Протасенко Светлана Александровна: другие произведения.

Грёзы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что такое мир сна, для современного обывателя? Мир сказок и фантазий, мир приключений и нереальных опасностей. Так интересно и так захватывающе. Но чем для тебя станет сон, если ты Сноходец? Грёзами? Или самыми страшными твоими кошмарами? Да и твоими ли? И как же хорошо, что реальность не приносит таких приключений, к каким ты привык во снах. Или все же? Проект заморожен! Общий фаил! Внимание! Проект ведется совместно с "Кукловодом" Ромаченко А.Д.


Грёзы.

Пролог.

         Утро выдалось пасмурным, Георгий поднял взгляд на небо и, на несколько минут застыл, вглядываясь в клубящиеся облака. Возможно, будет дождь. Он вздрогнул и, мотнув головой, заспешил дальше. Вокруг, под ногами лежал выщербленный асфальт, то тут, то там трещинки и выбоины образовывали настоящие ямы, не глубокие, но достаточные, что бы открыть взгляду щебень дорожного покрытия. По краям асфальта со стёршейся разделительной полосой стояли кирпичные громадины, пустыми зевами проёмов вглядываясь в спешащего по своим, неясным делам человека. Неудобные, тяжёлые, но прочные и практически не изнашиваемые армейские ботинки со шнуровкой, некогда тёмно-зелёная, а сейчас просто грязно-серая униформа рядового и чёрное "тёло" автомата в руках. Вид, который однозначно нельзя назвать презентабельным. Но самое, пожалуй, необычное, в этом человеке, уже далеко не молодом, но ещё и не совсем старом, со светлыми, а возможно просто выгоревшими на солнце волосами, были глаза. Они чётко выдилялись на лице, окаймлённые глубокими морщинами, и практически не имели ресниц, а белки давно пожелтели и приобрели вообще весьма нездоровый оттенок. Зрачки, чёрными провалами в бездну, вглядывались в окружающую унылую действительность, и единственное, что, казалось, имело цвет в этом сером безмолвии, были радужки, наполненные густой синевой послегрозового неба.
         Неожиданно, как и всё плохое в этом мире, со стороны ближайшего строения раздался мимолётный шорох. Сам по себе, звук не нёс никакой опасности, размазывающий по дороге песок, ветер часто любил поиздеваться над нервами путника нежданными завываниями, раздающимися из покинутых строений. Нет, сам по себе шорох ничего опасного не нёс, он лишь предупреждал о приближении живого существа. Раздался новый шорох, а затем лёгкий хруст, как от битого стекла под ногой человека, а может и крупного животного. Возможно, существо было не одно. Георгий побежал.
         Откуда только взялись силы? До того, едва плетущийся человек, не слишком ускоряясь, но и не останавливаясь, не запинаясь, бежал. Этот бег был весьма профессиональным: ни одного лишнего движения, ни одного лишнего шага, ни одного лишнего вздоха. Главное - сохранить силы, главное - быть готовым в любую минуту принять бой, если преследователи не отстанут сами. Так иногда тоже происходило, и Георгий был готов к такому повороту событий, а потому бежал.
         Недалеко раздался звук разбившегося стекла и собачий лай. Затем, звук выстрелов. Кажется автоматная очередь. Откуда? Мужчина точно знал, что у преследователей нет оружия, да и рук, которым его можно держать, тоже нет. Среди них вообще людей нет, как собственно и животных. Однако каждый раз, оказываясь в подобных условиях, он слышал лай собак и выстрелы. Ну, во всяком случае по началу.
         Главное - не оборачиваться, это он усвоил наверняка. Главное - не оборачиваться и не останавливаться до ближайшего укрытия. Он должен добежать. Так всегда бывает: он должен добежать.
         Впереди, над дорогой повисло какое-то марево. Вроде бы слабое, но, тем не менее отчётливое колебание воздуха.
      В безэмоциональных глазах впервые промелькнуло неясное, не чувство даже, его отголосок. Удивление? Георгий перехватил поудобнее автомат и продолжил бежать. А что ещё оставалось? Прямая дорога без ответвлений на, пусть даже и самые маленькие, улочки. Каменные стены домов стоящие вплотную и чёрные проёмы окон с битым стеклом по краям, в которых клубилась тьма. Это отнюдь не авторское преувеличение, тьма действительно клубилась. Краем глаза, мужчина постоянно улавливал во мраке неясное шевеление и иногда слышал что-то. Возможно, шорохи или даже человеческий шёпот?
         Марево становилось всё ближе, теперь уже отчётливо было видно, что оно представляет собой нечто вроде стены, разделяющую улицу на две части: от одного строения до другого. За ним тоже было продолжение дороги и стоящие по её кроям дома, только, несколько размыто - как от горячего воздуха поднимающегося с асфальта в жаркий полдень. Вот только солнца тут не бывало.
         В мареве образовалось какое-то шевеление. Звук выстрелов и собачий лай за спиной сделались громче - преследователи нагоняли. И из окон: шёпот, шёпот и невнятные голоса. Такого ещё не бывало, но всё ведь когда-нибудь происходит в первый раз. Верно? Возможно, он просто сходит с ума.
         Дымка стала уже настолько близко, что ещё бы пара шагов, и Георгий влетел бы в неё носом, но она тут же растаяла, открывая путь дальше. На дороге, остался стоять невысокий юноша, с тёмными, кажется каштановыми волосами, бледное, скуластое лицо резко контрастировало с тёмными - зелёными, даже какого-то болотного оттенка глазами. Худощавая его фигура была укутана в красное длиннополое одеяние с белыми вставками на рукавах, груди и подоле. Узкая талия подпоясана красным же, длинным, сложенным впятеро, витым шнурком. Георгий подумал, что это весьма странно: внешность у пацана больше славянская, а одеяние то ли китайское, то ли японское - в этом он не разбирался. Возможно, что оба варианта оказались ошибочны, но строить предположения было недосуг. И голову он решил не ломать на этом вопросе, а просто продолжил бежать. Преследователи с каждой секундой подбирались всё ближе.
         - Вашу мать! - Паренёк, мимо которого только что пробежал Георгий, развернулся на сто восемьдесят градусов и фактически сразу же оказался на шаг впереди. По спине его била толстая перевязанная белой лентой коса.
         - Чего так медленно бежим? - Он повернул голову к мужчине, краем глаза косясь за спину. Голос у него оказался в отличие от внешности, эта хоть с натяжкой, но тянула лет на двадцать, совершенно мальчишеским. Ещё Георгий заметил, что "юбка" длинной чуть выше щиколоток, имела два разреза по бокам, идущих буквально до пояса. На ногах же у юноши били штаны того же кроваво-красного цвета.
         Георгий не ответил, лишь только жестом приказал нежданному попутчику беречь дыхание. Понятливо кивнув, парень нервно покосился в сторону "охотников" и, завертев головой по сторонам, вдруг схватил мужчину за руку рванул к весящей на одной петле двери какого-то замызганного подъезда.
         Мужчина заскрипел зубами, досадуя на себя, что не имеет толком сил сопротивляться, а потому послушно последовал за пришельцем. Ну что за дурной пацан? Убегая дальше, у них ещё были какие-то шансы, если не уйти, то возможно перебить преследователей. А так, всё в пустую. Осталось только покориться, и возможно утащить как больше тех тварей в след за собой!
         Внутри подъезда, противно зелёные стены были исчерканы узорами и уже не читаемыми надписями. Под ногами хрустела крошка битого кирпича вперемешку со стеклом. Лестница, как всегда вела в темноту полную шуршания и движения. Он уже бывал в таких дамах раньше, тут всё было одинаково. Пустые комнаты, пыль и мусор на полу, иногда обгоревшие обои. Ничего не менялось. Ни мебели в квартирах с открытыми дверьми, ни трупов жильцов или тех кто, возможно, бывал тут до него. Вообще ничего кроме битого стекла и камня, да ветра и пыли. Толька тьма, живая и полная вздохов. В домах он старался надолго не задерживаться. Куда этот мальчишка его тащит?
         Оказалось, что к дверям неработающего, как был твёрдо уверен Григорий, лифта. Юноша подскочил к кнопке вызова, ободранной и даже немного опалённой, и что было сил вдавил её в стену. Лампочка загорелась, и дверцы принялись открываться. Оторопевшего мужчину запихнули внутрь со словами:
         - Быстрее!
         Парень запрыгнул следом и нажал единственную относительно целую кнопку. Почему-то Георгию показалась, что на ней была цифра девять. Или ему только так почудилось? Створки сомкнулись, и с той стороны ударилось и тут же разочарованно взвыло нечто. Преследователи были тут, но не могли добраться до скрывшихся в этой металлической скорлупке жертв. Не в силах больше сдерживать напряжение последних... недель? Месяцев? Мужчина облокотился на стенку мелко вибрирующей кабины. Его взгляд зацепился за единственное яркое пятно в этом безмолвии цвета: пёструю фигуру пришельца. Уловив в глубине глаз спутника недоумение, парнишка усмехнулся и успокаивающе произнёс:
         - Всё уже позади. Ещё немного, и мы выберемся.
         Выберемся? С чего он это взял? А может... - Георгий взглянул на юношу уже с надеждой, - правда?
         Неожиданно лифт остановился. Створки открылись и спутники вышли на серый монолит крыши. Никаких проводов или кабелей не было, хотя он знал, что так быть не должно. Внизу простирался город с частым пересечением дорог, переулков, магистралей, хотя ничего такого на самом деле там не бывало. Сейчас, крыша того дома, на котором стояли они, возвышалась над остальными на добрых тридцать метров, вот только когда они забегали в подъезд, строение вовсе не казалось таким высоким.
         Георгий подошёл к краю и заглянул вниз, он слишком устал и, наверное, потому и не почувствовал.., нет, не так, не сразу осознал, что почувствовал.., толчок в спину. Только когда ноги уже не касались твёрдой поверхности, пришло понимание.
         Падая вниз, и слыша, как воздух свистит в ушах, он удивлённым взглядом следил за пёстрой фигуркой, которая спустя мгновение последовала за ним. А дальше...
         Он открыл глаза, в зрачки тут же ударил, на мгновение ослепляя, лампы дневного света. Что это? Высокий писк, раздающийся с постоянной периодичностью. Больничная палата? С боку какое-то шевеление, и проморгавшись, Георгий устремил взгляд туда. Рядом садился, опираясь на правую руку тот самый пацан, только одежа на нём была: обычные джинсы, белая футболка и кеды, в которых он без зазрения совести забрался на кровать больного. А ёще - волосы. Они сразу обращали на себя внимание. Если там, они достигали поясницы, то тут, едва прикрывали половину шеи.
         Юноша тряхнул головой и перевёл довольный взгляд на недавнего спутника. Дверь палаты приоткрылась и показалась голова на редкость миловидной медсестрички. Заметив, что больной и его посетитель очнулись, она ойкнула и поспешила захлопнуть за собой дверь. Не обратив на неё ни малейшего внимания, Георгий попытался произнести первые за очень долгое время слова.
         - Что случ... - тут горло сдавил спазм, и ему пришлось замолчать, но юноша его понял и так.
         - Кошмар. Тебе просто приснился кошмар. А я, помог тебе проснуться. Вот и всё. - Он подмигнул и, вскочив с постели, поспешил скрыться за той же дверью. Георгий устало закрыл глаза. Кошмар?

Глава 1.

      Утро выдалось пасмурным, Кирилл с тоской поглядел в окно, но с сожалением вынужден был констатировать, что даже если очень не хочется, вставать всё равно придётся. Решительно откинув такое мягкое одеяло и, не открывая глаз, добрался до ванной. Он какое-то время просто стоял, но, заметив, что даже в такой позиции умудрился задремать, всё же повернул один из вентилей.
      Пару минут ничего не происходило и, парень недоумённо поднял сонно моргнувшие глаза сначала на смеситель, а затем и на невнятно булькнувший душ. Тот, сделав вид, будто испугался, злорадно заклокотав, ударил плотными струями чуть коричневатой воды. Между прочим, совершенно ледяной.
      Кирилл заорал нечто невнятное из-за наполнявшей рот воды и поспешил выключить неожиданно предавший его водопровод. Постукивая зубами, он обтёрся полотенцем, попутно приобретая красноватый оттенок кожи - материя оказалась грубой, как будто для её изготовления использовали мешковину и, совершенно не впитывала влагу. Парень с шипением отбросил ткань куда-то под ноги и, накинув халат, прошёл в направлении кухни. Там его ждало новое разочарование: холодильник предоставлял на выбор лишь плесневую банку из-под кетчупа и смёрзшиеся до не съёдобного состояния пол пачки подозрительно выглядящих пельменей.
      Он с сомнением повертел упаковку в руках и боязливо убрал их обратно - до лучших времён. В полный рост встал извечный вопрос "что делать?". И в этот самый момент, как обещание новых неприятностей раздался телефонный звонок. Кирилл с опаской поглядел на надрывающийся прибор, но поняв, что замолкать тот и не собирается с вздохом поднял трубку.
      - Да?
      - Кирилл? Рад слышать. - Раздался жадный до интонаций голос. Предположить, что его обладатель действительно рад, оказалось весьма сложно. А вот парень мгновенно заулыбался и залив сомнительного качества воду в электрический чайник, довольно блеснул зелёными глазами.
      - Дим? Утречко. - Это было уже не пожелание, а констатация. Назвать сегодняшнее утро добрым язык не повернулся.
      - Утро. - Согласился неведомый Дмитрий. Судя по всему, хороших событий и у него за последние часы, набралось не так уж и много. - У меня появился новый заказ. Ты не слишком занят?
      - Свободен, как сопля в полёте. - Не вежливо фыркнул Кирилл, даже не пытаясь хотя бы для вида подумать. Планов на день всё равно не было, а деньги лишними никогда не бывают.
      - Тогда как ты смотришь на то, что бы я заехал за тобой часа, скажем через три?
      - М-м-м-м, Дим, а ты что-то сделать хотел до того? - Покосившись в сторону пустого холодильника, поинтересовался.
      - Да нет. - Сухой голос умудрился передать пофигизм хозяина. - Просто я же знаю, что ты пока полный утренний туалет не совершишь и не позавтракаешь, как положено, из квартиры добровольно не выползешь. Вот и даю тебе время на сборы.
      - В этом-то как раз и проблема. - Признался Кирилл. - Еды в доме нет, и с водой что-то. - Он для профилактики открыл оба крана и убедился, что холодная идёт из крана с горячей, а вентиль с синей полоской вовсе никак не прореагировал на вмешательство со стороны. - В общем, никакого "утреннего туалета" тоже не получиться.
      - Ясно, буду через пол часа. - Понятливо ответил Дмитрий и из трубки раздались гудки.
      В ожидании нормального завтрака, парень с презрением покосился на шипящий чайник и отправился одеваться.
      Весна в этом году выдалась хоть и солнечная, но удивительно холодная и безрадостная. Пронизывающий ветер днём и густой туман утором мало кого могли порадовать. Зато уже к началу следующей недели обещали потепление, и Кирилл с нетерпением ждал долгожданного солнечного тепла. Он вообще не слишком любил холод и вот теперь, когда зима полностью уступила свои права, кутаться в толстую куртку совершенно не хотелось. Однако пришлось. Парень натянул светлые джинсы и белую кофту с застёжкой под горло. Болеть он не любил ещё больше чем зиму.
      Ждать пришлось не долго, буквально спустя пятнадцать минут, что Кирилл прождал уже полностью собранным, раздался звонок в дверь.
      Парень щёлкнул замками и на пороге возник мужчина ростом под два метра, но, тем не менее, удивительно худой. Короткие ярко рыжие волосы были зачёсаны назад, а из-под бледных ресниц холодно смотрели бесцветные глаза. Лицо было, пожалуй, даже симпатичным, но никто в здравом уме не назвал бы его таким. Дмитрий походил скорее на ухоженный манекен, чем на человека.
      - Готов? - Повторное приветствие было излишним. Он посторонился, выпуская хозяина квартиры наружу.
      - Разумеется. - Кирилл зазвенел ключами, выискивая нужные. - Заедем куда-нибудь поесть?
      Дмитрий кивнул и первым вышел на улицу. Кирилл, преодолев, пять ступеней, разделяющих его дверь от входной, последовал дельному примеру.
      Оказавшись во дворе, недовольно поёжился на пронизывающем ветру и поспешно нырнул в тёплое нутро машины. Всю дорогу, до достойного их внимания, с точки зрения Дмитрия, кафе они упорно молчали. Все разговоры были отложены на неопределённый, хотя и довольно короткий срок.
      Наконец, они обосновались за одним из столиков довольно приятного заведения. Дмитрий заказал себе кружку чёрного кофе, а вот Кирилл одним только им не ограничился, потребовав себе несколько блинчиков с шоколадом и стакан молока.
      - Ну, - Парень с интересом покосился на собеседника. - И что ты мне за дело нашёл?
      - Всё как обычно - по твоему профилю.
      Кирилл поморщился.
      - Мой профиль это перевод и расшифровки старинных текстов. Можно чуть-чуть конкретнее?
      - Я вообще-то имел ввиду сновидения. И ты об этом прекрасно знаешь. - Дмитрий осуждающе покачал головой, но парень лишь недовольно скривился. Не найдя следов раскаянья на лице "переводчика", Дмитрий продолжил.
      - Девочка, десять лет. Больше месяца не приходит в сознание. Ну, в смысле, не реагирует на внешние раздражители. Даже когда открывает глаза, ещё не факт, что что-то видит. Кормят через капельницу. Физически никаких нарушений, врачи разобраться не в состоянии. Они в этом конечно не признаются, но родители уже не на что не надеются.
      - И после чего она впала в это состояние? - Кирилл собрал последним кусочком весь вытекший шоколад и потянулся за молоком.
      - Не просто ведь заснула и не проснулась?
      - Нет. Девочка попала в аварию, сама не пострадала, но оказалось заперта с трупом водителя в салоне на несколько часов. Когда её достали, она уже ни на что не реагировала.
      - Ну и? Шок, конечно, стресс, не знаю ещё как обозвать, но с этим должны были справиться психиатры. В чём проблема?
      - Ты чем вообще слушал? - Дмитрий отставил в сторону пустую чашку. - Как тут могут работать психиатры, если ребёнок вовсе не реагирует на внешние раздражители? Она как будто спит. Все аппараты фиксируют состояние сна. И вывести из него не получается. Так что мне показалось, что это как раз для тебя работёнка.
      - Да? Ну, в целом ты похоже прав, - он вынужден был признать, что работа действительно по его "профилю".
      Он кивнул, давая зримое подтверждение того, что соглашается с заданием.
      - Я договорился, нас там уже ждут. - Мужчина поднявшись, направился к выходу, и Кирилл не удержался.
      - Как у тебя всё быстро получается. Вроде же говорил, что за мной только через три часа заехать собирался. - Он догнал мужчину уже около дверей.
      - Раньше сядешь, раньше выйдешь. Залазь в машину.
      Кирилл усмехнулся подобной характеристики своей работы и, захлопнув дверь, принялся застёгивать ремень.
      На место они прибыли спустя сорок минут езды. "Переводчик" удивлённо присвистнул разглядывая кованную решётчатую ограду и серьёзных ребят на въезде, которым предусмотрительный Дмитрий показал какую-то карточку. Только после этого створки ворот, послушные автоматики плавно качнулись назад - пропуская внутрь транспорт. Чуть дальше показался здоровенный особняк в стиле классицизма, поражающий своими размерами.
      - Ну ни фига ж себе, вот у кого точно не бывает проблем с водопроводом. - Тихонько заметил парень, разглядывая предполагаемое место работы.
      - А ты его оплачивать вовремя пробовал? - Своим стандартно сухим тоном заметил Дим.
      - Издеваешься? Я все коммунальные услуги вовремя оплачиваю. Ладно, может ещё починят к моему приезду и я таки смогу хотя бы душ нормально принять.
      Дмитрий промолчал, либо не имея комментариев по данному вопросу, либо, что более вероятно, решив их оставить при себе. Он плавно завернул машину и остановил её рядом с какой-то клумбой, сейчас представляющей собой просто огороженный участок чернозёмной земли. Они молча выбрались из салона и пока Кирилл оглядывался, да подозрительно принюхивался его рыжеволосый спутник развернулся и направился к главному входу.
      - Слушай, Дим, я тут решил изменить маршруты пробежек, не знаешь, какие лучше выбрать?
      Мужчина с проскользнувшим в холодном взгляде брезгливым выражением чуть заметно дёрнул плечом.
      - Мне-то откуда знать? Это ты здесь фанат легкоатлетических видов спорта.
      - Ну, ты же вечно всё знаешь. - Пробормотал парень, уставившись себе под ноги. Но тут же, как будто о чём-то вспомнив, резко вскинулся.
      - И вовсе я не фанат! - Но, заметив дёрнувшийся уголок губ спутника, снова опустил голову, пробормотав еле слышно: - просто в некоторых ситуациях нужно уметь оч-чень быстро бегать.
      Ответить Дмитрий не успел, даже если и собирался это сделать. Они стояли прямо на крыльце и оказавшийся в арьергарде рыжий, вынужден был позвонить в дверной звонок. Ждать пришлось не слишком долго, буквально спустя пару минут с той стороны щелкнула задвижка и на мужчин взглянула молодая девичья мордашка с россыпью веснушек по всему лицу, от корней волос, до подбородка.
      - Вы к кому? - голосок однако у служанки, наряженной в традиционную униформу чёрного цвета, был на редкость суровый.
      - К господину Шилову, нам назначено. - Кирилл в очередной раз порадовался, что все договорённости с клиентами Дим берёт на себя. Сам парень почему-то с детства пугался вот так вот откровенно недружелюбно настроенных работниц сферы услуг. Не до дрожи в коленях конечно, но почему-то на такие вот простые вопросы, он начинал невнятно мямлить и нервно теребить одежду. Единственное, что его успокаивало, во-первых, он был не один такой, а во-вторых, Дим к этой категории явно не принадлежал. Он вообще на взгляд Кирилла составлял какую-то отдельную категорию, правда, пока не мог точно определить какую.
      - Проходите. - Она недовольно посторонилась, открывая узкую щель между дверью и косяком, и если невозмутимый мужчина, невзирая на свою комплекцию, внутрь изящно проскользнул, то сам Кирилл - с трудом протиснулся, под уничижительным взглядом служанки.
      - Следуйте за мной. - Отчего-то скривилась девушка и, не глядя больше на гостей, пошла в направлении маячившей в конце коридора винтовой лестнице. Парень, придавленный подобным отношением со стороны девушки, и холодной высокомерностью спутника опустил голову, мрачно вглядываясь в тёмно-красный ковёр под ногами. С первых же мгновений это место стало вызывать у него давящее впечатление, вызывающий конкретное желание - убраться отсюда как можно быстрее и как можно дальше.
      Поднявшись на второй этаж, они двинулись вглубь уже другого коридора. Теперь перед взором переводчика предстала уже синяя ковровая дорожка, что хоть немного внесло разнообразие в открывающиеся ему виды. Когда они, наконец, остановились, Кирилл недовольно поднял глаза и осуждающе уставился на массивную дверь из натурального дерева, преградившую им путь. Служанка деловито постучала и дождавшись приглушённого "да" вошла, приглашающее распахнув перед мужчинами дверь. На этот раз во всю ширь.
      Навстречу им из-за стола поднялся невысокий, лысеющий уже мужчина лет пятидесяти пяти с изрядным брюшком. Лицо у него было какое-то невзрачное. Единственное, что сразу бросалось в глаза, его водянистые, постоянно бегающие глазки. Хозяин кабинета выглядел человеком у которого не всё в порядке с нервами, но, учитывая количество лежащих у него на счету денег, в этом не было ничего странного.
      - Ох, господин экстрасенс! А мы от вас уже заждались. Вы проходите, проходите. Может чайку?
      - Эм, - парень замялся, удивлённо поглядывая на временного работодателя. - Вы наверное ошиблись или вас не совсем точно информировали. Я не экстрасенс, а сноходец.
      - Да ладо вам. - Махнул рукой толстячок. Кирилл недовольно нахмурился. - Все вы одним миром мазаны.
      Последняя реплика была произнесена с чувством человека, который считает, что раз он платит деньги, то может смешивать с грязью окружающих его людей. Парень уже имел сомнительное счастье сталкиваться с подобным котенгентом, а потому лишь гневно дёрнул щекой.
      - Собственно, это моя супруга решилась прибегнуть к вашим услугам. Она-то как раз верит во всю эту паронормальную чушь, так что вам повезло, вы можете попробовать доказать, что то чем вы занимаетесь действительно работает. И кстати, за пустую трату времени, я платить не намерен. Деньги лишь при предоставлении результата. Ваш, м-м-м, друг, - кивок в сторону безразличного к происходящему Диму, - ручался за ваш профессионализм. Так что думаю, вы не будете слишком обижены, если за нулевой результат вы получите лишь не слишком лестный отзыв среди людей в кругу которых я общаюсь. Мы поняли друг друга?
      В ответ на подобную провокационную речь Кирилл резко дёрнул головой и произнёс отрывистым голосом.
      - Смею надеяться, что о сумме оплаты вас тоже известили заранее?
      На этот раз скривился уже Шилов.
      - О, да. Должен сказать, что вы нехило берёте за услуги господин экстрасенс.
      - Сноходец, если позволите. И не за услуги, а за результат.
      Он вздохнул и не испытывая больше не малейшего желания находится в одном помещении с собственным работодателем, поинтересовался.
      - Меня проводят в комнату к девочки?
      - Конечно. Софья, проводите господина сно-ход-ца в покои Иришки, и останьтесь там на время сеанса. Не хватало, что бы какой-то проходимец оставался один в комнате моей дочери.
      Недружелюбная служанка, плавно развернувшись на месте, выскользнула за дверь, приглашающе распахнув её за собой. Мужчины поспешили последовать за девушкой. По дороге, Кирилл недовольно бросил.
      - И где ты таких только находишь?
      - Деньги не пахнут. - Ответил расхожей фразой Дим, снова занимая позицию впереди сноходца.
      - Это конечно, - вынужден был признать он очевидное.
      - Прошу. - Злобно буркнула до того безымянная Софья, приоткрывая неширокую дверь из того же материала, что и створки кабинета.
      Взглядам вошедших, открылась довольно большая и светлая комната, большую часть которой занимала гигантская кровать. На ней под, даже на вид сшитым из дорогой ткани, одеялом лежала бледная тень, которую язык не поворачивался назвать живым ребёнком. На виду оставались только хрупкая головка, с глубокими тенями под глазами и тоненькая ручка, к которой была подсоединена капельница с каким-то бесцветным раствором. Около того монстра, на котором возлежал ребёнок, сидела некрасивая женщина в летах и в накинутом на плечи белом халате. Она что-то писала в толстенькую книжку, лежащую на коленях. Стоило мужчинам войти в комнату, как женщина подняла глаза и недовольно нахмурившись, поинтересовалась.
      - Вы собственно кто такие?
      - Здравствуйте, - решил проявить хорошие манеры Кирилл. - Я сноходец, меня нанял отец этой девочки, что бы я вернул её в реальный мир.
      Он скромно улыбнулся. А вот врач явственно скривилась.
      - Ах этот. Ну что ж, приступайте. Любопытно бы было посмотреть. Признаться при всей моей богатой практики много я шарлатанов повидала, но сноходцев среди них не было.
      - Надеюсь, я вас не разочарую. - Кирилл почти серьёзно поклонился поджавшей губы докторше и повернулся к Дмитрию. - Попробуешь куда-нибудь смыться и оставить меня наедине с этими мегерами, в следующий раз будешь искать себе другого идиота.
      Дим, вполне ожидаемо не прореагировал, а врач издала что-то вроде презрительного фырканья. Кинув на партнёра последний предостеригающий взгляд, парень обошёл место предполагаемой работы и оказавшись на противоположной от женщины стороне скинул расстегнутую в момент захода в помещение куртку и избавившись от зимних ботинок, переполз от края кровати к девочке. Как только он оказался на одеяле и попытался приблизиться к ребёнку, врач возмущённо воскликнула.
      - Вы что себе позволяете?!
      - Работаю. Я же не учу вас, скажем переломы вправлять? Вот и вы меня не учите. И так же пока я не проснусь, громкие звуки в комнате запрещены. Постарайтесь, пожалуйста, потише себя вести.
      Женщина вновь поджала губы, но дальше комментировать не стала. Она молча наблюдала, как парень устраивается рядом с пациенткой, кладёт одну ладонь ей в район солнечного сплетения, а другой берёт за вытащенную из-под одеяла ладошку. Сначала, парень просто лежал, разглядывая девчачье личико, но буквально спустя три минуты веки его стали закрываться, пока наконец не раздалось едва слышное посапывание.
      Кирилл открыл глаза и деловито осмотрелся. Вокруг клубился неоднородный туман. Он то казался молочно белым и мягким, словно кошачья шерсть, то становился цвета артериальной крови и начинал напоминать желе или и вовсе затвердевший уже наст красно-чёрного снега. Кое-где, туман оказался льдисто серого цвета и вызывал ассоциации с промёрзшей речной водой. Туман был разным, он менялся, тёк, то сонно и плавно, то хищный в своей быстроте. Вот только около самого сноходца, примерно метра за полтора, он отступал, оставляя того висеть в прозрачной пустоте.
      Парень сосредоточено нахмурился, дернул себя за длинную косу и выбрав наконец направление шагнул в сторону пушистого пятна. Туман расступился перед ним не более охотно, чем его реальный собрат, и выпустил искателя в некое подобие реального мира. Он снова оказался в только что казалось бы покинутой комнате, только какой-то утрировано яркой и несоразмерно большой. В этой спальной могло с лёгкостью поместиться около трёх таких же, но из реального мира.
      По центру кровати сидела девочка, наряженная в тёмно розовое платье, с бесчисленным количеством рюшечек и разнокалиберных бантиков. Она мурлыкала себе под нос какою-то незатейливую песенку и, глядя в ручное зеркальце, красила себе губы яркой помадой. Удивительно, но у неё даже получалось и весьма неплохо. То ли и в жизни ей разрешали пользоваться косметикой, то ли это просто была детская фантазия.
      Парень подошёл к монстру, который и раньше-то изумлял своими размерами, а уж теперь и вовсе превосходил все мыслимые пределы возможного. Впрочем, в этом не было ничего удивительного. Дети видят мир со своей позиции и он кажется им просто громадным, по сравнению с тем же, как его видят взрослые. Так что в итоге дети часто запоминают любимые или наиболее привычные места, а следовательно и воспроизводят их в своих снах как будто страдают гигантоманией.
      Кирилл двигался осторожно, боясь резким движением испугать занятую макияжем девочку и осторожно присел на край постели, машинально поддёрнув длинный подол красного одеяния. Он уже пару минут сидел неподвижно, когда решился сообщить о своём присутствии.
      - Привет.
      - Привет. - Согласился ребёнок не отвлекаясь от своего занятия. Сноходец убедился, что косметика, лишь плод воображения. Если бы ей думалось говорить во время нанесения макияжа в реальности, то помада уже бы размазалась по всему лицу. Тут же подобной картины что-то не наблюдалось.
      - Красишься? - Задал риторический вопрос, пододвигаясь ближе.
      - Угу.
      - А чего не дома? - Ещё несколько сантиметров расстояния.
      - Но я же дома. - Удивлённо вскинутая головка. Парень покачал головой и приветливо улыбнувшись серым глазам, доверительно сообщил.
      - Это только кажется. - Он последний раз огляделся и склонился к придвинувшейся ближе девчушке. - Ты вед на самом деле, - он толкнул девочку правой рукой в район солнечного сплетения и закончил. - Спишь.

Глава 2.

      Он открыл веки и уставился в знакомые уже, серые, но, теперь, сонно моргающие глаза. Не удержавшись, парень улыбнулся.
      - Привет.
      - Привет. - Прошептала девочка чуть слышно и её тут же взяла в оборот изумлённо охающая врач, заботливо давшая ребёнку стакан воды. Правда только после того, как проверила реакцию зрачков, и пощупала пульс.
      Кирилл сел на кровати, тряхнув вновь коротковолосой головой, ощутив необычную лёгкость. Любой, кто носил сколь-нибудь длинные волосы, достоверно может подтвердить, что стоит их обрезать и создаётся впечатление, будто с головы сняли тяжеленную шапку или воронье гнездо с жильцами. Тут уж кому какая аналогия больше нравится. И, хоть в данном случае обошлось без стрижки, но в целом ощущения оказались аналогичны.
      Доползя до края койки, сноходец принялся скорыми темпами зашнуровывать ботинки. Судя по отсутствию в комнате Софьи, она уже побежала докладывать о счастливом "воскрешении" Иришки. А оставаться и выслушивать слезливую сцену воссоединения, не было никакого желания. В данный момент, Кирилл предпочёл бы оказаться где-нибудь в гостиной или на худой конец прихожей и подождать, когда ему отдадут чек.
      Дим видимо придерживался тех же взглядов, так что он подал парню куртку и пропустил первым в коридор. Но даже из холла внизу до них доносились громкие женские рыдания и прочие прелести радостных переживаний.
      Спустя четверть часа, которые Кирилл простоял, облокотившись к стене и тихонько посапывая, к ним спустился с покрасневшим лицом и радостной улыбкой сам господин Шилов.
      - Ну, кудесник! Чёрт, справился-таки. Может, на обед останетесь, посидим - отметим?
      Он стоял слишком близко, слишком шумно говорил и слишком нагло себя вёл. Парень приоткрыл веки, с недовольством взглянув на работодателя, и неохотно проговорил.
      - Увольте. И я не кудесник, а сноходец, кажется, я об этом сообщал уже не единожды. Чек, пожалуйста, и мы попрощаемся.
      Он требовательно протянул узкую ладонь в сторону нанимателя. Тот натянуто засмеялся.
      - Ну, ну. Какой обидчивый. Слушай, кудесник, а с ней теперь точно всё в порядке будет? Ну, она опять так не свалится?
      - Понятия не имею. - Поморщился сноходец. - Это уже не мои проблемы. Всё что от меня требовалось - я выполнил, дальше работа врачей и психиатров. И честное слово, я очень хочу спать - не могли бы вы отдать-таки мои деньги?
      Шилов согласно кивнул и протянул небольшую бумажку. Парень бросил мимолётный взгляд на указанную сумму и, засунув чек в карман, не прощаясь, вышел за дверь.
      Дмитрий нагнал его уже около машины. Он убрал сигнализацию и парень, воспользовавшись возможностью, мгновенно оказался внутри. Не долго думая, сноходец откинул спинку и, дождавшись, когда ключ провернётся в замке зажигания, включил обогрев сидения. Как уже упоминалось ранее - холода он не любил.
      - Действительно так устал? - Для профилактики уточнил Дмитрий, не слишком впрочем, демонстрируя заинтересованность в ответе.
      - Не говори ерунды. Она совсем рядом была: в грёзах, а не в кошмаре. Это просто сонливость, после погружения, выпью чашечку кофе и должно пройти.
      - Ясно. Только избавь меня от подробностей своей деятельности. Чем различаются сновидения, меня совершенно не интересует.
      - Тебе что, никогда сны не снятся? - Заинтересованно приоткрыл один глаз Кирилл.
      - Нет.
      Философски пожав плечами, сноходец вновь закрыл глаза.
      Следующие пол часа прошли в блаженной тишине. Наконец, отдохнувший достаточно, для того чтобы интересоваться окружающей действительностью, сноходец поднял спинку кресла и с любопытством огляделся.
      - Где это мы?
      - Почти на месте. - Невозмутимо отозвался Дим. - У меня давно было желание показать тебе одно интересное место. Туда-то мы и едем. Тем более что единственное, что там можно нормально пить, так это как раз кофе.
      - М-да? И что же там тогда такого интересного, если еда там настолько паршивая?
      - В основном контингентом. Уверяю, ты туда впишешься просто сказочно.
      - Что-то я совсем перестал тебя понимать. - Желчно усмехнулся одними губами Кирилл.
      - Увидишь. - Обронил водитель и мягко вывернул руль вправо, уводя машину с оживлённой трассы. Они несколько минут пропетляли по узким улочкам, и в итоге выехали в какой-то небольшой тупичок, после зимы необычно чистенький и ухоженный. Нигде не было ни луж, ни облупившихся стен, размалёванных разной ценности произведеньями народного творчества, ни банок из-под алкогольных напитков в углах. Напротив, в углу стояло непривычно зелёное для начала весны деревце в кадке, а рядом был вход в полуподвальное помещение.
      Разумеется, никакой вывески или таблички и в помине не было. Единственное, что резко отличало эту скромную дверку от остального пейзажа, это то, что она вся была какая-то закопченная, с непонятными потёками чего-то непознаваемого, а кое-где виднелись даже вмятины, так же непонятного происхождения. Кирилл изумлённо разглядывал эту ветеранку дверной промышленности.
      - Потрясающе, и чем это её так?
      - Разным. - Спокойно ответил Дмитрий, подходя к предмету обсуждения и, взявшись за ручку, потянул её на себя.
      Стоило проходу открыться, как из глубины помещения донёсся запах каких-то благовоний и лёгкое звучание музыки восточных мотивов.
      Как только Дим перестал держать дверь, та с противным скрипом поспешила закрыться и, Кириллу пришлось хватать её за край уже около самого косяка. Учитывая, что дверь оказалась помимо прочего ещё и удивительно тяжёлой, то сноходец едва не простился с пальцами, успев остановить коварную мебель в самом конце.
      Внутри, оказалось на редкость просторно и что бывает нечасто в полуподвальных помещениях светло. Парень, найдя взглядом уже спешащего в направлении стойки спутника, пошёл в его сторону. Дмитрий, уселся на один из высоких барных стульев и повесил пальто на его спинку. Сноходец поступил схожим образом и огляделся теперь уже внимательнее. В целом, бар не представлял из себя ничего примечательного, а вот народ тут собрался и впрямь интересный. Кирилл с удивлением разглядывал открывшуюся картину, а Дим в это время с усмешкой наблюдал за его реакцией. Ну, то есть усмешкой это можно было назвать с большой натяжкой. По-прежнему совершенно невыразительный взгляд, и лишь чуть приподнятый уголок губ делавший гримасу больше похожей на судорогу, чем на улыбку. Однако и такие эмоции на этом лице можно было встретить не часто.
      - Потрясающе. У меня такое впечатление, что я в каком-то сне.
      - Должен тебе сообщить, - Заметил Дмитрий. - Из твоих уст это звучит неоднозначно.
      - Кто все эти люди? - Проигнорировал заявление спутника.
      Дим пожал плечами и жестом подозвал бармена, мужчину невыдающейся комплекции и почему-то с невысказанной тоской во взгляде.
      - Понятия не имею. Два кофе, пожалуйста. - Обратился он уже непосредственно к бармену.
      - Они как-то странно выглядят. - Не удержавшись, заметил сноходец, продолжая в открытую "любоваться" разношерстными посетителями. Иногда, в прямим смысле слова разношерстными.
      - Тут собираются странные люди. - Согласно кивнул Дмитрий, и отхлебнул из принесенной чашки. Кирилл напиток проигнорировал. - Здесь все, так или иначе, являются интересными личностями. Уверен, при желании тут даже дракона найти можно, при определённой доли сноровки и настойчивости. Я же говорил, ты сюда впишешься.
      - Дракона? - Насмешливо поинтересовался сноходец.
      - Ну, это конечно небольшое преувеличение. - Снова скривил губы в улыбке Дмитрий. - Но суть ты уловил. И я бы на твоём месте всё же попробовал кофе. Это, пожалуй, единственное, что тут умеют нормально готовить, но зато делают это божественно.
      Подбадриваемый покровительственным взглядом спутника, парень сделал осторожный глоток из небольшой чашечки и зажмурил от удовольствия глаза.
      - Ну, я же говорил? - Со смешком произнёс Дмитрий. - Ты посиди пока, я отлучусь.
      Кирилл согласно кивнул, продолжая разглядывать зал. Только теперь он делал это не столь явно. В основном привлекали внимание посетители, наряженные в одежды немыслимых цветов или диковинного кроя. То тут, то там, перемигивались драгоценные камни в украшениях не только у женщин, но и среди мужских компаний. И не всегда человек обвешанный, как ёлка игрушками, дорогими безделушками оказывался кем-то презентабельным, бывало, он напоминал какого-то бродяжку и не похоже было, чтобы окружающих это слишком удивляло. В ближайшем к сноходцу углу зала сидела обычная с виду девушка, на поводке рядом с которой примостился матёрый леопард. Примерно в центре зала возвышаясь над всеми, сидел громадный мужчина, окружённый шумной компанией, рядом с ним совершенно не обращающей на себя внимания. Вот во входную дверь прошествовал человек с южным типом лица, несмотря на царивший, на улице морозец, одетый только в лёгкую накидку и яркий тюрбан, украшенный большими перьями.
      Кириллу даже показалось, что Дим нагло ему польстил, сказав, что он сюда впишется как нельзя лучше. И тут же забеспокоился. Прошло уже порядка пятнадцати минут с тех пор, как он остался в одиночестве. Обуреваемый подозрениями, он медленно обернулся и уставился на стул, с которого совсем недавно поднялся его спутник. Как парень и предполагал, а вернее боялся даже предположить, ни Дима, ни его пальто там не оказалось. Дрожащей от волнения рукой, он достал мобильный телефон и, найдя среди вызовов номер Дмитрия, принялся его вызванивать, считая про себя гудки.
      - Да? - Знакомые холодные интонации.
      - Дим?
      - Разумеется. - Как всегда в голосе ноль эмоций.
      - Я боюсь даже спрашивать, но... ты где?
      - Еду домой. Время-то уже обеденное, ты этого не заметил?
      - Ну, учитывая, что ты оставил меня в этом странном баре в гордом одиночестве, думаю это не главная моя проблема. - Он старался говорить спокойно, но с каждой секундой разговора делать это становилось всё сложнее. Так и хотелось сорваться на крик и высказать собеседнику всё, что накипело.
      - Я думал ты сможешь вызвать такси. - Разумеется, никакого раскаянья, хотя Кирилл готов был биться об заклад, что на лице его партнёра опять разместилась знакомая полуулыбка.
      - У меня нет номера такси и нет ни одного знакомого, к которому я мог бы обратиться, и ты об этом прекрасно осведомлён. И ещё из-за того, что ты не сообщил мне адреса этого грёбанного бара, я не знаю даже, где нахожусь!
      - Какая жалость. - Спокойный ответ. - Попробуй поспрашивать кого-нибудь из посетителей. Уверен, что тебя не откажутся при возможности подкинуть до дома. Пока.
      И резкий обрыв связи. Кирилл тупо уставился на мобильный телефон в руке. Спокойно убрав его в карман джинсов, парень подозвал бармена.
      - Можно ещё кружечку кофе?
      В таком положении сноходец просидел порядка трёх часов, заливая чувство голода обычной минеральной водой с газами. Она отдавала на вкус чем-то химическим, запаха же вовсе не имела. Однако напиваться пусть вкусным, но крепким кофеином он не собирался. Последнее время его даже странная внешность и поведение клиентов перестало интересовать. Хотя народу в зале постепенно становилось всё больше и всё более экзотичного. Ему всё чаще приходилось отодвигаться, когда, протискиваясь между высоких стульев, к стойке пробивались за выпивкой посетители, чья душа требовала праздника. Кстати, и названия, и вид коктейлей так же могли бы заинтересовать, если бы не общее хмурое состояние сноходца.
      - Два "Мой'ба" пожалуйста! - Крикнул у него над ухом чей-то радостный голос и его хозяин тронул Кирилла за плечо. - Слушай, чего ты тут скучаешь? Мы на твою постную рожу уже добрый час любуемся!
      Сноходец перевёл взгляд на говорившего. Им оказался улыбчивый парень лет двадцати пяти, с копной густых чёрных волос и живо блестящими жёлтыми глазами. Его Кирилл в самом начале заметил в составе той шумной компании, что разместилась по центру зала.
      - Вы не можете на мою рожу любоваться, я к вам спиной сижу. - Опроверг обвинение.
      - Ну, на спину. - Ничуть не растерялся жёлтоглазый. - Она у тебя тоже крайне постная. Случилось чего? Девушка не пришла? - Он развязано подмигнул.
      - Напарник бросил - Сознался сноходец.
      - В цене не сошлись? - Понимающе кивнул парень, состроив серьёзную мину.
      - Да нет, - поморщился. - Не совсем бросил. Здесь бросил! Теперь думаю, как до дома буду добираться.
      - И как? Получается? В смысле думать.
      - Не очень. - Сознался переводчик старинных текстов.
      - Тогда айда к нам. - Всунул ему в руки коктейли и, ухватив за плечи, направил парня в нужную сторону жёлтоглазый. - А то ты своей постной спиной нам весь праздник портишь.
      - Так не смотрите. - Огрызнулся сноходец, не забывая переставлять ноги в указанном направлении.
      - Ребят, у нас новенький! Когда по домам поедем, с собой нужно не забыть захватить! - Проорал жизнерадостно черноволосый, усаживая не слишком сопротивляющегося "новенького". - Кто тут самый вменяемый? Запомните это лицо и затащите его в машину со всеми! А то с нас ведь станется и забыть.
      Кругом раздались согласные возгласы, а смутившийся от чрезмерного внимания всех, кто собирался запоминать его лицо, Кирилл поинтересовался.
      - А почему "затащите"?
      - Ну, идти ты уже вряд ли в состоянии будешь. - Хохотнул, сидящий по левую руку от него толстячок, одетый в сиреневую хламиду и почему-то чёрный цилиндр. Как будто в подтверждении его слов, парню в руки сунули пузатый бокал чего-то смолянисто чёрного, с белой прослойкой посередине и красиво изогнутой трубочкой.
      - Но я не пью алкоголь! - В ужасе воскликнул Кирилл, ожидая, что его сейчас схватят и заставят выпить весь этот стакан силой.
      - Так ты ещё маленький? - Восхитилась сидящая напротив него высокая девица с огненно красными волосами.
      - Нет, ну, то есть... - Он замолчал, с отчаяньем оглядываясь на откровенно веселящегося жёлтоглазого, который устроился от него по правую руку.
      - Я совершеннолетний, только мне нельзя спиртное. Можно я соку лучше кого-нибудь?
      Его слова потонули в возмущённых возгласах раздавшихся вокруг. А толстячок, наклонившись к нему, тихонько шепнул.
      - Тут практически нет коктейлей содержащих алкоголь. Пить можешь смело, а какие будут на спирту, я сообщу.
      Кирилл благодарно кивнул и отпил отдающую кисло-сладостным вкусом жидкость.
      - Вот только, - С сомнением проговорил мужчина, глядя, как увлёкшийся сноходец опустошает бокал под общие одобрительные вопли. - У некоторых может быть нестандартные побочные эффекты. Я хотел сказать, чтобы ты осторожнее что-то незнакомое пил. Но видно уже поздно.
      Кирилл плавным движением опустил пустой сосуд на стол и с изумлением принялся разглядывать цветной туман, покрывший весь окружающий мир. Точно как это было сегодня во время сеанса, туман старался дотянуться до находящегося в центре пустого пространства сноходца и не мог этого сделать. Парень тряхнул головой и убедился, что дымка из глаз и не думает пропадать. На тело же накатила странная слабость и возникла лёгкая потеря координации, хотя мысли и казались удивительно ясными. Он, дрогнувшей рукой провёл по затылку, приглаживая волосы. И, не смотря на то, что под пальцами чувствовалась тёплая кожа шеи, голова по-прежнему упрямо ощущала тяжесть косы.
      - К-какого?
      - Эй, - Заметил его состояние жёлтоглазый. - Ты как?
      - Я сплю? - Решил уточнить Кирилл, со странным выражением разглядывая ставший чрезмерно знакомым пейзаж.
      - Да нет же. - Удивился брюнет вопросу.
      - Вот как? Странно.

Глава 3.

      - У тебя что галлюцинации? - Рассмеялся жёлтоглазый. - Сны уже видеть начал?
      - Я не вижу снов. - Пьяно мотнул головой сноходец. - И да, похоже, у меня галлюцинации. Только какие-то привычные. - Заметил с грустным вздохом.
      - Это бывает. - Пренебрежительно мотнул головой брюнет. И тут же сунул ему в руки железную кружку с погнутыми боками и почему-то дымящимся содержимым. - Ты лучше вот этого попробуй. Меня кстати Гралем зовут.
      - Спасибо, - Отказался вежливо, прикрывая глаза уже заболевшие от ставших слишком ярких пятен тумана. - Кирилл. И чувствую, пока из меня этот раствор не выветрится, мне вообще ничего пить больше не следует.
      - Так ты его что, на голодный желудок пил? - Изумился Граль.
      Кирилл печально кивнул и попытался примостить голову на столешнице, чувствуя, что ещё немного, и он отрубится прямо за столом. Находиться на территории между снами вообще было делом крайне утомительным, а уж совмещать его с бодрствованием и подавно считалось делом невозможным. До того, как один пустоголовый сноходец не выпил неизвестный науке коктейль на голодный желудок.
      Но заснуть ему не дали, его растормошили и, сунув в руки большой бутерброд, заставили откусить. Пока длился процесс жевания, Кирилл ещё три раза пытался уйти из этого суетного мира туда, где лучше, но его со смехом принимались вновь тормошить, и кормление продолжалось. Когда бутерброд подошёл к концу, Кирилл заметно взбодрился, и из глаз исчезла разноцветная дымка.
      - Ну, как мы себя чувствуем больной? - жёлтоглазый радостно скалясь протянул ему ещё один кулинарный шедевр.
      - Ужасно. Безумно хочу спать.
      - А вот это напрасно, напрасно, что ты постоянно пытаешься нам картину отдыха омрачить? Вот, ты давай попробуй вот этого.
      И ему всё-таки всучили кружку с дымящейся жидкостью.
      - А от этого, что со мной будет? - С трепетом принюхался к подношению Кирилл. Пахло корицей и мятой, но, судя по тому, что жидкость то и дело начинала бурлить, пить это стоило едва ли.
      - Лучше будет. - Сообщил крайне уверенным тоном Граль, с нетерпением поглядывая на сосуд в руках парня. Сноходец невыразительно поглядел в том же направлении и обречённо мотнув головой снова отпил незнакомого напитка. Тот оказался почему-то мало того что холодным, так ещё и имеющим вкус сливочного мороженого. Поставив кружку на стол, но едва не придавил тёмно зелёную ящерку, размером не больше пары ладоней и с головкой, украшенной роговой короной.
      Недоумённо разглядывая возникшую на клеёнке живность, он даже не обратил внимания, что из головы ушла стеклянная ясность, а из мышц чрезмерная расслабленность.
      - Это тоже галлюцинация? - Поинтересовался в пространство парень. Вокруг радостно засмеялись, а ящерка, будто испугавшись его голоса, скользнула в направлении его красноволосой соседки. Та подхватила её на ладонь, и зверушка поспешно обхватила пальцы девушки когтистыми лапками и обвила запястье хвостом, размером вдвое большим, чем само туловище.
      - Нет, - И улыбнувшись взглянувшему на неё Кириллу представилась.
      - Меня зовут Гортензия, а это Тоша - МБД.
      - МБД? - Удивлённо моргнул парень.
      - Малый Бескрылый Дракон. - Прояснили слева.
      Тоша, как будто в подтверждение слов мужчины в цилиндре, развернул головку на длинной шеи в направлении сноходца и выпустил из красноватой пасти струю пламени, почти метрового размера. До Кирилла, конечно, не долетело (за что стоит благодарить ширину стола), но жар он ощутил прекрасно.
      В то время как из его рта вылетел изумлённый вздох, со всех сторон донеслись возмущённые выкрики.
      - Гортензия! Заткни пасть своей ящерице! Мне не хочется, как в прошлый раз оплачивать ущерб и разбираться с пожарными!
      - Прошу прощения, - Хитро улыбнулась хозяйка виновницы переполоха и подмигнула оторопевшему парню.
      - Вообще-то я занимаюсь разведением этих малюток. - Созналась она под вопрошающим взором сноходца. - А ты чем занимаешься? Ну, кроме того, что напиваешься неизвестным пойлом в подозрительной компании.
      Парень виновато улыбнулся и развёл руками.
      - Вообще-то перевожу старинные тексты. Манускрипты там, таблички, плиты. Но это когда совсем заняться нечем, вообще-то я работаю сноходцем.
      Обычно он, конечно, не признавался в своей основной специальности первым встречным - люди могли элементарно не понять. Но сейчас, в такой компании и в таком состоянии, умалчивать было бы глупо. Можно даже сказать, что к откровенности - атмосфера располагала.
      - Прикольно. Это, типа, по снам ходишь? - Расшифровала слово Гортензия.
      - Ну, в целом можно сказать и так. - Он улыбнулся подобной наивности. - Вообще-то вывожу из комы, вытягиваю безумных и успокаиваю сознание. Но в общем, да. Хожу по снам.
      - Вот как? - Девушка удивлённо округлила глаза, а Тошка, обидевшись, что на него не обращают внимания, снова соскользнул на столешницу и пошёл блуждать среди тарелок и бутылок, шипя на сидящих слишком близко к столу, с его точки зрения, людей. Люди, изумлённо вскрикивали и отскакивали от стола, по которому прохаживалась наглая ящерица.
      - Гортензия! - Взревели с того края, куда направился МБД.
      - Упс, - Втянула голову в плечи красноволосая, стараясь разглядеть, что делается там, откуда донёсся возглас. И имеет ли в таком случае смысл отзываться вообще. Кирилл поглядел на приближающегося к ним гиганта, который привлёк его внимание ещё в самом начале этой нежданной посиделки. В руке он держал злобно шипящего и срыгивающего искрами дракона, который в ладони этого здоровяка практически терялся.
      - Держи. - Он по-доброму ухмыльнулся, протягивая девушке зверушку и обратив внимание на новое лицо, и слегка нагнувшись, протянул ему ладонь через весь стол.
      - Привет, я Шол. Именинник.
      - Привет, я Кирилл. Поздравляю.
      - Спасибо. Над тобой тут не слишком издеваются? А то знаю я этих. - Тут он обвёл выразительным взглядом присутствующих, почему-то захватив всех без исключения, кто сидел за сдвинутыми столами, остановившись впрочем, на обоих соседях сноходца. Граль впрочем, сделал вид, что в упор не понимает намёков, а толстячёк, что его тут и вовсе как бы нет. Кирилл только и успел, что удивиться, почему под прицел особого внимания попал так же и любезный сосед слева.
      - Да вроде жив пока. - Согласно кивнул парень, умолчав, правда, что за неполный час, что он провёл за этим столом, его уже вполне себе успешно отравили и не столь успешно пытались сжечь. Но поскольку он действительно ещё оставался жив, то таки мелочи не стоили упоминания.
      - Это временно. - Широко ухмыльнулся именинник и, кивнув на прощание, пошёл в направлении своего места.
      - Обнадёживает. - Заметил тоскливым голосом Кирилл под дружный хохот окружающих.
     
      Была уже глубокая ночь, когда ярко красный джип подъехал к дому сноходца. Он сам, спал на переднем сидении, прислонив голову к холодящей поверхности стекла, обхватив себя руками. В груди свернулся тёплый комочек, оставляющий пальцы, лишенные перчаток, мёрзнуть. Сидящий за рулём мужчина в цилиндре, как выяснилось в итоге, отзывающийся на профессора Светлова, с сомнением покосился на темнеющуюся громаду панельной многоэтажки и, растолкав соседа, зашептал, опасаясь разбудить остальных.
      - Кирилл. Просыпайся, давай. Ты тут живёшь?
      Парень с неохотой разлепил веки и с трудом сфокусировав взгляд на ночном пейзаже с сомнением кивнул.
      - Кажется тут. Тогда всё, всем пока. - Он последний раз бросил взгляд на заднее сидение, где на плечах друг у друга спали Гортензия, Граль и ещё две не представленные ему девушки. Он махнул рукой профессору на прощание и, дёрнув за ручку, вывалился из машины.
      Воздух в первое мгновение показался Кириллу обжигающе холодным, а резко ударивший ветер, легко обошедший такую слабую преграду, как куртка и вовсе ледяным. Правда, сместившийся в район сердца тёплый комочек, всё равно остался на прежнем месте. Так что Кирилл только и мог, что сунуть руки поглубже в карманы и поспешить в направлении чернеющего зева подъезда. Как назло, в очередной раз заклинило домофон и холодными пальцами набрать необходимый шифр решительно не удавалось. Промучившись, таким образом, добрых пять минут, сноходец принялся греть упрямую электронику дыханием и в этот раз, предсмертно пискнувший замок соизволил-таки поддаться.
      Вот теперь-то, Кирилл порадовался, что живёт на первом этаже. Проскочив до собственной двери считанные ступени, он онемевшими пальцами принялся греметь ключами, выбирая нужный. Теперь его отношение к происходящему переменилось совершенно радикально, он уже проклинал свою подозрительность, заставившую его поставить аж целых три замка и железную дверь. И это притом, что на окнах он так и не решился установить решётки, не пожелав жить личной тюремной камере.
      Но, стоило оказаться внутри квартиры, как все прочие мысли были вытеснены на второй план. Во-первых, коммунальные службы отопление ещё не успели отключить, и поэтому в помещении было достаточно тепло, а во-вторых, парень вспомнил, что есть дома по-прежнему нечего, и значит завтра с самого утра придётся на голодный желудок тащиться в магазин за провизией.
      Он, упираясь мысками в задники ботинок, избавился от обуви, и, сунув ноги в тапочки, принялся расстёгивать куртку. Стоило повесить предмет гардероба на крючок, как из свежеразорванной подкладки (до того момента Кирилл данного обстоятельства не замечал), выбралась удивлённо поводящая головой зелёная ящерица. Так как место разрыва оказалось примерно на уровне лица не успевшего развернуться сноходца, то естественно, что он "зайца" заметил сразу.
      - Тошка! Господи, ты то откуда тут взялся?
      Не удостоив изумленного человека ответом, дракончик вполне метко перепрыгнул ему на плечо и грелкой устроился парню на загривок. Вот кого-кого, а назвать дракончика, хладнокровным язык бы точно не повернулся.
      - Чёрт, так это ты у меня всю дорогу грелкой подрабатывал?
      Кирилл поёжился, ощущая на коже воздействие маленьких, но удивительно острых коготков.
      - А-а, ну и пусть. - Произнёс Кирилл больше себе, чем заинтересованно прислушивающейся ящерице. - Сейчас тебя всё равно деть некуда, так что оставайся уж.
      Тоша насмешливо сощурил кроваво красные глаза и снисходительно зашипел. Как будто у него был выбор.
      - Только не вздумай тут ничего сжечь, до тех пор, когда тебя хозяйка заберёт.
      Предупредил питомца сноходец, не слишком впрочем, рассчитывая на понимание.
      Он потёр слипающиеся от усталости глаза и пошёл в ванну, хотя бы почистить зубы. Встав перед раковиной, он опасливо открыл вентиль. Сначала из смесителя раздалось устрашающее ворчание, испугавшийся дракон даже соскользнул с плеч удивлённо проводившего его глазами парня и скрылся под ванной, когда презрительно плюнувший несколькими каплями кран, наконец, разразился нормальной тёплой водой.
      Решив, что в пределах квартиры экзотической живности ничего не грозит, Кирилл спокойно умылся и вернувшись в комнату, со стоном рухнул в кровать. На этот момент, план был уснуть и как минимум до полудня следующего, то есть уже этого дня, не просыпаться. И забегая вперёд, нужно признаться, что выполнить эти условия у него получилось только на половину.
      Утро наступило на взгляд самого сноходца чрезвычайно рано. А вот на взгляд голодного дракона страшно поздно. Привыкший, что люди существуют только для того, чтобы гладить его, да кормить, он искренне не понимал, почему конкретно этот индивид столь нагло уклоняется от своих прямых обязанностей. Нет, он, конечно, был не гордым, так, правда, считал только Тоша, и мог бы сам пойти поймать себе кого-нибудь. Но этому мешало два обстоятельства. Во-первых, на улице ещё никакой живности не успело появиться после зимы, а во-вторых, в пределах квартиры жил только маленький паук, свивший паутину за правой задней ножкой кровати. Это дракончик установил точно. Паучка он тоже съел, не пропадать же добру? Но не мог же молодой растущий организм питаться только какими-то занюханными пауками? А единственный представитель человеческого племени так бессовестно придавался столь ненужному, по мнению зверушки, занятию, как сон.
      Потому, забравшийся, по свесившемуся до пола одеялу, дракон, принялся, сначала прохаживаться по телу бессознательного сноходца. Это продолжалось минуты три и результатов не дало. Подпрыгнувший, от возмущения Тоша, пыхнул из пасти чёрной струйкой дыма и избрал новую стратегию. Добежав до торчащих из под ткани каштановых волос, он нашёл такое чувствительное для людей место, как ухо. Во всяком случае, прошлый человек, который отвечал за его пропитание, и нужно заметить, не такой безалаберный, как этот, кричал достаточно громко, если скучающий дракоша, конечно же, случайно (хек-хек), кусал его за эту часть тела.
      Тактика принесла первые плоды. Кирилл дёрнулся, и шальными глазами уставился на примостившуюся на нём ящерицу.
      - Тоша? Сколько времени? - Он перевёл взгляд на висящие на стене часы, стрелки которых честно показывали начало восьмого.
      - Какая рань. - Застонал парень и попытался снова зарыться в одеяло. От распирающего его возмущения, дракончик снова подпрыгнул и с присвистом чирикнул. На его взгляд времени было достаточно.
      Поняв, что его человек собирается продолжить беззаботно дрыхнуть, Тоша стремительно спустился поближе к лицу парня. И принялся бодать его головой.
      - Ну что тебе?! - Воскликнул Кирилл, с отчаяньем разглядывая чрезмерно активную ящерку.
      - Я же только в четвёртом часу лёг. - Дракончик громко чирикнул. Поняв, что спать ему больше не дадут, сноходец сел и устало взлохматил и без того не отличающиеся порядком волосы. Теперь парень пытался понять, зачем же его разбудили. Ответ напрашивался только один. Вернее, возможных причин было несколько, но предположение, что дракончик вёл бы себя столь агрессивно, если бы просто хотел поиграть, казалось несколько несостоятельным. Сноходец тяжело опираясь на руки, поднялся и направился на кухню. Со вчера ничего так и не изменилось - холодильник был по-прежнему пустым.
      Кирилл достал из морозильника несъедобные останки пельменей. Заинтригованный происходящим, Тоша высоко подпрыгнул и, перебирая коготками по пижаме парня, забрался к нему на плечо. Он пару мгновений разглядывал смёрзшийся комок, который человек вертел в руках и дохнув короткой струёй пламени, сбежал вниз, и скрылся за дверью спальни.
      - М, похоже, это действительно не съедобно. - Вынужден был признать сноходец и пошёл собираться. Дракончик, сидя подушке, следил за сборами - верно истолковав их смысл, в последнее мгновение добежал до готового уходить сноходца. Не дожидаясь, когда на него обратят внимание, он забрался на уже привычное место и одобрительно фыркнул. Тяжело вздохнув, Кирилл накинул куртку и пошёл в сторону ближайшего продуктового.
      Благо, магазин находился не слишком далеко. И с трудом избегая столкновения с прохожими и столбами, которые в густом тумане вырастали на пути сноходца как из-под земли, он радовался, что хотя бы пронизывающего ветра утром нет. Зайдя в лоно магазина, парень с сомнением остановился напротив мясного отдела гадая, чем же на самом деле питается МБД. У него даже возникла, было, мысль позвонить Гортензии и спросить, чем же кормить её зверушку, да и попросить забрать его. Но, оценив собственное самочувствие, он решил проявить милосердие, дав девушке возможность выспаться.
      Сам объект мучений парня, осторожно выбрался из-под шарфа, под который нырнул, стоило им оказаться на улице и, взволнованно чирикнул в направлении прилавка. На Кирилла тут же изумлённо уставилась молоденькая продавщица. Решение пришло неожиданно, парень, достал дракончика наружу и, дав девушке его рассмотреть, спросил.
      - Как вы думаете, можно ему мяса купить, или лучше в зоомагазине бабочек каких-нибудь посмотреть.
      Продавщица моргнула и неуверенно улыбнувшись, покачала головой.
      - Мне кажется, он слишком большой, чтобы бабочками питаться. Печёнки вот возьмите, её кошкам часто берут.
      Кирилл довольно улыбнулся, сажая, вяло махающую хвостом и активно вертящую головкой на длинной шее ящерицу на прежнее место.
      - Ну, тогда завесьте, пожалуйста. И мяса, какого что ли, грамм триста. И котлеты у вас готовые есть?
      - Есть, - продавщица кивнула, сноровисто управляясь с взвешивающим аппаратом. - Вам, какого мяса?
      - А вот, врезку. Можно? - Он ткнул пальцем в понравившийся кусочек.
      - А кто это у вас? - Проявила любопытство девушка. - Никогда таких не видела.
      - Я тоже, - согласился сноходец, принимая заказ. - Отмечали вчера день рождения, и у кого-то сбежал. Вот, теперь пока хозяина не найду - кормить буду. А то экзотика, стоит наверняка бешеных денег.
      Вот тут Кирилл ни словом не соврал. Малые бескрылые драконы действительно были весьма редки, если не сказать больше. Собственно в нашем мире их вообще не водилось. Но, как существа неприхотливые, они легко прижились в новых для себя условиях, стойко перенося жару и наплевательски относясь к холоду. Единственное, они решительно не переносили влажность, что и позволило парню без приключений добраться до продовольственного. В туман вылезать, Тошка категорически отказывался. Правда, в таких условиях, Кирилл здорово сомневался, что его бы заметили, даже вздумай он не прятаться под одежду. Сейчас сноходец радовался, что у этого вида нет крыльев. Всё-таки он слишком сильно напоминал сказочных своих родичей, чтобы можно его было принять за обычное хладнокровное. А оставлять зверушку дома в одиночестве, он всё же опасался. Мало ли что там мог поджечь оставленный голодным маленький вредитель.
      - Это верно, - Сочувственно заметила продавщица. Сноходец кивнул и пошёл в другой отдел. Продолжать беседу он не собирался.
      Тоша, заметив, что они идут в противоположную выходу сторону, сначала недовольно заворочался, и, не заметив реакции, легонько куснул транспорт за ухо.
      - Отстань, - шикнул на него Кирилл. - Раз уж я пришёл в магазин, то запасусь и себе продуктами. Не только тебя надо кормить.
      Обидевшийся дракон скрылся в складках шарфа, перестав привлекать к парню ненужное внимание. Так что в дальнейшем поход в магазин закончился без эксцессов. Правда, сноходец всё равно старался разделаться со всем побыстрее. Затихший было Тоша начал нагнетать в себе тепло, обещая если и не сжечь ему одежду, (хотя кто может гарантировать, что он не хотел?) то оставить на шее медлительного человека ожог.
      На улице дракончик, поняв, что они идут домой, где его ждёт кормёжка, слегка поостыл, в прямом смысле этого слова.
      Кирилл, раскладывая покупки по полкам, то и дело был вынужден отгонять, пытающегося укусить его Тошку, и в итоге, не выдержав, ссадил чирикающего зверёныша с себя. Потом он, решив не издеваться над собственными нервами и желудком дракона, достал глубокое блюдце и, кинув в него горсть печёнок, с интересом принялся ждать реакции. Которая не заставила себя долго ждать.
      Тоша, подорвавшись со своего насеста, который он уже успел себе соорудить из притащенного из прихожий Кириллового шарфа, подскочил к блюдцу и, удерживая печёнку двумя передними лапками, начал отрывать куски. На взгляд парня, дракончик просто стремился растянуть удовольствие, потому что он вполне мог бы заглатывать потроха целиком. Ну, да способ питания, это личное дело каждого.
      Аккуратно переступив через растянувшуюся во весь рост ящерицу, сноходец взглянул на часы. Стрелки показывали половину девятого и, решив рискнуть, он достал мобильный. Найдя там номер Гортензии, Кирилл принялся считать гудки. На десятом он нажал отбой и, хмуро покосившись на завтракающего дракона, отправился в ванну.

Глава 4.

      Стоило воде заполнить ёмкость, как парень опустился в неё с блаженным вздохом. Вчерашний день выдался не слишком лёгким и богатым на новые впечатления. Ночью выспаться так и не получилось, так что хотя бы сейчас хотелось просто расслабиться и немножко подремать в обжигающе горячей воде. А там, можно уже будет с новыми силами приступить к избавлению собственной квартиры от непредвиденных жильцов.
      Кстати о них. Кирилл поморщился и, приоткрыв глаза, устало посмотрел на выглядящего крайне довольным дракончика. Тот, примостился на углу ванной, сыто вздыхая и с умилением во взоре, разглядывал вдруг ставшего таким родным, почему-то кажущегося хмурого человека.
      Тоша чирикнул вопросительно, но, не дождавшись реакции от притворившегося спящим сноходца, решил, что раз его не гонят, то он имеет полное право находиться здесь. А потому мягко скользнул в воду, и сильно загребая лапками, уверенно нырнул.
      Кирилл удивлённо приподнял брови, наблюдая сквозь прозрачную воду, как Тоша, вытянувшись во всю длину, молниеносно передвигался под водной гладью. Сделав несколько кругов и восьмёрок по доступному пространству, он поднял голову над поверхностью и стал удивительно похож на одно знакомое лохнесское чудовище в миниатюре.
      Покачав головой, сноходец вновь откинулся на край ванной, предоставляя ящерице резвиться в своё удовольствие. Ту, такое положение вещей вполне устраивало.
      Они наслаждались спокойствием, пока вода уже не стала чуть тёплой. Тогда, Кирилл принялся непосредственно за мытьё, а дракон, недовольный возникшими переменами, резво выбрался и отправился в спальню, оставляя за собой мокрые следы. Сноходец проводил его прищуренными глазами и тихим скрипом зубов. Кому придётся это вытирать, становилось ясно и так.
      На этот раз, парень набирал номер драконоводчицы до тех пор, пока с того конца наконец-то не раздалось полусонное "Алё". Тоша, в это время, сидя на столешнице перед Кириллом, лениво таскал у него из тарелки обжаренные кусочки колбасы, великодушно оставляя там лишь прожаренные яйца.
      - Гортензия? - Решил уточнить он.
      - Да, - смачный зевок и новый вопрос. - А это кто?
      - Кирилл, - и добавил, не слишком уверенный, что девушка хоть что-то помнит о вчерашнем вечере. - Сноходец, мы вчера познакомились - в баре.
      - А! - Голос сразу же приобрёл радостные интонации. - Приветик, ты чего в такую рань, после вчерашнего названиваешь?
      Сноходец украдкой взглянул на часы, сообщающие, что день собственно давно вступил в свои права.
      - Да так, слушай, а ты ничего вчера не теряла?
      - Например? - Не поняла Гортензия.
      - Ну, например, МБД тёмно-зелёного цвета, с дурацкой привычкой будить людей в кошмарную рань.
      Он резко притянул тарелку к себе, пока на ней осталось хоть что-нибудь. Не растерявшийся дракончик с интересом принюхался к остывающей чашке с чаем. Пришлось отставлять и её.
      - Ты о Тошке? Так он у тебя? - Сделала правильный вывод.
      - Угу, отоспался, прогулялся, поел, поплавал, в общем, развлекается, как хочет. Ты его, когда забрать сможешь?
      - Эм. - Раздалось в ответ неопределённое. - Ну, сегодня вряд ли.
      - То есть как? - Заподозрил парень неладное.
      - Ну, понимаешь, - Начала осторожно, с просительными интонациями. Кирилл заметно напрягся. - У меня через два часа самолёт. Вернусь недельки через две. А Тошку я всё равно куда-нибудь пристроить на это время хотела. Только почему-то никто брать не захотел. Ну не в питомник же его везти? Думала Шолу вчера оставить, он его приструнить хоть может, но так упилась, что если честно и не вспомнила даже. А тут видишь, как всё удачно получилось?
      - Нет, не вижу! - Испуганно вздрогнув, ответил сноходец. - А если он мне квартиру спалит?
      - Ну что ты. - Зачастила Гортензия. - Он мальчик умный, ты ещё поймёшь. Вы с ним наверняка поладите. Да и ты ему, похоже, понравился, иначе бы к тебе не полез. Так что нормально всё будет. Ты не бойся.
      - Я не боюсь, просто... Ну, я вообще с животными не слишком лажу! И не держал их никогда. Может, давай я сам его кому-нибудь завезу? А то ещё испорчу тебе животинку, неустойку выплачивать придётся. - Заканючил Кирилл.
      - Кому завезёшь-то? - Раздалось саркастичное хмыканье. - Говорю же, отказались все. И не боись, не испортишь. Его чтобы испортить очень сильно постараться нужно. Ты ему только алкоголь пито не давай, и кофе. Остальное он сам есть не будет.
      - А от этого помрёт? - Поинтересовался парень хмуро, понимая, что похоже, отвертеться не получилось.
      - Да, нет, буянить начнёт. Так что ты осторожней там. Ладно всё. Мне пора уже, а то на самолёт опоздаю. Берегись его там. Пока.
      И повесила трубку.
      Кирилл очень понадеялся, что последняя фраза была "береги его", а не то, что он услышал. Тошка как будто в насмешку склонил головёнку к плечу и издал тонкое чириканье. Обречённо вздохнув, парень доел, то, что оставил ему обнаглевший дракончик и отправился в закрытую до того комнату, где располагались кучи старых манускриптов, стопки старинных книг и рукописей и множество вполне современных словарей. Ящерица, привычно последовала за ним.
      Сноходец любил свою официальную, но малооплачиваемую работу едва ли не больше чем сноходство. Спокойное занятие часто помогало не только успокоить нервы, но и помочь узнать какие-нибудь тайны прошлого. Давно переставшие, правда, быть тёмными или опасными, но оттого не менее значимыми и интересными. Например, занимаясь расшифровкой, чудом попавшей к нему перепиской какого-то графа и претендента на трон уже давно развалившегося государства, он получил море удовольствия. Намного больше, чем, если бы прочитал о событиях тех дней из исторических книг. Потому что парень искренне сомневался, что в тех книгах стали бы упоминать какими словами крыл этого графа возможный будущий (или уже прошлый?) государь, когда у того что-то не ладилось с выполнением плана заговора. Больше всего Кирилл сожалел, что так и не узнал, чем же окончилась история. Имён в записях не упоминали, а так понять по небольшому обрывку сведений, что попали к нему в руки, концовку событий было, к сожалению, не возможно. Хотя сам он и догадывался, что заговорщиков поймали и казнили. Большинство проектов того времени заканчивались именно таким образом.
      Чаще Кириллу, конечно, приходилось корпеть над переводом каких-нибудь археологических находок. Всяких глиняных табличек и надписях сделанных на плитах старинных храмов. Это было уже не столь увлекательно, хотя парой и на диво познавательно. Естественно, что ни дорогие книги, ни тем паче громадные плиты он у себя не хранил. Да ему бы их никто и не дал. Но вот изображения или копии тех или иных текстов у него появлялись достаточно часто. Иногда, к нему попадали обрывки или при большой удаче целые тексты молитв и заклинаний, давно сгинувших или напрочь забывших своё наследие народов. Вот ради таких находок он и занимался этим делом. И, признаться, уже успел собрать неплохую "Книгу Теней". Которой, пусть и не мог воспользоваться по-настоящему, но самим фактом наличия у себя этих сведений гордился чрезвычайно.
      И этому были свои причины. Семья Кирилла издревле собирала различные "тайные" знания и передавала эту традицию из поколения в поколение. По семейному приданию, основоположником их рода был могущественный маг \ чародей \ жрец языческого бога, сути история не сохранила, но факт в том, что он занимался тем, что совершенствовал собственное мастерство и то ли собирался передать эти сведенья по наследству, то ли оставить для себя. Но главное, у него это не получилось. После себя он оставил, на тот момент весьма скромную, коллекцию, которую и принялись всеми силами пополнять его потомки. К сожалению, в роду их больше ни разу не рождалось чародея. Или его просто нужно было как-то учить, но в таком случае, для этого опять же не хватало знаний. Тем более что после смерти основателя рода, в семье стали с завидной регулярностью рожаться сноходцы, изредка разбавляясь медиумами. Нельзя сказать, что в семье каждый обладал необычной способностью, но раз в три или четыре поколения такой счастливчик появлялся на свет непременно. Так основной особенностью рода стало сноходство. И, тем не менее, каждый потомок, считал своим долгом обогатить домашнюю библиотеку на пару тройку старинных заклинаний. Наверно, попади настоящий чародей в их скромную домашнюю обитель, но был бы изрядно шокирован. Но к счастью, посторонние в святая святых рода допускались чрезвычайно редко. И именно благодаря этому семейному хобби, для детей стало обязательным знание нескольких языков и наречий, давно выпавших из обихода. Многие, конечно, страшно ругались на эту родительскую придурь, но учили и передавали знания собственным детям. Кто-то делал это из чувства долга перед предками, кто-то из возможности насолить кому-нибудь, пусть и собственным детям. А что? Они-то мучались? Вот пусть и детки пострадают. А что тут скажешь? Традиции.
      Кирилл просидел за переводом скучнейшего, и ко всему прочему тошнотворно сложного текста до самого вечера, изредка отвлекаясь на то, чтобы перекусить или дать отдых глазам.
      Тошка же проявил удивительную для себя выдержку, просидев всё это время, перед парнем, на одной из стопок книг и, смотря на него немигающим взглядом. Поначалу Кирилла это дико нервировало, но потом он понял, что ничего прочего дракончик предпринимать не собирается, и перестал обращать на него внимание. Стоило парню пойти на кухню, он зелёной молнией понёсся за ним и всячески совался под руки, пытаясь перехватить самые лакомые кусочки. Частенько ему это даже удавалось. И затем они возвращались к переводам. Вернее, это Кирилл возвращался к переводам, а ящерица занимала свой наблюдательный пункт и замирала без движения. Когда, устав сидеть за столом в скрюченной позе, Кирилл, закрыв глаза, развалился в спальне, Тошка забрался ему на живот и принялся топтаться на нём, пока не лёг, поджав под себя лапки и не вытянув во всю длину шею и хвост.
      В итоге, парень посмотрел сначала на часы, потом за окно и с вздохом поднялся. Вечер уже начинал плавно перетекать в ночь и, по мнению сноходца, давно пора было отправляться на пробежку. Бег, вообще был весьма полезным навыком. Ещё в средней школе Кирилл начал интересоваться этим видом спорта. И, по стечению обстоятельств, не иначе, именно в этом возрасте, он впервые начал ходить по снам.
      Крепким телосложением парень никогда особо не отличался, да и не находил большого удовольствия от того, чтобы набить кому-нибудь лицо. Не то чтобы он был трусом, напротив, напугать его было не так уж легко, но свои силы он всегда знал лучше остальных, и ясно видел их границы. Да, и как тут можно было накачать достаточную мускулатуру, если большую часть своей юности, парень провёл в спящим состоянии. А потому он, зачастую, предпочитал бесконфликтное решение проблем. Хотя его же родные братья с его мнением были решительно не согласны и частенько применяли силовые методы решения для большинства своих проблем и занимались соответственными видами спорта. Кстати, оба, в отличие от того же Кирилла, являлись школьными заводилами и головной болью для учителей. А в институте звездами спортивных секций. Кирилл же смотря на это, всегда заявлял, что он как самый малогабаритный в семье на победу рассчитывать может не всегда, а потому он лучше научится достаточно быстро бегать. И нужно признаться, ни скорости, ни выносливости ему было не занимать, так что на взгляд самого сноходца, своё физическое развитие он направил в нужном русле. Хотя сами братья были с ним решительно не согласны, отвечая, что он просто убегает от противников, а вот если бы начал сражаться, то наверняка стал бы побеждать. Отвечал сноходец, что у них просто противники разные и от его, убежать проще, чем победить. Устав бороться со слабоволием брата, родственники махнули на него рукой, тем не менее, продолжая честно опекать и заботиться.
      Нужно ли говорить, что подобное отношение ужасно бесило сноходца, но поделать с ним он ничего не мог, если не хотел обидеть родственников в лучших чувствах. На чувства ему на самом деле было глубоко плевать, а вот перебороть фамильное упорство у него не получалось. Единственный выход он нашёл, когда переехал в собственную квартиру, подальше от родового гнезда, случаясь там только наездами. А вовсе о нём перестали вспоминать, когда на свет появилась их младшая сестра. Заботы родственников направились в иное русло, и от сноходца отстали. Как надеялся Кирилл - навсегда, и как он понимал разумом - временно.
      Так что, сейчас, Кирилл скоренько переоделся, обул спортивные кеды и, засунув дракона, на манер котёнка, за пазуху, под горло застегнул не слишком тяжёлую куртку и отправился на пробежку. Сегодня, Кирилл решил, что маршрут будет пролегать через парк, находящийся в километре от его дома. Это расстояние он прошёл скорым шагом, разогреваясь и давая мышцам приготовиться к нагрузкам. Да и вообще, холодно было на улице, а потому, когда впереди показались тёмные стволы деревьев, он радостно увеличил скорость, позволяя себе перейти на бег.
      Он любил бегать вот в такой спокойной манере, может чуть быстрее споро идущего человека. Пружинисто выталкивая своё тело вперёд, без лишних движений, не ускоряясь и не замедляя собственный ход. Все мысли обычно при таком передвижении отходили куда-то вглубь разума, оставляя в сознании блаженную пустоту. Только ток крови в ушах, да ровное дыхание прерывали образовавшуюся в нем тишину. Вокруг могли сновать люди, шуршать шинами машины, даже звучать музыка, но вокруг него образовывалось своеобразное поле пустоты, лишённое мыслей или переживаний. При таком беге, обострялись чувства, заставляя успокоенное сознание отмечать все мелочи, что окружали переводчика. Так что от таких вот утренних, или чаще скорее вечерних моционов Кирилл получал истинное наслаждение.
      Трясущейся под курткой Тоша вряд ли думал схожим образом, но возражать, почему-то не пробовал. Он вцепился коготками в толстовку и не пытался даже поменять место расположения. Хотя сноходец предполагал, что тому просто неохота вылезать на морозный воздух, что вероятно и являлось правдой.
      Правда, на этот раз пришлось обегать собравшиеся группки молодёжи, оккупировавшие каждую третью лавку на протяжении всех основных дорожек в парке. Веселящиеся компании не мог разогнать даже не по-весеннему холодный ветер, к ночи начавший дуть с удвоенным энтузиазмом. В конечном итоге, сноходцу надоело обегать вечно движущиеся и распивающие алкоголь препятствия, и он свернул на самодельные, в смысле протоптанные отдыхающими второстепенные дорожки, подальше от малолетних жертв алкоголизма.
      Что выбор оказался не слишком удачным, парень понял, когда в третий раз споткнулся о не замеченный в темноте корень. Он ещё успел порадоваться, что не врезался в какое-нибудь случайное дерево, но, учитывая, что темнота только сгущалась, у него всё ещё было впереди.
      Под конец, сноходец решил, что стандартный минимум пройден, а для того, чтобы продолжать забег необходимы лучшие погодные условии, чем те, что присутствуют сейчас. Или хотя бы другое время суток. Решив, что в следующий раз он начнёт раньше, парень отправился в направлении дома.
      Больше всего, разумеется, рад возвращению был Тоша. Он, стоило парню расстегнуть куртку, соскользнул на пол и скрылся в направлении спальной. Кирилл проводил его насмешливым взглядом и пошёл в ванну, намериваясь принять душ, да лечь спать.
      Оказавшись в постели, Кирилл закутался в одеяло, твёрдо решив отоспаться сегодня и за эту ночь и за предыдущую. Стоило ему начать погружаться в страну морфея, как по нему пробежались маленькие лапки, и, потоптавшись, дракончик опустился на облюбованное место. Кирилл напрягся, представляя, как во сне он неосторожно повернётся и раздавит не отличающуюся габаритами зверушку. Не оценив стараний собственного воображения, он стряхнул наглое создание с себя, надеясь, что дракончик найдёт себе более подходящие для сна место. Надежды, однако, оказались тщетными. Обижено чирикнув, Тошка принялся карабкаться на присмотренное место. Страдальчески застонав, переводчик схватил ящерицу и уложил её рядом с собой на подушку.
      Дракончик замер, и поняв, что мягкая подушка ему нравится гораздо больше, чем жёсткий бок человека, переместился немного выше макушки сноходца. Он, довольно чирикая, потоптался, испытывая нервы соседа, и вот когда тот готов уже был вовсе согнать суетливое животное, то плюхнулось и, положив длинный хвост парню на голову, затихло. Кирилл, решив, что из двух зол выбирают меньшее, перестал обращать на дракона внимание и вскоре спокойно заснул.
      Проснулся сноходец в начале девятого, причём самостоятельно, а не при помощи новоявленного сожителя. Он, конечно, позаботился о том, чтобы оставить дракончику пищу с вечера, но признаться не верил, что она доживёт до утра, а его не разбудят, чтобы получить добавку. Однако обошлось.
      Тошка же, честно проснувшийся в шесть часов утра, позавтракал и не найдя лучшего занятия, вернулся на понравившееся место - досыпать.
      Кирилл отправился на кухню, когда зазвонил телефон.
      - Аллё?
      - Кирилл. - Законно констатировали на том конце, зная хозяина мобильного по голосу.
      - Дим, доброе утро.
      - Утро. - Согласился собеседник, удачно игнорируя предполагаемую доброту данного утра. На памяти его компаньона, у Дмитрия ни одно время суток добрым не могло быть по определению.
      - Ты сегодня сильно занят?
      - М-м, - Кирилл вспомнил нудный, но так и не законченный вчера текст и отрицательно мотнул головой. - Да, нет. Согласен сразу на всё.
      - Буду через час. - Не стал развивать тему Дмитрий и повесил трубку.
      - Через час, - Пробормотал сноходец, ставя в микроволновку разогреваться предполагаемый завтрак, а сам пошёл умываться.
      К моменту его возвращения, на столе уже ждал Тошка, готовый разнообразить своё меню ещё и едой с чужой тарелки. Собственно, Кирилл ничего против не имел, и послушно отложил часть продуктов в драконью миску. Ящерица, проводив полное блюдце взглядом, до его места на полу обиженно выпустил в воздух облачко тёмного дыма.
      - Кхе, Тошка! Не смей дымить в квартире, и вообще воспроизводить тут пиротехнические эффекты. Ты, в конечном счете, животное, вот и иди есть на пол.
      Дракончик, выразительно изобразив скепсис на маленькой мордочке, выразительно переступил лапками по клеёнке. Чертыхнувшись, переводчик переставил миску обратно на стол и принялся за завтрак. Он быстро заглотил продукты и отправился одеваться, оставив дракончика лакомиться в одиночестве. Не сказать, чтобы ему это очень уж помешало. Так что, к тому моменту, когда раздался звонок в дверь, полностью собранный сноходец посадил питомца уже по отработанной схеме под куртку и открыл замок.
      - Что-то ты слишком быстро после прошлого раза дал о себе знать. - Вместо приветствия, кивнув головой, Кирилл закрыл дверь уже снаружи.
      - Так получилось. - Нейтрально сообщил Дмитрий, и, не дожидаясь, когда переводчик справится с замками, вышел из подъезда. Тот не замедлил последовать за ним. Уже садясь в машину, Кирилл дал волю мыслям.
      - Знаешь, позавчера ты поступил совершенно по свински.
      - Почему это? - Не проявил не малейшего интереса ничем кроме вопроса Дим. Кирилл бросил взгляд на его бесстрастное лицо и отвернулся к окну.
      - Потому что бросил меня одного в каком-то баре, названия которого я так и не узнал. Какого чёрта это вообще было? У тебя что, неожиданно прорезалось чувство юмора? Так вот, было не смешно.
      - А я и не надеялся, что получится весело. Но ты ведь оказался в итоге дома? Чего же возмущаешься?
      - Оказался, - Скривился сноходец. - Твоими молитвами.
      - Вот как? Тогда тебе необычайно повезло, потому что я за тебя не молился.
      - Я и не сомневался, - Буркнул недовольно. - Кстати, что это вообще было за место?
      - ты там сколько пробыл? - Ответил вопросом на вопрос мужчина.
      - М-м, - честно попробовал вспомнить время отбытия сноходец. - Примерно до двух часов.
      - Так долго не мог выбраться? - Проявил подобие заинтересованности Дим.
      - Издеваешься? Нет, разумеется, - на слове, разумеется, Дмитрий неопределенно фыркнул, но промолчал. - Пришлось присоединиться к компании отмечающих, и разъехаться уже с ними. С интересными людьми познакомился. И кстати ты был прав.
      - Когда именно? - Как само собой разумеющееся спросил водитель. Кирилл на этих словах ухмыльнулся, скосив на соседа глаза.
      - Когда говорил, что там даже дракона найти можно.
      - Нашёл? - Удивлённо приподнял брови Дим. Эта гримаса почти напоминало нормальное выражение любопытства.
      - Вот. - Достал из-под куртки, любопытно вертящего головой Тошу. Дмитрий скосил на него глаза и вернул взгляд на дорогу.
      - Ящерица какая-то.
      - Но называется драконом. - Не стал переубеждать его Кирилл, убирая питомца назад. - Так что там за заказ?

Глава 5.

      Дмитрий пожал плечами и невыразительно ответил.
      - Девушка, двадцати двух лет. Чуть больше недели назад стала себя неадекватно вести. На внешний мир реагирует, но как-то странно. Родственники отказываются признать, что девочка свихнулась, так что заказ нам буквально в руки прыгнул.
      Кирилл резко отвернулся от окна и с возмущением уставился на невозмутимого водителя.
      - У тебя самого с головой как? Проклятье, я же говорил, что не люблю работать с психами?
      - Говорил, но они составляют примерно половину клиентов. И платят за них хорошо. Учитывая, что половина от гонорара моя, то естественно, из-за твоей щепетильности я от неё отказываться не собираюсь.
      - Конечно, - обижено буркнул сноходец, снова отворачиваясь к мелькающим за окном пейзажам. - Не ты же с ними работаешь.
      Дмитрий упрёк высокомерно проигнорировал.
      В этот раз до клиента ехали полтора часа. Тошка даже соскучится, успел, он перебрался на приборную панель и под неодобрительным взглядом Дима устроился там. Однако стоило машине припарковаться около здорового небоскрёба, как сноходец поспешно сунул негодующе чирикнущего питомца назад под куртку.
      - Ты что берёшь эту тварь с собой?
      - Если он тут тебе какой-нибудь провод перегрызёт, ты расстроишься.
      А про себя добавил, что если дракончик машину подожжёт, то выйдет ещё хуже. Дмитрий проводил переводчика стеклянным взглядом и, дёрнув щекой, выбрался следом. Они поднялись на пятнадцатый этаж. Дверь, единственную на площадке, им открыли практически мгновенно. Хозяйкой оказалось женщина лет тридцати пяти, в деловом костюме, но выглядящая как-то устало, и глаза, аккуратно подведённые тёмным карандашом были покрасневшими с недосыпа. Но в остальном, она создавала впечатление преуспевающей бизнес-леди, если бы ещё не это тоскливое выражение лица. Похоже, что их тут ждали, потому что Кирилл здорово сомневался, чтобы эта женщина всегда самостоятельно открывала перед посетителями дверь.
      - Дмитрий Сергеевич. Мы вас ждали. Проходите.
      Она посторонилась, пропуская поприветствовавшего её кивком мужчину и, с сомнением присмотрелась к невысокому Кириллу.
      - А вы должно быть тот специалист?
      Парень чуть приметно усмехнулся, заметив, что на слове "специалист" хозяйка практически незаметно запнулась, видимо подсознательно, или вполне осознано избегая термина сноходец.
      - Да. А вы кем приходитесь пациентке?
      С интересом осведомился сноходец, оглядывая дорогую обстановку квартиры. Женщина замялась и, махнув рукой в глубину коридора, созналась.
      - Сестра. Пойдёмте. - И первой направившись в указанном направлении, принялась рассказывать. - Когда родители погибли, Машка к нам переехала. Да и я только рада была, что она у меня под присмотром будет. И ведь всё так хорошо было. И с мужем она моим ладит. И пять лет уже вместе живём, всё так хорошо было. А тут вот - такое.
      И как наглядное пособие, открыла одну из дверей. За ней обнаружилась симпатичная спаленка, оформленная в синем с коричневым тонах. На не слишком широкой кровати сидела, подтянув к груди согнутые в коленях ноги, девушка, имеющая явное сходство с сестрой. Если так можно выразиться. Потому что, невзирая на явно тяжело переносящееся случившееся, их нанимательница выглядела всё же вполне презентабельно и достойно. В ней чувствовалось какое-то благородство, внутренней стержень. А вот у сидящей, на постели девице этого не было. И дело даже не в том, что она была одета в цветастую ночнушку, или то, что густая копна тёмных волос казалась вороньем гнездом. Просто в отличие от своей родственницы, она похоже не находила в происходящем ничего трагичного. Она улыбалась.
      А ещё руки сумасшедшей были прикованы к изголовью кровати. Наручниками.
      Кирилл вздохнул и подошёл к сумасшедшей ближе. Странно, но больше никого в помещении не наблюдалось. Парню показалось сомнительным, что нанимательница сама сидела у постели спятившей сестры, но в целом это было не так уж и важно. И он не стал заострять на этом внимание.
      Девица проводила его внимательным взглядом, не переставая растягивать губы в злой улыбке. Сноходец нахмурился, внимательно приглядываясь к девице, ожидая от неё каких-нибудь поступков, от смеха или невнятного бормотания, до попыток набросится на него или чего похуже. Но ничего не было. Девушка молча скалила зубы в улыбке и следила за ним чёрными угольками глаз.
      А вот у её сестры глаза были пусть и тёмными, но всё же синими. - Отметил про себя Кирилл, садясь на постель, в недосягаемом для девушки расстоянии.
      - Мне придётся усыпить вашу родственницу. - Сообщил он застывшей в дверях нанимательнице, стоящей за спиной у выдвинувшегося чуть вперёд Дима.
      - Лекарства? - Нервно спросила женщина. - Даже не знаю, пить ее, их не заставишь, а на уколы она очень бурно реагирует.
      - Да нет же. - Прервал словесный поток парень. Он старался говорить спокойно, стремясь даровать хотя бы немного этого чувства так и не представившейся нанимательнице. - Я просто усыплю её. Сообщаю об этом заранее, чтобы вы не пугались, когда она неожиданно заснёт. Потом, пожалуйста, не издавайте громких звуков и не приближайтесь к нам. Я постараюсь управиться побыстрее, но кто знает. Поэтому прошу не паниковать, не разговаривать и вести себя тихо. Ясно?
      - Да, - растерянно кивнула, - а вам что-нибудь ещё нужно?
      - Нет, - Кирилл расстегнул куртку, выпуская наружу дракончика, который, зашипев, устроился у него на груди, и принял выжидательную позу, как вчера, когда следил за тем, как сноходец занимался переводами текстов. Переводчик откинулся на стену и устремил взгляд на подопечную, ловя внимание чёрных угольков. Они смотрели друг на друга, окало тридцати секунд и одновременно их веки закрылись, оставляя публику любоваться на два тихо сопящих тела.
      Сноходец открыл веки и скривился, как будто в рот ему попал незрелый лимон. Такой маленький, зелёный и кислее обычного раза в три. Хотя нужно признаться, повод для подобных эмоций у него был. Вокруг пустой зоны, в которую сноходец кутался, как в защитный кокон, простирался знакомый туман. Только вместо уже привычного разноцветья, кругом преобладал угольно чёрный, где-то кажущийся светлее, где-то выглядящий непроницаемым, но, по сути, везде одинаковый. Парень недоверчиво покачал головой, заставив длинную косу мотнуться от одного плеча к другому. Подобное он видел впервые и даже не хотел представлять, чем обернуться кошмары, одолевшие скорбный разум девушки.
      Решив, что соваться в самое пекло с первых же шагов не слишком дальновидно, Кирилл нашёл самый тёмный участок в окружающем его кошмаре и шагнул на несколько сантиметров правее, не желая потом искать сосредоточение ужаса по всему, богатому на фантазии, разуму.
      Стоило ступить в окружающий его мрак, как в лицо ударили холодные волны резкого ветра. Сноходец прикрыл глаза и подозрительно огляделся. Перед ним предстали чёрные монолитные стены старых многоэтажек, не имеющих по своей поверхности ни бликов, ни отражений. Пустующие улицы продувались ледяным ветром, чьи порыва то усиливались, практически сбивая с ног хрупкую фигурку сноходца, то ослабевали, давая возможность приоткрыть глаза, и подробнее осмотреть открывшийся пейзаж.
      Парень задрожал от охватившего тела холода, и, чувствуя, как начинают стучать зубы, опустил взгляд себе под ноги. Оказывается, что он стоял по колено в чуть поблёскивающем снеге. Однако, что это снег, стало ясно далеко не сразу. Сперва, возникло такое впечатление, что ноги тонут в море крови, и лишь через минуту странного оцепенения, до Кирилла дошло, что это всего лишь ровное поле замёрзшей воды, в реальности, имеющей гораздо более оптимистичный цвет.
      Он огляделся, думая, в каком же направлении может оказаться хозяин этого весёлого мирка, и сколько до него придётся идти по лютому морозу.
      Но тут ему повезло, из-за ближайшего строения показался силуэт того единственного, кто мог здесь находиться кроме самого сноходца. Так, во всяком случае, думалось парню, пока он не смог внимательнее приглядеться к идущему. И вот тут-то он понял, что нечто здесь не так. Фигура отнюдь не напоминала его подопечную. Более того, она вообще не была женской. Хотя о чём тут можно говорить, если она даже человеческому существу и то не принадлежала!
      Кирилл разглядел знакомый уже злобно-радостный оскал и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, рванул в противоположном направлении.
      Что это было за существо, сейчас даже гадать не хотелось. Тем более что сноходец не мог и предположить, как оно оказалось там, где вообще-то должно было находиться сознание спятившей, но вполне человекоподобной девицы. Но одно было ясно точно. Сон принадлежал именно этому существу. А потому нужно было как можно быстрее вырваться из кошмара, за который ему не платили.
      Но у существа были другие планы на их встречу.
      - Куда собрался лапка? - Мурлыкнули Кириллу на ухо и украшенные острыми когтями пальцы сомкнулись у него на шее.
      Воздух резко прекратил поступать в лёгкие и дёрнувшийся от боли парень вцепился в удушающий его захват, стремясь хотя бы глотнуть немного кислорода. Стоит ли упоминать, что освободиться у него не получилось. К спине прижалось чьё-то тело. Единственное, что мог сейчас сказать сноходец о собственном пленителе, так это то, что от его прикосновения тело пронзило холодом сильнее, чем, если бы его посреди зимы окунули в прорубь. Ну и, разумеется, что он был необычайно силён. Сжимающая горло рука казалась стальным ошейником.
      Кирилл, поняв, что в глазах уже темнеет, ударил локтём назад, предположительно в живот нападающему. Что странно, его трепыхание даже повлекло за собой некую реакцию. Не сказать, чтобы такую, какую хотелось, но шея, по крайней мере, получила свободу.
      Его дёрнули за запястье руки, которая наносила удар и, стремительно развернув, так что парень даже не успел ничего понять, другой ладонью, нападающий хлёстко прошёлся по лицу сноходца. В голове зазвенело. Кирилл упал, всё ещё ощущая, как холодные пальцы сжимают его руку, когтями раздирая кожу до крови. Падающие капли, обращались новыми снежинками, теряясь в массе остального снега.
      - Ну что же ты? - Злорадно проронили у него над головой и, дёрнув за волосы, заставили взглянуть в чёрные угольки глаз, на смуглом лице с резкими, скорее хищными, чертами. Нападающий улыбнулся ещё шире, хотя казалось, это невозможно, заставляя обратить внимание на крупные клыки.
      Кирилл сглотнул кровь из разбитых ударом губ и теперь уже сам поймал взгляд противника. Прошло всего несколько секунд, когда нападающий понял, что допустил ошибку. Он пошатнулся, и разжал пальцы, чем и не преминул воспользоваться сноходец.
      Он с силой оттолкнул тряхнувшего головой существо и, резво поднявшись на ноги (откуда только силы взялись?), рванул к слабому месту в сновидении, до которого не добежал буквально пяти шагов.
      Нападающий, поняв, что жертва ускользает, издал злобное шипение и рванулся за ним, но было уже поздно. Сноходец выпал в реальность, оставляя своего недруга по ту сторону бодрствованья.
      Первое что он почувствовал, так это то, что его кто-то опять крепко держит за запястья, не давая вырваться. А ещё, в голове по-прежнему звенело, хотя и значительно слабее, чем раньше. Он рванулся, ощущая во рту вкус собственной крови. И, так и не разжавшиеся ладони, кажущееся обжигающе горячими, дёрнули его назад и резко тряхнули.
      - Да успокойся же ты. - Зашипел знакомый голос и сноходец послушно обмяк.
      - Дим? - Он моргнул, прогоняя из глаз тёмные пятна. Из горла вырвался надрывный хрип, и тут же многострадальная шея отозвалась болью.
      - Да, пришёл в себя?
      Кирилл не успел ответить, когда чуть в стороне раздался истеричный голос.
      - Какого чёрта? Эй, немедленно развяжите меня!
      Сноходец перевёл взгляд в сторону говорившего, и обнаружил две вещи. Во-первых, теперь он почему-то оказался сидящем на полу у противоположной стены, от той у которой стояла кровать. Во-вторых, растрёпанная девица сидящая на постели смотрела в его сторону крупными испуганными глазами. Синими, как вечернее небо.
      Около неё уже суетилась женщина, звеня ключами от наручников. И тут в затуманенном сознании щёлкнула неожиданная мысль.
      - Нет, - шею сдавило болью, но парень упорно продолжал. - Не расстёгивайте!
      Получившийся хрип вряд ли можно было назвать криком, но зато это привлекло внимание. Женщина замерла, а внимательно взглянувший в том направлении Дмитрий, отпустив, наконец, Кирилла, подошёл, и аккуратно забрал из руки нанимательницы кусочки метала.
      - Какого х*я? Дашка, расстегни это? - Истерично взвизгнула Маша, выразительно зазвенев оковами.
      - Но почему нет? - Растерянно спросила женщина, переводя взгляд с мужчин на сестру, и, как будто не замечая плачевного состояния сноходца.
      Ответ появился сам собой. Неожиданно замерев, девушка посмотрела чёрными глазами на прижавшего к шее ладонь Кирилла и знакомо улыбнулась.
      - Ну, куда же ты, лапка? Мы же только начали. - Даже голос приобрёл знакомые мурлычущие интонации.
      - Пошёл ты. - Прохрипел парень, с трудом пытаясь подняться на ноги. Теперь уже уверенный, что здесь пришелец не обладает ни той силой, ни скоростью, присущими ему во сне.
      Дим, прищурившись, взглянул на "сумасшедшую" и, взяв за локоть нанимательницу, выпроводил её из комнаты. Затем подхватил, то и дело пытающегося упасть Кирилла, и, вытащив его в коридор, захлопнул дверь, отсекая их от несмешливо шипящей девушки.
      - У вас в доме есть аптечка? - Поинтересовался у успевшей частично взять себя в руки женщины.
      - Да, - она проводила их в комнату, похоже, являющуюся гостиной и снова скрылась в коридоре, чтобы практически тут же появиться с белой пластиковой коробкой в руках.
      Дим в это время усадил сноходца в глубокое кресло, запрокидывая ему голову.
      - Что за..? - Он уставился на синяки и следы от когтей. - Ну, и какого чёрта?
      - Похоже, не получилось, да? - Спокойно поинтересовалась Даша, присаживаясь в соседнее кресло.
      - Смотря что, - поморщился от боли сноходец. - Если вы хотели скормить меня этой твари, то да, не получилось. Хотя признаюсь, шанс был не малый. Агх, осторожней. - Он попытался уклониться от орудующего ваткой, пропитанной перекисью, Дмитрия.
      - Объясни? - Потребовал партнёр, фиксируя его подбородок. Судя по выжидательной тишине со стороны женщины, она была согласна с требованьем.
      - Ну, всё просто. Работа тут просто не по моему профилю. Там, - он махнул рукой в сторону, где по его прикидкам располагалась спальня Маши. - В голове вашей сестры сидит ещё кто-то, и вот в его-то сон я и попал. Как я понимаю, как только мы уснули, девушка пришла в норму?
      - Да, но я думала, так и должно быть. - Поджала губы женщина. - Вот только когда вы начали задыхаться, поняла, что что-то видимо, пошло не правильно. Да и Дмитрий Сергеевич заволновался.
      - Обычно, всё проходит спокойно. - Объяснил своё поведение мужчина. - И вообще-то сны не могут оставлять на реальном теле следов. Или я ошибаюсь?
      - Нет, - Согласился Кирилл. - Не ошибаешься. Я сейчас объясню.
      - Через минуту. - Сухо заметил Дим, переключаясь на его лицо. Он сначала обработал повреждённые губы, затем заставил открыть рот и осмотрел внутренние стороны щёк на наличие ранок. Одну, Кирилл действительно прокусил, но повреждение оказалось не слишком сильным.
      Вновь получив свободу изъясняться, сноходец продолжил, недоверчиво наблюдая, как Дмитрий сноровисто заклеивает порезы и проверяет руку на возможность вывиха.
      - Похоже, что в голове вашей сестры сидит какая-то тварь. Я, признаться не имею не малейшего представления, кем он может быть, но что он агрессивен и разумен, сомневаться не приходится. Точно не человек. Мне ещё странным показалось, я ещё ни разу не видел, чтобы чей-нибудь сон представлял собой сплошной кошмар. Проклятье. Множество безумных ведь видел, но так и не дошло, что это не человеческое сознание. Но и с существом таким впервые встречаюсь. А вот он с такими как я, уже виделся.
      - С чего ты взял? - Дмитрий закончил бинтовать руку и, убрав принадлежности в коробку, уселся на диван. Сноходец опять коснулся шеи, возвращаясь к неприятным воспоминаниям.
      - Его сон, изначально был странным. Чёрные дома, кровавый снег. Жутковато, но не кошмар, как не погляди. А вот потом. Я же сначала думал, что это сон Маши, - он поморщился, - не ожидал встретить там никого реального кроме неё. Но потом, я ещё даже оглядеться толком не успел, когда он вышел на меня. Не видел, это точно. Значит чувствовал. Поняв, что он не слишком-то на моего клиента похож, я решил выбираться. Но не успел. Тварь, он знал, что я могу удрать и не дал и десяти шагов сделать. Хорошо, что ему захотелось меня помучить, если бы сразу мне шею свернул, я бы тут не сидел.
      - Но он же не реален! - Даша нервным жестом поправила причёску. - Как он мог вам навредить, если вы на своей территории были? Вы же сноходец? Так почему же вы его не уничтожили?
      - Да что вы говорите? - Саркастически посмотрел на нанимательницу, - Думаю тут всё закономерно. Это была его территория, как вы выразились. Его сон и его вотчина. Если принять во внимание тот факт, что собственное тело у него появилось только там, а здесь он вынужден пользоваться телом Маши, следовательно, и бестелесное состояние ему привычно не меньше чем мне.
      - И что теперь делать? - Поинтересовался Дим. - Она не сумасшедшая. Значит, ты не можешь её вылечить? - Дождавшись кивка, он продолжил. - А изгнать эту тварь тебе тоже не по силам?
      - Издеваешься? Он меня как котёнка уделал. Тут экзорцист или священник нужен. Я не знаю. Говорю же, впервые с таким сталкиваюсь.
      - А твои родственники? У вас же семейное дело, может они сталкивались.
      - Кретин. - Он закашлялся, неодобрительно качнув головой. - Мы уже столько вместе работаем. Должен бы помнить, что у нас не дело, а способности схожие. Последним сноходцем в семье был мой дед, умерший, когда мне было шестнадцать. Счастье, что меня обучить успел.
      - И что же тогда? - Страдальчески закусила губу женщина. Она боялась. Сейчас, поняв, что дело много сложней, чем ей казалось поначалу, она радовалась, что единственный, кто хоть что-то понимает в происходящем по-прежнему сидит здесь, а не ушёл ещё, оставив её один на один с одержимой сестрой. Правильное слово всплыло в голове, и она поспешила поделиться мыслями.
      - Это же одержимость, да? Значит это чёрт? Бес?
      - Ну, - Кирилл скривил неуверенно губы. - Как-то я не так себе бесов представлял. Ну, давайте попробуем. Хотя не верится мне что-то, что священник тут помочь сможет. Я просто не уверен, что это тот нечистый, которым нас постоянно стращают.
      - А у него есть какие-то отличительные признаки? - Дим побарабанил пальцами по подлокотнику.
      - Копыта, рога? Дышит серой? Изъясняется на латыни?
      - Как он изъясняется, ты слышал. - Хмуро заметил Кирилл. - Внешность так себе, ни хвостов, ни рогов. Вот когти, - он коснулся здоровой рукой горла, похоже, это уже стало привычкой. Но ему до сих пор не верилось, что удалось вырваться. - Присутствуют. И холодом от него веет. Ещё бы меня пообнимал, я бы без всякого удушения сдох.
      - Обнимал? - Уголок гуд дёрнулся, искажая невозмутимую маску лица. Сноходец, однако, не видел в этом ничего смешного.
      - Я же говорю, ему страх нравится. А ещё мороз и кровь. Собственно это всё по виду его сна понятно. Только холод, похоже, он и не чувствует, скорее его сам и излучает.
      Парень обхватил себя руками, он не любил когда холодно, и похоже сегодня у него для этого даже появилась лишняя причина.
      - А где Тоша? - Он вдруг вспомнил об этом маленьком обстоятельстве.
      - Кто?
      - Моя ящерица.
      - Он в коридоре с вас спрыгнул. - Припомнила женщина.
      - Ладно, - Кирилл поморщился и напомнил. - Мы, кажется, хотели позвать священника?
      Даша поспешно кивнула и снова ушла, правда, тут же вернулась уже с трубкой домашнего телефона в руках.

Глава 6.

      - Вот только, - она явно растерялась, переводя взгляд со сноходца на Дима и обратно. - Куда звонить в таких случаях?
      - В церковь звоните. У вас же должен быть справочник? - Кирилл оставил все вопросы по планированью организации, как всегда на партнёре, а сам, устало, прикрыв глаза, старался расслабиться. Получилось это не сразу. Стоило закрыть веки и перед ним представало скалящиеся лицо недавнего знакомого. И как бы в ответ на эти ведения шея отзывалась саднящей болью и холодом. Но всё же, он был сноходцем, а потому мог контролировать своё сознание, пусть и не столь совершенно, как самому бы хотелось. Однако изгнать из головы иррациональный страх проблемой не стало. Конечно, стоит признать, что чувства, на самом деле, отличались, на сей раз удивительной логичностью, демона действительно стоило бояться, ведь тот был опасен, по крайней мере, во сне. Но, ведь, конкретно в эту минуту всё было спокойно. Так что несколько раз глубоко вздохнув, Кирилл мягко погрузился в дремоту.
      Сноходец тряхнул головой, убеждаясь, что окружающая его дымка имеет привычное разноцветье, а не представляет собой однотонную тьму. Кстати такое вполне могло быть, но, судя по всему, либо демон бодрствует, либо не способен так просто преследовать его за пределами собственного разума. Впрочем, на данный момент парня устраивали оба варранта.
      Подумав несколько мгновений, Кирилл решительно шагнул из кокона пустоты в слияние холодной серости и пушистой белизны. Дымка знакомо подёрнулась поволокой, смазываясь и теряя цветовое различие, и плавно растворилась, оставив вместо себя настоящее пространство. Ну, насколько мог быть настоящим сон. Не слишком большая комната, оклеенная светлыми обоями с цветочным орнаментом. Люстра со стеклянными плафонами, достаточно дешёвая офисная мебель и почему-то дорогой ковёр на полу - снежно белого цвета, с бледно синими узорами.
      Пару секунд сноходец недоверчиво разглядывал дисгармонирующий с прочей обстановкой предмет интерьера, и пожав плечами, молча направился к дольней стене. Заинтересовала его ясно не сама стена, а широкое зеркало, в тяжёлой аляпово оформленной раме. Собственно и зеркало так же ничем примечательным не являлось, единственное, что от него требовалось это показать отражение. Вот с этой задачей оно справлялось.
      Следует отметить, что зеркала даже в реальном мире издревле несут за собой славу чего-то пугающего - врат в потусторонний мир. Во сне же зеркало редко когда остаётся обычным куском стекла. Но, учитывая, что в этом сне Кирилл был полноправным хозяином, заставить предмет оставаться самим собой, было не так уж сложно.
      В зеркале отразился невысокий, странно одетый юноша, с аккуратно заплетенными в косу длинными каштановыми волосами. В целом его можно было назвать симпатичным или даже красивым, если бы не опухшие губы, покрытые коркой чуть запёкшейся крови. На скуле переливался густыми оттенками фиолетового синяк, постепенно переходя на нижнее веко, слегка опухшее. На шее кроме синяков, обнаружились ещё и глубокие царапины, оставленные видимо когтями демона. Края ранок были нездорового синеватого цвета, что заставляло подумать, будто они подверглись сильному обморожению. Кирилл вспомнил превращающиеся в снежинки капли крови и вынужден был признать, что так оно, по сути, и есть. Запястье пострадавшей руки, во сне не отягощённые никакими бинтами, так же выглядела не слишком приятно.
      Досадливо дёрнув щекой, парень сосредоточил всё внимание на собственном отражении и начал старательно представлять, что не месте повреждений находится ровная кожа.
      Смешно? Возможно. В реальности верить, что подобный фокус будет иметь за собой какие-то последствии действительно было бы глупо. Но вот во сне, всё обстояло совершенно иначе. Сам мир сна является миром фантазий и воображения. На самом деле, суть сноходцев как раз и состоит в том, чтобы уметь представлять вокруг себя не то, что хочется подсознанию, но то, что необходимо разуму. Даже обычные люди, при определённой доли сохранения логичности мышления во время сна, способны управлять собственными грёзами. Иногда, при длительной тренировке, такие люди учатся выходить из осознанного сновидения и там получают возможность общаться с подобными самим себе экспериментаторами.
      Зная это, возникает вопрос - а чем же собственно тогда необычен дар Кирилла? Во-первых, он никогда не учился нарочно выходить из собственных фантазий, никогда не учился делать сон "осознанным сновидением". Просто с самого детства, для него не существовало разницы между сном и явью. Сначала это было не слишком хорошо заметно, - маленькие дети часто путают фантазии и реальность, но вот остальные никогда не могли ходить во сны родственников или друзей, заявляя, что просто соскучились. До восьми лет Кирилл часто грешил подобным, до тех пор, пока не попал в кошмар какого-то родственника одноклассника, которого собирался навестить. Разумеется, ему не было никакого дела до того парня, но тогда он ещё не знал, что если человек находится далеко, велика вероятность элементарно, ошибиться "адресатом". С тех пор он всеми силами старался избегать подобных прогулок. Тем более что подглядывать чужой сон, тем более близкого тебе человека, совершенно не прилично. Какая-никакая этика есть и у сноходцев.
      Кириллу повезло. Его было, кому обучить, было к кому обратиться за советом или помощью. Вспоминая прошлое, парень мог с уверенностью сказать, что дед стал для него и другом, и наставником, и старшим родственником в одном лице. Правда, наставником весьма жестоким. Парень до сих пор поражался, как он умудрялся находить или создавать для внука такие условия, что на переднем плане оказывалась непосредственно проблема выживания как такового. Зато после подобных практикумов, он научился по-настоящему чутко воспринимать окружающее пространство. За что в особо тяжёлых случаях не уставал благодарить собственного учителя.
      Последнее обстоятельство для сноходца необычайно важно - чувствовать окружающий мир. Чем, по сути, отличается сноходец от обычного человека, это наиболее полным восприятием действительности. Сон, достаточно зыбкое измерение. В каких-то местах он скользит у тебя из-под ног, как грязевой поток, в других незыблем и непробиваем, как гранитные скалы. Какой-то участок сна будет затягивать тебя дальше в бессознательность, а какой-то порвётся под твоим весом, выталкивая блуждающий разум в реальность. Именно возможностью чувствовать и распознавать такие места, и отличаются настоящие сноходцы.
      Работа Кирилла как раз состояла в том, чтобы вывести заблудившегося во сне человека на такой участок сна, где он сам бы смог выпасть в реальный мир. Или напротив, завести в такие дебри бессознательного, откуда не всякий сноходец выберется.
      Парень наблюдал, как ранки на шее подёрнулись дымкой, размазываясь и теряя чёткость очертаний. Это продлилось не более трёх секунд, и вот, отражение вновь приняло былую чёткость. Только на этот раз, стеклянная поверхность отражала уже чистую, нормального цвета кожу.
      Сноходец облегчённо вздохнул и довольно улыбнулся. Теоретически, можно было обойтись и без разглядыванья собственного отражения, а просто представить, что боль из порезов уходит, и что не было её никогда. Сознание человеческое так хрупко, и так любит обманываться. Что, по мнению Кирилла, преступно было бы не использовать. Но с зеркалом всё же было вернее. Частенько случалось не заметить то или иное повреждение на теле, а уж порванную одежду или обрезанные волосы и подавно.
      Столь необычный облик, конечно, был ему свойственен лишь во время сна, но это же не повод ходить как оборванец? Вспомнив о факте не здоровья, но внешности, Кирилл прикрыл веки и представил на голове свою обычную причёску. Волосы послушные воле сноходца тут же укоротились. Однако стоило парню переключить внимание на одежду, как на спину упала, привычно стукнув по лопаткам, длинная коса. На этот раз она восстановилась даже раньше, чем обычно.
      Саркастично хмыкнув над тщетностью собственных усилий, сноходец дёрнул кончик косы и, расправив подол одеяния, направился к оконному проёму. Подоконник был покрыт белой краской, почему-то потрескавшейся и частично облетевшей. Оконная рама оказалась ему подстать. Ни о каких пластиковых стеклопакетах и речи не шло. Простые деревянные рамы, уже распухшие до того, что открывать окно пришлось больше десять минут и масса усилий. В итоге, наконец-то поддавшаяся створка, резко распахнулась и с силой врезалась в стену, разбиваясь на множество крупных осколков.
      Парень шарахнулся в сторону, закрывая широкими рукавами голову.
      - Вот ч-чёрт. - Он со смесью недовольства, досады и проходящего испуга следил за раскачивающейся рамой с частично сохранившимися острыми кусками стекла. - И зачем спрашивается, мучился? Надо было сразу разбить. - Посетовал Кирилл.
      Он, аккуратно ступая, обутыми в лёгкие туфли на тонкой подошве ногами, по осколкам и стараясь не пораниться, залез на подоконник. За пустым теперь уже проёмом виднелся широкий двор детской площадки, с чахлыми деревцами вдоль заборчика, и сиротливыми ростками растительности на вытоптанной многими поколениями детей земле. Краем глаза Кирилл даже уловил несколько человекоподобных фигурок около качелей, но они не смогли привлечь его внимания. Окружающее было всего лишь сном, а что там собирается показать ему сумасбродное подсознание, сноходцу было не интересно. Почему-то, для того чтобы выпасть из сна, проще всего было "выпадать" в прямом смысле слова. Так Кирилл и поступил на этот раз.
      По мальчишески шкодливо улыбнувшись, он раскинул руки, и, сместив центр тяжести вперёд, полетел навстречу, оказавшейся неожиданно близкой, земле.
      В комнате было тихо, а вот из коридора, а точнее со стороны комнаты одержимой девушки доносился разноголосый шум. На самом деле голосов было всего два. Густой мужской бас, напевно читающий что-то неопределённое, имеющее сложную ритмическую составляющую - не то заклинание, не то молитву. При желании сноходец мог бы разобрать слова и даже, с большой долей вероятности, определить язык, но желания не возникло.
      Второй участник шумовых эффектов был потерявший мурлычущие интонации голос Маши. Теперь в нём больше превалировали истерично воющие нотки. И сноходец с мстительным удовольствием подумал, что так ему нравиться гораздо больше.
      Тут со стороны живота Кирилла раздалось знакомое шипение. Парень перевёл глаза на вольготно расположившегося дракончика, который, заметив, что хозяин проснулся, выпустил из пасти жгуче чёрное облачко дыма.
      - Кхе, Тоша, я же просил не дымить.
      Он поспешно махнул рукой, пытаясь вернуть себе хоть немного чистого воздуха. В какой-то степени у него даже получилось. Сейчас кроме него и ящерицы, в комнате никого не было. Видимо заказчица и Дмитрий пошли наблюдать за процессом изгнания демона. Сноходец конечно понимал, что это скорее потакание собственной трусости, но он предпочёл остаться в мягком кресле, поглаживая зажмурившегося от удовольствия дракона. Помочь, в любом случае, ничем бы не смог, так что и смысла вмешиваться не видел.
      А вот дракончик, поняв, что хозяин не намерен двигаться с места, убежал в направлении комнаты пациентки. Ему было интересно.
      Но долго сидеть в одиночестве сноходцу не пришлось. То ли всё самое интересное он уже проспал, то ли обряд сам по себе был не слишком долог, но буквально спустя пять минут всё закончилось.
      Первым в комнату влетел Тошка, стремительно забравшийся на заинтересованно повернувшего голову к двери Кирилла. Следом в проёме появилась фигура Дима.
      - Проснулся? - И прошёл внутрь, аккуратно прикрыв за собой дверь.
      - Выглядишь значительно лучше. - Он присмотрелся внимательней и приподнял брови. - Действительно лучше. Что ты сделал?
      - Синяки прошли? - Уточнил сноходец, осторожно прикасаясь к губам.
      - И не только. Царапины, как будто недели полторы назад получил. Практически следов уже и не видно. Не знал, что ты так умеешь. И рука в порядке?
      - Угу, - Кирилл с удовольствием покрутил перебинтованным запястьем. - Более менее. А у вас там как?
      - Даша расплачивается со священником, мне показалось, что половины гонорара нам будет достаточно, учитывая, что помочь мы толком и не смогли. Надеюсь, ты согласен.
      - Разумеется. - Кирилл пожал плечами, механически поглаживая млеющего от ласки дракончика. - А как там пациентка?
      - Вроде бы в норме, сейчас собирается уезжать со священником. Какие-то очистительные обряды проводить, я не вникал толком. Хотя мне тоже интересно, где она могла эту тварь подцепить.
      Сноходец с сомнением покосился на невозмутимое лицо компаньона. Со стороны было не заметно, что его вообще может что-то интересовать, но раз уж так говорит, то, так оно и есть. Наверное.
      - Кстати, я, конечно, понимаю, что ты не хочешь иметь с моей частью работы ничего общего, но в следующий раз потрудись выбирать клиентов действительно по моему профилю. Мне и так хватает острых ощущений. Демоны явное излишество.
      - Непременно, - согласно кивнул Дмитрий, едва заметно морщась. Похоже, что его возникшая ситуация тоже порадовала мало. Тем более что она понесла за собой немалое урезание гонорара.
      Спустя некоторое время появилась и сама нанимательница. Выглядела она невероятно усталой, но тем не менее, облегчённая улыбка заметно скрашивала всю картину. Кирилл бесцеремонно запихнул практически успевшего задремать ящера себе за пазуху и поднялся навстречу.
      - Как я понял, всё прошло благополучно?
      - Да, благодарю вас за всё. И, ...ох, ваше лицо! - Глаза её изумлённо распахнулись и совершенно бесцеремонно принялись изучать сноходца. Тот, ожидая подобной реакции, однако, поморщился, не желая как-либо прояснять ситуацию.
      - Не обращайте внимания. Рад, что с вашей сестрой всё обошлось. В целом, если моя помощь больше не требуется, я бы хотел откланяться.
      - М-м-м, конечно, - спохватилась хозяйка квартиры. - Прошу, я провожу вас.
      Прощание вышло не многословным. Хотя Дим и предложил Дарье обращаться, если в этом будет необходимость. Кажется, женщина была как раз не против подобной возможности, а вот Кирилл лишь невыразительно хмыкнул, в целом не отказываясь, но про себя уточняя, что разбираться придётся всё же ему. Хотя с подобным родом деятельности глупо досадовать на случайности подобные сегодняшней.
      Уже сидя в машине, и перебирая пальцами повреждённой руки, Кирилл подумал, что его учитель ни разу не рассказывал ему о возможности столкновения с подобными созданиями. Значило это только то, что сам дед с подобным ни разу не встречался. Сомнительно конечно, что похожего вовсе не происходило за всю историю их семьи, и он оказался первым сноходцем, имеющим дело с одержимостью. Так что сведенья об этом должны были где-нибудь сохраниться. Проблема их рода заключалась в том, что, несмотря на регулярное появление детей с талантом сноходства, прямая передача знаний от старшего поколения младшему являлась величиной не постоянной. Говоря о том, что ему повезло получить обучение у собственного деда, Кирилл вовсе не преувеличивал. Нередки были случаи, когда его предкам приходилось заканчивать обучение самостоятельно, методом проб и ошибок, нарываясь на различные неприятности. Тому же учителю Кирилла, пришлось вообще постигать всё с нуля, так как его предшественник умер за пятнадцать лет, до появления на свет своего приемника. И такие случаи в их роду не были редкостью. Поэтому многие сноходцы вели если не дневники, то хотя бы заметки об особо интересных или непонятных случаях из своей практики, не желая оставлять потомков вовсе без необходимого материала. До сегодняшнего дня Кириллу не приходилось читать эти записи. Так как он считал, что полученного "образования" ему для работы хватает более чем. Но, похоже, это было опасное заблуждение.
      - Что-то ты молчалив. - Отстранённо заметил Дим. - Ещё болит что-то?
      - М? Да нет, уже не слишком. И что это значит, что я молчалив? По-твоему я обычно болтливый? - Признаться, данное откровение если и не обидело сноходца, то удивило точно.
      - Когда не спишь, то конечно. - Хмыкнул напарник.
      - Да? Хм, ну и ладно. - Он пожал плечами и вновь отвернулся к окну.
      - И всё же? - Уточнил Дмитрий, ему то ли было скучно ехать в тишине, то ли тоже занимали произошедшие события и хотелось услышать точку зрения того, кто имеет обо всём этом несколько больше информации. Зная Дмитрия, можно было смело остановиться на втором варианте.
      - Да просто думал о том, что неплохо было бы заехать в семейное гнёздышко. Где-то наверняка в семейных архивах должны упоминаться случаи столкновения с одержимыми. Да и вообще похоже что я ещё достаточно многого не знаю. Не хотелось бы вот так же нарваться ещё на какой-то сюрпризец, о котором я не имею ни малейшего представления.
      - Мне казалось, о снах ты должен знать всё. - В голосе проскользнули нотки недовольства. И в самом деле, работать с дилетантом сомнительное удовольствие.
      - О снах я знаю, конечно, не всё, но гораздо больше, чем по идее должен. Только проблема в том, что сон весьма расплывчатое понятие. И место как таковое расплывчатое. Слышал когда-нибудь фразу "сон разума рождает чудовищ"? Так вот с этими чудовищами я и вынужден работать. Грёзы это отнюдь не просто плод человеческого воображения. Вообще-то они, не по отдельности конечно, но вместе, составляют некое подобие настоящего мира. Кстати, говоря настоящего я не имею ввиду тот, что нас окружает. Просто вещественный, а вещественность бывает разная. Там совершенно иные законы и единственное, что там является неизменным это постоянная зыбкость. Находясь во сне, даже думать опасно, иначе любой бред, что взбредёт тебе в голову, может тут же стать чем-то реальным. Или напротив, стоит только перестать обращать внимание на то, что тебя окружает, как это окружение может просто пропасть, ускользнуть или рассыпаться. В первую очередь дед учил меня контролировать собственный разум. Кстати, очень полезный навык и в повседневной жизни. - Кирилл с досадой вздохнул. - Хотя тебе он судя по всему присущ от рождения. Ну, если тебе всё ещё интересно, - ответа никто не ждал, но Дим всё же кивнул. - То сноходцы не слишком много времени уделяют знаниям как таковым и теории в целом. Так необходимый минимум. Дело в том, что хождение по снам в основе своей практический навык, как езда на лошади или рукопашный бой. Не обязательно обличать в слова то, что может запомнить тело. Тут конечно работает не тело, а сознание и интуиция, но принцип схож.
      - Мне почему-то думалось, что сознание это и есть то, что осознаёт теоретическую часть, разве нет? - Дмитрий свернул во дворы, что бы избежать возникшей впереди пробки. Кирилл убедился, что они скоро подъедут к его дому, и отрицательно покачал головой, отвечая на вопрос компаньона.
      -Разумеется нет. Между прочим за логику отвечает левое полушарие мозга, тогда как за сон - правое. В грёзах практически нет логики. Весь сон основан в большинстве своём на желаниях и чувствах. Вот на эти факторы там полагаться просто необходимо.
      Дмитрий изогнул уголок губ.
      - То есть ты во время работы не думаешь?
      - Не говори ерунды, - Обижено надулся сноходец, он почему-то предполагал, что Дим сделает именно такой вывод.
      - Разумеется, я в грёзы ухожу целиком всем сознанием, а не половиной, как остальные люди. В этом есть и свои преимущества, но и минусов не мало. Хм, - Они успели остановиться у нужного подъезда. - Приехали, ну что, зайдёшь, чтобы пополнить свои знания на счёт сноходства или отложим до следующего раза?
      - Отложим. - Дмитрий заметно поморщился. - На сегодня с меня лекций о мире сновидений достаточно. И потом ты очень уж разошёлся, можно было сказать всё гораздо проще. Учись оперировать фактами.
      - Ну, я старался, чтобы понятнее было. В следующий раз буду краток. А сегодня считай, был вводный курс. - Саркастически усмехнулся Кирилл, открывая дверцу. - До скорого.
      - Да.
      Мужчина кивнул, сделав отдалённо напоминающий жест прощания рукой. Машина отъехала, а сноходец, автоматически потерев горло, отправился к себе. Перед тем как заявиться к родителям, неплохо было хотя бы предупредить их об этом. А откладывать визит ему не хотелось.
      Стоило зайти в квартиру, как из-под куртки выскользнул засидевшийся дракончик. Сноходец подумал, что тот опять проголодался, что, в общем, было и, не удивительно учитывая, сколько прошло с завтрака, но его подозрения не оправдались. Юркое тельце скрылось в спальне.
      Кирилл пожал плечами и направился в сторону кухни. Ему как раз есть хотелось. А если рептилия проголодается, то уж точно найдёт способ оповестить его об этом. Хотя, парень припомнил, что кажется, ящерицы питаются, как и змеи, много, но редко. Осталось только уточнить, относиться ли дракон к хладнокровным или нет. По всему выходило, что вряд ли.

Глава 7.

      К радости сноходца, дома обнаружился спрятанный от самого себя пакетик конфет. Что, несомненно, подняло настроение и калорийность потребляемого обеда. Зато сильно пострадало качество пропитания. Правда, о том, что конфеты с чаем, не являются нормальной пищей, Кирилл мог бы и поспорить. Жаль, оказалось не с кем.
      К концу чаепития на кухне объявился Тошка, но свою порцию почему-то требовать не стал, а просто составил компанию. Настаивать Кирилл и не подумал. Мало ли как питаются малые бескрылые драконы? Всё же стоило уточнить этот момент у Гортензии.
      День уже приближался к четырём часам дня и сноходец, задумчиво повертев в руке телефонную трубку, набрал до боли знакомый номер. Ждать пришлось не долго, и буквально спустя пять гудков с того конца раздалось писклявое "алё".
      - Приветик мелкая! - Тут же расплылся в улыбке Кирилл. Сестрица представляла собой маленькое и бесконечно вертлявое создание, стремящиеся если и не оказаться одновременно во многих местах, то хотя бы очень быстро между ними перемещаться. Пока что ей это удавалось с большим успехом, поэтому не было ничего удивительно в том, что и до телефонной трубки она добиралась всегда раньше всех.
      - Кириллка! - Радости на том конце связи не было предела, хотя девочка тут же спохватилась и поспешила со всей доступной серьёзностью поинтересоваться.
      - Тебе маму?
      - Угу, буду обговаривать условия постоя. Тебе чего-нибудь привезти?
      - Ты приедешь? - Вновь перешли интонации в верхний регистр.
      - Угу, - слушая какой восторг вызывает этот простой факт, парень почувствовал себя последней скотиной, что так надолго оставил малолетнюю сестру без своего общества. Хотя, казалось, был дома недели три назад. Да и оба их братьев навещают отчий дом не в пример чаще самого сноходца, и малышка не была обделена вниманием. Но всё равно почувствовал себя предателем.
      - Тогда мне плюшевого медведя. - Упрямо засопели на противоположном конце. Словно была заранее готова сражаться до потери последней капли крови за собственный выбор.
      - Ты же в них всё равно не играешь. - Всё же попробовал отстоять справедливость Кирилл. То кстати была абсолютная правда. Плющевыми медведями у единственной девочки в семье была завалена вся комната, но лишь в качестве украшения декора. Играть ребёнок предпочитал со строительными инструментами или лазать по деревьям к искреннему ужасу матери. Причём стремилась мелкая всегда забраться повыше, а вот спускать её оттуда уже приходилось усилиями старшего поколения. Этим она напоминала брату их кошку Дымку. Та так же любила забраться повыше, но спуститься оттуда самостоятельно могла не всегда. Предпочитая громогласно орать на всю округу, вынуждая мечтающих о тишине людей снимать ей с насеста. А через пару дней история повторялась.
      - Ну и что? Твоё дело привезти. - Эгоистично заметила сестра. - Так давать маму?
      - Давай, - кивнул сноходец, - будет тебе медведь.
      - Только коричневый, чтобы как настоящий. - Уточнила она и почти сразу трубка поменяла своего обладателя.
      - Кирилл? Привет.
      - Привет мам, слушай, я завтра хотел приехать. Не помешаю я вам там?
      - Ну, разумеется, нет! - С искреннем возмущением. - Тебе вообще стоит приезжать значительно чаще.
      - Прости, - покаянно повесил голову сноходец. Вообще-то у них было традицией собираться каждые выходные всей семьёй. Для мамы это было очень важно. Сама она воспитывалась в очень дружной семье и стремилась привить такой же подход и собственным отпрыскам. В целом нельзя сказать, что это у неё не получилось. Единственным, кто пренебрегал данными обязанностями, оставался Кирилл. Не то чтобы у него был повод, скорее мешала природная лень.
      - Но завтра я буду. И, наверное, задержусь на несколько дней.
      - Замечательно, - кажется, сейчас она улыбается. Во всяком случае, голос прозвучал довольно. - Как у тебя там дела? Всё в порядке?
      - Да более менее. - Не пожелал вдаваться в подробности сноходец. - Приеду, всё и расскажу. Мне что-нибудь захватить?
      - Себя, - добродушно проворчала мама. - Всё остальное вроде есть.
      - Отлично. - Он кивнул, - ждите.
      На следующий день, в дорогу он выехал к одиннадцати часам дня. Не особо торопясь, но и не откладывая сборы в долгий ящик. Тошку конечно пришлось брать с собой, куда его деть сноходец просто не представлял. Но он решил, что ничего особо страшного в присутствии зверя нет, родственникам сюрприз будет.
      По пути он едва не забыл заглянуть в магазин игрушек, но тот буквально преградил сноходцу путь, что натолкнуло парня на две мысли: о бестолковых проектировщиках города и о подарке для сестры. Так что в автобус он садился полностью готовый к встрече с родственниками.
      По пути пришлось делать две пересадки. Дорога была довольно утомительна, особенно если учесть, что длилась она порядка полутора часов, да ещё с богажом в виде здорового плющевого медведя под мышкой. Кирилл готов был поклясться, что со своей пацанской внешностью и игрушкой в руках смотрится он презабавно. Смеяться в открытую над ним, правда, никто из пассажиров не стал, но умильно улыбались многие. Стоит ли говорить, что злило это сноходца преизрядно? Да ещё и дракончик утомился изображать грелку уже спустя пол часа после выхода из дома и, то и дело пытался выбраться из-под куртки. Иногда ему это даже удавалось, несмотря на активное сопротивление со стороны сноходца. Но оглядев скудную обстановку старенького уже автобуса, тут же нырял обратно, хотя, сидел спокойно не долго и всё начиналось сначала.
      Конечно, жить в катеджном посёлке было намного приятнее, чем в городе, но вот добираться туда было не слишком удобно. Особенно на общественном транспорте, как это приходилось делать Кириллу, не имеющему личного автомобиля. Это кстати было лишним поводом навещать отчий дом как можно реже. Однако отговариваться подобной глупостью казалось парню жалким.
      Наконец, утомительный путь закончился. И Кирилл, вдыхая чистый воздух, не испорченный цивилизацией, бодро зашагал в знакомом направлении. Родительский дом представлял собой здоровый четырёх этажный особняк, это, правда, если считать чердак отдельным этажом. Обнесено это всё было массивным кирпичным забором, закрывающим внутренний двор от посторонних взглядов. Вообще-то участок принадлежал их семье, без малого, уже семь поколений. Именно тогда сюда перевезли часть "теневой" библиотеки, которую собрали потомки колдуна. Тут же хранились и всевозможные записи сноходцев. Разумеется, за столько лет всевозможных книг, рукописей, манускриптов собралось немало, но, большая часть старинных и без сомнения дорогих документов хранилось в более защищённом месте. А вот записи членов их рода находились именно в этом доме, для того, чтобы всегда оказаться под рукой, если понадобится. Раньше Кирилл не совсем понимал, зачем это было нужно, но сейчас, когда возникла необходимость изучить старые сведенья, был без сомнения благодарен предшественникам за предусмотрительность. Вряд ли бы он смог просидеть безвылазно в каком-нибудь хранилище несколько суток, как собирался сделать теперь.
      Позванивая связкой ключей, он вошёл на участок и, обратив внимание на то, что видимо опередивший его брат, поленился загонять машину в гараж, поднялся на крыльцо. Открыв не запертую дверь, он громко сообщил о своём прибытии.
      - Всем привет! Я пришёл!
      Из гостиной тут же послышался радостный вопль, и его едва не сбила с ног врезавшаяся со всего разбегу сестра. Алине уже исполнилось одиннадцать лет, но выглядела она на несколько лет младше из-за низкого роста и тонкой кости. Из всех четырёх детей подобную комплекцию унаследовали только Алина и сам Кирилл. А вот оба их брата отличались как высоким ростом, так и размахом плеч. Навстречу из дверного проёма как раз показалась улыбающаяся физиономия Алексея. Он был на два года моложе сноходца, но рядом с ним казался старшим. Немалую роль тут играло и совершенно богатырское телосложение. Которое, впрочем, обещало в ближайшем будущем стать ещё массивнее и на данной момент уже практически утратило подростковую угловатость. А вот Николай, самый старший из братьев выглядел скорее жилистым, чем мускулистым, хотя ростом Алексею и не уступал.
      - Ну, наконец-то соизволил явиться! - Алексей подошёл ближе, пока сноходец передавал плюшевого медведя бесконечно счастливой сестре. Кирилл улыбнулся и уже собирался поздороваться, когда радость брата резко омрачилась.
      - А это ещё что такое? - Он однозначно указал на лицо сноходца. Кирилл тяжело вздохнул. Предположить, что домашние не обратят внимания на практически исчезнувшие следы от встречи с демоном, было наивно.
      - Давай потом. Приветик. - Он предпочёл сменить тему. - Дай хоть поздороваюсь со всеми. Алинка, бери своего медведя и кыш отсюда, дайте я хоть разденусь-то.
      Девочка согласно кивнула и убежала хвастаться новым приобретением. А вот брат так и остался стоять в проходе, наблюдая, как сноходец борется со шнуровкой ботинок.
      - И всё же, что случилось? Ты же всю жизнь избегал драк, куда теперь-то влез? - В голосе слышалось явное осуждение. Ожидавший такой реакции, Кирилл только поморщился и неопределённо махнул рукой, мол, потом расскажу. Брат хмыкнул, но настаивать не стал, всё равно обо всём узнает, так что немного можно было и подождать.
      В этот момент, Кирилл избавился от кутки и получивший свободу Тошка, радостно чирикая, влез ему на плечо, жарко дыша сноходцу в ухо.
      - А это ещё кто? - Алексей приблизился и с интересом принялся разглядывать диковинную зверушку. Тот в свою очередь подозрительно покосился на парня и счёл за благо перебраться на другую сторону, отделяясь головой Кирилла.
      - Это мой новый питомец, знакомая попросила присмотреть, не мог же я его дома оставить? Вот и вожу с собой. Кстати его зовут Тоша. Тоша, это Алексей. Всё, а теперь пошли на кухню, я сегодня позавтракать забыл.
      - А животное-то покормил? - Насмешливо изогнул бровь брат. Зная Кирилла, можно было предположить, что тот и холодильник-то держит впроголодь, не то, что домашнюю ящерицу.
      Сноходец справедливо возмутился.
      - Разумеется. Его попробуй не покорми. - В опровержение нелестных слов, он ласково погладил дракончика по головке. Наконец, они добрались до кухни. Там уже присутствовали все остальные. Мама - женщина хрупкого телосложения, с мягкими чертами лица и короткой стрижкой каре - суетилась около плиты. Отец, держа, выглядящий в его руках перочинным, кухонный нож, добросовестно нарезал хлеб и прочие украшательства стола. И даже Николая припрягли сервировать стол, так как к приготовлению пищи его никогда не допускали. Он умудрялся зачастую даже колбасу нарезать криво. Удивительно, особенно учитывая, что работал старший брат хирургом и к слову сказать, весьма неплохим.
      Стоило сноходцу появиться в зоне досягаемости, как он тут же был зацелован, затискан и дружески побит по спине. Пришлось так же выслушивать удивлённые и встревоженные вопросы на счёт побитой физиономии и крайне иносказательно уходить от ответов. Немало помог Тошка, вовремя переключивший внимание семейства на себя. Правда и он выдержал повышенный интерес к собственной персоне недолго и поспешил забраться Кириллу под свитер. Сделал он это, правда, весьма оригинальным способом, так как через воротник забраться у него не получилось, элементарно не позволяли размеры, то внутрь он засунул только голову, сам при этом, оставаясь сидеть на плече.
      - Похоже, мы его напугали. - Сделал верный вывод отец семейства. - Ладно, не трогайте рептилию, давайте уже садиться за стол.
      Вот эта идея Кириллу понравилась. Тем более что с основными приготовлениями успели справиться до его прихода. Нет, он ещё мог, конечно, разложить вилки с ножами, но предпочёл сделать вид, будто и не заметил их отсутствия, а, спохватившись, не успел помочь. Данное искусство было отработано им с младых лет, и тщательно взлелеяно. При отсутствии такого немаловажного в жизни прочих людей органа, как совесть, оно порядком облегчало его подростковую жизнь.
      В итоге, все разместились на облюбованных местах, и даже у Алины сумели отобрать новую игрушку и усадить вместе со всеми, хотя ребёнок активно сопротивлялся.
      - Итак, - отец с сосредоточенным видом наколол кусок ветчины, - где успел получить по лицу?
      - А почему разбор полётов начинается с меня? - Кисло уточнил сноходец, без аппетита ковыряясь в собственной тарелке.
      - Потому что тебя дольше всех не было, и потому что ты в кои то веки подрался. Между прочим, не двадцатом году жизни - впервые! - Злорадно отозвался Николай. Невзирая на собственное старшинство, он был редкостной язвой, редко упускающей возможность подколоть собеседника. Тем более, если этим "кем-то" является родной брат. Как же тут устоять?
      - Я не подрался. - Неискренне возмутился Кирилл. - Это по работе. Эм... ну, то есть случайно, нарвался на одного типа, и не успел вовремя удрать.
      - Кирюша! Ну, ты же работаешь переводчиком. Где ты умудрился "нарваться"?
      Мама поджала губы, искоса пытаясь рассмотреть повреждения. Вроде бы и не носится вокруг аки наседка, но в тоже время не забывает проявлять заботу. Она вообще мастерица находить компромиссы.
      - Эм, ну, я же не только переводчиком работаю. - Неохотно пробормотал парень, отправляя в рот наиболее симпатичный кусочек.
      За столом воцарилась напряжённая тишина. Несмотря на то, что сноходчество является непрерывно переходящей способностью, тем не менее, дар этот проявлялся вовсе не у каждого члена. Хорошо, если хотя бы раз в поколение рождался ребёнок с нестандартной способностью. И, невзирая на то, что сноходцев в их семье старались всячески поддерживать, тем не менее, сам Кирилл часто чувствовал собственную исключительность. В детстве у выдающихся детей есть два пути: первый, гордится собственной инаковостью и активно её демонстрировать; и второй, скрывать её, при этом приобретая славу странного, или того хуже психа.
      Кириллу повезло ещё и в этом. На момент его рождения был ещё жив дед, поэтому, его странности не стали полной неожиданностью для родителей. Но всё же им было сложно, учитывая, что фактически половину жизни сына они не то что не могли контролировать, но и зачастую просто её понять. Замечая же их трудности, мальчик сам старался не касаться этой темы.
      - Кирилл, ну, ты же знаешь, что мы беспокоимся о тебе. Неужели тяжело разбираться с кем тебе приходится работать. И я очень надеюсь, что это не бандиты.- Папа поджал губы, давая понять, что думает обо всём этом.
      - Ну, конечно же нет. И вы же сами спросили, что случилось. - Сноходец меланхолично пожал плечами.
      На самом деле, именно отцу приходилось сложнее всего. Поэтому часто наибольшую заботу, или, как иногда казалось, надоедливость проявлял именно он. Мама как раз являлась носителем их крови, а потому, более спокойно относилась ко всему происходящему. Но у неё с детства перед глазами был пример деда, её отца. А следовательно она чуть больше разбиралась в происходящем.
      - Да ладно вам. - Николай выразительно скривился. - Пап, ну какая разница? Меня больше интересует, что же всё-таки случилось? Ведь насколько я помню, и сноходчество не является травмоопасным видом деятельности.
      - С чего ты взял? - Сноходец с искренним изумлением вытаращился на брата. - То, что обычно я успеваю вовремя удрать не значит, что ничего вообще не происходит. Да и сейчас я уже подлечиться успел. Видел бы ты меня вчера. Мммм, в смысле, хорошо, что не видел.
      Поспешно спохватился переводчик.
      - Да это и не самое интересное, - Алекс с довольным видом перехватил эстафетную палочку вопросов, успев высказаться вперёд уже открывшего рот старшего брата. - Кто тебе навалял, за что и главное, навалял ли ты ему в ответ?
      Невзирая на всю его серьёзность, в некоторых моментах в Алексее проскальзывал вот такой вот азартный бойцовский дух. Иногда это становилось забавным, хотя, явно не в данном случае.
      Кирилл страдальчески поморщился, автоматически потирая шею.
      - Ага, десять раз. Хорошо смыться успел. Но за мня ему другой "навалял". Так что искренне надеюсь, что этот гад сейчас в Аду.
      Мама возмущённо вскинулась.
      - Кирилл, я, конечно, понимаю, что у тебя могут быть свои причины так отзываться об этом человеке, тем более, если он действительно напал на тебя первым, но желать ему подобного - это в лучшем случае некультурно.
      - Ну что ты говоришь? - Сноходец устало поднял глаза к потолку. Что-то беседа стала затягиваться. А он мало того, что не поел толком, так ещё и чувствует себя как на допросе с пристрастием. Изначально, Кирилл искренне надеялся, что когда обнаружится связь истории с его даром, то от него тут же и отстанут, в конечном счете, зачем спрашивать, если не понимаешь о чём речь? Но видимо родственники решили, что сколько-то они поймут точно, а остальное сын \ брат им объяснит.
      - Ты со своей верой... а не важно. Вообще я ничего такого не сказал. Но если тебе не нравиться перефразирую: "искренне надеюсь, что этот нехороший парень вернулся к себе домой". Вот, так лучше?
      Алексей разразился радостным смехом.
      - Сам то понял что сказал? Если в первой версии было - в Ад, а во второй - домой. Ты с демоном что ли каким подрался?
      - Алексей! - Возмущённо воскликнула мама. Она действительно была достаточно набожной. Хотя иногда казалось, что просто суеверной. Возможно, что имели место быть верными оба варианта.
      - Не знаю, - откровенно огорчился сноходец. - Но, по крайней мере, изгонял его священник.
      За столом снова воцарилась тишина. На Кирилла обратились крайне удивлённые глаза родственников.
      - Ты разве с чем-то подобным работаешь? - Осторожно поинтересовался глава семейства. Кирилл, смущённо сунув сопящему в ухо дракончику кусок долгожданной колбасы, честно ответил.
      - Вообще-то нет. Просто в этот раз сумасшествие спутали с одержимостью. Да я и сам хорош, сунулся в сон демона. Но по сути-то, откуда я мог знать? Я если честно и приехал больше за тем, чтобы в дедушкиной библиотеке порыться. Не хочется ещё раз так крупно вляпаться.
      Он обвёл взглядом собравшихся и спешно предложил сменить тему.
      - А то всё обо мне, да обо мне. Тем более что я, в общем, всё рассказал уже. Коль, у тебя там как в больнице-то?
      Неохотно, но родственники переключились со среднего сына на старшего. Не то чтобы его оставили в покое, но, судя по всему, каждый про себя решил не развивать столь малоаппетитную тему прямо за столом, а отложить на попозже.
      Первой улизнула из-за стола Алина, которую совершенно не интересовали взрослые разговоры, особенно учитывая, что по телевизору как раз должны были начаться любимые мультфильмы. Ребёнка никто задерживать не стал.
      Кирилл же, вкратце выслушав последние новости, предпочёл последовать примеру сестры. Аппетит всё равно пропал практически сразу, не столько из-за щекотливых вопросов, сколько из-за неприятных, ещё свежих в памяти воспоминаний. А сидеть просто так за накрытым столом казалось настоящим мазохизмом, так что, скомкано извинившись, сноходец предпочёл подняться к себе в комнату. На половине дороги, правда, пришлось вернуться за тарелкой с нарезанной колбасой. В отличие от хозяина, у Тоши аппетит после дороги только разыгрался и никакие разговоры этому помешать явно не могли.

Глава 8.

      Комната встретила сноходца приятным запахом свежести и пронизывающим холодом. Видимо в ожидании его приезда, её решили проветрить, но перестарались и выстудили полностью. Благодарно постукивая зубами, парень поспешно захлопнул окно. И переодеваясь в домашнее, поверх привычной футболки, старой, но удобной, облачился в мягкую толстовку. Пару минут постоял, оглядываясь по сторонам и мелко вздрагивая. Радостно сверкнул глазами, хватая, уже с хозяйским видом прогуливающегося по постели дракончика, и засунул его за пазуху. Сразу стало значительно теплее.
      Тошка возмущённо чирикнул, но вырываться не стал. А его хозяин, поспешил, ретироваться в направлении библиотеки, оставив комнату прогреваться до минимальной жизневозможной температуры.
      Библиотека представляла собой уютную, обшитую деревом комнату размером двадцать на пятнадцать метров. Комнатой это конечно можно было назвать только максимально уничижительно. На деле, она целиком занимала отдельную пристройку, переход в которую находился в коридоре на втором этаже дома. Оттуда можно было попасть на небольшой балкончик и по довольно крутой лестнице спуститься уже непосредственно в библиотеку. Внешних выходов она не имела и представляла собой маленький бункер с толстыми каменными стенами без окон и с продуманной системой вентиляции. Подобным образом защищали, конечно, не только записи прошлых сноходцев, которых по самым оптимистичным подсчётам было не слишком много. Здесь так же хранились достаточно старые и дорогие книги так же являющиеся семейным достоянием.
      Он уже успел достать и разложить на столе, находящемся у дальней стены, интересующие его бумаги, когда раздались приглушённые шаги, и из-за стеллажей показался Николай.
      - Сидим?
      Кирилл тоскливо оглядел исписанные неровными рукописными буквами листы и с большим интересом взглянул на брата.
      - Угу, а ты не хочешь мне помочь с записями? - В его голосе сквозила надежда, но родственник в ответ лишь поморщился.
      - Я ж в этом ничего не понимаю. Лучше Алекса попроси. Это же он, с детства, всё к вам с дедом приставал с расспросами. Вот теперь пусть помогает.
      Сноходец согласно кивнул, признавая разумность доводов.
      - Я вообще-то спросить хотел: ты у врача-то был?
      Парень поморщился, машинально потирая ещё ноющее от резких движений запястье.
      - Нет, но тут ничего страшного. Пара ушибов, да царапин.
      - Можно я всё же взгляну? - Николай подсел рядом, и не дожидаясь ответа, профессионально ухватил кисть, аккуратно прощупывая кости. После принялся за осмотр лица и шеи. И как углядел-то? Сноходец точно помнил, что у всех кофт, в которых он был рядом с братом, были длинные воротники.
      - Это точно всё? - Дождался в ответ кивка и заметно расслабился. - И, правда, не страшно. Пойду, пришлю тебе тогда на помощь Алика. Ты на все выходные приехал?
      - Угу, спасибо доктор!
      - Не за что. Часа через два будет чай со сладким. Так что вы тут не засиживайтесь.
      Тошка, предположив, что обращаются ещё и к нему, высунул голову из-под воротника и утвердительно чирикнул. Он сладкое, конечно, не ел, но для бедного маленького дракончика ведь может найтись блюдечко молока?
      С приходом Алексея дело и впрямь пошло. Он получил в своё распоряжение половину всех записей, и наказ искать всё про одержимость и контакты с потусторонним миром. Но, разумеется, всё оказалось не так просто, как им бы того хотелось. То и дело попадались пусть и незначительные, но всё же неизвестные Кириллу факты, связанные с практикой сноходчества. Да и младший брат то и дело отвлекался, вслух зачитывая наиболее интересные на его взгляд моменты. Стоило отдать ему должное, в вопросе он действительно разбирался. Однако задачи это не облегчало. По самым скромным подсчётам сидеть здесь предстояло по-хорошему не одну неделю, что бы хоть в теории освоить опыт предшественников.
      В итоге они сошлись на том, что заниматься этим можно до бесконечности. Да и почерк у большинства предков оставлял желать лучшего, что точно не ускоряло процесс. Алексей даже съехидничал, что это у сноходцев профессиональное, мол, как у врачей. Кирилл уже хотел обидеться, но не смог: кто же на правду обижается? Сдались они, когда после двух напоминаний об обещанном чае, старший брат их едва ли не за шкирку выволок из библиотеки. Тогда решено было продолжить завтра.
      Разумеется, изучать всё от корки до корки никто не собирался. Всё-таки в основе своей записи передавали личные особенности предыдущих поколений. По настоящему же представляющие интерес сведенья встречались редко. Например, один из так и оставшихся для Кирилла безымянным сноходцев, описывал собственные наблюдения о зеркалах:
      "Ещё из древности до нас доходили предостережения, что зеркала являются границей между реальным миром и миром духов, что людям необходимо остерегаться зеркал, особенно ночью или в домах покойников. И кому как не сноходцам понимать всю серьёзность этих предостережений? Зеркала действительно имеют свойство стирать грани реальности, и становится окнами в мир человеческих страхов. Особенно во снах. Одним из первых знаний к сноходцу приходит вся важность того, что при неопытности контроля собственного сознания не то что смотреться, но и просто приближаться к зеркалам во снах может быть смертельно опасно. Только достаточно опытные и уверенные в себе сноходцы могут безбоязненно контактировать с зеркальными отражениями. Но недавно мне стала известна ещё одна особенность присущая зеркалам в мире сновидений. Они могут служить в качестве проёмов навроде дверных, и не только для передачи образов подсознания, но и для самого сноходца. На первый взгляд данное открытие не представляет значимости. Так как для сноходцев перемещение между снами или в пределах одного сна не является большой проблемой,..."
      На этом месте Кирилл тяжело вздохнул, с грустью шурша страницами. Может быть для автора этих сведений передвижение внутри сна и не являлось проблемой, а вот ему приходилось подчиняться сумасшедшим законам снов собственных подопечных. А ведь во многих, как в плохо продуманных компьютерных играх не то что телепортироваться, но даже прыгать было нельзя! Чем это обуславливалось, страхом высоты, или тем, что и во сне люди чувствуют неподвижность спящего тела, он не знал, но факт оставался фактом. К сожалению, более подробной ссылки на эти данные автор не предоставлял, видимо предполагая, что потомки будут не глупее него. Что ж, в этом он точно ошибся.
      "...но в тоже время мной сделано предположение, что благодаря зеркальным проходам во снах, можно перемещаться не только в эфемерном мире сна, но и в реальности. Судя по тому, что мне приходилось наблюдать в ходе моих исследований, мир сна тесно соседствует, порой переплетаясь с другими, не знаю, более или менее материальными, но точно не менее реальными гранями. Примером может служить достаточно частые проникновения астральных сущностей: чертей, или демонов в сознание людей и как следствие одержимости. Но так же мне повезло обнаружить записи, что эти сущности непонятным образом могут так же проникать в наш мир и в телесном состоянии. Неизвестно, приобретают ли они материальную форму уже в нашем мире, или же переносят из собственного, но подобное происходит. И тому есть несколько документальных доказательств. На мой взгляд, просочится в барьер между мирами, им помогает прослойка между их миром и нашим в виде Юме, как называют это на востоке. Я стопроцентно уверен, что сноходцы также способны преодолеть этот барьер в мире сновидений. Зеркала же помогут проявиться пути. Они слишком нестабильны, чтобы принадлежать только нашему миру. И скоро я докажу что физическое перемещение через мир сна является возможным."
      Далее следовали несколько страниц теоретических выкладок и на этом все записи сделанные рукой этого сноходца обрывались. Сколько бы Кирилл не перерывал тетради, отдельные листки и книги, но ни упоминания о прошедшем эксперименте, ни о самом экспериментаторе больше не встретил.
      Что это значило: провал или удачу, судить было сложно. С одной стороны Кирилл был уверен, что преодолеть барьер у того получилось, а с другой, что вернуться назад, уже нет. Так чем можно считать это? Удачей или поражением? Хотя, в сущности, есть ли теперь разница? Что-то подсказывало ему, что есть.
      Собственно, на эти записи, Кирилл наткнулся только на третьи сутки пребывания в родном доме. За это время они с Алексеем просмотрели в лучшем случае одну десятую часть всего материала. Хотя по-настоящему важные сведенья попадались им не часто. Но и то, что было, действительно стоило потраченного на это времени.
      - Ну, как там продвигаются ваши исследования?
      Однажды за обедом поинтересовался отец. Уже четыре дня оба сына безвылазно просиживали в библиотеке и, естественно, остальным было любопытно, до чего же те сумели докопаться. Коля уехал ещё позавчера, всё-таки у него был чёткий рабочий график, а не то, что у брата. Хотя тот же Алексей, по мнению сноходца безбожно прогуливал институт, но спрашивать точно опасался. Ведь если это так, то ему, как старшему брату, придётся отправить того на трудовые будни, что значило - лишиться бесплатной рабочей силы. Да и просто в одиночку было скучно.
      - Нашли что-нибудь интересное?
      Ребята перегнулись, и сноходец безразлично пожал плечами.
      - Кое-что, - с вздохом сознался Алексей. - Но чтобы обнаружить эти крохи, приходится столько ерунды перечитывать, что проще всё сжечь и не маяться.
      - Ну не надо! - Кирилл попытался, впрочем, безуспешно, оторвать дракончика от колбасы и ссадить его со стола. - Я нашёл там сведенья об одном эксперименте, и собираюсь завтра его попробовать. Не уверен, что получится, но если да, то возможно овладею телепортацией. Было бы забавно.
      - Серьёзно? - Мама удивлённо приподняла брови. Да и остальные выразили максимальное недоверие. Кирилл насупился.
      - Так там по крайней мере написано. Скорее всего, это будет не настоящая телепортация, а возможность перемещения в приделах одного сновидения. Но в любом случае это тоже не плохо. Главная сложность в самой технике, но мне опыта для её создания должно хватить. Так что думаю, всё получится.
      Все одобрительно покивали. Сноходец же порадовался, что не давал читать эти записи брату, и не делился собственными мыслями о том, что у первого экспериментатора это был последний опыт в его жизни. Есть, конечно, вероятность того, что тот просто забросил записи, но, честно говоря, даже сам Кирилл в это не верил. Но на данный момент, эти сведенья были единственными, где хоть как-то затрагивался вопрос одержимости и контакта с астральными сущностями. И упускать это было просто глупо. Да, и откровенно говоря, Кирилл впервые собирался провести обряд такого уровня, чтобы была затронута даже реальность. И отказаться от этого шанса он просто не мог себя заставить.
      - Значит, завтра мы в библиотеке не занимаемся? - Решил всё же уточнить брат.
      - Нет, я буду в дедушкиной комнате, скорее всего весь день. На всякий случай, я наложу парочку печатей. Так что сами ни в коем случае не пытайтесь открыть дверь.
      - Иначе, что? Током шибанёт? - С надеждой и неискоренимым мальчишеским оптимизмом спросил Алексей.
      - Нет, конечно! - Брат заметно приуныл. Вот что за несправедливость? У него член семьи маг, но даже молнию создать не может!
      - Печати будут не от внешнего воздействия, а от внутреннего.
      - Постой-ка, - Мать подозрительно прищурилась. - Ваш дед тоже, когда что-то опасное затевал такие ставил. Это что, настолько опасно?
      Кирилл запаниковал, стоило только родителям прознать, что его опыты несут хоть малейшую угрозу и о них можно будет смело забыть. По крайней мере, так было с самого детства. И почему-то он подозревал, что сейчас мало что изменилось.
      - Нет. - Он поморщился, открыто врать родителям он тоже не любил. - Ну, не совсем. Это скорее предосторожность. Если всё пройдёт как надо, ничего не будет. Но всегда ведь есть минимальный риск. Вот от него и ставлю печати.
      Парень замер, напряжённо ожидая вердикта. Мама уже собиралась, судя по решительно нахмуренным бровям отказать, когда неожиданно, вмешался отец.
      - Хорошо. - Сноходец облегчённо выдохнул. - Только если этот "минимальный риск" всё-таки произойдёт, нам-то что делать прикажешь?
      Кирилл замялся.
      - А дедушка что говорил делать? Ну, в таких случаях?
      Мать поджала губы и ехидно ответила.
      - Брать деньги, документы и уходить из дома. Сейчас действовать по тому же плану?
      Сноходец печально вздохнул, пересаживая обожравшегося до состояния трупика дракончика на плечё.
      - Я оставлю номер телефона, если после захода солнца не выйду, звоните по нему.
      - По крайней мере, этот план несколько лучше, чем предложенный вашим дедом.
      Недовольно признала мама и Кирилл, виновато опустив голову, поспешно выскользнул из-за стола.
      Весь этот вечер был потрачен на то, чтобы разрисовать охранными символами все углы и дверные, оконные проёмы в выбранной комнате. Естественно ею стала бывшая комната деда. Её специально строили на чердаке, чтобы, как говорил сам сноходец "если взорвётся, то хоть пострадает только крыша". И никто даже не думал воспринимать это как шутку.
      Естественно, кроме мистических хлопот были так же и вполне обыденные: например стереть пыль и застелить постель. Ему рвались помочь, но только ради того, чтобы удовлетворить собственное любопытство. В итоге, Кирилл разозлился и, выгнав очередного "шпиона", запретил даже близко подходить к комнате. В конечном счете, даже Тошка был выдворен за дверь. Терпение сноходца лопнуло, когда скучающее животное мало того, что наполовину сгрызло, но и сожгло кисть, которой рисовались охранные знаки. В итоге, закончить удалось только ближе к полуночи. Что только укрепило парня отложить эксперимент до утра.
      Следующим утром пришлось потратить ещё пол часа на то чтобы окончательно успокоить мать, у которой обострилась паранойя. Сделать этого, правда, не получилось. Так что Кирилл малодушно спихнул сию обязанность на отца, а сам поднялся наверх, под благожелательные комментарии со стороны брата.
      Заснуть получилось быстро. Этот навык был отточен уже до предела. Разноцветное марево, окутывающее его со всех сторон, на этот раз в большей свой части имело молочно белый оттенок. И лишь парой пятен растекались кое-где выходы в кошмар. Первым делом следовало создать "платформу" сновидения, откуда и предстояло начать.
      Шагнув в наиболее спокойное белое пятно, Кирилл, как это не странно оказался в той самой комнате, где заснул минуту назад. Удивлённо оглядевшись, сноходец понимающе хмыкнул. Тошка, ещё с завтрака забравшийся в эту комнату, теперь беззаботно спал, раскинувшись поверх одеяла на самом парне. Самого себя со стороны видеть было довольно странно. И ещё более странно было понимать, как чётко сон дракончика передаёт ту действительность, которую тот воспринимает, но так получалось даже удобнее. Поэтому, он перехватил сонно завозившегося ящера и привычно пристроил у себя за пазухой, откровенно боязливо покосившись на собственное спокойно сопящее тело.
      Рассуждал сноходец вполне понятно, раз уж оказались в одном сне, то и нечего отступать от заведенных в реальности обычаев. Недовольно чирикающего Тошку такая позиция, судя по всему, не устраивала, но кто его спрашивать будет? Потому спустя несколько мгновений ему пришлось смириться.
      Кирилл подошёл к единственному зеркалу в комнате и с сомнением оглядел его. Размер стекла был не более метра в высоту и половины в ширину. Можно ли считать его подходящим, если изначально оно планировалось как проход? Потом парень пришёл к выводу, что в этот раз он всё равно не собирался в этот проход идти, а только проверить возможность его создания, так что ничего страшного в небольших размерах зеркала и нет.
      Успокоив себя, таким образом, Кирилл, следуя инструкции из записей, зафиксировал постоянно порывающееся размазаться или потечь изображение, сделав его не отличимым от отражения в реальности. Когда это удалось, он стал создавать по контуру зеркала печати: путь, тропа, цель, прозрачность, стойкость...
      Всего до двадцати символов, которые легли чётко по кругу. На самом деле, создавать в изменчивой реальности сна образ печати довольно сложно. Для того, чтобы понять насколько, достаточно вспомнить, что даже чтение во сне недоступно, так как отвечает за него совершенно иное полушарие мозга. Для сноходца всё обстоит несколько иначе, но и ему держать одновременно двадцать печатей было необычайно сложно. До сегодняшнего дня, Кирилл был уверен, что больше тринадцати никогда не осилит. Другое дело, для более простых ритуалов больше и не требовалось. Но как не странно, всё получилось.
      Сноходец прерывисто выдохнул, стирая дрожащей рукой скатившуюся с виска каплю пота. Он даже и не надеялся, что всё удастся провернуть с первого раза. И тут же, почувствовав потерю концентрации, печати поплыли, теряя чёткость образа. Кирилл застыл, до предела напрягая сознание и пытаясь удержать печати в первоначальном состоянии. И те, медленно, словно нехотя, застыли, становясь всё чётче и чётче.
      Больше Кирилл не позволил себе и на минуту расслабиться.
      Дыхание его от напряжения сделалось мелким и прерывистым, руки сжались в кулаки, в глазах начало темнеть. Наконец, все печати приняли нужную форму и заняли правильное расположение. Миг, и поверх ложиться, перекрывая остальные собой, печать единения.
      Казалось, будто ничего не изменилось, но это было не так. Цвета сновидения начали растворяться, смешиваться, терять яркость, разрушать целостность предметов. Исчезли все звуки, как шум леса за окном и звон посуды, якобы доносившийся с первого этажа. У драконов действительно были удивительно натуральные сны.
      Сейчас же Кириллу казалось, что он стоит внутри старого, обесцвеченного кино, да ещё и немого. Единственное, что сохранило или даже приобрело цвет, было зеркало. А вернее, то, что теперь оказалось на месте отражения. Серый туман клубился и тёк внутри бесцветной рамы. Жемчужно серый, молочно серый, серо-стальной, серый цвет грозовых облаков. И пробивая безмолвие выгоревшего сна, из этого тумана зазвучали голоса. Шёпот, шёпот, шёпот, сотни, тысячи голосов на разных языках из которых переводчик не знал и сотой части, кричали, плакали, пели, проклинали - и всё это шёпотом, обволакивая и без того грозящий вот-вот отключиться от перенапряжения разум сноходца.
      Кирилл тряхнул головой, заставляя взгляд проясниться, и сделал шаг назад, понимая, что опыт удался и пора прекращать. Он представил печать отрицания, но в уставшем мозгу картинка плыла, не желая создавать чёткий рисунок. Тогда сноходец досадливо вздохнул, и поднял руку, собираясь помочь собственному воображению, вот только что-то пошло не так.
      Словно не желая, чтобы проход был закрыт, туман в зеркале пошёл волнами, скручиваясь в водовороты, и сноходца как будто потянуло к нему на встречу. И без того с трудом стоящий на ногах, Кирилл не удержав равновесия, едва не пропахал носом пол. Но в последнюю секунду, тяга стала такой сильной, что его просто швырнуло в по-прежнему открытый проём.
      Ещё одно неприятное открытие заключалось в том, что оказывается, само стекло никуда не исчезало, и сейчас сноходец разбил его головой, царапая осколками все открытые участки тела. Тошка зло чирикнул, сильнее запуская коготки в тонкую ткань нижней рубаки традиционного для парня восточного наряда.
      Это было последнее, что Кирилл ощутил, теряя, наконец, сознание.
      Очнулся он оттого, что на лицо ему капала вода. Одна капля, вторя, и он, поняв, что дальше оставаться в бессознательном состоянии смысла нет, громко застонал.
      Честно признаться, сразу подняться сноходец побоялся. Максимум, на что его хватило, это открыть газа. С этим тоже пришлось повозиться. Ранка над левой бровью, оказалась достаточно серьёзной, чтобы кровь, залила веки, а, засохнув, не давала бы открыть глаз.
      Пришлось на этот момент довольствоваться одним из органов зрения. Про себя Кирилл заметил, что могло быть значительно хуже. Например, осколок мог бы попасть в сам глаз. Но к счастью прошёл выше.
      Стиснув зубы, чтобы не застонать, Кирилл оглядел место, в котором оказался. Пустое, судя по всему подвальное помещение, где под потолком проходят множество труб. На той, под которой он лежал, образовывался конденсат, и именно эти капли, и выдернули его из небытия.
      Он опёрся об исцарапанные руки и заставил-таки себя принять сидячее положение. Красно-белый его наряд отделался всего парой разрезов, чего нельзя было сказать о его хозяине. Чуть растрепавшаяся коса скользнула со спины, раненой змеёй перекинувшись ему на грудь. За пазухой завозился Тошка, но благоразумно предпочёл не вылезать.
      - Итак, - хриплым, чуть надтреснутым голосом проронил Кирилл, переводя взгляд на окружающее. - Судя по наряду и этой долбанной косе, я по прежнему сплю.
      Он поморщился и вынуждено замолчал. Изрезанное лицо на каждое движение губ отзывалось нещадно. Но вывод был логичен, а потому, сноходец, устало, прикрыв единственный задействованный глаз, начал усиленно представлять, как исчезает боль и скованность в раненом теле. При такой интенсивности ощущений зеркало было не обязательно, да и не до внешнего вида сейчас было.
      Прошла минута, затем две. Ничего не происходило.
      Вернее, ему остро захотелось пить, и с верху упала ещё одна капля, но боль и не думала становиться меньше. Обуреваемый нехорошими предчувствиями, Кирилл прислушался к себе, опознав, наконец, странность этого места.
      В обычных снах, "слабое" место, из которого можно вывалится в реальность, встречалось с периодичностью от десяти метров, до двух, трёх километров. Из-за этого сноходцы чуяли их на уровне инстинктов и легко находили к ним дорогу. Здесь же таких точек не чувствовалось вообще.
      Пытаясь подавить панику, сноходец максимально сосредоточился на знакомом ощущении. И как не странно нащупал его. Точки выхода в реальность были и даже не одна, но как же далеко они находились! И друг от друга и что более обидно от самого Кирилла.
      Поняв, что в принципе выход есть, сноходец немного расслабился. Вот только теперь в душе зародились сомнения. Сон вокруг него, или реальность?

Глава 9.

      От досады Кирилл решительно принялся тереть широким рукавом склеившиеся ресницы. На самом деле всё оказалось не столь страшно, как показалось в первые мгновения: ничего большего, чем множество мелких и две, три глубоких, вроде той, что над бровью царапин, да парочки ушибов у него не было. Самым, пожалуй, худшим оказался едва ли не полный упадок сил, после формирования двадцати одной печатей.
      Добившись, спустя несколько мгновений, возможности нормально осмотреться, сноходец тупо уставился на разбросанные рядом с собой деревянные куски мебели и неопознаваемые обрывки материй. Сил полноценно удивляться не было, но, похоже, что вместе с ним сюда также попали детали интерьера из Тошкиного сна. Взгляд упал на собственную с "мясом" оторванную кисть, и подавив нервную дрожь, он заставил себя осматриваться дальше. Если учесть вероятность, что вернуться в знакомую местность можно только через провалы, то сейчас может понадобиться любая полезная мелочь, которую можно использовать как подспорье для выживания.
      К сожалению, ничего стоящего внимания в зеркало-переход затянуто не было. Кирилл уже готов был увериться в собственном фатальном невезении, когда из-под очередного обрывка ткани показался металлический блеск.
      Обнадёженный, парень сноровисто подполз к объекту, и с непослушными пальцами освободил его из-под наваленного мусора. Это оказался старинный боевой веер, до того не одно десятилетие провисевший на стене в дедовой комнате. Впору было возрадоваться, что в руки ему попало оружие, но, учитывая тяжесть стальных пластин, куда-то потерянную в незапамятные времена пару и главное, неумение Кирилла обращаться со столь специфичным инструментом, удача становилась достаточно сомнительной.
      Но в итоге сноходец, решив, что не в его положении перебирать крошки с барского стола, завернул оружие в подвернувшуюся тряпку и, пошатываясь, побрёл в направлении ближайшего провала.
      Тошка, прочувствовав всю тяжесть положения, сидел тише воды, ниже травы. Возможно, именно благодаря его тёплому тельцу и молчаливому присутствию у сноходца получилось пройти весь путь, по громадных размеров подвалу, и добраться до выхода на улицу.
      Но стоило ступить на покрытое каменной крошкой асфальтовое покрытие тротуара, как не вытерпевшее пережитого, усталое тело отказалось служить парню и он, закрыв глаза, мягко опустился на землю. И уже не успел увидеть ни клубящиеся на небе тяжёлые тучи, ни руин некогда громадного, а теперь полуразрушенного города.
      Неизвестно сколько прошло времени, когда до сознания достучался резкий неприятный запах. Кирилл помотал головой, пытаясь, избавится от раздражителя, но, не преуспев в этом, сморщился и звонко чихнул. И тут же застонал от свинцовой тяжестью ударившей в виски боли.
      - О, таки не труп!
      Отвратительно довольный голос раздался где-то над головой сноходца. После чего отвратный запах, наконец, исчез. Кирилл издал новый стон и нерешительно открыл глаза. Из-за затянувших небо облаков, света хватало ровно настолько, чтобы мягко очертить окружающие предметы. И ему удалось рассмотреть склонившуюся над собой непонятно с чего довольно скалящуюся физиономию молодого, огненно рыжего парня с ненатурально зелёными глазами. В природе, сколько бы разные параноики не утверждали обратного, говоря о разных ведьмах, подобного сочетания не встречается. А потому, первой сознательной мыслью, как это ни странно, было, что незнакомый тип зачем-то носит линзы или непонятно для чего красит волосы.
      - Ну, ты как? Встать-то можешь?
      Сноходец неуверенно моргнул и, ответив хрипловатым "да", принял сидячее положение.
      Теперь он смог детальнее осмотреть незнакомца. Чёрная водолазка с высоким горлом, матово отливающие кожаные штаны и кожаный же небрежно распахнутый плащ. Всё так же чёрного цвета. Похоже, парень питает явную слабость к этому цвету. Что с его бледной до невозможности кожей, смотрится достаточно странно.
      Объект невольного исследования, до того взаимно изучающий самого Кирилла, скорчив недовольную физиономию, потянул из какого-то внутреннего кармашка непонятного вида склянку.
      - Сядь и не двигайся. Буду тебя обрабатывать.
      Кирилл недоверчиво дёрнулся, но парень, ловко придержав его за подбородок, мягко начал наносить мазь на самую крупную царапину.
      - Щас станет полегче.
      И в самом деле, до того остро зудящие ранки одна за другой начали неметь, заставляя ощущать лишь мягкую прохладу.
      - Спасибо, но может, представишься?
      - Ну, вообще-то я тебе тут помогаю. Так что может ты первый?
      - Кирилл. А мы вообще где?
      - Один из островов альтернативы. Покинутый как видишь. - Безразличным тоном ответил рыжий. Он говорил так, будто его слова действительно что-то объясняли! Вздохнув, и вслед за незнакомцем скосив глаза на безрадостный пейзаж, сноходец прикрыв веки, почувствовал, как парень вернулся к обработке царапин. По крайней мере, от его стараний действительно была польза, даже головная боль вроде сделалась меньше.
      - Если честно, мне это ни о чём не говорит. Ты-то, как сюда попал? Похоже, что ты в ситуации разбираешься получше моего?
      - Да было б, в чём разбираться,... а попал сюда благодаря причудам одной моей подруги.
      Тон по-прежнему оставался пренебрежительным. Кирилл хмыкнул, поняв его ответ вполне однозначно.
      - Глобально она тебя послала.
      Он, запрокинув голову, легко рассмеялся и, словно задумавшись на мгновение, хмыкнул.
      - Ну, можно и так сказать. А тебя кто послал? И, главное, через какое место?
      - Ты это на царапины намекаешь? Так получилось. Можно сказать, это я сам себя так. Баловался тут с одним эксперементиком, - старался он придать ответу максимум уклончивости. - И в общем как всегда всё пошло не по плану.
      - Дурная голова остальным частям тела покоя не даёт. - Без малейшего сочувствия проронил он, нанося мазь на последнюю царапину.
      Сноходец согласно поморщился, рассматривая получившийся результат. Теперь осталось только найти, чем бы смыть кровь.
      Занятый своими мыслями, Кирилл заметил, что его знакомец вскочил на ноги, только когда над головой раздался его голос.
      - Эт-то ещё что?
      Судя по интонации, рыжий скорее радовался неожиданности, чем опасался её. Сам сноходец не мог сказать о себе того же. Проследив за направлением взгляда парня, он почувствовал, как волосы на макушке встают дыбом. Только что проснувшийся дракончик, высунул голову из-под плотной ткани и, увидев, на что именно пялятся замершие люди, испугано заверещал.
      Надвигающееся на них монстры, больше всего походили на мутировавших крыс. Пусть и не слишком большие (всего-то чуть ниже колена), они, тем не менее, шли неровной волной, царапая внушительными когтями не покрытые пока песком и щебнем дорогу, и трясь друг о друга покрытыми чешуёй боками. Кирилл судорожно сжал свёрток с боевым веером и заторможено рассматривал несущуюся на них волну. Знай, он точно, что находится в кошмаре, и, не раздумывая, помчался бы прочь, твёрдо зная, что успеет добраться до провала раньше, чем его настигнут монстры. Но никогда во сне он не чувствовал, как деревенеет от ужаса тело и только и остаётся, что принять свою участь.
      Но рыжий, похоже, думал иначе. Он схватил за локоть и лёгким движением вздёрнул невысокого сноходца на ноги.
      - Ну, чего ты тут расселся, пора драпать, однако...
      И вокруг них соткалось уже виденное сноходцем ранее многоцветие серых оттенков и уши уловили странное многоголосие. Но практически сразу всё схлынуло.
      Судорожно втянув в легкие неожиданно насыщенный кислородом и различными лесными запахами воздух, он огляделся и едва не застонал. Вокруг снова простирались руины. Только на сей раз, принадлежавшие античному городу и уже порядком захваченные лесом. То тут, то там сквозь вымощенную булыжником мостовую прорастали стволы деревьев. И по стенам, в основном закрывая их, струятся побеги вьюнков. А по краям дороги в глубоких каналах, текла, звонко журча, чистая и наполняющая улицы прохладой, вода.
      - А теперь-то мы где? Ну, - он вынужден был признать, - по крайней мере, тут этих крыс нет.
      - Тут их быть и не может. - Согласился рыжик, с интересом оглядываясь по сторонам. - Это другой край Альтернативы.
      Неожиданно для себя Кирилл разозлился.
      - Что вообще за альтернатива? Кто ты, твою мать, вообще такой?!
      Парень посмотрел на раскричавшегося сноходца с определенной долей досады.
      - Что, отправляясь сюда, ты даже не удосужился узнать особенности здешних мест? Экспериментатор хренов...
      Кирилл обессилено опустился на землю, и по привычке попробовал взлохматить волосы, но наткнулся рукой на стянутые пряди и зло уставился на спутника.
      - Я же сказал, что эксперимент пошёл не правильно! Я ни то, что не знал куда попаду, но и что вообще куда-то отправлюсь! А по мне, что не видно сразу? Вообще, этот чёртов веер, единственная якобы полезная веешь, которая оказалась здесь вместе со мной, но и им я пользоваться не умею!
      Он с силой опустил свёрток на землю.
      Увидев, что парень, сноровистым движением разъединил казавшийся единым веер на два, и резко выкинув руки, заставил их распахнуться, Кирилл слабо сказать - удивился.
      - Ты что, умеешь с ними обращаться?
      Задал он довольно глупый вопрос.
      Ответ был не менее глупым и не слишком правдивым.
      - Обычное хобби репетитора по музыке. - И улыбнулся. Сноходец посмотрел на него тяжёлым взглядом.
      - Да, а я переводчик с мёртвых языков.
      - Бывает... - улыбка рыжеволосого сделалась понимающей.
      - Но, в общем, сейчас главное, что ты ориентируешься в здешнем,.. эм, как ты там говорил? Альтернатива?
      - Допустим. - Заинтересованное выражение на лице.
      - Отлично, в таком случае, коль уж ты занялся уже моим спасением, не мог бы ты помочь мне добраться до указанного мной места? А в качестве оплаты сможешь забрать веера. Я смотрю, они тебе глянулись.
      Он прикинул что-то в голове и радостно улыбнулся. Парень вообще оптимистично относился ко всему сколь-нибудь опасному. Сноходец непонятно с чего почувствовал себя зябко.
      - Ну, раз так, согласен. Куда идём?
      Кирилл закрыл глаза, сосредотачиваясь на нужном ощущении. Нового знакомца с его непонятным появлением и мотивами, было решено оставить на потом. Во всяком случае, от него только и требовалось, что телепортировать Кирилла к указанному месту. А там их пути разойдутся. Да и антикварные веера не были такой уж большой ценой за быстрое возвращение домой.
      Уловив нужное ощущение, Кирилл поджал губы. Расположение провалов полностью изменилось с прошлого раза, но зато, теперь, ближайшая точка получалась значительно ближе, чем тогда.
      - Километров тридцать по левую руку от нас.
      Для наглядности он махнул рукой в нужном направлении.
      - Ну, тогда пошли. Ты на полпути-то не свалишься?
      Доходило до него долго. Сноходец посмотрел на спутника пустым взглядом и недовольно скривился.
      - Я вообще-то имел ввиду, что ты телепортируешь нас туда, как от крыс.
      - Ну, ты понимаешь... - после этой фразы, сноходец понял, что чего-то он не учёл в своём плане. И теперь всё не так просто, как казалось какую-то минуту назад. - Сюда я пришёл не сам, а с помощью моей драгоценной туманной подруги, а она женщина ранимая... так не хочется дёргать её лишний раз...
      Теперь Кирилл понял, что он либо чего-то понимает не до конца, либо имеет дело с полнейшим психом, который, судя по всему, воспринимает тот туман из перехода, как собственную подружку. Вывод, правда, напрашивался всё равно один.
      - Ты хочешь сказать, что не сможешь нас телепортировать, и идти предстоит пешком?
      - Именно! - Произнёс крайне довольным тоном.
      Смиряясь с неизбежностью, сноходец посмотрел на испачканные в крови и грязи руки.
      - Тогда мне надо привести себя в порядок и набрать в дорогу воды. Советую тебе тоже что-то сделать, потому что не знаю как из тебя, а из меня скаут паршивый.
      И угрюмо нахмурившись, поплёлся к ближайшему каналу, не оглядываясь на спутника.
      Первое же отражение увиденное в наполовину сбитой чаще фонтана заставило его скорбно застонать. Хотя, после нанесения чудодейственной мази царапины перестали кровоточить и болеть, измазанное в крови лицо больше походило на маску потустороннего монстра, типа нежить. И как только рыжик не испугался такой физиономии? Хотя его видимо и так достаточно трудно напугать. Ага, репетитор по музыки, как же. По крайней мере, не больший, чем сам Кирилл переводчик, а то и значительно меньше. Но сам факт того, с каким небрежным мастерством его спутник обращался с антикварным оружием, внушал оптимизм, что хотя бы первый встречный монстр ими не пообедает. И здоровую надежду на то, что если бы тот хотел его убить, никакие веера ему для этого бы не понадобились.
      За рассуждениями сноходцу удалось более мание отмыть открытые участки тела и оценить масштабы повреждения костюма. Его до сих пор коробило, что приходилось вести себя так, словно они в реальности, пребывая, тем не менее, в свойственном только для мира сна облике. Кстати говоря, об этом: он попробовал неумело расплести косу, чтобы хоть немного привести кошмар на голове в достойное состояние. В итоге прополоскать спутанную гриву удалось, а вот расчесать её пятерней уже нет.
      Помощь пришла, откуда не ждали.
      - Тебе помочь? Или сам будешь мучаться?
      За спиной нежданно образовался рыжик. Вздрогнувший от неожиданности, сноходец сдавлено зашипел.
      - А ты помимо музыки ещё и парикмахером подрабатываешь на досуге?
      Несмотря на язвительный тон, он всё же согласно кивнул, позволяя парню заняться расчесыванием узлов. Но стоило тому, в первое же мгновение, дёрнуть на себя застрявшую расчесу, и он тут же пожалел о собственном решении.
      - Какая шикарная шевелюра, долго растил?
      - К счастью, вообще не растил, я так только во сне выгляжу, или ты думаешь, что в этом балахоне, да с косой я и в реальности хожу?
      Рыжий по птичьи склонил голову к плечу и заинтересованно приподнял бровь.
      - А ты считаешь, что ты сейчас спишь?
      - А, по-твоему, - он выразительно обвел рукой окружающие их развалины. - Всё это вот может быть в реальности? Ты что, сам хочешь сказать, что не спишь?
      - Я вообще не сплю, не знаю как ты.
      - То есть, это мы не спим? - Кирилл аж подпрыгнул на месте, едва не вырвав несколько прядей, которые по-прежнему были зажаты в пальцах рыжего. Мысль была настолько абсурдной, и одновременно объясняющей многие странности нынешнего состояния, что парень в первое мгновение даже себе не поверил. Но как же тогда объяснить то, что он чувствует точки перехода в реальность и выглядит как персонаж с балагана? Хотя если припомнить, что об этом говорилось в записях, то можно предположить, что он как раз находится в неком астральном мире, ну или что-то из этого. Тогда не удивительно, что его спутник так странно себя ведёт. С чего Кирилл вообще решил, что тот является человеком? Мало ли кто как выглядит? Это стоило обмозговать подробнее, но значительно позже. Когда он, наконец, выспится. Теперь стала понятна усталость и общая разбитость. Ведь пока он находится здесь, то ни разу не спал, а только падал в обмороки. Уже по этому можно было догадаться, что находится не в привычном Юме. Но стукнутая голова работала заметно со сбоями.
      - Ну, в общем, да. И что теперь будешь делать?
      - Спать! О Господи, надеюсь, хоть выспаться мне удастся.
      На этих словах, он, игнорируя опять не успевшего разжать пальцы спутника, улёгся прямо тут, подложив под голову сложенную тряпку из-под веера, которую собирался использовать до того в качестве полотенца. В обычной бы ситуации, Кирилл не преминул бы обустроить себе постель и спрятаться от возможной непогоды, но желание оказаться в понятном и знакомом мире грёз, напрочь выбило все прочее мысли. Заснул он привычно быстро.
      Разноцветный туман, пестрил сегодня непривычным множеством красок, начиная от угольно чёрного с бардовыми переливами, и заканчивая снежно белым с голубыми всполохами. От облегчения сноходец запрокинув голову громогласно рассмеялся. Настроение сейчас было столь хорошим, что он, не раздумывая, шагнул в смешение зелёного и жёлтых цветов, оказываясь на площади заполненного людьми города.
      Кирилл, довольно щурясь, оглядел напоминающую облака здешнюю архитектуру и одетых в нарядные костюмы горожан. На фоне этого великолепия, порванная и испачканная одежда начала без сознательного усилия со стороны сноходца приобретать первоначальный вид, пока не засияла белизной и кроваво красными складками. Волосы до того остающиеся влажными и расчёсанными стараниями рыжика лишь до половины, сами собой, сложились в ровную косу, переплетенную белой лентой.
      Сноходец, расслаблено уселся на бортик стоящего посреди площади громадного фонтана, и с улыбкой ощущая, как на лицо падают искрящиеся в свете солнца брызги, взглянул на собственное отражение в воде. После произошедшего, приблизится к зеркалам он бы не рискнул, но в том была своя прелесть - вода, пусть и имела отражение, не являлась таким проводником для потустороннего. Напротив, более сильного барьера, чем текущая вода найти сложно.
      Подчиняясь взгляду тёмных глаз, царапины с лица сглаживались, постепенно растворяясь и через две, три минуты от них не осталось и следа. Та же участь постигла ранки на руках. Он ещё с пол часа после полного исцеления просидел на этом бортике, наслаждаясь видом, пока к нему не подошла невысокая барышня, с уложенной корзинкой волосами.
      - Не желает ли господин откушать в нашем кафе восхитительного кофе и модного в этом сезоне клубничного мороженого?
      Она мило улыбалась, что сноходец просто не мог не ответить ей согласием. Сон, видно осмелев от его бездействия начал подкидывать свои варианты развития сюжета и не сказать, чтобы парень был против.
      Закат в облачном городе он встретил как раз на веранде того самого кафе, в которое его пригласила вежливая девушка. Кофе тут и, правда, оказался замечательным, а мороженое и того лучше. Впрочем, глупо было ожидать другого от собственных грёз, так что Кирилл просто наслаждался мгновениями покоя, пока его не додумались разбудить.
      Но очередная порция напитка напомнила парню, что в реальности он как раз ни разу не сподобился перекусить. А значит, пора было просыпаться. Ведь ещё не факт, что удастся быстро найти что-то съедобное. Но ведь на это у него и есть полезный спутник, разве нет? И кстати, а как его зовут-то?

Глава 10.

   Кирилл открыл глаза, и тут же легко поднялся на ноги. Странно, но он обнаружился, в каком-то постороннем полуразвалившимся строении. Это его, что, рыжик сюда перетащил? Крайне предусмотрительно с его стороны, особенно, - сноходец выглянул в крайне потёртый оконный проём, - учитывая, что пока он спал, успел пройти дождь.
   К слову сказать, а где же сам пророк, сбежал? Да нет, парень поспешно схватился за свёрток с веерами. Они на месте, а значит отошёл недалеко, вряд ли бы он сбежал, не захватив обещанную плату. Успокоившись, Кирилл позвал Тощку. Или дракончик убежал вместе с рыжим? Но нет, из дальнего угла раздалось звонкое шебуршение, и сытый ящер довольно попыхивая чёрным дымом, подбежал к хозяину.
   В развалинах оказалось приличное количество мелкой живности, начиная от полёвок и заканчивая кузнечиками. Правда шерсть у мышей оказалась голубовато-сиреневой, но разве это остановит голодающего дракона? Даже такого маленького. А вкус, кстати, ничего, при случае можно будет повторить фуршет. Прятаться грызуны не умели совершенно, по крайней мере, не от такого ловкого охотника, как Тошка. Гордо решил ящер, забираясь на плечо заметно отдохнувшего человека.
   - Привет, ты не знаешь, куда отправился наш проводник? - Кирилл погладил дракончика по мягкой чешуе лба.
   Тошка довольно зажмурился и пофыркал. Он стопроцентно мог сказать, что второго человека нигде поблизости нет, и куда тот делся непонятно, но разве объяснишь это двуногому, пусть даже и такому понятливому, как этот? По крайней мере, он не забывает его кормить, когда у самого есть что.
   Сноходец вздохнул и тоскливо сморщившись, выглянул наружу, надеясь, что из-за ближайшего поворота покажется ненатурально рыжая шевелюра. Желательно не в гордом одиночестве, а в комплекте с хозяином, жареным мясом и желательно гарниром, но это уже частности. В данном списке на первом месте стоит мясо. На втором, правда, гарнир, однако, тут он соперничает с новоявленном спутником. Его длительное отсутствие начало заметно нервировать сноходца.
   Пойти, что ли прогуляться? Кирилл успел сделать несколько шагов по подсохшей дороге в сторону, наименее заросшую древесными побегами, но тут же нерешительно остановился. А что если проводник объявится, а его не окажется на месте? Закусив губу сноходец оглянулся на дверной провал и решил, что ничего страшного если он отойдёт недалеко и поищет каких-нибудь ягод или даже орехов. Если повезёт, то в городе могут даже оказаться, пусть одичавшие, но плодоносящие деревья. Сейчас правда лето, но кто знает, какие тут растут фрукты?
   За двадцать минут слепого брожения сноходец не обнаружил ни ягод, ни орехов, ни других плодов, да и начал откровенно сомневаться, что сумеет вернуться назад.
   Вопреки сомнениям ему удалось, хотя в конце пришлось прибегнуть к помощи дракона, который довольно посвистывая нырнул в сумрак знакомых развалин. Печально вздохнув, Кирилл уселся на порог и принялся ждать возвращения проводника.
   Прошло буквально полчаса, когда из-за дальнего поворота показался долгожданный спутник. К удовольствию сноходца, тот и в самом деле беспечно помахивал крупной заячий тушкой в правой руке. И левой, за ногу тащил уже не сопротивляющееся тело некого бедолаги, не заботясь даже о том, чтобы тот не долбался головой о мимопролежащие булыжники.
   - Это нам что, прозапас?
   Он удивлённо указал на бессознательное тело.
   Рыжий весело улыбнулся и не замедлил подхватить.
   - Ага! Лично я беру правую руку, тебе оставить левую? - Достав небольшой кинжальчик, он примерился, как бы половчее отхватить кусочек. Кирилл одёрнул его.
   - Хватит валять дурака, это кто ещё?
   Недовольно оторвавшись от беспомощной жертвы, парень безразлично пожал плечами.
   - А я откуда знаю? Я-то охотился за зайцем... А вот это - он не зло, а скорее раздражённо пнул бедалагу под рёбра. - Охотилось за мной. А я между прочим животное редкое, краснокнижное. И зайца мне явно маааало.
   Он состроил жалобную физиономию, и Кирилл в ответ поморщился. Шутовской настрой рыжего ему сильно не нравился. Или это голод так сильно портил настроение?
   - Хорошо выглядишь. - Удивлённо прикрыв глаза, заметил спутник. Кирилл недоумённо уставился на него. В первое мгновение он не понял, о чём тот вообще говорит. А потом до него дошло, и сноходец раздражённо передёрнул плечами. Нашёл же, как сменить тему!
   - Ах это... Да, - он не удержал самодовольной улыбки. - Самовнушение порой творит чудеса.
   Рыжий в ответ как-то странно расслабился и тут же из темноты дверного проёма, откуда-то сверху, прямо на него выпрыгнул Тошка, выпуская метровую струю пламени! Кирилл на рефлексах шарахнулся в сторону, округлившимися глазами смотря, как спутник, невнятно ругнувшись, пытается стащить загоревшиеся "волосы", а сам герой падает прямо перед ним, звонко шипя и изрыгая угольно чёрный дым. Что ему могло так резко не понравиться в их новом общем знакомом оставалось только гадать, но бороться с этим дракон решил самыми глобальными методами.
   - Сгинь, чешуйчатое! Ничего я твоему хозяину не сделаю.
   Кирилл уже собирающийся оттащить взбесившегося дракошу за хвост (вспоминая попутно фразу из анекдота "они с этой сторону не кусают") насторожено замер.
   - А что, что-то собирался? А Тошка следовательно учуял. - Легко провёл параллели сноходец. - Какого вообще чёрта?!
   Рыжий сконфузился.
   - Я, конечно, дико извиняюсь, - тут он запнулся и нехотя пробурчал, - хотя мысли, как и несовершённое действие, преступлением не являются. Но ты же не упоминал, что ты маг! А у меня с вашей братией отношения... - он вывернулся, - слегка напряжённые. Предупреждать же надо.
   Кирилл от удивления округлил глаза и едва успел поймать отпавшую челюсть.
   - Маг? Ты чёртов паникёр! Я просто сноходец! Чего ты там себе понавыдумывал? И если уж говорить о том, кто кому, что не сказал, то ты ещё даже не представился!
   От мысли, что из-за паранойидального отношения к неким посторонним магам его тут едва не,... а к слову сказать, что? Но едва ли это было нечто приятное, так что сноходец считал себя вправе злиться на не слишком честного спутника.
   Тот склонил голову к плечу, удивляясь повороту беседы, и видимо рассматривая собственный промах. Правда, в его оправданье следует отметить, что с момента встречи, Кирилл чувствовал себя, как в каком-то фильме ужасов, пополам с боевиком. Какие-то полуразрушенные города, крысы, фиолетовые зайцы, или это сиреневый? Тут легко можно забыть о такой мелочи как назвать собственное имя.
   - Дай мне имя.
   - Что? - Вынырнув из внезапно захлестнувших мыслей сноходец растерянно уставился на рыжеволосого, пардон, красноволосово. Под париком, против ожидания, оказалась не лысина, а очень даже пышная шевелюра, однако странного цвета: красно-бордового у корней и темнеющего к концам, достигая практически чёрного оттенка. Кирилл со злорадством отметил, что по длиннее они всего на ладонь не дотягивают до длинны его собственных. И как он их там умещал-то?
   - Дай мне имя.
   - Ты что больной? - Подозрительно уточнил сноходец.
   - Нет, разве что немного безымянный, - паскудно улыбнулся. - Я серьёзно, уж будь любезен потрать на меня пять минут своего драгоценного времени. Ну, или хотя бы мазь верни если уж совсем думать лень.
   - Какую ма... - Не умея так быстро перескакивать с темы на тему Кирилл запнулся, а, поняв заморочено покрутил головой. - Бррр... ты же мне её давал, чтобы раны зажили, о возвращении речи не было... и что за дурацкая просьба на счёт имени? У тебя что, обет какой-то или не доверяешь? А я тебе, между прочим, представился. И учти, - добавил, заметив, что спутник собрался что-то вставить. - Если всё же настоишь, то нарекать буду на каком-нибудь мёртвом языке. Намучаешься потом.
   - Так они же зажили, в чём проблема? - Саркастически усмехнулся парень. - На первый раз прощаю, но на будущее учти - просто так у меня даже сыра в мышеловку не выпросишь. - а на счёт имени, - он воззрился в пустоту, и уселся по турецки на пол. Кирилл бы на его месте не стал пачкать брюки и устроился на бессознательном охотнике. Хотя учитывая, что его не слишком аккуратно протащили весь путь по земле, то где сейчас грязи больше, это ещё стоит уточнить. - Хочу. - По-детски заявил нахал. - Пусть даже мёртвое.
   Откровенно говоря, Кирилл обиделся. Фактически знакомится с ним отказались. С одной стороны печально, с другой: быть может у него есть причины поступать подобным образом? Ищут его или ещё что? Сомнительно конечно, но что тут можно ещё придумать?
   - Мёртвое? - Сноходец язвительно хмыкнул. - Архэ, с греческого - начало. Тебя устроит?
   Он согласно кивнул.
   - Более чем, - и тут же без перехода, - А почему начало?
   - Потому, что ты первая разумная тварь, которую я встретил здесь. - Пояснил.
   - Почему тварь-то?
   Кирилл злорадно растянул губы в улыбке.
   - От слова тварный, или сотворенный. Это религиозное, а ты что подумал? - Собственно, известно что, он бы и сам это же подумал.
   - Ничего. Логично, - похоже, усмехнулся, видно оценив шутку.
   Кирилл уже хотел уточнить, почему же свежепроиминованный сам себе ничего не придумал, раз уж так не хотел раскрываться, но именно этот момент выбрал незадачливый охотник, чтобы прийти в себя. Вернее, судя по тому, как резво тот с положения лёжа рванул, протягивая руки к беззащитному горлу Архэ, он уже некоторое время бодрствовал и лишь выжидал момент, когда настороженные собственной ссорой, спутники успокоятся и ослабят контроль над окружающим.
   Но Архэ удивительно ловко отклонился в сторону, словно и он и не сидел в такой неудобной позе и, отправив резвого мужика на встречу со стеной, азартно вскочил на ноги. Сноходец предусмотрительно отошёл на три шага в сторону. Ему только и не хватало оказаться в центре этой маленькой баталии. В конечном итоге у местного счёты только к багряноволосому вот пусть ему их и предъявляет.
   Но пока все претензии наиболее удачно получалось предъявлять именно у Архэ. Он неосторожно приблизился к агрессивно развернувшемуся мужику. И что-то сказал, зная его можно было предположить, что опять какую-то язвительную глупость. Это предположение получило подтверждение, когда мужик не дослушав, снова потянулся надавать противнику по морде.
   Так выходит знакомец тоже полиглот? Занятно, всё-таки коллега.
   Архэ удачно парировал и вновь разразился пространной речью. Что речь была пространной, Кирилл предположил, видя его одухотворённое лицо и слыша злобное рычание, исторгнутое из могучей груди дикаря. Ну, дикарь, не дикарь, однозначно утверждать сноходец бы не взялся, его скрытный попутчик уже и его довёл до белого колена, самому в пору зарычать. Одежда на мужике хоть и грубая, но прочная и даже на вид тёплая. Можно даже сказать "грамотная". В общем, далека от восточного покроя одежды самого сноходца. Хотя и порядком запылённая и запачканная, учитывая, что сюда его тащили по земле - не удивительно. А вот волос на чисто выбритой голове, не в пример им самим, у охотника не наблюдалось. Зато там была какая-то странная татуировка с невнятным символом, значения которого Кирилл не знал.
   Временами обмениваясь ударами, эти двое кружили по сравнительно небольшому пяточку сохранившемуся от некогда широкой дороги и общались. Сноходец не мог стопроцентно утверждать, что это было именно общение, ведь языка-то он не знал, но едва ли оскорбления могут быть столь длинными и витиеватыми, как то, что произносил Архэ.
   Кирилл сомневался, что с кем бы то ни было можно договориться подобными методами, но как ни странно, у того получилось, варвар опустил руки и подошёл ближе, не прекращая, однако подозрительно посвёркивать глазами на довольного, как Тошка после уворованного куска колбасы, Архэ.
   - Ну, как? Договорились о чём-то? - Кирилл подозрительно покосился на палец, которым Архэ ткнул в него на финальной фразе.
   - Ага, - рожа сделалась ещё довольней, ведь всегда приятно похвастаться своими достижениями перед другими. Детский сад какой-то. - Он нас ведёт.
   И ещё пера фраз на том же непонятном языке, обращённые к охотнику. Тот согласно кивнул и буркнул нечто нелицеприятное.
   - Уже? - Забеспокоился Кирилл. - А как же заяц? А поесть?
   Честно говоря, услышав, что они вот прямо щас собираются идти, сноходец решил, что проще будет повеситься здесь, чем сдохнуть от голода в далёком там.
   - А вот на это, у меня есть ты, - обрадовано заявил Архэ, - дабы напоминать о том, о чём я бы сам уже не вспомнил.
   Это в смысле, что ему есть не нужно? Ну, может он там, в лесу орехов нажрался, а Кирилл уже вторые сутки, если не третьи не жрамши. Так что пусть насмехается сколько угодно, главное чтобы поесть было.
   - Разделывать тушу умеешь? - Уже деловито осведомился спутник.
   Кирилл покрутил пальцем у виска, впервые честно и полно высказывая, что думает о разуме парня. Дикарь важно кивнул, молчаливо поддерживая сноходца.
   Архэ недовольно покосился на лысого и парой фраз отправил его разбираться с заячьей тушкой. Ну, Кирилл-то мог себе позволить подобные "высказывания", а вот не имеющему политической неприкосновенности охотнику, в самом деле, стоило "промолчать".
   Сам красноволосый посмотрел в честные-пречестные глаза Кирилла и молча принялся разводить костёр и собирать к нему ветки.
   На самом деле разводить огонь, собирать ягоды и грибы, варить похлебку и устраивать шалаш из подручных средств он умел, но какой смысл в этом признаваться, если можно свалить работу на чрезмерно активного товарища? В своё время дед собирал всех внуков, не разделяя их по возрасту и наличию или отсутствию способностей, и водил их в лес, обучая навыкам выживания в естественной среде. Охотиться Кирилл так и не научился, но в лесу и без этого летом пропасть трудно. По крайней мере, в Земном. Тут же рисковать не хотелось. Он бы даже сиреневого и рогатого зайца с длинным хвостом есть не стал, но раз уж ни абориген, ни Архэ со способностью к спонтанному перемещению, не были против него, то и Кирилл решил придерживаться мнения большинства.
   Тошка возбуждённо засопел в ухо, надеясь, что и ему перепадёт кусочек иномирового зайца. Всё-таки синяя мышь была так давно...
   - Смотри мне одежду слюной не запачкай, - буркнул, тяжело вздыхая. Последнее время ему настойчиво стало казаться, что единственный, с кем можно спокойно поговорить и не нарваться на языковой барьер или полоумные замечания, это Тошка. Ящер в ответ возбуждённо засвистел и зачирикал. Кирилл вздохнул.
   Костёр по закону подлости пришлось поддерживать сноходцу. Охотник воспринимал это как должное и даже не поинтересовался мнением на этот счёт самого парня, продолжая невозмутимо переворачивать истекающего жиром зайца над огнём. Архэ же словно в принципе не подозревал, что огонь, помимо разведения нуждается так же и в поддержании, независимо укатил куда-то в сторону, не столь задымлённую и имеющую доступ к кислороду. Сноходец же сколько не кружил вокруг костра, всё равно оказывался под самым густым слоем дыма, как будто нарочно следовавшего за ним. А вот Тоша составлял ему компанию добровольно и к собственному удовольствию. Будь его воля, он бы и вовсе сунулся поближе к огню, но там то и дело ходили люди. То охотник проверял готовность мяса, то Кирилл искал глоток свежего воздуха, в общем, маленькой ящерке там делать было совершенно нечего.
   Но в награду стоит отметить, что страдания Кирилла оказались не напрасными, мясо получилось выше всяческих похвал, что он тут же и не преминул озвучить.
   - Заяц получился великолепным!
   Архэ кисло улыбнулся. Странно, даже если учитывать вынужденную голодовку и скромный запас использованной приправы, мясо всё равно вышло неплохим. Может ему мясо в принципе не нравится? А зачем тогда ест? Ладно, определять мотивы поступков красноволосого неблагодарное занятие и точно не для него.
   Он посмотрел на солнце и поспешно разжал пальцы, проигрывая Тошке последний кусок.
   - Нам пора выходить, если собираемся начать путь сегодня.
   - Пошли. - Архэ поднялся и кивком предложил аборигену начать путь. К счастью тот оказался не соль безалаберным и предварительно всё-таки залил костёр водой, так на всякий случай.
   Когда охотник вопросительно уставился на сноходца, тот уверенно указал рукой в нужном направлении. Мужик невозмутимо пожал плечами и пошёл, забирая немного левее. Сначала Кирилл списал это на необходимость обойти порушенные здания, но вот городок остался позади, а они так и продолжали идти в сторону.
   - Архэ, он не туда идёт.
   Красноволосый злобно прищурился и задал наводящий вопрос проводнику. Судя по его тону, от ответа его зависела как минимум безопасность, как максимум жизнь. И строго говоря он был не так уж неправ. Саботаж Кирилл и сам не прощал, и его попутчик придерживался схожей точки зрения. Однако всё оказалось несколько тривиальнее.
   - В нужном направлении болото, придётся обходить.
   Кирилл согласно кивнул, уже беспрекословно продолжая следовать за аборигеном, не забывая впрочем, отслеживать смещение слабой точки мироздания ведущей в направлении родного мира. И тут же вздрогнул, заметив толстый хвост, проползший мимо и скрывшийся в траве под поваленное дерево. Змея. Остаётся только надеется, что такая крупная не может быть ещё и ядовитой. Но под ноги он стал смотреть вдвое внимательнее, чем раньше. И первым заметил, как почва стала значительно мягче и значительно охотнее отдавала влагу. Количество змей тоже резко возросло.
   Больше всего его расстроило то, что в отличие от своих спутников у него были не высокие сапоги или в отношении Архэ нечто более всего напоминающее незабвенные гриндерсы, а мягкие тапочки. Ходить и бегать удобно, а вот пробираться по заболоченной местности не очень. Оставалось надеяться, что ближе к болоту они подходить не будут, иначе ко всем прочим неприятностям ещё и простуду подхватить будет немного слишком.
   И как раз на этой мысли он по колено провалился в непонятно откуда взявшуюся ямку, поверху коварно заросшую травой идентичную окружающей.
   - Плять! Да что за...? - Он поспешно схватился за ближайшее деревце, пытаясь выбраться на более твердый, на первый взгляд участочек, уже начиная отстукивать зубами замысловатый ритм. Водичка оказалась ледяная.
   И тут же провалился до середины бедра.
   - Вытащите меня!
   Архэ протянул руку помощи, по ощущениям больше напоминающую стальные тиски и легко вытянул дрожащего спутника на сушу. Единственным, тёплым пятнышком остался прижимающийся к плечам и шее Тошка. Кирилл ненавидел холод.
   И как будто специально над ухом зажужжало нечто кровососущее, до того словно прятавшиеся, а сейчас решившие, что самое время продемонстрировать себя миру. И даже Архэ, совести которого хватило только на то, чтобы заржать не в открытую, а отвернуться и прикрыть рок рукой, решил окончательно избавить Кирилла от остатков хорошего настроения. Ему оставалось только зло поклацать зубами на хохочущего товарища.

Глава 11.

   Кирилл обхватил себя руками и в порыве чувств пнул рыжего в голень.
   - Харе ржать! Пошли куда-нибудь, где можно высохнуть. Иначе я схвачу воспаление лёгких, и дальше ты пойдёшь один. А веера завещаю похоронить вместе с собой, что б тебе не достались.
   Уже договорив он понял что не стильно-то и преувеличил. В носу засвербело, а виски начали наливаться свинцовой тяжестью. Потревоженный резкими движениями "лошади" Тошка звонко чирикнул и больно впившись коготками в кожу, туже обвился вокруг шеи. Сноходец сглотнул, но сгонять животинку не стал. Теперь хоть горло находилось в тепле.
   - Так, полагаю, нам придется остановиться на привал раньше положенного времени... Что-то мне подсказывает, что ходок из тебя сейчас никакой. Удивительная способность находить неприятности на... свою голову.
   Кирилл зло окрысился на проявившего "чуткость" товарища. Считает его совсем немощным что ли? Ур-род.
   - Не страшно. - В этот раз говорить начал на полтора тона ниже, - жалея голосовые связки. - Ночью подлечу себя. До того можно идти как шли. Давай уже двигаться, может, я хоть согреюсь.
   - Ну идти как шли не очень хорошая идея. Ты не кажешься мне способным продолжать путь... - Кирилл до скрипа сжал зубы и Архэ, заметивший перемены, поспешил поднять руки, капитулируя. - О нет-нет-нет, только не это! Мм... Может быть заключим мировую? Я попробую вести себя... по-человечески.
   - Обойдусь, давай уже двигай, пока я тут дуба не дал. Ты блин не на приёме.
   Промокшие насквозь штаны неприятно липли к телу, и резко потяжелевший подол накидки заметно сковывал движения, а застывающая грязь стягивать кожу. Носом дышать уже не получалось, да и в глаза словно песку насыпали. Пожалуй отчасти этот рыжий прав. До вечера он уже свалится с температурой. Нужно бы найти место и обсохнуть, да подлечится, но делать остановку фактически только выйдя... слишком много проблем. Недаром ему никогда походы на природу не нравились. Как же сложно, ну вот почему никто кроме него даже не заметил эту грёбаную яму, а он едва ли не с головой туда окунулся!
   - Фи, твой лексикон оставляет желать лучшего. Ну что ж мой дикарообразный друг, давай попросим нашего проводника вывести нас куда-нибудь... в более пригодные для привала места.
   После чего кинул пару фраз аборигену и, тот развернувшись, пошёл дальше. На этот раз Кирилл не стал возмущаться на предложение привала, но недовольно скривившись, двинулся следом.
   По пути он ещё пару раз порывался провалиться во встречающиеся лужи. И чем глубже была лужа, тем вернее он находил к ней путь. Рыжий, карауливший его передвижения со спины ёмко высказывался, но практически моментально вылавливал пловца за шиворот. Удивительно, что буквально все комментарии были цензурными, хотя многие находились на грани...
   И не смотря на это, к приходу на поляну сноходец был мокрым уже по шею, и от озноба его уже не просто трясло, а буквально шатало из стороны в сторону.
   Но на самой поляне луж не было, и солнце умудрялось пробиваться сквозь ветви деревьев. Кирилл тут же начал стягивать с себя одежду, попутно развешивая её по веткам. Прятаться тут не от кого, а если он ещё хоть чуть-чуть пробудет в мокром, то о здоровье можно будет забыть, - к тому же солнышко.
   Как выяснилось секундой позже, солнышко он однозначно переоценил, а то и дело налетающий сквозняк недооценил и если бы не шерстяное одеяло, неизвестно откуда добытое Архэ, и деловито переданное сноходцу, тому пришлось бы куда хуже.
   После этого они на пару с аборигеном натаскали лапника для лежанки и в рекордные сроки развели костёр. Кириллу оставалось только скрипеть зубами на свою беспомощность и не вовремя проявившуюся простуду. В итоге обустройство лагеря прошло мимо него, и даже Тошка внёс свою лепту, крутясь под ногами у спутников и выпустив тонкую струю пламени в собранный хворост, едва не спалив все дрова за раз. Пусть маленький, но всё-таки дракон. Их проводник, не осведомлённый об особенностях мелкой рептилии с воплем шарахнулся в сторону, и Архэ даже пришлось его успокаивать. После чего обратился уже непосредственно к больному.
   - Ложись спать. Я приготовлю что-нибудь к твоему пробуждению. И лучше тебе что-нибудь сделать со своим состоянием, а то через час максимум у тебя поднимется температура.
   Кирилл послушно кивнул и направился в сторону лежака. Уже видя перед глазами знакомый многоцветный туман, он почувствовал холодную, словно не принадлежащую живому человеку ладонь с длинными пальцами на своём лбу. Но ощущение практически сразу исчезло, давая сноходцу двинуться дальше - навстречу сновидению.
   И снова тонущий в лучах солнца воздушный город. Боже, город! Цивилизация! Парень довольно вдохнул полной грудью чуточку пахнущий пылью и камнем, несмотря на близость к фонтану воздух и уселся прямо на бортик, чувствуя как лишь немного прохладные капли попадают на кожу. Он закрыл глаза, поднимая лицо на встречу солнцу, заставляя себя чувствовать, как лучи проходят сквозь веки, проникают в тело, вытесняя, боль, тяжесть и холод. Как он наполняется светом и теплом ощущая себя едва ли не ярче и теплее чем то солнце, что сейчас висело над его головой.
   И шум. Многоголосый говор, когда не разобрать смысла разговоров, лишь отдельные реплики. Лай собак и скрип повозок. И запах... сочный, мясной, с горьковатой приправой из дыма. Кирилл окинул сожалеющим взглядом многолюдную площадь и двинулся навстречу вкусному аромату. На этот раз пришлось пройти две улицы, протискиваясь через спешащих людей и отскакивая из-под колёс тарахтящего транспорта замысловатого вида, когда, наконец, реальность сна стала зыбкой и, повернув за очередной угол, он плавно очутился в мягком, чуть колючем тепле. Первое ощущение, которое подарила ему реальность, взволнованное сопение Тошки и его попытки почесаться об лицо хозяина. Или это был такой смягчённый способ побудки? Обычно когда дракончик хотел есть, со сноходцем он так не церемонился, кусая за уши или пальцы заспавшегося человека. А сейчас, - уже сытый что ли? В таком случае стоит последовать примеру питомца и выяснить, наконец, чем же так вкусно пахнет?
   Оказалось что рыжий при самом минимуме необходимого умудрился сварганить настоящий кулинарный шедевр, только что не на тарелочках, да без столовых приборов. Судя по всему, использовал какие-то неизвестные сноходцу пряности.
   Самое обидное, стоило только нерешительно протянуть ладонь к пище, как эта самая ладонь была безжалостно бита. А самому парню посоветовали сначала штаны натянуть и лишь, потом к еде тянуться. Со скрипом, он вынужден был согласиться с верностью доводов, тем более, что одежда и впрямь успела высохнуть. Уже натягивая через голову нижнюю рубашку, Кирилл порадовался, что коса после пребывании в сновидении снова приняла адекватный вид. А то страшно представить, сколько бы пришлось её после сегодняшних купаний расчёсывать.
   - Теперь то можно? - Архэ милостиво кивнул, протягивая его порцию на большом листе какого-то местного лопуха. И держал так, слово и впрямь на блюде подаёт, так что стоило Кириллу неосмотрительно схватиться за порцию схожим образом, и она чуть не оказалась на земле. Мясо обжигало сквозь тонкий лист, словно... тонкий лист, что тут ещё можно придумать? Он поспешно опустил еду на землю, к счастью не потеряв заветного листочка титулованного тарелкой.
   Вкус оказался даже лучше чем представлялось слыша запах. Обед исчез в считанные минуты и под конец, только и оставалось, что облизывать пальцы.
   Тошка так же принял участие в трапезе, утянув кусок у Архэ и парочку у проводника, милосердно позволив хозяину съесть порцию в одиночку.
   Кирилл проигнорировал недовольные взгляды спутников и спросил: когда выдвигаемся. Не хватало ещё на этой полянке до ночи застрять. Архэ согласно кивнул и, оставив на сноходца тушение костра, сам, на пару с аборигеном быстро раскидал лапник, да добыл откуда-то несколько фляг с водой, одну презентовав и Кириллу. После чего они уже знакомой цепочкой двинулись в указанном сноходцем направлении.
   Они шли уже добрых пятнадцать минут без каких-либо происшествий, вроде падений с обрывов, купания в лужах, наступаниях на мимопроползающих змей и прочего. Единственное что сначала обрадовало, а потом заставило волноваться - это резкое исчезновение кровососущих гадов. Хотя может они просто отошли от линии болот? Кирилл нервно оглянулся, да и птиц что-то не слышно. Он уже собирался спросить более сведущих в лесной жизни попутчиков о причинах настороживших его изменений, когда из-за спины послышался шум и Кирилл был больно схвачен за плечи, а потом отправлен в полёт за спину красноволосого. Это тому повезло, что он такой маленький да лёгкий. Обижено подумал сноходец, споро откатываясь под ближайший куст. А то замелькавшее в воздухе железо не добавляло происходящему нужную долю оптимизма.
   - Какая встреча! Вот уж кого не ожидал увидеть, дье Дес. Должен сказать, ваш почерк достоин памяти вашего отца. Однако ваши умственные процессы явно деградируют... Вам не кажется, что выслеживать меня было не самым разумным решением?
   - Кукловод!!!
   Кирилл удивлённо присмотрелся. Железом оказвается кидал не глядя странного, дикого вида мужик. И не потому дикого, что на остралопитека похож, а потому что взгляд выцветших глаз совсем дикий и высохший он словно по пустыни год пробирался. А вот одежда вполне себе цивилизованная, даже странно что не с автомата по ним очередью дал, а какими-то ножами. Но это и хорошо иначе бы наверняка положил на месте.
   Как же этот мужик Архэ выследить-то умудрился? Жучёк что ли? Или они из одних мест? Возможно у них одинаковые способности к телепортации? Тоже мне охранничччек у самого врагов тьма. Ч-чёрт, хоть бы справился он с ним, - тоскливо подумалось сноходцу. Собственные шансы он оценивал объективно и даже сомнений не питал в том, что сможет справится с этим сумасшедшим. Судя по взгляду, да неадекватному рёву точно псих. Интересно, а проводник помогать будет, или тоже в кустах отсидится? Кирилл принялся искать взглядом охотника.
   - Я настаиваю на Праве Вызова. - Голос хриплый, но клинки в руках крепко держит - не дрожат.
   А вот у Кирилла резко перехватило дыхание. Проводник лежал там где его достал один из снарядов до того летавших в воздухе. Даже если он жив, что учитывая торчащее из груди оружие - сомнительно. То у них нет ни врача, ни возможности быстро доставить раненого в госпиталь. И почему-то вовсе не яркая, как представлялось раньше, кровь. Она тёмная, почти чёрная и её удивительно мало. А как же положенные пять литров? Вечно эти телевизионщики врут. Кирилл вдруг почувствовал как к горлу подкатывается горький комок. Если честно, то он первый раз видел смерть так близко. И ведь не постороннего человека. Да, он не перемолвился с их проводником ни словом, они не знакомы даже неделю, но ведь он знал его! И всего мгновение назад, он был жив. А сейчас... сейчас он есть, лежит, так же занимает пространство, так же виден глазу и его так же можно потрогать, только - только теперь он мёртв.
   Кирилл почувствовал как грудь сдавила позорная паника и сейчас ему, как наверное любому попавшему в такую ситуацию захотелось чтобы ничего этого не было бы. Ни трупа, ни звенящих оружием противников, ни новых жертв.
   И в этот же момент звон оборвался. Кирилл испуганно вскинул глаза. И успел заметить как сумасшедший мужик без звука падает на землю, а Архэ хватается за голову и шатаясь опускается на одно колено. И кровь вытекает из перерезанного горла, хорошо хоть у этого психа, а не у Архэ.
   А у Кирилла перед глазами снова знакомый туман, только почему-то накладывается на реальный мир. Верно, глаза-то не закрыты...
   - Кирилл?! - Голос ворвался, резко выдёргивая в реальность. - Какого черта ты творишшь?!
   И до него как всегда с запозданием дошло о чём говорит рыжий. Правда для этого пришлось стянуть с шеи безвольно повисшего на ней Тошку. Он усыпил их всех, - утянул в мир сновидений и судя по рычащим интонациям Архэ и хриплому дыханию вообще не понятно как тот продолжает цепляться за реальность.
   Подорвавшись с места, он подскочил к успевшему откатится куда-то подальше от трупа врага красноволосому.
   - Архэ, слышишь меня? - Кирилл поспешно приподнял голову парня и уложив себе на колени, заглянул в глаза. - Слушай меня, - иди сюда. Дыши глубже, носом. Выдыхай ртом.
   И пока он просвещал приятеля в плане дыхательной гимнастики, сам потихоньку выпутывал его сознание из многоцветного тумана, тем более, что в окружающем его мареве главенствовали багряные тона. Только кошмаров тут и не хватало. - недовольно подумал сноходец, окончательно вытягивая разум касноволосова в реальность.
   - Еще раз так сделаешь - прирежу. Я обычно существо не кровожадное, но ради тебя сделаю исключение. - Первые слова после произошедшего были удивительно чуткими и понимающими. Кирилл, убедившись, что больше не влияет на сознание Архэ, спихнул его голову на землю и оглядел место битвы.
   - Не прирежешь. Завещаю в случае моей смерти до того момента как ты сопроводишь меня домой похоронить веера со мной в одной могиле и до конца твоих дней заботится о Тошке. И вообще не надо мне тут угрожать. У меня первый раз такое. Думаю это из-за того, что реальность в которой мы находимся промежуточная между по-настоящему реальным миром и снами. Ну, ты же видел, у меня после сна даже одежда восстанавливается. Думаешь я раньше утягивал других в сон? Меня всё это удивило не меньше чем тебя, так что не бухти.
   Он погладил безвольно раскинувшуюся тушку за пазухой и как-то отстранённо уставился на труп психа.
   - Слушай, так ты его что, во сне убил?
   - Моей жизнью поживешь, не только со сна, но и из могилы поднимут...
   Пристроившись рядом со сноходцем, я заставил его отвернуться от неаппетитного зрелища и посмотреть на меня.
   - Еще успеешь налюбоваться. Обычно этого счастья вокруг меня пруд пруди. А сейчас отвлекись на что-нибудь более приятное. Я не настаиваю на своей кандидатуре - главное принцип. Панимэ?
   - Не ерунди - он вывернулся из под рук красноволосого. - Чай не барышня, не сомлею. Проводника нашего, - Тут не выдержал и сглотнул поднявшуюся к горлу желчь, - Похоронить надо.
   - Как скажешь.
   На этот раз взгляд которым он одарил сноходца был определённо скептическим. Кирилл зло дёрнул плечом. Ну не видел он раньше убийств и трупов, не всем же как Архэ людей на ленточки настругивать? До сегодня ему только их спасать приходилось, да и то, не тело ведь лечил, а разум. К кровище как-то привыкнуть не успел.
   - Я займусь. А вот тебе там делать особо нечего, так что даже не суйся.
   Кирилл в ответ скривился, но облегчённого вздоха сдержать не сумел. Почему-то чем ближе он находился от мертвецов, тем страшнее ему было. И ведь понимал головой, что бояться мертвяков не имеет смысла, но сердце всё равно замирало, а ноги словно сами делали шаг назад.
   "И впрямь как барышня." - Разозлился на самого себя и снова опустившись на землю стал проверять состояние Тошки. Дракончик в отличие от рыжего благополучно заснул и сейчас находился в состоянии среднем между глубоким сном и бессознательностью. Но в целом, постороннего вмешательства не требовалось. Несколько часов поспит и будет как новенький.
   Не страшно.
   - Походу, мы остались без проводника. Ну, доберемся, я думаю. - Оптимистично доложили мне, подходя со спины. - Идем. Время - деньги, а уж время Кукловода и вовсе оплачивается по тройному тарифу.
   - Ты быстро... - Сноходец послушно поднялся и двинулся в след за Архэ, подсознательно делая крюк у мест где лежали мертвецы. Он не стал выспрашивать что тот сделал с телами. Судя по всему действительно просто оттащил подальше. Но возмущаться Кирилл уже не посчитал нужным. И впрямь не до того. Тем более, что мертвецу уже всё равно, а вот живым лучше быстрее уйти от опасного места.
   - Нам южнее. - Угрюмо уточнил. - Сворачивай.
  

Глава 12.

   Дальше шли так, - Кирилл указывал направление, а Архэ прокладывал дорогу, пригрозив, что если сноходец не хочет подохнуть в очередном болоте, то идти должен след в след за красноволосым. Тот в ответ огрызнулся но послушно побрёл за спутником. С момента как он попал сюда, мир напоминал кошмар, что, в общем, не мешало Кириллу в нём ориентироваться. Ведь это, в силу профессии, самое привычное для него место пребывания. И только провалы в сны настоящие, позволяли не забыть о том, что всё происходящее гораздо реальнее чем хотелось бы. Но и события последних суток развивались с такой скоростью, что сноходец просто не успевал следить за ними.
   Сначала появление этого странного рыжего, потом гигантские крысы мутанты, странная телепортация и агрессивный абориген, выловленный Архэ непонятно откуда. Потом лес, болото и нападение какого-то судя по всему давнего, личного врага Архэ и быстрая - совершенно бесполезная смерть проводника. А хуже всего то, что как реагировать на происходящее не понятно. И красноволосый подозрительно молчит, ни о чём не спрашивает, ни о чём не просит. Заинтересовался вот старыми веерами, пообещал проводить... понятно почему об этом попросил Кирилл, в безвыходной ситуации при отсутствие выбора компаньонов, любая помощь окажется важной. Но тому-то это зачем сдалось? Возится как с дорогим клиентом и при этом о нём самом сноходец ещё ничего и выяснить не сумел, кроме того разве, что он магов не любит. И эта его странная способность к телепортации... и так легко разделался с тем сумасшедшим, над аборигеном даже не вздохнул с сожалением. Тут что, все такие? На привале обязательно нужно разговорить спутника, ведь он похоже понимает в происходящем куда больше чем сам сноходец.
   На этой мысли за пазухой завозился Тошка, но не проснулся, а лишь устроился поудобнее да затих. Кирилл, отмахиваясь от очередной возжелавшей его крови мошкары споткнулся о слабо заметный в наступивших сумерках корень и вынужден был остановится.
   - Давай останавливаться, уже темнеет.
   - Как скажешь.
   Красноволосый бодро огляделся, словно и вправду мог легко видеть в наступающей темноте и, споро найдя сухой участок, наломал веток для спального места и на скорую руку насобирал дров. Кирилл лишь вздохнул и принялся помогать, не удаляясь впрочем, далеко от места стоянки.
   Архэ по устоявшейся схеме занялся ужином, на этот раз весьма скромным, видно рассчитанным на одного сноходца. А ему самому значит, есть не нужно? Кирилл скосил глаза на вольготно устроившегося у огня спутника. Похоже, что нет.
   - Может пояснишь мне кое-что пока есть время?
   Красноволосый поднял на него невыразительные глаза из-за света костра кажущиеся янтарно-оранжевыми и хрипловато произнёс:
   - Может и поясню.
   - Отлично, - словно милость оказывает. - Где мы находимся? Это ммм.. весьма странное место и оно сильно отличается от того где я пришёл в себя впервые. При этом ты свободно себя чувствуешь в любом из них. Возможно, я ошибаюсь, но это ведь два совершенно разных мира - так?
   - Так.
   - Очень информативно, - "зато честно" - пронеслось в голове. - В таком случае как ты оказался в тот раз около меня и почему согласился проводить? Ведь не из-за этих же вееров?
   - Почему? Великолепное оружие, многие коллекционеры тебе бы за него голову оторвали. В прямом смысле этого слова. А как... Не знаю. Я вообще в другую сторону шел. Наверное, судьба. Ну или Альтер изгаляется, ее характер ни в чем не уступает моему. Но я не жалею, пожалуй. У меня давно не было такого... интересного заказчика. Я, знаешь ли, крайне любопытен. Просто до безумия. Тоже в прямом смысле этого слова.
   Кирилл в задумчивости принялся покачивать головой. Что за Альтер? Он её кажется уже упоминал, или.. в этот момент его резко дёрнули за волосы и сноходец рефлекторно схватившись за затылок зло взвыл.
   - Ты ахренел?!
   Он в ответ только расхохотался, но как-то истерично.
   - И-извини... - выдавил с трудом, - Вот веришь - нет, ничего дурного не хотел.
   Со вздохом великомучиника он поднялся и едва коснулся пострадавшей головы, мгновенно уняв боль.
   - Еще раз извиняюсь.
   - Больной. Ты что, и правда псих? Тея вообще манерам учили? Или так и остался на уровне семилетнего? - зло посмотрел на страдальческое выражение лица и смирился.
   - Ладно, кто такая Альтер?
   - Может, сыграем в вопрос-ответ? Я на один ответил - твоя очередь. Почему ты так вспыльчив? Я же исправил ошибку и извинился... Да и проблема была не столь значительна, чтобы так орать. Порой я тебя абсолютно не понимаю.
   Кирилл моргнул он издевается?
   - А ты представь, что я ни с того ни с сего, стоит тебе задуматься больно дёрну тебя за волосы, ты орать не будешь?
   - От боли - может быть, но после извинений, да еще и заглаживания вины, орать бы точно не стал. - Он примирительно улыбнулся. - Ладно. Ты спрашивал об Альтернативе, если я не ошибаюсь?
   Кирилл кивнул. Вот нахал.
   - Ну, да.
   - Альтернатива... Хмм... Как бы тебе объяснить... Она моя мать, жена и ребенок в одном лице. Моя жизнь и моя же смерть. Моя сила и моя слабость. Там где слаба она, слаб и я как видишь. - Он жестом привлёк внимание к своёму и в самом деле слегка измождённому лицу. Сноходец поморщился.
   - Ты всегда изъясняешься столь высокопарно? Честное слово сложно оценить твой слог, сидя в лесу, отгоняя комаров. Я так понял это некая...м-м-м... субстанция навроде воздуха? Она вроде как есть везде и управление ею, и является твоими способностями? И в этой местности этой субстанции почему-то мало, что сказывается на твоём состоянии...
   - Это целых два вопроса, ты нарушаешь правила игры. Но так уж и быть, отвечу на оба.
   Он прервался, подкинув в прогорающий костёр веток.
   - Мы... Мы с тобой разные Кирилл. Разное воспитание, разные условия жизни. Даже показатели выживаемости и то разные. - Это он на неспособность сноходца к самостоятельным перемещениям по болоту? Ну не специализируется он на таком, что ж теперь, пойти да повеситься? - Тихая, вежливая, почти невесомая смерть, пугает больше чем матерящийся как сапожник киллер, запнувшийся в темноте о какой-нибудь стул. Меня создавали для этого, Кирилл, - красиво убивать, создавать из смерти завораживающие представления.
   Сказав это он двумя пальцами раздавил посягнувшего на кровь спутника комара. К слову самого Архэ крылатые твари беспардонно игнорировали.
   Киллер значит? Удивительно, - впервые в жизни встретить представителя этой профессии и по сути предложить ему место телохранителя. Пустили волка овец сторожить. На этой мысли Кирилл скривился, про овцу это он конечно хватанул.
   - А по второму вопросу ты почти угадал. Воздух, не воздух... Альтернатива, скорее связь между мирами, материя, обладающая волей и разумом. А мало ее не конкретно в этой местности, а в этом мире. Он травит меня. Чем дольше я нахожусь здесь, тем опаснее это для моей жизни. Через пару дней, я не смогу самостоятельно перемещаться.
   - На этот счёт не беспокойся, если бы не темнота были бы на месте уже через час. А так придётся подождать до завтра. Правда не могу гарантировать, что место куда мы попадём в плане наличия твоей альтернативы будет лучше чем это. Тут придётся разбираться на месте. Кстати, что значит создали?
   - Твоя очередь. Как ты там оказался, сноходец? В том мире, где я тебя нашел?
   - М-м-м, как-то ты резко, - сожалеющее отозвался Кирилл, понимая что пора ответить любезностью на любезность и собираясь с мыслями. - Там где я живу, в том мире в смысле, такое понятие как магия, параллельные миры, демоны, всякие сказочные существа вроде драконов, эльфов там всяких... это не является чем-то общеизвестным. И соответственно, если где-то и встречаются люди с необычными возможностями, то им приходится самостоятельно искать способ приспособится к окружающему миру, зачастую враждебному. Сейчас, в эру всеобщей доступности информаций стало немного полегче, но когда-то была пора, когда за всеми кто сколь-нибудь отличается от общей массы велась охота. Ну, это предыстория, чтобы было понятно. В то время даже те немногие учения, школы, кланы, семьи, кому удалось выжить, по крупицам вынуждены были собирать знания прошедших поколений или и вовсе накапливать их заново. Сильно повезло ещё тем, у кого инаковасть была врождённая и передавалась через поколения, то есть была поддержка родственников. А какого тем, кто не имея никакой предварительной базы открывал в себе непонятные способноти? Представить сложно.
   Кирилл покачал головой и подбросил в костёр немного веток. Из ворота выглянул сонно щурящийся дракон и оценив ситуацию выскользнул в траву - за насекомыми. Мотыльки на свет костра подлетали весьма крупные.
   - Хотя представлять особо и нечего. Такие или начинали возрождать свои школы или быстро умирали. К счастью за мной стоит семья. И даже если принимать во внимание что дар был только у моего деда, то даже если бы я и не застал его в живых, знания предыдущих поколений сноходцев собираются со всей тщательностью, дабы быть переданы потомкам.
   Но знания не берутся из неоткуда их либо открывают, либо находят давно забытые. Я тоже занимаюсь пополнением домашний коллекции. Именно для этой цели я занимаюсь расшифровкой древних рукописей и именно поэтому ищу новый материал для исследований. На самом деле я не верил что могу открыть в своей области что-то до того неизвестное, но вот совсем недавно столкнулся с одной ситуацией, когда моих навыков оказалось недостаточно. Да настолько, что не только пациента не спас, но и сам едва ноги унёс. Вот ты, человек способный перемещаться среди миров и повидавший уже, наверное, на своём веку многое, можешь представить что-то опасное для сноходца настолько, чтобы поставить под угрозу жизнь? Вот и я до того не представлял. Потом начал искать информацию о произошедшем. Но толком, правда, ничего не нашёл. Зато наткнулся на возможность своего рода телепортации, как мне тогда казалось. За счёт перемещения по промежуточному пространству между сном и явью, которая должна быть доступна сноходцам. Вот пробуя провернуть этот переход, я и вывалился в тот порушенный город, где ты меня нашёл. Сейчас я думаю, что этот способ подразумевает перемещение по этой твоей альтернативе. Только я пока не разобрался, что под этим подразумевается. Но если представить что моим предшественникам пришлось проходить через то же что и мне, тогда не удивительно, что больше их никто не видел.
   Он задумчиво прикрыл глаза.
   - Тебе не стоит больше так экспериментировать. Люди неспособны к самостоятельным перемещениям по Альтернативе. Тебе просто повезло, уникум. И вдвойне повезло, что ты встретил меня. Но думаю, твое везение перенапряглось, и сейчас его мирно откачивают в реанимации, пока тебе на голову валятся все неприятности мира. А насчет опасностей сновидений... Кто знает, - в ответ на удивлённый взгляд Кирилла Архэ нагловато прищурился. - Может быть я смогу тебе помочь и в этом. Если не окочурюсь раньше времени. А теперь вернемся к твоему вопросу. Я создан одним из сильных Города, мира-перекрестка. Он не смог контролировать своего ручного монстрика, и в один прекрасный момент я перегрыз ему глотку.
   - Что ещё за мир перекрёсток? И что значит создан? Хочешь сказать - выращен? Типа в пробирке и питательном растворе?
   - В смысле создан. Фактически, аватар Альтернативы в человеческом теле. Не буду тебя грузить историей моего создания - это никому не нужный воз информации. Уясни суть, остальное - мелочи жизни. А вот про мир-перекресток это уже следующий вопрос. Готов обменять его на рассказ о твоем мире.
   - Я тебе между прочим в трое больше чем ты мне рассказал, - недовольно проворчал, но наткнувшись на наглый взгляд янтарных глаз вынуждено согласился. Аватар он, наместник бога на земле - ага.
   - Не знаю о чём рассказывать. В двух предложениях суть мира ведь не передашь. У нас достаточно высокое технологическое развитие, правда не равномерное. Кое-где в космос летают как на дачу съездить, а где-то до сих пор каменное оружие в ходу. Не знаю, - беспомощно пожал плечами. - У нас всё очень неоднозначно.
   - Вспомнил! Земля! Такая с забавными словечками, ну там Америка, крокозябра, недоперепил?! - Он умоляюще воззрился на спутника. - Давно хотел там побывать да все руки не доходили. Все больше от других наемников наслышан. Проведешь экскурсию?! Ну пажааааалста?! Хочууу... Ну сводите такого хорошего, доброго меня в мир с ограниченным доступом....
   - Что? С ограниченным доступом? Почему?
   - А кто его знает. Вход только в сопровождении коренного жителя. Оттуда кто угодно, а вот туда... Нет, я конечно могу просочиться, Альтер подскажет лазейку, либо один из коренных, застрявших в Городе сводит - со мной они хоть в огонь, хоть в воду. Правда не по своей воле... Но что поделаешь. - Он лучезарно улыбнулся. Потом устало потер глаза, и вяло закончил: - Но возиться влом. Не до того как-то было. А тут такая возможность. Теперь о Городе. Серый мир, центр Альтернативы. Место, где можно нанять наемников любого профиля. Развит технически магически, опять же за счет сброда, текущего туда со всех миров. Я его нежно ненавижу - с одной стороны, вроде как и сердце... А с другой - тусклый он, невыразительный. Больше недели пребывания там вгоняют меня в черную меланхолию.
   - Ах да, я, кажется, помню.. тебе же больше кровавая баня нравится да? Ну как же там, тупы вокруг в несметных количествах - да? Ты меня случаем не дуришь? Может его у вас официально закрыли, а тебе туда заказ выполнить надо? - Он покачал головой и с наслаждением вытянулся на подстилке, хорошо, что тут ночи тёплые. - Хотя ладно, я тут вроде как не при чём. Так что завтра доберёмся до слабого места в реальности, а там видно будет. С твоей стороны доставить меня до дома, а там я тебе хоть экскурсию, хоть театр обеспечу. Да ты устал видно, хочешь - ложись, я сегодня уже наспался, полночи могу покараулить свободно. Так что пока поспи, ели что, разбужу.
   - Не стоит так говорить, Кирилл. - Тихо пробормотал Архэ. - Кровавая баня, трупы... Терпеть не могу грязную работу. Я манипулятор, Кирилл, кукловод. В прямом смысле. Могу заставить тебя сплясать лезгинку или воткнуть нож мне в сердце. В каком-то смысле я хуже простого мясника, но я не могу жить без смертей - если не буду убивать, умру сам. Месяц без той энергии, что отдают умирающие с последним вздохом - мой предел. А я хочу жить, Кирилл. Очень хочу. И... спасибо за предложение, но я не сплю. А мое тело придет в норму, как только мы покинем Геер. А вот твоему телу требуется отдых.
   Слова об отдыхе Кирилл просто проигнорировал, выспаться он успел днём, а отдых телу можно было предоставить, и не отключая разум.
   - Совсем не спишь? Но так же не бывает! Человеческому телу необходимо спать. В противном случае не вырабатываются вещества нужные организму для функционирования. Хм, может эта твоя потребность в энергии, выделяемой при убийствах, как раз как-то и заменяет тебе сон? Нет, ну ничего себе недоработка. - Кирилл потрясённо помотал головой, заставив косу качнувшись ударить по лопаткам. - Твои конструкторы редкие халтурщики. Может я смогу что-то с этим сделать? Ну, не обязательно сейчас, но когда пребудем на землю - дашь мне попробовать?
   Архэ изумленно вскинул глаза. Потом, не отрывая взгляда от его лица, медленно и недоверчиво покачал головой, пропуская через пальцы алые пряди.
   - Ты все-таки удивителен, Кирилл. Час назад ты готов был меня удавить голыми руками, а сейчас настойчиво предлагаешь помощь. Я... Спасибо, не откажусь. Если... Если тебе удастся, я буду очень тебе обязан. Вот только я не думаю, что это недоработка. - Он словно через боль искривил губы в усмешке. - Скорее на то и был расчет. Страховка на случай, если эксперимент вырастет в полноценную личность, а не в кровожадного монстра.
   - Может быть, - Кирилл серьёзно пожал плечами. - Но лучше если уточним и не оставим всё на самотёк. Кстати...
   Из леса донёсся пронзительный визг и буквально в пятнадцати метрах от них воздух прорезала длинная струя пламени, высветив на мгновение силуэт какой-то твари, размером суть больше овчарки. В непроглядной ночной темноте можно было рассмотреть только блеснувшие глаза, да огромный набор из клыков. А за этим силуэтом ещё один и ещё, и так пока хватало короткого освящения огонька маленького дракона. Кирилл по многолетней привычке встречи с необычными монстрами на незнакомой территории среагировал моментально.
   - На дерево, быстро!
   И первым подал пример, быстрее белки взобравшись на ближайшую сосну. Ну, или что это было с прямым стволом, высоко начинающимися ветками да иголками.
  
  Глава 13.
  Тяжело дыша, скорее от выброшенного в кровь адреналина, Кирилл широко раскрытыми глазами всматривался в темноту раскинувшуюся снизу. Рассмотреть впрочем удалось очень не много. К костру твари старались не приближаться, лишь изредка случайно впрыгивали в круг света и тут же окунались снова во тьму. Но этого было достаточно, чтобы рассмотреть что за гости посетили их полуночные посиделки. Животные напоминали каких-то доисторических рептилий с мощными задними лапами и тонкими, но длиннополыми с крупными когтями передними лапами. Морды же были узкими, но длинными и набор клыков впечатлял.
  Архэ так же выскользнул из кольца света, дабы уравновесить шансы с противником. И даже Кирилл понимал, что оставаться на свету, когда твои противники кружат вокруг тебя погружённые во мрак, мягко сказать - не разумно.
  Теперь из темноты раздавались тошнотворно чавкающие звуки, скулёж и яростное рычание. Только благодаря этому, сноходец понимал, что ещё идёт бой. Самого красноволосого ни слышно, ни видно не было.
  Кирилл не понял сколько времени он просидел на этом дереве. Время казалось замерло и совсем не двигалось с места, хотя если судить по всё ещё жарко горящему костру, не так уж и много, когда снизу раздался весёлый голос киллера.
  - Слезай оттуда, сноходец. Я закончил.
  Кирилл нерешительно посмотрел вниз, - ничего не увидел и почувствовав, как вспотели ладони, покрепче ухватился за ствол.
  - А ты там точно всех убил? - высоту, на которую он забрался в порыве вдохновения, Кирилл помнил плохо, и прыгать в чернильный мрак, когда фиг знает, сколько до земли, отчаянно не хотелось.
  - О, уверяю тебя, я в таких вещах не ошибаюсь.
  Кирилл поджал губы и, поняв, что по голосу определить разделяющее их расстояние не может, нерешительно пошарил ногой под собой в поисках подходящий ветки для спуска. Не нашёл. И снова усилил хватку.
  - М-м-м, Архэ?
  - Да? - заинтересованная интонация.
  - А ты там далеко?
  - Да как тебе сказать, чтобы не соврать, и не сильно испугать?
  Парень скрипнул зубами, с трудом сдерживая рвущиеся наружу ругательства.
  - Говори честно.
  - Ну, можешь прыгнуть, я поймаю!
  В голосе были так же и оценивающие интонации, указывающие, что Архэ и впрямь обдумывал подобный вариант, но Кирилл услышал только радостное глумление над своей особой и терпеливо выпустил воздух сквозь плотно стиснутые зубы.
  - Иди к чёрту, я сам спущусь.
  Он прикинул, что если тот и впрямь собрался ловить напарника и не боится сломать себе кости, то даже в случае падения сноходец не убьется, если же нет...
  -Только это, - он замялся. - Далеко не отходи, лады?
  И не дожидаясь ответа начал плавно сползать по покрытому колючками стволу.
  По внутреннему впечатлению сноходец прополз вниз порядка метра, успев исколоться иголками, измазаться в смоле, зацепиться лентой из косы за ветку другого дерева, когда наконец достиг первой опоры на своём пути. И от неожиданности отпустил руки. Он разумеется тут же поспешил исправить ошибку, но лишь царапнул воздух, в каком то сантиметре от ствола и буквально за секунду достиг цели.
  Земля встретила его отнюдь не пуховой мягкостью, мгновенно вышибив воздух из лёгких и заставив взорваться в голове новогодние фейерверки. Кирилл автоматически принялся сухо кашлять, чтобы протолкнуть в лёгкие хотя бы крошечный кусочек кислорода. Спустя вечность, это удалось.
  Сбоку раздались лёгкие шаги и Кирилл разглядел, как состроивший сочувственную мину Архэ склонился над спутником.
  - И всё же, мне кажется, что мой способ был бы безопаснее.
  Конвульсивно дёрнувшись, сноходец пнул рыжего в голень.
  Кирилл даже не стал досадовать, что удар вышел не настолько силён как ему бы хотелось, а сразу перевернувшись, приподнялся на четвереньки, стремясь скорее принять нормальное для прямоходящего положение. Архэ, видно честно стараясь помочь, подцепил сноходца, как трёхлетку за подмышки и вздёрнул на ноги.
  Оттолкнув чрезмерно заботливые руки напарника, Кирилл поспешно осмотрелся.
  - Где Тоха?
  Ответ впрочем не понадобился, дракончик вынырнув из темноты. С высокозвучным посвистом вскарабкался на плечё сноходцу, трогательно прижавшись горячим брюшком к шее. Кирилл облегчённо вздохнул и расслабился. А потому на заметил ревнивого взгляда, который Архэ бросил на Тошку.
  - Туши костёр. Пора собираться, пока на запах падали не пришли новые гости. Займусь сборами.
  Кирилл от удивления приоткрыл рот.
  - Мы в самом деле сейчас собираемся уходить? - он в то же мгновение особенно остро почувствовал как заболела отбитая спина, закололо поколотые и расцарапанные руки и даже в голове как-то особенно болезненно кольнуло. - Не видно же ни зги.
  - Именно, из двух зол...
  Кирилл недовольно покряхтывая, доковылял до костра и наскоро, но стараясь не пропустить ни искорки, забросал его землёй. Теперь, когда последний очаг света погас, сноходец даже не решился сдвинутся с места, опасаясь провалиться в незамеченную раньше норку или упасть, зацепившись за выступающий корешок.
  - Кирилл? - сноходец едва не подскочил, когда длинные пальцы аккуратно прикоснулись к его плечу. - Ты ведь понимаешь, что если я потащу тебя за руку по лесу, ты сосчитаешь все деревья?
  - А ты, надо понимать, в темноте видишь? - как должное принял очередное доказательство полезности телохранителя.
  - Разумеется. Иначе бы я не предлагал помощь в прицельных прыжках с дерева. Итак, я могу взвалить тебя на плечё или поработать тяжеловозом, что выбираешь? Первое было бы предпочтительнее...
  Кирилл обречённо удивился, кто же сознательно выберет, чтобы его пёрли на плече, как мешок с картошкой, но только уточнил.
  - Что значит - поработать тяжеловозом?
  - В смысле, на спине поедешь.
  Кирилл впервые за весь день оживился.
  - О! Конечно на спине, нагибайся давай.
  - А на колени не встать? Забирайся, и пошли давай.
  Перед сноходцем раздалось едва слышное шебуршание. Определив по нему, в каком направлении двигаться, Кирилл слепо выставив руки вперёд, принялся нащупывать свой новый транспорт.
  Сначала, он похлопал его по макушке, дабы определить высоту препятствия, потом, переключился на плечи и спину. Не хотелось бы раскорячившись, садиться на воздух. Тактильно, надлежащую плоскость он нащупал, но она была покрыта гладким шелковистым покровом. Недолго думая, Кирилл свернул волосы лошадки в жгут и перекинул ему через плечо. После чего, аккуратно уцепившись за Архэ, крепко сжал коленями его бока, находясь в не слишком удобном положении.
  - Поднимайся давай, а то ноги поставить некуда.
  Дождавшись, когда тот выпрямится, и подхватит его под ноги, гордо выпрямился. Вот так то лучше.
  Тут же о себе напомнил Тошка.
  Выводы его были просты. Решив, что раз хозяин сидит на этом неприятном чужаке, следовательно тот является прямой собственностью Кирилла, а следовательно и его собственностью тоже. Восхищённо чирикнув, дракончик перебрался на пушистую макушку красноволосой лошадки и заинтересованно огляделся с нового ракурса. Удобно.
  Кирилл вспомнил детство.
  - Вперёд мой верный конь! - и качнул ногой собираясь пришпорить лошадку, но вовремя опомнился. Этого ему точно не простят.
  Почуяв, что и высказыванье было лишним, он хохотнул и всё же извинился.
  - Прости. Не смог просто удержаться.
  Он даже смущённо уткнулся киллеру в волосы. Но тут же чихнул, нарушая интимность момента.
  - Хмм... первые извинения из твоих уст. Прощаю, разумеется.
  Естественно первые. Кирилл в отличие от того же Архэ вел себя просто идеально. Но высказывать свою точку зрения сноходец всё же не стал, справедливо опасаясь, таки познакомится в полёте с ближайшим деревом.
  - Нам вон туда, - он махнул рукой в сторону, направление на которую чувствовал не зависимо от собственного состояния или окружающей действительности. Кирилл всё же надеялся, что раз напарник видит окружающее, то и направляющий жест не пропустит. Естественно, так и произошло.
  Судя по движению тела под собой, Кирилл осознал, что путь начался. Голову он всё же пригнул. Вероятность встретится с веткой, на которую киллер просто не обратит внимания была по-прежнему удручающе реальна.
  Они бежали уже довольно долго, когда Кирилл понял, что помимо слепоты, а может и благодаря ей, полностью потерял ориентацию в пространстве, а кроме того, из-за постоянной тряски его начало подташнивать. Архэ же, судя по всему, вовсе не испытывал проблем с его переноской, легко двигаясь вперёд, периодически на полном ходу перемахивая какие-то препятствия, заставляя внутренности Кирилла сворачиваться тугой узел. Апофеозом всего этого стали затёкшие руки и потерявшие чувствительность ноги. Но жаловаться естественно сноходец и не подумал. С его возможностями им и впрямь пришлось ждать бы до утра.
  - Стой!
  Кирилл для наглядности дёрнул Архэ за волосы, ну, вернее, там, где они должны были быть. Под руку попался хвост возмущённо засвистевшего Тошки, когтями вцепившегося в нагретое место.
   Архэ тут же отпустил руки и сноходец, слегка покачнувшись, с громким стоном рухнул на колени и судорожно кусая воздух, пытался затолкать бунтующий ужин назад. Тонкая кисть скрипача плотно легла ему между лопаток, мягким теплом прогоняя тошноту и тупую боль из отбитой спины. Впервые за всё время их сумасшедшего похода сноходец действительно благодарно кивнул своему спутнику.
  - Помогло?
  Кирилл улыбнулся.
  - Всего лишь тошнота, не волнуйся так. - Он повёл исцелёнными плечами, от этого голос прозвучал особенно искренне. - Спасибо.
  - Ну, так и где? - Из взволнованного голос Архэ стал подозрительным. Судя по всему, он крутил головой, пытаясь на глазок определить обещанный разрыв в реальности.
  - Фактически тут. - Он протянул руку, безмолвно указывая, что киллеру лучше за неё ухватиться, что тот собственно и сделал. Кирилл слепо выставил другую вперёд, отстранённо отметив, как Тошка перебежав по сцепленным рукам, снова примостился и него на плече, и сделал шаг вперёд. Рука тут же наткнулась на шершавую кору дерева. Сноходец ругнулся и аккуратно обойдя препятствие, дождался когда Архэ поравняется с ним и по уже отработанной схеме, толкнул сопровождающего вперёд, впрочем, не отпуская его руки. И вместо густой темноты, их окружил многоцветный туман.
  Кирилл почувствовал нерешительное шевеление того, на чём он спал. Возмутившись сквозь дрёму, Кирилл "взбил" подушку и та на какое-то мгновение замерла. Потом начала вырываться с удвоенным энтузиазмом и сноходец соизволил всё-таки открыть глаза и сонно оглядятся по сторонам. Они находились всё в том же дедушкином кабинете, из которого и началось это безумное приключение. Шевелящийся подушкой оказался недовольно сузивший глаза Архэ и Кирилл поспешил сползти с него.
  Голове было непривычно легко, он даже рукой провёл по волосам, убеждаясь, что длиннющая коса исчезла. На нём так же были знакомые бледно-зелёная футболка и чуть более тёмные домашние штаны из мягкой ткани. Тапочки надо предполагать послушно стояли под кроватью.
  - Ну, добро пожаловать, что ли. - Кирилл не особо церемонясь перебрался через красноволосого и, подойдя к двери довольно хмыкнул. Ни одна печать не была нарушена. Он щёлкнул внутренней задвижкой и вышел в коридор. Забытые тапочки так и остались стоять под кроватью.
  За спиной тут же образовался Архэ. Сноходец покосился на спутника. Тот в отличие от него самого так и остался в чёрно-красном плаще с длинными, распущенными красно-чёрными волосами и мягко сияющими янтарного цвета глазами. В общем, в обычном подмосковном дачном доме он смотрелся удивительно чуждо. Кирилл перевёл взгляд на пол и расстроился. Испачканные в болотной почве, с прилипшими листочками и бог знает чем ещё ботинки предсказуемо оставляли за собой грязные следы.
  - Стой! Разуйся немедленно! Меня мама убьёт. - И так по детски это прозвучало, что на удивлённо расширившиеся глаза спутника он только жарко покраснел.
  - Как пожелаешь. - Чуть ли не мурлыкнул Архэ, и впрямь, начав разуваться.
  - Можешь поставить здесь. - Всё ещё смущённо буркнул. Кивнул, указывая место. И снова двинулся вперёд, начав спускаться по лестнице.
  Кричать о своём возвращении не решился. На улице были сумерки, непонятно утренние или вечерние. В кабинете часов естественно не было. Интересно, а как долго его не было? Один день? Или больше?
  Но на кухне горел свет, как собственно и в гостиной, так что Кирилл свернул в том направлении. С кухни слышался негромкий разговор и печальное позвякивание тарелок. Тихонько приоткрыв дверь он заглянул внутрь. И тут же досадливо скривился, судя по рыжему затылку и знакомой царственной осанки, за столом, переговариваясь с родителями сидел Дмитрий. Вывод напрашивался сам - больше чем день.
  Первым его, разумеется, заметила Алина. Громко заорав, девочка сорвалась с места, опрокинув тарелку на пол, и врезалась в брата, в порыве чувств едва не повалив его на пол.
  - Кирилл! Кирюха вернулся!
  Не удержавшись, сноходец громко засмеялся, стискивая счастливо пискнувшего ребёнка. Контраст ночного леса полного различных тварей и родного дома был настолько разительным, что у него закружилась голова. Хотя, скорее всего, это было от усталости.
  Следующим около него оказался Алексей, стискивая блудливого брата в поистине медвежьих объятьях, и даже умудрившись оторвать его от пола. Обычно Кирилл не любил, когда кто-то крупнее его проявлял в его отношении физическое превосходство. Это же касалось и обоих братьев и отца. Но сейчас он не стал сопротивляться, в ответ, сдавив брата за шею.
  Мама же сама повисла на нём, орошая футболку слезами. Кирилл так растерялся, что смог только пробормотать.
  - Ну, ну. Я дома. Мам, ну перестань.
  Отец в это же мгновение широкой рукой взлохматил сыну волосы, воздержавшись от физической расправы, в которое превратилось бы его объятие, и только широко улыбался.
  - Ну, хватит мать. - Он аккуратно отцепил жену от сноходца. - Лучше иди, позвони Кольке, что непутёвый вернулся.
  Дмитрий стоял немного в стороне, не мешая родственникам проявлять эмоции. И только поняв, что с бурными приветствиями покончено приветственно кивнул.
  - Рад что ты вернулся. Не расскажешь, что с тобой случилось?
  - А сколько меня не было? - задал он главный сейчас вопрос.
  - Третьи сутки. - Отец недовольно нахмурился. - Мы тебя уже похоронить успели.
  Кирилл покраснел и покаянно опустил голову.
  - Простите.
  - Давайте вернёмся к ужину? - Предложила мама, выходя из соседней комнаты, на ходу захлопывая мобильный, и вытирая мокрые глаза. - Колька приедет завтра.
  Все охотно кивнули и начали рассаживаться по места, когда Кирилл спохватился.
  - М-м-м, погодите. Я вам должен кое-кого представить. - Он обернулся и никого не увидев ругнулся.
  - Архэ! Выходи по... пожалуйста. - Поспешно заменил знаменитую фразу из старого мультика. - Тебя тут не съедят.
  Он с сомнением покосился на Дмитрия.
  Архэ не заставил просить себя дважды выступив на освещённый участок и выжидательно замерев. Естественно его фигура тут же стала центром на котором скрестилось множество удивлённых взглядов. Кирилл поспешно прокашлялся.
  - Позвольте представить, - под изумлённо-изучающим взглядами семьи и Дмитрия даже он чувствовал себя не уютно, что уж говорить о киллере, а потому попытался перевести огонь на себя. - Это Архэ. Он мой друг, и без его покровите,... кхамхр, - он прокашлялся, выбранный термин звучал не слишком хорошо. - Помощи, меня сейчас бы здесь не стояло. Пожалуйста, примите его хорошо.
  Он постарался незаметно подтянуть красноволосого за рукав к столу.
  - Садись, давай. Чувствую, живым меня отсюда не выпустят.
  - Если что, прорвёмся с боем. - Многообещающе шепнул тот в ответ, прежде чем послушно пойти в направлении стола. Кирилл возмущённо фыркнул.
  Стоило им усесться, как спохватившись, мама отправила Алексея за парой приборов и тарелок. Кирилл едва удержался, чтобы и в самом деле вместо рассказа не приняться за еду. Есть и впрямь хотелось.
  - Ладно, думаю оттягивать разговор на потом было бы жестоко, - кисло улыбнулся, глядя во внимательные глаза обычно лишённые выражения Димы, вздохнул сноходец.
  - После того случая, когда я попал в сон одержимой демоном девушки, я решил покопаться в семейных архивах в надежде найти упоминания предыдущих поколений о чём-то подобном. Но вместо этого наткнулся на описание некого ритуала, описывающим возможную телепортацию.
  Он проигнорировал удивлённые восклицания, и как ни в чём не бывало, продолжил.
  - Ритуал сработал, мне удалось перешагнуть грань сна не в сторону реальности, но пойти глубже. Дальше, однако, всё пошло не так. - Он растерянно взъерошил волосы. - Я очутился отнюдь не в нашем мире, а где-то, ммм, в общем, не у нас. И если бы Архэ не наткнулся на меня там, то я был бы уже мёртв. К счастью, он согласился проводить меня до дома, и только поэтому я сейчас здесь. Собственно это всё.
  Он замолчал, и Дмитрий удивлённо приподнял брови.
  - Крайне интересный, но удивительно скомканный рассказ.
  - Прежде чем попасть сюда, мы добрые сутки шли в ускоренном темпе по пересечённой местности, отражали атаку дикой стаи каких-то тварей, - о своей роли в происходящем он скромно умолчал, - и пережили даже нападение какого-то психа. - Он побледнел, вспомнив, что в отличие от них, проводнику так не повезло.
  - И это только за одни сутки. Я слишком устал.
  Дмитрий нахмурился и покачал головой.
  - И всё же я хотел бы услышать подробности. Сейчас и ты, и твой друг в безопасности. Так что отдохнуть ещё успеете.
  Кирилл дернулся, перебарывая острое желание двинуть Дмитрию по роже, так, чисто по-дружески.
  Но Архэ не дал ему подняться, он моментально оказался у сноходца за спиной, успокаивающе положив ему руку на плечо.
  - Всё же, уважаемый, подробности мы оставим на завтра, с вашего позволения. В случае, если вы будите настаивать, вы рискуете не пережить это застолье. Мы ведь друг друга поняли?
  Кирилл не видел лица Архэ, но интонации у него были самыми угрожающими. Сноходец даже успел испугаться такой реакции на зарвавшегося рыжего.
  - Архэ, всё нормально. - Он постарался, как можно более успокаивающе улыбнуться изумлённой семье. - Просто Дима забыл, что я не его раб, и даже не работаю на него. По крайней мере, в данный момент. - Он всё же не удержался от злобного прищура. - И хотя я искренне благодарен ему за то, что он приехал на вызов, и за это я всё же предоставлю его конторе описание моего путешествия, но всё это будет завтра. Я и впрямь устал.
  Он убедился, что Дмитрий понял ситуацию и потянулся за картошкой.
  - Отойдём на минуту сноходец, - Архэ сжал пальцы на его плече. Кирилл измученно поглядел на картошку, и успокаивающе кивнув маме, отошёл в гостиную, неплотно прикрыв за Архэ дверь.
  - Завтра мы с тобой уже, наверно, не увидимся Кирилл. Я уйду ближе к утру. - Слегка сожалеюще признался киллер. - Однако попрошу не разглашать больше информации обо мне, чем необходимо... всё же моя работа не требует такой огласки. Даже если я тут с туристическим визитом.
  Он протянул руку и совершенно как ребёнку, взъерошил его волосы. Сноходец не нашёл в себе сил даже увернуться. Если после первого перехода у него было время отдохнуть, до того. Как его бесцеремонно привели в чувство, то сейчас такой возможности не было, а последствия стали сказываться. В ушах раздавался тонкий звон, а перед глазами то и дело вспыхивали цветные пятна. Но остальные его состояния, похоже, не замечали, потому Кирилл старался держаться.
  - Естественно все наши беседы останутся только между нами. Не волнуйся об этом. То, что ты рассказал, дальше меня не пойдёт. Но куда ты собираешь идти? Один, да в незнакомом мире. - Он поспешно взмахнул рукой, ожидая возражений. - Постой. Я знаю, что ты можешь постоять за себя, да и, исходя из твоих способностей, это не должно быть для тебя в новинку. Но не проще бы было остаться у меня? Хотя бы по первости? Даже из этого дома тебя никто не прогонит, а уж мой дом - твой дом. Я бы предпочёл, чтобы ты не пропадал так вот сразу.
  - Спасибо. Хорошо, как скажешь. Мне, в принципе, всё равно куда идти, если я тебе не отягощу... хм... ты как? Бледновато выглядишь... мягко скажем.
  Кирилл улыбнулся, во-первых, довольный победой, во-вторых, один всё-таки заметил.
  - Ничего, это от усталости. Пошли тогда, а то мои волнуются.
   Он развернулся и, толкнув дверь, вернулся на кухню. Мягко улыбнулся на озабоченный взгляд матери и, сделав два шага к столу, почувствовал, как земля уходит у него из под ног, а в глазах стремительно темнеет. Как его поймали буквально у самого пола, он уже не чувствовал.
  Глава 14.
  Сознание возвращалось медленно. Кирилл то открывал глаза, бессмысленным взором уставившись в потолок, то снова их закрывал и снова засыпал. И вот в очередной раз, когда веки открылись, парень понял, что проснулся.
  Он снова находился в дедушкином кабинете. Непонимающе оглядевшись по сторонам, пожал плечами и подошёл к двери. Закрыта. Изнутри.
  Ещё раз внимательно оглядевшись по сторонам он изумлённо хмыкнул и отперев замок спустился вниз. На этот раз на кухне была только мама, отрешённо перебирающая чашки. Задумалась что ли?
  - Мам?
  Она вздрогнула, и резко обернулась.
  - Кирюша! Боже, как хорошо что ты спустился. Как ты себя чувствуешь?
  Она ладонями зафиксировала его лицо, внимательно всматриваясь, словно ища малейшие признаки болезни. Парень почувствовал себя неловко, что так заставил родителей переживать.
  - Нормально. Просто я же осуществлял возвращение. Так что упадок сил - это нормально. Ты сильно волновалась?
  - Конечно! - Всплеснула руками, всё-таки отпуская сына и отходя на пару шагов. - Мы все волновались. Тебя то не было чёрт знает сколько, то в обмороки падаешь. А ещё этот твой. - Она поджала губы и неприязненно взмахнула рукой. - Архэ... он нам к тебе даже подойти не дал. Сказал, что тебе нужен отдых и что он надеяться что по утру тебя будет ждать достойный завтрак. Словно мы тебя не кормим! Словно к нерадивой прислуге обращался! А потом унёс тебя в отцовский кабинет и закрылся там. Кстати, - она обречённо вздохнула. - Он там как? Спит ещё? Или тоже спустится позавтракать?
  Кажется за заботу о своём глупом сыне он могла простить ещё и не такой поведение. Кирилл даже не сдержал улыбки глядя на мамино возмущённо-заботливое лицо.
  - Он будет позже. - Во всяком случае, сноходец на это искренне надеялся. Последние минуты перед обмороком он помнил смутно, но был практически уверен, что Архэ пообещал остаться рядом на первое время. А то, что он куда-то делся из закрытого помещения, вовсе не было странно. Подумав, Кирилл припомнил, что всегда, когда он засыпал, киллер уходил куда-то по своим делам. Для существа лишенного сна, казалось глупым просто сидеть рядом с дрыхнущим человеком. Так что сноходец надеялся в ближайшее время увидится со своим, наверное сейчас уже можно сказать, что - другом.
  - А вот я сейчас слона бы съел. А то последнее время были одни мутировавшие зайцы. Хочется всё же нормальной еды.
  Он улыбнулся изумлённо ахнувшей женщине и уселся за стол, с одобрением следя за появляющимися перед ним тарелками.
  - Кстати. - Он внезапно опомнился. - Мам, ты не видела Тошку?
  Дракончик исчез сразу после перехода и Кирилл с трудом мог вспомнить, видел ли он его уже на этой стороне сна, или тот так и остался в альтернативе.
  - Видела. - Пренебрежительно кивнула, заваривая чай. - Отогнал Дымку от кормушки и, кажется, спалил ей половину усов. Занялся бы ты воспитанием своего зверя, пока время есть?
  Кирилл виновато кивнул.
  - Как только поймаю.
  Он уже закончил есть, а никто из родственников так и не появился. Сноходец для верности подождал ещё минуту и обернулся к матери.
  - А где все? Я думал стоит мне выйти из комнаты на меня охота начнётся, а никого нет.
  - У Кольки сломалась машина. Твой папа поехал за ним. Алексей решил что неплохо бы заехать в магазин и тоже отправился. Ну и Алинка естественно увязалась. Так что пока тут только мы.
  Кирилл кивнул и довольный, подорвался с места.
  - Тогда пока никого, пойду, знаки сотру в кабинете, а то под ногами будут путаться.
  - Кирилл! - Возмущённо воскликнула мама. - Ты говоришь о своих братьях!
  - Разумеется, - Он кивнул, благодарно чмокнув подставленную щёку. - А ещё сестре. Они мне вечно мешаются. Я пошёл.
  И пропустив мимо ушей возмущённые окрики, легко взлетел на чердак.
  Он успел убрать оградительные символы с двери и частично окна, когда не удержался и подошёл к зеркалу, через которое в своём сне, ушёл в другой мир. Естественно на реальном его прототипе не было каких либо следов, свидетельствующих, что оно работало межмировым порталом. Кирилл ожидал этого, но всё равно немного разочарованно хмыкнул. Иметь какие-то реальные доказательства произошедшего, все-таки, очень хотелось. Он улыбнулся своему отражению, когда заметил, по краям стекла множество трещинок. Заинтересованно рассматривая нововведение, он прикоснулся к ним. Холодные.
  Прямо под его пальцами трещинки стали разрастаться, превращаясь в морозные узоры, только грязно бурого цвета. Это вызвало неясное воспоминание, но ухватить его сноходец не сумел, и зачарованно проследил пальцами покалывающие холодом линии. Ему даже в голову не пришло, что под родной крышей в самом, как всю жизнь считал, защищенном помещении, может возникнуть нечто опасное. И только почувствовав, как запястье сковывает холод и, увидев, как вокруг его ладони сомкнулась смуглая, костлявая, украшенная чернильно-чёрными когтями кисть, запоздало испугался.
  Расширенными глазами он смотрел на хищное лицо, с широкой, радостной улыбкой.
  - Нет... - он словно бессознательно потянул на себя плененную конечность, которую разумеется не отпустили. - Нет, - он потянул сильнее, чувствуя как холод пронзает кожу, мышцы и мягкой, болезненной волной окутывает косточки запястья. В ответ демон так же усилил нажим и сноходец едва удержался, чтобы не влететь в зеркало целиком. Отвратительно чёрный язык пробежался по внутренней стороне ладони, посылая волны холода и боли до самого плеча. Кирилл захрипел, чувствуя, как страх и омерзение буквально парализуют его тело, лишая малейшей возможности к сопротивлению.
  Чёрные губы существа шевельнулись, но что он сказал, Кирилл так и не услышал, словно зеркало, позволившее демону утянуть его к себе, не пропускало звук.
  Не дожидаясь ответа, он втянул пальцы сноходца в пасть и, не отпуская почти безумного взгляда Кирилла, медленно сжал челюсти. По его подбородку потекла густая струйка крови и, не выдержав, сноходец закричал.
  Внезапно его дёрнуло за плечо, отбрасывая назад. Одновременно с этим, мимо его лица молниеносно пронеслась рука с зажатой в ней стальным веером, взятым на манер дубинки. Зеркало, свободно пропустившее сноходца, под атакой, разлетелось множеством осколков, но это даже не замедлило удара, который пришёлся по злобно оскаленной роже, заставляя того разжать зубы.
  И секунды не успело пройти с момента, когда обычный удар заставил демона отпустить добычу, как из разбитого зеркало дохнуло короткой волной холода, и мощная ударная волна едва не впечатала онемевшего от шока сноходца в стену. Но его крепко удержали покрытые сетью мелких ранок руки и Кирилл придушено дёрнулся. На прижатую к груди покалеченную руку легла чужая ладонь, и его резко развернуло в сторону, защищая сноходца от осколков разлетевшегося от взрыва стекла, руку словно прижгло раскалённым железом. Он дёрнулся, пытаясь вырваться из железных объятий. Как ни странно, но это удалось. Архэ словно находясь в шоке, разжал руки и сноходец рухнул на пол. Ноги его не держали.
  Он стиснул зубы, стараясь сдержать выступившие на глазах слёзы, и здоровой рукой стиснул запястье покалеченной, пытаясь хотя бы немного уменьшить боль. Естественно ничего не получалось, хотя бы потому, что болело вплоть до шеи, противоестественным холодом сковывая тело. Но Архэ уже опомнился, и почти заботливо поднял скулящего сноходца, заставляя его сесть и почти силой отобрав повреждённую руку, начал наносить на рану мазь, тут же пронзившую руку болью.
   Хрипло вскрикнув, Кирилл впился зубами в плечо самозваного медбрата и постарался потерпеть. Его же лечат, значит боль вот-вот должна пройти, ну, или ослабнуть. Вот сейчас, вот ещё чуть-чуть.
  Он по-детски захныкал, потянув руку на себя пытаясь, высвободится из захвата. Не почувствовав облегчения ему разумеется, показалось, что действия красноволосого сделали только хуже. Когда тот не отпустил, Кирилл задёргался.
  - Пусти. Пусти! Больно. Да больно же!
  Его только поудобнее перехватили.
  - Тише, сейчас будет легче, братишка. - После этого он делает что-то, что хоть как-то притупляет остроту ощущений. Вот интересно, почему это нельзя было сделать сразу? - сейчас уже подействует, потерпи немножко...
  Братишка? Интересно с чего бы это Архэ на панибратство потянуло. Но все мысли тут же вылетели из головы, когда красноволосый принялся бинтовать, снова потревожив только утихшую рану.
  - Терпимо?
  Кирилл сжал зубы и вынуждено кивнул. На самом деле конечно легче если и стало, то не намного, но, по крайней мере, положительная тенденция наметилась.
  - Сейчас должен подъехать Колька, - сорванный голос звучал приглушённо и сипло. - Он долечит. Спасибо.
  Он попытался встать. Архэ тут же ухватил его за талию, помогая принять вертикальное положение. Первую минуту ноги у сноходца подкашивались, а в голове шумело. Но Кирилл не сдавался и, выпрямившись, двинулся в направлении двери, пообещав себе в ближайшее время запечатать эту проклятую комнату, и не открывать её ближайшие лет пять. Хотя бы.
  Архэ неотступно следовал за ним, в любой момент готовый поймать рухнувшего сноходца, и даже пару раз ловил, пока они спускались по лестнице. Кирилл не вырывался, но и не позволял ему удерживать себя дольше, чем необходимо. Кажется, он уже упоминал, что ему не нравилось ощущение чужого физического превосходства над собой? Так вот, это распространялось и на болезненное состояние или травму.
  На кухне матери не было и Кирилл, скрипя зубами и, сжимая пальцы на больном плече, вытащился на крыльцо. Вся шумная семья как раз выгружала из машины пакеты с продуктами. И Кирилл двинулся им на встречу. Он хотел позвать старшего брата издалека, но проклятая гордость не позволила дать себе эту поблажку, заставив его двигаться навстречу.
  Но его тут же собственнически ухватили за плечо и заставили остановится.
  - Среди вас есть некий Николай? - Вопрос Архэ даже тянул на вежливость. - Кириллу требуется помощь.
  Сноходец возмущённо попытался отдёрнуться, но к нему уже спешил старший брат, профессиональным взглядом оценивая скособоченную фигурку. На экзотичного киллера он даже не взглянул, тут же подняв младшего брата на руки и молча унося его в дом.
  Кирилл придушенно замычал, как только больная рука неловко дёрнулась и позволил уложить себя на диван.
  - Мне сказали ты вернулся целым. Прошло меньше суток, так откуда же это? - Колька уловив что поражено много больше того, что было забинтовано, достал из кармана джинсов перочинный нож, и принялся срезать испачканную в россыпи кровавых брызг футболку.
  - Моя любимая кофта, - принял попытку посокрушаться сноходец, но его прервал изумлённый присвист брата. Пациент перевёл взгляд на себя и едва сдержал страдальческий стон. Так жалко ему себя давно не было. Пальцы опухли и зудели, вся рука тоже отекла и пестрила разводами от лопнувших сосудиков и местами обмёршей кожи. Он этого конечно не мог видеть, но разноцветные пятна поднимались аж на шею.
  Колька аккуратно срезал старательно накладываемые Архэ бинты и покачал головой.
  - Придётся шить.
  Стоило оторвать от раны ткань, как кровь снова тонким ручейком скользнула по руке. Николай вытащил из кармана широкий носовой платок и прижав его к ране, не обращая внимания на взвывшего сноходца.
  - Держи. - Он собственноручно заставил прижать здоровую руку к закрывшему рану платку. - Зажми так, я сейчас принесу иголку с ниткой.
  Он встал, с отработанной годами безразличием, не обращая внимания на плачущего от боли пациента, и вышел, в поисках инструментов.
  - Выпей. Это сильнейшее из известных мне обезболивающих. - Кирилл сквозь слёзы увидел, что Архэ, во-первых, по-прежнему рядом, во-вторых, протягивает ему какую-то баночку, утверждая, что она это обезболивающее.
  - К.к.колька принесёт. Нельзя мешать два лекарства. - Он дёрнул головой, пытаясь сморгнуть слёзы.
  Киллер опустился на пол возле его головы и, прислонив пузырёк к губам, резко заставил его откинуть голову. Закашлявшись, Кирилл вынужден был сделать глоток.
  - Это уже третье придурок.
  В комнату скользнул старший брат, неся в руках аптечку. Заметив происходящее, он зло окрысился.
  - Что ты ему дал?
  Странно, но Архэ даже не полез в бутылку.
  - Обезболивающее. Сильное. Убери пожалуйста, все средства вашей медицины - ранее я давал Кириллу лекарства, не думаю, что твои будут после этого полезны, скорее наоборот. Я не стал бы вмешиваться, если бы знал, что проблема так серьёзна. Но сделанного не воротишь... я попробую убрать следы обморожения, тебе останется только зашить рану. Идёт?
  - Ты ведь понимаешь, что я не могу доверить какому-то полудикому аборигену из другого мира, лечить моего брата настоями из поганок и прочей наркотой? - Николай поставил аптечку на стол, и принялся копаться в ней, доставая разные баночки и пакетики. И угрюмо при этом поглядывал на Архэ.
  - Ну, я не настолько дик, как кажется. И, выбора, как такового, у тебя нет - все твои правильные лекарства, вступив в реакцию с моими либо нейтрализуются, либо дадут какой-нибудь крайне непредсказуемый эффект. К тому же конкретно это, - Он указал на сиреневые разводы, перемешанные с пятнами обморожения. - Отчасти моя вина. И бороться мне с этим приходилось не единожды.
  Николай зло сощурился.
  - Твоя вина? Хочешь сказать что это, - он махнул рукой на притихшего Кирилла. - Твоя вина?
  Кирилл в первые мгновения после того, как боль отступила, позволил себе расслабиться и только наслаждаться ощущениями, но сейчас скосил глаза в сторону брата, не решаясь шевелить головой, боясь вновь пробудить едва затихшую боль.
  - Коль, он спас меня и уже не однажды. Понятия не имею, почему он говорит, что виноват, но это был мой враг, и Архэ вовсе не должен был меня от него спасать. Не ругайся на него. Он мне помог.
  - Молчи уж... Ладно, не время выяснять отношения. За тобой рана, Николай. От обморожения я его избавлю.
  Кирилл прикрыл глаза. Не смотря на недовольство Архэ, Колька, услышав о многократном спасении братской жизни, похоже решил доверится чужаку и в этот раз, и принялся за дезинфекцию специальной тонкой иголки и шёлковистой нитки. А Архэ достав ещё одну склянку, стал наносить мазь из неё тонким слоем.
  Напрягшийся было Кирилл немного расслабился. Скоро к ним присоединился и хирург, стягивая, сшивая края раны. После этого сноходец и вовсе закрыл глаза, позволив себе успокоится.
  - Не больно? - всё же уточнил Николай. Архэ насмешливо улыбнулся.
  - Нет, - довольно пробормотал Кирилл.
  Когда не было боли, когда ему деловито обрабатывали раны и не доставали со всякой ерундой, он чувствовал себя почти счастливым.
  - Эй, Архэ? - Он скосил глаза на расслабленно примостившегося на полу киллера.
  - М-м? - раздалось полусонное. Или просто очень ленивое.
  - Ты знаешь что это была за тварь?
  - Угу, демон какой-то. Наглый.
  Кирилл отметил внимательный взгляд брата, но не обратил на него внимания. Если интересно, сам спросит.
  - А как он вообще ко мне пролез? В смысле, это с ним я столкнулся в прошлый раз, но там он завладел девушкой, не думал, что он может являться через зеркала.
  - Они все могут. Даже в целое подглядывать вполне в их силах, а уж через треснутое он тебя уволок только так.
  Архэ недовольно тряхнул головой. Сноходец призадумался.
  - Это и было целое, однако это ему не помешало укусить меня. Слушай, а если я для перехода в альтернативу использовал проекцию этого зеркала во сне, это могло иметь значение?
  - Не могло, а точно имело. Активный портал, через который мог вломиться кто угодно.
  Кирилл поёжился, не двинув впрочем рукой, над которой всё ещё работал Николай.
  - Ясно, в следующий раз все зеркала буду сразу разбивать в крошево.
  - Я закончил. - Брат встал и наскоро забинтовав ладонь, принялся складывать медикаменты в аптечку.
  - Да? - Кирилл приподнялся. - Сколько швов?
  - Много. - Хмуро, - не считал. Пойду, успокою всех. Вы двое сидите тут, потом поможешь Кириллу добраться до его комнаты.
  Архэ кивнул. И Николай вышел за дверь.
  - Мы теперь братья. Кровные. Ты в курсе?
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"