересно будет с ней познакомиться. А из чего сделала?
  
   - Из бивней кабана. - Дима взял тушку зайца и одним уверенным движением сделал аккуратный надрез от шеи до живота, выпуская кровь на траву. - Но кабана того я подстрелил, - добавил он.
  
   - А чем твоя сестра делала заточку? И как обрабатывала кость? Та ведь явно упрочнена.
  
   - Извини, но этого я не знаю. Если интересно, то сможешь спросить у нее сама, когда придем в деревню.
  
   - А, ладно, - сказала ящерка, умеряя свое любопытство. Попутно она с интересом следила за тем, как молодой человек снимает шкуру с заячьей тушки.
  
   - Надо бы вертел приготовить, - заметил тот, взглянув на Лилию.
  
   - О, я все сделаю, - кивнула она. - И мясо пожарю, пока ты со шкуркой занимаешься.
  
   - Это будет здорово, - улыбнулся Дима, радуясь, что с него сняли часть работы. - Но пото...
  
   - Его запеку я, - улыбнулась Аня. - Я видела, как ты это делаешь. Отложу часть углей, когда они выгорят, и закопаю в них клубни.
  
   "Ты прямо как Юлий Цезарь, - мысленно пошутил молодой человек. - Моими руками будешь шкуры разделывать, а своими - картошку запекать. Что же мне тогда останется делать?"
  
   "Как что? Сказки рассказывать. Мне ведь тоже любопытно узнать истории про ящериц в твоей аранжировке".
  
   - Шикарно, - откликнулся Дима на предложение Нишикиномии помочь с готовкой. - Тогда моя роль упростится по максимуму. Ну что ж, слушайте сказку.
  
   И, продолжая снимать с тушки шкуру, он задумался на несколько секунд, собираясь с мыслями, а потом стал рассказывать. История его была о трех сестрах-принцессах, девушках-ящерицах, которым матушка царица повелела найти себе женихов. Для поисков следовало использовать особое зелье, сваренное по рецепту волшебницы инари. Если в него окунуть стрелу и выпустить ее в воздух, она обязательно должна была привести девушку к ее будущему суженому. Изготовить зелье каждая из дочерей должна была сама и сама же достать ингредиенты для него, собрав их в указанном волшебницей месте.
  
   Все сестры обладали какой-то индивидуальной чертой характера. Старшая из них была умной, средняя - хитрой, а младшая - романтичной любительницей приключений и мечтательницей. Так что девушки приступили к выполнению задания матушки каждая по-своему. Только младшая девушка полностью последовала указаниям волшебницы, собирая ингредиенты в указанных ей местах. Две другие в той или иной степени облегчили себе задачу. Старшая сестра воспользовалась своим умом и эрудицией, найдя нужные компоненты недалеко от дома. Средняя, в силу своей хитрости, так вообще откровенно схалтурила, купив все, что надо было, у алхимика. Поэтому и сработали зелья у этих девушек не в полную мощь, и нашли сестры женихов себе в соответствии с затраченными на приготовление зелий усилиями.
  
   Стрела хитрой сестры привела ее к вору и обманщику в порту, умная и расчетливая нашла себе честного и смелого, но в определенной степени простого воина, командовавшего охраной каравана. И только у младшей ящерки заклинание сработало очень мощно, отправив стрелу далеко-далеко, так что девушке пришлось больше суток за ней ехать.
  
   В этом месте Дима прервал свою историю, чтобы извлечь из мешка средства и инструменты для обработки шкур. Освежёванную тушку он передал Лилии, а мех зайца оставил у себя.
  
   - Вау! Какая крутая завязочка! - восхитилась лизард. - Я прям вся в предвкушении. Что же там дальше будет?
  
   - Да, интересно у тебя выходит, - кивнула цукумогами, выгребая выгоревшие угли из костра и собирая из них объемную кучку для запекания картофеля.
  
   - Ты когда-нибудь слышала эту историю раньше? - спросила у нее ящерка.
  
   - Нет, - покачала головой Нишикиномия. - В изложении хозяина слушаю ее впервые.
  
   - А-а-а, значит, мы с тобой в равном положении, - обрадовалась Лилия и стала нанизывать заячью тушку на толстый деревянный кол, который выстругала из ветки и заточила своим мечом во время рассказа.
  
   Дима вынул из рюкзака листья солинки и предложил их девушке для смазывания мяса.
  
   - Нет, у меня своя приправа, - отказалась та, извлекая мешочек из дорожной сумки. - Там и соль, и другие специи. Будет вкусно. Но ты продолжай. Что там дальше было?
  
   Молодой человек кивнул и продолжил рассказывать сказку. И далее выяснилось, что младшая из сестер нашла на болоте очень красивого юношу, вот только беда была в том, что оказался тот заколдованным злой ведьмой-суккубой. Размер парня не превышал восемнадцати-двадцати сантиметров, но колдунье это не мешало использовать его как сексуальную игрушку. Лишь сутки назад какая-то магическая сила перенесла его из замка злой волшебницы на это болото. Маленькие размеры потенциального жениха очень разочаровали и расстроили ящерку, но, тем не менее, она взяла парня по его просьбе с собой, а иначе бы тот мог просто с голоду там погибнуть или съел бы его кто-нибудь из местных хищников.
  
   Сестры представили своих женихов родителям, и матушка-царица озвучила для тех три испытания, которые мужчины должны были выдержать, чтобы заслужить честь стать супругами царских дочерей. Им требовалось за неделю помочь девушкам увеличить силу монстра на один уровень, что предполагало достаточно интенсивную сексуальную отдачу. Ведь сестры уже находились на восьмой ступени, и до девятой им требовалось получить весьма значимое количество духовной энергии. Вторым испытанием была демонстрация своих кулинарных умений. Женихам нужно было приготовить для будущих невест какое-нибудь оригинальное и вкусное блюдо, которое царица собиралась лично продегустировать. Ну и наконец, по традициям ящеродев, мужчинам необходимо было продемонстрировать свои боевые умения, победив избранниц своих в спортивном поединке на мечах.
  
   Маленькому мужчине царица готова была дать отсрочку в выполнении этих заданий, пока его не расколдует маг. Но тот не желал никаких привилегий для себя и вызвался проходить испытания сразу на общих основаниях. А расстроенную невесту свою он заверил, что те ему вполне по плечу.
  
   Заколдованного юношу тем же вечером осмотрела волшебница-инари, которая и рассказала молодым людям результаты своего обследования. Инари призналась, что не может незаметно снять заклятие с молодого человека. Она опасалась, что ее магические манипуляции выдадут суккубе местоположение бывшего пленника, и та сумеет дистанционно вернуть его до того, как магический ритуал будет закончен. Второй новостью было то, что наложенное суккубой заклятие допускало временное увеличение мужчины. Для чего требовалось наполнить последнего определенным количеством темной энергии. Это любой монстродевушке было вполне по силам во время сексуальной игры. Вот только сексом с увеличенным молодым человеком заниматься было ни в коем случае нельзя, чтобы опять же не выдать его местоположение прежней хозяйке. Инари также заверила расстроенную ящерку, что сила чувств молодых людей и их искренняя любовь друг к другу вполне способны были разрушить заклятие ведьмы, так что все было в их руках. Требовалось лишь проявить благоразумие и терпение.
  
   Еще при первой встречи на болоте девушка узнала из рассказа юноши, что суккуба с ним делала и как ублажала себя его маленьким телом. Вот только заниматься столь постыдными и извращенными вещами ящерка психологически не была готова. Тем не менее, следуя совету инари, в подходящий момент парень поцеловал свою подругу, у той от вспыхнувшего желания слетели тормоза, и все у них получилось в лучшем виде.
  
   Дима красочно во всех подробностях изложил эротическую сцену из сказки, не замечая, как быстро разгорается огонь похоти в глазах слушательниц, достигая опасного накала.
  
   - Тело ее дрожало все сильнее и сильней, - увлеченно описывал он, - глаза закатились, руки вцепились в простынь, сминая ее, а потом девушка всколыхнулась и восторженно закричала, извиваясь...
  
   Договорить Пономарев не успел. Раскрасневшаяся от возбуждения Лилия опрокинула его на спину, заключая в свои жаркие объятия. Молодой человек еще соображал, что происходит, а она его уже целовала. Язык Димы оказался в кольцах упругой пружины, рот наполнился сладкой слюной, пропитанной темной энергией, пальцам правой руки вдруг стало очень мокро, а потом и тесно. Несколько секунд лизард страстно сопела, ритмично работая бедрами, а потом вскрикнула и забилась в оргазме. При этом рука парня оросилась горячим сквиртом и по ней ударными импульсами стали проноситься электрические волны, которые постепенно пробили себе дорогу и затопили мужское тело темной энергией.
  
   А в виртуальном мире Диму страстно целовала его помощница и, похоже, была уже на грани того, чтобы от поцелуев перейти к более интимным действиям. Но ящерка постепенно успокаивалась и Нишикиномия успокаивалась вслед за ней.
  
   - Да, что на тебя нашло?! - выдохнул молодой человек, когда рот его, наконец, освободился.
  
   - А-а-ах, как хорошо-о-о, - томно простонала Лилия и рассмеялась. - Классно как кончила, сильно. Ты меня рассказом своим возбудил. Вот я и не сдержалась. Извини. Давай лучше дальше без интимных подробностей, ладно? Ты их пропускай, а когда в деревню придем, расскажешь, - плотоядно добавила она.
  
   - Ладно, - согласился Дима и тоже рассмеялся. - Не думал я, что ты способна заводиться с полуоборота.
  
   "Лизард тебе каналы на правой руке прочистила, - хихикнула Аня у него в голове. - Почаще подставляй ей свои конечности, и она тебе все шлаки пробьет".
  
   - Обычно я сдержанная, - возразила молодому человеку ящерка, - но ты такую вкуснятинку рассказал и так красочно, хе-хе, что я возбудилась. Да на моем месте любая мамоно бы не сдержалась. Ты же должен знать, какие мы, монстродевушки, горячие, и не удивляться. Мне вот интересно, это заклинание уменьшения реально существует или нет? У кого бы узнать, как оно делается? Может, есть средство мужчину временно уменьшить на пару-тройку часиков, чтобы потом время истекло, и он увеличился сам.
  
   "Я тебе в виртуалке, Димочка, такое запросто могу устроить, - телепатически промурлыкала цукумогами, - только попроси".
  
   "Э-э-э, ладно, - мысленно ответил ей молодой человек, - но без спроса не надо".
  
   - Мясо зажарилось, - сообщила Лилия.
  
   - Пото, похоже, тоже уже запекся, - вслух сказала Аня. - Давайте все поедим, и Дима дальше историю расскажет.
  
   - Было бы классно послушать продолжение во время трапезы, - поддержала ее ящерка. - Если рассказчику не сложно говорить будет во время еды.
  
   - Не сложно, - ответил молодой человек, отдавая ящерке обработанную шкуру зайца, а взамен принимая кусок жареного мяса.
  
   Цукумогами в свою очередь приготовила для него запечённый клубень. Девушка предусмотрительно нанизала картошку на заостренную веточку, очистила ее верхушку от кожицы, смазала соком солинки и уже в таком виде передала парню.
  
   - Вау! Какой сервис, - обрадовался тот. - Спасибо.
  
   Дима откусил кусочек жареного мяса, заел его картошкой и прожевал.
  
   - М-м-м, вкусно, - похвалил он. - Ну что? Я продолжу?
  
   Уминавшие мясо и картошку девушки с готовностью закивали, и сказочник продолжил повествование.
  
   После первой интимной игры юноша увеличился и, пока девушка спала, приготовил для нее вкусное блюдо. Так без задней мысли он умудрился пройти второе испытание, а заодно и первое. Потому что выяснилось, что ночные приключения не прошли для ящерки бесследно. Она зарядилась духовной энергией так основательно, что перешла на девятый уровень.
  
   Вечером воодушевленная девушка вернулась к своему уже уменьшившемуся парню и с жаром стала рассказывать о своих успехах. Тот с улыбкой слушал ее и радовался. Ящерка тем временем раскраснелась от возбуждения и стала раздеваться под предлогом, что в комнате стало слишком жарко.
  
   - Эй, ты чего задумала? - обеспокоенно спросил ее парень, но девушка ему не ответила.
  
   Она уже на четвереньках подбиралась к маленькому мужскому телу, а из обнаженной писечки ее высунулся гибкий язычок, капающий слюнками.
  
   Дима прервал свой рассказ и обеспокоенно глянул на девушек, в глазах у которых стали посверкивать плотоядные искорки.
  
   - Э-э-э, в общем, вторая ночка у них тоже оказалась довольно жаркой, - поспешил свернуть парень опасную тему.
  
   - Но в деревне ведь ты расскажешь нам подробности, верно? - промурлыкала Лилия.
  
   - Да-да, очень бы хотелось их услышать, - вторила ей цукумогами, плотоядно облизывая свои губки.
  
   - Хех, я попробую, э-э-э... если будет настрой.
  
   - Настрой будет, - многозначительно пообещала лизард. Молодой человек весело улыбнулся ей и продолжил рассказ.
  
   А в сказке его тем временем у царевны и ее миниатюрного приятеля любовная жизнь била ключом. Суккуба специально зачаровала молодого человека так, чтобы тот стал настоящей батарейкой для нее, питающей волшебницу духовной энергией, и вся эта вкуснятина теперь доставалась девушке-ящерке. Жених и невеста проводили каждую ночь в любовных играх. Утром парень увеличивался, они тренировались в спортивном зале, готовясь к третьему испытанию, а когда молодой человек снова уменьшался, просто гуляли и романтически проводил время вместе.
  
   И вот, наконец, пришло время решающего испытания, которое юноша с успехом прошел. Все поздравляли ящерку и ее избранника с таким успехом, а инари с радостью сказала им, что осталось подождать всего лишь три дня и три ночи и заклятие суккубы спадет. Девушка же просто в облаках витала от счастья и люби, пребывая в глубокой любовной эйфории. И вот, когда молодые люди уединились, принимая душ после напряженной схватки, она не сдержалась и набросилась на жениха.
  
   - Стой, подожди! - уговаривал ее юноша. - Потерпи хотя бы часик, пока я не уменьшусь! Потерпи еще три дня и три ночи, пока заклятие не спадет!
  
   Но лизард была невменяемой. Ее влюбленность оказалась такой сильной, что она ничего не соображала. Выплескивая море темной энергии, монстродевушка одурманила своего мужчину и овладела им.
  
   Секс у них получился коротким и очень страстным. Оба буквально пылали от желания и кончили практически одновременно. И вот когда это умопомрачение схлынуло, ящерка обнаружила, что мужчина ее разгорается каким-то странным сиянием.
  
   - Ох, суккуба нашла меня, - горестно вздохнул молодой человек. - Просил же я тебя подождать. Но теперь ничего не поделаешь. Ищи меня в далеком Хеллгондо у могущественной ведьмы Кащеи. Рядом с жерлом дремлющего вулкана находится её замок. Прости родная, не поминай лихом, я больше не могу оставаться с тоб ... - Парень зажегся ярче и вдруг погас, исчезнув на глазах испуганной девушки.
  
   - А-а-а-а-а-а-а-а!!! - закричала вдруг Лилия, напугав Диму и заставив его остановиться. - Дура-дура-дура-а-а!!! Какая дура!!! Не могла трое суток подождать, идиотка!!! А мать ее куда смотрела?! Не видела, что ли, что дочка ее окосела совсем от любви?! Кто их вообще вдвоем мыться пустил, а?! У-у-у-у!!! Р-р-р-р-р-р-р-р!!! Матерь темная! Слов просто нет!!!
  
   Дима с Аней рассмеялись почти одновременно.
  
   - Чего смешного?! - возмутилась ящерка.
  
   - Да, нет, ничего, - успокаивающе поднял руки молодой человек. - Просто мне радостно, что сказка эта тебя так зацепила. Но сама посуди. Если бы ящерка сдержалась, то не получилось бы интересной истории.
  
   - Ох, и твоя правда, - вздохнула лизард. - Значит это еще не конец?
  
   - Конечно, нет. Только половина сказки. Но если рассказывать дальше более компактно, то две трети.
  
   - Нет уж, давай нормально рассказывай.
  
   - А как у нас со временем. Не сильно задержимся? Может я в деревне дорасскажу?
  
   - Ну, мы часик примерно уже отдыхаем, и рассказываешь ты из них минут сорок. Так что минут сорок у нас еще есть. Короче, рассказывай, давай, что там дальше было. Интересно ведь.
  
   - Ну, хорошо, тебе видней.
  
   В общем дальше пошел рассказ о приключениях ящерки, которые та переживала на своём пути к возлюбленному. Девушка узнала, что победить сильную ведьму сможет лишь с помощью особого зачарованного предмета, способного отключить магию в радиусе километра от себя. Артефакт этот назывался "игла смерти магии" и спрятан был где-то в Лесу Духов под защитой сильнейшей волшебницы-эльфийки, королевы этого леса и его обитателей. Но далеко не каждый искатель приключений удостаивался разрешения его добыть. Для этого требовалось подтвердить чистые помыслы, наличие доброго сердца и бескорыстной любви.
  
   Продвигаясь к Лесу Духов, на своем пути девушка-ящерица помогала всем, кто нуждался в ее помощи, и в результате, когда она пришла к эльфийке, то заработала уже достаточный багаж добродетелей, чтобы заслужить право забрать артефакт. Получение его стало отдельным испытанием полным захватывающих приключений, о которых монстродевушки слушали с огромным интересом.
  
   А потом состоялась встреча ящерки с суккубой и нелегкий поединок с очень хитрым противником, не стеснявшемся использовать коварство и обман в противостоянии за мужчину. Ящерка воспользовалась "иглой смерти магии" и ведьме пришлось временно отступить. Но возлюбленным еще предстояло пережить напряженную и полную драматизма погоню, в которой им удалось все-таки сбежать от настойчивой ведьмы.
  
   Но вот счастливые влюбленные, наконец, вернулись домой, и была назначена тройная свадьба. Все три сестры выходили замуж за своих мужчин. На праздник этот съехались родственники со стороны невест и женихов. Приглашены были также все мамоно, которым ящерка помогла в своем приключении и которые помогли ей освободить ее суженого. Пиршество было в самом разгаре, и никто не увидел, как в доме у ящериц появилась незваная гостья с кожистыми крыльями, в шляпе, очках и с хвостом, имеющим сердечко на конце. Она шла между гостями и приветливо всем улыбалась, как ни в чем не бывало, и никто не заподозрил, что пришла она без спросу и приглашения, по собственному, так сказать, желанию.
  
   - Суккуба отыскала свою соперницу, - сказал Дима зловещим голосом, - подкралась к ней сзади и... - он сделал театральную паузу.
  
   - Что?! Что эта коза опять придумала?! - воскликнула Лилия, которая раскраснелась вся от переживаний.
  
   - Крикнула: "Горько!" - рассмеялся молодой человек. - Неожиданно для перепуганной пары она обняла их обоих и сказала:
  
   - Ну что ж, дорогуша, и ты вкусняшечка, вы честно заслужили друг друга и поэтому я благословляю ваш союз. Живите долго и счастливо. Тебя недотепа, - она улыбнулась юноше, - я передаю в надежные руки. Будь паинькой, слушайся жену и не лазь больше по незнакомым подземельям. А для тебя, милая моя, - обратилась колдунья к невесте, - у меня есть интересный подарочек.
  
   И она что-то зашептала ей на ухо. Глаза ящерки сперва удивленно расширись, а потом засияли восторгом. После чего она обняла суккубу и поцеловала ее в щечку.
  
   - Ну а свадьба шла своим чередом, - продолжал рассказывать Дима. - И я там был, мед и квас пил, погулял, отдохнул, попраздновал от души. А молодожены после этого жили долго-долго и очень счастливо. Вот и сказочки конец, а кто слушал - молодец.
  
   - Что уже все? - расстроилась ящерка.
  
   - Ну да. Сама ведь знаешь, времечко нас поджимает. Нужно торопиться иначе не успеем до темноты в деревню прийти.
  
   - Но что Кащея сказала Илане? Из-за чего та обрадовалась-то так? - спросила заинтригованная Лилия.
  
   - Хе-хе, вот ты о чем, - засмеялся Дима. - А этого никто не знает. Девушка не рассказала никому, да и никто не спрашивал у нее.
  
   Лицо ящерки приняло разочарованную мину, но парень, меж тем, улыбаясь, продолжил:
  
   - Однако слуги по время любовных утех парочки иногда слышали из спальни молодоженов странные возгласы. Юноша вдруг начинал ойкать и охать, и голос его отчего-то становился более тонким и тихим.
  
   - Ой, нет, только не опять! - кричал он. - Нет-нет, не сдавливай меня так сильно своим языком, ты меня задушишь. Куда ты тянешь меня, куда?! Нет! Только не туда! Только не внутрь! Ай!
  
   А потом голос парня становился приглушенным, раздавалось сочное плотоядное чавканье, перемежаемое довольным урчанием ящерки. Ну и минуты через две-три она во все горло вопила от оргазма.
  
   Выслушав эту добавочную информацию, Лилия расплылась в довольной улыбке и сказала:
  
   - Да-да! Я знала! Так и знала, что нечто такое получится! Ох! Счастливая! Какая же она счастливая. Умничка! Молодец! Очень я за нее рада. Ух! Какая классная история. А много ты таких знаешь?
  
   - Несколько, - уклончиво ответил Дима.
  
   - Расскажешь?
  
   - Когда время свободное будет.
  
   - Хорошо, - кивнула лизард и встала. - Отдых закончен. Собираемся в путь.
  
   Отдохнувшие, поевшие и набравшиеся сил путешественники вновь отправились в путь и двигались по лесу гораздо бодрее. Ящерка поддерживала примерно тот же темп, около восьми километров в час. Они сделали по дроге две небольших передышки и примерно через полтора часа вышли на просеку. Дальше шел тракт.
  
   - Минут через пятнадцать придем, - улыбнулась Лилия, сбрасывая скорость и останавливаясь. - Торопиться больше не надо. Мы успеваем засветло. Предлагаю еще минут пять отдохнуть и преодолеть финишный участок.
  
   Никто из спутников не возражал. Дима присел на камень и вытянул вперед гудящие ноги.
  
   "Скоро придем", - с удовлетворением и азартом думал он.
  
   Молодой человек ни разу еще не видел реальных людей в новом для себя мире. И первый населенный пункт вызывал у него острое любопытство. Нет, он помнил, конечно, города по виртуальным своим приключениям. Но, во-первых, очень редко виртуальная реальность была в них доступна. Только в некоторых локациях и отдельных домах. А во-вторых, виртуальные люди и реальные - это же совершенно разные персонажи.
  
   "Запыхался, братик?" - услышал молодой человек знакомый голос у себя в голове и радостно встрепенулся.
  
   "Алиса! Ты где?"
  
   "Над тобой, дурачок".
  
   Дима поднял голову и увидел сойку, сидящую на ветке.
  
   "Хе-хе, мы уже близко, - предупредила доппельгангер. - Дальше идти пешком не придется, подвезем".
  
   "На чем? И почему "мы"? Ты не одна?", - забросал молодой человек ее вопросами.
  
   "Готовься познакомиться с дедом, я уговорила его встретить вас на тракте. Едем к вам на повозке, запряженной лошадью. Полезные, какие животные, я просто влюбилась в них. И успела уже поездить верхом. Мрр-мрр, красота!"
  
   "А как дедушка отнесся к тебе? Как отнеслась бабушка? Они поверили, что мы их внуки?"
  
   "Легко поверили, мне даже гипнотизировать их не пришлось. Достаточно было упомянуть парочку забавных случаев из детства нашего папы, и дело было сделано".
  
   "Но как ты о них узнала?"
  
   "Я ведь мысли читаю и управлять умею людьми. Так что это было делом техники. Еще до встречи с ними, я проникла в дом в невидимой нематериальной своей форме, подтолкнула бабушку с дедушкой вспомнить наиболее интересные эпизоды из детства их сына, а потом при встрече с ними просто пересказала их".
  
   "Но... как-то не хорошо так... обманывать", - забеспокоился Дима.
  
   "Не волнуйся. Они были безумно рады, что у них на старости лет обнаружились внуки. И знаешь, мне и самой тоже очень приятно было. Это так здорово, иметь семью. Я решила даже на полном серьезе внучкой их стать. Теперь они мои настоящие бабушка и дедушка. Ва-а-а, как они меня любят. Как прия-а-а-атно. Так что не проболтайся, ладно? Не выдавай меня, пожалуйста".
  
   "Ну, конечно, - мысленно ответил Дима, с улыбкой глядя на сойку. - Раз ты так решила, то все в порядке. От вашего родства все только выиграют. И ты, и они. У меня, как ты знаешь, тоже нет настоящих родственников в этом мире, так что я тоже не против обзавестись приемными бабушкой и дедушкой".
  
   "Вот и хорошо, - обрадовалась Алиса. - А теперь, вуаля! Мы едем!"
  
   Сойка сорвалась с ветки и улетела. Лилия поднялась на ноги и замерла, прислушиваясь к своим ощущениям.
  
   - По тракту к нам приближаются люди и животное, - сказала она. - Чувствую две человеческие ауры: женскую и мужскую, а также ауру лошади. Видимо едут в повозке.
  
   - Это сестра моего хозяина, - подала голос Аня. - Мужская аура мне не знакома, но судя по всему, это ее дед. Видимо нас встречают.
  
   - Хорошо! - обрадовалась лизард. - Не знаю, как они догадались, что мы идем, но встречают нас очень кстати. Остаток пути, значит, проедем. Ура. И потом мне очень любопытно познакомиться с твоими родственниками, Дима. Прям не терпится их увидеть.
  
   - Эм, сестру ты мою, считай, уже видела, - смущенно сказал парень.
  
   - Когда?
  
   Пономарев кивнул на цукумогами.
  
   - Мой дух, скопировала ее внешность. Так что обе они как близняшки.
  
   - Серьезно? - удивилась ящерка.
  
   - Это правда, - подтвердила Аня, и мысленно добавила:
  
   "Вот только кто кого скопировал, это уже другой вопрос".
  
   - А почему? - спросила Лилия.
  
   - У моего хозяина были определенные сексуальные фантазии, связанные с сестрой, - мстительно улыбнулась Нишикиномия. - И я этим воспользовалась.
  
   - Стой-стой, Аня, не рассказывай! - воскликнул Пономарев, чувствуя себя неловко.
  
   - Хе-хе, - рассмеялась лизард. - Мужчины бывают такими извращенцами. О сестренке, значит, фантазировал?
  
   - Между прочим, сестра она мне сводная, - возразил молодой человек. - И... и... она очень красивая, вот. И хватит об этом!
  
   - Э-ге-ге-э-эй! - послышался крик издалека.
  
   Дима посмотрел вдоль тракта и увидел приближающуюся повозку. В ней стояла высокая девушка в белом платье и размахивала рукой.
  
   - Алиса, - сказал он и улыбнулся. - Али-и-иска-а-а! - закричал он девушке в ответ.
  
   - Ну, тогда пойдем им навстречу, - предложила Лилия.
  
   - Бежим, - согласился Дима и побежал, размахивая руками.
  
  
  
   Ну, понятно, что Алиска буквально сиганула на него с телеги со своими объятиями. Он и сам по ней успел соскучиться. А вот перед пожилым, но довольно крепким мужчиной парень слегка оробел и не знал как с ним вести себя. Тем не менее, дед просто обнял его, прижал к себе и похлопал по спине, разом решая все психологические проблемы знакомства.
  
   - Дима? - полуутвердительно спросил он.
  
   - Да.
  
   - А я Марк. Как же я рад видеть тебя, внучок!
  
   - И я тоже очень рад, деда, - улыбнулся молодой человек и представил своих попутчиков: - Это мои очень хорошие друзья: девушка-ящерица Лилия и цукумогами Аня. Прошу любить и жаловать.
  
   - Очень приятно, - кивнул Марк, пожимая лизарду руку, и с некоторым удивлением посмотрел на Нишикиномию. - Ты так похожа на нашу внучку, прямо как сестра-близнец, - изумился он.
  
   - А Анечка мне как сестренка, - улыбнулась Алиса, становясь рядом с ней и обнимая ее за талию.
  
   - Просто... э-э-э... когда я обретала человеческую форму, то ну... так получилось... я воспользовалась внешностью Вашей внучки, - запинаясь, поведала цукумогами продуманную заранее легенду. - Извините, - смущенно добавила она.
  
   - Это прекрасно, - улыбнулся Марк. - В таком случае ты не против будешь, если я и жена моя станем называть тебя внучкой?
  
   - Это круто! - радостно поддержала его Алиса. - Мы все одна семья!
  
   - Для меня это было бы большой честью, - согласилась порозовевшая от удовольствия Аня.
  
   Потом была дорога в деревню. Все путники разместились на повозке и на последнем участке пути дали ногам отдохнуть. Старик немного порасспрашивал Диму о его приключениях в дороге, и тот вкратце поведал, что и как с ним произошло. Сам Марк рассказал, какой радостью для него и его жены было узнать, что у непутевого сына их, оказывается, есть дети. И он очень нахваливал Алису, которая за три дня пребывания у них буквально преобразила весь дом, перечинив у кузнеца в мастерской все сломанные инструменты и приспособления, а так же поправив хозяйство тут и там.
  
   "За три дня?" - мысленно удивился Дима.
  
   "Пришлось немного изменить им воспоминания, - смущенно ответила доппельгангер. - Просто я так обрадовалась обретению семьи, что малость увлеклась и превысила лимит возможностей обычного человека в починке вещей. Ну и... в общем, я в любом случае планировала внушить им, что появилась раньше, чтобы свести концы с концами у нашей с тобой легенды".
  
   Лилия в свою очередь похвалила Диму, представив его великолепным рассказчиком, и сообщила, что он знает интересные сказки о ящерицах, которые рассказывала ему в детстве его мама. Естественно этот момент заинтересовал всех и в особенности Алису. Та стала телепатически пытать парня, какие такие сказки он знает, и почему она не в курсе этого? Дима ответил ей, что просто переделал сказку о царевне-лягушке на местный лад, ну и получилось вроде неплохо и логично.
  
   "Расскажи-расскажи! - стала требовать заинтригованная "сестренка" - Мне тоже надо ее знать, ведь я, вроде как, должна была ее от нашей мамочки слышать".
  
   - Ох, дедуль, Алис, я уже малость устал. Можно как-нибудь в другой раз? - ответил молодой человек сразу и Марку, и доппельке на их ожидания.
  
   - Я потом вам с бабушкой эту сказку расскажу, - пообещала старику Алиса. - А Димочка расскажет нам что-нибудь новенькое за ужином.
  
   - Точно-точно! - радостно поддержала ее Лилия.
  
   "Ох! Алиска! Бессовестная ты интриганка!" - посетовал Пономарев.
  
   "Ничего, за время в пути ты как раз отдохнешь. Ну, на одну-то сказочку сил у тебя наберётся. Если что, цукумочку свою призывай, она добавит тебе энергии".
  
   "Я, так понимаю, мне и тебе о царевне-лягушке рассказать придется, чтобы ты потом могла сделать вид, что знаешь эту сказку?"
  
   "Нет-нет, не придется, - успокоила его Алиса. - И я как раз хотела попросить твоего разрешения посмотреть эту сказку в твоей памяти".
  
   "О! Точно! Ты ведь телепатка у нас!" - обрадовался наивный парень и опрометчиво согласился.
  
   И в результате он заснул прямо в повозке и проспал до самой деревни, просматривая рассказанную им историю во сне. Под действием чар доппельгангера Дима увидел настоящую визуализацию своей истории с досконально прописанными образами персонажей и подробно изображенным ходом событий. Все эротические сцены тоже были показаны без лакун и весьма натуралистично, от чего похотливая "сестренка" перевозбудилась и с трудом сдерживала себя, чтобы не наброситься на "сводного братца" и не изнасиловать его прямо при свидетелях.
  
   "Попрошу бабушку с дедушкой постелить нам в одной комнате!", - плотоядно строила она планы на ночь.
  
   "Очередь занимай, - ответил ей Дима во сне. - Меня уже Лилия на ближайшую ночевку забронировала. Да и как ты планируешь не выдать свою темную ауру, когда будешь со мной сексом заниматься?"
  
   "Какой облом! - расстроилась Алиса на счет первого. - А по поводу маны моей можешь не переживать. Хе-хе. Я могу и как человек тобой насладиться, сбросив избыток своего возбуждения. Мне и сперму твою брать не понадобится. Все равно мне духовная энергия пока не нужна. А вот кончить очень хочется, и никуда тебе от этого моего желания не деться, сладенький".
  
   К вечеру они приехали в деревню, где Дима познакомился со своей бабушкой Миланой, которая оказалась весёлой и добродушной женщиной, а так же увидел дом своих родственников - крепкую и просторную двухэтажную избу, фактически коттедж, способный без напряга разместить на ночлег всех прибывших гостей.
  
   Милана принялась собирать на стол яства к ужину, Алиса вызвалась ей помочь, и вскоре женщина с удивлением обнаружила, что не поспевает за своей внучкой. Та всю сервировку стола ловко взяла в свои умелые ручки. Дима сидел за столом и с изумлением следил за тем, как Алиса порхала по дому. Она всего лишь расставляла посуду, раскладывала салаты по тарелкам, разливала квас и компот, но парню казалось, что девушка танцевала. Она буквально светилась от радости, сервируя стол, забота о гостях, их благодарность вызывали у нее чувство глубокого удовлетворения. Бабушка с дедом не могли на нее нарадоваться. Молодой человек видел, с какой гордостью они на Алису смотрят и прекрасно их понимал. У девушки любая работа ладилась легко и непринужденно.
  
   Потом все сели ужинать, наслаждаться праздничным угощением и нахваливать мастерство хозяйки. И тут выяснилась, что большинство блюд собственноручно приготовила во всем поспевающая внучка. И Дима в очередной раз удивился, осознав вдруг, что "сестренка" тянула на звание исключительно умелой хозяйки. И другие гости пришли к такому же мнению. Лилия с удовольствием отметила, что из этой домовитой девушки получится для кого-то отличная женушка. Сама Алиса тут же стрельнула маслеными глазками в сторону Димы, чем привела того в смущенное замешательство.
  
   "А я уже выбрала себе муженька", - промурлыкала она ему телепатически.
  
   "Я согласна на роль любовницы", - вторила ей цукумогами. Алиса скосила на нее взгляд и весело улыбнулась.
  
   "Не возражаю", - разрешила она, заставив парня покраснеть еще больше.
  
   Он всерьез стал опасаться, что две вдохновленные мыслями о совместной с ним жизни монстродевушки станут и дальше развивать эту тему, но телепатический флирт прервала Лилия, попросив молодого человека рассказать еще какую-нибудь сказку.
  
   - Да, точно! - поддержала ее Алиса, с удовольствием вспомнив просмотренный во сне фильм. - И, между прочим, хочу открыть один секрет, что часть историй братик придумал сам.
  
   - Серьезно? - поразилась ящерка. - Расскажи тогда что-нибудь из собственного сочинения.
  
   - Вовсе не сам я их придумывал, - возразил Дима, глядя на "сестру" свою осуждающе. - Просто слегка переделал некоторые из тех сказок, что рассказала мне мама.
  
   - И все равно в твоем исполнении звучали они совсем иначе. Так что получались другие истории. Мама-то ведь рассказывала нам гораздо больше сказок о людях, а ты переделывал их так, что получались они про монстродевушек.
  
   - Ну, зачем надо было об этом говорить, - расстроился парень.
  
   - А что такого? - удивилась Алиса. - Я наоборот хотела тебя похвалить.
  
   - Ты уличила его в обмане, - хихикнула лизард, которая рассматривала теперь молодого человека с большим интересом. - Но я совсем не в обиде, Дима. Ведь услышать истории из уст самого автора гораздо приятнее и ценнее. Так что не надо проявлять излишнюю скромность, хотя скромность всегда и украшает человека. А как называлась оригинальная сказка о маленьком мужчине, которого из плена суккубы спасла девушка-ящерица?
  
   - Сказка об Иване-царевиче и царевне-лягушке, Василисе прекрасной, - ответила Алиса.
  
   - О, вот как? О лягушке, значит? - рассмеялась Лилия. - Понятно, теперь, почему Илана нашла Васю на болоте. Иван - Илана, Василиса - Василий. Роли, значит, поменял, хитрец. М-м-м, прикольно как! Расскажи, пожалуйста, что-нибудь еще из собственных сочинений. У тебя ведь вроде должны быть истории про моих соплеменниц?
  
   - Хорошо, - согласился Дима, который уже давно продумал новую сказку, причем продумал ее с практическим смыслом, чтобы кое-что для себя выяснить. - Расскажу я вам сказку о принцессе Илане и доппельгангере.
  
   Взгляд у "сестренки" тут же сделался испуганным, и она мысленно спросила "братца": "Ты чего задумал, обормот?"
  
   "Не переживай, это будет лишь аранжировка истории про Ивана-царевича и Серого волка".
  
   "Про волка, значит? Ну... ладно, - неуверенно согласилась Алиса, по-прежнему испытывая беспокойство. - Про волка можно. Тем более что и Холо тоже захотела эту историю послушать".
  
   Глаза самой ящерки прям так и засверкали от предвкушения.
  
   - Доппельгангер, доппельгангер, - повторяла она, мурлыкающим от удовольствия голосом. - Обожаю ужастики!
  
   - Вообще-то это не ужастик, - нахмурилась Алиса. - Версию братика этой сказки я не знаю ещё, так что сама ее с интересом послушаю, но с оригинальной историей знакома.
  
   - Но если не ужастик, то что? - удивилась ящерка.
  
   Девушка уже открыла рот, чтобы ответить, но Дима ее остановил.
  
   - А давайте не будем портить интригу, - улыбнулся он. - Сейчас расскажу, и все всё узнают.
  
   Ну а дальше пошло само повествование, которое поглотило слушателей с головой. Естественно нашему сказочнику пришлось внести некоторые изменения. Справедливо полагая, что сестры ящерки Иланы в силу менталитета своего не могут вести себя подобно братьям Ивана в оригинальной сказке, Дима оставил этих персонажей людьми. В итоге принцесса и царевичи оказались детьми одного отца и разных матерей. Якобы у царя было две жены: и обычная женщина, и лизард, что с учетом широко распространённых в мире мамоно смешанных браков было вполне возможно. Ну а начальные события пошли по оригинальному сюжету. Из сада у царя стали пропадать яблоки, потом обнаружилось, что воровкой была жар-птица.
  
   - Поймайте для меня это чудо, - сказал царь, с восхищением рассматривая прекрасное светящееся перо воровки. - И кто первым её добудет, тому я и трон по наследству передам.
  
   Братья тут же разгорелись энтузиазмом, по-быстрому собрались в путь, вскочили на лошадей, и вперед умчались, а ящерка малость задержалась, получая от мамы своей напутствие и готовясь к длительному пешему путешествию, потому как не любили лошади мамоно и не соглашались возить на себе дочерей Темной Богини.
  
   В пути своем девушка наткнулась на дорожный камень, на котором написано было следующее: "Прямо пойдешь - погибнешь, налево пойдешь - богатым будешь, а направо пойдешь сама живой останешься, а коня потеряешь". Илана рассудила, что богатство ей ни к чему, она ведь принцесса, и всем обеспечена, а идти прямо, не зная опасности - слишком опасно, поэтому повернула направо. Тем более что коня у нее никакого с собой и не было. И там, на глухой лесной тропинке повстречалась ящерка с доппельгангером, которая выглядела как девушка, сделанная из жидкого стекла или полупрозрачного мягкого мармелада.
  
   Все слушатели разом напряглись, но Дима подал этот эпизод комично. Вроде как доппелька дотошно расспрашивала ящерку, где конь и сильно обижалась на нее за то, что та не привела ей ничего, чем можно было бы поживиться.
  
   - Ведь нормальным языком написала я на камне, что коня потеряешь, - разорялась хищница. - Так какого хрена было идти направо без коня?!
  
   Слушатели от такой наивности стали посмеиваться, да и сама Алиса хихикала в кулачок, интерпретируя реакцию своей соплеменницы с точки зрения ее ироничности и остроумия.
  
   - Ну, раз так, то я с тобой пойду, - расстроено сказала доппельгангер. - Ты мне коня не привела, значит, теперь кормить будешь. - И после слов этих просто испарилась бесследно, а сама в сумку к ящерке в качестве кристаллика хайорита спряталась.
  
   Потом уже на первом привале она объявилась, конечно, желая поучаствовать в трапезе, и состоялась первое выяснение отношений между будущими попутчицами. Доппельгангер совершенно неожиданно принесла ящерке особую клятву, в которой обязалась быть ее верной подругой и помощницей. Пообещала она также никого не есть без добровольного на то согласия.
  
   - Эта клятва, - сообщила мармеладная девушка, - не может быть мной нарушена никогда, потому что произнесена она по особым правилам чести доппельгангеров. Я лишусь поддержки и помощи своих соплеменниц, если ее нарушу, и это истинная правда, клянусь именами Кайгорвэн и своей создательницы Промештейн.
  
   Лилия вдруг подняла руку и задала вопрос:
  
   - А почему доппельгангер в клятве своей оставила для себя возможность кого-нибудь съесть при его согласии? Разве может кто-то добровольно согласится быть съеденным?
  
   - Это специальная клятва доппельгангеров, учитывающая разные жизненные ситуации, - пришла рассказчику на выручку Алиса. - И высказана она была в официальной форме, которая оставляет для клянущейся некоторые права. Ну, согласись, что глупо не иметь возможность съесть мамоно, если, скажем, та сама об этом попросит.
  
   - Насколько я знаю, доппельгангеры могут управлять разумом других существ, - вспомнила ящерка. - То есть она может заставить жертву попросить съесть ее.
  
   - Но тогда это будет не добровольная просьба, - возразила ей девушка. - А в клятве сказано было именно о добровольной.
  
   - И в каком же случае кто-то может добровольно попросить, чтобы его съели?
  
   - Не надо рассказывать? - остановил молодой человек Алису. - Это раскроет некоторые секреты сказки раньше времени.
  
   А мысленно он у нее спросил:
  
   "Ты так странно отозвалась об этой клятве, словно та на самом деле существует. А меж тем, я ее сам только что придумал".
  
   "Это хорошая клятва, - серьезно ответила ему "сестренка". - И я собираюсь ее считать официальной на уровне видовых традиций. А поскольку я пока единственная доппельгангер в этом мире, то и клятва получает законный статус".
  
   "Ты не единственная, - поправила ее Нишикиномия. - Я тоже немного доппельгангер и я тебя полностью поддерживаю. Считай, что мы утвердили эту клятву советом двух голосов!"
  
   "Спасибо! - поблагодарила ее Алиса. - Я бы хотела добиться места в жизни для себя и своего вида, дать ему право на существование, поэтому без каких-либо гарантий для разумных существ нам, доппельгангерам, не ужиться с мирными монстродевами и людьми. И возможность поступиться частью своей свободы в счет мирного сосуществования, я считаю очень полезной".
  
   "Ну, что ж, я очень рад, что помогаю тебе в этом", - улыбнулся ей Дима и продолжил свой рассказ.
  
   Ночью на девушек напала стая волков и впервые они сражались спина к спине как верные боевые товарищи. Нападение, в конце концов, удалось благополучно отбить. Кроме того доппельгангер вдосталь наелась волчатины, а потом еще и превратилась в огромного волка, предложив подруге своей дальше ехать на ней верхом. Так и выехали они из леса, направляясь на поиски жар-птицы.
  
   Далее начались совместные приключения девушек, выглядевшие как своеобразный последовательный квест. Сперва они узнали, кто является владельцем жар-птицы, и посетили его. Илана спросила цену за огненное чудо, и хозяин отправил девушек к другому царю, добывать для него великолепную волшебную девушку-единорога. Пришли подруги за ней и выяснили, что владелец кентавры, оказывается, имеет тягу к мужчинам, а потому попросит добыть ему красавца-принца из соседнего королевства.
  
   - Ох уж эти мне мужеложцы! - воскликнула Лилия, возмущенная до глубины души. - Что за ужасное извращение?! Как Кайгорвэн темная это терпит и куда Пресветлая богиня смотрит, позволяя продолжаться этому возмутительному беспределу своих детей?! Мало того, что мужчины эти естественную для природы и продолжения рода любовь отвергают, так еще и других мужчин украсть и смутить норовят! Р-р-р-р-р-р!!! Вот кого доппельгангеру съесть следовало в первую очередь!
  
   - Вот точно так же возмутилась и Илана, - рассмеялся молодой человек, забавляясь столь бурной гомофобной реакцией ящерки. - Она даже отвела подругу в сторонку и шёпотом предложила доппельке, мол, давай ты его съешь. Но та грустно развела руками и вздохнула:
  
   - Извини, но я не могу. Я ведь клятву давала никого из разумных не есть. А царь этот хоть и нетрадиционной ориентации, но разумный.
  
   - Но что же нам делать? - расстроилась Илана. - Неужели хрычу этому извращенному красавца-парня отдавать? А вдруг он воином доблестным окажется?
  
   Как сказала она это, так слюнки у нее потекли.
  
   - Давай принца сперва увидим, - предложила доппелька, - тогда и решим. Хороший воин и тебе самой сгодится, права ведь?
  
   Почему-то она именно о ящерке заговорила, а не о себе и как-то странно маслено на нее смотрела в этот момент.
  
   - Ох! Представляешь, Илана! - мечтательно говорила подруга. - Вот полюбите вы друг друга и поженитесь, как будет здорово!
  
   Марк, Милана и Лилия немного удивились столь чрезмерной альтруистичности доппельгангера, а вот Алиса, напротив, улыбалась. Ей по душе пришлись слова соплеменницы. Да еще и цукумогами оставалась бесстрастной, она тоже в курсе была некоторых необычных черт характера "сестренки" и представителей ее вида.
  
   - В общем, девушки сделали вид, что согласились на условия гомосексуального царя, - продолжил повествование Дима, - и пошли в соседнее государство, добывать принца.
  
   Молодой человек рассказал, как девушки пытались выкрасть парня по имени Елисей и насколько непросто это оказалось. Тем не менее, они добились успеха в этом предприятии и успели даже лишить юношу девственности. Об этом Пономарев поведал достаточно кратко, стараясь избегать интимных подробностей, поскольку слушали его так же и представители старшего поколения. Потом был побег из замка вместе с принцем, и троица путешественников отправились назад. Добыв себе человеческую матрицу, доппельгангер научилась превращаться не только в принца, но и в женскую его ипостась, получив от Елисея прозвище Елена Прекрасная. А заодно она обрела и свое собственное имя, которого до сих пор не имела.
  
   Далее друзья направились к гомосексуальному царю, отматывая квест в обратную сторону. Вместо парня-красавчика к содомиту отправилась доппельгангер, ставшая на время двойником Елисея. Забрав девушку-единорога, они встретились в лесу и стали думать, как быть дальше. Ведь, не имея матрицу кентавры, доппелька не могла в нее превращаться. Однако Илане пришла в голову хитрая идея, как подруга ее могла требуемое получить. Она уговорила единорожку воспользоваться убийственным заклинанием и кинуть в доппельгангера свою темную ячейку. Дело в том, что после того, как Лена получила человеческую матрицу, ячейки ее стали крупнее и воздействие это не должно было привести ни к каким фатальным последствиям.
  
   Провернув задуманное, девушки посетили уже хозяина жар-птицы и снова совершили обмен. Ящерка забрала клетку с огненной красавицей, и собиралась дождаться Лену в лесу, но доппельгангер, пребывавшая в облике единорожки, неожиданно предупредила подругу телепатически, чтобы та ее не ждала. Она собиралась взять с царя и его воинов дань в виде спермы и подняться в своем классе по максимуму. После того как бесформенная монстродевушка обрела новую матрицу и увеличила благодаря ей размер своих ячеек чуть ли не в два раза, она могла продвинуться аж до семнадцатого уровня и собиралась в полной мере этим воспользоваться. Так что в этом месте истории подруги расстались, и видимо не стоило им этого делать, потому что дальнейшие события приняли весьма трагичный оборот.
  
   Уже недалеко от дома, возле дорожного камня, во время ночевки Иланы и ее спутников на них наткнулись возвращавшиеся из своего путешествия братья царевны. Они увидели жар-птицу, воспылали завистью и решили забрать ценный трофей, а вместе с ним и жизни своей сестренки и ее спутников. Частично им удалось это злодеяние. Птицу братья отняли, смертельно ранив свою сестру и нанеся опасные ранения ее возлюбленному. Только крик жар-птицы в последний момент разбудил спящих и уберег их от мгновенной смерти.
  
   Дима постарался во всех красках передать драматичность ситуации. Доппельгангер почувствовала беду и успела примчаться к подруге, пока та была еще жива. Но, тем не менее, помочь она ей ничем не могла и даже целебная сила рога кентавры, излечившая раны молодого человека не могла сохранить ящерке жизнь.
  
   - Ты возьми мою матрицу, подруга. Обернись мной, пока любимый спит целебным сном. Скажи суженому моему, что ты - это я. Выполни мою последнюю просьбу. Он очень хороший мальчик и успел полюбить меня. Плохо будет лишать его счастья.
  
   - Да, - решительно сказала доппельгангер, и слезы вдруг высохли с ее глаз. - Я выполню твою просьбу, родная моя, а за одно и свое желание.
  
   И доппельгангер вонзила свои стеклянные копья в тело ящерки, выпивая ее жизнь и наполняя последние секунды ее бытия сладким блаженством, пришедшим на смену боли.
  
   "Так вот что чувствуют жертвы доппельгангера, когда их едят, - подумала Илана улыбаясь. - Как приятно". И это были последние мысли ее перед тем, как канула принцесса в беспамятство.
  
   Дима сделал паузу в повествовании и допил свой чай. Рядом с ним всхлипывали и рыдали друзья и родственники. Плакала Алиса и Лилия, плакала бабушка, шмыгала носом Аня и вытирала слезы. Глаза у Марка тоже были на мокром месте.
  
   - Что же за грустную историю ты нам рассказал внучек? - спросил он.
  
   - Это ведь не конец? Не конец? - с надеждой спросила Лилия и снова всплакнула.
  
   - Нет, друзья, не конец, - улыбнулся молодой человек. И продолжил рассказ.
  
   Поведал он, как пойманы были братья-злодеи. Доппельгангер в облике Иланы взяла сознание мужчин под контроль, заставила их отдать жар-птицу, а потом конвоировала их во дворец и вынудила покаяться царю-батюшке во всех своих прегрешениях. Преступников прогнали со двора, и те бежали, куда глаза глядят, прочь от позора своего и гнева царского.
  
   А потом была свадьба царевны Иланы и суженого ее Елисея, на которой все гуляли, веселились и забыли на время о горестях и печалях. Счастливы были и жених с невестой. Искренне радовались они своему союзу и при криках: "Горько!" - страстно и долго целовались, все продлевая и продлевая поцелуи.
  
   И вот наступил вечер и, наконец, первая брачная ночь, во время которой девушка-ящерица и молодой парень вовсю нарезвились в постели. Потом отхлынули друг от друга и замерли, отдыхая.
  
   - Илана, - прошептал Елисей.
  
   - Да, - ответила ему невеста.
  
   - Ты ее чувствуешь?
  
   - Нет.
  
   - Что совсем-совсем?
  
   - Провалилась куда-то, прохиндейка, - вздохнула ящерка. - Как только братья мои сбежали со двора, так и оставила меня. Сказала лишь: "Веселитесь, наслаждайтесь друг другом, дарую тебе свое тело на время".
  
   - Не сказала на сколько? А что будет потом?
  
   - Эй, дружок мой сердечный. Ты должен помнить, что тело это заемное, и лично меня больше беспокоит не насколько оно мне дано, а где сейчас моя лучшая подруга и почему молчит уже вторые сутки.
  
   Ящерка стала звать ее и кричать мысленно изо всех сил. И доппельгангер, наконец, откликнулась:
  
   "Ну, чего ты орёшь?! Что ж за напасть то такая, выспаться нормально не дают! Я им, понимаешь ли, рандеву устраиваю с медовым месяцем, а они еще и не довольны!"
  
   Илана, конечно, обрадовалась, набросилась на подругу с расспросами. После чего между девушками состоялся важный разговор, из которого выяснилось, что Илане нужно прокачать уровень доппельгангера до двадцать пятой ступеньки. Именно тогда Лена сможет создать для нее отдельное тело, и опять они будут вместе, как в прежние времена. Потом доппелька снова заснула, и ящерка пересказала парню их мысленный разговор.
  
   - Вот так, - улыбнулся Дима. - А через пару годочков Илана с Елисеем отправились в супружеское путешествие и вернулись из него со своей подругой Еленой. Но это уже другая история. Вот и сказочке конец, а кто слушал, молодец!
  
   - Объясните! Объясните мне, пожалуйста! Что произошло?! - воскликнула Лилия, как только история закончилась. - Что приключилось с Иланой? Почему она оказалась в теле Лены и как она выжила вообще?
  
   - Все очень просто, - улыбнулась Алиса. - Доппельгангеры, съедая друзей, могут сохранять их души в своем теле и давать им вторую жизнь. А двадцать пятый уровень Лене нужен был, чтобы родить тело для подруги своей Иланы и отдать ее душе физическую оболочку, произведя на свет нового доппельгангера.
  
   - Во-о-от оно что! - вздохнула с облегчением ящерка. - Боже! Какая классная сказка! Как счастлива я, что она хорошо закончилась. А эта доппелька такая приятная, прям душечка. Хотя, хи-хи, она и напугала меня немного, когда устроила в замке соседнего царства такой сексуальный беспредел.
  
   - Если бы она не поторопилась, - пояснил Дима, - и не поднялась в классе, то не смогла бы тогда спасти свою подругу. Ведь доппельгангеры могут сохранять души других монстродев, только начиная с седьмого уровня. Вот так.
  
   - Ого, тогда понятно.
  
   - Ну что ж, гости дорогие, - сказал Марк. - Сказку мы послушали, поужинали. Теперь, на боковую? Утро вечера, говорят, мудренее.
  
   - Я только за, - сказал Дима и сонно зевнул, прикрывая рот ладонью.
  
   Рассказ утомил его больше, чем остальных, но он с удовлетворением выяснил для себя, что к доппельгангерам люди и монстродевушки могут относиться доброжелательно и даже с симпатией. Алиса, похоже, поняла это вместе с ним, и такое открытие ее очень обрадовало.
  
   Пономарев уже откровенно клевал носом, чувствуя сильную сонливость, и дед это заметил.
  
   - Милана, давай-ка парню сперва постелем, - сказал он жене. - Чувствую, что в дороге он больше других устал.
  
   - Ох, бедный наш внучок, - улыбнулась та. - Совсем притомился. И где же мы его положим?
  
   - Может быть в бывшей комнате папы нашего? - задумчиво предложила Алиса. - Я как раз вчера в порядок ее привела и навела там уют.
  
   - А ведь и правда, - согласилась с ней Милана. - Юноше там будет удобно. А девушкам можно в гостиной постелить. Или в комнате Алисы. Алис, ты не против переночевать вместе с подругами?
  
   - На меня стелить отдельно не надо, я сплю вместе с хозяином, - предупредила Аня, и поспешно добавила: - В его кольце.
  
   - А-а-ам, мне бы тоже надо кое-какие дела перед сном с Димой обсудить, - словно о чем-то вспомнила Лилия, - так что, если никто не против, то я переночую вместе с ним.
  
   - Против, - хмыкнул Марк. - Я прекрасно знаю, какого рода интересы у монстродевушек появляются к мужчинам ночью. И это нормально, дело, как говорится, молодое. Но сейчас внуку моему требуется покой, я это вижу собственными глазами. А потому попридержите свои аппетиты до утра, милые мои дамочки. Кроме того, я и сам бы хотел выспаться, знаете ли, и тишина лучше всего способствует отдыху.
  
   - Никакого шума вы не услышите, - попробовала уговорить старика Лилия, но тот был непреклонен.
  
   - В любом случае разговоры следует оставить на утро. Неужели не видишь, что Дима устал, и сейчас не лучшее время, чтобы обсуждать с ним что бы то ни было?
  
   Лизард с завистью посмотрела на цукумогами, и Марк заметил этот взгляд.
  
   - Внучок, - сказал он. - Не хотел бы ты снять свое кольцо на ночь? Пальцам тоже надо отдыхать. А я для него найду прекрасную мягкую шкатулку.
  
   Дима посмотрел на Аню, но та выглядела как сама покладистость.
  
   - Аура хозяина согревает меня, - сказала девушка. - Нет для меня уютнее места, чем на его руке. Но я чту порядки этого дома, поэтому не возражаю против шкатулки.
  
   Пономарева такое смирение не обмануло. Благодаря своей эмпатической связи с духом он чувствовал ее веселые эмоции. Лежать в шкатулке цукумогами была явно не намерена. Место рядом с ним она считала для себя законным, но, понимая, что никто не сможет этому намерению ее помешать, не видела смысла спорить. Самому Диме тоже интересно было, что произойдет, если он снимет кольцо. Молодой человек сделал это и протянул костяное украшение деду.
  
   - Подожди, - сказал тот и вышел из комнаты.
  
   Парень меж тем прислушивался к себе. У него было странное ощущение, что кольцо по-прежнему надето на его палец, и вместе с тем он чувствовал его тяжесть в ладони и прикосновение к коже гладкого и теплого предмета. Через минуту Марк вернулся со шкатулкой, но внук его, покачав головой, снова надел кольцо на палец.
  
   - Извини, деда, но я не могу с ним расстаться, - сказал он, не желая разыгрывать фарс и кого-то обманывать. - Чувствую себя... не комфортно и беспокоиться за кольцо начинаю. Не волнуйся, Аня никогда не мешала мне спать. Так что все будет в порядке.
  
   - Ну, как знаешь, - кивнул Марк и положил коробочку на стол. - В конце концов, тебе как хозяину артефакта виднее.
  
   - Девчонки, а кто хочет помыться? - предложила Алиса гостям. - Здесь есть шикарная банька, и я могу ее натопить. С дороги-то попарить косточки наверняка будет приятно.
  
   - О! Я с удовольствием, - обрадовалась Лилия.
  
   - И я с вами, - согласилась Нишикиномия.
  
   - Ох, мне бы тоже помыться, - сонно сказал Дима, - но я лучше завтра. Очень спать хочется.
  
   - Можешь ополоснуться под душем перед сном, спать будет комфортнее, - предложила Милана.
  
   - Так у вас и душ есть? - обрадовался молодой человек.
  
   - Да, Алисочка у нас тут наладила сантехнику, - улыбнулся Марк. - Тогда сделаем так: Милана расправляет внуку постель, Алиса ведет гостей баньку, а я показываю Диме, где душевая, и обеспечиваю его полотенцем и сменной одеждой. Ну что, нет возражений? Дима, пойдем за мной.
  
   Поднимаясь, Пономарев ощутил легкое разочарование "сестрёнки". Та, видимо, не прочь была сама ему душевую показать. Но спорить она с дедом не стала, продолжая испытывать сладкое терпеливое предвкушение. Так что, учитывая способности доппельгангера, парень сильно сомневался, что ему удастся в ближайшее время заснуть. По крайней мере, до того, как он удовлетворит похоть своей подруги.
  
   Однако Дима странным образом ошибся в своих прогнозах. Он принял душ, который принес ему очень приятное чувство комфорта и чистоты, вытерся и оделся в оставленный дедом халат. Потом Милана провела его в комнату своего сына, где ему была приготовлена постель. Молодой человек прилег на кровать, положил голову на подушку и моментально заснул.
  
  ____________________________________________________________________________________________________
  Полные версии сказок, рассказанных Димой (кому интересно и кто ещё не читал):
  Первая
  Вторая
  

Глава 11. Ночные страсти

К содержанию

   Диме снился странный сон. Будто он находится в женской бане и смотрит на моющихся девушек откуда-то сверху. Все три его попутчицы отмокали в здоровенной деревянной ванне, которая вполне могла сойти за маленький бассейн. Лилия полулежала-полусидела, облокотившись спиной и руками на бортики и релаксировала, лениво поглядывая то на двух других девушек, то... на Диму. Причем никаких возражений на его бессовестное присутствие она не высказывала. Алиса и Аня хихикали и лапали друг друга за титьки.
  
   - Ого! Ничего себе, какие ты дойки отрастила! - шутливо возмущалась доппельгангер, изображавшая Димину сестру. - Они даже больше моих! Везё-о-от! Хорошо, блин, быть цукумогами. Какое тело хочешь, такое и делаешь.
  
   "Чья бы корова мычала", - весело подумал молодой человек, но Аня не стала девушке возражать, скрывая ее нечеловеческую природу.
  
   - Они такие же, как у тебя, между прочим. Такие же, - возражала она, массируя грудь Алисы в ответ. - И вовсе не больше. Тебе вообще грех жаловаться с таким-то телом. Оно у тебя настоящее, человеческое, а у меня магическое. Я, хочешь знать, и взяла себе этот образ, потому что он великолепен.
  
   - Ай, прекрати, - стала отбиваться от нее Алиса. - Только не за попу, извращенка!
  
   - Сама извращенка и есть. Первая стала ко мне приставать еще с самого моего появления в вашем доме.
  
   - Хе-хе! - смеялась "сестра". - Это потому что ты клёвая! И все-таки они у тебя больше. Сознайся, ты сделала себе больше чем у меня.
  
   - Обе вы извращенки, - отметила Лилия, поглядывая на девушек с осуждением. - Срам-то какой, тискать друг друга. Вы как суккубы малолетние, ей богу. И то, те по мужчинам слюнки пускают, это еще нормально, а вы женские тела лапаете.
  
   - А я не виноватая, - рассмеялась Алиса, - что у нее такое тело аппетитное, ручки сами так и тянутся, - добавила она, плотоядно перебирая пальчиками и прицеливаясь вновь полапать цукумогами.
  
   - У самой такое же, - возразила Аня, и, увернувшись от броска, оказалась за спиной у соперницы и схватила ее сзади. Одна рука ее сжала девушке грудь, а другая скользнула вниз по животу.
  
   - Ай, нет-нет, только не туда! - завопила Алиса и стала отбиваться.
  
   - Вы так шумите, что вас, небось, не только хозяева слышат, но и вся деревня, - заметила ящерка. - Перестаньте уже распутством заниматься, а то дедуля ваш прибежит и всыплет обеим ремня.
  
   Аня отпустила Алису, но та и не думала сдаваться. Она развернулась к сопернице и снова прицеливалась на нее напасть. Лилия меж тем вновь перевела взгляд на Диму и сказала:
  
   - Птичка тут какая-то в вашу баню пробралась, сидит на подоконнике и смотрит, как вы тут друг дружку лапаете. Наверное, тоже извращенка.
  
   - А это Алискина сойка, - ответила цукумогами. - Считай своя птица, член семьи.
  
   - Что, правда? - удивилась ящерка. - Дрессированная?
  
   - Да, не, я ее специально не дрессировала, - ответила Алиса и протянула к Диме ладонь.
  
   И тут изображение вдруг сдвинулось, молодой человек словно перелетел на руку девушки, стал двигаться по ней маленькими рывками, потом развернулся, и перед глазами его оказалась девушка-ящерица в самой непосредственной близости.
  
   - Не дрессированная, но ручная, - констатировала Лилия. - Прикольно! А можно мне ее подержать?
  
   Сойка перелетела к ней на голову, повернулась к Алисе и Ане передом, а потом посмотрела сверху на грудь ящерки.
  
   - Ой, блин, да, не по волосам, - смеялась та. - Давай на руку.
  
   Птичка перепорхнула лизарду на плечо и стала прыгать по ее руке. Она спустилась к воде поближе и, наклонившись клювом вперед, принялась пить.
  
   - Эй, перестань, тут вода грязная, мы в ней моемся, - сказала лизард и подняла руку, отрывая сойку от воды.
  
   Та посмотрела не нее, и Дима увидел во всех подробностях голый женский торс с объемными полушариями сисек. Новый перелет и вот он уже прыгает по мягким буферам.
  
   - Ай, стой, развратная птица! - заголосила Лилия. - Щекотно же!
  
   Сойка меж тем доскакала до соска, вцепилась в него лапками как в жердочку и, наклонившись к воде, снова попыталась попить.
  
   - Рррраааа! - закричала лизард, вскидываясь из воды, и сойка перелетела к Алисе на плечо.
  
   - Ты совсем не спокойная, - отметила доппелька, проводя у сойки пальчиками по голове. - Напугала ее.
  
   - Эта птица, - обвиняюще заявила Лилия, - такая же извращенная, как и вы обе. Она меня лапала за грудь!
  
   - Ой, да не придумывай, ей просто попить хотелось.
  
   - А это мысль, - промурлыкала Аня. - Сестрёнка, мы друг дружку уже вволю натискали и знаем, что и как чувствуется. А меж тем у нас здесь есть еще одно не щупаное, аппетитное тело.
  
   - Точно! - сладко улыбнулась Алиса, и девушки стали приближаться к ящерке вдвоем, хищно перебирая пальчиками. А точнее втроем. Сойка сидела у доппельгангера на плече и смотрела на Лилию так, словно она всем этим действием и руководила.
  
   - Грудь у нее очень и о-о-очень большая, - облизывалась цукумогами.
  
   - Да-да, - вторила ей подруга. - Наверное, мя-а-агкая!
  
   - Эй! Вы обе! А ну, отстали от меня! - испуганно возмутилась Лилия, отползая подальше от них в угол бассейна.
  
   - Хе-хе, - хихикнула Алиса.
  
   - Хе-хе-хе, - поддержала ее Аня.
  
   Ящерка вскочила на ноги и попыталась выскочить из воды, но подруги бросились на нее одновременно и схватили.
  
   - Ра-а-а-а-а-а!!! - раздался пронзительный крик пойманной жертвы.
  
   - Эй, девочки! У вас там все в порядке? - послышался голос Марка из-за двери.
  
   - Да-да, дедуль, - смеясь, ответила ему Алиса. - Мы тут просто балуемся.
  
   - Вы потише, ладно? Милана спать легла.
  
   - Упс, извините, - сказала цукумогами. - Мы больше не будем шуметь.
  
   Близняшки отпустили Лилию, но перед этим успели пожмякать ее грудь.
  
   - А у нее и правда мягкая, - промурлыкала очень довольная Алиса.
  
   - Ага, и большая, - согласилась с ней Аня.
  
   - Извращенки, - пожаловалась ящерка, красная от смущения. - Парней надо тискать, а не девушек.
  
   - Да-а-а, - мечтательно вздохнула цукумочка. - Сейчас бы я потискала кое-кого.
  
   - Облом, - вздохнула Лилия. - Подходящее мужское тело находится вне досягаемости.
  
   - Ну, не совсем, вне досягаемости, - хихикнула Алиса и обе девушки скрестили на ней свои заинтересованные взгляды.
  
   Сестрёнка взглянула на входную дверь, две другие монстродевушки проследили за ее взглядом и лизард сказала:
  
   - Там никого нет, Марк ушел. Судя по свечению его ауры, он сейчас в спальне своей.
  
   - Так вот, - заговорщицким тоном сказала Алиса. - Отсюда в комнату Мариса, где сейчас изволит почивать мой вкусненький братик, ведет тайный ход. Я сама его сделала втихаря под предлогом укрепления здания.
  
   - Серьезно?!
  
   - Ну, ты даешь!
  
   - А иначе, зачем мне было предлагать предкам положить его именно туда, а потом звать вас в баньку мыться?
  
   - Ты альтруистка такая, для нас стараешься? - улыбнулась Лилия.
  
   - В первую очередь, конечно же, для себя, - ответила ей Алиса.
  
   - Извращенка! Он же твой брат!
  
   - Сводный, дорогуша. Я, если хочешь знать, уже давно его объездила и приручила к себе. Так что мы часто вместе с ним шалим.
  
   - И почему тогда ты одна в баню не пошла? - спросила Лилия.
  
   - Хотела тебя голой увидеть, - хихикнула Алиса и тут же добавила: - шутка, шутка! Вы бы все равно со мной напросились мыться. С дороги это самое естественное желание. И потом, лучше иметь потенциальных соперниц перед глазами и действовать сообща, чем мешать друг другу, придумывая планы захвата добычи вразнобой.
  
   - Но как ты успела это провернуть за три дня? - поразилась цукумогами.
  
   "За несколько часов", - поправил Дима и окончательно убедил себя, что это лишь сон. Потому что сделать за столь короткое время втайне от хозяев потайной ход из одной их комнаты в другую, да еще между комнатами расположенными на разных этажах, по его мнению, было не реально.
  
   - Я почти сразу поняла, что дед не позволит нам с Димой кувыркаться. Дом у них поменьше, чем у нас на Сентории, да и в деревне расположен у всех на виду. В лесу нас тоже могут местные увидеть, вот я и подсуетилась заранее. Начала мелкий косметический ремонт и под этим предлогом в первый день сделала все заготовки. А вчера деда с бабушкой не было целый день, они на рынок уезжали. Вот я все и провернула.
  
   - Покажешь?
  
   - Ну конечно, - улыбнулась Алиса. - А иначе как мне вас провести? Только, чур, никому не рассказывать, а то второй такой ход мне сделать вряд ли удастся в ближайшее время.
  
   - За кого ты нас принимаешь? Ясно-понятно, что это секрет.
  
   - Клянитесь держать рот на замке.
  
   - Клянусь Кайгорвэн, - с готовностью сказала Лилия, - что не проболтаюсь об этом никому.
  
   - И я клянусь Темной Богиней, что буду держать рот на замке, - в свою очередь произнесла клятву Аня.
  
   - Тогда идем за мной, - улыбнулась Алиса, вылезая из воды и беря в руки полотенце.
  
   Девушки быстренько вытерлись, замотались полотенцами и проследовали за ней.
  
   - А тебе не жалко с нами делиться? - спросила ящерка.
  
   - Ей групповушки нравятся, - хихикнула Аня. - Вдвоем с ней мы его уже брали. А втроем пока нет.
  
   - Серьезно?
  
   - Нет, конечно, она прикалывается! - возмутилась Алиса, краснея, но потом задорно глянула на подруг и рассмеялась. - А может и да.
  
   Держа горящую свечку в руке, девушка подошла к стене ванной комнаты, ощупала ее возле неприметной щели и нажала. Раздался тихий щелчок, и отворилось что-то вроде небольшого квадратного люка, со стороной около пятидесяти сантиметров. Сойка порхнула на пол, попрыгала поближе, и Дима увидел в проеме узкую вертикальную шахту с перекладинами, прибитыми к одной из ее стен и позволяющими взбираться вверх как по лесенке.
  
   - Я вперед, - сказала Алиса, - Лилия за мной, Аня замыкающая, ей же и потайную дверь изнутри закрывать. Кстати, Ань, прихвати с собой еще одну свечку, а то, когда я в комнату уйду, здесь совсем темно станет.
  
   - Хорошо, - ответила цукумогами и вернулась за свечой.
  
   Первые две девушки одна за другой забрались в шахту и стали подниматься вверх по лесенке. А пока они пролазили в потайной ход, сойка прыгала по полу и заглядывала им под полотенца, позволив Диме всласть налюбоваться стройными ножками, округлыми голыми попками и интимными прелестями.
  
   "Вау! Как классно, - радовался Дима столь аппетитному зрелищу. - Какой интересный сон. Жаль, что наяву в тело птички мне не вселиться".
  
   Молодой человек подумал еще, что сойкой по идее управляет Алиса и очень странно, что она подглядывает под полотенце Лилии. Скорее всего, его извращенное воображение создает такие образы, и это еще одно подтверждение, что все ему только снится. Хотя ведь девушки как раз идут к нему в комнату, так что имеется возможность проверить сон это или явь. Нужно только проснуться, когда они будут на месте.
  
   Ящерка, помахивая зеленым хвостом, поднялась примерно до половины, когда Аня залезла в проход и сойка порхнула ей на плечо. Цукумогами не обратила на неё внимание. Она закрыла потайной люк, щелкнув фиксатором, и тоже полезла наверх. Лилия наклонилась, скрываясь куда-то в стену по пояс и, опять сверкнув своей крепкой спортивной попкой, выбралась из шахты совсем. А потом и Аня достигла верха лестницы, так что молодой человек увидел в стене открытый проем. Проход загораживала висящая одежда. Отодвинув ее в сторону, Нишикиномия преодолела какую-то тесную нишу и выбралась в комнату из платяного шкафа. Свечи в комнате Алиса уже зажгла, и было достаточно светло.
  
   Птичка сразу же слетела с плеча Ани и перепорхнула на книжную полку, с которой Диме открылся отличный обзор. Он действительно оказался в комнате Мариса на втором этаже. Та, видимо, располагалась прямо над баней (по крайней мере, во сне), чем "сестрёнка" и воспользовалась, проведя потайной ход с первого этажа на второй. Молодой человек увидел себя, спящим на кровати. Он прям как был в халате, так и уснул, не укрывшись одеялом, и теперь полы его одежды раскрылись во сне, открывая обзору голое мужское тело, к которому гостьи приросли своими порочными взглядами. Алиса, закрыв потайную дверь, присоединилась к компании зрителей и плотоядно облизнулась.
  
   - Вау, какая поза аппетитная, - промурлыкала она. - Мужчины порой спят так мило, что слюнки текут. Итак, какие будут предложения?
  
   - А какие могут быть? - спросила Лилия, тоже облизываясь. - Кинем жребий кто будет первой? Или, может быть, сразу пустите меня, а то я уже на пол скоро капать начну.
  
   - Подожди, - остановила ее Алиса. - Сперва надо решить, будем его будить или нет?
  
   - Думаешь, он сам не проснется?
  
   - Хи-хи, может и не проснуться, если кое-кого попросить обеспечить надежный сон.
  
   Лизард удивленно посмотрела на цукумогами.
  
   - Ты владеешь магией сна? - спросила она.
  
   Аня отрицательно мотнула головой.
  
   - Нет. Но Дима доверил мне свое тело, так что я могу управлять процессами в его организме, в том числе и механизмом пробуждения.
  
   - Хи-хи, - опять рассмеялась Алиса. - Наслаждаться спящим братиком очень прикольно. В этом есть своя прелесть. И о некоторых наших с Анечкой проказах Димочка до сих пор не знает, потому что спал, пока мы его оприходовали.
  
   "Врет и не краснеет, - подумал Пономарев. - Впрочем, ведь это только сон".
  
   - Хочешь сказать, что можно его прямо спящего?.. И он не проснется?
  
   - Ага. Интересно стало, да? - улыбнулась Алиса, сверкая глазами. - Это действительно необычно и приятно по-своему.
  
   - Н-н...нет, - слегка заикаясь, смущенно ответила Лилия, но щеки ее отчего-то порозовели. - Просто мы ведь обещали Марку, что не нарушим сон его внука, ну и так... как бы обещание удастся сдержать.
  
   - Что-то я не помню такого обещания, - хихикнула доппельгангер. - Ну да ладно. Значит, спящим его возьмем?
  
   - Д...да. Так будет лучше.
  
   - Анечка, ты как? Сможешь нам такое устроить.
  
   - Конечно, - улыбнулась Нишикиномия.
  
   - А... а он и правда не проснется? - смущенно спросила лизард. - Даже если ему... немного больно будет?
  
   - Что ты задумала? - тут же заинтересовалась Алиса.
  
   - Ничего, - поспешно ответила Лилия. - Просто я сильно сжимаю, перед оргазмом, могу немного переборщить.
  
   - А-а-а, - весело протянула доппельгангер. - Я-то думала, что это как-то связано с твоим хвостом.
  
   - А? Что? - лизард обернулась назад, глаза ее расширились и щеки покраснели еще больше. - Нет, не смотрите! - воскликнула ящерка, пряча хвост за спину.
  
   Но за секунду до этого, Дима увидел, что кончик того как-то странно раскрыт, будто лепестки зеленого цветка развернулись, открывая розовую, сочащуюся влагой сердцевину.
  
   - Я не буду, не переживай, - успокоила ее Алиса.
  
   Однако сойка её слетела на пол и, потихоньку прыгая, пробралась под кроватью. Она незаметно выглянула из-под нее, и с интересом разглядывала кончик хвоста ящерки. Лепестки того уже частично прикрылись но полностью сомкнуться не могли, что-то нежное и розовое торчало из-под них и мешало это сделать.
  
   - Ты не стесняйся, - сказала Алиса девушке-ящерице. - Меня, напротив, восхищают Ваши монстроидальные штуки. Ты своим хвостиком можешь член у парня сосать?
  
   - Нет, - пробормотала Лилия едва слышно. - Вернее могу, но не глубоко... и недолго... Это... это скорее для девушек...
  
   - Что?
  
   - Удовольствие...
  
   - Как?
  
   - Она... она может внутрь... и... Нет! Не могу, сказать! Не спрашивай! Мне стыдно об этом говорить!
  
   - Вау! - промурлыкала Алиса, разгораясь от предвкушения. - Для девочек. Как интересно! А мне можешь сделать удовольствие?
  
   - Нет, ты что! - возмутилась ящерка. - Я только с парнями, ясно? Девушки меня в этом смысле не интересуют.
  
   - Тогда, - глаза у доппельки расширились от понимания: - Братику, да? - И она снова захихикала.
  
   - Нет! Нет!
  
   - Тише ты, не шуми. Всё удовольствие нам сорвешь, - предупредила Аня. - Дима не проснется, но над родственниками его у меня власти нет. Разбудишь их, и обломаются наши планы.
  
   - Нет, - уже шепотом повторила Лилия и снова попыталась сомкнуть лепестки своего хвоста, но опять безуспешно. Наоборот, розовая плоть его еще больше вылезла наружу и роняла на пол капельки слизи, вытягивающие за собой тонкие ниточки.
  
   - Как хочешь, - хитро улыбнулась ей Алиса. - Просто могу заверить, что Димочка не проснется, чтобы ты с ним не делала, и ничего не вспомнит потом.
  
   От этих слов кончик хвоста ящерки возбужденно задрожал, и розовая плоть его стала сочиться смазкой обильнее.
  
   "Что-то мне уже не нравится такой сон, - подумал Пономарев. - Надо бы проснуться".
  
   Он попытался это сделать и не сумел, потому что пребывал в теле птицы, которая и так не спала.
  
   "Эй, что за нафиг?" - обеспокоился парень.
  
   Он попробовал ощутить свое человеческое тело и частично ему это удалось. Однако то отказывалось подчиняться, как в страшных снах, когда за тобой гонится чудовище, а ты не можешь бежать, и ноги твои едва-едва движутся, будто чужие. Разница была лишь в том, что Дима не испытывал страха. Ему было немного странно, но, собственно, и все.
  
   - Не буду, - насуплено отказалась Лилия.
  
   - Ладно, - не стала спорить Алиса. - Итак, давайте начнем.
  
   Она присела на постель, и Дима явственно ощутил, как та просела под ее тяжестью, но при этом продолжал видеть все глазами птицы. Сойка снова перелетела, занимая место повыше, чтобы наблюдать за тем, что происходит на кровати.
  
   "Так сон это или нет?" - взволновано подумал молодой человек, но не мог пока это выяснить.
  
   - Сперма братика мне не нужна, но мне хочется удовольствия, - сказала Алиса, раскрывая полы мужского халата шире, ласково проводя рукой по груди молодого человека и описывая пальчиками круги вокруг его сосков. И опять Дима странным образом почувствовал приятные прикосновения, наблюдая за ними со стороны.
  
   - И если вы пустите меня вперед, - продолжила говорить девушка, - то я покажу, как можно здорово играть со спящим мужским телом. Тем более что я займу лишь верхнюю часть его. И самое аппетитное останется в вашем распоряжении.
  
   - Все ясно, - хихикнула Аня. - Опять в своем репертуаре. Хочешь язычком его воспользоваться?
  
   - Он что будет лизать у тебя? - оживилась Лилия. - Прямо не просыпаясь.
  
   - Да-да, - рассмеялась Алиса. - Димочкин наш такой сладкоежка. Стоит смазать ему губки женским соком, как он тут же начинает его слизывать. Хочешь посмотреть?
  
   - Давай покажи, - азартно улыбнулась ящерка и быстро облизнула губки своим тонким раздвоенным на конце язычком.
  
   "Сестренка" сбросила с себя полотенце, полностью обнажаясь, повесила его на спинку кровати и залезла с ногами на постель. Она быстро переместилась к изголовью и, перешагнув через Димино лицо, встала на коленки прямо над ним. И снова ракурс обзора изменился. Неугомонная птица перелетела на спинку кровати, попрыгала по ней и сиганула на постель девушке за спину. Открывшийся вид оказался очень живописным. Дима во всех подробностях мог наблюдать шикарные восхитительные ягодицы Алисы и ее пушистую писю, зависшую в парочке сантиметров над губами спящего парня. Вернее его собственными губами, но сейчас он был сторонним наблюдателем и открывшееся зрелище очень его цепляло.
  
   - Тебе твоя сойка не мешает, - спросила Лилия. - Чего-то она разлеталась.
  
   - Хи-хи, совсем нет, - хихикнула доппельгангер.
  
   "Ну, конечно, - мысленно согласился с ней молодой человек. - Небось, смотрит глазами птицы и тащится, вуайеристка сладострастная".
  
   Впрочем, он и сам смотрел с удовольствием и предвкушал еще более волнительное зрелище.
  
   - М-м-м, - Алиса провела пальцами по своим половым губкам и подвигала их из стороны в сторону. - Братику очень нравятся мои волосики, - сказала она. - Он так любит тереться о них носиком. - Девушка опустилась ниже и стала гладить молодого человека своим пушком по носу и губам. - Хи-хи, и мне нравится тоже. Я чувствую его дыхание, и писечке моей становится очень тепло и томно. В ней просыпается желание, которое начинает просачиваться наружу. Вначале в виде приятного запаха, наполненного моими феромонами, а затем я начинаю капать. Ох! Уже!
  
   Вагина девушки приоткрылась чуть-чуть и крупная капелька на ниточке опустилась на губы молодого человека, а он провел по ним языком, слизывая вязкую жидкость. И снова Дима испытал дистанционные ощущения. Во рту у него появился приятный чуть кисловатый вкус женской смазки, в то время как он по-прежнему чувствовал себя пребывающим в теле птицы.
  
   - Хи-хи, начало положено, - забавлялась Алиса. - Интересно, одной капельки хватит сегодня или потребуется бо... Ох!
  
   Молодой человек провел языком между пушистых губок, и девушка прикрыла глаза от удовольствия.
  
   - Да, вот так, - промурлыкала она и опустилась пониже, обволакивая рот парня своей писечкой. - М-м-м, облизывай, облизывай меня, соси мою писю.
  
   Тем временем две другие девушки, возбужденные разворачивающимся действием, подошли к кровати с двух противоположных сторон и присели рядом с молодым человеком. Обе они сразу уставились на его член, который в этот момент испытывал медленный, но верный рост, поднимаясь прямо на их глазах. Аня отвела в сторону полу Диминого халата, открывая для себя оперативный простор, и то же самое сделала со своей стороны Лилия. А потом девушки принялись облизывать парню ноги и живот, медленно приближаясь к его набирающему размеры дружку. Мягкие мокрые язычки добрались до твердеющего ствола и прошлись по нему. Аня стала обсасывать член со своей стороны, плавно поднимаясь от его основания к головке, а Лилия в излюбленной своей манере обвилась вокруг него языком и сжала его в кольцах, как змея сжимает добычу.
  
   Дима ощутил своим дружком крепкое, даже слегка болезненное сжатие и мягкий нежный обволакивающий плен Аниных губок, надевшихся на его головку и сладко посасывающих ее. Сжатие члена вдруг усилилось, резко дернуло ствол вбок и, с громким чмокающим звуком, головка вырвалась изо рта одной девушки и оказался во рту другой.
  
   - Эй, ты чего творишь?! - возмутилась Нишикиномия. Но ящерка ее словно не слышала, заглатывая мужской орган до самого основания и утробно урча от удовольствия, как собака, глодающая вкусную кость.
  
   - У-у-у! Какая жадина! Смотри не откуси, - хихикнула цукумогами и, взяв Димину руку, сунула ее себе между ног.
  
   Молодой человек ощутил пушистую влажность женского начала, и твердая пульсирующая упругость рывком внедрилась между его средним и безымянным пальцами. Девушка сладострастно вскрикнула и залила парню ладонь объемной порцией смазки. Вагина ее хищно распахнулась и всосала три пальца на мужской руке, плотно обволакивая их своими горячими и скользкими стеночками и затягивая в глубину. Клитор уперся мокрой головкой молодому человеку в ладонь и стал буравить ее ритмичными толчками в такт движениям, которые Нишикиномия совершала бедрами.
  
   - М-м-м, пальчики, твердые вкусные пальчики, - промурлыкала она, укладываясь на кровать и захватывая ртом сосок на мужской груди. - М-р-р, м-р-р, м-р-р, - продолжила она урчать, сладко обсасывая его и одновременно насаживаясь киской на захваченные пальцы.
  
   Дима ощущал, как тело его наполняется темной энергией двух монстродевушек, приносящей томное блаженство. Особенно хорошо было его члену от жадной сосущей стимуляции, так что парень стремительно приближался к взрывной разрядке. Только Алиса не излучала маны, добросовестно притворяясь обычной женщиной и это было весьма удивительно, потому что она уже явно не контролировала себя. Вагина ее плотно охватила Димин рот и основательно присосалась к нему, чего обычная девушка вряд ли бы сумела сделать. Но со стороны не было видно всех этих аномальных фокусов и того, например, как влагалище рывком схватило и втянуло в себя язык парня на манер хищника неожиданно хватающего и заглатывающего добычу. Крепко удерживая подрагивающими от страсти пальцами молодого человека за шею, сереброволосая девушка ритмично двигала бедрами, терлась о рот и выплескивала из себя вязкую кисло-сладкую жидкость, словно Алиса испытывала эякуляцию. Но это было далеко не так. Тот заряд, что собирался для кульминации, не был пока задействован и быстро копился в накаляющемся желанием женском теле, слегка надувая девушке живот и округляя его.
  
   И вот она задрожала, затряслась всем телом, испустила сдавленный рычащий стон и, с силой навалившись сверху, стала извергаться по-настоящему. Дима ощутил оглушительный водный удар, пронзивший его до самого желудка, и стал заполняться какой-то странной необычной энергией. Следом вскрикнула и забилась в оргазме цукумогами, словно разрядка "сестренки" ее сдетонировала. Дима ощутил своими пальцами крепкое пульсирующее сжатие, в ладонь ударили струйки горячей жидкости, а саму руку пронзили потоки темной энергии, нагревающие ее изнутри. И от всего этого парень сам не выдержал и взорвался в оргазме, выстреливая сперму прямо в обсасывающее его член горло.
  
   - М-м-м!!! - застонала Лилия и, сочно чмокая, стала поглощать вкусное лакомство. Она стимулировала ствол и головку члена вибрирующим язычком и вынуждала парня выплескиваться снова и снова.
  
   Казалось бы, не проснуться от такого сильного блаженства мог только мертвый. Но Дима извивался в оргазме, содрогался всем телом и продолжал спать, словно переживал все эти ощущения в ярком эротическом сне. Потом лизард почему-то замерла, не опустошив парня до конца. Она прекратила высасывать из него сперму, и тот обмяк, окунаясь в блаженную нирвану. Следом стали затихать близняшки, и вскоре на кровати воцарилось томное умиротворение.
  
   Лилия приподняла голову, окидывая парня полными удовольствия, осоловевшими глазами и выпустила изо рта обмякший, обессиленный член.
  
   - Хе-хе, не проснулся, - весело констатировала она.
  
   - Ну, конечно, - томно откликнулась Алиса, отваливаясь в сторону и вытягиваясь на постели рядом с молодым человеком, располагаясь на боку лицом к его ногам. - Анечка наша знает свое дело, - с улыбкой добавила она. - Если уж взялась удерживать его во сне, то можно хоть что с ним творить - не разбудишь.
  
   Лилия тем временем с интересом изучала Диму.
  
   - Прикольно, - сказала она, переводя взгляд на Алису. - Ты его своей духовной энергией наполнила, когда кончала? Удивительно! Не думала, что человеческие женщины на такое способны.
  
   Молодой человек пребывал в этот момент в приятной расслабленности и, погружаясь из своего сна в еще более глубокое состояние без сновидений, услышал отдаленный спор и прислушался. Голоса стали слышны чуть более громко и внятно, потом они стали еще более разборчивы и Дима услышал телепатическую перепалку двух близняшек.
  
   "Ты что творишь, дура, хочешь выдать себя?!" - разорялась цукумогами.
  
   "И ничего не выдать, - оправдывалась доппельгангер. - Я выплеснула духовную энергию, а не темную".
  
   "Она только со стороны духовной кажется, идиотка, а на самом деле самая что ни на есть темная, да еще смешанная с первородом. И что мне делать со всем этим теперь?! Я понятия не имею, как такую смесь перерабатывать!"
  
   "Ну, это же первород, ты ведь можешь его перемещать. Просто направляй его потихоньку в кольцо, а освобождающуюся темную энергию трансформируй в духовную, как ты умеешь".
  
   "Так ее станет видно, как только я первород отведу. Думаешь, ящерица слепая, ничего не заметит?"
  
   "А ты постепенно отводи, - предложила Алиса. - Отводи потихоньку и сразу трансформируй".
  
   "Вот дура ты, дура и есть! Считаешь, что это так просто?! Я ни разу такого не делала, а потому не могу гарантировать, что получится все незаметно и гладко. Чем ты думала вообще, когда на это решилась?! Маткой своей, писькой или головой?!"
  
   "Ой, ну прости, Анечка, прости неразумную, выручай. Не специально получилось у меня это, а от страсти. Ты же у нас такая умница, на все руки мастер. И так виртуозно обращаться умеешь с телом нашего братика. Попробуй сделать все скрытно, у тебя получится, я верю. А в первороде этом ценная информация для тебя есть. Ты сможешь переключаться с кольца на одежду по собственному своему желанию и обратно. И сам первород можешь себе взять. Ты ведь уже пять ячеек имеешь, способна бСльшим объемом оперировать".
  
   "Хотя бы потренироваться мне один раз дала без свидетелей, - проворчала Аня. - Бессовестная ротозейка".
  
   "Извини, - виновато откликнулась доппельгангер. - Но ты не представляешь просто, какое блаженство в него первород вливать. Я всего изнутри его чувствовать начинаю, будто... будто ем. И это так кайфово! А еще такое сладкое чувство возникает, что он принадлежит мне. Словно я пометила его, как свою неотъемлемую собственность. А-а-х, так прия-а-атно-о-о.
  
   "Дура", - коротко ответила цукумогами, и парень почувствовал, как энергия в нем стала двигаться.
  
   - Это я ее научила, - ответила цукумогами Лилии. - Немного тренировок и Алиса освоила технику струйного оргазма. А чуть позже она сумела привязывать духовную энергию к своему соку. Сама меня упросила показать, как это делается, извращенка. Говорила, хочу пометить, братика. Почувствовать, как он становится моим. Хе-хе, а мне что, я только за. Духовная энергия в мужском теле лишней не будет. Я же потом ее и съедала.
  
   Дима почувствовал, как Аня сжала его пальцы своим влагалищем и по руке потек ручеек темной маны. Та влилась в тело, брызнула в облако поддельной духовной энергии доппельгангера и расслоила его на части, пронизывая темными эманациями. И тут же кольцо на пальце потеплело, а по меридианам потек темный поток, трансформируясь в духовную энергию. Аня продолжала вливать в парня свою темную ману до тех пор, пока вся поддельная прана в нем не преобразилась в настоящую, и пока первород не был извлечен без остатка. Вся эта операция получилась у нее довольно ловко и освобождающаяся темная энергия доппельгангера маскировалась энергией цукумогами.
  
   - Вау! Круто! - восхитилась Лилия, которая ничего так и не заподозрила. - Какие вы изобретательницы, девчонки. С вами очень интересно дружить. А... можно мне тоже попробовать эту духовную энергию, - застенчиво попросила она. - Я ни разу не пробовала женскую прану и мне очень любопытно, какая она на вкус.
  
   - Угощайся, - весело разрешила Алиса. - Мне не жалко.
  
   Она была просто счастлива, что все обошлось, и от того щедрость ее переполняла.
  
   - Значит, я могу его оседлать? - уточнила ящерка, розовея щечками от предвкушения. - Я уже забрала одну порцию спермы и теперь снова возьму, мне так совестно перед вами.
  
   - Ладно уж, чего там, - великодушно разрешила Аня, залезая на кровать. Пальцы Димины она, наконец, отпустила, потискав их напоследок, залив смазкой и выплюнув. И теперь, судя по всему, нацеливалась на его рот. - Сестренке сперма сейчас не нужна, - добавила цукумогами, - она уже говорила. А я могу духовную энергию и по своим каналам получить.
  
   Она нависла своей наливающейся возбуждением вагиной надо ртом молодого человека и, легонько двигая бедрами, предвкушала оральное удовольствие. Клитор ее пульсировал и увеличивался прямо на глазах. Девушка ткнулась им в губы молодого человека, и, сладострастно вскрикнув, залила все лицо его струей густой смазки, выплеснувшейся из влагалища.
  
   - О-о-ох! Моя писечка так горит! - застонала Нишикиномия и опустилась вниз, издавая промежностью чавкающие и сосущие звуки. На лице ее засияла блаженная улыбка и девушка, закатывая глаза от удовольствия, стала совершать бедрами ритмичные фрикции, похотливо сопя и порыкивая.
  
   - М-м-м! Я тоже, тоже хочу! -