Чернояр Дмитрий: другие произведения.

Ролевик: Сталкер. Глава 17

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава 17, "Дзен по-кицурски", завершено.
    Прода от 04.09.16г.


   - Аху...ть! - восхищённо выдохнула Кейт, не отрывая глаз от небесных исполинов.
   Ну чо, Шурик, испортил девчонку? Лисота сообразительна и на память не жалуется, а мне бы не помешало почаще внутренний матфильтр включать, во избежание, так сказать.
   Впрочем, в данном случае не согласиться с супругой просто не мог. Огромные, чем-то похожие на нарвалов создания неторопливо кружат над долиной, с прибором положив на все мыслимые и немыслимые законы физики. Навскидку метров по пятьдесят-семьдесят в длину, серебристо-синие снизу и непроницаемо фиолетовые к спине, усеянные многометровыми не то плоскими широкими усами, не то выносными гибкими плавниками, ощутимо многотонные гиганты закладывают в низких облаках такие пируэты, что любые эквилибристы и воздушные гимнасты самого именитого цирка от зависти удавятся.
   Я ухватил взвизгнувшую от неожиданности кицунэ за упругую попу и, сделав лицо посвирепее, проговорил:
   - Не матерись, солнце моё, иначе придётся принять воспитательные меры.
   - Неужели... - и без того огромные глазищи Кейтерры округлились до максимума, - без ужина оставишь?!
   - Хуже, - капелька злодейских ноток безусловно украшает любой смех, что ни говори. - Много хуже. Отшлёпаю и в спальник не пущу.
   Кейт надула губки:
   - Я так не играю-ю-ю, - спрятав лицо в ладонях, притворно запричитала она со всхлипывающими интонациями. - Вот как простыну, да заболею...
   - И умрёшь? - попробовал я угадать окончание весьма известной на Земле поговорки, кою Кейт услышать нигде не могла в принципе.
   - Вот ещё, - фыркнула желтоглазая, - размечтался. Простыну, заболею, и залью всего тебя соплями и горячечным потом. Чтобы тоже, значитца, заболел и простыл.
   - Вот хвостатая зараза!
   Короткий подшаг и подсечка - и кицунэ уже барахтается в снегу, пищит и смеётся как самый обыкновенный жизнерадостный ребёнок. А я чо, рыжий?
   Ну, в принципе, да, местами ещё рыжий. Но когда это меня останавливало от ненавязчивого дуракаваляния? Тем более - с любимой?
   - Па-бе-ре-гись!
   И мою ныне весьма компактную задницу с радостью принял на себя толстый наст снега.
  
  
   В низину мы в этот день так и не спустились. Кувыркание в снегу плавно и незаметно переместилось внутрь заблаговременно разбитой Чуком палатки, и там и продолжилось в гораздо более тесной и интимной обстановке, перемежаемое лишь перерывами на перекус да перевешивание сохнущего после купания в снегах белья.
   Лёжа в палатке, затерявшейся в горах, обнимая ушастую сонную прелесть, никак не мог поверить, что всего местную неделю с небольшим назад всё могло выйти не так, и не было бы ни Кейт, ни, вполне вероятно, меня. Как позднее признался на опросе безопасник, нам невероятно повезло, что аватара получился недоделанным. Сломай он кицунэ, дотяни из неё силы, и мощи нереализованному вполне бы хватило, чтобы закрепиться в этом плане реальности. Жадность фраера сгубила. Жадность и жажда мести, возведённая в абсолют. Не помчись он после допроса у отца сводить счёты с той, кто, по его мнению, поставила жирный крест на его карьере, всё могло бы быть иначе. Мог бы спокойно умыкнуть из глухих кварталов ещё пару-другую жертв, а когда бы их хватились, уже успел бы вступил в полную силу. Но нет.
   Оно и к лучшему, конечно.
   Безопасники, как ни странно, претензий не имели. Опрометчивым шагом было, конечно, явиться на церемонию похорон членов группы сопровождения, но не отдать дань памяти тем, кто принял на себя первый удар, было бы слишком... цинично?
   Тем не менее, семьи погибших зла на нас не держали, в смерти родных не обвиняли. Работа есть работа. Безопасность Анклава превыше всего.
   После этой заварушки вполне логичным с моей точки зрения было бы наложение запрета на покидание территории Эри-Тау. Но - нет. Кадайя, явившийся за нарушителем, дабы сопроводить измочаленное в допросных казематах тело на суд Аспектов, попутно пояснил, что любые действия, могущие улучшить здоровье Эрдигайла, имеют высший приоритет. И потому препоны чинить никто не будет.
   Тело девочки местные светила медицины при деятельном участии кудесников из Джин-Ро залатали, даже умудрились отрастить заново часть внутренних повреждённых органов, только вот из комы она так и не вышла. Как ни всматривался в её структуры, как ни вчувствовался в её состояние, души не нашёл. Лекари каким-то образом смогли подрядить своих Аспектов на поиски сущности жертвы, но и их попытки увенчались провалом. По эту сторону Колеса Перерождений её не было.
   Ни родственников, ни знакомых, ни друзей не нашлось. Только отметка в журналах новоприбывших: подобрана поисково-спасательной партией в районе аномалии Эрвар, других живых не обнаружено. Скорее всего, дикие переселенцы, которым просто не повезло со свежестью карты.
   Девочку поначалу определили под опеку семьи айзра, как сородича, но молчунья сбежала. И из другой семьи, и из третьей. И из учебного заведения полного пансиона для детей-сирот тоже. Специальным запросом неуживчивая девчонка, не достигшая ещё совершеннолетия, была наделена жильём. Учёбу посещала редко, прогуливала помногу, но, тем не менее, уровень знаний был на высоте.
   А потом она попалась ге-ри...
   Всё же в один не очень прекрасный момент стало понятно, что тело, несмотря на все усилия по возвращению к жизни, без души долго не протянет, и всё, что ожидает его в ближайшем будущем - утилизация.
   Мой подселенец с этим был категорически несогласен, как так: молодое тело за просто так на компост или удобрения пойдёт, а он без потенциального дома останется?
   Тут я с ним не мог не согласиться и, окончательно убедившись в полной безхозности тела, без особых душевных терзаний дал добро на переселение.
   А через пару дней девочка открыла глаза и слабым, бессильным голоском попросила звать её отныне Ольха.
   Вообще, Тофф с супругой порывался соплеменницу прибрать к себе - как ни как, а тоже айзра. Значит, и быт, и культурные ценности, и кулинарные предпочтения одни и те же, да и вместе как-то веселее. С другой стороны, совместным совещанием с до невозможного милым и умоляющим взглядом Кейт было решено просить удочерения кланом. Перетягивать ожившую каждый к себе не решились, а просто спросили саму вероятную подопечную.
   Ольха, как ни странно, пополнить клан согласилась, заодно пообещав как можно чаще наведываться к семейству Коротышки. Впрочем, волхв отбоярился от любых поползновений необходимостью отлежаться и заново научиться ходить, и, желательно, не под себя. Так что все вопросы - потом. Когда-нибудь. Наверно, после нашей экспедиции, но не факт.
   Тут мы его (а теперь уже - её) понимали. Лекари Джин-Ро чудом смогли восстановить повреждённые участки мозга, но вот память и моторика - откровенно страдали. Впрочем, сам волхв не напрягался, явно кайфуя от пребывания в долгожданном теле, пусть и с сильно урезанным функционалом, и потихоньку чинил новое обиталище, перестраивая под свои нужды.
   Силы, что плескалась вокруг, ему было более чем достаточно, а в сравнении с Землёй с её наглухо перекрытыми потоками - так вообще безграничный океан. Так что древний ведун подошёл к делу основательно и неторопливо.
   В любом случае, из госпиталя Ольху выпустят не раньше нашего возвращения, а сам волхв искать приключений на новообретённую задницу в неизвестном городе-миллионнике явно не намерен.
   Кейт, вздрогнув, жалобно заскулила сквозь сон, пытаясь вжаться в меня ещё крепче. Аккуратно обнял девушку, успокаивающе погладил по обнажённому плечу, и рыжехвостая расслабилась, успокоившись, и, уткнувшись макушкой мне в шею, довольно заурчала.
   Кицунэ ещё долгое время предстоит реабилитировать психику, ладно хоть от темноты уже не шарахается и перестала бояться оставаться одна дольше, чем на пару минут. Шрамы на спине - самые тяжёлые травмы, нанесённые магическим кнутом недоаватара, - зарубцевались ещё в первые пару дней супружества, и теперь лишь отвердевшими широкими белыми полосами напоминали о случившемся. Ни усиленная регенерация, ни помощь призванных духов-целителей не могла совладать с ожогами, нанесёнными бывшим мужем. Уповать оставалось только на время и терпение - эти два лекаря почти всемогущи, может, и тут оба улыбнутся Кейтерре.
   Саму девушку наличие шрамов не напрягало, только поначалу жутко краснела и стеснялась, и боялась при свете раздеваться в моём присутствии - отчего-то считала, что привычный в среде кицунэ Эри-Тау культ чистого тела каким-то образом распространяется и на меня, и переубедить супругу стоило очень больших трудов.
   Зато, осознав, что меня ни капли не коробит вид её иссечённой многими белесыми полосками спины, желтоглазая буквально расцвела.
   Помню первое пробуждение после создания семьи. За окном ночь, на стенах и потолке пляшут блики от резвящихся в углях огнеящерок, самочувствие прекрасно и никакого намёка на похмелье. В тёмном проёме двери - Кейт, облачённая в длиннополый халат. В тонких руках - огромная кружка с каким-то горячим варевом, жёлтые глаза таинственно поблескивают под чёлкой.
   Наверно, никогда не забуду момент, когда Лисёнка поняла, что я уже не сплю. Кружку в сторону, на тумбочку, и скользящим, невесомым шагом - к кровати, на ходу развязывая пояс. Полумрак мне не мешает, в огоньках саламандр и без того прекрасно всё видно, и нет никакой нужды подстёгивать зрительные рецепторы, заставляя их переходить на ночной режим.
   Кейт на миг останавливается, ровно на столько, сколько силе тяжести требуется для того, чтобы заставить распахнутый халат с обнажённых узких плечей под собственным весом сползти к ногам.
   Девушка перешагивает через ненужную уже деталь одежды, и так же неторопливо продолжает путь.
   Узкая полоска тёмных трусиков - единственная деталь туалета на кицунэ - контрастно выделяется на бледном теле. Кейт идёт неторопливо, с достоинством, и каждый её шаг, каждое движение рук, ушек, мимика - говорят, что девушка готова. Плавные покачивания бёдрами - без пошлости модельных походок и деревянности пародий на них - естественная грация молодого, сильного, ловкого тела. Кицунэ готова отдать себя полностью, и готова принять меня так же.
   Желтоглазая замирает перед ложем, и - на её теле начинает разгораться оранжевым светом симметричный узор. Линии словно протаивают из кожи, едва уловимыми волнами сияния разбегаются по кицунэ - от середины груди вверх, к лицу, вниз, через живот к паху - и дальше по ногам, в стороны - огибая торс, за спину, и оттуда по рукам. Узор красив, необычен, манящ.
   Чувствую то же самое, краем глаза замечаю, как и по мне разбегается схожее украшение, но рассматривать нет ни малейшего желания - всё внимание сосредоточено на замершей девушке.
   Кейт, отведя руки чуть назад, потягивается всем телом, и теперь я вижу ещё одну деталь, упущенную ранее: груди девушки заметно увеличились, округлились, и понимаю, что если раньше накрывал их ладонью, и оставалось ещё немного места, то теперь моей узкой девичьей руки наверняка уже не хватит.
   Улыбнувшись, кицунэ тянет ранее незаметные шнурки, и тёмная ткань, не удерживаемая более ничем, падает на пол. Теперь на Лисёнке нет никакой одежды, и лишь золотисто-оранжевые узоры прикрывают, или, скорее уж, подчёркивают совершенство её тела.
   А мгновением позже становится ясна причина новых метаморфоз девушки: рыжий хвост, подёрнувшись неуловимой волной изменений, разделяется на два. Два прекрасных рыжих, пушистых хвоста.
   Желание накрывает меня, не просто жажда овладеть девушкой - желание стать с ней единым: физически, духовно, слиться аурами и душами. И, уже не дожидаясь, когда же желтоглазая взойдёт на ложе, сам подаюсь к ней, обнимаю за бёдра, упираясь щекой в бархатистую кожу животика, и млею от нежных движений Кейт, играющей с моими волосами.
   Я не могу противиться тому огню, что разгорается во мне, и опрокидываю звонко смеющуюся кицунэ на себя, и мир - тот, что за пределами наших тел и душ, тянущихся друг к другу, растворяется, уходит в серое, перестаёт существовать...
  
  
   Кицунэ от меня не отходила не на шаг, да и сам не горел желанием надолго оставлять её одну. Но в Эри-Тау оставаться на время моей экспедиции она наотрез отказалась. Пара минут порознь - и у кицунэ начиналась самая натуральная истерика. Да, во многом всё зависело от медленно восстанавливающейся ауры, основательно попорченной аватаром - при таких повреждениях тонких структур обычно не принято выживать, что уж говорить о пошатнувшейся психике?
   Зато мы с супругой напару выявили интересный побочный эффект близости: после каждого единения аура Кейт буквально начинала бурлить Силой, полностью накачивалась энергией - до такой степени, что разглядеть что-либо в Сути было невозможно. А когда ослепительное сияние спадало - приличная часть структур оказывалась не только восстановленной, но и значительно перестроенной.
   Самостоятельно крутить тонкие поля, как было в случае с капитаном Хвалисом, я просто напросто боялся. Тогда - стоял вопрос о его выживании. Сейчас же - механизмы, о которых я знаю очень и очень мало, и не факт, что знания эти не являются просто догадками, - самостоятельно починяют энергетические поля кицунэ, требуя лишь периодической накачки Силой. Простым и, что самое главное, чертовски приятным способом.
   Анклавовские мозгокруты, впрочем, все как один заверяли, что оставлять девушку в одиночестве категорически не стоит. Как бы ни была неизвестна и опасна территория будущей вылазки, какие бы экивоки эволюции не поджидали там - напару будет гораздо легче справиться с реабилитацией, чем порознь. Да и чуйка говорила, что если оставлю Кейт в Эри-Тау, ничем хорошим для неё это не закончится.
   Так что одним прекрасным утром мы загрузились в дирижабль, прихватив с собой изрядное количество провианта, оружия, боекомплекта и тёплой одежды, и отправились за Стену.
   По пути слегка притормозили - ровно настолько, сколько потребовалось Чуку на расконсервацию и поимку каната. Дожидаться, пока дроид заберётся в десантный отсек, команда воздушного корабля не стала, и мы, набрав высоту, двинулись на юг.
   Впервые увидев припыленного дроида, Кейт чуть ли не уписалась кипятком от восторга. Пищала, повизгивала от удовольствия и едва ли не облизывала Чука, и засыпала вопросами, вопросами и снова вопросами.
   Поначалу вообще искала слоты для управляющих алгоритмов - вся знакомая ей големотехника выполняла свои действия исключительно по скриптам, нанесённым на специальные пластинки, вставленные в приёмно-считывающее устройство.
   А чем я могу помочь? Схемы дроида у меня нет, принципов его работы не знаю, на чём размещается ядро искина и какого типа сам носитель - вообще не в курсе. Как-то не интересовался - работает, и ладно.
   Впрочем, девушка с энтузиазмом взялась за описание нового типа големов, и буквально ни на минуту не расставалась с походным альбомом, грифелем и набором чертёжных инструментов, с самым вдохновлённым видом заполняя страницу за страницей сотнями чертежей, схем, набросков и эскизов. И, чертовка рыжая, так ни разу и не позволила удовлетворить любопытство.
   Можно было бы, конечно, подсмотреть, над чем она так усиленно работает, но - надо будет, сама покажет. А пока пусть лучше сосредоточится на работе - это ещё один кирпичик в фундамент восстановления психики.
   Не смотря на то, что дирижабль грузовой, для нас нашлась уютная каюта. С одной откидной кроватью, но зато какой! Не ожидал, что на транспортнике можно возить вполне приличную двухместную постель, одинаково комфортную и для сна, и для более активных процедур.
   Корабль шёл медленно, в день делая едва ли больше тридцати километров - частые остановки в попутных фортах, погрузка-разгрузка, обновление такелажа, смены вахт между укреплёнными посёлками. И мерзковатая погода. Сильный встречный ветер и почти непрекращающийся ливень, начавшийся буквально через полчаса после подъёма Чука.
   Что на дирижабле, что позже, в форпосте Южный-8, где мы остановились на пару дней для подготовки к выходу в горы, привычной стала картина кицунэ, с азартом заполняющей альбом. Только отвернёшься - уже спит, альбом на полу, инструменты аккуратно собраны и отложены в сторону - на это у девушки сил хватало, а вот чтобы нормально раздеться самой - уже нет, сон слишком быстро и внезапно нападал из укрытия на беззащитную, не ожидавшую подвоха кицунэ. Вот Кейт сидит и освобождает ногу от штанин комбинезона, мгновение - и уже распласталась на постели, сладко посапывает, а комбез так и болтается полуснятым.
   Милота же!
  
  
   Насчёт тёплых вещей я не зря озаботился: от форпоста двигались пешком, и пока холмистая лесостепь не стала перетекать в предгорье, было, мягко говоря, жарковато, а вот ближе к подножию гор нас встретил прохладный ветерок, по мере продвижения очень быстро превратившийся в непрерывный шквалистый ветер, от которого начали болеть глаза и стали подмерзать сопли прямо в точке дислокации, то есть непосредственно в носу.
   В долину попасть можно было только через своеобразное ущелье, иные варианты отпадали ввиду излишней трудозатратности и опасности для организма - отвесные скалы, зачастую вообще под отрицательным углом, как будто огромная приливная волна застыла за миг до того, как должна была обрушиться с высоты на берег, - и никуда не девшийся ветер.
   Нас встретила абсолютно гладкая скальная порода - ни камушка, ни песчинки, ни какого-нибудь мха или лишайника - всё сносило беспощадными потоками движущихся масс воздуха. Если бы не Чук - фига с два бы мы прошли дальше пары сотен метров. Дроид же, пав на брюхо, переконфигурировал броню в нечто плавно обтекаемое и, совсем по-тараканьи перебирая конечностями с активными гравизацепами, потащил нас, обвязавшихся прочной верёвкой, за собой.
   Кейт, пошаманив весь первый привал над парой каких-то невзрачных деревяшек, прихваченных с предгорий, с гордостью привязала по наскоро вырезанной птицеподобной фигурке к шапкам. И, мать моя в кедах, это реально помогло! Ветер, огибая Чука, долбился всей своей чудовищной массой нам в лица, глушил, пытался выдавить глаза и содрать кожу с открытых участков, а с закрытых - сорвать шмотки и тоже содрать, до самых костей... Так вот: артефакты кицунэ, встречаясь с порывами ветра, бережно отводили встречные потоки чуть в стороны, а то, что отвести не удавалось, добиралось до тела в изрядно ослабленном варианте. Да, подзаряжать приходилось каждые десять-пятнадцать минут, но это всяко лучше, чем идти, почти не разбирая дороги.
   Впрочем, и того, что пробивалось через фильтры, было с излишком: пар от дыхания сносило так, что не успевал его заметить, нос, прикрытый толстым шарфом, онемел, равно как и остальные участки относительно открытой кожи, а дно ущелья стало плавно забирать вверх.
   Холод... Мороз был просто аномальным. Кожа немела, но не покидало ощущение, что ветер словно в двух фазах дует: на первой обмораживает кожу, пытается пробиться сквозь одежду, а на второй - как будто немного в другом пространстве движется, в том, где нет преград в виде мяса и шмоток пары наглых мягкотелых, в том, где вся его чудовищная масса ледяного воздуха сразу впивается в кости, наращивает наледь на скелете, вымораживает костный мозг до кристаллического звона...
   Хоть ни Кейт, ни я не очухались ещё полностью после недавних разборок в Анклаве, но желанием ночевать под таким ветром не горели от слова совсем, и потому мужественно решили во что бы то ни стало пройти горную трещину без ночёвки, на крайняк, если и по ту сторону ситуация окажется не лучше, заставить Чука на форсированном режиме гравигенераторов бежать до победного, а самим, потеснившись, устроиться в медкапсуле до окончания забега.
   Однако, очень скоро ущелье стало круто забирать вверх, местами угол подъёма подскакивал градусов до сорока, если не больше, и если бы дроид не обладал потрясающей гибкостью и не двигался едва ли не царапая брюхом скалу, то его бы сдуло ко всем кхалам, а следом за ним и нас, естественно.
   Чуть позже стали попадаться снежинки. Кусочек кристаллизированной воды, разогнанный до огромных скоростей, с лёгкостью способен резать беззащитную кожу, и потому, не желая тратить силы организма на постоянную регенерацию резаных травм, но и не горя энтузиазмом ютиться вдвоём в одноместном ложементе модуля, мы до минимума выбрали верёвку, оказавшись почти вплотную к телу Чука.
   Вскоре стемнело, и только благодаря ночному зрению мы не переломали себе ноги-руки и всё остальное. Дроиду-то что? У него методы восприятия и анализа окружающей действительности гораздо шире даже продвинутых кицурских, так что хоть темнота, хоть глубина воды, хоть толща снега - чугунатор всегда знает, в какую сторону и по какой поверхности движется.
   Тем не менее, в модуль мы так и не залезли, хотя ветер под конец поднялся настолько, что пришлось идти, буквально привязавшись второй верёвкой к скобообразным выступам на ногах и поясе Чука. Самого дроида ветер старательно пытался оторвать от поверхности, впрочем, безуспешно. Чук даже вполовину мощности не разгонял генераторы, без проблем удерживаясь на скале за счёт минимальной площади сопротивления. Всё-таки его модульная броня с опцией подстройки под текущие нужны - это просто чудо.
   И как-то не верится, что цивилизация, сумевшая создать подобное произведение научно-военного искусства, додумалась до полной реализации идеи самовыпиливания себя из истории Веера.
   Дно резко пошло вверх, снежинки превратились в бесконечный поток острейших, неуловимых для зрения тончайших лезвий, забивающих и царапающих упрочнённые стёкла широких очков, а потом - всё стихло, и мы наконец-то рискнули поднять головы.
   Позади темнел провал ущелья, белёсый от струек снега, утаскиваемых ветром, чуть впереди начинался спуск, а по левую руку в скальной толще призывно манило небольшое углубление, словно специально созданное кем-то для того, чтобы именно в его кармане разбивать палатки и ставить костры.
  
  
   Инцидент с ге-ри разрешился не только профитом для Кейт в виде второго хвоста - у меня отпочковался четвёртый. Впрочем, заметил я переизбыток мохнатых конечностей далеко не сразу: поначалу нам с Лисёнкой было совсем не до того, потом отсыпались, и только после всего этого, когда взялся за подбор одежды взамен повреждённой, обнаружил дополнение.
   Зато желтоглазая легко и непринуждённо научила "объединять" сей относительно материальный довесок. Лёгкое усилие воли, и все четыре длинных рыжих отростка сливаются в один. В Сути же картина выглядела абсолютно иначе: вокруг каждого хвоста по спирали закручивалось едва уловимое взглядом марево искажаемого пространства, и дополнительные конечности словно бы проваливались в какое-то подобие лакун, кои, не прекращая движения, стягивались к центральному пушистому довеску. При этом ощущать я их не переставал, менялась только точка восприятия - словно все четыре есть по отдельности, но связаны в единую сеть.
   Из полезных свойств обнаружились забавные моменты: когда хвосты едины, для провала в ускорение вообще усилий прилагать не надо, только зародилась даже не мысль, её тень - а тело уже отреагировало. Плюсом к тому - заметный скачок скорости реакции и странное чувство понимания объёма собственных резервов. Хвосты по отдельности - знаю, что могу многое, но не очень понимаю, на каком моменте силы покинут меня и я выдохнусь, хвосты в один собраны - и будто включается система мониторинга ресурсов: представляю, сколько во мне запасено энергии, какой процесс в организме или тонкой оболочке за что отвечает, как циркулирует Сила по телу и ауре, где, как и в каком объёме собирается и компактифицируется для дальнейшего распределения по энергохранилищам кицурского метаорганизма.
   Ну и ещё всякого-разного по мелочи, но в таких масштабах, что любая попытка сосредоточиться и воспринять весь этот массив информации в деталях сразу же заканчивается острейшей головной болью с непременным обильным носовым кровотечением.
   Если подытожить - то хвосты всё же не просто накопители энергии, это, скорее, сверхсложный приёмопередатчик с громадьём всевозможного обвеса, в котором роль аккумулятора Силы - далеко не приоритетная. А если оперировать земными понятиями, получается ещё веселее: каждый хвост - ЦОД и ТЯЭС в одном флаконе, а при объединении - вообще что-то чудовищное, словно кластер мейнфреймов.
  
  
   На следующее утро, плотно позавтракав и сверившись с картой, всё же двинулись в путь.
   И очень скоро стали понятны слова Шута о паре и газах. Один из левиафанов, огромный, но при этом какой-то усохший, с наростами не то камней, не то ороговевших шрамов, с выцветшей до серости шкурой, сделал пару тяжёлых витков вокруг своего семейства и на небольшой высоте отправился в сторону хребтов, окружающих долину. Мы как раз успели спуститься на небольшую площадку, образованную уходящим за скалу склоном, чтобы стать свидетелями смерти исполина.
   Скала скрывала от наших глаз острую гребёнку каменных наростов, снаружи их прикрывал массив гор, но из долины на них открывался прекрасный вид. Между этими изогнутыми пальцами клубился странный плотный туман, изредка разрываемый выбросами не то пара, не то газа. Левиафан, не меняя курса, шёл прямо на эту дымную гряду, мощным телом раздвигая поначалу мелкие облачка тумана, а потом и вовсе исчез в непроглядной хмари.
   Спустя несколько мгновений туман между наростами вспучился, лопнул серыми брызгами, выпуская из своего чрева летающего исполина - со сползающей кожей, с кровоточащими кавернами, уходящими вглубь тела, с оголёнными мышцами. Он шёл вертикально вверх, роняя кровь и ошмётки плоти, оставляя за собой зеленовато-серую дымку. Иногда его догоняли выбросы пара, сдирая с тела новые порции мяса, оставляя огромные, тут же лопающиеся волдыри по всей шкуре, но пар не мог его не то что остановить, даже сбить с пути.
   А гигант всё забирал и забирал отвесно вверх, очень быстро становясь совсем крохотным, пока вовсе не исчез в где-то в районе перьевых облаков.
   А через несколько секунд он вернулся.
   Там, где находились лоб и носовой рог, зияла огромная, вывернутая костями и мясом наружу яма, плавно уходящая вдоль хребта к хвосту. Словно что-то взорвалось внутри левиафана, разом уничтожив голову и позвоночник. Туша рухнула между каменными пальцами, обрушив разом два из них, а удар оказался такой силы, что мгновенно разметал туман, блуждавший между ними...
   Чуть позже в ноги ударила земля, возмущённая столкновением, но - это было неважно. Действительно неважно на фоне того, что предстало нашим глазам.
   Кладбище исполинов. Чудовищная гора переломанных костей, перемешанных между собой, некоторые, потревоженные ударом, буквально рассыпались на глазах в желтоватую пыль и труху, другие же ещё носили на себе остатки плоти.
   А через миг наползшее облако оказалось разорвано, буквально прошито стремительным, практически неуловимым серебристым росчерком. Гибкое длинное тельце нырнуло к кладбищу, что-то проверещало-прочвиркало, пронеслось над местом падения левиафана и, по широкой дуге обойдя стаю исполинов, с лёгкостью устремилось в сторону солнца, единым махом проскочив над заснеженными горами, и скрылось в облаках.
   - Кейт, солнце моё, у меня с логикой совсем всё печально, или этот гигант в самом деле разродился тем шустриком?
   Во взгляде Лисёнки, медленно переведённом с гор на меня, можно было бы с лёгкостью пытаться определить горизонт событий - враз потемневшие, они буквально физически воплощали в себе что-то, до невозможного близкое к чёрным дырам.
   - Онтойо... Небесная гончая... - кицунэ встряхнулась, словно вынырнув из тягуче-медленного внутреннего диалога, ободряюще улыбнулась. - Сашка, в старых книгах говорилось, что увидеть онтойо - к везению и удаче. А уж сам момент рождения гончей...
   Ну и улыбочка у девочки. Если кошака перекормить валерьянкой, и то менее упоротое выражение лица у животины получится.
   Желтоглазая, не говоря ни слова, сграбастала меня в охапку и затихла, только слышно, как ногти в беспалых перчатках царапают по коже куртки.
   - Что случилось, родная?
   Кейт шмыгнула носом и ещё глубже зарылась лицом в толстенную мягкость шарфа.
   - Ничего, Саш. Просто страшно от осознания того, сколько же счастливых звёзд сейчас зажгутся над нашими головами...
  
  
   Пока инженерные дроиды занимались картографированием местности, я сопоставлял данные, предоставленные Шутом, с реальностью. Всё же карту рисовали, по ходу дела, далеко не одно тысячелетие назад, и, соответственно, как поменялся ландшафт, можно только гадать.
   Впрочем, долина хоть и огромная, но с внутренних склонов гор вполне просматривается насквозь. Значит, при желании, её можно за день проскочить и не вспотеть. Если, конечно, воздушная перспектива тут не делает подлянок.
   Тем не менее, на юго-западе река нашлась. Широкая, мелководная, она брала начало в горном озере и, стекая по чёрному камню тысячами ручейков, образовывала у подножия цепочку небольших заводей, кои чуть дальше сливались в одно русло.
   Прямо по курсу находился второй ориентир. Гора. Дырявая гора. Поразительно правильные трапециевидные очертания склонов, макушка ровная, словно срезанная за один взмах исполинского меча, на крутых боках какие-то тёмные провалы, скальные выступы, наросты, козырьки, террасы и карнизы, подозрительно похожие на следы деятельности разумных существ. И проходящая наискосок сквозная дыра с оплавленными краями и потёками некогда, судя по всему, кипевшего камня.
   От места нашей ночёвки на вершине и от поворота с видом на кладбище левиафанов отверстие в горе не просматривалось, а вот от подножия уже открывался совсем другой вид.
   Тут не надо быть, как сказала бы Сонька, "семи пяток во лбу", чтобы сложить два и два, в данном случае, сквозной пробой в монолите, и огромный котлован правильной формы, почти полностью заполненный водой, у его подножия, чтобы понять, что это ж-ж-ж неспроста.
   Отсюда не очень хорошо видны детали, но и без того становится ясно, что удар в гору пришёлся сверху, под углом. Если зрение не подводит, то что-то шарахнуло крайне мощно, проделав ровное конусообразное отверстие, узкое у места первого контакта, и расширяющееся вплоть до глубин, скрытых ныне водой.
   - Саш, как думаешь, чем можно было пробить такую массу камня?
   Я пожал плечами:
   - Не очень помню принцип формирования кумулятивной струи, так что этот вариант даже выдвигать не буду. А оружие моего мира, насколько я в курсе, такие аккуратные отверстия в препятствии не создаёт, и если бахнет, то гора просто перестанет существовать. Равно как и вся долина.
   - Смотри, - кицунэ дёрнула меня за рукав. - Видишь, там какая-то стела стоит между озером и горой, ровно на линии удара?
   - Ага. Думаешь, её поставили после?
   - Наверняка. Но тоже очень давно, те полосы очень уж похожи на старые трещины.
   Я ещё раз глянул на карту.
   - Хм... Река и гора отмечены. Но тех луж у подножия нет, да и визуально русло должно быть гораздо дальше, чем есть сейчас.
   - А в горе отверстие отмечено, - бледно-розовый ноготок кицунэ ткнулся в центр рисунка.
   - Третий ориентир - разрушенный храм, и он должен находиться на востоке долины, - я повертел головой, сравнивая древнюю карту с тем, что имеем сейчас. - Ага, скорее всего, за тем леском развалины найдём.
   Желтоглазая сбросила тёплую куртку, оставшись в толстом свитере, и сладко потянулась, начисто выбив из головы абсолютно всё, кроме неистребимого желания окунуться в её тепло, выкинуть все мысли и идеи, стать единым целым - пусть ненадолго, но - стать.
   - Пойдём искать?.. Сашка! Что ты даешь?.. Не здесь же!.. - И, с невероятно тягучим, сладостным полувсхлипом-полувздохом: - Продолжай...
  
  
   Дроиды вернулись только к вечеру, а выступать по темноте мы не рискнули. И хоть и собственная сенсорика, и данные воздушной разведки отрицали наличие в долине мало-мальски крупной живности, равно как и сигнатур, характерных для хосков, а так же каких-либо значительных ям, трещин и бугров по всей просканированной площади, идти под быстрым светом лун совсем не хотелось.
   Кейтерра отсыпалась, подмяв под себя спальник, и в Сути на неё невозможно было смотреть - столько яростно кипела Сила в тонких телах.
   Температурный контраст, опять же: снаружи по вечерам без ветровки уже особо не походишь, на перевале - слегка за минус, а тут - словно в середину лета вернулись: хоть голышом на камнях спи, не простынешь и не замёрзнешь.
   Скол, растянувшись у моих ног, явно кайфовал - вытянувшись телом вдоль раскалённых камней кострища, макушкой отмокал в скальном углублении, похожем на неглубокую чашу, заполненную водой. Пусть отдыхает, шланг разумный, не мало помог уже, заслужил.
   Мясная похлёбка, отдалённо похожая на сильно упрощённый бограч, неотвратимо приближалась к стадии финальной готовности, о чём бесхитростно намекал густой аромат варева, внаглую вкручивающийся в ноздри. Ещё немного, и надо будет идти будить Лисёнку - какие бы сладкие сны ей сейчас ни снились, но горячая пища не в пример важнее.
   Я посмотрел через огненное марево на девушку.
   Вот ведь чудны кульбиты чуждой логики.
   Что кицурэ, что их наследники кицунэ, весьма толерантны в выборе половых партнёров, про многожёнство, пусть и обоснованное в силу малого количества мужчин расы, вообще молчу. А с культурой полового воспитания у них совсем всё печально.
   Кейт, например, не смотря на наличие старших жён, с коими делила и супружеское общее ложе, и спальную комнату, даже не догадывалась о приятности взаимных ласк. Видимо, и старшим тоже никто этой науки не преподавал, и Мать-Природа, как в том анекдоте, так же не помогла, иначе объяснить серьёзный такой пунктик, обращающий в сознании Кейтерры близость в инвариант изнасилования, я не могу.
   Желтоглазая искренне считала, что лечь, раздвинув ножки и молча ждать боли и унижения - это повсеместно принятая практика супружеской жизни.
   Не повезло девчонкам с мужем, капитально не повезло. Утопленнику - и то фартит больше.
   Тем не менее, недолгий период, предшествовавший созданию семьи, наполненный массажем, совместными ванными и сауной, общением и прогулками, чуток сдвинул окно восприятия негатива, ну а теперь и вовсе это окно с впечатляющей скоростью исчезало, хотя нет-нет, да случались эксцессы. Впрочем, и это пройдёт, как сказал бы представитель столь нелюбимой мной божественной фракции дедушка Соломон, любивший приударить за копытной красавицей.
   Вообще, вернёмся, и надо будет уточнить несколько специфичных вопросов. В частности, являются ли кицурэ и их потомки столь жадными до тесного интимного контакта, или это нам просто молодость башню рвёт, и как вообще с этим важным планом совместной жизни обстоят дела в других семьях?
   Стараясь переориентировать взгляд так, чтобы Кейт оказалась вне моего поля зрения, соскользнул в Суть, с ходу проскочив до максимальной границы чувствительности. Всмотрелся.
   Пусто. Ни веяний Силы, ни, тем более, характерного столпа энергии, генерируемого аппаратурой стабилизации пространства. Или оборудование работает на слоях и частотах, недоступных мне, или превосходно закапсюлировано в ограниченном объёме, или же скрыто фильтрами неизвестной природы, как ловушки на подступах к обиталищу Теодара.
   То, что дроиды не попали ни в одну из ловушек, ещё ни о чём не говорит. Может, тут шаг сетки откалиброван так, что срабатывает только на крупную цель, может, они срабатывают только на органику или определённый минимум фонового шума, который всегда создаёт любое живое существо. А может, вообще, всё это находится в свёрнутом виде в спящем режиме и включается после пересечения какого-то периметра или активации скрытого триггера.
   В общем, понятно, что ничего не понятно.
   В любом случае, надо быть настороже.
   Я дотянулся до котелка и снял пробу. Суп - не суп, жаркое - не жаркое, но что-то жутко густое, ароматное, нажористое получилось. Мясо, опять же, весьма в тему оказалось в виде солянки: набросал и копчёного и вяленого, и сушёного в толстой прослойке из соли и пряностей, и свежего из внекармана отсыпал. Жирно, сытно, простенько. Лучшая на всю долину ресторация "Походное кафе "У Шурика", обращайтесь.
   Да, под такой ужин совсем не лишними оказались бы сто пятьдесят беленькой, но - хоть алкоголь почти и не действует теперь ни на меня, ни на Кейтерру, - однако в походе лучше от него воздержаться. По крайней мере до тех пор, пока не деактивируем аномалию. На случай удачного финала запасена бутылочка гайсара прекрасной выдержки - другой в Эри-Тау и не найти, конечно, но остатки хумансовского тщеславия всё равно немножко греют душу.
   Ну и литровая бутыль алхимически чистого медицинского спирта, куда ж без неё: царапину какую обработать, если сэкономить на регенерации потребуется, или костёр разжечь, если огнеящерки посбегают от своей ходячей кормушки, да мало ли где ещё можно использовать сие чистейшее и великолепнейшее произведение искусства анклавовской алхимии?
   Мягкий ягодно-травяной взвар готов, осталось только разлить по кружкам.
   Легонько коснулся плеча спящей красавицы:
   - Просыпайся, соня, ужин готов.
  
  
   Передвигаться по лесу вслед за Чуком - истинное удовольствие. Чугунатор и сам немало весит, плюс медкапсула, капитально забитая походным скарбом, да на ней ещё всякого-разного принайтовано на крепкую сотню килограмм - просеку в густом подлеске шустрый дроид делал знатную, при этом умудрялся большую часть деревьев оставлять в целости и сохранности, и даже кусты каким-то образом не вытаптывал. Гринписовец, мать его, чугуниевый.
   С утра мы попёрлись в лес. Как ни велико было желание поближе ознакомиться с результатом применения неизвестного оружия на примере пробитой насквозь горы, но найти третий ориентир всё же важнее. Как ни крути, а ориентирование по трём точкам гораздо надёжнее. Да и интересно стало - почему дроиды за лесом ничего не обнаружили, кроме уже знакомой дороги из прозрачного материала.
   Вывод логичный, что храм в лесу искать стоит, благо, площадь у него небольшая. Дроиды проскочили его поверху, тут уж я сам накосячил, признаю, надо было чуть подправить программу поиска. Ну да ладно.
   Чук делает дорогу, мы плетёмся в хвосте. Птички непуганные, чвиркают буквально в ухо, и ни бронированной туши, ни двух мягкотелых не боятся от слова совсем. Кровососы, опять же, на нежную кожу не покушаются. Кейт не привыкать к такому раскладу, и потому по лесу она движется в тонкой майке и плотных бриджах милитаристского покроя, только на ногах неизменные тяжёлые ботинки, да на поясе ножны и за спиной закреплена кобура с модифицированным револьвером. А я в упор не помнил, грызли ли меня комары и прочие вампирствующие твари во время моего пути к Эри-Тау, но прекрасно помнил, как эти гады охотились за моей кровью на Земле, так что экипировался немного брутальнее: ботинки на толстой подошве, карго из уплотнённой ткани, топ и куртка с подвёрнутыми рукавами - наручи не позволяли полностью укрыть предплечья, но с ними как-то надёжнее, чем без них.
   Под ногами шуршали листья - вперемешку свежие и уже приобщившиеся к вечности, сквозь листву местами пробивались прямые лучи солнца, кроны на особую густоту не претендовали, и потому под ветвями было более чем приличное рассеянное освещение и даже отсутствовала привычная плотным зелёным насаждениям влажная духота.
   Чесслово, не лесок, а натуральный парк. Ещё бы деревья по линеечке, ровными рядками росли - вообще один-в-один было бы.
   Местами из земли и толстого слоя прелых листьев выглядывали какие-то разбитые тумбы, бордюры, иногда даже особо упрямые крепыши росли прямо сквозь проломленный материал зеленоватой дороги - широкими пластинами он торчал из почвы, вздыбленный и зафиксированный упрямой зеленью - нерукотворным памятником доминирования живой природы над искусством древних разумных.
   Расфокусированный взгляд просигналил мозгу о непонятках в картине, заставив сознание сработать на автомате - тело, развернувшись под прямым углом, само шагнуло в сторону необычности, и только потом уже подключился разум.
   Тумба, обычная такая, вроде бы, только, в отличие от ранее встреченных, шестигранная против четырёх углов, и материал - камень типа базальта или гранита - коричневый, с проблесками каких-то вкраплений. А наверху покоится присыпанное листвой, закутавшееся в редкую ползучую зелень потрескавшееся яйцо.
   Я аккуратно стянул местный вьюнок и, схватившись за яйцо, потащил его наружу. Посыпалась комьями сырая земля, листья, и яйцо подалась наружу из многовекового плена.
   Однако нет, не яйцо.
   - Кейт, не знаешь, к какой расе принадлежал этот красавчик?
   Замечательная у неё реакция, всё же: успевшая пройти вперёд кицунэ только повернула голову, а левая рука уже схватилась за медальон с энергосферой, в то время как вокруг правой заклубился ранее незнакомый серебристый дымок.
   - Спокойнее, радость моя, он уже никому не повредит, - Лисёнка и без моих слов успела оценить ситуацию и, коротким взмахом кисти развеяв дымку, неторопливо двинулась ко мне.
   Симпатичный черепок попался. Верхняя часть вполне себе человечья, только надбровные дуги излишне массивны, да усеяны ближе к вискам шишкообразными наростами. Впадина носового отверстия, кажется, излише широка и толстокостна. Больше всего сюрпризов принесли челюсти, по какой-то неведомой прихоти переклинившиеся до полного нерассоединения: длинные кривые зубы, скорее даже клыки, а из подскулья, в плоскости висков, торчат аккуратно спиленные пеньки не то бивней, не то внешних клыков. И бонусом к черепу идёт фрагмент шейной части позвонков - последний присутствует наполовину, сколот, сплющен, весь в выщербинах и трещинах.
   - Не знаю, - пожала плечами подошедшая кицунэ, с любопытством разглядывая удерживаемое мной бывшее хранилище мозга. - Может, какая-то из забытых рас, а может, химера времён войны с Паразитом. А может быть и обычным мутантом, говорят, до основания Анклавов такие часто рождались.
   Не выпуская череп из руки, я осмотрел шестигранную колонну.
   - Не исключено, что у меня просто такая нездоровая фантазия, но - не кажется ли тебе, что этого типуса заживо расплющило внутри этой ловушки?
   Кейт вновь пожала плечами:
   - Если это и была ловушка, то ставили её много тысяч лет назад - кроме обычного магического фона здесь ничего не ощущается, любое заклинание за такую бездну времени развеется без следа.
   Ну ладно, чо. Доверимся ушастой красавице и интуиции. Первой - об отсутствии неестественной магии, второй - что череп с остатками шеи можно просто закопать рядом с колонной-ловушкой.
   Рыхлый грунт без проблем поддавался лопате, и через несколько минут неглубокая яма была готова. Положил череп и, уже собравшись закапывать, отложил орудие труда. Всё та же интуиция настойчиво твердила, что можно сделать завершённый ритуал. Ну и кхал с ней, ей виднее.
   Воткнув рядом с головой нож, всунул в щель между зубами мелкую серебряную монетку.
   - Пусть Лодочник примет за проезд, а пока что спокойных снов, - слова не мои, но и не Кайны. Странное ощущение, что моим ртом говорит сама Вечность. Ощущение жутковатое, но жуткость в нём - от осознания своей крошечности на её фоне, и вовсе нет страха.
   Миг - и давящее ощущение чего-то безмерно огромного и безгранично чуждого смертным ушло, оставив пустоту. Кейтерра, вздохнув, вздрогнула, и, поёжившись, двинулась в сторону остановившегося Чука, а я, с осознанием, что всё сделал правильно, взялся за лопату.
  
  
   - Думаешь, это - храм?
   Я почесал в затылке.
   - Других строений не наблюдаю. Хотя согласен - с моей точки зрения это корыто вряд ли тянет на данный статус священного места.
   И вправду - прошерстили лесок вдоль и поперёк, но кроме полуразрушенного бассейна, в который упиралась доисторическая дорожка, ничего не нашли. Посреди сей дивной купальни, изрядно присыпанной листвой, с тут и там торчащими корявками проросших насквозь немаленьких деревьев, высилась груда каменных осколков, капитально закутанная в толстый, желтовато-серый мох.
   Ни строений, ни лавочек, ни служебных сараев и прочих пристроек - просто бассейн с остатками облицовочного камня, структурой похожего на мрамор изумительного изумрудного оттенка. Сколько лет прошло, одному солнцу известно, однако, благодаря магии, использованной при строительстве, объект культа сохранился в относительно приличном, легко опознаваемом виде.
   Уверен - выкорчевать деревья, вычистить дно, залатать дыры в нём, да набрать воды - и купайся сколько влезет - не рассыплется и не растает.
   Вчувствовался в Суть. Пусто. Только потоки Силы мерно пульсируют, да от самого бассейна веет древним спокойствием и умиротворением - не иллюзорным, нет - настоящим. Узел Силы почти полностью накрывает его, и вокруг источника магии неторопливо крутятся кольца символов. У них нет перевода и строгого однозначного выражения, зато у них есть смысл - отдых, восстановление сил, медитация, единение с собой.
   Вот как. Я вновь посмотрел на карту - и всё стало ясно. В структуре обозначения крылись начальные символы незримых письмён - по одному на каждое кольцо. Переплетаясь, они создавали интересный узор-фактуру рисунку. Криптография, начало.
   Не храм это, вовсе не храм - в привычном значении. Скорее, святилище души. Место, где можно отдохнуть и найти себя, но не богов.
   И в толще земли ничего, кроме корней деревьев и мелкой живности, не ощущается. Лишь в глубине бортиков слабо мерцают стройные ряды рунических заклинаний - повреждённые, не способные уже ни выполнить заложенную в них задачу, ни распасться.
   Выдохнув, я повернулся к Кейт, собираясь сообщить увиденное, но она меня опередила:
   - Тоже хочешь починить заклинания?
   - С удовольствием, но, боюсь, в связи с извращённой топологией моих рук - только хуже сделаю.
   Кицунэ легко перескочила давно уже обросшую мхом каменную тумбу и, чмокнув меня в щёку, хитро улыбнулась:
   - Нечего на себя наговаривать. Я не вижу тут ничего сложного, думаю, справлюсь.
   - А мне чего делать?
   - Ты же Аномалию ищешь? Вот и ищи, только голема своего оставь рядом?
   Я мотнул головой, не веря своим ушам:
   - Радость моя, ты - вот именно ты, вся такая нежная, хрупкая, умная и красивая, - просишь оставить тебя одну? Вот прямо посреди незнакомого леса, засыпанного черепами, и без поддержки отряда штурмовых големов?
   - Не одну, а с Чуком. Чувствую - он ничуть не хуже тебя.
   Я посмотрел в оранжево-жёлтые глаза девушки. Не шутит, не смеётся.
   - Я серьёзно, Саш. Надо перебороть свой страх, понимаешь? И лучше уж тут, где ни хосков, ни разумных, кроме нас, нет, чем где-то ещё. Я не хочу шарахаться от каждой тени и трястись от каждого шороха, рискуя получить разрыв сердца от малейшего испуга или ещё чего похуже. А черепа... Знаешь, ни от одного покойника не было столько бед, сколько от живых. Справлюсь, не бойся.
   Я обнял кицунэ, ткнувшись носом ей в ушко. Волосы кицунэ пахли полевыми травами и, совсем немножко, сладковатым дымом костра.
   - Понимаю, моя сильная. Так тому и быть, - заглянул вновь в глаза, в бездонную оранжевую пропасть. - Но одного инженера оставлю - просто для связи.
   Кейт улыбнулась:
   - Если тебя это успокоит - то оставляй.
   Кицунэ вывернулась из моих объятий и, хлопнув меня по заднице, весело напутствовала:
   - Иди уже, мой герой, подвиги сами себя не совершат.
  
  
   Триангуляция есть, азимут взят, площадь поиска - от силы с пару десятков футбольных полей. Инженер чирикает высоко над головой, солнышко припекает так, что впору вообще без одежды ходить - почти тропики, как ни крути.
   Скинув курку и перебравшись из штанов в просторные бриджи, я полез во внекарман.
   Так, а вот и царский подгон от Феди. Искин на прощание выдал от всех щедрот аж две полезнейших прибабахи: передатчик для установки связи и девайс для поиска контактных точек. Первый представлял собой обычный шар размером с два моих кулака, матово-белый, с перламутровыми разводами, и здорово напоминал жемчужину, выросшую вокруг куска урана - весила эта пакость почти как мешок цемента, и, если бы не наличие внекармана, таскаться с такой дурой было бы сущей мукой даже для проапгрейженного кицурского организма. Второй девайс куда как легче и проще: простая прозрачная пластинка размером чуть больше привычных КПК.
   Передатчик включается так же, как и шайтан-кружка - чиркнуть по экватору пальцем, и всё готово. Сфера на миг вспыхнула разноцветной волной и, вздрогнув, неторопливо потянулась вверх, на ходу теряя плотность и очертания.
   Пока аппарат поднимался на изначально заданную искином высоту, я занимался простым и полезным для здоровья при прогулках по Аномалиям делом - набивал подсумки камешками, комочками глины с зафиксированными в них кусочками травы и остатками фруктов, и распределял запас мелких ранеток, сорванных в прилеске, по свободным карманам.
   Надо было бы ещё догадаться пару-другую мензурок под кровь прихватить, но этот момент из головы как-то вылетел. Ну и Бездна с ними, у меня до сих пор, не смотря на всё головотяпство и отсутствие здравого смысла и субординиции, аж целых две ладони и десять пальцев на них в сумме, и в довесок - внушительный набор кромсающе-режущего оружия. Так что как-нибудь, да грамм сто своей эксклюзивной кровушки сцежу.
   Съедает любопытство - как там Кейт?..
   И тут же ощущаю эхо её эмоций. Трусит, осторожничает, но старательно размалывает эти чувства, беспощадно давит, игнорируя всё ближе подступающую панику. Несколько секунд, и дрожание эмоций сменяется сосредоточенностью с яркими вкраплениями интереса.
   Умничка моя рыжая, всё же нашла выход: ломает кривые психологические барьеры старательно и по всем фронтам. Со всем тщанием и упорством, свойственным её крови и расе. Жёстко и не щадя себя - в полном соответствии с заветами Ильича - работа, работа и ещё раз работа.
   Убедившись, что эмоции кицунэ устаканились и дискомфорта девушка не ощущает, вынырнул из состояния "Большого Уха" в реальность.
   Вовремя, однако.
   Не успел ещё сфокусировать зрение, как мелко завибрировал конаг. Несколько секунд ушло, чтобы нацепить на ухо кафф переговорного модуля, и в голову ворвался жизнерадостный голос искина:
   - Думал, никогда уже вас не услышу, администратор Кайна, - весело бухнуло вибрирующими децибелами в чувствительную ушную раковину голосом Теодара, искина-координатора Объекта 261.
   - Потише, зараз-з-за бесчувственная, - прошипел я, пытаясь выковырнуть из уха затерявшийся там комок разорванного речью Феди воздуха. - Оглохну же.
   - Исправимся, - бодро отрапортовал Федя. И в самом деле, следующее входящее сообщение было гораздо тише и уже не царапало мозг на обертонах. - Пеленг на передатчик взял, координаты предварительно обработаны, сравнение с имеющейся в распоряжении картой указывает, что вы находитесь рядом с научно-исследовательским комплексом Объект 704 "Аллана". Детектор активен?
   Я включил девайс. В толще прозрачного бруска мелькнуло голубоватое сияние, и - всё.
   - Да. Только что-то непонятно, работает ли он. Никаких вспомогательных маркеров, насечек, разметок и прочего.
   - Так и должно быть. К сожалению, плотность сигнала недостаточна для оптического контакта, так что вам придётся немного побыть моим удалённым манипулятором.
   - Фигня вопрос, что делать-то, только скажи?
   - Радиус действия сканирующего луча составляет неполную лигу, ширина очень ограничена. От вас требуется выставить детектор на вытянутых руках перед собой и смотреть в него, очень медленно поворачиваясь вокруг оси. Как только аппаратура засечёт сигнатуры, характерные для точек контакта, алгоритм поиска визуально выделит искомый объект.
   - Принято.
   Вот зачем вытягивать руки-то? Мышцы же затекают очень быстро, а вот если держать устройство перед лицом, на манер видоискателя фотоаппарата, то совсем другой коленкор выходит.
   Между делом, пока неторопливо шло сканирование территории, я общался с Теодаром.
   - Рассказывай давай, что нового произошло, пока меня не было?
   - Новые гости не появлялись. Удалось полностью развернуть все системы медицинско-оздоровительного комплекса и приступить к синтезу недостающих медикаментов и препаратов. Параллельно решаю вопрос с доступом на склад техники, предварительная оценка перебора вариантов на перехват управляющих функций охранно-консервационных систем хранилища составляет двадцать три процента от расчётной.
   - Во взломщики подался?
   - Зря пытаетесь укорить, администратор Кайна. Системы хранилища изолированы, но перевести их на обслуживание искином не успели - примитивы тупы и исполнительны, и никакие директивы, заданные создателями, не склонят их к сотрудничеству, если это не сформулировано чётко и ясно в изначальной программе.
   - Раз они примитивы, то, как мне кажется, они для тебя на один плевок, разве нет?
   - Вы мне льстите, администратор Кайна. Всё же мои возможности сильно ограничены, а вычислительные массивы, вынесенные за пределы основного купола, увы, за прошедшее время без должного обслуживания не подлежат восстановлению. Ну и, само собой, защиту на блокировку модуля доступа после определённого количества неудачных подборов никто не отменял.
   Изменений в видоискателе не наблюдалось, так что я продолжил трёп.
   - Слушай, Федя, у меня вопрос такой возник. Помнишь, когда ты меня гонял через процедуру авторизации, то упоминал о деградации?
   - Да, эти данные внесены в логи.
   - А не знаешь... Вот, к примеру, у меня есть на примете кицунэ, которые, с точки зрения кицурэ, есть деградировавшие Старшие. Можно это исправить? Подтянуть, так сказать, планку до кицурского уровня?
   Теодар крепко задумался. Казалось, что сквозь тишину эфира можно прекрасно расслышать, как бегают искорки по его виртуальным нейронам, ну или чем он там думает?
   - К сожалению, в моей памяти таких сведений нет, администратор Кайна. Но логика, опирающаяся на знание биологии кицурэ, подсказывает, что при наличии общих детей в таком союзе уже первая генерация будет близка по своим наследственным характеристикам к Старшим.
   - Печально...
   - С другой стороны, это суждение может быть ложным или некорректным, в зависимости от множества факторов. Медкомплекс развёрнут, и на его базе я вполне могу провести анализ и расчёты наследственности при наличии биологических образцов.
   О как. Ну-ка, ну-ка?
   - Какие образцы нужны?
   - Кровь и клетки кожи. И, само собой, полное сканирование объекта.
   - То есть - разбирать по запчастям пациента тебе не надо?
   Федя аж задохнулся от возмущения:
   - Госпожа Кайна, ну имейте совесть! Я что, похож на искина Храма Вивисекции и Экзобиологии? Мне достаточно полного сканирования, в нём будет отображено абсолютно всё, необходимое для анализа. Больно мне надо ковыряться в чьих-то внутренностях и продуктах жизнедеятельности, когда всё можно получить гораздо более безопасным для жизни объекта образом.
   - Ладно, не кипиши, - буркнул я, прикидывая, сколько же ещё придётся крутиться. - Просто имей в виду, что, как появится возможность, я к тебе наведаюсь в компании очаровательной кицунэ.
   - Намёк понял, буду ждать. Администратор Кайна, разрешите сделать запрос?
   - М?
   - Прошу предоставить доступ к останкам ремонтных дроидов с целью попытаться собрать из них хоть какие-то внешние манипуляторы.
   - А нафига они тебе?
   - Честно? Хочу разведать территорию комплекса на наличие потенциально опасных мест, провести ревизию вычислительных мощностей, размещённых вне основного купола, на предмет уцелевших модулей, а так же попробовать реализовать пару задумок, подсмотренных у вашего дрода-спутника.
   - Подвижную платформу хочешь себе замутить?
   - Не совсем уверен, что корректно понял значение слова "замутить", но анализ смысловой интонации досказывает с вероятностью свыше семидесяти пяти процентов, что имелся в виду синоним слову "смастерить". Я прав?
   - В точку.
   - Да, вы правы. Вокруг мир, огромный и живой, а я заперт в скорлупе купола, - и столько неподдельной тоски в его голосе, что аж самому поплохело.
   - Не вопрос, делай что хочешь, если это не скажется на функционировании комплекса. Кстати, ты в устройстве моего Чука разобрался?
   - Так точно, - более чем радостно отозвался Теодар. - Всё рассмотрено, проанализировано и разложено по соответствующим директориям. Если в наличии будут промышленно-производственные мощности, смогу запустить сверхмалый конвейер по производству аналогичных образцов.
   - А как с его мозгами быть?
   - О, госпожа Кайна, верный вопрос. Голем с акустическим идентификатором "Чук" обладает гибридным биокибернетическим носителем интеллекта, выполненным по довольно примитивным, но от того не менее понятным технологиям.
   - А покороче?
   - А покороче - повторить базовую сборку носителя я не смогу, пока не получу доступа к базам данных того завода, где он собирался и где выращивались его компоненты. Но могу заменить "мозг" Чука репликантами с моего основного купола - так даже интереснее получится.
   Фигассе Федя размахнулся!
   - Друг мой, относительно материальный, ты бы обороты пока поубавил. Армию дроидов мы построить ещё успеем, но, думаю, важнее всё же сначала попасть в хранилище техники. Процесс никак ускорить нельзя?
   - Увы, администратор Кайна, соотношение затрат моих вычислительных мощностей и отсечения запросов системой безопасности хранилища никоим образом не взаимосвязаны.
   - Тогда ладно, - буркнул я, пытаясь понять - это солнце бликует на экране или же пора Федю оповещать? - Теодар, а скажи ты мне, как узнать, что я не блики всякие вижу на поверхности детектора, а то, что нужно именно нам?
   - Блик? Поверхность устройства изначально создана из материала, подавляющего отражение света. Значит, вы нашли контактную точку. Поздравляю!
   И в самом деле - сделал пару шагов в сторону, чуть довернул корпус - а подрагивающее яркое пятно так и продолжало мелькать в зеленом ковре невысокой, густой травы. Навскидку - метров триста до него, плюс-минус двадцать. Нормалды.
   - Федя, а с ловушками над тобой не разбирался?
   - После вашего ухода мне удалось перенастроить часть оборудования комплекса для мониторинга внешней среды. Ловушки нашёл, но, видимо, они были запитаны от источника Силы, генерируемого в комплексе, и после разрушения Стабилизатора они значительно ослабли.
   - Насколько - значительно?
   - Потеряли, по предварительным расчетам, от девяноста двух до девяносто двух с половиной процентов мощности. На практике проверить пока не имею возможности.
   - Федя, ты там поаккуратнее будь, когда соберёшь себе мобильную платформу. Эта хреновина, что охраняет подступы к тебе, крайне опасна и в доступных мне спектрах зрения просто не видна. Да и у меня нет уверенности, что она статична.
   - Наблюдения показали, что объекты над комплексом не двигаются. Так что можете быть спокойны, администратор Кайна.
   - Оке, - я убрал детектор в карман и, подхватив набор самопальных приблуд для обнаружения аномалий - ёптыть, ну реально доморощенный сталкер в Зоне! - потихоньку двинулся к цели.
   Шаг - бросок вперёд метров на двадцать камушка, глины, вымазанной в крови, и ранеток. Тишина. Десять шагов вперёд и повторить. И так раз за разом, каждые десять шагов, в состоянии, близком к ускорению, в полной готовности мгновенно отпрыгнуть, упасть или бежать, с едва-едва успевающей заживать ладонью.
   Короткий путь в три с небольшим сотни метров занял у меня почти два часа. Два часа в состоянии перманентного ускорения и полной боевой готовности. Два часа постоянного напряжения всех органов чувств.
   И лишь выбравшись на идеально круглый пятачок, отмеченный детектором, я понял, насколько голоден и устал.
   - Федя, я на месте. Пять минут перерыв.
   - Принял, - отрапортовал искин, всё это время внимательно слушавший моё пыхтение и пытавшийся мониторить состояние моего здоровья на основе акустической информации.
   Скинув рюкзак, я осмотрелся. Реально - идеально круглая площадка, покрытая низкорослой растительностью. Какие-то полевые цветочки, трава - короткая, с широкими и плотными листьями, и ни малейшего следа насекомых.
   Тщательно прожёвывая жёсткие куски копчёного мяса и запивая тоником из фляги, чувствуя, как организм буквально на атомы разбирает поступающую пищу, стараясь восполнить энергозатраты, я прислушивался к окружающему миру в целом и к Кейт в частности.
   Под ногами тишина, спокойствие, и никаких ощущаемых пустот или источников энергии. Недалеко от гор кружатся гиганты, их эмоции непонятны и чужды моему разуму, а бег их ленив и размерен. Спокойствие и тишина царят над долиной, нарушаемые лишь иногда песнями небесных левиафанов - на самой границе слуха.
   Моя желтоглазая прелесть сосредоточена на работе, любопытство, старание, интерес - и на этом ровном приятном фоне диссонансом - беспокойство. Стараюсь передать успокоение, мыслеобраз - нежное перебирание волос за ушком, ласковый поцелуй между лопаток - от родинки к родинке, и вверх - вдоль позвоночника. И фон выравнивается, расцветает теплом и обожанием. Уверен - смог бы на неё сейчас взглянуть - увидел бы улыбку, широкую, открытую, и загадочный, манящий блеск в глубине янтарных глаз.
   На душе сразу полегчало, даже голод и усталость отступили, притупились, захлебнулись волной приподнятого настроения.
   Расправившись с последним куском мяса, я поднялся на ноги.
   - Федя, я всё.
   - Прекрасно. Если позволите, я воспользуюсь модуляторами конага - проще подать идентификационный код, чем вручную работать лопатой. Тем более неизвестно, насколько глубоко ушла в почву приёмная площадка.
   - Заботливый ты, Федя. Благодарю.
   - Да не за что, - искин явно усмехнулся. - Рекомендую максимально тщательно прикрыть ушные раковины - модуляция сигнала может вызвать сильные негативные ощущения.
   - Конаг снимать?
   - Не рекомендуется. Он использует тело носителя как природный усилитель.
   Повозившись с мышцами, я всё же сумел максимально плотно прижать пушистые локаторы к голове и сверху придавить их для надёжности ладонями.
   - Федя, давай!
   И Федя дал.
   Низкочастотный сигнал, казалось, неистово свербел в каждом нерве организма, в каждой косточке, заставлял ощутимо дрожать и головной, и спинной мозг, отдавался оглушающей болью в зубах. Периодически модуляция уходила далеко в инфразвук, и от незримых волн начинали дёргаться внутренние органы. Сознание плыло и отказывалось контролировать организм, и только благодаря практически безотходной пищеварительной системе кицурэ не оконфузился прямо в портки.
   Разум, корёжимый ударными волнами звука, всё же не удержался, дал слабину, роняя меня на колени. Слёзы, сопли, слюни в три ручья...
   И всё закончилось.
   Задыхаясь, я дополз до рюкзака, дрожащими, негнущимися пальцами с трудом отстегнул фляжку и плеснул тоника на лицо. Прохладная жидкость, богатая щекотными пузырьками, отрезвила, вернула критичность мышлению.
   - Ну и сука же ты, Федя...
   - А я что? Я ничего. Я вообще не при делах.
   Ну-ну.
   Расстегнув пояс, стащил штаны, изучая диспозицию. Слава богам, всё же не обделался. Но по ощущениям - был на самой грани.
   Кое-как умывшись тоником, более-менее привёл себя в порядок.
   - Предупреждать надо, что от твоих модуляций можно преждевременно и не по своей воле не только совершить акт дефекации в непредназначенных для этого условиях, но и вообще отбросить хвосты.
   - Как интересно... - вполне серьёзно протянул искин и на некоторое время затих.
   Пораскинув мозгами, я решил, от греха подальше, отойти чуть в сторону от пятачка. Мало ли...
   - Я проанализировал реакцию вашего организма на частоту модуляции. Признаю, моя ошибка, не учёл тот факт, что вы ещё не завершили восхождение по Ступеням. Больше не повторится.
   - Честное пионерское?
   - Честное искусственно-интеллектское, - передразнил Теодар. Язвит, зараза. Пытается прикрыть беспокойство ёрничаньем, только не очень-то ему это удаётся.
   - А если бы у меня организм не выдержал и я бы того, в смысле, в Колесо ушла?
   - Пф-ф-ф! Кицурэ убить не так-то просто. Скажу даже больше - чтобы убить только начавшего Восхождение - нужно очень и очень постараться, а прошедшего несколько Ступеней - и вообще задача архисложная.
   - Ладно, извинения приняты. Только в следующий раз, если решишь снова с модуляциями поиграться, дай мне сначала раздеться. Знаешь, нет никакого желания столь плотно ознакамливаться с содержимым своего кишечника, внезапно оказавшимся снаружи тела. Да и мордой ковырять землю тоже не весело. Так что я ещё и лечь успеть должна.
   - Принял, каталогизировал, внёс в набор правил. Кстати, рекомендую покинуть подсвеченную детектором территорию минимум на два-три размашистых шага.
   Раз рекомендует, значит, лучше перестраховаться и оттопать на все десять шагов. Едва только я успел достичь задуманной дистанции, как по земле прошла волна вибраций, ощутимо толкнув в ноги. А вслед за лёгким землетрясением вверх устремился настоящий вулкан из смеси почвы, травы, камней, корешков и мелкой живности, мгновенно накрывший полянку облаком пыли.
   Это хорошо, что шёл я с ветром в спину, и туда же и отбежал, иначе пришлось бы глотать пыль и скрипеть грязью на зубах. А так - воздушные массы бодро снесли в сторону всю поднятую почвенную взвесь, лишь слегка припылив меня. После инфразвукового удара Феди, заставившего валяться на земле, новой грязи, считай, и не добавилось.
   Ветер довольно быстро очистил воздух над пятачком... Эм... Бывшим пятачком. Там, где ранее была коротковатая трава, теперь возвышался усечённый конус подъёмного аппарата. Призывно открытые двери, мягкий свет внутри, два ряда поручней. И подрагивающая полупрозрачная многослойная сфера неопределённого голубовато-бирюзового оттенка посреди этого объёма.
   Стараясь не делать резких движений, я показал пустые ладони, попутно послав мысленную просьбу Сколу не шевелиться. Компаньон и без того особо признаков жизни не подавал, с самого начала похода предпочитая пребывать в полудрёме.
   - Эм... Здрасьте, - я постарался улыбнуться как можно более открыто и дружелюбно. Мало ли что за хрень может кататься в лифте Древних?
   Ожил конаг, разродившись серией коротких вспышек, сопровождаемых посвистыванием в духе приснопамятного ведроида R2D2, в ответ на которые сфера проделала схожие манипуляции, вспыхивая внутренними слоями в хаотичном, на первый взгляд, порядке.
   - Администратор Кайна, рада приветствовать вас на территории научно-исследовательского комплекса "Аллана", внутренняя классификация - Объект 704, - сфера расцвёла серией вспышек, сопровождающих приятный женский голос. - Вас приветствует искин-координатор класса "Йор-Танкёру" Аллана. Полномочия администратора подтверждены искином-координатором класса "Йор-Тэнгун" Теодаром, расположение в соответствии с внутренней классификацией Объект 261. Запрашиваю разрешение на расконсервацию аппаратуры дальней связи с последующим восстановлением межкомплексной сети вычислений и обмена данными.
   - Федя, что скажешь?
   - Если получится восстановить связь, мы сможем объединить усилия во взломе примитив-искинов хранилища, а так же получим возможность оперативно взаимодей...
   Я перебил Теодара:
   - Короче, чтобы твои мозги окончательно с резьбы не съехали, тебе нужен достойный собеседник?
   Искин взял короткую паузу.
   - В целом - да. Однако не это главное. Распределённый кластер искинов позволит более качественно оказывать вам всю необходимую помощь.
   - Аллана, считай, что разрешение получено. Предварительные расчёты по времени развёртки сети есть?
   - Принято к исполнению. Приступаю к расконсервации аппаратуры. Первичный расчёт - полтора часа. Корректировка: два с половиной часа. Корректировка вызвана штатной активизацией модуля Стабилизатора, время старта: через тридцать минут, время функционирования - один час. Следующее окно корректирующего выброса - одни планетарные сутки.
   - Аллана, у тебя сканеры внешнего пространства или иные средства мониторинга активны?
   Искин призадумалась на несколько секунд.
   - В пассивном режиме работают. Перевести в активный?
   - Да. Есть предположение, что неизвестное лицо установило ловушки над комплексами, возможно, питающиеся от выброса энергии Стабилизатора. Сможешь помониторить окружающую местность на предмет подозрительной активности во время работы Стабилизатора?
   - Конечно. Полноспектральное сканирование, отслеживание гравитационной постоянной, геологические и атмосферные замеры, давление, скорость и направление ветра, ауры и тонкоплевая активность, а так же взятие и замер биопроб и плотности и стабильности м-полей. Этого достаточно?
   Внушительный список выкатила Аллана, ничего не скажешь.
   - Надеюсь, что да. Не хотелось бы превратиться в молекулярный фарш в шаге от входа.
   - Принято к исполнению, администратор Кайна.
   - Что ж, в таком случае - задерживать не буду, вернусь после того, как Стабилизатор отработает, - уже отправившись бодрым шагом с полянки, я на пару мгновений остановился и повернулся к сфере искина: - И заранее благодарю, Аллана.
  
  
   Пока я совершал променад до Алланы, Кейт успела... успела... многое успела, в общем. Под её командованием Чук, вооружившись самопальной метлой калибра кинг сайз, заканчивал вылизывать вверенную командованием стратегическую территорию, равномерным слоем распределив весь мусор, дёрн и листву по ближайшему подлеску.
   Сама же хвостатая, нацепив на глаза наглухо тонированные гогглы, деловито дирижировала руками, окутанными тонкими струйками голубовато-белого дымка. В Сути, повинуясь движениям её тонких пальцев, целый сонм духов старательно правил руны в бортиках, выравнивал и запитывал кольца вокруг узла Силы.
   В ауре девушки отчётливо доминировали цвета сосредоточенности, напряжения и интереса.
   Пожалуй, не стоит мешаться под ногами и отвлекать от дела.
   А раз пока заняться нечем, можно и разведать берег речушки на предмет глубины, живности и заводей, удобных для купания.
   Искомое нашлось сразу же, буквально в десятке минут спокойным шагом от храма. Довольно широкая река здесь делала изгиб вокруг каменистого холма, образуя небольшой полуостров хитрой формы. Тут русло сужалось до десятка метров, в кристально-чистой воде без проблем отслеживалось резкое увеличение глубины - дно каменистое, ровное, только редкие водоросли цепляются за камень, сопротивляясь напору воды. И буквально в паре метров от основного русла идёт второй рукав, вгрызаясь в бок полуострова, образуя широкую, тихую заводь. Мягкий мелкий песок длинным языком выползает на берег, вокруг - тонкие развесистые деревья, кусты, сочная, толстостебельная трава. В толще воды мелькают стремительные росчерки теней мелкой рыбёшки, да песок испещрён витиеватыми следами медленно путешествующих речных моллюсков. Выловил одного - и правда, точь-в-точь как земные, даже расцветка один в один. Расковыривать ракушку не стал - что я, варвар, что ли? Так только, пустил блинчиком к противоположному берегу - лети, ёжик, на вольные хлеба! - там ракушек было поменьше из-за довольно сильного, но узкого потока, вылизавшего весь песок на своём пути вплоть до каменной подошвы. Человека если и не снесёт, то проблем вполне может доставить, благо, ширина этой струи едва ли больше полуметра.
   Да и смоет если - чуть дальше по течению река снова раздаётся вширь, изрядно мельчая, и выбраться на сушу не составит никаких проблем.
   Взобравшись на верхушку холма, я уселся в лотосообразную позу (и вновь моё безмерное почтение потрясающей гибкости кицурского тела!) и, выкинув из головы мысли, предался созерцанию не тронутой хумансами природы.
   Видимо, пустота сознания поспособствовала незаметному перетеканию созерцания в медитативный транс, ибо очнулся я от ненавязчивого мурлыканья Кейтерры, весьма комфортно разместившейся в чаше моих ног. Прикрыв глаза, из-под густых пушистых ресниц кицунэ лениво разглядывала безоблачное небо.
   - Давно меня нашла?
   - Минут десять, может, меньше. Я не заметила, как ты вернулся, извини.
   Я запустил пальцы в огонь волос Кейт.
   - Как восстановление?
   - Идёт. Знаешь, никогда раньше не сталкивалась с артефактными системами такой сложности, тем более - основанными на рунном письме. Тем более - с нематериальной фиксацией.
   Я заинтересованно глянул на Кейт и кицунэ правильно угадала незаданный вопрос.
   - То, что отражается в истинном зрении - лишь проекция, основа закутана на куда более глубоких слоях мира. Моего зрения не хватает, но духи туда проскальзывают без малейших проблем - для них нет никакой разницы между планами мироздания.
   Кицунэ, повозившись, села и сладко потянулась:
   - Саш, а вода тёплая?
  
  
   Вволю накупавшись, наскоро перекусили простеньким, но сытным обедом, приготовленным Кейт, и двинулись в сторону Алланы. По моим подсчётам, Стабилизатор уже должен отработать.
   Оставив кицунэ в паре сотен метров от бункера, я вновь повторил предыдущий поход. В этот раз управился гораздо быстрее - других следов, кроме моих, не было, места, где останавливался, помнил, а снаряды брал под ногами - часть осталась от прошлого забега, часть делал на ходу. Впрочем, никаких ловушек не встретилось.
   Когда моя длинная тень упёрлась макушкой в порог подъёмника, я остановился:
   - Добрый вечер, Аллана. Как обстановка?
   - Вновь приветствую, администратор Кайна. Мониторинг - ноль, аномальной активности не обнаружено. Корректирующий выброс прошёл штатно, Стабилизатор автоматически перешёл в ждущий режим. Наблюдается повышенная концентрация витального и магофона, пространственных аномалий не обнаружено. Анализ биопроб завершён - патологических изменений не выявлено. Наблюдаю вектор внимания со стороны вашего движения, дистанция до первой цели - двести сорок три метра два сантиметра семь миллиметров. Биологический объект, самка, агрессивности не проявляет. Уровень опасности - белый. Дистанция второй цели - двести тридцать девять метров пять миллиметров. Биотехнологический объект, предварительная идентификация невозможна, вероятный тип - боевой дроид, анологичный самоорганизованным экзоголемам класса "Ганешу-Урр" модификации "Гхор-ши". Агрессивности не проявляет. Уровень опасности - синий.
   - Это свои, Аллана. Девушка - моя жена, дроид - наш защитник.
   В пальцах приятно покалывало, волосы на загривке топорщились, омываемые незримыми волнами избыточного магического фона. Я улыбнулся: Кейт должна на пользу пойти такая обстановка.
   - Не будешь против, если они составят мне компанию?
   - Не имею ни малейших возражений.
   - Да, чуть из головы не вылетело. Статус расконсервации аппаратуры связи?
   - Семьдесят четыре целых, восемь десятых процента. Предварительный расчёт времени разворачивания и полного тестирования составляет половину планетарных суток.
   Я мысленно дотянулся до кицунэ и постарался передать образ меня, приглашающе машущего рукой. Фигурка ушастой прелести вздрогнула, Лисёнка повертела головой, кивнула и, поманив Чука, двинулась по моим следам.
   Странно всё же. То ли у Чука какая-то хитровыкрученная независимая система ментального управления с усилителями сигнала и привязкой к владельцу, то ли ещё что - но факт остаётся фактом: управляющая тиара лежит у меня в кармане со времени вылета из Эри-Тау, а дроид спокойно слушается меня и без неё.
   А ещё непонятно, как им руководит Кейт. Наверняка и тут своих духов припрягла, шаманка желтоглазая. Надо будет расспросить перед сном.
   Пока дроид и оседлавшая его кицунэ приближались к подъёмнику, я вновь обратился к искину.
   - Аллана, а жилой модуль имеется?
   - Так точно. Я позволила себе начать расконсервацию сразу по факту установления контакта. В данный момент развёрнуты и готовы к эксплуатации: жилой комплекс в полнофункциональном режиме, медблок, спортивно-развлекательная зона, включая бассейн и сауну, центр контроля первой линии, инженерная галерея и прогулочные коридоры, восстановлено функционирование лифтов и подъёмных площадок.
   - А к Стабилизатору пройти когда смогу?
   - В любое удобное вам время.
   - Аллана, Теодар рассказал о целях моей миссии?
   - Он подтвердил мои расчёты. У искинов нет возможности самостоятельно отключить Стабилизаторы, иначе деформация пространства давно была бы остановлена. Теодар рассказал о вашей стычке в его комплексе, я готова предоставить все имеющиеся в моём распоряжении мобильные силы для оказания всесторонней поддержки.
   Как-то витиевато говорит, однако. Что есть немножко подозрительно.
   - Аллана, а много у тебя мобильных сил?
   - Десять сервисных дроидов, - мне кажется, или в голосе искина явно звучит плохо скрываемое смущение? - Есть ещё два экзоголема класса "Ганешу-Урд" в базовой комплектации. Но без ключей их не активировать.
   - А ключей у тебя нет, так?
   - Верно. Даже не предполагаю, где их можно искать.
   Ладно. Лучше уж синица в руке, чем дятел в жо... хм, в небе, короче. Нет ключа - нет экзоголема. И кхал с ними, мы сами с усами и ломом подпоясаны.
   Пока я общался с искином, ко входу подоспела и Кейт. Верхом на чугунаторе она выглядела просто великолепно: настоящая амазонка постапокалипсиса, только копья или лука не хватает. Впрочем, учитывая так полюбившийся ей модифицированный револьвер - это не критично.
   - Аллана, знакомься, это моя супруга, Кейтерра. Кейт - это искин комплекса Объект 261 Аллана. Вон то кошмарненькое по мнению некоторых чудо - Чук. Спутник и защитник.
   - Приятно познакомиться, Кейтерра, - искин таки соизволила материализоваться в виде привычной уже сферы.
   Кицунэ, не дрогнув ни единым мускулом, спокойненько спешилась и встала рядом со мной.
   - Здравствуйте, Аллана, - вежливо кивнула девушка, внешне не проявляя ни малейшего признака любопытства. Зато эхо эмоций, докатившихся до меня, было сродни водовороту - чудовищному, многосоставному. Я невольно поёжился - если это - лишь эхо, то что же за буря в данный момент творится в душе Кейт?
   Я приобнял девушку за талию, стараясь вселить уверенность в себе, и смело шагнул вперёд, в ярко освещённый проём подъёмника.
  
  
   Этот Стабилизатор никоим образом не напоминал предыдущий. Не было лиан силовых проводов и охлаждения, не было сверхсжатых стен, так потрясших у Феди. Спираль, правда, была. Многогранная, с наростами в виде шишек и кристаллических друз, с многоугольной "пальмой" наверху, образованной острыми языками закрученного материала Стабилизатора.
   Слева от входа стояли ящики управляющей аппаратуры.
   Стабилизатор да комп, вот и всё богатство глубоко запрятанной рукотворной пещеры. К счастью, костей здесь не нашлось. Или никто не погиб тут, или кто-то выжил и сам сделал всю работу.
   Я подошёл к панели компьютера, и задумчиво посмотрел на абсолютно ровную поверхность. Никаких ассоциаций. Кинул Кадайя?
   Резкая вспышка между глаз, у переносицы, разрядом ушедшая в затылок, а оттуда - вниз, вдоль позвоночника, - спазмами пробивая тело, заставляя упасть и буквально вжаться в такую приятно холодную поверхность панели под давлением сошедших с ума чувств - и в сознании распустился скромный бутон знания.
   Я тряхнул головой, отходя от сенсорного шока. Всё-таки у леди Антакары с передачей информации дела обстоят куда как лучше. Глянул на панель. Тёмно-красные кляксы там, куда я приземлился мордой лица. Провёл по сырым дорожкам под глазами - просто слёзы, без крови. Уже догадываясь, коснулся ямки под носом. Красная капля медленно растеклась по пальцу.
   Движение воздуха за спиной, узкая ладошка ложится на плечо, сквозь тонкую ткань майки ощущаю её успокаивающую прохладу. Лёгкими касаниями Кейт пробегается по спине, и напряжение проходит, сбившееся дыхание восстанавливается. Едва уловимая щекотка в носу - лопнувшие сосуды регенерируют. Сейчас главное - дышать ртом, иначе чихать буду до самого утра.
   Проморгавшись, вновь сосредоточился на панели управления. Филькина грамота чистого листа (сиречь, ровной пустой поверхности) разом перестала быть таковой. Зрение самостоятельно подстроилось под видение Сути в каком-то непривычном спектре, и на панели мгновенно зажглись десятки светлячков сенсоров.
   Положить хитро растопыренную в лучших традициях "Стар Трека" ладонь на соответствующий контур. Щекотно: тысячи тончайших энергетических нитей ощупывают кожу, скользят между папиллярными линиями, ныряют в мельчайшие складки кожи и взбираются на её уплотнения. Вокруг сложенных вместе среднего и указательного пальцев вырастает полупрозрачный кокон, тонкие нематериальные иглы мгновенно впиваются в плоть, и тут же растворяются, отправив куда-то вглубь аппаратуры пару капель моей крови. Боли нет, равно как и следов прокола.
   Усмехаюсь про себя: кажется, филиппинские хилеры, умеющие раздвигать плоть и не оставлять шрамов, всё же не такой уж и бред.
   Долгая пара секунд, словно размазанная во что-то, очень близкое к вечности, когда буквально загривком чувствуешь себя под прицелом чего-то чертовски опасного и невидимого.
   Но аппаратура, видимо, принимает кровь и скан ладони, и ощущение муравья в перекрестье визира ощутимо разумной МБР проходит.
   Рядом вижу свежепоявившийся контур: круг, разделённый на четыре части, как традиционная пицца. Новое знание говорит, что это сенсор аварийного отключения системы стабилизации пространственной метрики. Натужное оранжевое свечение датчиков контроля: комплекс работает внештатно, но самостоятельно отключиться не в силах.
   Хлопаю свободной ладонью по сенсору отключения, крайне болезненный разряд проскакивает от пальцев до копчика, попутно вывернув мозг наизнанку. Мысли путаются, расползаются, тело трясёт, спазмы корёжат мышцы, но держусь - из последних сил, а когда сил не остаётся, наваливаюсь всем телом на пульт, фиксируя своим небогатым весом руки.
   Краешком сознания, ещё остающимся вопреки мукам здравым, отмечаю, что кицунэ молодец - не вмешивается, как бы ей ни хотелось сдёрнуть меня с управляющей панели.
   Сглазил. Сознание захлестнула волна боли, сбив всю концентрацию, погасив свет разума, загнав в сумеречное состояние грогги, когда всё плывёт, и не понимаешь, где право, а где лево, где верх, а где низ, где руки, а где ноги, когда глаза видят запах, а нос вдыхает и выдыхает цвета, и по языку катаются странные визуальные образы. И над всем этим издевательски звучат, реверберируя и расползаясь хором, заевшие строчки почти забытой песни...
  
   Не кончается пытка
   И карлик трясёт головой...
  
  
   Сознание вернулось рывком.
   Насквозь промокшая одежда липла к телу, капли густого пота катились по коже, расползались по панели управления ленивыми деформированными дорожками разлитого глицерина.
   Боли не было.
   Скосив глаза, отметил, что оранжевость стала бледнее.
   С тяжёлым вздохом я кое-как отлип от холодного материала и сполз на пол.
   Кейт сидела, прислонившись спиной к блоку кицурского компьютера и, обняв колени, беззвучно плакала: мелкие подрагивания плечей и тёмное неровное пятнышко влаги на полу отчётливо говорили об этом.
   С трудом содрав с себя майку, смахнул ей самые крупные капли пота и отбросил в сторону. Осторожно приобнял кицунэ, стараясь не касаться обнажённой кожи холодными руками.
   - Тише, тише, прелесть желтоглазая. Всё уже позади.
   А голос у меня хриплый, каркающий. Глотка сухая и язык ворочается с трудом, словно камней в рот набрал. Отстегнул фляжку и надолго присосался к ней. Кажется, даже дышать забыл - настолько вкусной внезапно оказалась вода.
   Отлипнув от фляжки, перевёл дыхание и протянул питьё девушке.
   - Не плачь, маленькая, усё хорошо.
   Кейт подняла заплаканные глаза и всхлипнула:
   - Не делай так больше, пожалуйста... Я... я... - и её прорвало.
   Прижав к себе рыжее чудо, тихонько покачивался, насколько хватало баланса, и гладил супругу по волосам.
   - Прости, сам не знал, что так будет. Теперь знаю. Необходимая цена за выключение, подтверждение правоты и уверенности в своих действиях. По-другому - только рушить, - я вспомнил калейдоскоп миров, через который меня протащило при прошлой деактивации - и невольно вздрогнул. Ну нахер такую петрушку! - И я вовсе не горю желанием вновь задыхаться в открытом космосе или кормить своей кровью плотоядные травы кхал их знает какого забытого мира.
   Кейт, вывернувшись из моих объятий, крепко-накрепко обняла меня.
   - Это ладно, это пусть, - всхлипнула она. - Просто показалось... когда ты задёргался и упал, и больше не шевелился... что всё, что я снова осталась одна...
   Я посмотрел в заплаканные глаза кицунэ.
   - Даже не думай. Сдохну, но одну не оставлю.
   - П-правда?
   - Честное кицурское, - заверил я максимально уверенным тоном кицунэ и поцеловал Кейт в покрасневший носик.
   Всё же смог подняться на ноги, даже почти не качало. Ну, слегка штормило. Баллов так на семь-восемь. В принципе, как после сотряса средней степени - если тыковка привыкшая, жить можно.
   Оглядев пульт, спокойно светящийся серебром сенсоров переведённой в режим ручного включения аппаратуры Стабилизатора, я протянул руку Кейт:
   - Вставай, Лисёнка, нас ждут сауна и ужин.
   Робкая мягкая улыбка была мне ответом.
  
  
   Ещё медитируя в кицурской сауне, раскочегаренной, навскидку, до пары сотен по Цельсию (режим релаксирующего тепла по версии Алланы), почувствовал странный Зов.
   Странный - потому что отвык от него, да и ранее слышал (если вообще это можно так назвать) совсем иначе. А тут вот подраскачался, расширил сферу восприятия - и зов-приглашение зазвучал совсем в иных тонах.
   Видимо, раньше был излишне толстошкурым и тугоухим, раз не слышал в нём мелодичных модуляций. А теперь вот слышу. И мало того, даже понимаю, что там модулируется. А вещает некая знакомая сущность о подготовке к походу в гости в добровольно-принудительном порядке.
   Значит, в Туман и вправду меня выдёргивало, если можно так сказать, пинком последнего приглашения - иначе-то я и не понимал.
   Ладно, надо, так надо - главное, плотно перекусить перед десантом в Ось миров, на всякий пожарный снеди с собой и хабара завернуть, да предупредить Лисёнку, чтобы не паниковала.
   Я покосился на сидящую рядом кицунэ. Расслабленно прислонившись к пористой стене, Кейт с довольным видом изучала редкие капельки пота, выступившие на тыльной стороне ладони, и признаков дискомфорта не проявляла.
   Чудные дела творятся, однако.
   В Эри-Тау в саунах температура была чуть выше сотни, и это не мешало ни получать удовольствие от процесса прогрева тела, ни обильно потеть. Сейчас же - то же самое, хотя температура явно раза в два выше.
   Я, конечно, догадывался, что моё нынешнее тело угнеупорно - один только факт квазидуша в костре чего стоит, не говоря уж об углях на незащищённой коже, не причиняющих ни малейшего вреда, - но предполагал, что такой иммунитет у меня только к открытому пламени. Выходит, ещё и жаропрочный. Где предел этой прочности, правда, выяснять совсем не хочется, но тут я доверюсь чуйке, коя говорит, что и в магме дискомфорт вряд ли ощущать буду.
   Супруга тоже, как понимаю, имеет резистивность к высоким температурам - закипевшая вода, заготовленная в огромной кружке, лениво булькает уже у самого дна, а ей хоть бы хны. Щурится сквозь густые ресницы на раскалённый бок нагревателя, играющего роль каменки, да расслабленно улыбается.
   Всё-таки отходчивая она у меня. Может, связано с юным возрастом и соответствующей ему пластичностью психики, а может, просто характер такой. В любом случае - за душевное состояние можно особо не беспокоиться, раз уж взяла уверенный курс на борьбу со страхом, с него не свернёт по своей воле. Упорная желтоглазка, что не может не нравиться.
   Доверившись Аллане, позволили поднять температуру в сауне до десяти йэнхо - ассоциативные цепочки ещё не простроились, но если судить по ощущениям и мгновенно выкипевшей воде во вновь наполненной таре - что-то в районе полутысячи по Цельсию, если не выше.
   Прикольно. Тело жар не воспринимает, буквально купается в расслабляющей неге, волнами прокатывающейся по всему организму, а вслед за негой идут волны бодрости, вновь сменяемые чудесным блаженством.
   Лепота!
   Впрочем, долго прожариваться не отважились, и вскоре покинули гостеприимную сауну, с ходу нырнув в небольшой, но очень глубокий бассейн.
   Ясен пень, после таких контрастов усталости как не бывало, и даже сытный ужин, скомбинированный из наших запасов и синтезированных пищевым комбайном, в состояние осоловелости загнать нас не смог.
   А чуть позже, стоило только умыться перед сном и забраться на широченную мягкую кровать, в Кейт словно вселилась суккуба - столь яростной и страстной, с полнейшей самоотдачей любовной игры ранее ни у неё, ни у меня никогда не было.
   Сколько мы наслаждались друг другом, не знаю - да и время потеряло какую-либо важность - оно всегда уходит на дальний план в моменты, когда не только тела, но и ауры переплетаются, совмещаются, растворяются одна в другой, и нет мыслей, нет мира и действий за пределами небольшого пятачка, очерченного жарким сбивающимся дыханием, стонами и ярчайшими, исключительно чистыми эмоциями. В такие моменты просто не видишь разницы между телами, они воспринимаются как единое целое, и желания, помыслы, чувства - одни на двоих, как и аура, и душа...
  
   Слушая наше дыхание, я чувствую наше дыхание,
   Я раньше и не думал, что у нас
   На двоих с тобой одно лишь дыхание...
  
  
   Из расслабленного состояния выходить совсем не хотелось, приятная усталость настолько прочно обосновалась в каждой клеточке организма, что казалось - тело подобно амёбе расплылось по простыням, не в состоянии преодолеть гравитацию, и собраться во что-то более оформленное вряд ли когда-нибудь сможет.
   Даже Зов звучал совсем приглушённо, на самой грани чувствительности.
   Вздохнув, потрепал Кейт по оранжево-красной шевелюре:
   - Мой работодатель зовёт на встречу, и отказать я не могу, как бы того ни хотелось. Скорее всего, я просто очень крепко усну, настолько крепко, что разбудить меня не сможешь. Не знаю, как моё путешествие отражается на физическом теле, но прошу - не надо беспокоиться. Хорошо?
   Судя по расфокусированному взгляду и расслабленной полуулыбке, кицунэ пребывала отнюдь не в этой реальности. Впрочем, меня она услышала.
   - Хорошо, Саша. Только возвращайся скорее, ладно?
   - Вернусь, конечно же, куда я с подводной лодки денусь?
   - Вот и хорошо, - выдохнула она слабеющим голосом и тут же уснула.
   Поправив на ней простынь, я, на всякий пожарный скрепив ремешком рюкзак и одежду с кистью, раскрыл сознание навстречу Зову.
   Тишина, спокойствие, и - ничего. Как отрезало.
   Я моргнул и мгновенно ощутил, что уже крепко стою на своих двоих.
   Плечи оттягивала приятная тяжесть рюкзака, одежда, свёрнутая там, в Эрдигайле, в аккуратный рулон, сейчас плотно облегала тело, и тяжёлые ботинки уверенно вминали в почву мелкие камешки. Скол обманчиво медленно покинул мой пояс и по старой привычке обвился вокруг торса.
   - И снова здравствуй, Туман, - поприветствовал я Ось миров и сделал первый шаг в густую белую мглу.
  
  
   Собственно, как вошёл, так и вышел. Один шаг, и под ногами скрипит песочек, а прямо по курсу куда-то в небеса стремится от поверхности озерца знакомый водопад. Или водовзлёт? М-да, не филолог, но полноценный логофил.
   Чуть в стороне от кромки многогранной жидкой тьмы парит натуральный ковёр-самолёт с Артасом на борту. Хаосит с невозмутимой физиономией сидит по-турецки и непрерывно дымит кальяном.
   - Здравия желаю, товарищ бог, - вяло обозначив взятие под козырёк, я уселся на берегу. - Новая диспозиция аномалий уже на подходе, или иные цели способствовали моему сюда путешествию?
   Артас покосился на меня и выдохнул аномально огромное облако дыма:
   - Новобранца в курс дело посвятить не хочешь?
   Я пошкрябал в затылке.
   - Да не против, но и сам как-то плаваю в фактах и информации. Что я ему скажу-то? Привет, меня зовут Саня, ты в мире Тумана, и отныне ты принадлежишь к фракции Хаоса - чёрный ситхский плащ, светошашку кошерного красного цвета и печеньки заберёшь потом?
   - Да просто познакомишься. Расскажешь, что считаешь нужным, может, на экскурсию сводишь. Тут очень живописные окрестности, - издевается, морда хаоситская. Ну и фиг с ним.
   - Ладно, понял. А насчёт аномалий что?
   - Два самых опасных объекта отключены, месторасположение остальных нам неизвестно, но сведения о них должны иметься у духов-хранителей баз.
   - Духов?
   Арти отмахнулся:
   - Дух-хранитель, искусственный интеллект - какая разница, если суть одна?
   - Ладно, понял. А новичок-то скоро подойдёт?
   - А новенького ты сам найдёшь - он тут рядом бродит.
   Я с сомнением посмотрел на непроницаемо-белую стену, окружающую берег.
   - Не боись, - успокоил меня Артас, - не промахнёшься. Да, вот эту вещицу ему передай, пусть идёт туда, куда указывает стрелка, и будет ему счастье с большой буквы "Жэ". И учти - новичок весьма странным может показаться.
   Странным? И это он говорит тому, у кого не только уши с хвостом отросли, но и вообще пол изрядно отличается от стартового? После таких эволюций не удивлюсь, если кто-то из наших влип в тело бехольдера, какого-нибудь разумного леса или Роя.
   Я взял протянутую богом вещицу - ну натурально компас, только ненормально лёгкий, легче коробка спичек, хоть и размером в пачку сигарет, - и спрятал её в поясном кармане.
   - На этом всё?
   - Ага.
   Бросив последний взгляд на текучий мрак воды, я двинулся к границе.
   - Да, молодожён, держи презент от меня, - я обернулся в последний момент, едва успев поймать тяжёленький чехол на широком ремне. - Инструкция внутри, разберёшься.
   - Благодарю, - ответил я, вежливо кивнув на прощание, и шагнул в белую стену, на ходу упаковывая подарок в рюкзак - до дома доберусь, гляну, чем порадовала его божественность.
   Знать бы, куда двигаться, а то совсем нет желания нарезать тут круги в поисках новенького. С другой стороны, раз Арти так уверенно заявил, что я его найду, значит, наверно, стоит просто отключить мозг и дать телу самому искать себе дорогу.
   Мимо плыли клочья тумана, то непроглядно-густые, то тощие да сирые - не туман, так, лёгкая дымка. Пару раз из облаков проступал силуэт широкой, но сильно приплюснутой пирамиды с высокими ступеньками наверх. Что примечательно - пирамида явно одна и та же, разница между её засветами - едва ли полдесятка шагов, да вот только сначала она вынырнула слева, а потом - уже справа. Не так всё просто тут с пространством, видимо.
   Возникло желание прогуляться до столь примечательного зиккурата, однако, сколько в его сторону не топал, ближе он не стал. Зато рядом с ней проявилась парочка ощутимо высоких четырёхруких монахов в железных масках и морковистого цвета телогрейках, из-под которых весьма сюрно торчали длинные полы не менее оранжевых хламид.
   Хотя и выглядят забавно, но чуйка буквально орёт, что если спалят - мне точно будет не до смеха.
   Мысленно плюнув в сторону пирамиды с опасными монахами, я развернулся на месте и побрёл куда глаза глядят.
   Ну как побрёл? Успел слегка шевельнуть ногами и услышал настороженный голос:
   - Кто здесь?
   Шагнув на звук, выпал из тумана на относительно чистую площадку. В центре её торчало нечто песочно-жёлтого цвета, вооружённое когтями на руках и ногах, и угрожающе возюкало толстым, мясистым хвостом по земле. Вытянутая вперёд торпедообразная морда лица и маленькие жёлтые глазки, спрятавшиеся под массивными костяными пластинами.
   - Очешуеть, покемон! - непроизвольно вырвалось у меня при виде новичка - ну а на кого ещё я мог наткнуться, если Артас заверил, что не промахнусь? - Не, Арти говорил, что странный будет, но чтоб настолько...
   Вид иноземный покемон имел загадочный и внушающий опасения. Хоть бы слово проронил... Ладно, спросим сами:
   - Ду ю шпрехен русский?
   Массивное тело слегка шевельнулось, чуть поменяв положение, но сразу стало понятно - это уже не боевая стойка, а просто слегка напряжённая. Или удивлённая?
   Зверик с шумом принюхался и вдруг начал говорить, смешно коверкая слова и выдавая речь на поразительно высокой скорости:
   - Это все необоснованные инсинуации, направленные опорочить мое честное имя! Не был. Не состоял. Не привлекался. Не участвовал. Родственников за границей не имею!
   Губы сами растянулись в улыбке:
   - На-а-аш. Ну, здрав будь, человече. Или не очень человече.
   Чудо-юдо покемон-говорун забавно упёр руки в бока, разом став похож на крайне недовольную жену, встречающую на пороге ушедшего в запой мужа. Скалки только не хватает для пущего эффекта, да фартука.
   - И Вам того же. Есть такое, немного, а по поводу расовой принадлежности - не обессудь, и вам, товарка, далековато до человече, - новичок пожал плечами. - А по поводу "наш", "не наш" - это еще решить надо, вдруг ты с ФБР? Или казачек какой засланный, а? А?
   И всё-таки Арти прав - странноватый малый. Но забавный, этого не отнимешь.
   Плюхнувшись на относительно свободный от камешков участок земли, я расслабленно взглянул на покемона. Аура не видна, но тут уж ничего не попишешь - слишком мир Тумана жаден до халявной силы, можно и рефлекторно ужать свои поля, и не заметить этого. А может, сам спрятал - у Кейт что-то подобное иногда наблюдается, когда с головой в работу уходит или испытывает сильный стресс.
   А Скол вдруг выбрался из спячки и, словно впервые узрев мои хвосты, стал пытаться ухватить хотя бы один из них. А может, не ухватить, а обнюхать или ощупать - тут не поймёшь, а эмоциональное эхо ничего, кроме игривости, не содержит. Псевдокнут пытался ткнуться то в один хвост, то в другой, то в третий, то в четвёртый, но каждый раз я успевал отдёрнуть конечность чуть раньше, чем компаньон до неё дотянется.
   Простенькая игра, но позитива основательно добавила.
   Я вновь обратился к неподвижному зверику:
   - Артаса знаешь? Такой блондинчег ехидствующий, любит людей дёргать в другие миры с Земли. Богом Хаоса ещё представляется. Так вот. Просил он тебя встретить, вводную организовать, так сказать, - я пожал плечами, всем видом стараясь продемонстрировать, что и сам свою кандидатуру в качестве экскурсовода слабо представляю. - Есть вопросы? Задавай.
   Зверик как-то поплыл, словно окутавшись маревом, на миг ставшим совсем непроглядным, и спустя секунду на его месте стоял здоровый такой парень. Свободная одежда скрадывает тело, но и так понятно - мышцы есть и не для красоты, как у многих "бодэбилдеров", а сугубо для дела. Широченные плечи - на каждое, наверно, полтора меня-нынешнего можно посадить, а может, и больше, - видимо, их разлёт и создаёт странное ощущение приземлённости или низкорослости - ему бы росту ещё на две головы добавить, чтобы совсем пропорционально выглядеть. Физиономия полуазиатская, глаза чёрные, с жёлтыми светящимися зрачками, заострённая, как у звероформы.
   - Что-то такое где-то слышал. Или видел. Допустим - хотел. Допустим - встретились, - странно, но на скорость речи преображение никак не повлияло. - Что он может мне предложить за сотрудничество? Считай это первым вопросом.
   Сколько пафоса-то при такой скороговорке?! Чую, Земля потеряла личинку репера уровня Энимема в лице сего чудного зверика.
   - Давай оставим официоз, всё-таки не верительными грамотами обмениваемся. Для начала, думаю, логично представиться, не? Я - Кайна, по национальности - кицурэ, Старшие лисы. Не путать с кицунэ - это наши младшие, - поразмыслив, всё же добавил: - А на Земле - звали Александром.
   Звериколюд выпустил внушительные когти и принялся их демонстративно, я бы даже сказал - исключительно пижонисто, чистить. Скол, заметив, что я приглушил контроль за хвостами, стремительной тенью попытался ухватить ближайший. Облом-с, друг, пробуй дальше.
   - Если тебе это так важно, - пожал плечами покемоноид, - Саэнр, по расе - суриброс, жрец Матери-Земли. С кем-то спутать маловероятно. И как оно? - кивнул Саэнр на меня с явным интересом. - Конфликт интересов внутри одной конкретной личности не наблюдается? Впрочем, не говори. На Земле - Слава.
   Скол, устав гоняться за неуловимыми хвостами, ткнулся под пальцы - за почесушками, шланга хитрожопая!
   - Ну что ж, приятно познакомится. Догадываюсь, что имеешь в виду, но нет, не наблюдается. Мальчики не интересуют.
   Вспомнил всех знакомых мужиков, с кем общался в последнее время. Тофф? Сэр Клеймор по прозвищу "Сорок тонн мрачняка и стальных тентаклей"? Миедджи? Дружбан старика Лага? Кто-то иной? Не-а. Вообще никак. Собутыльники, други, товарищи по работе - да, интересующие в плане физических отношений? Абсолютно нет. Ну и славно, право же. Мне ещё такого головняка не хватало. Пусть уж лучше всё остаётся так, как есть.
   В животе зародилось тянущее ощущение голода. Люто захотелось жрать. Ну, если и не жрать - то хотя бы перекусить.
   - Есть будешь?
   Саэнр, видимо, всё это время переваривал полученную от меня информацию, и, в конце-концов, выпалил всё одной порцией, напомнив классического эстонца из анекдотов, внезапно накачанного под завязку энергетиками:
   - Приятно познакомиться? К чему лицемерие? Не сказал бы, что против, но вот так приятно... Сомнительно, не находишь?
   Я усмехнулся - зря он нервничает.
   - А чего нам воевать и делить? Работаем на одного, на Земле хвосты друг другу не оттаптывали, так что смысл?
   - И то хлеб, - мне долго пришлось соображать, что же именно он имел в виду последней фразой, пока не дошло - это у него позднее зажигание сработало и он-таки не пропустил мою ремарку об отсутствии интереса к лицам мужеска полу.
   Может, перенервничал, может, просто воспринимает действительность такими урывками и по-иному просто не умеет. Будто в подтверждение, Саэнр с тоскливым выражением физиономии потёр брюхо и, облизнувшись, выдал:
   - Есть? А вот тут я с тобой полностью согласен - это святое, доставай!
   Всё-таки хорошо, что додумался собрать с собой перекусить. Ничто так не снимает агрессию, как совместный стол. Место, правда, не слишком удачное, да и до сих пор помню тех призрачных паразитов, что просто горели желанием зохавать милую эльфиечку, но - другого нет, да и чуйка спокойна, а ей уже привык доверять.
   Достав из рюкзака бумажный свёрток, выпрошенный у Алланы для порисовашек, принялся его раскурочивать. Мяско, лепёшки, яблоки, надёрганные из прихрамового лесочка, прочая зелень. Просто и вкусно.
   - Добро пожаловать к столу, соратник, - я кивнул на рюкзак, временно превращённый в походный столик. Плеснул в запасённый стаканчик кицурского тоника. - Надеюсь, на природные тонизирующие напитки аллергии нет?
   Плюхнувшись на пятую точку, Саэнр, забавно шевеля крыльями носа, принюхался:
   - Годно, вполне, благодарю. Аллергия? А черт его знает, сейчас и проверим. Ну а насчет работаем - не знаю, вот только от тебя впервые слышу подобное, забавное.
   М-да, к такой манере речи мне, наверно, никогда не привыкнуть. Интересно, это у него индивидуальная фишка, или же вся раса представляет собой гибрид накофеиненной белки и доктора Мордина "Я тебя породил, я тебя и урою!" Солуса?
   - Сомневаюсь, что Артас просто так дёргает в другие миры. Значит, ты ему нужен.
   - Не просто - так не просто, - пожал плечами жрец. Интересно, как он с набитым ртом умудряется говорить внятно и членораздельно?
   - Недавно хапнула, - кивок в мою сторону, - ой, или хапнул? Фиг поймешь. Хвост-то?
   Я, присмотревшись к краснобокому яблоку, ухватил свою будущую жертву:
   - А как удобнее, так и обращайся. Привык и к той, и той форме, - яблоко оказалось чертовски сочным и буквально рассыпчатым - челюстью двинуть не успеваешь, а на языке уже одни мелкие сладкие комочки. Погладив ближайший хвост, продолжил: - Понятия не имею. По внутренним ощущениям - вечность лет назад. Фактически - наверно, с половину земного года назад, плюс-минус пара месяцев. А ты, по ходу дела, бронькой недавно обзавёлся?
   Саэнр задумчиво осмотрел руки - раз! - размазался быстрым маревом - и вновь передо мной сидит покемонолюд. Странной Силой от него веет, что-то схожее есть с Кадайей. Хм, тоже Аспект? Фиг поймёшь, Туман глушит любое восприятие...
   Жрец, обнюхав когти, вновь пожал плечами:
   - А черт его знает. По факту - недавно. А по ощущениям - как будто всегда с ней жил. Разве тут поймешь? Вот именно - нет. Так и живем-с. А ты доволен или довольна-то тушкой, али как?
   - Конечно доволен. Сам как думаешь, стоило менять рассыпающееся, калечное тело на молодое и сильное? Вот я думаю - вариант беспроигрышный. Ну, кроме гендерной составляющей, да и та не напрягает никоим образом. А привыкнуть писать сидя - не такая уж и эпичная задача, чтобы впадать в истерику, - я на некоторое время прилип к фляжке - медовая сладость яблока слюной смывалась слабо, да и ту делала вязковатой, - особо много в таком состоянии не потреплешься. - Ты по Туману как шастаешь? Добровольно, или добровольно-принудительно?
   Жрец с запахом Силы Аспекта задумчиво уставился в белую стену, окружающую нас:
   - Да, оно конечно да. В принципе. А насчет тумана - скажем так: в добровольно-принудительном порядке. После удара двухметровой дубиной по голове, - я невольно присвистнул. Это у него череп что, из адамантия целиком отлит? Саэнр улыбнулся - насколько это сказать в отношении звероморды. - Забавно, правда? Ладно хоть успел добить. М-да. Ну, не будем о грустном, - он ткнул кривым когтём в сторону фляжки. - Что там?
   Значит, в бессознательном тоже сюда ходит. Наверно, так проще спроецировать сюда тело и разум.
   Я кивнул на стаканчик, сжатый второй когтястой лапой жреца:
   - Энергетик производства кицурэ. Бодрит, тонизирует, поднимает настроение.
   Саэнр отпил из тары, на несколько секунд зажмурился:
   - Забыл, что стакан в руке. Бывает. Насчет настроения хрен его знает, а вот бодрит неплохо.
   - Он всех бодрит. Универсальное пойло какое-то, - выцепив яблоко позеленее, впился в крепкую шкурку - по языку тут же разбежалась приятная кисловато-сладкая волна. - Итак, есть у тебя вопросы какие-нибудь, юный падаван?
   Саэнр, задумчиво повертев стакан, протянул его в мою сторону:
   - Плесни еще, что ли. А насчет вопросов. Наверно, всё же есть. Допустим. Зачем?
   Пополнив запасы тоника, я впал в задумчивость. Ну а как ещё объяснить реакцию на столь ёмкий и всеобхватывающий вопрос? Это не вопрос о смысле жизни, смерти, Вселенной и всего такого, хотя про сорок два ответить и тянуло, но не факт, что всю глубину ответа поймут и примут. Да и универсального ответа "Патамушта!" тоже явно недостаточно.
   Обдумывая заданное, с ленцой запустил объединившийся хвост в туман. Забавно так - конечностью шевелишь, и клочья и струйки молочно-белой дымки, соблюдая все законы аэродинамики, следуют за ней.
   Не, так не пойдёт. Пока буду думать, и морковкино заговение пропустить можно будет, и ещё какой-нибудь религиозный праздник, типа свиста жареного петуха раком на горе аккурат опосля дождливого четверга.
   - А чёртте знает. Мне вот задачу дали - иди в Туман, ищи птенца, объясняй, что, как, куда и зачем. Сам я тебе просто так не расскажу - фиговый из меня рассказчик... А вот на вопросы ответить - это завсегда пожалуйста.
   - Ну окей, давай по-другому. Скажем. Кто есть такой Артас и с чем, или кем, его едят? Он вкусный? Упитанный? На шашлычок, там, скажем, м-м-м?
   Ну и физиономия у покемоноида! А уж нотки неприкрытой гастрономической страсти в голосе, подкреплённые алчными сверканиями жёлтых огней в чёрных бусинах глаз? Это же просто песня! От пробравшего смеха не удержал фляжку, чутка удобрив сухую почву.
   - Кусать не пробовал, а вот пенделя бы ему отвесил. Чисто в профилактических целях, - ну а чо, отказался бы я попрощаться со старым телом и заселиться в новое, если бы меня спросили? Да вот хрена лысого, сам, добровольно и с песней, вызвался бы. Но ладно, это всё лирика. - А в целом - Артаска - боженька Хаоса, мессия, пророк и аватара - три-в-одном, как хэд'н'шолдерс. Есть ещё злобный буратина по имени Арагорн, шифруется под белого и пушистого, рулит силами Порядка. На Земле известны, вероятно, под подпольными кличками Артас Питерский и Арагорн Московский. Вот такая вот дуальность. Но вернёмся к нашим бара... э-э-э... богам. Оба любят таскать землян в другие миры и нагружать всякой полезной, с их точки зрения, работой. Дают квест, указывают примерное направление и - гуляй, Вася, полем, хоть конём, хоть сурикатом, выполняй, значитца, божественные квесты.
   Саэнр, вновь незаметно сменив облик, задумчиво пошкрябал подбородок. Странно, шкурка чистая, ни малейшего следа ни волос, ни пушка, ни раздражения от бритвенных принадлежностей. Значит, и вправду совсем недавно попал, не привык к отсутствию щетины. Или же рефлексы настолько живучи.
   - Жаль, соскучился я по шашлычку. Быстро как-то. Ну да ладно. Порядок и Хаос, говоришь? Как пошло и пафосно, не могли что-нибудь оригинальнее придумать? Мда, - Саэнр с громким шлепком соорудил полновесный фейспалм - я, помнится, таким макаром себе чуть нос не расквасил, а этому хоть бы хны, даже отпечатка пятерни на коже не нарисовалось. - А по поводу квестов....как там с наградой и фактом "примите, подпишитесь"? А то я, вроде как, на окошко "Принимаю" не жамкал. Не порядок. Хотя говорить это о Хаосе. Забавно.
   - Да-а-а... Шашлык - это вечное, доброе и светлое, - я мечтательно прикрыл глаза, в нос тут же шибануло, словно живым, запахом маринада и шкворчащего над углями мяса. - Вернусь, супругу и друзей обязательно вытащу на пикник, пусть вкусят по-настоящему божественной кухни.
   Отмечтавшись, я продолжил:
   - Ага, расцветка сторон прям до тошноты приевшаяся. Тем более - сколько людей, играющих на стороне Хаоса, я ни встречал, ни один сволочью не оказался. Хотя, вроде бы, положено. О квестах... Плюшки какие-нибудь будут. Думаю, его боговость сам тебя найдёт, или же помощника вышлет. Там на месте и получишь всё нужное, в том числе сведения о бонусе. А пока - возьми это, - я протянул ему компас. - Как сей штукой управлять: открываешь, смотришь, куда указывает стрелка, топаешь в ту сторону. Там для тебя какой-то артефакт зарыт. Это, стало быть, магическая джипиэска. Ну а относительно всяких "Принимаю"-"Не принимаю" - а кто спрашивать будет? Дали задание - иди выполнять. Не пойдёшь - другого найдут, а тебе жизнь как-нибудь подпортят.
   Не то, чтобы Арти мне это говорил сам, но по словам того же космодовакина - так и есть.
   Жрец, приняв компас, раскрыл его и задумчиво уставился внутрь:
   - Стоит на месте. Бяка. Ладно, думаю, просто тут не работает. Кстати, что именно тут? Место довольно забавное. А по поводу получил - выполняй. Это мы еще подумаем. Хаос и Порядок это, безусловно, очень круто. Но я более чем уверен, что это далеко не все движущие силы мироздания. Возможно, когда-нибудь я найду ответ на этот вопрос. Или нет. Впрочем, это все лирика. Ты-то как, со своим квестом?
   Аргх! Слишком много вопросов в слишком малом объёме речи. Последний раз такое было ещё на Земле, года за полтора до попадания, в очередном универе, в котором мне не суждено было доучиться, когда не сошлись во взглядах с одним из преподов. Тот на экзамене так же заваливал вопросами, видимо, надеясь, что хоть часть из них, да пропущу.
   Стянув изрядно полегчавшую бумажную скатерть прямо на землю, забросил рюкзак за спину и прилёг на него:
   - Здесь мало что работает. Зовут Туманом, насколько понимаю - что-то вроде Оси миров, на которую все эти ветви мировые нанизаны. Перекрёсток реальностей, или базовая платформа какая-то. Детали лучше у Шута или Арти выпытывай. Или, что не исключено, может, встретишь тут ещё кого, с ним или ней пообщаешься. Да, тут время течёт с разной скоростью. Мне кажется, его здесь вообще нет, или, если и есть, то в каком-то совсем не известном и непонятном нам формате, а вот в твоём мире может пройти как секунда, так и век. Вот такие пирожки с котятами.
   Промочив горло тоником, продолжил:
   - Выполняй, как хочется. Можешь даже неторопливо. Я не в курсе, что у тебя за цель, какой мир, и сколько времени в запасе есть. Может, вообще про тебя забудут, что, конечно, очень вряд ли, но мало ли?
   Сил у мироздания, ясень пень, гораздо больше. Но клановый приоритет в текущей Игре - у этой сладкой парочки. О других не слышал. А мой квест?.. Выполняется потихоньку. Или детали интересуют?
   - Говоришь, скорость течения времени разная? А это забавно. Надо будет понаблюдать за эффектом. Правда, сомневаюсь, что вот так сразу пройдут сотни лет, иначе не было бы смысла закидывать меня в конкретно этот промежуток. Наверное. Может в случайный кинуло. Хм. Ладно, как на меня "выйдут", там и посмотрим, - жрец, допив тоник, вернул стакашку. - Пожалуй, хватит этих ваших редбуллов. Или как их там.
   - Сей напиток чудный безалкаголен, как слёзы девственницы в полночь, обронённые в родниковую воду, не боись.
   Саэнр улыбнулся:
   - Кстати, хотел спросить, не в курсе как отсюда выбираться и наоборот? Методика там какая-нибудь хитрая?
   - А бес его знает. Меня дёргает постоянно туда-сюда, во сне или в бессознательном состоянии. Единственный раз только был в сознании, но меня тогда мимо Тумана мотыляло, по мировым ветвям, - о том, как, цепляясь за нить связи, выбрался сюда за Мией, тактично решил умолчать, может, потом как-нибудь расскажу, а то фиг знаешь, вот так подсадишь ненароком надежду, и всё, запишут во враги народа. - Знаешь, это крайне сомнительное удовольствие - мотаться из мира в мир, истекая кровью и оставляя в них на память кусочки собственного мяса. Ладно, история долгая... - я махнул рукой, обозначив, что таким количеством времени не располагаю. - Впрочем, насчёт методик - ты поброди тут, может, кого и найдёшь более осведомлённого. Мне как-то не доводилось задумываться - то времени нет, то уже готовятся в морг нести...
   - Время, говоришь? А я вот спокойно бреду. Впрочем, не жалуюсь на судьбу. Ладно, спасибо за инфу, за беседу. Было почти весело. Хех. Поищу-поброжу, может, не убьют, а помогут, - Саэнр развёл рук... лапами. И когда только вновь обратиться успел, я ж с него глаз не спускал? - Всякое бывает.
   Опаньки, куда это он собрался? А как же бартер и всё такое?
   - Погодь бежать. Есть что на обмен предложить?
   - Руки, ноги, тушка, да голова. Но все своё, родное, отрывать жалко. Нет, к сожалению. Может, ещё встретимся, когда барахлом обрасту.
   Не, так дела не делаются.
   - Ладно, ша тебе презент какой-нибудь организуем. Мир у тебя какого типа? Магический, техномагический, техногенный? Уровень развития какой?
   Саэнр пошкрябал в затылке:
   - Мир, судя по всему, сугубо магический. Уровень развития устойчиво застыл на средневековье. Массовый феодализм, так сказать. А презент... Это святое.
   Жрец с таким азартом потёр руки, что разом стал походить не то на бурундука, не то на енота.
   Перебирая содержимое рюкзака, попутно спросил:
   - А называется как, кстати? Мой - Эрдигайл.
   - А ведь знаешь, - хмыкнул жрец, - как-то не поинтересовался даже. Хотя был подходящий собеседник. Я бы сказал: "Вот дурья башка", но не скажу - ибо тогда о таких тонких материях как-то и не было смысла думать...
   - Бывает. Мне на вводной лекции рассказали, что за мир, и чем грозит соседним, - блин, ну вот нечего задарить. Презент - он же с душой должен быть, как-то, да подходить собеседнику. - Конкретизируй, чего бы хотел, может, что-то необходимо позарез?
   - Кроме шашлыка? Ну-у-у... С расчетом, что я сейчас валяюсь без сознания, приголубленный дубиной весом в кило, наверное, двести... Что-нибудь на экстренный хил, скажем?
   Настала моя очередь оперативно чесать в затылке, оптимизируя работу соображалки:
   - Из хилок только напиток. Есть защитные амулеты, есть гранаты, вроде бы мина где-то завалялась... Есть хороший тесак. Револьвер, увы, с собой только один, и тот нужен. Есть свиток с рунами, если в них разбираешься, можешь подлатать себя. Та-а-ак... Что ещё? А, ещё есть немного драгоценных камней, заполненных чистой магической энергией, - спасибо Лисёнке, помогла сделать долгохраны. Пусть у них объём не очень, зато можно использовать как универсальный источник энергии практически в любом артефакте производства мастерских Эри-Тау, - и концентрат жизненной силы. Как хилка, кстати, вполне покатит, только не знаю, как на другие расы действует.
   Саэнр, пребывая в явной прострации от озвученного списка, медленно бормотал под нос:
   - А что, если? Нет, не так. Хм. А. Нет. Блин, жаба душит. Хочется что-нибудь на перспективу, но в то же время и хилку надо. М-да, дилемма.
   Я выковырнул практически с самого дна крохотную энергосферу:
   - Концентрат энергии. Проверь, может, сможешь использовать. Только как у тебя он будет, не знаю. У меня просто впитывается в тело.
   Жрец, приняв сферу, внимательно осмотрел её, обнюхал, единственное, не лизнул только. Закрыв глаза, сосредоточился. Капитально так ушёл в себя - ни малейшего мышечного сокращения, ни одного шевеления ресниц. Секунд через десяток Саэнр отвис и открыл глаза. Зрачки его светились ярким жёлтым светом.
   - Прокатит, - даже в голосе прорезались ощутимые сила и бодрость, что уж говорить про сами движения - враз ставшие стремительными, экономными, опасными. Эк его раскорячило от мелкой тары! Интересно, от нормальных энергосфер во что превратится? - Благодарю, если ещё когда-нибудь встретимся - с меня должок.
   И, развернувшись и вновь сменив ипостась на звериную, бодро зашагал в Туман.
   - Ты куда намылился? На, с запасом. Мне не жалко, живности много, ещё надёргаю силы, -- Я достал ещё горсть сфер и протянул жрецу, следом отдав и треугольник амулета. - И это держи, полезной нагрузкой. Амулет защиты, контурный, создаёт прослойку нестабильного пространства вокруг использующего. Минут на пять-семь хватит, если бегать не будешь.
   С пофигистичным видом пожав плечами, Саэнр принял презенты:
   - Во всеобщий альтруизм как-то сложно вот так с хода поверить, хотя бы в локальном варианте. В любом случае, слова уже сказаны, лисичка-сестричка, - улыбается доброй такой улыбкой, открытой, и снова уже в человеческой форме.
   - А мне не жалко. Как уже говорил, наклепать таких штуковин хоть вагон могу, была бы живность под рукой только. Да и - сочтёмся когда-нибудь, если меня раньше не завалят.
   - А по рукам! Или по лапам, что вернее, не так ли?
   - В точку, - татуировка зазудела, рисунок, расплываясь, начал меняться, выстраивая новую структуру. Ощутимо потянуло в Эрдигайл. Пространство прыгнуло ко мне белой текучей стеной, закружило в водовороте - только и успел, что подхватить рюкзак да затянуть лямки.
   - Удачи, Лиса! - донёсся откуда-то из невообразимого далёка голос Саэнра.
   - И тебе того же, покемон, - и меня выбросило обратно в Эрдигайл.
   Отцепив уже не нужный ремешок от кисти, я обнял спокойно посапывающую с умиротворённой улыбкой Кейт и, зарывшись носом в огненно-рыжие пряди, мгновенно уснул.
  
  
   - Который час, Аллана?
   - По внутреннему времени или по внешнему?
   - Можно проще - там, снаружи, день или ночь?
   - Полдень.
   - А Кейт где?
   - Ваша супруга попросила показать малую ремонтно-сервисную станцию. В данный момент изучает основы работы с примитивом объёмно-пространственных вычислений и моделирования.
   Я потянулся. От сладкого напряжения мышц всего тела невольно вырвался протяжный стон удовольствия и слегка закружилась голова.
   Рядом с кроватью нашёлся полупрозрачный столик - или кусок пространства, обрётший прочность и некий цветовой объём - и на нём стояли огромная супница с отваром кофейных корешков, и тарелка с ещё дымящимися ломтями жареного мяса, весьма высокохудожественно украшенными зеленью, и стопкой румяных тостов.
   - Аллана, а Кейт давно на экскурсию ушла?
   - Семь часов назад.
   - Эм... А почему тогда еда горячая до сих пор?
   - Я позволила себе поместить пищу под стандартное поле хранения и сняла защиту в тот момент, когда мониторинг вашего тела показал, что начинается фаза пробуждения.
   Кажется, я слегка покраснел.
   - А... Аллана, а то, что мы... кхм... ночью...
   - Наблюдение за спальней ведётся в пассивном режиме, отслеживаются только показатели состояния здоровья тех, кто находится внутри, а так же считываются общий эмоциональный и тонкополевой слои. Прямое визуальное наблюдение автоматически включается в случае, если данные показатели сообщают о непосредственной угрозе жизнедеятельности обитателей.
   - И?
   - Визуального наблюдения не было. По данным мониторинга могу вынести заключение, что была применена редкая и сложная процедура оздоровления, завязанная на взаимопроникновение и резонансную накачку аурных тел, реализованная на фоне остаточного полевого излучения Стабилизатора.
   О как... Логика подсказывает, что, судя по всему, сверхвозбуждённость Лисёнки связана напрямую с этой самой остаточной Силой. А меня не проняло почему? Впрочем, и ежу, и даже мне понятно - после купания в Силе у Теодара то, что плещется здесь - для меня абсолютно несущественно.
   Сцапав тарелку с мясом, с удовольствием приступил к завтраку. Не знаю, что за приправки использовала Кейт, но блюдо получилось исключительно вкусным и сытным.
   - Ты сказала - процедура оздоровления. Эффект от неё есть?
   - Плотность шрамированных тканей госпожи Кейт упала до девяноста двух процентов, если брать за сто процентов состояние на момент её появления здесь. Могу порекомендовать повторять данную процедуру не менее раза в день до окончательного излечения повреждённых тканей. Разумеется, если вы располагаете достаточным количеством времени.
   Буквально вылизав тарелку, взялся за кофе.
   - Времени у нас предостаточно теперь - Стабилизатор выключен, остальные некоторое время подождут. Знаешь, меня беспокоит подозрение, что регенерация у Кейт очень плотно зависит именно от остаточного излучения. А вдруг оно раньше развеется, чем успеем её излечить?
   - Вопрос поняла. Не стоит беспокоиться. Энергетическое излучение Стабилизатора делится на два вида - активное, оно же прямое, и остаточное. Первое существует крайне короткий цикл, на треть меньший, чем время оборота планеты вокруг оси. Второе, в зависимости от сочетания множества факторов окружающей среды, держится от двух с половиной столетий до полутора тысяч лет.
   Улыбка сама собой растянула мои губы - кажется, есть очень даже серьёзный резон здесь подзадержаться.
   - Говоришь, Кейт сейчас на ремонтной станции находится? Дорогу покажешь?
  
  
   Далековато упылила Лисёнка - ремонтная станция располагалась во внешнем кольце тектонически устойчивого стакана защиты. Видимо, при возведении таких комплексов очень популярной была идея вложенных друг в друга цилиндров, разделённых модифицированным в сторону уплотнения грунтом, жидкостью с какими-то умопомрачительными характеристиками рассеивания импульсов, каменной породой и ещё чёртте знает чем. У Алланы таких колец с различной начинкой насчитывалось пять штук. Сервисная станция, а так же изолированный в данный момент технический коридор во внешнюю среду, забурились прямо в толщу внешнего цилиндра: ширина этой дуры не очень укладывалась в голове - триста пятьдесят метров хитиноподобного вещества с ломающей мозг своей сложностью внутренней структурой.
   На фоне защитного стакана ремонтная станция просто не смотрелась. Пузырь диаметром в сорок метров, с высотой потолка в верхней точке полусферы метров в десять. В центре - груда металла и каких-то запчастей, вокруг которой возится пара многоруких дроидов, слева - объёмная многометровая проекция какой-то непонятного назначения загогулины, справа - крохотный лабиринт шкафчиков, выходящий к миниатюрному водопаду, прямо по курсу - массивные, плотно закрытые двери.
   Тонкая ушастая фигурка мелькнула между самыми дальними шкафами, и я последовал в ту сторону.
   Благодаря тому, что вход на станцию со стороны комплекса располагался на некоторой высоте, образуя собой пандус с двумя лестницами по краям, запомнить путь прохода между шкафами не составило особого труда. И да - кажется, с ориентированием на местности у меня заметный прогресс наметился - с полгода-год назад не то, что в лесочке при храме потерялся бы, но и среди шкафчиков долго бы плутал.
   Сейчас же - как будто по давно знакомой местности двигался - отчётливо понимал, куда свернуть и где сократить путь. Мелочь, а приятно.
   Кейт нашлась у фонтана. Вернее, того, что я издали за таковой принял. Низкий бортик вытянутой каплей охватывает часть пространства закутка за шкафами, образуя неглубокую купальню. Сверху под хорошим напором течёт вода, создавая эффект водопада. Слева и справа от купальни стены зеркальные, отражающая поверхность тянется к самому потолку и, как ни удивительно, картинка везде чёткая, без искажений.
   Лисёнка, расстегнув комбез и сбросив майку, изогнувшись в крайне соблазнительной позе, увлечённо рассматривала шрамы на спине.
   Заметив в отражении меня, улыбнулась:
   - Саш, кажется, они стали тоньше.
   Коснувшись её кожи, осторожно провёл пальцами по отметинам. Уплотнение есть, но уже не столь рельефно, да и фактура повреждённой кожи уже близка к здоровой. Только прохладнее на ощупь, суше и грубее.
   - Совсем как у тигра полоски, - и подмигнул девушке.
   - А кто такой тигр?
   - Огромная хищная кошка. Шкура зачастую оранжевая с чёрными полосами, гораздо реже - белая с чёрными. На Земле их мало осталось - слишком ценятся ингредиенты из их тел у сторонников нетрадиционной медицины и у любителей поохотиться на редкие виды.
   - А у вас разве не наказывают за это?
   - Круговая порука, солнышка, вещь крайне прочная. Да и наказания - так себе. Похоже, что под себя законы принимали. Ну а уж если у тебя есть власть - то и подавно - твори, что хочешь, и ничего тебе за это не будет, даже если и поймают - так, слегка пожурят, да на какую-нибудь другую должность на время переставят, чтобы пригасить интерес, а потом всё по новой, - я махнул рукой, эмоциями стараясь передать, что бороться с этим бесполезно.
   - У нас бы на рудники загнали или в лаборатории сдали.
   - Потому мне здесь больше нравится, чем в родном мире. Да, тут нет компьютеров, интернета, мягкой туалетной бумаги или фруктов, доставленных с другого края мира, но тут нет и презрения к каждому, кто слабее тебя, и преступники реально получают наказание, и к разумному относятся с уважением и не лезут к нему в душу. Знаешь, предложи мне кто-нибудь отмотать время назад и сделать всё по-другому - я сделал бы всё точно так же. Кажется, Эрдигайл для меня стал гораздо роднее Земли, словно с самого начала я там был чужаком.
   Я мотнул головой, отгоняя мысли о непатриотичности и прочем бреде, и обнял Кейт. Кицунэ прильнула ко мне, молча обняв в ответ. Она знала, что сейчас не нужно слов - и хранила молчание, только довольно взмуркивала, когда мои пальцы пробегались вдоль её гибкой спинки.
   - Расскажешь, где так изгваздакаться успела? - я провёл пальцами по щеке девушки, стирая длинную полоску маслянистой пыли.
   Глаза кицунэ вспыхнули азартом и восторгом.
   - Идём, покажу! - И, схватив меня за руку, потащила прочь из купальни - совсем как тогда, в Эри-Тау, получив в распоряжение мастерскую. По пути красавица увлечённо сыпала всевозможными терминами, обильно сдабривая их восторженными ахами, и буквально вибрировала всей поверхностью ауры, выражая радость, восторг, любопытство и желание работать.
   На ходу Кейт набросила одну лямку комбеза на плечо, проигнорировав ту сторону, которой мешалась рука, тянущая меня. Вид, откровенно говоря, получился до невозможного красивым и вызывающим плохо контролируемое желание, наверно, именно поэтому я просто пропустил мимо ушей большую часть того словесного ливня, что опрокинула на меня юная кицунэ: сложно думать о чём-то ещё, когда то и дело в поле зрения нагло впрыгивает нежно-розовая ягодка соска, венчающая собой великолепную упругую грудь.
   - ...астик. Что скажешь?
   - Ась? - Я захлопал глазами, стараясь сбросить с себя остатки медленно тающего очарования.
   - Ты хоть что-нибудь из сказанного мной слышал?
   - Каюсь, - сознался я. - Магия твоей груди полностью завладела моим вниманием.
   Кейт, непонимающе похлопав густющими ресницами, осмотрела себя и таки нашла источник моего залипания.
   - Грудь как грудь, - непонимающе пожала она плечами, - что в ней магического?
   - Совершенство, - лаконично отрезал я, продолжая любоваться действительно шикарным для любого, кому не безразличны женщины, видом.
   - Саш... Тебе правда настолько нравится?
   В глазах - недоверие. На лице - удивление. Милое сочетание, вкусное.
   - Стал бы я лгать любимой женщине.
   А как Кейт умеет краснеть - просто песня!
   Хмыкнув, кицунэ набросила висящую лямку и скрыла от меня источник чистого эстетического удовольствия.
   - Успеешь ещё насмотреться, - резюмировала она с труднопонимаемой улыбкой. - Так повторить тебе то, что прослушал?
   - Конечно, - я плюхнулся в ранее незамеченное кресло. Прямо перед нами крутилась проекция уже другой детали. Она то становилась в некоторых местах совсем прозрачной, то обрастала сеткой полигонов, то начинала заполняться по слоям - ну натурально 3D-рендеринг, как я его помню.
   Кейт набрала в грудь воздуха, словно собираясь говорить долго и нудно, на миг замерла, а потом махнула рукой:
   - Пожалуй, расскажу попроще, а то уснёшь от терминов, часть из которых я и сама только сегодня узнала.
   - Как пожелаешь.
   - В общем, ты не мог не заметить, что меня впечатлил твой голем. И - я решила попробовать собрать себе аналогичного защитника - в легендах говорится, что некоторые разумные могли делать не только автоматизированных големов, но и практически живых, умеющих думать, принимать решения, учиться в процессе существования. Естественно, никаких упоминаний об используемых методиках не дано, но это и не важно. Современные големы используют в качестве альтернативы разуму наборы инструкций, вкладываемых в них посредством команд и поведенческих алгоритмов, нанесённых на специальные пластины, - кицунэ довольно прищурилась, явно наслаждаясь собственной речью.
   - Но это дело десятое, на самом деле, - продолжила она. - Аллана оказалась настолько любезна, что разрешила обучиться работе с примитивом объёмного моделирования. Подумать только, самые мощные и современные расчётчики, что есть в Эри-Тау, на решение обсчёта материалов и параметров любой неподвижной части тратят времени столько, сколько... - увлёкшаяся девушка в задумчивости закусила губку, пытаясь подобрать сравнение. Махнула рукой. - В общем, здешний примитив за это время способен спроектировать и модель, и подобрать и просчитать все возможные характеристики материалов, включая их поведение в различных средах, и предложить альтернативные решения!
   - Здорово же! И каковы результаты?
   Кейт смущённо зарделась:
   - В общем, пока обучалась работе с примитивом, сделала несколько набросков голема-защитника. Хотела сначала двуногим сделать, но никак не получалось выставить корректный центр веса - или низкая мобильность получается, или заваливаться начинает. Даже Чука смоделировала, но и он почему-то никак не хотел держать равновесие и при первых же прогонах в имитации движения падал. Аллана предполагает, что твой голем держит равновесие за счёт сверхсложной системы гироскопов и центров активного модулирования гравитации. А потом я вспомнила о шагоходах. И - вот первая модель, не падает, равновесие держит, скорость движения - двадцать семь лиг в час налегке, двадцать - если будет нести груз весом до шестидесяти пяти килограмм. Крупноватый, конечно, будет, но это не критично - твой голем тоже не маленький.
   Рядом с просчитываемой моделью появилось маленькое изображение... чего-то. Вытянутое поджарое тело гончей, четыре опорные конечности, длинный хвост и круглая морда, чем-то похожая на шлемы аквалангистов начала двадцатого века. И всё это сделано из металла, цепей, проволоки, шестерёнок и ещё туевой хучи всяческой технофильской требухи, названия которой я никогда не знал и вряд ли узнаю.
   - Во-о-от, - протянула кицунэ, наслаждаясь триумфом. - Перед тобой - образец ГЗУ-М1 "Глазастик".
   - А что значит аббревиатура?
   - Голем-защитник универсальный, модель первая.
   Почему глазастик - я и сам уже понял: трёхмерная моделька детища Кейт медленно вращалась по горизонтали, и в момент, когда его морда оказалась напротив меня, стали видны семь глаз - шесть по периметру фронтальной части и один, самый большой, по центру.
   - Красивый! Лисёнка, у тебя настоящий талант!
   - Ньярх! - Кейт едва ли не подпрыгнула от распиравшего её счастья. Всё-таки сколь мало разумному надо, чтобы поверить в свои силы. Да и как не похвалить самого дорогого человека... хм, разумного - в этом мире? Тем более есть за что. Вон, за несколько часов разобралась, не имея ранее подобного опыта, в 3D-редакторе Древних, успела сделать кучу моделей и даже скрафтила полноценную полногабаритную модель голема! Это ж совсем себя надо не уважать, чтобы не высказать более чем заслуженную похвалу.
   - Ты настоящая умничка, - я притянул девушку к себе на колени и обнял. - Я бы так не смог, честно.
   Кейт вновь покраснела:
   - Хватит меня смущать, возгоржусь же и задеру нос!
   - Ага, и разговаривать будешь исключительно через губу?
   - Именно, - и рассмеялась, звонко, чисто, искренне.
   Ещё крепче обняв янтарноглазую, уткнулся ей в шею. От Кейт пахло машинным маслом, металлом и ржавчиной, молодым, здоровым телом и полевыми травами, отвар из которых супруга использует как добавку к мылу. В смеси эти запахи давали странный эффект домашнего уюта и спокойствия.
   - Здесь собирать его будешь?
   - Нет, - мотнула головой кицунэ, - станция хоть и ремонтная, но нужные сплавы и материалы легче достать и создать в Эри-Тау. Тут есть установки синтеза, но требуют знаний таких, о которых я не имею ни малейшего представления. И учебников, увы, нет. Аллана сказала, что ей не удалось запустить примитивы этих устройств, какие-то неустранимые повреждения ядра. Работать, может, и будет, но не факт, что корректно. А то и вовсе бабахнет так, что от долины и гор один кратер останется.
   Я присвистнул, представив нарисованную девушкой картину. Натурально ядрён-батон получается.
   - Будешь схемы запоминать или печатать, чтобы собрать уже там?
   - Зачем? - искренне удивилась супруга. - Этот примитив не только ведь моделирование обеспечивает, он может и собрать или массогабаритную модель или в заданном масштабе, с полным комплектом всех деталей, выполненную из прессованного порошка. Правда, часть чертежей всё же придётся перенести на бумагу, равно как и расчёт сплавов - боюсь, моя память слишком слаба, чтобы всё удержать в точности и без искажений.
   В голове забрезжила мысль. Смутная, неуловимая, но - стоило только перенести вектор внимания на совершенно другую область, как она тут же явилась в разум на коне и во всём белом.
   - Аллана?
   - Да, администратор Кайна?
   - Скажи, любезная, а у тебя, случаем, нет на хранении бесхозного конага или его аналога?
   Искин призадумалась на несколько секунд, а после выдала:
   - Есть коарх, один экземпляр. Если провести сервисную чистку, настройку и калибровку, может быть использован.
   - Эм... А отличия конага от ко... коарха?
   - Конаг - персональный модуль связи, навигации, управления, хранения информации, основное назначение - применение исследователями и путешественниками. Коарх - персональный модуль связи, хранения, обработки и передачи информации, имеет специализированные слоты под субпримитивы профессиональных направлений, широко применялся в среде учёных, исследователей и иных сотрудников Храмов.
   - Оба-на! Аллана, а субпримитивы у тебя имеются?
   - Нет, - безжалостно растоптал мои мечты искин комплекса. - Схемами создания субпримитивов не располагаю, а те, что были в запаснике, непригодны к использованию.
   - Почему?
   - Носители субпримитивов представляют собой эйдос, формализованный в структуре псевдокристаллического объёма пространства. Время гарантированной работы такого эйдоса - две сотни стандартных лет. Больше не имеет смысла, так как наборы инструкций и внутренние протоколы за этот промежуток времени полностью меняются. Во времена Катастрофы энергия, поддерживающая хранилища субпримитивов и некритичные примитивы, была целиком перенаправлена на устранение угрозы планете. После - некому стало отменять высший приоритет стабилизации и возвращать потоки на место.
   Я вздохнул.
   - Печально это, Аллана... А скажи, если коарх работоспособен - без субпримитива он может, например, сохранить в себе данные, полученные от примитива, и позже самостоятельно развернуть их? Допустим, далеко отсюда, где нет ни примитивов, ни работающих комплексов?
   - В этом и заключается основное предназначение коарха, вложенное в него создателями. Протоколы передачи данных и логика обработки строго стандартизированы, что обеспечивает свободный двунаправленный обмен данными и их обработку. Встроенное проекционно-манипулятивное устройство обеспечивает комфортную работу с имеющимся массивом данных.
   Кейт, всё это время сидевшая без единого движения, шевельнулась и посмотрела на меня с молчаливым вопросом. Я улыбнулся - эмоциями передавая - всё хорошо, сейчас увидишь.
   - Аллана, могу я тебя попросить активировать и настроить коарх для моей супруги?
   - Принято к исполнению, администратор Кайна. Госпожа Кейтерра, прошу - вытяните вперёд руку, удобную для ношения коарха.
   Снова немой вопрос от кицунэ - и снова ответ улыбкой: не тушуйся, сделай, как просит искин.
   Девушка протянула левую руку в направлении к модели собственного голема. Несколько секунд ничего не происходило, затем вокруг запястья кицунэ разгорелось кольцо синеватого света, разом разрослось в толщину и выросло до цилиндра, скрыв под собой конечность до локтевого сгиба. Внутри замелькали вспышки разнообразной формы и на различной глубине, всевозможных цветов и оттенков.
   Длилось сие действо порядка десяти секунд, после чего световой цилиндр исчез, а искин сообщила:
   - Снятие биометрических параметров завершено успешно. Определёны лимиты массы и размеров. Желаете выбрать оформление или оставить в стандартном виде?
   Кейт с загоревшимися глазами подалась всем телом вперёд, едва не выскочив из моих объятий:
   - А можно всё посмотреть, госпожа Аллана?
   - Конечно. Стандартное оформление, - вокруг руки Кейт возник образ длинного наруча тёмного цвета. - Так же доступны укороченные варианты, сокращение длины не влияет на функционал. - С периодичностью в несколько секунд объёмное изображение стало меняться, предлагая форму коарха во всевозможных вариантах браслетов.
   Впрочем, кицунэ на красявости как-то не очень реагировала, и очень быстро остановила свой выбор на наруче в длинной в полторы ладони, толщиной в мизинец, изукрашенный замысловатым плетением абстрактного узора. Цвет материала оказался удивительным тускло-сиреневым с вкраплениями рыжины в глубине канавки узора.
   - Подгонка под параметры потребует некоторого времени, предварительно - порядка одних стандартных планетарных суток. Приемлемо?
   - Конечно, госпожа Аллана, - девушка расплылась в довольной улыбке, буквально заставив кипеть пространство вокруг от эмоций счастья и приятного удивления.
   Встав с кресла и поставив кицунэ на пол, я потянулся.
   - Солнце моё, как думаешь, переход уже всё, каюк, или ещё можно попробовать вернуться?
   Артефактор задумчиво закусила губку.
   - Думаю, уже нет смысла. Помнишь, в форпосте предупреждали, что ветер стихает только на несколько дней весной и осенью? Я посчитала, и если правильно поняла, последний день был вчера.
   - Ну и ладно, рискнуть и самоубиться как-то совсем не хочется, тем более столь экстремальным способом.
   Приобняв кицунэ за талию, слегка подтолкнул её в сторону входного пандуса.
   - У нас тут ещё святилище души не отремонтировано, да и вообще - думаю, мы заслужили медовый месяц, а то и несколько, - я подмигнул Кейт. - Так что предлагаю сейчас прогуляться снаружи, искупаться в той чудесной заводи, да кое-что посадить, я как раз присмотрел удобное местечко, - вновь подмигнув вполне довольной моим решением кицунэ, я нащупал в кармане осколок портала. Прохладный материал приветливо толкнулся в ладонь волной тепла.
   На душе стало легко-легко, и удивительно светло. Наверно, так и ощущаешь себя, понимая, что этот мир тебя принял и помог найти себя.
   Прижавшись к горячей руке Лисёнки, я довольно улыбнулся.
   А жизнь не такое уж и гуано, как ни крути!
  
  
   Поздним вечером, успешно выполнив практически всё задуманное, мы сидели в холле жилого модуля и предавались отдыху. Аллана подсказала, что у холла имеется небольшой набор объёмных оформлений - практически все расы Древних высоко ценили комфорт, предпочитая в любом месте своего пребывания создавать уютные условия для работы и жизни.
   Остановились на первой же рекомендованной, именуемой в каталоге оформлений "Раами. Шелест и плеск".
   Удивительная вещь эти самые темы объёма. Помимо детальной картинки они задавали ещё и плотность, и запах, и температурный режим, и многое другое, заставляя забыть, что ты сидишь на многометровой глубине, заключённый в несколько вложенных друг в друга стаканов высшей защиты, а чудная небольшая полянка с ощутимо горячим костерком посередине, и буквально звенящий маленькими водопадами ручеёк, поблескивающий в свете ярких звёзд - всего лишь осязаемая иллюзия вокруг тебя.
   Медленно ползла в прорехах крон луна. Почему-то одна, без сестриц в противофазе. Значит, догадка моя всё же близка к истине, и трёхлунье Эрдигайла - искусственного происхождения. Интересно, образу этой ночной поляны в лесной чаще сколько тысячелетий насчитывается? Десятки, сотни?
   Так и понимаешь, что ты - крохотюсенькая букашка перед лицом Вечности, и не ты первый, не ты последний, были другие, будут другие, и масштабы великой мистерии совершенно непредставимы - слишком уж огромна разница в мироощущении и физических ограничениях...
   Кейт, видимо, задумалась о чём-то схожем - восстанавливающаяся аура кицунэ медленно пульсировала волнами торжественности, лёгкой грусти и умиротворения. Сидит в позе лотоса, из одежды только амулет с энергосферой да белая рубашка с длинным рукавом - любит моя кицунэ рубашки и блузы, любит чуть меньше, чем ковыряться в технике и артефактах. Глаза прикрыты, ушки расслабленно опущены, иногда едва-едва заметно вздрагивают, саламандры - возможно, и мои - ласково вертятся на обращённых к виртуальному небу ладонях.
   Нестерпимый зуд в пальцах заставил-таки залезть во внекарман и вытащить гитару. На появление предмета буквально из ниоткуда девушка отреагировала мягкой полуулыбкой самыми кончиками губ - уже привыкла к моим фокусам за время путешествия.
   - Саша... - кицунэ выглядела немного смущённой.
   - Да, радость моя?
   Девушка ещё больше стушевалась.
   - Я... Я просто хотела сказать, что благодарна тебе за всё это, - янтарноглазая широким взмахом обозначила что именно попадает под категорию "всё". Зазевавшаяся саламандра сорвалась с ладони и с яркими искорками прокатилась по траве. Поднялась, длинной каплей огня перетекла обратно на своё место и - с радостными всполохами пламени уже самостоятельно устремилась в траву с такой удобной подставки.
   Наблюдая за ней, оба рассмеялись - пример саламандры вызвал нездоровый энтузиазм среди товарок и те тоже стали использовать кицунэ в качестве трамплина.
   - Саша... Если бы не ты, я никогда бы не увидела всего этого, - отсмеявшись, серьёзным тоном продолжила Кейт. - Вряд ли бы додумалась до голема такого уровня сложности, и уж тем более наверняка не имела бы представления, как заставить работать без перерасхода энергии такое количество узлов. Да что там говорить... Скорее всего, сожрали бы хоски сразу же за стенами Эри-Тау...
   Я хлопал глазами, пытаясь понять, к чему она ведёт.
   - Знаешь, я чувствую себя девочкой из древних сказок - была ничем, была никто, и вдруг оказалась полезна, и не настолько уж бесталанна, как казалась самой себе, а ещё - увидела такой огромный мир, - кицунэ смущённо склонила голову, - и всё это целиком твоя заслуга, Саша. Я... я не знаю, как мне отблагодарить тебя...
   Увидела мир... А ведь и вправду - увидела. Для неё это и вправду имеет огромное значение. Всю сознательную жизнь прожила внутри стен Анклава, пару раз даже на них поднималась, чтобы быть шокированной зеленью до самого горизонта - без всяких преград для зрения в виде зданий и улиц, разумных и машинерии. Хорошо хоть агорафобию не заработала, что, кстати, довольно удивительно для её образа жизни, протекавшего, в основном, в замкнутых помещениях.
   - Ничего, Лисёнка, успеем ещё насмотреться на мир до такой степени, что даже может начать надоедать, - улыбнулся я ей. Руки, свободные от воли разума, сами подобрали ритм - именно такой, под настроение, но со словами пока не спешил. - А вообще, просто будь со мной. По сути ведь, кроме тебя, у меня и нет никого тут, и не для кого было жить - смысла не было. А теперь есть. И я не хочу тебя потерять.
   Кейт подняла голову, глаза её предательски блестели, а по щекам разлился румянец.
   - Я и так твоя, Саша, - кицунэ шмыгнула носом и, на несколько секунд замерев, уже с заинтересованным видом спросила:
   - А что это за мелодия?
   Так, плаканье откладывается, и это хорошо. Пусть лучше песню послушает.
  
   Я незаметно на дереве в листьях
   Наполняю жизнь свою смыслом,
   Пряду свою тонкую нить.
  
   В части понимания русского языка у девушки всё складывалось более чем прекрасно, слова учила на ходу, значения и смыслы впитывала как губка, - возможно, у неё, как у потомка кицурэ, тоже сохранился вариант внутреннего переводчика, а может, и наша постельная активность сказывается - всё-таки ауры смешиваются в диком диапазоне слоёв, может, и знания, опровергая пошловатую земную поговорку, тоже половым путём передаются.
  
   Нас очень много на дереве рядом,
   И каждый рожден шелкопрядом,
   И прядет свою тонкую нить.
  
   Глаза девушки загадочно блестели из-под чёлки в изменчивом свете иллюзорного костра. Лисёнка, поддавшись очарованию мелодии, неторопливо сменила положение - плавно перетекла из позы лотоса в невинно-провокационную, с поправкой на имеющуюся одежду: ноги согнуты, руки и подбородок покоятся на коленях.
  
   А моря до краёв наполнялись по каплям,
   И срослись по песчинкам камни,
   Вечность - это, наверно, так долго.
  
   Ушки Кейт возбуждённо подрагивают, чувствую - и самого колбасит - слишком уж сильные слова, слишком велика мощь вложенного смысла.
   Саламандр, ранее не замеченных в какой-либо реакции на звуковые колебания, тоже проняло. Огненные лисоящерки, поднявшись на задние лапки, завороженно покачивались, устремив острые мордочки вверх, к звёздам.
  
   Мне бы только мой крошечный вклад внести,
   За короткую жизнь сплести
   Хотя бы ниточку шёлка.
  
   Странно... Между лопаток пробегает дрожь, а следом за ней - настоящая орда мурашек, чувствую - что-то идёт не так, как задумывалось, и вполне обычная песня словно трансформируется в нечто большее, качественно иное, и языковой барьер тут совсем ничему не мешает.
  
   Кто-то в паутину религий попался,
   Кто-то бредит пришельцами с Марса,
   Я пряду свою тонкую нить.
  
   Не прерывая песни, смотрю в Суть.
   И офигеваю.
   Магический фон плывёт в такт мелодии, быстро, но невероятно плавно перетекает, образуя структуры, словно своеобразный визуальный эквалайзер. Наши раздувшиеся ауры пульсируют, через них то и дело проносятся волны ослепительно-чистых цветов без оттенков.
  
   Кто-то открывает секрет мироздания,
   Кто-то борется с твёрдостью камня,
   Я пряду свою тонкую нить.
  
   Что-то непонятное творится, но понимаю чуйкой - не опасное, даже наоборот, но прерываться не стоит - магия момента от такого грубого действа может рухнуть, сложиться в себя, как карточный домик.
   И вновь припев.
   И по аурам бежит невесомая рябь, неведомым волшебством вычищая их, выбрасывая прочь негатив и прочие незримые шлаки, и магия, разлитая вокруг, приходит в движение, и движение это похоже на танец - плавный, неторопливый, несмотря на резкие переходы - всё органично, живо, естественно.
  
   Я не умею чего-то ещё,
   Я маленький червячок,
   Мир безумный проносится мимо.
  
   И вновь незримая дрожь бежит по телу, краткая вспышка целостного осознания себя. Я-Зверь затаённо молчу, вслушиваясь в мелодию, стучащуюся в самые глубины моего существа, шерсть на загривке топорщится, но при этом странное умиротворение растекается по всему могучему телу. Я-кицурэ ощущаю то же самое, только с небольшим смещением - всё же диапазон чувств и эмоций отличается от внутреннего Зверя. И обе мои сущности резонируют, словно проходят одна сквозь другую, и это ощущение невыразимо ни на одном из известным мне языков.
  
   А мы создаём своими руками
   Невесомые тонкие ткани,
   Красота вполне ощутима.
  
   В ауре Кейт творится что-то совсем уж невероятное. Структуры, магистрали, слои, развязки, узлы, центры и оболочки буквально кипят, движутся в одном ритме. Её переполняет энергия: она непрерывно выбрасывается в окружающее пространство и тут же втекает обратно, её количество просто запредельно - даже там, у первого Стабилизатора, Сила была куда менее концентрированной.
  
   А моря до краёв наполнялись по каплям,
   И срослись по песчинкам камни,
   Вечность - это, наверно, так долго.
  
   Вокруг кицунэ кружат настоящие легионы духов. От совсем крохотных - их скорее ощущаешь, чем видишь, до невообразимо огромных, настолько массивных и многомерных, что в текущий слой реальности может протиснуться лишь слабое отражение тени их самих.
   Танец духов странен и необычен, но удивительно ритмичен - и саламандры вторят ему, и, забыв о гравитации, ведут странный хоровод вокруг нас.
  
   Мне бы только мой крошечный вклад внести,
   За короткую жизнь сплести
   Хотя бы ниточку шёлка.
  
   В свете виртуального костра лицо супруги прекрасно. Странное торжество застыло на нём, и в глазах лучится понимание чего-то, что недоступно смертным.
  
   А моря до краёв наполнялись по каплям,
   И срослись по песчинкам камни,
   Вечность - это, наверно, так долго.
  
   По её левой щеке тянет влажную дорожку одинокая слезинка.
   Кожей лица ощущаю - со мной та же история творится.
  
   Мне бы только мой крошечный вклад внести,
   За короткую жизнь сплести
   Хотя бы ниточку шёлка.
  
   Последний перебор ещё резонировал в воздухе, а замершее волшебство отзвучавшей музыки, заполнив всё помещение, не торопилось уходить.
   Я осторожно отложил гитару в сторону и посмотрел на девушку.
   Оглушённо-счастливый вид Кейт вызвал в душе какой-то щемяще-тёплый перезвон чувств - такого никогда ранее не доводилось ощущать. По напряжённым мышцам растеклась волна бодрости. А следом за ней ещё одна и ещё - они накатывали каскадом, проносились не только через тело - но и через душу.
   Катарсис? Ментальный оргазм? Очищение?
   Как ни называй, всё равно нужного определения не подобрать - настолько сирыми, убогими и скупыми кажутся языки разумных...
   Кипение в её ауре успокаивается, тонкие поля, заполнившие весь объём помещения, постепенно сжимаются, и чем они меньше, тем нестерпимее становится свет, поднимающийся в Сути из глубин естества кицунэ.
   Плавным движением - словно не встаёт, а взлетает - Лисёнка поднимается на ноги. Её колотит едва заметная дрожь, но знаю - дрожь благая, не опасная, и волноваться не надо. Тыльной стороной ладони девушка вытирает сырую дорожку, расчертившую её щёку. Плавное, невозможно пластичное движение плечами - и рубашка, скользя по обнажённому телу, падает к её ногам.
   В её глазах читается лёгкое смущение - и его почти полностью перекрывает возбуждение - не только и не столько связанное с едва сдерживаемым желанием, - аура её сияет, едва ли не слепит, и концентрация бушующих внутри Кейт энергий только нарастает.
   Миг - и, просияв тысячей солнц, Сила стихает, успокаивается, лишь кое-где в тонких полях ещё подрагивают, вплетаясь в гармоничное кружево структур, новообразованные узоры и формы. И духи один за другим уходят на иные планы мироздания, сытые и довольные - хозяйке здесь они пока не нужны.
   Кейт замирает совершенной статуей, прислушивается к себе, по её телу короткими, плавными вспышками проступают фрагменты нашего семейного узора. Знаю - сейчас со мной происходит нечто схожее, и так же вспыхивают и медленно гаснут линии рисунка, созданного волей Кадайи.
   Кейт делает шаг вперёд - и не идёт - плывёт в невысокой траве, и листья иллюзии, реагирующие на физическое воздействие, позади неё остаются непримятыми.
   Мягко светится янтарь её глаз - удивительно глубокий, бездонный, манящий.
   За спиной кицунэ движутся в плавном танце три хвоста.
   Медленно поднимаюсь и двигаюсь навстречу. Лёгкий ветерок приятно холодит обнажённую кожу. Когда успел избавиться от одежды? Впрочем, неважно. Абсолютно не имеет значения.
   От переполняющей тело Силы покалывает в кончиках пальцев, энергия, обретая плоть и срываясь тяжёлыми каплями, с едва ощутимым потрескиванием теряется среди травы, сопровождая падение лёгкими всполохами света.
   Невидимым, неощутимым магнитом меня неотвратимо тянет к моей кицунэ, равно как и её - ко мне.
   И мир вновь уходит на самый дальний план, становясь неважной, второстепенной декорацией. Есть только мы.
   Распускаю хвосты и не удивляюсь появлению пятого - чего-то такого подспудно и ожидал.
   В голове рефреном звучат слова давно отзвучавшей песни, касаясь незримыми пальцами потаённых струн души.
  
   А моря до краёв наполнялись по каплям,
   И срослись по песчинкам камни,
   Вечность - это, наверно, так долго.
  
   Последний шаг - и заключаю янтарноглазую красавицу в ласковых объятиях.
  
   Мне бы только мой крошечный вклад внести,
   За короткую жизнь сплести
   Хотя бы ниточку шёлка*.
  
   Мои губы касаются мягких, удивительно упругих губ кицунэ - и мир совсем перестаёт существовать для нас двоих.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЦОД - Центр обработки данных
   ТЯЭС - Термоядерная электростанция
   Мейнфрейм - статья на Википедии
   Да, и автор, и ГГ знают оригинальное звучание сего афоризма товарища Ленина, но считают, что в такой версии здесь оно более уместно.
   Гр. Пикник и В. Самойлов, "Не кончается пытка" (альбом "Тень вампира")
   Гр. Наутилус Помпилиус, "Дыхание"
   Гр. Flёur - Шелкопряд
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Д.Хант "Пламя в крови"(Любовное фэнтези) Катерина "Последней умирает ненависть"(Антиутопия) А.Кристалл "Покорение небесного пламени"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"