Седрик: другие произведения.

Зарисовка по игре "Готика"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Зарисовка фанфика по игре "Готика". Текст выкладывается с целью найти на него соавтора.

  Знаете, как иногда бывает, просыпаешься рано утром. Солнце приятно греет тело, свежий воздух и во всём теле непонятная лёгкость и сила. Так вот, это не мой случай.
  Ощущения были совсем далеки от приятных. Начиная от сильной жажды и заканчивая болью во всём теле. Перед глазами предстал расплывающийся кирпичный потолок. Запах прелой соломы и отходов жутко раздражает нос.
  «Боже, я что напиться умудрился? В какой же дыре я оказался?»
  Со временем зрение сфокусировалось и я смог нормально рассмотреть окружение. Я лежал в плохо освещённой комнате размером несколько квадратных метров на небольшом, грязном матраце набитом, по ощущениям, соломой. И ладно бы только это, но дверь наружу имела вызывающее очень неприятные ассоциации зарешёченное окошечко.
  «Это куда меня занесло?...»
  Кое-как встав, проковылял к двери и выглянул наружу. За решёткой виднелся короткий коридор, вдоль которого тянулись точно такие же двери. Мысли навязчиво стали крутиться вокруг обезьянников, вытрезвителей или чего похуже и это вызывало чувство... сюрреализма. Потому как хоть я иногда и выпивал, но именно что иногда (читай - весьма редко) и до поросячьего визга ни разу в жизни не надирался, а других логичных вариантов моего тут появления, мозг упорно предоставлять не хотел. Дополнительных очков в угоду нереальности ситуации добавлял интерьер, я в общем никогда не сомневался, что наши правоохранительные органы финансируются по остаточному принципу, но чтобы денег не хватало даже на штукатурку внутренних помещений и краску?... Но чёрт с ней, с краской, где привычный кирпич и бетон? Почему стены выложены обтёсанными камнями, словно в фильмах про средневековые европейские замки, а двери сколочены из грубых досок никогда в жизни не видевших обработки?
  - Эй, есть кто тут?
  - Заткнуться всем! - раздался громкий бас из конца коридора. - Услышу хоть ещё один звук и вы отправитесь на рудники не жравши!
  «Что за... чертовщина тут происходит?»
  - Что ещё за рудники? О чём вообще идёт речь? И что я тут делаю?
  - Кто тут такой тупой? - в коридор вошёл невысокий черноволосый мужчина в странного вида наряде, похожим на какую-то средневековую броню с гербом на груди. - Сказано, не ори! - недовольное лицо уткнулось в окошко и дыхнуло ядрёным перегаром. - Вульфгара сейчас нет, так что нянчиться с вами никто не будет, хочешь топать на каторгу с пустым брюхом, так я организую, а не хочешь — заткнулся и дал мне поспать.
  - Какая ещё каторга?
  - Ну ты тупооой, - тяжело вздохнул мужик и потянулся к поясу, - совсем нынешние преступники мозги потеряли, с ними по-хорошему, а они как сволочи, - пробурчал он явно для себя, с чувством реальной обиды и негодования, но даже не думая понижать голос. В двери же, тем временем, щёлкнул замок. - Эй, парни, дайте сюда, а то это мясо ещё брыкаться будет!
  -Эй-эй, мужики! Спокойно! - рефлекторно вскидываю руки и отхожу от двери. - Что, чёрт подери, происходит, вы кто?!
  -Ополчение города Хоринис! - сплюнул черноволосый, заходя в камеру. - И я сказал заткнуться!
  -Хоринис? Но это же... - удар в грудь быстро пресёк мой лепет...
  
  -Хватит с него, - произнёс незнакомый голос спустя несколько секунд избиения, - а то ещё идти не сможет, а караван уже через два часа. Мы же не хотим сами его тащить всю дорогу?..
  Черноволосый покинул камеру, захлопнув за собой дверь и оставив меня наедине с моими мыслями, которые имели крайне невесёлый окрас. Единственный город под названием Хоринис встречался мне только в игре Готика, той самой, которая - классика жанра, хит своего времени и прочее, прочее, прочее. Вот только радости это не прибавляло, слишком уж всё реалистично, особенно окованный носок ботинка, который не раз познакомился с моими рёбрами. Не думаю, что в мире нашлись бы настолько больные придурки, чтобы устраивать подобные шутки, хотя... больные бы конечно нашлись, много их развелось в наше время, но вот чтобы ещё и с деньгами на столь добротный антураж? Плевать на стены и дверь, на кольчуги и ливреи тоже плевать, сейчас и не такое сделают, но уж сапоги, которыми меня охаживали, я разглядеть успел во всех подробностях. Натуральная кожа, ручная работа, а главное — ходят в них постоянно, а не раз от разу на маскарад.
  Рёбра, кстати, болели хоть и сильно, но меньше чем я опасался, вроде как целы. Хоть это хорошо. Но вывод, всё одно, один — я грёбаный попаданец, в грёбаное, вонючее средневековье! И что ещё хуже - я заключённый, которого вскоре отправят на какую-то катаргу. И если ещё одна моя догадка верна, а форма местных с названием города, на это навязчиво намекают, то я ещё и в мире игры, где около десятка лет к ряду должен идти перманентный пиздец с войной всех против всех. И чувствую, консоли чтобы ввести код на неубиваемость у меня не предвидится...
  Погружённый в мрачные мысли, я и не заметил как пролетело время и дверь в камеру вновь открылась.
  -На выход! - криком развеял мою задумчивость стражник.
  Других вариантов, кроме как подчиниться, не просматривалось. Пройдя вслед за стражником, я очутился на улице. Редкие облака проносились на солнечном небе, но долго разглядывать мне его не дали.
  - Пошевеливайся! - прикрикнул на меня сопровождающий.
  Выйдя за территорию тюрьмы, мы оказались прямо у нескольких повозок, гружённых множеством ящиков и мешков. На одной из повозок сидела связанная черноволосая девушка, вид которой заставил что-то внутри ёкнуть. Нет, неземная красота тут была не при чём, хотя, насколько я мог судить со своего ракурса, девушка действительно была весьма симпатичной, просто очень уж её вид мне что-то напоминал. Что-то связанное с игрой...
  Позади всех, скованные одной цепью, тесной группой стояла толпа мужиков, ни разу не производящая впечатление матёрых уголовных элементов, скорее они были похожи на обычных крестьян или городских обывателей. И вели меня именно к ним.
  -Опять толпа грязных люмпенов, - брезгливо вздохнул высокомерного вида мужчина в жёлтой мантии с такого же цвета цилиндрической шляпой на голове, когда меня проводили мимо. Стоящий рядом стражник в тяжёлой кольчуге с металлическими пластинами и накинутой поверх неё богатой ливрее с гербом, начал что-то отвечать, но кроме отдельных звуков я уже ничего не разобрал.
  -Не дёргайся, - буркнул конвоир и стал сноровисто одевать на меня кандалы, после чего закрепил их на цепи в конце шеренги. - Дам добрый совет, - ополченец оглядел колонну, показывая, что обращается не только ко мне, - не бузите по дороге. Кто попытается сбежать, получит болт в задницу и так и будет скинут в колонию, лечить вас никто не будет, наша задача дотащить вас живыми до Барьера, а что там дальше, нас не касается.
  -Спасибо... - угрюмо просипел я, ёжась от утреннего холода и разминая закованные руки. Стражник перевёл на меня удивлённый взгляд, похоже не часто его благодарят заключённые, но спустя пару мгновений весело хмыкнул и отошёл.
  Было уже довольно светло, хотя солнца на небе ещё не наблюдалась. Я смотрел на город и увиденное мне с каждым мигом нравилось всё меньше. Масляные фонари, мощёная брусчаткой улица, аккуратные домики с черепичной крышей, выполненные в этаком немецком стиле — под старину, смирные лошадки запряжённые в телеги, очень специфический запашок конского навоза, солёной морской воды и чего-то кислого... всё это очень напоминало картинки о «Просвещённой Европе», века этак пятнадцатого. А ещё кадры из игры «Готика 2»... вон тот помост, например, вообще один в один и вон та площадь впереди, похоже та самая — рыночная. А уж слова про Барьер...
  «Да вашу мать!»
  -Тронулись! - скомандовал кто-то в начале каравана.
  Вся наша сборная солянка неспеша двинулась на выход. По бокам топали десяток стражников, виденный мной мужик в мантии с комфортом разместился в одной из повозок, а по бокам толкались городские жители с дежурным интересом глядя на процессию.
  Дорога запомнилась мне красивыми пейзажами и постоянно укрепляющимся чувством дежавю. Всё это я уже видел, не столь реальное, не таких масштабов, с другого ракурса, но видел. Мысли о будущем? Забудьте! Первые часа три всё что я мог это вяло булькать из пучины уныния и катать в уме глубину ожидающей меня безнадёжности. К счастью, двигались мы не быстро и время прийти в себя было.
  Чуть лучше мне стало только когда мы миновали большую таверну на перекрёстке дорог и спустились к озеру лежащему вдоль дороги. Эти образы и заставили меня наконец встряхнуться и начать соображать. Исходя из имеющихся данных, сомневаться в том куда я попал уже не приходилось. Вопрос был во времени, но как бы то ни было, основные реалии будущего, вроде бы, были понятны - стоит мне попасть за барьер, как придётся выбирать к какому лагерю примыкать. Если, конечно, этот выбор у меня вообще будет, но... будем надеяться. Ещё можно побыть одиночкой, но сомнительно, что я смогу долго так протянуть, хуже того — я совершенно не знаю местных реалий, даже названий общеизвестных растений и грибов.
  Взгляд скользнул на растущий у тропинки гриб, слегка похожий на «Шампиньон», только с тёмной шляпкой и ножкой. И только я хотел задаться вопросом — что это? тот самый «Адский гриб», или «Хлеб рудокопа» известные по игре, как тут же понял — Адский. Причём не только понял, но ещё и «вспомнил», что «Хлеб рудокопа» больше, с белой ножкой и без прожилок на шляпке. И ладно бы только это, но «вспомнился» даже его вкус.
  Как я не сбился с шага — не знаю. Шок, однако, прошёл быстро. После всего, что со мной сегодня произошло, факт доступности памяти реципиента был, в общем-то, даже логичен и ожидаем. Так что, прошептав благодарность неизвестным великим силам, которым я обязан случившимся, даже, наверное, не слишком отдающую желанием покрыть матом, я погрузился в попытки узнать - что я могу вспомнить?
  Следующие два часа пролетели как один миг. Прежде всего, я узнал что действительно попал в мир Готики, а точнее — в королевство Миртану, ведущее сейчас войну с орками. Правит страной Робар Второй, тот самый, и он действительно издал закон по которому любой человек, за любое преступление, должен отправляться на пожизненную каторгу в рудниковую долину и добывать на нужды королевства имеющуюся там магическую руду. Мой предшественник был обычным горожанином, работавшим помощником у механика, совмещавшего также и работу кузнеца, хотя в основном занимался всё-таки изготовлением замков и ключей. Ничего криминального о его жизни я вспомнить не смог, сколько не пытался, обстоятельства заключения также остались покрыты мраком. Драться мой предшественник умел только на уровне примитивного мордобоя в кабаке под выпивку, из лука стрелял получше, но тоже ничего выдающегося - Миртана - королевство лесное, тут все, худо-бедно, умеют подстрелить что-нибудь в лесу себе на обед. Про магию он знал только то, что она есть ну и... вроде бы, пару раз, использовал купленные свитки с заклинанием «Свет», но эти воспоминания были очень расплывчатыми. На этом всё. Ну разве что звали моего предшественника — Марвин, но что-то мне не хочется сохранять это имя.
  Давно вставшее солнце уже миновало зенит, когда мы наконец прибыли к краю Барьера. Величественное зрелище огромного купола из молний над целой долиной вызвало бы во мне восхищение, если бы не перспектива провести возможно всю оставшуюся жизнь под ним. Сколько я там проведу? Год? Два? Несколько десятков? Конечно же нас всех спасёт Избранный, но когда это произойдёт? Мрачные перспективы будущего вновь испортили мне настроение. Наверное по этой причине, погруженный в себя, я не заметил как содержимое каравана уже погрузили на платформу и спустили вниз, а взамен подняли десятки ящиков полных руды.
  Вскоре настала очередь оправлять преступников. Каждому осуждённому предварительно зачитывали приговор, а затем в прямом смысле пинком отправляли его на ту сторону. И вот я остался последним. Меня как всех освободили от кандалов и поставили перед зевающим судьёй, раз от разу читавшим один и тот же текст с одного свитка.
  - Именем короля Робара Второго, я приговариваю этого каторжника...
  - ОСТАНОВИТЕСЬ! - раздался мужской крик. К нам бегом приблизился одетый в красно-серую мантию с символом огня на поясе темноволосый старик. - Постойте. Заключённый, у меня есть для тебя предложение - доставь это письмо верховному магу огня и взамен ты можешь попросить всё, что захочешь!
  Меня с головой накрыла паника. Избранный - это я?! Видимо злодейке судьбе было мало запихнуть меня в этот мир, так она ещё хочет, чтобы я сыграл главную роль во всей этой истории.
  - Я... кхм, - пришлось с силой протолкнуть застрявший в горле ком, - согласен, но на одном условии - мне нужно нормальное оружие, кольчуга и припасы на той стороне, а ещё какое-нибудь рекомендательное письмо к этому магу, чтобы помог устроиться, иначе можете ждать следующий караван.
  -Ты просишь слишком много, - попытался тут же поставить меня на место старик.
  -Ты сам сказал «проси что хочешь», - не очень вежливо перебил я, не иначе как чудом заставляя голос не «давать петуха» от буквально колотящих нервов. - К тому же, любой попросит у тебя того же самого, там, - киваю за спину, - целая колония головорезов, а жить хочется и не только на подножном корму.
  Мои слова явно заставили мага огня, а это был именно он, серьёзно задуматься. Видимо придя к какому то внутреннему соглашению, он кивнул.
  -Хорошо, сейчас я напишу записку, - и не глядя на пребывающих в прострации судью со стражниками, отошёл в сторону уже загруженных возов с рудой.
  В нервной тишине, во время которой служители закона поглядывали на меня крайне угрюмо, прошло около минуты, после чего чародей вернулся уже с двумя свитками.
  -Вот, - протянул он мне оба, - на словах передашь, что письма тебе вручил Пирокар из монастыря Хориниса. Всё, отправляйте его.
  - Спокойно, спокойно! - приостановил я надвигающихся стражников. - Я и сам могу прыгнуть. Меч и вещи сбросите следом, когда увидите, что встречающие ушли, или можете забыть про доставку письма, так как меня просто зарежут, если увидят помощь от солдат короля.
  Получив согласный кивок мага, я набрал воздуха в грудь и взяв небольшой разбег, спрыгнул прямо в середину водоёма. Водная гладь ударила по ногам и тут же сомкнулась над головой, заставляя сердце на миг уйти в пятки. Не самя чистая жидкость обжигает распахнутые глаза, но сейчас мне было не до того. Мысленно благодаря родителей, заставлявших меня в детстве ходить в бассейн и лёгкую арестанскую обувь, что не спешила тянуть на дно, я стал спешно подниматься, при этом стараясь всплыть подальше от берега, помятуя о возможной встрече. Последняя мысль быстро нашла подтверждение при коротком взгляде вниз, во время которого я заметил на дне несколько костяков. Видать с обувью повезло далеко не всем... а может и со встречей.
  Ну вот, накаркал! Видимо беда не приходит одна, она всегда берёт кого-то с собой за компанию. Доказательство этого утверждения стояло прямо у края воды и злобно ухмылялось в мою сторону. Ну привет, Буллит и Ко. И что мне прикажете с вами делать? И ведь в воде не отсидишься, свиток мага хоть и не из бумаги, но чернила могут пострадать. Чёрт, выбора нет. Как можно быстрее плыву к берегу, но подальше от этих головорезов. В этом месте полоска земли столь узка, что во всю ширь встать тут может только один человек.
  -Эй, новичок, не хочешь подойти поздороваться?
  -Извини, дружище, но денёк у меня выдался отвратным, поэтому я тут посижу, отдохну чуток.
  -Парни, видимо наш новый друг не понимает, что старших надо слушаться. Покажите ему как мы встречаем новичков.
  Двое дружков Буллита медленно пошли ко мне, на ходу обнажая мечи. И это было совсем не хорошо, хотели бы просто избить — за железки не хватались.
  Когда им до меня осталось всего несколько шагов, а паника чуть не накрыла меня с головой, со стороны Буллита раздался властный голос.
  -Эй вы, хватит! Остановитесь! - позади стражника показался высокий черноволосый мужчина с роскошными усами и в красной одежде. - Довольно ваших шуточек. Идите к каравану, если не хотите, чтобы Торус лично пришёл вас позвать.
  -Ладно. Мы ещё встретимся, новичок, - с угрозой в голосе процедил Буллит. - Парни, за мной!
  -Спасибо тебе! Ещё бы чуть-чуть и я мог бы распрощаться с жизнью, - резким движением стряхиваю с лица капли влаги. И совсем не поручусь, что только от воды в озере. - И кого же мне стоит благодарить за своё чудесное спасение?
  -Меня зовут Диего, - мужчина осмотрел меня с толикой интереса.
  -Моё имя Корвин, рад знакомству. Но всё же, что ты тут делаешь? Сомневаюсь, что спасение новичков входит в твой круг обязанностей.
  -В круг моих обязанностей входит присмотр за новичками, но ты прав, спасать я никого не должен, - ухмыльнулся в усы Диего. - Просто Буллит давно уже стал переходить рамки и это создаёт не лучшую репутацию Старому лагерю, а плохая репутация это больше врагов, что уже напрямую касается меня. Но мы слишком заболтались, а караван уже ушёл вперед. Как обсохнешь, советую тебе идти в Старый лагерь. Скажешь стражникам на входе, что тебя послал я, и они тебя пропустят. И ещё одно. Не отходи далеко от дороги, вокруг живёт немало диких тварей - нужно быть безумцем, чтобы соваться к ним без оружия.
  -Приму к сведению и ещё раз спасибо.
  Диего ушёл, а я молча развалился на земле и обсыхал под лучами солнца, ожидающе сверля взглядом кромку обрыва, где до сих пор виднелись какие-то люди. Прошло несколько минут и кто-то из них махнул мне, явно привлекая внимание. Не успел я встать на ноги, показывая, что заметил, как на площадку подъёмника скинули два предмета, в одном из которых угадывались очертания сумки, а во втором — ножен с мечом. Всё-таки маги огня серьёзный авторитет, так быстро заставить стражника расстаться с казённым оружием, это надо уметь.
  Не собираясь терять времени, бегом отправляюсь к месту падения, а то ещё заметит кто из ушедшего каравана и решит вернуться. Проскочив вытоптанную площадку земли с затушенным кострищем, где видать ожидали прибытия партии товаров люди из Старого лагеря, добираюсь до места.
  Вещи оказались именно теми самыми — походный мешок с одной лямкой и перевязь с мечом. Проверив клинок, я с удивлением обнаружил, что, по крайней мере, на вид он был вполне хорошего качества, ни трещин, ни сколов, даже зазубрин на «сильной части» было всего две и совсем мелких. Видимо, попался новый. Хоть в чём-то повезло. Но привычку искать во всём подвох забывать не стоит. В долине полной жуликов, убийц и воров она не раз ещё может меня спасти. Содержимое сумки порадовало меньше — сыр, хлеб, бутылка воды, примитивное огниво, вот и всё богатство, правда, внутри также лежала затребованная кольчуга с чем-то вроде войлочного жилета... Эм, наверное это поддоспешник, да точно, всплывшая память подтверждает. Никаких ливрей и накидок не имелось, просто воронёная кольчуга, чёрная в смысле, с короткими рукавами и не самой большой толщины. Лёгкая.
  Ну да мне больше и не надо, а под что её спрятать найду, лишь бы первое время протянуть и не засветиться, а то сомневаюсь, что многие каторжники могут себе позволить разгуливать в подобных вещах. Кстати об этом, помнится чуть дальше по тропинке, куда ушёл Диего, стоит что-то вроде заставы с парочкой дружелюбных стражников. Ну это в игре они были дружелюбными, я ещё запомнил этот факт, так как данное поведение заметно выделялось на общем фоне, а вот как будет в жизни? Сомнительно, что они не обратят внимания на сумку и оружие у парня только что сброшенного в колонию. Проблема...
  Окинув ищущим взглядом окрестности я в этом выводе только убедился. Озеро с трёх сторон окружали отвесные скалы, не очень высокие, метров, ну может быть, пятнадцать в самой высокой точке, но и этого хватало чтобы свести на нет мои шансы куда-то свернуть. Одновременно с этим, ровная площадка перед водой уже через десяток шагов начинала резко сужаться, с одной стороны даже переходя в крутой холм, зажимающий тропу прямо к скале и оставляющий места едва протиснуться одной телеге. Где-то там и был пост стражников и что-то мне подсказывало, что даже забравшись на холм, где росли пара деревьев и кустов, обойти его незамеченным я не смогу.
  В очередной раз накатила тоска и чувство безысходности. Скрипя старыми досками помоста, я проковылял к сваленным в углу ящикам и не разбирая, уселся на ближайший. Делать ничего не хотелось, только тупо сверлить взглядом потемневшие от времени балки навеса в нескольких метрах от себя.
  Выторговал, называется, стартовые условия и что теперь делать? Нахрена они мне вообще нужны? Может лучше того... утопиться прямо не отходя от кассы? А что я теряю?...
  Хотя нет, бред это всё и бесполезное самоедство. Ещё бы организму это объяснить... Хотя вот тоже чудно, ему-то чего? Он же местный. Значит тут чисто психика, подсознательное, мать его. Умом-то понимаешь, что раскисать нельзя, а трясёт, хоть тресни.
  Мысли ворочались вяло и неохотно. Через силу. Совершенно не давая эмоционального отклика. В какой-то момент, я обнаружил, что достал из сумки еду и уже минут пять механически работаю челюстями, не ощущая вкуса. А обнаружив... С радостью сосредоточился на этом процессе, позволяющим хоть как-то отвлечься.
  Отвлёкся. Наверное... Не знаю, перед глазами продолжали мелькать образы прошлой жизни. Людей, которых я уже не увижу, любимых вещей, которыми никогда не воспользуюсь, планов, которые не реализую... Всё это перемежалось картинками воспоминаний о прохождении игры по этому миру... Какими-то бледными воспоминаниями Марвина, очень ненавязчиво вплетающимися в память об игре, раскрывая многие не освещённые ей аспекты местной жизни.
  Однако, через какое-то время пришло осознание, что пища уже кончились, а воды осталось всего пара глотков. Как ни странно, но обожравшимся я себя не чувствовал, хотя целый батон хлеба и ломоть сыра умял подчистую, но словно не в себя. Так, лёгкая сытость на фоне оглушительной душевной пустоты. И всё же... Наверно один из древнейших антидепрессантов таки подействовал, так как убрав бутылку назад, я ощутил, что, в общем, готов к активным действиям, пусть и без энтузиазма.
  Очередной осмотр окрестностей выявил два факта: во-первых, территория под навесом (вернее под двумя — они здесь были под небольшим углом друг к другу, этакой неполной буквой «Г», с просветом между собой), используется регулярно, об этом свидетельствовало, хотя бы, наличие кострища с котелком, спрятанного за небольшим заборчиком, отгораживающим огонь от единственной ведущей сюда тропы. Во-вторых, среди ящиков и бочек непонятного назначения, валяется не так уж мало хлама, от банальных досок, до кусков мешковины и разбитых бутылок.
  Из первого факта логично следовало, что, скорее всего, охраняющие место обмена стражники ночуют именно здесь. Что, в свою очередь, мягко подводило к мысли о нежелательности задерживаться на чужой территории сверх необходимого. Допустим, сейчас они помогают охранять караван, потому никого тут и нет, но ведь могут и вернуться в любой момент. А вот второй факт уже давал некоторую надежду на сохранение своих пожиток.
  Соскользнув с ящика, я нагнулся и стал рыться в завалах мусора у подъёмника. Недолгие поиски осчастливили меня бутылкой пива, что валялась целой в груде осколков менее везучих товарок, несколькими тряпками, не то из-под старых мешков с камнями, использующимися в коробе противовеса, не то ещё откуда, одним новеньким факелом и целым кусочком магической руды. Последний особенно приковал внимание — меленький, чуть меньше фаланги большого пальца, насыщенно синего цвета и по весу где-то как пятирублёвая монета.
  Кусочек металла приятно холодил руку и будил в душе целый сонм противоречивых мыслей, из которых, довольно быстро, выделилась одна общий смысл которой сводился к тезису: «я же теперь могу изучить магию!». Не то чтобы раньше я этого не понимал, но... Осознание, что называется, припозднилось. И вроде бы с магом разговаривал и письмо рекомендательное выторговывал, а поди ж ты. Хотя, с учётом тёплой встречи в камере моих рёбер с окованными сапогами и последующего пешего марша часов на... Хм, если верить памяти тела, вывели нас где-то в пять утра, может даже раньше — сейчас лето и солнце встаёт рано, в данный же момент солнце в зените, значит полдень и того часов семь пешего путешествия без остановок. В общем, причины тормозить у меня имелись.
  К слову о рекомендательном письме!
  Сунув находку в мешок ( как найду нормальную одежду, первое что сделаю — пришью карманы!) я достал из-под шерстяной рубахи два свитка. Первый с красной лентой и крупной сургучной печатью, на которой был изображён символ огня, пробовать открыть не стал, а вот второй даже запечатан не был.
  
  «Сим дополнительно прошу оказать посильную помощь нашему гонцу, по мере возможности приняв участие в его судьбе на территории Долины Рудников. Понимаю всю сложность вашей ситуации, однако смею предположить, место при храме будет достойной наградой за его услугу.
  
  Да пребудет с вами Иннос!»
  
  Далее был оттиск ещё одной печати с символом языка пламени, но уже куда меньше и в обрамлении неизвестных мне символов. Что ж... Нормально. С этим уже можно работать, а то зелье в награду, оно, конечно, хорошо, но мало. Кстати... Буквы-то явно не русские и на латиницу не особо похожи, но я их понимаю... Как и устную речь... Блин, только сейчас дошло, что говорил я до сих пор на чём-то вроде немецкого, за идентичность не ручаюсь, но по звучанию похоже. Хмм...
  Свернув пергамент обратно в трубочку, я вернул его на место под рубашкой и задумчиво осмотрел лежащие перед собой предметы. Что ж, оставалось главное — замаскировать вещи, а о механизме переноса сознания можно будет подумать и позже.
  Распоров одну из тряпок, я подобрал из кучки хвороста у костра пару относительно ровных палок и ещё одну побольше, после чего приступил к священнодействию. Прежде всего, достав воду и найдя в осколках ещё парочку целых, однако пустых бутылок из-под пива, увязал всё это вместе с факелом в мешковину, причём так, чтобы наружу торчало горлышко одной из пустых склянок. Ножны с мечом отправились под штанину, так чтобы гарда располагалась в районе таза, где были по возможности привязаны. Две палки расположились уже сверху, также, насколько хватало длины рук, примотанные полосками мешковины, дабы изобразить примитивную шину при переломе. Сумку я максимально скомкал, обмотав той же мешковиной, после чего подложил подмышку, куда упёр третью палку, изображающую костыль.
  На выходе получился вполне себе достоверный образ не очень удачливого каторжника, умудрившегося повредить ногу едва попав в долину. Для проверки даже подошёл к воде и изучил отражение, но нет, образ всё тот же. Хотя эта рожа, блин... Не моя, но знакомая. Бородка, стянутые сзади волосы, глазища эти наглые, ааа, не отвлекаться!
  Конечно это амплуа тоже несло в себе риск, например стражники могли захотеть меня убить, как бесполезного калеку, или обидеться на воровство — самодельную котомку я специально собирался нести открыто, чтобы не очень приглядывались на тему «не спрятал ли я чего?», но надежда была. На первый пункт я мог повлиять упомянув Диего, да и всё-таки сомневаюсь, что тут принято рубить первого встречного по желанию левой пятки, в конце концов лично им от моей травмы ни тепло ни холодно, а то, что, я, якобы, не смогу работать в шахте, так это мои проблемы, на их кошелёк никак не влияющие. По второму пункту меня успокаивало то, что бутылки я нашёл в мусоре, который сам по себе наглядно показывал, что к стеклянным изделиям здесь относятся без особого пиетета, что, кстати, подтверждала и память моего предшественника. В общем, прорвёмся.
  Глубоко вздохнув и на секунду подняв лицо к солнцу, я заковылял к тропе, старательно имитируя нежелание наступать на повреждённую ногу и вместе с тем не казаться слишком слабым. Первые метры получалось не очень, меч мешал и всё время норовил выступить своими очертаниями через штанину, но спустя десяток шагов приноровился.
  Миновав короткий пляж, сворачиваю за холм и почти сразу вижу впереди ту самую заставу. Деревянный частокол, с воротами увязанными из цельных жердин, перекрывал самое узкое место прохода, двумя концами упираясь в стены скал. Сверху, на небольшой площадке над проходом стояли двое мужиков в красной одежде, вяло о чём-то болтающих и смотрящих в противоположную от меня сторону. Оба имели мечи и закинутые за спину арбалеты, из-под красной ткани виднелись серые звенья кольчуг, а кое-где она была обшита кожей.
  Ещё раз глубоко вздохнув, я постарался сохранить внешнее спокойствие и продолжить путь в том же темпе. Вовремя, так как не успел я протопать и метра, как меня заметили. Враждебной реакции не последовало, оба мужчины просто обернулись в мою сторону и стали ждать, перебрасываясь тихими фразами.
  Я шёл. Шёл и обливался потом, чувствуя как звук моего сердцебиения должен быть слышен за полсотни метров.
  Вот до ворот осталось десять шагов... Пять... Три... Два... Деревянные створки сомкнулись над головой, открывая вид на уходящее дальше ущелье, а спина просто взывала от зуда, подстёгивая воображение рисовать картины, одна другой кровавее, как в меня сверху летят арбалетные болты. Валяющиеся прямо у дороги три костяка, один из которых так и лежал — спиной к частоколу, этому ну очень способствовали!
  -Эк, его... - донесся сзади приглушённый голос стражника, от которого я едва не подпрыгнул.
  -Небось Буллит опять игрался, - недовольно ответил другой. - В прошлом месяце, помнишь, даже прирезал кого-то.
  -Ага, совсем они там от безделья озверели, вот бы их к нам на заставу недельки на три...
  -Сплюнь! К Белиару таких напарников.
  -Так нас же в замок...
  -С чего? От них разве дождёшься... - дальше я слышать перестал, так как отошёл слишком далеко, да и говорили мужики негромко, если бы не царящая вокруг тишина, вообще бы не расслышал.
  И всё равно до поворота дороги я ковылял с нервами натянутыми как тетива, позволив себе выдохнуть только когда скала скрыла меня от взглядов в спину. Чертовски хотелось дать стрекача и бежать как можно дальше, но я подавил низменный порыв, позволив себе только перейти на более расслабленный шаг.
  Полностью меня отпустило только когда я наконец вышел из расщелины. Вернее сказать, вошёл в её более широкую часть. Горы по-прежнему возвышались с обеих сторон, но теперь между ними лежало широкое пространство изобилующее следами человеческой деятельности, такими как старый деревянный навес, валяющиеся на земле доски и чернеющий вдалеке провал пещеры, обрамлённый толстыми сваями.
  Вот и Заброшенная шахта, если я ничего не путаю. Так, что я вообще о ней помню? Ммм, здесь где-то есть кротокрыс, можно найти ржавый меч, он же — первый в игре, а сверху на плато сидит мелкий гоблин с дубинкой. А точно, ещё вот под этим навесом должен быть сундук. Ну что ж, проверим насколько можно верить канону.
  Подхожу ближе к навесу, по пути отмечая, что опорные брёвна поросли мхом, но вроде бы разваливаться не собираются, осторожно обхожу ещё один скелет, привалившийся к одному из них спиной (блин, неужели самим местным не противно жить в таких условиях?! Хоть бы закопали!) и действительно вижу за густым кустом травы очертания какой-то коробки.
  Крышка распахнулась со скрипом, но без препятствий и моему взгляду открылись содержимое: две бутылки с мутноватой жидкостью, опознанные моим организмом (не пробовал! На глаз) как очередное пиво, десяток медных монет, факел и... Отмычка, как подсказала чужая память. Тут же, но уже просто в траве нашлась грубая глиняная кружка без ручки, зато целая.
  Итак, подводя итоги, тут канон не врёт... Интересно, чья это заначка? И заначка ли вообще? От дороги тут немного, трава хоть и скрывает, но не сказать, чтобы сильно, навес, опять же, прямо над головой... Трупик, всего в паре шагов... Нда. С одной стороны, заныкать пару бутылочек в тенёчке — святое дело, а что рядом с ними ещё какая-то не особо нужна мелочёвка, так то дело житейское. А вот с другой, что-то мне не хочется попадаться на глаза хозяину данной красоты, который, что-то мне подсказывает, скоро пойдёт обратно на заставу.
  Брать или не брать? Аааа, к чёрту! Вокруг никого, так что берём, а заодно и сумку расправим, уже, думаю, можно.
  Потратив на снятие импровизированного грима и упаковку вещей пару минут, я затянул перевязь с мечом и закинув сумку на плечо, поспешил отойти подальше от места преступления и дороги. Да-да, именно подальше от дороги — в Старый лагерь я прийти успею, но перед этим хотелось бы окончательно прийти в себя, составить план и, чем чёрт не шутит, ещё слегка поправить материальное положение. Разграбленный сундучок намекал, что это вполне возможно, равно как и память об игре твердила, что это будет совсем не лишним, а то в Старом лагере стража каждый день плату взимает.
  Палки я нёс с собой, как и использованную в качестве верёвки ткань — незачем было оставлять улики, а то мало ли, я только что действительно ограбил кого-то из стражников? Заброшенная шахта же давала хорошие шансы от них избавиться незаметно и тихо.
  Сама она, кстати, оказалась куда больше чем в игре, или это просто восприятие от первого лица всё меняет, но тем не менее пространства здесь было огого! Чернеющий проход в шахту я предпочёл обойти, тем более, что там виднелась металлическая решётка, но одним проходом под землю территория не ограничивалась. Сразу за зевом пещеры начиналась тропка ведущая на верхние ярусы выработок, обильно изрезавшие внешнюю сторону горы по принципу лестницы. С моей точки обзора было видно, как минимум, два из них, кое-где даже сохранились остатки ограждения, а ещё далеко впереди, нависая над главной дорогой в долину, виднелся подвесной мост. Очень памятный мост, если честно, и как раз туда-то я и направился.
  Ведущий наверх склон сильно зарос, однако тропика всё-таки угадывалась, отчётливо указывая на то, что хоть и не часто, но здесь ходят. В принципе, ничего удивительного — заключённых сюда постоянно ссылают, да и стражники небось хоть иногда но обход делают, всё-таки ближайшая территория от заставы. И всё же неприятно - не хотелось бы наткнуться на собратьев по несчастью, помнится из Хориниса нас топало почти два десятка и кто-то вполне мог прийти к тем же выводам, что и я, прежде чем идти в лагерь. А общаться с озлобленными каторжанами меня ну совсем не тянуло.
  Вяло размышляя о том как себя вести при подобной встрече и хватит ли одного только вида меча чтобы избежать неприятностей, я бродил по склонам, тщательно осматривая местность. Сразу на мост я не пошёл, решив сперва изучить одну сторону ущелья. Ну и слегка побаивался скрипучей конструкции, не без того. По виду, мостику и впрямь очень не мешал бы ремонт.
  Наградой мне стали несколько найденных стрел, ещё один притопленный в траве сундучок с бутылкой пива и горстью монет (реально чьи-то заначки) и кирка, слегка подёрнутая ржавчиной, но добротная. Последняя нашлась у скелета, наполовину заваленного камнями в небольшой пещерке, раньше явно служившей ещё одним входом в шахту. Там же валялась и сумка, уже почти истлевшая, но хранящая в себе крайне ценные для меня вещи, а именно деревянную ложку, неказистый, видавший виды нож и маленький котелок, уже слегка проржавевший, но вроде бы ещё пригодный к использованию.
  Скажете мелочь? А вот я не поручусь, что эти же вещи, но в лагере не будут стоить уже под сотню кусков руды. У меня же он, напомню, пока всего один, а ведь там ещё требуется стражникам отстегнуть. В общем, надо привыкать жить скромно, пусть я и в теле Избранного, но что-то эпических сил в себе не ощущаю, скорее наоборот — тело сигнализирует что оно весьма не в форме. И если судить по памяти Марвина, есть от чего - почти три месяца по каталажкам, видя только тюремную баланду, а последний так вообще в каменном мешке, где только растянуться на полу и можно, даже толком не походить из угла в угол. Так-то даже сейчас у меня руки толщиной были, что ноги у обычного горожанина, чай не просто так в кузнице работал, но в сравнении с тем, что было — мало, очень мало. А при учёте полного отсутствия боевых навыков превосходящих банальный мордобой и вовсе тоска. Тут я Бладвину не наваляю, чтобы отстал с вымогательством, да и о зачистках всего и вся в долине тоже можно забыть.
  За такими невесёлыми мыслями я закончил обход восточной части яруса и почти не задумываясь, перебрался по мосту на другую сторону ущелья. Тут тоже были заваленные проходы под землю, но сама площадка выглядела меньше.
  Прямо у моста валялся очередной костяк, для разнообразия приколотый к земле мечом. Хотя гордое имя «меч» этой ржавой, зазубренной и даже, местами, расслаивающейся железной палке, можно было дать только с большой натяжкой, по факту же, ковырялка годилась разве что на переплавку и уж точно не выдерживала никакого сравнения с моим клинком. Несколько дальше валялся большой котёл, у трухлявых останков треноги. Проржавел котёл насквозь, являя взгляду здоровую дыру в днище, однако внутри нашлась грязная бутылочка с неизвестным, но булькающим содержимым. С трудом вытащив пробку и нюхнув, я громко фыркнул, морщась от сивушного духа. Это уже точно было не пиво, скорее уж деревенский самогон.
  Запихав обратно пробку и стряхнув грязь, я упаковал находку в сумку и продолжил поиски. Пить эту штуку я точно не буду, но вот чисто в медицинских целях пригодится, пусть здесь есть всяческие лечебные эликсиры, но где я и где эти эликсиры? Впрочем, согласно моим знаниям игры и памяти Марвина, которая их подтверждает, тут и всяческих лечебных травок хватает, способных творить настоящие чудеса, однако и от старых добрых методов дезинфекции отказываться не будем.
  Неторопливое изучение окрестностей подарило мне чью-то котомку с огнивом, куском руды и прогнившим мотком ниток, к коему прилагалось парочка костяных иголок. Моток пришлось выкинуть, а вот иголки вещь нужная — спасибо тебе неизвестный добрый человек...
  Не успел я додумать мысль, как в ближайших кустах неожиданно раздалось недовольное, писклявое ворчание. Отшатнувшись на пару метров, я судорожно схватился за меч, ещё не до конца поняв от чего так испугался, но думать было уже поздно — не меня летела розоватая, приплюснутая к земле туша почти с меня размером.
  Изо всех сил отмахиваюсь мечом, целя в голову, но в неё не попадаю, вместо этого задев зверя лишь в районе спины.
  Поляну огласил визг боли и тварь на секунду отшатнулась, тут-то я её и разглядел. Розовая шкура, как у домашней свиньи, голова как у черепахи, только зубастая и короткие лапы, расположенные как у грызуна. Ну здравствуй, кротокрыс. Хотя нет, лучше сдохни побыстрее!
  Придя в себя от удара, зверь с визгом бросился вновь, но в этот раз я был уже готов. Пусть сердце колотило как бешеное, а рука с мечом откровенно дрожала от адреналина, но извернуться я смог, даже полоснув гада в бок. И... Тут выяснилось, что не очень-то он и опасен. Бегал он хоть и шустро, но куда медленнее, чем мог прыгать от него я. Поворачивался медленно и неуклюже. А главное — получив очередную рану, опять отшатнулся, недовольно визжа и похрюкивая, но давая мне бесценные мгновения собраться с мыслями.
  Ещё один рывок в мою сторону и я опять успеваю отшатнуться с пути розовой туши, разрывая дистанцию. Меч по-прежнему дрожит, ладони мокрые, в голове бухает коктейль из страха и желания выжить. Он разворачивается и кидается вновь...
  Дёргаюсь в сторону, со всего маху впечатываясь плечом в скалу, о которой совсем забыл. Зубы розовой твари лязгают в каком-то сантиметре от ноги и я, что есть дури, начинаю лягаться, раза три успев впечатать пятку в морду кротокрыса. Он хрюкает и визжит, но пятится, а у меня за спиной уже скала и прыгать некуда. Со рта срывается бессвязный, но отборный мат и я шагаю вперёд, с одной мыслью — рубануть, пока оно не очухалось.
  Меч со свистом вошёл в сгиб шеи, почти не встретив сопротивления и увязнув в земле. Рывок и ещё удар, на этот раз в спину и с чавкающим звуком. Потом ещё и ещё.
  Остановился я, только когда разрубил тушу на две неравные части. Когда зверь затих, я даже не заметил. Лёгким не хватало воздуха, всего трясло, но чёрт подери, я победил!...
  
  
***
  
  От первого своего боя насмерть, да и, в общем-то, первого полноценного убийства, отходил я тяжело. Пусть в памяти моего реципиента имелись похожие случаи, начиная от свёртывания шеи курице и заканчивая участием в настоящих охотах, хоть и на не самую опасную дичь, лично для меня это было впервые.
  Бутылка пива найденная у подъёмника оказалась осушена почти залпом и вкуса я не почувствовал.
  Не знаю что в такой ситуации положено испытывать, но я... Медленно зверел. Чем больше прокручивал в голове ход боя, тем сильнее хотелось покрыть себя отборным матом. Все мои действия... Каждое движение... Были идиотскими! Тупое кривляние и скачки обезьяны, хотя убить я его мог за две секунды, не сходя с места, достаточно было просто не тупить и использовать меч по назначению! А ещё можно было включить голову и вспомнить, что даже в игре именно здесь и был кротокрыс! Пусть реальный пейзаж от убогой игровой графики отличается как небо и земля, но уж тот факт, что тварь сидела именно за мостом и недалеко от ржавого меча я же сам вспоминал каких-то полчаса назад! Но нет, расслабился, словно у себя на огороде!...
  Самоистязание длилось минут пять, за время которых меня более-менее отпустило. Помимо этого я не поленился пройти к кустам, из-под которых на меня вылез местный грызун и обнаружил там нору, как раз под габариты свежеиспечённого трупика. Память реципиента тут же подкинула воспоминание о том, что кротокрысы обычно живут группами и пусть я уже не боялся, но и желание оставаться в месте, где на меня в любой момент могут вылезти из-под земли несколько новых хищных зверей пропало окончательно. Пусть по тем же воспоминаниям кротокрысы — твари всеядные и даже больше живут растительной пищей, но мне и пережитого опыта хватало.
  Взгляд на противоположный склон горы заставил недовольно поджать губы — где-то там наверху должно было располагаться относительно ровное плато, с очередным заваленным входом в шахту, а также несколькими зверушками. Лесенка прорубленная когда-то прямо в скале, кстати, угадывалась. Совсем не такая как в игре, пологая и с ответвлениями на другие ярусы, но она была и почти в том же месте, если я, конечно, не путаю. Деревья наверху тоже виднелись, доказывая, что ровная площадка имеется.
  Во время игры я туда постоянно залезал, всё-таки почти три сотни очков опыта для первого уровня это существенно, но то в игре, а в жизни мне никто никаких очков не отсыпал, а вот сдохнуть там вполне можно, сохранения же не предвидится как класса.
  Мысль о смертности своего существования, а главное — о крайне высоких шансах на внезапность этого события, опять испортила настроение. Так, в хмуром виде, я и вернулся по собственным следам к основной дороге, над которой нависал мост, после чего начался спуск.
  Очень скоро стены гор разошлись в стороны, тропа стала шире. Тем не менее, перепад высот очень чувствовался и хоть сейчас идти вниз это скорее помогало, но в дождливую погоду я бы не стал зарекаться даже от насмерть разбитой головы. Этак подскользнёшься на самом верху и пока до основания склона докатишься уже десять раз шею свернёшь. Данный вывод, между прочим, очень наглядно подтверждали разбитые останки телеги, как раз у оного основания склона. Даже сверху было видно, что впечаталась она капитально — две трети конструкции всмятку.
  При приближении стало очевидно, что авария эта была не сегодняшняя и даже, скорее всего, не месячной давности — хоть дерево и выглядело относительно крепким, без следов гнили, но трава уже успела прорости со всех сторон, а кроме того, отдельные доски и жердины основательно утопли в грунте, что в естественных условиях быстро не делается. Часть конструкции, к слову, явно утащили, видимо самые целые элементы, остальное же просто спихнули с дороги.
  А вот с противоположной стороны колеи, не иначе, висел виновник сего события. В прямом смысле висел — на суку, с верёвкой на шее. То ещё зрелище, доложу я вам. На земле человеческие останки хотя бы травка немного скрывает, а здесь висельник во всю красу, причём давно отчищенный птицами до кости и не иначе как чудом сохраняющий целостность.
  Не став задерживаться у столь наглядного символа переменчивости фортуны, я поспешил дальше, размышляя о нелёгкости ожидающей меня доли. На небольшом отдалении от дороги, с обеих сторон росли деревья, откуда, то и дело, доносились голоса каких-то птиц, очень может быть, что и падальщиков, коих я с удовольствием рубил на первых уровнях игры, но к счастью сейчас никто из них мне на пути не попался. Помню, где-то читал, что удар клювом страуса легко ломает кости, а эти уж больно на страусов похожи, так что не будем пока рисковать.
  Допустим, на первое время, мне нужно прописаться в лагере, но прописаться не в положении рудокопа, что без личной силы не так уж просто. Ладно, с Диего я общался и пусть недолго, но хоть какая-то завязка на знакомство есть. Далее — мои возможности... Теоретически, могу кузнечить, процесс, по крайней мере, представляю благодаря чужой памяти. Вот только с оружием мой реципиент дел не имел, но, думаю, это поправимо. Замки... Ну самые примитивные, наверное, сделать смогу, если инструменты будут, вот только нужны ли здесь кому-то эти замки? Что ещё... Стрельба из лука на общем уровне, как, наверняка, у любого деревенского мужика в Миртане. И всё, вроде бы... Ну разве что кулачками в кабацких драках мой предшественник неплохо орудовал, ну так, кузнец всё-таки.
  Не густо, откровенно говоря. И как с этаким багажом авторитет нарабатывать — загадка.
  Ну, перво-наперво, попробуем восстановить прежнюю форму этого тела, пудовый кулак он ведь тоже кое-чего да значит, зачастую даже без выдающихся навыков применения. Значит физические нагрузки и обильное питание... Блииин, надо было освежевать кротокрыса! В нём же мяса килограмм двадцать. Натуральной, чтоб его, дичи!
  Стоило об этом вспомнить, как рот наполнился слюной, а в животе засосало. Вспомнилось, что это тело мяса не видело около трёх месяцев. Оно и сыра, кстати, столько же не видело, как и свежего хлеба, потому и проглотило у подъёмника всё до последней крошки... Чёрт, да оно бы и ещё столько же проглотило, судя по ощущениям, и добавки потребовало. Ну и горазд же был жрать товарищ Безымянный, который, вот чудо, совсем не безымянный...
  Но возвращаться поздно, это опять с полчаса тратить на один только подъём в гору, потом разделывать, костёр разводить, готовить, причём без всего, ибо даже банальной соли у меня нету, в общем, этак в лагерь я только к вечеру доберусь. Это если ещё предположить, что за те полчаса на запах крови не собрались сородичи убиенной живности или кто похуже.
  Нет, спасибо, да и обильная еда сразу после голодания опасна, нужно постепенно привыкать, а я и так забил живот, ещё не ясно как туда влезло-то столько - продолжал я уверять самого себя, что не по-идиотски пролюбил столько мяса, а заботился о здоровье и пищеварении.
  
  За сим, безусловно, умным занятием я добрался до склона холма, где тропа делала резкий поворот. С высоты открывался великолепный вид на реку и лежащий за ней огромный замок с красными крышами. Зрелище, в самом деле, было впечатляющим, по крайней мере, с высоты горного склона. Конечно, стены Хориниса выглядели не менее внушительно, а то и более, учитывая, что тут внешняя стена была деревянной, но тогда я был малость не в том состоянии, чтобы любоваться красотами, сейчас же... Ну, когда-то надо начинать смиряться с реальностью, почему бы и не у живописного обрыва, глядя на средневековый замок?
  В скором времени мне там жить. Скорее всего, там. Но... думаю да. Болото — хорошее место чтобы собрать клюкву, посидеть с удочкой, ну или искупаться в полезной торфяной водичке, но никак не для того чтобы там жить. Новый лагерь... Если уж даже основная по численности населения каста там зовётся «ворами», то не сложно догадаться какие там в реальности будут порядки. А Старый лагерь выгоден хотя бы тем, что у меня есть рекомендательное письмо к обитающим там магам огня. А если ещё события канона совпадают, и мне удастся правильно повернуться, то устроиться там можно комфортно.
  Пожалуй, из этого и будем исходить. Сперва - Диего, потом - Торус, далее местные авторитеты. Пожалуй, особо выделим Фингерса, Уистлера и Слая, последнего за квест с Нэком. И ещё не забыть того стражника, который Нэка замещает, вот не помню как зовут, но парнем он вроде был нормальным. А ещё в его части внешнего кольца абсолютно точно есть бесхозный дом, на который мне в игре специально указывали, плюс где-то рядом кузня.
  Ладно, с этим определились, дальше заглядывать пока смысла нет — подтвердятся эти выкладки, будем дальше вспоминать что я знаю о сюжете, а коли не подтвердятся, то и шевелиться придётся совсем в другом ракурсе. Пока же...
  Глубокий вдох. Повести плечами. Размять мышцы в шее. И забыть о том, что я дичащееся всего дитя другого мира!
  Страх, робость, уныние и растерянность — забыть! Всё это люди чувствуют не хуже собак и реагируют также, а уж местный контингент особенно.
  У меня есть добротный меч, хороший вещмешок армейского образца, сам я весь из себя брутален и атлетичен, хоть и заметно измождён объятьями правосудия, а суровая бородка вообще даёт + 10 к харизме. Прорвёмся. Главное не нарываться, не хамить, но и не лебезить. Держать себя достойно. Всё как везде.
  Закончив психотренинг, я поправил лямку на плече и начал спуск. Дорога тут приютилась между стеной скалы и обрывом, у подножия которого шумно бурлила река и сразу стало заметно активное использование маршрута — по всей кромке обрыва стояло деревянное ограждение. Не особо умелое, но крепкое и явно время от времени ремонтируемое. Что ж, логично, если телега свалится отсюда, то не то, что товаров, даже колёс от неё не выловишь.
  А ещё мой взгляд, наконец-то, привлекли растения. Те самые чудо-травки, идущие в местную алхимию и просто в домашнюю медицину. Росло их у тропы немного, но Орочий корень и Серафис, на фоне вытоптанной множеством ног травы, глаза моего реципиента выцепили. Тут же заметив и ягоды голубики...
  - Блин. Сколько уже тормозить-то можно? - тихо проворчал я, нагибаясь к земле. Вроде адекватно разговаривал ещё с Пирокаром, а мозг всё никак чудить не перестанет, ну неужели нельзя было раньше сообразить? Так, глядишь-бы и набрал уже сколько-то. Травки, они ведь денег стоят и не только у алхимиков — чужая память услужливо подсказала, что их тут и как чай заваривают, и в готовке используют, и как медицинские средства жуют, прикладывают и прочее. Всё, конечно, от конкретной травки зависит, но продать их точно можно, а мне сейчас деньги ой как нужны.
  Продвижение замедлилось. Не так чтобы сильно, всё-таки не лес, но минут двадцать я на спуск потратил. Сумка пополнилась пучком трав, что ещё предстояло вымыть от дорожной пыли и высушить, и горстью ягод, для которых очень пригодилась глиняная кружка. Что-то я и сам съел, из самого чистого, тот же первый Серафис, например — витамины организму точно будут не лишними, да и рёбра после тюремного приветствия нет-нет, да побаливали при не очень удачных движениях.
  Как ни странно, но помогло быстро. И это абсолютно точно не имело никакого отношения к привычному обезболиванию, уж его-то симптомы я бы узнал. Да что там, когда у тебя синяки на глазах рассасываются, это, блин, впечатляет!
  Даже не ожидал... Хотя, знал ведь. Ну, видел по памяти. Но внимания не обратил. Эх, надо бы уже и привыкнуть, в том числе и принимать как данность волшебную грань мира. Кто сказал, что целебные травы тут целебные только по биологическим свойствам? Вот-вот, тут и думать не над чем. Варятся магические зелья, значит и сами травы магические. Ну, да и чёрт с ним, я устал уже себя костерить за тупость ушибленного «котелка», рассосалось и ладно, и хорошо. И ходить с ошалевшей рожей попавшего первый раз в Диснейлэнд ребёнка тут нечего — засмеют.
  
  Не успел я отойти от гор и полусотни шагов, как почуял узнаваемый аромат шашлыков, тянуло которым из раскинувшегося по правую руку леса. Приглядевшись, удалось заметить дальше впереди и источник дыма, с отблесками огня сквозь листву. Утоптанная дорога со свежей колеёй от колёс, как назло, проходила рядом, огибая крутой холм у реки.
  Что ж, если я правильно помню, как раз где-то здесь должны быть местные «охотники», кавычки можно изобразить даже пальцами в воздухе. Нет, охоте-то они учили... За хорошую такую деньгу, но ведь учили. Только вот оба из Нового лагеря (ага, прямо на подходах к Старому, да со стороны, где идёт караван товаров из внешнего мира), а ещё где-то там, дальше в лесу, как раз лежит проход к горному убежищу шайки налётчиков на эти самые караваны. Хотя, справедливости ради, кроме этих косвенных данных их деятельность в качестве соглядатаев ничем в игре не подтверждалась.
  Подойдя ближе, я увидел просвет в кустах и двух выразительных товарищей, с комфортом разместившихся на двух поваленных брёвнышках и с аппетитом жующих поджаренное над костром мясо. Один был смуглым, поджарым мужичком, с благородными, спускающимися к подбородку чёрными усами и остренькой бородкой под нижней губой, чем-то похожий на итальянца. Как тут же подсказала память — выходец из северного Варанта. Второй оказался белобрысым, очень коротко стриженым парнем, чуть более крупной комплекции. Оба одевались в не особо ладно сшитые, кожаные штаны и меховые куртки, дополняемые слегка выцветшими, но всё ещё синими шарфиками на шее. Причём, шарфики, при внимательном рассмотрении, очень удобно было натягивать на лицо. В качестве оружия оба имели самодельные дубинки с шипами и охотничьи луки.
  -Эй, ты! - увидев меня, суетливо махнул рукой варантец и тут же с усилием проглотил уже имевшийся во рту кусок мяса, едва не раскашлявшись в процессе.
  -Чего?
  -Да просто хотел предупредить, - заговорил он уже на тон ниже и даже с нотками дружелюбия, быстро и почти незаметно обежав моё снаряжение взглядом. - Вдруг ты захочешь свернуть в лес, а тут как раз начинаются наши охотничьи угодья... - произнесено было с мягким, но заметным намёком на некие толстые обстоятельства. Его коротко стриженый приятель безмолвно покачал головой, закатив глаза, и лишь откусил очередной кусок, от здоровой голени. Ну, очень похожей на куриную, только раза этак в четыре больше, чем у самых откормленных бройлеров.
  -Буду иметь ввиду, - понимающе усмехнулся я. - А вы, значит, местные охотники?
  -Да-а, - важно протянул смуглокожий. - Да ты проходи, присаживайся, не обидим. Мясо падальщика будешь? Небось изголодался на королевских харчах, да то сразу видно.
  -Не откажусь, но с чего бы такое дружелюбие к чужаку?
  -Ааа, - качнул плечом мой собеседник. - Сегодня ты чужак, а завтра, может, уже вступишь в наш Новый лагерь. Да и почему бы не поделиться с хорошим человеком, когда есть чем? Ты лучше скажи, пока шёл за караваном случайно не нашёл... ну может чего-нибудь... потерянного стражниками?
  Намёк был понятен и через пару секунд я выставил на всеобщее обозрение одну из бутылок пива.
  -Ооо! - обрадовался «охотник», - вот это по-нашему! Правду я говорю, а Дракс?
  Тот не ответил, вместо этого молча взяв от костра прутик с насаженным шматом дичи, и протянул мне.
  -Спасибо, - примостившись на свободный пенёк, вгрызаюсь в румяную корочку. О да! Специй, конечно, минимум, о мариновании и говорить нечего, только травкой какой-то натёрли, что-то вроде местного аналога дикого чеснока, но как же вкусно!
  -Я, кстати, не представился, - усач уже откупорил бутылку и сделал мелкий глоток, откровенно наслаждаясь вкусом, после чего передал пиво приятелю, - меня Ретфордом зовут.
  -Корвин, - представился уже я, отмечая как уже лицо Дракса расплывается в удовольствии от глотка. - И как я понял, пиво здесь дефицит?
  -Даже не представляешь какой! - с охотой поддержал тему Рэтфорд. - Всё, что поставляют из внешнего мира у нас стоит очень дорого: хлеб, пиво, вино, сыр. У нас в Новом лагере гонят рисовый самогон, но он уже в печёнках сидит. Не поверишь, иногда до одури хочется простого молока, я его уже лет пять не видел.
  -И коров у вас, естественно нет?
  -Откуда? Король делает всё, чтобы мы не стали самостоятельными. Обычная льняная тряпка в Колонии, мы так называем всю Долину рудников, стоит дороже шкуры волка того же размера, да и вообще, у нас тут много... перегибов, - отхлебнув ещё глоток пива, варантец протянул бутылку уже мне. Я этого не очень ожидал, но принял. В этот раз шока у меня не было, так что вкус почувствовал, и оказалось совсем недурственно. Добротное домашнее пиво - никакого сравнения с подкрашенной водой из магазинов. Впрочем, злоупотреблять не стал — ограничился почти символической дегустацией и вернул уже Драксу.
  -А что можете рассказать о Колонии вообще? Опасные места, местные порядки?
  -Ха, парень, да тут везде опасно, - усмехнулся Рэтфорд, вгрызаясь в мясо. - Да вот хоть наши охотничьи угодья, рядом-то падальщики, а чуть углубишься и рискуешь нарваться на гнездо глорхов — жуткие твари, скажу я тебе! Если он тебя увидит, а рядом некуда забраться, то смело считай себя трупом — убежать от них нереально, только на дереве пересидеть, или на скале. Безопасны только дороги между лагерями, да и здесь можно набрести на волков, которые посчитают тебя лёгкой добычей. Ещё не приближайся к старым развалинам. Их здесь много вокруг, большинство из них — обломки укреплений времён первой войны с орками и живущие там твари могут быть и пострашнее орков.
  -А порядки?
  -У каждого лагеря они свои, - пожал плечами варантец. Похоже, эта тема ему не очень нравилась. - Свободнее всего в Новом лагере, никаких тебе напыщенных гуру, или жадных стражников. Но лучше расспроси Мордрага, он один из наших и сейчас торгует в Старом лагере, ты же всё равно пойдёшь туда? Ну вот, а заодно, он сможет продать тебе всё необходимое по ценам ниже чем у местных торговцев.
  -Понятно. А вообще лагерей?...
  -Их три, - покивал усач. - Старый, Новый и Болотный. В Старом лагере живут рудные бароны и те, кто им служит, они торгуют с королём, получают всё, что хотят за свою руду и ничего не хотят менять. В нашем Новом маги воды ищут способ снять Барьер и выпустить всех на свободу, мы все им в этом помогаем. Ну как можем. А на болотах поселилась секта, верящая в какого-то своего Спящего бога, и что он их обязательно спасёт, сломав Барьер. По мне — полная чушь, но они верят.
  -Ясно, - мясо кончилось (всё-таки желудок у моего предшественника бездонный), и я начал вставать. Как-никак, а уже далеко за полдень, мне же ещё устроиться надо. - Спасибо за советы и обед в хорошей компании.
  -Тебе тоже, - Рэтфорд отсалютировал показавшей дно бутылкой. - Но не думай, что все будут такими же дружелюбными, парень. Карманы у новичков обычно пусты, но кое-кто мог бы убить тебя даже ради простой кирки.
  -Буду иметь ввиду, - киваю, закидывая на плечо вещмешок. - Удачи вам в охотах, - прощаюсь, ловя в ответ кивки, в том числе и от так и не проронившего ни слова Дракса.
  
  Ну что ж, порцию агитации я получил, в спину не выстрелили и даже мясом угостили, хоть и за бутылочку, но для того я их и брал. Не самому же рисковать глотая невесть сколько пролежавшее в сундуке пойло? Во-от, проснулся здоровый цинизм, уже хорошо.
  А то, что разговор выдался не слишком длинным... Так про Новый лагерь они сказали, закинули удочку, что у них свобода равенство и вообще карманы общие, что ещё надо-то? Будут особо долго и сильно агитировать - могут нарваться на того, кто расскажет в Старом лагере, а оттуда придут и по щам надают. А так - ну пришёл кто-то, поболтали, пивка хлебнули, вроде бы "подружились" и хватит. Никто ни в чём не виноват, никто никому ничего не должен. Хороший подход.
  Не успел подумать о желающих надавать чужому рекламному агентству по щам, как за поворотом холма открылся вид на лежащий впереди мост, который как раз охраняли пара стражников в знакомой красной форме. Меня тоже заметили, но в этот раз удостоили лишь беглого взгляда и отвернулись, продолжив наблюдать за уходящей в лес тропой.
  Тут же я впервые увидел и падальщиков, так сказать, в естественной среде обитания; трое пернатых, абсолютно игнорируя стоящих у реки людей, мирно щипали травку среди деревьев, примерно в полусотне метров от слияния уходящей в лес тропы с колеёй от телег. Птички и правда внушали: высотой где-то мне по грудь, серые, с мощными ногами и здоровенными заострёнными клювами почти с мой кулак размером. Такой клюнет — испугом не отделаешься.
  -Эй, парень, - усталым голосом позвал меня ближайший стражник, когда я свернул к мосту и приблизился.
  -Что? - я внутренне напрягся, ожидая неприятностей.
  -Я видел как ты смотрел на это бегающее мясо, - мужчина оказался не старым, но очень уставшим и явно не в духе. - Так вот, дам добрый совет: надумаешь охотиться — охоться, притащишь в лагерь мяса — честь тебе и хвала, но, Белиар тебя побери, если вздумаешь спровоцировать их, а потом бежать к нам за защитой! Птиц мы убьём, но потом я сам дам тебе в зубы рукоятью своего меча и заставлю тащить их туши в замок, и даже не рассчитывай, что получишь с них хотя бы пёрышко, усёк?
  -Усёк, - чуть помедлив согласился я, разглядывая невольного знакомого, которого кто-то очень хорошо довёл до натурального озверения. Коротко стриженный, русоволосый с недельной щетиной и крупным носом, силачом он не выглядел и кольчуга висела на нём мешковато, но взгляд был прямой и ни разу не дающий усомниться в сказанных словах. - А часто такое у вас происходит?
  -Да меня просто заколебали придурки, каждый из которых мнит себя самым умным! - прорвало мужика, под согласное складывание рук на груди его товарища. - Каждый грёбаный караван обязательно найдётся парочка идиотов пытающихся заработать нашими руками! А мне делать нечего, как к ежедневной охране шастающих туда-сюда рудокопов, подрабатывать бесплатным мясником для всяких тварей внезапно выскакивающих из леса за очередным психом! Попробуй как-нибудь с одним мечом отбиться от стаи волков, а потом две недели отлёживаться в казарме пока раздробленные кости срастутся, потому что на складе кончились целебные эликсиры, а свои запасы ты уже вылакал в бою и ты поймёшь, что я с тобой сделаю за повторение подобного!
  -Нда... - а ведь я в игре сам так делал и не один раз. Не от волков отбивался, хотя от них тоже, а вот так натравливал живность, особенно в первое прохождение этим грешил. - Думаю глупо спрашивать, что было с тем придурком?
  -Правильно думаешь, - криво оскалился стражник.
  -Ну что ж, я таких проблем не доставлю, - в глазах моего собеседника появилось удовлетворение моей понятливостью. - Теперь можно пройти?
  -Да, иди уже! - махнул он рукой и отвернувшись, прошёл на другую сторону моста.
  Не став задерживаться, я поспешил последовать указаниям и перейти по толстому бревенчатому мосту через реку. На той стороне меня встретили несколько развалившихся и давно поросших травой телег, просто брошенных на обочине, ну и, конечно, громада ворот Старого лагеря. Вернее, ворот громадного барбакана в стенах Старого лагеря. Деревянная конструкция возвышалась этажа на три, чернея провалами бойниц и прямо-таки нависая над всей окрестной территорией.
  Впрочем, стоило приблизиться, как стали видны и недостатки. Некоторые следы недавнего ремонта хоть и имелись, например пара новых жердин в распахнутых воротах, или заплатка из приколоченных досок на одном из участков стены, но было это всё скорее декоративно - основная же часть укреплений выглядела так, словно стоит здесь лет двадцать и вот-вот просто развалится, банально прогнив насквозь. Хотя, так скорее всего и было.
  Дорога после моста разветвлялась: основная колея заворачивала к воротам, но помимо неё были и ещё две нахоженные тропы. Первая так и шла напрямик, огибая стену лагеря с правой стороны и теряясь где-то вдалеке, вторая же лежала ей перпендикулярно, уходя строго на восток вдоль реки, к чернеющей там полоске леса.
  Пройдясь немного между телег, я стал счастливым обладателем нескольких адских грибов, пары кустиков серафиса и целой тарелки ручной работы, разве что без росписи под хохлому.
  Но всё равно расстояние между мной и лагерем неуклонно сокращалось, а по достижении рубежа в сотню метров исчезли и последние препятствия, изучая которые можно было потянуть время. Всё-таки трусливая натура человек, ничем его не проймёшь, вечно старается отсрочить неизбежное. Ну да ладно, главное осознавать свои недостатки, а сейчас вздохнули и пошли, а то вон, стража уже заждалась поди.
  Стража и вправду заждалась, хотя скорее не меня, а смены, очень уж лица у двух бритоголовых амбалов, для разнообразия, одетых в тяжёлые кольчуги, укреплённые металлическими пластинами, были притомившимися. Припекло бедолаг на солнышке.
  -Куда это ты направляешься? - вяло поприветствовал меня один из них, всем видом демонстрируя, что на ответ ему глубоко плевать, но службу он изволит блюсти крепко. Как бы это не выглядело со стороны.
  -В лагерь, - констатирую очевидное и, вероятно, единственно ожидаемое.
  -От тебя не будет проблем, ведь так? - мужик отцепил от пояса флягу и глотнул, спровоцировав абсолютно зеркальное действие у напарника.
  -Надеюсь на это, - и предупреждая развитие не самой лучшей темы, спешу её сменить: - Кстати, не подскажете где найти Диего? Он велел встретиться с ним в лагере, но не уточнил где живёт.
  -Да прямо возле ворот в замок, - громко заткнув флягу, вступил в разговор второй караульный, - первый дом по дороге от ворот его.
  -Спасибо. Ну я войду?
  -Входи, - столь же вяло, как и начал разговор, отозвался первый, уже не глядя на меня и, очевидно, потеряв последний интерес к разговору.
  Ну я и вошёл. Под аркой барбакана больше никого не обнаружилось, только дверь в правой стене, ведущая куда-то внутрь башни, но я и не стремился разглядывать обстановку. Доносящийся с конца короткого тоннеля шум лагеря настраивал на максимально деловой лад, напрочь выбивая из головы расслабленность и посторонние мысли.
  Домик Диего я нашёл быстро, стоял он примерно там же, где я помнил по игре, хотя, конечно, масштабы и реальный облик пейзажа заметно отличались от игровых. Хозяин дома обнаружился тут же. Вальяжно разместившись на скамеечке у двери, он смачно грыз зелёное яблоко, обозревая окрестности и снующих вокруг людей с каким-то бесконечно спокойным и всепонимающим выражением в глазах.
  -Здравствуй ещё раз, Диего, - поприветствовал его я, подходя ближе.
  -Тебе тоже не хворать, - отозвался в ответ черноусый. - Я смотрю, ты зря времени не терял, - призрак одними глазами указал на перевязь с мечом. - Не каждый человек, кого забрасывают сюда, может похвастаться добрым клинком даже спустя несколько месяцев работы в шахте.
  -А если не работать в шахте? - задал я провокационный вопрос.
  -По-разному, - Диего ухмыльнулся в усы. – Главное, чтобы желающих прирезать тебя за не работу было меньше чем ты способен пережить.
  -Ну это везде так.
  -Верно, - лаконично признал мужчина и перевёл взгляд на что-то за моей спиной.
  Проследив за ним, я увидел группу стражников в лёгких кольчугах, что таща несколько мешков, выходили из ворот замка. Шли ребята ходко и целеустремлённо, как люди озабоченные важным делом. Уже через минуту стало ясно, что направляются они к выходу из лагеря и когда компания миновала нас, Диего решил пояснить:
  -Спешат успеть до темноты.
  -Охрана места обмена? - предположил я, помятуя свои опасения встретить их в пути.
  -Именно. Следующая крупная партия товаров будет только через месяц, но охранять подъёмник надо постоянно, а то некоторые тут с удовольствием бы его пожгли, просто чтобы насолить Старому лагерю.
  Помолчали. Уж не знаю о чём думал Диего, а вот я собирался с мыслями, готовясь перевести разговор на нужную мне тему.
  -Ты вроде бы говорил, что твоя работа — присматривать за новичками? - нарушаю тишину, когда стражники скрылись за поворотом.
  -Это так, - последний кусок яблока отправил в рот и после неспешного, даже слишком неспешного, пережёвывания, во время которого я терпеливо ждал, был проглочен вместе с косточками, - а у тебя уже накопились вопросы, верно? - на лице мужчины появилась сдержанная улыбка, видимо, моя терпеливость его порадовала.
  -Не сказал бы, что у меня их не было во время прошлой встречи, но ты был занят.
  -Не особо и сильно, - возразил призрак не переставая дружелюбно ухмыляться, - но я решил, что лучше дать тебе время прийти в себя. И судя по твоему виду, это было правильно.
  -Спасибо, - криво усмехаюсь в ответ. Хорошо он меня макнул. Душевно. А то я что-то запамятовал, что для такого зубра разглядеть мою панику на берегу должно было быть не сложнее чем усы огладить.
  -Да не за что. Ты присаживайся, - он указал рукой на скамейку рядом с собой. - Откуда родом не спрашиваю, это у нас не принято, - уже садясь, я кивнул, давая понять что понял первый урок, - как не принято выспрашивать кто и кем был на свободе. Ну а теперь, что ты хочешь узнать?
  -Полагаю, прежде всего, следует знать: кто здесь главный?
  -Здесь — в Старом лагере, - Диего особо выделил уточнение голосом, - главный — Гомез. Он самый влиятельный из баронов и самый первый. Он же решает, кто присоединится к лагерю, а кто нет. В двух других лагерях свои власти, но торговлю с королём контролирует именно Гомез.
  -И это многое значит?
  -Очень. Без торговли с королём половина населения Колонии, уже через месяц протянет ноги с голоду. Колонией мы называем всю Долину рудников, - пояснил мужчина и я кивнул, хоть уже и слышал это, - Большинство здесь не приспособлено к самостоятельному выживанию, а остальные... Жить на одном мясе и грибах — не самая приятная доля. Даже Новый лагерь, основанный желающими независимости от баронов, вынужден с нами торговать. Хотя, большинство там, всё же предпочитают воровать... Только получается у них далеко не всегда, - глаза призрака испытующе глянули на меня с некой едва уловимой хитринкой в прозвучавшем намёке.
  -И неудачников скидывают в ров, - поддерживаю игру. - Понятно.
  -«В ров» не так уж и часто, - хмыкнул мой собеседник. - У большинства хватает ума не пытаться шалить прямо в лагере, хотя и такое случается.
  -А под присоединением к лагерю подразумевается присоединение к тем, кто лагерь контролирует? - перехожу к главной части разговора.
  -Соображаешь, - похвалил меня Диего и, обежав глазами окрестности, указал подбородком на небольшую группу людей в красной одежде беседующих у одного из ближайших домов. - Видишь? Это призраки, а вон там, - кивок в сторону ворот замка, где стояла на карауле парочка крепких ребят в тяжёлых кольчугах, - стражники. И те и другие занимают определённую нишу в иерархии нашего лагеря, стражники считаются старше, но это деление довольно относительно.
  -Насколько относительно?
  -Это полностью зависит от того, что ты из себя представляешь. Есть призраки, чьё мнение весит куда больше чем у абсолютного большинства стражников, а есть и такие, по сравнению с кем иной рудокоп покажется важной шишкой.
  -И почему тогда самые важные призраки не переходят в стражу? - вопрос меня, и правда, волновал ещё в игре, ладно сам Диего, он вроде как главный призрак — должность вполне уважаемая и обязывающая, так сказать, но те же Ян — управляющий Старой шахтой и Скатти — распорядитель арены, могли легко выполнять свои обязанности и в более солидной броне.
  -Им это не нужно, - пожал плечами черноусый. - Умный человек прекрасно устроится и в статусе простого призрака, а повышение до стражника это лишние хлопоты и обязанности, устраивающие далеко не всех.
  -Понятно... - что ничего непонятно. Хотя... Если подумать, то я не припоминаю ни одного стражника, который бы занимался «свободным предпринимательством», ну если не считать таковым рэкет во внешнем кольце, так что... - Но мы отвлеклись, ты говорил о присоединении к лагерю.
  -Да, - кивнул Диего. - Но присоединение присоединению рознь. Ты можешь взять кирку и пойти утром в Старую шахту, никто не будет тебе в этом мешать и в лагере ты пропишешься. Жизнь рудокопа не слишком весёлая, но обычным крестьянам и этого хватает. Но если ты хочешь получать свою долю от торговли с королём, то нужно уже выбиться в призраки, а это непросто.
  -И что нужно делать?
  -Произвести впечатление на Гомеза, конечно. Но встречу с ним ещё надо заслужить - Гомез не будет тратить время на каждого каторжника пожелавшего с ним поболтать, ты сперва должен доказать, что достоин его внимания.
  -Пройти проверку на вшивость?
  -И её тоже, - совершенно спокойно согласился мужчина. - Мы называем это «Испытанием веры». Но помимо этого ты должен будешь заручиться поддержкой нескольких авторитетных людей, чем больше, тем лучше. Тогда Торусу будет проще принять решение о представлении тебя Гомезу.
  -Полагаю, теперь я обязан спросить, где найти этих авторитетных людей и кто такой Торус? - улыбаюсь.
  -Ну, одного ты уже нашёл, это я, - вернул улыбку главный призрак, - что до остальных, их тебе придётся поискать самому. Считай это частью испытания, если ты не сможешь справиться с этим, то тебе нечего делать среди нас. А Торус это начальник стражников, обычно его можно найти около ворот, но сегодня даже не пытайся — пришёл караван и пока товары не разберут, времени на новичков у него не будет.
  -Понятно. И где здесь можно переночевать до завтра?
  -Поспрашивай в районе Нэка, это налево, если смотреть на ворота замка и до южных ворот, там, вроде бы, недавно уменьшилось число жителей. Но учти, стражники берут плату за защиту. Лучше плати. Тут очень не любят тех, кто подрывает сложившийся порядок.
  -Ясно. А что с другими лагерями? Сколько их здесь всего?
  -Кроме нашего ещё два, - взгляд Диего едва заметно охладел, а в голосе прорезались нотки скрытого неудовольствия. - Они отделились, пытаясь осуществить свои безумные планы побега. Новый лагерь находится в западной части Колонии, они думают, что могут просто взорвать Барьер, если соберут достаточно много руды, - неудовольствие уже стало явным, дополнившись непрекрытым пренебрежением. - Есть ещё секта безумцев на востоке, они выстроили лагерь посреди болот и молятся своему идолу, чтобы он освободил их... - мужчина сделал выразительную паузу, испытующе глянув на меня. - Пока он им ничем не помог, - и нарочито тяжело вздохнув, показывая как его расстраивает это тема, веско закончил полит-работу: - На твоём месте я бы не стал тратить время на этих сумасбродов.
  -Ладно-ладно, я просто спросил, - шутливо поднимаю руки в защитном жесте. - В конце-концов, в моём положении глупо не пытаться прояснить ситуацию.
  -Тут ты прав, - мужчина успокаивающе прикрыл глаза, - но не очень усердствуй выспрашивая у обитателей одного лагеря про другой, некоторым это может не понравиться. Сейчас в Колонии спокойно, но года два назад, излишне любопытный парень, мотающийся туда-сюда и не спешащий определиться с выбором к кому он хочет присоединиться, легко мог закончить свою жизнь с дырой в брюхе.
  -А сейчас? - вот эта подробность была для меня новой и не сказать чтобы хоть сколько-нибудь приятной.
  -Сейчас тоже, хотя если не будешь сильно наглеть и трепать языком, люди могут и закрыть глаза на непоседливого охотника, - последнее слово мой собеседник особо выделил голосом, получив в ответ мой благодарный кивок.
  -А этот... охотник, может чем-нибудь помочь спасшему его призраку и заслужить его голос при соискательстве? - вот хоть убей не помню чем в каноне Безымянный заслужил поддержку Диего и делали ли вообще что-то конкретно для него, но узнать надо, а то может получиться очень глупо.
  Мужчина в ответ смерил меня удивлённо-насмешливым взглядом, после чего беззлобно рассмеялся.
  -Сейчас ещё рано об этом говорить, - всё ещё не до конца подавив смешинку в голосе, ответил он спустя несколько секунд. - Сперва пообщайся с Торусом, он иногда набирает стражников прямо из внешнего кольца, может тебе повезёт, а может он придумает что-то ещё. В любом случае, у меня сейчас нет для тебя никаких заданий.
  -Нда, - вздыхаю, пробегая бессмысленным взглядом по кромке внешней стены, где виднелись бритые головы скучающих стражников в тяжёлой броне, - ну, может оно и к лучшему — успею осмотреться.
  -Правильный подход, - одобрил Диего, с умиротворённым выражением лица глядя на проплывающие по небу облака...
  
  
***
  
  Тропка между домов и стеной замка спускалась вниз, создавая ощущение, что когда-то давно на её месте был ров, теперь частично засыпанный, частично застроенный, но перепад уровня земли местами всё равно бросался в глаза. Как ров может быть застроен? Да очень просто, ширина у него была где-то метров шесть и спустя шагов двадцать от поворота, где я спустился, уже начинались дома-сарайчики пристроенные прямо к каменной стене цитадели.
  Но всё это, в общем-то, было мелочами, что я отмечал краем сознания, активно кипятя мозг на темы «куда идти?» и «с кем знакомиться в первую очередь?». Вопросы были не праздные, пусть я уже кое-что намечал ещё по дороге в лагерь, но после разговора с Диего в планы надо было вносить коррективы. Прежде всего, встреча со Слаем откладывалась — он живёт в квартале, что держит Бладвин, а с этим стражником мне встречаться было строго противопоказано до того момента, как у меня появится хотя бы десять кусков руды. Ну или я пропишусь под защиту кого-то из его коллег в другом квартале, хотя и тут велика вероятность что меня попробуют обобрать под лозунгом «защиты» на конкретно этом участке внешнего кольца. Фингерс, наоборот, почти строго по пути, но он учитель, никаких заданий не даёт и ждать может сколько угодно, никуда не девшись. Реальная же жизнь не игра, где хоть месяцами на пролёт бегай по карте, без всяких проблем с квестодателями, тут может и «срок годности» задания истечь, да и подрядить могут кого-то другого. Занятой до завтрашнего дня Торус более чем наглядно намекает. В общем, следовало хорошенько напрячь мозги, вспоминая список заданий, а потом выбирая из него, что может подождать, а что надо бежать делать вот прямо сейчас, чтобы потом не становилось мучительно больно от упущенных возможностей...
  -Эй, парень! - отвлёк меня от мыслей громкий окрик с правого бока, когда я проходил возле третьего домика у замковой стены. - Ты новенький? Я тебя раньше не видел, - ко мне, прямо из дверного проёма, подскочил подросток лет семнадцати с пушком над верхней губой.
  «О нет...»
  -Я пройду с тобой немного, ладно? Уверен, тебе сейчас нужен друг.
  Как я сохранил лицо, не знаю... Наверное, мне помог шок от подобной фразы, сопровождающейся, ни много ни мало, чистым, открытым взглядом широко распахнутых глаз, что смотрели на меня с незамутнённой надеждой и уверенностью в своих словах, а может всё было в том, что этой встречи я ожидал, пусть и со смешанными чувствами. С одной стороны это был способ ещё раз проверить актуальность моих знаний об игре в реальной жизни, а с другой...
  Мад...
  Как много в этом имени для любого человека, хоть раз добротно проходившего первую Готику... С первой же встречи, он начинал, как привязанный, ходить за нами повсюду, постоянно докучая бессмысленными рассказами о своей жизни, заводимыми в любой момент времени, с прерыванием любых действий, от изучения содержимого сундуков, до разговоров с другими персонажами. При просьбах замолчать он продолжал говорить, при просьбе уйти он оставался. Одновременно с тем, был абсолютно бесполезен, так как «передислоцировался» куда подальше от любого противника, с которым дрался Безымянный, посредством очень быстрого бега и плохого на вид и запах содержимого в штанах. В конце концов, это выбешивало даже самых стойких игроков, но единственный способ от него избавиться был либо избить до полусмерти, либо реально прирезать. В конечном итоге, любой прошедший Готику более двух раз, учился обходить его так, чтобы вообще не вступать даже в первый диалог. Лично я наловчился проходить этот переулок по крышам домов, спускаясь лишь миновав его «агро-зону».
  И вот теперь он передо мной... Наивно хлопает глазками, аки анекдотичная блондинка. Бррр... А ведь его и видно не было — не сидел он как в игре на скамеечке — из дома выпрыгнул, когда я тот уже почти миновал. И это о многом говорило. Например о том, что канон работает даже в таких мелочах. Ну в самом деле, с какого лешего Маду кидаться именно ко мне? А поди же ты, кинулся, да и слова, вроде бы, те же, что и в игре. Звоночек, однако.
  -Извини, парень, я сейчас очень занят, - прокатит, нет?
  -Я тебе не помешаю! - с воодушевлением зачастил подросток, - просто буду рядом идти и всё, ты даже не заметишь!
  -Сомневаюсь — я очень не люблю, когда за мной ходят.
  -Аааа, - разочарованно протянул парень, - ну хорошо. А поболтать ты не хочешь? Я много чего знаю и могу рассказать!
  -Да? - скептически вздёргиваю брови. Разглядывая его вблизи я смог в полной мере убедиться в худших предположениях. Не слишком чистые, крайне потрёпанные и неряшливо одетые вещи, нездоровый блеск в глазах, очень эмоциональное лицо, на котором мгновенно отражаются все испытываемые чувства, субтильное телосложение, ну и конечно риторика. Если передо мной психически здоровый человек, то его актёрскому таланту позавидуют лучшие мэтры советского кинематографа. - Тогда скажи, например, где мне найти свободный дом?
  -Свободный? - глазами хлоп-хлоп. - Этого я не знаааю... Но можешь пожить у меня! Друзья ведь могут жить вместе.
  -Ясно... - не хочу даже задумываться, что он мог иметь в виду. - Я пошёл. Удачи, парень.
  -Тебе тоже! - радостно донеслось мне уже в спину, едва не заставив скривиться. Ну хоть удалось отделаться и хорошо, что я ему руки не подал, а то мало ли какие здесь тюремные законы. Не дай бог «зашкварился» бы ещё, намёки-то, мягко скажем, имеются.
  -Ты тут новенький, да? - вновь отвлёк меня от мыслей низкий голос от дверей очередного дома по правую руку, едва я с ним поравнялся. - Молодец, что не обидел парня, - в проёме стоял здоровяк в заляпанном фартуке, с солидной комплекции животом и аккуратно подстриженной бородой, - вот, держи, - мужичок достал откуда-то из-за стены миску, полную варёного риса, и протянул мне.
  -О! - только и выдавил я, принимая посуду.
  -Ты не смотри, что Мад слегка того, - продолжил повар, развернувшись и жестом предлагая мне пройти за ним, - мальчишка он хороший и плохого не сделает. Умишка маловато, не без того, но посуду мне моет, не лукавя, и воровать не пытается, а это среди местных редкость. Не тронь его, в общем, ни к чему это, а заскоки его и перетерпеть можно.
  -Да я и не собирался, - замечаю, оглядывая помещение. Внутри домишко, или даже скорее пристройка ко второму дому, так как в левой от входа стене виднелась дверь в соседний «сарайчик», больше всего напоминала этакую импровизированную кухню. Почти у всех стен стоят столы, то тут то там лежит посуда: котелки, сковороды, ножи и доски для разделки, в одном из углов притаилась колода с воткнутым мясницким топором, причём по ней было видно, что используют её регулярно, под потолком и на стенах висят пучки сушёных трав, ну и, разумеется, запах. Мощный такой кухонный дух. В данный момент повар тоже собирался что-то готовить, уже занимаясь нарезкой мяса.
  -Слышал я, - качнул головой Снаф, вроде бы именно так его звали. - Тут место тихое, хорошо всё слышно. Да ты присаживайся, поешь нормально, а то знаю я вас — новичков, иные и кирку-то поднять не могут, когда приходят. Миску потом вон там на стол поставь, - мужчина махнул рукой в сторону небольшой горы грязной посуды у окна.
  -Угу, - прохожу в указанном направлении, благо там же имелся и чурбак, где можно было присесть.
  -Так о чём я? - хозяин дома, не глядя на меня, уже лихо счищал мясо с кости падальщика, отправляя филей на дно большой кастрюли. - Сейчас не хотел, а потом мало ли, лучше сразу предупредить.
  -Моё имя Корвин, - достав не так давно найденную ложку из сумки (к рису ничего такого не прилагалось), решаю представиться я, да и сменить тему не мешало, - а ты, если я правильно понял, местный повар?
  -Верно, - добродушно пробасил мой собеседник, - Снафом меня зовут. Знакомы будем.
  -Угу, - вновь согласился я, отправив в рот первую ложку. Рис оказался холодным, но вполне приличным, наверное, остался с утра. А вот за свой живот я начал серьёзно беспокоиться, как бы такими темпами заворота кишок не случилось. Но и отказываться было бы... Неуместно, скажем так. Пока дают — надо есть, тем более своего, чтобы приготовить, у меня всё равно нет и когда появится - неизвестно, а живот... Живот, сволочь такая, почти в голос божится, что он, мол, три дня не жрамши, типа, «мамой клянусь!», а потому в ложку надо набирать побольше-побольше! Тьфу ты... - Расскажешь о жизни в колонии? - решив отвлечься от внутренних ощущений, задаю ожидаемый вопрос.
  -Ну а чего рассказывать? - прогудел здоровяк, отбросив очищенную кость в другую кастрюлю. - Тут не так уж и плохо. Если умеешь хорошо готовить, у тебя везде будет много друзей...
  -А где ты берёшь продукты? Ну рис, хотя бы, - этот вопрос меня и правда интересовал, можно сказать, что ещё с игры. Ну в самом деле, добряк-повар бесплатно кормил нас каждый день, при этом ни разу не покидая Лагерь, откуда такая щедрость?
  -Рис-то? В замке, где же ещё? На неделю мне выдают мешок-два, вот я и готовлю.
  -Бесплатно? - не стал скрывать своего удивления я.
  -Ну как сказать... - Снаф вытер руки видавшей виды тряпкой и пройдя к одной из стен, снял оттуда что-то похожее на пучок дикого чеснока. - Вообще-то нет, - пучок упал на соседний с мясом стол, а повар ловко вытащил откуда-то нож поменьше прошлого, - хотя можно и бартером, ну там грибов мне принести или травку какую, мясо опять же, но вообще порции у меня обычно куска три стоят, редко больше, разве что когда с мясом, вот как сегодня на ужин будет, но рудокопам посильно. Призраки тоже заказывают. И стражники. Но они почти всегда со своими продуктами, я только готовлю. Горячего, сам понимаешь, всякий хочет, да не всякий может себе сготовить. Народ же в Колонии подобрался... Словом, мало здесь хороших поваров, всё больше самоучек, которым только дай хорошие продукты, тут же испоганят. Так что руды хватает. Мне и тратить-то её особо некуда, в замок за продукты заплатить да на рынке иногда чего прикупить, вот и все траты.
  -Хмм, - задумчиво вытаскиваю из-за щеки пару застрявших там рисин и неторопливо пережёвываю. Доходчиво он расписал, умышленно или нет, но наглядно. Даже, можно сказать, проверку на вшивость мне устроил, мол, отшибёт мне мозг упоминание достатка или нет? Ведь всё расписал: и своё особое положение человека, к которому круги местной элиты захаживают, и несколько раз акцентировал, что специалист он здесь востребованный, исчезновение коего многим не понравится, включая те самые круги местной элиты, и даже варианты сотрудничества наметил, да так, что кто поглупее может и не сообразить. Тут попробуй не задумайся. Ещё и спиной ко мне стоит, словно и не колония вокруг, полная головорезов. А руки-то у самого, что шея у быка, вроде бы и мышцы не выпячивают, и животик под фартуком забавно подпрыгивает при движениях, а под удар таких попадать всё одно что-то не хочется, да и в захват нежелательно, кости прям от одной мысли трещать начинают. Ох не прост товарищ повар, ох не прост, а с виду-то такой простой и добродушный малый. Или это уже паранойя? Типа, Диего накрутил? Да не похоже, сам ведь про головорезов вспоминал, среди таких на одном добродушии далеко не уехать. Нда, интересные здесь дела творятся. - А с чего мне такая щедрость, если все за еду платят? - облизываю ложку и ставлю опустевшую миску куда сказано.
  -Ну а что бы не помочь хорошему человеку? - на очищенный чеснок плоской стороной лёг нож, мягкое нажатие - и по комнате распространяется терпкий запах, а то, во что превратилась долька, отправляется в кастрюлю к мясу. - Мада ты не тронул, сам вон, вроде и успел перехватить чего-то, да видно, что усох почти вдвое, пока по подвалам у короля сидел, я на такое насмотрелся, знаю, о чём говорю. Вот и поделился. У меня всё равно с обеда немного осталось, я всегда к приходу каравана побольше готовлю, специально вам, новичкам, животы от позвоночника отодрать, а то ведь загнётесь, так ни разу киркой и не махнув. Бывало уже такое.
  -Спасибо, - реально спасибо. Мужик только что поднялся на пару пунктов в моих глазах. - А что ты говорил насчёт бартера?
  -Тоже не хочешь в шахте горбатиться? - понимающе хмыкнул Снаф. - Ну это сам решай, конечно. Если повезёт устроиться, поздравлю. А так... Ну, грибы мне нужны, почитай, что всегда. Жаренными-то их и призраки очень уважают, и стража, да и суп нарасхват идёт. Из трав лучше всего ягоды: серафис, голубика... Их и найти просто, и идут хорошо, стражникам так особенно, им Торус пить на посту не позволяет, да и не напьёшься шнапсом по полуденной жаре, а морс — самое оно на солнцепёке. Вообще, всё съедобное можешь тащить — куда чего пристроить найдётся.
  -И за это бесплатное питание?
  -Могу и руды отсыпать, если хочешь. За тушу падальщика кусков пятьдесят точно дам, а если крупный попадётся, то и до сотни можно накинуть. У нас в Старом Лагере охотников мало, а едоков только в этом квартале пара сотен, тут хоть по пять птиц в день приноси — всё съедят без остатка.
  -А чего так? Я только пока шёл от ворот, человек десять с луками видел.
  -Так это призраки, - пренебрежительно буркнул здоровяк, опять вытирая руки, и, наконец, повернулся ко мне лицом, - им по лесам за дичью бегать не интересно. Нет, ходят иногда, но так, для себя, а чтобы постоянно промышлять, таких почти и нет. Ну что, будешь чего продавать? Ты ведь не с караваном пришёл, успел небось вокруг тропы пройтись, - повар кивнул на мою сумку и меч, определённо выбивающиеся из образа рядового новичка.
  -Успел, - не стал я отрицать очевидное, - а чего ты сам на эту тему заговорил? Вроде это мне надо.
  -То-то, что тебе, - усмехнулся в усы бородач. - Попутчики твои, считай, уже все тут побывали. Заморыши голоштанные - руками миски выскабливали, как до шахты доковыляют - и думать не хочу. А тебе ещё за защиту стражникам платить, так что давай выкладывай - посмотрим, а то мне скоро не до торговли будет, - мужчина качнул подбородком в сторону кастрюль.
  Не став спорить, я распахнул горлышко сумки и неспешно выложил на стол свои невеликие заслуги на поприще собирательства даров земных. Кольчуга лежала на дне и засветить её я не боялся, тем более над ней уже образовалась приличная прослойка: тряпки, котелок, бутылки, стакан с тарелкой и так далее.
  Снаф внимательно осмотрел растения, чуть пошевелил стебли, оценил объём и выдал вердикт:
  -Лечебную траву себе оставь, пригодится. Мне её всё равно некуда, не в салат же? За остальное кусков двадцать дам. Больше не проси, тут и так мыть замучаешься, где ты столько пыли-то набрал?
  -Вдоль дороги, - честно признаюсь, сам пытаясь припомнить цены в игре и сопоставить их с воспоминаниями моего предшественника. Получилось, что, в принципе, двадцать кусков за пучок травы это вполне прилично. Редких растений, вроде Царского щавеля, у меня не было, от лечебной травы он сам отказался, а остальное и правда вполне годилось в народную кулинарию, коли алхимиков вокруг нет. Алхимики же в ближайшее время мне не грозят, да и ещё собрать успею, если уж только вдоль тропы столько набрал.
  -Оно и видно. Ладно, согласен на цену?
  -Согласен, - озвучиваю решение. - А много народу тебе так приносит?
  -По разному, - пожал плечами повар, отвязывая от пояса кошель и запуская туда руку. - У нас тут места дикие, даже по нахоженным тропам ходить не всегда безопасно, вокруг Лагеря всё сразу подчищают, а в лес большинство без охраны и не загонишь. Вот, держи, - мозолистая лапища протянула мне горсть мелких синих самородков.
  -Спасибо, - принимаю плату и сразу ссыпаю в сумку, своего кошелька у меня всё равно пока нет, как и карманов. - А кому здесь ещё травы продавать можно или чего другого? Тебе же мелочёвка вроде старых сумок и пустых бутылок без надобности?
  -Это да, я в разлив работаю, - кивнул здоровяк уже убирая зелень. - Тебе с этим на рынок идти надо, он с другой стороны замка, вдоль стены обходи в любую сторону - и всё. Там всегда найдёшь, кому продать, хотя бутылки и растения Декстер, скорее всего, купит — он и бражничает, и зелья кое-какие варит, а с остальным лучше к Фиску, у него все рудокопы одеждой закупаются и прочим нужным в хозяйстве. Их несложно найти — любого там спроси, укажут.
  -Понятно. Что ж, - закидываю лямку на плечо, - не буду больше отвлекать. Ещё раз спасибо и за обед, и за советы.
  -Да не за что, - расплылся в улыбке здоровяк. - Ты вечерком заглядывай, мясное рагу будет, с супом. Обе порции за семь кусков отдам.
  -Постараюсь, хотя не обещаю. Мне ещё устроиться надо.
  -Ну это как повезёт, понятно...
  Кивнув повару на прощание, я вышел на улицу и, бросив быстрый взгляд в сторону домика Мада, поспешил в противоположную сторону. На счастье, подростка видно не было.
  Сама встреча со Снафом... Оставила двойственное впечатление. Понятно, что в игре это был проходной персонаж, нужный для полутора простейших квестов, и раскрытие его подноготной даже не предполагалось. Понятно, что реальность - это не игра, и люди здесь не только по скрипту беседуют. Но всё же... Это был первый случай кардинального отхождения от канона — задания на жуков и грибы мне не дали и про Нэка даже не заикнулись, причём, что примечательно, случилось это сразу после того, как я в оном каноне уверился.
  С одной стороны, это можно было списать на другие условия диалога, а канон, мол, состоялся, ведь он меня всё-таки покормил, но вот с другой... Таким макаром мне надо очень тщательно за словами следить, если не хочу упустить нужные мне поручения и информацию. Нда, проблемка...
  
  
***
  
  -Привет, это ты Гай? - подошёл я к жилистому мужичку, сидящему на земле у небольшого костерка и старательно штопающему себе самодельную обувь из кусков кожи.
  Рудокоп, на вид лет тридцати пяти, с двухнедельной щетиной на лице, оторвался от своего занятия и поднял на меня взгляд. Одет он был в короткие кожаные штаны, не сказать, что новые, но вполне ещё добротные, и льняную рубаху, уже порядком потрёпанную и начавшую расползаться, особенно на рукавах.
  -М-м-м... - протянул он усталым голосом, внимательно изучая моё лицо и оценивающе пробежав глазами по ножнам с мечом. - Ну да. А ты новенький? Я тебя раньше не видел.
  -Только что прибыл, - подтверждаю очевидное.
  -Ясно. Ищешь, где бы приткнуться?
  -Да, я спросил по дороге, сказали обратиться к тебе.
  Это была чистая правда. Первый же попавшийся рудокоп на вопрос: «к кому тут обратиться по поводу жилья?» направил меня к этому дядьке. Маршрут и приметы прилагаются.
  -Да, всё верно, - кивнул мужчина, о чём-то задумавшись и опять окидывая взглядом мои пожитки. - Тебе повезло, у нас тут как раз освободилась хорошая хижина, вон там, под небольшим навесом, - Гай указал в сторону одного из домишек, примыкающих к внешней стене.
  Его я приметил ещё по пути, целенаправленно выискивая знакомые по игре ориентиры. Домов с навесами над дверью тут было немного, а этот ещё и стоял ровно напротив расположенной ближе к замку арены. Перед ним же располагалось и что-то вроде цивильной площадки под шашлыки, только вместо стационарного мангала у кострища красовались две подпорки с перекладиной для котелков. А в остальном - те же брёвнышки для сидения, тот же вытоптанный участок и тот же широкий пенёк в качестве стола.
  -И я просто могу её занять? - как-то не верилось, что всё будет так просто, да и неужели на хороший дом, а он действительно выглядел получше многих в окрестностях, не оказалось бы претендентов из старожилов?
  -Пока да, - подтвердил рудокоп, откладывая ремонтируемые «сапоги» в сторону, - только обязательно сообщи Нэку и не забудь сразу заплатить за защиту, тогда проблем не будет.
  -И что, из ваших никто на дом не претендует? - озвучиваю витающий в мыслях вопрос.
  -Может и претендуют, - вяло пожал плечами мой собеседник, немного растягивая слова, - но сейчас они в шахте и вернутся только дня через три, потому и говорю, что тебе повезло — есть возможность всё решить до того, как появятся конкуренты.
  -А ты?
  -Меня мой дом устраивает, - понял вопрос Гай.
  -Ясно. А Нэк — это стражник, который держит район? - разумеется, ответ я знал, но никогда не лишне уточнить.
  -Верно. Его территория — где-то от входа в замок до южных ворот. Рынок с окрестностями держит Шакал, а от западной стены до северных ворот — Бладвин. Да, имей в виду, последний не очень любит, когда по его территории ходят рудокопы с других районов. То есть он не против, но только если ты и ему заплатишь за защиту.
  -Понятно, - хоть что-то в мире неизменно, хотя не скажу, что я рад подобному соответствию с игрой. - И где мне найти Нэка?
  -Это не знаю, - покачал головой рудокоп, - утром здесь был, ещё до каравана с товарами. Собрал плату на неделю вперёд и исчез куда-то. Наверное, уже в замке празднует.
  -И когда его ждать?
  -Завтра появится, - пожал плечами Гай, всем видом демонстрируя что-то вроде: «ну откуда мне-то знать?»
  -Ладно, спасибо, - решил я сворачивать разговор, пока собеседник от него в конец не устал. - Кстати, слышал, у вас тут где-то кузнец есть, не подскажешь, как к нему пройти?
  -Хуно, что ли? Это тебе вон за тот угол и между домами, - мужчина махнул рукой на поворот улицы недалеко от арены, - там не ошибёшься, кузня прямо у тропы.
  -Ещё раз спасибо.
  -Дом занять не забудь, - вяло напутствовал рудокоп и вновь потянулся за недоделанными сапогами.
  Совет был не лишён смысла, вот только, подойдя к означенному дому, я столкнулся с некоторой трудностью...
  У дома не было двери. Ну то есть вообще.
  Я, кстати, уже заметил, что многие дома тут (хотя большая часть местных строений напоминала нечто среднее между сараем и курятником) дверей не имели, только пустой дверной проём. В основном это касалось наиболее обшарпанных «сарайчиков», где прямо видно, что не только брать нечего, но не грех и самому положить, так сказать, чисто по-человечески. И всё же встречались вполне добротные строения с отсутствующими дверями. Мой случай был как раз такой.
  Стенки из брёвнышек сантиметров двадцати диаметром. В углу, с левой стороны от дверного проёма, деревянный сундук около метра длиной. Чуть дальше за ним, по той же левой стеночке, сложено что-то вроде самодельного очага — этакое круглое нечто из неровных, обмазанных глиной камней для открытого огня, на котором стоял старый, помятый котёл. Следом шёл крепкий стол на одного, максимум - двух человек. Грубая табуретка из толстых кусков доски прилагается. У противоположной от меня стены домика лежал ещё один сундук, практически неотличимый от первого, даже дерево от времени потемнело одинаково. Рядом с ним, на невысоком ящике, валялся опрокинутый бочонок. Ну и последним предметом мебели являлась кровать по правую руку от входа, вплотную придвинутая к лицевой стене дома.
  Трубы или вентиляционного отверстия в крыше не было. Как и окон.
  В целом, коробочка выглядела крепкой и вполне приличной. Память моего реципиента также говорила, что пусть домишко и бедный, но в Миртане люди, бывает, и в куда худших условиях живут. Здесь же и пол деревянный, и стены толстые, и крыша вроде бы крепкая, по крайней мере, следов, что она протекает во время дождя, нигде не видно. Наконец, дерево не гнилое, а это очень даже важный момент.
  Придирчиво осмотрев кровать, я тоже остался доволен. Во-первых, это была именно кровать, а не просто лежанка из пары досок, чего можно было бы ожидать в колонии уголовников у представителя низшего звена иерархии. Во-вторых, она не скрипела и не шаталась. Ну и в-третьих, на ней было даже что-то вроде постельного белья, пусть и состоящего из латаной-перелатаной мешковины. Учитывая, что последний раз я спал в куче сырой соломы на холодном каменном полу, а память и вовсе утверждала, что подобным образом я развлекался около месяца, всё вышеозначенное воспринималось весьма позитивно.
  Осмотр содержимого сундуков оказался не столь радужным. Если там что-то и было от прошлого хозяина, то добрые люди это что-то уже давно спёрли. Почему не взяли сами сундуки — бог весть, хотя, при местном размере жилплощади, лишний хлам особо никуда не поставишь.
  И всё же с дверью следовало что-то делать. Взять у меня уже и сейчас есть что, а дальше, хочется верить, что имуществом я буду только обрастать. Но ведь имущество надо где-то хранить, а какое хранилище из такого дома? Да и когда от лагеря полного воров и головорезов тебя отделяет крепкая стеночка и хороший засов, спится как-то легче.
  Ещё раз внимательно оглядев помещение, я цокнул зубом и развернулся к выходу. Сидеть сиднем, отгоняя от хижины возможных конкурентов, было глупо. Ждать появления Нэка, чтобы оформить недвижимость на себя, тоже не очень вдохновляло, особенно если помнить, что этот самый Нэк должен вот-вот пропасть с концами. Так что самым разумным было потратить время с пользой, в частности, пройтись до кузнеца и прощупать почву на тему постоянного заработка. Вариант Снафа тоже, в общем-то, был ничего, но охотиться без лука — дело гиблое, а на одной траве долго не проживёшь, тем более и растёт она преимущественно там, где без того же лука появляться не рекомендуется. Короче, чем больше вариантов, тем лучше.
  Следуя инструкциям Гая, до кузницы я добрался довольно быстро. Встречающийся народ на меня внимания особенно не обращал, да и я тоже уже несколько привык к обстановке, так что не мандражировал.
  Глядя вблизи на население лагеря, можно было выделить несколько ключевых деталей о местных реалиях. Прежде всего, в глаза бросалось, что с тканью здесь острый дефицит. Более-менее распространена была только грубая мешковина, из которой делали даже нательные рубахи, и те у большинства были годны разве что в половые тряпки — до того истрепались. При том картина распространялась не только на низшее сословие — и призраки, и стражники, в своём большинстве, красовались заплатками, далеко не всегда по цвету и фактуре соответствующими материалу их униформы. Сама униформа тоже выглядела не шибко новой. Так что удивляться, чего это простые рудокопы ходят в откровенной рванине, тут не приходилось. На этом фоне даже я, в своих грязных тюремных обносках, смотрелся вполне зажиточным парнем.
  Второй важный момент заключался в этакой градации по уровню вооружения. Самое лучшее было, само собой, у стражников: кольчуги под красными ливреями, небольшие удобные арбалеты, перекинутые на спину, длинные мечи в солидных ножнах, иногда щиты или перевязь с метательными ножами. У всех поголовно на виду ножи или кинжалы. Вторыми шли призраки, эти отличались луками, колчанами у пояса, все также носили ножи, а вот мечи предпочитали уже короткие, иногда заменяя их на топорик или булаву. С наличием под красными куртками кольчуг я был не уверен, но вот некая вариация кожаного нагрудника была у всех. Ну и самыми бедными, само собой, являлись рудокопы. У этих если и встречалась «броня», то вид она имела толстых кожаных штанов с нашлёпками из плохонького железа на коленях, в остальном их можно было смело охарактеризовать термином «голодранец». Мечи у них встречались, но очень редко и совсем хреновые, от проржавевшей насквозь зазубренной палки, вроде той, что я видел у норки кротокрыса, до, в лучшем случае, коротеньких недомерков в половину длинны руки. Основная масса и вовсе ходила с самодельными дубинками, заткнутыми за верёвку, на которой держались штаны. И я тут, со своим длинным мечом, больше подобающим стражнику, да при нормальных ножнах и ремне, тоже заметно выделялся.
  Пока проблем это не доставляло, но что-то мне подсказывало — желающих проверить новичка на прочность тут хватит, дай только время. А следовала из этого одна простая мудрость: если я этих проверок не хочу, то должен себя «поставить», и чем быстрее, тем лучше.
  Как бы то ни было, до места я добрался без происшествий.
  
  Кузница представляла из себя открытый стационарный горн с мехами нажимного типа в нижней части, как раз под ногу пользователя. Тут же стояла колода с солидной наковальней, несколько бочонков воды, круглый точильный камень с педальным приводом и мощного телосложения невысокий мужик в кожаном фартуке, как раз сейчас разогревающий заготовку в углях. Вся эта красота ютилась под широким навесом, занимающим площадь где-то в два-два с половиной раза большую, чем дома вокруг.
  Не став сразу отрывать человека от работы, я примостился под козырьком и стал наблюдать. Хуно, если это был он, явно занимался изготовлением меча, и при виде этого память моего предшественника оживилась, начав активно сопровождать процесс образами-пояснениями.
  Вот кузнец вытащил заготовку из горна и, вооружившись ножом, в несколько отточенных движений стряхнул окалину — свидетельство не самого лучшего качества стали или флюса — смеси специальных веществ, призванных предохранить нагретый металл от окисления. Далее заготовка отправилась на наковальню, и воздух наполнился характерным звоном ударов.
  Поскольку сам я с кузнечным делом в прошлой жизни знаком не был, занятие выдалось увлекательным. Да, знания Марвина ощущались почти как родные, но от этого момент «вспоминания» того, чего никогда не знал, отнюдь не терял свою яркость. Плюс к тому, мой реципиент не являлся оружейником, и для него наблюдение за процессом тоже носило много нового.
  Закончив рихтовать молотом заготовку, мастер вернул её в горн и посыпал новой порцией флюса. Спустя минут десять и ещё один раунд обработки молотом он, очевидно, посчитал работу достаточной и сунул окончательно принявшую форму меча раскалённую заготовку в ведро с водой. Моя память тут же подсказала, что сие — «бюджетный вариант», годный, в лучшем случае, для дешёвого ножа, а если хочешь получить действительно прочную и качественную вещь, то нужно закалять в масле или... моче.
  Впрочем, масло вещь недешёвая даже для города, а моча... ну мало ли у человека причин? Не моё дело. Для меня главное, что работа закончена, теперь клинок нужно будет отполировать и заточить, в остальном – оружие готово.
  -Похоже, ты хорошо знаешь своё дело, - привлекаю к себе внимание, шагая вперёд.
  Мужик положил заготовку на стол с инструментам и, обернувшись, окинул меня изучающим взглядом. Уже привычно отмечаю, что этот «изучающий взгляд» задерживается на ножнах с мечом. Похоже, оружие — это ключевой документ внутри Колонии, по которому оценивают любого незнакомого собеседника и на который смотрят раньше, чем на лицо. Не то чтобы это меня удивляло, при местном-то населении...
  -Пока ещё никто не жаловался, - видимо, сочтя изучение моей личности достаточным, ответил кузнец неожиданно скрипучим голосом. - Да и что толку жаловаться? - философски ухмыльнулся он в аккуратную бороду. - Ведь здесь каждому идиоту нужен свой меч, а хорошие мечи во Внешнем Кольце делаю только я.
  Что-то мне это очень напомнило шутку про то, что на качество парашютов тоже никто никогда не жалуется.
  -Я слышал, в Долине вообще мало кузнецов, - кидаю пробную удочку.
  -Это да, - важно кивнул мой собеседник и, пройдя к одной из бочек с водой, шумно умылся. - Тут в Старом Лагере, почитай, только я да Стоун, и то Стоун только на замок и работает. У болотников ещё есть Дарион. Знатный умелец. Да только на этом всё. Ещё Волк в Новом Лагере, но он больше ремесленник. Сшить там чего, кожу обработать, а по металлу так себе.
  -И что, больше совсем никого, даже подмастерий?
  -У Дариона парочка есть, как я слышал, - мужчина на пару секунд о чём-то задумался, вытирая руки старой тряпкой. - Нет, больше нету! - мотнул он головой. - А чего ты хочешь? Дело непростое, одной силы тут мало. Металл чувствовать надо, понимать. А ты вокруг погляди — чему их научишь? Те, кто с силой да поумнее, уже или в призраках, или в страже — им резона в кузне целыми днями корячиться нету, а остальных разве что в молотобойцы. Но ты, мил друг, чего пришёл-то? Если чего-то нужно, так говори, а то у меня ещё работы на три часа.
  -Меня зовут Корвин, я тоже в некотором роде кузнец, только не оружейник. Хотел узнать насчёт перспектив работы.
  -О-о-о! - неподдельно оживился мастер, - так из наших. Это дело. Меня Хуно звать, а насчёт работы... Ну-ка, вон там в коробе сломанная кирка лежит, сможешь починить? - мужичок указал на правый угол навеса, где у стенки стоял ящик, в котором лежал различный железный лом.
  Пройдя ближе и достав сколотую от усердия ржавую кирку, я осмотрел повреждения. Память моего предшественника тут же подсказала, что работы тут минут на десять и задача плёвая — только разогреть да проковать.
  Молча скидываю сумку на пол и, под приглашающим взглядом кузнеца, встаю у горна. Признаться, в глубине души были некоторые опасения, но я их загнал куда подальше. В любом случае, навыки требовалось проверить, и лучше это сделать сейчас, чем крупно облажаться потом. Кирка — тьфу, тут с первого взгляда видно, что её мне всучили по принципу «что не жалко». Даже если всё запорю, крупных проблем с мастером это мне не принесёт, так что и волноваться нечего.
  Первые движения были несколько неуклюжи, но, начав, руки быстро «вспомнили», что и как надо делать. Некоторый дискомфорт доставляло только ощущение, что «мышца усохла» и «не тянет» — чувствовалось, что силы в ударе убавилось, да и выносливость как-то ни к чёрту. И всё же обошлось — справился с первого нагрева.
  Положив отремонтированный инструмент остывать, я обернулся к Хуно, вопросительно вскидывая бровь. Всё время работы мужик наблюдал за мной очень внимательно, и сейчас полагалось вынести вердикт.
  -Не соврал, - констатировал кузнец. - Держи свои пять кусков, - мозолистая лапища залезла под фартук и, пошарив, вытащила несколько синих камушков, которые без промедления протянула мне.
  -Стандартная плата за ремонт? - принимаю. Кто я такой, чтобы отказываться?
  -За кирку. Если бы ты её полностью отковал, было бы десять-пятнадцать, смотря по качеству работы, а так пять.
  -Что ж, спасибо. А что насчёт перспектив работы? Нужен тебе подмастерье-конкурент, или заказов и на одного мало?
  -Ха! Заказов тут завались, чем ты слушал? - весело проскрипел здоровяк. - Я, почитай, один на весь лагерь, а тут знаешь сколько рудокопов и призраков? Одним наконечники для стрел, другим мечи, третьим инструмент! Сломалась кирка? Иди к Хуно. Прохудился котелок? Опять к Хуно. Нужны дверные петли, лопаты, гвозди, сковородки, решётки на печку — всё ко мне. А потом оружие! Я ж тебе сказал — тут каждый болван пытается раздобыть себе железку посолидней! И всё это делаю только я.
  -Значит, я могу здесь работать?
  -Ну... - слегка крякнул мужик, опять оценивающе глянув на мой пояс. - Когда я не занимаю, можешь. Но пятая часть заработанного моя! Или приходи со своими инструментами и углём, возражать не стану.
  -А купить это всё у тебя можно? - улыбаюсь, уловив мелкий подвох. Можно сказать, даже мнимый.
  Так-то условия были более чем щедрые, в городе приходилось платить налог, "военный" сбор и прочие прелести суммарно на три десятых, а то и две пятых своего дохода. Это при том, что расходники так же были на тебе, а тут — просто благодать, ещё бы организовали хороший досуг, и можно сказать, что в рай попал... М-да...
  И всё равно, пятая часть стоимости кирки и пятая часть стоимости какого-нибудь эпичного двуручника - это сильно разная пятая часть.
  -Мо-о-ожно, отчего же нет? - усмехнулся в ответ Хуно, приняв игру. - Для собрата по ремеслу продам по-братски, даже без наценки. Сильной.
  -Приятно слышать. Кстати, раз уж мы заговорили про ремесло, сколько времени обычно уходит на изготовление одного меча?
  -Смотря какой нужен меч, - причмокнул мой собеседник, - обычный, - он кивнул на недавно завершённую заготовку, - я делаю практически моментально. Ну, разумеется, если цена меня устраивает, - тут в глазах кузнеца зажглось какое-то яркое воспоминание, и последующие слова были произнесены голосом, полным неприкрытого злорадства: - Ну а уродам вроде Уистлера приходится ждать дольше, чем всем остальным.
  -Почему? Он мало платит? - что-то подобное я припоминал, но тут по лицу видно, что такого вопроса от меня ждут.
  -Как раз наоборот, - растягивая слова ответил мастер. - За последний меч он заплатил мне сто пятьдесят кусков руды. Парню нравятся украшения и прочие бабьи штучки, а это стоит недёшево. Но Уистлер из тех людей, с которыми невозможно иметь дел без желания дать им в рожу.
  -И чем он провинился?
  -Да как сказать... Он заведует складом, с которого призракам выдают их долю продуктов из внешнего мира. И мнит себя поэтому очень важной шишкой, которая всем имеет право указывать, как им выполнять свою работу! Сидит весь такой у себя на скамеечке целыми днями, нихрена не делает, а потом спускает кучу руды на всякую бабью чушь! Большинство ребят здесь один и тот же меч носят годами! А этот, что не месяц, так себе новинку присматривает и петушится по любому поводу, типа: «Ах, заказ его величества смеют задерживать!», тьфу, погань! В общем, увидишь его — держи ухо востро и не вздумай влезать в долги! Здесь это вообще гиблое дело, а быть должником Уистлера... - здоровяк не договорил, но очень выразительно скривился.
  -Ясно. Буду знать. А в какое время ты здесь не работаешь, и как оформлять заказы? Меня-то здесь пока никто не знает.
  -Это ерунда! - дёрнул плечом мой собеседник. - Если у кого чего сломалось — тащат, всё одно, сюда. Приходи — выберем, в общем. Работаю я днём, как получится. Сегодня вон партию мечей надо для Торуса закончить, он как раз новую порцию стражников набрал, под приход квартального каравана, а завтра можешь приступать — заказов на ремонт у меня скопилось. За что сделаешь из моих заказов, я тебе сам заплачу — у меня предоплата полная, в накладе не останусь, а там — как и с кем сам договоришься.
  -Хорошо, а что за квартальный караван и почему под него Торус набирает новых стражников?
  -Квартальный — это, значится, основной — главный. Свежие продукты нам король каждую неделю спускает, а так чтобы с товарами и новичками, это раз в месяц. Под это дело у нас всегда крупный обоз в шахту собирают, а там ворьё из Нового Лагеря полезет, и кого-то из охраны точно продырявят, - Хуно почесал подбородок, чутка сморщившись от удовольствия. - Бывает и полностью обоз разбивают, но это редко, обычно они только наскочить горазды, да похватав, что плохо лежит, в лес смыться.
  -А при чём здесь новые стражники? - никак не улавливал я.
  -Так стражников за прошлый месяц сколько-то тоже стреляют, тут ещё потери будут, вот Торус и восполняет, - кузнец прошёл к коробу с железным ломом и, покопавшись в нём, вытащил кривой прут. - Обычно как происходит? - вернувшись к горну, он несколько раз нажал на меха и сунул металл в угли. - Новичков к нам спускают, к ним пару недель присматриваются, смотрят, кто чего может, а потом отбирают десяток ребят покрепче, Скатти их до следующего каравана от короля гоняет, чтоб меч держать научились, а потом их производят в стражу и ставят охранять обозы до Старой Шахты. Но ты же не выдашь вчерашнему крестьянину купленный у короля за руду хороший клинок?! Вот я и кую, чтобы парням было чем отмахнуться, а мне за это Торус стабильно платит. Тоже руду, ясное дело, но получается заметно дешевле, чем покупать у короля.
  -Разумно, - должен был признать я. - А кольчуги им тоже ты делаешь?
  -Не-е-е, - проскрипел Хуно, работая ногой на мехах, - этим у нас только Стоун занимается, да и то... - мужчина покачал головой, не отрывая взгляд от горна, - кольчугу плести - это месяц ничего больше не делать. Мне столько одним заказом никто заниматься не позволит. Залатать прохудившуюся — ещё туда-сюда, а полноценную, не-е-е. Да никто и не даёт новым обозникам полноценных кольчуг, они же стражники только по названию. Это если ты на свободе уже опытным рубакой был, тогда да, могут дать, а остальным только если выживут и заматереют. Таких уже на заставы переводят или в шахту, и только потом можно на постоянную должность в замке претендовать.
  Нда, дедовщина во все щели...
  -И что, они совсем без защиты ходят?
  -Почему? Выдают им под ливрею кожаный нагрудник одеть, иногда с бляхами нашитыми или ещё чем. До рыцарских доспехов, само собой, далеко, но у воров в Новом Лагере защита и того хуже, - прут в углях начал неиллюзорно раскаляться, и разговор пора было сворачивать.
  -Спасибо за информацию, последний вопрос: где здесь найти плотника, чтобы дверь сделать мог?
  -Хммм... - протянул мастер, задумавшись. - Это тебе к Гайлеру надо, он тут недалеко живёт, дальше между домами пройдёшь и прямо до рухнувшей башни, там второй дом до неё его будет.
  -Петли и остальное можно у тебя взять?
  -Петли — да, - кивнул кузнец, - и гвозди, и полосы на обивку, а лучше сам сделай, я материал дам, дешевле встанет. Можно ещё у Фиска взять, это торговец на рынке, я ему и поставляю. А вот с замком сложно, или тоже у него — руды уйдёт много, но зато быстро получишь, или жди, пока у меня время освободится — там работа сложная и заказы бросать я ради неё не буду — не окупится.
  -Понятно, - говорить о том, что замок и сам сделать могу, я решил преждевременным. Тем более, до конца был не уверен. - Ещё раз благодарю. Больше мешать не буду.
  -Давай, - дёрнул головой мастер, по позе которого уже было видно, что он вот-вот собирается доставать заготовку. - Ты где остановился-то?
  -Дом напротив арены, с навесом над дверным проходом.
  -А, знаю! Ну бывай, до завтра.
  -Угу...
  Завершив на данной ноте разговор, я подхватил свои пожитки и вышел из-под навеса. Несмотря на озвученный интерес, бежать к Гайлеру я не спешил — какой смысл разговаривать с плотником, если у меня нечем ему заплатить? Одной дверью там дело не обойдётся — дом вентилируется только через проём, значит, нужно будет делать хоть какое-то окно, дымоход тоже не помешает, а то что-то мне не улыбается топить «по-чёрному». Короче, планов громадьё, и это не вспоминая, что та пародия на очаг просто вопиёт о необходимости себя заменить чем-то более существенным. Платить же за всю эту красоту, повторюсь, нечем. Да и заниматься обустройством дома, который мой даже не на бумаге, а так — на птичьих правах, будет несколько необдуманно.
  Потому, пусть и свернув от кузницы направо, к указанному Хуно дому я подходить не стал.
  Вообще, громада обрушенной башни замка, недалеко от которой тот стоял, внушала. Это вам не через монитор смотреть на очередную стенку из пикселей, это, блин... Дура метров пять в ширину из капитальных гранитных блоков, сохранивших целостность кладки, даже рухнув с, мать его, метров десяти. Об землю. Плашмя. Да ещё внешнюю деревянную стену в одном месте сравнила судьбой с тараканом под тапкой. И что характерно, отнюдь не в плане «прятаться».
  Что могло послужить тому причиной, боюсь даже представить — из восточной стены замка просто вырвало здоровенный кусок вместе с башней и шмякнуло о землю, словно под её основанием пороховой склад рванул.
  Стену так до сих пор и не восстановили, хотя видно, что разбита она давно. Башня же раскололась на две почти равные части, одна из которых стала южными воротами, а вторая - чьим-то домом.
  Но я отвлёкся. Не став подходить к дому плотника, я занялся поисками лестницы, по которой мог бы спуститься в ров. С местностью тут было интересно. Добрая половина квартала располагалась на этаком холме, резко обрывающемся, не доходя метров пять-семь до стены замка. Высохший ров, в который и вёл «обрыв», тут тоже был застроен, в частности, именно во рву располагалась арена и дома бойцов. Правда, как раз место под арену, скорее всего, специально расширили, нагнав мужиков с лопатами, больно уж ровная и круглая ямка получилась, не сильно вписывающаяся в границы классического рва, но это мелочи. Для меня важно было, что и сама кузница, и окружающие дома ютились на самом высоком месте, откуда вниз было падать метра четыре.
  Возвращаться назад, практически до хижины Снафа, и обходить всё понизу мне было лень, да и помнил я по игре, что где-то тут была специальная лестница. Её я и искал.
  Нашёл. Что показательно.
  Обычная драбина из жердей, намертво закреплённая на склоне обрыва, не иначе как чтобы какой рудокоп забирающемуся стражнику не подъегорил с неожиданным пинком. Впрочем, какая разница?
  Без приключений спустившись вниз, неторопливо огибаю замок, направляясь к рынку. По пути вижу несколько разрушенных хижин, причём часть стоит поверх оползшей после падения башни земли. Картина, между прочим, показательная и говорит о том, что Старый Лагерь переживал и более людные времена. Сколько бы людей здесь сейчас не проживало, но их меньше, чем когда-то было, притом меньше настолько, что целый... Ну, на район тут не тянет... Даже с приставкой «микро». В общем, целая улица жилых домов оказалась никому не нужной. Их даже на доски не очень-то разобрали.
  Упадок? Вряд ли дело в том, что король стал присылать меньше людей. Тут скорее другое...
  Поднимаю взгляд на покалеченную стену.
  Даже если не восстанавливать башню и зубцы, а просто заложить пролом до некой высоты, создающей ровную линию, работы тут только на неделю. Благо и материалы здесь же лежат, уже обработанные по всем лекалам, только подними и положи. Хотя «неделю» - это я загнул — приходилось видеть, как наши строители, силами пяти человек, такое за день поднимают. Даже если предположить, что квалификация местных мужиков на пару порядков меньше, то при их количестве это не существенно.
  И всё же видно, что стена такой была и месяц назад, и два, и кабы не пару лет. А о чём это нам говорит? А о том, что рудным баронам наплевать даже на собственный дом, пока у них есть где вкусно жрать и мягко спать. Поспешные выводы? Да как-то не очень... По игре эти господа тоже людей, заботящихся о будущем, не напоминали. Обычные бандиты, знающие формулу стрижки овцы - и всё.
  Структура, которую возглавляют такие люди, не может процветать в долгосрочной перспективе, само существование отделившихся Лагерей говорит об их организаторских способностях очень красноречиво. Ведь когда-то Старый Лагерь был единственным, а теперь есть ещё два независимых анклава, плевать хотевших на власть баронов. Два анклава, каждый из которых если и уступает бригаде Гомеза в силе, то очень незначительно. Тенденция, однако.
  -Эй, парень, поди-ка сюда, - вырвал меня из размышлений вальяжный, но вполне дружелюбный голос. - Да-да, я тебе, тебе говорю, - подбодрил он, когда я замешкался.
  Обернувшись к источнику, я увидел высокого мужчину в сверкающем пластинчатом доспехе, даже на вид очень ухоженном, на грудной пластине которого была выгравированная морда мракориса — одного из опаснейших хищником Миртаны. Мужчина имел чуть смуглую от загара кожу, короткую стрижку и выбритый подбородок. Лицо вполне европейского типа, нос с горбинкой, глаза умные. Оружие его тоже заслуживало отдельного внимания, во-первых, выдающийся боевой топор на поясе, каким наверняка очень удобно пробивать вражеские доспехи, а во-вторых, мощный бронзовый арбалет за спиной.
  Насчёт последнего сам я не разбирался, но мой реципиент знал о существовании особого «упругого» сплава бронзы (бериллиевая бронза. Прим. Автора.), арбалеты из которого были страшным оружием, легко пробивающим полный доспех паладина.
  -Ну? Чего застыл? Давай, подходи, не укушу, - беззлобно усмехнулся мужчина.
  Сам он, по всей видимости, до этого момента разговаривал с ещё одним стражником, который как раз сейчас возвращался к воротам. Не заметил я их только потому, что к этим воротам едва успел подойти, а стояли они как раз за углом.
  -Чего тебе? - подхожу ближе, уже догадываясь, с кем свела меня судьба.
  -Я смотрю, ты из нового пополнения, так?
  -И как ты это определил?
  -Ну, парень, - хмыкнул стражник, явно посчитав мой вопрос забавным, - сам посуди: на тебе свежие льняные тряпки, сегодня утром был караван из внешнего мира и я тебя ни разу не видел, ну откуда ещё ты можешь быть? И прежде чем ты спросишь, мог ли я ошибиться — я знаю в лицо всех жителей своего района и большую часть остального лагеря. Даже гости из других мимо меня не проходят, потому что всем нужно на рынок. Ну так что, я прав?
  -Прав, тут не поспоришь, - в свою очередь улыбнулся я, видя, что мой собеседник настроен вполне благодушно. Иначе с чего бы он так распинался? - А ты, значит, держишь этот район? Шакал, если не ошибаюсь?
  -Верно, - с толикой удивления хмыкнул мужчина. - А ты будешь?...
  -Корвин, - представился я.
  -Ну вот и познакомились, - стражник довольно сложил руки на груди. - Если ты уже обо мне слышал, то я могу опустить часть про местные правила. Ты уже остановился где-то?
  -Да, в доме за ареной, в квартале Нэка.
  -Ну, тоже неплохо, - констатировал мужчина, хотя интерес в его глазах заметно поубавился, но следующей фразой он меня удивил: - Сейчас-то руда с собой есть заплатить?
  -А я разве не должен платить только Нэку?
  -Ну... Так-то да, - признал Шакал, - но в моём районе можно и меня уважить. Ты не напрягайся так, - примирительно махнул рукой он, видимо, углядев какое-то изменение на моём лице, - я не собираюсь на тебя давить — подкопи руды, заплатишь, когда будешь готов. Ты можешь сделать это когда угодно, но пойми и меня — не стоит рассчитывать на мою помощь до тех пор, пока ты не поможешь мне справиться с текущими расходами.
  -Хм, возможно, я не совсем понял, я должен буду заплатить тебе за все дни неуплаты?
  -Ну да... А-а-а, понял, о чём ты, - расплылся в улыбке стражник. - Не бойся, по десять кусков в день я с тебя требовать не буду, хватит десятка в неделю. Каждый день надо платить только в том районе, где ты живёшь. За это мы присматриваем, чтобы твой дом никто не ограбил в твоё отсутствие или тебя не прирезали во сне. А мне ты платишь за другое — чтобы я смотрел, как бы тебя не ограбили в моём районе или, там, ножом не пырнули. Рынок, сам понимаешь, место такое — всякое может случиться, но это всё равно не то же самое, что целые сутки к ряду охранять дом. Потому десяти кусков за неделю вполне хватит... - мужчина на миг задумался и поправил сам себя: - Ну, мне, по крайней мере. Бладвин берёт по-другому, и с ним надо договариваться отдельно. Неужели Нэк не просветил?
  -Да я его не видел вообще, - честно признаюсь, переваривая информацию, - он с утра куда-то двинул, говорят...
  -Да куда он мог двинуть? - неподдельно удивился Шакал. - Сегодня же только товары привезли? Небось, пьянствует сейчас с ребятами в замке.
  -Не знаю, говорят, собрал плату на неделю вперёд и исчез ещё до каравана.
  -Чего? - вот теперь стражник не только удивился, но и заметно встряхнулся, теряя расслабленно-благодушный настрой. – Эй, там, на воротах, Нэка не видели?
  -Да, кажись, проходил недавно, - почесал выбритую лысину один из парней у прохода, до этого о чём-то негромко болтавший с напарником. - А чего?
  -Не знаю, - в свою очередь почесал подбородок мой собеседник, - он сильно бухой был?
  Вопрос поставил стражников в тупик. Ребята переглянулись, поморщили лбы, посовещались и выдали в ответ нестройное отрицание. Мол, так и так, по виду не скажешь, по запаху тоже. Трезв, как стёклышко, в общем.
  После этих новостей Шакал совсем нахмурился. Похоже, трезвый стражник, не на посту и в день прихода каравана выглядел для него ну очень подозрительно.
  Дальнейшие уточнения обстоятельств дали следующие факты: Нэк был один, в полном вооружении и с большой сумкой на спине. Последний момент старшего охранителя правопорядка особенно встревожил. По нему было видно, что обо мне уже практически забыли, а ситуация активно анализируется, хотя и чего-то срочного предпринимать он не спешил.
  Мне тоже было о чём подумать. Похоже, что я невольно подтолкнул события. Когда бы в обычной ситуации обнаружили пропажу Нэка? Думаю, не раньше завтрашнего дня, когда он не появился бы на обходе своего района, и кто-то из знакомых не обратил бы на это внимание. Потом какое-то время на «спросить в замке», там, скорее всего, как и Шакал сейчас, сперва посчитают, что парень напился на радостях от каравана и спит где-нибудь в закутке. Как я уже понял из контекста — ситуация тут почти рядовая. Значит, и активно искать сразу не будут. Потом, ещё через какое-то время, пропажу обнаружат и устроят нормальные поиски по всему Лагерю. А время уже к вечеру — шевелиться неохота. Дальше уже туда-сюда, но минимум я опередил время на сутки.
  Вот и думай, чем это теперь аукнется. На его поиски-то у меня были планы...
  -Слушай, Корвин, - наконец вернулся в реальность Шакал, - есть у меня одно подозрение...
  -О том, куда ушёл Нэк?
  -И это тоже, - кивнул стражник. - Давай так, ты сделаешь для меня небольшую работу, а я посчитаю это платой на неделю вперёд в моём районе, согласен?
  -Ну, вообще-то я и так могу заплатить. И собирался, - скинув с плеча сумку, просовываю руку в горловину и наскребаю горсть самородков.
  Посмотрев на мою ладонь с десятью кусками, мужчина поджал губы, прекрасно поняв, что этим жестом я прошу в оплату нечто большее, чем прощение жалкого по своему объёму кредита, который, вдобавок к тому, ещё и «виртуальный». Наверное, впервые в жизни он испытывал от наличия протянутых ему денег столь смешанные чувства.
  Подобным жестом я немного нарывался, ведь он мог легко послать любого подвернувшегося под руку рудокопа. Но люди очень не любят отказываться от своих решений, особенно если те озвучены вслух и при свидетелях. Так уж устроены наши инстинкты. И я обоснованно надеялся, что раз он уже предложил это дело мне, то попытается реализовать это решение, даже если придётся поступиться чуток большей ценой. Главное эту цену не очень набивать, оставаясь в рамках того, что для него не сложно. Фишка ведь в том, что «не сложно» для держателя района и старшего стражника Лагеря — это величина очень растяжимая.
  -М-м-м... Ладно, - протянул Шакал, сгребая плату. - В общем, смотри какое дело. Ситуация странная, но я не могу сдёргивать ребят с постов и поднимать тревогу только потому, что кто-то из наших решил пройтись к реке. Тебе же пробежаться туда ничего не стоит. Сходишь, посмотришь. Если найдёшь Нэка или следы его, то я шепну нашим, чтобы тебя без лишнего повода не трогали. Поверь, хорошее отношение стражников — штука полезная.
  -Не сомневаюсь, - ох и огребу я сейчас... - А если я попрошу помочь мне со вступлением в Лагерь?
  -Ха-ха-ха, - беззлобно рассмеялся здоровяк. - Своего не упустишь, да? Стражники обычно в этом деле участия не принимают. Кандидатуру соискателя одобряют призраки, потом Торус на него смотрит и решает, отрывать ли ради него Гомеза, а мы не при делах. Но если найдёшь что-то действительно серьёзное, то так и быть, я замолвил бы за тебя словечко. Но это должно быть что-то действительно серьёзное, а не пьяный Нэк под кустом или его следы, уходящие в Новый Лагерь.
  -Последнее возможно?
  -Кто знает? - пожал плечами Шакал. - Жизнь в Долине — штука сложная, и не все люди друг с другом хорошо ладят.
  -Понятно, - действительно, не увидеть толстый намёк было сложно. - Хорошо, я всё сделаю. Один вопрос: как выглядит Нэк?
  -Вот это правильно! - стражник хлопнул меня ладонью по плечу, едва не опрокинув. Силищи в его лапе было ого-го! А ещё кольчужная перчатка... - Нэк у нас парень не слишком высокий, голова обрита, кольчугу носит лёгкую... Что ещё?... Ну, про мешок ты слышал, меч у него обычный, арбалет тоже, словом, не перепутаешь.
  -Понял, - киваю, направляясь к воротам.
  -Постарайся обернуться до темноты, - донеслось мне в спину, - даже если ничего не найдёшь. Ночью шататься по Колонии — верный способ покончить жизнь самоубийством.
  -Учту, - отзываюсь, уже проходя между створками.
  Хотя «створки» - громко сказано. По сути своей, Южные ворота, как я уже говорил, представляли собой кусок рухнувшей башни, в одном из перекрытий которой существовал пролом, сейчас слегка заделанный деревом. Над этим проломом, по типу опускающейся решётки, была подвешена створка ворот, которая и перекрывала проход, стоило дёрнуть стоящую тут же лебёдку. Вот под этой створкой я и прошёл, оказавшись по другую сторону Лагеря.
  Вид мне открылся живописнейший: зелёные деревья, ещё не ставшие полноценным лесом, но уже подобравшиеся почти к стенам Лагеря. Мощные валуны в два-три человеческих роста, утопающие в траве, то тут, то там. Тропинка, сиротливо петляющая между ними... И, конечно, скала.
  Величественная каменная стена, уступом нависающая над равниной всего через каких-то сто-двести метров впереди по правую руку.
  К прискорбию, предаваться созерцанию красот природы мне было совсем не ко времени. Плевать мне на них было, если уж совсем честно. А всё от того, что нервишки опять начали пошаливать.
  Набивать себе цену в разговоре — это одно. Только морду кирпичом делай и старайся не вспоминать, что любой местный прыщ может тебя прирезать, как высморкаться, а ты ему если и сможешь в этом помешать, то исключительно сто первым приёмом карате. Если успеешь. Ну или ему будет лень пустить тебе в спину арбалетный болт. Задача-то, на самом деле, не сложная, благо в моём прошлом мире все уже давно отучены бояться, что за неосторожное слово и кишки выпустить могут. Тут скорее приходится усилия прилагать, чтобы за «базаром» следить и не забывать, что средневековый мир — это далеко не толерантная эпоха всеобщего потребления со всякими там правами человека и правовыми государствами.
  Совсем же другое дело - действительно, без всяких шуток, соваться в дикие дебри на поиски какого-то мужика. В дебри, где, на секундочку, даже по игре сидела куча агрессивных тварей, с удовольствием готовых закусить человечинкой. Тут, если жопа начнётся, то никакие аутотренинги с актёрской игрой не помогут, только умение махать острой железной палкой, с чем у меня... грустно. Очень.
  И как-то, знаете... После полного людей, и пусть очень относительно, но... безопасного Лагеря, идти куда-то, где тебя могут вот просто взять и сожрать... Не хотелось до одури и крутящего живота!
  В этот момент я очень хорошо понял позицию большей части рудокопов и призраков, которые предпочитали или вкалывать на шахте, или просиживать штаны у своих домов, получая скромную долю за членство в банде, но не рисковать, лазая по лесам и оврагам в поисках чего-то ценного или съестного. Жизнь - она ведь и так не сахар, но когда у тебя есть выбор: безопасная, пусть и относительно, стабильная жизнь или призрачный шанс её улучшить, но ценой неслабого риска с ней попрощаться, большинство выберет первый вариант. Потому как второй... Это, мать его, СТРАШНО!
  И всё же мне отступать было поздно. Нет, я мог бы затихариться где-то под кустом у тропинки, подождать с полчасика и явиться к Шакалу, заявив, что ничего не нашёл. Но тогда уж сразу надо прощаться со всеми амбициями, брать кирку и топать в шахту. Тяжёлый, неквалифицированный труд, положение бессловесного пейзанина и миска дрянной похлёбки в день — самое оно для человека с высшим образованием и двумя бумажками за пазухой, способными, при минимуме удачи, вознести если и не на вершину местного общества, то где-то близко. «Гордое» звание бесхребетного ничтожества прилагается.
  Потому, усилием воли затолкав свои чувства куда поглубже, я упрямо направился вперёд по тропинке — в сторону скалы.
  Если верить моим воспоминаниям по игре, то как раз где-то в том направлении должна располагаться пещерка, где и лежал труп Нэка. Так что логично было бы начать поиски именно оттуда. Однако это не значит, что мчаться туда следует сломя голову и не глядя по сторонам, скорее наоборот. Что с Нэком случилось в реальности, я не знаю, только догадываюсь, но чем бы это ни было, если оно могло убить стражника - то уж меня точно прикончит, а потому идём тихо и не сильно маяча.
  Спустя минут пять осторожного шага я в самом деле заметил пещеру. Располагалась она в низине, за холмиком, что очень хорошо загораживал её со стороны Старого Лагеря. Кроме того, там же росло несколько крупных деревьев и кустов, прямо на линии обзора, так что не мудрено было и пройти мимо, если не знать, что искать. Впрочем, я почти уверен, что все местные об этой пещере знают, слишком уж близко она к человеческому жилью, но не суть.
  Перемещался я стараясь быть поближе к кустам и деревьям, которые тут росли уже заметно гуще. Это-то меня и спасло, когда впереди послышались человеческие голоса.
  Голосов было три, все возбуждённые, но вместе с тем пытающиеся казаться тише. Что они говорят - разобрать не получалось, да и некогда мне было это делать, я, как их заслышал - тут же метнулся под ближайший куст, а потом ещё и отполз, забиваясь в просвет между ветками и травой, что, на моё счастье, никогда не знала знакомства с газонокосилкой.
  Что? Трусость? Идите нафиг! А я честно для себя признаюсь, что чуть в штаны не навалил. Когда идёшь искать труп, имея некоторые подозрения, что трупом ему стать помогли вполне человеческие сородичи, и вдруг слышишь в месте, где этот труп должен находиться, человеческие голоса, совсем не стыдно и под куст сигануть. Кто не согласен - пусть сам попробует на моём месте гордо выйти к месту происшествия, а я жить хочу.
  Голоса между тем приобрели торопящиеся нотки. Стали слышны и отдельные фразы, только подливающие масла в огонь моих подозрений. Многое разобрать не удалось — я был более сосредоточен на том, чтобы издавать как можно меньше звуков, нежели эти самые звуки слушать, но фразы вроде: «Меч и сапоги — мои, ты и так себе кольчугу захапал!» оставляют довольно мало пространства для воображения.
  Впрочем, много мне послушать и не дали, уже через минуту голоса притихли, и со стороны пещеры послышались торопливые шаги. Вжавшись сильнее в землю, вскоре я увидел и их обладателей. По всей видимости, данные деятели принадлежали к контингенту Нового Лагеря, о чём свидетельствовала грубо сшитая из шкур и кожи одежда, практически один в один повторяющая таковую у парочки моих знакомых «охотников» близ дороги к месту обмена. Разница, правда, тоже была, у этих граждан на одежде присутствовали нашитые металлические пластины, в количестве вполне достаточном, чтобы называть результат уже бронёй. Похоже, мне довелось познакомиться с фракцией «наёмников», хотя и вариант зажиточных воров отбрасывать не будем.
  Мужичков действительно было трое, все жилистые, поджарые, у всех длинные тисовые луки и сумки за спиной. Один брюнет и два блондина. Прошли они метрах в десяти от меня, явно спеша поскорее оказаться подальше от этого места. Путь их шёл строго на запад, вдоль нависающей над нами скалы. Там тоже активно зеленел молодой лесок, так что, если не приближаться к стенам Старого Лагеря, троица имела все шансы остаться незамеченной постовыми.
  Подождав с минуту, пока их спины не скрылись за стволами деревьев, я осторожно вылез из своего укрытия и прокрался к пещере. Словно издеваясь надо мной, дорога была буквально выстлана адскими грибами — крепенькие, молоденькие, с крестиком на шляпке. Их тут у камней сидело десятка три, да ещё голубика прямо у входа — красные, налитые цветом ягодки — собирай - не хочу. А мне приходилось всё это дело игнорировать — время утекало!
  Картина в полутёмной пещере... Ожидаемая, но от того не менее мерзкая, заставила подкатить к горлу неприятный ком.
  На земле, рядом с лужей собственной крови, валялся человек. Бритый налысо и обобранный до исподнего. Тело было грязным, похоже, пока его обдирали, успели не слабо повалять, многочисленные следы сапогов вокруг (а в натёкшей крови кто-то из душегубов заляпался) это подтверждали. В голове Нэка виднелся неаппетитный пролом.
  Когда мои глаза чуть привыкли к полумраку, стало очевидно, что стражника тут ждали, о чём свидетельствовали три огрызка яблок и пара бычков. Также в грязи у стенки валялся выроненный кем-то топорик.
  Отойдя с прохода, чтобы не загораживать свет, я осмотрел всё более тщательно. Помимо топорика и яблок, в грязи у трупа нашлись несколько кусков руды, портянками покойного тоже побрезговали. Пересилив брезгливость, сдвигаю тело и... Нахожу то, что и ожидал. Цепочка с небольшим медальоном, почти незаметная в темноте на фоне земли. Ну здравствуй, медальон Нэка, квестовый ты наш итем, провалиться тебе к Белиару. Не скажу, что я не рад подобному совпадению с игрой, но что-то радость какая-то горьковатая. С душком, так сказать.
  Но ладно, время уходит. По-быстрому сгребаю руду, какую заметил, беру топорик, медальон и тем же скорым шагом, каким двигались мои предшественники, направляюсь наружу.
  Картина вырисовывается следующая: Нэк решил свалить из Старого Лагеря, местом же нового жительства был выбран Лагерь Новый. Утром, пользуясь своим положением держателя района, парень выбил из своих подопечных недельную плату — надо же на что-то жить в новом месте? Далее, не знаю как у них тут происходит, но подозреваю, что налогом положено делиться, как с товарищами, так и с начальством. Поделился ли Нэк? Учитывая прибытие каравана и связанный с ним переполох в замке, я готов с уверенностью сказать — нет. Для того время и подбирал. Дальше — больше, пока товарищи дегустировали свежее пиво в казармах, наш герой тихо собрал пожитки и отправился на место, где его должны были ждать новые друзья, с которыми он и договорился о смене фракции. Новые друзья его действительно ждали и были ему очень рады, вот только пожитки Нэка и собранная им руда показались этим друзьям куда симпатичней без самого Нэка. Результат закономерен — доверчивый стражник получает по голове, а его убийцы быстренько потрошат всё ценное, в спешке и темноте роняя пару мелочей, но на объём их навара это мало влияет, после чего быстренько делают ноги, пока их случайно кто-то не заметил.
  Хотели ли они изначально прикончить парня или тут сработала банальная жадность — не суть важно. Важно, что сейчас мне нужно поднажать и не упустить свой счастливый билет. Что я и сделал, припустив во все лопатки, едва покинул пещеру.
  Как там, стометровка у нас за десять секунд? У меня было побольше ста метров, да и бег предполагался с препятствиями, но за минуту до ворот я доскакал.
  -Где Шакал? - с ходу наседаю на привратников.
  Дядьки в средних доспехах стражника углядели мой бег ещё на подходе, так что встретили меня во вполне собранном состоянии и уже держа руки поближе к ножнам. Вопрос их если и удивил, то по виду это было не заметно.
  -В караульной, - качнул головой правый куда-то себе за спину, - тебя ждёт. А чего несёшься так, нашёл чего?
  -Да, мёртвого Нэка и троих парней из Нового Лагеря, прямо сейчас пытающихся утечь лесом с его добром.
  Отвечал я уже проходя в ворота и выискивая взглядом ту самую караулку. Смачное ругательство на два голоса донеслось мне уже в спину. Третий из стражников, приглядывающий за лебёдкой, всё тоже прекрасно услышал, но утруждать себя ругательствами не стал, вместо этого резко махнул мне рукой, чтобы я подошёл ближе, а сам заглянул в пролом сделанный в одной из стен рухнувшей башни:
  -Шакал! Тут твой разведчик вернулся! Новости — дерьмо!
  Не успел я подойти к пролому, как тот же стражник остановил меня жестом, мол, жди тут.
  -Что такое? - появившийся носитель тяжёлых доспехов выглядел малость озадаченным.
  -Я нашёл Нэка, он лежит с проломленной головой в пещере тут недалеко. А те, кто его убили, прямо сейчас с его вещами и рудой пытаются уйти лесом вдоль скалы на запад. Их трое, одеты в кожу и шкуры с нашитыми пластинами металла. Все при луках.
  -Ха... - даже с каким-то уважением хмыкнул здоровяк, рассматривая меня, словно первый раз увидел. - А ты, я посмотрю, серьёзно нацелился на мой голос. Доказательства есть?
  -Это было в грязи у его тела, - протягиваю медальон.
  При виде украшения с Шакала разом слетела всякая весёлость, а взгляд стал очень сосредоточенным.
  -В натуре его медальон, - зло сплюнул на землю стражник у лебёдки, тоже рассмотревший мою находку.
  -Да... Дело нехорошее, - согласился старший стражник, всё же взяв у меня цепочку. - С вещами идут, говоришь?
  -У всех троих полные сумки за спиной, и с Нэка собрали всё, кроме портянок, - подтвердил я.
  -Ясно. Стой здесь, - медальон скрылся в мешочке на поясе, а Шакал уже обратился к одному из стражников: - Роб, тащи сюда всех наших, кого успеешь за пять минут, и ещё парочку рудокопов прихвати.
  -К Торусу посылать? - деловито уточнил тот.
  -Нет времени, как возьмём субчиков — доложим. Давай быстрее.
  -Понял, - кивнул стражник и помчался куда-то в сторону рынка.
  -Вы тоже шевелитесь, - прикрикнул Шакал на сослуживцев у ворот, которых уже собралось человек шесть, - щиты, шлемы, арбалеты снарядить и проверить! Ещё не хватало, чтобы эти крысы кого-то из вас пристрелили!
  Всё вокруг резко пришло в движение. Народ забегал. Откуда-то появились шлемы, в основном кожаные, но была и парочка металлических, например, у Шакала нашлось настоящее произведение искусства с откидной личиной. Люди примеряли щиты, подтягивали ремни, снаряжали арбалеты. Мне же оставалось только стоять и смотреть, ожидая, чем кончится заваренная мной каша.
  От вопросов я воздерживался, как и не собирался пытаться влезть в состав отряда преследования. Может быть, кто-то другой на моём месте поступил бы иначе, но я обоснованно считал, что уже достаточно задолжал Госпоже Удаче на сегодня. Конечно, вероятнее всего, риск помереть, топая в составе крупной группы по следу всего троих человек, был невелик, но зачем искушать судьбу? Или что ещё хуже — выставлять себя в глазах всех этих парней идиотом. Там, в общем-то, заикнись я об этом, варианта всего два: или меня посчитают самоуверенным придурком, или, что вернее, наглым подхалимом, пытающимся примазаться к чужой работе. И то, и другое комфорта не добавит. Так что стоим, молчим, держим лицо кирпичом и не нарушаем гармонию момента. Мавр сделал своё дело и всё такое, да.
  Примерно через минуту начали появляться новые действующие лица. В основном - запыхавшиеся стражники, тут же включающиеся в общую суету подготовки, но были и призраки, явно привлечённые шумом, а также парочка рудокопов. Последние были ребятами молодыми, этакой крестьянско-простоватой наружности, и чувствовали себя рядом с таким количеством старших представителей Лагеря отчётливо неуютно, но уходить не решались. Роб отловил и прислал, не иначе. Мнением их, похоже, интересоваться никто и не подумал, хмм...
  -Эй, Корвин, - оторвавшийся от сборов Шакал вновь подошёл ко мне, - видишь этих двоих? - указал он на секунду назад изучаемых мной рудокопов. - Бери их и давай к пещере, возьмёте Нэка и отнесёте его в замок, только смотри — осторожней. Торус захочет услышать подробности, объяснишь ему всё, заодно и перед глазами мелькнёшь в хорошем качестве — когда ему придёт время решать, допускать ли тебя к баронам, это пригодится. Вообще, постарайся произвести впечатление получше, так и мне будет проще за тебя словечко шепнуть.
  -Понял, - а что тут непонятного? Мне дали шанс. По собственной инициативе, что немаловажно. Голос он мог за меня отдать и без этого, формально полностью выполнив свою часть сделки, да и людей для этого дела у него явно хватило бы и без меня, так что мне открыто подыграли. Будем соответствовать. - А меня в замок-то пустят?
  -Пустят, - кивнул здоровяк. - Как дотащите Нэка сюда, подойдёшь к Грэгу, - мужчина кивнул на внимательно слушающего нас плечистого стражника неподалёку, - он проведёт.
  -Ясно. Сделаю.
  -Вот и отлично. Всё, бывай, - кивнув мне на прощание, Шакал отошёл к уже выстроившемуся отряду из десятка бойцов.
  
  Вышли мы одновременно. Стражники сразу после рва завернули направо и бегом направились к растущему там лесу. По всей видимости, Шакал прекрасно знал маршрут и способы пройти отсюда до Нового Лагеря, отчего даже не стал уточнять у меня, где я последний раз видел наёмников. Мы же с рудокопами пошли к пещере.
  Общение сразу не задалось — на меня смотрели с опаской и настороженностью, как смотрят простые обыватели на отпетого урка, неожиданно оказавшись в ситуации близкого с ним соседства. С чем связано такое отношение, понять было не мудрено. Я бы тоже так подумал про мужика, по виду едва с воли, но уже при оружии и почти запанибрата держащего себя с одним из главных местных авторитетов, который после этого ещё и мне велит этого мужика слушаться. Добавить сюда мою рожу, которая просто... Наглая! Это не фигура речи, я помню своё отражение, она у меня натурально какая-то... Ну вот бывают такие люди, которые если не улыбаются, то как будто убить тебя хотят и уже прикидывают, где труп прятать.
  Ироничность момента вызывала желание нервно хихикнуть, но я сжимал зубы и дышал глубокими, размеренными вдохами... Чем, похоже, нагнал на парней жути ещё больше.
  Вот так мы и шли. Я «показывал дорогу» и был впереди, безымянные рудокопы – сзади, и вообще старались стать как можно меньше и незаметней.
  -Вот нужная пещера, заходим, - нарушил я тишину.
  -А… вдруг там кто-то есть? – с некоторым испугом спросил один из будущих носильщиков.
  -Да кто там может быть? Я всего десять минут как отсюда вышел, - мужики от такого объяснения были не в восторге, но больше не возражали.
  И вот мы зашли в пещеру всё в таком же составе и… Первое, что я там увидел – это прищуренные злобные красные глазки кротокрыса. Млять! А рудокопы ведь даже без кирок… И своими силуэтами перекрыли выход, и смыться не получится. Мысли метались судорожно, время словно замедлилось, а паника подступала всё ближе. Тем временем тварь напряглась и с глухим взрыком прыгнула, метя мне в горло, я уклонился, рефлекторно закрывая потенциальную цель животного рукой, вот только я совсем забыл о мече, который продолжал покоиться в ножнах… и на рукояти которого как раз и лежала моя рука.
  В следующий миг время вновь ускорилось. Прыгнувший кротокрыс сам напоролся на острую железку, которую я совершенно случайно вытащил из ножен, пытаясь от этого самого крыса закрыться. Удар получился на диво неудачный… для моей жертвы. Хрипящий, с перерубленным горлом, грызун упал за мной, в агонии разрывая своими лапами землю и обливая застывших парней своей кровью. А я стоял сбоку, весь такой чистенький и аккуратненький, с мечом наголо.
  -Кхм… ну ладно, тут оказалось несколько десятков кило парного мяса, - я очень надеялся, что мой голос не дрожит. Да и вообще, должен был я что-то сказать в той ситуации. - Эээм, труп вон там, – я указал мечом в нужный угол пещерки и привалился к стене – отходняк-с.
  И откуда он здесь взялся на мою голову? Не было же никого! Не иначе как на запах крови приполз... Пещера вроде бы небольшая, и дыр нигде не видно, но рядом лес... От мысли, что рядом может быть нора с семейством подобных «поросят», становилось очень неуютно, а ведь на запах могли пожаловать и кто-то посерьёзней, вроде стаи волков... Господи! Как я хочу назад, в Лагерь...
  Рудокопы, между тем, молча последовали указанию и столь же молча принялись поднимать Нэка. Подняв и перенеся его ближе к свету, один из них обратился ко мне:
  -Это самое... Мы готовы. Ваш трофей вы сами понесёте или нам его тоже прихватить? – в парне явно боролись страх передо мной с желанием «выслужиться» и надеждой, что «начальник» накинет что-нибудь сверху.
  Правда, ума не приложу, как он собрался тащить одновременно и труп, и тушу в половину человеческого роста. Хотя узнать недолго.
  -Берите. Снафа знаете? Скинем у него по пути. Вам – шестая часть с мяса.
  -Спасибо! – обрадовался детина и просто закинул себе немаленькую зверюгу на горб, после чего с напарником подхватил труп стражника и выжидательно посмотрел на меня. Нда...
  -Ну ладно, двинули.
  Кажется, они действительно приняли мой судорожный взмах за хитрый приём, что, вкупе со всем остальным, полностью убедило их в моём статусе. М-да, я, конечно, надеялся, что у меня сложится какой-никакой авторитет среди местных работяг, но не думал, что такой… Хотя, ну не отказываться же от того, что само идёт в руки?
  До ворот мы добрались без приключений, и я смог даже незаметно выдохнуть. Вроде и недалеко гуляли, а мысли про акул, которые чуют свежую кровь на десятки миль вокруг, из головы упорно уходить отказывались. Каким боком тут акулы, если вокруг лес и горы? Спросите чего попроще! Мне уже было откровенно покласть на логику своих бзиков, хотелось только шибануть грамм сто пятьдесят и можно даже без закуси.
  -Ну и видок у вас, - сообщил Грэг, когда мы оказались внутри лагеря.
  Я на его слова лишь пожал плечами. Сам стражник красовался в тяжёлой кольчуге и при полном параде, включающем шлем и взведённый арбалет. Помимо него у ворот стоял ещё один боец в таком же снаряжении и снаружи был заметен третий, наблюдающий за подступами к Лагерю со стены. Больше охраны видно не было, да и вообще окрестности как-то притихли.
  Со странными чувствами на лице оглядев тело Нэка и бросив мимолётный взгляд на тушу кротокрыса, Грэг молча махнул своему напарнику и подбородком предложил мне следовать рядом. Тронулись. Тем же маршрутом, каким не так давно шёл я, ещё от дома Диего.
  -Крыса ты зарубил? - спустя десяток шагов нарушил тишину стражник.
  Ответ был очевиден, как уже отмечалось, в нашей компании оружие было только у меня, но я ответил:
  -Да. Приполз на запах крови, прямо в пещере его и встретили.
  -Они там часто собираются, - кивнул мужчина, в чьих волосах я только сейчас заметил седину. - Дальше, за хребтом, земли орков, вот и лезут на нашу сторону, тут безопасней.
  -Варги и кусачи? - припомнил я по игре любимых домашних питомцев орков, встречаться с которыми не то что кротокрысу, десятку солдат в полной выкладке небезопасно.
  -Точно, - хмыкнул стражник, ни разу не удивившись моей осведомлённости. Да и чего ему удивляться? Мы же совершенно не знакомы, и он понятия не имеет, что мне «положено» знать, а чего нет. - Там и твари похуже есть, «горные мракорисы», слышал, небось?
  -Бладхаунды, что ли? - не понял я, назвав единственное существо, по игре напоминающее мракорисов и живущее как раз в горах.
  -Ну или так, - согласился Грэг. - Ты вот что... Как с Торусом говорить будешь, взгляд не прячь и прямо говори. Что спросят, что думаешь, всё, в общем. Он храбрых парней любит. Только не перегни, ну да сам знаешь.
  -Знаю, никто не любит борзую шпану.
  -Точно! - мы как раз проходили около домика, рядом с которым оживлённо спорили о чём-то два молодых призрака, даже не замечая нашего приближения.
  Стражник окинул их выразительным взглядом, а потом зыркнул на меня, мол, понял ли? Я молча показал, что понял, также оглядев парней.
  -И ещё, - продолжил он, - Шакал своё слово держит, но не очень обольщайся. Сейчас не то, что пять лет назад, одного поручительства уже мало, даже если человек очень уважаемый. Надо чтобы тебя поддержали, как минимум, ещё пара призраков. У тебя как со взломом замков и вообще воровской темой?
  -Не мой профиль, - честно признался я.
  -Жаль, мог бы подойти к Фингерсу*, он у нас человек в авторитете, вся воровская масть к нему прислушивается.
  
  *(Вообще, слово Fingers обозначает "пальцы". То есть мужика зовут Пальцатым/Пальцастым, это так называемый литературный приём с "говорящим именем". Вполне возможно, что для местных он слышится именно так, но поскольку мне ближе «Фингерс», то им он и останется, а герой на это внимания не обратит. Прим. Автора.)
  
  -А так он мне не поможет?
  -Вряд ли, - дёрнул щекой мой собеседник, - он последние годы только за своих голосует... Хотя можешь попробовать у него поучиться! - слегка оживился стражник, вспомнив об этой возможности. - Он, я слышал, берёт учеников и потом им помогает, если у тех что-то получается.
  -Полезная информация... И где он живёт? - я знал и даже краем глаза видел, но уточнить не помешает.
  -Сейчас будем проходить мимо, я покажу, - качнул головой мужчина. - Ты у Скатти был? - впереди как раз замаячил поворот к арене.
  -Нет ещё.
  -И не ходи, - отрезал Грэг. - Он в последнее время... - стражник замялся, пожёвывая губу, вроде как подбирая слово. - Короче, проголосует он за тебя, только если у него на арене выступишь и побьёшь кого-то из бойцов. Только дело это рисковое — одна ошибка, и вместо вступления в Лагерь встреча с Инносом, а у тебя и брони толком нет. Словом, не рискуй зазря.
  -А к кому ещё можно подойти?
  -Фиск, Декстер, Уистлер, Слай, - перечислил стражник. - Первые двое — торговцы на рынке, с ними, при желании, и за руду договориться можно, только я тебе этого не говорил и не советую. Голоса они дадут, но со временем всплывёт и... Короче, к купившим себе место тут не очень хорошо относятся. Из призраков не выпнут, но выше уже почти не подняться и уважение совсем не то. Уистлер заведует складом провизии, это тоже около рынка, ближе к северным воротам, но как тебе к нему подступиться - не знаю. Мужик он, в общем-то, правильный, но вспыльчивый, можешь под горячую руку попасть и пиши пропало.
  -А Слай? - подтолкнул я рассказ, когда он замолк.
  -Ещё хуже, - досадливо скривил губы Грэг. - Так-то он при Бладвине, в основном. Сам по себе парень хитрый, пронырливый, но дел я с ним не имел и врать не буду. Ты бы, вот чего, к Кавалорну сходил. Это у нас, вроде как, главный охотник. У него дом в лощине по дороге в Новый Лагерь, прямо у тропы. Сам он тут редко появляется, но ребята к нему часто заглядывают, и с Диего он на короткой ноге.
  -Спасибо за совет, - поблагодарил я, провожая взглядом рудокопа, с натугой несущего бочонок от колодца.
  -Пустое, - буркнул стражник. - Тебя кто хоть продвигает?
  -Чего? – вопрос и правда поставил меня в тупик.
  -Ну, поручитель у тебя уже есть? - стражник приподнял кожаный шлем и смахнул пот со лба. Видя, что я до сих пор не очень понимаю, он пояснил: - По нашим правилам, за каждого новичка, который хочет присоединиться к людям Гомеза, должен кто-то поручиться. В кандидаты продвинуть, в общем. Только тогда Торус станет тратить своё время и придумывать ему задание для «Испытания веры». Это испытание — самое главное, - подчеркнул голосом мой собеседник, серьёзно глядя мне в глаза, - им ты доказываешь, что можешь быть полезен Баронам и всему Лагерю, а не только корешишься с парой человек. И от того, кто твой поручитель, зависит, как сильно Торус будет стараться, придумывая это задание. Он может сразу поручить тебе что-то лёгкое, вроде посылки на заставу, а может сначала думать пару недель, а потом послать в Новый Лагерь с приказом прирезать кого-то из воров. Всё сильно зависит от того, кто за тебя стоит и какое впечатление ты произведёшь на самого Торуса.
  -Ясно... - картина приобретает всё новые краски... - Тогда это Диего. Как минимум, к Торусу посылал меня он.
  -Если посылал, значит, он, - уверенно кивнул мужчина. - Диего - это хорошо, он за кого попало не вписывается, и с Торусом у него отношения ровные. Вон, кстати, - Грэк махнул рукой влево, - видишь дом у самой стены замка? Вот там Фингерс и живёт.
  -Буду знать, - благодарно киваю.
  Впрочем, тут я оказался прав — дом Фингерса стоял именно в том закутке, который я приметил ранее. Тут сухой ров вокруг замка пересекался холмом, образовавшимся, похоже, в тот самый момент, когда землю из-под арены перекидывали. Таким образом, ров оказался засыпан (и даже с небольшой горкой), но склоны насыпи получились пологими и ходить не мешали. В этом же месте линия стены замка слегка изгибалась, создавая небольшой Г-образный закуток, в котором и примостился дом призрака. До хозяйства Снафа от него было шагов пятьдесят, может, чуть больше — дом повара стоял как раз не доходя пары метров до того самого изгиба.
  Самого наставника по воровскому делу видно не было, но из трубы его жилища струился дымок.
  -Угу... Эй, вы двое! - мой сопровождающий, наконец, обратил внимание на тихо семенящих рядом рудокопов. - Скотину у дома Снафа сбросили! И только попробуйте Нэка уронить! Самих полетать отправлю с внешней стены, и неделю ночевать за воротами будете!
  Простимулированные такой перспективой, парни активно закивали и с полным бережением к ноше поспешили вперёд.
  
  Ещё через несколько минут мы были у ворот замка. Увидев нашу процессию, часовые малость напряглись, но Грэг парой слов ввёл коллег в курс дела, и мешать пройти те не стали.
  Во внутреннем дворе было на удивление безлюдно, а вот с левой стороны, из окон каменного здания, примыкающего к стене, доносились отчётливые звуки гулянки. Сам замок, если мои воспоминания верны, мало отличался от своего аналога из игры, ну, разве что, я бы отметил большее количество ящиков и подсобных помещений, и несколько телег под навесами. В центре двора виднелась широкая решётка, через которую куда-то вниз поступал свет и свежий воздух. Если я ничего не путаю, то где-то там расположены старые камеры для заключённых. У ближайшего к нам конца решётки в землю были вбиты три столба, на которых висели обглоданные скелеты, очень напоминающие того бедолагу, что приветствовал меня у разбитой телеги по пути с места обмена.
  К противоположной от входа стене примыкали два здания, которые резко выделялись на общем фоне хозяйственных построек — церковь Инноса, чисто визуально напоминающая католические храмы, и резиденция баронов. Последняя была большим двухэтажным домом из гранита, соединённым переходом с единственной уцелевшей башней, расположенной в правом, дальнем от меня углу замка.
  Стоило заметить, что именно церковь и резиденция были наиболее опрятными на вид строениями. По крайней мере, на стенах не было заметно мха, а на покрытой красной черепицей крыше — дыр. За остальными же постройками ухода явно было недостаточно, и если раньше я считал, что сломана только восточная стена, то теперь видел, что и западная имеет неслабые следы разрушения. Точнее, не сама стена, а примыкающее к ней здание, мало уступающее размером казарме. Для чего оно раньше использовалось - сказать было сложно, сейчас это была просто каменная коробка высотой в два этажа, у которой одна из стен была проломлена, а крыша обвалилась внутрь. Как можно было довести капитальное строение до такого состояния и почему до сих пор не идёт ремонт — оставалось загадкой, но вообще, мои ранние выводы о баронах эта картина изрядно подкрепляла. Похоже, Гомезу действительно абсолютно наплевать на всех, кроме себя, даже на подчинённых.
  -Положили вот сюда и исчезли с глаз. Понадобитесь — позову, - коротко бросил мой сопровождающий рудокопам, указав на землю возле решётки, однако всё же в стороне от виселицы.
  -Похороны будут? - поинтересовался я, наблюдая, как парни молча и старательно укладывают тело.
  -Это как бароны решат, - отозвался Грэг, также наблюдая за работой. - Могут и не похоронить, больно мутная там история.
  Это да, хоронить практически открыто предавшего Лагерь стражника может и не найтись желающих. Но спросил я другое:
  -Торус не разозлится, что ему таким образом испортят праздник?
  -Надеюсь, - зябко повёл плечами стражник. - Хотя когда Шакал притащит тех трёх крыс, то даже обрадуется.
  -Когда, а не если?
  -Угу. Шакал — следопыт знатный, от него мало кто уйти может. Там впереди ещё застава перед землями орков, а на ней Бруно с ребятами, а ещё дальше — Кавалорн. Не уйдут.
  Мужчина говорил уверенно, без малейшего сомнения в своей правоте, а учитывая, что гнев главного стражника за сорванный банкет неиллюзорно грозил и лично ему, приходилось сказанному верить. Дураком, неистребимым оптимистом или наивным человеком, не умеющим трезво оценивать реальность, Грэг уж точно не выглядел.
  -Всё! Свалили отсюда! - меж тем прикрикнул на парней мой собеседник. - И даже не думайте руки протянуть в сторону от ворот, мне болт зарядить недолго!
  Рудокопы столь обходительному напутствию вняли и почти бегом устремились в указанном направлении. Самое поганое, что это была отличная иллюстрация моей собственной судьбы, соверши я хоть одну ошибку на поприще зарабатывания репутации. Отличная такая пилюля, избавляющая от иллюзий всеобщего равенства и каких-то прав личности.
  -Опасаешься, что попытались бы спереть что-то из повозок? - стараясь унять собственное волнение, поднимаю совершенно не интересующую меня тему.
  -Да не, - махнул рукой Грэг, - эти двое приличные, ничего не сопрут. Да и нечего там уже красть — всё давно на склад перетащили.
  -И зачем?
  -Чтоб не расслаблялись. Они — деревня, с такими чуть слабину дашь, а он уже на весь Лагерь растрепал, что с тобой в корешах. Обычно это заканчивается тем, что придурок в конец зарывается, расписывая, как стоит ему попросить - и его «большой друг» всё сделает, и этому «большому другу», который просто поленился пнуть его рудокопскую задницу, после работы приходится укорачивать не в меру болтливого идиота на всю голову, - мужчина сплюнул. - Ладно, жди здесь, я за Торусом.
  -Долго это?
  -А Белиар его знает, - ещё раз скривился Грэг. - Но ты по двору особо не шатайся. Чем меньше маячишь рядом со зданиями, тем меньше шансов нарваться. Примут за вора — сперва изрубят, а потом будут спрашивать «кто такой?», всё понял?
  -Предельно, - кивнул я.
  -Угу, - буркнул стражник, - жди, в общем.
  Развернувшись, мужчина направился к казармам, откуда по-прежнему доносились звуки гулянки, а я остался практически один во всём внутреннем дворе. «Практически», так как дверь в резиденцию баронов охраняли двое мордоворотов в такой же броне, как у Шакала, ну и стража главных ворот никуда не делась.
  Взгляд мой сам собой опять обежал окрестности и остановился на часовне магов Огня. Скорее всего, у меня было не более пары минут, да и их мне наверняка не дадут. Но такой шанс...
  Пока рядом никого не было, я мог спокойно пройти туда и вручить письма, разом решив массу проблем. Как ни посмотри, а голос Верховного мага Круга Огня - это далеко не голос какого-то призрака. Причин же думать, что Корристо отмахнётся от просьбы своего коллеги с той стороны, не было никаких. Для него эта просьба совершенно необременительна и потребует всего нескольких слов.
  С другой стороны, вступи я в Лагерь таким манёвром - и куча завистников, мечтающих обломать борзого везунчика, мне обеспечена. Равно как и неприязнь лично Торуса, который, как я помню, к магам питал стойкую антипатию.
  Но с третьей стороны, если я этого не сделаю, то где гарантия, что не помру через неделю и смогу заручиться поддержкой общества для вступления в Лагерь?
  Проклятые дилеммы!
  Глубоко вздохнув, пытаясь унять пошедшее в галоп сердце, и ещё раз оглядевшись, я принял решение и уверенным шагом направился к церкви.
  «Лучше сделать и пожалеть, чем пожалеть, что не сделал.» - всплыла в памяти чья-то фраза. Не знаю, насколько она отражает истину, но мне хотелось верить, что в данной ситуации она права. В любом случае, я тут постоянно рискую выставить себя дураком, а сейчас хоть есть призрачный шанс списать косяк на то, что я новичок.
  По пути меня никто не остановил и не окрикнул, хотя я кожей чувствовал сверлящие спину взгляды постовых от дома баронов. Вполне возможно, что это было моё разыгравшееся воображение, и парням было на меня глубоко плевать, но мысли о том, что я вот-вот услышу тренькающий звук арбалета и свист болта, упорно пульсировали в мозгу.
  Вблизи часовня ещё больше напоминала старинные католические постройки. Никаких памятных по игре магов, что там стояли снаружи и оживлённо болтали, дожидаясь игрока, видно не было. Вход перекрывала массивная, окованная железом двустворчатая дверь.
  «Ну... С Инносом!»
  И я громко постучал.
  Некоторое время царила тишина, но через минуту створки скрипнули, и на меня со смесью удивления и недовольства посмотрел мужчина лет сорока пяти с чёрными короткими волосами, безусым лицом и светлой, полностью лишённой загара кожей. Одет мужчина был в алую мантию с вышитыми языками пламени.
  Не давая ему открыть рот, я уважительно склонил голову и произнёс:
  -У меня письмо из внешнего мира для Верховного мага Круга Огня, прошу простить меня, если невольно нарушил ваш покой, но времени, которое мне позволено находиться в замке, очень мало, и я не мог дожидаться, пока храм Инноса откроет свои двери.
  -Из внешнего мира? - недоверчиво нахмурился маг, окидывая меня подозрительным взглядом.
  -Да, мне вручил его Верховный маг Пирокар, настоятель монастыря острова Хоринис.
  -Хмм... - похоже, мой вид не очень пришёлся по душе чародею, но слова он воспринимал. - Обычно посланниками занимается Мильтен, но письма из внешнего мира к нам приходят нечасто. Где оно?
  -Вот, мастер, - достаю свёрнутый пергамент с целенькой печатью и передаю его магу, - насколько мне известно, оно прибыло с материка, а вот это, - вслед за письмом на свет показалась записка обо мне, - писал лично мастер Пирокар.
  -Ты знаешь содержимое послания? - удивлённо нахмурился мой не назвавшийся собеседник, придирчиво оглядев нетронутую печать на свитке.
  -Только в общих чертах, - стараясь сохранять максимальную почтительность, честно подтвердил я.
  Зачем? А потому, что я ещё с игры помню, что маги Огня каким-то образом умеют определять ложь, а я действительно знал содержимое письма из игры, проблема была только в том, что я его плохо помнил, оттого и «в общих чертах».
  -Подожди здесь, - коротко приказал мужчина и, не дожидаясь ответа, резко захлопнул у меня перед носом дверь.
  Блин... Я начинаю понимать, почему Торус их терпеть не может. А если меня сейчас окликнут? Я же сказал, что времени в обрез! Мог бы хоть внутрь пустить!
  Но делать было нечего, оставалось придать себе самый уверенный и расслабленный вид, какой только возможно, и постараться изобразить человека «который имеет право тут быть». Вот же су...
  Подавив в себе поднимающуюся волну сквернословия в адрес чародея, я постарался не думать о том, какую ошибку совершил и чем это для меня теперь обернётся. Хотя материться очень хотелось! А ещё лучше сбегать к трупу Нэка и притвориться, что ничего не было.
  Обернувшись к северной стене, я скосил взгляд на окна казармы, где уже зажгли какой-то свет. Кузница прямо напротив храма была пуста, небо потихоньку темнело, окрашиваясь в закатные тона.
  Наверное, я идиот... Потому как ничем иным своё дальнейшее стояние у дверей я объяснить не могу. Этот бешеный день меня определённо скоро доконает, если уже не доконал, а то насчёт своего душевного и психического здоровья я уже испытываю серьёзные сомнения.
  -Заходи! - внезапно, что я аж чуть не подпрыгнул, распахнулась створка за моей спиной.
  Сколько времени прошло, я сказать затруднялся, по ощущениям - так добрых часа два, но это явно нервное. Черноволосый выглядел точно так же, как и до захлопывания дверей, только на свитке у него в руке теперь была видна разломанная печать. Посторонившись, чтобы пропустить меня, так и не назвавшийся маг опять затворил вход и хмуро пронзил меня взглядом.
  -Стой тут! - не терпящим возражения тоном скомандовал чародей. - Не вздумай куда-то совать нос, вообще с места не двигайся, если не хочешь стать горсткой пепла! Я сейчас отнесу письмо Корристо, дальше он будет решать. И благодари, что вообще пустил — сюда эти головорезы сами не сунутся.
  -Благодарю вас, мастер, - склонил голову я.
  И ни разу не покривил душой! Оказавшись за стенами часовни, я испытал непередаваемое облегчение. Теперь хотя бы было не страшно, что, стоя на крыльце, я увижу выходящего из казарм Торуса, а он — меня, причём совсем не у трупа, где бы я должен стоять.
  Скептически оглядев меня и не найдя, к чему придраться, чародей развернулся и зашагал в сторону деревянной лестницы, ведущей куда-то на второй ярус, я же принялся разглядывать убранство часовни.
  Холл, где меня оставили, был относительно небольшим — даже десятку человек вплотную друг к другу тяжело было бы тут разместиться. Впереди располагалась двойная лестница, прилегающая к стенам, по одному из рукавов которой сейчас и поднимался маг, а между этими рукавами виднелись две закрытые двери. Ещё две располагались по сторонам от меня. Над головой висело колесо старинной люстры для свечей, на стенах имелось несколько факелов, а ещё потолок и кладка были украшены множеством странных рисунков и рун. На полу лежал ковёр.
  На этом, собственно, всё убранство заканчивалось и начинались мысли. Из игры я очень смутно помнил Корристо, да и остальных магов Огня, признаться, тоже. Единственным из них, с кем мы более-менее часто общались, был Мильтен, который сам ученик и ничего не решает. Роль Корристо же сводилась даже не к статисту, а просто этакой детали интерьера, что лежит где-то там, в дебрях, в кои для сюжета и забредать не обязательно. Даже если выбрать путь мага и набиться к нему в ученики, то всё общение сведётся к одному формальному диалогу и ряду шаблонных фраз во время обучения магии. Иными словами, его характер, желания и цели оставались для меня полной загадкой.
  И всё же выбора у меня не было. Вернее, был, но я его благополучно профукал ещё в тот момент, когда сделал первый шаг в сторону часовни. Так что теперь оставалось принять последствия и надеяться на то, что местным магам ещё не стало окончательно плевать на весь остальной мир вообще и Колонию в частности, ибо если это так, то никакие рекомендательные письма мне не помогут.
  Ожидание длилось около пяти минут, за время которых я дисциплинированно изображал статую, отчаянно прислушиваясь. Увы, удалось расслышать лишь несколько приглушённых звуков беседующих голосов со второго яруса, и то ни единого слова я не разобрал. Наконец, на вершине лестницы вновь показалась фигура в мантии.
  -Тебя желает видеть Верховный маг, поднимись сюда, - позвал меня незнакомый молодой голос.
  Заставлять просить себя дважды я не стал и быстро взлетел по ступенькам к новому собеседнику, пусть пока вся наша беседа и состояла из одного приказа с его стороны. Маг оказался действительно молодым, лет двадцать пять, не больше. Крупный породистый нос, тёмно-каштановые волосы, собранные на затылке в хвост, выразительная ямочка на подбородке. По всей видимости, судьба свела меня с Мильтеном.
  -Сюда, - позвал он, указывая рукой направление.
  Второй ярус часовни представлял из себя библиотеку, в центре которой на каменном полу была тщательно нарисована пентаграмма. Встречали меня сразу четверо магов: уже знакомый мне открыватель двери, Мильтен, ещё один мужчина с небольшой аккуратной бородкой и седой как лунь старик, в отличие от всех прочих облачённый в мантию с преобладанием серого цвета, почти такую же, как носил Пирокар. Он же ко мне и обратился:
  -Меня зовут Корристо, я — Верховный маг Круга Огня внутри Барьера. Чего ты хочешь за свою услугу? - глаза старца внимательно и настороженно изучали меня, выдавая помимо этого лишь самый минимум вежливого интереса.
  Вот и момент истины...
  -Приветствую вас, Мастер, - поклон. - Меня зовут Корвином, - ни слова лжи, меня так уже зовут, как минимум, несколько человек так уже называли. - Более всего я мечтаю познать пути магии, хоть и понимаю, что надеяться на подобный дар глупо, ведь всё мной сделанное не идёт в сравнение с традиционным Испытанием Огнём.
  -Ты знаешь о традиции Испытания? - вот теперь на лице чародея появилось искреннее удивление.
  -Только в общих чертах, Мастер. Мне известно, как оно однажды проводилось в монастыре Хориниса, - и как его проходил я в игре, но это частности.
  -Вот как... - Корристо задумался. - Ты сообщил Торрезу, что знаешь суть послания, перескажи её нам.
  -Иерархи обеспокоены сообщением Мастера Ксардаса о возникновении в Колонии культа некоему Спящему. И они просят максимально полно узнать, что это за бог и какими силами он наделяет своих последователей.
  -Верно, - со странной интонацией обронил маг. - Но кто рассказал тебе это?
  Захотелось откусить себе язык за необдуманно ляпнутые слова. Набить себе цену хотел? Выставить непонятно кем? Выставил! Добахвалился! Идиот!
  -Задание мне поручил Мастер Пирокар, он же и дал мне все инструкции...
  Ответить удалось, не иначе как чудом удержав голос, который от волнения так и норовил дать петуха. Провал маячил в полушаге, пусть фраза и была чистой правдой, но очень уж условной. Всего один уточняющий вопрос и меня спалят!... И в буквальном смысле тоже!
  -И как давно ты попал в Колонию? - не замечая моего душевного состояния или только делая вид, что не замечает, спокойно продолжил допрос маг.
  -Сегодня утром, Мастер.
  А вот эта новость произвела впечатление на собравшихся похлеще моих знаний о давней монастырской традиции и содержимом письма. Кто-то даже крякнул, правда, кто - я не понял.
  
  -И каким же образом тебе удалось проникнуть в замок за такой короткий срок? - с явным интересом озвучил висящий в воздухе вопрос Корристо.
  -Я случайно стал свидетелем, как трое членов Нового Лагеря убили и обобрали одного из стражников, о чём сообщил охране южных ворот. Они организовали погоню, а мне было велено доставить тело погибшего в замок. Так я оказался здесь.
  -И тебя так просто пропустили сюда, а не выдворили наружу?
  -Как я понял, большинство стражников сейчас веселится в казармах. Из находящихся во дворе меня никто не остановил.
  -Хмм... Ты же не имеешь отношения к этому убийству? - подозрительно уточнил седой маг.
  -Нет, Мастер. Вся эта ситуация стала для меня полной неожиданностью, но я решил не отказываться от предоставленного случая. С учётом местных правил приёма новичков, в ином случае я рисковал не добраться до вас ещё месяц, - один из магов хмыкнул. Ну да, некоторые, прожившие тут годы и годы, права прохода не имели и по сей день, - а то и больше.
  -Понятно...
  Старый маг сохранял нейтральное выражение лица, а вот по покашливанию и начавшимся перешёптываниям среди его младших коллег я, к немалому облегчению, смог понять, что нахожусь на правильном пути — во всяком случае, кое-какое впечатление моя речь произвела. Ну, хоть какая-то выгода от того, что они различают ложь.
  -Если бы тебе не повезло попасть в замок таким образом, как бы ты стал действовать? - продолжил допрос-собеседование старший чародей.
  -Постарался бы получить рекомендации от уважаемых людей внешнего кольца, чтобы меня приняли в Лагерь.
  -Это и так понятно, - качнул головой Корристо, - меня интересует, на что бы ты жил? Стал бы воровать? Пошёл с киркой в шахту? Подался бы в охотники? Как ты и сам заметил, получить разрешение на встречу с Гомезом — дело долгое, а человек сыт совсем не мечтами о будущем.
  -Я уже договорился о работе в кузнице, Мастер.
  -Ты кузнец?
  -Не самый лучший, но на то, чтобы починить инструменты или отковать гвоздь, моих умений хватит. По словам кузнеца Хуно, подобной работы в Лагере намного больше, чем кузнецов, способных её выполнить.
  -Возможно... - вновь задумался старик, после чего окинул своих коллег вопросительным взглядом.
  -Ты сказал, что мечтаешь овладеть магией, - приняв взгляд главы за предложение поучаствовать в опросе, подал голос тот самый неизвестный мне маг с аккуратной бородкой, - у тебя уже есть какой-нибудь опыт?
  -К сожалению, очень поверхностный, Мастер, - уважительно киваю в его сторону, - мне доводилось лишь несколько раз использовать свитки.
  -Уже неплохо... - и, обернувшись к своим коллегам: - Предлагаю посмотреть на это, вы не против, мастер Корристо?
  -Да, это будет познавательно, - кивнул старик, - Торрез, у тебя есть с собой свитки со «Светом»?
  -Конечно, - встретивший меня и пустивший внутрь маг запустил руку в длинный кошель на поясе и достал несколько листов бумаги, один из которых и протянул мне. - Имей в виду, второй попытки не будет, или плати за неё сам, покупая свиток, - немного грубовато, то ли пытаясь пошутить, то ли на полном серьёзе, предупредил меня мужчина. Странные нотки у него в голосе позволяли с равной вероятностью предположить оба варианта.
  -Благодарю, Мастер, - принял я лист и вгляделся в покрывающий его рунический рисунок.
  Ну ладно, это не должно быть очень трудным, в конце концов, свитки как раз и создавались для людей, с магией незнакомых. Я точно не знал, в чём принцип работы этих «Свитков», ну не зачитывает же человек с них текст, в конце концов? Это было бы как-то слишком просто. Впрочем, получив свиток в руки, кое-что понимать я начал. В нём... как бы это сказать, ощущалась некая энергия, тепло. И было оно структурировано, а вот в одной точке силы как раз не ощущалось, зато там была начертана непонятная закорючка.
  Причём, что характерно, я свиток ни разу не облапывал, осторожно держа за краешек несколькими пальцами, как держал бы любой другой лист бумаги, желая прочитать, что на нём написано. Но в тоже время «неравномерность» «структуированного тепла» ощущалась как некая естественная, неоспоримая истина.
  Но мало того! В себе я тоже начал ощущать схожее тепло! Его было немного, но оно присутствовало буквально от пяток до кончиков пальцев и... Как бы это сказать... Подрагивало и смещалось, как вода в резиновом бурдюке. Бурдюком выступало моё тело, и я чувствовал, что надави я на «стенки» - и заставлю тепло «перелиться» в нужном мне направлении.
  Повинуясь смутным воспоминаниям моего предшественника, я приложил палец к показавшемуся мне необычным месту и... ничего не произошло. Неужели провалился? К счастью, почувствовать себя идиотом в полной мере я не успел, вовремя вспомнив, что делать дальше. Сосредоточившись, я «толкнул» своё собственное «тепло» в руку, но, видимо, всё-таки сделал что-то не совсем верно. Свиток вспыхнул в пальцах, развеявшись пеплом, зато вместо него появился шарик ярко-белого света, что медленно всплыл в воздух и завис у меня над головой.
  Привыкшие к полумраку глаза от резкого появления источника света почти перед лицом слегка заслезились, и я поспешил проморгаться, в то же время находясь в некотором ступоре от того ощущения тепла в собственном теле, которое чувствовал буквально секунду назад, при использовании свитка...
  -Очень неплохо, - вынес вердикт Корристо, внимательно меня изучая. - Объём твоей магической силы находится на уровне среднего послушника. Для мага этого ещё очень мало, но для простого человека — весьма неплохо.
  -И что это значит? - осторожно уточнил я, когда чародей замолчал.
  -Хм... Я знаю Пирокара, и пусть мы не виделись много лет, но его личную печать на записке, которую ты принёс, я узнаю, - старик задумчиво пожевал губами, подняв взгляд к узорам на потолке, я же затаил дыхание. - Такие печати делаются с помощью магии, и подделать их обычным образом не получится, то же самое можно сказать и о печати на главном письме — незаметно её вскрыть нельзя, любой маг распознает это сразу. Ты принёс нам послание не вскрытым, ты знаешь его суть и ты выполнил это поручение на удивление быстро, хоть и сильно рисковал ради этого. Наконец, у тебя с собой рекомендация мудрого и достойного человека, отказать которому я бы не смог, даже не знай, что он всё же стал настоятелем, как когда-то мечтал. Я выполню твою просьбу и буду тебя учить...
  -Значит, я стану магом Огня? - с замиранием сердца уточняю, когда Корристо опять выжидательно замолчал, явно провоцируя меня на вопрос.
  -Не сразу, - мягко улыбнулся маг, подтверждая мои подозрения, а заодно и обламывая надежды, - сперва тебе потребуется изучить основы, без этого ты не сможешь принести Клятву Огню. Правда, послушников у нас здесь нет, и даже традиционной одежды для них не найдётся, - седовласый как бы между прочим повёл рукой в сторону обстановки, - но, думаю, можно обойтись и без этого. Чтобы тебя пропускали в замок, я дам тебе медальон посланника. Мы используем такие для общения со своими товарищами из Нового Лагеря, хотя до сих пор посланники были только от них, но появится и у нас — не страшно. Этот же медальон избавит тебя от проблем со стражей и прочими местными головорезами.
  -Благодарю вас, Мастер, - в очередной раз кланяюсь — в таком деле с уважением не переборщишь.
  -Это ещё не всё, - покачал головой чародей. - Ты уже нашёл себе жильё? Если желаешь, то мы выделим тебе место в часовне. Это будет безопасней жизни среди бандитов, там, внизу.
  Мысленно я с ним согласился — лучше уж жить там, где тебя точно не ограбят и не прирежут во сне, и где будет кому тебя защитить, да не просто дубинкой или мечом, а хорошей порцией боевой магии. А целых шесть магов Огня в окружении это совсем спокойно... Если не вспоминать, что пятерых из них вырезали в каноне, сразу за обрушением Старой Шахты...
  -Ещё раз благодарю вас, Мастер, но я не желаю вас ещё больше стеснять. Я уже нашёл себе хижину недалеко от арены.
  -Решение рискованно, но мотивы похвальны, - покивал Корристо. - У нас и правда не так много места, часовня рассчитана на одного духовного наставника при замке, а нас тут живёт шестеро. И всё же я предложу тебе подумать ещё раз. Мало кому из местных обитателей можно доверять, а кое-кто может решиться тебя убить просто чтобы досадить нам. Подумай.
  Ох ты ж, старый филин... А то я не думал! Всё я понимаю, но если я заживу прямо тут с первого же дня в Колонии, то меня точно прирежут, стоит только из-за стен выйти! Такой резкий рост вызовет подгорание зависти у половины лагеря, а вторая половина их чадящие миазмы молча поддержит, просто из-за корпоративной солидарности.
  -Я всё понимаю, Мастер Корристо, но я не желаю быть нахлебником. К тому же будет намного лучше, если я всё же вступлю в Лагерь на общих основаниях. Не стоит оскорблять множество людей чрезмерной удачливостью и показательным наплевательством на их порядки.
  -Хм... Смело. Но не мне тебя судить, хотя со вступлением могут возникнуть проблемы, это ты прав.
  -Мастер, - подал голос молодой чародей, - прошу прощения, что перебиваю, но если Корвин был допущен в замок только чтобы отнести тело, то ему лучше как можно скорее дать о себе знать, иначе может подняться тревога.
  -Тебя кто-то сопровождал или ожидает? - выслушав коллегу, обернулся ко мне старший маг.
  -Да, внутрь меня провёл стражник Грэг. Он пошёл искать Торуса, которому я должен был рассказать о случившемся.
  -Что ж, понятно. Мильтен, - обратился к всё тому же парню Корристо, тем самым подтверждая мои подозрения о его личности, - выдай нашему другу амулет и проводи его к Торусу.
  -Как скажете, учитель, - поклонился чародей и быстро куда-то направился. Вероятно, за амулетом.
  -Корвин, пока познакомься, это маги Торрез, - пас рукой в сторону черноволосого, - и Драго, - мужчина с бородкой, предложивший проверить мои навыки магии. - Ещё в часовне живут Родригез и Дамарок, но с ними ты познакомишься позже, сейчас они в лаборатории, работают над очень ценным эликсиром, и прерывать их нельзя.
  Я уважительно кивнул каждому из представленных чародеев.
  -Твоё обучение начнётся завтра, приходи ближе к полудню. Пока же возьми вот это, - Корристо подошёл к одной из полок и достал небольшой томик в красном переплёте с изображением языка пламени на обложке. - Это — катехизис. Каждый послушник, желающий стать магом Огня, должен его изучить. Надеюсь, ты быстро с этим справишься.
  -Благодарю вас, Мастер. Я постараюсь, - принимаю из морщинистых рук книгу, являющуюся уставом церкви Инноса...
  
  То же место, несколько минут спустя.
  Входная дверь за нежданным гостем и провожающим его Мильтеном захлопнулась, а погрузившийся в раздумья Корристо всё ещё стоял у лестницы, сверля взглядом опустевшую прихожую.
  -И что вы о нём думаете, Мастер? - раздался сзади голос Драго.
  Верховный маг Круга Огня моргнул, прерывая своё созерцательное состояние, и неторопливо обернулся. Двое его товарищей, друзей и даже, в некоторой степени, учеников стояли в нескольких шагах и смотрели на лидера ожидающим и обеспокоенным взглядом.
  -В нём чувствуется нечто странное, - промолвил после паузы чародей, сам пытаясь разобраться в своих ощущениях.
  Прибывший от Пирокара посланник тревожил, но вместе с тем интриговал. Его духовная сила была не особенно велика, но вместе с тем вызывала какое-то странное, едва уловимое ощущение, ранее незнакомое чародею.
  Это был не ровный согревающий жар летнего солнца, свойственный магам Огня, и не слепящий белый свет Инноса, сопровождающий паладинов. На мягкое, умиротворяющее журчание лесного родника, возникающее в присутствии служителей Аданоса, это тоже не походило. Про жуткую, губительную мощь силы Белиара говорить и вовсе не стоило — только безумец или полный глупец, служа богу Тьмы, осмелился бы войти в храм Инноса. Если же вспоминать последователей Спящего, будто окружённых зеленоватой дымкой расслабляющих благовоний, то... И на них этот Корвин похож не был.
  Будто в нём всё это смешалось, не конфликтуя, и вместе с тем по отдельности отсутствовало. Настоящая загадка...
  -Он явно что-то недоговаривал, - сварливо проворчал Торрез, поправляя мантию.
  -Но все его слова были правдой, и его почтение к нам неподдельно, - отозвался старший маг.
  И правда, за всё время разговора этот Корвин не позволил себе ни слова лжи, а его пиетет перед искусством магии не заметил бы только слепец. Безусловно, он волновался, но это естественно, даже Гомез, при всей своей заносчивости, всегда внутренне дрожит во время визитов в часовню, хоть и умело скрывает это за напускной бравадой и наглостью. Чего уж ожидать от человека только из большого мира, где маги Огня - это не скромные обитатели никому, кроме них самих, не нужной церкви, а самая могущественная и влиятельная политическая сила страны? Нет, в тревоге Корвина не было ничего необычного, нежелание же открывать какие-то подробности...
  Глава магов Огня Миненталя не считал себя наивным человеком — одной верности мало, чтобы прыгать за Барьер ради доставки какого-то письма. Для этого необходимо что-то действительно серьёзное. Что-то такое, где замять дело не сможет даже настоятель одного из главнейших монастырей Миртаны, и добровольное заточение в Долине Рудников будет казаться лучшей долей, нежели грозящая альтернатива. Пусть Пирокар всегда был немного заносчивым занудой, но он был человеком принципов и никогда не бросил бы своего подчинённого без поддержки. В то же время, соверши его подопечный что-то действительно мерзкое, он бы сжёг его на месте, а не давал рекомендательное письмо. Не говоря уже о сложных играх с тем, чтобы вместо казни ему поручили задание Высшего Круга, позволяющее уйти в ссылку, откуда нет возврата, но сохранить жизнь. Вряд ли за прошедшие годы что-то изменилось, слишком он упрям. А это значит, что его человек попал в по-настоящему неприятную историю, говорить о которой никто не захочет.
  -Я тоже почувствовал в нём какую-то странность, - вновь заговорил Драго, - но никак не могу понять, в чём она заключается.
  -Ну, лицо у него к доверию не располагает, - буркнул Торрез.
  -Тут дело не в лице... - смежил веки старый маг, воскрешая в памяти облик гостя.
  Его внешность одинаково подошла бы как матёрому бандиту с большой дороги, так и рыцарю из окружения короля. Особенно выделялись глубоко сидящие синие глаза, внимательные, будто у озлобленного, недоверчивого хищника, каждый миг ожидающего удара в спину.
  При взгляде в них удивление от столь фантастической удачи, как проникновение в сердце власти Гомеза, едва ступив в Миненталь, начинало как-то само собой сходить на нет, сменяясь чувством естественности такого исхода.
  Конечно же, Корристо знал о том, что внешность бывает обманчивой — многие из самых отъявленных негодяев Колонии на первый взгляд выглядели симпатичными и приятными людьми, равно как и многие страшные на лицо громилы в реальности являлись мягкими и беззлобными существами, и всё же куда чаще внешний облик полностью соответствовал нутру своего обладателя.
  -А в чём же? - нетерпеливо спросил ответственный за контакты с населением замка чародей.
  -Боюсь, мой друг, если бы на этот вопрос можно было так просто ответить, я бы не пребывал в таком затруднении, - вздохнул Корристо, поворачиваясь к креслу, где не так давно читал одну из книг. - Как бы то ни было, нам некуда спешить в разгадывании этой загадки...
  
  
***
  
  -Я скажу, что сам позвал тебя в часовню, - торопливо объяснял Мильтен, пока мы двигались по двору замка, - так будет проще всё объяснить.
  -Но меня видели стражники у дома баронов, - указываю на слабость плана.
  -Но пока ещё их допросят! К тому же, люди склонны не замечать многих вещей вокруг и знают об этом, потому, если говорить достаточно убедительно, то даже если они всё видели от начала и до конца, то сами начнут сомневаться в своей памяти. В худшем случае дело обернётся так, что и Торус, и мы будем знать правду, но формальных причин идти на конфликт у него не будет.
  -Хмм... - меня так и подмывало спросить: «все ли маги Огня такие хитрожопые, или он один такой уникум?», но здравый смысл победил позывы дуреющего сознания. - И по какой же причине ты мог меня позвать?
  -Ммм... - теперь задумался маг. - О, знаю! Мы были знакомы до попадания за Барьер, я тебя узнал и позвал! Ты бывал в Монтере?
  -Э-э... Да, - если вспоминать третью часть игры.
  -Отлично, тогда смотри: однажды ты помог мне в одной неприятной ситуации, ну... например, уличной драке, где меня чуть не зарезали, вот с тех пор и знакомы. Эта причина будет достаточно убедительной и весомой для большей части Лагеря, так что проблем не возникнет.
  -Помог в уличной драке магу Огня? - постаравшись выглядеть максимально удивлённым, вскидываю брови. Я же не должен знать, что он стал магом, только попав в Колонию.
  -По этому поводу не переживай, - поспешил успокоить меня Мильтен, - я присоединился к Кругу только здесь, до этого будучи простым заключённым. Все, кому нужно, об этом знают.
  -Хорошо, - отозвался я, мрачно глядя вперёд.
  Я бы хотел сказать, что впереди нас никто не ждал и вообще кругом царила тишь да благодать, однако увы, к реальности это имело мало отношения.
  Рядом с трупом Нэка возвышались несколько плечистых фигур в различной броне, среди которых я узнал и Грэга. Но больше всех выделялся богатырского телосложения «афро-миртанец», ну или негр, если забыть о всякого рода идиотской толерантности. Не очень чёрный, но с характерными чертами лица и короткой стрижкой, почему-то вызывающей ассоциации со зверями-сержантами американской армии, как их показывают в фильмах. Товарищ превосходил меня в росте почти на голову, а уж в ширине плеч и вовсе чуть ли не на полметра. В ушах виднелись золотые серьги-кольца, по лицу, через левый глаз, проходил шрам. Довершали картину полные латы, подобные тем, что носил Шакал.
  И вот этот фрукт очень внимательно следил за нашим приближением. Таким добрым-добрым взглядом, от каких хочется прыгнуть в готовую могилу и начать самостоятельно закапываться.
  Сдержать руку и не начать теребить висящий на шее амулет было чертовски сложно...
  -И кто мне объяснит, что здесь происходит?! - прогудел негр, едва мы подошли.
  Остальные стражники хмуро молчали, переводя взгляды с меня на мага и задерживая его на медальоне. Наиболее сильные эмоции проявлял Грэг, чьё лицо при нашем приближении отразило отчётливое удивление и непонимание происходящего.
  -Привет, Торус! - как ни в чём не бывало поздоровался Мильтен. - Прости, что так получилось, я узнал своего друга из Монтеры и не смог не позвать.
  -Да неужели?! - галлонами источая сарказм, сложил руки на груди главный стражник. - И как же так получилось, что твой друг оказался в замке?
  Вот и начало конфликта. По глазам вижу, что бы я не отвечал, это будет использоваться против меня. При этом авторитета Мильтена явно хватает лишь на то, чтобы диалог не переходил в стадию кровавых соплей и сломанных рёбер у одного излишне «умного» попаданца.
  -Шакал велел мне доставить сюда тело Нэка, - сообщаю с максимально возможным спокойствием, твёрдо глядя в лицо Торуса.
  -И сделав это ты, конечно же, решил пошляться по двору, вместо того, чтобы подождать меня, - яд в голосе чернокожего взял новую степень концентрации.
  Оправдываться тут нельзя, переходить в словесное наступление нельзя категорически. Выход, выход... Нам нужен третий вариант!
  -Я решил, что игнорировать зовущего тебя мага — это не самый умный способ покончить жизнь самоубийством, - стараясь, чтобы это выглядело как можно спокойней, пожимаю плечами.
  -Хмм... - задумчиво протянул здоровяк. - А, значит, плевать на возложенное поручение и выставлять дураками кучу, - стражник дёрнул плечом в сторону своих подчинённых, - уважаемых людей — это способ умный?
  -Эй, Торус, полегче, - попытался влезть в разборки Мильтен, но главный воин Лагеря лишь небрежно отмахнулся:
  -А ты не вмешивайся! Мне в Лагере не нужны люди, которые не могут проявить простейшего уважения к порученному делу! Человек или выполняет свои обязанности как должно, и тогда он полезен, или находит отговорки, чтобы на них забить! Даже если ты его позвал, он мог объяснить ситуацию и остаться на посту. Он это сделал? Нет! - мужчина даже не делал вид, что спрашивает и ждёт ответа. Вся речь шла на одном дыхании, без шансов вставить хоть слово. - Он решил поболтать с тобой и получить на шею эту висюльку, на которую ты мне так старательно указываешь своими буркалами, думая, будто я совсем окосел от вина и ничего не вижу! А я вижу и прямо тебе говорю, что мне плевать! Хоть ты его десять раз в гонцы протащи, он сейчас моё дело не исполнил! А ты! - негр повернулся в мою сторону, угрожающе нависая сверху, - что скажешь в своё оправдание?!
  -Ничего, - что я, мать вашу, несу?! - Моя задача была — доставить тело, я его доставил. Дальше, если бы ты захотел услышать подробности, я должен был их тебе рассказать, и если ты захочешь их услышать, я их расскажу. В остальном ты прав — я использовал подвернувшийся момент для того, чтобы лучше устроиться в Колонии, кто поступил бы на моём месте иначе - пусть честно в этом признается, хоть посмотрю на такое чудо - «каторжник, что святее Первого паладина».
  Судя по палитре чувств, отразившихся на лицах стражников, в таких подробностях своего характера признаваться желающих не имелось. Я же серьёзно задумался о природе взаимосвязи неиллюзорных проблем для задницы и эффективностью работы головного мозга...
  -Хмм... - во взгляде Торуса, наверное, впервые с начала знакомства промелькнул интерес. - Устроиться хотел, значит... Ла-а-адно, - от того, как он протянул последнее слово, у меня по спине пробежали мурашки. - Но это мы обсудим потом. Говори, как дело было с Нэком!
  Не став искушать судьбу дальше, я постарался изложить всё максимально чётко и полно, впрочем, не вдаваясь в бессмысленные детали. Главный стражник выслушал рассказ с бесстрастным лицом, легонько покивал на моменте моих выводов о подоплёке дела и обернулся к своим парням.
  -Пако, возьми человек пять, встретите Шакала. Скорпио, распорядись, чтобы этого, - жест подбородком в сторону трупа, - в холодную кинули, нечего ему во дворе тухнуть. Грэг, возвращайся к воротам, можешь парням пару бутылок захватить, разрешаю. Ну, что встали?! Шевелимся!
  -А кого на квартал Нэка отправим? - поинтересовался ещё один стражник в тяжёлой кольчуге.
  -Это решать баронам, - отрезал Торус. - А ты, - темнокожий вновь повернулся в мою сторону, - можешь быть свободен. Пока. Будешь нужен — позовём.
  На Мильтена он вообще внимания не обращал, словно того и не было. Просто закончил речь и зашагал к казарме. Не знаю, насколько это было вызывающе по отношению к магу, об их отношениях я могу только догадываться, но планку в глазах подчинённых мужик держал зачётно. Нда... А вот мою планочку он, похоже, очень даже опустил.
  -Пойдём, - не подавая вида, что поведение главного стражника его как-то задело, позвал меня чародей. Причём позвал в сторону ворот.
  -Хочешь ещё что-то обсудить? - негромко спрашиваю, когда мы чуток отошли от толпы, и можно было не опасаться подслушивания.
  -Ну... Почти, - улыбнулся молодой маг. - Ты хорошо умеешь держать лицо и подбирать слова, это редкое умение. Но, боюсь, с Торусом у тебя теперь будут проблемы.
  -Понимаю, - глухо отозвался я.
  -Да ты не переживай так, - слегка фальшиво попытался приободрить меня парень. - Торус не из тех, кто будет подстраивать гадости или там портить тебе репутацию слухами, он просто...
  -Скажет «нет» моему вступлению в Лагерь, и всё.
  -Ну... Не думаю, что он зайдёт так далеко, - уверенности в голосе Мильтена слышалось до прискорбия мало. - Всё же это будет прямым выступлением против Корристо.
  -Для того, чтобы сказать кому-то «нет», не обязательно открыто идти на конфликт с магами, - Господи... Ну в смысле, Иннос, зачем я говорю эти прописные истины?
  -С этим не поспоришь, - вздохнул Мильтен, провожая глазами постовых на воротах, мимо которых мы как раз проходили. - Но всё же не спеши отчаиваться, Торус не один отвечает за принятие новичков. Поговори с людьми, поставь себя правильно — многим будет интересно заручиться дружбой человека, близкого к магам, ты только... - чародей остановился, не доходя до домов шагов пятнадцать, и, осторожно оглядевшись по сторонам, понизил голос: - не бравируй этим очень-то, понимаешь? Слухи сами расползутся, увидишь — уже завтра весь Лагерь будет знать, что ты наш посланник. А медальон под одежду спрячь, цепочку всё одно заметят, но зато все, кому надо, увидят, что ты парень с пониманием и своё положение не выпячиваешь. Такое тут уважают. Не все, конечно, но от остальных тебе всё равно толку не будет, одни проблемы. И держись поближе к Диего, ежели что, он и от Торуса прикрыть может. Всё понял?
  -Всё, - кивнул я.
  -Вот и отлично, - преувеличенно бодро выдохнул маг. - Ну ладно, мне назад пора, бывай, Корвин.
  -Удачи, Мильтен, и благодарю.
  Парень кивнул и, ещё раз окинув взглядом панораму вечернего Лагеря, развернулся обратно к воротам.
  Проводив его взглядом, я повторил этот жест и почувствовал, как внизу живота слегка жамкает. Вот уж сомневаюсь, что маги часто провожают кого-то за пределы замка лично. Ох, вашу бога душу мать... Тут нас если и не треть Лагеря видела, то где-то рядом. Во что я, коряга тупоумная, только влез?!
  Но делать нечего. «Не отходя от кассы», прячу медальон за ворот рубахи и нахожу глазами домик Диего. Вот вроде и стоит он ближе всех, а смотреть в его сторону я почему-то упорно избегал. И не зря! Старший призрак был ту-у-ут.
  Вольготно восседая на скамеечке, он смачно потягивал деревянную трубку и смотрел точнёхонько на меня. Взгляд у него был такой... мудрый-мудрый, что аж задница сразу начала ощущать фантомные боли от приложившегося в далёком детстве отцовского ремешка.
  -Ну и заварил ты кашу, - поприветствовал меня Диего, когда я подошёл ближе, - даже и не знаю, что теперь делать...
  -А есть варианты? - мрачно спросил я. Вроде пока матом не кроет, но начало нехорошее...
  -Да как сказать... - затянулся мужчина, выпуская клуб ароматного дыма. - Поначалу-то я хотел поручить тебе что-нибудь лёгкое, список товаров из шахты принести или дорогу где от зверья почистить, но теперь... - ещё одна долгая затяжка. - Сильно ты Торуса разозлил, но и выкрутился неплохо. Тут Шакала надо дожидаться, как он вернётся, так и будет видно.
  -Смотрю, ты уже всё знаешь, - ни к чему констатирую я. Спрашивать, при чём тут Шакал, смысла нет, и так очевидно, что если он прищучит убийц — это одно настроение у главного стражника, а коли упустит - так совсем другое.
  -Приходится, - эхом откликнулся Диего. - Да и чего тут знать? Идти меньше минуты, а Нэка вы давно приволокли...
  Помолчали. Присаживаться мне не предлагали, отпускать тоже не спешили, а самостоятельно уходить было бы сейчас очень глупо. Призрак же перевёл взгляд с меня на потемневшее небо и о чём-то задумался, посасывая трубку.
  Кстати, странно. Запах дыма у него был совершенно обычным, в смысле, такой, как при курении нормального табака — терпкий, душистый, даже нюхать приятно. Не знаю, как пахнет болотник, но ведь наверняка он должен отличаться, или нет?
  -Задал ты мне задачку, - наконец нарушил тишину мужчина, вырывая меня из мыслей о курении, - и не скажу, что я так уж этому рад.
  -Мне извиниться?
  -За что? - покосился на меня призрак. -Ты был в своём праве, просто я не люблю, когда возникает непредвиденная работа. А вот то, что ты с магами поладил, это, я тебе скажу, достижение. Людей, которые могут похвастаться чем-то подобным, на всю Колонию десятка два, не больше. И почти все из них очень уважаемые люди. Не буду спрашивать, как ты этого добился, но тут ты молодец.
  -Приятно слышать, - вот не поймёшь по его голосу, то ли всерьёз хвалит, то ли проверку устраивает, следя за реакцией, а может, и ещё чего, - но всё же, насколько всё плохо?
  -Ну... Я бы не стал использовать слово «плохо», - Диего задумчиво пожевал мундштук, - но внимания тебе теперь гарантировано куда больше. Теперь жди, что найдутся желающие придержать лихо взлетевшего новичка, но и друзей прибавится. Тут многие могут посчитать, что дружба с таким ловким малым — это хорошее вложение в будущее, но тут, конечно, тебе решать.
  Последние слова сопровождались выразительным взглядом, где за немым вопросом «понял ли?» притаился очень нехороший огонёк. Ну или это у меня уже крыша едет, и воображение разыгралось... Только вот почему-то ощущение, что меня сейчас мягко проверяют, желая выяснить, насколько я надёжен и щепетилен в выборе методов, никуда исчезать не желало.
  -Дружба — вещь хорошая, не спорю... - говорю, осторожно подбирая слова, - но нужны ли в друзьях те, кому интересен лишь твой успех?
  -Это зависит от того, чего ты сам хочешь от дружбы, - повторно улыбнулся в усы Диего. Похоже, с ответом я угадал.
  -Разумно... - спросить или нет? А, ладно, рискну. - Кстати, раз уж зашла речь, за что мне такое особое отношение? Даже ты сейчас со мной разговариваешь, вместо того, чтобы послать проблемного парня. У остальных тоже... заметно. В чём причина?
  -А ты ведёшь себя правильно, - развеселился мужчина, глядя на меня, как матёрый ворон на неоперившегося, но забавного птенца. - Не лебезишь, но и дерзить себе не позволяешь. Уважение к старшим имеешь, правила наши понимаешь, хоть и не всегда знаешь. Сразу видно, что ты не из простых свинопасов. Люди это чувствуют, вот и ведут себя соответственно.
  -Только и всего?
  -А ещё ты при оружии, - хмыкнул призрак, - и неплохом, надо заметить. Большинство парней Ли обходятся самодельными моргенштернами, а у тебя уже меч. Знающим людям этого достаточно. Тут ещё хорошо помнят времена, когда с виду полный голодранец мог нашинковать иного стражника, даже не вспотев. Никто не хочет на себе проверять, проштрафившийся ли ты паладин или нордмарский тан.
  -И когда были эти времена? - решил я не заострять внимание на вопросе своего возможного прошлого.
  -Не так уж и давно, если подумать. Слышал про восстание в Варанте? Вот после него к нам многих закинули. И ветераны там были, и вожди не из последних. А потом ещё в Нордмаре полыхнуло, и северян у нас тоже прибавилось. Лихое время было, - почти с ностальгией вздохнул Диего.
  -А сейчас они все в Новом или Болотном лагерях?
  -Так сразу и не скажешь... - мужчина задумался. - Пожалуй, что большей частью. Кто в землю не лёг... Но и меньшая устроилась, вон Торус у нас в старшие стражники выбился, - вздохнув, Диего вытряхнул прогоревшую трубку на землю, пару раз стукнув о край скамейки, и начал вставать. - Хотя сейчас всё это не важно. Ты вот что, сходи пока поешь, обустройся и постарайся ни во что больше не влипнуть до утра. Шакал вернётся — всё станет более-менее ясно, а пока не рискуй.
  -Хорошо, - откликнулся я, уже поняв, что призрак собрался куда-то уходить. - Что ж, тогда до встречи, Диего.
  -Угу, - хмыкнул усач, мысленно уже находясь где-то в другом месте.
  Так и попрощались, я пошёл в сторону кухни Снафа, а он неторопливо направился куда-то в восточную часть Лагеря.
  
  
***
  
  -А, вот и ты, - встретил меня повар. - Хорошего подсвинка завалил, молодец. Минутку погоди, я сейчас закончу, - мужчина стоял у большого котла на костре и основательно помешивал кипящее варево, распространяющее по округе умопомрачительный запах свежего мясного супа.
  Молча ему кивнув, я огляделся. Судя по всему, народ уже начал подтягиваться на запах пищи: несколько компаний призраков расположились мелкими кучками у ближайших домов и негромко о чём-то болтали, явно просто убивая время, чуть в стороне, выдерживая дистанцию относительно первых, сосредоточенно ожидали рудокопы. Обнаружились и давешние знакомые-носильщики, суетливо подскочившие со скамейки у дома Снафа при моём появлении. Глядя на эту толпу становились понятны слова повара о безлимитном выкупе припасов — содержимого котелка если и хватало на всех собравшихся, то только впритык.
  Прекратив помешивать, Снаф стукнул пару раз деревянной ложкой о край котла, сбрасывая в него налипшие овощи, и, громко звякнув металлом, накрыл содержимое крышкой.
  -Пущай доходит, - прокомментировал он свои действия для толпы. - Минут десять ещё, и начну разливать. Ну, - кулинар повернулся ко мне, - пошли, что ли.
  -Пошли, - эхом откликнулся я, ступая за собеседником под крышу его дома.
  -Эти, - Снаф мотнул подбородком на подскочивших следом носильщиков, сам остановившись рядом с разделочным столом, где покоилась уже наполовину разобранная туша кротокрыса, - сказали, что ты им шестую часть с мяса обещал.
  -Всё верно, - подтвердил я, ловя на себе благодарные взгляды парней.
  -Ну тогда забирайте, - повар небрежным движением сдвинул из кучи уже срезанных кусков небольшую часть и кивнул рудокопам. - Или, если хотите, чтоб я сготовил, оставляйте — эту ночь замариную, завтра пожарю, за работу с вас по куску.
  Парни разразились нестройной благодарностью и заверили, что полностью доверяют уважаемому мастеру. Когда с этим было покончено и лишние свидетели удалились, кулинар вновь обратил свой взгляд на меня.
  -Кротокрыс молодой, мясо хорошее, шкуру ты ему тоже не попортил, потому, как и обещал, кусков пятьдесят за него дам, или сорок пять и бесплатный ужин. Чего вбираешь?
  -Ты вроде хотел за ужин семь кусков? - уточняю для порядка.
  -Хотел, - кивнул Снаф, вытирая руки об одну из тряпок близ стола, - но товаром мне выгодней, чем самому с закупками возиться. Так что?
  -Ужин, - два куска — не велика экономия, но мне тоже так выгодней. - А что, шкуры кротокрысов в Колонии ценятся?
  -Шкуры — нет, - пробасил Снаф, залезая под фартук. - Кожа. Она как у свиней — пористая, влагу плохо держит, но на сбрую всякую или в хозяйстве годится. По чести, - на свет появился кошель, и повар начал отсчитывать сумму, - вариант хуже многих, но рудокопам не до изысков, им бы хоть чем ноги обвязать да срам прикрыть. А так оно, конечно, лучше всех - кожа шныгов, но её ещё поди добудь. В наших реках — вернее самому чужим обедом стать, - закончив подсчёт, мужчина протянул мне горсть синих самородков. - Вот, держи свои сорок пять кусков.
  -Благодарю, - принимаю валюту и быстро пересчитываю на глаз. - Значит, разливать начнёшь через десять минут?
  -Да уже через пять, - добродушно хмыкнул кулинар. - Порцию первым получишь, не боись. Если своей тарелки нет, возьми вон со стола, - кивок в сторону мебели.
  -А жаркое? - припомнил я дневные обещания, убирая руду в суму.
  -А жаркое на второе. Сейчас суп сниму и его поставлю. Претендентов на мясо всегда меньше — не всем по карману, а готовить на несколько человек, пока остальные не кормлены, я не могу.
  Уважительно кивнув повару, я взял посуду и вышел на улицу. Пусть тарелка у меня была, но времени её помыть — уже нет, а чего там могло накопиться, пока она ваялась в грязи, — узнавать через приступ диареи не хотелось.
  Ужин прошёл неплохо и даже в чём-то душевно. До этого момента у меня толком не было возможности посмотреть на обитателей Лагеря, так сказать, в естественной среде обитания таким образом, чтобы самому при этом мысленно не трястись о том, как и что я говорю. Всё время приходилось куда-то бежать, что-то делать... А вот сейчас меня никто не трогал, а скорее даже подчёркнуто старались не беспокоить. Касалось это в первую очередь рудокопов, но и призраки лезть в личное пространство не спешили, предпочитая присматриваться со стороны.
  А между тем, сами обитатели колонии являли собой весьма пёструю публику. Разница в происхождении и социальных группах бросалась в глаза сразу же, как только перестаёшь смотреть только на ранговую одежду. Например, среди рудокопов преобладали в основном крестьяне и простые городские обыватели из работяг. Отличия между ними были малозаметны, но существовали, причём эти сословия практически не смешивались, предпочитая кучковаться по своим кружкам. Не знаю, смог бы я сам отличить средневекового горожанина от крестьянина по одним только повадкам, но память моего реципиента делала это без всякого напряжения. Что любопытно, так называемые приблатнённые субъекты мелкоуголовного вида тоже имели место быть, однако сидели они не в призраках, как можно было бы подумать, а среди всё тех же рудокопов. И это тоже была своя тусовка, не явно, но достаточно заметно дистанцированная от остальных.
  Что же до призраков, то как минимум из тех, что пришли поужинать к Снафу, большинство производило впечатление этаких пройдоховатых менеджеров по продажам, или, если переводить на местные реалии, представителей околокупеческого сословия из шустрящих на подхвате у приказчиков работников и прочих халдеев. Второй, куда менее многочисленной, группой в их среде выступала охотничья братия, то есть всё те же крестьяне, но не из пахарей-пастухов, а из среды всякого рода промыслового люда. Их тоже отличить от остальных получалось, только ориентируясь на воспоминания прежнего владельца тела. Тот хоть и не имел с ними дел в повседневной жизни, но специфические повадки людей, привыкших подолгу жить вдали от цивилизации, его глаз цепляли сильно. Вероятно, потому, что сам Марвин был коренным горожанином...
  От наблюдения меня оторвала лишь вереница стражников, устало, но гордо шествующая со стороны южных ворот. Возглавлял их довольный Шакал, что при виде меня благосклонно махнул рукой. Подзывать не стал, видать, невместно во время пути на доклад к начальству, но жестами показал, что всё прошло отлично. Раненых у них не было, трупов тоже, а вот мешки имелись. Впрочем, меня это уже не касалось.
  Проводив стражников взглядом до поворота, я не стал вслушиваться в начавшееся среди рудокопов обсуждение случившегося и, подхватив вещи, направился к своему... Да, уже точно своему дому. Очень хотелось верить, что сегодня ночью зарезать меня никто не попытается, ну а завтра... Завтра будем разгребать всё то, во что я сам радостно влез на свою голову.
  
  
***
  
  Плеснув в лицо холодной водой, я с усилием протёр норовящие слипнуться глаза. Ночь прошла просто ужасно... Измученный нервами организм подбрасывало от каждого шороха с улицы; лезущая сквозь открытый дверной проём ночная прохлада будто задалась целью застудить мне всё, что только можно, вынуждая всю ночь передёргивать куцее одеяло, чтобы прикрыть озябшие части организма, и ладно бы там только горло и пятки — самое поганое было с нижней частью спины, той, которая касалась кровати — руку было проще вывихнуть, чем заткнуть щель; и будто мало того, под утро ещё и дождь пошёл, добавив к моему веселью промозглую сырость и натёкшую у входа лужу. В итоге, спал я хорошо если часа четыре, а дальше всё — баста. Одно хорошо — проснулся я рано, а поскольку это было единственным плюсом, за исключением наполнившейся бочки для воды под углом крыши, из которой теперь можно было умываться, то использовать его я решил на максимум...
  Ещё раз умывшись, тщательно растирая задеревеневшее лицо, я невольно вздрогнул от холода и вернулся в хижину. Перво-наперво надо было тщательно разобрать свои пожитки. Кольчугу трогать пока не следовало, а вот всякий скарб бытового плана, вроде ножей, стаканов, тарелок и котелков, привести в божеский вид было необходимо, причём, желательно, к завтраку — не вечно же пользоваться снафовскими? Сказано — сделано, и вот из сумки уже извлечена вся невеликая добыча первого дня в Минентале. Тут меня ждал первый удар судьбы — при виде бутылки самогона неведомого срока годности мой организм утроил бунт и потребовал «ну хоть капельку для сугреву!» Все доводы разума, что этой хренью недолго и отравиться, игнорировались — вынь ему да положь (а точнее — набулькай), и всё тут. Альтернативой было добыть где-нибудь чаю, кофию и кипяточку, но... В общем, тут всё ясно. Короче, под давлением бессонной ночи и преотвратного самочувствия я сдался. Сивуха оказалась... сивухой. Добровольно пить такую гадость... Только в моём нынешнем состоянии или с большого бодуна. Хотя эффект растёкшегося по телу тепла был достигнут, и то хлеб...
  Парочка сонных караульных на улице на мои плескания с посудой у бочонка никакого внимания не обращала, я тоже не спешил к ним лезть с вопросами о последних новостях по вчерашним событиям, ну а больше никого вокруг и не было. Лагерь мирно спал, смакуя последние, самые сладкие часы перед пробуждением. Оно и к лучшему — я ещё не настолько здесь освоился, чтобы не нервничать при большом скоплении народа, меня и так подёргивало на тему того, как выглядит со стороны «крутой мачо» (под коего я вроде как пытаюсь косить), неумело оттирая старый котелок от ржавчины.
  На моё счастье, с этим делом я закончил довольно быстро, а поскольку просыпаться соседи по-прежнему не спешили, оставшееся время я решил потратить на изучение устава магов Огня. Катехизис оказался на редкость занимательным чтивом, не скажу, что он являлся верхом литературного искусства, но... Это была книга из Другого Мира! Первая книга из другого мира, что попала мне в руки! Даже язык, на котором она была написана, тот самый язык, которого я совершенно не знал и в то же время - знал прекрасно, добавлял чтению неподражаемый оттенок чуда и трепета. Думаю, любой адекватный человек на моём месте наплевал бы с высокой башни на литературную ценность содержания, упиваясь одним ощущением момента. Ну, если он, конечно, вообще способен осознать данный момент, а не тупо пыриться в текст, воспринимая его на уровне очередного томика классической литературы, заданной в школе на лето. Что же касается содержимого... Я затруднялся подобрать аналог религии Инноса в земной культуре. Скорее всего, дело в том, что я никогда не являлся не только опытным богословом, но даже сколь-нибудь религиозным человеком. То есть я признавал существование Творца и явлений за гранью человеческого понимания, но любые церковные течения у меня вызывали исключительно брезгливость, так как практически с момента возникновения существовали исключительно ради власти и стяжательства, а не каких-то высших целей помощи человечеству. Так вот, с одной стороны, вера в Инноса напоминала христианство — те же нравственные маркеры, тот же акцент на единственности правильного пути и суровом наказании за ослушание, но с другой, сам образ Инноса и общий стиль текста больше подходили историям про какого-нибудь Одина — Отца дружин или Перуна-Громовержца. И хоть наличие ещё двух богов не выпячивалось, но они были, и их существование признавалось как данность, причём в таком ключе, что после прочтения не возникало ощущения, что вот они — единственные, и больше никого другого нет. Напротив, если судить только по тексту катехизиса магов Огня, то никаких оснований не допускать существования ещё каких-то богов где-то там, далеко, просто не было.
  Странное чтиво... Однако, повторюсь, на редкость занимательное. Иннос представлялся действительно привлекательным богом, который на самом деле желает своим детям (детям, а не рабам, отметим этот момент!) добра и реально работает в этом направлении. Просто у него есть равный по силам брательник-говнюк, который шевелится в строго противоположном азимуте. Словом, занятно...
  К сожалению, чтение пришлось прервать довольно скоро. Пусть изучение данного материала было нужно в первую очередь мне самому, но и помимо задания Корристо у меня имелись дела, требующие непосредственного внимания. И первым из них был завтрак.
  Схожие мысли явно посетили не одну мою голову, так что на улице меня ждали уже несколько потрескивающих костров, вокруг которых кучковались рудокопы, зябко ёжась по утренней сырости и вяло готовя свои котелки и сковороды для использования. Мужики у ближайшего костра моё появление встретили настороженно, но расслабились, когда я прошёл мимо и не стал покушаться на их «рабочее место». Я же шёл к Снафу, мысленно прикидывая, как строить разговор с новым держателем района, а заодно и Торусом, когда днём пойду в часовню. Задание на вышвыривание из Лагеря гонца Магов Воды он мне уже вряд ли выдаст — это к гадалке не ходи. С письмом из Старой Шахты тоже наметился облом. А что он может придумать взамен, я сообразить затруднялся. Вот что значит горе от ума — выпендрился, поторопился — и теперь от всего послезнания одни рожки да ножки остались, а ведь мог спокойно пройтись по сюжету, зная каждый шаг наперёд, эх...
  Позавтракав горячим рисом всего за три куска руды и перемолвившись с поваром несколькими фразами без особого информационного наполнения, я двинулся к кузнице. Было жуть как лениво, и после еды организм начал намекать, что не против и покемарить до полудня, благо и выглянувшее солнышко уже начало прогревать воздух, обещая вскоре высушить все лужи от ночного дождя, но, взяв себя в руки, я презрел слабость плоти. Деньги, в смысле, руда сама себя не заработает, а мне ещё сменщику Нэка платить, да и на рынке кое-чего прикупить не мешает.
  Хуно встретил меня, основательно приговаривая жареную голень падальщика, периодически сопровождая процесс аппетитными булькающими звуками, доносящимися из горлышка пивной бутылки при оного пива употреблении. Мой бездонный живот тут же сообщил, что рис — это для неудачников, а солидные люди должны питаться вот так, на основании чего лично мне выражается большое фи. Незаметно сглотнув слюну и подавив приступ недожора, я поинтересовался вариантами работы. Тут всё было в порядке: зыркнув разок на цепочку, проглядывающую под воротом моей рубахи, кузнец указал на короб с металлическим ломом, требующим ремонта, и проинструктировал, как разжигать его горн.
  Следующие часа четыре были заняты кузнечной рутиной: достать из ящика с ломом очередную покореженную кирку, отцепить погнутое/треснутое било, засунуть его в горн, опять лезть в ящик на предмет лома и выбирать следующий инструмент, пока «заготовка» доходит до нужного состояния внутри печи. Дальше – вытащить бледно-малиновую железяку и на наковальню – править погнутую часть. Если изделие имело трещины, то тут уже была необходима полная перековка, что занимало времени больше, но не критично – я всё же не дамасские клинки ковал и не булат «изобретал», а просто чинил откровенно дрянные кирки до состояния, в котором ими можно было бы долбить камень дальше. Получившая новую форму заготовка отправлялась в корыто с водой, шипела, пузырилась и обретала готовый вид. Вообще, было бы неплохо после этого её ещё и обработать хотя бы на точиле, но, судя по виду, в котором ко мне этот инвентарь попадал, никто подобным никогда не заморачивался — рудокопам и так сойдёт. С определённого момента я вошёл в ритм, и руки уже делали всё сами, почти без участия сознания. Швырнул одну заготовку в корыто и уже кладёшь в горн выбранную ранее железяку, пока доходит – ищешь ещё одну. Тело действовало почти что на автомате, лишь время от времени заставляя рефлекторно чертыхаться от «усохших мышц» и общего «отвыкания», но пересилив первые позывы усталости, я сам не заметил, как о них забыл. Больше того, немного освоившись, я стал брать по два-три изделия, чтобы оптимизировать процесс, и судя по энтузиазму, проснувшемуся у меня во время работы, мой реципиент к кузнечному делу был действительно неравнодушен.
  Время пролетело незаметно, принеся мне семьдесят кусков руды. И это с учётом платы за «аренду» кузницы. А ведь простому рудокопу ради этой суммы из забоя пришлось бы неделю не вылезать — вот что значит «востребованный специалист».
  -Ладно работаешь, - похвалил меня Хуно, когда я уже самозабвенно отмачивал голову в бочке с водой. Хотел было только умыться, но после первой горсти понял, что помру, если не остужусь с макушкой, - жаль, что скоро завяжешь.
  -То есть?
  -Так ты ж уже вона чего, - кузнец указал взглядом мне на шею. - С такой штукой скоро в призраки выйдешь, а там на кой тебе будет в кузне корячиться?
  -Не всё так просто, - хотя он, безусловно, прав, работа у горна — далеко не сахар, а ведь никаких душей и ванн с шампунями тут не предусмотрено. Голова же (и всё остальное) и после неполного дня в этой потогонке чешется неимоверно, так что будет возможность перейти на что-то менее пыльное — с удовольствием перейду.
  -Ну уж попроще, чем для большинства тут, - с усмешкой проскрипел здоровяк.
  -Может быть... - стянув с хвоста на затылке фиксирующий шнурок, я поправил выпавшие пряди и принялся затягивать конструкцию обратно. - Кстати, не подскажешь, где тут лучше окунуться?
  -Обмыться, что ль? Так у любого колодца или в озере у замка, хотя можешь в реке за северными воротами, только от моста далеко не отходи. Рядом-то стражники местность чистят, а вот поодаль уже на шныгов напороться можно или ещё какую тварь. Повезёт, если падальщиков — они любят на отмели забираться, а вот ящерицы и шершни — это куда хуже. По мне, так лучше уж у замка простирнуться, чем так рисковать.
  -Спасибо, - я наконец справился со шнурком, чему изрядно помогли навыки прежнего жильца, а то я-то таким извращением никогда не занимался.
  -Да не за что. Ты если на рынке будешь, Фиску передай, что его заказ я на неделе слажу, пусть не переживает. Хотя он не переживает, - кузнец хохотнул над чем-то своим.
  -Не знаю, получится ли, мне скоро в замок, а как там пойдёт - неизвестно.
  -А, ну тогда не важно, - махнул рукой здоровяк. - Хотя я бы тебе советовал не затягивать со знакомством, Фиск — человек серьёзный, даже стражники у него закупаются, а это кое-чего да значит.
  -Спасибо, буду иметь в виду, - серьёзно киваю мужчине. - Ну что ж, удачи, - подхватываю свою сумку, - увидимся завтра.
  -Угу...
  
  
***
  
  У ворот замка меня никто не остановил, хотя часовые и бросали подозрительные взгляды. По всей видимости, новость о новом гонце магов уже дошла до всех заинтересованных адресатов. Ни Диего, ни Торуса я по дороге так и не увидел. Скамейка у дома первого пустовала, а дверь была закрыта, второй же и вовсе жил неизвестно где, да и глупо было верить, что он и в реальном мире будет целыми днями стоять у ворот, аки гордый статуй. Словом, на закрытую территорию Старого Лагеря я прошёл без эксцессов и новостей.
  
  Внутренний двор выглядел куда более оживлённым, чем накануне. Не сказать, что тут было прям уж многолюдно, но группки стражников то и дело сновали между пристройками, а один отряд как раз тренировался между воротами и домом баронов. Командовал там смутно знакомый тип в тяжёлой кольчуге, которого я вчера видел в окружении Торуса. Моё появление он встретил внимательным взглядом, но почти сразу потерял всякий интерес и вернулся к беззлобному покрикиванию на подчинённых. Останавливать меня и требовать представляться так никто и не стал, потому я спокойно дошёл до часовни и вежливо постучал.
  
  Ждать пришлось недолго, и уже через минуту наружу выглянул Мильтен. Парень был чем-то явно возбуждён - толком даже не поздоровавшись, суетливо впустил внутрь и, буркнув что-то по поводу «сейчас подойдёт Мастер», умчался в одну из комнат.
  
  -Здравствуй, Корвин, - поприветствовал меня Корристо, спустя несколько секунд появившись из той же двери, где скрылся молодой маг. - Надеюсь, день прошёл без сложностей?
  
  -Ничего такого, что следовало бы упоминать, Мастер.
  
  -Прекрасно, - старик движением руки предложил подняться на второй этаж и сам подал пример, развернувшись к лестнице. - Как твоя работа в кузнице?
  
  -Сегодня заработал семьдесят кусков руды.
  
  -Ковал оружие? - уточнил маг.
  
  -Нет, Мастер. В основном я чинил инструменты, были ещё пара прохудившихся котелков и сколотый топор. В Лагере большая потребность в бытовых вещах.
  
  -Боюсь, в острых мечах их потребность куда больше, - вздохнул чародей и о чём-то задумался.
  
  Мы неторопливо поднялись наверх, и я увидел двух ранее незнакомых мне магов. Оба были заметно моложе Корристо, не отличаясь в этом от прочих обитателей часовни. Я даже запоздало испытал приступ удивления, ведь, если мне не изменяет память, Барьер был создан довольно давно, кабы не двадцать лет тому назад, и пусть сейчас все маги огня производят впечатление взрослых, состоявшихся мужчин, но сколько же было большинству из них на момент участия в ритуале?
  
  -Познакомься, это Родригез, - старик указал на высокого мужчину с тёмными, собранными в хвост волосами и аккуратной бородкой, поднимающейся к усам, - и Дамарок, - пасс в сторону второго мага с чисто выбритым лицом, короткой стрижкой и пухлыми губами.
  
  -Очень приятно, - я склонил голову. Оба чародея в ответ молча кивнули, с интересом изучая мою внешность.
  
  -Поговорить и лучше узнать друг друга вы сможете чуть позже, а пока давай перейдём к тому, зачем ты пришёл, - Корристо прошёл к креслу у дальней стены и, присев, жестом велел мне занять место напротив, благо весь уголок явно предназначался для общих посиделок и долгих разговоров. - Итак, - стоило мне сесть, вновь заговорил маг, - поскольку у нас здесь не официальный монастырь, то не буду утруждать тебя стандартными посвящениями и тренировками послушников, призванными привить кротость и послушание. Тут не будет высоких комиссий из Венгарда, да и хвастаться показной дисциплиной нам не перед кем...
  
  Старик замолчал, будто уйдя в себя и что-то вспоминая, двое его коллег бесшумно разместились в другом конце комнаты так, чтобы не попадать мне на глаза, и ничем не выдавали своего присутствия, даже за звук дыхания я бы не поручился, а ведь в храме было очень тихо и звуки с улицы почти не проникали.
  
  -Возможность колдовать... Творить магию, - медленно начал говорить Корристо, - определяется умением скопить и направить особую энергию, пронизывающую всё сущее. Эта энергия называется «мана». Она есть везде вокруг нас: в воздухе, воде, растениях и камнях. Некоторые существа могут её вырабатывать, другие только поглощать, дар магии же — это умение зачерпнуть и направить эту силу на свои нужды. Это талант избранных — великий дар богов своим вернейшим слугам. Однако маг не может использовать ману, разлитую вокруг него, ему доступна только та, которую он вобрал в себя. Вобрал и изменил согласно природе собственного духа. Только эту энергию маг может вложить в своё заклинание... - вкрадчивый голос старика, казалось, проникал до костей, а может, всё дело в моём личном интересе к теме. Как бы то ни было, но с первых же его слов я полностью обратился в слух, напрочь забыв о наблюдателях за спиной и всей остальной Колонии вместе взятой. - И тут кроется главный аспект чародейского искусства: сила мага определена его вместимостью — объёмом маны, которую он способен поглотить и удержать. Но тело человека — не кувшин, а мана — не вода, что можно в него налить, ориентируясь на внешние габариты. В области эфирных субстанций лишь Дух имеет значение, именно поэтому ману называют ещё и духовной силой, хотя это и неверно, ведь духовная сила — это способность как раз удерживать ману. Я ещё не запутал тебя, Корвин? Возможно, требуется что-то пояснить?
  
  -Нет, Мастер, я всё понимаю, пожалуйста, продолжайте, - скрыть нетерпение в голосе мне не удалось, но судя по дрогнувшим в лёгкой улыбке губам собеседника, это не сочли ничем предосудительным.
  
  -Хорошо, но если будет что-то непонятно - обязательно говори сразу, я постараюсь подобрать лучшие слова, - дождавшись моего понятливого кивка, Верховный Маг Круга Огня сложил руки на коленях и продолжил: - Духовная сила — есть краеугольный камень магического мастерства. Её тренировки и развитие — залог успеха любого чародея, будь он даже простой деревенской ведьмой. При этом существует три способа увеличить свою магическую вместимость. Первый — самый лёгкий. Эликсиры. Высшая форма искусства алхимии позволяет создавать субстанции, влияющие не столько на тело, сколько на саму душу того, кто их примет. Они в буквальном смысле способны вывести человека за грань его физического и духовного максимума, но у всего есть цена, и цена такого метода — редкость.
  
  -Царский щавель? - припомнил я самую ценную травку в игре, встречавшуюся на всю карту не более чем в десятке экземпляров и приносящую персонажу-алхимику огромную радость при каждом обнаружении.
  
  -Верно, - кивнул Корристо. - Царский щавель, или Коронное растение — удивительное творение Аданоса, чьи цветы обладают фантастическими свойствами, сами по себе являясь мощнейшим источником жизненной энергии. Куст Царского щавеля способен жить до сотни лет, его цветы сохраняют свойства весь год, увядая и засыхая только с наступлением зимних холодов, но само цветение случается только раз в пять-семь лет, что делает сбор соцветий редчайшей удачей, не позволяющей даже королевским алхимикам производить эликсиры в сколь-нибудь существенных количествах. Потому цена одной порции таких составов может соперничать с оружием из магической руды или полным комплектом снаряжения хорошего воина. А между тем одна порция даёт не такой уж и большой эффект. Например, чтобы простой послушник сравнялся с полноценным магом четвёртого круга по объёму собственной магической энергии, ему придётся выпить около двадцати порций соответствующего эликсира, а это более пятнадцати тысяч золотых монет только на стоимость работы и ингредиентов. Не каждый благородный дом Миртаны может похвастаться такими богатствами, да и редкий город имеет в казне схожие суммы на постоянной основе. Ну и, конечно, дело не только в деньгах, а самой возможности найти нужные ингредиенты.
  
  Н-да, если верить памяти моего реципиента, даже тысяча монет — это баснословная сумма для большей части населения королевства, включая аристократов и солидных купцов. Впрочем, и в игре ситуация была не шибко иной, даже если брать в расчёт «героическую условность», то есть тот самый, обусловленный структурой игровой механики расклад, когда все ценности на карте неизбежно стремятся попасть в карманы героя. Кстати, вроде как где-то тут, в замке, кажется, в одной из комнат единственной уцелевшей башни, лежат то ли семь, то ли восемь тысяч монет, внутри Барьера абсолютно бесполезных, но как бы показывающих нам суммарные капиталы всей провинции до её изоляции. А ведь это - стратегически важная территория, поставляющая на рынок страны ценнейший ресурс в условиях полной (почти — есть ещё Нордмар, но там магическую руду добывать на порядок сложнее) монополии. Есть о чём задуматься.
  
  -Второй способ самый распространённый, но требует обязательного наличия учителя. Этот способ, в своей мудрости и заботе, даровал нам Иннос, наставив на Путь Огня первых своих последователей, и им же до сих пор пользуются во всех монастырях и замках ордена Паладинов, - старый маг кашлянул и, прочистив горло, налил себе бокал вина из кувшина на установленном здесь же столе. - Суть этого метода заключается в том, что уже состоявшийся маг вливает в ученика собственную ману, таким образом как бы заставляя его духовный резервуар расшириться под внешним воздействием, подобно тому, как стекольных дел мастера выдувают свои творения через трубку, придавая раскалённой массе стекла должную форму и объём. Проводить такие обряды может только опытный маг, хорошо контролирующий свою силу, в противном случае, как и стекольщик со стеклянным сосудом, он рискует слишком истончить незримые стенки внутреннего вместилища маны и необратимо повредить душу своего ученика. В этом же скрыта причина того, что подобные ритуалы нельзя проводить слишком часто — душа должна привыкнуть к новому состоянию, укрепиться и вновь достигнуть состояния, когда будет способна вновь пройти через эту процедуру. Чтобы ускорить этот процесс, существует множество тренировок, важной частью которых являются медитации и укрощение собственного разума. Позже я научу тебя всем этим тренировкам, ведь, взойдя на путь магии, ты не обойдёшься без того, чтобы прибегнуть к сему методу расширения своих сил. Но пока перейдём к третьему способу...
  
  Я молчал, захваченный импровизированной лекцией, до сих пор идеально объясняющей известные мне факты о магии этого мира. Даже игровая механика с вечным «подойди к учителю и попроси увеличить нужный параметр за очки опыта» в нарисованную Корристо схему более чем укладывалась...
  
  -Итак, - маг вновь отпил вина и отставил бокал, - третий способ самый сложный, но и самый древний. Иннос наделил людей силой и показал Путь Магии, но прошли многие годы, прежде чем первые Маги Огня сумели повторить его урок, самостоятельно помогая расширить объём магической силы своих собратьев. До тех пор все маги тренировались сами, кропотливо и старательно возводя здание на том фундаменте, что оставил им наш покровитель. Много было неудач на этом пути, многие ныне забытые подвижники умерли, так и не сумев нащупать правильный путь, но те, кто преуспел, дали человечеству великое наследие, сравниться с которым способна разве что Магия Рун, поднявшая наше искусство на ранее неведомую высоту. Но о рунах мы поговорим позже, а пока способ... - Корристо вздохнул, задумчиво сцепляя пальцы перед грудью. - Зиждится он на личном духовном и умственном развитии мага, тренировках воли и разума, сопряжённых с тонкими магическими манипуляциями и искусством управления собственной силой. Все грани этого пути сложны и неторопливы, но безусловно важны и необходимы даже в наше время небывалого расцвета магической дисциплины. Когда адепт достигает пределов доступного его учителю и не имеет возможности найти более сведущего и могучего мастера, для него остаётся только путь высшей алхимии и этого древнего искусства закаливания своего духа. На самом деле этот путь сопровождает любого мага с начала и до самого конца его поиска: в самом начале он тренируется как послушник, учась чувствовать и направлять свою духовную силу, потом применяет эти знания и навыки, чтобы быстрее восстановиться после ритуалов внешнего развития и подготовиться к новым, и в самом конце эти практики остаются единственным, что продолжает вести его вперёд по тропе магии. Тебе предстоит начать с самых основ — постигнуть чувства и обуздать волю, превратив её в инструмент, позволяющий осознанно и верно направлять твою внутреннюю силу. Это будет непросто, но не страшись отсутствия немедленных результатов — допущенные до уроков послушники получают первые успехи не ранее истечения месяца ежедневных тренировок, и в этом нет ничего страшного... Всё ли тебе понятно, Корвин? - неожиданно сменил тон своей неторопливой речи старик, цепко взглянув мне в глаза.
  
  -Да, Мастер. По крайней мере мне кажется, что я понял, - хотя в этом объёме схожих терминов не грех было и запутаться, но вроде бы нить рассуждения я действительно не упустил.
  
  -Прекрасно, - маг перевёл взгляд мне за спину, очевидно, желая увидеть что-то на лицах своих коллег, после чего на мгновение смежил веки и вновь обратился ко мне: - Давно ли ты принимал пищу?
  
  -Часа четыре назад, может быть, уже пять, - неуверенно ответил я, не очень понимая, к чему данный вопрос.
  
  -Очень хорошо, - седовласый чародей встал, вынуждая тут же подскочить и меня. - Сытый живот клонит в сон и притупляет остроту ума, что могло бы помешать твоему первому уроку. Прошу, Корвин, подойди сюда, - пройдя в центр помещения, Корристо жестом предложил мне встать в начертанную на полу пентаграмму.
  
  Я подчинился, нервно передёрнув лямку сумки на плече. Всё-таки есть нечто нервирующее, когда маги предлагают тебе расположиться в пентаграмме...
  
  -Оружие и вещи можешь отложить, чтобы они тебе не мешали, - мягко посоветовал чародей, будто и не заметив моего волнения. - А теперь присядь так, как тебе будет удобно.
  
  Усилием воли выкинув из головы глупые ассоциации с сатанистами, режущими жертвы на алтарях, я выполнил инструкции, стараясь не сильно выдать внезапно начавшую колотить тело нервную дрожь. Я затруднялся сказать, чего больше боюсь: что меня сейчас жёстко кинут, или начала настоящего магического обучения. Хотя во втором случае явно более уместным был бы термин не «страх», а «мандраж». Увы, подумать об этом и разложить всё по полочкам у меня банально не было времени.
  
  -Теперь прикрой глаза и дотронься кончиком языка до нижней десны. Сделал? - я поспешно кивнул, с силой упирая язык под нижние зубы. - Не напрягайся, это упражнение необходимо проводить в полном покое, - одёрнул меня вкрадчивый голос старика. - Теперь, не переставая касаться кончиком языка десны, постарайся дотронуться средней его частью до верхнего нёба, можешь приоткрыть рот, так будет проще. Получилось? Хорошо. А теперь представь в своём теле три точки: верхняя — в центре лба, средняя — в солнечном сплетении и последняя - внизу живота, не доходя трёх пальцев до пояса. Ты должен мысленно соединить эти три точки в линию, представляя их этаким древом, где одна точка — ствол у самой земли, другая — начало роста кроны, раскинувшейся по лёгким и дающей ростки в плечи и руки, а третья — вершина, что тянется к благодатному свету солнца. Представь это древо как вместилище твоей маны, струящейся по нему подобно соку в коре настоящих деревьев. А теперь, всё ещё удерживая язык в правильном положении, начинай медленно делать глубокий вдох. Вдох должен занимать шесть секунд, после чего идёт такой же длинный выдох. Я буду считать, чтобы ты не сбился, начало вдоха на звук «один», конец — на звук «шесть». И главное — когда ты вдыхаешь, ты должен представлять, как в тебя вливается разлитая вокруг мана. Вливается и спускается от самой вершины до основания ствола внутреннего древа, где и скапливается. Для каждого это выглядит по-своему: одни представляют мерцающий пар, втягивающийся в рот вместе с воздухом, другие воображают снежинки, падающие на кожу и, растаяв, впитывающиеся в её поры. Выбери для себя тот образ, который будет удобней всего. Помни — это лишь воображение, оно не реально, но только так ты сможешь нащупать правильный путь настоящего чувства магии. А теперь приступим, не забудь про язык — он должен касаться нижней десны и середины верхнего нёба. Итак, я начинаю считать: один... два...
  
  Было во всей этой ситуации нечто до безобразия глупое и банальное. Старческий голос мага не оставлял места для размышлений, лучше любых криков и приказов какого угодно начальства заставляя мерно и с полным погружением в процесс раз за разом механически повторять вдохи и выдохи, под которые разум судорожно пытался подогнать картину «впитывания» маны и последующего «спускания» её со лба на живот. Схожее состояние я испытывал только в первые дни выхода на работу ещё в той, прошлой, жизни, когда, нихрена толком не зная и не умея, пытаешься в темпе вальса понять, что тут вообще нужно делать, и освоить это до состояния, чтобы хотя бы не погнали сразу до истечения испытательного срока. Потребность есть, пить, а также чувство течения времени в таких ситуациях отрубает сразу и напрочь. И всё же, где-то на грани мыслей тревожно зудело ощущение, что нахожусь я в крайне глупом положении.
  
  Но дышать я не переставал. В какой-то момент мне всё же удалось совместить воображаемую картину «древесного полива» с амплитудой дыхания, и стало чуточку проще. Чувствовал ли я что-то? Скорее нет, чем да. По крайней мере ничего общего с тем ощущением мистической энергии, наполняющей тело, как во время использования свитка, я не испытывал. Однако совсем уж без эффектов тренировка не обходилась. Не знаю, может быть, это было только разыгравшееся воображение, но через несколько минут мне начало казаться, что мозг будто обдувает ветер. Аналогия очень слабая, но во что-то вроде полутранса я впадать определённо начал. Я вроде как и осознавал всё происходящее вокруг, слышал звуки, чувствовал запахи, но всё это проходило мимо моего сознания, которое впало в странное состояние абсолютного безразличия, и только дыхание продолжало иметь значение, вызывая почти страх от мысли его прекратить...
  
  Сколько это продолжалось - я не знал, но неожиданно понял, что меня зовут по имени.
  
  -... Корвин, ты меня слышишь? - повторил Корристо. Я моргнул и сфокусировал взгляд на маге, что с интересом, но без малейшей враждебности рассматривал моё лицо. - На сегодня достаточно.
  
  -Да... Прошу прощения.
  
  -Не стоит, - мягко улыбнулся старик. - Вижу, что некоторого результата ты достиг, хоть ещё и не дошёл до главного. Хорошее начало.
  
  -Ну, если вы так говорите... - я ещё плохо соображал, но некоторый диссонанс от нынешней похвалы и ранних слов про месяц испытывал.
  
  -Тебе нужно отдохнуть, - уверенно заявил Корристо. - Вскоре мы будем обедать — раздели с нами трапезу, а потом Дамарок проведёт с тобой урок в нашей лаборатории.
  
  -Меня будут учить алхимии?
  
  -Для начала я научу тебя, как не разбить половину содержимого алхимического стола и правильно держать колбы, а там посмотрим, - добродушно проворчал голос со спины. Как не сложно было догадаться, это оказался тот самый Дамарок, вместе с товарищем всё же досмотревший урок до конца.
  
  -Мне остаётся постараться не упасть в грязь лицом, - я выдавил на лицо кривую улыбку.
  
  -Уж постарайся, - повторно усмехнулся маг. - Поверь, алхимическая грязь — это не та субстанция, в которую ты захочешь падать.
  
  -Верю, - согласился я.
  
  Дальнейшее общение с магами свелось к достаточно дежурным фразам и ответам, где я больше старался помалкивать. Отчасти этому способствовало появление остальных обитателей часовни, которые отвлекли на себя часть внимания, а отчасти — общая подготовка к обеду, когда все рассаживались, наливали себе вина и в целом настраивались на работу иного органа, нежели мозг. Общего стола в помещении не было — почти каждое кресло имело рядом персональный столик, и всех это вполне устраивало. Мне местечко тоже выделили, хотя сидеть пришлось на принесённом откуда-то стуле, вчера его, по крайней мере, тут ещё не было. И уж не знаю, кто у них тут занимается кулинарией, но обед Магов Огня выглядел весьма скромно даже на фоне вечерних посиделок у Снафа. Ну, если не считать вино. А в остальном: пресный рис, немного тушёного мяса и сыр. Причём всё вышеперечисленное в довольно скромных объёмах, то-то все знакомые мне Маги Огня такие тощие и поджарые...
  
  -Ну что же, пойдём, - после окончания приёма пищи взял эстафету руководства Дамарок. - И сразу запоминай: первое, что тебе надо знать об алхимии — это чистота! Не будет её — не будет результатов! Малейшее загрязнение, а как следствие — нарушение гармонии компонентов — и можешь забыть о зелье, я уже молчу про эссенции и эликсиры. Потому, в первую очередь, привыкай мыть руки перед каждым использованием инструментов. Сами инструменты, равно как и посуду, также необходимо чистить и мыть после, а зачастую и до каждого использования, особенно это касается незнакомой лаборатории, коли обстоятельства вынудят работать в непривычном месте...
  
  Чародей говорил и говорил, потихоньку переходя от вопроса самой очевидной грязи из-под ногтей, способной попасть в состав по безалаберности алхимика, к темам личной гигиены, инфекционных заболеваний, интоксикации организма при ошибках у стола и даже к температурным режимам, при которых допустимо или недопустимо работать. Вставить хоть слово я не мог даже когда мы дошли до лаборатории, хотя, справедливости ради, не очень и хотел. А на меня уже вываливали названия всех этих колб, пробирок, пипеток, ступок, ножей, змеевиков и прочего химического инструментария, попеременно объясняя, что и для чего предназначается, как используется на практике и насколько сложно это достать в Колонии, коли некий безрукий ученик решит, что скрупулёзно выполнять инструкции наставника — это для слабаков и вообще не круто. Гарантия самых тяжких кар на подобный случай для вышеозначенного умника прилагается.
  
  Между тем, каморка лаборатории производила гнетущее впечатление. Нет, алхимический стол выглядел выше всяких похвал: выгравированные по всей столешнице сложные руны, складывающиеся в явно несущие некий смысл геометрические фигуры, блестящие колбы с разноцветными жидкостями и висящими между ними прозрачными трубками, образующие сложную, но явно единую по своему замыслу структуру, какие-то металлические детали непонятного назначения, масляные горелки... Всё это булькало, шипело, капало и испарялось, действительно производя на случайного зрителя сильное впечатление, вот только... Само помещение иначе чем каморкой было не назвать. Она даже полноценной лабораторией не была, так как добрую треть пространства занимала кровать с прочими атрибутами жилой комнаты, и будто этого мало, здесь же, по всей видимости, находился и склад ингредиентов, так как все стены и потолок были увешаны сухими пучками трав, а где их не было – находились полки с разного рода банками, коробочками и минералами, из которых я смутно узнал только куски кварца и магическую руду.
  
  И данная картина лучше любых слов показывала реальное положение Магов Огня в Рудниковой долине вообще и иерархии Старого лагеря в частности. Их ещё побаивались по старой памяти, использовали как статусный атрибут и символ «паритета сил» между Лагерями, но реальной власти, влияния и контроля за жизнью Колонии у них не было. Горстка старых «авторитетов», которым новые «паханы» (хотя тут уж уместней без всяких кавычек) просто позволяют жить на своей территории, демонстрируя уважение в силу некоторых старых связей и специфического опыта, который нет-нет, да может и пригодиться, но даже собственных «шестёрок» или, если угодно, «сторожевых собачек на цепи», что бросились бы на защиту хозяев при необходимости, у них нет. Созданием своей собственной гвардии Маги Огня не озаботились, а полноценно встраиваться в структуру Старого лагеря, чтобы завязать на себя хоть какие-то рычаги управления местной жизнью, видимо, не пожелали. Результат плачевен... Кажется, в Индии существовала, а быть может и сейчас существует, одна специфическая каста – «неприкасаемые», и в отличие от схожего по звучанию термина «неприкосновенные», эти граждане не являлись какими-то элитариями, а были, что называется, строго обратным явлением. Изгои, одним словом, причём такие, с коими даже самому распоследнему бомжу общаться западло. Конечно, тут до подобных красок дело ещё не дошло, но взятое направление проглядывалось.
  
  И для меня это, прямо скажем, очень хреново. В игре Корристо с коллегами перебили без малейших зазрений совести, и что куда более важно — без малейших проблем, едва только случилось серьёзное ЧП и они кардинально разошлись с Гомезом во взглядах на то, как это ЧП преодолевать. Глядя же на реальный мир, я пока не вижу ни одного признака, что подобное не может случиться здесь при схожих обстоятельствах. Наоборот! Маги делают всё, чтобы прочие обитатели замка их тихо ненавидели, вспомнить хоть встречу, что мне устроил Торрез, а ведь по логике вещей никто кроме «своих» к нему в дверь в принципе постучать не мог, то есть это отношение было нормой!
  
  С одной стороны, я могу понять магов. Жизнь рухнула, вместо тёплых мест в самых верхних эшелонах власти королевства они оказались заперты у чёрта на рогах вместе с толпой вонючих преступников, которые уже перебили всю стражу и прочих служащих короны (то есть честных и достойных людей с позиции Магов Огня), и вместо того, чтобы испепелить их всех огненным штормом, приходится слушать какие-то требования, а тем паче – помогать эти требования удовлетворить. Тут хочешь-не хочешь, а вызверишься. Но вот с другой... За столько лет могли и успокоиться. Ведь кем надо быть, чтобы вообще не пытаться себя обезопасить ни силовым, ни дипломатическим образом? У Гомеза что, не нашлось бы архиважных дел, где помощь магов была бы необходима? За все годы существования Барьера сюда не кидали никого, кто был бы заинтересован в служении благородным магам, а не подлым баронам? Или их всё устраивает, и за давностью лет понимание опасности банально притупилось? Не могут же они искренне верить, что находятся в полной безопасности из-за одного наличия красных мантий?.. Или могут?
  
  А ведь тот же Сатурас — Верховный маг Круга Воды в Новом лагере — при тех же вводных умудрился создать и собственный Лагерь, и чуть ли не полноценную армию. Да и свой Круг, если уж на то пошло. Ибо раньше был Магом Огня, как и все остальные чародеи в Колонии. Так в чём же дело? Или, что куда злободневней, как мне быть? Ясно, что на одних магов рассчитывать нельзя, иначе закончу в братской могиле при первых серьёзных трениях с баронами (это исключая куда более вероятные варианты с бросанием тела в ров или на корм падальщикам). Вообще, не удивлюсь, если до сих пор этого сценария не произошло только потому, что Сатурас предпочитает вести все внешние сношения только через Корристо, тем самым хоть как-то привязывая интересы Старого лагеря к существованию Магов Огня... Чертовски похоже, на самом деле. Ведь, если мне не изменяет память, даже варка зелий лечения — это уже не их монополия, и тот же Декстер прекрасно справляется с ролью главного поставщика эликсиров на рынке. Пусть в игре его лаборатория не фигурировала, но, право слово, он же искал рецепт из Болотного лагеря чётко и конкретно для личного использования, а значит, и тут маги баронам не нужны. Короче говоря, необходимо зарабатывать собственный авторитет и расположение Гомеза, второе даже важнее в ракурсе того, что вряд ли мне удастся создать собственную «группу поддержки» достаточной силы, чтобы нас боялись трогать. Помечтать, конечно, можно, но лучше быть реалистом, да и не уверен я в своих лидерских качествах, как и таланте организатора. В ту же степь варианты с уходом в другие лагеря, вернее, там будет всё то же самое, только в профиль: ищи покровителей, доказывай свою полезность местным бонзам — короче, вливайся в стройные ряды существующей иерархии. И по-другому тут никак, чай, средневековье на дворе, про неотъемлемые права человека никто и слыхом не слыхивал, а слово «гуманизм» означает, что убьют тебя быстро и не сильно глумясь. Может быть, я и утрирую, но вот то, что принадлежность к некой «стае» — это первейшая гарантия от попыток прирезать за пару кусков руды — есть факт, просто потому, что «стая» за своего всегда может вписаться или отомстить обидчику. Пример Нэка вот он — перед глазами. Причём ответка за него прилетела даже несмотря на то, что своих он откровенно кинул. Одиночка же этой защиты лишён — он никто, и что бы ты с ним ни сделал, никто тебе ничего не предъявит. Словом, крутиться мне придётся в любом случае, и максимум, что я могу — это постараться выбрать такую «стаю», пребывание в которой будет доставлять мне наименьший дискомфорт...
  
  В мареве столь невесёлых мыслей время урока пролетело почти незаметно. Естественно, слушал и запоминал пояснения наставника я очень внимательно, но от настроения это не лечило. В чём-то монолог Дамарока ему даже способствовал, так как значительную часть лекции составляли утверждения о том, чего делать в лаборатории ни в коем случае не надо. Если, конечно, не хочешь обвариться, загореться, получить несколько осколков стекла в организм, задохнуться, отравиться и так далее, и тому подобное. Мне даже показалось, что описание грозящих моему телу травм доставляет магу некое извращённое удовольствие... А может, это всё моя мнительность. Как бы то ни было, урок закончился, и, если не считать нескольких обменов дежурными фразами, вскоре мне пришлось покидать уютные стены часовни...
  
  
***
  
  -Эй ты, подойди-ка сюда, - рослый стражник в средней броне махнул мне рукой. Я успел едва шагов на десять отойти от храма Инносу, как он буквально выпрыгнул из-под земли. Точнее, из-за угла одной из хозяйственных пристроек, но тот факт, что он меня явно караулил, это не меняло.
  
  -Я тебя слушаю, - внимательно осматриваю лицо мужчины, но знакомых черт не замечаю. Может быть, я и видел его мельком, но мы точно не общались.
  
  -Тебя хочет видеть Торус, пойдём, - и, развернувшись на месте, воин Старого лагеря потопал в сторону казарм, подчёркнуто не обращая внимания на то, иду я следом или нет.
  
  Ну что же, вот и момент истины. Эх, поговорить бы с Диего, чтоб хоть знать, к чему морально готовиться, но чего нет – того нет... Мы миновали внутренний двор и вошли в помещение, более всего напоминающее помесь караулки и склада. Тут же я увидел и Торуса, да не одного, а в компании Шакала, причём оба увлечённо что-то высматривали на куске бумаги, при внимательном взгляде оказавшемся картой Колонии.
  
  -А! Явился! - первым среагировал темнокожий гигант, небрежным жестом отсылая провожатого, что даже не успел рта раскрыть. - Ну проходи, счастливчик. Знаешь, зачем позвали?
  
  -Думаю, ты мне объяснишь.
  
  -Смельчак! - не пойми от чего хохотнул Торус, как теперь было очевидно, находившийся в весьма приподнятом настроении. Ну, или очень хорошо его имитировал. - Или наглец, - продолжил он на полтона тише. - Но первое звучит лучше, верно я говорю? - главный стражник бросил приглашающий взгляд на Шакала.
  
  -Да, наглеть в замке баронов — идея не лучшая, - поддержал своего начальника держатель южной части внешнего кольца, сдержанно ухмыльнувшись.
  
  -В общем так, парень... Как там тебя?
  
  -Корвин, - начало разговора мне активно не нравилось. Признаю, оно было сильно лучше ряда возможных альтернатив, но всё одно напрягало...
  
  -В общем так, Корвин, - повторил здоровяк. - Повезло тебе так, как мало кому за всю жизнь фартит. Не забудь потом спасибо сказать благодетелю, - Торус мотнул подбородком в сторону Шакала. - Воров твоих взяли тёпленькими — никто не ушёл, и наших не задели. Так что про залёт твой вчерашний я, так и быть, забуду. Редко когда этих гнид из Нового лагеря удаётся так крепко прищучить, и Ли на этот раз и слова против не скажет — мы целиком в своём праве были! Но имей в виду на будущее, парень: что простительно неопытному новичку – для остальных может закончиться и петлёй, так что почаще головой думай, как на твои действия отреагируют окружающие, усёк?
  
  -Вполне, - полагаю, после столь жирного намёка не стоит поднимать тему того, что мой вчерашний «залёт» таковым является только по мнению Торуса. Хочет он показать какое щедрое одолжение мне делает — и ладно, главное – чтобы внезапно не брякнул «шутка!» и не потащил в пыточную.
  
  -Вот и отлично! - стражник весело хлопнул по столешнице обеими руками, отчего та жалобно скрипнула. - Теперь о твоей доле. С одной стороны, ты не стражник и даже не член Лагеря, с другой — если бы не ты, воры утекли бы к себе с кругленькой суммой, и шваль Ларса только сильнее бы обнаглела. Короче, мы посовещались и решили, что можно разок сделать исключение, так что держи! - рука здоровяка с недюжинной скоростью и сноровкой метнулась к ближайшей стене и, схватив стоящий там лук, протянула мне.
  
  Лук — это хорошо. Большим знатоком ни я, ни мой реципиент не являлись, но чисто по внешним признакам вещичка была качественной: тёмное дерево, хорошая обработка, и видно, что им регулярно пользовались, что уже свидетельствует о хоть какой-то работоспособности. Смущало меня другое: с какого рожна такая щедрость? Чтобы Торус вот так вот просто взял и подарил оружие за сотню кусков руды (если верить игровым ценам) парню, который ещё вчера его разозлил? Печенью чую — сейчас будет подстава! Или всё проще, и он просто сбрасывает то, что самому не нужно? Стражники-то с арбалетами ходят... Мол, на тебе, боже, что нам негоже...
  
  -Благодарю... Но с чего такая щедрость?
  
  -Фартовый ты парень, фартовый, - расплылся в широкой и от того очень настораживающей улыбке Торус. – Я же всё объяснил. Ты смотри — колчан не забудь, он в комплекте идёт, - с ещё большим радушием, хотя, казалось бы, уже некуда, мне всучили тубус, полный стрел. Чувство надвигающейся жопы начало орать уже в голос...
  
  -Расслабься ты, - вальяжно произнёс со своего места Шакал. - Эта крыса, Нэк, как оказалось, давненько к драпу готовилась, и ценного добра он с собой из Лагеря много прихватил, да и у воров кое-чего в карманах нашлось. От нескольких стрел мы не обеднеем.
  
  -Вот-вот, Корвин, бери, пока дают, не все в Колонии будут такими добрыми, - поддержал его Торус и, вернувшись к своему месту, грузно опустился на стул, после чего вперил меня хитрый взгляд. - Ну а теперь поговорим о твоём вступлении в Лагерь. Ты же всё ещё хочешь присоединиться к людям Гомеза? - вот и началось...
  
  -А ты уже придумал мне Испытание Веры?
  
  -Да! - ничуть не смутившись, рубанул, как отрезал, темнокожий. - Поскольку ты у нас такой явный талант в поисках, и удачливый при том, есть у меня для тебя дело именно по этой части. Сделаешь — встретишься с Гомезом, и я сам за тебя проголосую. А дело такое... - Торус бросил короткий взгляд на Шакала и вновь обернулся ко мне. - Есть у нас Долине один нехороший человек. Зовут его Квентин, и очень он любит стрелять по моим парням из кустов. Беда в том, что найти его не так просто — подонок очень осторожен, кабы не это – лежать ему давно со вспоротым брюхом. Так вот, от этого Квентина нужно избавиться, понимаешь?
  
  -Дай угадаю... - уже знакомое состояние застрявшего где-то в груди кома подкатило к горлу. – Под этим Квентином ходит человек двадцать головорезов, и сам он далеко не последний человек в Новом лагере, так?
  
  По лицу Торуса пробежала тень, полностью подтверждая мои подозрения. Мужик действительно нашёл, какую гадость подстроить резкому новичку, оставаясь полностью в рамках приличий, и будь на моём месте кто-то другой – ждало бы его жестокое разочарование. Подарок этот, радушие и напускная весёлость — всё блеф, чтобы ввести в заблуждение, и информацию он подал так, будто речь идёт об ушибленном на голову одиночке, сидящем чуть ли не в ближайших кустах за внешней стеной. И Шакал ему ещё подыгрывал, хотя ему-то что? Начальство приказало — и вперёд, а я для держателя рынка даже за дальнего приятеля не сойду. Это если он ещё и сам не затаил обиду за мою выходку со становлением посланником магов.
  
  -В Новом лагере Квентин никто, - степенно отозвался со своего места Шакал. - Года два назад он попытался скинуть тамошнего босса — Ларса, но Ларса поддерживал Ли и Маги Воды, а Квентина только голозадая шпана из новичков.
  
  -В итоге Ларс до сих пор глава воров, а Квентин мыкается по лесам с кучкой своих подпевал-неудачников! - громко добавил Торус. - Влияния у него — пшик, а поддержки и того меньше.
  
  -Если кто из Нового лагеря и ведёт с ним дела, то только чтобы он за них делал грязную работу по нападению на наши караваны, а они при этом вроде как и ни при чём, ведь все знают, что Квентин изгнан и Ларсу не подчиняется, - держатель южной части внешнего кольца неопределённо повёл в воздухе рукой, как бы говоря: «Обычное дело — чего ещё от этой швали ждать?»
  
  -Но тебя это не должно волновать! - рубанул Торус. - Резать всю его шайку от тебя никто не требует, как и выявлять его связи с людьми Ларса, просто найди подонка и сообщи нам.
  
  -Просто найти? - не очень веря своим ушам, переспросил я.
  
  -Да! - чернокожий солидно выпрямился, распрямляя плечи. - Ты же не думаешь, что я такой дурак, чтобы давать тебе задание, которое не каждому десятку стражников под силу? - а глазки-то сверкают. Не поймёшь, то ли он сейчас серьёзно и надо мной тихо посмеивается, то ли технично выкрутился и шикарно держит лицо... Чёртов хитрожопый нигер! Сейчас ещё окажется, что у него под кроватью есть бас-гитара и он умеет на ней играть. Тьфу! Чёртовы нервы...
  
  -Хм... - рвущуюся с языка фразу о том, что именно это он только что пытался сделать, я сдержал. - Время на исполнение?
  
  -Малыш, - хохотнул главный стражник, - эту падаль мы пытаемся прищучить уже второй год, будет чудом, если ты вообще справишься с заданием.
  
  -И ты так просто об этом говоришь? - мои брови сами собой полезли вверх.
  
  -Ну, в замок-то ты умудрился попасть в первый же день пребывания в Колонии, а это, будь уверен, чудо не меньшее, так что я в тебя верю! - Торус сверкнул открытой белозубой улыбкой рубахи-парня. Он точно издевается...
  
  
***
  
  -Я слышал, тебя вызывал Торус, - поприветствовал меня Диего, едва я вышел из ворот Замка.
  
  -Верно слышал, - сухо отозвался я, всё ещё переваривая произошедшее.
  
  -Ну и? - проявил нетерпение варантец.
  
  -Он выдал мне лук из трофеев с убийц Нэка и велел найти банду воров, которые грабят ваши обозы уже второй год.
  
  -Только найти?
  
  -Ну... Изначально он хотел отправить меня убить одного наглого вора, но когда оказалось, что тот главарь банды, задание очень быстро превратилось в «просто найти».
  
  -Похоже на Торуса, - обронил старший призрак и задумался, переведя взгляд куда-то на верхнюю часть стен замка.
  
  Шагах в тридцати от нас споткнулся какой-то рудокоп, окатив и себя, и пару случайных соседей водой из ведра, которое тащил от колодца. На его беду, одной из случайных жертв оказался призрак, буквально секундой ранее вышедший из своего дома и радостно щурившийся на тёплое солнце. После нежданного душа из грязных брызг красные одежды мужчины заметно убавили в респектабельности, а довольная жизнью улыбка на лице радикально сменилась на взбешённый оскал. Секунда — и рёбра не успевшего ещё подняться рудокопа встретились с сапогом представителя среднего звена в иерархии Лагеря. Воздух наполнили ругательства и болезненные крики, а ещё несколько мгновений спустя к ним присоединился и гогот стражников, наблюдавших эту сцену от ворот. Спешить защищать попавшего в переплёт человека никто даже и не думал…
  
  Молча смерив картину взглядом, Диего жестом указал мне следовать за собой и направился к своему дому.
  
  -Что планируешь теперь делать? - вопрос был задан уже после того, как за нами закрылась дверь, отсекая звуки с улицы.
  
  -Оглядеться, восстановить форму, поправить состояние бюджета, - я оттянул ткань арестантской рубахи, - и разжиться чем-то не слишком хлипким в пару к мечу. Желательно кольчугой, хотя и кожанка сойдёт. А дальше посмотрим.
  
  -Да... - многозначительно протянул мужчина, после чего оглядел одну из полок и, взяв с неё бутылку, плеснул алой жидкости в кружку на столе. Глоток — и посуда вновь пуста, а серые глаза Диего пристально впиваются в моё лицо. - Сразу видно, что ты не из простых. Мой тебе совет: поменьше бросайся словами вроде «бюджет», если не хочешь неприятностей. Большинство людей тут их даже не поймут, но при этом очень плохо относятся к знати. А про кольчугу лучше и не мечтай — даже самая плохонькая у нас стоит по меньшей мере тысячу кусков руды — считай, по весу. Да и стражники обычного каторжника в ней просто зарубят... - его взгляд скользнул по звеньям цепи на моей шее. - Хотя тебя, может, и не тронут… Но я бы на твоём месте рисковать не стал.
  
  -А кожанка? - думаю, заикаться о том, что кольчуга у меня уже есть, будет идеей не из лучших…
  
  -У нас в свободной продаже только штаны для рудокопов — чтобы ноги в шахте не ломали, всё более серьёзное идёт сразу в замок. Хотя если добудешь шкуру шныга, умельцы её обработать найдутся.
  
  -Хорошо, - если мне не изменяет память, то шныги — те ещё тварюшки. Не сказать, что совсем неубиваемые, но заметно опасней обычного волка, а мне и с ним-то встречаться пока неохота. Но последнее тоже лучше не озвучивать.
  
  -Ну, если ты так говоришь… - усмехнулся в усы старший призрак.
  
  -Один вопрос…
  
  -Слушаю, - Диего слегка наклонил голову, не отрывая взгляда от моего лица.
  
  -Насколько опасно для меня появляться в Новом Лагере после дела с убийством Нэка?
  
  -Хочешь поискать информацию? - не столько спросил, сколько утвердительно кивнул сам себе призрак. На самом деле я не собирался искать там информацию о Квентине, но повод был достаточно подходящим, чтобы прояснить этот момент. Пусть я и посланник магов, но мало ли? А в Новом Лагере есть немало вещей и знакомств, которые могли бы пригодиться. - По-хорошему, бы тебе туда не соваться, - Диего задумчиво огладил усы. - Явно вписываться за этих неудачников никто не будет, но с одиноким путником между лагерями всякое приключиться может, даже если они посланники магов. Вот если бы у тебя в Новом Лагере появились знакомства, желательно с кем-то повыше, чтобы он мог негласно дать местной шпане знать, что тебя трогать не полагается… - Диего смерил меня хитрым взглядом. - Ты, часом, не знаком с Ли?
  
  -Не довелось, - максимально ровно ответил я.
  
  -Жаль. Это многое бы облегчило… - протянул мой собеседник. И я затруднялся сказать, подкалывает он меня или говорит серьёзно.
  
  -Значит, не советуешь туда соваться?
  
  -М-м-м… Не то чтобы не советую, - как бы через силу отозвался Диего. - Выжди недельку-две, пока всё не уляжется, присмотрись к людям в Лагере, восстанови форму. В общем, постарайся не очень выделяться — ты и так изрядно нашумел, а люди не любят, когда в их жизни происходит слишком много неожиданных событий.
  
  -Понял, - а что ещё я мог сказать? - Кстати, раз уж зашла речь, не подскажешь, к кому стоит обратиться чтобы освоить? - взвешиваю в руке лук. - А то я с ними не очень…
  
  -Хм, - на меня посмотрели с удивлением. - Ну, мне с тобой заниматься некогда, сам должен понимать… Хотя, знаешь, поговори с Кавалорном! Он наш главный охотник и живёт за пределами Лагеря, как раз по дороге к Новому Лагерю. Как выйдешь из северных ворот, поворачивай налево и прямо по тропе до спуска в овраги, там уже заметишь его крышу. Только в южную часть оврагов не суйся — там можно встретить тварей пострашнее волков.
  
  -Спасибо, ты мне очень помог.
  
  -Ловлю на слове, - усмехнулся в усы старший призрак. - А, и вот ещё что… - его лицо стало серьёзней. - Захочешь тренироваться с мечом — делай это за пределами Лагеря. Поверь, так будет лучше для всех.
  
  Я молча кивнул, пожалуй, даже лучше Диего понимая верность его слов. Показывать всему населению Старого Лагеря свой реальный уровень владения клинком с моей стороны было бы верхом глупости, хотя… Если Диего действительно меня прочитал ещё у площадки подъёмника, то он-то как раз всё понимает прекрасно. Хороший он всё-таки мужик...
  
  
***
  
  Торговая площадь встретила меня шумом хаотично толкающейся толпы где-то в полсотни человек. В отличие от игры, торговали тут явно не два с половиной человека, а почти каждый третий. Рудокопы сидели с корзинками грибов, жиденьким инструментом и разными поделками из кожи, от драных штанов до неказистых шапок, скроенных из ни на что более не годных обрезков. Призраки больше торговали мясом, шкурами и заготовками под стрелы. Причём мясо у некоторых шло уже готовое — прямо на площади располагались несколько костров с налаженными треногами под вертел, на которых аппетитно румянились туши падальщиков. Кто-то предлагал мечи и луки, но таких было меньшинство, а вот топоры и дубинки явно пользовались спросом. Был также один хорошо заметный уголок, где налысо бритый мужичок в расписанной узорами рубахе до колен активно толкал народу самокрутки, не иначе — представитель Братства Спящего с их знаменитым болотником…
  
  – Приветствую, ты и есть Фиск? – подошёл я к памятному по игре дому, стоящему впритык к стене замка.
  
   – Допустим, – вальяжно отозвался невысокий жилистый мужичок явно выраженной кавказской национальности. Переводя на местные реалии – уроженец северного Варанта.
  
   Если не обращать внимания на одеяния Призрака, то выглядел он на удивление похоже на образ мелкоуголовной шпаны из старых советских фильмов, тех самых, что ходили в потёртых пиджаках поверх сальной майки, с кепочкой на лбу и непременным окурком в зубах, а потом обязательно начинали кидать дешёвые понты перед героем. Вот и Фиск восседал на скамеечке с точно таким же видом ленивой борзости, как и у данных персонажей. Колорита также добавлял и кулёк семечек, которые торговец неторопливо лузгал до моего прихода.
  
   – Диего сказал, что по всем торговым вопросам лучше обращаться к тебе.
  – Может быть... – вновь протянул призрак. – А ты хочешь что-то купить или продать? – говорил он, слегка растягивая слова в какой-то сладковато-приторной манере, но глаза при этом смотрели цепко и уже привычно для меня первым делом оценили ножны с мечом, и только потом стали изучать лицо.
  
   – Сперва продать, а там – по обстоятельствам.
  
   – Ну хорошо, – непонятно чему улыбнулся мужчина и, закрыв кулёк, сунул его в кармашек на поясе, – пойдём в лавку, там и оценим то, что у тебя есть.
  
   Лавка Фиска располагалась в пристройке типа «сарай» непосредственно у его дома. И хочу заметить, дверь в эту пристройку вызывала невольное уважение — семь сантиметров толщиной, обитая железными полосами и с врезанным замком весьма солидного вида. Такую даже ломиком не враз вскроешь, а ведь торговец жил в буквальном смысле за стенкой. Подтверждая мои мысли о надёжности помещения в качестве склада ценностей, дверной замок протяжно скрипнул, возвещая о своём открытии на половину торговой площади, когда владелец провернул в нём ключ. Из-за угла соседнего дома тут же выглянула коротко стриженная голова какого-то стражника, и только убедившись, что в лавку лезет тот, кто имеет на это право, расслаблено убралась восвояси.
  
   – Ну, парень, показывай свои богатства, – пройдя внутрь и указав на перевёрнутый дном вверх ящик, предложил призрак.
  
  Вопреки ожиданиям, помещение производило довольно угнетающее впечатление. Никакой тебе сокровищницы Али-Бабы или средневекового супермаркета. Все углы завалены каким-то хламом, от пыльных досок до грязных мешков. В бочках у стены вперемешку напиханы короткие мечи, дубинки и шахтёрские кирки. В нескольких ящиках лежат кипы не самой чистой одежды, наиболее презентабельно из которой выглядели толстые кожаные штаны рудокопов, кое-где усиленные металлическими пластинами. На прибитых к стенам полках вперемешку раскидан какой-то инструмент, от портняжного шила до молотков. Ну и у противоположной стены стояли четыре больших сундука с навесными замками. Насколько я помнил из игры, в одном из них должно лежать серенькое зелье, немного увеличивающее ловкость...
  
  – Вот, – осознание открывшейся мне картины не помешало моим рукам открыть сумку и выложить на указанное место весь лишний хлам.
  
   – Тридцать пять кусков, – скептически оглядев ряд пустых бутылок и прочей мелочи, огласил свою цену Фиск. – Можешь, конечно, сесть на площади и сторговать дороже, но всё разом у тебя никто за большие деньги не возьмёт, а сидеть на рынке можно и месяц, – беззлобно хохотнул торгаш.
  
   – Идёт, – легко согласился я. В конце концов, я и на эту руду особо не рассчитывал. – А список цен на основные товары у тебя можно где-то посмотреть?
  
   – Вон, на двери висят, – махнул рукой варантец, уже роясь в кожаном мешочке у себя на поясе.
  
  Я повернул голову к входу и действительно увидел несколько пожелтевших и местами заляпанных листов толстой, напоминающей картон бумаги с кривыми строчками текста. Язык, к счастью, по-прежнему был мне понятен, потому с расшифровкой особых проблем не возникло. Списки оказались довольно длинными, были тут и упоминания хлеба за десять кусков, и кирки за пятнадцать, и много чего ещё, включая ножи, дверные замки и даже бритвы, вот только на полное изучение прейскуранта требовалось явно больше, чем пять минут.
  
   – Ну как? Нашёл себе что-то интересное? – отвлёк меня от чтения голос Фиска.
  
   – Пока нет, но ты же ещё не закрываешься?
  
   – Ещё нет, – усмехнулся мужчина. – Ну ладно, держи свою руду, – мне протянули горсть самородков, – и как надумаешь – сразу скажи. Или спроси, старина Фиск здесь как раз для этого. Только не вздумай что-то трогать руками — я помню, где что лежит, – в последних словах прозвучал намёк на угрозу.
  
   – Понял, – принимаю местные деньги и возвращаюсь к изучению ассортимента…
  
  Итак, что мне жизненно необходимо в первое время? Соль, перец, мыло, зубная щётка, туалетная бумага, свежие носки, расчёска, часы, мобильник… Отпадают, по очевидным причинам. Предположим, соль я тут ещё найду, как и портянки, но последнее — ткань, а значит, как меня уже предупредили, будет стоить дорого, первое же — будет стоить дорого по умолчанию, ибо солеварен ни в Колонии, ни вообще на Хоринисе я что-то не припомню, следовательно, доставляют её с материка. В общем, о комфорте пока забудем на неопределённое время. Тогда остаётся только…
  
  – У тебя есть какие-нибудь кожаные куртки с длинными рукавами? – перевожу взгляд на Фиска.
  
   – Может быть, – ухмыльнувшись чему-то своему, отозвался торговец. – Но такие вещи стоят намного больше, чем тридцать пять кусков руды.
  
   – Взглянуть на них можно?
  
   – Хм, – меня смерили новым оценивающим взглядом. – Обычно мы не делаем никакой одежды — всё покупается за руду у короля, включая сапоги стражников и штаны рудокопов. Если кто-то хочет что-то ещё, то он покупает у меня кожу и сам мастерит себе обновку, но тебе повезло, – лицо призрака расплылось в приторной улыбке. – Мне тут совершенно случайно довелось разжиться парой комплектов облачения воров из Нового Лагеря. Куртки там тоже есть, хоть и слегка, хе-хе, попорченные. Интересует?
  
   Опаньки. А ведь верно, ребята Шакала догнали убийц Нэка, но, в отличие от оружия, униформа банды Ларса в замке никому и даром не упала, а вот сбагрить её торговцу, чтобы тот распродал по частям среди внешнего кольца...
  
   – У меня не будет проблем из-за того, что я буду носить облачение воров?
  
   – А почему они должны быть? Или ты хочешь взять полный комплект и оставить там всё как есть, включая синюю повязку на лицо и мех из всех щелей? – с беззлобной насмешкой вернул вопрос призрак.
  
   – Показывай.
  
   – Ну смотри, – на мгновение задержав взгляд на моей шее, Фиск достал из под одежды ключ и полез в один из сундуков. Через минуту передо мной лежали три потасканных изделия, в которых лишь с большим трудом можно было угадать очертания привычных мне курток.
  
  По сути, это были жилеты-безрукавки, один из которых вообще был меховым, то есть сделанным из шкуры. Пуговицы заменяла плотная шнуровка на груди, карманы отсутствовали как класс. Плюсом можно было назвать собственную толщину материла, которая, по идее, позволяла выдержать какие-то удары и стрелы на излёте, а в остальном… В нашем мире откровенно халтурная кустарщина и то выглядит презентабельней, но… Среди местных я видел и куда худшую одежду. К сожалению, с задачей спрятать под собой кольчугу эти поделки не справлялись никак, а значит, и смысла их покупать нет никакого.
  
   – Не то, – не скрывая разочарования, сообщил я.
  
   – Ты же Корвин, так? – ничем не выказав разочарования, спросил торговец.
  
   –Верно, – перевожу взгляд на собеседника, ожидая продолжения.
  
   – Наслышан-наслышан… – с нотками раздумья протянул призрак. – Странный ты человек, Корвин. Большинство новичков здесь зубами бы вцепились в возможность получить хоть такую защиту для тела, а тебе не подходит. И про цену ты не спросил…
  
   – К чему ты клонишь?
  
   – Я уже давненько в Колонии и всякого навидался, – по-прежнему приторно-сладко растягивая слова, начал вещать Фиск. – Помню и Мильтена, когда он только прибыл и покупал у меня первую миску для еды. Помню и Торуса, когда он командовал собственной бандой во внешнем кольце. Знавал я и барона Бартолло ещё совсем не бароном. И знаешь, парень, есть у меня чувство, что говорю я сейчас не с обычным батраком-неудачником, скинутым в Миненталь за неуплату военных налогов… – призрак замолчал, то ли ожидая моей реакции, то ли ещё почему.
  
   – И что с того?
  
   – Ничего, – добродушно улыбнулся торговец без малейшей задержки. – Просто имей в виду – старина Фиск – опытный человек, а потому всегда рад помочь другому опытному человеку… – глаза собеседника выразительно указали на звенья цепочки у меня на шее. – Особенно если он тоже придерживается похожих убеждений.
  
   – Я запомню, – кивок получился на удивление легко.
  
   – Чудно-чудно, – мужчина лёгким движением руки смахнул куртки обратно в сундук. – Что же, если тебя больше ничего не интересует…
  
   – Да, мне пора. Благодарю за помощь, Фиск.
  
   – Всегда рад помочь, – я вновь кивнул и поспешил к выходу, хотя от этого тона у меня возникало стойкое ощущение, что меня крупно напарили и развели. Нервы...
  
  
***
  
  Солнечный свет, падающий из дверного проёма, окончательно потускнел, делая невозможным дальнейшее чтение катехизиса, и я закрыл книгу. Стоило это сделать, как в голову тут же полезли воспоминания о недавнем разговоре с Фиском и подоплёке поведения призрака.
  По всему выходило, что он прощупывал почву на предмет возможности через меня получить доступ к товарам, которые могут произвести Маги Огня. Может быть, там имелись и некие «политические» мотивы, но я слишком мало знаю о внутренних раскладах в местной иерархии, а с такими вводными остаётся только фантазировать, а это – дело бессмысленное. С другой стороны, Фиск – торговец, причём, по местным меркам, из «первой гильдии». Логично предположить, что возможность получить себе нового поставщика эксклюзивного товара ему интересна.
  Н-да, прав был Диего – теперь многие со мной попытаются подружиться, и это только первая ласточка.
  Тряхнув головой, я убрал книгу в сумку и, поправив у изголовья кровати ножны с мечом, растянулся на лежанке. День выдался насыщенным, и следующий вряд ли станет менее хлопотным, а прошлой ночью я и без того почти не спал. Надо отдохнуть...
  Утро встретило меня прохладным ветерком и запахом дыма, доносящимися с улицы. На удивление, спалось неплохо, хотя всё тело вновь задеревенело от холода. Срочно следовало или поставить нормальную дверь, или соорудить очаг, иначе ещё пара таких ночёвок — и здравствуй ангина.
  С этими невесёлыми мыслями я и вышел на улицу проводить утренний моцион. Умывание в бочке прошло буднично, как и перевязывание шнурком волос, интересное началось после. Коротко стриженного подтянутого стражника в средних доспехах я заметил ещё на подходе к арене. В отличие от обычных патрульных, прохаживающихся по району с беспечной ленцой и безразличием, шагал он от замка бодро и целеустремлённо. Когда же он, не доходя пару десятков шагов до моего дома, перебросился парой слов со встречным призраком, и тот указал рукой ровнёхонько в мою сторону, всё стало окончательно ясно.
  – Так это ты нашёл, где прирезали эту собаку – Нэка?! – не тратя время на приветствия, сходу насел на меня стражник. Его бледное лицо с острым носом выражало предельную степень раздражения, но в то же время отчего-то чувствовалось, что несмотря на тон и ситуацию, направлено оно отнюдь не на меня.
  – Верно.
  – Шныгово дерьмо! – сплюнул на землю мужчина. – Ну почему этот лысый падальщик не мог сдохнуть на неделю позже?! Дерьмо! – он со злости топнул ногой, не замечая, как своим поведением буквально в несколько секунд распугал всех рудокопов перед моим домом. – А ты!.. – его взгляд упёрся в моё лицо, а на языке явно замерло что-то очень нелицеприятное. – А-а-а! Да что с тобой говорить?! – оборвал себя стражник, с досады дёрнув головой. – Вот же дерьмо! – и, не прощаясь, развернулся, чтобы уходить.
  – А что случилось-то? – поспешил остановить его я, а то сейчас уйдёт, и момент, когда он готов для откровений, будет упущен. Затаивший же обиду стражник явно не из самых низов – это не то, что мне нужно.
  – Что случилось? – обернулся мужчина. – Торус приказал мне следить за районом, вот что случилось!
  – И это плохо?
  – Хуже, чем ты думаешь! По-твоему, держать район – это только ходить с важным видом и грести руду с этих сусликов?! Ничего подобного! Держать район – это хренова куча головной боли! Честно поделить руду между парнями, честно отдать долю баронам, поставить службу так, чтобы всякая шваль из Нового Лагеря не шуровала каждую ночь по домам, решать споры этих голозадых уродов, которые даже решить, кому первым у костра грибы жарить, без потасовки не могут… И как будто этого мало – я по уши в долгах перед Скатти!
  По ходу экспрессивной речи стражника я, кажется, начал понимать, с кем имею дело…
  – Ты – Флэтчер, да? – в игре он, конечно, был не настолько возбуждён и куда более сдержан в выражениях, но если там он успел поостыть, а тут только узнал о назначении...
  – А ты и это уже знаешь?! – казалось, возмутить мужчину сильнее было уже нельзя, но я ошибался. – Троллья отрыжка! Какого Белиара тогда на район ставят меня, а не тебя?! Скажи, я похож на королевского мытаря?! Я – стражник! Моя задача – сидеть в замке с жаренным окороком в руках, нажираясь пивом и просаживая жалование в кости, а не отвечать за то, кому сколько причитается руды! А теперь я должен тянуть эту дерьмовую работу, потому что один бритый козёл повёлся на развод от шестёрок Ларса! – и стражник смачно сплюнул на тропку между домами.
  – Почему тогда назначили тебя? Сомневаюсь, что среди стражников не нашлось бы желающих заменить Нэка.
  – Да я почём знаю, что там в головах у баронов? – огрызнулся Флэтчер и замолчал, задумавшись о чём-то своём.
  Я тоже задумался. И в первую очередь о личности своего собеседника. В игре Флэтчер выделялся всего двумя чертами: во-первых, он был единственным держателем района, который никогда не требовал платы, что особенно бросается в глаза начинающему игроку, во-вторых, он был одним из немногих стражников в Старом Лагере, которые общались с героем-новичком на равных, не пытаясь самоутвердиться за счёт унижения слабого. Тоже момент примечательный, но уже куда меньше, так как различные неприятные типы есть во всех Лагерях, как, впрочем, и типы симпатичные. Правда, это не помешало ему после объявления Гомезом войны остальным лагерям пытаться убить Безымянного, когда тот подходил к воротам. Но, будем смотреть правде в глаза, это было логично.
  К сожалению, это всё, что я мог о нём припомнить. Ни каких-то гадств, ни хороших поступков за ним не числилось, да я и внешности-то его ещё минуту назад не помнил, узнав только по контексту речи...
  – Мне руду сейчас заплатить? – нарушаю тишину, когда она начала выглядеть странно.
  – А? – вернулся в мир живых стражник. – Не-е, вечером зайду, – мотнул он головой и перевёл взгляд на здание за моей спиной. – Ты этот дом занял?
  – Да.
  – Хорошо, – бледное лицо мужчины, почему-то вызывающее ассоциации с «истинными арийцами», непонятно нахмурилось, но дёрнув на какую-то свою мысль щекой, Флетчер утратил интерес к строению. – Значит так, если Шакал и Бладвин будут спрашивать, скажешь, что я с тобой поговорил, и проблем не возникло. Захочешь поохотиться или ещё что – не держу, но в моём районе оружие не доставай. «Меч в ножнáх, лук в чехле — значит совесть в чистоте», слышал? Вот и не забывай.
  – Понял, – киваю.
  Вместо ответа стражник дёрнул подбородком и отошёл, направившись в сторону относительно крупного дома с обитой железными полосами дверью, стоявшего рядом с ареной. Там его уже поджидали трое местных стражников в лёгких кольчугах, которые регулярно делали обход района.
  
  Что-то во всём произошедшем было… Не то чтобы не так, но какая-то неуловимая деталь царапнула сознание. Сам факт визита?.. Нет. Его, если разобраться, можно было понять. Откровенность?.. Ближе, но… сомнительно, что он сказал мне что-то такое, чего бы и так не знала половина обитателей Лагеря. Предмет претензий? А что он такого мне предъявлял-то? Только раздражение выплеснул, да душу отвёл, а по сути и не наехал даже. Но ведь что-то же меня в разговоре смутило? Чертовщина какая-то...
  
  Мотнув головой, я обозрел начавших потихоньку выбираться из своих нор рудокопов, куда их не так давно загнал грозный рык стражника, и вернулся в своё жилище. Начался очередной день и в этот день у меня предстояло ещё много работы — сейчас завтрак, потом к Хуно, а следом новый урок у Корристо, да и надо бы за границы Лагеря выглянуть — вещи в реке постирать, травок полезных глянуть, да и вообще… Помнится, под холмом у моста есть интересная пещерка, где в некоторых версиях игры стоял сундучок с чьей-то заначкой на тысячу кусков руды. Сомнительная информация, конечно, да и риск немалый, всё же хозяином такого богатства должен быть кто-то из местных шишек, а им узнать кто к реке ходил в момент пропажи сокровища — не весть какая проблема, но посмотреть всё равно стоит. Мало ли как в жизни повернётся? А тысяча кусков мне и в других лагерях лишними не будут. Наконец, Кавалорн тоже за границами Лагеря живёт, а мне к нему в гости по любому нужно, хотя это может и подождать.
  
  -Чегой-то ты хмурый сегодня, случилось чего? - поприветствовал меня Снаф, когда я спустился с вала Внешнего кольца к его импровизированному заведению общепита.
  
  -Да так, задумался, - буркнул я в ответ, оглядывая площадку у костра, над которым весело побулькивал котёл. На запах супа уже подтянулись человек двенадцать рудокопов и теперь в полголоса что-то обсуждали между собой, не забывая нетерпеливо переминаться, поглядывая в сторону повара и тискать в руках деревянные миски. Стояли они, правда, в стороне и близко почему-то не подходили, а вот я прошёл прямо к повару.
  
  -Бывает, - добродушно прогудел Снаф. - Тут недавно Флэтчер проходил, тебя искал. Свиделись уже, поди?
  
  -Да, поговорили.
  
  -Хорошо, коли так, - повар основательно перемешал содержимое котла, достал из него черпак и прошёл к дому, откуда тут же вернулся с пучком какой-то сушёной травы в руках. Пучок был тут же растёрт в меткую пыль крепкими ладонями и высыпан в варево, а здоровяк вновь взялся за перемешивание.
  
  -А что ты знаешь о Флэтчере? - ещё раз глянув на толпящихся метрах в десяти рудокопов, я спокойно (как мне бы хотелось чтобы это выглядело) присел на скамейку у дома собеседника.
  
  -Как тебе сказать… - Снаф задумчиво поскрёб бороду свободной рукой, никак не отреагировал на мой манёвр. - Я с ним и не пересекался почти. Ты лучше у Граво поспрашивай — он жук хитрый, если не самого Флэтчера, то кого-нибудь из его приятелей точно знает, даром что сам в Призраки так и не вышел.
  
  -А кто такой этот Граво?
  
  -Ну, - степенно хмыкнул здоровяк, после чего шумно дунул на вынутый из котла ковш и аккуратно снял пробу с бульона, - кем он раньше был я тебе не скажу, но у нас он рудокопом числится.
  
  -Числится?
  
  -Дык, я тоже рудокоп, - усмехнулся Снаф, - да только в шахте уже лет пять ни разу не был. Тут ведь дело какое? В шахту никто насильно не гонит — можешь чем другим руду заработать — зарабатывай, да только мало кто может. Хуно, вон, кузнечит, Грехэм картинки рисует, я кашеварю, ну а Граво… Своё у него ремесло. Не знаю уж кем он там на воле был, но здесь сразу с Фингерсом сошёлся и ещё кое с кем. По началу-то, я слыхал, пришлось ему в шахте спину погнуть, но недолго, а сейчас и вовсе дом у него прям у ворот замка, рядом с озером, и не то что свои, даже стражники не обижают, даром что в одних обносках ходит. Так что Граво в рудокопском сословии человек не малый, такие дела.
  
  -Однако… - констатировал я, судорожно припоминая было ли что-то такое в игре или нет.
  
  -А то, - прогудел Снаф. - Ты это, миску давай — дошёл супец!..
  
  
***
  
  -Нет-нет-нет! Корень Перекати-поля необходимо растирать, а не резать! Железное лезвие ножа портит целебные соки растения своими окислениями, от чего эликсир непременно получится слабее чем нужно! Используй глиняную ступку и мни корень пока он не разойдётся на волокна! Ну! Живее! Чему я тебя учу!?
  
  -Как скажите, Мастер, - смиренно покивал я, откладывая нож, которым только что нарезал Лечебную траву и берясь за ступку.
  
  Удовлетворившись моей покладистостью, Дамарок вновь склонился над побулькивающими колбами, по одному ему ведомым признакам то подкручивая, то ослабляя вентили клапанов между оборудованием, а за одно и подсыпая только что нарезанные листья в главный котелок, из которого и поднимались необходимые испарения.
  
  Моё участие в текущем алхимическом таинстве сводилось к самой низкоквалифицированной работе, а именно: нарежь, разотри, не лезь под руку. Готовили мы что-то из целебных эликсиров, название которого мне, впрочем, пока не сообщили. Но состав был простой — всего два компонента, причём, из довольно распространённых. Лечебная трава да Перекати-поле, второе представляло из себя что-то вроде укропа, ну по форме листьев, правда в высоту куст никогда не превышал двадцати-тридцати сантиметров и корень у него походил скорее на корень одуванчика, хотя, в отличие от последнего, сия травка расти предпочитала одиночными кустами. И кстати, сам по себе корень Перекати-поля тоже обладал целебными свойствами, хоть и довольно скромными. Но вернёмся к эликсиру. Насколько я пока сумел уяснить, искусство алхимии сводилось не столько к запихиванию в «кастрюлю» комбинации компонентов, сколько к правильному выпариванию конденсата из «рабочего тела», сиречь — бульона, в котором эти компоненты весело кипят. Эффективность конечного зелья процентов на девяносто зависела от того с какой интенсивностью будет выходить и конденсировать пар, в какой последовательности и концентрации будут добавляться компоненты и сколько стадий испарения переживёт жидкость. По объяснениям Дамарока, можно было варить целебные зелья и в простом котелке, просто намешав ингредиенты, а потом сцедив получившуюся жидкость, но эффективность подобного, в лучшем случае, останется такой же, как была у исходных ингредиентов поделённым на объём жидкости, а в худшем получатся ядовитые помои. Ну а на мой вопрос о том, сколько времени уйдёт на то, чтобы научиться правильно определять все эти повороты вентилей и стадии готовности по цвету пара, маг радостно меня заверил, что всё просто и я сам это пойму… месяцев через шесть ежедневной работы. И, судя по его лицу, он даже не думал шутить.
  
  Что до остальных моих дел… Урок медитации прошёл в точности как накануне. Разве что я меньше волновался и, может быть, поэтому всё получилось без каких-то эмоциональных потрясений. С работой в кузнице всё тоже ладилось — шестьдесят два куска руды за несколько часов труда. На фоне заработков Хуно, который за каждый откованный по заказу Торуса меч имел по сотне кусков, это, понятно, не смотрелось, но в сравнении с достатком подавляющего числа рудокопов, я уверенно выходил в зажиточные граждане. Хотя тут как посмотреть, ведь пока меня может без труда прирезать любой местный житель, количество руды в карманах абсолютно ничего не значит.
  
  -Растолок? - прервал мои размышления маг. - Отлично, давай сюда! - не дожидаясь моего ответа, Дамарок схватил ступку и начал осторожно пересыпать её содержимое в булькающий на жаровне состав.
  
  -Скажите, Мастер, а в часовне нет случайно какой-нибудь одежды, оставшейся со времён до создания Барьера? - по хорошему, я должен был спросить это ещё у Корристо, но как-то сглупил. А ведь мысль логичная — если уж у Фиска ничего нужного нет, то почему бы не спросить у магов?
  
  -Все доспехи захватили эти бандиты, когда перебили стражу, - помрачнев отозвался чародей, впрочем, не прекращая своих манипуляций. - Когда ставился Барьер мы находились в разных частях Колонии, а после случившегося не сразу разобрались в происходящем. Ко времени, когда Гомез договорился с королём и мы прибыли в замок, часовня и все остальные постройки уже несколько раз были разграблены.
  
  -А как получилось, что оказались перебиты вообще все люди короля? - решаю поднять давно интересующую меня тему. - Разве в Минентале не было своего землевладельца или крестьян? Здесь же повсюду остатки укреплений времён первой войны с орками, да и в горах на юге, как я слышал, была целая крепость, а где-то на восточном побережье стоял монастырь.
  
  -Не верь всяким байкам, - проворчал Дамарок, подкручивая очередной вентиль. - Монастырь тот разорили ещё орки при Робаре Первом. Сейчас там только осыпавшиеся камни и обломки стен. Мы, когда всё только началось, подумывали там поселится, только нельзя там жить — руины одни. К тому же монастырь был посвящён Аданосу, а нам, как слугам Инноса, занимать его невместно.
  
  -А крепость и остальные укрепления?
  
  Дамарок тяжело вздохнул и, оторвавшись от лабораторного стола, мрачно посмотрел на меня.
  
  -Хочешь знать, да? Ну слушай, - маг подвинул к себе стул и присел рядом с рабочим местом. - Барьер никогда не планировался таким огромным, мы хотели охватить только тюремный Замок, Старую и Заброшенную шахты, к тому же, предполагалось, что выйти из под Барьера будет можно при помощи магии телепортации. Я тогда был мальчишкой Первого Круга и мог только направлять силу в общее заклятье, так что не скажу тебе что именно пошло не так. Да и никто не скажет. Но всё пошло псу под хвост — Барьер блокировал заклинания телепортации и жёг молниями всех, кто пытался его пересечь. С нами тогда не было охраны — Ксардас решил, что она не понадобится и перенёс нас на каждое из рассчитанных мест самостоятельно. А потом этот проклятый купол взял и начал расти, захлопнувшись за нашими спинами раньше, чем я успел отшатнуться! Несколько недель мы пытались понять что произошло, но всё было безрезультатно, а в это же время граф Бергмар, да-да, тот самый, владелец Миненталя, сам решил узнать, что случилось и с малой свитой выехал из своей крепости прямо к тюремному замку. Да только вместо кастельяна с офицерами короля его там встретил Гомез со своими головорезами. Отряд графа впустили за стены Внешнего Кольца, а потом просто расстреляли в упор из арбалетов. Еле живого его Гомез сам отволок к виселице в центре Замка и повесил там на потеху каторжникам, когда мы прибыли в замок его труп ещё разлагался на солнце.
  
  -А как же гарнизон крепости? Патрульные на дозорных башнях? Не может быть чтобы вчерашние полуголые арестанты смогли перебить вообще всех профессиональных воинов в Долине, - не говоря уже о том, что как раз в этой крепости располагалась одна из площадок для создания Барьера, а значит был, минимум, один маг. Что-то в рассказе моего наставника явно не сходится...
  
  -Может и не смогли бы, - вздохнул маг. - С нами бы точно не смогли, но… - Дамарок ещё раз вздохнул и, отвернувшись, поправил что-то в работе своей алхимической машинерии. - Кого-то подловили также как и графа, кого-то смогли взяли измором — много ли надо, чтобы дверь в той башне подпереть и не давать из бойниц высунуться? А потом и орки из своих земель подоспели. Думаю, у них тоже возникновение Барьера наделало шуму, а когда орки волнуются они всегда ищут на ком бы сорвать страх. Форт охраняющий подступы к крепости в горах они и разрушили, а тех людей, что там жили затравили своими варгами. Потом пробовали и сюда сунутся, но уже позже, когда у нас уже был договор с Гомезом. А тогда, в первые недели много крови пролилось и гомезовской шайке тоже досталось.
  
  -А как вы собрались вместе? - стараясь, чтобы подозрения не отразились на лице, уточнил я. - Если ты говоришь, что находились вы в разных частях долины…
  
  -Ксардас и собрал, - дёрнул плечом маг. - Он уже тогда был великим магом, одним из лучших во всей Миртане, а в телепортации и вовсе мастером, но если из Барьера заклинания не выходят, то внутри действуют. Если бы только знать заранее… - мужчина скрипнул зубами.
  
  -О чём ты? - я сообразил о том, что перешёл на «ты» только когда слова уже сорвались с языка, но чародей, слава Инносу, ничего не заметил.
  
  -Ксардас, когда нас собирал, взялся исследовать Барьер и мы все его тогда горячо поддержали. Некоторые припасы у нас были, а работа не просто казалось интересной — от неё зависела вся наша жизнь! Так мы тогда думали, - Дамарок встал и, достав с полки колбу, подставил её под краник алхимического аппарата, откуда почти сразу упала первая красная капля. - Когда мы опомнились, - продолжил он, мрачно глядя перед собой, - всё уже было кончено. Верных королю людей в Минентале не осталось, каторжники обзавелись оружием, с гор лезли орки и даже со всей нашей магической силой мы уже ничего не могли исправить…
  
  -Понятно… - блин, как бы половчее у него спросить, кто именно из магов во время сотворения Барьера находился в горной крепости? В лоб нельзя — мне просто неоткуда знать, что одной из точек была крепость и никаких правдоподобных отговорок в голову не приходит. Да и если бы пришли… Он же — Маг Огня, он почувствует ложь. А ситуация ведь очень подозрительна! Успешное восстание заключённых, захват ими укреплённого замка и шахты, глупая смерть местного феодала, нападение орков, добивших последние очаги законных властей в Колонии, полное бездействие целой толпы магов — каждый момент по отдельности уже заслуживает пристального внимания, а уж совпавшие одновременно… Или Гомез — самый удачливый сукин сын на два известных мне мира, или кто-то всё это очень хорошо спланировал и разыграл.
  
  Если же слегка пошевелить извилинами в черепушке… Вход в горную крепость в игре охранял каменный голем, на секундочку — творение магии и не просто магии, а очень даже конкретного её раздела, подвластного во всём Минентале только одному человеку. Кроме того, в самой крепости было не протолкнуться от гарпий и нежити, что тоже не сами собой в грязном белье родятся. И, вот же совпадение, башню Ксардаса тоже охранял, кроме прочего, каменный голем, собственноручно им созданный, а сам почтенный чародей носит титул, ни много, ни мало, некроманта и демонолога. Добавим сюда, что именно Ксардас направлял силу прочих магов во время ритуала, идею Барьера также предложил королю он, и он же, с самого начала запланировал, что Барьер станет таким, каким он стал. И если первые факты ещё можно списать на совпадение, то последние выступают железобетонным фактом, открывающимся Безымянному по мере прохождения игры, в том числе и из личного дневника Ксардаса. Вот и думай после этого где твоё реальное место в пищевой пирамиде...
  
  -Зря ты сейчас затеял весь этот разговор, - проворчал после паузы Дамарок, склоняясь над своими пробирками, - весь процесс пропустил, как будто это мне больше всех надо основы изучать. Хоть заметил, когда конденсат в колбу пускать, рубака?
  
  -Когда пар начнёт искрится, а вот эти руны потухнут, - указываю на причудливо вырезанные буквы на столешнице под алхимическим аппаратом.
  
  -Дурень! - беззлобно ругнулся маг и полез рукой в кармашек на поясе. - Руны — вот, - мне продемонстрировали два исписанных красными письменами металлических прямоугольника, размером примерно со спичечный коробок. - А это, - Дамарок ткнул пальцем в буквы, - магические символы. Они как обычные буквы, но при правильном начертании через них можно закрепить магические свойства, но это тебе потом объяснит Мастер Корристо, - руны вновь исчезли из виду и мой наставник взялся запечатывать уже полную светящейся жидкости колбу, подставив под краник новую. - А с паром ты прав, хоть что-то запомнил. Следующую колбу запечатываешь ты, и смотри, как только искры магии в пару исчезнут, подачу эссенции следует тут же перекрыть! Уж постарайся не испортить состав, и колбу не разбей.
  
  -Как скажете, Мастер, - почтительно кивнул я, вставая на освобождённое Дамароком место. - Кстати, Мастер Дамарок, вы сказали, что в часовне нет доспехов, а есть ли обычная одежда? Мне не нужны дублеты зажиточных горожан, но хотя бы потрёпанная куртка, которую можно обмотать вокруг руки от волчьих зубов очень бы пригодилась.
  
  -Ты так спешишь покинуть Лагерь и шляться по лесам в поисках волков? - с нотками неодобрения, удивился чародей. - Странные желания для того, кто ещё недавно хотел стать Магом Огня, - чёрт, разговор явно идёт не в ту сторону!
  
  -Дело не в том, чего хочу я, Мастер, - напряжённо подбирая слова, отвечаю мужчине. - Старым Лагерем управляет банда мошенников и головорезов, в Новом, как я успел узнать, всё ещё хуже и нет даже видимости порядка и закона, а секта на болотах заставляет нервничать даже иерархов в Венгарде, не говоря уже о том, что она — практически главная причина моего здесь появления. Я совру, если скажу, что не хотел бы просто тихо сидеть в часовне, постигая таинство магии, но всё вокруг слишком зыбко и непредсказуемо, чтобы я мог это себе позволить.
  
  -А что ты собираешься делать? - неожиданно раздался от входа старческий голос Корристо. Верховный маг плавно открыл двери и прошёл в лабораторию, рассматривая меня внимательным и немного печальным взглядом карий глаз. - В одиночку хочешь установить в Долине Рудников власть закона и порядка, заставив этих пропащих людей отречься от своих заблуждений и раскаяться в грехах?
  
  -Нет, Мастер, - я поспешно склонил голову перед вошедшим, чувствуя как сердце пустилось в галоп. Вот как он так подкрался и сколько уже слышал? - К сожалению, или к счастью, но я не настолько увлечённый мечтатель.
  
  -Тогда к чему твои речи, Корвин?
  
  -Меня беспокоит наша безопасность и вообще вся ситуация в Колонии, она кажется мне странной и опасной, я…
  
  -Если ты о Гомезе, то могу тебя заверить — он не пойдёт против нас ни сейчас, ни потом и не позволит этого сделать своим подчинённым, - перебил меня старик. - Мы нужны ему намного больше, чем он нам. Только нашими усилиями он смог договорится с Робаром Вторым об обмене руды на товары, а если с нами что-то случится король тут же прекратит иметь с ним дело.
  
  -Прошу меня извинить, Мастер Корристо, - гадство… опять меня начало лихорадить от нервов и приходится импровизировать. Ох, только бы лишнего не взболтнуть! - но, боюсь, если с вами что-то случится, за Барьером об этом даже не узнают. Ведь даже Мастер Пирокар не имел никакого представления о том, что Ксардас более не управляет Кругом Огня, и про создание Круга Воды Сатурасом в Миртане тоже никто не слышал. Если же эти… гуру Братства, - делаю вид, что произношу слова с трудом, - действительно владеют своей магией и так заинтересованы в распространении своей религии, как я успел узнать, то, боюсь, в какой-то момент они могут договорится с Гомезом не только о поставках болотника. Я видел их посланников в Лагере, они очень старательно проповедуют и находят отклик среди жителей. А бандитские Бароны не из тех людей, которые станут класть голову за веру, особенно если дать им гарантии сохранения богатства и нынешнего положения.
  
  -Ты говоришь о том, что посланники Братства могут убедить весь Лагерь верить в своего Спящего? - уточнил, как мне показалось, подобравшийся Верховный Маг.
  
  -Я говорю о том, что среди гуру, вышедших из тех же самых преступников и головорезов, что и наши бароны, могут найтись люди, способные предложить Гомезу свою магическую поддержку и товары в обмен на устранение конкурентов. И вполне может получится, что положительный ответ им обойдётся лишь в небольшое снижение цен на товары, относительно того, что предлагает сейчас часовня.
  
  -Гомез на это не пойдёт, - мотнул головой до поры слушавший нас алхимик. - Без нас Старый Лагерь останется единственным, у которого не будет своей магической силы.
  
  -Возможно, - согласился я, спешно выдёргивая почти переполненную колбу из под краника и подставляя следующую. Уф, чуть не пропустил… А теперь пробка и постараться не пролить. - Но вопрос всегда стоит в цене и достигнутых договорённостях, а в этом отношении я лично не готов ручаться ни за баронов, ни за сектантов с болот, - фуф, хвала Инносу, вроде не накосячил.
  
  Пока я радовался первому алхимическому успеху, почтенные чародеи безмолвно обменялись обеспокоенными взглядами и Корристо о чём-то задумался. Дамарок же, видя мои манипуляции, фыркнул что-то себе под нос и, подойдя ближе, в одно движение заклеил пробку по стыку чему-то вроде сургуча.
  
  -Твои слова тревожны, - наконец разорвал тишину старший чародей, - и не лишены здравого зерна… К большому сожалению, - старик вновь на секунду задумался, после чего поднял на меня испытующий взгляд. - Но ты так и не ответил что именно ты собрался делать за пределами Лагеря? Ты беспокоишься за нас и это похвально, но чем возможность для тебя отбиться от волка поможет в ситуации, которую ты нам описал?
  
  -Если бы всё было так просто объяснить… - вздыхаю, запоздало давая себе мысленную оплеуху. Не время ещё показывать свои искренние чувства и состояние! - Я не хочу внезапно оказаться в западне без возможности как-то на неё повлиять, а для этого нужно, как минимум, владеть информацией. Знать о ситуации в Долине не со слов кого-то там, а увидев и оценив лично. В конце концов, наладить знакомства и посмотреть что и где есть в Колонии. К тому же, на мне уже висит «Испытание Веры» и раз я живу во Внешнем Кольце, без охоты и сбора полезных трав мне никак не обойтись.
  
  -Понятно, - задумчиво произнёс Корристо. Какое-то время он смотрел на меня, Дамарока и алхимическую лабораторию, а потом кивнул какой-то мысли и развернулся к выходу. - Подойди ко мне, когда закончите урок — я подумаю как мы можем поступить в этой ситуации…
  
  Второй ярус часовни. Несколько минут спустя.
  Трое магов быстро, но сохраняя достоинство, поднялись по узкой лестнице. Наверху их уже ждали о чём-то увлечённо беседующие Драго и Корристо, впрочем, при появлении новых лиц их беседа сразу прервалась.
  
  -Вы звали, мастер Корристо? - первым спросил Родригез.
  
  -Появилось дело, которое нам нужно обсудить. Я надеюсь ваш совет поможет мне в его решении, - кивнул седобородый чародей, и с ожиданием посмотрел на младшего из своих коллег. - Мильтен, ты передал баронам мои слова?
  
  -Да, Учитель, - тут же протиснулся вперёд молодой маг. - Равен согласился с доводами в вашем письме и обещал, что приложит усилия к изучению ситуации с Болотным Лагерем. Правда ещё он настойчиво намекал на большую нужду стражников в целебных зельях, я ответил, что сообщу вам об этой просьбе.
  
  -Значит, он хочет чтобы мы поставили ему зелья в обмен на помощь Старого Лагеря? - бесцветным голосом переспросил Верховный Маг. - И в каком же объёме?
  
  -Этот мошенник совсем стыд потерял, - проворчал Драго, - ведёт себя с нами как с какими-то базарными торговцами!
  
  -Ну, я бы не стал говорить о каких-то требованиях со стороны Равена, - замялся под множеством взглядов Мильтен. - Он просто посетовал, что поставки из часовни последнее время приходят с задержкой и ему приходится закупать недостающие эликсиры у короля… Но, - парень сконфуженно приосанился, - думаю да, он хочет увеличения поставок.
  
  -Это ты сам выдумал? - скептически оглядел младшего коллегу Торрез. - Намёками сетующий на что-то Равен… Да я скорее поверю в Торуса-акробата. Так и скажи, что он всё прямо заявил! Они с Гомезом — два сапога — пара, давно потеряли всякий срам и совесть, - ответственный за товарные сношения Круга Огня с людьми баронов раздражённо дёрнул щекой и проследовал к своему любимому креслу.
  
  -Не будем спорить, - примирительно произнёс Корристо, с толикой укора посмотрев на пристыженного отповедью ученика. В ответ, Мильтен только вжал голову в плечи и смущённо развёл руками. - Как бы то ни было, условия баронов нам теперь известны, и несмотря на их неприятность, они только подтверждают важность темы по которой я вас собрал.
  
  -Прошу прощения, мастер, а где Дамарок? Разве ему не стоит быть вместе с нами? - высказал своё недоумение Родригез.
  
  -Он сейчас проводит урок алхимии с нашим другом Корвином.
  
  -Ах да, этот головорез же ещё не ушёл, - вспомнил Родригез и жестом показал, что более не собирается мешать старшему магу.
  
  -А почему ты назвал его головорезом? - осторожно уточнил Мильтен.
  
  -Ты же сам видел его глаза, - поморщился мужчина. - Держу пари, если бы не эта история с ворами, он бы не моргнув глазом перерезал глотки охране ворот и был бы у нас той же ночью. Даже знать не хочу где его нашёл Пирокар.
  
  -Об этом мы тоже поговорим, - вновь остановил разгорающуюся дискуссию Корристо, пресекая попытку Мильтена что-то ответить, - а сейчас нам нужно решить, что делать с Братством Спящего. Вы все видели послание из Венгарда и его тон, к тому же, после беседы с Корвином я склонен думать, что беспокойство наших братьев даже недостаточно.
  
  -А что такого он вам сказал, Учитель? - встревоженно подался вперёд Мильтен.
  
  -Свои впечатления, - старик задумчиво коснулся пальцами подбородка, но тут же скинул наваждение. - Впрочем, всё по порядку…
  
  Через несколько минут, когда Верховный Маг Огня закончил пересказывать детали беседы, помещение погрузилось в задумчивое молчание. Мильтен, который за время пересказа несколько раз явно порывался что-то возразить, к концу был хмур и сосредоточен. Драго нервно перебирал пальцами, скрещенными домиком перед лицом. Торрез обеспокоенно пожёвывал губу. Родригез немигающе смотрел в боковую стену и о чём-то думал.
  
  -Из затеи с баронами ничего не выйдет, - наконец нарушил молчание штатный торговец часовни. - Даже если Равен и пошлёт кого-то разнюхать что творится в Братстве, ничего кроме видов на урожай болотника они ему не донесут. Я ещё в начале не верил, что из этого что-то получится, а теперь совсем не сомневаюсь.
  
  -Ты же недавно продал им Альманах, кажется? - всё ещё думая о чём-то своём, бесцветно уточнил Родригез.
  
  -Да, демон его побери! - не хуже волка рыкнул Торрез, играя желваками на висках от досады. - Ещё удивлялся, зачем этим ненормальным понадобилась книга о Юниторах.
  
  -И никого чтобы узнать это у нас нет, - обронил Драго. - И от наёмников Сатураса пользы будет не больше чем от шестёрок Равена… - чародей перевёл взгляд от своих пальцев на старшего мага. - Но мастер Корристо, Корвина нельзя посылать на это задание. Мы ещё не знаем можно ли ему доверять, а ежели и можно, пять Огненных стрел будут для него пределом, не говоря о том, что он ещё не выдержит посвящения в Первый круг.
  
  -Защищаться можно не только магией, Драго, - возразил Верховный Маг, под оживившимися при последних словах коллеги взглядами чародеев, - как верно заметил Родригез в начале разговора, у Корвина, очевидно, есть нужные навыки для самозащиты. К тому же, в Болотном Лагере его никто не знает и Гуру отнесутся к его вопросам куда лояльней, видя в нём простого новичка, желающего стать послушником.
  
  -Простите, Учитель, - заёрзал на своём месте Мильтен, - но, боюсь, вы ошибаетесь. О том что Корвин получил медальон нашего посланника и вхож в замок, наверняка, уже знает каждый рудокоп во Внешнем Кольце, а значит знают и Идолы Братства. А ещё, вы же сами ещё утром отправили письмо мастеру Сатурасу с посланником Нового Лагеря, где просили Магов Воды помочь нам в расследовании. Они, конечно, не Равен и торговаться за помощь не будут, но ведь и Мордраг наверняка уже слышал слухи о Корвине, да и этот инцидент с убитым стражником… Думаю, не пройдёт и недели, как весь Новый Лагерь будет знать о его личности, а там ведь тоже действуют послы Братства.
  
  -Блестяще… - фыркнул Торрез. - Прям как медный ночной горшок, прости меня Иннос! И с чем мы остались в итоге? Как-то не хочу я подбивать гомезавскую банду на войну с Братством, а что-то ничего другого не вижу. Хотя и это выходом не назову.
  
  -Спокойнее, друзья, никакой войны ещё не идёт и, милостью Богов, не будет и дальше, - успокаивающе поднял руки Корристо. - Опасность есть и она велика. Хвала Инносу, что мы вовремя её осознали. Но ни паниковать, ни бросаться в крайности не стоит. Да, Корвину не удастся скрыть связь с нами, но это не значит, что его не пустят в Болотный Лагерь, а как наш новый друг умеет находить решения сложных проблем мы все уже убедились хотя бы на примере его появления. Поэтому я хотел бы попросить вас подумать, что мы можем сделать, чтобы увеличить его шансы на успех. К сожалению, нам и правда видимо никак не обойтись без своего человека в Колонии, а никого другого на эту роль я, увы, не вижу.
  
  -Учитель, я мог бы…
  
  -Нет, Мильтен, - тихо, но твёрдо перебил молодого мага старик. - Пусть ты регулярно отлучаешься за пределы Лагеря, и я тебя в этом нисколько не виню, поверь, но ты уже полноценный маг, а Гуру вряд ли будут откровенны с адептом бога, которого они объявили ложным. К тому же, кажется ты сам рассказывал мне, что в болотной секте царят обычаи близкие к первобытной дикости в отношении общения со старшими…
  
  -Да, обычный послушник не может обращаться к Гуру первым, это запрещено. Гуру сам должен начать разговор, иначе отказываются идти на контакт, - быстро подтвердил парень.
  
  -Вот видишь, - на мгновение Корристо улыбнулся в усы, - а я хоть и давно не покидал этих стен, но почему-то ни на мгновение не сомневаюсь, что ученики Ю'Бериона не упустят при случае возможность подчеркнуть свою важность в глазах паствы, демонстративно игнорируя кого-то из нас, сколь бы почтительно к чужим обычаям мы себя ни вели.
  
  -Я об этом не подумал… - смущённо пролепетал в ответ молодой чародей.
  
  -Ну хорошо, - проскрипел из кресла Торрез, по примеру Драго складывая руки перед собой, - допустим, мы все согласны, что нужно что-то делать и для этого чего-то у нас нет никого лучше, чем вчерашний шпион Мастера Пирокара, или кто он там на самом деле. Но что дальше? Отправим его в Болотный Лагерь и ляжем спать? А где гарантия, что он нас не предаст?
  
  -Ты думаешь, что мы должны ждать от Корвина предательства? - Корристо откинулся на спинку своего кресла, ничем не выдавая удивления от слов товарища.
  
  -А чего ещё от него ждать, если наше задание будет выглядеть так, будто мы выставили его за порог и прогнали жить на гнилые болота? А ведь именно этим оно и будет! - саркастически проворчал в ответ маг, чувствуя лёгкое раздражение.
  
  -По-моему, ты слишком забегаешь вперёд, Торрез, - покачал головой Родригез, - мы ещё даже не решили что именно должны ему поручить и чего хотим достигнуть. «Разузнать секреты Братства» - это очень расплывчатая формулировка, да и кто сказал, что мы должны оголтело гнать коней? Секта ждала почти десять лет, потерпит и ещё неделю.
  
  -А что изменится за эту неделю? - не пожелал отступать интендант Круга Огня Миненталя. - Он найдёт жену и заведёт детей, которые точно не дадут ему соблазниться курительным дурманом болотных голодранцев или мы найдём способ объяснить почему уже обещанное место при храме видим в хижине, по колено в тине?
  
  -Спокойнее, друг мой, - поднял руку Корристо. - Ты, видимо, забыл что именно Корвин первым заговорил о необходимости своих отлучек, потому не думаю, что мы должны переживать о сложности объяснений, а тем паче, угрозе предательства. Его слова были преисполнены неподдельного беспокойства за нас, а не ложью, - верховный Маг обвёл своих коллег испытующим взглядом, удостоверяясь, что все вняли его словам. - Предлагаю обсудить, чем конкретно мы можем помочь Корвину в его работе. И желательно чтобы эта наша помощь была не слишком очевидна. Торрез, что ты скажешь? Есть у нас какое-нибудь снаряжение, которое пригодится разведчику в Колонии?
  
  -У нас есть несколько мантий и посохов, - проворчал названный. - А за снаряжением воина надо трясти склад баронов.
  
  -Это нежелательно, - заметил Драго. - Гомез не откажет, но опять начнёт требовать увеличения поставок магических предметов, а если тихо купить нужное у Скипа, то у Корвина могут возникнуть проблемы с лишними вопросами от стражников.
  
  -Ну тогда я не знаю! - всплеснул руками Торрез. - Дать ему пару свитков, зачарованное кольцо и зелий, больше я ничего предложить не могу.
  
  -Мастер, если вы позволите, то я думаю смог бы предложить наилучший выход из ситуации, - осторожно обратил на себя внимание Мильтен. - Уверен, он устроит всех и в первую очередь Корвина…
  
  
***
  
  Когда мы с Дамароком поднялись на второй ярус часовни, первое, что мне бросилось в глаза, это куча каких-то тряпок рядом с пыльным сундуком, которого раньше тут не стояло. Вплотную к сундуку возвышались Мильтен и Торрез, о чём-то увлечённо споря полушёпотом и то и дело тыкая пальцами в какой-то листок бумаги. Ну а у противоположной стены, вокруг некоего механического агрегата, напоминающего глобус из железных обручей разного диаметра, собрались твое оставшихся магов, проводя в скрытом от меня нутре механизма какие-то манипуляции. Агрегат, в отличие от сундука, здесь и раньше присутствовал, и если меня не обманывают воспоминания о второй части игры, то эта штука предназначалась для создания рун. Правда в игре, при работе, все обручи активно крутились, а в центре полыхала разными цветами заготовка, а здесь ни о каком светопредставлении речи не шло. Впрочем, долго рассматривать чужую работу мне не позволили, и уже спустя секунду на наше появление обратили внимание.
  
  -Как прошёл ваш урок? - вежливо начал разговор Корристо, отойдя от кузни рун (или как эта штука называется?) на несколько шагов в нашем направлении. Судя по тем взглядами, какими начали сверлить меня остальные маги, вопрос был не более чем прелюдией к чему-то иному.
  
  -Сносно, - бросив на меня короткий взгляд и спрятав руки в рукава мантии перед собой, ответил Дамарок. - До идеала ещё далеко, но он старается.
  
  -Отрадно слышать, - Верховный Маг отвернулся от алхимика и испытующе посмотрел на меня. - Ты должен знать, что мы уже попросили баронов разведать ситуацию в Болотном Лагере и направили такую же просьбу нашим коллегам из Нового Лагеря. Люди Гомеза или кто-то из подчинённых генерала Ли, безусловно справятся с задачей. Вряд ли у них получится войти в доверие к Кор Галому или Ю'Бериону, но об основных движениях Братства они нас известят. Тем не менее, твоё беспокойство и желание лично помочь нам с этим делом очень похвально и, возможно, у тебя получится добиться того, на что сложно надеяться обычным членам Лагеря. Мы подготовили для тебя несколько вещей, которые увеличат твои шансы выжить, пожалуйста, взгляни, - Корристо повёл рукой в сторону кучи тряпок и Торрез с Мильтеном синхронно сделали шаг в сторону.
  
  Примерно с середины монолога у меня в голове крутилась только одна короткая мысль, выражающаяся словом: «Чего?» А вот сейчас я резко понял, что каким-то образом опять загнал себя в задницу. Уж не знаю какой она будет степени полноты, но то, что это — задница я был уверен на все сто. Язык мой — враг мой! Вот какого чёрта мне нужно было выкобениваться с этой одеждой? Сначала пришлось как уж на сковородке выкручиваться перед Корристо — довыкручивался! Теперь они, походу, уверены, что я добровольно подписался на какую-то миссию, и назад не сдашь, потому что «сам просил». Тьфу-ты, погань! Теперь остаётся только морду кирпичом делать, словно так и надо, а ведь жизнь только начала налаживаться…
  
  Ладно, дышим носом, слушаем ушами, а вот глазами лупать точно не надо, разве что на предложенные тряпки. Итак… Я подошёл к горе вещей… Угу, это у нас рубашки, на первый взгляд старые, с несколькими заплатками, но что примечательно — льняные, вполне могли остаться со времён до Барьера, ведь вряд ли маги заказывали себе через баронов одежду обычных горожан. Пыльность сундука на это тоже намекает, не просто же так его сюда притащили? Дальше… Это то, что я думаю?
  
  -Это же охотничьи доспехи? - не удержавшись, озвучиваю возникший вопрос. Конечно, в реальном мире вещи отличались от картинки с монитора, но как и в прочих случаях, это отличие было не настолько сильным, чтобы не узнать однажды виденный образ. А этот, или очень похожий доспех, я имел удовольствие довольно долго видеть на плечах своего реципиента во второй части игры. Тем более, что и память Марвина подтвердила, что наблюдаемые мной вещи являются стандартным кроем для охотничьих гильдий по всей Миртане.
  
  -Они самые, - подтвердил Мильтен. - Я ещё когда призраком был выменял их на складе у Скипа. Раньше костюм наверняка принадлежал какому-то из офицеров замка, сам знаешь — знать любит развлекаться охотой, но бегать за оленями в тяжёлом латах — то ещё удовольствие, - я рефлекторно кивнул, нечаянно припомнив охотничий опыт прежнего хозяина тела. - Ну вот, - от чего-то приободрился маг, - а когда каторжники подняли восстание, то в первую очередь расхватывали кольчуги с панцирями. Неказистый кожаный костюм если кого и привлёк то ненадолго, а потом люди Гомеза окончательно перешли на бывшие доспехи надсмотрщиков и он отправился пылиться на склад.
  
  -А зачем же ты тогда его купил, если уже был призраком?
  
  -Да, подумывал одеть под жилетку или перешить, - смущённо улыбнулся парень, - всё-таки тело он закрывает получше чем форма замковых слуг, которую носят младшие призраки, но, - Мильтен развёл руками, - на следующий день как раз случился один инцидент и я стал учеником мастера Корристо.
  
  -Мильтен предупредил нас о подготовке покушения, - проскрипел Родригез. - То, что осталось от злоумышленника потом неделю собиралось по всему Внешнему Кольцу.
  
  -Да, ты не смотри, что костюм старый, - поспешил опять нацепить на лицо улыбку молодой маг, то ли действительно почувствовав себя неловко от комментария товарища, то ли решив, что неловко почувствую себя я. Ну что же… Во втором случае он не ошибся, - это кожа снеппера, обрабатывать её долго, зато служит годами. В любом случае, до вступления в один из Лагерей ничего лучше тебе не найти, а самое главное — за ношение этого костюма с тебя точно никто не спросит!
  
  -Звучит хорошо, - обронил я, взяв руки верхнюю половину доспеха. Нижняя часть представляла собой просто неплохо выделанные кожаные штаны, а вот верхняя была интересней. На основу — куртку из тонко выделанной кожи были нашиты полосы кожи дублёной, в итоге получалось что-то вроде эрзац версии ламелярного доспеха. Очень эрзац, но учитывая, что это предполагалось использовать для развлекательных выходов на природу, грех жаловаться. Тем более, что судя по размеру, а изначальный владелец явно был заметно шире меня в плечах, ожидающая своего часа в сумке кольчуга поместиться под ней без проблем.
  
  -Это не всё, - привлёк к себе внимание Корристо и протянул мне раскрытую ладонь, на которой блестел покрытый рунами бледно-синий ободок. - Вот, возьми это кольцо. Оно даёт защиту от физических и магических воздействий. Оно не убережёт тебя от арбалетного болта или удара двуручником, но спасти голову от удара дубиной или запястье от волчьих клыков вполне сможет. То же самое и с магические заклинаниями. Как ты понимаешь, я не очень знаком с сутью магии Спящего, но от воздействий уровня огненной или ледяной стрелы оно тебя убережёт. И дай, пожалуйста, свой медальон посланника.
  
  -Зачем? - заторможенно приняв из старческой руки кольцо я уже потянулся снять с шеи цепочку, но откуда-то вылезла любопытная натура и завладела языком до того, как я его прищемил.
  
  -Я хочу нанести на него защитные символы и наполнить магией, - бесстрастно ответил на глупый вопрос Верховный Маг. - Безусловно было бы проще выдать тебе один из уже готовых медальонов, но те магические предметы, которые мы делаем для людей Гомеза не несут нашей символики, а ты всё-таки сейчас числишься нашим посланником, было бы неправильно ставить это под сомнение.
  
  В ответ я понятливо кивнул, передавая украшение, хотя внутри мало что понимал. Вот что мешало мне одеть на шею две цепочки? Это же не игра, где для данного итема один-единственный слот…
  
  -Пойдём вниз, переоденешься, - недвусмысленно поманил меня к себе Мильтен, когда Корристо уже отошёл к сферическому агрегату из железных обручей, - за одно и сапоги примеришь, не тащить же их было все сюда?..
  
  
***
  
  Вечером я сидел у себя в домике и мучительно думал что делать дальше. Изумлённые и завистливые взгляды сопровождавшие меня всю дорогу от часовни перестали жечь спину только когда уже внутри здания я спешно скинул с себя куртку и натянул под неё кольчугу с войлочным поддоспешником. Точнее сказать, полностью меня отпустило, только с последним затянутым шнурком на вороте, когда поверх кольчуги легла охотничья куртка. Лёгкое удовольствие от долгожданного облегчения походной сумки полностью меркло рядом с чувством защищённости.
  
  Грудь приятно холодил зачарованный Корристо амулет, указательный палец охватывал покрытый символами ободок рудного железа, пояс оттягивал добрый меч, что ещё нужно для счастья? Только чтобы ко всему этому не прилагался эпических размеров головняк! А он прилагался, тудыб его в качель!
  
  Из-за моих неосторожных слов товарищи маги сделали, в общем-то логичный с их точки зрения вывод — посланник Пирокара — есть человек идейный, патриотичный и до умиления надёжный. Причём так эти черты в нём сильны, ну так сильны, что он и без всякого спросу рвётся в одно лицо затащить высокое задание Партии и правительства по выводу на чистую воду Братства болотных укурков, а за одно чуть ли не всю Колонию построить в квадраты и шеренги на благо отечества. Короче, приняли меня за стандартного соискателя титула паладина на службе магов и короля. Чего с этим делать я понятия не имел...
  
  Но будто мало этого, на обратном пути мне довелось стать свидетелем примечательного диалога парочки призраков. Меня они, находясь за углом здания не заметили, а вот я их беседу выслушал с большим вниманием и не мудрено, ведь речь шла обо мне. Казалось бы, чего я о себе не знаю? Оказывается многое. Перво наперво, едва появившись под Барьером я показал себя, как зверский профи, свидетельством чему выступал тот случай с гибелью Нэка и убийством кротокрыса при свидетелях одним ударом. Плюс оружие, какое не у каждого призрака есть. Ну это ещё ладно, я и так догадывался. Но дальше больше: в первый же день я вошёл в замок к главному(!) и что-то там с начальством перетирал, после чего меня с ходу возвели в «козырные фраера», а чтобы соблюсти приличия, повесили на шею цацку посланника магов. Но ведь все знают, что у Магов Огня нет посланников! По отдельности уже тревожные звоночки, а уж после того как сегодня утром Флэтчер уговаривал(!) меня (!!) самому стать держателем района (О_о) народ окончательно уверился, что на зону явился крёстный батя, аля король воров, или бандитский барон, ну или на худой конец — доверенный человек от этого бати, но уже закорешившийся с Гомезом. Короче, тронешь-пожалеешь, что родился на свет. И вот чего мне дальше делать?!
  
  Отгоняя мысленный крик души, я с усилием помассировал лицо. Теперь хочешь-не хочешь, а с работой в кузнице придётся завязывать. По меньшей мере, до тех пор, пока у моего дома не появится крепкая дверь с солидным замком, потому как одно дело — махать молотом в шерстяной безрукавке и то к концу работы её можно выжить от пота, и совсем другое — делать всё тоже самое, но в кольчуге и кожаном доспехе, а снимать их и оставлять у всех на виду… Или нет? Если у меня уже сложилась такая зловещая репутация, могут же и не рискнуть связываться? Ведь могут? Нет, чёрт его подери, не могут! Это младшие призраки да рудокопы ходят в непонятках и придумывают себе конспирологические теории на ровном месте, а тот же Флэтчер прекрасно знает что ничего мне не предлагал, как и Мильтен знает, что никакой кольчуги мне не давали. А что знает Мильтен, то знает Диего и все, кому он захочет сказать, а стражники уж точно в курсе, что ни к какому Гомезу меня не пускали, не говоря уже о том, что Торус весьма наглядно разнёс меня при куче свидетелей, чётко показав, что я ни разу не свой. Нет уж, светить таким козырем как наличие поддетой под одежду кольчуги точно не стоит, ибо статус защищаемого магами Посланника, конечно, вещь значимая, но от ножа в печень никто не застрахован и лучше если владелец ножа до последнего не будет знать о препятствии. Как и соблазне, между прочим, ибо кольчуги здесь стоят больше чем десяток добротных клинков. Снимать же её перед каждым походом в кузницу, а потом судорожно натягивать, гадая не взбредёт ли кому в голову сунуться в гости — то ещё удовольствие.
  Мрачно вздохнув, задеваю взглядом железное кольцо на пальце. Интересно, а как выглядит эта защита от физических воздействий? Забавно, но магическую энергию в обоих артефактах я чувствовал с первого касания, это было даже проще чем со свитком, только в отличие от свитка тут не ощущалось каких-то способов повлиять на «структуру». Да и структура эта ощущалась… м-м-м… Вроде бы и есть и чувствуется, но в тоже время как бы и не разглядишь… Словно паутина в лесу — то попадает под луч солнца и становится видна, то будто её и нет как не приглядывайся…
  
  Так ни к чему и не придя, я задумчиво достал нож осторожно ткнул остриём в палец. Тычок я почувствовал вполне привычно, кожа тоже выдержала, хотя странным было бы обратное — нож у меня так себе, да и ладони совсем не детской нежности. Чуть-чуть усиливаю нажим, но ничего — мозолистые руки кузнеца и не такое стерпят. Ещё немного… Ещё… Что что-то выбивается за пределы нормального я понял только тогда, когда остриё ножа внезапно соскочило с пальца, продолжив заданную давлением траекторию, а я по-прежнему не ощущал никакого дискомфорта, кроме давления на кожу в месте касания лезвия.
  
  Осмотрев столовый прибор, я задумался. Понятно, что металл ножа был дрянным и что лежание в вещах покойника под дождями и ветрами ему тоже качества не добавляло, однако, не далее как несколько часов назад, я лично вполне успешно резал им мясо за обедом. Следующая мысль не заставила себя ждать, и встав с лежанки, я подошёл к ближайшей стене, приставляя погнутый кончик к дереву. Эксперимент с постепенным увеличением давления повторился, но на этот раз нож вошёл в препятствие почти сразу. Любопытненько...
  
  -Корвин, ты здесь? - в дверном проёме появилась голова Флэтчера... Вместе с телом, что немаловажно. - Отлично, - бледнокожий стражник заметил меня у стены и ввалился внутрь. - Надо поговорить.
  
  -Если надо, то поговорим, - выдёргиваю из бревна нож и, сунув его за пояс, поворачиваюсь к гостю.
  
  -В общем так… - глаза мужчины пробежали по моему снаряжению, но ничего кроме академического интереса у него на лице не отразилось, а после того как с изучением было покончено, Флэтчер и вовсе будто утратил к этой теме всякий интерес, - я не знаю какие у тебя дела с магами и Торусом, да мне и плевать. Всё, что я от тебя хочу, это чтобы в моём квартале от тебя не было неприятностей и тогда, как выражается, Бладвин, мы будем друзьями. Если у тебя какие-то свои соображения на этот счёт, то лучше выкладывай сейчас, чтобы мы оба не тратили зря время и нервы.
  
  -Не беспокойся, порядок я уважаю. Как и правила, - вздёргиваю с пола рюкзак и, запустив руку внутрь, через секунду протягиваю стражнику заранее увязанные в тряпицу семьдесят кусков руды. - За эту наделю, - поясняю на вопросительный взгляд.
  
  -Хм… - стражник взвесил в руке увязку и с непонятной досадой дёрнул щекой. - По правде сказать, не уверен что тебе вообще надо платить… - неуверенно буркнул он. - Но так и быть! Ты прав — порядок, есть порядок. Я передам нашим, - резким движением открыв одну из поясных сумочек на ремне, Флэтчер, не утруждая себя пересчётом, сунул туда руду и вновь поднял взгляд на меня. - Ещё что-то?
  
  -Я буду отлучаться из Лагеря время от времени, с этим не будет проблем?
  
  -Дом числится за тобой, вздумаешь отлучится дольше чем на неделю — предупреди заранее, чтоб мы не гадали сдох ты или ещё вернёшься. Охрану в таких случаях лучше оплатить сразу на всё время вперёд. Можно и после, но сам понимаешь — охранять твоё добро будут с гораздо меньшим усердием. На воротах сам договаривайте, хотя… - стражник раздосадованно дёрнул щекой, - у тебя с этим проблем возникнуть не должно. И к слову говоря… - взгляд Флэтчера потяжелел, - уже слышал что про тебя болтают?
  
  -Краем уха, - обтекаемо ответил я.
  
  -И что ты на это скажешь?
  
  -Бред, который не стоит обсуждать.
  
  -Хорошо, что я думаю также, - мужчина развернулся и направился к выходу, чтобы на секунду задержаться в дверях. - Я не Торус и у меня нет никаких проблем с магами, потому скажу прямо: задание которое он тебе дал — дерьмовое дело. Если не хочешь чтобы твой труп схарчили волки в каком-нибудь овраге, не спеши кидаться на поиски. Одиночке в местных лесах выжить сложнее чем в пустынях Варанта без капли воды, а ты и без того уже успел отметиться перед швалью из Нового Лагеря. Дальше решай сам, но я предупредил, - и мужчина вышел.
  
  -Спасибо, - глухо сказал я в сторону уже пустого проёма. Вот и поговорили...
  
  На удивление, ночью спал я спокойно. Не раздеваясь, рухнув на лежак, долго размышлял о сложившейся ситуации, а потом сам не заметил как уснул. Утро же… Утро было точной копией предыдущего, за тем лишь исключением, что в этот раз я не продрог. Как-то обыденно решился вопрос и с Хуно, коего я заглянул предупредить, что сегодня буду занят. Кузнец воспринял новость равнодушно, будто ничего не произошло, впрочем, возможно, с его точки зрения так и было. Всё-таки совсем недавно он сам сетовал, что долго я у него не задержусь. А дальше… Завтрак, короткие сборы — и вот я уже стою недалеко от Южных ворот за пределами Лагеря.
  
  Странно, но вопрос «На кой чёрт я сюда попёрся?» меня особо не донимал. То есть пока часть меня его вопрошала в немом изумлении, другая тупо топала вперёд, подгоняемая мутной смесью из соображений, что нужно, первое: демонстрировать бурную деятельность одновременно и для Торуса, и для магов, второе: познакомится с Кавалорном, как полезным во всех смыслах человеком, третье: найти источник финансовых поступлений. В последнем случае ничего лучше охоты я пока не придумал. Ну кроме попытки залезть в тайник на реке, содержимое которого вполне может принадлежать хоть тому же Диего. Если вообще существует, что не гарантированно. Короче, я сильно подозревал что слегка поехал крышей на почве нервного перенапряжения… В результате чего в тугой клубок неадекватных мотиваций покинуть безопасное место добавлялось ещё и желание банально побыть одному.
  
  Как бы то ни было, покинув Лагерь, я уверенно свернул направо, планируя пройти по редколесью вдоль скалы и таким образом выйти к стоянке Кавалорна с юга. Почему-то идти по основной и, теоретически, более безопасной дороге, начинающейся от северных ворот, категорически не хотелось. Возможно причиной тому был Бладвин, державший тот район, и моё нежелание с ним встречаться, а может просто захотелось побыть подальше от посторонних глаз. Идущая с севера дорога прекрасно просматривается со стены Внешнего кольца, что было заметно ещё по пути в Лагерь, а вот редкий лесок у скалы уже неплохо скрывает от таких же наблюдателей, мне же действительно хотелось сбросить наконец напряжение.
  
  Минуты текли, и я всё больше удалялся от Старого лагеря. Молодые осины весело шелестели листвой, то тут, то там виднелись гроздья голубики, иногда попадались адские грибы с характерным чёрным крестиком на шляпке. Я никуда не спешил, так что дары природы потихоньку начали наполнять заплечную сумку. Подлеска тут почти не было, да и сам лесок не производил впечатления леса, это было скорее заросшее поле, с которого регулярно вычищают сухостой да и кустарник не забывают подрубить на хворост. При этом самому крупному стволу я бы не дал и двадцати лет, а вот пеньки в палец-два толщиной я находил регулярно. Не удивлюсь, если почти все рудокопы за топливом для костров ходят именно сюда. А почему нет? За полчаса прогулки я не увидел ни одного кротокрыса, падальщика или шершня, не говоря уже о волках и прочей местной фауне. До стены, опять же, бежать не так уж долго, а там и стражники с арбалетами прикроют… в теории.
  
  В общем, старый-добрый поход за грибами продолжался где-то с полчаса, потихоньку проветрив голову и снизив накал впечатлений по поводу моего положения. Полностью я осознал, что меня отпустило в тот момент, когда... вся еда за последние пару суток дружно попросилась выйти. До того момента никаких поползновений в этом направлении, кроме как «по маленькому» не было, а тут буквально прорвало. Насилу успел.
  
  Долго ли, коротко ли, но облегчившись за ёлочкой, я почувствовал себя почти счастливым. Причём «почти» только потому, что весь процесс я подспудно ждал, что вот сейчас из-за деревьев покажется добрая улыбка какого-нибудь волка, а я тут такой красивый — со спущенными штанами. Те ещё ощущения, доложу я вам.
  
  Между тем, я уже добрался почти до середины скального навеса, где-то тут, если мне не изменяет память, в игре можно было забраться по уступам до некой пещерки, где живёт странный рудокоп-беженец. Имени его я совершенно не помнил, но само «секретное» место в память запало. В первых версиях игры оно было бесполезно — за диалог с этим рудокопом просто давали чуть-чуть опыт и всё, да плюс сундук в пещере с парой мелочей, который можно было обшарить. А вот в «Золотом моде», где реализовали не вошедшие в официальный релиз квесты и сюжетные ветки, этот персонаж уже начинал одну странную цепочку заданий. Собственно странным в персонаже и цепочке было всё, начинай от того, что согласно квесту сей деятель умудрился украсть у Торуса магическое кольцо с какими-то бесстыдно эпическими характеристиками, и заканчивая тем, что вместо бегства вместе с перстнем, парень зачем-то оставил его, не просто в Лагере, а прямо в замке. В общем, логики происходящего я так и не уловил, хоть и прошёл квест несколько раз.
  
  И вот сейчас я смотрел на скалу, в поисках той самой череды уступов по которым можно забраться наверх, и прикидывал в уме свои шансы как на подъём, так и на использование предзнания к своей выгоде. Уже имеющийся опыт влезания в «сюжет» своими кривыми ручками настоятельно советовал сделать вид, что ничего не знаю и вообще мимо проходил. Головняков на меня уже повесили ого-го и больше — хороший повод остановится и начать что-то менять. Противоположные доводы тоже были весомыми: если рудокоп существует и он крал у Торуса, то притащив его к Торусу, я имею хорошие шансы сгладить не слишком удачно начавшееся знакомство и в очередной раз укрепить свою репутацию в Лагере. Опасность же, в теории, минимальна — броня, оружие равно как и магическая защита у меня хорошая, так что скрутить одного рудокопа-отшельника я должен суметь без проблем. Дотащить до Лагеря сложнее, но уж как-нибудь справлюсь, а дальше пусть главный стражник сам разбирается. На крайний случай я и сам знаю где примерно хранится колечко…
  
  -Вот ты где… - глаза зацепились за складку уступов, контрастно проступивших на серой поверхности скалы, когда облако на минуту закрыло светило. Сияющий голубыми разрядами барьер почти не давал света, но что-то в освещении всё-таки сложилось как надо и посветлевшие тени позволили различить своеобразную горную тропу.
  
  Что ж, где подниматься я теперь, по всей видимости, знаю, но вот стоит ли? Этот вопрос следовало хорошенько обдумать, число для разнообразия сделав что-то после тщательного планирования, а не повинуясь сиюминутному импульсу. Сейчас мне всё равно не горит, да и в планах Кавалорн, а вот потом… Посмотрим. Да и хорошо бы сперва проверить чего я стою в реальной драке и чего стоит в ней моя амуниция прежде чем лезть на неизвестного противника, как-то выживающего вне Лагеря уже несколько лет.
  
  Приняв данное решение, я продолжил путь и видимо накаркал. Уже где-то через двести шагов впереди показалась группа из пяти падальщиков, рыхлящих своими клювами землю ровно по направлению моего движения. Руки сами собой потянулись к подаренному Торусом луку, всё же какой-никакой опыт охоты у прежнего хозяина тела был и даже простейшая логика говорила о том, что лучше выпустить пару стел пусть даже наугад, чем тупо ждать нападения с мечом.
  
  Признаться, лезть сразу на пять местных боевых страусов я не хотел, проверка-проверкой, но бережёного бог бережёт, однако стоило мне начать огибать место трапезы пернатых заворачивая по направлению к Лагерю, как с правого боку раздалось нечто среднее между петушиным криком и лязгом пилы по металлу. Оказалось, что сосредоточив всё внимание на группе вдалеке, я не заметил между деревьев небольшой овраг, где как раз и сидел ещё один птиц. Распушив серые перья и склонив голову параллельно земле он развернулся в мою сторону и начал грозно кудахтать, тревожно взрыхляя когтями на ногах землю под собой. Между нами было метров десять, с момента первого крика прошла едва ли секунда, но от основной стаи падальщиков уже раздались ответные голоса и все птицы начали поворачиваться в мою сторону, также принимая агрессивные позы.
  
  Пальцы дёрнулись и наложенная заранее стрела тут же ушла «в молоко», то есть уткнулась в грунт слева от пернатого сигнальщика. Новый крик получился сильнее и я уже не успевал достать вторую стрелу. Падальщик помчался вперёд задрав голову так, что загнутый кончик клюва, как мне показалось, даже блеснул на солнце.
  
  Откидываю в сторону лук и хватаюсь за меч, успевая выхватить его как раз вовремя — птица на диво быстро бегала. Какая-то секунда — и тяжёлый клюв пытается пробить дыру в моей груди, вынуждая изо всех сил шатнутся в сторону. Отскочить удалось не полностью и левый локоть что-то чиркнуло, мой удар в спину твари тоже запоздал пролетев уже сантиметрах в десяти за хвостом. Быстро затормозив птица начала разворот и в этот момент я тоже шагнул вперёд. Пусть со второго раза, но сталь вошла в покрытую серыми перьями плоть оставляя глубокую рану у основания шеи. Падальщик вскрикнул и попытался попятится, однако отпускать я его не стал и вновь рубанул целя в крупную голову. Звук удара напомнил звук раскалывания топором дров смазанный каким-то глухим чавком, но порадоваться победе я не спел, так как сзади уже приближались крики остальной стаи.
  
  Единственное, на что мне хватило времени — это сделать ещё один шаг вперёд и резко развернуться — теперь между мной и бешеными страусами был ещё подёргивающийся труп их сородича — не бог весть какая преграда, но смутная надежда на то, что тварям придётся чуть затормозить, чтобы сманеврировать или перепрыгнуть её у меня была.
  
  Первый падальщик, собственно, так и сделал — чуть замедлился и прыгнул, за что и поплатился — в воздухе его встретил удар моего меча. Руку дёрнуло, но птице пришлось куда как хуже — тело полетело в одну сторону, а башка с клювом просвистела у меня перед глазами, «сворачивая» в другую.
  
  Вот только наслаждаться зрелищем долго не вышло — слабый, но всё же чувствительный щипок за тыльную сторону ладони заставил вспомнить, что врагов у меня больше двух и один из них уже успел обойти меня слева и схватиться за левую же руку, которую я отвёл, дабы сохранить равновесие в импровизированном выпаде в сторону прошлой жертвы. Удивляться, почему мои пальцы всё ещё при мне, а вместо адской боли и потока крови из культи я чувствую лишь неприятное щипание, времени не было — пока я разворачивался и пялился на падальщика слева, зашедший справа боевой страус оказался у меня за спиной и со всей дури саданул своим клювом мне под колено. С-с-слово нехорошее, впрочем, эффекта от такого клевка тоже было немного — удар я почувствовал, но, по ощущениям, будет просто синяк.
  
  Как бы то ни было, но новый тычок вывел меня из ступора, а может рефлексы какие от прошлого владельца тела остались, но давать этим курам-переросткам меня склевать я не собирался и пустил в дело меч. Удары были кривыми, но достаточно сильными, а птичьи кости, в отличие от клюва, никогда прочностью не отличались. Даже если это кости курицы-мутанта. «Щипальщику» я дал по шее клинком, срубить не срубил, но точно что-то повредил — туша рухнула на землю и начала подёргиваться, издавая сдавленное курлыканье. «Клеватель» получил мечом по кумполу с разворота и тоже рухнул, выяснять, сдох он или просто контужен я не стал — подоспели оставшиеся приятели этой троицы. Но первый шок прошёл и я смог среагировать более-менее внятно, во всяком случае, наше столкновение закончилось всего одним дополнительным клевком, от которого я не успел увернуться, но с которым справилась кольчуга, и тремя моими ударами, поставившими точку в славном пути боевых страусов.
  
  На всякий случай долбанув каждого поверженного птица мечом ещё раз, я устало плюхнулся на землю. Меч упал рядом. Руки мелко подрагивали.
  
  -Испытал себя, вашу м-мать, - пока пытался не дать себя сожрать, мысли неслись быстро, суматошно, но "правильно". Логично. А сейчас меня догнал мой собственный испуг и стало "накрывать". Очень захотелось пропустить что-нибудь эдакое для успокоения нервишек. Пришлось доставать из сумки всё ту же бутылку дрянной сивухи и прикладываться к горлышку.
  
  На третьем глотке я наконец почувствовал вкус и оторвался. Стало куда как легче. В голове даже забрезжил вопрос, «а почему меня не сожрали?» пропущенные удары должны были меня если не убить, то покалечить, а тут прямо магия какая-то... Мотнув головой, прогоняя приступ отупления, я заткнул горлышко бутылку пробкой. Магия и есть. Хорошая магия, должен сказать. Амулет и кольцо испытание выдержали с честью. Нащупав пальцами холодный кулон под курткой, ничего нового не заметил. Если в кольце с амулетом и был какой-то заряд, то определение его уровня для меня было недоступно — по ощущениям количество магии в этих вещах осталось прежним.
  
  -Я хочу знать, как делать такие штуки, - утерев со лба пот, со вздохом констатировал я. Как показала практика, в местных реалиях вещи архиполезные и хотелось бы иметь с собой таких побольше, если возможно.
  
  Впрочем, оглядев поле боя, передо мной встал ещё один вопрос… Что мне теперь делать с шестью тушами падальщиков? Лагерь вроде бы и вот он — метров двести по редкому лесу, и упрёшься в стену, но до ворот далеко, что южных, что северных. Да и не утащу я больше одной, а бросать — жалко.
  
  Потратив минут пять на приход в себя и осмотр целостности одежды, на счастье не пострадавшей, я внимательно изучил все трупы и пришёл к выводу, что самым разумным будет отрубить птицам ноги и связав их… да хотя бы жилами, что можно, как подсказала память тела, вытащить тут же, идти куда-то уже с такой «вязанкой». Благо основное количество мяса в падальщиках как раз в ногах и находится. Брюхо, конечно, массивней, но между окороком и набором всяких кишок с селезёнками большинство нормальных людей выберут окорок. Моя же память подсказала, что где-то дальше должна быть застава стражников, стерегущих проход в земли орков. По игре просто точка для антуража, не многим полезней охраны моста, но в реальной жизни почему бы не продать им по дешёвке лишний вес? По словам Хуно на заставах народ не шибко приблатнённый — обычные мужики, далёкие от верхов Лагеря. Вспоминая охрану места обмена в это верится. Грэг опять же что-то говорил про эту заставу, даже главного на ней называл, как бишь его… Бруно, кажется. Одним словом, вряд ли народ сидящий на посту по несколько дней откажется от свежего мяса, которое само идёт в руки. С вопросом оплаты сложнее, но авось амулет посланника магов мне тут поможет.
  
  Сказано — сделано. Сколько я возился с разделкой туш не скажу, но когда лес впереди кончился и стала видна далёкая тропа, утреннее солнце ещё не успело приблизится к зениту. Долго крутить головой не пришлось — тропа огибавшая Старый лагерь с севера на юг заворачивала далеко впереди за холм и, отделившись от неё, дальше шла совсем тонка тропка, что, не доходя до леса из которого я вышел, поворачивала на крутой холм расположенный между двумя горными хребтами, один из которых всё это время тянулся по левую руку от меня. По всей видимости, моя промежуточная цель лежала как раз там.
  
  Взобравшись на холм я и правда увидел впереди нечто вроде блокпоста. В наиболее узком участке между двумя скалами возвышался потрёпанный временем частокол с проходом посередине. Возможно когда-то там стояли ворота, но сейчас была обычная дыра. По бокам свисали старые и порядком ободранные красные штандарты на которых слабо угадывался какой-то герб. Тут же замер стражник в лёгких доспехах, лениво подпирая боком косяк и наблюдая за происходящим на той стороне. А вот с нашей, на площадке вдоль левой скалы, стояло три основательных шалаша, костёр с общим котлом, несколько бочек и напротив всего этого, у противоположной скалы, пара дощатых щитов с мишенями. А ещё, в противовес игре, тут находилось не два стражника, а целых шесть, причём один в средней, а один и вовсе в тяжёлой броне.
  
  -Оп! - первым моё приближение заметил молодой здоровяк, у которого из криво надетой накидки проглядывал грубо сшитый кожаный панцирь. - Охотник! - провозгласил он на всю стоянку, после чего ко мне обернулись все стражники. - Ты откуда такой?
  
  -Из Старого лагеря, - подойдя ближе, лаконично сообщил я.
  
  -Да? - вперёд вышел высокий, темнокожий мужчина в тяжёлых латах, отодвинув рукой подчинённого. Глаза местного командира с подозрением прошлись по моей амуниции, после чего задержались на лице, в явной попытке меня припомнить. - Не знаю кто ты такой, - признал он спустя секунду, - но тебе лучше разворачиваться. За этим укреплением расположены земли орков.
  
  -Я знаю, но я к вам, - говорю как можно спокойней, также прекращая изучать взглядом собеседника. Длинные волосы уроженца южного Варанта, связанные как и у меня в хвост, слегка растрепались, а на поясе висел узкий меч с красиво переплетённой рукоятью. Но кроме этого я ничего не мог о нём пока сказать.
  
  -И зачем же? - с долей удивления наклонил голову стражник.
  
  -Свежее мясо интересует? - выразительно поправляю рукой петлю на плече, тем самым провоцируя глаза стражников перейти с разглядывания меня на увязанные окорока падальщиков. Увязка была тяжеловата и уже изрядно натёрла плечо, несмотря на куртку и кольчугу под нет, но пришлось мысленно скрипеть зубами и делать вид, что всё отлично. - Отдам за полцены.
  
  -Я тебя даже не знаю! - то ли возмутился, то ли растерялся стражник. - Вдруг ты из Нового лагеря и хочешь нас отравить?
  
  -Меня зовут Корвин, - большим пальцем левой руки вытаскиваю из-за шиворота амулет, - я посланник Магов Огня.
  
  -О… - только и смог сообщить здоровяк, во все глаза пялясь на узор языка пламени и озабоченно почесав затылок, чем ещё больше растрепал себе волосы. - Когда это Маги Огня обзавелись посланником?
  
  -В тот же день, когда здесь проходил Шакал, ловя убийц Нэка, - вот тут я рисковал, так как точно не знал где тех настигли и успели ли они вообще выйти из леса у скалы, но прокатило.
  
  -Так это ты тот парень, про которого он говорил! - с облегчением догадался стражник. - Я Бруно — начальник заставы! Будем знакомы! - варантец протянул вперёд мозолистую руку, чем вызвал уже у меня приступ удивления. Нет не тем, что его руки, несмотря на вздетый доспех были без положенных комплекту перчаток, а тем фактом, что оказался первым кто поприветствовал меня данным жестом в Колонии.
  
  На секунду я замешкался и это не укрылось от взгляда стражника, но потом я всё-таки пожал протянутую руку и… похоже опять сделал что-то не так. Или наоборот так. Короче, совершил что-то, подоплёку чего не понимал, поскольку мигом расцветшая на лице мужчины улыбка была уж какой-то слишком облегчённой. Прямо скажем, странная реакция на первый раз в жизни увиденного новичка.
  
  -Только с рудой у нас не очень, - будто стараясь сменить тему, тут же сообщил Бруно. - Есть пара шкур варгов, клыки, когти, может, сторгуемся?
  
  -Вас так плохо снабжают? - не отворачивая лица от начальника заставы, оглядываю остальных стражников. Те с вниманием прислушивались к нашему диалогу, то и дело косясь на мясо. Общая мимика враждебности не отражала, а вот чёткий интерес к еде прослеживался.
  
  -Да какое там снабжение, - махнул рукой варантец, жестом указывая на один из шалашей рыжеволосому мужчине с вытянутым лицом и короткой стрижкой, носившего среднюю броню. - Раз в неделю посылаем в замок пару человек с мешкам. Уистлер отгружает нам немного хлеба, сыра и солонины, да горсть руды чтобы самим чего-то на рынке докупить. Там уже продаём чего накопится с трофеев и добираем по мелочи. У нас тут, заешь ли, надолго никого не отошлёшь — тут же варги, или кусачи с той стороны лезут. Чуют, твари, что людей меньше стало, и сразу тут как тут! Хорошо ещё если парочка молодых, а если стая, да с орком-пастухом — тут только арбалеты и спасают, а болтов у Скипа хрен допросишься раньше большого каравана! Покупай или крутись как хочешь, тьфу! - Бруно раздражённо сплюнул в пыль под ногами.
  
  -Не радостно… - констатировал я.
  
  -Да не, - тут же спохватился стражник, меняя тон, - жить нормально. Всяко лучше чем на шахте горбатиться или по лесам шариться в поисках где бы кого обчистить, - темнокожий обвёл ожидающе-строгим взглядом своих подчинённых, будто напоминая и вместе с тем предлагая поддержать. Те согласно закивали, начав в разнобой ворчать что-то подтверждающее. - Да и орки редко сами лезут, - удовлетворившись реакцией парней вновь заулыбался варантец. - Это если вор какой с их стороны влезет и начудит, тогда бывает — шумят, а сами даж не зыркают особо. Тут всё больше их твари ручные озоруют, но они тоже не дурные — на укрепления не наскакивают, только если из подтишка подкрасться пытаются.
  
  -А воры часто ходят в земли орков?
  
  -В Новом лагере дураков полно! - без тени сомнения ответил стражник. - Их Ларс — атаман шайки, берёт к себе любого прохвоста, который отвалит ему руды за броню и синий платок на морду. А дальше все эти бараны обнаруживают что нахрен никому в Новом лагере не нужны и кормить их просто так никто не будет. Маги воды там платят только наёмникам и кормят бесплатно тоже только их, а чтобы стать наёмником это надо ещё заслужить. Вот и ползают толпы жадных дураков по всей Колонии, в поисках где что плохо лежит. Самые дурные верят, что в землях орков можно взять богатые трофеи и, этой, славой себя покрыть, уважение заработав. Только я тебе так скажу, если собрался в земли орков, то лучше отдать всю накопленную руду знакомым, авось зачтётся на том свете как доброе дело.
  
  -И что, вообще туда никто не ходит?
  
  -Ну… - Бруно помялся. - Бывает. Маг Огня один — Мильтен иногда ходит, говорит за редкими травами. Но он — маг, понимать надо! А так больше никто и не суётся, особливо как Бронил погиб.
  
  -Бронил? - переспросил я, хмурясь в попытке его припомнить.
  
  -Был у нас такой барон несколько лет назад. Лихой нормарец. Повоевать любил, но видать довоевался. Как ушёл однажды в земли орков, так ещё больше никто и не видел. Я так думаю, достал он их. Он же не первый раз со своими парнями на них налёты устраивал, вот и устроили ему засаду.
  
  -Ясно… - так вот как звали того барона, который на свою беду нашёл один из юниторов и превратился в нежить.
  
  -Ну вот и Марк, - обрадовался Бруно, видя как из шалаша показывается стражник в тяжёлой кольчуге. - Ну что, возьмёшь шкурами? Одну шкуру варга за пятнадцать кусков на рынке сторговать можно, нижние клыки идут за десять, есть ещё когти варанов, их тоже за пятнадцать толкнуть можно.
  
  -А Фиск возьмёт за семь? - криво усмехнулся я, повинуясь наитию.
  
  -Может, и за восемь, - уже не так бордо буркнул стражник. - Но Фиску всё продавать — гиблое дело, цену режет как Снаф коротокрыса.
  
  -Это да, - соглашаюсь, разглядывая тёмно-коричневый мех на извлечённых на свет свёртках в руках Марка. Очень к месту вспомнилось как я мёрз на кровати последние дни. Когти и зубы, конечно, компактней, но чёрт подери, хочется уже поспать на чём-то помягче прикрытой дерюгой доски.
  
  Приняв моё внимание за желание увидеть товар полностью, Марк молча развернул шкуры. Он вообще был какой-то тихий, при этом слабаком явно не выглядел. Светлокожий, с большим горбатым носом на вытянутом лице и крепкими жилистыми руками — типичный миртанец. Шкурки же размером не очень превосходили волчьи, в некоторых местах виднелись дыры, видимо от арбалетных болтов и парочка разрезов уже явно от клинка. Память Марвина тут же подсказала, что за такой товар можно долго торговаться и хорошо сбить цену даже «на воле», не удивительно, что тут иные продукты из внешнего мира шли дороже.
  
  -Давай так, эти две шкуры за пять ног, а остальное когтями? - вряд ли один только окорок получится продать дороже десяти кусков, а за полцены это и вовсе по пять, но и у него товар видно что солдаты добывали, а не охотники.
  
  -Это выходит… четыре когтя? - неуверенно переспросил стражник, оглядывая лица своих сослуживцев, но те, кроме Марка, вид имели ещё более недоумённый. Арифметика тут явно не числилась в ряду привычных умений. Логично, учитывая, что в средневековье со школами для простолюдинов немного напряжённо.
  
  -Три, - поправил я.
  
  -По рукам, - не задумываясь согласился Бруно.
  
  Сгрузив мясо на руки тут же подскочившим младшим стражникам, получаю оплату. Когти варанов оказались довольно впечатляющими — с режущей кромкой почти в указательный палец длинной, коричневатые и весьма острые. А вот шкуры отчётливо воняли псиной, не сложно было догадаться, что ни о какой полноценной обработке тут и речи не шло, но за неимением альтернатив надо радоваться уже тому что есть.
  
  -На обед останешься, или дела? - двое мужиков в лёгких доспехах уже спешили распалить угли в костре, в то время как ещё один уже вовсю возился с разделкой мяса.
  
  -Дела, - задавив в себе позыв желудка в некотором смысле вернуть хоть часть только что проданного мяса, отвечаю варантцу. - Но спасибо за приглашение.
  
  -Да не за что, тебе спасибо. К нам охотники не часто заходят — всё сразу в Лагерь тащат. А самим ходить — это заставу ослаблять. Торус узнает и… - стражник дёрнул щекой, всем видимо показывая, что лучше посидит голодным, чем такой головняк.
  
  -А вас часто на посту меняют? - решаю проявить любопытство. Всё-таки было в этом что-то странное, ладно ещё вот эти ребята, у которых под накидками гомезовой банды стёганки из сырой кожи, но ведь тяжёлую кольчугу кому попало не выдадут, не говоря уже про тяжёлые латы самого Бруно.
  
  -Как в армии — раз в полгода, - легко ответил темнокожий. - Ну, тех, кто выживает, - поправился он. - Хорошо себя проявишь, можно и на охрану внешних стен Лагеря попасть или к Яну в Старую шахту, а там уже и в замок к баронам выбиться можно. Мы тут, можно сказать, счастливчики, - с подросшим энтузиазмом заявил он, то ли почувствовав вкус к рассказу новому слушателю, то ли на публику — для своих людей. - На место обмена или охрану караванов нападают постоянно, а с нас что взять? Пяток арбалетов да броню, которую открыто нигде не наденешь, а переделывать умельцев вне Старого лагеря нет. Да и сидим тут крепко — со стороны Лагеря не очень-то подойдёшь большим отрядом — кустов нет, леса нет и взбираться по холму. Со стороны орков тем более соваться дураков нет. Живность вот разве что гадская под боком, но с ней главное самим не зевать, тогда руки-ноги целы будут, и глотку не порвут. Ну и помыться негде, - варантец досадливо потёр рукой шею, - но тоже приспособились, вон, - стражник кивком головы указал на бочку у скалы. - Тут как дождь идёт, сверху прям водопад мелкий, и самим обмыться и запастись можно. Живём, короче.
  
  -А чего до сих пор в шалашах живёте? Неужто за столько лет не могли пару домов, как в Лагере поставить?
  
  -Так кто ж нам даст? - удивился стражник. - Это же сразу воры полезут чтобы всё пожечь! Шалаш он что — за день собрал и ни куска руды на гвоздь не потратил, а как дом собирать станешь — всё пожгут! Там же одних досок на пару сотен кусков, и с Лагеря тащить надо! Вся голытьба ларсова отличится попытается! Это им на меня с Марком при шести арбалетах, быковать страшно, а стрелу с вымоченным в масле мхом поджечь и навесом в крышу пустить — милое дело! Им что? Стрельнул раз пять и утёк — иди свищи его потом в поле, а нам эти двести кусков три месяца копить всем взводом. Вора после этого свои шнапсом зальют и в банде повысят, а нас в Лагере заплюют и хорошо ещё если Торус промолчит, но про замковую казарму можно будет забыть. Короче, если и строится, то сразу с частоколом круговым, башнями и колодцем поглубже, а это же тысячи кусков! Да и маги не позволят — провокация войны понимаешь.
  
  -Да, дела… - проникнувшись, произнёс я. - И что, просто шалаши так спалить не пробовали?
  
  -А зачем? Ветки скинул, ногами затоптал и новые положил. Даже если начнут у себя кукарекать как нам всыпали, нам то признавать незачем. Я вот на двадцать шагов хоть в земли орков отойду и ещё лапника нарублю — и обзор улучшу, и карман у меня от этого пустее не станет, а вору ради того чтоб я спину два раза нагнул жизнью рисковать — под болты подставляться. Дураков Новом лагере, конечно, много, но совсем уж таких даже Ларс к себе не берёт.
  
  -А Квентин? - закидываю пробную удочку.
  
  -Квентин — налётчик, - ничуть не удивился моему знанию данного имени стражник. - Ему только товар нужен, руда и пойло с внешнего мира. Просто так гадить он не будет, на него и без того именная верёвка у баронов припасена.
  
  -Прямо так и именная?
  
  -Точно тебе говорю! - кивнул варантец. - Мне как-то Буллит хвастался, когда я ещё сюда не попал, а Северные ворота сторожи. Другой бы сказал — не поверил, а Буллит и именную петлю держать может. Любит он такие вещи.
  
  -Ясно… - на языке так и вертелся вопрос о том, за что его сняли с ворот и отправили к чёрту на рога, считай, в ссылку на полгода и более, но мы явно были знакомы слишком мало для таких вопросов. - Что ж, ещё раз спасибо за приглашение к столу, но мне пора. Удачи вам тут.
  
  -Тебе тоже. Если что — заглядывай, только в темноте заранее крикни, а то подстрелить случайно можем. Ночь у нас самое опасное время.
  
  -Учту, - киваю и, подняв руку, прощаюсь со стражниками. Сомнительно, что это знакомство мне чем-то поможет в плане вступления в Лагерь, но бесполезным оно точно не было, и два меховых свёртка притороченные к сумке тому прямо доказательство.
  
  
***
  
  -Ты Кавалорн, верно? - обращаюсь к жилистому призраку, с почти столь же чёрной кожей как у Торуса, но узким лицом типичного уроженца северного Варанта.
  
  Путь до сторожки оказался хоть и более запутанным, чем в игре, представляя из себя чуть ли не лабиринт из поросших травой скалистых оврагов, но, как и говорил Диего, дощатую крышу было видно издалека, да и старая каменная башня расположенная на возвышенности примерно в полутора сотнях метров от места обитания члена Старого лагеря, служила хорошим ориентиром. Для тех кто знал где примерно относительно нужного домика она должна быть. Что до самого домика, то он явно стоял здесь ещё до возведения Барьера — древесина под воздействием дождей и ветра посерела, двери, если когда и существовали, то нынче от них не осталось даже петель, одна из стен вообще отсутствовала, а крышу во многих местах подпирали балки поставленные тут явно куда позже основного строительства. Да и было заметно, что это строение никогда и не являлось капитальным жильём, о чём свидетельствовали стены сколоченные всего-лишь из толстых досок.
  
  Хозяин же данной жилплощади сидел на скамеечке в стороне от дома перед кипящим на костре котелком и, глядя в огонь, не торопясь смаковал самокрутку. На поясе у него висели ножны с коротким мечом, почти кинжалом, а прямо на скамье, под левой рукой, лежал снаряжённый лук. Парочка стрел же покоилась справа, будто специально выложенные из колчана чтобы быстрее схватить.
  
  -Угадал, - выпустив очередную струйку дыма изо рта, ответил охотник, впрочем, даже не шелохнувшись, чтобы взглянуть в мою сторону.
  
  -Я — Корвин. Меня прислал Диего, он сказал, что ты можешь помочь восстановить форму и дать пару уроков по части охоты.
  
  -Хмм… - варантец всё же повернул голову ко мне и, сделав долгую затяжку, оглядел с ног до головы. - Тогда присаживайся, - кивок на скамейку по другую сторону костра. - Только ума не приложу зачем тебе моя помощь — с такими трофеями тебе самому в пору брать руду за обучение.
  
  -Это не мои, - поправляю за спиной притороченные к сумке свёртки шкур вызвавшие столь лестный комментарий призрака, - я их выменял на мясо у Бруно — начальника заставы перед землями орков.
  
  -Всё равно я тебя не понимаю, мясо же на их стоимость ты добыл, - пожал плечами мужчина, выпустив облачко сладковатого дыма.
  
  -Мечом, - обойдя подвешенный на трёх жердинах котелок, скидываю с плеча сумку и ставлю её на сидение, после чего опускаюсь сам, - а это не охота.
  
  -Добыча есть добыча, какая разница как она пришла? - нарочито расслабленно, почти сонно, возразил призрак. Или это действие болотника, который он курит?
  
  -Рубить дичь боевым клинком это тоже самое, что стоять в строю без порток, или я не прав?
  
  -Хороший пример, - сделав последнюю затяжку и щелчком отправив окурок в угли костра, согласился Кавалорн, - но в Колонии не слишком правильный.
  
  -Почему же? - если честно, я был уверен, что профессиональный охотник этот аргумент воспримет на ура.
  
  -А ты видел здесь скупщиков пушнины? - вопросом на вопрос ответил мужчина.
  
  Я промолчал. Было видно, что настроение сейчас у призрака совсем не деловое, посылать меня он, похоже, не собирался, но и подрываться мигом учить и тренировать при одном упоминании Диего явно желания не испытывал.
  
  -Вот что я тебе скажу, - видя моё ожидающее молчание, вновь заговорил варантец, - тут под Барьером хорошие шкуры никому не нужны. Бароны за двадцать лет обставили себе замок всем, чем хотели и больше их меха не интересуют. Зимы здесь мягкие, и хоть в портках, хоть без, любой рудокоп и так переживёт. Сектантам с болот и без того сыро, лён и верёвки они у баронов берут с удовольствием, но хоть их и считают придурками, но там ты не найдёшь ни одного дурака готового выкинуть руду на ветер за шкуру, что сгниёт у них уже через месяц. Остаётся Новый лагерь, но… - Кавалорн пожал плечами, - они там и сами все охотники. Само собой, что-то Волк всегда возьмёт, но на хорошую цену можно не рассчитывать хоть шкура будет десять раз отменного качества.
  
  -И чем же ты живёшь?
  
  -Мясом, да вон, яблоками, - призрак кивнул на группу деревьев в стороне от костра, при внимательном осмотре и правда оказавшихся яблонями с мелкими зелёными плодами. - Мои дички не сравнить с королевскими поставками, но своего покупателя они находят. В остальное время в основном охочусь на падальщиков, их тут в оврагах полно. Пару раз в неделю Бартоло присылает ко мне людей и они забирают заготовленные туши в замок. Отстреливать волков в лесах куда опаснее и совсем не так выгодно.
  
  -То есть, ты предлагаешь мне забыть про лук и продолжать гоняться за падальщиками с мечом? - как я не старался, но скрыть удивление в голосе не получилось. А как ещё я должен реагировать, когда человек, про которого ты точно знаешь, что он — один из лучших учителей на всём острове, предлагает тебе забить на учёбу?
  
  -Я этого не говорил, - слегка усмехнулся варантец.
  
  -И как же понять твои слова?
  
  -Я должен был посмотреть что за человека прислал ко мне Диего, - взгляд Кавалорна стал серьёзней, а из тона пропали сонные нотки. - Не пойми не правильно, я уважаю Диего, но доверять кому попало в Колонии — верный путь в могилу. Ты вот сидишь напротив меня в охотничьем костюме, каких я не видел с тех пор, как меня бросили за Барьер, на пальце у тебя кольцо из магической руды, на поясе длинный меч, который впору носить стражнику, а за спиной лук одного из ребят Ларса, что проходили здесь всего два дня назад, а я смотрю на тебя и думаю — по мою ты душу или правду сказал?
  
  -А почему я должен прийти по твою душу? - внутри словно струна натянулась, а сидение напротив стрелка с луком под рукой, отгороженного от меня основательной триногой с кипящим котелком, которую не в раз опрокинешь, резко перестало казаться удобным.
  
  -Вот ты мне и скажи. Работу свою я делаю, проблем от меня нет, так чего вспоминать старое? - вроде бы и спокойным, но каким-то нехорошим голосом потянул мужчина. Чувство опасности только-только неприятно засосавшее в животе, взвыло в голос, заставляя мышцы по всему телу одеревенеть.
  
  -Так, давай с начала, - как это уже несколько раз было, слова полились сами, ещё до того, как мозг успел в полной мере разобраться с ситуацией, - с чего ты вообще решил, что мне нужна твоя жизнь?
  
  -С начала говоришь… Ну хорошо, - призрак подобрался, немного сгибая спину. - Первым делом, ты про меня знаешь явно больше, чем хочешь показать. Не так спрашиваешь, не так смотришь, оглядываешься будто сравнивая. Описали тебе и меня, и мой дом, и костерок этот, да так, как Диего никогда бы не стал утруждаться. Во-вторых, о Волке ты тоже слышал и точно знаешь, что это кличка не одного из гвардейцев Гомеза, а парня из Нового лагеря. Имя Бартоло тебе не удивительно — знаешь ты кто это и как выглядит, по глазам вижу. И наконец, я тебя не знаю. Новый ты человек, иначе бы слышал я уже о тебе. А раз не слышал, то ты только с последним караваном явился. И что я думать должен? Большинство людей тут годами живут, а похвастаться тем, что Бартоло видели не могут, а тут ты. Вот и любопытно мне, за что наш бывший Главный призрак на меня вдруг взъелся? Ну что, «просветишь», как учёные люди говорят?
  
  -А ты внимательный, без этого, должно быть, на главной дороге межу Старым и Новым лагерями тяжело выжить… - пытаясь выиграть время, произношу предельно бесстрастным голосом.
  
  -Врать не буду — не пробовал, - зеркально ответил темнокожий, цепко следя за мной тёмными глазами.
  
  Его руки словно закаменели на месте, ни на миллиметр не сдвинувшись в сторону лука, но я от чего-то ни на миг не усомнился, что стрелу в меня он выпустить успеет раньше, чем я сам коснусь рукояти меча. Впрочем, кольчуга под курткой и магические артефакты придавали немного уверенности, что это не будет для меня фатально.
  
  -Тогда, раз уж ты такой глазастый, вот тебе ответ на все вопросы, - стараясь не делать резких движений, поднимаю руку к вороту и извлекаю на свет медальон. Похоже, это скоро войдёт в привычку. - Небось видел такие у посланников Круга Воды? - заметив как расширяются глаза призрака, дополняю эффект риторическим вопросом. Риторическим, ибо, как я знал, Кавалорн сам работал на магов Воды. В первой части игры это не освящалось, но во второй он уже с первых дней числится в рядах тайного ордена разведчиков, позиционирующих себя как паладины Аданоса, а вступление в такие организации происходит явно не за пару дней.
  
  -Да мать твою в сердце ети тухлой… - далее последовала трёхэтажная экспрессивная конструкция периодически сбивающаяся на варантские племенные диалекты, - … я же тебе чуть в глаз стрелу не всадил!
  
  -Эй, я не отвечаю за то, что ты себе напридумывал, - слегка ошалело от громкости и силы реакции охотника, возмутился я.
  
  -Отрыжка Белиара! - в сердцах воскликнул ещё раз Кавалорн, хотя уже было видно, что он уже спустил пар. - И Диего тоже хорош! Не мог весточку заранее передать?!
  
  -Кхм…
  
  -Ладно, прости, парень, - примирительно поднял руки призрак, показывая пустые ладони. - К тебе претензий нет.
  
  -Я уже понял, - убираю медальон обратно, - но раз уж с этим мы разобрались, не «просветишь» от чего весь шум?
  
  -Да как тебе сказать… - охотник протёр лицо и только сейчас я заметил, что виски у него мокрые от пота. Неужто его нервы прихватили не меньше чем меня? - Эх… В общем, если кратко, было у нас некогда варантское землячество во Внешнем кольце. Гомез тогда хоть и был уже бароном и считался главным, но контролировал только замок и шахты. Тогда ещё Заброшенная шахта работала, это потом её бросили и закрыли, так как охранять стало сложно и жилы истощились, но в те времена ещё многое из добарьерных времён оставалось целым. Мы же жили в тогда ещё единственном Лагере и держали под собой кусок Внешнего кольца, где действовали наши правила и за защиту рудокопы платили нам. Так бы всё и продолжалось, но в какой-то момент случилось восстание в Варанте и через несколько месяцев к нам закинули сразу несколько сотен бунтовщиков.
  
  -Сразу? - вид целой армии непрерывным потоком спускаемых по подъёмнику на месте обмена внушал даже в фантазиях, а уж что должно было творится в головах старожилов это наблюдающих…
  
  -Ну как сразу? Частями, конечно. Человек по двадцать-сорок несколько недель к ряду, с перерывами, пока в Хоринис пребывали корабли с пленными, - Кавалорн поднял глаза к небу, что-то вспоминая. - Тогда-то всё и началось. Гомез как смекнул какую свинью ему подложил Робар, так сразу и заперся в замке, предоставив разбираться с новенькими остальным бандам сидящим во Внешнем кольце.
  
  -Много крови было? - разговор начинал быть интересных, хотя я до сих пор не улавливал, кем меня посчитал охотник. В смысле, понятно, что он решил, будто меня кто-то нанял его убить, но кто и зачем?
  
  -Не то слово, приятель. Почти всех старых вожаков тогда перебили, кто-то к Гомезу на службу ушёл, кто-то в охотники подался — подальше от Лагеря. Старые стоянки тех времён до сих пор по всей Колонии найти можно, одна вон там, - призрак указал рукой на скалу к западу от его домика, - почитай в двух шагах от меня, хотя забраться туда с этой стороны тяжело, надо с реки заходить. Жить там сейчас негде — строится хозяева пытались, да померли раньше чем закончили, но для ночёвки место удобное, потому до сих пор стоит. Будешь там проходить, вещи, что лежат не порти, у нас это не принято. Людей, которые в одиночку по глуши ходят, в Колонии не много, а ситуация, когда от сухого хвороста жизнь зависит, с каждым случиться может.
  
  -Не переживай, принцип — использовал чужие дрова на ночлег — утром наруби новых, я знаю. Но мы отвлеклись.
  
  -Точно. На чём я остановился?
  
  -На бандах сцепившихся с новичками.
  
  -Старики местность и расклады лучше знали и организация у них была, - вновь посмотрел на небо охотник, - но народу с Варанта пришло слишком много. Настоящих бойцов меньше трети, но и этого хватило чтобы потихоньку задавить старые шайки и начать поглядывать на замок баронов. Не было только общего лидера — самых авторитетных беев Робар казнил, наверное не хотел, чтобы в Колонии слишком уж полыхнуло и ему прервали поставки руды, а мелкие вожди друг с другом резались с куда большим удовольствием, чем точили ножи на Гомеза.
  
  -А как вы выжили? Ваша банда ведь была из стариков.
  
  -Да, но новенькие куда больше желали выместить зло на миртанцах, чем на своих. Да и получилось так, что у нас в шайке подобрались уроженцы со всего Варанта, от Иштара до Мора Сул и Бакареша, даже несколько кочевников были, не считая тех парней, которые, до того как попасться людям короля, по всей Миртане разошлись. Мы же изначально в меньшинстве в Колонии находились, вот и собрались вместе. Так что, когда народ начал разделяться на племена, каждый под своего бека, у нас всегда было кому поговорить с земляками, не доводя до крови.
  
  -Так уж и всегда? - вопрос вырвался сам собой, до того как я успел прикусить язык.
  
  -Почти всегда, - с усмешкой поправился Кавалорн. - Но с кем не получалось, тех уже и нет. А потом нам и с соседями повезло — слева Горн стоял, справа — Торус. Друг друга они на дух не переносили, но с Диего дружили оба и оба до сих пор живы, хотя из тех, кого тогда забросили сейчас и трети в живых не наберётся.
  
  -А что у них были за банды? - с любопытством спросил я. А когда ещё получится узнать такие детали биографии данных личностей?
  
  -Под Горна всё больше налётчики шли, которые во время бузы в Варанте били и подавляющие мятеж войска Робара, и самих восставших грабить не стеснялись. Как я слышал эти банды много крови во время Восстания попили, потому их крепко не любили даже у нас. А Торус вокруг себя солдат из регулярных собирал, кого из армии погнали, обвиняя в помощи восставшим.
  
  -А они и правда помогали? - интересные подробности, в игре о таком точно никто не говорил.
  
  -По разному, - пожал плечами призрак. - Кто помогал, а кого и друзья подсидели. Тут однозначного ответа нет, а у Торуса интересоваться себе дороже.
  
  -Так в какой же момент всё изменилось и как это относится к нашей ситуации?
  
  -А Ли появился, - хлопнул себя по коленям Кавалорн. - Король небось считал, что его тут прикончат бывшие враги, две трети из которых он сам же в цепи и посадил, да просчитался. Как сейчас помню тот день, когда по Лагерю разошлась весть о том, что Робар обвинил Ли в убийстве собственной жены и приговорил к заключению в Долине рудников. Первый день за месяц, когда в Лагере никого не зарезали! Всех настолько поразило его появление под Барьером в роли каторжника, что одна банда даже отменила намеченное на этот день нападение на другую. Никто просто не мог в это поверить! Гонцов примчавшихся с места обмена чуть на клочки не порвали, желая услышать всё из первых уст, а когда генерал вошёл в ворота Лагеря всё Внешнее кольцо встречало его как героя! Даже Гомез вышел, но Ли ему служить не захотел, - Кавалорн на секунду прервался, поскребя пальцами бритый подбородок. - А дальше никто и оглянуться не успел, как половина грызущихся до этого банд признала его своим командиром. В стороне остались единицы — мы, Торус да ещё Дракер, хотя сейчас его зовут Гор На Драк, да и те, обратись к ним Ли лично, без вопросов приняли бы его руку. Ох и горячо тогда стало в Колонии…
  
  -От чего же, если между собой резаться прекратили?
  
  -Между собой действительно прекратили, зато идея о штурме замка тогда стояла в воздухе как никогда ярко. Никто не сомневался, что Ли сможет взять укрепления, по моему даже Гомез. Бароны готовились драться насмерть, почти перестали поднимать решётку и прекратили сообщение с шахтами. То и дело на стенах видели магов и напряжение стояло страшное.
  
  -Дай угадаю, - догадка уже не первую минуту зудела в мозгу, - именно тогда Сатурас решил основать свой Лагерь и договорился с Ли?
  
  -Верно. Уж не знаю что там творилось в замке, но как раз тогда всё и разрешилось. Конечно, пока шла подготовка к переезду все ещё были на нервах, но после того как Ли со своей армией ушёл мы пили дня три без просыху. А потом… Потом Гомез нанёс удар.
  
  -Хм…
  
  -Вижу — понимаешь, - криво улыбнулся призрак. - Второй раз он так поставляться не собирался и быстро начал подминать Внешнее кольцо под себя. Те, кто не пожелал рисковать и голодать на строительстве Нового лагеря, думая, что когда Ли уйдёт, всё вернётся к прежним временам, где они были сами себе вожди и хозяева, тут же поплатились. Что ни говори, а снаряжение и оружие у стражников Гомеза в Колонии — самое лучшее, особенно так было в те времена. Тех, кто сопротивлялся вырезали, остальные признали власть баронов. Кто успел договориться заранее получили одежду старших призраков, кто-то сразу прыгнул в стражники, но хватало и тех, кто просто подчинились силе. Баронам тогда было не с руки драться за каждый дом, потому если ты не хватался за оружие и признавал над собой Гомеза, тебя тоже признавали членом банды. Это позволило баронам избежать крупных потерь, но создало у них под рукой кучу затаивших злобу недовольных, вот тогда-то и началось то, что из-за чего мы с тобой едва друг друга не прирезали.
  
  -Я весь во внимании.
  
  -Пойдя на службу к баронам наше землячество волей-неволей распалось. Диего — светлая голова, с самого начала всё понимал, и что размывать нас по разным местам будут, и что связь держать не дадут, подстелил он соломки где мог, Яна на Старую шахту именно он продавил, Фиску кой-какие вольности выбил. Что мог — для всех сделал, а потом уж само пошло. Ну и…
  
  -И? - подбодрил я призрака, когда тот явно ушёл в воспоминания.
  
  -И был у нас во Внешнем кольце такой атаман как Бартоло. Когда варантцев закинули, он один из первых смекнул, что своё место не удержит и первым же к баронам побежал. Всю заварушку в замке и просидел на побегушках у Равена, а потом стал Старшим призраком над Внешним кольцом. Он-то и начал решать проблему с недовольными. Открыто их зарезать Гомез не мог, всё ж обещал к себе взять, а вот скрыто, чтоб никто ничего доказать не мог… В общем, начал Бартоло набирать умельцев из тех, кто вроде и сам присоединился, но верен не баронам, а своим старым командирам. Диего тоже в это дело попал, потому как доказать свою верность требовалось. Короче, кровью нас вязали. Многих мы тогда убили. Тайно. Ночью. Из луков или ножами. Следов, ясное дело, не оставляли, но слухи поползли, а Старый лагерь не такой уж большой как кажется. Не успели закончить, а на нас уже половина Лагеря волком смотрит, - призрак вздохнул. - Добился своего Бартоло, все о баронах и неподчинении забыли, а вот нам быстро разбегаться пришлось. Сам он в бароны выбился и на мнение простых призраков может плевать, Скорпио под крылышко Бронила, ныне покойного, подался, я вот в старой хижине лесорубов осел. Остальные кто — где, несколько человек на шахте у Яна прижились, там по соседству с ползунами у недоброжелателей лишние мысли быстро выветриваются, особенно когда от тебя их жизнь зависит, а кто не сообразил вовремя сбежать, те уже червей кормят. И только Диего всё нипочём, потому как знают — не за себя он это делал, а чтобы его людей также резать не начали. Мы же сами тогда подставились — не захотели с Ли уходить, хотя могли, и он желанию общества подчинился, а потом нас же и вытаскивал, сам прогибаясь. Сейчас мало кто так может, а ещё меньше достоинство при этом сохранит. Диего сохранил, и сейчас власти у него побольше чем у Бартоло, хоть тот и барон. Вот такая история.
  
  -Да-а… - задумчиво протянул я, прикидывая в уме, что должен был думать бывший киллер, когда увидел, что к нему в гости идёт неизвестный субъект, практически в его профессиональном обвесе, только круче, а потом ведёт себя так, будто получил всё это от его бывшего босса-беспредельщика. А потому что больше негде, не думать же на магов, которые двадцать лет сидели на попе ровно и из часовни носа не казали? Да и у страха глаза велики.
  
  -То-то же, - хмыкнул Кавалорн. - Ты суп будешь? Лук у меня тоже свой. И капуста. Дикая, но есть можно.
  
  -Ещё бы я отказался.
  
  -Ну кто тебя знает? Кстати, как, говоришь, тебя зовут?
  
  -Корвин.
  
  -Встреча у нас с тобой, Корвин, выдалась непростая, будем считать это знаком к долгой дружбе.
  
  -Думаешь?
  
  -Если мы друг друга в такой ситуации не убили, то дальше тем более миром разойтись всегда сможем, - уверенно ответил призрак. - Здесь в Колонии это и есть самая настоящая дружба, которой и Лагеря не помеха.
  
  Мужчина встал и направился к своему домику, оставляя меня переваривать услышанное. Вопросов после его рассказа возникла куча, и все их было бы неплохо обмозговать, прежде чем открывать рот. Сделать этого я, впрочем, не успел, так как Кавалорн уже вернулся с самодельным половником и мисками. Пришлось на время выбросить лишние мысли из головы и доставать собственную посуду. Спустя пару минут у меня в руках исходила паром деревянная тарелка с ароматным варевом, в котором угадывался рис, нарезанная капуста, какие-то травки и мясо.
  
  -Скажи, Кавалорн, а с чего ты мне всё это рассказал? - ожидая пока кипяток немного остынет, возобновляю разговор. - Я имею в виду, если вас и без того резали на одном подозрении, то разве не опасно давать чистосердечное признание первому встречному?
  
  -Какой же ты первый? - пригубив бульона из собственной ложки, отозвался призрак. - С тех пор в Колонии столько воды утекло, что и за неделю всего не перескажешь. Тут и война случиться успела, и ещё один Лагерь возник — все кто отомстить нам хотел уже или забыли, или сами в земле лежат. Если бы я во Внешнее кольцо вернулся тогда разговоры бы пошли и много кто старое вспомнил, а тут кому я нужен — рисковать стрелу в глаз получить? Честно сказать, сам не знаю что на меня нашло. Сейчас думаю — дурь дурью, а вот тогда, когда тебя спускающимся в овраги увидел, не поверишь, как подбросило, сразу на Бартоло подумал. А потом ты подошёл и я совсем растерялся — на тебе же вещей тысячи на две руды не меньше!
  
  -И ты решил, что всё это мне выдали бароны, - легка улыбнулся я, показывая, что дураком его отнюдь не считаю, но юмор ситуации оценил.
  
  -А кто ещё? - хмыкнул в ответ варантец. - Уж на что Фиск поднялся — половину рынка под собой держит, а за такую кучу руды и сейчас удавится, а ведь он, почитай, самый богатый во Внешнем кольце. Только на Бартоло думать и оставалось. Гомез бы, коли что, так мелочиться бы не стал, а сразу выдал тебе тяжёлый доспех стражника, Равен слишком порядок любит, он бы тебя по всем правилам в Лагерь принимать начал, а это неделя — не меньше, за которую до меня бы уж точно слушок о его новом протеже дошёл, про Арто со Шрамом и говорить нечего — они как были, так и есть при Гомезе телохранители, и сами, сколько себя помню, ни разу ничего не мутили, вот и остаётся господин бывший Старший призрак. А на магов я и думать забыл.
  
  -Ясно…
  
  Несколько минут у костра стоял только сосредоточенный перестук ложек и шумное втягивание губами горячего бульона. Не знаю о чём думал охотник, но я размышлял о превратностях судьбы, истории Долины Рудников и о том, что опять умудрился не подумав сломать предзнание. Вот серьёзно, стоит заранее обдумать свои действия и наметить план, как в общении с магами, то всё проходит пусть и не без шероховатостей, но успешно, а стоит пойти куда-то, так сказать, на авось, не думая о последствиях, как сразу какая-то хрень. Подумал заранее чем буду зарабатывать на жизнь в Лагере — спокойно договорился с Хуно и Снафом без всяких происшествий и лишнего геморроя. Расслабился и пошёл глазеть на рынок, не сопоставив свои знания с тем, что ни Нэка, ни Флетчера ещё не видел, и пожалуйста — с разбега вляпался в «неучтённый квест» от Шакала, который легко мог стоить мне жизни, заметь меня бандиты. Знал где искать тело Нэка и морально к этому готовился, при этом не стесняясь использовать мозг для анализа ситуации — успешно прошёл, нашёл, избежал стрелы «в глаз» и заручился поддержкой Шакала. Поддался импульсивному желанию поскорее прибиться к магам — тут же нашёл себе неприятности на ровном месте со стражниками и лично Торусом. Да даже в истории с мясом падальщиков проглядывает: спланировал как и кому его сдать — и всё мирно-нормально, но стоило опять перестать думать, как сразу напоролся на паранойю охотника-отшельника. А ведь намёки на то, что с Лагерем у него не самые простые отношения имелись, ведь по игре он уходил от Гомеза, когда тот развязал новую войну и даже приютил на своей стоянке другого перебежчика из Старого лагеря.
  
  Ох и тяжела же ты, доля каторжная в фентезийном мире… И ведь даже сейчас так сразу сообразить не могу, как мог бы этой проблемы избежать, разве что переодеться и прийти в арестантских обносках, ну или банально повременить со знакомством до тех пор, пока до него вести и сами бы дошли.
  
  -Спасибо за угощение, - ставлю пустую миску рядом с собой на скамью, - но я всё-таки пришёл по делу. Поможешь?
  
  -От чего не помочь? - охотник тоже закончил есть. - Лук у тебя хороший, основные ухватки покажу, мишень — вон, склон того оврага, - кивок направо, - он земляной — стрелы достать легко. Сейчас похлёбка уляжется немножко и начнём.
  
  -А со вступлением в Старый Лагерь можешь помочь?
  
  -Ха-ха! - покачнулся от смеха призрак. - Ну та даёшь! Ты же посланник магов, ты серьёзно?
  
  -Более чем, - как-то даже мрачно ответил я. - Можешь не верить, но в посланники меня взяли благодаря знакомству и в благодарность за кое-когда оказанную услугу, но со вступлением это никак не помогло, скорее уж наоборот.
  
  -Это как же? - удивился Кавалорн.
  
  -Торус на меня взъелся, и такое Испытание Веры выдал, что даже не знаешь, что хуже: провалить, или выполнить.
  
  -Хм… Торус может. И я теперь даже не знаю, хочу ли знать подробности.
  
  -Слышал про Квентина?
  
  -Ха-а-а… - с уважением протянул хозяин стоянки. - Не продолжай, мне этого и правда лучше не знать.
  
  -Потому что ты сидишь на дороге межу Старым и Новым лагерями, но воры до сих пор не сожгли тебе хижину?
  
  -Ты всё понимаешь, - чуть грустно усмехнулся призрак.
  
  -Поэтому ты боишься Бартоло?
  
  -И это верно, - вздохнул Кавалорн. - Пойми, невозможно долго протянуть в Колонии вне лагерей, не умея при этом договариваться, и это все знают. Я честно работаю на Старый лагерь, но чтобы оставаться живым в этой глуши, мне приходится иметь друзей не только в нём, а друзьям порой приходится прощать кое-какие недостатки, чтобы они не замечали твоих. Часто такое положение полезно, но и рискованно. Одно тянет за собой другое, и вот в один момент ты нужен Бартоло чтобы неофициально передать от Гомеза весточку Ли, о которой никому знать не нужно, а потом понимаешь, что сам уже знаешь слишком много, чтобы спокойно спать.
  
  -И зачем ты мне опять рассказываешь такие подробности?
  
  -Знаешь как бывает: ты гонишь-гонишь от себя такие мысли, живёшь, ешь, пьёшь и ничего не предвещает беды, а потом — раз! И как ушат за шиворот вылили — все мысли, от которых ты в ракушку прятался, сразу в голову лезут и так кристально ясно всё становится, что даже мир новыми красками расцветает. Не знаю как ещё сказать... да и кому? Тут о таких вещах ни с кем не поговоришь, а ты видно что из наших и Диего тебя продвигает, а он в людях разбирается. Вот и накатило на меня, ты уж прости пьяную болтовню.
  
  -Ты же не пил?
  
  -А вот про это забудь! - с затаённой улыбкой, но при этот твёрдо заявил призрак. - Откуда тебе знать, может, я ящик шнапса перед твоим приходом вылакал?
  
  -Ну как скажешь, - соглашаюсь с такой постановкой вопроса. - И всё же, можешь помочь со вступлением?
  
  -Да каким образом? Как я — отшельник, тебе помогу?
  
  -Насколько я знаю, нужны голоса призраков…
  
  -Нужны голоса влиятельных призраков! - выделил голосом ключевое слово мужчина. - Тех, за кем люди стоят. Вот за Фиском сейчас человек тридцать стоит, включая несколько стражников, за Декстером — пара десятков, у Слая дюжина, Уистлер вообще склад держит и распределяет паёк, а за мной кто? Моё мнение Диего, может, и учтёт, но это мнение одиночки, который и в Лагере почти не бывает, а тебе нужно, чтобы вся банда Гомеза, или хотя бы большая часть, была не против твоего в ней присутствия, и я тут никак не помощник.
  
  -Убедил, - пожалуй, я мог бы возразить и придумать чем он мне может подсобить, но что-то подсказывало этого не делать. Например понимание того факта, что он мне ничего не должен. Стану давить — просто пошлёт на три буквы и будет прав, он и без того много информации мне к размышлению выдал.
  
  -Ну и сам же говоришь, что главный затык с Торусом, - продолжил варантец. - А Торус — человек упрямый и своё мнение менять ой как не любит… Разве что ты ему окажешь какую-то хорошую услугу, чтобы он сам решил, что погорячился и первый конфликт — недоразумение, но чем таким ты его можешь выручить я даже не представляю.
  
  -Да уж… - хуже всего было то, что я как раз такую вещь знал. Даже две.
  
  Подробности игровых диалогов я помнил довольно смутно, но тот факт, что Торус очень хотел, но никак не мог выгнать из Лагеря одного вора, который как раз был посланником магов Воды, чтобы при этом самому не подставиться, я помнил чётко. Как и то, что в диалоге с ним мелькала мысль, что главная проблема Торуса — неприязнь к магам Огня. Вот только легче от этого не становилось по вполне очевидным причинам.
  
  -Ну, посидели и будет, - что-то решив по моему мрачному лицу, бодро поднялся со своей скамьи призрак, - пора бы и размяться.
  
  -Действительно...
  
  
***
  
  Первое занятие с Кавалорном продлилось не более часа и ещё минут тридцать я пачкал стрелы о склон холма в одиночку, пока пальцы не отказались натягивать тетиву. Бить в цель из лука мой предшественник в этом теле и так худо-бедно умел и я вполне унаследовал эти навыки, потому основы мы пропустили. Большую часть времени охотник объяснял правильное положение ног при стрельбе и добивался от меня его безошибочного повторения, а когда убедился, что я всё правильно запомнил, немного поправил хват и благодушно напутствовал дальше тренироваться самостоятельно. По всей видимости, для уровня бесплатного обучения, это был предел, так что я постеснялся требовать чего-то большего — человек и так за «спасибо» работал. С другой стороны, для каторжной колонии, то есть, по сути, сборища бандитов, неудачников и уличной голытьбы, где в прямом смысле каждый сам кузнец своего счастья, такое обучение могло быть нормой вещей.
  
  Во-первых, зачем из человека делать снайпера или мастера меча, если тебе лично это ничего не даст? Разовый заработок, коли ученик заплатит, это, безусловно, хорошо, но профессионалы в деле смертоубийства в местных реалиях и так без денег не останутся, а вот какую-то более возвышенную мотивацию, вроде защиты родины или престижа «школы», тут не очень и сообразишь. Мелковата песочница. Да и проку с той славы, если даже сыну имя не оставишь, за невозможностью оного завести? Женщин-то тут почти нет. Ну а во-вторых, много ли в Колонии действительно крутых профессионалов? Даже вспоминая учителей по игре: Ли — генерал, его специальность — людьми командовать, а не лично с шашкой наголо по полю носиться. Да, он владеет оружием, но насколько его уровень высок? Можно ли его назвать Мастером с большой буквы, или его уровень просто неплохой для офицера и дворянина? Или взять Торуса. Он служил в армии — и это всё, что мы знаем о его подготовке, и при этом никто, ни разу не отзывался о его навыках в каких-то восторженных тонах. Кто ещё был? Кор Ангар? Ну, этого, вроде бы, почитали как мощного профи, но сколько в этом почитании обычного для Болотного лагеря преклонения перед старшими в иерархии, а сколько реальных навыков? В общем, вполне может статься, что те, кого тут считают самыми сильными и умелыми людьми, в рамках всей Миртаны окажутся лишь крепкими середнячками.
  
  Крутя в голове такие мысли я топал обратно в Старый лагерь, по уже однажды пройденному маршруту. Хотелось ещё раз оглядеть место возможного подъёма к возможному обиталищу беглого рудокопа, а заодно проверить хватило ли Бруно ума послать кого-то по моим следам, с целью прихватить и остальное мясо, либо то всё ещё лежит нетронутое. День хоть и был тёплый, но за пару часов оно не должно было сгнить, и я испытывал некоторые надежды по этому поводу.
  
  И надежды оправдались, хоть и не так как я ожидал — у места разделки падальщиков меня встретили три обедающих кротокрыса. Надо сказать, чего-то такого я подспудно от вселенной ожидал, потому даже эмоций особых не было. Тем не менее, я уже настроился, что принесу в Лагерь мяса, получу за него свою руду и бесплатный ужин у Снафа. А ещё у меня был лук, с которым я разминался добрых полчаса, привыкая, так сказать, к баллистике, и уверенность, что твари мне ничего не сделают, обеспеченная прошлой победой.
  
  Стрела всё-таки пошла немного мимо, воткнувшись выбранному кротокрысу в основание задней ноги. Зверь взвизгнул и устремился ко мне, не забывая оглашать округу злыми пофыркиваниями. Его товарищи поспешили следом, быстро обогнав раненого, а вот я отступил, лёгкой трусцой огибая место пиршества неповоротливых животных. Можно было бы убить их и на месте, но мне пришла в голову мысль, что чем тащить туши на своём горбу, пусть лучше сами подойдут к южным воротам Лагеря поближе. Практика показала, что бегают данные обитатели Миненталя не слишком быстро, а вот устают наоборот. Уже через пару минут погони, здоровые «свинки» замедлились, а после и вовсе встали, угрожающе скаля на меня зубы, рыча и выгибая шею, но с места не двигаясь. Раненый отстал ещё раньше, но упрямо полз за нами. Постояв так некоторое время, они добились того, что отстающий почти преодолел разрыв, после чего развернулись и начали отступать, что-то ворча на своём — на кротокрысьем.
  
  На этом всё и закончилось — три выстрела с расстояния в пятнадцать метров оборвали жизни несчастных розовых зверьков. Те, впрочем, смогли отомстить, в конвульсиях поломав мне стрелы, но… на фоне охватившей меня волны азарта и удовольствия от первой настоящей охоты, где я, чёрт меня дери, наконец-то оказался в роли полноценного охотника, а не феноменального долбоёба-неудачника в лесу, который чудом выживает там, где нормальные люди просто работают… Короче, «мести» кротокрысов я не заметил.
  
  Слегка успокоившись и уняв восторженно колотящееся сердце, я, действуя по подсказкам памяти местного жителя, отрубил зверям головы и слил кровь, после чего занялся изготовлением волокуш. Точнее сказать, просто срубил две молодые ёлки, связал вершины и взгромоздил на получившуюся конструкцию туши. Получилось… сносно, но большего мне и не требовалось. Собственно с таким грузом я и подкатил к южным воротам, по пути взмокнув как раб на галерах, но, как говориться, к чёрту подробности.
  
  -А ты времени зря не теряешь, - именно такими словами встретил меня на воротах стражник Грэг. Его товарищи смотрели на меня с любопытством, но без желания заводить разговор.
  
  -Приходится, - нейтрально отзываюсь, выпуская из рук жердины. Последний привал я делал уже давненько и упускать шанс передохнуть не собирался. - А ты как? Утром я тебя что-то не видел.
  
  -А я сегодня во вторую смену, - качнул плечом мужчина. - Когда товар с обмена притащили, наше дежурство было, а как парни в замке протрезвели, то и нам погулять разрешили.
  
  -То есть, первые полдня вы отсыпались?
  
  -Точно! - дёрнул уголком губ в подобии на улыбку стражник, но сразу сменил тон: - Тут тобой интересовался один из болотных придурков, Парвез. Сам я с ним не говорил, но ребята сказывали, что всё утро возле ворот крутился.
  
  -Это странно?
  
  -Он обычно на рынке трётся, призракам толкает курево из болотной травы, а рудокопам и новичкам сказки про своё Братство рассказывает. К нам, стражникам, эти… как их… - Грэг поморщился, в попытке вспомнить слово.
  
  -Идолы, - подсказал один из его приятелей, подпирающий плечом стену башни, даже не пытаясь делать вид, что разговор его не касается.
  
  -Точно, идолы! - кивнул мужчина. - Хрен его знает чего это значит, но все посланники из Болотного Лагеря только так себя и называют.
  
  -И? - подбодрил я замолкшего было собеседника.
  
  -Так я и говорю, эти идолы к нам, стражникам, даже не подходят, потому что курево у них мы сами не покупаем. Нам его со склада выдают. Если хочешь больше, то там и докупить можно дешевле чем на рынке. Бароны болотник сразу большими партиями покупают и Торус внимательно следит за тем, чтобы на посту никто не отвлекался на всяких заезжих торговцев дурью.
  
  -А тут он сам подошёл и угощать начал, хотя всё это знает, - догадался я.
  
  -В точку. Парни, естественно, от дармового болотника отказываться не стали, но о том, что он вопросы разные про тебя задавал нас предупредили, а я предупреждаю тебя.
  
  -Спасибо, - эхом откликнулся я. - Хотя ума не приложу зачем я понадобился этому Парвезу.
  
  -А чего тут гадать? - пожал плечами стражник. - В Болотный лагерь тебя звать собрался. Они каждый месяц пару человек сманивают.
  
  -Мы бы это дело давно пресекли, да бароны запрещают, - вновь подал голос всё тот же подпирающий стену слушатель.
  
  -Это Цельд, - представил его Грэг. Названный кивнул. - А так верно, пока стражи с болот чистят шахту от ползунов им многое прощается. Но ты всё равно будь на чеку, это с виду болотные придурки ребята безвредные, но с головой у них у всех что-то не то. Нормальные парни от ползунов стараются держаться подальше и, коли что, за арбалет сперва берутся, про меч и не помышляя, а эти ненормальные почти голышом сами вперёд бросаются, и ведь побеждают.
  
  В голосе стражника не было уважения или чего-то вроде признания заслуг, только искреннее непонимание как такое возможно и порождаемое этим чувством неприятие. Воистину фанатиков никто не любит, к тому же… А что ещё должен испытывать честный служака, для которого махание мечом — просто работа, которой он обеспечивает себе кров и пропитание, видя как кто-то другой не только не придерживается подобного образа жизни, но ещё и постоянно своей жизнью рискует, во-первых, совершенно идиотским образом, а во-вторых, ради совершенно идиотских и невнятных целей, из области веры?
  
  -Буду иметь в виду, - наклоняюсь, подбирая жердины от волокуши. Что-то мне подсказывало, что разговор лучше свернуть, а то ещё дойдёт до советов как мне жить дальше и с кем общаться, после которых советчики будут уверены будто я им что-то обещал, только потому, что эти советы выслушал.
  
  Махнув на прощание рукой, Грэг посторонился и я потащил добычу к месту обитания Снафа. У повара всё прошло без эксцессов — получив свою руду, я узнал к кому можно обратится с заказом на выделку шкур и отправился в замок. Не потому что там обитал нужный умелец, а ради занятий у магов, время которых уже подходило. И забавное дело — на этот раз чужие взгляды уже не жгли спину и даже хмурые лица караула совсем не вызывали волнения.
  
  Всего два боя с простейшими, по совести говоря, противниками, в одном из которых я убедился в своей защищённости, а в другом в способности побеждать чисто, и... И я уже чувствовал себя уверенно. Ощущение загнанной в угол крысы испарилось, уступая место твёрдой вере в будущее. Умом я понимал, что это глупо и ни разу не обоснованно, но так было. Оставалось надеяться, что эта эйфория пройдёт раньше, чем заведёт меня в могилу.
  
  Неделю спустя, часовня магов Огня в Старом лагере.
  Самостоятельное ощущение мистической энергии наполняющей тело не поддавалось внятному описанию словами известных мне языков. Это было что-то шокирующее и умиротворяющее одновременно, расслабляющее все мышцы и вместе с тем подстёгивающее их напряжение и чувствительность до предела, рвущееся наружу и втягивающее в себя нечто такое же из окружения. Не тепло, памятное по использованию свитка, а что-то… Что-то тоже запертое в «бурдюк» из моего тела, но... Самая близкая аналогия, которую мог выдать мой застигнутый врасплох разум — это упругое, освежающее напряжение с привкусом снега и гладкой, приятной на ощупь поверхностью.
  
  Оно переливалось внутри, дрожало и расцветало бликами всех цветов радуги, в то же время не имея никакого цвета, а ещё… Слабо, совсем неуверенно, словно затёкшая рука, но всё же... повиновалось моей воле. То уплотняясь в какой-то точке, то приходя в движение, то давя изнутри на «стенки» моего тела, медленно, но заметно истекая наружу. Я сам ещё не понимал как этим чем-то управлять, полностью погрузившись в фантасмагорические ощущения, я тыкался как слепой, получая в ответ слабый, дёрганый, часто совсем не такой как ожидалось, но всё таки отклик.
  
  Если тот свиток с заклинанием Света, каким меня тестировали при первом знакомстве, был готовым продуктом, с вложенной и уже стуктуированной магической силой, явно подгоняя силу пользователя под нужный стандарт, то в «сыром виде», моя собственная магия стала для меня чем-то сродни Озарению. Божественному откровению, если угодно. Вот я сижу, выполняю дыхательную гимнастику и в который раз представляю себе то тепло, которое испытывал тогда, а вот в следующий момент я… уже просто знаю, вот она мана. Не взялась, не выпрыгнула, не возникла, а была всегда, но я не обращал на неё внимания. А тут посмотрел… и рухнул в ощущения с головой, будто в прорубь нырнул.
  
  Осознание единства, целостности бытия... Я в полно мере прочувствовал, что пытался «почувствовать руку», теоретически зная лишь об одной мышце и как-то пытаясь её напрячь, а потом просто перестал страдать фигнёй и двинул этой самой рукой! Просто, естественно. Правильно. Пусть я так же отчётливо понимаю, что сейчас эта «рука» ещё слаба, да и с «координацией» у неиспользуемой прежде конечности будут большие проблемы, но сам факт остался неизменен. Магия стала частью меня… точнее. Всё время была ею.
  
  -Корвин, ты прекратил дыхательное упражнение, почему? - словно через вату донёсся до меня голос Корристо.
  
  -Я… - собственный голос оказался хриплым и надтреснутым. - У меня получилось, Мастер.
  
  -Неужели? - старик позволил себе вежливо удивиться. - Ты в этом уверен?
  
  -Да, - вновь прохрипел я. Ощущение собственной магии как возникло, так и не спешило пропадать, несмотря на то, что разговор требовал от меня внимания.
  
  -Х-м-м… - вот теперь удивление мага было не наигранным. Постояв несколько секунд в тишине, он отошёл к столу с кузней рун и, взяв с него какой-то предмет, протянул его мне. - Возьми и направь магию в руку, которой будешь держать этот кристалл. Если у тебя действительно получилось, то с этим не будет проблем.
  
  Предмет оказался небольшим, где-то с полкулака, кристаллом кварца, обжатым по основанию покрытым письменами металлическим обручем. Стоило ему оказаться в моей руке, как я ощутил привычный магический холодок, складывающийся в какую-то структуру. В ней не было каких-то ярко выраженных «пустот» куда следует подавать ману, как на свитке, да и самой по себе магической энергии было, пожалуй, раз в десять меньше, чем в подаренном мне защитном кольце.
  
  Не откладывая дело в долгий ящик, я «толкнул» свою силу в ладонь, после чего стал наблюдать, как белые грани кристалла приобретают красноватое свечение. Оно было не таким, как у заклинания Света, и вряд ли смогло бы осветить помещение, но достаточно явным, чтобы его видели.
  
  -Хм-м-м… - вновь протянул Корристо. - Ты и вправду это сделал, - констатировал он через некоторое время, переведя взгляд с кварца на моё лицо. - Артефакт, который ты держишь, не помогает пользователю вливать в себя силу, скорее уж наоборот, но если её в него влить меняет цвет. Пока можешь прекратить тратить энергию и немного отдохнуть. Лучше не вставай — первый удачный опыт управления собственным духом немного шокирует и разуму требуется время, чтобы привыкнуть к новым ощущениям.
  
  Я с готовностью кивнул, совершенно не испытывая в себе желания вставать и экспериментировать с вестибулярно-двигательным аппаратом. Убедившись в моём благоразумии, маг забрал проверочный артефакт и направился к лестнице — во время сегодняшнего урока на втором ярусе часовни мы были одни.
  
  Вообще последняя неделя выдалась на диво однообразной, за исключением пары мелких неприятностей, которые, впрочем, не выбивались из прежнего опыта пребывания в Долине рудников. Утром я уходил на охоту, осторожно исследуя окрестности Старого лагеря, к середине дня возвращался с подстреленным падальщиком или кротокрысом, а весь остальной день посвящал учёбе в часовне. Руда потихоньку копилась, как и охотничий опыт, книги прочитывались, да и рецепт простейшего целебного эликсира я более-менее освоил, хотя до точности и быстроты движений Дамарока пока было ещё далеко.
  
  Что до окрестностей Лагеря, то, как и предупреждали местные, плотоядной живности там хватало. Северная река было плотно оккупирована шныгами — этакими человекоподобными рептилоидами зеленовато-коричневого окраса, с длинными, трёхпалыми конечностями, тонким туловищем и маленькой головой. Ходили эти твари преимущественно на всех четырёх лапах, но могли встать и на две задние, а когти у них, надо сказать, были на зависть любому кинжалу. На счастье, из воды эти дальние родственники «Чужих» (а они реально были похожи), практически не вылезали, целыми днями роясь в иле или чавкая водорослями. Куда хуже было с варанами, тоже кучкующимися вдоль рек. Эти ящеры от привычных земных варанов отличались незначительно — туловище было чуть более широким, ноги длиннее, кожа более светлого, коричневого оттенка, но на этом всё. Впрочем, я ни разу не специалист по земным варанам, так что возможно различий было куда больше, но мне они в глаза не бросались. Так вот, эти ползучие гады, во-первых, предпочитали ползать стаями от трёх и более особей, а во-вторых, очень резво ползали, почти не теряя прыти, сколько бы стрел ты в него не вогнал. А ещё были агрессивными и упёртыми уродами! Если шныг на тебя просто предупреждающе рыкнет, коли, проходя вдоль реки, ты не заметишь его в камышах, после чего полностью потеряет к тебе интерес, едва отойдёшь в сторону, то эти мрази цвета детской неожиданности были натуральными крысами! Нападать на тебя в одиночку эта тварь не решится, а будет шипеть, пятится, короче, изображать самого обиженного и невиновного, но стоит рядом оказаться товарищам, как поведение кардинально меняется. Никакого «не подходи ко мне, я тебя не трогал», нет, эта сволочь, громогласно созовёт всю братву, и тут же воинственно бросится тебя рвать на куски, даже если ты и не думаешь приближаться к их лежбищу. Не удивительно, что ни один рудокоп и почти никто из призраков даже не помышляет о том, чтобы отойти чуть в сторону, от расчищенных маршрутов. Меня лично выручило только то, что их челюсти не могли преодолеть магическую защиту, но даже я запарился рубить их шкуры. Хотя нет худа без добра, после того опыта, падальщики и кротокрысы уже не вызывали ничего кроме радости от успешно завершившейся охоты.
  
  Слишком далеко от Лагеря я не ходил и в старые лесные массивы не совался. Кротокрысов хватало вдоль скал, где, считай, всё было утыкано их норами, а птицы клёкотали по редколесью и полям. И тем не менее, несколько раз мне доводилось слышать волчий вой, да и местных шершней я издалека наблюдал. Последние, надо сказать, внушали. А как ещё воспринимать ядовитую стрекозу размером с утку? Вопреки моим воспоминаниям по игре, летали эти арахниды не часто, в основном ползая по земле на своих шести ножках и выгибая брюшко с жалом над собой, подобно скорпиону. Для полного соответствия образу не хватало только клешней, но и без того монстрик мог вызвать немало фобий на насекомых у человека со слабыми нервами. Проблем они мне, однако, ни разу не доставляли, на деле оказавшись довольно мирными. Конечно, вплотную к копошащимся в траве членистоногим я не приближался, но после варанов мне было с чем сравнивать.
  
  Важным наблюдением стало то, что сообщения между Лагерями я за всё это время почти не наблюдал. Один раз к Старой шахте отправился караван телег с товарами и новая смена рудокопов. Телег было пять и тащили их сами рудокопы, в то время как десятка три стражников, вздёрнув на себя всё, что можно, от кожаных самодельных шлемов до деревянных щитов, взводили арбалеты и, окружив караван, не выпускали их из рук всю дорогу. Как ушли рано утром, так и вернулись к полудню, с теми же телегами, только нагруженными мешками с рудой и другими людьми в роли тягловой силы. Возможно кто-то ещё выходил из Лагеря, когда меня в нём не было, но чего не видел, того не видел.
  
  Так потихоньку и шло, пока сегодня не произошёл прорыв в обучении. События я умышленно не форсировал, как в части знакомства с важными людьми, так и по поиску того рудокопа-скалолаза. Вообще старался быть тише воды, ниже травы, как и советовал Диего. Единственное исключение — я познакомился с Фингерсом, но разговор наш вышел насквозь дежурно-ознакомительным, чуть ли не до уровня разговоров о погоде. Словом, я представился вору, он посмотрела на меня, на том и разошлись.
  
  Мой отдых, больше напоминающий погружение в себя, с привыканием к… шестому чувству? Да, пожалуй, именно так. В общем, из созерцательного состояния и блуждания в воспоминаниях, меня вывело возвращение старшего чародея.
  
  -Как ты себя чувствуешь? - первым делом спросил поднявшийся по лестнице Корристо.
  
  -Я в порядке, Мастер.
  
  -Не вставай, - остановил меня маг, едва я сделал попытку изменить положение тела. - Сейчас, когда ты впервые почувствовал свою духовную силу без внешней помощи, очень важно сразу сделать следующий шаг и в максимально возможном объёме расширить твоё духовное тело. Иначе, для закрепления результата с изменением взгляда на себя и мир, могут уйти недели и даже месяцы. Ты ведь до сих пор чувствуешь состояние своего духа? - седовласый чародей встал напротив меня и заглянул в глаза.
  
  -Да.
  
  -Очень хорошо. Но если ты потеряешь это состояние, то всё придётся начинать с начала, а маг не может тратить несколько часов на медитацию перед каждым использованием руны. Ты должен научиться всегда видеть и ощущать себя не только как существо из плоти и крови, но и как духовное продолжение высших сфер — дитя Инноса, несущее в себе искру его божественного начала. И чтобы помочь тебе этого достичь, я сейчас напитаю твоё духовное тело своей силой, тем самым напрягая и стимулируя его. Не пытайся помочь мне в этом, не паникуй и тем более не пытайся сопротивляться. В будущем я научу тебя как удерживать вливаемую наставником магическую энергию, тем самым ускоряя процесс наращивания собственной духовной силы, но сейчас ты ещё не готов. Просто осязай, наблюдай и старайся всё запомнить — моих сил вполне хватит, чтобы провести первые несколько уроков самостоятельно.
  
  -Я понял, Учитель, - уверяю замолчавшего и ожидающего ответ мага.
  
  -Тогда начнём, - Корристо положил руки мне на плечи. - Закрой глаза и сосредоточься на своём духовном теле. Я начинаю…
  
  Едва успев выполнить команду, я увидел… м-м-м, нет, почувствовал? Тоже не совсем верно. Осознал? Ближе, в общем, ощутил, как от ладоней мага в моё тело начала вливаться горячая и почему-то красная сила. Я почувствовал, как наполняется и даже слегка "растягивается" тот метафорический бурдюк, но назвать эти ощущения неприятными я не мог, более всего оно напоминало сытость, даже скорее небольшое переедание. Тот самый момент, когда ты осознал, что последний кусочек пирога был всё же лишним. Но, тем не менее, чувство было скорее приятным, чем нет. Как и советовал наставник, я не сопротивлялся, но и не пытался что-либо удержать в себе, а просто расслабился и полностью предался этому ощущению наполненности метафизического желудка. Но как и всё хорошее, это ощущение омывающего душу бриза магии закончилось и скоро всё вернулось к привычной норме… Хм, а ведь и правда, то, что я едва ли пару минут назад считал "отлежавшимся" и "затёкшим" сейчас воспринималось уже куда как лучше и легче, словно после долгого и усердного массажа. То есть как бы и побаливает, и ноет, и местами будто слегка потянул мышцы, но в целом от этого даже хорошо и всё чувствуется лучше, чем раньше.
  
  Открываю глаза и смотрю на Корристо, что выглядит немного запыхавшимся и раздражённым.
  
  -Я же просил не пытаться удержать ману!
  
  -Эм, Учитель, но я ничего и не пытался удержать.
  
  -Хм... - маг принялся буравить меня пристальным взглядом. - Действительно, никаких следов напряжения… но...
  
  -Что-то не так? - забеспокоился я, когда чародей явно ушёл в себя.
  
  -Нет, всё в порядке, просто немного необычно, - махнул рукой глава Круга Огня, - на сегодня всё. Твоим телу и духу нужно некоторое время, чтобы привыкнуть к изменениям. Приходи завтра как обычно, а пока сходи к Торрезу и попроси его дать тебе что-нибудь по основам магической письменности. Этот язык используется для описания и составления заклинаний, символами из него гравируется поверхность магических рун и столы для алхимических преобразований. К сожалению, в Минентале не так много рукописей, которые можно было бы использовать для обучения, а специальных книг, используемых монастырями для наставления послушников, мы не заказывали, потому пусть он даст тебе что-то из «Тайн колдовства», «Магических знаний» или «Истинной силы», если эти книги сейчас не взяли другие братья. После этого можешь или почитать здесь, или пойти к себе, а завтра мы обсудим то, что тебе покажется непонятным.
  
  -Хорошо, - я послушно поднялся и направился к выходу, спиной чуя задумчивый взгляд мага. Что всё "в порядке" я не верил ни на грош, но испепелять меня на месте не стали, значит, опасности не видят, что уже хорошо, но что тогда так удивило и взволновало чародея?
  
  Полтора часа спустя, то же место.
  -И что вы об этом думаете, Мастер? - негромко спросил Драго у главы Круга, пряча руки в широкие рукава мантии, дабы скрыть волнение.
  
  -Ты уже заметил? - оторвав взгляд от страниц водружённого на постамент фолианта, обернулся к подопечному Верховный маг.
  
  -Я, Торрез, Родригез... - мужчина в алой мантии нервно повёл плечами. - Думаю, только Мильтен ничего не почувствовал, но ему простительно, он едва вошёл во второй круг.
  
  -Ну да, ну да, - эхом откликнулся старший чародей отворачиваясь от собеседника и, пробежав пристальным глазами до конца открытой страницы, перелистнул на новую.
  
  -Но всё-таки, Мастер Корристо? - не отставал молодой мужчина.
  
  -Я думаю, у нашего друга большой потенциал, - степенно отозвался седовласый, не отрывая глаз от текста.
  
  -А я думаю, что его всё-таки кто-то учил, - на миг бросив взгляд на лестницу, возразил чародей. - Человек не может освоить осознанный контроль своей духовной силы, за жалкую неделю занятий, это просто невозможно! И уж тем более он не может повысить свою духовную силу в три раза обычным духовным обменом! Этого даже эликсирами духа сильнейших концентраций не добиться!
  
  -Ты слишком взволнован, Драго, это делает твои слова поспешными и необдуманными, - негромко осадил ученика Верховный маг. - Ты не хуже меня знаешь, что Эликсир духа может расширить магические силы обычного послушника и в пять, и даже в десять раз.
  
  -Прошу простить меня за горячность, - вынужден был слегка убавить тон маг, - но ведь дело не в разах. Когда речь идёт про творение высшего алхимического искусства и неофита, всех сил которого едва хватит на одно заклинание света — всё ясно и понятно, но силы Корвина изначально были таковы, словно он уже четырежды проходил обряд духовного обмена или развивал духовное тело медитациями не меньше полугода!
  
  -Это действительно необычно, - кивнул старик, - но история знает немало примеров людей, одарённых выдающимися талантами. Мильтен за три года прошёл путь от ничего не умеющего ученика до мага Второго круга, почему бы Корвину не оказаться ещё способней? Милостью Инноса, чудеса случаются.
  
  -При всём уважении, Мастер, но возможность «чуда» куда как меньше того, что его учили. Возможно не Пирокар лично и даже не в монастыре, но… Не знаю, мало ли в мире знахарей? Друиды, на основе традиций которых, мастер Сатурас вывел свою Клятву Воды, хоть и полные дикари, которым закрыт путь истинной рунной магии, но что-то умеют. Их архаичные заклинания ужасно затратны и примитивны, но контролировать свою духовную силу они научить могут.
  
  -Драго, - Корристо вздохнул и повернулся к старшему ученику, - в тот день, когда я не смогу отличить обученного неофита от человека, впервые приобщившегося к магии, я брошу свою мантию на полку и уйду в Болотный Лагерь. Присоединятся к его обитателям, имеющим схожие проблемы с разумом.
  
  -Но тогда почему он оказался тут, пусть и с рекомендательным письмом? – поняв что перегнул палку, зашёл к вопросу с другой стороны чародей, смягчая тон. - С таким потенциалом и скоростью обучения, ему самое место в Столичном Храме.
  
  -Кто знает? - пожал плечами пожилой маг, бросая взгляд на открытый том, - возможно… его потенциал показался кому-то слишком большим.
  
  -Что вы имеете ввиду? – нахмурился Драго.
  
  -Ты был ещё слишком молод и удалён от интриг высших кругов, когда попал сюда, друг мой. Как тебе известно, положение мага зависит от его силы, от того, какие заклинания он может использовать, как быстро и сколько раз. Всё остальное, как происхождение, личные заслуги и прочее – глубоко вторично. И нашим почтенным собратьям по вере могло не понравиться, что какой-то человек за пару лет сможет войти в круг почтённых мэтров. А то и встать над ними.
  
  -Но ведь есть Мастер Ксардас…
  
  -Который, так удачно оказался заперт барьером, вдали от реальной власти. И это при том, что тот никогда не лез в политику, - перебил своего подчинённого глава Круга.
  
  -Но тогда почему его не убили на месте?
  
  -Кто-то вполне мог возжелать устранить Корвина, но могли найтись и те, кто был бы не против заручиться поддержкой будущего мага. Правда, решение отправить его сюда кажется мне довольно странным. Безусловно, здесь его никто не достанет, просто не найдётся желающего до конца дней своих остаться в плену Барьера, да и смысла посылать кого-то за головой и так надёжнейшим образом заключённого просто нет, - старик задумался. - Хм-м-м…
  
  -Мастер Корристо?
  
  -У меня есть несколько предложений, но это лишь пустые теоретизирования, начиная от идеи, что на Корвина ополчился действительно кто-то могущественный и всё, что смогли сделать его покровители – это предложить «ссылку в наше райское местечко» вместо гарантированной смерти, - старик скривил губы в улыбке, - заканчивая вариантом, что парень обрюхатил дочь кого-то из приближённых Робара и вынужден был срочно покинуть Миртану.
  
  -Знаете, Учитель - теперь хмыкнул и младший чародей, - судя по тому, что я уже успел услышать об этом парне, второй вариант кажется мне правдоподобнее, но всё же, – весёлость ушла из голоса Драго, - что нам с этим делать?
  
  -Учить, наставлять. И надеяться, что его прибытие сюда – это не просто бегство талантливого аколита. Но пока ещё рано делать выводы, подождем и посмотрим.
  
  -Как пожелаете, Мастер...
  
  
***
  
  -Да пребудет с тобой Спящий, незнакомец! - бодро поприветствовал меня лысый парень лет двадцати пяти, с горбатым миртанским носом, светлой кожей и татуировками на голове и руках. Ну и солидного размера моргенштерном на поясе, не без этого.
  
  Одет он был в нечто вроде робы до колен из грязно-жёлтой грубой ткани, поверх которой было накинуто короткое мексиканское пончо, уже грязно-зелёного цвета, едва прикрывающее грудь. Весь этот наряд покрывала вышивка в форме неких таинственных символов, отдалённо напоминающих те, которые я мог видеть в часовне магов Огня. Ах да, важное уточнение, возраст я понял скорее по голосу, так как внешне мужчина выглядел сильно старше. Его тело было не то чтобы измождённым, но очень жилистым, а на лице поселились глубокие морщины.
  
  Посланник Братства меня всё-таки нашёл… А ведь я специально не приближался всю неделю к кварталу Шакала дальше Южных ворот, но видимо устав ждать в засаде на рынке, сей бравый культист решил не изображать случайных встреч.
  
  Глубоко вздохнув и окинув площадку перед ареной мрачным взглядом, я убедился, что помощи ждать неоткуда. Флэтчер, как назло, куда-то запропастился, а все праздношатающиеся призраки и стражники, с которыми я волей-неволей познакомился за эти дни, как сговорившись, дружно делали вид, что их ну совсем не интересует присутствие проповедника сектантов. Хотя… Ловлю взгляд Фина — ничем не примечательного призрака, иногда промышляющего охотой, на почве чего и познакомились как-то раз вечером у костра. Так вот, взгляд этот был… сочувственный.
  
  -Кто ты? - уже копчиком ощущая какой-то подвох, всё же отвечаю гостю, что самым подлым образом поджидал меня за углом моего же собственного дома.
  
  -Я идол Братства Спящего и зовут меня Парвез! - всё с той же бодростью и позитивом ответил сектант. - Я здесь, чтобы наставить тебя на пусть истинный! - ну нихрена он резкий...
  
  -И... какой же это путь?
  
  -Путь Спящего! - не моргнув глазом, вдохновенно начал вещать гость. - Лишь он способен сделать нас свободными! - взгляд идола стал проникновенным и каким-то лихорадочным. - В нашем Лагере гуру готовят Великую церемонию! Они хотят призвать Спящего! До сих пор он говорил с нами в видениях, но теперь пришло время увидеть его воочию. Для этого нам понадобится много последователей, объединив их духовную силу, мы пробьёмся к нему! - замолчав и как будто слегка опомнившись он продолжил уже без нажима: - Наш Лагерь находится недалеко отсюда, на болоте. Если хочешь, я могу отвести тебя туда.
  
  -Эм, - так, спокойно, свидетели Иеговы местного разлива странные, я это всегда знал. Да, с экрана это не производит и десятой части того впечатления, но мне и самому надо налаживать контакты с Болотным лагерем. Выдохнули, сцепили зубы, как там дальше?… Ах да, Марвин-мод! Понеслась... - Я краем уха слышал о Братстве Спящего, - всё-таки прохожу к дверям своего дома и, убедившись, что внутри никого нет, оборачиваюсь к гостю, - но, думаю, ты лучше расскажешь мне что это такое, нежели сторонние пересказчики.
  
  -Разумеется! Даже не сомневаюсь в том, какие низкие сплетни могли рассказать тебе эти неверующие!
  
  -Ближе к делу, - как-то быстро он начал меня раздражать.
  
  -Братством Спящего мы называем братство последователей новой веры, - с претензией на достоинство ответил Парвез. - Наш лагерь находится среди болот на востоке. Я же пришёл сюда чтобы нести слово Спящего иноверцам, таким как ты.
  
  -И потому специально караулил меня у дома?
  
  -По Старому лагерю давно ходят слухи о перспективном новичке, - не стал отпираться и юлить культист. - А моя задача — помогать людям найти истинный путь, до того как их оплетут лживые посулы местного варварства и невежества. Многие уже пали в этот омут, отвергнув путь духовного развития, но многие ещё могут быть спасены!
  
  -Вот как? - вообще сюрреалистично слышать подобное от мужика, одетого аки натуральный дикарь. Пусть одежда идола и выглядела новее большей части местных костюмов, да ещё и сшита была из ткани, которую сюда поставляют исключительно караваны короля, но даже самый драный рудокоп с обмотками на ногах выглядел более цивилизованно, чем это татуированное чудо.
  
  -Не смейся и смири маловерие! - увидев что-то своё в моём лице, разгорячился культист. - Я серьёзен с тобой и не пытаюсь шутить! Лучше выслушай, а уже потом делай выводы. Тебе это не будет стоит больших усилий и времени, но кто знает, может быть именно мои слова сподвигнут тебя пересмотреть свою жизнь и выбрать новый путь? Ищущий разум никогда не должен с порога отвергать новое знание, лишь невежды и варвары поступают так!
  
  -Успокойся, я не собрался над тобой смеяться. Лучше расскажи подробнее о своём Спящем.
  
  -Спящий, - как у него вспыхнули глаза… - это наш спаситель! Он говорит с нами во снах и видениях, - голос культиста наполнился трепетом и почтением, а сам он почти перешёл на шёпот. - Пять лет назад он явил себя нашему наставнику Ю'Бериону. С тех пор мы отреклись от трёх богов, теперь мы молимся о спасении лишь Спящему!
  
  -О спасении от чего? - он вообще понимает, что говорить такое про трёх богов человеку, едва попавшему в Колонию, из королевства с почти официальной теократией, немного недальновидно? Или это так и задумано, так сказать, устроим разрыв шаблона и окрутим пока жертва не оклемалась?
  
  -О спасении из этого проклятого места, разумеется! Из своей небесной обители старые боги лишь наблюдают за тем, как мы томимся в этой темнице. Их слуги — маги, заточили нас здесь! Но Спящий укажет нам путь к свободе!
  
  -Предположим… - а ведь на неподготовленный разум крестьян такие проповеди должны неплохо действовать. Да и, если подумать, это я сейчас знаю, что Спящий — демон, с привычкой превращать последователей в одержимых маньяков, радостно убивающих себе подобных, а вот представим, что я этого не знаю... Н-да… - И какие доказательства своей силы посылает твой бог?
  
  -Он говорит с нами в видениях. Некоторые из нас даже видят посылаемые им образы, - Парвез мечтательно прикрыл глаза. - Те, кому хоть раз довелось услышать его голос больше не сомневаются в силе Спящего. Через эти видения он привёл нас на болота, к руинам старого храма. Там мы построили свой Лагерь. Он даровал нам свободу — никто из нас не гнёт спину в шахте! Он открыл нам волшебную силу болотника! Это особая трава, которая помогает стать ближе к Спящему и услышать его голос! Мы продаём её другим лагерям и взамен получаем всё, что нам нужно! Некоторых из нас он наградил магическим даром. Его магия куда более древняя и могущественная, чем та, к которой привыкли жители остального мира!
  
  -Ладно… И почему о нём больше нигде не известно?
  
  -Мощь Спящего неизмерима! Возможно он даже сильнее Инноса, бога Света, но долгое время он пребывал в забвении и ещё не набрал полную силу. Он спал, пока другие боги делили мир, но были времена, когда он ступал по миру и наставлял великие народы! Храм, который мы нашли тому доказательство! Теперь же он возвращается и вместе с ним возвращается его магия. Дух его уже с нами и момент его пробуждения близок! Мы были избраны нести людям слово его, мы же станем свидетелями его пробуждения. Знай, что те, кто присоединятся к Спящему, обретут бессмертную душу. Неверных же ждёт беспощадная кара. Но в бесконечной милости своей, Спящий посылает доказательства своей силы всем, кого терзают сомнения.
  
  -Хорошо, - с психами надо соглашаться, особенно если они фанатично верят в демона влияющего на разум, - расскажи мне о магии Спящего.
  
  -Этот дар позволит тебе силой разума творить чудеса! Но только гуру Братства посвящены в секреты магии Спящего, - и замолчал. А взгляд чистый-чистый…
  
  -То, что ты рассказал… интересно, - особенно мне понравился момент с карой. Вот хоть убейте не помню, были ли члены братства настолько откровенны (читай — просвещены) о сути своего бога или это просто оговорка, смысл которой и сам культист не понимает? - Но вернёмся к насущному и немного отойдём от религиозных вопросов.
  
  -О чём ты говоришь?
  
  -Я говорю о том, что вера не меняется за пять минут и один разговор. Ты, раз постоянно занимаешься поиском людей, должен это знать лучше меня. Поэтому давай начистоту, какой мне резон присоединяться к вам?
  
  На секунду взгляд идола утратил фанатичный огонёк и стал вполне адекватным, с долей хитринки и здравого смысла, мне даже показалось, что ему понравились мои слова, но при этом следующую фразу он произнёс будто нарочито возвышенно:
  
  -Возможно ты станешь одним из избранных! Кто получит от Спящего магический дар. Или ты будешь достоин высшей чести — стать стражем. Только лучшие из воинов могут носить это звание, - вот тут намёк прозвучал очень жирно и без тени религиозного трепета. Всего на миг, но прозвучал. - Если будет на то воля Спящего ты даже сможешь совместить оба этих занятия! Лучшие из стражей также обладают магическим даром. Как видишь, наше Братство предоставит тебе массу возможностей. Стоит подумать об этом прежде, чем ты решишься присоединится к какому-нибудь другому лагерю, - последнее идол произнёс очень тихо и пусть в его голосе по-прежнему звучали одухотворённые нотки, но сама фраза была сказана предельно... практично.
  
  -Это звучит очень хорошо, - стараясь не выдать голосом своих мыслей на тему средневековой рекламы, говорю идолу после краткой паузы, - но я — посланник магов Огня. Как ты себе представляешь моё присоединение к вашему Лагерю, когда маги Огня сидят в Старом?
  
  -О, в этом нет никакой проблемы! - с радостью заверил меня мужчина. - Посланник — это только работа, она не делает тебя членом гильдии. Напротив — гуру будут только рады, если среди нас появится человек, обладающий такими связями в другом Лагере.
  
  -А уж как рады будут маги… - не удержавшись, протянул я. Нет, в некоторой мере эти непосредственность и напор вызывали восхищение. Наверно только так и должны действовать проповедники, мол к чёрту такт и условности, я — танк и мой мехвод контужен. Но… блин, это настолько нагло, что даже очаровательно.
  
  -Я думаю, тебе не стоит об этом переживать, - так, будто знает некую тайну, принялся убеждать меня член Братства. - Магов Огня не интересует происходящее в Колонии, они даже из замка почти не выходят. К тому же, - идол приглушил голос и подался ближе, словно собирается сообщить некий секрет, - как я слышал, их отношения с баронами не очень ровные, а значит они не будут сильно возражать против того, чтобы на них работал человек не подчиняющийся Гомезу.
  
  -Ты же понимаешь, что я не могу так просто взять и поверить в таком деле человеку, которого вижу первый раз в жизни? - скептически наклоняю голову, хотя в животе всё сжалось, очень уж опасное направление начал принимать разговор. - Но давай оставим магов и предположим, что ты меня убедил, - если при первых словах лицо моего собеседника напряглось, то на последних разгладилось и озарилось улыбкой. - Предположим даже, что я уладил проблему магов и не стал грудой пепла, едва заикнувшись, что ухожу в Лагерь, где от меня будут требовать отречься от их бога… - делаю паузу, чтобы идол проникся значением сказанного. Увы, судя по чистым-пречистым глазам он был или гениальным актёром, или конченым бараном. С учётом увиденного ранее, первый вариант выглядел более вероятным. - Так скажи мне, что будет меня ждать в вашем Лагере. Уж извини, но я ни за что не поверю, что заслужить хоть какое-то значимое положение у вас будет намного проще, чем здесь. Старый лагерь, очень символично, требует пройти Испытание Веры, и не говори мне, что ничего подобного нет у вас.
  
  -Каждый ищущий духовного просветления может свободно стать членом Братства Спящего!… - опять включил вещательно-одухотворённый режим мой визави.
  
  -И возиться в болотной жиже до конца своих дней в брюхе первого болотожора, - перебил его я. - Я же говорил, что уже слышал о вас, так что оставь сказки для рудокопов. Меня не прельщает роль низшего послушника, или как это у вас называется. Ты тут уже говорил про стражей, про тех, кто владеет магией, про гуру, вот и объясни как попасть в ту часть Братства, которая влияет на жизнь Лагеря, а не просто гнёт спину по чужой указке.
  
  -Я понял тебя, - покорно склонил голову лысый, продолжая улыбаться. - Иерархия нашего Братства делится на несколько ступеней. Послушники, про которых ты сказал, работают на благо Лагеря, собирая для нас болотник и прочие полезные травы. Все они ученики и могут подняться в иерархии, проявив свои способности и обратив на себя внимание кого-нибудь из гуру. Это обычный путь — послушником может стать каждый и это не требует испытаний. После послушников идут идолы, такие как я. Мы являемся старшими учениками и помощниками гуру, каждый из которых выполняет какую-то свою, важную роль. Идолов немного, обычно, исполнив несколько важных поручений и проявив себя, мы переходим в следующий ранг. Тут всё зависит от того, что лучше удаётся человеку, те, кому ближе духовное наставление других, становятся гуру, а те, кто чувствует в себе стремление защищать Братство с оружием в руках, идут в стражи. Ты хочешь перешагнуть первую ступень и я тебя понимаю, с учётом твоих талантов это вполне оправдано, - подольстился культист. - Скорее всего, тебе для этого потребуется получить одобрение не одного, а нескольких гуру. Но не волнуйся! Я могу помочь тебе с этим, подсказав как можно произвести впечатление на того или иного наставника, правда… - Парвез замялся, бросив осторожный взгляд по сторонам.
  
  -Что?
  
  -Я скажу тебе это только если ты пойдёшь в наш Лагерь, - на одном дыхании прошептал идол и тут же поспешил добавить: - Ты должен меня понять, я тоже не могу доверять такие секреты первому встречному, не будучи уверен, что он намерен стать моим братом по вере.
  
  -Понимаю, - сдержано произнёс я.
  
  -Я не прошу тебя дать ответ прямо сейчас, - с лёгким поклоном, заверил сектант. - Наоборот! Я Настаиваю на том, чтобы сейчас ты ничего не говорил мне. Просто подумай о моих словах, а если тебе захочется услышать о нашем Братстве ещё от кого-то из братьев, то можешь поговорить с идолом Тэраном, он проповедует слово Спящего у северных ворот лагеря. Когда примешь решение, сможешь найти меня на рыночной площади, там у меня есть дом, на который тебе легко укажут местные жители. И не спеши — понимание необходимости духовного поиска приходит не сразу. Многие проживают жизнь, но не достигают его! Я же не тороплю и не настаиваю, а только скромно надеюсь, что мои слова помогут тебе обрести гармонию в лоне истинной веры!
  
  -Хорошо, я тебя понял.
  
  -Рад это слышать! - разулыбался Парвез. - А теперь прощай, и да пребудет с тобой Спящий!
  
  -Взаимно, - эхом откликнулся я, после чего наблюдал, как довольный и обнадёженный культист торжественно удаляется, то ли для солидности, то ли по привычке сложив руки перед собой, будто спрятал их в несуществующие рукава.
  
  Проводив незваного гостя взглядом до угла арены, я развернулся и скрылся с глаз соседей в своём доме. Тема о том, что я весь такой из себя подающий надежды новичок, не вызывала у меня внутри ни малейшего доверия. Я ведь и сам не раз думал о Болотном лагере и вариантах своего туда внедрения. Пусть меня бесило, что я так подставился в разговоре с магами и оказался крайним в этом деле, но истериками ситуацию не спасёшь и прикидывать варианты приходилось из принципа «хочешь, не хочешь, а придётся». И чем больше я размышлял, тем больше приходил к выводу, что такой человек как я, особенно такой, каким меня рисовали слухи, сектантам нафиг не сдался. Ну вот просто потому, что они реально сектанты! Им нужны легко внушаемые люди, которые будут безропотно вкалывать по указке любимых гуру и, не размышляя, верить любому слову своих «духовных учителей». Даже людей, которые не верят, но вполне осознанно готовы играть по их правилам, ради личной власти и благополучия, они потерпят в очень ограниченном числе. Ведь эти люди, своими претензиями на часть власти, напрямую угрожают тому объёму власти, который сейчас находится в руках гуру. Ну и куда в этом раскладе приткнуться такому красивому мне, умудрившемуся с первого же дня на всю Колонию заявить свою, не побоюсь этого слова, феерическую индивидуальность?
  
  Так что в правдивость озвученных мотивов идола мне верилось в последнюю очередь, а вот что сразу пришло на ум после его радужных обещаний по поводу возможной реакции магов, так это стремление тех унизить. Ну а что? Вера в Инноса — доминирующая религия в Миртане. Существование Аданоса и Белиара все тоже признают, но поклоняются в первую очередь богу Света. Он — Верховное божество, и, по местной мифологии, как бы вообще является отцом собственных же братьев. Как там было, в Катехизисе?..
  
  Не было ни дня, ни ночи, и не было ни одной твари живой. Потом пришёл Иннос, дал жизнь этому миру и принёс с собой свет. Но слишком ярок был свет Инноса, а потому породил он Солнце. Однако и это было нетерпимо для живых тварей, и тогда Иннос разделил себя и породил Белиара. Белиар породил ночь. Теперь человек мог жить. Тогда Иннос разделил себя вновь и породил Аданоса. Аданос наделил человека подвижностью, жаждой знаний и смелостью. И посмотрел Иннос на дело рук своих, и решил, что это хорошо.
  
  Короче говоря, для культистов претендующих на создание новой веры и служение богу более могущественному, чем Иннос, вот так взять… и увести из под носа у первейших слуг бога Света того самого, единственного человека, которого они к себе приблизили за целых двадцать лет существования Барьера… Это должен быть настолько сладкий и вожделенный щелчок по носу конкурентам, что от одних фантазий на эту тему последователи Спящего должны впадать в экстаз. Ну или я ничего не понимаю в религиозных разборках.
  
  В любом случае, в такой мотив я верю гораздо больше, чем в то, что проповедник картеля наркоторговцев внезапно проникся неудержимым восхищением от моей крутости. Вариант, что Братство Спящего — это не такая уж и секта наркоторговцев, а действительно искреннее верующие люди, прям таки все поголовно, и один из них был со мной целиком честен… тоже нельзя исключать, но… как бы сказать… Искренне верующий в демона уголовник — это не та личность, которой я бы мог со спокойной совестью верить на слово.
  
  Ладно, всё это лирика. Ведь, какой бы ни была мотивация Парвеза, ну кроме варианта, что он хочет тупо выманить меня из Лагеря и тихо прикопать под ближайшим кустом… Смысла чему я не углядываю, ибо всё тоже самое он может сделать куда проще, элементарно подкараулив меня при выходе на охоту. В общем, чем бы он ни руководствовался, это мало на что влияло. А вот его слова об отношениях магов Огня с баронами мне очень не понравились. Это насколько же всё хреново, если такой информацией владеет каждый второй прощелыга с рыночной площади?
  
  Скидываю сумку на кровать и опускаюсь следом. Живот тут же напомнил, что он хочет жрать и плевать хотел на мои внутренние терзания. Мысленно чертыхнувшись на неуёмную прожорливость этого тела, которое, чем больше я в нём жил, тем сильнее убеждало меня в том, что способно проглотить любой объём пищи без малейших последствий для себя, я достал из сумки огниво и полез разжигать очаг перед дверью. Дело это было не слишком сложным и требовало всего-лишь не забывать пополнять запасы сухого мха во время вылазок, так что уже через пару минут между камнями заплясали язычки пламени. Отправив в огонь пару тонких поленьев, я достал из сундука котелок, наполнил его дождевой водой из ближайшей бочки и положил внутрь яйцо падальщика. Они, кстати, ценились в колонии почти с половину туши самой птицы, но у меня с рудой проблем не было, а яйца, в отличии от мяса, я мог приготовить и сам. Поскольку размером оно было со страусиное, то одного хватало на вполне плотный ужин, так что пару раз трапезу у Снафа я уже пропустил, правда варить его приходилось минут по двадцать-тридцать...
  
  Пока вода в котелке раздумывала над тем, стоит ли ей исходить паром, я подпалил в очаге лучину, для большего освещения и, закрепив её в стене у кровати, достал выданную Торрезом книгу. Привести мысли в порядок за чтением книги, сейчас был именно тем, что мне нужно, а о поползновениях Братсва Спящего с Корристо можно будет поговорить уже завтра. Или не говорить. В любом случае, решать я это буду на свежую голову. Сейчас же — учиться-учиться и ещё раз учиться, благо и впереди ждёт яйцо вкрутую — самый традиционный студенческий ужин. Том имел говорящее название «Дар богов» и, по словам Торреза, бы куда проще для восприятия, чем «Тайны колдовства» того же автора. Спорить я не стал и взял то, что давали. Вот сейчас и проверим рекомендацию уважаемого мага.
  
  Открываю первую страницу и читаю вступление:
  
  Человек на протяжении многих веков пытается понять природу и истоки магии. Но где же начинать поиски? Как вообще описать, что такое магия? Это самая противоречивая сущность во вселенной. Она может убивать и исцелять, создавать и уничтожать.
  
  Как она выглядит? Где человек может отыскать ее, невидимую, но удивительно могущественную? Магия - это магия. Это самый удивительный дар богов тем, кто может его использовать. Целительная сила, которую могут контролировать лишь единицы...

Бартос Ларанский

  Вздохнув, внутренне приготовившись продираться через очередной религиозный текст, я перевернул страницу...
  

Популярное на LitNet.com О.Гринберга "Я твоя ведьма"(Любовное фэнтези) Ю.Эллисон, "Наивняшка для лорда"(Любовное фэнтези) А.Черчень "Пять невест ректора"(Любовное фэнтези) А.Анжело "Отбор для ректора академии"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Е.Флат "Невеста из другого мира 2. Свет Полуночи"(Любовное фэнтези) И.Громов "Андердог"(ЛитРПГ) Д.Деев "Я – другой 3"(ЛитРПГ) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) Кин "Новый мир. Цель - Выжить!"(Боевая фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru От меня не сбежишь! Кристина ВороноваВсе изменится завтра 2.Реверанс судьбы. Мария ВысоцкаяВальпургиева ночь. Ксения ЭшлиКосмолёт за горизонт. Шурочка МатвееваВедьма из Ильмаса. КсенияСвязанные поневоле. Чередий ГалинаНить души. Екатерина НеженцеваЧерный глаз. Проникновение. Ирина ГрачильеваПоследняя Серенада. Нефелим (Антонова Лидия)В плену монстра. Ольга Лавин
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"