Раша Николай Александрович: другие произведения.

Попадалово, часть 1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Попадание в мир Фоллаут 4, модифицированный в тематике БДСМ и резино-фетишизма. Отредактированный вариант. Не забываем оценивать результат.

  Казалось бы, ничто не предвещало. Пенсионер Михаил Егорович, весь тот вечер снова играл в четвёртого Фолыча. Надо заметить, что только пару дней назад он на старенький четвёртый Фоллаут наконец-то установил все модификации, ссылки на которые подогнал ему недавно один молодой интернет-приятель в ответ на его жалобы на скуку. Набралось этих модов больше сотни, в основном все подобрались на тему БДСМ-отношений, резинофетишизма и других подобных "измов". Большая часть - русские переводы с "секслаба". Нашлись ведь добрые люди, русифицировавшие эти моды. Темами скачанных им из интернета модификаций Михаил Егорович интересовался с детства, но к своему глубокому сожалению, лишь на теоретическом уровне. Читал статьи по этой тематике, покупал у "фарцы" глянцевые порнографические журналы с фотоснимками затянутых в резину, часто ещё и связанных ремнями или скованных девиц. Часто мечтал об сексуальных играх в этом ключе с какой-нибудь своей очередной подругой, но так и не воплотил ничего за свою жизнь на практике. Помешала природная стеснительность, от которой он избавился лишь к старости, когда для него всё уже стало поздно. Ему казались постыдным его желание надеть на нравящуюся ему девушку резиновую одежду, да ещё прямо на её обнажённое тело, а затем и самому тоже надеть что-нибудь на себя из плотно облегающей тело гладкой резины. А ещё ведь ему и в наручники жутко хотелось при этом заковать сексуальную партнёршу! Или хотя бы связать верёвками или ремнями. И потуже, потуже! А только затем во всём этом заняться с ней сексом. И чтобы ей это всё нравилось, как и ему. Почему-то молодого Мишу подобные мечты с детства сильно возбуждали. Да и в дальнейшем, когда повзрослел - тоже. Впрочем, и до сего момента ничего не поменялось. Только вот как такое мог кому-то предложить такой, как он, стеснительный и стыдливый парень, всю жизнь проработавший скромным фотолаборантом в ателье? Да и где ему было взять, в нашей-то стране, такие красивые резиновые наряды, как на картинках из журналов. Или купить настоящие полицейские наручники? И где взять девушку, которой нравятся такие-же сексуальные игры? И которая к тому-же сама предложит в них Михаилу поиграть, потому что сам он такое не предложит никогда. Он это твёрдо знал. Он сгорит сразу-же от стыда! Так что, всё на уровне мечтаний и осталось. И тут вдруг - такой сюрприз! Можно воплотить в игре и увидеть хотя бы на мониторе все свои самые заветные и тайные мечты детства, юности да и вообще - всей жизни! Там, в модифицированной игре, было всех этих игрушек, металлических и резиновых - в том числе и лишающих жертву свободы самыми разными способами, куда больше, чем в его самых смелых мечтах. От такой игры старичку было отказаться совершенно невозможно, несмотря на то, что он уже давненько ушёл из "большого секса". Установка модификаций для пенсионера была сложной, ему пришлось много раз консультироваться в интернете, чтобы всё заработало, как надо. Зато затем игрушка сразу расцвела новыми красками, волнуя старичка и совершенно изменив все акценты в игре. Пришлось выбрать игру за женского персонажа - отчего-то большинство модификаций предусматривали только такой вариант. В игру, сотни раз пройдённую, дедушке играть поначалу показалось лишь забавно, но затем он ощутил, казалось бы, почти совсем им забытое сексуальное возбуждение от происходящего в игре с его героиней. После этого играть стало всё более и более увлекательно. А сегодня приключения героини стали настолько интересными и необычными, что сексуально возбудили и увлекли его по настоящему глубоко. Ему даже временами стало казаться, что он реально чувствует все ощущения героини. Он стал уже понемногу отождествлять себя с этой, им самим же и созданной красавицей, сам того не замечая. Так что Михаил Егорович засиделся - ну очень сильно за полночь. Наконец, ощутив, что глаза уже сами закрываются, он сохранился, выключил комп и пошёл - вроде как спать. Когда лёг в постель и закрыл глаза, перед его мысленным взором так и продолжали мелькать картинки из игры. Все эти девицы в обтягивающей их тела разноцветной скрипучей резине, звенящие цепи блестящих оков, хитрые резиновые ловушки и прочие ограничители свободы из только что покинутого игрового пространства по прежнему стояли перед глазами. Наконец он как-то незаметно для себя уснул. Только вот здоровье у Михаила Егоровича в последнее время барахлило, хотя он хорохорился и к врачам не шёл. Так что, ничего удивительного не было в том, что переутомившись от долгих сексуальных переживаний за героиню, именно в эту ночь, уже под утро, старый пенсионер тихо и незаметно, даже для себя самого - умер во сне. Возможно, при этом вспоминая перед самой смертью игровые моменты обновлённого варианта четвёртого фоллаута, в который играл накануне. Вероятно, это как-то повлияло на дальнейшее. Тут можно лишь догадываться. Ведь все мы когда-нибудь умираем и никто точно не знает, что происходит потом. Дело-то, как говорил один мультяшный герой - житейское! Вопрос только - с какими мыслями мы умираем и может-ли это что-то изменить для нас? Видимо, иногда кое-что может. Так что, когда тело Михаила Егоровича умерло, насчёт его личности оказались возможны варианты...
  
  
  Глава первая.
  
  Я открыл глаза от каких-то странно знакомых, неприятных и резких звуков, слышанных где-то буквально накануне. Мне, к тому-же, отчего-то было жутко холодно, какая-то леденящая мне кожу своим прикосновением упругая оболочка туго сжимала моё, почему-то обнажённое, тело. Вчера, уже когда ложился спать, я чувствовал себя не лучшим образом, давило за грудиной и кружилась голова, да ещё засиделся допоздна за модернизированной на днях игрушкой, не в силах оторваться от сексуальных приключений главной героини. Спать лёг поздно. Даже скорее - почти уже рано утром. Так что сейчас голова, вероятно - спросонья, соображала туго и я не сразу понял, откуда мне знакомы и звуки и, возникшая перед с трудом открывшимися глазами картинка. Какая-то металлическая крашеная дверь, в ней заиндевелое небольшое окошко напротив лица... Где белый потолок моей спальни, где мягкая пушистая пижама и тёплое одеяло? Почему я вообще стою, слегка откинувшись на что-то мягкое спиной, а не лежу? За окошком между тем упорно мигал красный свет и крякала какая-то сигнализация. Металлический голос предлагал всем срочно что-то покинуть. Я сфокусировал зрение на находящемся за постепенно оттаивающим окошком. Картина, увиденная мною там оказалась мне совершенно знакома и даже свежа в памяти.
  - Я что, всё ещё сплю и мне снится игра? - мысленно удивился я - Какой-то уж больно реалистичный, однако, сон!
   Мой мозг медленно осознал - то, что я вижу, это точно криокамера, притом вид изнутри. Тот самый, из почти самого начала игры в Фоллаут 4. И я, получается - внутри, в этой самой криокамере. Меня только что разморозили и это подтверждается диким холодом, всё ещё ощущаемым мной. А за окошком - явное убежище 111! И вижу я всё это сейчас не в виде плоской картинки на мониторе моего компьютера, как вчера вечером, а вполне реально в цвете и объёме вокруг себя. Это явно не сон, уж больно всё ощущается реальным! Неужели я в действительно каким-то образом попал в игру? Но, как такое могло произойти? На сон не похоже, уж больно реальные ощущения. И ещё - как-то я себя странно ощущаю. Чего-то в моём теле явственно не хватает. И напротив, что-то в этом теле явно лишнее. Я опустил глаза. На мне оказался надет тёмно-синий, резиновый, туго облегающий тело комбинезон, похожий на тот, в котором рассекала Выжившая в моём варианте игры. Да-да, не тот классический - тряпичный, а именно новый резиновый, из моей модернизированной версии игры. Всё ещё обжигающе-холодный после заморозки и надетый, судя по моим ощущениям, мне прямо на голое тело. Но главное - что тело в комбинезоне было явно женским! Моё тело было женским! Толстая холодная резина комбинезона плотно обтягивала все женские подробности, не оставляя ни малейшей надежды на ошибку. Небольшая, около второго размера, высокая стоячая грудь, и даже соски сквозь резину были немного заметны, тонкая талия и полное отсутствие мужских причиндалов между ног. Я растерянно ощупал себя руками - ну точно, я теперь баба с сиськами и вагиной! Рука, кстати, оказалась весьма красивая, узкая такая, с длинными пальцами, очень изящная и... тёмно-коричневая! Мать-перемать, я ещё, мало того, что баба, так ещё и негритянка! Это ведь точно не загар, это рука темнокожей женщины. Кстати, трогать своё (своё?) стройное, и что особенно меня порадовало, снова молодое, полное сил и желаний тело, да ещё и сквозь упруго стягивающую его, всё ещё холодную, такую приятную на ощупь резину - вот этими самыми, теперь уже точно моими руками оказалось мне очень приятно. Притом, приятно было как рукам, так и ощущающему их прикосновения сквозь резину телу. Ладошки мои невольно заскользили по гладкой поверхности к интимным девичьим местам, туго обтянутым резиной комбинезона. Ведь в своих мечтах я столько раз ласкал девушек в резине... а сейчас это происходило наяву. И плевать мне уже было, что затянутая в гладкую резину девушка, это я сам... или, возможно, что теперь уже правильнее будет говорить - я сама? Я ощутил (или ощутила?) стремительно нарастающее сексуальное возбуждение, затвердевшие соски отчётливо проступили на глянцевой поверхности комбинезона, словно приглашая их приласкать. Между ног стало нестерпимо жарко и влажно несмотря холодок резины. Одной рукой лаская себе грудь, другую я засунул(а) между ног, нащупывая сквозь гладкую резину теперь уже свою киску и сладко застонал(а). Буквально за полминуты я довел(а) себя до крайней точки и закричал(а), извиваясь от мощного оргазма. Между тем воздух в камере быстро становился всё более спёртым, да и сигнал тревоги как-то намекал на то, что не время заниматься самоудовлетворением. Надо было срочно выбираться. Несколько ударов кулаками в дверь и она неохотно поднялась, выпуская меня в помещение с рядами криокамер. Так - подумал(а) я, если исходить из игровой реальности, в остальных камерах замёрзшие трупы и доступа к ним нет. Проверка немедленно подтвердила это предположение. Как и в игре, открылась только камера напротив - с убитым мужиком, у которого кроме обручального золотого колечка и взять оказалось нечего. Едва его коснулась моя рука, колечко исчезло и зелёная надпись на периферии зрения сообщила, что оно перемещено в инвентарь. Труп был заморожен до каменного состояния, даже дырявый комбез не снимешь. Карманов нет, в груди здоровенная пулевая дыра - бесполезный объект. Вроде как по игре - это мой бывший муж, но как его зовут и каким он был при жизни, я не помню и ничего к нему не ощутил(а). Я прошла к монитору и посмотрела список замороженных. Моего покойного мужа звали Нейтом, а в моей камере значилась какая-то "Marusiy". Выходит, я теперь это самая Маруся и есть. Ну да, самое подходящее для американской негритянки имя! Сам же и дал его пару дней назад героине для хохмы, когда ещё не увлёкся игрой. Начало-то игры было стандартным и сотни раз игранным! Вот и пошутил - назвал негритянку Марусей. Оказалось - дал это имя сам себе. Ну, а кто мог знать, что всё так будет? И ещё у меня где-то имеется похищенный сын по имени Шон. Хотя, чего там - где-то? Он сейчас уже старенький дедушка и возглавляет похитивший его когда-то "Институт", где и находится. Вот оно мне надо, искать этого великовозрастного "дитятю", которого я знать не знаю и к которому ничего не испытываю? Я, уже судя по комбинезону, попала не в "чистый" ванильный классический четвёртый Фоллаут, а именно в игру с модами. Но, если игра с модами, то интересно, с какими именно? Если со всеми теми модами, что у меня на компе стояли, то меня ожидает масса приключений, которые для женского персонажа могут оказаться не такими уж и забавными... наблюдать за БДСМ-приключениями героини на экране, это совсем не то-же, что испытывать их на собственной шкуре в реале! Особенно, когда ты не настраиваешь моды по своим "хотелкам", а получаешь то, что тебе дадут неизвестные "благодетели", запихнувшие твоё сознание в игру. Только у меня и надежды, что на некоторую условность этого игрового мира и на то, что тут будут те ограничения, что я ставил себе на компе. А иначе может быть совсем жесть, там были настройки и для совсем отмороженных игроков! Да уже и сейчас , то что происходит, это жесть, ведь сексуальность мне какие-то гады настроили весьма повышенную. Мне об этом выскочило информационное сообщение зелёными буковками прямо перед глазами. Я теперь была, судя по нему, настоящая нимфоманка и резино-фетишистка! Оказалось, что мне установили в характеристиках повышенное сексуальное возбуждение от резиновой одежды, вне зависимости, на мне она надета, или на ком-то из людей женского пола рядом со мной! Звуки, запах, прикосновение и сам вид резины меня неизбежно теперь будут сексуально возбуждать помимо моего желания на одну единицу в минуту и его можно будет сбросить снова до нуля только с помощью оргазмов, количество которых зависит как раз от накопленных единиц возбуждения. Осталось неизвестным, сколько там единиц всего и чем мне грозит их максимальное количество. Мне лишь милостиво сообщили, что этот максимум растёт вместе с достигнутым уровнем. Ещё и на всякую другую БДСМ-атрибутику и ограничители свободы, встреченные в игре и особенно применённые на меня, я тоже должна буду реагировать сексуальным возбуждением и там были возможны разные варианты набора очков этого возбуждения. В мои фетиши оказались так-же записаны металлические цепи и оковы. Почему-то отдельным пунктом были указаны полицейские наручники, как особенно сильно действующий на моё сексуальное возбуждение ограничитель. И действительно, прямо сейчас, стоило мне только подумать об "игрушках", которые меня могут ожидать на поверхности (а я ведь уже немного поиграл в эту модифицированную игру и кое-какие из них успел увидеть и примерить на героиню вчера вечером и ночью), как у меня немедленно ослабели ноги, а в животе стало холодно и щекотно, как на падающих вниз качелях. Ведь только что в криокамере себя самоудовлетворил(а), а уже снова ощущаю сексуальное возбуждение от этой сжимающей тело прохладной гладкой резины, что надета на моё голое тело. Хотя, это ведь так и запрограммировано? Впрочем, пока это было для меня скорее приятно, чем неудобно. Пока что я больше возбуждаюсь от воспоминаний о разных резиновых и металлических ограничителях свободы, ждущих наверху, хотя я сам и запрограммировал их для использования в игре! Но я запрограммировал(а) их применение, а теперь кто-то запрограммировал мою на них реакцию, вот так-то! И куда более острую, чем у меня была в реальной жизни, когда я пихал в игру все эти резиновые наряды, ограничивающие устройства и одежду, цепи, колодки, кресты для распятия и всякие хитрые пыточные механизмы. Тогда мне казалось, что всего этого мне будет в игре мало, и я явно пожадничал, добавляя моды ещё и ещё. Понял я это, к сожалению, только теперь. Условный мир игры позволял такие выкрутасы, какие и представить трудно для реального мира. Я даже не все модели ограничителей и тем более, прочую бондажную резину и запомнил-то, да и сами моды помнил не все. Больно уж их много было установлено, а память у меня в то время была ещё старческая, а не как теперь. Я многие описания и прочитал-то не полностью и по диагонали, так что теперь были возможны любые сюрпризы, уж не знаю, насколько приятные в прямом или переносном смысле слова. Но, пока меня вполне приятно сжимал своей гладкой синей резиной мой комбинезон убежища, понемногу, но неумолимо снова возбуждая меня. Находиться в резине мне было явно противопоказано, если я хотела заниматься прохождением игры, а не постоянным удовлетворением своей похоти. Но, переодевание пока не было предусмотрено, никаких ванильных нарядов вокруг не наблюдалось. Да и в свой инвентарь я не могла пока заглянуть, потому что не было пип-боя. Ну, что-же, пока понятно только, что надо пробираться к выходу, где меня и ожидает этот мой пип-бой... и радтараканы. Точнее, сначала радтараканы, и уже потом - пип-бой. Насколько и как именно эта игровая реальность модифицирована, я точно узнаю только в процессе нахождения на поверхности. А уж какие именно модификации как настроены, узнавать придётся на собственном опыте в процессе прохождения квестов. И вряд-ли мне предоставят список настроек модификаций заранее.
  Выйдя в коридор я забежала в соседний зал с криокамерами. Разумеется, тоже заблокированными - это я проверила. Комбинезон на теле слегка поскрипывал на бегу новенькой резиной, по-прежнему возбуждая сексуальное желание. Собственно, мне в соседнем зале нужен был только запасной комбинезон, что всегда лежал в игре справа от входа на столе в пакете. Костюм, кстати, снова оказался резиновым. Я с любопытством взяла его в руки, но он внезапно исчез. Просто растаял в воздухе! А где-то на периферии зрения промелькнула зелёная надпись о поступлении комбинезона в инвентарь. Игра есть игра. Ну, что-же, некоторая условность этого мира значительно облегчит моё существование здесь. Но, в чём-то и осложнит. Оказаться свободным от множества бытовых мелочей весьма приятно. Тот-же резиновый комбинезон на мне - он лишь приятно холодит моё тело своей шелковистой гладкой внутренней поверхностью, словно я его надела секунду назад, хотя в реальном мире я за прошедшие полчаса беготни давно бы в нём взмокла и плавала бы в собственном поту. Только вот возбуждает всё сильнее, гад! Опять же, пить и есть пока совсем не тянет. Как и наоборот. А я ведь уже лет двести не ела, не пила и не ходила в туалет, если считать по игровым условиям! Кстати, слева внизу, в поле моего зрения, я наконец заметила тонкую зелёную полоску, в игре показывающую уровень здоровья. Ну, ясно, куда я без этого! Надеюсь, с обретением пип-боя я получу более полный доступ к своим характеристикам. Ну, и к инвентарю, само-собой. А ещё непонятно, сколько именно у меня этого самого здоровья. Да и другие свои параметры хотелось бы узнать. Интересно, кто ж меня сюда засунул, да ещё и во мною же созданное в виртуале и получившее от меня имя женское тело? И вообще - где находится это "сюда"?
  Прямой выход к эвакуационному тоннелю, как и следовало ожидать, был заблокирован. Забрав в инвентарь лежащие рядом с ним на тумбочке молоток, гаечный ключ и отвёртку я, поскрипывая резиной, пошла, как все нормальные герои - в обход. В боковой каморке нашла и забрала себе один шприц-тюбик стимулятора и заколку. Здесь сразу и ощутила свою сексуальную запрограммированность. В ящике стола обнаружила стальные полицейские наручники, представляющие из себя стандартные, открывающиеся и застёгивающиеся без помощи ключа браслеты со свободно проскакивающей замок скобой, соединённые короткой двухзвенной цепочкой. И внезапно я с трудом удержалась от нестерпимого желания немедленно примерить на свои запястья этот тяжёленький, сверкающий никелем, позвякивающий ограничитель свободы. Едва только представив эти холодные стальные браслеты у себя на руках, немедленно ощутила горячую волну между ног, уже одна только эта мысль вызвала приятный холодок в животике. Прямо-таки маньячка - подумала я, машинально проворачивая скобы браслетов в положение для надевания наручников на руки. Да уж, недаром наручники стоят отдельным пунктом, меня они явно возбуждают как-то по-особенному. Удержало от надевания наручников на свои запястья меня лишь то, что ключа от них не наблюдалось, и по счастью исчезли они из моих рук в инвентарь уже через мгновение, иначе ещё через одно мгновение они бы были неизбежно закрыты мной на моих запястьях. Похоже, при сексуальном возбуждении, а оно, что стало уже очевидно, возникало от внешнего вида любой бондажной шмотки из резины, кожи или металла, мой разум значительно терял контроль над телом. А уж от вида наручников я вовсе теряла возможность сопротивления собственной похоти. Это какой-то гад особенно постарался, запрограммировав так мою тушку. Что сулило мне в будущем большие неприятности. Ведь я помнила, что наручники у меня в игре точно были разбросаны по сундучкам и ящикам столов весьма густо. Вот наконец и коридор, ведущий к столовой персонала. Резко ускорившись, слева на столе подобрала телескопическую дубинку. Она не скрылась в инвентаре, оставшись в руке. Ну, что же, таракана у входа в столовую я прибила ею с первого удара. Звякнул счётчик первых полученных очков. В столовой, как и следовало ожидать, ничего ценного, кроме нескольких бутылок пива, не нашлось и я побежала дальше. Ещё двух тараканов в реакторном зале я прибила тоже легко. Не забыла взять с них и мясо. Гадость радиоактивная, конечно, но немного лечит здоровье, так что пусть будет. А после приготовления на очаге и радиоактивность пропадёт. Зато на лесенке меня атаковали ещё два насекомых и пока я била одного, второй успел меня больно тяпнуть за жопу. Прибив его вторым ударом, я осмотрела место укуса. Комбинезон таракан не прокусил, похоже, я отделалась синяком на заднице, я не стала проверять. Тем не менее, зелёная полоска жизни всё равно чуть заметно укоротилась. Впрочем, пока мне доступна чистая вода в фонтанчиках и кранах убежища. Попила и моментально выздоровела. Удобно. Наконец, попала в кабинет смотрителя. В нём всё как положено - на столе три стимулятора, очки, десятимиллиметровый пистолет и патроны к нему, на полу скелет в драном халате. Оружейная взломана, там второй пистолет и ещё немного патронов. И ящик с криолятором. Забрала всё, а ещё обыскала все шкафы и комнату смотрителя. Добычей стало несколько заколок, рад-икс, упаковка антирадина, о ужас - ещё одни наручники, на сей раз шарнирные, и пачка сигарет. Наручники снова моментально скрылись, к моему немалому облегчению, в инвентарь, желание их примерить на себя было просто нестерпимым. Ещё мне изрядно повезло и я, после недолгой возни, вскрыла ящик с криолятором, тоже забрав это мощное оружие в инвентарь. Открыв с помощью компьютера на столе эвакуационный тоннель, стала потихоньку из-за угла отстреливать в нём из пистолета тараканов, которых оказалось аж семь штук. Хорошо, что они все разом на меня не кинулись, стреляла их по одному. Точность оказалась вполне приемлемой, я не мазала, подпуская тараканов поближе. Наконец-то вышла во входную секцию. Упокоила ещё двух тараканов, подобрала с пола ещё один резиновый комбинезон, собрала раскиданные по полу патроны и наконец-то сняла с одного из трёх присутствующих скелетов пип-бой. Надела его на руку, застегнула и наконец увидел на его экране свои параметры. Итак, что имеем?
  
  1. Сила - 4
  2. Восприятие - 4
  3. Выносливость - 3
  4. Харизма - 3
  5. Интеллект - 5
  6. Ловкость - 5
  7. Удача - 4
  8. Сексуальность - 4
  Совершенно непонятен был последний параметр и на что он влияет. Решила разобраться позже. В инвентаре значатся два десятимиллиметровых пистолета, дубинка и криолятор. Из одежды пока три комбинезона убежища 111, из которых один на мне, а так-же одни простые и одни шарнирные наручники (тоже мне, одежду нашли!). Сразу нестерпимо захотелось попробовать надеть на себя какие-нибудь из имеющихся в инвентаре наручников, и я спешно выскочила из меню, понимая, что сейчас наделаю глупостей, ибо ключа-то от наручников у меня нет по-прежнему. По счастью, в инвентаре наручники будили моё желание в них оказаться гораздо слабее, нежели когда лежали передо мной на столе или были у меня в руках. Главное, было не наводить на них курсор, который имелся в пип-бое и который можно было двигать и нажимать, вращая и нажимая колёсики и кнопки под экраном.
  Ну, что же, дальше от меня зависит, какие параметры поднимать и что на себя надевать, а пока - пора наверх. Я подключила пип-бой к пульту управления дверью и жмакнула кнопку. Механизм пришёл в движение и тяжёлая зубчатая крышка, выйдя из пазов, откатилась в сторону, открывая дорогу к лифту. Ну, что-же, пора идти в Сенктчуари. И я шагнула в лифт. Здесь меня ожидало ещё одно отличие от стандартной игры. Ничего менять во внешности и имени мне никто не предложил. Тем более, не предложили поменять пол. Ладно, поехали наверх.

 []

  
  
  Вторая глава.
  
  Яркий солнечный свет слепил глаза. Я прищурилась и дождавшись, пока глаза слегка привыкли к дневному свету, осмотрелась. Ну, что-же, картина привычная для любого, кто играл в четвёртый Фоллаут. Хотя и есть отличия. Вдали виднелись не только высохшие деревья, но местами и некая зелень, больше всего похожая на одуванчики. Только вот одуванчиками их язык не поворачивался назвать, скорее - одуваны! Ибо были эти скромные цветочки выше засохших деревьев, да и стебли у них были в пару обхватов толщиной. В остальном пейзаж был стандартен. Пробежалась сначала по разбросанным у выхода ящикам, забрала нож-выкидуху и пачку патронов из фургона, очистила кабину управления лифтом. Затем спустилась к ручью, прихватив по дороге пару стручков фасоли и какие-то цветочки. Перешла мостик и поднявшись на пригорок, вошла в Сенктчуари, о чём меня и проинформировали, заодно кинув мне следующий уровень. Немедленно зашла в свои параметры и добавила для начала первый уровень "взлома". Теперь можно будет открывать замки, надеясь не только на везение, но и на некоторое начального уровня мастерство. И могу делать ключи к наручникам - наконец-то! А замков будет много, насколько мне помнится. И хорошо бы, чтобы они были все без ловушек. Хотя, не с моим, как говорится, счастьем... тем более, ловушки, вероятнее всего, будут как раз таки чаще всего представлять отнюдь не взрывоопасные предметы, а всяческие бондажные ограничения, кои неким образом будут вылетать из разных вместилищ и как-то закрываться на попавшейся в ловушку мне. И меня эта возможность, пугая, одновременно заранее волновала и возбуждала. Для начала поговорила с нашим домашним роботом-слугой Котсвордом. Диалог был стандартным, ответы давно выучены наизусть и вот уже наш Мистер Помощник помчался уничтожать в ближайших полуразрушенных домах мух и тараканов. Я неторопливо поплелась следом - собирать лут с трупиков насекомышей, а так же вещи из тумбочек и чемоданов в домах. Нашла несколько рад-иксов, пару стимуляторов, антирадин, банку грязной воды, десяток заколок и пару ключей от чего-то непонятного. Вспомнив, что за зеркалами тоже бывают находки, сунулась в ванну и откинув зеркальную дверцу, запустила внутрь обе руки. И внезапно оттуда на меня, с тяжёлым шуршанием и шелестом, выпал целый водопад ледяной скользкой резины радикального чёрного цвета, с ремнями и звенящими серебристыми пряжками. Я оказалась просто таки погребена под грудой этих холодных резиновых полотнищ, уже понимая с ужасом, что попала в ловушку. При этом я оказалась вдруг ещё и полностью обнажена. Мой комбинезон мгновенно исчез, переместившись в инвентарь, от первого же прикосновения упавшей на меня из зеркала резиновой лавины. Я поспешно стала разгребать руками эту резину, но руки моментально провалились в какие-то узкие и бесконечно длинные рукава, тут же застряв в их глубинах. Было слышно, как их стянуло плотными манжетами на запястьях, словно кто-то снаружи сноровисто застегивал на мне какие-то ремни. Тело внезапно оказалось в каком-то узком резиновом мешке, позади прожужжала молния и внезапно резина туго сжалась вокруг всего тела и ног. Я мелко задрожала от вызванного внезапной резиновой неволей и стремительно растущего возбуждения. Ноги плотно сжало вместе узкой резиновой юбкой, а голова выскользнула наконец сквозь плотный ворот на свободу. Вокруг шеи немедленно сам собой затянулся, щёлкнув за спиной металлической пряжкой, тугой резиновый ошейник. Рукава сильно дёрнуло и я невольно плотно обняла себя руками за талию. Позади щёлкнул ещё один замок и руки полностью потеряли подвижность, стянутые позади длинными рукавами некоего подобия длинной смирительной рубахи, сделанной полностью из холодного резинового материала. Её подол заканчивался на щиколотках и ходить в этом своеобразном платье я могла теперь только мелким семенящим шагом, и каждый сопровождался громким резиновым скрипом и шуршанием. Перед глазами зажглась зелёная надпись: "Вы попали в ловушку. На вас надето ограничительное платье института с таймером. Замки откроются через пять часов. Дополнительно вам установлен надувной резиновый вагинальный вибратор и кляп."  []
  Пять часов в этом тугом резиновом плену! Я в ужасе отчаянно забилась в ледяных резиновых объятиях этого смирительного платья, со скрипом извиваясь в упруго сжавшей всё тело резине, одновременно ощущая от своей невозможности освободиться растущее возбуждение, стремительно перешедшее в мощнейший оргазм. Но, едва открыв рот для сладкого крика, я получила в него большой резиновый шар на немедленно затянувшемся на затылке ремешке. Я даже не заметила, откуда он появился. И ещё нечто упругое и резиновое я ощутила у себя между ног. И это "нечто" проникло в мою киску. И начало там сперва раздуваться, заполняя всё свободное пространство, а затем периодически вибрировать, возбуждая снова и стремительно приближая к оргазму. Стянувшая всё тело резина предсказуемо меня тоже возбуждала, но её возбуждающий эффект утраивался невозможностью пошевелить стянутыми резиной рукавов на талии руками и хоть немного раздвинуть в узкой резине ноги. Да ещё эти сладкие вибрации между невольно плотно сжатых ног. Я, чувствуя приближение нового оргазма, беспомощно и неуклюже опустилась на пол. Ловко опуститься без помощи рук и с туго стянутыми вместе ногами было сложно - без частых тренировок. Но похоже, мне их обеспечат и я быстро научусь двигаться связанной гораздо более изящно. А пока я несколько часов каталась на полу, корчась в сладких конвульсиях многократных оргазмов и беспомощно мыча сквозь кляп во рту. Именно беспомощность перед пленившей меня резиной сильней всего разжигала мою похоть всякий раз, когда уже казалось, что сил больше не осталось. А ещё - мне очень нравились эти сладкие вибрации между ног, скрип и шуршание сжимающей моё беспомощное тело в своих холодных объятиях тугой резины, её аромат... В конце концов, я просто вырубилась в какой-то момент, перестав воспринимать окружающее.
  Когда я очнулась, ломило всё тело и совсем не было сил. Ограничительное платье уже было расстёгнуто, и когда я встала, оно просто с шуршанием соскользнуло с моего тела к ногам бесформенной грудой резины. Оказавшись на свободе, я выпустила из всё ещё раздутого вибратора воздух, после чего, хоть и с некоторым сожалением, легко его вынула из себя. Затем сняла и кляп. Ограничительное платье вместе с кляпом и вибратором я тут же забрала в инвентарь. В игре всё может пригодиться, да и продать потом что-то лишнее можно будет. Между тем, ни единой натуральной тряпки я так нигде и не нашла, бегая пока раздетой, чтобы не возбуждаться от ощущения резины комбинезона на теле. Внезапно я похолодела, так как вспомнила, что вариант "вся одежда только из резины" имелся в одном из моих модов. И похоже, он у меня, как и здесь, был установлен. Этот мод делал любые, даже самого обычного фасона женские одежды в игре резиновыми. А это уже в связи с моим запрограммированным возбуждением делало для меня игру сплошной подставой! Ведь это значило, что любая одежда в игре будет меня неумолимо возбуждать, постепенно доводя до оргазма. Хотя, в принципе, мне это и самой уже нравится. Но, могут же быть обстоятельства, когда этого надо избежать? Ну так фигушки, теперь я для этого должна бегать голой, а это совершенно некомфортно в отравленном мире четвёртого Фоллаута. Обзавелась же я пока только чёрными перчатками из толстой мягкой резины. Хотя точно помню - обычная одежда в Сенкчуари должна быть! Только вот теперь подозреваю, что она наверняка вся тоже из резины. Пришлось снова облачаться в свой резиновый комбинезон убежища 111, дополнив его чёрными резиновыми перчатками. И вновь ощутить, как его гладкая резина, плотно обтянувшая моё тело, неумолимо начинает меня возбуждать. Похоже, мне с этим теперь предстоит жить всё время. А значит, получаю удовольствие и больше с этим не парюсь.
  
  Наконец дошла до мастерской напротив бывшего своего дома. Коснулась её и, ожидаемо, местность вокруг засветилась зелёным свечением. Впрочем, как и положено, многое при пристальном взгляде отсвечивало желтизной. Желтоватые объекты при прикосновении исчезали, пополняя запас строительных и прочих материалов. Пришлось пробежать по всему посёлку, разбирая старое ржавое железо, раскиданные всюду резиновые колёса и прочий хлам. Из образовавшихся от разборки запасов удалось поставить тройку простеньких автоматических турелей на наиболее опасных направлениях. У моста напал рад-таракан, но я его удачно, не выходя из режима мастерской, подвела под огонь одной из турелей, поставленных мной на тумбах у моста. Что любопытно, пип-бой имел свойство исчезать и совсем не ощущался на руке. Но, стоило согнуть руку и поднести её к глазам, он материализовался на запястье буквально из воздуха. Опускаешь руку - прибор вновь исчезает. Что ценного игрового ещё обнаружилось, так это моё свойство вскрытия замков и компьютеров с помощью силы воли. Пока сила воли высокая, могу взламывать что угодно. Пробежалась по всем известным мне сейфам, в том числе в подвале за одним из домов и набрала приличное количество разных ценностей. Набрала и одежды, но она вся оказалась из латекса, в основном глянцевито поблескивавшего неокрашенной полупрозрачной желтизной. Эта одежда мало что скрывала, тяжёлая резина плотно облепляла тело, подчёркивая все его подробности, которые не только проступали сквозь неё, но к тому-же изрядно просвечивали через её лишь немного затуманивающую картину глянцевую поверхность. Пока нашлась всего пара резиновых платьев - одно открытое "мини" с обтягивающей попу коротенькой юбкой и глубоким декольте, а второе - глухое с широкой драппирующейся юбкой до пят, длинным узким рукавом и высоким воротником-стойкой. Оба мало что скрывали от постороннего взгляда. Нашлось так же три набора из узких латексных трусиков и бюстгальтеров, чулки и пояс из того же материала, и одно прозрачное гимнастическое боди с длинным рукавом. Ещё в одном запертом шкафчике нашёлся женский лабораторный комплект - докторский халат на молнии, из толстого белого латекса, такая-же косынка на голову, длинные чёрные резиновые перчатки до локтя и длинный медицинский фартук из тяжёлой оранжевой резины. Несколько туфель и сапожек, на среднем и высоком каблуке, высокие женские ботфорты до паха - на сей раз из чёрного, но опять таки - латекса и, домашние тапки из него же, больше смахивающие на резиновые носки с утолщённой подошвой. Ещё в одном из сейфов нашёлся пристяжной резиновый страпон яркого розового цвета. И не нашлось ни одной натуральной тряпочки... Весь наличный текстиль был представлен лишь рассыпающимися в руках драными грязными коврами и половичками и пошёл на разборку. Моё подозрение насчёт установленного мода на наличие только резиновой одежды в игре подтвердилось, когда я нашла "джинсовое" платье. По цвету, рисунку материала и покрою оно было действительно джинсовым, но... это была лишь раскрашенная "под джинсу" гладкая резина. В трёх домах я соорудила кровати и теперь мне и возможным поселенцам было где спать. Все постельные принадлежности на кроватях - одеяла, матрасы, подушки, постельное бельё и покрывала, всё вполне уже ожидаемо оказалось сделано из гладкой цветной и белой резины. Игру явно делали резиновые маньяки. Или маньячки... Поскольку мне уже надоел комбинезон убежища, я решила переодеться. Раздевшись догола, надела тонкие полупрозрачные резиновые трусики и такой-же бюстгальтер, гимнастическое боди, затем чулки с пояском, натянула ботфорты и сверху надела белый халат, дополнив его косынкой, перчатками и фартуком. Несколько слоёв шуршащей и похрустывающей при любом движении резины неплохо меня теперь защищали. Ну, хотя бы от мух и тараканов! Правда, и возбуждали весьма ощутимо. Количество и толщина резины на мне заметно ускоряли при своём увеличении скорость моего сексуального возбуждения. И я понимала, что разрядка в новом наряде мне потребуется гораздо быстрее, чем в комбинезоне убежища.
  
  Третья глава.
  
  Да, конечно мой наряд меня немного защищал, но ещё сильнее он меня возбуждал. Что и не удивительно, ведь программисты заложили в мою героиню просто маниакальную любовь во всему резиновому. И по мере роста моего уровня, мой резинофетишизм тоже явственно рос. А всякого резинового барахла в игре теперь было тоже с избытком. Иного и не было ничего из одежды, в общем-то. Вот и бегала я по Сенкчуари, пыхтя от возбуждения в своих скрипящих и громыхающих резиновых одеждах, периодически оглаживая себя в разных местах и издавая сладострастные стоны. К тому моменту, когда в посёлке стало более-менее чисто, заметно стемнело. Чтобы не шариться в темноте, я ушла в дом и легла на кровать. Скинув фартук, перчатки с косынкой, халат и сапоги, я решила далее не раздеваться и с наслаждением нырнула в прохладную резиновую постель прямо в тонком латексном нижнем белье. Резины вокруг меня, с учётом постельного латексного белья сразу стало нереально много и моё сексуальное возбуждение меня снова сломило. Руки сами пустились в путешествие по определённым частям моего затянутого в этот восхитительно гладкий латекс тела. Через минуту я уже сладко стонала, через пять минут билась под резиновым покрывалом в сладких конвульсиях и, вероятно, громко кричала от наслаждения. Затем я словно провалилась в сон без сновидений, тем не менее, продолжая испытывать даже сквозь него наслаждение от ощущения окружившей меня шелковистой прохладной резины.
  
  Утром я проснулась в своём уютном резиновом гнёздышке снова отчаянно возбуждённой, что было ожидаемо, и пришлось вновь себя ублажать, доводя до очередного оргазма. Иного пути расстаться с гладкими резиновыми простынями у меня просто не было. Впрочем, с каждым разом достижение оргазма давалось мне всё легче, но и прикосновения гладкого латекса к телу, казались всё приятнее и хотя и возбуждали уже не так остро. Видимо, небольшое привыкание уменьшало остроту ощущений, освобождая место для получения новых. Игра игрой, но я то человек! Получив разрядку, я, чтоб не возиться долго с одеванием, снова надела комбинезон прямо на своё нижнее бельё из тонкого матового латекса и, поспешно, пока не возбудилась вновь, покинула постель. Я решила осмотреть растущий на одном из задних дворов гигантский одуванчик. При осмотре заметила на его кожистом трубообразном стволе насечки, имеющие явно искусственное происхождение. Внизу была закреплена жестяная чаша, куда стекал млечный сок из надрезов. Я понюхала его - ну конечно, это был натуральный латекс, уже начинавший густеть в чашке! Характерный вид и запах не оставляли сомнений. Всё верно, одуванчики латекс и содержат, а при том гигантизме, что возник здесь, латекса из одуванчиков можно добывать даже больше, чем из гевеи. Значит, местное население собирает сок одуванчиков в массовом порядке, как наиболее доступное сырьё и делает из него одежду и всё остальное. Логика событий и причина массового наличия латексной одежды стала понятней. Теперь сплошная резина в нарядах населения была вполне оправдана. Ведь за двести лет вся тряпичная одежда рассыпалась от ветхости. Ткацкое производство не сохранилось, а из латекса оказалось удобно делать любую одежду, к тому же имеющую определённые защитные свойства. Резина есть резина, а здесь кругом яды и радиация. Даже забывается, что на самом деле это мод одел всех в этом мире в резину, так всё логично.
  
   Поскольку Котсворд посоветовал мне сходить в соседний городок Конкорд, я именно туда и направилась. Перед мостом игра предложила мне сохраниться. Отлично, значит я могу возрождаться в случае гибели! Конечно, согласилась и сохранилась. Как и следовало по классическому сценарию, я нашла на другом берегу реки труп собаки и мёртвого рейдера. Собрала с них небогатый лут. Одежда и броня на рейдере были из какого-то толстого прорезиненного материала, но они с него категорически не снималась, видимо в моём варианте игры на действия по снятию мужской одежды стояло ограничение. Взяла самодельный пистолетик, горсть патронов к нему, немного еды и лекарств. Из задницы у трупа торчала монтировка - забрала и её. С собаки взяла шкуру и мясо. На стоянке грузовиков "Красная ракета" познакомилась и взяла в сопровождающие симпатичного барбоса. Быстро закрывшись внутри здания заправки, дождалась выхода из норок местных кротокрысов и неторопливо перестреляла их через окно. Затем вышла и собрала с них мясо, шкуры и зубы. Получила очередной уровень и взяла перк первого уровня "Наука". Пригодится... Теперь можно было и обыскивать стоянку на предмет разных ништяков. На всякий случай я снова сохранилась и это оказалось мудрое решение.
   Я тут же нарвалась на новую ловушку. Таких в игре я пока ещё не встречала, а потому и не обратила на неё внимания. Когда зашла в бокс для ремонтных работ, заметила как-то прилепленную к потолку большую, вроде бы, резиновую фиговину, больше всего похожую на большой, примерно метрового диаметра, туго скатанный тёмно-зелёный презерватив. Ну, висит и висит - может, предмет интерьера такой... Шагнула под этой хреновиной к тумбочке, на которой лежали, прямо таки вызывающе и открыто, какие-то медикаменты. Над головой что-то в тот же момент легонько хрустнуло и тяжёлый резиновый презерватив-переросток оторвался от потолка. Он, ускоряясь с тяжёлым шелестом рухнул мне прямо на голову! Набрав за время полёта скорость, и легонько шлёпнув меня своим резиновым донцем по макушке, толстый и тяжёлый резиновый "бублик" не замедляя падения, по инерции скатился вниз, прокатившись волной холодной резины по всему моему телу от головы до самых пяток. И раскатывая на мне пока ещё легонько сжавшее тело со всех сторон толстое резиновое полотнище. Эта резиновая штуковина мгновенно заключила всю меня, с головы до пят, в какой-то узкий шуршащий мешок, словно в огромный презерватив из толстой непрозрачной резины, как будто моё тело, это большой мужской член. Резиновый мешок на мне между тем вдруг скрипнул и сжавшись, мгновенно прижал своей холодной гладкой поверхностью к бёдрам мои руки, опустившиеся вниз под давлением скатившейся по телу резины по швам. И прижимал он их с каждым мгновением всё сильнее. Вообще вся резина мешка отчего-то всё более ощутимо сжималась вокруг моего тела. Но, особенно быстро резина сжалась вокруг ног, сразу туго стянув вместе колени до полной невозможности их развести. Щиколотки и вовсе больно сдавило резиновым толстым кольцом на нижнем краю мешка. Оно не растягивалось никакими усилиями, крепко удерживая мои ноги вместе и позволяя двигать только ступнями. Я внезапно оказалась в полной темноте, стоящей по стойке смирно в духоте охватившей и плотно сжавшей меня со всех сторон глухой резиновой трубы, леденящей моё тело. Из стянувшей меня резины было теперь непонятно, как и выбираться. Одежда на мне ещё в момент срабатывания этой ловушки мгновенно исчезла, а мешок изнутри оказался хоть и гладким, но совсем не скользким, как другая резина в игре, и прилипал к обнажённому влажному телу, как приклеенный. Я испытывала ужас от своего внезапного беспомощного положения, одновременно ощущая растущее сексуальное возбуждение, от которого всё моё тело затрясла мелкая дрожь. Моё возбуждение стремительно нарастало, что было и не удивительно. Испуг, огромное количество толстой холодной резины, так внезапно оказавшейся на моём теле, к тому же столь качественно это тело сразу обездвижившей и подавившей всякую возможность сопротивляться... Ещё - осознание невозможности освободиться из этого тесного резинового мешка и страх неизвестности дальнейшего, всё это кратно ускоряло приближение верхней черты моего возбуждения. Вместе с возбуждением, к сожалению, стремительно росло и чувство удушья. Я беспомощно забилась в жадно сжавшем моё тело резиновом коконе и ощутила, что верхний конец моего вместилища по-прежнему прочно удерживается где-то наверху не давая мне упасть, видимо, оставаясь прикреплённым чем-то к потолку. И более того, сжимающая меня резина подымает меня вверх, крепко удерживая в себе. Нижнее кольцо этого надетого на меня гигантского "презерватива", как только мои ноги оторвались от пола, скатилось по ступням вниз, опустилось ниже их уровня и внезапно с чавканьем сомкнулось, исчезая. И запирая меня уже совсем наглухо в повисшем где-то под потолком и сразу ещё более туго сжавшимся, теперь уже герметично закрытом резиновом мешке. Мои ступни встали на упругое резиновое дно мешка и выхода из него теперь не было. Не было вообще ни малейшей дырочки в этой резине вокруг меня. Плотно сжавшая и крепко облепившая мою кожу резина не позволяла двигать руками, ноги тоже плотно сжало. Я ещё могла согнуться в талии или согнуть стянутые вместе колени, но это ничего не давало. Я могла теперь лишь бессильно трепыхаться, извиваясь всем телом в сжимающей меня толстой поскрипывающей резине. Повиснув беспомощно и слегка раскачиваясь в пленившей меня ловушке, я быстро задыхалась, но и стремительно возбуждалась одновременно. Вокруг меня ещё туже, выжимая остатки воздуха из лёгких, сжалась непроницаемо-тёмная, гладкая и холодная резина, она плотным глухим капюшоном обтянула мою голову, прилипла к лицу, закупорив рот и нос. Руки, и ранее плотно припечатанные липкой резиной к телу, совсем расплющило, даже пальчиком пошевелить стало невозможно, а ноги превратились в стянутый резиной русалочий хвост. Не было ни малейшего отверстия для дыхания, да теперь уже и шею сжало узкой резиной, как тугим ошейником, так что вдохнуть я бы не смогла, даже при наличии доступа к наружному воздуху. Моя голова закружилась от недостатка кислорода. С самого момента нападения, судя по ощущениям, в моей киске снова возникло что-то, напоминавшее резиновый надувной вибратор. Это нечто сразу завибрировало во мне, пульсируя и проникая в меня всё глубже. И происходящее было запредельно изумительным по ощущениям! Моё возбуждение от происходящего уже и так было у верхнего предела возбуждения, поэтому через мгновение у меня начался мощный и длительный оргазм. Затем, без перерыва, ещё и ещё один. Это оказалось очень сладким ощущением - бесконечно долго "умирать" от сильнейших, следующих один за другим оргазмов, одновременно ощущая полную беспомощность своего туго сжатого в объятьях резины тела и уже натурально умирая - от удушья. Оргазмы всё продолжались, пока не наступил последний, длящийся для меня бесконечно долго, и затопляющий всё моё меркнущее сознание. Последние судороги немыслимого наслаждения свели мне тело в запредельных сладких конвульсиях и прежде, чем моё сознание окончательно поглотила темнота, возникла светящаяся надпись "Вы стали жертвой лизуна и погибли". Мне стало ясно, что эта ловушка оказалась живым существом, памятным мне ещё из первых Фоллаутов и она оказалась смертельной. Вернул лизунов в игру и сделал смертельно приятным их объятия один из моих модов. Насколько помню, в классическом четвёртом Фоллауте лизунов не было вообще. Но, здесь они были. И я в этом лизуне задохнулась насмерть, получив опыт секса с удушением. Я вдруг очнулась снова у входа в ремонтный бокс, на том самом месте, где производила сохранение. Ловушка, а вернее - существо, хотя и мало похожее на классического лизуна из первых Фоллаутов, убившая меня столь сладким изощрённым способом, снова висела заряженная под потолком, но второй раз в неё влезать я отчего-то не захотела, хотя при удушении оргазм оказался гораздо острее, чем при обычных видах секса и в общем-то мне понравился. Возможно, я просто была для повторения опыта недостаточно возбуждена. И это в игре можно таким способом много раз умереть, испытывая небывало острые ощущения раз за разом и ничем особо не рискуя. В реале подобные игры всегда приводят в конечном итоге к необратимым последствиям. Лучше не привыкать к такому, мало-ли, как оно будет дальше? Вдруг оживу по-настоящему в виде женщины и захочу повторить в реале эти ощущения? Задушит меня любовник и что дальше? Снова вернусь в игру или умру окончательно? К лекарствам мне было не подойти, не попав лизуну на обед, а как его обезвредить, я пока не знала. Патроны на него тратить было жалко, да и неясно, куда стрелять. Поэтому просто плюнула пока на эти лекарства. Благо у меня они и так имелись пока в запасе. Пошла искать другие ништяки, раскиданные на земле, по ящикам и шкафам.
  
  
  В конце концов, хотя я получила только что немыслимое прежде наслаждение, но меня вообще-то только что съели. Как-то неприятно было это сознавать. Барахла набралось на ещё парочку турелей, которые я, вернувшись ненадолго в Сенкчуари, установила на опасных для вторжения направлениях. На огороде посадила найденные во время прогулки по ближайшему лесу арбузы и тыквы и сделала пару ручных колонок для воды. Наконец, набралось материалов на маленький электрогенератор и антенну для сигнала поселенцам. Как только я её включила, пришло сообщение, что у меня появилась поселенка по имени Кэрри. Действительно, из-за домов вскоре появилась симпатичная молоденькая рыжеволосая девушка с причёской "карэ", в чёрном резиновом платье горничной. Её ножки были обтянуты чёрными чулочками, руки в перчатках, на ногах туфельки на небольшом каблучке. Разумеется, вся одежда на ней была из глянцево поблескивающего латекса. К сожалению, девушка оказалась типичной тупой "цифрой" и на все обращения к ней давала однотипный ответ, предлагая разобраться с инвентарём и открывая мне свой список. Ещё просматривалась ветка диалога с сексом, но я решила разобраться с этим позже. Я отдала Кэрри найденный самодельный 38-й пистолетик с патронами и отпустила копаться на огороде. Немного подумав, я отказалась от сопровождения псины, оставив его тоже сторожить Сенктчуари.
  
  
  Четвёртая глава.
  
   Проскочив в этот раз мимо "Красной ракеты" без остановки, я напоролась на двух огромных комаров возле трупа брамина. К счастью, они не сразу меня заметили и я успела их подбить из пистолета на взлёте. Забрав с них какие-то лапки и усики, зашла в ближайший дом. На втором этаже нашёлся сейф с лекарствами, разными драгоценностями и шкафчик с платьем. Там висела вешалка с узким и длинным тяжёлым резиновым платьем, похожим на дисциплинарное, но без рукавов, зато тоже запирающееся сзади на молнию и ремни с пряжками и замками. Платье не было ловушкой, и как только я его увидела, оно мне сразу-же понравилось. Напоминало оно по стилю чем-то платье Мартиши из "Семейки Аддамс". А мне всегда было интересно, как при такой узкой и длинной юбке Мартиша в нём ходила? Сделанное из толстого тёмно-красного блестящего латекса, с длинным узким подолом, скроенное точно по женской фигуре, оно несомненно было очень красивым, хотя оставалось непонятным, как-же можно ходить в такой узкой и до пят резине. Когда женщине что-то нравится, от примерки её удержать невозможно ничем. Платье призывно и соблазнительно поскрипывало, шелестя своей новенькой тяжёлой резиной при каждом движении моих рук, пока я его вертела в разные стороны, рассматривая со всех сторон. Высветилось сообщение: "Вы нашли ограничитель "узкое платье", которое хотите примерить на себя. Предупреждение - платье, будучи надето, значительно ограничивает скорость передвижения, туго стягивая своим очень узким подолом ноги по всей их длине до самых щиколоток и не позволяя делать широкие шаги. Данный вариант считается "открытым" и имеет чуть ниже ворота отверстие, создающее на нём обширное декольте, а при растягивании этого декольте с небольшим усилием вниз платье превращается в вариант "топлес". Имейте в виду - это платье не защищает от изнасилований, несмотря на узкую юбку, так как оно даёт возможность овладеть находящейся в нём пленницей сзади, просто наклонив её вперёд и расстегнув на попке специальный дополнительный замок на нижнем конце расположенной там молнии." Я осмотрела платье и действительно нашла на задней молнии, заканчивавшейся чуть ниже попы, второй замок, позволяющий открыть коварный "доступ к телу", приоткрыв на молнии лишь её самую нижнюю часть. К платью в комплект прилагались туфли на каблуках. Ещё там были того-же цвета, что и платье, длинные - до плеча перчатки из мягкой, но весьма толстой и тугой резины. Они тоже были с ремнями - со звенящими пряжками и кольцами на них. Про перчатки так и написали в предупреждении-инструкции: "Вы нашли "ограничительные резиновые перчатки". Даже отдельно эти перчатки, будучи сделаны из очень толстого латекса, весьма ограничат подвижность и гибкость ваших рук. Нащупать и схватить что-то мелкое пальцами, находящимися в толстой резине, весьма трудно, а порой и невозможно. Перчатки значительно снижают точность стрельбы из всех видов оружия. Учитывайте это. Если перчатки сцепить любым из трёх возможных способов, они станут для пленницы огромной проблемой, а особенно будучи сцеплены у неё за спиной в двух точках. Даже просто надетые на ваши руки, перчатки уже считаются любыми встреченными вами местными жителями - надетыми на вас ограничителями и вы в них окружающими воспринимаетесь связанной и беззащитной жертвой, либо любительницей нахождения в связанном виде, получающей от этого удовольствие. Имейте в виду, что многим местным жителям, вне дружеских, или враждебных с вами отношений, нравится вид беспомощных связанных пленниц. Ваше появление рядом с ними с такими перчатками на руках, даже не запертыми, в большинстве случаев вызовет в них желание, из дружеского расположения, чтобы доставить вам удовольствие, либо напротив, с целью получить удовольствие от вашего беспомощного положения - немедленно запереть ваши перчатки и даже в каком-либо положении сцепить между собой. При этом со стороны жителей иногда возможно ещё и добавление вам одного, или нескольких дополнительных ограничителей из резины либо металла, а возможно, ещё и введение в ваши вагину и анус специфических устройств. Будьте осторожны с данным изделием, его ношение может для вас иметь самые широкие последствия, включая изнасилование или попадание в плен к врагам!"
  
  
   Разумеется, я всё равно не смогла удержаться от того, чтобы не примерить на себя найденный наряд, естественно, не собираясь запирать его на себе. Ну, а что может случиться? Ведь вокруг никого нет, а посмотреть на себя и ощутить на себе этот красивый резиновый комплект одежды очень хотелось и - немедленно! Я даже на всякий случай, прежде чем надеть на себя этот узкий, холодный и тяжёлый резиновый наряд, сохранила игру. С трудом я натянула самую узкую нижнюю часть платья на свои ноги и их сразу неумолимо стянуло вместе. Затем натянула тугую резину на бёдра и наконец, продев в платье руки и голову, потянула вверх молнию на спине. Мои руки обладали изумительной гибкостью, позволяя легко застегнуть и расстегнуть расположенную на спине молнию без посторонней помощи. Даже в незапертом виде в этом тяжёлом резиновом платье я сразу ощутила скованность всего тела, а когда с усилием застегнула молнию на спине до самого верха, стягивая края резины позади себя, уже всю меня упруго сжала его толстая гладкая резина. Скользкая, с шелковистой холодной поверхностью, она приятно холодила животик и грудь, плотно её сдавливая и соблазнительно выдавив верхние полушария грудей из декольте. Мои сиськи сразу зрительно стали казаться больше и соблазнительней, чем они есть в реальности. Соски остались под резиной лифа, но отчётливо проступили на глянцевой резиновой поверхности в паре сантиметров от края, заметно оттопыривая толстый материал платья. Поправив грудь поудобнее и попутно погладив руками свои туго затянутые в толстый блестящий латекс бёдра и ноги, я решила примерить, не запирая их, и эти коварные ограничительные перчатки. А чего опасаться, если вокруг по прежнему ни души? Толстая резина потребовала значительных усилий для своего растяжения и если бы не скользкая, густо посыпанная тальком внутренняя поверхность, я самостоятельно перчатки натянуть бы на руки не смогла. Зато в результате их мягкая и толстая резина идеально обтянула мои руки, не оставляя ни малейшего свободного пространства внутри. Перчатки тоже словно делали по моей руке, они сидели на мне, как влитые, идеально обтягивая руки. Только вот собственные руки в такой толстой резине этих перчаток теперь показались мне какими-то чужими. Я погладила себя этими затянутыми в толстую резину руками, глухо ощущая сквозь двойной слой резины несомненно своё, но тоже кажущееся теперь каким-то незнакомым, туго стянутое толстым латексом тело. Резины на мне было теперь очень много и я уже ощущала ограничение своей свободы толстым и тяжёлым резиновым нарядом. Особенно это ощущали мои ноги. И что это меня сильно возбудило, было совсем не удивительно. Я гладила тугую резину на теле а казалось, что тело ласкают чужие руки, и одновременно, под руками ощущалось какое-то чужое, не моё тело. И это было так приятно, что было не остановиться. Внезапно, прямо перед глазами зажглось зелёное предупреждение:
  "Вы чувствуете смущение, находясь в связанном виде. Вам нравится тугая резина на теле и руках. Вас всё это явно возбуждает. Вам может захотеться запереть ваш наряд на себе для усиления эффекта. Если уровень вашего возбуждения превысит 50% от нынешнего максимального, вы этот наряд на себе несомненно запрёте и получив от этого дополнительное возбуждение, уже не сможете удержаться от дальнейшего самосвязывания, используя для этого все имеющиеся в вашем распоряжении ограничители. Осторожно, это может вас завести в безвыходную ситуацию!" Действительно, я помнила эту опцию, имевшуюся в одном из модов. Там она казалась мне не имеющей большого влияния на героиню. Ведь когда играешь на компьютере, не ощущаешь увлекательности процессов, происходящих с ней. Иное дело, когда именно тебе самой крайне приятно то, что ты делаешь.
   Я даже послушалась предупреждения и решила уже снимать платье, но... я вновь невольно провела руками по своим обтянутым скользкой резиной бёдрам, а заметив напрягшиеся после этого прикосновения под толстым латексом соски, коснулась и их. Это было очень приятно и я слегка их ущипнула сквозь ещё туже натянувшуюся на затвердевших сосках резину. Увы, это была последняя капля к критической величине возбуждения! Я внезапно потеряла контроль над собой, как мне и обещали! Руки уже сами потянулись к замкам и пряжкам и каждый щелчок закрывающихся запоров рождал во мне сладкую волну наслаждения, от которого я не могла уже отказаться, порождая всё новые волны - лихорадочно запирая на себе всё, что только нашла в инвентаре и продолжая возбуждаться всё сильнее. Хорошо, что хоть ограничивающее платье института я оставила в шкафу в Сенкчуари перед выходом, чтобы не таскать тяжести. Не представляю, как бы оно совместилось с уже надетым на мне нарядом. После того, как я заперла все ремни и замки на платье и перчатках, я в двух местах сцепила эти перчатки, заведя руки за спину. Наручники у меня к сожалению оказались с собой и не в силах противиться желанию, я наконец-то надела их с огромным наслаждением на свои запястья, притом сперва простые, а затем и шарнирные, радостно ощущая даже через резину перчаток, как неумолимо сжимаются холодные стальные браслеты вокруг запястий, лишая руки подвижности. К моему изумлению, едва плотно сомкнулся на моём запястье первый-же браслет надеваемых мной на себя наручников, как моё тело неожиданно содрогнулось от оргазма. Я никак не ожидала такой острой реакции от себя на прикосновение холодной стали к своему запястью, к тому-же, затянутому толстым латексом, приглушающим ощущения от любых прикосновений. Впрочем, несмотря на толстую резину, холодок плотно обхватившего руку кольца металла передался совершенно отчётливо. Недаром одежду из резины ещё иногда называют - "второй кожей". А ещё и этот восхитительный треск закрывающегося в замке браслета... Впрочем, я уже и так вся была к этому моменту туго затянута и заперта в холодном восхитительном латексе, что само по себе уже дико меня возбуждало. И всё сильнее с каждым мгновением. Так что до оргазма мне не хватало самую малость. Но, странное дело, моё возбуждение почти не уменьшилось после первого оргазма. Второй, застёгнутый мной на втором запястье браслет, что поразительно, вызвал у меня повторный, и даже ещё более мощный оргазм, хотя и до этого мои руки уже были надёжно заперты за спиной перчатками. Характерный звук закрывающегося на моём запястье стального браслета наручников, вместе с ощущением неумолимо смыкающегося вокруг запястья жёсткого кольца холодной стали и натянувшейся между запястьями короткой звякающей цепочки подействовали на меня, словно сильнейший сексуальный афродизиак. В животе сжался сладко занывший комок, я сразу-же ослабела и, невольно опустилась на колени. Не в силах отказаться от продолжения, я достала и вторые наручники - шарнирные. Та-же история повторилась и со вторыми наручниками - я ещё два раза кончила, пока их на себе закрывала. Хотя, надеть их оказалось гораздо труднее - соединяющие браслеты жёсткие шарнирные петли позволяли закованным в браслеты запястьям находиться в них только в строго параллельном положении. Соответственно, при надевании на второе запястье мне пришлось исхитриться, приняв необходимое положение рук, и затем выгибать пальцы самым немыслимым образом, чтобы достать и закрыть ими второй браслет наручников. Результатом моего возбуждения стало то, что наручники я сжала вокруг своих запястий весьма плотно и надежды выскользнуть из них не было теперь ни малейшей. Браслеты плотно охватывали мои запястья без малейшего зазора. Теперь я лежала на полу беспомощная и беззащитная. С надёжно стянутыми замочками за кольца на локтях и запястьях толстыми резиновыми перчатками на руках за моей спиной. И вдобавок ещё и с двумя парами холодных стальных наручников на тех-же запястьях, которые я теперь могла держать только строго в параллельном положении из-за туго застёгнутых шарнирных браслетов. Извиваясь от накатывавшего волнами наслаждения, я не имела ни малейшего шанса освободиться. А скованные за спиной, стянутые ещё и в локтях руки не давали мне возможности ласкать своё тело. Поэтому, хотя я всё равно периодически получала оргазмы от переполнения предельного уровня возбуждения, они не давали мне полноценной разрядки, снижающей это возбуждение до приемлемого уровня. А может, так действовали на меня надетые на мне наручники, мгновенно возвращая моё возбуждение к верхнему пределу. Вместе с резиной, запертой на мне, это делало мой шанс на освобождение нереальным. Оказалось, что с усилением возбуждения пропорционально уменьшается моя сила воли. А именно с её помощью, помимо отмычек, я только и могла открывать замки в игре. А какие могут быть отмычки при безжалостно скованных за спиной руках? Да я и взять руками ничего не смогу, просто не почувствую затянутыми толстой резиной пальчиками! Но, чтобы уменьшилось моё сексуальное возбуждение, надо было непременно снять с меня всю эту пленившую моё тело прекрасную тугую резину, а сначала эти тесные, звенящие металлом за моей спиной наручники. Но, мне этого сейчас вовсе и не хотелось! Я чувствовала, что даже одних наручников на запястьях мне будет сейчас достаточно, чтобы уже потерять из-за вызываемого ими сексуального возбуждения всю свою силу воли вместе с шансом освободиться. Это был наглухо замкнутый, как сами наручники на моих запястьях, круг! Стальной, надёжно запертый браслет, не оставляющий никаких шансов! Чтобы освободиться, надо было избавиться от возбуждения, но именно освободившись, я только и смогла бы от него избавиться! Или, как вариант, я должна была полностью обессилеть, чтобы у меня не осталось сил даже на состояние возбуждения. Но увы, силы пока были.
   И собравшись с этими силами, я поднялась на ноги. Это заняло некоторое время. Не быстро я встала, скажем так. Вы никогда не пробовали встать с пола в сверх-узком обтягивающем платье со связанными в локтях и со скованными шарнирными наручниками за спиной руками? Увлекательный аттракцион уже сам по себе, я вам точно говорю! А если вы ещё и возбуждены? Сильно возбуждены! Так, что всё тело дрожит!! И если каждое движение для попытки встать в туго стянувшей всё ваше тело по всей его длине холодной резине, и сам вид вашего обтянутого этой глянцевой резиной и отчётливо проступающего сквозь неё в мельчайших деталях тела, даже её запах, скрип и шорох при любых ваших резких движениях - доставляет вам очередную волну наслаждения? Да ещё и наручники, металлическим позвякиванием и холодком металла на жёстко удерживаемых в параллельном положении запястьях напоминают поминутно о себе, добавляя оргазм за оргазмом? Когда я выбралась из домика, был уже поздний вечер и я направилась обратно в Сенктчуари. Идти в моём теперешнем положении в Конкорд было уже просто глупо. Если только сразу не сдаться там рейдерам в надежде, что когда-нибудь они захотят меня освободить из наручников и из моего добровольного резинового заточения.  [] Решила всё-же оставить такой вариант на самый крайний случай. У меня в Сенкчуари была одна поселенка, пусть и тупая цифра. Но, кто знает, может она всё-же сможет как-то мне помочь? Путешествие проходило тоже не быстро. Приходилось мелко семенить стянутыми резиной ногами. При этом я ещё и поминутно стонала от наслаждения, сгибаясь и приседая, но моё возбуждение никак не хотело спадать. Не знаю, сколько мне пришлось пройти в метрах, но в оргазмах расстояние оказалось точно далеко за сотню штук. Наконец я добралась, совсем обессиленная. Была глубокая ночь и я, как была, связанной, просто легла на первую попавшуюся мне кровать спать. Недолго поворочавшись в скрипучем латексе и, пару раз снова кончив, нашла удобное положение и даже уснула.
  
  Пятая глава.
  
  
  С трудом выбралась поутру из опутавших меня латексных простыней. Мало того, что я всю ночь оставалась туго связанной в тугой толстой резине и скованная наручниками, так ещё и в простыню замотаться умудрилась за ночь. Сны были сладострастно-жутковатые, так что кончила я за ночь не менее десятка раз, даже не просыпаясь, в полусне, и потому проснулась совсем обессилевшая. Кое-как досеменила до Кэрри. Неожиданно та сама мной заинтересовалась, ей явно понравилось моё беспомощное положение. Она спросила, кто мой хозяин и узнав, что я "своя собственная", предположила, что мне нравится ходить связанной. Врать мне не хотелось и я созналась, что да - мне нравятся все эти связывающие меня резиновые и стальные вещи, но сейчас уже пора их с меня снять. Кэрри весьма оживилась и сообщила, что в таком случае она со мной слегка развлечётся. И не слушая моих возражений, потащила на ближайшую кровать. Посадив меня на кровати, она засунула мне в рот кляп, тщательно затянув ремешок на затылке, а затем расцепила перчатки. Потом открыла и наручники, но не до конца. Шарнирные она с меня сняла и кинула на тумбочку рядом с изголовьем, а обычные наручники с цепочкой сняла только с одного запястья. Не успела я обрадоваться свободе, как Кэрри толкнула меня в грудь и опрокинула на спину. Тут-же стремительно продела браслет между металлических прутьев спинки кровати и застегнула браслет на втором запястье. Мои руки оказались прикованы к изголовью. Затем эта негодница, мило улыбаясь, нацепила на меня уже знакомый мне ярко-розовый страпон и уселась на меня верхом, со сладким стоном введя в себя этот огромный резиновый член. Трусиков у неё под платьем не оказалось, а аккуратненькая киска была чисто выбрита. Сообщив, что она тоже любит блестящие игрушки, безобразница взяла с тумбочки петлевые наручники и ловко заковала в них свои собственные ручки за спиной. Если кто-то скажет, что такие предварительные игры могут кому-то не понравится, я ни за что не поверю. Вся ладная и стройная, с симпатичным личиком и стройной, затянутой в глянцевый латекс фигуркой, Кэрри своими манипуляциями довела меня до предоргазменного состояния. А когда надела себе наручники и сладко постанывая задвигалась на страпоне, я не выдержала и присоединила к её стонам свои. Закончив один раз, Кэрри осторожно развернулась лицом к моим ногам, и снова задвигала попкой. Теперь, когда её изящные ручки в длинных чёрных латексных перчатках со сверкающими никелем туго закрытыми браслетами наручников на запястьях оказались у меня прямо перед лицом, действие стало для меня ещё более эротичным и возбуждающим. Тем более, что слегка откинувшись назад, Кэрри опёрла свои резиновые ладошки на мои груди и стала их нежно мять, не забывая пощипывать соски. Надо ли говорить, что новый бурный финиш нам был гарантирован и не замедлил последовать. В этот день я узнала, что две закованные в наручники девушки могут доставить друг другу удовольствие огромным количеством способов. И вообще мы вдоволь наигрались вещичками, оказавшимися в нашем распоряжении. Кэрри оказалась такой затейницей, что нам было не остановиться. В процессе игр Кэрри освободила меня от кляпа, наручников, от платья, и даже от перчаток. Что интересно, она это сделала не для меня, просто и сама оказалась непрочь их на себя примерить. Так что засыпали мы вечером в общей постели, только уже я была в найденном накануне просвечивающем латексном длинном платье, и руки у меня были скованы обычными наручниками спереди, а вот Кэрри уснула в моём узком красном ограничительном платье и перчатках. И со скованными петлевыми наручниками за спиной руками, которые она сама и надела на себя снова. Впрочем, похоже, что ей это вполне понравилось. Как, впрочем и мне.
   Утром Кэрри вскочила с кровати, и как ни в чём не бывало, засеменила, шурша узким резиновым платьем, копаться на огороде. Поскольку я её ни о чём не спрашивала, а наручники я со своих запястий с некоторым сожалением сняла сразу, как проснулась (мне тут-же сообщили на пип-бой, что я больше не связана), то на меня Кэрри внимания не обратила и ни о чём не спросила. Так и занялась своими огородными делами со скованными за спиной руками. Да так ловко, словно всю жизнь этим в узком резиновом платье и перчатках, и петлевых наручниках на руках, скованных за спиной, занималась! Выглядела она при этом до предела эротично и я лишь с трудом отвела от прелестной огородницы свой алчный взгляд. Кстати, на огороде я уже смогла собрать небольшой урожай.
   Добежав с утра до Красной ракеты, я там, открыв меню мастерской, тоже смогла теперь посадить небольшой огород. Сделала колонку с водой на три человека и поставила четыре кровати. Наскребла ресурсы даже на пару простеньких защитных турелей и на маленький электрогенератор. Завершила работу установкой радиомаяка для поселенцев. Сразу откуда-то из-за кустов появилась некая фигуристая мадам в длинной до пят резиновой монашеской робе с боковым разрезом "от бедра", в длинных резиновых ботфортах и монашеском чепце. Я вышла из режима мастерской. Но, не успела я поговорить с монашкой, так как та проследовала ко мне в мастерскую и прямиком шагнула под затаившегося на потолке лизуна. Оказалось, что тому без разницы, главный герой под него зашёл, или местная цифра. Теперь я смогла со стороны наблюдать, как на несчастную жертву рухнул шуршащий резиновый чехол, захватывая весьма соблазнительное тело монашки в свой плен. Мгновенно охваченное узким резиновым мешком с головы до пят, туго обтянутое глянцево поблескивающей резиной молодое женское тело весьма эротично забилось в плену, вызывая у меня сладкую холодную волну возбуждения. Несмотря на возбуждающую меня картину, я достала пистолет и выстрелила несколько раз в толстую резиновую ножку, уходящую к потолку от извивающегося резинового кокона. Та внезапно порвалась и тело сладострастно извивающейся в резиновом плену женщины упало на пол. Я ухватилась за уменьшившийся в своей толщине резиновый "бублик", продолжавший сжимать щиколотки жертвы с намерением скатать этот живой презерватив в обратную сторону и освободить монашку. Но тот, хлюпнув, напротив проглотил ноги жертвы, запечатывая сжавшийся резиновый чехол умирающего лизуна, вероятно, в последней его предсмертной судороге. Я бросилась осматривать глухую резину, стянувшую несчастную жертву совсем туго и опоздала - тело женщины выгнулось в обтягивающей её резине, мелко дрожа тоже в последнем предсмертном оргазме и она затихла. Резиновый мешок как-то сам скатился с тела жертвы, превращаясь снова в толстый резиновый бублик-презерватив. Он исчез, едва я к нему прикоснулась, а тело монашки вдруг рассыпалось невесомым пеплом, тоже растаявшим на глазах. Я прочла сообщение - Ваш поселенец погиб. Вы получаете очки за победу над лизуном и ловушку нелетального действия "мешок лизуна", который можете использовать для минирования местности. Я заглянула в инвентарь. Там в одежде, появилось длинное с широкими рукавами платье-хитон монашки, с широким поясом для талии. Так-же появились короткие, до колена, сапоги-чулки монашки, перчатки монашки, трусы с майкой и клобук монашки. Естественно, всё было из чёрной и белой глянцевой резины. Трусы оказались в виде длинных, надевающихся высоко на талию, почти под самую грудь и длинной до самого колена, просторных резиновых панталон из толстой, не меньше миллиметра толщиной, белой гладкой резины, стянутых сверху и снизу изящными рюшами. Из такой-же была сделана и свободная глухая майка, больше похожая на узкую сверху, расклёшенную блузку с короткими "фонариком" рукавами, стянутыми рюшами в том-же стиле, что и панталоны, с туго охватывающим шею воротом, переходящим в плотно, но не туго, облегающий голову капюшон, оставляющий открытым только лицо и больше походящий на шлем аквалангиста. Клобук надевался поверх этого капюшона, спускаясь по плечам почти до талии и выступая дополнительной защитой. Длиной блуза была до середины бедра, спадая с плеч и груди тяжёлыми драппирующимися волнами. Весь наряд, видимо, изготавливали методом литья. На нём не было ни одного шва, благодаря чему мягкая и гладкая резина, несмотря на свою толщину, нигде не натирала тело. Вообще, весь наряд монашки поражал своей толщиной и весом. Ходить в таком наверняка было нелегко. Мешок лизуна оказался в оружии. Ну, хоть здесь всё верно. Ладно, жаль монашку, но наряд пригодится, у него оказались неплохие защитный свойства. Типа лёгкой брони. Вероятно, именно для того он и был сделан из такого толстого латекса. Думаю, для похода в Конкорд это самый подходящий вариант. Правда такой толстый латекс в таком большом количестве на моём теле, это ускоренный рост возбуждения, но руки у меня свободны - справлюсь! Да и "мина" из лизуна может понадобиться для защиты подходов к моим апартаментам. Правда, непонятно, как подобная "мина" отличает своих от чужих? Или она срабатывает на всех подряд? Хорошо, что она нелетального действия. Очевидно, ловушка теперь будет только захватывать "подорвавшихся" в плен, удерживая их, но не убивая. Теперь это была просто мёртвая резина, хотя и по-прежнему опасная для людей. Для интереса я поставила ловушку у прохода в спальню, под которую оборудовала заднюю комнату с компьютером. Для этого я просто положила резиновый "бублик" у порога, изобразив из него некий круглый дверной коврик. Теперь главное, не забывать самой посматривать под ноги и перешагивать через свою ловушку. Затем я полностью разделась и стала облачаться в монашескую резиновую "броню". Сначала надела на себя белоснежные холодные панталоны. Несмотря на то, что они сидели свободно, благодаря своему весу и толщине они сильно холодили тело. К тому-же при надевании толстая резина оглушительно скрипела и шуршала. Эти звуки и ощущения прикосновений холодной гладкой резины на талии, попе и вокруг ног меня сразу начали возбуждать и уже предвидя дальнейший результат своего одевания, я сунула в панталоны руку, заранее вставляя в свою киску радиоуправляемый вибратор, найденный в одном из шкафов. Затем присела на кровать. Теперь можно было облачаться дальше. С трудом просунув голову в узкий ворот, я натянула на голову скользкую резину капюшона, расправила, а затем просунула руки в рукава блузки. Тяжёлая и холодная резина скользнула по моей разгорячённой груди, обжигая возбуждающим холодом соски, сжавшиеся от ледяного прикосновения толстой резины. Пришла очередь сапожек и перчаток. Полюбовавшись на свои затянутые до локтей в глянцевый латекс перчаток руки, я встала и, просунув руки в холодные широкие рукава, нырнула в тяжеленное монашеское облачение. Тело обдало новой волной холода, несмотря на уже надетую на меня резину. Я поспешно со скрипом стянула на талии широкий тугой пояс и надела на голову поверх капюшона шуршащий клобук, расправив его покров на плечах и груди. Массу холодной скрипящей резины на мне совершенно невозможно было согреть теплом тела и она дико возбуждала меня своими ледяными гладкими прикосновениями. Я упала на кровать и включив на всю мощь вибратор, начала ласкать и гладить своё возбуждённое тело сквозь толстые слои неподатливой холодной резины, которые меня под своей толщей погребли. Не слыша вокруг себя ничего, кроме скрипа и шуршания окружившей меня со всех сторон резины, билась в оргазмах, сотрясавших меня раз за разом не менее часа. Лишь полностью обессилев, я смогла выключить вибратор и слегка успокоившись, расслабиться, хотя и продолжая ощущать на себе эту восхитительную гору по-прежнему холодного, тяжёлого и скрипучего латекса. И продолжая ощущать наслаждение, но уже не имея сил продолжить. Лишь через час я смогла, скрипя и громыхая резиной своего наряда, подняться с кровати и постанывая от наслаждения, выйти из помещения. По счастью, не забыв перешагнуть собственную ловушку на пороге. Было уже далеко за полдень и пора было двигаться в Конкорд.
  
  Шестая глава.
  
  
  
  Сохранившись перед выходом, я открыто зашагала по дороге. Надо сказать, что незаметно красться в этом наряде монашки оказалось совершенно невозможно, надетая на мне резина всё равно громко скрипела и громыхала на каждом шагу, давая знать всем о моём приближении задолго до моего появления. Да ещё, её холодящие кожу прикосновения к моему телу порождали щекочущие ощущения в моём животике, заставляли меня непроизвольно сладко стонать и поглаживая себя затянутыми в резину руками, извиваться всем телом, что тоже добавляло шороха и скрипа. Пришлось пару раз включать и вибратор, для полноценной разрядки. Всем наряд хорош, но уж больно быстро возбуждает меня! По счастью, рейдеры возле Музея Свободы были заняты перестрелкой с минитменами и ничего вокруг не слышали. Пока я кралась к ним с тыла, их там осталось всего трое. Внезапно на подходе к ним я обнаружила стоящую у стены пленницу. Это была красивая негритянка с большой красивой грудью и завязанной в "конский хвост" роскошной гривой иссиня-чёрных волнистых волос. Она стояла у стены на коленях совершенно голая, со скованными наручниками за спиной руками. Ноги тоже были скованы, а стальной ошейник на шее был прицеплен короткой блестящей цепью к железному кольцу на стене дома. Я невольно залюбовалась блеском никелированного гладкого металла на её тёмной коже. Заметив меня, пленница шёпотом взмолилась о помощи. Руки и ноги у неё оказались скованы оковами, носящими название "гамбургская восьмёрка". Это были массивные, округлые двойные браслеты, в открытом виде имевшие вид двух сцепленных шарниром за концы троек, а при закрытии выглядевшие как цифра восемь.  [] Их полированная сталь имела большую ширину и толщину, но замки подкачали, они открывались довольно легко любой заколкой. Правда, самой пленнице до них было не добраться, эти оковы жёстко фиксировали запястья и лодыжки параллельно, вплотную друг с другом и полностью лишали их подвижности. Пленница в них даже встать сама не могла, и сидела попой на своих пятках, сложив ладошки за спиной лодочкой, а плечи ей приходилось держать сильно отведя их назад, из-за чего её беззащитная грудь гордо выпячивалась вперёд. Зато человеку со стороны эти оковы можно было открыть, как уже упоминалось, любой дамской заколкой за одно мгновение. Что я и проделала, забрав оковы себе в инвентарь. Мне их вид, точнее, вид закованной в них жертвы, очень понравился, добавив мне возбуждения в дополнение к моей монашеской резине, у меня сразу вновь намокла киска, и я твёрдо решила впоследствии непременно поиграть этими стальными сверкающими "игрушками". Немного сложнее был замок у толстого стального ошейника, но я и его быстро взломала. Отдав освобождённой пленнице, которую звали Тиной, (Тёрнер, что-ли? Певица? А что, похожа! - хмыкнула я мысленно.) запасной десятимиллиметровый пистолет и дав ей немного патронов, я снова повернулась к рейдерам. Тех оставалось уже двое и мы с Тиной несколькими выстрелами закончили бой. Нехорошо стрелять в спины, конечно, но таковы правила игры. Либо ты победишь, либо - тебя! С балкона нас позвал Престон Гарви. Но, прежде чем войти в музей, я собрала лут с убитых рейдеров и сохранилась. Тем же занималась и Тина. Она уже подобрала себе у кого-то из убитых рейдерш короткий обтягивающий сарафан на лямках и с глубоким декольте, из ярко-красного латекса, длинные до плеча алые резиновые перчатки и в цвет к ним латексные чулки до паха. На ноги она надела чёрные туфли на платформе и огромных каблуках, став сразу на пол-головы выше меня ростом. Дополнила наряд она, подпоясав талию сверкающей витой цепью, на которую повесила блестящие полицейские наручники. Вид у неё получился агрессивный и сексуальный, сразу захотелось назначить её своей госпожой. У убитых рейдеров я нашла пару ножей, самодельные пистолеты и патроны к ним 38-го калибра, порадовали меня несколько пар шарнирных и простых наручников,
  а так-же, ещё немного резиновых шмоток, которые я, даже не разбирая, сунула в инвентарь. Вроде там было что-то с ремешками и пряжками, называемое "армбиндер" и ещё какая-то белая смирительная рубашка из толстой резины, тоже с ремнями и пряжками. Ну, ещё прорезиненные брюки, куртки, резиновые платья разного цвета и фасона, да тому подобное прочее резиновое барахло. Кстати, попадались мне сплошные рейдерши, и все довольно симпатичные. Даже жалко становилось, что их убили. С мужиками в игре был явный напряг. Как только я забирала с покойниц лут, они рассыпались сухим, быстро тающим пеплом. Рассматривать или примерять взятое было некогда. Даже наручники с сожалением пришлось спрятать, хотя и пару ключей к ним я нашла. Всё потом. Сейчас надо было лезть в кишащий рейдерами Музей Свободы.
   Дверь открылась, дверь закрылась. Я сразу открыла огонь по стреляющим с мостиков рейдершам. Одну удалось подстрелить сразу, со второй у нас началась перестрелка. Я с тревогой заметила, что у меня быстро укорачивается зелёная полоска жизни. А тут ещё из боковой двери выскочила какая-то азиатка с катаной. Тина вдруг упала на колени и подняла руки, сдаваясь. Впрочем, помимо своей воли, я проделала то-же самое. Зелёная надпись, возникшая перед глазами, сообщила: "Вы ранены. Противники сильнее вас. У вас осталось 30% здоровья и вы вынуждены сдаться на милость врагов."
   Прибежало ещё несколько рейдерш. Симпатичные девицы самого гнусного вида, радостно хихикая, окружили нас. Одетые в разного цвета и фасона провокационно выглядевшие резиновые шмотки, они радостно потирали руки, решая, что с нами делать. Я ощутила страх и возбуждение одновременно. Тине, не снимая с неё бывший на ней наряд и лишь забрав цепь и наручники с её пояса, снова надели на запястья "гамбургскую восьмёрку", а сверху натянули на скованные руки узкий рукав из скрипучего толстого красного латекса. Перекинув прикреплённые к верхнему концу ремни ей через плечи, скрестили их на груди и из-под мышек вернули за спину. Там их сунули в пряжки, туго затянули, застегнули и заперли на висячие замочки. Теперь её руки за спиной были туго стянуты узким латексным рукавом от кончиков пальцев до локтей. Для надёжности рейдерши затянули и заперли поверх рукава ещё один ремень на запястьях, а другой чуть выше локтей, притянув локти Тины совсем плотно к друг другу. На нижнем глухом конце этого узкого чехла было вмонтировано блестящее стальное кольцо. К нему прицепили замком за кольцо в центре длинную блестящую штангу с массивными стальными браслетами на концах. Браслеты на концах штанги закрыли Тине на щиколотках, широко раздвинув ей для этого ноги. Рот ей накрепко запечатали надувным кляпом на ремнях и опрокинули девушку на принесённый чёрный резиновый матрас. Затем пара девиц нацепили с помощью специальных резиновых трусиков, имевших внутренние вибраторы для надевшей их, огромные страпоны, которыми начали насиловать Тину в оба нижних отверстия одновременно. Для этого одна рейдерша подлезла под лежащую выгнувшись дугой негритянку, а другая, раздвинув ноги, пристроилась верхом. Судя по виду и издаваемым троицей звукам, процесс вскоре стал приятен не только насильницам. Если сперва Тина мычала сквозь кляп от возмущения и боли, то уже вскоре начала сладко постанывать в такт движениям насильниц и закатывать глазки, а затем и вовсе разразилась громкими криками, испытывая оргазм за оргазмом вместе с насильницами.
  
  Я обратила внимание, что среди рейдеров практически нет мужчин. А те, что изредка попадаются, совершенно не проявляют сексуальной агрессивности. Ну, да при таком количестве баб вокруг них - неудивительно. Зато девицы были все фигуристые, смазливые и жутко сексуально-агрессивные. И просто таки помешанные на резине и бондаже. Хотя с одеждой-то как раз понятно, тут другой одежды и нет. Но, и любовь к насилию с мучениями жертв, это у них было у всех тоже. Да и одеты они были все в возбуждающем меня агрессивном БДСМ-стиле. Их резиновые наряды изобиловали блестящими пряжками, шнуровками и цепями. А пояса обвешаны наручниками и плетьми. Видимо, так их игра запрограммировала и меня это в некоторой мере даже устраивало. Меня, бывшего в прошлой жизни мужчиной, сейчас слегка утешало, что поимеют меня сейчас скорее всего красивые своей хищной красотой, агрессивные молодые девицы. Хоть меня и смущало, что поимеют меня именно как женщину. Ну, да я уже примирилась со своей женской сущностью и даже думала о себе теперь только в женском роде. Было жутковато от осознания, что фантазии рейдерш могут быть весьма необычны. Я ведь там много чего на эту тему понаставил в свой Фоллаут 4. В то-же время именно этот страх неизвестности действовал особенно возбуждающе. Насчёт фантазий всё так и оказалось! Для начала насчёт меня в споре сошлись затянутая в чёрный, туго зашнурованный резиновый кэтсьют предводительница и какая-то мощная грудастая девица в шикарном закрытом узком и длинном платье из алого латекса - типичная домина. Они заспорили о том, сколько времени я смогу выдержать в каком-то их устройстве. Забившись на сотню крышек, и шлёпнув друг друга по затянутым в резину ладошкам, рейдерши подошли ко мне. Ещё когда я подняла руки, сдаваясь, с меня слетело в инвентарь всё моё монашеское одеяние и я осталась в чём мать родила. Мои руки ещё тогда сковали за спиной браслетом "гамбургская восьмёрка". Теперь меня заставили широко раздвинуть ноги и не успела я охнуть, как получила в обе нижние дырочки изрядной величины резиновые вибраторы, которые тут же зафиксировали надетыми на меня своеобразными "трусиками" из сверкающей нержавеющей стали, отделанными изнутри и по краям чёрной гладкой резиной. Трусики туго закрыли на талии специальным замком, весьма непростым по виду. Теперь, чтоб вынуть эти вибраторы из своей киски и попки, мне сперва надо было как-то открыть этот плотно охвативший мою промежность и талию "пояс верности". Затем мне на голову с шуршанием надели тугой холодный капюшон из непроницаемой чёрной резины. Он плотно закрыл мне глаза и рот, лишив зрения и возможности говорить. Да и звук сквозь резину теперь доносился приглушённо. Я могла лишь дышать носом через заботливо вставленные в процессе надевания капюшона мне в ноздри резиновые трубочки. Нижний край капюшона имел тугой ошейник, который мне плотно затянули на шее, изрядно меня придушив, и который тоже закрыли, судя по звуку, на замок. Дышала я теперь с трудом, этот гадский резиновый ошейник меня продолжал душить, но я даже не могла теперь попросить его ослабить, издавая сквозь резину капюшона лишь беспомощное мычание. Затем меня, абсолютно беспомощную, взяли за локти и отвели куда-то недалеко, вероятно в ближайшее помещение. Там меня положили на какую-то гладкую и холодную резиновую поверхность, вероятно, это был, по моим ощущениям, застеленный резиной большой стол. Мои щиколотки ощутили прикосновение ледяного металла, раздался характерный щелчок, и ноги потеряли подвижность. Похоже, их сковали вместе всё той-же "гамбургской восьмёркой", но предназначенной для ног. Вот любит эта банда использовать на своих пленницах данный ограничитель! - подумала я. Тем временем дополнительно мне туго стянули скрипящим резиновым ремнём и колени. Лежать на скованных наручниками руках было неудобно. Хорошо хоть, что сковывающие мои запястья браслеты были широкие и гладкие и они не врезались в спину. Между тем, вокруг моей беспомощной тушки продолжались какие-то действия. Раздалось характерное шуршание и меня с головой накрыли тяжёлой и холодной резиновой простынёй. Впрочем, мою голову тут-же пропихнули в какое-то узкое отверстие на ней наружу, после чего я услышала звук закрывающейся длинной молнии. Затем заработал какой-то небольшой механизм, вероятно насос и я ощутила вокруг себя движение воздуха. Резина вокруг меня вдруг ожила и стремительно сжала моё тело. Я оказалась запечатана между двумя листами толстого латекса, словно цыплёнок в вакуумной упаковке. Я ощутила, что мои обтянутые резиной груди гладят и тискают чьи-то руки. Я и так была туго связана и закована стальных оковах, что для меня было весьма возбуждающе, но теперь чувство абсолютной беспомощности вместе с чувством неизвестности неизбежно возбудили меня ещё больше. Мне была приятна эта гладкая, леденящая тело резина, сковавшая меня всю от шеи до пят! Тут ещё и вибраторы в моей киске и попе дали о себе знать. Сперва они начали лишь слабо вибрировать. Я невольно сладко замычала через нос, возбуждаемая всё больше. Вибрация постепенно усиливалась, затем вибраторы стали ещё и как-то двигаться, стремительно доводя меня до оргазма. Я беспомощно забилась в своей скрипящей резиновой упаковке, выгибаясь и дрожа всем телом. Оргазм был сильнейшим! Но, проклятые вибраторы и не подумали после этого выключаться! Да и сжавшая тело резина по прежнему сильно меня возбуждала совместно с холодной сталью браслетов на запястьях и лодыжках. Я снова покатилась с горки, возбуждение снова стало расти. Затем я снова содрогнулась в оргазме. И снова. И ещё раз... Это длилось бесконечно. Меня сотрясали оргазмы, которым я уже потеряла счёт, а мои мучительницы и не думали прекращать моих сладких мучений. Сил оставалось всё меньше, я задыхалась в тугой резине ошейника, сдавившего шею, но по-прежнему была дико возбуждена и продолжала испытывать оргазм за оргазмом, глухо мыча сквозь резину. И остановиться было не в моих силах. Да и кто бы мне дал? Зато сами силы истощались всё больше и в какой-то момент я просто провалилась в темноту. Организм просто выключился. Как выяснилось - совсем. Меня просто затрахали до смерти самым натуральным образом. Хотя вероятнее, это слишком тугой ошейник меня задушил. Последний оргазм был подозрительно похож на испытанный при смерти от лизуна. Уж не знаю, кто из рейдерш там выиграл спор. Я открыла глаза снова перед дверью в Музей Свободы. Оказалось, что перед входом я чисто автоматически - сохранилась.
  
  
  Седьмая глава.
  
  
  Снова лезть с голым пистолетиком на банду рейдерш чего-то не хотелось, хотя силы и здоровье у меня восстановились. Да и моя Тина снова была свободна, бодра и готова воевать. Но, уж больно свежи у меня были впечатления от резиновой вакуумной кровати, в которую меня заперли злые тётки. И от гладкой резины постепенно удушающего меня широкого ошейника на шее. Повторить смерть от всего этого я была психологически неготова. Тем не менее, идти было нужно - квест, он и есть квест. Решила попробовать схитрить. Приготовив пистолет и собравшись с духом, снова шагнула в Музей. В этот раз, снова упокоив одного из стрелков, я просто выскочила обратно на улицу. Оказалось, что сделала это очень вовремя - меня успел кто-то изрядно так, процентов на пятьдесят, подранить. Ещё двадцать процентов, и я бы снова попала в плен к злобным мучительницам, жаждущим засунуть невинных девушек в ужасные резиновые мешки. Но, теперь-то фигушки, ведь на улицу за мной они не последовали, как и положено в Фоллауте! Я не спеша приняла стимулятор и полностью восстановила здоровье. Затем сохранилась снова, заскочила ещё раз и сняла несколькими выстрелами второго стрелка наверху. Сверху после этого больше не стреляли, но где-то в боковом помещении, как мне помнится по первому разу, должна находиться азиатка с катаной. Поэтому я ещё раз выбежала и снова сохранилась. Теперь можно было двигаться дальше. Азиатку мы с Тиной из двух стволов успели расстрелять прежде, чем она до нас добежала со своей саблей. Забрала с неё эту японскую саблю, какие-то полупрозрачные резиновые шорты и топ. Тушка тут-же рассыпалась пеплом. Кстати, совсем не весь шмот оказывался на убиенных хватабелен, многое рассыпалось вместе с телом. Посмотрела убойность трофейной железяки, она оказалась чуть выше, чем у гвоздодёра. Так себе оружие, да ещё и ближнего боя. От тараканов только отмахнуться. Когда по тебе начинают стрелять из всего, что стреляет, как только ты появишься в пределах видимости врагов, атаки с подобной японской шашкой обречены на неудачу. Что и доказала прежняя её владелица. Я снова сохранилась.
   Пора было продвигаться дальше. Мы сходили для начала в подвал, где я вскрыла генераторную и вынула атомную батарею для броньки на крыше. Затем поднялась на второй этаж. Там слегка прибарахлилась у лежащих на галерее убиенных стрелков, но сильно не поживилась. Тридцать восьмой самопальный пистолетик с горсткой патрончиков и такого-же калибра и тоже самодельный - пистолет-пулемёт. Всей пользы от последнего, что он пули плюёт горстями. Ни точности, ни дальности. Да и убойность отдельного выстрела низкая. Но, если в упор очередями из него лупить, то всё неплохо. Правда, это при наличии ящика патронов к нему, ибо тратит их этот агрегат стремительно. Впрочем, на атаку для двух давешних спорщиц мне патронов как раз и хватило. Подкравшись к боковой комнате, где беспечно болтали эти дамы, я ворвалась в неё, засыпая пульками всё пространство перед собой. Мне повезло вообще-то - одна пуля попала в стоявший у стены газовый баллон и тот рванул не хуже гранаты, засыпав рейдерш смертельным дождём осколков. Мне тоже немного досталось, но терпимо, меня прикрыли тушки противниц. В общем - все умерли(с). Правда и тридцать восьмые патроны у меня закончились. У убиенной атаманши и тётки в красном я разжилась ещё горсточкой, но для массированного огня этого было явно мало. Пистолетики их я и вовсе выкинула, взяла себе только обнаруженную у атаманши гранату-лимонку. Достались мне в трофеях две пары резиновых перчаток, красное платье домины, чёрный кэтсьют и две пары туфель на высоченных шпильках. Ну и наручники взяла - две гамбургские восьмёрки для рук и для ног забрала себе, уж больно симпатичные! Авось, где-нибудь пригодятся. Взяла и резиновый капюшон с удушившим меня ошейником. Теперь, если не ошибаюсь, у нас остались последние два врага у дверей к осаждённым минитменам. Сохранившись снова, я поднялась на третий этаж и закинула за угол к дверям трофейную гранату. Когда там рвануло, выскочила на галерею с десятимиллиметровым пистолетом и добила последнюю раненую рейдершу. Вторую упокоило гранатой насмерть сразу. Собрав с них хиленький лут в виде всё тех-же тридцать восьмых патронов, зашла в комнату к минитменам. Мамаша Мэрфи оказалась хиппующей молодой девицей в просторном резиновом голубом балахоне до пят и почему-то в чёрном резиновом хиджабе, туго закрученном у неё на голове и шее. Марси Лон была, как мне показалось на первый взгляд, в плотно облегающим всё её тело оранжевом защитном комбинезоне из очень толстой и тяжёлой резины. Лишь шлем отсутствовал, оставляя открытой у Марси непокрытую голову с короткой стрижкой рано поседевших волос. Последовала стандартная беседа с главой минитменов и механиком, затем я взяла на столе пупса, повысив Восприятие до пяти. Затем крыша, силовая броня и пулемёт гатлинга. Прихлопнула первой очередью рейдера на противоположной крыше и спрыгнула вниз. Здесь повела атаку, пробираясь одновременно к одному из зданий в конце улицы. В него я и забилась как раз к тому моменту, когда выскочил коготь смерти. Забралась на второй этаж и оттуда с безопасного расстояния через окошко стала постреливать в когтя. Впрочем, сначала дождалась, когда он разберётся со всеми рейдерами. Было по настоящему жутко, когда этот монстр пытался пролезть в окно. К счастью я всё правильно рассчитала и ему было меня не достать. А я с каждой очередью уменьшала его здоровье, пока не прибила окончательно. Правда, на этого монстра ушёл практически весь запас патронов, так что пулемёт стал просто бесполезной грудой тяжёлого железа. Тину, кстати, я не уберегла. Она не стала со мной прятаться и рванула в безрассудную атаку на когтя, а тот её прихлопнул, как надоедливую муху. Жаль, я только начала привыкать к этой негритянке. Мне дали новый уровень. Добавила себе мастера-оружейника. Надо же оружие будет своё улучшать? Оставив неповоротливую броню, у которой подошёл к концу заряд батареи, на улице, я вернулась в Музей и там прослушала благодарность Прэстона, а затем какой-то наркоманский бред про своего сына от явно находящейся "под мухой" матушки Мэрфи. Она говорила всё неразборчивее, но при этом и не думала останавливаться. В конце концов она этим бредом изрядно надоела не только мне, но и своим спутникам. Я первой не выдержала и достав одну из трофейных "восьмёрок", сковала матушке руки за спиной, после чего вставила ей в рот кляп, хотя это уже мало сказалось на разборчивости произносимого. Тут все вскочили и дружно мне зааплодировали. Видать, она всех болтовнёй достала. После аплодисментов минитмены подхватили пленницу под локотки и, утащили упирающуюся и продолжающую через кляп что-то вещать матушку Мэрфи в Сенктчуари. Следом за ними вышла из Музея и я, но решив собрать трофеи, задержалась. Пару ближайших рейдерш я обобрала без последствий, а вот после того, как запустила ручонки в инвентарь к третьей, моя одежда вдруг снова исчезла и на моё обнажённое тело откуда-то с шуршанием вылетела куча холодной резины. Заскрипели молнии, зазвенели железные пряжки и моё тело снова сжало тугое узкое платье из упругой толстой резины красного на сей раз цвета. Руки при этом стянуло узким резиновым рукавом за спиной, ладошки оказались сложены в узком резиновом пространстве "лодочкой". Я догадалась, что на мои руки ловушка надела резиновый армбиндер, подобный тому, что надевали на Тину рейдеры. А в моей киске вновь появился упругий резиновый вибратор. Он быстро там раздулся, заполняя всё свободное место, а затем сразу начал вибрировать и двигаться внутри меня, вынудив согнуться и застонать. Перед глазами возникла зелёная надпись: "Вы попали в ловушку! На вас надето закрытое узкое резиновое платье, армбиндер и вы оснащены надувным резиновым вибратором. Ваши ограничители оснащены таймером, запрограммированным на пять часов. Вы не сможете освободиться раньше этого срока. Соблюдайте осторожность, ваша возможность к сопротивлению сокращена до минимума. Вашим беспомощным состоянием могут воспользоваться враги!"
   Очень информативно! И как я теперь доберусь в Сенктчуари? Про платье и армбиндер я и сама всё поняла, да и про остальное можно было не писать. Что платье узкое, я тоже сама ощутила в полной мере - туго стянув скользкой резиной грудь и талию, оно так-же плотно обтягивало бёдра и ноги до самых лодыжек. Правда, ниже коленей подол при некотором усилии можно было слегка растянуть, но при расслаблении мышц ноги тут-же сжимало вместе. В этой тугой узкой резине я снова могла делать лишь крошечные семенящие шаги, при этом скрипя и шурша резиновым подолом на всю округу. Да ещё вибратор включался каждые пять минут, заставляя меня останавливаться и стонать, извиваясь и корчась в скрипучей резине от накатывающихся один за другим оргазмов. Так что мимо врагов мне незаметно было точно, не пробраться.  []
  Тем не менее, стоять на месте пять часов, ожидая освобождения, тоже было не выходом. Шума я при периодических оргазмах издавала вполне достаточно, чтобы привлечь какого-нибудь врага или хищного зверя. А поскольку особой разницы, стоять или перемещаться, не было, то я потихоньку засеменила в сторону родного дома. Потихоньку ещё и потому, что торопиться или двигаться кенгурячьими прыжками было чревато падением. А когда руки стянуты тугим резиновым рукавом за спиной, падать мордой на асфальт хочется меньше всего. Оно, хоть и игра, но ощущения-то вполне натуральные! Кое-как я ухитрилась доковылять до Красной ракеты и решила там дожидаться окончания своего плена в оборудованной кроватью задней комнате. На входе меня ждал сюрприз. В дверях стояла очаровательная голубоглазая девушка, по самую шею затянутая в зелёную лоснящуюся резину. Круглый резиновый валик плотно облегающей, подобно высокому вороту её длинную шейку резины находился под самым подбородком. Она совершенно очевидно только что попалась в мою ловушку из лизуна и теперь отчаянно извивалась в своей скрипящей резиновой оболочке, тщетно пытаясь вырваться из туго обтянувшего её стройную фигуру глянцево поблескивающего мешка. Она отчаянно пыхтела и её белые волосы, стянутые в длинный "конский хвост" на затылке, мотались из стороны в сторону. Увидев меня, она прекратила попытки освободиться из плена и выпрямившись, с интересом уставилась на меня. Меня тут-же проинформировали: "В вашу ловушку попался поселенец Инга. Она не сможет полноценно трудиться в вашем поселении Красная ракета, пока вы не освободите Ингу из захватившей её ловушки. Возможно лишь сексуальное использование поселенца Инга во время её нахождения в ограничивающих её свободу предметах. Поселенец Инга может помочь вам освободиться из ваших ограничителей только в случае её полного освобождения". Ну и как я её освобожу? Я это смогу сделать только после того, как меня саму выпустит из резинового заточения неумолимый таймер! Ещё мне интересно, как её можно сексуально использовать, когда она вся находится в резиновом узком мешке?
  Между тем Инга закончила меня рассматривать и придя к каким-то своим выводам, тихо хихикнула и заговорила со мной. Голосок у неё был тонкий, но не писклявый. Приятный, в общем-то, голос.
   "Похоже, ты сбежала от хозяина, или тебе просто нравится носить все эти тугие резиновые вещи, лишающие тебя свободы и ощущать себя беспомощной!" - заявила она утвердительно, окончательно рассмотрев моё беспомощное положение. Я только вздохнув пожала плечами, потому как даже развести руками в моём положении было никак невозможно.
  "Это в твою ловушку я сейчас тут вляпалась?" - продолжила свои расспросы нахальная блондиночка. Я лишь печально кивнула головой и поведала, что ещё не менее трёх часов не смогу освободиться.
  "Тоже в ловушку угодила?" - сообразила девушка - "Тогда поскакали на кровать, чего нам стоя ждать три часа-то? Всё равно меня не освободишь, пока таймер не сработает!" Если я ещё смогла досеменить до кровати, то Инге реально пришлось перемещаться скачками, ибо её ножки были внутри резинового узкого мешка и перебирать ими она не могла вовсе. Хорошо, что кровать была рядом и пол ровный. Инга вкатилась ко мне на кровать, и стала располагаться поудобнее, энергично двигая меня своей крепкой, обтянутой резиной попкой. Надо заметить, весь этот процесс был весьма приятен. Наши обнажённые тела разделяли лишь два слоя не слишком-то и толстой резины и ощущения от этого были даже приятней, чем если бы мы лежали вовсе обнажёнными. Инге тоже явно понравилось тереться своей резиновой попкой об меня и скоро она стала тереться ещё и спинкой об мои затянутые в резину груди. Её всё это явно возбудило, как и меня. Наконец Инга развернулась и впилась в мои губы сочным чувственным поцелуем. При этом она продолжила тереться, но теперь уже своими крепенькими грудками об мои. Я уже находилась на грани, а тут ещё и вибратор в моей киске пробудился в очередной раз. Это было что-то фееричное! Наши тела сплетались, извиваясь в чувственных движениях, невозможность использовать руки для взаимных ласк только добавляло нам возбуждения. Стало понятно, что имелось в виду под сексуальным использованием моей пленницы. Мешок из резины на ней не только нам не мешал, он даже сделал наши игры интересней и обострил мои ощущения. Похоже, что и Инга осталась в восторге. Три часа для нас пролетели, как один миг, хотя и утомили нас безмерно. Даже когда раздался щелчок таймера и с меня соскочили армбиндер и платье, я не освободила Ингу. Сначала я с наслаждением обняла наконец руками её обтянутое тугой резиной тело и продолжила наши ласки, ещё пару раз доведя нас обеих до оргазма. А затем я просто уснула, продолжая сжимать в своих объятьях по-прежнему туго затянутую в гладкую и скользкую резину пленницу. Та тоже заснула, обессилев от наших любовных игр и даже не попыталась попросить меня освободить её из резинового заточения. Впрочем, она уже утром призналась мне, что ей понравилось её положение и связанные с ним ощущения. И даже сама попросила пока не освобождать её.
  "Только теперь я поняла тех женщин, которые любят носить на теле эту тугую холодную резину и добровольно закрывают себя в разные резиновые ограничители!" - сообщила мне утром Инга, едва я пробудилась. "Это так восхитительно, ощущать свою беспомощность перед неумолимо сжимающей тебя со всех сторон гладкой упругой резиной и находиться в полной власти своей подруги! Я испытываю какую-то защищённость и в то-же время от беспомощности у меня возникает холодок в животике и мокнет моя киска. Я в своей жизни ничего восхитительней этого ощущения холодной гладкой резины на теле не испытывала". Надо ли говорить, что после таких признаний наши ласки возобновились и были продолжены ещё на пару часов. Даже после того, как я с трудом оторвалась от этой белобрысой шалуньи, я так и оставила её лежать в постели, в тугом резиновом мешке. Впрочем, она и сама против этого не возражала и даже напротив, выглядела очень и очень довольной.
  Между тем, освободившись от ограничителей, я надела на себя уже привычный мне наряд монашки. Всё-же он немного защищал тело, да и просто - мне самой вполне предсказуемо нравилось ощущение резины на теле, я постоянно и гарантировано ощущала в ней сильное сексуальное возбуждение. А то, что меня запрограммировали нимфоманкой, делало для меня сексуальное возбуждение желанным и непреодолимым. И чем больше на мне резины, тем оно становилось сильнее. А в этом наряде резины было реально - много! Впрочем, мысли о металлических ограничителях мне тоже были приятны. О наручниках и вовсе было лучше не вспоминать. То, что у меня были теперь от них ключи, мало что меняло. Ведь я их даже и при наличии ключа просто не захочу с себя снимать. Похоже, я всё больше становилась резино-фетишисткой и мазохисткой. Оставив Ингу нежиться в плену её тугого резинового кокона, я пошла обратно в Сенктчуари - узнать, как там устроились беженцы. Ну, и задание получить от главного минитмена. Но, первым я повстречала в посёлке механика, одетого стандартно, в прорезиненный полукомбинезон и резиновую клетчатую рубашку. Он тут-же озадачил меня вопросами жилья, воды, еды и охраны посёлка. Механики здесь все одевались одинаково и их сразу можно было узнать. И ещё я вспомнила, что кто-то писал в интернете, что все механики были синтами, но скрывали это. Но мне это сейчас показалось неважным. Пришлось весь день порхать, как пчёлка, обеспечивая поселенцам всё необходимое. А там и ночь подошла, пришла пора отдохнуть. Игра игрой, но без отдыха мои параметры начинали ощутимо снижаться. А поскольку они и так были пока невысокими, отдыхом пренебрегать не стоило. Раздевшись, я легла в резиновую постель, ощущая не покидающее меня в последнее время сексуальное возбуждение. Вероятно, моё возбуждение было весьма заметно и со стороны, так как, едва я легла, как ко мне подошла Марси Лон. Она была по-прежнему всё в том-же глянцевом глухом комбинезоне из толстой оранжевой резины. Ни слова не говоря, она откуда-то достала позвякивающие цепью никелированные наручники и открыла браслеты. Моё сердце радостно встрепенулось и забилось чаще. Я, продолжая лежать в постели, робко протянула к Марси свои подрагивающие от волнения руки. Как я и надеялась, та действительно предназначила эти наручники для меня. Она ловко накинула стальные браслеты на мои запястья и с треском их плотно застегнула, приковывая мои руки к спинке кровати. Моё возбуждение, и так возросшее от одного только вида затянутой в резину Марси с наручниками, от ощущения внезапно сомкнувшейся плотно на моих запястьях холодной стали браслетов вполне ожидаемо привело меня к внезапному оргазму. Я ещё раньше выяснила, что ощущения от закрываемых на моих запястьях наручников, звон их цепей и характерный треск защёлки закрывающихся браслетов, да и сам вид надеваемой на мои руки их сверкающей стали - меня жутко, вплоть до оргазма, возбуждают. Притом - мгновенно. Между тем, пока я содрогалась от внезапного оргазма, Марси Лон надела прямо поверх своего резинового комбинезона страпон, легла на меня сверху и грубо в меня вошла. Сквозь толстую холодную резину комбинезона я ощутила прижавшееся ко мне крепкое горячее тело Марси. Её руки в толстых резиновых перчатках ловко ласкали мою грудь и соски. Беспомощная перед напором затянутой в гладкую резину красивой насильницы, будучи надёжно прикована наручниками к кровати я была возбуждена всем этим сверх всякой меры. Я обречена была сдаться на её милость и просто продолжила получать удовольствие. Тем более, что никто не собирался освобождать пока мои руки от сладкого стального плена холодных стальных наручников. Марси оказалась опытной в женских ласках и снова быстро довела меня до оргазма. Вскоре я содрогнулась и выгнувшись под её телом дугой, скрежеща по спинке кровати удерживающими мои руки над головой наручниками. Затем ещё и ещё раз, затем мы кончили вместе и лишь после этого наглая девица оставила меня в одиночестве. При том она даже не соизволила снять с меня наручники и лишь аккуратно укрыла резиновым покрывалом. Я так и проспала всю ночь с прикованными к кровати руками. Впрочем, меня это, что было ничуть не странно, не сильно-то и огорчило. Скорее даже обрадовало. Разве что - наличие на руках наручников продолжало возбуждать, мешая уснуть. Но, потом я внезапно всё-же как-то уснула. И похоже, что сжимающие мои запястья наручники навевали мне всю ночь какие-то неясные, но определённо - весьма приятные эротические сны. Поэтому пробудилась я рано утром по-прежнему изрядно возбуждённой, а первый же взгляд на мои прикованные к кровати сверкающим никелированным металлом руки и вовсе вызвал сильнейшее сексуальное желание. Мои соски затвердели, а в животе что-то сладко сжалось. Марси, точно угадав время моего пробуждения и моё желание после него, немедленно вновь явилась ко мне со страпоном наперевес и, естественно, у нас снова всё получилось, и даже лучше, чем вечером. Её тело, по-прежнему затянутое всё в ту-же толстую, а сейчас ещё и холодную, чуть влажную от утренней свежести резину, теперь вызывало у меня не просто вполне приятные ощущения, но возбуждало во мне сексуальное желание вместе с надеждой и далее продолжать с ней подобные сексуальные опыты. Мне уже определённо нравилась нарочитая грубость Марси, да и она сама тоже. На сей раз эта нахалка, прежде чем уйти, всё-же неохотно освободила мои руки от сковывавших их наручников. Хотя, надо заметить, я расставалась с ними, как и с самой Марси, тоже не без сожалений.
  
  Восьмая глава.
  
  
  На улице я заметила Кэрри, та ловко обрабатывала огород скованными за спиной руками, словно это было для неё совершенно естественное занятие. Заметив мой взгляд, она радостно улыбнулась мне и продолжила работать. У меня высветилось новое сообщение: "Ваш поселенец Керри приобрела новое качество - привычку работы в оковах. Теперь она может работать со скованными руками и в узком платье почти так-же, как и обычный поселенец - за счёт своей новой привычки. Не рекомендуется теперь снимать с неё платье и оковы, со свободными руками она станет работать гораздо хуже и ей снова придётся привыкать. Поселенец Керри получила побочное качество - её сексуальное возбуждение постоянно повышается, пока она находится в узком резиновом платье и её руки скованы наручниками. Рекомендуется давать ей по вечерам сексуальную разрядку. Вы можете это делать сами или поручить кому-нибудь из других поселенцев, войдя в режим "мастерской"". Я немедленно зашла в предложенный режим и назначила Люси сексуально развлекать и Керри. Всё-же, слишком много секса, это хоть и приятно, и даже мне желанно, но не совсем хорошо, ведь надо-же и квесты когда-то выполнять? А так, хоть эта парочка будет заниматься друг другом и оставит меня на время в покое. Судя по игре, недостаток сексуальных приключений мне в этом случае всё равно не грозит, ведь я нахожу их на свою пятую точку регулярно и с удивительной лёгкостью. Тут я вспомнила про Ингу, которая у меня находилась запакованной в резиновом мешке уже вторые сутки в Красной ракете и я поспешила туда. Инга меня встретила с радостью и соблазнительно извиваясь в туго обтягивающей её тело скрипящей резине, тут-же предложила мне прилечь к ней "на минутку". Я не смогла ей отказать, ибо и сама сразу-же жутко возбудилась от вида её туго стянутого резиной тела, отчётливо проступающего через глянцевую резиновую поверхность мешка, в который она была "упакована" уже не первый день. Одна только мысль, что моя пленница находится всецело в моей власти, уже возбуждала. А мысль о том, что Инга провела в тугом резиновом мешке столь много времени по моей воле и получила от этого сплошное удовольствие, порождало тёплую волну в груди. Минутка эта вылилась у нас с ней ещё в час с лишним любовных игр, и объятий с ахами и охами. Наконец мы смогли остановиться и я, несмотря на её протесты, освободила Ингу из резинового плена. Высветилось сообщение: "Ваш поселенец Инга приобрела стойкую привычку к тугой резине на её теле. Без резины она теперь ощущает дискомфорт и будет вновь стремиться попасть в резиновые ловушки. Не оставляйте вашего поселенца без внимания, либо сами помещайте вашего поселенца в резиновые ограничители на время своего отсутствия." Вот так. Не было мне заботы. Пришлось срочно надевать на Ингу ограничительное платье. Едва я туго затянула ей длинные резиновые рукава вокруг талии, как настроение Инги тут-же улучшилось и она уверенно засеменила в нём по территории. Правда, платье имело один недостаток - закрывалось таймером только на пять часов. Ну, да хоть что-то. Не в мешке же девушку постоянно держать? В нём она только лежать на кровати сможет, это уже скучно как-то. Да и доступа к телу нет. Тут как раз у узкого платья одно большое достоинство - у него на попе имеется на молнии второй замок, открывающий доступ к сокровенной пещерке беспомощной пленницы, оставляя её полностью при этом связанной. Я не смогла удержаться, чтобы этой возможностью не воспользоваться, и положив Ингу грудью на прилавок, овладела ею сзади с помощью страпона, по-очереди - в обе дырочки. Страпон я использовала новый, затрофееный в каком-то из сундучков, но только сегодня попавшийся мне на глаза. Мне досталось так-же описание его использования, и прочитанное мне понравилось. Отличие нового страпона от того простенького "прибора" на ремешках, что тоже имелся у меня и каким пользовалась Люси Лон, было, как между "Запорожцем" и "Бэнтли". Новый страпон был сделан в виде широких женских резиновых трусов с расположенными внутри, вставляющимися в киску и попку вибраторами. Глянцево поблескивающие, трусы из миллиметровой упругой резины чёрного цвета имели очень высокую талию. И вообще они были скорее короткими леггинсами, туго обтягивавшими всю нижнюю часть тела своей плотной резиной - их верхний край заканчивался под самой грудью, а нижний заканчивался чуть выше коленей. Благодаря этому они сидели на теле очень плотно. Для их надевания приходилось открывать на талии молнию, расположенную на спине, ибо натянуть тугую узкую резину на ноги и попу по-иному, да ещё и вставить в нужные места вибраторы при надевании, было бы просто нереально. Потому я и кинула эти штаны в общую кучу одежды, не заметив в них отдельных "технических деталей" и которую стала разбирать только сегодня. На этих штанишках из плотного латекса, под торчащим спереди наружным резиновым дилдо ожидаемо розового цвета, имелась сделанная в форме яичек груша для подкачки воздуха. Подкачивалось ею всё одновременно - и наружный страпон, и внутренние резиновые пробки из чёрного латекса, позволяя значительно изменять их размеры. Всё это "хозяйство" явно было объединено в общую пневмо-систему. Благодаря этому внешнее давление на наружный дилдо при его использовании по назначению, или при сдавливании - понятно где, передавало часть воздуха внутренним пробкам. Те слегка раздувались и опадали при каждой фрикции, даря дополнительное наслаждение. И всё это - помимо вибраций, которые тоже можно было включать прилагавшимся радио-пультом и даже регулировать по силе и интенсивности. К тому-же, на внутренней поверхности туго прилегавших к телу резиновых трусиков напротив клитора был бугорок, а на нём приятные кругленькие пупырышки, которым тоже доставалась часть вибрации. В общем, я сразу оценила своё новое приобретение. С трудом натянув на себя эти тугие резиновые трусы и последовательно вставив внутренние пробочки в свою киску и попку, я затянула молнию. Холодная толстая резина натянулась, слегка скользнув вверх по бёдрам, туго сжала мою талию, порождая щекочущий комок в животике. Пробки на промежности натянувшейся резиной вдавило вглубь в мою киску и попу, окончательно ставя их там на предусмотренное конструкцией место. Я ещё и чуть подкачала их, заполняя раздувшейся резиной всё свободное пространство. Затем включила вибрацию и ввела Инге в заднюю дырочку вибрирующий резиновый член. Та сразу-же тоненько и как-то особенно сладко, застонала. Выгнув спинку дугой, она со скрипом закрутила своей оттопыренной и затянутой в тугую резину платья попкой, насаживаясь на вибрирующий страпон поглубже. Затем я качнула бёдрами, с наслаждением ощутив отклик внутри себя. Пробки при каждой фрикции ощутимо раздувались и опадали, доставляя этим весьма приятные ощущения, да ещё и резиновые пупырышки в паху нежно тёрлись о клитор. В общем, это был полный улёт! Естественно, в результате мы часа два оглашали окрестности Красной ракеты своими сладострастными воплями и стонами, не в силах оторваться от друг друга. С новым страпоном я наконец получила очень качественный и полноценный секс. И он меня прекрасно удовлетворил. Моя "жертва" тоже осталась очень довольной процессом и его результатами. Через пару часов, с огромным трудом, но мы оторвались друг от друга после очередных, особенно сильных взаимных оргазмов, когда на мгновение ощутили полное удовлетворение. Я с большим сожалением поспешила выключить вибратор и, выпустив излишек воздуха, расстегнула сзади штанишек молнию, после чего стянула поспешно с себя уже ставшую тёплой и какой-то родной, толстую гладкую резину трусиков, ощутив с сожалением, как меня покидают уже полюбившиеся мне резиновые вибраторы. Снова, раздев догола и упаковав Ингу в её резиновый мешок, я слегка поласкала её сквозь обтянувшую тело гладкую резину, но с усилием смогла оторваться от этого увлекательного занятия. Инга поскакала, скрипя своим туго стянутым резиной узкого мешка телом, в кровать, а я с трудом себя сдержала, чтобы не рвануться за ней следом. Затем, немного успокоившись, я почапала обратно в Сенктчуари - брать квест у Престона. Тот ожидаемо отправил меня на помощь к каким-то поселенцам. Внизу на периферии зрения тут-же на радаре появилась отметка объекта, к которому предстояло добираться. Впрочем, уже вечерело и я решила выдвигаться утром, а пока заночевать в родном доме. Заодно перед сном поработала на оружейном верстаке. Оказалось, что подобранный мною у Музея Свободы лазерный мушкет - неплохое оружие. Я его немного усовершенствовала, поставила снайперский прицел и получилась почти "вундервафля"! Батареек у меня скопилось уже приличное количество, а при четырёхкратном заряде и точном выстреле мушкет испепелял человека в лёгкой броне или собаку - с первого выстрела. Просто оставлял горку пепла. Решила сделать мушкет своим основным оружием. Перед сном присела на лавочку перед домом. Вскоре рядом присел и один из немногочисленных мужчин-поселенцев Цзюнь Лон. Несмотря на резиновую одежду, мужчина выглядел на мой взгляд совершенно не сексуально. Видимо я уже стала убеждённой сторонницей женской любви. Или это прошлое мужское воплощение на меня влияло. Мужики меня не привлекали. Совершенно. Решила просто поговорить с ним и для завязки поинтересовалась, почему его жена всё время ходит в этой толстой оранжевой резине? И тут я вдруг узнала много новой и полезной информации.
  "Гули, это всё дикие гули виноваты!" - грустно сообщил мне Цзюнь. Оказалось, что дикие гули здесь ведут себя не совсем так, как в классической игре, хотя и выглядят, как классические зомби. Да, они с рычанием кидаются на любого живого человека, но не кусают его. Питаются зомби только уже хорошенько разложившимися мертвецами. При нападении они стараются только обезоружить и повалить человека на землю. Им важно схватить его за руки и ноги и, лишить возможности двигаться. Затем они натягивают жертве на голову "мешок гуля" - глухой резиновый непрозрачный мешок, с плотно сжимающейся вокруг шеи горловиной. Только гулям хватает сил растянуть эту горловину, чтобы надеть свой мешок жертве на голову. Как только мешок надет, жертва теряет ориентацию и начинает постепенно задыхаться в том небольшой объёме воздуха, что есть внутри. Плотная горловина не впускает не капли свежего воздуха снаружи. Жертву перестают удерживать, ибо вскоре она перестаёт сопротивляться, ничего не видя вокруг себя. Даже если убить в этот момент всех гулей, жертва нападения всё равно практически обречена на смерть от медленного удушья в течении пяти-семи минут. Разрезать мешок очень сложно, нож его не берёт - нужен специальный лазерный резак института, который очень редок в продаже и весьма дорого стоит. И мало кто носит подобный прибор с собой. Растянуть руками плотно сжимающий шею толстый резиновый воротник - невозможно. Ещё до того, как жертва потеряет сознание от спёртого воздуха, гули уводят её в своё ближайшее логово. Жертве нет смысла сопротивляться, ведь она всё равно ничего не видит через резину на голове, не может убежать и не понимает, кто и куда её ведёт. А в логове обычно находится их королева - так называемый "резиновый гуль". Этот гуль похож на грубо отлитую из резины человеческую фигуру. Скорее даже на контуры человеческой фигуры. Эдакая раздувшаяся резиновая кукла. Они бывают самых разных цветов и оттенков, вероятно, чтобы стая различала именно "свою" королеву. Этот "резиновый гуль", дождавшись, пока человек потеряет сознание, снимает с её головы мешок гуля и очень широко раскрыв "рот" на голове, хватает им жертву за ноги. Затем он постепенно начинает натягиваться на тело жертвы, словно живой водолазный гидрокостюм. Процесс занимает около часа и часто жертва в это время приходит в сознание. Ужас её легко представить! Монстр из толстой глянцевой резины постепенно, пульсируя и продвигаясь короткими толчками, всё больше поглощает тело бьющейся и кричащей от ужаса жертвы, медленно и неотвратимо натягивая себя на неё и не реагируя ни на сопротивление, ни на окружающее. Когда на свободе остаётся уже только голова, есть единственная возможность спасти жертве жизнь. Вокруг шеи у человека в этот момент образуется мягкое утолщение, готовое поглотить его голову и там собираются все жизненно важные органы "резинового гуля". Если в этот момент всадить туда шприцем особый органический яд, резиновый гуль мгновенно умирает, а человек внутри него остаётся жив. В случае, если помощь не подоспела, гуль затягивает в себя голову жертвы и внутри него начинают происходить необратимые процессы пищеварения и преобразования. В результате которых через двое суток "резиновый гуль" лопается, и из него выходит свеженький безмозглый дикий гуль, присоединяющийся к стае. "Резиновый гуль" после этого снова приобретает прежний вид и ждёт следующую жертву от своих "детишек". Так вот, если "резиновый гуль" убит в нужный момент, он иссыхает на теле жертвы, превращаясь в особую резиноподобную, очень прочную субстанцию, при этом срастаясь с человеческой кожей так, что остаётся на теле человека навсегда. Снять этот "костюм" с живого человека, не убив его, невозможно, но жить в нём можно. Правда, человек теряет возможность заниматься сексом традиционными способами, ибо отверстий в "резиновой коже" не предусмотрено. Ему остаётся лишь оральный секс и ручная стимуляция сквозь резину. Впрочем, некоторые находят себе и иные эротические развлечения, широко доступные в этом мире БДСМ, в чём я уже и убедилась на примере жены Цзюнь Лона.
  "Я пошёл за Марси, я убил по дороге всех простых гулей. Мне пришлось целый час смотреть, как резиновый гуль натягивает себя на кричащую от ужаса Марси, выжидая момент укола. И я успел вовремя сделать укол "резиновому гулю". И вот теперь моя жена жива, хотя и выглядит теперь не совсем обычно." - гордо закончил свой рассказ Цзюнь Лон. "Кожа резинового гуля имеет много достоинств. Я привык к резиновому телу жены, а гули теперь на неё даже не нападают, принимая за чью-то королеву. Да и пробить ножом или прокусить её резиновую кожу теперь практически невозможно, это очень хорошая броня. У нас с Марси бывает тот секс, который остался для нас возможен, но я понимаю, что этого Марси мало и не возражаю, когда она "шалит" с хорошенькими девушками".
   Я сочувственно посмотрела на сидящую вдалеке Марси Лон и вздохнула. Конечно, блестящая гладкая резиновая кожа, это красиво и сексуально, и броня к тому-же, но ходить так всю жизнь? Ну, не знаю, я всё-же предпочитаю менять свои резиновые наряды время от времени. Ещё раз мысленно посочувствовав жене Цзюня, я пошла спать. Реально спать, ибо давно не спала одна, а иногда надо это делать.
  
  Десятая глава.
  
  
  Утром я встала хорошо отдохнувшей. Я уже немного привыкла к резиновому постельному белью и, хотя мне по-прежнему было приятно на нём спать, оно уже не вызывало у меня такого жгучего возбуждения, как поначалу. Новые, более сильные ощущения, испытанные мной, притупили новизну ночёвок среди латекса, хотя и не лишили их приятности. Теперь мне было просто очень уютно и лишь немного возбуждающе ощущать всю ночь вокруг себя скользкую прохладную резину постели, вдыхать аромат резины, слышать её скрип и шорох, когда я ворочаюсь с боку на бок. Когда я вышла из дома, мне встретился Котсворд. Тут же поступило сообщение о том, что теперь Котсворд может стать моим спутником. Ну, что-же, робот он конечно не боевой, но всякую мелочь вроде тараканов и мух отгоняет неплохо. Я пригласила Котсворда следовать со мной. Вооружившись мушкетом, я двинулась к отметке на своём радаре. Надо сказать, ставка на Котсворда оказалась правильной. От мелких неприятностей, типа мух, комаров и тараканов он меня защищал прекрасно. Мухи, называвшиеся здесь дутнями, были особенно неприятны. Если на них внезапно наскочить, оказавшись в их зоне поражения, дело могло кончиться очень печально. Ведь дутни, оказавшись близко к жертве, атаковали её лицо, метко выплёвывали из задницы комочки тончайшего прозрачного латекса. Латекс при попадании в лицо сразу плотно обтягивал всю голову жертвы тончайшей резиновой плёнкой, затуманивая зрение и не давая дышать. Жертва получала точное подобие надетого на голову и шею тонкого большого презерватива. Да, он легко срывался руками, ведь толщина была такой же, как и у обычных, продающихся в аптеке презервативов, но ведь для этого надо убрать оружие, двумя руками растянуть тонкую резину на шее и уже потом сорвать её с головы и лица. А за это время муха могла и ещё раз прицельно плюнуть новый "презерватив", и даже не один. Если мух было несколько, а так обычно и бывает, жертве становилось совсем кисло. Каждый новый "презерватив", попав на предыдущий, делал всё более сложным освобождение от резины на голове. Эта гадость мгновенно между собой склеивалась, отчего резиновый мешок на голове стремительно утолщался с каждым плевком. Пару десятков склеившихся на голове "презервативов" создавали уже подобие "мешка гулей" и его было так-же не в человеческих силах растянуть и снять. Но, сидел этот резиновый мешок на голове жертвы куда плотнее и в нём воздуха не было вовсе ни капли. Поэтому нехватка воздуха стремительно затуманивала сознание. Человек был обречён на смерть от удушья уже через одну-две минуты. Когда он падал, задыхаясь, на землю, дутни начинали откладывать в него, ещё живого, своих личинок, используя для этого естественные нижние отверстия. Говорили, что это вызывает перед смертью некие эротические и приятные ощущения вплоть до оргазма, но отчего-то мне не хотелось бы проверять это на себе. Мухи и секс? Ф-фу, какая гадость! К счастью, Котсворд хорошо защищал меня пока от такого опыта. Зато всё, что покрупнее, я отстреливала издали из мушкета. Так что вскоре мы успешно добрались до фермы Тенпайн-Блафф. Там какая-то нервная тётка с дробовиком стала выспрашивать, чего мне вообще надо и не шла бы я отсюда на фиг. Пришлось объяснять, что она вроде как сама просила помощи. Ну, так я и есть та самая помощь! Посомневавшись насчёт минитменов, тётка всё-же выдала мне квест насчёт рейдеров с "Корвеги". Да уж, это не Музей свободы! Насколько помню, там куча народу бегает, несколько турелей стоит и вообще замочить могут в любую секунду ещё на подходе с разных лесенок и площадок на крыше. И даже не поймёшь - откуда. При выходе за огородом наткнулась на нескольких тараканов и прихлопнула их с помощью робота. И тут вдруг Котсворд запросился домой, уж не знаю - с чего. Пришлось отпускать. Перспектива разборок с рейдерами "Корвеги" стала совсем кислой. Тут я обнаружили вдруг, что у меня есть функция "Быстрого путешествия". Куда я раньше смотрела? То-есть, можно по карте прыгать в места, в которых уже побывала. Типа телепортации. Тут же сиганула домой, в Сенктчуари. Решила передохнуть, всё обдумать, да и оружие немного подшаманить, если выйдет. Путешествие оказалось прикольным - жмакнула по карте, в глазах потемнело и в следующий момент я уже стою дома, возле мастерской. Ну что, это уже выход, теперь, если в ловушку попаду, можно будет хоть свалить по-быстрому в безопасное место. Хотя, безопасность здесь тоже относительная. Ночью проснулась от металлического позвякивания и прикосновения холодного металла наручников к запястьям. В общем, снова здрассьте, уважаемая Марси Лон! Впрочем, на меня сразу, вполне ожидаемо накатило сексуальное возбуждение от происходящего. Когда затянутая в неприступный холодный латекс красивая женщина сковывает тебе, ещё не не очнувшейся спросонья, в твоей же собственной постели руки наручниками, и делает это явно со вполне определёнными целями, трудно остаться равнодушной. Ну, по крайней мере, с моей точки зрения. Я и не осталась, ясен пень! Это ведь так напоминало мои самые сладкие грёзы. Так что следующие пол-ночи мы снова оглашали окрестности сладкими стонами, скрипом резины и звоном наручников. Заснули мы далеко за полночь. Такая вот "безопасность ночёвки дома" оказалась. Хотя, я была конечно же совершенно не против таких ночных сюрпризов и в дальнейшем. Пробудиться ночью среди латекса от того, что мои руки запирает прекрасная женщина в стальные наручники с целью заняться со мной сексом? Да это просто праздник какой-то!(с) Мало что может быть для меня в жизни приятнее. Мы ещё и утром разок отожгли с Марси, прежде чем она сняла с моих запястий стальные "браслеты" и величественно покачивая затянутыми в скрипучую резину бёдрами, удалилась прочь. В мастерской мне удалось чуть повысить мощность своего мушкета. Ну и свой комбинезон убежища 111 мне удалось слегка забронировать, так что снова надела его, как оптимальную на данный момент броню. Ещё и каска нашлась, я её как-то, не задумываясь, в "Красной ракете" прихватила. Хоть и строительная, но тоже бронька какая-никакая. Ну и двинулась в направлении цехов "Корвеги" - квест сам не выполнится!
  Где-то сразу за Конкордом я обнаружила семью поселенцев из мужчины, женщины и ребёнка, державших на мушке непонятного лысого мужичка. Оказалось, они опознали как-то, что он синт, то есть - робот из института. Ну, не знаю, на вид мужик, как мужик. Мне удалось убедить переселенца не убивать этого робота, так-как тот сам сказал, что из института он сбежал и не собирается на него больше работать. И никого убивать не планирует. Куда-то там ему хотелось добраться и на этом - всё. В общем, поселенцы отпустили синта и тот поспешил "свалить в туман". Звякнули полученные очки и новый уровень. Я тут-же взяла себе перк точной стрельбы навскидку. Поселенцы же в дальнейшем оказались не слишком любезны в разговоре со мной, точнее, вообще не захотели разговаривать, и я, оставив их, продолжила своё путешествие в сторону "Корвеги".
  Пару раз встретила одичалых дворняг. На радаре они горели однозначными красными метками, обозначающими врага. Пришлось их издали отстреливать. Впрочем, барбосы оказались не идиотами и быстро определяли, откуда по ним стреляют. Так что последнюю псину я оба раза убила практически в упор. Разок встретила пару дутней, но их удалось подстрелить с расстояния, не позволявшего им "плюнуть мне в морду". Уже маячили вдали корпуса "Корвеги", когда меня заинтересовала какая-то подозрительная труба, густо заросшая растениями. Как и ожидалось, за растительной стеной в трубе обнаружилась дверь. Решила проверить, что за подземелье тут скрыто. Пришлось сперва взломать комп при входе и отключить световую ловушку. Подземелье оказалось богато на покойников, явно принадлежащих к "Подземке". Об этом говорили и всюду нарисованные значки и одежда, и имевшиеся наклейки у покойных. Они явно прорывались зачем-то через мощную систему защиты из многочисленных турелей, не жалея людей. Можно было сказать - трупами завалили. Пришлось красться, заодно собирая небогатый лут с густо лежащих покойников и с разбитых турелей. Скрытность меня несколько раз спасла. Сначала попался рад-таракан, а вот следом, один за другим, встретилась два небольших рад-скорпиона. К счастью, первым же выстрелом я вынесла первому большую часть здоровья и вторым добила. Аналогично вышло и со вторым. Я удвоила осторожность и вскоре заметила в закутке монитор. Взломав его, обнаружила, что впереди меня ждут ещё две вполне действующих турели, которые мне к счастью удалось отключить. Удвоив осторожность, продолжила путь. И вскоре напоролась ещё и на нескольких синтов. К счастью, они оказались изрядно слепо-глухими и к тому-же у кого-то громко интересовались, действительно-ли они что-то слышали, или им это показалось? При таких условиях я смогла их по-очереди всех уничтожить внезапной скрытной атакой, при которой урон умножался в четыре раза. Трофеями стали пистолеты института, батареи и какие-то детальки от синтов. Не знаю уж, зачем они, но прибрала и эти детали себе. К сожалению, в результате всех этих приключений я дошла до сейфовой двери, которая открывалась только с находившегося рядом компа. Засада оказалась в том, что к самому компу не было доступа. Совсем не было. Видимо, нужно было изначально получить где-то соответствующий квест, а иначе - фигвам! Собрала небогатые трофеи из столов и шкафчиков и, опечаленная, выбралась через ближайший выход на поверхность. А тут, к моей радости, внезапно оказалось, что я уже нахожусь в Лексингтоне, и совсем рядом с заводом "Корвега". Выбравшись из подвалов в какое-то кафе, я к тому-же обнаружила совсем рядом ещё одну заправку "Красная ракета". И что порадовало, она имела мастерскую и вполне успешно стала моим третьим форпостом в этом мире. Я сноровисто очистила её от хлама и построила лестницу на крышу. Ну, а уже там, на крыше, поставила турели, прикрыв территорию, двухъярусные кровати, электрогенератор с радиомаяком и прочие приблуды - на что хватило материалов. Внизу вокруг заправки поставила колонки с водой и посадила кукурузу. Поселенцы правда пока не появились, несмотря на включённый радиомаяк, ну так это дело наживное - придут позже или сама освобожу кого-нибудь из плена и пришлю сюда жить. Поскольку уже вечерело, да ещё и погода испортилась, заночевала прямо на крыше заправки, благо на нижних ярусах кроватей можно спать даже в дождь. Ночью турели несколько раз активизировались и стреляли куда-то. Утром я обнаружила рядом с охранным периметром нескольких убитых диких гулей. Собрала с них всякий хлам и затем загрузила всё лишнее в мастерскую заправки, освобождая инвентарь. Всё-же вес трофеев, как и в игре, после определённого объёма начинал влиять на скорость передвижения. А мне ещё воевать и, соответственно, новыми трофеями запасаться (я надеюсь). На всякий случай сходила по следам лежавших цепочкой убитых турелями гулей. И не прогадала! В автобусе, откуда они явно пришли, оказалось их логово. А там оказался кирпично-красный резиновый гуль, один и без защиты своих "детишек". Конечно, резиновый гуль - очень живучий и опасный враг, но я знала небольшой секрет. Достаточно отстрелить ему первыми выстрелами ноги и он становится беспомощной неподвижной мишенью, которую можно не спеша добивать с расстояния, не опасаясь получить урон. Я так и действовала - пара выстрелов по ногам и десятка два выстрелов пришлось потратить на добивание. Зато трофеи с резинового гуля мне очень понравились. Там оказался комплект из отличной резиновой брони, но совсем не такой, какая образуется в случаях, подобных случаю с Люси. В набор входил длинный топ, трусы с высокой талией, и зачем-то с молнией в промежности, перчатки до плеча, сапоги-чулки до паха и маска, оставляющая открытым только лицо, и с отверстием для "конского хвоста" на макушке. Всё это оказалось в плане защиты на порядок лучше моего комбинезона убежища 111. Естественно, я тут-же переоделась в плотную гладкую резину нового наряда. Кирпично-красная, даже ближе к коричневому цвету, глянцевая резина очень сексуально и красиво смотрелась на моей тёмной коже. Впрочем, не так уж и много этой кожи осталось неприкрыто. Я почувствовала себя в этой резине ещё более защищённой, при том, что эффект "второй кожи" сохранял ощущение обнажённого тела. Приятно мне стало, в общем, да понравился получившийся внешний вид. И тут-же пришла информация - "Вы надели трофейную броню резинового гуля. Вы можете сделать эту броню своим постоянным нижним неснимаемым бельём, которое сможете снять только сами, по собственному желанию и в любой момент. Никто посторонний не сможет снять с вас эту броню, пока вы живы. Вы можете надевать поверх этой брони дополнительные, совместимые с этой бронёй обычные и защитные предметы резиновой одежды. Предупреждение - несмотря на невозможность противникам в случае вашего плена снять с вас броню гуля против вашего желания, она не сможет защитить вас от пыток и изнасилования. Предупреждение - трофейная броня гуля постоянно поднимает ваш минимальный порог сексуального возбуждения на 10% и находясь в ней, вы будете ощущать постоянное сексуальное возбуждение. Сделать трофейную броню гуля вашей постоянной неснимаемой бронёй? Да/нет?"
  - Какого чёрта, подумала я? Я в этом резиновом БДСМном мире и так постоянно возбуждена! Чуть больше, чуть меньше, какая уже теперь разница? Раз мне это всё по-умолчанию нравится и доставляет наслаждение, буду получать наслаждение от своих одеяний ещё чуть больше! Всё равно буквально всё в этом мире заканчивается сексом, либо мастурбацией! И я жмакнула - да. После чего сразу поняла, что 10%, это немало. Сразу захотелось погладить своё затянутое гладкой резиной тело. Понимая, к чему всё идёт, я поспешила на крышу автозаправки, в кроватку. И уже там продолжила себя ласкать. Тут уж стало ясно и для чего и молния в промежности трусов, а ещё у меня в инвентаре как раз завалялся ещё один хороший такой резиновый член, которым я и довела себя до превосходного полноценного оргазма. Теперь-то я прочувствовала разницу 10% в своём возбуждении. И это оказалось реально - много! Ну что-же, вздохнула я, застёгивая молнию в промежности, придётся с этим жить теперь, тем более, что в этом мире, похоже, и без моего желания найдётся кому снять моё возбуждение и, достаточно часто. Ну, или придётся периодически самой удовлетворяться, как сейчас. Как повезёт, в общем.
  В конце-концов, теперь уже больше ничто не задерживало меня и я двинулась к цехам "Корвеги" - выполнять квест.
  
  
  Одиннадцатая глава.
  
  
  Подкравшись к заводским корпусам, я в первую очередь обстреляла стоящую под лестницей пулемётную турель. Однако до неё далековато оказалось, процент попаданий высветился мизерный и я, прежде чем её уничтожила, успела получить от неё ответку, которая даже несмотря на мою новую резиновую броню вынесла мне порядка 50% здоровья. Пришлось срочно делать укол стимулятора, восстанавливающий здоровье до 100%. Затем я умудрилась подстрелить бежавшего ко мне рейдера и ещё одного сбить с крыши. После этого красных отметок на радаре стало так много, что я предпочла спрятаться, перебежав вплотную к стене здания. Рейдеры потеряли меня из вида и понемногу разбрелись по своим делам. А я тем временем прожектор со стены сбила - нафига мне под ним "светиться"? Попадёшь в его лучи и сразу снова враги сбегутся. Сохранившись, я двинулась дальше вдоль стеночки. Собрала неплохие трофеи с убитых рейдеров и разбитой турели. К тому-же нашла у одного из рейдеров ключ от склада "Корвеги". Заглянув попутно в нишу возле входных дверей, обнаружила с облегчением, что рейдеров там больше нет - ни внизу, ни на лесенке ко второму этажу. Зато заметила на крыше на верхних конструкциях ещё одного противника и в ходе возникшей перестрелки смогла и его одолеть. Затем пришлось снова прятаться под стену, ибо враги снова "набежали" на лесенки и на меня сверху густо посыпались пули. И всё бы кончилось хорошо, но какая-то придурошная рейдерша догадалась выйти из цеха через дверь на улицу и внезапно меня атаковав со спины, успешно снесла моё здоровье до 25% с соответствующим результатом - я тут-же автоматически сдалась в плен, о чём и сообщила мне соответствующая надпись, возникшая перед глазами. Незамедлительно откуда-то появились ещё две рослые красивые блондиночки-близняшки, в одинаковых чёрных, узких и длинных резиновых платьях "а ля госпожа", в длинных перчатках и обе с причёской "конский хвост". Они принесли с собой некое изделие из очень толстой, громыхающей при любом движении и холоднющей, словно она только что из холодильника, резины, звенящей многочисленными никелированными пряжками толстых и широких резиновых ремней. И тут-же стали меня в эту резину упаковывать, прямо поверх имеющегося на мне резинового наряда. Впрочем, система спросила, хочу ли я разрешить снять с меня "трофейную броню гуля" и я отказала. Похоже, на этот раз меня решили запаковать в обычную короткую смирительную рубашку, только сделанную из специальной, плохо растягивающейся и очень толстой чёрной резины, оглушительно скрипящей и шуршащей при каждом движении. Не сказать, что процесс облачения в этот шедевр "сумрачного рейдерского гения" стал мне так уж неприятен. Вовсе даже наоборот, я неким образом этим процессом даже наслаждалась, испытывая страх и беспомощность, порождающие во мне странное удовольствие и сексуальное возбуждение от происходящего. И то, что всё происходило неспешно и неотвратимо, лишь увеличивало моё наслаждение от постепенного лишения меня свободы. Сперва девицы с шуршанием просунули мои руки в узкие и длинные глухие резиновые рукава с пряжками на концах, затем уже застегнули рубашку и на молнию за спиной. Холодная толстая резина тяжело легла мне на плечи, обжигая руки и тело холодом даже сквозь мою "вторую резиновую кожу". Похоже, что эту рубашку специально, именно для такого эффекта хранили перед использованием где-то в морозильной камере. Когда позади застегнули молнию, у меня на мгновение от холодных резиновых объятий перехватило дыхание, тело покрылось мурашками и хотя толстая резина пока лишь слегка стянула мою грудь и талию, отчего-то именно эти ледяные объятия очень сильно меня в конечном счёте возбудили. Затем, звеня пряжками, девицы скрипучими резиновыми ремнями за моей спиной затянули рубашку совсем туго вокруг моего тела, резко и внезапно сжав упругой ледяной резиной сперва талию с невольно втянувшимся животиком, а затем и грудь с набухшими и совсем уже окаменевшими, от крепко сжавшей их гладкой ледяной резины, сосками. После этого, не спеша, но очень плотно застегнули широкий и тоже очень холодный резиновый ошейник вокруг моей стройной шеи. Я задрожала и тяжело задышала, что вызвало веселье у моих пленительниц. "Ничего, сейчас тебе будет совсем хорошо! И тепло станет!" - пообещала одна из них. И пропустив пару широких резиновых ремней, свисавших с нижнего края рубашки, у меня между ног, а попутно - заботливо расстегнув молнию на моих трусиках, "госпожа" туго со скрипом и скрежетом стальных пряжек застегнула эти ремни где-то позади, в районе попы, сделав невозможным снятие рубашки через голову. Впрочем и без этой страховки мне вряд-ли удалось бы сдвинуть хоть на миллиметр туго сжавшую моё тело толстую и тугую резину смирительной рубашки. Тем временем девицы взялись за мои свисающие до колена рукава и завернув их мне за спину, вынудили меня обнять себя за талию так крепко, что кончики пальцев соприкоснулись сквозь толстую резину рукавов за моей спиной. Затем они обернули находящиеся на концах рукавов ремни вокруг моей талии как можно туже. Пряжку они затягивали тоже вдвоём, да с такой силой, что мне даже дышать стало после этого тяжело. Руками я теперь пошевелить не смогла бы и при всём желании. Могла только поскрипывать резиной при попытке пошевелить туго стянутыми на талии рукавами, да слегка извиваться в тесной резине, сжавшей моё тело ледяными объятиями. Только обтянутые коричневатой резиной чулков ноги у меня пока ещё оставались свободны. И хотя я до этого уже тяжело дышала от возбуждения, всё это, вкупе с обдуваемой ветерком моей совсем беззащитной киской возбудило меня ещё сильнее, хотя и казалось, что уже некуда. Я уже и сама жаждала продолжения, вся намокнув внизу. И оно, это продолжение, таки последовало. Пока парочка белокурых домин упаковывали меня в тугую скрипучую резину смирительной рубашки, первая рейдерша, миниатюрная брюнеточка в красном резиновом мини-платье, в таких же чулках и перчатках до плеч, сбегала куда-то в цеха. Оттуда она принесла и установила на площадку у дверей некую конструкцию, напоминающую велотренажёр. Впрочем, присмотревшись, я поняла, что не очень эта штука на велотренажёр и похожа. Вместо седла на ней торчал полированный металлический стержень с закруглённым концом, размерами и видом не оставлявший сомнений в своём предназначении а по бокам находились какие-то обручи - явно для запирания на пленнице. Внутри меня что-то испуганно ёкнуло - такую штуку я пока ещё не встречала. Тут домины ловко всунули мне в рот резиновый шар-кляп и мгновенно туго затянув ремень на затылке, лишили возможности говорить. Затем, не давая опомниться, мне вставили в попку тугую анальную резиновую пробку, отчего я только охнула - уж не знаю, от боли или от удовольствия? После этого они подхватили меня с двух сторон, подняли вверх и поднеся к "тренажёру", ловко насадили моей истекающей соком киской на холодный стальной стержень. К моему счастью, под стержнем на агрегате всё-же оказалась небольшая велосипедная седушка для моей попки, не дающая проткнуть меня этим стальным "фаллосом" насквозь. Но, по ощущениям, он меня всё-же пронзил до самого желудка, заполнив собой всё свободное пространство внутри меня. Затем мои ноги над коленями и за щиколотки приковали стальными обручами к раме агрегата в таком положении, что теперь я не могла приподнять свою попку вверх ни на один миллиметр. За спиной подняли и закрепили стальную штангу и с помощью находящегося на её верхнем конце стального ошейника окончательно зафиксировали меня неподвижно на агрегате. Дополнительно моё тело притянули парой широких резиновых ремней за плечи и талию к этой же штанге, совсем лишив меня подвижности. Я теперь могла лишь, скрипя туго стягивающей моё беспомощное тело толстой резиной, слегка извиваться и это уже совсем переполнило чашу моего возбуждения. Я теперь уже вся дрожала, и сама не понимала, от прикосновения-ли к телу по прежнему холодной резины, туго сжимающей меня сверху, ледяного-ли металла внутри меня, или от дикого неистового возбуждения. Наверное, это происходило от всего вместе. И вот тут как раз завибрировал стержень, на котором я была вынуждена сидеть. Он явно был синхронизирован с находящейся в анусе пробкой, которая не только завибрировала, но ещё и как-то особенно возбуждающе и приятно стала пульсировать. Как я могла на всё это отреагировать? Я мгновенно испытала сильнейший оргазм, но за него была сразу и наказана. Этот проклятый агрегат оказался ещё и электрошокером по совместительству! И он контролировал мои оргазмы, сразу наказывая за них. Меня скрутила сильнейшая электрическая судорога, и я бессильно забилась в своём скрипящем резиновом облачении, подвывая и беспомощно хныча сквозь кляп. Когда силы уже были на исходе, меня перестало бить током. И тут-же снова возникли дарящие наслаждение вибрации. Я на этот раз изо всех сил себя старалась сдержать, но увы - проклятые 10% от обтягивающей моё тело резиновой брони слагались с сильнейшим образом возбуждающими меня ледяными объятьями сжимающей тело резиновой смирительной рубашки, плюс невозможность в ней пошевелиться тоже действовала весьма возбуждающе. А тут ещё и оковы на затянутых в резину чулков ногах и ошейник на шее, тоже добавляли свою лепту в общую картину. Да теперь ещё и страх наказания, который внёс дополнительную остроту в мои ощущения. Так что сопротивляться стимуляции вибратором и пробкой долго оказалось просто нереально и вскоре я снова забилась в оргазме. А затем, естественно, снова выла и рыдала, извиваясь в электрических судорогах в своей скрипящей вокруг тела ледяной резине. И так повторялось раз за разом. Наблюдавшие с наслаждением за моими мучениями девицы вскоре и сами весьма возбудились от зрелища моих мучений и сперва стали мастурбировать, а затем и вовсе притащили резиновый чёрный матрас, и разложив на нём деваху в красном латексе, вовсю занялись с ней сексом, используя по очереди все три её отверстия. Впрочем, та и сама от зрелища моих пыток явно была в возбуждении, так что она вполне добровольно участвовала в возникшем между рейдершами "тройничке". Когда они все были удовлетворены, а я и удовлетворена и, запытана проклятым "тренажёром" почти до смерти, сработала ещё одна функция игры. В глазах у меня потемнело и зажглась информационная надпись: "Вы удовлетворили ваших хозяек. Они не испытывают в данный момент к вам интереса и поэтому вы будете телепортированы к ближайшей мастерской." В следующее мгновение я очутилась возле мастерской "Красной ракеты" в Лексингтоне, ближайшей от цехов "Корвеги". К своему облегчению, меня перенесло без "велотренажёра", хотя я оставалась заперта в тугой холодной резине смирительной рубашки, да и пробка в анусе осталась на месте и могла начать свои вибрации в любой момент. К счастью, в данное время я была полностью обессилена и удовлетворена сексуально. Поэтому открыть замки и снять бренчащую застёжками тяжёлую холодную резину с себя я смогла. Затем и пробку вынула, да и от кляпа освободилась наконец. Чтобы восстановиться, пришлось снова заночевать на крыше заправки. Завтра меня ожидала новая попытка, и чем она завершится, было пока совершенно неясно. Понятно, что понемногу, частями, я всё равно перебью рейдеров "Корвеги", только пока неизвестно, сколько мне предстоит заходов для этого, и какие приключения ещё я найду здесь в процессе прохождения этого квеста на свою многострадальную, обтянутую резиной, попку. Что я их найду, я нисколько не сомневалась, игра явно толсто намекала на это. Вот с такими, "воодушевляющими" меня мыслями я и уснула в кровати на крыше автозаправки.
  
  
  
  Двенадцатая глава.
  
  
  На рассвете я снова двинулась на штурм "Корвеги". Сначала забралась на бугор справа от корпусов и из скрытого положения, спрятавшись в кустах, уложила пару обнаруженных мной на лесенках крыши рейдеров. При этом и сама чуть не попалась очередному лизуну на завтрак. Оказалось, что на открытой местности они произрастают в виде некого подобия огромных, хоть и не слишком высоких, подсолнухов, с большим резиновым "презервативом" вместо цветка. Сидят они не на открытом пространстве, где у них нулевой шанс на добычу, а скрываются в кустах или на полянах в зарослях высоких трав. Тёмно-зелёный цвет их неплохо маскирует среди окружающей зелени. Вот такого лизуна я и заметила в самый последний момент, когда он уже начал разворачивать свой "презерватив" в мою сторону для броска. Поскольку лазерный карабин был у меня наготове, я выстрелом упредила бросок хищника, сожгла ему ножку и обзавелась ещё одной "ловушкой лизуна". Выручил взятый накануне перк "выстрел навскидку". Невдалеке, на поляне, в кустиках высокой травы я заметила ещё целый десяток затаившихся лизунов, но решила пока их не трогать. У меня появился план, в который они как раз и входили. Я подошла, не скрываясь, к дверям "Корвеги" и бабахнула пару раз в воздух, притом не из лазерного карабина, а из дробовика. Так получилось громче, да и патронов для дробовика не жалко, их много у меня в отличии от батарей для лазерного карабина. После привлечения к себе таким способом внимания, я со всех ног рванула от дверей в сторону кустов с затаившимися лизунами. Из двери ожидаемо выскочила вчерашняя моя противница в красном латексе, и даже, свыше моих ожиданий, выбежала вчерашняя пара мучивших меня домин. Густо стреляя, вся троица рванулись за мной следом. На бегу я старательно "качала маятник", как это показывали в кино, и небезуспешно. Большинство пуль пролетали мимо и лишь парой попаданий снесло мне всего каких-то 16% здоровья, что было пока не критично. У самых зарослей я демонстративно свернула в сторону, а затем ещё раз, сделав вид, что хочу скрыться из поля видимости противниц за густо растущей травой. Как я и рассчитала, мои преследовательницы, пытаясь меня нагнать, ломанулись через заросли напрямую. Уже ввалившись на эту заросшую травой поляну, они заметили лизунов и перенесли огонь на них. Но, лизунов было просто больше. Нескольких они смогли убить, но далеко не всех. Первой, как и бежала, попалась на завтрак лизуну брюнеточка в красном латексе. Хлюпнул выстреливаемый по навесной траектории тяжёлый "презерватив" и с громким резиновым шорохом раскатал скрипучую резину своего мешка до щиколоток жертвы, немедленно туго их сжав. Рейдерша глухо завизжала от ужаса, оказавшись неожиданно для себя обнажённой внутри внезапно накрывшего её холодного резинового мешка.  [] Она забилась внутри пока ещё довольно свободного внутреннего пространства, пытаясь освободить или хотя бы поднять к голове свои прижатые резиной руки. Эти безуспешные попытки были хорошо видны на гладкой резиновой поверхности снаружи. Руки отчётливо проступали сквозь эластичную резину, слегка её растягивая, когда пленница ими пыталась двигать внутри мешка. Но со стороны было хорошо видно, что мешок уже слишком узок, и руки в нём невозможно поднять наверх. В своё время я это проверила на себе, так что и для рейдерши её трепыхания ничего не изменили. Но, пленница пока этого ещё не осознала и продолжала рваться из резинового заточения. Со стороны она сейчас напоминала муху, бессильно бьющуюся в паутинном коконе у опутавшего её паутиной паука, только кокон здесь был из непроницаемой блестящей резины, сам был частью живого хищника и не было рядом никаких пауков. Пока - вроде не было... "Кстати - подумала я мельком, глядя на бьющееся в резиновом коконе тело - а ведь здесь могут быть не только гигантские Рад-скорпионы! Никто не мешал вырасти и другим паукам до значительной величины. Надо бы внимательней посматривать вокруг на наличие паутины. А то влипнешь в такую паутину, как муха и высосут тебя, как эту самую муху! А что, дутни-то вон какие здоровенные, а это ведь просто мухи. Могут и паучки быть соответствующих им размеров!" Между тем ножка лизуна резко сократившись, стала короткой и толстой. Мешок взметнулся вверх, окончательно запечатывая в себе провалившуюся вглубь него и глухо вопящую от ужаса жертву. Последний раз мелькнули её ножки, судорожно и беспомощно дёргающиеся в раскатывающемся кольце тугой резины и исчезли внутри лизуна. А затем уже на землю, плавно опустившись, лёг продолговатый, со всё ещё беспомощно бьющейся внутри жертвой, шуршащий и поскрипывающий от её движений резиновый, глухо закрытый мешок на короткой, уходящей в землю толстой резиновой ноге. Резина свёртка пульсировала, на глазах всё туже сжимаясь вокруг находящейся внутри жертвы, оставляя той всё меньше возможностей двигаться внутри её резинового узилища, а затем и просто лишая её возможности шевелиться там. Узкий верхний конец мешка туго сжался вокруг головы жертвы. Сквозь гладкую резину проступил рельеф лица с судорожно открытым в последней попытке сделать вдох ртом. Всё более отчётливо стала проступать под глянцевой резиновой поверхностью и фигура пойманной рейдерши, имеющей теперь возможность лишь эротично извиваться в тугой резине, содрогаясь от оргазмов, которые начали её настигать один за другим. Скоро, судя по звукам, доносящимся изнутри поскрипывающего при каждом движении тела мешка и судорожным движениям обтянутого его зелёной блестящей резиной тела, пойманная жертва получила свои последние и самые сладкие в жизни оргазмы. Придушенные блаженные постанывания и скрип резины на всё слабее извивающемся теле постепенно стихали, затем последняя судорога предсмертного оргазма выгнула туго обтянутое резиной тело дугой одновременно с придушенным криком от достигнутого наконец наивысшего наслаждения. А после этого резиновый свёрток обмяк и вместе с уже безвольно расслабившимся внутри телом с шорохом втянулся быстро сократившейся ножкой куда-то под землю. На месте Лизуна осталась лишь неприметная, с осыпавшимися краями, ямка. Ну что-же, по крайней мере, смерть этой рейдерши была для неё, судя по издаваемым звукам, очень приятной! Пока происходило всё описываемое действие, я и мои две оставшиеся преследовательницы застыли, словно парализованные, не в силах оторваться от происходящего, и ощущая от него сильное сексуальное возбуждение. Наши руки дружно начали шарить по нашим затянутым в латекс телам, всё сильнее лаская интимные места. Но я-то была на безопасном расстоянии, а вот оставшаяся парочка рейдерш - совсем напротив, находились на прицельном расстоянии у лизунов. Так-что, когда резиновый мешок с телом исчез с шуршанием под землёй, мы словно очнулись от завораживающего зрелища и рейдерши даже рванулись было бежать прочь, но для них всё уже было поздно. С обеими доминами всё прошло по точно такому-же сценарию, что и с первой рейдершой. Хлюпнули один за другим выброшенные прицельно тяжёлые резиновые "презервативы", настигая бросившихся было бежать девиц. На их белокурые головки с секундным интервалом упали тяжёлые резиновые "бублики" и стремительно скатились вниз по их уже обнажённым телам, сразу сжимаясь нижним утолщённым краем вокруг щиколоток и лишая жертвы возможности бежать. Вот только что с характерным резиновым шуршанием раскаталась вокруг их стройных фигур толстая, скрипучая и тяжёлая резиновая оболочка и, уже через минуту на земле, скрипя и шурша быстро стягивающейся вокруг них всё туже резиной, извивалось в сладких судорогах первых оргазмов ещё два тела, упакованных в становящихся на глазах всё более тугими и плотными резиновые мешки. Я не пыталась их спасти, смерть моих врагов дарила им последнее в их жизни наслаждение и кто я такая, чтобы лишать их этого? Завораживающее зрелище всё сильнее бьющихся в оргазмах, обтянутых глянцево поблескивающей в лучах утреннего солнца резиной, стройных женских тел - снова меня возбудило. Да я и от первого зрелища ещё не отошла. Я снова застыла, мастурбируя и не в силах оторвать от происходящего своих глаз. Лишь когда и тела домин исчезли под землёй, я отправилась обратно к входу на завод. Надо сказать, что последовательное пленение и всё эти смертельные оргазмы моих преследовательниц меня так возбудили, что во время зрелища гибели двух последних рейдерш мне пришлось интенсивно снимать это возникшее у меня сексуальное возбуждение. Без этого я не смогла бы сдвинуться с места, ведь меня уже просто переполняло желание самой присоединиться к жертвам лизунов. Благо, я уже один раз испытала на себе эти ощущения и знала, насколько они прекрасны. За такие запредельные ощущения мне и жизнь было отдать не очень-то и жаль. Тем более, не последнюю в условиях игры. Я ведь перед выходом не забыла сохраниться. Желание испытать эти ощущения вновь были почти непреодолимы. И я имела реальный шанс на повторение этого опыта, так как оставшиеся лизуны меня явно заметили и начали плавное движение в мою сторону, сближаясь для прицельного "выстрела". За каждым передвигающимся лизуном оставалась полоса вспаханной, словно плугом, земли. Очевидно, их подземная часть была довольно массивной и подвижной, позволяя им, хоть и медленно, но перемещаться в нужную сторону. И по следам было заметно, что лизуны теперь медленно, но верно, ползут именно в мою сторону. Хорошо, что я успела разрядиться мощным оргазмом, глядя на последние конвульсии туго затянутых в резину и умирающих от наслаждения рейдерш. У меня хватило теперь сил оторвать взгляд от всё более сокращающих между нами расстояние лизунов и сбежать. Было бы обидно потерять все сегодняшние достижения. Так что через несколько минут я снова стояла у входа на завод. Сохранившись на всякий случай, я вошла в скрытый режим и толкнула дверь.

Глава тринадцатая.

Я шагнула в разгромленную приёмную завода 'Корвега'. На всякий случай сразу сместилась в сторону от двери, спрятавшись за диван. Из туалетов справа тут-же выскочил рейдер-гуль. Ничего сделать он не успел. Я его сняла из лазерного карабина, словно в тире, осталась только кучка пепла. Больше никто не появился. Неужели больше здесь, на главном входе, нет никаких 'сюрпризов'? Я не Станиславский конечно, но - 'Не верю!'. Именно поэтому не спеша внимательно осмотрелась. Посредине комнату перегораживала стойка ресепшена. Ага, а вот и первый 'сюрприз' - в левом от стойки проходе над полом блеснула натянутая проволока. Аккуратно её сняла. Затем сняла и саму самодельную мину со стены - пригодиться. Неужели всё? Так, а что там за кукла обезьяны на шкафчике? Ну да, конечно, это-же сигнализация! Сожгла её выстрелом из лазера. Ещё одну ловушку нашла чуть дальше. Там был в тисках зажат обрез дробовика. Дёрнешь за верёвочку, дверка и... ой, не то, заряд картечи получишь, конечно. Забрала обрез себе. Прокралась в туалеты, но там никого не было. Зато на стене нашла аптечку с лекарствами - нужная вещь! Убитый рейдер разочаровал, он охранял завод с обычной палкой. Впрочем, если его главной задачей было поднять шум, то его вооружение не имело значения. Собрала на стойке рецепшена небогатую добычу. Впрочем, телефон, пишущая машинка и вентилятор, как я помню, содержали довольно редкие и нужные компоненты. С удвоенной осторожностью открыла дверь, ведущую в коридор. И сразу присела за углом, лишь осторожно заглядывая внутрь. Правильно поступила, кстати. В конце коридор перегораживала глухая баррикада из сломанной мебели. На звук открытой мной двери одна за другой в коридор из боковых комнат через секунду выскочили три рейдерши. И все легли под моими выстрелами в упор. Стрельба навскидку здесь крыла всех, как бык овцу! Я осторожно пробралась к телам и собрала лекарства и патроны. Взяла ещё наручники, хотя - куда мне ещё одни? Но, не смогла не взять. Ну, нравятся мне эти тяжёленькие блестящие 'игрушки', не могу мимо пройти! Одежду, кроме очень понравившихся моделей, решила пока не брать. На заводских рейдершах были неяркие, похожие друг на друга наряды. Резиновые джинсы или брюки, резиновые футболки, резиновые куртки. Ну, что поделаешь, если стоит мод 'Вся одежда ТОЛЬКО из резины? Тут даже постельные принадлежности все - только резиновые! И правильно, иначе в простыни и одеяла народ начнёт заворачиваться! Взяла себе только одну тонкую белую резиновую футболку и одни брюки из толстой чёрной резины, остальное оставила. Кстати, повторно собирать трофеи с покойников было здесь невозможно. Стоило выйти из инвентаря убитых и вне зависимости от того, взяла я там всё, часть предметов или вообще ничего не взяла, тело рассыпалось пеплом, а тот таял и исчезал вместе со всеми оставшимися вещами. Необысканные тела тоже исчезали при оставлении локации. Если кто-то не исчезал, значит при нём было что-то важное для меня, какой-то квестовый предмет. Но, это касалось только убитых мной или при мне. Трупы других погибших все спокойно лежали в своих локациях, дожидаясь моего обыска и рассыпаясь лишь после него. Понятное дело, при них тоже, и разные квестовые предметы могли быть, и записки, голодиски, ключи... После моей проверки, если я что-то квестовое пропустила, покойник оставался целым и была возможность обыскать его ещё раз. Вот такие правила в игре! Я проникла в боковую комнату и через небольшой пролом в стене пристрелила в соседней ещё одну противницу. Обыскала трупы, шкафы и столы. Снова набралось немного патронов, лекарств и крышечек. Впрочем, их я собирала с самого начала, это было так естественно, что я это делала совершенно автоматически. Их уже изрядно скопилось, потому что я их пока никуда не тратила. Оружие я давно не брала, у местных были только разного вида самоделки под 38-й калибр и обрезы дробовиков. Зато патроны и прочие боеприпасы попадались самого разного калибра и я их брала все, благо они в инвентаре ничего не весили. Дальше всё так и пошло. Я скрытно открывала очередные двери и затаившись возле входа, била рейдерш по одной, по мере их появления из разных закоулков. Затем кралась к турелям и тоже их уничтожала. Потом следовал сбор барахла, патронов, крышек и переход в следующее помещение. В конце одного идущего вниз коридора услышала далёкие пулемётные очереди и заметила вдали турель, стрелявшую по вылезавшим из какого-то пролома гулям. Я туда дальше не пошла, мне было явно в другую сторону. Турель трогать не стала - пусть мои тылы от гулей прикрывает. Чуть вернувшись, заметила лифт. Поднялась в нём наверх, немного повоевала и нашла главный цех. Там сразу от входа пристрелила часового, а затем, крадучись пробираясь среди стальных конструкций цеха, постепенно перебила и других противниц. Удалось издали прибить и главаря банды, после чего мне сообщили, что задание я выполнила. Тем не менее, я продолжила воевать, уничтожив ещё две турели, пару прожекторов и трёх рейдерш. Затем сохранилась и пошла за трофеями. Возле лестницы в бывшую конторку начальника цеха, где был главный офис рейдеров, увидел установленный на пол косой крест в виде буквы Х, к нему тесными стальными браслетами за руки и ноги была прикована распятая на нём безумно красивая голая девушка. Стройная, с потрясающей фигурой, бритой киской, с короткими, постриженными 'под мальчика' соломенного цвета волосами. Разумеется, обратив ко мне свои прекрасные голубые глаза, она сразу взмолилась о помощи. Широкие стальные браслеты на её руках и ногах оказались с магнитными замками. Как только я отключила на задней стороне креста электричество, они сами раскрылись, освобождая пленницу. Девушку звали Мари и я взяла её в спутницы. Такую спутницу 'из освобождённых' в любой момент можно сделать поселенкой. А у меня тут рядом как раз база на Красной ракете в Лексингтоне пустая стоит. Так что, пусть идёт со мной. Отдала ей 'монашескую' броню и дала дробовик с патронами. Мне ещё обратно прорываться и лишний ствол не помешает. Нет, ну какая мне досталась в напарницы красавица! Даже в монашеской резине, теперь скрывающей её фигуру, она выглядела просто потрясающе. А может и напротив, благодаря ей, ведь я люблю девушек в резине. Я просто влюбилась в Мари с первого взгляда! Наверху в офисе мы неплохо с ней поживились обычным для рейдеров имуществом. Патроны, сигареты, крышечки, офисная техника, лекарства... Всё обычное. Порадовали несколько гранат и обрез 308-го калибра. Потенциально обрез мог стать когда-нибудь у меня снайперкой. Но, не раньше, чем у меня будет наивысший уровень оружейника. Пока это был убойный, но весьма медленный в перезарядке обрез. Подумав, я его выкинула. Пока смогу его переделать, десяток готовых снайперских винтовок найду! Нечего тогда и таскать эту тяжесть! Взяла и кое-что из понравившейся одежды. Резиновой, естественно! А затем, в каком-то проходе, я внезапно попалась в очень мне знакомую ловушку. Не одна я, как оказалось, использую такие. Есть и другие любители. Я шагнула между шкафами, и только подняла вторую ножку, как меня снизу вверх обдало холодной волной шелестящей резины! 'На вас закрыта ловушка из лизуна,' - сообщила мне игра. Я стояла по стойке смирно, вся затянутая в узкий резиновый мешок по самую шейку и не могла даже шагнуть. Вот зачем рейдерам именно здесь нужна ловушка? Резина поскрипывала на моём теле, постепенно сжимая на нём свои холодные объятья. Что сопротивляться бессмысленно, я знала и раньше. Правда, ловушка, в отличии от живого лизуна, меня не душила и не трахала, но объятия сжавшей всю меня гладкой резины и невозможность пошевелить руками и ногами и так были для меня сильным возбуждающим фактором. Да ещё неожиданность потери свободы, когда ничто, как говорится, не предвещало... Такой вот приятный 'нежданчик'. Но, ведь действительно, он для меня скорее приятный. И даже очень! Я тяжело задышала и стала невольно извиваться в окружившей моё тело восхитительно похрустывающей резине, стараясь получить от её контакта с телом ещё больше наслаждения. Для усиления своих приятных ощущений я скинула с себя 'трофейную броню гуля'. Абсолютно голой мне находиться в сжавшей меня холодной резине мешка мне отчего-то было ещё приятнее, возможно потому, что резиновая 'броня' уже нагрелась на теле и слабо ощущалась им. Мари обернулась на внезапные скрип и шуршание, раздавшиеся при развёртывании резиновой ловушки и пленении меня её резиной и, заметила моё бедственное положение. И не только положение, но и моё возбуждение от этого происшествия она тоже не смогла не заметить. Больно уж физиономия у меня стала блаженной в этот момент! Может быть, мне показалось, но на её лице промелькнула радость. Она поспешила ко мне и обхватив моё попавшее в резиновый мешок тело руками, оттащила с пыхтением на ближайший резиновый матрас. Их было много вокруг на полу - рейдерши как раз здесь и ночевали. Я заметила при этом, что Мари как-то уж больно нежно меня при переноске обняла и слишком страстно к себе прижимает. Мне даже показалось, что её руки при этом как-бы нечаянно поглаживают моё тело в похрустывающей резине мешка. Хотя нет, не показалось! Положив резиновый мешок с моей беспомощной тушкой на матрас, Мари стала меня уже открыто обнимать, гладить сквозь поскрипывающую резину моё тело и ласкать мне грудь. Она сама так и оставалась при этом в своём шуршащем при любом её движении резиновом монашеском облачении. Затем она вовсе легла на меня и соединила наши уста в страстном поцелуе. Язычок её проник в мой рот и умело там задвигался. Для меня всё это было мощной добавкой к уже имевшемуся возбуждению от сжавшейся вокруг тела резины, холодной и гладкой, и я сразу содрогнулась от оргазма. Когда всё тело туго стягивает холодящая кожу резина, из которой невозможно освободиться, а тебя при этом ласкает и гладит сквозь неё тоже одетая в массу скрипучей гладкой резины красавица, сдержаться невозможно. Не мне, по крайней мере, с моим запрограммированным неведомыми геймерами резино-фетишизмом. Да и что бы я могла поделать, совершенно беспомощная перед внешним миром внутри своей резиновой тюрьмы? Даже если бы не была резино-фетишисткой и мазохисткой в одном флаконе! (Резиновом флаконе, хе-хе.) А я-то была как раз этой самой резино-фетишисткой и мазохисткой! Мне оставалось только подчиняться желаниям и действиям Мари. Притом я подчинялась им с огромным наслаждением! В общем, мы отлично провели время. Часа полтора оглашали цех стонами и шелестом резины. Зато убедились, что в цеху точно никого нет! А потом Мари как-то легко и просто меня освободила. Потянула вниз за край мешка на моей шее и тот с шелестом сам скатался в 'бублик', оставив меня лежать голой на чёрной резине матраса. Оказывается, это только самой изнутри выбраться из этой ловушки невозможно, а с наружной стороны она открывается легче лёгкого! И чего мы теряли тогда время? Хотя, с другой стороны, я была так возбуждена в этом внезапном резиновом плену, что разрядка мне была просто необходима. Всё равно, тихо себе под нос пообещав Мари припомнить её насилие над беспомощной мной, я вновь надела свою 'трофейную броню резинового гуля' и довольная, как слон, зашагала к выходу из цеха. Мари зашелестела резиной монашеского наряда, следуя за мной. Я открыла дверь выхода и мы зашли в крохотный тамбур. Следующая дверь, уже на улицу, была крест накрест закрыта цепями. Я помнила, что на 'Корвеге' вход рубль, а выход - пять. И за этой дверью меня ожидает целая куча противников. Далеко не факт, что мы с Мари сможем через них прорваться. А попасть в плен к этим затейницам мне было уже заранее жутковато после предыдущего опыта с 'велотренажёром'. Я сохранилась перед выходом, сняла с дверей цепи и, достав гранату и приготовив к бою лазерный карабин, толкнула дверь на улицу.

Глава четырнадцатая.

Надо сказать, что начали мы с Мари удачно. В спуск дороги слева я сразу бросила гранату и похоже - удачно. Двоих рейдеров, которые обычно оттуда выскакивают я не дождалась. Там ещё и старые машины взорвались, так что живых там можно было не искать. Наверняка там гранатой и взрывом машин всех положило. Затем и выскочившую из трейлера противницу я тоже лихо прихлопнула из карабина. А вот дальше всё пошло не так шоколадно. Сверху с лесенок и ещё откуда-то из окна перехода над моей головой посыпалось как-то уж слишком много пуль. И я, не успев даже заметить, откуда в меня пуляют, оказалась на коленях с поднятыми руками. Рядом стояла в той-же позе Мари, уже совсем голая. Мне тоже предложили снять мою броню и я, подумав что она ничем мне сейчас не поможет, её сняла. Возбуждаемость, повышенная на десять процентов, мне сейчас была совсем ни к чему, я и так сейчас дрожала в возбуждении от страха и предвкушения действий наших победительниц. Рейдерши ведь найдут, чем меня 'порадовать'. Поэтому согласилась на снятие брони и тут-же оказалась полностью обнажена. Меня в этот раз рейдерши, видимо, решили оставить 'на закуску'. Мне всего лишь (ага, всего-лишь!) надели, заведя руки за спину, обычные петлевые наручники, плотно защёлкнув тяжёлые холодные браслеты на запястьях. Разумеется, мне хватило уже и одного только этого, чтобы со стоном содрогнуться от оргазма. Моя реакция удивила сковывавшую мои руки наручниками рейдершу, но при этом она ей и понравилась. Девица тут-же достала ещё и звенящие цепью полицейские ножные кандалы. Это были увеличенные в размере браслеты, как на наручниках, соединённые небольшой блестящей цепочкой. Когда рейдерша ловко защёлкнула трещотки замков этих холодных штуковин на моих лодыжках, я кончила снова. Мало того, что меня запрограммировали возбуждаться на внешний вид и надевание наручников! Мало того, что их тяжёлый металл на запястьях продолжал меня стремительно снова возбуждать. Оказалось, что и ножные полицейские 'браслеты' меня возбуждают не меньше! Игра при этом соизволила ещё и зажечь свою зелёную пояснительную табличку перед моими глазами: 'Вы особенно остро реагируете на наручники. Не пугайтесь. Это для вас нормально. Ножные кандалы того типа, что сейчас вам надели, обладают аналогичным воздействием на вас. Это тоже для вас нормально. Вас не меньше будут возбуждать в дальнейшем и иные системы ограничений подобного типа'. Последние слова меня особенно 'обрадовали'. Это что ещё за 'иные системы ограничений подобного типа'? Их что, много ещё? И я вот так-же каждый раз буду кончать, при надевании их на меня? ' Да это просто праздник какой-то!(с)'. Я фыркнула от смеха и рейдерша на меня недоуменно покосилась. Между тем, меня пока-что оставили в покое. Правда, ножную цепь ещё одними наручниками прицепили к наручникам на моих руках. Так что встать с коленей я теперь не могла. Меня оставили скованной по рукам и ногам холодной сталью наручников, постепенно снова 'закипающую' от наличия на мне оков. Очевидно, специально, чтобы запугать и морально сломить, прямо передо мной рейдерши начали пытать Мари. Они прикатили узкую металлическую больничную каталку с традиционным матрасом из оранжевой резиновой клеёнки и накрыли это ложе большой и тяжёлой резиновой простынёй, тоже медицинского, яркого оранжевого цвета. Затем заставили Мари сесть на каталку посредине. Её запястья туго, со скрипом, стянули широким прорезиненным ремнём, после чего вторым таким-же ремнём стянули вместе её локти. Затем Мари опрокинули на спину - на связанные руки. Две затянутые в резину рейдерши раздвинули ей ноги. Одна девица была в обычной резиновой одежде - синих джинсах и красной футболке. Другая была в сверхкороткой ярко-голубой юбочке и туго обтягивающим её большие сиськи топе. Все были в туфлях на высоченной платформе. Третья девка, нагло забравшая у моей напарницы и уже надевшая на себя шуршащее резиной на всю округу монашеское облачение, натянула между тем на Мари плотные резиновые трусы из блестящей и толстой оранжевой резины. При этом она тщательно вставила в её дырочки находящиеся внутри огромные резиновые вибраторы. Ремень трусов был ею туго затянут на талии жертвы и заперт на замок, при этом вибраторы вошли ещё глубже в попку и вагину, судя по исказившемуся от боли лицу Мари. А новоявленная монашка ещё и подкачала эти пробки сжатым воздухом, используя специальную резиновую грушу. Да так, что Мари уже явственно застонала от боли. Затем ноги пленницы свели вместе и тоже туго, до скрипа, стянули двумя широкими ремнями из той-же блестящей резины - на лодыжках и в коленях. После этого все эти три садистки занялись тщательным пеленанием лежащей на каталке Мари в новенькую хрустящую резину, на которой она лежала. Пеленали очень туго, так что резина громко скрипела на закутываемым в неё теле. Двое затягивали тугой материал, третья придерживала, чтобы не ослабло всё ранее затянутое на Мари. Резина была очень широкая и запеленали Мари, туго обернув вокруг тела резину три, если не четыре раза. Я представила, каково ей сейчас, когда на неё давят все эти четыре слоя холодной, туго натянутой резины. Зря я это наверное представила, уж больно приятные, с моей точки зрения, представились мне ощущения. В это время рейдерши как раз окончательно стянули глянцевой оранжевой резиной всё тело своей жертвы до шеи. Поскольку зрелище происходящего меня не только не пугало, но и возбуждало, я, и до этого возбуждаемая своими стальными оковами, с громким стоном кончила. В который уже раз... Рейдерши громко заржали, заметив это. - Нравится? - спросила та, что с большими сиськами, - Вы смотрите, девчата, да ей же реально это нравится! Она даже кончила от впечатлений! Ничего, мы же и её так-же можем упаковать, у нас резины хватает. Ну что, давайте оставим на другой раз то, что приготовили для второй? Упакуем и её по полной программе в резиновые пелёнки, а? Ей же реально хочется на место своей напарницы! По глазам видно! Хочу посмотреть, как она будет кончать, когда её тоже в резину запеленаем. И когда включим вибраторы! Ближайшие рейдерши задумались. Тем временем парочка, пеленавшая Мари, взяла из под каталки сетку из узких, тугих ремней, соединённых сверкающими стальными кольцами на пересечениях. Сеть из ремней они аккуратно натянули на получившийся у них узкий резиновый свёрток со спелёнатым резиной телом, опутав его всё частой сеткой перекрещивающихся ремней. Оказалось, что каждое кольцо на пересечении ремней, это что-то вроде пряжки, позволяющей постепенно затягивать ременную сеть по частям. Начав снизу, девицы неторопливо и тщательно стянули ремешками весь свёрток с телом, сделав его похожим на перевязанную перекрещивающейся сетью шпагата, оранжевую резиновую колбасу. Мари уже еле дышала внутри, почти раздавленная тугой резиновой 'пелёнкой' и этой сетью туго перетянувших её ремешков. Ей было уже очень больно и из прекрасных глаз стекали невольные слёзы. Сисястая рейдерша приподняла Мари за плечи, а 'монашка' плотно накрутила ей на голову подобие мусульманского хиджаба, уже из более тонкой, и тоже оранжевой, резины. При этом замотала ей плотно резиной и рот. Затем включили, судя по вздрогнувшему телу Мари, вибраторы. Несмотря тугое резиновое пеленание, она начала слегка извиваться и пытаться изгибать тело в уже плохо гнущихся туго натянутых слоях скрипящей при каждом её движении резины. Эти попытки движения были сразу пресечены самым радикальным образом. Достав ещё пять толстых оранжевых прорезиненных ремней, рейдерши крепко притянули резиновый свёрток с Мари к каталке, вдавив её в резину матраса так, что уже и непонятно стало, где начинается тело, а где заканчивается матрас. Всё, что было на пленнице, было из лоснящейся оранжевой резины. 'В больнице какой-то всё это набрали, что-ли?' Ремни туго затянули на лодыжках, коленях, талии, груди и шее. Последний, впрочем, с осторожностью, чтобы не задушить. Теперь Мари могла только мычать и совсем слабо поскрипывать резиной, когда пыталась из последних сил пошевелиться, содрогаясь от сменяющих друг друга боли и наслаждения. Особенно от боли. Её прекрасные глаза были наполнены слезами. Рейдерши, с наслаждением наблюдавшие за пыткой, начали мастурбировать. Ну, а что ещё можно было от них ожидать? Садистки же! Некоторые, пристегнув дилдо, под стоны жертвы занялись сексом между собой. Им всем, несомненно, нравилось наблюдать за стянутой резиной Мари, пытаемой безжалостным приспособлением. Конечно, вибраторы били её током за каждый оргазм. Меня, от действия, развернувшегося прямо передо мной, наполнило ощущение сопереживания. Я невольно на месте Мари ощутила себя. Но, такую мазохистку и резино-фетишистку, как я, это только ещё больше возбудило. А ещё и эти холодные наручники на моих руках за спиной и тяжесть стальных браслетов ножных кандалов на лодыжках... Мне пришлось ещё долго наблюдать за бессильно бьющимся совсем рядом в скрипящем резиновом свёртке телом, представляя на себе всю эту сковавшую сейчас её тело резину. Несмотря на всё моё сочувствие к Мари, я получала от происходящего перед моим взором странное наслаждение, вызвавшее у меня ещё несколько сильнейших оргазмов. Перед глазами вдруг появилась игровая информация: 'Вам несомненно нравится наблюдать за пеленанием пленницы в резину и её мучениями в ней. Вас это сексуально возбуждает. Вам нравится наблюдать её пытку в резине. У вас появилась 'Склонность к садизму - 20%'. Но вам и самой уже хочется, чтобы вас тоже запеленали в резину и пытали. У вас появилось ещё одно новое, особое свойство 'Склонность к пеленанию в резине - 25%'. Вы будете теперь получать от этого действия особое, усиленное удовольствие. Внимание! Следите внимательно за уровнем этого свойства, после превышения им 50% и более от вашего общего уровня, вы попадёте в зависимость от этого свойства'. Интересно, подумала я, чем мне грозит попадание в зависимость от этой 'склонности к пеленанию в резине'? В этот момент тело моей напарницы перестало реагировать на вибраторы. Моё внимание переключилось снова на окружающее. Что с Мари? Потеряла сознание, или умерла? Понять этого я не успела, моё внимание отвлекли новые события, касающиеся уже меня самой. Какая-то из рейдерш (я их плохо различала в массе, все стриженные в основном, в резиновых куртках и джинсах), прикатила ещё одну каталку с медицинским тюфяком. И когда на ней тоже развернули большое и тяжёлое полотнище из новенькой хрустящей оранжевой резины, моё сердце ухнуло к пяткам - это точно уже предназначено мне! Предчувствия, как говорится, меня не обманули. С меня сняли ножную цепь и натянули на мою попку холодные резиновые трусы с вибраторами. К моему счастью, я была сейчас возбуждена происходящим со мной. Запах новенькой, холодящей кожу резины трусиков, ещё больше на меня подействовал и я просто истекала соком. Резиновые фаллосы вошли в меня, как по маслу, доставив лишь приятные ощущения. Даже со скрипом стянутые на талии ремнём трусики не доставили неприятностей. Мне было лишь приятно ощущение их плотно сжавшей мои бёдра гладкой резины, и её натяжение в промежности, плотней вдавившее в меня вибраторы. Меня посадили на каталку и началось главное. С моих рук сняли мои любимые наручники и тут-же холодная резина широкого ремня со скрипом сжала вместе мои запястья. В следующий момент я ощутила такой же ремень на локтях. Звякнула позади пряжка, снова заскрипела резина ремня и локти тоже плотно стянуло вместе. Руками теперь было совершенно не пошевельнуть. Куда там до этого результата армбиндеру! Впрочем, вроде где-то были специальные, очень тугие зашнуровывающиеся армбиндеры, но я такие не встречала. Естественно, связывание рук холодной резиной ремней было мне скорей приятно, а не болезненно и я даже постанывала от наслаждения. Ну, понятное дело, я ведь мазохистка! Есть у меня вроде такая склонность в свойствах. Следующие два ремня обожгли холодком резины кожу лодыжек и чуть выше коленей. Мои ноги потеряли подвижность, туго стянутые вместе. И я снова не удержалась от сладкого стона. Моё тело сердито опрокинули на гладкую оранжевую резину и завернув нижний край мне на ступни, 'монашка' первый раз обернула край простыни вокруг моих ног, туго их стягивая скрипучей резиной. Никогда бы я не подумала, что процесс тугого пеленания моего тела в холодную резиновую простыню мне так понравится! Представлять это, глядя на пеленаемую Мари, было тоже приятно, но не выдерживало никакого сравнения с реальными ощущениями. Как приятно оказалось мне всё это самой ощутить! Всем своим телом почувствовать эту сжимающую его всё туже гладкую резину! Почувствовать свою полную беспомощность перед сноровисто пеленающими тебя в резину девушками. В процессе пеленания они иногда вынужденно, а может и специально, прижимались ко мне своими затянутыми в резину грудями, сжимали и трогали тело руками в резиновых перчатках, что тоже возбуждало меня. Острота ощущений была просто немыслимая и росла по мере потери мной подвижности. Это было что-то новое для меня, и несмотря на всё сильнее сдавливающую тело резину, а может и благодаря этому, я в процессе пеленания просто вся 'обкончалась'. И боль с удушьем только добавляли мне наслаждения к моим ощущениям. Я поняла, что от боли я тоже получаю удовольствие. И она меня тоже возбуждает. Мазохистка - и этим всё сказано! Я снова и снова стонала и содрогалась в оргазмах. Находящиеся в киске и попе тугие резиновые пробки этому очень способствовали. Благо они пока не 'кусались' током после моих оргазмов. Наверное, мои сладкие конвульсии и стоны удивляли рейдерш и немного мешали им меня 'паковать'. Но, тем не менее, под ловкими и сильными руками моих пленительниц холодная резина со скрипом, неумолимо слой за слоем всё туже сжимала моё тело и ноги. И хотя становилось совсем трудно дышать, меня это только ещё быстрее возбуждало и чаще доводило до оргазмов. Девицы, видя моё удовольствие от происходящего процесса, недоуменно переговаривались. Судя по их отдельным фразам, другие жертвы обычно в это время уже выли от боли и ужаса, и молили их прекратить дальнейшее пеленание. Я же, напротив, лишь сладостно выгибала тело навстречу их рукам, охотно помогая потуже и поровней запеленать в лоснящуюся оранжевую резину своё тело. Толстые слои туго натянутой холодной резины тем временем быстро уменьшали мою подвижность. Когда ты туго замотан в несколько слоёв довольно толстой резины, твоя гибкость резко уменьшается. Я уже почти не могла согнуться - ни в талии, ни в коленях. Холод на коже - от сдавившей в ней кровеносные сосуды резины, тоже ощущался всё острей. Объятья резиновой 'пелёнки' стали ощущаться мной совсем ледяными. Но, именно от всего этого мои оргазмы стали совсем уж частыми. Ну да, мелькнуло в голове, ведь на мне уже столько резины! А мне-то, чем на моём теле её больше, тем лучше! Скорость возбуждения растёт пропорционально. Да ещё и такое радикальное лишение меня подвижности, оно ведь у меня впервые. И меня это по определению - должно возбуждать. Так ведь и возбуждает! Всерьёз встревожившиеся от моей реакции рейдерши поспешили затянуть меня в сеть ремней и тоже накрутили мне на голову, крепко замотав рот, тяжелую резину хиджаба. Я снова кончила несколько раз - в процессе затягивания скрипящей резины ремнями и в процессе заматывания моей головы и шеи гладкой резиной мусульманского головного убора. Это добавление резины на меня ожидаемо принесло мне дополнительное сексуальное наслаждение, хотя я смогла в конце уже только мычать через запечатавшую рот резину. Наконец меня вдавили ремнями в матрас и включили вибраторы. Я сразу снова кончила и получила шоковый удар током, который, несмотря на нестерпимую боль, был мне даже чем-то приятен. Боюсь, что много удовольствия я своим палачам не смогла доставить. Пока меня пеленали и связывали, я столько раз испытала оргазмы, что изрядно притомила свой организм. Поэтому, когда вибрации во мне стали чередоваться с разрядами электричества, я очень быстро потеряла сознание. Силы мои закончились уже через пять минут пытки током. Тем не менее, я как-то удовлетворила желания наших мучительниц. Мы удовлетворили... Потому что открыла глаза я, уже лёжа на земле возле мастерской Красной ракеты в Лексингтоне. Рядом с пыхтением пыталась ворочаться Мари, в таком же, как и на мне, скрипящем глянцевой резиной, оранжевом свёртке. Я порадовалась, что она осталась жива. Нас перенесло без каталок и, хвала создателям игры, без ременной сетки, которую мы бы не сняли никаким способом с резиновых свёртков со своими телами. Даже представить жутко, что бы было при её наличии поверх наших затянутых в резину тел. Наверное, это сработало то, что на этой Красной ракете всё ещё не было поселенцев, способных освободить нас. Нам давали игровую возможность самим освободиться. Но, даже просто размотаться из туго спеленавшей нас резины оказалось задачей нетривиальной. Особенно для меня! Уж не знаю, как там и куда рейдерши подсунули края наших резиновых 'пелёнок', но изнутри разматываться резина категорически не хотела! А у меня ещё и все мои, вызываемые данным вариантом лишения свободы приятные ощущения - никуда не исчезли. Получалось, что у меня снова безвыходное положение. Ведь пока не было сил, их не было и на попытки освободиться. А когда силы накапливались и я начинала попытки ворочаться со скрипом в своей тугой резине, меня тут-же настигал очередной оргазм... И силы снова иссякали! И это ещё хорошо, что вибраторы были выключены. Но, мне и самого наличия резиновых пробок во мне хватало, чтобы получать от них наслаждение. Вместе с ощущением полной невозможности освободиться из огромного количества намотанной на мне резины это была убойная смесь! По счастью, у Мари не было проблемы, подобной моей. Она тоже возбуждённо дышала и, пытаясь размотать резину на своём теле, тоже порой со стоном закатывала глазки. И похоже, что тоже от наслаждения. Но, она успела отдохнуть, пока рейдерши занимались мной. Да и оргазмов у неё во время борьбы с резиной меньше, чем у меня наблюдалось. Это ведь только я здесь такая резиновая маньячка! Остальной народ резину хоть и любит, но не так остро, без фанатизма. Так что в какой-то момент дело у Мари пошло на лад. Натяжение резины на её теле от её упорных попыток постепенно слабело, она, хоть и испытав несколько оргазмов, вскоре смогла слегка шевелиться. Потом она стала извиваться внутри резинового свёртка всё сильнее, затем смогла и изгибаться. Резина жутко скрипела, но понемногу подавалась и хоть и не так скоро, как бы хотелось, Мари подскакала ко мне, стянутая уже только четырьмя оранжевыми прорезиненными ремнями. Она сняла с меня своими связанными руками хиджаб и затем эти ремни я ей каким-то игровым чудом, но смогла расстегнуть зубами. Ремни на ногах и резиновые трусы с вибраторами она после освобождения её рук сняла сама. Размотала резиновый свой хиджаб с головы. Всю резину забрала в свой инвентарь. А вот после этого Мари, вместо освобождения меня, утащила моё, по-прежнему туго спелёнутое резиной тело в кровать. Как она смогла затащить меня по лестнице на крышу, просто не понимаю! В кровати она меня потискала и поласкала, целуя взасос, хотя я и слабо ощущала сквозь тугие слои резины её руки. Тем не менее, моё возбуждение снова стало быстро расти. Впрочем, что ещё могло происходить, если меня, беспомощную и туго запелёнутую в резиновую простыню, обнимает и целует очень красивая обнажённая девушка? Да ещё, крепко меня обняв, страстно ко мне прижимается и с видимым наслаждением трётся телом о стягивающую меня, поскрипывающую гладкую резину! Как кому, а мне для неоднократных оргазмов этого было более, чем достаточно. Но, сил у меня было по-прежнему мало и я скоро потеряла последние. А потом наступила ночь и мы уснули в общей постели. Мари свободная и обнажённая, а я почти лишённая возможности пошевелиться, плотно закрученная в несколько слоёв восхитительно гладкой резины, да ещё и связанная внутри неё по рукам и ногам. И с резиновыми пробками в попке и киске. Конечно, мне при таком обилии резины на теле было очень приятно лежать в кровати. Но вот уснуть во всём этом было совсем нелегко. Но, с этим я справилась, в конце концов. Только вот возбуждение, быстро растущее помимо моей воли из-за всей этой массы обездвижившей моё тело резины на мне, периодически доводило меня, сонную и возбуждённую одновременно - до неоднократных ночных оргазмов, будивших меня. Проснулась я утром невыспавшейся, злой, да ещё и снова жутко возбуждённой. Но, рядом была Мари, утренним поцелуем сразу улучшившая моё самочувствие и настроение. У нас снова начались объятия. Ну, как объятия? Обнимала только Мари меня, а я только получала от этих объятий наслаждение в своём по-прежнему надёжном плену в сковавшей тело резине. Лишь страстные поцелуи мы дарили друг другу взаимно. И снова я быстро достигла оргазма. А потом и ещё одного. Но, всё-же, нам надо было продолжать выполнение квеста, о чём я и напомнила подруге. Мари с видимым трудом прекратила наши игры и с трудом оторвавшись от процесса обнимания и ласкания моего упакованного в резину тела, наконец неохотно меня распеленала. Похоже, её сексуальность была заточена именно под любовные игры с беспомощной партнёршей. И беспомощное женское тело, запакованное в резину, ей определённо нравилось особенно сильно. Куда больше, чем обнажённое. Ведь первый случай, когда она меня не выпускала из ловушки лизуна, можно было бы счесть и случайностью, но вот сейчас я снова была вся туго замотана в резину и вновь она играла со мной в эти любовные игры - без малейшего желания меня освобождать из неё. - Надо бы мне быть с этой подругой осторожней, - подумала я. А то ведь так можно и ещё дольше зависнуть у неё в таком вот виде - беспомощной и упакованной в резину. А может и навсегда попасть к ней в резиновое рабство? Хотя, честно говоря, где-то в душе я была уже почему-то вроде как и не против... Тем временем ещё более неохотно Мари расстегнула ремни мне на руках и ногах. Резиновые трусики я сняла уже сама. Все эти резиновые простыни, ремни и прочее резиновое 'богатство', снятое с меня, Мари тоже прибрала к себе в инвентарь, что намекало на правильность моих выводов о перспективах наших с ней отношений. Кстати, и ловушку лизуна она ранее прибрала себе... Пожалуй, ночевать в одной локации с Мари скоро станет опасней, чем сдаться в плен рейдершам! Я сделала себе в памяти отметочку насчёт этой явной склонности к её способу получать удовольствие. Мы в этом увлечении идеально дополняли друг друга. Она явно любила упаковывать в резину и ласкать затем в ней свою любовницу, а мне как раз оказаться в роли такой любовницы, и это уже несомненно - нравилось! Перспектива внезапно проснуться, будучи вновь упакованной в тугую резину, не вызывала впрочем у меня отторжения. Напротив, в животе сладко заныло от мысли о подобной перспективе. Да я бы пожалуй и сама, добровольно, дала бы Мари себя запеленать в резину! А может, и попросила бы её об этом? Я заглянула в в пип-бое в свои характеристики. Давно бы надо было это сделать! Там был целый список моих перков и приобретённых свойств. В том числе обнаружила там и 'Склонность к пеленанию в резине - 36%'. Уже тридцать шесть процентов? Было же только накануне двадцать пять! Что означают и дают мне эти проценты, я пока ещё не совсем поняла. Но, ощущала, что мысли о возможном пеленании в резину меня возбуждает сегодня уже куда сильнее. 'Склонность к стальным наручникам - 100% от уровня' в списке была с припиской - 'Постоянный возбуждающий фактор'. Ну, ни фига себе? 'Пеленание' у меня по силе воздействия уже выросло почти в треть моей страсти к наручникам! А наручники я обожала до дрожи в руках и насобирала уже целую охапку. Но ведь я не надеваю их на себя каждую минуту? Несмотря на эти 100%! Хотя, может просто нет времени, да и желающих надеть на меня этот мой любимый ограничитель свободы и без того полно вокруг. Да и как-то оно мне приятнее, когда в наручники меня заковывает кто-то посторонний и без моего согласия. Вот такой вот выверт психики. Впрочем, и пеленать меня в резину тоже уже, похоже что есть кому. Надо будет повнимательней изучить этот список в свободную минутку. Только вот где её взять, эту минутку? Как бы там не закончился мой поход на 'Корвегу', но основное задание я выполнила - убила главаря и теперь можно переместиться в Тенпайнс-Блафф, чтобы доложить о выполнении квеста. Мстить насильницам я пока не собиралась, да и за что? За массу полученного мной от них наслаждения? Пусть живут пока. Может, потом и ещё разок им сдамся. Готовили же они сначала мне что-то иное. Теперь вот меня будет мучить любопытство.

Глава пятнадцатая.

В Тенпайнс-Блафф телепортировались с помощью карты. Никак не могу привыкнуть к такой возможности этой реальности. Доложилась, получила горсть крыжечек и допуск к мастерской. Собрала хлам на территории, поставила пару турелей на опасных направлениях и на полу разрушенного сарая разложила десяток чёрных резиновых матрасов для ночёвок поселенцев. Турели поставила на деревянных помостах - повыше. Так и разрушить их труднее, да и сектора обстрела увеличиваются. Добавила несколько колонок с водой, а так-же самый маленький генератор и радиомаяк для поселенцев. Посадила кукурузу на огороде. Вроде здесь пока всё. Прыгнули в Сенктчуари - доложиться Гарви. Тот немедленно наметил мне новую цель - станция Оберленд. Я глянула на карту и присвистнула. Получилось довольно далеко. Хотя, если прыгнуть с помощью телепортации в Лексингтон, там получится куда ближе. Прыгнула снова в Красную ракету в Лексингтоне. Тут как раз и день закончился. Дураков шастать в темноте не было - как раз можно влететь в ловушку или напороться на мину, либо наскочить на того-же лизуна. Или ещё на какую тварь... их тут много ещё может оказаться, в том числе и таких, что в четвёртом фоллауте изначально и не присутствовали. Понаставил кое-кто, не будем показывать на себя пальцем, модов почти не глядя! Так что решила я пока заночевать. Загадочно чему-то улыбающаяся Мари согласилась, что это вполне разумное решение. Мне бы насторожиться, заметив эту её улыбку... но усталость притупила мою бдительность. Хотя что-то в моей голове отложилось в памяти. Уснула я сразу и крепко. Притомилась вот как-то за день чего-то. Вот только почему-то меня ничуть не удивило, когда я проснулась ночью, пеленаемая в резину! От ощущения своего нежно, но плотно пеленаемого в холодную резиновую простыню тела я и пробудилась-то не сразу, сначала мне казалось, что это продолжается очередной эротический сон. Более удивительно, как я не проснулась тогда, когда Мари, прежде чем начать меня пеленать, тихонько, по миллиметру, вставляла мне в киску вибратор. И вставила ведь как-то, не разбудив! Видно я спала - ну очень уж крепко. Да ещё пеленать моё тело и ноги Мари начала как-то совсем незаметно для меня, видимо нагрев предварительно край резиновой простыни своим телом. Прямо разведчица и диверсантка прирождённая! Впрочем, когда спишь, хоть и голая, но на резине и под резиной, появившаяся в такой постели дополнительная резиновая простыня мало заметна, и даже тихонько накручиваемая всё туже вокруг ног и тела осторожными женскими руками, ощущаются поначалу слабо. Ведь я и сама порой, ворочаясь в постели во сне, изрядно на себя накручивала резиновое постельное бельё. Чуть более громкий шорох и скрип наматываемой на тело резины тоже не слишком заметен, когда вокруг тебя и так скрипучая резина. Это уже когда пошла в ход не нагретая, холодная часть простыни, я ощутила неладное и просыпаясь, попыталась пошевелиться. Вот тут и поняла, что меня уже незаметно связали, просто успев во сне довольно туго запеленать в гладкую оранжевую резину. Теперь она только издевательски поскрипывала вокруг меня при попытках шевельнуться внутри неё. Тело, столь внезапно и коварно лишённое свободы, дрогуло и сдалось, не желая сопротивляться тому, что мне и самой нравится. Я сразу тяжело задышала, стремительно возбуждаясь. Вновь в животе возникло ощущение падающих вниз качелей. Руки у меня под резиной не были связаны, но Мари успела их как-то плотно припеленать, расположив вдоль тела. Заметив, что я пробудилась, эта проказница, уже не скрываясь, оседлала меня и быстро закончила свою 'работу', с шелестом обернув ещё пару холодных витков хрустящей резины мне вокруг тела. Я окончательно потеряла возможность к сопротивлению. Пеленание меня в резину Мари явно нравилось и возбуждало её никак не меньше, чем меня. Да и я сама не сильно-то и сопротивлялась, больше просто изображала попытки освободиться, сама уже подрагивая от возбуждения, а от предвкушения дальнейших событий и дыша всё тяжелей. Во-первых, уже и сопротивляться было поздно, а, во-вторых, мне нравилось происходящее! Я наслаждалась нашей игрой в коварную подружку и её беспомощную глупенькую жертву. Я чувствовала себя совершенно бессильной повлиять на происходящее со мной, беззащитной перед любыми желаниями Мари и одновременно - защищённой в укрывшей меня резине. С видимым удовольствием на личике затянув меня в резине потуже, концы 'пелёнки' моя шалунья ловко подоткнула куда-то так, что у неё получился аккуратный резиновый свёрток с моим телом, упакованный не хуже, чем получилось ранее у рейдерш. Впрочем, для надёжности Мари тут же ещё и перетянула резину на мне тремя оранжевыми лоснящимися прорезиненными ремнями со звенящими никелированными пряжками и металлическими люверсами. Пока она, сев на меня верхом, звеня застёжками со скрипом затягивала их на мне, я уже разок и кончила, сладко застонав. Ну, а кто бы на моём месте избежал оргазма? Ведь на мне, и так не имеющей возможности пошевельнуться в тугом резиновом свёртке, верхом сидела, затягивая меня в резине всё туже, обнажённая прекрасная женщина. Сильно возбуждённая тем, что она со мной делает. Возбуждённая тем, что мне и самой доставляет сейчас наслаждение. Я отчётливо ощущала на себе её тяжёленькое горячее тело несмотря на холод стянувшей меня резины. Власть надо мной, моя беспомощность в навязанной ею мне резиновой неволе, да и сама резина, что туго затянута на мне - весьма явственно возбуждали Мари. И она сейчас, с наслаждением затягивая эту гладкую резину на мне ещё и скрипящими прорезиненными ремнями, одновременно с этим с видимым наслаждением ёрзала своей истекающей соком киской по туго обтянувшему меня гладкому, хрустящему резиновому полотнищу. Я была совершенно бессильна как-то повлиять на её действия, продолжающие меня возбуждать всё сильнее. Да и зачем влиять? Меня в её действиях всё и так устраивало! Даже более, чем... Мари безумно нравилось обнажённым телом прикасаться к поверхности скользкой резины, туго обтянувшей меня. Девушку сильно возбуждала моя беспомощность в этой, с её же помощью и обездвижевшей моё тело холодной резине. Моя подруга это явственно показывала всеми своими действиями. Ей настолько понравилось елозить по скользкой резиновой поверхности, сидя верхом на мне и затягивая ремни, что она просто не смогла от всего этого не испытать оргазма. Как и я следом за ней, больше скорее всего просто под впечатлением от зрелища бьющейся на мне в оргазме красотки, сидящей верхом на стянувшей моё тело глянцево блестящей резине. Теперь без посторонней помощи размотать стянувшую тело скользкую оранжевую резину стало и вовсе невозможно, ремни надёжно перетянули моё тело в трёх местах - в лодыжках, в коленях и на талии. Дальше дело у нас пошло ещё лучше. Заработал включённый Мари вибратор между моих плотно сжатых резиной ног, а в губы впилась страстным поцелуем она сама. Её руки, скрипя, заскользили ещё энергичней по стянувшей всё моё тело резине, горячее обнажённое тело тёрлось об меня, нежно прижимаясь грудью к гладкой резиновой поверхности скрывающего меня свёртка, когда она обнимала меня. Когда возбуждение Мари снова достигало высшей точки, она садилась на меня верхом, сжимала резиновый свёрток с моим телом между ног и продолжала в этом положении тискать мою грудь сквозь резину своими сильными руками. Одновременно она энергично двигала попкой вперёд и назад и с наслаждением тёрлась своей киской о гладко натянутую на мне скользкую резину. Этого ей вполне хватало, чтобы достигнуть оргазма. Да и меня именно в эти моменты тоже часто снова посещал очередной оргазм, ведь вибратор работал без перерывов. В общем, нам было хорошо вдвоём, как никому на свете. Правда, когда мы совсем обессилев, удовлетворили таки свои сексуальные аппетиты, коварная напарница и не подумала меня освобождать. И это было вполне в её духе. Только выключив вибратор, она легла рядом, с наслаждением обняла моё обтянутое резиной тело руками и ногами, крепко к себе прижала, да так и уснула. Осознание того, что свободу я не получу, снова возбуждающе на меня подействовало, как и объятия Мари. Но, сил уже не было совсем. Я так и заснула - возбуждённой. Наверняка у меня снова были оргазмы, но они даже меня не будили. Вероятно, слишком велика была усталость. Зато проснулась утром вполне отдохнувшей, хотя и возбуждённой ещё больше. Наши любовные игры с Мари немедленно возобновились с новой силой. Когда мы снова устали и я попыталась высказать претензии к по-прежнему не дававшей мне свободу Мари, та, закрыв мне рот поцелуем, быстро и ловко замотала мою голову резиновым хиджабом. Оторвав на мгновение свои губы от моих, она плотно затянула его резиной мой рот. Пришлось вынужденно 'прекратить дозволенные речи'. Эта вредина продержала меня на этот раз в резиновом заточении, ни на минуту не распеленав за всё это время, ещё двое суток! Не скажу, что это было для меня неприятно. Я всё это время только спала или занималась с Мари нашим своеобразным 'сексом'. И мне это не только не надоело. Я чувствовала, что мне это нравится всё больше! В моих мечтах уже гуляли картины нашей дальнейшей совместной жизни. В них Мари, то нежно, то применяя насилие или хитрость, снова и снова упаковывает меня в разные резиновые мешки, всякие резиновые ограничители или пеленает в 'пелёнки' из резины разных цветов и размеров. А затем мы любим друг друга. Ведь не только ощущением своего беспомощного, туго спелёнатого гладкой резиной тела я наслаждалась. Сам процесс лишения меня свободы красивой женщиной подобным способом, тоже возбуждал и манил. И хотелось повторять процесс пеленания снова и снова. Ну, а чего иного ожидать от героини, запрограммированной на сильное сексуальное возбуждение от любых прикосновений к её телу резины и от её всяческого связывания? Ведь тут оно всё это и было - и сама резина на теле, и связывание - ею же, да ещё здесь имелась к тому-же сама Мари, настоящая красавица и, любительница умело и ловко применять резину в наших любовных играх. Я чувствовала, что уже в неё влюблена. К сожалению, нам не суждено было оставаться вместе. С трудом освободив сознание от грёз о своей тихой жизни в резиновом раю, а точнее - рабстве, я просто позорно сбежала от Мари. Это произошло почти сразу, как она меня освободила, распеленав наконец из всей этой восхитительной резины, что была на мне все эти дни. И было это - на третий день. У меня была веская причина, чтобы сбежать. Пришлось назначить Мари жителем Красной ракеты в Легсингтоне, чтобы она не следовала за мной. А сама я покинула территорию, провожаемая печальным взглядом своей любовницы. Я побыстрее удалилась, потому что у меня просто разрывалось сердце! Затем пошла по радару к станции Оберленд. Конечно, напарницу и любовницу иметь хорошо, но неожиданное зависание против своей воли на несколько дней в резиновом плену сильно влияет на скорость прохождения игры. Да ещё и опасность пожизненного резинового рабства, хоть и грела мне душу, но была очевидным тупиком. Да ещё игра предупредила меня об нежелательности этого сразу, как только я обрела наконец свободу. Сообщение гласило: 'Вы приобрели сильную зависимость от определённого вида бондажа - пеленания в резину. Ваша 'Склонность пеленания в резине' достигла 49%! Вам угрожает опасность попасть в полную зависимость от этого вида бондажа. В этом случае вы не сможете покинуть напарника Мари и достигнув с ней 100%-ной зависимости, навсегда станете её любимой игрушкой и, сексуальной рабыней. Вы не сможете в этом случае продолжить выполнение квестов и ваше нахождение в этом игровом мире потеряет любой иной смысл, кроме получения наслаждений ограниченным количеством способов. Вы непременно должны выполнить какую-нибудь цепочку квестов и дойти до её концовки. Там вас ожидает приз'. Вот это предупреждение от игры, да ещё и эти 49% 'тяги к пеленанию в резине' и было той веской причиной, по которой я сбежала от Мари. С болью в душе я с большим трудом, но смогла преодолеть себя и уйти. Я и так с этими ловушками и обильным сексом по игре еле продвигалась. А теперь имела шанс вовсе прекратить продвижение и весь остаток жизни провести, хоть и в неге, и в наслаждениях, но в абсолютной власти своей любовницы. Это приятно, это восхитительно... но это так скучно! Да и перспектива новых приключений может таить куда большие наслаждений! А уж их разнообразие... при наличии-то более сотни установленных модов? Да это даже представить себе трудно! Я об окружающем мире ещё почти ничего не знаю! Ясное дело, у меня просто не было иного выбора кроме расставания с Мари. Может быть, когда-нибудь, потом... но сейчас я должна уйти. Надо было продолжать двигаться вперёд.

Глава шестнадцатая.

Путешествие к станции Оберленд было не слишком богато приключениями. По пути я наткнулась на какую-то Свалку братьев Джелбертов, кем-то явно разгромленную совсем недавно. Там что-то горело, густо лежали убитые. Крадучись, я зашла туда. Заметив вдали кротокрыса, застрелила его из карабина. Хорошо, что после этого сразу зашла в старый ржавый фургон, проверить лежащего там покойника. Свалка оказалась богата на кротокрысов и они под землёй, как водится, все рванули ко мне. Но, в фургоне пол железный! Кротокрысам пришлось вылезать из земли и по одному заскакивать в узкую дверь фургона. А тут как раз я с карабином и перком 'стрельба навскидку'! В общем, я их перестреляла всех. Собрав шкуры, мясо и зубы зверушек, вернулась к покойникам. Оказалось, что это никакие не Джелберты и не братья. Тех давно ликвидировали какие-то 'Дети атома'. Они здесь и проживали до недавнего времени. Дикие люди, скажу я вам. Я записи после в их компьютере почитала. Они пришедших к ним с товарами торговцев, которых никто в Содружестве не обижает, облили какими-то радиоактивными отходами! Совсем озверели... в третьем Фоллауте, помню, они были терпимее к окружающим! 'Детки' эти были, разумеется, совершенно взрослыми тётями. Они все носили такие-же, как наши, только разноцветные, резиновые ОЗК прямо на голом теле и противогазы. Кто побил этот 'детский сад', осталось мне неясно. Может это кротокрысы их насмерть закусали, а может, какая залётная банда рейдеров постреляла, не знаю. На свалке кроме кротокрысов я никого живого не встретила. Противогазы я не люблю, мне не нравится, когда лица не видишь - вдруг там крокодил какой? Да и ОЗК меня раньше не возбуждали, уж больно жёсткая у них резина. Впрочем, местный вариант оказался из мягкого местного латекса и поэтому я взяла себе несколько штук разного цвета. Подумав, прихватила и один противогаз - мало-ли, понадобится для защиты органов дыхания? Двинулась далее и на берегу реки нашла ферму Грейгарден. Там хозяйничали сплошные роботы модели 'Мистер помощник'. Они на меня внимания не обратили и я проследовала мимо - на железнодорожный мост. С трудом протиснувшись на другом конце моста мимо сошедших с рельс вагонов, пошла и дальше по рельсам. Станция железнодорожная, мимо не проскочу. Уже на подходе наткнулась на трёх гулей. Один сам подорвался на мине, двоих я на вскидку смогла подстрелить, не дав приблизиться. А то ведь приблизятся, наденут 'мешок гуля' на голову, и тогда - всё! У меня нет верного мужа, который спасёт, как у Марси. Натянется на меня резиновый гуль и стану я тоже безмозглым гулем. И неизвестно, смогу ли возродиться с предыдущего сохранения. Ведь стать гулем, это вроде ещё не гибель? Хотя... мозг однозначно погибнет, значит должна возродиться. Я на всякий случай сохранилась прямо возле убитых гулей ещё разок. Оказалось, гули сторожили ящик в стоявшем рядом на насыпи вагоне. Разжилась там гранатами и минами. А тут и станция нарисовалась вдали. Ну, как станция... будка двухэтажная с огородом рядом с ней и колонкой с водой. Ещё и первый этаж заколочен. На втором два спальных места, стол со стулом и всё! Больше жилого места там нет совсем. Две весьма симпатичные местные жительницы работали на огороде. Вообще, как я заметила, здесь мне встречались исключительно симпатичные дамы. Даже рейдерши были красавицами. Ну, такой вот мод здесь установлен, сам ставил, будучи ещё жив, такой-же себе на компьютер. Страшненьких тёток здесь не было совсем, а мужичков очень мало. Маленьких детей тоже не встречалось, но были отдельные поселенцы-подростки. Впрочем, меня они не интересовали, от слова - 'совсем'. Станционные жительницы не подкачали в плане внешности. Красивые, с аккуратными причёсками, одна светленькая, другая шатенка. Та, что посветлее, была в синем 'джинсовом платье' и туфлях на высоком каблуке. 'Ага, вот на огороде-то это самая подходящая обувь'! - подумала я. На второй был туго обтягивающий тело тончайший полупрозрачный телесного оттенка латексный кэтсьют с перчатками и с резиновыми носками 'в цвет' на толстой подошве. Все мельчайшие женские подробности тела, типа задорно торчащих сосков или бритой киски, отчётливо проступали на глянцевой латексной поверхности. Как девушка снимала и надевала столь узкий обтягивающий наряд, было совсем непонятно. Возможно, растягивая ворот? Никаких застёжек кэтсьют не имел, но будучи тонким, должен был хорошо растягиваться. Хотя, о чём я? В нашей игровой реальности она могла вообще ходить в нём постоянно, не снимая его с себя даже на ночь, ведь и спать она могла тоже в этой тонкой резине. Я поздоровалась и сообщила о своей миссии. Жалобы были стандартные, да и задание тоже. Надо дойти до Бэкстрит аппарел в Фенсе и повоевать с местной бандой. Девушки сказали, что банда, вроде крохотная. Они видели только троих. Ну, что-же, глянув на новую цель на карте, я отправилась туда по берегу реки. Ведь судя по карте Бэкстрит аппарел находился непосредственно на набережной. Включив 'скрытый режим' на подходе, я внимательно осмотрелась с помощью оптического прицела. Обнаружила рейдера и две турели. Рейдера сняла одним выстрелом в голову. Одну турель, стоящую в сетчатой тележке из супермаркета, тоже расстреляла спокойно, та не могла из своего положения стрелять по мне в ответ. Вот со второй, стоящей открыто, пришлось повоевать. Пока я её уничтожила, мне снесло 45% здоровья. Пришлось лечиться. Убедившись, что больше врагов нет, осмотрела захваченную позицию. Взяла патроны, платы наведения и военные микросхемы от разбитых турелей, Патроны, крышки и лекарства с трупа. Неожиданно в одной из труб, наваленных на набережной, нашла многоразовый гранатомёт. Хорошее мощное оружие с большой поражающей силой. Жаль только, зарядов к нему у меня не было. Ну, да какие наши годы? Найду и их! Сохранившись, осторожно вошла и в сам Бэкстрит аппарел. В прихожей сняла ловушку с обрезом. Вроде должно быть ещё двое рейдеров. Прислушавшись, различила в комнате чей-то разговор. Вообще я теперь уже не надевала резиновый шлем от 'трофейной брони гуля'. Он защищал голову, но резина глушила звук. Было ни фига не слышно в нём. Пришлось выбирать, что лучше - защита головы с внезапным по ней ударом подкравшегося сзади противника или вовремя услышанные опасные звуки. Выбрала второе, разумеется. Так что я сейчас на слух нашла комнату с врагами и осторожно туда заглянула. Там стоял ко мне боком мужчина и с кем-то говорил. Собеседника, или собеседницу не было видно. Я снесла рейдеру голову и отскочила за угол. Судя по звукам, в комнате кто-то осторожно перемещался, но я не стала подставляться под выстрелы. Наверняка дверь была под прицелом. Дождавшись приближения шагов к двери и закатила туда гранату. После взрыва зашла и добила дезориентированную раненную рейдершу. Вроде всё, но на втором этаже я тоже слышала звуки движения. Пришлось красться по лестнице. С полутёмной лестничной площадки я разглядела ещё одну рейдершу, стоявшую в комнате возле пленницы. Мы с рейдершей увидели друг друга одновременно, но ей ещё надо было повернуться, прицелиться... 'Выстрел навскидку' снова принёс успех. Больше никого в апартаментах я не нашла. Собрала не спеша весь лут, затем освободила связанную простыми верёвками пленницу. Взяла её в напарницы. Пленницу звали Сьюзи. Красивая миниатюрная латино-американка, с типичной для 'латинос' внешностью. Я дала ей традиционный дробовик, а потом она сама полазила по ящикам и шкафам, ища себе одежду. Вероятно, для Сьюзи идеалом был стиль Ким Кардашьян. В нём она и оделась. Где она только всё откопала? Ведь я везде смотрела вроде... Брюки в обтяжку из коричневой, цвета тёмного шоколада, блестящей резины, такого же цвета обтягивающая футболка и сверху похожий на кимоно пиджак с просторными, но зауживающимися к запястьям рукавами, стянутый на талии поясом, небрежно завязанном на узел. Ну, про туфли на высоченных каблуках-стилетах и коричневых лоснящихся перчатках можно бы было и не упоминать! Сьюзи сразу стала выше и, хотя сама Ким Кардашьян мне особо не нравилась, одетая в её стиле латиноамериканочка стала обворожительна. Гладко зачёсанные, собранные на затылке и пропущенные там в узкую резиновую трубочку, свисающие до талии в виде конского хвоста блестящие прямые чёрные волосы завершали образ - хищный и опасный.  [] Судя по внешности, девушка была решительная и властная. Либо стремилась такой казаться. Я поняла, что теперь и со Сьюзи меня ожидают какие-то непростые приключения, больно уж она изучающе, с каким-то почти гастрономическим интересом на меня посматривала. Мы вышли из здания и я сразу телепортировала нас на станцию Оберленд. Здесь всё прошло по отработанной схеме - доклад, благодарность, кучка крыжечек и разрешение пользоваться мастерской. Для начала я поставили на свободном месте деревянную двухэтажную избушку. Чего-чего, а дерева у меня хватало. Да и здесь, на станции, я деревьев сухих разобрала немало. В доме я разложила пару десятков резиновых матрасов. Поскольку уже темнело, ограничилась установкой у входа в дом турели и вышла из режима мастерской. Пора было спать. Спали мы не раздеваясь. Я с опаской глянула на ложащуюся на соседний матрас, хрустящую и поскрипывающую надетой на ней резиной Сьюзи. Ну, очень красива, чертовка! Главное, чтобы ей не пришло в голову тоже меня начать ночью пеленать в резину. А то у меня уже и так на эту тему всё на грани. Хотя, у нас и резины подходящей нету, к моему счастью. Всё осталось у Мари. Так что спим спокойно. Ну, почти спокойно... кто его знает, что ещё набрала себе Сьюзи в той обители рейдеров на набережной!

Семнадцатая глава.

Ночь прошла спокойно - даже удивительно. Давно уже мне не давали так выспаться, почти всегда находился кто-то, желавшей моей любви. Я как-то даже немного разочаровалась в Сьюзи. Впрочем, мы ещё слишком мало с ней были знакомы. Может быть, что-то будет, но позже? Уж больно мне её взгляды запомнились. Да и внешность её сама за себя говорила. Девушка была явно непростой. Здесь вообще все были со своими тараканами в голове... ага, с резиновыми! Ну, а если без шуток, наверняка у Сьюзи уже есть относительно меня планы, по её хитрой физиономии это было заметно. Ладно, пока надо было заняться делом. Привычно вошла в режим мастерской, наставила вокруг огорода колонок с водой, посадила кукурузу в дополнение к растущему на огороде. Дом я ещё вчера поставила. Осталось установить на опасных направлениях помосты с турелями, постаравшись прикрыть всю территорию и опасные подходы. Затем поставила генератор и радиомаяк. Всё на этом. Вышла из режима стройки и телепортировала нас в Сенктчуари, докладывать боссу о выполненном задании. Получила похвалу и уровень. Взяла вторую звезду 'стрельбы навскидку', та меня здорово выручала и ранее. Но, надо-же и расти в мастерстве, а то обойдут! Дальше-то на север куда более опасные противники полезут. Про Север я себе накаркала. Престон Гарви рассказал мне про потерянную рейдерами цитадель с мощной радиостанцией и предложил совместную операцию по её освобождению. Помнила я ту цитадель в игре! Там куча каких-то крабов-переростков со своими гнёздами и яйцами обитает. И перебить их, на нынешнем моём уровне, пожалуй, вряд-ли мне удастся. Уж больно они дружно, всем скопом, бросаются там в атаку. Потом ещё и мелкие 'детки' после вылупляются и начинают за ноги кусать. А уж завалить их супербосса точно не смогу. Так что помощь я пообещала, но решила не спешить туда. Все равно рейдеры с Престоном теперь будут меня там ждать, сколько угодно. Хоть день, хоть месяц, хоть год. Уж больно эта цитадель далеко, имею право добираться до неё столько, сколько сочту нужным. У меня ещё и окрестности Сенктчуари не разведаны толком, да и, растительный и животный мир Содружества тоже не изучен. Какие опасности где ожидают, с кем дружить, с кем воевать, ничего пока не знаю. Решила для начала пройтись вокруг Сенктчуари, по его ближайшим окрестностям. Перешла мостик к убежищу 111 и свернула направо. Там какие-то красные цветочки как раз на воде росли. Прибрала их себе, дальше ещё такие заметила, так по бережку и пошла. Пока шла, пялясь на цветочки, просмотрела пару дутней над берегом. И получила 'презерватив' на голову. Сразу стало нечем дышать и окружающее стало мутным и расплывчатым. Тонкой резиной стянуло лицо. Чисто на инстинктах я одного дутня не глядя из карабина пристрелила, выстрелив на звук. Выстрел навскидку второго уровня спас. И тут-же над ухом оглушительно бахнул обрез. Сьюзи меня не подвела, разнесла второго дутня вдребезги. Ну, так в упор, да картечью... Муха есть муха, брони у неё нет. Я стянула с головы тонкую резину и только чуть отдышалась, как нас атаковала сторожевая псина, примчавшаяся откуда-то с берега на выстрелы. Сьюзи точно в неё разрядили своё оружие, тяжело ранив. Мне ещё надо было доставать свой карабин. Резину-то с головы надо двумя руками снимать! А вот пока мы добивали пса, к нам и подкралась его хозяйка. Оказалось, что здесь на горке, прямо рядышком с нашим домом, у какой-то рейдерши небольшая избушка стоит и она тут живёт! Конечно, если бы не её скрытная атака, мы бы эту рейдершу положили бы в секунды. А так, я вдруг обнаружила, что мы уже стоим перед ней на коленях с поднятыми руками. Обидно-то как! Ведь рядом с домом совсем... Разделась, когда предложили. Ну, бесполезно всё равно, пытки и насилие броня не ослабит. Ко мне подошла одетая в туго обтягивающую все её 'прелести' чёрную униформу полицейского рыжеволосая девица - наша победительница. Не успела я охнуть, как на своих заведённых за спину руках ощутила сомкнувшиеся на запястьях холодные, жёстко зафиксировавшие мне руки петлевые наручники. Зато уже вполне ожидаемо испытала при этом оргазм. На Сьюзи рейдерша наручники надела ещё раньше, оставив зачем-то ей на руках её, как оказалось - длинные, до плеча, 'шоколадные' резиновые перчатки. Скованная обнажённая девушка в длинных латексных перчатках, на мой взгляд, выглядела особенно красиво и эротично. Отведя в свою избушку, эта рыжая стерва снова поставила там нас на колени. Радостно потирая руки в поскрипывающих резиной глянцевых перчатках, девица заметалась по избушке. Видно было, что она сейчас никак не могла решить, чем нас 'порадовать'. Захватить одной сразу двух пленниц ей, видно, даже не мечталось. Недолго подумав, она вставила мне в киску вибратор и сразу за этим сковала мои ноги - тоже петлевыми наручниками! У мужчины такой номер не прошёл бы, но женская лодыжка тонкая и стальные браслеты плотно на них закрылись. Теперь и мои ноги были лишены подвижности, я могла держать их только строго параллельно, лишь чуть смещая относительно друг друга в вертикальной плоскости. Про ходьбу можно было забыть. Зато я снова не забыла испытать ещё два оргазма. Ведь если на руки браслеты рейдерша мне накинула одновременно, лихо, одним движением их застегнув, то на ногах закрывала по-очереди. С соответствующим для меня результатом! Я слегка пошевелила скованными руками, звеня стальными перемычками на наручниках. Мне нравился этот звук, тоже меня возбуждающий. Я заметила, что на мою реакцию обратила внимание и Сьюзи. Тут рейдерша меня опрокинула грудью на резину матраса на полу и ещё одними наручниками, согнув мне ноги и выгнув меня дугой, приковала за перемычки браслетов на них руки к ногам. Не самая приятная поза эта 'ласточка', в ней шевелиться почти невозможно. Можно только с трудом перекатываться с боку на бок. Тем более, когда тебя в ней зафиксировали стальными петлевыми наручниками. А когда ещё и вибратор включён в твоей вагине, ощущений появляется масса! Хотя, вот конкретно мои-то ощущения были всё-же приятными. Да и могло ли быть иначе, при моей-то любви к металлу и возбуждающему меня воздействию наручников, надетых на мои конечности! Но, сладко стонать мне не дали - рейдерша, едва мой рот открылся для стона, ещё и резиновый кляп мне вставила. Похоже, надувной в этот раз. Когда она его подкачала, мой рот весь наполнился туго раздувшейся резиной. А через нос я могла только слегка мычать - мне же ещё и дышать через него приходилось! Так что, пыхтя и звеня сковавшей меня сталью, неуклюже ворочаясь на резине матраса, я занялась привычным делом - получением многократных оргазмов. Это было непросто в моём положении, было реально больно. Но, я ведь мазохистка, мне и боль нравится. На Сьюзи рейдерша надела тугой широкий резиновый ошейник. Отвела к свисающей с крюка на потолке цепи и за ошейник почти подвесила на ней, заставив стоять Сьюзи на цыпочках. Затем тоже вставила ей вибратор и после этого всего тоже сковала ей ноги петлевыми наручниками. И потом тоже включила Сьюзи вибратор. Бедная девушка не могла сопротивляться сладким вибрациям, но и стоять при этом на цыпочках со скованными туго ногами и с руками, закованными в наручники за спиной, было невозможно. Она поминутно теряла равновесие и обвисала на цепи. Как следствие, начиная задыхаться и почти теряя сознание. Я тоже была почти задушена кляпом. Снова эти оргазмы с удушением, только другим способом - мелькнуло в голове. А оргазмы у Сьюзи были явно очень сильными. Да и у меня тоже. Рейдерша прилегла на второй матрас и с наслаждением глядя на наши мучения, занялась мастурбацией. Эту рыжую тварь, явную садистку, наши беспомощные судороги весьма возбуждали и она быстро достигла оргазма, не отводя от нас своего взгляда. Видимо, я как раз в это время и потеряла сознание, придушенная кляпом. Открыв глаза, увидела знакомый верстак мастерской. Я было по-прежнему связана в позе 'ласточка', но сообразив, что к чему, успела до того, как ощутила возбуждение от сковавшей меня стали, снять с себя все эти ограничивающие мою свободу приспособления, при помощи силы воли открыв замки. Я уже поняла, что тут главное - не промедлить. Потом - всё, возбуждение лишит меня воли и привет, замкнутый круг из оргазмов. Удалив вибратор и кляп, я подошла к Сьюзи. В широком резиновом рабском ошейнике, скованная по рукам и ногам наручниками, в шоколадного цвета длинных резиновых перчатках на руках, она выглядела так сексуально и беспомощно, что я ощутила сильнейшее возбуждение. Моё сердце забилось чаще, а в животе запорхала целая стая бабочек. Я подхватила Сьюзи на руки, и жадно целуя её в губы, отнесла в дом, положив там на кровать. Сама легла рядом, продолжая целовать и лаская беспомощной пленнице грудь, гордо выдвинутую вперёд из-за скованных за спиной рук. Сьюзи дёрнула руками, коротко звякнув наручниками за спиной, в попытке инстинктивно прикрыть руками беззащитную грудь. Забренчала наручниками на ногах, мелко ими суча. Затем бессильно поводила отведёнными назад плечами, в ещё одной безнадёжной попытке освободить из позвякивающих за спиной наручников руки и наконец, не выдержав, сладко застонала. Всё так-же продолжая периодически проверять свои оковы на прочность, Сьюзи от моих настойчивых поцелуев тем не менее всё заметнее возбуждалась. Совсем скоро она и сама стала всё смелее отвечать на мои поцелуи, перестав рваться из оков. А затем и вовсе, страстно прижимаясь ко мне всем телом, неожиданно содрогнулась от оргазма. И не одного, кстати. Оргазмы у страстной мексиканки следовали подряд один за другим с нарастающей силой. А в последнем, самом мощном, она просто чуть не умерла, судя по её воплю. Впрочем, чуть придя в себя, она тоже нашла способ, как меня 'отблагодарить', даже по прежнему оставаясь скованной наручниками по рукам и ногам. Освободить её у меня просто рука не поднялась. Я ведь оставалась пока ещё по-прежнему возбуждена и не удовлетворена сексуально. А скованная мексиканская красавица была столь прекрасна в этом плену безжалостной стали... Поза 69 не сегодня придумана, а язычок у Сьюзи оказался очень ловким. Когда мы обе утомились и насытились друг другом, я, хоть и с огромным сожалением, но всё-же сняла со Сьюзи её оковы и ошейник. Был уже вечер и никуда не хотелось идти. Девушка сразу оделась в свой костюм 'а ля Кардашьян', но осталась ночевать со мной, да ещё и в одной постели. 'Что-то будет ночью?' - подумала я, с наслаждением прижимая к себе эту туго затянутую в похрустывающий скользкий латекс мексиканскую красавицу и, тем не менее, беспечно засыпая...

Вомнадцатая глава.

Спала я абсолютно обнажённой с наслаждением прижимаясь к затянутому в восхитительно гладкий латекс Сьюзи. Я была, дома, Сенктчуари, и чего мне было тут опасаться? Моя беспечность была наказана, да и кто бы сомневался? Ночью я проснулась от оргазма, внезапно содрогнувшего моё тело в связи с сомкнувшимся на моём запястье холодном браслете наручников. Сьюзи тесно прижималась ко мне своей крепкой, туго обтянутой глянцевой резиной грудью и её рука, просунутая под мою талию, уже была, притом вместе с моей, почему-то у меня за спиной. Моя вторая рука ощутила крепкую хватку затянутой в гладкую латексную перчатку руки и моментально оказалась тоже сзади. При этом Сьюзи пришлось ещё крепче прижаться своей восхитительной грудью ко мне. И это было настолько приятно, что я просто не могла оказать ей ни малейшего сопротивления. Когда тебя, обнажённую, обнимает в постели, сковывая твои руки наручниками, затянутая в восхитительно гладкий латекс знойная красавица, никакое сопротивление невозможно. Я обречённо вздохнула и ощутив смыкающуюся на второй руке сталь снова застонала от наслаждения. Мои руки лишились свободы и возможно, надолго. Хотя Сьюзи уже сковала мои руки, она не ослабила своих объятий и стала меня страстно целовать в губы, слегка при этом елозя своей крепкой грудью по моей груди. Сквозь поскрипывающий гладкий латекс я моментально ощутила её затвердевшие соски и это было ошеломляюще приятно, вызвав у меня аналогичную ответную реакцию. Так мы лежали некоторое время, страстно целуясь и дыша всё тяжелее. Затем Сьюзи оторвалась неохотно от меня и переместившись к моим ногам, быстро приковала их, согнув и затем широко раздвинув к бортикам кровати. Сначала одну, а затем и другую лодыжку обожгло холодной сталью кольцо сомкнувшегося металла. Судя по тому, что я рассмотрела в полутьме комнаты, браслеты были там заранее прикреплены. Видно, Сьюзи их приготовила ещё вечером. Теперь я была совсем беспомощна, а моя киска была выставлена всем напоказ между моих широко раздвинутых ног. От этого я ощущала свою беззащитность особенно остро. Заметив, что мне неудобно лежать на руках в наручниках, Сьюзи расстегнула один браслет и немедленно приковала им мою правую руку к спинке кровати. Затем, надев браслет ещё одних наручников на левую руку, тоже её закрепила в изголовье. А я ещё раз кончила благодаря этому. Спасибо программистам... Сьюзи явно решила отомстить мне за своё фактическое изнасилование мною. Теперь, когда я была распята подобным образом на кровати, она начала мои 'мучения'. Достав сверкающую стальную цепочку, она взяла её за кончик и опустила другой мне на животик. Металл был просто ледяной и прикосновения его к моему беззащитному телу заставляли меня вздрагивать. А Сьюзи водила этим холодным звенящим металлом, то по животику, то по груди, не забываю соски, по внутренней стороне моих широко раздвинутых ног. Я могла только слегка дёргаться, звеня металлом своих оков. Постепенно приблизив эти своеобразные 'ласки' к моему паху, Сьюзи внезапно опустила холодную цепочку между моих ног прямо на киску. Я вздрогнула особенно сильно от прикосновения холодной стали к своему нежному клитору. Не скажу, что мне было неприятно, нет. Металлические оковы и цепи меня не могли не возбуждать и данная 'пытка' тоже меня мучительным образом, но возбуждала. И когда Сьюзи стала медленно протаскивать цепочку по киске, холодным гладким металлом её звеньев ежесекундно соприкасаясь с клитором, я просто не могла не испытать оргазм. Но, поскольку я была совершенно беспомощна в своих оковах, а цепочка оказалась весьма длинной, то я неожиданно для себя испытала, подобно моей мучительнице, несколько оргазмов подряд! И каждый тоже был сильнее предыдущего. Если бы цепь не кончилась, боюсь, что кончилась бы я. Между тем, Сьюзи отнюдь не собиралась на этом всё заканчивать. Она достала из под кровати ещё целую груду сверкающих цепей и занялась украшением моего беспомощного тела. Цепями, если кто не понял. Обернула одну цепь вокруг моей талии. Холодный металл цепей своим ледяным прикосновением к коже по-прежнему заставлял меня непроизвольно вздрагивать. Сьюзи продолжала манипуляции с цепью и результате два её конца оказались у меня между ног. Мексиканская красавица натянула их а затем закрепила получившийся результат несколькими крошечными никелированными замочками. Я оказалась в неком подобии цепочечных трусиков. Две спускавшиеся с талии цепочки проходили в паху по бокам от моей киски, ощутимо сжимая её меж собой холодным металлом. Затем другой цепью Сьюзи оплела мой торс целой сетью перекрещивающихся цепей, оставив свободной сжатую со всех сторон сверкающим металлом грудь. В общем, она на мне изобразила нечто вроде шибари - эротического японского искусства обвязки тела. Только вместо верёвок использовала холодные цепи. Процесс был неспешным, и если бы не холод металла цепей, даже приятен. Очень приятен! Сьюзи постоянно приходилось меня в процессе обвязки то обнимать, то прижиматься ко мне своей обтянутой латексом грудью. Да и металл, стягивавший всё больше моё обнажённое тело, если честно, был мне скорее приятен. И даже вскоре стал меня понемногу возбуждать. А тут ещё и наручники на мне, да ещё жгучая красавица в латексе, постоянно меня касающаяся... К концу обвязывания цепями я была не на шутку возбуждена и снова тяжело дышала. И не я одна. Процесс нам нравился взаимно. Сьюзи тоже завелась не на шутку. Так что неудивительно, что она тут-же начала меня ласкать своими затянутыми в скользкий коричневый латекс руками. Затем и вовсе легла на меня, снова елозя своей затянутой в латекс грудью по моим обрамлённым цепями грудям. Оказалось, что на обтягивающих аппетитные бёдра Сьюзи штанах есть молния и она 'там где надо'. Уж я и не заметила, как у моей 'мучительницы' в руках появился двухсторонний дилдо. С усилием раздвинув сжатые цепями губки моей киски, Сьюзи погрузила его в меня наполовину Затем прожужжала молнией штанов и с блаженным стоном вставила в себя вторую часть. Сегодня Сьюзи была ведущей в нашем сексуальном дуэте и я познала на своём опыте, насколько горячи и темпераментны в сексе латиноамериканки. Много раз за эту ночь мне казалось, что всё, финиш! Я больше ничего не хочу и не захочу уже никогда! Однако через минуту выяснялось, что ничего ещё не закончилось и откуда-то вновь появлялись силы. А с ними и желание. Или наоборот, снова появлялось желание и я где-то находила силы продолжить наш сексуальный марафон? Неважно. Мы всю ночь оглашали Сенктчуари и его окрестности сладкими криками и стонами. А вот пусть завидуют! И лишь под утро Сьюзи дала мне отдых. Она, так и не сняв цепной обвязки с моего тела, всё же отцепила мои руки и ноги от кровати. Правда не забыв заботливо заковать мне руки за спиной. И впервые в этой 'жизни' я даже не кончила от этого, настолько не было сил. Мне просто было приятен этот процесс и не более того. Я повернулась на бок и ещё ощутив прижавшееся ко мне обтянутым гладкой резиной телом Сьюзи, провалилась в сон. Утром Сьюзи всё-же освободила меня от наручников и цепей на теле. Надо было заняться делами. За исключением шлема на голову, я надела на себя всю свою 'трофейную броню гуля', Сьюзи осталась в своём костюме 'а ля Кардашьян'. Затем мы направились прямиком на другой берег ручья, на север от Сенктчуари. Туда, где накануне потерпели позорное поражение. Терпеть присутствие рейдерши прямо возле моего 'родного' дома я не собиралась. Когда мы приблизились к избушке, рейдерша сама выскочила из неё нам навстречу. Сьюзи первой пальнула в неё из дробовика с приличного ещё расстояния. Тем не менее картечь, даже на излёте, прилично врезала по ней. Рейдерша, моментально сообразив, что ловить ей в этот раз нечего, быстренько упала на колени и сдалась. Стрелять по сдавшемуся, да ещё и вполне симпатичному врагу, мне не позволила совесть. Тем более возникла перед глазами знакомая зелёная табличка с предложением вариантов. Помимо убийства, можно было пленницу отпустить, можно было ограбить и отпустить, можно было изнасиловать самой, либо предоставить это право напарнице. Выбрала последнее. Надо было как-то отомстить за наш позор. Сьюзи тут-же раздела рейдершу догола и надев на неё трусы с двумя вибраторами с функцией электрошока, засунула её в глухой тесный комбинезон из очень толстой и плотной резины. К нему прилагались неуклюжие резиновые сапожки, плотно сидящие на ногах. Застегнув запирающуюся на замок молнию, Сьюзи затем ещё туго зашнуровала нашу пленницу в её костюме. Там на спине оказалась специальная шнуровка. Этот резиновый наряд, оказывается, выполнял ещё и функцию тугого корсета. Несчастная пленница в тесно зашнурованной толстой резине даже дышала теперь с трудом и через раз. А поверх рукавов Сьюзи ей ещё и ограничительные перчатки натянула, зафиксировав их на руках замками. Тут я от себя, 'чисто для красоты', добавила петлевые наручники, правда сковала ими пленнице руки спереди. В таком костюме было трудно ходить, его резина плохо гнулась и при попытках шевелиться громко скрипела. Скованные руки рейдерши, оказавшиеся в двойной толстой резине, теперь в локтях и вовсе почти не сгибались. Всё это 'богатство', надетое на неё, нашлось в сундучке у самой-же хозяйки домика. Сьюзи завершила облачение пленницы, вставив ей в рот резиновый тугой кляп и затянув на её шее запирающийся рабский ошейник из плотной, армированной металлом резины. Сразу возникло зелёное информационное сообщение: 'У вас появилась первая рабыня. Вы и можете приказать ей выполнять любую работу в ваших посёлках, либо развлекать вас. Можете приказать ей заниматься проституцией. Вся выручка, заработанная вашей рабыней, достанется вам. Так-же можете её продать или отпустить на свободу.' Я тут-же приказала, теперь уже моей, согласно надетому ошейнику - рабыне, следовать в Сенктчуари. Когда та неуклюже зашагала, оглашая окрестности скрипом своего резинового комбинезона, моя напарница включила вибраторы. Идти, постепенно 'закипая' пленница с трудом, но смогла. Она сладко мычала через кляп, постоянно приседая от наслаждения, но всё-же шла. Но, вот она, присев и с трудом согнувшись в толстой скрипящей резине, содрогнулась от оргазма. А в следующую секунду рухнула на землю, выгибаясь в судорогах от получаемых электрических разрядов. Когда её прекратило бить током, она с трудом стала подниматься. Даже просто вставать с земли в таком тесном костюме из толстой резины и с негнущимися руками в петлевых наручниках - та ещё задачка. Когда в тебе при этом работает на полную силу два вибратора, это и вовсе - безумно трудно! А со стороны выглядит - ну, очень забавно... Мы со Сьюзи сполна насладились этим зрелищем. Первый раз пленница даже не успела полностью встать. Её ещё в процессе вставания снова настиг оргазм и наказание за него. Затем она всё-же встала, но, с теми-же конечными результатами. Лишь на третий раз она смогла сделать пару шагов в направлении Сенктчуари. И снова - оргазм, разряды электричества и на земле бьётся судорожно выгибающееся женское тело, громко скрипящее стянувшей его толстой глянцевой резиной. Когда нам, в конце концов, всё-же надоело это цирковое представление, мы со Сьюзи ушли в Сенктчуари, чувствуя себя полностью отомщёнными и при этом, изрядно возбуждёнными. Было понятно, что моя рабыня туда придёт ещё очень нескоро. И очень измученной. А мы, под впечатлением просмотренного представления, ещё по дороге, не такой уж и длинной, вовсю стали обниматься и обмениваться страстными поцелуями. Добравшись до ближайшей кровати, мы упали в неё и достав двухсторонний дилдо, занялись самым незамысловатым женским сексом. На извращённый секс мы и так - только что досыта налюбовались! Так что нам было сегодня достаточно и надетой на нас резины. Ну, почти достаточно. Учитывая мексиканскую страстность Сьюзи и её любовь к разным металлическим 'игрушкам'. Конечно, она бы не была сама собой, если бы в пылу страсти не сковала хотя бы мои руки наручниками... но это такой милый пустяк для её натуры! Ну, сковала, так ведь спереди! Хотя и строгой моделью. Ну, так ведь это-же Сьюзи. И ей очень нравится, как я мгновенно кончаю, как только она закроет на моей руке стальной браслет. А их у наручников целых два. Браслета разумеется, не оргазма. А вот для меня это, разумеется, уже два моих, именно что оргазма! Кто же откажется, лёжа на затянутой в латекс, чернокожей красивой девушке, медленно заковывать её руки в сверкающий металл наручников и ощущать, как её тело содрогается в оргазме? Уж точно, это не Сьюзи! Так что развлекались мы весь день. Ну, а куда я пойду со скованными руками? И вообще, кто меня отпустит, скованную и такую доступную, из кровати? А затем Сьюзи и вовсе приковала наручниками мою правую руку к лодыжке правой ноги. И соответственно, другой парой наручников вторую руку ко второй ноге. Только это уже не считается, потому-что было вечером. В этой оригинальной позе Сьюзи развлекалась со мной ещё пол-ночи, затем снова сковала мне руки, а вторыми наручниками - ноги. После этого мы угомонились и спали так до утра. Утром я так и проснулась, скованная по рукам и ногам в объятиях Сьюзи. Мы с трудом удержались от 'продолжения банкета'. Уж больно уютно мне было лежать с наручниками на руках и ногах, с этой нежно обнимающей меня, затянутой в восхитительный коричневый латекс мексиканкой. Хорошо, что у Сьюзи оказался волевой характер и она, решительно освободив меня от оков, стремительно выскользнула из кровати. Надо было продолжать разведку окрестностей нашего дома. Ведь если буквально за ручьём оказался враг, то что будет, когда отойдём чуть дальше?

Глава девятнадцатая.

Мы сходили ко входу в Убежище 111 и вышли с площадки с лифтом через запасные ворота, ведущие на дорожку, уходящую на запад. Нашли там ржавый фургон с аптечкой внутри, я забрала лекарства и отдала их Сьюзи. Затем, на пригорке, мы обнаружили хорошо оборудованный наблюдательный пункт, из которого открывался отличный вид на вход в Убежище 111. Судя по следам, сидели тут часто и подолгу. Но, в данный момент мы никого вокруг не заметили. На дереве рядом я заметила знак 'подземки'. Мне показался странным интерес данной организации к этому месту. И ведь не спросишь, нет вокруг никого! Вернувшись в Сенктчуари, мы заметили мою рабыню, из последних сил перемещающуюся к центру посёлка. На неё уже было просто жалко смотреть. Я забрала пульт от вибратора у Сьюзи и выключила пыточное устройство между ног у рабыни. Та почти не заметила изменений, так была уже обессилена. Я приказала ей идти работать на огороде и она, скрипя стянутым резиной телом, побрела к посевам. А мы вышли через мост и прошли к 'Красной ракете'. Справа виднелась белая мачта водонапорной башни. Решили пройтись к ней. Пошли не напрасно, хотя в башню и не попали. Под самой башней нашли несколько банок чистой воды и лекарства. А побродив вокруг, ещё и разных одичавших овощей и фруктов набрали. Притом в кустах нашли ящик, а в нём лекарства и патроны в изрядном количестве. Осмотревшись с горки, на которой стояла башня, я заметила на западе какое-то большое деревянное сооружение, явно обитаемое. Вокруг него виднелись посевы, что давало надежду, что там живут мирные фермеры. Напрямую до фермы было совсем недалеко и я, привычно сохранившись, решила сходить и узнать, кто там живёт. Тут и выяснилось, что прямая, это не всегда самый короткий путь. Заметив совсем мелкую блестящую лужицу в широкой ровной ложбине на пути к ферме, я поленилась её огибать и шагнула прямо в неё. Сьюзи даже не успела меня ни от чего предостеречь. Да и не видела она ещё эту, безобидную на вид лужицу, шагая чуть позади меня. Неладное я ощутила, когда уже шагнула второй ногой. Первая нога отказалась отрываться от земли, словно приклеенная. Через мгновение я поняла, что и второй ногой тоже влипла во что-то. 'Лужа' подо мной мгновенно сменила цвет, став антрацитно-чёрного цвета и стала похожа на сверкающую резину. Она и по консистенции оказалась похожа на густую клейкую резиновую жижу, покрытую прочной резиновой плёнкой. И эта плёнка медленно поползла по моим ногам вверх, покрывая их идеально гладким сверкающим слоем. Сьюзи стояла рядом с безнадёжным выражением глядя, как меня уже до пояса обтянуло сверкающей чёрной резиной. Информационная надпись сообщила очевидное: 'Вы стали добычей чёрного слизня. Вы никак не сможете освободиться от него. Ваш напарник тоже ничем вам не сможет помочь'. Когда резиновая плёнка оказалась между моих ног, она толстыми гладкими щупальцами проникла в мою киску и попу. И это вдруг оказалось очень приятно. Я перестала вырываться и сладко застонала. Стремительно накатил оргазм, за ним ещё и ещё. 'Это я уже где-то встречала' - мелькнула мысль где-то на периферии сознания. Да, здесь почти все местные хищники, убивая жертву, удовлетворяли её сексуально. А что вы хотели от игры, модифицированной резиновыми маньяками? Лично я ничуть не удивилась. Просто теперь наслаждалась своей смертью. Даже сняла броню для лучшего осязания. Холодная резиновая плёнка неспешно расползалась по моему телу, туго обтягивая кожу. Процесс был жутковато-томителный и приятный, особенно из-за усиливающихся оргазмов, следовавших один за другим. Что это неотвратимая смерть, стало ясно, когда холодная резина покрыла уже всё тело и с шеи поползла на голову и лицо. Как только завершился этот процесс, я неизбежно стала быстро задыхаться. Мой рот и нос оказались под непроницаемой резиной. Снова испытав свои самые сильные и сладкие оргазмы, умирая от удушья, я открыла глаза там, где сохранилась - на вершине холма. Значит, таки умерла. Мы снова двинулись к ферме. Теперь я не стала соваться в эту 'безобидную лужицу', а остановившись, ткнула пальцем в её сторону и вопросительно посмотрела на Сьюзи. Та взяла маленький камешек и кинула в середину 'лужи'. Мгновенно почернев, 'лужа' выплюнула камешек, как из рогатки, а затем снова стала прозрачной. 'Чёрный слизень' - констатировала Сьюзи, - 'Самый опасный из слизней. Наступить на него означает неминуемо умереть. Хотя говорят, что смерть от него приятная!' Напарница усмехнулась и свернула в обход. Я тоже аккуратно обогнула смертельную 'лужу'. До фермы мы на сей раз дошли. Местный хозяин поболтал со мной о работе на ферме, о рейдерах и минитменах. Затем пожаловался, что потерял недавно дочь, убитую рейдерами. Когда посочувствовала, предложил сходить на спутниковую станцию 'Оливия' и добыть там медальон его дочери. Он был очень дорог его жене, как память о погибшем ребёнке. Я согласилась, разумеется. Спутниковая тарелка станции тут-же высветилась на моём радаре. Вот чем мне здесь нравится, так это тем, что цель задания сразу высвечивается. Шагай по азимуту и только в разные 'лужи' не наступай! Мы и пошли. Попутно прихлопнули пару 'мух', которые уж очень заметно порхали на фоне неба. Одну сожгла я из лазерного карабина, другую уже с более близкой дистанции разнесла картечью Сьюзи. Дистанцию сократили разумеется - не мы. Вторая муха просто к нам рванула, ну и ... того, нарвалась на картечь. Это уже можно было считать мелочью после слизня. Пройдя снова мимо Красной ракеты, взобрались на гору и тронулись дальше. Тут нам начали попадаться кротокрысы, причём - в промышленных масштабах. Мы едва успевали отстреливаться. Хорошо, что у меня две звезды стрельбы навскидку. Хотя тут я бы и от третьей не отказалась. Решили обойти обильные на кротокрысов места вокруг и взяли левее. Но там вскоре выскочили на крутой берег. За широкой водной гладью виднелся родной Сенктчуари. Неожиданно нашёл какой-то колодец, в который был опущен толстый шланг. У основания колодца сидел покойник, богатый на патроны, воду и прочие полезности. Я вспомнила про одну хитрость этого места и сбегала вниз, к другому концу шланга. Там стоял насос, который я и выключила. Потом вернулась к колодцу и открыла крышку электрощита. Покойный его, наверное, тоже пытался открыть, но при включённом внизу насосе. Вот его током и прибило. Сейчас-же крышка щитка легко откинулась и к моим ногам упали аж три тайника с крышками. Это такие коробочки, встречающиеся в разных укромных местах по одной штуке. Не сказочно обогатилась, конечно, но приятно. Сохранилась и мы снова пошли по пеленгу. Вскоре наткнулись на поляну с рейдерами. Те кого-то там убили и теперь самозабвенно грабили покойных. Их сторожевая собака заметила нас первой и подняла тревогу прежде, чем я её сожгла точным выстрелом. Пока я вела перестрелку с двумя или тремя противниками, откуда-то сбоку прибежал мужик с палкой. Вот на что он надеялся? Его с одного выстрела уложила Сьюзи. Я в это время прибила одного из стрелков и у меня осталось уже точно два противника. Глянув на свой уровень жизни, поспешно кольнула стимулятор. Чуть не прозевала критический уровень ранений! Тут-же довольно успешно выстрелила. Одна рейдерша у меня и так была подранена, а сейчас я и вторую хорошо задела. Две пару поднятых рук подтвердили нашу безусловную победу. Разбираться с пленными особо не стали, я раздела их догола, сковала за спиной руки наручниками и надела им резиновые рабские ошейники. Затем отправила работать в Красную ракету, благо это близко. Уж как они там в наручниках смогут работать... Как-нибудь приспособятся! Керри же приспособилась? А она даже и не рабыня - обычный поселенец. Значит, уж этим рабыням и вовсе на роду написано работать со скованными ручками! Потом надо будет их только ещё принарядить, чтобы вид был поразвратней. Мы тронулись дальше к цели квеста и хотя уже вечерело, решили посмотреть хотя бы, что там делается снаружи. Возле станции оказалось богато на противников. Тут и дутни нам встретились, и кротокрысы снова полезли из земли. А едва отдышались, примчались собаки и их тоже пришлось отстреливать, но уже под огнём противника откуда-то сверху. Снова выручил вовремя принятый стимулятор, а затем я прихлопнула и портившего мне жизнь стрелка на лестнице, ведущей наверх к антенне. Сьюзи тем временем разобралась с рейдершей, выскочившей из какого-то сарая на территории станции. Стало тихо и мы пошли собирать трофеи. Набралось много всего, в том числе одежды и всяческих ограничителей. Не сомневаюсь, что и Сьюзи себе много чего из ограничительных приспособлений набрала. И ведь она, негодница, непременно их испробует на мне уже этой ночью! Кстати, ночь уже наступила и мы телепортировались к себе домой, в Сенктчуари. И что-же у нас со Сьюзи этой ночью будет? У меня заранее похолодело в животике от предвкушения грядущих безобразий.

Глава двадцатая.

Разумеется, безобразия состоялись! Иначе и быть не могло у нас с этой темпераментной латиноамериканкой. Едва я легла в кровать, как подошла Сьюзи, бренча чем-то железным. На этот раз она заковала мои руки в тяжёлые кандалы. Браслеты были блестящими и округлой формы, запирались на встроенные замки, но всё равно это были кандалы, холодные и тяжёлые. Просто блестели красиво и сделаны были аккуратно. Затем такими-же блестящими браслетами, только большего диаметра и более длинной цепью Сьюзи сковала мои ноги. И в дополнение ко всему, надела мне на шею тяжёлый стальной ошейник из того-же комплекта. Надо ли говорить, что процесс заковывания меня в стальные оковы возбудил меня сверх всякой меры? Так что секс у нас начался как только Сьюзи закрыла последний замочек. Я звенела цепями, стонала и охала, а Сьюзи рыча, как дикая кошка, набрасывалась на моё тело. Думаю, именно звон цепей и привлёк в этих оковах мою партнёршу. Уж чего-чего, а звона цепей сегодня хватало. Этот звук и сверкание на мне массивных браслетов из полированного металла, похоже, особенно заводили Сьюзи и она была просто неутомима. Мне тоже понравилось ощущать на себе солидную тяжесть сковавшего меня металла. Наши оргазмы снова и снова будили всю округу. Разумеется, за ночь я была скована этими новыми игрушками во множестве вариантов. Побывали мои руки и за спиной, побывали прикованными к кровати, к ошейнику, да и позу 'ласточки' я тоже в них опробовала. Разумеется, дополнительные цепи тоже использовались. Уснула я с руками, прикованными на поясе к стянувшей мою талию цепи. Другая цепь соединяла мой ошейник со спинкой кровати. Да и так, куда бы я делась из объятий спящей со мной Сьюзи, тесно прижавшейся ко мне своей крепкой, туго обтянутой латексом грудью? Да и не хотела я никуда деваться. От такого-то счастья? Мне и так неплохо спалось! На утро Сьюзи быстро освободила меня от всего звенящего металла. Вот что в ней есть, так это целеустремлённость. Решили утром идти воевать на 'Оливию', значит собираемся и идём. Тем более, идти особо и не надо было. Жмакнула по карте в пип-бое и мы телепортировались ко входу. Осторожно подкрались ко входу в 'предбанник'. Наша осторожность оказалась совсем не лишней. У окна стояла рейдерша и задумчиво обозревала окрестности. Ну, да только я-то в дверь заглянула, так что стрельнуть ей в ногу мне было несложно. Рейдерша немедленно сдалась. 'Эдак у меня скоро целая толпа рабынь будет!' - подумала я. Дальше действовала стандартно - раздела девицу, надела на неё рабский резиновый ошейник и петлевые наручники. И тоже отправила в Красную ракету - работать на огороде. С остальным после разберусь. Собрали из прихожей трофеи и, войдя в скрытый режим, то-есть пригнувшись, вошли в подвал станции. За дверью оказалась лестница, ведущая вниз. Нижнюю ступеньку стерегла ловушка с лазерным лучом. Сохранившись на всякий случай, я обезвредила ловушку. За поворотом оказался вытянутый холл с компьютером на столе. В дальней стене виднелось окно, в бок вело насколько дверей и пара проходов. Слышались голоса и шаги, но пока никого не было видно. Дальше всё пошло, как в стандартной игре, хотя победили мы просто чудом. Хорошо, что противника удалось уничтожать по-очереди. Навались они все сразу, нам бы ничего не светило. Особенно рейдерша 'Зенитка' с миниганом была опасна. По счастью, миниган не может начать стрельбу мгновенно, ему требуется пара секунд на раскрутку стволов. А тут я, такая вся с двумя звёздами стрельбы навскидку. В общем, в узких коридорах с поворотами этот перк любого противника позволял валить мгновенно. Вот если два противника, тогда уже проблема. Только ведь и нас двое! Правда рейдерши были в приличной броне, так что дробовик Сьюзи их мог только ранить. Но, оно и к лучшему. По результату боя мы получили, благодаря Сьюзи, ещё трёх рабынь. Естественно, я отправила их тоже в Красную ракету. Подземелье, кстати, оказалось очень богато на разнообразные трофеи. И патронов набрали, и крышечек, и лекарств. Ну и разнообразных ограничителей свободы нашлось немало. А в верхней секретной комнате, открываемой с компьютера, даже маленькую атомную бомбочку нашла. Осталось добыть приспособу для её метания и я стану почти что 'ядерной державой' в одном лице. Нашёлся и медальон, за которым нас послали. Забрав всё, что смогли унести, мы выползли из подвала и сразу телепортировались на ферму. Порадовали фермера и его жену медальоном, получили горстку крышек и предложение пользоваться местной мастерской. Заглянув в мастерскую, я поняла, что тут всё печально. Защита на нуле, работников трое, воды на троих, да и спальных мест столько-же. Разве что огород большой и еды много. Всё остальное в обрез, в общем-то. Быстро наставила для начала по территории колонок с водой. Затем накидала во все свободные углы резиновых спальных мешков. А после этого полезла на крышу. Оттуда открывался прекрасный вид на всю территорию фермы. Четыре турели с пулемётами прикрыли все направления возможных атак, перекрывая сектора обстрела. Теперь, с какой бы стороны не сунулся враг, пара пулемётов будет его обстреливать гарантированно. Заодно поставила на крыше небольшой электрогенератор и антенну с сигналом для поселенцев. Ведь теперь на ферме можно было разместить человек двадцать. Немного подумав и прикинув излишек энергии, поставила на крыше в направлении дальних концов территории пару турелей с лазерами, подключённых к генератору. Эти и били подальше, и урон приносили больше. Теперь это поселение стало 'крепким орешком' для любого врага. Ну, а мы со Сьюзи благополучно телепортировались обратно в родной Сенктчуари. Нас снова ждала увлекательная ночь. Ведь мы столько новых игрушек набрали на 'Оливии'!

Конец первой части


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Завадская "Шторм Янтарной долины 2"(Уся (Wuxia)) К.Тумас "Ты не станешь злодеем!"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"