Русканд Анна: другие произведения.

Советник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ЗАКОНЧЕНО. Порой случается так, что родные люди предают ради престола. А руку помощи протянет тот, кого раньше совсем не понимал. Однако спаситель так же не прост, как кажется на первый взгляд, но другого выбора у принцессы Софии не остается и приходится доверять странному советнику.

Советник
  'Кто жив, напрасно ждет похвал толпы надменной.
   Лишь преданность друзей - сокровище владык,
  Оно прекраснее, чем все богатства мира'
  Ронсар П.
  
  Пролог
  Солнце, недавно выглянувшее из-за туч после летнего дождя, освещало все вокруг. На горизонте раскинулась яркая сверкающая радуга. Воздух был чист и свеж.
   Штандарты государств развивались на ветру. В столицу Синовии один за другим прибывали экипажи и просто всадники с небольшими отрядами охраны. Их встречал король Зейн в сопровождении своего советника.
   Наблюдающая за этим женщина, в длинном белом одеянии, улыбнулась. С холма, на котором она стояла, открывался прекрасный вид. Дева неторопливо сняла со своих глаз повязку, провела рукой по невидящим глазам, а затем повернулась к внезапно появившейся рядом молодой девушке.
  - Пришла посмотреть, с чего все начнется?
  - Нет,- ответила та.- Пришла попробовать образумить тебя.
  - Не стоило. Я уже все решила, сестрица.
  Некоторое время они вдвоем смотрели на происходящее внизу.
  - Все так спокойно,- сказала девушка.
  - Я бы сказала грустно,- ответила женщина, возвращая повязку на место.
  - Они счастливы.
  - Нет, они удовлетворены своей жизнью, а это все же разные понятия.
  Девушка пожала плечами, и сев на траву провела рукой по волосам, уложенным в косу, в которой яркой змеей вилась красная лента.
  - Неужели тебе не жаль разрушать эту идиллию?
  - Не разрушать...- задумчиво сказала женщина,- Не разрушать, а изменять.
  Еще немного постояв, дева с повязкой на глазах посмотрела на солнце.
  - Время пришло,- заметила она и исчезла.
  Молодая девушка улыбнулась.
  - Не зря говорят, неизвестно что лучше ненависть Богини или ее милость,- а затем также растворилась и только блестящая пыльца, сверкая на солнце, осела на холм. Вскоре и она пропала, оставив после себя чудесные цветы.
  ***
  Милиса старательно, локон за локоном укладывала непослушные волосы своей хозяйки в роскошную прическу, подобающую сегодняшнему случаю. Принцессе Софии исполнялось двадцать лет. В ее честь король Зейн организовал роскошный прием, на котором соберутся правители соседних государств, а так же вся местная знать. И хотя это лишь еще один повод для решения политических вопросов, Софии надлежало выглядеть ослепительно.
  - Ваше Высочество, я практически закончила. Вам нравится?- спросила служанка.
  Девушка с помощью второго зеркала осмотрела свою прическу со всех сторон. Осторожно потрогав один из завитых локонов, она одобрительно улыбнулась.
  - Милиса, у тебя замечательно получилось, в этом деле ты просто мастерица. Я думаю теперь можно одевать диадему.
  Служанка осторожно взяла с фиолетовой подушечки маленькое изящное украшение и при помощи шпилек начала крепить к прическе.
   Принцесса просила своего отца в ее личный праздник устроить простой семейный ужин. И хотя она осознавала все преимущества королевского положения, в отличие, к примеру, от своей камеристки, особенно когда смотрела на ее натруженные руки, однако быть королевской дочерью тоже не так уж легко. Софи весь день находилась среди людей: кого-то принимала, сама делала визиты, а при этом оставалась совершенно одинокой. В беседах всегда необходимо было помнить о том как зовут каждого члена различных семей, кто чем увлекается, если принцесса ошибется это могут воспринять как неуважение или того хуже королевскую немилость по отношению к какому-нибудь роду. Ведь от этого порой зависит заключение важных договоров. Главе любого рода приятно, когда сама принцесса соизволила почтить их визитом или поздравить с каким-либо праздником и тогда можно пойти и на большие уступки во благо короны. Такими закулисными играми должна была заниматься королева, но матери Софи не стало уже много лет назад и ее обязанности легли на хрупкие плечи принцессы. Девушка довольно удачно справлялась с ними, но иногда в погоне за благосостоянием страны ей хотелось ощутить хотя бы немного семейного тепла. Она знала, что любима отцом, но ему всегда не хватает времени на государственные дела, не говоря уже о ней. Именно по этой причине ей так хотелось хотя бы один вечер провести вдвоем, но ее ожиданиям не суждено было сбыться. В их с отцом разговор как всегда вмешался лорд Ремез, который был главным советником при короле. Софи до 14 лет воспитывалась в монастыре монахинями, они и привили ей привычку думать о людях только хорошее, но советника принцесса недолюбливала. Она считала его напыщенным, всегда лезущим не в свое дело занудой. Он всегда стремился показать, что знает гораздо больше нее. Это именно с его подачи к девушке была приставлена личная охрана из четырех человек. Если раньше Софи могла беспрепятственно выйти из замка и прогуляться по улочкам города, всего лишь переодевшись в обычную одежду, то теперь как бы ты ни был одет, а четверка верзил с оружием, идущая по пятам, будет привлекать внимание.
  Однако Софи решила для себя, что никакие грустные мысли не испортят ей сегодня настроение. К тому же на прием должен приехать ее сводный брат король Самир. Когда он достиг своего совершеннолетия, отец отдал ему правление Грегорианскими землями. А небольшое, но достаточно богатое государство Синовия оставил себе, с намерением в будущем сделать из Софи правительницу.
  Милиса как раз делала последние штрихи, когда в дверь постучали.
  - Войдите,- сказала Софи, вставая, и наблюдая за тем, как служанка расправляет складки платья.
  Дверь открылась, и в комнату вошел лорд Ремез. Он лишь беглым взглядом прошелся по наряду принцессы и серьезным тоном сказал:
  - Пришло время выйти в зал, задерживаться более нельзя, принцесса.
  София проигнорировала советника и с королевской статью вышла из комнаты.
  ***
  В зале уже были накрыты столы для праздничного ужина, прислуга суетилась, разливая по бокалам вино. А присутствующие ожидали появления именинницы. Наконец объявили появление принцессы Софии. Девушка вошла в помещение и сразу попала в объятия любящего отца. Когда все заняли свои места, принцесса осмотрелась. Она со всех сторон была окружена родными людьми. С одной - от нее сидел сводный брат, а с другой - дядюшка Фридрих король Вентских земель. Софи перевела улыбающийся взгляд напротив и встретилась глазами с лордом Ремезом. Он ничего не сказал, а посмотрел на соседствующую рядом с ним принцессу Мари. Она была сестрой кронпринца Алекса, очень приятного молодого человека и хотя он пока не коронован, однако его отец находился в тяжелом состоянии, и это было лишь делом времени. Кронпринц всегда был очень учтив, а от его очаровательной улыбки у Софи иногда замирало сердце, и она по праву считала, что влюблена в него. К огорчению принцессы взаимоотношения между ее отцом и Алексом, как называла девушка его про себя, не ладились. Они не могли подписать какой-то договор, никто не хотел идти на уступки.
  И вот прозвучал первый поздравительный тост в честь именинницы, и полилась светская беседа. Дядя Фридрих осыпал племянницу комплементами:
  - Софи, я и не заметил, как ты выросла. Мне кажется, совсем недавно ты вернулась из монастыря, такая худенькая, нескладная и вот рядом со мной сидит уже невеста.
  Принцесса засмущалась и бросила короткий взгляд на кронпринца Алекса, а тот в свою очередь смотрел на девушку и открыто ей улыбался:
  - Я думаю, что тот, кто станет мужем принцессы Софии, будет владеть настоящим сокровищем. Такой красавицы нигде больше не найти.
  Щеки Софи еще больше заалели. В этот момент принцесса заметила, как сидящий напротив нее лорд поверх своего бокала с вином, сощурил глаза и смотрит на кронпринца.
   - Ну почему?- возразил советник.- На мой взгляд, принцесса Мари будет выступать в роли достойной конкурентки.
  Сестра кронпринца сразу после этих слов расцвела и если и раньше она сидела достаточно близко к лорду, то сейчас практически прильнула к нему и начала щебетать что-то невразумительное в ответ.
  Софи попыталась непредвзято сравнить себя и Мари. И, по мнению принцессы ни одна из них не была лучше другой. Просто девушки были совершенно разными. Сестра кронпринца отличалась холодной красотой: у нее были белоснежные волосы, бледная кожа, а глаза голубыми, однако иногда казалось, что в них плавают льдинки. Сама же Софи обладала медового цвета волосами, а в карих глазах частенько отражались солнечные лучики. С приходом весны на лице принцессы выступали веснушки, они были не слишком заметны, но Софи все равно пыталась от них избавиться. Когда девушка очнулась от своих размышлений, то поняла, что пришло время дамам покинуть мужчин и перейти в гостиную, что они и сделали.
  ***
  Когда мужчины покинули столовую, Софи собиралась сесть за рояль. Красивым голосом принцесса, к сожалению, не обладала, а вот тонким музыкальным слухом была одарена. Из-под пальцев девушки полилась нежная и чувственная мелодия, которая завораживала и волновала. Когда Софи играла, то в мечтах уносилась в неведомые страны, где могла быть кем угодно, но рано или поздно мелодия заканчивалась, возвращая исполнительницу и ее слушателей к действительности.
  После того как музыка замолкла в комнате на несколько секунд воцарилось молчание, а затем все зааплодировали, восхищаясь таким талантом. Софи счастливо всем улыбалась, ее глаза светились каким-то особым светом, который очаровывал всех присутствующих.
  Однако вечер постепенно подходил к концу, отец выглядел очень задумчивым, на его лбу пролегла складка, означающая, что он о чем-то размышляет. Лорд Ремез беседовал с различными представителями местной знати, параллельно договариваясь о необходимых встречах, сделках. Сама же девушка была окружена вниманием кронпринца, вот только его общество начало ее немного раздражать, но принцесса решила, что это от того, что у нее выдался достаточно тяжелый и волнительный день.
  Через час все разошлись по предоставленным им комнатам, а Софи решила перед сном зайти к отцу. Когда она подошла к кабинету короля Зейна, то услышала, что с ним о чем-то усиленно спорит лорд Ремез.
   - Я думаю нам лучше отказаться от предложения. Под видом обеспечения охраны транспорта кронпринц отправит кого-нибудь обследовать место добычи и если все откроется ...
  - Да я знаю, что тогда произойдет,- уставшим голосом сказал король,- но если мы откажемся, это будет выглядеть как недоверие или же сокрытие чего-либо.
  - На мой взгляд, в деле с Алексом лучше самим выглядеть не в лучшем свете, чем полагаться на его порядочность...
  Больше советник ничего сказать не успел, потому что в комнату ворвалась негодующая Софи, она до глубины души была возмущена, насколько нелестно отзываются о кронпринце.
  - Не стоит всех равнять по себе, лорд Ремез. Кронпринц Алекс - человек слова. Я уверена он никогда не нарушает данных обещаний.
  - Позвольте узнать принцесса, какой по счету комплемент вам делали, когда вы пришли к такому мнению?
  Софи разозлилась и даже не сразу нашлась, что ответить:
  - Просто иногда других людей нужно чувствовать и доверять им, советник.
  - Предпочитаю быть подозрительным, моя леди, чем потом получать нож в спину,- видя, что это пустой спор лорд обратился к королю,- С вашего позволения я удалюсь и оставлю вас с дочерью наедине, Ваше Величество.
  Король Зейн, сидящий в глубоком, мягком кресле кивнул:
  - Хорошо. А о своем решении я сообщу завтра.
  Лорд Ремез в почтении склонил голову перед Софи и вышел из комнаты. Король легким движением руки указал дочери на соседнее кресло, стоящее у самого камина. И хотя за окном было лето, но ночи все равно оставались достаточно холодными, поэтому тепло очага, приятно согревало.
  - Отец, не надо смотреть на меня столь осуждающе, но он так невыносимо категоричен в своих суждениях о людях, что я просто не могу с ним соглашаться.
  Король ласково улыбнулся своей любимице:
  - Ты так наивна, Софи. Но, девочка моя, не стоит спорить с ним так рьяно, при этом теряя голову. Лорд Ремез далеко не глуп, хотя и бывает чрезмерно горяч. И ты же знаешь, что я специально взял его к себе мальчишкой, чтобы научить его многому, чтобы к тому времени, когда меня не станет, он стал для тебя надежной опорой и щитом.
  Софи не любила речи отца о неизбежной для всех людей смерти и предпочитала переводить разговор в другое русло:
  - Мне кажется, что мы с лордом друг друга покалечим, прежде чем придем к какому-то единому мнению.
  Король на эти слова устало улыбнулся.
  Софи еще немного посидела вместе с отцом, а затем успокоенная беседой с ним, направилась в свою комнату, ожидать визита советника.
  ***
  Еще одним раздражающим Софи новшеством было личное присутствие советника при запирании принцессой своей комнаты на ключ. Благо делалось это только в дни присутствия гостей в замке. Лорд Ремез объяснял личный контроль возможной забывчивостью Софи. Только подергав за ручку двери и убедившись, что замок надежно закрыт советник отправлялся отдыхать. Этот вечер не явился исключением.
   Когда со всеми процедурами было покончено, Софи с большим удовольствием свернулась клубочком в своей просторной кровати, изумительно пахнущей ландышами, и наконец, уснула.
  ***
  Несмотря на лето, наступившее утро было сырым и промозглым. Ночью шел сильный дождь, а сейчас осталась лишь мелкая изморось, которая совсем не мешала бегу лошадей, но ужасно раздражала всадников.
  Софи в очередной раз передернула плечами от холода, когда услышала сигнал охотничьего рога, означающего начало охоты. Были спущены собаки, которые тут же своим лаем оглушили всех присутствующих и в тот же момент подогревали азарт в охотниках. Девушка не любила охоту и вовсе не потому что была ярым защитником животных, просто сам процесс погони, облавы не увлекал ее. Принцесса видела, как Мари красуется перед всеми в своей расшитой драгоценностями амазонке и лишь снисходительно улыбнулась.
  Когда король принял решение отправить ее в монастырь, девушка думала, что никогда не сможет простить отца за то, что он отрывает ее от дома, ведь той же Мари для обучения были наняты лучшие учителя, и она осталась при родителях. Тогда, в детстве, девочки были лучшими подругами, часто друг у друга гостили. Но прошло время и по возвращении Софи все изменилось. Девушка не могла сейчас определиться, из-за чего это произошло или приоритеты Софи поменялись, или просто девочки выросли и их отношения изменились бы в любом случае.
  Все всадники на своих лошадях двинулись вслед за удаляющимся лаем охотничьих собак. Вначале Софи двигалась вместе со всеми, но затем ей это все попросту надоело и она, незаметно отстав, выехала в чудесное место, где земля была полностью усыпана разноцветными цветами. Спешившись, девушка несколько минут любовалась красотой природной картины, а затем не спеша начала собирать букет. Ярко-желтые цветы, названия которых девушка не знала, издавали неповторимый манящий аромат. Собирая их, она прошла немного вперед, пришлось перелезть через поваленное дерево, отодвинуть, мешающие идти, ветви деревьев, отмахиваться от надоедливых комаров и вот когда букет перестал помещаться в руках, а лошадь осталась далеко позади, принцесса увидела своего дядю Фридриха. Также как и Софи он спешился, но стоял на одном месте. Когда принцесса уже хотела дать знать о своем присутствии она заметила, что ее родственник с кем-то беседует. Тихо ступая вперед, девушка рассмотрела стоящего впереди кронпринца. Насколько бы не считали принцессу доверчивой и наивной, но она все же была будущей королевой. Софи тихонько подкралась ближе к говорящим, потому что с того расстояния на котором она находилась сейчас слова долетали расплывчато. И только девушка обрадовалась, что хорошо стала за высоким малинником, как тонкая веточка под ее ногой хрустнула. Софи тут же не растерялась и присела. Говорившие насторожились:
  - Не стоит пугаться каждого шороха, Фридрих. Это всего лишь лес,- сказал кронпринц.
  Немного помолчав, дядя ответил:
  - Быть может вы и правы, юноша, но вы также и слишком молоды, а соответственно пренебрегаете возможной опасностью, поэтому, лучше пойдемте, продолжим наш разговор в другой раз и в другом месте.
  Услышав удаляющийся топот лошадей с всадниками, Софи облегченно и в тоже время разочарованно выдохнула.
  Подобрав рассыпавшиеся цветы, девушка направилась обратно к своей лошади, но придя туда где ее оставила, никого не обнаружила. Внимательно осмотревшись и поняв, что не знает куда нужно идти, Софи решила не паниковать раньше времени и, выбрав направление, наугад решительно двинулась вперед. Однако девушка не успела сделать и десятка шагов, как из-за соседнего дерева послышался голос:
  - Принцесса София, дворец располагается совершенно в другой стороне,- навстречу девушке вышел советник, ведя ее лошадь.
  - Как же я сразу не догадалась, что без вашего участия здесь не обошлось, лорд Ремез,- язвительно сказала Софи.
  Советник презрительно осмотрел букет в руках девушки:
  - Вы наверно перепутали, принцесса. Сейчас у нас не праздник весны, а охота. Хотя я и ожидал от вас чего-то подобного, но вот вашей реакцией на отсутствие лошади был приятно удивлен. Я думал, вы просто ударитесь, как и большинство женщин в истерику.
  Софи с ледяным спокойствием сказала:
  - Не вижу в этом смысла. Я прекрасно понимала, что мое отсутствие вскоре будет замечено, и соответственно начнут искать. А к тому времени я, быть может, уже и сама выйду к какому-нибудь поселку. Но скажу вам лорд Ремез откровенно, у вас глупые шутки.
  - Вы действительно, быть может и вышли бы к поселку, если прежде не встретили какого-нибудь дикого зверя. Что же касается шуток, так вот, это был урок. Не стоит отрываться ото всех и тем более покидать свое животное.
  Советник помог принцессе, несмотря на ее протесты, оседлать лошадь, а затем вскочил на своего коня сам. Всю дорогу Софи размышляла, стоит ли ей рассказывать лорду об увиденном, но потом решила, что в беседе между двумя правителями ничего страшного нет, а советник и так всех подозревает в заговорах против Синовии.
  
  ***
  Этой ночью Софи спала очень беспокойно. Что именно снилось, девушка не помнила, однако проснувшись, она чувствовала, как все тело сотрясает дрожь страха. Сев на постели принцесса посмотрела в раскрытое настежь окно. Предрассветное небо уже утратило свою черноту, небесные фонари также погасли, но солнечный свет еще не успел придти им на смену. Вдруг стены комнаты начали нещадно давить на Софи, ей перестало хватать воздуха. Девушка встала, тихо оделась и, открыв потайной ход, находящийся за гобеленом, вышла на улицу, что располагалась на окраине города и вела к крепостной стене. Здесь принцесса почувствовала себя значительно лучше. За то время, которое девушка собиралась, первые лучи солнышка окрасили серые, скучные здания в розовый цвет. Приятно было вдыхать свежий, пока еще ничем не загрязненный воздух.
   На узких улочках было непривычно тихо, город только начал просыпаться. Весь день замок Софи походил на гудящий улей, и иногда девушке было необходимо побыть наедине с самой собой. Рядом послышался одинокий цокот кобылы, везущей что-то в сторону рыночной площади, при этом мальчишка, управляющий ею, потирал не желающие просыпаться глаза.
  Софи свернула на улицу, где располагалась хлебопекарня, и рот сразу же наполнился слюной от манящего запаха свежей выпечки, который навсегда поселился здесь, пропитав собою все вокруг.
  Принцесса подняла голову к небу и рассмотрела, что высоко в облаках красиво парила какая-то птица. Девушка всмотрелась внимательнее и из-за большого размаха крыльев и красивого плавного полета, решила, что это скорей всего орел. Она была удивлена, потому что эти хищники всегда стараются избегать городов. Внезапно Софи зацепилась за лежащий на мостовой камень и едва не упала, лишь в последний момент удержав равновесие. Когда она вновь посмотрела на небо, то птица уже скрылась из вида.
  Прошло уже достаточно времени с начала прогулки, и принцесса решила, что пора возвращаться, пока ее никто не хватился.
  Свернув на углу здания на улицу сапожников, Софи неожиданно с кем-то столкнулась. Не поднимая глаз, она тихо прошептала:
  - Простите.
  А затем намеривалась прошмыгнуть мимо стоящего мужчины и серой тенью скрыться от него, но ей не дали этого сделать. Софи грубо схватили за плечо и знакомый голос грозно произнес:
  - Куда это вы собрались, принцесса София?
  Девушка встретилась взглядом с советником. В его глазах полыхала ярость. Черты лица от гнева заострились. Его рука все сильнее и сильнее сжимала плечо девушки.
  - Я иду в замок,- испуганно прошептала Софи.
  - Неужели,- саркастично сказал лорд,- а позвольте полюбопытствовать, что вы делаете на улицах города в совершенном одиночестве, да еще и так рано?
  - Гуляю,- все также растерянно ответила принцесса.
  - А ну если вы всего лишь просто вышли на прогулку, тогда конечно мне все понятно,- притворно спокойным голосом сказал советник, а затем схватил девушку за обе руки и не сильно встряхнув, приподнял до уровня своих глаз, так, что ноги Софии оторвались от земли и повисли в воздухе,- Знаете, принцесса, всегда считал вас разумной и рассудительной девушкой, но временами вы совершаете такие поступки, что я начинаю сомневаться в вашем благоразумии. Вот скажите мне, как вы могли додуматься выйти ночью одна на улицу, по которой шляется неизвестно кто, при этом вы хорошо знаете, что в замке гостит множество чужих людей, замыслов которых никто не знает? Когда Милиса, пришедшая чтобы сегодня разбудить вас пораньше, вбежала ко мне в комнату и с бледным лицом сообщила о вашем отсутствии, при этом ваша охрана удивленно хлопала глазами, я не знал, что и думать. Если бы я тут же, как это и положено доложил бы вашему батюшке, представьте какой кошмар начался бы прямо на глазах у всех гостей. Так вот в следующий раз, принцесса София, когда вы решите прогуляться в одиночестве, остановитесь на несколько секунд и подумайте, к каким последствиям может привести ваш поступок.
  Пока мужчина произносил свою гневную речь, Софи успела опомниться. Возможно, он в чем-то и прав, но никто не давал советнику права так обращаться с наследной принцессой. Ее глаза потемнели и стали угольно черными, тихим повелительным голосом девушка произнесла:
  - Поставьте меня на место.
  Лорд Ремез только сейчас понял, что несколько переборщил. Он опустил девушку на землю, а она продолжила:
  - Начнем с того, что я вышла не ночью, а на рассвете. Затем, я хотела бы обратить ваше внимание, что все кто приехал на мой день рождения очень порядочные люди, большинство из которых, являются моими родственниками. А что касается города, то у нас очень спокойно и безопасно.
  Софи смотрела на него с королевским высокомерием, хотя и знала, что лорду этот взгляд безразличен. Усмирив все еще полыхающий внутри гнев, советник сказал:
  - Вы как всегда наивны, принцесса. Не представляю, как вы будете управлять государством, вас в один миг обманут и свергнут.
  - Но у меня для этого будете вы, советник,- сказав это, девушка двинулась вперед по направлению к замку, но ее догнали чуть слышный вопрос:
  - А если именно я захочу причинить вам вред?
  Софи приостановилась и медленно обернулась. Взгляд у нее был серьезным:
  - Это не возможно,- видя вопросительно приподнятую бровь лорда Ремеза, девушка пояснила,- Быть может, в ком-то другом я и могу ошибаться, но не в вас. Как бы ни складывались наши с вами отношения, но вы всегда остаетесь человеком чести. И более преданного советника отец нигде не смог бы найти,- после этих слов Софи повернулась и продолжила свой путь.
  Лорд Ремез усмехнулся, покачал головой:
  - Сама наивность,- повторил он и пошел следом.
  Софи чувствовала себя ужасно. Ей так хотелось опустить голову и ссутулив плечи не спеша плестись вперед, но с детства вымуштрованная осанка не позволяла этого сделать.
  Когда молодые люди подошли к парадному входу в замок, там уже стояли Самир, дядя Фридрих и кронпринц Алекс со своей сестрой, готовясь к отъезду.
  На крыльце появился король Зейн, по его бледному лицу было понятно, что пойдя искать дочь, ему сообщили о ее исчезновении, но увидев принцессу в сопровождении советника, немного успокоился и решил отложить все расспросы на потом.
  - А вот и прекрасная принцесса София!- воскликнул кронпринц и, хотя он уже оседлал своего жеребца все же красиво и легко спрыгнул на землю, чтобы поцеловать руку девушке,- я уже начал опасаться, что вы на меня за что-то обиделись и не желаете проститься.
  Прежде чем Софи успела хоть что-то ответить, лорд Ремез сказал:
   - Принцесса по утрам берет у меня уроки дипломатии. И сегодняшний день не является исключением.
  Кронпринц посмотрел на советника, и Софи показалось, что в его взгляде промелькнула ненависть, но это произошло столь неуловимо, что принцесса начала сомневаться, будто действительно что-то видела.
  Принцесса Мари сама подошла к лорду Ремезу и протянула свою изящную ручку.
  - Я был вами очарован. Мне очень жаль, что вы так мало погостили у нас, принцесса.
  Мари улыбнулась:
  - Лорд Ремез вы всегда очень желанный гость в наших краях,- девушка говорила не громко, что бы слышал лишь советник и стоящая рядом Софи, а потому как Мари выделила слово "очень" смысл сказанного был понятен.
  - Благодарю вас,- также не громко, интимно ответил лорд.
  Мари ревнивым взглядом окинула принцессу. Софи была очень удивлена, она никогда не воспринимала советника, как мужчину. Мужчину для нее. Он, конечно, был хорош собой: высокий, неплохо сложен, но его черные глаза не завораживали, а пугали. При этом в облике лорда Ремеза было что-то хищное. Он всегда был решительным человеком, знающим, чего хочет и как этого достичь.
  Кронпринц еще раз поцеловал руку Софи, подарив чарующую улыбку. Затем вскочил на своего коня.
  Проводив скрывающихся из вида всадников, король Зейн с дочерью и своим советником поднимались на крыльцо:
  - Урок дипломатии, говоришь,- чуть слышно произнес правитель.
  - Так точно, Ваше Величество - ответил лорд.
  ***
  День рождения принцессы был около месяца назад. Жизнь уже давно вошла в привычное русло. За это время король Венских земель совершил несколько походов, и сейчас возвращаясь из очередного, попросил дать отдохнуть своим войскам несколько дней в дружественной Синовии. Хотя король Зейн понимал, что это рискованный шаг, но отказать не мог, боясь тем самым выказать недоверие родственнику. И вот с самого утра лорд Ремез ожидал прибытия Фридриха со своим войском, однако они задерживались. Начало смеркаться, когда всадники, наконец, появились.
  Ворота крепости были распахнуты. Отряд возглавлял сам Фридрих. С самого начала советника что-то смущало, и вот когда половина воинов оказалась внутри, лорд понял, что доспехи у всех целые, раненых нет, да и выглядели люди отнюдь не уставшими.
  И тогда Лорд Ремез отдал приказ:
  - Закрывай ворота!- он понимал, что уже слишком поздно, но это хотя бы задержит Фридриха и даст возможность спасти короля.
   Правитель находился в тронном зале в тот момент, когда туда вбежал советник. По всклокоченному, бледному помощнику король Зейн все понял и прервал задыхающегося лорда:
  - Уходим через потайной ход.
  Но король уже давно им не пользовался и успел подзабыть, где находится камень при нажатии, которого открывается дверь. Каждая секунда была на счету. На первом этаже уже слышались звуки драки. Гулкий топот ног раздался на лестнице, а они все искали. И вот король, наконец, дотронулся до скрытого замка и за одним из гобеленов отошла часть стены. Мужчины бросились туда, но ни один из них не успел войти в проем, потому что пламя в свечах, освещающих зал, замигало из-за образовавшегося сквозняка при открытии главных дверей.
  - Не с места,- сказал Фридрих и эхо разнесло его мощный голос по всему залу.
  Мужчины обернулись, на них был нацелен арбалет.
  - Ну, здравствуй, брат,- продолжил говорить король Вентских земель,- я думаю, ты понимаешь, что сопротивление бесполезно. Замок практически захвачен. Могу лишь отдать должное твоим воинам, они сражаются как львы.
  Пока Фридрих говорил, Зейн кивнул на ход и тихо одними губами прошептал:
  - Софи.
  Советнику совершенно не хотелось оставлять здесь своего короля, но он понимал, что Зейн уже не молод и ему не удастся сбежать с дочерью. Их обязательно найдут.
  Видимо Фридрих все же различил, что сказал король Синовии и ответил ему:
  - Не переживай, за твоей дочерью уже пошли мои лучшие люди и через несколько минут ее тело принесут сюда.
  Больше времени терять было нельзя, и советник нырнул в проем. В след ему полетел болт, но король закрыл проход собой. Лорд не увидел, ранен его король или убит, он бежал по темному узкому, сырому коридору, который неожиданно начал ветвиться. Плана потайных ходов советник не изучал. Это была большая тайна, она раскрывалась только членам королевской семьи, для спасения жизни в опасный момент, который, похоже, и настал.
  За каждым поворотом было еще несколько разветвлений, и лорд Ремез бежал наугад. Несколько раз он натыкался на глухую стену тупика, и ему приходилось возвращаться. Советник уже начинал злиться из-за невезения, сопутствующего ему, как один из коридоров закончился дверью с небольшой решеткой, через которую советник и увидел принцессу, склонившуюся над личной служанкой. Вбежав в комнату, лорд на несколько мгновений присел рядом с Софи:
  - Вы не ранены?- спросил он.
  - Нет, а вот Милиса в обмороке,- казалось, девушка не удивилась его неожиданному появлению здесь.
  В этот момент в дверь начали раздаваться глухие удары.
  - Петли долго не выдержат. Нужно бежать,- мужчина схватил принцессу за руку, поднимая на ноги.
  - А как же Милиса?- спросила Софи, хотя уже нажимала на резьбу для открытия того самого тайного хода через, который обычно рано утром выходила гулять.
  - Они ей ничего не сделают. Им нужна Вы,- ответил лорд, хотя сам прекрасно понимал, что гнев от исчезновения принцессы выместят именно на личной служанке, но Софи об этом переживать нельзя, ей необходимо спасать свою жизнь.
  Расценив свои слова как ложь во спасение, советник выкинул все мысли об этом из головы.
  ***
  Как только молодые люди вошли в потайной ход, дверь в покои Софии как всегда сама бесшумно закрылась, как раз в тот момент, когда дверь солдатами была снесена с петель. Времени зажигать факел не было и беглецы пробирались по темному коридору на ощупь. Принцесса не раз покидала дворец этим путем, так что без труда двигалась в нужном направлении. Как только были преодолены ступени, ведущие в помещения, которые проходят под замком, под ногами почувствовалась вода. Не смотря на то, что глаза немного привыкли к темноте, но порой встречающихся по пути больших луж нельзя было рассмотреть. Софи стремительно бежала, однако намокший подол ее плаnbsp;тья постоянно путался под ногами. В следующую секунду девушка, забыв о небольшой выбоине, находящейся на середине пути, ступила в нее и, потеряв равновесие начала падать, принцесса ухватилась за стену. Руки заскользили по чему-то мягкому и неприятно влажному. Поверхность стены покрывал мох пропитанный водой. Быстро поднявшись, София сказала следующему за ней лорду:
  - Осторожно, здесь яма!- и продолжила бежать.
  Принцессе этот потайной ход никогда не казался таким длинным как сегодня и хотя позади не слышалось звуков погони, видимо стражники не нашли как открыть дверь, но девушка понимала, что их будут искать в городе. Оставалось надеяться, что они успеют выйти за его пределы, прежде чем до солдат, находящихся у крепостной стены, дойдет приказ.
  Наконец, впереди, показался свет, просачивающийся через щели между дверью и стенами. Привычными движениями Софи открыла замок, который с течением времени начал скрипеть, но на это никто не стал обращать внимание.
  После темного подземелья с непривычки начало резать в глазах, но останавливаться было нельзя. Двух пусть и грязных, но богато одетых людей быстро бы заметили, однако царившая на улице суета играла молодым людям на руку. Где-то не далеко слышались звуки сражения.
  - Куда теперь,- спросила растерявшаяся Софи.
  Девушка не представляла, как они выберутся из города, если основной бой шел около центральных ворот, которые были ближе всего.
  - Принцесса, вы знаете тайны замка, а я - города,- ответил советник, при этом схватив девушку за руку и повернув направо.
  Когда они пробежали несколько домов вдоль крепостной стены, при этом, чуть не сбив с ног двух человек, лорд резко остановился. София так и не уловила, куда же нажал советник, но часть ограждения приподнялась на полметра от земли. Мужчина подтолкнул девушку и принцесса, проклиная свою неудобную одежду, с большим трудом протиснулась в образовавшуюся щель. За ней последовал и советник.
  Они побежали дальше, стараясь поскорее достигнуть недалеко располагающийся лес, но вот Софи в очередной раз запуталась в мокрых юбках и уже почти упала, но лорд вовремя подхватил ее и помог встать на ноги, а затем сорвал с девушки юбки, оставив лишь нижнюю. Принцессе некогда было смущаться, сейчас она хотела только одного - оказаться как можно дальше отсюда и чтобы весь этот кошмар прекратился, поэтому она собрала последние силы и снова побежала за советником.
  Когда молодые люди достигли заветного леса, девушка еле переставляла ноги, она не привыкла к таким марафонам. Легкие обжигало, горло пересохло.
  - Стойте...хотя бы... пару секунд,- с трудом проговорила девушка, воздуха отчаянно не хватало.
  Лорд Ремез остановился. Он сам тяжело дышал. Затем вдруг насторожился, прислушался. Сейчас и принцесса расслышала, где-то невдалеке ржание коня. Дав знак Софии оставаться на месте, советник двинулся в том направление, где ржало животное. Сердце девушки и так учащенно билось от бега, а сейчас она представила, что рядом с ними может находиться еще одна часть войска дяди Фридриха, и почувствовала, как от страха зашумело в голове. Оставаться на месте в неведении не было сил, и София последовала за мужчиной. Когда они вдвоем выглянули из-за скрывающих их кустов, то увидели на поляне мирно пасущегося коня, а его хозяин сладко похрапывал в стороне, не подозревая о том, что происходит за крепостной стеной. Лорд Ремез подкрался к молодому парню, который и был хозяином животного, а затем ударил по голове рукояткой ножа, который достал из-за голенища сапога.
  - Что вы делаете,- с возмущением спросила девушка,- он же все равно спал?
  Советник обернулся:
  - Я всего лишь оглушил его, или вы желали бы, чтобы он проснулся в самый не подходящий момент, а затем выменял информацию о вас на какое-нибудь вознаграждение?
  Принцесса, признав правоту мужчины, только покачала головой.
  - Идемте, принцесса София.
   Лорд помог девушке забраться в мужское седло, а затем отступил, давая понять, что ехать ей придется одной.
  - А как же вы?- спросила напуганная принцесса, ей совсем не хотелось оставаться одной.
  - Мне нужно вернуться и узнать, что случилось с королем. Езжайте, я вас скоро догоню.
  Хотя София не понимала, как ему удастся быстро ее догнать, но девушке не оставалось ничего, как поверить мужчине.
  - В этом направлении находятся земли Самира, я поеду к нему.
   Советник на несколько секунд задумался, словно что-то прикидывая в уме, а затем кивнул. Софи пришпорила лошадь и во весь опор поскакала вперед.
  ***
  Когда они с советником бежали из замка, солнце уже клонилось к закату. А через несколько часов совсем зашло за горизонт. Сумерки постепенно переходили в непроглядную ночь. Привыкшей к жизни за крепостной стеной, для Софи звуки ночного леса были совершенно чуждыми и постоянно пугали. И хотя лошадь уже устала, девушка все равно не останавливалась, а тихонько скакала вперед. Внезапно на дороге появилось трое мужчин. Их не ухоженная внешность не оставляла сомнений в промысле, которым они занимались.
  Самый упитанный из них в грязной, рваной рубахе поймал коня Софи за поводья и остановил. Другой его сообщник, с отсутствующими передними зубами рассмеялся и сказал:
  - Вот так добыча, на ночь глядя. Посмотри Руб,- обратился он к третьему разбойнику,- а девушка видимо готовилась к встрече с нами, только в нижнюю юбку одета.
  - Фран, перестань, а то леди подумает, что мы бессовестные разбойники и у нас нет чести,- сказал тот самый Руб,- Мы сначала дадим девушке возможность откупиться. Может у вас юная леди есть драгоценности или деньги?
  София испуганно смотрела на бандитов и от страха не могла вымолвить не слова. Где-то в вышине душераздирающе закричала птица, но разбойникам было не до этого.
  - Да где ей его прятать? Только если за этим разодранным корсажем,- высказался Фран.
  - Ну, на нет и суда нет. Грязновата правда, но ничего сойдет,- сказал Руб и начал стягивать Софи с коня.
  Принцесса пыталась отбиваться, но сильные мужские руки цепко схватили ее за щиколотку.
  Девушку повалили на траву, она пыталась кричать, царапаться, кусаться, однако все было бесполезно. Один держал ее руки, другой фиксировал ноги, а третий начал развязывать свои штаны, но вдруг он замер.
  - Отпустите девушку!- голос советника был не громок, однако звучал достаточно пугающе.
   - Эй, мужик проходи мимо,- сказал Фран,- Не задерживайся, если не хочешь, чтобы кости твои посчитали.
  - В последний раз говорю, оставьте леди.
  Но Руб вместо ответа подхватил свой меч с земли, однако не успел он сделать и шага к лорду, как упал с ножом в горле, из которого фонтаном хлестала кровь. Двое других разбойников неуклюже бросились на неизвестно откуда взявшегося противника. Привыкшие угрожать проезжающим крестьянам бандиты неловко наносили удары и уже через несколько минут их бездыханные тела лежали рядом с Рубом. Советник подошел к первому трупу, вытащил нож и вытер кровь о его одежду, затем вернул обратно в сапог.
  Лорд Ремез совершенно спокойно подошел к сидящей на холодной земле принцессе, которая обхватила руками колени и, не моргая, смотрела вперед. У советника было время пока девушка в шоке, отъехать от этого места подальше и уже там разбираться с истерикой, которая непременно последует. Он поднял Софи, посадил на уставшую лошадь и, взяв поводья, пошел вперед.
  Мужчина уже начал волноваться, когда принцесса задала первый вопрос:
  - Что вы узнали во дворце?
  Советник ответил не сразу, а сначала остановился, снял с лошади послушную, как кукла, девушку, достал из заплечного мешка, который принес с собой, сверток и протянул Софи:
  - Это простая одежда. Переоденьтесь, и потом я расскажу обо всем, что мне удалось узнать.
  Принцесса послушно взяла из его рук сверток и, не смотря на то, что уже было темно, направилась к ближайшим кустам, однако ее остановил встревоженный голос лорда:
  - Переоденьтесь здесь, за моей спиной. Не волнуйтесь, подсматривать не стану, я разведу костер.
  - Что боитесь, я решу покончить с собой? Не стоит, мой разум при мне.
  И София уже хотела развернуться и сделать, как намеривалась, но упрямый советник отрицательно покачал головой. Девушке пришлось остаться.
  ***
  Софи узнала эту одежду, ее носила Милиса, камеристка принцессы. Девушки были примерно одной комплекции, и Софии все пришлось впору. Для принцессы была непривычна легкость одеяния, отсутствие корсета, не сжимающего грудь, давало возможность свободно дышать. Советник увлеченно разводил костер, который сначала выпустил всего один язычок, а затем резко охватил весь хворост. Софи робко спросила:
  - Милиса сама лично передала одежду?
  С небольшой заминкой лорд ответил:
  - Да, она просила передать, что наряд не новый, однако абсолютно чистый.
  Сам же советник вспомнил, как обыскивал сундук служанки, после того как нашел ее задушенной на полу в комнате принцессы. Видимо солдаты спрашивали куда подевалась Софи, но не получив ответа, выместили на ней свою злость. Однако об этом он не хотел сообщать принцессе. Его новости и так были далеко не радостными. А Софи страшилась задать самый главный вопрос:
  - Как вы попали в замок?
  - Также как мы вышли оттуда. При побеге я неплотно притворил дверь потайного хода с улицы,- ответил мужчина.
  - Но как вы так быстро нашли меня, ведь я гнала коня во весь опор?- продолжала тянуть время принцесса.
  - Я украл еще одного скакуна, он оказался быстрее вашей лошади.
  - И где же он?
  Советник несколько секунд молчал, словно подыскивал ответ, но взволнованная Софи не обратила на это внимания.
  - За несколько метров до того места где я догнал вас, мой конь сломал ногу и его пришлось бросить,- лорд решил больше не отвечать на ничего не значащие вопросы и тихим голосом сказал,- Король мертв. Фридрих ищет вас, будущая королева.
  После этих слов советника, все звуки вокруг, для Софи исчезли. Волной накатило осознание, что она осталась совершенно одна. Да у нее оставался Самир, но они никогда не были дружны. Сводный брат не любил мать принцессы и после ее смерти между Самиром и Софией установились ровные взаимовежливые отношения. Сейчас девушка бежала за помощью к нему, не сомневаясь в его согласии, хотя бы в память об их общем отце. Но вообще на этом свете она осталась совсем одна. И тут, словно кто-то открыл заслонку, слезы потекли из глаз.
  Советник сидел на земле, опустив голову. Он очень уважал короля и относился к нему, как ко второму отцу. Лорд не мог позволить себе также как и девушка проявить свои чувства, но в горле стал комок, который невозможно было проглотить. Когда девушка стала безудержно всхлипывать, мужчина подсел к ней ближе и чуть касаясь, начал гладить по вздрагивающей спине. Советник не умел утешать женщин и не знал как необходимо себя вести в такой ситуации, поэтому он еще, немного посидел рядом с принцессой, а затем отошел в сторону, решив, что Софи надо выплакаться, и лишние свидетели ей не нужны.
  Огонь, словно соболезнуя, тихо потрескивал, освещая рыдающую девушку и неподвижно сидящего мужчину.
  Еще полночи принцесса не могла успокоиться, а затем затихла и провалилась в забытье.
  ***
  София проснулась от мерного покачивания и поняла, что сидит на лошади, крепко прижатая к широкой мужской груди. Принцесса не слышала, как советник проснулся, и сев вместе с ней на коня двинулся в путь. Девушка решила, что еще не готова окунуться в суровую действительность, а потому удобнее устроившись, вновь приникла к мужчине и ненадолго задремала.
  На этот раз сон Софи был беспокойным, что именно снилось, она не помнила, но на лбу выступила испарина и девушка посчитала за лучшее проснуться.
  Сегодня солнце пекло нещадно, у принцессы заурчало в животе. Она вопросительно взглянула на лорда:
  - Еды с собой прихватить я не успел, поэтому придется потерпеть до вечера. Сейчас останавливаться нельзя, мы и так медленно едем. Лошадь быстро устанет от двойной ноши при более быстрой скачке.
  Принцесса не стала ничего говорить, а только согласно кивнула головой.
  Вот так они и ехали целый день по проселочным дорогам, а завидев впереди деревеньки, объезжали их стороной. Разбойников на их пути больше не встретилось. К вечеру путники выехали к небольшой и чистой речушке, где смогли всласть напиться и запастись водой. Затем лорд Ремез на берегу развел маленький костерок, все время, опасаясь, как бы преследователи не заметили дым, ведь ветер сегодня был в сторону Синовии.
  Софи искупалась в реке и смыла с себя вместе с налипшей грязью все горе, что разом свалилось на нее. Девушка решила для себя, что пусть у нее нет никого из близких людей, но она не может позволить себе опустить руки, ведь у нее остался народ, которому под гнетом Фридриха отнюдь не сладко. Ради своих людей она должна выжить и спасти свое государство.
  Советник изредка бросал взгляды на купающуюся принцессу. Воды здесь были незнакомыми и, несмотря на спокойный нрав реки, мужчина не знал, что или кто может быть на дне. Однако ничего страшного не произошло, и девушка спокойно вышла на берег. Принцесса одела немного подсохшую, еще слегка сыроватую одежду и села поближе к огню.
  Лорд Ремез поднялся и собирался направиться в сторону рощи, но девушка не дала сделать ему и пары шагов, вцепившись в рукав.
  - Куда вы?- спросила она.
  - Мне нужно поохотиться, чтобы у нас был ужин.
  Софи не спешила отпускать его:
  - Я пойду с вами.
  Мужчина ничего не ответил, лишь вопросительно поднял бровь. Принцесса и сама понимала абсурдность своего предложения, но ничего не могла с собой поделать, она не хотела оставаться одна. Девушка собралась с силами и отпустила лорда. Она смотрела ему в след, пока за растительностью не перестала различаться его фигура, затем глубоко вздохнула и, глядя на огонь, пыталась внушить себе, будто ничего не боится и все, что произошло вчера никак на ней не отразилось.
  Но вдруг где-то заухала сова, листва деревьев тревожно зашелестела от налетевшего ветра, а вроде бы прозрачные воды реки вдруг пошли рябью и потемнели. Софи начало казаться, что к ней кто-то приближается, страх захлестнул ее и, не понимая, что делает принцесса вскочила на ноги и бросилась в лес, в том направлении, в котором ушел лорд. Она не знала, сколько прошло времени и куда она бежит, вокруг невозможно было ничего рассмотреть, девушка цеплялась и падала, но затем вновь поднималась и двигалась вперед. Неожиданно бег Софи был прерван, она с кем-то столкнулась, ее схватили, девушка попыталась вырваться, но силы были не равны и тогда она закричала. Закричала изо всех сил, громко и истошно, но рот ей быстро закрыла мужская ладонь. И только сейчас принцесса встретилась взглядом с тем, кто ее держал. Черные глаза смотрели внимательно, а хищные черты лица еще больше заострились, ожидая нападения.
  - Перестаньте кричать, и я вас отпущу,- шепотом сказал советник и, подождав пока девушка успокоиться, спросил,- что случилось? Вновь разбойники или люди Фридриха?
  Софи дышала все еще тяжело и взволнованно. Она махнула рукой куда-то назад и попыталась рассказать, что же произошло:
  - Просто я там сидела...и там... лес, он вдруг начал темнеть... мне показалось... все вокруг, оно словно живое...
  Принцесса пыталась объяснить то, чего сама не понимала, но, кажется, советник обо всем догадался. Там на берегу не было ничего кроме страха и ужаса, окутавших девушку, а легкий вечерний ветерок и сгущающаяся темнота лишь дополнили картину в ее воображении. Слишком мало времени прошло с тех пор, как резко закончилась спокойная жизнь принцессы.
   Не дослушав до конца спутанных объяснений Софии, лорд Ремез просто прижал ее к себе, окутывая своим теплом. Принцесса от неожиданности начала вырываться, но сильные руки крепко держали ее. Она услышала, как ровно и спокойно бьется его сердце, почувствовала его запах и поняла, что начинает действительно успокаиваться. Через несколько минут советник сказал:
  - Нам пора возвращаться.
  И хотя Софи этого совершенно не хотелось, но она понимала, что и так поступила ужасно глупо, поэтому спокойно пошла за лордом. Советник повернул совсем не в ту сторону откуда, как показалось принцессе, она пришла, но через какое-то время девушка увидела знакомый берег и угли от почти потухшего костра. В своем стремлении убежать Софи не осознавала, что двигалась кругами.
  Не смотря не на что принцесса не чувствовала себя виноватой, испугаться мог бы каждый.
  ***
  Советник освежевал двух добытых им зайцев. Он не рассчитывал, что принцесса умеет, готовить хотя бы элементарные блюда, поэтому сделал это сам.
  Закончи есть, Софи показалось, что ничего вкуснее она никогда не пробовала. На эти свои мысли девушка лишь усмехнулась.
  Лорд Ремез видел, как принцесса устроилась поближе к догорающему огню, укрывшись их единственным плащом. И хотя она лежала к нему спиной, мужчина по ее дыханию понял, что девушка не может уснуть.
  Хотя от углей все еще шел слабый свет, а страх вновь пытался овладеть Софи, но на этот раз она не позволяла ему взять над собой контроль, и спустя некоторое время сознание начало затягивать поволокой сна.
  ***
  Следующие четыре дня беглецы ехали при свете солнца, все также минуя людские поселения, и останавливались на ночлег, когда на небосводе начинала царить луна. Звуки природы больше не пугали принцессу, и путь молодых людей проходил относительно спокойно. Во время обеденного привала советник как всегда уходил на охоту и возвращался через час с добычей, однако день ото дня мужчина после очередной отлучки возвращался все более хмурым. На вопросы Софи отвечать не хотел. И однажды размышляя об этом в очередной дневной отдых, принцесса решила, что следующий раз обязательно проследит за советником.
  Но прошло уже более полутора часов, а лорда все не было. Девушка уже начала волноваться, как послышались чьи-то шаги. Из-за деревьев вышел советник. В одной руке у него висели две тушки убитых им животных, а рукав другой руки был окровавлен.
  - Что случилось?- встрепенулась принцесса.
  - Не сейчас,- сквозь зубы ответил лорд.
  Мужчина отбросил добычу и опустился на траву. Оторвал оба рукава от своей рубашки и чистым попытался перевязать рану, но одной рукой это было неудобно. Софи подсела ближе и вначале чистой водой промыла окровавленное место, а лишь затем перевязала его. Советник устало откинулся на траву. На лбу у мужчины выступила испарина.
  - Все-таки, что произошло?- настаивала на своем принцесса,- Нас догоняют?
  - Нет,- ответил лорд,- разница между солдатами и нами около четырех дней пути.
  Больше мужчина ничего не сказал, а лишь закрыл глаза и уснул. Софи осталась в недоумении. У нее появилось множество вопросов.
  Когда советник открыл глаза, беглецы быстро поели и двинулись в путь. Сколько принцесса не спрашивала у лорда Ремеза, как он узнал на каком расстоянии от них солдаты, ответа она так и не получила.
  ***
  Следующие три дня София постоянно следила за советником, но ничего подозрительного не заметила. Мужчина все также ходил на охоту и возвращался с добычей, вот только занимала она у него всего лишь пятнадцать минут. Оставался вопрос, где он раньше проводил остальное время?
  Каждый день принцесса меняла повязку на руке, попеременно стирая бывшие рукава, и к ее удивлению рана очень быстро заживала. Вечером четвертого дня лорд отлучился, но через двадцать минут вернулся, схватил заплечный мешок, быстро собрал в него все их вещи, запряг лошадь и сказал Софи:
  - Быстро в седло.
  Девушка не стала с ним спорить и послушно села на коня, за эти дни она научилась без посторонней помощи взбираться на животное. Советник затушил костер и сел позади девушки. Уставшая кобыла недовольно зафыркала, но все же двинулась вперед.
  - Теперь вы, наконец, соизволите объяснить, что же все-таки происходит?- спросила принцесса, злясь, ей уже порядком надоели тайны лорда.
  - Расстояние между стражей и нами меньше суток. Они, понимая, что мы приближаемся к границе Синовии, сменили своих уставших лошадей в поселке, что находится недалеко от предыдущего нашего места ночевки и скакали без остановки двое суток. Сейчас они все-таки решили пару часов отдохнуть, но с середины ночи продолжат скачку. Нам нельзя терять время,- соизволил ответить советник.
  - Я так понимаю спрашивать вас, откуда вы об этом узнали бесполезно?- уточнила Софи.
  Лорд лишь кивнул головой, подтверждая ее предположение.
  - Тогда ответьте мне на последний вопрос,- все же настаивала девушка,- Вы маг?
  Магов в Синовии как в прочем и других государствах боялись и недолюбливали, но и сами такие люди предпочитали селиться подальше от городов. На такой вопрос советник лишь усмехнулся, а затем ответил:
  - Нет, не маг.
  Вот теперь Софи совершенно не знала, что и думать.
  Под утро подул сильный холодный ветер, просыпающееся солнце было затянуто черными тучами, а высокое небо начали прорезать молнии, но и даже сейчас молодые люди не остановились. Лошадь еле переставляла ноги, тогда советник, оставив свой плащ принцессе, спрыгнул на землю и пошел рядом с животным. Прошло совсем немного времени, как пошел ледяной дождь. Он был настолько сильным, что дорога быстро превратилась в месиво, затем пошел град, который молодые люди переждали под деревом. А потом вновь продолжили движение. Буйство природы продолжалось до самого вечера и, не смотря на плащ, в который куталась Софи, она промокла до нитки.
  Внезапно принцесса почувствовала, как лошадь под ней падает и лишь чудом советник успел выхватить девушку из седла. Животное лежало, тяжело дыша, и даже не делало попыток подняться. Лошадь пришлось оставить. Но дождь успокоился, и идти стало легче, однако солнце так и не успело сегодня появиться.
  Когда луна взошла на небосвод, было решено, наконец, остановиться, однако костер лорд Ремез решил не разжигать. Об этом он пожалел утром, когда спящую в непросохшей одежде принцессу начала бить дрожь. Мужчина дотронулся до ее лба и почувствовал жар, еще через час Софи начала бредить. Ей нужна была помощь.
  Подняв девушку на руки, лорд пошел в сторону ближайшей деревни.
  ***
  С пригорка мужчина увидел вымирающее село. Домов в нем было много вот только большинство из них стояло с заколоченными дверями и окнами, а некогда тщательно обрабатываемая земля заросла бурьяном. Более или менее ухоженных участков всего было трое, но вот из одной неприметной и достаточно старой избушки, которую лорд изначально принял за нежилую, вышла старая женщина. Она устало подняла полное ведро воды и скрылась с другой стороны своего жилища, где видимо, располагался ее огород.
  Советник решил, что старушка, скорее всего, одинока, так как не будь она одна, не стала бы таскать такие тяжести, а позвала помочь домочадцев. И тогда мужчина направился к крыльцу этого ветхого здания, и хотя внутреннее чутье, натренированное за долгие годы, подсказывало, что выходить к людям не следует, у лорда не было иного выбора.
  В ожидании хозяйки мужчина опустился на ступени крыльца, осторожно пристроив принцессу у себя на коленях. На эти действия девушка лишь что-то невнятно пробормотала. Глаза советника начали закрываться и, хотя светившее сегодня солнце начинало нещадно палить, ничто не мешало уставшему телу отдыхать.
  Лорда разбудило злобное рычание у его ног, когда мужчина открыл глаза, то увидел скалившуюся напротив него собаку, рядом с которой стояла старушка, угрожающе держа вилы.
  - Хто такие?- спросила она.
  Советник стряхнул последние остатки сна и сказал:
  - Мы обычные путники добрая женщина. Ехали с женой навестить ее родственников, живущих недалеко отсюда, а на нас напали разбойники и отобрали все деньги, да еще и лошадь взяли. Мы пошли пешком, а потом ливень разразился, вот жена и захворала,- лорд кивнул на безвольно лежащую принцессу.
  По выражению лица старушки, мужчина понял, что она мало поверила в наспех придуманный рассказ и уже хотела отказать в приюте, но взглянув на бредящую Софию, сжалилась.
  - Заходите,- сказала старая женщина.
  Открываясь, двери жалобно заскрипели, а неугомонный рыжий пес попытался проскочить в них первым, но хозяйка шикнула на него:
  - Куда тебя грязного в хату несет? Пока во дворе посиди.
  Внутри жилище выглядело таким же старым, как и снаружи, однако кругом было чисто и опрятно. Женщина провела советника в комнату на втором этаже, где на маленьких окнах висели чистенькие занавесочки, стол бы устлан белой скатертью и стояла небольшая кровать с горой подушек, сложенных одна на другую. Мужчина сначала почувствовал запах свежих яблок, а затем пришел аромат сушеных трав.
  - Вы деревенская знахарка?- спросил советник, осторожно укладывая Софи на кровать.
  Старушка грустно улыбнулась:
  - Знахарка. Только вот от самой деревни ничего не осталось. Все поумирали, а молодежь разъехалась кто куда.
  Женщина не стала пускаться в рассказы о былых временах этого когда-то процветающего села, а начала деловито осматривать девушку.
  - Простыла, миленькая, но ничего к утру на ноги встанешь,- сделала она вывод спустя несколько минут,- Я пойду, отвар приготовлю,- с этими словами старушка вышла из комнаты.
  Лорд только сейчас осознал, с каким волнением ждал выводов знахарки. Облегченно вздохнув, мужчина перевязал свою раненую руку, теперь ему это удавалось делать самостоятельно.
  ***
  Знахарка оказалась знатоком своего дела, и к обеду у принцессы спал жар. Лорд никогда не видел Софию столь изможденной, ее бледное лицо пугало. Однако старушка уверила мужчину, что к завтрашнему утру, девушка будет выглядеть гораздо лучше. Вечером Софи пришла в себя:
  - Где мы?- слегка охрипшим голосом спросила принцесса.
  После рассказа лорда, девушка немного успокоилась, но затем встрепенулась, собираясь присесть.
  - Лежите,- повелительным тоном сказал советник,- мы не можем продолжить путь, вы слишком слабы. Завтрашний день мы также проведем здесь.
  Принцесса с облегчением опять опустилась на постель. Ей ужасно не хотелось никуда уходить, но в тот же момент, страх преследования придавал ей сил. Только сейчас девушка обратила внимание на то, что лорд Ремез снимает рубашку.
  - Что вы делаете?- спросила удивленная принцесса.
  - Ложусь спать,- невозмутимо ответил мужчина.
  - А разве вам не выделили отдельную комнату?
  - Вы забываете, что мы с вами сейчас обычные крестьянские супруги, которые должны делить на двоих не только комнату, но и кровать. Кстати, завтра нам лучше обращаться друг к другу на 'ты'.
  Глаза Софи от ужаса широко раскрылись, как только она представила, что им придется спать вместе. Принцесса еще ни разу в жизни не делила с кем-либо свою постель, пусть и в невинном смысле этого слова. Маленький огонек любопытства начал разгораться у нее в груди, но его быстро потушили, так как советник постелил на пол рядом с кроватью свой плащ, забрал одну из подушек девушки и накрылся покрывалом, некогда застилавшим эту постель.
  - Спокойной ночи, Ваше высочество.
  - Спокойной ночи, советник.
  Уставшая от столь непродолжительного бодрствования Софи, быстро уснула.
  ***
   Проснулась девушка, когда солнце только начало окрашивать небосвод своими лучами. В комнате она уже была одна. Сегодня Софи чувствовала себя значительно лучше, никогда еще болезнь не проходила так быстро. Но чувствуя прилив свежих сил, принцесса не стала над этим долго задумываться, а с легкостью встав с постели, быстро оделась и вышла из комнаты. Спускалась вниз она по старенькой лесенке, чувствуя запах пирожков. На крохотной кухоньке стояла знахарка, и доставала из печи свежую выпечку. Старая женщина, услышав шаги за спиной, обернулась:
  - А вот и ты, милая, проснулась. Как себя чувствуешь?
  Софи улыбнулась:
  - Хорошо.
  - Вот и замечательно. Тогда будешь помогать мне завтрак готовить. Бери там, в углу зелень и нарезай.
  Женщина указала на лежащие пучки зеленого лука и укроп. Софи нахмурилась, ей никогда не приходилось заниматься такими обычными для простых людей делами. Но взяв нож, девушка рьяно принялась за дело. Принцессу немного смущали странные взгляды бросаемые знахаркой, но она решила не обращать на них внимание. За окном кто-то колол дрова. Девушка порезала уже половину пучка, как дверь открылась, и в избу вошел лорд с поленьями в руках. Он осторожно сложил их около печи, а затем, видя, что делает принцесса, усмехнулся. Подойдя к Софи, прошептал ей на ушко:
  - Ты наверно устала, так долго нарезать зелень?
  Девушка кивнула:
  - Я не думала, что это так долго.
  Советник уже еле сдерживал вот-вот готовый вырваться смех:
  - Тогда быть может не стоит каждое 'перо' резать отдельно, можно весь пучок сразу,- и мужчина показал принцессе, как это делается.
  Видя, с какой усмешкой на это смотрит старушка, Софи покраснела. Она внутренне злилась на лорда, за то, что он поставил ее в столь неудобное положение. Однако девушка представила, как выглядела, нарезая все по отдельности, и весело рассмеялась. Когда веселье пошло на спад, советник пояснил:
  - Моя жена была единственной дочерью в семье, там ее очень берегли.
  Утирая слезы, знахарка ответила:
  - Ничего придет время и она всему научиться.
  Когда советник вновь вышел во двор, Софи стало неуютно. Старая женщина, не обращая на нее внимания, спокойно продолжала готовить завтрак, а затем неожиданно сказала:
  - Хороший тебе муж попался, работящий, а главное понимающий. Береги его, и душа в душу жить будете. Такой одну с детьми не бросит.
  Было видно, что знахарка говорила о чем-то, о своем наболевшем.
  - Кстати, а как же его зовут?- спросила женщина.
  И тут Софи замерла. Она только сейчас осознала, что не знает имени советника. Все время с момента их знакомства принцесса называла его лордом Ремезом и никак иначе. Однако медлить было нельзя, и девушка назвала первое, пришедшее ей в голову имя:
  - Филипп. Его зовут Филипп.
  - Странно. Обычно люди с таким именем не надежны. Оно ему не подходит,- сказала женщина.
  Когда все было готово, принцесса пошла, звать мужа за стол. Выйдя во двор, девушка побоялась, что в доме через тонкие стены все будет слышно и ей ничего не оставалось, как позвать мужчину придуманным именем. Советник, не знавший в чем дело, долго не оборачивался, а затем, поняв, что окликают именно его пошел жене на встречу, в удивлении приподняв бровь.
  Когда Софи ему все рассказала, мужчина улыбнулся и прошептал:
  - Меня зовут Раинел.
  - Очень приятно,- смутилась Софи,- а что оно означает.
  - Раинел - это мудрый защитник.
  Принцесса задумчиво произнесла:
  - Знахарка оказалась права, это имя вам больше подходит, чем Филипп.
  Подталкивая девушку по направлению к домику, советник сказал:
  - Она не совсем знахарка, она колдунья,- глаза девушки удивленно расширились,- и перестань мне выкать.
  ***
  Весь день прошел в домашних хлопотах, которыми молодые люди платили за приют гостеприимной хозяйке. И если лорд действительно помогал, то принцесса скорее путалась под ногами. К вечеру утомленные, все собрались за столом, главным украшением которого был пузатый самовар, а также пышный пирог. Из чашек дымился ароматный ягодный чай.
  - Спасибо, Вам за все,- начал говорить советник.
  - А разве вы уже уходите?- немного расстроено спросила женщина.
  - Да нам пора идти,- сказала Софи.
  - Мы покинем вас завтра, на рассвете,- добавил лорд Ремез.
  Старушка, прожевав пирожок, сказала:
  - Выйдя из нашей деревни, вы увидите тропинку, пройдя немного по ней, будет развилка. Вам нужно выбирать дорогу, которая сворачивает налево. Если же вы решите пойти по правой, то она вас выведет к старому замку. В нем когда-то жил темный колдун. Говорят, его убили, однако тропа в его жилище не зарастает уже много десятилетий. Все кто ходил туда утверждают, что его не успокоенный дух бродит по замку.
  Принцесса почувствовала, как у нее по коже поползли мурашки.
   - Спасибо за совет,- отозвался Раинел.
  - Но хочу сказать сразу, что если вас кто-то будет искать, я укажу им дорогу,- предупредила колдунья.
  Лорд все понимал, каждый боится за свою жизнь, он и так был благодарен женщине за оказанную помощь.
  ***
  Софи открыла глаза. Кругом было темно. Девушка немного свесилась с кровати, что бы посмотреть спит ли ее спутник, но на полу никого не было. Принцесса выглянула из окна во двор, однако и он был пуст, не считая пса хозяйки, который остался сегодня ночевать на свежем воздухе. Где-то одиноко заблеяла коза, а в небе различался силуэт парящей птицы. Глядя на этого ночного охотника, девушка заснула у раскрытого окна. Через некоторое время она почувствовала, как ее осторожно укладывают в постель, но желания просыпаться не было. Да и каков смысл пытаться задавать вопросы, если ответы на них не получить.
  Едва забрезжил рассвет, принцессу осторожно потрясли за плечо.
  - Софи, поднимайся, нам пора идти.
  Девушка что-то недовольно проворчала, а затем отвернулась к стене, но от нее и не думали отставать. Открыв глаза, принцесса увидела перед собой Раинела в целой рубахе, мужчина протягивал девушке новое платье. Одежду им дала знахарка. Эти вещи когда-то принадлежали ее детям, давно покинувшим эти места.
  Софи грустно улыбнулась, вспомнив, как в родном замке тщательно подбирала ткани для своих платьев, а сейчас она была рада и чужим обноскам.
  - Пойдем, у нас впереди тяжелый день,- сказал советник.
  Знахарка еще долго стояла у околицы и махала в след, утирая слезы.
  ***
  Первое время Софи рассматривала удивительной красоты природу, которая отличалась от той, что была в столице Синовии. Но вскоре это занятие девушке надоело, и она просто шла за советником. Солнце поднялось уже достаточно высоко и начало нещадно палить. Постоянно хотелось пить и, хотя молодые люди запаслись водой, но неизвестно когда они следующий раз набредут на чистый родник.
  Принцесса уже начала считать, что у всех людей разное понятие выражения 'немного пройти', когда наконец показалась та самая развилка. На обочине рос огромный старый дуб, а под его кроной был блаженный тенек. Дойдя до него, девушка уселась прямо на землю, облокотившись спиной о векового гиганта.
  - Все, дальше идти не могу,- сказала она.
  Однако мужчина остановился только для того, чтобы сделать глоток воды. Попив, он двинулся дальше, не обращая внимания на изнемогающую принцессу.
  - Нам некогда останавливаться.
   Софии видящей, что советник не собирается ждать ее, не оставалось ничего другого как последовать за ним. Однако она не переставала жаловаться.
  - Я еще никогда в жизни не ходила так много пешком, тем более в такую жару. Ну, давай хотя бы пятнадцать минут отдохнем.
  - Я сказал, нет,- был непреклонен Раинел.
  Принцесса не обратила внимания на то, что за короткое время пребывания у знахарки, молодые люди настолько привыкли обращаться друг к другу на 'ты', что продолжали общаться так и сейчас.
  Однако в данный момент девушка заметила, что советник свернул на дорогу, ведущую к замку темного мага. Поравнявшись с мужчиной, принцесса сказала:
  - Мы не в ту сторону идем. Женщина советовала пойти другим путем. Я не хочу встречаться с... с...
  - Ой, перестань, Софи. Никакого духа там нет, а если бы и был, то никто оттуда уже не вернулся,- ответил советник.
  - А как же не зарастающая тропа к замку?
  - Это всего лишь долгосрочное заклятие, как только срок его действия истечет, здесь все превратится в бурьян. К тому же у нас есть более реальные противники, которые на лошадях утром были всего в 12 часах езды от нас. Я уверен колдунья как сможет, задержит их, но этого будет мало для нас. Мы должны скрыться там, куда солдаты побояться придти. И лучшего места, чем этот замок нам не найти.
  Глубоко вздохнув, принцесса побрела за лордом. Девушка не хотела признаваться Раинелу, что верит во все эти глупые деревенские россказни. А раз верит, то соответственно и боится, однако советнику не надо было ничего говорить, он и так все понимал, но мужчине сейчас было не до глупых страхов, он думал о преследовании и совсем не был уверен, что солдаты пойдут другой тропой.
  ***
  Софи с Раинелом еще достаточно долгое время шли по зачарованному пути. Создавалось впечатление, что окружающая растительность пытается завоевать новую территорию, но на границе с дорогой, словно прозрачное стекло стояло, которое и сдерживает напор природы, настолько четко проходила демаркационная линия. Впереди начали виднеться две плакучие ивы, склонившие свои ветви в условном приветствии путников.
  - Раинел, как думаешь, это не ловушка?- спросила обеспокоено принцесса.
  - Не знаю. Сейчас посмотрим,- ответил советник.
  Перед тем как пройти вперед, молодые люди сначала бросили несколько камешков. После того как они с легкостью прокатились через узкий проход между деревьев, принцесса и советник продолжили свой путь.
  Первым, что увидела Софи, оказался ров: очень глубокий, на его дне достаточно бурно текла река, из которой словно клыки неведомого чудовища выступали острые камни.
  - Так отгораживаются от действительно опасного противника,- сделала вывод девушка, глядя на пенящуюся от столкновения с камнями воду.
  - Однако владельцу замка это не помогло,- добавил лорд.
  С одного берега на другой можно было попасть, преодолев широкий деревянный мост, одновременно служивший воротами, опущенными в данный момент. Подойдя к этой переправе Софи, наконец, подняла голову вверх и на несколько секунд замерла, настолько впечатляло строение.
  Замок был огромен и красив, несмотря на то, что безжалостное время оставило на нем свой отпечаток. Ввысь уходили три шпиля башен, вокруг которых беспрестанно летала стая черных воронов. От их карканья леденело сердце. Справа располагалась четвертая башня, однако ее шпиль был разрушен. Стены замка почернели от старости, а в некоторых местах покрылись темно-зеленым мхом. В здании были огромные окна, образующие пирамиду и украшенные витражами. На них изображались различные картины, по-видимому, описывающие жизнь мага. На самых нижних был изображен мальчик с родителями, книгами, друзьями; на следующем ряду уже - юноша, творящий свои первые заклинания, готовящий зелья. Затем показан мужчина, сражающийся с различной нечистью, и наконец, на самом верхнем ряду на витражах была изображена дорога, уходящая вдаль, а над ней возвышалось чисто небо. Вот только от заходящего солнца все это было залито кроваво красным светом, что создавало достаточно гнетущее впечатление.
  - Что он хотел показать этой дорогой?- спросила принцесса.
  Советник несколько секунд молчал, обдумывая заданный вопрос, а затем негромко ответил:
  - Думаю, это будущее, которое он хотел видеть беспрепятственным и безоблачным.
  От этих слов на душе стало как-то горько, ведь у каждого есть несбывшиеся желания и мечты.
  ***
  Внутри замка было сыро и холодно. По просторным коридорам гулял ветер. Кое-где с писком пробегали крысы. Их длинные хвосты вызывали у принцессы омерзение. Комнат в замке было множество. Софи следовала за советником, который заглядывал в каждую дверь.
  - Что мы ищем?- спросила девушка.
  Заглянув в очередное помещение, мужчина ответил:
  - Думаю, если нас все-таки будут здесь искать, то самое безопасное местом - это спальня убитого мага.
  - Почему ты так считаешь?
  - Потому что по легенде его убили именно там.
  Софи нахмурилась, но теперь вместо того чтобы просто ходить за лордом по пятам девушка также начала заглядывать в комнаты. За одной из дверей обнаружилась огромная библиотека. В ней все стены от пола до потолка были заставлены стеллажами с различными фолиантами, но девушке некогда было их рассматривать, и она последовала дальше. Следующая дверь оказалась совсем маленькой и по идее не могла вести в искомое помещение, однако в принцессе взыграло любопытство и она, повернув ручку, вошла внутрь комнаты, которая была совсем маленькой с низким потолком, однако здесь также были книги. Софи нестерпимо захотелось взять хотя бы одну из них и заглянуть внутрь; хотелось узнать, что же такое храниться отдельно от общей библиотеки. Принцесса уже протянула руку к одному из черных кожаных переплетов, как ее сзади грубо схватили и вытолкнули из комнаты в коридор. Там девушка начала яростно отбиваться, негодуя, что ей не дали удовлетворить свое любопытство, однако советник прижал руки девушки к стене и, наклонившись, прошептал:
  - Сделай глубокий вдох и медленный выдох.
  Софи послушалась и вдруг, словно дурман спал с ее разума. Наваждение исчезло.
  - Что со мной было?- ничего не понимая, спросила принцесса.
  - Ты попала в хранилище книг по черной магии. Они заманивают своих жертв при помощи одурманивающих запахов, которые лишают людей здравого смысла и чувства самосохранения, оставляя лишь жажду открытий, и ей невозможно сопротивляться,- пояснил советник, все еще крепко держа девушку.
  - Тогда почему ты не поддался дурману?
  Софи заглянула прямо в глаза Раинелу. Это сделать было не сложно, ведь молодые люди стояли совсем близко друг к другу, однако советник слегка смутился, отвел взгляд и наконец, отпустил принцессу:
  - На меня не действуют никакие отравляющие вещества, в том числе яды и запахи.
  - Тогда кто ты?- спросила Софи.
  Лорд Ремез поднял голову и взглянул своими угольно-черными глазами на девушку, отчего та поежилась:
  - Как будущая королева, ты теперь вправе все знать, но сейчас не лучшее время для объяснений. Я обязательно все расскажу, однако это будет в другой раз.
  И более не желая ничего слушать, пошел по коридору вперед, не обращая на Софи никакого внимания. Девушка, пожав плечами, последовала за ним, хотя от этих всех недомолвок, недосказанностей и странных пугающих взглядов, начинала понимать, что временами боится советника, но он был единственным кто мог помочь ей сейчас, а значит, принцессе ничего не оставалось, как отбросить все мысли о происходящих странностях и продолжать ему верить.
  Они были уже на третьем этаже, когда открыв очередную дверь, Раинел удивленно сказал:
  - А наш маг был не только темным колдуном, но еще и любил экспериментировать по части медицины.
  Принцесса попыталась заглянуть за широкую мужскую спину, однако советник не дал ей этого сделать, надежнее преградив путь:
  - Тебе лучше не смотреть на это, Софи.
  Но итак испытывая раздражение, уставшая от всего принцесса оттолкнула лорда и прошла в помещение. Только осмотревшись, девушка поняла, что на этот раз советник был совершенно прав. Комната оказалась хранилищем результатов экспериментов, которые проводил маг. Тусклый свет, что проникал через щели плотно закрытых ставень, освещал стеллажи с множеством колб заполненных какой-то жидкостью. А в ней плавали различные животные с пересаженными им от других существ частями тел. Глаза у всех экспонатов были открыты и невидяще взирали на стоящую посреди комнаты принцессу. Софи зажала рот руками, предотвращая то ли готовящийся вырваться крик, то ли останавливая накатывающую тошноту. Девушка сделала шаг назад, но только слегка толкнула стоящий там очередной шкаф с экземплярами. В голове помутилось, сознание начало постепенно таять, но принцесса сосредоточилась и, сфокусировав взгляд на открытой двери и стоящем там советнике, вышла обратно в коридор.
  Девушка прислонилась спиной к холодной стене. Лорд смотрел на нее вопросительно и в тот же момент с небольшой издевкой. Собрав последние силы, Софи сделала знак двигаться дальше и выдавила каким-то не своим шелестящим голосом:
  - Пошли.
  Советник обреченно вздохнул и, взяв принцессу за руку, двинулся дальше. Все остальные помещения он обследовал один, девушка следовала за ним словно кукла. Спальня колдуна обнаружилась в четвертой башне, как раз ниже разрушенного шпиля.
  В комнате все было достаточно скромно. Кровать, небольшая тумбочка, стол с письменными принадлежностями, которые, по-видимому, так и лежали в беспорядке, как их оставил хозяин. Все стены были увешаны гобеленами, а вот тела самого владельца, точнее того, что от него должно было остаться спустя такое большое количество времени, нигде не наблюдалось. Раинел заглянул даже под кровать, но и там ничего не обнаружил, тогда мужчина стянул с постели белье, от которого полетела пыль, и усадил на нее все еще дрожащую девушку, а сам осмотрел стены. За одним из гобеленов он обнаружил закрытую на щеколду дверь в гардеробную. Заглянув туда, советник отстранился и вновь запер небольшую комнатушку.
  - Что там?- спросила Софи.
  - Ничего. Только старые вещи,- ответил Раинел,- ложись и попытайся заснуть, моя леди. Сегодня был тяжелый день.
  Сам советник сел около кровати и о чем-то задумался.
  Софи скрутилась на кровати клубочком и закрыла глаза, но сон не шел. Ей сразу начинали видеться экспонаты в колбах. Поворочавшись так двадцать минут, принцесса не громко произнесла:
  - Раинел, полежи, пожалуйста, рядом со мной. Мне страшно.
  Мужчина поднялся, сел на кровать, опираясь спиной о стену, и заключил девушку в свои горячие объятия.
  - Как же вам принцесса не стыдно приглашать к себе в постель мужчину?- шутливым тоном тихо спросил он.
  Софи улыбнулась, а затем на ее душе стало как-то горько, и она ответила:
  - Я сейчас не принцесса, у меня нет королевства. Я на данный момент простая девушка.
  Услышав эти слова, лорд прижал принцессу к себе еще сильнее и сказал:
  - Это временно, осталось совсем немного, и мы будем у Самира.
  Софи чувствовала, Раинела что-то беспокоит, однако уставшая и согретая его теплом она соскользнула в приятный мир сновидений.
  ***
  Принцессу разбудил какой-то шорох. Она открыла глаза и поняла, что здесь никого кроме нее нет. Из окна в комнату падал свет одинокой луны, образуя дорожку, ведущую к двери в гардеробную. Гобелен, прикрывающий проход, был отдернут. Там вновь послышался шорох.
  - Раинел?- негромко позвала девушка, но никто не отозвался.
  Мурашки побежали по телу принцессы. Она села на кровати, спустив ноги на пол. Внезапно в дверь с обратной стороны раздался сильный удар, но запирающая щеколда выдержала.
  - Раинел!!!- во весь голос закричала Софи.
  Опять раздался удар, затем еще, еще и еще. Деревянная преграда не выдержала и разлетелась в щепки. Луна осветила выходящего из тени покойного владельца замка. Из одной его глазницы торчала длинная металлическая спица, а то, что осталось от глазного яблока стекало по щеке, на горле мертвеца болталась веревка, которой вероятно его и задушили. Рот покойника был открыт в немом крике, а узловатые скрюченные руки с обломанными ногтями тянулись к Софи.
  - Мооояяя,- шептал он.
   Оцепенение, наконец, спало с девушки и она, вскочив, бросилась прочь из комнаты. Принцесса бежала, ничего не замечая вокруг, лишь сзади слышался шелестящий голос, затем она начала пытаться войти во встречающиеся по пути комнаты, но все они были заперты. В очередной раз, поворачивая ручку одной из дверей, девушка почувствовала, что та поддалась и помещение открылось. Софи оказалась в комнате, в которой располагались колбы с экспонатами, они ожили и пытались пробиться через запирающее их стекло. В проеме двери показался человеческий силуэт. Владелец замка, слегка подтягивая правую ногу, двигался на принцессу.
  - Моооояяя,- шептал он.
  Внезапно стекло всех колб покрылось трещинами, а затем разлетелось мелкими осколками. Вода, имеющая зеленоватый оттенок хлынула на пол. Все помещение наполнилось ядовитым запахом гнили.
  ***
  
  Софи открыла глаза, и села в постели. Грудь девушки часто вздымалась, на лбу выступили бисеринки пота. Раинела рядом не было, однако на прикроватной тумбочке одиноко горела свеча. Принцесса перевела взгляд за окно, там также как и во сне светила, полная луна. Девушка поднялась с кровати, присмотрелась к двери, ведущей в гардеробную. Та, как и раньше была заперта на щеколду. Сделав несколько шагов от постели, ноги Софи в чем-то запутались и она упала. Это оказалось постельное белье, сброшенное накануне советником. Все еще напуганная принцесса поднялась и осторожно ступая, вышла из комнаты. Девушка оказалась в полной темноте, ругая себя за то, что не взяла с собой свечу. Через несколько секунд начав различать предметы, Софи увидела в конце коридора на потолке приоткрытый люк. Взбираться по лестнице мешало платье, но принцесса не придавала этому значение. Ей все еще было безумно страшно, ее сердце учащенно билось, и единственным спасением казался Раинел, которого необходимо было найти.
  Выглянув из люка первое, что увидела принцесса, была разрушенная стена, за которой было темно, но присмотревшись можно было начать различать лежащий внизу ров, тропинку, ведущую к замку. Подул достаточно сильный ветер, он неприятно холодил кожу, трепал выбившиеся после сна волосы, которые утром были тщательно заплетены в косу. Софи обернулась и увидела мужчину сидящего на самом краю развалин.
  - Раинел,- слабо позвала девушка.
  Он не обернулся, но негромко сказал:
  - Ты уже проснулась,- в его словах почувствовалось сожаление, будто он не хотел, чтобы кто-то нарушал его одиночество.
  Софи уже хотела уйти, однако представив себе комнату с одиноко горящей свечей и тенями, расположившимися по углам, все же нерешительно спросила:
  - Можно я останусь?
  Мужчина вместо ответа только кивнул. Принцесса опустилась рядом с советником, также как и он, свесила ноги в темноту.
  - Ты дрожишь,- заметил лорд,- замерзла?
  - Нет,- ответила девушка,- просто приснился плохой сон, сейчас это пройдет.
  Несмотря на ответ Софи, Раинел поделился с ней покрывалом, в которое кутался сам. От нагретой ткани и на душе становилось теплее. Принцесса совсем уже успокоилась и украдкой взглянула на советника. Оказалось, что он рассматривает вовсе не лес, ведущий к озеру, и не темные воды, плещущиеся в дали, а поглощен изучением неба. Девушка решила узнать, что же так заинтересовало лорда, и посмотрела вверх.
  Софи была поражена. Нет, она конечно и раньше видела звезды, но никогда они не были так близко, еще никогда они не сияли так ярко, так маняще. Но вот одна звездочка сорвалась и стремительно полетела вниз, принцесса проводила ее взглядом.
  - Успела загадать желание?- неожиданно спросил лорд.
  - Нет,- с грустинкой в голосе ответила девушка,- А ты?
  - Успел.
  - Какое?- полюбопытствовала Софи.
  - Расскажу, если исполнится,- серьезно ответил Раинел.
  Еще несколько секунд они сидели молча.
  Сильнее кутаясь в покрывало, и невольно прижимаясь к советнику, принцесса сказала:
  - Ночь прекрасна. Я никогда не думала, что она может быть настолько красивой.
  Раинел опустил голову, пытаясь скрыть за длинными волосами загадочную улыбку, а затем взглянул на Софи:
  - Порой мы многого не замечаем. Однако если когда-нибудь ты захочешь, я покажу тебе другое звездное небо.
  Девушка не совсем поняла, о чем говорит советник, но переспрашивать не стала. Ее мысли сейчас были заняты другим. Она смотрела в темные глаза лорда, и они не пугали как раньше, а наоборот притягивали. Всегда хищные черты лица, казались нежными и тонкими. Принцесса словно видела другого человека. И только через некоторое время она поняла, что впервые за долгие годы знакомства они не спорят и не ссорятся, а просто отдыхают рядом друг с другом. Это было непривычно.
  Еще около часа молодые люди сидели в тишине, рассматривая все вокруг. Первым молчание нарушил Раинел:
  - Стража будет здесь через полчаса.
  Софи не стала ничего спрашивать, она не хотела разрушать чудесные мгновения лишними вопросами.
  Спустя пять минут лорд Ремез стянул свои волосы в тугой узел на затылке, заколол двумя длинными шпильками с острыми концами и поднялся. Размял затекшие ноги и только тогда сказал, обращаясь к вновь почувствовавшей себя одиноко, девушке:
  - Нам пора.
  ***
  Смысла убегать куда-то из замка не было. Их бы слишком быстро нашли, поэтому было решено спрятаться здесь. Во все той же спальне темного мага, рассчитывая на суеверия солдат.
  Они слышали стук копыт по деревянному мосту, речь солдат распределяющих этажи для обыска, и ждали. Советник приготовил свой меч, однако когда мужчина услышал, что обыскивают соседнюю комнату, то быстро схватил принцессу и вошел с ней в гардеробную, предварительно опустив обратно гобелен.
  От страха ноги Софи подкашивались. Раинел прижимал ее к себе, тем самым не давая осесть на пол, но и не позволяя повернуться и стать удобнее. Дверь в спальню открылась, тяжелые сапоги застучали по полу.
  - Сивир,- обратился один из воинов к другому,- а правду говорят, что недавно Фридрих изменил приказ? И теперь девчонка не нужна живой?
  - Да это так. Власть теперь над Синовией у него и король не хочет, чтобы принцесса была жива. Тем более в замке ходят слухи о заговоре генералов. Они собираются поднять мятеж, как только будет найдена живая девчонка,- ответил Сивир,- Командир сказал, что тот, кто найдет принцессу, сможет первым ею воспользоваться. А после того как с ней развлечется весь наш отряд она навряд ли выживет. Так что и убивать ее не придется.
  Говоривший, по-видимому, уже справился с обыском своей части комнаты, и поэтому оперся на гобелен, за которым находилась дверь в гардеробную.
  От услышанного у Софи внутри все похолодело. Тело сотрясала крупная дрожь страха. Девушка расширенными зрачками смотрела на лорда. Тот лишь вынул шпильку из своих волос. Когда принцесса слегка повернула голову, то увидела, что острый конец направлен прямо ей в шею. Заглянув в глаза Раинелу, Софи ничего там не прочла, кроме железной решимости.
  Рука солдата переместилась по гобелену, расположившись в нескольких сантиметрах от запирающей щеколды, а принцесса почувствовала, как шпилька тесно прижалась к нежной коже, царапая ее. Одинокая капля потекла вниз, оставляя за собой кровавую дорожку.
  - Да пошли уже,- сказал напарник Сивира,- мне в этой комнате как-то не по себе.
  Молодые люди пошевелились лишь, когда услышали стук копыт уносящих всадников в ночь.
  Софи вновь заглянула в глаза Раинелу.
  - Ты и правда сделал бы это?- спросила она.
  Советник ответил, ни секунды не задумываясь:
  - Да,- а затем пояснил,- Это было бы лучше, чем та участь, которая тебя ожидала, попадись ты им живой.
  Принцесса не стала с этим спорить, потому что лорд был совершенно прав. Однако в те секунды, когда металл холодил ее кожу, девушке ужасно хотелось жить. Советник осторожно вытер полоску крови с тонкой шеи Софи. Девушка в смущении отвернулась. Однако когда ее взгляд упал в дальний конец гардеробной, Софи закричала.
  Там, привалившись к углу, лежал покойный хозяин замка. Выглядел он в точности как в кошмаре принцессы. Из вытекшего глаза торчала спица, а на шее болталась веревка.
  Раинел закрыл рот девушки своей ладонью, а затем вытолкнул за дверь. Немного придя в себя, девушка, заикаясь, сказала:
  - З-запри д-дверь.
  - Это вовсе не обязательно. Он уже ничем не опасен,- но видя широко распахнутые глаза Софи, советник все, же опустил щеколду.
  В комнате после обыска все было вверх дном, и даже тяжелая металлическая кровать была перевернута. Вернув ее в нормальное положение, лорд Ремез предложил:
  - До рассвета осталось еще два часа, и мы можем здесь поспать.
  Едва он договорил, как Софи выкрикнула:
  - Нет,- при этом яростно мотая головой и не отводя взгляда от опущенного гобелена.
  Раинел хотел сначала настоять на своем ссылаясь на то, что более безопасного места для отдыха им сейчас не найти, однако видя в каком состоянии находится девушка, только качнул головой соглашаясь. Софи и правда была близка к нервному срыву. Все впечатления за сегодняшнюю ночь накатились разом, чтобы не устроить истерику принцесса решила ни о чем не думая, просто следовать за лордом. Однако задала последний интересующий ее вопрос:
  - Почему тело со временем не разложилось,- девушка трясущейся рукой указала на гардеробную.
  Советник легкомысленно пожал плечами и ответил:
  - Он ведь был темным магом.
  Молодые люди вышли из замка и окунулись в кромешную темноту. Однако она уже начинала оживать. Просыпались первые птицы, еще неловко выводя свои трели, в траве горели светлячки, а кузнечики оглушали своим стрекотом. Холодный ветерок окутал беглецов и они, взявшись за руки, побрели через не проходимую чащу.
  ***
  Не смотря на то, что день выдался жарким, однако солнечный свет не проникал через широкие кроны деревьев. Мошкара начала одолевать путников и если сначала Софи слегка обмахивалась веточкой сорванной с куста, то потом даже это перестало помогать. Принцесса только и успевала, что отгонять кусающих ее комаров и слепней, а примерно через час места укусов начали ужасно зудеть. Девушка взглянула на Раинела. Он также мучился. Когда впереди показалось озеро, советник сказал:
  - Остановимся здесь и разведем огонь. Нам необходимо, чтобы наши вещи пропитались запахом костра. Это на некоторое время защитит от насекомых.
  Уставшая принцесса с радостью опустилась на землю, а затем, взглянула на притягательную гладь воды.
  - В то время как ты будешь разводить костер, я пожалуй искупаюсь,- сказала она, на что лорд только кивнул.
  Раинел принес хворост, начал его раскладывать, затем бросил взгляд на небольшие заросли, за которыми скрылась Софи, и усмехнулся, потому что преграда была не сплошной, и через нее практически все было видно. Если бы на месте принцессы был кто-то другой, а точнее другая, то мужчина решил бы, что его пытаются соблазнить, однако учитывая непосредственность Софи, такие мысли по отношению к ней были оскорбительны. Поэтому советник не стал смотреть, как она входит в воду, а перевел взгляд на нежелающие появляться язычки пламени.
  - Достаточно холодно,- сказала принцесса, оказавшись в воде по щиколотку.
  Боковым зрением советник заметил какое-то изменение, произошедшее на озере, но присмотревшись внимательнее, ничего не увидел. И только когда девушка вошла в озеро по голень, лорд понял, что на абсолютно спокойном до этого озере пошла рябь. Кто-то двигался к Софи. Мужчина бросился к принцессе, с криком:
  - Назад! Иди назад!
  Однако девушка просто застыла на месте, непонимающе оглядываясь. Долгие несколько секунд советник бежал к ней, испуганно прижимающей руки к груди. Схватив Софи за плечо, он с силой рванул ее на себя и вытолкнул на берег. Там где еще секунду назад стояла девушка сомкнулась огромная челюсть. Раинел опустил на нее свой меч, послышался хруст, однако животное не погибло, а продолжало сопротивляться. Вода окрасилась в темно-вишневый цвет. Мужчина выдернул оружие из головы чудовища и со всей силы рванулся к берегу. Из воды показалась окровавленная морда и издала оглушающий вой. В этот момент озеро словно вскипело, но молодые люди не стали дожидаться дальнейшего развития событий, а подняв с земли одежду девушки и прихватив заплечный мешок, побежали в лес. Ветви больно хлестали по практически голому телу принцессы, оставляя на нем кровавые царапины, на лицо постоянно налипала тщательно сплетенная паутина, а босые ступни больно кололи лежащие на земле шишки. Отбежав на приличное расстояние, лорд Ремез остановился, давая возможность девушке одеться. На том же месте они развели костер, их одежда, наконец, пропиталась запахом дыма, и остальной путь до вечера молодые люди прошли без приключений.
  ***
  Глубокой ночью советник вернулся с охоты и принялся за приготовление ужина, а девушка наблюдала за уверенными движениями его рук.
  - Устала?- неожиданно спросил лорд.
  - Очень,- ответила Софи.
  - Потерпи, осталось не много. Замок Самира находится в сутках езды отсюда. Ну а мы туда дойдем дня через два. Солдаты отправились по другому пути. Так что мы почти у цели. Только...- Раинел не договорил.
  - Только что?- спросила принцесса.
  - Так ничего. Лучше бери мясо, оно уже готово,- ушел от ответа советник.
  Когда с ужином было почти покончено, лорд заметил, что девушка его пристально рассматривает. Он вопросительно приподнял бровь.
  - Прости, Раинел, я немного задумалась,- сказала принцесса.
  - И что же занимает твои мысли?
  - Если честно, то я сейчас смотрела на тебя и удивлялась, что до недавнего времени не только не знала твоего имени, но и совсем ничего о тебе не знаю. Ну, хотя бы есть ли у тебя сестры или братья? Как вы встретились с королем Зейном? Кем были твои родители...
  Девушка хотела еще что-то сказать, однако советник перебил ее.
  - Подожди, подожди. Почему 'были'?- удивился лорд,- Насколько я знаю, мои отец и мать здравствуют и сейчас.
  - О! Прости,- немного стушевалась Софи,- я думала ты сирота. Так говорили мои фрейлины.
  Раинел рассмеялся.
  - Хорошо, я расскажу немного о себе, а то мало ли что еще выдумали твои фрейлины.
  Мужчина сделал из чашки глоток ароматного чая, который молодым людям дала с собой знахарка, затем немного поморщился, так как напиток оказался обжигающе горячим, а потом начал рассказ:
  - Мой отец глава...- лорд на несколько секунд задумался, подбирая более точный термин,- глава клана. Однако предвосхищая твой следующий вопрос, хочу сказать сразу, я не наследник. У меня еще есть два брата: старший и младший.
  - Но если твой отец занимает такое высокое положение, то почему же его второй сын стал советником в Синовии?- спросила девушка, поправляя задравшийся подол платья.
  - Такова традиция. Первенец со временем становиться главой клана, второй сын занимает должность советника Синовии, кстати, предыдущий советник приходился мне дядей, а третий - становится военным.
  Грея руки о горячую чашку, Софи задала очередной вопрос:
  - А если детей больше или первыми рождаются девочки?
  Лорд улыбнулся:
  - Этого просто не может быть.
  - Почему?- удивилась принцесса.
  - Все очень просто. Перед тем как стать главой клана, наследник проходит обряд, после которого у него рождается не более трех детей и только мальчики.
  - Неужели никогда не было исключений?- видя, что Раинел лишь отрицательно покачал головой, девушка продолжила расспросы,- В таком случае объясни мне как действует этот обряд.
  - Я бы с радостью, вот только его секрет уже давно был утерян,- лорд, смотря на принцессу, усмехался.
  - Что же тебя так развеселило?- спросила она.
  Внимательно глядя в глаза Софи, мужчина ответил:
  - Знаешь, я должен тебе признаться, что когда король говорил о тебе как о будущей королеве, то я относился к этому с большим сомнением, и на тот момент предпочел бы видеть будущим правителем Синовии Самира. Ты же мне казалась больше монахиней, чем принцессой. Однако сейчас, когда позади такой длинный и не простой путь, который ты так терпеливо прошла; когда узнавая что-то новое, ты мысленно пытаешься примерить это на свою страну, думая будет ли во благо, то я понимаю, что король Зейн был более проницательным, чем я. Из тебя получится не такая уж и плохая правительница.
  Еще немного посидев, молодые люди поняли, что пришло время отдыхать. Софи укладывалась спать с улыбкой на губах. Она никогда не подозревала насколько для нее важно, что о ней думает Раинел.
  ***
  Все было в тумане. Пелена была густой, словно молочный кисель. Идти приходилось, держась за руки. Софи все время удивлялась, как Раинел еще не потерял направление, в котором им необходимо было двигаться. Однако мужчина уверенно шел вперед не останавливаясь.
  Когда белая завеса практически растворилась, советник неожиданно замер всматриваясь куда-то вперед.
  - Что случилось,- прошептала, напуганная его таким поведением девушка.
  Мужчина не ответил, только еще больше насторожился, затем подал знак оставаться на месте, а сам крадучись пошел вперед. Софи несколько секунд раздумывала, что же ей делать, а затем все-таки решила последовать за Раинелом.
  ***
  Выглядывая из своего укрытия, принцесса видела, как банда разбойников напала на карету. И хотя роскошный экипаж все же сопровождал небольшой эскорт, однако появление бандитов было столь неожиданным, что охрана не успела среагировать и отбиться. Пока несколько оборванных, грязных мужиков вели бой с последними из оставшихся солдат, оказывающими ожесточенное сопротивление, остальная часть банды осматривала добычу. Один из головорезов раскрыл дверцу кареты и, не церемонясь, выволок оттуда громко визжащую женщину.
  Пленница была невысокого роста, хрупкой, с волосами цвета темной ночи. Черты лица были тонкими и нежными, внимание привлекали чуть раскосые зеленые глаза. Присмотревшись, Софи вдруг узнала ее. Это была баронесса Фурская. Баронесса, рано овдовев, занимала достаточно высокое положение в светском обществе Грегорианских земель. У нее всегда было множество поклонников, однако связывать себя новыми узами брака Фурская не спешила, наслаждаясь относительной свободой. Сейчас женщина яростно отбивалась, но с ней не стали церемониться, и с силой ударили по голове, отчего она потеряла сознание.
  Пока бандиты связывали пленников, среди которых помимо баронессы было еще два солдата, принцесса тихонько подобралась к советнику и чуть слышно прошептала:
  - Их надо спасать.
  Лорд нахмурился раздумывая:
  - Софи, нам до замка осталось совсем чуть-чуть и моя прямая обязанность доставить тебя до Самира в целости и сохранности. А предлагаемая тобой авантюра может повлечь за собой совершенно не предсказуемые последствия. Поэтому я думаю нам нужно двигаться дальше, а когда мы доберемся до твоего брата, то вышлем сюда отряд солдат. И не надо смотреть на меня так, твоя безопасность превыше всего.
  С этими словами мужчина взял девушку за руку в области плеча и уже готов был уходить, однако Софи не двинулась с места.
  - Я не могу их оставить. Я знакома с этой несчастной женщиной. К тому же пока отряд прибудет сюда, пленники наверняка будут мертвы. Я остаюсь.
  Раинел начинал злиться. Упрямица!!! Мужчине хотелось оставить ее здесь и посмотреть, как же она одна будет бороться с бандой разбойников. В то же время советник осознавал, что не при каких обстоятельствах не оставит принцессу, об этом знала и она сама, а значит ему придется как-то вызволять пленных. Расчетливая девчонка!!! Хотя это качество для других и было бы отрицательным, но королеве оно необходимо. Усмехнувшись своим мыслям, лорд вернулся к месту наблюдения и раздумывал, что же ему предпринять.
  А тем временем связанных людей усадили на краю поляны и приставили к ним одного караульного. Все остальные вольготно разместились в центре и начали делить награбленное. В стороне спокойно стояли привязанные лошади, для которых смена хозяев особо ничего не значила.
  Раздел прибыли шел уже целый час, и была распределена только половина. Проходило все это в достаточно бурных обсуждениях, пару раз дело чуть не дошло до драки, однако глубокий голос главаря останавливал спорщиков. Караульный, который поначалу был очень бдительным, начал отвлекаться, внимательно вслушиваясь, не обделили ли его персону.
   Видя все это, Раинел тихонько пробрался к сваленным в стороне убитым солдатам и забрал несколько мечей, затем ослабил привязь лошадей и только после этого начал красться к мирно сидящим пленникам. Их караульный как раз в этот момент стоял спиной к лесу, пытаясь выяснить, что происходит в центре. Один из солдат заметил лорда. Советник приложил палец к губам, и затем молниеносным движением схватил караульного и с силой ударил его по затылку. Человек не успел ничего произнести, только горячая темная кровь окрасила его голову. Остальная банда ничего не заметила, так как назревала очередная драка.
   Раинел перерезал веревки связывающие руки солдат и баронессы, молча, указал на лошадей. Он надеялся незаметно вскочить на животных и ускакать, однако его планы нарушила баронесса Фурская. Она непроизвольно вскрикнула, когда ее босая ступня - дорогие туфли присоединились к остальным трофеям банды - наступила на неизвестно откуда взявшееся здесь стекло.
  Головорезы дружно обернулись. Пока они соображали, что происходит, солдаты схватили протянутые их неожиданным спасителем мечи и бросились в бой.
  За время схватки стоявшая невдалеке принцесса уже множество раз жалела о том, что не послушалась Раинела. Видя, как мужчину атакуют сразу трое противников, ее сердце от страха замирало. Лорд достаточно быстро расправился с нападавшими, отделавшись всего несколькими царапинами на груди, и помог двум сражающимся стражам. А баронесса все это время оглашала округу своим криком, от которого закладывало уши. Не выдержав, Софи выбралась из своего укрытия и, подойдя к женщине, закрыла ее рот рукой. Вначале та задергалась, однако когда увидела принцессу, замолкла, а глаза ее расширились от удивления. Баронесса узнала Софию.
  ***
  Когда бой был окончен, баронесса от избытка чувств обняла советника, который теперь также узнал ее:
  - О, лорд Ремез, вы мой спаситель! А я уже и не надеялась на чудо. Вы настоящий герой! Как же самоотверженно вы дрались...
  Раинел растерянно смотрел на Софи, не зная, что же ему делать с повисшей на нем женщиной. Неизвестно сколько бы еще продолжался бурный поток благодарности, но советник деликатно отстранил от себя баронессу и учтиво сказал:
  - Я очень рад, что подоспел вовремя, однако сейчас мы с принцессой очень спешим. У нас неотложные дела.
  Женщина не привыкла к такому обращению и вначале собиралась обидеться, но потом видимо передумала и, расширив глаза от догадки посетившей ее, сказала:
  - Конечно, конечно. Я все понимаю.
   Спасенная баронесса решила не продолжать путь к родителям, куда ехала до этого происшествия, а вернуться в столицу и заодно сопроводить туда принцессу. Двух лошадей запрягли в слегка поврежденный экипаж. Дамы забрались внутрь, солдаты же разместились на козлах кареты, а советник ехал на коне рядом в виде охраны. Временами мужчина скакал, вперед проводя небольшую разведку, а затем возвращался обратно.
  Баронесса болтала без умолку.
   - Принцесса, я не ожидала встретить вас здесь. Да что говорить, я вообще не ожидала вас встретить. А как же волновался король Самир! Он места себе не находил. Вообще когда пришло известие о захвате замка и о гибели короля Зейна, ваш брат сгоряча хотел отправить войско на Фридриха, однако затем побоялся, что вы где-то в плену и за этот его поступок вас могут убить. Тогда он решил ждать. Как же Самир сейчас обрадуется!
  Сначала Софи была рада, что они встретили баронессу, девушка даже вспомнила, что Фурскую зовут Лисаной. Принцессе казалось, что пусть сидящая напротив женщина и выглядит не лучшим образом с покосившейся высокой прической, в порванном и грязном платье, с макияжем, размазанным по всему лицу, но она все равно была хороша собой и олицетворяла столь привычный для Софи высший свет. Но когда второй час путешествия спутница не умолкала, ни на секунду, то Софи вспомнила, что у придворных дам есть и недостатки. Как оказалась бесконечный поток слов из уст баронессы все же имел предел, однако от этого не становилось легче, потому что Лисана начала выспрашивать у девушки о ее злоключениях и не позволяла Софи отделаться общими фразами, а задавала вопросы, чтобы узнать все в подробностях.
  Принцесса еще не была готова все рассказать. К тому же она не решила о чем стоит знать придворным, а о чем лучше промолчать, ведь все ее слова могут быть истолкованы по-разному и всегда найдется тот, кто захочет исказить истину и специально понять все превратно.
  Софи уже серьезно начала думать о том, что с большим удовольствием ехала бы верхом на лошади рядом с советником, когда неожиданно карета подскочила на каком-то ухабе, затем что-то надрывно заскрипело внизу, экипаж накренился и упал на бок. Пассажирок резко мотнуло в сторону.
  Раинел как раз возвращался из очередной разведки, когда увидел, что произошло. Солдаты вовремя успели спрыгнуть со своих мест на землю, а карета замерла на боку, лишь на месте крутилось целое колесо. Мужчина спрыгнул с коня и бросился к экипажу. Внезапно дверца раскрылась и на поверхности показалась баронесса Фурская. Советник помог ей выбраться.
  - Вы опять меня спасли лорд...
  Однако на этот раз мужчина не стал ничего слушать, а перебив, спросил:
  - Что с принцессой?
  Немного ошарашенная тем, что интересуются кем-то кроме нее, Лисана растеряно ответила:
  - Не знаю. Она там просто лежит.
  Советник бросился внутрь и увидел, что принцесса без сознания. Осторожно достав ее, он уложил девушку на землю, а затем ощупал голову. Когда мужчина дотронулся до затылка, то почувствовал на своих пальцах горячую кровь. Софи застонала. Раинел перевернул ее на бок и осмотрел рану.
  - Что там?- услышал он слабый голос принцессы.
  Облегченно вздохнув, мужчина ответил:
  - Ничего серьезного. Всего лишь обильно кровоточащая царапина.
  Советник взял предложенную одним из солдат флягу с водой и смыл кровь с волос.
  ***
  Лошади было всего три, поэтому один из солдат взял к себе Лисану, а лорд скакал в одном седле с принцессой. Софи уже достаточно привычно прижималась спиной к груди Раинела и ловила завистливые взгляды баронессы. Она однозначно не отказалась бы занять место принцессы. Вот только сам лорд Ремез был сосредоточен на каких-то своих мыслях. Он постоянно хмурился, о чем-то размышляя.
  Было ясно, что, не смотря на наличие лошадей путники, из-за всех происшествий, не успеют до наступления темноты добраться до столицы. Солнце клонилось к закату, и подходило время выбирать место стоянки, внезапно лорд немного придержал лошадь и слегка отстал от спутников.
  - Раинел, что случилось?- негромко спросила Софи.
  Мужчина тяжело вздохнул, словно оттягивая неприятный разговор:
  - Это странно. Но у меня плохое предчувствие.
  - Нас кто-то поджидает на дороге?
  - Нет. Я думаю, нам не стоит ехать к Самиру,- наконец высказал свои мысли советник.
  - Почему?- удивленно спросила девушка, но догадавшись в чем дело, не дала лорду сказать и слова,- Ты со своей подозрительностью совсем сошел с ума. Самир все же мой брат и он не даст меня в обиду. Лорд Ремез я благодарна вам за оказанную мне помощь,- ледяным голосом продолжила она,- однако сейчас приму решение я. Так вот, мы едем к королю Грегорианских земель, и я больше не желаю слышать ваших несуразных домыслов на этот счет.
  Лицо советника окаменело, а глаза стали непроницаемыми. Девушка поняла, что погорячилась, однако слова уже сказаны, и забрать их обратно нельзя.
  Вечером лорд вновь ушел куда-то в лес. На этот раз его не было очень долго. Софи начала волноваться. Все остальные спутники, кроме выставленного караульного легли отдыхать, однако принцессе не спалось. Когда, наконец, мужчина вернулся, девушка вопросительно взглянула в его сторону, но он предпочел сделать вид, будто не заметил этого.
   ***
  Они подъехали к центральным воротам города. Там с утра как всегда толпились крестьяне. Баронесса, особо не церемонясь, ехала на лошади вперед через толпу, люди еле успевали отскочить, чтобы не попасть под копыта скакуну. Принцесса с советником следовали за ней. Стража вначале задержала лошадь аристократки, но увидев Лисану, отступили в сторону. На их лицах читалось неподдельное изумление. Раинел усмехнулся, не каждый день приходится наблюдать баронесс в таком виде.
  А вот ни принцессу, ни лорда никто не узнал в простых одеждах и их попросили предъявить пропуск, однако в разговор вмешалась Лисана, вызволяя молодых людей из всей этой галдящей толпы.
  Софи не верилось, что она вновь едет по мощеным улицам и находится в полной безопасности. В замке все слуги также были ошарашены их видом. Баронессу, советника и принцессу проводили в гостиную и оставили ждать.
  Девушка осторожно присела на край глубокого кресла, боясь его испачкать, лорд Ремез остановился у окна, что-то рассматривая за ним, а Фурская вольготно расположилась на широком диване. Самира не было около часа, затем за дверью послышались тяжелые шаги, эхо которых отдавалось в коридоре. Высокие двери гостиной распахнулись, и на пороге показался король Грегорианских земель.
   - Лисана, что опять от меня нужно? Я же просил тебя...- в этот момент недовольный чем-то Самир увидел скромно сидящую Софи.
  Мужчина на несколько секунд замер в растерянности. А затем широкая, открытая улыбка расцвела на его лице. Король Грегорианских земель заключил в свои объятия сестру.
  - Софи, я не могу поверить, ты нашлась! Я места себе не находил от волнения. Все время переживал как ты, где, с кем?!
  Принцесса не ожидала, что прием будет таким горячим. Она и не подозревала насколько любима братом, поэтому не сразу поверила своим глазам, когда увидела скупую мужскую слезу, текущую по щеке Самира. Еще немного понежившись в родственных объятиях, девушка отстранилась, и, проглотив ком в горле, сказала:
   - Самир, ты не представляешь, сколько всего мне пришлось пережить. Однако я хочу сказать, что не справилась бы не будь рядом со мной лорда Ремеза.
  Король казалось, только сейчас заметил Раинела и, подойдя к нему, крепко пожал руку.
  - Я очень вам благодарен советник. За спасение моей сестры вы будете щедро вознаграждены.
  - Не стоит. Я всего лишь выполнял свой долг.
  Усмехнувшись, Самир спросил:
  - Разве в должностные обязанности советника входит личная охрана принцессы, лорд Ремез?
  Раинелу не понравился этот вопрос, и он с ледяным выражением на лице ответил:
  - Долг любого мужчины - защищать женщину, вне зависимости от его ранга, положения в обществе и обязанностей.
  - Да, да. Вы правы,- король по-дружески похлопал советника по спине и добавил,- Однако за простую крестьянку не заплатят столько, сколько за принцессу,- не дожидаясь ответа, Самир продолжил,- Что-то мы отвлеклись. Дорогая Софи ты так бледна и выглядишь такой усталой! Я сейчас прикажу слугам проводить вас в ваши покои и скажу не тревожить до вечера. А о том, что произошло и о будущем Синовии поговорим в другой раз.
  Усталость, накопленная за все эти дни, разом навалилась на девушку и она попросила:
   - Самир прикажи лучше не беспокоить нас до утра.
  Мужчина в ответ только кивнул. Он дернул за шнурок, с яркой кистью на конце, и тут же появился дворецкий. Вся прислуга в замке была идеально вышколена, и слуга, молча, выслушал приказ, а затем, поклонившись, предложил гостям следовать за ним. Лисана еще задержалась в гостиной, собираясь очевидно рассказать королю о нападении на нее разбойников и своем счастливом спасении.
   А тем временем Софи с Раинелом поднимались на второй этаж по красивой витой лестнице в сопровождении дворецкого. Мужчина в ливрее, пройдя несколько комнат остановился и распахнул дверь:
  - Прошу вас лорд Ремез, входите. Это ваша комната. Через несколько минут к вам придет камердинер и поможет со всем необходимым.
  Советник кивнул и входя в комнату заметил взгляд принцессы, означающий ее торжество из-за того что она не ошиблась и Самир принял их более чем радушно. Раинел и рад был бы ошибиться, однако что-то внутри все же тревожило и не давало покоя.
  Софи отвели комнаты в противоположном конце коридора. Ее покои назывались 'малиновыми'. Все: драпировки украшающие стены, тяжелые шторы, ковер на полу, а также покрывало застилавшее кровать - было этого цвета. Такая яркость немного раздражала, но сейчас у девушки было только одно желание - поскорее принять ванну.
  В стуле у окна сидела тучная женщина. При появлении принцессы она поднялась и присела в реверансе:
  - Я Мадлен, ваша камеристка, госпожа. Что изволите приказать?- спросила она грубым, подходящим больше мужчине голосом.
  - Я хотела бы принять ванну,- ответила Софи.
  Служанка кивнула и вышла за дверь. Через несколько минут в комнату вошли мальчишки пажи, неся тяжелую бадью наполненную водой. Через несколько минут они вновь вернулись с ведрами наперевес. Мадлен, зорко следившая за процессом установки купальни, заперла за мальчиками дверь, после чего потрогала воду рукой, проверяя температуру, добавила в нее несколько ковшей жидкости из ведра, а затем помогла принцессе раздеться, брезгливо отбросив грязную одежду к порогу комнаты. Софи погрузилась в ванну и от наслаждения прикрыла глаза.
  Искупавшись, девушка завернулась в душистое полотенце, мягкий ворс приятно ласкал кожу. Облачившись в ночную сорочку, принцесса залезла под тяжелое одеяло. Предварительно нагретая постель успокаивала, Софи не верилось, что наконец-таки все закончилось, и она может спать абсолютно спокойно, ничего не боясь. Однако где-то в глубине души все же что-то скреблось. Принцесса вспомнила все случившееся с ней за эти дни, и последняя мысль ее ускользающего сознания было о том, что она сожалеет, что все приключения уже позади, ведь у принцесс в жизни не так уж и много ярких событий.
  ***
  Вечером девушка проснулась лишь для того, что бы поужинать. Она, потянув за шнурок, вызвала Мадлен, которая принесла поднос с тарелочкой салата, небольшим кусочком курицы и кубок отменного вина. Софи с большим трудом сдерживала себя, чтобы не наброситься на еду и титаническими усилиями степенно пережевывала пищу. Когда на подносе остались только косточки, девушка расстроено вздохнула, ей удалось утолить лишь первый голод. Забиравшая посуду камеристка в удивлении приподняла брови, принцесса по правилам этикета не должна много есть, и ей положено было после трапезы оставлять в тарелке не менее половины поданной порции. Софи сделала вид, будто ничего не заметила, и, откинувшись на подушки, вновь уснула.
  ***
  Софи проснулась от того что кто-то отдернул шторы и яркий солнечный свет залил комнату. Девушка открыла глаза и увидела стоящую перед ней Мадлен.
  - Ваше Высочество, скоро время завтрака,- сказала она.
  Принцесса встала с постели и впервые за долгое время почувствовала себя отдохнувшей, полной сил и энергии. Настроение было замечательным. Пока Софи умывалась, то обдумывала план дальнейших действий. Однако все мысли вылетели из головы, когда ее начали облачать в платье. Мало того, что немалый вес всех нижних юбок тянул к земле, так еще когда затянули корсет, от нехватки воздуха потемнело в глазах, но через несколько минут девушка освоилась, и ощущение привычной жизни стало только сильней.
  Мадлен проводила принцессу в малый зал и, хотя Софи не раз гостила с отцом в этом замке, но ее вели по каким-то незнакомым узким коридорам. Столовая в отличие от комнаты принцессы находилась на северной стороне, и в это время здесь царил полумрак, стены казались серыми и начали давить на девушку, как когда-то это случалось в ее замке. К моменту появления Софи стол был уже накрыт. Во главе сидел, конечно же, король Грегорианских земель, слева от него была баронесса Фурская. Одна из противоположных дверей открылась, и в комнату вошел советник в сопровождении своего слуги.
  - Это все?- удивилась принцесса.
  Обычно трапезу коронованной особы разделяло еще множество людей. Монарх практически никогда не оставался один. Запретной зоной были только личные покой.
  - Я решил, что не стоит объявлять о вашем появлении. Лучше мы соберем войска, свяжемся с союзниками и тогда начнем действовать. А пока пусть чудесное спасение останется в тайне,- уверенно ответил Самир.
  Софи кивнула, соглашаясь, однако возразил лорд Ремез:
  - Не лучше ли было бы наоборот объявить во всеуслышание, что будущая королева Синовии спаслась, и тогда союзники, находящиеся под гнетом Фридриха объединятся, подготовятся и будут ждать нашего выступления.
  Монарх нахмурился и, сверля взглядом советника, ответил, предварительно отложив в сторону столовый нож:
   - Ваши соображения неверны, лорд. Незачем заранее дергать людей. За неделю нашей подготовки они устанут ждать.
  - За сколько?- удивилась Софи,- Неделю? Я думала, что мы выступим завтра, в крайнем случае, послезавтра. Нам баронесса говорила, будто ты уже собрал войско и давно готов развязать войну.
  Самир бросил взгляд в сторону Лисаны, однако его значение осталось не понятным.
  - Все верно, однако я был тогда очень горяч и чуть не совершил ошибку. Сейчас немного остыв, понял, что одних моих сил будет недостаточно. Нам необходима поддержка соседей, а что бы ее получить нужно время,- видя, что сестра все еще недовольна, добавил,- Неделя это еще самый короткий срок. Но сейчас, чтобы организовать достойную атаку, мне нужно знать в каком состоянии был город, когда вы его покидали. И кстати, как вам удалось это сделать?
  Раинел был недоволен попыткой Самира сменить тему разговора, однако принцесса, понимая, что лишние препирательства ни к чему хорошему не приведут, едва заметным движением коснулась руки советника. И он промолчал.
  Софи рассказала о своем чудесном спасении, о том какую роль в этом сыграл лорд, однако девушка не стала акцентировать внимание на странных вечерних отлучках своего спутника и его поразительных знаниях о местонахождении погони. Выслушав рассказ, Самир только кивнул, его лицо не выражало никаких эмоций. После трапезы король Грегорианских земель извинился и, сославшись на неотложные дела, удалился, пообещав, что сегодня вечером они еще увидятся и продолжат беседу.
  Слуги тут же развели своих высокопоставленных хозяев по своим комнатам.
  ***
  До середины дня Софи не знала чем себя занять, хотя на окне лежало полотно для вышивки, однако настроения рукодельничать не было. Обед Мадлен принесла в комнату. Постоянное присутствие служанки раздражало. Вначале принцесса попробовала завести с ней светскую беседу, однако односложные ответы не способствовали разговору, и девушка бросила эту затею. Когда Мадлен уже, который час дремала в кресле, Софи решила развлечь себя чтением. Будить женщину из-за столь пустяковой просьбы не хотелось и девушка, тихонько подойдя к двери, открыла ее и уже собиралась выйти, как подскочила на месте от громогласного окрика служанки:
  - Принцесса, вы куда?
  Девушка обернулась и напуганным голосом ответила:
  - В библиотеку,- а затем, вспомнив, что все-таки является королевской особой, уже повелительным тоном добавила,- Я хочу выбрать себе книгу.
  Лицо Мадлен тут же изменилось. Его выражение стало приторно сладким и совершенно не шло грубым чертам служанки.
  - Конечно, конечно. Давайте я вас провожу, милая госпожа.
  Софи показалось, будто ее окунули во что-то очень липкое и девушка, поведя плечами, словно стряхнув все с себя, согласилась.
  И вновь незнакомые коридоры, потайные двери, скрытые ходы. Но принцесса и правда оказалась в библиотеке.
  До самого вечера девушка читала и была очень обрадована сообщению, что король Самир ожидает ее в своем кабинете.
  ***
  Софи вошла в помещение, с огромным окном за которым был разбит огромный зеленый сад. На другой стене висела политическая карта, в углу стоял громоздкий шкаф, а в центре комнаты располагался достаточно широкий, темный письменный стол, на котором стояла чернильница в виде черепа с изумрудными глазами, зловеще сверкающими при попадании на них света уходящего за горизонт солнца.
  - Узнаю твой кабинет. Здесь всегда все было в мрачных тонах,- сказала принцесса, усаживаясь в кресло напротив стола.
  - Люди и их предпочтения мало меняются,- ответил Самир,- кстати, о людях. Как ты относишься к советнику?
  - Что ты имеешь в виду?- Софи непонимающе посмотрела на брата.
  А тот, отложив бумаги на край стола, сказал:
  - Он какой-то странный. Про него никто ничего не знает.
  Принцесса размышляла, стоит ли рассказывать то, о чем ей поведал сам Раинел, но затем решила, что все это не столь важно и брату знать об этом не обязательно.
  - Ты абсолютно прав, но именно благодаря ему я здесь.
  - Не знаю, не знаю,- в задумчивости протянул король,- зачем он вез тебя под дождем, ведь вы могли бы и переждать его где-нибудь, затем именно он повел тебя не по нормальной дороге, а потащил к замку темного мага, куда ни один нормальный человек по доброй воле не пойдет.
  Софи задумалась, а ведь и правда она верила лорду на слово. И не могла знать близко ли погоня.
  - Но нас не обнаружили в замке. К тому же зачем ему подставлять меня.
  Самир улыбнулся, словно необходимо было объяснять ребенку простейшие вещи.
  - Наш советник решил, что если вас обнаружат, то он представит все, таким образом, будто сам поймал тебя и хотел отдать Фридриху. А там и теплое местечко при дворе. Именно поэтому лорд Ремез спас тебя от разбойников в лесу. Но и при таком варианте как сейчас он в выигрышном положении спасителя. А то, что вас не обнаружили в замке - чистая случайность.
  Софи нахмурилась, мысли разбегались в разные стороны. По версии сводного брата все достаточно хорошо складывалось в единую картину, однако как можно вдруг перестать доверять человеку, с которым был в опасности столько дней. Или это только она была в опасности? Затем Софи вспомнила, как советник пытался настроить ее против Самира. А если разобраться, как можно предать единственного родного человека? Никак, значит, лорд все же хотел, чтобы их схватили. В голове была полная каша.
  - Что ты мне посоветуешь?- спросила принцесса.
  - На твоем месте я бы не стал разоблачать его сейчас, а подождал некоторое время. Понаблюдал бы за ним.
  Девушка кивнула в ответ.
  - Сейчас же нам необходимо составить план захвата столицы, но для начала мне необходимо знать все потайные ходы замка и секретные выходы из города.
  Король не договорил, так как в дверь постучались, а затем в кабинет заглянул секретарь:
  - Прошу прощения, Ваше Величество, но вы просили гонца перед отъездом заглянуть к вам.
  - Пусть подождет,- грозно ответил монарх.
  Когда дверь закрылась, Софи спросила:
  - Куда-то отправляешь посланника?
  - Конечно. К союзникам с просьбой о поддержке,- ответил Самир,- Как видишь, сейчас я немного занят, поэтому дам тебе план замка с собой, а завтра ты вернешь мне готовый вариант.
  - Хорошо,- согласилась принцесса, уже у самого выхода она обернулась,- Самир мне очень тяжело постоянно находиться в одной комнате, разреши выходить на улицу.
  - Я бы с радостью, но это возможно только ночью, пока все спят. Ради нашего общего дела.
  Девушка была рада и такому послаблению.
  ***
  В качестве места для прогулки был выделен самый укромный уголок сада, под раскидистыми кронами деревьев. При этом на небе не было даже луны, и в полной темноте девушка шла только по памяти. Она и раньше любила это место. Своей тишиной и уединенностью оно напоминало ей фруктовые сады монастыря, где совершенно не имело значения кто ты, а важно было, какой ты есть. Поэтому в предыдущие визиты Софи частенько скрывалась здесь от придворных.
  Внезапно девушка с кем-то столкнулась. Перед ней стоял Раинел.
  - Прошу прощения принцесса за свою неуклюжесть,- сказал мужчина, при этом интонация его голоса говорила об обратном.
  - Что вы здесь делаете?- спросила принцесса.
  - То же что и вы. Меня выпустили из заключения на небольшую прогулку, прежде чем посадить в камеру...о, простите, в комнату, обратно,- ерничал лорд.
  - Прекратите,- гневно воскликнула Софи,- это всего лишь меры предосторожности,- немного помолчав, она, добавила,- Вы всегда всех подозреваете, а быть может, сами достойны подозрения?
  На несколько секунд воцарилось молчание, а затем советник абсолютно ничего не выражающим эмоций голосом сказал:
  - Я предполагал такой вариант развития событий, однако говорить вам что-то не имеет смысла. Вы сейчас глухи ко мне и слепы. Скажу только одно, чем я, уж лучше бы оказались правы вы, Софи.
  Мужчина развернулся и ушел во тьму.
  Принцесса еще долго размышляла надо всем произошедшим за сегодня, однако так и не смогла решить, кому необходимо доверять.
  ***
  Все последующие дни были однообразны до скрежета зубов. Единственное, что развлекало Софи это составление планов замка, выстраивание теорий по захвату столицы, обсуждение по вечерам всего этого с Самиром и ночные прогулки, однако ни на одной из них девушка больше не встречала Раинела.
  Завтра будет ровно неделя с того момента как принцесса достигла столицы Грегорианских земель. Сводный брат сегодня, на очередной вечерней встрече, начал как никогда волноваться, особенно когда ему доложили, о прибытии гонца. Софи настояла на том, чтобы он сразу доложил о решении союзников, несмотря на желание Самира выслушать юношу завтра.
  В комнату вошел мужчина лет тридцати, внешность его былаnbsp; ничем не примечательна, разве, что усы сливались с бакенбардами. Лицо гонца было очень серьезным:
  - Разрешите доложить, мой король,- сказал он срывающимся от быстрой скачки голосом.
  Самир кивнул, вольготно расположившись за столом, однако начать рассказ не дала девушка:
  - Я думаю нам нужно позвать лорда Ремеза.
  - Зачем?- удивился монарх,- мы же решили, что доверять ему не стоит.
  - Это так,- ответила принцесса,- Но и вызывать подозрения не нужно, а ему покажется очень странным, что без него выслушали гонца по вопросу связанному с государственными делами. Все же он пока еще мой советник.
  Король кивнул, и, дернув за шнур, приказал дворецкому пригласить сюда Раинела. Когда в комнате появился лорд, Софи отметила, что черты его лица ей опять стали казаться хищными. Она не понимала, что было с ней там, на крыше башни темного мага, быть может, какое-то колдовство или приворот? Советник не стал присаживаться на предложенное ему кресло, а остался стоять за спиной принцессы, опустив руки на спинку ее кресла.
   Самир поморщился и жестом приказал гонцу начинать.
  - Вам просили передать, что союз остается в силе. И все будут придерживаться ранее принятых решений.
  Пальцы монарха, ранее теребящие перо сжались.
  - Ну, вот и отлично,- сказал он,- поддержку мы получили. Теперь остается только завтра все хорошенько обдумать, а послезавтра объявить о добром здравии Софи и выступать. К тому моменту как войска доберутся до столицы Синовии, все в замке кто поддерживает тебя, дорогая сестренка, успеют подготовиться.
  Самир ждал каких-то возражений или предложений от лорда Ремеза, однако он не проронил ни слова, чему была удивлена и Софи.
  Уже стоя наверху лестницы Раинел негромко произнес:
  - Завтра будьте осторожны, моя госпожа. Как бы союз оказался не против Вас.
  ***
  Девушка как всегда немного прогулялась перед сном, а затем, выпив кубок теплого вина перед сном, легла в постель. Вот только уснула она под утро. Всю ночь ее мучили мысли о словах советника. Девушка разрывалась между двумя мужчинами, вот только это было вовсе не любовное приключение, а проблема государственного масштаба. В первый раз Софи предстояло самостоятельно принять решение, от которого будет зависеть судьба Синовии, и ее собственная жизнь, что все-таки также не маловажно. Кого выбрать? Пусть сводного, но все, же брата, и совсем не важно, что раньше между ними не было особой любви, однако ведь и обстоятельства изменились. Или же довериться чужому человеку, с которым не могла найти общий язык, и в тоже время именно ему безоговорочно доверял отец?
  В итоге так и не найдя решения, принцесса отложила все до утра, а если точнее, до середины следующего дня, ведь дневное бездействие и ночные прогулки не могли не сказаться на режиме Софи.
  ***
  Как всегда Софи была разбужена Мадлен:
  - Ваше Высочество, сегодня король Самир желает отобедать с Вами,- принцесса была приятно удивлена и поспешила привести себя в порядок.
  Прием пищи вновь проходил в малом зале. Там помимо царственных особ были лорд Ремез и баронесса Фурская. Последняя явно была не равнодушна к советнику и всячески льнула к нему. Наблюдавшая эту картину Софи испытывала двоякие чувства. С одной стороны она завидовала женщине, так как не умела столь мастерски флиртовать, при этом, не нарушая правил приличий, а с другой - ей было противно видеть, как женщина, не имея чувства собственного достоинства, сама навязывается мужчине. На Раинела девушка просто злилась, из-за того что он как и большинство мужчин берет то, что само идет в руки. Но лицо принцессы, конечно же, оставалось совершенно равнодушным, она делала вид, будто ничего не замечает.
  Через час все кроме баронессы переместились в личный кабинет Самира. Оставшееся время до вечера они утверждали план захвата власти, но Раинел вновь не проронил, ни слова. Он лишь в самом конце послушал окончательный вариант, а так все время провел у окна, любуясь красотой природы и чистотой голубого неба.
  Перед расставанием король Грегорианских земель спросил у лорда:
  - Неужели у вас нет никаких вопросов?
  Советник обернулся и надменно ответил:
  - Я не воин, чтобы разрабатывать тактику боя, я - дипломат.
  ***
  Ужинали опять все вместе. Светская беседа как-то не клеилась, все почему-то были напряжены. В самом конце вечера Самир обнял сестру и сказал:
  - Не волнуйся, с Синовией все будет хорошо.
  Принцесса благодарно приняла попытку сводного брата успокоить ее волнение и ушла к себе.
  Ночи становились все холоднее, несмотря на то, что на календаре все еще было лето, однако приближающаяся осень давала о себе знать. Софи не стала задерживаться на прогулке и, озябнув, поспешила поскорее вернуться в тепло. Сегодня Мадлен растопила камин, и в комнате было жарко. Надев ночную сорочку, окутывающую девушку с головы до пят, принцесса залезла в постель. В комнату по обычному ритуалу вошла служанка, неся теплое вино. Софи взяла бокал и сделала небольшой глоток.
  - Я вам на сегодня больше не нужна, Ваше Высочество?- спросила Мадлен.
  Еще немного отпив вина, девушка ответила:
  - Нет. Можешь идти отдыхать. Только разбуди меня завтра пораньше.
  Служанка подобострастно улыбнулась.
  - Как Вам будет угодно,- и вышла из комнаты.
  Принцессе и так было слишком жарко, поэтому она не стала допивать теплый, а сегодня даже горячий напиток, она поставила его на тумбочку рядом с кроватью. Девушка уютней устроилась в мягкой и такой удобной постели, надеясь на скорый, приятный сон. Однако вместо него внезапно пришло чувство легкой нехватки воздуха.
  Софи нехотя встала и раскрыла окно. В горле начало першить, а удушье усиливалось. От недостатка кислорода начало мутнеть в глазах. Принцесса, с трудом переставляя ноги, добралась до шнурка, через который вызывала Мадлен. Девушка так долго за него дергала, что он не выдержал и оборвался, вот только на помощь так никто и не пришел. Чувство першения сменилось на чудовищную боль, Софи схватилась за шею и ногтями начала раздирать кожу, сейчас ей хотелось только одного - дышать, сделать хотя бы один единственный вздох. Лежа на полу, принцесса поняла, что все вокруг потеряло свои очертания, и нельзя ничего различить.
  Внезапно дверь в комнату с шумом распахнулась. Кто-то вошел. Подхватил девушку на руки, вдохнул в ее легкие, не желающие самостоятельно раскрываться, воздух, затем еще, еще и еще. Какая-то жидкость потекла в рот Софи, вроде бы это была вода. Кто-то перевернул принцессу на живот и вызвал ей рвоту. Это все повторялось еще несколько раз. После каждого очищения желудка девушку трясло, ощущалась страшная слабость, ей хотелось только покоя, однако с каждым разом принцесса чувствовала, как ее дыхание начинает восстанавливаться, и пусть каждый вздох давался с титаническим трудом, но она продолжала жить!
  Человек закончил со всеми этими процедурами, что-то удовлетворенно пробурчав, схватил Софи и куда-то потащил, однако затем остановился, вероятно, что-то оценивая, потом несколько раз встряхнул девушку, когда это не помогло, и она так и не смогла разобрать, что он ей говорит, дал принцессе пощечину. Жгучая боль слегка привела в сознание.
  - Ты должна мне помочь,- успела понять она.
  Ее к чему-то крепко привязали, заставили за что-то схватиться, а затем Софи перестала чувствовать под ногами землю. И наконец, ее накрыла спасительная тьма.
  ***
  Она сидела на холодном и сыром полу. В воздухе витал запах плесени. Сверху прямо на голову капала вода, приводя в чувство. Удар каждой капли отдавался звоном колокола. Где-то справа завозились крысы. Девушка почувствовала, что ее руки прикованы к стене, онемевшие кисти она уже почти не ощущала. Шею что-то холодило. Это был ошейник с шипами, которые впились в нежную кожу, когда кто-то потянул за поводок. Софи повернула голову в направлении стоящего человека, однако рассмотреть его лицо все никак не удавалось.
  Внезапно ее окатили ведром воды и ускользающее сознание вернулось. Перед ней стоял Самир, от его улыбки становилось жутко.
  - Почему?- только и смогла прошептать девушка.
  Он, немного помолчав, начал медленно тянуть поводок, сужая объем ошейника еще больше. Последний воздух начал выходить из легких, когда грязная, валяющаяся на полу, словно сломанная кукла, принцесса, услышала:
  - Наследник должен быть только один.
  Ей показалось, что вместо глаз сводного брата сверкнули изумруды черепа, который всегда лежал в кабинете Самира. Зрение отказало, однако остался еще слух, и девушка разобрала, как мужчина сказал кому-то:
  - Можно идти. Крысы сами все закончат.
  Со скрипом закрылась тяжелая, металлическая дверь. На несколько секунд воцарилась тишина, однако затем вновь послышался писк животных. Звук нарастал, грызуны подкрадывались все ближе. Затем сразу несколько существ запрыгнули на нее и впились своими острыми зубками в тело. Она закричала, но вдруг затихла, самым страшным было то, что прикосновение жесткой шерсти почувствовалось на горле.
  Затем последовал резкий разрывающий плоть укус, и кровь забурлила в горле.
  ***
  В горле действительно что-то бурлило, но это была вода, кем-то беспощадно вливаемая. Софи резко распахнула глаза.
  Над ней склонился Раинел, а справа слышался какой-то звук. Все еще ничего не понимающая принцесса повернула голову в его сторону. Там протекал ручей...
  В следующий раз она очнулась рядом со спящим мужчиной. Однако как только девушка пошевелилась, он открыл глаза.
  - Как ты?
  Девушка жестом показала, что все нормально, а затем провела рукой по саднящему горлу и поморщилась.
  - Не волнуйся это остаточное действие яда. К утру все пройдет. Главное, что лихорадка с галлюцинациями закончились. А сейчас отдыхай.
  Мысль о том, что ее отравили, нисколько не шокировала Софи, а вот то, что она ошиблась в Самире, оставило в душе горечь разочарования. Она надеялась, будто высказывание, что правители не должны верить никому кроме себя, это все же неправда. Повернув голову в сторону Раинела, девушка почувствовала, как сердце все еще продолжает сопротивляться холодному разуму. И улыбнувшись тому, что все еще жива, принцесса теснее прижалась к мужчине.
  ***
  Утро началось с того, что ее взяли на руки и куда-то понесли.
  - Раинел,- еще не полностью восстановившимся голосом сказала принцесса,- я хорошо себя чувствую и могу идти сама.
  Мужчина поставил девушку на землю и, взяв за руку, повел вперед.
  - Что с тобой?- спросила Софи, видя, что советник хмурится и не желает с ней разговаривать - Ты обижаешься на меня?
  Лорд Ремез остановился и посмотрел прямо ей в лицо. Принцесса едва не отшатнулась, столько горечи плескалось в его глазах. Она поняла все без слов.
  - Мы не успеем уйти?
  Советник отрицательно покачал головой.
  - Они на лошадях, а укрыться здесь негде. Сам Самир возглавляет отряд. Под его командованием 10 человек. Как бы хорошо я не владел мечом, мне не одолеть их всех.
  Софи обреченно вздохнула, было нестерпимо обидно умирать, когда несколько дней назад казалось, что уже все позади. Девушка заметила, что волосы Раинела опять стянуты в узел и закреплены двумя острыми шпильками. Она колебалась, но ее решимость подстегнул стук копыт, который послышался невдалеке. Принцесса дрожащей рукой вытянула из волос шпильку и вложила в ладонь советнику. Он несколько секунд смотрел на нее, будто ничего не понимая, а затем неожиданно усмехнулся и вернул опасное украшение на место.
  - У меня не получилось,- сказал он,- я хотел сделать это, пока ты спала, но... не смог. Хотя это и слабое утешение, однако, Самир не даст над тобой издеваться.
  Он больше ничего не успел сказать. На поляну выехал сводный брат Софи с всадниками. Сдерживая гарцующего коня, он отдал приказ:
  - Взять и убить их.
  Лорд Ремез тут же оттолкнул девушку себе за спину и приготовился к бою.
  В этот момент Софи посмотрела на воинов и была поражена. Ее глаза встретились со взглядом начальника личной охраны короля Грегорианских земель, а попросту дядей Алексом. Он разрешил ей так называть себя, после одного давнего случая.
  ***
  Тогда отец еще только планировал передать управление частью земель Самиру, а Софи недавно вернулась из монастыря и вновь привыкала к мирской жизни. Она сидела в гостиной и пила чай с дочерями местных аристократов. Внезапно в коридоре послышался какой-то шум, там суетливо бегали люди. Принцесса вызвала свою служанку и поинтересовалась, что же произошло.
  - Принцесса София, случилось ужасное. У начальника охраны дочка в лесу потерялась, за грибами пошла и пропала. Уже с утра ищут. Сейчас вернулся первый отряд, второй готовится выезжать.
  Девушка сразу вспомнила этого высокого, поджарого мужчину, у которого вся голова была покрыта сединой, несмотря на то, что лет ему было не так уж и много. Говорили это с ним случилось после того как убили его жену и он остался один с дочерью. На него заглядывалось множество женщин, однако он хранил верность своей почившей жене.
   Ребенка искали до полуночи, но когда уже ничего не возможно было разглядеть, отложили поиски до утра.
  Самой же принцессе плохо спалось этой ночью. А на рассвете она вновь почувствовала, как стены начали давить на нее. Эти приступы начались, когда девушка вернулась из монастыря. Там она чувствовала себя более свободной.
  Софи поднялась, оделась и отправилась на прогулку. В столице Грегорианских земель принцесса знала не только потайные ходы замка, а еще и несколько мест в крепостной стене, где можно было пролезть.
  Уходить далеко в лес Софи не стала, а устроилась на небольшом валуне. Она любовалась лучами солнца, падающими на стены города, когда вдруг ей послышался плач. Девушка встала со своего места и хотела уйти, боясь, что это проделки нежити, однако что-то ее все же остановило и она крадучись пошла на звук. Принцесса вышла на поляну и поначалу ничего не заметила. Лишь через несколько минут поняла, что рыдания исходят откуда-то из земли. Софи собралась бежать, но неожиданно краем глаза заметила яму. Подойдя к ней, девушка увидела, что это старый заросший колодец. Вода в нем, похоже, давно пересохла, вот люди и забросили его. На самом дне сидела девочка лет 10.
  - Как ты там?- спросила принцесса.
  Ребенок не ожидая, что кто-то все-таки услышит ее, дернулась от испуга, а затем обрадовано прокричала:
  - Тетенька, вытащите меня отсюда. Я очень замерзла.
  - У меня ничего с собой нет,- ответила Софи,- Я лучше на помощь позову.
  Но ребенок истерически закричал:
  - Нет, нет. Пожалуйста не оставляйте меня одну. Прошу вас,- ее мольба перешла в плач.
  Тогда принцесса осмотрелась и увидела растущее рядом достаточно молодое деревце. Ствол его был гибким, а ветви уже достаточно длинными. Девушка наклонила растение пониже.
  - Цепляйся,- сказала она.
  Девочка, подпрыгнув, ухватилась за самый конец ветви.
  - У меня руки сейчас соскользнут,- прохныкал ребенок.
  Софи и сама понимала, что действовать надо быстро, но, не обладая большой силой, она тянула как могла. Девчонка была уже почти наверху, как вдруг вспотевшие от напряжения руки соскользнули с ветви, однако принцесса вовремя успела ухватить ребенка за шиворот. Один рывок и они вдвоем повалились на еще мокрую от росы землю. Тяжело дыша, принцесса спросила:
  - Ты... как там оказалась?
  - Я потерялась и долго не могла найти дорогу домой, а когда увидела замок побежала, не разбирая дороги, потом только почувствовала, что куда-то лечу и все. Уже думала, меня не найдут. Я кстати дочка начальника личной охраны короля,- с гордостью сказала девочка,- он вас щедро отблагодарит.
  Софи усмехалась, вставая:
  - Кто ты я догадалась сразу. Тебя все ищут, уже с ног сбились. А, оказывается, ты здесь рядом была.
  - Ну да я слышала, как проезжали всадники, но они во весь опор мчались вглубь леса, и не слышали моих криков,- девочка тоже, наконец, встала и в первый раз взглянула в лицо своей спасительнице, а когда увидела, то от неожиданности только и смогла сказать,- Ой, принцесса!
  Теперь уже Софи откровенно рассмеялась. К моменту прихода в замок отца девочки уже не было, он умчался на поиски. Вернулся только ночью, а когда вошел в комнату Софи, где сегодня спала его дочь по желанию самой королевской особы, то долго плакал у постели. Принцесса тогда впервые видела, как плачут сильные мужчины.
  С того самого случая девушка единственная в замке называла этого всегда угрюмого и строгого мужчину, которого боялись даже самые лучшие и отважные воины, дядей Алексом.
  ***
  Сейчас они смотрели друг другу в глаза. Не один воин не шелохнулся.
  - Я что не ясно выразился?- спросил Самир, оборачиваясь к своему сопровождению, тут и он обо всем вспомнил,- Что ж значит, придется все делать самому.
  Мужчина спрыгнул с коня и принял боевую стойку. Сражение началось. Сводный брат был достаточно искусным воином, однако Раинел ни в чем ему не уступал, тогда в бой пошли запрещенные приемы, и вот на плече советника проступила первая кровь, затем обагрилось бедро, но последней каплей для его терпения стал порез в области живота.
  Лорд неожиданно начал отступать, сердце Софи замирало при каждом замахе меча. Когда на лице Самира начала появляться торжествующая улыбка, Раинел неожиданно пригнулся под разящим ударом монарха и очутился за его спиной. Мужчина занес оружие в смертельном замахе, однако его меч встретился с преградой. Ему помешал начальник личной охраны.
  - У вас есть три дня, после мы продолжим погоню,- сказал он, а затем обратился непосредственно к принцессе,- Это все, что я могу для вас сделать.
  София все понимала, ведь у дяди Алекса была его дочь, и ей нужно было как-то жить дальше. За бездействие на этой поляне начальника личной охраны короля накажут, но не тронут семью. Размышлять далее девушке не дали, советник схватил ее за руку и потянул вперед.
  ***
  Вечером, устраиваясь на ночлег, Софи выбирала из двух зол меньшее: в сознательном состоянии лечь рядом с Раинелом, все-таки, когда она была без чувств выбирать не приходилось, или же соблюсти правила приличия и лечь отдельно, но замерзнуть в одной сорочке. Победил здравый разум, и девушка устроилась рядом с мужчиной, однако чтобы избежать неловкости она легла спиной к нему. Софи очень об этом пожалела, почувствовав его теплое дыхание на своем ушке, а от голоса, мурашки побежали по телу:
  - Спокойной ночи, моя леди.
  Принцесса ничего не ответила, но дождавшись когда, наконец, сердце перестанет отбивать барабанную дробь, позвала:
  - Раинел.
  - Я к Вашим услугам, Ваше Высочество,- отозвался мужчина.
  Софи поморщилась от такого обращения.
  - Я знаю, что как королевская особа не должна показывать, будто меня что-то задело, но мы ведь сейчас в других условиях и...- девушка немного замялась,- Признаю свою ошибку. Я не должна была тогда так с тобой разговаривать. А вот за принятое мною решение извиняться не буду,- помолчав, принцесса попросила,- расскажи мне, что произошло там, в замке?
  Ответа не последовало, и тогда Софи обернулась к Раинелу, его глаза затянула поволока воспоминаний.
  ***
  Этой ночью он как всегда наблюдал за гуляющей по саду принцессой. Раинел уже давно перестал сердиться на нее и сейчас обдумывал план их побега.
  Внезапно в дверь постучали. Открыв ее, мужчина увидел стоящую за порогом баронессу Фурскую. Она была одета в соблазнительно прозрачный пеньюар. Войдя в комнату, женщина осмотрелась и удовлетворенно кивнув, двинулась в сторону кровати. Вальяжно на ней расположившись, она похлопала по покрывалу рукой:
  - Лорд Ремез, ну же не стойте, как истукан, присаживайтесь. Вы столько сделали для меня, а я так и не отблагодарила вас. Вот,- Лисана потрясла принесенным с собой вином,- я захватила подарок Его Величества, оно из лучших сортов винограда.
  Раинел улыбнулся. За всеми этими погонями и предательствами он совсем забыл о себе, и сейчас решил насладиться приятным обществом, хотя бы до определенного момента. Мужчина достал два бокала, неторопливо откупорил бутылку и разлил напиток. Присоединившись к благородной даме, он протянул ей один из бокалов.
  - За чудесное спасение,- промурлыкала гостья.
  Советник сделал глоток вина. Оно было превосходным, обладало богатым ароматом с едва уловимыми пряными нотками. Единственный минус, который Раинел уловил в нем, было особое послевкусие, которое после себя оставляет медленно действующий яд. Лорд видел, с каким напряжением за ним следит Лисана. Чтобы ее порадовать мужчина выпил бокал до дна. Он уловил, как облегченно она выдохнула, и как торжествующе засветились ее глаза.
  Баронесса отставила свое вино, к которому даже не притронулась и потянулась к советнику, только не страстные объятия ждали ее, а стальные тиски сжали горло и повалили на кровать. Женщина захрипела. Она пыталась оторвать чужие руки от своей шеи, когда услышала вопрос:
  - Тебе твой любовник Самир приказал отравить меня?
  - Да,- прошептала она изо всех сил.
  - Каким образом вы сумели подстроить встречу на дороге?
  - С-случайность.
  Советник слегка ослабил хватку.
  - Ты хочешь сказать, что надоела Самиру, и он отослал тебя из столицы. По роковой случайности произошло нападение и тут мы спасли тебя на свою голову?
  - Да, да все именно так,- сказала женщина,- Самир в благодарность за вас вернет мне статус его фаворитки.
  Раинел усмехнулся:
  - Сомневаюсь. Иначе он дал бы мне быстродействующий яд, а так принудил тебя развлекать меня всю ночь, прежде чем я, наконец, умру. Куда ездил гонец, которого отправлял король?
  - Я сама не все подробности знаю. Слышала обрывок разговора, вроде бы посланец ездил к Фридриху и тот подтвердил свой приказ убить принцессу.
  Советник о чем-то задумался.
  - Что же мне с тобой делать?- озвучил он свои мысли.
  Баронесса смотрела на него расширившимися от страха глазами, а когда мужчина потянулся к ее полному бокалу, завизжала и попыталась вырваться.
  - Я знаю, как убьют принцессу!- закричала она,- Мои сведения в обмен на жизнь.
  - Говори. Быстро!- стальным тоном сказал лорд Ремез.
  - Ей подсыпят быстродействующий яд в вино, которое она пьет на ночь.
  После этих слов Лисаны советник резко ударил ее по затылку, а сам бросился к окну, но там уже не было Софи, обычно долго гуляющей. В тот же миг, схватив свой меч и походный плащ, Раинел выскочил в коридор, однако на его пути стоял камердинер с оружием наготове. Поединок был не долгим и, переступив через истекающего кровью слугу, лорд Ремез побежал к комнате принцессы.
  Распахнув дверь, сердце советника заледенело от ужаса: девушка каталась по полу, руками раздирая свою шею в кровь, лицо Софи начало приобретать синий оттенок. Лорд делал все машинально. Вдохнул в легкие принцессы воздух, чтобы выиграть пару минут, потом схватил графин с чистой водой и влил жидкость в рот, затем вызвал рвоту. Он проделывал все это пока содержимое желудка не стало прозрачным. Только тогда мужчина разорвал простыни, застилающие шикарную кровать, и привязал девушку к себе. Спуск через окно Раинел сам помнил плохо. Все его действия были достаточно лихорадочными, и мозг принимал решения гораздо быстрее, чем воспринимало сознание.
  - ...Я торопился уйти, понимая, что твоя камеристка должна придти и удостовериться в успешности плана, после чего она обязана была доложить Самиру о твоей смерти.
  О том, с каким боем Раинел выносил на руках девушку, он рассказывать не стал. Так же он не рассказал о последующих ее днях в лихорадке с галлюцинациями, о том, как боялся, что все было напрасно, и она не очнется, о том, что безумно рад ее исцелению.
  ***
  Утром они продолжили свой путь, когда вдруг девушка задала вполне закономерный вопрос:
  - Раинел, а куда мы теперь идем? Ведь в этой стороне мне никто не окажет помощь и более того никто не укроет от преследования Фридриха.
  Идущий впереди мужчина обернулся:
  - Для того чтобы сразились с твоим дядей нам действительно придется постараться, а вот то, что дадут убежище это точно.
  Заинтригованная Софи спросила:
  - И что же это за райский уголок?
  - Нарум.
  Принцесса нахмурилась.
  - Я что-то о таком государстве...- девушка от быстрой ходьбы споткнулась, но все, же устояла на ногах,- впервые слышу.
  - Это не удивительно. Однако прежде чем я тебе обо всем расскажу, ответь мне на вопрос, что добывают в шахтах Синовии?
  Софи остановилась и внимательно посмотрела на советника.
  - Там добывают уголь. Вот только я не понимаю, к чему ты это спрашиваешь?
  - Ты умница. Даешь правильные ответы, только мы с тобой оба знаем, что ты врешь,- увидев, как сощурила глаза принцесса, Раинел понял, что несколько перегнул палку в выражениях, все же Софи была королевской особой, и обвинять ее во лжи не имел право даже он,- Я хотел сказать, что знаю о добыче там алмазов.
  Сказать, будто девушка была удивлена, значит просто промолчать, она была поражена. Это их семейная тайна. Все, что происходило в шахтах - строго секретно.
  - Кстати, почему ты думаешь Самир предал тебя?- спросил лорд.
  - Ненавидел мою мать и хотел быть единственным наследником,- ответила все еще не пришедшая в себя девушка.
  - На мой взгляд, это всего лишь дополнительная мотивация, а главной причиной стали как раз алмазные шахты. Фридрих о них, похоже, не осведомлен и решил за помощь отделаться парой каких-то угольных шахт, а вот Самир знает тайну, потому что действительно должен был быть единственным наследником. Когда твой отец решил все разделить, то сохранил сокровища за собой и любимой дочкой, оставив Синовию себе.
  - Возможно все это так, но причем здесь некий Нарум?
  Они стояли друг напротив друга. Неожиданно в советнике что-то неуловимо изменилось и вот перед ней уже вроде бы обычный человек только вместо верхних конечностей у него крылья с черным, как ночь, оперением, лишь на концах остались человеческие кисти рук. Принцесса отступила назад.
  - Кто ты?
  - Нарумец,- ответил улыбающийся Раинел,- Софи не бойся меня. Это всего лишь промежуточная ипостась.
  Однако, несмотря на все заверения, девушка сделала еще один шаг назад. Видя это, лорд принял свой обычный вид. Все еще обескураженная принцесса медленно обошла советника и остановилась за его спиной, осторожно дотронулась до рубашки на спине, где только что были руки-крылья. Мужчина вздрогнул, девушка поспешила отдернуть ладонь.
  - Больно?- спросила она.
  - Нет,- ответил Раинел.
  - Если это промежуточная ипостась, то, как ты выглядишь при полном превращении?
  Советник слегка поморщился и нехотя сказал:
  - Я покажу тебе как-нибудь в другой раз. Для людей это не слишком приятное зрелище.
  - А для нарумцев?
  - Для нарумцев это их естественный облик, их природа.
  Слегка пришедшая в себя Софи, спросила:
  - И все-таки я не очень понимаю связь между алмазными шахтами и тем, что второй сын главы клана нарумцев становится советником Синовии.
  - Давай я попробую объяснить тебе все с самого начала,- сказал Раинел.
  ***
  Издавна земли Синовии принадлежали моему народу, мы на них трудились, работали в шахтах, успешно отражали нападения недругов. Однако моя раса достаточно набожна. У нас есть пантеон богов, которые во многом и определяют действия нарумцев. Воля небожителей священна.
  Однажды жрец принес для моего клана печальную весть: необходимо уступить Синовию соседствующему государству. Но было условие: на шахтах должны совершаться определенные обряды, восхваляющие божеств. Все произошло, как и было предсказано. И тогда для свершения обрядов были оставлены нарумцы, живущие рядом с шахтами, там же находится охрана, состоящая из наших людей. Советником короля становится второй сын главы клана, чтобы урегулировать все возможные конфликты между сторонами, а заодно и выступать в роли помощника в государственных делах. Есть правда одно правило, которого стараются придерживаться нарумцы - никогда не вмешиваться в войны людей.
  - ... именно поэтому я не уверен, что тебе окажут боевую поддержку, однако я постараюсь сделать все для этого.
  Софи кивнула, а затем еще некоторое время шла, молча, обдумывая услышанное.
  - Почему я узнаю об этом от тебя и только сейчас?- задала принцесса вопрос.
  Отмахнувшись от очередного надоедливого насекомого, Раинел ответил:
  - Дело в том, что об алмазных шахтах рассказывают наследнику или наследнице, а вот сразу после коронации передается письмо высочайшей секретности, которое хранят советники, в нем и повествуется о нарумцах.
  - Но ведь я еще не королева.
  - Сейчас совершенно другая ситуация,- пояснил серьезным тоном лорд Ремез.
  Принцесса решила больше не углубляться в ненужные подробности, а сконцентрировать свое внимание на том, что она должна добиться помощи у клана нарумцев.
  - Раинел и все же я ни разу на карте не видела обозначения Нарума.
  - Все правильно,- беззаботным голосом ответил мужчина,- потому что попасть в него можно только переночевав в 'сонном' замке. Где мы будем уже завтра.
  Софи понимающе кивнула, однако окончательно осознав услышанное, на несколько секунд даже остановилась. Она вспомнила, как няня рассказывала ей легенду о том, как во времена буйства чумы жители города окружавшего замок договорились не пускать никого, чтобы не заразиться. Однако в одну грозовую ночь мимо шла колдунья и когда она стучалась в ворота крепости ее не то, что не пустили, но и разговаривать не стали и тогда она прокляла город. Наказав ему не спать ночью на века. И вот днем в этом замке пусто, а с наступлением полночи появляются те самые жители. Но что там происходит на самом деле, никто не знает. Ночью ворота сами запираются, и войти в них нельзя, а те, кто попадают туда при свете дня, уже никогда не возвращаются.
  Глядя на уверенно шагающего советника, Софи могла бы подумать, что это всего лишь россказни старой няни, желающей припугнуть расшалившуюся подопечную, однако вспомнив замок темного мага и сон, который она там увидела, несмотря на скептицизм лорда, девушке стало как-то зябко от нехорошего предчувствия.
  Догнав советника, принцесса спросила:
  - Раинел, ты думаешь то, что рассказывают про замок это лож?
  Мужчина усмехнулся:
  - Я не думаю, я уверен. Все легенды - чистая, правда.
  ***
  На ночь молодые люди остановились на поляне, сразу за которой начинались болотные топи. Сегодня Раинелу не повезло в охоте, но зато София по пути обнаружила кусты, усеянные чудесными сладкими ягодами, которые и стали ужином. Советник все же развел костер, около которого они с девушкой начnbsp;Софи остановилась и внимательно посмотрела на советника.
али устраиваться для ночного отдыха.
  Принцесса поднялась и собиралась покинуть поляну, как вдруг ее остановил лорд Ремез.
  - София, ты куда?
  Девушка обернулась.
  - Странный вопрос. Решила просто прогуляться в темноте,- не скрывая сарказма, ответила она.
  Раинел встал, отряхнул от налипшей травы свою одежду и подошел к принцессе.
  - Софи, ты когда-нибудь слышала о болотниках?- спросил он.
  - Это о мертвецах затянутых трясиной, что в полнолуние, почувствовав живых людей, выбираются из болот и утягивают за собой?- в этот момент девушка взглянула на небо, там виднелся круглый диск луны,- Ой, Раинел не смеши меня! Мне еще няня говорила, что все это сплошные сказки для детей, чтобы они не убегали на ночь глядя из дома.
  Мужчина удивленно приподнял брови:
  - То есть в призраков из 'сонного' замка ты веришь, а в болотников нет?
  - Нет, не верю,- ответила принцесса,- чего и тебе желаю.
  Девушка решительно направилась за росший рядом куст. Раинел, охраняя, повернулся к тому месту спиной и сказал:
  - Я здесь, рядом. Если, что-то понадобиться кричи.
  Софи решила все-таки отойти подальше. Когда, наконец, она выбрала место, то вначале внимательно осмотрелась. В темноте было жутковато. Все же лорд сумел посеять в ее душе сомнения, но вокруг было тихо и спокойно. Луна пропала из видимости, ее затянули серые тучи. Внезапно девушка поняла, что мягкая земля уходит из-под ног и принцессу уже по колено затянуло в трясину. Девушка попыталась вытянуть ноги, но только глубже ушла в землю.
  - Раинел,- вначале слабо позвала она, но мужчина ее не услышал, и тогда девушка закричала, что есть сил.
  Мужчина, раздвинул кусты, за которыми скрылась принцесса, но никого там не обнаружил. Пройдя немного вперед, он наконец увидел ее.
  - Помоги мне. Я не могу выбраться,- взволнованно прокричала девушка.
  От барахтающихся движений, Софи затянуло уже по грудь. Раинел осмотрелся и не найдя здесь ничего подходящего сказал:
  - Я сейчас. Не двигайся.
  Софи видела, как советник вернулся к кустарнику и выбрал прут по длиннее. В этот момент где-то сзади послышалось какое-то странное чавканье. Обернувшись, насколько позволяла трясина, девушка увидела выползающие прямо из болота силуэты людей. Вначале показались головы, только лица на них отсутствовали, будто были затянуты тканью, затем появились тела. Со страшным гудением болотники, перемещаясь на четырех конечностях, очень медленно начали приближаться к Софи, им не было нужды торопиться, уже практически полностью затянутая жертва не могла никуда деться.
  Принцесса, ошарашенная негромко сказала:
  - Раинел, прошу тебя быстрее.
  - Потерпи немного, я уже иду,- ответил мужчина, обрывая с прута листья.
  - Я подожду, а вот они - не уверена.
  - Кто они?- советник только сейчас перевел взгляд на темные фигуры, крадущиеся к принцессе.
  Со всех ног мужчина бросился к девушке и протянул ветку.
  - Хватайся!
  Лорд тянул изо всех сил, но болото сопротивлялось, не желая отдавать свою жертву. Когда один из болотников практически настиг девушку, Раинел рванул из последних сил и София, наконец, оказалась на поверхности. Она доползла до советника, который уже стоял с мечом наперевес. А болотники тем временем начали окружать их с трех сторон. И вот один из них прыгнул на Раинела. Мужчина достаточно успешно отражал атаки, но болотники один за другим выползали из болота.
  - Да сколько же их там?!- в отчаяние воскликнула девушка.
  Не отвлекаясь, Раинел ей ответил:
  - За тысячелетия здесь погибло множество людей.
  - Что теперь делать?
  - Софи, беги к костру и принеси мне оттуда два горящих полена.
  Девушка не стала спрашивать зачем, а просто бросилась обратно на поляну. Огонь горел вовсю. Принцесса попыталась достать одну ветку, но она лежала практически в самом низу, и в воздух поднялся столп горячего пепла. София на несколько секунд отвернулась, закрывая глаза рукой. Горячие снежинки коснулись ее кожи. Затем девушка все же выхватила два полена и побежала обратно к Раинелу. Теперь осмелевшие болотники бросались на него сразу по двое.
  - Я принесла,- сказала девушка, выглядывая из-за спины.
  Держа в одной руке меч, другую мужчина не глядя, протянул назад:
  - Давай!- Софи вложила одну горящую палку ему в руки.
  Раинел размахнулся и бросил ее в болото. Вылезавшие болотники с шипением скрылись обратно под землей.
  - Второе полено принесла?
  - Да, вот.
  Эту горящую палку советник использовал как факел. От огня нападавшие болотники шарахнулись в сторону.
  - Иди к костру,- сказал мужчина.
  - А ты?
  - Я следом.
  Прикрываясь факелом, молодые люди достигли костра.
  - Что теперь будем делать?- спросила девушка.
  - Ничего,- ответил Раинел,- ложись спать.
  - А как же они?- София махнула в сторону болотников, окруживших поляну, но не решающихся на нее ступить.
  - Пока горит огонь эта нечисть не подойдет. Поэтому ложись отдыхать, а я покараулю до утра.
  Принцесса попыталась уснуть, но страх не давал ей этого сделать и, сдавшись, девушка села рядом с советником. Так вдвоем они и дождались рассвета.
  ***
  Долгое время София шла рядом с мужчиной и говорила ему, что не пойдет ни в какой 'сонный' замок. На что терпеливый советник отвечал ей короткой, но емкой фразой:
  - У тебя нет другого выбора.
  Однако принцесса не унималась. Наконец лорд не выдержал:
  - Хватит. Можешь, наконец, перестать говорить всякую ерунду от страха.
  Софи удивленно посмотрела на Раинела, ведь ей казалось она, так успешно скрывает свои чувства.
  - Я с тобой не согласна и всего лишь прошу подумать, быть может, существует другой путь в Нарум, мы бы могли воспользоваться им и...
  Софи не договорила, только сейчас она заметила, что приближается к крепостным воротам на первый взгляд обычного города, только на входе отсутствовала стража. Девушка глубоко вздохнула и уже собралась ступить внутрь, однако ее задержал советник.
  - У замка есть еще одна тайна. Если хочешь завтра выйти отсюда, то ни при каких обстоятельствах не смотри в зеркала. Если тебе что-то будут предлагать взять, можешь смело это делать, но, ни в коем случае не снимай с зеркал закрывающее их полотно. Запомнила?
  Принцесса кивнула, однако ее взгляд и мысли уже тянулись внутрь. Там было что-то интригующе манящее.
  ***
  Идти по абсолютно пустым улицам было достаточно жутко. Разрушающиеся с течением времени строения, распахнутые настежь окна полностью затянутые паутиной, в некоторых домах приоткрытые двери - все это вселяло в девушку настоящий ужас. Еще неприятнее стало, когда пересекали рыночную площадь. Там стояли пустые прилавки, а посреди улицы была брошена повозка с болтающейся упряжью. Складывалось впечатление, будто лошадь исчезла прямо отсюда.
  Не смотря на то, что принцесса знала о появлении призраков с наступлением полуночи, она все равно озиралась в поисках кого-то. Внезапно раздался скрип, Софи повернула голову в сторону звука и увидела, как одиноко раскачиваются детские качели. Девушка мертвой хваткой вцепилась в рукав Раинела.
  - Не бойся,- сказал он,- это всего лишь ветер. Здесь никого кроме нас пока нет. А даже когда появятся, то бояться тебе нечего. Вот сама увидишь.
  Мужчина погладил Софи по голове, будто успокаивая ребенка, и повел за собой дальше.
  Внутри все так же выглядело давно заброшенным. Гулкое эхо раздавалось при каждом шаге. Девушка не запоминала, куда ее ведут, слишком много было переходов и поворотов. Наконец молодые люди куда-то пришли. Лорд открыл в комнату дверь и вошел.
  Когда-то это помещение было шикарным, однако время не пощадило ни дорогих тканей, ни изделий из натурального дерева. Здесь сохранилась только кровать.
  - Это мои покои,- сказал советник.
  - Твои?- удивленно переспросила принцесса, осматриваясь.
  - Я в этом замке достаточно частый гость. Вот мне жители и предложили всегда занимать эту гостевую. Раньше я останавливался в 'зеленой' комнате, но года два назад там окончательно разрушилась мебель.
  Софи осторожно присела на кровать и почувствовала, как сместились перья в сбившейся перине.
  - Кушать сейчас будем?- спросила девушка.
  - Нет. Иначе не сможем попробовать все блюда, которыми нас будут угощать.
  Софи нахмурилась, порой ей казалось, что они с Раинелом говорят на разных языках, но не успела ничего девушка спросить, как мужчина сказал:
  - Ложись отдыхать. До темноты осталось не так много времени, нам нужно поспать,- видя, что принцесса хочет возразить, советник произнес,- Софи, не забывай это 'сонный' замок и как только твоя голова коснется подушки, ты уснешь.
   Это были последние слова, которые услышала девушка, перед тем как сон окутал ее в свои объятия.
  ***
  - Приехал, приехал! Раинел приехал!
  Дверь в комнату со стуком распахнулась, и кто-то с разбега прыгнул на кровать, а затем стащил с принцессы одеяло.
  - Ааааа!- закричала девочка, что так бесцеремонно забралась на ложе Софи,- Ты кто?- спросила малышка.
  Ребенку на вид было около семи лет. Голову украшал чепец, правда, сейчас он сбился на бок. Платьице девочки было украшено кружевами, а на спине красовался огромный бант. Внезапно в комнату вошла женщина с длинной русой косой.
  - Карина, ты не дослушала. Я хотела сказать, что видела лорда на лестнице. Он искал твоего отца,- служанка улыбнулась Софи,- простите, что помешали. Давайте я помогу вам одеться, благородная госпожа.
  Все еще растерянная девушка, немного смущаясь, произнесла:
  - У меня ничего нет кроме ночной сорочки.
  - Лорд Ремез предупредил об этом, и я захватила с собой несколько нарядов. Жаль, что они сохраняться лишь до утра.
  Вставшая с постели Софи только сейчас вспомнила где находится. Но оглянувшись, девушка была поражена, комнату практически не возможно было узнать. Исчезла вся труха, валяющийся под ногами мусор. Принцесса находилась в помещении, обставленном практически новой, тщательно отполированной мебелью, гардины уже не зияли дырами, а аккуратно были собраны и завязаны тесемками. Видя удивленный взгляд девушки, служанка сказала:
  - Это часть волшебства. Здесь все так, как при нашем первом пробуждении после наложения проклятья. И каждую ночь мы просыпаемся и каждый раз одна и та же картина вокруг, чтобы мы не делали в прошлое бодрствование. С восходом солнца вещи принимают свой истинный облик, а мы исчезаем.
  Софи внимательно посмотрела на свою собеседницу. Принцессе не верилось, что она общается с призраком. Стоящая перед ней женщина не мерцала и не просвечивалась насквозь. Она выглядела вполне реально.
  Облачившись в предложенный наряд, Софи только сейчас обратила внимание на то, что девочка, столь внезапно нарушившая ее сон, все еще стоит у дальней стены и, насупившись, рассматривает принцессу. Ребенок увидев, что на нее обратили внимание, засмущалась и выбежала из комнаты. На такое поведение девушка только улыбнулась.
  Служанка принесла тазик с теплой водой, чтобы гостья смогла умыться, и удалилась из комнаты.
  С водными процедурами принцесса закончила достаточно быстро. Софи немного заскучала, как вдруг заприметила в маленьком пространстве между окном и достаточно массивным шкафом какой-то предмет завешанный темно-синим полотном. Подойдя к нему, девушка несколько секунд его рассматривала, не решаясь снять ткань. Где-то в уголке сознания мелькнула мысль о том, что не стоит этого делать, однако неугасаемый интерес не позволил отступить. Принцесса протянула руку к полотну.
  - Стойте!- внезапно раздался голос за спиной.
  Софи резко развернулась. Прямо за ней стояла девочка лет 12, одета она была достаточно просто, и вообще ее облик сильно отличался от Карины, особенно глаза они смотрели серьезно, будто видели насквозь.
  - Это зеркало. Если хотя бы раз ваше отражение появится в нем, то вы навсегда останетесь здесь, и никто не сможет вас спасти.
  Растерянная принцесса спросила:
  - Кто вы?
  Ребенок грустно улыбнулся, и в этот момент Софи уже сомневалась в возрасте девочки. Создавалось впечатление, что она гораздо старше.
  - Это очень сложный вопрос. Здесь я служанка при князе и княгине, а вот кем была до этого, уже начинаю забывать.
  - Я ничего не понимаю,- сказала Софи.
  - Меня просили проводить вас в обеденный зал. А по пути, если вам интересно, я расскажу свою историю.
  Принцесса кивнула и последовала за девочкой, которую как, оказалось, звали Бертой.
  - Если не ошибаюсь, то я родилась в крестьянской семье, мой дед был старостой села. Росла, как и все, помогая старшим днем, а вечера проводила на улице. Ребята в деревне все были задиристыми, и вот однажды я поспорила, что такая же храбрая как и они. В доказательство мне нужно было провести в замке всего одну ночь. Я жутко боялась, но отступать было некуда. Когда ночь началась, я не зная, что этого делать нельзя заглянула в одно из зеркал и осталась навсегда. С тех пор уже прошло много времени, но я стараюсь предупредить гостей об опасности, однако каждый раз все заканчивается одинаково, и они остаются здесь,- закончила девочка.
  В этот момент из-за угла навстречу принцессе и ее сопровождающей вышел Раинел.
  - Здравствуй, Берта. Я помешал вашей беседе?
  Девочка присела в реверансе.
  - Доброй ночи, лорд Ремез.
  - Советник, Вы нисколько не помешали. Берта рассказывала мне о том, как оказалась здесь. Она предупреждала меня насчет зеркал,- сказала Софи.
  - Спасибо,- поблагодарил девочку Раинел,- Я предостерег принцессу еще до входа в замок.
  На его слова ребенок нахмурился.
  - Тогда Вам стоит внимательнее следить за нашей гостьей, так как я застала ее, готовую отдернуть одно из полотен.
  - Благодарю за предупреждение, Берта,- сказал мужчина и обратился к девушке,- Принцесса София могу я сопроводить Вас к обеденному залу?
  Берта быстро ретировалась, побежав исполнять другие поручения, а молодые люди продолжили плутать по бесчисленным коридорам.
  - Ты действительно готова была снять занавес?- спросил Раинел.
  Софи вместо ответа только кивнула.
  - Еще я успела познакомиться с одной из твоих воздыхательниц.
  На несколько секунд советник задумался, а затем рассмеялся.
  - Ты познакомилась с Кариной!
  - Можно и знакомством это назвать. Вот только боюсь, я ей не очень понравилась. Думаю, девочка посчитала меня соперницей.
  В этот момент Софи впервые за долгое время открыто улыбалась. За все путешествие мужчина видел ее разной: убитой горем, испуганной, усталой, озабоченной. Но сейчас, здесь принцесса казалась беззаботной, веселой, она легким движением поправила свои красивые, медовые волосы, которые за время путешествий совершенно отвыкли от сложных причесок, и сегодня девушка не стала просить служанку их укладывать, а просто распустила и они тяжелой волной спускались до самого пояса.
  Девушка взглянула в глаза советнику и слегка потерялась в них. Что бы как-то разрядить обстановку она сказала:
  - Мне кажется Карина младше Берты лет на пять, однако, они такие разные.
  - Это действительно так. Ведь проклятие на них наложено по-разному. Карина, которая была зачарована вместе с замком навсегда и осталась девочкой 7 лет, а вот Берта, попавшая сюда через зеркало, всего лишь перестала меняться внешне, но разум ее продолжил развиваться. Таким образом, получается ей чуть больше 124 и переносить колдовство ей гораздо сложнее, осознание того, что ее жизнь могла сложиться иначе, угнетает.
  Молодые люди замолчали, а девушка вновь загрустила, ведь несколько минут назад она также чуть не совершила роковую ошибку.
   Принцесса вздрогнула, когда Раинел произнес своим глубоким голосом:
  - Вот мы и пришли.
  Внезапно справой стороны тяжелые резные двери распахнулись, и свет тысячи свечей на несколько секунд ослепил. Когда глаза привыкли, то Софи рассмотрела, что обеденный зал был просто огромным, каждый ее шаг отзывался эхом. В центре помещения стоял дубовый стол, за которым было накрыто на семь персон. Во главе восседал князь, по правую руку от него располагалась княгиня, рядом с которой сидела Карина. Напротив женщины с дочерью сидели две старшие сестры маленькой княжны. Они все внимательно рассматривали гостью пытаясь определить, что же она из себя представляет.
  Раинел представил всех, соблюдая правила приличия и помог Софи занять свое место. Однако вскоре девушка поняла, что в этом доме давно уже общаются по-простому. За столько столетий вынужденного заключения этикет смертельно надоедает. Принцессу приняли достаточно радушно, девушка без затруднений поддерживала светскую беседу. У Софи вызывало небольшое чувство неловкости только то, что хозяева замка ничего не ели, однако советник не обращал на это никакого внимания, утоляя голод.
  Когда, наконец, с ужином, а точнее с ночной трапезой было покончено, все перешли в музыкальную гостиную. Принцесса за долгое время впервые села за рояль, а одна из старших сестер спела на эту мелодию какую-то веселую песенку. Советнику казалось, что они сидят в замке Синовии, и не было никаких погонь, отравлений. Ничего не было...
  Женщины болтали о современной моде. Княгиня со вздохом сожаления сетовала на то, что в их положении нет смысла заставлять портних шить новые наряды, ведь они будут готовы только к утру, на следующую же ночь опять превратятся в рулоны ткани, а принцесса Синовии успокаивала ее тем, что рассказывала насколько стесняют движения современные платья.
  Видя, что женщины заняты князь предложил советнику пройти в библиотеку, там он разыскал интересующий лорда экземпляр книги, о котором он спрашивал в прошлый свой визит. Раинел не знал, что ему делать. Он не мог оставить Софи одну и в тот же момент понимание, что к утру все превратиться в труху соблазняло принять приглашение князя. Советник обратился с просьбой присмотреть за принцессой к княгине, и та согласилась.
  Через некоторое время небо за окном начало светлеть и чем больше приближался рассвет, тем отчетливее Софи ощущала притяжение висящего за ее спиной зеркала, в этой комнате оно было прикрыто зеленым полотном, однако беззаботные разговоры достаточно хорошо отвлекали.
  Играющая в музыкальной гостиной Карина, о чем-то вспомнив, выбежала в коридор. Внезапно девочка вскрикнула, и послышался звук падения. Княгиня со старшими дочерьми поднялись и бросились прочь из комнаты. Софи хотела последовать за ними, однако в следующий миг поняла, что уже стягивает ткань цвета молодой травы.
  ***
  Раинел увлеченно изучая увесистый фолиант, бросил короткий взгляд за окно. Там намечался рассвет. И вдруг странное беспокойство потревожило мужчину и он, отбросив книгу, бросился в музыкальную гостиную. По пути в коридоре ему встретились княжны с матерью, и советник уже готов был перевести дух и отругать себя за излишнее беспокойство, как вдруг понял, что Софи среди них нет. Вбегая в комнату, лорд увидел, как ткань сползла с края зеркала, и тогда Раинел прыгнул, сбивая девушку с ног. Характерной особенностью заколдованных зеркал было то, что они отражали практически всю комнату, лишь маленькое пространство оставалось не видимым для них. Вот туда и постарался откатиться советник с принцессой.
  Через несколько секунд вбежала испуганная княгиня, быстро подняла ткань и повесила ее обратно. Женщина еще долго извинялась за происшедшее, не смотря на то, что они бессмертны, однако тревога за своего ребенка остается всегда, вот княгиня и забыла, что отвечала за принцессу. Та в свою очередь была даже не испугана, а просто ошеломлена произошедшим и пыталась оправдаться.
  - Я сама не понимаю, как это случилось? Я хотела...
  Лорд Ремез не дал ей договорить:
  - Не нужно ничего объяснять. За столько лет посещения 'сонного' замка у меня выработался иммунитет на призыв зеркал и потому я совсем забыл, что чем ближе рассвет, тем сильнее притяжение.
  Неизвестно сколько бы это продолжалось, но Карина, которая всего лишь ушибла коленку в результате своего падения, подбежала к Раинелу и обняла его.
  - Через несколько минут взойдет солнце, и мы опять расстанемся,- сквозь слезы говорила девочка, то и дело, вытирая горячие мокрые дорожки, образовывающиеся на щеках, детским кулачком,- но ты приходи. Приходи скорее я всегда тебе рада.
  И действительно желтый диск вот-вот должен был украсить собою небосвод. Прощание вышло достаточно скомканным, но от этого оно не стало менее горячим. Принцессе казалось, что она расстается с родственниками, к которым редко приезжает. Они очень настойчиво приглашали ее еще приходить и не забывать их.
  Все произошло очень быстро, стоящие рядом люди внезапно замерцали, затем стали прозрачными, как настоящие призраки, и исчезли. А вместе с этим изменилось и все вокруг. Уютный диванчик, на котором все совсем недавно отдыхали, на глазах выцвел, ткань в некоторых местах сначала натянулась, а затем треснула, и оттуда показались ржавые пружины. Зачарованное зеркало упало и разбилось на множество осколков, которые внезапно исчезли, будто испарились. Софи перевела взгляд на свой наряд и увидела только лохмотья бесцветной ткани, вместо роскошного наряда, который был на ней всего несколько секунд назад.
  Ошеломленная она сказала:
  - Я даже не знаю, что мне думать: либо я сошла с ума, либо это правда.
  А за ее спиной советник чуть слышно произнес:
  - Либо это всего, лишь сон.
  ***
  Они возвращались назад по все тем же пустынным улочкам с разваливающимися, одиноко стоящими домами. Шли, рассматривая разрушенные временем предметы, однако сейчас все выглядело не таким пугающим и враждебным, а наоборот атмосфера замка и города была пропитана дружелюбием и благожелательностью.
  Проходя через крепостные ворота, девушка улыбнулась, а затем храбро посмотрела вперед, туда, где ее ждала борьба за страну, за ее Синовию. В этот момент Софи решила, что не покинет эти места, пока не добьется помощи, ведь не могут же здесь все быть настолько бездушными, чтобы не помочь ей в беде.
  Принцессе показалось, что природа Нарума на первый взгляд не сильно отличается от той, к которой она привыкла. Пожалуй, только синий мох под ногами, в котором утопали ступни, немного смущал взор, а видневшийся невдалеке лес состоял из таких же деревьев, какие были у Софи на родине. Яркое солнце своим светом заливало все вокруг, легкий ветерок шевелил волосы, то там, то тут пролетала сверкающая разными цветами паутина. В воздухе витал устойчивый аромат осени.
  Когда, наконец, начали подходить ближе к лесу, то принцесса поняла, что сильно ошибалась на счет схожести природы. Деревья здесь были не просто высокими, а настоящими великанами. Нижняя часть их ствола была оголена, а вот высоко над землей располагалась пушистая крона, в виде чайного блюдца или шапки гриба. Из-за столь пушистого одеяния внизу была плотная тень, и только желтые листочки плавно спускались на землю, застилая ее пушистым ковром.
  - Здесь уже осень?- спросила Софи.
  Любовно гладя стволы родных деревьев, Раинел ответил:
  - Да, в Наруме времена года меняются немного раньше, чем в Синовии.
  Внезапно над головами зашуршали ветви, затем послышалось биение чьих-то крыльев.
  - Какая-то птица взлетела,- констатировала факт принцесса.
  - Нас заметил дозорный,- сказал советник,- И направился докладывать об этом отцу, фирану Стефану.
  До этого спокойная, даже немного отрешенная Софи, начала волноваться.
  Еще около двух часов занял путь, прежде чем девушка увидела ярко освещенную поляну, на которой раскинулся городок. Все строения, его были из дерева украшенного резьбой, только в центре располагалось два рядом стоящих здания из камня. Они были причудливой, неправильной формы. Их немного загораживал достаточно большой дворец, какие описывала принцессе в детстве няня. Залюбовавшись красотой строений, Софи только сейчас заметила снующих вокруг людей. Они искоса бросали заинтересованные взгляды на спутницу второго сына главы клана и гадали, что же могло произойти, чтобы к ним наведалась чужачка.
  Руки у мужчин и женщин были превращены на половину в крылья, Раинел также частично перевоплотился и шагал в привычной для себя ипостаси.
  Молодые люди начали подниматься по небольшой резной лестнице, ведущей во вход во дворец. По обе стороны дверей стояло два молчаливых охранника, когда Раинел с принцессой проходили мимо они даже не шелохнулись. Внутри здания все помещения были достаточно маленькими и уютными, в отличие от огромных гулких залов замка Синовии. Во всех углах стояли изображения каких-то богов, порой они были достаточно пугающими, особенно те которые олицетворяли другие ипостаси нарумцев. От солнечного света в глазах идолов появлялся блеск, и казалось, что они оживают. Однако мысли девушки были заняты другим, и она не слишком обращала на это внимание, обдумывая предстоящую встречу с фираном Стефаном. За долгий пеший путь Раинел немного рассказал девушке о местной иерархии, так правителя называют фираном, его наследника - фиром, второй сын - афир, однако, для лучшей акклиматизации Раинела в Синовии, и здесь называют лордом Ремезом, а третий сын является сафиром.
  Внезапно впереди раскрылась дверь, пропуская молодых людей в относительно просторное помещение, в котором имелся помост с троном. Он, как и все вокруг был сделан из дерева. Однако в его отделке задействовали разные породы, отчего он выглядел достаточно роскошно. По бокам стояло еще два кресла, по-видимому, для жены правителя и его наследника. Занят был только трон. На нем восседал грозный плотный мужчина с аккуратно подстриженной бородой. Увидев вошедшего со спутницей сына, он поднялся и, подойдя к отпрыску, обнял его и похлопал по плечу.
  - Раинел, я рад тебя видеть. Ты давно уже не возвращался. Мать начала волноваться, особенно когда пришли известия о перемене власти, она недоумевала, почему ты не прилетишь на время, пока там все не успокоится.
  Только сейчас Софи подумала о том, что при желании советник уже давно мог просто ее оставить и вернуться домой, даже там в замке Самира, после того как она грубо указала ему на его место он мог просто исчезнуть, ведь и за каменными стенами Раинел свободен.
  - Я не мог,- ответил афир,- Отец позволь тебе представить принцессу Синовии Софию.
  Фиран Стефан только сейчас более пристально взглянул на спутницу сына.
  - Рад знакомству. Мы наслышаны, что в вашей стране сейчас отнюдь не спокойно и искренне сочувствуем вам.
  Девушка представляла себе, что о ней думает правитель Нарума. Ее внешний вид был отнюдь не королевским, да и ощущала она себя скорее беженкой, чем принцессой. Однако годы соблюдения этикета сделали свое дело, и Софи распрямив плечи, гордо вздернув голову, сказала:
  - Действительно Синовия находится сейчас в достаточно не простом положении. К сожалению те на кого мы возлагали свои надежды, их...- девушка тщательно подбирала слова,- не оправдали. Когда же мне рассказали о достаточно... длительном и прочном сотрудничестве наших народов, то я решила просить у вас поддержки в столь щепетильной ситуации.
  - Принцесса София, тот, кто поведал Вам о взаимоотношении между Нарумом и Синовией, вероятно, забыл упомянуть одну очень важную деталь - мы никогда не вмешивается во взаимоотношения людей,- фираном был брошен укоризненный взгляд в сторону сына,- Таким образом, Нарум может оказать вам только моральную поддержку. Таковы наши принципы. Быть может лучше попросить военной помощи у кого-либо еще.
  По тому, с какой уверенностью говорил правитель нарумцев, становилось понятно, что его не уговорить, однако девушка не сдавалась.
  - Нет, почему же, мой советник поставил меня в известность об этой детали, однако иногда обстоятельства складываются таким образом, что обратиться больше некуда и ...
  В этот момент дверь, находящаяся с правой стороны от трона распахнулась, и в комнату вошел молодой мужчина. Он был достаточно высок и очень худощав, однако лицом очень похож на фирана Стефана, вот только волосы у него были не черные, а скорее серые, как и его перья.
  - Раинел!- воскликнул мужчина, улыбаясь, и пожал советнику руку.
  Лорд представил Софи своего брата, фира Луку. Не успел тот ничего сказать, как в фиран Стефан осведомил его о цели прибытия Софи:
  - Принцесса Синовии обратилась ко мне с просьбой о военной поддержке.
  Радостное лицо фира сразу стало каким-то виноватым, и тут свое слово сказал Раинел.
  - Ну что ж, ничего другого я в принципе и не ожидал, а потому отложим все споры до нарумского совета.
  - Ты хочешь собрать совет?- удивился Лука.
  - Да,- советник перевел взгляд на своего отца,- Ведь я имею на это право.
  Тот как-то странно усмехнулся.
  - Безусловно.
  - Раинел, ты уверен ведь афир может...- пытался образумить лорда брат.
  - Я думаю это самый подходящий случай, чтобы использовать эту возможность.
  Софи не до конца понимала, о чем идет речь и только переводила взгляд с одного брата на другого.
  - Лорд Ремез, как Вы знаете, совет состоится через три дня от момента созыва в здании Всевышних,- проинформировал фиран Стефан.
  Мужчина кивнул.
  - А сейчас нам хотелось бы привести себя в порядок и немного отдохнуть,- сказал он.
  - Боюсь, что отдохнуть не придется, так как через полчаса обед, и мы вас ждем,- предупредил правитель.
  Когда молодые люди уже были у дверей, сына окликнул фиран:
  - Раинел!- молодой человек обернулся, его отец смотрел в окно,- Удачи на совете,- только и сказал он.
  ***
  Софии принесли одежду, она оказалась немного великовата, тогда была вызвана модистка, которая подогнала наряд. Принцесса все время обдумывала разговор с фираном, ей, к сожалению, не удалось обсудить сложившуюся ситуацию с Раинелом, но впереди еще было достаточно времени, чтобы сделать это.
  Пришла служанка и проводила девушку к столу. Ее посадили рядом с Лукой, напротив разместился лорд Ремез, который о чем-то беседовал с отцом. Пустовало еще два места. Одно было рядом с Раинелом, а другое около Луки. И вот в комнату не спеша вошли две женщины. Одна из них являлась матерью Раинела, перепутать было не возможно, потому что советник унаследовал все ее черты, а другая была достаточно молодой девушкой в изумительно белоснежном наряде. Ее волосы отливали серебром, а глаза были словно озера. Движения легкие и изящные, они завораживали. Увидев Раинела, nbsp;Играющая в музыкальной гостиной Карина, о чем-то вспомнив, выбежала в коридор. Внезапно девочка вскрикнула, и послышался звук падения. Княгиня со старшими дочерьми поднялись и бросились прочь из комнаты. Софи хотела последовать за ними, однако в следующий миг поняла, что уже стягивает ткань цвета молодой травы.
красавица на несколько секунд замерла, а затем как-то растеряно улыбнулась и проследовала к своему месту.
  - Принцесса София,- сказал лорд,- это моя мать, фирана Маира и леди Луиза, невеста Луки.
  Софи улыбнулась, она вообще весь этот вечер только и делала что улыбалась. Девушка почему-то чувствовала себя неуютно, особенно когда замечала, как советник украдкой бросает взгляды на Луизу, а та отвечает ему смущенной улыбкой. Казалось, этого больше никто не замечал. Беседа текла достаточно плавно, о политике разговор никто не заводил. Затем все вместе перешли в гостиную и тут Раинел неожиданно сказал:
  - Принцесса Синовии обладает тонким музыкальным слухом и замечательно играет на рояле.
  Не ожидающая такой похвалы девушка засмущалась, и ей ничего не оставалось, как продемонстрировать свои возможности. Однако прежде чем ее пальчики коснулись клавиш, к ней подошла леди Луиза и попросила сыграть песнь 'о море'. Софи не видела причин отказывать. Когда невеста Луки запела, принцесса поняла, что впервые слышит столь изумительный голос. И вот девушка уже стоит на берегу, стопы утопают во влажном, мягком песке, а впереди до самого горизонта распростерлось море. Оно спокойно, только волны с тихим шелестом набегают на песок, омывая ноги. На губах ощущаются соленые капли и запах, этот необыкновенный свежий морской запах.
  Софи и не заметила, как мелодия подошла к концу и она с удивлением поняла, что находится в музыкальной гостиной совсем чуждой для себя страны. Девушкам аплодировали все кроме советника, он стоял около камина, о чем-то задумавшись и ничего не видя, смотрел себе под ноги. Просили сыграть еще что-нибудь, однако Софи извинилась и, сославшись на усталость, отказалась. Когда она заняла место в уютном кресле, к ней подошел лорд Ремез.
  - Спасибо за щедрый комплимент,- сказала девушка.
  - Я не просто хвалил Вас принцесса. Я констатировал факт, в котором смогли убедиться и все присутствующие.
  Молодые люди ненадолго замолчали.
  - Советник,- обратилась к нему девушка,- я хотела бы задать вам очень важный для меня вопрос.
  Раинел только приподнял бровь.
  - Кто я здесь? Гостья или ...
  - Пленница?- договорил за девушку мужчина,- Принцесса Вы здесь только гостья.
  - И я могу выходить гулять?
  Советник улыбнулся:
  - Да, конечно. Только не советую уходить далеко в лес. Здесь тоже водятся опасные животные, и из-за плотной кроны деревьев теперь мне не удастся увидеть вас свысока.
  - И правда,- сказала Софи,- ведь именно вас я видела тем утром, после моего дня рождения! И тогда... в доме знахарки.
   - Когда уснули у окна?
  Девушка кивнула.
  - Принцесса София, Вы не желаете прогуляться сейчас?- предложил лорд.
  Софи только в этот момент заметила, что на них никто не обращает внимания, каждый занят своим делом. Фиран Стефан со старшим сыном играли в шахматы, а женщины беседовали о чем-то своем, очевидно, заканчивали тот разговор, что прервался перед обедом.
  Выйдя на улицу, принцесса почувствовала едва уловимый сладкий аромат. Видя, с каким наслаждением, девушка вдыхает этот запах, советник пояснил:
  - В Наруме всегда так пахнет осенью.
  Молодые люди миновали сады, окружавшие постройки и вошли под раскидистые кроны деревьев нарумского леса. Софи первая нарушила молчание:
  - Лорд Ремез, расскажите мне подробнее о совете. Вы раньше о нем не упоминали и тем более не говорили, что хотите его созвать.
  Советник, шагая рядом с девушкой, осматривал с детства знакомые места, желая заметить хотя бы какие-нибудь изменения, однако все оставалось как раньше.
  - Прежде чем я все объясню, позвольте мне просить Вас, принцесса, пока мы находимся здесь, все также звать меня по имени. Мне так привычнее. Вы не подумайте, я вовсе не хочу никоим образом оскорбить вас, и потому буду обращаться строго согласно Вашему титулу.
  Софи кивнула, а затем неожиданно для себя самой сказала:
  - Давайте договоримся, что возобновим официальное обращение между собой лишь, когда Синовия вновь станет свободна,- слегка удивившись своей смелости, девушка повторно задала свой вопрос,- Раинел, что будет через три дня?
  Мужчина увидел недалеко ствол дерева причудливо искривившийся, благодаря чему на него можно было присесть. Поудобнее устроив свою спутницу, сам афир опустился на землю, облокотившись спиной о шершавую кору.
  - Нарумский совет проходит в здании Всевышних, одном из двух каменных строений, что ты успела заметить. Во втором располагается храм с алтарем для жертвоприношений,- прочтя немой вопрос в глазах Софи, советник ответил,- Мы в качестве жертв используем только животных.
  Принцесса облегченно выдохнула. Было бы неприятно вырваться из рук жаждущего власти брата для того, чтобы оказаться в объятиях кровожадных фанатиков. А тем временем лорд продолжил:
  - Совет состоит из двадцати старейшин, которые представляют самые влиятельные семьи Нарума. Они очень консервативны и наша задача - переубедить их. Отец не может противиться их воле. На собрании нашим оппонентом будет Лука.
  - Именно поэтому ты не дал мне высказаться при нем?
  - Да, я не хотел раскрывать все карты, у нас их и так слишком мало.
  Повисла тишина, каждый обдумывал тяжелое положение, в котором они оказались. Через некоторое время мужчина сказал:
  - Нам пора возвращаться.
  Однако не успел он подняться, как почувствовал на своем плече легкое прикосновение нежной руки.
  - Раинел, почему Лука так удивлялся твоему желанию созвать совет?
   - Потому что кроме фирана и его старшего сына, двое оставшихся детей имеют право обращаться к совету нарума лишь раз в жизни.
  - И Вы...ты,- от волнения Софи запуталась в обращении,- готов сделать это для Синовии?
  - Да.
  - Но, почему, ведь...
  Раинел не дал принцессе договорить, а поднявшись с земли, отряхнув одежду от опавших листьев, посмотрел девушке прямо в глаза и сказал:
  - Я считаю это самый подходящий случай, чтобы использовать эту возможность, кажется, именно так я ответил на подобный вопрос там, в зале. И давайте принцесса закроем эту тему.
  Мужчина развернулся и уверенно направился в сторону дворца, а Софи ничего не оставалось, кроме как последовать за ним.
  ***
  Сейчас гуляя по саду, принцесса обдумывала разговор, что состоялся вчера между нею и советником. Тогда, идя следом за ним, Софи сердитым взглядом сверлила его спину, ведь он вновь так был похож на того лорда Ремеза, что вечно занимал внимание отца и постоянно подчеркивал ее незнание мелких деталей в различных областях, отчего принцесса чувствовала себя неудобно.
  Но ближе к вечеру девушка успокоилась, все еще раз обдумала и решила, что ей совершенно неважно какие мотивы движут Раинелом, главное, что они совпадают с ее интересами. Софи и сама не знала, с чего вдруг пристала к лорду с расспросами, ведь прекрасно слышала, что мужчина ответил в тронном зале своему брату. Девушка хотела поговорить с советником, однако вечером это сделать не удалось, а за завтраком лорд Ремез отсутствовал. Поэтому чтобы избавиться от не приятного чувства, что тяготило принцессу, она решила полюбоваться удивительной растительностью этой страны. Осматривая очередное растение, Софи заметила идущую ей навстречу леди Луизу, которая смеясь, что-то говорила своему собеседнику. Принцесса отступила за скульптуру, изображающую одного их богов нарумцев, и оттуда увидела, что девушка, которая по неведомым причинам была Софии неприятна, весело болтает с Раинелом. Молодые люди что-то очень оживленно обсуждали и оттого, проходя мимо, не заметили притаившуюся принцессу Синовии.
  Еще немного постояв, Софи поняла, что настроение окончательно куда-то пропало, и она решила вернуться в свою комнату, которая как и все другие помещения была обставлена мебелью исключительно из натурального дерева. Принцесса чувствовала себя в своих покоях очень уютно и девушка даже решила, что переделает свою комнату в Синовии. Однако единственным, что смущало Софию, были идолы богов, располагающиеся по углам комнаты. Девушке иногда даже казалось, будто их глаза наблюдают за ней. В такие минуты она старалась думать о чем-то другом и наваждение проходило.
  В середине дня Софи записывала аргументы для совета, когда раздался стук в дверь.
  - Войдите,- сказала принцесса.
  На пороге стоял советник.
  - Софи, ты искала меня? Я был немного занят и прислуга, только что сообщила, что ты спрашивала обо мне.
  Девушка, откладывая в сторону перо, негромко сказала:
  - Еще бы ведь беседа с леди Луизой это наиважнейшее занятие.
  Однако по тому, как от удивления у Раинела изменилось лицо, слова прозвучали не так уж и тихо. Быстро сориентировавшись, Софи проговорила:
  - То есть я хотела сказать, что видела вас с леди Луизой в саду и не стала прерывать вашу беседу. Ведь я понимаю, ты давно не был дома и наверняка хочется пообщаться с... с... со всеми,- закончив свою тираду, девушка от облегчения выдохнула, она смогла оправдать себя не смотря на то, что чуть не прокололась, не зная как назвать невесту Луки.
  Раинел еще несколько секунд как-то странно смотрел на принцессу, а затем сказал:
  - Ты права, мы с Луизой старые друзья и действительно давно не виделись. Так получилось, что в мой прошлый приезд она была у 'полностью обращенных', навещала родителей.
  - У кого?- переспросила Софи.
  Мужчине надоело стоять, и он расположился в кресле, рядом с принцессой.
  - Любой нарумец обладает тремя ипостасями: человеческой, промежуточной и 'полностью обращенной'. Согласно им клан делиться на три рода. Так человеческий - живет как обычные люди, перевоплощаясь только изредка. В промежуточный род входит правящая династия и наша жизнь, словно зависла между небом и землей: живем мы на земле, однако есть постройки и на деревьях. 'Полностью обращенный' род большую часть своей жизни проводит в третьей ипостаси, и соответственно дома у них располагаются на деревьях, это конечно не гнезда обычных птиц, но и не дом в привычном для тебя понимании. Леди Луиза происходит из рода 'полностью обращенных' и иногда летает навещать родных.
  Софи с интересом слушающая о местном укладе, спросила:
  - Почему Луиза с Лукой еще не женаты, ведь леди живет во дворце жениха?
  - Избранная становиться женой не старшего сына, а фирана, таким образом Луиза станет женой Луки только через пару лет, после того как отец передаст правление ему.
  У девушки опять возникло множество вопросов.
  - Избранная? Ее как-то особенно выбирают?
  С удивлением Софи отметила, что советник почему-то не желает рассказывать об избрании будущей фираны. Он неожиданно встал, прошелся по комнате, заглянул в окно, а затем, обернувшись, сказал:
  - Есть ритуал...
  В этот момент в дверь постучали, и лорд замолчал, давая возможность принцессе пригласить в комнату визитера. Им оказалась девушка прислуживающая Софи. Она сообщила о том, что их ждет фиран для улаживания каких-то формальностей в связи с собранием совета. Раинел с радостью переключился на эту тему.
  ***
  На следующий день советник с самого утра предложил Софи прогуляться, заодно и позавтракать на природе. Забрав с кухни корзину, заполненную едой, которая издавала чудесные ароматы, молодые люди вышли на улицу. Сегодня там было достаточно много нарумцев, все готовились к прилету старейшин - необходимо было обеспечить им комфортные условия проживания. На базарной площади, принцессе пришлось ухватиться за руку лорда, чтобы не потеряться в толпе.
  Когда, наконец, Софи с Раинелом выбрались на окраину города, девушка облегченно вздохнула. Идти по мшистой дорожке было гораздо приятнее, чем по пыльным улицам города. Молодые люди, пройдя через лес, вышли к небольшой лужайке, которая заканчивалась обрывом. Внизу текла полноводная река. Раинел рассказал о том, что весной она превращается в бурный, сносящий все на своем пути поток, а в остальное время достаточно спокойна.
  - Здесь очень красиво,- сказала девушка.
  Мужчина кивнул.
  - С этого места достаточно хорошо видно, как тренируется в полетах молодежь. Занятия начнутся через полчаса.
  Софи расстелила на земле скатерть, помогла расставить все то, что они принесли с собой. Девушка вынула из корзины ярко красные, словно воском натертые яблоки, однако она сделала это неловко и спелые фрукты рассыпались по земле. Быстро собрав, их принцесса пошла по указанному Раинелом направлению к ручью, из которого била ключевая вода. Едва девушка склонилась над родником, сбоку послышалось биение крыльев. Софи оглянулась и вмиг сочные плоды вновь упали на мох. Перед принцессой стояло больших размеров создание. Оно было очень похоже на беркута, вот только вместо клюва вперед выдавалась, похожая на волчью, пасть, которая застыла в вечном оскале. А между желтоватых зубов медленно стекала тягучая слюна. Жидкость медленно капала на землю. Зрачки пернатого существа пристально смотрели на девушку. Когда птица сделала шаг вперед, Софи опомнилась и со всех ног бросилась обратно, к советнику.
  Девушка успела добежать до спасителя и спряталась за его спиной:
  - Т-т-там чудовище!- только и смогла выговорить она.
  Однако Раинел не схватился за меч, а остался спокойно стоять на месте.
  - Яис, будь добр прими свой человеческий облик.
  Выглянув из-за плеча мужчины, девушка увидела, что напротив них стоит не пернатый зверь, а молодой человек, приятной наружности.
  - Простите принцесса София, я не хотел вас напугать. Не предполагал, что вы еще не привыкли к нашей третей ипостаси.
  Принцесса была растеряна, и смущена своим поведением.
  - Ваше Высочество это мой младший брат сафир Яис. Он отвечает за охрану алмазных рудников.
  - Рада с Вами познакомиться. Хотя помню, что Раинел уже представлял нас друг другу в замке Синовии. Кажется, он назвал вас тогда дальним обедневшим родственником, желающим поступить на какую-то службу.
  - У Вас замечательная память, принцесса. Все было именно так,- сказал молодой человек.
  - Яис, как обстоят дела, в Синовии?- спросил Раинел.
  - На шахтах Фридрих еще не появлялся, ему хватает других дел. Постоянно в разных уголках вспыхивают восстания, народ сопротивляется его диктатуре. Не далеко от Синовии расположились войска кронпринца Алекса. Об их назначении никто не знает, они просто стоят, будто чего-то выжидают.
  Сердце Софи болело, она представляла, что происходит сейчас с ее людьми, как они мучаются, однако девушка была рада тому, что народ Синовии не сдается, а продолжает борьбу. Значит и она не должна их подвести, должна привести помощь.
  Советник увидел, как изменилось лицо девушки, она приняла для себя какое-то решение.
  - Пойду, доложу отцу о своем прилете,- сказал Яис,- рад, что с вами все хорошо принцесса, о вас на родине очень волнуются.
  Немного отойдя, молодой человек обернулся и сказал:
  - Раинел, если бы мой голос что-то значил, то он был бы за тебя.
  Советник кивнул и улыбнулся. Оставшись наедине с принцессой, лорд Ремез опустился на землю:
  - Софи, присаживайся,- очнувшаяся от своих раздумий девушка аккуратно опустилась на расстеленное для нее одеяло.
  - Раинел, нам необходимо придумать для меня такую речь, после которой они не смогут нам отказать.
  - Мы обязательно справимся,- сказал мужчина,- вот только составлять речь придется для меня. Ты выступаешь только в роли свидетеля, о тех событиях что произошли.
  София непонимающе посмотрела на советника.
  - Разве не я буду обращаться к совету?
  - Нет, это делает тот, кто его собрал.
  Еще некоторое время молодые люди составляли план своих завтрашних действий, намечали основные моменты, на которые необходимо сделать упор. А затем они замолчали, каждый думал о своем.
  Советник смотрел на сидящую напротив девушку. Ее волосы трепал шаловливый ветер, так и норовя бросить прядь волос прямо в лицо. В глазах принцессы отражались солнечные блики, а между бровками залегла складка, Софи о чем-то размышляла, ее губки были упрямо сжаты. Внезапно девушка встрепенулась.
  - Смотри, Раинел!
  Мужчина нехотя перевел взгляд туда, куда она показывала.
  - Так учат летать молодых,- пояснил советник.
  Софи восхищенно смотрела, как небольшими отрядами по пять человек взлетают нарумцы. Они перестраивались в причудливые фигуры, выписывали различные пируэты, а когда камнем падали в воду сердце девушки непроизвольно замирало, но через несколько мгновений юноши вновь взлетали ввысь. Вот очередная пятерка взлетела, покружила, затем опустилась, низко к воде и одним крылом устроила фонтан брызг. Впечатленная принцесса посмотрела на Раинела:
  - Так умеют все нарумцы?
  - Да,- усмехнулся мужчина, рассматривая удивленные глаза девушки.
  - И даже ты?
  - Если быть откровенным, то я даже не знаю, может мне стоит обидеться на твой вопрос? Конечно, я тоже так могу, ведь я нарумец.
  Софи смутилась:
  - Прости, я не хотела тебя обидеть. Просто... просто...- девушка вновь перевела взгляд на небо,- просто это так прекрасно.
  Лорд улыбнулся. Он сам помнил, как восхищенно смотрел на полеты старших товарищей, пока мальчишкой бегал в шортах. На принцессу он нисколько не обижался, ведь она его воспринимала как человека равного себе, а не как другое существо.
  - Раинел, скажи, все Нарумцы выглядят в третьей ипостаси, как Яис?- задала вопрос Софи.
  - Да.
  - Почему ты мне не показал ее там, когда рассказывал о Наруме?
  - Боялся тебя напугать,- ответил мужчина,- Ты испугалась сегодня, зная о полном обращении, а представь, если бы я сразу показал тебе эту ипостась?
  Принцесса задумалась.
  - Знаешь, наверно ты прав. Вот только когда я увидела Яиса, то не знала, что это нарумец. А решила, будто какое-то дикое существо, иначе я бы не испугалась.
  Советник усмехнулся.
  - Вот сейчас мы и проверим.
  Через мгновение перед Софи стояла страшная черная птица, ростом с принцессу. Девушка поднялась и отступила назад, а потом взглянула в глаза Раинелу. Все страхи уменьшились, словно кто-то приглушил их. Софи робко ступая, подошла к хищнику, протянула руку и коснулась оперения на груди птицы. Существо дернуло головой, не ожидавшая принцесса испуганно отдернула руку, а затем улыбнулась и вновь погладила лорда в его третьей ипостаси.
  - Пытался меня напугать?- спросила девушка.
  И вот перед ней опять стоит Раинел в человеческом обличье.
  - Храбрая девочка,- ласково сказал мужчина, смотря с высоты своего роста на Софи.
  Они были очень близко, принцесса не осознавая того продолжала гладить советника по груди. Мужчина взял ее холодную ручку в свои ладони.
  - Моя леди, вы замерзли?- спросил он.
  Софи отрицательно помотала головой. Все вокруг шло кругом.
  - Мне сказали, что они пошли сюда,- послышался невдалеке чей-то голос.
  Принцесса и советник словно очнулись от наваждения и отпрянули друг от друга.
  По тропинке к ним вышли фир Лука вместе с леди Луизой.
  - А вот и они,- сказала будущая фирана.
  - Мы решили составить вам компанию. Луиза сказала: 'Ну что они будут скучать вдвоем'- и вот мы здесь.
  Раинел приветливо пожал руку брату, поздоровался с будущей невесткой, которая вновь бросила странный взгляд на афира. Не успели молодые люди присесть, как появился слуга и сообщил, что фира Луку и лорда Ремеза ожидает фиран. Мужчины откланялись и девушки остались вдвоем. А через несколько минут к ним присоединились два воина, присланные на охрану Раинелом.
  - Он всегда был очень заботливым,- вздохнув, сказала Луиза,- Его внимание, умение предупредить любое желание покоряло. Всех увлеченных им девчонок пугала только его серьезность, они не знали, что на самом деле он очень занимательный собеседник, знает множество историй. Мне с ним всегда было интересно.
  На это Софи ничего не ответила. Девушки достаточно долго гуляли по лесу, любуясь осенней природой. Луиза раздражала Софи тем, что была слишком правильная и идеальная. Какая-то искусственность чувствовалась внутри, однако разглядеть ее было нельзя.
  Перед расставанием леди Луиза сказала:
  - До свидания, принцесса София. Сегодня мы наверно не увидимся. Вечером вся семья идет в храм молиться о ниспослании принятия правильного решения на совете.
  Софи почему-то было неприятно, что подчеркнули ее непринадлежность к семье советника, но она не подала вида.
  - Да мне Раинел, то есть лорд Ремез рассказывал о верованиях нарумцев.
  Принцесса отметила, что леди Луиза заметила ее оговорку и при этом неприязненно поморщилась.
  ***
  Вечером дворец действительно словно вымер. Коридоры были совершенно пусты, лишь одинокие фигуры слуг можно было встретить по пути. Принцесса прошла в библиотеку, выбрала себе книгу, чтобы хоть немного унять волнение по поводу завтрашнего дня и вернулась в свою комнату. Там ее уже ждал гость.
  В кресле расположился Раинел. Увидев вошедшую принцессу, мужчина поднялся:
   - Софи, я ожидал тебя.
  - Я думала, ты и твоя семья пошла в храм?
  - Так и есть. Вот только я решил сходить туда с тобой.
  - Зачем?
  - Все просят о принятии правильного решения, а мы сходим и принесем жертву для того чтобы высшие силы стали на нашу сторону.
  Софи усмехнулась:
  - Ты хочешь схитрить? Раинел, ты и, правда, во все это веришь?
  - Да,- серьезно сказал он.
  Молодые люди вышли на улицу. Вокруг было темно. Взяв принцессу за руку, мужчина куда-то ее повел.
  - Раинел, а разве храм не в другой стороне?
  Не оборачиваясь, лорд сказал:
  - Общий, да. Но есть еще один, он очень древний, заброшенный, находится недалеко отсюда.
  Впереди показалась речушка, через которую был переход по выступающим камням. Принцесса дошла до середины, когда туфелька соскользнула с мокрой поверхности и опустилась в холодную воду. Девушка вскрикнула и, потеряв равновесие, едва не упала, но Раинел вовремя подхватил ее на руки и перенес на другую сторону.
  Почувствовав под ногами твердую землю, Софи оперлась на надежное плечо мужчины и вылила воду, что успела набраться в туфельку.
  Пройдя немного, принцесса залюбовалась множеством светлячков, что окружали старое покосившееся строение. Раинел с трудом отодвинул тяжелую дверь, закрывающую вход. Внутри было свежо. Мужчина взял что-то со стены и зажег факел. Сразу осветился небольшой узкий коридорчик, ведущий в круглый зал. Лорд зажег свечи находящиеся на полу у стен помещения, и принцесса увидела в середине комнаты бьющий прямо из земли родник. Его вода быстро убегала под углубление в полу. Вокруг расположились скульптуры богов, оплетенные разросшимися лианами. Софи опять стало не по себе, она вздрогнула, когда советник сказал:
  - Этот храм не посещают, потому что у некоторых после прихода сюда возникают странные видения, но у меня никогда ничего не было так, что можешь не волноваться.
  - Раинел, а кого ты хочешь принести в жертву?
  Мужчина обернулся, его глаза странно блеснули:
  - Тебя,- прошептал он, а затем не выдержав, рассмеялся,- перестань бояться Софи, здесь кроме нас больше никого нет.
  Принцесса про себя обругала советника, но вслух ничего не сказала. Тем временем лорд достал какой-то блестящий предмет, приблизившись, девушка увидела перстень ее отца, который он когда-то подарил Раинелу.
  Склоняясь над родником, лорд сказал:
  - Сюда бросают самые дорогие сердцу предметы, для того чтобы боги чувствовали искренность и важность загаданного для человека.
  В последний раз мужчина полюбовался на кольцо и опустил в поток воды, через несколько секунд предмет исчез, а родник будто забурлил. Софи наклонилась, посмотреть, что находится под полом и куда утекают предметы, как вдруг уронила в воду свой платок, который от волнения теребила в руках. Девушка хотела его схватить, но не успела, Раинел остановил ее.
  - Там кипяток. Обожжешься.
  Советник поднялся на ноги и подошел к одной из скульптур, на которой была изображена женщина в длинном одеянии, из-за ее плеч виднелись сложенные крылья. Афир оборвал опутывающие ее лицо лианы, и Софи увидела, что на глазах у богини повязка. Раинел склонился перед женщиной, что-то шепча. Принцесса сделала несколько шагов назад, не желая мешать мужчине. Спустя несколько минут советник поднялся, поклонился всем богам и, взяв Софи за руку, пошел к выходу. Девушка в последний раз обернулась и едва слышно прошептала:
  - Помогите, прошу!
  На обратном пути Раинел сразу взял принцессу на руки и перенес через маленькую речушку. Почувствовав, что девушка замерзла, он накинул ей на плечи свой плащ. У самого входа во дворец молодые люди встретились со всей семьей правителя.
  - Раинел, я думала ты пойдешь в храм с нами,- сказала леди Луиза.
  - У меня были другие дела,- ответил советник.
  Софи немного смутилась, ведь она стояла в темное время суток рядом с мужчиной, и на ней был накинут его плащ. Однако никто ничего не сказал и более того не было никаких укорительных взглядов. Лишь невеста Луки смотрела с недоумением.
  - Принцесса Софи, мы направляемся в гостиную выпить на ночь чаю, вы присоединитесь к нам?- спросила фирана Маира.
  Ее тон был очень доброжелательным и девушка согласилась.
  - Отлично!- воскликнула невеста Луки, и улыбнулась.
  Она взяла принцессу под руку и повела в дом, весело рассказывая как же скучно было в храме, как там было тяжело дышать от множества свечей. Время пролетело очень быстро и весело. Молодежь еще успела поиграть в шарады и только после этого разошлась.
  Софи с радостью забралась в свою постель, предварительно нагретую, и приятно потянулась. Через несколько минут в комнату вошла служанка и потушила все свечи. Принцесса закрыла глаза и отложила все страхи по поводу завтрашнего дня на потом.
  ***
  Софи разбудили какие-то голоса. Открывать глаза девушка не стала, а просто прислушалась. Ей было непонятно, кто мог придти в ее комнату ночью и при этом начать разговаривать, не боясь разбудить хозяйку. В камине разгорелся огонь, затрещали поленья.
  - Я думаю можно удовлетворить их просьбу,- сказала женщина не громко.
  - Да, я тоже не отказалась бы развлечься, а то за столько столетий спокойная жизнь как-то поднадоела,- поддержал ее веселый девичий голос.
  - А я лично не хочу напрягаться, выбирать тех, кто должен жить, а кому можно и погибнуть. Заново точно рассчитывать судьбу каждого, не хочу,- послышался скрипучий мужской голос.
  - Ой, а скажи мне, когда у тебя было желание делать что-нибудь,- возмутилась веселая девчонка.
  Женщина с красивым голосом сказала:
  - Что остальные молчат?
  Высказался молодой мужчина:
  - А что тут нам говорить? Раинел всегда был твоим любимчиком. Даже на Луизе не дала жениться, пожалела, хотя все должно было сложиться иначе.
  В этот момент Софи приоткрыла глаза и увидела, что за письменным столом спиной к принцессе сидит женщина, когда она обернулась, то девушка рассмотрела на ее глазах повязку.
  - Я его покровительница и обязана помогать.
  Молодой человек, стоящий у камина и подбрасывающий в него поленья ничего не ответил и только махнул рукой. В кресле развалился плотный седой старичок, и казалось, что он вот-вот заснет. На одной из прикроватных тумбочек сидела молодая девушка с огненно красной лентой в волосах, она весело болтала ногами. У окна стояло еще одно существо в третей ипостаси, от его перьев исходил серебристый свет. Именно к нему обратилась девушка с лентой:
  - Не надоело? Может, наконец, превратишься и выскажешься?
  Через мгновение на месте крылатого существа стоял еще один молодой мужчина, у него были серебристые глаза.
   - Мне все равно. Как решите, так и будет.
  Внезапно Софи поняла, где видела их всех. Это были статуи из храма, в который они ходили сегодня с советником. Девушка перевела взгляд на те углы, где раньше стояли идолы и увидела, что их там нет.
  Женщина, которой молился Раинел сказала:
  - Извините нас, Софи. Мы не хотели вас разбудить. Не знали, что вы особенно чувствительны к магии.
  Скрываться далее не было смысла, и принцесса села в постели.
  - Кто вы?- спросила она, для того чтобы убедиться в своем сумасшествии.
  - Зачем отвечать на вопрос, ответ на который вы и так знаете. Принцесса, не бойтесь нас, мы вам ничего не сделаем,- сказала женщина.
  Однако Софи уже встала с постели и, пятясь, направлялась в сторону двери, нащупав за спиной ручку, девушка нажала на нее и стремительно выскользнула из комнаты.
  - Софи, Вы куда?- выкрикнула ей в след девушка с лентой в волосах, и затем, уже обращаясь к оставшимся в комнате, сказала,- ненормальная какая-то...
  Принцесса бежала босиком по полу, ничего не замечая вокруг, и даже не отдавая себе отчета, куда направляется. Она остановилась только тогда когда распахнула двери в чужую комнату и ее окутала темнота.
  - Принцесса, ко мне, конечно, приходили девушки по ночам, но чтобы так врывались...никогда,- сказал советник, безошибочно угадав посетительницу.
  Мужчина зажег свечу и только сейчас увидел насмерть перепуганное лицо девушки.
  - Софи, что случилось?
  Однако прежде чем ответить королевская особа забралась в его постель и, укутавшись в одеяло, сказала:
  - Я отсюда никуда не уйду.
  Советник удивленно приподнял брови:
  - Интересный поворот. А можно по подробнее?
  - Можешь считать меня впечатлительной особой, но только что ваши небожители беседовали в моей комнате.
  Лорд Ремез от неожиданности заявленного, на несколько секунд замолчал, а затем спросил:
  - И что же они обсуждали?
  - Они решали, стоит ли нам помогать или нет,- ответила принцесса все также смотря в никуда.
  - И...
  - Я не дослушала.
  - Ну что же вы, принцесса, не могли заранее узнать ответ, как вам не стыдно...
  Советник не договорил, его перебили рыдания Софи, у девушки давало знать о себе нервное напряжение. Раинел быстро справился со своей растерянностью и обнял плачущую девушку.
  - Успокойся,- шептал он, гладя ее по вздрагивающей спине,- Софи, это всего лишь усталость. У тебя сегодня был день наполненный множеством событий и эмоций. К тому же я еще рассказал тебе о видениях, которые бывают после посещения храма, вот тебе и приснилось все это.
  Принцесса начала успокаиваться и подняв на мужчину заплаканное лицо, сказала:
  - Да, наверно ты прав. Просто устала.
   Софи огляделась и nbsp;- Войдите,- сказала принцесса.
поняла, что сидит в одной ночной рубашке на кровати в комнате мужчины, который собственной персоной сидит рядом и прижимает ее к своей голой груди. Девушка отстранилась и, отвернувшись, проговорила:
  - Лорд, а вы всегда на ночь не надеваете ночной костюм?
  Девушка слышала, как Раинел усмехнулся:
  - Во-первых, я не ожидал Вашего визита принцесса. Следующий раз буду спать в придворном наряде. А во-вторых, я практически всегда отдыхаю только в брюках, исключение составляют лишь сильнейшие зимние морозы.
  После этих слов Софи окончательно смутилась, по крайней мере сделала смущенный вид, как требовал того этикет.
  - Проводи меня в комнату. Я боюсь туда одна возвращаться.
  В коридоре они никого не встретили, что было вовсе не удивительно. Комната Софи была погружена во мрак. Мужчина на ощупь зажег свечи. Помещение естественно было пустым. Принцесса забралась в свою постель, поправила сбившиеся одеяла.
  - Раинел, не уходи, посиди со мной немного.
  Мужчина, поколебавшись, разместился на полу возле кровати. Софи положила свою руку ему на плечо и почувствовала под пальчиками мягкую ткань ночной рубашки, которую советник все же одел. Однако материал не мог скрыть жара идущего от тела лорда. Уже засыпая, девушка едва слышно спросила:
  - Раинел, а что будет, если совет все же нам откажет?
  - Не знаю, Софи. Не знаю,- так же тихо ответил он.
  - Но... ты ведь ...меня... не бросишь?
  - Да же не надейся,- сказал мужчина, прижимаясь щекой к руке девушки,- мы обязательно что-нибудь придумаем...
  ***
  Софи проснулась сегодня очень рано. Умылась из кувшина, а затем к ней в комнату пришла ее служанка:
  - Ой, принцесса Вы уже поднялись? Тогда я сейчас быстро принесу вам Ваш наряд.
  Королевская особа пристально рассматривала свое отражение в зеркале, ей всем нравилось платье, кроме очень низкого выреза на спине, когда она поинтересовалась нельзя ли прикрыть вырез ее помощница запричитав, сказала:
   - Ну что Вы! Это традиционное для совета платье, в такие будут одеты все женщины.
  Служанка не обманула, когда Софи встретилась с правящей семьей Нарума, то увидела, что все женщины одеты именно в такие платья, вот только широкий вырез был прикрыт отходящими от спины крыльями. Однако в этот момент девушку уже начало трясти от волнения, и она перестала обращать внимание на свой наряд. Она не замечала восхищенных взглядов мужчин.
  Ко всем присоединился и Раинел, он держал в своих руках какой-то свиток полностью исписанный. Выглядел мужчина ужасно, под глазами были темные круги, волосы взъерошены. Усмехающийся Лука спросил:
  - Что братец была тяжелая ночь?
  - Даже не представляешь насколько,- ответил советник, не поднимая головы от свитка.
  К принцессе подошел Яис:
  - Принцесса София, разрешите мне вас проводить в здание Всевышних, мы все равно будем сидеть с вами рядом, на скамье свидетелей.
  Девушка кивнула и положила свою вспотевшую ладошку на галантно поданную руку.
  ***
  Зал, где проходил совет, представлял собой огромное помещение в центре, которого была круглая площадка, выложенная в шахматном порядке черно-белым камнем, а вокруг на возвышении располагались кресла для старейшин. Свет из прозрачного купола падал таким образом, что освещал лишь место для выступления, затеняя наблюдателей. Скамейка свидетелей находилась с краю от площадки. Софи заняла на ней место и осмотрелась. На нее с любопытством взирало множество Нарумцев, все они переговаривались, и эхо превращало их голоса в бесконечный гул.
  В центр площадки вышел фиран Стефан и все замолчали.
  - Приветствую вас старейшины! Сегодня мы собрались внепланово по зову афира Раинела. Дело в том, что он прибыл в Нарум вместе с гостьей, принцессой Синовии, Софией. Все мы наслышаны о варварском захвате власти в этом государстве, поэтому принцесса и обратилась ко мне с просьбой оказать военную поддержку по освобождению королевства. Однако я вынужден был ей отказать. И тогда молодые люди понимая, что я, руководствуясь законами и принципами Нарума, больше ничем не могу им помочь при всем своем желании, решили обратиться непосредственно к вам уважаемые старейшины. Но прежде чем я передам слово своему среднему сыну, мы традиционно выполним наш ритуал обращения к богам.
  К фирану хромая подошел низенький худощавый мужчина, он был уже не молод, его длинные убеленные сединой волосы были стянуты лентой, а на лбу был повязан кожаный ремешок.
  - Кто это?- шепотом спросила Софи у сидящего рядом Яиса.
  - Жрец,- ответил молодой человек.
   Мужчина поднес правителю в небольшом глиняном горшочке какой-то зеленый цветок. Взяв его, фиран громко сказал:
  - Великие и справедливые боги Нарума, мы выносим на ваш суд решение вопроса: должны ли мы оказать военную поддержку Синовии?
  Все сидящие на своих местах старейшины поднялись, а затем поклонившись, сели обратно. Растение вновь передали жрецу, и фиран Стефан сделал приглашающий жест Раинелу.
  В центр вышел афир Нарума, и Софи поразилась тем переменам, которые произошли с советником, он уже не был растерян, а наоборот собран, подтянут, идеально причесан, его лицо было серьезным. Раинел был готов вступить в борьбу.
  - Уважаемый совет, прежде чем я начну свою речь, хотелось бы предложить вам выслушать принцессу Софию для восстановления полной картины событий, что произошли с Синовией.
  По залу прошелся гул одобрения. В центр вышла принцесса, бросила короткий взгляд на Раинела и, увидев в его глазах поддержку, рассказала о том, что произошло в ее государстве. За эти минуты она как будто второй раз потеряла отца, вновь пережила весь страх пока бежала от захватчиков, пока пережидала обыск, затаившись в гардеробной замка темного мага, вспомнила предательство брата. К концу повествования ее голос был едва слышен, говорить мешал образовавшийся ком в горле.
  Лорд проводил ее обратно к скамье:
  - Ты молодец,- шепнул он, пытаясь приободрить девушку.
  - Уважаемые старейшины, все мы знаем принцип Нарума: не вмешиваться в войны людей, и я искренне поддерживаю эту позицию, однако в данном случае была отнюдь не война. Синовия не проиграла сражений просто потому, что их не было. В данном случае следует говорить только о предательстве, о ноже в спину который был, воткнут людьми, совершенно недавно сидящими за столом с покойным королем Зейном и его дочерью Софией, празднуя ее день рождение. Эти люди смотрели в глаза своим родным и нагло лгали, а затем также бессовестно захватили замок, без объявления войны. Ведь мы нарумцы так ценим свою семью, разве кто-то из нас может предположить, что его родной брат или сын нападет, воспользовавшись доверием? Нет, это не так.
  Разве поступок Фридриха не говорит о том, что предложив ему союз он также не придаст нас, приведя свое войско на наши земли. И это я не говорю о том, что он может элементарно отказать нам в исполнении ритуальных обрядов и оплаты налогов из добытых алмазов.
  Так не будет ли лучше поддержать принцессу Софию, восстановить справедливость, к тому же этот союз гарантирует нам стабильность, и я думаю, за нашу помощь Синовия не откажется повысить часть платимого нам налога за шахты.
  Удивленная таким поворотом, Софи кивнула соглашаясь. Раинел знает что делает, к тому же девушка понимала, что поддержка не может быть безвозмездной.
  - Однако я исполню любое решение, которое примет нарумский совет и беспрекословно подчинюсь,- закончил свою речь советник ритуальной фразой, и отошел в сторону, уступая место Луке.
  Лука был спокоен.
  - Прежде чем я начну свою речь я также хотел бы выслушать свидетеля, начальника охраны алмазных шахт сафира Яиса.
  Яис вышел, рассказал тоже, что поведал Софи с Раинелом на пикнике и сел на свое место.
  - Уважаемый совет, как мы видим никто не собирается нападать на шахты и отбирать их у нас силой, они сейчас продолжают работать, а наши люди служить нашим богам. Скорее всего, как и раньше мы договоримся с Фридрихом об оплате налогов, а то, что касается предательства, так правители людей всегда боролись за власть, не гнушаясь никаких способов. Так почему мы должны жертвовать собой, ввязываясь в чужие войны? Неужели мы будем рисковать тем, что у нас есть сейчас и пойдем против завета богов, которые поставили для нас четкое условие мира и спокойствия? Однако я приму любое решение, которое примет нарумский совет и беспрекословно подчинюсь,- закончил Лука.
  Зал вновь загудел, ничего не возможно было разобрать. Ладони Софи вспотели от напряжения. Девушка видела как Лука и Раинел пожимают друг другу руки. Здесь не было ничего личного, а политика есть политика. Ровно через десять минут Раинел стоял в центре зала, а все остальные заняли свои места. К советнику начал спускаться один из старейшин, его длинная борода была заплетена в три косы и при каждом шаге мерно покачивалась. Остановившись напротив Раинела, он сказал:
  - Афир, мы прибыли по твоему зову, выслушали тебя, посовещались и приняли не простое решение - Нарум не пойдет против наказа столь милостивых для нас богов.
  Лицо лорда окаменело, однако он мужественно сдерживал разочарование готовое уже вот-вот проступить. Мужчина поклонился и сказал:
  - Я беспрекословно подчиняюсь решению нарумского совета. Да благословят нас всех боги Нарума.
  Софи не могла поверить в услышанное, она неосознанно была убеждена в том, что ей не откажут. Однако не единая слезинка не скатилась по щеке. Все начали подниматься со своих мест, а девушка сидела словно каменная.
  Внезапно двери зала распахнулись, и в помещение как мог быстро, вошел тот самый хромающий жрец.
  - Погодите!- прокричал он, и все замерли,- Цветок расцвел!
  Мужчина предъявил всем на обозрение растение, на самой верхушке которого распустился бутон. Нежно розовые лепестки цветка, украшенные по бокам алой бахромой, свисали до земли, превышая размер самого растения в несколько раз. Все были ошарашены. Опомнившийся от удивления фиран Стефан вышел вперед:
  - Сами боги благоволят принцессе Софии, и мы не можем отказать ей в помощи. Однако жрец ответь нам, почему здесь только два лепестка, вместо обычных трех?
  - Это означает, что боги выберут себе жертву из семьи правителя,- с прискорбием сообщил мужчина.
  - Ну что ж. Значит, так тому и быть,- фиран обернулся к Раинелу,- поздравляю тебя сын. Твоя речь впечатлила богов больше, чем наших старейшин. С заслуженной победой тебя.
  Мужчины пожали друг другу руки. Советник обернулся и увидел все также неподвижно сидящую на скамье принцессу. Лорд Ремез подошел к ней и слегка приобняв вывел из зала.
  ***
  Когда Раинел остался наедине с девушкой, то уже начал всерьез опасаться за ее здоровье, Софи ни на что не реагировала, даже не улыбнулась, когда их подошел поздравлять Яис. Принцесса все так же смотрела в никуда.
  Советник усадил девушку на диван, а сам отошел к бару налить ей немного спиртного.
  Поднесенный наполненный стакан Софи проигнорировала, а только спросила:
  - Раинел, это правда и они действительно помогут нам?
  - Да,- только и успел сказать мужчина, как вдруг принцесса в порыве радости обхватила его за шею, обнимая.
  Советник подхватил девушку и закружил по комнате.
  - Я уже думала, что все кончено, когда трехкосый бородач сказал свое слово, а тут... Знаешь, я все время боялась, что за словами жреца последует что-нибудь, отменяющее согласие.
  Они остановились посередине комнаты, все также обнимая друг друга и улыбаясь, при этом советник еще нежно поглаживал открытую спину принцессы. Но неожиданно девушка стала серьезной:
  - Что означает жертва от семьи правителя? Нужно чтобы кто-то опустил в ручей еще что-нибудь, чем дорожит?
  С лица Раинела сошла радостная улыбка, он отпустил девушку:
  - Нет, Софи, это означает, что кто-то умрет. Скорее всего, это произойдет во время сражения: я или Яис погибнем.
   Принцесса была шокирована:
   - Я не хочу,- только и смогла сказать она.
  Лорд вновь обнял девушку, и нежно проведя тыльной стороной ладони по щеке, прошептал:
  - Однако это могло произойти и без знамения. Война есть война и она не мыслима без потерь. Не расстраивайся, моя леди, ведь это будет во благо множества людей Синовии.
  Софи кивнула, но, радость выигранного совета улетучилась.
  ***
  Однако беда пришла намного раньше, чем ее ожидали. На следующее утро стало известно, что Лука заболел. Ночью у него внезапно началась лихорадка, лицо покрылось ярко красными пятнами, а на ногах появились язвы. Фир больше не приходил в сознание, его глубокий сон прерывался периодами бреда, при попытке насильно влить в рот хотя бы воду тут же начиналась рвота. Во дворце собрались лучшие лекари и целители, однако они были бессильны и только разводили руками. Испуганная фирана Маира, казалось, за утро постарела на добрый десяток лет.
  Софи чувствовала себя здесь лишней, ведь это было, прежде всего, семейное горе. Девушка в коридоре тихонько стояла в сторонке. Недалеко от нее фиран успокаивал плачущую навзрыд жену. Послышались чьи-то шаги. Это был Раинел с лучшим лекарем 'полностью обращенным' нарумцев. Мужчина средних лет с чемоданом наперевес проследовал в комнату к больному, а оттуда, чтобы не мешать целителю вышла заплаканная леди Луиза. К ней подошел советник, девушка неожиданно еще больше расплакалась и уткнулась в грудь обнимающему ее лорду. Он шептал ей что-то ласковое и нежное, гладил по волосам.
  Дальше смотреть Софи не стала, она незаметно проскользнула по коридору и вышла на улицу, а вокруг суетились слуги. И принцесса еще больше почувствовала себя чужой, она направилась в сторону леса.
  Уже смеркалось, когда девушка, наконец, достигла своей цели. Немного поплутав, она вышла к старому храму, в который ее приводил Раинел.
  Едва отперев тяжелую дверь, Софи нашла факел и зажгла его. Сегодня здесь ей не было страшно, несмотря на то, что она была одна. Девушка помнила эту безобидную компанию, что видела накануне совета у себя в комнате. Еще вчера девушка начала сомневаться в том, что ее видение было всего лишь галлюцинацией. Этому способствовало серебристое перо, найденное ею у окна, как только принцесса подняла его, оно тут же сгорело прямо на девичьей ладошке, не причинив боли.
  Подойдя к бурлящему роднику, София уже намеренно бросила туда свой носовой платочек, ведь никаких других личных и дорогих вещей у девушки не было, она не успела ничего взять с собой из замка при побеге. Затем принцесса подошла к изображению женщины с повязкой на глазах и опустилась перед ней на колени, так же как это делал советник. Она молилась и просила богиню помочь Луке, пожалеть его родителей, не оставлять в беде. Потом Софи просто сидела и чувствовала, как все внутри наполняется умиротворением. Внезапно рядом послышалось движение, принцесса резко обернулась, рядом с ней опускался Раинел и еще долго они просто сидели в тишине. Подул неизвестно откуда взявшийся ветерок и задул все свечи.
  - Страшно?- тихо спросил мужчина.
  - Немного,- ответила принцесса.
  - Пойдем,- сказал советник.
  Они поднялись, как вдруг Софи воскликнула:
  - Раинел смотри!
  Девушка указывала на лицо богини, освещенное лунным светом через прорехи в крыше. Это было волшебно. Камень, из которого была сделана скульптура, замерцал, и стало казаться, что женщина ожила. Лорд с принцессой еще раз поклонились и направились к выходу. Они не видели, как из-под повязки потекла скопившаяся там вода, а быть может, это была слеза...
  ***
  Они долгое время шли молча. Только когда вдали показались огни города, Софи решилась спросить:
  - Раинел, чем болен Лука? Почему лекари не могут хотя бы облегчить его состояние?
  Не поворачиваясь к девушке, мужчина ответил:
  - Он не болен. Это действие проклятья.
  - Проклятья?- переспросила принцесса.
  - Да, когда-то давно на правящий род было наложено проклятье. Прости, Софи, но о его причинах я не могу тебе рассказать, это семейная тайна. У наследников трона внезапно возникает лихорадка, язвы и помочь им никто не в силах. Причем это возникает не во всех поколениях, а предугадать когда произойдет в следующий раз невозможно.
  - И что же, Лука умрет?
  - Скорее всего, да. Не сразу, это будет длиться около двух недель, а случаи выздоровления слишком редки, чтобы на это надеяться.
  - Однако такое бывает?
  - Софи, за всю летопись Нарума, я читал об этом только три раза. Все прекращалось так же внезапно, как и начиналось.
  Девушка кивнула, действительно надежда на благополучный исход была слишком призрачна.
  - Раинел, как ты нашел меня?
  - Я слишком долго и не искал. Куда еще могла пойти девушка умеющая сопереживать, да и к тому же выросшая в монастыре? Естественно в храм, там, где помогли и ей. Только, Софи, не стоит больше ходить так далеко в лес одной. Здесь может быть опасно. Бандиты и дикие животные есть везде.
  Девушка согласилась. Ее поступок и, правда, мог обернуться трагедией.
  Советник проводил принцессу до ее комнаты, а затем отправился к Луке. Но состояние брата было без изменений.
  ***
  Сегодня Софи проснулась достаточно поздно. Сначала она не могла долго заснуть, ждала новых видений, однако ничего так и не произошло. А потом принцессе снились странные, тяжелые сны, девушка постоянно просыпалась и спустя какое-то время засыпала вновь.
  Открыла глаза уже, когда солнце заливало своим светом всю комнату. Вызывать служанку девушка не стала, а быстро одевшись, поспешила прочь из комнаты, которая казалась ловушкой. Выйдя на улицу, Софи, как и всегда почувствовала себя гораздо лучше. Девушка присела на неприметную скамейку, под растением ветви, которого свешивались до земли, спасая от слепящего солнца. Когда принцесса немного заскучала, то услышала недалеко разговор. Это были Раинел и леди Луиза. Вскоре они оказались в поле зрения Софии. При этом будущая фирана медленно шла рядом с мужчиной, комкая в руках батистовый платочек.
  - Знаешь, а ведь я уже как-то начала свыкаться с судьбой и с...Лукой. И вдруг такое...
  Девушка изящно утерла катящиеся по щекам слезинки. Затем она остановилась и, повернувшись к лорду, заглянула ему в глаза.
  - Раинел, скажи мне, ты хотя бы иногда вспоминаешь то, что было между нами?
  - Не нужно, Луиза,- остановил он ее.
  - А вот я вспоминаю и в эти мгновения мне становиться так горько,- девушка положила свою изящную ручку, на грудь советнику,- я такая невезучая,- сказала, всхлипывая она, и прижалась к лорду.
  Раинел обнял ее успокаивая.
  - Быть может, все обойдется,- сказал мужчина.
  - Что ты имеешь в виду?- подняла свои заплаканные глаза девушка, будто ожидая услышать что-то конкретное.
  Беря Луизу за руку и направляясь в сторону дворца, афир ответил:
   - Вдруг Лука поправиться.
  - Ах, Раинел, ты еще надеешься?!- сказала она удаляясь.
  Софи осталась одна, когда услышала за своей спиной голос:
  - Они были бы красивой парой.
  Принцесса обернулась и увидела фирану Маиру. Женщина также присела на лавочку.
  - Наверно это судьба,- проговорила она.
  - Я не очень понимаю, о чем Вы,- сказала принцесса.
  - Раинел, Вам не рассказывал? Хотя и не удивительно, он не любит говорить на эту тему.
  ***
  Раньше мы с мужем любили устраивать разные праздники, на которые съезжались самые уважаемые семьи. Все наши дети так же присутствовали, и мы поощряли их общение, ведь это следующее поколение, которое уже в таком возрасте должно учиться налаживать дружеские и деловые связи. Так Луиза с родителями частенько гостила в нашем дворце. Год от года она становилась все прекраснее, у нее было множество ухажеров, однако отвергала она всех. Нас со Стефаном беспокоило только то, что в Луизу было влюблено два наших сына, Лука и Раинел, мы беспокоились за их отношения между собой. Однако они разобрались сами, решив, если кого-то из них выберет девушка, то другой отойдет в сторону, и не будет мешать. Так и получилось.
   Луиза выбрала Раинела. Они так любили друг друга! Мой средний сын не мог наглядеться на свою невесту, его внимание было обращено только к Луизе, к ее желаниям, он делал для нее все, впрочем, как и она для него. Их глаза сияли, они собирались пожениться, уехать в Синовию и всего лишь выжидали положенное по нашим традициям время. Лука уехал на границу, чтобы боль в его груди перегорела, а, вернувшись, совершил обряд избрания, и какого же было удивление, когда божественный цветок расцвел на личном растении Луизы. Она стала Избранной. Это было ударом всех. В тайне все еще любя, однако, не желая разбивать счастье брата, Лука настоял на повторном обряде. Но и в этот раз на растении Луизы расцвел второй цветок. Это была воля богов и тогда молодые люди решили во имя благополучия Нарума смириться. Раинел в срочном порядке покинул Родину, а Лука приложил все силы к тому, чтобы девушка была с ним счастлива. И хотя когда афир возвращается, нельзя не заметить, какими взглядами они обмениваются, однако чувств моего первенца хватает на двоих.
  - И мой старший сын счастлив даже при таком положении дел,- закончила женщина,- Хотя теперь наверно Раинел став фираном все же будет счастлив с Луизой.
  - Почему? Ведь есть достаточно большая вероятность того, что обряд избрания выберет ему другую невесту,- сказала Софи, от этой истории у девушки сжималось сердце и вовсе не от того, что ей было жалко влюбленных.
  - Избранница выбирается для фирана и не важно кто им станет: старший, средний или младший сын. Просто правление у нас передается строго по старшинству. Сам ритуал заключается в том, что в равных частях смешивается кровь трех детей правителя и помещается в специальную выемку в камне, а ровно через три дня расцветает цветок.
  - Как узнают, кому принадлежит растение, особенно если в семье несколько девочек?
  - Очень просто. При рождении ребенка женского пола специально для нее сажаются семена этого цветка, предварительно сдабриваясь капелькой крови девочки. Когда бутон расцветает только руки хозяйки, могут до него дотрагиваться, в противном случае он увядает, а затем расцветает вновь.
  Софи кивнула, а потом вспомнила и поняла, почему Раинел не хотел рассказывать ей об обряде избрания.
  ***
  Дождь сегодня то затихал, то вновь начинал лить, словно из ведра. Когда за окном наступила ночь, вновь разыгралась гроза, ветер не смолкая выл за окнами. Раинел забрался в кровать, разложив вокруг различные планы столицы Синовии и ее главного замка. Мужчина просчитывал варианты развития событий, однако не как не мог выбрать наиболее подходящий. Все тело уже занемело, советник потер шею, а затем вновь принялся за работу. Меняя положение тела, афир ненароком обронил один из листков, поднимая его, он услышал стук в дверь. Раинел усмехнулся, решив, что это Софи, наверняка испугалась грозы. Мужчина разрешил войти, однако он был безмерно удивлен, когда увидел на пороге служанку принцессы. Эта картина ему уже что-то напоминала.
  - Лорд Ремез, простите, что беспокою,- проговорила бледная девушка,- Но гостьи нет в своей комнате.
  - А где же она?- спросил советник.
  - Не знаю, я пришла развести огонь в камине, а леди уже не было. Тогда я решила, что она вышла в библиотеку, принцесса там часто бывает. Однако когда через некоторое время я принесла в комнату еще одно одеяло, ее все еще там не было. Мне сообщить начальнику охраны?
  Раинел в чем был в том и спрыгнул с кровати. Когда он открыл дверь в комнату принцессы, то увидел, что Софи поспешно одевалась.
  - Не нужно никому ничего говорить. Я, кажется, знаю, где наша гостья. Идите отдыхать.
  Служанка удалилась, бурча что-то о странных человеческих женщинах. В это время Раинел быстро оделся, накинул на себя плащ из непромокаемой ткани и вышел на улицу. Долго девушку искать не пришлось, она стояла, дрожа под одним из деревьев в саду.
  - Софи, почему ты здесь?
  Девушка ответила что-то невразумительное. Ее волосы намокли и липли к лицу, губы посинели, а зубы начинали отбивать дробь.
  - Опять стены начали давить?- высказал свою догадку мужчина.
  Девушка только кивнула.
  - Замерзла,- сказал Раинел, при этом он развязал свой плащ и спрятал под ним Софи.
  Вначале девушка попыталась отстраниться, однако почувствовав тепло исходящее от советника, сама прижалась к нему.
  - Отчего это происходит?- спросил мужчина.
  Немного отогревшись, девушка ответила:
   - В детстве я случайно заперлась в кладовой. На мой крик никто не пришел и только через пять часов обнаружили мое отсутствие. Обыскав весь замок меня нашли. В скором времени я отбыла в монастырь и, проводя большую часть времени на улице, я чувствовала себя хорошо, однако по возвращении в замок у меня время от времени начали случаться эти приступы. Лекари и знахарки пытались лечить, однако ничего не помогало, и тогда отцу предложили постоянно заваривать мне какие-то травы, но после них у меня наступали приступы апатии, и я перестала их пить, а также перестала рассказывать о том, что со мной иногда происходит. Мне становиться лучше либо когда кто-то со мной в комнате, либо когда я выхожу на улицу. Если бы я каждый раз вызывала служанок, они доложили об этом отцу и меня опять начали бы опаивать всякими снадобьями, поэтому частенько я выходила прогуляться через потайной ход.
  Раинел улыбнулся, вспоминая, как паря над городом искал Софи.
  - Но здесь нет, ни тех лекарей, ни их снадобий, почему ты не пришла ко мне?
  Софи смутилась:
  - Я думала... быть может ты... занят, и я приду не вовремя.
  По тому, как девушка неуверенно говорила, мужчина догадался.
   - Тебе рассказали обо мне и Луизе?
   Принцесса кивнула.
  - Ну, что ж, Софи, мне нечего тебе сказать. Что было, то было,- проговорил Раинел, глядя куда-то вдаль.
  - Ты не обязан мне ничего говорить. Просто я никогда не знала тебя с этой стороны,- сказала девушка.
  - А с какой знала?- поинтересовался советник.
  - Твердым, решительным, уверенным в себе. Там в Синовии мне казалось тебе ближе брак по расчету. Я бы никогда не подумала, что ты можешь просто любить.
  Лорд усмехнулся:
  - Значит, мы оба ошибались в отношении друг друга.
  Софи дорожила этими мгновениями, в которые она чувствовала себя защищенной. Девушка понимала, что вряд ли еще когда-нибудь она будет так уверена в человеке, который ее обнимает. Принцесса осознавала, что как наследник престола Раинел останется здесь и скорее всего как только она покинет Нарум, они больше никогда не увидятся. Софи обняла мужчину и еще сильнее прижалась к нему, решив отложить угрызения совести по поводу своего поведения на потом.
  ***
  Следующая неделя пролетела достаточно быстро.
  Лука так и не пошел на поправку, постепенно угасая с каждым днем. Ухаживала за ним сама леди Луиза, изредка проводя время с Раинелом. Однако быть может она хотела гулять с ним и чаще, но лорд Ремез был занят Синовией. Он, совещаясь с Яисом и фираном Стефаном, проводил практически целые дни в кабинете правителя Нарума. Софи не запрещали там присутствовать, но проведя там несколько дней, девушка поняла, что она совершенно лишняя. Девушка ничего не понимала ни в тактике, ни в стратегии боя. Однако самым неприятным было то, что на одном из совещаний принцесса задремала. И хотя она успела проснуться еще до того как все заметили ее оплошность, но когда все разошлись, Раинел проводил ее до комнаты, перед уходом молодой человек сказал:
  - Приятных сновидений, Софи. Хотя думаю, самые интересные вы уже сегодня посмотрели.
  Принцесса даже не сразу сообразила, что Раинел подшучивает над ней.
  - Все заметили, что я спала?- спросила она, смущаясь.
  - Не знаю как все остальные, однако это не ускользнуло от моего внимания. Я честно пытался закрывать тебя своей спиной,- сказал советник, усмехаясь,- Все настолько скучно?
  - Нет, нет, - поспешила заверить его Софи,- Мне ужасно стыдно...
  Улыбаясь, лорд нежно заправил медовый локон, выбившийся из косы, девушке за ушко, а затем, проведя ладонью по щеке, сказал:
   - Спокойной ночи, моя принцесса.
  - Раинел!- послышалось из дальнего конца коридора.
  К молодым людям быстрым шагом шла леди Луиза.
  - Что-то с Лукой?- обеспокоенно спросил мужчина,- ему хуже?
  - Да, то есть, нет. Он опять бредит и зовет тебя.
  Демонстративно не обращая внимания на принцессу, девушка взяла под руку советника и потянула за собой. Раинел бросил извиняющийся взгляд на Софи и последовал за будущей фираной. А девушка еще несколько секунд так и стояла у двери, смотря молодым людям вслед.
  ***
  Софи вышла на улицу. Она опять была наводнена нарумцами. В течение последних дней в город слетались лучшие воины, тщательно отобранные каждым родом. Для принцессы было непривычно наблюдать, как по торговой площади рядом ходят люди, нарумцы в промежуточной ипостаси и 'полностью обращенные'. Больше ни у кого такое положение дел не вызывало удивления, все было как само собой разумеющееся.
  Не сказать, чтобы девушка полностью привыкла к третьей ипостаси нарумцев, однако она их и не боялась, просто предпочитала обходить стороной.
  Сегодня сразу после обеда состоится последнее совещание в кабинете фирана Стефана, а завтра войска начнут наступление. Весть о том, что принцесса жива, отправили в Синовию еще два дня назад, и девушка надеялась на поддержку своих людей.
  Софи в последний раз осматривала все вокруг, в завтрашней суете будет не до прощания с Нарумом, однако одиночеству принцессы помешал женский голос окликнувший ее. Обернувшись, девушка увидела догоняющую ее леди Луизу.
  - Добрый день принцесса София!- сказала будущая фирана,- Вы наверняка с нетерпением ожидаете завтрашнего дня, что бы вернуться на родину и забыть о нарумцах как о страшном сне?
  - Каждый больше всего любит свои родные края, однако Нарум навсегда останется в моем сердце. Именно здесь я получила поддержку, которую уже и не знала где найти. Именно здесь родился мужчина, на плечо которого в самый трудный момент я смогла опереться, так что о нарумцах я буду вспоминать только с нежностью и никогда не смогу забыть эти земли. Впрочем, так же как лорд Ремез никогда не сможет вычеркнуть из своего сердца Синовию и все что с нами произошло.
  Принцесса заметила, как ее слова не понравились леди Луизе, та поджала губки, и слегка прищурив глаза, сказала:
  - Со мной он позабудет обо всем.
  Софи, несмотря на бушующие внутри эмоции изобразила на лице снисходительную улыбку:
  - Может быть... может быть...- с сомнением сказала она - Но еще есть шанс, что выздоровеет Лука.
  Видя, как кровь от возмущения приливает к щекам соперницы, принцесса довольная собой реnbsp;- Раинел, это правда и они действительно помогут нам?
шила, что пришло время уходить.
   ***
  За Софи сегодня пришел Яис. Принцесса была очень удивлена, все предыдущие дни ее в кабинет лично сопровождал Раинел, и девушка всегда дорожила этими минутами легкого общения.
  - Яис, что-то случилось?- спросила Софи,- где лорд Ремез?
  - Не волнуйтесь принцесса с Раинелом все в порядке. Просто они с отцом уже с самого утра обсуждают какой-то чрезвычайно важный вопрос. А я вам совсем не подхожу в сопровождающие?- улыбаясь, сказал фир.
  Софи сразу как-то смутилась и пролепетала что-то невразумительное.
  Когда открылась дверь, пропуская молодых людей в комнату, дебаты между отцом и сыном были в самом разгаре.
  - Я сказал нет, Лука еще жив и я не собираюсь принимать на себя Нарум пока есть шанс,- в запале прокричал Раинел.
  Софи впервые видела советника таким. Мужчина увидев девушку сумел взять себя в руки и вместо того чтобы расхаживать по комнате сел в кресло, от негодования руки его слегка подрагивали.
  - Ладно, отец, отложим этот разговор на потом.
  Однако стоящий около стеллажа с какими-то статуэтками фиран был не преклонен:
  - Отчего же здесь все свои, к тому же принцесса София как будущая правительница я думаю, поддержит меня.
  Девушка растерялась.
  - Я не очень понимаю, о чем идет речь,- сказала она.
  Обернувшись к ней, фиран пояснил:
  - Нарум - это государство стабильности. Здесь всегда есть фиран и его наследник, который играет не малую роль в его управлении. Учитывая состояние Луки, наследником становиться второй сын, соответственно я не желаю рисковать Раинелом и не отпускаю его завтра, а также настаиваю на проведении обряда с камнем рода.
  - Не забудь упомянуть отец, что после данного обряда, даже если поправиться Лука наследником все равно останусь я. Скажи мне и что тогда будет делать он?
  Тут уже не выдержал фиран.
  - Это полная чушь! Ты сам знаешь, надежды нет!- вскричал он, а затем устало опустился в кресло во главе стола.
  - Отец ты должен понять, ну какой из меня правитель Нарума, если интересы Синовии я знаю лучше, чем потребности своей родной страны. Яис и то будет лучшим правителем, чем я. Он хотя бы чаще здесь бывает.
  Тут в разговор вступил фир:
  - Нет, нет, нет. Раинел даже не пытайся переложить это на меня. Я не желаю других обязанностей, чем те которые есть у меня. К тому же ты знаешь, есть еще одно обстоятельство и не маловажное.
  Фиран с интересом взглянул на своего младшего сына.
  - Нет, отец, сегодня я о них рассказывать не стану, объявлю после завтрашнего штурма,- предвосхищая невысказанный вопрос, сказал фир.
  Раинел потер глаза, его уже утомил весь этот спор, длящийся с самого утра, он действительно знал, о чем говорил Яис. Еще около года назад брат пригласил его в гости и познакомил с прелестной девушкой, Кати, уроженкой приграничного с шахтами села. Фир женился на Кати по законам Синовии два месяца назад, и собирался сообщить об этом фирану, однако нынешние события помешали ему это сделать. Если бы Яис занял место наследника фирана, нарумцы не потерпели бы безродную чужестранку на троне и их брак аннулировали. Прежде чем Раинел озвучил свое решение, фиран Стефан сказал:
  - Мы так и не услышали мнение нашей гостьи.
  Все посмотрели на принцессу. Это было не справедливо по отношению к Софи, она не хотела отпускать советника, однако как правительница не могла не согласиться с правителем Нарума. А после ее слов Раинелу будет легче принять решение в пользу своей Родины. Это понимал и на это рассчитывал фиран Стефан. Тогда девушка отбросила всю личную заинтересованность и ответила, как истинная правительница.
  - Я очень благодарна своему советнику за оказанную помощь, однако не могу не согласиться с тем, что на месте фирана Стефана поступила бы так же.- А затем, обращаясь только к Раинелу, сказала,- Если не ошибаюсь, советник, Вы сами всегда говорили, что интересы родной страны превыше всего,- принцесса лукаво улыбнулась,- Но вспоминая чему меня еще учили, могу сказать, если не получается решить вопрос сразу, необходимо искать компромисс.
  Раинел улыбнулся тому, как Софи вышла из этого щекотливого положения всего лишь предложив поискать золотую середину.
  - Хорошо,- решился мужчина,- я пройду, обряд на камне рода, и стану наследником, однако это произойдет через день после штурма столицы Синовии, в котором я буду участвовать.
  Видя, насколько решительно настроен сын, фирану ничего не оставалось кроме как согласиться.
  ***
  Незаметно ночь вступила в свои права. Раинел с отцом остались планировать вступление советника в новую должность, а Софи в сопровождении все того же Яиса удалилась в свою комнату. Девушку била дрожь волнения. Спать совершенно не хотелось и принцесса, прихватив с собой вино, примостилась на подоконнике. Под окнами еще сновали слуги, заканчивая на сегодня последние дела, достаточно сильный ветер клонил все растения к земле. Софи отставила свой опустевший бокал на пол и задумчиво всмотрелась вдаль.
  Уснувшую в неудобной позе принцессу разбудило легкое прикосновение. Она открыла глаза и увидела сидящего напротив Раинела.
  - Софи,- негромко позвал мужчина,- помнишь, в замке темного мага я обещал тебе показать настоящую красоту ночи?
  Девушка кивнула.
  - Я не предполагал, что события обернуться именно так. Боюсь, что сегодня у нас последний шанс. Ты готова?
  - Да,- ответила она, размышляя о том, что за время их похода ночей насмотрелась достаточно, причем и красивых и не очень, однако советник смотрел на нее так загадочно, что она не высказала ни единого своего сомнения.
  Мужчина спрыгнул с высокого подоконника и помог спуститься Софи.
  - Тебе необходимо переодеться, сказал лорд,- вещи лежат на кровати, я подожду в коридоре.
  Принцесса кивнула, а когда за советником закрылась дверь подошла к постели. Там лежал мужской костюм. Одежда видимо принадлежала самому Раинелу, потому что брюки спадали, их пришлось подвязать. Чистая рубашка сохраняла запах лорда.
  Мужчина взял за руку, вышедшую из своих покоев девушку и, оглядываясь, куда-то повел. Молодые люди вышли из города, углубились в лес, а затем впереди показалась лужайка, на которой они однажды с Раинелом завтракали.
  - Садись,- сказал советник и перевоплотился в третью ипостась.
  Вначале девушка осторожно дотронулась до нарумца рукой, а затем попыталась удобней устроиться сзади. Когда существо взмыло в воздух, сердце девушки бешено заколотилось, и она крепко обняла мужчину за шею. Лорд начал дергать головой, отчего Софи, только еще больше испугалась и сильнее сжала руки. Внезапно Раинел принял вторую ипостась.
  - Софи,- прохрипел он,- хоть немного разожми руки, мне нечем дышать,- мужчина попытался заглянуть назад,- и открой глаза, все не так страшно.
  Только сейчас девушка осознала, что зажмурилась и мертвой хваткой вцепилась в мужчину. Ослабив объятия, принцесса посмотрела вперед. Несмотря на то, что вокруг было темно огромные, низкие звезды, достаточно освещали все вокруг. Под молодыми людьми блестела спокойная река, а месяц проложил по ней сверкающую лунную дорожку. Низко опустившись к воде, Раинел наклонился и крылом устроил фонтан брызг, девушка восторженно закричала. В следующий раз она сама попыталась дотянуться до реки.
  - Принцесса, я, конечно, понимаю ваш восторг, однако осторожность еще никто не отменял.
  Однако Софи его не послушалась, она изо всех сил потянулась вниз и неожиданно соскользнула со спины Раинела, в следующее мгновение осенние холодные воды реки сомкнулись над ее головой, но, не успев испугаться, принцесса активно начала работать руками и ногами. Через несколько секунд девушка уже была на поверхности.
  Почувствовав, что произошло, Раинел тут же принял третью ипостась и, увидев принцессу, подхватил когтями за одежду. Вынеся мокрую девушку на берег, мужчина вновь стал человеком. Он тут же начал раздевать Софи.
  - Что ты делаешь?- вскричала она.
  - Не даю тебе возможность заболеть. Лучше не мешай мне, а раздевайся сама. Я пока разведу костер.
  Софи послушно сбросила мокрые вещи, отжала капающую с волос воду. Холодный воздух заставил обнаженную девушку дрожать. Рядом с принцессой упала рубашка и штаны Раинела.
  - Одевайся и без возражений,- мужчина остался в одном нижнем белье.
  Девушка, смущаясь, отвела глаза, однако естественное любопытство взяло верх и, косясь, Софи рассматривала советника. Заметив это, лорд усмехнулся.
  - Ай-я-яй. Как не стыдно рассматривать практически голого мужчину?
  Принцесса ничего не ответила, только села ближе к Раинелу, на удивленно приподнятую бровь она сказала:
  - Грею тебя.
   Советник обнял Софи и прижал к себе. Так они сидели, пока одежда немного не подсохла. Еще достаточно сырую ее одел Раинел. Он потушил костер, когда девушка сказала:
  - Прокати меня еще раз.
  Раинел был очень удивлен. Он думал, что всегда и всего боящаяся принцесса испугалась, после произошедшего, однако это было не так. И вновь получеловек взмывает ввысь с девушкой на спине. И снова ветер в лицо, сердце колотиться как сумасшедшее, восторг и больше ничего не существует вокруг.
  ***
  Они возвращались во дворец. Завтра предстоял очень тяжелый день, и молодым людям необходимо было успеть хотя бы немного отдохнуть. Софи шла за советником по пятам. Внезапно на лицо налетела паутинка, снимая ее, девушка спросила:
  - Раинел, ты хотя бы немного боишься?
  - Я волнуюсь, Софи, очень волнуюсь. А ты?
  Девушка немного замедлила шаг, прислушиваясь к себе.
  - Это странно, однако я абсолютно спокойна. Такое ощущение, будто все происходит не со мной,- принцесса замолчала, а затем неуверенно спросила,- Раинел, а ты когда-нибудь кого-либо, так же как и меня катал?
  Мужчина внезапно остановился и повернулся к девушке.
  - Навсегда забудь об этом,- сказал лорд.
  Не ожидавшая услышать такое, принцесса даже не сразу смогла спросить:
  - Почему?
  - Если хоть один нарумец узнает, что было этой ночью, ты тут же будешь казнена. Впрочем, как и я. Издревле люди из моего клана боялись, что нас кто-нибудь сможет поработить и использовать в качестве летательного средства. Поэтому Нарум так тщательно скрыт от других глаз и даже если случаются редкие браки с другими людьми, то летать с ними строго запрещено. Прости, я забыл тебя предупредить об этом сразу.
  Больше ничего не говоря, советник продолжил путь, а так и оставшаяся стоять принцесса задала вопрос:
  - Ты жалеешь о том, что сделал?
  Раинел вновь обернулся, в его черных глазах блеснул отсвет луны, и мужчина со всей серьезностью ответил:
  - Нисколько.
  В полной тишине они дошли до двери в комнату девушки. Лорд молчал, Софи пыталась найти повод, чтобы задержать его, однако в голову ничего не приходило. Да и чем порядочная девушка может ночью удержать мужчину?
  - Спокойной ночи, Софи.
  - Спокойной ночи, Раинел.
  Они смотрели друг другу в глаза, не отводя взгляд. Мужчина начал наклоняться, словно желая поцеловать девушку. Принцесса растерялась, от волнения в голове зашумело, сердце стремительно билось. Когда она начала чувствовать дыхание советника на своих губах, лорд внезапно остановился, отпрянул. Он сжал руки в кулаки, будто борясь с собой:
  - Простите меня, принцесса София, я позволил себе лишнего.
  Мужчина быстро развернулся и покинул девушку, а она так и осталась стоять, смотря ему в след.
  Волна чувств, что поднималась внутри, внезапно обрушилась вниз словно цунами, сметая на своем пути абсолютно все, оставляя лишь голую землю, и каплями разъедающей кислоты упало в душу официальное обращение. Софи опустилась на корточки, а через полчаса поднялась и спокойно вошла в свою комнату, ни одна слезинка не вытекла из ее глаз.
  ***
  Выдвигалось войско из Нарума когда было еще совсем темно. То, что девушка мало спала, никак не отразилось на ней. Адреналин бил ключом, мобилизуя организм.
  Оказалось, что для возвращения на землю вовсе не требовалось ночевать в 'сонном' замке, так как жрец открывал телепортационное окно, через которое войско и попало в окрестности столицы Синовии. Здесь все еще ощущалось хотя и уходящее, но все, же лето. Деревья радостно шумели, приветствуя истинную хозяйку этих земель. Небо было затянуто тучами, а мелкий дождь начал заканчиваться. Отряд перестроился и разделился на группы, одна из которых приняла третью ипостась.
  Как только начало светать, штурм начался...
  Все войско было разделено на три группы. Первыми осуществляли нападение на сонных стражников полностью обернувшиеся нарумцы. Они атаковали с неба, их основным направлением была охрана крепости и ворот. Этим воинам необходимо было поднять решетку, через которую в город уже попадала основная вторая группа, осуществляющая полную зачистку от солдат Фридриха, а также зорко наблюдающая за недалеко стоящим войском кронпринца Алекса.
  Третья группа была тайной. Ее возглавлял сам Раинел. Через поднимающуюся вверх часть крепостной стены он с семью нарумцами проникал в город, а затем тайным ходом, через который они с Софи бежали, шел к покоям Фридриха. Именно он был основной целью советника и его отряда.
  Сама же принцесса оставалась на месте с пятью охранниками возглавляемыми Яисом. Если что-то пойдет не так, девушка должна была развернуться и в срочном порядке двигаться в направлении 'сонного' замка, если же все хорошо, то спустя три четверти часа от начала штурма - ехать в город.
  Когда группа Раинела покидала место высадки, девушка заметила, как советник обернулся, бросил на нее мимолетный взгляд и пошел дальше.
  Софи видела, как черной тучей 'полностью обращенные' приближались к столице. Внезапно они спикировали вниз, и город загудел словно улей. Казалось, застонали сами крепостные стены. Спустя двадцать минут из города в небо начал подниматься дым, там что-то горело. Сердце принцессы болезненно сжималось. В последний раз она видела столицу Синовии красавицей, но что, же ее ожидает сейчас?
  Прождав еще положенные двадцать пять минут, девушка с охраной поехала вперед. Когда оставалось совсем немного до входа в крепость, окрик Яиса остановил всех:
  - Назад!
  Справой стороны прямо к ним двигалось небольшое войско кронпринца. Сам мужчина снял шлем, все его люди были абсолютно расслаблены.
  - Яис, не могли бы Вы как-нибудь подать знак, чтобы они остановились, и для разговора выехал только Алекс,- попросила принцесса фира.
  Мужчина, выполнив просьбу, увидел как, отдав приказ, кронпринц отделяется ото всех и выезжает вперед.
  - Я тоже поеду одна,- сказала Софи.
  - Нет,- возразил Яис,- я с Вами.
  Препираться было не время, и девушка только кивнула.
  Принцесса подъезжала очень осторожно старалась понять по выражению глаз Алекса его замысел. Однако мужчина ехал спокойно и даже радушно улыбался.
  - Принцесса Софи! Как же я рад, что с вами все в порядке!
  - Со мной действительно все хорошо, кронпринц Алекс,- ответила принцесса все еще очень насторожено,- А что вы делаете здесь с войском?
  - Надеялся на ваше возвращение и хотел оказать посильную помощь.
  Девушка обрадовалась.
  - Мы не откажемся,- и теперь обращаясь к Яису, сказала,- Нужно подать знак, что войско кронпринца союзники, а не враги.
  - Слушаюсь, принцесса.
  Фир помчался к воротам столицы. Софи осталась в окружении надежных людей, а также в компании Алекса, который, не умолкая, восхвалял девушку. А она не могла дождаться возвращения младшего сына правителя, волнуясь о том, что же происходит в городе.
  Когда мужчина вернулся, то доложил:
  - В столице уже все практически окончено. Мы можем въезжать в город.
  И все же войско кронпринца было отправлено вперед, а правительница Синовии с сопровождением двинулась за солдатами.
  ***
  Вместо процветающего уютного селения перед взором Софи предстала разруха принесенная войной. Девушку странно не трогали трупы солдат Фридриха, валяющиеся около ворот с вспоротыми животами, отрубленными частями тел. Лежали и те, у кого куски плоти были попросту вырваны, а также растерзанные до не узнавания тела. Земля пропиталась кровью, повсюду валялись непонятно откуда взявшиеся предметы кухонной утвари, истоптанные корзины, разбитые глиняные горшки. Принцесса словно рассматривала кем-то написанную картину, такую живую и правдивую.
  Внезапно с осознанием реальности произошедшего в нос ударил сладковатый запах свежей крови, в уши влились стоны раненых. Проезжая по жилым улочкам, принцессе вначале показалось, что они абсолютно пусты, однако потом она рассмотрела выглядывающих отовсюду простых жителей, которые еще толком и не успели понять, что же произошло на самом деле.
  Люди боялись, они не понимали, что еще свалилось на их головы, что за жестокие расправы опять придумал Фридрих, однако увидев гордо восседающую на лошади принцессу, многие начинали протирать глаза, удостоверяясь, что это не сон и их спасение, на которое они так долго надеялись, находиться прямо перед ними, внезапно появившись на рассвете из ниоткуда.
  Подъезжая к крыльцу замка, принцесса увидела стоящих там преданных генералов отца с небольшим количеством солдат, которые увидев, что происходит у ворот, тут же подняли восстание. И сами преклонных лет мужи, не чураясь и понимая тяжесть положения, взяли в руки оружие и сражались наравне с желторотыми храбрыми сердцем солдатами.
  Девушка не успела покинуть седло, как навстречу ей вышел самый старший из участников битвы, генерал Лор:
  - Принцесса София, истинная правительница Синовии разрешите доложить?- после одобрительного кивка он продолжил,- Враг, благодаря активнейшей поддержке союзников, полностью низложен. Разрешите приступить к выполнению своих обязанностей?
  И вновь кивок. Просто Софи не могла выговорить ни слова, она не отрываясь смотрела вслед хромающему, от ранения, мужчине, в полностью разорванном и залитом кровью камзоле, вспоминая всегда лощеного генерала. Фрейлины утверждали, что перед приемом у короля Зейна, Лор проводил у зеркала не менее часа, все злословили по поводу его аккуратности и педантичности, утверждая за его спиной, будто на самом деле он лишь 'гардеробный' генерал. А вот как оно оказалось? Не первый раз принцесса убеждалась, что помимо обложки и чьих-то суждений необходимо самостоятельно знакомиться с содержанием.
  Софи спрыгнула с лошади, бросила взгляд на возвышающееся перед ней такое родное здание, а затем осмотрелась вокруг, кого-то ища.
   - Принцесса,- возник за ее спиной кронпринц,- проходите в крепость, вам сейчас необходимо переодеться и подтвердить свою победу.
  - Каким образом я должна это подтвердить,- спросила она, все еще сосредоточенно смотря вперед.
  - Вы должны выступить на площади перед всеми жителями.
  - Я подумаю над Вашим предложением, кронпринц.
  Откуда-то сбоку послышался знакомый голос.
  - Принцесса София, это действительно стоящее предложение. Я уже приказал соорудить для вас на Центральной площади помост.
  Девушка смотрела на Раинела, и ей хотелось самой убедиться, что кровь на нем не принадлежит ему. Ей хотелось...
  - Спасибо советник за вашу предусмотрительность,- только и сказала она,- Где Фридрих?
  Раинел смотрел ей прямо в глаза, докладывал четко и уверенно:
  - Виноват. Однако возникли неполадки с проникновением в замок и король Вентских земель, словно растворился в воздухе.
  - Очень прискорбно слышать от вас такое лорд Ремез. Король Зейн когда-то очень лестно отзывался о ваших разносторонних способностях, однако он видимо переоценивал их,- вставил все еще стоящий рядом кронпринц Алекс.
  Глаза советника засверкали, однако не успел он что-либо ответить, как к нежданному союзнику обернулась сама принцесса. Тон ее голоса был ледяным:
  - Кронпринц, я очень благодарна вам за поддержку, что вы оказали нам сегодня, однако прошу не забываться. Со своими подчиненными я буду беседовать сама.
  Алекс был растерян, впрочем, как и сам Раинел, никто не ожидал от всегда такой мягкой и податливой девушки твердости. В этот момент Яис окликнул брата. И советник, извинившись, оставил королевские особы. Чтобы как-то сгладить резкость сказанного девушка добавила:
  - Я буду, рада и очень благодарна вам кронпринц Алекс, если первое время вы, как более опытный, поможете мне с управлением в государственных делах.
  Мужчина, немного засомневавшись, спросил:
  - А как же ваш советник?
  Этот вопрос полоснул принцессу словно ножом, однако, не подав вида, девушка ответила:
  - У лорда Ремеза возникли неотложные дела дома, и он будет вынужден завтра уехать.
  Не сумевший скрыть удовольствие Алекс, ответил:
  - Конечно. Ведь я не могу оставить столь дорогого для меня человека в беде.
  Пропуская намек на какие-то чувства, занятая совсем другими мыслями принцесса отправилась приводить себя в надлежащий вид перед официальным заявлением.
  ***
  В самом замке царила суета. В холле на первом этаже толпились слуги, не веря своим глазам они рассматривали принцессу. Девушка и сама разглядывала такие привычные лица. Вот пышнотелая кухарка Марта, рядом с ней экономка Ластья, ее седеющая голова за это время полностью побелела. А вот и Оливия, племянница Карса, дворецкого, молодая девушка краем передника утирала слезы радости и облегчения. Софи искала взглядом свою камеристку, но так и не увидев, сказала:
  - Пришлите Милису в мои покои,- и уверенным шагом направилась вверх по лестнице.
  Девушке захотелось почувствовать поддержку предков, и она решила пройти через галерею. Софи никогда не боялась портретов своих родственников, ей казалось, что их взгляды всегда светились добродушием. И сейчас оказавшись среди них, принцессе хотелось кричать от нестерпимой боли. Одна часть картин была сожжена, в другую метали ножи, и лица людей на изображениях были исполосованы. Девушка с замиранием сердца посмотрела туда, где висел портрет ее бабки королевы Юлианы, на которую Софи была очень похожа. У портрета были выколоты глаза, принцесса содрогнулась, Фридрих позволил надругаться над портретом собственной матери, что можно было говорить о всего лишь племяннице?
  Подойдя к картине, девушка осторожно провела по ней рукой и прошептала:
  - Ничего, все восстановят, ведь они были такими же медовыми, как и мои.
  Софи совсем не помнила своей бабушки, однако ей всегда казалось, что это была очень мудрая и душевная женщина, во всяком случае именно так она была изображена.
  В самом конце галереи скромно висел единственный целый портрет, на нем были изображены отец с дядей Фридрихом, они стояли по бокам от трона, на котором восседала четырехлетняя Софи в белоснежном платьице со множеством кружев, словно она была воздушным облаком. Софи улыбнулась и не смогла сдержать одинокую слезу, девушка помнила, сколько трудов тогда приложили, чтобы она посидела спокойно хотя бы пять минут. Королю Зейну пришлось через определенный промежуток времени обещать маленькой непоседе все новые и новые сладости, которые та обожала.
  Помня о том, что необходимо поторопиться, принцесса вытерла мокрую дорожку на щеке, символ ее слабости, и последовала дальше.
  Около своей комнаты девушка задержалась, не решаясь войти, а затем стремительно распахнула дверь. Одна из створок тут же покосилась, видимо после того как ее ломали никто не удосужился починить. В самой комнате царил хаос. Было видно, что здесь жил какой-то солдафон, наверняка ярый приверженец Фридриха. Пол был залит каким-то пойлом, на кровати с шелковыми простынями спали в сапогах, потому что только так могла она из белоснежной стать абсолютно черной. Ящики комода были вывернуты и разбросаны по всей комнате, о том, что отсутствовали все драгоценности, и говорить было нечего. В камине валялись обуглившиеся части кукол, которые Софи привезла из монастыря, король Зейн присылал их дочери на дни рождения.
  В открытую дверь комнаты заглянула бледная Оливия, она держала в руках черное траурное платье, когда-то принадлежавшее матери принцессы.
  - Вот все что удалось найти,- робко сказала девушка,- давайте, принцесса я помогу вам одеться и причесаться.
  - А где Милиса?
  Служанка еще больше побледнела, и слезы вновь выступили у нее на глазах:
  - Ее убили. Еще в тот день...
  Голос девушки сорвался, однако продолжать и не нужно было, Софи и сама все поняла. Шокированная принцесса опустилась на край грязной кровати, устало провела рукой по лицу, а затем, сказала:
  - Все восстановится.
  Поднявшись, она сняла с себя наряд нарумок и облачилась в платье с корсетом, после чего перешла к зеркалу, установленному на комоде, присела на заботливо подставленный табурет, пуфик который стоял здесь когда-то, сейчас лежал поломанный у дальней стены. Софи взглянула в зеркало, мертвенно бледное отражение исхудавшей девушки, отразилось во множестве кусочков образовавшихся в паутинке треснувшего зеркала. Но эмоции уже были взяты под контроль, и ледяное лицо принцессы не выразило ничего.
  Оливия укладывала, как могла последний непослушный локон, когда в уцелевшую дверь ради приличия постучал кронпринц. Софи только сейчас осознала, что переодевалась в открытой комнате.
  - Принцесса София, я пришел сказать, что помост уже готов, и люди собрались,- увидев девушку, Алекс сказал,- Даже в траурном наряде Вы прекрасны, моя леди.
  Софи кивнула, принимая комплемент. А затем поднялась и уже собиралась выйти из комнаты, когда ее догнал вопрос новой камеристки:
  - Старое платье прикажете сжечь?
  - Нет,- резко ответила девушка.
  Это единственное, что будет напоминать о Наруме и о...
  ***
  Центральная площадь, на которой сейчас толпился народ, была на скорую руку убрана. Именно здесь проходили турниры, праздники и казни - основные развлечения городов.
  Люди, напирая друг на друга, старались пробиться поближе к помосту, на котором должна была появиться принцесса. Королевские особы выходили из замка через запасной выход и сразу поднимались на свои места, однако сегодня с одной из сторон толпа загудела еще больше, а затем начала расступаться. Именно там шла принцесса в окружении охраны, одетой в немного странные наряды, но этого практически никто не заметил, все обратили внимание на то, как изменилась и повзрослела принцесса София, всегда скромная улыбчивая и учтивая девушка превратилась в камень от которого веяло ледяным холодом. Люди начали шептаться что-то о власти, и они были правы, власть меняет человека, она накладывает на него новые обязательства.
  Взойдя на помост, девушка не спеша осмотрела своих подданных, все они с надеждой взирали на принцессу. А у нее в душе была пустота и деловая сосредоточенность. Софии казалось, что со вчерашнего вечера, когда она была так беззаботна, прошло не менее десятка лет, а той скромной, робкой и всепрощающей принцессы-монахини Софи не было и вовсе.
  Из-за туч выглянуло солнце, осветив девушку, стоящие внизу восприняли это как знак благословения и радостно зашептались. Стоило принцессе заговорить, как все смолкли.
  - Я принцесса София Рунская, дочь покойного короля Зейна официально заявляю, что захватчик низложен, справедливость восторжествовала,- послышались радостные крики, люди побросали в воздух шапки, переждав всеобщее ликование, девушка продолжила,- Как законная наследница и правительница обещаю восстановить Синовию, вновь вернуть статус надежного и мирного государства. Однако одной мне не справиться, и я призываю каждого из вас помочь в восстановлении родной страны. И хотя у нас множество погибших, но мы помним и чтим каждого, кто погиб от руки узурпатора не считающегося, ни с чем и, ни с кем. Именно благодаря людям, которые были не готовы преклонить колени и головы перед захватчиком-диктатором, мы сейчас вновь свободны.
  А потому перед тем как начнется процесс восстановления столицы, сегодня мы отпразднуем свою победу, свое освобождение.
  Вновь раздались одобрительные крики, толпа зааплодировала, поддерживая новую правительницу. Она же со все также каменным выражением лица величественно спустилась с помоста. Пройдя через всю площадь, девушка обернулась, ища взглядом Раинела, однако его опять нигде не было.
  - Вы произнесли достаточно хорошую речь, София,- прокомментировал выступление кронпринц,- Ведь можно я буду называть Вас просто Софией?
  Принцесса согласилась, а затем задала волнующий ее вопрос:
  - Вы случайно не видели лорда Ремеза? Мне казалось, он был где-то здесь.
  - Нет, его я не видел,- недовольно ответил Алекс.
  Войдя обратно в замок навстречу Софи вышла Оливия.
  - Принцесса София, могу я чем-нибудь помочь?
   - Пригласи ко мне графа Кернского, мне необходимо с ним побеседовать. И передай Ластье, пусть она организует наведение порядка во всех помещениях замка, кроме кабинета отца.
  - Куда проводить графа? В кабинет покойного короля?- спросила девушка.
  - Нет,- принцесса на несколько секунд задумалась,- я встречусь с ним в общей гостиной, через час, после посещения семейного склепа.
  Софи уже развернулась и хотела уйти, однако Оливия остановила ее:
  - Принцесса,- робко позвала она.
  Девушка обернулась:
  - Что-то еще?
  - Понимаете...- служанка опять начала мять край передника, а затем, оглянувшись, увидела дворецкого,- дядюшка, скажите Вы.
  С печальным выражением на лице, мужчина сообщил:
  - Король Зейн погребен не в склепе, и даже не на кладбище...а за его границей.
  Лицо Софи помертвело:
  - Как не раскаявшегося убийцу или самоубийцу,- констатировала она.
  - Фридрих приказал похоронить там, не отпевая.
  - Почему?- только и смогла выговорить ошарашенная девушка.
  - Не могу знать, принцесса,- сказал Карс.
  Софи попытался утешить кронпринц, он хотел обнять ее за плечи, однако она вырвалась:
  - Оставьте меня в покое. Я хочу побыть одна.
  Принцесса развернулась и выбежала из замка, охранники словно тени двинулись за ней на некотором расстоянии, Алекс так и остался стоять на месте.
  ***
  Слезы застилали глаза, девушка вытирала их кулачком и брела в сторону кладбища. Множество могил с крестами. Большинство захоронений было тщательно убрано, ухожено, на них росли скромные цветы, но были такие, на которых надгробия покосились от старости, а сами могилы заросли травой. Подул холодный ветер, мешая идти вперед, заставляя подол платья принцессы путаться под ногами, с деревьев поднялись вороны и закружили в небе, при этом беспрестанно крича. От их карканья у Софи мороз пошел по коже.
  Впереди показалась ограда кладбища, за которым начиналось широкое поле. Около относительно свежей могилы виделся силуэт человека. Охранники, следовавшие за девушкой, первыми узнали сидящего мужчину, а потому остановились, отпуская принцессу дальше без сопровождения.
  ***
  Раинел сидел на краю могилы человека, который для него очень много значил. Порой мужчине казалось, что Зейн ближе ему, чем родной отец. Король научил советника практически всему, принял юношу из далекой страны, как родного сына. Нет, король отнюдь не был святым, ему также были присущи такие черты как твердость, хитрость, расчетливость, однако ни один правитель не может обойтись без этих качеств.
   Именно сюда Раинел приехал с в дребезги разбитым сердцем. Тогда казалось, что смысл жизни был потерян, ничего не хотелось. Советник, прибыв в замок первым делом напился и около недели не мог придти в себя, пока однажды собираясь за добавкой 'лекарства для души' не обнажил, что двери в комнату заперты. Выругавшись, он попытался вызвать прислугу, но на его зов никто не пришел. Раинел, лег на кровать решил, и что это к лучшему, он умрет от голода или жажды, все равно никому не нужен. Однако когда прошло два дня, дверь в комнату открылась, и вошел сам король Зейн. Смесь запахов перегара и не вынесенной ночной вазы витала в воздухе, мужчина приложил надушенный платок к носу, взял стул и поставил его рядом с кроватью лорда.
  - Знаешь, мой мальчик, когда мне доложили о твоем состоянии, я даже сначала не поверил, но увидев тебя шатающегося по двору, решил, что пора применять крайние меры и предпринял единственный метод отрезвить - это изолировать и запереть дверь. Летать в таком состоянии ты все равно не можешь, а значит, побега через окно можно было не опасаться, однако глядя на тебя сейчас мне не вериться что это, в самом деле, ты. Где делся мой молодой, рассудительный здравомыслящий, немного горячий помощник?
  - Разбился в полете,- пробормотал молодой человек в подушку, все же на краю сознания мелькала мысль о том, что стыдно быть в таком виде при короле,- не рассчитал высоты.
  - А-а, я все понял,- улыбнулся Зейн.- Дело в женщине. Только эти небесные создания могут довести сильного мужчину до такого состояния. Рассказывай Раинел, что случилось.
  Постоянно держащему все в себе советнику неожиданно захотелось с кем-то поделиться. Дома он не мог себе этого позволить. Там был отец, мать воля богов, для которых была важнее всего, и хотя он не мог их за это винить, однако некому было рассказать. Рассказать, как он объяснял Луизе о необходимости смириться, о своем отлете, а она только горестно опускала свой взгляд вниз и молчала. Лорд ждал, ждал хотя бы единого намека на то, что она готова пожертвовать всем и улететь вместе с ним, пойти наперекор родителям и судьбе, но она только молчала. Он не мог прочитать в ее взгляде абсолютно ничего, и сердце его разрывалось на части. Когда он уходил, то внутренне просил ее позвать, всего лишь назвать его имя, и он бы вернулся навсегда. Не оставил ее там, однако она молчала.
  Пока Раинел рассказывал об этом, он сам не заметил, как начал плакать, словно ребенок, и тогда мужчина почувствовал, как рука короля по-отечески начала гладить его по голове, успокаивая.
  Внимательно выслушав лорда, Зейн сказал:
  - Может это странно звучит, но я тебя, мой мальчик, очень хорошо понимаю. Когда не стало матери Софи, для меня все потеряло краски, жизнь перестала быть интересной. Мне стало безразлично, что будет со мной. Мне казалось, что я потерял часть себя, своего сердца и там осталась только гнетущая пустота. Однако меня спасла чудесная малышка, продолжение покойной королевы. И хотя внешне Софи на нее совершенно не похожа, однако некоторые движения, жесты напоминают мне ее мать. Именно это затянуло мои раны. Нет, они не исчезли, но схожесть моей дочери с женой заставили их зарубцеваться. Однако у тебя не все так плохо. Ведь Луиза жива и ты всегда можешь вернуться и увидеть, что она счастлива и пусть сначала это будет ужасно больно, но постепенно ее радость, пусть и с другим человеком, принесет облегчение.
  Со временем боль и правда утихла, а потом вновь начали появляться другие интересы и заботы.
  ***
  Софи опустилась по другую сторону от холмика, слезы еще большим ручьем потекли по щекам. Девушка не выдержала и зарыдала, опускаясь на землю. Как бы ей хотелось вернуть все назад...
  Теплые мужские руки советника нежно обняли принцессу и притянули к себе. Они так сидели, пока Софи не перестала всхлипывать.
  - Почему?- спросила она,- Я не понимаю, ведь даже крест не разрешил поставить.
  - Не знаю,- ответил Раинел.
  Девушка еще раз провела рукой по сырой земле и едва слышно прошептала:
  - Вы оба оставили меня. Как я останусь совершенно одна, когда его не стало, рядом был ты и...- она замолчала, не зная, что хотела сказать,- Ты улетаешь сегодня вместе с основным войском? Я слышала они, уже начинают построение.
  - Нет, Софи, я отбуду завтра на рассвете с первыми лучами солнца.
  - Спасибо.
  - Не стоит,- немного помолчав, лорд сказал,- Тебе нужно попросить кронпринца помочь тебе.
  - Я уже сделала это,- ответила принцесса.
  - Софи, я помню в свое время, тебе был очень симпатичен Алекс, однако я прошу тебя быть с ним очень осторожной. Не смотря ни на что, он все же правитель другого государства. И ты можешь меня не послушать, однако на твоем месте, я бы попросил кронпринца вывести своих солдат за пределы столицы и сделал бы это именно сегодня, пока здесь есть еще наши люди. Пусть с ним останется только его охрана. Однажды мы уже допустили серьезную ошибку, и она нам слишком дорого обошлась.
  Софи внимательно выслушала мужчину, а затем подняла взгляд на его лицо, намериваясь задать какой-то вопрос, однако вместо этого вскрикнула и испуганно приложила пальчики к губам советника, туда, где запеклась кровь. Там у замка девушка не заметила, что лорду досталось при захвате замка, а сейчас она подметила и рассеченную бровь.
  - Раинел ты не ранен?- спросила она.
  Мужчина усмехнулся:
  - Нет, Софи. А это,- афир дотронулся до порезов,- просто ерунда. Меня больше интересует то, что нам не удалось взять Фридриха.
  - Но что произошло? Почему ему удалось уйти?
  Раинел поднялся, помог встать и девушке. Они попрощались с покойным королем и медленно побрели обратно.
  - Мы вошли в город, кругом была суета и хаос. Я с отрядом двинулся к тайному входу, однако он оказался завален камнями, и тогда нам пришлось пробиваться через центральные двери, у которых естественно было достаточно охраны. Пока мы с шумом поднялись, Фридриха уже не было на месте. Софи, ты должна быть настороже ведь он может попытаться мстить.
  - Раинел, а кого ты пришлешь себе на замену?- спросила принцесса, чувствуя, как при этих словах сердце сжимается.
  Они были вдвоем все это время, столько смогли преодолеть, они только недавно узнали друг друга по настоящему, без всех этих условностей и правил этикета, которые девушка начинала ненавидеть. Ну кому она еще сможет так доверять? Разве может найтись тот, кто будет преданнее Раинела, который спасал наивную, ничего не понимающую девчонку, вытягивал из капкана, в который она попалась сама, когда, не учтя ошибки отца, доверилась еще одному родственнику. Эти раздумья нарушил лорд.
  - Софи, я еще не определился с твоим новым советником, однако обещаю выбрать лучшую кандидатуру, ввести в курс дела и прислать в самые короткие сроки.
  Девушка кивнула, в глазах опять заблестели слезы, но молодые люди уже вошли в столицу, а значит, показывать эмоции было нельзя.
  - Не расстраивайся. Я думаю, кронпринц даже при твоем желании не захочет оставлять тебя одну, а значит, ты справишься,- тихо прошептал мужчина.
  Едва они с Раинелом оказались на пороге замка, как тут же к ним подбежали неизвестно откуда появившиеся фрейлины:
  - Принцесса София!- воскликнули они, и присели в реверансе.
  Одна из девушек поднялась и радостно спросила:
  - Мы слышали, вы сегодня устраиваете прием в честь победы. Это так?
  - Да, вы правильно проинформированы,- ответила принцесса и попыталась скрыться в помещении, однако эта любопытная стайка последовала за девушкой с вопросами о том, что же пришлось пережить Софи за время отсутствия, лорд предпочел покинуть их.
  ***
  Раинел подошел к дверям своей комнаты. Остановился, немного постоял. Сколько времени прошло с тех пор, как он входил сюда в последний раз? Казалось целая вечность. И хотя уют нарумских покоев ему нравился больше, однако именно здесь он чувствовал себя по-настоящему дома. Советник распахнул дверь и увидел, что обстановка внутри не сильно пострадала, да здесь был произведен тщательный обыск, однако то, что мог быть найден его тайник мужчина не волновался. Секретные документы о Наруме он прятал в другом месте, вне замка.
  Лорд заметил, что в кресле стоящем около окна кто-то сидит.
  - И как, тебе удобно?- спросил советник.
  Поднявшись, Яис улыбнулся:
  - Тебя невозможно застать врасплох.
  - Нет, потому что я сам предпочитаю так делать,- ответил брат, наливая себе принесенное сюда кем-то вино и садясь на стоящий рядом стул,- что тебе удалось выяснить?
  - Фридриху кто-то помог. И ушел он не к Самиру и не к себе, а в совершенно другом направлении, куда точно пока неизвестно.
  Размышляя об этом, Раинел сказал:
  - Я знаю, что ты начальник охраны шахт, однако очень прошу, присмотри за Софи, уверен это в твоих силах. И не забывай докладывать обо всем, что здесь происходит и что станет известно.
  - Слушаюсь, будущий фиран,- дурашливо сказал Яис.
  Услышав такое обращение, советник только поморщился. Заметив это, младший брат внимательно посмотрел на лорда.
  - Раинел... Раинел. Ну почему у тебя не бывает все как у нормальных людей?
  Приподняв бокал, афир сказал:
  - За меня, ненормального,- и горько усмехнувшись, осушил вино до дна.
  ***
  Принцесса вошла в гостиную, которую уже успели немного прибрать, и увидела там беседующих графа Кернского и кронпринца. Заметив девушку, оба мужчины поднялись.
  - Принцесса София, я прибыл по вашему приказанию,- сказал граф.
  - Да, я хотела попросить Вас организовать завтра собрание, на котором я желаю, чтобы присутствовали все главы аристократических семей Синовии.
  - Да, моя госпожа. Кронпринц Алекс мне говорил об этом. Мы как раз сейчас обговаривали время.
  Софи посмотрела на Алекса. Ей совершенно не понравилось, что он позволяет себе здесь командовать и всем распоряжаться. Однако выяснять отношения не время, необходимо дождаться, когда они останутся наедине. Сам же кронпринц просто мило улыбался.
  - И во сколько на ваш взгляд это лучше сделать?- спросила девушка у графа.
  - Кронпринц Алекс предлагает сразу после обеда.
  - Думаю, лучше будет в первой половине дня. Да, сообщите всем, что я их жду к десяти часам.
  - Как прикажете, Ваше Высочество. Разрешите идти?
  - Идите.
  Когда граф Кернский удалился девушка, наконец, присела на изящный, немного вычурный диванчик. К ней тут же присоединился кронпринц:
  - Софи, я надеюсь, Вы не сердитесь на то, что я распорядился от Вашего имени?
  Девушка опустила немного задравшийся подол платья и сказала.
  - Алекс, я нисколько не сержусь, однако в следующий раз лучше будет, если вы сообщите сначала о Ваших предложениях мне, а я подумаю о целесообразности их применения,- Софи попыталась улыбнуться как можно искреннее, чтобы ее слова ни в коем случае не обидели Алекса.
  Похоже у нее это получилось, потому что мужчина склонился к руке девушки и, поцеловав, произнес:
  - Я сам готов выполнить любое Ваше приказание, прелестная София.
  И тут принцесса поняла, что пришло время говорить.
  - Ну что Вы, Алекс, я не могу бесконечно пользоваться вашим расположением ко мне. Для меня очень много значит, что вы согласились остаться и помочь, позвольте я хотя бы верну вашему королевству, ваши войска. Но у нас еще не слишком спокойно и потому пусть ваша охрана обязательно останется здесь.
  - София, быть может лучше оставить все как есть, и ...
  -Нет, нет, нет. Синовия и так доставляет слишком много неудобств Лаврии, к тому же войско с которым я прибыла, всегда поможет мне отбить любое нападение.
  Принцесса намеренно дала понять, что не так беззащитна как может показаться на первый взгляд.
  - Хорошо,- сказал Алекс, а затем поинтересовался,- Кстати, Софи, кто эти воины? На них одеты незнакомые мне одежды, никогда не видел такого обмундирования.
  - Это...- девушка на секунду задумалась, а затем ответила - очень хорошие друзья.
  Пояснять она ничего не стала. В дверь гостиной постучали.
  - Войдите,- сказала принцесса.
  Появился Яис:
  - Люди готовы,- сказал он,- ждем только Вас.
  София встала и, дойдя до двери, обернулась:
  - Алекс и не забудьте отпустить своих людей сейчас домой, я представляю, как им хочется увидеть свои семьи.
  Намекнув кронпринцу о необходимости вывести войска из Синовии немедленно, довольная принцесса отправилась провожать воинов Нарума.
  ***
  Отлет войска должен был состояться с крыши одной из самых высоких башен замка. Для того чтобы все происходило не так заметно, в течение дня небольшие отряды постепенно поднимались туда, не привлекая к себе внимание.
  Принцесса, ступив на крышу, вдохнула свежий, но все еще теплый воздух. На улице уже начало смеркаться, на что тоже было рассчитано для маскировки. Перед выстроившимися в несколько шеренг людьми стояли Яис и Раинел. Подойдя к ним, девушка сказала:
  - Можно еще подождать минут пятнадцать. Я попросила Алекса вывести своих людей, хочу убедиться в этом.
  Яис кивнул.
  - Как он на это отреагировал?- спросил советник.
  Софи пожала плечами:
  - Может быть, ему это и не понравилось, однако вида он не подал.
  Прошло уже двадцать минут, однако пределы крепостных стен замка так никто и не покинул, Софи уже начинала нервничать, ей совершенно не хотелось портить отношения еще и с Лаврией. Девушка облегченно выдохнула, когда через пять минут увидела, как отряд Алекса покидает приделы столицы.
  Раинел также внимательно смотрел вниз, что-то шепча.
  - Что пересчитываешь?- иронично улыбаясь, спросил Яис.
  Раинел кивнул.
  - Не хочу, чтобы лишние люди тайно в замке оставались.
  - А откуда Вы знаете, сколько их было?- поинтересовалась Софи.
  - Я днем специально для этого сюда поднимался.
   Принцесса внутренне досадовала на себя, что не додумалась до этого сама.
  - Все?- спросила она.
  - Да. Но теперь, принцесса Софи, пока не почувствуете полную уверенность в своих силах не пускайте ни под каким предлогом ни чьи войска в столицу.
  - Я поняла,- сказала принцесса и обернулась к нарумцам.
  Софи не готовила свою речь заранее, а потому вначале немного растерялась, однако фразы подобрались сами. Принцесса говорила слова благодарности не как представитель королевской власти Синовии, а в качестве той растерянной, практически потерявшей надежду девушки, которая пришла в Нарум ведомая своим советником. Софи посмотрела на уставшие, изможденные лица людей и тепло улыбнувшись, искренне закончила:
   - ...Спасибо, вам и вашим богам. И знайте, Синовия всегда тепло встретит нарумцев, как самых близких друзей. Счастливого пути!
  После этих слов, солдаты, словно по команде склонили головы в знак уважения, а затем повернулись к краю, и шеренги одна за другой стали взлетать уже в третьей ипостаси. Последним был Яис, обернувшись к принцессе, он прикоснулся губами к ее затянутым в перчатки пальчикам и сказал:
  - Не могу проститься с вами принцесса София. Думаю, что мы еще не раз увидимся. Поэтому скажу только до свидания.
  Девушка улыбнулась:
  - До свидания, фир Яис.
  Молодой человек посмотрел на лорда:
  - Увидимся дома, брат.
  Афир ничего не сказал, а только подтверждая сказанное, кивнул.
  Младший нарумец полностью обернулся и взлетел.
  На башне остались лишь Софи с Раинелом. Они еще достаточно долго провожали воинов взглядом, и только когда те скрылись за горизонтом, лорд Ремез сказал:
  - Нам пора спускаться пока Вас, принцесса, не начали искать. Скоро начнется прием. Вам наверняка необходимо переодеться во что-то более праздничное.
  Девушка осмотрела свой траурный наряд, а затем покачала головой.
  - Нет, я останусь в этом. У меня траур. Я вообще не очень хотела устраивать этот прием, но кронпринц настоятельно рекомендовал его провести.
  Молодые люди начали спускаться вниз по достаточно крутой лестнице. Советник подстраховывая, придерживал принцессу за локоток.
  - Это достаточно разумный совет, моя леди. На мой взгляд, Вам не стоит разрешать кронпринцу слишком много распоряжаться в Синовии, однако и отвергать его помощь не стоит. К тому же не стоящей крепко на ногах стране, не помешает объединение с сильной Лаврией, при помощи брачного союза.
  Услышав такое, принцесса внимательно посмотрела на Раинела, однако выражение его глаз было спрятано. Мужчина не поднимая головы, упорно смотрел под ноги на нескончаемые ступени. Рассердившись не его слова, девушка достаточно резко сказала:
  - У меня сейчас траур, лорд Ремез и ни о каком браке пока не может идти речь. А по прошествии положенного времени будет видно. У нас не так как в Наруме, жен нам камень не определяет. Правительница в нужный момент сделает свой выбор сама!
  Как только слова вырвались, Софи тут же о них пожалела. Просто в ней говорила какая-то обида, хотя принцесса понимала, что Алекс это замечательная партия.
  - Прости,- прошептала девушка.
  Однако Раинел никак не отреагировал. Сложилось впечатление, что он вообще ничего не слышал.
  ***
  В тронном зале собрались все приглашенные дворяне и с нетерпением ожидали принцессу, которая задерживалась. Чем больше времени проходило, тем гулче становились голоса, повторяемые небольшим эхом, отражающимся от каменных стен. Не все из присутствующих видели принцессу после столь долгого ее отсутствия и, кстати, никто не знал, где же она все-таки была и скорые на сплетни придворные строили самые немыслимые догадки.
  Девушка величественно вошла в помещение и окинула взглядом пестро разодетых людей, каждый из которых жаждал пикантных подробностей. Принцесса намеренно не торопилась. Она все же вызвала Оливию и немного освежившись, надела другое траурное платье, подправила растрепавшуюся на ветру прическу. Только после этого девушка спустилась в тронный зал.
  Сказав приветственную речь, принцесса пригласила всех пройти к столу.
  В обеденном зале все уже было готово и выглядело, так же как и на последнем дне рождении Софии. Покосившиеся канделябры были поправлены, воск, заливший пол, убран. Только столы обычно стоящие в виде буквы 'П' были заменены одним большим, имеющим овальную форму. Скатерти были белоснежными. Девушка усмехнулась и вспомнила, как отец говорил об их экономке Ластье, что у нее даже если замок полностью разрушат, где-нибудь все равно будут припасены чистые скатерти и несколько пар постельного белья.
  Дождавшись пока в помещении воцариться тишина, девушка поднялась и произнесла короткий, но достаточно емкий первый тост:
  - За верность, храбрость и свободу Синовии.
  Пригубив вино, девушка опустилась на свое новое место, во главе стола. По правую руку от нее сидел кронпринц, с левой стороны располагался генерал Лор. Советник же сидел достаточно далеко от девушки. Он решил, что не должен мешать Софи самостоятельно налаживать отношения со своими подданными. Единственный момент, когда он вмешался, был, когда после шестого тоста произнесенного каким-то бароном девушка в очередной раз готова была пригубить вино, Раинел сверля ее взглядом, отрицательно покачал головой. Ум у принцессы всегда должен быть кристально чист и ничем не затуманен. Софи его послушалась и оставила бокал не тронутым.
  ***
  Софи смотрела на людей, сидящих за одном с ней столом, и мысли ее были далеки от тех, которые ей внушали в монастыре. Девушка уже давно перестала искать во всех только положительные черты, оправдывать плохие поступки. Сейчас она трезво оценивала каждого, видела, что он из себя представляет. Знала, кто и как вел себя при правлении здесь Фридриха. Большая половина из сидящих также преданно, как и ей сейчас, заглядывала в глаза ее дяде, ловила каждое слово, часть - просто подчинялась и только очень небольшая группа людей не желала мириться с диктатурой короля Вентских земель, а вынашивала тайные планы бунта.
  От богатого на события дня, от переживаний и эмоций, от вина на голодный желудок, ведь за сегодняшний день девушка ни разу не ела, у нее начала болеть голова. Софи просто устала. Видя, что сидящим за столом она больше не нужна и только смущает своим присутствием, принцесса поднялась и попыталась незаметно уйти.
  - Софи, Вы уже покидаете нас?- спросил Алекс.
  - Да. Завтра предстоит не менее трудный день, чем сегодня.
  - Я Вас провожу,- сказал мужчина.
  Девушке этого совершенно не хотелось, однако она не нашла достойной причины отказаться и после последовавшего тоста за ее здоровье покинула вместе с кронпринцем зал.
  Мужчина проводил принцессу до ее покоев, а затем удалился продолжать веселье.
  Саму Софи волновало другое обстоятельство. Еще в середине вечера она заметила, как из зала ушел Раинел. Он был очень серьезен, практически ничего не ел и не пил, хотя ему мешала соседка справа, насколько принцесса помнила, это была молодая и достаточно состоятельная вдова, она донимала его расспросами о произошедшем. Сегодня Софи смогла пресечь вопросы, задаваемые ей об этом, однако она знала, что в любом случае говорить что-то придется на завтрашнем собрании. Однако завтра она об этом и позаботиться, а сейчас ей было интересно, где же все-таки советник. Его соседка исчезла вслед за мужчиной. Дождавшись, когда за поворотом исчезнет фигура Алекса, девушка, стараясь ступать не слышно, прокралась к комнате лорда. Прислушалась, но там было тихо. Толкнув дверь, принцесса с серьезным видом сказала:
  - Лорд Раинел, мне нужно с Вами обсудить...
  Говорить дальше ничего не потребовалось, потому что комната была абсолютно пуста. Кровать идеально застелена, никаких вещей мужчины не было. Софи подошла и села на постель. Девушка истерично рассмеялась.
  - Стыд-то какой,- прошептала сама себе Софи,- Ломлюсь в личную комнату мужчины, чтобы узнать, не ночует ли у него другая? А тем временем он улетит завтра к себе на Родину, чтобы стать правителем и жениться на другой. Бред...
  Устало проведя по лицу руками, девушка решила, что это не ее дело у кого в комнате решил провести эту ночь советник. И она, тяжело поднявшись, последовала к себе. В коридоре она увидела стучащуюся к ней в дверь Оливию.
  - Ты что-то хотела?
  Не ожидавшая вопроса со спины служанка испуганно обернулась.
  - П-принцесса София, я...мне сказали, что Вы покинули зал, и я хотела помочь вам раздеться. И еще принесла горячее вино на ночь,- девушка продемонстрировала серебряный поднос, который был идеально вычищен, с бокалом темно-красного вина.
  Софи вспомнился замок Самира и свою последнюю ночь там. Принцесса недоверчиво посмотрела на вино и сказала:
  - Я сама со всем справлюсь. Можешь быть на сегодня свободна.
  Служанка, сделав реверанс, хотела уйти, однако ее остановил оклик принцессы.
  - Оливия, запомните, с этого дня я не люблю теплое вино на ночь.
  Удивленная причудой хозяйки девушка ответила:
  - Как прикажете, Ваше Высочество.
  ***
  Софи войдя в комнату, сразу же заперла ее, а, затем, не раздеваясь, упала на кровать. Девушка достаточно долго рассматривала висящий над ней балдахин. В нем была прореха, заштопанная на скорую руку, которую принцесса и изучала, потом она повернула голову к окну, из которого лился лунный свет, и заметила, что кто-то сидит на полу. Девушка вскрикнула.
  - Не пугайся, Софи, это я,- сказал Раинел.
  - А я думала ты у...
  - Кого?- спросил мужчина, заинтересованный заминкой принцессы.
  - У какой-нибудь девушки,- прошептала Софи.
  - Вот видишь, ты оказалась права.
  Принцесса улыбнулась, а затем пересела к лорду на пол и, так же как и он начала рассматривать звездное небо, виднеющееся в окне. Они просто молчали, и тишина не тяготила их. Лунный свет падал на лицо мужчины, и принцесса изредка бросала на него взгляд, пытаясь запомнить его черты.
  - Раинел, я хочу попросить тебя,- сказала девушка.
  - О чем?- советник посмотрел на нее и в темноте глаза его сверкали.
  Софи теребя свой наряд и, не поднимая глаз, прошептала:
  - Не улетай. Я не справлюсь одна.
  Раинел на несколько секунд замер, а затем, нежно приподняв голову Софи за подбородок, с горечью в голосе сказал:
  - Когда-то я так хотел услышать эти слова, а сейчас они причиняют мне столько боли. Прости меня, Софи. Прости, но я не могу сделать несчастным еще и Яиса.
  Принцесса и не надеялась на другой ответ, однако она должна была попытаться, чтобы потом ни о чем не жалеть. И все равно внутри тугим комком скрутилась боль. Следующие слова советника стали полной неожиданностью.
  - Софи, не приходи, пожалуйста, завтра на башню.
  - Почему?- слезы уже стояли в глазах, а сердце рассыпалось на множество осколков.
  - Я боюсь передумать.
  Так они и сидели еще некоторое время, а затем Раинел стянул одеяло с кровати и укутал в него девушку. Мужчина уже решил, что принцесса уснула, когда вдруг неожиданно она попросила.
  - Оставь мне на память что-нибудь?
  Раинел задумался.
  - Перстень афира подойдет?
  - Нет. Лучше подари мне свое перо.
  Лорд улыбнулся:
  - Я думал, девушкам больше нравятся дорогие украшения.
  - А я не девушка, я теперь будущая королева.
  Раинел на несколько секунд принял вторую ипостась, а затем протянул Софи угольно-черное перо. Девушка сжала его в руках и, положив голову афиру на плечо, сдалась во власть сну.
  Советник переложил ее на кровать и просидел рядом, не смыкая глаз до первых солнечных лучей. Затем коснувшись губами виска принцессы, вышел из комнаты, тихо притворив за собой дверь. Софи продолжала мирно спать.
  ***
  Девушка открыла глаза, когда диск солнца поднялся из-за горизонта почти полностью. Голова болела. Принцессе снились тревожные сны. Проведя рукой по лицу, Софи вдруг обо всем вспомнила. Спрыгнув с кровати, девушка побежала в башню. По дороге она чуть не сбила уже вставшую прислугу. Перед дверью на крышу принцесса на несколько секунд остановилась, вспомнив о просьбе Раинела, но затем желание увидеть его в последний раз пересилило все, и Софи толкнула дверь.
  На башне уже никого не было, да и солнце светило вовсю.
  А где-то вдалеке еще виднелась черная птица, взмахивающая мощными крыльями. Софи опустилась на холодный каменный пол. Осознание того, что не смотря на свою просьбу Раинел все же некоторое время ждал ее, разрывало все внутри. Там осталась только пустота...пустота и больше ничего.
  На крышу пришли встревоженные люди. Тогда девушка поднялась и, не отвечая на расспросы, спустилась в свою комнату. Туда попыталась войти Оливия, однако принцесса выставила ее за дверь.
  - Оставь меня в покое! Придешь за полчаса до совещания. И передай всем остальным, что никого не желаю видеть. Никого!
  Заперев замок, Софи сумела добраться до своей измятой постели и лечь поперек, свернувшись клубочком. Сжав лежавшее рядом перо, она горько расплакалась с единственной мыслью: ' Я не успела'.
  ***
  Множество воспоминаний посетило принцессу за то время, что она лежала на кровати. От всех сладко щемило в груди. Затем пришла жалость к себе, но Софи не дала ей окончательно заполнить мысли, а постаралась переключиться на что-то другое. Девушка начала вспоминать время правления отца, однако размышления направила в сторону кронпринца. Тогда он ей очень нравился. Его голубые глаза привлекали. В отличие от сестры в них не сверкали льдинки, а наоборот цвет был чистого летнего неба. У Алекса были правильные нежные, даже немного женские черты лица с четко очерченными скулами, волосы пшеничного цвета едва доходили до основания шеи. Он был среднего роста, худощав, хотя и пытался скрыть это одеждой. Но что особенно нравилось девушке, кронпринц никогда не перебарщивал с дорогими блестящими тканями и не был похож на разодетого попугая. Да, Софи отчетливо наблюдала его брезгливое отношение к слугам, однако в этом не было ничего предосудительного. Все аристократическое общество было таковым. Вот только за вчерашний день Алекс порядком надоел принцессе. Он попросту ее раздражал.
  Девушка села на постели.
  - Я должна быть счастлива. Я дам кронпринцу еще один шанс,- убеждая себя, вслух сказала она.
  Словно чувствуя, что госпожа пришла в себя, в дверь комнаты постучалась Оливия.
  - Ваше Величество, время пришло,- по голосу было слышно, что служанка волнуется.
  Принцесса поднялась, отперла дверь и впустила девушку, однако она была не одна, за ней с обеспокоенным лицом стоял кронпринц. Он не успел ничего сказать, его опередила Софи:
  - Со мной все в порядке, Алекс. Не стоит волноваться. Просто нервы, знаете ли, с женщинами иногда такое бывает.
  Мужчина все еще ошеломленный, сказал:
  - Если позволите, я зайду за Вами через полчаса.
  Принцесса согласилась, и, притворив дверь, облегченно выдохнула. После чего подошла к тазику, в который Оливия из кувшина наливала воду и взглянула в висевшее рядом зеркало.
   Служанка ошеломленно смотрела на госпожу, которая была явно не в себе, потому что неожиданно начала истерично смеяться.
  Софи душил смех от того как она представляла себе картину представшую глазам кронпринца. Дверь открыла благородная принцесса во вчерашнем, измятом, грязном, после крыши, платье. С не расчесанными, всклокоченными волосами, красным и опухшим от слез лицом. При этом девушка серьезным тоном заявляла, что все в порядке и ссылалась на привычное недомогание, связанное с нервными расстройствами. Софи решила, что на месте Алекса поскорее собрала бы вещи, и мчалась домой во весь опор, лишь бы не общаться с какой-то сумасшедшей, страдающей нервными припадками.
  Заметив краем глаза вжавшуюся в угол служанку, прижимающую кувшин к груди, принцесса перестала смеяться и абсолютно спокойно сказала:
  - Не обращай внимания, Оливия, и продолжай выполнять свои обязанности.
  В скором времени принцесса была полностью готова к проведению совещания. В дверь раздался стук, это был дворецкий:
  - Ваше Высочество, все приглашенные уже прибыли и ожидают вас в тронном зале.
  Через несколько минут пришел Алекс, он настороженно взглянул на принцессу, однако, не заметив ничего необычного, улыбнулся и подал ей руку.
  ***
  Тронный зал еще не до конца был приведен в порядок: часть гобеленов была снята из-за плачевного состояния и их не успели заменить. Смотря на внутреннее состояние замка, принцесса удивлялась, она никогда не замечала за своим дядей такой жестокости, никогда не видела, чтобы он позволял своим людям лишнего, а здесь казалось, что он добрался до заветной цели, а затем не знал, что с ней делать, вот и разрешил солдатам вытворять, что им вздумается. И все же для Софи такое поведение было непонятно. Вместо того чтобы сохранять завоеванное, пытаться начать этим управлять и распоряжаться как хозяину, Фридрих старался все разрушить, осквернить, но почему? Ответа не было.
  На девушку с интересом смотрели представители аристократических семей, сидящие в тронном зале. Им было любопытно, что хочет сказать принцесса, которую они все помнили как робкую, скромную, предпочитающую монастырский образ жизни Софи, а сейчас ей необходимо было начать управлять. Большинство смотрело со снисходительной усмешкой, они ждали невнятного лепета ребенка, нежели указов полноправной правительницы, однако девушка была вынуждена их разочаровать и одновременно удивить.
  - Приветствую вас, господа. Сегодня я не стану утомлять всех присутствующих высокопарными речами, это ни к чему. Мне необходимо было известить Вас что, не смотря на убийство моего отца, беспредел, который творился здесь под руководством короля Вентских земель, должен быть прекращен. С этого дня при моем правлении все возвращается на свои прежние места. А потому прошу проследить, чтобы деятельность Синовии во всех сферах была восстановлена. Вместо тех, кто погиб я сама назначу людей и извещу об этом вас завтра, единственное исключение составляет начальник личной охраны правителя. К сожалению его, убили вместе с моим отцом. Генерал Лор, я осведомлена, что за три месяца до столь печальных событий Вы уступили эту должность более молодому человеку, однако в сложившихся обстоятельствах я прошу вас вернуться к обязанностям начальника личной охраны королевской семьи.
  Генерал сделал шаг вперед и, склонив голову, сказал:
  - Благодарю за оказанную честь, принцесса София, но боюсь это мне уже не по силам, но если Вы пожелаете, я побуду на этом месте пока мне не найдется замена.
  Софи немного поразмыслив, решила:
  - Хорошо пусть будет так. Только вот достойную замену Вы найдете себе сами. Я полагаюсь на Ваш опыт и знания в данном вопросе.
  - Слушаюсь, моя госпожа.
  Тем временем девушка продолжила, обращаясь ко всем.
  - Сегодняшний день я даю на составление отчетов в управляемых вами областях, а завтра жду с докладами в своем кабинете. Каждому уделю около двадцати минут. Более детальное расписание узнаете у моего секретаря.
  Один из присутствующих, задал вопрос:
  - Принцесса, позвольте узнать, а где находиться Ваш кабинет?
  Софи грозно сверкнув глазами, посмотрела в упор на спрашивающего, и резким тоном ответила:
  - А Вы что за столь короткий срок успели забыть, где располагается кабинет правителя?
  Все отрицательно покачали головой.
  - Тогда аудиенция окончена,- сказала девушка и в сопровождении кронпринца покинула зал.
  Медленно идя по коридору, мужчина спросил:
  - Софи, я полагал, что вы сегодня спросите у них, каково положение дел, почему Вы решили все отложить на завтра?
  - Они не подготовлены, а выслушивать их неточные ответы я не желаю.
  - Тогда чем мы займемся сегодня?
  - Простите, кронпринц, однако остаток сегодняшнего дня я проведу без вас. Мне необходимо осмотреть кабинет отца.
  Принцесса, конечно же понимала, что Алекс догадался о ее нежелании показывать некоторые секретные документы, лежащие в особом тайнике. Правда сейчас девушка и сама не знала, нашел ли сейф Фридрих. Кронпринц остановил Софи, взяв ту за локоток:
  - Но ведь рабочий кабинет короля Зейна в другой стороне?
  Девушка улыбнулась:
  - Все правильно, однако вначале я бы хотела зайти к ювелиру. Не составит ли вам труда кронпринц сопроводить меня туда?
  Алекс улыбнулся.
  - С большим удовольствием.
  Софи заглянула к себе в комнату. Там ее уже ожидала Оливия, с подготовленной для прогулки одеждой. Принцесса заранее предупредила служанку о своем желании выйти из замка. Когда девушка покинула покои, то у ее дверей уже стояло четверо охранников, присланных генералом Лором. Выйдя на улицу, Софи поежилась.
  - Вы замерзли?- спросил Алекс.
  - Нет,- ответила девушка,- но лето уже закончилось.
  Принцесса осмотрела желтеющие на деревьях листья, они еще не начали опадать, однако через несколько недель вся земля под ногами будет подобна желтому с причудливым узором ковру. Подул прохладный ветер. Девушка плотнее укуталась в свой плащ.
  - Принцесса, когда Вы намерены провести церемонию коронации?
  Софи посмотрела на кронпринца.
  - Знаете Алекс, иногда у меня складывается такое впечатление, будто мы с вами думаем об одном и том же. Ведь я хотела посоветоваться с вами относительно очередности перезахоронения отца и моей коронации.
   - На мой взгляд, Вам необходимо, прежде всего, стать королевой и упрочить свое положение, а затем уже поместить отца в семейный склеп.
  Девушка приподняла подол платья, переступая небольшую лужицу на своем пути.
  - Пожалуй, я так и поступлю.
  Ювелирная мастерская располагалась через улицу от замка и молодые люди достаточно быстро до нее дошли. Принцесса, слегка пригибаясь, вошла в затемненное помещение, там за небольшим столом сидела пожилая дородная дама, жена мастера. Увидев посетителей, женщина поднялась на ноги и, кликнув мужа, начала раскланиваться. Наконец вышел сам ювелир, это был пожилой сухопарый мужчина с вечно всклокоченными седыми волосами. Он, немного, щурился.
  - Добрый день, принцесса София,- поприветствовал он девушку.
  - Добрый день, мастер Дорп. Как вы поживаете?
  - Благодарю Вас, нормально. Вот только разбойничая, солдаты короля Вентских земель сломали мне пальцы, и теперь я не могу заниматься своим делом.
  Только сейчас девушка заметила, что правая рука старика в области кисти перебинтована.
  - Мне очень жаль,- сказала принцесса,- А я как раз пришла просить вас изготовить для меня одну памятную вещь.
  Услышав эти слова, ювелир встрепенулся:
  - О, моя госпожа, можете не волноваться. Сейчас украшениями занимается мой сын, Рудольф. Поверьте, он перенял все тонкости моего мастерства и изготовит все, что пожелаете.
  Софи провели в небольшую комнату, девушка уже не раз бывала здесь и знала, что в отличие от затемненного холла все остальные комнаты мастерской выходят на южную сторону, поэтому практически постоянно залиты светом. Через несколько мгновений в помещение вошел худощавый мужчина, внешне очень похожий на своего отца, вот только волосы у него не белели, а были серого цвета, как и небольшая полоска усов над верхней губой. После положенного приветствия принцесса сказала:
  - Я бы хотела заказать изящную золотую брошь, представляющую собой три пера. Пусть два из них будут золотыми, а центральное место займет вот это.
  Девушка достала черное переливающееся на свету перо, и нехотя отдала его мастеру. Мужчина, осмотрев предмет, спросил:
  - Принцесса София, быть может, вставим перо какого-нибудь другого цвета, мы можем предложить большой выбор и с разными оттенками. Быть может это слишком заурядное.
  Видя, как сузились от гнева глаза королевской особы, Рудольф тут же сказал.
  - Позволите ли укоротить этот материал, иначе брошь будет слишком массивной?
  Софи поколебавшись, сказала:
  - Делайте, как считаете нужным. Когда будет готово изделие?
  - Вы сможете забрать его через четыре дня.
  Принцесса кивнула, и больше не сказав ни слова, вышла из мастерской.
  На обратной дороге Алекс поинтересовался:
  - Почему вы не вызвали мастера в замок, а посетили его самолично?
  - Я люблю прогуляться, да и к тому же ювелир живет не так уж далеко, чтобы до него нельзя было дойти.
  Софи скрывала, что холодные каменные стены оказывали гнетущее впечатление, и ей хотелось понежиться под осенним солнышком.
  ***
  Принцесса, наконец, осталась одна, не считая охраны. Девушка стояла перед дверью в кабинет отца, не решаясь войти. Сделав очередной глубокий вдох, она толкнула резную дверь.
  В рабочем кабинете короля Синовии творился беспорядок. Всегда сложенные на своих местах вещи были разбросаны по всей комнате. Свитки, бумаги, все валялось на полу, на них были отпечатки грязных следов от сапог. Карты, висящие на стенах, были наполовину сожжены. Небольшое количество книг, что отец предпочитал хранить здесь, у себя под рукой, лежали в камине, их использовали для растопки. Ящики добротного стола из красного дерева были выворочены. Занавески на окнах повисли порванными тряпками на сорванном карнизе. Софи была ошеломлена, немного постояв среди этого беспорядка, девушка решительно направилась к рабочему месту, его никто не двигал. Облегченно выдохнув, принцесса заперла дверь на ключ, а затем с трудом отодвинула тяжелый стол. Под ним на полу было небольшое колечко, за которое, потянув, и при этом, нажав в определенном месте, открывался небольшой тайник, который хранил секретные письма и документы. Они в умелых руках могли настроить добрую половину государств против Синовии. На душе у Софи окончательно полегчало, когда она увидела, что все на месте. Там же лежала записка, написанная для нее отцом, который перестраховываясь, написал, кого и кем из аристократов можно заменить. Быстро пробежавшись по списку глазами, девушка отметила несколько должностей, на которые замены тоже были убиты, но об этом Софи подумает чуть позже, а сейчас она закрыла сейф и поставила стол на место, а затем принялась собирать валяющиеся вокруг бумаги, с которыми сегодня необходимо будет ознакомиться и рассортировать.
  Когда все документы были сложены в одну стопку, девушка приказала прикрепить карниз и заменить напрочь испорченный стол. Она сама контролировала весь процесс. После восстановления элементарного порядка, принцесса села на место отца, ей было непривычно, в обычной ситуации она всегда располагалась с обратной стороны. Немного освоившись Софи начала рассортировывать документы.
  Спустя какое-то время, у девушки затекли мышцы шеи и спины, тогда она, заперев дверь, опустилась на пол. От работы ее отвлекли голоса:
  - Принцесса, с Вами все в порядке?- спрашивала Оливия.
  - Да, все хорошо. А что-то случилось?
  Девушка поднялась и открыла дверь. В комнату с интересом заглянула служанка, однако кроме разложенных на полу бумаг ничего интересного не обнаружила.
  - Просто уже достаточно поздно, и я принесла вам масляную лампу.
  Софи посмотрела за окно, там было темно, а свечи, которые она зажгла в сумерках, уже догорали.
  - Готовить личные покои принцессы ко сну?- спросила служанка.
  Софи кивнула, хотя понимала, что ляжет еще не скоро, и дело было вовсе не в большом количестве работы, она просто боялась оставаться наедине со своими мыслями, наедине с воспоминаниями.
  Девушка уже давно разложила все по необходимым стопкам, а сейчас знакомилась с их содержанием.
  Изучить оставалось всего несколько документов, но мозг отказывался воспринимать новый материал, и приходилось перечитывать одно и то же по два раза. Тогда Софи отложила все в сторону и решила, что завтра с утра успеет закончить до начала аудиенции. Девушка уже была у двери, когда вдруг оглянулась и, увидев все на привычных местах, сердце защемила ностальгия, однако принцесса не дала ей возможности возобладать над здравым смыслом и, развернувшись, решительно закрыла за собой дверь, оставив там все воспоминания, так и желающие прорваться наружу.
  ***
  Утро началось очень рано. Оливия распахнула тяжелые шторы и Софи нехотя открыла глаза, но девушка не дала себе возможности понежиться, а поднялась и, вставив изящные ножки в холодные комнатные туфельки, прошла к тазику с водой. Умывшись и приведя себя в порядок, принцесса спустилась к завтраку. Там за столом, напротив девушки уже сидел Алекс. Прежде чем приступить к приему пищи Софи приказала пригласить своего секретаря. В зал вошел достаточно молодой мужчина в руках он держал папку с расписанием дня принцессы. Сэр Фуст был помощником прежнего секретаря короля Зейна, которого также убили как приближенную особу. Принцесса не стала переназначать Фуста, так как он достаточно давно служил в замке и был очень предан. Мужчина с черными слегка припудриными волосами и сросшимися на переносице бровями, поклонился и начал зачитывать список.
  Выслушав его девушка, посовещалась с кронпринцем и внесла некоторые коррективы. Закончив прием пищи, она дала указание начать приглашать посетителей к ней в кабинет через полчаса, а сама поднялась и в сопровождении Алекса покинула столовую направившись доделывать незаконченное вчера.
  С самого утра шел затяжной дождь. Во всех помещениях замка было достаточно холодно и мрачно. Софи сначала куталась в накидку, однако, не выдержав, приказала растопить камин, а для лучшего освещения комнаты зажгла масляную лампу, которая достаточно хорошо коптила потолок, и понемногу сжигала кислород в кабинете. Принцесса расположилась за столом, а кронпринц занял место в кресле у живого огня. Доклад сделал очередной подданный. Девушка выслушала его, задала интересующие ее вопросы и, сделав необходимые заметки, отпустила. Прежде чем вошел следующий посетитель в кабинете появился сэр Фуст:
  - Кронпринц, к вам прибыл гонец с новостями из Лаврии.
  - Передайте, пусть подождет,- а затем, обращаясь к принцессе,- Софи, подождите меня, я постараюсь вернуться как можно скорее.
  Мужчина вышел из комнаты. Девушка встала со своего места, подошла к окну и немного приоткрыла его. Тепло теплом, но когда голова начинает кружиться от нехватки воздуха выбирать не приходится.
  Тут в комнату заглянула служанка. Она держала в руках вазу с огромным букетом хризантем, обвязанных яркой лентой. На вопросительный взгляд девушка ответила:
  - Их вам передал неизвестный. Охрана тщательнейшим образом осмотрела подарок, никаких змей или чего еще не обнаружила. Куда прикажете поставить?
  Софи удивилась, а затем решила, быть может, это передал Раинел через кого-нибудь. Ведь хризантемы были любимыми цветами девушки. Принцесса почувствовала какое-то приятное волнение.
  - Отнесите ко мне в комнату. Хотя...нет, поставьте здесь на столе. Где-нибудь на краю. И передай серу Фусту, чтобы пригласил следующего.
  Служанка вышла, а девушка подумала, что Алекс и так слишком много знает о положении дел в Синовии, чтобы и сейчас ждать его. Постучавшись, в кабинет вошел маркиз, заняв место напротив принцессы, он отодвинул подаренный девушке букет немного в сторону, так как тот оказался как раз напротив посетителя и мешал лицезреть королевскую особу. Во время достаточно длительного доклада, Софи чувствовала себя достаточно уверенно. Она понимала, что и сама сможет справляться с управлением Синовией, однако, пока не станет намекать Алексу на возвращение на родину, по крайней мере, до коронации.
  Принцесса начала замечать, как маркиз сделал несколько попыток ослабить искусно завязанный галстук, и решила, что ему стало хуже из-за духоты. Девушка открыла окно, возле которого все это время продолжала стоять, еще шире, но тут лицо мужчины начало покрываться красными пятнами, он схватился за горло. Софи бросилась за помощью.
  - Лекарей сюда, быстро. И вытащите маркиза из кабинета.
  Наученная горьким опытом принцесса сразу догадалась, что произошло. А диагноз лекарей подтвердил подозрения. Маркиз был отравлен. Вот только мишенью должна была стать сама Софи. Присланные цветы были обрызганы каким-то ядовитым раствором. Охрана, быстро обыскав букет на предмет инородных тел, не успела достаточно надышаться, чтобы почувствовать на себе действие этого яда, а затем передала его служанке, которая и принесла злополучные цветы. Принцессе просто повезло, что она оставила подарок в кабинете, а не отправила в комнату, где запах бы распространился и девушка, уснув, больше бы никогда не проснулась. А также спасибо можно было сказать простому проведению, что девушка находилась около открытого окна, вдыхая свежий воздух. Все невольные участники данного покушения были тщательнейшим образом допрошены, однако ничего нового узнать не удалось. И хотя был найден человек, который принес цветы в замок, но от него ничего не добились, потому что обнаружили его всего в двух кварталах от замка уже мертвым.
  Было решено, что больше никакие подарки принцесса принимать не будет. Охрану сменили, тщательно проинструктировав. В этот же день Софи вызвала к себе секретаря и отдала приказ готовить все к коронации, которая состоится через четыре дня. Больше с этим тянуть было нельзя.
  ***
  Подготовка к коронации обычно занимала несколько месяцев, однако в сложившейся ситуации сроки пришлось сократить. Быстрыми темпами шилось платье к столь важному мероприятию, извещалась вся знать, митрополит готовил речь, украшался город. Тщательнейшим образом продумывалось меню, праздничные развлечения.
  За два дня до мероприятия в кабинет к принцессе постучался ее секретарь:
  - Принцесса, разрешите доложить о ходе подготовки к коронованию?
  Оторвавшаяся от отчетов своих послов девушка кивнула.
  - ...И наконец, к завершению подходит сооружение помоста в главном храме Синовии и ...
  Устало потерев виски, Софи сказала:
  - Остановитесь, сэр Фуст. Я хотела вам сказать, что коронация пройдет на Центральной площади.
  - Как...- растерялся секретарь,- Но в храме... это древняя традиция...
  Принцесса встала из-за стола и, пройдясь по кабинету, пояснила:
  - Я хочу, чтобы все желающие видели, как я получаю благословение.
  - Но...- попытался еще раз возразить мужчина.
  Тут терпение девушки кончилось, и она резко сказала:
  - На Центральной площади!
  Сэр Фуст склонил голову:
  - Как вам будет угодно. Разрешите удалиться, чтобы передать ваше указание?
  Софи кивнула и вновь углубилась в изучение бумаг. На тему проведения коронации она достаточно наспорилась с кронпринцем, который не поддержал эту идею. И все же девушка осталась при своем мнении.
  Вечером этого дня пришло сообщение, что к завтрашнему утру уже будет готова заказанная принцессой брошь.
  ***
   Софи поднялась еще до рассвета. Сейчас она стояла у окна своего кабинета с чашкой горячего чая в руках. Девушка специально спустилась сюда, чтобы посмотреть последние приготовления к коронации, ведь именно отсюда открывался вид на Центральную площадь.
   Там повсюду сновали плотники, еще раз проверяя устойчивость помоста, на котором уже располагался трон. Он был обшит фиолетовым бархатом и украшен изумительными по своей красоте позументами. Во все золотые детали этого роскошного кресла - подлокотники, ножки, верхняя часть спинки- были инкрустированы россыпи алмазов.
  Площадь усиленно патрулировали караульные, наблюдающие за тем, как расстилают ковровую дорожку такого же цвета, как и бархат на троне. Покрытие находилось по всему предстоящему пути следования Софи. Девушка сделала очередной глоток из чашки, когда появилась Оливия:
  - Пришло время собираться, принцесса. Вас все ждут.
  Вздохнув, будущая королева отдала чашку служанке и проследовала в свою комнату. Там уже собрались все придворные дамы, которые должны были оказывать принцессе помощь в облачении в наряд для коронования. Одежду, начиная от нательного белья и заканчивая верхними юбками, подавали дамы, строго соблюдая высоту титула. Делалось все очень торжественно и неспешно.
  Принцесса подошла к зеркалу и осмотрела себя. Ее медовые волосы сегодня не были уложены в сложную прическу, а просто спускались по плечам и контрастировали с белоснежным платьем, подол, рукава и поясок, которого были расшиты замысловатым узором сделанным золотыми нитями.
  Софи подошла к столику, на котором располагалась небольшая бархатная шкатулка, открыв ее девушка, достала золотую брошь с черным пером посередине, прикрепив ее к корсажу платья, принцесса еще раз осмотрела себя. А злые языки за спиной прошептали:
  - И к чему здесь это черное пятно. Безвкусица.
  Софи ничего не ответила, а только обернулась к присутствующим.
  - Вы прекрасны! Просто чудесно! Изумительно!- послышались лживые восклицания.
  Принцесса очаровательно улыбнулась и, прижав руки к груди, сказала:
  - Спасибо. Вы все так милы...
  Вот только в глазах застыл холод. С сегодняшнего дня это была ее роль, которую она будет вынуждена играть всю жизнь.
  Достаточно большая процессия сопровождала будущую королеву, пока она огибала дворец, выходя на центральную площадь. Везде была расставлена охрана. Принцесса шла не спеша, давая возможность рассмотреть себя всем присутствующим. Боковым зрением девушка заметила знакомую фигуру, приостановившись, она подала знак мужчине подойти. Он быстро нагнал ее, и они двинулись вперед вместе, хотя сопровождающий старался идти на полшага позади.
  - Добрый день, принцесса София.
  Девушка искренне улыбнулась.
  - Рада вновь видеть Вас, Яис. Как дела...дома?
  - Даже не знаю, как сказать. С одной стороны плохо, а с другой - просто прекрасно.
  Софи думала, что мужчина что-нибудь добавит, однако он молчал, а сама девушка спрашивать ни о чем больше не стала. Она боялась услышать вновь о том, какой чудесной парой будут Раинел с Луизой, и о силе вновь вспыхнувших чувств. Сегодня был другой день, день ее радости, вот только последней почему-то не наблюдалось. Быть может, всему виной были события, которые привели к столь поспешной коронации?
  Девушка поднялась на помост. За ней туда взошли и те, кто сопровождал принцессу. Они расположились по бокам возвышения. Софи оглянулась, на площади толпились люди. Всем им хотелось рассмотреть происходящее поближе, и оттого толкая друг на друга, они возмущались. Все эти волнения напоминали настоящее живое море. Принцессе отчего-то стало немного страшно, ей вдруг представилось, что будет, если вся эта возбужденная толпа хлынет на помост...
  Вдруг зазвонили колокола на ближайшем храме и все замолкли, замерев в ожидании.
  После перезвона девушка опустилась коленями на специально положенную подушечку и склонила голову перед митрополитом, который тут же начал читать молитву.
  Софи сразу и не поняла, что произошло. Только внезапно кто-то опрокинул девушку, а висок опалило болью. Послышались испуганные крики. Генерал Лор начал уверенно отдавать указания. Принцесса очнулась, сбросила с себя охватившее ее оцепенение и увидела, что над ней нависает Яис.
  - С Вами все в порядке, Софи?
  - Да,- ответила девушка,- Что произошло?
  - Покушение,- серьезно сказал молодой человек,- Кто-то попытался сорвать коронацию.
  - Значит нельзя им это позволить.
  Софи поднялась, отряхнула платье, а затем подняла руку, привлекая внимание окружающих.
  - Враги попытались нарушить древнюю традицию, однако не дадим им этого сделать. Продолжим!
  - Но, Ваше Высочество у вас кровь!- выкрикнул кто-то из толпы.
  Девушка только сейчас почувствовала, что горячая густая жидкость медленно стекает по виску. Взяв предложенный кем-то из аристократов платок, принцесса вытерла кровь. А затем, усмехнувшись, сказала:
  - Пусть это будет самая большая трагедия, которая постигнет Синовию в период моего правления.
  Собравшиеся одобрительно закричали. Девушка обернулась и увидела, что стрела, предназначавшаяся ей, угодила в предплечье митрополиту. Несколько минут прибежавшие лекари извлекали ее, а также попытались осмотреть принцессу, однако она только отмахнулась от них и от заботливой опеки кронпринца.
  Церемония продолжилась. После необходимых молитв плечи девушки укрыла длинная фиолетовая мантия, расшитая золотой нитью. Митрополит протянул принцессе корону, которую она приняла и сама одела на голову. Девушка поднялась и повернулась к своему народу, села на трон.
  - Королева София Рунская!- провозгласил митрополит во всеуслышание.
  Солнце осветило стройную фигурку Софи. Ее голову венчала массивная корона, инкрустированная алмазами. Падающие лучи отражались от их граней, и создавалось впечатление, что новоиспеченную королеву окутывает ореол света. Все на несколько секунд замерли, а затем послышались восторженные возгласы и вновь раздался колокольный перезвон.
  В толпу начали бросать монеты, что вызвало еще больший восторг.
  ***
  Королева сидела за столом и внимательно рассматривала присутствующих. Мужчины, захмелев от лучшего в Синовии вина, вовсю заигрывали с присутствующими дамами, причем не всегда своими, а те в свою очередь демонстрировали безумно дорогие наряды, сшитые специально к сегодняшнему приему, и каждая считала себя самой очаровательной. Девушка усмехнулась и спросила себя, когда же успела стать столь циничной? Но с ответом определиться не смогла. Ее взгляд переходил от человека к человеку, а мысли вернулись на некоторое время назад.
  Софи выходя из храма, который посетила сразу после коронования, приказала секретарю позвать Яиса. Тот появился сразу же.
  - Я хотела бы поблагодарить вас за спасение моей жизни. Вы так вовремя пришли на помощь. Яис, я не знаю, что подарить сафиру...
  - Ничего не нужно. Я всего лишь выполнял договоренность, заключенную с афиром.
  Софи удивленно приподняла брови.
  - И в чем она заключалась?
  - Он не отказывается от должности наследника фирана, тем самым храня мою семью, а я в свою очередь, до появления выбранного им нового советника не даю ни единому волоску упасть с вашей головы. Иначе, как выразился Раинел, не сносить мне своей.
  Девушка кивнула, а затем спросила:
  - Вы женились, Яис?
  - Да, еще два месяца назад. И сложность заключается в том, что жена жительница Синовии. Мой народ не примет ее.
  - А Ваша супруга здесь в замке? Почему вы мне ее не представили?
  - Она не принадлежит к аристократии, а является простой сельской девушкой и не знает дворцового этикета. Но для меня все это не важно. Ведь у нас в Наруме нет столь строгих разграничений по сословиям.
  Софи внимательно посмотрела на сафира.
  - Да вы правы у нарумцев все несколько иначе, однако своих недоразумений хватает!- вспылив, девушка вспомнила об обряде избрания невесты будущему фирану и принципа не вмешиваться в отношения людей даже когда просят о помощи.
  Королеве стало неудобно перед Яисом за свою реакцию. Но мужчина, словно ничего не заметил, и просто склонив голову, сказал:
  - Вы абсолютно правы, Ваше Величество.
  - Знаете, сафир, а приезжайте как-нибудь с женой, но не официально, как к принцессе...
  - Королеве,- поправил девушку мужчина.
  Софи улыбнулась.
  - Да, не как к королеве,- ей самой еще было не привычно, что она носила уже другой титул,- а как к простой девушке появившейся в Наруме в одной ночной сорочке.
  Яис вспомнил множество рассказов, что ему удалось услышать об эффектном наряде принцессы при ее появлении во дворце фирана.
  - Спасибо за приглашение, Ваше Величество. При случае мы воспользуемся им с большим удовольствием.
  Тут молодые люди достигли замка. Софи направлялась в свои апартаменты, когда ее окликнул кронпринц.
  - Ваше Величество, поздравляю вас и хочу выразить восхищение вашим мужеством и стойкостью. Не каждая женщина смогла бы вместо истерики собраться с силами и продолжить церемонию.
  - Спасибо, Алекс.
  Они уже стояли у дверей в комнату девушки, а кронпринц все не решался задать мучавший его вопрос.
  - Софи, а кто был этот молодой человек, с которым вы столь мило беседовали? Я раньше не видел его.
  - Это обедневший родственник лорда Ремеза. Он редко появляется при дворе. Я благодарила его как своего спасителя.
  По скептическому выражению лица кронпринца она догадалась, что тот пытался услышать, о чем она говорила с Яисом, вот только либо он не расслышал все что хотел, либо ничего не понял из разговора. Хотя еще пару месяцев назад, она сама ничего не знала ни о каком Наруме, ни о каких фиранах, афирах, сафирах и прочих, просто так сложились обстоятельства.
  ***
  Софи вошла в свою комнату. Через несколько минут появилась Оливия. Служанка сделала королеве прическу и помогла закрепить на ней корону. Затем удалилась, оставив девушку наедине с самой собой. София, расправив платье, аккуратно присела на кровать, в кресле она боялась помять наряд, и глубоко вздохнула. Тут ее внимание привлекло письмо, лежащее на столе. Оно было перевязано черной лентой. Королева не раздумывая, вскрыла конверт. Прочтя содержимое, девушка без сил опустилась обратно на постель. Из руки на пол мягко спланировало послание.
  Ошарашенная королева сидела неподвижно, затем придя в себя, она подняла письмо и решительно направилась к выходу.
  Софи открыла дверь и приказала своим стражникам прислать начальника личной охраны в свой кабинет, у нее было, что ему сказать.
  Когда генерал Лор вошел в помещение, королева уже немного успокоилась и стояла там, у окна, рассматривая гуляния, которые проходили на площади для горожан. Там была и вкусная снедь, и бесплатное вино, а людей развлекали лучшие скоморохи страны.
  - Вы вызывали меня, Ваше Величество?- спросил генерал.
  - Да,- ответила королева,- Я хотела бы знать, нашли ли Вы лучника, который совершил покушение?
  - Так точно, он стрелял с крыши противоположного от помоста дома. Однако лучник к нашему приходу уже умер, был отравлен. Но на оружие был герб Вентских земель.
  Софи кивнула, эта находка ничего нового для нее не открыла.
  - Ознакомьтесь с письмом на столе,- сказала королева не оборачиваясь.
  Генерал прочитал записку.
  ' Дорогая племянница, если ты читаешь это послание, значит, мне не удалось покончить с тобой на площади, и ты все-таки стала королевой. Однако не радуйся, а потрать с пользой время, когда ты еще можешь поиграть в правительницу. Скоро ты закончишь свои дни также как и твой отец. Убийцы должны быть мертвы.
   Дядя Фридрих.'
  Прежде чем мужчина успел что-то сказать, к нему повернулась королева:
  - Генерал Лор, я могу понять отравленные цветы, никто не ожидал покушения. Могу закрыть глаза на лучника, но, то, что шпионы Фридриха спокойно разгуливают по замку, заходят в личную комнату королевы, это предел моего терпения!- глаза Софи были слегка сужены, она говорила тихо, но грозно.
  В этот момент в кабинет вошел кронпринц.
  - Софи, вас уже все заждались,- видя в каком состоянии девушка, он спросил,- Что случилось?
  Королева попыталась убрать с лица выражение явного недовольства, она не хотела, чтобы будущий правитель Лаврии видел, как она отчитывает своего подчиненного, а потому уже более спокойно ответила:
  - Я нашла письмо от Фридриха.
  Алекс тут же стал серьезным:
  - Что там написано?
  Софи взяла послание из рук Лора:
  - Одни угрозы,- ответила девушка, пряча конверт между бумагами на столе, она не хотела, чтобы кронпринц видел обвинения короля Вентских земель, хотя бы до тех пор, пока сама не разберется в чем здесь дело.
   - Когда Вы вошли Алекс, генерал Лор как раз собирался рассказать мне о действиях, которые будут предприняты для обнаружения шпиона.
  Королева заняла свое место за столом и внимательно посмотрела на начальника личной охраны.
  - Во дворец никто посторонний не входил, иначе мне бы доложили, а значит, сегодня же мы начнем тщательную проверку всех слуг, если это ничего не даст, то перейдем к титулованным особам. Я назначу человека, который будет пробовать пищу, которую Вы Ваше Величество будете вкушать.
  Софи кивнула:
  - Это вполне разумно. Вот только проверку я начала бы сразу с придворных.
  Алекс возмутился:
  - Королева, как Вы можете проявлять столько недоверия к тем, которые были преданы Вам. Наверняка здесь замешана какая-нибудь мелкая пешка в виде черни. Эти люди готовы продать все за пару золотых. Софи, Вы становитесь слишком недоверчивой и подозрительной.
  Девушка усмехнулась и, посмотрев на свои сплетенные в замок руки сказала:
  - Знаете, кронпринц, это так странно, но не давно я обвиняла в том же самом одного человека. А потом если бы не он, то я уже лежала бы отравленная,- неосознанно королева потрогала свою брошь, словно ища у нее поддержки,- Хотя Вы наверно все же правы, и начать, стоит со слуг. А теперь пойдемте нас и так уже заждались.
  Именно поэтому сейчас Софи сидела такая задумчивая. Кронпринц весь вечер пытался ее развеселить, и она честно старалась забыться, однако ничего не выходило. Внезапно объявили выступление приезжего менестреля. Это был мужчина средних лет, русоволосый с лихо закрученными усами. Вначале он спел какую-то нейтральную песню, затем была недавно сочиненная баллада об отважной принцессе Софии. Девушка приятно удивленная наконец смогла немного расслабиться, но следующая песня нечаянно взбудоражила воспоминания. Менестрель пел грустную песню о дожде, ливне под которым шло два человека без титулов, званий и должностей. Они просто не имели значение для тех двоих. Королеву захватила сладкая ностальгия. Девушка знала, что этой ночью опять не уснет. Зато впустив в свое сердце чувства, Софи почувствовала, что вечер перестал быть серым, а приобрел, какие-то краски и пусть они не были яркими, главное, что они просто появились. И сейчас королева поняла, что запечатывая печаль, она не избавляется от нее, девушка вообще не была уверена, что когда-нибудь эти чувства исчезнут, но также она и не была уверена, что хочет от них избавляться. Софи желала всегда помнить своего советника, пусть и не совсем своего.
  После менестреля выступали скоморохи, фокусники и девушка вновь почувствовала себя живой.
  Вечер постепенно переходил в ночь, и Софи почувствовала, что очень устала. Королева хотела незаметно исчезнуть, однако ее догнал кронпринц. Пока они шли к комнате девушки, мужчина не переставал восхищаться ее красотой, умом. Алекс был рад ее хорошему настроению. Уже стоя у дверей кронпринц сказал:
  - Ваше Величество, сегодня был замечательный день и вечер,- мужчина поправил выбившийся из прически локон девушки,- однако с моей стороны будет не учтиво бросить вас в таком состоянии,- девушка нахмурилась, не понимая, о чем говорит Алекс, а он пояснил.- Вы наверняка боитесь оставаться сейчас одна в своей комнате, мало ли кто еще может туда проникнуть? Я готов посидеть некоторое время с вами.
  Софи быстро обдумала это предложение, и оно ей не понравилось.
   - Не стоит так беспокоиться, кронпринц. За вашей спиной, не далеко от нас, стоит моя охрана. Я под надежной защитой.
  Но мужчина и не думал сдаваться. Сделав шаг вперед, вынуждая королеву отступить, он сказал:
  - Софи, Вы напрасно думаете, что это меня затруднит, напротив мне будет очень приятно.
  Кронпринц сделал еще один шаг вперед и обдал девушку спиртными парами, от такой настойчивости королеве стало страшно, но вместо того чтобы и на этот раз отступить София выставила руку вперед и уперлась ею в грудь будущего правителя Лаврии:
  - Алекс, со своими страхами я смогу справиться сама. Помощь мне не нужна,- и тут девушка ловко юркнула в свою комнату и захлопнула двери прямо перед кронпринцем, только после этого она с облегчением выдохнула.
  ***
  Следующую неделю королева провела практически не выходя из своего кабинета. На нее навалилось множество неотложных дел, постоянные посетители, встречи, требующие пристального изучения документы. Софи очень помогал Алекс. Мужчина хорошо разбирался в юридических тонкостях, а девушка старалась ничего не упускать из вида. Когда к концу недели появился свободный час, она вызвала к себе своего секретаря и поручила ему провести подготовку к перезахоронению короля Зейна в семейный склеп. На что тот, поклонившись, сказал, что через три дня все будет исполнено. Когда подчиненный вышел, к девушке обратился кронпринц:
  - Софи, я настоятельно рекомендую Вам во избежание бунта со стороны людей поддерживавших правление Фридриха, ввести для подстраховки мои войска. Сразу после перезахоронения я отправлю их обратно. Вы решайте сами, но вероятность необходимости подавления восстания достаточно велика.
  Королева на несколько секунд задумалась, до этого все прогнозы Алекса сбывались. Все сделки, которые он советовал заключать, были исключительно успешными. Сейчас мужчина спокойно изучал какой-то документ, совсем не ожидая ответа девушки, он давал ей время на раздумья.
  И Софи приняла решение:
  - Спасибо за предложение, однако, не стоит этого делать. Мы справимся своими силами.
  - Но если бунт будет в разных частях города, Вы не справитесь.
  - Тогда, я вновь обращусь к своим друзьям,- блефовала королева.
  Не смотря ни на что, она не намеревалась допускать ошибку своего отца. Раинел научил ее осторожности.
  Покушения на королеву не прекращались, несколько раз в замок пытались передать ядовитых змей, один раз обнаружили даже скорпиона, но все попытки были успешно предотвращены личной охраной королевы.
  Сама девушка засыпала, едва дотрагиваясь головой до подушки, никаких снов она не видела. Ей казалось, что она только закрывает глаза, как приходит Оливия и начинает ее будить. Затем умывание, одевание черного траурного платья и тяжелый день начинается заново, а затем проходит в точности, как и предыдущий. Единственной радостью было то, что приступы вот уже столько лет мучавшие королеву прекратились.
  Три дня пролетели очень быстро. В течение этого времени Алекс попытался обидеться на девушку, из-за оказанного ему недоверия, однако Софи сделала вид, будто ничего не заметила.
   Утро, на которое было запланировано перезахоронение останков короля Зейна, выдалось серым и пасмурным. Небо было затянуто тучами. После грозы, что была ночью, все дороги превратились в грязное месиво. Вся знать, присутствовавшая при разрытии могилы за оградой кладбища брезгливо смотрела на свои напрочь испорченные туфли.
  Когда гроб, наконец, достали, его тут же накрыли широким черным полотном, затем поместили на траурную повозку, и вся процессия двинулась к склепу. Там землю размыло еще больше. Софи попрощалась с отцом, и останки внесли в склеп. Королева позволила себе сегодня показать свое горе всем. Ей было все равно, что о ней подумают. И хотя она слышала шепоток придворных дам за спиной, о том, что королеве не позволительно так себя вести, королевская особа должна быть более сдержанной, но Софи не обратила на это внимание. У нее сегодня было горе. И только Алекс подошел к девушке и, обняв, прижал к себе. На это сразу же обратили внимание, подталкивая друг друга в бок, глазами указывали на молодых людей.
  Остаток этого дня София провела в библиотеке, около камина, а в соседнем кресле расположился кронпринц. Чтобы отвлечь девушку от грустных мыслей мужчина негромко читал ей вслух книгу. Но королева его не слышала, она была полностью погружена в себя.
  Проводив Софи в ее комнату, Алекс предложил:
  - Давайте я принесу Вам теплого вина.
  Тут внезапно королева встрепенулась:
  - Да что вы все хотите напоить меня этим напитком?
  - Я думал, оно Вас успокоит,- растерянно сказал кронпринц, он не ожидал такой реакции на свое безобидное предложение.
  Софи стало немного совестно за такой свой ответ и она, дотронувшись до рукава камзола будущего правителя Лаврии, извинилась:
  - Простите меня, я вовсе не хотела вас обидеть. Дело в том, что меня...я...не переношу теплое вино, особенно на ночь. Не могу потом уснуть. Вот так странно оно действует на меня.
  Алекс все еще удивленный распрощался с девушкой и пошел отдыхать.
  После того случая когда он пытался напроситься к Софи в комнату, а она его не пустила, мужчина больше не делал таких попыток, за что королева была ему крайне признательна. Кронпринц все больше завоевывал ее доверие и расположение.
  ***
  Еще через неделю непрерывной работы девушка поняла, что такой ритм жизни невыносим. От бесконечных отчетов, донесений, договоров и писем уже рябило в глазах, из-за нехватки свежего воздуха начинала кружиться голова, напрочь пропал аппетит. Вместо того чтобы поправиться после долгих изнурительных скитаний и переживаний девушка наоборот еще больше осунулась, красивые некогда блестящие волосы потускнели. В один из вечеров Софи упала в обморок, местный лекарь для улучшения состояния настаивал на кровопускании, от которого ей чудом удалось отказаться. И тогда королева решила, что будет ложиться на час раньше, никаких разговоров о делах во время приема пищи и каждое утро будет начинаться не с обсуждения с сэром Фустом расписания дел, а с конной прогулки. Правда генерал Лор, опасаясь покушения, был с этим не согласен, однако затем выбрал хорошо просматриваемое место в пределах, которого девушка каталась. Эту местность каждое утро сначала проверяли военные, и только потом Софи в сопровождении охраны отправлялась наслаждаться отдыхом. Компанию ей всегда составлял кронпринц, мужчина замечательно держался в седле и чувствовал свою лошадь. Королева любовалась их единением, грациозностью. Сама девушка также неплохо каталась, но вот найти подход к своему животному никак не могла.
  В это утро Софи, одетая в зеленую амазонку, как всегда ехала в дамском седле. Девушка перестала носить черные платья на следующий день после перезахоронения останков отца, однако рукав любого наряда королевы украшала черная повязка, означающая траур. София внимательно посмотрела вперед туда, куда ускакал кронпринц, пустив свою лошадь в галоп. Однако мужчина остановился и начал поджидать свою спутницу. Когда королева подъехала, он сказал:
  - Софи вам еще не надоело ездить по кругу ежедневно?
  - Таковы меры безопасности.
  - Ну, я думаю, что если мы один раз немного их нарушим, то ничего страшного не случится. Давайте свернем здесь. Вот видна какая-то заброшенная тропинка. Вы не знаете, куда она ведет?
  - Нет,- растеряно сказала девушка,- Алекс, я думаю...
  Не дослушав королеву, молодой человек пустил свою лошадь в галоп по новому пути.
  - Иногда нужно рисковать,- крикнул он.
  Королева сомневалась. Здравый смысл подсказывал ей, что это не слишком хорошая идея, однако азарт все же взял свое, и она поскакала вслед за кронпринцем.
  ***
  Сейчас дрожащая девушка сидела в гостиной с травяным успокаивающим отваром в руках. Легкий дымок вился над чашкой, в дрожащих руках. Взгляд Софи был направлен в никуда. Сидящий напротив генерал Лор прервал раздумья королевы:
  - Ваше Величество, вы свернули с тропы, и что же было дальше?
  Встрепенувшись, девушка продолжила, прерванный рассказ:
  - Мы проехали немного. Я уже собиралась поворачивать назад, как вдруг услышала позади шум. Обернувшись, я увидела, как следующая за мной охрана упала точно подкошенная. Двое из них сразу сломали шею после падения лошадей. На оставшихся двоих напали, точнее их убили, не позволив даже встать. Нас с Алексом тут же окружили. Их было восемь.
  -Что в этот момент делал кронпринц?- уточнил генерал.
  - Он вытащил меч и попытался заслонить меня собой, но в окружении это трудно сделать. Видя наше печальное положение, он сказал, что будет защищать меня до конца.
  Тут Софи вновь прервалась. В этот момент девушка вспомнила, как услышала в небе знакомый птичий крик. Подняв голову, королева увидела одного из нарумцев. Он куда-то улетал.
  - Кто на Вас напал?- вновь напомнил о себе Лор.
  - Это были разбойники. Обычные разбойники,- девушка сделала глоток из чашки,- Хотя... знаете, генерал, сейчас я в этом уже не так уверена.
  - Что вы имеете в виду?
  - Понимаете, ну да они были одеты в лохмотья и небриты, вот только лица, впрочем, как и их одежда были чистыми. Оружие...у них были мечи. Непростые, а хорошей работы. Я так решила, потому что обратила внимание на эфесы, они был украшены драгоценными камнями.
  - Королева София, вот я человек военный, понятное дело мне приходилось встречаться с разбойниками, позвольте поинтересоваться, а вы откуда знаете, как они должны выглядеть?
  Софи не ожидала такого вопроса:
  - Что? А вы об этом? Так получилось, что во время побега мне тоже пришлось с ними... столкнуться. Но сейчас не об этом. Вначале бандиты предлагали нам сдаться, давали на раздумье пару минут,- тогда королева взглянула на небо еще раз и увидела еще одного нарумца, вот только он уже летел к ним, разумеется, об этом девушка Лору ничего не сказала.- Когда круг начал сжиматься, неожиданно из-за деревьев на разбойников напал неизвестно откуда взявшийся сэр Яис. Нейтрализовав двоих, он крикнул мне, чтобы я скакала в замок. Вот и всё.
  Все на несколько минут замолчали. После того как испуганная девушка примчалась на своем коне в замок, на место происшествия был выслан отряд, в помощь кронпринцу и сафиру. Время ожидания тянулось очень медленно. Вот в окне показались фигуры, выехавшие из-за деревьев. Один из двух возглавляющих отряд седоков был ранен. Софи обеспокоенно поднялась со своего места. В замок поддерживаемый слугами с двух сторон вошел Алекс. Его тут же уложили на диван и вызвали лекаря. Чтобы не мешать осмотру правительница с Яисом и генералом Лором переместились в кабинет Софи.
  Брат Раинела рассказал, что случайно проезжал мимо, когда увидел, что кто-то окружен разбойниками. Только убив двоих, он разглядел среди жертв королеву. В результате завязавшейся схватки все восемь человек были мертвы. Сафир хотел взять последнего бандита в плен для допроса, но, не зная о намерениях напарника, разбойника убил кронпринц. При осмотре одежды ничего обнаружено не было. Мечи действительно были дорогими. Все замолчали, размышляя над имеющимися фактами.
  - Генерал Лор,- спросила девушка,- как продвигается дело с проверкой людей служащих в замке?
  - Ваше Величество,- начал было начальник личной охраны, однако он умолк выразительно глядя на Яиса.
  Мужчина, догадавшись, что мешает, уже поднялся, чтобы уйти, однако его остановили слова Софи:
   - Этому человеку, генерал, я доверяю, поэтому прошу вас, продолжайте.
  И немного озадаченный Лор, продолжил:
  - Вся прислуга тщательнейшим образом проверена, подозревать кого-то причин нет. Теперь мои люди проверяют связи придворных. Пока ничего не найдено.
  Софи усмехнулась и сказала сама себе еле слышно:
  - Я же говорила, надо было сразу с них начинать,- а теперь уже обращаясь к старшему из присутствующих мужчин,- Как будут результаты, мне не откладывая, докладывайте.
  В этот момент в дверь раздался стук. Это пришел лекарь:
  - Ваше Величество, ранение кронпринца не опасно для жизни. Меч прошел вскользь, немного задев кожу предплечья, даже зашивать не пришлось. Его Высочество просил позвать Вас.
  Софи спустилась в гостиную, где все еще лежал Алекс. Рука его уже была перевязана. Когда девушка вошла в комнату, кронпринц слабым голосом подозвал ее к себе. Девушка опустилась на стул рядом с диваном, неосознанно теребя брошь, приколотую к платью. Это украшение королева носила теперь постоянно словно талисман.
  - Софи,- простонал Алекс,- простите меня, молю Вас. Это из-за меня, моего безрассудства мы попали в такое положение. Если бы не этот милый юноша, даже боюсь предположить, какая участь нас ожидала бы. Не таите на меня зла, моя королева.
  - Я не сержусь на Вас, Алекс. Я сама виновата в том, что поддалась вашим уговорам. И давайте оставим эту тему. Лучше скажите, как вы себя чувствуете?
  Королеве было противно смотреть на весь этот фарс. Она вспомнила более серьезное ранение Раинела и то, как стойко он переносил боль, в отличие от лежащего перед ней, чуть ли не умирающего от царапин, мужчины. Затем Софи сделала скидку на то, что он был воспитан, иначе чем советник и постаралась ничем не выдать овладевающих ею чувств. Девушка сконцентрировалась на мыслях, что Алекс был готов защищать ее до конца.
  - Лекарь сказал, что ранение не очень опасно. Но я чувствую себя отвратительно.
  Королева заботливо сняла подсохшую повязку со лба кронпринца, смочила в стоящем рядом тазике с водой и положила обратно. Мужчина поймал ее руку и нежно поцеловал. Но видимо девушка была еще не готова к новым отношениям, потому что вместо приятных чувств ее передернуло.
  - Алекс, Вам сейчас просто необходим отдых. Я пойду и пришлю слуг, чтобы они перенесли Вас в вашу комнату.
  Софи поднялась и изобразила на лице очаровательную улыбку.
  Выйдя из комнаты, девушка облегченно выдохнула.
   ***
  Еще несколько дней Алекс провел в постели. Все это время королева София прекрасно справлялась со всеми делами сама. Она достаточно уютно чувствовала себя в своем кабинете одна, а когда уставала, то выходила в сад, сбрасывала со скамейки, налетевшие туда осенние листья, и присаживалась. Мысли королевы все время не покидало содержимое письма, написанное Фридрихом. Девушка не понимала, в чем дядя обвиняет ее и отца. После одного из таких перерывов Софи возвращалась в свою комнату через галерею. Висевшие там картины уже начали реставрировать, но дело продвигалось достаточно медленно, слишком многое надо было восстановить в городе, а финансов на все не хватало. Королева дошла до портрета своей бабушки и остановилась. Та все также смотрела выколотыми глазами. Внезапно у девушки закружилась голова, все подернулось дымкой. Софи одной рукой оперлась о стену, а другой прикрыла глаза, перед которыми окружающие предметы раскачивались. Постепенно все пришло в норму. Королева уже готова была продолжить свой путь, как вдруг увидела одиноко стоящую у окна фигуру женщины. Когда та обернулась, девушка едва сдержала готовый вырваться из горла крик, перед ней стояла ее бабушка, королева Юлиана.
  - Не стоит меня бояться, моя девочка. Я всего лишь хочу помочь тебе,- в отличие от дружелюбного портрета, женщина сейчас выглядела строгой и властной, в руках она держала перо какого-то нарумца,- Ты неплохо со всем справляешься, но слишком беспечна. Не мучай себя ненужными мыслями. Впрочем, я хотела сказать не об этом,- женщина подошла к своему портрету и всмотрелась в него,- художник польстил мне тогда, смягчив черты лица. Хотя Зейну почему-то этот портрет нравился больше всего. Только он видел меня такой, потому и доверял мне свои секреты не только при моей жизни, но и после нее.
  С другого конца коридора послышались шаги, внезапно вновь последовало головокружение. Когда Софи пришла в себя, то почувствовала на своих плечах руки Алекса, который сегодня ощущал себя намного лучше. Мужчина поддерживал девушку, о чем-то спрашивая.
  - Все в порядке,- сказала королева,- просто немного устала. Проводите меня в комнату.
  Кронпринц выполнил просьбу девушки и вызвал к ней Оливию. Та начала хлопотать вокруг хозяйки, а сама Софи не могла дождаться ухода служанки, чтобы поразмышлять над видением в тишине. Когда та, наконец, покинула комнату, уложенная в кровать королева незамедлительно села, подтянув колени к подбородку, и положила на них голову. Через несколько минут она встала, набросила на плечи халат и крадучись, будто воровка, вернулась обратно в галерею. Озираясь, девушка начала ощупывать картину бабушки с обратной стороны, как она и ожидала, там почувствовался конверт. Сорвав его, Софи потревожила уже немного подгнившую от старости бечевку, на которой висел портрет, и картина с громким звуком упала на пол. Едва успевшая отскочить королева, со всех ног бросилась обратно в свою комнату, пока стража не прибежала на шум.
  Девушка сбросила халат и юркнула под одеяло. В этот момент дверь в покои распахнулась, на пороге появились готовые к бою стражники.
  - С Вами все в порядке, Ваше Величество?
  Еле сдерживая сбившееся дыхание, правительница сказала:
  - Да, вполне, а что там за шум?
  - По-видимому, оборвалась бечевка у одного из портретов в галереи. Но мы все равно решили удостовериться, что вам ничего не угрожает. Мало ли какой отвлекающий маневр?
  - Нет, нет со мной все хорошо.
  - Ваше Величество, если пожелаете, мы останемся у вас за дверью, для вашего спокойствия,- предложили офицеры.
  - Нестоит. Я не боюсь,- ответила Софи и дверь в комнату закрылась.
  Королева рассмеялась от нелепости сложившейся ситуации. Немного успокоившись, она достала из-под одеяла, спрятанное туда письмо отца адресованное ей.
  'Софи, я так надеялся, что ты никогда не прочтешь этого письма, но видимо судьба распорядилась иначе и я мертв, а Фридрих еще жив. Дело в том, что я хочу предупредить тебя по поводу твоего дяди. Милая моя доченька, не доверяй ему. Я боюсь, что он все еще винит нас в смерти твоей матери. Но чтобы было более понятно, я расскажу подробнее.
  Как ты знаешь, твоя мать была красавицей, и мы с Фридрихом оба влюбились в нее. Она же сама больше симпатизировала моему младшему брату. Однако я был молод и горяч, не любил проигрывать. И вот однажды я, набравшись смелости, отправился к ее родителям и признаюсь честно, очернил брата в их глазах. Более того я намекнул, что вскорости как старший сын получу более богатые земли. Подумав, родители Миры согласились отдать за меня свою дочь. Твоя мать никогда так и не сказала, жалеет ли она о том, что вышла за меня замуж или нет. Но я очень старался делать все для того чтобы она была счастлива. И ты знаешь, Мира так радостно улыбалась, когда ей показали тебя, ее глаза светились любовью. Но роды были тяжелыми и твоя мать после них с каждым днем все больше начала угасать, лекари были бессильны. После ее смерти ко мне приехал разгневанный Фридрих. В его глазах я четко видел полыхающую ненависть. Он кричал, что это мы с тобой убили Миру, говорил, что обязательно отомстит. После того вечера прошло много лет прежде чем мы помирились, вот только иногда в его взгляде мелькает такое, что заставляет меня вспоминать о произошедшем, о его словах. Софи, я хочу, чтобы ты была осторожна, твоему дяде удалось поднять Вентские земли из той разрухи, в которой они достались ему, а потому я боюсь, что он соберет войско и решиться отомстить.
  Прав ли я тогда был или виноват, решать тебе. Но знай, те несколько лет, что мы были женаты с твоей матерью, я был самым счастливым человеком на свете.
   Твой отец'
  Софи прижала к себе последнее послание отца и застыла в нерешительности. Как интересно! Одна и та же ситуация в двух совершенно разных семьях. Только в одной мужчины готовы уступить друг другу, ради счастья брата, процветания страны, а в другой, один сначала очерняет другого, а тот второй вместо того чтобы сразу доказать свои чувства, лелеет месть в своей душе столько лет.
   Девушка выбралась из постели и начала ходить по комнате из стороны в сторону. Сейчас ее мучил лишь один вопрос. Меняет ли это письмо что-нибудь в судьбе Синовии?
  Королева решительным движением бросила конверт с вложенным в него листком бумаги в горящий в камин.
  - Нет, ничего не меняет,- сказала сама себе Софи,- Что было то прошло.
  Девушка вернулась в постель. Она не желала судить отца. Для нее он все равно оставался самым любимым и дорогим человеком.
  В ускользающем в сон сознании мелькал вопрос. Что же чувствовала мама, живя с отцом, неужели отвращение? Но усталость взяла свое, и эта мысль затерялась на фоне остальных образов сна, впервые за долгое время посетивших королеву.
  ***
   Вечером следующего дня, когда королева уже собиралась отправляться на ужин, не предупреждая заранее на аудиенцию попросился генерал Лор. И Софи ему не отказала. На удивление девушки, мужчина выглядел безумно уставшим, словно не спал несколько ночей. Его лицо еще больше осунулось, под глазами были видны синие круги, морщин прибавилось.
  - Ваше Величество, мы завершили проверку всех обитателей замка,- сказал он.
  - И каковы результаты?
  - Их нет,- сказал генерал,- Точнее, мы, конечно, выявили несколько махинаций среди придворных, пару случаев воровства среди слуг, но ничего, что было бы связано с покушениями на Вас,- мужчина устало опустился на стул напротив Софи,- Наверно я все же слишком стар для этой работы и просто не вижу каких-то фактов. Но я несколько дней просидел над отчетами и ничего не обнаружил.
  Софи задумалась, подошла к окну, там уже смеркалось. Какие-то люди ходили по площади, но их лиц было уже не разобрать. Королева взглянула на едва появляющуюся на небе бледную луну и спросила:
  - Генерал Лор, а вы проверяли гостей нашего замка?
  Мужчина поднял голову:
  - Если вы имеете в виду кронпринца, то нет. На это необходимо Ваше особое распоряжение, Ваше Высочество. А вдруг любой намек на недоверие вызовет войну с Лаврией?
  - Не думаю, а потому даю свое особое распоряжение, но прошу сделать все как можно мягче и аккуратнее.
  ***
  Следующее утро ничем не отличалось от других. Королева приколола к голубому платью свою брошь и отправилась на завтрак. Алекс сегодня как никогда был весел и остроумен. Молодые люди после приема пищи намеревались прогуляться по осеннему парку.
   Сегодня было особенно холодно, и подбитый мехом плащ мало спасал от пронизывающего ветра, однако Софи была увлечена беседой с кронпринцем, а потому не обращала внимания на погоду. Королевские особы спорили по какому-то незначительному поводу. Ветер трепал белоснежные волосы Алекса, придавая тому особое очарование. Девушка открыто с жаром доказывала свою точку зрения, смеясь над нелепыми доводами мужчины, хотя сейчас он больше напоминал нашкодившего мальчишку. Когда пара проходила мимо пожелтевшего лабиринта, кронпринц взял королеву за руку и попытался увлечь туда. Софи уже согласилась, но у самого входа к ней вернулся страх. Тот самый, который накрыл ее с головой несколько лет назад, когда зеленые растения только были посажены, и девушка решила самостоятельно исследовать его. Выйти сама, тогда еще принцесса, не смогла. Плачущую у фонтана, который располагался в центре лабиринта, ее нашел советник. Он тогда здорово отчитал девушку. Софи помнила как злилась на мужчину из-за того что он видел ее слезы. Сам же лорд Ремез сильно расстроился, так как потерял там передающиеся из поколения в поколение часы, которые так и не были найдены. После того случая королева ни разу здесь не была.
  Софи очнулась от воспоминаний, и поняла, что Алекс все еще тянет ее в лабиринт. Королева сделала шаг за мужчиной, через красивые кованые ворота, что украшали вход. Молодые люди побежали, смеясь, наконец, они достигли центрального круга и остановились, чтобы перевести дыхание. София с кронпринцем присели на бортик фонтана. Девушка опустила кончики пальцев в воду, а затем быстро отдернула, она была ледяной.
  - Смотрите, что я нашел!- сказал Алекс, привлекая к себе внимание королевы.
  Присмотревшись, правительница увидела в его руках потерю Раинела. Сам же кронпринц, рассмотрев находку, разочарованно произнес:
  - Какие-то невзрачные.
  - Можно мне,- попросила королева, получив часы, она сказала,- да, простоваты. Однако если позволите, я сохраню их на память о сегодняшнем чудесном дне.
  Кронпринц улыбнулся. А девушка спрятала часы и поторопила Алекса, ссылаясь на государственные дела.
  В замке она тут же попросила разыскать Яиса, который не замедлил появиться к вечеру.
  - Королева София, Вы вызывали меня?- спросил сафир.
  - Да,- ответила девушка,- Я бы хотела, чтобы Вы передали кое-что будущему фирану.
  Королева протянула молодому мужчине небольшую коробочку.
  - Раинелу?- уточнил Яис.
   Софи кивнула, хотя от звука этого имени стало больно сердцу, а в горле застрял комок. Девушке было тяжело справляться с этим самой, так хотелось с кем-нибудь поделиться, но в этом горе она была одна, никто не должен ни о чем знать, иначе могли ползти неприятные слухи и домыслы. Однако следующим вопросом сафир провернул кинжал в сердце королевы.
  - Записки никакой не будет?
  Девушка неосознанно потянулась к столику, на котором лежал сложенный вчетверо листок бумаги, но затем, передумав, отдернула руку и отрицательно покачала головой. Не один час посвятила Софи этому вопросу, стоит ли таким образом напоминать о себе. И хотя в коротеньком письмеце не было ничего компрометирующего, девушка боялась показаться навязчивой. Да и вообще не стоило лезть в чужую семью, пусть пока советник с Луизой официально и не женаты. Потом в голову королевы пришло еще одно сомнение, которое и предопределило решение. Девушка побоялась, что восприняла поступки Раинела, так как ей хотелось самой, а с его стороны это всего лишь была забота и благодарность королю Зейну. Девичьи страхи захватили ее. Правительница бросила написанную записку в огонь.
  За ужином по неведомым королеве причинам у кронпринца не было настроения, что впрочем, София восприняла с радостью. Она была погружена в свои мысли и не желала светских бесед.
  ***
  Утром следующего дня будущий правитель Лаврии выглядел ужасно уставшим. Весь завтрак он не проронил ни слова. А в кабинете девушки около часа стоял у окна, что-то обдумывая. На лбу залегли глубокие складки. Наконец на что-то решившись, молодой человек повернулся к девушке и сказал:
  - Софи, нам необходимо очень серьезно поговорить.
  - Алекс, если это может подождать, то лучше побеседуем после визита графа Кернского. Он и так уже ожидает около часа,- попросила королева.
  - В том то и дело, что вопрос безотлагательный,- настаивал кронпринц, и девушка уступила.
  Мужчина несколько раз прошелся по комнате из угла в угол, очевидно подбирая слова, но правительница его не торопила. Наконец кронпринц остановился, помог ничего не понимающей девушке переместиться из-за стола на уютный диванчик, а сам стал около нее на одно колено. Не хорошее предчувствие посетило королеву, и она вновь начала нервно теребить брошь.
  - Софи, милая Софи. Мы знакомы с вами уже много лет и вы, так же как и я, наверно заметили, что между нами возникла взаимная симпатия еще до всех этих печальных событий. А все произошедшее только убедило меня в моих чувствах. Когда стало известно о захвате замка и вашей пропаже, я не мог найти себе места и потому отправился в окрестности столицы Синовии, чтобы в необходимый для вас момент оказаться рядом, оказать помощь и поддержку. Все эти дни, что мы провели здесь, вместе, были для меня самыми счастливыми. Даже солнце светит ярче, когда Вы, моя королева, улыбаетесь мне,- кронпринц взял небольшую паузу для придания большей значимости следующим словам,- София, окажите мне честь стать моей женой.
  Ошарашенная девушка не могла произнести и слова. А ведь Раинел говорил о чем-то подобном, тогда правительница отвергла такое предположение, а сейчас не знала, как реагировать. Тем временем Алексу, очевидно, показалось, что его аргументы не достаточно весомы и потому он продолжил.
  - Я понимаю, как королева Вы должны, прежде всего, позаботиться о выгоде для своего государства, однако и это я уже продумал. Синовия будет укреплена войском Лаврии, ей никогда не придется больше опасаться захвата или обращаться к вашим...друзьям. Экономика моей страны так же крепка и она ни в коей мере не станет обузой, а наоборот еще сможет оказать поддержку... Ну же София, что Вы молчите? Не томите меня, прошу Вас!
  На самом деле девушка вышла из своего состояния, как только Алекс коснулся войска, это стало также больной для королевы темой, как и теплое вино. Слишком много неприятных, еще не стершихся воспоминаний. А невольный намек на то, что Синовии требуется финансовая помощь Лаврии, был оскорбительным, особенно для страны добывающей алмазы. Чтобы не испортить отношения девушка придала своему лицу прискорбное выражение и жалобным голосом сказала:
  - Ах, Алекс, Вы правы, я также чувствую притяжение, что возникло между нами. Как же мне хочется принять ваше предложение, однако я не могу этого сделать,- повисла театральная тишина,- Видите ли я в трауре, и никак не могу поступить иначе. Я должна отдать дань своему почившему родителю, а потому продолжу носить черную повязку на рукаве, и горе в душе, еще около года. Кронпринц, Ваше предложение это такая честь для меня. Вы такой благородный мужчина, без Вашей неоценимой помощи я бы просто пропала, но обстоятельства выше нас.
  Кронпринц с выражением сожаления опустил голову, а затем сказал:
  - Ну что же, мы вернемся к этому разговору и тогда я надеюсь все же получить ваш положительный ответ, София. А сейчас я должен сообщить Вам неприятное известие о том, что мне сообщили о необходимости срочно вернуться в Лаврию, однако, моя королева, как только я справлюсь то тут же приеду обратно. Дела не займут более трех недель.
  - Когда вы уезжаете?- расстроено спросила София.
  - Сегодня вечером.
  - Так скоро?- изобразила девушка обеспокоенность,- Быть может, отложите отъезд хотя бы на несколько дней?
  - Нет, дорогая моя, у меня безотлагательные дела. Мне необходимо идти собираться.
  Королева обреченно кивнула. Мужчина поцеловал ее руку и вышел из кабинета. Правительница облегченно выдохнула, машинально вытирая платком место поцелуя. Софи осознавала, что просто не готова выйти замуж. И хотя она понимала, что браки между царственными особами заключался отнюдь не из-за наличия каких-то нежных чувств между молодыми людьми, однако девушка не могла представить какого-то чужого мужчину рядом с собой. По крайней мере, пока!
  ***
  Вечер наступил достаточно быстро, и королева вышла на крыльцо проводить кронпринца. Не далеко от девушки стояла ее охрана, зорко смотря по сторонам.
  Начал накрапывать противный дождь, по затянувшемуся небу было понятно, что это надолго.
  - Алекс, быть может не стоит ехать на ночь глядя, мало ли опять встретятся разбойники?
  - Не могу, Софи, правда, не могу.
  Мужчина долго смотрел девушке в глаза, а затем неожиданно наклонился и хотел поцеловать, однако королева выставила вперед руку, предупреждая действие. Тогда Алекс смущенно улыбнулся и взъерошил свои волосы.
  - Королева моего сердца, мне очень прискорбно сообщать вам об этом, однако я обязан предупредить Вас. Мне доложили, будто ходят слухи, что вы - ведьма.
  - Что за бред!- возмутилась София,- И чем же подкреплена эта ерунда?
  - Подробностей, я не знаю. Всего лишь прошу, будьте осторожны, моя леди, Вы же знаете, насколько опасен суеверный народ.
  Пораженная королева только кивнула. Алекс же поклонился и
   вскочив в седло, быстро уехал.
  Непроизвольно София облегченно выдохнула, к ней сзади подошел генерал Лор.
  - Интересно, отчего кронпринц так торопился?
  - Гонец вести какие-то принес. Алекс сказал, срочно вызывают домой,- пояснила королева.
  Перед ужином правительница приказала Оливии найти сэра Фуста. Секретарь появился очень быстро. Он как всегда был готов выполнить любое приказание.
  - Я бы хотела назначить на завтра перед обедом аудиенцию герцогу Босану,- сказала Софи.
  Фуст быстро сверился с расписанием на завтра и попытался возразить:
  - Но, Ваше Величество, это не возможно. Время около полудня уже занято и... с герцогом Босаном?- тут до секретаря дошло с кем хочет встретиться королева,- Да, конечно, я внесу корректировки в завтрашнее расписание и передам Ваше пожелание герцогу.
  - Я бы хотела, чтобы о его визите знало как можно меньше людей.
  - Будет исполнено, Ваше Величество.
  Секретарь удалился. Королева спокойно поужинала и отправилась в свои покои. С каждым днем девушка все быстрее справлялась с государственными делами, и теперь у нее появлялось время на раздумья перед сном. Вот и сегодня Софи вместо того чтобы уснуть, долго сидела в своей кровати размышляя над тем, что сказал кронпринц. Такие мысли не укладывались в голове, тогда девушка решила переключиться на что-нибудь другое, но и здесь ее ждали не веселые мысли. Королева размышляла о матери. Была ли она действительно счастлива с отцом или ненавидела его? Жалела ли о выборе родителей? София хотела знать, что чувствовала Мира, живя здесь? Но ответов не было.
  ***
  В одиночестве работалось намного продуктивнее, и Софи наслаждалась этим. Время пролетело достаточно быстро, когда в дверях появился сэр Фуст и негромко сказал:
  - Ваше Величество, прибыл герцог Босан. Как вы и приказывали, я проводил его в библиотеку.
  Девушка, оторвавшись от своих дел, встала и направилась на назначенную встречу.
  В библиотеку Софи вошла через один из потайных ходов. Мужчина ожидал ее, рассматривая корешки книг. Герцог Босан возглавлял тайный отдел, занимающийся раскрытием внутренних заговоров против короны. Все боялись этого высокого сухопарого мужчину с маленькими глазами, которые казалось, буравили человека. Тонкие губы растягивались в неприятной улыбке, от которой мороз ходил по коже. В разговоре с герцогом необходимо было быть крайне осторожным, в измене он подозревал любого. Тайный отдел жил особой жизнью, тихонько делая свое дело и ничего не афишируя.
  - Вас что-то конкретное заинтересовало, герцог?- спросила София.
  Мужчина обернулся, и после церемониального поклона ответил:
  - Нет, просто осматриваюсь.
  Королева предложила гостю сесть за небольшой столик, со столешницей в виде шахматной доски.
  - К сожалению, я пока не слишком хорошо играю в эту игру. Нахожусь на стадии изучения фигур и их возможных ходов, а потому придется нам пока на нем только попить чай,- сказала Софи.
  Начальник тайного отдела не улыбнулся, а скорее хитро прищурился.
  - Это очень коварная игра. Бывает так, что случайно проигрывают и мастера, но что касается вас, Ваше Величество я уверен, вам удастся овладеть всеми премудростями этого занятия. Причем в скором времени. Вы достаточно быстро все схватываете, к тому же умело выбираете 'фигуры', что играют на вашей стороне.
  - Вы думаете?- спросила девушка.
  - Если бы это было не так, у Синовии не появилась бы королева София.
  Правительница соглашаясь, кивнула.
  - Однако до меня дошли слухи, что некоторые считают меня 'черной' королевой, хотя я пока не могу понять почему.
  Герцог на это никак не отреагировал, однако по тому каким напряженным стало его лицо, королева поняла, что о таком он слышит впервые.
  - Быть может,- мужчина неопределенно махнул рукой,- это всего лишь чьи-то одиночные домыслы?
  - Знаете, герцог Босан, если бы мне об этом сказал кто-то другой возможно я начала сомневаться, но в данном случае у этого человека нет причин такое выдумывать.
  - Либо они пока не видны. Однако я постараюсь в кратчайшие сроки обо всем узнать и сообщу Вам.
  В глаза королеве начало светить солнце, неожиданно выглянувшее из-за туч, и девушке пришлось немного передвинуться, чтобы продолжать видеть собеседника.
  - Но это не все причины, по которым я хотела вас видеть, сэр Ричард. Скажите, с кем при жизни была дружна моя мать? И что стало с ее семьей?
  Мужчина в удивлении приподнял брови, но спрашивать, почему эта информация так неожиданно заинтересовала королеву, не стал:
  - Ваша матушка королева Мира обладала очень дружелюбным характером, а потому была дружна со многими. Что же касается семьи, так после того как старший брат унаследовал титул и немалое состояние, ему понравилось играть в азартные игры. Он практически полностью промотал все деньги, а то что не успел, унаследовал вместе с титулом дальний родственник, после того как Вашего дядю на охоте скинула лошадь и он сломал себе шею. Младшая же сестра еще при жизни Вашего дедушки была выдана замуж за очень богатого, однако, престарелого графа. Тот обладал очень тяжелым характером и рукой, а потому после смерти мужа графиня Рамира Митрол унаследовав небольшой замок в тихом месте осталась там и не пожелала второй раз выходить замуж.
  - Герцог, а моя матушка и вдовствующая графиня были близки?
  - Да, покойная королева всегда очень пеклась о сестре,- мужчина с все большим любопытством взирал на правительницу.
  - Желаю позаботиться о родственниках,- ответила девушка на невысказанный вопрос и, хотя сэр Ричард ей не поверил, Софи это не волновало,- А далеко от столицы находится замок вдовы?
  - Всего в двух днях езды, Ваше Величество.
  Далее королева перевела разговор на какие-то отвлеченные темы и вскоре распрощалась с начальником тайного отдела герцогом Ричардом Босаном.
  ***
  Вот уже второй день королева была в дороге. Унылый осенний пейзаж за окном не радовал глаз. Да еще и погода окончательно испортилась. Сильный холодный ветер выстуживал карету. Если днем еще было терпимо, то вот ночью не могла спасти и меховая накидка, укрывающая ноги. В окно постоянно стучал ветер, и только мерное покачивание усыпляло. За первый день путешествия, против которого был так яростно настроен генерал Лор, девушке с ее камеристкой уже порядком надоело все: и различные сладости, что они с собой прихватили, и раскладывание пасьянсов, а от чтения просто разболелась голова. Потому Софи предпочитала рассматривать стражников, которых в изобилии приставил к карете начальник личной охраны. Королева понимала, что ее затея достаточно рискованна, но последней каплей стал сон, в котором девушка увидела свою мать, такой, какой та была изображена на портрете, женщина печально улыбалась. На следующее утро Софи отложила все дела и уже в обед карета с венценосной особой в сопровождении картежа отправилась навещать свою вдовствующую тетю.
  Когда на дороге начали все чаще встречаться небольшие деревушки, правительница была очень рада. Это означало, что вскоре их ожидает конец пути. И действительно через несколько часов карета подъехала к старому, начинающему разрушаться замку. У входа их уже встречала средних лет женщина, одетая в вышедшее из моды, но лучшее из того что у нее было платье. Отправленные вперед гонцы известившие графиню о приезде королевы сделали свое дело и дали время хозяйке замка подготовиться к встрече с племянницей. Рамира была еще очень красивой женщиной, седина не успела коснуться ее волос, правда от частого пребывания на солнце без защиты кожа стала немного смуглой, но это ее нисколько не портило, а наоборот еще больше оттеняло ярко-голубые глаза.
  С большим удовольствием Софи покинула карету, ей нестерпимо хотелось потянуться, чтобы размять затекшие от долгого сидения мышцы, но переборов столь неприличное для правительницы желание девушка пошла навстречу своей тете, которая заметно нервничала.
  - Рада приветствовать Вас, королева София, в своем скромном доме,- женщина присела в идеальном реверансе.
  Софи постаралась свести к минимуму все официальное приветствие и в сопровождении хозяйки направилась в замок. Девушка пока шла по гулким коридорам слышала, как с шорохом приоткрывались двери и из-за них тихо переговариваясь, выглядывала прислуга, всем хотелось рассмотреть так неожиданно приехавшую королеву. Графиня лично проводила Софию в предоставленные покои, привести себя в порядок и отдохнуть после долгого пути. Правительница и раньше слышала, что ее родственница живет отнюдь не богато, однако сейчас убедилась в этом окончательно. Замок был устроен по самому простому принципу, в комнате предоставленной девушке вся мебель была сделана достаточно грубо, только кровать и комод украшали витиеватые завитушки, сундуки также не подходили под остальной стиль мебели, из чего правительница сделала вывод, что в эти покои принесли лучшую мебель из других помещений. Софи и так не собиралась оставаться здесь на ночь, а после увиденного тем более решила вечером покинуть замок. И вовсе не потому, что брезговала - недавно ей приходилось ночевать и не в таких условиях - а только для того чтобы еще больше не утруждать хозяйку. Ведь помимо самой королевы ночлег и питание необходимо было предоставить и всей свите правительницы.
  Пришло время обеда и Софи проводили в помещение, где вдова обычно принимала пищу. Это была не большая комната, в которой стол застилала скатерть расшитая замысловатым узором. Графиня смущенно развела руками:
  - Чем богаты,- сказала она.
  Софи посмотрела на предложенные блюда и успокаивающе улыбнулась хозяйке:
  - С некоторых пор я больше ценю простую пищу, чем деликатесы.
  Начав трапезу, девушка видела, как хозяйка не решается спросить королеву о причине визита, и потому Софи сама начала разговор.
  - Леди Рамира, не стану скрывать то, что приехала к вам по делу. Я бы хотела как можно больше узнать о своей матери. Мне говорили, что Вы с ней были очень дружны.
  - Да это так,- от волнения хозяйка замка ничего не ела,- Вас интересует что-то конкретное?
  - Я хотела бы услышать о заключении брака между моими родителями.
  - Это было достаточно традиционно. Мира своей красотой очаровала тогда еще принца Зейна. Он, получив одобрение своих родителей, обговорил идею заключения брака с нашими родителями, приданного практически не взял, что очень понравилось отцу. Вот и все.
  Выслушав, София уточнила.
  - А разве моя мама изначально не симпатизировала брату отца.
  -О!- только и сказала удивленная вдова,- Вы и об этом знаете. Впрочем, что уже скрывать? Да это действительно так, но после беседы с Зейном родители решили отдать Миру ему. Мы с сестрой не смели возразить, а потому она стала женой короля Синовии, а я спустя какое-то время стала графиней Митрол.
  - Скажите, а мать была счастлива в браке?- задала волнующий ее вопрос Софи.
  - Не могу сказать ничего определенного, после замужества мы практически не общались. Сестра иногда присылала мне новые наряды и немного денег, мой муж, несмотря на то, что был достаточно богат, однако не слишком щедр, вот она меня и радовала.
  Софи была расстроена. Она так и не получила ответов на свои вопросы. Ей было горько осознавать, что все то, что отец рассказывал ей об их взаимной с матерью любви, скорее всего не более чем красивая сказка. После обеда вдова показала своей титулованной родственнице сад, прилегающий к замку, однако из-за дождей там все размыло, и Софи только вымазала дорогие бархатные ботиночки.
  Когда начало смеркаться королева прощалась с графиней.
  - Надеюсь, королеве Софии понравилось у нас в гостях?- поинтересовалась хозяйка.
  - Безусловно, леди Рамира, вы прекрасно здесь управляетесь. У Вас все так чистенько и аккуратно,- Софи не кривила душой, замок действительно выглядел опрятным, и нет вины графини в том, что ее покойный муж оставил ей так мало денег на содержание, из-за чего она не может позволить сделать даже минимальный ремонт в замке.
  - Ваше Величество этот дневник сестра прислала мне перед смертью. В записке она просила передать его Вам, если когда-нибудь вы станете о ней интересоваться. Надеюсь, здесь вы найдете все, что вас интересует.
  Софи взяла из рук графини протянутый толстый конверт, в котором лежала тетрадка. Все было запечатано сургучной печатью. Королева от неожиданности только кивнула и быстро распрощавшись, покинула замок.
  ***
  Девушка вначале хотела прочитать дневник матери дома, однако, не утерпев, распечатала конверт на следующее после отъезда утро. Карету раскачивало, отчего буквы прыгали перед глазами, но королева упорно вчитывалась в красивый ровный почерк. Записи велись не каждый день, а только тогда когда происходили важные события. Вот, наконец, было написано про отца с Фридрихом:
  ' Сегодня состоялся мой первый бал...Танцевала с обоими принцами. Они совершенно не похожи друг на друга. Фридрих такой веселый балагур, мне было легко и просто с ним общаться. Он постоянно шутил, пытался уменьшить мое волнение и это ему практически удалось. Однако весь танец с принцем Зейном меня била мелкая дрожь. Он выглядел таким серьезным, строгим, я поняла, что побаиваюсь его. Мне кажется, будто я постоянно делаю что-то не так. За все время нашего общения он сказал мне лишь пару фраз...'
  Затем описывалось, как несколько раз Фридрих приглашал на прогулку Миру. Ей с ним было хорошо, но иногда проявляющаяся его импульсивность пугала девушку.
  'Сегодня вновь мы с родителями посещали королевский прием, и я попала в неприятную ситуацию. Сама не понимаю как но, я не заметила проходящего позади меня слугу с подносом, на котором стояло шампанское. И вот поворачиваясь, я толкнула его. Бокалы с шумом разбились, было ужасно стыдно, внимание всех присутствующих сразу обратилось к нам. Но неожиданно рядом появился принц Зейн и во всеуслышание заявил, что он ужасно неловок, а затем спросил у меня, не слишком ли я испугалась. При этом Его Высочество заговорщицки мне улыбался. Улыбка совершенно преображает его. Он выглядит не таким...чопорным'
  ' Сегодня был бал маскарад. За мной ухаживал принц Фридрих. Все было замечательно. Я так счастлива!'
  После этой записи Софии стало больно. Ей было жаль разбитой мечты ее матери.
  'Во время ужина мне сообщили неожиданную новость. Приезжал принц Зейн и родители согласились на наш с ним брак. Когда я попыталась спросить про Фридриха, отец лишь отмахнулся и ответил, что мой будущий супруг отказался практически от всего приданного, да и зачем оно ему если он наследует богатые Грегорианские земли и Синовию, а в наследство Фридриха нужно еще вкладывать деньги и вкладывать, поэтому он ни в коем случае от своего не откажется... В доме все были безмерно счастливы. А мне страшно. Я все еще робею перед принцем Зейном'
  Далее описывались долгие приготовления к свадьбе, которые Софи пропустила. Девушка пролистала несколько страниц и остановилась лишь, когда красными чернилами было написано:
  'Я ТАК СЧАСТЛИВА! Не знаю, как мне благодарить проведение за то, что я вышла замуж за этого замечательного человека. Не представляю, как раньше он мог казаться строгим, скучным? Зейн такой внимательный, заботливый и чуткий! А какой он интересный собеседник! Всегда рассказывает о чем-то необыкновенном и если раньше я не любила читать, то сейчас стремлюсь узнать что-то новое, чтобы обсудить с мужем. Меня несколько огорчает только то что у нас пока не получается завести ребенка и хотя лекари говорят, что я абсолютно здорова, волнение начинает наполнять мое сердце...'
  Прочитав это, королева почувствовала, что по щекам потекли с трудом сдерживаемые слезы радости. Девушка как в детстве стерла их кулачком. Оливия встревожилась:
  - Госпожа, с Вами все в порядке?
  Но Софи не стала ничего отвечать, а углубилась в чтение:
  'Зейн пришел немного расстроенный. К нему приезжал Фридрих, и они поругались. С тех пор как я стала женой Зейна между братьями, словно черная кошка пробежала. Я даже пыталась поговорить с Фридрихом, объяснить, что очень счастлива, но он и слушать не хочет. Думает, что Зейн запугал меня...'
  'И напрасно я волновалась. Сегодня стало известно, что у нас с Зейном будет ребеночек! Мы безмерно рады. Мой муж носил меня на руках весь день...'
  Далее шло описание всех девяти месяцев беременности. Проходили они достаточно тяжело. Мира за первые три месяца не набрала в весе, а похудела, ее постоянно тошнило, но так как это было вполне нормально, никто не волновался. Зейн еще больше берег свою жену, чем раньше. Во второй половине беременности начались отеки, Мире стало тяжело дышать. Беспокоиться все стали только тогда, когда королева не смогла спать лежа, она начинала задыхаться. Наконец настал день родов. Зейну запретили находиться в комнате с роженицей, да и сама Мира не желала, чтобы муж видел, как она мучается. Длилось все достаточно долго.
  ' Я так устала. Мне было очень тяжело. Лекари сказали было сильное кровотечение. Но когда я услышала голос моего ребеночка, то поняла, что я самая счастливая на свете. У нас с мужем родилась девочка, моя маленькая Софи. Я немного переживала, что Зейн расстроиться ведь он хотел сына, но когда король вошел в комнату и взял кроху на руки, то был так рад, что не смог сдержать слез...'
  Следующая запись была последней.
  'Лекари, которых привез из далека Зейн, очень стараются, но я чувствую, что все это напрасно. У меня не хватает сил. Я с каждым днем все больше слабею. Зейн выносит меня на руках на улицу. Мы садимся на скамейку, няня приносит Софи, и мы долго так сидим любуясь природой и наслаждаясь присутствием друг друга. В такие минуты мне не страшно умирать. Единственное за кого я беспокоюсь так это за мужа, он сильно переживает, хотя и пытается скрыть это от меня. Я убеждаю его, что он должен быть сильным ведь с ним останется наша София. Я благодарна Богу за подаренных мне мужа и дочь. Я ни о чем не жалею. Моя милая Софи, если ты читаешь этот дневник, знай, я очень тебя люблю!'
  Королева больше не стала бороться с чувствами, овладевающими ею, а просто открыто разрыдалась. Свидетельницей этому была лишь изумленная Оливия.
  ***
  На следующий же день после возвращения королевы в столицу к ней на прием тайно пришел герцог Босан. Встретились они с Софи вновь в библиотеке. На этот раз мужчина ожидал правительницу, смотря в окно на то, как дождь заливает чудесный сад.
  - Вы что-то узнали, сэр Ричард?- спросила Софи, входя в комнату.
  Герцог обернулся.
  - Да, Ваше Величество, у меня есть новости,- мужчина подождал пока девушка сядет в кресло и только тогда продолжил,- В тот же день после нашего с вами прошлого разговора я вызвал необходимых мне людей и они сказали, что ни о чем таком не слышали. Но через два дня ко мне начали поступать отчеты о расходящихся слухах по поводу вашей принадлежности к темной магии. Естественно с каждым днем эти домыслы все быстрее начинают распространяться по Синовии.
  - И на чем же основаны данные предположения?
  - Преобладает версия, что при захвате замка вам удалось ускользнуть из рук Фридриха, потому что продали свою душу нечистой силе. Во время ваших скитаний вы собирали свою армию, поднимая из могил нечисть. Ведь никто так и не понял как начался штурм, а главное нет свидетелей того как войско покинуло замок. Ходят слухи, будто вы их просто временно развеяли. А дальше начинают придумывать о жертвоприношениях, оргиях и прочих богоугодных деяниях. Еще один момент это то, что кронпринц так неожиданно покинул Синовию. Говорят о том, что он якобы узнал о ваших темных делах и срочно уехал.
  Софи потирала виски, у нее в голове не укладывался весь тот бред, который сочинили про нее. Хотя королева не могла не признать некую правоту особенно в отношении нарумцев, они действительно просто исчезли.
  - Что же мне делать, герцог?- спросила она,- По поводу Алекса я не волнуюсь, он должен приехать меньше чем через две недели, однако все остальное...Синовии не хватает только народного восстания.
  Сэр Ричард прищурил глаза и, глядя задумчиво вперед, сказал:
  - Возвращение кронпринца поубавит слухов, а пока Вам стоит чаще бывать среди людей, демонстрируя дружелюбие и, конечно же, по чаще посещать храм,- дал совет Босан,- Кстати, покушение на Вас во время коронования воспринимается многими как не желание Господа одобрять этот ритуал,- добавил мужчина.
   - По поводу посещения храма Вы абсолютно правы. Еще необходимо сделать несколько пожертвований,- сказала Софи.
  - Смотрите, что бы это не восприняли, как попытку искупить грехи,- предупредил герцог.
  - При желании все можно истолковать превратно,- задумчиво произнесла девушка.
  ***
  Следующие несколько недель королева регулярно посещала церковь. Девушка чувствовала, как все присутствующие там неодобрительно на нее взирают. Волнуясь, Софи начинала теребить брошь, которую никогда не снимала. Правительница не могла дождаться возвращения кронпринца, однако у него возникли дома какие-то осложнения и мужчина написал, что задержится. Королеве казалось, будто с каждым днем она все больше и больше увязает в болоте слухов и домыслов. Рядом же не находилось человека, который смог бы ее оттуда вытащить, а у нее самой это не получалось. Однажды из окна кабинета она увидела людей пришедших на площадь с чучелом черной ведьмы, они хотели его поджечь, однако вовремя подоспела охрана, которая тут же их арестовала. Самым тяжелым было то, что у чучела на голове была бумажная корона. В городе начали поговаривать о таинственных похищениях людей и это также приписывали королеве.
  Когда Софи доложили о том, что у дверей замка ее ожидает старая няня, девушка была очень удивлена.
  - Карс, проводите ее в гостиную. Я спущусь туда через несколько минут,- приказала королева.
  Однако через некоторое время дворецкий вновь появился в кабинете.
  - Ваше Величество, няня просила, чтобы Вы уделили ей внимание на улице.
  София ничего не понимая, вместе с охраной вышла к женщине. Они не виделись уже очень давно. Девушка узнала в старушке с цветастым платком на голове свою кормилицу. Время и болезни согнули женщину, она опиралась на самодельную трость. Королева обняла няню и тут по ее глазам поняла, почему та не пожелала войти в замок:
  - Кормилица, неужели и ты поверила всем этим бредовым слухам?
  - Софиюшка, девочка ты моя, никому я не поверила, просто хочу поговорить с тобой,- опровергла предположение няня.
  Тогда правительница кивнула и проводила хромающую женщину в сад, к скамье около одного из вечно зеленых деревьев.
  - Софи, причину моего прихода ты поняла верно. Вот только я пришла предупредить тебя. Простой люд все больше недоволен правлением королевы-колдуньи. Они все бояться за себя, за своих детей. Бояться из-за непонимания.
  Расстроенная королева позволила себе расслаблено опустить плечи, немного ссутулится.
  - Я обо всем наслышана и пытаюсь всеми силами исправить, но ничего не получается.
  Женщина морщинистой, узловатой рукой погладила девушку по плечу.
  - Не отчаивайся, девочка моя. Для начала сними ты эту брошь. Все начинают думать, будто это знак нечисти. Вон перо, какое черное.
  София машинально дотронулась до своего талисмана, не желая с ним расставаться. Но сейчас ее символ удачи приносил несчастье, а значит придется его снять. И девушка отстегнула ювелирное изделие тончайшей работы и спрятала его в складках платья.
  - А еще нравиться всем кронпринц Алекс. Вроде мужчина хороший,- продолжила кормилица.
  Софи согласно кивнула.
  - Я знаю. Он должен вот-вот вернуться, чтобы поддержать меня и доказать всем, что мы с Лаврией в хороших дружеских отношениях.
  Старушка устало вздохнула:
  - Ты не поняла меня. Замуж за него тебе надо, чтобы слухи все прекратить. Многие говорят, что ежели бы королева с кронпринцем поженились, так значит, чиста наша София. Алекс ведьму замуж не возьмет.
  - Нет!- вскричала девушка.
  Няня вздрогнула.
  - Отчего же, София? Неужто не люб? Красивый, умный, внимательный, да и правитель хороший, вон как Лаврия хорошо живет,- но видя, насколько расстроена королева, кормилица предположила,- Может другой в сердце?
  Девушка ничего отвечать не стала, а только понуро кивнула.
  - Так коли человек хороший, выходи за него замуж,- предложила няня.
  - Ах, кормилица, если бы все было так просто, как ты говоришь.
  - Ты ему не люба?
  - Не знаю,- ответила София неуверенно,- но это не важно. Невеста у него есть, скоро пожениться должны.
  Софи опустилась перед кормилицей на колени и положила голову женщине на колени, а та, жалея начала гладить девушку по голове.
  - Ты, девка, не вздумай в семью чужую лезть. Не по-людски все это. А может судьба к браку с кронпринцем и ведет?
  - Может быть. Может быть,- сказала задумчиво Софи.
  Она уже давным-давно не чувствовала себя маленькой. Когда-то королева считала няню своей мамой, и сейчас девушке так хотелось материнского тепла.
  - Кормилица, а как твои дела? Как ты живешь?- поинтересовалась правительница.
  - Хорошо живу. Дети мои выросли, людьми хорошими стали, сейчас моих внуков воспитывают. Я только за тебя, Софьюшка, волнуюсь. Бедная ты моя девочка, столько всего на твою долю выпало, а ты ж молоденькая еще совсем.
   Королева позволила себе вновь стать доверчивой девочкой впервые за такой длительный период. Так посидев еще около получаса, няня с Софией попрощались, и вновь в замок вернулась сильная правительница.
  Весь вечер перед сном королева провела в своем кабинете, рассматривая Центральную площадь, что виднелась за окном. Сейчас она пустовала. Но София не обращала на это никакого внимания, ее мысли были заняты Алексом, Синовией и сложившейся ситуацией. Девушка понимала, что женились по любви не многие королевские особы, а наоборот все старались своими браками как-то укреплять государства и королева Синовии ничем особым от них не отличалась. Тем более жених недурен собой, очень выгоден, так почему бы и нет?
  - Не могу!- воскликнула София вслух и отошла от окна.
  Как только возникала мысль о необходимости исполнения супружеского долга, все нутро девушки начинало противиться этому. Ей хотелось объятий совершенно других рук, поцелуев других губ. Далеко за полночь измученная раздумьями королева решила, что отложит все размышления до приезда Алекса, а пока попытается все же исправить ситуацию сама.
  ***
  Еще через две недели ничего существенно не изменилось. С каждым днем все больше холодало, вот-вот должен был выпасть первый снег. Наконец наступило утро последней осенней ярмарки. На праздник были приглашены скоморохи и фокусники для рnbsp;азвлечения толпы. София решила посетить праздник. Она одела поверх своего платья теплое пальтишко, обшитое мехом, взяла охрану и отправилась на торговую площадь.
  Ярко светящее солнышко, несмотря на пронизывающий ветер, грело душу. За прилавками уже стояли продавцы, громко рекламируя свой товар. Чего тут только не было: и янтарный мед, и еще пышущие жаром бублики, и ремесленные изделия. В центре публику уже развлекал скоморох. Королева пройдясь меж рядов, купила у зачарованно смотрящих на нее продавцов связку сушек и, закинув одну из них в рот, со вкусом ею хрустела, в руке у нее был сахарный петушок, который она припасла для дома. У девушки было хорошее настроение, и она желала показать, что совершенно ничем не отличается от простых людей. Здесь отсутствовали придворные и послы, которые с непониманием смотрели бы на такое поведение. Сейчас София находилась среди обычных людей и чувствовала она себя гораздо уверенней.
  Насмотревшись на различные товары, королева подошла к толпе, которая разглядывала вышедшего на помост фокусника. Особенно номерами восхищались дети. Правительница также с интересом наблюдала за представлением, как вдруг услышала справа от себя чей-то женский голос:
  - Вот ведьма стоит. Сама, небось, и не такое умеет.
  Соседка стоящая рядом прошептала:
  - Тихо ты, услышит.
  - А пусть слышит. Всему народу рот закрыть не удастся.
  На Софию начали коситься, толпа зашепталась, переходя в гул. Девушка поняла, что пришло время уходить иначе все может перейти в восстание и никакая охрана среди толпы не спасет. Девушка развернулась и начала пробираться на выход, но люди словно нарочно начали смыкаться мешая пройти. После чьей-то подножки королева подала знак охранникам взять ее в кольцо и вывести отсюда. Пока Софи выходила, то все время сжимала в руке, спрятанную в маленьком карманчике пальтишка, дорогую сердцу брошь, спрятанную там от чужих глаз.
  Как только девушка добралась до замка. Она, не переодеваясь, направилась в свой кабинет, где написала кронпринцу письмо, с просьбой поскорее приехать в Синовию для важного разговора. София отдала конверт с королевской печатью секретарю.
  Решение было принято.
  ***
  Следующие несколько дней София провела в ожидании своего спасения. Когда ей сообщили, что вдалеке показался кронпринц с охраной, королева смогла облегченно вздохнуть.
  Девушка встретила Алекса у входа в замок. Мужчина спрыгнул с взмыленного от быстрой скачки коня. Правительнице было приятно, что будущий правитель Лаврии так торопился на ее зов.
  - София, я примчался так быстро, как только мог,- сказал мужчина.
  - Кронпринц, я очень рада Вас видеть. Мой разговор, безусловно, важен, однако он сможет немного подождать, чтобы вы успели перевести дух и отдохнуть.
  Мужчину проводили в его покои, а сама королева спустилась в музыкальную гостиную и нежно провела пальчиками по клавишам пианино. Как же давно она не играла. Софи села на мягкий пуфик и погрузилась в музыку чувств. Девушка вкладывала в мелодию всю себя, все свои переживания. Вокруг ничего не существовало.
  Королева закончила играть, в душе у нее возникло чувство умиротворения и спокойствия. А потому правительница вздрогнула, когда в комнате раздались одиноко звучащие аплодисменты. Обернувшись, она увидела прислонившегося к косяку кронпринца. Он уже успел привести себя в порядок и выглядел достаточно свежим. Алекс улыбался. Сейчас девушка подумала о том, что, быть может, пройдет время, и она также как королева Мира будет благодарить судьбу за данного ей мужа, с которым станет самой счастливой. Но вначале необходимо было договориться о свадьбе.
  - Я уже успел забыть, как Вы прекрасно играете, София. Только отчего у вас такая грустная мелодия?- спросил мужчина.
  Девушка поднялась и прошла к диванчику, предварительно вызвав слугу и приказав принести им с кронпринцем самого лучшего вина. Алекс ничего не сказал, а только в удивлении приподнял брови.
  - В Синовии сложилась очень неоднозначная ситуация,- ответила королева на поставленный вопрос, она не знала, как перейти к разговору о свадьбе.
  - Я расспросил гонца, присланного вами с письмом, и он поведал о ситуации, что начала складываться. Я так спешил именно потому, что боялся начала восстания и уже готов был вырывать Вас, моя леди, с боем. Даже войска прихватил, они стоят в окрестностях столицы.
  Софи, конечно же, было приятно слышать такое, и она, посмотрев в чистые голубые глаза мужчины, открыто улыбнулась.
  - Моя королева, я принял Ваше решение по поводу свадьбы и обручения со мной, однако в сложившихся обстоятельствах попытаюсь еще раз. И нет, не отказывайте мне сразу. Обдумайте все хорошенько.
  Правительница Синовии облегченно выдохнула. Кронпринц сам не зная того сделал все за Софию, которая уже начинала сомневаться, что сможет произнести слова о браке вслух.
  - Алекс, я не стану томить Вас ожиданием. Наша разлука показала мне, насколько ваше присутствие согревает меня, и как плохо я себя чувствую без Вас,- солгала королева.
  Мужчина подхватил девушку на руки и закружил по комнате. Затем остановился и, не отпуская, спросил:
  - София, о чем ты хотела поговорить со мной?
  - Именно об этом,- ответила девушка.
  - Я очень рад,- прошептал кронпринц, прежде чем поцеловать будущую жену.
  Через несколько дней было официально объявлено о помолвке . Свадьба должна была состояться ровно через месяц. Из-за сложившейся ситуации обряд было решено провести в столице Синовии.
  - Алекс, быть может, стоит отложить свадьбу на два месяца, чтобы не спеша все подготовить и...- королева не успела договорить, как ее руку, лежащую на столе, накрыл своей ладонью будущий правитель Лаврии.
  - Я уверен, моя София, ты все успеешь. Просто моему отцу становиться все хуже, а мне бы так хотелось, чтобы он успел увидеть свадьбу сына, боюсь, что два месяца он подождать не сможет. Но я думаю, что стоит вызвать в помощь Мари. Она с большим удовольствием возьмет часть забот на себя,- сказал Алекс.
  София вспомнила сестру кронпринца и непроизвольно поморщилась.
  - Ну-ну. Я уверен Вы обязательно подружитесь,- улыбнувшись, заметил будущий правитель Лаврии.
  ***
  Через несколько дней к королеве на прием пришел генерал Лор. Мужчина выглядел крайне задумчиво.
  - Что-то случилось?- спросила принцесса.
  - Не совсем,- ответил мужчина,- Я пришел поговорить с вами по поводу регулярно совершаемых на Вас покушений. Дело в том, что они стали закономерными. То есть проходят ровно через три дня, причем совершенно не замысловатые.
  - Таким образом, вы хотите сказать, что покушения делают формально.
  - Да. Это подтверждается тем, что для охраны не составляет никакого труда их обнаруживать.
  - Но зачем?- задумалась девушка.
  - Вероятно, готовиться что-то более грандиозное, а эти обманки совершаются с целью усыпить нашу бдительность,- предположил генерал.
  - Наверняка это как-то связано с моей предстоящей свадьбой.
  - Во время церемонии меры предосторожности будут самые высочайшие,- сказал начальник личной охраны.
  Весь вечер София обдумывала этот разговор и даже поделилась им с Алексом. Тот поддержал свою невесту и предложил для обеспечения безопасности ввести часть своих войск, однако девушка сказала, что очень устала и предложила вернуться к разговору незадолго до самой церемонии.
  ***
   Еще через пять дней прибыла из Лаврии сестра кронпринца, Мари. Девушка все также была сама надменность и холодность. Она и правда взяла часть забот на себя. Также принцесса пожелала увидеть уже шьющийся для королевы свадебный наряд.
  Софи примерила белоснежное платье, держащееся на одних булавках и грозящее вот-вот развалиться на отдельные составные части. Однако, только кинув на него взгляд Мари, заявила, что это уже не модно. Ее подруга принцесса какого-то государства выходила замуж в совершенно другом и по стилю и по цвету наряде.
  - Принцесса, вам не кажется, что свадьба моя, и я должна решать, в чем я буду?- возразила София.
  Однако Мари сверкнув льдинками в глазах, ответила:
  - Невеста моего брата должна быть одета в самый модный наряд. А Вы, королева, пока скитал...скрывались от Фридриха, совершенно отстали от моды, поэтому я возьму на себя труд подсказать Вам.
  Под таким напором Софи сдалась, рассудив, что и правда, выходя замуж должна выглядеть лучше всех. Девушкам принесли отрезы различных тканей.
  - Быть может эта?- предложила королева полотно цвета экрю, оно замечательно контрастировало с вновь ставшей белой кожей правительницы, и в тот же момент подчеркивало ее медовые волосы.
  Однако принцесса только скривила носик:
  - Сейчас принято носить небесно-голубые цвета,- и девушка нашла белую ткань с голубым отливом.
  Королева возражать не стала, однако засомневалась в том, что её будет украшать такой цвет, скорее он бы подошел самой Мари.
  В новом наряде у Софи в области поясницы должен появиться огромный бант. Декольте украшали мелкие бантики, также как и подол платья. Королева с сомнением смотрела на набросок, но малейшие возражения принцесса пресекала тем, что лучше разбирается в новых веяниях моды.
  После того как все завершилось София чувствовала себя ужасно. Сил в этот день больше ни на что не осталось.
  Время летело слишком быстро, а новый советник никак не появлялся. Королеве хотелось поскорее решить вопрос по поводу новой величины выплат Наруму со стороны Синовии, в благодарность за помощь. Иногда девушке казалось, что все это было напрасно, ведь брачный союз с Алексом предполагает объединение страны с Лаврией. Таким образом, Синовия растворится в более большом государстве. Но в эти минуты София напоминала себе о том, что ее люди хотя бы будут свободными, с них не станут требовать непомерных налогов, а также не станут бесправно забирать в рекруты кого и когда вздумается. К тому же девушка вовсе не собиралась отстраняться от управления государством, она еще не понимала, как все будет выглядеть, однако рассказывать Алексу об алмазных шахтах и Наруме королева не желала. Софи решила, что, в крайнем случае, если ее совсем отстранят от государственных дел, она попросит, хотя бы управление 'угольными' шахтами. По идее молодой супруг должен будет удовлетворить маленький каприз супруги, которая когда-то правила целой страной.
  ***
  Когда до столь важного мероприятия, как бракосочетание оставалась одна неделя, произошло событие, которое София меньше всего ожидала...
  Воздух этим утром был морозным. Облака пара вырывались изо рта тех, кто стоял в дозорах на крепостной стене. Утро было столь же гадким, как и вся ночь, из-за проливного дождя. Когда, наконец, ливень начал заканчиваться один из караульных кого-то разглядел, вдалеке. Он вызвал начальника смены, который себе поднос пробурчал что-то о нечистой силе и побежал докладывать в замок.
  У Софии было плохое настроение еще с момента пробуждения. Ее всю ночь одолевали различные неприятные мысли, из-за которых она не смогла выспаться. Ее угрюмое лицо еще больше скривилось, когда к завтраку спустился свежий и жизнерадостный Алекс.
  - Вы сегодня прекрасно выглядите, Софи!- сказал он.
  На что королева, пока кронпринц усаживался за стол, только прищурила глаза. Они еще не были женаты, а девушку уже начинали раздражать стандартные комплементы, которые ей говорил Алекс, нисколько не заботясь, подходят ли они хотя бы немного к данному моменту или нет. Ничего не подозревающий мужчина сделал знак слуге, и тот начал обслуживать Алекса. Чтобы не сказать ничего неприятного София начала разглядывать в окне как сметают остатки разноцветных листьев в одну большую кучу, с целью их последующего сжигания. Это проделывали каждую позднюю осень до того как выпадет первый снег и девушка не любила запах который при этом образовывался. Казалось, он проникал во все уголки замка. Становилось нечем дышать и глаза слезились.
  - Софи, я хотел спросить у Вас когда, наконец, приедет человек, на которого вы оставите этот замок, и кто будет представителем Синовии, после нашего отъезда в столицу Лаврии?- отвлек кронпринц королеву от размышлений.
  Девушка начинала злиться на Раинела, потому что она сама не знала когда это произойдет. Самым тяжелым было уйти от ответа в прошлый раз, когда Алекс спросил, как зовут будущего советника, но Софи приложив максимум усилий, перевела беседу в другое русло. И вот опять.
  - У него возникли непредвиденные обстоятельства, но причина поверьте мне уважительная. Он прислал мне записку, что приедет через несколько дней,- соврала девушка.
  Кронпринц хотел что-то еще сказать, как вдруг дверь зала распахнулась, и в помещение вошел обеспокоенный генерал Лор, он поклонился и сказал:
  - Прошу прощение, но дозорные доложили, что видят приближающегося короля Грегорианских земель в сопровождении небольшого отряда.
  От неожиданности София даже поднялась со своего места:
  - Самир?!
  - Да, Ваше Величество,- подтвердил начальник личной охраны,- я уже дал распоряжение закрыть ворота, прикажете отменить?
  Ошарашенная королева, выходя из-за стола, сказала:
  - Нет-нет. Лучше проводите меня на крепостную стену.
  С удивлением смотря на все происходящее кронпринц, промокнув салфеткой губы, поспешил за правительницей Синовии. Алексу удалось ее догнать в холле, где девушка ожидала, когда ей принесут пальто.
  Оливия появилась быстро, помогла королеве одеться и убежала на кухню сообщить об услышанном, естественно по большому секрету.
  На крепостной стене дул сильный ветер, от которого сразу же заслезились глаза, однако немного пообвыкнув, Софи увидела штандарт своего сводного брата.
  - София, что вы собираетесь делать?- поинтересовался кронпринц.
  Девушка все еще внимательно смотрящая вдаль ответила:
  - Для начала выслушаю чего он хочет, а уж потом решу.
  - Зачем вам беседовать с предателем? Давайте я подам знак своим людям, что стоят не далеко отсюда, и они быстро прогонят Самира, а если пожелаете то и ...
  - Нет,- твердо сказала девушка,- вначале я поговорю с ним.
  К этому времени отряд уже достаточно приблизился, чтобы можно было разобрать речь.
  - Здравствуй, София!- с усилием прокричал король Грегорианских земель,- поздравляю со вступлением в законные права...
  - Для беседы на светские темы у меня есть множество фрейлин,- перебила его девушка,- Говори, зачем приехал, Самир?
  - А ты изменилась, сестричка. Но, да ладно не об этом сейчас. Впусти меня, и давай поговорим, я тебе кое о чем интересном поведаю.
  - Нет, братец, если хочешь, говори здесь,- сказала королева.
  - Так не пойдет,- воспротивился Самир,- разговор не для лишних ушей. Лучше выезжай сюда, обещаю, что не трону.
  Девушка задумалась, ей было интересно, что готов был сказать столь внезапно появившийся король Грегорианских земель, но риск был достаточно велик.
  - София, Вы еще раздумываете об этом предложении? Да гоните его в шею, что он может вам рассказать?
  Королева посмотрела на генерала, который также присутствовал здесь. Мужчина отрицательно покачал головой. Девушка вздохнула, сейчас она не могла так рисковать.
  - Самир, говорю в последний раз, если есть что сказать делай это сейчас.
  Но сводный брат не сдавался:
  - Я буду говорить только с тобой наедине.
  Тогда королева, пожав плечами, развернулась и пошла к спуску с крепостной стены.
  - Алекс, дайте своим людям знак, чтобы прогнали,- затем девушка внимательно посмотрела на кронпринца,- и только прогнали!
  Самир все понял, видя выезжающее из-за леса войско Лаврии.
  - Ты делаешь большую ошибку...
  Но София слушать больше ничего не стала, а двинулась в направлении замка.
  Остаток дня девушка мучилась вопросом, что же мог ей рассказать сводный брат, но измученная мыслями она, в конце концов, решила, что ничего нового от него узнать не могла и со спокойной душой отправилась спать. Этой ночью она уснула быстро. Ей приснилась спокойная река, кончиками пальцев касаясь которой девушка устраивает фонтан брызг. Капли, что остаются на руках, при свете дня переливаются разными цветами радуги.
  ***
  К бракосочетанию, которое должно состояться завтра уже все было готово. Гости потихоньку наводняли столицу Синовии. Отцу Алекса неожиданно стало плохо и он так и не смог приехать.
  София, спрятав на свои белоснежные ручки в муфточку, вышла на улицу. Ей хотелось побыть одной, насколько это было возможно, когда четыре охранника неотступно идут следом. Девушка подняла голову вверх, любуясь медленно летящими вниз снежинками. Королева подставила ладонь и на нее опустились несколько совершенно разных по форме звездочки и медленно растаяли, превратившись в капельки талой воды на руке. Кожу щек приятно щипал небольшой морозец, под ногами хрустел тонкий снежный ковер. Сегодня выпал первый снег.
  София как когда-то решила прогуляться по улицам родного города, чтобы запомнить их. Неизвестно когда она приедет сюда еще раз. Девушка почувствовала запах свежей выпечки, который из-за свежести воздуха ощущался еще острее.
   Со стороны соседней улицы слышен был какой-то шум, там располагался трактир, и его завсегдатаи уже начали свой веселый день. Королева припомнив последнюю здесь свою подобную прогулку, улыбнулась, и посмотрела на небо, кроме падающего снега и тяжелых серых туч там никого и ничего не было. На душе стало невыносимо тяжело и, почувствовав, что непрошенные слезы вот-вот потекут из глаз, девушка поторопилась покинуть места вызывающие столько горько-сладких воспоминаний. Она направилась обратно в замок.
  У входа ее уже высматривал дворецкий Карс:
  - Ваше Величество, Вас ожидают принцесса Мари и королева Дориана для последней примерки вашего свадебного платья.
  Девушка поморщилась. Королева Дориана была матерью кронпринца и Мари. Глядя на эту особу можно было сказать, что принцесса вылитая мать не только внешне, но и по характеру. Заносчивая, надменная особа. Увидев ее, Софи про себя хмыкнула и решила, что с будущими родственниками ей явно не повезло.
  И вот молодая девушка вошла в гостиную, где на одном из кресел лежало платье. Женщины сидели на диванчике и попивали чай с несколькими фрейлинами. Две модистки, готовые за несколько мгновений исправить все, что будет неугодно правящим особам, сидели отдельно в углу, словно стайка птиц рядом с хищником.
  На Софию аристократки взглянули с укором, за излишнее ожидание ее особы. Когда, наконец, королева Синовии была облачена в венчальный наряд, к ней повернули огромное зеркало.
  - Боже мой!- только и смогла сказать девушка.
  Общее впечатление, которое Софи производила в этом наряде, можно было выразить одним словом 'Бант'. Большие и маленькие бантики были везде, а самый массивный на пояснице тянул девушку назад и вниз, отчего ходить было, тяжело и спина быстро начинала уставать. Но это было не самым страшным. Наиболее тягостное впечатление производило сочетание оттенка наряда с цветом волос девушки. Теплый мед никак не смотрелся с голубым, скорее даже васильковым оттенком.
  Фрейлины, принявшие возглас ужаса королевы за восхищение, дружно начали делать комплементы:
  - Ваше Величество, Вы обворожительны в этом наряде! Он так Вам к лицу!- сказала одна
  - Никогда не видела столь очаровательной невесты!- поддержала другая.
  - Это платье такое нежное и...и...-третья фрейлина даже не знала, что добавить.
  София перевела взгляд на королеву Дориану, девушке было интересно посмотреть на ее реакцию. Мать Алекса поднялась со своего места, обошла правительницу Синовии вокруг, внимательно рассматривая.
  - Ну, что я могу сказать? Платье действительно прелестно...- в отличие от самой невесты, хотела добавить королева Лаврии, но естественно не сделала этого.
  Однако будущая невестка и так все прочитала по глазам женщины. Разгневанная девушка уже хотела, что-то ответить, но возможный скандал предотвратил стук в дверь.
  - Простите, Ваше Величество, но к Вам рвется сэр Яис. Я...
  Карс был оттеснен отнюдь не хрупкой фигурой Самира.
  - Королева София, мне необходимо безотлагательно обсудить с вами несколько вопросов государственной важности.
  Королева Лаврии хотела уже что-то возразить, однако София не дала ей такой возможности.
  - Прошу всех разойтись. Примерка окончена. Пусть только модистки подождут за дверью.
  Все были возмущены данным обстоятельством, но ослушаться королеву Синовии, которая смотрела на них гневным взглядом, не посмели.
  Когда девушка оказалась наедине с Яисом, она спросила:
  - Что-то с Раинелом?
  - Нет,- ответил усмехнувшийся Самир,- Просто, когда мне доложили о том, что Вы выходите замуж, я должен был удостовериться что вы делаете это во здравии и с ясным умом, без принуждения.
  Софи облегченно выдохнула и попыталась присесть на краешек дивана, когда она поняла, что ничего не получиться из-за мешающего банта оставила бесплодные попытки и подошла к окну.
  - Ну, теперь Вы убедились, что я в порядке?- спросила девушка.
  - Вроде бы, да,- королева внимательно посмотрела на Яиса, а тот продолжил,- Можете меня тут же прогнать, королева София, но наряд нарумок Вам шел больше, чем этот.
  Софи еще раз взглянула на себя и, усмехнувшись, сказала:
  - Будем считать, что за эти слова я сделала вам замечание и убедила Вас в том, что платье выгодно подчеркивает все мои достоинства, а также скрывает недостатки. Вот только кто-нибудь убедил бы еще в этом меня.
  Яис также улыбнулся.
  - Я боялся, что Вас чем-то опоили и ведут к алтарю против Вашей воли. Хотя никак не могу понять, что Вас заставило склонить свое решение к этому браку?
  - Разве Вы ничего не слышали?- спросила София, и когда сафир отрицательно покачал головой, поведала о том, что происходит в столице Синовии.
  Яис в свою очередь рассказал, что был на рудниках и там ни о чем таком и не слышали. Только сегодня появился слух о предстоящем бракосочетании королевы Синовии и кронпринца Лаврии. И вот сафир здесь.
  - Яис, я приглашаю Вас на завтрашнее бракосочетание,- пригласила мужчину София.
  - Я непременно буду. А сейчас позвольте мне удалиться, у меня появились неотложные дела.
  Софи кивнула, и молодой человек покинул комнату, в которую несмело заглянули модистки.
  - Я хотела спросить, возможно ли закончить к завтрашнему утру, то платье, которое я хотела ранее?
  Девушки отрицательно покачали головами, а самая смелая не поднимая от пола глаз, сказала:
  - Это не возможно, так как по приказу принцессы Лаврии Мари мы его сожгли.
  София лишь разочарованно вздохнула.
  ***
  Вот и этот последний день свободы подошел к концу. Погуляв по галерее между портретами София, наконец, не спеша побрела к своей комнате. В коридоре, где располагались покои девушки, царил полумрак, несколько факелов потухли. Королева решила, что сделает завтра слугам внушение за то, что вовремя не заменили потухший огонь, правда только в том случае если успеет. Гулкое эхо разносило звук маленьких каблучков по коридору. Когда девушка оказалась у своих дверей, сзади ее кто-то негромко позвал:
  - Королева София.
  Девушка стремительно обернулась, и из тени навстречу ей вышел мужчина, держащий что-то в руках.
  ***
  От проникающего через веки света сильно болела голова. Тело не слушалось. Когда София попыталась открыть глаза, то все вокруг закружилось. Желудок начало сильно крутить, и королева едва успела перегнуться через край кровати, как ее тут же стошнило. Девушку начало трясти, слабость разлилась по всему телу.
  - Какой ужас!- воскликнул кто-то находящийся рядом.
  - Мне холодно,- прошептала София и почувствовала, как ее тут же накрыли еще одним тяжелым одеялом,- Что со мной?
  - Вы отравились,- сказала королева Дориана и ее голос, словно медный колокол прозвучал в голове Софии,- Зачем-то выпили на ночь отравленное вино.
  Девушка поморщилась:
  - Я не пью вина на ночь.
  - Однако это так,- послышался голос начальника личной охраны,- бокал стоял рядом с вашей кроватью, а на нем осадок от яда.
  - Генерал Лор, и вы здесь? Это замечательно, потому что я помню, что вчера в коридоре меня ждал мужчина с бокалом вина в руках. Это был...Это был...не помню. В памяти его лицо расплывается, но я уверена, что знаю его,- девушка все еще пыталась вспомнить, но безрезультатно.
  А начальник личной охраны обернулся к присутствующим и сказал:
  - Она бредит. Я уже опросил слуг, вчера все жители замка в это время уже были в своих комнатах. Вероятно, королева перепутала пузырек со снотворным и вот результат.
  Сознание Софии уплывало, хотя мысль о том, зачем ей понадобилось бы хранить яд в своей комнате, успела промелькнуть.
  В следующий раз девушка пришла в себя спустя несколько часов и единственная мысль, которая ее сейчас волновала, была о несостоявшейся свадьбе. На что сидящая рядом с хозяйкой Оливия сказала, что о переносе бракосочетания на неделю объявил кронпринц. Именно за этот срок лекари обещали, что королева пойдет на поправку. Когда королевской особе предложили съесть бульон, ее вновь вырвало, а зрение все никак не желало проясняться. Окружающие предметы превратились в разноцветные пятна.
  Подняться с постели девушка смогла только через три дня. Все это время к ней каждый вечер приходил Алекс интересовался ее здоровьем и немного читал вслух, чтобы хоть как-то развлечь.
  На четвертый день девушка вызвала к себе генерала Лора для беседы и попыталась еще раз поговорить с ним, рассказать, что она помнила, однако мужчина заверил, что все это лишь игра ее воображения и такого просто не могло быть. Начальник личной охраны был столь убедительным, поэтому София поверила ему.
  ***
  Вечером за день до перенесенного мероприятия, когда королева собиралась ложиться отдыхать в комнату к ней постучалась Оливия.
  - Простите меня, Ваше Высочество, я забыла вам доложить, что сегодня днем на вашей кровати обнаружила коробку. Я не стала ее открывать, а обратилась к генералу Лору. Он осмотрел содержимое, мы боялись, что там какие-нибудь ядовитые змеи, но ничего не обнаружив, он вернул ее мне. Вот она.
  Девушка принесла средних размеров коробку. София с интересом заглянула внутрь. Там оказалось белоснежное платье, когда девушка его приподняла, то увидела, что корсет переходит в юбку, которая начинается от тоненького пояска с маленьким бутончиком цветка, а дальше от него расходится тонкая ткань в виде нежно - розовых лепестков.
  - Божественный цветок,- прошептала София и, видя удивленный взгляд Оливии, пояснила,- платье настолько искусно сшито, что очень похоже на одно растение.
  Королева передала платье служанке с целью надеть его завтра. Софии было все равно, что о ней подумают, но этот наряд был прекрасен и девушка не собиралась идти на поводу ни у Мари, ни у будущей свекрови.
  Когда Оливия, наконец, покинула комнату, Софи опустилась на свою кровать и с улыбкой на лице вслух сказала:
  - Ах, Яис...Яис...
  В это мгновение королева заметила во все еще не убранной коробке какую-то записку. 'Венчальный наряд'- гласила она. Но не содержимое так заинтересовало девушку. Она и сама догадалась о назначении платья. София всматривалась в такой знакомый почерк. Королева за последнее время успела изучить множество отчетов составленных лордом Ремезом для короля Зейна. Именно эти витиеватые буквы с неправильным наклоном красовались на маленькой бумажке. Вначале девушку затопило чувство нежности, а затем пришел стыд. Королева представила, как Яис описывал Раинелу ее ужасный свадебный наряд, что советник сжалился над девушкой и прислал венчальное платье нарумок.
  Но потом девушка отбросила все грустные мысли и просто легла отдыхать. Завтра предстоял тяжелый день, и она должна быть прекрасна.
  ***
  Софию разбудил яркий солнечный свет, который начал литься из окна после того как Оливия распахнула тяжелые шторы. Королева сладко потянулась. Затем села и спустила ноги с кровати на ледяной пол, еще не успевший прогреться от разожженного камина.
  Девушка встала и в этот момент в комнату вошли самые высокородные леди Синовии, приглашенные на бракосочетание. Они помогли королеве снять ночную сорочку, затем при помощи губок и тазика с теплой водой обмыли Софию и начали надевать на нее свадебное платье.
  Когда королева была полностью облачена в венчальный наряд, несколько фрейлин присутствовавших на последнее примерке ничего не понимая, зашептались, девушка только бросила на них строгий взгляд.
  Все удалились из покоев королевы, и Оливия принялась за прическу, которая не была сложной. Волосы всего лишь немного завили при помощи щипцов и оставили спускаться с плеч красивыми локонами. Голову украшала тяжелая королевская корона, из-под которой спускалась тонкая прозрачная фота, тянущаяся длинным шлейфом за невестой.
  В день венчания молодым не положено было завтракать и, хотя Оливия тайно принесла своей королеве немного еды, однако девушка отказалась и вовсе не из-за соблюдения ритуала, а просто от волнения напрочь пропал аппетит.
  Пришло время ехать в собор. Девушка в сопровождении преданной служанки спустилась вниз, где ее уже ожидал белоснежный экипаж с запряженными в него четырьмя черными как ночь лошадьми. Карета неспешно тронулась. Собор, в котором должна была состояться церемония, располагался в центре города всего через улицу. Было множество зевак пытающихся заглянуть внутрь экипажа, однако окна были занавешены плотными занавесками. Вход в собор охранял караул, через который и прошла невеста.
  На крыльце она остановилась и посмотрела вверх. В сером с просветами небе, над куполами кружили вороны. В какой-то момент девушке показалась, что она стоит у входа в замок темного мага, такой же мрачной ей представлялась будущая жизнь, но вот она моргнула, и собор принял свои прежние очертания.
  София вошла в небольшое помещение, преддверие центрального зала. Стоящие у закрытых дверей лакеи уже были готовы их распахнуть, однако девушка дрожащей от страха рукой остановила слуг. Ей была необходима небольшая передышка. Королева попыталась успокоиться, но вместо этого в голову начали приходить совершенно нелепые мысли на счет побега. Сделать всего несколько шагов назад, и она свободна, но затем пришло осознание, что если она так поступит, то Синовию начнут раздирать внутренние проблемы, к которым присовокупится война с Лаврией. Ни одна страна не потерпит такого оскорбления, как брошенный у алтаря будущий король.
  София еще раз глубоко вздохнула, сжала в кулачке свой маленький талисман и кивнула в знак того что можно открывать двери. В два человеческих роста тяжелая массивная преграда с легкостью распахнулась, явив взору, огромное помещение, в противоположном конце которого напротив священника стоял Алекс. Мужчина был одет согnbsp;- Именно об этом,- ответила девушка.
ласно традиции во все белое, в области правого бедра у него висел небольшой кортик в черных ножнах. Такого же цвета были ремень и лампасы на брюках. К жениху вела фиолетового цвета дорожка, по левую сторону от которой стояли гости. София знала, что как только она поравняется с женихом, приглашенные образуют сзади полукруг, отрезая путь назад. Девушка начала идти вперед в такт органной музыки. Как только она сделала несколько шагов, то почувствовала, что ноги не желают слушаться. Ей стало не хватать воздуха. Большое количество свечей, освещающее такое огромное помещение, и людей, находящихся здесь уже достаточно давно, уменьшили количество кислорода до такой степени, что дышать было практически нечем. Приоткрытые где-то в самом верху витражи облегчения не приносили.
  Лиц гостей королева не видела, все они слились в одну пеструю массу.
  Когда девушка прошла четверть пути, то вздрогнула, услышав, как за ней закрылись двери. Словно очнувшись, София разобрала общий шепот. Все были поражены тем, насколько прекрасна невеста. Отыскав взглядом шокированных Мари и ее мать, королева Синовии, наконец, сменила застывшую испуганную улыбку на искреннюю. Она знала, что выглядит прекрасно.
  Софи достигла только середины зала, когда с шумом двери за ее спиной вновь распахнулись.
  - Остановитесь!- эхо донесло мужской голос во все закоулки помещения, в котором не принято было говорить громко.
  Королева обернулась и не поверила своим глазам, перед ней стоял лорд Ремез. Мужчина толкнул под ноги девушке какого-то тощего, грязного, всего в синяках и ссадинах старика. Только присмотревшись, королева Синовии узнала в нем Фридриха.
  - Ваше Величество, я лорд Раинел Ремез, советник Синовии официально заявляю, что Ваш жених кронпринц Алекс - предатель. Доказательством служит то, что короля Вентских земель мы нашли скрывающимся в личном замке кронпринца Лаврии.
  В этот момент Фридрих посмотрел девушке прямо в глаза и, считая, что причинит ей боль, разрушив мечты о красавце женихе, во всеуслышание подтвердил:
  - Да, это так. Кронпринц Алекс - мой союзник.
  София обернулась к жениху и заметила, как тот попытался скрыться через запасной ход, однако на его пути возник вооруженный Яис. Тут только до всех начало доходить, что же происходит на самом деле, но дальнейшего королева не видела, потому что волнение сегодняшнего дня, отсутствие свежего воздуха, внезапное появление Раинела и наконец, его заявление сделали свое дело. Девушка медленно опустилась на пол.
  ***
  Королева открыла глаза. Ничего не понимая, она осмотрелась. Оказалось, что девушка лежит на постели в своей комнате. Около распахнутого окна на фоне вновь выглянувшего солнца застыл мужской силуэт.
  - Раинел, мне холодно. Закройте окно.
  Советник выполнил просьбу и только тогда обернулся. Девушка все еще не верила своим глазам.
  - Я не знаю о чем в первую очередь спросить,- тихо призналась она, садясь,- Начну, пожалуй, с вопроса, как вы оказались здесь?
  Мужчина улыбнулся:
  - Очень просто. Через подъемную часть крепостной стены. Правда, возникли небольшие проблемы с сопротивляющимся Фридрихом, но я очень быстро их решил.
  Девушка вспомнила свежие синяки на лице родственника и быстро догадалась, какие весомые аргументы использовал советник.
  - Но как Вы догадались об их связи с Алексом?
  Лорд расположился в одном из кресел и начал рассказывать:
  - После моего возвращения мы с Яисом ломали голову, куда же мог бежать Фридрих, но ничего придумать не могли. Первые подозрения возникли, когда на вас совершили нападение в лесу, в результате столь безрассудного вашего поступка,- на эти слова девушка только улыбнулась, признавая вину.- Когда я заметил разбойников, для того чтобы не раскрывать свое присутствие, которое скрывалось в интересах поиска короля Вентских земель, разыскал Яиса и отправил к вам на выручку. После этого боя брат рассказал, что не слишком хорошо справляющийся с мечом кронпринц, видя беззащитного раненого врага, убивает его не дав допросить. Яис замечает на мечах клеймо, но не оглашает этот факт, когда мы провели небольшое расследование, то выяснилось что это знак одного из мастеров Лаврии, дом которого вместе с хозяином, к моменту нашего прибытия недавно сгорел при странном пожаре. Подтвердились наши догадки, когда генерал Лор начал расспрашивать Алекса о покушениях на вас, а главное о записке Фридриха и тот очевидно от волнения, он похоже не ожидал, что его могут заподозрить, начал путаться и, чтобы не усугубить обстановку, выдумывает гонца и покидает Синовию. Но так как, ни убить, ни жениться на Вас добровольно у него не получилось, разрабатывается новый план. При помощи людей короля Фридриха пускается слух о вашем ведьмовстве, Ваше Величество. Именно поэтому Алекс знал о слухах первым, а распространились они только после его отъезда. Когда обстановка в стране достигает своей критической отметки и Вы согласны на все наш кронпринц возвращается. И делает Вам повторное предложение, на которое вы отвечаете положительно. Единственный момент, когда все могло сорваться, это был неожиданный приезд Самира, который хотел Вам обо всем рассказать. Он-то знал, что Лаврия участвовала в изначальном сговоре, но подстрекаемая Алексом Вы не стали слушать сводного брата. У нас с Яисом слишком много времени заняли поиски конкретного места, где скрывался Фридрих. Это была очень большая тайна, даже мать и сестра кронпринца были не в курсе происходящего.
  Софи задумалась над сказанным, а потом сказала:
  - Я не понимаю, почему тогда кронпринц Лаврии помог нам с захватом замка?
  - Он просто вовремя сориентировался. На самом деле его войска стояли не далеко от столицы Синовии для помощи Фридриху, на случай бунта. Однако когда кронпринц понял что перевес внезапно начавшегося штурма не на стороне короля Вентских земель, то дав ему убежище, сам сделал вид, что помогает нам.
  Королева согласно кивнула:
  - Ну, допустим. Но если было решено, что Алекс женится на мне, зачем тогда ему травить меня перед бракосочетанием?
  Раинел усмехнулся:
  - Незачем. Дело в том, что яд в бокал подсыпал вовсе не он, а я,- Софи в изумлении даже не знала, что сказать,- Дело в том, что нам не хватало времени для того чтобы захватить Фридриха, ведь все обвинения были бы голословными и их расценили бы как попытку сорвать свадьбу. Потому мне пришлось попросить вас довериться мне и выпить бокал с теплым вином, которое Вы так не любите. Доза была тщательно рассчитана. Вам было плохо, но к летальному исходу привести она не могла.
  - Раинел, но я Вас не помню. В воспоминаниях все размыто.
  - Это одно из свойств использованного мной вещества. Оно стирает из памяти несколько последних минут перед употреблением яда.
  - Теперь мне становится понятным, почему генерал Лор не обратил внимания на мои попытки рассказать, что я кого-то видела. Вы предупредили его.
  Советник кивнул. В этот момент в дверь постучали. Королева пригласила войти. Это оказался сафир:
  - Простите, Ваше Величество, но я пришел за Раинелом. Там некоторые высокопоставленные особы, что заперты в гостиной начинают скандалить, необходимо вмешательство человека владеющего дипломатией, мои навыки уже заканчиваются.
  - Я через несколько минут приду, Яис.
  Дверь закрылась. Лорд Ремез поднялся из кресла.
  - Разрешите мне приступить к своим обязанностям, королева София?- спросил он.
  Растерянная от количества нахлынувшей информации девушка кивнула, но затем задала единственно волнующий ее вопрос:
  - Раинел, как долго Вы еще будете в Синовии?
  Лорд Ремез внимательно посмотрел на девушку и ответил:
  - Столько сколько Вас будет устраивать моя работа советником, Ваше Величество.
  - А как же будущий фиран?- тут до Софии начал доходить смысл услышанного ответа,- Лука поправился?
  - Да, он жив и уже здоров,- ответил советник.
  Королева улыбалась.
  - Я очень-очень рада. Передавайте ему при следующей встрече мои искренние поздравления.
  - Непременно,- ответил мужчина и немного постояв, решил уйти, как вдруг девушка его остановила.
   - Раинел, верните мне, пожалуйста, тот предмет, что держите в руках.
  Словно ничего не понимая, советник посмотрел на брошь, которую сжимал на протяжении всего разговора. Передавая принцессе, он спросил:
  - Украшение выпало, когда Вы лишись чувств. Я подобрал его. Мне сказали, что вы практически никогда не расставались с этим предметом, это так?
  - Да,- ответила София, а затем на что-то решившись, продолжила,- Часть этой броши принадлежит человеку, которого я...люблю.
  Королева сказала последние слова очень тихо, но он расслышал их и, шагнув к девушке, обнял, прижал к себе и прошептал:
  - Я так боялся опоздать. Боялся, что ты полюбишь другого. Я больше не оставлю тебя никогда, слышишь? Даже если ты захочешь этого сама. Я всегда буду где-то рядом,- и он поцеловал ее.
  ***
  Счастье, вышедшего из комнаты королевы, Раинела огорчали только воспоминания о Луке. Своими вопросами о будущем фиране девушка не зная того растревожила еще не зажившую рану - боль за брата. Советник не стал рассказывать и так много пережившей девушке, как на самом деле обстояли дела в Наруме...
  Солнце уже полностью взошло, а он все еще сидел на крыше и ждал ее. Не раз Раинел уже жалел о своей просьбе, и о том, что не решился разбудить Софи. Ему хотелось в последний раз заглянуть в ее такие красивые глаза. Но вот мужчина поднялся и, перевоплотившись, покинул замок. Он обернулся только один раз, когда Синовия вот-вот должна была скрыться из вида. Острое зрение в третьей ипостаси позволило увидеть тоненькую женскую фигурку, лежащую на крыше. Раинел про себя улыбнулся. ' Значит все-таки пришла'. Но поворачивать назад уже было поздно, и мужчина продолжил полет.
  Ночь в 'сонном замке' показалась как никогда долгой. Он, конечно, поддерживал светскую беседу с гостеприимной четой, однако мысли его были далеко отсюда. Наконец оказавшись в Наруме, лорд Ремез понял, что не желает никого видеть. Ему необходимо было время, чтобы собраться с мыслями, надо было побыть наедине с самим собой. Советник Синовии решил не встречаться с родителями, а направиться в старый храм. У входа в здание Раинел принял вид человека и поежился от пронизывающего холодного ветра. Если в Синовии только-только начиналась осень, то здесь все заметнее уже подкрадывалась зима.
  Лорд Ремез войдя в коридор, не стал зажигать свет, его зрение позволяло достаточно сносно ориентироваться в темноте. В основном зале все также успокаивающе журчал родник. Бросать в него было нечего, да и незачем. Мужчина подошел к статуям богов освещенных утренним светом, склонился перед своей Богиней, постоял немного на коленях, а затем сел опираясь о ее ноги спиной, запрокинул голову, отдавшись своим мыслям.
  Сколько прошло времени он не знал, воспоминания владели советником. Ему казалось, что он видит как они с Лукой мальчишками играли недалеко отсюда, а когда подрос Яис, то показали это место и ему, наивно считая, что о храме больше никому не известно. Однажды спасаясь от выволочки отца, они все вместе прибежали сюда прятаться, и были очень удивлены, когда он вскоре пришел за ними. Ругать их тогда фиран не стал, а только разъяснил, что приходить сюда по пустякам не стоит и что это священное место посещают только в том случае, когда практически нет надежды.
  Видения сменяли друг друга и вдруг остановились.
  Раинел повернул голову к изображению плотного старичка, который, казалось, ото всего устал.
  - Ты ведь его покровитель. Так помоги ему, хотя бы раз в жизни помоги, ведь он так верил в тебя!- прокричал советник.
  Его голос странно прозвучал во всегда таком молчаливом месте. На несколько секунд лорду начало все это казаться смешным. Он взрослый мужчина сидит один в каком-то полуразвалившемся доме и говорит что-то мертвым холодным скульптурам, которые вот уже не одно столетие безразлично взирают на Нарум.
  Внезапно тишину разорвал звон чего-то падающего. Раинел повернул голову на этот звук и увидел, что-то поблескивающее на не ярком свету. Протянув руку, советник подобрал предмет. Это был медальон принадлежащий Луке, лорд отчетливо помнил, как брат бросал его в родник, когда они приходили сюда за советом по поводу Луизы. И вот сейчас медальон в руках у Раинела. Мужчина бросил быстрый взгляд на статую старичка, а затем, быстро поднявшись, поспешил отсюда прочь.
  Он шел быстрым шагом по направлению к дворцу. Лорд Ремез еще сам не осознавал, что же означает, произошедшее в старом храме, однако что-то подталкивало его вперед. Не обратив никакого внимания на приветствия стражников охраняющих вход, а так же, не видя тех, кто попадается ему на пути, Раинел спешил в комнату брата.
  Достигнув ее, мужчина остановился, прислушался. Там было тихо. Осторожно приоткрыв дверь, лорд увидел Луку все также лежащего на постели и прикрытого легкой простыней. Едва советник хотел войти, как боковым зрением заметил движение в кресле стоящим рядом с постелью.
  - Время пришло,- негромко сказала Луиза.
  Она открыла прикроватную тумбу и достала из нее небольшой пузырек, а также какой-то сверточек с порошком. Налив в чашку немного воды девушка растворила там половину содержимого свертка, а затем, откинув простыню с тела Луки начала обрабатывать язвы. Раинел восхитился тем, насколько заботливо и аккуратно делала это Луиза. Наконец мужчина вошел в комнату и стал чуть позади девушки.
  - Ну и как лекарство хоть немного помогает?- спросил негромко советник.
  Не ожидавшая этого леди Луиза встрепенулась и, развернувшись, расплескала часть содержимого кружки себе на руки. Девушка вскричала от боли, а Раинел с удивлением заметил как капли 'лекарства' попавшие на кожу разъедают ее. Мысль еще не совсем четко сформировалась в его голове, однако он уже схватил Луизу за предплечье.
  - Как ты могла?- спросил он, глядя ей в глаза, а затем потянул за собой прочь из комнаты.
  Пока Раинел тащил ее за собой, он надеялся, что ошибается, просто все происходящее не хотело укладываться в голове. Лорд надеялся, что отец все разъяснит, и сам советник просто будет выглядеть глупо. Мужчина остановился, еще раз взглянул на ее руки, а увидев образовавшиеся язвы, точно такие же, как у Луки, продолжил свой путь.
  Теперь леди Луиза начала кричать, молить Раинела остановиться.
  - Не надо! Прошу тебя не надо! Я ведь сделала это ради нас! Понимая, что ты не решишься на этот шаг сам, я все взяла на себя. Слышишь меня? Я люблю тебя и хочу быть только с тобой! Ну, что же ты делаешь?!
  От этих слов Раинел пришел в еще большую ярость. Она пыталась прикрыться им. Он уже смутно помнил, как ворвался в тронный зал, в котором отец проводил какое-то совещание, что говорил, тряся руками девушки как доказательством ее вины. Плохо вспоминались часы, проведенные в ожидании заключения по поводу второго пузырька.
  Через несколько дней Лука при адекватном лечении пришел в себя. Раинел решил, что это именно его обязанность рассказать брату обо всем, именно он должен навсегда покончить с этим нелепым треугольником, образовавшимся столько лет назад. Тяжело было при этом видеть лицо фира, но еще мучительнее было смотреть на него во время совета, который и решал участь Избранницы. Лука сидел, опустив голову, когда Луиза рассказывала, что задолго до божественного предупреждения об опасности, решилась на этот поступок. Что из-за любви к афиру начала давать будущему фирану наркотики в достаточно сильных дозах, которые и вызывали бред, а язвы имитировала при помощи обработки кожи кислотой.
  Наконец посовещавшись, совет, приговорил Избранницу к смертной казни, но внезапно поднялся Лука. Он просил для Луизы снисхождения. Когда же у него спросили о наказании, будущий фиран предложил отправить девушку к своим родителям на вечное попечение. Это означало, что Луиза не имела права выходить замуж и рожать детей. А ее божественный цветок подлежал уничтожению. Совет согласился с предложенным наказанием.
  Когда при всех сжигали растение, Луиза плакала и кричала, а во взгляде смотрящего на нее Луки, что-то умирало.
   Прежде чем девушка была отправлена обратно в свой род, фир пришел к ней.
  Луизу после приговора перевели из камеры, где она просидела все эти дни, в комнату, в которой девушка жила предыдущие годы. Двери в покои тщательнейшим образом охраняли. У самого входа Лука остановился, ему вспомнилось как он бессчетное количество раз волновался стоя здесь, сколько так и не решался войти, боясь надоесть, а сейчас он не чувствовал ничего кроме обиды, простой детской обиды за предательство, за то что она с такой легкостью растоптала его чувства. Мужчина открыл дверь, охрана попыталась войти следом, однако он остановил их.
  Луиза сидела на кровати и медленными движениями расчесывала волосы. Когда Лука вошел, она обернулась.
  - А это ты? Зачем пришел? Будешь спрашивать, как я на это все решилась, или же в любви признаваться, так извини, я не настроена на такие беседы.
  - Нет, я пришел не за этим.
   Будущий фиран внимательно смотрел на свою бывшую невесту. Она несомненно была очень красива, но сейчас в ней не хватало того божественного ареола которым ее наградил сам Лука. Он поставил Луизу на пьедестал, а сейчас, когда она стояла на его руинах, то мужчина вдруг понял, что в этой девушке ничего особенного нет. Всего лишь одна красавица из множества. Но фира все же интересовал один вопрос, ради которого он и пришел.
  - Скажи мне, почему не сбежала тогда, давно с Раинелом? Зачем осталась?
  Очаровательные розовые губки искривились в усмешке. Сейчас Луиза уже не боялась ничего, приговор вынесен, и она могла говорить правду, не прикрывая ее долгом перед Нарумом.
  - А зачем мне быть женой какого-то там советника, когда я могу стать фираной? Первой леди страны, той о которой будут слагать легенды, как о самой красивой женщине Нарума. Но потом я решила почему бы мне и замуж не выйти за того кого я пожелаю, а ты всего лишь оказался на моем пути.
  Лука улыбнулся своим мыслям. Теперь он понял, когда совершил главную ошибку. Когда Раинел улетел, а Луиза осталась, вместо того чтобы принять все как есть, будущий фиран впустил в свое сердце маленькую надежду на то, что Избранница осталась с ним потому что все еще не могла определиться кому больше симпатизирует, а звание будущей фираны всего лишь, как бонус в пользу Луки. Тогда фир и начал пытаться своей любовью возродить какие-то чувства в Луизе. Но он ошибся.
  - Я... прощаю тебя... за все,- сказал Лука напоследок и уже собирался выйти из комнаты, но вдруг остановился,- Могла. Ты могла стать фираной.
  Будущий фиран тихо прикрыл за собой дверь.
  Обряд по нахождению новой Избранной было решено провести позже, чтобы фир мог хотя бы немного придти в себя.
  ***
  Этим морозным утром множество людей собралось на Центральной площади. Здесь были все от мала до велика. Многие родители привели с собой детей. Помост с виселицей был окружен королевской охраной, оттесняющей напиравших зевак.
  По толпе прошел гул в тот момент, когда показалась королева София в сопровождении министров. Они заняли специально приготовленные для них места.
  Девушка нервничала, она никогда не думала, что такими печальными событиями ознаменуется начало ее правления.
  Через несколько дней после несостоявшейся свадьбы был организован суд над Фридрихом и кронпринцем Алексом. Вначале рассматривалось дело будущего правителя Лаврии. В столицу Синовии в срочном порядке, несмотря на проблемы со здоровьем, лично прибыл отец кронпринца. Когда министры огласили вынесенный приговор, мужчина облегченно выдохнул. Было решено отпустить Алекса домой за достаточно большой выкуп.
  Решение по делу Фридриха принимали только те министры, которые не пострадали от деяний короля Вентских земель, чтобы они были беспристрастны. Когда Фридрих занял скамью для подсудимых, ему передали вчетверо сложенный лист. Развернув его, мужчина сразу же узнал почерк Миры. Это был аккуратно вырезанный последний лист из ее дневника. Прочтя его, король побледнел, а затем взглянул на присутствующую на суде Софию. Девушка пыталась хоть что-то прочитать в глазах дяди, но они были непроницаемы.
  После заслушанных обвинений королю Вентских земель дали последнее слово. Мужчина поднялся и сказал:
  - Это ничего не меняет. Вы все равно виноваты в ее смерти. Я ни о чем не жалею.
  Присутствующие были крайне удивлены столь странной речью. Эти слова были понятны только королеве.
  Самый старший из министров поднялся и огласил приговор:
  - По решению суда Синовии, король Вентских земель Фридрих Рунской за совершенные им деяния приговаривается к смертной казни через повешенье.
   Подсудимый заметно выдохнул. Он опасался, что его четвертуют. Эти опасения были не напрасны, по законодательству Синовии его действительно должны были подвергнуть столь ужасной казни, однако по тайному ходатайству королевы приговор был несколько изменен. Она пожалела брата своего отца.
  Снежинки огромными хлопьями падали с неба, но девушка их не замечала. В сопровождении стражников под барабанную дробь на помост вывели Фридриха. Он не смотря ни на что, как истинный король шел с гордо поднятой головой. Глашатай во всеуслышание зачитал вынесенный приговор. На шею короля Вентских земель надели петлю, раздалась барабанная дробь. Приговоренный смотрел прямо на Софию, в его взгляде не было ничего кроме ненависти. Девушке хотелось отвести взор, однако она не могла этого сделать. Королева внезапно почувствовала, как в поддержку ей на плечо опустилась рука советника. Мгновение и толпа охнула, а взгляд Фридриха остекленел.
  Люди радостно закричали. Человек, принесший им столько горя, был казнен, вот только королеве, быстро покинувшей свое место, легче от этого не стало.
  Вечером, когда за окном стало совсем темно, лорд Ремез нашел невидящим взглядом смотрящую на уже пустую площадь Софию в ее кабинете. И хотя было принято, казненных оставлять на всеобщее обозрение до следующего дня, королева распорядилась похоронить Фридриха сегодня. Его тело без огласки поместили в семейный склеп. Фридрих все же был членом их королевской семьи.
  Раинел нежно обнял скорбящую девушку за плечи.
  - Тяжело?- спросил он.
  - Очень,- ответила королева,- Знаешь, когда мы с тобой только бежали из Синовии, я мечтала о мести за отца, представляла себе этот день, но...
  София не договорила, она не могла объяснить то, что чувствовала. Советник, коснувшись губами волос девушки, тихо сказал:
  - У тебя не было другого выбора. На Центральной площади могла оказаться либо ты, либо он.
  Королева кивнула соглашаясь.
  Синовия после столь бурных событий, наконец, начала постепенно приходить в себя.
  
  Эпилог
  Синовия. Через шесть месяцев после неудачной попытки замужества Софии.
  
  - Осторожнее!- командовал младшими слугами дворецкий Карс. В неярко освещенную галерею внесли новую картину.
  - На мой взгляд, надо еще чуть правее,- высказала свое мнение Ластья.
  Карс отошел дальше присмотрелся и согласился с экономкой. Наконец картина была прикреплена к стене. Налюбовавшись результатом своих трудов, все разошлись.
  И только в коридор с нового портрета остались смотреть двое - сидящая на роскошном троне королева Синовии София и стоящий чуть позади нее верный советник, лорд Раинел Ремез.
  Конец.
   nbsp;
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"