Савочкин Евгений Владимирович: другие произведения.

Игра Хайка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

   Игра Хайка.
  1
  Багровое небо окрасил диск уходящего к закату солнца, раскрасив малиновые облака всевозможными сочетаниями цветов и оттенков. Последние лучи, уходившего на покой светила, озаряли бурую степь, покрытую мягким ковром зелёного разнотравья, перемешивающегося с большим количеством полевых цветов.
   Была весна. Именно та весна, когда отступили последние ночные холода, а дневное солнце радовало бурную растительность, очнувшуюся после зимней спячки.
   По пустынной дороге брели два усталых путника, старик и малец, лет десяти. По их внешнему виду трудно было определить, к какому сословию они относились, хотя, что там определять путники и всё тут. Старик был облачен в грубый суконный балахон, покрывавший, стройный не по годам, стан от головы до самых пят. Длинная прядь густых, седых волос выбивалась из под капюшона, переплетясь с такого же цвета бородой. В живых глаза цвета седины играл озорной огонёк. На ногах старая, но добротная кожаная обувь, на низком каблуке, а в руках длинная палка, чуть выше роста хозяина, и надо думать такая же старая, как и её владелец. Суставы рук и посох покрывало множество бугров, а за плечами холщёвый мешок, набитый всяким походным скарбом. Его попутчик в одежде копировал старца, за исключением отсутствия посоха
  Подобных странников немало скитается по бескрайним дорогам королевств. Кто в поисках лучшей жизни, кто, желая повидать мир со всеми его радостями и печалями, а кто и в погоней за религиозными убеждениями. К странникам относились везде по-разному. В городах их не любили, считая дармоедами. Хотя в дешёвые постоялые дворы пускали, потому, как все имели мелкую монету, полученную за временную работу, да к тому же можно было воспользоваться бесплатной рабочей силой. В селениях было не принято отказывать уставшему путнику в ночлеге, и повелось это с тех пор, когда природа была не так милостива к человеку, и он, в случае отсутствия крыши над головой, мог просто не выжить. Хотя в свете последних событий селяне настороженнее относились к посторонним. А причины были. Доходили слухи, то там караван разграбят, то селение сожгут, то Владельца земли, выехавшего за пределы своего замка без усиленной охраны, поднимут на вилы. Но это было так далеко. А старожилы поговаривали о тех благодатных временах, когда и Хозяева земель были родственниками, и земля приносила больше урожая, а небо было голубей.
  Всю зиму наши герои провели на одном из постоялых дворов большого поселения западнее этих мест. Их с большой неохотой впустили, принимая за монахов, а когда старик помог отелиться любимой хозяйской корове, радости не было предела. Слух о том, что появился врачеватель, быстро облетел окрестности. И началась у трактирщика сладкая жизнь, из далёких мест приезжали посетители. Старик, а его все так и звали, ни кому из посетителей, ни разу не отказывал, кому ручки ножки вправит, кому спинку, кому настой целебных трав заварит, а кому и палкой погрозит. Бывали случаи, что приезжали издалека. Дед, молча, собирал свой заплечный мешок и так же, молча, водружал себя на сани и везде его сопровождал маленький Угур. Инструмент, полотенце подать, лошадь подержать, да и так далее в этом он был не заменим, а когда надо мог стать и полностью не заметным, сидел в уголке тиши мыши. Денег Старик не брал, а когда предлагали провизию отправлял всё хозяину постоялого двора. Тому нравилось нехотя брать провиант, хотя и без этих даров дела у, некогда захолустного заведения пошли на лад. Людей заезжало много и каждый если не переночует, то хоть кружку доброго эля выпьет. Местная бабка повитуха сначала приняла известия о сопернике с горечью, но после долгого разговора с конкурентом, поняла, что он здесь долго не задержится, сама не раз прибегала на чай, а то и за советом. Угур тоже время зря не терял, и нахлебником не был. То хозяйке по дому поможет, то перед гостями, под хохот подвыпивших мужиков, колесом пройдёт. Мог и сказку, слышанную от деда рассказать, и песню спеть, да так, что у посетителей мурашки по спине пробегали. Когда наступила весна, хозяин со всеми своими домочадцами долго уговаривал остаться засобиравшихся жильцов. Но постоялец был не приклонен, а из всех даров взял только сапоги для мальца, из которых хозяйский сын уже вырос, а Угуру они были чуть велики, но, не смотря на это имели хороший вид и смогли заменить, сшитую дедом, и уже ставшую маловатой обувь. Прохаживаясь по комнате взад, вперёд мальчик имел важный вид, за что был награждён дедом, прячущейся в усах улыбкой.
  И вот теперь, усталые путники брели по вечерней дороге.
  - Деда, когда уже привал. - Мальчик не был капризным, но долгая дорога кого угодно заставит потерять оптимизм.
  - Там вдали, виднеется рощица, речка, вот там и заночуем.
   Услыхав известие о долгожданном отдыхе, малец оживился и зашагал веселее.
   Спустившись в ложбинку к воде, путники ощутили запах сырости, но зато здесь была вода и пища для костра. Самим им хватило припасов, любовно уложенных хозяйкой постоялого двора. Угур кинулся заниматься любимым делом, разведением костра и ему уже не казался дневной переход таким тяжелым и утомительным. А старик, обхватив обеими руками свой посох, восседая на пне, с улыбкой озорно поглядывал за суетой мальчика.
   Вскоре после ужина, на полуслове оборвав длинную речь, Угур сладко засопел. Старик неторопливо вынул тонкое одеяльце, ровесника мальчика, из мешка и укрыл его. Сам сел поближе к костру и стал подбрасывать сухие ветки. Он любил жизнь, не смотря на долгие годы странствия по свету, не переставал радоваться каждому дню. Не помнил, сколько ему лет и откуда он родом. Память избирательно стёрла все трудности и ошибки молодости, тяжелые годы ратной службы, а так же многое другое. Но не стёрла умение владения посохом, и лечить людей, быть следопытом и разбираться в тонкостях природных явлений. Когда он считал, что уже достаточно долго пожил на этом свете, и пора уже отправляться в дальнюю дорогу покидая этот мир, судьба решила распорядиться по-своему. Возвращаясь, однажды, к месту очередного пристанища он обнаружил разграбленный караван. Живых людей и ценностей там не было, хотя он не сильно смотрел, телеги с товаром увезены, то там, то здесь лежали тела охраны и сопровождения. Старик подумал, что плохо оставлять на растерзание зверей неизвестных ему людей. Как всегда, неторопливо, он стаскивал тела в общую кучу, а когда очередь дошла до молодой, красивой девушки, пронзённой стрелой, обнаружил маленький свёрток, того самого одеяла, под которым сейчас посапывал его спутник, а в нём маленького мальчика. На шее у матери висел большой медальон на дорогой цепи. Медальон старик забрал, повесил мальчику. С тех пор судьба старого отшельника круто изменилась. На протяжении последующих десяти лет ему было чем заняться, о смерти он не помышлял, жизнь вдохнула новые силы, и единственно о чем мог просить, это продлить его существование ещё немного. А имя малышу он дал Угур, что на языке древних означает дорога.
  
  ***
  Туман. Туман клубился, расстилался от ложбинки, с неспешно текущей речушкой, белым молоком заполняя овраги и низины. Отсюда с высоты верхних этажей замка Хозяина земли хорошо была видна окружающая замок территория.
  На небольшом балконе стоял человек, скрестив руки на груди. Не высокого роста, сухого телосложения, короткие, чуть с проседью, чёрные волосы теребил холодный весенний ветерок. Серые пустые глаза устремили свой невидящий взгляд вдаль. На вид ему было лет тридцать, хотя с такой же уверенностью можно было дать и пятьдесят. Одет был в короткий кожаный жилет, такие же кожаные штаны и сапоги. Справа в потёртом чехле висел длинный, видавший виды нож.
  Его звали Туман. История его началась далеко отсюда. В соседнем королевстве, вернее в его столице. Самые первые воспоминания были о сливном коллекторе, где дурно пахло, но за то было чуть теплее. Родителей своих он не помнил, как и имени. В разные времена его звали по-разному: Малец или Гусь. Выживать во время его детства было тяжело, часто приходилось голодать, а те крохи, что удавалось украсть приходилось делить на всех, согласно заслуг, в стае. Стаей называлась около тридцати бездомных оборванцев, главенствовал старый, подслеповатый, одноногий побирушка, сам он давно на промысел не ходил, но волчат посылал исправно. Очень ценилось умение срезать кошелёк с пояса, зазевавшегося горожанина или, пробравшись через окно в небедный дом, стащить, что-либо. В то время он и научился владеть любым оружием, какое под руки попадётся. Предпочитал, конечно, нож, ведь нож это и не оружие совсем. Но бывали случаи, иногда приходилось противостоять королевским стражам порядка, вооружённым длинными саблями, и, судя по тому, что всё ещё остался жив, противостояния бывали успешными.
  Так он дожил лет до четырнадцати. Неизвестно чем бы эта жизнь закончилась, возможно, каменной тюрьмой или стычкой с гвардейцами. Но, однажды, пробираясь через дом судьи заметил, что на кухне кто-то подсыпает из перстня яд в пищу. А так как личной неприязни к судье у мальчика не имелось, то пробраться в комнату слуг не составляло труда. Сначала на него ополчились все и чуть не избили, за тем подняли на смех, но наверх по цепочке передали. Судья тоже не поверил, но на всякий случай едой сначала угостили пса. Тот мучился не долго, а в доме началась паника. Мальчишка хотел улизнуть, под шумок, но не получилось. И тут начались расспросы. Что, да как? Злоумышленников так и не нашли, а когда всё закончилось, его просто не отпустили, и даже имя нашлось - Грэг.
  Привыкал Грэг тяжело, даже пытался сбежать пару раз, но приём пищи по режиму и уют сделали своё дело. Скучать приёмышу не приходилось, особенно когда его познакомили с начальником королевских гвардейцев, и тот шутки ради, взял парня с собой в казармы. Восторгу не было предела. Посмотрел он, как тренируются солдаты, а когда Грэг взял в руки саблю пару раз крутанул, то с удовольствием увидел, как вытянулись лица бывалых вояк, и вообще стал всеобщим любимцем. Тренироваться с солдатами ему нравилось, помимо сабли и, конечно же, ножа освоил ещё и стрельбу из арбалета, неплохо бросал ножи.
  Жена судьи взялась учить его грамоте. Грэг отнёсся к этому снисходительно, считая это платой за своё безбедное существование. Науки давались легко, появилась страсть к чтению, ночи, напролёт, он проводил в огромной библиотеке. И вообще, Грэгу новая жизнь потихоньку начинала нравиться, окружающие привыкли к везде сующему свой нос, неунывающему подростку, даже когда умудрялся стащить лакомый кусочек на глазах у повара, его ругали не серьёзно.
  У судьи была дочка Лея, примерно его возраста, и такая она была хорошенькая, что Грэг частенько украдкой любовался, как она бегала по садовым дорожкам. Сначала, долгое время он её сторонился, но потом, как-то так само собой получилось, они стали лучшими друзьями, любили долгое время проводить в беседах не о чём.
  Так пролетело пять лет, за эти годы Грэг сильно изменился, начал строить планы на будущее, ему пророчили карьеру военного и о том, что происходило за пределами хозяйского дома, его не сильно интересовало. Но вот однажды, вернувшись из казарм, где он пробыл дольше обычного, молодой человек увидел, как по лестнице заносят судью, его жену и Лею. Их расстреляли из арбалетов, почти у самого дома.
   Мир рухнул. Дома находиться было не возможно, да и незачем, к старым друзьям Грэг вернуться не мог, считая себя предателем, да и в живых их осталось не так уж и много. Выход оставался один - исчезнуть. Вот Грэг и исчез, а в том же году в соседнем королевстве появился наёмник с именем Туман.
  Долгое время он скитался по разным дорогам: сопровождал караваны, побывал в армии. Ценили его везде хорошо, платили тоже не плохо, но нигде Туман долго не задерживался.
  Три года назад, проходя по этим местам, он увидел охоту, загоняли матёрого секача. И так получилось, кабан, видя свою безысходность, кинулся на лошадь. И плохо пришлось всаднику, если бы находящийся ближе всех Туман не пришёл на помощь.
  Всадником оказался Владелец здешней земли Друз Долговязый. Просто так ему уйти не дали, Друз, чувствуя себя должником, приблизил к себе, даже сначала выделил комнату рядом со своей спальней, но когда Туман повесил на цепи огромное дубовое бревно и всё свободное время пинал его всеми частями тела, переселил повыше и подальше.
  Работы у нового жильца было не много, он ежедневно, тренировал охранников и проверял несение службы. Те поначалу взбунтовались, но после пары сломанных носов инцидент был исчерпан, тем более что лишнего он не требовал. За податью Туман не ездил и крестьян не усмирял, и всё было бы хорошо, но иногда такая тоска наваливалась, что хоть каменные стены грызи. И вот сейчас, глядя на заходящее солнце, в очередной раз думал, а не послать ли всё в бездну, и не рвануть отсюда. Да вот только куда?
  ***
  Друз Долговязый в очередной раз совершал объезд своей земли и радушием, как раньше, его не принимали. Мужики всё больше одаривали неласковыми взглядами. А он и сообщил всего-то, что к осени поднимет подати на четвертину больше от прошлого года. Вечно эти дармоеды всем не довольны. А ему самому, каково, надо бы охрану увеличить, вот сейчас с тремя десятками уже страшновато, нет, это не значит, что они не отобьются, просто с сотней можно чувствовать себя спокойнее, а их всех одеть, прокормить надо, да и король своей доли не отменял.
  Так бы он и дальше рассуждал, если бы на встречу не шли два путника, дед с мальчиком. "Колдун" - подумал Друз. Путники неспешно посторонились, пропуская вооруженных всадников. Всё это Друзу не нравилось. Проехав чуть вперёд, он остановил охрану, а сам вернулся.
  - Как звать? - Голос Владельца земли звучал грозно, и он мог себе это позволить.
  - Старик - спокойно ответил тот.
  - Это ясно, что старик, а звать как?- Друз Долговязый начал всё больше раздражаться.
  - Так и звать - Старик.
  И то, что дед смотрел прямо в глаза, и то, что во всём виде не проглядывалось смирения, всё это так не нравилось Хозяину земли, он уже сам бал ни рад, что затеял этот никчёмный разговор. Он хотел бы дальше продолжать свой путь, но вопрос сам слетел с губ.
  - Ты кто, колдун?
   - Нет, я просто живу долго, много странствую, много вижу.
   - И что видишь? - Разговор превращался в ничто, но и оборвать его просто так Друз не мог.
   - Многое такое, чего не может видеть каждый. - Белёсые глаза старика буравили насквозь.
   - И чего такого я не могу видеть? - Раздражение постепенно переходило в гнев.
   - Да многое, прошлое и будущее, например, да и настоящее то же. Ну, мы пойдём. - Старик взял мальчика за руку решив продолжить свой путь.
   - Постой. Что ты про меня скажешь. - Друз уже давно бы зарубил этого старика, ни будь рядом с ним мальчишки, да при чем здесь он, просто, какая то неведомая сила сдерживала его от последнего шага. Именно это и выводила его из себя.
   - Я не могу тебе ничего сказать.- ответил старик и опустил глаза.
   - Так значит ты лжец! - зарычал Друз.
   - Нет, просто, мне нельзя говорить. - Старик снова взглянул на собеседника.
   - А я тебе приказываю. - Рука владельца земли медленно опустилась на клинок.
   - Ты не можешь мне приказать - ещё тише ответил дед.
   Друз рванул саблю, но клинок остался в ножнах. Он дёрнул ещё, за тем ещё раз, результата не было. Рука прилипла к рукояти, а клинок ножнам.
   - Охрана! - в страхе заорал Владелец земли.
   Охранники рванули коней, но кони не пошли, они лишь крутили головами и хрипели.
   - Пойдём - сказал старик мальчику, и они не торопясь двинулись своей дорогой.
   Спустя какое-то время, когда силуэты путников почти превратились в точку оцепенение с коней и наездников спало. Владелец земли молча, поднял жеребца на дыбы, и галопом помчал к своему замку. Охрана, виновато, потрусила за ним.
  Влетев в родовой замок, Друз Долговязый, ни слова не говоря, закрылся у себя в комнате. Не выходил целые сутки, и только вечером следующего дня позвал к себе Тумана. Лицо Владельца потемнело, щёки ввалились.
  - У меня для тебя есть работа.
  - Какая? - невозмутимо спросил Туман.
   - Меня кровно оскорбили, и ты должен отомстить. - Руки Друза слегка дрожали, сказывалось нервное напряжение и бессонная ночь.
  - Что я должен сделать?
  -Уничтожить! Стереть с лица земли! - у Владельца земли перехватило дыхание - Выедешь утром, найдёшь старика с мальчишкой. Старого убьёшь, да и мальчишку тоже. Будь осторожен, старик колдун. Свободен.
  Спорить в данной ситуации смысла не имело. Туман развернулся и направился к выходу, убивать, просто так, кого бы то ни было, ему не хотелось.
  ***
  Старик с мальчиком, покинув "дружелюбную компанию" Владельца земли и его охраны, направились к ближайшему селению. Солнце катилось к закату, и пора было позаботиться о ночлеге.
  -Деда, а он, что нас зарубить хотел? - задал, наконец, долго мучивший вопрос Угур
  - Да нет, конечно - старик нежно погладил по голове мальчугана.
  - А почему он за саблю хватался? - не унимался мальчик
  - Злой потому что.
  - Деда, а...
  Так за неспешным разговором усталые путники продолжали двигаться вперёд.
  Вдали потемнели очертания селения.
  Много лет назад старик останавливался в нём, тогда ещё он осуществлял свой путь один. Поздним вечером он постучал в освещённое окно добротного, видно зажиточного, дома. Ему открыла дверь статная, хорошо одетая женщина с красными, видно от слёз, красивыми глазами. В дом его впустили, закон гостеприимства был соблюдён, но хозяйке было явно не до гостя. В дверь поочерёдно заглядывали, из соседней комнаты пятеро её сыновей, явно погодки.
  - Что случилось, хозяюшка?
  - Да, горе у нас, дедушка, муж сильно болен, и, похоже, мучиться осталось не долго.
  - А, взглянуть можно?
  Старик прошёл, сопровождаемый взглядами братьев, за хозяйкой дома. В соседней комнате царил полумрак, свеча слабо горела, едва разгоняя тьму. У занавешенного окна стояла кровать, а на ней, в подушках, лежал человек. Серого цвета лицо, скулы обтянуты кожей, заостренный нос, впалые глаза смотрели безразлично в потолок, бусинки пота отражали играющий огонёк свечи.
  - Вот, хозяин мой. И знахаря из соседнего селения привозили и врачевателя городского. Они что-то делали, назначали лечения, но... Высох за какие-то пол года. - Она обреченно сложила руки на животе.
  - Я взгляну? - старик подошёл к постели больного, внимательно посмотрел. Затем отвернулся, бросил свой взгляд на тёмный угол комнаты.
  - Ну? - обратилась к нему женщина.
  - Нет, я просто думаю. - Он обвёл взглядом комнату, словно ища, что-то. - Мне бы кувшин, побольше.
  - Кувшин, конечно можно, я сейчас.
  Хозяйка почти бегом бросилась из комнаты в чулан, затем вернулась, взяла свечу, лежавшую на столе, зажгла её, и ушла снова. Долго были слышны звуки передвигаемых предметов. Наконец вышла, держа в руках кувшин, ёмкостью около полуведра. Старик взял кувшин, осмотрел сверху вниз, затем заглянул внутрь. В кувшине была фасоль. Он перевернул и высыпал содержимое на стол, несколько бобов покатилось и упало, хотел, было нагнуться, но один из сыновей бросился на помощь. После этого старик небрежно обтёр ладонью пыль сверху, огляделся по сторонам, и, увидав возле дальней стены вёдра с водой, набрал воды примерно больше половины кувшина, критично осмотрел проделанную работу и явно, с чувством выполненного долга, вернулся к больному.
  - Ну, так вот, дорогая хозяюшка, вместо питья будешь давать ему - он ещё раз глянул в ёмкость - в общем, вот это. Поможет.
  Сам подошёл к кровати больного, приподнял его голову над подушками и заставил того сделать несколько глотков. Затем поставил кувшин у свечи, развернул плечи, словно, потягиваясь.
  - Может, что покушать найдётся? Да и спать пора - молвил игриво.
  Женщина, молча, с недоверием накрыла на стол, цыкнула на мальчишек, отправляя их спать. Те же, в свою очередь, с шумом бросились из комнаты и больше уже не показывались. Поев, старик улёгся на, приготовленную для него постель, а женщина на цыпочках подошла к постели больного. Он спал, дыхание было ровным, глубоким.
  Хозяйка дома проснулась рано утром, вчерашнего гостя уже не было. Первым делом бросила взгляд в сторону кровати. Первые лучи солнца, пробивались через задёрнутое окно на подушку больного. Он не спал, повернув в её сторону голову, произнёс чуть слышно:
  - Есть хочу.
  Женщина всплеснула руками, а слёзы радости сами собой хлынули из глаз.
  И вот теперь старик и мальчик подходили к тому самому дому. Хозяйство за эти годы значительно разрослось. Большая собака громко залаяла, встречая путников, но как то не злобно, скорее заигрывая. Дверь открыл высокий, средних лет, мужчина.
  - Ну, кто там, на ночь глядя?
  - Путники, нам бы переночевать - ответил старик.
  Их впустили, а когда из соседней комнаты вышла жена хозяина, то взглянув на постояльцев, прислонившись о притолоку, чуть не упала, благо муж оказался рядом. Что тут началось, в комнату набралось столько народу, что в ней сразу стало тесно. За тем страсти потихоньку улеглись, а женщина пришла в себя, дело в том, что она узнала гостья, а нахлынувшие воспоминания лишили её чувств. А человек, открывший им дверь, и был тот самый больной.
  За столько лет много, что изменилось в этом доме, сыновья выросли, двое женились, а у одного даже были свои дети но, по-прежнему, жили одной семьёй. Старика и мальчика посадили, как почётных гостей, на самое видное место, невестки суетились, накрывая на стол. Гости, не ожидавшие такой заботы, чувствовали себя неловко. За трапезой, вином и неспешным разговором время быстро перевалило за полночь. Мальчуган уснул, наевшись от пуза, прямо за столом. Его отнесли заботливые женские руки из комнаты, уложили спать. Хозяин был разговорчивым, увлечённым собеседником, сначала пытавшимся восхвалять лекаря, но после того, как старик перевёл тему разговора на ведение хозяйства, беседа приняла совсем другой оборот, говорили о ценах на новый урожай, о том, на сколько, можно увеличить поголовье домашней живности, о хозяйских детях и, конечно, о внуках. Хозяйка долго сидела молча, но за тем, оборвав мужа на полуслове, молвила:
  - А я долго не верила в лечение простой водой из грязного кувшина, даже, когда сон улучшился и аппетит, а дальше как во сне, уже через неделю вышел сам во двор, а ещё через пару дней сам взялся рубить дрова. Это просто чудо.
  - Чуда никакого, - произнёс старик - вот ещё пару дней и было бы поздно.
  Сыновья и невестки ушли спать, а хозяин с женой да старик до самого рассвета вели душевный разговор.
  На следующий день, несмотря на бессонную ночь, все, встали рано, ведь повседневные хлопоты никто не отменял. Старика уговорили остаться хотя бы на день, да он сильно и не сопротивлялся - ему здесь нравилось. Проснулся Угур, напросился в помощники и уже носился по двору, выполняя нехитрые поручения. Старик сидел на огромном деревянном чурбане, подставив под тёплые лучи ласкового, весеннего солнца морщинистое лицо. В целом мире не было ничего, жизнь остановилась, только солнце, он и его новые друзья. И так ему было хорошо, глаза сами собой с силой зажмурились.
  "Да как же здорово!" - промелькнуло в голове - "Кто бы мог подумать. Постоянная суета, ежедневный бег, годы и даже десятилетия жизни не стоят этих минут".
  Он открыл глаза, наблюдая, как Угур отчаянно сражался на импровизированных мечах-палках с младшим сыном хозяина. Звали его Стэг, и, судя по тому, как мальчик одерживал победу, тот ему явно подыгрывал. Старик залюбовался молодым человеком, на вид ему было лет двадцать, но на самом деле он был значительно моложе, простая крестьянская одежда не могла скрыть крепкого телосложения, но, при всём при этом, двигался он на удивление очень легко. Высокий рост, широкие плечи, узкая талия, крепкие, словно сбитые мускулы, да к тому же почти юношеское лицо, увенчанное копной длинных, чуть вьющихся с золотым отливом светлых волос, всё это, скорее всего, очень нравилось девушкам, вероятнее всего ни одна бессонная ночь была проведена в мечтах о нём.
   Неслышно подошёл хозяин дома, присел поблизости, громко вздохнул.
  - А они, похоже, подружились - произнёс он.
  - Тебя что-то тревожит? Что случилось? - спросил старик, повернув голову.
   - Да нет - мужчина задумался, а затем, словно решившись, закивал головой. - Хотя от тебя, старик, ничего не скроешь, есть причина.
  Во дворе, возле сложенных под навесом дров, Угур в очередной раз поразил Стэга своим "мечом", тот, схватившись за поражённое место, демонстративно завалился на землю. Старик перестал улыбаться, молча давая собраться собеседнику собраться с мыслями.
  - Вот, что меня тревожит, - Он махнул головой в сторону сына - Я больше всего за него боюсь.
  Старик понимающе кивнул, хотя было не ясно, действительно он всё понимал, или кивал для поддержания разговора. Хозяин понял это по своему, и продолжал:
   - У меня пять сыновей и не за одного так не болит душа, как за младшего, и не потому, что люблю сильней, просто не прибитый он к жизни. А началось с самого мальства, купались в реке, так он меч нашёл, старый, ржавый такой, видно с последней войны столетней давности. И упёрлось ему в голову, что должен стать воином. И с тех самых пор пошло-покатилось, он, то бросает всё что угодно: ножи, топор, вилы, ручку у колуна отбил, то окрестных ровесников побьёт, то за старших заступится, позже мужиков поколачивать стал, я то, его заступом уму-разуму учу, да только - Мужчина с горечью в голосе продолжал. - Меч восстановил, от ржавчины очистил, полгода, в кузню ходил всё скрытно. А я то думал... Сказать лодырь, так нет, работает хорошо, любое дело спорится, ножны приладил, одно загляденье. Надеялись, перерастёт, поумнеет. Не вышло. А тут случай произошёл, постучался к нам как-то солдат отставной на ночлег. Впустили. Израненный весь, за постой заплатил хорошо. Служил он на севере в горных частях. Разговорились. Человек хороший, а идти ему не куда, какое-то горе - не сказал. Поговорил с женой, решили оставить у себя. В тягость он не был, хоть одна рука почти не работала и в поле на равных и по двору, и плотник хороший. Сына воинским наукам обучать стал. Я уж не лез. Сначала в шутку, за тем, смотрю, в правду бьются. Думаю, если охоту отбить не получится, то пусть хоть в чём-то толк будет.
  Хозяин замолчал, было видно, разговор ему давался тяжело. Стэга позвали старшие братья, с ним убежал и Угур, а старик всё слушал, глядя вдаль. Рассказчик, поёрзал на полене, за тем продолжал.
  - Пять лет прошло, солдат умер, видно ратная служба даром не прошла. А сына словно подменили, то на гулянии, кого из чужих покалечит, то своих заденет. А по осени охранников владельца земли поучил, они за данью пришли, да перебрали властью, чуток. Приехали тут, подати завышать стали, так мой правдолюб, спаси его боги, - мужчина опять замолчал, поёжился, а затем, махнув рукой, продолжал. - одного, самого ретивого чуть прижал, а когда его оборонять стали, двоим руки сломал, а одному челюсть выбил. Да всё бы ничего, договорились уже, с данью согласились, приезжал владелец, в охрану к себе звал. Но мой олух и тут всё испортил, сказал, что ему в одном строю с ворами не стоять. Приходил брат жены старшего, а он как раз в охране, сказал, что пришибут его, по-тихому, в открытую не полезут, а так...
   Мужчина замолчал, словно выдохся, сразу как-то ссутулился и сник, а затем добавил:
  - И супруга ночами, нет, нет, да заревёт.
  Тут выглянула младшая невестка и позвала всех обедать. Старик не спеша поднялся, зашагал к дому, но на половине дороги остановился, повернулся, постоял, подумал, а за тем произнёс:
   - Подумаем.
   До самого вечера он почти не говорил, а на вопросы Угура отвечал односложно. Вечером, после ужина, отозвал хозяина в сторону и тихо, чтоб никто не слышал, сказал:
  - Могу предложить отправить его в столицу, если повезёт, можно попасть в гвардию. Здесь ему точно жизни не будет, а там, как армейская удача ... - Помолчал, а за тем добавил. - Мы уходим утром.
  Наутро, путников уже было трое. Стэг, одетый по походному, так же просто, как и вчера, но с тем самым мечом в самодельных ножнах, закрепленным у пояса под левую руку. За плечами у него висел увесистый походный мешок, видно родители собрали в дорогу, по их мнению, самое нужное на первое время. Мать провожать в дорогу не вышла, чтоб лишний раз не показывать своих слёз, братья же, обняв каждый, слегка похлопали по плечу, был бы Стэг не так крепок, то обязательно слетел со ступенек. Да, силушкой была не обделена вся семья. Отец, крепко обняв сына, протянул средних размеров кошель, туго набитый содержимым.
  - Это от солдата осталось, тебе на первое время.
  Старик подошёл ближе, взял кошель, открыл, взвесил на руке и, улыбнувшись, сказал.
  - Да тут золота, можно лет пять не работать. - Отсчитал десять монет, отдал юноше, остальное вернул хозяину со словами - На первое время хватит и этого, а остальное дальше не поможет.
  ***
  Втроём путешествовать было веселей, первое время молодой человек, не зная как вести себя со стариком, разговаривал только с мальчиком, а тот и рад стараться, весело щебетал на любые темы. Но затем, видно осмелев, подошёл с вопросом.
  - Дедушка, а почему мне деньги не помогут, я, конечно, брать не хотел, но отец ещё с вечера настаивал.
  - Как тебе сказать, вначале твоего пути они хорошую службу не сослужат, их можно потерять, за них могут убить, и наконец, они могут просто развратить, сбить с пути. - Старик посмотрел на Стэга и добавил. - Понятно?
  Тот молча кивнул. Хотя было совсем не понятно, понятно ли ему, и как бы меняя тему разговора, старик продолжал.
  - А почему у тебя меч под левую руку, ты же не левша.
  Юноша расцвёл, потому, как было видно, задели его любимую тему, он сразу приосанился и заметно повеселел.
   - Я пришёл к выводу, что оружие в левой руке очень удобно, я одинаково могу работать, как левой, так и правой, но свободная правая рука имеет больше вариантов для контратаки, в то же время вооруженной левой наиболее удобно проводить защитные комбинации.
  Он выхватил своё оружие и стал показывать варианты защиты и атаки. Угур, открыв рот, смотрел, как заворожённый на своего спутника, но тот вдруг остановился и, переведя дух, произнёс совершенно другим тоном.
  - Ну, в общем, это... Это мои теоретические наработки, я их на практике ещё не пробовал.
  - Догоняй, попробуешь ещё - не останавливаясь, произнёс старик.
   Так они продвигались по дороге, Угур носился взад-вперёд, то собирая цветы, то пугая бабочек, то вешаясь на приятеля. Тот мог хлопнуть его по затылку, рвануть догонять сорванца, а догнав взвалить себе на плечо вниз головой держа за ноги, а мог и просто снисходительно не обращать внимание.
  Степь постепенно сменялась перелеском, а кое, где и густым лесочком, и в таких местах кроны деревьев срастались, переплетались над головой аркой, образуя прохладную тень. Сказывалась близость водоёма, заросли вокруг дороги становились всё гуще, высясь тёмной стеной. Продолжая движение, старик насторожился, наказал не отбегать далеко. Да и Угуру со Стэгом как-то сразу перехотелось веселиться.
  Проходя очередную тёмную арку, путники остановились. В зарослях кустарника, держа на поводу красавца скакуна, стоял человек, облачённый в кожаные одежды.
  - Колдун это ты? - сухо спросил он.
  - А ты от Владельца здешней земли? - Вопросом на вопрос ответил старик, и добавил- Чего хочешь?
  - Я, Туман. Мне приказано вас убить.
  - Дедушка, да как он может, я его сейчас. - Стэг выхватил свой меч и стал в изобретённую собой стойку.
  - А тебя, молодой человек это вообще не касается, ты можешь проваливать. - Человек в коже отпустил узду и, раздвигая заросли кустарника, вышел на дорогу.
  Стэг, чувствуя себя уязвлённым, поочерёдно смотрел то на старика, то на незнакомца. Нет, он не трусил, может крупица страха имела место, тем более незнакомец держался ровно, уверенно и скорее всего, просто так от своего не отступит. Но он чувствовал себя в ответе за старого человека, а тем более за Угура, к которому успел привязаться. Нет, он их не бросит, как бы тяжело не пришлось.
  -Ты можешь уйти. - Услышал он тихий голос старика.
  Стэг отчаянно закрутил головой, эмоции переполняли его существо, как ему могли отказать. Но прошло мгновение, он крепче сжал в руке клинок, а за тем чуть ослабил хват. Всё, чему учил его старый солдат, было сейчас в этом хвате. Незнакомец выхватил длинный нож, описал им широкую дугу и чуть опустил к низу. Да он открыт. Что-то громко говорит, почти кричит старик. Неприятель открыт, всего одно молниеносное движение и всё кончено. Но нет, нельзя. Молодой человек медленно, словно нехотя начал движение по кругу, вокруг незнакомца, его короткий меч начал описывать восьмиобразные движения вокруг кисти, в то же время, перемещаясь сверху вниз и обратно.
  Туман с удивлением обнаружил, в стоящем против него, деревенщине, с архаизмом в руке интересного противника, это не охранники Владельца, работающие шаблонно, вернее, как он их научил. Да здесь, видно присутствовал неплохой учитель, такой, какому самому десятилетиями приходилось шлифовать, филигранно оттачивать каждое движение. И было интересно, что, из себя, представляет молодость.
  Первым не выдержал Стэг, обмахиваясь, словно веером клинком он произвёл ложный замах снизу и ударил сверху, вернее сымитировал удар, потому, что о удачно проведеной комбинации он и не думал. Нанёс удар и ушёл в оборону, его клинок скользнул по ножу соперника, внезапно появившегося на пути, сразу в это время как нож ринулся в наступление. Так продолжалось какое-то время, оба клинка слились в один сверкающий шар. Этот шар передвигался от одного противника к другому, то вверх, то вниз. Со стороны это казалось завораживающим зрелищем.
  Не выдержал такого темпа Стэг, он рванул назад, разрывая дистанцию, и на отходе получил полосную рану на правом предплечье. Имея опыт ближнего боя с данным противником, он больше не собирался подставляться под мясорубку, не смотря на это нужно было что-то предпринимать. Молодой человек провёл ту же атакующую комбинацию, но в последний момент поднырнул под руку противника, сопровождая нож над головой и обойдя его, вынырнул за спиной. Его правая рука, уже готовая к атакующим действиям несла свой удар в район почек. Туман, чуть качнувшись, не замедлил движения, лишь крутнулся на месте и если бы Стэг не отскочил, то нож как раз бы прочертил свою линию смерти по горлу, а так лишь порвал холщёвую рубаху.
  Старик с мальчиком, как заворожённые смотрели за смертельной пляской, но тут на сцену, под названием жизнь, из-за кулис густого леса появились новые действующие лица.
  Два десятка человек высыпали на дорогу с обеих сторон. Сразу стало тесно. Лохматые, бородатые, одетые все в какие-то лохмотья, но вооружены кто топорами, кто дубинами, а кто и рогатинами мужики с криками и улюлюканьем обступили наших путников. По направлению рогатин и топоров, а так же по громким выкрикам было видно их не мирное настроение. Вернее, трудно представлялось, что вообще происходит, но затем из шумной толпы выдвинулся один, видно вожак.
  -Нам, конечно, нравилось смотреть, как вы тут убиваете, друг друга, но мы спешим, а мы очень люди важные и занятые. - Он окинул взглядом важных и занятых людей, те одобрительно зашумели громче и ободрённый своим окружением продолжал ещё громче - Так вот. Вы отдаёте свои мешочки, кошелёчки, ножички всякие, ах да, лошадку тоже. Мы спокойно уходим, а вы тут продолжаете дальше.
  Вожак, явно довольный своей шуткой, ожидая положительного ответа на свои слова, облокотился на одного из своих ватажников.
  - Мы мирные путники - ответил старик, - идём своей дорогой, и в наших пустых котомках почти ничего нет. А то, что мои спутники решили немного размяться, так ведь это не возбраняется.
  - Да, нам-то плевать, исполняйте, как я сказал и всем будет хорошо - тон вожака не терпел возражения.
  Стэг сначала не мог понять, что происходит. Откуда-то взялись посторонние люди, они что-то хотят от него и его спутников. Поединок был остановлен, и, похоже, положение дел обретало совсем другой оборот. Но он был молод, да к тому же ещё не остыл от стычки с человеком Владельца земли. Но отступать он в, принципе, не умел.
  Туману было всё равно с кем биться, нет, с этим мальчиком было интересно. Но с ним можно и повременить.
  Тем временем терпение важных и занятых людей действительно подошло к концу и один из них, для того чтоб ускорить процесс принятия решения решил ткнуть своей дубинкой в грудь Тумана. Тот же, сместившись чуть в сторону с разворотом, подхватил дубинку у кисти нападающего, не выпуская нож, а другой рукой послал нападающего лёгким толчком в затылок на дубину другого ватажника. Мужичок кулем осел под ноги, держащему дубину.
  И тут началось. Каждый из нападавших старался ткнуть, пнуть, уколоть путников. Так получилось, что толпа атакующих оттеснила старика и мальчика чуть в сторону, считая их незначительным препятствием на пути к осуществлению своей цели. Но старик, перехватив свой посох, нанёс несколько ударов орущим, размахивающим топорами и дубинками мужикам, не забывая держать за спиной Угура. Чем очень помог, оттянув на себя часть внимания нападавших, Туману и Стегу. А те стояли посреди дороги спина к спине, в окружении нападавших. Туман пользовался своим умением перенаправлять атаки мужиков, нанося удары ножом и кулаками, не позволял нападать, не мешая друг другу. Стэг же стоял как скала, в одной руке он держал короткий меч, в другой отобранный у одного из нападавших топор, отражая бесчисленное количество атак.
  Со временем у ватажников желания повоевать поубавилось, каждый из них хотел высунуться как можно меньше. На обочине лежало несколько раненых, а может уже и не раненых мужичков, и спесь у атакующих явно спадала, они один за другим, под разными предлогами, старались уйти в лес, и только вожак всё бегал вокруг, стараясь подзадорить своих содубинников. Исход противостояния и так был ясен. На старика уже не нападали и он, ведя мальчика за руку, второй отбиваясь с помощью посоха, как копьём от появившихся на пути начал продвигаться в сторону Тумана и Стэга. Те же защищались от не очень активно ведущих себя разбойников, и казалось уже противостояние подходит к своему завершению, как на Тумана напало ещё трое, подзадориваемых вожаком, двое с топорами и один с рогатиной. Тот в это время обрабатывал дубинку в руках у нападающего так, что дубина выпала под ноги атакующих, а её хозяин, превратившись в щит, наткнулся на рогатину. Но были ещё двое, от одного Туман уклонился, защищаясь своим импровизированным щитом, а топор второго отскочил от рогатины и вошёл под левую руку между рёбрами.
  Стэг, в это время, расправившись с наседавшими на него разбойниками, увидал, заваливающегося на бок, Тумана поспешил на помощь. Подхватив его правой рукой, левой, вооружённой мечом, начал отмахиваться от атакующих. Подоспел старик, сбивая оставшихся стоять, посохом на землю.
   Раненого уложили, ватажники расползлись, прихватив, по приказу старика своих, лежавших на земле горе разбойников. Угур привёл коня, стоящего смирно в кустах. Старик осмотрел рану. Она была глубокая.
  - А ну давай, как бы наш убийца не загнулся, быстренько костёр запали. - сказал он Угуру и добавил - Далеко не отходи.
  Тот помчался собирать хворост, Стэг уже, во всю, орудовал трофейным топором, рубя сучья.
  Костёр развели быстро. Старик разложил содержимое своего мешка, достал мазь, инструменты, какие-то тряпки. Туман молча лежал на здоровом боку, закрыв глаза. Пока старик обрабатывал, стягивал и зашивал рану, он лежал, закрыв глаза, не проронив ни слова, лишь по подёргиванию мышц на лице было видно, что сознание не покидало его.
  Оставаться здесь было нельзя, и поэтому Стэг соорудил из подручного материала волокуши, приладил их к седлу лошади, быстро перекусив, тронулись в путь. Туман от еды отказался, лишь чуть пригубив из фляги.
  ***
  Когда стало темнеть подошли к постоялому двору, стоявшего у дороги селения. Туман спал. На следующий день было решено, не продолжать путь, пока раненому не станет легче.
  Трактирщик разместил их в двух комнатах. Старику пришлось находиться в одной комнате с Туманом. Раненый спал всю ночь беспокойно, то бормоча, что-то, то постанывая, успокоился под утро.
  В полдень следующего дня старик сидел, грелся на солнышке, наблюдая за суетой дочерей хозяина постоялого двора снующих по двору. Выглянул на порог Угур, он уже набегался, успел заглянуть на кухню, рассмешить всю поварскую братию, стащить оттуда яблоко, а так же заставил за собой побегать Стэга.
  - Подойди ка - произнёс старик, пряча улыбку в седых усах.
   - Да, деда.
  - Присядь - он показал на место рядом с собой.
  Мальчику всегда было интересно находиться рядом со стариком, тот даже поругивал при необходимости, как бы шутя, хотя пронимало насквозь.
  - Ты уже взрослый стал, и помимо того, что мы с тобой учимся читать и писать, пора начинать обучение и другим наукам. - Старик пристально посмотрел в карие глаза мальчика, за тем продолжил. - Обучение это и сложное и простое одновременно.
  - А что я должен делать? - Мальчик немного напрягся.
  - Да ладно, тебе. - Потрепал его по плечу старик. - Сложность его заключается в том, что выполнять это упражнение необходимо ежедневно, пропускать нельзя. А простота заключается в том, что относиться к этому необходимо, как к игре.
  - Я готов - преданно ответил Угур.
  - Ну, для начала тебе необходимо найти друга и покровителя, который тебя будет защищать, оберегать, давать силы, подсказывать в трудную минуту.
  - Это кого? И где его взять? - воскликнул мальчик.
  - Погоди, не спеши, вот уйдёшь туда, где тебе мешать не будут, или вечером спать ляжешь, глаза закрой, и представь кого угодно с кем тебе хорошо и уютно. Рассмотри его хорошенько, это существо может быть чем угодно. Добейся, чтоб оно могло появляться в любой момент времени, по твоему желанию, как с закрытыми глазами, так и с открытыми. Научись с ни общаться.
  - А кто это такой? - Потупил свой взор Угур.
  - Это я у тебя должен спросить, - ответил старик, хлопнув его по плечу, - у меня была крыса, а у одного знакомого мальчика - скала. Со временем ты откажешься от такого общения, и перейдёшь к другому. А может, нет. Занимайся каждый день и откроешь для себя много нового и интересного.
  Он поднялся и отправился в трактир, оставив мальчика. Заглянув в свою, комнату увидал, что Туман уже не спит. Подошёл, прищурил один глаз, хитро улыбнулся и спросил:
  -Ну, как?
  - Да пойдёт. - и помолчав добавил - Глупо, как то.
  Старик собрался, было уходить, но Туман схватил его павой рукой за полу балахона со словами:
  - Ты колдун?
  - Если я скажу, что маг, это тебя успокоит. - Произнёс старик.
   Он долго смотрел в серые глаза больного. Тот не выдержал, моргнул.
  - И, и, что теперь? - заикаясь спросил Туман. - Назад к Владельцу земли я не пойду, да и не хочу. Что дальше?
  - Самое главное выздоравливай. Потом будешь меня убивать.
  Старик шутил, настроение у него было хорошее, а почему бы и не пошутить.
  - А у меня получится? - не унимался Туман.
  - Не думаю, не думаю - как бы сам себе ответил дедушка.
  - Тогда почему ты позволил нам сцепиться? - в глазах у раненого заиграли озорные огоньки.
  - Как тебе сказать, поубивать друг друга вам бы всё равно не дали, а так ты получил интересного человека. Кстати, вы познакомились? Если бы ни он, я бы не успел тебе помочь.
  - Нет ещё. - Сухо ответил мужчина, и вдруг дёрнулся с постели, сразу обмяк, схватившись за больной бок. - Так то, что я здесь тоже часть идиотского плана.
  Старик расцвёл, переминаясь с ноги на ногу, прикрыв один глаз.
  - Да нет дорогой мой, вы мне льстите, просчёт таких тонкостей отнимает огромное количество сил и времени. А ход мысли верный, вы мне определённо нравитесь. Лучше покажи-ка наш бочок.
  Осмотрев рану, старик удовлетворённо закивал головой. Туман же, сбитый с толку последней новостью, глупо моргал глазами.
  А вы куда направляетесь? - наконец-то, собравшись с мыслями, спросил мужчина.
  - Пути у нас разные, - с хитрецой ответил старик - но маршруты наши совпадают. До столицы мы идём вместе. Угура передать моему, ну в общем одному человеку. Мальчик талантлив, его учить надо. Я стар, жаль, если пропадёт, да и вообще - старик отвёл глаза в сторону - сколько лет, привык к нему. Стэга надо пристроить в гвардию, а там как получится.
  Он остановился, посмотрел в окно, присел на постель, опираясь на неизменный посох и добавил.
  - Что будет дальше, не мне решать, но у меня планов нет.
  Вместо запланированного дня пробыли два, старик явно не торопился. Расходы за проживание взял на себя Стэг, Туман хотел было возразить, но тот и слушать не хотел, молча уложил его в постель, натянув одеяло по самый нос.
  К вечеру второго дня Туман отдыхал, будить его не стали, спустились в общий зал. Стэг заказал жареных кур, себе и старику взял вина, а Угуру, по его просьбе, леденцов. Птиц и вино ещё не подали, мальчик хрустел сладким. Сгэг любил сладости, но посчитал, что он уже взрослый, от предложения угоститься отказался. Дверь открылась, и в зал вошёл Туман, ему было значительно лучше. Он имел напускной грозный вид, но глаза горели.
  - Так, это, значит, вы решили уничтожить продукты без меня?
   - Нет, просто ты спал - смутился Стэг и заказал ещё вина.
  Подали еду, птичек уничтожали весело, за шутками и вином пролетел вечер, а когда стали подниматься, Туман объявил, что идёт или едет в столицу.
  ***
  Следующие пять дней, пока добирались до столицы королевства города-крепости Аговира прошли относительно спокойно. Никаких событий, за исключением подбитого глаза у Угура не было. Да и тот произошёл скорее по недоразумению, он бросился, по своему усердию, на помощь купцу, уронившему кошелёк. Купец же решил, что его собираются обворовать. Пока разобрались, красивый фонарь уже украшал мальчишеское лицо.
  На подходе к столице рельеф местности изменился. Предгорная, лесистая окончательно сменила степную, равнину. Попутчики шли весело, Угур же в основном катался вокруг на тумановом жеребце. Старика же уговорить сесть на коня не получилось, он так и шёл, опираясь на свой посох.
  В городские ворота вошли под вечер. Солнце уже закатилось на покой, за башню ратуши. Стража не обратила внимания на четверых путников, считая их появление в городе фактором незначительным.
   - А какие у нас планы на ближайшее будущее? - спросил Туман, ни к кому не обращаясь.
  - Надо найти одного моего ученика, но судя по тому, что темнеет быстро, сегодня мы его искать не будем. - ответил старик.
  - Тогда, надо бы найти ночлег, - вставил своё слово Стэг и добавил - и подкрепиться бы не мешало.
  - Осталось идти не так уж и много. Здесь рядом харчевня "Пивной бочонок", кормят не плохо и относительно не дорого. Там и заночуем. - успокоил его старик.
  Шли не быстро, всё-таки, дневной переход давал о себе знать, и усталость брала своё. Угур, время от времени, поклевывал носом, сидя в седле и Стэг придерживал его, положив руку на седло, чуть сзади.
  Стемнело окончательно. Фонари горели редко, и большие промежутки неосвещённых участков улиц сменяли слепящий свет фонарей, поздних прохожих почти не попадалось. Шли молча, разговоры не клеились. На одной из пересекаемых улиц слышался шум. Спутать было не возможно, стук сабель явно говорил о том, что шёл как минимум поединок. Путники ускорились. Присматриваться не было необходимости, в бликах уличного освещения видно, что одного обороняющегося, одетого как городской ремесленник, атаковали человек шесть в чёрных плащах и масках. Он успешно защищался, но было видно, оставалось ему не долг. Атакующие окружив, успешно теснили к стене, и уйти было не куда. Обороняющийся свой клинок держал в левой руке, рукав правой был разорван, чуть выше локтя, на мостовую капала кровь, в левом бедре так же имелось ранение, возможно, не такое значительное. Вокруг лежало несколько человек, видно уже не способных подняться, как в одеждах ремесленников, так и в чёрных одеждах.
  Первый ринулся на помощь Стэг, похоже ему было всё равно с кем биться, лишь бы размяться, а тут ещё можно стать на сторону слабеющего горожанина, он, выхватив свой архаизм, ринулся в бой. Туман же решил, что будет плохо оставить своего горячего спутника, как бы тот не натворил глупостей.
  Напав внезапно, они сразу поразили двоих, и атакующие сами попали в положение защищающихся. Горожанин воспрянул духом, увидав внезапную помощь, сразив в шею ещё одного. И так, получилось три на три, исход сражения был предрешён, хотя люди, облачённые в чёрные маски, отчаянно сражались. Туман, орудуя своим длинным ножом, перевёл саблю противника, через верх в левую сторону, резко сократил дистанцию, и нырнул под руку, подрезая сухожилие в плечевом суставе, не останавливаясь, он увидал, что есть возможность нанести удар другому противнику. Его нога словно сама собой нанесла толчок в тазобедренный сустав, человеку в маске, сложив его пополам. Этим воспользовался горожанин, нанеся свой удар в грудь. Стэг, в это время, расправился со своим противником, оглушив его плашмя, мечом по голове. Стоять оставался, прижавшись к стене, только один человек в маске, в повреждённой руке он держал свою саблю.
  В это время послышались бубенцы ночных стражей порядка. Гвардейцы прибыли как всегда вовремя. Патрулирования города осуществлялось регулярными войсками, но для отличия от просто военных, на них, вовремя городских рейдов, на камзолы надевались бубенцы. Первое время шуткам горожан не было предела, да и военным не очень нравилось, но постепенно все привыкли, тем более, что в большинстве своём, армия за порядком следила.
   Подоспевшие "бубенцы", а их так и называли, сначала решили задержать всех, но вперёд вышел ремесленник.
  - Я, Воллин Дрозд.
  Гвардейцы замерли в стойке, вперёд вышел старший, представился. Дрозд выслушал его доклад и повелительным, не терпящим возражения тоном сказал:
  - Срочно пошлите за моим помощником, и доктора не забудьте, живые должны говорить, мёртвых пусть осмотрят, может, что интересного найдём, - он посмотрел, по сторонам, за тем потупил взор и уже спокойней добавил - хотя, я думаю, это вряд ли. И ещё, этих - он указал на Тумана и Стэга - отпустить, если понадобится проводить куда скажут.
  Старший "бубенцов" громко раздавал поручения подчинённым. Туман и Стэг подошли к своим спутникам, за время сражения Угур соскочил с жеребца и если бы не грозный окрик дедушки, точно бы кинулся на помощь старшим. От военного сопровождения отказались, сославшись на то, что уже почти пришли. Собирались продолжать свой путь, как перед ними словно вырос спасённый ими горожанин.
  - Я выражаю вам свою признательность. И пусть никто не упрекнёт в том, что Воллин Дрозд может быть не благодарным. В данный момент я спешу, но я вас обязательно не забуду.
  Сказав эти слова, он развернулся, и словно растворился в ночи.
  Всю оставшуюся до харчевни дорогу Туман недовольно ворчал:
  -И понесло тебя. Борец за справедливость. А если у этих, в чёрном, есть друзья и они начнут мстить? А если этот Дрозд - душегуб какой, и его надо было убить?
  - А сам, зачем полез? - оправдывался Стэг.
  - Да я тебя, дурья башка, выручать кинулся, что ты с ними сам-то - настаивал на своём Туман.
  - Сам бы тоже полез. - Довод Стэга был до нельзя убедительным.
  - Ну, я то, я, а вот ты...
  Так бы они спорили до бесконечности. Угур, восседая на коне, смотрел то на одного, то на другого. Но тут их диалог прервал старик:
  - Не знаю в хорошую или плохую, но, по-моему, мы влипли в историю.
  
  
  2
  Утреннее солнышко пробивалось через плотно зашторенные окна, в камине горел огонь, потрескивая, облизывая только что подброшенные поленья. Убранство просторной комнаты было выполнено в тёмно-красных и бордовых тонах. Посреди неё стоял большой, круглый стол, вокруг тяжелые массивные кресла, обтянутые такими же бордовыми накидками. Такое же кресло находилось у камина, в нём полулежал высокий человек. Одежду его составлял серый, выполненный из сукна хорошего качества, балахон, откинутый с головы капюшон, обнажал гордо поднятую голову, широкий лоб, нос с горбинкой, волевой подбородок всё это говорило о человеке привыкшем повелевать. Длинные, черные с проседью волосы, коротко стриженая борода, и если бы не уставшие, ввалившиеся глаза, то можно было сказать, что он красив.
  Это был Гавриус Снежный - верховный маг королевства. Почему Снежный, просто в бытность своей молодости он много лет провёл, обучаясь искусству магии, в снежных пещерах высокогорья.
  Дверь неслышно отворилась, и в комнату вошёл Воллин Дрозд. Внешность у него была самая, что ни есть неприметная. Вчера он был ремесленником, с таким же успехом мог быть священником или купцом, а так же мог сойти за кузнеца или оружейника. Роста он был не высокого, телосложения крепкого, это, пожалуй, и всё, что было можно про него сказать. Он занимал должность начальника тайной стражи. И они вдвоём делали политику королевства, вернее был ещё король. Но король фигура светская, общественная, всегда на виду, встречи приёмы, с ним даже не всегда переговорить есть возможность, а этих двух людей как будто и нет совсем.
  Вошедший, придвинул кресло ближе к камину, присел.
  - Я - начал маг - давно предполагал, что нами очень сильно интересуются, особенно наш северный сосед. Знаю, что они делают и как, даже что они хотят. Не знаю, только кто, когда и какими силами.
  - Говори, может наши взгляды совпадут, у меня тоже есть кое какие новости - подхватил Воллин Дрозд.
  - Я пришёл к выводу, вот, очень нами интересуется, как я говорил, северный сосед, особенно их верховный маг Ковриун Тёмный. Похоже, ему становится тесно, в своих границах. Ты же знаешь, что пра-пра-прадед их нынешнего правителя имел двух сыновей. На сколько, законен был раздел не нам решать, но в результате появилось два государства. По окончанию войны столетней давности, а так же дипломатических переговоров, мы расширились на восток и юг, увеличив свои владения, чуть больше, чем в два раза. А теперь, наш северный сосед утверждает, что наша земля это его исконные территории. Это если кратко.
  Маг замолчал, поднялся с кресла, прошелся по комнате. На самом деле он был ещё выше, чем казался, подошёл к столу, развернулся, опёрся о подлокотник кресла, продолжил.
  - Но это всё история, что мы имеем на сегодняшний день, а мы имеем политическую подоплёку для начала военных действий. Суть совсем не важна, важно то, что войны нам не избежать.
  - По моим подсчётам, - перебил его начальник тайной стражи - армия равносильная нашей стоит на нашей границе, и последние приготовления закончатся недели через три. И это ещё не всё, начинать войну равными силами равносильно самоубийству. Но есть но.
  Воллин замолчал, а затем, подумав, продолжил.
  - Это самое "но" заключается в том, что Ковриун преуспел развалить нас изнутри, вернее не развалил, а проник везде, абсолютно всюду.
  - И поэтому ты предложил устроить нашу беседу именно здесь в своём загородном доме - подхватил тему маг.
  - Я мало кому доверяю, - задумчиво произнёс Воллин Дрозд - просто здесь всех проверяют трижды, человека загоняют в определённую ситуацию и наблюдают за реакцией, кстати, маги тоже. Было бы не плохо, проверить всех в королевстве, но, увы и ах.
  - А с чего уверенность. Люди Ковриуна везде, это не паранойя? - Маг замолчал, а за тем добавил, переведя разговор на другую тему - Я говорил, что меня кто-то хочет достать. - Он снова остановился, постучал указательным пальцем правой руки по виску, за тем продолжил - на этом уровне. И этот кто-то находится очень близко, я это чувствую.
  О том, что хороший маг мог воздействовать на человека или на менее сильного мага Воллин знал. Работа верховного мага заключала в себя множество направлений. Могли воздействовать на человека так, что человек становился послушным, и ни расстояния, ни важность этого человека не имели значения, а могли и блокировать подобное воздействие. Были и помощники, да такие, что могли выйти на целые полки неприятеля, остановить их и повернуть назад. Но дело в том, что такие были в каждом государстве. Так, что получалось, маги сражаются с магами, они не метали молнии, не насылали стихийные бедствия, хотя были и такие умельцы, а противостояли магам неприятеля, мысленно, ища у них слабые места в защите, и тонко воздействуя на них. А уж если была возможность, то помогали армейским. Своё сражение они начинали задолго до ведения боевых действий. Подобная "работа" отнимала много сил, как психических, так и физических. Многие маги пользовались в своей практике драгоценными камнями, особенно были ценны камни со своей магической историей. Такие передавались от поколения к поколению магов, и каждый усиливал своё сокровище всё большей мощью. Подобная игрушка могла многократно увеличить силу мага, так же дать возможность пользоваться этой силой очень продолжительное время. Но, просто так ничего не даётся, подобные магические предметы очень сложны в настройке на владельца, разрыв связи мог привести к гибели мага. А длительное пользование подобными драгоценностями приводило к быстрому и незаметному старению организма, ведь все процессы ускорялись, к тому же обладатель становился высокомерным, раздражительным и вспыльчивым.
  В обязанности мага входил так же просчёт, на магическом уровне, политических ходов и их последствий. Это далеко не полный перечень всех обязанностей придворного мага, так, что если Гавриус Снежный насторожился, значит, есть причина.
  Маг и начальник тайной стражи знали друг друга не один десяток лет, их дружба зародилась ещё в университетские годы. За тем вынужденный разрыв отношений, и встреча уже в окружении короля.
  Воллин поднялся, подбросил в камин несколько поленьев, опустился назад в кресло, сладко потянулся и продолжал.
  - Везде, слышишь, везде имеются люди северного соседа, они скрытно ведут против нас свою работу, мы питались внедриться к ним, но их организация состоит из пятёрок. Каждый знает только своих четверых бойцов, командиры пятёрок, так же входят в пятёрку и так далее по ступенькам. Параллельно работающие пятёрки друг о друге практически ничего не знают. Взятие нами несколько десятков практически ничего не дало.
  Воллин Дрозд опять потянулся, поднялся, подошёл к огню, собираясь с мыслями, развернулся к магу и продолжил.
   - Они мобильны и пронизывают все слои нашего общества особенно в городах. Вчера произошло очень интересное событие.
   - Какое? - подался вперёд маг.
  - У меня была тайная встреча с гостями от западных и южных соседей.
  - Это ты про свою агентуру? - Гавриус чуть усмехнулся.
  - Стараюсь не употреблять подобных слов. Так, мне теперь точно известно, что в моём ближайшем окружении есть люди представляющие интересы северян. Раньше я об этом догадывался, но фактов не было. Теперь же, знаю точно, о моём визите, а так же о незначительном сопровождении знало всего несколько человек. В этом направлении уже ведётся работа, взятых в плен уже заставили говорить. Нападавшие были наши гвардейцы.
  Воллин Дрозд хотел было продолжать, но его перебил маг.
  - Гвардейцы? Опухоль проникла и в армию? Если же начнётся война, да к тому же поднимется армия, хотя бы её часть. Устоять будет трудно.
  - Именно поэтому мы должны не догонять, а действовать с опережением. - Воллин говорил так же спокойно, но глаза его горели. - Нам удалось взять и заставить говорить не рядовых членов пятёрок, а значительных, стоящих на более высоких ступенях членов организации, "Северное братство" - такое она имеет название, и руководит ею лично Ковриун Тёмный через своих помощников. А вчерашнее нападение лично им разработанная акция. И она разработана хорошо, надо это признать. Цель её была убрать меня и представить, как действие толпы фанатов противников нашего короля, именно поэтому они отказались от арбалетов. Хотя, возможно именно в этом и была их ошибка.
  - А ты им подскажи - не утерпел маг.
  - Непременно. И если бы не вмешательство случайных прохожих, кстати сказать, несколько своеобразного вида и манерами ведения боя, не разговаривать нам сейчас здесь.
  - Случайных прохожих не бывает. - задумчиво произнёс собеседник. - Так что ты говоришь про опережение?
  - Так вот, - продолжал Воллин - если вывести из игры Ковриуна, то "братство" останется без головы. И нам с тобой нужно продумать, как это провернуть. А если получится, то отсрочить войну.
  - Или же ликвидировать её в самом зародыше - подхватил маг - это очень смелая задумка, я бы сказал безрассудная. Ликвидировать мага враждебного королевства на его територии. Безумнее может быть только, выкрасть его из собственного замка.
  - Выкрасть. Выкрасть. - Начальник тайной стражи вскочил с кресла, прошёлся по комнате, вернулся к креслу, за тем снова обошёл вокруг стола. - Выкрасть. Нет, не получится. Хотя.
  В комнате воцарила тишина, было слышно, как за окнами весело щебечут воробьи, а в камине потрескивал огонь.
  - Понимаю твою мысль, - нарушил молчание Гавриус - но получится ли нам на практике осуществить подобную авантюру. В случае успеха можно вскрыть и полностью устранить "братство". Но Ковриун - маг сильный. К тому же его магические способности усилены и поддерживаются сапфиром под именем "Тёмный маг". Именно поэтому Ковриун имеет прозвище Тёмный. История этого камушка очень длинна, только я помню семерых его владельцев, и все они были магами первой величины.
  В комнате вновь повисло молчание. Воллин Дрозд опустился в кресло, и уже, негромко бормоча, продолжал.
  - Для осуществления данной задумки нужна группа, пять - семь человек не больше, если отправить больше людей, это привлечёт не нужное внимание, плюс маг.
  - А лучше два, в противовес "Тёмному магу", высочайшего уровня и моя постоянная поддержка, - добавил маг - но все маги на виду и исчезновение двоих обязательно насторожит кого угодно. Их будут искать, - Гавриус постучал указательным пальцем по виску - на этом уровне, и обязательно найдут, а обнаружив ментально, не сложно найти всю группу. И тогда кто на кого будет охотиться не известно.
  Маг подошёл к столу, взял стоящий на бархатной подставке колокольчик, позвонил в него, положил на место. В комнату тенью вошёл страж, всё это время находившийся в соседней комнате, вытянулся в стойке, ожидая приказаний.
  - Пожалуйста, пусть принесут что-нибудь покушать, - сказал Гавриус, и добавил, обращаясь к Воллину - перерыв, а то мозги кипят.
   Пока на стол ставили лёгкий завтрак в комнате царило напряжение и маг, для того чтобы разрядить обстановку улыбнулся и спросил.
  - Расскажи лучше про своё чудесное спасение, оно не может быть подстроено.
  -Думаю, нет, - улыбаясь в ответ, произнёс Воллин - представляешь один детина, мальчишка совсем, явно из провинции, меч у него еще такой, каким сто лет не пользуются, а второй с ножом на сабли кинулся.
  - Так, говоришь, не может быть подстроено? - повторил маг.
  - В Аговир вошли за час до известных событий через восточные ворота, мои люди проверили. Пришли вчетвером, два наших героя, монах с посохом, да мальчик на коне. Я их всех на улице и видел ночью. Остановились в "Пивном бочонке" ни с кем не общались... Стоп. Монах, да ведь это же маг.
   ***
  Утром старик поднялся рано, будить ни кого не стал, ведь легли далеко за полночь. Прошёлся по двору харчевни, присел, греясь на солнышке. Что делать дальше не знал. Он так стремился в Аговир, считая, что как только он здесь появится, сразу найдёт своего ученика. Мысленным взором, прощупывая город, пытался обнаружить знакомого человека. Но он его не слышал. Хотя это ещё ничего не значило. Ученика могло не быть в городе, к тому же он мог просто закрыться на ментальном уровне. А это значит, он его обязательно отыщет, надо только немного подождать. С его же помощью надеялся пристроить и Тумана со Стэгом. То, что его мальчик именно тот человек, который мог ему помочь он не сомневался. Хотя какой он уже мальчик, последний раз они виделись. Они виделись...
  Ах, память. Старик мог с лёгкостью управлять людьми и животными, мог, анализируя сводить, на первый взгляд несовместимые события делать выводы, а так же смотреть в прошлое и будущее, отыскать человека в огромном городе не выходя из комнаты. А так же многое, многое другое. Но вот, сколько лет он не видел своего ученика, а так же как они расстались, он вспомнить не мог. Эх, память. Видно действительно он становился старым и дряхлым. Значит скоро придёт его время. А ещё так много нужно успеть.
  А пока надо ждать.
  Вышел Угур, подставляя точно так же как старик, своё лицо греющим лучам солнца. Подошёл ближе, присел.
  - Ну, ты нашёл себе покровителя? - спросил старик.
  - Да - просто ответил мальчик.
  - И кто же это?
  - Кошка, Локи - просто ответил Угур, как будто речь шла о кошке, переходившей в этот момент улицу - большая такая ростом чуть выше меня, у неё чёрная шерсть и зелёные глаза.
  - И как часто она приходит? - снова задал свой вопрос старик.
  - Часто, вот сегодня она меня разбудила, и привела к тебе.
   Услышав эти слова, старик сделал вид, будто ничего не происходит, продолжил.
   - Сегодня я покажу, как подпитывать себя силой. Маг может черпать энергию отовсюду. Из воздуха и из растений, из воды и из камня, от животных и людей. У одних можно взять проще, у других сложней. А людей я бы, на первых порах советовал тебе вообще не трогать, можно такого набраться, что мы вдвоём замучаемся тебя чистить.
  Старик посмотрел на мальчика, тот во все глаза уставился на собеседника, и продолжал.
  - Вот посмотри на то дерево. Представь, что от него к тебе идут нити или, скажем волны, они наполняют тебя, возьми в себя эту силу. Это не сложно, но сначала ты просто научишься чувствовать прилив бодрости, потом постепенно увидишь эти самые нити.
  Старик поднялся и произнёс.
  - Я, думаю, на сегодня хватит.
  За завтраком Стэг вёл себя беспокойно, ему не терпелось поскорее узнать, когда старик найдёт своего знакомого и, наконец-то поможет определиться с его дальнейшей судьбой. А узнав, что тот собирается провести целый день, не выходя из комнаты, совсем загрустил.
  - А вы пойдите, прогуляйтесь по городу, на рынок зайдите, может, что нового узнаете. - успокоил его старик, - за одно мальца возьмите. - и добавил - только смотрите мне, без геройства. И меч свой дома оставь. Туман, ты уж последи за ним.
  - Я что, я смирный - виновато ответил Стэг.
  Больше всех, конечно, обрадовался Угур, он ни разу не бывал ещё в таких больших городах, так что прогулка сулила массу впечатлений.
  Бродили по городу долго, прошли мимо ратуши по прилегающему к ней скверу, спустились к порту. Угур был восхищён большими торговыми судами, Туман договорился с капитаном одного из них, и их пропустили на борт. Восхищению мальчишки не было предела. Стэг делал вид, что ему всё равно, но было видно, что ему нравилось.
  Когда страсти по речным судам поулеглись, компания отправилась на рыночную площадь. Перекусив в какой-то лавке, прикупив Угуру сладостей на дорожку, компания сразу отправилась в оружейный ряд. Вот где у всех разгорелись глаза. Чего тут только не было. Клинки различной формы и назначения, боевые топоры, чеканы, арбалеты, защитные средства и многое другое. Стэг очень сильно переживал, что старик не разрешил взять отцовский подарок. На те деньги можно было бы прикупить неплохое снаряжение. Он с восторгом крутил в руках длинную кривую саблю, но когда торговец предложил поговорить о цене, положил игрушку на место и тихо отошёл.
  Туман долгое время рассматривал всевозможные ножи, брал в руки, словно взвешивая, сравнивал рукояти, тут ему не мешал ни кто. Когда торговец посетовал на то, что посетитель слишком придирчиво относится к товару, Туман достал и положил на прилавок для сравнения свой нож. Продавец сразу же осторожно спросил, не желает ли хозяин оружия его продать, но увидев, как не приветливо сверкнули глаза у хозяина, тут же извинился.
  После посещения рыночной площади, друзья не спеша направились в сторону "Пивного бочонка". Угур как не крепился, было видно, что он очень устал, Стэг его даже взял на руки. Пройдя так два квартала, Туман остановился и, повернувшись, сказал.
  - А вам не кажется, что за нами следят. И кстати уже давно, я заметил на рынке.
  Стэг спустил мальчика с рук, торопливо начал озираться.
  - Ладно, не дёргайся, следы путать не будем, дома поговорим. - вынес свой вердикт Туман.
   Назвав комнату постоялого двора домом, он не ошибся, именно в этой компании ему не надо было ни куда спешить, ни доказывать, ни выживать. И он с горечью думал о том времени, когда придётся расставаться.
   Придя в "бочонок" они нашли старика в приподнятом настроении, глаза его сияли.
  - Я нашел, завтра вечером мне предстоит встретиться с моим учеником. - сказал он. - А у вас как дела?
  - Хорошо, если не считать, что весь день нас по городу кто-то водил. - ответил Туман и добавил - может вчерашние друзья.
  ***
  Камин потрескивал огнём. В тёмно-красной комнате не было холодно, но живой огонь радовал глаз и добавлял уют. Расположившись в том же кресле, сидел верховный маг, ему нравилось находиться в загородном доме своего друга, и был он здесь чуть ли не чаще чем сам хозяин. Он знал точно, здесь его вряд ли кто побеспокоит, а отсутствие хозяина будет способствовать спокойному течению размышлений.
  Прошли сутки после последнего разговора с начальником тайной стражи. Прошли целые сутки. А произошло много чего, вернее событий почти не случилось, но та информация, которая всплыла, требовала обсуждения.
  За окном послышался звук подъезжающей кареты. Вскоре дверь отворилась, и в комнату стремительно вошёл Воллин Дрозд.
  - Доброе утро. - произнёс он, на ходу снимая перчатки и дорожный плащ - А я вот подумал, может, стоит здесь устроить апартаменты верховного мага. В своём замке ты бываешь реже, чем здесь.
  - Я, не против. Здесь спокойнее, чем в городе, охрана лучше, да и кормят приличнее. - парировал шутку Гавриус.
  - Ну не скажи, знаю я твоих поваров, они королевским не уступят, ты их, наверное, по всем землям собирал.
  - Но, за то один твой превосходит всех моих, да и королевских в придачу. - снова возразил маг.
  То, что у Воллина Дрозда было минимальное количество обслуживающего персонала, это правда. За то они были самые лучшие, и смотреть за ними нужно меньше, отшучивался он.
  - Значит так, - присев в кресло у камина, начал Воллин - Группу по захвату или устранению Ковриуна возглавлять и готовить будет Голиан Угрюмый, он не в гвардии. Живёт обособленно, так, что исчезновение его из города ни кто не заметит. Но человек проверенный, не раз выполнял деликатные поручения.
  - Так, всё-таки, решился. А маг, кто? - спросил Гавриус - Какие есть мысли? Появление любого мага высшего уровня на чужой территории будет немедленно раскрыто.
  - Да решил, авантюра, конечно, но должно получиться, если всё хорошо продумать. Может нам совсем без колдунов? - спросил Воллин.
  - Можно и без колдунов, но вероятность успеха снижается в несколько раз.
  Некоторое время сидели молча. Длительную паузу прервал верховный маг.
  - Что там с твоими спасителями.
  - Спасители вчера с мальчишкой целый день бродили по городу, как не старались мои их вести аккуратно, похоже тот, что с ножом их вычислил. Старик же, маг назовём его так, целый день не выходил из комнаты в "бочонке". - ответил Воллин.
  Верховный маг сменил положение в кресле, откинувшись на спинку, долго смотрел на огонь, за тем, наконец, взглянул на собеседника.
  - А, что ты помнишь, про Авелиса Всевидящего?
  - Ну, персонаж, говорят, был такой. Правда, не совсем ясно, кто он действительно был на самом деле, то он верховный маг, то странствующий, а то вообще боевой. Легенд про него сложено больше чем про героев древности. К чему ты о нём вспомнил? - недоумённо спросил Воллин.
  - А то, что маг наш, это и есть Авелис Всевидящий. И, похоже, в Аговир он пришёл из-за меня.
  - Вот так новость.
  Начальника тайной стражи трудно было чем-либо удивить, он всегда считал, что все новости в королевстве узнаёт в первую очередь. А тут на тебе.
  - А почему к тебе? - спросил Воллин недоумевая.
  - Ты разве не знаешь, что Авелис мой первый наставник? - с улыбкой спросил маг.
  - Но твой наставник, это ведь, твой предшественник, предыдущий верховный маг. Погоди Авелис - это ведь фигура мифическая, про него ходят слухи, что он тушил солнце, и один брал целую крепость во время войны столетней давности. - начальник тайной стражи никак не мог прийти в себя перечисляя заслуги сказочного персонажа - Погоди, это же сколько ему должно быть лет, если он участвовал в прошедшей войне?
  - Ну лет ему наверно уже не мало.- со вздохом произнёс маг - Я и сам не думал, что он ещё в этом мире, ведь передал меня лет сорок назад, сославшись на то, что верховный маг сможет дать больше странствующего. А про легенды, так они немного приукрашены. Солнце он не тушил. Просто, он знал, когда произойдёт затмение, выехал навстречу атакующей армии, собиравшейся вплавь преодолевать речушку, и сказал, что если хоть один воин коснётся воды, то он потушит солнце. Его, конечно, обстреляли из арбалетов, правда безуспешно, и начали переправляться. Случай энциклопедический, его каждый начинающий маг изучает в академии. А дальше. Дальше началось затмение, а вместе с ним и паника в стане врага, ему оставалось, только чуть усилить её с помощью внушения. В результате, атакующая, превышающая в десять раз армия бала отброшена. При чём, совершенно без потерь с нашей стороны.
  Маг остановился, переводя дух, но Воллин не дал ему помолчать долго.
  - А крепость - спросил он
  - Пограничную крепость он брал не один, а с десятью лучниками. В той крепости был очень сильный маг, а так же большой гарнизон охраны. Всё это делало взятие неосуществимой задачей. Но Авелис не стал ввязываться в дуэль на ментальном уровне, он просто закрылся, позволив поверить противнику, что его здесь нет. А сам же провёл поиск, в ближайшем окружении мага человека, не совсем довольного. В общем, кого-то обидели или не заслуженно обошли. Он нашёл такого человека, предварительно его, обработав, - маг постучал указательным пальцем по виску - и прикрыл, чтоб его не вычислили. И тот, когда маг не ожидал, всадил арбалетный болт ему в затылок. А дальше было проще, хотя как сказать. Под воздействием Авелиса стражники опустили мост и подняли ворота. Они так и вошли в крепость, маг в центре, а лучники вокруг.
  - Угу, значит, у великого мага - перебил его начальник стражи - взыграли отеческие чувства к своему птенцу, и он спешит на встречу с ненаглядным учеником.
  - Да нет, просто, Авелис Всевидящий человек не ординарный, и вокруг него постоянно появляются интересные люди, не обязательно с магическими способностями, просто каждый из них, как бы это сказать, в чём-то уникален.
  - Вот это я как раз заметил, на примере тех двоих. - подхватил Воллин.
  - Авелис несколько лет назад подобрал мальчика, у того довольно-таки высокий потенциал. Может врождённый, а может быть, - маг помолчал - ну, в общем, столько лет находиться рядом с одним из величайших магов. В общем, я считаю, маг здесь для того, чтобы передать его мне. И не сегодня так завтра он меня найдёт, не смотря на мою блокировку.
  - Ну, раз он такой выдающийся, почему мы о нём практически ничего не знаем? - спросил начальник стражи.
  - Да всё потому, что это ему не нужно.
  В комнате повисла тишина. Воллин Дрозд смотрел на огонь. Ему нравилось наблюдать, как языки пламени лижут подброшенные им поленья. Огонь навивал свежие мысли, вот и теперь в голове у него рождалась интересная задумка. Конечно, авантюра, но ведь всю его жизнь можно назвать этим словом. А если хорошо подумать, просчитать, то шанс успешного завершения может значительно вырасти. Хотя он точно знал в его работе, сколько не просчитывай, всегда найдётся неучтенный фактор, можно и людей потерять, да и получить итог отрицательный, когда на сглаживание ситуации тратилось больше сил, денег и здоровья, чем на всю операцию. А такие случаи за его многолетнюю службу имели место. Наконец он решился и заговорил.
  - Так ты говоришь, сам найдёт. А если нам пригласить всю компанию, скажем сюда, тем более я их должник.
  - Ну, то, что должник, я не спорю, только сюда-то зачем. - маг пристально посмотрел в глаза другу - ну может быть, он не согласится.
  - А мы попробуем его уговорить, вместе. И если Авелис поможет нам Ковриуна Тёмного украсть, ну или хотя бы устранить. - Воллин сосредоточенно посмотрел на мага и добавил. - Пошлю-ка я за Голианом Угрюмым, Пусть ещё пять гвардейцев... Нет лучше пусть моих возьмёт. Чтоб меньше чужих людей видело. И с почестями на моей карете привезут сюда. Если... Хотя какие если, на подготовку нам неделя.
  - Надо бы короля в известие поставить, - добавил маг.
  - Нет, никого. При благоприятном исходе сообщим по завершении. И ещё знать должны только ты, я ...
  Начальник стражи оборвал себя на полуслове, за тем подумал и продолжил.
  - Не получается, слишком много людей должны быть в курсе событий. А как свести к минимуму число посвящённых.
  - Можно "воров" наших до самого отправления держать здесь в замке, - поддержал тему маг, а если кого придётся задействовать со стороны, то выпустим после убытия, скажем через неделю.
  - Правильно, а на посылках будет у нас мой повар. - улыбнулся Воллин.
  - А, знаешь, одолжи повара, он меня и накормит, и моих дармоедов заставит жирком тряхнуть. - пошутил маг.
  Начальник стражи поднялся со своего места и, подходя к двери, произнёс.
  - За Голианом сам поеду, за одно, введу его в курс дела. - и уже улыбнувшись добавил - А повара не дам. Он у меня один такой на всё королевство и покушать приготовить, и сабелькой помахать, и коня подковать, и горлышко кому в тихом переулке. Это если надо.
  ***
  Голиан Угрюмый жил на окраине города. Его большой, добротный дом находился не далеко от квартала ремесленников. Высокий забор окружал массивное сооружение вместе с великолепным фруктовым садом, гордостью хозяина.
   Много лет назад он служил в гвардии, имел высокий чин, и не за благородство происхождения, а за усердие и талант. А талант у него был. "Кулак" под его началом имел тридцать человек воспитанных и выращенных им самим. Дисциплине и умению выполнять ответственные поручения завидовали во всей армии. Это была не просто слава удалого воинского подразделения. Каждый из тридцати человек не просто был предан королю, каждый из них боготворил своего командира. Не смотря на то, что гонял на полигоне больше и жалел меньше. Но, тем не менее "кулак" за двадцать лет существования практически не терял солдат. Это только официально королевство сто лет, не вело ни каких воин. На протяжении всего века военные операции не прекращались с южным, и восточным соседями. Карьера военного неумолимо шла в гору. Но...
  Но Голиан имел характер тяжелый, не любил заискивать перед вышестоящими, а с равными себе общался только с теми, кого по настоящему ценил. За что, и поплатился. Как-то при возвращении из задания "кулак" попал в засаду. Прикрывающие его гвардейцы просто ушли. И только, благодаря, его личной выдержке и военной удачи из тридцати человек, было несколько раненых. Голиан Угрюмый вернулся в расположение и отходил палкой командира гвардейцев. После этого ушёл из армии, хотя часто брался за выполнение поручений начальника тайной стражи. После этого случая потихоньку распался и "кулак", солдаты покинули армию под разными предлогами, несколько человек вернулись на границу, превратившись в "вольных ловцов", совершая рейды на свой страх и риск. Из повседневной жизни, ну конечно кроме фехтования, у Голиана осталось любимое занятие - это сад. В саду он мог проводить целыми днями, холя и лелея, а так же разговаривая с каждым деревцем.
   Хотя нет, у него была ещё одна слабость - это его дочь Кайси.
  Давно, много лет назад он влюблённый в свою жену ждал появление ребёнка. И, конечно, как каждый солдат по призванию мечтал о сыне. Но так получилось, что родилась дочь, а жену не уберегли. Вся любовь и нежность Голиана досталась Кайси. Всё свободное время он проводил с ней, а когда дочка подросла начал брать её собой в казармы и на учения. Голиан не удивился, когда одной из первых игрушек девочки стала деревянная сабелька. Нет, Кайсине не была мальчишкой в юбке, просто она много времени проводила со своим отцом, и ни могла не научиться хорошо, обращаться с различным оружием, а так же вести поединки без него. Её первыми друзьями - учителями стали закалённые в боях, убелённые сединами воины гвардейцы. Они заботливо учили ребёнка, как завернуть куклу и снять часового, как приготовить полевую похлёбку и пользоваться арбалетом.
  Шло время, и маленькая Кайси превратилась в великолепную красавицу, она часто сопровождала Голиана при выполнении заданий начальника тайной стражи, считая смертельный риск, увлекательным занятием. Отец старался всегда брать её с собой, считая, что рядом с ним она будет в большей безопасности, чем одна в большом городе. По возрасту девушке уже давно пора бы подумать и о замужестве, но она отшучивалась, что не может выйти замуж за того кто не выстоит против неё в поединке хотя бы час. А предложения были, особенно первое время. Отец не настаивал, всё-таки он очень сильно любил свою дочь.
   ***
   С утра старик поднялся рано. Вдруг, как-то само собой, вспомнилось его имя, его настоящее имя. Всплыло из памяти, чему старик очень сильно удивился. Не потому, что он им давно не пользовался, просто не было необходимости. Вот живёт человек, ходит по земле, ест, спит, строит какие-то планы. А тут на тебе, имя.
  За окном полил дождь. Только, что ярко светило утреннее солнышко, и тут небо затянуло тяжёлыми тучами, и начался настоящий ливень. Огромные капли барабанили по крыше, врезались, разбиваясь об оконное стекло, впивались в землю, наполняя её живительной влагой. Лил дождь.
  Старик стоял перед окном. "О боги! Как же хорошо-то жить. Сколько десятилетий необходимо потратить для того, чтобы вот так утром проснуться и понять, что просто хорошо смотреть на дождь". Он с силой зажмурился, за тем открыл глаза, широко улыбнулся, обнажая ровный ряд не старческих зубов, Глянул на, свернувшегося под одеялом мальчика. Всё-таки этот ребёнок очень сильно его изменил, и дело даже не в привязанности, просто произошло такое волшебство, которое нельзя сотворить искусственно, по велению разума, хотя и без разума здесь не обошлось.
  Дождь стих так же быстро, как и начался. За тяжелыми, рваными облаками показалась синева неба. Солнечные лучи, ища в них прорехи, играли зайчиками, отражаясь в прозрачных лужах.
  Скрипнула открывающаяся дверь, заглянул, а за тем вошёл Туман.
  - Доброе утро - произнёс он, тихо стараясь не разбудить спящего.
  - Доброе, - ответил старик, присаживаясь к столу.
  - Я, вот спросить хотел. Кто ты такой? - Он опустился на стул, придвинул его тихо, упёрся грудью на стол и продолжал. - Ты не колдун, хотя что-то умеешь, не лекарь, хотя меня заштопал, не всякие боги так смогут, у тебя нет имени, хотя, скорее всего оно есть, и очень может быть очень даже известное. Кто ты?
  Старик пристально посмотрел в глаза собеседника, за тем улыбнулся, откинулся на спинку стула и, помолчав, неспешно начал говорить.
  - Не знаю. В былые годы я точно знал, кто я и зачем, мог посмотреть в прошлое и будущее, увидеть все ответы на вопросы свои и чужие. Но со временем всё больше начал сомневаться, правильно ли поступаю. Наверное, это моя слабость. - старик помолчал и продолжил - Ты, конечно, не это хотел услышать. Да, я маг. Но не тот, который может на ярмарочной площади достать зайца из шляпы, превратить булыжник в сыр, или же заклинаниями вызывать духов. Просто мне по силам чуть замедлить или усилить ход природных процессов, а поверь мне это не мало.
  Маг хитро прищурил один глаз.
  - Могу, конечно, вручить тебе булыжник, сказав, что это сыр, и ты будешь, его грызть, считая лучшим из сортов всего королевства. Но камень останется камнем. Хотя я читал, в своё время о таких волшебниках, которые могли проделать подобные фокусы. А залечивать боевые раны нас учили ещё в академии, я не всесилен, но с ними справляться просто, если ещё не поздно. Тем более, организм то у тебя молодой и сильный.
  Проснулся Угур, сильнее закутался в одеяло, стараясь не мешать разговору. Туман поёрзал на стуле, а за тем сменил тему.
  - Я не хочу наступления сегодняшнего вечера. Мы встретимся с твоим учеником, передадим ему Угура, и всё... Нас больше ничего не держит вместе, мне можно смело возвращаться к своему владельцу земли, или приставать к каравану охранником.
  Маг поднялся. Было не понятно, смеётся он или нет. Старик посмотрел на, выглядывающего из под одеяла мальчика. Взял, стоящий в углу, посох, за тем, остановившись за спиной у собеседника, произнёс.
  - Может быть да, а может, нет. Твоя проблема заключается в том, что ты сильно спешишь. Научись решать вопросы по мере поступления информации. Ты можешь и должен строить планы, но никого мы ещё не нашли и мальчика не передали. Я понимаю, что ты сдружился со Стэгом, привязался к Угуру, да и со мной тебе не скучно.
  Старик помолчал, а за тем добавил.
  - Друзья это хорошо.
  За дверью послышался шум, и в комнату ввалился Стэг, нарушив своим присутствием атмосферу доверительной беседы.
   - А есть мы сегодня будем, я уже и на кухне побывал, и кота соседского погонял, и хозяйке помог. А они всё беседуют да разговаривают. И вообще стол накрыт, а у меня сегодня день рожденья.
  Вышли к столу. Угощенья были действительно на славу, здесь были жареные куры, какой- то салат, кувшин белого вина, а так же рыбный пирог и миска с сухофруктами.
  Присели к столу, начали поздравлять виновника торжества, разлили вино. Поднялся старик, опираясь на посох, взял в руки бокал и прочистив горло, произнёс.
  - Сегодня мы отмечаем... э-э..., сколько там тебе стукнуло?
  - Восемнадцать. - чуть смутившись ответил Стэг.
  - Восемнадцатилетние нашего общего - старик помедлил, замешкавшись, добавил - попутчика. И я, от всех здесь присутствующих, дарю тебе...
  Старик замолчал, порывшись в складках своей одежды, и выудил оттуда небольшую, размером с ладонь книгу.
  - Дарю тебе - продолжил он - это чудесное жизнеописание "Путешествия Харвиса в дальние страны". Думаю, читать ты умеешь.
  Стэг бережно взял в руки подарок. Читать он умел, книга была не лёгкая, не смотря на то, что имела небольшие размеры. Перевернув первую страницу, он обнаружил, что книга написана от руки. Каждая буква была старательно выведена, а через каждые три листа имелись рисунки, где схематичное изображение хижины местных жителей, а где зарисовка животного в среде обитания.
  - Это очень дорогое, ещё прижизненное написание. На полях увидишь заметки самого Харвиса. Я держал её как память об одном хорошем человеке, но думаю, что она попала в хорошие руки. - закончил маг.
  Подняли бокалы, выпили. Угур поднимал бокалы вместе со всеми с компотом из сухофруктов и был этому несказанно рад. Поднялся Туман, подставляя свой бокал под розлив, произнёс.
   - Ну, в общем, это, я поздравляю.
   Он замолчал, расстегнул жилет и вынул оттуда два парных метательных ножа в чехлах, произнёс.
  - Это от меня.
  Вид у Стега был очень растроганный. Он, конечно, получал подарки, но сегодня для него они имели особую ценность.
  Маг наклонился к Туману и произнёс, пользуясь тем, что молодой человек занят осмотром подарка.
  - Свои отдал?
  Тот, молча кивнул, а за тем добавил.
  - А хороший человек это и есть знаменитый путешественник Харвис.
  Маг утвердительно кивнул улыбнувшись.
  За неспешными разговорами и шутками время шло незаметно, кувшин вина приговорили давно, больше не заказывали. Да и зачем. Настроение у всех было хорошее.
  В обеденном зале людей прибавилось, за соседними столами было шумно. Друзья не заметили, как возле стола появился высокий, стройный мужчина, одетый в дорожную куртку.
  - Позвольте представиться, - произнёс он - Голиан Угрюмый.
  Сидящие за столом, молча, уставились на гостя, который сделав паузу продолжал.
  - Мне поручил Воллин Дрозд пригласить вас к себе в гости. Поверьте, он очень занят и сожалеет о том, что не может это сделать лично.
  Туман приподнялся из-за стола, рука его сама собой потянулась к ножу. С ночным знакомым они, конечно, расстались мирно, но кто знает, что может случиться. Голиан Угрюмый, стоящий у стола, имел вид спокойный и не агрессивный, оружия, на первый взгляд не имел. Можно, конечно, попробовать уйти... Так или примерно так шёл ход мысли в его голове, но размышление прервал маг, он сгрёб неизменный посох, прислонённый к столу, и поднимаясь произнёс.
  - Ну, что же, сходим в гости, раз нас столь любезно приглашают.
  У входа в харчевню стояла карета, сомнений не возникало, кого она ждала. Туман и Стэг обязательно задали стрекача, если бы старик, со спокойным видом не стал забираться во внутрь. Было видно, что он не так часто разъезжал в подобном транспорте. Голиан Угрюмый, открыв дверцу, подал руку, за что был награждён признательным взглядом и благодарностью. Расположились, больше всего приключение нравилось Угуру, он не только не ездил в каретах, но и видел их всего пару раз, молодые люди, косясь на, присевшего рядом Голиана, чувствовали себя не уютно. Карета, запряженная четвёркой лошадей, неслась по улицам Аговира, управлял ею, сидящий на передке, полный, подвижный мужчина, то и дело, щелкающий над лошадьми кнутом. Карета представляла собой интересное, транспортное средство, она почти не была украшена, за исключением рельефного герба хозяина на двери, но, не смотря на это, выполнена из дорогих материалов, лучики солнца играли, переливаясь на лакированном покрытии. Самому королю со свитой было бы не зазорно появиться в такой перед своими подданными.
  Ехали долго, незнакомые улицы сменяли одна другую. Город быстро остался за окном проносящегося транспорта. Промчались мимо арки городских ворот, проехали высокую стену со сторожевыми башнями, пересекли по мосту ров. Раньше город был значительно меньше, жители помещались внутри крепости, но последнее время, за городскими стенами стало тесновато, да и далёкие войны казались обывателям чем-то не реальным и призрачным. Здания в пригороде были добротные, поновее, да к тому же не теснились один возле другого, места здесь было много.
  Лошади замедлили свой бег, транспорт плавно остановился перед открывшимися воротами.
  - Прошу вас. - произнёс Голиан Угрюмый открывая дверцу.
  Их проводили в огромную комнату на втором этаже с окнами, выходящими во внутренний дворик. Гости, оглядываясь по сторонам, остановились. Голиан, приведший их сюда, извинившись, удалился, не забыв предложить расположиться за столом.
  Время шло, ничего не происходило. Туман рассматривал вид из окна, ища возможные способы побега. Стэг поняв, что на ход событий в данный момент он никак повлиять не сможет, принялся рассматривать множество образцов исторического вооружения, развешенного по стенам. К своему удовлетворению он нашёл меч схожий с его собственностью, оставленной на постоялом дворе. Старик с интересом изучал портреты предков хозяина дома, все они, как один, имели сходство и были похожи на Воллина Дрозда. Ну а Угур потихоньку начал таскать фрукты из вазы, стоящей на столе, ему давно надоело напряжение, витавшее в воздухе, и лёгкий перекус ни сколько не мог помешать, по его мнению, течению событий.
  Все были заняты своими делами, и никто не заметил, как из двери за тяжёлой шторой в комнату вошёл хозяин дома. Он с интересом рассматривал ничего не подозревающих гостей. Первым обратил на него внимание маг, и вошедший, зная, что его заметили, произнёс.
  - Я приношу свои извинения, за то, что заставил несколько подождать. Ещё раз хочу высказать слова благодарности, за участие в моём спасении, но обстоятельства складываются таким образом, что я хотел бы сначала обсудить некоторые злободневные вопросы.
  Он подошел ближе и, обращаясь уже к магу, продолжил.
  - Авелис Всевидящий, вас желает видеть Гавриус Снежный.
  Старик вздрогнул, услышав своё имя, словно встретился с чем-то давно забытым, глаза его, в миг, заблестели, и он судорожно заморгал.
  - Да, да конечно, - произнёс он, чуть ссутулившись, но тут же, взяв себя в руки, выпрямился и уверенным голосом добавил - я готов.
  Его проводили в соседнюю комнату, поменьше. В ней у камина в неизменном балахоне с откинутом капюшоне стоял Гавриус. Старик сделал два шага и остановился.
  - Ну, здравствуй, мальчик. - произнёс он.
  - Здравствуй, учитель. - ответил Гавриус, подходя.
  - Это же, сколько лет мы с тобой не виделись?
  - Я и не надеялся снова увидеться. Великие маги, видят прошлое и будущее, а вот, поди ж ты...
  Они снова обнялись, Авелис уронил посох, хотел было нагнуться, но ученик быстро нырнул вниз, не смотря на немолодой возраст, подхватил, не успевший коснуться пола предмет. Они подошли к камину, присели в кресла. Авелис украдкой смахнул с глаза слезу.
  - Как же хорошо, мальчик мой, как же хорошо. - старик на мгновение запнулся - Хотя какой ты мальчик, Верховный маг королевства.
  Он покачал головой, с силой зажмурил на мгновение глаза, а за тем, хитро сощурив один глаз, продолжал.
  - А как прятаться научился, если бы сам не позволил, я бы тебя не нашёл.
  - Ну, во первых, положение обязывает, всё таки Верховный, а во вторых, от тебя разве спрячешься, ты всё равно бы добился своего, да это и не важно. - с улыбкой заметил Гавриус.
  - Я давно к тебе стремился, я такого мальчишку привёл. Сейчас покажу. У него такой потенциал.
  Авелис хотел было подняться с кресла, но Верховный маг, взял его за руку, остановив.
   - Погоди, давай после. Тут дело такое...
  Их взгляды встретились. Старик, словно его окотили холодной водой, опустился в кресло, поёжился, и, понимая, что разговора не избежать, вздохнул, молча кивнув головой.
  - Мы, - начал свой рассказ Верховный маг - на пороге большой войны. И не то, чтобы к ней не готовы, а мы к ней не готовы совсем. Просто, увлёкшись укреплением границ на востоке и юге, несколько, проворонили действия нашего родственника на севере.
  Маг поднял вверх указательный палец правой руки, останавливая говорившего.
  - Да, но ведь наш кузен не отличался агрессивным настроем, или за время моего забвения
  произошли кардинальные изменения.
  - Кузен не отличался сильным характером, и его бы возможно уже сместили, под предлогом... Ну в общем предлог это как раз таки не проблема.
  Верховный маг поднялся с кресла, прошёлся по комнате, разминая ноги, продолжил.
  - Но сейчас верховным магом северян является Ковриун Тёмный, а этот малый имеет неплохую хваточку, да к тому же очень амбициозен. По сути, он является на самом деле правителем северян. Но и это ещё не всё, паучьи лапы Ковриуна проникли к нам и опутали, практически, все слои нашего общества от ремесленников до королевской гвардии. Как нам, не так давно, стало известно существует тайная организация "Северное братство", в которую входят даже, находящиеся при дворе. Конспирация в "братстве" на высоком уровне, поэтому арест десятка заговорщиков ничего не дал. А в случае начала военных действий, мы имеем у себя под носом, мягко сказать, очень большую неприятность.
  Гавриус сделал паузу, словно устав от разговора, подошёл к столу придвинул к себе остывший чай, сделал несколько глотков.
  - И поэтому ты решил выкрасть Ковриуна Тёмного, обработать его в правильную сторону и вернуть на законное место. - продолжил за него Авелис, улыбаясь с хитрым прищуром, словно прочитал тайные планы не лбу Верховного мага.
  Гавриус был, мягко сказать, несколько ошарашен, секретный план, придуманный Воллианом Дроздом, прочитан, как открытая книга. Мало того, старый Авелис пошёл дальше в смелости своего решения. Сделать карманным Верховного мага конфликтующей страны, а вместе с ним и тайную организацию заставить работать в свою пользу.
  - Позволь представить, Воллин Дрозд - начальник тайной стражи. - произнёс, растерянным голосом Гавриус - это, собственно его план. Только у нас не стоял вопрос о возвращении Ковриуна домой.
   Из-за ширмы появился уже знакомый Воллин. Он подошёл, с улыбкой протягивая руку, словно старому знакомому.
  - Я очень рад нашей встречи. Очень много наслышан о...
  Он чуть сделал паузу, развивая мысль, но его перебил старик.
  - А ты слушай больше этого выдумщика.
  Все засмеялись. Официальная часть знакомства бала успешно завершена.
  - А, что очень даже не плохо придумано, и я, как бы к месту. Помогу. Давненько не просчитывал многоходовых комбинаций. - Глаза Авелиса горели, излучая свет, он хитро, в своей манере улыбаться продолжил. - А кого из магов отправляете? Мне бы поговорить с ним.
  Воллин и Гавриус молча, смотрели на этого живого старика, который только своим присутствием вселял уверенность и придавал новые силы. За тем начальник тайной стражи нарушил молчание.
  - Мы хотели просить тебя принять участие в данной операции.
  Улыбка слетела с лица старика.
  - Как? Я не могу. - ответил он чуть дрожащим голосом - Я стар.
  Авелис попеременно смотрел то на одного, то на другого собеседника. Ему казалось, что вот-вот его ученик засмеётся и скажет, что это была шутка, но сам понимал - шутки быть не может.
  - Я не смогу. - повторил он
  - Нам просто некого больше отправить, все, более менее стоящие маги на перечёт, и любое исчезновение здесь, и появление в другом месте вызовет, в лучшем случае, настороженность. - проговорил начальник тайной стражи.
  - Я старик. - снова произнёс Авелис.
  - Ты, боевой маг, - настойчиво возразил Гавриус, - боевой маг с большим опытом. Кроме того, нужен очень сильный и аккуратный специалист. Ковриун владеет сапфиром под именем "Тёмный маг", он на него настроен, и не каждый сможет справиться с подобной силой.
  - Мне знаком этот камешек, я его видел у предыдущего владельца. Мне даже интересно тряхнуть стариной напоследок. Но моё время подходит к концу, и я просто боюсь. - тихо, почти шёпотом произнёс старый маг.
  - Я не могу настаивать, - спокойно произнёс Верховный маг королевства - просто прошу нам помочь.
   В комнате повисла тишина, было слышно, как догорают последние дрова в камине. Старик сидел в кресле, прикрыв глаза, казалось, он спал. Воллин с Гавриусом переглянулись, молчание затягивалось. Когда же, ожидание стало не выносимо, старый маг медленно открыл глаза и поднялся, опираясь о посох.
  - Согласен. - произнёс он решительно и снова повторил - Я согласен.
  ***
  И так, началось обсуждение предстоящей операции. Было решено Ковриуса Тёмного выкрасть и вернуть обратно, в случае невозможности вернуть и заставить сотрудничать, просто выкрасть. Ну а если не будет получаться, то устранить на месте. Общий план был набросан, предстояло отработать детали. Был принесён обед, тем самым человеком, который так лихо управлял четвёркой лошадей запряженной в карету. Старый маг, хотел спросить про своих спутников, но его поспешили заверить, что они накормлены и находятся в соседней комнате.
  Перешли к обсуждению участников экспедиции, Воллин попросил охарактеризовать спутников Авелиса. На, что тот, подумав, произнёс.
  - Туман, имени не знаю, спокоен, в стычках хладнокровен, владеет различным оружием, любимым, ка я понимаю, является нож, он им неплохо фехтует, так же хорошо метает. Да вот, у него гипертрофическое чувство справедливости. Стэг - полная противоположность молод, горяч, силён очень, пользуется старым, коротким мечом, на обе руки, по-моему, он ему не подходит, метает ножи. И ещё, похоже, за те несколько дней, что мы вместе, они сдружились. Вот, пожалуй и всё. - подытожил старый маг.
  - Ну, то, что сдружились это хорошо, а почему не про всех говоришь? - подал голос Верховный маг.
  - Как не про всех, ты же не хочешь сказать, что надо отправить мальчика? - спросил старый маг.
  - Нет, не отправляю, ты сам его возьмёшь. И хочу, чтоб ты меня правильно понял. - Гавриус озадаченно посмотрел на своего учителя. - Пойми я не смогу здесь, рядом с собой, обеспечить безопасную жизнь, а передавать его кому-либо не хочу. И к тому же, - улыбнувшись, добавил он - лучшей практики, чем рядом с боевым магом у него может не быть, а в иной ситуации на мальца просто не обратят внимания. Вот ещё, ты идёшь против Ковриуса, моя поддержка будет в противовес сапфиру, а этот, как его там...
  -Угур. - вставил Авелис.
  - Вот, вот, - продолжил верховный маг - пусть это будет маленькая песчинка, способная склонить чашу весов на нашу сторону.
  - Значит так, - подытожил начальник тайной стражи - как будто уже всё было решено - беседуй со своими людьми, через два часа во внутреннем дворике экспедиция в полном составе. Прибудет оружейник и мой повар, необходимо подобрать одежду, оружие, амуницию, придумать историю вашего путешествия, ну и маршрут. Ориентировочный выход через неделю.
  Придя в соседнюю комнату, Авелис застал всю компанию за столом. Обед был давно съеден, посуда убрана, на столе лишь оставалась ваза с фруктами.
  - Это, что такая особая форма благодарности? - повернув голову, спросил Туман, в руках он вертел свой любимый нож - Мы тут пленники? Отношение хорошее, кормят на убой, но, практически, ничего не говорят. По мне уж лучше наоборот.
  - Это, я им понадобился. Вы же здесь, скорее случайно. - Маг тянул время.
  - Так мы можем идти? - Продолжил Туман.
  - Идти, конечно, можете, но не так быстро, - ответил маг неопределённо.
  Все уставились на мага, Угур таскал фрукты из вазы. В тишине только и слышно было, как мальчишка вгрызается в очередное яблоко. Маг подошёл к столу, присел рядом со своими спутниками.
  - Тут собирается экспедиция, - начал он - поступило предложение привлечь вас. Мероприятие опасное, сразу скажу.
  - А чем мы обязаны такой честью? - вступил в разговор Стэг.
  - Отчасти спасением начальника тайной стражи и демонстрацией своих способностей, а отчасти стечением обстоятельств и знакомством со мной.
  - А ты, при, чем? - не унимался Стэг.
  - Да, ладно тебе, все едем. - улыбнулся маг - Просто королевству понадобились наши услуги.
  - А что мне до королевства? - спросил Туман.
  - Я, конечно, могу сказать про долг, про то, что услуги будут хорошо оплачены, но я просто прошу мне помочь.
  Напряжение в комнате нарастало. В это время Угур, дожевывая последнее яблоко, тихо произнёс.
  - Так вы меня оставляете?
  - Почему оставляем, ты самый главный, - с улыбкой сказал маг.
  - Я за приключение, - произнёс Стэг - и мне всё равно, чем заниматься. А тем более все вместе.
  - А в чём будет заключаться наша работа? - с сомнением спросил Туман.
  - Если в двух словах, то куда-то сходить и что-то принести - маг, в своей манере, хитро прищурил один глаз.
  - Согласен. Сходить. Только для того, чтоб Стэг не влез опять в историю. - Он посмотрел в пустую вазу и продолжил. - К тому же здесь яблоки закончились.
  - Ну, раз так, значит, через час во внутреннем дворике собираются все имеющие отношение к путешествию.
  ***
  Смотровой дворик представлял собой нечто среднее между местом для тренировочных занятий и складом всевозможных приспособлений для этих же занятий, окруженный со всех сторон стенами дома. Большое количество мишеней, а вернее столбов, укреплённых в различных частях двора, были украшены следами от втыкаемых в них предметов, за каждым стоял огромный деревянный щит. Отдельно в углу находились мешки и брёвна, подвешенные на цепях, а так же множества всякого хлама, имеющего непосредственное отношение к воинской науке.
  Спустившись сюда Туман, сразу же почувствовал себя в родной стихии, он обошёл весь двор, потрогал, некоторые предметы, остался доволен. От него не отставал Стэг. Угур же успел по третьему разу оббежать, обойти и облазить всё вокруг, его нескончаемое любопытство не знало предела.
  В назначенное время, во дворике, стали собираться люди, их, конечно, было не так много, но двор сразу стал маленьким и тесным. Верховный маг вместе с Авелисом расположились на брёвнах, отдельно от всех, тихо перешёптываясь. Воллин Дрозд построил всех остальных, строй получился разношёрстный, помимо друзей здесь присутствовал Голиан Угрюмый, а так же молодая девушка и двое, судя по выправке, военных. Угур, не зная, куда ему деваться, присел на что-то в дальнем углу.
  - Так, а это что? Ты почему не в строю? - сурово произнёс начальник тайной стражи, обращаясь к нему.
  Мальчишка подпрыгнул, скорее от радости, чем от страха, рванув в строй, занял последнее место, с гордым видом.
  - И так, вас здесь собрали для выполнения определённого поручения. - начал не громко Воллин Дрозд - Командиром предстоящей экспедиции назначается Голиан Угрюмый. Он отвечает за её подготовку и проведение. В общем, за всё. Кроме того сопровождать вас будет маг, Авелис Всевидящий.
  Друзья переглянулись, первый раз услышав настоящее имя своего спутника. Они, конечно, слышали это имя раньше, но имя легендарного, полумифического персонажа ни как не связывалось с этим человеком.
  - На подготовку отводится неделя. - продолжал Воллин - В течении недели все присутствующие за территорию особняка не выходят, всем необходимым вас обеспечат. Вот такие требования, а знакомиться придётся в процессе подготовки. И ещё, для того, чтобы быстрее притёрлись друг к другу, находитесь постоянно вместе, даже спите, в одной комнате. - Он взглянул на девушку и добавил - Ну за исключением...
  Во дворик, из открытой двери спустился полный мужчина, привезший их сюда, он оказался поваром. Вернее он был всем, размещал присутствующих, распределял обязанности по дому, а так же был посыльным. Когда он исполнял обязанности повара, было не понятно, но, тем не менее, это так. За ним следовали грациозного вида щеголь, одетый с иголочки, шею его украшал большой белый бант, и огромный, медведеобразный мужчина с густой чёрной бородой. Щеголь оказался портным, он быстро осматривал каждого, готовящегося к поездке, делал записи в толстую тетрадь. Угура, до безумия довольного происходящим вертели, поместив на подставку, заставляли поднимать руки и приседать, а в конце велели разуться, снимая смерки , похоже до сегодняшнего дня он не получал столько внимания. Когда же очередь дошла до старика, он с явной неохотой предстал перед суетливым, постоянно что-то напевающим себе под нос портным. Тот, окинув мага с головы до ног своим внимательным взглядом, сделал пометку, сказал, что всё готово направился к начальнику тайной стражи.
  - У меня всё, какие могут быть пожелания. - произнёс он.
  - Пожелания вот какие, - Воллин на мгновение задумался, за тем продолжил- в течении двух недель запрещается покидать территорию моего дома, весь заказ должен быть выполнен за четыре дня.
  Портной словно ожидал чего-то подобного, кивнул головой и добавил.
  - Список необходимого, я подготовлю немедленно. Нужен ещё в помощники мой подмастерье.
  - Хорошо, он прибудет и привезёт всё, что надо. - ответил Воллин думая о чем то своём.
  Похожий на медведя верзила оказался оружейником, он велел всем выйти со своим оружием. Первым предстал перед ним старый маг со своим посохом. На что оружейник улыбнулся.
  - Я очень признателен, но лучшего оружия для мага, чем посох из дерева какта произрастающего далеко на юге придумать сложно. И если позволите. - он протянул руки.
  Маг со своим неизменно хитрым прищуром дал подержать палку. Бородач с благоговейным трепетом двумя руками бережно взял посох.
  - Предметы из какта, - произнёс он, проводя по отполированной руками поверхности - легки, а с годами становятся ещё и очень крепкими, судя по цвету древесины, ему не одна сотня лет, такой уже металл не разрубит.
  Оружейник пару раз прокрутил его над головой, посох засвистел, рассекая воздух.
  Вернув оружие мага своему законному владельцу, бородач принялся за остальных. Следующим был Хурт - один из приведённых Голианом военный, до недавнего времени он служил в приграничье, а после ухода в отставку, болтался в столице. К своей мечте, открыть пивную лавку он ещё не приступал, хоть и имел приличное выходное пособие. Всё некогда было за обходом питейных заведений. Вот за выходом из одного из них его и застал бывший командир. Уговаривать долго не пришлось, а вернее наоборот, скитаться по пивным ему порядком надоело, и бывший военный начал изнывать от скуки. Если бы на свете были гномы, то можно было бы с уверенностью сказать, Хурт был именно им. Низкорослый, широкоплечий он имел огромные кулаки размером со свою голову. Из оружия тяжелый широкий палаш, нож на бедре, да армейский арбалет, из которого он стрелял просто виртуозно, лёжа, на бегу, в прыжке, и, что очень интересно, умудрялся попадать. После тщательного осмотра оружейник удовлетворённо кивнул, предложил попробовать кинуть нож, но после отказа настаивать не стал.
  За ним перед оружейником предстал другой бывший подчинённый Голиана Эйрон, когда-то они были вместе с Хуртом в одном "кулаке", теперь же служил в королевской гвардии, откуда был отпущен по просьбе начальника тайной стражи. Из оружия у него были длинная шпага, и с двух сторон на поясе два обоюдоострых ножа, в виде лепестков, без рукояток. Довершал вооружение большой лук, сейчас такими почти не пользуются, но по утверждению Эйрона дальность полёта стрелы больше, да и скорострельность выше, чем у арбалета.
  - Я бы мог показать, но здесь - он обвёл глазами дворик - места мало.
  Ему поверили на слово, ножи-лепестки ему тоже бросать не пришлось.
   Следующая перед оружейником предстала дочь Голиана Угрюмого Кайси. Беря её с собой, отец знал о предстоящей миссии, но считал, рядом с ним она будет в большей безопасности, чем одна в большом городе, где хорошо владеющую шпагой девушку, по его твёрдому убеждению, мог обидеть почти любой. Вооружение её состояло из длинной шпаги, стилета и небольшого, чуть меньше предплечья арбалета на два болта. Проверять владение оружием бородач не стал, ведь это он, в своё время подбирал крестнице эти "игрушки".
  После неё к оружейнику подошёл Стэг со своим архаизмом и метательными ножами. Ростом они были одинаковы, бородач, только, в плечах чуть шире. Ножи нарекания не вызвали, бородач, только удовлетворённо закивал головой. Но вот гордость молодого человека, его короткий меч, озарил нескрываемую улыбку на лице медведя с бородой. Он его заставил провести имитацию боя с воображаемым противником. Стэг встал в свою любимую стойку, взял клинок в левую руку и тут же был остановлен.
  - Ты же не левша, - произнёс оружейник - почему держишь в левой руке?
  - Да, я могу и не в левой. - смутившись ответил молодой человек.
  Оружейник открыл одну из дверей, выходящую во двор. Видно сразу, он в этом доме был частым гостем. За дверью находился склад, которым можно вооружить небольшой гарнизон. Здесь находились как стандартное вооружение, так и единичные образцы, способные удовлетворить вкусы любителей экзотики. Оттуда он вынес две длинные изогнутые сабли, похожие друг на друга как близнецы.
  - А ну попробуй, - произнёс он, и добавил - это "сёстры-близнецы", глянь, как они хороши. - Глаза оружейника светились, так смотрят на любимую девушку, это, скорее всего, была его работа.
  Стэг крутанул сразу обе очень сильно, но за тем, поняв и приловчившись к длине и весу, чуть сбавил темп.
  - Ну, пока очень плохо, но я думаю, что это чуть лучше, чем было. Привыкнешь. - сказал оружейник и добавил. - А что там у нас с ножичками, и как мы стреляем.
  С ножичками было хорошо, а вот стрельба не шла. Бородач вынес из арсенала ещё два ножа и арбалет, почти такой же, как у Кайси.
  - Держи, в дальнем бою ты не боец, а с этого расстреляешь в упор кого угодно. И ножи лишними не будут, - сказал оружейник цветущему Стэгу.
  Когда очередь подошла к Туману начало смеркаться, зажгли фонари. Он стоял перед оружейником на поясе висел неизменный нож. Поскольку нож его устраивал, а так же нравился всем присутствующим, то он предложил ничего не менять. Но бородач что-то медлил. Оружейник предложил примерить оружие Стега, за тем принёс ещё три образца. Беря в руки каждый из предложенных клинков, Туман пожимал плечами и говорил, что его всё устраивает, но оружейнику всё что-то не нравилось. Сошлись на том, что Туман выберет оружие самостоятельно. И выбрал. Ему приглянулась абордажная морская сабля, которая больше походила на длинный нож, лёгкий однозарядный арбалет и четыре тонких метательных ножа по два в ножнах. Медведь-оружейник осмотрел, и остался доволен, добавив к выбранному, небольшой щиток, одевающийся на предплечье левой руки. Щиток крепился очень быстро и позволял держать в руке нож, но вот снимался он значительно дольше.
  Вооружение группы закончилось, оружейника предупредили, что ближайшие две недели он проведёт в этом доме. Не потому, что ему не доверяли, просто все задействованные ставились в равные условия. К чему бородач отнёсся спокойно, видно было, что с подобными требованиями он уже встречался, а узнав, что еды и пива будет вволю и вообще повеселел. Уже собирались было расходиться, как оружейник заметил прижухшего в дальнем углу Угура.
  - А ну-ка иди-ка сюда, воин. - Голос оружейника был не громкий, и было не понятно, шутит он или говорит серьёзно.
  Мальчик настороженно подошёл. Нет, он не боялся, сегодня он был со всеми на равных, его берут с собой на какое-то очень важное задание, ставят в один строй с взрослыми, да ради этого, пожалуй, можно немного потерпеть. Оружейник отлучился в оружейный склад, и вернулся через некоторое время, держа в огромной руке, величиной с ладонь нож-стилет в красивых, возможно очень дорогих ножнах.
  - Ну, а это тебе, вооружены должны быть все.
  На следующее утро Голиан поднял всех ещё до рассвета, и это не смотря на то, что вчера отбились очень поздно. Пока вооружились, поужинали, разместились на ночлег. Спали все вместе, кроме Кайси в комнате с фамильными портретами Воллина Дрозда. Для этого большой стол сдвинули ближе к окну, а на освободившееся место установили две кровати. Воллин распорядился, что на кроватях спят Голиан и Авелис, для остальных здесь же, своими силами, на скорую руку, соорудили нары. Маг хотел было сопротивляться, но хозяин дома был непреклонен. Что касалось обеспечения уюта, бразды правления на себя взяла дочь начальника экспедиции, она командовала всеми и каждым в отдельности, за исключением отца. Старые вояки Эйрон и Хурт, знавшие её с детских лет подчинялись с радостью, стараясь ей во всём потакать. Больше всего досталось Стэгу с Туманом, но если первому было абсолютно всё равно, чем заниматься, то второй выполнял поручения со скрипом. То подвинуть, то переставить, а так же пересунуть и разложить - девушка вошла во вкус и уже благодаря общим усилиям, в скором времени перестановки были закончены. Угур носился, между всеми, то помогая, то мешая, за что заработал две похвалы, одно одобрение, а так же подзатыльник и пинок под зад. И если, заработав первую оплеуху, он просто увернулся, то одарившему вторым "гостинцем", он показал язык. Портной и оружейник находились отдельно, им, похоже, были отведены другие апартаменты.
  Первые лучи солнца группа встретила уже достаточно взмыленной и порядком уставшей. Уже успели побиться с оружием и без него, а так же пострелять, покидать всё что кидается, пометать всё, что метается. Угура взяли под свою опеку старые вояки, у него мало, что получалось, но они терпеливо возились с ним, то объясняя, то превращая обучение в игру. Воспитательская деятельность не позволяла им снизить интенсивность своих тренировок, и вот сейчас, после своего импровизированного спарринга, они опять занялись мальчиком. На этот раз они вручили ему черенок от лопаты, заставив отбиваться сразу от двоих. Глаза Угура были немного перепуганные, значительно округлились, хоть нападающие и не спешили, он всё равно не успевал отбивать и уворачиваться, крутясь волчком между двумя взрослыми дядьками. Тем не менее, ему нравилось, и он очень, очень из последних мальчишеских сил старался справиться. Авелис, сидевший неподалёку, долгое время, улыбаясь, наблюдал за происходящим, за тем не спеша встал, отобрал палку и вместо неё вручил свой посох. Он оказался длиннее, но значительно легче. С этим предметом мальчику, оказалось, отбиваться сподручнее. Тем не менее, сопротивляться двум взрослым мужчинам оказалось не под силу, его свалили, но вёрткий мальчуган, так умудрился запутаться в шесте, что вся компания, не удержавшись на ногах, завалились вместе, без устали хохоча.
  Стэгу всё было интересно новые знакомые, новое оружие и вообще новая жизнь. Ещё день назад он вспоминал родительский дом, а сегодня круговорот происходящих событий затянул его за собой. В очередной раз, меняя партнёра в тренировочном поединке, он думал о том, что именно о такой жизни мечтал у себя дома. Спина ныла, ноги дрожали, руки готовы были выпустить драгоценные клинки. Всё это было не впервой, но о такой интенсивности тренировке, о такой динамичной жизни можно было только мечтать. Очередной перерыв, Стэг не как не мог привыкнуть к тому, что оружие висит с обеих сторон, когда оно в руках это одно, а так совсем другое. Подошёл оружейник.
  - Двумя руками ты, конечно, работать будешь, но на поясе клинки носить не очень удобно. Могу предложить, в походном варианте носить за спиной, оба вместе через плечо, или крепить на лошади. Минусы есть у обоих способов. - Оружейник помолчал и продолжил. - Предлагаю постоянно при себе иметь один клинок, другой же доставать только в критической ситуации.
  - Ну, раз так, значит, на этом и остановимся, - улыбнулся Стэг, тем более, что к длинным, изогнутым саблям он уже начал, потихоньку приспосабливаться.
  Тумана устраивало всё, непонятное задание, при выполнении которого можно и голову потерять, постоянное участие в гуще событий, и даже то, что спутник старик превратился в легендарного Авелиса Всевидящего. Его не устраивало, только то, что эта девчонка, Кайси, постоянно им командовала. Вернее она командовала всеми, кроме старого мага и своего отца, и все окружающие воспринимали это, как должное, весело, с шутками. Но на утренней тренировке ему досталось стать с ней в пару, при очередной смене партнёров. Радости его не было предела. Вот сейчас он покажет этому командиру её место. Но после первой полуминуты Туман понял, что сделать это будет трудновато. Конечно, если в реальном настоящем бою, то он её осилит, но сделать это будет не так просто. И вот сейчас её длинная шпага мелькала перед ним, то замедляясь, выманивая на себя, то ускоряясь, переходя в наступление. Он забыл о том, что перед ним девушка, которая его очень сильно раздражала, перед ним был противник умный, расчётливый, может быть не достаточно закалённый в ежедневной рубке, но это не являлось принципиальным недостатком. Открыв свой правый бок для атаки, он надеялся поймать хозяйку шпаги в ловушку. Но она на это не повелась, а неожиданно ложно, атаковав сверху в голову, перевела шпагу остриём в бедро. И если бы он не отскочил влево, сглаживая и перенаправляя укол чуть мимо себя, то обязательно попался.
  То, что разница в длине оружия в данном случае не имеет значения, Кайси поняла почти сразу, вспомнив рассказ о том, что обладатель короткой абордажной сабли бился с ножом против шпаг, а так же о том, что в это совсем не поверила, в своё время. Вот она снова обнаружила готовящийся манёвр с ложным отступлением в исполнении, которого Туман должен был пройти за спину своему партнёру. Девушка нырнула под правую руку с оружием и, развернувшись со своим партнёром, разорвала дистанцию.
  Так они кружили очень продолжительное время, звеня клинками, то атакуя, то отражая нападения, друг друга. Со стороны это зрелище смотрелось завораживающе. Все находящиеся во дворе, оставив свои дела, подошли ближе. Зрители потихоньку начали перешёптываться, о том кто же одержит победу.
  На этот раз победу одержал Голиан Угрюмый.
  - Хорош развлекаться. Стройся! - скомандовал он.
  Поединок, в миг, закончился, все кроме Авелиса принялись создавать нечто подобное строя. Когда кое-как поравнялись, командир группы продолжал.
  - И так, подведём первый итог. Просмотрев ваше тренировочное занятие, могу сказать следующее. Эйрон и Хурт, ну, в общем я с вами уже знаком. Угур, тебе ещё предстоит многому научиться, но на данный момент, не так уж и плохо, тем более, что время почти нет. Далее Туман...
   Голиан помолчал, оглядел всех, за тем перевёл свой взгляд на Авелиса, тот подмигнул в своей манере.
  - Туман, - продолжил он - ты пришёл биться, а не показывать своё превосходство, то, что можно было решить одним выпадом, растянул до невозможности, в общем, следи за собой. Следующая Кайси. Ты слабая девушка, вот и покажи это, пусть окружающие, абсолютно все считают, что тебя одолеть легко. Постарайся уходить в последний момент, как бы, случайно, и в этот момент наносить максимальный урон противнику. Представь, что ты бродячая комедиантка, которая может показать испуг, смятение и каждый на тебя нападающий это должен видеть. Ну вот, как-то так. Ах да Стэг, тебе упражняться и упражняться, можешь даже спать с клинками. Следующее занятие во второй половине дня, отрабатываем действия одного против нескольких противников, а так же слаженные действия группы. А теперь отдых, все свободны.
   Вечером того же дня, когда группа под началом Голлиана Угрюмого проводила очередную тренировку во внутреннем дворике, в комнате, с плотно завешенными окнами, у камина сидели два мага. Основная часть маршрута предстоящей экспедиции была продумана, а сам захват должен уточняться на месте. Всё шло своим чередом. В данный момент они просто разговаривали, а поговорить было о чём, они не виделись столько лет. В памяти старика всплывали давно забытые моменты прошедшей жизни. Их уединение нарушил, вошедший начальник тайной стражи.
  - Я хотел поблагодарить за доставленные сюда наши вещи. - обратился к нему Авелис.
  - Да, да. - ответил Воллин, и снова повторил - Да.
  - Что- то произошло? - спросил Гавриус, он очень давно знал своего друга и поэтому не мог не заметить растерянности на его лице.
  - Скорее всего, да. Пропал мой повар. С самого утра не вернулся с моим поручением.
  - Могут быть не предвиденные обстоятельства. - попробовал успокоить Авелис, хотя сам начинал понимать, что что-то случилось.
  - Не могут. - вставил слово Верховный маг - Этот человек очень точный, сам себе устанавливает временные рамки в которые за тем старается уложиться.
  - Это не всё. Я распорядился, мои люди тихо, не поднимая шума, проверили все возможные места его нахождения. Результата нет.
  Вид начальника стражи был озадачен.
  - И что мы имеем. - Верховный маг произнёс тихо, почти шёпотом ни к кому не обращаясь.
  - Мы имеем, в лучшем случае он отправился к богам, в худшем - жив и начал говорить. А знает он много, и если не досконально, то хоть в общих чертах. В подготовке вашего путешествия, - Воллин кивнул в сторону Авелиса - он знал количество человек, кто именно и время выдвижения. А это уже не мало. Хотя ему не известна цель...
  В комнате повисла гнетущая тишина, нарушил, которую Верховный маг.
  - Будем исходить из того, что он жив.
  - А он жив, - вставил слово старик - возможно, его выкрали случайно совершенно посторонние, но в нашем деле случайностей не бывает, велика вероятность того, что это часть спланированного плана северного соседа. И средний маг способен разговорить любого. Скорее всего, так и произошло.
  - Значит, - произнёс начальник тайной стражи - та сторона знает нашу задачу, количество человек, и ориентировочную дату выхода. Да практически всё, осталось самим передать маршрут и места ночлегов, а так же план захвата.
  -Надо отменять. - произнёс Гавриус.
  - Или изменить время выхода. - произнёс Авелис.
  Все уставились на него.
  - Как я понял, повар пропал сегодня в первой половине дня, пока его перевезут в укромное место, пока побеседуют, пока информация пройдёт по цепочки и вернётся к исполнителям. К тому же они будут считать, что выход через несколько дней, потому, как у нас ничего не готово. Выходить надо завтра рано утром. Конечно, может быть погоня, но она будет сумбурная и плохо подготовленная, а значит, у нас есть шанс.
  - Да, но у нас нет даже лошадей, до утра мы их не найдём, а если кинуться на поиски, привлечем внимание. - возразил Верховный маг.
  - Здесь, при конюшне, находится семь лошадей четвёрка с каретой и три верховых. Так и отправим, троих верхом, а остальные в карете потеснятся до первого поселения. Ничего потерпят, а там докупят, карету вернём.
  Солнце клонилось к закату. Во внутреннем дворе сгущались сумерки. Тренировка подходила к концу, все порядком устали. Голиан Угрюмый разбирал действия каждого в ходе учебного боя, когда к ним спустился Воллин Дрозд и спокойно объявил.
  - Заканчивайте занятие, утром выход.
  3
  Выезжали ранним утром, или, можно сказать, поздней ночью, небо на востоке ещё не окрасилось багровым румянцем. Загородный дом начальника тайной стражи, казалось, спал. Ворота, молча, открыл Верховный маг королевства, выпуская за пределы двора троих всадников и карету, запряжённую четвёркой лошадей. Окна транспортного средства были тщательно зашторены, а на передке в одеждах кучера с кнутом в руках правил сам начальник тайной стражи. Посторонних решили не привлекать.
  В карете уместились маг Авелис, Кайси, Туман, Стэг и Угур, а в верховом сопровождении Голиан, Эйрон и Хурт. Всю прошедшую ночь никому, за исключением мальчика не удалось сомкнуть глаз, да и того, можно сказать уложили силой на пару часов. Пока поужинали на скорую руку, за тем стали собирать вещи. Из всего запланированного в дорогу готово было только оружие. Больше всего возмущался портной, когда узнал, что шить больше ничего ненужно. Но, когда ему сказали, что уплачено, будет за весь заказ, несколько успокоился, лишь для вида качая головой. Вместе со своим подмастерьем они успели закончить только дорожные костюмы Угура, да Кайси, а сюртук и походный плащ Голиана дошивали уже под утро. Одежды, пошитые портным, были выполнены в одном стиле, с преобладанием тканей коричневого цвета. По придуманной истории выходило, что богатый горожанин вместе с дочерью и сыном, а именно это родство и старался показать в своих работах портной, отправляются к своим дальним родственникам в соседнее королевство, для вступления во владение возможным наследством. Благо, что для этого необходимо, только разрешение на проезд и кое какие липовые документы. Их сопровождает монах-наставник и четыре человека наёмной охраны. Всё это, как рассуждал Верховный маг, подозрений вызвать не должно, а большое количество оружия и наёмная охрана лишь подтверждало страх перед дальней дорогой, ведь времена нынче не спокойные.
  Закрытая карета монотонно покачивалась на ухабах, убаюкивая находившихся в ней путников. Угур заснул почти сразу, как только выехали из города, за ним, в скорости, начала клевать носом и Кайси, по лицу Стэга было видно, что он мучительно борется со сном. Туман сидел напротив девушки, рассматривая её спящий силуэт, едва различимый в пробивающемся через плотно зашторенные окна повозки свете.
  Авелис, полу прикрыв веки, наблюдал за происходящим, казалось, маг спал. Он давно заметил зарождающиеся отношения между молодыми людьми, частые взгляды молодого человека, а так же напускную безразличность девушки. Маг улыбнулся, ему нравились спутники, все они были молоды, долгие дороги их жизней только начинали свой путь.
  Карета поскрипывала рессорами, создавая вместе с перестуком копыт, бесконечную симфонию дороги. Маг провалился в полудрёму, ему вспомнился последние, перед отъездом часы, проведённые в загородном доме. Свой заплечный мешок к тому времени он уже сложил, заканчивали последние приготовления и будущие спутники, хотя какие это приготовления, вполне вероятно, выяснится позже, что что-то важное могли в спешке забыть. Решено было нехватку необходимого компенсировать денежным содержанием. Это не значило, что можно было сильно шиковать, излишне привлекать к себе внимание таким способом не стоило, но позволяло не задумываться о содержимом кошелька достаточно долгое время. Владение казной было поручено Голиану Угрюмому.
  Маг присел на ставшие теперь уже не нужными нары, к нему подошёл Гавриус, присел рядом. Долго молчали, за тем Верховный маг произнёс.
  - Ответь мне, учитель, почему, когда тебе предложили, в своё время, стать Верховным ты отказался.
  -Тогда, давно, - помолчав, начал старик - я считал, что это будет ограничением моей свободы. Ведь мантия Верховного вместе с привилегиями и повседневным грузом забот накладывает свои ограничения, дальнейшее развитие мага получается однобоким. Возможно, я заблуждался. Мне всё время казалось, что вот ещё чуть, и я найду самое главное в жизни, ещё чуть, и мне удастся схватить тонкую нить сути. А вот теперь, когда моя дорога подходит к своему финалу, начинаю понимать, самое главное в моей жизни это ты, да вот он. - Маг кивнул головой в сторону спящего Угура. - А ты знаешь жизнь она такая штука, в тот момент, когда считаешь, что уже всё решено и понятно, судьба преподносит такие подарки... Было мне видение, позвали меня к себе старцы, с ними был и мой учитель, находились они в огромной комнате каждый из них сидел в большом кресле, ну что-то наподобие трона королевского. Ну, так вот, и одно кресло было у них свободно, мой учитель хитро усмехнулся и говорит, "А ты знаешь, что это место твоё, и ждёт оно тебя уже давно. Как только все свои дела закончишь - приходи. У нас здесь компания хорошая, разговор интересный." Так я сразу начал дела свои закруглять, долги раздал, кому, что должен был, как я считал, и стал ждать. И вот, когда я сам себя извёл от ожидания своей кончины, судьба преподнесла мне в подарок вот это маленькое чудо.
  Старый маг смотрел на спящего мальчугана и глаза его наполнили слёзы, он отвернулся, вытер их рукавом, за тем продолжил.
  - Много десятилетий назад я получил своё прозвище Всевидящий, это было после очередного моего участия в военном противостоянии. Я очень гордился этим именем, считая его главной наградой за свои заслуги. Но за тем понял, какой же я всевидящий, если могу рассмотреть в прошлом и будущем многое и многих кроме самого себя. Вчера попытался посмотреть итог нашего рейда, так вот, я не увидел Угура рядом с собой.
  - Ты не увидел его? - спросил Верховный маг.
  - Я вообще ничего не увидел.
  Карета монотонно покачивалась на ухабах, находящиеся в ней, крепко спали. Из-за деревьев проглядывали первые лучики солнца наступающего дня.
  ***
  К вечеру подъехали к постоялому двору в центре большого поселения, таких много расположено у тракта, проходящего от столицы. Детвора и взрослые высыпали посмотреть на важных персон, прибывших в столь дорогом транспортном средстве. В толпе прошёл слушок, что к ним, инкогнито приехал сам король, и каждый старался узнать в выходящих из кареты правителя государства, но тот был слишком стар, а те слишком молоды.
  - Ну и создали мы тут себе славу. Конспираторы. - с досадой произнёс Воллиан Дрозд.
  Но делать всё равно было нечего, получилось так, как получилось, необходимо было искать лошадей и продолжать задуманное.
  Лошадей нашли быстро и за относительно умеренную плату. Жители старались преподнести самое лучшее, мешая конкурентам, всё ещё считая, что прибыли очень важные чины.
  В постоялом дворе решили остановиться на ночь, а рано утром отправиться дальше. Воллин Дрозд уехал незамедлительно. Перед отъездом он отвёл в сторону старого мага и Голиана.
  - Это не уместно говорить, но я очень хочу пожелать вашей группе удачи и очень хочу, чтобы вы все вернулись, ведь от того получится или нет, зависит очень многое, а задача у вас скажем так трудно выполнимая, тем более, что мы совсем очень многое не обсудили и не обговорили. Ну да будем надеяться на ваше везение, чутьё и помощь богов. - произнёс начальник тайной стражи.
  - Мы постараемся. - Вытянулся в стойке командир группы.
  - Да, вы уж постарайтесь.
  Воллин хотел добавить, что-то ещё, да только махнул рукой.
  - Мы с Гавриусом будем стараться помочь вам, общение с помощью мысли, для этого достаточно, только одному просто захотеть поговорить, процедура не сложная для магов нашего уровня, - продолжил разговор старый маг - так что будем держать вас в курсе событий. К тому же поддержка хорошего мага против Ковриуна и его "Темного мага" будет необходима. Их нужно не только захватить, но и удержать под контролем, а это гораздо сложней. Но сейчас меня беспокоит не это.
  Маг взглянул на носящихся без устали по двору Стэга с Угуром, взял под руки собеседников и отвел чуть дальше.
  - Если у нашего северного соседа здесь имеются маги, а я думаю, что так оно и есть, то в скором времени должны наступить затруднения в движении, по мне уж лучше сейчас чем потом.
  - Лучше не сейчас и не потом. - произнёс Голиан.
  - Э нет, так не бывает. Хотя... Хотя, бывает по всякому. - задумался маг.
  - В общем, так, - Указательный палец Воллина упёрся в грудь Гавриусу - закругляем грустные разговоры, людей береги их у тебя не много, не рискуй понапрасну. Мне пора, вернусь, скорее всего, к утру, а там как боги на это дело посмотрят. Что-то я с вами все свои дела запустил, ну да ничего разгребу, лишь бы у вас всё срослось.
  Карета выкатилась с постоялого двора, растаяла вдали, оставив пыльный след на дороге. Хозяин постоялого двора на всякий случай выгнал всех работников и семью провожать транспорт, долго махал рукой, второй же раздавал подзатыльники двум младшим нетерпеливым сыновьям, готовым в любую минуту улизнуть.
  Собрав всех в одной из занятых путешественниками комнате, Авелис осмотрел присутствующих. За то не продолжительное время, что они находились вместе, он успел присмотреться к каждому, сделал определённые выводы. Голиан сидел за столом, на него легла ответственность за всю предстоящую миссию, он стал ещё более замкнутым, прозвище Угрюмый подходило к нему как нельзя кстати. Его дочь Кайси, как и Стэг с Угуром относились к происходящему как к очередному приключению, а как ещё может относиться к жизни молодость полная сил. Не далеко от них ушёл и Туман, с тем отличием, что по своему опыту он уже не был тем восторженным мальчиком, хотя, в глубине души, наверное, всё-таки таковым и оставался. Он искал и нашёл те отношения, которые сложились между ним и Стэгом, а к мальчику вообще относился как к младшему брату. Да и Кайси, особенно после их учебного поединка стала для него другим человеком. Совсем другими людьми Эйрон и Хурт, они были опытными воинами, прошедшие закалку, сплочённые в боях и не раз прикрывавшие спину друг друга.
  - Поговорить перед выездом не было возможности, - начал маг - так вот, собрал вас для того, чтоб ещё раз предупредить об опасности и напомнить, что нам придётся, в основном иметь дело с магическими проявлениями, хотя и болт или нож из-за угла исключать не нужно, а я прошу быть предельно осторожными и внимательными. Это значит, что ни какая мелочь не должна оставаться без внимания, будь то плохой сон, ночные кошмары или беспричинные расстройства желудка. Обо всех подобных проявлениях сообщать мне обязательно, пусть лучше мы лишний раз поостережёмся, чем пропустим, что-либо важное.
  В это время в комнату постучали, и хозяин вместе с кухаркой занёс горячий ужин. Все очень сильно устали с дороги. А еда была действительно очень вкусна, видно было, что повар потрудился на славу. Под конец трапезы путники по очереди стали позёвывать, не унимался только Угур. Когда, в очередной раз Стэг открыл рот для зевка, мальчишка умудрился засунуть ему в рот ложку. В наступившей на секунду тишине послышался стук зубов о столовый прибор, все кто это видел, прыснули со смеху. Но это было ещё не всё, обиженный Стэг решил отвесить мальчишке подзатыльник, но тот нырнул под стол и предназначенный ему удар прошёл выше головы, угодив в плечо Голиана. Все присутствующие смеялись уже во весь голос. Не смеялись только двое, командир группы, который не видел что происходит, к тому же получил приличный удар и сам Стэг. Ему было ужасно неловко за то, что произошло, он ударил командира отряда, над ним смеялись все присутствующие, да к тому же этот вредный мальчишка решил подшутить именно над ним.
  Старый маг хохотал от души, смахивая слёзы, Голиан, поняв, в чём дело, присоединился к общему веселью, было не привычно видеть его лицо смеющимся. Тут, следуя общему заразному хохоту, поддался и сам Стэг, сначала робко, чуть заметно, а за тем всё сильней и сильней. Угур же, сообразив, что ему ничего не грозит, подошёл к нему ближе, и как бы извиняясь, облокотился о его могучее плечо.
  ***
  Рассвет следующего дня встретили уже далеко в пути, запасшись продовольствием на пару дней, чтоб не терять драгоценного времени на приготовление пищи. Ехали быстро, стараясь покрыть как можно большее расстояние. Дорога была широкая, хорошо укатана, пролегающая через густой непроходимый лес, который нельзя было даже сравнивать с тем, что произрастал вблизи Аговира. Высокие деревья, сплошной стеной, высились по обе стороны дороги, переплетаясь аркой, высоко над головой. Путников видно почти не было, лишь ближе к обеду им на встречу прошёл длинный торговый караван, сопровождаемый значительной охраной, да ближе к вечеру их обогнали пятеро явно принадлежащих курьерской гвардии, спешивших, возможно с донесением. Они, видно очень спешили, поэтому им не было ни какого дела, до проезжающих мимо путешественников.
  Ехали по двое впереди Авелис с Голианом, за ними Кайси и Угур, далее Стэг с Туманом, завершали процессию Хурт и Эйрон. Порядок построения определял Голиан. На что Угур заметил, что самых беззащитных, то есть девушку и Стэга отправили в середину строя. Про себя и Тумана он как-то не вспомнил. "Похоже, мальчишка нашёл того, кого можно безболезненно для себя доставать. Главное не перегибать палку." - подумал старый маг, но вслух ничего не сказал.
   Ехали молча, если не считать постоянного щебетания Угура, в попытке хоть, как-то расшевелить Стега, но, похоже, тот надулся, или делал вид, что обиделся. Длительные обиды были не в его духе, он очень быстро отходил и принимал добродушный вид. Вот и сейчас уже пытался подтолкнуть лошадь мальчишки, при этом с совершенно отсутствующим выражением лица.
  Тут впереди послышался шум и прямо поперёк дороги упало огромное дерево, чуть не придавив, ехавших. А так бы оно и случилось, если бы за секунду до этого Авелис не выехал чуть вперёд и не преградил дорогу своему спутнику, развернув коня. За этим послышался лихой, раскатистый свист и на дорогу, с разных сторон высыпало около двадцати человек, разношёрстно одетых вооружённых мужичков, все они, как один, имели перекошенные от злобы лица с явно не дружелюбными намерениями. Путники остановились и вмиг ощетинились оружием, выходило так, что столкновение не минуемо. У нападавших были рогатины и длинные копья. А ещё их было, просто, много. Преимущество, было конечно на их стороне, но это ничего не значило.
  Голиан понимал, что его группа одержит победу, но они потеряют драгоценное время, да к тому же столкновение с толпой может иметь последствия. А значит необходимо попробовать решить вопрос мирно. Только, в это что-то не очень верилось. Ещё один вопрос крутился у него в голове: "Это подстроено благодаря северным родственникам, или случайное совпадение".
  - Многоуважаемые господа. - начал с напускным раболепием один из мужиков, видно главарь - мне очень неловко вас беспокоить, но мы бы хотели облегчить вашу дорогу, а за одно и переложить всю тяжесть на свои слабые плечи.
  В толпе заржали, им, видно нравилось начало представления, а в итоге, похоже, они не сомневались.
  - Я предлагаю вам спешиться, и отдать нам свои деньги, припасы, ну и оружие, конечно.
  Хохот усиливался.
  - И мы вас больше не будем задерживать, можете идти куда угодно. Пешочком.
  Рогатины были направлены на путников и в случае столкновения кому-то непременно достанется.
  Подъехал ближе Хурт и чуть слышно шепнул.
  - Да что мы ждём, командир, решайся на атаку. Мы их в миг всех с землёй сровняем.
  Голиан уже был готов дать команду "Вперёд", присматриваясь, как уйти от направленного в грудь копья, но ему помешал Авелис.
  - Кто, такие будете? - Грозным тоном спросил он. У путников мурашки побежали по спине, и сразу же появилось желание куда-нибудь спрятаться.
  - Так ведь это, люди лесные. - голос главаря превратился из насмешливого в извиняющийся.
  - А тут почему? - продолжал давить старый маг.
  - Так ведь это, работа такая. - начал было оправдываться вожак, потихоньку протискиваясь за своих, но и мужики сделали шаг назад, так, что уйти не получилось.
  - Немедленно говори своим, чтоб освободили дорогу - голос мага звучал, как гром в горах, усиливаясь эхом.
  - Ну, надо, значит надо. Давай мужики. Надо ведь. - повторяя как скороговорку, без устали бормотал главарь, при этом хватаясь за ствол дерева.
  Остальные, побросав копья и рогатины, постоянно оглядываясь на старого мага, бросились расчищать дорогу. Дерево было большим, и двигаться не хотело.
  - Быстрей! - Рявкнул маг. Но чем сильней разбойники суетились у поваленного дерева, тем меньше у них что-либо получалось.
  - Может, поможем. - Чуть слышно предложил Хурт, уже забывший, что минуту назад предлагал сровнять с землёй всех нападавших. Ему становилось жалко этих горе разбойников, которые сейчас, отталкивая друг друга, проявляя усердие, пытались сдвинуть неподъёмное дерево.
   - Не мешай. - чуть слышно произнёс маг, тут же прикрикнул в сторону мужиков - Быстрей говорю.
  Словно подгоняемый этими словами главарь уступил своё место у ствола дерева другому бородачу, рванув в гущу леса. Острая сухая ветка хлестанула его по щеке, из разорванной ранки выступила кровь, но, не обращая на неё внимания, разбойник скрался в зарослях и тут же вернулся обратно, держа в руках два топора. Глаза его горели преданностью. Один из разбойников выхватил один топор из его руки и вместе они принялись кромсать ствол дерева.
  Если б была возможность ехать дальше, небольшой отряд обязательно продолжил путь, но конному путнику не пробраться в густых зарослях. Приходилось ждать.
  Вскоре с толстым деревом было покончено, и проезд оказался свободен. Старый маг, отпустил разбойников, на прощанье, приказав разойтись по домам. Долго ехали молча, за тем молчание нарушил Хурт, обращаясь к Эйрону.
  - Нет, ну ты видел. Это ж можно было таким способом заставить им вспарывать топором себе животы, предоставив, с радостью наблюдать, как внутренности вываливаются на траву.
  Тот ничего не ответил. К магу ближе подъехал Голиан и произнёс не громко, так, чтоб никто не услышал.
  - Я совершенно не верил тем сказкам, которые рассказывали про вас, до сегодняшнего дня. Но то, что увидел, глубоко меня потрясло. Теперь я прошу меня извинить за неверие.
  Маг пристально посмотрел в глаза командира группы и произнёс.
  - Мне всё равно верит в меня кто-то или нет. Но сегодня я совершил непростительную глупость. Следы магического воздействия можно заметить через пространство и время. Любой мало-мальски соображающий в магии отыщет нас в два счёта. Так, что я предлагаю, нет, я прошу усилить наблюдение и быть более внимательными.
  Следующий день не заладился с самого начала. Вернее ещё с вечера. У Кайси очень сильно разболелась голова. И поэтому решили дальше не продолжать путь, тем более, что солнце уже садилось. Подобрали удобную полянку не далеко от дороги, развели костёр и, распределив, дежурства улеглись спать. Спали все очень плохо, часто просыпались, каждому снились кошмары. Время от времени, сидящий у костра, обращал внимание то на одного, то на другого беспокойно спящего путника. Старый маг спать не ложился, всю ночь просидел спиной к костру, монотонно раскачиваясь, словно маятник со стороны в сторону. Он забылся лишь к утру, как сидел, качаясь, так и уснул.
  Рано утром всех разбудило сумасшедшее ржание лошади Эйрона. Казалось, бедное животное потеряло рассудок, оно брыкалось, кусалось и без устали ржало. Пока все бегали, суетились, за исключение старого мага, пытаясь успокоить несчастное животное, успели переругаться. Просто получилось, что Хурт случайно оказался позади животного, и оно лягнуло его в плечо. Бедный Хурт отлетел метров на пять. Поднявшись с земли, потирая плечо, он первым делом схватился за арбалет. Эйрон, выхватив шпагу, бросился на защиту своей лошади, встав на пути у арбалетчика, который в свою очередь, уже положил болт в ложе. В лагере поднялся шум и гам, и каждый старался внести свой вклад во всё усиливающуюся неразбериху. Одни были на стороне Хурта, другие - Эйрона, а третьи пытались их разнять.
  Ещё мгновение и спорщики схватятся за оружие, кровопролития не избежать. Но тут, между спорящими, появился маг. Он словно вырос из-под земли, высоко подняв руки, не громко, но властно произнёс.
  - А ну тихо все.
  Этот приказ ввёл всех присутствующих в ступор. Опустил, готовый выстрелить арбалет, Хурт, а Эйрон чуть не выпустил шпагу, даже сбесившаяся лошадь успокоилась. Накал спал, желание, что-то доказывать всем и каждому пропало. Наступила мучительно долгая тишина, каждый себя чувствовал виновным в сложившейся ситуации. И опять вмешался старый маг.
  - Вы почувствовали на себе, пример воздействия мага на расстоянии.
  - Так, это значит, не я хотел... - Хурт убрал за спину, предварительно разрядив, арбалет.
  - Ну, скажем не совсем ты. У каждого имеются скрытые, а может и не совсем скрытые желания, обиды, и прочее, прочее. Весь негатив, скрытый и замаскированный временем, социальными и культурными рамками, в критической ситуации вылезает на свет и усиливается умелыми действиями мага. - назидательно произнёс Авелис.
  - А если таких вещей не имеется? - произнёс Эйрон.
  - Искусство боевого мага и заключается в том, чтобы найти самое слабое место и значительно его усилить в критической ситуации. - продолжил маг.
  - Так это, что же получается, я самое слабое место? - голос Хурта дрогнул - Я из всех вас самый, самый... - слов у него не было.
  - Вовсе нет, смотри, что получилось, мой дорогой друг. Нас всех накрыли ещё вчера с вечера. Об этом говорит головная боль Кайси, а так же ночные кошмары.
  - Так, ведь голова болела только у меня. - перебила мага девушка.
  - Могу тебя заверить, женщины наиболее чувствительны, а мужики по своей природе дуболомы и тугодумы. Почувствовали все, отследить свои ощущения гораздо сложнее, тем более, у большинства же столкновение с подобной штукой произошло впервые. - Маг помолчал, посмотрел на мальчика и добавил - Слушай Угур, что ты ощутил необычного.
   Мальчуган смутился от всеобщего внимания, но вскоре собрался с мыслями и сказал.
  - Вчера весь вечер ко мне приходила Локи, она вела себя очень странно, словно сбесилась, постоянно стояла перед глазами. А сегодня её нет.
  - А кто такая Локи? - спросил Голиан.
  - Локи? Локи - его второе "я", и не важно, в виде кого это самое "я" приходит. Главное она пытается ему помочь. Со временем Угур научится этим пользоваться.
  - Погодите, погодите. - перебил на этот раз мага Хурт - А как же я?
  - А что ты? - успокоил его маг - Кстати, как плечо?
  Хурт расстегнул рубаху, на плече красовался огромный кровавый синяк. Маг подошёл, потрогал, удовлетворённо кивнул.
  - Это боевое ранение украсило тело воина, и спасло всех нас от новых напастей. Ведь неизвестно, что ещё могло произойти. Сейчас мы тебя помажем.
  Авелис достал какую-то мазь в баночке, и принялся обильно смазывать ушиб.
  - Так, что получается, теперь подобное может произойти когда угодно? - произнёс вслух свою мысль Стэг.
  - Вообще то, да, но не совсем. Я, вернее, мы вместе с Гавриусом попробовали сбить того, кто с нами подшутил с толку. Ему послали образ того, что здесь произошла драка, часть группы погибла, а остальные ранены. Так, что некоторое время можно не волноваться, но хотя мы будем прикрыты, расслабляться не стоит.
  Тут подал голос Туман, он стоял дальше всех, скрестив руки на груди, как бы, не участвуя в общей беседе.
  - А не попасться, или прикрыться от подобной магии можно?
  - Грязь не липнет к святому, может выстоять, кроме того, сильный духом человек. Так же если маги равны по силе, то можно попробовать пободаться. Я вам, как маг заверяю, это многоходовая и очень сложная игра, но интересная. - ответил Авелис пристально глядя в глаза - наверное нам пора собираться, мы и так потеряли много времени.
  - Пора, пора завтракать и в дорогу. - скомандовал Галиан.
  Пока собирались в дорогу, старый маг подозвал к себе мальчика.
  - Угур, подойди-ка. Думаю, что, возможно в дальнейшем продолжение наших занятий придётся приостановить.
  - Жалко, мы и так занимаемся не часто. - произнёс мальчик.
  - Некоторое время я буду очень сильно занят, так тебе придётся заниматься самостоятельно. Постарайся сам решать, что тебе делать, слушай свой внутренний голос, наблюдай за Локи. Я вложил в твою голову много знаний, в нужное время они всплывут сами собой. В критической ситуации твоё второе "я" поможет и подскажет.
  - А если не подскажет? - мальчик внимательно посмотрел на мага.
  - Ну, если не подскажет, значит, не заработал, но, думаю, такого не случится.
  Авелис потрепал жёсткие непослушные мальчишеские волосы, и добавил, обращаясь уже ко всем.
  - Маг, который нас несколько пощупал очень сильный. Я постараюсь ему отвести глаза, вместе с Верховным, но вы все должны мне помочь.
  Старый маг оглядел всех и когда убедился, что все внимательно его слушают, продолжил.
  - Похоже, что мы идём в гости именно к этому магу.
  Хурт аж присвистнул от удивления. Маг хитро прищурился, улыбнулся.
  - Продолжаю, вы должны мне помочь. О цели нашего путешествия разговаривать запрещается, кроме того, об этом нельзя даже думать, как и вспоминать имя мага. Мы все просто продвигаемся вперёд и думаем о чём угодно, но не о том для чего мы здесь находимся. Сначала всем вам будет очень трудно держать под контролем каждую свою мысль. Я вам помогу первое время, попробую всех накрыть словно куполом, а потом сами, тем более что от этого будет зависеть выполнение нашего общего задания. А может даже и наши жизни. Вот, собственно всё, что я хотел сказать.
  ***
  На протяжении последующих пяти дней ничего особенного не произошло, разве, что Авелис несколько изменился. Случилось это не сразу, первым обратил внимание Голиан. Ехали они по дороге рядом, как всегда молча. Так сложилось с самого начала экспедиции, командир группы сам человек немногословный, привыкший больше действовать и думать, чем говорить и сотрясать воздух, сразу сошёлся со старым магом, который мог посмеяться, но и серьёзные вопросы решал легко. Когда же несколько раз подряд, взглянув на мага, увидел странный ничего не видящий, отсутствующий взгляд ему стало немного не по себе. Он так надеялся на этого старого, не много чудаковатого, человека, что несколько даже растерялся. За тем, через какое-то время старый маг снова стал тем же самым Авелисом. Но так как это сам маг сказал обращать внимание на все, казалось бы, незначительные мелочи, то, подъехав поближе, Голиан задал ему свой вопрос.
  - У тебя всё в порядке, маг?
  Авелис пожал плечами и произнёс.
  - Лично у меня вроде ничего. - и добавил - устал только сильно.
  - Это просто усталость? - стоял на своём Голиан.
  Маг ответил не сразу, долго ехал молча, осматривая растущие по обеим сторонам дороги деревья.
  - Послушай, командир, - маг первый раз назвал его не по имени - мне всё равно пришлось бы тебе говорить. Что-то пошло не так.
  - А что именно?
  - Не знаю. Я не чувствую поддержки на магическом уровне Гавриуса. Вернее, я его совсем не слышу. Так может быть, если он очень плотно закрылся, без сознания, ну или мёртв.
  Голиан не знал, что означало слово - закрылся, но переспрашивать не стал.
  - Не знаю, что там могло произойти, но без его поддержки мне будет очень тяжело дальше прикрывать нас и блокировать того человека за которым мы едем, вместе с его булыжником. В любом случае принимать решение тебе, но я боюсь, что мы не осилим наше задание.
  Старый маг замолчал и вопросительно посмотрел в глаза спутнику.
  - Твои приступы этого... - командир группы неопределённо прокрутил рукой у головы - как-то связаны с тем, что ты мне сказал?
  - Да, напрямую, я затрачиваю слишком много сил, и организм, подчиняясь разуму и воле, направляет всё на решение основной задачи, при этом, отключая самые ненужные, как он считает, функции.
  Маг замолчал, отвёл глаза, словно, извиняясь.
  - Выходит, ты можешь свалиться когда угодно? - насторожился Голиан.
  - Думаю, до этого не дойдёт, но на всё воля богов. - маг поднял руки к небу, но вдруг хитро прищурился, улыбнулся и добавил - Но можно попытаться провести Ковриуна Тёмного и склонить богов на свою сторону.
  - Через пару дней пути подойдём к Виру - второму по величине после столицы городу, отдохнём денёк, послушаем слухи и тогда уже сообща примем решение. А пока, - командир группы оглянулся - Хурт, Эйрон.
  Военные, обрадованные тем, что, наконец, на них обратили внимания, быстро подъехали. За время поездки, они, чем только не занимались. Сначала, ехали молча, потом ругались бесконечное количество раз, и вот теперь поспорили кто кого перемолчит. Обоим игра в молчанку порядком надоела, но уступать ни один позволить себе не мог. И вот теперь оба подъехали к Голиану словно победители. Командир оглядел их довольные лица и произнёс, обращаясь к Хурту.
  - Наши запасы на исходе, раздобудь, что-нибудь к ужину. Да Угура с собой возьми, нечего ему зевать, а то с лошади упадёт.
  Военный с радостью поскакал выполнять поручение, когда же они остались втроём, слушать настала очередь Эйрона.
  - А ты, - Голиан пристально посмотрел на него - постоянно находишься рядом с магом, отвечаешь за него, не дай боги с ним что случится, при необходимости можешь нести его на руках, но в остальное время не путаешься под ногами. С этой минуты ты становишься его тенью.
  У того округлились глаза, но приказ есть приказ и его требовалось исполнять.
  - Думаю, до этого не дойдёт, но всё равно за заботу спасибо. - произнёс Авелис, снимая оцепенение со своего телохранителя.
  Ехали дальше. Хурт, прихватив довольного мальчишку, умчался вперёд, Эйрон, исполняя приказ не болтаться под ногами, чуть приотстал. Позади него Туман и Стэг пытались разговорить девушку. Вовлечь в разговор Кайси получалось не очень, но первые попытки наладить контакт имели место, она иногда улыбалась шуткам Стэга, так же с интересом кивала головой, когда Туман рассказывал какую либо историю. Голиан иногда посматривал на дочь, было не понятно доволен он тем, что она ехала рядом или нет.
  Авелис с Голианом возглавляли процессию, долго ехали молча. За тем маг прервал молчание.
  - А для какой цели ты отправил на промысел Хурта? Ведь припасов пока хватает, да и вот-вот должны подъехать к поселению, там поужинаем и заночуем.
  - Понимаешь, я долгое время знаю этих, - Голиан кивнул в сторону едущего позади гвардейца - озадачить одного, пропустив другого, да они передерутся за то, кому достанется больше опасности. Да к тому же охота это так, пусть посмотрят что-то на душе не спокойно.
  Маг пожал плечами, непосредственной угрозы он не чувствовал, но раз командир считает, значит так надо. Услышав заливистый смех Кайси, он улыбнулся, старания молодых людей не пропали даром.
  - А зачем ты девчонку с собой взял? - снова спросил маг.
  - Как будто у меня был выбор, поеду с тобой и всё тут, она если что решила... Спорить бесполезно, вся в мать. Да и мне спокойней в городе среди модных франтов она выглядит беспомощней, чем в бою со шпагой в руках. Пропадёт ещё без меня.
  Впереди по дороге на встречу показались возвращающиеся добытчики. Дорога была прямая и хорошо просматривалась, так, что возвращающихся охотников видно было издалека. Когда подъехали поближе все заметили, что Хурт везёт перед собой какую-то поклажу.
  - Не иначе кого подстрелил, значит, будем сражаться с мясом. - с радостью произнёс Эйрон.
  Но, похоже, мясо им сегодня явно не угрожало. Когда расстояние сократилось на столько, что можно было рассмотреть, все увидели, что поперёк седла воина лежал мальчик, чуть постарше Угура, руки его были связаны. Лежал он смирно, но судя по тому, что на лице у Хурта красовался довольно-таки здоровый синяк, чуть ниже правого глаза, смирение к нему пришло совсем недавно. Эйрон поспешил съязвить.
  - Это, что охотничий трофей.
  Как оказалось, Хурт с Угуром ехали по дороге, но вдруг мальчик остановил свою лошадку и с уверенностью сказал, тыча пальцем в заросли.
  - Там кто-то есть
  Остановились, военный прислушался, ничего не обнаружив, хотел было ехать дальше, но мальчик стоял на своём. Поэтому пришлось спешиться, и на всякий случай достать свой тяжёлый палаш, который мог запросто заменить топор. Ступив в заросли, раздвигая ветви, воин продвигался по густым зарослям, думая о том, что не один нормальный человек не полезет в такие колючие заросли. А ещё о том, что есть такой мальчишка Угур и он, Хурт его почему-то слушается. С этими мыслями воин сделал ещё пару шагов, и почувствовал, да именно почувствовал, а не увидел или услышал чьё-то присутствие. И в тот момент, когда он протиснулся на открытый участок, кто-то его ударил корявой сухой палкой. Если говорить, что у воина брызнули искры из глаз, то надо уточнить, что оттуда забил целый фонтан.
  Схватившись за ушибленное место под правым глазом, негодуя оттого, что не может сразу ответить обидчику, тем более что им оказался мальчишка чуть старше Угура, Хурт попытался нагнать обидчика. Но куда там, напавший отбросил в сторону бесполезный сук и нырнул в пространство между двумя колючими кустами. Мальчишка обязательно ушёл бы, если б не отчаянный прыжок Угура под ноги убегающему. Сбитый с ног мальчишка, со всего размаху, плюхнулся лицом в мягкую, покрытую прошлогодней листвой землю, он отчаянно брыкался, пытаясь избавиться от, повисшего гирей на ногах, Угура.
  Между тем, потихоньку придя в себя, подоспел на помощь и воин. Напавший был схвачен, не смотря на то, что ему даже не угрожали, был еле жив от страха. Выглядел он и правда, очень жалко: испуганные глаза, слёзы размазанные по щекам, трясущиеся руки. Мальчишка, скорее всего, в мыслях уже простился с жизнью. Хурт что-то спрашивал, даже пытался успокаивать, несмотря на то, что синяк под правым глазом разрастался всё сильнее. Но тот ничего не слышал, озирался по сторонам, но казалось, ничего не видел.
  Выход из сложившийся ситуации нашёл Угур.
  - Дядя Хурт, а давай его к нашим отвезём.
  - Конечно, вот только руки ему свяжу. - ответил воин потирая ушибленное место.
  Вот так они и приехали навстречу своим. Хурт сильно боялся насмешек, особенно от Эйрона. Ведь выхватить от мальчишки... Но про это ни кто даже не вспомнил, как только приехали и опустили поклажу, предварительно развязав руки, мальчишка кулём повалился на бок. Он был, на столько, напуган, что не то, что убегать, даже стоять не мог. Ноги словно ватные подкашивались, руки прятали лицо, размазывая слёзы, подбородок трясся.
  Его обступили. У бедолаги ощущение страха только усилилось. Хотя, куда ещё усиливаться. Нагнулся Авелис, положил руку на голову мальчику, за тем выпрямился, и произнёс, обращаясь ко всем.
  - Прошу оставить нас двоих, я попробую его успокоить. Так будет быстрей.
  Все поспешно отошли, держа лошадей. Хурт несколько раз оглядывался, наверное, переживая за целостность и сохранность старого мага, но видя, что с опаской оглядывается только он, нацепил на своё лицо безразличное выражение и принялся рассматривать нос своего сапога.
  Вскоре подошёл маг, хотя на его непроницательном лице обычно трудно что-либо прочесть, но не сегодня. По его резким, стремительным движениям было понятно он сильно недоволен.
  - У меня такие известия. Ривз, - маг махнул рукой в сторону одиноко стоявшего мальчика, - живёт в близлежащим селении Выськи. Так вот, сегодня на них напали военные, из рассказа следует, что гвардейцы, но я думаю, одетые, как солдаты люди, около трёх десятков, напали на селение, перебили всех без разбора. Мальчику чудом удалось спастись, так он напал на Хурта, считая его одним из тех солдат. А вот ещё, - маг чуть помедлил - мальчик подслушал разговор, из которого следует, что у них на очереди соседнее селение, лежащее чуть в стороне от дороги.
  - Так чего мы ждём. Вперёд! - взревел Хурт.
  - Да, по коням, Хурт, Туман впереди. Туман, возьми к себе Ривза, пусть он показывает кротчайший путь. Вперёд. - скомандовал Голиан.
  Селение, вернее то, что от него осталось, представляло собой зрелище не весёлое. Никого из напавших разбойников уже не было, некоторые строения догорали, выжившие постепенно выбирались из своих укрытий, пытаясь помочь тем, кому ещё можно оказать помощь, отовсюду слышался плачь и причитание. Ривз рванул к своему дому, держать его не стали. Похоже, они опоздали, по ответам испуганных жителей военные ушли около двух часов назад. Авелис оказывал помощь, кому мог.
  К Голиану подошёл Туман и тихо, чтоб никто не слышал, произнёс.
  - Это не армейские, точно. Те бы зачистили так, что никаких свидетелей не осталось. Очень похоже, что кто-то под гвардейцев работает, ну чтоб слухи пошли, возмущённое население, недовольство солдатами и прочие приятности, в общем, подорвать доверие местного населения. Такое спускать нельзя, а ещё хорошо бы узнать, кто они такие и чего действительно добиваются. К тому же скоро Вир и по приезду необходимо оповестить гвардейцев. А что ты скажешь? Что кто-то переодетый в солдат творит бесчинства. Цели их не известны, заметь, они не грабить приходили. Если их одна группа это один расклад, а вдруг таких пяток будет, то это плохими вещами пахнет.
  Голиан нахмурился ещё сильней.
  - Что ты предлагаешь?
  -Уже вечер. Отпусти меня со Стэгом, к утру вернёмся, а может и поквитаться получится.
  Туман замолчал, вопросительно глядя на командира экспедиции, последнее слово было за ним. Когда тяжелое, давящее молчание затянулось и Туман, решив подключить всё своё красноречие, хотел продолжать убеждение Голиан произнёс.
  - Езжай, только смотри мне аккуратненько, вы мне живые нужны. Ориентируйся по обстановке, зря не рискуй. Возьмёшь Стега, Хурта и ещё с вами Кайси поедет. - добавил, видя недовольное выражение на лице молодого человека - Кайси поедет, она вам пылу поубавит, да и клинок лишним не будет. До утра не успеете. Встречаемся завтра к вечеру, в крайнем случае, к полуночи в Вире есть трактир не далеко от центральной площади "Хромой циркач". И смотри мне.
  Голиан ткнул пальцем в бок собеседника, словно подводя итог сказанному, закончил.
  - Да помогут вам боги.
   ***
  Следы конников уходили всё западнее от Высек. Туман был не плохим следопытом, да и Хурт, всю свою сознательную жизнь, проведший в армии, не потерял бы след трёх десятков конных воинов даже на голых камнях. Здесь в лесу, по широкой тропе всадники проследовали, не прячась, не опасаясь преследования.
  Хурт ехал впереди, а на расстоянии видимости за ним остальные. Широкая тропа почти не сворачивала, шла на месте старой заброшенной дороги, и если у преследуемых был проводник, они могли ехать всю ночь, не боясь заплутать в лесных зарослях.
  Ехали быстро и, похоже, разрыв по времени, судя по следам, сокращался. К тому же с тех пор, как на лес опустились сумерки, переодетые военные снизили скорость, а значит, проводника у них не было, и как стемнеет, а то и раньше они обязательно остановятся на ночлег.
  Находившийся впереди Хурт остановился, поднял руку, и свернул в придорожное редколесье. Вскоре спешившиеся спутники подобрались поближе.
  - Похоже, к ночлегу готовятся, - произнёс он, когда спутники подошли поближе - не боятся совсем, даже секреты не выставили. Пусть заснут, мы их тогда...
  Воин чикнул пальцем по горлу.
  - Погоди, - положил ему руку на плечо Туман - Нам языка взять нужно, да такого, чтобы много чего рассказать смог. Сейчас прячем лошадей и наблюдаем, должен быть у них главный, ориентировочно его и примечаем. А за одно, на всякий случай, определяем ещё одного, вдруг промашка получится.
  Между тем переодетые военные, не подозревая о том, что находятся под присмотром, начали готовиться к ночлегу. На широкой поляне расположились, как подсчитал Хурт, двадцать пять человек, лошадей отвели чуть в сторону, привязали, покормили. По команде одного из военных развели огонь, запахло приготовленным съестным. Главарь банды не высокий, коренастый мужчина выглядел нелепо в, явно чужом для него, наряде гвардейца. Отдавая распоряжения, он постоянно эмоционально размахивал руками, а высокий писклявый голос срывался на крик. Ему подчинялись почти все с молниеносной готовностью, но были и такие, пара человек, которые исполняли приказы, не спеша, словно замедленно. На них главарь не кричал, видно понимая, что толку от этого будет не много. Всё это осмотрел Туман, подобравшись поближе вместе с Хуртом. Оставив старого воина наблюдать, он осторожно вернулся к своим попутчикам и оставленным лошадям.
  - Ну, что там? - с нетерпением спросил Стэг.
  - Пока ждём, - ответил Туман, присаживаясь рядом - Хурт даст знать если что. Примерно под утро попробуем взять, я там присмотрел одного красавца, думаю отвезти его в Вир, пусть там руками помашет.
  - А при, чём здесь руки? - недоумённо спросил Стег.
  - Руки. Руки здесь не при чём, просто, их главный, когда говорит, сильно ими размахивает. Вот пусть когда допрос устроят руками и помашет.
  - А с остальными, что будет? - спросила Кайси.
  - Да посмотрим, главное вожака взять. - неопределённо сказал Туман усаживаясь поудобней - Хурт предложил всех тут оставить, а я думаю видно будет.
  - Нельзя их упускать, - сдвинув брови, решительно произнесла Кайси - не люди это, они отсюда выйдут и опять за своё.
  - Вот дела, а мне твой отец сказал, что это ты нас сдерживать будешь.
  - Не в этом случае. - сказав девушка отвернувшись.
  - Ладно, - словно заканчивая разговор, произнёс Стег - есть пора, да и отдохнуть бы не мешало.
  Он не спеша принялся развязывать свою седельную сумку, раскладывая продукты. За тем посмотрел на скудный рацион и произнёс.
  - Надо бы Хурту поесть отнести, а то у него, кажется, не было ничего с собой.
  - А вот ему как раз и не надо, к тому же он наказан.
  - Как наказан? - в один голос воскликнули Кайси и Стэг.
  - Ну не так, чтобы сильно. - чуть смутившись сказал Туман - Просто, когда подползал поближе, как он сказал, посмотреть, умудрился спереть кусок жареного мяса, да так, что наши разбойнички чуть не подрались из-за этого. А представьте если б его нашли. Так я его наказал, заставил всё мясо сесть.
  Туман стянул из-за плеча сумку, произнеся.
  - А он и нам чуть передал.
  - Так ведь он его съел. - недоумённо произнесла Кайси.
  - Конечно, но он ещё раз в гости ходил. Что ты с ним сделаешь.
  Это чуть оказалась довольно большим куском жареной оленины. Он, кстати ещё даже не успел остыть. Быстро перекусили, запили водой из Фляжки Стэга, пока ели часто переглядывались. Если бы не близость неприятеля, вынужденную необходимость прятаться и соблюдать тишину посмеялись бы от души, а так лишь огоньки в глазах говорили о весёлом расположении духа ужинающих.
  Вскоре после полуночи они навестили Хурта.
  - Есть предложение, - шёпотом прорычал он - они там почти все перепились, нападём разом и делу конец.
  - Нет, ещё чуть подождём, а ближе к утру возьмем их тёпленькими. Сначала уберём сидящего у костра, а за тем, по-тихому, остальных, - перебил его Туман, - до тех пор, пока шум не поднимется, а дальше шумим как можно сильней и остальных загоняем на Кайси, как волков. А она с арбалетом тех, кто на неё выйдет, отстреляет. И так, двадцать пять человек не так уж и много, к тому же парочку нужно оставить, нам на помощь придёт неожиданность. А теперь, занимаем позиции. Всё. Вперёд.
  В предрассветном лесу загомонили птицы, небо на востоке ещё не изменило свой привычный ночной окрас. Ленивые язычки огня нехотя лизали догорающий сук. Возле костра, привалившись на седло, одним боком полулежал караульный, его выставили скорее по привычке, нежели опасаясь за свою шкуру.
   " Вчера отряд переодетых вояк изрядно перебрал, да и была причина, самое первое задание в своём новом обличии они успешно выполнили, наделали много шума, показали себя солдатами королевской гвардии. А так же оттого, что и ушли тихо и без последствий. А последствия могли бы быть. Не зря волнуются Ворчун и Косматый, а ведь они не первый год по лесам удачу пытают. И дальше продолжали, если б однажды к ним не приехал их нынешний главарь шайки с предложением хорошо подзаработать. С ним вряд ли кто согласился, но оплата вперёд, армейское обмундирование, а главное большой выбор привезённого оружия сделали своё дело. Так, что теперь монета всегда за душой имелась, да и если раньше, грабя проезжавшего торгаша, можно было нарваться на охранников, то здесь маленькие селения и охраны никакой. К тому же теперь требуется всего-то пошуметь, чтобы нас заметили и приняли за солдат. Ну, отправим кого к богам, так как же без этого ..." - так, или примерно так размышлял караульный до тех пор, пока сон не закрыл ему глаза, а подкравшийся Хурт не помог сделать это на веке.
  Справившись с одним разбойником военный, не убирая нож, подкрался к следующему, но в последний момент передумал, засунул нож в ножны и, кулаком, словно молотом, оглушил спящего. Задержался на мгновение, пощупав пульс на шее: "Ничего, жить будет. Немного отлежится" - подумал он. Справа от него орудовал Туман, слышно его не было, просто Хурт знал, что он там и делает свою работу. За то Стэг вёл себя шумно, и каждый шорох с его стороны болью отражался в сердце. Хурт поудобней перехватил боевой топор в левой руке, подобрался к следующей жертве. "Ну, закончим, он у меня на брюхе ползать будет до тех пор, пока шуршать не перестанет" - промелькнула мысль в голове воина, расправляющегося со следующим разбойником.
   Между тем Стег, перебираясь к своей второй жертве, зацепил то ли посуду, то ли доспех, послышался характерный металлический звук, а, в след за ним, и покряхтывание просыпающихся. Таиться смысла уже не было, молодой человек выхватил свои спаренные сабли и пошёл орудовать ими направо и налево почти без разбора, круша всё и всех на своём пути.
  Услыхав шум, Хурт перехватил боевой топор в правую руку, и, не таясь, стал прокладывать себе дорогу из, ещё не пришедших в себя ото сна разбойников. Да к тому же ещё, для усиления паники в лагере спящих, принялся громко кричать. Крик добавил неразберихи в общей кутерьме.
  Туман, отправив на встречу с богами двоих спящих, до того, как началась суматоха пробирался к главарю, которого он заметил ещё издали орудуя своей короткой абордажной саблей. Как раз перед боем он вспомнил про щиток - подарок оружейника. Это, как казалось сначала никчёмное приспособление, стало надёжным подспорьем. Вот и сейчас, проснувшийся разбойник, скорее с испуга и отчаяния, нежели от большого мастерства, сумел подскочить сзади, и нанести удар тяжёлой секирой сверху чуть наискось метя в шею, в тот момент, когда молодой человек завязался с главарём. Туман во время заметил нападавшего сзади, но сцепившись с предводителем банды, ничего больше придумать не успел кроме, как подставить под удар боевого топора защищённое предплечье левой руки, к тому же чуть развернув корпус. В результате этого манёвра удар секиры прошёл вскользь, чиркнув по щитку, опустился на предплечье вооруженной руки главаря банды. Туман же, отступив на полшага в сторону, тут же развернулся, вспарывая живот обладателю топора своей саблей. Главарь был нейтрализован, молодой человек, для верности, слегка чуть приложился наплечником по затылку, увидав, как разбойник падает, теряя сознание, перешёл к следующей жертве.
  Между тем видя, своё безвыходное положенье бандитами стала овладевать паника, не смотря на то, что численный перевес всё ещё находился на их стороне, моральный дух был сломлен. Оставшиеся в живых бросились к ближайшим спасительным зарослям, именно там их ждала Кайси с двумя арбалетами, малым своим и большим армейским Хурта. Один щелчок, почти не целясь второй, и вот уже ещё два неприятеля не представляют опасности, но в её сторону мчатся ещё семеро обезумевших, ещё щелчок и болт прошёл мимо цели. А времени перезаряжать арбалеты, нет. Первый уже готов ворваться в спасительное укрытие и если это произойдёт, то в густых зарослях результат боя может быть не предсказуем. Девушка схватила большой арбалет и ударила по ногам разбойника. Тот, получив удар по инерции, словно подрезанный, полетел головой в сплетение зарослей. Подняться ему уже не удалось, острая шпага пригвоздила его к влажной, устланной прошлогодними листьями земле. Выхватив шпагу Кайси, устремилась из зарослей, прямо навстречу очередному неприятелю. Тот не, ожидал увидеть перед собой обнаженный клинок, на миг растерялся и поэтому сопротивление оказать, не успел. Следующий бегущий сориентировался чуть раньше, но это ему особенно не помогло. Сразу два метательных ножа, один в грудь Кайси, другой в спину Стега остановили его жизненный путь.
  Небо на востоке окрасилось в малиновый цвет, вот-вот должно взойти Солнце. Бой подходил к концу, последнего замешкавшегося Хурт, отправил к предкам, своей неугомонной секирой с надеждой, что там ему придётся держать ответ за свои подвиги..
  ***
  Покинув Выськи, часть отряда подъезжала к Виру. Когда-то это была пограничная крепость, за тем после многочисленных войн, а так же длительных мирных переговоров королевство расширило свои границы и город - крепость превратился бы в провинциальное захолустье. Но благодаря своему, как говорят в местной академии, географическому положению, а город занимает место на пересечении двух сухопутных транспортных артерий и одной водной, город-крепость Вир существовал довольно-таки безбедно. К тому же людская память о былых временах города-воина не позволяет населению полностью расслабляться. В городе имелся небольшой гарнизон, который по своей военной выучке и подготовке к боевым действиям не уступал элитным гвардейцам его высочества. А постоянно обучаемый резерв армии ополченцев, причём каждый со своим оружием, не являлся необузданной толпой пригодной лишь для того, чтобы пасть под натиском неприятеля.
  Всю дорогу до Вира Угур крутился в седле как на иголках, но к Эйрону приставать было бес толку, Голиана он побаивался, а Авелис имел такое каменное лицо, что задавать вопрос о том, куда делись попутчики, мальчик не рискнул. За столь не продолжительное время успел соскучиться за Стегом, да и Тумана он считал своим другом. По этой причине приходилось только крутить головой, кряхтеть и шумно вздыхать в надежде, что его заметят. Но на него не обращали внимания и поэтому, подъезжая к городским воротам, Угур устал привлекать к себе внимание и скис, еле плетясь следом за Эйроном.
  Эйрон, понимая, что Хурт с попутчиками отсутствовали именно потому, что намечалась неплохая драка, с возможностью отомстить налётчикам из Высек, очень сожалел о необходимости находиться рядом с магом, но приказ есть приказ, и воинская дисциплина обязывала иметь невозмутимый вид.
   Не смотря на то, что город жил и процветал благодаря большому количеству приезжих, один из стражников у ворот долго задавал Голиану вопросы о цели приезда, длительности посещения города и месте планируемой остановки. Каждый ответ он старательно записывал в толстый журнал. И вот, наконец, уплатив пошлину, маленький отряд проследовал в город.
  Трактир "Хромой циркач" нашли не сразу, хотя он и находился не далеко от здания "Академии ученых искусств", практически в центре города. Но благодаря тому, что проулок, где располагался трактир, был почти не заметен в зелени садов, посторонние сюда заглядывали редко. В это заведение частенько наведывались деловые люди купцы, обсудить очередной контракт или сформировать и отправит караван, охранники высокого уровня наняться на службу. Здесь можно было встретить преподавателя и ученика выпускного курса, обсуждающих ход выполнения дипломной работы, а так же господ членов городской управы решающих вопросы благоустройства города, да или просто убивающих свободное время. Как говориться это было место не для всех, благодаря своему расположению, а именно: академия, городская управа и гарнизон охраны находились на одинаковом удалении от трактира.
   Голиан Угрюмый здесь бывал не раз, по долгу службы, его знали. Заказав три комнаты, в которые он планировал расположить свой маленький отряд, включая отсутствующих, обошёл каждую из них и убедившись, что всё в порядке немного успокоился.
  После того, как все прибывшие разместились, маг засобирался, как он сказал на прогулку.
  - Без Эйрона не пущу. - твёрдо заявил Голиан.
  - А вот интересно как ты это сделаешь? - хитро прищурился маг, он чувствовал себя значительно легче и был в хорошем настроении.
  Командир группы немного смутился, но за тем расправив плечи и приподняв голову с улыбкой произнёс.
  - Я просто прошу.
  - Хорошо, но лишь в тех пределах, на сколько, это возможно.
  То, что Эйрон умеет быть не навязчивым, почти не заметным маг уже понял, он кивнул головой в сторону сопровождающего и произнёс:
  - Ну, пойдём.
  Командир экспедиции и мальчик остались одни, Голиан присел на корточки, взял Угура за плечи и тихо произнёс.
  - Мне необходимо отлучиться и я не могу тебя взять с собой, к тому же скоро должен вернуться Туман с нашими. Так, что ты остаёшься за старшего.
  Голиан поднялся, поправил на себе одежду и направился к двери, за тем оглянулся и с улыбкой сказал.
   - И постарайся никуда не влезть.
  ***
  Солнце клонилось к закату, вот-вот собираясь на покой после длинного, летнего дня. По пыльной дороге к городу-крепости Вир продвигался небольшой конный отряд. Отряд как отряд, он бы не привлёк к своему появлению никакого внимания нёсшей службу охраны на городских воротах, если бы не одно интересное обстоятельство. Несколько верховых предпочитало передвигаться лёжа на лошадях. Когда всадники подъехали ближе, и стало возможно рассмотреть прибывших. Трое лежащих поперёк седла были тщательно связаны и умело, приторочены к сёдлам, а ехавшая в конце отряда девушка вела на поводу ещё двух лошадок под сёдлами.
  Кроме этой странной группы людей желающих пересечь линию ворот не было, а у охранников было явно хорошее настроение, так, что охранники обступили вновь прибывших, в глазах у них играли озорные огоньки, но лица оставались серьёзные. Вперёд вышел старший и с напущенной суровостью произнёс.
  - Ой, извините я запамятовал какого года указ, согласно которому въезд в наш славный город можно осуществить привязанным поперёк седла.
  Туман сначала насупил было брови, но за тем решил подыграть.
  - Да нет, до вашего славного города ещё не докатились столичные веяния, что вы хотите провинция, хотя городской совет должен быть оповещён.
  - Какие такие столичные веяния. - не понял шутки охранник.
  - А такие, что если в город въезжает караван, ну или ещё какой отряд, то часть всадников должна быть обязательно привязана к лошадям. В этом случае с въезжающих не берётся пошлина.
  Начальник охраны с недоумением глянул на молодого человека, озорной огонёк, в миг, слетел с его глаз. Такого указа быть не могло, но с другой стороны, указ то не местный, а столичный и мало ли, что правящие власти напридумывают им там заняться не чем, вот и издают всякие несуразицы. На его лице было видно, как мысли шевелятся под его металлическим шлемом. Так продолжалось бы, возможно, долго, но в этот момент не выдержал и прыснул от смеха Стег, его громкий хохот раскатился над башней городских ворот, спугнув с её крыши сонных голубей.
  - Ну, ты, это... - словно очнувшись, пробасил охранник и затараторил, словно читая с листа, - Цель прибытия в город, срок пребывания, где планируете остановиться? И вот ещё оплата пошлины за проезд, вас здесь семь всадников и ещё две лошади. И того...
  Подъехала Кайси поближе, она уже собиралась уговорить, Тумана согласиться с доводами охранников, заплатить пошлину, да и продолжать свой путь, но молодой человек был непреклонен.
  - Зови своего командира, у меня сведения государственной важности. - Тон молодого человека изменился.
  - Государственная важность, или там ещё какая это меня не касается. Плати пошлину и проезжай с миром.
   Похоже, доблестным стражам подобная перебранка начала порядком надоедать.
  А тем временем маг Авелис Всевидящий в сопровождении своего личного телохранителя в лице солдата королевской гвардии Эйрона отправились на поиски Старшего мага города. С ним лично Авелис знаком не был, звали его Калиссий Стойкий. Это был рослый, крепкого телосложения мужчина лет пятидесяти, и если вместо балахона мага на него надеть другую одежду, то запросто бы сошёл за ратника. Было видно, в свободное время городской маг с удовольствием подменял посох мага на тяжелый боевой топор. Маг принял их в своих апартаментах. Апартаментами служил обычный городской дом ни чем особым от соседних не отличающийся. Перед выездом из столицы Верховный маг подробно рассказал Авелису, как найти Калиссия. И вот теперь они стояли друг перед другом в большой комнате с небольшим количеством мебели несколько напоминающей гостиную. Эйрон любезно согласился подождать за дверью. Процедура опознания затянулась на долго. Документов, для подобных случаев, старый маг не имел, но имел указания верховного мага и вводные фразы, подкреплённые магическими пасами, которые были верней и надёжней любых писем с множеством печатей. После завершения формальностей маг Авелис остался доволен и тем, как быстро, со знанием дела и без проволочек Калиссий начал вникать в суть происходящего. Конечно, вдаваться в подробности старый маг не стал, ограничился только тем, что выполняет указание Верховного мага, и что ему нужна помощь.
  - Мне, кажется, что-то произошло, - продолжил старый маг - вот уже несколько дней я не слышу Верховного...
  - Как, разве вы не знаете? Да об этих новостях не сплетничает на городском рынке только ленивый. - перебил его Калиссий.
  - Если можно, поподробнее и желательно без рыночных сплетен.
   Авелис обхватил двумя руками свой посох, опёрся на него и стал ждать. Старший городской маг, чуть помедлив, присел в большое кресло у стола, на котором были разложены фрукты в вазах. Он показал рукой на одно из трёх кресел, стоявших у стола, и произнёс:
  - Присаживайтесь, пожалуйста, угощайтесь. Может, хотите перекусить с дороги.
  - Благодарю, мы со спутником решили подкрепиться, как только решим, что же нам делать в дальнейшем. - ответил старый маг.
  Не то, чтобы он был против перекусить, просто есть одному без своих ему действительно не хотелось. Старый маг опустился в кресло, всем своим видом показывая, что готов слушать.
  - Полученные сведения голубиной почтой, а они подтверждаются связью на уровне магов, следующие, - начал свой рассказ Калиссий - в Аговире произошло нападение на самого короля, и только по счастливой случайности он не пострадал. Его Высочество в тот момент в карете не находился, но пострадали многие другие, тяжело ранен Верховный маг королевства.
  - Так вот в чём дело. Это многое объясняет.
  Авелис быстро поднялся так, что тяжёлое кресло скрипнуло, передвигаясь по полу.
  - Это очень печальные известия, но хорошо хоть мы далеко от столицы, и тут у нас всё спокойно. - продолжил городской маг.
  - Ну, то, что далеко это точно, а вот насчёт спокойствия - не уверен. - промолвил старый маг, перемещаясь по комнате, словно измеряя её своими огромными шагами.
  - Так, что вы этим хотите сказать.
  Старший маг города выглядел немного растерянно. Похоже, он не готов был к тому, что отголоски столичных событий докатятся и до здешней глубинки.
  - Проезжая через селение Выськи, я со своими спутниками наткнулся на кучку разбойников, выдававших себя за солдат. В результате их нападения это селение, возможно, больше не существует.
  - Я знаю это поселение. Хотя если так, то, что мы здесь делаем, необходимо срочно сообщить городскому Старосте.
  К Старосте отправились в конной повозке. Повозка представляла собой двухосное, полуоткрытое транспортное средство с парой расположенных напротив жестких диванов. Когда-то, вероятно очень давно, это средство передвижения было очень даже щегольской каретой, но сейчас расписные завитки на чёрной лакированной поверхности во многих местах порядком облупились. Но, не смотря на свой архаичный внешний вид, повозка имела лёгкий ход, а тщедушная лошадёнка без особых усилий тащила поскрипывающее на ухабах средство передвижения.
  Авелис, Калиссий и Эйрон расположились под крышей, а правил повозкой смуглый парнишка, вероятнее всего помощник мага. Не смотря, на свой юный возраст, управлял он отменно, где надо мог своевременно остановить, а при возможности и пустить лошадь рысью по людным улицам города.
  Ехали молча, маги думали каждый о своём и только телохранитель Авелиса с интересом, как ребёнок разглядывал улицы незнакомого города. Когда-то, будучи в свою бытность в составе "кулака", он уже бывал в этом городе проездом, но произошло это давно и воспоминаний от прошлого посещения почти не осталось. Проезжая мимо большой ярморочной площади он вдруг заёрзал на своём месте, что не могло остаться не замеченным Авелисом.
  - Ну, что там произошло? - не поворачивая голову, произнёс он.
  - Вон гляди Голиан, - гвардеец без устали тыкал пальцем в толпу.
  Да, действительно по мостовой шел Голиан Угрюмый, к этому времени он уже успел оббежать всю ярмарку, по крайней мере, большую её часть. Провизию, а так же всё необходимое для дальнейшего путешествия он отправил в "Хромой циркач" с сыном одного из торгашей. Мальчишка был очень рад такому доверию, к тому же подкреплённому парой монет. Покупки он аккуратно сложил в небольшую тележку и с деловым видом умчался исполнять поручение.
  - Останови, пожалуйста. - попросил старый маг и позвал попутчика.
  Голиан Угрюмый взобрался в повозку с таким видом, будто находился в ней с самого вчерашнего вечера и только на некоторое время вылез пройтись по рыночной площади.
  -Позвольте вас представить, - Авелис обратился к магу, - мой спутник Голиан - он на миг запнулся, улыбнувшись, добавил - Угрюмый. А это - Старший маг города Калиссий Стойкий.
   Мужчины кивнули друг другу в знак приветствия, а Авелис продолжал, в своей манере, чуть прищурив глаз.
  - Туда, куда мы направляемся, Голиан нам будет очень даже не лишний.
   Большой каменный особняк, находившийся не далеко от главной городской площади, распахнул свои ворота, как только карета приблизилась. Видимо это транспортное средство частенько привозила своего хозяина.
  Пройдя по тенистой аллее все прибывшие, за исключением мальчика-возничего, оставшегося у кареты, оказались в большой беседке густо заросшей со всех сторон плюшем. Вскоре к ним подошёл Староста. Обычный горожанин, может быть, только с необычной военной выправкой. Высокий, узкоплечий с гладко, до блеска, выбритой головой, не смотря на свой преклонный возраст Лейзер Архат, так звали старосту, являлся человеком деятельным. Завидная карьера военного, по меркам провинциального города, от сына ремесленника до начальника гарнизона города Вира могла позволить, в его годы, спокойно греться вечерами у камина, вспоминая боевые подвиги. Но выйдя на заслуженный отдых Лейзер Архат, вскоре был выбран Старостой, о чём многие пожалели. Благодаря своей кипучей энергии новый глава города бросился наводить порядок и благоустраивать город и до того чистый и ухоженный, а с его приходом, словно обновившимся. Равнодушных не было одни его боялись, другие уважали. Не то что бы в приграничном, провинциальном городе не осталось проблем, просто новый староста умудрялся засунуть свой длинный нос в каждую дыру и подворотню, особенно в центре города. И конечно пользовался большим уважением и поддержкой в гарнизоне охраны, осуществлявшем так же патрулирование и наведение порядка, откуда сам и вышел.
  -Здравствуйте, Лайзер, - обратился Калиссий к вошедшему, - позвольте представить прибывших из столицы мага Авелиса со своими спутниками.
  Прозвище по просьбе старого мага решено было не упоминать.
  -Здравствуйте, - староста чуть нагнул голову в знак приветствия - Чем могу помочь нашим гостям, может, что-либо можете рассказать о последних событиях в Аговире.
  - Так случилось, - начал Авелис - что это нам приходится узнавать последние столичные события. И на счёт помощи это мы хотели бы вам посодействовать в поимке разбойников совершивших нападение на близлежащее поселение.
  Было видно, как продолговатое лицо Лейзера Архата вытянулось ещё сильней. Похоже, не так много событий в городе и за его пределами проходили без контроля со стороны городских властей.
  - По дороге в ваш город, - продолжил старый маг - мы случайно наткнулись на разбойников переодетых в форму солдат королевской гвардии. Они совершили нападение на поселение Выськи. Несколько моих спутников проследовали за нападавшими и в настоящее время я жду от них вестей.
  Староста города, похоже, взял себя в руки, готовый к решительным действиям, обращаясь к Калиссию коротко произнёс:
  - Начальника гарнизона срочно ко мне.
  Но в этот момент в беседку просочился посыльный, молодой солдатик в новой еще не успевшей обтереться форме.
  - Э-э, - извиняясь, произнёс он - там это...
  - Да что ты мямлишь? Что ещё? - перебил его Староста.
  Солдатик собрался с духом, глубоко вдохнул и выпалил:
  - На восточных воротах охрана остановила странную группу.
  - Ну, остановила и остановила, гоните их, - за тем посмотрел на Авелиса и добавил, - а лучше посадите их под замок, да поставьте стражу, не до них сейчас, завтра разберётесь сами.
  - Не-е, - снова оробел посыльный - они не даются, требуют самого главного. Командир гарнизона просил вас приехать.
  - Да что там у вас происходит? - не выдержал Лейзер Архат.
  - Прошу прощения, - вмешался осторожно Авелис - это, похоже, мои немного шалят с усталости.
  ***
  - Да, вы что себе позволяете? Секретная операция! А шуму на весь город. - полушепотом шипел Голиан Угрюмый, когда все участники экспедиции собрались в одной из комнат "Хромого циркача".
  - Да оставь их, - произнёс старый маг, по своей привычке хитро чуть прищурив один глаз.
  - Как оставить, у нас что - балаган со скоморохами, - не унимался командир группы, стараясь говорить не сильно громко, чтобы его не было слышно за пределами комнаты, но в то же время достаточно эмоционально и убедительно.
  Возмущению его не было предела, он считал, что Туман, как старший группы допустил невиданное ребячество.
  - Ну, ладно они - великовозрастные дети, ещё не наигрались, а ты, Хурт куда смотрел? Ну что молчишь?
  Его шёпот, почти переходил в шипение, было понятно, что после сегодняшнего разбора случившегося Голиан долго не сможет полноценно разговаривать.
  - А я, вообще считаю, что виноваты охранники, это они первые начали, пропустили бы, да и белу конец. - вставил своё весомое слово Хурт.
  В воздухе комнаты повисла тишина, было слышно, как за окном, в конце улицы шумят ребятишки. Голиан Угрюмый ни как не ожидал такого оборота от своего старого боевого друга. Не известно, чем бы закончилась беседа, если бы не громкий смех Авелиса.
  - Ну, они, конечно, немного перегнули палку, но ведь, Голиан, какие они молодцы. - а за тем сразу посерьёзнел и продолжал - Ведь теперь благодаря им городские власти, а значит и мы знаем, что наш северный сосед старается взять инициативу в свои руки, и настроив против солдат короля народ, готовя почву к предстоящему вторжению. Именно благодаря им мы знаем, что переодетых разбойников было три группы и за мнимыми солдатами уже начата охота. И именно благодаря нашим великовозрастным, как вы сказали, детям была полностью разбита одна из этих групп, а доставленные в город разбойники уже начали говорить о своих связях, не без помощи, местного мага, конечно.
  Авелис немного помолчал, осмотрел всех собравшихся, глянул в окно на утреннее солнце, зажмурился. Вчерашние события для него уже не имели значения, и продолжил.
  - Ну а раз так, то если начальник нашей экспедиции... - он остановился, посмотрел на Голиана, а за тем продолжил - не будет против, то сегодня у нас отдых, а завтра, с утра пораньше, выдвигаемся.
  Командир экспедиции против не был, похоже, весь запас негодования, переполнявший его до слов мага, мгновенно улетучился.
  Между тем все остальные присутствующие, убедившись в том, что раскаты грома в исполнении Голиана Угрюмого, как минимум, прошли стороной, а черные тучи гнева растаяли, превратившись в лёгкий неприятный осадок воспоминаний, немного расслабились. Небольшая спальная комната для трёх человек, в которой поселились Авелис, Эйрон и Угур оказалась очень уютной, не зря была выбрана местом общего сбора. За добротным грубо сколоченным столом расположились Голиан, Авелис и Кайси. Рядом с магом на сундук присел Эйрон, он помнил свои обязанности телохранителя мага и поэтому всегда и всюду старался держаться поблизости от него. Туман и Стег разместились на широком подоконнике. Они всё время проводили вместе и поэтому больше и больше становились похожими на братьев. Рядом на не большой скамеечке, примостился Угур, вернее он присаживался на неё время от времени, когда не таскал из корзины со стола фрукты. А на кровати в подушках полулежал Хурт, он имел довольное выражение лица, словно кот обожравшийся сметаной.
  - Хочу вам сказать вот что, - начал свой рассказ старый маг, - в свете последних событий мы имеем следующий расклад.
  Маг походил на старого профессора, декламирующего с кафедры очередную лекцию.
  - И так, - он поднялся из-за стола, стал расхаживать по небольшой комнате - что мы имеем на данный момент. А мы имеем вот что. С тех пор как мы вышли из Аговира произошли определённые события такие как: нападение на короля и бандитский налёт в Вире.
  О событиях в столице знали не все, Стег с Туманом переглянулись, а Угур перестал метаться сел на своё место и замер.
  - Я считаю - не останавливаясь, декламировал маг - это звенья одной цепи, на наше государство готовится нападение. Правитель не пострадал, Верховный и Воллин Дрозд своевременно разгадали и сумели его уберечь, но тяжело ранен Гавриус Снежный. Планируя нашу операцию мы полагали иметь связь с Верховным. Делясь сведениями (корректируя наши действия), так же поддерживая нас на магическом уровне (блокируя лишний глаз от наших действий, делясь со мной силой для борьбы с магическими силами "Тёмного мага"). Это так вкратце для тех, кто до сих пор не дошёл своим умом. Теперь же такую связь мы не имеем, оставшись одни, посоветоваться можем только друг с другом, довериться не можем никому, так как не знаем, как глубоко пустило корни шпионство северного соседа. С одной стороны группа отправлена для выполнения определённого задания, с другой оно усложняется в разы. Вернуться домой, можно и ни кто нас не осудит, идти вперёд... - маг остановился, замолчал, осмотрел всех собравшихся, покачал головой и только за тем договорил - ...если идти вперёд, то вернуться могут не все, а может быть, не вернётся ни кто. И поэтому я, старый маг Авелис Всевидящий спрашиваю у вас всех семерых здесь собравшихся совета. Что нам делать? Пусть каждый подумает и решит. Мы все здесь на равных и поэтому мнение каждого значимо. А для того, чтобы авторитет и опыт не давлели над вами предлагаю начать с самого младшего нашего члена экспедиции. Давай Угур, ты первый. Я понимаю, какая сейчас на тебе ответственность, но пойми так надо.
  На несчастного мальчишку жалко было глянуть, бедный, под пристальными взглядами окружающих, он вжался в свою скамеечку и поэтому стал казаться ещё младше. Его никто не торопил, не уговаривал, шло время, а Угур всё сидел и сидел. Но вот мальчик собрался с духом, поднялся, словно вырос.
  -Как меня учил дедушка, очень плохо возвращаться с полдороги. Я всё.
  Он снова сел, будто и не поднимался вовсе.
  Нарушая тишину, нехотя сполз с подоконника Стег.
  - Не так давно я ушёл из дома в надежде найти для себя новое применение, поступить на службу, а может быть и добыть воинскую славу. И вот теперь, когда передо мной возникают первые трудности, я должен отступить? Ну, уж нет. Лично я иду вперёд.
  Закончив, он снова с шумом разместился на подоконнике, поглядывая на остальных присутствующих.
   - С детства отец учил меня не пасовать перед трудностями. У меня нет выбора, только так и ни как иначе. - оглядевшись по сторонам, чуть покраснев, произнесла Кайси.
  - Полагаю сейчас моя очередь высказать своё мнение. Много лет ведя по дорогам жизни, судьбе было угодно свести меня именно с теми людьми, к которым после многих лет одиночества я испытываю чувства привязанности. И вот теперь, я не сворачиваю в сторону только потому, что не хочу с ними расставаться. - сухо со своего места проговорил Туман.
  Настала очередь Эйрона, все это поняли потому, что маг развернулся в его сторону. Гвардеец сразу как-то приосанился, выпрямил спину, хотел было подняться, да передумал.
  - Я присягу давал его величеству, так что у меня иного пути нет.
  - А мне вообще без разницы, где биться, - не вставая с подушек, высказал своё мнение Хурт - тем более Эйрон рядом. Вот вина бы перед дорожкой, а то, что то все такие слишком хмурые.
  Напряжение в комнате достигло своего пика, и поэтому шутка пришлась как нельзя кстати.
  - Ничего другого я и не ожидал, - поднимаясь со своего места, подал голос Голиан Угрюмый, - а раз так, если конечно Авелис не против, то завтра выход.
  - А Авелис как раз, против. - хитро прищурив правый глаз проговорил старый маг.
  Присутствующие, начав, было, подниматься опустились на свои места.
  - Я не хочу вас долго задерживать, тем более, некоторые присутствующие могут потерять рассудок, ожидая возможности попробовать содержимое винных погребов города.
  Маг взглянул на Хурта, с серьёзным видом поправлявшего под собой подушки, глядя на него можно было подумать, нет на свете ничего важнее этих подушек. Все переглянулись. Заметив всеобщее внимание к своей персоне, воин несколько сконфузился, но подушки попровлять не перестал.
  - А что такого я сказал, - словно извиняясь, промямлил он - тем более, я прав.
  - А если шутки отложить в сторону, то дело предстоит очень серьёзное и опасное.
  Старый маг задумался, в комнате над присутствующими повисла тишина, со стороны можно было подумать, что он задремал. Когда Угур заёрзал на своём месте, маг словно очнулся.
  - Прежде всего, - начал он после длительной паузы - нам нужно изменить себя и образ мысли. Мы идём в гости, если так можно сказать, к очень сильному магу, и он может почувствовать опасность по одной громкой мысли направленной в его сторону. А нас тут вон сколько, и каждый желает успеха нашей миссии. Мысль нельзя удержать, ей не страшны ни стены, ни расстояния, и нашему Ковриуну Тёмному это хорошо известно. Он читает чужие мысли, как открытую книгу, но так как абсолютно всех отследить невозможно, то можно попробовать обхитрить. Вы все уже начали осуществлять контроль за своими мыслями, к тому же, до сегодняшнего дня я прикрывал всю нашу группу, и, судя по тому, что мы не встречали специально на нас направленных недобрых дел, получалось у нас не плохо. Но постоянно держать всех под колпаком очень трудно, идёт очень большая трата сил. Так вот, такая у меня ко всем просьба.
  Маг внимательно оглядел каждого из присутствующих, за тем для чего-то посмотрел на свой посох, помолчал, словно собираясь с мыслями продолжил.
  - С сегодняшнего дня никаких разговоров о нашем задании, даже в мыслях. Мы просто едим. Преуспевающий горожанин Голиан Угрюмый со своими детьми...
  Маг перевёл взгляд на Кайси, за тем на Угура.
  - Так вот, в сопровождении своего духовного наставника в лице вашего покорного слуги. - Авелис чуть склонил голову - направляется в столицу соседнего государства в сопровождении четверых охранников, для вступления в законное пользование наследственным владением. В это необходимо поверить. Разговоры между собой только на эту тему, или вообще о том, что к делу не относится. Понимаю, что это очень тяжело, я постараюсь вас всех продолжать контролировать, пока мне это по силам, но с каждым днём приближения к нашей цели мне будет всё сложнее и сложнее.
  Маг замолчал, присел на стул, словно этот длинный монолог забрал у него все силы. В комнате снова наступила тишина. Подождав немного, маг снова поднялся.
  - И ещё у меня просьба, я хотел, чтобы вы не называли меня по имени, тем более что многолетние странствия способствовали тому, что я от него отвык, и только благодаря Гавриусу Снежному вы все знаете, как меня зовут. Для мага его имя, вроде как источник силы, но зная его можно больно уколоть.
  - Конечно можно, да и Угуру привычнее, он раньше всегда так обращался. - воскликнул со своего места Стег.
  - Ну а раз так, тогда всем отдых. Поутру выступаем. - подытожил маг.
  - А как на счет винных погребов города? - сползая с подушек, прокряхтел Хурт.
  - Имеешь полное право. - произнёс Авелис.
  Старый маг посмотрел на начавших собираться Тумана и Стега, глянул на Хурта, сползавшего с мягких подушек, за тем перевёл взгляд на Эйрона, молча переминавшегося с ноги на ногу, за его спиной и добавил:
  - Телохранителя моего не забудь, ничего со мной до утра не случится. Да к тому же Угур рядом если что.
  Мальчишка, конечно, имел огромное желание пойти со старшими, но долгие годы странствий научили его тому, что перечить старому магу не стоит. Будет всё равно как решил дедушка, а пытаться спорить себе дороже. Хотя свои пухлые губки он и надул, но так как этого никто из присутствующих не заметил. А может быть специально, не обратили внимание. На этом всё и закончилось.
  Туман, Стег, Эйрон и Хурт с шумом высыпали на улицу, было заметно, что им порядком надоело однообразие походной жизни, и возможность активно отдохнуть каждый старался использовать по максимуму. Громче всех орал Эйрон, довольный тому, что ему, на какое-то время, разрешено покинуть мага, которого он уважал, но немного побаивался. По этой причине он, громче всех распекал мягкие подушки Хурта, без которых тот не пойдёт ни в одно сражение. Хурт, конечно же, такого оскорбления вынести был не в силах и поэтому шумная, не злая перебранка переросла в дружный хохот.
  Было предложено пойти прогуляться и Голиану с Кайси, Но девушка сослалась на то, что эти, как она сказала, рожи, ей и за время поездки надоели пошла в другую комнату перебирать купленные отцом в дорогу вещи и провиант. А Голиан Угрюмый остался, сославшись на необходимость побыть одному.
  Маг прислушался к громким возгласам за окном, склонив голову, за тем резко поднялся, не смотря на возраст, стремительно подошёл к окну, распахнул его и крикнул уходящим:
  - Постарайтесь не нажить себе неприятности на определённые места.
  За окном стих хохот покорителей винных запасов, Угура вышел в другую комнату помогать Кайси. В комнате остались старый маг старый маг и Голиан Угрюмый. Долго сидели молча. Авелис, облокотившись на стол, вертел в руках большое красное яблоко, его пальцы поворачивали спелый плод то одним боком то другим. Голиан невольно залюбовался длинными, тонкими пальцами, узловатые суставы и сухая морщинистая кожа не портила когда-то очень красивые, сильные руки.
  Оцепенение прервал маг, после ухода шумных спутников снова став обычным старцем, каким-то домашним, если так можно сказать. Повернувшись к Голиану, он тихо, и спокойно произнёс:
  - Ты что-то хотел спросить?
  - Да. - как будто ожидая вопроса начал командир Группы. - Скажи, Авелис, - за тем запнулся и исправив себя продолжал - дедушка, Ведь не зря тебя, в своё время прозвали Всевидящим, каков итог нашей миссии?
  В комнате снова повисла тишина, молчали долго, и когда Голиан уже не надеялся услышать ответ, маг заговорил.
   - Что, ты, хочешь услышать? Выполним ли задуманное? Или как вернёмся в столицу? А может, ты хочешь спросить, какие трудности нам грозят? Или какие почести свалятся нам на наши головы по возвращению?
  Голиан немного смутился, словно сотворивший что-то не подобающее школьник. Заметив это Авелис хитро, в своей манере, усмехнулся и снова стал похож на того Авелиса, с которым они знакомы уже больше недели. Весёлого, не унывающего и немного озорного.
  - Как-то очень давно, странствуя по далёким землям юга, я познакомился с одной очень интересной игрой. Это игра - хайка, для двух игроков, которые поочерёдно ходят определёнными фигурами. Там есть короли и маги разных уровней, стражники и казначеи, охранники, пажи и много разных других фигур. Начинающие игроки стараются обязательно выиграть, но главное в игре - это сама игра, так что опытные игроки могут вести поединок годами. Главные фигуры, случается, бывают, повержены, им на смену приходят другие, и даже ничего незначащий в игре стражник, благодаря стечению обстоятельств, может стать королём и в корне изменить позиции играющих. Так вот наша жизнь это и есть игра, сложная многоходовая комбинация, из таковых и складывается партия.
  Маг замолчал, он долго смотрел перед собой пустым взглядом. Голиан сидел рядом, боясь спугнуть завораживающую тишину. Наконец Авелис повернулся к собеседнику, словно раздумывая, продолжать разговор или нет. За тем все-таки решил продолжить.
  - Знаю, что ты желал услышать не это. Я просто ничего тебе не могу сказать. И не потому, что старый колдун набивает себе цену или же вредничает из-за своего скверного характера. Просто с некоторых пор я не могу рассмотреть в будущем всё, что связано с моей судьбой. Возможно, это наказание богов за неоднократную просьбу забрать меня из этого мира. Хотя я считаю всё на много проще, как только мы видим своё будущее, то мы сразу перестаём создавать его, изменять ежесекундно своей деятельностью, а идём на поводу у предсказания. И необходимо, скажу я тебе, обладать очень сильным характером для того, чтобы зная это творить будущее.
  Маг снова улыбнулся, но уже другой грустной улыбкой.
  - А знаешь, Голиан, - вновь заговорил маг, - мне иногда кажется, мы просто игральные фигуры в партии и итог игры не определён. Нам остаётся идти вперёд, и, похоже, не зависимо от итога выбора у нас нет. И, как ни крамольно это прозвучит, вражда двух государств совершенно не важна. Важна лишь игра, в большом смысле этого слова. Я надеюсь, ты меня понимаешь.
  Голиан Угрюмый молча кивнул, он очень хотел понять, но похоже, смысл сказанного понимал не очень, а признаваться в этом даже себе ему не хотелось. Видимо старый маг понял без слов, потому, как начал объяснять.
  - Вот смотри, мы все вместе идём к Ковриуну, и он об этом знает, по крайней мере, догадывается, что по отношению его персоны что-то затевается. Что именно и какими силами не подозревает. Но...
  Авелис поднялся из-за стола и начал методично расхаживать по небольшой комнате между расставленной мебелью, он снова стал похож на преподавателя, увлеченно читающего с кафедры свои лекции.
  - Но Корвиун Тёмный маг не слабый, иначе он бы не стал Верховным магом своего королевства, плюс к тому же сапфир, увеличивающий его способности. И он обязательно будет на стороже. К тому же мы будем находиться на его территории. Ещё учти, поддержки Гавриуса мы лишились, возможно, надолго, а может быть и насовсем. И моя, нет, я бы сказал наша задача, его обхитрить, или обыграть. Это будет очень сложно, почти невыполнимо. Но у меня имеются некоторые идеи по этому вопросу. Без этих моих мыслей дальнейшее продвижение к цели, я считаю бессмысленно.
  Маг остановился, замолчал и посмотрел на Голиана. Тот выглядел уж слишком потерянным.
  - Э-э, мой друг, - вдруг спохватился Авелис, - похоже, я немного увлёкся и прошёлся по твоим мозгам. Так, теперь горячего сладкого питья и баиньки, завтра будешь, как с хмельной пирушки, но это пройдёт.
  Покинув комнату старого мага, Кайси направилась в свою. Делать было нечего, разбирать вещи не хотелось. На кровати лежал Угур, он видимо присел ненадолго, а за тем, видимо, так же ненадолго прилёг. Мальчишка полулежал, прислонившись головой к подушке, ноги в незатейливой обуви оставил на весу, видимо боялся испачкать настеленное на кровати покрывало. Девушка подошла, сняла обувь, уложила его поудобнее. Мальчишка даже не проснулся, видимо события последних недель порядком его вымотали. Но он не привыкший ныть по мелочам просто уснул из-за большого груза пережитых событий.
  Кайси прошла по комнате к кровати, стоявшей рядом, присела на неё, облокотилась на подушку, свесив ноги. Мысли потекли ровным ручейком, она сразу вспомнила Тумана, он очень отличался от всех тех, кого она встречала ранее. Нельзя было сказать, что он красив, но то спокойствие, с каким-то холодным безразличием к опасности и вместе с тем живой, недавно проснувшийся, юношеский озорной огонёк.
  Образ молодого человека появился перед глазами девушки, она отчётливо увидела его серые глаза, короткие волосы теребил лёгкий ветерок. На её губах появилась едва заметная улыбка. За тем она увидала отца, тот, в своей манере, за что-то отчитывал сначала Хурта, а за тем и всех остальных, включая мага. Далее перед ней стали проплывать всё новые и новые видения, унося за собой в приятный мир снов.
   Девушка спала.
  ***
   Покинув постоялый двор, шумные постояльцы вышли на площадь. Впереди шли Хурт и Эйрон, они так спешили добраться до ближайшей харчевни, где можно было бы просто сесть, почувствовать пьянящий аромат свободы смешанный с запахами свежеприготовленных яств, а так же огромным количеством всевозможных сортов вина. Не то, чтобы их очень сильно притеснял Голеан Угрюмый, просто каждый из них считал, исходя из собственного военного прошлого, что если выдаётся свободное время для личных нужд, то его необходимо, обязательно использовать с максимальной пользой для себя. Постараться как можно больше употребить всевозможных разносолов и выпить как можно больше спиртного, хотя бы потому, что в скором времени такой возможности может не оказаться.
  Стэг же вино полюбить не успел, потому, что был ещё молод, да к тому же ему и так хорошо жилось. Он, конечно, любил покушать, да посидеть за столом в шумной компании. А Туман к горячительным напиткам был просто равнодушен. Он мог даже поднять бокал и немного выпить какого-либо вкусного напитка, но дальше этого дело не шло. И вот теперь они плелись следом за своими спутниками. Стэг с любопытством осматривал улочки большого города, а Туман просто радовался тому, что появилась возможность побыть вместе в непринуждённой обстановке. А Хурта и Эйрона он уже считал своими точно так же как и Стэга.
  Зайдя в первое попавшееся место, где можно было выпить и перекусить, Хурт его сразу же посчитал недостойным его высокой особы, сославшись на то, что здесь было слишком чисто. А в обеденном зале было и правда, всё очень уютно. Накрахмаленные белоснежные скатерти, сверкающая ослепительная посуда и вид услужливого официанта за стойкой вызывали у него раздражение.
  - Да я здесь просто не смогу нормально покушать, - произнёс он - мне будет боязно что-либо испачкать или разбить.
  Пришлось уйти в поисках места поскромнее. Перед уходом Хурт с Эйроном выпили по большому бокалу красного вина. Следующее место не понравилось Эйрону, он нашёл его слишком тесным, ему там не хватало свежего воздуха. Покинули и его, предварительно выпив по большой кружке пива. Перед входом в следующее место они просто повздорили совершенно, почти, без повода. Но, тем не менее, осушили по кружке какого-то горячительного напитка. Туман со Стэгом равнодушно наблюдали за происходящим и в дегустации участия не принимали.
  Подходя к очередной харчевне, Хурт с Эйроном имели великолепное настроение, слегка заплетающиеся языки и желание больше никуда не ходить. Они не обращали внимания на такие мелочи, как то, что находилась она на окраине города, и посетители больше походили на грабителей с большой дороги, нежели на добропорядочных горожан. К тому же все четверо изрядно находились по городу, и порядком проголодались.
  С шумом ввалились в обеденный зал, выбрали столик подальше в углу. Хурт развалился у окна, бросив на подоконник свою шляпу, выглянул на улицу и со знанием дела заявил.
  - Вот когда закончатся все наши скитания, вернёмся в столицу, то непременно прикуплю себе постоялый двор или харчевню на окраине, да так, чтобы окна выходили на широкую дорогу. - он мечтательно подкатил глаза - Буду смотреть с утра до вечера, когда, же это ко мне заявится мой старый друг Эйрон погостить.
  Принесли вино и закуску. Эйрон с удовольствием опрокинул в себя бокал, предварительно стукнувшись о бокал Хурта.
  - А помнишь, - начал он, обращаясь к соратнику - ведь мы вместе начинали. Сколько лет прошло?
  И обратившись уже к Туману, подлив вина продолжил:
  - Я тогда первый раз увидел, как орудуют боевым топором. Мог часами наблюдать за его работой. И представляешь, скажу тебе по секрету, я люблю смотреть, как он вращает свою игрушку.
  Тут в разговор вступил Хурт.
  - Налейте ему ещё бокал вина, и он пойдёт объясняться в любви каждому встречному.
  Все весело засмеялись. Настроение было хорошее, каждый, по своему, был благодарен Голиану за возможность отдохнуть вдали от "Хромого циркача", в непринуждённой обстановке. Хурт считал эту прогулку увольнительной, а значит просто необходимо напиться, что с успехом и выполнял. Эйрон был счастлив возможности постоянно не находиться рядом со старым магом. Не то, чтобы он его боялся, но постоянное нахождение рядом с Авелисом держало в напряжении. Стег, по юношески, почти боготворил своих спутников, имеющих за плечами боевой опыт. Ему казалась вот она - романтика тяжелых воинских будней. Но больше всего ему нравилось то, что он, уйдя из отеческого дома, был принят в другую семью, к нему здесь относились, как к равному. А ведь он был самым младшим, если только не считать Угура. Тумана же устраивали его новые знакомые, а к последним событиям он относился, как к новому крутому повороту в своей судьбе.
  Принесли ещё вина, не смотря на то, что Стег и Туман почти не пили, сменили тарелки с блюдами. За окном давно потемнело, а за столами в зале шумного народа стало ещё больше. Туман высказал мысль о том, что можно бы уже и выдвигаться, потому, как уже поздно, на что Хурт ответил, сгребая с подоконника и водружая на голову свою шляпу:
  - Вот сейчас доедим, ведь всё равно уплачено.
   Он был здорово пьян, опрокинув, не чокаясь в себя ещё бокал вина, заедая куриной ножкой, принялся поднимать Эйрона. Тот, так как тоже выпил не мало, принялся рассказывать про какую-то вдовушку, направляясь к выходу изрядно покачиваясь. Стег с Туманом с улыбкой переглянулись, последовали за ними.
  У ближайшего к входной двери стола толпа шумных молодых людей громко распевала задорную песню местных ремесленников. Один из них дирижировал в такт распевающим бокалом полным красного вина. Вино, не смотря на большую амплитуду колебания, мирно находилось в границах бокала до тех пор, пока проходящего мимо Хурта в очередной раз не качнуло в сторону. Содержимое кубка пролилось на рубаху незадачливого дирижера, а дружный хохот сидевших рядом ремесленников только усугубил ситуацию.
   Хурт уже, хотел извиниться, и подошёл ближе к облитому им вином ремесленнику. Тот поднялся из-за стола на встречу. Воин имел не маленький рост, но рядом с ремесленником был просто недомерком, он едва доставал ему до плеча. Туман, понимая, что сейчас может произойти конфликт, поспешил стать между своим товарищем и этим великаном, но он опоздал. Огромный кулак влетел в челюсть Хурту. Воина такой удар оторвал от земли и бросил прямо на соседний столик, за которым сидела не менее шумная компания.
  Ремесленник, явно довольный совершённым подвигом приосанился, выгнул грудь колесом, ожидая похвалы от своих коллег, и стал ещё выше ростом. Но довольствоваться содеянным поступком ему предстояло не долго. В то же мгновение к нему подлетел Эйрон и нанёс мощный, короткий удар снизу в солнечное сплетение. Не успев понять, что произошло, ремесленник кулем, сполз под стол, судорожно хватая ртом воздух.
  Хурт, в это время, очутившись навзничь на соседнем столе, мгновенно протрезвел. При падении он задел кого-то из сидящих балагуров. Поднимаясь, воин краем глаза заметил летящий в его сторону кулак, видимо кто-то решил таким образом исправить сложившуюся ситуацию. Ему ничего другого не оставалось, как, не поднимаясь со стола, нырнуть под руку перенаправив удар в кого-то стоящего рядом. В результате чего те двое сцепились, а Хурт попытался прошмыгнуть между ними поближе к Туману.
  Что тут началось? За двумя столами началась потасовка, постепенно охватившая всё помещение. Направо и налево раздавались тумаки, крушилась посуда и мебель, даже повар в пылу драки лихо орудовал большой поварёшкой. Судя по активному участию в драке хозяина заведения, подобные стычки устраивались частенько.
  Эйрон с Туманом, стоявшие ближе всех друг к другу стали спина к спине, отбиваясь от возможных наскоков, стараясь минимально травмировать окружающих, стали перемещаться к Стэгу. Тот, в свою очередь, подняв большой стул, упавший под ноги, орудуя им словно веером, поспешил на помощь Хурту. Хурт же, в свою очередь хоть и имел крепкое телосложение, на самом деле был очень ловким и вёртким, не смотря на то, что был почти прижат к стене, с успехом отражал натиск четверых нападавших. Подоспевший Стег отшвырнул своим стулом сразу двоих, с остальными воин разобрался сам.
  Звон разбиваемой посуды, ломающийся мебели, крики дерущихся - в общем, шум в харчевне стоял оглушительный.
  - К выходу! К выходу! - закричал Туман, стараясь перекричать звуки драки.
  Похоже, те к кому были обращены эти слова, всё-таки услышали, а может быть, и сами догадались, потому, как словно два водоворота, отражая выпады дерущихся, Туман с Эйроном, а Стэг с Хуртом начали продвигаться к двери. Первым на улицу прошмыгнул Стэг, вернее его просто выпихнул Туман, за ним выскочил Эйрон. За тем, убедившись, что Хурт успеет уйти из комнаты, в двери прошмыгнул Туман.
  Остановились, отдышались уже все четверо на пересечении соседних улиц.
  - Ну, вот и славненько. - Произнёс Эйрон.
  - Да, неплохо размялись, - подхватил Хурт - а получилось, в общем здорово.
  Все весело засмеялись. Хохотали долго, держась за животы, а тут ещё Стэг удачно скопировал высокого верзилу, облитого вином, а за тем сражённого Эйроном. Хурт долго утирал слёзы, выступившие от хохота, за тем рука его как-то сама собой провела по непокрытой голове. Смеяться он мгновенно прекратил, лицо вытянулось.
  - Ой, я, кажется, шляпу забыл. Подождите, я мигом вернусь.
  Ещё никто не понял, что произошло, а воин уже бежал по улице в сторону только, что покинутой харчевни.
  - Он, что спятил, - тихо произнёс Стэг - туда ж нельзя.
  Вся троица бросилась догонять убежавшего Хурта. Но куда там, он уже открывал дверь.
  Войдя в обеденный зал, воин оглядел поле битвы. Картина была не весёлая. Драка уже подходила к своему завершению. Те, кто был в состоянии перемещаться, старались поскорее убраться подальше от этого места, проклиная мгновение, когда переступили порог этого питейного заведения, но были и такие, которые от души радовались возможности, как сказал Хурт размяться. Хозяин со своим помощником растаскивали посетителей, которые перемещаться были не в состоянии. Таких было не много. Похоже, хозяина не сильно расстраивал погром. Он бранил мебель и посуду, ворчал на помощника, ругал посетителей, но не со зла, а скорее для острастки. По всей комнате валялась разбитая посуда и мебель, то там, то здесь виднелись капли крови. У стены стоял большой массивный шкаф с посудой на трёх ножках, одной просто не было. Удивительно, как он ещё держался в вертикальном положении. На полу, возле него сидел здоровенный детина, именно со встречи с ним и началась потасовка. Он тупо смотрел на пол перед собой и слегка покачивался из стороны в сторону, видимо потихоньку приходил в себя. А рядом с ним преспокойненько, дожидалась своего хозяина шляпа Хурта.
  - А это ты, - произнёс давешний дирижёр, и начал подниматься, опираясь на поломанный шкаф.
  Хурт подошёл и нагнулся к своему головному убору, чтобы взять его, а неустойчивый шкаф стал медленно падать.
  Когда Туман, Эйрон и Стэг вошли внутрь харчевни, они увидали такую картину: посредине разгромленной комнаты лежал огромный шкаф, под которым находился Хурт, а молодой ремесленник пытался безуспешно его освободить. Военного придавило так удачно, что он не мог даже пошевелиться, но при этом у него не было ничего повреждено. Пленённый мебелью Хурт очень сильно ругался, проклиная всю мебель, находящуюся в ней посуду, а так же все харчевни мира. При этом в сторону верзилы-ремесленника, который так удачно распластал его на полу, не было сказано ни слова.
  Вчетвером они с трудом приподняли неподъёмный шкаф, а из-под него выполз смущённый Хурт, держа в руках свою неизменную шляпу.
  Вышли на улицу все пятеро, долго смеялись, шутили и дразнили друг друга, особенно преуспел в этом Стэг. Ремесленник уже не казался таким огромным и грозным. Человек он был весёлым, любил подшутить, особенно над собой, предлагал продолжить ночное приключение, обещая незабываемые впечатления. Но, похоже, приключение нынешней ночи всех порядком утомило. Особенно чувствовал не себя не в своей тарелке Хурт, он хотя и старался шутить вместе со всеми, но было видно, что даётся ему это с трудом. На его лице под глазом снова красовался приличный синяк.
  На следующий день, не смотря на то, что некоторые с вечера ложились очень поздно ранний подъём никто не отменял. Голиан Угрюмый быстрым шагом проходя мимо Хурта, заметил его разукрашенную физиономию, остановился, повертел лицо воина двумя пальцами за подбородок и выпалил длинную фразу о том, что он лично думает про каждого, а так же обо всех вместе. Досталось даже магу, который, попытался, было заступиться, попробовав свести инцидент в шутку. Командир группы был непреклонен, если бы его в это время увидал тот человек, который когда-то давно давал прозвище, то Голиан был бы не угрюмый, а Яростный. Угур старался не показываться ему на глаза, словно это он был виноват в происходящем. До самого отъезда слышалось недовольное ворчание. Единственный, кто сохранял невозмутимый вид, был Хурт, он был абсолютно спокоен, словно его происходящее совершенно не касалось.
  4
   Вот уже неделя, как группа в полном составе продвигалась по дорогам соседнего королевства. Границу пересекли без каких-либо осложнений, оплатили, как полагается, пошлину за выезд, да пошлину за въезд. Кроме того на таможне спросили и записали цель приезда. Узнав, что зажиточный горожанин с семьёй пожаловал для вступления в законное наследование, важный чин вооруженный пером и толстой книгой записей проезжающих приосанился и выдал длинную, несуразную, но очень смешную, на его взгляд, шутку по поводу сбора большого налога с иностранцев, попадающего в казну королевства, а значит и его собственный карман. Поскольку выплата жалования военным происходит из той самой казны. На что Голиан с непривычным для спутников, но таким убедительным выражением лица своего в доску простака, словно только и ждал этого вопроса, ответил, что в наше тяжёлое время лучше немного переплатить и получить хоть что-то, чем совсем не платить и не получить ничего. На что чиновник лишь понимающе кивнул, переведя свой взгляд на священника сопутствующего семью горожанина в этом длительном путешествии. Стэг посмотрел в ту сторону, куда обратил свой взор таможенник и чуть не прыснул от хохота, Авелис Всевидящий, этот крепкий гордый старик превратился в немощного, сгорбленного, с дрожащими руками монаха. Весь вид, которого говорил о смирении и покорности божьему проявлению. Туман своевременно заметил замешательство Стэга, и чтобы не произошло досадного недоразумения, незаметно ткнул локтем ему в бок.
  Голиан Угрюмый очень опасался пересечения границы в официальном порядке, даже предлагал обойти стороной посты, но старый маг настоял на том, что для беспрепятственного и наиболее ускоренного продвижения по дорогам необходимо соблюдать здешние порядки, по крайней мере, какое-то время.
  Ночевали когда в придорожных трактирах, а когда и просто под открытым небом, благо, что ночи стояли тёплые. Стэг частенько в процессе продвижения вместе с Угуром затевали импровизированные бои на мечах-палках, которых в избытке валялось в придорожной канаве, или просто громко спорили, благо тем для споров была масса. Голиан на эти развлечения поглядывал недовольно, но ничего не говорил. Так получалось случайно, а может и не случайно, что Кайси вместе с Туманом ехали позади всех, постепенно у них нашлось множество тем для совместных бесед, они могли часами болтать ни о чём, не надоедая друг другу. В центре процессии находились Авелис и Голиан. Ехали они молча, хотя маг последнее время чувствовал себя хорошо, начальник экспедиции старался лишний раз его не тревожить, как он считал пустыми разговорами. Эйрон постоянно находился рядом со старым магом, хотя необходимости в его помощи не было, а возле него, чтобы не отставать от друга ехал Хурт. Он уже весь извёлся от молчаливого путешествия, но деваться было некуда.
  По тракту на встречу в сторону границы с завидной постоянностью продвигались колонны в разномастных одеждах. Здесь были горожане всех сословий, различные ремесленники, а так же сельские жители. Лишь строгая армейская выправка не позволяла усомниться намётанному взгляду, что мимо продвигаются переодетые регулярные части. Частенько на встречу следовали груженые торговые караваны. После того, как Голиан Угрюмый сбился, стараясь подсчитать встречные повозки, он не выдержал и подъехал поближе к Авелису.
  - А нашему соседу нужно отдать должное - произнёс он чуть слышно - глянь, какой маскарад устроили. Меня удивляет даже не то, какие средства потрачены на все эти переодевания. А то на что они рассчитывали, и кого они пытались обмануть, ведь каждый маломальский грамотный человек поймёт подвох.
  Авелис долго смотрел в глаза Голиану в своей манере с характерным прищуром, казалось, сейчас он выдаст, что-то озорное и очень весёлое, но ответ был очень спокойным и даже озадаченным.
  - Ты понимаешь, им даже предъявить нечего. Войск на нашей границе нет, а то, что народу нагнали, так у них стройка, скажем, намечается, ну или ещё что-нибудь. Всё на много серьёзнее, чем мы могли предположить. А если мы сейчас усиленно стянем войска к границе со своей стороны, то будет предлог к активным не скрываемым действиям и здесь. Так, что наш Воллин Дрозд вместе с горячо любимым королём прошляпили это дело. И я очень надеюсь, что сейчас мы, здесь находящиеся, не единственный аргумент в этом споре. А хотя, - маг слегка повеселел, в его голосе снова прозвучали весёлые нотки - это даже интересно. Игра Хайка это наша жизнь, и я как большой любитель и ценитель этой игры нахожу положение дел на игровом поле весьма интересным.
   - Ну а если мы проиграем.
   На этот раз озадаченным выглядел командир экспедиции, между тем старый маг продолжал.
   - Наш мир устроен так, что не один поступок не проходит бесследно. И если кто-то поднялся на горную вершину, используя, ну скажем, не совсем порядочные способы достижения цели, то ему, или же его детищу дорога только вниз. А если при этом применяется магический аргумент, то дорога вниз ускоряется в разы. Жаль только, что жизнь одного отдельно взятого человека бывает мизерно коротка по сравнению с этой огромной скоростью. И нам не всегда удаётся рассмотреть, результаты своей деятельности. Лишь боги, да создатель в состоянии оценить и поставить плюсик, ну или минус нашей бессмертной сущности.
   Маг ещё долго бы философствовал на тему бессмертия души и её месте в нашем бренном мире, но впереди образовался затор из не разъехавшихся повозок. Подъехав ближе, все увидели перевёрнутую телегу, в которой под незначительным количеством соломы были сложены тяжёлые армейские арбалеты вместе с болтами, а сопровождающие суетливо старались спрятать от нежелательных глаз содержимое повозки, делая вид, что ничего не произошло.
   ***
  Столица встретила путников дождливым, пасмурным вечером, грязью шумных улиц и запахом кислой капусты, заполняющим своим присутствием все мыслимые и немыслимые пространства.
  Проследовав через весь город, наследник владения Ривенши вместе с дочерью, сыном, семейным духовником, в сопровождении четверых охранников въехал на территорию богатого постоялого двора "Чёрный Аист". Заняв четыре комнаты, две самые дорогие, в одной разместились наследник владения вместе с семейным духовником, в другой дети наследника и две попроще для сопутствующей охраны.
  По приезду все восемь путников собрались в апартаментах Голиана Угрюмого, а именно он и являлся наследником владения Ривенши. Вся парадоксальность вступления в наследственное владение по местным законам заключалась в следующем. Человек не являющимся подданным королевства не мог вступить в законное владение с получением дохода с земель и иного имущества, но существует возможность продать владение за любую цену, которую сможет выручить наследник, а полученные при этом деньги использовать по своему усмотрению. Но при этом необходимо доказать своё право на вступление в наследование. Процедура эта длительная и весьма затратная. Кроме того не подданный королевства обязан оплатить прогрессивный налог с продажи имущества, а в случае вывоза вырученных средств оплатить увеличенную таможенную пошлину за вывоз имущества или денежной массы. И так далее, и далее. Можно, конечно воспользоваться услугами межкоролевского банка, но это уменьшает денежные траты не значительно. Но это не главное, главное то, что появлялась, возможность участникам экспедиции находится на территории королевства неограниченное время, пока происходит бюрократическая волокита.
   Собравшись всем вместе, было решено обсудить положение дел и наметить план дальнейших действий.
  - Нужно отдать должное, - начал разговор Голиан Угрюмый обратившись к - мы добрались до настоящего местоположения без каких-либо осложнений, не так ли уважаемый Авелис.
  Все переглянулись, ведь ещё не забылись предупреждения старого мага по поводу запрета даже мыслить об истинной цели их пребывания в этом городе.
  Маг улыбнулся.
  - Сейчас мы все совершенно спокойно можем беседовать на любые темы. Я образовал, купол над нами, через который невозможно отследить, речь и даже мысль при большом магическом желании, всё будет выглядеть, как разговор на бытовые темы, а фоновые изменения будут, практически на уровне обывателей, ведь не секрет, что каждый обладает определённым потенциалом.
  Все находящиеся в комнате облегчённо вздохнули, как бы не было, но находиться в напряжении связанным с постоянным самоконтролем очень тяжело, особенно с непривычки.
  - И помогает мне в этом Угур, правда сам он этого пока не очень осознаёт, - закончил маг.
  Поднялся со своего места у стола Голиан.
  - Ну, в общем, так, мы сейчас находимся на постоялом дворе, хозяин которого Дорин, как говорил Воллин Дрозд человек, глубоко преданный нашей короне, и окажет посильную помощь. Я уже успел с ним переговорить, он поможет со сбором информации, а так же обещал подготовить всё необходимое. Кстати сказать, Дорин бывший военный и его совет будет не лишним.
  За тем Голиан не свойственно ему улыбнулся и продолжил.
  - Перед отправкой начальник тайной стражи долго меня инструктировал по поводу вводных слов в беседе с хозяином, где каждое из них является как бы паролем, но только в строго определённой последовательности. Так я чуть не напутал. И ещё, я не сказал о цели нашего визита, мне кажется, хозяин харчевни считает, что мы приехали для того чтобы разнюхать кое что.
  Стэг с Туманом переглянулись. Они сидели в разных углах небольшой комнаты, но казалось, что находились рядом и могли общаться без слов. Угур восседал верхом на стуле возле, стоящего в центре комнаты стола, мальчишка за последние недели заметно вытянулся, стал серьёзнее, и казалось, повзрослел. Изменения произошли почти в каждом, маг Авелис выглядел уставшим, но, не смотря на это, на лице сохранился хитрый прищур, а в глазах горел озорной огонёк. Кайси за путешествие слегка похудела, и поэтому дорожный костюм её ещё сильней стройнил, на неё время от времени поглядывал с нежностью Туман и скорее всего эти чувства были ответными, но девушка их тщательно скрывала даже от себя самой. Голиан Угрюмый, взвалив на себя груз ответственности за всю миссию, видимо очень переживал за происходящее, был не в лучшей форме, глаза ввалились, а под глазами темнели круги. Уговоры мага больше отдыхать не помогали, он почти не спал ночами, а действовать магическим способом Авелис пока считал непозволительной роскошью. Неизменными были только Эйрон и Хурт они, закалённые в боях рубаки воспринимали всё на уровне увеселительной прогулки. Хурт мучился от запрета на распитие горячительных напитков, наложенного Голианом на всех после некоторых последних событий.
  В дверь постучали.
  - Да, входите, - кликнул Голиан Угрюмый и направился в сторону входной двери.
  В дверном проёме показался не высокий, крупный, можно даже сказать полный мужчина, лет шестидесяти, в завязанном, на пиратский манер, головном платке. Он был очень похож на старшего повара какого-нибудь Владельца земли, или даже Его Величества. Большой и добрый, и только его быстрый, пронзительный взгляд, да лёгкая, не смотря на возраст, походка могли сказать понимающему человеку, что этот толстячок способен не только поварёшку в руках вертеть.
  - Ах, да, да... - продолжил Голиан, приглашая к столу вошедшего, - хочу вам представить хозяина "Чёрного аиста", уважаемого Дорина... - он чуть замялся.
  - Просто Дорин, - поправил его хозяин трактира. - Я бы хотел узнать, - начал он неуверенно.
  - Пожалуйста, продолжайте - произнёс Голиан, закрывая за вошедшим дверь, - в присутствии всех здесь находящихся мы можем беседовать совершенно спокойно.
  Дорин оглядел всех присутствующих, чуть задержав свой взгляд на мальчике.
  - Да можете не сомневаться, каждый, находящийся в этой комнате, достаточно информирован о цели нашего путешествия. - Вставил своё весомое слово маг, - остаётся только ознакомить вас с нашими планами и разобрать способы нашего сотрудничества.
  Дорин легко, несмотря на немалый вес, присел у стола в центре комнаты, при этом стул жалобно заскрипел. Он ещё раз оглядел всех присутствующих, и заговорил не громко, но так чтобы его было отчётливо слышно.
  - Я бы хотел вам сказать, что здесь у нас есть немало противников произошедшего более столетие назад раздела королевства. Этот искусственный, я бы даже сказал, насильственный раскол превратил одно большое целое в два враждующих лагеря. А у нас слабый, безвольный король, - он сложил два кулака под подбородком и, взглянув под потолок, продолжил - дай ему многие лета, и наглый, нахрапистый Верховный маг, с которым просто предпочитают не связываться. Здесь нас таких, истинных патриотов своей страны не мало, но мы, в силу известных причин стараемся не слишком себя афишировать.
  Он немного осёкся, похоже, ему просто очень хотелось выговориться, излить всё, что накипело, возможно, за долгие годы. Когда ещё представится такая возможность.
  - Так чем мы сможем помочь? - Словно опомнившись, закончил он.
  - Нам интересно было бы знать, где бывает Ковриун Тёмный? - Произнёс со своего места Авелис.
  - Вот те раз. А я думал, вам интересны перемещения войск в южном направлении и планы предстоящей компании.
  Казалось, Дорин был несколько озадачен вопросом, на помощь подоспел маг.
  - Нам действительно интересны перемещения, численность и вооружение войск, но поверь, уважаемый Дорин, нам очень важно знать, где и в каком сопровождении бывает Верховный маг вашего королевства.
  Хозяин постоялого двора несколько приободрился, и даже расправил плечи.
  - Я, собственно, вот, что хотел сказать, - начал он, словно оправдываясь. - Так это, я, вернее, все мы, очень даже не против. Да, что там...
  Казалось, чувства переполняют постоянно спокойного хозяина "Чёрного аиста". Все присутствующие сидели на своих местах и ждали, когда он успокоится и выговорится. Но вот, наконец, он замолчал, оглядел всех присутствующих и продолжил уже совершенно другим тоном.
  - Дело в том, что мы и сами пытались собраться против Тёмного мага, в своём кругу мы его называем именно так. Ведь очень многие не хотят войны со своими родственниками, а ведь это именно так. Но как бы не старались брать к себе в группы единомышленников только проверенных, людей, нас всё равно раскрывали почти всех, остались единицы, да и те очень сильно напуганы. И как мы не старались найти в наших кругах предателя, так и не нашли.
  - А предателя могло и не быть, его, скорее всего не было, - вставил своё слово Авелис. - ваш Верховный мог отследить направленное против него намерение, созданное группой. А вычислить и арестовать их уже дело техники и времени.
  - Ну, если так, то тогда всё становится понятно - озадаченно произнёс Дорин, - И всё равно не ясно, ведь он может тогда и нас услышать, или же заставить говорить любого здесь присутствующего, случайно попавшего в расставленные сети.
  - А мы и об этом позаботились, - старый маг чуть улыбнулся - то о чём здесь беседуем, вряд ли кто услышит, уж мы постарались. Ну, а если кто-то решит проговориться случайно или же намеренно он просто не сможет этого сделать. Сначала он почувствует себя очень дурно, может подняться жар, или даже жутко скрутит живот, я не знаю, реакция каждого организма индивидуальна. Но если и в этом случае он попытается рассказать о том, что здесь происходит, человек может даже умереть.
  В комнате воцарило молчание некоторые восприняли эту новость относительно спокойно, другие в лёгком смятении, но однозначно услышанное никого не оставило равнодушным.
  - Да, я, собственно никого не запугиваю, просто продумывая разные нюансы мы, ещё до своего отъезда из Аговира вместе с Гавриусом не могли не перестраховаться. И говорю я это совершенно открыто, чтобы все понимали, что у нас здесь происходит, - закончил Авелис.
  - Ну, если так, то на сегодня, я думаю, достаточно. Уважаемый Дорин к следующей встрече расскажет, что-нибудь интересное из жизни Ковриуна Тёмного, вот тогда и поговорим.
  Подводя итог встречи, Голиан поднялся из-за стола, давая понять, что беседа на сон грядущий окончена.
  ***
  Весь следующий день наследник владения Ривенши вместе с дочерью и двумя охранниками провёл в городской управе. Он интересовался всеми тонкостями предстоящего наследования, от местных законов и налогов до скорости оформления и возможности скорейшего осмотра владения. Земли Ривенши находились к востоку от столицы, все знали, что владения остаются без хозяина и поэтому появление законного претендента вызвало всеобщее понимание.
  К вечеру того же дня все снова собрались в комнате Голиана Угрюмого. Чуть раньше положенного поднялся хозяин "Чёрного Аиста", вид у него был расстроенный.
  - Что случилось, дорогой мой? - Обратился к нему старый маг. - Я гляжу вид у тебя, скажем так очень не очень.
  - Я бы очень хотел вам помочь, но выходит, что помощь совершенно не нужна, это не значит, что справитесь без меня, просто к Верховному не подобраться, - голос ого был сбивчивым и слегка дрожал.
  - Давайте сначала обговорим, где бывает, чем занимается, и с кем встречается Тёмный Маг, а уж потом будем делать выводы, - вставил своё слово Голиан.
  - Где бывает? Да, в общем, нигде, целыми днями проводит в резиденции короля, но туда у нас доступа нет. Ежедневный приём магов, а так же гонцов со всего королевства и военных происходит именно там.
  - Вот видишь, - вставил своё слово Хурт - всё не так уж и безнадёжно, мы можем предстать, как послы или же, как странствующие маги и закидать ножами, а так же расстрелять из арбалетов всю королевскую гвардию вместе с Верховным магом и Его Величеством.
  - А за тем, за свои заслуги перед благодарными соотечественниками, которые, скорее всего, понятия не имеют о твоём существовании, ты из покоев Его Величества перенесёшься сразу же в райские кущи. Туда же сразу же отправится негодование Нашего Величества, да продлят боги его года, в виде грома с молнией, по поводу того, что хоть это произошло на благо, но приказать тебе этого никто не мог, чтобы не испортить международных отношений. - Подал свой голос Эйрон.
  В комнате по присутствующим прошёл лёгкий смех, но он был какой-то не слишком весёлый. Все впервые поняли, что выполнить задуманное будет не трудно, а очень трудно.
  - Это, конечно так, но если понадобится, мы так и сделаем. А можно поджечь дворец и воспользовавшись паникой выполнить намеченное, - произнёс со своего места Туман.
  - Подождите, я ещё не всё сказал, - перебил Дорин - каждое утро перед рассветом Тёмный Маг с большим количеством охраны посещает целебный источник, расположенный в сквере у городской стены и находится там около получаса.
  - Вот тут мы его и возьмём тёпленького, - подал голос, потирая руки, со своего места Стэг.
  - Подождите чуть, продолжай, Дорин.
  Маг поднял вверх руку, все сразу замолчали и уставились на хозяина постоялого двора.
  - Да я собственно всё сказал, маг ежедневно с самого детства посещает этот источник, только, говорят, он там пополняет свои жизненные силы. С тех пор как он стал Верховным в сквер попасть не возможно. Там, почти под каждым деревом сидит по арбалетчику.
  - Как сентиментально, - воскликнул старый маг, - а маршрутец возможно нанести на бумагу. Я думаю, что мы завтра вместе с Кайси прогуляемся по городу, а ты, дочка, оденься менее воинственно.
  Но тут возразил Голиан.
  - Может, всё-таки со мной будет лучше.
  Спор прекратил маг.
  - Не думаю, кто обратит внимание на немощного старика в сопровождении щуплой девушки, можем с собой ещё и Угура взять, пусть прогуляется.
  Мальчик, тихо сидевший в углу, словно очнулся. Последнее время на него мало обращали внимания, взрослым было не до того, а многолетние скитания со старым магом научили его, если нужно быть маленьким и не заметным, почти не видимым.
  - Ну, если вместе с Угуром, - Голиан с улыбкой развёл руками, похоже, он сдался.
  ***
  На следующий день девушка и мальчик, покинув постоялый двор вместе с древним трясущимся старцем, отправились на прогулку осматривать достопримечательности города. Всю прогулку старый духовник со стоном в голосе жаловался на усталость и боль в ногах, на жаркий, можно даже сказать знойный день, и ещё на то, что приходится тащиться по пыльным улицам за взбалмошной девчонкой. А всё из-за того, что ей, видите ли, захотелось погулять, а её отец очень печётся о нравственном устое своей дочери и не позволяет ей выходить за пределы своей комнаты без духовного наставника.
  Но это ещё не всё, малолетний брат девушки в течение всего путешествия очень сильно капризничал. То, ему хотелось есть, то ему хотелось пить, то, вдруг ни с того ни с сего, возле сквера с целебным источником ему вдруг приспичило поиграть в прятки, угодив в объятия вооружённого гвардейца, патрулирующего улицу городской стены. Именно из-за этих неприятностей молодая дочь будущего наследника владения Ривенши не смогла осмотреть красоты всего города. Ей, к огромному сожалению, вместе со своими беспокойными спутниками, лишь удалось пройтись по улицам от королевского замка до знаменитого целебного источника, бьющего в сквере насаженных деревьев у городской стены.
  Возвратившись в "Чёрный Аист", и поднявшись в одну из своих комнат все трое, схватившись за животы, чуть не рухнули на пол от хохота. Это было не просто дурачиться самим, привлекая внимание окружающих и в то же время сохранять серьёзные лица. Больше всего прогулка понравилась Угуру. Во первых, эмоциональная встрясочка, после долго, вынужденно проведённых в кругу озадаченных общей сложной целью людей, была как нельзя кстати. А во вторых, наконец-то его артистические задатки нашли свой применение и были оценены по достоинству наблюдавшими за его капризами жителями города Ирвед. Каждый, из которых не мог заметить подвоха со стороны мальчугана.
  Доволен был и Авелис, они втроём прошлись по маршруту ежедневного путешествия Ковриуна Тёмного, посетили заветный источник, да и просто отдохнули. Радость мага усилилась, когда Кайси, через некоторое время, принесла набросок маршрута Верховного Мага Королевства с точным расположением прилегающих строений.
  Вечером того же дня все снова собрались в комнате постоялого двора. Проводить вместе вечера становилось традицией, хотя каждый понимал, что эти посиделки ненадолго. Находиться вместе по вечерам нравилось ещё и потому, что это было то время, когда каждый был сам собой, особенно тяжело давалось контролировать свои мысли. Но последнее время и этот сложный элемент не казался таким уж и трудным.
  - Сегодня вечером предстоит обсудить свои дальнейшие действия, - произнёс Авелис, когда впечатлениями о прогулке поделились неоднократно, вдоволь насмеялись и немного успокоились. - Я бы очень хотел, чтобы за завтрашний день все остальные, в разное время прошлись по маршруту, и вечером каждый должен изложить свой вариант предстоящих событий. Это касается всех без исключения. Угур, ты понял.
  Маг пристально посмотрел на мальчика, тот натянуто улыбнулся и слегка кивнул. После чего Авелис ещё раз осмотрел присутствующих и продолжил.
  - А почему каждый? Да просто, чтобы не пропустить что-то очень интересное.
  - Кстати, - вставил своё слово, чуть улыбнувшись, Голиан - бредовые версии тоже принимаются.
  - Вот, вот особенно бредовые, - подтвердил маг.
  Тут со своего места поднялся Туман, он был единственный, кто почти не поддался общему веселью.
  - Я бы попросил, чтобы мы подумали о путях отхода, ведь это далеко не маловажный элемент. Тем более что уходить мы планируем с грузом.
   - Так вы что, ещё и ограбить кого-то хотите? - возмутился Дорин.
  - Ну не так, чтобы кого-то, просто, мы тут подумали и решили обокрасть королевство и спереть Его Магичество. - Высказался Хурт, неизменно полулежа в подушках.
  - А там уж как получится, - произнесла Кайси.
  - Получится обязательно, даже в мыслях не допускайте возможной оплошности, ибо сейчас мы здесь с вами закладываем кирпичики предстоящего события и именно от желания, старания и уверенности в получении конечного результата каждого в отдельности и всех вместе зависит конечный итог нашей совместной работы.
  Не громкие слова Авелиса словно громом прокатились по комнате, заглянув в самые отдалённые уголки сознания присутствующих. Он снова стал похож на того Авелиса который читает с кафедры свои лекции. Он ещё долго рассказывал о том, как мы своими словами, поступками, или просто жестом, взглядом и мимикой формируем будущие события. И как эти события можем тем же способом превратить в ничто.
  Постепенно лекция старого мага переросла в беседу, кто-то вспоминал случаи из своей жизни, находя что-то сходное, а кто-то от кого-то услышанное, в общем, засиделись далеко за полночь. Расходились с неохотой, да и то после того, как Голиан объявил отбой и отправил всех спать.
  Старый маг собирался было рассказывать ещё что-то, вдруг передумал, взял свой посох и вышел на улицу. Луны не было, огромные звёзды висели в чёрном небе, ночная прохлада сменила дневное пекло, лёгкий, свежий ветерок, от начинающихся чуть севернее города скалистых гор слегка теребил бороду. Ему было приятно находиться в обществе своих спутников. Про себя он называл их "дети мои", хотя по возрасту они все были внуки-правнуки. И ещё, похоже на то, что он начал к ним привязываться, недопустимая роскошь для боевого мага. Что то, последнее время, он стал слишком сентиментальным, наверное, это всё-таки сказывается старость.
  Авелис прошёл в разросшийся рядом сад, присел на что-то, находящиеся под ногами, прислонился спиной к яблоне, положив посох себе на колени. И так же ему стало хорошо. Вот именно ради этого мгновения стоило в детстве сбежать из дома, стать учеником странствующего мага, за тем поступить на военную службу. Потом учиться, воевать, и снова учиться, стать боевым магом, Верховным, и вот...
  Морщинки на его лбу разгладились, губ коснулась лёгкая улыбка, глаза сомкнулись. Странствующий маг Авелис Всевидящий - спал.
  ***
  Прошёл ещё день, на следующий вечер, собравшись вместе разговор начал Дорин, он рассказал о том, что ежедневно к источнику маг направляется в сопровождении двадцати пяти человек вооруженной охраны. Сам же он едет в большинстве случаев верхом, но иногда бывает в королевской карете, но от этого количество сопровождающих не меняется. Передвигается охрана по городским улочкам по двое, пять пар впереди, за ними Верховный маг, потом остальные.
  Выслушали это сообщение молча, Туман что-то записывал. За тем поднялся со своего места Авелис и произнёс.
  - Ну, так вот, я уже говорил, что каждый предложит свой вариант дальнейших событий. Мы же всех внимательно выслушаем, обсудим. Не хотел бы повторяться, что именно здесь можно говорить что угодно в моём присутствии, в любое другое время, ну и месте, разумеется, строгой контроль каждой своей мыслью. А раз всем ясно, тогда продолжаем, и начнём как обычно с Угура.
  Мальчик в этот раз в отличие от предыдущего не смутился, немного поёрзал на высоком стуле, хотел было подняться, но передумал.
  - Когда мы гуляли с Кайси и - он глянул на Авелиса и чуть улыбнулся, видимо вспоминая не скучную прогулку, - там в одном месте улочка очень узкая и дома высокие. Так я предлагаю забросать с крыши охрану чёрными кошками. Они отвлекут охранников, ну может, кого и поцарапают, а пока будет суматоха как раз, и выкрадем Темного мага.
  Все в комнате рассмеялись.
  - Эти кошки сначала тебя расцарапают. - Захохотал Хурт.
  - Хотя кошки это занятно, - по привычке, прищурив один глаз, заметил старый маг. - А что там с отходом?
  - Вот с отходом я что-то не очень продумал. Там надо через стену перелететь.
  Следующим был Стэг, он предлагал расстрелять охрану из арбалетов с четырёх сторон, прямо с крыш домов. С отходом, по его мнению, торопиться не стоит, несколько дней пересидеть где-нибудь, а когда страсти поутихнут спокойно выйти из города. Версия Кайси заключалась в том, чтобы расстрелять с помощью арбалетов охрану, захватить Тёмного мага и уже с помощью его приказа выйти за городские ворота. Хурт предлагал Авелису заняться Тёмным Магом, а всем остальным - охраной и уже после этого штурмом брать городские ворота и прорываться из города. Но сам же он заметил, что выйти из города будет очень сложно. Примерно то же самое предложил и Эйрон, с тем отличием, что все перемещения должны осуществляться верхом. А Туман вообще предложил разделиться, большая часть должна, по его мнению, осуществлять захват мага, а двое ворота и удерживать их до прохода своих.
  Голиан хотел было подняться и изложить свои соображения, но его прервал Дорин.
  - Я вижу, самое слабое место в ваших задумках это, вопрос как покинуть город. Могу помочь в этом. Мы - аппозиция существующему режиму несколько лет назад подготовили четыре тайных лаза под стены. Так, вот эти подкопы ведут из города в разные стороны. Они хорошо замаскированы, и я надеюсь о них властям ничего не известно.
  - Вот это подарок, - воскликнул старый маг - это в какой-то степени упрощает нашу задачу. А где ближайший лаз к нашему маршруту?
  Маг склонился над схематичной, нарисованной наспех Кайси картой изученного участка города. Подошёл поближе Дорин, посмотрел на рисунок, и, подумав, ткнул пальцем в рисунок.
  - Ну, вот, где-то здесь.
  - Так ведь это совсем рядом, всего через пару улиц, - воскликнул Голиан.
  - Желательно осмотреть вход и то место, куда выходит этот самый лаз, - подал свой голос Хурт - ну и подготовиться бы не мешало, факелы, оружие, припасы всякие.
  - Вход осмотреть можно только со стороны, - продолжил хозяин постоялого двора - он хорошо замаскирован, и если его один раз вскрыть, ну сами подумайте центр города, всё равно кто-то увидит. А выход в одном из оврагов за стенами города, так что прогуляться можно. Кроме того, подкоп можно использовать, как одноразовый, если выбить подпорку, то свод рухнет.
  - А не придавит? - Не унимался Хурт.
  - Не придавит, уважаемый, всё просчитано, выбиваешь, отходишь, и всё складывается как карточный домик. Запас факелов и огниво на входе с правой стороны. Припасы не нужны, лошади со всем необходимым в нужное время будут ждать в овраге рядом с выходом. За это я ручаюсь. Мои помощники знать не будут от кого и для чего заказ, они выполнят и уйдут.
  Дорин закончил, он поднялся со стула, прошёлся по комнате, нарушая нависшую тишину. Но вот заговорил маг, его ровный спокойный голос придавал уверенности, таким тоном можно обсуждать выводок щенков на соседнем дворе, или же урожай позапрошлого года.
  - Ну, на этом и порешим, сегодня все спать, а завтра наследник Ривенши со свитой - он чуть улыбнулся - отправляется осматривать свои будущие владения.
  Авелис осмотрел недоумённые взгляды, хитро подмигнул и уже серьёзно продолжил.
  - Уходить придётся на север в горы, там есть пещеры, пойдём по ним, чтобы сбить преследование, которое, скорее всего, будет. Я их немного знаю и хотел бы, чтобы и вы посмотрели, как туда добраться. И ещё, Дорин, мы сможем на выходе из пещер организовать лошадей, припасы ну и прочее.
  - Да, конечно, - кивнул тот.
  - Ну, раз так, тогда, наверное, пора спать. Завтра подъём ранний, - поставил точку, Голиан подводя итог всему вечернему разговору.
  ***
  Следующая неделя прошла в разъездах. Посетили земли Ривенши, осмотрев, которые Голиан высказал мнение, что наследство действительно стоящие и если бы не истинная причина пребывания, то почему бы не завладеть чем-нибудь приличным, дающим неплохой доход. Побывали в горах, кстати сказать, пещер там превеликое множество, пока добрались до той, которую хорошо знал старый маг, заметили пять или шесть. По дороге Туман несколько раз останавливался и беседовал с начальником экспедиции по поводу возможности выполнить обвал в том или ином месте в случае возможного преследования. На что Голиан с ним соглашался, он всё больше советовался с молодым человеком, понимая, что острый ум и определённый воинский, или даже житейский опыт из его прежней жизни общему делу только на пользу. Да и просто так, нелюдимый командир группы всё больше привязывался к этому непонятно откуда взявшемуся, но, тем не менее, имеющему за плечами большой груз знаний человеку. Авелисом этот факт был подмечен, он ещё хитрее улыбался в седые усы и щурился. Не ускользали от старого мага и тёплые отношения между Туманом и Кайси, не смотря на то, что девушка пыталась их всячески скрывать. Эйрон всё так же был тенью Авелиса, не отходя от него ни на шаг, хотя маг и чувствовал себя хорошо, а рядом со своим другом неизменно находился Хурт, который очень страдал от отсутствия бутылочки, другой хорошего вина. И только Стэг вместе с Угуром каждую свободную минуту старались проводить в играх, разумеется, когда это было возможно.
  Однажды вечером после утомительной дороги маг подсел к мальчику, сидящему у костра, они долго молчали, поочерёдно бросая сухие ветки в огонь, наблюдая как языки пламени танцуют, под лёгким дуновением ветра.
  - Дедушка, скажи, почему Локи пропала? - Не поворачивая головы, спросил мальчик.
  - Она никуда не пропала, просто ты стал старше. Она это ты, её советы это твой внутренний голос, и как бы ни был занят или отвлечён другими, делами постарайся прислушиваться. Я в тебя много вложил, одни вещи откроются сразу, другие через годы. Ничего не проходит бесследно, наши с тобой похождения и даже этот разговор являются звеньями в длинной цепи твоего обучения. Возможно, скоро у нас не будет времени поговорить, и я хочу, чтобы ты знал, доверяй себе или Локи, это уж как тебе угодно. Если в какой-то момент вдруг захочется кричать - кричи, падать - падай, или же потянет совершать какой-либо сумасшедший, на твой взгляд поступок - смелее. Твоё самосохранение и самодисциплина не позволит выполнить чего-то недостойного. И ещё, любые магические действия, особенно на начальном этапе требуют очень много сил, смотри не выдохнись полностью, старайся экономить.
  Старый маг помолчал, подбросил ещё пару веток в костёр и добавил.
  - А там уж как получится. Иди вон тебя Стэг ждёт.
  И правда, недалеко, прислонившись спиной к дереву, сидел Стэг.
  - А лучше, Стэг, иди к нам я расскажу удивительную историю про путешествия Харвиса в дальние страны, книжку то ты, наверное, не читал, оставил в замке у Воллина.
  К огоньку на разговор подсели поближе и остальные.
  Всё-таки вот так здорово было сидеть в один из последних дней уходящего лета. Костёр, интересный разговор, приятная компания, что могло быть более значимо, чем эти спокойные приятные мгновения.
  По возвращению в "Черный Аист" Авелис хотя и старался советоваться, но последнее слово оставалось за ним, даже Голиан уступил магу лидерство, хотя и считался начальником экспедиции. И вот теперь, когда, все снова собрались в комнате постоялого двора, старый маг поднялся со своего стула, опёрся о посох и начал свою речь.
  - Я хотел бы ещё раз повториться, нам предстоит выполнить очень сложную задумку. Сложность заключается в том, что нам будет противостоять очень сильный маг, и это ещё не всё, его магические способности в несколько раз усилены сапфиром известным под именем "Тёмный маг", это очень сильный артефакт. Подступить близко к магу, имеющему такое подспорье, практически невозможно, он считывает любую хоть как-то касающуюся Его Магичества мысль. Я не запугиваю, просто очень хочу, чтобы вы были предельно внимательны, собраны и осторожны. В сложившейся ситуации, когда нам неоткуда ждать поддержки, по моему мнению, есть только одна возможность переиграть Тёмного мага, это заставить его выйти из спокойного состояния и начать переживать, может быть бояться. Он маг опытный и может не позволить себе потерять внутреннее равновесие, но есть вероятность, что на доли секунды его смогут накрыть эмоции, и вот в этот момент я попробую подчинить их и направить в нужное мне русло. А Тёмный сапфир усилит его страсти и тем самым послужит нам на руку. Ведь это просто булыжник, хотя и очень дорогой, но способен усиливать магические способности настроенного на него мага.
  Маг сделал паузу, присел, поставил рядом с собой свой посох, осмотрел присутствующих и продолжил.
  - А теперь, если вы не против, я бы хотел подробнее остановиться на местоположении и действии каждого. И так Угур - тебе доверена честь открывать наше представление.
  Это был тот же Авелис, свой озорной и в то же время такой далёкий, похожий на профессора, читающего с кафедры свои лекции. Он снова осмотрел всех присутствующих.
  - Ну, так вот, - решил наконец-то продолжить он. - Захват Тёмного мага будем производить именно в этом месте.
  Маг ткнул пальцем в нарисованную Кайси схему движения, именно в то место, где улица имела наименьшую ширину, из-за выступающих друг напротив друга двух домов, на выезде к широкой площади с фонтаном.
  - Вот... Тебе, Стэг, задание найти чёрную кошку, а ты, Угур, должен заставить её замяукать и выпустить наперерез колонны, но только по моему сигналу. Это действие не несёт никаких магических нагрузок, а нам и нужно обойтись, по возможности, без магии или свести её наличие к минимуму. А сама чёрная кошка переходящая дорожку колонне пусть добавит долю суеверия, хоть один из охранников должен дрогнуть. Лучший вариант если колонна остановится, если нет, то тоже ничего страшного. Далее. В игру вступают одновременно в голове процессии Туман и Эйрон, в хвосте Стэг и Хурт. Ваша задача обстрелять охрану так, чтобы никто не пострадал, при этом обстреливание должно быть максимально интенсивным, и еще вас не должно быть видно. Вы должны стрелять как можно ближе к лицам, они должны слышать свист болтов и стрел и бояться. Если будут человеческие жертвы, то расклад будет совершенно другим, это может привести в себя, ну или, скажем, снять морок.
  Кайси, ты, девочка моя, будешь методично обстреливать карету Верховного мага. Задача такая, ни один болт не должен залететь внутрь.
  - А если он будет на лошади? - Кивая головой, в знак согласия, спросила она.
  - Ну, если так, то ты должна не зацепить лошадь. Можешь дырявить плащ и, как можно ближе к лицу. Нос, только не задень, - улыбнулся маг - тут прямое действие на психику. Отдельно каждый элемент не представляет опасности для подготовленного боевого мага, но в совокупности должно получиться. Если наши силки сработают, то на сцену выходим я и Голиан, мы с двух сторон проходим к карете, или лошади и забираем Ковриуна, связывать его не будет необходимости, сопротивления он не окажет. И ещё раз повторю никаких жертв.
  - А если не сработают? - поинтересовался Угур.
  - Кто не сработает? - Не понял Авелис.
  - Ну, эти, как их там, силки?
  - А, вот ты о чём, тогда бежать надо, - маг помолчал и добавил - но, я думаю, это уже не поможет.
  В комнате наступила тишина, было слышно, как скрипит лестница под грузным посетителем и как с прилегающей улицы доносится шум поздних прохожих.
  - Я не пугаю, просто всё очень серьёзно, - тихо и спокойно, как-то по домашнему произнёс маг. - И ещё, я прошу, нет, я требую, чтобы каждый из вас контролировал свои поступки и мысли, особенно мысли. И, если Угур занимается кошкой, то он и занимается только этим, если кто стреляет, то обстрел и всё. Я, вернее мы с Угуром, конечно, вас прикроем. Ты не против?
  Мальчик против не был.
  - Но, поверьте, всё это будет очень не просто. Далее, все следуем к подкопу, если повезёт верхом, а там, по обстановке. Вопросы есть?
  - Да, конечно, а как же я? Где моё место? - спросил хозяин "Аиста".
  - Уважаемый, Дорин, ты нам нужнее в качестве человека, который обеспечит пути отхода, и поверь, рискуешь ты не меньше. Да, к тому же - маг опять улыбнулся и хитро прищурился - тебе встречать тех, кто придёт после нас. Да, помогут нам боги.
  5
  Раннее утро. Скоро рассвет. Верховный маг королевства Ковриун Тёмный, как обычно, на протяжении нескольких десятков лет отправляется к источнику силы. К своему источнику. Именно стоя у тонкого ручейка много лет назад, будущий ученик мага поклялся стать самым главным магом. И каждый день, перед рассветом, Ковриун приходил навестить свой ручеёк. Ни летний зной, ни зимняя непогода, ни важные, неотложные дела не могли помешать этой процедуре. И только он, этот день и ночь журчащий источник знает его настоящего, с ним он делился самым сокровенным, строил планы на будущее, обсуждал происходящее. А уже потом, когда горожане стали замечать молодого мага у родника, источнику стали приписывать целебные и магические свойства, сюда стали стекаться паломники со всего королевства, да, к тому же пошли слухи, что кому-то в чём-то помогло. Со временем родник почистили, облагородили. Для порядка, а так же для безопасности Верховного мага, приходившего каждый день, поставили охрану. Но это всё равно остаётся его источник.
  И вот сегодня, первый раз, за сколько лет, он не хотел ехать. Охрана сопровождения уже давно готова, Верховный маг прошёл по двору, осмотрел карету, поправил висящий на шее сапфир, его не покидало ощущение, что он что-то забыл. Ковриун хотел было вернуться, но за тем словно в мыслях махнул рукой и скомандовал:
  - Выезжаем.
  Ночное небо на востоке заиграло утренними предрассветными красками, в ещё не проснувшемся городе царила тишина и покой, нарушаемая лишь цокотом копыт и поскрипыванием кареты. Процессия, направляющаяся к целебному источнику, подъезжала к фонтанной площади, и находилась между двух больших строений. В этот момент тишину спящего города пронзил неистовый кошачий вопль. Из-за тёмного угла спящего дома выскочила огромная, чёрная кошка. Всклокоченная шерсть стояла дыбом и поэтому она казалась ещё больше. Полоумное животное, не глядя, бросилось прямо на неспешно продвигающуюся процессию. Животное чуть не попало под копыта, но вовремя остановилось, выгнуло спину и зашипело, пугая приближающихся. От неожиданности колона остановилась, по стражникам прошёл лёгкий шёпот. Из кареты даже высунулся Верховный маг, желающий посмотреть, что же там произошло. Но в это время в деревянную стойку кареты, прямо перед носом Тёмного мага, глубоко, со стоном вошёл арбалетный болт, за тем ещё один. Маг от неожиданности аж присел. И тут началось, свист летящих стрел, жужжание болтов, руки некоторых охранников сами потянули поводья на себя, заржали не понимающие, что от них хотят лошади, охрана, выхватив шпаги, сгрудилась вокруг транспортного средства Верховного, а карета, утыканная арбалетными болтами, стала напоминать ощетинившегося ёжика.
  Верховный маг Ковриун Тёмный, казалось, первый раз в своей жизни не мог понять, что происходит. Сначала этот жуткий кошачий вопль, за тем обстрел, и, как он успел заметить, никто не пострадал. Течение мысли ускорялось действием сапфира, эмоции усиливались. Маг ещё раз выглянул в дверной проём, он успел заметить, что охрана сгрудилась вокруг, и тут же ещё три стрелы ударили по дереву рядом с ним. Но главное не в этом, главное в том, что он не ощутил никакой агрессии направленной в его сторону. Но ведь каждый человек всегда, а особенно в критической ситуации, испускает определённые эмоции. А здесь пусто.
  Ковриун ещё раз внутренним взором оглядел улицу. Вот он увидел себя, сидящего на полу кареты, вот обступившие в недоумении охранники, каждый держал оружие, готовый в любой момент броситься на врага. Но на кого? Стрелы возникали неоткуда, словно из пустоты, пролетая со свистом, впиваясь в карету.
  Ковриун Тёмный не был бы Верховным магом, если бы не имел достаточно опыта. Ему случалось попадать в различные передряги и самое главное - это успокоиться, заставить течь мысли ровным потоком, а лучше их вообще убрать, и тогда решение само возникнет, спокойный ум начнёт плести узор заклинаний, подстраивая их под сложившуюся реальность. Но сейчас, в голове мага, словно возник пчелиный рой из всевозможных мыслей, они мчались бурным потоком, мешая друг другу. Не успела сформироваться одна, как на смену ей появилась другая, более важная, а в следующую долю секунды казалось, что важнее - предыдущая, а далее в голову влетали всё новые и новые. Сначала Тёмный маг пытался с ними бороться, пытаясь отгородиться, за тем осознав, что это не получается, попытался их разобрать и отсортировать, а когда и в этом увяз словно в болоте, вот тогда его действительно охватила паника. Он судорожно схватил двумя руками за сапфир, как утопающий хватается за соломинку, обращаясь к камню, прося его помощи, но поток эмоций, нагнетаемый Авелисом и в разы усиленный камнем, захлестнул его с головой. Сначала ему стало невыносимо жарко. Руки мага, покинув камень, попытались расстегнуть дорожный плащ, за тем, понимая, что ничего не выходит он попробовал утереть выступивший пот. А в голове нарастал всё увеличивающийся звон, скоро этот звон захватил всё сознание. В глазах потемнело. И всё.
  Всё разом пропало, стало хорошо и спокойно.
  "Так вот оно то состояние души, к которому так стремился всю свою жизнь, да ведь это же счастье" - подумал маг.
  Видя, что атака не наносит вреда, вооружённая охрана несколько осмелела, но тут им стали передаваться эмоции мага усиленные "Тёмным Магом" и направленные в нужное русло Авелисом. По сопровождающим Ковриуна прошло оцепенение, они постепенно стали походить на живые статуи.
  - Выходим, - скомандовал старый маг - Всё хорош стрелять.
  Обстрел прекратился по команде, но он бы итак закончился потому, как стрелять уже было нечем. Быстро выходя из своего укрытия, Авелис бесцеремонно растолкал охрану, вытащил из кареты Тёмного мага хотел передать его подоспевшему Голиану, но помедлив, втолкнул его обратно.
  - А ничего, поедем с комфортом, - тон его был озорной, но уставший - давай, Голиан, собирай всех, Угура в карету.
  Мальчишка, казалось, был вжат и не мог сам передвигаться, заметя это, его подхватила девушка.
  - Так, Стэг, на козлы, Кайси с Угуром в карету, ну а вы, ребята, - обратился он к подоспевшим Хурту Эйрону и Туману - собирайте лошадей и выдвигаемся, туман впереди, Хурт Эйрон - замыкающие. Только быстро, скоро шум поднимется.
   ***
  Первые солнечные лучи упали на утренний город, ранние прохожие спешили убраться с дороги странного транспортного средства - кареты Верховного Мага утыканной всевозможными стрелами, которой управлял весёлого вида молодой человек в сопровождении троих конный попутчиков.
  А веселиться Стэгу было из-за чего, он никогда в жизни не видел, чтобы вот так можно было справиться почти с тремя десятками вооружённых людей, и целым магом. Поэтому управлял он своим транспортом озорно и даже залихватски.
  Подъехали к тому месту, где по рассказу Дорина должен находиться вход в подземный лаз. Вот сходятся две улицы, там сплошная городская стена, рядом импровизированная свалка мусора, и ещё несколько кустов колючего терновника
  - И где он может находиться? - Не обращаясь ни к кому, спросил Хурт.
  Ему казалось вот, вот появятся гвардейцы короля и везению придёт конец, но вместо стражи, словно из под земли, вырос Дорин. Он уверенно подошёл к одному из кустов и дёрнул его, куст выдернулся, а рядом образовался проход.
  - Давайте быстрее, по моим подсчётам погоня за нами уже началась.
   Прохрипев эти слова, маг стал вытаскивать Коврина за ворот плаща, но выходило плохо, Верховный, с блаженным лицом, не мешал Авелису, но и не помогал, то цеплялся за дверцу, то вдруг принялся рассматривать украшенную стрелами карету. Подбежал Галиан, хотел было помочь, но старый маг замотал головой, тогда он понял, что ему лучше не вмешиваться.
  Первым в лаз прыгнул Стэг, он принял из рук Кайси Угура, хотя тот и пытался идти сам, нырнул с ним в темноту. За ним Кайси, она обнаружила у входа приготовленные факелы, и темноту подкопа озарил мерцающий огонь. Следом спустился Голиан, он поддерживал Авелиса, старый маг явно еле передвигал ноги, но ворот Ковриуна не выпускал. Потом проследовали все остальные, Хурт хотел было поспорить с Дорином о том, что он должен лезть последним и прикрыть отход, но тот настоял на своём.
  - Уважаемый, Хурт, Я лучше знаю какую из подпорок выбить, чтобы нас всех не присыпало землёй.
  Воин спорить не стал, тем более, что по прилегающей улице послышался цокот копыт. Похоже, доблестная охрана Верховного мага пришла в себя и бросилась в погоню.
  Подкоп был узким и низким. Стегу, нёсшему мальчика, идти было очень неудобно, продвигаться приходилось, пригнувшись, да к тому же полу боком. Вход в лаз обвалился, как только Дорин выбил одну из стоек, земля у входа с глухим шумом осыпалась, пряча беглецов.
  Прямой участок, поворот, снова по прямой, казалось, бесконечный лаз никогда не кончится, но вот впереди мелькнули проблески света.
  - Ну, наконец-то - прохрипел Хурт.
  Лаз выходил прямо в терновый куст на дне оврага, так, что выбраться и не оцарапаться, не получилось никому.
  - Вот видите, как кусты прячут наш проход, кстати, здесь где-то наши лошади должны быть. - с гордостью заявил Дорин.
  - Мне необходимо, буквально несколько минут для того чтобы закончить начатое воздействие на Ковриуна, прошу оставить нас.
  И тут только все обратили внимание на говорившего Авелиса. Лицо его потемнело, глаза ввалились, озорной огонёк исчез, а старческие морщинки стали ещё глубже. Ведомый же им Верховный маг наоборот представлял собой большого ребёнка, словно первый раз, осматривающий окружающую действительность удивлёнными глазами.
  Не далеко были привязаны лошади и все, кроме Эйрона устремились к ним, он задержался возле мага, помня свою обязанность, но когда маг, с раздражением махнул на него рукой, стало понятно, что лучше не связываться. Угур, кажется, почувствовал себя значительно лучше, он вырвался из заботливых рук Стэга и бросился отвязывать лошадей. Вскоре подошли оба мага, изменения сразу заметили все, Авелис хоть всё так же и имел уставший вид, но его лицо слегка посветлело. Ковриуна же, как раньше, никто не тянул, шёл он сам, но имел он на лице безразличную маску с пустыми глазами.
  - Тебе очень тяжело? - Спросил старого мага Голиан.
  - Его сознание постоянно борется с путами, в которые я его поместил, - вместо ответа проговорил старый маг - и пока я жив и в сознании, эти путы ему не разорвать. Предупреждаю сразу, если со мной что-нибудь случится, мага проще убить сразу и чем быстрей тем лучше, в противном случае вы, скорее всего, будете порабощены его сознанием, последствия могут быть ужасными. Теперь он будет слушаться любого из нас, только нельзя давать ему противоречивые команды - голова перегреется и может съехать с катушек. Ну, вот, пожалуй, и всё, теперь нам нужно спешить, кажется, нас уже ищут - маг постучал по виску указательным пальцем руки держащей посох - на этом уровне, я, конечно прикрываюсь, но найти нас вопрос времени, кроме того охранники Верховного мага лютуют и уже пустились в погоню. Благодарю тебя за помощь, уважаемый Дорин, но нам нужно будет расстаться, теперь ты поедешь погостить к своей племяннице, которая за мужем в соседнем городке и вернёшься через неделю. И у тебя всё будет хорошо.
  - Вперёд! - скомандовал Голиан Угрюмый и маленький отряд помчался по дну оврага дальше от города по направлению в сторону возвышающихся горных кряжей.
  
   ***
   Дорога от Ирведа уходила прямо и всё время вверх. Город оставался позади и внизу, а впереди были горы, красота вокруг проезжающих путников была непередаваемая, но не это сейчас беспокоило небольшой отряд под командованием Голиана Угрюмого. Вот уже несколько часов позади пылил значительный отряд преследователей, и что уз совсем не радовало, в спешке скачки окинутый взглядом пройденный путь, так это то, что погоня приближалась. Не смотря на то, что ехали быстро кони охраны Верховного мага были значительно лучше тех, которых удалось купить на городском рынке Дорину. А этого, сидя в по вечерам в "Чёрном Аисте", похоже, не учли. И если не случится чудо, то до заветной авелисской пещеры им не добраться.
  Начался крутой подъём, да к тому же лошади стали уставать. Скачка была бешенная, к тому же Авелис держался в седле из последних сил. Голиан Угрюмый с одной стороны и Эйрон с другой готовы были в любой момент подержать старого мага. Тут же рядом ехал и Ковриун, безразличный взгляд пустых глаз абсолютно ничего не выражал, и если были на свете зомби, то они, скорее всего, имели именно такое равнодушное ко всему лицо. Если ему говорили ехать быстрее - он ускорялся, спокойствие всадника передалось и его лошади, она флегматично выполняла все команды и, казалось, совсем не устала от быстрой езды.
  Погоня всё приближалась, вот уже, при желании, у едущих впереди, можно даже разглядеть перекошенные от злобы лица. Хотя пещера и близко, но до неё нужно ещё доехать, а принимать бой с численно превосходящим противником, в этой ситуации, значит обрекать себя на поражение. Пока Голиан думал, как поступить с ним поравнялся Туман.
  - Разреши мне со Стэгом обвал устроить, а то не уйдём ведь. - почти прокричал он.
  Голиан колебался, ему жаль было терять двух человек, но не сделать это означало подвергнуть риску всю экспедицию. Окончательную точку в раздумьях поставил Авелис.
  - Да и Угура возьми, - прохрипел он.
  - А зачем же мальчишка? - опешил Туман - Зачем им рисковать?
  - Вы в пещере без него заплутаете, а он чутьём приведёт. К тому же без него вы тут мне головы сложите, а так обязаны будете целёхонького доставить, ну и сами, конечно. Так, что давай Туман. Да помогут вам боги.
  Угур остановился сам, он слышал разговор, а лошадь Стега Туман схватил за узду.
  
  Место, где остановились Туман, Стэг и Угур представляло собой не широкую дорогу, по которой могли проехать лишь два всадника, круто огибающую огромный валун. С одной стороны, которой над дорогой нависал выступ горной породы, а с другой спускался к ручью глубокий овраг. В этом месте, вероятно, обвалы привычное дело, но поскольку дорога в горы не являлась для королевства жизненно важной, то расчищали её не часто, а укрепляли склоны и того реже.
  Времени почти не было и поэтому действовать требовалось очень быстро, прежде всего, Туман отправил Угура спрятать лошадей за огромный валун, предварительно сняв с них оружие. После этого мальчику надлежало взобраться повыше и спрятаться до тех пор, пока всё не уляжется.
  - Ну, а мы с тобой - обратился Туман к Стэгу - должны взобраться, и побыстрее, вон на тот - он махнул рукой в сторону уступа - камушек. Обвал с него будет наиболее эффективным.
  Угур, спрятав лошадей, полез куда-то вверх. Туман, глянул ему вслед и подумал, что если задержать преследователей не получится, то мальчишку обязательно найдут. Он, отгоняя от себя заунывные мысли, полез вверх по склону, за ним Стэг, придерживая перекинутые, через плечо в ножнах сабли. Поднявшись почти до половины пути Стэг понял, что они просто не успеют подняться, потому, как преследователи уже очень близко, а там, на верху, ещё необходимо ещё время и ему проще спуститься и отвлечь на себя преследователей тогда, как его спутник будет выполнять основную работу.
  Туман, взбираясь вверх по склону, обнаружил, что поднимается в полном одиночестве, от досады он аж прикусил губу. О бегстве или измене Стэга в его голове не могло возникнуть даже мысли. Каково же было его удивление, когда окинув бегло внизу дорогу, он обнаружил лениво прохаживающего приятеля. Туман отогнал от себя возникший рой противоречивых мыслей, решив разбираться, почему приятель поступил именно так только после того, как всё будет выполнено, если представится такая возможность, а пока нужно выполнять задуманное, тем более, что времени, похоже, катастрофически не хватает.
  Преследователи мчались стремительно, большинство из них составляли охранники Верховного мага королевства, так удачно обыгранные Авелисом, и поэтому настигнуть похитителей, для них было делом чести. Дорога с небольшими изгибами вела всё выше и выше в горы, там, конечно, можно спрятаться, забраться в ущелье или, например, в пещеру, но для того чтобы быть ненайденными необходимо времени значительно больше. Это охранники хорошо понимали, и поэтому азарт погони разгорался всё сильней.
  Огибая очередной каменный уступ, нависший над дорогой, преследователи чуть не наехали на великовозрастного детину с двумя обнажёнными длинными саблями. Одну из них он держал под мышкой, другой же старательно выводил на утоптанной пыльной дороге какие-то каракули. Не смотря на то, что роста был чуть ли не богатырского, физиономию он имел притупейшую: взъерошенные волосы, склонённая набок голова, выпученные глаза и раскрытый рот из которого подтекала непослушная слюна. Именно этот факт заставил конную погоню резко остановиться.
  - Эй, парень, - сказал один из них - а ну с дороги.
  Молодой человек ещё сильней склонил на бок, при этом повернув её в сторону говорившего, а глаза его начали медленно съезжать к переносице, да к тому же в открытый рот вывалился язык.
  - Э-э - произнёс он нечто непонятное.
  - Да, что там с ним время терять, - сказал один из преследователей и направил свой взведённый арбалет вплотную на стоящего на пути.
  В этот миг выражение лица Стэга обрело разумный вид, сабля из-под мышки левой руки выпала, в окурат попав рукоятью в ладонь, а сабля в правой руке порхнула вверх, скользнув по арбалету перенаправляя его чуть в сторону, при этом корпус молодого человека чуть развернулся. Послышался арбалетный щелчок и выпущенный болт щелкнул о камень. Сабля Стэга скользнула поверх руки арбалетчика, пройдя ему под ребро. Выполнив этот атакующий манёвр, молодой человек нырнул под лошадь другого всадника, полосонув его саблей по бедру, выскочил с другой стороны прямо в гущу всадников.
  Что тут началось, Стэг мельтешил между всадниками, раня то одного то другого. Охранники не смели стрелять в него из арбалетов, боясь попасть в своих. Стэг понимал, что долго пробегать в толпе неприятеля ему не удастся, но главное это то, что эта остановка произошла как раз под тем местом, где на горный уступ взобрался Туман. Он понял, что его спутник решил придержать погоню, давая тем самым, ему немного драгоценных минут. Туман навалился на один из крупных камней, лежащих на краю, много усилий не потребовалось, камень поддался, он сначала медленно, переваливаясь с боку на бок, увлекая за собой рядом лежащие, а за тем всё быстрее начал катиться вниз, и вот уже к дороге нёсся всё увеличивающийся камнепад. И весь этот гул падающих камней перекрывал пронзительный свист - это Туман предупреждал приятеля об опасности.
  Услыхав свист, Стэг попытался проскользнуть подальше от падающих камней, но куда там, на дороге образовалась такая свалка, что трудно было понять, что же всё-таки происходит. А происходило следующее: каменный поток разделил преследователей на три группы. Два всадника остались с этой части завала, при чём, оба были ранены Стэгом, не значительно, но представлять опасность уже не могли. Большая часть охраны Верховного осталась за завалом с другой стороны, но были и такие, которых увлекло вместе с каменным потоком на дно оврага. Среди них находился и Стэг, он как мог, старался переместиться из под обвала, но один из последних летящих со склона булыжников угодил ему прямо в грудь. Молодой человек всплеснул руками, держащими неразлучные свои парные сабли, словно огромная птица собирающаяся взлететь над горными вершинами, и исчез за краем оврага. Всё это видел Туман со своего уступа, он до крови закусил губу, а костяшки рук, державшиеся за росший на краю кустарник, побелели от напряжения.
  Он стремительно, не разбирая дороги, ринулся вниз к оврагу, этот рывок чуть не стоил ему сломанной ноги. Пробегая мимо раненых преследователей, он ногой выбил из рук одного из них арбалет, хотя в данный момент ему было явно не до оружия, направился к тому месту, где последний раз видел Стэга.
  Подбежав к краю обрыва Туман, осторожно посмотрел через край, он уже приготовился к самому худшему, но то, что увидел, ожидать никак не мог. На склоне крутого оврага, не понятно за что держащийся, не выпускающий из рук своего оружия висел Стэг. Его дорожная куртка была изодрана до невозможности, а на груди через прорехи в одежде красовался огромный синяк. Но при всём при том он истерически смеялся, видно сказывалось нервное напряжение последних нескольких минут.
  - Давай руку, - произнёс спустившийся поближе Туман.
  - А я живой, представляешь. - чуть перестав вздрагивать от смеха, протягивая руку с оружием сказал Стэг.
  - Вот я тебе, - подтянув напарника, свободной рукой отвесил здоровую оплеуху по затылку, проговорил Туман, но тут же прижал к себе поближе, добавил. - Спасибо.
  Тут же подоспел Угур, вдвоём они вытянули Стэга, осмотрели его ушибы и ссадины. Особенно тщательно осматривал Угур, и как бы подводя итог, он поставил свой вердикт, подражая старому магу.
  - Стэг у нас крепкий, через неделю будет как новенький, забудет, как с обрыва летать.
  Дорога была завалена основательно, но всё-таки нужно было спешить, они и так потеряли много времени, а своих ещё догнать нужно. Угур побежал за лошадьми и вернулся, чуть не плача, ведя за уздечки только две лошади. Он второпях бросил их за большим валуном и одна из лошадей, видимо испугавшись обвала, сбежала. И это ещё не всё, это была лошадка Угура, а так как он самый маленький, то на неё нагрузили побольше припасов. Вместе с ней пропали и приготовленные факелы. Стэг уговаривал мальчика, как мог, но горькие детские слёзы потекли из глаз.
   К пещере добрались без происшествий, благо идти было уже не далеко, лошадей оставили раненым преследователям, предварительно забрав у них арбалет. Неприязни к ним никто не испытывал, они просто выполняли свою работу. В другой ситуации воины двух королевств, скорее всего бы поладили, а так случилось то, что случилось. Уходя, на прощанье, Туман озвучил мысль, а Стег его поддержал, что человек, прежде всего, должен быть человеком и без особой необходимости количество жертв увеличивать не стоит, хотя, пройдя несколько шагов, сам себе пробурчал под нос, что это идиллия, а в жизни всё намного сложней и запутанней.
   И вот, наконец, добрались до пещеры, чёрный вход которой выглядел несколько пугающим. Остановились, осмотрелись. Возвращаться назад нет возможности, а идти вперёд без освещения... Угур совсем сник, он видимо винил себя в случившимся.
  - Ничего не поделаешь идти надо, - задумчиво произнёс Туман - может быть мы не так сильно отстали, надо постараться нагнать своих.
  Стег провёл своей огромной рукой по непослушным вихрам Угура, за тем прижал его к себе покрепче.
  - А ну не квасься, Авелис не зря оставил тебя нам проводником, он сказал, что ты чутьём доведёшь. Не беда, что факелов нет.
  Стэг порылся в своём мешке и достал оттуда три небольшие свечи.
  - Послушай, Стэг, - улыбнувшись, сказал Туман, - а откуда у тебя такое добро?
  - Это ещё из дома таскаю, хотел как-то выложить, да что-то жалко стало, значит, время пришло им пригодиться.
  Вход в пещеру был широким, потолки уходили вверх, в таких хоромах можно было запросто жить. Белый естественный цвет горных пород со слюдяными вкраплениями отражал проникающий свет. Свечи пока решили не зажигать, хотя в пещере было темно, но полного мрака пока не было. Шли быстро, подземный коридор тянулся ровным широким проходом без разветвлений и поворотов, а под ногами было ровное, вымытое горной рекой, сухое русло. Продвигались молча, держась за руки, Туман впереди, как оказалось, он неплохо видел в темноте. Но вот первый поворот, путники остановились, в этом месте свет не проникал совсем, зажгли свечу, подземный коридор делился на три части. Старый маг, видимо очень верил в способности своего маленького друга, а может быть боялся погони, но следов с отметкой, в какой из трёх ходов следует выбрать, найти не удалось.
  - Ну, что ж, маленький маг, твой выход, - произнёс Туман, прислонившись к стене.
  Угур молча осмотрел каждое ответвление, видимо, надеясь обнаружить не заметный с первого взгляда знак, но, не увидев ничего определённого, отошёл на несколько шагов назад и сел прямо на каменный пол, вид у него был подавленный. Стэг хотел было подойти и успокоить своего маленького друга, но Туман остановил, слегка придержав за рукав.
  Мальчик некоторое время молча сидел седел с закрытыми глазами, сначала мысли роем клубились в его голове. Ему было страшно, стыдно, обидно за то, что на него понадеялись взрослые, а он эти самые надежды не оправдал. За тем он вспомнил Локи, нет, кошка не пришла к нему на помощь, но стало чуть спокойней, буря эмоций, превратившись в зеркальную гладь озёрной воды в безветренную погоду. Угур начал слегка покачиваться из стороны, в сторону входя в резонанс с биением своего сердца. За тем у него появилось желание, так же с закрытыми глазами, окинуть взором все три прохода. Мальчик повернул голову в сторону первого, он представил, как встаёт, направляется к нему и проходит через не широкий проём, вернее попытался пройти, но словно какая-то сила выстроила перед ним стену, даже думать о том, чтобы пройти здесь было неприятно. Далее он переключил свой внутренний взор на следующий проём, ощущения были примерно те же, но стоило перевести своё внимание на третий проход, как его словно толкнул кто-то, в спину направляя двигаться именно туда.
  - Нам туда, - коротко произнёс Угур, кивнул в сторону третьего хода, открыв глаза.
  Мальчишка быстро поднялся и почти бегом рванул в указанном направлении. Его старшие попутчики, схватив мешки и оружие, побежали за ним следом. Он мчался быстро, почти не думая о том, что он делает, ведомый новой силой, которую для себя он только, что открыл. Они миновали несколько поворотов и развилок и везде он, почти не останавливаясь, вёл вперёд, опираясь на новое ощущение. Первая свеча уже почти догорала, когда впереди послышались приглушённые голоса людей, а сразу за поворотом мелькнул отблеск света.
  Встретили их радостно, словно расстались целую вечность назад, несмотря на то, что прошло всего несколько часов. Особенно рад был старый маг, хотя и выглядел очень уставшим.
  - A я, собственно, и не сомневался, - произнёс он с улыбкой, когда радостные возгласы поутихли, - что Угур их приведёт, мы с ним, правда, ничего подобного не пробовали, но в его голове уже находится много чего интересного и нужного магу. Для того, чтобы какая-либо способность проснулась и окрепла, ученику необходимо долго и упорно практиковаться, отслеживать ощущения и изменения. Но есть другой способ, если поместить ученика в критическую ситуацию, в которой от его действий и способности зависит жизнь его, а так же окружающих, то умения всплывают мгновенно.
  - Так, что, всё это было задумано для того чтобы обучать Угура?
  Голос Тумана был таким искренним и недоумевающим.
  - Да нет, конечно. Ведь это ты сам решил остановить преследователей, а я только дал вам проводника, чтоб не потерялись по дороге.
  Старый маг отвернулся, отошёл подальше в тень, и уже тяжело усаживаясь, добавил так, чтобы не сильно кто слышал.
  - А может как раз и для этого.
  ***
  На протяжении последующих пяти дней тёмные лабиринты подземелья сменяли друг друга своими однообразными коридорами. Авелис вёл своих спутников по только ему одному известному маршруту, как он ориентировался в бесконечных залах и переходах оставалось загадкой. Держался он бодро, но было видно, что давалось это ему с трудом, а на вопросы Голиана он старался отмолчаться или перевести разговор на другую тему. Продвигались, в основном вдоль русла подземной реки, которая по весне разливалась и заполняла своими водами подземные коридоры, в это же время года она чуть журчала тоненьким ручейком, и поэтому недостатка питьевой воды не было. Чего нельзя было сказать о еде, запасы продуктов подходили к концу и поэтому на общем совете поддержали предложение Кайси урезать рацион. Возражал только Авелис, по его словам завтра к концу дневного перехода подземная часть возвращения должна завершиться.
  Эту новость все присутствующие восприняли с радостью, монотонное однообразие подземного ландшафта всем порядком надоело.
  - Это здесь мы в безопасности, но стоит выйти из-под защиты гор нас тут же вычислят, а уже найти уже вопрос времени. Так что отдыхайте, наслаждайтесь и набирайтесь сил.
  Старый маг произнёс это тихо и спокойно, ни к кому не обращаясь.
  - А я помню, что ты рассказывал о какой-то защите с твоей стороны. - спросил Хурт.
  - Да, рассказывал, но это было ещё до захвата этого, - маг кивнул в сторону Ковриуна - нам, в конечном итоге, нужен маг в здравом уме и с контролируемой психикой. В настоящее время, блокировка его сознания у меня отнимает много сил, и тогда нас намеренно никто не искал, а я думаю, маги сбились с ног в поисках своего Верховного.
  Все посмотрели на пленника. За время перехода к нему успели привыкнуть, к его неприхотливости, и пустым глазам. Когда говорили идти - он шёл, надо было бежать или сидеть он всегда выполнял то, что от него требовали, с одинаково безразличным выражением лица. При этом не уставал при длительных переходах и совершенно не требовал еды и питья, а употреблял пищу и воду только, когда ему об этом говорили.
  Вот и сейчас, когда все уставшие после очередного длительного перехода, как только Голиана остановил на ночлег, все попадали на каменный пол. Ковриун спокойно молча опустился, будто не было утомительного путешествия.
  К Авелису подошёл Голиан, присел рядом, старый маг сидел молча с закрытыми глазами. Казалось, он спал, когда командир группы посчитал, что он, наверное, не во время и уже хотел было отойти, старый маг заговорил. Голос его был уставшим и хриплым.
  - Ты, что-то хотел, Голиан.
  - Да. Вот завтра выходим на свет солнечный и что дальше?
  - Мы выбрали этот маршрут ещё в Аговире в качестве основного, сейчас, как я уже говорил, под надёжной защитой гор. В том месте, где покинем эти пещеры, граница с нашим королевством проходит наиболее близко, всего три дневных перехода, к тому же здесь нет основных караванных путей, а так же войск готовящихся к предстоящему наступлению. Но это не значит, что можно будет расслабиться. Есть вариант немного ускориться, но значительно всё равно не получится, необходимо как можно меньше показаться на глаза. Кроме того, когда выйдем, нужны лошади.
  - Но ведь Дорин ни разу не позволил усомниться в его надёжности?
  Маг повернул голову, в сторону говорившего, пристально посмотрел, откинул подальше из под руки мешающий камень.
  - Тут я с тобой согласен, но в селение заходить всё-таки придётся, даже если человек Дорина приготовит всё необходимое, риск всё равно остаётся. - Спокойно и тихо, словно рассуждая сам с собой, произнёс он.
  Голиан поднялся, немного постоял рядом, словно собирался что-то спросить. Не спросил, молча отошёл подальше в тень факела. Наступила тишина, была слышно, как посапывают спящие. Первого сморило Угура, он прилёг возле Кайси, положив ей голову на колени. Он ещё рассказывал о том, какие удивительно причудливые и красивые ему попались на пути сталактиты и сталагмиты, но уже спал, бурча себе под нос что-то на непонятном языке, сон окончательно сомкнул над ним свои крылья, даже когда девушка перекладывала и укрывала походным плащом, мальчик не проснулся.
  Этой ночью первому охранять сон всей группы, а за одно и присматривать за Ковриуном выпала Эйрону. Он уселся поудобней, поправил горящий факел и поднял ворот у своей дорожной куртки. Холодно не было, было просто сыро и немного неуютно. Играющие на стенах блики огня завораживали. Воин невольно залюбовался игрой света и тени, нахлынули воспоминания, почему-то вспомнилось детство, старая ива у реки, склонившая свои ветви к самой воде и огромный сом, его первый рыбацкий трофей, которого помогали вытаскивать отец с дедом. И какие вкусные были пироги с начинкой из его добычи...
  Из приятных воспоминаний его вывел не громкий оклик мага:
  - Эй, Эйрон, позови ко мне Тумана, он всё равно не спит, а сам иди, наверное, приляг.
  Сопротивлялся Эйрон не долго, скорей для видимости и вот уже его место поближе к старому магу занял Туман.
  - Не спится? - начал разговор не о чём маг.
  - Да, как-то...
  Туман пожал плечами, сел поудобнее, поправляя щиток на левой руке, подарок оружейника. После кражи Верховного мага он ещё ни разу не снимал эту игрушку, может потому, что снять её было не так уж и просто, а может, в суете и спешке последних дней было, как-то не до этого. Но скорее всего защитное приспособление понравилось, бывавшему в различных передрягах молодому человеку. Сидел щиток на руке благодаря ремням и застёжкам плотно, не давил не болтался, в местах соприкасания с телом не натирал. И вообще, работу неизвестного мастера Туман оценил по достоинству, в бою он им ещё не пользовался, но очень верил, что подарок себя не подведёт.
  - Нравится? - спросил маг, кивая в сторону щитка.
  - Удобная штука. - кивнул Туман.
  Вдруг маг словно преобразился, скинул с себя усталость, навалившуюся за последние дни и стал похож на того лукавого старичка, которого видел молодой человек в первый день знакомства. Он пристально посмотрел Туману в глаза.
  - А ты знаешь, что внутри тебя живёт зверь?
  - Здрасьте приехали. - опешил Туман.
  Куча эмоций роем пчёл ворвались ему в грудь, готовые вырваться наружу удивление, негодование и даже лёгкий страх. И если бы услышанное им сказал кто-то другой, то, возможно, тут же схлопотал в "репу". А так может быть это какая-то очередная шутка. Но маг, казалось, не шутил, молча глядел в глаза, ожидая, когда он успокоится. Текли минуты. За тем Авелис устало отвёл взгляд и закрыл глаза.
  - Он живёт у многих, почти у всех он спрятан глубоко, но у тебя он почти на поверхности, и я удивляюсь, как до сих пор он себя не проявил. Эту твою способность я заметил уже давно, - продолжил он - молчи, слушай и не перебивай. Зверь этот или оборотень - это не то, что человек в полнолуние превращается в иное существо, хотя луна привносит своё влияние. Таких не так уж и мало, человек может всю жизнь прожить и не почувствовать его в себе. Социальные рамки, нравственные устои крепче клеток держат зверя в дальнем углу сознания, не давая ему вырваться. Но критические ситуации в жизни носителя, конечно же, происходят, и в результате получается психически неуравновешенный человек, которого боятся как чужие, так и свои, такие индивидуумы очень ценны в армии особенно во время боевых действий, когда снимаются все запреты. Усилием воли носитель может держать зверя в узде, но тогда получается, человек сам не знает, чего хочет, его разрывают противоречия. Вспомни себя. И только любовь, ласка и хорошие отношения могут приручить человека-зверя. Но в определённые моменты зверь всё равно рвётся наружу и желает доминировать. Это то, что происходит внутри, но если такого человека обучить обращению и общению со своей внутренней сутью, то можно вполне реально приручить зверушку. Кроме того если такой человек пройдёт определённое обучение, можно добиться и непосредственно перевоплощения.
  Видя, что Туман хочет, что-то спросить, маг остановил его жестом и продолжил.
  - Есть люди, и даже целые народности, представители которых способны превращаться в каких-то определённых животных. Но с тобой случай особый, ты универсален. Благодаря должному обучению ты можешь обернуться в кого угодно от медведя до комара, включая другого человека. Не улыбайся. И я вложил в твою голову знания, они будут прорастать до определённого момента, когда под воздействием внешних сил зверь вырвется. Кем он будет, зависит от тебя ну и ситуации. Сразу скажу, не радуйся, ведь выпустить зверя очень просто, а вот контролировать или же загнать его обратно гораздо труднее без определённого обучения, тем более, если он попробует крови. Потому, как зверем быть проще, там другие критерии ценностей, но так, как теперь человеческая составляющая будет рваться наружу, то такой зверь покоя не найдёт. Должно быть то, ради чего человек должен оставаться человеком. Такие человеческие ценности как дружба, долг, любовь прочным якорем, толстыми цепями должна тянуть человека стать снова человеком. Есть еще и магические способы превращения туда и обратно, когда применяются заклинания и магические предметы, но учить считать на палочках, если есть возможность вложить в голову математику высокого уровня, не вижу смысла. К тому же, как я понимаю времени на долгое обучение у нас нет. И последнее если так случится, что обратиться придётся без проводника, сразу скажу, последствия могут быть очень тяжёлые, похмелье что ли, вплоть до... - маг молча кивнул головой - и я всё-таки надеюсь, что смогу тебя натаскать, ну или найду того кто этим займётся. Ещё скажу, что в зверином обличии скорость принятия решения и действия многократно увеличивается, и раны заживают как на собаке, но и критерий оценки ценности там другой.
  Старый маг улыбнулся и замолчал. Факел догорал, блики на стенах стали еле видны. Туман порылся в мешке и достал следующий, воткнул его покрепче, обложив камнями поджог.
  - Послушай, Авелис, - начал после длительной паузы молодой человек. - Вот ты сказал, что я оборотень, получается, Угур маг, а что ты скажешь о Стэге?
  - Ну, я, конечно, всего тебе сказать не могу, сам понимаешь. Могу сказать только одно. Этот парень имеет поразительную живучесть, как бы тебе это объяснить. В нём уживается два фактора влияющие на это качество, это тяга к жизни и везение. И ещё с уверенностью могу сказать, в дальнейшем ваши судьбы очень тесно переплетены. Куда ты туда и он, куда он туда и ты.
  Посидели, помолчали, разглядывая играющие на стене блики, а за тем маг произнёс, завершая разговор.
  - Заканчивать пора, и так полночи проговорили, буди Эйрона.
  ***
  Вышедших из тёмного грота в ущелье между двух каменистых стен встретило солнечное ясное утро. Ночью, по всей вероятности, прошёл лёгкий дождик, прибивший летнюю пыль и освеживший зелень растений. После долгого подземного перехода свежий воздух и солнечный свет на путников действовал пьяняще.
  В условленное место для встречи с человеком Дорина Голиан отправил Тумана со Стегом и Хурта. Затруднений никаких не произошло, встреча состоялась с высоким, худощавым, молчаливым стариком типичным горцем. Кроме оговорённого приветствия он не проговорил ни одного слова, молча кивнул на лошадей с навьюченными на них дорожными сумками, и уже на прощанье сказал:
  - Вас это, конечно, не касается, но на дороге много военных. Может, ищут кого-то.
  Несмотря на предупреждение, было решено передвигаться как раз по дороге, потому как по-другому всё равно не проехать. Гористая местность и густые заросли не позволяли даже некоторое время продвигаться в зарослях колючего кустарника.
  Ехали быстро и молча, было бы неплохо выслать вперёд на всякий случай что-то наподобие дозора, но Голиан решил этого не делать. Как оказалось, он принял верное решение, их уже пару раз осматривали. Один раз конный разъезд, двигавшийся навстречу, другой пешие военные перегородили дорогу импровизированным шлагбаумом в виде поваленного дерева. Проверяли проездные документы, спрашивали куда следовали, досматривали груз. По совету Авелиса Корвиуна Тёмного облачили в такие же холщёвые одежды, как и старого мага, а лицо его спрятали глубоко под накинутым на голову капюшоном. Со стороны маги походили на семейных духовников. Авелис с самого утра чувствовал себя очень плохо, ехал, покачиваясь в седле, и если бы не поддержка Эйрона, находившегося постоянно рядом, возможно упал с лошади на поросшую травой дорогу. Угур поначалу пытался развлечь старого мага разговорами, но видя тщетность своих усилий, замолчал и немного скис ни на шаг, не отставая от Эйрона.
  Постепенно горная местность сменилась холмами, густые заросли поредели и к концу дня пути то там, то здесь вдоль дороги стали появляться зелёные лужайки. Первый день после выхода из пещер подходил к концу. Голиан повёл своих спутников дальше после того, как наскоро поужинали, он решил на ночлег остановиться далеко за полночь.
  Очередной патруль заметили издалека, около пятнадцати вооружённых человек сидели возле костра, похоже, им было скучно. Громкий смех разносился далеко по лесу. Было видно, что вояки только потрапезничали и им было нечем заняться. Местный балагур рассказывал смешные истории, а окружение весело, без устали гоготало. На дорогу никто, казалось, не обращал внимания. Да и зачем на неё смотреть. Прямо поперёк не широкой натоптанной колеи стояла широченная старая, полуразвалившаяся телега. Откуда её приволокли было неизвестно, но здесь она оказалась, как нельзя кстати, лошадей поблизости видно не было.
  Подъехали поближе, остановились. Не новые мундиры, а так же спокойные, размеренные движения военных говорили об опытных, закалённых в боях рубаках. Отличался только молодой офицер, по возрасту он был чуть старше Стега высокий, стройный. Новенькая форма на нём, казалось, только, что отведала жар утюга. Старые вояки слушались его беспрекословно не со страха, а как бы уважительно, по отечески. Он неспешно вышел на середину дороги перед телегой, тут же двое его подчинённых, подхватив не длинные пики, подошли по обе стороны чуть сзади, как бы просто так.
  Голиан Угрюмый, выехавший чуть вперёд остановился. Не доезжая до офицера на корпус лошади, спешился, бросил поводья подъехавшему поближе Туману.
  - Владелец земли Узельской возвращаюсь домой. - Представился он, протягивая проездные документы молодому офицеру и добавил: - вместе с дочерью и сыном.
  - Это хорошо, что возвращаетесь, - неопределённо сказал проверяющий - что везёте?
  - Так это, себя и везём.
  - Хорошо. - снова повторил офицер не глядя в бумаги, походил вокруг, осматривая уставших лошадей, за тем стал пристально рассматривать Старого мага и Ковриуна.
  Он уже хотел было вернуть документы, но подоспевший помощник, здоровый, бородатый дядька вышел вперёд.
  - А чё на ночь глядя-то? Не страшно?
  - Так, мы с охраной, чего нам бояться, да и места здесь тихие. Да к тому же домой едим, погостили и хватит.
  Разговор явно не шел в нужное русло, как сейчас помог бы Авелис, но маг сам едва держался в седле, придерживаемый Эйроном.
  - Ну да, с охраной, - не унимался дядька, - особенно эти, в балахонах, один из них еле в седле сидит.
  - Это же духовники моей дочери, порядочной девушки не пристало выезжать из дома без духовного сопровождения.
  Казалось, спокойствию Голиана нет границ, и он с равнодушным, почти зевающим видом мог отвечать на все возникающие вопросы и далее, но тут снова подошёл молодой офицер.
  - А у порядочной девушки шпага длиннее моей. Наверное, вы давайте спешивайтесь и оружие сдайте, мы вас проводим в гарнизон.
  - Ну, а если будет всё в порядке, то вам и переживать не за что, мы вас отпустим. - Снова вступил в разговор дядька, направляя своё копьё в грудь Туману.
  Постепенно путники оказались в кольце военных. Ситуация накалялась. У окруживших, в руках были палаши либо короткие пики. Двое были с тяжелыми армейскими арбалетами. Мгновения тянулись, как густой засахаренный сироп, и нужно было на что-то решаться.
  Старый маг, опиравшийся на плечо Эйрона, слегка чуть покачнулся и, потеряв равновесие, кулем свалился с лошади, да так неловко, что упал сразу на двух военных, сбивая их с ног, а третьего случайно зацепил посохом, да прямо по рукам, державшим копьё, направленное в сторону Стега. Копьё так и угодило бы в грудь молодому человеку, если б он слегка не увернулся, сопровождая рукой древко. В тот момент всё внимание военных привлёк старый духовник, упавший с лошади со стороны, наверное, это смотрелось очень комично, потому, как некоторые из стоящих вокруг не дружно загоготали, кое кто наклонился к Авелису пытаясь помочь ему подняться. Но помочь старому магу не получилось, ловко орудуя посохом, взяв его по центру, он свалил ещё двоих и дальше закрутился, словно волчок, умело окучивая окружающих своей палкой. В это время Туман быстро оценил ситуацию, соскакивая с лошади, нанёс сокрушительный удар стоящему рядом с ним чуть отвлёкшемуся в сторону мага арбалетчику щитком, который вот уже несколько дней не снимал с предплечья левой руки. Сразу после этого ножом в правой руке полоснул по горлу другого не успевшего сообразить патрульного.
  И тут началось, путники быстро спешились, Стэг выхватил из-за спины свои сабли близнецов, одну расчехлил, а другую не успел так и орудовал, со стороны его действия напоминали взмахи крыльев огромной стрекозы. Хурт, орудуя палашом, находился рядом с Голианом, отбивая всевозможные атаки копьями, успешно помогали друг другу. Эйрон, помня о своей задаче, находиться рядом с магом сначала попытался защищать его, но увидев, насколько быстро Старый маг меняет траекторию перемещения, подстроился под его движения, поражая неприятеля своей длинной шпагой. Кайси сначала было кинулась в гущу схватки, но оглянувшись заметила растерявшегося Угура, который хотел помочь своим попутчикам, и Ковриуна одиноко восседающего на своём жеребце, пустыми глазами озирающего место схватки.
  - Угур спрячь Тёмного за лошадьми. - Крикнула она мальчугану.
  В шуме боя мальчишка возможно и не услышал того, что ему говорили, но быстро догадался, чего от него хотят, отводя Ковриуна Тёмного в гущу сгрудившихся лошадей. Убедившись, что Угур и его подопечный вне опасности девушка ринулась на подмогу своим спутникам.
  Пока патрульные опомнились, за первые несколько мгновений они потеряли человек пять, но вскоре воинская дисциплина, боевая выучка, а так же громкие приказы молодого офицера привели патрульный отряд в чувства. Правда на перестроении они потеряли ещё троих, но вот боевой строй был сформирован и оставшиеся семь человек решили взять инициативу в свои руки, вернее в руки молодого офицера. Он уверенно, находясь во главе своих подчинённых, повёл их прямо на находящегося за лошадьми Ковриуна, посчитав его самым главным, потому, как в бой он не вступал, а все остальные пытались его прикрывать. Оценив изменившуюся ситуацию, Голиан и Эйрон встали на пути продвижения военных. В результате этих действий тяжело ранен был ещё один патрульный и хотя он и оставался в строю, но судя по ранению в правом боку долго ему не продержаться. Но и Голиан получил секущее ранение в предплечье, рана была не опасна, но руку он всё равно оберегал. Похоже, столкновение затягивалось, и если бой будет продолжаться с той же интенсивностью, то в выигрыше будет тот, кто меньше устанет и просто перестоит, не наделает глупостей, а нервы натянуты до предела. Патрульные, получилось, держали глухую оборону, ощетинившись во все стороны пиками, так, что подойти к ним ближе не получалось.
  Туман стоял напротив двоих воинов, он отбивался от них с помощью своей короткой абордажной сабли и щитка на левом предплечье, в левой руке держал свой неизменный нож. То, извиваясь, то уклоняясь, словно змея. Его правый противник нанёс очередной укол, Туман перенаправил выпад, сглаживая своей саблей чуть в сторону, проходя на полшага вперёд, тут ему пришлось уклониться от второй пики, он чуть перенёс внимание на первого соперника, и вторая пика прошла между левой рукой и его боком, только чудом не пропоров бок. Прихватив левым локтем древко оружия, прижимая его к себе плотнее, Туман выпустил нож из руки и схватил пику ещё крепче, начал опускать её остриём к низу. В этот момент правый решил нанести очередной укол, а левый освободить своё оружие, потянув его на себя. Отмахнувшись саблей от правой пики не выпуская левую, вместе с тем Туман позволил противнику потянуть её на себя, делая ещё два шага вперёд словно волчок. Он по инерции развернулся и встал за спиной левого противника, зацепив правого по шее саблей, Оценив изменившуюся ситуацию Стэг, стоявший от Тумана по левую руку, придавил ногой опущенную к земле пику наступил на неё как на ступеньку и, подпрыгивая снёс одной из своих сабель голову её хозяину, за которым стоял Туман.
  Строй обороняющихся патрульных был нарушен, каждому оставалось надеяться только на себя. Раненого Авелис поддел своим шестом, он упал и уже больше не поднялся. Голиан быстро разобрался со стоящим напротив него воином, и перешёл на помощь Хурту, хотя тот бы справился и без него. Кайси крутилась волчком перед крупным широкоплечим воином с длинной саблей. Не то, чтобы у него не было опыта в подобных стычках, но заданного девушкой темпа он не выдерживал, тяжело дышал и прихрамывал на подрезанную ею левую ногу, а она словно войдя в азарт, собиралась ещё поиграть, словно кошка с мышкой, но заметив неодобрительный взгляд своего отца парировала удар сабли и нанесла свой укол ему под подбородок.
  Дольше всего продержался молодой офицер, он сначала вместе со своим подчинённым противостоял Эйрону, а потом и подоспевшему к ним Хурту. Но потом Стэг поразил воина метательным ножом, выбрав удобный момент, а офицер ещё какое-то время метался по поляне. Его пика сломалась по центру, он ею пытался защититься от мощного удара палаша Хурта, как ему удалось увернуться от смертоносного железа, была загадка. По его правому предплечью текла кровь, а в руке торчала острая, длинная, похожая на стилет щепка, видимо из разрубленного древка. Он бы ещё долго носился по поляне, если бы Кайси, не огрела его обратной стороной копья, словно дубиной сзади по голове. Он так и уткнулся носом в придорожную мягкую землю.
  Похоже, всё была закончено, Голиан приказал посмотреть есть ли раненые и собрать оружие. Но в это время один из первых сбитых Авелисом воинов пришёл в себя, сел, помотав головой, увидал рядом с собой валявшийся заряженный арбалет. Его, конечно же, добили, но выстрелить он успел. Прямо перед ним спиной стоял Авелис и если бы не прыжок Эйрона, сбивающего мага с ног, то арбалетный болт поразил мага.
  Подоспели Хурт и Стэг. Хурт наклонился, желая помочь подняться своему боевому товарищу, который упал на мага и отшатнулся. У того в области сердца в груди торчал болт.
  Все замерли, поднявшись, старый маг осмотрел своего спасителя и грустно опустил голову. Подбежал Угур, растолкал стоявших вокруг, посмотрел на лежащее тело Эйрона, потянул Авелиса за полу балахона.
  - Ну, сделай что-нибудь, ты же можешь, дедушка.
  - Не в этом случае, - маг опустил глаза.
  В этой суматохе не заметили, как пришёл в себя офицер, он прокрался к лошадям, прыгнул в седло и скрылся за деревьями.
  - Туман со мной. - Крикнул Голиан, на бегу взбираясь в седло первой попавшейся лошади.
  Туман последовал за ним, беглец не мог далеко уйти. Земля приглушала стук копыт, расстояние между беглецом и преследователями, бывшее минимальным, похоже, увеличивалось. Заросли в этой части леса были не слишком густыми, на мягкой, поросшей не высокой травой почве отчётливо виден конный след. Они ехали вперёд густые заросли сменяли небольшие полянки и снова почти непроходимые дебри, а след всё вёл за собой то пересекая заросшие травой лужайки, то петляя по звериным тропам
  - Если в ближайшее время не догоним, придётся прекратить преследование. - крикнул Туман.
  Голиан и сам понимал, что пора возвращаться к своим и убираться с дороги, где прошёл короткий бой как можно дальше. И вот, когда он уже почти решил завершить погоню, Туман, ехавший впереди, чуть не налетел на одиноко стоящую украденную у них лошадь.
  - Опа, - только и смог воскликнуть Туман, за тем помолчал и добавил, - а парень, похоже, с головой.
  Одиноко стоящее взмыленное животное находилось как раз посредине небольшой густо заросшей высокой травой небольшой полянке. И кроме следов лошади никаких других вокруг.
  - Этот парень с головой, как ты выразился, может привести на хвосте большие неприятности. - Голиан бегло осмотрелся вокруг и с каждым мгновением становился всё мрачнее, - скорее всего он соскочил с лошади раньше, а мы, увлечённые погоней, промчались мимо него.
  - Я думаю, если б судьба не развела нас по разные стороны границы, в другой ситуации мы бы не плохо поладили. - произнёс Туман беря лошадь за узду.
  - Ну, ну, ты ещё противником повосхищайся. Ещё немного, так ты и врагов жалеть начнёшь. Поворачиваем, уходим и так много времени потеряли впустую.
  - Когда я вижу, как человек себя ведёт и почему он себя так ведёт, у меня просыпается понимание этого человека и быть может осознание его мыслей и возможных будущих действий.
  Голиан Угрюмый сурово глянул на спутника.
  - Ну, ты, философ, вот вернёмся домой, так мы с тобой ночи напролёт будем беседовать на эту тему, а пока не надо быть ясновидящим, чтобы понять, что у нас за пазухой полная пригоршня неприятностей.
  Туман молча кивнул, он понимал, что командир прав, и сейчас не до его размышлений. Всю дорогу назад он не проронил ни слова, пристально вглядываясь, по сторонам в надежде увидеть беглеца.
  Вернувшись Голиан с Туманом, окинули место недавнего боя беглым взглядом. Оставшиеся постарались убрать следы, наскоро похоронили Эйрона, а патрульных оттащили недалеко в овраг и закидали ветками, собрали оружие. Конечно, от опытного глаза скрыть следы прошедшего боя было не возможно, но хоть так...
  ***
   Отъезжая Голиан оглянулся, у дороги одиноко стояла полуразбитая телега, а не далеко от неё догорал костёр. Положение действительно было не ахти сбежавший мальчишка-офицер приведёт погоню, к вечеру, ну, если повезёт то к утру, да к тому же неизвестно, что ждёт впереди на дороге. С неё нужно уходить. Может, к этому времени успеем попасть на свою территорию. Нет, наверное, не получится, да к тому же старый маг, проявивший себя в ходе стычки, очень хорошо начал потихоньку отходить от горячки боя, и пока они с Туманом безуспешно искали беглеца полностью сник. Он и так, последнее время, выглядел не очень, но похоже лёгкие пируэты с шестом ему не прошли даром. На лошадь он взобрался только с помощью Тумана и Стэга, да и верхом он держался только благодаря их помощи. Угур, забравший только мешающий посох Авелиса, вместе с Кайси сопровождали Ковриуна. С ним хлопот не было, делал, что говорили, но Голиан всё больше переживал, хватит ли у старого мага сил блокировать Верховного. И, конечно же, Хурт сегодня он потерял своего друга. Дружба их была не заметна, разница в годах у них была - лет пятнадцать в пользу Хурта, они служили вместе в одном "Кулаке" и первое время очень ругались друг с другом. У командовавшего в своё время Голиана были мысли разделить их по разным пятеркам, но после одного случая, когда благодаря совместным действиям Хурта и Эйрона всей пятёрки удалось не только выжить, но и выполнить задание ссоры постепенно сошли на нет. Это именно Эйрон настоял на том, чтобы Голиан взял с собой именно Хурта. Вот такие мысли были в голове у Командира экспедиции. Он глянул на небо, солнце клонилось к закату, выглядывая из-за высоких деревьев. Предложение до захода солнца ехать по дороге, а за тем свернуть подальше от тракта высказал Туман перед отъездом.
  - Погоня ещё не нагонит, а со встречными разъездами и патрулями как-нибудь разойдёмся затруднений быть не должно, документы в порядке.
  - Ага, уже раз понадеялись на "документы в порядке", - буркнул под нос Хурт.
  - Это просто стечение обстоятельств, мы попались случайно, я думаю, так выиграем во времени. - Настаивал Туман.
  - Туман прав.
  С тех пор как вышли из пещер Угур старался быть не заметным, не путаться под ногами про него словно все забыли, и именно поэтому его громкое заявление вызвало у всех удивление. После утвердительного заявления ученика мага, а последнее время к нему так и относились, процесс обсуждения сошёл на нет, и сейчас продвигаясь с максимально возможной скоростью Голиан подумал, что, несколько часов езды по тракту, и наверное, уже пора углубляться в лес с наезженной дороги, когда к нему не слышно подъехал Угур.
  - Дядя Голиан - чуть слышно обратился мальчик.
  Голиан Угрюмый, погруженный в свои мысли даже чуть дёрнулся от неожиданности, тем более, что это было первое обращение к нему Угура за всё их знакомство, раньше он просто старался, не смотря на всю свою общительность и на то, что просто сдружился со всеми в этом не простом путешествии, не попадаться на глаза командиру экспедиции.
  - Чего тебе, Угур?
  - Скоро будет изгиб дороги, - нерешительно произнёс мальчик - так, так вот там будет узкая тропка, нам бы на неё свернуть.
  - Так ты здесь бывал?- задумчиво произнёс Голиан.
  - Нет, я просто знаю.
  - И давно это у тебя?
  - Ну, не знаю, может ещё в пещерах началось, только я сначала не обратил внимание.
  - Да, интересно... - мужчина пристально посмотрел в глаза мальчику и повторил - интересно.
  Некоторое время ехали молча, за тем Голиан начал задавать мальчику вопросы, а тот словно ждал, что хоть кто-нибудь спросит о том, что его мучает, ведь со старым магом не поговоришь, а всем остальным, последнее время, очень сильно не до него.
  - А как это у тебя бывает?
  - Ну, всегда по-разному, сначала была Локи.
  - А это кто? - перебил Голиан.
  - Локи? Локи - это мой друг, кошка такая, только очень большая, размером... - мальчик посмотрел по сторонам, словно хотел найти, то с чем можно сравнить эту самую кошку, и не найдя с восторгом продолжал - она большая, ну наверное чуть меньше лошади. - Видя, что у него что-то хотят спросить он стал говорить быстрее - Только её ни кто не видел, даже Авелис, мы с ней играли, иногда она мне говорила, как сделать, чтобы было лучше, или о том, что в сумке Кайси лежат сладости. Только я не брал. Посмотрел и назад положил. А потом она ушла. И вот... - Угур замолчал, за тем, словно вспомнив, что его слушают, начал снова, - началось ещё там, в пещере, я стал обращать внимание на то, что знаю, что произойдёт. Ну, например, в какую сторону на разветвлении пещеры нас поведёт Авелис, или знал, как будет выглядеть человек приведший лошадей.
  - Ну, ведь это же хорошо. - улыбнулся Голиан.
  - Оно-то, конечно хорошо, но... Но, я не могу увидеть всё что захочу и когда захочу, если стараюсь специально, то совсем ничего не получается. Бывает, я знаю, что будет так и всё тут, бывает, словно говорит в голове кто-то, и если я делаю не так, то мне как-то не очень, плохо, что ли. А случается, сны вижу, когда сплю или не сплю, могу что-то делать и увидеть. Прошлой ночью мне приснился дядя Эйрон, он сказал: "Ну всё мне пора" - помахал рукой и ушёл. Проснулся, он сидит возле факела, ну так я полежал и опять уснул. А сегодня... Я, наверное, должен был кому-то сказать, что-то сделать?
  Угур замолчал, какое-то время ехали молча. Голиан чувствовал, что надо как-то подбодрить, ведь мальчик действительно очень сильно переживает, водоворот взрослых игр, закрутивших его, может сломать и куда более крепких, опытных воинов. Вот только детским воспитателем он не был, вспомнил Кайси в этом возрасте, там всё было как-то само собой. Вот если бы рядом был Авелис, хотя он-то как раз и рядом, но на старого мага сейчас не обопрешься.
  Командир экспедиции глянул на мага, сейчас он ехал впереди придерживаемый Стэгом. За тем, посмотрел в большие глаза мальчика, стал говорить, удивляясь, откуда в голову пришли эти мысли.
  - Ты очень долго находился с Авелисом, он, наверное, чему-то тебя учил, хотя ты, возможно, всего этого не помнишь, а может просто не обращал внимания, скорее всего из-за этого он тебя и с собой взял. Так вот, и сейчас, я так думаю, эти знания начали просыпаться, а то, что ты ими пользоваться ещё не умеешь так это нормально, всё ещё впереди. А мы с тобой решим пока так, как только тебе что-то такое покажется, так ты говори, или если меня рядом нет, - Голиан осмотрел всех вокруг - тогда Туману. В крайнем случае, мы просто будем знать, что может произойти, ну или догадываться. А решение всё равно принимать старшим. Договорились?
  - Угу. - глаза мальчика повеселели - Ну если так, то сейчас Хурт увидит повозки.
  И правда, Хурт, ехавший впереди всех, остановился, на что-то обратив своё внимание.
  По пыльной дороге на встречу не спеша продвигались шесть крытых повозок. С первого взгляда было понятно, что на встречу ехал преуспевающий торгаш. Это видно было по не малой сопровождающей охране, а так же по внешнему виду, восседавшего на козлах второй повозки рядом с возницей торговца. Одет он был просто, без дорогих изысков и вместе с тем добротно и аккуратно, и только по властному виду и горделивой осанке было видно, что он здесь главный, хотя некоторые из полутора десятка вооруженной охраны гарцующих по обе стороны от повозок одеты были побогаче. А это могло говорить лишь о ценности груза и об успешности их нанимателя.
  Поравнялись, Голиан подъехал поближе.
  - Доброго дня и торговой удачи, - завёл он разговор с приветствия торговцев.
  - И тебе доброй дороги. Хотя в доброте дороги я что-то очень сильно сомневаюсь. - Не смотря на свой гордый и неприступный вид торговец оказался словоохотливым человеком, тем более, что на душе у него, как видно накипело, и выговориться было просто необходимо.
  - А, что-то может помешать доброте нашего продвижения? - Поддерживая разговор, спросил Голиан в тон.
  - Ну, вам может быть нет, хотя, скорее всего то же самое, что и мне, - начал торговец. Речь его была сбивчива, видно, мысли далеко опережают слова, а эмоции захлёстывают говорившего, - я, вот тоже, как, наверное, и вы выбрал дорогу к соседям в Аговир поспокойней. А как оказалось здесь на каждом шагу патрули и каждый норовит себя показать, да за проезд, в свою пользу, содрать. Если бы это были разбойники, так другой разговор, - он кивнул головой в сторону скучающего рядом охранника, - а тут они власть. Да и деньги не смогли открыть дорогу через границу. Я так думаю, - понизил голос купец, наклонившись к Голиану, - что, скорее всего, война у нас тут намечается, ведь, сколько десятилетий торгуем, а такого, чтоб к соседям не проехать не было. К тому же у границы войск нагнали. Они вроде как просто стоят, но у меня-то глаз намётан, меня не проведёшь. Так, что и вам советую поворачивать на главный тракт или совсем отложить поездку до лучших времён.
  - Ну, не знаю, - начал медленно, словно нехотя Голиан - нас не останавливали и про трудности в пути ни кто не говорил. Да к тому же до границы уже не далеко, попробую проехать, а если придётся вернуться, что поделаешь. Спешить особо не куда буду дома через два дня или через неделю мне ровным счётом всё равно. - Голос его был спокойным, ровным и даже немного бесшабашным.
  - Как знаете, а я хотел предупредить и поберечь ваше время, да и деньги. Но как говориться мы сами хозяева и того и другого.
  Торговец похоже обиделся, что советы его, как человека бывалого и более опытного в вопросах путешествий проигнорировали, он сразу же потерял интерес к собеседнику.
  - А ну, чего стали, дармоеды? - крикнул он - А то так до скончания веков будем тащиться по этим проклятым дорогам.
  Повозки быстро скрылись за поворотом дороги, подгоняемые возницами.
  - Так, а теперь быстро съезжаем с дороги, - скомандовал Голиан, как только последний охранник каравана скрылся за деревьями. - Угур, где там твоя тропа.
  - Вот она, мы возле неё стоим. - Мальчик немного растерялся произошедшей перемене в голосе командира группы.
  И правда дорогу пересекала не широкая тропа, похоже, звериная.
  - Туман, Хурт, давайте вперёд гляньте в какую нам сторону.
  - Нам вправо - робко промямлил мальчик.
  - Туман всё равно вперёд, - махнул в правую сторону Голиан - а ты, - обращаясь уже к Угуру - говори громче.
  На что мальчишка совсем как-то сник. Голиан заметил, что, скорее всего в общении с ним перегнул палку, подъехал ближе, взъерошил его непослушные волосы и сказал примирительно.
  - Ну, ладно тебе. Ты у нас молодец.
  
   Сгустившиеся сумерки заставили группу Голиана подумать о ночлеге, к тому же этот бесконечно долгий наполненный событиями день подошёл к концу, люди просто валились с ног от усталости. Нужен был отдых и лошадям. Дорожка, на которую пришлось сойти, привела вглубь леса, петляя между деревьями, всё дальше и дальше от тракта. По ней свободно можно было ехать верхом, лишь изредка пригибаясь под роскошными ветвями елей, но вскоре лес стал гуще, а ветви ниже и поэтому пришлось спешиться. Место для ночлега особо не выбирали, просто проезжая между трёх огромных елей Кайси заметила, что под ветвями этих деревьев, склонившихся до земли, их совсем было бы не видно. А её отец сильно не сопротивлялся.
  Разводить костёр не стали, поужинали, благо продуктов было в достатке, и охотой добывать себе пропитание необходимости не было. Ковриун ел много, без аппетита, он просто съел всё, что ему дали и сказали: "ешь", такое складывалось впечатление, если бы ему выделили в два раза больше, ну или в три, то с таким бы образом было поглощено всё, что ни дали. Авелис не ел, он невидящими глазами смотрел в одну только ему одному видимую точку, не замечая ничего вокруг иногда бормоча себе под нос неразборчивый речитатив. Угур пристроился у его ног, положив посох рядом с собой, он так и заснул, чуть прожевав хлеба с копченым мясом. Когда Кайси принесла ему яблоко, найденное в мешке с продуктами, мальчик уже спал, прислонившись к колену старика. Девушка положила его, укрыла курткой, Угур никак не хотел выпускать свой посох, так что пришлось перекладывать вместе с ним. Голиан назначил охрану, в эту ночь караулить надлежало Кайси и Стегу, вернее девушка сама напросилась, мотивируя это тем, что о ней, как она выразилась, и так сильно заботятся. Вечер стоял очень тихий, сверчки наигрывали свою незатейливую мелодию, и если бы не ветви деревьев можно было бы рассматривать огромные звёзды над головой.
  - К утру дождь будет - проговорил Хурт, ни к кому не обращаясь, лёжа на спине, прикрыв глаза ладонью, и добавил - сильный.
  - И откуда знаешь? - приподнялся на локтях Стег. - У тебя, что барометр в кармане?
  - У меня свой барометр, лет пятнадцать назад, а может и больше умудрился болт арбалетный бедром поймать, зажило, как на собаке, но перед каждой непогодой оно о себе напоминает.
  - Дождь - это хорошо, - подал голос Голиан - может следы наши прибьёт.
  - А нас здесь искать будут? - Опять спросил Стег.
  - Будут, вернее всего уже ищут, а сюда им прийти только вопрос времени. Если я правильно подсчитал, то завтра к вечеру, может ночью, мы должны выйти к пограничной реке. Через мост не пойдём, там нас, скорее всего, ждать будут. Если повезёт - наймём лодку, приграничных рыбацких селений здесь хватает.
  - А если не повезёт? - не унимался Стег.
  - Тьфу ты. Спи, давай. - не выдержал Голиан.
  - Я когда в отставку вышел, - начал Хурт ни к кому не обращаясь - прикинул, сколько примерно мне жить осталось, сколько штанов мог бы протереть, курток, сапог, рубах. Ну, там рубаху могу сносить за год, к обуви отношусь бережно, мне пары хватит на четыре-пять лет и так далее вплоть до ниток и соли. Представляете, в один базарный день прошёл по торговым рядам, и просто взял всё это купил. Привезли мне всё это домой, свалили в центре, а я тогда только снял не маленькую комнатку на окраине. Вот. Уселся я перед этой кучей, и меня до того взяла тоска, ну хоть волком вой. Просидел я так два дня, ни на что смотреть не хотелось, даже вино в горло не шло - апатия, как говорится полная. А к концу второго дня ко мне Эйрон заглянул посмотреть, как обосновался отставник. Вот в таком виде, наматывающим слюни и сопли на кулак он меня и застал. Ну, мой боевой друг, перво-наперво, как полагается, когда только узнал о причине печали, зарядил мне в ухо. А я даже ответить ему не смог - сил не было. За тем потащил в казармы и велел, в качестве тренировки молодняку намять мне бока. Они сначала стеснялись, но подбадриваемые моим другом постепенно поймали кураж. Ну, я сначала просто отнекивался, за тем стал отмахиваться, ну а когда на меня попёрли по серьёзному, тут уже и я расходился. Разбросал щенков, мама не горюй. После этого, какая уж там тоска - грудь работает как меха кузнечные, на щеках румянец, глаза горят. Видел я своё отражение в зеркале. А после этого поехали в трактир ели жареное мясо и пили вино, не смотря на то, что было выпито, ну просто море, я ещё никогда не имел такого ясного ума. И главное, итог, который я смог вынести из всего этого благодаря Эйрону: "не ищи в жизни плохого, измеряй оставшееся тебе время хорошим - новыми знакомствами, новыми встречами, хорошими людьми и своими поступками". После этого свои запасы, на старость, я, конечно же, раздал, стал часто приходить в казармы, поднатаскивал щенков, да и они ко мне привыкли вот так и втянулся. А теперь Эйрон, да прибудет он в Свете, меня покинул, хотя, наверное, нет. Он всегда вместе со мной.
  Наступила длинная пауза, все молчали, посапывал Угур и даже, казалось, сверчки притихли. За тем тишину вновь нарушил Хурт:
  - Давайте спать, а то я, кажись, приморил вас разговорами, устали, поди, за день.
  
  Утро пришло вместе с хорошим ливнем. Первые большие, тяжелые капли падали на землю и хвою, рассыпаясь на множество мелких брызг, за тем этих капель стало больше и больше, насыщая утреннюю тишину леса барабанной дробью.
  Собрались, наскоро позавтракали, Кайси удалось хоть немного покормить Авелиса, ей показалось, что он начал было приходить в себя, за тем опять провалился в забытьё. Решили выступать, не мешкая, старого мага пришлось привязать к лошади. Тропинка вела, примерно, в нужном направлении, к тому же продвигаться по ней гораздо удобней, нежели напролом через заросли. И поэтому не сходить с тропы было единственно верное решение. Верхом проехать не представлялось возможным, ветви деревьев, потяжелевшие от дождя, низко свешивались, преграждая путь, поэтому животные были даже в тягость. Ну не бросать же их, к тому же перемещение Авелиса без лошади сильно бы замедлилось.
  Перед выходом Голиан подозвал Хурта и Тумана.
  - Пойдёте вперёд, лошадей отдайте Кайси. Смотрите во все четыре глаза, мы на приграничной территории. - начал он, но тут за рукав потянул его Угур.
  - Дядя Голиан, там люди сидят. - его слабый голосок дрожал, словно извинялся.
  - Где? Какие люди? - Завертел головой Голиан.
  - Да не здесь, там, где идти будем.
  - Секрет что ли? - удивлённо спросил Туман.
  - Вот видите. Поэтому вдвойне, нет втройне внимательней и аккуратнее. - Подытожил командир группы.
  
  Несмотря на сильный дождь, грязи не было, вода под ногами уходила, словно в песок. А может, так и было. Вот уже полдня группа продвигалась по лесу. Лесочек заметно поредел, похоже, буреломы закончились, то там, то здесь видны были старые лесозаготовки, а звериная тропа превратилась в заросшую просеку и поэтому погрузились на лошадей. Когда Голиан начал подумывать о том, что Угуру, скорее всего, показалось, из-за дерева вынырнул Туман.
  - Там впереди Хурт обнаружил секрет, похоже, четыре человека, чуть не напоролись. Так, что надо бы обойти.
  Следом подошёл Хурт, вид его был несколько озадачен.
  - А я, вот, думаю, может это нас ждут.
  - Да не может такого быть, - подал свой голос из-за плеча Голиана Стэг - мы продвигаемся не медленно, нас с гонцом обогнать, да к тому же организовать встречу, на всё время нужно.
  - Ну, если у них имеется мало-мальски обученный маг, гонец не нужен, - не поворачивая головы, ответил Голиан.
  - А наш Угур? - Снова спросил молодой человек.
  - Я повторяю - обученный. Он и так помогает, как может и уже несколько раз оказал нам свои услуги, хотя я считаю к нему необходимо прислушиваться, но и самим не зевать, как, например, с этим секретом. Молодцы, хорошо, что заметили, а теперь сходим с просеки, - и уже обращаясь к подошедшей Кайси Голиан сменил тему разговора - как там наши маги?
  - Ковриун - хорошо, мы ещё все за ним бежать замаемся, Угур - тоже ничего, тяжело ему, конечно, но он справляется, а, вот, Авелис плохо, мы со Стегом его придерживаем. Боюсь я за него.
  - Стег, - развернулся к нему Голиан - ты отвечаешь за Верховного, если старый маг не выдержит дороги, его должно не быть.
  - То есть как? - округлил глаза Стег, и тут же оглянулся на безразлично стоящего рядом с Угуром мага.
  - А вот так. Как хочешь. Если, вдруг, он выйдет из под контроля, нам всем будет, ну, просто, "весело".
  Стег ужасно хотел возразить, ему не терпелось быть где-нибудь впереди вместе с Туманом, но он ничего не сказал, лишь кивнул головой и отправился к подопечному.
  Секрет обошли по крутой дуге, хорошо, что лес здесь немного реже и идти было не слишком тяжело. Впереди шёл Хурт, не смотря на то, что имел он не большой рост и казался, несколько, грузноват, продвигался он быстро и очень тихо, успевая посмотреть, послушать и понюхать всё вокруг. Рядом с ним продвигался Туман, вернее он постоянно курсировал от Хурта к основной группе, объясняя старшему, где и как лучше пройти. Поэтому прошагать ему пришлось почти в два раза больше.
  К вечеру, как предполагал Голиан, к реке выйти не получилось. На очередном привале он осмотрел своё войско. У Кайси был разорван рукав, он пожалел, что не учил её, в своё время ходить по лесу, просто необходимости не было. Угур хотя и ехал большую часть дороги верхом выглядел уставшим, но крепился и вида не показывал. Остальные, разве, что кроме Авелиса, казалось, не знали усталости и могли продвигаться и ночью. Старый маг напротив выглядел всё хуже, хотя, казалось, уж хуже-то куда. Огонь не разводили, мало ли что вдруг случайно кто обратит внимание, по этой же причине старались не шуметь. В продуктах ограничения не было, а вот с водой... последний раз пополняли ещё в пещере, завтра к вечеру, если не дойдут к реке придётся экономить. Да и река. К ней уже должны бы подойти. Хотя не известно, на сколько пришлось уйти в строну.
  И ещё, какое-то непонятное беспокойство завладело Голианом, он осмотрел окружавших его спутников, может, кто ещё ведёт себя как-то странно. Так нет, все неторопливо укладывались на ночь, а Угур, так тот уже спал. Голиан вспомнил о том, как Авелис говорил замечать все необычности и говорить ему. Сейчас кому говорить - Угуру, если бы знал, насколько будет тяжело, ни за что бы, ни взял с собой мальчишку. Хотя пользы от него не мало. Командир группы посмотрел на старого мага, было, не понятно спит он или просто сидит с закрытыми глазами. Бормотать себе под нос перестал, может и правда заснул. Лишь бы сил у старика хватило.
  Недалеко прохаживался Хурт, сегодня ему караулить первому, за тем очередь Тумана.
  "Да, Туман. А почему собственно Туман, у него, наверное, имя есть. Не плохой человек, был бы хорошим командиром "пятёрки", а может и выше подрос. Стег за ним по пятам ходит, если есть такая возможность, а за Угура так и вообще можно не говорить, да и Хурт не смотря на разницу в возрасте и боевой опыт признаёт его за старшего. Кайси на него украдкой нет, нет да глянет. И глаза у неё в этот момент, такие... Вот вернёмся, хотел бы я знать, куда Волин Дрозд его пристроит, у того хваточка и глаз на людей намётан свой интерес не упустит. Что там у них произошло, а то может наше путешествие уже и смысла не имеет. Нет, такого быть не может, мы должны делать свою работу и делать её хорошо. Вот вернёмся... Вот реку перейдём, а там почти дома. Вернуться бы..."
  Дальше мысли, и образы полетели галопом, перегоняя одна другую.
  Голиан Угрюмый спал.
  
  Казармы находились рядом с полигоном. Опытные, матёрые бойцы "пятёрок" или по-другому сказать "кулаков" расквартированы в Аговире, здесь же постоянно живёт только молодняк, или как их называют "щенки". При казармах они спят, едят и тренируются. Не один "выводок" "щенков" прошёл через руки Голиана, именно он многих из них отправлял в "свободное плаванье" предварительно подготовив именно здесь, да на прилегающем поле, утыканном брёвнами, мешками, стенками, мишенями и макетами противника. А рядом с казармами стоял трактир. Молодняк здесь кормили бесплатно, ну, а "матёрые волки", способные за себя расплатиться сюда захаживали редко, но всё равно захаживали, потому, как кормили здесь добротно и вкусно. И вот сейчас размеренно, шагая между столами, Голиан не мог понять, кто это сидит за дальним столом к нему спиной, хотя в нём растёт уверенность, что он очень хорошо знает этого человека. На сидящем плотная куртка цвета пожухлой листвы с капюшоном, глубоко прячущим лицо. Такую одежду носят вольные стрелки или же "пятёрки" уходящие в рейд. На столе перед незнакомцем расставлены всевозможные яства, а так же напитки, он с усердием обгрызал жареные рёбрышки, запивая их вином. Обнаружив подходящего незнакомец отложил кость, вытер руки о лежащее рядом полотенце и откинул капюшон.
  Да это совсем не незнакомец. Ведь это Эйрон, весь такой довольный, глаза сияют, он приподнялся с лавки и протянул руку, показывая на место напротив.
  - А, командир, подходи, присаживайся, а то тут одному как-то не очень, да и всего много мне не осилить, - он улыбнулся и махнул рукой на заставленный стол.
  - Так ты же это... - немного опешил Голиан.
  - Нет, это я там "это", а здесь у меня всё в порядке. Вот сижу, ем, пью, тебя жду, так ты присядешь, хотя можешь и стоя.
  Голиан открыл глаза, бешено колотилось сердце, такое ощущение, что и не спал вовсе. Сел, огляделся рядом, прислонившись к дереву, стоял Хурт, да нет же, это и не Хурт вовсе, а Туман, значит, половина ночи уже прошла. В лесной глуши робко защебетала первая предрассветная пичуга, ей ответила другая. Голиан снова закрыл глаза.
  
  Как ни старались обходить приграничные секреты, а, похоже, все-таки не заметили и напоролись на один из них. Вернее даже сказать о чём-то задумавшийся солдатик, возможно по недостатку опыта, сам на них вышел, когда Хурт, заметив очередное охранение, обводил спутников, как можно дальше. Военный, не известно, что здесь делал и вышел к крадущимся по лесу, как к своим, налетев на Стэга. Сообразил он быстро, бросился наутёк и, видно с перепуга стал орать, что есть мочи, переполошив тишину просыпающегося леса. Стег его, конечно, догнал, сбив кулаком в висок, но фактор скрытности был нарушен. И, вот теперь они почти бежали по лесу, уходя от преследователей. Похоже, в этом лесу вооружённых людей было не мало, потому, что лес сразу ожил. Сначала где-то справа протрубил армейский рожок, ему ответил другой по левую руку. И началось... Бешеный бег по пересечённой местности по оврагам, между деревьями и кустами, за тем вышли на какую-то широкую тропу и уже не таясь, бежали по ней.
  Уже дважды приходилось столкнуться с преследователями, вернее с их передовыми и самыми быстрыми силами, четверо преградили дорогу. Впереди продвигались Хурт и Туман, они прошли через них, как нож через тёплое масло. Одного, почти в упор Хурт пригвоздил к дереву из арбалета, другого срубил палашом, словно тонкую берёзку. Так же быстро расправился с двумя и Туман, не успев вынуть своё оружие он, отстранил от себя щитком предплечья саблю атакующего почти возле его руки, при этом надавив на обратную не заточенную часть оружия правой рукой, и оно, очертив круг, словно само вошло в живот нападавшего, выскользнув из руки. Второй нападавший словно оторопел от увиденного, замедлив движение на какую-то долю секунды, был просто сбит с ног ударом щитка в район ключицы. Туман, не тратя время на добивание, пнул его ногой с тропы в кусты.
  Второй раз с преследователями столкнулся Стэг, замыкавший колонну, сразу за Голианом. Оглянувшись и поняв, что их всё равно настигнут, молодой человек крикнул бегущему впереди.
  - Я их задержу и догоню.
  Голиан на миг остановился, оценивая ситуацию, молча кивнул и устремился вперёд.
  Тропа в этом месте проходила через небольшую полянку, окружённую высокими деревьями. Лучшего места чтобы развернуться с "сёстрами" найти сложно, среди деревьев не развернёшься, да и длинна оружия не позволит чувствовать себя спокойно не переживая за то, что какая-либо ветка может помешать, ну в общем идеальные условия, как на тренировке. Стег вышел на средину поляны, достал из-за спины "сестёр-близнецов", хотел бросить ножны на землю, но передумал и отправил за спину, взял оружие в обе руки и опустил через стороны вниз. Он просто стоял и ждал, когда же к нему наконец-то подойдут, он был красив, высок, широкоплеч, молод, глаза горят, на щеках румянец, вид у него был довольный, как у ребёнка, которому наконец-то дали любимую игрушку.
  На поляну вышло четверо, один старый воин. Молодой человек сразу вспомнил старого солдата, доживавшего последние года у них в семье, двое возрастом, ну чуть старше Стэга и один непонятный, какой-то словно и не военный вовсе, а скажем сельский учитель что ли. Первыми набросились молодые, они напали сразу с двух сторон. Стег скрестил с ними сабли, отступив назад и в сторону для того чтобы атакующие находились с одной стороны, мешали друг другу, ну и собой закрывали от остальных. Звон скрещенного оружия наполнил лес, молодому человеку постоянно приходилось перемещаться, менять тактику и атаковать по разным уровням, взлетающие сабли напоминали крылья большой бабочки. С первыми двумя было покончено быстро, они налетели на него, но, не ожидая уверенного отпора, старались не попасть под саблю Стега, давая возможность атаковать другому. В какой-то момент он отбил две атакующие сабли одной своей и перевёл их так, что один из атакующих полоснул своим оружием напарника, не сильно, но этого было достаточно, чтобы Стег воспользоваться этой заминкой. С ними было покончено. В это время "учитель", как его про себя назвал Стег, напал почти сзади, его он, собственно, проворонил, и если бы не болтавшиеся за спиной ножны, принявшие на себя удар тяжёлого палаша, Стег бы отправился на постоянное жительство в мир более лучший, чем этот. Но ножны выдержали, похоже, всё-таки удар прошёл немного по касательной, оставив на спине огромный синяк. В это время подключился "старый солдат" его атаки были очень точно выверены и вместе с нападением "учителя" заставили молодого человека повертеться, словно уж на сковородке. Стэг в очередной раз отбил атаку "старого солдата" сверху, переведя удар от себя, в то же время развернулся, присел на пятке, направляя своё второе оружие в район колена передней ноги "учителя". Тот разгадал манёвр и отступил на шаг назад, пропуская удар, при этом во второй его руке возник тонкий нож, похожий на стилет. Он атаковал, защищался, снова атаковал, перемещался по всей поляне и снова атаковал, в бою между молодостью и опытом пока перевеса не было. Зря Стег решил, что "учитель" не должен представлять особой угрозы, именно он был наиболее опасен из двоих атакующих. Бой затягивался, и молодой человек начинал понимать, что выйти из него живым будет очень сложно, тем более, что "старый солдат" хоть и не был новичком в рубке, больше мешался "учителю" нежели помогал. Отбив, переход. Атака. Уход. Укол, ещё один. Стэг не заметил, когда ему распороли штаны и задели бедро, за тем стилет "учителя" полоснул по открытой спине и снова спасли ножны, получилась лишь царапина. Так кружиться можно до бесконечности пока кто-то окончательно не устанет или не ошибётся. И Стэг начал потихоньку хитрить, уходить от удара в последний момент, постоянно, по возможности опускать руки с оружием и постоянно отступать назад и вбок, давая понять, что он уже выдохся и держится из последних сил. А ещё он краем глаза заметил поваленное дерево, заросшее высокой травой. Само дерево могло стать помехой для атакующих, да к тому же высокая трава сковывала перемещения. Отбив, удар, переход - до дерева четыре шага. Атака, уклон, ещё переход, его теснят к зарослям терновника. Ещё переход, поваленное дерево остаётся в двух шагах слева. Нырок под палаш солдата, Стэг полоснул "сестрой" под рукой, рана не опасна, но хоть какой-то ущерб здоровью атакующего, прикрылся от удара "учителя" снизу, отбив ещё один выпад солдата, и вот оно заветное дерево. Стэг, словно убирая ногу от укола, высоко переступает препятствие за тем другая нога, похоже, преследователи не замечают препятствие. И вот уже солдат, цепляясь за сук, теряет равновесие, молодому человеку остаётся только чуть подработать саблей и из распоротой сонной артерии ударяет красный фонтан. Смертельно раненый солдат ещё не успел упасть в траву и Стэг прихватил его левой рукой, не выпуская "сестру", защищаясь человеком, как щитом. "Учитель", атакуя, нанёс укол в грудь, а Стэг, прикрывшись уже мёртвым телом, толкнул его вперёд, палаш атакующего пробил тело насквозь, плотно там застряв. Этим подарком судьбы нельзя было не воспользоваться, и Стэг сразу двумя клинками поразил противника.
  И только теперь понял, как он устал. Прислонясь спиной к одиноко стоящему дереву, молодой человек слушал биение своего сердца, которое готово было выскочить, дорвав разодранную в ходе поединка дорожную куртку. Тут он вспомнил о том, что его спутники, наверное, уже далеко, и чтобы их догнать быстро, необходимо приложить немало усилий, а ещё то, что долго здесь находиться не стоит, так как рядом может находиться неприятель.
  Стэг, не выпуская оружие из рук, медленно, покачиваясь, побрёл по просеке. И ему было всё равно попадётся ли кто на пути или нет.
  
  После того, как отстал Стэг группа, подгоняемая звуками армейских рожков то справа, то с лева, продвигалась вперёд всё дальше и дальше. Преследователей было не видно, но это не значило, что их нет совсем. Возможно, неприятности ждали впереди, да и погоня могла показаться в любое мгновение. Больше всего мешали лошади, их пришлось бросить, за исключением той на которой бал привязан маг, он болтался в седле словно мешок. Лошади сначала скакали за людьми, за тем отстали, перекладывать седельные сумки с содержимым времени не было. За взрослыми играми все как-то совсем забыли об Угуре, Кайси тянула его за руку, мальчишка выбился из сил, но низа что на свете ни кому в этом не хотел признаваться. Заметив Голиан подбежал, схватил его под мышки и забросил на круп лошади за магом.
  - Зачем, я не устал. - начал возмущаться мальчишка, задыхаясь словно от нехватки воздуха.
  - Не о тебе речь, будешь следить за магом, - схитрил Голиан.
  Угур был очень благодарен за то, что посадили на лошадь, не менее довольна, что не придётся тащить мальчишку, была и Кайси.
  Вдруг, как по команде звуки, погони стихли, а в прорехах между деревьями показалась долгожданная река. До неё было ещё очень далеко, но за то её уже видно, а это уже неплохо.
  - Стойте, привал, - скомандовал Галиан, - надо перевести дух.
  Остановились, прислушались, звуков погони не было слышно, да и лес словно вымер.
  - Не к добру это, - пробасил Хурт, грызя стебелёк травинки - меня эта тишина, как-то, настораживает.
  Поближе подошёл, словно подкрался, Туман, двигался он по лесу тихо, и не смотря на длительный бег, дышал не слышно. Он кивнул головой в знак согласия с Хуртом, и вопросительно перевёл взгляд на Голиана, ведь он тут главный.
  - Двигаемся тихо и быстро, Туман - вперёд. Стэг. Фу ты, - выругался и, посмотрев по сторонам, добавил - Хурт - замыкающий. Кайси - следишь за магами.
  Он мельком окинул взглядом Ковриуна - тот выглядел как огурчик, словно и не было длительной пробежки, за тем перевёл взгляд на старого мага, и мальчика, покачал головой и добавил:
  - Приглядывай за ними, уж больно Авелис меня беспокоит.
  Он хотел сказать ещё дочери, как она ему дорога и, что последнее время он мало с ней разговаривал, сведя совместное общение к коротким полуприказным фразам, наверное, боялся, а вдруг, кто случайно заметит его отцовские чувства, и стеснялся этого. На короткий миг его захлестнула волна любви и тепла, жгучий комок забился в груди. Голиан сморгнул накатившуюся слезу и сухо добавил, опуская голову:
  - Вперёд.
  Ни кто не обратил внимания, что в суете погони Угура причислили в разряд магов, только не он сам, мальчик ещё крепче сжал посох, и сильнее прижался к Авелису. Его уже при всех называют магом, а его ещё не посвящали и даже не учили. Разве можно то, что происходило у него со старым магом назвать обучением. Обучение - это такое что-то серьёзное и важное. Мальчик зажмурился, сильнее обхватил неудобный круп лошади, почувствовал ногами, как перекатываются в движении боковые мышцы животного.
  Лес расступился, и просека вывела на широкую излучину реки. По правую сторону стояла пара рыбацких домишек, вместе с хозяйственными постройками. По левую - несколько стожков сена, а за ними долгожданная река. Вышли из-за деревьев, идущие потихоньку повеселели, когда тревожный голос Хурта окликнул Голиана.
  - Командир, сзади.
  Следом за ними в некотором отдалении из темноты деревьев на свет солнца не спеша выходили королевские гвардейцы. Группа Голиана ускорилась, желая спрятаться за строениями, но в это время на встречу из-за ближайшего домика высыпало примерно "пятёрки" три военных.
  - Оп-па.- только и смог произнести Хурт.
  Похоже, их давно вели, как зверей на охоте, не желая пересекаться в лесной гуще. Положение становилось критическим. Преследователи, а их было значительно больше, по обе стороны расходились широкой дугой, отрезая пути к отходу. У некоторых за плечами болтались тяжёлые армейские арбалеты, но их не доставали, понимая, что беглецам и так некуда деться, а их пленение, только вопрос времени.
  - Так, магов на землю, а мы в круг. - Скомандовал Голиан.
  Угур спрыгнул с лошади, следом за ним стащили, словно мешок репы Авелиса, предварительно разрезав удерживающие ремни. Рядом с ним положили Ковриуна, тот уткнулся лицом в землю, подложив под голову руки.
  - Дядя Голиан, а может я тоже? - приподнялся Угур, опираясь на посох.
  - Лежишь тихо, словно мышка, и как только увидишь брешь в окружении, постарайся смыться. И ещё, - обращаясь уже ко всем спутникам, - вот, пожалуй, и всё, а везло то как, ну хоть красиво уйти получится, слишком не равны силы, с одной стороны пятнадцать, да с другой около двадцати. - за тем помолчал и добавил. - А хорошо-то как, смотрите солнце какое. И ещё, кто последний останется, нельзя допустить, чтобы Ковриун вернулся домой.
  Ему никто не ответил, только Хурт слегка закряхтел.
  - Рано ты нас хоронишь, повоюем ещё.
  Выходило так, что окружившие их солдаты стрелять не собирались, чтобы не попасть в магов. Большая их часть, ощетинившись короткими пиками, медленно стали продвигаться вперёд, смыкая кольцо, остальные, вооружённые армейскими палашами, образовывали, как бы второе кольцо. Подойдя шагов на двадцать, окружение остановилось, а из второй линии послышался голос, по видимому старшего.
  - Мы предлагаем сложить оружие и ввиду значительного численного преимущества отложить оружие и сдаться. Обещаем справедливый суд, со всеми вытекающими...
  Голос говорившего звучал нехотя, лениво, словно вопрос сдачи уже давно решён и осталось соблюсти лишь некоторые формальности. Наступать, скрещивать оружие окружившим явно не хотелось, поскольку, жертвы могли быть и с их стороны.
  - Знаем мы ваш суд, - проворчал Хурт, снимая из-за спины свой арбалет, бросая рядом с Угуром.
  Сейчас в нём не было никакого проку. Свой двухзарядный с плеча стащила и Кайси, собиралась положить рядом на землю, но посмотрев, обнаружила, что он взведён ею ранее, болты уложены в направляющих, она уже нагнулась с оружием к земле, но в один миг, словно пружина, разогнулась, подхватила арбалет другой рукой, и прозвучал сдвоенный щелчок. Расстояние было столь незначительным, а противник стоял так плотно, что не попасть было очень сложно. Одному военному болт пробил грудь, другому бедро.
  Арбалетный выстрел послужил толчком к столкновению, копейщики пошли вперёд, сужая круг. Первым не выдержал Хурт. Он кинулся вперёд, на пики, не смотря на то, что с помощью такого оружия можно легко удерживать противника на расстоянии, противостоять Хурту было сложно. Он не нанёс серьёзных повреждений, но сломал строй военных, отбивая пики противников своим длинным палашом.
  Голиан, Туман Хурт и Кайси отбивались от колющего оружия, нанося рубящие удары по древкам и по рукам их держащим, сведя на нет преимущество пик, они сходились вплотную, где с этим оружием просто не развернёшься, не забывая прикрывать, друг друга. Началась просто свалка, хотя военные и имели численное превосходство, но лезть вперёд под разящие удары никто не хотел, кроме того они просто мешали друг другу. В первые мгновения атакующие понесли потери, Уже несколько военных лежало на траве, похоже арестовать беглецов нехотя и без потерь не получалось.
  По поляне разливались звуки скрещиваемого железа. Бились молча, лишь изредка сопровождая удары выкриками. Уход, удар, уклон, удар. Вот очередной противник Тумана сменил упавшего, этот был просто огромен, Туман доходил ему едва до плеча, вооружённый таким же огромным палашом, он со своей короткой абордажной саблей в правой руке и ножом в левой стоял, словно ребёнок с прутиком. Великан крутанул кистью и оружие, описав дугу, остановилось в положении готовности к бою. Он знал свою силу и, по-видимому, уверенность, помноженная на силу и опыт давала спокойствие и какой-то спортивный азарт. Сослуживцы великана расступились, освобождая место для битвы. И вот они сошлись, первый удар был очень сильный, Туман сместился в сторону и вперёд, принимая его почти под эфес палаша своей саблей и чуть подвернув, отвёл в сторону, свистящий звук пролетел над головой вниз. Чтобы как-то сбить напор великана Туман двинул щитком левой руки по печени, нож он держал обратным хватом, и поэтому достать противника не представлялось возможным. С таким же успехом он мог бы пнуть дерево, похоже, это только раззадорило верзилу. Новый финт, выпад и удар, великан при всём своём огромном росте двигался очень быстро, Туману крутился перед ним как уж на сковородке, в очередной раз, смещаясь с линии атаки и заходя за спину, он перехватил нож и полоснул правый бок, чуть ниже рёбер. Рана оказалась не значительна и только разозлила противника, последовал очередной удар сверху, Туман поскользнулся на мокрой от крови траве и не успел своевременно сместиться с линии атаки, ему ничего не оставалось, как только подставить под удар щиток, а правой рукой вогнать саблю вверх под нижнюю челюсть. Фонтан крови из разрезанной сонной артерии окропил окружающих, великан, похоже, уже был мёртв, но всё ещё стоял на ногах, тогда Туман толкнул его в сторону атакующих и тот рухнул навзничь, чуть не придавив собой очередного воина.
  Туман сначала старался присматривать, как там обстоят дела слева у Голиана и справа у Кайси, но потом рубка слилась в один сплошной поток. Удар, уход, финт, переход и снова уход, снова и снова. Сначала очень сильно гудела левая рука, на которую был принят удар великана, но за тем боль чуть притупилась и ушла, а дальше, как показалось молодому человеку, что-то произошло, он почувствовал, как у него изменилось положение тела, на затылке вырос загривок, а морда, это была именно морда удлинилась, а центр тяжести тела сместился ещё ниже. А может быть, ему это только показалось. Или не показалось. Изменениям Туман удивиться не успел, было просто не до этого, неприятели меняли друг друга, он просто бился снова и снова, и вот в какой-то момент зарычал, это было так естественно. Лица военных перекосились от ужаса, но их нападения не остановились, кажется, атакующих стало ещё больше.
  И тут Туман увидел себя. Просто увидел себя со стороны и чуть сверху, как он крошит неприятеля налево и направо и ещё услышал, как тот, который внизу, злобно рычит, и у того который всё это видит словно мороз по коже.
  Хотя какая кожа? Кожа это у того, который внизу.
  А ещё он увидел, как тяжело приходится остальным его спутникам. Как самоотверженно сражается Голиан, как хитрит Кайси, изображая лёгкую добычу, но в самый последний момент наносит точные выпады и уколы, и как нелегко приходится Хурту, которого оттеснили в сторону. Он уже ранен, разодранная походная куртка вся в крови, левая рука прижата к телу, из под которой стекает кровь, а на него всё нападают, и нападают, а помочь ему не кому. Ещё, тот Туман, который сверху не мог не заметить, как переживает Угур, желающий помочь своим и не имеющий права бросить старого мага. И тот Туман, который сверху долго не мог понять, из-за чего всё это происходит, наблюдать сверху так хорошо и спокойно, а тот Туман, который внизу всё крошил и крошил набегающих на него военных, он был похож на одержимого зверя, незнающего усталости и пощады ко всему живому.
  
  Он брёл по просеке, солнце перевалило далеко за полдень, усталость постепенно отступала, уступая место знакомой ломоте во всём теле. "Сестёр-близнецов" Стэг вложил в ножны, предварительно тщательно их осмотрев, выходило так, несмотря на то, что удар пришёлся вскользь, рубленая отметина палаша "учителя" оставила глубокий след. Молодой человек ковырнул ногтём дерево ножен и улыбнулся, между ложами двух клинков находилась металлическая пластина, она, конечно, утяжеляла изделие, но в данном случае спасла ему жизнь.
  Ещё издали Стэг услышал звуки боя и прибавил шаг. То, что он увидел, выйдя из-за деревьев, заставило перейти на бег, на ходу вынуть клинки, а ножны убрать за спину. На берегу реки между домиками и какими-то хозяйственными постройками лежало тяжелоранеными, а так же убитыми дольше десятка военных, именно в такой форме как у тех с которыми пришлось пересечься Стэгу. Его спутники яростно бились со значительно превышающими по количеству вооружёнными людьми. Определить, кому больше всего нужна помощь, особого труда не составляло. Туман сцепился одновременно с несколькими противниками, и если хорошо разобраться - это именно им нужна помощь, потому что он в одиночку, орудуя абордажной саблей и ножом, сковал действия восьми человек, несколько военных вокруг было ранено или убито, оставшиеся в живых и рады бы разбежаться, но вели себя, словно кролики перед удавом. "Хорошо бы спросить у него потом, как он это делает" - подумал Стэг. Отец вместе с дочерью находились по обе стороны от лежавших на земле Авелиса и Ковриуна, рядом вертелся Угур, который, посохом старого мага, старался, по возможности, мешать пятерым атакующим. Кайси и Голиану было, конечно, тяжело, но они справлялись. Хуже всего дела обстояли у Хурта, его оттеснили подальше от остальных, прижав спиной к какому-то строению, он еле отбивался от четверых военных одной рукой, а пятый, скорее всего старше чином, раненый, оперев рукой о стену, давал указания атакующим. С каждым мгновением сопротивляться было всё сложнее, военные это поняли и особо на рожон не лезли. Минуты Хурта были сочтены.
  Стэг бросился на помощь своему спутнику орудуя двумя клинками-"сёстрами". Атакующие не ожидавшие стремительного нападения со спины, практически не успели оказать достойного сопротивления молодому человеку. Склонившись над, ссунувшимся по бревенчатой стене Хуртом, Стэг коснулся рукой до здорового плеча и не громко прошептал:
  - Потерпи, я скоро.
  Понимая, что от Голиана или даже от Кайси Хурту помощи будет больше, чем от него Стэг подбежал к ним. Втроём или даже вчетвером, если считать и Угура они быстро справились с пятёркой военных.
  - Голиан, Хурту срочно нужна помощь, - Cтэг крикнул через плечо командиру, направляясь к Туману.
  Да, Туману помощь была не нужна, но что-то с ним происходило не так, а как именно не так Стэг определить не мог. Бился он, конечно, завораживающе, скупые, грациозные движения несли смерть направо и налево, и было в этих движениях что-то не от самого Тумана, а от древнего воина, легенды, о которых бродили по миру. Стэг невольно вспомнил одну из них, в которой говорилось о воине, от которого, в пылу боя, боялись свои и чужие. Его другу слабо сопротивлялось уже три человека, у одного из них за спиной болтался, похоже, взведённый арбалет, его хозяин, скорее всего, забыл об этом оружии. Несколько секунд и вот уже арбалетчик остался один на один со своим противником, ужас застыл на его глазах, словно, услышав мысль Стэга, стрелок провёл рукой по цевью намереваясь перевести его из-за спины. Но не успел, сокрушительный удар клинка сверху повыше ключицы остановил его действия. Закончив с последним противником, Туман сделал ещё несколько неуверенных шагов вперёд, за тем медленно повернул голову вправо, потом влево, осматривая пустым, ничего не видящим взглядом по сторонам, сделал ещё два шага вперёд, опустился на одно колено, потом на другое и лицом вперёд грохнулся о землю, не выпуская из рук оружия.
  Первое, что пришло в голову Стэгу, так это то, что его друг тяжело ранен, подбежав к нему, молодой человек перевернул его на спину и приставил два пальца правой руки к сонной артерии - пульса не было, а в пустых глазах отражались проплывающие по небу облака. За тем он рванул двумя руками рубаху под кожаной жилеткой, холщовая ткань с хрустом разлезлась, освобождая тугие мышцы. Стэг прижался к груди, в надежде услышать биение сердца - в груди было тихо. Туман был, конечно, весь в крови, но не одной раны на его теле не было. Стэг опустился на колени перед своим другом, опустил голову, отбросил в сторону всё ещё всё ещё сжимаемые в руках клинки.
  Подошёл Галиан, осмотрел недвижимое тело, положил свою руку на плечо Стэга и произнёс:
  - Он мёртв.
  Стэг движением плеча сбросил с плеча руку командира и тихо, прошептал:
  - Нет.
  Поднял голову и уже громко, более уверенно, чеканя каждое слово сказал:
  - Нет! Этого не может быть! Ты не можешь просто так уйти! - Он схватил двумя руками за кожаную жилетку и тряхнул так, что кожа затрещала. - Ты не можешь просто вот так всё бросить и уйти!
  Молодой человек тряс снова и снова, пока Голиан не схватил его за руки.
  - Всё кончено, - произнёс он.
  - Нет! - Стэг оттолкнул плечом старшего группы с такой силой, что тот не удержался на ногах и отлетел в сторону на несколько шагов.
  Не глядя, что произошло с Голианом, он двинул Туману тяжёлую пощёчину, за тем другую, потом ещё и ещё.
  - Нет, я тебя не отпущу. Не отпущу. - Так приговаривая, он хлестал своего друга по лицу и груди.
  Стэг воздал руки к небу, рубанув двумя кулаками в раскрытый торс, обессиленный рухнул на грудь друга. А слёзы сами катились из глаз.
  На берегу повисла тишина, ни кто не решался подойти.
  - Ну и здоров ты кулаками махать.
  Стэг приподнялся, на него смотрел Туман.
  - Чуть не зашиб. - откашлявшись произнёс он.
  
  Когда все немного успокоились от пережитого, Голиан стал подводить итоги боя. Главный итог был такой, бой они, конечно выиграли, но убираться отсюда необходимо немедленно, мало ли. Обессиленный Туман сам передвигался с большим трудом, Хурта перевязали, он, похоже, потерял много крови, левая рука повисла плетью, пальцы не шевелились, несколько ран на груди и ногах серьёзных опасений не представляли. Ранения остальных особой опасности не представляли, а у Кайси из всех повреждений был, только разодран рукав.
  На берегу нашли большую рыбацкую лодку, правда без вёсел, пока Голиан отправился к домику рыбака за вёслами, остальные стаскивали свои вещи поближе к лодке, Угур носился по берегу, он нашёл четыре армейских арбалета, которыми военные не воспользовались, а так же болты к ним.
  Подойдя к домику рыбака, Голиан сначала подумал, что там никого нет, собрался, было уже идти искать вёсла самостоятельно, но услышал шорох за дверью.
  - Эй, есть, кто живой? - спросил он.
  Шорох усилился и из-за двери выглянул мужичок невысокого роста с огромной чёрной бородой. Он не был напуган, скорее, страх на его лице был показным и соответствовал ситуации.
  - Здравствуй, хозяин, - начал разговор Голиан.
  - И тебе здоровья, добрый человек, - ответил чернобородый.
  - На ту сторону реки не перевезёшь? - Голиан не стал откладывать главный свой вопрос на потом.
  - Раньше бы запросто, - бородач почесал пятернёй затылок - а теперь уж слишком много людей разных вокруг, одни одно хотят, другие хотят того, что не хотят первые, а мы тут живём, никого не трогаем и жить ещё будем долго, если меньше куда вмешиваться. Вот вы тут целую армию нашинковали, а теперь перевези его.
  - Понимаю, - хмыкнул носом Голиан - а лодку хоть купить можно?
  - Купить нет, - рыбак снова почесал затылок, - а вот украсть можно. За деньги.
  Он назвал сумму, да за такие деньги можно три лодки купить со снастями, но выбирать не приходилось, и Голиан молча кивнул.
  - Только вёсла сам берёшь, и я к вам не выхожу, а то ненароком кто меня с вами увидит, горя не оберёшься.
  Голиан снова молча кивнул, деньги за украденную лодку перекочевали к бородатому рыбаку, а тот, в свою очередь, ткнул пальцем в стоящие рядом с сараюшкой вёсла.
  Командир группы взвалил вёсла на плечо, и быстрым шагом направился в сторону лодки. Пройдя половину пути, он ощутил жгучее желание оглянуться, выглянул через вёсла и невольно ускорил шаг. От кромки леса к домику рыбака, прячась за кусты и строения, продвигались вооруженные люди в егерской форме.
  - Быстрее в лодку. - на бегу закричал он, передавая вёсла Угуру, - отплывайте.
  Авелис к тому времени уже лежал на дне лодки, покачивающейся на волнах, рядом с ним сидел Ковриун, Стег Тумана, как маленького ребёнка перенёс через накатывающие прибрежные волны. Хурт не бес помощи Кайси перебросил ногу через борт лодки. Для восьми человек она была явно маловата.
  Голиан схватил арбалет, лежащий на берегу и начал судорожно взводить, за ним другой.
  - А ты? - не понял Стэг.
  - Ну, кто-то должен вас прикрыть, а то пока вы тут будете отплывать, вас перестреляют с арбалетов как по мишеням на ярмарке.
  Стег оттолкнул дальше лодку от берега, принялся заряжать третий арбалет.
  - Но ведь они же не стреляли, - неуверенно возразил он.
  - А вдруг да передумают. В лодку, я сказал. - Зарычал Голиан.
  - Может, я останусь? - поднимая четвёртый арбалет с песка, не соглашался Стэг.
  - В лодку. Ещё я детей вместо себя не оставлял. И Кайси держи, а то у неё тоже ума хватит. И ещё если магов не доставите - Голиан пристально посмотрел в глаза Стегу - я вас и с того света достану.
  Он выхватил из рук арбалет и почти не целясь, выстрелил в ближайшего егеря, тот уткнулся носом в прибрежный песок. Стэг с усилием по пояс в воде оттолкнул тяжелую лодку, разбежался и повис на борту, переваливаясь внутрь. Кайси вместе с Угуром вставляли вёсла в уключины, а по щекам её текли слёзы.
  - Я их чуть задержу и догоню вас вон на той лошадке, - кивнул Голиан на одиноко стоящую лошадь, ту самую на которой везли Авелиса, поднимая следующий заряженный арбалет.
  Стэг и Кайси сели на вёсла, лодка медленно отходила от берега. Арбалетный болт впился в наружный борт, ещё несколько плюхнулись в воду, образуя фонтанчики брызг. Стэг заставил девушку опуститься на дно лодки, опасаясь новых выстрелов, они действительно были, но с каждым разом становились менее точными. Что и говорить Голиан возложенную на себя обязанность по отвлечению внимания выполнял умело. Сначала на него не сильно обращали внимание, ведя стрельбу по медленно отдаляющейся лодке, для острастки отправив двоих егерей, но когда очередной стрелок осел на песок, выронив арбалет, внимание переключилось на Голиана. Он стремительно перемещался между неприятелем, умело орудуя шпагой и ножом, не давая прицелиться ни в себя, ни в своих друзей. Он никого не убил и, возможно, даже серьёзно не ранил, но его постоянные тычки и создаваемая неразбериха выводила военных из состояния равновесия. А чем сильней они раздёргивались, тем сильней злились, и тем большая суета давала меньше результата.
  С лодки было отчётливо видно, как ловко и даже немного шутя, Голиан парировал атаки преследователей, как уклонился от выпущенного в него арбалетного болта, и как играючи вышел победителем с тремя егерями. Голиан окинул взглядом отплывающих спутников, убедившись, что они находятся в недосягаемость и стал пробиваться по направлению к лошади. Её в настоящее время скрывали хозяйственные постройки и стожки сена. Добрался он до неё или нет, а так же удалось ли ему бежать, было не понятно.
  
  Начинало смеркаться, солнце уже давно село за лесок на другом берегу и свежая прохлада заставляла ёжиться, напоминая о скорой осени. Река в этом месте была наиболее широка, и другой берег чуть виднелся в надвигающемся сумраке, но выбирать место переправы не приходилось. Стэг вёсла никому не доверил, мотивируя тем, что в данный момент спешить некуда, а ему будет, чем заняться. Авелис всё так же лежал, как его положили перед отплытием, с закрытыми глазами время от времени проговаривая неразборчиво речитатив возможно заклинаний, а может полуобморочный бред. Ковриун находился рядом, смотря пустыми глазами на играющую воду под веслом. Тут же лежали Туман и Хурт, и если Туман молча смотрел в темнеющее небо, то у Хурта начинался жар, он время от времени проваливался в беспамятство беспокойно вертел головой и громко стонал. В эти моменты Кайси стоило большого труда удержать крепкого воина от того чтобы тот сам себе не причинил вред. Угур же сидел у ног Стега, в любое другое время его бы очень обрадовало такое путешествие. Но сейчас. С присущим ему детским максимализмом, во всех бедах винил только себя, за то, что не смог заметить, не смог предвидеть за ранее, а если и мог, то не мог распознать и растолковать знаки и видения должным образом.
  - Как думаешь, Стэг, уйти ему удалось? Он нас догонит? - чуть слышно проговорила Кайси.
  - Ну, конечно, мы же с тобой видели, как он добрался до лошади - соврал тот.
  Размеренно хлюпали вёсла, стонал раненый, бормотал старый маг.
  - Он не догонит, - тихо ни к кому не обращаясь, произнёс Угур.
  Мальчик произнёс, а сам ужаснулся, что же такое он сказал, а ведь надо было промолчать, а может он просто ошибся, или, в крайнем случае, сказать Туману потом, когда Кайси - дочери Голиана рядом не будет. А так ему было стыдно, неуютно, хоть с лодки выпрыгивай. Но нет, мальчик отогнал от себя эту мысль: "Стэг ведь всё равно выловит, то, что подзатыльник поставит - это пустяки, а вот то, что ему в глаза смотреть придётся и что-то говорить, вот это действительно серьёзно".
   Угур украдкой взглянул на девушку, она сидела, прислонившись спиной к борту лодки, глаза её были закрыты. "А может быть, она заснула и не услышала" - это были последние его мысли, голова становилась тяжёлая, а глаза закрывались сами. "Вот сейчас один раз моргнёт и всё пройдёт, будет легче. Вот сейчас. Вот..."
  
   Всё так же шлёпали вёсла по воде, да время от времени стонал раненый Хурт. Только старый маг притих, и темень опустилась ещё сильней, тонкой полоской бурел закат, а первые звёзды наперегонки спешили зажечь своё свечение.
  Состояние было то ли сон, то ли явь, но только голову Угура не покидала мысль, что он обязан что-то сделать. Что-то важное. Очень важное и нужное для общего дела. Но, что именно - неизвестно. Вот если бы Авелис был в состоянии, он подсказал.
  
  Старый маг стоял рядом, хитро щурил свои глаза, улыбался и молчал, он легонько толкнул мальчика в спину, а сам отступил на шаг и пропал.
  Угуру захотелось бежать далеко, далеко. И он побежал. Бежал долго, поднимаясь всё выше и выше на какой-то холм. Да нет, это же не холм. Это высокий курган, покрытый густым зелёным ковром, пахнущим горькими травами. Мальчик остановился на самом верху, отсюда очень хорошо видно далеко-далеко. Внизу под ногами раскинулись леса и поля, озёра и реки, города и поселения. Он поднял руки к небу, закрыл глаза и, не раскрывая рта закричал:
  "О боги, смотрящие с верху вниз, о люди, смотрящие с низу вверх. Обращаюсь ко всем тем, кто может меня услышать. А так же к тем, кто услышать не может, но своим присутствием зримым и незримым влияет на наши дороги видимые и невидимые. Молю вас о помощи тайной и явной. Не для себя прошу, но для тех, кто со мной отправился в этот нелёгкий путь. За тех прошу, кому суждено вернуться домой и тех, кому уже никогда не вернуться".
  Мальчик не знал, откуда у него в голове появились такие мысли, да это и не важно. Налетел ветер, взъерошил давно не стриженные непослушные волосы, и умчался прочь, унося с собой негласный призыв о помощи.
  Мальчик спал.
  
  6
  Всё лето Владелец земли Друз Долговязый провёл в гнетущем, тяжёлом настроении. После того, как он понял, что Туман не вернётся, радужных настроений не прибавилось, конечно, теплилась надежда, что он погиб в неравной схватке со злобным магом, выполняя опасное задание своего Хозяина земли, но в это верилось слабо. Не такой Туман был человек, чтобы спасовать перед стариком, пусть даже и магом. Скорее всего, он просто сбежал, решив не выполнять задание. А это уже оскорбление, и за всю жизнь Друза неотплаченных долгов набиралось раз, два и обчелся, а точнее всего два это: старик с мальчиком, когда его - Владельца, Хозяина земли выставили посмешищем перед его людьми, да когда сбежал Туман, как он считал его лучший охранник. И поклялся Друз Долговязый перед собой, что не успокоится пока не раздаст долги. Он и человечка специального отыскал по розыску, денег отвалил немерено, и когда ему сообщили, что видели его должников в столице, при чём, вместе, ощущение, что он всё делает правильно, усилилось, а руки сами зачесались, предвкушая час расплаты. Но, вот только куда из столицы пропал старик с Туманом, это специальный человек сказать не мог, даже за хорошую добавку к гонорару. Так бы и бегал Хозяин земли в поисках пропавших, если бы не один случай.
  Один раз в середине лета, возвращаясь с охоты, как всегда недовольный и злой Друз увидел двух человек гревшихся на придорожном камне в лучах заходящего солнца. Один, по виду маг или монах, в длинном сером балахоне подвязанный обычной бечевкой с посохом в руках, если его одеть по другому, то он может быть кем угодно почётным горожанином, торговцем или даже борцом в рыночном балагане, которые приезжают на праздники поиграть мускулами на потеху публики. Другой же какой-то безликий с незапоминающейся внешностью одет скромно, по-дорожному, а из всего его обличия в глаза бросалась лишь длинная шпага на перевязи, да нож за поясом.
  Когда поравнялись, монах посохом преградил путь. "Сейчас начнёт денег клянчить на благо какой-нибудь святой церкви, которых в последнее время развелось видимо-невидимо" - подумал Друз. Но разговор начался совсем по-другому.
  - Здравствуй, уважаемый Друз Долговязый, - начал монах - наслышаны о тебе и вот пришли издалека посмотреть на тебя, действительно ты таков, как о тебе рассказывают.
  - А че на меня вам смотреть, я не девка на выданье, а вы не сваты. - Хозяин земли был ошарашен таким обращением, он привык, чтобы к нему обращались уважительно с поклоном, а тут разговаривали с ним, ну как бы про, между прочим, проходя мимо. - И далеко обо мне наслышаны, и что говорят?
  - Слухи вещь такая, они далеко и близко, - уклончиво ответил монах - и ходят они разные. Есть такие, что Хозяин земли ты не бедный, доход имеешь стабильный и налог в казну платишь почти исправно, а внимания тебе от королевской власти почти никакого, и не потому, что владения твои на окраине, потому, что считают тебя непонятным, вроде бы как сам себе на уме, и не очень надёжным.
  - А не отправить, ли мне вас с надёжной охраной в столицу, - неуверенно произнёс Друз, поглядывая на свою внушительную охрану - может, как раз доверие обрету.
  - Может, и обретёшь, ненадолго, а может, и нет.
  Монах посмотрел на перетаптывающихся за Владельцем земли охранников, тут же оглянулся и Друзд, возможно он правильно понял мысль монаха, потому, как махнул своим рукой со словами:
  - Езжайте, я догоню.
  Втроём они посмотрели, как сопровождение отъехало в пределах видимости и спешилось, за тем монах начал говорить снова:
  - Вот видишь, тебе интересно услышать всё то, что я тебе предложу. Не правда, ли?
  Друз молчал, по его лицу было сложно понять соглашается он со сказанным или нет, но было понятно однозначно, в голове у него идёт мыслительный процесс. И он не простой. Видимо решая додавить, склоняя Владельца земли на свою сторону, монах, как бы нехотя, обращаясь к своему спутнику, поднялся, отряхивая свою рясу.
  - Ну, что же, пойдём, наверное, здесь нас не очень поняли и наше предложение не находит поддержки.
  Глазки Друза Долговязого забегали, он судорожно то открывал, то закрывал рот, словно рыба, попавшая на крючок, ему казалось, что он пропустил, что-то очень важное и это важное касалось лично его и его будущего.
  - Подождите, а в чём нужна поддержка? И кому?
  - Кому? Ну, мне, наверное. - монах улыбнулся - Ах да, я ведь забыл сказать. Я, просто, хотел предложить Владельцу земли значительно увеличить свою охрану за чужой счёт.
  - Подождите, так не бывает. Как это за чужой счёт? - В голове Друза не укладывалось, что что-то можно увеличить, не тратясь, и вообще рой вопросов готов был разорвать его голову. - Откуда они возьмутся, и сколько я должен на это потратить.
  - Да нет же, это мы будем платить Владельцу земли за то, что он немного увеличил свою охрану. А откуда возьмутся? Ну не знаю, - монах посмотрел по сторонам, словно отыскивая, откуда могут взяться люди такому благородному мужу в охранение, потом, словно вспомнив, ткнул пальцем в своего спутника - может быть, Форн приведёт.
  Форну явно нравились дурачества его спутника, он с трудом сдерживался, чтобы не сорваться в хохот, а когда монах обратился к нему он безразлично пожал плечами.
  - И зачем мне всё это? - Друз начал потихоньку понимать, что успешно угодил в расставленные на него сети.
  - Да, просто, когда придёт время убрать вашего правителя, тебе придётся нас всего лишь поддержать. - полушутливый тон монаха сменился на решительный командный со стальным отливом не допускающий никаких возражений.
  - И что я всё это должен буду сделать? - по голосу было заметно, что Владелец земли готов сбежать.
  - Там, в Аговире найдётся, кому этим заниматься, мне же здесь всего лишь нужно разместить людей. А когда придёт время распределять жезлы власти в подчинении нового правителя, тебя не забудут.
  Сказав это, монах в сопровождении своего спутника направились в сторону от замка Владельца земли, оставив Друза Долговязого обдумывать произошедшее.
  На следующее утро Хозяин земли проснулся с ощущением прошедшей попойки и ломотой во всём теле, о вчерашнем происшествии вспоминать не хотелось, а ещё через день он с трудом мог ответить себе, было ли это всё на самом деле.
  Так, пожалуй, всё и забылось, если бы дней через десять вечером в распахнутые ворота замка не въехали первые пять десятков вооружённых людей под командованием того самого Форна. Одеты они были разномастно, и только по вооружению и строгой дисциплине было видно - это регулярная армия. Сразу было завезено и закуплено большое количество продовольствия и фуража, платили исправно, поселенцев не обижали. Друз сиял, у него никогда не было такой организованной и многочисленной охраны. Хотя нет, когда, людьми Хозяина земли командовал Туман, они имели очень не плохой уровень, постоянные тренировки сказывались, но с его уходом всё рассыпалось само собой. А теперь все вооружённые люди в замке, даже бывшая охрана подчинялась Форну. Сам Форн всячески показывал при случае, что находится в подчинении Владельца земли. Потом, дней через десять, в замок вошли ещё пятьдесят переодетых военных, на этот раз это были пешие арбалетчики. Когда же к концу лета в замке насчитывалось более пяти сотен хорошо вооружённых, обученных, дисциплинированных солдат Друз Долговязый понял, в какие он угодил сети и для дальнейшей реализации чьих-то планов он - Друз Долговязый, Хозяин, Владелец земли совершенно не нужен. Маленькая армия в его замке жила своей жизнью, и хотя вооружённые незнакомые ему люди при встрече отдавали ему почести, это было не более чем формальностью. И вот тогда он попытался влезть абсолютно всюду: в закупки и доставку продовольствия, тренировки и охранение, политическую расстановку сил в королевстве и влияние каждого отдельно взятого Владельца земли на эту самую расстановку. А так как человек он был не глупый, обладал чутьём в выборе сильной стороны, имел медвежью хваточку при получении собственной выгоды, то умудрился занять своё место в военной иерархии новой уже не маленькой армии расположившийся в его замке.
  Прошло ещё какое-то время, в начале первого осеннего месяца в замке Владельца земли появился монах, с которого и началось знакомство с представителями северного соседа в сопровождении молодого спутника. Теперь Друз уже точно знал, откуда военные в его замке, чьи интересы представляют, согласился с этими интересами и даже нашёл для себя их довольно-таки привлекательными.
  Приехал он рано утром, и сразу был созван совет, на котором присутствовали его спутник, Форн и Друз Долговязый.
  - Скажу сразу, - начал монах, имени своего он так и не называл - вот и настало то время, для которого вы здесь почти два месяца готовились.
  - Начинается свержение нашего правителя? - не выдержал Друз Долговязый, сказал и сам запнулся, словно проговорился.
  - Да, но не сразу. Сначала требуется остановить Гавриуса Снежного, у Его Магичества слишком длинные руки, хотя возможно это дело рук Волина Дрозда. Ну да ладно, разбираться будем потом, сначала дело.
  Друз Долговязый услыхав имя начальника тайной стражи, несколько приуныл, сделался даже ниже ростом, это не скрылось от глаз монаха, его губ коснулась едва заметная ухмылка.
  - В общем, не знаю, кто придумал, об этом ещё предстоит подумать, но был выкраден, и провезётся, ориентировочно, где-то в этих краях крупный маг. - Продолжил монах - Наша совместная задача вернуть его, во что бы то ни стало, а тех, кто это сделал взять живыми для того, чтобы понять сложившуюся ситуацию и обратить её в свою пользу. Офицеру Гурсту - монах кивнул в сторону сопровождающего его молодого человека с излишне натянутой стройностью, слаживалось впечатление, что он очень долго старался показать всем своим видом принадлежность к офицерскому сословию, не смотря на возраст, а затем стремление вытягиваться в струнку просто вошло в привычку, - посчастливилось пересечься с похитителями...
  Друз подумал, что этому монаху не рясу носить, а полки на парад водить. И тут его иголкой кольнула шальная мысль, да какой же он монах, он маг, самый обычный настоящий боевой маг, который может в бараний рог согнуть, даже не шевельнув мизинцем. И от этой мысли Владельцу земли стало как-то не уютно, а по спине пронеслись остужающей волной холодные мурашки и, кажется, этот человек в монашеской рясе, не смотря на то, что в данный момент увлечённо рассказывает, очень ясно слышит ход его мыслей и поток эмоций. А с колдунами и магами после некоторых событий Владелец земли связываться не стремился, хотя иметь на своей стороне мага, вернее сказать, самому быть на стороне боевого мага очень даже заманчиво, а возможно и перспективно.
   Друз Долговязый постарался сконцентрироваться на речи говорившего уже офицера Гурста.
  - Моё мнение, что похитителей человек шесть или семь, хотя есть вероятность, что уже меньше, - говорил он тоном копирующим манеру только что говорившего монаха, - среди них один ребёнок, мальчик лет десяти, молодая женщина или девушка. А так же, похоже, старый маг, но какой-то странный, обычно боевые маги, особенно в возрасте, больше стараются пользоваться магией, нежели оружием, а этот так ловко вращал свой посох, хотя мне показалось здоровье у него не очень.
  - Погоди ка, вот это, кажется, нам на руку - перебил его мнимый монах - в сложной, критической ситуации не пользоваться магией - это уже интересно, он или не желает оставлять магический след, чтобы мы его не нашли. А мы бы их всё равно бы обнаружили по украденному ими магу с сапфиром, такой след не нейтрализуешь полностью, либо с магией у них не всё в порядке, что вполне вероятно, принимая во внимание то, что в противовес не слабого мага с поддержкой сапфира могут уйти большие силы. Об этом стоит ещё подумать на досуге, а пока продолжай.
  Гурст с благодарностью кивнул и стал подробно описывать каждого виденного им похитителя. Стоило отдать должное за то непродолжительное время, что пришлось ему их видеть, словесные портреты каждого были очень близки.
  Когда дело дошло до описаний внешностей Друз внимательно вслушивался в каждое слово говорившего, забыв обо всём на свете. Ему казалось вот, те кого он на протяжении нескольких месяцев так тщательно искал не жалея времени и средств сами идут к нему в руки, а то, что это были именно они, маг с мальчиком, да и Туман вместе с ними Владелец земли не сомневался, уж слишком много совпадений. И когда описания Гурста подошли к завершению Друз не удержался и подскочил с места.
  - Так, что поднимаем гарнизон? Только куда?
  - Думаю, что вывести вас на похитителей у меня получится, чему-то ведь я учился, а вот тащить с собой пять сотен, считаю, не имеет смысла, хватит и одной. С десятью человеками справимся, а то перепугаем местных Владельцев земель, хотя и с сотни сплетен не оберёшься. - Задумчиво произнёс монах, и чуть подумав, добавил уже другим тоном, - всё решено с обеда выходим.
  
  Разношёрстный отряд переправился через широкую приграничную реку и, отойдя вглубь леса, хотя это было и не безопасно, разбили лагерь, двух человек нести тяжело, а Авелису всё время нужна была помощь, тому же все ждали Голиана. Несмотря на ожидание, он их не догнал. Девушка всё ждала, стала не разговорчивой, попытки участников экспедиции её расшевелить успехом не увенчались. Угур во всём винил себя и поэтому в её присутствии старался быть вовсе не заметным.
  Пару дней после переправы потратили на ожидание, пока Туман придёт в себя, а он лежал и смотрел в небо. Утром третьего дня он пришёл в себя, это был тот же человек, но что-то в нём изменилось, словно добавилась усталость, да прибавилось седины на висках. Поднявшись с лежанки ни с кем, не разговаривая стал проверять висевший на боку нож, за тем, словно очнувшись, посмотрел на находившихся рядом спутников, на лежавшего Хурта, тот имел очень бледный вид и похоже спал, целебные отвары и уход приносили свои плоды, но он был ещё очень слаб, на Авелиса сидевшего прислонившись спиной к старой берёзе, ввалившиеся глаза его закрыты, заострившийся нос и посеревшая кожа делали его похожим на покойника, и только сбивчивое дыхание говорило о том, что человек жив, на сидевшего у той же берёзы Ковриуна, пустыми глазами смотревшего перед собой, на Кайси, готовившую на костре не замысловатый обед. Девушка повернула к нему голову и грустно улыбнулась, след горя оставил свой отпечаток на её лице, а уставший вид казался ему таким близким, родным что ли.
  - Ну, наконец-то, - сплеснула руками девушка - а то мы уже и не знали, что с тобой делать. Как ты?
  - Да вроде...
  Туман огляделся, небо затянуто дымкой, возможно, скоро будет дождь, в нос ему ударил запах дождливой свежести, прибиваемой первыми большими каплями пыли смешанной с запахом дыма костра и готовящейся похлёбки. Запах, вернее букет запахов был настолько сильным, что он закрыл лицо, сильно сжав руками, они пахли землёй прелой травой и ещё чем-то знакомым, чем он вспомнить не мог.
  "Что это со мной" - подумал Туман, а вслух произнёс:
  - И долго я?
  - Да третий день уже. Так ты как?
  Он отнял руки от лица. "Оружие, так пахнет рукоять оружия долгое время, находившееся в руках" - подумал Туман и перевёл взгляд на нож, за тем на затасканную одежду, траву, деревья, костёр, девушку. Всё имело свой запах, вернее, набор запахов, а привычные цвета стали ярче, насыщеннее, добавились тона, полутона не зависимо от того смотришь на них или закрываешь глаза и даже вкус, да он знал на расстоянии какого вкуса окружающие его предметы, окружающая его действительность. Наверное, так ощущает мир ребёнок, появившийся на свет. А может и не так. Тут он вспомнил, что девушка ждёт от него ответа, похоже, она уже начала беспокоиться.
  - Да, да я да. - невнятно промямлил он, и тут словно опомнившись спросил - А где Стэг, Угур?
  - Они, да пошли принести чего-нибудь к ужину, - медленно нараспев словно подозревая, что-то неладное произнесла она - да уже скоро вернуться должны.
  - Уже идут, я слышу - произнёс он, да он их действительно слышал, но не здесь, а там далеко, где они находились.
  И видел.
  Видел, как Угур собирает какие-то ягоды, Туман почувствовал её кисло-сладкий привкус, и кладёт в отворот полы своей походной куртки, а рядом стоит Стэг и в руках у него какая-то птица, они о чём-то разговаривают, при желании он может узнать о чём, стоит только чуть захотеть. Но напрягаться не хотелось. Цвета, запахи, вкусы, мысли от такого большого количества нового переполняющего потока голову рвало на части.
  Туман осознал, что стоит и смотрит ничего не видящим взглядом на девушку, в глазах у неё появились искорки беспокойства.
  - Так, ты, как, у тебя всё в порядке? - спросила девушка, отрываясь от большого котла.
  - Да, ничего, голова что-то...
  - А мы и впрямь переживали за тебя, особенно Угур, ни царапины, а как не живой.
  Осмотревшись, Туман, осознал, что не видит отца девушки.
  - А где?... - он запнулся, заметив, как помрачнело лицо девушки - извини.
  - Да что уж там, он остался на том берегу, обещал нагнать - Кайси отвернулась, чтобы не было видно накатившую слезу, стараясь как можно не заметнее смахнуть её рукавом - Угур сказал, что не сможет, но я хочу верить - он ошибается.
  Над поляной повисла пауза, молодой человек чувствовал себя очень не уютно, и за то, что спросил об отце девушки, и за то, что не смог его спасти.
  - Как они? - перевёл разговор, кивнув, в сторону старого мага и Верховного.
  - Авелис плохо, ничего не ест, только пьёт иногда, а этому всё нипочём жрёт за троих, да тупо смотрит перед собой, кажется даже кабанеть начал.
  - А Хурт?
  - Слаб очень, крови много потерял, и похоже - девушка запнулась, глядя на бледного спящего воина - рука у него работать не будет, ему бы лекаря.
  Снова гнетущая тишина повисла над поляной. Тумана посетила мысль, что с рукой у его боевого спутника действительно плохо, очень плохо. Она промелькнула и исчезла.
  Рой пчёл-мыслей, ощущений и эмоций буравили голову, суматошно меняя одну другой, от этого непрерывного потока давило во лбу, стучало в висках. Он с силой тряхнул головой, но стало ещё хуже. Взгляд его переместился на большой казан, висевший над огнём, в котором булькало, парило и приятно пахло какое-то варево.
  - А это откуда?
  - Это? - девушка чуть грустно улыбнулась - Стэг с Угуром окрестности осматривали, здесь не далеко, похоже, когда-то давно бои проходили много наконечников для стрел старых, да у нас лука нет, щиты разбитые. Угур нож нашёл ржавый, свои он где-то потерял, а этот отчистил об камень, да наточил. А Стэг приволок этот котёл, отдраил, думали, ржа насквозь проела, ан нет, полдня потратил на то чтобы добела натереть. Хорошо, что было чем заняться, а то ходили, маялись, на тебя с Хуртом поглядывая. Да вот уже готово, где там наши добытчики, жаль картошки нет.
  Кайси разгребла угли в костре, чтобы было меньше жара, а за деревьями послышался разговор. Не успел Туман повернуть голову, как его чуть не сшиб с ног Угур, схватив одной рукой за шею, другой придерживая подавленные курткой ягоды, отчего та, местами, пошла синими пятнами.
  - Туманчик, наконец-то - мальчуган уткнулся носом ему в плечо.
  - Ну, ладно тебе, Хватит. - смутился Туман, ему, конечно приятно было прижимать к себе этого уже ставшего родным мальчишку, но на глазах у всех он чувствовал себя очень неловко.
  - Наконец-то, а я почему-то верил, что с тобой не случится что-нибудь серьёзное. - это Стэг подошёл и легонечко, можно сказать бережно ткнул кулаком под ребро и если бы Туман, держащий мальчика, не напрягся, то тычок в печень был более болезненным. - Да и проверочку прошёл - добавил он - значит, здоров и завтра выступаем.
  Общий шум разбудил Хурта, он медленно поднялся и подошёл к костру, опираясь на посох старого мага, сразу побледнев ещё сильней, было видно, что каждое движение давалось ему с большим трудом.
  - Я готов хоть сейчас, но только с палкой Авелиса - сказал он.
  - А я говорю лежать тебе нужно больше - заспорила Кайси.
  - У меня свой врачеватель есть - кивнул Хурт в сторону Угура - к тому же он такую палку дал попользоваться, у меня сразу силы прибавляются, да и подниматься разрешил, в отличии от тебя.
  Когда возбуждение прошло, а шутки утихли, все вместе, кроме Авелиса уселись вокруг котла и вооружились ложками. Кайси постаралась покормить старого мага. Просунула несколько ложек жидкости между зубами, от тёплой душистой похлёбки он пришёл в себя, осмысленно осмотрел окружающих, остановился отдельно взглядом на Ковриуне и тихонько произнёс
  - Я его ещё держу, но сил может не хватить, так, что надо спешить.
  За тем глаза его опять потеряли осмысленность, и он опять скороговоркой стал плести, что то непонятное.
  С удивлением, Туман заметил, как Верховный уплетал суп, приготовленный Кайси с дикой, почти животной жадностью.
  - А что, Стег, мы гостей не ждём? - наклонившись к нему, спросил Туман.
  - Честно сказать, - так же полушёпотом ответил Стэг - я, думаю, что если нас хотели догнать, то обязательно уже бы догнали, тем более, что момента, когда мы настолько были уязвимы трудно сыскать.
  Не смотря на то, что они старались шептаться, в маленькой компании собравшихся за импровизированным столом их тайный разговор был слышен всем.
  - Я тут подумала, - вступила в разговор так же, не повышая голоса Кайси - что бюрократические проволочки нашего северного соседа нам пошли на руку. Там на берегу мы напоролись на отдельный отряд преследователей, а возможно и просто на случайных егерей, о нас они ничего не знают и решения сами принимать не могут, ну просто не уполномочены. Если бы было по-другому, за нами бы обязательно пустились в погоню. А так пока отправили курьера с письмом, пока собрались, да пока выступили.
  - Во, во. Да за три - вступил в разговор Хурт - дня можно было не только погоню организовать, но и лес с нашей стороны прочесать.
  - А тут никого, мы за то время пока ты лежал, с Угуром столько кругов по лесу намотали. И ни одной души, кстати, наших то же - облизывая и убирая ложку, сказал Стэг.
  - После того, как сто лет назад здесь проходили тяжёлые бои, местное население, какое бежало, какое было истреблено, да и места здесь дикие, так, что люди здесь особенно селиться не хотят. К тому же по договорённости, которую, до последнего времени соблюдали исправно, с обоих сторон границы не должно быть никаких войск, даже пограничных постов. Были, были соседи-родственники и тут на тебе приплыли.
  Хурту явно нравилось проводить экскурс в историю, тем более, что лежать и ничего не делать ему уже очень надоело, а здесь было столько свободных ушей, он бы продолжал и дальше если б его не перебил Туман.
  - Это хорошо, что здесь людей мало, лишний раз чужой глаз не увидит, плохо, только, что лошадей найти будет сложно.
  - Да не сложно, а просто не возможно - сказала девушка, поднимаясь и подходя к старому магу, он так же сидел, привалившись спиной к дереву, склонив голову на грудь - до ближайшего селения трёхдневный переход, а возможно, нашими темпами и больше.
  Она посадили мага, как ей казалось, поудобней и произнесла.
  - А кто видел Верховного, а то мы за своим разговором увлеклись очень, а он, похоже, сбежал.
  - Это вы увлеклись, а некоторые - с гордостью сказал Угур, стоящий за спиной у Тумана - не дремлют. Вон ваш Верховный маг соседнего королевства с гусеницей играет.
  Он кивнул головой в сторону одиноко стоявшего куста шиповника. Стэг, Туман и Кайси подскочили со своих мест и устремились в сторону указанную Угуром. И правда, на замле, широко раскинув ноги в стороны, сидел Верховный маг Ковриун Тёмный, по его ладоням, переползая с одной на другую, перемещалась большая, мохнатая, вся чёрная яркими синими точками гусеница. Он внимательно следил за каждым её движением, помогал, чтобы она не упала, и его лицо излучало счастье.
  - Фу. - брезгливо передёрнулась Кайси и отвернулась.
  - А ведь он сейчас из нас самый счастливый - произнёс Стэг.
  - Ты этому завидуешь, - поморщилась девушка.
  - Да нет. - оправдываясь сказал Стэг - Ему просто ничего не нужно. Ему очень хорошо, глянь, как светится.
  - Угур, ты присмотри там за ним. - Возвращаясь на своё место, кивнул в сторону играющего с гусеницей Туман. - Что мы имеем? Во первых отсутствие погони не о чём не говорит, если её нет сзади, то, её нужно ждать впереди, а это значит нужно усилить наблюдение сейчас и во время перехода тоже. Во вторых, что у нас с вооружением?
  Он потрогал щиток, который за время его беспамятства никто снять так и не смог, да он и сам к нему привык, можно сказать, сроднился, на руке не замечал
  - Арбалета всего два, да болтов к ним с десяток, я тут нашёл старые наконечники от стрел, и пока было время, сделал ещё два десятка, но эти не отцентрованы, точности никакой.
  - Понятно. - кивнул в сторону говорившего Стэга Туман, за тем переведя взгляд на Хурта, спросил - Ты как, если выйдем завтра утром идти сможешь?
  - Слабость, конечно, есть, но, думаю, что обузой не буду, - за тем улыбнулся и добавил - к тому же одна рука у меня работает, и я обязательно на что-то сгожусь.
  - Ну, в этом ни кто не сомневается - подала свой голос Кайси.
  - Значит, на том и порешим. - под итожил Туман - Выходим завтра утром, так как лошадей не найдём, идём пешим ходом. Кайси, как Авелис?
  - Плохо, конечно. Надолго его не хватит.
  - Выхода нет, придётся его нести. Стэг, тебе просьба к утру сделай носилки.
  Молодой человек молча кивнул. Туман осмотрел окружающих, глянул на Угура, находящегося возле Верховного, и, понизив голос сказал:
  - Если вдруг что-то случится, Кайси, присматриваешь за Угуром, мне кажется, мальчишка важнее чем три Тёмных Корвиуна и его нужно доставить в Аговир, не знаю, что там у них случилось, но его надо передать Гавриусу или тому кто будет занимать его пост. - не дожидаясь ответа Туман обратился к Стэгу - Ты, отвечаешь за Верховного и если так случится, что нам не выбраться он не должен остаться живым.
  Стэг снова кивнул.
  - Ну а я, - Туман озадаченно потёр подбородок - выходит за Авелиса. Лишнее всё бросить, идём налегке. Ну, вроде всё. Хурт, я ничего не забыл, может, не учёл что? Так, ты, говори. Кстати, ты присматриваешь за всеми.
  Старый воин передёрнул плечами в знак согласия, но тут же поморщился, видно, что боль резко прошила раненую руку.
   - И если вдруг у кого возникают, какие мысли - говорим сразу, не откладывая. Ночь делим на троих сначала Кайси, за тем Стэг, потом я, ну, теперь точно всё. - закончил Туман.
  Стэг поднялся, взял одну из "сестёр близнецов" в руку и направился добывать жерди для носилок, а Кайси стала собирать и раскладывать припасы по свёрткам, наклонилась над котелком, в котором оставалось меньше половины варева, и произнесла, обращаясь к нему:
  - Вот доедим утром, и придётся, тебя, оставить, а жаль - хорошая была посудина.
  - А ты его с собой возьми - пошутил Стэг - чтобы слишком быстро не бежать.
  - Да я бы взяла, только нести меня будешь ты. - ответила Кайси.
  Подошел Угур, присел рядом с Туманом.
  - А ты изменился. - просто сказал он.
  - Конечно, Голиана нет, Хурт ранен, вроде бы как я старший.
  - Да нет, я не об этом, ты стал другим после того боя, я не знаю что произошло, но ты изменился.
  Да он изменился, и понимание этого факта не давало спокойно существовать, изменился не сегодня не одномоментно и даже не на том берегу, просто сейчас стало понятно, весь его путь, постоянный поиск чего-то не определённого, не сформированного в слова в образы, в ощущения. Когда всё началось? Наверное, когда он впервые встретил старика на дороге бредущего вместе со своими спутниками, а может когда скитался и не мог найти себе места наёмником, да ведь не место искал, а искал себя в этом мире. А ещё раньше в доме судьи, или в сливном коллекторе. Туман вдруг подумал, что с самого рождения, идя к сегодняшнему дню, должен благодарить каждого встретившегося ему на пути. И не важно, хороший это человек или не очень, они делали, вернее, помогали ему делать, создавать, творить, лепить самого себя словно гончар, создавая своё изделие, из куска сырой глины путём долгого вымешивания, за тем придания формы и, наконец, обжига. Но ведь и это ещё не конец, ведь кувшин требуется умело расписать. А что дальше? И сейчас, скорее всего он только в начале пути, вначале своего осознанного пути. К чему? А ни к чему, просто вперёд. Вперёд и всё. А на этом сложном пути попадаются вехи и знаки. Вехи и знаки. Вехи это те люди, события мимо которых не пройти, по которым сверяется маршрут. А в том ли направлении ты идёшь. И знаки, говорящие о том, такой ли ты идёшь по этому пути, что за груз у тебя за спиной, не растерял ли чего в дороге.
  На лесную поляну спустились сумерки, блики догорающего костра играли на, стоящих рядом, деревьях, маленький отряд готовился ко сну, лишь Кайси усаживалась поудобней готовясь бодрствовать свою част ночи. Туман огляделся, голова болеть перестала, но непривычные ощущения никуда не делись. Ему захотелось подойти, присесть поближе, сказать что-нибудь тёплое, нежное. Туман только сейчас вспомнил, что не сказал ничего девушке по причине отсутствия её отца, а ведь ей, наверное, очень тяжело. Он поднялся, подошёл поближе, хотел было опуститься у костра рядом с ней, но холодный взгляд девушки его остановил. На него холодным взглядом смотрел, словно, чужой, незнакомый ему человек, будто не было совместной долгой дороги, сближающих бесед.
  - Иди спать, завтра трудный день - сухо сказала девушка.
  - Да, да, наверное - только и смог ответить Туман.
  
  Далеко позади остался труднопроходимый лесной массив, разрезаемый одной единственной полузаросшей дорогой, его сменило, обнажая небольшие полянки, похожие на искусственные вырубки редколесье.
  
   Вдалеке виднелись развалины старой крепости. Часть её была полностью разрушена, вздымаясь над землёй грудой битого, поросшего плетущимся виноградом, камня. Но осталась одна, чудом уцелевшая смотровая башня. Когда-то она стояла в центре небольшой крепости окружённой по углам четырьмя сторожевыми башнями, соединёнными между собой высокой стеной-забором, за которым находился ров, возможно даже заполненный водой. Здесь находился гарнизон способный в любой момент подняться по приказу коменданта на защиту своего правителя. Но время шло, сторожевые башни вместе со стенами оказались разрушены войнами, а ров осыпался от времени. И лишь одна смотровая башня, чудом уцелевшая от воздействия войн и времени одиноко возвышалась над деревьями. Уже давно ни чьи сапоги не касались выбитых ступеней, а полу обвалившийся свод, мечтающий обрушиться, навис над входным проёмом. Создавалось впечатление, что данная конструкция чудом дожила до этих дней. А отсутствие близь лежащих поселений спасло рассыпающуюся кладку от растаскивания и повторного использования.
  Угур шёл по старой разбитой, поросшей молодыми побегами деревьев дороге к этой самой башне. Шёл один. Он знал одно, что именно эта башня ему очень нужна. Окна-бойницы свысока равнодушно смотрели, как на приближающегося мальчика, так и на окружающую действительность. Угур с опаской проник внутрь, поглядывая на нависшие над проёмом камни, за тем медленно начал подыматься вверх по винтовой лестнице. Не смотря на то, что строение старое, крепость стен, лестниц и перекрытий внушала уважение, башня в три этажа с высокими потолками, главную часть внутреннего пространства занимала сама лестница, идущая вверх по над стеной, но было и пространство, поделённое на маленькие комнаты, если так можно было сказать с окнами-бойницами. Так он оказался на самом верху, круглая, шагов десять в диаметре, обнесённая высоким, не широким парапетом с нишами для стрельбы без крыши, площадка уверенно возвышалась над макушками самых высоких деревьев. На ней в изобилии было набросано разного размера камней.
  Мальчик долго смотрел вдаль на заходящее солнце, отсюда сверху открывался великолепный вид.
  - Зачем я здесь? - ни к кому не обращаясь, громко спросил он.
  - Осмотрись хорошенько, может тебе это понадобится, - ответил ему голос Авелиса.
  - Дедушка, это ты?
  Мальчик обернулся, с восточной стороны в нише на парапете сидел старый маг, подставив лицо тёплому, уходящему солнцу, он довольно щурился, полуприкрыв глаза, на нём была старая, видавшая виды походная одежда, в руках всё тот же посох, а на лице ни капли усталости, и всё такой же хитрый прищур. Мальчик, не раздумывая бросился ему на шею.
  - Ну, ну свалимся же, - Авелис посмотрел за парапет, куда, по его мнению, мог бы свалиться вместе с Угуром - посмотри какое солнце.
  - Нижний край светила коснулся кромки деревьев и медленно уплывал за черноту далёкого леса.
  - Посмотри всё хорошенько, эта башня может пригодиться, - ещё раз повторил он - там внизу над входом, провис потолок и если выбить один камень, можно устроить завал. Окна высоко, к ним без лестниц не подберёшься, так что находящихся в башне трудно будет достать, плюс к тому же наверху много битого камня, если не высовываться из бойниц под обстрел, здесь можно долго держать осаду. И ещё пойдём, что покажу.
  На втором этаже, под лестницей находилась чаща, выложенная из когда-то отполированного камня, её при желании могли бы обхватить два взрослых человека и глубиной, наверное, локтя два. Сюда по желобкам стекала дождевая вода, вот и сейчас в ней воды было чуть меньше половины. Мальчик осторожно зачерпнул ладонью, понюхал, попробовал, вода была вполне себе ничего, пить можно.
  Солнце уже село за линию горизонта и в башне сгустились сумерки.
  - Пойдём отсюда, - сказал Авелис - к тому же тебе уже вставать пора.
  - Откуда вставать, куда пора? - непонимающе произнёс Угур.
  - Вставай, пора уже, - бережно теребил Стэг, - уже все собрались? Сейчас перекусим и в путь.
  Сон улетучился, унося с собой воспоминания о том, что в нём было, оставляя лишь слабое ощущение приятного.
  
  Следующие два дня прошли в пути, и ничем не отличались один от другого. Продвигались по заросшей лесной дороге не быстро, Авелиса несли на походных носилках, которые Стэг смастерил из двух жердей и походного плаща, найденного у Хурта в мешке. Старый маг был лёгкий, сначала его несли Ковриун и Туман, а когда место Тумана занял Стэг, то он связал жерди верёвками, перекинув их через шею, таким образом, освободил руки. Можно было бы идти ещё быстрее, но Хурт быстро идти не мог, уставал, хоть и не подавал виду, по его бледному лицу было видно, что ему очень тяжело. Впереди шла Кайси с Угуром, девушка ни с кем не разговаривала, а когда кто-то пытался с ней заговорить, отвечала односложно и с неохотой, так, что вести беседу желание пропадало. Стег с Туманом у носилок менялись, Ковриун же нёс постоянно, обалдело, рассматривал придорожные заросли, словно любопытный ребёнок, ничем не выказывая усталости, лишь иногда его щёки покрывал румянец. Члены экспедиции сначала поглядывали на него с некоторой настороженностью, а тот ли это Тёмный маг - большая угроза из соседнего северного королевства, потом постепенно привыкли.
  Старый маг в себя не приходил, и все попытки Кайси напоить его горячим отваром не увенчались успехом, всё время бормотал, что-то себе под нос, закрыв глаза. Мальчик о своём сне решил никому не рассказывать, посчитав, что лишние расспросы ни к чему, был бы Голиан, тогда другое дело, а так...
  Места проходили дикие, звери в этих краях были не пуганы, Стэг стрелял из арбалета на ходу зайцев, а Угур даже сбил посохом мага какую-то птицу, похожую на большую курицу. Хурт, конечно, побурчал немного о том, что Авелису конечно бы не понравилось, как он сказал, использование магического атрибута, но, тем не менее, запечённое на углях мясо ел. Добычу, обычно, готовили по вечерам на костре так, что оставалось и на утро. Ели, для экономии времени, два раза утром и вечером.
  На третий день лес постепенно стал редеть, появились небольшие поляны, поросшие высокой травой. Туман, постоянно оглядывающийся по сторонам начал свыкаться с мыслью, что погони нет.
  - Скоро должны пойти развалины старых крепостей, жаль, что по договору они не были восстановлены, места здесь очень хорошие, да и, как говорится, пару гарнизонов были бы к месту. - не обращаясь ни к кому заявил Хурт.
  - Угу, идти ближе, да и лошадей бы нашли. - согласился с ним Угур.
  - Вон там была первая, - показывая рукой на большой холм в центре заросшей поляны через некоторое время снова начал разговор Хурт - мы будем проходить мимо некоторых, одни из них разрушены полностью, как эта, другие частично уцелели.
  Утром четвёртого дня прошёл дождь, короткий, но сильный, костёр гореть не хотел, всё время дымился, и поэтому сушить на себе вещи пришлось под лучами восходящего солнца.
  Высокую, похожую на водонапорную башню, увидали издали, она одиноко возвышалась над, редко растущими деревьями. Хурт, которому стало значительно легче, а по задушевному разговору, за время болезни успел изрядно соскучиться, тараторил безумолку. Он что-то вспомнил и из истории постройки, оказывается, это самая большая башня, того времени, возведённая не в столице. Потом долго рассказывал о геройской обороне укрепления и о том, как была разрушена вся крепость за исключением одной башни, как подоспела подмога, и ход боя переломили несколько лучников засевшие на смотровой площадке.
  - Да, сейчас другое время, и лучника с нами нет - грустно вздохнул он.
  Хурт погрузился в свои, только ему одному известные размышления, и долго не подавал голоса, рассуждая о бренности мира и крепости боевой дружбы.
  Угур, глядя на приближающуюся с правой стороны от дороги башню, долго не мог понять, его преследовало ощущение, что он это строение уже видел, и даже знает, какой красивый вид открывается с вершины башни на закате солнца, но мальчик точно знал - здесь, в этой местности он находится впервые.
  Так они шли вперёд, оставляя безмолвное строение позади. Внимание Кайси, идущей впереди группы, привлекли всадники, веером рассыпавшиеся на пути, девушка остановилась, с ней поравнялся Стэг, несущий носилки со старым магом. Ехали они, не торопясь, без суеты, так, обычно, заправские охотники загоняют дикого зверя, которому некуда деться.
  - Это что за облава такая, они на охоте? - произнёс он.
   Уже стало возможным различить выражение лиц, и тут Туману на миг показалось, что один из загонщиков жутко знаком и в любой ситуации, а особенно сейчас его очень сильно не хотел бы в видеть.
  - Уходим - не громко, но так чтобы все слышали, произнёс он.
  - Уходить то, некуда - оглянувшись, увидел таких же загонщиков Хурт позади.
  Вторая группа была чуть дальше, но сомнений не было - велась охота и велась именно на них. Загонщики медленно приближались двумя полукругами, стараясь сжать в кольцо путников. Пробиться с боем не было и речи, преследователей было значительно больше и, завязавшись с ними можно потерять время, а значит, в этой ситуации, потерять всё.
  Вдруг Угур вспомнил свой сон, смотровую башню, широкие пролёты лестниц, высокие потолки, разговор со старым магом.
  - Туманчик, нам туда - начал он осторожно теребить за куртку своего спутника.
  Туман посмотрел в направлении, куда показывал мальчик, раздумывать времени не оставалось.
  - К башне быстро - коротко скомандовал он.
  Если идти по старой, заброшенной, местами поросшей молодой порослью дороге, было неудобно, то бежать по пояс в траве, было просто жутко. Под ноги, то и дело, попадали битые камни, и даже куски стен. Угур, вырвавшийся было вперёд, запутался ногами в какой-то вьющейся траве, и обязательно грохнулся, если бы ни Кайси, которая, находясь рядом, подхватила его словно котёнка за шиворот. Туман набегу осмотрелся, Стэг вместе с Ковриуном, неся мага, продвигались к заветному входу, а вот Хурт чувствовал себя очень не очень. Туман подхватил старого вояку за здоровую руку и потащил, ускоряя шаг. Ему вдруг вспомнилось, как в детстве посчастливилось тренироваться вместе с королевскими гвардейцами, когда, отрабатывая упражнения на слаженность группы, время пробежки определялось по последнему бегущему, как его, со смехом и шутками, подхватив с двух сторон под "белы крылья" тащили, два убелённые сединами солдата.
  Друз Долговязый, ехавший рядом с Форном Гурстом и монахом, любовался, как медленно закрываются два полукольца военных вокруг тех, благодаря существованию которых он - Владелец земли потерял покой сон и аппетит. Всё это время его будоражила только одна мысль - это найти тех, кто виновен в его позоре, его переживаниях и муках. И вот они почти в руках, а вся сотня обученных, дисциплинированных военных, пусть даже солдат другого королевства исполняют его цель.
  Он видел, как Туман со своими спутниками остановились, они в растерянности, только ради этого стоило проделать весь этот путь, а ведь это только начало и он - Друз Долговязый, Владелец земли приложит все усилия, чтобы продолжение было достойным. Двое неизвестных ему человек несли походные носилки, на которых лежал колдун, именно он главный виновник произошедшего.
  Вот люди, на которых устроена облава, бросились бежать, помогая друг другу. "Глупцы" - подумал Друз, - у них от страха мозги стали набекрень". Ведь они побежали не туда, где проще всего прорвать окружение, а совсем в другую сторону.
  - Смотрите, смотрите они стремятся к башне - раздался рядом звонкий голос молодого Гурста.
  - Остановить их! Догнать немедленно! - заорал монах.
  Всадники устремились выполнять приказ, направляя лошадей в гущу травы, которая скрывала разбитые стены и камни. Всадники продвигались вперёд, расстояние между ними и беглецами стремительно сокращалось.
  Какая это была гонка, где призом могла стать жизнь убегающих. Угур сначала пытался вырваться из цепких рук Кайси, но за тем перестал сопротивляться, лишь одна мысль будоражила его сознание - "бежать". В глазах темнело, воздуха не хватало, лёгкие, словно кузнечные меха готовы были разорвать грудную клетку. Но надо было бежать.
  Вот ещё. Ещё немного. Заветный тёмный вход маячил впереди. Туман вместе с Хуртом были самыми последними убегающими в этой сумасшедшей гонке в траве, по камням от конных преследователей. Мысли проносились в его голове, стремительно сменяя одна другую: "Зачем они рванули к этим развалинам, ведь они всё равно остаются в окружении? Хорошо, оставим это. Даже если добежим до входа, как защитить остальных?"
  До заветного проёма осталось всего чуть больше десятка шагов, Туман видел, как Кайси и Угур скрылись за камнями. Вот, вот пересекут заветную черту Стэг и Ковриун, несущие мага, а позади всё сильнее слышался топот копыт и лошадиный храп. Решение возникло само собой, ведь вход в башню - идеальное место, именно здесь один защищающийся может удержать сколько угодно атакующих, довольно длительное время, при условии, что они не используют арбалеты. А свои - свои они даже зарядить не успеют. Так, что придётся положиться на волю богов и пожелать прожить чуть дольше, и продать себя чуть дороже. Что стоить преследователям он будет очень дорого, Туман не сомневался. Ну вот, ещё три шага. Два. Один. За спиной слышно, как на ходу спешиваются преследователи, он выпускает руку Хурта, отталкивая его в темноту постройки, разворачивается мгновенно, вынимая нож и саблю. В это время первый преследователь поравнялся с входом в башню, и пытается атаковать сходу, но наступил на "живой" камень, нога соскользнула, руки сами собой взлетели в стороны, помогая обрести равновесие их владельцу, этого было достаточно, чтобы сабля Тумана нанесла разящий удар под нижнюю челюсть. Второй атакующий оказался более осторожным, медленно наступая, начал плести кружева своей длинной шпагой.
  - Туман, зайди внутрь - крикнул ему Угур.
  Но тщетно, молодой человек бился в дверном проёме со вторым атакующим, к ним подходил третий, а отвлечь его в эти мгновения, означало подвергнуть его опасности, а тут ещё Стэг схватил за руку, пытаясь не пустить мальчишку помешать бою.
  - Пусти, я знаю, что делаю.
  С этими словами он ужом выскользнул из цепких рук своего попутчика на помощь Туману, Угуру нужно было лишь затащить его внутрь башни. Он выхватил старый, ржавый, только, что найденный нож и бросил из под руки защищающегося. Долгая беготня, дрожащие от волнения руки, да и нервное напряжение сделали своё дело, он, конечно же, не попал, вернее, попал рукояткой ножа как раз в переносицу атакующего, который в это время чуть отстранился. Угур одной рукой вместе с подоспевшим на помощь Стэгот отстранили Тумана за куртку с прохода, другой толкнул висящий камень, ему помогла Кайси. Камень перекрытия, поддавался сначала медленно, девушке показалось, что ничего с этой затеи не получится, ведь проход обступили уже несколько человек, готовые проникнуть внутрь, но вот он поддался и с грохотом упал, поднимая пыль, за ним другой, третий и вот уже дверной проём оказался завален полностью, лишь чудом не завалив беглецов. А вот загонщикам повезло меньше, двое из них оказались завалены камнями вместе с ржавым Угуровским ножом.
  Наступила тишина, из под завала не было слышно ни звука, медленно оседала взлетевшая пыль, за тем вдруг раздался слабый еле слышный смешёк, он постепенно нарастал и вот уже превратился в мощный истерический хохот. Это Хурт, похоже, так реагировал на тяжёлое нервное напряжение, за ним хмыкнула Кайси, потом Угур, и вот уже все оставшиеся в этой башне, включая Ковриуна, весело хохотали.
  Когда смех чуть поутих, Туман, растирая слёзы по пыльному лицу, спросил у Стэга.
  - Слушай, а ты чего это смеялся?
  - Не знаю, я как все - успокаиваясь? произнёс Стэг.
  - А, ты? - спросил он у Угура.
  - Он первый начал - кивнул мальчик в сторону Хурта.
  - Я просто подумал, что мы сами залезли в мышеловку, и захлопнули за собой дверцу, - уже не весело сказал Хурт - более идиотскую ситуацию представить себе сложно.
  - Пойдём осматривать наши дворцовые покои. Будем считать, что мы получили некоторую отсрочку, надо дух перевести, окрестности осмотреть, да, и подумать.
  - Да, пойдёмте, оттуда, сверху открывается такой вид - восторженно затараторил Угур.
  Поднялись наверх, Туман со Стэгом несли Авелиса осторожно, стараясь, лишний раз не качнуть, рядом шёл Ковриун, у него забрали носилки и поэтому он не знал чем заняться и куда деть свои, ставшие, вдруг ненужными руки.
  - А вид здесь и правда - великолепный. Угур а ты здесь раньше разве бывал? - придерживая больную руку, глянул за парапет Хурт - Ты, ведь, и внизу, кажется, знал, какой камень надо выбить, чтобы вход завалить.
  - Мне эта башня, как-то приснилась - смущаясь, ответил мальчик.
  - А тебе, ну скажем, так случайно, не приснилось, как мы отсюда будем выбираться, к тому же плотное кольцо военных порядком портит вид. - глянув через край заметила девушка.
  Разговор пререканиями продолжался бы и дальше, но из-за стены прокричали.
  - Эй, там, в башне, выходите. Вам в ней долго не высидеть, а мы умеем ждать, тем более помощи вам ждать неоткуда. Отпустите Ковриуна и можете проваливать, куда вздумается.
  Туман выглянул через бойницу в парапете, напротив заваленного проёма верхом на лошадях находилось несколько разношёрстно одетых людей. Судя по манере держаться, именно они организовывали и возглавляли облаву, а кричал, сложив руки рупором, какой-то монах, хотя кто его поймёт монах он или маг.
  - Во, во отпустят они, надейся - прошипел у уха Хурт.
  - А может из арбалета по ним? - спросил Стэг.
  - Не, эти арбалеты слабые, если бы лук со стрелами, вот где бы Эйрон пригодился. - Хурт осёкся при воспоминании о своём боевом друге.
  Наступившее молчание затягивалось, но тут чуть вперед монаха выехал Друз Долговязый, Туман сразу узнал бы его среди многих других.
  - Эй, Туман, ты меня не забыл? - Во всю мощь своих лёгких, с надрывом голосовых связок проорал он. - Я долго тебя искал, очень долго, ты себе даже представить не можешь, как рад, что нашёл. А ты рад меня видеть?... Эй, Туман!... Молчишь? Ну, молчи, молчи, а я, пока поговорю. Туман, а ты не забыл, как я тебя принял, можно сказать, как равного себе определил. И задание у, тебя, было всего одно. И, ты, вот так отвечаешь на мою доброту.
  - А какое задание было? - шепнул на ухо Туману Стэг.
  - Да так, безделица, - в тон ему ответил тот - просто нужно было удавить двоих, Авелиса и Угура.
  Стэг икнул, словно проглотил язык и замолчал, между тем Друз продолжал:
  - А скажи, кто это тебе имя такое придумал - Туман, это что значит, сбежал, как туман растаял? Или как? У меня к тебе последнее предложение в этой жизни. Ты сейчас выполняешь моё задание, тем самым возвращаешь долг, и проваливай куда хочешь. И все остальные выходите, оставив двух магов, за вами даже преследования не будет. И так даю вам час на размышление, а по истечении этого времени мы вас в порошок сотрём.
  - Ну, что скажите? - ни к кому не обращаясь, отвернувшись от парапета, произнёс Туман.
  - Ну, насчёт порошка это будет затруднительно, у них нет подручного материала пил, топоров, всяких лестниц, так что штурм организовать будет сложно, к тому же огнём или выкурить дымом не получится - башня высокая и ветром разгонит. Конечно, дыму наглотаемся, но существенного вреда причинить не смогут. А вообще-то дело дрянь - вырваться отсюда будет сложно, через два дня прибудут топоры, пилы, а может быть и подкрепление, и будет штурм. И осаду мы не выдержим, если еду, как-то можно растянуть, то воды почти нет. Но у нас есть одно преимущество - мы до сих пор живы. - со знанием дела подытожил Хурт.
  - Так, это я во всём виноват, ведь я вас сюда затянул - с дрожью в голосе и со слезами в глазах произнёс Угур.
  - Ну да, а если бы ты в башню не завёл, то в чистом поле нас бы уже давно всех изловили - прижав к себе мальчика, сказала Кайси.
  - А вода, если как по моему сну, то должна быть на втором этаже под лестницей в каменной чаше - шмыгнул носом Угур.
  Стег пошёл посмотреть воду.
  - А, может быть, я выйду ночью, - подумал вслух Туман - ведь это мои долги, а долги надо платить. Постараюсь убить, как можно больше, а там...
  - Не выйдет, их там, наверно, сотня, ну убьют тебя, а людей нам терять никак нельзя, кто мага нести будет. Пожертвовать можно только мной, но с одной рукой, какой с меня прок. Значит, подведём итог, раз выходить ни кто не собирается, то сутки на отдых и на то чтобы обдумать дальнейшие действия. Ну вот, наверно так, как-то. Там уже час на исходе, что там наши злодеи - улыбнулся Хурт.
  - А вы знаете, там вода есть, хорошая, я только, что пил.
  Это Стэг прокричал с лестницы и все направились к нему. Хурт чуть замедлился и придержал Тумана.
  - Ты, эти упаднические настроения брось, тут ещё паники не хватало, если будешь себя корить, за то чего не было, то ничего путёвого точно не получится.
  Он помолчал, посмотрел вниз на непонятную, начавшуюся суету и со вздохом сказал.
  - Ну вот, кажется, началось.
  И сказано это было так спокойно и буднично, словно он знал, что именно так и ни как иначе должно случиться, а выход из сложившийся ситуации, как оказывается, давно есть, он, только, ни кем не был озвучен.
  А внизу и правда началась суета, похоже, загонщики, а может быть, судя по выправке и быстроте выполнения команд, и регулярные войска северного соседа, подгоняемые своими старшими, начали разбор завала входа. Больше десятка человек, мешая друг другу, стали быстро оттаскивать камни.
  - А ну, мы сейчас их прыть поубавим - сказал Хурт и начал одной рукой и плечом передвигать отбитый кусок на край стены.
  - Дай ка мне - выхватил у него Туман и отправил подарок вниз.
  Видно было плохо, но, похоже, кого-то зацепили, снизу послышался стон и отборная брань.
  - Вы тут без меня развлекаетесь, и я хочу - Стэг прокричал ещё с лестницы.
  Он прилип к бойнице, целясь очередным камнем.
  - Не высовывайся, могут стрелять - пригнул его голову Хурт, и правда, рядом о стену чиркнул, высекая искры, болт.
   - Ну, мы их сейчас...
  Кайси взвела Арбалет, прицелилась, и вот уже одним стрелком стало меньше.
  - Болты береги - шепнул Туман, доставая самоделки Стэга.
  Битых камней на верху смотровой башни было больше, чем достаточно, их отправляли вниз, не задумываясь о том, что они могут закончиться. Больше всего эта процедура нравилась Ковриуну, которому тоже предложили поупражняться в камнеметании, особенно он входил в щенячий восторг, когда сброшенный им обломок стены находил цель. У него светилось лицо, маг прыгал от радости и хлопал в ладоши.
  - А Его Магичество азартный, может даже, игрок - крикнул Стэг Туману.
  - Во, во, ты, с ним ещё в кости на шалбаны сыграй, так он тебе лоб расшибёт - ответил тот.
  Летящие сверху камни заставили прекратить разбор завала, стрелки тоже перестали стрелять, и над башней повисла тишина, нарушаемая окриками солдат и птичьим щебетом. Солнечный диск коснулся темнеющей на закате кромке леса и начал медленно таять, уходя за горизонт.
  - Какой длинный сегодня день - привалившись спиной к стене рядом с Авелисом, произнесла Кайси.
  Старый маг всё так же находился в беспамятстве бормотать, перестал и, казалось, спал. Туман невольно залюбовался девушкой, она была красива, и она была настоящей в этой дорожной куртке с разорванным рукавом и растрёпанными волосами, губы сами собой расплывались в улыбке, и чтобы её спрятать он поднёс руку к лицу. Ощутив на себе взгляд, Кайси подняла голову, и Туману пришлось отвернуться.
  - Слушай, Туман, этой ночью, похоже, можно будет поспать, - не громко сказал Хурт - я считаю, что штурмовать сегодня ночью не станут, но всё же, нужно присматривать за окнами, они хоть от земли в три человеческих роста, но всё таки...
  
  Поели, что нашлось в походных сумках.
  - Если особенно не шиковать, то растянуть можно на несколько дней, к тому же воды много, жаль костра не разведёшь - дров нет, - сказала девушка.
  - Вот, вот, а ты их попроси, чтобы тебе дали эти несколько дней - перебил её Туман.
  
  Угур долго смотрел на темнеющее небо, на, медленно загорающиеся звёзды, Кайси отправилась на свой пост между двух окон, ей сегодня выпало дежурить первой. Мальчик долго лежал и думал, и мысли его были о Ковриуне, он знал, что это Верховный маг Королевства-соседа, ещё он слышал от взрослых, что это хитрый и коварный, маг. Но из своих личных наблюдений он мог сказать - это странноватый, немного чудаковатый человек, и не смотря на все перепетии экспедиции, у него к Верховному нет неприязни, хотя, может быть если бы его не блокировала воля Авелиса всё было бы подругому. Мысли в голове побежали быстрее, а перед глазами цветные образы стали менять друг друга всё чаще. Мальчик ещё сопротивлялся, но молодой, растущий организм брал своё - он заснул.
  
  - Ты, как? - спросил старый маг.
  - Хорошо. - неуверенно ответил мальчик, и добавил - А де все?
  Они находились там же, на верхней площадке смотровой башни. Ночь уже полностью вступила в свои права, весело потрескивал костёр, было тепло и уютно.
  - А откуда дрова? - поинтересовался Угур.
  - Я просто подумал, что костёр не будет, лишним, можно убрать или заменить окружающее пространство.
  - Мы что спим? - снова спросил мальчик.
  - Нет, спишь, это ты, а я пришёл к тебе в гости - голос мага звучал мягко, словно бархат, от него сразу становилось тепло и уютно.
  - Ты меня извини - снова заговорил маг.
  - За что?
  - За то, что втянул, тебя, в эту авантюру.
  Мальчик не ответил - промолчал. А что он мог сказать, то, что ему всё равно куда идти, лишь бы находиться рядом со старым магом, или то, что в результате путешествия у него появились братья Туман и особенно Стэг. Он к ним давно уже относился, как к старшим братьям, которых у него никогда не было. Да и забота Кайси.
  - Дедушка, а почему мы не можем говорить не во сне? Я так скучаю, по нашим разговорам.
  - Я тоже, но понимаешь, на то чтобы блокировать путами разум Ковриана уходит очень много сил, и вот я решил оставить работать только голову.
  - А разве так можно?
  - Можно, если, только очень сильно захотеть. Не могу сказать, что это очень полезно для здоровья, хотя мне наверно уже всё равно.
  Маг снова замолчал.
  - А я так когда-нибудь смогу? - глаза у мальчика загорелись.
  - Я думаю, что такие вещи, ты можешь делать уже сейчас, главное понять, зачем тебе это нужно. А, как делать решение придёт само.
  - И он сильно хочет вырваться?
  - Кто? - не понял маг.
  - Ну, этот, Ковриун.
  - Да, и даже очень, и именно поэтому я хотел бы с тобой поговорить.
  Старый маг пристально посмотрел в глаза мальчику, так, что ему стало не по себе, исчезли башня костёр и даже камни под ногами. Остались только они вдвоём в пустом пространстве. Угур почувствовал лёгкое головокружение, понятие "верх" и "низ" потеряли своё значение.
  - Так, вот, - продолжал Авелис - для того чтобы к вам в головы не проникли чужие не хорошие маги и не заставили делать то, что делать вы не хотите, я вас всех немного прикрывал. Видно делал я это не очень хорошо, раз уж нас стало настолько меньше, но и я не всесилен. А вот, то, что все вы не передрались в дороге, исполняя чужую волю - это моя заслуга. Мне становится всё трудней осуществлять это прикрытие, и я бы хотел просить тебя взять на себя этот груз.
  - Дедушка, да я вроде, как не против, я только не знаю, что нужно делать - голос мальчика звучал не уверенно и очень тихо.
  - Вот смотри, представь себе всех наших... - начал маг.
  - И Верховного? - перебил его Угур.
  - Его можно не надо, хотя... - задумался Авелис - можно и его.
  В сознании мальчика появилась башня, Кайси уже пошла спать, и её место занял Хурт. Туман и Стэг, привалившись спинами к парапету, причём Туман положил левую руку на рукоять ножа на половину вынутого из ножен. Увидел он старого мага, Ковриуна, разглядывающего звёзды, и себя, головой лежащего на коленях у девушки, она слегка теребила рукой его волосы, проваливаясь в сон.
  - Вот так, а теперь представь над всеми купол.
  Что такое купол мальчик не очень понял, но в его представлении появился огромный шатёр, почти как у бродячего цирка, куда вместе с магом они ходили пару лет назад. Он окрасился в молочно-белый с голубым оттенком цвет, и снизу вверх по нему пробегали золотые молнии.
  - Очень даже не плохо, только, давай его чуть уменьшим. - возник откуда-то из-за спины голос мага - Ещё, ещё.
  Шатёр стал маленьким, едва прикрывая всех присутствующих.
  - А теперь возьми и раздели твой купол на несколько шариков, и помести каждого из нас в свой. Вот так, молодец. Можешь сделать ещё меньше, чуть больше человека. Посмотри на свою работу, запомни то, что ты сделал и свои ощущения, теперь тебе придётся держать их в голове, пока не вернётесь в Аговир. А теперь возьми и сотри эти защитные шары, но только так, чтобы их не было, но ты знал, их нет, но они есть. А то их сможет увидеть любой маломальски видящий. Вот так, ты у меня молодчина, ещё чуть-чуть и пойдём с тобой к бродячим циркачам-факирам, они тебя за своего примут. - По голосу было слышно, что маг улыбается.
  Башня с её обитателями пропала, осталось только лёгкое ощущение шариков, пронзаемых золотыми молниями.
  - И это ещё не всё, - Авелис появился прямо перед мальчиком, пристально глядя в глаза - предстоящей ночью вам необходимо будет уходить. Так, что следующий мой совет может тебе помочь, Угур, тебе необходимо научиться исчезать, не полностью, а лишь делать вид, что тебя нет, или есть что-то другое. Имеются разные способы, называй это наваждение, ну или морок, это не столь важно. Можно использовать заклинания, заговоры, магические ритуалы.
  - Я знаю, что так можно, я только не знаю как, - перебил мага Угур.
  - Я тебе расскажу о другом способе, он простой и в то же время сложный. Каждый предмет, или живое существо испускает от себя потоки колебаний, они у всех разные, их при определённой натренированности можно видеть и слышать и даже ощущать руками. Но сейчас не об этом, представь, что ты любой неодушевлённый предмет, либо тебя нет вовсе. Ну, пробуй.
  Мальчику захотелось представить, что он воздух, его тело, словно, разгоняемое лёгким ветерком стало расползаться в стороны, перемешиваясь с окружающим пространством, это ощущение было не понятным, не привычным и в то же время очень приятным.
  - Очень, скажу, тебе, очень не плохо для первого раза. Образы возможны любые, могут быть и такие, которые нравятся больше, любимые что ли. И это ещё не всё. То, что ты сейчас проделал с собой, нужно будет выполнить со всей группой, а это уже значительно сложней. Но я очень надеюсь - справишься, у тебя просто выбора нет. Ещё, у тех людей, что осаждают нашу башню, есть маг, это, безусловно, сильный человек с большим потенциалом, и если бы ситуация сложилась по другому, то, я думаю, мы бы не плохо поладили. Но ситуация сложилась так как сложилась, и я считаю нужным научить тебя способам элементарной защиты, их так же большое множество. Можно закарачивать потоки энергии в себе с помощью поз или положений рук, ног пальцев, можно читать заговоры, ну, или молитвы определённым богам, а можно, просто, поставить между собой и тем, кто на тебя воздействует воображаемую стену. Особенно хорошо будет действовать представленный тобой вокруг себя куб с зеркальными гранями наружу. Так направленное к тебе воздействие будет возвращаться к своему отправителю усиленное в несколько раз, и тебе нет необходимости отслеживать, кто "пробивался" и что от тебя хотел.
  - Но, ведь на сильного мага такие вещи могут не подействовать? - Угур был увлечён, а вопросы задавал точно и по существу.
  - Конечно, и поэтому имеется следующий вариант, когда к тебе начинают "пробиваться", а это ты легко определишь, хотя ощущения у всех разные, у кого загривок шевелится, у других руки-ноги немеют, а у кого и волосы дыбом встают, но ты не спутаешь. Так вот, - маг остановился перевести дух и продолжил - так вот, как только почувствуешь, закрываешь глаза и перед тобой должен "всплыть" образ того человека, который тебя не оставляет в покое. Опять-таки это может что-то от этого человека глаза, причёска или же вещь, которая с ним ассоциируется, и в этот момент в голове могут "проснуться" образы или мысли, посланные в твою сторону, так вот твоя задача почувствовать этот поток, и вплести в его образы свои. Это очень сильно сбивает с толку, ну и, конечно же, морочит голову. И последнее, начиная осуществлять задуманное, держи в голове успешный конечный результат, не напрягайся, иди спокойно и уверенно и тогда боги и силы будут на твоей стороне, а ситуация сама прогнётся в твою пользу.
  Наступила длительная пауза, информации было получено столько, что мальчику, казалось, мысли сами копошились, а голова представляла собой большой раздувшийся чан. Авелис не торопил, присел в невесть откуда взявшееся кресло, откинулся на спинку и прикрыл глаза.
  - Я бы очень хотел - сказал он - чтобы то, что наговорил, тебе не понадобилось, а выдал я тебе, как раз курс семинарии. Если, действительно придётся столкнуться с магом, то в прямом контакте тебе будет очень тяжело, хитри, изворачивайся, путай мысли, проводи свои действия так, будто это делаешь не ты, а кто-то другой, и может только тогда, сможешь выжить.
  
  Солнце встало уже давно, но особенно просыпаться никому не хотелось, не хотелось, и возвращаться к реальности, к каменной башне, и к осаждающим солдатам, снующим вокруг неё. За ночь попыток штурма не было, а это значит, или готовятся к штурму серьёзно или чего-то ждут. Любой вариант не мог сулить ничего приятного. Приходил Друз Долговязый в сопровождении нескольких человек, пожелал Туману доброго утра, какой-то он был чрезмерно слащавый и ласковый, спрашивал, не желает ли Туман вернуться к своим обязанностям, а когда услышал, что не желает, прокричал, что он какое-то время может подождать, но не долго. И ушёл. Несколько раз обстреливали с арбалетов, не сильно, а так, скорей для острастки, на что Хурт долго цокал языком, а потом заявил:
  - Если бы у них были лучники, вверху на смотровой площадке так просто не посидели бы, можно обстреливать навесом, Эйрон так мог, да прибудет он в свете.
  Ничегонеделание на всех кроме Ковриуна наводило тоску, казалось, один Угур проснулся довольный и жизнерадостный.
  - Ты чего это сияешь, как новый медяк? - спросил Стэг и, не дожидаясь ответа, стал осматривать окрестности.
  - Да так, сон хороший приснился - отмахнулся Угур.
  - Сон - это хорошо. - сказал, подходя Туман, глянул вниз, за тем провёл пальцем по свежему следу от арбалетного болта - Какие мысли?
  - Уходить нужно этой ночью, вот какие мысли - неторопливо сказал Стэг.
  - Пойдём, поговорим с Хуртом - вздохнул Туман, и втроём направились через всю площадку.
  Хурт их словно ждал, уселся поудобнее, поджав под себя ноги, махнул Кайси, а когда она подошла начал говорить.
  - Я предлагаю, пусть каждый скажет, что он думает о сложившейся ситуации, так говорю, командир. - увидел утвердительный кивок Тумана, его первый раз назвали старшим, продолжил - Давай, Стэг, начинай.
  - Моё мнение, уходить нужно под утро. Я и Туман убираем охрану, добываем лошадей, возвращаемся, забираем всех и уходим.
  Туман утвердительно кивнул, давая понять, что предложение услышано, и сказал.
  - Дальше, Кайси.
  - Уходить нужно сразу после полуночи, причём все, по пути снимаем караулы и добываем лошадей.
  - А почему до полуночи? - попросил уточнить Хурт.
  - В ночи затеряться проще, да и вообще... - неопределённо ответила девушка.
  - Ну, а я согласен с Кайси за одним исключением - начал говорить Хурт.
  - Каким? - в один голос перебили его Стэг, Кайси и Туман.
  - Я должен остаться в башне. - спокойно ответил Хурт - в пути я не помощник, а с башни может отход прикрою.
  - Ну, подведём итог - сказал Туман.
  - А мне можно? - перебил его Угур.
  - Ну, да давай выкладывай, - кивнул Туман.
  - Я бы хотел предложить, - неуверенно начал он - вернее попробовать...
  - Ну, давай не тяни - подбодрил Хурт.
  - Я могу попробовать отвести глаза у них, - мальчик кивнул в сторону бойницы - но из-за этого нельзя снимать посты и красть лошадей, а то они нас в раз поймают, и ещё кто-то должен остаться здесь, чтобы все думали, что мы не ушли. И ещё, уходить нужно, как можно раньше.
  Туман долго молчал, потом, когда ожидание стало, не выносимо томительным сказал.
  - В каждом из предложенных вариантов есть, как сильные, так и слабые стороны, и ни один не является безупречным, а раз последнее слово, всё таки за мной, то за основной принимаем вариант Угура. Выходим сразу после полуночи, по возможности. Всё лишнее оставить, ну а тебе - обратился он к старому воину - придётся отдуваться здесь за всех. А сейчас обсудим детали и отдыхать.
  
  Вот уже, который день Монах, а именно так он просил себя называть, пряча своё настоящее имя, чувствовал себя не в своей тарелке. С того момента, как дерзким образом, из под носа вооружённой охраны выкрали Верховного мага, и ему пришлось возглавить расследование и погоню, не мог найти покоя. Пусть он не любил Ковриуна, не одобрял его подходы и даже конкурировал с ним, в своё время за пост Верховного, но это не значит, что к вопросам поиска не отнесётся со всей ответственностью. С самого начала расследования не покидала мысль о том, что уж очень легко всё получилось, а это наводит на мысль, это или результат большого профессионализма, или запредельное везение, а поскольку везение необходимо заслужить, то остаётся всё-таки первое. И ещё, Верховный маг - это не ученик-первокурсник, к тому же магический кристалл, способный усиливать силу мага, на нейтрализацию Ковриуна вместе с сапфиром не достаточно усилий одного человека, если только это не Великий маг. Великих просто не существует, они вымерли, как доисторические животные, но судя по тому, как "спеленали" Верховного в последнем он очень сильно стал сомневаться.
  Два дня назад, когда Монах увидел Ковриуна бегущего к смотровой башне с носилками в руках, появились уверенность, - дело сделано, тем более он увидал старика на носилках, а то, что это именно его, если можно так сказать, рук дело сомнений не было. Но "пробить", "добраться" до сознания старика не представлялось возможным, за него просто нельзя было зацепиться, словно этот старик, вернее его мозг был не живой. Но, что старик жив и делает своё дело сомнений не оставалось, особенно когда Верховный сбрасывал камни и корчил рожицы, словно деревенский дуралей. Так и хотелось выхватить у, рядом стоящего воина арбалет и всадить ему про меж глаз болт.
  Всю ночь маг рассуждал о том, как найти слабое место у шестерых засевших в башне, сон не шёл. Если старый маг на носилках блокировал своё сознание, разум Верховного, то ведь не мог одномоментно в голове удерживать каждого из шестерых, закрывать их полностью. Он вспомнил, как горели азартом глаза молодого парня с двумя саблями за спиной, и попробовал "ударить" по ним всей своей мощью. Для этого он представил сначала одни глаза, за тем к глазам добавил лицо, волосы, и вот уже реальный, живой человек предстал перед ним, в это время ночи он расхаживал между окнами-бойницами, время от времени, поглядывая вниз.
  Монах довольно потёр руки, наконец-то получилось хоть что-то, а проникнуть к нему в сознание и заставить его быть подвластным чужой воле уже не так сложно. И вдруг всё пропало, вернее не всё, башня осталась, но не стало людей, сначала вместо людей появились коконы, словно яйца молочно-белые с голубым оттенком цвета, по которым пробегали золотые молнии, за тем пропали и они. Просто пропали и всё, попытки начать всё заново ни к чему не привели. Разбитый и расстроенный под утро маг уснул.
  Раскрыв глаза, словно не спал, Монах ощутил жуткий дискомфорт, всё тело ныло, голова болела, словно весь вчерашний день приходилось пить в дешёвой харчевне. Солнце перевалило зенит. Вокруг суетились солдаты, мозолил глаза Долговязый, своим желанием быть полезным. Хотелось только одного, отправить их всех на штурм башни. Но как, шпагой вместо топора не наработаешь и лестницы не сделаешь. Ни кто же не думал, что всё пойдёт именно так. Не думал, а жаль. Вот прибудут завтра плотники с орудиями труда, тогда... Из мышеловки беженцы никуда не денутся. Для этого следить нужно, хотя тут что-то не так. Вот сидят они там себе наверху и о чём думают. Подмоги ждут, так это вряд ли, если бы кто и шёл, так ему уже сообщили. От безвыходности ничего не делают, так уже переругались бы все. А тут нет. Ощущение такое, что им ситуация подконтрольна.
  Монах прошелся между двух шатров, зашёл в свой. Подали еду. Есть не хотелось. У шатра топтался Гурст, прошёл туда судя, но войти не решился. "Ну и правильно, делать ему здесь нечего" - подумал маг. Снова подумал о маге - "Как у того получилось "отбить" человека, который уже почти был в "руках""?
  Он сел на шкуры, откинулся назад, и начал плести в воображении магические нити. Стало получаться неплохо, в сознании появилась башня со смотровой площадкой, витая лестница, бойницы, голубое безоблачное небо, цветы, много цветов... Стоп, какое небо, какие цветы, нужны люди эмоции. Если есть живые люди, у них не могут не быть слабостей. Опять требуется начинать всё заново.
   До поздней ночи Монах пытался "пробить" "защиту" снова и снова, ища лазейки, а то, что это защита сомневаться не приходилось, хотя она была какая-то мягкая, ненавязчивая. Цветы сменяли сладости, много сладостей, которыми уставлена вся смотровая площадка, между ними сновали бродячие артисты в расписных ярких одеждах. И ещё были игрушки, много игрушек, куклы, солдатики, пушки, сабельки, шитые из лоскутов ткани, вырезанные из дерева и прочие, прочие. Выбившись из сил Монах - третий по силе, второй по статусу в государстве уснул.
  Снилось ему - это именно его несли на носилках молодой парень с двумя мечами, и другой в кожаной жилетке и с металлическим нарукавником, а вокруг бегали девушка в деревенском платье, Ковриун с придурашной улыбкой, и мальчишка с деревянной саблей. Но тут появился дряхлый старик с длинной седой бородой в балахоне, и стал требовать вернуть ему его место, указывая на носилки. А дальше всё закрутилось, завертелось и Монах начал проваливаться в бездну, при этом его всего трясло, а он всё кричал и кричал.
  Проснулся он от того, что испуганный Гурст тряс его за плечо, рядом стоял Друс Долговязый и ещё пара воинов.
  - С тобой всё в порядке? - спросил Гурст, как только он открыл глаза - А то мы начали волноваться .
  Монах хотел было отправить его в пропасть вместе с глупыми вопросами, но язык во рту словно, присох и не поворачивался.
  Луч солнца струился через открытый полог, попадая в чашу с водой, солнечным зайчиком дрожал на куртке одного из солдат - дело к обеду. "Сколько же я спал" - подумал он, а вслух с трудом спросил:
  - Да, какие новости?
  - В общем, никаких, сидят, себе, наверху, иногда стреляют, но как-то не точно. Да и не мудрено, этим особо не попадёшь - сказал Друз, вертя в руках то ли стрелу, то ли арбалетный болт - я пробовал, попасть сложно.
  Маг взял болт, покрутил в руках, он представлял собой ржавый наконечник, привязанный к палке.
  - Да, что это за война такая - детские стрелы, цветы, деревянные сабельки, не хватает ещё солдатиков - заорал он истошным голосом и вдруг осёкся.
  Монах вспомнил мальчишку, ведь неспроста он здесь, у него могут быть способности.
  - Разрешите? - послышалось снаружи.
  - Заходи - рявкнул Монах, да так, что стоящие рядом содрогнулись.
  - Там мой следопыт из охраны, - начал нерешительно воин - следы нашли, не наши, чужие - и добавил - случайно.
  - Подойди, рассказывай - велел маг.
  - Вроде всё, три мужских и два женских - маленьких. - сконфузившись ответил тот.
  - Следопыта ко мне, быстро.
  На приказ мага вошёл следопыт - невысокий, седой, суховатый мужчина, он слегка поклонился, чуть кивнув головой, и молча взглянул магу в глаза, в его взгляде не было и тени смущения или раболепия, такие люди Монаху нравились.
  - Говори - не громко сказал он.
  - Три мужских следа, из них два тяжёлых, видно несли что-то, два маленьких - женских.
  - Один след может быть детским? - спросил маг.
  -Да, может, один след лёгкий, почти не вдавленный.
  - Когда ушли?
  - Ночью около полуночи, - следопыт помолчал и добавил - лошадей у них нет, если поспешим, к вечеру верхами нагоним, а может и раньше.
  - Друз, что говорит ночная охрана?
  Маг начинал думать спокойно и быстро, в голове у него созрело решение, пусть он не смог обыграть с помощью силы мысли, но, ведь если к разуму добавить численное превосходство, то можно ещё "пободаться".
  Вместо Друза ответил следопыт:
  - Я ночных спрашивал, никто, говорят, ничего не видел, я им верю, они могли не заметить, тут, скорее всего, без магии не обошлось.
  - Выезжаем немедленно, ты - Монах ткнул указательным пальцем в грудь следопыта поедешь со мной. А, ты, - кивнул Долговязому - любым способом достань мне сверху этого стрелка.
  
  
  Светило в зените согревало землю, траву, деревья, воздух. Ночь была холодна, особенно под утро, ещё немного и возможны первые заморозки, здесь в это время такое случается. И поэтому ласковое тёплое солнце радовало путников. Половина ночи и первая часть дня прошла в пути. Устали сильно, с самого начала был взят бешеный темп, короткие остановки не давали возможности восстановить силы, но никто, даже мальчишка, не выказывал усталости. Они вместе с девушкой продвигались впереди группы, за ними двое мужчин несли самодельные носилки с седым, растрёпанным стариком. Время от времени третий подменял кого-то из них на ходу, почти не останавливаясь. Лес поредел, его постепенно сменили широкие луга с кое, где в овражках виднеющимися кустарниками.
  - Мы здесь, как на ладони, если вдруг что, то и спрятаться некуда. - озираясь по сторонам сказал Стэг.
  - Не каркай, - одёрнул его Туман, его самого давно мучил тот же самый вопрос - до сего момента везло, может быть и сейчас вынесет. Как там Хурт?
  Про Хурта думали все, ведь от того на сколько долго ему удастся морочить голову осаждающим башню зависела судьба всей экспедиции.
  - Если будем продвигаться с такой скоростью, то вечером, самое позднее к ночи подойдём к поселениям, там раздобудем лошадей, а если повезёт, то встретим королевских гвардейцев. - вслух подумал Туман.
  Угур старался не думать о том, сколько ещё предстоит идти, так проще и легче, ему снова и снова вспоминались события прошедшей ночи, когда они спустились по верёвкам из окна башни, стараясь не шуметь, чуть ли не на головы караульных. Мальчик, предложивший этот план, и сам не вполне верил в то, что всё получится, и даже проходя возле сидящих у костров вооружённых людей, был готов к тому, что вот сейчас один из них повернёт голову и схватится за оружие. Он с упорством гнал от себя эти мысли, стараясь заменить их другими. Угур представлял себя, и своих спутников маленькими муравьями, тянущих свою ношу к муравейнику. У себя в воображении, пригибал фигуры своих к земле, распластывая их, как можно ниже, а взгляды охранников отводил в другие стороны. Мальчишка так старался, что у него даже разболелась голова, но, не смотря на это, сжав зубы, он держал в голове образы, до тех пор, пока они не отошли на достаточно большое расстояние. За тем силы покинули его, и он опустился на один из придорожных валунов, засыпая со словами:
  - Вот я немного посижу.
  Угура подхватила на руки Кайси вместе с посохом старого мага, который мальчик не выпускал из рук, за тем её сменил Туман. Угуру снился старый маг, он улыбался и что-то рассказывал, что рассказывал, мальчик не помнил. Он проспал до тех пор, пока небо на востоке не порозовело, объявляя о наступлении нового дня. Проспав на руках весь ночной переход Угур не чувствовал себя отдохнувшим, руки и ноги его стали ватными, а голова словно пустая, но тем не менее он собрался с силами и решил идти сам. На одном из привалов, в овраге у ручья, ближе к вечеру, Туман подозвал девушку и тихо, так чтобы не слышал Угур, сказал ей:
  - Если вдруг будут нагонять преследователи, да спасут нас боги, хватаешь в охапку мальчишку и бежишь, прячешься, делаешь, что угодно, главное нужно его спасти, остальное же по мере возможности.
  - А, как же этот? - она кивнула в сторону Ковриуна.
  - Если нам получится выбраться - это хорошо. Ну а если нет? Если нет, то люди могут потерять очень хорошего человека, и, возможно, сильного мага. Это не его война и вообще дети не должны умирать.
  - И женщины? - спросила девушка.
  - Что женщины? - словно не поняв о чём речь, переспросил Туман.
  - Не делай вид, будто не понял. Ты, хочешь отправить меня с ним? Да у меня отец, возможно, погиб, а ты меня спасаешь? - Кайси в эмоциональном порыве чуть не перешла на крик.
  - Не шуми, услышит, - чуть понизил он голос, почти до шёпота - если бы Голиан был с нами, я думаю, он решил бы точно так же.
  Девушка посмотрела ему в глаза, за тем отвернулась и отошла в сторону, где на носилках лежал Авелис. Подошёл Стэг, он, похоже, всё слышал.
  - После гибели отца в ней что-то поломалось, - тихо сказал он, первый раз признавая, что Голиан Угрюмый погиб - не удивлюсь, если она будет искать смерти.
  - Вообще-то, такие вещи лечит только время. И сейчас её нужно только удержать от необдуманных поступков. Ладно, выходим, а то как-то на душе не спокойно. - прошептал Туман, и громко добавил - Выходим, а то время летит, а топать ещё не близко. Ковриун, поднимай мага. Вся процессия начала выходить на дорогу.
  Не спокойно на душе было и у Угура, он не мог найти себе места, казалось, что за ним следят, ноги отказывались идти, голова болела, крутило низ живота и даже немного тошнило. Мальчик считал - это последствие вчерашнего перенапряжения и никому не говорил.
   Подошёл Стэг, прикоснулся тыльной стороной ладони ко лбу и сказал:
  - Друг мой, а чего это ты такой зелёный? Э-э, да у тебя жар.
  Туман нагнулся над мальчиком и произнёс:
  - Да, дело не очень.
  - Дело ещё хуже, глянь назад по дороге.
  Туман посмотрел в ту сторону, куда показывал Стэг. Дорога была ровная и уходила вдаль, лишь почти у линии горизонта, чернела кромка леса и на ней, едва видны, почти сливаясь, маленькие точки. Много маленьких точек. Можно было, конечно, сомневаться, но сомнения отпадали сами собой - это погоня.
  - Вот и решение, Кайси, с больным мальчишкой сильно не побегаем, давай по овражку потихоньку с ним незаметно, а мы по дороге отвлечём внимание. Всем оврагами всё равно не уйти, найдут ведь - нежно беря её за руку сказал Туман.
  Девушка, с явной неохотой взяла мальчика на руки вместе с посохом. Угур хотел, было сопротивляться, но, похоже, сил у него больше не было.
  Вышли на дорогу быстрым шагом, почти бежали. Хорошо, что Стэг придумал освободить руки от носилок, Туман на ходу проверил, как держится щиток левой руки, хотя он знал, что держится хорошо, но это так, что-то нужно было проверять, чем-то занять голову и руки во время бега, за тем посмотрел, как выходит из ножен нож и сабля. Вторым носилки нёс Ковриун, он молча выполнял возложенные на него обязанности и в этот момент бежал следом за Туманом. Стэг был последним, он то и дело оглядывался в надежде не увидеть приближающихся всадников, или увидеть просто мирных торговцев. Но чем ближе были преследователи, тем сильней таяли надежды.
  Неприятность случилась в самый неподходящий момент. Может, носилки зацепились за молодую поросль и порвались, или Стег их просто плохо закрепил, но они сломались, да так, что Авелис чуть не провалился между жердями. Пришлось Туману взять его на руки как ребёнка. Маг был очень худ и не тяжёл, но бежать с ним было неудобно. Не смотря на это скорость не сбавляли. Туман с магом на руках бежал чуть впереди, за ним Верховный маг Ковриун Тёмный, замыкающим был Стэг, он то и дело оглядывался назад, уже можно было рассмотреть фигуры преследователей. Руки Тумана были заняты, не было возможности даже стереть пот с лица, заливающий глаза, и поэтому он не сразу увидал, скачущих на встречу военных, похоже, их брали в клещи.
   Прятаться было некуда, бежать некуда, сил не было, казалось ещё немного и ноги подкосятся, можно смело всё послать в бездну, а ведь Туман несёт ещё и мага. Стэг подумал: "Очень хорошо, что рядом нет Угура и Кайси". Он видел перед собой маячившую спину неустанного Ковриуна .
  - Откуда у него столько сил, вот, что значит, хорошо когда, голова не работает - произнёс Стэг, ни к кому не обращаясь.
  Шаг, ещё шаг. И тут маг остановился, стал озираться по сторонам, словно проснулся, выпрямил вечно сутулую спину, а в выражении лица появилось властная надменность с долей превосходства. Трудно было сказать, к чему бы привело прозрение Верховного, если бы не Стэг, он сам себе не мог объяснить что сделал и зачем. Поравнявшись с Ковриуном, молодой человек нанёс по большой дуге удар в лоб донышком кулака, словно кузнец молотом. Маг, теряющий сознание, стал медленно, словно огромный куль оседать на землю. Стэг чуть подсел под него, подставляя правое плечо, взвалил на себя, как делают заправские портовые грузчики, и ускорил шаг, догоняя своего спутника.
  Сил бежать не осталось, впереди противник, сзади противник. Туман просто шёл, от одного к другому по инерции, и было уже всё равно, главное напоследок остановиться, опустить мага и продать свою жизнь, как можно дороже. Рядом был Стэг, он нёс на плечах бессознательное тело Верховного мага. И от того, что друг был с ним, Туману стало легко, спокойно и даже немного приятно. Он впервые подумал о смерти, ни как о чём-то далёком, а о том, что вот, вот должно произойти. О неизбежном. Вот сейчас...
  И тут, сзади начали стрелять из арбалетов. "Это плохо, не дадут размяться" - пронеслось в голове у Тумана. Расстояние было велико, стреляли не точно, болт просвистел чуть выше головы. Следующий выстрел был точнее - впился в ногу, чуть выше колена, боли не было, была усталость, досада, стало просто неудобно идти, и по ноге разлилось тепло. Ещё один укус в спину. Туман с удивлением, наклонив голову, увидел наконечник, торчащий из груди с правой стороны. Он решил положить мага, но тело перестало слушаться, а когда попали в ту же ногу, начал медленно заваливаться на бок, стараясь не придавить Авелиса. Последняя мысль, которая посетила теряющую сознание голову, была о том, что он - Туман подвёл Голиана.
  
  7
   В нос ударил стойкий запах высушенных трав, йода и ещё какой-то настойки. "Так вот, значит, какой запах там, откуда не возвращаются?" - была первая мысль пришедшего в себя Тумана, в голове промелькнули воспоминания о бешеном беге и наконечник арбалетного болта, торчащий из груди. Вслед за этим постепенно накатила тупая боль в ноге и в том месте, где должен был торчать злосчастный болт. "Значит, всё-таки, жив" - он, видно, поморщился и тем самым обратил на себя внимание.
  - Ну вот, пришел в себя, голубчик, - произнёс чей-то приятный бархатный голос.
  Туман открыл глаза, он находился в небольшой, чистой комнате. Из мебели здесь находилась кровать, на которой он лежал, два табурета, у стены напротив и стол с большим количеством банок, а у стола стоял обладатель бархатного голоса - невысокий человек в длинном сером балахоне, колпаке из под которого выбивались густые, седые волосы, лицо его обрамляла аккуратно подстриженная седая борода.
  - Где я? - произнес Туман хриплым голосом и закашлял.
  - Тише, тише - произнёс человек в балахоне - спокойнее, тебе нельзя разговаривать. Ты, - он посмотрел по сторонам и произнёс - в комнате, а остальное потом.
  Лекарь подошёл к двери, открыл её и, выходя произнес, обращаясь к невидимому собеседнику:
  - Я попрошу вас, да вас, голубчик пусть передадут, что больной, пришёл в себя.
   Множество мыслей пронеслось в голове Тумана: "Кого зовут? Где он находится? И вообще вдруг сейчас в комнату войдёт Друз Долговязый, или ещё кто похуже". Не то чтобы он его боялся, Друз был просто неприятен, особенно после последней встречи и напоминания долгов.
  Дверь приоткрылась, и в комнату ввалился Стэг, он был полон эмоций и не мог подобрать слов.
  - Вот так номер - с удивлением произнёс Туман, он готов был увидеть кого угодно, но своего друга увидеть не ожидал.
  - Ну, ты как? Лекарь что говорит?
  Стэг и дальше сыпал вопросами, если бы не открылась дверь, и в комнату не вошёл начальник Тайной стражи в сопровождении лекаря.
  - Как тут наш герой? - торжественно произнёс он и добавил - Молчи, молчи.
  - Ранения, скажу я вам, не из лёгких, особенно, проникающее в грудь, но организм молодой, крепкий и хочет жить. Здесь, скажу я вам, никакие целители помешать не могут. - лекарь улыбнулся своей шутке, глядя на его довольное лицо было понятно, что дела у больного обстоят очень даже не плохо.
  - Это очень хорошо, а пока выздоравливай, у меня к вам дело есть.
  Воллин собрался было выходить, но его остановил голос Тумана:
  - А как там наше задание?
  Воллин Дрозд покосился на лекаря и покачал головой. Тот понимающе кивнул и, выходя из комнаты произнёс:
  - Я, ненадолго.
  Подождав, пока дверь за врачевателем закроется начальник Тайной стражи взял табурет, придвинул его поближе к кровати и произнёс, чуть склонившись над больным.
  - Вы, молодцы. То, что было задумано, всё выполнено. Ковриуна теперь готовится обработать Его Магичество вместе с Кругом Сильнейших, и уже по результату этого эксперимента, а такого никто, никогда не делал, будет решаться его дальнейшая судьба.
  Туман пошевелился, видно хотел, что-то сказать, видя это, Воллин закивал головой, переведя взгляд на Стэга, топчущегося у кровати.
  - Я знаю, у вас много вопросов, но могу сказать только то, что вам можно знать вкратце, пока позволяет время. Вы выехали, и через какое-то время на меня и Его Магичество, Гавриуса Снежного было совершено покушение, когда мы, в знакомой вами карете, ехали по городским улицам. Гавриус хоть и очень неплохой маг, но видно чего-то не учёл или его просто переиграли, да и с той стороны маги работали. В результате он был слегка контужен, и какое-то время ему было не до магии. Мы связали это событие с нашим общим делом и поэтому поостереглись посвящать ещё кого либо, кроме того стали раскручивать цепочку причастных и свидетелей. Ну а когда Гавриус стал способен совершать с вами контакт, Авелис стал недоступен. В общем, всё пошло не так, как планировали, и надежда на благополучный исход вашей экспедиции стала таять с каждым днём.
  - И что же получилось потом, последнее моё воспоминание - это когда нас окружали с двух сторон, а за тем начали обстреливать из арбалетов. - Туман поёжился, словно, снова переживал неприятные мгновения.
  - Я не знаю, как это делается, но каким-то способом вашему Угуру удалось "докричаться" и попросить помощи. Гавриус его "услышал", и уж добраться, было только делом времени. Когда ты говоришь, что вас брали в клещи, то с одной стороны был Друз Долговязый со своими приспешниками, а с другой - мы. И стрелять начали, когда им стало окончательно ясно, что догнать вас они не смогут.
  Воллин замолчал, в комнате наступила тишина, было слышны крики тренирующихся за окном гвардейцев.
  - Надо же, как вышло... А как же Кайси, Угур, Хурт? - задумчиво произнёс Туман
  Стэг то же молчал, он всё-таки знал больше, чем Туман, но некоторые факты ему тоже пришлось услышать впервые.
  - За Кайси с Угуром пришлось побегать, они решили, что мы ваша погоня. Уж и поводили они нас по оврагам, хорошо, что Стэг пошёл с нами, а так бы до сих пор бродили. - произнёс начальник тайной стражи.
  Волин и Стэг переглянулись, и лицо молодого человека озарила довольная улыбка.
  - Кайси очень переживая потерю своего отца, уехала к тётке, а Угура отправили в академию магии, он, как оказалось, некоторые вопросы знает не хуже преподавателей - по своему, уникален. Есть и такие знания, которые считались утеряны, и в настоящее время мальчик является единственным первоисточником, если можно так сказать, всё это надлежит тщательно изучить, кроме того ему нужен наставник. Друз Долговязый направил своих на штурм башни, и Хурта спасли в последний момент. Его немного придавило камнями - выживет, рука только работать не будет, гарнизонный лекарь сказал, что времени потеряно много. Кстати, он ведь в соседней комнате, правда, Стэг.
  Стэг кивнул в знак согласия. Закончив, Волин поднялся с табурета, собираясь уходить.
  - Авелису будет не хватать мальчишки - произнёс, задумавшись, Туман.
  Воллин Дрозд пристально посмотрел в серые глаза собеседника и сказал:
  - Когда ты нёс мага на руках, он был уже мёртв.
  
  Камин потрескивал огнём. В тёмно-красной комнате живой огонь радовал глаз и добавлял уют, а за занавешенными окнами темнело вечернее небо. Расположившись в любимом кресле, сидел Верховный маг Гавриус Снежный, а напротив начальник Тайной стражи Воллин Дрозд. Они виделись после встречи, выполнившей свою задачу экспедиции, всего пару раз, да и то набегу, и вот сегодня, наконец-то Верховный маг нашёл возможность, просто, бросить все свои дела, и навестить друга. Вид у него был усталый, но довольный, что не мог не заметить Воллин.
  - Я слышал, ты, собрал Круг Сильнейших. - сказал он.
  - Да, для работы с Ковриуном Тёмным пришлось собрать всех сильнейших магов королевства, - кивнул головой Гавриус - мне сложно понять, как получилось Авелису в одиночку справиться с таким сильным магом, обладающим мощным артефактом. Конечно, работу Сильнейших, можно сравнить с работой хирурга тонким скальпелем, старый маг же действовал, словно, молотобоец, если можно так сказать, но в его ситуации, похоже, выбирать не приходилось. Оставшись один, без поддержки, не зная происходящих событий.
  Маг замолчал, поднялся из кресла, подошёл ближе к камину, снял с сервитера кочергу, поворошил угли, делал он это с наслаждением, испытывая неимоверное удовольствие от работы со стихией огня, за тем подбросил ещё поленьев, вернулся на своё место.
  - А, ты, себе повара так и не нашёл? - спросил он Воллина.
  - Готовить кому, конечно, есть, но такого разве заменишь. Хороший был человек - правильный.
  Молчание затянулось, в камине потрескивали поленья, каждый думал о своём, но вместе об общем деле, за тем Воллин нарушил тишину.
  - Что, ты, хочешь, чтобы получилось с Ковриуном?
  - Да, можно сказать уже получилось, мы хотим изменить его политические взгляды и отношение к нам, я имею в виду к нашему государству, не меняя его самого. На выходе должен появиться человек тот же самый, со своей памятью, привычками, образом мысли, но уже с другими убеждениями, и принципами. Что очень важно, произойти это должно не мгновенно, а постепенно по возвращению. Работа тонкая, ювелирная, осталось проверить, как реагируют межнейронные связи, социализацию, и влияние на раздражители. А то, чего доброго, громкий стук, удар головой, или скажем конфликт какой, так и вернётся назад прежний Ковриун. - маг запнулся на полуслове, словно о чём-то вспомнил и спросил - Кстати, претензии в связи с его исчезновением ещё не предъявлялись?
  - Похоже, они не ожидали такого поворота, - улыбнулся Воллин - всё держится в тайне.
  - Нам это на руку. Ты знаешь - маг откинулся на спинку кресла - я долго думал, а имею ли права на то, чтобы вот так взять человека и вывернуть наизнанку, да не абы кого, а главу магической верхушки нашего северного соседа, но потом решил, что таким образом получится сохранить множество человеческих жизней, избежать большой войны. Кроме того удалось узнать связи с "Северным братством", конечно, их всех сразу хватать не станем, голова организации уже у нас. Есть у меня мысль немного поиграть с ними, главное не заиграться. Тактические цели мы выполнили, Ковриуна нейтрализовали, чтобы он нам вреда не делал, а дальше, ну уберём мы его, будут обвинения, что мы де устранили крупного политика. Конечно, с нашей стороны будут заверения, что, мол, знать ничего не знаем, изберут другого Верховного и жди от него какой-нибудь пакости, к тому же мы не просто соседи, можно сказать родственники и нам не безразлично, что у них происходит, ведь случается у них, а отражается на нас и наоборот. Но хочется всё-таки максимальной результативности от своей работы, понимаешь, профессиональный азарт, если можно так сказать. На моей памяти ни кто такого не делал и из Круга Сильнейших об этом не слышал, слишком тонкая работа, но Авелис убедил, что так можно, подробно рассказал как. Впоследствии я старую рукопись нашёл с описанием.
  - Ну, пусть у нас всё получилось, а дальше? Сколько твои проверки будут длиться?
  - Недели три, может меньше.
  - И как нам потом Ковриуна назад вернуть?
  - А вот это нам с тобой нужно подумать - в глазах Гавриуса заиграли хитрые, игривые огоньки.
  - Что тут думать, пусть он от нас сбежит - сказал Воллин, так будто решение этого вопроса никакой сложности не представляло.
  - Возможно. Представим дело так, будто наш эксперимент не удался, и Ковриун дал дёру. - говоря это маг поднялся со своего места, задумчиво прошёлся по комнате - Но, ведь сам он не поедет, нужно чтобы кто-то его сопровождал, готовил поездку, а посторонних привлекать не хотелось бы.
  - Какие посторонние? Вон у нас Стэг без дела болтается, да к тому времени, как вы там со своими проверками закончите Туман на ноги встанет. Жалко, только, похоже, девочка сломалась, - Воллин тяжело вздохнул - Кайси после гибели отца сильно переживала и решила уехать, к тётке в глушь подальше от людей. Я пробовал с ней поговорить. Не получилось. Ей бы сейчас в кипучую деятельность, чтоб забыться. К тому же, как мне показалось, у неё отношения с Туманом начинали завязываться. Ну да ладно, каждый сам себе выбирает.
  Снова замолчали. За окном давно уже стемнело и пора бы заканчивать ночные беседы, на утро много новых дел, но когда ещё представится такая возможность, спокойно посидеть вдвоём.
  - А Туман кто он такой, откуда взялся? - спросил маг после паузы - У него потенциал не плохой, ему бы учиться, не в академию магии, конечно. Мне интересны его своеобразные способности, которые, при правильном развитии, могут дать воина-зверя, в любом смысле этого слова. Нужно, только подойти к этому вопросу правильно, подумать, к кому приставить, да и самому присматривать и с него будет толк.
  - Ну вот, когда вернётся и определяй, всё в наших руках. Кстати, я тут справки по нему навёл, имя у него есть - Грэг и история у него интересная, как-нибудь расскажу. - поддержал его Воллин, и добавил - А что скажешь об этом, о другом, о Стэге?
  - У парня запредельная везучесть, которую было бы очень расточительно не использовать, я сильно не вникал, но то, что при сильном арбалетном обстреле, можно сказать, в упор нет ни одного ранения, говорит само за себя. Одежда в клочья, а ему ничего. Я думаю, что Ковриуна не подстрелили только благодаря этому везению. А находчивость, какова? Ты когда-нибудь слышал, чтобы боевого мага кулаком в лоб останавливали?
  - Умел же Авелис находить таланты. А Угур? - согласился с ним Воллин.
  - Ну, мальчишка это вообще эксклюзив, маг ему в голову вложил столько всякого такого, что мы долго разбирать ещё будем. Тут нашим Сильнейшим будет над чем головы поломать. А пока пристроил его к одному моему ученику и думаю, что общение пойдёт обоим на пользу.
  Маг замолчал, глядя в огонь, потом словно опомнился и добавил:
  - Думаю - у Авелиса было хорошее качество. К нему словно прилипали интересные люди, или даже не так, длительное время, находящийся рядом с Великим магом, просто не может оставаться обычным человеком. И я горд, что в моей жизни такой человек имеет место быть.
  
  
  Заключение
   Осенний мороз прихватил землю, редкие лужицы и не успевшую облететь рыжую листву. Яркие, холодные звёзды смотрели вниз на спящий безлюдный город.
  В Аговире с давних пор существовала примета, каждый, выезжающий через западные ворота должен спешиться и линию ворот пересечь пешим ходом, иначе, как говорили, пути не будет. Западные только название имели - ворота, а так большая калитка в стене между двух крошечных башенок. И традиция эта свои корни брала с тех самых пор, когда у ворот постоянно находилась вооружённая охрана, берущая налог за въезд, вход в город, а за одно и досматривала груз пересекающий линию ограждения города. Осматривали в то тяжёлое время всех без исключения, а самих досматриваемых вежливо просили спешиться. В случае неповиновения можно было схлопотать арбалетный болт или стрелу и уж тогда точно пути не будет, вернее, будет, но не далее городского кладбища. С тех самых пор прошло много времени, убрали охрану сначала с башенок, а за тем и полностью с западных ворот, выставляли только в ярмарочные дни, да и то для порядка. А вот традиция пересекать линию именно западных ворот пешим ходом осталась.
  По пустынной улице в направлении выезда из города продвигались четыре человека, они вели под уздцы трёх лошадей с дорожными седельными сумками, один из них изрядно прихрамывал на правую ногу. Вышли за ворота, остановились.
  - Ну, что, Хурт, пора прощаться. - сказал один из них, и добавил, обращаясь к своему спутнику - Ваше Магичество, поезжайте, мы вас догоним.
  Высокий, стройный с волевой, властной осанкой человек, облачённый в дорожный плащ, стремительно и легко запрыгнул в седло и, отъехав чуть в сторону, остановился.
  - Да, он не похож на того чудика, который бросал камни со смотровой башни. - сказал Хурт.
  - Если честно, я его немного боюсь - прошептал Стэг - он очень сильно изменился.
  - Бери себя в руки, в его обществе придётся провести, ни мало времени. - улыбнулся Туман.
  - Я заметил, ты, всё ещё хромаешь. - обратился к Туману Хурт.
  - Гарнизонный лекарь сказал, что со временем должно пройти. - безразлично пожал плечами Туман, и спросил - А ты теперь чем будешь заниматься?
  - Воллин обещал взять к себе, "щенков" натаскивать, вот с утра и пойду.
  Хурт устремил свой взгляд вдаль вдоль дороги, долго смотрел не мигая.
  - Хочешь с нами? - спросил его Стэг.
  - Угу. - кивнул Хурт.
  Снова повисла тишина, расставаться никому не хотелось.
  - А я пиво, вино пить перестал - ни к кому не обращаясь, сказал старый воин - вот зашёл в трактир, заказал, присел с боевыми приятелями. И всё не могу.
  - Значит, хватит, напился - безразлично промолвил Туман.
  - Угура давно видели? - словно, спохватившись, спросил Хурт.
  - Да, он заходил пару раз в госпиталь, его приставили в ученики к какому-то магу, а у того частые разъезды, считай, по всему королевству. - ответил Туман - Угур вырос, изменился, стал серьёзным, и никогда не расстаётся с посохом Авелиса.
   - А, Кайси? - снова спросил Хурт у Тумана.
  - Она уехала из Аговира, почти сразу по приезду, больше я её не видел.
  - Жаль.
  - Да. - согласился с Хуртом Туман.
  - Так, значит, мы все расстаёмся? - у Стэга поблёскивали глаза были видны слёзы и но отвернулся.
  - Как это расстаёмся, ты же со мной, и у нас ещё очень много дел - приободрил своего друга Туман.
  Старый воин похлопал каждого здоровой рукой по плечу и сделал шаг назад.
  
  
  Взошла луна, освещая давно опустевшую дорогу, Хурт долго стоял, прислонившись спиной к стене, пора было уходить, но что-то не давало сделать первый шаг. По городским улицам послышался стук копыт, он приближался. Подъехав к городским воротам, всадник спешился, он явно очень спешил, вернее она, всадница старый воин заметил в лунном свете знакомое очертание.
  - Кайси - окликнул он.
  - Хурт.
  Девушка подошла поближе, старый воин увидел походные сумки, притороченные к седлу.
  - Они давно проехали? - спросила Кайси.
  - Не переживай, догонишь.
  - До встречи, спасибо, тебе, за всё.
  Девушка обняла Хурта и поцеловала его в колючую щёку.
  
  Стих стук копыт, на востоке отступала ночная тьма, отражая в себе медово-золотые отблески восходящего солнца. Наступал новый день. Старый воин стоял у городской стены и улыбался, он бережно поглаживал, висящую плетью левую руку, кажется это входило в привычку.
  20:59. 18.11.2015.
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"