Седрик: другие произведения.

Апостол Новой Веры том 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa

  
  
Глава 9. Бресилианский лес.
  
  Чем дальше в лес, тем толще партизаны.
  Народная мудрость.
  
  Несколько часов спустя.
  Моё утро началось с отчётов. Потери, разрушения инфраструктуры, сведения по запасам и общему настроению. Пока начальство отсыпалось после героических подвигов, подчинённые пахали, пахали и ещё раз пахали. Так что сведений успело скопиться достаточно и пусть Кристиан, Логейн и Эамон на троих сообразили неплохо, многие вещи требовали, как минимум, моего подтверждения, но начать я решил со статистики.
  
  Итак, общие потери составили всего 723 человека. Из них две сотни – это штрафники, пошедшие в атаку первыми… хм, в смысле, выставленные в первые ряды защитников, остальные, в основном, ополченцы, помершие по собственной глупости, нерасторопности и просто те, кому не повезло. Профессиональных лояльных воинов мы потеряли всего полторы сотни, почти все из них относились к войскам Логейна и Эамона. Хайевер и эльфы потерь не понесли вовсе. Первые были резервом, который толком не задействовали, так, пара вылазок для усиления начинающих прогибаться штрафников, вторые в подавляющем большинстве были лучниками и занимались обстрелом со стен (на которые никто из тварей так и не полез, спасибо саботажу Уртемиеля) и сидя по крышам укреплённых домов. Ну а те, кто предпочитал ближний бой были сами по себе теми ещё машинками смерти или почтенными «невидимками». Короче говоря, одна эта оборона столицы принесла мне славу полководца, не только не уступающего, но и в некоторых моментах превосходящего Логейна, ведь последний сидел в штабе и рулил общим ходом битвы, видел его мало кто, а я Превозмогал в поле и лично зарубил «вражеского главнокомандующего».
  
  Но это всё так, мелочь. Куда больше меня волновал как раз вопрос «что делать дальше». Вариантов была масса, прямо глаза разбегались, а вот времени, как всегда, в обрез. По-хорошему, мне бы пару-тройку месяцев тишины и покоя на покопаться в Море. Текущий уровень контроля уже позволял мне рулить тварями на пару-тройку тысяч километров окрест, причём, я чувствовал, что это не предел, нужно лишь чуть освоиться и, возможно, поменять «командные частоты», чисто на всякий случай, во избежание всяких там Архитекторов, Архонтов, Древних и прочих хтонических хреней, регулярно вылезающих в этом мире. Да и помимо укрепления своего контроля, стоило заняться оптимизацией тварей. Эти «матки», производящие монстров по определённым шаблонам, с одной стороны – решение прекрасное, но с другой, необходимость пускать на них нормальных женщин – просто идиотизм. Имея самоподдерживающуюся экосистему, способную производить и модифицировать разнообразнейшие живые организмы, зависеть от поставок «материала» извне – это просто фееричнейшая глупость. Точнее, как я теперь знаю, очередная диверсия драконов. Великие могли с пренебрежением относиться к смертным и даже большей части бессмертных, оттого и поплатились, но глупцами они не были никогда. Столкнись мир с ордой неприхотливых, чертовски выносливых тварей с ядовитой кровью, способных к размножению без паразитизма, миру придёт хана… или появится какой-нибудь умник, что разработает ОМП (оружие массового поражения *прим.Автора), что будет бить исключительно по этим тварям, но вариант с «хана» куда как вероятнее. Вручать абсолютное оружие в рамках данного мира своим поработителям драконам очень не хотелось, так что Думат, вынужденный всё это безобразие разрабатывать, постарался максимально усложнить жизнь «хозяевам», которых, к сожалению, даже толком не видел ни разу. Была бы его воля, он бы ещё и сделал так, чтобы твари от старости дохли за пару лет, а лучше – недель. Но поскольку создания Мора были выведены всё же искусственно, то и природных механизмов регулирования не имели, в том числе и механизма старения. Кхм, к чему я это всё? Как генетику, мне безумно хотелось зарыться в эту систему и довести её до ума тем более, что это уже моё, можно сказать, родное, нежно любимое имущество! Вот как тут можно удержаться и не пройтись напильничком? Я ведь легко смогу на основе тварей едва ли не новую расу вывести и даже подвести обоснуй под их служение мне. А там, чем Предвечная не шутит, поколение-два нормального функционирования и у них появятся полноценные души, а это – почитающий меня народ. Внутри что-то приятно отозвалось на эти мысли и довольно уркнуло, видимо, так давало о себе знать наследие Дракона-Владыки, впрочем, будет лицемерно отрицать, что подобное мне бы не понравилось само по себе. Не как культ, а, в первую очередь, кузница компетентных и лояльных кадров, а если у них и магия будет на уровне, то это ещё и помощь в исследованиях и экспериментах!
  
  Вот только кто мне даст эти пару месяцев на вдумчивое вникание во все перипетии? Как тут посидишь в тихом кабинете над схемами и генетическими картами, когда нужно отдавать приказы по восстановлению ворот Денерима? Ну хорошо, не приказы, назначенный Логейном эрл дураком не был и сам всё прекрасно распорядился, но ведь ознакомиться с его «отчётом» мне нужно было лично! Столица, чай, не жук чихнул. А беженцы? Кого не сожрали Порождения Мора, тех они разорили. Поскольку со смертью Архидемона Мор вроде как окончен, то возникают вопросы по восстановлению земель. А это деньги, но с этим ещё более-менее, столь быстро завершившаяся война сожрала куда меньше, чем смел надеяться Мак-Тир и запасы были, но ведь помимо денег нужны ещё и управленцы на освободившиеся земли. И где их брать, я представлял слабо. Рыцарям своим наделы я и так раздам, у меня в Хайевере проблема с хозяйственниками едва ли не более острая, чем в остальных местах. А ведь есть ещё Королевские Земли, будь они неладны, весь северо-восток страны, за исключением Денерима, который хозяина таки обрёл. Вот что мне делать, если почти все тамошние владетели остались под Остагаром вместе с Кайланом? Там ведь были именно сеньоры со старшими сыновьями и личной дружиной. И далеко не все младшие родичи могли наследовать поместья, уж точно не те, кто быстренько смылся, узнав о разгроме войск на юге. Хотя… на волне всеобщей эйфории и своего авторитета, вполне можно протащить пару вариантов, запланированных мной на «попозже». Да, раздать наделы особо отличившимся в битве воинам, как из своих, так и от союзничков. Но, поскольку времена тяжёлые, земли обезлюдели, мы понимаем, что снаряжать дружину сейчас не из кого и для поддержания порядка на вверенных землях, даём под руку своих воинов, прямо от сердца отрываем. Вы их снабжайте, а они будут вас охранять. Ну и что, что родом из Хайевера и служат, в первую очередь, королю? Вы разве королю не служите? Так в чём проблема? Да и вряд ли вчерашние простые бойцы даже задумаются о столь сложных материях. А дальше тот факт, что собственных войск у лорда нет или почти нет, а есть лишь присылаемые Его Величеством бойцы, что находятся у него на снабжении, очень скоро станет обыденностью. Особенно, если отправить войска Логейна с Эамоном попротивостоять Орлею. Кстати о последнем…
  
  Теперь, когда Мор окончен, нужно ждать Священного Похода, не сразу, конечно, но в относительно ближайшее время. И неплохо бы к тому моменту заручиться дополнительными союзниками, а так же избавиться от очередной точки напряжения. Брессилианский лес и его оборотни. Такие войска мне не помешают, но сейчас даже не в них дело. Лес – это строительный материал. С учётом пожжённых тварями деревень, пусть и пустых, людям придётся отстраиваться заново и на это потребуется дерево. Разумеется, не Брессилианом единым жив Ферелден, но для тех же Королевских Земель это – ближайший источник высококачественной древесины. И если из этого источника будут лететь эльфийские стрелы шальных долийцев или, того хуже, вылезать поехавшие крышей вервольфы, вырезающие и заражающие всех на своём пути, нервов мне это попортит, не говоря о том, что спустит в выгребную яму все мои усилия по налаживанию равноправия среди моих подданных чуть меньше, чем полностью. Потому, как бы мне ни хотелось заняться интересным, придётся вновь сосредотачиваться на нужном. Эх.
  
  Не став откладывать дело в долгий ящик, я обратился к своим уважаемым вассалам на предмет составления списков особо отличившихся. Те пожали плечами и предоставили мне нужные данные буквально за час, видимо, работа в этом направлении и так шла. Да и почему бы ей не идти? Мудрость о том, что ничто не обходится для государства так дёшево и ценится солдатами так высоко, как медаль, была отнюдь не новой в этом мире. Тут, разумеется, были не медали, а вполне себе весомые поощрения, но всё же, общий принцип соблюдался.
  
  Список состоял почти из сотни имён, к своему удивлению, обнаружил я там и знакомые. Некий Стэн из «штрафбата» в одно лицо зарубил аж троих огров и даже умудрился не помереть и не наглотаться проклятой крови. Дарриан и Ирис на пару полностью уничтожили отряд крикунов, что пытался втихую пробраться к нашим магам, да нарвался на идущих к ним навстречу наших «тихушников». А дворф, пардон, гном-наземник, что пришёл как ополченец из Рэдклифа, да не один, а вместе с парой крепких наёмников-горцев, вообще умудрился доказать, что «размэр молота нэ имеет значения, главное – точно ударить по шляпка», этот доморощенный Рэмбо каким-то макаром ухитрился оказаться в ювелирной лавке (нет, как ни странно, он не пытался её помародерить, просто творчески отступил, попав в круговерть боя) и, вооружившись местными инструментами, в подавляющем большинстве состоящими как раз из различных вариаций на тему молотка. И вот одним из этих молотков он умудрился проломить голову особо хитрожопому Эмиссару тварей, что с отрядом гарлоков-телохранителей как раз прорвался мимо строя штрафников и успел скрыться до включения в битву нашего резерва. Вряд ли бы он прожил достаточно долго, чтобы серьёзно подгадить защитникам, но, тем не менее, «героизм» попавшего в переплёт гнома, пытавшегося спасти свою задницу от фаербола, незамеченным не остался.
  
  А вот подвиги магов никто не считал, как-то все привыкли относиться к ним как ко второму сорту людей. А ведь отсутствие прорывов за линию фронта в том числе и их заслуга, более того, в основном их – трудно, знаете ли, прорываться, когда первые ряды внезапно упираются в барьер, перегораживающий улицу, а на задние уже спускается «Гроза», «Ядовитое Облако», «Огненный Шторм» или ещё что-нибудь такое же занимательное, типа превращения части тварей в живые бомбы. Так что гнома нафиг, а вот волшебников мы внесём, но тут пусть Ирвинг с Авернусом думают, кто из чародеев на что наработал.
  
  Некоторое время спустя.
  Само награждение проходило в том же зале, что и моя недавняя коронация. Герольд называл имена, оглашенный подходил и получал из рук короля свою награду. Иногда это был хороший меч или щит, в некоторых случаях – титул и небольшой земельный надел.
  
  – Стэн из Бересаада, – последователь кунари сделал шаг вперёд.
  
  – Стэн, в начале своего пути в землях Ферелдена ты лишился своей души и своей чести, обагрив руки кровью людей, что помогли тебе. За это ты был приговорен к правосудию порождениями Мора. И преуспел, своей кровью искупив грехи прошлого и спася сотни жизней. Потому я, Айдан Кусланд, Король Ферелдена, говорю, что ты восстановил свою честь. А я, – жестом подзываю слугу, держащего на руках продолговатую коробку, как порой прихотлива бывает судьба, так страстно желаемый меч кунарийского воина едва ли не сам пришёл мне в руки. Его по случаю приобрёл тот самый гном-молоткометатель и вооружил им одного из своих наёмников. А приметил необычность клинка и доложил об этом мне никто иной как Карвер, что на правах оруженосца-адъютанта взял на себя часть моих забот, в том числе и по осмотру кандидатов на награду… точнее, ну как «взял», особого выбора ему не предоставляли, да. Но вернёмся к процедуре, – …я возвращаю тебе твою душу, – на этот раз лицо невозмутимого кунари удержать означенную невозмутимость не смогло. Выражение чистейшего охренения прочесть мог любой желающий.
  
  – Благодарю, Атаашиалит-ан, – коротко кивнул мужчина, буквально вцепляясь в клинок мёртвой хваткой. Мои подданные вновь зафонили недовольством, мол, совсем попутал кунари, такое неуважение к королю, вот только тот факт, что кунари при всех поименовал меня… хм, что-то между «верховный лидер» и «уважаемый военный вождь», если я правильно разобрал их язык, с учётом их традиций было много круче различных поклонов. Де-факто, я вполне смогу приказать ему следовать за мной в новый боевой поход и он подчинится, не моргнув глазом и не задав ни одного вопроса. Впрочем, если я правильно помню его возможную историю и внесенные мной изменения на неё ещё не особо критично повлияли, то на его родине от него будет куда как больше пользы… для меня. Так что посмотрим, что принесут мне мои клеточки, которые ныне прячутся в оплётке рукояти меча.
  
  Следом за Стэном пошли и другие воины, кто-то получал тугой и приятно звякающий мешочек серебра, а кто-то удар мечом по плечу, шпоры и «радостную весть» о даровании ему парочки деревень. Некоторые из новоиспеченных мелких дворян даже радовались, а вот тех, кто после известия становился очень-очень задумчивым, я отмечал отдельно. Была неплохая вероятность того, что означенные мужчины и женщины хотя бы примерно осознавали, в какой заднице находятся их свежеобретённые владения и что через пару-тройку лет монарх с них спросит за их восстановление. Но вот мы добрались до сладкого. Эльфы и маги. Сейчас я даже жалею, что церковники уже не присутствуют при дворе, от планируемого мной «святотатства» матрон бы хватил удар.
  
  – Дарриан Табрис, – эльф под шепотки придворных сделал несколько шагов вперёд, – за доблесть, проявленную тобой при отражении штурма Денерима, организацию ополчения, а также уничтожение диверсионного отряда Порождений, я жалую тебе титул банна и передаю во владение поселения в дельте Даккона.
  
  – Byddafyn’gwneudfyn’gorauigyfiaw’nhau'rymd’diriedaetharod’dirynimi, Elgar'nan! – поклонился ушастый. Опять он перешёл на язык Арлатана, хотя ладно, в данном случае подобное даже плюс, хех, а вон какая рожа у банна Пика Дракона, он даже рот приоткрыл, видимо, проникается осознанием того, кто у него теперь будет южным соседом. Продолжим.
  
  – Ирис Анаракс, – новая остроухая личность, шагнувшая вперёд, уже такого ажиотажа не вызвала, но и восторгов – тоже, за доблесть, проявленную тобой при отражении штурма Денерима, организацию ополчения, а также уничтожение диверсионного отряда Порождений, я жалую тебе титул банна и передаю во владение поселения на запад от дельты Даккона на день пути.
  
  Эльфийка принялась стандартно отвечать «благодарность», пусть и на человеческом, а я вновь стал пристально оглядывать господ придворных. Подобные «привилегии» для ушастых не понравились подавляющему большинству, хотя было бы странно ожидать чего-то иного. Меньшинство состояло из моих людей, которые априори были согласны с любым моим решением и парочки мелкопоместных дворян, то ли просто не осознавших, что произошло, то ли достаточно терпимых к представителям иных рас. Другое дело, что негодование имело разные оттенки. Почти везде это было явно раздражение от того «возвеличивания недочеловеков», но кое-где прослеживалась и зависть, и возмущение тем фактом, что награда получена ушастыми незаслуженно. И с последним я, в принципе, был согласен. Слишком быстрый взлёт вчерашней «грязи» напрягает многих, поскольку, де-факто, является покушением на установившийся порядок вещей, традиции. Людям, солидная доля власти которых зиждется как раз на этих традициях, подобный ход конечно же не понравился. Да и награда действительно завышена, пусть и не так, чтобы слишком уж сильно. Но цейтнот диктует свои условия. К тому же, подобный прецедент привлечёт в Ферелден не только магов-либерторианцев, но и большое количество долийцев, которые смогут разместиться и в привычном Брессилианском лесу, и во владениях своих сородичей, что расположились как раз у северной границы этого самого леса. Таким образом я надеялся одним махом решить сразу несколько проблем: создать парочку прецедентов, как по «эльфу во дворянстве», так и по «совместному равноправному проживанию», создать буфер между Брессилианом и человеческими землями, а также в будущем подтолкнуть ушастых к поставкам стройматериалов и даров леса в людские земли. Правда, на данный момент это будет доставлять мне только новую головную боль, первый профит появится хорошо, если через год, а до закрепления системы в случае, если она вообще приживётся, пройдёт лет сорок-пятьдесят. И это ещё оптимистичные сроки, в традиционно-патриархальном обществе подобные «дворянские рода» вообще могут не признавать пару-тройку сотен лет. Но довольно эльфов, пойдём дальше.
  
  – Солона Амелл, – волшебница даже чуть вздрогнула и посмотрела на меня большими-большими глазами, – за проявленный героизм под Остагаром, при обороне Рэдклифа и Денерима я жалую тебе титул банноретты, а так же земли к востоку от Амарантайна на день пути.
  
  – Марриан Хоук! – повторил я процедуру, только вместо востока, девушка получила юг.
  
  – Бетани Хоук! – а вторая сестра – запад.
  
  – Также я сообщаю, что Леви Драйден, за значительные услуги Короне получает полную амнистию для себя и своего рода, в связи с чем восстанавливается в титуле эрла и получает в родовое владение Амарантайн, – хоть один нормальный хозяйственник будет, к тому же, он уже и так сидит в городе — раз и содержит моих воинов – два. Пусть «временно, пока всё не уладится», но нет в мире ничего более постоянного, чем это самое «временное». К тому же, как раз купец, сосредоточенный более на финансах, чем на власти, с бОльшим удовольствием воспримет идею «государственных наёмников», которым он должен только жалование, а не заморочки с подготовкой и обеспечением снаряжением, благо по почти такой же схеме купцы и работают.
  
  На фоне подобных назначений производство моих оруженосцев, включая Карвера, в полноценных рыцарей прошло почти незамеченным. Как и присвоение этого титула Андерсу. Ну а пока народ обтекал, по-другому и не скажешь, я быстренько их сориентировал крепить оборону на западных границах, да за северными портами приглядывать. Хорошо хоть с востока и юга гостей ждать не приходилось. Земли коркари при всём желании не смогли бы выставить что-либо вменяемое, а уж после того, как там почти полгода сидели твари Мора, вообще сомневаюсь, что в том регионе осталось хоть что-то живое. Восток же был за Логейном и Брессилианом. Случись что с вотчиной тейрна, я бы… не сильно переживал. Лес же и так стоял в моих ближайших планах.
  
  После приёма мы уже традиционно собрались «ближним кругом», дабы обсудить дальнейшие шаги. Ну и, разумеется, Ирвинг, Эамон и Логейн тоже присутствовали, точнее, они подтянутся чуть позже, а пока у нас была пара минут с «личной свитой». И, разумеется, не высказаться дамы и господа не могли.
  
  – Я – рыцарь. Маг-рыцарь. Ы-ы-ы-ы, – Андерс всё ещё был не совсем с нами, – ха, а наставники говорили, что с таким характером я наживу себе только неприятностей! Сэр Андерс! Звучит! Мама бы мной гордилась… ну, если бы не сдала храмовникам в своё время.
  
  – Думаю, – Солона задумчиво воззрилась к потолку, привычно пропуская половину словесного поноса рыжего, – они были не сильно далеки от правды.
  
  – Но что нам теперь делать? – вступила в разговор Бетани, – у кого-нибудь есть мысли, как управлять поместьем? И зачем оно нам вообще нужно?
  
  – Айдан? – все три ведьмочки синхронно воззрились в мою сторону. Я же был немного занят – думал, что можно сделать с Мерриль, но мысли почему-то всё время скатывались или во фривольность, или в «потискать няшку», а вот с точки зрения политической… ай, какая тут может быть политика, судя по её растерянному виду, она в шоке даже от краем коснувшихся её пертурбаций. М-м-м-м, милота-а-а. Но долго побыть наедине со своими мыслями мне не дали – Мариан, не дождавшись ответа, просто слегка потыкала меня пальцем.
  
  – Хмм?
  
  – Ты зачем всё это устроил? – девушка старалась придать своему виду как можно больше грозности, но я был настроен слишком благодушно и расслаблено, чтобы обращать на это внимания.
  
  – А что не так?
  
  – Маги. Во дворянстве, – принялась пояснять Бетани, – само по себе это – нонсенс, но… лично я вообще не знаю, что делать со всей этой землёй и деревнями на ней! Не говоря уже о том, что они, вокруг Амарантайна, а там пусть и не было Порождений Тьмы, но толпы беженцев тоже устроили Архидемон разбери что!
  
  – Повторю вопрос, «а что не так?» Я обещал равные права для всех и привилегии тем волшебникам, что служит мне. Я выполняю свои обещания. Хотите вы того или нет, но вы внесли существенный вклад в борьбу с Мором, а значит, и в спасение Ферелдена. К тому же, принадлежите к древнему и славному роду. Так что получение титула и земли – вполне логичный шаг.
  
  – Это Айдан, – голосом познавшего Дзэн разумного просветила сестер Солона, – я бы удивилась, не выкини он чего-нибудь эдакого.
  
  – Но делать-то что? – сёстры Хоук тихонько паниковали, – я... – быстрый взгляд на родственницу и кивок, – мы как-то не хотим отправляться в Амарантайн и расхлёбывать всю эту кашу!
  
  – А что вы хотите?
  
  – Ну… – дамы, до этого обрушивающие огненные шторма на головы тварей Мора, начали неуверенно переминаться с ноги на ногу, – остаться с тобой… эм, ну, в смысле…
  
  – Оставайтесь, я буду этому рад, – сгладил я повисшую в воздухе неловкость.
  
  – А как же земля? – спросила Солона.
  
  – Ну, вроде бы леди Лиандра воспитывалась как наследница потенциального Наместника Киркволла…
  
  – Три баннорна... мама нас убьёт, – простонала младшая из Хоуков.
  
  – Думаю, у неё не найдётся на это времени, – с напускной мрачностью ответила ей сестра, – но кто-то должен ей об этом «счастье» поведать, – сёстры переглянулись и в один голос возопили.
  
  – Карвер! – хорошо, что парень сейчас рядом с Эамоном и пока не ведает о том, как любимые сестрёнки вознамерились его использовать.
  
  – Покойся с миром, друг. Мы тебя не забудем! – Андерс церемониально сложил ладони лодочками, подражая монахам.
  
  Но тут подтянулись остальные «важные люди» и пришлось перестраиваться на деловой лад. Логейн и Эамон выглядели несколько уставшими. Алистер, сопровождавший своего приёмного отца, наоборот, был бодр и весел.
  
  – Поздравляю, – кивнул он своим товарищам, едва присоединившись к группе.
  
  – Да, теперь я тоже брутальный рыцарь! – оскалился Андерс, – надо будет это дело отметить. Я тут слышал о некоей «Жемчужине»… как на счёт…
  
  – Свой поход по борделям можете обсудить и в более приватной обстановке, – чуть поиспепеляв взглядом болтуна, сообщила Мариан.
  
  – К тому же, времени на это у вас будет не сильно много, – включился в беседу и я, – Логейн, Эамон, есть сведения по западным границам?
  
  – Пока что тишина, но вряд ли она продлится долго, – маршал огладил подбородок, – вести о смерти Архидемона достигнут Вал’Райо через неделю-две. Причём, это в лучшем случае. В худшем – они уже знают.
  – Ваш прогноз?
  
  – Регулярные войска могут прийти в движение за два месяца, быстрее не получится никак – по ту сторону Морозных Гор находятся разорённые Долы. Не самая проходимая для тяжёлой кавалерии местность, а ведь именно кавалерией, в первую очередь, и опасен Орлей.
  
  – А вот диверсионные отряды, – подхватил эрл Рэдклифа, – смогут наведаться к нам куда как быстрее. И первыми у них на пути будут мои владения и Джейдер, а за ними – Западные Холмы и Хайевер.
  
  – Так, – это было нехорошо, с герцогства в плане войск я снял почти всё, что возможно. Остались только минимум стражи, да парочка «тревожных отрядов», усиленных учениками магов, в Западных Холмах дела обстояли примерно так же, а Джейдер – городок небольшой, слишком близкое соседство с Орлеем не способствовало его бурному развитию, даже тот факт, что это один из трёх крупных северных портов росту города помогал не сильно – маршрут через него был куда как длиннее, чем через тот же Амарантайн или Денерим, а значит, и экономически менее выгоден. Плюс, специфика соседства, порт был полувоенным, если можно так выразиться. В общем, орешек мелкий, но крепкий. Сейчас может быть весьма ослаблен, а потому – легко захвачен нашими «друзьями» с запада, особенно, если они пошлют кого-нибудь типа тех убийц-церковников. Нужно усиливать гарнизон – в обороне сидеть там можно долго и со вкусом, – сэр Кристиан, – до этого прикидывающийся частью интерьера рыцарь степенно кивнул, показывая, что внимательно слушает, – в связи с возможностью скорого начала войны с Орлеем, мне нужно, чтобы вы усилили гарнизоны в нашей вотчине и… у не способных сейчас обеспечить безопасность вассалов короны. Вышлите усиление в Джейдер, думаю четыре сотни воинов будет достаточно.
  
  – Как прикажете, милорд, – кивнул рыцарь, – думаю, сэр Малик сможет обеспечить командование на месте в лучшем виде.
  
  – На ваше усмотрение. Тейрн Логейн, вас я попрошу заняться укреплением наших западных рубежей в общем виде. Если вам потребуются дополнительные войска или ресурсы, обращайтесь к сэру Кристиану, – благо тот уже получил от меня кое-какие инструкции.
  
  В частности, если провиант, инструменты, снаряжение и прочие запасы стрел он должен был поставлять без всяких задержек и по первому требованию, то с людьми было иначе. Прежде всего, никаких войск Хайевера в подчинение Логейну давать было нельзя, за исключением ситуации, когда по-другому вообще никак. Выделять Кристиан должен был в первую очередь дружины старого дворянства, чья поддержка моих реформ оставляла желать лучшего. Пусть значимой военной силы они сейчас не представляли, но если не щёлкать клювом и, за отведённую нам фору, тщательно поскрести по сусекам, подпорка Логейну выйдет заметной. Во-вторых же, таким образом я заметно ослаблю оппозицию потерями, при этом избежав прямого саботажа обороны и сохранив свои силы. А это было очень важно в предстоящей войне.
  
  – Хорошо, Ваше Величество, – маршал недобро оскалился. Перспектива пустить кровь орлесианцам радовала его безмерно.
  
  – Эрл Эамон, могу я попросить организовать вас отряды для противостояния диверсиям?
  
  – Разумеется, милорд. Я займусь этим немедленно.
  
  – Отлично, связь будем держать через мастера Ирвинга и его подопечных. И да, не забывайте привлекать эльфов. Думаю, после получения титулов их сородичами, встать на защиту Ферелдена пожелают многие.
  
  – Будет исполнено. А что намереваетесь делать вы, милорд? – поинтересовался Эамон.
  
  – Я с небольшим отрядом отправлюсь в Брессилианский лес. Дошедшие до меня слухи довольно тревожны. К тому же, вы сами мне советовали заглянуть к тамошним эльфам, эрл.
  
  – Да. Но тогда речь шла о срочном сборе войск, сейчас же… впрочем, – оборвал сам себя мужчина, – сейчас нам войска нужны не меньше.
  
  – Но разумно ли это? – возразил Логейн, – идти с небольшим отрядом в лес, о котором ходит столько не самых приятных слухов? Даже мои люди, что выросли в тех местах, предпочитают без лишней необходимости в лес не соваться, тем более, в его глубины.
  
  – У этого «небольшого отряда» вполне хватит сил, чтобы доставить серьёзные проблемы даже средних размеров войску. К тому же, я не планирую там воевать. В первую очередь, у нас будет разведывательно-дипломатическая миссия.
  
  – И, тем не менее, милорд, я соглашусь с генералом, – подключился к беседе Кристиан, – я не оспариваю ваше намерение идти в лес, но возьмите с собой хотя бы сотню воинов!
  
  – Хорошо, – изобразив, что обдумываю этот вариант, даю своё согласие. Сотня бойцов из Хайевера рядом со мной означает, что их место на передовой или в прицеле диверсантов займёт другая сотня, из людей Логейна или Эамона, например.
  
  Разумеется, на этом стратегическое планирование не закончилось, а только началось. Тут и разборки с обустройством и привлечением магов, ради которых пришлось приглашать Ирвинга, и вопрос эльфов, с экспертом в виде старосты денеримского эльфинажа, и просто логистика и снабжение – весна близко (относительно), нужно организовывать посевные работы, следовательно, ополченцев требуется отпустить по домам, но вообще всех распускать – не выход, потому как враг не дремлет и всё такое. Нашли выход в виде предложения «пахать на магах». Там, где крестьянин вынужден будет две недели ходить с плугом за лошадкой, даже ученик чародея справится за полдня, хоть и задолбается вусмерть. А если при посадке ещё и расщедрится на заклинание плодородия… думаю, два-три раза такой помощи напрочь перекроют пару десятков лет проповедей от почтенных матрон из клира. Крестьянин он ведь мужик простой, разницу между болтающей бабой, что пожертвования собирает и странным типом, присланным королём, что помог управиться с полем едва ли не в десяток раз быстрее, после чего на этом поле выросло раза в три-четыре больше, чем обычно, просечёт сразу. Ну и симпатии поменяет соответственно.
  
  Разошлись мы уже глубоко за полночь. Дамы и господа маги, как раз привлечённые в виде экспертов по вопросам распахивания и плодородия, позёвывая уползли в предназначенные им покои. Девушки бросали на меня задумчивые взгляды, но дальше этих взглядов дело не пошло – всё же день сегодня был довольно насыщенным, все вымотались. А на следующее утро уже нужно было выдвигаться на юг – к Брессилианскому лесу.
  
  Отправиться утром удалось далеко не сразу. Возник вопрос с драконами. Мелкие не сильно горели желанием расставаться со мной и, тем более, подчиняться каким-то там «мясным мешкам». И если леди-чародеек дракончики знали и были ещё согласны сотрудничать, равно как и с Андерсом (и его пирожками), то вот даже остальных магов уже за… хммм, «состоятельных собеседников» не считали, про простых вояк и говорить не приходилось. Но и тащить с собой в лес мелких было не лучшим решением: и стрелы всякие из-за кустов вылететь могут, да и огнедышащий боевой чумодан в лесу, где полно деревьев, торфа и прочего горючего материала… не лучшая идея. Пожар может быть выдающимся, погасить его нормальной магией у меня может не получиться, хотя бы потому, что до конца я исследовать открывшиеся возможности не успел, а местная волшба в месте, где Завеса и так держится на честном слове… короче говоря, нечего драконам там делать. Совсем нечего.
  
  Путём долгих уговоров и рычания на мелких засранцев, было принято решение, что они поступают под временное руководство Авернуса и топают вместе с ним обустраиваться в Хайевере, который всё лучше осваивается волшебниками. Пусть до открытия школы и набора новых магов было ещё далеко, но, судя по докладам Винн, библиотека уже переехала, гостевые покои обживаются, казармы для учеников заполняются, ингредиенты переехали на склад вместе с поставками от эльфов и Леора уже начала Бдить. Ну а если сильно приспичит Ревану с командой поучаствовать в разборках, то добраться до меня они смогут за пару дней, благо на крыло встали уверенно.
  
  Кстати о магах, понятие «Круг» и все заморочки, с ним связанные, типа Истязания и сидения волшебников взаперти, меня совершенно не устраивало. Подобная «преемственность» новой организации магов относительно старой была очень, очень плохой идеей. Так что помимо прочего, Ирвинг был озадачен написанием устава Гильдии Магов Ферелдена, а так же проинформирован, что ему нужно будет выстроить принципы работы и взаимоотношения с Чёрной Стражей. Что за стража такая? Да ещё одна новая структура, рождённая нашим мозговым штурмом с Кристианом этим вечером. По сути, те же Храмовники, но Храмовники мои, а не церковные. Разумеется, сам факт наличия подобных воинов в моём распоряжении Ирвинга, мягко говоря, напряг. Не нужно уметь читать мысли, чтобы понять то, что разум его начал терзать вопрос, а не променял ли он одну клетку на другую? Но и мои резоны он услышал. В жизни случается всякое, и отряд бойцов, что сможет вытащить колдунов из неприятностей, если те в своём колдунстве привлекут ненужное внимание с той стороны, Гильдии будет жизненно необходим. Как необходим и государству в случае, если кто-то из магов посчитает себя слишком исключительным. Разумеется, такого, скорее всего, по-тихому прибьют свои же коллеги, дабы из-за одного дурака не пошли под монастырь все волшебники Ферелдена, но всегда есть вероятность появления второго Ульдреда. Тем не менее, Стража ни в коем случае не будет нести надзирательские функции или как-либо ограничивать волшебников. Больше всего их функционал будет напоминать обязанности контр-террористических отрядов из техногенного мира. И туда будут входить для усиления и маги, в том числе, маги Крови. В качестве вишенки на торте (или подсластителя пилюли), подчиняться Черная Стража будет Главе Гильдии и, в иерархическом порядке, Королю. Ну и всяческие стандартные права и обязанности, вроде несения места службы, отставки и прочего.
  
  Название «Нео-Храмовникам» я подбирал тоже не просто так. Воины церкви прочно ассоциировались у меня с Паладинами, уж не знаю почему, общего со «святыми воителями» сеттинга D&D у этих товарищей было мало, но что поделать – ассоциации уже сложились и переделывать их я как-то не видел смысла. Ну а кто у нас «злая версия Паладина» по той же системе? Правильно, «BlackGuard»-ы, вот и получилась Чёрная Стража. Ну а Кристиан, что книжечку мою читал очень активно и добротно, принял сей вариант с одобрением и только поинтересовался, когда милорд будет благословлять Стражей на службу. И мысль была неплохая: замаскировать «благословлением» улучшение физических возможностей старой-доброй перестройкой генома. Благо варианты ритуала и как туда впихнуть «апгрейд» у меня есть — разработанная ещё для марвеловских вампиров система зарекомендовала себя с лучшей стороны и никаких кардинальных изменений под рамки этого мира не требует. Но потоково я буду этим заниматься уже по возвращению из леса, а пока «благословление» получил один Кристиан. Ну и команду разработать систему отличия нового «рыцарского ордена».
  
  На этом с делами было покончено, ценные указания выданы, отряды собраны, словом, самое время выдвигаться, пока не пришлось срочно решать очередную проблему. После всех этих указов, совещаний, планирований и прочего выедания мозга чайной ложечкой себе и окружающим, очень хотелось отвлечься на что-то позитивное и приятное. Так, пока не забыл, нужно выписать мой «плеер» из Хайевера в Денерим. Вряд ли в ближайшее время я вернусь в «родные пенаты». Теперь точно всё!
  
  Пять дней спустя.
  Средневековая логистика, как много в этом словосочетании. Почти неделю плестись со скоростью подстреленной черепахи. Это было печально. Даже на «недобитках» из Порождений Тьмы скинуть раздражение было нельзя – ведь теперь это мои «недобитки» и пускать их в расход без всякого толку было чревато попытками удушения от внутреннего земноводного. Разумеется, частью тварей всё-таки придётся пожертвовать, хотя бы для имитации потери общего координационного центра, сиречь, Архидемона. Да и под шумок организовать «бегство» пары-тройки сотен генлоков и гарлоков «как можно дальше от места смерти Повелителя» стоит. Ну а то, что это «как можно дальше» будет пролегать через Орлей и наши пограничные крепости вот совсем не захотят остановить неприятеля, ну так это чисто случайность, угу. Но был тут и приятный момент – пять дней относительного покоя, за которые я мог хотя бы в первом приближении оценить как свои возможности, так и Мор, точнее, предоставляемые им возможности.
  
  Начну, пожалуй, с себя. Уртемиэль был щедр. Очень и очень щедр. Добровольно отданная душа Бога, которую этот Бог ещё и помогал «переваривать» до самого конца. Пусть сам он был далеко не главой пантеона, да и специализация его не боевая, но силушки, даже с такими оговорками, Великому Дракону было не занимать. И всё это он передал мне. На текущий момент я оценивал свой резерв на полноценного Богоравного… Довольно ироничный титул, если задуматься над его значением и реалиями его получения. И это только в гуманоидной форме. А ведь была ещё и драконья, но вот о её ТТХ ничего сказать не могу – тут нужно обернуться и изучать, пока же можно сказать только то, что она у меня есть и по размерам довольно крупная, не «летучий замок», конечно, но и не «крылатый сарай». По магическому арсеналу узнать можно было больше. Магия была во мне, струилась по телу вместе с кровью и почти не зависела от внешнего фона. Зато «слабая насыщенность» последнего предавала заклинаниям дополнительной эффективности ввиду отсутствия сопротивления среды. Пусть сейчас проверять, на сколько мощнее стало «Дыхание Дракона» относительно стандарта было идеей не лучшей, но вот «запитанные» руны на мече навскидку имели «коэффициент усиления» где-то 1.75, а то и в два раза. И это для стабильной конструкции, значит, заклинания может раздувать в два с половиной-три раза.
  
  С Мором всё было куда сложнее и интереснее. Конечно, «удалённое изучение», было не самым удобным способом исследований, но имеем то, что имеем. Итак, твари Мора, Скверна и с чём её едят. В начале всего лежит Скверна, являющаяся магико-биологическим мутагеном, причём, именно «магико», к местному «псайкерству» отношения она не имеет вообще. Так что версия о том, что эту заразу создали древние тевинтерские магистры не выдерживает никакой критики, точнее, предположение, что создали её с нуля. Как минимум, некий исходник у них был. С учётом спецификации господ магистров, что нынешних, что прошлых, с высокой долей вероятности это была чья-то кровь. И лично я не сильно горю желанием встречаться с существом, чья кровь способна пронять и Богов-Драконов, пусть не сразу, пусть с кучей специфических условий и обработки, но сам факт! Впрочем, я уже находил неприятно-настораживающие факты сходства свойств Симбы и Скверны, хотя концепция биологического оружия не нова и какая используется основа для этого оружия – вопрос вторичный. А вечный спор качества с количеством, пожалуй, ещё древнее означенной выше концепции. Факты от этого не менялись. Происходила массовая штамповка боевых особей согласно определённой генетической карте. Исходник брался у женщины, что шла на преобразование в Матку. К нему добавлялась цепочка дракона, но в «гомеопатических дозах», не будь у меня отблесков воспоминаний Уртемиэля, что имел дело с этой гадостью (или прелестью, тут как посмотреть) больше тысячи лет, вообще бы проглядел скорее всего, при беглом осмотре – точно. А вот генома самой Скверны я выделить так и не смог. Слишком много «дополнений» к ней было нацеплено, столь много, что сам исходник оказался затёрт напрочь. Возможно, если откопать где-нибудь древнее порождение Тьмы, из тех, что «преобразовались, вломившись в Золотой Город», то что-то и получится…
  
  Кста-а-ати, а ведь действительно, что если Скверна – не что иное, как модифицированная кровь Создателя? О, этот сладкий запах Ереси! Думаю, дамочку в Вал Райо от подобной сентенции бы удар хватил, вместе со всеми храмовниками и «кардиналами»… эх, мечты-мечты. Но Создатель далеко, а тварюшки близко. И в этих тварюшках ещё столько интересного! Скверна выделяла и усиливала наиболее характерные черты расы-исходника, убирала старение и поднимала общий тонус заражённых созданий, а уж чем-то заболеть твари Мора не могли в принципе – их организмы спокойно переварили бы и возбудителя чумы и всяческих СПИДов, даже не заметив. Подозреваю, что даже некоторые виды магических болячек и проклятий их бы не проняли. И всё благодаря Скверне. С точки зрения биологии, её можно было назвать идеальным вирусом. Страдающая внешность и угнетённое сознание было мелочью. Оружие не обязано быть красивым, но эффективным – да. Что же касается сознания, то тут всё было ещё проще. Порождения Тьмы, при всей их искусственности, паразитизме и жутковатости, приходили в этот мир так же, как и все остальные расы. Их рожали. У них, как оказалось, даже души были! Более того, тела тварей имели вполне развитый мозг, а значит существа с душой и мозгом должны были иметь сознание и своё «Я». Вот только драконы понимали, что с таким раскладом Мор сметёт всё остальное население мира за полгода. Появится среди гарлоков свой Логейн и всё – хана всем прочим расам. К тому же, устраивать диверсии и гнать на убой безмозглых тварей было куда проще и легче, чем толкать на самоубийственные глупости отдающих себе отчёт в своих действиях разумных. А тут ещё и «общая сеть», где у драконов были «командные полномочия». В общем, драконы создали систему таковой, что она просто выжигала мозги новорожденных тварей в ноль, после чего прошивала на освободившееся место набор базовых навыков и инстинктов. Дёшево, надежно, эффективно. И какая замечательная свинка подкладывается врагам, которые заставили их стать архидемонами! Но самое главное – я мог получить полностью вменяемых бойцов уже в следующем поколении. Правда, вставал вопрос в обучении, но тут была и разработка Авернуса, и мои «читы», и воспитание. С последним было хуже всего. Придумать жизнь и вложить её в мозги новорожденного не так уж и сложно, да и «методички» Ксавьера имеются, помнится, как-то сей лысый дядька грозился внушить Логану, что тот – маленькая девочка. Так что механизмы понятны.
  
  Проблема в том, что такие образы нужно было подкреплять чем-то материальным. Другими словами, перед тем, как создавать свою расу, мне требовалось с нуля построить им культуру, быт, возможно, историю. В конечном итоге, получалась стандартная ситуация – вкусная плюшка вот она, только руку протяни, но при более внимательном просмотре выясняется, что это не плюшка – это рисунок плюшки, а рядом лежит мука, яйца, масло, соль и записка типа «тебе надо – сделай сам». И никакой кулинарной книги. И о половине ингредиентов ты только догадываешься. В лучшем случае. Про инструменты приготовления сей пищи мы вообще умолчим. Вот и тут картина примерно такая же.
  
  Ладно, пока оставим проблему построения общества с нуля и вернёмся непосредственно к тварям, попавшим в моё распоряжение, и их особенностям. Самым распространенным «юнитом» был генлок обыкновенный из семейства гномьих (озвучивать голосом Дроздова). Как несложно догадаться, появлялся он из гномьих Маток, рост имел метр с кепкой в прыжке с табуретки, силой похвастаться не мог, но был компактен, кушал мало, а так же имел склонность к работе в производстве. То-бишь, к изготовлению различных вариантов оружия и доспехов. Паршивеньких, конечно, но много и быстро. Как и все Порождения Тьмы, о правилах техники безопасности и охраны труда представлений не имел. В общем, рядовое мясо и обслуга. Из-за того, что твари Мора большую часть времени проводят под землёй в разборках с гномами, гномьих маток у них больше всего. Как следствие, генлоки – самый распространённый вид Порождений.
  
  Следом за генлоками идут гарлоки. По сути, это как Урук-Хаи в Средиземье. Сильнее, живучее, носят лучшую броню и оружие, чем их мелкие сородичи, но и кушают больше. Так же могут в ремесленные навыки, но всё же, боевой аспект превалирует много сильнее, чем у генлоков. Производятся из людских Маток. Поскольку люди – самый распространенный вид Тедаса, проблем с новым материалом нет и не предвидится – быстрый рейд на поверхность в ближайшую деревню полностью покрывает потребность в новых инкубаторах для колонии на следующие лет 20-30. Единственная причина, почему гарлоки полностью не вытеснили генлоков заключается лишь в расходах на их содержание – прокормить почти двухметрового бугая затратнее, чем мелкого коротышку.
  
  Третье место по распространённости делили между собой Крикуны и Огры. Первые создавались из эльфов и были… технически сложны, скажем так. Скверна вообще негативно влияла на нежный организм остроухих и вызывала мутации, пережить которые удавалось далеко не каждой потенциальной Матке, да и порождаемых ей существ принять за нормальных детей Арлатана нельзя было даже в темноте, издали и с перепою, настолько они были перекорёжены. Но Крикуны стоили затрат – быстрые, смертоносные, способные использовать невидимость через Ки едва ли не рефлекторно, а их внешний вид сильно деморализует и шокирует врага – когда такой «красавец» с диким воем появляется из ниоткуда и сносит голову твоему товарищу, даже не каждый опытный солдат сразу в себя придёт, о всяких ополченцах и зелёных новобранцах и упоминать не стоит.
  
  Огры создавались из косситов. Скверну эти рогоносцы переносили на удивление легко, Матки получались без проблем и огров штамповать можно было бы пачками, если не парочка «но». Жрали эти твари как не в себя, а потому производить и содержать их было весьма дорогим удовольствием. Второй проблемой были женщины-косситы. Слабые и необученные входили в касты обслуги, учителей-воспитателей, деятелей культуры, в общем, того слоя, что не сильно-то и покидает безопасные места. Женщины-воины, что порой и в одиночку рискуют гулять по весьма и весьма недружелюбным местам во-первых, почти всегда имеют на то основания и положить отряд в десяток-два генлоков-гарлоков вполне способны, во-вторых – бьются до смерти. Противника или себя – не столь важно. Так что тут была проблема именно в захвате, а не в преобразовании.
  
  Отдельной строкой шли Эмиссары – наделённые даром к магии Порождения Тьмы. Самым примечательным в них был тот факт, что для колдовства они использовали не столько Тень, сколько нормальную магию, черпаемую из Скверны в их крови. Рождались они совершенно случайно и пустить их производство на поток вот так вот сходу было нельзя. Подозреваю, что всё дело как раз в концентрации этой самой Скверны в Матке. Она потихоньку накапливалась, потом, при достижения некоего показателя, выплескивалась в очередное «дитя», наделяя того способностью к колдовству, уровень концентрации падал и процесс начинался сначала.
  
  Ещё Мор мог заражать различную «натуральную» живность, но там всё было банально. Жертва или помирала в муках, или выдерживала мутации, получала подключение к «роевому разуму» и прошивалась бродящими по этому разуму командами Архидемона, в следствие чего сильно повреждалась рассудком и начинала работать на Порождений Тьмы. Серые Стражи, кстати, тоже относились к этому варианту, просто процесс их мутаций шёл куда как медленнее и аккуратнее, но итог один. Хотя я это уже вроде бы упоминал.
  
  Помимо «фауны», в арсенале Мора была и «флора». Поскольку весь этот паноптикум должен был что-то жрать, обитая в глубоких подземельях, создатели сего явления предусмотрели и источник пищи. Моровой Гриб представлял собой твёрдую тёмно-бурую биомассу, способную произрастать почти на любой поверхности и в любых условиях. Неприхотлив, быстро восстанавливается, содержит в себе все необходимые микроэлементы и витамины. Количество калорий просто зашкаливает. Храниться может годами, а если сильно прижмёт – сам кого-нибудь поймает, прибьёт и пустит на компост. В общем, едва ли не классическая аминокаша космодесанта из многострадальной Вахи, с которой этот мир у меня чем дальше, тем больше ассоциируется. Минусов имеет ровно один (помимо отвратительного вкуса, само собой) – пригодна в пищу только и исключительно тварям Мора, собственно, как и пресловутая аминокаша для космодесантников. Даже уже прошедшие мутации заражённые при употреблении этих чёрных наростов со стен рисковали стать перегноем.
  
  Вот такая вот вырисовывалась ситуация. Причем, это был ещё не весь список – осквернённые драконы шли отдельным пунктом, да и помимо них хватало различных мутантов, как случайных, так и возникших в следствие попыток тех же эмиссаров или «скорраптившихся» магистров как-то разнообразить свой арсенал тварюшек. И вот всё это великолепие ждало, когда же я наконец-то займусь им вплотную. У меня ведь уже даже в голове зудит образ правильных тёмных Эльфов, но и людское королевство без внимания оставлять нельзя, тем более, в период реформации. Ведь даже удели я всё своё время и внимание новому проекту, результаты появятся, в лучшем случае, лет через пять. Нет, пилотные группы можно сделать и за месяц, но что-то основательное – не меньше пятилетки. Ведь дело было не только в том, чтобы вырастить нужные организмы, дело было в том, что эти организмы правильно воспитать и сформировать из них жизнеспособное общество. А у меня война с Орлеем назревает…
  
  В итоге, всё приходилось прорабатывать пока что только мысленно – строить математические модели. Подбирать последовательности генетических цепочек, прикидывать, как поправить хромосомы. Если бы не мог мыслить со скоростью суперкомпьютера, рисковал застрять на этом этапе лет на двадцать, а так огорчало лишь одно: теории в практику воплотить пока нельзя, хотя… организовать небольшую риск-лабораторию в одном из покинутых гномьих тейгов и использовать запас клеток Симбионта из схронов для первичных испытаний и отработки технологии под серийное производство, ведь мне нужны не «ручной работы» бойцы, а полноценная новая раса, пусть, на первых порах, живущая по роевому шаблону поведения. Да, пожалуй, стоит пойти в этом направлении, так, передадим приказ, пусть роют…
  
  Но что-то я опять ушёл в себя, а ведь тут такой интересный разговор рядом. Пусть за это время мои маги и так вытянули из Мерриль если не всё, что она только знала о Брессилиане, то где-то около, но на сей раз речь зашла непосредственно о персоналиях.
  
  – Сейчас в Бресилиане остался только клан Зарана, возглавляемый Хранителем Затрианом, – начала рассказ маленькая эльфийка. В её голосе слышалось неподдельное почтение и даже благоговение, – это – один из самых больших кланов, в нём почти тысяча сородичей, а сейчас может даже больше.
  
  – Ого, немало, – кивнула Солона.
  
  – Затриан – древнейший из Хранителей, говорят, что он смог заново открыть секрет бессмертия эльфов Арлатана!
  
  – И сколько же ему лет? – подключилась к беседе Бетани.
  
  – Точно неизвестно, но не меньше четырехсот точно!
  
  – Реликтовое ископаемое, – уважительно кивнул Андерс.
  
  – Хм… – я припоминал, как именно «раскрыл секрет бессмертия» этот старик, и чувства у меня от этого были двоякие.
  
  С одной стороны, убили сына, изнасиловали и довели до самоубийства дочь, так что проклясть этих зверей на звериное же существование – ещё милосердие. Но вот с другой – мрази уже давно умерли, кто от старости, кого убили, а их проклятие продолжает жить и собирать свою дань с совершенно непричастных людей… и эльфов. Наказание преступникам превратилось в очередную заразу для мира, пусть не столь масштабную, как тот же Мор, но тем не менее. И эта зараза была связана с самим Затрианом, продолжала поддерживать его жизнь и силу даже после того, как он перешагнул срок, отмеренный и эльфийскому чародею. Есть подозрение, что с источником бессмертия расставаться он не захочет.
  
  – Айдан? – повернулась ко мне Мариан, неловко взмахнув рукой – удерживаться в седле даже при неторопливой рыси волшебнице было ещё сложновато. Хорошо хоть от прочих неприятностей новичков, типа «мозоли на заднице», дам защищала магия. Тащить с собой в лес помимо дополнительных лошадей с припасами и фуражом на сотню человек ещё и телеги было бы… долго. – Что-то не так? – как бы получше намекнуть, при этом излишне не светя своей осведомлённостью? О!
  
  – Что-то я не уверен, что он раскрыл «секрет бессмертия Арлатана», иначе им бы в той или иной мере владели многие сородичи Мерриль.
  
  – Логично, – кивнула госпожа Амелл, – но тогда… – девушка нахмурилась, явно вспомнив, как ещё можно продлить свой век.
  
  – Вот и я говорю «хм».
  
  – Эй, а можно для тех, кто не может в обмен мыслями? – рыжему тоже было интересно.
  
  – Пф, для рыцаря, вы проявляете слишком много нетерпения, сэр Андерс, – подколола друга Мариан.
  
  – От баннореты слышу, – не остался в долгу и чародей. – Ну так что? – это уже возвращение к вопросу.
  
  – Ты Авернуса помнишь? – Бетани тоже уже сообразила.
  
  – А какое… ох, Предвечная, – вечный беглец схватился за голову, – вы же не хотите сказать, что нас там ждёт древний спятивший маг Крови? Ведь правда? Правда же?
  
  – А ещё в Бресилиане очень тонка Завеса… – робко напомнила коллективу Мерриль, хотя ей и не сильно понравились подозрения в чём-то нехорошем столь уважаемого ушастика. Всё же она с нами с Амарантайна, а потому о событиях в Башне и Пике Солдата знает лишь с чужих слов. Тем не менее, предупредить собратьев по Ордену она посчитала нужным. Хоть и чуть-дулась внутренне, мням.
  
  – И неподалёку видели оборотней… – Солона всегда была более прагматичной леди, а потому в первую очередь обращала внимание на то, что могло оторвать ей голову в текущий момент, а не общую опасность «где-то там» и «вообще».
  
  – А ещё туда едем мы. И Айдан, – «добила» рыжего Мариан.
  
  – Эй, почему мне кажется, что последнее звучало как приговор? – тут уже возмутился я сам, хотя общий настрой чародеек (и колдуна, куда уж без него) был позитивным и вообще, сугубо положительным.
  
  – Не ты ли жаловался, что в каждой точке нашего маршрута мы постоянно натыкаемся на проблемы с Завесой и вторжения Демонов? – госпожа Амелл была неумолима, – так вот, сейчас мы едем в место, где проблема с Завесой априори, а гостей будет встречать, в лучшем случае, эльфийский чародей с опытом в пару-тройку сотен лет. В худшем – будет второй Ульдред.
  
  – Ты умеешь подбодрить…
  
  – Мне было, у кого учиться, – хмыкнула чародейка.
  
  Тут наш милый междусобойчик прервала череда событий. Во-первых, колонна встала, во-вторых, появилась разведчица в лице Лелианы. Проверку на вшивость она прошла, не став в «Денеримском инцеденте» бросаться в Церковь и докладывать, хотя далось ей это непросто. Но «кризис веры» почти миновал, к тому же, её характер Барда, получивший некоторые «религиозные примеси», толкал её на следование то ли за апостолом новой веры, то ли за вернувшимся божеством веры старой, тут «мнения теоретиков» расходились. Но вернёмся к событиям текущим.
  
  – Милорд, – лёгкий поклон, – у меня тревожные вести.
  
  – Что такое?
  
  – Лагерь долийцев должен был быть в шести часах отсюда и авангарду уже давно пора было встретиться с патрулями эльфов. Вот только следов патрулей мы не обнаружили, – девушка подняла на меня взгляд, – вместо них – следы боя и несколько зарубок на деревьях. Их оставил кто-то большой, два – два с половиной метра роста… и с большими когтями.
  
  – Трупы?
  
  – Не нашли, только поломанные стрелы, перекушенный лук и немного свернувшейся крови. Бой произошёл примерно неделю назад, кровь почти полностью впиталась в землю или размылась росой, да и следы на деревьях успели потемнеть.
  
  – Ясно, благодарю, – лучница ещё раз коротко поклонилась и ушла, – Андерс, позови, пожалуйста, сэра Краммера, – ещё один вчерашний мальчишка-оруженосец.
  
  – Сейчас, – маг метнулся за рыцарем.
  
  – Милорд? – а вот и сам сэр Краммер. Юноша бледный со взором горящим. Семнадцать лет, сын мелкопоместного дворянина из вассалов Кусландов. Его отец и старший брат остались под Остагаром, а мать и сестра были в свите и фрейлинах леди Кусланд…
  
  – Распорядись организовать стоянку на опушке и выделить усиленные патрули. В дополнение к усиленному ордеру возьмите леди чародеек и сэра Андерса.
  
  – Будет исполнено, Ваше Величество, – ударил себя кулаком в грудь парень и очень «не-по рыцарски» умчался исполнять приказание.
  
  – Что ты задумал, Айдан?
  
  – Когда я слышу про оборотней, перекушенные луки и следах когтей кого-то двухметрового в одном регионе, я начинаю беспокоиться. Поскольку в лес погулять вы меня одного пускать не будете до последнего, – ведьмочки и даже Мерриль (и ты, Брут!) синхронно кивнули, – то начнём мы с укрепления лагеря и основательного осмотра прилегающей территории.
  
  Сколько времени нужно отряду из сотни профессиональных вояк и двух десятков обозников, чтобы отстроить временный лагерь? Память Айдана подсказывала, что не более часа. При помощи волшебников и общей сверхмотивированности людей, за означенный час получился не походный вариант, а мини-крепость: Сёстры Амелл-Хоук отгрохали натуральные трехметровые стены из уплотнённой земли, Мерриль показала, что могут Хранители, укрепив получившуюся конструкцию и новосозданный ров корнями и какой-то лозой, причём ещё и источающей какой-то сладковатый аромат, по словам ушастого чуда – это отпугнет диких хищников. Да и лоза пророщена была весьма хитро – как бы вовнутрь, не позволяя за неё зацепиться и использовать в качестве средства преодоления стены. Андрес, тем временем, вывел всяких насекомых и по-быстрому заговорил палатки на отпугивание подобной живности. Ну и свет провёл, да. Мои воины, смотревшие на всё это дело пусть уже и с некоторой привычкой. Но всё ещё чувствующимся удивлением, в очередной раз осознали, на сколько полезно дружить с чародеями. Ну а далее наступил скучный этап прочесывания округи разъездами. Хотя ладно, скучным он был только для меня – простые солдаты ругались себе под нос и старательно собирали кочки по буреломам, а уж топали при этом так, что можно было быть уверенным – неразумная живность на полдня пути от нас уже свалила, а разумная – точно уверена, что тут полка три. Минимум. Ну и обшаривания такие ничего не дали, само собой, впрочем, ожидаемо.
  
  – И что будем делать? – вернувшись с обхода в штабную палатку, спросила Бетани.
  
  – Мерриль, ты можешь связаться с Затрианом или кем-то из эльфийских магов?
  
  – Нет, простите, – печально склонила ушки девушка, – если бы я знала кого-то из них лично или лес был обычным, то можно было бы попробовать использовать «Шёпот Древ», но я никого там не знаю, а в Бресилиане… – она умолкла, лишь беспомощно развела руки.
  
  – Тогда перейдём к плану Б, – постановил я.
  
  – А он у тебя есть? – Солона явно что-то поняла и нехорошо прищурилась.
  
  – Разумеется, – киваю, – это тот, где я иду в сторону предполагаемого лагеря долийцев и узнаю, что там у них случилось.
  
  – Айдан! – возмущенно и хором.
  
  – А мы тогда тут зачем? – проявил глас разума Андерс, – не то, чтобы я был против прогулок на свежем воздухе или сомневался в человеке-армии, но… – во взгляде мага так и читалось «нахрена ты нас сюда потащил, ведь во дворце осталось столько милых и отзывчивых служаночек».
  
  – Во-первых, эксперты по магии мне всё-таки нужны, а вам я доверяю. Во-вторых, тут всё упирается в политику и переплетение различных интересов.
  
  – Это как? – чуть нахмурилась Мариан.
  
  – Это сложно и некрасиво. Поверь, ты не хочешь этого знать.
  
  – Что-то вроде той истории с Храмовниками-Магами Крови? – уточнила Солона.
  
  – Не совсем, но область похожая.
  
  – Не заговаривай нам зубы! – вмешалась Бетани, – всё это не отменяет того факта, что ты хочешь в одиночку сунуться в кишащий оборотнями лес с нестабильной Завесой! – меня вновь принялись буравить обеспокоенно-негодующими взглядами.
  
  – Девочки, – я вздохнул, – из всех здесь присутствующих, только я с гарантией переживу любую возможную подлянку и, случись чего, без потерь вернусь или устраню угрозу в зародыше.
  
  – Мы не беззащитны! – вновь возмущение.
  
  – Знаю, но вы – магическая поддержка и эксперты по мистике, а не бойцы прорыва.
  
  – А ты вообще король! – нанес мне «удар в спину» Андерс.
  
  – Именно, а потому, что хочу, то и ворочу… в смысле, действую в интересах государства. И хватит об этом, всё равно вы не сможете меня переубедить.
  
  – Осёл, – ругнулась себе под нос Солона, после чего тяжело вздохнула, – будь там осторожен!
  
  На этом спор был окончен и безусловная победа досталась самодуру, тирану и деспоту. Ну и ослу, по-совместительству, во всяком случае, согласно экспертному заключению одной юной чародейки. И вот, оставив поддержку свою в хорошо укреплённом и охраняемом лагере, я направился в холодный страшный лес. Смеркалось…
  
  Первую интересную зверушку я встретил уже через полтора часа. Двухметровый прямоходящий волк в обрывках одежды медленно брёл куда-то в чащу. Меня под скрытом он не видел, не слышал и не чуял. Хммм, судя по состоянию материи, по лесу он шарится уже с неделю-две или чуть больше – точнее сказать не могу, всё-таки тут слишком много переменных. Магии в существе с гулькин нос, но всё-таки что-то краем сознания отмечается… больше без исследования или хотя бы разговора сказать нельзя. Ладно, для начала, попробуем просто показаться на глаза. С этими мыслями я и вышел из скрыта. Пара секунд, нос оборотня дёрнулся и тот безошибочно повернулся в мою сторону.
  
  – Грррр. Шемлин…. – так людей именуют эльфы, да и то не все. Значит, с высокой долей вероятности, передо мной – бывший долиец. Мой собеседник, тем временем, оскалился и сделал шаг вперед, но потом словно дёрнул сам себя, – нет… Беги! Я… гра-а-а-а…. Не смогу долго сдерживать звер-р-р-р-ря!
  
  – Интересно, – оборотень был разумным, да ещё и контролировал свои порывы, пусть и с трудом, действительно очень необычно для этого мира, – я пришёл, чтобы поговорить.
  
  – Нет! Убир-р-райся. Ж-жёт! Яр-р-рость! Желание Р-разор-р-рвать! Впиться клыками! – оборотень махнул в мою сторону лапой.
  
  – Н-да, ожидаемо, – увы, на большее моего собеседника не хватило – самоконтроль у него и так хромал на обе ноги, а крыша держалась на последних шурупах. В общем, стоило мне лишь поднять глаза к кронам, делясь своим заключением с небесами, как буквально озверевший ушастый рванул в атаку. И застыл, надёжно удерживаемый телекинезом. – Посмотрим… – с этими словами я сделал небольшой надрез на его лапе и сцедил крови. Можно было бы, конечно, внедрить Симбу в исследуемого сразу, но зачем залазить в психическо-магическую аномалию, когда можно просто снять с неё пробу? Вот и я думаю, что ни к чему.
  
  Кровь вервольфа порадовала сложным геномом, в котором я ожидаемо высмотрел части эльфийского и волчьего сегментов. Ещё там был прописан механизм трансформации, что-то вроде линьки, но куда как глобальнее – процентов семьдесят эльфийских фрагментов вытеснялось волчьими. Ну и направленность у него была односторонняя, механизм обратного превращения заблокирован насмерть. Гормональная система тоже сделана отвратительно, но не ясно – постоянный впрыск коктейля типа «озверин обыкновенный» – это баг или всё-таки фича?
  
  Однако, общая механика ясна, вирус-мутаген, что-то вроде бешенства, только вместо водобоязни и пены изо рта жертва прибавляет в росте, покрывается шерстью и отращивает клыки. Перестроенная нервная система и химия сами по себе сильно бьют по мозгам, но возможно и дополнительное вмешательство, с учётом магической природы болячки и её связи с создателем, вполне рабочий вариант. Точнее сказать, к сожалению, не смогу – помимо пары капель магии нормальной, скорее всего завязанной на кровь, есть и след местного псайкерства, что сбивает тонкое чутьё, гррр. Тем не менее, кое-какие выводы сделать можно. Первое – мне это их «проклятие» не страшно точно – силушки чар просто не хватит, чтобы даже начать инициацию мутационных процессов, не говоря о полном их протекании. Второе – как минимум, половина эффектов этой гадости завязана на чистую биологию, а значит, немного поправить можно и на коленке, но вот полное исцеление… Нет, не интересно. А как интересно? Модифицировать немного заразу, убрать вирулентность, подогнать биохимию ну и магически укрепить носителя. С последним, правда, будет некоторая проблема из-за низкого фона мира и отсутствия возможности вырабатывать магию у местных. Но начнём с биологи.
  
  Анализ. Проработка вариантов улучшения образца. Построение математической модели. Вычисление последовательности аминокислот. Оптимизация цепочек ДНК. Результат.
  
  Выйдя из «глубокой задумчивости» минут через десять, я ещё раз окинул моего будущего подопытного взглядом. Подопытный чуть поскуливал и косил на меня налитым кровью глазом, но молчал, не в силах раздвинуть пасть для диалога.
  
  Приступим-с. Рука ложится на морду зверя, направить симбиота в организм, инкапсулировать мозг – перестраивание тела не самый приятный процесс, так что обеспечим анастезию. Так, поправим механизм оборота и запустим обратный процесс. Я наблюдал, как личина волка сползает, открывая худощавого, если не сказать истощённого и довольно потрёпанно выглядящего эльфа. Н-да, без магии всё-таки не обойтись – сотворение «лишней» массы или её убирание – процесс довольно энергозатратный. А разница между эльфом метр семьдесят и прямоходящим вервольфом за два метра в холке и ещё в метр шириной была килограмм так в сто – сто пятьдесят. Вот на это и шла сила крови и нормальная магия. А вот сами преобразования инициировались псайкерством. Н-да, извращение жуткое, но ведь работает! Хотя с доработкой под что-то полезное придётся повозиться больше, чем я думал.
  
  – Ярость… ушла? – пришедший в себя ушастый мотнул головой, тут его взгляд упал на его же руки – обычные руки, а не уже должные становиться привычными лапы, – я… исцелён?
  
  – Не совсем, – я покачал головой, – я обратил процесс вспять, но само проклятье всё ещё давлеет над тобой. Пусть теперь и не опасно.
  
  – Спасибо, но… кто вы? Маг? – ушастый потихоньку приходил в себя.
  
  – В некотором роде, но сейчас это не имеет значения. Ты ведь из долийских эльфов? Что у вас произошло? Где Затриан?
  
  – Затриан, – в голосе эльфа послышалось недовольство и сдерживаемая злость, – это всё произошло из-за него!
  
  – Полагаю, что хотя бы в благодарность за возвращение тебя в человеч… эльфийский вид, я могу услышать всю историю.
  
  – Да… конечно, – бывший вервольф тряхнул головой – возвращение к привычной биохимии ему ещё будет аукаться от пары минут, если с моей помощью, до пары дней, – началось всё около полутра месяцев назад. В лесу появились оборотни. Само по себе это было явлением нерядовым, но и не чем-то особенным. Вот только эти оборотни отличались от обычных зверей, какими мы их видели до этого. Нет. Они были куда как умнее, хитрее… и никогда не убивали своих жертв.
  
  – Заражали?
  
  – Да, – кивнул молодой остроухий и немного поморщился, то ли от воспоминаний, то ли от головной боли, – сначала заболевших было немного, но с каждым днём ситуация становилась всё хуже и хуже…
  
  Рассказ, как выяснилось, одного из разведчиков-патрульных описал уже известную мне, в целом, картину, хотя и не без дополнений. Итак, новые вервольфы оказались хитры, разумны и вообще, способны на членораздельную речь. И у них был ряд требований к Хранителю Затриану, точнее, одно конкретное требование – снять проклятье. За главного у них был здоровый рыжий волк, что выступал от лица некоего «Бешеного Клыка», как позже выяснилось, вообще являющегося Духом Леса. Эльфийский старейшина рыжего с его стаей, разумеется, послал, а волчки в ответ, стали нападать на ушастых и кусать-царапать, тем самым заражая обороняющихся, отвлекая силы их магов и целителей, ну и потенциально увеличивая свою численность. С каждым днём противостояние становилось всё острее, пока терпение главаря вервольфов не лопнуло (или озверение не достигло уровня, заглушившего-таки разум) и тот не устроил открытую атаку на лагерь долийцев. Сколько-то нападавших ушастеньким удалось завалить или серьёзно ранить, но по итогам боя поцарапанными и покусанными оказались едва ли не все защитники, а это добрых шесть сотен больных в добавок к тем, кто был заражён до этого. С подобным объёмом эльфийские чародеи справиться уже не могли. Их и так была всего парочка и всех их умений и сил хватало лишь на то, чтобы затормозить процесс обращения, но на такую толпу не хватило бы и пресловутого Затриана. И вот, этот старый маразматик с оставшейся сотней-двумя ушастеньких на всех парах ломанулся вон из леса, а «дозревших» укушенных чуть утихомирили свежеобретённые сородичи и отконвоировали к «Хозяйке», которой и был Дух Леса. Там этот дух поведала историю проклятья и какой вклад старый лысый эльф в его сотворение внёс, а так же помогла немного унять звериную ярость и прояснить разум. Вот только пришедшие в себя свежеиспечённые оборотни были не очень рады этим самым сородичам, но и поднимать лапу на тех, кто в своё время так же пострадал ни за что и атаковал больше из отчаяния они не хотели. Ну тот факт, что более опытные оборотни были сильнее, лучше приспособились к телам и на их стороне был неслабый обитатель Тени тоже, полагаю, сыграл свою роль. Но как не способны они были прикончить сородичей, так новенькие вервольфы не горели желанием и оставаться среди них. Вот и ушли. Только чуть позже выяснили, что «вправление мозгов» от Духа Леса работает лишь временно и крыша постепенно съезжает. Причём, оставшиеся рядом с сущностью Тени сородичи тоже с этой проблемой столкнулись, пусть у них она развивалась не так быстро. Ну а дальше… дальше волколаки просто расползлись по округе, постепенно скатываясь на уровень «классического» оборотня, у которого лишь одна извилина и та – о жрачке. Такая вот история.
  
  – Хм… – выслушав исповедь волка, я задумался. То, что Затриан свалил чёрте куда… с высокой долей вероятности, в земли Коркари, было очень неприятным фактом. Имея под рукой автора проклятья разобраться в его механике было бы в разы проще. Но когда мы шли лёгким путём? Эх…
  
  – Вы поможете нам? – с надеждой спросил остроухий.
  
  – Ты, долиец, просишь помощи у шемлина? – приподнимаю бровь.
  
  – У нас нет выбора, – эльф опустил голову, – в такой ситуации мы просили бы помощи и у Архидемона, – от такого ответа мне было очень сложно не рассмеяться в лицо собеседнику, но, боюсь, он бы меня неправильно понял. Улыбка, впрочем, на моё лицо вылезла.
  
  – Что же, тебе повезло, rha’n o bob’l. Моё имя — Айдан Кусланд, я новый король Ферелдена и прибыл в ваш лес с предложением для его жителей. Отведи меня к месту, где живёт этот Бешеный Клык и я посмотрю, что смогу сделать.
  
  – Х-хорошо, – немного запнувшись, ответил эльф.
  
  Прикидывая в уме возможные варианты развития будущего разговора, я и не заметил, как мы дошли до нужного участка леса, а ведь топали мы до него добрых пару часов. Точнее, до делегации по почётной встрече. Полагаю, Дух, как обитатель Тени, почувствовала моё приближение и вряд ли ему обрадовалась. Ну и кликнула своих защитников, слуг, друзей ну или кто там для неё ребята и девчата с «пушистой проблемой»? Так что на подходе к эльфийским руинам нас встречал рыжий вожак с отрядом поддержки. Правда, когда он увидел рядом со мной потрёпанного и полуголого, но очень целеустремлённого и мотивированного эльфа, то натуральным образом выпучил глаза и раззявил пасть. Видимо, узнал ранее обращённого.
  
  – Кхм… – привлёк я к себе внимание рыжего, а то, подозреваю, он бы так с час простоял, постигая Дзэн.
  
  – Человек, ррр, – перевёл он на меня взгляд на секунду, но чувства от вида оборотня избавившегося от звериного облика для него были явно важнее неизвестных прохожих. – Ты… – рыжая морда вновь повернулась к эльфу и нервно оскалилась, – ты же был одним из нассс, ррр.
  
  – Был, – мой проводник смотрел на вожака с изрядной неприязнью, но желания пойти и прикончить виновника своего заражения он не то что не проявлял, его действительно не было! – но милорд Кусланд исцелил меня.
  
  – Кусланд? – вервольф быстро сложил два и два и глянул на меня шумно втягивая воздух. – Ты стррранно пахнешь… стррранно ощущаешься, – губы на выдающейся пасти задёргались так, словно он одновременно хотел оскалиться и зарычать, и в тот же момент сдерживал себя в последние моменты. – Ты снял проклятье с нашего брррата? Что ты хочешь за свою помощь остальным, ррр? – говорил вожак отрывисто, было видно, что слова даются ему с трудом – речевой аппарат был совсем не приспособлен для человеческих языков, но вот проблем… точнее серьёзных проблем с подавлением инстинктов я у него не видел. То ли влияние Духа Леса на него действует сильнее и благотворнее, то ли его воля куда как крепче, чем у первого встреченного мной больного. Ну или оба этих фактора играли свою роль. Отряд друзей этого типа вон стоят молчаливыми памятниками самим себе. Угу и очень внимательно и даже можно сказать жадно изучают бывшего сородича, вернувшегося к эльфийским стандартам.
  
  – Ничего, – качнул я головой.
  
  – Ты хочешь помочь нам без пррричины? – подозрительно рыкнул рыжий. – Не могу в это поверррить…
  
  – Причина у меня есть и даже целый ворох, – складываю руки на груди. – По стране только что прокатился Мор, король Кайлан погиб и новым правителем Ферелдена был избран я. Сражения с Мором забрали жизни многих хороших людей и защитников королевства, а в ближайшее время наши западные границы попадут под удар Орлея, война с которым уже практически неизбежна, и, в этих обстоятельствах, последнее, что мне нужно, это нашествие безумных тварей в тылу.
  
  – Мы – не безумные тваррри! – зло прорычал оборотень, да и его «свита» с рыком сделала шаг вперёд.
  
  – Верно. Пока что. Но ведь жажда в вас с каждым днём становится лишь сильнее, не так ли? Звериная ярость, голод, желание вцепиться в тщедушную шею двуногой добычи, услышать этот приятный хруст костей, ощутить сладкий вкус крови на клыках, почувствовать, как сердце жертвы делает последний судорожный удар… – оборотни дружно облизнулись и нервно переступили с ноги на ногу.
  
  – Хватит! Перррестань! – едва ли не взвыл рыжий.
  
  – Вот видишь? Даже сейчас тебе тяжело с этим бороться, а что будет через месяц, два, три? Так что мои причины более чем серьёзны. Я знаю, каково вам сейчас, в своё время я прошёл через нечто подобное, и потому я хочу помочь вам, а не убивать вас.
  
  – Ты изменился с момента нашей последней встречи, Elgar'nan. В прошлом ты не был столь терпелив, чтобы тратить время на помощь, вместо простого милосердия быстрой смерти, – вмешался в нашу беседу новый голос. Из тени ближайшего дерева вышла чертовски красивая девушка с острыми ушками, тонкой фигурой, все прелести которой скрывали лишь её длинные чёрные волосы, да живая кора, что с некоторым скрипом можно было назвать штанами. Руки гостьи были закованы в деревянные боевые рукавицы или некое их подобие.
  
  – Хозяйка… – склонил голову рыжий оборотень.
  
  – Спокойно, Бегун, – девушка протянула руку, повеяло силой Фейда и вервольф действительно стал куда спокойнее. Да и остальным перепало «транквилизатора», – он не причинит вам вреда… без повода и необходимости.
  
  – Меня зовут Айдан Кусланд, – изучив взглядом новую собеседницу, я остановился на её глазах, – и до этого момента мы с тобой не встречались, Дух Леса.
  
  – Имена – это лишь набор звуков, редко когда они отражают истинную суть. Я же часть природы, часть леса и вижу именно её. Эту Тьму, от которой кричит Тень, это пламя Ярости, что сожжёт любого, кто попробует встать на твоём пути. Эту Власть, что увлекает, ведёт за собой… да, ты изменился и стал другим, но ты – это ты, – или моя теория о «наследовании» даже вернее, чем я думал, или добровольно отданная душа одного из эльфийских богов, вкупе с моей исходной спецификацией, позволила «совпасть» по спектру с Эльгарнаном. Ну и, полагаю, фанатичная вера Дарриана (и тех, кого он успел в эту веру обратить), на таких дрожжах тоже могла внести лепту. А вот выпучивший на меня глаза ушастый проводник… впрочем, ладно, так даже лучше.
  
  – И ты, зная всё это, не боишься выходить ко мне? – я склонил голову чуть набок.
  
  – Пожелай ты этого, и весь мой лес обратится в прах и пепел, – меланхолично отозвался дух, – прятаться было бы бесполезно, к тому же, ты всегда был строг, а суд твой страшен, но ты никогда не карал без вины. А потому, мне нечего бояться.
  
  – Но я сильно изменился, по твоим же словам.
  
  – Но остался прежним, – невозмутимо парировал(а) Дух Леса.
  
  – Считай меня, кем хочешь, – пожимаю плечами, – я никого не ограничиваю в вере и мыслях. Да и пришёл сюда не для того.
  
  – Верно, ты хочешь снять проклятье с оборотней, – она не столько спрашивала, сколько утверждала.
  
  – Нет, – я покачал головой, – я хочу обернуть его им на благо. В своё время оно было наложено поделом, звери, сотворившие то преступление, заслуживали и более худшей участи, но времена изменились, виновников давно уже нет в живых, проклятие же продолжает собирать свою дань, уже с непричастных. Думаю, им полагается некоторая компенсация.
  
  – Хорошо, – покорно склонила голову "дриада". – Могу ли я быть полезна в этом или, быть может, ты желаешь от меня чего-то иного?
  
  – Нет, я справлюсь сам, и у меня нет желания тебя к чему-то принуждать.
  
  – Понимаю, – ещё один наклон головы. – Я благодарю тебя, Elgar'nan, хоть и знаю, что тебе безразлична моя благодарность, – на этим девушка развернулась к нам спиной и отправилась в сторону ближайшего дерева.
  
  – Х-хозяйка? – прохрипел ошарашенный вожак, отзывающийся на кличку «Бегун».
  
  – Вам больше не потребуется моя помощь, – улыбнулась оборотню дух, – и я рада за вас. Но дальше вам предстоит идти самим.
  
  – Мы не забудем, что вы для нас сделали, Хозяйка! – оборотень «присел» на колени перед воплощенным духом и склонил голову. Его спутники последовали примеру вожака… как и сопровождавший меня эльф. В ответ та лишь улыбнулась и потрепала вервольфа по голове, после чего растворилась в тенях листвы.
  
  – Что же, – нарушаю тишину, переводя взгляд на оборотней, – пойдём, Бегун. У нас будет много работы.
  
  – Что от нас трррррребуется, милорррррд Эльгарррррнан? – прорычал волк, поднимаясь на ноги.
  
  – Собери всех проклятых, кого сможешь. Я освобожу вас от звериной ярости, потом – вы поможете мне спасти ваших собратьев, что разбрелись по лесу. И называй меня Айдан или милорд Кусланд. Именно так меня зовут, что бы по этому поводу ни говорила Хозяйка леса.
  
  – Хоррошо. Пока… я прррошу вас быть нашим гостем, милорррд. Нам потррребуется полчаса, чтобы собрррать всех, – Бегун махнул лапой вглубь пещеры.
  
  – Принимаю твоё приглашение, веди, – я кивнул вервольфу и тот устремился в логово.
  
  – Тут темно, если хотите, мы можем сделать факелы… – подал голос один из сопровождавших вожака волков.
  
  – В этом нет необходимости. В темноте я вижу не хуже, чем днём.
  
  – Пррростите, – смущенно(!) извинилась эта гора мышц. Я только кивнул и мы продолжили путь.
  
  Внутри грот открылся с новой стороны. Что там было канонично, я помнил весьма смутно, но реальность меня изрядно удивила. В «пещере» скрывался целый комплекс искусственных сооружений, судя по архитектуре – эльфийский то ли дворец, то ли вообще кусок города, каким-то образом ушедший под землю. Это даже не пресловутые «древние тевинтерские развалины» вроде Остагара, нет. Тут у нас постройка ушастых времён Арлатана, а значит, им за полторы, а то и две тысячи лет. И они неплохо сохранились, надо сказать.
  
  Пока я разглядывал местные достопримечательности, оборотни вели меня дальше, в том числе и мимо сородичей, что провожали меня удивлёнными взглядами. Правда, не все. Полтора десятка волков неотрывно следили за большими ажурными дверями из какого-то светлого дерева и на шевеления за спиной особо не реагировали.
  
  – Что это они?
  
  – За той дверью дррревние мерррртвецы, милорррд, – отозвался Бегун, – эльфы в старрринных доспехах. Мы не ходим туда, но порррой…. Они пррриходят к нам.
  
  – Понятно, – разумеется, прорехи в Завесе, как тут можно обойтись без демонов и одержимых трупов? Надо будет зачистить местность, благо мои войска уже могут считаться «экспертами» по подобной чертовщине. – Ещё долго?
  
  – Нет, мы почти на месте, милоррд. Вам потррребуется что-нибудь? У нас не так много прррипасов, но если что-то нужно…
  
  – Нет, – оборвал я неуверенно мнущегося оборотня, – хотя… будет неплохо, если у вас найдётся большой кубок или чаша, а к ней – чистая вода или вино. Они потребуется для обряда.
  
  – Жак, – повернулся рыжий к одному из сопровождающих.
  
  – Будет исполнено! – чуть вытянулся на носочках пепельно-серый вервольф и, перейдя… хм, на «полный привод», куда-то умчался.
  
  – Смотрю, ты смог привить дисциплину своим собратьям.
  
  – На сколько это возможно, пока ярррость не туманит ррразум. Я… когда-то давно… я был рррыцарем и командовал сотнями воинов. Но… очеррредная облава на оборрротней прррошла… неудачно, – он оскалился, – Хозяйка нашла меня и верррнула ясность мыслей.
  
  – Вот как… – это было интересно. И перспективно.
  
  А меж тем, мы вошли в большой круглый зал, способный в себя вместить, наверное, несколько сотен человек. Время не пощадило его – стены оплели корни деревьев, растущих наверху, да и здесь кое-где пробовалась молодая листва, но, как ни странно, подобные элементы в этих руинах выглядели даже как-то гармонично и уместно. Сам зал не был пустым – в него уже начинали стягиваться оборотни, по толпе то и дело проходил шёпот «Эльгарнан», сдаётся мне, Хозяйка Леса сообщила местным обитателям о грядущем… ну или у часовых здешних отличный слух.
  
  – Милорррд, я прррринёс, – подошёл к нам отправленный за «инвентарем» волк. В одной лапе он сжимал довольно массивный каменный кубок, хотя в руках вервольфа и выглядящий довольно небольшим. Интересно, откуда он вообще смог его отрыть? Вряд ли гранитная посуда тут является нормой. В другой же он держал большие меха, литров так на двадцать. Судя по влажности и отсутствию запаха алкоголя – со свежей водой.
  
  – Отлично, – я принял нужный инвентарь и повернулся к собравшимся волкам. – Жители Бресилиана! Я – Айдан Кусланд, Король Ферелдена. Я знаю о постигшем вас несчастье, о Жажде и Ярости, что поселилась в вашей крови и жжёт вас изнутри. И я здесь для того, чтобы помочь вам. Обуздать это пламя… и поставить его вам на службу. Это мой дар вам за ваши страдания. Подойди, Бегун, – оборотень послушно сделал несколько шагов вперёд, я наполнил кубок на две третьих водой, а потом достал с пояса кинжал и полоснул им по руке. Густая, антрацитово-чёрная «кровь» заполнила оставшийся объём ритуальной посуды. – Пей.
  
  Неуверенно взяв ёмкость в лапы, оборотень неуклюже сунул морду в кубок и сделал глоток. Несколько секунд ничего не происходило, но вот его черты дрогнули, кубок выскользнул из ослабевших рук и остался висеть в воздухе. Подхваченный телекинезом, а сам вервольф упал на колени, сжался и… немного усох. Разгибался же обратно уже крупный рыжий мужчина, лет сорока на вид. Немного пошатнувшись, он поднялся на ноги и с неверием окинул взглядом окружающих. Запасливый Жак, дождавшись моего кивка, накинул на плечи предводителю меховой плащ – всё-таки в подземелье голому человеку было довольно прохладно.
  
  – Это… всё вправду? Не сон? – он не мог поверить до конца.
  
  – Я обещал это вам. И своё слово я держу всегда.
  
  – Да, простите, Эльгарнан, – припал на колено мужчина.
  
  -Довольно, – велел я ему жестом подниматься, – и я просил называть меня Айданом Кусландом. А сейчас… вспомни ту ярость, ту мощь зверя, что в твоей крови. Вспомни и позови её, – основные модификации я уже успел провести, благо там не сильно сложно, но вот механизм «перевёртыша» – это сложнее, точнее, всё упирается в энергию, но пока я рядом, могу поддержать своей магией, а вот «в свободном плавании» им силы придётся копить день, а то и неделю. Бегун же, тем временем, повиновался и вновь предстал в своём зверином обличии, правда шерсть его теперь была не рыжей, а, скорее, чёрно-багровой.
  
  – Рра!
  
  – Что чувствуешь?
  
  – Я чувствую… силу. Мощь… Желание двигаться. Дррраться. И… всё… яррость… её нет.
  
  – Значит, всё прошло так, как должно было. Теперь вновь стань человеком, – полминуты задумчивости и Бегун вновь тот рыжий здоровяк. Остальные оборотни окончательно поверили и теперь смотрят на меня с таким же трепетом, что и на свою Хозяйку, – пусть это было вызвано проклятием, но теперь, Зверь – это часть вашей природы. Я дарю вам право быть теми, кем вы есть и жить согласно вашей природе. Но помните, на моей земле, предо мной равны все. И спрашивать с вас я буду за ваши деяния так же, как и со всех прочих моих подданых.
  
  – Мы поняли, милорд и не подведем оказанного нам доверия и милости, – вновь поклонился Бегун.
  
  – Рад это слышать, – передаю ему кубок. – Действуй.
  
  Спустя десять минут и три долива кубка водой (реплицировать клетки симбионта только на основе воды было сложно, но нормальная магия и мана жизни мне в помощь), оборотни Бресилиана вновь стали людьми и эльфами, после чего полсотни ушастых и десятка три мужиков покрепче вновь обратились в волчьи формы и вылетели из зала, отправившись вылавливать из леса своих уже слегка неадекватных сородичей.
  
  К вечеру если кто и остался из «диких» вервольфов, то их были единицы, забившиеся в самые дальние уголки леса, хотя в наличии таких особей я сомневаюсь – не тогда, когда Хозяйка сей пущи сама помогает выслеживать и ловить потерявших разум несчастных. Ну и встал вопрос, что делать дальше? Всего жертв «пушистой проблемы» набралось девять с лишним сотен. Из них почти пятьсот – это ушастенькие, подавляющая часть которых была выходцами из клана Затриана, остальные – люди, в основном, покусанные за последние тридцать лет жители Ферелдена. Ну и у всей этой толпы встал логичный вопрос, а что, собственно, делать дальше? Нет, оборотень в лесу легко может прокормиться, но перспектива такая мало кого устраивала. Да и далеко не все хотели в этом самом лесу жить. И, разумеется, с этим вопросом пришли ко мне.
  
  – Милорд Кусланд, – подошёл ко мне рыжий лидер, де-факто, нового народа.
  
  – Ты что-то хотел, Бегун? Кстати, может, назовешь своё имя?
  
  – Я уже и не вспомню его, милорд. Я больше двадцати лет Бегун… – беспомощно развёл руками здоровяк. Было видно, что ему непривычно общаться с аристократом, даже если он сам когда-то был рыцарем, то за время жизни в лесу изрядно подрастерял навыка придворных расшаркиваний. Оно и к лучшему.
  
  – Как пожелаешь, тогда я буду называть тебя на эльфийский манер, Редвар, это адаптированное под человеческое наречие прозвище. Но вернёмся к твоему вопросу, ты ведь не просто так подошёл ко мне.
  
  – Нет, милорд, – отрицательно мотнул головой свежеиспеченный Редвар, – я хотел спросить у вас... что нам делать дальше?
  
  – Это уже зависит от вас. Пока вы живёте на моей земле, единственное моё требование – соблюдать мои законы. Более, я ни в чём вас не ограничиваю. Хотите, оставайтесь в этом лесу. Хотите – подайтесь к людям или эльфам.
  
  – Вы… упоминали, что скоро начнется война с Орлеем…
  
  – Возможно.
  
  – Скажите, милорд, а можем мы присоединиться к вашей армии?
  
  – Ты уверен, Редвар? Со своих воинов я спрашиваю много больше, чем с обычных подданых.
  
  – Мы обязаны вам больше, чем жизнью, милорд. Пусть я и пробыл зверем много лет и забыл своё имя, но я ещё помню, что такое долг и честь! И мои братья и сёстры согласны со мной!
  
  – А что до эльфов? – в ответ рыжий воин подозвал эльфа средних лет.
  
  – Это Сарел – избранный Хагрен долийцев.
  
  – Приветствую вас, милорд, – поклонился представленный.
  
  – Хагрен? – я удивился, – разве долийцами руководят не Хранители?
  
  – Вы многое знаете о нашем народе, милорд Кусланд… – на миг он застыл, – а верно, прошу прощения, Elgar'nan…
  
  – «Милорд Кусланд» будет более, чем достаточно, – серьёзно, это уже начинает раздражать. Будто бы мне одного Табриса мало.
  
  – Как пожелаете, милорд Кусланд, что же касается меня и должности Хагрена, то вы правы, долийскими кланами руководят Хранители, но Затриан бросил нас и сбежал, как и его Первая, Ланайя. Я же был сказителем, хранителем преданий нашего народа, а потому, народ выбрал меня представлять его, – м-да, странная логика, ну да ладно, видал я и более чудесатые решения.
  
  – Понятно. И что скажешь ты, Хагрен Сарел? Что ты хочешь для своего народа?
  
  – Мы… хотим идти за вами, El… милорд Кусланд. И, пусть мы уважаем и почитаем Хозяйку Леса, оставаться в её владениях… немногие из нас готовы пойти на это, не после того, что случилось.
  
  – Понимаю. Но я могу поселить вас на своих землях – к северу отсюда располагаются вотчины ваших сородичей, коим я даровал титулы баннов. Вы вполне сможете поселиться там.
  
  – Благодарим за это щедрое предложение, милорд. И часть из нас непременно воспользуется им: женщины, старики и совсем юнцы. Но… мы согласны с Бегуном. Вы спасли нас от участи, много худшей, чем смерть, а теперь ещё предложили кров. А потому, мы хотим служить вам… правда… – тут он смутился, – у нас совсем нет оружия и доспехов, но зато остались когти и клыки!
  
  – Что же, – я кивнул, – я дал вам свободу и право выбора и вы его свершили. Но каждый выбор имеет свои последствия, – я обернулся к внимательно прислушивающейся толпе, – я согласен принять вашу службу. И обещаю ценить ваши жизни, награждать за доблесть и верность и карать за трусость и предательство. Да будет так! – пустить небольшую волну Ки, добавив к ней нормальной магии, да задействовать тот дежурный набор клеток, что остался у них после ритуала, дабы каждый присутствующий ощутил «прикосновение воли владыки» или что-то в этом роде.
  
  – Какие будут распоряжения, милорд?
  
  – Подбери отряд сопровождения из десятка собратьев. Сейчас мы пойдём к моим людям, дабы они не нервничали от моего долгого отсутствия и не пожелали спалить пол леса или ещё что придумали… После этого нужно будет зачистить то место с «древними эльфийскими мертвецами» и подлатать Завесу – рассадник демонов в моих землях мне не нужен. После – решим, куда именно переселить тех, кто будет просто жить на моей земле и как вооружать тех, кто пожелал вступить ко мне на службу.
  
  – Будет исполнено, милорд, – ударил себя кулаком в грудь Редвар, и, коротко поклонившись, поспешил выдать нужные распоряжения. Рыцарская выправка проступала в нём всё более и более отчётливо. Неплохо, осталось убедиться, что оборотни впишутся в мои войска. Ох, уже чувствую, сколько всего о моём безрассудстве скажет мне Солона…
  
  Чуть позже. Лагерь людей.
  Ещё на подходе к лагерю я попросил своих сопровождающих принять звериный облик, чтобы сразу и наглядно расставить все точки над «Ё» и не тратить время на лишние объяснения. Это был достаточно логичный ход, с моей точки зрения, хотя я и не отрицал, что в нём есть и доля дешёвой показухи. Тем не менее, эта показуха более чем укладывалась в те отношения, которые у меня сложились с товарищами, и даже становилась некой традицией, так что начинать скромничать было малость поздновато в любом случае. Единственная опасность состояла в том, что постовые могут слегка перенервничать, но именно для этого я и шёл заметно впереди группы. В общем, до лагеря дошли красиво и...
  
  – … – многозначительное молчание было мне приветствием.
  
  – Нет, ну а что, наш универсальный аргумент уже перестал работать? – Андерс меланхолично пожал плечами, – не желаете ли чаю, Ваше Величество?
  
  – Да, благодарю… – не успел я закончить, как пройдоховатый целитель уже пихал мне в руки, явно заранее заготовленный, кубок с отваром. – М-м-м, душисто, – сообщаю впечатление от аромата, чтобы поддержать разговор.
  
  – Пока было время, мы с Мерриль решили пополнить запасы трав, ну а заодно и для отваров набрали, – с готовностью поддержал «светскую беседу» маг, поглядывая на остальную, пока пребывающую в замешательстве, компанию не скрывая своего превосходства.
  
  – Вы пошли гулять по опушке леса оборотней? – приподнимаю бровь.
  
  – Поскольку туда ушёл ты, то единственные, кто были в опасности — это сами оборотни, – продолжил красоваться первейший ловелас ферелденского Круга Магов. – Ну а ещё мы за компанию прихватили два десятка ребят в стильных доспехах и пару магов в лице доблестных баннорет.
  
  – То есть, всей толпой ломанулись на пикник, – хмыкнул я. Что-то подобное от этого рыжего и стоило ожидать, хотя, формально, он был в своём праве и указов не нарушал.
  
  – Не всей! Алистер остался за главного! – яростно возразил чародей. – Эй, девчат, может поддержите собрата по ремеслу, пока Его Величество чего не подумал и превентивно не покарал?
  
  – М-м-м, а что нам за это будет? – лучась невинностью и добротой, спросила Бетани.
  
  – Эх, а раньше ты казалась такой милой и отзывчивой… – скорчил рожу угнетаемого и притесняемого раба наглый колдун, но тут же переключился на меня: – Ну так как всё прошло? У нас теперь появилась пара-тройка больших пушистых друзей?
  
  – Точнее, почти тысяча, – поправил я чародея.
  
  – Рассказывай! – встрепенулась Мариан делая шаг вперёд. В её глазках, как, впрочем, и у Солоны, неиллюзорно вспыхнуло то самое женское любопытство и страстное желание услышать всю историю.
  
  – Ну ладно, иду я, значит, по лесу, никого не трогаю, как вдруг… – и я начал свой рассказ, разумеется, немного его скорректировав.
  
  Чуть позже.
  – То есть, – забавно нахмурился Алистер, – ты просто пришёл и вылечил тысячу оборотней от их проклятия? Вот так вот просто?
  
  – Я бы не сказал, что это было «просто», но… в целом, да, – отхлебнув ещё немного отвара из кубка, бросаю взгляд на тех самых оборотней, что уже приняли человеческий облик и даже получили свою долю горячего питания от отрядного кашевара.
  
  – М-да, мой друг человек-армия по совместительству стал боженькой. Ха, а Преподобная Мать утверждала, что с моим характером я точно попаду в дурную компанию!
  
  – Алистер, как бы тебе сказать… с точки зрения Преподобной Матери, твоя компания не просто дурная, а дурнее уже некуда, – сочла своим долгом поправить парня Солона.
  
  – Оу, действительно, – впечатлился воин.
  
  – Но что нам теперь со всем этим делать? – вернула разговор в практичное русло Мариан.
  
  – Ставить бойцов на довольствие и подгонять доспехи. Только представьте себе — строй закованных в тяжёлые латы воинов со звериными рефлексами и чудовищной силой, а если дать им в руки булавы, боевые молоты или хотя бы топоры…
  
  – Эй, хватить озвучивать мои мысли! – притворно возмутилась светловолосая красавица. – Мне и так стыдно перед орлесианцами, – призналась Солона. – Чуть-чуть, – поправилась она, в жесте скромной пай-девочки поведя глазками вправо-вверх.
  
  – А к ним в комплекте группа лучников, сильных, выносливых, способных передвигаться со скоростью лошади… – продолжил я рисовать завлекательные картины, при звуке которых улыбки на лицах трио ведьмочек становились всё более явными и коварненькими.
  
  – Всё-всё, мы поняли, армия боевых оборотней — это хорошо! – потешно замахала руками Бетани, а потом чуть слышно буркнула себе под нос. – И хорошо, что мама больше не интендант — это как же столько «неформатных» бойцов снаряжать-то…
  
  – Кстати о бойцах, – поймал я за хвост ускользавшую мысль, – Мерриль, думаю, тебе стоит поговорить с оборотнями эльфами и их Хагреном — Сарелом.
  
  – Мне? – забавно пискнула эльфийка. – Н-но зачем?
  
  – Ну, ты же Первая, почти состоявшаяся Хранительница, а тут, считай, полноценный долийский клан, что потерял своих Хранителей. Возможно, ты сможешь им чем-нибудь помочь. Провести там необходимые обряды или что-то в этом роде…
  
  – Я? – забавно пискнула девушка и рефлекторно попыталась спрятаться за подругами. Совсем не смущаясь тем обстоятельством, что все мы давно уже сидели у костра и прятаться ей было геометрически невозможно.
  
  – Ты видишь тут ещё эльфийских Хранителей?
  
  – Х-хорошо, – зажато согласилось это чудо, а я вновь железной волей задавил в себе желание потискать этот источник позитива. И плеер мой далеко… эх.
  
  – Вот и отлично, – подвёл я итог, – кстати, господа чародеи…
  
  – Хм? – дружный заинтересованный хмык.
  
  – Мне сообщили, что тут неподалеку есть местечко, в котором древние трупы ведут себя излишне активно, как для трупов. Угадайте, чем мы будем заниматься в ближайшее время?
  
  – Во имя Предвечной, Айдан, – горестно приложила руку к лицу Солона, – ты эти места специально что ли ищешь?
  
  – Ты так говоришь, как будто, я тут один. Это вообще может быть везение Алистера! – шутливо развожу руками. – К тому же, мы к чему-то подобному и так уже морально готовились.
  
  – Эх… пойдём подготавливать снаряжение и заговоры, – вздохнула чародейка, – нас вновь ждут легионы нежити…
  
  – Я знал, что ты по достоинству оценишь эти известия! – встав, ободряюще похлопал я девушку по плечу, – ну а пока леди маги и сэры чародеи готовятся, пойдём, Алистер, донесём счастье до обычных воинов.
  
  – Им не впервой Айдан, – поднимаясь следом, пожал плечами храмовник и пошёл следом за мной, – после всего, что они уже успели повидать, готов побиться об заклад, что и гигантские разумные прямоходящие волки, влившиеся в наши ряды, их не сильно удивили.
  
  – Но стоит проверить, друг мой, не так ли?
  
  – Веди… Твоё Величество, – довольно хмыкнул воин.
  
  Чуть позже.
  «Счастье» я донёс и мои бравые вояки принялись готовиться и разбиваться по уже привычным группам, магов в усиление, правда, в этот раз для всех не хватало, зато стало получше с Чёрной Стражей — Алистер в потолок не плевал и продолжал инициировать новых Храмовников не то, чтобы в промышленном масштабе, но весьма бодро. Правда, запасы лириума у нас уже начали показывать дно. Даже при жёсткой экономии и тратах только на инициации и артефакторику, уходил этот волшебный металл со страшной скоростью. Разумеется, кое-какие запасы были в Амарантайнском Соборе, да и Денерим не бедствовал, но факт оставался фактом — расход был и расход существенный, а новых поступлений ценнейшего ресурса не ожидалось — чёртова монополия церкви. По возвращению нужно будет озадачиться отправкой посольства к гномам. Но вернёмся к моим воинам. Узнав, что вот эти клыкастые и когтистые теперь тоже с нами, солдаты принялись думать, что бы такого интересного с ними сделать. Я даже успел краем глаза послушать один разговор (читал по губам).
  
  – Тут ведь в чём вся соль, братец? Эти живые трупы плевать хотели на стрелы и уколы, их надобно в салат крошить, ну или ждать, пока волшебники подсобят и испепелят мертвяков нахрен! Вот, помню, под Рэдклифом их разметали любо-дорого! Ну, дык к чему я веду. Когти твои – это, конечно аргумент, но мертвяков разделывать — тут добрый топор нужен.
  
  – Да где я тебе его возьму? – возмутился вервольф, тем не менее, приятно удивлённый, что от него никто не шарахается.
  
  – Хммм, надо бы наших обозников потеребить. Колун для рубки дров — это, конечно, не боевой топор, но ты вон какой здоровый, даже без специальных техник вдарить можешь, наверняка неслабо. Эх, вам бы ещё броню…
  
  В общем, моё разлагающее воздействие на человеков уже было очевидно и заметно. Вряд ли правоверные андрастианцы потерпели бы такую «мерзость», как оборотни рядом с собой. А вот почитатели Предвечной и Князя — вполне. «Если какая-то кракозябрина не пытается тебя сожрать, а вполне прилично себя ведёт, то не нужно пытаться эту кракозябрину порубить и сжечь» — можно сказать, лейтмотив новой веры.
  
  Утром, отдохнув и снарядившись, мы двинулись обратно в лес. Тропа сама ложилась под ноги, погода радовала и всяческие комары-мошки людей не доставали, налицо сотрудничество Хозяйки Леса, что пусть и не спешила показываться на глаза в своей аватаре, но по-мелочи помогала исправно. В кои-то веки попался обитатель Тени, которого не нужно экстерминировать. Таким темпом, до нужного места наш отряд дошёл часов за пять — очень недурная скорость, с учётом человеческих кондиций и численности группы. У самого «логова оборотней» нас уже тоже ждали — мужчины и женщины, как человеческой, так и эльфийской природы, что готовили свои пожитки к переезду. Ну и Редвар с полутысячей разумных, решивших встать под мои знамёна.
  
  – Милорд Кусланд, – ударил себя в грудь и чуть поклонился рыцарь, – мы закончили собирать вещи, переселенцы готовы выдвигаться, а я с братьями и сёстрами жду ваших дальнейших приказов.
  
  – Превосходно, – я кивнул пребывающему в человеческой форме вервольфу, – на сегодня у нас запланирована зачистка руин от живых мертвецов. Разбей своих людей на пятёрки и пусть каждая присоединится к боевой тройке моих воинов. Пока у вас нет опыта, вашей основной задачей будет только наблюдать и учиться и, в случае необходимости, выступить усилением для натиска. У вас есть планы тех участков? – вообще, это неплохо было бы уточнить ещё вчера, но мне было откровенно не до этого — удаленно провести мутации и проконтролировать их результат на почти тысяче преобразуемых, да ещё и при очень ограниченном конгломерате клеток в каждом — довольно сложный и выматывающий процесс.
  
  – Только нескольких первых залов, – отрицательно покачал головой оборотень, – мы успели их осмотреть, когда изучали наш новый дом, но как только древние мертвецы начали вновь подниматься на ноги, мы сразу же отступили, заперли и забаррикадировали дверь, а потом и Хозяйка помогла своей магией.
  
  – Жаль, но ничего страшного. Действуем по стандартному сценарию. Солона, Мариан, Бетани, Мерриль – вы поддержка и прикрытие, на вас — по десять троек. Сэр Андерс — первая помощь и резерв.
  
  – Хорошо, – кивнули волшебницы, а эльфиечка так даже вздохнула с облегчением — разбираться с ожившими мертвецами ей казалось куда как легче, чем беседовать со своими сородичами, но всё равно никуда она не денется — нам ещё нон-комбатантов вести, минимум, до земель свежеиспечённого Банна Табриса. Хотя, я сильно сомневаюсь, что на его землях его сейчас можно будет найти — тут война с Орлеем на носу, а личному вассалу Эльгарнана не положено отсиживаться в тылу, так что молодой эльф под молчаливое одобрение Логейна и Эамона, собирает своих сородичей в отряды и наскоро натаскивает. Но оставим моего горячего… эм, как бы его назвать? Точно не жрец, не паладин и не последователь… фанат… ай, ладно, в общем, оставим его и вернёмся к руинам.
  
  Первая заминка случилась почти сразу после входа — нас было тупо слишком много для этих руин, нет, постепенно народ сможет там разойтись, но вот с манёврами будет уже тяжко. Немного подумав, решили увеличить резерв и устроить более частую сменяемость воинов, плюс, магов удалось собрать в более плотный кулак, что и обрушился на ничего не подозревающих одержимых трупов.
  
  В итоге, всё свелось к рутине — народ исследовал коридоры, народ натыкался на сущности тени, народ плавно отходил на соединение с более крупными силами, утягивая демонов за собой, после чего благополучно рубил демонов в салат. Опционально — промораживая, поджаривая или разлагая в неприятного вида жижу. Без эксцессов, впрочем не обошлось — вервольфы очень хотели проявить себя и порой бросались в бой. Зачастую фактор внезапности играл им на руку, а сваленный таранным ударом двухсоткиллограмовой туши труп очень быстро рубился воинами, а уж если эта туша ещё и Ки своё тело насыщала… Как ни странно, но многие оборотни вполне неплохо управлялись со внутренней энергией — сложно не развить волю, когда всё твоё бытие разумным существом, а не тупым зверем на этой воле и зиждется. Однако, порой такие налёты были не совсем удачны и волки получали в брюхо или бок кусок остро отточенного сильверита или, что ещё хуже — старой ржавой стали. Так что и Андерс без дела не скучал, исцеляя и одновременно остря по поводу боевых пушистиков, что прутся поперёк батьки в пекло. «Боевые пушистики» негодующе рычали, но когда подобные мелочи останавливали этого гордого сэра рыцаря?
  
  Некоторое разнообразие внесли «Колдовские Ужасы», что окопались в дальней части руин. Эти твари могли и своих сородичей через зыбкую Завесу тягать, и сами магичить не стеснялись, но против слаженного удара сначала двух Храмовников, коими выступали мы с Алистером, а потом массового залпа аж пяти чародеев, ничего возразить не могли и так же послушно испепелялись-промораживались. Солона вообще с ними творила что-то противоестественное, ударяя не столько по сформированному сосуду, сколько по самой сущности Тени. База, полученная от той демоницы Страсти и дополненная изысканиями Авернуса с успехом проходила боевую обкатку. В итоге, уже к закату дня руины были полностью зачищены, а источник неприятностей — найден. Им оказался древний эльфийский склеп. Его врата были запечатаны на какую-то хитрую магию, а за ними располагалось самое тонкое место в Завесе. Возможно, это было связано с почившими тут арлатанскими чародеями, возможно, с чем-то ещё, но факт оставался фактом — источник проблем был найден. Но вот ломать врата всё же не рекомендовалось — мало того, что вся моя сущность противилась уничтожению магического артефакта, успешно работающего уже третье тысячелетие, так и последствия такого грубого обращения с волшебной вещью могли выйти самые неприятные, вплоть до полноценного Разрыва в Завесе. Мои же чародеи, при всей их талантливости, прекрасных учителях и огромной мотивации, могли и не потянуть закрытие полноценного Разрыва. Не в Бресилиане.
  
  К счастью, с нами была Мерриль и силовые решения не понадобились. Ученица Хранителя провела обряд «поминовения усопших» и врата сами распахнулись перед «желающей почтить предков» девушкой. Ну и мы не тушевались и зашли внутрь. Как ни странно, но эльфийский склеп был наиболее спокойным местом в этих руинах. Никаких оживших трупов, демонов и прочего. Лишь плиты со старым наречием Арлатана да красивые статуи, быть может, изображающие эльфов, что лежат под этими плитами. Сам ритуал укрепления Завесы занял ещё часа три, за которые нам пришлось немного попотеть — как и в Пике Солдата, понявшие, что им «отрезают интернет» сущности Тени всполошились и попробовали нас прикончить. Поскольку волшебники были заняты, то отражать атаку пришлось простым воинам, оборотням, ну и нео-Храмовникам, впрочем, по сравнению с Пиком, твари как-то не особо напрягались и действовали даже несколько лениво и небрежно. Как позже объяснила Солона, это было связано с тем, что в Пике им дорогу перекрывало насмерть, а в Бресилиане сама по себе Завеса весьма тонка и потеря «мембраны» неприятна только всякой мелкой шушере, что к нам и лезла, а все «серьёзные товарищи», при необходимости, смогут пройти и так. Изрядно потратившись, ослабнув, но смогут.
  
  Ну а далее, в одной из комнат, подозрительно напоминающих то ли заклинательный чертог, то ли жилище какого-то мага, судя по забитым книгами, к сожалению, не сохранившимися, полкам, ведьмочки нашли неброско выглядящий амулет. И пошли со мной посоветоваться.
  
  – И что это? – я осматривал медальон, в котором отчётливо ощущал чью-то душу.
  
  – Это филактерий! – продекламировала госпожа Амелл. – Могущественные маги создавали такие, чтобы возродиться после насильственной смерти.
  
  – Вот просто так взять и возродиться? – не поверил Андерс.
  
  – Не просто, – чуть поморщилась девушка, – там довольно сложный процесс, как-то завязанный на местах силы и Завесе, подробностей я не знаю — по той сделке с Демоницей я получала знания по Магии Крови, но не более. Тут же использовалась ещё и Магия Духа и одна Предвечная ведает что ещё!
  
  – И… мы можем возродить этого мага? – Мариан всегда была практичной и её куда более интересовали прикладные результаты.
  
  – М-м-м, теоретически — да, – задумалась Солона.
  
  – Так можно? Можно?! – а вот Мерриль была преисполнена энтузиазма и своего детского восторга. – Я буду рада поговорить с древним магом. Возможно, даже эльфийским магом! Он столько всего знает! Это же живая история нашего народа! Эм… ну, в некотором роде живая…
  
  – Что-то мне не нравятся сомнения в твоём голосе, подруга, – огладил трёхдневную рыжую щетину Андерс, – в чём подвох?
  
  – Это явно очень древний амулет, – озабоченно сведя бровки, начала объяснять Солона. – Да и всё это помещение… а значит, его обитатель просидел в нём очень много времени, добавим сюда истонченную Завесу… в общем, я не знаю, в каком он состоянии, но вряд ли он остался в своём уме.
  
  – Древние эльфы владели секретом бессмертия и потому долгая жизнь должна быть им привычна! – источник отрядной милоты возражала или спорила с кем-либо очень нечасто, но тут дело касалось возможного источника древних знаний, а потому эльфиечка была готова стоять до конца.
  
  – Айдан, а ты что скажешь? – повернулась ко мне Бетани.
  
  – Было бы неплохо с ним поговорить, а там уже решим. Ну а коли он взбрыкнёт, то у нас тут пять опытных чародеев, десяток Чёрных Стражей и один скромный Я.
  
  – Да, очень скромный, – хмыкнула гордая дочь дома Амелл, но настроение её повысилось. – Но идея неплохая.
  
  – И как нам с ним связаться? – Мариан вновь интересовалась больше прикладной стороной вопроса.
  
  – Хмм… по идее, достаточно будет простой медитации, но раз нас тут много и у нас есть Духовный Целитель, можно будет попробовать создать ему проекцию, чтобы Айдан с Алистером тоже смогли принять участие в беседе. Андерс, сможешь?
  
  – Да, как два пальца! – бодро кивнул маг и потянулся за ножиком. – У меня уже начинает вырабатываться рефлекс… – волшебник полоснул себя по руке, чуть поморщился, подождал пока в ладони скопится небольшая порция, после чего плеснул её на амулет, параллельно шепча заклинания. От мага уже привычно повеяло «неправильностью», хотя в этот раз довольно ощутимо. Несколько секунд ничего не происходило но вот, во вспышке бледно-синего сияния, нам предстал призрак. Вооружённый эльфийским клинком, облачённый в пластинчатый доспех и с глухим шлемом на голове.
  
  – Что-то не похож он на мага, – констатировала Мариан.
  – И тем не менее, я маг, – невозмутимо возразила призрачная фигура. Несмотря на закрытое лицо, весь облик мужчины буквально кричал о «голубых кровях» и какой-то концентрированной «породистости» — положение тела, наклон головы, то как на нём сидел доспех и то, как он держал оружие — всё выдавало аристократа, который не то что привык повелевать, а буквально родился с золотой ложкой власти во рту. – Благодарю вас за воплощение, пусть и столь ограниченное, – самую малость склонил он голову, обозначая признательный поклон, и опять сделал это идеально, как может только бесконечно уверенный в своём высоком статусе разумный.
  
  – Кто ты? – первой спросила Бетани, пытаясь заглянуть в щель шлема, пока её сестра и Солона бродили оценивающими взглядами по облачению неизвестного.
  
  – Моё имя давно уже утратило всякий смысл и ни о чём вам не скажет… – с холодной, застарелой горечью не пояснил, но констатировал призрак. – Что же касается моей Судьбы, я — маг, – и замолчал, словно это было исчерпывающе. Вероятно, с «головой» у него и в самом деле имелись некоторые проблемы — произнёс пока всего две фразы и в каждой упирал, что он — маг.
  
  – Эм… – озадаченно почесал бровь Алистер, – я всё понимаю, но… не понимаю. Мы его вообще как понимаем? Разве он не должен говорить там на древнельфийском? – ещё один гений словесности… ох, что-то я стал язвителен, не иначе, как долгое пребывание рядом с утончением в Тени. Хотя, справедливости ради, после поглощения души Уртемиэля, ни местный фон истончённой Завесой, ни близкое чароплётство моих чародеев уже не доставляли и десятой доли того дискомфорта, который я чувствовал ранее в аналогичных условиях.
  
  – Для существ Тени при «личном общении» языковых барьеров не существует, – небрежно разъяснил Андрес, – а наш новый знакомый сейчас куда как ближе к ним, чем к обычным смертным. Какой интересный эффект... – закончил он голосом полным исследовательского любопытства.
  
  – Ясно… – кивнул бывший Храмовник и поудобнее перехватил щит. У него, похоже, уже тоже выработался рефлекс на словосочетание «существо из Тени».
  
  – Я могу попросить вас? – дождавшись, пока мы пообщаемся, вновь привлёк к себе внимание дух.
  
  – Смотря о чём, – не скрывая настороженности, прищурилась Солона.
  
  – О последней милости, что достойные враги могут оказать побеждённому, – голос из под шлема стал суше тяжелее. – О покое... Я очень устал. Подготовленный для спасения от смерти сосуд стал моей тюрьмой…
  
  – И ты не хочешь вновь вернуться в мир живых? – подперев грудь скрещенными руками, склонила голову на бок Мариан, на лице которой отразилось недоверчивое удивление. – И почему враги?
  
  – Нет, – коротко качнул головой призрак. – Я слишком долго пробыл мёртвым. Мои братья давно ждут меня за Завесой, что же касается твоего вопроса… Именно вы, суетливые дети, разрушили Арлатан и заразили нас смертью. Сменившим хозяев рабам было всё равно, но вытесненные с земель нашего народа, с нашей земли свободные эльфы были обречены. Анклавы погибали один за другим, казавшиеся ничтожными, живущими краткие мгновения букашки пришли к нам умелыми магами, подчинившими себе демонов и даже низших драконов, этих бледных подобий обликов самих Владык. Вы истребили Народ, но по-праву заслужили уважение.
  
  – Рабам? – нахмурился рыжий. – Что-то этот тип резко перестал мне нравиться, – на пол тона понизив голос, спешно поделился с нами целитель.
  
  – Постой! – вступила в разговор, до того завороженно пялящаяся во все глаза на призрачную фигуру, Мерриль. – Я... У меня столько вопросов! Если возможно… – призрак резко повернулся к девушке и словно нахмурился, хотя как это можно было понять сквозь глухой шлем, до того, как он заговорил, было загадкой. После — да, понять было не сложно, но я лично понял это ещё до.
  
  – Неужели тебя не научили манерам, маленькая рабыня? – холодно хлестнул наполненный нотками раздражения и лёгкого презрения голос. – Слуге, пусть и с посохом мага, негоже лезть в разговор свободных братьев и сестёр по ремеслу!
  
  – Ра-рабыня? – заикнулась, распахнувшая от потрясения ротик эльфийка.
  
  – На твоем лице Печать Крови, посвященная Владыке Тайн Диртамену. Что у тебя за хозяин, что посвятил тебя Хранителю Знаний, но не объяснил даже прописных вещей?! Хотя… в вашем доме всегда были грешники, любящие нарушать запреты, один даже посмел подняться в небеса в облике Владык… – покачал головой призрак, вогнавший в ступор бедную девочку.
  
  Мне его тон не сильно понравился, тут я был солидарен с Андерсом, пусть и не касательно самого понятия рабства, сколько к тому, что этот дух посмел обижать моё, но, с другой стороны, что ещё ждать от, судя по всему, знатного или, как минимум, крайне богатого эльфа из, очевидно, рабовладельческого строя по отношению к, собственно, рабу? Особенно, если окажется, что он с веткой Диртамена не в ладах.
  
  – Эй, она — наша подруга, так что будь с ней повежливее! – агрессивно воскликнула Мариан, под согласные кивки кивки и выражения лица остальных.
  
  – Рабыня… подруга? – теперь пришёл черед потрясённо переспрашивать духу. – Как же сильно изменился мир живых… – с новой горечью, будто сам себе, сказал эльф. – Я ещё раз убедился, что мне в нём нет места... Исполните ли вы мою просьбу и даруете покой усталому собрату по ремеслу? Я не прошу сделать это даром и вполне могу заплатить, – видимо, заметив наши ну никак не лучащиеся энтузиазмом и добродушием лица, призрак решил выложить на стол свои козыри.
  
  – И что же может предложить давно мёртвый маг, даже материальная форма которого поддерживается другими? – счёл я нужным проявить любопытство.
  
  – То, что всегда ценилось магами превыше всего, – гордо поднял голову усопший.
  
  – Знания, – констатировала Солона.
  
  – Верно, – подтвердил наш собеседник, – моё искусство, что когда-то так жаждали получить шемлины.
  
  – И ты уверен, что мы его не получили? – подпустив в голос капельку ироничного сомнения, спросила Бетани. Мёртвый ушастый ей явно тоже не нравился.
  
  – Да. Иначе, я бы это увидел сразу, – сухо и невозмутимо отозвался тот.
  
  – Это почему же?
  
  – Я – Боевой Маг и даже в мёртвом состоянии смог бы отличить своих собратьев по Ордену. Среди вас таких нет… и вряд ли бы мои братья и сёстры согласились бы поделиться своими знаниями с врагами, пусть и достойными, предпочтя забрать эту тайну с собой в Земли Теней.
  
  – И почему же согласен ты? – Солона, как «эксперт по переговорам с потусторонней хренью», принялась играть в инквизитора-пуританина, который решил поинтересоваться путём радикалов.
  
  – Я и так в могиле и… мне уже всё равно. Более двух тысяч лет темноты и одиночества… – он, казалось, хотел сказать что-то ещё, но оборвал себя. Возможно не желая опускаться до откровенных жалоб на судьбу. Вместо этого его тон чуть изменился, став самую капельку деловитым и даже чуть-чуть насмешливым, будто он криво ухмылялся собственному прошлому: – К тому же, как последний член Ордена Боевых Магов Арлатана, я являюсь его главой и вполне могу пересмотреть старые правила, – в тоне духа и впрямь скользнула видимая усмешка. Горькая, но всё же она там была.
  
  – Знакомая логика, – так, а сейчас-то на меня что все косятся? Я вообще просто тихо стою и никого не трогаю!
  
  – А можно, для тех, кто не в курсе, что это такое, Боевой Маг? – спросил Алистер. – В смысле, он как-то по особенному метает фаерболы?
  
  – Вы не знаете даже этого? – сегодня был день откровений для отдельно взятого мёртвого эльфа.
  
  – Лишь старые и смутные легенды, – немного отойдя от шока, но всё ещё с обидой и опаской глядя на призрака, ответила за всех Мерриль.
  
  – Хорошо, – призрак словно устало вздохнул, – я поясню. В этом мире есть два типа сил, типа энергий. Внутренняя, исходящая из тела, и внешняя, управлять которой могут лишь некоторые, отмеченные Тенью, те, кто может при жизни шагнуть за Завесу и странствовать по Землям Теней.
  
  – Сила магов, – кивнула своим мыслям Мариан.
  
  – Да. Но как сила тела может быть направлена лишь внутрь, делая пользователя сильнее, быстрее или позволяя сотворять техники, так и сила Тени, при всём своём могуществе, могла быть направлена только во вне. Маг может обрушить огненный шторм, осушить море или сдуть город, но сам по себе он будет не сильнее простого гончара.
  
  – А как же Магия Крови? – спросил Андерс.
  
  – Магия Крови содержит те же ограничения, даже усиливая или изменяя своё тело, маг воздействует на него извне, опосредовано, оно — цель воздействия, а не его причина, – ответила Солона.
  
  – Верно. Но… основатель нашего Ордена нашёл способ, как дать растечься по телу энергии Тени, как направлять её не только наружу, но и внутрь, превращая любого мага в сильнейшего воина.
  
  – Но какой в этом смысл? – нахмурилась Бетани. – Разве не будет от мага больше пользы в поддержке, чем в первых рядах?
  
  – Одно только это умение действительно даст не так уж и много. Но мы, Боевые Маги, Маги-Воины по праву считались элитой элит Империи! Тяжёлый доспех, укреплённый, помимо обычных, ещё и специальными заклинаниями, сила и скорость, скольжение по краю Завесы, дабы можно было черпать из Тени и защищаться, как от стали, так и от вражеской магии.
  
  – Да любой волшебник помрёт от истощения при таких маневрах минут за десять! – возмутился Андрес.
  
  – Не Боевой Маг — да, но мы были детьми войны. Война питала нас, защищала и залечивала наши раны. Кровь врага из перерезанного твоим мечом горла подходит для заклинаний ничуть не хуже, чем твоя собственная. Страх, Боль, Ужас, Смерть — из всего этого мы тянули силу, сжигая и повергая своих врагов. И именно эти знания я предлагаю вам в обмен на свою свободу.
  
  – Если вы были столь круты, то как люди вас одолели?
  
  – Нас были десятки, быть может, сотни. Человеческих магов — тысячи, простых воинов — десятки и сотни тысяч, а также демоны и драконы… и потери… Люди были готовы платить сотней, полутысячей или тысячей своих сородичей за одного эльфийского мага. Но восстанавливали свои потери они за два десятилетия полностью, а чтобы подготовить полноценного чародея-эльфа требовалось два века. Когда мы поняли, что нас просто давят числом. Было уже слишком поздно.
  
  – Что скажешь, Айдан? – повернулась ко мне Солона.
  
  – Знания лишними не бывают, к тому же, если вы сможете носить нормальную броню и, в случае необходимости вдарить по подкравшемуся врагу с силой огра, мне будет куда спокойнее за вас. Всё-таки в ближайшее время у нас намечаются некоторые серьёзные проблемы… но, неплохо бы добавить и кое-что ещё.
  
  – Что? – спросил Алистер, да и остальные поглядывали с любопытством.
  
  – Коли он может поделиться знаниями и навыками, то пусть заодно передаст и историю эльфов. Даже краткий разговор показал, что потомки основательно забыли, как жили их предки.
  
  – Слишком много знаний, это может быть опасно, – предупредил дух.
  
  – Не впервой, – хмыкнула Солона, – впрочем, подготовиться всё-таки стоит. Девочки? Андерс?
  
  – Разумеется, мы участвуем! – согласились кудесники.
  
  – Эй, а мы?! – возмутился Храмовник.
  
  – Алистер, тебе нужны забиваемые прямо в разум приёмы тысячелетнего колдуна и история Арлатана в придачу? – заломила бровь Солона.
  
  – Э-э-э, нет… – смутился воин.
  
  – Вот и я о том же.
  
  – А Айдану? – парню было «за державу обидно».
  
  – От истории я бы не отказался, но лучше потом просто попрошу рассказать Мерриль. Ты же не откажешь мне в такой малости? – перевожу взгляд на эльфийку, всеми силами стараясь не допустить, чтобы на лице проступило то, как сильно я хочу обнять и утешить эту прелесть, которую смеют обижать всякие дохлые аристо.
  
  – А? Да! В смысле нет! То есть, к-конечно! – м-м-м, вновь набор позитива и тихой паники. Отвлеклась. Хорошо.
  
  – Ну вот и договорились, – немного сварливо закончила мисс Амелл, чуть-чуть, для профилактики, побуравив эльфиечку недовольным взглядом. – Тогда подождите полчасика — мне нужно подготовиться и составить ограничитель, дабы не получить… чего-нибудь лишнего, – бдительная Солона-инквизитор… Мням.
  
  – Хорошо-хорошо, а мы с Алистером пока отойдём в сторонку и будем изображать части интерьера, – кивнул я.
  
  – Отличный план, Ваше Величество! – покивал Андерс. – А если вы сбегаете за чашечкой чая… Ай, Мариан, за что?! – обиженно надулся этот рыжий шут.
  
  – Да так… для профилактики, – ведьмочка показала колдуну кулачок, – и соблюдения командной вертикали.
  
  На этом зуд в нижнем мозге у целителя, само собой, не утих, но всё же народ настроился на работу и та потихоньку закипела. Стоять рядышком и изображать мебель мы с Алистером, конечно же, не стали — у нас, как-никак была целая армия из нескольких сотен ртов, кою надо было организовывать и сориентировать на новые задачи, раз уж основная фаза зачистки была благополучно завершена. Даже после уничтожения всех противников, работы для людей и эльфов хватало: изучить катакомбы, собрать пригодное оружие и броню, нарубить деревьев для погребальных костров, стащить на них все фрагменты тел изрубленной нежити, да и подумать о более вдумчивом поиске ценностей тоже стоило.
  
  Бесспорно, разграбление могил — вещь некрасивая, но, после того, как их обитатели сами поднялись и превратили своё кладбище в поле боя, ситуация немного меняется. Да и вычистить из склепа всю «охрану», но оставить в нём нетронутыми все сокровища, означало бы просто превратить усыпальницу в манок для настоящих гробокопателей и мародёров, а зачем нужна такая точка напряжения в лесу, чьё население и так значительно пострадало за последнее время? Тут у нас свидетелей с население небольшого города — кто-то да проговорится, а в королевстве и без того проблем хватит на много лет вперёд, в том числе и во взаимоотношениях между людьми и эльфами. В общем, команда на разграбление была выдана и народ приступил к делу.
  
  Что же касается погребальных костров, то понятно, что маги с испепелением тел справились бы лучше, но, во-первых, я не знал в каком они будут состоянии после ритуала, а во-вторых, костёр — это всё-таки, какое-никакое, но перезахоронение, что важно с точки зрения репутации у тех же эльфов, а вот поливание из «огнемётов» — уже сильно не то.
  
  Всё это время мои волшебники честно медитировали на амулет, постепенно обретая всё новые и новые знания, я же отслеживал это дело «в режиме реального времени», да и Солона бдила и контролировала духа – договор договором, но полностью доверять сущности Тени она не собиралась. Пусть контролирование процесса передачи и шло в ущерб скорости постижения тайн древних ушастых чародеев, но мы сейчас всё равно никуда не торопились и запас времени имелся. Но разумность госпожи Амелл вновь меня приятно порадовала.
  
  Что же касается самих знаний в плане истории, то, сам того не подозревая, я действительно «сыграл» эльфийского Бога на десять из десяти. Начнём с того, что данные товарищи, ушастыми по-мудрёному именуемые эванурисами, точнее Evan’ur’is, действительно могли свободно ходить среди простых сородичей и, говоря начистоту, ничем от них не отличались. Ну, кроме возможности обращаться в дракона, устраивать электрические, огненные и ледяные шторма от горизонта до горизонта щелчком пальцев и походя пробивать зачарованные стальные латы голой рукой. В жизнь «подданных» они почти не лезли, занятые больше своими разборками, о которых наш источник знаний ничего толком не ведал. Было только пара исключений. Во-первых, любого из ушастых чародеев, кто доходил в своих умениях до уровня обращения в дракона, эти ребята убивали на месте, зачастую, вместе со всеми учениками и родом. Как существо, неплохо знающее, что может сущность, кровь и душа дракона, я понимаю логику таких действий — конкурентов никто не любит, к тому же, с учётом моих пусть и обрывочных, но воспоминаний-ощущений Бога-Дракона, эльфийский пантеон был именно драконами, что порой принимали ушастую форму, так что маги-«подражатели» могли их и просто бесить. И не важно, были ли «эванурисы» изначально драконами или просто психически одраконились. Но по вмешательствам было и «во-вторых», Эльгарнан с присными были надёжной защитой эльфов от внешних врагов, а так же абсолютно неподкупными и беспристрастными судьями. Хотя бы по той простой причиной, что заинтересованным сторонам было просто нечего предложить богу. Всё, что требовалось, он мог свободно создать сам, ну или взять в одном из многочисленных храмов своего имени. Эльгарнан же бы квинтэссенцией всего этого. Одиночка, что пусть и брал с собой, порой, поддержку, но не сильно ей пользовался, склонный к довольно жёстким решениям, но неизменно отрывающий голову любому внешнему врагу, что попробует косо посмотреть на его «собственность». А в собственности у него значился, по сути, весь эльфийский народ, львиная доля которого являлась рабами, причём с такой кабалой, что против хозяина даже думать у них бы не вышло. Хотя вот тут всё обстояло довольно мутно и не ясно. Сородичей своих эльфы клеймили, словно скот и примерно в таких же масштабах, клеймо «посвящало» жертву в собственность одного из Шести Богов, поскольку Фен’Харел был аболиционистом и на попытки посвятить ему рабов реагировал так же, как Эльгарнан на нападение — отрывал голову на месте. Но при этом владели «меченными» именно «чистолицие», а не боги — хотя бы потому, что эти самые боги вечно где-то шлялись по своим божественным делам и реагировали исключительно по запросу-молитве или если уж кто-то начинал борзеть. В общем, их поведение вообще и Эльгарнана в частности сильно мне напоминало одного шебутного лорда, что тоже вместо сидения на троне то в первые ряды защитников крепости встанет, то в лес попрётся, а то совсем учудит и драконов приручит. Последним, кстати, сам Эльгарнан и прославился — его постоянно сопровождали молодые драконицы… хм, с учётом его расовой принадлежности, я ещё раз убеждаюсь, что характерами мы похожи. И вообще, сопровождение царственной персоны молодыми и красивыми леди — это правильно! А если каждая леди может ещё и небольшой армагеддончик устроить на близлежащей территории — совсем хорошо. Но вернёмся к истории.
  
  Касательно же внешних врагов, то вот тут уже становится всё страньше и страньше. Этот маг данных разборок лично не застал, даже по его меркам, они случались в очень далёком прошлом. Но, вроде бы всё упиралось в неких «Темных Богов», которых было то ли четверо, то ли пятеро, то ли вообще семеро. И разборки там шли на уровне терраформирования — со стиранием гор в порошок и затоплением регионов. Возможно, наша почти добровольная энциклопедия несколько преувеличивала, всё-таки это были именно легенды его времени, однако, легенды эти подтверждались реальными фактами. В архивах его Ордена были упоминания, как Эльгарнан, лично брал с собой по несколько сотен боевых магов и уходил с ними куда-то под землю, а потом, вернувшись через десяток лет с несколько меньшим количеством серьёзно прокачавшихся спутников, щедро одаривал своих почитателей… лириумом. Из кого этот лириум выбивали, маг не знал, но Порождений Тьмы в те времена точно не водилось, остаются только гномы. Хммм, видимо, древние гномы были куда суровее своих потомков — нынешних подземников пара грамотных магов с уровнем сил «огненный шторм от горизонта до горизонта» зачистят всех, особо не напрягаясь.
  
  В общем, жили ушастые, не тужили. Богов дёргали молитвами редко и только по делу, ибо Гордость Эльфов, что твердила: работай и развивайся сам, нефиг уважаемых господ по всяким мелочам дёргать (особенно, если «уважаемый господин» в раздражении может обернуться здоровенным драконом и откусить голову). Но потом с ними случились люди. Сначала всё шло довольно неплохо — ну суетится кто-то там на окраинах, чего-то пыжится, воспринималось это всё бессмертными чародеями как крики помойных котов, дерущихся за объедки. Вот только почти сразу (лет через тридцать) означенные бессмертные чародеи, что всё-таки немного общались со смертными, познакомились с такой штукой, как холера, брюшной тиф и чума. Выяснилось, что люди пришли в новый мир демоны ведает откуда всё-таки не с пустыми руками. Они принесли с собой невиданные ранее болезни. Потеряв нескольких сородичей и серьёзно испортив себе настроение, всё-ещё бессмертные маги решили эти проблемы. В конце концов, разложить новую болезнь на составляющие и найти способы борьбы с ней для Магистра Крови с парой тысяч лет опыта было несложным делом. Пока, ещё через два десятка лет, эльфы не столкнулись с новой бедой. Они начали стареть. Сначала те, кто чаще общался с людьми, следом за ними и все остальные. Первая смерть от старости стала для детей Арлатана просто шоком. И словно этого было мало, ещё и какая-то проблема с магией начала твориться. Духи исчезли из лесов, точек Силы стало в разы меньше, потому, новую проблему не смогли решить и древние умудренные маги — их старость настигала очень и очень быстро.
  
  Общество, чем-то напоминающее гибрид Рима последних дней Империи и Китая времён Воюющих Царств с этим их «если ты родился в семье без денег и связей, то ты — по жизни раб, грязь и мусор», не стало долго искать виноватых в своей проблеме и врезало по людям, едва ли не скинув их обратно в море. Но люди уцелели. И запомнили. А меньше, чем через век пришли с ответным визитом под стягом Империи Тевинтер, заливая всё на своём пути огнём, используя законтроленных молодых драконов и заваливая ушастых ордами демонов, благо «материала» для призыва тварей из потустороннего мира, что получил название Тень, у тевинтерских чародеев было более, чем достаточно. Эльфам вломили так, что они, заткнув свою гордость куда подальше, воззвали к своим богам, но… те не ответили. Молитвы ушли в никуда, в то время как раньше просящий всегда понимал, что его зов был услышан. В тот раз не отозвался никто. Как и в последующие. Это стало началом конца Империи Эльфов, люди постепенно теснили ушастых, щедро платя кровью за каждый участок отвоёванной земли. Наш источник знаний родился и сражался уже во времена, когда единый ранее Арлатан был разбит на множество полу-независимых анклавов, чьё число постепенно сокращалось, а срок жизни среднего ушастика составлял всего три сотни лет. При том, что раньше «совершеннолетие» у них наступало в сто двадцать. Впрочем, сейчас ситуация ещё плачевнее — нынешние эльфы Ферелдена живут до ста пятидесяти-двухсот, а с учётом условий обитания большинства из них, фактический срок жизни зачастую уступает и человеческому.
  
  Невесёлая картина, зато, удалось кое-что узнать, совместив открывшиеся факты с посланием Уртемиэля и моими воспоминаниями о «лоре» пройденной когда-то игры, то, что Фен’Харел не просто предал и «кинул» своих коллег по опасному бизнесу, но, по ходу дела, ещё и огромную свинью подложил всей эльфийской цивилизации — это интересно. А так же рождает вопрос: зачем? Мне определённо хочется побеседовать с этой личностью. Желательно, предварительно зафиксировав её на столе и заковав в магические кандалы.
  
  Ну а ведьмочки с Андерсом от истории перешли уже непосредственно к практическим ухваткам Боевых Магов, а ведь тот дух не только заклинания и принципы работы с силой Тени передавал, но и множество различных нюансов: как правильно носить броню, как ухаживать за оружием и как им отправлять на тот свет ближних своих. Да тут уже готовая база, которая может сильно ускорить работы Авернуса!
  
  Пришли в себя господин и дамы-чародеи только на следующий день, когда мои войска уже закончили выносить, всё, что не прибито к полу из подземелий и теперь думали, что делать со склепом где нашли филактерий и где всё это время сидели маги. Но оставим лирику и вернёмся к чародеям. Во-первых, сразу по выходу из транса, Мариан, не долго думая, разбила в пыль амулет духа, голой рукой расплющив железную подвеску. Пусть там была не оружейная сталь, но всё-таки впечатляюще. Бедный Карвер, как бы у него какой комплекс неполноценности не завёлся после новой встречи с сестрёнкой. Надо будет его ещё немного «прокачать». Но мысли об оруженосце покинули мою голову, стоило мне увидеть Мерриль, точнее, её лицо по выходу из транса. Это было даже не «краше в гроб кладут», назвать это шоком тоже не получалось. Шок и состояние аффекта очень слабо передают то, что сейчас рождалось в её душе. Полное разочарование, тоска, печаль, нежелание верить и принятие того, что увиденное — правда. Весь мир этой девочки вставал с ног на голову и то — лишь для того, чтобы разлететься в клочья.
  
  – Что случилось? – старательно делаю вид, что не подслушивал процесс передачи информации, а заметил неладное только по внешним проявлениям в облике девушки, сам же при этом ничего не зная о картинах жестоких нравов древнего эльфийского государства. Хотя держать лицо, понимая, что сейчас переживает «домашняя», насколько это возможно для эльфа-долийца, являющегося магом крови, девочка, было непросто.
  – Я… – Мерриль всхлипнула и замотала головой, жмурясь и отворачиваясь к полу.
  
  Остальные чародеи встрепенулись и, вынырнув из собственных переживаний от полученной информации, с беспокойством посмотрели на эльфийку. Первой, видя моё беспокойство, взяла слово Солона.
  
  – Физически — ничего, – на всякий случай ещё раз быстро кинув в девушку диагностическое плетение из своего арсенала работы с кровью, поделилась информацией леди Амелл, – но то, что мы узнали…
  
  – Во многих знаниях многие печали, – Андерс отодвинул в сторону свою личину шутника и балагура.
  Сёстры Хоук тоже явно что-то хотели сказать, но я был быстрее. Потратив всего секунду на то, чтобы оказаться рядом с ней, я поднял Мерриль на руки и, найдя первое попавшееся место, чтобы нормально присесть, усадил к себе на колени. Моя рука сама собой начала гладить её по волосам.
  
  – Это было давно. И всё, чтобы там ни произошло, осталось в далёком прошлом. Что бы ни случилось — об этом все давно забыли и минувшего нет власти над нынешним, – я продолжал гладить её по голове, второй рукой сжимая её ладошки, одновременно проецируя своё желание защитить и утешить.
  
  – Айдан… там… там… – эльфийку била крупная дрожь и мне пришлось придержать её за левое плечо, прижимая сильнее к себе, – всё, что я изучала… всё, во что я вери..ла… всё это… всё это ложь, придуманная рабами, которым просто поменяли хозяев… не было никакого сиятельного Арлатана… не было никакого народа… только кучка хозяев и целая империя рабов. Тевинтерцы... они не были первыми… они просто повторили… за ними… за нами, – прерывистые, произносимые сквозь всхлипы слова наконец-то иссякли, сменившись плачем. Тихим и горьким. Это было хорошо. Женские слёзы помогут смыть это, примириться с произошедшими задолго до рождения её пра-пра-и-так-далее-бабки. Ну а сейчас… всё, что сейчас ей было нужно — это плечо, в которое можно поплакать, и человек, с которым можно поделиться наболевшим. Я мог предоставить и то и другое, а ещё…
  
  – Вот, выпей, – четыре чародея, оставленные всего на десяток секунд без присмотра, уже смогли заварить и остудить травяной сбор, чашку с которым сейчас протягивала эльфийке на моих коленях Бетани.
  
  Мерриль робко приняла посуду и сделала осторожный глоток, роняя в жидкость солёные капельки с щёк. Видя это, Бетани присела рядом и, положив руку на колено девочки, принялась тихонько и нежно шептать, успокаивая и ободряя. Видимо, успела натренироваться на брате и сестре. Остальные маги тоже подступили поближе, Андерс, правда, ограничился лишь осторожным похлопыванием по плечу, после чего незаметно удалился — утешение не являлось его сильной стороной, но вот ситуацию он читал прекрасно и не стал мешать. Мариан же села слева от меня, просто обняв Мерриль за предплечья и прижавшись щекой к спине, ну а Солона разместилась снизу, положив руки на вторую ногу ученицы Хранителя и присоединившись к ободряющему шептанию старшей Хоук.
  
  Моя маленькая прелесть, ещё раз всхлипнув и, вцепившись в чашку, как утопающий в соломинку, а так же опустив в неё свой взгляд, начала говорить. О том, как в первый раз услышала легенды об Арлатане, о том воодушевлении, что посетило её сердце в этот момент, о своих исследованиях и поисках наследия тех времён. И о том, как всё в те времена обстояло на самом деле. Нам оставалось только слушать, гладить это чудо по голове, да подливать периодически отвар.
  
  Выговорилась и тихонько уснула Мерриль только к рассвету, посвятив своему рассказу весь день, вечер и ночь. Я аккуратно вынес её из руин, где проходил ритуал и уложил на походную кровать в предоставленном мне помещении, ну а то, что я нёс девушку на руках через весь лагерь… право слово, в тот момент мне было на это плевать, как, впрочем, и после. Уставшие волшебницы, коротко попрощавшись, тоже отправились по своим «палаткам». Ну а я… я задумался, прав ли я был, давая так желаемые эльфийской волшебницей знания о прошлом её народа или всё-таки не стоило тормошить дела давно минувших дней? Ведь даже по тем куцым фразам, что изволил выдать дух во время беседы, уже было ясно, что дела в Арлатане были не столь светлы и чисты, как думали потомки. Но… я недооценил масштаб и из-за этой недооценки теперь страдает маленькая беззащитная девчонка. Что же, значит, мне это и исправлять. Благо, начало уже положено.
  
  Лагерь. Следующий день. Айдан Кусланд.
  Пробуждения эльфийки я ждал буквально с замиранием сердца. Вот вроде бы и сделал всё, что мог, дабы помочь пережить потрясение, и ночью не отходил, вымывая все кошмары в зачатке, окутывая потоком заботы и умиротворения через эмпатию, а всё равно волновался о том, как она справится и какой очнётся. Даже немного сжульничал, осторожно выведя клетками симбионта из её организма всё лишнее, вроде выпитых накануне нескольких кружек отвара, чтобы подарить лишние пару часов спокойно сна, не нарушаемого позывами тела. Был даже малодушный порыв под шумок убрать узоры «рабского клейма» с её лица, но я себя вовремя одёрнул — такие вещи нельзя делать без спросу, тем более в такой ситуации. И даже не потому, что реакция может быть непредсказуемой, а просто потому, что это… личное.
  
  И вот, наконец-то, утро для Мерриль началось. Пробуждение её сознания я почувствовал сразу и тут же притаился, во все глаза наблюдая за девушкой. А та, проснувшись, во-первых, в одежде, во-вторых, в незнакомом месте, первым делом удивилась и немного испугалась, демонстрируя, что всяческие неприятные мысли из её головы вымыло... правда, длилось это недолго. По мере вспоминания вчерашнего дня, настроение эльфийки начало стремительно ухудшатся, и тут уже я решил подать голос, потому как депрессия и самокопания — не выход.
  
  – Доброе утро, – приспускаю маскировку, без которой мою массивную фигуру сложно было не заметить.
  
  Лесная красавица вздрогнула и, в следующую секунду, испуганно-растерянные глазки впились в моё лицо.
  
  – А-а-айд… – на милой мордашке Мерриль начали выразительно проступать бурным потоком рванувшие куда-то мысли. – Эльг… у-у-у… а-а-а… к-как? – сама не осознавая, что делает, археолог-энтузиаст умудрилась в считанные секунды зарыться в одеяло.
  
  – Как ты здесь оказалась? – приподнимаю бровь, а сам внутренне выдыхаю. Сжатую до того пружину беспокойства начало плавно отпускать.
  
  – Д-даа… – шёпот прозвучал на самой грани слышимости.
  
  – Ну, ты вчера перенервничала, а потом уснула, вот я и отнёс тебя к себе.
  
  – К-как? – из-под одеяла уже торчали только большие-большие и блестящие от влаги глаза побитого щеночка, а от кончиков ушек, вполне вероятно, можно было прикуривать.
  
  – На руках, естественно, – сохранять невозмутимость! Морду кирпичом! Терпи! Держись! Превозмогай!
  
  – Ви-и-и… – новый уровень стыда и смущения взят. Мням.
  
  – Итак, как спалось? – продолжил я вежливую беседу, смакуя каждую секунду нахождения под потоком паники и смущения эльфийской девы.
  
  – Х-хорошо! П-простите! – одеяло было натянуло по самую макушку и под ним начали бурно дрожать.
  
  – За что же ты извиняешься? – изображаю непонимание.
  
  – Ну-у… я… ты… вы… и несли…. – из-за спасительного покрывала несмело показались зелёные глазки.
  
  – Очень информативно. Впрочем, – я таки позволил выползти на моё лицо довольной улыбке, – я понял, что ты хотела сказать и смею тебя заверить — извиняться не нужно. Лично мне понравилось. Если бы ещё не обстоятельства…
  
  – … – тц, зря я напомнил об этом, вон как сразу погрустнела. Что же, придётся использовать проверенные методы. Подхожу к кровати и таки стягиваю защитное одеялко. – А-айдан?
  
  – Ты опять начинаешь грустить, значит, нужно повторить!
  
  – Ч-что?! О-ох! У-у-у-у…. – оказавшаяся у меня на руках девушка мигом забыла про печаль, вновь переключившись на чистую, незамутнённую панику.
  
  – Я, кстати, уже успел озаботиться завтраком, – сделав пару шагов, усаживаюсь за стол и уже привычно сажаю Мерриль к себе на колени.
  
  – А? – на меня смотрят, как кролик на удава и, по всем признакам, почти не слышат.
  
  – Говорю — завтрак, – киваю на миску с походной кашей. Ничего сверхординарного — крупа, типа гречки, да мясо оленя, добытое нашими бойцами прошлым вечером. Правда, таким кивком я, разумеется, совершенно случайно уткнулся носом в макушку чародейки, да и потом не удержался и вновь провёл рукой по шелковистым волосам. Даже не смотря на то, что она ещё не умывалась, причёска и всё остальное было в полном порядке. Как я уже говорил — за ночь я позаботился о всех мелких физических неудобствах.
  
  – Эмм… и-и-и…
  
  – Всё хорошо, – мягко обнимаю девушку, прижимая боком к груди и продолжая дышать ей в волосы. – Не бойся… Я знаю — тебе было тяжело. Нельзя быть к такому готовым... Прости меня, пожалуйста. Я хотел сделать тебе приятно… Порадовать. Я не хотел, чтобы ты плакала…. Чтобы испытала эту боль, – медленно и ласково целую в макушку, прекрасно ощущая, какой шторм поднимается в эмоциях эльфийки от моей речи. – Ты хорошая, Мерриль, очень хорошая. Я не хочу, чтобы ты страдала. На самом деле не хочу. Ты мне веришь?
  
  – Д… Д-да… – не попадая зубом на зуб выдавила из себя девушка.
  
  – Тогда, пожалуйста, не грусти. Оставь прошлое прошлому. Сегодня у тебя есть друзья, есть те, кто тебя любит, твой народ больше не рабы и я не позволю его ими сделать вновь. Живи и радуйся жизни, мечтай, влюбляйся, узнавай новое, иди вперёд с гордо поднятой головой, как должно могучей, талантливой и красивой Хранительнице. А если тебе станет больно, одиноко или просто грустно, – выдерживаю паузу, дожидаясь пока в ворохе внутренних переживаний эльфийки забрезжит огонёк любопытства и внимания, – то у тебя есть один знакомый король, который с удовольствием возьмёт тебя на ручки и приласкает, – не сдерживая улыбку, взъерошиваю волосы на макушке этой маленькой прелести собственным носом, в следующий миг буквально улетая во взрыве смущений и паники, что тянут этак тонн на тридцать в тротиловом эквиваленте.
  
  – Я… нет… я…. и… м-м-м… – сидит, дрожит, бои-и-ится… Ня-я-я-я...
  
  – Хочешь, я покормлю тебя с ложечки? – ничего не могу с собой поделать.
  
  – Н-нет… – ох, очередной уровень смущения и паники взят, а я уж думал, выше невозможно. Причём, такое ощущение, что поставь ей сейчас на голову чайник с ледяной водой — тот закипит в считанные секунды. И всё это без малейшего сексуального подтекста в чувствах и даже понимания, что такой подтекст возможен.
  
  – Точно?
  
  – Д-даа? – вот только почему эта интонация была вопросительной?
  
  От дальнейшего смущения бедняжку Мерриль спасло появление остальных чародеек, решивших воспользоваться своим правом входить в мою палатку, точнее, «временную постройку», без стука и предупреждения. Вот Солона, Мариан и Бетани пересекают порог и видят подобную картину. В первое мгновение, от всех трёх полыхнуло жгучей ревностью и вот тут сексуальный подтекст был чётенько, но вот они разглядели лицо эльфийки и ревность сменилась искренним весельем и даже небольшой капелькой злорадства.
  
  – О, смотрю, утро у вас началось очень бурно, – улыбнулась Бетани.
  
  – А-а-а… Я!... Он!… ми-меня… н-на ручки… я ничего не… с ложе… корм… и-и-и!!! – с мысленным криком «помогите, спасите, помираю!» попыталась ответить прекрасная особа у меня на коленях. Увы, речевой аппарат её явно предал, что поняла и сама эльфийка. – Всё не так... – всхлипнув от беспомощности, всё же смогла выдавить малышка, но получилось это почти шёпотом.
  
  – То есть, ты не сидишь у Айдана на коленях и он не шепчет тебе что-то на ушко? – подхватила за сестрой Мариан, с беззлобной насмешкой складывая руки на груди.
  
  – Д-да! То есть, нет! В смысле… – о, вот оно «и ты, Брут», в чистом виде. Ситуацию спасла леди Амелл, просто рассмеявшись.
  
  – Ох, видела бы ты сейчас себя, хи-хи, – прикрыла рот ладошкой колдунья.
  
  – М-м-м! – жалобно-негодующее.
  
  – С чем пожаловали, леди? Проведать вашего великолепного, но очень скромного лидера?
  
  – Айдан, ты слишком много общался с Андерсом, – хмыкнула Солона, – и в этот раз ты не угадал, мы пришли к Мерриль!
  
  – Ко мне?! – хлоп-хлоп глазками.
  
  – Да, ведь нам, как чародейкам, нужно держаться вместе! Во избежание захвата всякими королями…
  
  – А?
  
  – Перевожу. Девочки пришли тебя подбодрить, возможно, это будет совмещено с утаскиванием в лесок, совместным распитием вина и перемывания косточек всех знакомых мужчин.
  
  – Тц… – с притворной досадой цокнула Мариан, – раскусил.
  
  – Ладно, заканчивай завтрак и идите веселитесь, а у меня есть пара скучных дел, – пришлось отрывать себя от прекрасной девы и тактично удаляться по делам. Уверен, первым, кому будут перемывать косточки, буду как раз я.
  
  Спустя ещё четыре часа, мы начали сворачивать лагерь — всё, что было можно прихватить из леса, мы прихватили. Нет, ещё оставались статуи из эльфийского склепа, но тащить с собой памятники с могил было бы совсем уж лишним. А так — и доспехов с оружием набрали, и всяких интересных травок Хозяйка Леса на дорожку отсыпала, причём не просто травы, но и семян. По словам Андерса, вот за эту пригоршню «Пророческого Лавра» можно было купить пару-тройку сёл, с полями и поместьем сеньора в придачу, а на споры «Бороды Вурдалака» — всех жителей, ну и самого сеньора. Так что будущее поселение оборотней, что планируется организовать в землях Табриса, неподалёку от самого леса, обещает стать очень богатой деревней. Деревней в собственности моего личного вассала, да ещё и фанатично преданного. Прекрасно.
  Собрав вещи, мы двинулись обратно к Денериму. Ну а пока шли, Кристиан, посредством магического телеграфа Андерс-Авернус, был озадачен сообщением о полутысячном подкреплении боевых оборотней, которых нужно поставить на довольствие, снарядить, вооружить и подготовить к дальнейшей службе из расчёта три с половиной сотни тяжёлой пехоты прорыва и полутора сотен егерей-рейнджнеров… имеющих помимо ловкости рейнджеров ТТХ тяжёлой пехоты прорыва. Ответная записка Авернуса пусть и говорила, что таки хорошо, всё организуем, но, судя по почерку, рука у старого мага сильно дрожала, пусть пока не понятно от чего, хотя… зная его, скорее всего, от восторга по поводу очередных зверушек.
  
  Путь наш в столицу был несколько дольше пути до леса — переселенцы в человеческой/эльфийкой форме пусть и были чертовски выносливы, за лошадьми даже когда те шли всего лишь рысью, угнаться не могли, а уж про галоп или карьер и говорить не стоит. В волчьей форме да на полном приводе, оборотни могли дать любой лошади сто очков форы, но от такого бега довольно быстро уставали, а уж какие кучи, в прямом смысле слова, откладывали коняшки, когда чуяли в шаговой доступности таких хищников, и говорить не стоит. Разумеется, и эту проблему с логистикой решить удалось — тут и просто выделение оборотней чуть в сторону и объяснение им, что такое «волчий скок» (техника марша, придуманная ещё суровыми викингами в стародавние времена. Заключается в чередовании лёгкого бега и просто шага, позволяет серьёзно увеличить скорость передвижения и пройденные расстояния при относительно небольших затратах сил. Прекрасно сочетается с тасканием на себя тяжёлых рюкзаков с награб… пожитками, да, викинги любили путешествия и пожитки.*прим. Автора) …кхм, м-да, очень актуально с учётом видовой принадлежности моих новых воинов. Но вся эта новая организация требовала времени, так что суммарно марш занял не неделю, а декаду. Мелочь, а неприятно. Зато вновь получилось заняться Мором и модификациями тварюшек и подгоном их «легенды», тем более, что давно почивший ушастый Боевой Маг любезно скинул очень неплохую базу оружного боя этих самых ушастых, чуть-чуть подпилить, убрать лишнего, добавить кое-чего от себя и будет вполне себе самобытная школа, тем не менее, явно родственная «старому искусству Арлатана». Правда, все десять дней спокойно покрутить в голове математические модели и уже почти готовые генные карты мне не дали — уже к вечеру первого же дня, посовещавшиеся и до чего-то договорившиеся ведьмочки, лихим манёвром подкатили ко мне на предмет Важного Разговора. Именно так, с больших букв. Во всяком случае, важность этого разговора была написана у них на лицах. Ну и первый вопрос, который решила в лоб задать Солона…
  
  – Айдан, скажи, ты на самом деле Эльгарнан?!
  
  – К-хм, – не скрывая настороженного удивления изучаю лица «пристрастной комиссии». Лица отвечают мне готовность тянуть правду хоть уговорами, хоть клещами, и даже милая, скромная лапочка Мерриль, пусть и прячется за спинами подруг, всем видом пытаясь показать, что её притащили силком и против воли, но нет-нет, да и глянет с опасливой надеждой бездомного котёнка, жалобно мокнущего под кустиком во время дождя...
  
  Накатило мощное ощущение дежавю... А что-то мелко-пакостное внутри даже предлагало сделать таинственный вид и тактично съехать с темы или вообще резко уйти в туман, но я героически задушил в себе столь низменный порыв и постарался ответить серьёзно, всё-таки выяснить эти детали было для прекрасных дам действительно важно.
  
  – Ладно, хорошо, – пройдя в другой угол палатки, присаживаюсь на походный стул и опираюсь на кулак подбородком в позе мыслителя.
  
  – Айдан?
  
  – Я понимаю, что вас заставило вернутся к этому разговору, однако я уже всё объяснял. Я — Айдан Кусланд, – видя уже открывающийся для восклицания или возмущения ротик девушки, я поднял руку, показывая, что ещё не закончил. – У меня нет никаких воспоминаний Эльгарнана и я не воспринимаю себя древним эльфийским богом. Человеком, присягнувшим на верность Великой Тьме — да. Правителем, который одинаково ценит всех своих подданных, не разделяя их по расовому и половому признаку — тоже да. Даже не совсем умственно здоровым парнем, поддающимся порывам интуиции много чаще, чем голосу разума и, вопреки всякой логике, обожающему драконов, жутких магов крови и эльфийские песнопения, я себя ощущаю, но… Являюсь ли я при этом древним эльфийским богом? – держим драматическую паузу. Все окружающие превратились в одно большое ухо. Коллективное.
  
  – Ну?! – не выдержала Мариан.
  
  – Без понятия, – под всеобщий стон разочарования, «признался» я. – Флемет меня назвала покойником и демоном, Хозяйка Леса — Эльгарнаном, церковники Андресте вообще на плохие слова не скупятся. Но мне, если честно, плевать. Да, я признаю, что у меня бывают некоторые… – качаю головой, как бы подбирая слова, – причуды... Да и могу я с недавних пор много всякого… Но, эй, при попытках просить у меня помощи, у меня не возникает желания обратить просителя в пепел вместе с половиной континента, возможно, лет через двадцать сидения на троне что-то изменится, но пока точно нет!
  
  – Ты говорил, что тебе ответил Князь Тьмы и наделил частицей своей силы… – озабоченно сведя бровки в демонстрации активных мысленных усилий, отметила Солона.
  
  – Понимаю к чему ты клонишь, – киваю девушке. – Возможно, Эльгарнан был Князем Тьмы, но это не означает, что Князь Тьмы — это Эльгарнан.
  
  – Так, – потёрла лоб Бетани, – ты имеешь ввиду, что это просто разные… хммм, воплощения одной и той же сущности? Но откуда тогда ты знаешь эльфийский?
  
  – Выучил.
  
  – На уровне коренного носителя? – приподняла бровь Мариан.
  
  – Я талантливый парень, – развожу руками.
  
  – Эй, – вмешалась Солона, – мы уходим от темы. Версия Айдана звучит логично, да ещё и укладывается в те описания, что были даны в его книге. Это всё ведь началось… – она чуть замялась, – после Хайевера?
  
  – Да, – вновь сказал я чистую правду, – в тот день старый Айдан Кусланд умер вместе со своей семьёй.
  
  – Прости, я не хотела напоминать тебе… – покаялась леди Амелл.
  
  – Ничего страшного. Это осталось в прошлом, – на моё замечание тяжело вздохнула Мерриль. У неё к прошлому теперь было весьма печальное отношение.
  
  – Эй, Вашество! Я тут сообразил такое!… – внезапно (ну ладно — я его приближение чувствовал, но девочки вздрогнули) в палатку влетел Андрес, пылая таким энтузиазмом, что хоть в бочку с ледяной водой его сажай, чтобы остыл. – Оу… – целитель заметил собрание и как на стену налетел. – Так вы тут… заняты? – глаза рыжего судорожно забегали по лицам ведьмочек, причём так, словно это не он нас «застукал» за приватной беседой, а мы его за чем-то неприличным. Точнее не «мы», а конкретно прекрасные волшебницы. – А по какому случаю сбор? – лихо сообразив, что ещё чуть-чуть — и начнутся вопросы, поспешил сам задать тему сэр маг.
  
  – Мы пытаемся понять Эльгарнан Айдан или нет, – с чистейшей искренностью ответила Мерриль — единственная не заметившая в поведении Андреса ничего подозрительного.
  
  – Да какая разница?! – с привычной бесшабашностью всплеснул руками этот наглый рыжий тип. – Его Величество — самое лучшее Величество в этом хмуром и тоскливом мире, я вам как сэр рыцарь говорю! Что вам вообще не нравится? У нас вон, старушка Винн может в Тени с Духом Милосердия чайку попить, а Авернус — и вовсе трехсотлетний Магистр Крови с голосом в голове… ну или сколько там ему? И ничего. На их фоне Айдан и вся безуминка, что вокруг него происходит, смотрится почти нормально! Ну! Скажите, что я не прав!
  
  – Хммм…. – ведьмочки задумались. – Ну, это да, и вообще, мы его ни в чём не обвиняли, но… интересно же!
  
  – Тут согласен, – резко перейдя на серьёзный тон, кивнул сэр маг. – Но точно сказать может разве что Предвечная, ну а гадать… есть дела и поинтереснее! – в глазах целителя вспыхнул огонёк опасного воодушевления.
  
  – Какие? – эльфийская чародейка неподдельно заинтересовалась, что же такое есть более интересное, по мнению её коллеги, чем выяснение личности Айдана-Эльгарнана. Во всяком случае, что-то такое было написано на её личике. Вот только эта милая невинная девочка ещё плохо понимала, с кем связалась. А вот рыжий меня не подвёл.
  
  – Ну-у, например, могут ли девушки-оборотни перевоплощаться частично? Только представь себе, эти милые пушистые ушки, хвостик… м-м-м, – закатил глаза Ценитель Прекрасного. – Вашество! – вновь распахнутые очи чародея вспыхнули безумием творца, – нам нужно провести опыты!
  
  – Эм… – Мерриль явно не поняла всей подоплёки, – наверное, это будет смотреться красиво. Хотя хвост… а он не будет мешаться? Это может быть не очень удобно.
  
  – Андерс! – а это уже были человеческие чародейки, которые подоплеку-таки как раз поняли. Я же… я почти впал в ступор. Как, как я мог упустить этот момент? То, что мне на коленке пришлось мутировать почти тысячу подопытных меня не извиняет! Да, во всём виноват этот вызывающий моё озверение мир и утончение в Завесе. Точно-точно!
  
  – Ты гений! А ведь они ещё могут и петь! Должно получаться очень душевно!
  
  – Айдан! – вновь хором.
  
  – Они опять стали думать на одной волне, – тяжело вздохнула и прикрыла глаза рукой Мариан.
  
  – Вы, мальчики, не учитываете ещё того факта, что помимо ушек и хвостика, у таких девушек могут быть и когти, которыми, как мы уже убедились, они вполне могут рвать сталь.
  
  – Там больше зависит от мышечного усилия и напитки тела внутренней силой… – принялся возражать колдун, правда, несколько поскучневший колдун.
  
  Тем не менее, довольно скользкая тема осталась позади и мы продолжили путешествие, обмениваясь дежурными подколками и разговаривая «ни о чём». Особой мысленной нагрузки это не требовало и я смог перенести фокус своего внимания обратно на Мор. До Денерима было ещё девять дней… пожалуй, вполне успею запустить тестовую партию, главное, не забыть сменить командную частоту связи. Ну и подкинутой Андресом идеей стоит заняться...
  
  Три дня спустя. Глубинные Тропы.
  Белеготар Морохир открыл глаза и огляделся. Сверху нависал неровный каменный свод с пятнами какого-то мха, теряющимися в темноте. Пещера? Что такое пещера? А, полость под землёй… А как он здесь оказался? Мысли ворочались медленно и лениво, воспоминания приходили с некоторым трудом, впрочем, судя по вялым шевелениям сородичей рядом, не у него одного такие проблемы. Сородичи? Он задумался. Да… сородичи. Они — Эльфы Тьмы, Il’Ithir или же Th’Rau. Те, кто присягнули отпрыску самой Предвечной, вручив ему свои жизни и души. Лучшие из лучших, отмеченные лично Богом. Истинно отмеченные, а не как эти жалкие рабы с Печатью Крови на лице. Они были свободны и служба Владыке была их и только их выбором. И за эту службу они получили воистину щедрые дары. Их кожа обрела благородный оттенок Мрака, а волосы побелели. Тьма глубин была больше не властна над взором избранных своего Владыки, а тела обрели небывалую силу и ловкость. Но превыше всего были Узы, что связывали всех братьев и сестёр в систему, связь, что превращала отдельных разумных в единый, идеальный механизм.
  
  В голове всплывало всё больше и больше воспоминаний. Детство, когда он был всего лишь третьим сыном средненького эльфийского лорда, первая встреча с Владыкой, что просто проходил мимо их земель, служба ему в течение сотен лет и тот миг, когда он наконец-то стал Достоин. Достоин того, чтобы стать частью Его Свиты. Его Тенью. Его Мечом. Но… почему он тогда очнулся в какой-то пещере, да ещё и голый?
  
  Новая череда воспоминаний вызвала лёгкую головную боль, тут же прошедшую, но прояснившую ситуацию. Связь с Владыкой. В какой-то момент она просто… исчезла. Словно его никогда не было! Или он был где-то очень, очень далеко. Повелитель пропал, ни сказав им ни слова. Если бы он предупредил, они бы приняли его выбор и последовали за ним или вернулись на земли Арлатана, но нет. Он не предупредил даже их. И это было страшно и непонятно. Они стали искать, но не нашли и следа. Что произошло? Неведомо. Что делать? Не ясно. И тогда, собравшись вместе, они решили уснуть. Уснуть и дождаться возвращения Владыки. Утенера — Сон Смерти, что может длиться веками. Только помощь одного из богов гарантировала возвращение в мир живых, а самостоятельное погружение в это состояние было большим риском даже для умудрённого старейшины. Но не для иллитири. Вся свита Владыки, все те тысячи эльфов, что собрались под его рукой за десятки веков, уснули. Уснули, для того, чтобы пробудиться, когда Он вернётся в свой мир. Белеготар, сменивший своё родовое имя на титул Морохир, Рыцарь Тьмы, заслуженный им в бесчисленных боях, выбрал в качестве места сна для своей плеяды небольшую пещеру, расположенную недалеко от поверхности. Если их Господин вновь появится в лесах Арлатана, то он будет первым, кто это почувствует и выйдет, дабы приветствовать его. Несмотря на то, что подобный выбор и нёс некоторые риски, ведь подобные пещеры очень любили молодые дикие драконицы, но он вполне был готов пойти на подобный риск. Как и верил в способности их отрядного мага как следует зачаровать вход, благо запасов лириума и крови этих подземных коротышек у него хватало с избытком.
  
  Командир дроу замер, после чего резко вскочил с каменного пола. Он и весь его отряд проснулись. Если бы это было единичное пробуждение, ещё могли бы быть какие-то сомнения, но вся Плеяда? Это могло значить лишь одно — Владыка вернулся! Обратившись к Узам, тёмный эльф замер, вслушиваясь в переливы голосов, шёпот мыслей собратьев. Нет, не то! Вот оно. Знакомый столб Тьмы на самой грани восприятия. Несокрушимый. Монументальный. Несколько изменившийся, но, несомненно, именно тот, что он знал когда-то. Их Владыка действительно вернулся!
  
  Однако радость и оживление продлились недолго. Помимо присутствия своего Лорда и сородичей, Белеготар ощутил и что-то иное. Других. Кто-то… что-то… искорёженное, извращённое. Словно какой-то криворукий подмастерье попытался повторить Шедевр Мастера, но получил лишь безобразную подделку. Жалких существ, не имеющих своего Я, лишь набор примитивных инстинктов и команд. Это было… отвратительно. Более того, его знаний было достаточно, чтобы понять, как могли сделать такое. Видимо, какой-то колдун нашёл одну из усыпальниц его братьев и сестёр и, в гордыне своей, замахнулся на повторение того, что сотворил Бог. Что же, если это так, то он найдёт святотатца и вырежет его и всех его родных до седьмого колена!
  
  Злобный рык вырвался из глотки, заставляя в напряжении закаменеть мышцы по всему телу.
  
  Волевым усилием, он взял себя в руки. Месть — это хорошо, но она может и подождать, сначала — Повелитель и разведка обстановки. Сколько они проспали? Как изменился мир? Какого драного гнома они очнулись голыми и где все их вещи? Это и ещё сотни и сотни вопросов требовали своего выяснения.
  
  – Ждём ваших приказаний, командир, – прервал ход его размышлений мелодичный голос. Морохир повернулся к вопрошающей и позволил себе пару секунд полюбоваться открывшейся картиной. Правильные, царственные черты лица, достойные резца лучшего скульптора Империи, идеальная, без грана лишнего жира фигура, крутые бёдра и высокая, подтянутая грудь с так маняще торчащими вершинками… Пусть сейчас было не то время и место, но… его давняя подруга была прекраснейшей из женщин, что бы по этому поводу ни говорили почитатели Митал.
  
  – Тинтур, – губы сами расплылись в улыбке, – рад тебя видеть.
  
  – Я заметила, – ох, а он уже успел забыть, что сия особа столь же ядовита, сколь и прекрасна. И, в своё время, довела до отчаяния немало благородных лордов… и леди, что пытались ей что-то по этому поводу сказать. Решив не обращать внимание на характер соратницы, командир отряда сосредоточился на деле.
  
  – Первое — проверьте состояние своих организмов. Второе — удостоверьтесь в географии точек силы и потоках магии, если даже отблеск Тени Повелителя изменился, то что говорить о ветрах магии? По результатам — доложить.
  
  – Будет исполнено, – чуть кивнула волшебница и отправилась доводить приказ главы до остальных. Позволив себе ещё несколько секунд слабости, связанной с провожанием взглядом нижних достоинств удаляющейся леди, воин вернулся к работе. Связаться с Владыкой сейчас… о, он бы хотел этого, но поступать так, будучи, в прямом смысле слова, голодранцем? Нет, потребуйся он Господину немедленно, он бы ринулся к нему хоть так, но столб Тьмы был спокоен и незыблем, а значит, их услуги сейчас не требовались и можно было потратить немного времени, дабы привести себя в должный вид.
  
  – И всё-таки, что случилось с нашими одеяниями, бронёй и оружием?... – задался вопросом Белеготар, начиная выполнять разминочный комплекс и прогонять внутреннюю энергию по телу. Приказы нужно не только отдавать, но и выполнять к тому же, ему с небольшой группой выдвигаться на разведку округи, если вдруг не выяснится что-то из ряда вон, так что сбросить сонное оцепенение требовалось поскорее, и небольшая зарядка была как нельзя кстати.
  
  Вновь Айдан Кусланд. Все-ещё в дороге.
  Наблюдать за опытной группой было довольно интересно. Не так интересно, как прописывать сотню характеров, привычек, «краткой предыстории» и прочей «квенты», но всё же. Без ошибок, конечно, не обошлось, но пока группа сидела в пещере и познавала себя, «вспоминая», как всё должно работать, большую часть из них удалось выявить. Например, потребность во сне. Порождения Тьмы не спят. Я — тоже, но вот для психики существ предельно близких к человеку постоянное бодрствование может быть чревато, несмотря на то, что необходимость спать, зачастую, кажется ужасающе неудобной потерей ценного времени. Пришлось срочно «докручивать» соответствующий функционал и некоторую долю «обоснуя», благо все несостыковки мои создания, пока что, сваливали на последствия очень длинного сна. Полноценно встраивать им в геном механизм «принудительного загоняния в постель», когда глаза начинают слипаться и тело буквально заставляет разум переключиться на отдых, сперва подавая тому кучу тематичных сигналов, а после и вовсе вырубая, если «по-хорошему» не получается, я не стал. Их физическому телу как раз такой отдых не требовался — я там расстарался, доведя до ума родные механизмы Мора и сдобрив их собственными наработками из других миров, отдых нужен был разуму. О нём я и позаботился, обеспечив саму возможность нормально засыпать, только перевёл активацию с автоматического режима, обеспеченного протеканием физических процессов в теле, на осознанное желание разума, буквально прописав им в память навык отключения сознания, подобный моему собственному. Таким образом, заснуть они теперь могли по собственной воле примерно так же легко, как пошевелить пальцем, вернее, само умение это делать встало на схожий уровень осознанности. Ну и, само собой, добавил им в память понимание того, что, несмотря на все «дары от Повелителя» избавляющие от усталости и зевоты, спать им всё равно нужно. Хотя бы разок в три дня, но лучше каждый день, пусть и всего по паре часов.
  
  Ещё «веселее» было с магией. По созданной мной легенде, местные дроу должны были «помнить» магическую школу времён Арлатана, когда никакой Завесы ещё не было, как таковой. Но я-то её не знал! Даже базис того древнего боевого мага уже был сделан под современные параметры мироздания. Пришлось выкручиваться, благо вариант был неплохим — мои колдуны делались из эмиссаров тварей Мора, и, хоть попотеть с перестройкой их организмов буквально по клеточке пришлось изрядно, использовать «правильную» магию они остались способны и даже слега улучшили свой потенциал, ведь для генетической карты своих дроу я не постеснялся использовать и частицу драконьей ДНК, это помимо ряда геномов Марвела, чьи элементы пошли на общее улучшение физических характеристик. Так что взял я и… «залил» им в головы фиорскую базу. Она, конечно, специфична и весьма далека от универсальности, просто за счёт изменения свойств маны под действием применяемой школы, но при этом очень хорошо ложится на «базу» Боевых Магов Арлатана, позволяя без проблем создать эффективный стиль боя хоть под «Ледяное Созидание», хоть под «Тёмные Письмена». А несоответствие стихиальной окраски внутренней маны тому, что они помнят о своих навыках и направлениях развития, подопытные легко списали на последствия долгого сна и отсутствие практики, благо я и подбирал им наиболее нейтральные направления: артефакторика, ритуалистика, телекинетический аспект Магии Перевооружения, Тёмные Письмена и так далее. Остальное они тоже знали и довольно полно, но искренне верили, что практиковали как раз эти направления, а не какие-нибудь молнии или огненные хулиганства. Также, я закачал им в память заметно подкорректированную Магию Крови от Авентуса и того демона желаний, которого развела Солона. Изначальный вариант не годился, так как, волей-неволей, уже был подстроен под общемировые магические практики с энергией Фейда, и, соответственно, давал о ней представление, а это выбивалось из легенды, вот и пришлось много чего порезать. Впрочем, делать никого из моих тёмных эльфов «заслуженным и давним практиком магии крови» я не собирался, так что вопросов о некоторых нестыковках и дырах в своих знаниях по этому направлению у них не возникло — как и в случае со всякими «Созиданиями Льда», это было для них просто теоретическое знание, когда-то усвоенное для общего развития, но редко применявшееся на практике.
  
  А вот дальше началось самое интересное! Получив полноценное сознание, души моих творений принялись стремительно развиваться! Нет, это было логично, хотя скорость меня приятно удивила, но вот то, что во сне «детишки», как и все разумные, смогут гулять по Тени, я не ожидал. Как и того факта, что мои «маги», которых, пока что, было аж три штуки, смогут подключиться и к силушке Фейда. В итоге, получалась забавная картина. Я сидел и чесал репу, что мне теперь с этим делать, а мои дроу-колдуны… тоже сидели и чесали репы, пытаясь понять, что это вообще за странная фигня такая с силой и что им делать с источником «неправильной» маны. Н-да.
  
  На этом фоне все мелкие косяки, вроде отсутствия одежды (ну негде мне было добывать древние эльфийские одеяния, оружие и артефакты, а растить самому, при помощи тех своих клеток, которыми работал с переделкой выбранных на опыты Порождений, пребывая на другом конце Ферелдена… я бы свихнулся. Так что пусть думают, что это «странный побочный эффект». Так себе решение, но не поделки Порождений же моим созданиям оставлять?), просто терялись. Зато экспресс-проверка на «основные инстинкты», вроде влечения к противоположному полу, вполне удалась. Уровень там был средне-вяленький, но для тел «только с конвейера» — вполне, а там и подкорректировать можно будет. Потенциал второго поколения, что появится уже без моего участия и навязанных установок, будет интересно оценить.
  
  Тут я пока решил предоставить новорожденных дроу самим себе, вполглаза присматривая за общей тенденцией, первичные данные я получил и их стоило обдумать. Да и понаблюдать, что эти существа с почти полной свободой воли будут делать дальше, стоило. Ну а пока меня ждали иные, как выразился Андрес, «опыты». Да-да, те самые, которые рыжему срочно требовалось провести.
  
  Промежуточная форма оборотня, как много в этом звуке… когда первый порыв сделать кошко… пардон, волкодевочек прошёл, я принялся более детально прорабатывать грядущие модификации, помимо эстетических моментов внедряя и более прикладные вещи. Более острый слух, зрение, рефлексы, мышечная ткань… к тому же, превращение из такой «промежуточной формы» было куда как менее энергозатратно, равно как и возвращение в неё из полной трансформы. Проблема была в том, что у меня не было стабильного генома этой самой формы. Позиция «прямоходящий волк» и «человек/эльф» — да, но вот стабильная промежуточная форма — увы. Разумеется, её можно было бы вывести, но тут требовались подопытные и время, более того, с учётом «полу-псионической» природы базового проклятья, всё ещё мешающего тонкой работе и затратам энергии на сам оборот, провести такие опыты дистанционно на выращенных «болванчиках» не представлялось возможным. Прогонка математических моделей и предварительное конструирование «в уме» также не решали проблему — слишком много факторов, учесть и смоделировать которые я просто не мог в силу тех или иных причин. Однако… у меня был выход! Ведь, по большому счёту, мне требовалось получить нужные шаблоны смены формы посредством «псионики», а взять их можно было с мага-оборотня. Более того, у меня как раз был, точнее, была на примете подходящая кандидатура. Морриган, признаться, я о ней уже и думать забыл — не до того мне было, так, порой отслеживал краем глаза её положение, благо по-первому времени девушка крутилась относительно неподалёку от армии, то ли следя за мной, то ли используя тысячи вооружённых мужчин и женщин в качестве щита от случайных встреч с тварями Мора/бандитами/Храмовниками… ну и так далее, нужное подчеркнуть. Правда, после уничтожения Архидемона, сигнатуру колдуньи отследить не получалось. Нет, она не была мертва, но, видимо, успела наколдоваться достаточно, чтобы вырубить психическую связь моих клеток, а там и я на некоторое время отрубиться изволил. В итоге, когда «проснулся», объём клеток Симбионта в теле уже был восстановлен до нормального лимита, иначе говоря, отсечение «оглушённых» частиц меня из метки Морриган и парочки дальних схронов прошло с концами и реанимировать с ними связь уже не представлялось возможным по причине полного распада оных. Схроны я быстро сделал новые при помощи тварей Мора, на которых мои клетки сохранились, как сохранились они и на прочих живых существах «помеченных мной» — сам живой организм выступал для моих клеток, вступивших с ним в симбиоз, этаким предохранителем от последствий отключения моего сознания, но вот ведьма из сферы моего внимания выпала. Впрочем, это дитя болот и одной безумной старой перечницы мне была не сильно интересна, хоть за время копания в её памяти я и пересмотрел своё о ней мнение в лучшую сторону. Нет, она вполне была самовлюблённой стервочкой себе на уме, которая, при ряде условий, не задумываясь бы меня кинула, но это было наносное — результат долгой и довольно жестокой дрессуры, а не ядро личности. Выправить всё было возможно, да и она сама, пусть и не осознанно, но хотела простого человеческого тепла и тех вещей, которые «добрая мамочка» приучила презирать и считать слабостью, но возиться с ней мне было откровенно некогда и незачем — тут во мне с нашей первой встречи ничего не изменилось. Не будь у меня моих чародеек ещё можно было бы что-то посмотреть, но они были, а потому диковатая ведьма из Диких земель Коркари была мне не интересна. В отличие от снятых с неё данных.
  
  Изначально я те, не то чтобы забросил в дальний угол, но «под сукно» положил с чистым сердцем. Почему? Ну, во-первых, её общие магические знания не превосходили таковые у Солоны. Так — местами, она что-то знала лучше, в частности всякие проклятья и порчи, но сам обще-теоретический базис у леди Амелл был заметно основательнее, хоть и уступая по части реальной прикладной практики. Если же сравнивать со знаниями и умениями всех трёх моих чародеек, то тут Морриган проигрывала уже вчистую, причём, уже на момент первого с ними знакомства, про нынешний уровень и заикаться нечего — они у меня все уже более чем тянут на Старших чародеев Круга, вот и получалось, что вспоминать о пакете информации снятой непосредственно с ведьмы Диких земель смысла никакого не имело. А во-вторых… «Школа Оборотня» — то единственное, в чём Морриган была уникальна, являлась вещью не то, чтобы совсем бесполезной, но рассчитанной скорее на одиночку-разведчика, чем на командного бойца. А уж основы с превращением в волка, медведя или здоровенного паука… ну вот на кой чёрт той же Солоне умение превращаться в волка? Любой нормальный воин этого самого волка пустит на колбасу не напрягаясь. С медведем или гигантским пауком… ну, провозится чуть дольше, но если речь о подготовленном бойце, а не ополченце, проблем не возникнет. Всякие орлы-чайки смотрелись уже интереснее, но для той же Морриган уже были весьма сложным превращением, требующим большой концентрации и сил. И это при том, что она данную школу изучала более десяти лет под руководством самой Флемет! Нет, высшие ступени, о которых даже сама ведьма только слышала «от матушки», вроде становления роем плотоядных насекомых или полноценным драконом, были вкусны, но если форма орла даже у меня вызывала лёгкое почесывание в мозгу от всех тех процессов, что нужно было контролировать при обороте, то уж преобразование в Разум Роя… кхм, так и спятить недолго. Ну а драконья форма жрала на преобразование столько сил, сколько не у каждого древнего Магистра было. Это помимо того, что и сами процессы там тоже были непростыми… теоретически, поскольку как оно на самом деле, Морриган не знала. Но такие сложности мне были и не нужны, а вот механизмы перекидывания человек-волк, в форме которого она армию и сопровождала — наоборот.
  
  После анализа вытащенных из закромов «долгой» памяти элементов, удалось внести нужные корректировки в модели, хотя результат всё ещё был далёк от идеального, с этим уже можно было работать, а также проводить тестовые преобразования в ситуации «палатка лорда располагалась недалеко от спящих оборотней». Что я и сделал следующей же ночью, на всякий случай увеличив количество своих клеток в подопытной для лучшего мониторинга и, если что-то пойдёт не так, поддержания жизнедеятельности. Потому, следующим утром…
  
  – О Всемилостивейший и Лучезарный Князь Тьмы, пусть я не молился тебе, но благодарю за то, что ты услышал мечты твоего скромного слуги! – именно так начался этот день. Рыжий рыцарь-маг был очень, очень рад.
  
  – Андерс, Архидемон тебя побери, – следом был недовольный возглас Мариан, – ты чего с утра пораньше разорался? И что за пьяный бред про лучезарность?! Ты хоть бы головой думал, прежде чем такие слова с таким обращением смешивать!
  
  – Я пьян от счастья и потому неадекватен! – даже не подумал тушеваться рыжий. – А Князь меня простит и поймёт мои чувства, как мужчина мужчину! Вы должны это видеть, дамы! И да, разбудите кто-нибудь Его Величество, думаю, он тоже оценит!
  
  – Та-а-ак! – в перепалку включилась Солона, что сразу стала Очень Подозрительной. – Что-то мне подсказывает, что это опять как-то связано с той твоей нездоровой инициативой… – да, «инициативой» — очень точное определение.
  
  Так уж вышло, что Андрес уже пару дней навязчиво увивался вокруг девушек-оборотней, уговаривая тех поучаствовать в «опытах» по частичному перевоплощению. Девушки, не будь дурами, слали подозрительного типа с лихорадочно поблёскивающими глазами куда подальше. Нет, сам «тип» возможно и мог их обаять и увлечь идеей, но, предвидя это, некие дамы (не будем показывать пальцем) провели с личным составом разъяснительную работу. Уж не знаю как у них там в женском коллективе всё происходило, но инициативы рыжего натолкнулись на стойкую стену непонимания. Изображая покладистого пай-мальчика (а ещё — будучи занят своими тёмными эльфами), я в эту катавасию не вмешивался, стоически уклоняясь от попыток целителя воззвать к моему авторитету и личной заинтересованности, но саму ситуацию использовать не постеснялся. Теперь, если что, у всех будет железный обоснуй случившему, мол, приставал маг, приставал, от него усиленно отбивались, но потом одна девочка всё-таки заинтересовалась и тайком решила попробовать — поди докажи, что это не так!
  
  Однако, возвращаясь к нарождающемуся скандалу у моей палатки. Поскольку далее могло последовать «Строгое Внушение» рыжему Ценителю Прекрасного и заговор с целью «Не отягощать и так крайне занятого Айдана всякими незначительными мелочами», я решил таки «проснуться» и выйти на солнышко.
  
  – Что за шум с утра пораньше? Кто-то опрокинул котелок с кашей?
  
  – Доброе утро, Вашество! – маг сиял, как начищенный золотой, а рожа его отчётливо просила кирпича, во всяком случае, косящиеся на Андреса чародейки однозначно так считали, – ты должен это увидеть! Девушки-волки! Настоящие! Ну… точнее, только одна, – поправился колдун, – но сам факт!
  
  – Ладно, пойдём посмотрим, – кивнул я к радости волшебника мужского пола и некоторой печали волшебников пола женского. Ну, кроме Мерриль, да. Мерриль святая и вообще, по жизни няшка.
  
  Стоянка оборотней, находящаяся чуть на отшибе лагеря… нет, тут не дискриминация, тут нервы лошадей, встретила нас деловой суетой и оживлением. Ну и рыжим вожаком, пребывающим в своей человеческой форме.
  
  – Приветствую вас, милорд, – поклонился оборотень.
  
  – Здравствуй, Редвар, – киваю в ответ, – я слышал, у вас что-то случилось этой ночью?
  
  – Да, Фалиентин, – бывший рыцарь, «восстановить» звание которого я планировал в Денериме в самое ближайшее время, задумчиво огладил щетину, – с ней произошло что-то странное.
  
  – Странное? – приподнимаю бровь.
  
  – Полагаю, вам лучше самому взглянуть, милорд.
  
  – Веди, – оборотень послушно провёл нас по стоянке к кучке перешептывающихся сородичей, активно смотрящих в одном и том же направлении, впрочем, при нашем приближении шепотки затихали, а «кучка» почтительно расступалась. И вот, мы достигли цели.
  
  – М-милорд? Здравству-у-уйте! – радостно замахала при моём приближении хвостом довольно симпатичная миниатюрная брюнетка с бледным узором валаслинов на лице. – Ой! – хвост был пойман и зажат в руках, а задорно торчащие чёрные ушки чуть прижались к голове, – простите!
  
  – Тебе не за что извиняться, – я улыбнулся, глядя на работу… м-м-м, «рук» своих. – Как себя чувствуешь?
  
  – Всёу хорошо, – чуть потянув на волчий манер «ё», ответила девушка.
  
  – Никаких неприятных ощущений? Головокружения? – принялся я расспрашивать перевёртыша дальше, попутно более пристально изучая её структуру… Так, тут всё хорошо, тут тоже… тут вообще прекрасно, а вот метаболизм стоит чуть-чуть откалибровать. Ну и решить, стоит убирать эти волчьи обертоны при попытке произнести «у» и «открытые» гласные или не нужно портить такую забавную милоту?
  
  – Неут, – она даже помотала головой, – тоулько…
  
  – Да-да?
  
  – Ку-у-ушать хочется… – ушки печально поникли, – а ещёу хвост в ногах пу-у-утается. Иногдау, – означенный хвост вновь дёрнулся в руках дамы. Да-а-а, свободолюбивая конечность. – Затоу, – тут же приободрилась волчица, – в такоум состоуянии я ку-у-уда сильнее и быстреу, чем в фоурме эльфа. Правдау, воулчьей фоурме у-у-устуупауу. Ну-у и говорить неумного неу-удобноу.
  
  – Полагаю, это вопрос привычки, ну а с кушать — тут и того проще. Всё-таки мы в дороге и вы тратите много сил, так что волчий аппетит вполне ожидаем, – незамысловатая шутка вызвала в рядах собравшихся оборотней смешки, – но раз ты говоришь, что такая форма превосходит чисто человеческую, полагаю, другим твоим сородичам будет так же полезно выучить её. Андерс!
  
  – Да, милорд? – нарисовался за моим плечом не сводящий влюбленного взгляда с волкодевочки маг. Та, кстати, тоже с любопытством поглядывала в его сторону.
  
  – Слушай Королевский Приказ, сэр рыцарь! На время марша ты прикомандировыешься к нашим оборотням и начинаешь следить и контролировать практику по частичному обороту! Твоих талантов в Магии Крови и Духовном Целительстве будет более, чем достаточно, чтобы помочь, если что-то пойдёт не так.
  
  – Будет исполнено, Ваше Величество! – на глазах колдуна выступили слёзы счастья.
  
  – Милорд, – немного помялся Редвар, – но мы же не можем использовать лошадей и наша скорость передвижения…
  
  – Андерс? – переадресовал я невысказанный вопрос рыжему.
  
  – Ха, не недооценивай меня, Пушистый! Сочетание талантов Целителя, Мага Крови и Боевого Мага позволит мне не только бежать в вашем темпе, но ещё и отстающих подгонять!
  
  – Правда? – с любопытством спросила волкодевочка.
  
  – Истинная, миледи! – выпятил грудь колесом заслуженный дамский угодник Круга, – думаю, у нас ещё выпадет шанс убедиться в моей выносливости!
  
  – Андерс! – прошипела Солона, разумеется, рванувшая с нами вместе с остальными чародейками.
  
  – Что? Поддержание темпа марша — очень важно! Мы же не хотим срывать расписание Его Величества? – резко ушёл в несознанку сэр рыцарь.
  
  – Ладно, – прерываю я начавшийся наезд, тем самым в очередной раз спасая гордого и доблестного мага, – если на этом всё и ничего страшного нет, то продолжаем движение, как и раньше. Андерс присмотрит за Фалиентин и остальными, когда у них начнёт получаться частичный оборот.
  
  – Как пожелаете, милорд, – чуть поклонился вожак оборотней, тем не менее, успев при этом кинуть многообещающий взгляд на моего рыжего приятеля. Было там что-то странное. Эдакая смесь «кудесник и член свиты Его Величества, что проявляет интерес и расположен к оборотням — это хорошо» и «только попробуй мне тут начать девок портить — глаз на жопу натяну!». Волчья натура оборотней всё-таки давала о себе знать и «чужака, что покушается на самок стаи» они терпели… напряженно. Впрочем, теперь, когда их человечность находилась в доминанте, накал страстей должен будет постепенно угаснуть сам. Хотя мысль «на первое время» приставить к Андерсу с целью «бдить и недопущать» кого-нибудь из девчонок, у меня мелькала. Но вера в то, что тут вокруг собрались уже большие мальчики и девочки, не позволила мне это сделать. Кто сказал о мужской солидарности напополам с желанием посмотреть, как рыжий будет удирать от злых оборотней?
  
  Но хорошего понемногу — до Денерима предстояло ещё несколько дней пути и тратить время впустую было не лучшим решением. Столица ждала возвращения своего короля.
  
  
Глава 10. Денерим. Возвращение Короля.
  
  «Когда о каком-нибудь короле говорят, что он был добр, значит царствование его не удалось.»
  Наполеон Бонапарт
  
  
  Уже на следующий день мы столкнулись с разъездом моих же войск, точнее, «объединённой армии Ферелдена», что занимались сопровождением крестьян и общим патрулированием округи на предмет недобитков тварей Мора и зачистки разбойничьих банд. Тут я немного удивился. Откуда взяться разбойникам, если меньше месяца назад эта земля вообще была словно вымершей — все ломанулись в Денерим или к другим укреплениям?!
  
  – Так оно, ваша милость... – неуверенно переступил с ноги на ногу пожилого вида «полусотник» — командир разъезда. Рыцарем он не был, даже мелкопоместным и прямой разговор с королём-героем вгонял его если не в священный трепет, то где-то близко, – пока Порождения Тьмы по округе шныряли, то да, все затихарились, а кто посмелее так и вовсе на стены Денерима встал, но как беда миновала… – солдат махнул рукой и явно хотел сплюнуть, но в последний момент вспомнил, перед кем стоит и сдержал себя. – В городе же толпа беженцев была, все со скарбом, с пожитками, а кто и с заначками — монетами серебряными, а то и золотыми. И сейчас все они по домам разъезжаться стали. Совсем у города это целые караваны, нападать на такие никто не рискнёт, а вот в паре дней ходу уже находятся желающие поживиться.
  
  – Тц, – ну да, природа человеческая, как я мог забыть о ней. Ход мыслей «умри ты сегодня, а я — завтра» кажется вполне нормальным для большей части местной публики. А воин продолжал «радовать».
  
  – Слыхал я ещё, часть лиходеев и впрямь на стенах стояла. А после победы — смылись, прихватив с собой оружие и бронь. Честный люд всё обратно на склады посдавал, а эти… эх.
  
  – Ясно. Спасибо за рассказ, воин, – я вздохнул. – Как вы с ними поступаете?
  
  – А что тут поступать, Ваше Величество? – удивился мужчина. – Всё как сэр Кристиан велел. Если бросают оружие и сдаются — то в цепи и с разъездом в город, а оттуда их уже на каменоломни, ну а если сопротивляются, то на месте рубить, а кто рубку пережил — петлю на шею и на ближайший сук, чтобы другим была наука.
  
  – Всё правильно... – на этом разговор закончился и патруль отправился дальше по своим делам, а мы — по своим.
  
  – Вот интересно, – ко мне подъехал Алистер, прекрасно слышавший беседу, впрочем, тайны из неё я не делал — разговоры слышали все и «рейтинг» короля, что вот так запросто болтает с простыми воинами подскочил ещё немного, – а на наших переселенцев кто-нибудь нападёт? – с «мирной частью» мы разошлись как раз этим утром. За старшего у них оставался свежеизбранный хагрен, причём, старшим он был и у «людской» части перевёртышей.
  
  – Не думаю, всё-таки они с Бресилианского Прохода, что и так популярностью не сильно пользуется, сошли совсем уж на околицу. Сам знаешь северная опушка этого леса пусть и имеет поселения, что теперь под рукой Дарриана, но места там дикие. Вряд ли разбойники, при наличии куда более оживлённых и богатых маршрутов, хоть к тому же Амарантайну, заинтересуются таким тихим направлением, – немного подумав, я продолжил. – Ну а если и заинтересуются — то это проблема разбойников. Право на самозащиту у моих подданных есть.
  
  – О да, посмотрел бы я на рожи грабителей, когда те заходят «пугануть и заставить раскошелиться бедных беженцев».
  
  – Может тогда добавим по паре-тройке таких «беженцев» и к другим переселенцам? – это уже спросила Мариан, подъехав на лошади с другой стороны.
  
  – Нет, плохая идея, – покачал я головой. – Мало того, что я сомневаюсь в эффективности таких мер, так ещё напугаем крестьян, раздёргаем толком не сложившийся отряд и потратим массу времени, что лучше бы пустить на более полезное дело вроде боевого слаживания.
  
  – Пожалуй ты прав… – согласилась Хоук. – Я тут, кстати, кое чего прикинула… Ты же знаешь о Воинах Пепла?
  
  – Конечно, к чему вопрос?
  
  – Карвер одно время мечтал к ним присоединиться и все уши нам с Бетани прожужжал о каком-то особом их стиле боя скопированном у мабари или что-то в этом роде. Не знаю сколько в этом правды, но ты не думал, что если такой стиль есть, он очень хорошо подойдёт оборотням?
  
  – Хорошая мысль, – согласно киваю, припоминая сколько у меня осталось безсобачных Воинов Пепла, которых можно безболезненно отправить инструкторами. – Да, определённо… - повторно киваю уже поднятым из памяти цифрам. – Спасибо, Мариан, эту очень очень даже стоит обсудить по прибытию в Денерим...
  
  Довольная девушка кивнула, принимая похвалу, я же начал прикидывать, как лучше подступиться к элитной ферелденской пехоте, чтобы привыкшие считать себя особой кастой воины добровольно и охотно поделились своими секретами. Возможно даже придётся пополнить ими ряды оборотней. По идее, этим ребятам должна очень понравится мысль получить такие силы, они ведь реально слегка повёрнуты на теме четвероногости…
  
  Как бы то ни было, более ничего интересного в дороге не происходило и мы благополучно въехали в город, а вот в самом Денериме… в самом Денериме жизнь кипела и била ключом. В основном, по голове.
  
  – Ша-а-а-а-а, – стоило мне миновать врата дворца, как из конюшни вылетел отряд молодых драконов во главе с Реваном, отожравшимся уже до размеров двух бронто, да и остальные не сильно от него отставали.
  
  Мелкие… ну ладно, уже совсем не мелкие, были чертовски рады меня видеть, что прямо кричало в их эмофоне, так что пришлось задержаться и уделить некоторое время приветственному почёсыванию и поглаживанию.
  
  Отвлекать короля во время его отдыха с дороги со своими питомцами никто не посмел, возможно, в этом сыграли роль когти и клыки питомцев, а также мощные хвосты и возможность пыхать пламенем/льдом. Но сейчас было не время и не место, так что вскоре я покинул дракончиков и вошёл во дворец. Разумеется, о моём прибытии уже сообщили, а потому, стоило лишь войти в свои покои, разумеется, предварительно распорядившись разместить в этом же крыле моих спутников (как позже выяснилось, прислуга и так просекла ситуацию и комнаты уже были готовы), как камердинер сообщил, что генерал Логейн и генерал Кристиан просят моей аудиенции, а с ними мастер Гильдии Магов Ферелдена Ирвинг и Мастер-Наставник Авернус. Ну да, покой нам даже и не снился. Однако, тот факт, что маги уже смогли организоваться в гильдию — это хорошо. В итоге, разместившись в кабинете, я приказал нести напитки и лёгкий перекус для себя и уважаемых лордов, ну и звать этих лордов, само собой.
  
  – Ваше Величество, – первым поприветствовал меня Кристиан, ударив себя кулаком в грудь в воинском приветствии, Логейн повторил его жест, а маги просто легонько поклонились.
  
  – Приветствую вас, господа, располагайтесь, берите напитки и начнём, – я указал рукой на стол, заставленный не только вином, но и различными морсами, пивом и прочим «инвентарем для смачивания горла», – полагаю, у вас есть интересные новости?
  
  – Да, – переглянувшись со всеми, выступать начал Мак-Тир. Плохо, пусть его авторитет и изрядно пострадал, но вот эта… м-м-м, «Аура Командира», выраженная в голосе, движениях, взгляде — она осталась с ним и того же Кристиана он не то, чтобы задавил, но кто тут был старшим сразу становилось ясно, – «интересные» — это самое подходящее слово.
  
  – Хорошо, я слушаю. Но, перед тем, как начнём, где эрл Эамон?
  
  – Он уже отправился на запад — готовить земли к войне с Орлеем и работать с населением, – ответил мой шевалье.
  
  – Ясно, – киваю, давая разрешение Логейну продолжать.
  
  – Первое. Войска и всё с ними связанное — ополчение мы распустили. Сейчас в нём нет особой необходимости и не возникнет ближайшие полгода, а вот на полях весной, до которой осталось не так уж и долго, будет важен каждый крестьянин. Тем не менее, я рекомендую разослать по деревням хотя бы по паре ветеранов — пусть натаскивают людей, хоть вечерами. Толку от такого, конечно, – генерал поморщился, – но это лучше, чем вооружать людей, вообще не знающих, с какой стороны копьё держать.
  
  – Сэр Кристиан?
  
  – Я согласен с генералом и уже выбрал учителей. Если брать по-минимуму, то двух сотен ветеранов будет вполне достаточно, – рыцарь Хайевера бросил на меня взгляд, говорящий, что это будут за две сотни, точнее, чьи. Что же, вывести «с фронта» ещё немного своих людей, заткнув окна в патрулировании и прочих делах, на которых можно поймать глазом стрелу, например, людьми Эамона и Логейна — это хорошая идея.
  
  – Тогда делайте.
  
  – Следующий вопрос. Разбойники и вражеские диверсанты…
  
  – Диверсанты? – это было неожиданно.
  
  – Мы пока не уверены, но отпущенное нам время истекает. Искатели Церкви и агенты Орлея уже вполне могут быть в стране, – пояснил Логейн, – да и не только Орлея. Многим нашим соседям очень… интересно узнать, что у нас происходит. Порты уже открыты, а потому люди из Вольных Баронств, Антивы, Неварры и других стран посещают Ферелден. И чем дальше, тем их будет больше. В такой толчее затеряться будет несложно. Разумеется, все особо важные места, вроде резиденции Гильдии Магов в Денериме и той же Школы Магии, что вы распорядились воздвигнуть в Хайевере, взяты под усиленную защиту, но у нас не хватит людей на всё. Кое-где уже заметили бродячих проповедников, обличающих твоё правление, Айдан. И далеко не везде их выталкивают взашей.
  
  – Они проповедуют веру в Создателя?
  
  – В том-то и дело, что нет. Они не дают повода обвинить их в нарушении твоего указа о церкви, или в оскорблении Королевского Величества, – поморщился Мак-Тир, – все их проповеди — это нытьё о былом, да пустая болтовня о новых указах, с причитаниями «как бы чего не вышло». Трогать их за это — только настроить против себя население.
  
  – С этим ничего не поделаешь, – я пожал плечами, – я не могу перегибать палку и без суда вешать любого рясоносца. Но весна и осень покажут крестьянам, что помощь магов много лучше проповедей церковников.
  
  – К слову о магах, Ваше Величество, – вступил в разговор Ирвинг, – у нас тут образовалась некоторая проблема…
  
  – Проблема?
  
  – Нет, это не проблема, – вмешался Авернус, – это очень хорошие новости и вполне закономерный результат, о чём я тебе уже говорил.
  
  – Прости, но я всё ещё не привык считать, что объявившиеся у дворца три десятка малефикаров практикуюих магию крови — это хорошо! – сварливо ответил Ирвинг.
  
  – Мэтры, а можно чуть более подробно? Для тех, кто только вернулся в город? – эх, порой всё ещё приходится напоминать, кто тут вообще-то главный.
  
  – Простите, командор, – повинился Авернус, – Ирвинг, расскажи ты.
  
  – Ладно, – вздохнул чародей, – в общем, через четыре дня после того, как вы отправились в лес, к вашим вестовым напросился мальчишка, лет пятнадцати. И назвался магом. Поскольку большая часть моих коллег уже отправилась в Хайевер, так получилось, что, в конечном итоге, его привели ко мне.
  
  – Вот так вот просто? – я удивился.
  
  – Разумеется нет, милорд, однако, когда он продемонстрировал огненный шар у себя в ладони, сомнения в его принадлежности к чародеям отпали. Но позвольте я продолжу. У нас состоялся разговор, в ходе которого я с удивлением узнал, что в Ферелдене, да и не только в Ферелдене, есть «сообщество свободных магов».
  
  – Сообщество свободных магов? – я смутно помнил, что в игре вроде как что-то такое упоминалось, но посчитал это просто игровой условностью, потому как без палева стоящий в каждом крупном городе мужик с шапкой мага и предлагающий подзаработать, побатрачив на колдунов, был сущим идиотизмом с учётом политической и культурной обстановки.
  
  – Да, – кивнул Старший Чародей, – как я узнал, обычно они не собираются в большие группы, но Мор не оставил этим магам выбора — их убежища были хороши против храмовников, но не против Порождений Тьмы, так что они решили пересидеть Мор в укреплённом городе. И выбрали Денерим.
  
  – Почему Денерим?
  
  – Потому что у них тут было самое крупное убежище, – усмехнулся Авернус, – буквально в пяти минутах ходьбы от Центрального Собора.
  
  – Эти ребята мне уже начинают нравиться, – поддержал я усмешку старого колдуна, – но как их не раскрыли? Как вообще это «сообщество» образовалось?
  
  – Эти же вопросы я задал и посланцу, – Ирвинг огладил пышную бороду, – ответ оказался довольно прост. Храмовники привыкли, что магов им выдают, или они отлавливают беглецов из Круга, используя взятую у нас кровь. Но обученного малефикара выявить куда как труднее, подруги моей бывшей ученицы тому доказательство.
  
  – И что, неужели никто и никогда не мог их отловить? – при всей моей нелюбви к фанатикам церкви Андрасте и просто тем, кто служит ей ради личных амбиций, я вынужден был признать, что своё дело они знали туго и лириум хлестали не зря.
  
  – Разумеется, их ловили, но Магия Крови позволяет очень хорошо заткнуть рот, – ответил Авернус, – тем более, что тот, кому рот затыкают, сам осознаёт опасность разглашения тайны и всячески помогает в наложении чар. Хотя большая часть таких малефикаров является самоучками, некоторые из них смогли дойти до весьма интересных решений, а что-то почерпнули и из знаний, предоставленных беглецами Круга. Как бы то ни было, но «Печать Молчания» оказалась весьма эффективной: ни пытки, ни эликсиры не давали результатов. С учётом же распылённости сети, потеря даже нескольких ячеек для сообщества была некритичной.
  
  – То есть, у нас есть магическое подполье с партизанами?
  
  – Да, – кивнул Ирвинг, – только после объявления ваших указов, возведения волшебника в рыцарское достоинство и дарования волшебницам дворянского титула и земель, они решили перейти на открытое положение.
  
  – Вряд ли все, – вмешался в разговор Логейн, – но даже такая группа — это весьма ценный ресурс.
  
  – Насколько ценный? Что они умеют, Авернус?
  
  – Всего я не знаю, – почесал нос Страж, – да и они не спешат открывать все тайны, но, из того, что я видел, их уровень колеблется от Старшего Ученика… до Старшего Чародея.
  
  – То есть, в Денериме сидел маг, что вполне сопоставим с тевинтерским магистром, а церковь была ни сном ни духом? И по всей стране таких колдунов может быть раскидано ещё с десяток? – н-да, андрастианцы крепко облажались.
  
  – Скорее всего меньше, но возможно, – подтвердил глава гильдии. – Вся система была на удивление хорошо продумана: беглецам из Круга помогали, но просили в обмен знаний и держали обособленно, при этом сразу же налагая Печать. Если Храмовникам удавалось найти сбежавших, то рассказать про остальных они не могли. А вот знания среди вольных расходились. Помимо этого, они сами искали одарённых и брали их в ученики, не гнушаясь вести дела с долийскими кланами. Обмен секретами искусства с Хранителями был не слишком интенсивным, но иногда случался — Сообщество действовало в городах и землях, куда эльфам хода нет, и могло достать на обмен исторические реликвии Арлатана или материалы, которых не найдёшь в лесу. К тому же, среди отступников есть и выходцы из эльфинажей, а некоторые кланы долийцев охотно принимают сородичей из городов в свои ряды. Так что, возможно, где-то есть Первые или даже полноценные Хранители состоящие в рядах этой организации, хотя обычная ячейка редко когда состоит более чем из пары-тройки наставников и десятка учеников. Все они, однако, владеют, минимум, азами Магии Крови...
  
  – И они хотят поступить к вам на службу! – перебил своего коллегу Авернус.
  
  – Что же, это прекрасные новости, но почему их тогда всего три десятка? Если каждая ячейка может насчитывать до десяти-пятнадцати магов, как вы сказали, разве их не должно быть больше?
  
  – Возможно, я несколько неправильно выразился. Полтора десятка — это максимум, обычно такая группа состоит из одного-двух опытных чародеев и пары учеников, к тому же, с нами связались только ячейки из Денерима и окрестностей, - пояснил Ирвинг, - а там, по результатам переговоров, к ним смогут присоединиться Свободные из Хайевера, Рэдклифа, Гварена и, возможно, окрестностей Орзамара.
  
  – Очень хорошо, но вы, господа, уже в который раз упоминаете переговоры, что именно эти маги от данных переговоров хотят?
  
  – Немногое, в основном, получить подтверждение тому, что вы обещали нам. Конечно ваши слова не расходятся с делом, Ваше Величество, - видя, как начал закипать Кристиан, поспешил развить свою мысль свежеиспеченный глава гильдии магов, - но они звучат слишком хорошо, чтобы в них можно было поверить вот так вот сразу, не после тысячи лет под гнётом церкви.
  
  – Понимаю, но как мои слова, сказанные лично, смогут их убедить? Вряд ли они будут отличаться от того, что объявляют герольды.
  
  – Верно, - взял ход беседы на себя Авернус, - однако, Маги Крови…
  
  – Применять к Королю Магию Крови? – рыкнул Логейн. - Да их четвертуют раньше, чем хоть один дотянется до ножа!
  
  – Если бы вы меня не перебивали, тейрн, - капнул желчью почти двухсотлетний малефикар, - то я бы закончил свою фразу и вы узнали, что Маг Крови, даже не прибегая к магии, как таковой, всегда чувствует, что испытывает собеседник, верит ли он сам в свои слова, а опытный малефикар может и вовсе залезть в голову и прочесть… нет, не мысли — намерения, достаточно лишь встретиться взглядом.
  
  – Всё равно, это неприемлемо, - поддержал коллегу Кристиан.
  
  – О, тут не о чем беспокоиться, хе-хе, - усмехнулся Серый Страж, - от Командора так пышет Силой, что идиота, который попробует залезть к нему в голову, просто выжжет.
  
  – Хорошо, я встречусь с лидером этих свободных магов после завершения нашего совещания. Что у нас дальше на повестке дня?
  
  – Вопросов скопилось немало, Ваше Величество, - степенно ответил Мак-Тир, отхлебнув разбавленного вина из кубка, - полагаю, сначала вам стоит ознакомиться с общей обстановкой, а потом утвердить или скорректировать предложенные действия…
  
  Мысль была правильной и я не выразил ей возражений. Тема «Жутких Магов Крови» была временно отложена и мы приступили к обсуждению куда менее помпезных, но не многим менее важных направлений. Генералы приглашали советников, распорядителей и прочих бюрократов, отвечающих за международные связи, финансы, торговлю… до министра сельского хозяйства тут дело ещё не дошло, но, чую, этим новшеством придётся заниматься мне и на пальцах объяснять, что и как я хочу. Дел была масса. Начиная с того, что всяческие послы «дорогих соседей» горели желанием выразить мне своё почтение, передать новые верительные грамоты и так далее, заканчивая подтверждением ранее заключённых сделок и договоренностей на государственном уровне. С последним, впрочем, было получше — сухопутная граница у нас была только с Орлеем и тут никакой неопределённости не наблюдалось… равно как и послов. С остальными — торговые договора, да и только. На всю страну — четыре морских порта и где-то десяток мест, где теоретически, могут высадиться войска противника. И везде там стоит по крепости, что заставит любого гипотетического противника умыться кровью ещё на подходе. Нет, вознамерься тот же Пар Валлен или, тем более, кунари осуществить десант, они его осуществят, но тут всё упирается в соотношение затрат и результата. Ну и оглядки на других «дорогих соседей», что могут посчитать изрядно потратившегося соперника лёгкой добычей и сами нанести «визит вежливости». Тем не менее, провозились мы часа четыре и это при том, что Логейн, по сути, продолжал тащить на себе «регенство» и мне нужно было лишь завизировать решения. Ну или внести правки, где меня что-то не устраивало. Ужас! Жуть! Вот после такого и начинаешь думать, что оставаться одиночкой было бы лучше, да.
  
  Немного попредававшись грустным мыслям и сожалениям о бесцельно потраченных усилиях, я переключился… на обсуждение работы с Гильдией Магов. А там тоже было, что обсудить. Во-первых, сейчас, так получилось, что два самых компетентных чародея остались в Денериме. Пусть им в нагрузку и дали парочку учеников-помощников, но это было не серьёзно. Во-вторых, учить «новое поколение» в Хайевере выпало Леоре и Винн. Против эльфийской чародейки я ничего не имел — вполне себе приятная дама, понимающая и полностью поддерживающая «политику партии», но вот Винн… мне на этой должности не нравилась. Дело было даже не в том, что она, по совести говоря, несёт большую часть ответственности за резню в Башне Круга, так как была инициатором нападения на одного из сильнейших боевых магов Ферелдена, да ещё и в обстановке, когда и без того у всех нервы на пределе. Понятное дело, что вешать на неё всех собак было бы неправильно, но, как говорится, «ложечки нашлись, а осадочек остался». Но нет, дело было не в этом, тем более, что я понимал — бывают в жизни случаи, когда дерьмо просто случается, хоть и кажется потом, что всё было очевидно и проблемы можно было предотвратить. Все мы крепки задним умом, как известно, это не повод рубить с плеча. Истинная причина моего… назовём это «опасением», была в том, что дамочка состояла в партии, или как здесь принято говорить, «братстве» лоялистов, то есть политического объединения магов Круга, выступающих за лояльность церкви Создателя и общую мысль, что та всегда права. Конечно, Винн согласилась на наши действия и ушла из Башни вместе со всеми, но, скорее, из-за того, что прекрасно понимала — альтернативы нет. В общем, такой разумный в учителях и воспитателях нового поколения магов мне был не нужен. Её убеждения, может быть, и могли сыграть таким образом, что она начала бы воспитывать лояльных мне и моей власти чародеев, как делала это ранее по отношению к Церкви, но шансы на это были не слишком велики. Напротив — я был почти уверен, что она продолжит вкладывать в головы детей привычные установки на лояльность именно Церкви, даже этого не осознавая. Однако и устраивать «несчастный случай» Старшему чародею, коих у меня можно по пальцам одной руки пересчитать, было не резонно. В итоге, решили назначить старушку «полномочным представителем Гильдии Магов» в Денериме — её положение и навыки, тем более, навыки целителя, будут весьма уместны при дворе, а вот Ирвинга и Авернуса сопроводят в Хайевер, вместе с сотней Чёрной Стражи, на которую ушёл значительный запас лириума. Кстати о лириуме — вновь выдернули «ответственного за международное общение» и велели собирать посольство к гномам. У меня был для них ряд предложений. В посольство также войдут пара старших учеников со связными записками. Эх, логистика, бессердечная ты су…щество. Даже этого эрзац-телеграфа мне не хватало для того, чтобы держать руку на пульсе, местные, правда, наоборот, едва ли не кипятком от радости писали — теперь не нужно посылать вестового через половину страны — сообщения можно передать за пол-дня! Отрядить что ли народ на добычу эллувианов? Благо в знаниях того древнего Боевого Мага были и навыки по обращению с портальными зеркалами. Жаль, без схемы их производства, но, имея «инструкцию по эксплуатации» можно многое понять, а там и до «повторить» не так уж далеко. Где бы только на всё это взять время, ресурсы и людей?
  
  С делами магов, в конечном итоге, я закончил только часов в семь утра. Авернус всех бодрил своим искусством и настоями выносливости, но хорошего понемногу. Разогнав волей самодура, тирана и деспота всех отсыпаться, я велел пригласить ко мне лидера местной общины колдунов. О, чуть не вылетело из памяти — после «первичных переговоров» с тем пареньком, местным магам выделили дом в «квартале благородных», где и предложили остановиться для ожидания Моего Величества, благо по принятым указам, этих магов можно было считать едва ли не рыцарским орденом. Ай, не важно! А важно то, что нужный мне человек был доставлен на беседу уже через сорок минут после того, как я выразил готовность его принять.
  
  – Доброе утро, Ваше Величество, – поприветствовал меня приглашённый маг. На вид ему было лет тридцать пять, коротко подстриженные русые волосы, обычная одежда горожанина, самое типичное лицо — скользнешь по такому взглядом на улице и забудешь едва ли не раньше, чем он выпадет из поля зрения. Словом, типичный и непримечательный горожанин, ничем не отличающийся от какого-нибудь лавочника.
  
  – Приветствую, мастер Клемет, если не ошибаюсь? Располагайтесь, – я махнул в сторону кресла, рядом с которым уже стоял столик с разбавленным вином и закусками.
  
  – Какой из меня мастер, Ваше Величество, – развёл руками малефикар, но сразу себя одёрнул, – ой, простите, этикету не обучен и не знаю, как правильно с вами говорить…
  
  – Оставим придворные расшаркивания придворным же лизоблюдам, – я отмахнулся. – Что же касается вашего вопроса «какой вы мастер», то, очевидно, очень неплохой, если смогли столько лет скрываться под носом у храмовников.
  
  – Ну, – маг хмыкнул, – темнее всего под пламенем свечи, потому я подумал, что искать малефикаров рядом со своим Центральным Собором они не будут.
  
  – И это было правильно решение, до невозможности наглое, но правильное. Ладно, оставим изящную словесность. Мне доложили, что вы с коллегами и учениками хотели бы поступить ко мне на службу.
  
  – Всё так, Ваше Величество. Думаю, ваши чародеи просветили вас о том, что маги крови чувствуют правду и потому понимаете, что я хочу вас спросить.
  
  – Разумеется и я подтверждаю, что поддерживаю полное равноправие всех моих подданных, независимо от расы. Это относится и к магам, а поступившие ко мне на службу чародеи приравниваются к рыцарям, ученики — к оруженосцам, – в ответ волшебник кивнул и чуть расслабился. – Но теперь утоли моё любопытство, Клемет.
  
  – Если это будет в моих силах, Ваше Величество.
  
  – От чего ты пришёл лично? Не слишком ли это было рискованно? Ведь, вполне возможно, всё это могло быть уловкой, чтобы выманить свободных магов?
  
  – Риск был и, в худшем случае, мне пришлось бы умереть, но… – маг вздохнул, – мы просто устали. Устали скрываться по пещерам и канализациям, устали вздрагивать от каждого шороха и быть готовыми к побегу в любой миг дня и ночи.
  
  – Я слышал, вы применяете довольно серьёзные меры по обеспечению своей безопасности…
  
  – Это так, – маг смочил горло вином, – но случайности всё равно порой происходят, а беспечность — это непозволительная роскошь, за которую, рано или поздно, придётся страшно заплатить. Ваше же предложение — это глоток свежего воздуха. Узнай мы о нём раньше и получи подтверждения, мы бы помогли и в битве за Денерим… пусть Ваше Величество и так блестяще справилось.
  
  – Значит, в первую очередь, вас привлекла безопасность, но если всё было так… – я задумался, подбирая слово, – обременительно с этой точки зрения, почему вы не отправились в Тевинтер? Там, по идее, должны были быть рады пополнению из магов.
  
  – Сразу видно, что вы толком не общались с ними, уж простите, ваша милость, – вздохнул маг. – Тевинтер «землёй обетованной» могут считать только юнцы-либертарианцы из Кругов, что жизни за пределами этих Кругов никогда не видели, а вот моему учителю довелось там побывать и лишь чудом унести ноги.
  
  – Что именно произошло? – не то, чтобы я намеревался в ближайшее время вести какие-либо дела с этой страной и, тем более, посещать её, но ознакомиться с политическими раскладами основного геополитического противника Орлея стоило.
  
  – Власть в Тевинтере действительно принадлежит магам, хоть они и признали Создателя, но плевать хотели на распоряжения его «Невесты» из Вал-Райо, у них там вообще патриарх так-то. И это прекрасно, но вот всё остальное. Магистры передают свою власть по наследству и выверяют «линии крови» с тщательностью, заставляющей и лучших собачников Ферелдена давиться от зависти. Подняться выше слуги, будь ты даже сто раз одарённым, но никак не связанным кровью с правителями, просто невозможно. А слишком талантливый «выскочка» не только может, но и наверняка в один прекрасный момент проснётся на жертвенном алтаре.
  
  – Откуда тогда пошли эти слухи о Тевинтере? – не скажу, что слова мага были для меня откровением, но я не думал, что всё настолько запущено.
  
  – Они выгодны всем. Юнцы-вольнодумцы в Круге имеют отдушину и мечту, церковники — пугало для своей веры, а сам Тевинтер, что не вылезает из войны с кунари, какой-никакой, но приток «добровольцев» на роль смазки для мечей кунари. Ну а на сколько эти добровольцы действительно добровольны, никого не волнует.
  
  – Да, не самая светлая картина.
  
  – Таков наш мир, – вздохнул маг, – я могу лишь надеяться, что под вашим правлением, милорд, у магов действительно появится место, что можно будет назвать домом.
  
  – Тогда, нам всем для этого придётся поработать.
  
  – Я и мои ученики в вашем полном распоряжении, – склонил голову волшебник, – также, я свяжусь с другими Свободными и подтвержу истинность того, что оглашают ваши герольды.
  
  – И каким же образом? – вопрос связи был всё ещё очень болезненным и если эти товарищи смогли нащупать способы коммуникаций на большие расстояния, это будет прекрасно.
  
  – Связные записки, – разбил мои надежды маг. Хотя… минуточку.
  
  – Но разве это не опасно? Что, если они попадут не в те руки?
  
  – Мы немного модифицировали их, Ваше Величество, завязав на кровь того, кто их создает с одной стороны и того, кто принимает — с другой. В том числе и поэтому я пришёл к вам лично. Если бы меня захватили, достаточно было одного мысленного усилия и все Сообщество знало бы о западне. А убей вы меня — и записка сгорит, что тоже стало бы сигналом.
  
  – Хммм, ловко, – действительно ловко, а если добавить к этому невозможность проболтаться от захваченного мага… да, хорошие партизаны у меня по округе сидят. А теперь, видимо, это уже мои партизаны. – Что же, – я поднялся из-за стола, – тогда, прими мои поздравления, мастер Клемет, Старший Чародей Гильдии Магов Ферелдена.
  
  – Благодарю вас, Ваше Величество, – поклонился маг.
  
  – Созывай своих собратьев. Нам предстоит многое сделать. Если потребуется помощь, обратись к Ирвингу и Авернусу… хотя, в любом случае вам стоит поговорить друг с другом.
  
  На этом мы с достопочтенным колдуном и распрощались — принимать «пополнения» и организовывать отряды будут уже подчинённые Логейна и Кристиана, ну и пресловутый Ирвинг, а мне предстояло готовиться к объезду западных границ королевства… ах да, ещё же посольство к гномам… да и с Лелианой нужно решать вопрос, сейчас идеальный момент на выдвижение её на должность «мастера над шептунами», лояльность её вроде бы действительно принадлежит мне, но для окончательного решения мне всё-таки стоит посмотреть на неё более пристально, ну и поговорить, само собой. Вот только все эти далеко идущие планы резко накрылись медным тазом, уйдя в тень, небрежно сметенные новым и неожиданным «нежданчиком».
  
  – Ваше Величество, – в кабинет с поклоном зашёл церемониймейстер, – к вам на аудиенцию прибыл ваш старший брат.
  
  – Мой кто? – не сразу понял я.
  
  – Фергюс Кусланд прибыл во дворец и просит о встрече с вами, – невозмутимо пояснил слуга.
  
  – Проводи его сюда и убедись, что нам не помешают, – спокойно ответил я, в мыслях же крутилось только «*ляяяяяя»…
  
  Слуга удалился, а я даже вошёл в «Боевой режим», чтобы проанализировать новые вводные и понять, что это может нести для меня.
  
  Выходила очень скользкая ситуация, даже более скользкая, чем с приглашением от Логейна. Начнём с политического эффекта и являющегося основой политической силы средневековья — земли. Фергюс — старший брат и первый наследник земель Хайевера. Да, он пропал без вести и войска тейринга признали меня своим полноправным лордом и повелителем, тем не менее, с точки зрения остального дворянства страны, у нас выходит если не захват майората младшим братом, то где-то около. Дело, не то чтобы, немыслимое и ужасное, но для репутации благородного короля, которую я тщательно создаю, способное стать очень нежелательным пятном. И это только одна сторона медали, но есть и вторая. Я стал королём, а это означает, что теперь в моих владениях Королевские Земли, богатейший и жирнейший регион с крупнейшим портом — Денеримом (пусть эрла там назначил Логейн, пользуясь положением регента), лучшими укреплениями и самыми плодородными землями. А Хайевер не является частью Королевских Земель — это отдельный тейринг, чей правовой статус я никак не менял. Пока я был единственным Кусландом, всё было нормально и не вызывало вопросов, но, с появлением Фергюса, по местным понятиям, мне было бы «правильно» передать тейринг Хаейевер ему, будь он даже младшим братом, сестрой или племянницей. И дело не в том, что это было бы благородно, милосердно и добросердечно, хотя эти вещи, безусловно, озвучивались в первую очередь, а элементарно из-за того, что держать в личном владении больше половины страны «слишком жирно будет». Слишком большую силу это даёт в руки монарха. Силу, которая чисто инстинктивно будет очень нервировать всех прочих благородных землевладельцев, даже из самых лояльных. Ибо они, землевладельцы, не умом, так копчиком понимают, что власть у них есть только пока у них есть военная сила, которая, во-первых, должна быть королю нужна, для чего королю своих войск на решение государственных проблем должно не хватать, а во-вторых, должна быть сопоставима с королевской армией, а в идеале — больше её. Если же король способен решить все проблемы сам, в частности собирать и содержать армию способную решать все проблемы государства, и, не дай бог, ещё и накостылять всем остальным благородиям вместе взятым, картина внутренней политической жизни резко меняется. И меняется она в сторону далёкую от желаний аристократии.
  
  Пока тема того, что в моих личных руках, без всяких условностей, оказалась самая богатая и населённая часть страны, успешно игнорировалась обществом. У общества было потрясение от смерти прошлого короля и гибели заметной части высокопоставленной знати, было бурление от назревающей гражданской войны, был напряг и отходняк от Мора, после чего началась подготовка к защите от Орлея… Короче, общество было слишком занято, чтобы нормально осмыслить изменившуюся ситуацию, да и мои личные войска пока не выглядели пугающими, даже наоборот — численно они были меньше, чем силы Логейна или Эамона. А тот факт, что лет через десять я, с такой экономической базой, спокойно выставлю не две, а тридцать две тысячи профессиональных солдат, да с поддержкой магов и взрослых драконов — это пока мало кто понимал, а из тех, кто понимал, не все осознавали в полной мере. Собственно, по этой причине я и не объявлял, что присоединяю Хаейевер к Королевским Землям, хоть и имел такое право. Не хотел я напоминать благородным нобилям о столь близкой их сердцу теме прямо накануне иностранной интервенции. Опасался за их душевное спокойствие, так сказать. Вот когда бы ещё энная часть владетельных лордиков поубивалась об орлесианцев, тогда — да, тогда можно было бы ещё и не такое провернуть.
  
  Но все планы полетели псу под хвост, ведь с прибытием Фергюса, о моих земельных владениях и их юридическом статусе вспомнят обязательно. Возмущения, как такового, оставшегося дворянства я не опасался — визжать они могут сколько угодно, реально что-то сделать с этим у них всё равно не получится, но головная боль с заговорами, интригами и просто саботажем мне будет обеспечена гарантированно. Я, конечно, мог отдать брату Хайевер и, тем самым, погасить вопрос в зародыше, но, эй! Отдавать такой кусок жаба душит даже без учёта всех тех героических усилий, что я ради него положил. Отдавать же с учётом этих усилий, да ещё сразу после того, как заложил там Школу Магии и наладил её работу, да какому-то хрену с горы, который всю войну где-то баклуши бил… меня собственные войска не поймут. А их мнение, в отличие от мнения всяких баннов и эрлов, для меня имеет значение.
  
  В итоге не сильно понятно, что с делать с этим старшим братом, о котором, я, к стыду своему, просто забыл. Помочь ему тихо исчезнуть? Так его уже видела, наверняка, половина дворца, что приводит к варианту «ненужная буча перед началом противостояния с Орлеем», ибо даже самый тупой поймёт, что такое исчезновение случайным никак не будет. Бросить косточку? Какую? Хайевер нельзя. Придворная должность могла бы подойти, но, для сохранения лица, она должна быть по настоящему весомой, а это — риски. А ну как ему придёт в голову жениться на Аноре? Или не ему, а Аноре, а он согласится? Тут и Мак-Тир может начать рыпаться. С другой стороны, можно попробовать использовать его, как точку кристаллизации недовольных, те же церковники, по идее, должны ухватиться за старшего Кусланда всеми руками и ногами. Хммм, а может, я слишком поспешно сужу? Что вообще я знаю о Фергюсе?
  
  Я погрузился в воспоминания Айдана и чем дальше я в них копался, тем больше у меня возникало вопросов. Старший братец моего реципиента был откровенно мутным типом, который непонятно чем занимался при Брайсе. Без шуток: Айдан о жизни брата за пределами некой внутрисемейной активности с общими обедами и тому подобным, ничего толком не знал. Оружием тот хоть и владел, но явно не увлекался так, как младший Кусланд, тренируясь только для галочки. Практики управления землями, когда наследнику выделяют некую часть владений, чтобы тот «набил руку», Фергюс тоже не проходил. Вот с помощью в делах отца было интересней, так как Брайс его регулярно куда-то посылал, но с позиции Айдана это больше походило на работу неприметного гонца, а не наследника. Если суммировать намёки, свидетелем которых стал мой реципиент, можно было предположить, что должность Фергюса при отце представляла из себя то ли начальника разведки, то ли и вовсе особиста. Хотя с этим было довольно мутно, ибо реальность показала, что и разведчик, и особист из него весьма хреновый, что странно для профессионала, которого натаскивают с детства. Отношения с Айданом у них тоже были… ровными. Никаких выдающихся особенностей. Между ними не наблюдалось ни большой любви, ни внятной антипатии, они нормально общались, нормально шутили и подтрунивали друг над другом, но развлекались отдельно и какого-то стремления к братскому плечу не испытывали, впрочем, не испытывали они и желания друг друга удавить, дабы избавиться от конкурента за наследство. Словом, какая-то невнятная серость, а не отношение двух амбициозных и горячих средневековых братьев-аристократов. И вот сейчас этот человек «напросился» на приём ко мне... Ну что же, посмотрим.
  
  Старший Кусланд проследовал в кабинет ещё через десять минут — пока слуга дойдёт, пока вернётся с гостем обратно, но вот срок ожидания истёк и Фергюс вошёл в кабинет. Лицо его чуть осунулось, по сравнению с тем, что было в воспоминаниях, борода подросла, но в остальном — это однозначно был «братец». Всё такой же широкоплечий, мощный… и дико мешающий.
  
  – Фергюс, – я кивнул вошедшему.
  
  – Айдан, – ответил он мне без привычной улыбки на лице. – Ты изменился, – окинув меня оценивающим взглядом, заключил «старший братец». Да и эмоции его мне не понравились. Агрессия, готовность к бою, обида, нервный азарт… Не самые лучшие эмоции для встречи с братом.
  
  – Ну да, седина на всю голову и драконьи глаза, пожалуй, это я ещё легко отделался, с учётом всего произошедшего. А вот ты почти не изменился. И мне интересно, где же ты провёл эти… – я на миг сам удивился, сколько времени уже прошло, – полгода? – разливаю по кубкам вино и указываю на один из сосудов Фергюсу.
  
  – Не только, волосы и глаза. Ты ещё и изрядно подрос и заматерел, да и этот взгляд… я тебя почти не узнал, – покачал он головой, принимая кубок. – Не отравлено? – вроде как с усмешкой произнёс он, но вот в глазах веселья не наблюдалось.
  
  – После того, как тебя видели во дворце целая толпа свидетелей, устраивать тебе отравление было бы крайне глупо с моей стороны, – я ответил ему такой же усмешкой. – И ты не ответил, где пропадал всё это время, – не озвученным осталось «пока мы тут рисковали шкурами, спасая страну».
  
  – Во время той разведывательной миссии под Остагаром, – он всё-таки пригубил вина, – мы нарвались на Порождений Тьмы. Меня ранило, я потерял сознание, а очнулся уже в хижине хасиндов. Они подобрали меня и выхаживали. Как только я более-менее оправился, поспешил домой, но по пути узнал массу интересного… – Фергюс врал. Я не был уверен, в каком именно моменте, тут нужно задавать более конкретные вопросы, но или он оправился куда как ранее, чем через полгода, или… никакой раны и хасиндов не было вообще.
  
  – Вот как... Значит, тебе повезло.
  
  – Да, как и тебе, брат. В отличие от всей нашей семьи, – в словах звучало обвинение.
  
  – Я не мог быть во всех местах одновременно, всё, что мне оставалось — отомстить за них, – прохожу к своему креслу и присаживаюсь, жестом предлагая занять другое гостю.
  
  – Да, ты всегда знал, с какой стороны браться за меч, – кивнул Фергюс, занимая место напротив. – Даже смог в одиночку вырезать всех людей эрла Хоу и его самого… не получив и единой царапины, – слова сочились желчью.
  
  – Ты меня в чём-то обвиняешь? – ни в малости не меняя тембра и громкости голоса, вскидываю правую бровь. Говорить о том, что и на нём следов ран, от которых оправляются по полгода, особо не видать, смысла не было.
  
  – Нет, что ты? Наоборот — я восхищён твоими подвигами. Я о них много чего услышал за последнее время… – примерно таким же тоном я разговаривал с церковницей, которая пришла «вставлять мне фитиль» под Амарантайном. Хороший тон… говорящий.
  
  – Потешишь моё самолюбие? А то со всеми этими делами, – жест в сторону бумаг на столе, – совсем нет времени послушать себе дифирамбы, оставляющие столь сильное впечатление на слушателях.
  
  – Изволь, – Фергюс откинулся на спинку кресла. – Сперва ты, якобы, уничтожил все войска эрла Хоу с ним самим, когда он предательски напал на Хайевер. Пять сотен обученных солдат, уже захвативших мощное укрепление, – в голосе Кусланда был не просто сарказм, там сквозило непрекрытое обвинение в том, что этот слух — ложь. – Потом ты пересёк всю страну в одиночку, чуть ли не за одну неделю, всю дорогу шагая в латах из вулканического золота, без единого оруженосца, коня или телеги. У Остагара присоединился к Серым Стражам и, несмотря на то, что был отправлен сидеть наблюдателем на башне, каким-то образом оказался с войсками и, о чудо, сумел отвести их из битвы, именно тогда, когда королю Кайлану и прочим Серым Стражам трагически не повезло, – выделил он голосом, явно намекая на невезение и своей семьи. – По странному стечению обстоятельств, ровно из той же битвы сумел отступить ещё один командир со своими войсками, которым оказался Логейн Мак-Тир, тут же ставший регентом королевства. И вот, когда вы оба отступаете, по всей стране начинают гулять слухи о том, что в поражении королевской армии и смерти Кайлана виновен Орлей, и уже в Лотеринге ты вешаешь Храмовников, а рядом с тобой появляются малефикары. Совершенно случайно, конечно же, проходившие мимо и пожелавшие помочь Ферелдену. После чего ты берёшь штурмом Башню Круга Магов, присоединяя их к своей армии и вырезав почти всех Храмовников. Но мало этого, в замке Рэдклифа случается нашествие нежити, с которым ты тоже умудряешься справится в считанные дни — и вот уже эрл Эамон поддерживает тебя своими войсками. Только со своей сказкой про Хоу ты просчитался — твои друзья-малефикары за собой не подчистили и, когда к Хайеверу прибыла твоя армия, их встретила толпа оживших мертвецов, точно такая, как в Рэдклифе. Но, тебе везёт! – повышает он голос. – Удивительно, но факт! Никто не обращает внимание на такое совпадение — и вот уже сотни магов обживаются в крепости, занимая комнаты почётных гостей и рыцарей! – Фергюс выдохнул, с превосходством глядя на меня, прежде чем заговорить вновь. – У Амарантайна ты объявляешь церковь Создателя вне закона и вешаешь всех высших сановников клира, открыто грабя церкви и храмы. Рядом с тобой видят подчинённых магией крови драконов, а на Собрании Земель сам генерал Логейн лично выдвигает твою кандидатуру на освободившийся трон. Сначала Хайевер, теперь Ферелден… во всём этом я не понимаю лишь одного, почему он не выдал за тебя Анору? Ведь должен был и он что-то получить с этой… полосы удач и неудач? – последние слова Фергюс цедил сквозь зубы с таким ядом, что я уже начал опасаться, как бы он таки не траванулся...
  
  Но шутки шутками, а обвинение интересное. Я как-то, на фоне реальных событий и общения с людьми знающими их ход не многим хуже меня, даже не задумывался, что это всё может и вот так выглядеть со стороны. Младший наследник вступил в заговор с малефикарами, позволил им убить отца и мать, племянника и домочадцев, возможно, верного вассала, которого ещё и использовал, чтобы свалить вину. Задружился с Логейном, поучаствовал в гибели короля и всё вот это прочее, вплоть до революции магов и гонений на церковь. Прям зачётный политический триллер, с циничным диктатором-людоедом в главной роли, на фоне которого все мои похождения смотрятся… довольно блекло и даже скучненько — без огонька. И это было бы забавно, если бы не выглядело, как идеальная версия для Орлея, чтобы собрать Священный Поход. А ведь она выглядит. И в неё, чёрт подери, могут поверить. Никто ж не знает, что сестрёнок Хоук магии крови научила только Солона уже после Рэдклифа, да и не поверят на таком фоне и особенно после того, как мне только что присягнула толпа реальных подпольных малефикаров.
  
  – Он хотел, но я убедил его, что он хоть и ценный ресурс, но всё-таки не незаменимый. И сохранение титула Тейрна и возможность как следует вдарить по Орлею — более, чем достаточная плата за его правильный выбор нового монарха, – оправдываться уже не было смысла, как и пытаться объяснить — Фергюс всё для себя решил и я это хорошо чувствовал.
  
  – Что же, я всегда знал, что ты весьма талантлив, братец, но объясни мне лишь две вещи. Как ты хотел избавиться от меня и зачем было убивать отца с матерью? – рыкнул он. – Я могу понять убийство моей жены и сына — он был прямым наследником, а она — ненужным свидетелем… или всё дело как раз в этом? Корона Тейрна была очень нужна и не хотелось ждать? А тут ещё и такой прекрасный повод?
  
  – Знаешь, Фергюс, не стоить мерить всех по себе, – я поморщился, может он сам себя накрутил, но от одних эмоций этого человека мне было противно, – ты можешь не верить, но к убийству твоей семьи я не прикладывал своих рук и не поручал это никому другому, меня просто недооценили и это позволило мне выжить и убить врагов. Видимо, глава разведки Хоу был таким же кретином, как и ты. Только если ты проморгал заговор вассала, то он просто собрал неполные сведения, – точнее, собрал-то он сведения правильные, просто не учёл, что на труп Айдана упадет злобный тентаклиевый монстр из космоса, – но раз уж у нас день откровений, то утоли и моё любопытство. Никаких ведь хасиндов с ранением не существует, не так ли? Ты не захотел рисковать, принимая участие в решающей битве под Остагаром, и просто сбежал, планируя посмотреть со стороны, как пойдёт дело, а потом или явиться под самый конец сражения, наравне со всеми получая лавры героя-победителя, или сделать то, что ты в итоге сделал — скрыться и пересидеть всё в тихом безопасном месте, чтобы вернувшись в нужный момент на всё готовое. И сейчас ты пришёл пришёл не упрекать меня и призывать к ответу в поединке чести, а за своей «долей», полагаю?
  
  – Ты ничего не докажешь, – неприятно ухмыльнулся «брат», – но ты прав. Тебе сильно повезло взобраться на королевский трон. Неужели ты не поделишься частью благ с героическим братом, пострадавшим в битве под Остагаром?
  
  – И что же ты хочешь?
  
  – Хайевер. И немного расширить его на востоке, у тебя там как раз много лишней земли образовалось.
  
  – Хммм, а почему бы мне просто не организовать тебе несчастный случай? Раз уж я такой подонок, что убил собственных родителей и племянника?
  
  – Потому что я позаботился об этом и если со мной произойдёт «несчастный случай», всё дворянство Ферелдена и окрестных земель будет знать эту историю!
  
  – И это всё? – я даже удивился, не сразу поверив тому, что чувствовал в его эмоциях. – Хм, возможно, я погорячился и ранение было, уж по голове тебя огрели точно. Про меня и так ходят слухи, что я ем детей, сплю с демонами и драконами, а по праздникам провожу кровавые ритуалы со своими хозяевами-кровавыми магами крови. И да, там мы тоже поедаем детей.
  
  – Слухи среди черни, – отмахнулся дворянин, но в его голосе уверенности поубавилось, – но если об этом заговорит свет…
  
  – То ничего не изменится. Эамон обязан мне жизнью — своей и своего сына, к тому же, его сын — маг. И без моей политики, его уделом будет клетка Круга с возможностью в любой момент получить клеймо, выжигающее разум, на лоб. Логейн тоже кровно заинтересован в нашем сотрудничестве — узурпацию власти с его стороны никто не потерпит, он уже убедился в этом один раз чуть не доведя страну до гражданской войны и второй раз не повторит той же ошибки. Не станет меня, и в его глотку вцепятся все, кому он успел отдавить мозоли, начиная с Эамона, а его дочь уже не будет законной королевой, чтобы прикрыть своим положением и дать место для манёвра. Что же до остальных… войне с Орлеем всё равно быть, даже если повесить меня завтра и отменить все мои указы — Орлей просто не сможет упустить шанса вновь захватить наши земли, а мнение баннов, если оно не подкреплено, минимум, десятком тысяч мечей, эти банны могут засунуть себе в задницу, о чём они если не знают, то, по крайней мере, догадываются, благо пример Владычицы Церкви в их головах ещё должен быть свеж. Впрочем, ты прав, убивать тебя смысла нет, – по мере моей речи, Фергюс становился всё бледнее. Видимо, начало доходить, что шантажировать он попытался не того человека. Хотя вся ситуация выглядит всё равно странно. Я думал, он умнее, хотя… если он опирался только на слухи и воспоминания о былых возможностях Айдана, то всё встает на свои места.
  
  – Нет?
  
  – Нет, зачем? Мои Маги Крови просто перепишут твой разум и ты спокойно, тихо и мирно уйдёшь в добровольное изгнание или затворничество. Поставим тебе домик на окраине королевских земель, поднимешь хозяйство, а через месяц-другой его сожгут Порождения Тьмы. Что поделать, не везёт королю с родственниками, – и не став выслушивать ответ, я просто вдарил ему психическим импульсом по мозгам, отрубая сознание.
  
  Ну вот, ещё работа — нужно просмотреть память этого ублюдка. Найти, что и где он там подготовил, а потом стереть личность и записать нужное поведение. Эх, а окажись он нормальным, ведь можно было пристроить к делу — должность королевского советника и начальника особистов очень неплохие места, а лояльный советник, знающий, как тут всё работает (не знать наследник тейринга не мог — его с детства этому учили) мне бы очень пригодился, но не-е-ет, тёмная фентезя с зашкаливающей концентрацией всяких ублюдков, о которой, общаясь с Мерриль и девочками я банально чуть подзабыл, не даёт простых решений и надёжных кадров, эх…
  
  Закончив возиться с перестройкой личности марионетки и накачкой её симбионтом чисто на всякий случай для и контроля ради, я «включил» сознание уже не Фергюса обратно. Испытывал ли я чувство вины за то, что убил де-факто и «поиздевался над трупом» этого человека? Нет. Он мешал моим планам самим фактом своего существования и если с этим ещё можно было смириться и подкорректировать означенные планы, то вот после такого демарша и открывшихся обстоятельств, у него была одна дорога. В принципе, на проверку, он оказался даже не слишком-то подонком, так — в меру циничным и хитрожопым малым, что действительно выполнял при отце роль доверенного лица по делам не подлежащим огласке и, как следствие, приобрёл ряд профессиональных деформаций, как раз таки сделавших приемлемым для него, из соображений собственной безопасности и пользы дела, сбежать перед генеральным сражением «в разведку». Это было не хорошо, но и не сказать, что сильно плохо — в мире есть гораздо худшие люди, а некоторые, из совершенно благих соображений, готовы и вовсе творить ужасающую мерзость по меркам любой морали и совести. Тем не менее, проблема оставалась — когда он обвинял меня в убийстве жены и сына, он верил в свои слова, как и во всё прочее. Сидя в медвежьем углу, Фергюс имел не слишком хороший доступ к информации и просто не знал, что слухи о виновности Орлея распространяю я, а со стороны Логейна шло обвинение в адрес Серых Стражей и меня за одно. К нему данные поступали с опозданием, искажённые, да ещё и накладывались на его «конторское» мышление, с привычкой искать двойное дно и подставы, не слишком удачным образом. В итоге, он построил себе железобетонную теорию заговора, уверовал в неё, наложил злость за погибшую семью, зависть к успехам «младшего», показавшего себя на порядок более успешным полководцем, чем он сам, и наконец просто обиду за захват власти в тейринге, и стал откровенно невменяем. Уговорить его нормальными методами в моей невиновности было уже невозможно, а если и уговоришь, то только до первого доброхота, что подкинет в теорию новых «фактов» виновности — не важно, настоящих или мнимых. Что же касается его столь резкого наезда и вообще всей ситуации, где он попёр буром меня шантажировать, не потрудившись толком собрать на меня информацию и понять, что я уже не тот Айдан, которого он знал, то и тут он сам себе оказался злобным Буратиной. Уверовав в свою версию событий, где я был циничным злодеем, порешившим свою семью, он угодил в ловушку ложных ожиданий. Взяв за факт, что я мерзавец, продавшийся малефикарам ради власти, он пришёл к логичному выводу, что пытаться играть с таким «кадром» в наивного ничего не понимающего любящего братца — это верный путь в могилу, ибо подонок, каковым я представлялся в его сознании, точно не дал бы ему Хайевера, а просто использовал и тут же убрал, как и прочих родственников. Соответственно, чтобы не дать мне это сделать, меня надо было сразу припереть к стенке, показав сколько ему известно о моих «грязных делишках» и сообщив о страховке. В добавок, он ещё и накрутил себя, ведь я на месте не сидел и так просто на меня со стороны было не посмотреть и не прикинуть, что я из себя представляю. Если же начать долго крутиться вокруг и пытаться выяснять, лично встречаясь с кем-то из общих знакомых, то это быстро всплывёт, а потом от брата-подонка, который обязательно воспользуется таким предлогом, подонок же, возникнут вопросы: почему сразу не пришёл? Тебе есть что от меня скрывать? А уж не был ли ты с Хоу в сговоре? В общем — очень много нервирующих перспектив, которые подталкивали действовать быстро и на опережение. Хотя, на мой взгляд, он всё-таки мог бы разговор начать с более мягкого прощупывания и разведки, а не вот так вот сразу с места в карьер, но то ли перенервничал, то ли семью действительно любил или просто не отличался выдержкой, так или иначе, он решил сразу расставить все точки над ё. Всё понятно, всё объяснимо, но… начерта он мне такой нужен? Да, я мог понять его боль от потери семьи, но это был не повод усложнять себе жизнь и подстраиваться под его обидки и хотелки. Словом, не было у меня мук совести на его счёт и вряд ли появятся.
  
  Ну а кукла, тем временем, начала отыгрывать заложенную в неё программу. Вот он направляется к выходу, открывает тяжёлую, дубовую дверь, прекрасно глушащую любые звуки из моего кабинета, и поворачивается ко мне.
  
  – Ещё раз прости, Айдан, что не смог быть с тобой в этом походе. Паршивый из меня получился старший брат. И ещё раз спасибо за семью. Что отомстил за них.
  
  – Пустое, Фергюс. И всё-таки подумай над моим предложением, ты можешь встать со мной сейчас и помочь с Ферелденом, нет смысла хоронить себя!
  
  – Боюсь, я тебе напомогаю так, что потом и за сто лет не разберёшь, – покачал головой подчинённый Кусланд, – так что своего решения я не изменю и тебе придётся искать кого-то другого на место советника и наместника.
  
  – Жаль, – выдать тяжёлый вздох, – но неволить не стану. Удачи, брат.
  
  – Тебе тоже, – и кукла вышла из кабинета, «не обратив внимания» на греющего уши камердинера и парочку слуг.
  
  Готов поспорить, что весть о том, что молодой король предлагал своему старшему брату должность регента и советника, а тот взял и отказался к вечеру уже будет обсуждаться всем Денеримом. Вот и чудесно, а пока марионетка выполняет вторую задачу по отлову своих людей, ожидающих сигнала и отмене рассылки не нужных никому писем, её следует слегка подстраховать со стороны, за одно можно будет подмять под себя часть агентуры Кусландов в столице, да и других городах, о которой Айдан не знал, но знал Фергюс. Эх, вопрос начальника СБ всё более актуален. И посольством в Орзамар надо заняться. И Воинами Пепла с оборотнями. Да и с Хоу, если уж вспомнил всю эту хрень с тёмной фентезёй и вылезающими подлянками, надо что-то решать. Я, конечно, уже объявил в каком-то указе награду за их головы, но, чувствую, этого мало и расправиться с родом предателей надо показательно, до седьмого колена, так сказать, а то один раз их Кусланды уже пощадили и вот чем это кончилось… Чёрт, по хорошему, мне и моих ведьмочек на обед надо пригласить, а то эта родовитая мразь уже сообразила пару планов, как тех можно травануть прямо во дворце, и я сомневаюсь, что он один такой. Заодно узнаю, как они обустроились и не обижает ли их кто. Точнее, тут скорее, не успели ли они кого из гипотетических обижальщиков как следует обидеть сами. Маловероятно, но этот мир только что мне напомнил, что всякая фигня тут случается независимо от моего желания и понимания Здравого Смысла.
  
  
***
  
  Выдохнуть я смог только через пару дней — пока устранил всю страховку Фергюса, пока организовал его «почётное самоизгнание», включавшее в себя, в том числе и разговор марионетки с Логейном, который хотел и удостовериться, что мой дорогой братец отчаливает действительно по собственной воле, ради такого он где-то даже добыл «неучтённого» малефикара, что работал на него лично, впрочем, тут ничего удивительного не было — при всей общей опаске волшебников, люди с мозгами понимали приносимую ими пользу, так что «придворный маг» — не такое уж и редкое явление, у того же Хоу в услужении дама имелась, да и Кусланды, не смотря на некоторую религиозность отдельных членов семьи, не брезговали общаться с колдунами, правда, положение тейрнов открывало доступ к колдунам «легальным» и «вахтовым методом», но это детали. Куда интереснее был второй момент. Мак-Тир таки попробовал забросить удочку на предмет «союза двух любящих сердец», но был послан болванчиком в очень грубой форме, содержащей в себе и намёки на «Север Помнит», в смысле, предполагаемой личности, сагитировавшей Хоу на предательство, и не желании «мешать брату, давая повод для лишней напряжённости перед войной с Орлеем». В общем, болванчик прекрасно изобразил едва ли не святого подвижника, уставшего от жизни и полностью в ней разочаровавшегося, а приставленный маг подтвердил, что или на Фергюса никто Магией Крови не воздействовал, или воздействие находится на уровне слишком высоком, чтобы его навыков и знаний хватило это воздействие определить. Рыть дальше генерал не стал, звериным чутьём уловив грань, за которой можно и нарваться на «монаршее неудовольствие», а после лично зарубленного Архидемона, это самое «неудовольствие» могло напрячь и заслуженного воителя.
  
  И вот, наконец-то настал час отдохновения. Возню с посольством к гномам я решил оставить на завтра, пока только выявив наиболее подходящего для роли «чрезвычайного и полномочного» посла кандидата — Эдгара Драйдена, старшего племянника Леви. Семейство, вновь оказавшееся в милости у короля Ферелдена не желало останавливаться на достигнутом и во всю предлагало свои услуги двору. А ещё, между строк, плакалось, что уважаемая Лиандра Хоук, буквально контролирующая все сухопутные пути к Амарантайну, является бедствием, хуже Мора, Тевинтера и Орлея вместе взятых, ведь, страшно подумать, сия леди начала организовывать постоялые дворы для торговых караванов и сделать то же самое почтенному торговцу на своей земле не давала, зажав разрешение! В общем, представитель торговой династии отчаянно искал альтернативные пути и новые маршруты и за «наведение мостов» с Орзамаром ухватился с силой сжимающего челюсти мабари. Личность посла я утвердил, о чём примерно договариваться — тоже, ну а детали можно проработать чуть позже. Да и сами Драйдены не дураки и своей выгоды не упустят. А где их выгода, там и мои налоги.
  
  И что в итоге? Сижу я, никого не трогаю, попиваю вино и подумываю выйти на охоту за Мерриль. Эльфийская чародейка, после того случая сидения на ручках и почти состоявшегося кормления с ложечки, стала меня чуточку избегать, и процесс поисков, с дальнейшим зажиманием няшки в уголке для пущего смущения и паники, обещал подарить мне если не нирвану, то уж отдушину для души — точно. В общем, я уже даже встал, поправил причёску, проверил выражение лица, усилием воли изгоняя с него следы нездорового энтузиазма (лихорадочный блеск глаз и гнусная улыбочка сексуального маньяка — это плохо!), как вдруг…
  
  – Айдан! – ко мне вламываются… ну хорошо, не вламываются, а поспешно заходят три сестры-чародейки. Вид у всех боевитый и крайне решительный, а эмоции так и вовсе звенят, как перед кровавой схваткой в первых рядах.
  
  – Девочки? Что-то случилось? – диверсия? На нас напали? Дракончики расшалились? В сознании успело промелькнуть пара сотен вариантов, пока реальность не сказала мне, что всё куда как страшнее.
  
  – Нет. Но нам нужно поговорить! – заявила Мариан, складывая руки на груди и буквально пришпиливая меня взглядом к месту.
  
  – Ла-а-адно, – задница чуяла неприятности. – Вина?
  
  – Угу… – не выпуская меня из смыкающегося кольца, уважаемые магессы вооружились кубками.
  
  – Итак? – я приподнял бровь, предлагая переходить к делу. Ибо лучше ужасный конец, чем ужас без конца.
  
  – Итак… Скажи честно, – начала Солона и плотно сжала губы, в очередной раз прокручивая в голове какую-то мысль.
  
  – Тебе нравится Андрес? – резко спросила Мариан.
  
  – Что? – о_О
  
  – Андрес или Алистер… ты находишь их симпатичными? – разжевала младшая Хоук, пристально следя за моими глазами.
  
  – Ч-чего?! – сказать, что у меня глаза полезли на лоб — это сильно приуменьшить степень моего охренения. – Нет! Никогда!
  
  – А Мерриль? – новый удар был нанесён в открытый фланг тихоней-Бетани. – Она тебе нравится?
  
  – Она… милашка, – стараюсь ответить максимально обтекаемо.
  
  – Понятно, но сейчас это не важно, – не дав и секунды передышки, деловито сообщила Солона, чтобы за неё тут же продолжила Мариан, не спрашивая, но утверждая:
  
  – Значит, препятствий нет.
  
  – Препятствий к чему? – улучив миг паузы между репликами, делаю робкую попытку перехватить инициативу.
  
  – Понимаешь, Айдан, – глубоко вздохнув и включив режим «строгой наставницы», начала госпожа Амелл...
  
  – Ты нам нравишься! – рубанула за неё Бетани и… две другие сестрёнки решительно кивнули, ни на миг не сводя глаз с моего лица.
  
  – Очень нравишься! – тем не менее подтвердила вслух Мариан.
  
  – Эм… – не сказать, чтобы я не ждал подобного, но… почему сейчас? – Я польщён, вы тоже вызываете у меня самые тёплые и положительные чувства…
  
  – Отлично! – Солона подалась вперед, решительно взяла меня за отвороты придворного камзола и, заставив нагнуться, уткнулась своими губами в мои. – Помнится, – прервав не очень умелый поцелуй, продолжила девушка, – когда ты вытаскивал меня со сломанной ногой из под удара огра, ты сказал, что благодарность я могу выразить потом — в палатке!
  
  – Э?... – а вот этого я не ждал. – Ты, разве, ломала ногу? – хоть убейте — я не помню за собой таких заходов и методов пикапа.
  
  – Да, – не моргнув глазом, соврала девушка.
  
  – А… я такого не помню.
  
  – Главное, что это помню я! – карие глаза ведьмочки заблестели огоньком нехорошего авантюризма и озорства.
  
  – Эй, не забывай и о нас! – протолкнулась ко мне с правого боку Мариан.
  
  – Да! – её сестра заняла левый бок.
  
  «Окружили, демоны», – пришла ко мне странная мысль, – «Всё к этому давно шло», – последовала за ней вторая, – «Врагу не сдается наш гордый Варяг… вот так вот сразу», – третья.
  
  – Эм, когда это было? – попытался я уйти в несознанку, при этом давая волю рукам и наслаждаясь смущенными писками сестёр Хоук, чьи подтянутые попки оказались в захвате.
  
  – В Лотеринге!… – первая версия от Бетани.
  
  – Когда ты спас Магов Круга!… – в один голос с ней предложила вторую версию Солона.
  
  – … меня от того демона!… с заглёшённым чужими репликами началом выдвинула третью Мариан.
  
  – Не важно! – мотнув шевелюрой, твёрдо постановила леди Амелл. – Ты нас спасал! Комплименты делал! Магам помог! А ещё ты не женат, а значит, никому не обещал хранить верность!
  
  – Вы же понимаете, что со мной будет очень сложно? – делаю последнюю попытку не то чтобы остановить, но дать им возможность осознать и всё взвесить. – Что я могу жениться из политических соображений, буду вечно занят государственными делами, переживанием покушений, и что светское общество не одобрит наши отношения, вплоть до попыток вас устранить?
  
  – Плевать, – фыркнула Мариан, решительно воюя одной рукой с застёжками у меня на груди, – и тебе, полагаю, тоже.
  
  – Мне совсем не плевать, что на вас будут покушаться! – возмущаюсь гнусной клевете. Я тут, между прочим, буквально только что одно такое, можно сказать, предотвратил и меры безопасности от прочих усилил, а они… О-ох, уже забрались под рубашку… плохие девочки!
  
  – Тогда, тем более, нам не стоит волноваться! – отрубила Солона, в две руки помогая сестричками одолеть мою верхнюю одежду.
  
  – Ну что же, девочки, потом не говорите, что я вас не предупреждал, – в конце концов, почему бы и нет? Я не монах и у меня уже бездна ведает сколько времени никого не было, а эти колдуньи мне действительно нравились. И только я притянул Бетани с целью попробовать и её губки, как…
  
  – Эй, Твоё Велич… – в кабинет опять без стука влетел рыжий маг, приближение которого я совершенно пропустил за всем этим бедламом. – Оу… простите!… Так вот почему они послали меня! – отвернувшись, в сердцах воскликнул духовный целитель.
  
  – Андрес! – три разъярённых дракона одним словом пообещали кого-то освежевать живьём.
  
  – Я не хотел! – замахала руками чародей, выскакивая за дверь. – Меня просто попросили срочно передать, что в порту причалил корабль с посольством из Орлея! Я честно не виноват!
  
  – Что за корабль? – не зная, то ли плакать, то ли смеяться — этот мир вообще и Орлей в частности вновь умудрился подстроить мне пакость и обломать намечающийся отдых.
  
  – Да пёс его знает! Большой какой-то, а на нём толпа расуфыренных вельмож, которые кричат что-то о власти императирицы не отвечающей за дела церкви и желании уладить возникшие недоразумения. Ясное дело — брешут, но тут твой приказ нужен, чтобы с ними решить и… я, наверное, пойду — всё что надо, я уже передал… – из-за двери донеслось опасливо шуршание шагов, всё более ускоряющееся по мере отдаления.
  
  – Кхм… – поправляю расстёгнутый камзол, обводя взглядом волшебниц. Судя по их лицам, если раньше девочки просто не любили Орлей, то теперь они его точно люто ненавидят… – Что же, долг превыше всего, спасибо, Андерсу. Леди… думаю, нам нужно продолжить наш разговор немного позже…
  
  – Угу, – поджала губы Солона.
  
  – Да, спасибо, Андрес! – змеиное шипение Мариан было воистину устрашающим.
  
  – Однако, думаю, как король, я могу сказать последнее слово, – возвращаю себе внимание собеседниц.
  
  – А?… – не поняла Бетани.
  
  – Оно будет коротким, – подхватываю старшую Хоук на руки и, прижав к себе поплотнее, страстно целую в губы. Вот и узнал её вкус, ням.
  
  Следом за Бетани была подхвачена Мариан и процедура повторилась, ну а в конце я облапал и распалил Солону, завершив, так сказать, круг почёта. А вот после этого, пока девочки не отошли, срочно ретировался. Во-первых, если бы я остался, мог бы так никуда и не пойти, а во-вторых.. впрочем, хватит и первого. Нда, зря я говорил про государственные дела — накаркал, придурок…
  
  
***
  
  Как выяснилось чуть позже, нас действительно почтили своим присутствием «чрезвычайные и полномочные» послы Её Императорского Величества. Что им было надо? Ну, полагаю, прощупать почву в стране и как-нибудь подгадить, пользуясь своим статусом и дипломатической неприкосновенностью. Почему пришли по воде, а не по суше? Наскоро переговорив с Логейном, разрешил я и этот момент, всё оказалось банально и просто. С учётом распущенных слухов, за полгода, минувшие с Остагара, отношение ферелденцев к орлейцам из нейтрально-подозрительного стало откровенно неприязненно-враждебным. Что это значило? Ну, помимо того, что на границе это посольство бы задержали у первой же крепости и, с высокой долей вероятности, промариновали, пока не придёт «подтверждение из столицы» с охранными грамотами, то есть, даже с учётом очень быстрого вестового, недели две-три «дорогие гости» однозначно теряли. Да и потом, путь по такой «гостеприимной стране», когда вокруг ещё могут быть «недобитые твари Мора» и «огромные разбойничьи банды»… короче говоря, сиятельный граф Ольтест, назначенный главой посольства, резонно опасался, что по стечению обстоятельств, по суше может и не доехать. Во всяком случае, такой расклад мне выдал Мак-Тир и я был склонен ему поверить. Тем не менее, послы есть послы и не принять их я не мог. Вернее, мог, но мне это было не выгодно, а вот Орлей представляло в лучшем свете, мол, они со всей душой и мирными намерениями, а их с порога оскорбляют. «Мировой общественности», что непременно бы осудила и заклеймила в прессе тут, само собой не было, зато было околофеодальное общество, где каждый второй вельможный владетель вполне искренне и на полном серьёзе верил в честь, благородство и правила хорошего тона. И оскорблённые моим попранием традиций лорды и рыцари могли с куда большей охотой пойти вступать в войска или присоединяться к Священному Походу против Ферелдена, что на фоне не слишком хорошего состояния собственной армии Ферелдена было нежелательно. Так что, если и не победить «по очкам» в дипломатической игре, то соблюсти минимум необходимых приличий мне стоило. Правда, наряду с тем, что не принять, не потеряв лица, я послов не мог, ничего не мешало мне переговоры сорвать, довести дело до скандала и выставить нежеланных гостей прочь. И, в рамках уже взятой риторики и колеи событий, это был вполне логичный ход, ну а пока я сидел на троне в зале приёмов, меланхолично почёсывал сонно мурлыкающего Ревана, специально притащенного для «создания большего авторитета», да слушал речи посла, что пусть и косился нервно на дракона, лицо держал на уровне и более ничем своих нервов не проявил.
  
  – Позвольте от лица Её Императорского Величества Селины I Вальмон, поздравить вас, Ваше Величество, со вступлением на престол Ферелдена и передать верительные грамоты, – склонился в изящном поклоне опытный придворный, сверкая в свете магических факелов золотой и серебряной вышивкой на одежде. По его жесту один из слуг посольства подошёл к моему церемониймейстеру и передал отделанный драгоценными камнями тубус, в котором и располагались нужные грамоты. Тот, под мой кивок, вскрыл хранилище и освидетельствовал. – Так же, мы принесли подарки к вашей коронации, Ваше Величество, – ещё один жест и теперь слуга выносит ларец, в котором таинственно посвёркивает россыпь драгоценных камней — я успел заметить рубины, изумруды и алмазы.
  
  – Мы благодарим Её Императорское Величество за поздравления и щедрые дары, – выдал я ожидаемую от меня по этикету фразу, – тем не менее, – а вот этого уже никто не ждал, – я не могу принять её подарки, – по рядам придворных пробежал шепоток. То, что я только что сделал, было сродни плевку в лицо, пусть уже и по правилам поведения «в приличном обществе».
  
  – Могу ли я узнать причину? – «утёрся» граф.
  
  – К моему глубочайшему сожалению, в последнее время, отношения между нашими странами оставляют желать лучшего. Гибель моего предшественника до сих пор расследуется и многие факты указывают на участие агентов Орлея. К тому же, на меня самого орлесианцами было совершено покушение, а слова Владычицы Церкви Денерима, назначенной из Вал Руайо, обещающей Священный Поход против Ферелдена, слышали все присутствующие в этом зале дворяне.
  
  – Уверяю вас, Ваше Величество, всё это — не более, чем совпадения и козни тех, кто желает разрушить союз между нашими государствами! Орлей не мог желать смерти Кайлану, ведь Её Величество желала скрепить союз государственный союзом брачным! – вот это поворот. Нет, я помню, что были такие теории и вроде как Кайлан действительно «дружил» с Селиной по переписке несколько крепче, чем требуется для общения глав дух государств, но чтобы настолько? Впрочем, дурак — он и есть дурак, это было очевидно ещё в Остагаре.
  
  – Ложь! Не может этого быть! Он врёт! – реакция дворян оказалась предсказуемой.
  
  – Вот переписка, – продолжил вгонять граф гвозди в крышку гроба, кхм, точнее, рушить репутацию Кайлана всё дальше, впрочем, ему-то выгодно в любом случае: как ни крути, а мотив Орлея гадить войскам Ферелдена только что получил серьёзный удар, опять же, прошлый король уже мёртв, как, по-сути, и весь род Тейрингов, Алистер не в счёт, ибо бастард. Так что повесить на него можно многое. Хммм, ладно, сыграем на повышение.
  
  Дождавшись пока письма будут переданы церемониймейстеру, а тот, с поклоном, вручит их мне, я, краем сознания отметив отсутствие яда на бумаге, углубился в чтение. Ну да, всё верно: вьюнош бледный со взором горящим, шилом в заднице на тему: «я — взрослый, живу своим умом!» и «что эти старпёры-предки и наставники вообще в жизни понимают?!», а также стремлением всем показать, как вот он, такой красивый, всю «тухлятину» круто разрулит, своими руками и с полными штанами энтузиазма подписал себе буквально смертный приговор. Не твари Мора и Логейн, так собственные министры бы удавили, банально от того, что не захотели бы терять влияние, когда в страну вернутся старые «хозяева». И, что занимательно, Маг-Тир об этой переписке явно не знал, иначе бы, вместо подставы с Хоу, первым прибежал бы к Брайсу с тезисом: «король тяжело болен, нам нужен новый король! А у вас, как я слышал, как раз младший сын не женат, а у меня дочка-королева, а ещё умница, красавица и в приданое я дам пять тысяч мечей». Ну или, банально, организовал бы Аноре любовника, чтобы тот, таки, заделал «наследника», после рождения которого «добрый король Кайлан» неудачно упал бы с лошади.
  
  – Что же, – откладываю на, предусмотрительно поданный поднос, последнее письмо, – тут действительно, почерком Кайлана, выражено намерение предать свою жену и обручиться с наследницей людей, сотню лет державших Ферелден в рабстве. Если это подлинные письма, тогда ему несказанно повезло, что его всего лишь разорвали порождения Тьмы, однако, я не вижу причин обсуждать документы, чей предполагаемый автор не может ни подтвердить, ни опровергнуть их написание в силу своей кончины. Равно как не могут этого сделать и его ближайшие помощники, которые, в силу должности, имели бы касательство к этой переписке.
  
  – Ваше Величество!… – оживился граф, желая возразить. И в сущности он был прав — несмотря на озвученные мной факты, подлинность писем всё-таки можно было доказать, пусть это и потребовало бы времени, но делегация Орлея явно была готова к такой необходимости.
  
  – Я не закончил, посол, – повысив голос прерываю человека. – Даже если эти письма — подлинны, это ничего не доказывает. Думаю, любой здесь присутствующий способен придумать, минимум, парочку вариантов, зачем Орлею и Её Величеству Императрице Селине могла понадобиться смерть Кайлана и, особенно, разгром его армии. Мы тут не наивные дети, в конце концов, – ах, как сразу подбоченились господа банны и эрлы. И правильно — пусть придумывают эти варианты и сами себя убедят, ведь это так приятно — чувствовать себя умными и причастными. – Не говоря уже о том, – продолжаю мысль, – что ни подосланных убийц, ни обещаний Владычицы Церкви разбор случившегося под Остагаром не отменяет. Однако, если в одном случае шпионов поймать не удалось, то два других неоспоримы.
  
  – Ваше Величество, – тут послу потребовалось несколько секунд, чтобы собраться с мыслями, – Орлей — светское государство и не имеет никакого отношения к вашему конфликту с Церковью Создателя, потому, я не понимаю, почему мы должны отвечать за действия лиц, что… лишь предположительно, связаны с этой почтенной организацией.
  
  – О, вот как, то есть, вы допускаете, что и убийство короля Кайлана могло быть совершено этой, никак не связанной с вашим государством организацией, и не будете возражать, если мои войска выжгут тренировочные лагеря и прочие места дислокации её сил, расположенные на ваших землях?
  
  – Боюсь, мы не сможем этого допустить, – печально вздохнул посол, уже понимая, что переговоры просто зашли в тупик. Но ладно, дадим ему шанс и сделаем вид, что хотим играть в дипломатию дальше.
  
  – Понимаю, войска чужой страны на своей территории — это действительно очень неприятно, ферелденцы понимают вашу обеспокоенность, – теперь в зале раздались очень нехорошие смешки. – Тогда, несомненно, вы ради нашей дружбы и союза, конечно же, сами накажете и передадите на суд Нам причастных к организации покушения?
  
  – Думаю… – осторожно ответил Ольтест, – это вполне возможно.
  
  – Отлично. Магистр Авернус, передайте нашему гостю список лиц, причастных к покушению агентов Ордена Искателей на полноправного тейрна Ферелдена.
  
  – Сию секунду, Командор, – чуть поклонился старый маг и вытащил заранее подготовленный документ, невзначай показывая, что всё здесь происходящее является «домашней заготовкой». – Прошу.
  
  – Здесь же… – пробежав глазами по именам, орлесианец выпучил рекомые глаза, уже не в силах удерживать маску невозмутимости, – половина высших сановников Церкви.
  
  – Да, мне печально видеть, что за организацией покушения на дворянина Ферелдена стоят верховные сановники церкви, а также, что те, кто вещает о мире и единстве перед Создателем, по сути своей ничем не отличается от иерархов вашего Дома Отдохновения… и решает проблемы таким же образом. Но вы сказали, что в Орлее Церковь отделена от государства, потому, я верю, что в силах Её Императорского Величества покарать наглецов, посмевших поднять руку на её царственного собрата и передать их на справедливый суд в Ферелден… ну или их головы, если те вдруг будут сопротивляться. Только в этом случае я смогу поверить и признать, что Орлей действительно испытывает к нам исключительно дружеские и союзнические чувства и готов буду рассматривать ваши предложения. Если же в течение двух месяцев, люди из данного списка не предстанут перед судом… Я буду рассматривать это, как официальное признание причастности Императрицы ко всем вышеописанным актам враждебных действий против нашей страны... И как объявление войны. А до тех пор, на пребывание официальных лиц Орлея на территории Ферелдена налагается запрет. У вас есть десять часов, чтобы покинуть мою страну. Аудиенция окончена, – всё было сказано.
  
  Это был бросок перчатки в лицо — выдвижение заранее невыполнимых требований. А если императрица вдруг спятит и попробует их выполнить — это станет для неё началом войны, но уже не с Ферелденом, а с церковью. А таким шансом не смогут не воспользоваться дворяне, что молодую императрицу лишь терпят. Так что помимо войны церковной, начнётся еще и война гражданская, а там и Ферелден, разумеется, «поможет» своей верной союзнице и даже немного задержится в гостях… лет на сто, а то и вовсе — навсегда.
  
  Посол молча поклонился и, развернувшись на каблуках и скрипя зубами от полученного унижения, направился к выходу. Десять часов — были очень маленьким сроком на подготовку парусного короля к плаванию, но я не собирался облегчать посольству жизнь. Там ведь и помимо графа имелись интересные личности, например, одна смуглая чародейка в белом платье, что весь разговор простояла рядом с графом, держа каменно-надменное лицо. И всё бы ничего, да только, судя по её эмоциям, дамочка целиком и полностью была на стороне Орлея. Сколько ещё в посольстве было таких вот идейных, готовых тишком обсудить погоду с местными коллегами, в процессе навербовав себе шпионов или зародив недовольство, предсказать было невозможно, оставалось только не дать им времени на работу. Что я и сделал.
  
  – Эрл Хайнен, – обращаюсь к градоправителю Денерима, когда за делегацией закрылись входные двери.
  
  – Да, Ваше Величество? – шагнул вперёд человек.
  
  – Проследите, чтобы наши гости не потеряли никого важного спеша на корабль. Как мне кажется, потерявшиеся в чужой столице орлесианские делегаты, вынужденные искать приюта у друзей и знакомых, будут неприятным пятном на нашей репутации гостеприимных хозяев, – мой жирный намёк в потоке иронии не поняли в зале, наверное, только ковры и гобелены.
  
  – Не извольте беспокоиться, Ваше Величество — мои люди окажут гостям всю должную помощь для успешного возвращения в полном составе, – поклонился эрл.
  
  – Рассчитываю на вас...
  
  
***
  
  Я задумчиво почесывал едва ли не мурлыкающего дракона, наблюдая за суетой придворных и думал, что делать дальше. В смысле, вот конкретно сейчас — так-то воз проблем уже не раз мной в сознании прокручивался, пусть и становился с каждым разом всё больше и больше. Эгоистичная часть меня предлагала вернуться в свои покои, пригласить туда трио прекрасных ведьм и продолжить с того момента, на котором нас прервали, кажется, там было что-то со срыванием с меня одежды… но прерывание такое настрой девочкам явно сбило и возвращаться именно сейчас… нет, можно, но лучше всё-таки дать им немного времени на борьбу со смущением. Что? Кто сказал, что мне интересно, выживет ли Андерс после встречи с тремя взбешёнными и смущёнными колдуньями? Да и ещё одно обстоятельство… Но шутки-шутками, а дела реально нужно делать. И коль уж речь зашла об Орлесианцах...
  
  – Пригласите ко мне Серого Стража Риордана, – распорядился я слуге.
  
  – Сию секунду, Ваше Величество, – поклонился человек и удалился передавать мой приказ под заинтересованными взглядами присутствующих дворян. Вот тоже проблема. Нет бы спокойно работать в своём кабинете, но у нас тут «приём официального посольства» был, а значит, нужна туча свидетелей и прочего «цвета нации». А потому, нельзя вот так вот просто взять и уйти. Вернее, можно, но сиятельные лорды и леди могут посчитать это пренебрежением к своим сиятельным задницам. Не то, чтобы они были сильно неправы, но разводить скандалы и поводы для обид на ровном месте мне было откровенно лень — и так не знаешь, за что хвататься. К тому же, такой «открытый приём» позволял любому желающему благородному обратиться к королю с вопросом, просьбой или предложением, то есть, давал присутствующим некую иллюзию значимости. Правда, с обращениями никто не спешил — Реван исправно помогал мне производить впечатление не только на орлесианцев, но и на «родных» дворян.
  
  – Командор, – спустя несколько минут, склонил голову и ударил себя кулаком в грудь по воинскому приветствию Риордан, – ты звал меня?
  
  – Да, – я поднялся с трона и, жестом пригласил за мной в неприметный закуток, где располагался «дежурный кабинет» как раз на случай, если королю всё-таки потребуется переговорить с кем-то с глазу на глаз. Хороший повод свалить с этого бессмысленного собрания, оставаясь в рамках приличий. Ну а если кому-то будет срочно нужно воспользоваться своими дворянскими правами — то для этого есть мой камердинер. – С момента гибели Архидемона, у нас толком не получилось нормально поговорить — всё время появлялись неотложные дела, – я уселся за стол и предложил моему спутнику располагаться в «гостевом» кресле».
  
  – Верно, – кивнул воин, – но у тебя возникло много работы. Подумать только — Командор Ордена стал Королём.
  
  – Думаешь, из-за этого могут возникнуть проблемы?
  
  – Отнюдь, – отмахнулся Серый, – мы давно хотели вернуться в Ферелден, но и мечтать не могли о столь блистательном возвращении. Правда… – собеседник замялся, – ряд вопросов всё-таки может возникнуть.
  
  – Например? – я приподнял бровь.
  
  – То, что ты выжил после убийства Архидемона. Такого никогда не случалось ранее, хотя Старший Страж Авернус и пояснил мне, назовём это, общей принцип процесса, но в Вейстхаупте захотят убедиться.
  
  – Убедиться в чём?
  
  – Что это действительно был Мор и Архидемон. Да, я видел этого дракона и чувствовал его Зов, но… слишком всё быстро закончилось, слишком маленькие потери. Всего пара десятков тысяч человек, в то время, как по нашим хроникам, прошлые нашествия обескровливали целые страны.
  
  – Но разве не было замечено, что каждый следующий Мор слабее предыдущего? – припомнил я особенность местного исторического процесса.
  
  – Да, – согласился Риордан, – но не настолько, к тому же, помимо этого, есть и масса других сведений, что вызовет живейший интерес Первого Стража. Разработки Авернуса бесценны, а то, что видел я… и эта новая вера и чудеса, ею являемые… как и управление драконами. Всё это требует осмысления и выработки какого-то решения руководством Ордена.
  
  – Логично, – что-то подобное и ожидалось, – значит, ты планируешь отправляться в Андерфелс?
  
  – Если у тебя нет для меня иных задач, Командор, – с достоинством, искренне ответил Страж.
  
  Нужно ли мне, чтобы в Вейсптхаупте узнали о моих талантах, возможностях и предложениях? Однозначно — да. Хотел бы я делиться секретами «безопасного производства» Стражей? Не особо, но и ничего сакрального в тех знаниях нет, а попробуй я их «зажать», тот же Авернус меня не поймёт. Стоит разве что чуть добавить акцента, благодаря кому этот старый малефикар вообще нашёлся.
  
  – На самом деле, есть парочка, но их вполне можно совместить с твоим возвращением домой.
  
  – Тогда я — в твоём распоряжении, – склонил голову Страж. Эх, хороши они ребята. Ну да, слегка поехавшие на Чувстве Долга вооружённые фанатики, но полезные и нацеленные на выгоду. И пока они эту выгоду видят, нашему сотрудничестве ничего не угрожает. Правда, если им кто-то предложит больше или риски «дружбы» со мной станут слишком большими, меня сразу же сдадут со всеми потрохами, ибо «жертвенность в смерти», но на какое-то время сотрудничество имеет смысл.
  
  – Хорошо, полагаю, что добираться до Андерфелса ты планировал по воде?
  
  – Нет, – обрадовали меня ответом, на который я, признаться, не рассчитывал, – я всё-таки Орлейский Страж и, пусть сейчас ситуация между Орлеем и Ферелденом довольно накалена, Орден остается вне политики. Добравшись до братьев, я передам выкладки Авернуса, точнее, копии с них, а сам двинусь дальше на север, сообщив Первому Стражу через орлейского Командора о всём, что здесь произошло.
  
  – Связные записки? – да они популярнее телеграфа!
  
  – Связные записки, – подтвердил мой собеседник, – канал связи должен был быть и у Дункана, но, он оказался утерян после Остагара — иначе меня бы не посылали на разведку.
  
  – Понятно, что же, тем лучше. Я хотел попросить тебя сопроводить моё посольство к гномам.
  
  – Сопроводить? – не понял воин.
  
  – Видишь ли, Риордан, – я почесал бровь, – по донесениям моих людей, в Орзамаре случилась какая-то неприятна история со смертью короля и конфликтом наследников. Случилась она чуть ли не за месяц до начала Мора, но споры о новом короле до сих пор не утихают. Всех деталей я не знаю, может договорятся, а может гражданскую войну устроят — сам понимаешь, получить сколь-либо подробные и достоверные сведения из подземелий весьма сложно, тем более на фоне того, что у нас тут происходило, – тот кивнул. – А связи с тейгом мне нужны.
  
  – «Дело Серых Стражей», – сразу смекнул мой визави, всё-таки не зря его направили в разведку, голова у него варила хорошо.
  
  – Именно. Как ты знаешь, у Ордена в Ферелдене мало действующих стражей, но рекрутов хватает. И солидная часть этих рекрутов — маги.
  
  – Лириум, – вновь проявил неплохие аналитические способность Риордан.
  
  – Не только, услуги их кузнецов мне бы тоже пригодились, но, в основном — да. К тому же, как короля, меня не устраивает монополия враждебной мне и Ферелдену структуры на его поставки.
  
  – Орден не вмешивается в политику, – нахмурился разведчик.
  
  – Именно поэтому я хочу, чтобы ты просто сопроводил моё посольство к подземникам, всё остальное будут делать мои послы. Проблема в том, что я опасаюсь, как бы гномы вообще ни отказались их пускать и принимать от них какие-то послания, но тебя, как Серого Стража, они пропустят и будут вынуждены хотя бы ответить на вопросы, чего обычных послов могут и не удостоить. Конечно, это худший вариант, но он вполне возможен — общество подземников весьма закрыто, они и в обычное-то время к себе далеко не всех пускают. А, в случае вопросов, ты всегда сможешь ответить, что выполнял приказ командора по разведке обстановки — ситуация в Орзамаре, наверняка, будет интересна и Вейстхаупту, кроме того, сейчас, после окончания Мора, Порождения тьмы должны были вернуться на глубинные тропы, что напрямую угрожает Орзамару, и, как Серые Стражи, мы обязаны хотя бы предупредить их об этом.
  
  – Хмм… – он понял и принял мои аргументы, но всё ещё колебался, явно желая всё хорошенько взвесить, чтобы в порыве чувств не совершить какой ошибки. Ладно, применим аргумент, который работает всегда, не взирая на уровень власти и влияния — от золотарей до королей и императоров.
  
  – Я бы мог послать Алистера, Карвера или кого-то из волшебниц, но у парней просто нет опыта, маги нужны мне здесь, а ехать самому, – я махнул рукой, как бы показывая, что «многовато чести», – не по протоколу, – тем не менее, намёк, что я вполне могу обойтись и без его помощи, пусть это будет несколько более неудобно, был вполне отчётливым. И понял его Серый правильно.
  
  – В этом нет необходимости, Командор, я с удовольствием помогу вам в деле Ордена.
  
  – Прекрасно, а от Орзамара до орлейской границы рукой подать и по завершению работы с посольством ты сможешь отправиться дальше. Я передам указания, чтобы тебя представили будущему послу и предоставили всё необходимое для дороги.
  
  – Благодарю, – вновь кивнул Страж.
  
  – Ну раз с официальной частью покончено, – я повёл плечами, – то можно и просто поговорить. Что ты думаешь о всей этой ситуации в целом?
  
  – Довольно сложный вопрос, – задумался Риордан, – ситуация в высшей мере интересная, сулящая как множество прибыли, так и очень серьёзные риски. Боюсь, я не уполномочен тут что-то решать, но… переживший убийство Архидемона Страж с такими способностями… и предложениями, – осторожно продолжил он, благо намёков в нашей беседе было более, чем достаточно, – это… интересно.
  
  – Рад слышать, ну а что касается драконов…
  
  Наша беседа продлилась ещё часа два. Серьёзных тем более никто не поднимал, но и совсем уж переливанием из пустого в порожнее наш разговор назвать было нельзя. Каждому было о чём задуматься, я, например, получил примерные реакции постороннего Стража на все свои действия, разумеется, стоит принять во внимание личностные качества и политический расклад, что бы там Риордан ни заявлял на тему «Орден вне политики», имея пару тысяч профессиональных бойцов экстра-класса, крепости и земельные наделы, нельзя не представлять собой политическую фигуру, хотя, рядовым и «средним» бойцам, быть может, эту сказочку и скармливают. А вот тот же Дункан, будучи Командором, вполне себе на короткой ноге был и с Кайланом, и с Первым Чародеем Круга поболтать мог, и с Логейном побеседовать, да и, в принципе, с кем угодно из сильных мира сего в королевстве мог добиться аудиенции. При этом, сам он не был человеком благородного происхождения, родившись где-то в землях Хайевера, и, если верить кое-каким слухам, по молодости вообще начинал то ли воришкой, то ли бандитом с большой дороги. По крайней мере именно такая информация была в голове у Фергюса, да и с него самого, когда я скачивал навыки работы со внутренней энергией, нет-нет, да что-то такое в случайно задетой памяти о личной жизни мелькало. Излишне говорить, что для мелкопоместных дворян данный уровень был почти недостижим.
  
  Что уяснил для себя сам Страж, я не знал, да и не интересовался особо. Во всяком случае, не настолько, чтобы пытаться залезть к нему в голову. Зато успел в голове прокрутить, какие инструкции по посольству можно дать моему собеседнику, какие — родичу свежеиспечённого эрла, а что приказать магу, который будет пристроен на «связные записки». А ещё были дроу, которых тоже можно было незаметно сориентировать прощупать обстановку вокруг гномов, это не считая обычных тварей Мора, которые с этими гномами реально прямо сейчас то и дело резались в мелких стычках. Кстати, коль уж речь зашла об эльфах, неплохо бы узнать, как дела обстоят у Дарриана.
  
  Соблюдя пологающиеся приличия, нормы этикета, традиций… короче, в пустую промотав ещё полтора часа, я объявил о завершении приёма и направился по своим делам, старательно игнорируя свиту из всяких слуг, служек, писцов и прочей мелкотравчатой шушеры, что увязалась за мной следом. Чёрт подери, да их даже дракон не сильно останавливал! Ну, пусть тот и не скалил зубы и не рычал, да и до полноценного взрослого дракона ему ещё было расти и расти, но всё равно. Табриса я нашёл в той части дворца, что предназначена для гарнизона и королевской гвардии. И был он не один, нет, то что рядом с ним крутилась Шианни и Ирис я вполне одобрял и разделял, правильный подход! Хотя, Шианни вроде бы ему приходится какой-то там юродной сестрой, но не суть, а суть в том, что в их коллектив затесалась ещё и Мерриль! Как так? Это моя няшка!
  
  – А-айдан? Ой, то есть, Ваше Величество! Эм… Эльгарнан? – один смущенный писк с её стороны и меня можно брать тёпленьким. Не знай я её чуть лучше, мог бы подумать, что «поймал» ушастых на чём-то предосудительном, но… это Мерриль.
  
  – Эльгарнан, – поклонился мне Дарриан.
  
  – Добрый, – я кинул взгляд на клонящееся к горизонту солнце, – вечер. Как прошло обустройство?
  
  – Всё хорошо, Владыка. Под ваши стяги уже встало полтысячи детей Народа и с каждым днём к нам подтягиваются новые добровольцы.
  
  – В самом деле? – я приподнял бровь. Нет, я помню, Логейн докладывал, что ушастых в наших, точнее, моих, войсках как-то резко прибавилось и, судя по тону, это ему не сильно нравилось, но я не ожидал, что количество эльфийских добровольцев, что предоставил эльфинаж, вырастет уже почти в два раза. Кстати об эльфинаже, надо бы напомнить уважаемому эрлу Денерима, что в столице я желаю видеть хорошие и крепкие дома и чистые улицы и длина ушей жителей этих домов и улиц, мне безразлична.
  
  – Да, вести о ваших деяниях разносятся, подобно пожару, – кивнул эльф, – а наши, – он указал взглядом на Ирис, – владения уже называют «Новыми Долами», пусть это и далеко от правды.
  
  – Ясно. Нужно ли вам что-нибудь? Всего ли хватает?
  
  – Мы ни в чём не нуждаемся, – покачал головой Дарриан, – а если возникает потребность, королевский интендант, как правило, без проволочек выдает всё запрошенное. Хранительница Мерриль же поддерживает боевой дух и рассказывает историю нашего народа.
  
  – Эт-то всё сэр Редвар! – нет, вот опять эта забавная паника, так, держи себя в руках, Айдан! Нельзя вот так вот при всём честном народе тискать эльфийскую чародейку, хотя, судя по рожам этих эльфов, они будут просто счастливы… так, нет! Не смей придумывать себе оправдания! У тебя толпа слуг за спиной, а они и так много лишнего видят и слышат, нечто давать им дополнительных материалов!
  
  – А, лидер наших переселенцев, и что же он?
  
  – Он передал просьбу хагрена Сарела, – потупилась девушка, – ну, с просвещением и всем таким, прочим… – не нужно уметь читать мысли. Чтобы понять — девочка хочет спрятаться от такого потока внимания куда-нибудь далеко-далеко. И чтобы там были умные книжки, да.
  
  Утолив свою жажду няшности, я всё-таки смог вернуться к делу и узнать подробности, что, как и почём. И подробности эти были не так, чтобы сильно радужными. Да, эльфы шли, да, со снабжением проблем нет и, вроде бы, не предвидится — спасибо «щедрости» того тевинтерского магистра и запасливости Логейна — и золота, и провианта, и снаряжения хватило бы на ещё три раза по столько же ушастых. Нет, «элитные» вещи, вроде тех, что были вынесены из Пика Солдата, конечно, имелись в куда меньшем ассортименте, но и вооружали ими далеко не всех подряд. Проблема заключалась в качестве рекрутов. И их лояльности. Сколько ушастеньких реально хотят воевать за свой новый дом, а сколько — просто пожить на «казённых харчах», получить какие-никакие воинские навыки, снаряжение, а потом свалить на большую дорогу, было не ясно. Но тут оставалось только принимать риски, ну а для таких умников всегда есть каменоломни, в самых тяжёлых случаях — петля или «склад ингредиентов доброго дедушки Авернуса», что же касается навыков — это дело было поправимым, никто не ставил задачу создавать мастеров меча или лука, а общая подготовка до приемлемого уровня — дело полугода. Другой вопрос, что этих самых шести месяцев у нас, скорее всего, нет. Зато есть оборотни, что, пусть и имели в своём составе мерзких хумансов, пардон, шемлинов, воспринимались Табрисом весьма положительно, как-никак, их «благословил» сам Эльгарнан. Так что с моей идеей подготовить егерей с ТТХ тяжёлой пехоты он был согласен, но сам ничем помочь не мог, его конёк — прямая рубка и, в меньшей степени, скрытные проникновения. Но тут проблема решилась сама — укушенные долийцы про стрельбы в пересечённой местности поведать могли многое, всё, что им было нужно — адаптировать систему под новые силы. Ну и, на всякий случай, я распорядился выделить им в инструкторы мастера-лучника, может сможет кого подтянуть.
  
  Кстати об оборотнях, вторая часть таки была отправлена к Воинам Пепла. Грустные берсерки-собачники, за прошедшие полгода успели слегка пополнить ряды своих пёсиков, но, большей частью, всё ещё оставались в печальном одиночестве. Мабари всегда были элитными животными, которые говорили о статусе владельца не меньше самых дорогих видов одежды и оружия, к тому же, животными они были ещё и привередливыми, выбирая одного-единственного хозяина на всю жизнь, так что восполнить их потери было сложно. И вот, оставшиеся без своих четвероногих напарников, привыкшие к «свальному бою» и проламыванию строя врагов, немного сумасшедшие, как и положено представителям всякой закрытой общности со своими особыми традициями и субкультурой, Воины Пепла увидели перевёртышей во всей красе… Дальше случилось именно то, чего я и ожидал: повёрнутые на своей элитарной пушисто-мохнатой культуре и звер-р-рском боевом стиле, ребята дружно потребовали укуситься.
  
  И также дружно были посланы… правильно, к Его Величеству, поскольку они, оборотни «не в праве распоряжаться Его даром». Его Величество, в моём лице, обещал «подумать» и принять решение в зависимости от результатов боевой подготовки оборотней, которую оным Воинам Пепла предлагалось провести, само собой, с приобщением к славным традициям своего братства.
  
  Да-а-а, правильная мотивация — это хорошо. Вон, как сразу забегали и принялись выдавать «секреты профессии», что до этого старательно держали в своём узком кругу. Любо-дорого. Тем не менее, со всей этой текучкой, провозился я до глубоких сумерек, можно сказать, ночи. И, с чувством выполненного долга (и не забыв отправить Мерриль спать), направился… к покоям госпожи Амелл, предварительно «скинув со следа» осточертевшую свиту.
  
  Чародейку я застал за весьма интересным занятием. Усевшись перед зеркалом, она расчёсывала свои золотистого оттенка волосы и сосредоточенно разглядывала себя в зеркале.
  
  – Можешь не сомневаться, ты выглядишь всё так же восхитительно, как и сегодня утром, – обозначил я своё присутствие.
  
  – Айдан? – она чуть подскочила, – ты знаешь, что подкрадываться к магу — плохая идея! А если бы я с испугу кинула в тебя заклинанием?
  
  – Ну, одно-два я бы пережил, полагаю, – делаю шаг ближе. – Но я пришёл не просто так.
  
  – Нет? – в её голосе скользнула лёгкая опаска и предвкушение.
  
  – Нет. Раз я не вижу у твоего порога коврика из шкурки Андерса, рыжий жив и мне не нужно придумывать объяснение его героической гибели. А потому… как на счёт продолжить то, на чём нас прервали в прошлый раз? Кажется, это был момент, где с меня срывают одежду… – подавшись вперёд, я сграбастываю тихонько пискнувшую было девушку и жадно целую, менять свои решения я не привык.
  
  – Да… – оторвавшись, шепнула она… и сотворила какое-то хитрое заклинание.
  
  – Хм? – новый поцелуй.
  
  – Зов Крови… мы с сёстрами тебя поделили… и без них… это будет слишком жадно с моей стороны… хоть и хочется, – делая перерывы, чтобы вздохнуть, ответила волшебница, – ты же… не против?
  
  – Чтобы вместо одной прекрасной девушки, мне уделили внимание три? Я могу казаться странным, но у любой странности есть свои пределы!
  
  – Все вы, мужчины, одинаковы, – рассмеялась Солона, старательно скрывая смущение и борясь с пуговицами на моём камзоле.
  
  – Та-а-ак, а нас вы ждать не стали?! – раздался сварливый голос Мариан от двери.
  
  – Лучше позаботься о чарах тишины… и надёжно запертой двери, – прокомментировала Бетани, заходя следом и как раз старательно прикрывая дверь.
  
  – Хм… – окидываю сестёр Хоук взглядом. Надо сказать, выскочили из своих спален, означенные сестрички без привычных выходных мантий, а очень даже в домашних тряпочках, явно намекающих на имевшее место желание вскоре отойти ко сну. – Я так и не понял, кто кого пришёл совращать?
  
  – Вообще-то, мы это планировали ещё с утра, если бы не всякие… – Бетани осеклась, заметив, как я смотрю на её голые коленки, выглядывающие из под ночнушки, – и вообще, нам и так до безумия стыдно, не усугубляй!
  
  – Склоняюсь перед вашей волей, о грозные чародейки, – я рассмеялся и привлёк к себе Мариан. – Но за свои руки я не отвечаю!
  
  
***
  
  Следующим утром, распорядившись насчёт завтрака для своих чародеек, я принялся за обдумывание дальнейших задач. Нет, можно было бы посмаковать вчерашнюю ночь и «три сорванных цветка», но, право слово, какой в этом смысл? Да, наши отношения с сёстрами Амелл-Хоук перешли на новый уровень, но суть осталась прежней, в конце концов, женщина может быть не только любовницей, но еще и другом и полезным специалистом. К счастью, обретение нового статуса дамами не сорвало у них крышу и ничего предосудительного не последовало, во всяком случае, эмоции оставались ровными и приятными. Но вернёмся к делам. Денерим, на данный момент, себя почти исчерпал. Нет, разумеется, дел в нём было ещё воз и маленькая тележка, но всё срочное я закрыл и можно было уделить внимание и другим областям, например, начать массовое производство-«пробуждение» дроу. Тестовая партия показала себя очень неплохо: дисциплинированно, находчиво, разумно. В прямом смысле с голой задницей вдвоём-втроём перебить и полусотенный отряд генлоков для них не было проблемой. Правда, когда мои создания увидели «искажённых тварей», я думал, среди них появятся «природные берсеркеры», даже у магов. Степень озверения была соответствующей. Но вернёмся к вопросу иллитири. Вложенная в них информация усвоилась хорошо и никаких следов отторжения не наблюдалось. Мелкие неточности и несостыковки списывались на последствия от длительного «Сна Смерти» и изменившуюся магическую составляющую мира. Хуже всего приходилось магам с двумя источниками сил, но «Откровения, посланные Владыкой» направили их на нужный путь, а дальше уже сами разберутся, чай не глупые создания, особенно, если вспомнить их реальный возраст. Тем не менее, успех тестовой партии лишь подтверждал «жизнеспособность» выбранной модели поведения в рамках воинского подразделения. Ну и биологическую функциональность. Однако, массовая штамповка будущих владельцев подземелий — это уже другой уровень. Потребуется инфраструктура, продовольствие общественные институты в конце концов. Конечно, я позиционировал дроу, как «избранных», элиту элит. Но мне нужно, чтобы их было много и пусть за «тысячи лет» обосновать десяток-два-три-пять тысяч таких «избранников» я вполне бы смог, варианты естественного пополнения рядов также должны были быть, да и, с точки зрения здравого смысла, должны были применяться «избранниками». Короче говоря, данные юниты. Помимо опции «апгрейда» из более низкого ранга должны были иметь и «естественный прирост», а что нужно для естественного прироста существ? Пра-а-авильно, постройка, из которой их нужно нанимать! То есть, город. С ремесленниками, заведениями досуга, пресловутой инфраструктурой, запасами пищи и прочим. В общем, мне нужно было втихую построить Мензоберензан или Игг-Шайл, а потом делать вид, что «оно тут испокон веков стояло». И «избранников» в полотёры не запишешь, хотя… тут ладно, тут у них и так по историческому лору терпимое отношение к рабовладельческому строю. Но строить город… долго, дорого. Эх, альтернативы нет, всё равно потребуется — это пока я могу «пробуждать» разные группки по углам подземелья, но как их станет хотя бы тысяча-две особей, их придётся или выводить на поверхность, или всё-таки сажать куда-то, где можно жить. И вариант «занять заброшенный гномий тейг» — не самый удачный. Ладно, хорошо хоть с биоматериалом проблем нет — моровой гриб растёт даже на голых камнях и питаться может чуть ли не воздухом, матки, после снятия искусственных ограничений, куда как более… хм… производительны. Значит, отправляемся на разведку подходящих пещер, а сами пока проработаем планы будущих городов… и подумаем, как им придать вид «уже тысячи так три лет тут стоят», хотя… оставлю новью и спишу на магию и консервирующие чары. Да, похоже на план.
  
  Задвинув на задний план процессы расчёта, я уже подумывал отдать приказ на подготовку королевского кортежа к западным границам, но вовремя себя одёрнул. Была в городе ещё одна проблемка, что не то, чтобы не требовала решения, но была достаточно мелкой, чтобы бросать на неё все силы, однако, закрывать глаза тоже не рекомендовалось. Эта Рыжая Дженни и её Друзья. Они посмели напасть на моих людей и прощать подобное я не намеревался, даже если за всеми последующими событиями, включая коронацию, кто-то мог решить, что я об этом забыл. Пусть эти «Робин-Гуды» вроде как пользовались некоторой народной поддержкой и любовью, факта нападения это не отменяло. К тому же, заодно можно будет решить проблему и с другими бандитами. И если против уважаемых теневиков вроде Хартии, Воронов или просто контрабандистов, я ничего толком не имел, хотя и намеревался им несколько подрезать крылья и объяснить новые правила игры, то вот всяческая шушера уровня «просто гопота» или такие вот друзья-анархисты меня устроят только в двух видах: на каменоломне или на складе ингридиентов. А значит, стоит устроить им ночь длинных ножей. К тому же, пора решить ещё один вопрос. Приняв подобное решение, я крикнул слугу.
  
  – Пригласи ко мне в кабинет заместителя командира лучников, Лелиану.
  
  – Сию минуту, ваша милость, – поклонился служка и побежал исполнять, а на его место тут же заступил новый — на случай, если у уважаемого монарха найдутся ещё поручения.
  
  – По вашему приказанию, Ваше Величество, – спустя примерно десять минут, рыжая лучница предстала передо мной, давая ещё раз убедиться в том, что плотный кожаный доспех идёт ей куда больше, чем ряса послушницы.
  
  – Отлично, присаживайся, разговор предстоит длинный, – я указал на кресло перед моим рабочим столом, заодно жестом велев слугам скрыться за дверью, не забыв закрыть её за собой.
  
  – Благодарю, – бард присела на самый краешек, явно не ожидая от беседы ничего хорошего, я же, пока она устраивалась, принялся аккуратно зарываться в её мысли. Используя как таланты телепата, так и присутствующие в её организме клетки симбионта, всё-таки предложение моё будет очень веским и я должен быть уверен в её лояльности абсолютно.
  
  – Я наблюдал за тобой, – она чуть вздрогнула и напряглась, – и, признаться, впечатлён. Стать Мастером-Лучником в неполные двадцать, это ещё не считая талантов Барда, солидное достижение.
  
  – Благодарю вас, Ваше Величество, но до Ваших талантов мне далеко, – изобразила пай-девочку Лелиана.
  
  – Не стоит лести. Большая часть моих талантов проистекает из моей природы о которой, полагаю, ты уже наслышана.
  
  – Князь Тьмы, – произнесла она со смесью трепета, восхищения и отвращения одновременно. Ох уж эти женщины и безумные смеси эмоций.
  
  – Я не он в полном смысле этого слова. Я его отражение — тень. Маленькая, самодостаточная частица, далёкая от силы и возможностей основы, но всё же её часть. Это довольно сложно описать, да и нет смысла, ведь я — это я, а не какая-то надмировая непостижимая сущность с нечеловеческой мотивацией. Но это — частности, а в глобальном смысле перед нами находится факт, что, не смотря на то, что ты осознаешь мою природу… более или менее, ты осталась на моей стороне, хотя возможностей уйти, как просто так, так и предварительно навредив, у тебя было предостаточно. И я хотел бы знать, почему ты осталась?
  
  – Мор нужно было остановить и вы — единственный, кто был на это способен, – честно призналась она, – впрочем, это была не единственная причина.
  
  – А-а, то твоё «видение от Создателя», – я хмыкнул, а ей стало стыдно и немного обидно, нет, не от моего неверия. От её собственных мыслей и порывов. Её душу продолжали терзать сомнения. Каждый вечер она продолжала молиться, но… ответов не появлялось и, в какой-то момент девушка начала задумываться, а не выдала ли она желаемое за действительное? Быть может, был просто запомнившийся кошмар, а не откровение свыше? Я же продолжил. – Тем не менее, Мор закончен, но ты всё ещё здесь… со мной, – о эта череда образов и краткие воспоминания о слухах, гуляющих как среди моих войск, так и старательно распускаемых моими недругами… ого, а она успела насобирать их немало…так, вернувшийся Древний Бог — знаю, сплю с кучей эльфиек и волшебниц — знаю, пью кровь и провожу жуткие чёрные обряды — ожидаемо, имею в любовниках Алистера и Андерса — мерзость какая, но ожидаемо... Сплю с Ирвингом? Ну, знаете ли… так, мне ещё и зоофилию приписали, уличив в связях с моими драконами? Н-да… вот теперь у меня есть личные претензии к Орлею и Церкви.
  
  – Вам… больше не требуется моя служба, Ваше Величество? – осторожно спросила бард.
  
  – В качестве простого лучника? Нет, пожалуй, что нет, – о, обида, разочарование и горечь. – Тем не менее, – продолжил я, – твои таланты в другой сфере мне бы изрядно пригодились.
  
  – Я не совсем понимаю, милорд, – чуть поёрзала в кресле девушка, всё прекрасно понявшая, но никак не могущая поверить, – вы же почти меня не знаете…
  
  – Это так, хотя и не отказался бы узнать тебя поближе, – да, фраза была крайне неоднозначной, но мне было интересно понаблюдать за её реакцией. И эта реакция мне понравилась вспышкой интереса и отсутствием негатива. – Тем не менее, кое-что мне всё-таки известно, – я докопался до некоторых старых воспоминаний, – например, о письмах преподобной матери Доротеи, которой пророчат в скором времени Солнечный Трон, после того, как эта маразматичка Беатрикс Третья отправится на тот свет. С учётом того, что церковь спит и видит, как бы объявить против меня Священный Поход, а сделать это при невменяемой жрице будет сложно, полагаю, ей могут даже помочь поскорее воссоединиться с Создателем.
  
  – Откуда вы… – шок, опаска.
  
  – Предвечная ведает всё и, порой, может поделиться частью знаний со своим дитя.
  
  – Тогда, зачем вам я? – заинтересованность и некоторая… обида? Серьёзно? Она изволит дуться, поскольку выяснила, что её «услуги» мне не так, чтобы сильно необходимы? Женщины…
  
  – Потому что «порой», к тому же, люди не должны надеяться на помощь богов, а стремиться сами встать с ними вровень.
  
  – Магистры уже как-то попробовали, – с жаром и негодованием возразила она.
  
  – Да, – признал я. – Хотя история там куда более запутана и куда менее однозначна, чем это представляет Церковь Андрасте, да и Мор — отнюдь не творение Создателя, но в целом даже церковная трактовка прекрасно иллюстрирует, что путь наверх всегда был тернист и труден. Такова уж природа вещей — даже крестьянину не прокормить семью без труда и усилий, а уж стать рыцарем или дворянином и вовсе не каждому дано. Я знаю, что ты хочешь возразить, – поднял я руку, заметив, как моя собеседница набирает воздуха в грудь для длинной отповеди, – и не спорю, всё имеет свою цену и далеко не у всех хватит воли… или отсутствия совести заплатить её, но это не меняет фактов. Современные королевства и империи стоят на трупе Старого Тевинтера, а тот, в свою очередь, вырос на костях эльфийской империи и, кто знает, быть может, и те не были первыми. Магистры допустили ошибку и весь мир вот уже тысячу лет платит за неё, но, рано или поздно, найдётся тот, кто сможет покорить небеса, и, что важнее, всегда будут те, что станут пытаться.
  
  – И… вы хотите быть этим «кем-то», милорд? – осторожно спросила она.
  
  – Нет, – я беззлобно усмехнулся, ловя взгляд девушки, – они и так открыты для меня. Но, почему бы не дать дорогу туда другим? Сделать их достойными этого? Возвысить дух людей, эльфов, кунари, да пусть даже гномов? – о, кажется, кто-то теперь не уверен в моём душевном состоянии.
  
  – Это… довольно амбициозно, – осторожно ответила она.
  
  – Знаю, полагаю, что даже на то, чтобы вбить немного сознательности в крестьян уйдёт поколений пять. Минимум. Но дорогу осилит идущий. Тем не менее, пусть мне и приятно вести философские беседы с красивой девушкой, их можно оставить и на более спокойное время, а сейчас, вернёмся к обсуждаемому вопросу. Ты спросила, почему именно ты? Всё просто. У тебя есть навыки и, в то же время, ты не попыталась предать меня, хотя возможностей у тебя было множество. Кстати, интересно, почему?
  
  – Я сама пришла к вам и попросилась на службу! – возмущенно вскинулась рыжая лучница. – И если бы наши дороги разошлись, я бы просто напрямую сказала об этом и покинула войска, а не стала бы вести себя, как… как… не важно, – в сознании Лелианы проступило имя «Марджолайн», приправленное душевной обидой, разочарованием и каплей ненависти.
  
  – Но разве не в природе бардов притворяться и манипулировать?
  
  – Да, это так и, будь вы… моим заданием, я могла бы так поступить, но предавать того, к кому я пришла сама, по своей воле и того, кто принял меня, даже не взирая на… определённые обстоятельства… нет.
  
  – А ты довольно честна, как для представителя своей профессии, – я улыбнулся кончиками губ, – что же, вот моё предложение. Мне нужна Левая Рука, – девушка вздрогнула, пусть к этому всё и шло в ходе разговора, но одно дело — подозревать и другое — получить прямое доказательство и предложение, – мастер над шпионами и агентами.
  
  – Я… могу подумать? – осторожно спросила она.
  
  – Разумеется. На этой позиции мне нужен полностью осознающий своё положение человек, принявший всю ответственность и лояльный мне. Из всего моего окружения, ты обладаешь наилучшими навыками и познаниями, а также понимаешь меру ответственности. Что же касается лояльности — это покажет только время. Тем не менее, то, что ты уже продемонстрировала, я нахожу… воодушевляющим.
  
  – Благодарю, Ваше Величество, – девушка склонила голову, – я дам ответ через три дня.
  
  – Хорошо. Буду ждать, – на этом разговор был окончен, девушке предстояло подумать, а также посмотреть интересные сны, ну а мне таки заняться подготовкой к поездке по западным границам, думаю, как раз пара-тройка дней на это уйдёт. Ну а агентурная сеть Кусландов, на сколько так можно назвать просто «прикормленных» торговцев в смеси со скаутами-разведчиками, вполне переживет без управления ещё неделю, в конце концов, как-то эти полгода они протянули?
  
  Я ещё раз вспомнил Фергюса, н-да, сей «курьер по деликатным поручениям» Брайса, дал хоть и много, но совершенно недостаточно с высоты моих критериев. Пусть его и вводили постепенно в курс дел, но он был лишь наследником и вся «сеть», как и положено, принадлежала Брайсу, а после того, как меня признали войска и вассалы — мне, за старшим братом осталось лишь пара десятков человек, которых он подбирал сам, да и то, безоговорочно доверять он мог лишь пятерым из этого списка, с которыми и ныкался в горах, поближе к орлейской границе. Вот и получалось, что у «братика» были выходы на агентов, но он не мог ими воспользоваться толком, поскольку не имел власти и влияния. У меня же были и власть, и влияние, но не было выхода — Айдан предпочитал турниры и светскую жизнь, а о том, какому слуге в каком замке можно сунуть полный монет кошелёк, чтобы тот выложил собранные за месяц новости, ему никто не рассказывал. Я тоже сосредоточился на армии и магах — том, что представляло собой реальную силу в рамках противостояния Мору и потенциальной гражданской войны, а не копанием в грязном белье придворных. Нет, это тоже, безусловно, было нужно и выгодно, но лишь в далёкой перспективе и при сохранении текущих раскладов, а когда у тебя тупо боевой мощи в три раза больше, чем у всех потенциальных противников вместе взятых, то информация об их грязных делишках становится лишь приятным бонусом, не более того. Так что и свой собственный «Мюллер в юбке» мне был нужен более для внешних операций, к тому же, кое-какие связи в церковной иерархии у Лелианы были и использовать их — хорошая идея. Правда, сейчас девушка склонна скорее отвергнуть моё предложение, чем принять, всё-таки эта Доротея оказалась очень вовремя в нужном месте, чтобы спасти очаровательную подтянутую попку этой рыженькой от больших неприятностей. Возможно, даже фатальных для означенной попки, а потом ещё и пару лет «дружила по переписке», как следует обрабатывая. Героический образ «тёмного рыцаря» и полдесятка коротких разговоров за полгода знакомства явно недостаточен, чтобы перебить такое влияние, пусть тема «старо-новой веры» девочку явно зацепила. Так что будем работать генератором видений, благо на основе нынешнего анализа, что делать и куда вести нить повествования я понял. А там — будем посмотреть. Ну а пока, я вызвал очередного слугу.
  
  – Пригласи лидера магов, недавно присягнувших мне. Он же ещё не отправился в Хайевер?
  
  – Никак нет, милорд. Мастер Клемет сейчас занят связями со своими коллегами как в Ферелдене, так и за его пределами.
  
  – Превосходно, как у него выдасться более-менее свободное время, пусть меня навестит — у меня возник ряд дополнительных вопросов, которые я бы хотел с ним уточнить. Ну а пока я жду, распорядись подать обед.
  
  – Будет исполнено, ваша милость, – поклонился слуга. До решения проблемы бандитов оставалось два дня.
  
  Лелиана. Скромная лучница.
  Девушка вновь падала в непроглядную Тьму, как уже было полгода назад. Она спала и понимала, что спит, что с ней случалось нечасто. Тогда, в Лотеринге, подобный сон дал ей уверенность, подсказал и направил, но реальность породила сомнения и вопросы. Вновь заставила сомневаться во всём: в собственном выборе, в окружающих её людях, в том, что было раньше. Даже в Песне Света. Она учила, что люди грешны, что Создатель отвернулся от своих детей, разочаровался в них и лишь сплотившись, можно попробовать вымолить прощение. Жрицы призывали к милосердию, к равенству перед создателем, но при этом поддерживали Круги Магов и Эльфинажи. Раньше, вращаясь среди аристократов или живя в церковном приходе, она никогда не обращала на это внимания. Раньше, но не после того, как смогла поговорить с освобождёнными магами Круга или эльфами. Не после того, как видела, что творили тевинтерцы с молчаливого одобрения и согласия Преподобных Матерей.
  
  Слово Тьмы, как уже назвали найденный, частично восстановленный и скопированный древний фолиант, наоборот, утверждало, что в каждом есть искра Изначального Творения, в любом, от червя до Бога и Боги, в существе своём, сильнее и мудрее смертных, но лишь потому, что просто более развиты, ближе стоят к Предвечной. Древнее писание учило, что каждый — сам творец своей судьбы и свободен в своём выборе и поступках. Свободен, но не вседозволен! Каждый поступок и решение несёт свои последствия и лишь тот, кто готов принимать их, имеет право на свой выбор, своё решение. Остальные же, могут принять выбор тех, кто выше. Ведь принимать или нет — это тоже решение, несущее свои последствия. Не нравится? Ты волен уйти. Не хочешь? Брось вызов, но будь готов принять его последствия. Даёшь клятву — держи. Нарушаешь? Будь готов, что тебя призовут к ответу. Ты слаб и хочешь просить помощи и покровительства Великих? Твоё право, но будь готов, что могут попросить и тебя.
  
  Это учение завораживало. Оно было, на первый взгляд, элементарно, просто и чуть ли не примитивно, но стоило лишь чуть задуматься и открывалась вся многогранность и гениальность этого творения. Это был Кодекс. Кодекс Подонка и Святого. Кодекс Рыцаря и Убийцы. Это пугало… и завораживало. Обещало и помощь, и кару, не где-то там, за гранью жизни, а здесь и сейчас. От других людей, живущих по этому Кодексу. От Богов, дозваться до которых, как показал случай в Рэдклифе, куда как проще, чем до Создателя… если тебя сочтут достойным своего внимания. Эта была первостатейная Ересь, противоречащая всему, что написано в Песне Света. Но, вместе с тем, почему она так привлекала? Почему эти постулаты что-то затрагивали в её душе? Почему они так подходили барду, как юному, что просто увлечен Игрой и не задумывается о её последствиях, так и той, что успела обжечься и на себе познать, к чему приводят некоторые выборы и решения?
  
  Её размышления были прерваны окончанием падения, или всё-таки полёта? Тьма рассеялась и она увидела окружающую местность. Величественные чёрные стены вздымались к небесам, а шпили дворцов едва ли не взрезали проплывающие над ними облака. Выложенные чёрным мрамором площади и улицы… нетрудно было догадаться, где она находилась. Золотой Город, осквернённый Магистрами более тысячи лет назад. И по этим улицам величественно шествовал мужчина в знакомых, отливающих золотом доспехах.
  
  – Ваше Величество? – Лелиана позвала его, но идущий своей дорогой Айдан Кусланд не обратил на крик внимания. Лучнице не оставалось ничего иного, кроме как последовать за ним. Улицы сливались в бесконечную чёрную полосу, сколько они так шли? Час? Год? Мгновение? Она не могла сказать, но вот путь их окончился у стен величественного дворца, самого большого из всех. Здание располагалось в центре города и сердце девушки замерло, лишь стоило осознать, Кому принадлежат эти покои. У стен дворца она заметила следы разрухи, беспорядок и хаос, врата были разбиты и валялись внутри. Негодование поднялось в душе Лелианы — вот и следы Магистров, осквернивших Золотой Город.
  
  Молодой король тоже поднял на них взгляд, прерывая свой мерный шаг. Несколько секунд он оглядывал уродливые следы прошлого, но потом лишь разочарованно покачал головой и сделал новый шаг. Бард последовала за ним. Стены Дворца содрогнулись, стоило Кусланду ступить на первую ступень. Лелиана зажмурилась, предчувствуя, что сейчас Глас с Небес проклянет дерзкого смертного, посмевшего шагнуть в вотчину Бога, но… ничего не произошло. Лишь следы прошлого вторжения стали стремительно исчезать, могучие врата вновь встали на место нерушимой преградой и… распахнулись, приветствуя того, кто… имел право войти? «Они и так открыты для меня» — вспомнила она слова, произнесённые Айданом совсем недавно. Неужели? Закончить мысль она не успела, молодой король пошёл дальше и она шла за ним, наблюдая, как с каждым его шагом оживает покинутый десяток веков назад дворец. И вот, они вошли в Тронный Зал. Величественный и Прекрасный, даже несмотря на то, что он отливал антрацитовым мраком самых тёмных подземелий. Посреди зала стоял Трон. Пустой и покинутый. Без сомнений и колебаний, Король занял пустующий Престол. И мир вновь дрогнул. Тьма опала со стен, втягиваясь и обволакивая фигуру на троне. Чёрный Город вновь становился Золотым. Она не могла сказать, откуда это знает, но просто ощущала всей душой, что подобная метаморфоза происходила не только с Дворцом, но и со всем Городом. И вот, всё завершилось. В Золотом Чертоге на Троне восседал Князь, облаченный во Тьму. И это было… правильно? Гармонично? Так, как должно было быть? Лелиана не могла подобрать слов. Ужас и восторг переплетались в её душе.
  
  Проснувшись в своей комнате, выделенной ей, как полноценному офицеру, девушка ещё долго не могла унять бешено колотящееся сердце. Что она только что видела? Это была игра её воображения? Будущее? Или… она замерла… прошлое? Где правда, а где ложь? И во что ей верить? Какой выбор сделать?
  
  Встав с кровати, она зажгла свечу и потянулась к тумбочке, внутри которой лежали два фолианта. Почтенный труд, толщиной с её ногу, окованный сталью и украшенный символом пылающего глаза. И ничем не примечательная книжица всего лишь в два пальца с простой обложкой из чернёной кожи. Что ей выбрать, какое решение принять? И какие будут последствия этого выбора? Бард вновь замерла, поняв, что она не просила Создателя направить её, вместо этого, думая и решая… как учило этому Слово Тьмы. Что же, кажется, сама того не понимая, она уже выбрала. Вздохнув, девушка убрала окованный железом том обратно в тумбочку и зажгла ещё свечей. Стоит ещё раз перечитать эту книгу, раз она решила идти по этому пути...
  
  Чтение, к глубокому сожалению, не принесло облегчения, вопросы и сомнения продолжали терзать душу, да и старые воспоминания о причинах, что, в своё время, привели её на порог Церкви, неожиданно поднявшиеся из глубин памяти, не поднимали ни настроения, ни сосредоточения. В итоге, промучившись до рассвета, так толком и не выспавшись, и не почитав, она решила немного прогуляться и подышать свежим воздухом. Небольшая преференция офицера, помимо личной комнаты — вне тревоги и срочных дел, она могла быть предоставлена самой себе, лишь бы быть способной в течение часа встать на место службы, возникни такая необходимость. И вот, она бездумно гуляет по городу, пребывая в своих мыслях. То, что это — плохая идея, она поняла слишком поздно.
  
  – Так-так, кто тут у нас? – преградившая выход из переулка пара крепких на вид мужчин заставили Лелиану взбодриться. Чуть скосив глаза, она без удивления обнаружила, что и назад уже не повернуть — там подпирали стены сразу трое.
  
  «Проклятье, попалась, словно беспечная дочка провинциального барона, в первый раз очутившаяся в большом городе. И с собой только пара кинжалов… Всего пятеро, если обычные бандиты — не страшно.»
  
  – П-пожалуйста, отпустите меня, – скорчила она испуганную и растерянную мордашку, – я-я отдам вам все свои деньги.
  
  – М-м-м, – ухмыльнулся главарь, – интересное предложение, но не хочешь ли ты добавить что-нибудь сверху? – теперь ухмылка стала откровенно сальной, впрочем, быстро сойдя с лица мужчины, – Марджолайн просила передать привет, сучка!
  
  Они начали действовать одновременно. Почти. Уже услышав «Мард…», Лелиана рванула вперёд, молниеносно извлекая оба своих клинка и разгоняя внутреннюю энергию по телу. Прошлое всё-таки нагнало её. Ошибки, последствия сделанного когда-то выбора. И теперь настала пора принять последствия.
  
  – ХАС! – выплеснутая с криком сила на миг дизориентировала противников, ещё два шага, оружие в правой руке входит в шею помощнику «говорливого», шаг, кинжал в левой скользит по подставленному наручу главаря, рывок вперёд и усиленная внутренней энергией нога дробит ступню мужчины — трюк грязный, но она не рыцарь, чтобы биться честно, тем более против пятерых. Звон тетивы ещё один. Ногу и спину пронзает боль. Уже не уйти.
  
  – Тварь, – злобно шипит охрамевший главарь, – говорил я, нужно было кончать её тихо, но нет, нанимательнице, видите ли, нужно «передать привет», даже дополнительную плату выделила, – как там Рэм?
  
  – Наглухо, – донесся голос, видимо стрелка.
  
  – Холера. Ладно, заканчивайте, – Лелиана прикрыла глаза. Это был конец и она отчётливо это понимала, но, если её подойдут добивать, ещё одного она успеет забрать с собой.
  
  – Я к этой бешеной не сунусь!
  
  – А арбалет тебе на кой, кретин? Всади стрелу в грудь, а потом перережь глотку! Всему учить надо, наберут по объявлению, мля, «Волонтёры» хреновы.
  
  – Ладно… – вот только сделать стрелок ничего не успел, поняв, что план придётся менять, бард, собрав силы и поборов чувство расползающегося по телу холода, метнула оставшийся кинжал. К сожалению, зацепить главаря было невозможно — слишком неудобно он стоял, но вот один из арбалетчиков был как раз на линии броска… и уже заваливался на спину с подарком в глазнице.
  
  – Да вашу мать, нам было поручено грохнуть «хитрожопую девку с луком», какого хрена она дерётся, словно грёбаный Ворон?
  
  – Это ещё ничего, – скривившись от боли, ухмыльнулась девушка, – я посмотрю на ваши рожи, когда вместо платы Марджолайн вас отравит или тихонько пристрелит в темноте.
  
  – Зря стараешься, девочка, – хмыкнул бандит, – в отличие от тебя, мы подстраховались. Так что прости, но ничего личного… хотя к демонам! За ребят, сдохни! – с этими словами так и не представившийся главарь всадил ей в грудь арбалетный болт. Увернуться уже не получалось. По телу разлилась боль, а руки сами поднялись, пытаясь унять боль и вытащить «занозу». Перед глазами стояла мутная пелена и слезы, а в голове крутились воспоминания… и сожаления. Что ожидает её по ту сторону? Создатель? Эти странные старые-новые боги? Просто пустота? Было страшно, очень страшно. Перед взором девушки пронеслись картины последних месяцев жизни, её печали и чаяния, глупые мечты и уже несбыточные планы, загадка Айдана Кусланда и того выбора, который она так и не успела сделать. Чем бы он завершился? Что мог дать? Сознание угасало, а вместе с ним притуплялись и чувства, оставляя только горькое сожаление о бездарно прожитой жизни. Бесполезной и никому не нужной. Пустой...
  
  Последнее, что почувствовала Лелиана, было холодом стали у горла и краткой вспышкой боли от перерезанного горла. И наступила тьма….
  
  Сознание вернулось резко, рывком, словно кто-то распахнул ставни в тёмной комнате, впуская в неё утренний свет. Девушка вскочила, пытаясь одновременно судорожно оглядеться, ощупать горло и грудь, а так же понять, жива она или уже нет? Выяснить удалось только последнее — запутавшись в простыне, которой её кто-то укрыл, она свалилась с кровати и больно ударилась о пол, пусть и успев сгрупироваться и подставить руки. Мертвецы боли не ощущают. Но вставал вопрос «как»? И где она? С её ранами выжить было невозможно! Болт в груди и так был тяжелейшим ранением, а перерезанное горло и подавно! Она же чувствовала, как одновременно захлёбывается собственной кровью и слабеет от её потери. Лелиану передернуло — эти воспоминания теперь надолго станут её кошмаром. Но всё это не отменяло уже заданных вопросов? Как она выжила и где находится?
  
  – О, очнулась наконец? – прервал её размышления смутно знакомый голос, повернувшись на источник, она увидела черноволосую чародейку, смотрящую на неё с некоторым раздражением и… ревностью? Что тут происходит? Может, это предсмертный бред? Но… почему он такой чёткий и достоверный? Хотя… смотрящая на неё таки взглядом колдунья — как раз укладывается в понятие бреда.
  
  – Что? Как? – ситуация становилась всё более странной.
  
  – Эх, – ведьма вздохнула, – для начала, поднимись и сядь на кровать — пол всё-таки холодный. Теперь, отвечаю на твои вопросы. Айдан ни с того ни с сего просто взял и сорвался в город, прямо посреди военного совета. Мы последовали за ним и, представь себе, каково было наше удивление, когда он привёл нас к твоему уже остывшему телу, лежащему в луже собственной крови.
  
  – О-остывшему? – бард нервно сглотнула.
  
  – Да. Только Его Величество сказал что-то вроде «так дело не пойдёт, мы ещё не договорили», после чего нагнулся к тебе и у тебя внезапно обнаружилось дыхание и сердцебиение, хотя крови осталось с полстакана. В итоге, нам с сёстрами и этим рыжим, несносным, мерзким проходимцем вчетвером пришлось собирать тебя по кускам несколько часов, пока Авернус допрашивал тех двух трупов.
  
  – К-как?
  
  – Магия Крови. В том переулке была не только твоя кровь, но и нападавших. По ним мы нашли тела и смогли прочесть последние воспоминания.
  
  – Как… остывшему? – акцентировала бард на более волнующей её теме.
  
  – Ах, это? Это Айдан, – пожала плечами Бетани Хоук, – вокруг него постоянно случаются необъяснимые вещи и мы даже устали по этому поводу шутить. Ты тоже привыкнешь. И да, ещё кое-что.
  
  – Что?
  
  – Я помню тебя ещё по Лотерингу, скромная сестра в Церкви умеющая рассказать красивую историю, на деле оказавшаяся куда более интересной, чем все думали. Так вот… – взгляд волшебницы потяжелел. – Поверь мне, я знаю, какое впечатление производит Айдан. Уж не сомневайся, я никогда и в мыслях не держала, что мы с Мариан можем… – она резко осеклась, – ну… – с неловким видом сглотнула комок в горле, – не важно. Как женщина, я не имею права осуждать тебя, но если… когда ты об этом подумаешь, постарайся остаться с ним в рамках деловых отношений и не более.
  
  – О? – сказать, что бард ничего не понимала, было сильным преуменьшением её ситуации.
  
  – Я тебе не угрожаю и не ревную, – сдержано и, как уловила Лелиана, без фальши, отвергла возможную догадку чародейка, – но Солона и Мариан — не я. И если ты подумала, что это — угроза, то ты ошибаешься. На самом деле я не думаю, что они тебе что-то сделают — они не такие, но всё это вместе доставит неприятности Айдану, а вот этого я не хочу. У нашего короля сейчас и так слишком много проблем, чтобы ещё и мы их добавляли, – карие глаза колдуньи серьёзно посмотрели ей в лицо, заставляя проникнуться важностью сказанного. – Надеюсь, ты меня поняла.
  
  – Эм… да, я… – лучница чувствовала себя донельзя неловко. – Я и не думала об этом, – на самом деле думала пару раз... в своей палатке. Но ведь любая нормальная девушка думает о красивых рыцарях, это же не преступление? Она и том блондинчике-Алистере разок так думала, и даже… о леди Аммел… Это же не значит, что она что-то планировала? Такое со всеми бывает!
  
  – Ладно, – глубоко вдохнув носом, свернула разговор волшебница, – с твоим организмом всё в порядке, мы свели даже старые шрамы, отдыхай. Одежда в тумбочке, обед прислуга принесёт через десять минут. Как наберёшься сил и придёшь в себя, сообщи. Хм… вроде бы всё... Ах да, ещё одно. Его Величество просил передать «Это тебя ни к чему не обязывает. У тебя всё ещё есть три дня». Не знаю, – её вновь окинули тяжелым взглядом, – к чему это, но я передала. Так что всё, выздоравливай.
  
  – Спасибо… – полностью в спутанных чувствах, ответила девушка уже в спину уходящей целительнице. Пищи для размышлений стало на два порядка больше. Но теперь она точно не пойдёт гулять, чтобы уложить мысли. Вздохнув, Лелиана прикрыла глаза и откинулась на кровать… это было каким-то безумием. Но… это было. И теперь предстояло решить, что со всем этим делать.
  
  Айдан Кусланд. Тем временем.
  Ночь после убийства Лелианы вполне можно было назвать «Варфаломеевской», «Ночью длинных ножей» или «Судной Ночью», кому как больше нравится. Суть была одна — чистка. По-простому, без всяческих излишеств, красивостей и куртуазности типа «ордера стражи». Регулярная армия Кусландов, усиленная людьми Логейна и городской стражей под знаменами Хайненов врывалась в дома и вытаскивала «ни в чём неповинных честных горожан» на мороз в лучших традициях «Кровавой Гэбни» из пропагандистских фильмов антисоветчиков. Особой изюминкой был тот факт, что моя «гэбня» была кровавой буквально — ко всем отрядам приписывался маг из бывших отступников, владеющий хотя бы азами Магии Крови, что мог понять, лжёт человек перед ним или нет, добавить к этому тот факт, что работали мы по данным предварительной разведки, предоставленными ещё Лелианной, сдобренными показаниями «резидентов» Кусландов, к которым я получил доступ, выпотрошив мозги Фергюса, ну и, конечно, информацией от обитателей эльфинажа, которые, в силу обстоятельств, более чем хорошо ориентировались в хитросплетениях городского дна и криминала. Схваченных кололи быстро, без сантиментов и прямо на месте, после чего тут же отправлялись дальше по цепочке и повторяли процедуру уже с его подельниками, начальством или подчинёнными. В итоге, застенки денеримской тюрьмы очень быстро пополнялись свежими постояльцами, благо после «торговых операций» Логейна и потерь «штрафбата», места там были. Далее будет происходить уже более вдумчивый допрос более компетентными специалистами и вынесение приговора. Простые и честные контрабандисты отделаются штрафами и конфискацией, столь же простых и честных бандитов, «крышевавших» порт, ждут каменоломни, а вот всяких Друзей рыжей Дженни и прочих подобных им кадров я буду казнить. Показательно и максимально жестоко — они посмели поднять руку на моих людей, а значит, объявили войну мне. Стоит продемонстрировать, что это была глупая идея, а заодно и напомнить окружающим, что Эльгарнан — это не только «Отец Народов», в смысле, покровитель отцовства, но и местью заведует он же.
  
  Не забыл я и про Маржолайн. Более того, на её захват я отправился лично — огромная честь, как для простого барда. Но в таком деле хотелось избежать малейшей вероятности провала или гибели ценнейшего ресурса. И доверить столь тонкое дело я пока никому не мог — мой будущий специалист по этим самым делам сейчас как раз лежит в больничном крыле дворца и отходит от впечатлений, вызванных перерезанным горлом. Так что, увы, всё сам!
  
  Взять эту дамочку проблем не составило — она спокойно сидела в снимаемом доме неподалёку от квартала знати и попивала чай. Хотя, чего бы ей опасаться? Цель устранена, исполнители, как чуть позже выяснилось, тоже. У неё — легенда приказчицы одного из торговцев Вольной Марки, что направил её оценить перспективы ферелденского рынка, в общем, не подкопаешься. Оставалось только переждать возможную суматоху, что должна была подняться при гибели пусть и не высшего, но всё-таки офицера в армии короля, и можно спокойно уходить домой. Это и многое другое, куда как более интересное и связанное с компроматом на орлейских вельмож, бард поведала нам уже пребывая гостьей в дворцовом подвале.
  
  – Что прикажете делать, Ваше Величество? – спросил у меня пожилой, но ещё крепкий мужчина, исполнявший обязанности главного надзирателя за королевской темницей со времён Мэрика.
  
  – Заприте в камере и следите, чтобы она с собой ничего не смогла сделать, – я окинул задумчивым взглядом Маржолайн. Длинные тёмные волосы и такие же тёмные глаза, красивые, пусть и несколько по-хищнически острые черты лица, фигура тоже вполне привлекательна, и на вид не дашь и двадцати пяти, хотя, по идее, должно быть, минимум, хорошо так за тридцать, – и ещё одно, эта женщина — Бард, а потому, может изобразить… всякое. Так что если ей вдруг станет плохо, она внезапно умрёт, потеряет сознание или ещё что-то в этом роде, перед тем, как открывать камеру, зовите пару бойцов в полных латах и мага.
  
  – Будет исполнено, Ваше Величество, – кивнул тюремщик.
  
  Предупреждения были несколько излишни, ведь я уже подселил пленнице своих клеток во время допроса, да и сам допрос при содействии Авернуса сказался на её способности к побегу не слишком положительно, но пусть не теряют бдительности. Если та что-нибудь устроит, я ведь могу и не успеть отреагировать сразу, да и не дело это, когда король выполняет за стражу её работу на постоянной основе.
  
  – Постойте! – запоздало вклинилась в обсуждение своей судьбы пленница, только только начавшая отходить от магического допроса, – я признаю, что я действительно бард, но я не совершала ничего противозаконного!
  
  – Кроме заказа на убийство моего офицера, – вежливо напомнил я, жестом отсылая надзирателя.
  
  – Лелиана — предательница и преступница, я была направлена, чтобы осуществить правосудие, – с жаром воскликнула она. И что любопытно, эмоционально она истово верит в свои слова, причём, не копай я глубоко, фальшь бы не уловил. Великолепно, ведь пришлось забираться до гормонального уровня, а так — эмоции полностью соответствуют отображаемому на лице, в мелкой моторике, в интонациях голоса, да она даже начала «потеть от страха», точнее, идеально изобразила стресс. Не скажу, что она совсем его не испытывала, но уровень там был куда ниже демонстрируемого.
  
  – Хорошая версия, но тут есть опять маленькое «но». Даже если она действительно осуждена и приговорена к смерти, то приговорена она властями Орлея. С учётом последних тенденций, полагаю, в списке таких «приговоренных» есть и я, но парой-тройкой… сотен мест выше. Так что теперь у нас есть не просто попытка убийства, но ещё и работа на власти странны-агрессора, – продолжал я «шить» дело в лучших традициях ЧК. Хм, что-то часто я в последнее время вспоминаю чекистов, кровавую гэбню и прочие радости правильного тирана и деспота. А, ну да, всё правильно! Верным путём идёте, товарищ Кусланд, Партия вами гордится.
  
  – Она предала своего прошлого нанимателя! И работает на Церковь! Если вы освободите меня, я смогу предоставить вам доказательства! – женщина подалась вперёд, цепляясь в решётки камеры. На лицо горячее желания «сотрудничать со следствием» и поскорее разрешить это «досадное недоразумение». Станиславский во мне не просто аплодировал стоя и кричал верю, он был готов пойти и удочерить эту великолепную актрису.
  
  – Уже лучше, но мои проверки она прошла, в отличие от тебя, Маржолайн. Так что на некоторые… «шалости юности» я вполне смогу закрыть глаза, но вот тот факт, что ты «заказала» моего офицера никуда не делся. Как ты думаешь отвечать за него?
  
  – Вы не понимаете, Ваше Величество! Она вас использовала. Вы видели в ней милую девушку — дружелюбную, ласковую, заслуживающую доверия. Это всё игра! Лелиана всегда ловко использовала других! Ей нравилось манипулировать другими, она наслаждалась своей властью и влиянием, которое способна оказать на свои жертвы. Нет нужды сожалеть о ней, ведь она, бесспорно, предала бы вас ради чувства собственного превосходства! Войти в историю как та, кто одной каплей яда определил судьбу целых народов — она ни за что не смогла бы от этого отказаться! А я избавила вас от этой угрозы и даже не стала просить ничего взамен — я на вашей стороне, Ваше Величество!
  
  – Интересно, – констатировал я проходящие в её организме процессы, ведь она продолжала демонстрировать всеми реакцимия кристальную честность. – Вот только есть одна маленькая проблема…
  
  – Какая? – женщина подалась вперёд, цепляясь в решётки камеры.
  
  – Мои чародеи достаточно умелые, чтобы задать парочку вопросов и трупу. Я понимаю, Орлей не Неварра и там о таких мастерах вряд ли слышали, но это не отменяет того факта, что они у меня есть, Маржолайн. Лелиана просила передать ответный привет, – бард чуть дёрнулась, почти незаметно, почти рефлекторно, но… дёрнулась. И этого было достаточно.
  
  – Я… я не понимаю о чём вы…
  
  – Продолжаешь настаивать? Твоё право. Но, видимо, ты решила, что мы допросили труп твоей бывшей ученицы. Увы, для тебя увы, нет. Мы спросили тех мертвецов, что она сумела организовать, а вот её удалось вытащить. Так что, полагаю, в скором времени она тебя навестит, – я доброжелательно улыбнулся. Ох, какие сразу перемены произошли в этой даме. Теперь её внутренняя напряженность почти соответствовала демонстрируемому уровню. А ещё там шла судорожная работа мысли.
  
  – Возможно, мы договоримся? – вновь изменила она поведение, добавив в голос льстивых ноток. Нет, совращать меня никто не пытался, это нужно быть полной дурой, сидя в клетке, думать, что тобой заинтересуется король, туда тебя посадивший. Дурой же Маржолайн не была. Но вот языком тела и голосом немного расковать собеседника и настроить его на благожелательный лад — вполне можно, что она и пыталась проделать.
  
  – Ну попробуй меня удивить. Я слушаю…
  
  Далее последовали увещевания в своей полезности, ценности, опытности и замечательности, сдабриваемые потоками компромата на целую кучу орлейских баронов и графьев, даже пара грязных штанишек Императрицы была обнародована, хотя тот факт, что сия особа предпочитает не мальчиков, а девочек, меня не впечатлил.
  
  – Слова-слова-слова, – я махнул рукой, прерывая собеседницу, – мы не в Игре, где просто знать что-то о противнике порой оказывается достаточным для победы, нужны реальные доказательства. Письма с печатями и подписями, фамильные вещи, сменившие владельцев и так далее.
  
  – Я… могу предоставить всё это, – осторожно ответила она, явно намереваясь поторговаться, но мне это было не особенно интересно, всё, что потребуется, я «скачаю» и так. В том числе и данные по тайникам с компроматом, если, конечно, такие тайники вообще существуют, что не факт, что является правдой. В этой беседе мне больше были интересны именно реакция и моторика матёрого шпиона и цели своей я достиг. Ну а с самой Маржолайн пусть разбирается Лелиана, когда наконец-то определится со своим выбором.
  
  – Возможно… Но знаешь что? Приди ты ко мне со всем этим сразу, как пребыла в страну, и предложи свои услуги, я бы заинтересовался и, скорее всего, даже возвысил бы тебя, но ты не пришла. Ты попыталась убить моего человека, тем самым покусившись на мою власть и авторитет. Ты, не задумываясь, пошла против меня и даже хуже, ты ведь даже не учитывала мою реакцию в своих планах, поставив меня в своём восприятии на уровень какого-нибудь не заслуживающего внимания смерда из самого захолустья. А вот Лелиана ко мне пришла.
  
  – Лелиана такая же как я! Нет! Она и есть я! Я научила её всему! Она ничем от меня не отличается!
  
  – Но она поступила умнее, – пожимаю плечами, отворачиваясь от камеры и, не слушая дальнейших реплик, ухожу по коридору.
  
  Разговоры разговорами, но у меня ещё было море дел на эту ночь, ведь аресты продолжались...
  
  
***
  
  В современных мне реалиях нормальный правитель должен пахать, как проклятый, а отпуск для него — голубая мечта. Компетентные и лояльные замы, конечно, несколько упрощают дело, но «человеческий фактор» никуда не девается. Ошибки, неправильная изначально информация, банальная коррупция. Но… тут у нас были суровые Средние Века с их ритмом жизни и логистикой. А также, существо с биокомпом в голове. Другими словами, совершенно внезапно я обнаружил у себя не то, чтобы целую кучу свободного времени, тот же Логейн и Кристиан подкидывали задач, но начал осознавать, как правители прошлого и на охоту на недельку-другую выбраться, и попировать денёк-два-три-десять умудрялись. Про посещение всяческих любовниц я и вовсе молчу, тут я с уважаемыми коллегами вполне солидарен, главное, не переходить грань между приятным досугом и скидыванием стресса и реально перегибом. Короче, поскольку на данный момент времени даже выписанная из Хайевера Винн ещё не приехала исполнять свои обязанности представителя магов в столице, вместо того, чтобы срать в мозги ученикам Гильдии, я мог-таки наконец-то как следует запустить свои шаловливые ручки в Мор.
  
  Кстати о Винн, нужно не забыть приставить к ней кого из молодых малефикаров, раз уж все падаваны в моём замке грызут гранит науки — пусть перенимает навыки Духовного Целителя. Да и привить хоть малейшую не то что любовь к Церкви, но даже отбить неприязнь такого ученика к клиру у старушки не выйдет. Когда ты являешься предметом охоты Храмовников, как-то сложно к этим самым Храмовникам и их друзьям испытывать что-то кроме неприязни, мягко говоря. Так что пусть передаёт знания. Андерс, конечно, смотрелся бы лучше, но он занят собственным обучением у Авернуса, да и «с паршивой овцы хоть шерсти клок». Потому, как куда ещё деть эту даму, что «лучше всех всё знает» и любит учить жизни (по словам Андерса, Солоны и вообще едва ли не всех волшебников Круга, с кем я перекидывался словом-другим на эту тему. Впрочем, случай с Ульдредом как бы намекает), я не знал. Устранять — жалко, да и не за что. Но и что-то важное поручать не вариант. Должность «представителя», как временная мера, пойдёт, но Хомяк с Жабой дружно негодуют. Старшего Чародея едва ли не как предмет интерьера или вывеску использовать. Ну да ладно, может потом что придумаю получше, а пока оставим всё, как есть и вернёмся к Мору и экспериментам с ним.
  
  Не то, чтобы я этого не делал раньше, вон, тестовая партия уже шарится в одном дневном переходе от поверхности и скоро им предстоит множество чудных открытий, типа выхода неподалёку от одного из тренировочных лагерей Искателей на территории Орлея. Но и помимо «дроу» у меня были проекты, пусть и связанные, в некоторой степени, с ними. Дело в том, что подчинённые мной тварюшки занялись исследованиями Глубинных Троп не только вширь, но и вглубь. И вот тут-то начались интересности. Нет, разведка «вширь» тоже принесла массу интересного, например, Кузницу Големов, расположенную в тейге Амгаррак, я таки нашёл. Место любопытное, как-никак, попытка воссоздать Наковальню Пустоты или просто метод получения големов. Каридин-то в какой-то момент психанул, совесть его с гуманизмом заели, в результате чего он исчез вместе со всем оборудованием в неизвестном направлении. А то, что твари Мора никуда не делись и продолжили истреблять гномов едва ли не в промышленном масштабе, ему было пофиг. Перековываемые в полезных големов бесполезные уголовники и враги партии оказались мастеру милее. Так что означенный мастер исчез, как и возможность не только пополнять ряды големов, но даже чинить повреждённые единицы. А вот мутанты исчезать не торопились и с пополнениями у них всё было хорошо. В итоге, отвоеванные было назад тейги вновь захватывались, подземных коротышек теснили чем дальше, тем сильнее, а нужда в големах встала ребром. Вот и попытались мастера того времени как-то «изобрести велосипед» повторно. Задумка хорошая, тем более, даже сейчас в подземном королевстве пару-тройку големов найти вполне возможно, а раньше их было заметно больше, так что и образцы у коротышек имелись, но мы же в тёмной фентезе, а значит, «если что-то может пойти не так, оно обязательно пойдёт не так». Не знаю, что там подземники накрутили, я и эту-то информацию добыл почти случайно, когда твари Мора перехватили разведывательную экспедицию гнома-авантюриста, да по ассоциациям кое-что вспомнив ещё из прошлой жизни. Как бы то ни было, учудили бородачи по самое «не могу» — в окрестностях тейга так перекрутило Тень, что кажется, даже пространство-время задело. Более того, связь с Порождениями Тьмы в этой области была не просто ущербной, она натуральнейшим образом сбоила и глючила, словно рация радио-любителя рядом с базой погранцов. Отправленные на разведку Крикуны не вернулись, но удалось почувствовать, что они живы-здоровы. Только команд моих «не слышат». В общем, тейг Амгаррак, где и пытались повторить принцип работы Наковальни Пустоты, надёжно хранил свои тайны. Возможно, после успешных испытаний, пошлю туда отряд иллитири. Полноценно разумные особи, даже при выпадении из командной связи на поставленные задачи не наплюют и будут работать дальше.
  
  Но не Амгарраком единым живут доблестные твари Мора. До пресловутой Наковальни Пустоты они тоже добрались. Точнее, это моя связь добралась до их… ммм, общины? Гнезда? В общем, я уловил, где находятся и чем заняты искажённые Скверной гарлоки-генлоки. Находились они в подземной крепости Боннамар, легендарной цитадели-мавзолее, построенной некогда самим Каридином, из чьих рук вышла и Наковальня. Впрочем, после того, как почти восемнадцать лет назад Порождения Тьмы выбили оттуда Мёртвый Легион, это место стало носить название «Мёртвые Рвы» — в честь того вала трупов, что образовался из нападающих и защитников, а позже был скинут в огромную трещину невероятной глубины, разделяющей юго-запад и юго-восток Глубинных Троп не хуже, чем это делают Морозные Горы на поверхности, разве что чуть западнее. Правда, зачем было строить крепость перед таким разломом, а не за ним, тем самым оставляя атакующим только узкий «мост», на котором и четверо огров в ряд уже не поместятся, я понять не мог. Возможно, тысячу лет назад, когда всё это дело строилось, твари пёрли не с запада, а с востока или северо-востока. Но тогда становится решительно неясно, почему уцелел Орзамар, ну да ладно. Итак, крепость пала. Собственно, как раз после этого события Глубинные Тропы из места «чертовски опасно, но сунуться можно» превратились в практически безраздельные владения Мора, шляться по которым будет только или отчаянный авантюрист, или конченный суицидник. Стоит ли пояснять, что данные понятия почти что синонимы? Впрочем, речь сейчас не о Рвах, а о том, что лежит к северо-западу от них. Не так, чтобы рукой подать, но и не на другом конце света. Если прикинуть по карте поверхности, то где-то между Вал-Фирмином и Вал-Форетом, возможно, прямо под Целестианским Озером. Сказать точнее я не брался. Зона моего контроля с трудом «добивала» и до Боннемара, да и производить такого рода «геолокацию», опираясь только на смутные ощущения самих толком не понимающих, где они находятся, Порождений Тьмы, было сложно даже с моими вычислительными мощностями. Да и смысла особого не было, разве что так, «для общего развития», но тут уровень точности «плюс-минус лапоть» был вполне допустим. На этом приятные новости заканчивались и начинались новости неприятные.
  
  Где засел Каридин я понял, но вот добраться до него не мог. Зов до тех мест не добивал, «дроу» ещё не были готовы к таким подвигам, а посылать группу обычных вояк или даже рыцарей с усилением в виде магов… пусть им на пути не будут мешать твари Мора, всё равно, там в одну сторону топать с месяц! Ну, может не месяц, но недели три точно. К тому же, эта чёртова Наковальня теперь окончательно стала чемоданом без ручки. Почему? Потому, что Порождения Тьмы таки отловили Бранку и превратили её в Матку. И даже дотащи они теперь эту тушу до меня и заройся я в неё Симбой по самое не могу, толку будет чуть. Вряд ли в её мозгу или «Памяти Крови» есть инструкция по применению сего артефакта. Это в каноне она смогла понять, как использовать устройство, потому как обладала, без преуменьшения, выдающимся разумом (и столь же выдающимся Эго, но это детали), трансформация же от этого разума не оставила и следа. Каридин же на сотрудничество пойдёт вряд ли, а как и чем надавить на древнего трехметрового стального голема, что вроде бы подумывает о самоубийстве, я не знаю. На свой народ ему однозначно плевать, так что к долгу взывать бесполезно, боли и смерти он не боится. Материальные блага ему неинтересны. В итоге, не только «видит глаз, да зуб неймёт», но ещё и даже в случае получения этой интересной штучки в мои загребущие ручки, ковыряться в ней предстоит несколько месяцев, если не лет и десятилетий, чтобы понять, как эта штука вообще работает. Само собой, при условии, что я смогу в этом разобраться — местная «магия» всё-ещё вызывает у меня куда больше вопросов, чем ответов.
  
  Зато исследования «вглубь» дали неожиданный результат. И я сейчас не только о жилах сильверита, неваррита, эверита и прочей группы «ритов», что были всё это время у Порождений Тьмы не то, что под ногами, но даже развешаны по стенам и на потолке и не добываемом и не перерабатываемом в оружие и снаряжение только лишь потому, что Драконы понимали — сотня закованных по самые глаза огров в прочнейших латах — это смерть всего живого и не осквернённого. Нет, сейчас речь зайдёт о кое-чем куда-а-а как более интересном. Лириум. И не просто какие-то там небольшие жилы, толщиной в руку взрослого человека, нет. Целые подземные леса этого синеватого металла. Тысячи, десятки тысяч тонн. Лириум рос из стен, свисал с потолка, пробивался из пола пещер. Это действительно был лес. Величественный и красивый. И фонящий Тенью, не сильно, раз я смог на него полюбоваться глазами одного из генлоков с минимумом моих клеток в нём без малейших проблем со связью, но сам факт был очевиден. Думаю, Завеса в этом месте чрезвычайно тонкая, и если бы не полное отсутствие разумной жизни, вполне возможно, что тут было бы не протолкнуться от демонов. Во всяком случае, я так думал до того момента, как моего «наблюдателя» буквально изрешетил залп коротких железных болтов. И, судя по блеску металла, это был, как минимум, сильверитовый сплав, если не сильверит в чистом виде! Но самым странным было другое. Пусть я и находился в генлоке весьма условно, да и фон от лириума тоже мог сыграть свою роль, но я не ощутил эмоций стрелка. То есть, вот вообще! А это было странно. Даже матёрый профессионал, спуская курок и уничтожая свою очередную жертву что-то испытывает. Не важно, что: скуку, сосредоточенность, удовлетворение проделанной работой. Тут же не было вообще ничего. Словно от сработавшей ловушки или выстрела голема какого. Вот только стрелок был ни разу не големом. Как я это определил? Очень просто — увидел. Пусть тело твари было сильно повреждено и восстанавливать его с тем количеством клеток в организме было бы сущим извращением, бессмысленным к тому же, глаза генлока были целы, а чуть двинуть шеей и повернуть голову в сторону стрелка можно было и трупу. И... я увидел гнома. До чёртиков странного гнома натурально сияющего от вкачанного в тело лириума! Сияние там реально пёрло из всех щелей! И это — не фигура речи, слабая «подсветка» исходила и из сочленений доспеха. Не говоря уже о том факте, что сами доспехи были словно сплавлены с плотью стрелка. Очень, очень интересно! А уж когда я увидел оружие этого подземного коротышки! Сначала я думал, что мой миньон нарвался на целый отряд, но действительность оказалась куда как лучше, у стрелка было какое-то механическое чудовище, сочетающее в себе что-то подозрительно похожее на барабан для болтов, лириумные вставки и пружины. Это была любовь с первого взгляда. Какие дроу без мощных механических арбалетов? С миниатюрностью тут, конечно, проблемы — оружие было размером почти с самого гнома, но это детали. Немного прикинув, я приказал отправиться десятку тысяч тварей поближе к области, где был обнаружен неизвестный коротышка. Возможно, я наткнулся на какой-то одичалый тейг, где есть очень интересные игрушки. Так почему бы не изучить их более пристально? А там, будем посмотреть, что делать с обитателями — истреблять или договариваться. Хотя, судя по количеству лириума в организме этого индивидуума, договориться вряд ли получится — даже гному должно сорвать башню и от вдесятеро меньшей дозы, а уж тут… да и эта его безэмоциональность автоматона напрягает.
  
  Отдав нужные указания моим «питомцам», я решил, что на сегодня срочных дел всё равно нет, а вот моим леди чародейкам стоит уделить внимание, а то очень некрасиво получается — получил сладкое и сразу задвинул в дальний угол, так что романтической прогулке по предместьям быть! Осталось решить, карета, просто лошадки или попробовать уже поставить под седло дракончиков? А то жируют, понимаешь, на казенных харчах, морда скоро станет шире жопы, а работать кто будет? С этими мыслями я и направился в королевские конюшни, часть из которых однозначно станет драконятником.
  
  Айдан Кусланд. Два дня спустя.
  – Итак? – я вопросительно приподнял бровь, разглядываю чуть мнущуюся передо мной девушку рыжей масти. Да, Лелиана дозрела и обратилась к моему камердинеру с просьбой о приёме. Слуга был заранее проинструктирован, а потому вещать что-то вроде «не положено» не стал, а сразу же поинтересовался у меня, когда мне будет удобно принять сию даму. Поскольку в тот момент мне было не то, чтобы нечем заняться, но, как я уже говорил выше, свободного времени хватало, то я не стал заставлять даму ждать. Правда, теперь мне интересно, как быстро по дворцу пойдут слухи, что молодой король привечает симпатичную девицу, да настолько привечает, что та может к нему являться едва ли не среди ночи? Сейчас была не ночь, конечно, и даже не вечер, но составление и распространение слухов и сплетен при дворе является чем-то вроде вида спорта. Со своими командами, фанатами, разрядниками и прочим паноптикумом. Что поделать, с развлечениями в нынешние времена не очень, вот и балуется народ всяким. Во всяком случае, про нас с сёстрами Хоук-Амелл уже каждая собака в замке знает, хотя, казалось бы, сколько там времени прошло? С другой стороны, подобные пересуды ходили и раньше, а уж после того, как кто-то из слуг стал свидетелем тому, как они поутру покидают мои покои… Ну да ладно, я опять увлёкся, а меж тем, рыжая красотка уже набралась духу.
  
  – Я считаю, что не подхожу на такую должность и могу не оправдать оказываемого мне доверия, – выдохнула она.
  
  – М-м-м… и?
  
  – И? – не поняла она.
  
  – Если ты помнишь, мой вопрос звучал, как «согласна ли ты стать моей Левой Рукой», сама его формулировка говорит о том, что я считаю, что ты подходишь. Что же касается твоих опасений не оправдать доверия. Это хорошо.
  
  – Хорошо? – девушка нахмурилась. И опять напряглась.
  
  – Так, – я потёр переносицу, – это никуда не годится. Во-первых, расслабься, я тебя тут есть или насиловать не собираюсь. Так что сядь, – я махнул в сторону «уголка отдыха», – налей себе вина, заодно и мне кубок передай, во-вторых, касательно моей позиции. Сомнения — это хорошо. Более того, твоей работой как раз и будет сомневаться. Сомневаться и искать, – Лелиана вздрогнула, явно поняв, что мне стало известно о её связи с преподобной матерью Доротеей, – правду, чужие секреты, мотивы и подоплёку событий.
  
  – Вы… знаете, – это был не вопрос, но утверждение, да, вовремя я про вино сказал. Хлюп — и нет половины кубка, а он по объёму почти литр будет.
  
  – Знаю. Но придерживаюсь довольно простого принципа. То, что было до меня, не имеет значения, если оно больше не имеет значения для тебя. Не важно, что ты делала раньше — была монашкой или наёмным убийцей. Разумеется, это не касается тех аспектов, что являются откровенной мерзостью, но ты же не кушала детей, запивая их кровью невинных дев?
  
  – Н-нет.
  
  – Ну вот и славно. Тогда, я спрошу ещё раз. Итак? – вновь приподнимаю бровь из-за чего моя собеседница издаёт забавный бульк в кубок.
  
  – Я согласна. Пока вы не посчитаете, что я не справляюсь или не найдёте кого-то получше.
  
  – Ну вот и отлично, тогда, добро пожаловать в мой Ближний Круг. А раз так, в неофициальной обстановке можешь называть меня просто Айдан и обращаться на «ты». А сейчас, пойдём, – я поднялся из-за стола и, осуждающе покачав головой, сам себе налил вина и сделал пару глотков.
  
  – Куда? – виновато вжав голову в плечи, спросила девушка.
  
  – В тёмные сырые казематы, конечно же.
  
  – З-зачем?
  
  – У меня есть для тебя… хм... Нет, подарком это назвать сложно. Скажем так, сейчас у меня в «гостях» пребывает некая Марджолайн.
  
  – Вы смогли поймать её?
  
  – Да, после твоей «смерти» и устранения свидетелей и исполнителей она сильно расслабилась. Но речь сейчас не об этом. Это твой враг и решать, что с ней делать, предстоит тоже тебе.
  
  – В каком смысле? – не поняла Лелиана, – мне нужно выведать у неё какую-то информацию?
  
  – На твоё усмотрение, – я пожимаю плечами, не признаваться же, что в голове у этой девицы уже успел как следует пошуршать? – она признана виновной в покушении на моего человека, а значит, этих стен не покинет никогда. Но ты теперь — мой «тайный канцлер», а значит, имеешь полное право решать, жить твоей пленнице или нет.
  
  – Вот как… ясно, – лучница склонила голову, прикусив губу и сильно задумавшись. А мы, меж тем, подошли к «тюремному блоку» и я представил свою спутницу, как «советницу, что имеет право допрашивать и выносить решения по любым содержащимся здесь постояльцам». Понятливый палач кивнул и вежливо поклонился даме.
  
  – Здесь я тебя оставлю. Когда освободишься… так или иначе, возвращайся в мой кабинет, тебя ждёт огромная гора бумаг, с которыми необходимо ознакомиться.
  
  – Да, Ваше Величество, – потерянно ответила девушка и последовала в услужливо распахнувшуюся дверь королевской темницы.
  
  Ещё день спустя.
  Программа «максимум» была выполнена. Оставаться в столице дальше было можно, но бессмысленно. Разумеется, можно подождать послов из Антивы, Тевинтера, Вольной Марки и прочих мест отдалённых или разобщённых. Но эти дипломатические игры могли длиться годами, пока соберутся, пока организуют представление и подарки в связи с коронацией нового владыки Ферелдена. В общем, дело долгое и малополезное. Куда больше меня интересовали дела на моей западной границе. Пора уже было посмотреть, что там и как, благо, за перевалами, как раз бывшие Долы, ныне превращенные в «загородные резиденции» всей сколь-либо значимой орлейской аристократии. Что это значит? Минимум укреплений, максимум предметов искусства и ценных безделушек, к тому же, возвращение Долов моим эльфам, например, через «подарок» их Мерриль, вкупе с расползающимися слухами о «Втором Пришествии Эльгарнана» окончательно перетащит ко мне всех ушастеньких, от Неварры до Пар Волена, а это не только сотни тысяч добровольцев, что за чудом возвращённую землю будут рвать всех и вся, это ещё и Хранители с их очень интересной магией, и какие-то кусочки древнего наследия, а главное — возможная информация о Фен’Харене. Пусть я и не давал обещаний, древнему дракону, не исполнить последнее желание жертвующего мне не то что свою жизнь, саму душу Бога я не мог, хотя бы из банальной благодарности. К тому же… никогда не любил предателей.
  
  Но это — дела будущего отдаленного. Сейчас нужно было оценить состояние приграничных крепостей, как наших, так и со стороны противника. Причём, оценить собственными глазами, не опираясь на доклады разведчиков. Да и с точки зрения всё той же проклятущей логистики и связи, рулить событиями с границы будет куда как удобнее, чем сидя на другом конце страны. И это подводило нас к следующему вопросу. Регент-наместник. Тот, кто должен управлять страной, пока монарх куда-то упёрся, болен или просто решил подзабить на свои обязанности. При Кайлане им выступал Логейн, в тени которого притаилась Анора. Но я назначить Мак’Тира своим «замом» не смог бы никак. Даже если отбросить тот факт, что мои собственные люди такой поступок сюзерена не оценят, это как раз было мелочью, с учётом всего произошедшего, я вполне допускал, что прикажи я им прыгать вниз головой с башни, единственное, о чём они поинтересуются, будет лишь «с какой именно, милорд?». В чём тогда состояла проблема? В том, что он был мне нужен в качестве генерала на фронте. Да, я быстро учусь и не стесняюсь шарить в головах окружающих в поисках тактических схем и приёмов, но знания не есть умения, перегнать первое во второе может лишь опыт, а вот с ним у меня было не очень. Так что сейчас я был «старшим офицером после учебки», разве что с куда большей скоростью мышления и аналитическими возможностями много выше среднего. Да, у меня уже были мысли по использованию «новых родов войск», что однозначно очень сильно и неприятно удивят орлейцев, но вот умения координировать десятки тысяч людей, превращать их из разрозненной толпы в идеально работающий, слаженный механизм, именуемый армией... в этом генерал меня многократно превосходил. Что же, я отчётливо понимал свои слабые и сильные стороны, а потому никогда не брезговал обратиться к более квалифицированному специалисту. Так что тейрн отправится со мной. Пожалуй, подобная перспектива и шанс лично постукать пару «старых знакомых» с запада ему понравится даже больше, чем руление Ферелденом. Аналогично было и с Эамоном с той лишь разницей, что мужик командовал партизанами, вдохновлял народ, а заодно занимался манёврами и логистикой. В обороне и тактике «бей-беги» он, по словам того же Логейна, даже превосходил маршала. И был нужен «в поле», к тому же, пожилому дворянину сейчас и без того было, чем заняться. Коннор вместе с Изольдой был отправлен в Хайевер — постигать таинства колдовства в школе при Гильдии Магов Ферелдена.
  
  Кто еще оставался? Авернус? Он маг, а не управленец, к тому же, в первую очередь, Серый Страж. Андерс? Кхм… спасибо, посмеялся и пусть идея превратить Денерим в бордель кажется забавной, но… нет. Просто нет. Кристиан или Малик? Они рыцари, а не лорды. Разумеется, управлять хозяйством умеют, только умений тех — кот наплакал. Пара деревень или небольшой город — это не страна. Конечно, ничего критичного произойти не должно и, в крайнем случае, я смогу «взять управление на себя» посредством подселённых клеток, но учиться грамотному управлению войсками, параллельно решая проблемы Двора мне совсем не хотелось, так что оставим этот вариант на крайний случай. Эрл Хайнен, ныне управляющий Денеримом? Нет, он креатура Логейна, да и сам по себе показался мне не слишком компетентным, не провальным, ни в коем случае, однако и звёзд с неба не хватал. Кого-то из моих девочек? Тоже мимо — нет у них ни навыков, ни желания, не говоря уже о «маге на царстве». Хотя… мысль о юных леди Хоук плавно перетекла и сместилась на уже не столь юную… леди Хоук, в девичестве, Амелл. Дочь и наследница, де-факто, герцога, что, как показало её управление землями детей и жалобные письма Леви, имеет все нужные навыки и точно заинтересована в успехе и процветании. Заодно, такое назначение однозначно и не допуская никаких иных трактовок покажет отношение и намерение молодого короля к, как минимум, одной из её дочерей. Правда, придётся дополнительно напрячь Лелиану и предупредить Авернуса — такое назначение вызовет обильное полыхание пониже спины у многих лордиков, лелеявших надежды познакомить меня с их чудесными дочурками, сёстрами, племянницами и так далее. Ну и с самой женщиной стоит списаться и узнать, что она думает о таком предложении, а то просто брать и назначать — не есть правильно. Хотя… думаю, если упомянуть, что мы ожидаем в ближайшем времени делегацию из Киркволла, которую я бы очень хотел познакомить с Леди Амелл, Наместницей Ферелдена… возможно, просто чтобы полюбоваться на вытянувшиеся рожи пляшущих под дудку церковников вельмож, дама согласится. Да, звучит, как план. Ну что же, пойдём «телеграфировать».
  
  – Дорогая леди Хоук…

Популярное на LitNet.com О.Герр "Любовь без границ"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) Е.Шторм "Сильнее меня"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "К бою!" С.Бакшеев "Вокалистка" Н.Сайбер "И полвека в придачу"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"