Росляков Александр Геннадьевич: другие произведения.

Боль не измерить

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Случайная встреча на вечеринке, переросла в любовь и привела к разрыву семейных уз.

  
  Счастье человека зависит от его окружения, от его родных. В первую же очередь от
  верности жены мужу, а мужа жене. В уступках друг другу, в поиске компромисса.
  
  
   Глава 1
  
   Измена
  
  Наташа вышла из подъезда и на ходу заглянула в сумочку,документы и права лежали на
  месте. Ключи от машины тоже были на месте, их лишь совсем немного загораживал
  пропуск. Дверь подъезда закрылась за ней, но через секунду слегка приоткрылась и в
  щель вышел кот. Его не интересовала эта женщина, но запах копченной колбасы идущий
  из пакета в её руках привлекал его. В животе у кота урчало от голода и он идя за
  женщиной надеялся что увидев его и пожалев, она даст ему кусочек колбасы. Но
  женщина не видела идущего следом за ней кота и даже совершенно не подозревала о его
  существовании. Быстро дойдя до автостоянки и пройдя в ворота женщина не увидела
  свою машину на обычном месте. На снегу были видны следы от колес,след от резкого
  разгона и все. Угнали, подумала она и открыв сумочку достала мобильник. Выбрав из
  списка номеров рабочий номер мужа и дождавшись соединения она услышала голос мужа с
  кем то спорящего и только через полминуты раздалось его обычное алле в трубке
  телефона.
   - Сережа, мою машину угнали. Что мне делать?
   - Ну,не смеши меня. Наташ,ну кому могло понадобится это твое ведро с болтами.
   - Это не ведро с болтами,а жигули, седьмой модели между прочим.
   - Иди в отделение полиции и пиши заявление о угоне.
   - Ты же знаешь,я не могу этим сейчас заниматься. У меня через час операция.
   - Тогда бери такси и поезжай в больницу.
   - А, как же машина?
   - Позже позвонишь,могла ведь и спустя пять часов за машиной прийти.
   - За это время мою машину могут далеко угнать или хуже того, разобрать.
   - Ох,честная ты моя,иди на работу. Я через десять минут подъеду к автостоянке, все
  сам посмотрю и съезжу в отделение и напишу заявление об угоне..
   - Хорошо, спасибо. Сережка, я тебя люблю.
   - Я тебя тоже.
  Наташа закрыла мобильник и положив его с сумочку, пошла обратно к своему дому и
  пройдя через двор вышла на улицу. Кот увидевший её вначале вскочил,но увидев что
  она и не думает идти к нему, вновь уселся у двери подъезда. Женщина прошла возле
  кота,но даже не увидела его. Ее голова была занята множеством мыслей: - не оста-
  лись ли в угнанной машине какие либо документы, ключи от дачи, успеет ли она на
  автобусе вовремя доехать до больницы...
  Сергей выключил свой компьютер, надел пиджак и куртку,задвинув под стол кресло он
  вышел из компьютерной.
   - Сергей,ты куда собрался? - окликнул его Алексей Федорович.
   - У Наташи машину угнали, надо заявление написать. А, у неё операция на сегодня
  назначена.
  Махнув рукой Сергей сбежал по ступенькам вниз и выскочил на улицу, совсем рядом,
  в укромном месте стояла его машина и он побежал к ней. Антон Федорович смог лишь
  удивленно вскинуть брови, он прекрасно знал на чем ездит жена Сергея. Это была
  его старая машина, он недорого продал её Сергею. Сергей же где то через полгода,
  купил себе фольксваген, а старые жигули забрала себе Наташа. Аргумент мужу она
  привела весьма железобетонный.
   - Сам значит на новой машине будешь ездить? А, я должна тяжелые сумки на себе
  таскать? - спросила у мужа Наташка.
   - Ну, да. А, сумки я могу привезти.
   - В любое время? - с сарказмом спросила Наташка, что нарезая на доске.
   - Ну, разумеется после работы.
   - Значит ужинать ты будешь в полночь.
   - А, почему так поздно?
   - Ждать мне тебя на улице придется до полуночи. Пока приедешь, пока доедем до
  дома. Ну, пока приготовлю...
  Сергей понял к чему клонит жена, но у него был один аргумент. Он конечно был из
  тех аргументов, что был немного ниже...
   - У тебя нет водительских прав. Вот получишь права, вот тогда и поговорим.
  Наташка молча вытерла руки полотенцем и зачем то полезла в свою сумочку, немного
  там покопалась и вытащила новенькое водительское удостоверение.
   - На, любуйся, - с превосходством произнесла Наташка и вновь начала резать что
  то на доске.
  Сергей с недоверие взял в руки водительское удостоверение, распахнул его и очень
  внимательно все просмотрел.
   - Похоже, настоящие, - удивленно констатировал он и осторожно положил права на
  край стола. - Ну, и когда это ты успела выучится? А, самое интересное, где ты взяла
  деньги на учебу.
   - Все очень просто. Пока ты торчал вечерами в своей фирме, я ходила на курсы.
   - Ну, а деньги на курсы?
   - С этим еще проще. У моей подруги есть племянник, Антон. Он фермер и я с ним
  договорилась, что он приезжая в город будет забрасывать мне немного овощей.
   - Не вижу связи между деньгами и овощами?
   - Все очень просто, овощи я у Антона покупаю чуть дороже, чем он сдает на базе
  и намного дешевле, чем в нашем магази...
  Раздавшийся звонок в дверь не дал Наташке договорить. Она взглянула на часы, на
  часах был уже восьмой час и пошла открыть дверь.
   - Кто там?
   - Наташ, это я, Антон.
  Наташа открыла дверь, перед дверью с мешком в руках стоял Антон. На его широком
  плече висел большой мешок картошки, а на полу стояла сетка с луком.
   - Антон, заходи. Сережка мой дома, заодно и познакомитесь.
  Антон вошел в прихожую и захлопнул за собой дверь. Скинув куртку и повесив её на
  крючок, он прошел на кухню и крепко пожал руку Сергею.
   - Ох, тише ты, - охнул Сергей.
   - Извини. У меня это случайно вышло.
   - Ничего, переживу.
  Мешок картошки прочно занял место в углу кухни, сетка с репчатым луком надежно была
  повешена на крючок возле раковины, а крупная морковь тут же была пересыпана в ящик.
   - Антон, сколько с нас? - спросила Наташа, доставая из сумочки кошелек.
   - Шестьсот рублей, - негромко произнес Антон.
  Наташа достала из кошелька требуемую сумму и вручила её Антону. Тот пересчитал
  деньги и спрятал их в свой, изрядно потертый, коричневый кожаный кошелек.
   - Антон, садись с нами ужинать, - предложил Сергей.
   - Спасибо, не откажусь. Весь день на ногах, присесть было некогда, не то что где
  то перекусить.
  Антон сполоснул руки в ванной и присел на табуретку. Хлопочущая возле газовой плиты
  Наташа позволила мужчинам выпить по рюмке за знакомство.
   - Извини, Сережа, больше не могу. За рулем.
   - Понимаю. Но от борща ты ведь не откажешься?
   - От горячего борща я не откажусь.
  Наташа налила Антону тарелку борща и поставила перед ним на стол. Нарезая черный
  хлеб она невольно сравнивала высокого, широкоплечего и красивого Антона со своим
  мужем. Сергеq красавцем не являлся, был надежен, но не более. Делал по дому все
  что она просила, но очень редко проявлял инициативу. Если уж засел за компьютер,
  то все, можешь рядом стрелять из пушки, он даже не оглянется.
   - Как дела? - спросил Сергей у Антона, доев борщ.
   - Нормально, продал сегодня на рынке два десятка мешков картошки.
   - Ты же вроде на овощную базу овощи сдавал? - удивилась Наташа.
   - Что у них там не складывается. Отказываются у фермеров продукцию покупать.
   - И как же ты теперь? - спросила Наташа, накладывая картошку на тарелку.
  Антон шумно выдохнул и выпрямил спину.
   - Не пропадем. На рынке подвязки есть, там овощи продадим.
   Спустя полчаса Антон поблагодарил за обед, попрощался и ушел.
   - Так что насчет машины? - напомнила мужу Наташа.
   - Хорошо, можешь пользоваться. Зимняя резина в гараже.
   - А, зачем мне нужна зимняя резина? - удивилась Наташа. - Сейчас еще только же
  конец сентября.
   - Месяца через два любимая, тебе придется поехать на шиномонтаж и переобуть в
  другие ботинки свою ласточку. Так же тебе придется время от времени заезжать на
  бензоколонку и заправлять машину бензином. Так же...
   - Это я все знаю. Не надо меня учить, ты ключи давай, - Наташа протянула свою
  узкую ладошку.
  Сергей вытащил из кармана ключи от машины и положил их в ладошку жены. Сегодня,
  спустя всего два месяца как она начала водить машину, её ласточку угнали.
   - Я хочу подать заявление об угоне автомобиля, - сказал Сергей усталому дежур-
  ному.
   - Пишите заявление, марка автомобиля, серийные номера, откуда она была угнана,
  примерное время угона.
  Сергей медленно писал заявление, сверяясь с документами. Наконец он закончил и
  протянул заявление дежурному.
   - Ага. Все правильно, будем искать. Но вы все таки покатайтесь или пройдитесь
  по ближайшим дворам, не исключено что ваша машина где то во дворах стоит.
  Сергей вышел из отделения и уселся в свой новенький фольксваген. Поездив немного
  по дворам и не найдя в ближайших дворах угнанный у жены жигуленок, Сергей поехал
  обратно на работу.
   - Сереж, ну как? Нашли машину, - спросил Алексей Федорович.
   - Ищут, - вздохнул Сергей, махнул рукой и скрылся в компьютерной.
  
  Они стояли под высокими деревьями и целовались. Целовались они уже больше часа иу
  обоих уже болели от поцелуев губы, но они все продолжали и продолжали.
   - Ишь, ты, любовь! - поглядев на них сказала какая то старуха, проходившая от них
  в двух шагах.
   - Ой, мне пора, - сказала Наташа, взглянув на часы.
   - Ну, еще минуточку, - попросил Антон и привлек её к себе.
   - Антошка, мне домой пора. Скоро мой домой придет, а ужина нет.
   - Когда ты ему скажешь?
   - Не знаю, Антош. Чуть попозже.
  Их любовь началась примерно где то полгода назад, может немножко раньше. После
  обеда у Сергея Антон не мог забыть Наташу. Она приходила к нему во сне, он видел её
  в каждой идущей ему навстречу молодой женщине и лишь подходя ближе убеждался что
  ему показалось что это Наташа. Привезя в очередной раз на дом продукты Антон
  предложил ей куда нибудь сходить, но Наташа отказалась. Тогда он проследил где она
  работает и приехал уже вечером, ждать её пришлось очень долго.
   - Наташа, это тебе, - сказал Антон и преподнес Наташе роскошный букет цветов.
   - Антон, как бы тебе объяснить. Я замужем, я люблю своего мужа.
  Слова, словами, но букет она все таки взяла, ликовал Антон, возвращаясь по шоссе
  домой. Ирина услышала подъезжающую машину, встала с кровати и выглянула в окно,
  знакомая её легковушка въехала во двор и остановилась. Из нее вышел Антон, он
  открыл багажник и вытащил из него несколько пухлых пакетов.
   - Антон, ну как дела? Все уладил? - спросила Ирина у вошедшего в дом мужа.
   - Нет, еще не все, - ответил Антон, моя руки в ванной. - Надо будет послезавтра
  еще съездить, с одним человеком переговорить.
  Грея мужу ужин, Ирина почувствовала исходящий запах от мужа запах цветов, но не
  придала этому никакого значения. Антон поцеловал жену и сел за стол, уплетая за
  обе щеки котлеты он болтал всякие глупости, поддерживая разговор.
   - Завтра опять в город уеду. Надо мне еще одно дело доделать, - сказал Антон, укладываясь спать. Ирина увидела что Антон улегся к ней спиной и поняла, сегодня
  секса не будет.
   - Антон! Повернись ко мне, - попросила Ирина.
   - Ирин, я очень устал.
  Почти на каждой неделе у Антона появилась необходимость уехать в город, вечером
  он возвращался и Ирина начала подозревать что у него появилась другая женщина.
  Дождавшись когда Антон заснет она прокралась мимо него и вышла из дома, пройдя
  несколько метров она оказалась у дома своей давней подруги, Насти. Она осторожно
  постучала в окно и через пару минут на крыльцо вышла Настя, закутанная в пуховый
  платок.
   - Иришка? Ты чего? Что случилось? - засыпала она вопросами подругу.
   - Настя, можешь одолжить мне на несколько дней свою машину? - попросила Ирина свою
  близкую подругу и соседку. - Понимаешь, мне надо...
   - Иришка, ну конечно, - чмокнула её в щеку Настя. - Можешь не объяснять, я все
  понимаю, косметолог, массаж, грязи. Надо же себя в форме держать.
  Настя вернулась в дом и через секунду вышла с сумочкой в руках. Она достала из
  сумочки ключи и протянула их Ирине. Взяв ключи из рук подруги, Ирина поцеловала её
  в щеку и вышла из дома. Припарковав позаимствованную машину за домом, откуда её из
  за кустов не было видно, она вернулась в дом и как ни в чем ни бывало вер-
  нулась в кровать.
   - Ты куда то ходила? - сонно спросил Антон, переворачиваясь на другой бок.
   - Ходила воды попить. Спи.
  Антон её уже не слышал, он тонко посвистывал носом и слегка всхрапывал.
  Рано утром он позавтракал, загрузил грузовик овощами и уехал. Ирина подождала
  пока он уедет из деревни и быстро села за руль Настиной машины. Грузовик своего
  мужа она нагнала где то минут через десять. Антон не спеша катил на своем грузо-
  вике в крайней правой полосе и не замечал что позади, от него через две машины
  едет его жена. Въехав в город она потеряла его среди потока машин и нашла только
  через полчаса, когда по какому то наитию свернула к овощной базе, грузовик мужа
  стоял у её ворот, а Антон с кем то разговаривал.
  Она резко прижалась к обочине и остановила машину, вызвав несколько недовольных
  гудков от других водителей.
   - Поворотник, надо включать, дура, - услышала она от водителя проехавшей мимо
  неё газели, другие ей просто просигналили.
  Но ей было не до их глупых замечаний. Антон переговорив с мужиком, сел за руль и
  въехал на территорию овощной базы. Ей пришлось очень долго его ожидать, он лишь
  через четыре часа выехал обратно, но не повернул налево, домой. Антон повернул
  направо и она поехала за ним следом. Она видела как Антон, её Антон, купил для
  кого то роскошный букет цветов. Ей он цветы дарил последний раз когда ухаживал.
  Петлявший по улицам города грузовик остановился и Антон одетый в костюм, вышел
  из кабины. Как он сумел не помять в кабине костюм, мелькнуло в её голове. Антон
  стоял возле больницы и ожидал Наташу, он не видел что где то метрах в двадцати
  от него стоит машина, а в ней сидит его жена. Увидев Наташу выходящую из дверей
  больницы, Антон поспешил к ней. Увидевшая эту сцену Ирина, не выдержала и громко
  разрыдалась, по её лицу катились крупные слезы и капали на белую блузку.
  
  
  
   Глава 2
  
   Мамин совет
  
   ‒ Мам, Антон мне изменяет! ‒ проревела в трубку Ирина.
   ‒ Ты в этом уверена? ‒ спросила Вероника Павловна, одевая халат.- Объясни мне все
  толком.
   ‒ Я взяла у соседки машину и проследила за Антоном. Он ждал какую то лярву у
  больницы. Подарил ей роскошный букет цветов. Мне он последний раз цветы дарил...
  Я даже не помню когда.
  Вероника Павловна отпила из чашки уже давно остывший и подернутый пленкой глоток
  кофе и сморщилась от его отвратительного вкуса. Поставив чашку на стол, она усе-
  лась в кресло и накинула на себя плед, ей последнюю неделю что то нездоровилось.
   - Ты хоть узнала, кто она, кем работает? - включила Вероника Павловна бывшего
  следователя.
   - Где то в больнице. А, какая разница кем она работает?
   - Ну, дорогая моя, разница имеется и очень большая. Если она ведущий хирург в
  этой больнице, на хорошем счету у руководства. Замужем и за кем, это тоже иногда
  имеет огромное значение.
   - И что это даст, если я смогу узнать?
   ‒ Можно сообщить руководству о её поведении, разбивает чужую семью, знаешь ли
  некоторые заведующие терпеть не могут сплетен об их любимом учреждении. Сообщить
  её мужу о похождениях его жены.
   ‒ Думаешь, это поможет? ‒ с надеждой в голосе спросила Ирина.
   ‒ Ну, дорогая моя, наш папа два раза от меня уйти пытался. Первый раз спустя
  месяц после свадьбы, я тогда его возлюбленной все волосы на голове по выдирала.
  Второй раз лет десять назад, тут я тоже...
   ‒ Выдрала лахудре волосы? ‒ перебила мать Ирина.
   ‒ Не, поговорила с её мужем. Мужик умный оказался, сам с женой поговорил. Мой
  к ней один раз сходил и всё, никуда от меня больше не дергается.
   ‒ А, если она не замужем?
   ‒ Вначале просто с ней поговори. Не поймет, вырви ей пару прядей волос.
   ‒ Спасибо, мам. Ты мне здорово помогла.
   ‒ Для чего еще может быть нужна мать, кроме как дать совет в семейной жизни.
   ‒ До свидания, мам.
   ‒ Пока, Иришка.
  Вероника Павловна прилегла на кровать и накрылась теплым одеялом, её сильно зно-
  било. Вероятно, в такси простудилась, просила же таксиста выключить кондиционер.
  А, он лишь убавил, вот и простыла. Приняв пару таблеток и запив их водой из сто-
  ящей на прикроватном столике чашки, она задумалась, не поговорить ли ей самой с
  зятьком, не вправить ли ему мозги. Но только не сегодня, за пару дней она отле-
  жится и вот тогда она жестко поговорит с Антоном.
  Раздавшийся в тишине квартиры телефонный звонок помешал Веронике Павловне тихо
  заснуть, она подняла телефонную трубку и услышала в трубке голос давней подруги,
  которую она давно считала умершей.
   ‒ Привет, Вероничка! ‒ заорала в трубке Маринка. ‒ Как ты поживаешь?
   ‒ Да, ничего, простыла немного. Ты чего куда то пропала? Мне кто то сказал что ты
  умерла.
   ‒ Ша, не дождетесь. Я в Швецию жить переехала, моего непутевого зятя в какую то
  шведскую компьютерную фирму пригласили, так этот тюфяк до самого последнего момента
  размышлял, ехать ему или нет. Ну, мы с Сонечкой навалились на него, так на него
  нажали, он нам тут в Швеции хорошую квартиру снял, денег на еду и прочее дает. Свою
  квартиру мы хорошим людям сдали, соседка Елизавета Станиславовна за ними уж как
  нибудь присмотрит. Так что все нормально. У тебя то как?
   ‒ Зятек мой, Антон, налево пошел. Иринка звонила, вся в слезах и соплях, скулит
  как побитая собачонка.
   ‒ Ну, ты ей посоветовала вырвать сопернице патлы?
   ‒ А, как же, непременно. Терпеть что ли.
   ‒ Помню я как ты Наташке её роскошные волосы выдрала.
  Вероника Павловна лишь вздохнула, вспомнив как она расправилась с соперницей.
   ‒ Ага, меня тогда чуть из института не уволили.
   ‒ Не уволили же, твой отец тогда при власти был. Скрутил бы любого в бараний
  рог. Кстати, как он поживает?
   ‒ Умер десять лет назад, похоронили на Рогожинском кладбище.
   ‒ Прими мои соболезнования.
   ‒ Спасибо, Марина.
   ‒ Ладно, Вероничка, пока. Меня внуки куда то тянут.
   ‒ Как, у тебя уже внуки? ‒ вскричала удивленная Вероника Павловна.
   ‒ Старшему скоро будет семь, младшей в следующем месяце будет пять лет.
   ‒ Везет же тебе, Маринка, ‒ позавидовала Вероника Павловна.
   ‒ А, тебя разве внуков нет?
   ‒ Нету пока, а с загулом зятя внуки вообще вряд ли когда нибудь появятся.
   ‒ Ой, прости. Внуки тащат меня в зоопарк. Еще поговорим...
  Вероника Павловна еще пару минут держала в руке замолчавшую телефонную трубку.
  Потом она положила её на столик и легла обратно на кровать, она вспоминала свою
  молодость, себя молодую, озорную девчонку, своего покойного мужа...
  Незаметно для себя она задремала, то ли подействовали таблетки, то ли разговор с
  давней и считавшейся умершей подругой, неизвестно, но Вероника Павловна заснула.
  
   Ирина следила за мужем с маниакальной настойчивостью, она дождалась их встречи и
  старательно сняла их поцелуи мобильным телефоном. Чтобы припереть Антона к стене
  фактами, а не голыми обвинениями. От которых он отмахнется, назвав их бабской
  ревностью и бездоказательными обвинениями. Фотки вышли отличные, качество было
  великолепным несмотря на приличное расстояние, Ирина смотрела на их влюбленные
  и счастливые лица и вновь разрыдалась. Потом она вытерла слезы и тронула машину с
  места, доехав домой раньше Антона, она успела вернуть машину подруге и как ни в
  чем ни бывало, стояла за столом и что то строгала на доске.
   ‒ Привет, зайка, ‒ сказал Антон и попытался поцеловать Ирину в щеку.
  Ирина уклонилась от поцелуя, сделав вид что ей надо посолить суп.
   ‒ Кто она? ‒ спросила Ирина, забыв от ревности все, что советовала ей мать.
   ‒ О ком ты?
   ‒ О ней, ‒ истерично ответила Ирина и выложила на стол телефон.
  Антон посмотрел на лежавший на столе телефон, потом поднял глаза на жену.
   ‒ И что?
  Ирина бросила нож на доску и принялась искать в телефоне отснятые ей фотографии.
   ‒ Вот! ‒ торжествующе произнесла Ирина и сунула телефон с фотографией мужу под
  нос. ‒ Кто она?
   ‒ Откуда я знаю. Какая то влюбленная пара целуется. И что в этом такого?
   ‒ Мужик на фото, это ты.
   ‒ С чего ты взяла? Тут же лиц почти не видно.
  Ирина посмотрела на спокойного как удав Антона, фыркнула и разозлилась.
   ‒ На мужике твоя куртка! А, еще виден номер твоего грузовика.
   ‒ Таких курток полно. Вспомни, где мы её мне покупали? Сколько их там висело?
   ‒ А, твоя машина?
   ‒ Тут видно всего три совпадающих с моим номером цифры и поэтому ты решила что
  это моя машина?
   ‒ На этом месте знакомая видела именно твою машину.
   ‒ Я же в город ездил, останавливался, сигареты покупал. Кое что для тебя купил
  в магазине, ‒ с этими словами Антон полез в сумку, которую бросил у входной двери
   в кухню и достал из неё какой то сверток.
   ‒ И что это? ‒ с подозрением спросила Ирина.
   ‒ Помнишь, ты хотела платье, то черное, но в магазине не было твоего размера.
   ‒ Платье посмотрю, если устроит, оставлю. Но я на тебя еще зла.
  В душе Антон прекрасно понимал, что плохо поступает с Ириной, но ничего с собой
  поделать не мог. Его как магнитом тянуло к Наташе.
  Ирина вытащила из пакета платье и прикинула его к себе, стоя возле зеркала. Оно
  ей очень шло, но радость от подарка омрачала возможная измена Антона.
   ‒ Ну, как? ‒ поинтересовался Антон.
   ‒ Я еще на тебя сержусь.
   ‒ Понял, исчезаю, ‒ спокойным тоном произнес Антон и вышел из дома.
  Куры бродили по двору, склевывая что то с земли, Арашка развалилась в своей ко-
  нуре, протяжно замычали не доенные коровы и Антон пошел в коровник. Раньше Ирина
  никогда не забывала подоить коров, Антон снял с крючка ведро и наполнил его во-
  дой. Подогрев воду на плите, он вновь вышел во двор и вошел в новый коровник, не
  доенные Машка с Людмилой повернули к нему свои морды.
   ‒ Сейчас я вас подою, ‒ ласково произнес Антон, беря у стены чистое, прикрытое
  целлофановым мешком ведро и низенькую скамеечку.
  Ирина проследила куда пошел Антон и немного успокоилась, раз пошел в коровник,
  то сегодня уже никуда не поедет. С этой слежкой она совсем забыла подоить коров,
  но раз туда пошел Антон, то ей там делать нечего. Ирина скинула домашний сарафан
  и надела черное платье, новые туфли дополнили его великолепие.
   ‒ Шикарно! ‒ восторженно произнесла Ирина.
  В коридоре послышались шаги и она быстро скинула платье и закинула в коробку но-
  вые черные туфли.
   ‒ Как платье? Нравится? ‒ спросил Антон.
   ‒ Еще не знаю, не мерила. Позже померю.
   ‒ Ну, поступай как знаешь.
  Отлежавшись пару дней Вероника Павловна почувствовала себя намного лучше и реши-
  ла съездить к дочери. Рано утром она пошла в гаражный кооператив расположенный
  неподалеку от дома, вывела из гаража старенькую Волгу покойного отца и принялась
  запирать ворота.
   ‒ Здравствуйте, Вероника Павловна, ‒ поздоровался с ней сторож.
   ‒ Здравствуйте, Сергей Леонидович.
   ‒ Куда то собрались?
   ‒ Поеду дочку проведаю, да зятю хочу мозги вправить.
   ‒ Мозги хотите зятю вправить? Значит, натворил чего то зятек?
   ‒ Да, уж натворил, ‒ ответила Вероника Павловна, садясь за руль.
  Поднявшееся боковое стекло отсекло от неё говорливого сторожа и Вероника Павлов-
  на медленно тронула тяжелую машину с места. Выехав с территории гаражного коопе-
  ратива, Вероника Павловна выехала на кольцевую дорогу и спустя примерно десять
  минут свернула на загородное шоссе. Машина хоть была довольно старой, но вполне
  могла за счет форсированного мотора потягаться с многими иномарками. Уверенно
  двигаясь по своей полосе, Вероника Павловна лихо объезжала мешавшие ей ехать к
  дочери автомобили, переходя с полосы на полосу. Время от времени в след ей кто то
  сигналил, но она не обращала на это никакого внимания. Съехав с шоссе на боковую
  дорогу она немного сбавила скорость, вся дорога была в небольших ямках, а она не
  хотела здесь кого нибудь обогнать, оказавшись потом в кювете. Дом стоящий за
  кустами сирени появился так внезапно, что ей пришлось экстренно тормозить и
  немного сдать назад. Э, как, кусты разрослись. Она сама их сажала пятнадцать лет
  назад, ей очень не нравился вид на дорогу.
   ‒ Иринка! ‒ позвала Вероника Павловна, вылезая из машины.
  Дверь дома распахнулась, взлохмаченная Ирина вышла на крыльцо. Сойдя с него, она
  подошла к машине и обняла мать.
   ‒ Здравствуй, мам.
   ‒ Здравствуй, дочка. Вот приехала твоему мозги вправить.
   ‒ Ой, мам, не надо. У нас вроде все нормально.
   ‒ Что значит не надо. Ты мне позвонила, вся слезах и соплях. А теперь значит не
  надо?
  Въехавший на тракторе Антон вынужден был резко сдать вправо чтобы объехать тещи-
  ну машину, которую та поставила среди двора.
   ‒ Здравствуйте, Вероника Павловна, ‒ вежливо поздоровался с тещей Антон, остановив
  трактор.
   ‒ Здравствуй, зятек. Ты чего это такое творишь... ‒ принялась было прочищать зятю
  мозги Вероника Павловна.
   ‒ Мам, не надо! У нас все нормально.
   ‒ Знаешь что дорогая моя, то у нас все плохо, мама помоги. А, теперь значит не
  надо.
   ‒ Вероника Павловна, ‒ вмешался Антон. ‒ Мы сами как нибудь разберемся. Как нам
  жить и что делать. Вы бы лучше машину в сторонку отогнали, сейчас сюда грузовик
  с землей приедет.
  Вероника Павловна окинула зятя недобрым взглядом, распахнула переднюю дверцу и
  тяжело уселась в машину. Придвинув машину вплотную к забору, она вышла и с силой
  захлопнула дверцу. Во двор въехал зил и отсек её от зятя, который махая рукой
  указывал, где сгрузить чернозем.
   ‒ Мам, ты где? ‒ позвала Ирина.
   ‒ Да, здесь я, за грузовиком. Господи, как же он газом навонял, ‒ выругалась в
  голос Вероника Павловна, зажимая двумя пальцами нос.
  Зил еще раз сбросил излишки воздуха из тормозной системы, напоследок еще раз как
  следует навонял газом, видимо где то у него была утечка и наконец выехал со двора.
  Антон закрыл за ним ворота и взял стоявшую у забора тачку.
   ‒ Антон, я с тобой еще не закончила, ‒ сказала теща и встала перед тачкой.
   ‒ Извините, но у меня еще полно дел на сегодня. Скоро сын коров пригонит домой
  с пастбища. Их доить надо будет.
   ‒ Ничего, Иринка справится. В случае чего ей Коля поможет.
  Антон уселся на ступеньку крыльца и закурил. Вероника Павловна молча подошла к
  нему поближе и буквально прошипела: ‒ Ты что это зятек, налево вздумал пойти?
  Вошедшие во двор коровы заглушили своим мычанием слова Вероники Павловны, Коля
  вошедший следом за коровами не услышал слова бабушки и бросился к ней.
   ‒ Привет, бабуль! ‒ обрадовался Коля.
   ‒ Здравствуй, мой любимый!
  Вероника Павловна обняла внука, от Коли пахло молоком, навозом, травой и еще чем
  то очень знакомым, чем то из детства.
   ‒ Коленька, ты иди, мне с твоим отцом надо поговорить.
  Коля молча пошел к коровнику, куда уже зашла Машка и лишь бестолковая Маруська
  медленно ходила по двору, срывая клочки травы.
   ‒ Маруська, пошли, ‒ позвал Коля бестолковую Маруську.
  Та покосилась на него, но и не подумала слушаться. Коля смело подошел и стегнул
  непослушную корову длинным прутом, который держал в руке. Маруська замычала и
  медленно пошла в коровник.
   ‒ Ты что это поганец, вздумал моей дочери изменять! ‒ понизив голос произнесла
  Вероника Павловна.
  
  
  
   Глава 3
  
  
   Легко говорить, тяжело сказать...
  
  
   ‒ Ты когда скажешь о нас своей жене? ‒ спросила Наташа, когда она с Антоном ле-
  жали в постели.
   ‒ Не знаю, ‒ честно признался Антон. ‒ Ты же своему Сергею тоже наверно не ска-
  зала?
   ‒ Не сказала. Да, я не знаю как он на это прореагирует.
  Пролежав еще где то с полчаса, они поднялись с постели и не сговариваясь пошли
  вместе в душ.
   ‒ Эй, ну хватит, ‒ притвотно возмутилась Наташа. ‒ Мне надо еще все прибрать до
  того как Сережка домой придет.
  Антон отпустил Наташу и вылез из ванной.
   ‒ Белье с постели сними, ‒ попросила Наташа, вытираясь пушистым полотенцем.
  Антон снял с одеяла пододеяльник, наволочки, простыню и скомкав все белье в ком,
  притащил в ванную. Наташа открыла дверцу стиральной машины и закинула грязное
  белье внутрь.Входная дверь распахнулась и на пороге появился Сергей с тортом и
  большим букетом тюльпанов в руках. Увидев Антона выходящего из комнаты в одних
  трусах и джинсами в руках он сперва ничего не понял. Но когда из ванной вышла
  Наташа и не видя мужа произнесла: ‒ Ты давай одевайся быстрее, скоро Сергей...
  Ему вдруг стало все понятно.
   ‒ Антон, ты спишь с моей женой? ‒ напрямую спросил Сергей, бросив торт и цветы
  на пол.
   ‒ Сереж, ты все не так понял...‒ попыталась выкрутится Наташа.
  Но Сергей уже ничего не слышал, промелькнул его сжатый кулак и Антон отлетел в
  комнату.
   ‒ Убью! ‒ закричал Сергей.
  Наташа кинулась в ванную и заперлась на щеколду.
   ‒ Наташа, почему?‒ спросил Сергей.
   ‒ Сережа, ты все не так понял.
   ‒ Вот только не надо мне врать. Я все знаю, мне рассказали. Вначале я тоже не
  поверил, а сегодня все подтвердилось.
  Антон лежавший на полу без движения, слегка шевельнулся и медленно сел.
   ‒ Одевайся и проваливай, ‒ резко произнес Сергей, отшвыривая ногой со своей дороги
  коробку с тортом и с хрустом давя цветы.
  Антон встал и поднял с пола свои джинсы, морщась от боли в челюсти и небольшой
  боли в спину, при падении он сильно ударился спиной об чугунную батарею. Морщась от
  боли он начал одевать джинсы, потом кое как надел кроссовки на ноги,
  схватил свою футболку и куртку и вышел из квартиры. Наташа медленно отодвинула
  щеколду и приоткрыла дверь, Сергея не было видно и она медленно вышла из ванной.
   ‒ Сережа! ‒ позвала Наташа, хотя прекрасно понимала что сейчас её тюфяк и тихоня
  Сергей сейчас способен на все.
  Сергей валялся на диване в гостиной, возле него стояла початая бутылка коньяка.
   ‒ Сереж, мы можем поговорить? ‒ робко спросила Наташа, стоя на пороге комнаты и
  готовая снова бежать в ванную.
   ‒ Не о чем мне с тобой говорить, ‒ пробурчал Сергей. ‒ Исчезни из моей жизни!
   ‒ Пойми правильно, ты в этом тоже виноват.
   ‒ Это я то виноват? Закрой рот и исчезни.
   ‒ Ты уделял мне слишком мало времени.
   ‒ Мало времени, мало денег, исчезни с глаз моих... тварь.
  Наташа открыла рот от изумления, Сергей которого она считала тюфяком и тряпкой,
  осмелился её так обозвать.
   ‒ Как, как ты меня обозвал?
   ‒ А, как тебя еще называть? Есть правда еще одно название тебе подходящее, оно
  тебе очень подойдет...невнятно произнес Сергей и вдруг заорал: ‒ Шлюха!!!
  Антон на ходу надел футболку, идущая на верх по лестнице пожилая женщина покоси-
  лась на него, но ничего не сказала. Одев куртку уже на улице, Антон взглянул на
  окна Наташиной квартиры, но там вроде все было тихо. Садясь в свой грузовик он
  запоздало подумал, что надо было снять квартиру и встречаться там.
  
  
   Глава 4
  
   Одиночество.
  Ирина стояла у окна и смотрела на видневшийся, сквозь прореху в кустах кусочек
  дороги. По этой дороге должен был проехать грузовик её мужа.
   - Караулишь? - ехидно спросила Вероника Павловна у дочери.
   - Караулю, мам. - Со вздохом подтвердила Ирина. - Люблю его, гада.
  Вероника Павловна посмотрела на заплаканное лицо дочери и обняла её, так прижав-
  шись друг к другу они простояли неизвестно сколько времени. Разорвать объятия их
  заставил шум автомобильного двигателя. Антон ехал домой, время от времени колеса
  грузовика попадали в колдобины и грузовик начинал переваливаться с бока на бок.
  Ему приходилось немного сбрасывать скорость, так как он боялся поломать рессоры.
  Въехав во двор и вспугнув гуляющих там кур, Антон вылез из кабины, подошел к ле-
  жавшей в своей конуре собаке и потрепал её по голове. Арашка лизнула его ладонь
  и снова положила голову на передние лапы. Совсем Арашка постарела, подумал Антон и
  решил что надо брать щенка. Войдя в дом он скинул с себя куртку и повесил её в
  коридоре на крючок.
   - Явился, зятек! - язвительно поприветствовала его теща. - Куда это вы ездили,
  если конечно не секрет?
   - Гроб вам заказывал, Вероника Павловна, - вдруг сорвалось с языка у Антона.
  Вероника Павловна от удивления остолбенела. Никогда Антон не позволял в её адрес
  ничего подобного, он всегда был с ней вежлив и терпелив.
   - Ты охренел? - возмутилась Вероника Павловна.
   - А, чего вам тут надо? Приперлись, так помалкивайте. Мы взрослые люди, сами
  как нибудь разберемся.
   - Разберутся они! Вам еще Коленьку растить надо.
   - Вот Колю сюда приплетать не надо. Он мой сын и я его выращу сам.
  Вероника Павловна прошла в комнату и начала собирать вещи дочери.
   - Мам, что ты делаешь? - удивленно спросила Ирина, наблюдая как мать утрамбо-
  вывает её одежду с сумки и чемоданы.
   - Забираю тебя домой. Пусть этот ирод один живет. И Колю с собой заберем.
   - Никуда я с вами не поеду, мне здесь хорошо, - ответил на слова бабушки Коля,
  выглянувший из своей комнаты и вновь усевшийся перед компьютером.
   - Здесь ему видишь ли хорошо, - всплеснула руками Вероника Павловна. - Разве в
  городе хуже?
   - Тебе, бабуля может и лучше. А, мне там хуже. У меня тут друзья, речка, пруд,
  лес. А, городе что? Кругом бетон, асфальт и людей прорва, все куда то спешат.
  Вероника Павловна махнула рукой и схватила набитые одеждой сумки.
   - Ирина, поехали.
  Ирина открыла было рот, чтобы возразить, но Вероника Павловна посмотрела на нее
  так, что она не посмела и пикнуть против. Одев кофточку она пошла за своей мамой
  к выходу.
   - Пап, что происходит? - спросил Коля, у сидевшего на стуле отца.
  Увидев на его скуле большой синяк, Коля удивленно спросил: - Кто это тебя так?
   - Да, ерунда. Поскользнулся на банановой кожуре. Кто то кожуру бросил, а я не
  смотрел под ноги, вот и навернулся.
  Коля подошел к буфету и достал мазь от ушибов.
   - Пап, намажь, быстрее пройдет.
   - Да, ладно. Само пройдет.
  Но Коля настоял на своем и Антон морщась от резкого запаха мази, принялся осто-
  рожно мазать скулу мазью.
  Вероника Павловна вышла из дома, отперла багажник и забросила него сумки. Громко
  хлопнув крышкой багажника, она открыла водительскую дверь и посмотрела на дочь.
   - Давай, садись! - произнесла Вероника Павловна и уселась за руль.
   - Мам, может...
   - Нет, не может, - отрезала мать. - Садись давай. Я не потерплю чтобы моя дочь
  терпела от какого то мужлана.
   - Мам, он не мужлан.
  Вероника Павловна посмотрела на сидевшую рядом дочь и тронула машину с места.
   - Согласна, он не мужлан. Он козел, редчайшей породы.
   - Тогда, уж скорее кобель.
  Вероника Павловна засмеялась услышав слова дочери и едва не загнала свою машину
  в кювет.
   - Не смеши меня. Я же машину веду, а она между прочим довольно тяжела в управ-
  лении.
  Волга медленно перебиралась с одной колдобины на другую, её изрядно раскачивало
  и трясло, наконец грунтовка закончилась и машина выехав на шоссе пошла ровнее.
   - Ну, вот выбрались из деревни в цивилизацию, - заметила Вероника Павловна и
  прибавила газу.
   - Мам, куда ты так разогналась? - спросила Ирина, лихорадочно пристегивая ремень
  безопасности.
  Она с растущей тревогой наблюдала как стрелка спидометра доползла до семидесяти
  километров в час, прошла немного дальше и застыла на восьмидесяти двух.
   - Быстрее тут не разгонишься, - как бы для себя заметила Вероника Павловна.
   - Куда уж быстрее.
   - Ничего, скоро доедем до трассы. Вот там я тебе покажу на что способна эта...
  Как ты её в прошлый раз назвала?
   - По моему, рухлядь?
   - Нет, не рухлядь. Ты назвала её... - Вероника Павловна задумалась на секунду,
  потом хлопнула рукой по баранке.
  Волга при этом хлопке слегка вильнула, но через секунду вновь пошла ровно.
   - Мам, осторожнее. Так мы в аварию попадем.
   - Ты назвала её хламом и предложила сдать в металлолом. Я позвала соседа по
  кооперативу. Ну, ты его знаешь, он вечно кому то машины подваривает и перебирает
  ходовые. Он её осмотрел и сходу предложил мне за неё восемьдесят тысяч рублей.
   - Ну и продала бы, - тусклым голосом произнесла Ирина. - Все равно она у тебя
  стояла мертвым грузом. Да и прав у тебя насколько я знаю никогда не было.
   - Плохо ты знаешь свою маму. Права у меня были, только они были просрочены.
   - Ну, вот видишь?
   - Ничего особенного, позвонила одному знакомому. Он устроил меня на курсы и я
  честно отучилась положенное время. Успешно сдала все экзамены. Семен Валерьевич
  к тому времени привел мою ласточку в порядок. Заменил резину на колесах, еще что
  заменил, я уже не вдавалась. Машина прошла техосмотр и допущена к эксплуатации.
   - Хочешь сказать, что ты мам, нигде не мухлевала?
   - Инспектора заинтересовал слишком большой по его мнению карбюратор и то что
  он скорее всего не от этой марки.
   - И ты?
   - Ну конечно. Не подмажешь, не поедешь. Он сделал в документах запись о замене
  карбюратора на другой, ввиду отсутствия запчастей к этой модели. Я не вникала в
  детали, главное то, что машину допустили к эксплуатации.
  Волга наконец выехала на трех полосное шоссе и Вероника Павловна выжала из нее
  все, до последней лошадиной силы.
   - Мама, хватит. Ты все доказала, сбавь пожалуйста скорость. Я тебя умоляю.
   - Вот, так то вот. Твоя старенькая мама еще имеет порох в пороховницах и готова
  надрать задницу любому мужлану.
   - Ты хотела сказать, кобелю.
  Вероника Павловна кивнула и вновь придавила педаль газа. Въехав в городскую чер-
  ту ей поневоле пришлось снизить скорость и медленно ехать в общем потоке. Спустя
  час она свернула в родной переулок и остановила машину у своего подъезда.
   - Иришка, забирай сумки и поднимайся наверх. А, я машину в гараж поставлю.
   - Мам, у меня ключей нет, - призналась матери Ирина, обшарив свои карманы.
  Вероника Павловна на секунду задумалась.
   - Паспорт твой я точно в сумку бросила, на самое дно. Телефон в зеленой сумке
  лежит, а ключи...Точно! Они в чемодане. Ладно, держи мои. Я сейчас машину отгоню
  в гараж и приду.
  Ирина вытащила из багажника обе сумки и чемодан, навьючив их на себя она пошла к
  подъезду и налетела на какого то мужчину. Он выходил из подъезда и совершенно не
  видел идущую ему навстречу Ирину. Он держал в руках какую то толстую книгу и был
  буквально ей поглощен.
   - Ой! - вырвалось у Ирины, когда он наступил ей на ногу. - Смотрите куда идете
  молодой человек.
   - Извините, я увлекся, - произнес мужчина и захлопнул книгу. - Вам помочь?
   - Сама справлюсь.
  Ирина попыталась открыть дверь подъезда, но сделать это не ставя сумки на грязный
  после дождя асфальт оказалось сложным делом.
   - Придется вам помочь, - с улыбкой произнес мужчина и открыл дверь в подъезд.
   - Спасибо, - буркнула Ирина и вошла в подъезд.
  В подъезде по прежнему пахло кошками, каким то гнильем. Поднимаясь по обшарпан-
  ной лестнице, Ирина думала о том как она будет жить дальше. Видимо ей придется
  найти себе работу. Подойдя к своей двери, она достала ключи и принялась отпирать
  дверь.
   - Эй, а ну не балуй! - раздался чей то голос за её спиной. - Я сейчас полицию
  вызову.
  Ирина обернулась, дверь квартиры напротив была распахнута и в проеме кто стоял.
   - Я дочь Вероники Павловны. Просто я долго жила в деревне, - начала объяснять
  она сама не зная почему стоявшему в проеме двери существу. Так как женщиной это
  назвать было не возможно. Всклокоченные волосы, рваная и грязная одежда, окурок
  прилипший к нижней губе.
   - Да, ладно гнать. Дочь Вероники Павловны живет в Подмосковье, с каким то там
  фермером. А, ты на фермершу не похожа, одета по моде.
   - А, вы знаете как должна выглядеть фермерша?
  Поднявшаяся по лестнице Вероника Павловна прервала их разговор.
   - Слышь, Павловна. Эта фифа пыталась к тебе в квартиру залезть, - обрадованно
  произнесло существо, видимо надеясь на какую то благодарность.
   - Эта фифа как ты говоришь, моя дочь, - произнесла брезгливым тоном Вероника
  Павловна. - Исчезни, ворона.
  Существо пожало плечами, захлопнуло дверь квартиры и было слышно, как оно бурчит
  идя по коридору: - Вот и помогай людям, никакой тебе благодарности.
  Отперев дверь ключами, Вероника Павловна помогла дочери занести в квартиру сумки
  и захлопнула дверь.
   - Давай обустраивайся, в твоей комнате все сохранилось как и было.
  Ирина прошла в свою комнату, занавески были задернуты и в комнате было довольно
  темно, она чуть не упала, споткнувшись о стоявшие на полу коробки.
   - Ох, - вскрикнула Ирина и выронила сумки.
   - Иришка, что случилось? - всполошилась Вероника Павловна.
   - Да, споткнулась об коробки. Ничего страшного, я в порядке. Мам, а что в этих
  коробках?
   - Когда на пенсию выходила, сослуживцы надарили всяких глупостей. Свалила все в
  коробки, да и забыла про них. Если хочешь, возьми себе что нибудь.
  Вероника Павловна вошла в комнату и отодвинула занавески. В комнате сразу стало
  светлее и сразу стала видна пыль, которая скопилась на всех поверхностях мебели.
   - Придется тебе, Иришка, взять тряпку и прибраться здесь. Твоя мама не такая
  резвая, как в молодости.
   - Кто то недавно доказывал что у него есть еще порох пороховницах. Не ты ли?
   - Это я бравировала, хотела тебя немного поддержать. А, самой было до чертиков
  страшно.
   - Ладно, мама. Только больше так не делай.
   - Не делать чего?
   - Не гоняй как сумасшедшая.
   - Ладно, договорились. Давай обустраивайся.
  Ванная наполнилась шумом воды, льющейся в поставленное в ванну ведро. Набрав в
  ведро теплой воды, Ирина переоделась в потрепанные джинсы, натянула на себя пот-
  репанную и растянутую футболку и принялась за уборку. Разорвав какую то старую
  рубашку, которая ей стала мала на тряпки, она принялась смывать пыль с люстры.
  Пыль хоть и стираемая влажной тряпкой, витала в воздухе и заставила Ирину не раз
  чихнуть.
   - Будь здорова, Иришка! - в который раз произнесла Вероника Павловна, сама она
  тоже не раз чихнула.
  Выметая скопившуюся грязь из углов комнаты, Ирина думала о том, как все таки ей
  жить дальше. Вытащив из под письменного стола пачку каких то тетрадей и учебни-
  ков, она спугнула крупного паука и отчаянно завизжала.
   - Ты чего визжишь? - спросила мама, появившись в дверях комнаты.
   - Паук!
   - Ты прожила в деревне столько лет и по прежнему боишься пауков?
   - Просто не ожидала, - честно призналась Ирина. - Он так внезапно вылез.
   - Да, он сам тебя боится больше, чем ты его.
  Вероника Павловна взглянула на свои часы, начало девятого отметила она для себя.
   - Ты как хочешь, а я пошла спать.
  Ирина достала из шкафа чистое постельное белье и перестелила кровать. Бросив в
  стиральную машину снятое ею белье, она посмотрела в зеркало и удивилась своему
  отражению в нем. Её лицо выглядело постаревшим, щеки обвисли, глаза потускнели.
  Включив небольшой телевизор, она долго переключала телевизионные каналы в некой
  надежде, что ей попадется что нибудь интересное, что позволит хоть на какое то
  время забыть о измене Антона. Переключив с пятый раз на первый канал, она поняла
  что ничего путного не найдет и с явным облегчением выключила телевизор. Ложась в
  постель, она ожидала встречи с чем то теплым и мягким, но в её холодной постели
  кроме нее никого не было. Спала Ирина очень плохо, привыкнув к тишине деревни,
  она просыпалась от пьяных криков на улице, от громкой музыки в проезжавших мимо
  дома автомобилей. Даже скрип собственной кровати тревожил её сон.
   - Как тебе спалось на старом месте? - спросила мать у дочери, заваривая чай.
   - Ой, мама. Плохо, привыкла к тишине.
   - Какая же в деревне ночью тишина? - удивилась Вероника Павловна. - То корова
  замычит, то петух кукарекать начнет. Та же собака брехать начнет, какой тут сон.
   - Мам, это деревенский шум, к нему быстро привыкаешь, а потом и не замечаешь
  совсем. Собака у нас так, Арашка давно уже ничего не слышит. Антон собирался со
  дня на день щенка у какого то знакомого покупать,- ответила матери Ирина. - Но,
  это он видимо будет делать без меня.
   - Черт с ним, с твоим Антоном. Давай лучше завтрак готовить.
  Через несколько минут на разогретой сковороде жарился мелко порезанный лук. Пар
  медленно поднимался над закипающим чайником, а на другой конфорке булькала водой
  картошка.
   - Залей лук тремя яйцами, - попросила Вероника Павловна дочь.
  Разбив одно за другим три яйца над сковородой, Ирина сложила скорлупу на кусок
  газеты и свернула её в тугой ком. Кинув ком в пакет от хлеба, Лариса принялась
  расставлять на столе посуду.
   - Картошка кажется готова, - констатировала Вероника Павловна проткнув одну из
  картофелин вилкой, она взяла со стула полотенце и отнесла горячую кастрюлю с
  картошкой в раковину. Сливая из кастрюли воду она следила чтобы не одна картофелина
  не выскочила через щель в раковину.
   - Мам, яичница готова.
   - Тогда накладывай себе и мне. А, я разомну картошку.
  
  
   Глава 5
  
   Работа
  
   - Что дальше думаешь делать? - спросила Вероника Павловна у сидящей напротив
  неё дочери.
   - Ну, а что тут думать. Надо работу подыскивать. Я же должна как то обеспечи-
  вать свои потребности. Ну, там еда, оплата жилья, одежда наконец.
   - Ну, это понятно, - отмахнулась мама. - Работать то где думаешь?
   - Вот сейчас доем. Оденусь и схожу к киоску, в нем наверняка есть какие нибудь
  газеты с вакансиями.
   - Ну, и хорошо.
  Ирина доела последнюю ложку картофельного пюре и принялась мыть посуду. Где то
  минут через пятнадцать, она уже готова была спуститься вниз.
   - Зайка, у тебя деньги то есть? - спросила мать, держа в руках кошелек.
   - Сейчас гляну. Есть мам, немного, но есть.
   - Вот тебе пятьсот рублей, купи что нибудь из еды, овощей каких нибудь и что
  нибудь к чаю.
   - Хорошо, мам. Я побежала.
  Ирина захлопнула за собой дверь и услышала какой то шорох, за дверью напротив.
   - Ни свет, ни заря, уже куда то намылилась, - услышала она за соседской дверью
  чей то голос. Потом она вспомнила вчерашнее всклокоченное создание и улыбнулась.
  Спустившись вниз по лестнице, она вышла из подъезда и пошла по узкому тротуару к
  киоску, но уже издалека она увидела что киоска на прежнем месте нет.
   - Извините, тут раньше газетный киоск стоял. Его куда то перенесли? - спросила
  она у дворника.
   - Стоял, стоял. Но его вон туда, во двор переставили, - ответил дворник и ука-
  зал рукой куда то через дорогу.
  Ирина терпеливо дожидалась зеленого светофора для пешеходов и когда он загорелся
  перешла улицу, обилие на улице машин её слегка напугало. Они стояли везде, на
  газонах, тротуарах, про буквально запруженную машинами дорогу и говорить было
  нечего. Едва она перешла, как загорелся зеленый для транспорта и железная река
  начала свое движение.
   - Иришка, привет! - радостным голосом поздоровалась с ней какая то модно оде-
  тая молодая женщина.
   - Здравствуйте, - поздоровалась с осторожностью Ирина. - Мы вроде не знакомы.
   - Не знакомы? Во, дает! Да, мы с тобой в школе за одной партой десять лет про-
  сидели.
   - Вера? Ты, что ли?
   - Ну, наконец то изволила вспомнить. Как живешь, Лариска?
   - Да, ничего хорошо, - неохотно начала рассказывать про свою жизнь Лариса.
   - Ты торопишься куда нибудь?
   - Да, в общем нет. А, что?
   - Пошли, тут по соседству есть чудесная кофейная.
   - У меня с деньгами не очень, - призналась старой школьной подруге Ирина.
   - Ерунда какая, я угощаю. Пошли, давай.
  И Вера повела Ирину куда то во двор. Зайдя во двор, Ирина увидела на стене до-
  ма большую вывеску и высокое крыльцо.
   - Что то я не поняла, как в жилом доме могла появится кофейная?
   - Иришка, ты где живешь?
   - Еще вчера я жила в Подмосковье и был у меня муж, фермер. А, теперь я живу у
  своей матери и ищу работу, так как я ушла от мужа, - вывалила Ирина разом все свои
  проблемы.
   - Это все? - спросила уточняя Вера.
   - Вроде все.
   - Ну, это не проблемы. Жить тебе есть где, а с работой я тебе помогу. Будешь у
  меня в магазине продавщицей работать, первое время конечно. Потом, если ты себя
  покажешь, сделаю директором магазина.
   - У тебя есть свой магазин? - удивилась Ирина.
   - У меня пятнадцать магазинов. От покойного мужа мне досталась пара салонов, так
  я их так раскрутила.
  Открывая дверь кофейной, Ирина ожидала увидеть скромную обстановку, но роскошь
  хрома и кожи на удобных стульях поразили её.
   - Ух, ты. Вот это шик, - невольно вырвалось у Ирины.
   - Конечно шик, я привлекла к работе лучшего дизайнера Москвы.
  а посмотрела на школьную подругу и спросила: - Это твоя кофейная?
   - Моя. Это сейчас по утру здесь пусто, а к вечеру народу набьется полный зал.
   - Представляю.
  Едва они сели за столик, как к ним подскочил молодой человек.
   - Здравствуйте, Вера Ивановна. Вам, как обычно?
   - Да, Миша. А, подруге моей кофе и пару..., - Вера посмотрела на поникшее ли-
  цо Ирины. - Три эклера, надо ей настроение поднять.
   - Одну минуту, - произнес Миша и так же быстро исчез.
   - Разве сладкое может улучшить настроение? - спросила Ирина.
   - Еще как, дорогая моя. Я лет пять назад по плитке шоколада на ночь съедала,
  а потом на тренажерах сгоняла лишний вес.
  Появившийся Миша с подносом прервал их разговор, он быстро расставил чашечки с
  горячим кофе, поставил перед Ириной тарелку с тремя эклерами и вновь исчез.
   - Давай, налетай, - шутливо сказала Вера и отпила немного кофе.
  Вбежавшие молодые парни вихрем промчались мимо них и заняли дальний столик.
   - Я же тебе говорил что кофейная с девяти начинает работать. А, ты еще спорил
  что с десяти, - упрекнул друга белобрысый парень. - Скоро Маша с Иркой подойдут.
   - Видишь! Уже клиенты пришли, - едва слышно произнесла Вера, кивком указывая в
  сторону парней. - Девчонок своих ждут.
  Стремительный Миша принял у них заказ и буквально через пару минут вернулся к их
  столу с полным подносом.
   - Ну, что? Принимаешь мое предложение? - спросила Вера.
   - Конечно принимаю.
   - Значит так, вот тебе адрес магазина. Завтра утром жду, магазин начинает ра-
  ботать в восемь часов утра. Не опаздывай. Вот тебе мой номер мобильного, так на
  всякий случай.
  Вера протянула Ирине листок из записной книжки.
   - Зарплата я тебя будет такая же, как и остальных продавщиц. Покажи себя, вот
  тогда и прибавка будет.
   - Миша! - позвала Вера официанта.
  Миша стремительно вышел из кухни и подошел к их столику.
   - Слушаю, вас.
   - Сколько с нас?
   - Вера Ивановна, вы же здесь хозяйка.
   - Миша, ты же знаешь правила.
   - Триста рублей.
  Получив деньги Миша вновь исчез и они вышли из кофейной.
   - Спасибо тебе, Вера.
   - Благодарить позже будешь. Ладно, мне пора. Еще увидимся.
  Вера подошла к маленькому автомобилю, стоявшему в тротуара, отперла его дверцу и
  уселась за руль. Ирина тщетно пыталась вспомнить что это за марка и только ког-
  да Вера уехала, ей это удалось. Вернувшись домой она положила ключи в карман и
  увидела мать, выглянувшую из своей комнаты.
   - Ну, и где газета? - спросила мама, увидев пустые руки дочери. - Кроме газеты
  вакансий, которую ты собиралась купить, ты должна была еще купить овощей. Что то
  я их в твоих руках не вижу.
   - Мам, я встретила Верку Стриженову.
   - И таки что?
   - Она предложила мне работу в своем магазине.
   - Работать вместе с ней в одном магазине?
   - Мам, у неё пятнадцать магазинов. Знаешь кофейную в соседнем дворе? Так, вот
  эта кофейная принадлежит ей.
   - И что ты решила?
   - Конечно согласилась. Вот адрес, Верка дала, надо завтра в восемь часов утра
  быть в магазине.
   - Это все конечно хорошо. Только тебе понадобится медицинская книжка. Где то
  у меня был телефон такой клиники, там у меня один знакомый есть. Сегодня всех
  специалистов пройдешь, через несколько дней получишь медкнижку.
   - Сейчас я Вере позвоню и все узнаю.
  Ирина набрала номер и спустя пять минут сложила телефон.
   - Мам, Вера забыла мне сказать о том, что мне понадобится медицинская книжка. Но
  она по прежнему ждет меня завтра утром в магазине.
   - Вот держи, я уже договорилась.
  Вероника Павловна вручила дочери листок с адресом.
   - Предъявишь Семену Викторовичу этот листок и он все устроит.
  Ирина вновь вышла из квартиры и пошла вниз по лестнице. Посмотрев еще раз на адрес
  клиники, она поняла что ей предстоит ехать на метро. Трамвай стоявший на остановке
  тронулся, едва она подошла к его входным дверям.
   - Девушка, он в парк поехал.
  Оглянувшись она увидела сидящую на лавочке бабку, которая лущила семечки, ловко
  сплевывая шелуху. Ирина стояла на остановке и ждала трамвай, наконец он приехал
  и она купив у водителя талон, оплатила проезд и прошла через турникет в салон.
   - Ну, вот и хорошо, - произнесла бабка, севшая следом за ней. - Теперь он меня
  до вокзала довезет. Там сяду на электричку, полтора часа и я практически дома.
  Бабка еще что говорила, но Ирина уже не слушала. Она за несколько лет отвыкла
  от городского транспорта и очень боялась проехать свою остановку. Наконец води-
  тель объявил что следующая остановка метро и она подошла поближе к дверям. Бабка за
  её спиной продолжала с кем то разговаривать, хотя в вагоне кроме них, никого
  не было. Доехав в метро пару остановок, Ирина вышла из метро и огляделась по сто-
  ронам.
   - Меня ищешь, красавица? - спросил у Ирины какой то слегка пьяный парень.
   - Увы, нет. Тут где то клиника есть. Не знаете где?
   - Знаю, идешь вон туда прямо, на перекрестке направо и вперед...,- произнес па-
  рень и оценивающим взглядом посмотрел на ноги Ирины. - И минут через десять ты
  прямо перед ней.
   - Иришка, ты пришла, - обрадовалась ей Вера. - А, я уже гадать начала. Придешь ты
  или нет.
   - Ну, мы же договорились.
   - Значит так, зарплата у тебя будет двадцать тысяч. Работа начинается с восьми
  часов утра до девяти часов вечера. Три дня на три, то есть три дня ты работаешь,
  три дня выходная. Если будут какие либо перестановки, тебе позвонят.
   - Какие перестановки? - не поняла Ирина.
   - Ну, например, кто нибудь из сотрудников заболел. Если ты например сутки отды-
  хала, значит тебя можно вызвать. Если у кого нибудь ребенок заболел и некому с
  ним сидеть. Ладно, разберешься.
  В кабинет вошла полная женщина в белом колпаке и фартуке.
   - Знакомься, это Изольда Тихоновна. Она будет твоим непосредственный начальни-
  ком. Изольда Тихоновна, это Ирина. Она будет у нас работать.
   - Медицинская книжка у неё есть? - спросила Изольда Тихоновна.
   - Пока нет, но комиссию я уже прошла, - ответила Ирина.
   - Ну, это не скоро. Пока анализы, пока то, пока се.
   - Сказали что через пару дней будут готовы.
   - Значит так, Ирина. Приносишь документы и приступаешь к работе, - произнесла
  Вера.
  Ирина вышла из магазина и поехала домой. Поднимаясь по лестнице домой она
  повстречала соседку по площадке, та спускалась вниз, одетая в замызганные джинсы и
  порванную кофту.
   - Привет, Ирина, - промямлила соседка, не вынимая из рта давно погасшую сигаре-
  ту. - Куда ходила?
   - На работу устраиваться.
   - И как? Берут?
   - Берут, продавщицей.
   - А, меня никуда не берут.
   - Зовут то тебя как?
   - Светлана, - ответила соседка, отрывая окурок от нижней губы.
   - Посмотри, на кого ты похожа. Джинсы грязные, кофта на тебе рваная. Ты женщина
  или рвань подзаборная?
   - Я уже и сама не знаю, кто я, - призналась Светлана. - Понимаю что так нельзя
  жить, но живу...
  
  
   Глава 6
  
   Общежитие в отдельной квартире.
  
  Сергей стирал свое белье, пользуясь тем что Наташа ушла в магазин. Ему в магазин
  идти не надо было, поставленного им в комнате небольшого холодильника ему вполне
  хватало. Это раньше Наташа каждый день стряпала что нибудь новенькое, вычитан-
  ное из кулинарной книги. Теперь же он вполне довольствовался заваренной из чай-
  ника лапшой из пакетов, варил картошку или пельмени на купленной им электроплит-
  ке. Он даже купил в магазине себе новую посуду, ну как посуду, парочку литровых
  кастрюль, две тарелки, вилку, ложку и консервный многофункциональный нож. Наташа
  делала пару раз попытки помирится, но Сергей не мог её даже видеть. Он уходил на
  работу раньше обычного, сидел с друзьями где нибудь до позднего вечера. Услышав
  скрежет ключа в замке, он нарочно принялся громко полоскать белье.
   - Сережа, помоги... - по привычке произнесла Наташа и осеклась, увидев пустые
  глаза своего мужа.
   - Хахаля, позови. Он поможет. - Антоша!
  Сергей свалил свое выстиранное белье в пакет и понес его в комнату, там у него за
  окном была устроена небольшая по размеру сушилка для белья. Он старательно
  прищипывал своими новыми прищепками белье, чтобы ветер не сорвал его.
  
   - Маш, что мне делать? - спросила Наташа у Машки, своей лучшей подруги, разгова-
  ривая с ней по телефону.
   - Оставь мужика в покое. Накосячила, терпи. Главное чтобы он на развод не подал.
  Если конечно ты еще хочешь сохранить семью.
   - Конечно хочу, за ним так спокойно, надежно и скучно...
   - Ну, понятно, остренького тебе захотелось. Вот, ты напоролась, всей задницей, да
  на ножницы.
   - На какие такие ножницы?
   - Какие, какие. Сама говорила, что Антон женат, вот тебе один конец ножниц. Сама
  ты замужем, вот тебе второй конец ножниц, а на остриях прости, твоя белая задница.
  Не лезь к нему, дай ему пережить. Раз живет с тобой в одной квартире, значит еще не
  все потеряно.
  
  Сергей жарил на сковороде рыбу, купленную им в магазине и иногда слышал разговор
  бывшей с кем то по телефону. Ему было абсолютно наплевать кому она там жалится,
  хоть своей маме. Мирится со своей бывшей он не намеревался и искал подходящий
  размен. Но к сожалению двух комнатную на две одно
  комнатные менять
  никто не хотел, даже с доплатой. Поэтому он был вынужден жить с бывшей женой на
  одной площади.
  
   - Машка, ты с кем по телефону разговаривала? ─ спросила Танька, мешая ложкой
  кашу.
   - Да с Наташей. Прикинь, она Сережке изменила. А, теперь думает как ей с ним
  помирится.
   - Какому Сережке?
   - Ну, помнишь мы были в прошлом году на дне рождения Светки.
   - Ну, помню и что?
   - Помнишь там парень такой был, невзрачненький , он еще Никите машину починил .
   - Вроде помню, он еще потом что то такое сделал и у Никиты ноутбук заработал.
   - Вот он женился на Наташке. Я на их свадьбе была.
   - Интересное дело, а почему я не была?
   - Тебе тогда всего одиннадцать лет было.
  Танька фыркнула и выключила конфорку под кастрюлей с кашей.
   - Не фырчи.
   - Мам, иди завтракать, - позвала Машка.
  Полина Тихоновна вышла из комнаты, с трудом переступая своми больным ногами, она
  вошла в кухню и уселась на стул.
   - О чем шепчемся?
   - Да, Наташка своему Сережке рога наставила. А, теперь хочет с ним помирится.
   - Ну, понятно. Вначале денег хочется и побольше, потом внимания. А, потом как
  сейчас говорят, секса начинает не хватает. Сережка, хорошо зарабатывает?
   - Хорошо, мам. Вот только его вечно нет дома.
   - Естественно нет дома, он же деньги зарабатывает. Вечно мы бабы так, то денег
  мало, то внимания, потом пиление начинается: - Ты мне не помогаешь. Ты со мной не
  разговариваешь, еще какие нибудь придирки...Мужик пришел домой во втором часу ночи,
  выложил на стол стопку денег. Казалось бы, дай поесть, сходить в душ, помолчи нем-
  ного, нет нам надо спросить как у него дела. Как будто мы ему чем то помочь можем.
   - Но, мы же можем дать совет, ─ возразила матери Танька.
   - Я тоже попыталась вашему папане дать совет. Так я получила от него такую отпо-
  ведь...Вот и сейчас он чуть свет куда то умчался, разозлился на меня.
   - Мам, что ты ему такого сделала? ─ спросили в один голос дочери.
   - Да, я ночью неудачно повернулась и столкнула вашего папашу на пол.
  Машка с Танькой долго смеялись, представляя своего тощего папашу на полу.
  
  Наташа отперла входную дверь и вошла в квартиру. Она поставила на пол пакеты с
  продуктами и прислушалась. В квартире было тихо, видимо Сергея не было дома, но
  она решила попробовать войти в комнату мужа. К её удивлению дверь не была запер-
  та и она вошла в комнату. Сергей лежал на полу, с подвернутой под туловище рукой
  и ей показалось что он не дышит.
   - Сережа! - позвала Наташа и потеребила мужа за плечо.
  Но Сергей не отвечал и не шевелился.
   - Алло, это скорая? - спросила Наташа, едва услышала как сняли трубку.
   - Скорая. Я вас слушаю.
   - Моему мужу плохо. Похоже что то с сердцем.
   - Он дышит?
  Наташа прислушалась, потом приблизила ухо к голове Сергея. Он дышал, но его дыхание
  было едва заметно.
   - Дышит.
   - Ваш адрес?
   - Улица Лучика, дом десять, квартира двести пятнадцать.
   - Скорая выехала. Ждите прибытия бригады.
  Наташа перевернула Сергея на спину, ей почему то показалось что ему будет легче
  дышать. К её радости, Сергей и вправду стал дышать немного лучше. Раздавшийся
  звонок в дверь заставил её оторваться от лежащего на полу мужа и отпереть дверь.
   - Скорую вызывали? ─ спросила женщина в белом халате.
   - Вызывала.
   - Где больной?
   - Там в комнате.
   - Что же он у вас на полу лежит? - упрекнула Наташу врач.
   - Я его нашла минут пять назад. Только и успела перевернуть его на спину.
  Врач проверила пульс, сделала пару уколов и Сергей открыл глаза.
   - Сережка, родненький! - с дрожью в голосе произнесла Наташа и заплакала.
   - Ну, вот это нам не к чему. Миша, вколи ей успокоительного.
   - Хорошо, Ирина Николаевна.
  Здоровенный парень в белом халате достал из чемоданчика ампулу, шприц и заставил
  Наташу сесть на стул.
   - У вас что нелады в семье? - спросила Ирина Николаевна у Наташи, увидев плитку
  на письменном столе,кастрюли и холодильник.
   - Да, к сожалению. Но, это я виновата.
   - Ладно, разбираться с мужем вы будете немного позже. Мы его кладем в больницу.
  Собирайте мужу вещи.
  Спустя три с небольшим недели Сергей вышел из дверей больницы и шумно вдохнул в
  себя холодный воздух октября. Везде лежала пожелтевшая листва, было сыро после
  недавно прошедшего дождя. Наташа шла рядом и несла пакет с вещами мужа, она уже
  не пыталась с ним помирится, хотя уже несколько раз просила его простить её.
   ─ Наташ, осень уже, ─ еще слабым голосом произнес Сергей и пошел к стоявшей на
  остановке лавочке.
  Нина молча уселась рядом, лишь попыталась взять мужа под руку.
   ─ Ну, не надо.
   ─ Сережа, я так больше не могу.
   ─ Раньше могла, ─ заметил Сергей.
   ─ Ну, сделала глупость. Прости меня, дуру.
  Подошедший автобус прервал их разговор и новую попытку Наташи помирится. Сергей
  уселся к окну и рассматривал мелькающие за окном дома, витрины магазинов, яркие
  рекламные баннеры, все то что обычно не очень нравится.
   ─ Предъявите ваши билеты, ─ потребовал пузатый контролер, подойдя к ним.
  Наташа вытащила из кармана два талона и вручила их контролеру. Тот вставил их в
  какой то прибор и через несколько секунд вернул обратно. Они были последними и
  контролеры подошли к дверям. На следующей остановке контролеры вышли из автобуса и
  они их больше не видели.
   ─ Все меняется, а контролеры остаются, ─ заметил Сергей, держа в руке талон.
  Он рассматривал его, как будто никогда раньше не видел.
   ─ Сереж, с твоей работы пару раз звонили. Я им сказала, что ты в больнице.
   ─ Странно, меня никто за три недели так не навестил.
   ─ Я не знаю, я твоему начальнику сказала где тебя найти.
   ─ Друзья проверяются бедой.
  Наташа поняла что Сережа уже немного оттаял, теперь он с ней хотя бы разговаривал.
   ─ Ой, Сережа. Ты уже выздоровел? ─ произнес Анатолий Александрович, увидев в
  проектировочной вышедшего на работу Сергея. ─ А, мы о тебе беспокоились.
   ─ Конечно беспокоились. За три с лишним недели так и не смогли навестить меня в
  больнице, ─ упрекнул начальника Сергей.
   ─ Как так? ─ удивился тот. ─ К тебе двое наших ходили. Катя Ермолова и Колька
  Севахин.
   ─ Видимо, не дошли, их снегом замело. В августе его особенно много.
  Сергей уселся за стол и принялся разбирать скопившиеся на столе за три недели
  документы. Просматривая эскизы, он размышлял о том, как люди старательно носят
  маски и только в каких то особых обстоятельствах они спадают. И показывается все
  уродство отдельных личностей. После работы Сергей зашел в магазин за продуктами
  и медленно ходил вдоль стеллажей, не зная что ему взять.
  
  
  
   Глава 7
  
   Пап, ты опять?
  
  Коля взял у стены вилы и принялся таскать коровам свежую траву. Коровы медленно
  захватывали пучки сочной зелени и подолгу её пережевывали. Рита подъехала к дому и
  вышла из машины. Ароматный запах свежескошенной травы и запах цветов, растущих
  в большой клумбе перед домом, приятно щекотали её тонкое обоняние. Коля вышел из
  коровника за очередной порцией травы и увидел свою мать.
   - Мама! - обрадовался Колька и резко воткнул вилы в землю. - Наконец то ты ко мне
  приехала.
  Он подбежал к матери и обнял её.
   - Здравствуй, мой родной. Как ты тут?
   - Да, ничего мама.
   - Как у тебя с Ларисой? Ладите?
   - Мам, Лариса здесь больше не живет. Она папу с другой женщиной увидела. Ну, и
  уехала. Точнее говоря её бабушка, ну то есть её мама увезла.
   - Совсем твой папа в женщинах запутался.
  Вышедший на крыльцо Антон, увидел свою бывшую жену Риту и переменился в лице.
   - Ну, и чего ты приехала? - спросил он.
   - Приехала сына проведать. Ты что то имеешь против?
   - Нет. Ладно, не буду вам мешать.
  Антон уселся в кабину трактора и выехал со двора. Спустя несколько минут трактор
  исчез среди высоких трав.
   - Сынок, а я тебе подарок привезла. Будешь теперь на нем на рыбалку ездить.
  Рита открыла багажник и достала из него складной велосипед.
   - Нравится? - спросила она и попыталась разложить велосипед.
   - Очень, мам, спасибо. Давай, я лучше сам.
  Коля разложил велосипед, завинтил рамный болт и принялся устанавливать седло и
  руль по своему росту.
   - Ну, давай попробуй проехаться, - предложила Рита сыну.
   - Мам, сначала надо шины подкачать. Все болты и гайки затянуть. Чтобы потом в
  дороге ничего не отвалилось.
  Рита смотрела на растущего сына и видела в нем своего бывшего мужа, Антона. Коля
  притащил откуда несколько ключей, насос и начал подтягивать гайки на велосипеде.
   - Ну, и как? - спросила Рита, любуясь на сопящего сына.
   - Вот теперь можно ездить.
   - Ну, попробуй.
  Коля лихо вскочил в седло, проехался перед матерью вперед и назад. Потом он по-
  казал ей особый финт, резко затормозил с небольшим поворотом руля и выбросил из
  под себя велосипед так, что он оказался стоящим на земле, а велосипед рядом, при
  этом обе его ладони остались на руле.
   - Где ты этому научился? - спросила Рита.
   - Отец показал. Мам, ты только не обижайся. У меня в сарае 'Прогресс' стоит, он
  немного тяжелее этого и покрепче уж точно. Если я на этом велосипеде еще раз такой
  финт сделаю, то он может сломаться. Будет жалко.
   - Я не обижаюсь. Я же ведь давно тебя не видела. Ничего о тебе не знаю.
   - Спасибо за подарок. Я на нем ездить буду с Люськой , а на старом на рыбалку.
  Там уж больно дорога плохая, алюминиевые обода сразу погнутся.
  Рита обняла сына, на её глазах показались слезы.
   - Мам, ты чего?
   - Просто соринка в глаз попала.
   - Ой, знаю я про ваши соринки. Люська тоже вон вчера обняла меня и заплакала от
  чего то. Когда спросил чего ревет, тоже соринкой отмазывалась.
   - Про какую Люську, ты говоришь? - удивленно спросила Рита.
   - Соседа нашего, Игоря Алексеевича, дочка.
   - Так ей же всего десять лет. Ну, может одиннадцать.
   - Мам, давненько ты видимо не считала. Мне уже пятнадцать исполнилось, а Люсе
  четырнадцать, месяц назад исполнилось.
   - Как же вы быстро растете. Еще пару лет и твоя Люська невестой станет.
   - Мы пока о свадьбе еще не думали, сначала надо школу закончить.
  Начавшийся дождь заставил их уйти в дом. Трактор въехал во двор и остановился у
  самого крыльца. Антон вылез из кабины, держа на руках маленького трех месячного
  щенка. Щенок отчаянно вырывался и Антону пришлось опустить его на землю. Щенок
  немедленно принялся исследовать территорию, наткнувшись на конуру он немедленно
  сунул туда голову, а через секунду уже рычал и скалил крохотные зубы. Арашка вы-
  лезла из конуры и лизнула щенка по морде, тот плюхнулся на свой толстый хвост и
  перестал рычать.
   - Ну, что, Арашка, принимай нового жильца, - весело произнес Антон и побежал в
  дом от усилившегося дождя.
  Увидев Риту в доме, Антон нахмурился, но ничего не сказал. Скинул куртку, стащил
  с ног сапоги.
   - Пап, мам, давайте ужинать, - предложил Коля своим родителям.
   - Похоже ты сегодня вряд ли уедешь, - произнес Антон, посмотрев в окно, - Вон
  какой дождь идет. Если дождь еще пару часов будет идти, то завтра тебя до дороги
  только трактором можно будет дотащить.
  Щенок влез в конуру, немного там побыл, вылез и поднялся на крыльцо. Он всунул
  свою мордочку в щель от не до конца закрытой двери и открыл её. Войдя в прихожую
  они принялся все обнюхивать, иногда пробуя языком на вкус и зубами на прочность.
  Открытая дверь в комнату привлекла его и он вошел в комнату топая своими толсты-
  ми лапами. Коля разговаривал с матерью и не видел как щенок зашел под стол и на-
  чал обнюхивать его ногу, потом он всунул свою мордочку в штанину и засопел. Коля
  испугался и отдернул ногу, заглянув под стол, он увидел крупного щенка овчарки.
   - Пап, ты привез щенка, - обрадовался Коля и попытался подманить к себе щенка.
  Но тому было интереснее осмотреть место, где он находится и щенок громко топая
  побежал в соседнюю комнату. Коля встал и хотел было пойти за щенком, но отец его
  остановил.
   - Не мешай ему. Пусть осваивается.
  Щенок выбежал из комнаты держа в крохотных зубах Колин носок, он положил его на
  пол и принялся трепать.
   - Вот теперь он тебя к порядку точно приучит, - засмеялся Антон. - Не убрал на
  место, значит тебе это не нужно.
  Щенок встал на носок толстыми передними лапками, вцепился в носок зубами и стал
  тянуть его вверх из всех сил. Коля подошел и попытался отобрать, но щенок зарычал и
  отбежал в сторону. Внезапно дождь усилился и Антон взглянул в окно, темень за окном
  была почти такая же, как ночью.
   - Похоже мать, ты тут застряла, - указав на окно произнес Антон. - Теперь можно
  только на тракторе проехать
   - А, я не против. Я сейчас в отпуске, мне еще неделю гулять, - сказала Рита и
  погладила сына по голове.
   - Ладно, пойду тебе постелю на диване. Ты ничего против дивана не имеешь?
   - Отлично. Отосплюсь, хоть нормально.
  Не заметно за разговором наступил вечер и они стали ужинать. Щенок подходил то
  к Антону, то к Рите за добавкой, хотя его плотно покормили. Коля предложил щенку
  корочку черного хлеба, тот с жадностью схватил, унес в укромный уголок, улегся
  там и стал понемножку отгрызать кусочки от корки.
   - Пап, это нормально? - спросил у отца Коля, указывая на разбросанные щенком
  кусочки хлеба.
   - Это он жадничает. Видимо ему мало еды доставалось, хотя не скажешь что он уж
  такой мелкий.
  Щенок лежавший в углу, поднялся и пошел по дому, принюхиваясь.
   - Коля, тащи его во двор! - скомандовал отец.
  Но было уже поздно, щенок присел и справил нужду прямо в комнате.
   - Придется его завтра на улице оставить, - задумчиво произнес Антон.
   - Это еще почему? - спросил Коля отца.
   - Мне надо будет завтра в город уехать, заодно мать на дорогу вытащу. А, тебе
  завтра в школу.
   - А, с Вулканом ничего не случится, пока нес не будет дома?
   - Ничего с ним не случится, Арапка присмотрит.
  Рита хотела остаться еще на пару дней, но услышав слова бывшего мужа, поняла что
  он не хочет её видеть. Рано утром они позавтракали и Антон вынес щенка во двор,
  тот обрадовался и полез к петуху. Петух терпеть не стал и всыпал щенку, тот с
  визгом бросился к дому.
   - Что, влетело? - спросил Коля у дрожащего щенка. - Не приставай.
   - Коля, придержи его. Мы с мамой тогда сможем выехать со двора, а то он может
  под колеса попасть.
  Коля обхватил вырывающегося щенка и держал его, пока отец не закрыл ворота.
   - Не забудь, тебе сегодня в школу, - напомнил Коле отец.
  Зил взревел мотором и медленно поехал по раскисшей дороге. За ним следом, буксуя
  и слегка скользя боком ехала микролитражка мамы.
  Коля зашел в дом и взял сумку, открытой дверью воспользовался щенок и наследил
  везде где, только мог.
   - Вулкан, пошли на улицу, - позвал Коля щенка.
  Но тот и не думал идти, он улегся на коврике и прикрыл глаза.
   - Вулкан, гулять.
  Щенок вмиг открыл глаза и выбежал в открытую дверь. Коля закрыл дверь и запер её
  на висячий замок. Одев резиновые сапоги, он повесил свои кроссовки на гвоздь и
  вышел со двора. Коля шел по обочине дороги и временами оскальзываясь съезжал на
  дорогу и вскоре оказался мокрым и грязным почти до пояса. Обычный путь длиной в
  двадцать минут, превратился в час и Коля немного опоздал на первый урок. Войдя в
  класс, он столкнулся с Ириной Владимировной, которая только всплеснула руками
  увидев какой он грязный и мокрый.
   - Неужели у вас так дорогу развезло? - спросила Ирина Владимировна у Коли.
   - Всю ночь дождь хлестал, - ответил Коля.
   - Эх, тебе бы переодеться.
   - Ирина Владимировна, у меня есть с собой сухая одежда.
   - Ну, так иди в раздевалку и переоденься. Сапоги только не забудь помыть.
  
  
   Глава 8
  
   Карьерный рост
  
  Ирина выкладывала товар в холодильник, внимательно следя чтобы товар лежал там,
  где и должен. Покупатели по её мнению не должны были долго искать ценник.
   - Ирина, зайди ко мне, - попросила Изольда Тихоновна.
  Ирина пошла вслед за ней, недоумевая в чем она провинилась.
   - Я что то сделала не так? - спросила она, войдя в кабинет.
   - Как раз наоборот. С твоим приходом, у магазина возросла прибыль.
   - Ну, не могла я заставить возрасти прибыль.
  Изольда Тихоновна взяла книгу жалоб и предложений, открыла её и принялась зачи-
  тывать: - Мне была оказана помощь продавщицей по имени Ирина. Фамилию я к сожа-
  лению не запомнила.
   - И таких записей за два месяца более десяти. Вера Ивановна распорядилась, что-
  бы я повысила тебе зарплату. Со следующего месяца твоя зарплата будет на десять
  тысяч больше.
  Ирина растерялась и не знала куда ей деть руки.
   - Ну, и чего мы такие испуганные? - спросила Изольда Тихоновна. - Ты радоваться
  должна, что твои заслуги заметили.
   - Да, я радуюсь, - пролепетала Ирина, внезапно севшим голосом.
   - Водички налить? - спросила Изольда Тихоновна.
  Ирина кивнула и взяла трясущейся рукой стакан воды.
   - Успокойся, в этом магазине никого просто так не увольняют.
  Кое как доработав смену, Ирина вышла из магазина и пошла на трамвай.
  Поднимаясь по лестнице домой она ощутила сильную усталость, отперев дверь квартиры
  и открыв её, она оказалась окруженной ароматными запахами.
   - Мам ты дома? - спросила Ирина, снимая с натруженных за день ног туфли.
   - А, где мне еще быть, - отозвалась с кухни мама. - Вот, кручусь на кухне. Ужин
  готовлю для моей труженицы. Мой руки и за стол садись, уже все готово.
  Ирина зашла в туалет, помыла руки и зашла в кухню.
   - Мам, а у меня хорошие новости.
   - Это какие такие новости? - повернулась к дочери Вероника Павловна.
   - Мне зарплату повысили. Теперь я буду получать со следующего месяца на десять
  тысяч больше.
   - Получается, - Вероника Павловна замолчала, считая в уме. - Где то двадцать пять
  или двадцать шесть тысяч с небольшим. Ну, что сказать, у тебя буде довольно
  приличная зарплата.
  Рано утром Вероника Павловна уселась смотреть телевизор, но раздавшийся звонок
  в дверь заставил её встать с кресла и пойти к входной двери. Открыв внутреннюю
  деревянную дверь, она посмотрела в глазок и увидела что возле её двери стоит
  Антон.
   - Чего это ты приперся? - спросила Вероника Павловна, открыв дверь. - Чего тебе
  надо?
   - Здравствуйте, Вероника Павловна. Мне бы с Ириной поговорить.
   - Ишь, чего придумал. Поговорить! Надо было раньше разговоры разговаривать, да
  налево не бегать, - Вероника Павловна открыла дверь.
   - Позовите Ларису, мы как нибудь сами разберемся.
   - Нет её! На работе она.
  Вероника Павловна с грохотом закрыла дверь, заперла обе двери и вернулась обрат-
  но к телевизору.
   - Скажите, хоть где работает? - Антон принялся стучать кулаком в дверь.
  Светлана взглянула в глазок и увидела что возле соседской двери стоит громадный
  мужик и стучит кулаком в дверь.
   - Слышь, кончай тарабанить. Сейчас милицию, тьфу ты, полицию вызову, - преду-
  предила Светка мужика. - Давай, уходи по хорошему.
  Антон повернулся на звук голоса и Светка немного испугалась, такой амбал легко
  мог вышибить её картонную дверь.
   - Все, все, ухожу.
  Антон стал медленно спускаться по лестнице.
   - Тебе Ирина нужна? - спросила Светка, приоткрыв дверь.
   - Ну, да.
   - А, зачем она тебе? - полюбопытствовала Светка, еще шире открывая дверь.
   - Жена она мне. Гражданская, правда.
   - Ууу, -протянула Светка, достав из пачки сигарету. - Она на работу устроилась.
   - А, куда случайно не знаете?
   - Не, не знаю. Приходит она домой где то часов в одиннадцать. Хочешь жди или не
  жди, дело твое.
   - Спасибо.
  Светка пожала плечами, выпустила клуб дыма и захлопнула свою дверь. Антон пошел
  вниз по лестнице, размышляя о том, что ему придется очень долго ждать Ирину с
  работы. Вероника Павловна выключила телевизор и пошла на кухню, что бы достать из
  холодильника курицу. Положив её в большую миску для разморозки, она переставила
  миску на другой стол и принялась чистить картошку. Очистки мягко падали в раковину,
  а очищенная картошка бросалась ею в кастрюлю.
   - Приперся, - проворчала Вероника Павловна в адрес Антона.
  Будущим зятем она его уже не считала, лишь случайным знакомым дочери.
  Антон спустился по лестнице и вышел на улицу. Возле соседнего подъезда стояли две
  женщины, и о чем то спорили.
   - Мам, я заказала грузовик для перевозки, - Лика возмущенно взмахнула рукой.
   - Лика, ну, и где он?
   - Откуда я знаю. Должен был к десяти часам утра приехать.
   - Между прочим уже почти одиннадцать...
  Антон не стал слушать до конца спор дочери со своей матерью о каком то грузовике и
  залез в кабину своего грузовика.
   - Ну, и что ты собираешься делать? - спросила мать у дочери.
   - Не знаю. Вон, стоит грузовик, водитель в кабине сидит. Пойду спрошу у него,
  не согласиться ли он перевезти нам диван.
  Лика перебежала дорогу и подошла к грузовику.
   - Извините, - Лика постучала своим крохотным кулачком по огромному крылу грузо-
  вика. - Вы не могли бы нам помочь?
   - Чего? - переспросил Антон, опуская стекло на дверце.
   - Нам диван надо перевезти. Тут совсем недалеко, - Лика указала рукой куда то за
  дома. - Я заплачу. Ну, пожалуйста.
  Антон немного подумал и вылез из кабины.
   - Ну, и где ваш диван? - он окинул взглядом подъезды, перед ними было пусто.
   - Ой, диван еще дома стоит. Его надо со второго этажа спустить.
  Антон с сомнением посмотрел на стоявшую перед ним хрупкую девушку.
   - Ладно, идемте. Но скорее всего вам придется искать еще одного носильщика.
  Осмотрев диван, Антон разобрал его и выволок его на лестничную площадку. Неся со
  второго этажа спинку с седушкой он довольно сильно ободрал руку о перила, кровь
  медленно капала с его кисти на ступеньки, а потом на асфальт. Засунув разобран-
  ный диван в кузов, Антон повернулся и увидел Лику, которая надрываясь, тащила
  сразу обе боковинки.
   - Ой, у вас кровь, - Лика тащившая боковинки, положила их на асфальт и достала
  из кармана джинсов крохотный платочек.
   - Ничего, у меня в машине аптечка есть.
  Закинув в кузов боковинки дивана, Антон закрыл борт, залез в кабину и принялся
  перевязывать свою ободранную руку.
   - Откройте дверцу, - попросила Лика, дергая дверцу на себя.
   - Да, сейчас.
  Антон отпер дверцу и Лика залезла в кабину.
   - Давайте, я вам помогу.
  Её крохотные ладошки обхватили огромную кисть Антона и принялись довольно ловко
  перевязывать его рану.
   - Ловко, это у вас получается.
   - Это я в больнице насобачилась перевязки делать.
   - Может познакомимся поближе. Меня зовут Антон.
   - Лика, - произнесла девушка, не переставая укладывать бинт на рану. - Ну, вот
  и все.
  Она с треском оторвала лишний бинт и разорвала на две части хвост бинта на руке
  Антона.
   - Спасибо, Лика. Ну, что, поехали? Указывайте, куда рулить.
  Спустя минут десять Антон остановил грузовик у точно такого же дома и вылез из
  кабины.
   - Здесь к сожалению, придется поднимать на пятый этаж.
   - Надо, значит поднимем.
  Антон затащил диван к Лике домой и собрав его, остался пить чай.
   - Может, останешься? - предложила Лика.
  Антон повернулся, подошел к ней и нежно поцеловал её в губы.
   - Оставайся, - прошептала Лика.
   За домашними хлопотами незаметно прошло время и наступил вечер. Входная дверь
  открылась, потом глухо стукнула деревянная, в прихожую вошла Лариса и закрыла за
  собой обе двери.
   - Привет, мам.
   - Здравствуй, дочка. Твой сегодня с утра нарисовался. Хотел с тобой увидеться.
   - Правда? - устало произнесла Лариса. - Ну, и хрен с ним.
  Она скинула с ног туфли и с наслаждением надела мягкие тапочки.
   - Да, шут с ним. Мам, ты не представляешь, насколько я устала.
   - Ну, как не представляю. Очень даже представляю. Весь день на ногах.
  Лариса уселась на стул и вытянула гудящие ноги.
   - Фу! - произнесла она и потянулась. - Я так сильно никогда не уставала. Даже
  когда мы с Антоном коров завели.
   - Дался, тебе этот Антон. Другого найдешь, порядочного. Вон, ты у меня какая
  красавица.
   - Ой, ладно тебе, мам. Дай лучше поесть. За весь день поесть так и не смогла.
  Вероника Павловна всплеснула руками: - Ох, как же это я.
  Она налила дочери тарелку супа и поставила перед ней.
   - Ешь, пока теплое. Готовила утром, а остыть до конца не успел.
  
  
  
  
   Глава 9
  
   Примирение
  
  
  Сергей достал из своего крошечного холодильника два яйца и положил их в ковшик,
  уже стоявший на электроплитке. Вода в ковшике уже успела немного нагреться и он
  слегка ошпарил пальцы.
   - Ой! - вырвалось у него.
   - У тебя все в порядке? - спросила Наташа, стоя на пороге комнаты.
   - Нормально, - буркнул Сергей, дуя на пальцы.
  Наташа повернулась и ушла на кухню, где уже призывно свистел чайник и жарились,
  разбрызгивая душистый жир, котлеты. Она уже не надеялась на полное примирение,
  но лелеяла что сможет этого как нибудь добиться. Сергей положил сваренные яйца
  перед вентилятором и принялся бриться. Через несколько минут они достаточно по
  его мнению остыли и он принялся завтракать. Наташа выключила газ под сковородой и
  Наташа выключила газ под сковородой и положила себе пару котлет. Заварив чашечку
  ароматного кофе, она села за стол завтракать. Сегодня ей предстоял много ездить по
  городу, собирать справки.
   - Сереж, я завтрак приготовила, - позвала Наташа.
   - Спасибо, я уже позавтракал.
  Наташа тяжело вздохнула и стала завтракать в полном одиночестве. Через полчаса
  она одев на себя кофточку, вышла из квартиры. Вымытые ступеньки лестницы блестели
  от воды, но она не обратила на это никакого внимания и пошла вниз, копаясь в
  сумочке. Уже достав из сумочки конфетку, она подскользнулась на мокрых ступень-
  ках и упала. Охая она стала вставать и попытавшись взяться за перила и ощутила в
  правой руке сильную боль. Её рука была вывернута под каким то неестественным для
  неё углом.ыла вывернута под каким то неестественным для неё углом. Не в силах
  отпереть дверь, Наташа нажала кнопку звонка.
   - Кто там? - спросил Сергей.
   - Сереж, помоги...
  Сергей распахнул дверь и уже хотел отпустить в адрес бывшей жены какую то, вер-
  тевшуюся у него на языке колкость. Но осекся, увидев разбитое лицо Наташи и её
  странным образом согнутую в предплечье руку.
   - Что случилось?
   - Сережа, я кажется сломала руку.
  Сергей еще раз внимательно осмотрел её руку и метнулся к себе в комнату, через
  несколько секунд он вернулся, держа в руке старую деревянную линейку и рулончик
  бинта.
   - Ну, мать терпи. Сейчас будет больно.
  Он приложил линейку к руке Наташи начал осторожно привязывать бинтом один из её
  концов выше перелома. Осторожно завязав узел, он спустил бинт ниже и взглянул в
  бледное лицо Наташи.
   - Вот сейчас точно будет больно, - предупредил он.
   - Мстишь мне за измену?
   - Нет, просто констатирую.
  Сергей осторожно отодвинул сломанную руку Наташи от её бока. просунул туда бинт
  сделал первый оборот. Наташа простонала и сжала его плечо.
   - Потерпи, Наташка. Скоро станет легче, - Сергей осторожно, но довольно плотно
  приматывал бинтом второй конец линейки ниже перелома.
   - Сейчас я завяжу и мы поедем в травматологию.
   - Ну, что ты со мной, как с маленькой.
  Сергей придержал дверь и Наташа вышла на улицу. Его новая машина стояла далеко, в
  гараже, но Наташина семерка ютилась здесь, среди навороченных иномарок.
   - Наташ, дай ключи, - попросил Сергей.
   - Я не смогу достать, они в правом кармане. Возьми сам.
  Сергей осторожно залез в правый карман её плаща и вытащил ключи. Открыв правую
  заднюю дверцу, он помог Наташе сесть в машину, закинул внутрь краешек её плаща и
  сел за руль.
  
   - Наталья Борисовна, у вас перелом со смещением, - травматолог рассматривал
  рентгеновский снимок с каким то маниакальным упорством. - Надо совместить края
  кости.
   - Будет больно? - спросила Наташа.
   - Немного, наверно будет, - пожал плечами травматолог. - Скорее неприятно.
  Где то через час, Наташа поддерживаемая Сергеем уже вышла из травматологии.
   - Сейчас домой поедем.
   - Сереж, прекрати. Возишься как с маленькой.
   - Это плохо? - Сергей открыл заднюю дверцу и поддержал Наташу свободной рукой.
   - Просто как то непривычно.
   - Ну, ты же хотела внимания. Теперь оно надолго тебе обеспечено.
  Наташа откинулась на спинку и тяжко вздохнула. Её сломанная рука из за наложен-
  ного гипса стала тяжелой и она поддерживала её левой.
   - Ладно, держись, - Сергей осторожно нажал педаль газа и съехал с тротуара.
   - Ой!- Наташа покачнулась, но смогла удержаться. - Сереж, ты езжай как нибудь
  поосторожнее.
   - Извини, мать. Но бордюры еще не запретили.
  Жигули медленно поехали по улице, вскоре ему в хвост пристроилась другая машина
  и её водитель принялся сигналить.
   - Ладно. Придется ехать быстрее, - проворчал Сергей и переключил передачу.
  Наташа вошла в свою комнату, скинула плащ и повесила его стул. Её сломанная рука
  не болела, а как то слегка ныла и она не раздеваясь прилегла. Сергей заглянул в
  комнату и увидев лежащую поверх одеяла Наташу, взял со стула плащ и накрыл жену.
   - Спасибо, Сереж, - пробормотала Наташа.
   - Спи, через пару часов тебя накормлю.
  Ответа он не дождался, только легкое посапывание указывало на то, что Наташа уже
  заснула. Через несколько часов Наташа проснулась и посмотрела в окно, окном едва
  светало. Она медленно встала и пошла на кухню.
   - Проснулась? - Сергей сидел на кухне и явно чего ждал.
   - А, ты чего не спишь? - Наташа протянула правую руку и взялась за ручку дверцы
  кухонной полки.
   - Эй, не надо! - остановил её муж. - Не забыла, что у тебя правая рука сломана?
   - Мне не больно.
   - Вот сейчас дернешь и будет больно. А, потом придется везти тебя на повторный
  рентген.
  Наташа недоуменно посмотрела на мужа.
   - А, повторный рентген еще зачем?
   - Вдруг ты сломанные кости с места стронула. Привыкай все левой рукой делать.
   - Одной левой?
   - Садись, я налью тебе чая и покормлю.
   - С ложечки?
  Сергей хохотнул, взял тарелку и положил ей полную тарелку разобранной от костей
  рыбы.
   - Что это за месиво?
   - Я кости из рыбы выбрал. Тебе же с одной рукой будет неудобно.
  Наташа села, взяла вилку и стала есть рыбное крошево.
   - Ешь, ешь. Завтра я тебе таблетки куплю.
   - Какие еще таблетки?
  Сергей взял лежавшую на столе записную книжку и порылся в ней.
   - А, вот, нашел: глюканат кальция, глицерофосфат кальция.
   - И зачем они мне? Рука и так сама срастется.
   - Кости срастутся, но эти лекарства ускорят выздоровление и уменьшат неприятные
  ощущения.
   - Ты кому это все рассказываешь? - поинтересовалась Наташа. - Ты не забыл что я
  хирург?
   - Ага, хирург. Ты понимаешь что если твоя рука неправильно срастется, то её на-
  до будет ломать? А, твоя карьера хирурга накроется медным тазом или скальпелем.
  Это уж как тебе больше нравится.
   - Ты прав, - Наташа задумчиво мешала ложкой чай в кружке. - Тогда моей карьере
  точно конец. Придется перейти работать в поликлинику.
  Дни тянулись один за другим, Наташа немного ослабела и много спала. Спустя три
  недели она начала что то делать по дому. Сергей открыл дверь и едва не разлил
  воду из стоящего у входной двери ведра.
   - Сереж, воду не разлей, - услышал он довольно бодрый голос Наташи. - Я полы
  решила помыть.
   - Что полегчало и от попы отлегло? - сострил Сергей.
   - И отлегло и полегчало, - Наташа нисколечко не обиделась на грубую шутку. - Ты
  давай ноги о тряпку вытри.
  Только сейчас Сергей заметил лежащую сбоку мокрую тряпку и тщательно вытер об неё
  свои кроссовки.
   - Сережка, оставь посуду! Я сама помою.
   - Ага, помоет она, - Сергей отмывал тарелку от томатной пасты и время от време-
  ни поглядывал на Наташу, которая подсовывая карандаш под гипс, с наслаждением
  там шуровала.
   - Прекрати чесать. Расчешешь до крови.
   - Знаешь, как чешется.
   - Значит срастается. Терпи.
   - Тебе легко говорить терпи...Ух, кайф..., карандаш почти целиком ушел под гипс
  и Наташа его едва смогла достать.
   - Может тебе швабру дать? Она подлиннее будет.
  Наташа подошла и обняла Сергея, стоявшего у кухонной раковины.
   - Сережка, я так тебя люблю!
  Сергей бросил в раковину губку, вытер руки об висящее у него полотенце и поцело-
  вал жену.
   - Ты меня простил?
   - А что с тебя взять
   - Ты хочешь сказать что я дура?
   - Возможно да, возможно нет,смотря как себя поведешь.
  
  
   Глава 10
  
   Новая мама
  
  Лика открыла дверцу и лихо спрыгнула вниз.
   - Ты бы поосторожнее. Тут земля, не асфальт, - предупредил её Антон. - Недавно
  дождь прошел, скользко.
   - Ничего, не рассыплюсь.
  Лика прошлась по двору и наткнулась на Вулкана, щенок обнюхал её и залился лаем.
   - Караулит! - Лика протянула руку и погладила щенка по лобастой голове.
  Вулкан от такой наглости, сел на задние лапы и посмотрел на Антона, дескать что
  с ней делать? Укусить?
   - Вулкан, это свои, - Антон потрепал щенка по голове и повел Лику в дом. Коля
  сидел в комнате и делал уроки.
   - Мой сын, Коля, - представил Лике сына Антон. - Коля, это Лика.
   - Привет, - протянул Коля.
  У него что то явно не клеилось.
   - Коля, я могу чем нибудь тебе помочь? - спросила Лика.
   - Не знаю. У меня задача не решается.
  Лика взяла в руки учебник и внимательно прочитала условия задачи.
   - Ну, это просто... Вот, смотри.
  Лика взяла рекламный листок и на обратной стороне написала решение.
   - Понятно?
   - Если честно, то не очень? - признался Коля. - А, ты к нам надолго?
   - Все зависит от тебя. Я люблю твоего отца и хочу с ним жить.
  Коля взглянул на Лику и вздохнул.
   - Я не знаю, рассказал ли тебе папа, но у меня есть мама. Просто она не живет с
  нами. Была Лариса, я к ней уже привыкать начал, потом папа опять начудил.
   - Я все это знаю. Если приедет твоя мама или Лариса, я вам мешать не стану.
  Лика прошлась по комнате и выглянула в окно.
   - Пойду помогу вещи в дом перетащить.
   - Давай, только не пугайся.
   - Чего, я не должна пугаться? - удивилась Лика.
   - Я сейчас коров на пастбище погоню. Там уроки и доделаю.
  Лика кивнула и вышла из дома, в сенях она столкнулась с нагруженным её вещами
  Антоном.
   - А, я иду тебе помогать.
   - Помогать? С чем?
   - Ну, чем смогу, - Лика вытянулась и поцеловала Антона.
   - Как Коля к тебе отнесся?
   - По моему нормально. Он кстати предупредил меня от том, что может приехать его
  мама или Лариса.
   - И как ты к этому отнеслась?
   - Как, как, у тебя были женщины, у меня мужчины. Сейчас у нас вроде семьи.
  
   Конец.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"