Раевская Анастасия Евгеньевна: другие произведения.

Одна жизнь на двоих (Глава 1)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кто я такая? Жалкая копия своей сестры? Ее давно нет в живых, но она все равно присутствует в моей жизни.... Пы.сы. неокончено, плюс черновик и возможны ошибки)))

  Пролог
  Как я хочу прикоснуться к тебе.... Ты вроде бы близко, но на самом деле дальше всех океанов... Почему ты также грустишь как я? Мне показалось или в твоих глазах промелькнул некий огонек? Но нет, такое же лицо - с опущенными уголками губ и подрагивающими веками.
  Я приближаюсь чуть ближе... Естественно ты делаешь то же самое, с теми же эмоциями, слегка настороженно, с лихорадочным блеском на щеках. Кажется, что ты сейчас ближе как никогда... Протягиваю руку... Но пальцы касаются лишь холодного стекла.
  Некая грусть мелькнула в глазах твоих... Или же моих? Я делаю еще один шаг, но тебя уже нет... Только ухоженный палисадник тетушки. Но ты же присутствуешь здесь! Я видела! Резкое движение назад, и окно уже привычно отражает... меня? Кто находится по сторону окна? Почему мне иногда кажется, что мое отражение живет своей жизнью? Я бросаю быстрый взгляд на зеркало, которое лежит рядышком на кофейном столике. Дрожащей рукой, я аккуратно беру холодную ручку, и не мигая, вглядываюсь в глубины зеркального мира. Что я там надеюсь увидеть? Может быть, мой двойник мне сейчас подмигнет? Или же дрогнет, а затем будет постепенно искажаться, уродуя мое лицо и проявляя все возможные мои недостатки, даже тех которых нет. Может быть, сейчас оттуда вырвется рука, схватит меня за горло и...
  Я отбрасываю зеркало в дальний угол, слыша звон, который эхом расползается по всей комнате. Несколько секунд, я продолжаю отчетливо слышать как зеркало бьется на множество осколков, затем вздрагиваю и перевожу взгляд на окно. Опять ты... Почему ты ехидно улыбаешься, вместо того чтобы плакать, так же как я... Несколько раз моргаю, и в окне снова появляется испуганное мое отражение... Теперь уже точно мое.
  Нельзя подпускать ее к себе. Ее давно нет, она умерла, но даже после смерти она продолжает терзать меня, являясь не только в страшным кошмарах, но и наяву. Она хочет занять мое место даже сейчас, будучи никчемным воспоминанием, а точнее частицей моего больного воображения... Надо повторять себе что ее нет, ее нет, но почему всякий раз когда вглядываюсь в любой отражение, будь то даже оконная гладь, я начинаю сомневаться в своем существовании, потому что вижу не себя, а ее... Своего двойника... Своего близнеца... В прямом смысле этого слова.
  Моя сестра никогда не бросит меня! Как бы мне этого не хотелось. Она будет со мной всегда. Даже умерев. И даже если я больше не буду пугаться своего отражения, все равно.... Я это она. Она это я... Никому не под силу что-то изменить. Я всегда буду нести это бремя, чувствуя раздвоение, которое просто не передать словами. И может быть однажды она все-таки займет мое место. Тогда как верная и любящая сестра, я пожелаю ей не сойти с ума, ведь мое место теперь будет по ту сторону этого мира.... И я позабочусь, чтобы она испытала тоже самое ибо я тогда стану ее худшим кошмаром.
  Добро пожаловать, моя сестренка!
  
  
   Глава 1
  1999 год
  Синяя лента приятно холодит ладони и я улыбаясь, протягиваю ее тете Линдсей. Ее ловкие пальчики, тут же вплетают мне ее в косу. Я довольно наблюдаю за манипуляциями тетушки в блестящем отражении зеркала туалетного столика.
  Последний штрих и тетя, завязывает красивый бантик, и укладывает косу набок. Затем она быстрым движением проводит гребнем по моей темной челке. Я вскакиваю с кресла и начинаю крутиться перед зеркалом, слыша еле-еле уловимый шорох оборок моего нового кобальтового платья. Слегка подпрыгивая, я выскакиваю на балкон, и цепко ухватываясь за кованые перила, выглядываю на улицу, как бы желая похвастаться своим праздником - Днем Рождением. Именно сегодня мне исполняется шесть лет! Я уже почти большая! Так мне говорит мама, тетя Линдсей и я знаю это!
  Невероятно восторженная, я выхожу из комнаты и замираю. У двери, чуть склонив голову набок, стою я... в точно таком же синем платье, с такой же лентой. Мой двойник довольно улыбается и говорит:
  -С Днем Рождения, Минни.
  Я недовольно смотрю на свою сестру и тихо повторяю:
  -С Днем Рождения, Джинни...
  Мир, который еще несколько секунд назад был для меня окрашен в яркие краски, теперь словно погрузился во тьму, стал безликим. Поглядывая на свою близняшку, которая точно так же крутиться у зеркала и поправляет аккуратную косичку, я с ненавистью теперь смотрю на свое платье и желаю теперь надеть все что угодно, хоть грязное тряпье, только лишь бы отличаться от Джинни. Я медленным шагом подхожу к ней и неотрывно смотрю на нас по ту сторону зеркала. Через пару минут глаза начинают слезиться, и мне уже кажется, что наши отражения сливается в одно единое. Я быстро моргаю и снова вижу двоих одинаковых девочек. Неожиданно Джинни поворачивает голову и удивленно спрашивает:
  -Что-то не так?
  -Все нормально...
  -Какие вы уже большие.... - смахивает слезу тетя Линдсей, умиленно наблюдая за нами, абсолютными копиями...
  Эту же фразу повторяет мама, когда мы все собрались за праздничным столом в середине которого стоит большой торт с нашими именами. Вот только щедро написав кремом "Джинни" и таким образом заполнив большую часть торта, мама где-то внизу впихнула мое имя - "Минни". Но оно не выделяется, его затмевает имя моей сестры.. А когда мама с папой принялись разрезать его, нож коснулся "меня" и теперь осталась только "Джинни" и жалка часть - "ни".
  -Бери солнышко - мама подает кусок моей сестре. Я с неприкрытой завистью наблюдаю за ней и совершенно не замечаю, как папа, тоже успев отрезать часть торта, накладывает мне на тарелку. Я словно прихожу в себя, просыпаюсь, когда он ласково треплет меня по плечу. Его темные глаза будто окутывают и мне становится невероятно тепло на душе.
  -С Днем Рождения... -
  -C Днем Рождения! - подхватывает тетя Линдсей и все начинают нам хлопать. После торжественного чаепития с тортом, следуют подарки. Мама с папой куда-то исчезают, а затем появляются с двумя коробками. Снова одинаковыми, снова синими...
  В отличии от меня Джинни радостно разворачивает шуршащую обертку, а я.... Я медленно снимаю упаковочную бумагу. Снимаю крышку коробки и вижу плюшевого медведя с зеленой ленточкой. Он смотрит на меня своими лупоглазыми глазками и я осторожно вынимаю подарок, прижимаю его к себе и краем глаза замечаю как Джинни рассматривает большую книжку с картинками. Неужели мы хоть в чем-то отличаемся? Неужели нам подарили разные подарки? Она перехватывает мой взгляд и в ее глазах я вижу отголосок зависти. Сердце мое наполняется радостью. Неужели в кое-то веки у меня есть что-то лучше чем у моей сестры? С этой мыслью, я еще сильнее обнимаю мягкого мишутку.
  Позже когда все разошлись по своим комнатам, я тоже иду к себе. Со мной мой новый друг-миша, которого я решила назвать банальным, но таким подходящим именем - Тэдди. Это мой самый лучший день рождения. И самое прекрасное не то что мой подарок лучше чем у Джинни, а та что моя дорогая сестричка мне завидует и это четко видно! Ведь до этого времени, почти всегда все самое лучшее доставалось ей, а я была на втором месте. Иногда мне даже казалось, что родители иногда видят во мне свою дочечку Джинни, а Минни как будто и нет. Я однажды поделилась со своими мыслями с тетей Линдсей, но она накричала на меня, сказала, что я глупая и как я вообще могу такое говорить. Тогда меня задели ее слова, ведь я была маленькая, мне было четыре с половиной года, он теперь, в силу своего возраста (6 лет - большая дата), я начинаю кое-что понимать и совершенно не обижаюсь на тетушку.
  Я торжественно кладу плюшевого медведя себе на тумбочку и любуюсь им, присев на краешек кровати и подперев руками подбородок. Я слышу скрип двери, но не оборачиваюсь, так как знаю кто это. Мой слух улавливает тихие шаги, и перед моими глазами возникает Джинни. Она бесцеремонно хватает моего медведя и начинает вертеть его в руках. Совершенно не думая, что я делаю, я выхватываю игрушку из ее цепких ладоней и любовно погладив мишутку, кладу на кровать.
  -Не трогай его!
  Карие глаза Джинни округляются и в них даже появляются пару слезинок. Она заламывает руки, и даже делает шаг назад.
  -Прости, Минни, - в ее голосе полно жалости, но я-то ощущаю что это не так. Я чувствую, что она притворяется! Она всегда так делает. Непринужденно ведет себя, даже когда мы остаемся вдвоем, она все равно продолжает играть свою роль, роль милой девочки...
  -А мне сказки подарили... - как между прочим говорит Джинни и недовольство снова просыпается во мне. Она опять хочет меня поддеть! Для своего возраста Джинни неплохо умеет читать, а я как говорит моя мама "с грехом пополам". Джинни сейчас хочет указать на мой уровень знаний и поэтому хвастается своей глупой книжкой, зная что пока я не смогу ее прочитать...
  -Приятного чтения! - бурчу я и залезаю на кровать с ногами, обхватив их руками. Джинни молчит, пожимает плечами. Моя голова слегка опущена, но из-под челки я могу наблюдать за ней. Она подходить к туалетному столику и забирает свою книгу, видимо она туда ее положила когда заходила. Все так же, не обронив ни слова, она выходит из комнаты. Как только закрывается дверь, я показываю язык и кидаю подушку, туда где только что стояла Джинни. Затем в ту сторону летит гребень и еще какие-то мелкие вещи, которые попались мне под руку. Пару минут я сижу, обиженно поджав губы и шмыгая носом, а затем нехотя поднимаюсь и собираю, все что я здесь набросала. Иначе либо мама либо тетя Линдсей меня убьют на устроенный беспорядок. И им же не объяснишь, что я пыталась хоть как совладать своими эмоциями. Если я такое скажу, то в мне в добавок еще и попадет за то что я "обижаю свою сестренку". Мама мне часто такое говорит, особенно когда не выдерживаю и иду напролом, начинаю спорить и ругаться с Джинни. Она еще что-то говорит про то что мы близнецы и между нами должна быть какая-то связь и все такое... Какая связь спрошу я вас? По мне, лучше ее вообще не было! Я считаю ее своей копией, но мои родители видимо считают наоборот... Особенно ненавижу, когда нас одевают одинаково и так как это делают все время, я постоянно злюсь и делаю что-нибудь, чтобы между нами возникло различие. Однажды я специально упала и разбила себе коленки. Помню мы тогда еще фотографировались вместе и я гордая стояла с помазанными зеленкой коленями рядом своей нарядной сестрой. Но обычно я не иду на такие радикальные меры, достаточно просто, к примеру, снять эту синюю ленту, которая мне сразу разонравилась, как только я увидела точно такую же на Джинни. С улыбкой на лице, я расплетаю свою косу и вытягиваю ненавистную ленточку, сжимаю ее в ладони. Продолжая улыбаться, я подхожу к окну. Я пододвигаю табуретку и с помощью него залажу на подоконник. Выпрямившись, я открываю форточку и просунув руку с лентой, я разжимаю кулак...
  Вроде бы мелочь, но я все равно испытываю радость и спрыгивая с поддонника, я теряю равновесие и приземляюсь на ковер, уперевшись в ковер руками. Через секунду боль пронзает меня и я вижу красное расползающееся по светлому ковру небольшое пятно. Я усаживаюсь на колени, смотрю на свою правую руку и замечаю небольшую кнопку, которая торчит из моей ладони, заляпанной кровью. Сморщившись от боли, я выдергиваю злополучный предмет, который наверное попал на пол, когда раскидывала вещи. Мне больно, да и кровь не останавливается, продолжая капать на ковер, оставляя маленькие красные точки, но я не замечаю этого. Мне в голову неожиданно приходит одна великолепная идея, которая чуть ли не окрыляет меня. Я неожиданно понимаю, что надо сделать, что бы раз и навсегда перестать быть похожей на Джинни, пусть даже не слишком существенно, но все равно у нас с ней будет одно отличие, которое для меня точно важно.
  Я смеюсь и вытираю свою запачканную ладонь о платье, которые тут же покрывается бурыми пятнами...
  
  2003 год
  Четыре года, четыре самых прекрасных года, целых четыре года я не видела Джинни. Я даже и мечтать об этом не могла. Нам исполнилось по 6 лет и через месяц мы должны были отправиться в особую школу-пансион, которую для нас подготовила мама и на протяжении четырех лет мы обязаны были там учиться, вместе... Пансион "Мэйда-вэйла" был лучшим в городе, и считалось очень престижным пройти там обучение.
  Но судьба распорядилась так, что в последний момент мама вдруг объявила, что отправляет Джинни в совершенно другую школу, которая находится не то что в другом районе, а в другом городе! Я не знала в чем причина ее решения, но меня это мало волновало. О лучшем, я и мечтать не могла...Счастью моему не было предела. Последние дни перед отъездом были наполнены радостью, но разве сумела бы я уехать, не оставив "подарочек" на прощание своей дорогой сестренке? Нет... Я долго думала что бы такого сделать, но особых идей у меня в голове не было, только одна... Глупая конечно, но мне казалось это самым лучшим вариантом.
  Это была последняя наша ночь в доме. Мы с Джинни легли пораньше спать, но мне было не до сна. Я лежала, не двигаясь и прислушивалась к звукам. Где-то минут пять я слышала шорох и возню, а затем мирное сопение Джинни. Подождав еще минуту, я откинула одеяло и быстро поднялась. Крадясь на цыпочках, я подошла к туалетному столику и, открыв ящик, запустила внутрь руку и нащупала канцелярские ножницы. Так осторожно я направлялась к кровати сестры, сжимая "оружие преступления". Присев на корточки, я взглянула на Джинни. Она спала на спине, отбросив руку в сторону, а темные кудряшки разметались по подушке. Я, затаив дыхание, аккуратно, двумя пальчиками взяла одну прядь и щелкнула ножницами. Затем вторую, третью... Конечно, я не могла отрезать все волосы, но большую часть точно... У моих ног валялась уже целая кучка темных кудряшек, и я с хищным блеском в глазах, отрезала еще и челку. Что руководствовало мной тогда, почему я сделала столь глупый безрассудный поступок? Сейчас я этого понимаю.. Ведь я навредила не только ей, но и себе... Мне хорошо досталось от родителей и возможно меня в некотором роде спас мой отъезд.. "Не стоило так делать!" - то и дело думаю я. Надо было придумать нечто другое, да и обставить дело так, чтобы на меня подозрение не пало! Я теперь жалею только о том, что заранее все не продумала и соответственно получила. Хотя все же результат того стоил... До сих пор перед моими глазами стоит Джинни, которая сидит у зеркала, растерянно перебирает свои жалкие остатки от локонов. Надо сказать, я отлично постаралась. Ее волосы торчали в разные стороны, где-то были короче, где-то длиннее, а местами вообще короткий ежик. Что касается челки, то она вообще отвратительно топорщилась. Я слышала, что Джинни отвели в парикмахерскую, но что конкретно с ней сделали, я уже не знала, так как в этот момент ехала в машине в "Мэйда-вэйла" навстречу своей новой жизни, жизни без Джинни.
  Четыре года пролетели быстро, к сожалению, очень быстро. В школе я быстро освоилась и мгновенно подружилась со всеми новичками. Там я была собой, а не чьей-то копией и видела свое отражение только в зеркале, а не на каждом месте. Там никто не знал, что у меня есть сестра, за исключением учителей, но они не интересовались Джинни, походу они даже не догадывались, что она мой близнец. А я и не распространялась на эту тему. Именно в "Мэйда-вэйле" у меня были самые лучшие дни рождения. Там воспитанникам устраивались настоящие празднества. Это были мои Дни Рождения, и я была виновницей торжества, а не кто-то еще.
  Родители ко мне заезжали часто, а раз в две недели я уезжала к ним на выходные. Поначалу меня это омрачало, потому что я боялась увидеть Джинни, но она не приезжала, и я со спокойной душой проводила дни дома. Я ни разу не видела сестру за все четыре года и теперь мне это предстоит сделать. Морально я не готова. Что я ощущаю? Странно, возможно некий стыд за свой поступок... Как представлю, что мне придется увидеть, посмотреть в глаза, так аж моторошно становиться...
  Так, Минни ты уже взрослый человек! Ты не какая-нибудь шестилетняя девчонка, тебе уже целых десять лет! Так чего ты боишься? Это не имеет никакого значения! Какое тебе дело, до того что подумает о тебе Джинни и тем более столько лет прошло...
  -О чем ты думаешь? - спрашивает меня папа в машине. Я поворачиваю к нему голову и пожимаю плечами.
  -О многом, - туманно отзываюсь я, а папа меня гладит по голове.
  -Наконец-то ты будешь жить с нами...Тебе понравилось жить в пансионе?
  Мое лицо озаряет улыбка и я радостно киваю. Это время нельзя ни с чем сравнить! Я бы даже предпочла пожить там еще, но мне предстоит теперь учиться в обычной местной школе, к сожалению.
  -А почему я не могу снова учиться в "Мэйда-вэйле"? - вдруг задаю вопрос я, глядя папе прямо в глаза.
  -Ты что не хочешь быть с родителями? - шутливо журит он и у меня чуть было не вырывается: "Нет, я не хочу жить с Джинни". Но я вовремя прикусываю язык и в ответ начинаю уверять, что наоборот очень хочу. Папа продолжает улыбаться и ничего не говорит. Я понимаю, что тема закрыта и теперь нет смысла продолжать его расспрашивать. За окном машины мелькают знакомые места с детства, проходят множество людей и наконец я издалека замечаю наш дом. Когда мы подъезжаем к нему, я вижу, что он совсем не изменился. Хотя собственно с чего бы ему меняться? У двери нас встречает тетя Линдсей. Я выскакиваю из машины и бегу к ней. Она ждет меня с распростертыми объятиями. Я бегу, но буквально в несколько метрах от нее останавливаюсь, так как замечаю, что из-за ее спины выглядывает никто иная как Джинни. Она осторожно поглядывает на меня, а затем выходит из тени и я понимаю, что теперь мы с ней сильно отличаемся друг от друга. Во первых у нее короткая мальчишеская стрижка, да и вообще она выглядит неважно - слишком худая, щеки впалые, кожа бледная-бледная. Я рядом с ней кажусь райским цветком что ли...
  -Привет... - ее голос подобен шелесту травы. Она избегает прямого взгляда, и поэтому смотрит в сторону, на мамину клумбу.
  Я растерянно здороваюсь с ней и в моей голове мелькает одна мысль... Я ощущаю, что мне становится ее жалко... Но я отгоняю от себя такие мысли, я стараюсь не думать об этом и с улыбкой, словно не замечая Джинни, наконец крепко обнимаю тетю Линдсей.
  За, теперь уже снова традиционным семейным обедом, родители меня расспрашивают про пансион. Мои рассказы они заинтересованно слушают, а вот Джинни с опущенной головой ковыряется у себя в тарелке. За все время она обмолвилась со мной лишу парой слов, а в основном она молчит, как сейчас, опустив голову и не принимая участия в семейных разговорах.
  -Ну теперь-то вы с Джинни будете ходить в одну школу.... - констатирует мама и у меня внутри все обрывается. Вот и все конец спокойной жизни... Небось мама закупила нам уже одинаковую одежду...
  И судя потому как вытянулось мое лицо, мама участливо спрашивает:
  -Что-то не так?
  -Нет, мамочка.... - отвечаю я ей, лучезарно улыбаясь, а мама добавляет одну фразу, которая совсем выбивает меня из колеи.
  -Наконец, вы сестрой будете вместе, небось соскучилась...
  Ложка выпадает из моих рук и звонко падает в тарелку, разбрызгивая остатки супа. Боковым зрением я замечаю, что Джинни тоже замирает и вдруг поднимает голову, глядя то на маму, то на меня...
  -Я так рада, что вся семья в сборе... - умиленно вздыхает мама, а папа с тетей согласно кивают. И никто из них не замечает того напряжения, которое повисло в комнате. Я ошарашено слушаю, то что говорит мама и думаю, они что понимают, что между нами не может быть никаких дружеских отношений и я так подозреваю, что моя детская выходка четырехлетней давности была воспринята как обычное баловство, проказничество, а не проявление ненависти. Я просто удивляюсь недалекости своих родителей. Такое впечатление, что они ничего не видят дальше своего носа.
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"