Сейтимбетов Самат Айдосович: другие произведения.

Теплый Лед

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 6.45*42  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Червь / Холодное Сердце. По заявке Арийского Гомофоба "Тейлор с силами королевы Эльзы". Завершено. 10.02.2017


Теплый Лед

Do you wanna build a snowman?

Frozen

  

Глава 1

  
   14 февраля 2011 года, Броктон Бей
  
   В это невозможно было поверить, но факт -- в день всех влюбленных за Тейлор гнались парни, надеясь на свидание. Правда, не с ней, а с теми, кто натравил их на Тейлор, с троицей популярных и красивых девушек: Софией, Эммой и Мэдисон. Трио мучительниц Тейлор сейчас заходилось смехом и показывало пальцами издалека.
  -- Стой, глиста! - донесся в спину выкрик.
   Да, Тейлор была тощей, плоской и высокой, но сейчас это не помогало. Она пробежала всего квартал, но уже начинала задыхаться, а улюлюканье и выкрики сзади приближались и усиливались. За полтора года кампании издевательств со стороны Трио Тейлор повидала всякого, включая запихивание в шкафчик с дерьмом почти полтора месяца назад, в начале января, но сейчас ей было страшно вдвойне. Что она не сможет убежать, что парни, добиваясь внимания Трио, особенно Эммы -- бывшей лучшей подруги Тейлор -- вполне могут перейти границы, что все это может опять закончиться госпиталем, только не психиатрическим, как после шкафчика, а реанимационным, что... Тейлор мысленно накручивала сама себя, и отчаяние, измотанность, общая психологическая усталость от всего в этой дерьмовой жизни, складывались с физической усталостью, с телом, которое Тейлор пыталась толкнуть за грань, лишь бы двигаться еще хоть чуточку быстрее. Кровь стучала в висках, горели легкие, ноги были сделаны как-будто из чугуна, и в этот момент, словно услышав бессвязные мысленные вопли Тейлор о помощи, волна спасительной прохлады прокатилась по ее телу.
   Тейлор, наклонившая голову, отчетливо увидела, как из рук ее вырвались еле заметные синие струйки, при ударе об снег и асфальт, превращавшиеся в лед. Это было настолько неожиданно, что Тейлор вначале не поверила своим глазам, и почти сразу же запнулась, вначале мысленно, а потом и физически, поскользнувшись на том льду, который сама и создавала. Пребольно ударилась локтем и головой, и несколько секунд просто лежала, ощущая, как горит лицо, а сердце норовит выпрыгнуть из груди. Сзади доносились крики, но это были уже не угрозы, а просто ругательства. Парни, преследовавшие Тейлор, налетели с разбегу на лед, и тоже попадали, и теперь барахтались, свалившись в кучу и пытаясь встать.
   Сама Тейлор выбросила руки, зацепилась за кусочек асфальта дальше и подтянула тело, почти не соображая, что происходит. Не хватало воздуха, все шумело, болела голова и локоть, и даже угрозы сзади воспринимались так, словно она напихала ваты в уши.
  -- Попадись нам еще, Эберт! - разобрала Тейлор напоследок, перед тем как побежать прочь.
   Правда, надолго ее не хватило, и метров через двадцать Тейлор сменила бег на шаг, оглядываясь испуганно через плечо. Но нет, никто не преследовал ее. Можно было разбежаться и прокатиться, Тейлор создала не такую уж и большую полосу льда, но у парней, видимо, иссяк запал. Все же Тейлор шла как можно быстрее, задыхаясь, оглядываясь и пытаясь осмыслить случившееся. В глубине души она знала ответ -- у нее есть суперсила! - но поверить в такое было тяжело и трудно. Только уже неподалеку от дома Тейлор решилась и юркнула в тупичок, где, убедившись, что никто за ней не следит, испытала силу, решив, что небольшое обледенение здесь никого не насторожит.
   Вид подчиняющихся ей снега и льда наполнил душу Тейлор спокойствием и теплом.
  
   В школе на следующий день Трио было вдвойне активно, толкая и оскорбляя, словно мстя за вчерашнее. Но Тейлор почти не замечала этого, паря на крыльях мечты -- у нее есть суперсила! Она будет супергероем! Блокнот Тейлор украсился первыми набросками и мыслями, правда, прожил он недолго. К концу четвертого урока и учебного дня, страницы его оказались залиты клеем и соком. Это немного отрезвило Тейлор и спустило с небес обратно в ту выгребную яму, в которую превратилась ее жизнь.
   По дороге домой, и дома Тейлор думала, думала и еще раз думала.
   Ей нужно было время, много времени: придумать себе костюм, протестировать силы, собрать информацию о том, что творится в Броктон Бей. В общих чертах, конечно, Тейлор и так представляла, в какой заднице находится родной город и почему, но нужны были детали, конкретика, куда выходить на патруль, где ее супергеройская помощь будет наиболее востребованной? Со школой и Трио времени и сил у Тейлор не оставалось практически ни на что, и она приняла Решение. К черту школу, все равно ее оценки укатились в задницу из-за троицы мучительниц, регулярно портивших ее проекты и домашние задания.
   Она станет героем и тогда!
   Что "тогда" Тейлор представляла смутно. Стражи -- юные супергерои -- ходили в Аркадию, но Тейлор не была уверена, что хочет вступать в команду Стражей. Все они в ее представлении были сияющими, популярными и успешными -- тем, что у Тейлор ассоциировалось с троицей мучительниц. Конечно, Тейлор не отказалась бы сменить свою дерьмовую школу Уинслоу на сверкающую Аркадию, но понимала, что просто так ее никто слушать не будет. Но в то же время, в то же время в Тейлор вселилось нетерпение. Стать героем! Помогать людям! Не ходить в школу! Она прославится, и вот тогда все изменится, больше ее никто не сможет тронуть!
  -- У меня есть три дня, - сказала сама себе Тейлор, глядя на календарь.
   По уму, конечно, надо было оставить вообще все как есть, не менять распорядка жизни, чтобы не привлекать лишнего внимания и подозрений, но Тейлор уже не могла остановиться. Успокаивая себя рассуждениями о том, что если ходить в школу, то, как раз наоборот, парни, преследовавшие ее, могут вспомнить что-то подозрительное и раскрыть ее, она перестала ходить в школу. Среду, четверг и пятницу она делала вид, что идет в школу, а сама вместо этого занималась своими делами. Тестировала силу, изучала, что может, и чего нет, размышляла и работала над костюмом, вела "исследования", то есть читала форум ПЛО -- Паралюди Онлайн -- благо доступ к компьютерам в центральной библиотеке был бесплатным.
  
   В субботу, 19 февраля, настало время первого выхода "в поле", и Тейлор весь день пребывала в каком-то тумане предвкушения. Предыдущие три дня была просто эйфория, радость труда и мыслей о том, что она сможет приносить пользу, и мечтаний, чего уж там. О том, как она спасет город и повергнет всех злодеев, и Броктон Бей снова превратится в процветающее место и отцу не придется работать сверхурочно, чтобы хоть как-то поддерживать дом.
   Дождавшись, когда отец уснет, Тейлор, прихватив рюкзак с вещами, выбралась на улицу. Оставаясь в тени и нервно оглядываясь, она устремилась на северо-запад, спеша найти место, где можно было бы переодеться. Таких мест в Броктон Бей было немало, за полтора десятка лет упадка экономики, едва ли не треть города оказалась брошена, по тем или иным причинам. Забравшись в один из стоявших открытыми контейнеров, Тейлор торопливо начала переодеваться, прислушиваясь, не идет ли кто. Костюм -- настоящий костюм, имеется в виду, дело серьезное, просто так с нуля его не сделать. Купить готовый -- покупку можно было отследить, не говоря уже о том, что у Тейлор просто не было столько денег.
   И не было сил ждать.
   Поэтому она прибегла к самому дешевому из возможных вариантов. Закрыла лицо шарфом, на манер Мисс Ополчения, скрепила концы шарфа булавками и слегка подморозила их, чтобы не свалился невзначай. Каштановые волосы скрыла туго повязанная бандана, и сверху дополнительно накрыла шапочка. Толстые джинсы и куртка, на манер мотоциклетной, перчатки и ботинки, все это должно было скрыть фигуру Тейлор, придать ей иные очертания. Тейлор уже пыталась придумать, как бы сделать себе броню изо льда, но так ничего пока и не придумала, и решила отложить этот вопрос на потом.
  
  -- А ну стойте, подлые грабители! - воскликнула Тейлор.
   Трое бандитов АПП, в красно-зеленых цветах банды, и вправду остановились. Пнув напоследок наркомана из банды Барыг (который был настолько обдолбан, что даже не осознавал, что его бьют), азиаты двинулись к Тейлор.
  -- Это че за чучело? - спросил один.
   Тейлор разъярилась от такого -- как будто снова в школу вернулась! - и немедленно атаковала. Поток снега с ее рук обрушился на бандитов, превращая их в сугробы.
  -- Ебать тя хвостом по голове! - донесся выкрик. - Ах ты!
  -- Да это маска!
   Тейлор довольно ухмыльнулась под шарфом. Вот так! Сейчас она... откуда-то сбоку вылетела дубинка и врезалась в плечо Тейлор. Тут же вдогонку прилетел ботинок прямо по ребрам, и там что-то хрустнуло. Тейлор отбросило, протащило по мостовой, поток снега прервался, а перед глазами ее плавали круги и пятна. В голове звенело, тело стало словно ватным. Упрямо стиснув зубы, она изогнулась и ударила "заморозкой" - потоком синего воздуха, превращающим поверхность в лед. Прилетевший кусок камня, ударив Тейлор в лоб, заставив снова упасть и проехаться. Шапочку и косынку с нее сорвало, в голове звенело так, словно она побывала внутри колокола.
  -- Бля, да это баба! - донеслось до Тейлор.
  -- Трахнем ее за то, что попыталась наебать АПП!
  -- А потом...
   Что потом, Тейлор уже не дослушала. Ее захлестнули паника, отчаяние, презрение к самой себе -- ну что она за дерьмовы герой? - и от мысли, что на этом ее карьера героя и закончится, Тейлор бросило в жар. Побеждена, изнасилована и убита тремя рядовыми бандюганами АПП! От мыслей, что все откроется, что Трио... Трио узнает об этом и будет глумливо хохотать, обсуждая, "какая Эберт дерьмо даже с суперсилой -- просто супердерьмо", в Тейлор что-то отчетливо хрустнуло и квакнуло. Она вскинула руку, яростно желая остановить, хоть как-то, этот позор, не дать бандитам приблизиться, и спасительная прохлада пришла на помощь.
   Раздался грохот и треск, и всхлип, и все стихло.
  
  -- Проклятье! - Тейлор в сердцах стукнула кулаком по мостовой.
   Несмотря на то, что во время тренировок у нее не получалось ничего кроме морозного дыхания и мелких сосулек, сейчас Тейлор исхитрилась создать целую стену льда. Она заморозила часть дома, и дороги, и видно было, что ледяные шипы достали до бандитов АПП. Часть торчащих горизонтально сосулек была окровавлена, и Тейлор в панике заметалась вокруг. Но нет, трупов не было, и у нее немного отлегло от сердца, но именно что немного. Наркоман, с окровавленным лицом, полусидел неподалеку и пускал пузыри ртом, счастливо улыбаясь.
   И от этого Тейлор опять ощутила себя на самом дне, и саму себя ощущала полнейшим дном. Даже наркоман был счастливее, чем она! Ну да, кто мог облажаться на первом выходе, и получить от обычных бандитов? Конечно же, только Тейлор! А что было бы, встреть она не бандитов, а самого Луна, главу АПП? От мысли об этом у Тейлор вырвался истерический всхлип. Где-то вдалеке что-то хлопнуло несколько раз, потом донеслись возгласы. Голоса приближались, и Тейлор торопливо и позорно, стыдясь самой себя, бежала прочь, не забыв, впрочем, прихватить шапочку и косынку. Ребра и рука болели, и оставалось только представлять какой величины синяки там будут завтра!
  -- Я не сдамся! - стиснув зубы, прошипела Тейлор, призвав на помощь все свое упрямство. - Я стану героем, вот увидите!
  
   Воскресенье и следующая неделя пролетели как в тумане. Как ни старалась Тейлор, но вызвать стену льда у нее так и не получилось. Но зато она теперь могла бить не просто снегом, а слепленными снежками, и создавать лед на поверхности вокруг себя немного быстрее. Концепция костюма тоже подвергалась изменениям, плюс Тейлор завела себе дубинку и баллончик с перцовым аэрозолем, и решила начать заниматься, как только окончательно сойдут синяки. Она еще два раза выходила в патруль, и даже немного успешнее. Столкнулась с двумя скинхедами из Империи 88, и успешно их прогнала, атаковав мелкими сосульками и затем засыпав снегом с ног до головы. Помогла выбраться из-под снега двум бездомным, к которым приставали скинхеды. В другой раз даже спасла случайного прохожего, но все равно ранила и его, и бандитов, и это лежало темным пятном на совести Тейлор.
   Поэтому она усиленно размышляла над новыми способами и идеями по применению силы так, чтобы не ранить никого. Идеальным было бы сажать их в мешок изо льда, но ведь тогда они замерзнут или задохнутся, не так ли? В пятницу, 25 февраля, подходя домой "после школы", Тейлор размышляла как раз на эту тему и ей пришла неожиданная мысль. А что, если вмораживать только ноги? Правда, тогда люди могут их сломать, когда будут падать, да прицел потребует отработки, но все же это будет лучше, чем тыкать льдом в их головы и торс.
   Но мысли эти вылетели у Тейлор из головы, когда входная дверь захлопнулась за ней с неожиданным грохотом. Она аж подпрыгнула от неожиданности, и обнаружила, что возле двери стоит ее отец, сложив руки на груди и нахмурившись.
  -- Тейлор, нам надо серьезно поговорить, - сказал Денни Эберт, указывая рукой на диван и потом поправляя очки. - Мне позвонили час назад из Уинслоу, и сообщили, что ты не посещала уроки с прошлого вторника. ГДЕ ТЫ БЫЛА?!
  

Глава 2

  
   Денни Эберт обладал взрывным темпераментом, но дома старался сдерживаться. До сегодняшнего дня, по крайней мере. От крика его задрожали стекла, и Тейлор невольно втянула голову в плечи и сгорбилась.
  -- Десять дней, Тейлор, десять дней! - орал Денни тем временем. - Почему ты мне ничего не сказала? Что ты делала в эти дни?!
  -- Папа..., - Тейлор вскинула было голову, но тут же опустила ее.
  -- Ты связалась с какой-то бандой? Что происходит?!
   Тейлор ощущала себя так, словно ее засасывает в слив унитаза.
  -- Я хотела как лучше, - попробовала она оправдаться.
  -- Как лучше?! Не ходить в школу -- теперь называется как лучше? Ты и так скатилась, Тейлор, твои оценки падают, а теперь еще и это? Что сказала бы твоя мама?!
   Тейлор гневно засопела. Именно после гибели матери, в 2008 году, все и начало распадаться и разваливаться на части. Тейлор снова ощутила себя той беспомощной девочкой, мир которой треснул пополам. Только в этот раз, помимо тоски и желания завыть, и бежать куда-то прочь, с ней была еще и суперсила. Холод рвался наружу, Тейлор с ужасом увидела, что по стене, которой она касается, бегут льдинки, и торопливо отпрянула. Отец ничего не заметил, продолжал кричать, словно бы и не видя Тейлор, которая, в свою очередь, ощущала похрустывание под ногами. Ужас и паника затопляли Тейлор, набатом отдавались в ушах, она пыталась удержать силу и чувствовала, что не может, не сможет. Взрыв льда внутри дома? Это точно не закончится хорошо, и даже если она исхитрится всего лишь ранить отца, то это все равно будет ранение, и отец все узнает, и ей придется рассказать ему все про издевательства в школе, и прочее... Тейлор, взвыв, ринулась вперед, прямо в окно, не видя белого света перед собой.
  
   Честно говоря, Денни Эберт такого не ожидал. Он предварительно запер другие двери, но чтобы Тейлор выскочила в окно и убежала прочь? Он уже успел выплеснуть изрядную долю гнева в криках, и теперь просто растерялся, не сразу начал действовать. Зачем-то подбежал к окну, ощущая, как оттуда рвется в дом сырой зимний ветер. Затем побежал к двери, долго не мог справиться с замком, едва не обломил ключ в нем, и, конечно же, к тому моменту, когда Денни выбежал на улицу, Тейлор уже давно и след простыл.
   Вздыхая и ударяя себя по лбу, он вернулся в дом, и возможно замер бы в прострации, если бы не выбитое окно. Денни посмотрел бараньим взором на обледеневшую уже раму и обломки, потом смерил взглядом сугроб под окном, с отпечатком ног в нем, и принялся за ремонт. Механически, бездумно. К тому моменту, когда он закончил, дом уже изрядно остыл, и старший Эберт долго пил чай, пытаясь согреться, глядя в стену перед собой.
   Надо было что-то делать, и Денни позвонил в полицию.
  -- Да, сбежала из дома!
  -- Когда она будет отсутствовать двенадцать часов, позвоните нам, - сообщил голос и повесил трубку.
   Денни сидел и ждал, питая надежду, что Тейлор одумается и вернется. Но она так и не вернулась. Ни ночью, ни на утро, ни после приема заявления о пропаже полицией. Она не вернулась и к понедельнику, и Денни, скрепя сердце, обратился к друзьям из Ассоциации Докеров, представителем которой являлся. Но и помощь друзей не принесла плодов, Тейлор словно растворилась, и это сводило с ума Денни, с каждым днем все сильнее. Когда-то он накричал на Аннет, и та уехала, разбилась по дороге. Теперь он накричал на Тейлор и та сбежала. Что с ней могло случиться в городе, где орудовали суперзлодеи и их банды, процветала проституция, торговля наркотиками, фермы рабов и могли убить за неправильный цвет кожи, Денни боялся даже представить. Он дал объявление в местную газету "Броктон Бей Трибьюн", обратился на радио, пытался расклеивать самодельные объявления, но толку с того не было. Тейлор не возвращалась, и Денни, укрепившись духом, договорился с начальством, взял неделю отгулов, и в субботу, 5 марта, вышел на поиски дочери. Рюкзак за его спиной был полон плакатов с изображениями Тейлор и теплых вещей, и первым делом Денни отправился к пунктам раздачи бесплатного супа.
  
   5 марта 2011 года, Броктон -- Бей
  
   Тейлор стояла в очереди за супом, переминаясь с ноги на ногу. Неделя, прошедшая с момента бегства из дома, была... дерьмовой. То, что Тейлор не могла подобрать других эпитетов, словно оскудев разумом и языком, удручало ее отдельно. Обычно в Броктон Бей стояли мягкие бесснежные зимы, благодаря близости к теплому океанскому течению, но в этом году зима выдалась суровой и холодной. Это тоже вносило нотку диссонанса в сознание Тейлор, ведь не будь холодной зимы, мэрия не начала бы раздачу бесплатного супа и значит, Тейлор пришлось бы добывать еду как-то иначе. Скорее всего, воровством, и что она тогда была бы за герой? Герой, который крадет? Это уже злодей! Но не будь холодной зимы, и люди бы не мерзли и не замерзали прямо в своих обносках и коробках, и то, что сама Тейлор не ощущала особого холода, грызло ее изнутри. Словно она была виновата перед всеми обитателями Доков, словно должна была поделиться с ними своей повышенной морозоустойчивостью. Стояние в очереди тоже служило поводом для самоедства, ведь количество порций супа было ограничено, и Тейлор, получается, отнимала еду у какого-то бедолаги, сейчас трясущегося в ознобе и лихорадке в Доках. Но что поделать, чудом была уже сама раздача супа, в таком депрессивном и угнетенном городе, как Броктон Бей, где треть населения просто не имела работы.
  -- Слыхал, Майки? - прохрипел стоявший вперед Ржавый Питер.
  -- Чо? - Майки, бывший фермер лет пятидесяти, обернулся, демонстрируя одутловатое лицо.
  -- Говорят, Снежный Человек опять приходил, - прохрипел Питер.
   Он всегда скрипел и хрипел, за что его, собственно, и прозвали Ржавым. Тейлор, проведя в Доках всего неделю, уже успела понять, что здесь полно своей, невидимой обычному горожанину жизни, помимо активности банд и прочего. Также она успела понять, что редкий обитатель Доков, за исключением опять же бандитов и связанных с ними, живет тут больше нескольких лет.
  -- Кто на этот раз? - Майки кинул взгляд на Тейлор, но та старательно смотрела в сторону.
   Продвижение очереди приостановилось, пока в огромную бадью наливали новую порцию супа. Тейлор, со стыдом ощутила, что радуется этому факту. В бадье было не меньше пятидесяти порций, она стояла двадцать третьей, так что даже если кто-то из особо доверенных бездомных возьмет две порции, одну себе и одну другу, то ей все равно хватит.
  -- Джонни с фабрики печенек, ну, помнишь, у него шрам такой крестиком был на подбородке, он еще всем врал, что это его Триумвират отметил, хотя на самом деле всего лишь лицом в ящик с запчастями по пьяни грохнулся? - словоохотливо захрипел Питер.
   Тейлор насторожилась. Вчера она помогла бездомному с таким шрамом, сразилась с тремя скинхедами, правда те были пьяны вусмерть, но под потоком снега и льда Тейлор быстро протрезвели и сбежали!
  -- И что? - спросил Майки.
  -- Да как обычно, налетел во вьюге, да поморозил Джонни, тот за ночь и того, в ледяную статую перекинулся! Как Дюк из Депо, и братья Натансоны с пятой, и эти, из Империи и АПП. Ох, что делается, - покачал головой Питер, - никого не щадит, и ты заметил?
  -- Что?
  -- С каждой жертвой все сильнее становится, и зима вместе с ним!
   Тейлор содрогнулась и застыла. Зима становится сильнее? Нет, конечно, раздача супа намекала, что вокруг не слишком тепло, но ей казалось... ведь весна уже пришла! Питер зябко поежился, кутаясь в обноски, а Майки спросил.
  -- И что с Джонни?
  -- Да как обычно, - раздался хрип. - Приехали сикопаты и погрузили статую к себе в фургончик. Кривой Ганс баял, что с одним из рядовых сикопатов разбазарился, и тот ему сказал, что у них этих статуй полный подвал, никто не знает, че с ними делать! И выбросить не могут, они вроде там унутре живые, только в этом, как его, статизе, во!
   Тейлор не просто застыла, она как будто сама обратилась в ледяную статую. Ее лед превращал людей в статуи? Полный подвал? Она знала, что сикопатами в насмешку называли представителей СКП, и теперь мысль обо всем этом лишала Тейлор сил. Полный подвал людей, и она не знает, как их разморозить! Какой она после этого герой? Прийти в СКП? Нет, теперь она точно не сможет этого сделать! Она вредила людям... нет, теперь ей не быть героем. Она вредила городу... что тут еще можно сказать?
   Нет, надо разобраться, она же не хотела, не могла! Мысли Тейлор путались, скакали, и она никак не могла сосредоточиться под хриплый говорок Питера. Тот что-то толковал об Империи и наборе новобранцев, но Тейлор не слушала. Она вышла из очереди, пошла прочь, даже не осознавая этого.
  -- Эй, Шарф, тебе придержать местечко? - крикнул ей в спину Питер.
   Тейлор помотала головой, не оборачиваясь.
  -- Вишь как расстроился и дрожит, видать Снежного Человека вблизи видел! - со знанием дела заметил Питер.
   Тейлор невольно ожидала, что он сделает замечание ее в адрес, начнет объяснять, откуда она взялась, но комментария так и не последовало. Ее и вправду потряхивало, но не из-за холода, а из-за мыслей. Чувство голода отступило, сменившись тупой резью и позывами к рвоте. Тейлор перебирала в памяти события с середины февраля, когда она впервые прибегла к суперсиле. Конечно, Питер мог и привирать, тут такое могло быть запросто. У обитателей Доков не было практически ничего из благ цивилизации, и они развлекались, как могли, так как развлекались в эпоху до изобретения электричества -- сплетничали. Пересуды, слухи, толки, рассказы, кто что сделал и кто куда пошел -- даже Тейлор, старавшаяся держаться в стороне от подобного, все равно то и дело слышала обрывки разговоров.
   Вот как сейчас в очереди за супом.
   Поэтому безоговорочно верить всему услышанному никак нельзя было, но где-то в глубине души Тейлор знала, что слова Питера -- правда. Хотя бы потому, что это было очень... по Тейлоровски. Жить дерьмовой жизнью. Быть дерьмовым героем. Портить другим жизнь своей дерьмовой суперсилой. Что делать? Куда идти? Прийти в СКП и сдаться? Но ее отправят в Клетку и заклеймят суперзлодейкой! О, если бы она могла прийти туда и разморозить всех... но нет, она не знала как. Тейлор еще много не понимала в своей суперсиле, но знала, просто знала, что может только морозить, создавать лед и снег.
   Обращать людей в статуи.
  -- Вам плохо? - раздался голос сверху.
   Тейлор посмотрела по сторонам и обнаружила, что сидит, едва ли не посредине дороги. Как она... неважно, она ушла в мысли и опять обосралась! Хорошо, конечно, что суп раздают в стороне от Бульвара, там, где редко встретишь машины.
  -- Все в порядке, - вытолкнула через силу Тейлор слова, встала и отошла в сторонку.
   Полицейский, один из двух приставленных следить за порядком в суповой очереди, кивнул и вернулся к напарнику. Тейлор это почему-то задело, но умом она понимала, что полицейский все сделал правильно. С чего бы ему переживать за еще одну бездомную? Ну, села посреди дороги, не померла же? И на том спасибо, что подошел и спросил! И все же, что-то царапало и задевало Тейлор, словно полицейский должен был распознать в Эберт героиню и отнестись соответственно. Словно он уже вычеркнул Тейлор из списка достойных членов общества, и при том -- что было больнее всего! - он действительно имел на это право. Если те люди превращались в статуи, то Тейлор опасна для общества. Опасна для людей.
   С этим надо было что-то делать, но что?
   Тейлор смотрела на очередь, словно это могло помочь ей, и тут судьба нанесла ей очередной удар. Ее отец! Он подошел к очереди, с рюкзаком за спиной, начал расспрашивать, заглядывать в лица, показывать какие-то плакаты, и Тейлор неожиданно поняла какие. Вопреки всякой логике, она порадовалась, что всегда ходила с шарфом на пол-лица, прятала свою внешность от всех. И все же, раз ее отец добрался сюда, то скоро... Тейлор попятилась прочь, развернулась, торопясь скрыться за углом.
   Какие-то огромные тени метнулись к ней, и Тейлор перепугалась, взвизгнула и подпрыгнула, швыряя лед вокруг. Огромные твари, каждая размером с грузовик, проскользили мимо, завывая и пытаясь зацепиться когтями. На спинах тварей сидели какие-то люди, судорожно стараясь удержаться. Монстров утащило в сторону очереди, раздался треск и гул, и Тейлор рванула обратно, опять же, вопреки логике.
   Тварей протащило и впечатало в очередь, полицейских и раздатчиков опрокинуло, парящий суп полился по улице и по льду, намороженному Тейлор. В следующее мгновение с хлопком рядом с попадавшими людьми появился Демон Ли, правая рука Луна. Он выхватил гранату, но рука его дернулась, и Демон Ли начал заваливаться, а граната взметнулась вверх и начала падать по кривой, прямо в толпу бездомных, прямо туда, где находился Денни Эберт.
   Ледяной смерч взметнулся в Тейлор, и она шагнула вперед, ощущая, как вьюга в ней рвется наружу.
  

Глава 3

  
   6 марта 2011 года, здание СКП, Броктон Бей
  
   Директор СКП Эмили Пиггот вошла в зал для совещаний, и окинула собравшихся пристальным взглядом, словно оценивая и взвешивая. Ее заместитель Реник раскладывал бумаги, Анжела готовилась стенографировать. Заметив появление Директора, Стражи и Протекторат, присутствовавшие в полном составе, прекратили болтовню и подтянулись.
   Эмили кивнула, прошла на свое место и активировала системы защиты помещения.
  -- Итак, сегодняшний брифинг, - заговорила она низким голосом, - посвящен событиям, имевшим место вчера, в Доках, а также тому, что им предшествовало. Так как не все здесь в курсе всех деталей, то вначале короткая справка. Оружейник?
   Колин кивнул в ответ, вставая и одновременно с этим активируя проектор. Освещение автоматически убавило яркости, а на огромном, во всю стену, экране, появилась изображение. Темная фигура, замотанная с ног до головы, практически смазанный силуэт, из-за плохого качества фотографии.
  -- На сегодняшний день это единственное изображение, которым мы располагаем, - заговорил Оружейник. - Новый парачеловек в Броктон Бей, кодовое имя -- Морозко. До вчерашнего дня -- Эпицентр -- 5, криокинетик. Подтвержденное частичное преодоление эффекта Мантона, что делает Морозко особо опасным. Люди, вступившие в контакт с его льдом, спустя примерно сутки обращаются в ледяные статуи.
   Повинуясь сигналам Оружейника, картинки на экране менялись. Статуи, разные люди, в основном бандиты АПП и Империи, несколько бездомных, пара горожан. Затем общий вид какого-то склада, заставленного, собственно, ледяными статуями.
  -- Находящиеся внутри статуй -- живы, но все процессы в их телах чрезвычайно замедлены, предположительно из-за того, что их тела наполовину состоят изо льда. Попытка разморозить одного из первых пострадавших, закончилась смертью размораживаемого. Точнее говоря, помещенный в фокус двух тепловых пушек, он просто растаял. Жертвы не подозревали о том, что их замораживают, поэтому озвученная сейчас информация была собрана из косвенных источников и затем перепроверена привлеченными к работам Умниками Протектората. Также, Умники Протектората с вероятностью в 85% предполагают наличие связи между нынешним резким похолоданием и появлением Морозко. По времени есть примерная корреляция, общее понижение температуры и увеличение количества снежных осадков началось с середины февраля, 14 -- 15 числа, первые ледяные статуи были обнаружены 21-го.
  -- Благодарю, - кивнула Эмили. - У кого-то есть вопросы?
  -- Давайте я заморожу кого-нибудь внутри статуи, а вы стопите с него лед! - тут же вскинул руку Стояк.
  -- Такой вариант... обсуждался, - неохотно ответила Эмили, - увы, как уже сказал Оружейник, лед у пострадавших внутри, поэтому снятие внешнего ледового покрытия ничего не даст. Пока мы не найдем способ разморозить их изнутри, не повреждая ткани, для самих людей будет безопаснее оставаться в виде статуй.
  -- Так у них, по крайней мере, есть время, - печально заметила Мисс Ополчение.
  -- Дальше, - Эмили махнула рукой, теперь в сторону Реника.
  -- После появления статуй и локализации района действий Морозко, то есть Доков, - на экране снова появилась карта, и Реник обвел ее широким жестом, - была начата разведка. Активированы информаторы, заслано несколько человек под видом бездомных, а также организована раздача бесплатного супа, с согласия мэрии. Несколько изменены маршруты патрулирования, дабы больше охватывать данный район, но без привлечения особого внимания. Аналитики СКП предполагают, что Морозко выходит в Доки охотиться, и если он поймет...
  -- Он? - перебил Реника Штурм, заработав недовольный взгляд Директора Пиггот.
  -- Среди обитателей Доков с недавнего времени ходит слух о Снежном Человеке, появляющемся внезапно из пурги, чтобы заморозить свою жертву, - ничуть не смутившись, пустился в объяснения Реник. - Общее описание Снежного Человека совпадает -- это высокая, тощая фигура, замотанная с ног до головы в одежду. Также несколько человек уверяли, что видели Морозко, то есть Снежного Человека, когда тот брел куда-то по своим делам. Общее описание соответствует. Увы, из-за установившейся погоды, пятеро из шести обитателей Доков ходят, закутавшись в тряпки до бровей, так что опознание весьма затруднено. Тем не менее, предположительно это подросток или юноша, предположительно пострадавший от рук бандитов или бездомных в Доках, что привело к триггеру и привело к его зацикленности на данном районе. Скорее всего, от рук бандитов, что показывает состав жертв и подтверждается вчерашним инцидентом в Доках.
  -- Да, - кивнула Эмили, - теперь, когда все получили начальное представление, с кем мы имеем дело, перейдем к самому инциденту.
  -- Да, Директор, - тут же снова встал Оружейник. - Итак, как установлено предварительным следствием, вчера, 5 марта 2011 года, примерно в 16.30, группа местных злодеев, известная как Неформалы, совершила налет на казино "Рубиновые мечты", расположенное вот здесь...
   Оружейник ткнул в кусок карты города.
  -- и принадлежащее АПП, то есть Луну. По показаниям очевидцев, Лун и Демон Ли бросились в погоню, и одновременно с этим началась мобилизация рядового состава АПП в районах здесь, здесь и вот здесь.
   Оружейник подсвечивал части карты, демонстрируя районы города, в целом получалось так, что Неформалов словно бы брали в мешок, загоняли на Луна и Демона Ли.
  -- Опять же, по показаниям очевидцев, Неформалы, отступавшие на собаках Адской Гончей, изменили маршрут, предположительно потому, что не могли развить достаточной скорости из-за увеличенного количества снега и льда на улицах, и свернули влево вот здесь...
   На карте отобразилась ломаная траектория пути Неформалов.
  -- Из-за чего их путь пролег рядом с местом раздачи бесплатного супа, пунктом номер 4, вот здесь. По показаниям выжившего волонтера - раздатчика супа Алана Картера, являющегося в действительности одним из сотрудников СКП, Неформалы столкнулись с Морозко, где-то на подступах к пункту раздачи супа, примерно в 17.15, плюс-минус несколько минут. Подробности столкновения неизвестны, так как никто их не видел, но дорога и местность вокруг моментально покрылись очень скользким льдом. Радиус воздействия -- не менее одного квартала.
  -- Семерка, не меньше, - пробормотал под нос Бесстрашный, задумчиво потирающий подбородок.
  -- Собаки Адской Гончей, с Неформалами на них, проскользили по льду и врезались в толпу бездомных, опрокинув их, раздатчиков супа и охранявших их представителей полиции Броктон Бей. В этот момент Демон Ли догнал Неформалов, телепортировавшись прямо к ним.
   Оружейник махнул рукой, и изображение изменилось. Тела были уже убраны, по крайней мере, самые крупные их части, но все равно общий вид на фотографии производил гнетущее впечатление. Несколько воронок, кровь повсюду, пункт раздачи супа был превращен в кучу обломков.
  -- Пятнадцать погибших, включая двух полицейских и двух оперативников СКП, один из которых вел удаленное наблюдение за пунктом, отмечая посетителей. Выживший Алан Картер, получил тяжелые ранения и находится в госпитале Броктон Централ, равно и как другие двадцать восемь пострадавших во взрывах возле пункта раздачи супа, - бесстрастно сообщил Оружейник.
   Маски Протектората рассматривали изображение на экране с легким сожалением на лицах, Стражи реагировали более бурно, Виста вообще отвернулась и уткнулась в Рыцаря.
  -- Первый взрыв приняла на себя одна из собак Адской Гончей, - продолжал Оружейник, - после чего Неформалы начали отступление, заставив собак взобраться на крыши. Судя по следам и каплям крови, как минимум один из них был ранен. Основной урон был нанесен вторым взрывом, из-за того, что лед вокруг не дал обитателям Доков быстро разбежаться и найти укрытие. Затем, Демон Ли применил третью бомбу, опять же атаковав обитателей Доков. Причина пока неизвестна, не исключено воздействие одного из Неформалов, стремившихся отвести от себя удар. Бомбу закрыл своим телом сержант Эбенезер из полиции Броктон Бей.
   На несколько мгновений воцарилась тишина, а Оружейник опять сменил изображение. Вид сверху -- квартал домов, вмороженных в лед, повсюду торчащие острые шипы -- сосульки, снега до окон первого этажа, в нескольких местах воронки и развороченные крыши.
  -- После третьего взрыва вмешался Морозко, атаковавший Демона Ли. Вы видите последствия этой атаки. Пока неизвестно, намеренно ли это сделал Морозко или просто не подумал о последствиях, но все, кто находился в квартале, оказались заморожены, включая, как уже было сказано, наблюдателя СКП. Демон Ли, тем не менее, исхитрился провести несколько контратак и телепортировался прочь. Неформалы, воспользовавшись возможностью, скрылись. Никто из участвовавших в сражении паралюдей не пришел на помощь пострадавшим.
   В устах кого-то другого это прозвучало бы как обвинение, но Оружейник просто констатировал факты. Легче, разумеется, от этого не становилось, и Эмили мысленно выругалась. Легче все равно не стало.
  -- Приблизительно в это же время, в 17.23, поступил анонимный звонок, сообщавший о том, что происходит в Доках. Звонивший не знал или намеренно умолчал о других событиях, сопровождавших инцидент на пункте раздачи супа, а именно.
   Оружейник взмахнул рукой и изображение опять изменилось, сменилось картой.
  -- Вот здесь в двух кварталах от пункта раздачи номер четыре к северо-востоку, в квартале от Лорд-Стрит, машина, в которой передвигался Лун, а также остальные машины АПП вылетели на лед, созданный Морозко. В результате машина потеряла управление и вылетела с дороги, прямо в один из заброшенных складов, где проходила операция Империи 88. На складе, судя по характерным отметкам и следам воздействия суперсил, находились Кайзер, Фенья, Менья, Крюковолк и Блицкриг, то есть большая часть действующих масок Империи 88. С ними там находились предположительно от 20 до 30 рядовых боевиков Империи. Примерно такое же количество бандитов АПП сопровождало Луна в машинах. По предварительной версии, Кайзер принимал груз наркотиков и оружия, но зачем потребовалось его личное присутствие, аналитики пока не могут дать ответа. Тем не менее, на складе находилось не менее трех тяжелых фур, также обнаружены следы и наркотиков, и оружия. В результате получилось следующее.
   Новое изображение. Основательный, надежный склад, с толстыми стенками, был разворочен так, словно его подвергли многочасовому артиллерийскому обстрелу. Здания вокруг и дороги выглядели не лучше. По жесту Оружейника на карте появилась еще одна отметка, южнее места стычки Луна и Кайзера.
  -- Это квартал, замороженный Морозко, - пояснил Оружейник. - Вмешиваться в сражение между АПП и Империей Морозко не стал, и вместо этого отправился на юг, где натолкнулся на Барыг, собиравшихся ограбить склад с теплыми одеялами.
   Новое изображение. Не менее двенадцати Барыг, обращенных в лед, все вокруг в горизонтальных ледовых наростах.
  -- Показания охранника склада мало что дали, он занял оборону и практически не высовывался, поэтому его описание Морозко лишь повторяет то, что мы знали и до этого. Также произошла еще одна стычка с Демоном Ли и новым отрядом АПП, очевидно одним из отмобилизованных для ловли Неформалов. В результате Демон Ли опять сбежал, а Броктон Бей обогатился еще десятком замороженных зданий и тремя десятками новых ледовых статуй -- частично АПП, и частично Империя: в подвале одного из зданий располагался ринг для подпольных, буквально, боев.
   Еще изображение, здание, закованное в лед, рядом еще статуи.
  -- Из-за неверной начальной информации, маски Протектората были отмобилизованы с опозданием, также, все внимание оказалось приковано к складу на углу Восьмой и Музыкантов, где происходило сражение масок АПП и Империи. В результате этого, Морозко беспрепятственно скрылся и о большей части его действий мы узнали уже постфактум. После прибытия к складу Протектората и Новой Волны в полном составе, сражение между АПП и Империей уже практически закончилось, победой Луна, выросшего до четырех метров. Кайзер отступил еще до прибытия героев, и, совместными усилиями Новой Волны и Протектората, Луна удалось отогнать обратно вглубь Доков, не дав причинить большего ущерба. Никого из суперзлодеев захватить не удалось, на месте схватки осталось тридцать два трупа бандитов АПП и Империи, не считая тех, кто был обращен в статуи Морозко.
  -- Это же хорошо, меньше бандитов, - заметил Триумф и осекся, под яростным взглядом Пиггот.
  -- Это война! - прорычала Директор, лязгая зубами. - Лун не прощает, когда у него воруют, и уж тем более не простит Кайзера, что тот помешал ему! Очевидно, холод выдавливает Барыг в более цивилизованные районы, количество стычек усилится. Все банды будут искать Морозко, и это дополнительная помеха нам и повод для столкновений. Рядовой состав пострадал -- значит, вербовка станет более агрессивной, бандам нужно восполнить потери -- трафик людей, наркотики, проституция, грабежи и убийства -- новая волна насилия захлестнет город! Вот что это значит!
   Супергерои мрачно молчали, отводили взгляды.
  -- Погибли люди, и мы так и не придумали, что делать с теми, кто обращен в статуи! - Пиггот привстала, упираясь кулаками в стол, словно нависая огромной тушей. - Поэтому официальная позиция СКП сейчас такова: не провоцировать Морозко, не атаковать его, только вежливый, нейтральный разговор, без каких-либо акцентов и предложений чего бы то ни было. Если вы не уверены в своих силах или он ведет себя враждебно, то просто отступите и сообщите о контакте. Меньше всего нам сейчас нужен Эпицентр -- 9, способный обходить эффект Мантона и замораживать людей кварталами, обозлившийся на героев и город. Когда и если это потребуется, будут вызваны "большие пушки", способные справиться с ним, без превращения города в глыбу льда, но здесь и сейчас -- разведка, информация и вежливый подход. Помимо избегания лишних жертв, не исключено, что мы сумеем обратить ненависть Морозко к бандам во что-то полезное для города.
  -- А к Панацее обращались? - опять вылез Стояк.
  -- Панацея работает только с органикой, - сердито отозвалась Эмили, садясь обратно, - а у людей внутри лед! Стоило бы увеличить вам количество уроков, но сейчас явно будет не до этого! Стражи -- можете быть свободны, обновленное расписание и маршруты патрулей вам вручат вечером. Обсуждать услышанное здесь можете только в своем кругу, без посторонних! Протекторат -- останьтесь, нам нужно обсудить еще возможные действия Кайзера и Луна.
   Предстояло разгребание дерьма, влетевшего вчера на вентилятор, и Эмили тихо вздохнула.
  

Глава 4

  
   Тейлор было плохо, очень плохо. Картины случившегося вчера хаотично всплывали в голове, самые унизительные и постыдные моменты. Хорошее дело -- помогать людям, но как помогать, если сила тебя не слушается, рвется неконтролируемо наружу? Тейлор хотела всего лишь создать барьер с острыми сосульками и вот, пожалуйста, еще одна группа людей обращена в статуи! Бандитов, да, но все же не заслуживающих такой участи, медленного умирания во льду, ибо Тейлор не знала, как их разморозить. И это был лишь один эпизод из многих, случившихся вчера!
   Она не рискнула атаковать Демона Ли, боясь зацепить людей... боясь зацепить отца своим льдом и в итоге умерли люди. Они умерли, потому что она, Тейлор, была недостаточно... была недостаточна во всем! И она так и не достала Демона Ли, хотя дважды била в полную мощь, не помня себя, и тот все равно сумел ускользнуть!
   Тейлор било и колотило, швыряло по пустому контейнеру, в котором она "жила".
   Когда острые ненависть и презрение к самой себе отступали, начинался артиллерийский обстрел чувством вины за прошлые деяния. Она усилила зиму, она сбежала из дома, из -- за чего отец оказался там, рядом с гранатой Демона Ли, она заморозила всех тех несчастных и непричастных, она... она... Тейлор вскакивала и кидалась на стены контейнера, молотила по ним кулаками, стараясь унять душевную боль, заменить ее физической. Где-то в глубине разума Тейлор понимала, что действует неправильно, что вот так и сходят с ума, что надо разорвать цикл дурных мыслей и что-то сделать.
   Но все равно не могла остановиться.
   В конце концов, она все же свалилась от усталости и отключилась прямо на полу контейнера.
  
   Утром, ощущая себя разбитой и распадающейся на части, Тейлор долго не могла прийти в себя и собраться с мыслями, но потом все же сумела родить решение. Нужно сходить повидать отца. Узнать, что с ним. Возможно, даже поговорить с ним и во всем признаться, хотя насчет этой части Тейлор не была уверена. Мысли плыли, желудок урчал, и Тейлор решила, что подумает об этом позже, когда все же доберется до отца. Существовало три вероятности: что он жив -- здоров, что он ранен, и что он убит, но Тейлор торопливо отбросила последний вариант. Да, там погибли люди, но... она просто не знала, что делать, если отец убит... хотя нет, знала, но эта мысль ей не слишком нравилась. Обрушиться всей мощью на АПП, отомстить, а потом сдаться властям, все равно большого смысла в такой жизни не будет. Если отец... Тейлор помотала головой, отгоняя мысли, и ощутила, что ее шатает, от голода и усталости.
   К счастью, теперь она хотя бы не чувствовала холода.
  
   Проходя мимо Кривого Генриха, Тейлор помахала ему рукой, и тут ее осенила мысль. Она торопливо свернула к Генриху, который, как всегда, что-то выстругивал своим ржавым и огромным ножом. Полученные фигурки он носил на Рынок и пытался продать, иногда даже получалось, и тогда Генрих уходил в запой, прикупив "качественного бухла", то есть очищенного самогона. Настоящее спиртное продавалось на Бульваре, а туда не пускали ни Генриха, ни кого из "коренных" обитателей Доков, чтобы не портили вида. Еще немного, Тейлор знала это наверняка, перестанут пускать и ее, когда одежда окончательно обносится и истреплется.
  -- Привет, Тед! - крикнул Генрих.
   После начального инцидента с бандитами Луна, Тейлор предпочитала притворяться парнем, благо фигура способствовала, а три слоя тряпок отлично искажали голос.
  -- Привет, Генрих, - отозвалась Тейлор.
   Не прошло и десяти минут, как она была в курсе всего случившегося. Приврали, конечно, изрядно, ибо в слухах фигурировал и огромный, огнедышащий и летающий Лун-Дракон, и сотни бандитов, палящих во все подряд из гранатометов, и даже она сама, Тейлор. Снежный Человек. Якобы оскорбленный раздачей супа и явившийся прикрыть лавочку, и самолично пинком опрокинувший бадью, чтобы обитатели Доков замерзали быстрее.
  -- Вот увидишь, - сказал Генрих, обстругивая кривой корень, - он еще явится в мэрию и заморозит там мэра, чтобы тот не помогал нам!
  -- На это есть герои, - не выдержала Тейлор.
  -- Тю! Герои! - Генрих презрительно свистнул и закашлялся. - Чертов холод! База Протектората где? В заливе! Явится туда СЧ и заморозит нахрен залив, и что тогда будут герои делать, а? Нет, ты мне скажи, что они будут делать?
  -- Позовут других героев, - проворчала Тейлор, которой все больше не нравился этот разговор.
  -- А СЧ прыгнет в пургу и умчится, и поминай, как звали! - снова закашлялся Генрих. - Вот так-то! На, держи!
  -- Что это? - Тейлор изумленно смотрела на кусок дерева, который ей протягивал Генрих.
  -- Ты! А? А-ха-ха-ха! Скажи, похож?
  -- Прямо не отличишь, - ответила Тейлор, пряча фигурку в карман.
   По ее мнению, фигурка могла быть похожей на кого угодно, наметки тряпок на голове, контуры одежды, даже ноги и руки были намечены едва -- едва. Но все же, она выяснила самое главное, благодаря мельнице слухов, непрерывно работающей в Доках. Денни Эберт был ранен и находился в Броктон Централ. По дороге Тейлор купила самодельный гамбургер у Толстого Ника, и жадно его умяла, едва ли не рыча и потом, ничуть не стыдясь, облизала пальцы. Жизнь сразу показалась веселее, и солнце ярче, и даже мысль об источнике денег не такой уж презренной. Дело в том, что деньги Тейлор изъяла у бандитов, которых побила, и это тоже служило источником сомнений, тревог и презрения к самой себе. Презрения -- потому что отнятие денег, как ни крути, это воровство, а что за герой, который ворует? Правда, бандиты не заявляли в полицию, и деньги вот пригодились, но все равно, по мнению Тейлор нехорошо получалось. С другой стороны, ведь даже героям надо на что-то жить, не так ли? И лучше отнимать у бандитов, чем грабить честных людей?
   Это были не самые приятные мысли, но все же лучше, чем воспоминания о том, что случилось уже позавчера, и поэтому Тейлор, по дороге к госпиталю, пыталась себе представить, чем можно было бы зарабатывать на жизнь. Можно было бы продавать лед и снег в Африке, и эта мысль просто прилипла к Тейлор и не хотела идти из головы, несмотря на все напоминания, что по сравнению с Африкой Броктон Бей вполне себе цивилизованное место.
   В госпиталь Тейлор не пустили, а спрашивать об отце напрямую она не рискнула. Вместо этого Тейлор, презирая сама себя, украла халат, и исхитрилась проникнуть в госпиталь через один из служебных входов, прикинувшись спешащей по делам медсестрой. Она даже исхитрилась подсмотреть в какой палате лежит Денни Эберт и добраться туда, но на этом везение закончилось, потому что палата предназначалась для тяжелораненых, и кого попало, туда внутрь не пускали.
   У Тейлор все прямо опустилось внутри, и она побрела было прочь, но тут заметила знакомую фигуру в конце коридора. Панацея! Она будет умолять, отдаст ей все деньги, схватит ее за ноги, не отпустит, пока та не поможет ее отцу! Эти мысли беспорядочным, хаотичным клубком прыгали в голове Тейлор, пока она бежала к Панацее.
   И тут ее сбило с ног и впечатало в стену.
  -- Что ты делаешь? - крикнула гневная Слава Тейлор.
  -- Но мне нужна ее помощь! - крикнула Тейлор, указывая рукой на Панацею.
   С руки Тейлор сорвался поток льда, устремившийся прямо к Панацее, замораживая попутно коридор. Эми обернулась, беспомощно вскидывая руки, в тщетной надежде защититься, а Тейлор ощутила, как ее сердце проваливается в пятки. Что она натворила? Сейчас... и тут вспыхнул щит силового поля, лед разбился и рассыпался градом осколков.
  -- Ты пришел заморозить мою сестру?! - зарычала Слава, устремляясь в атаку.
   Тейлор машинально вскинула руки, защищаясь, и толстая стена льда перекрыла коридор. Тут же разлеталась под ударом Славы, и лазеры Леди Фотон, защитившей Панацею, вспышкой прочертили воздух над головой Тейлор.
  -- Стоять, злодейка! - раздался выкрик, и Тейлор машинально обернулась.
   Со спины к ней заходили Брандиш и Лазер-Шоу, и в совокупности на нее надвигалась "блестящая четверка" Новой Волны, в которой все умели летать, имели силовые щиты, и могли атаковать лазерами, энергооружием или голыми кулаками, как Слава, способная пробить стенку. И самое главное -- все они были героинями, и Тейлор не собиралась сражаться с героями.
   Ведь она сама хотела быть героем, а герои не сражаются с героями!
  -- Это ошибка! Недоразумение! - воскликнула Тейлор, взмахивая руками.
   Новые волны льда сорвались с ее рук, бесследно разбились о персональный щит Славы, и Тейлор неожиданно поняла, что никто ее здесь не будет слушать. Что ее уже записали в суперзлодейки. И, что было обиднее всего, Тейлор, будь она на месте Новой Волны, тоже записала бы себя в злодеи и действовала бы соответственно.
   Без всякой пощады.
   Движимая отчаянием, Тейлор ринулась к окну и выпрыгнула из него, теперь уже сознательно повторив трюк, использованный при бегстве из дома. Лед раскалывал стекло, защищал Тейлор от него, и снег внизу взметнулся, не давая ей разбиться в прыжке со второго этажа.
  -- Это Морозко! Повторяю, 2 -- 15, это Морозко! - кричал в рацию набегающий справа охранник, потом выхватил пистолет. - Замри!
   Тейлор уже успела возвести стену льда, не давая Новой Волне ринуться за ней в погоню, по крайней мере, сразу.
  -- Прости, - прошептала Тейлор, по щеке ее скатилась слеза.
   Движение пальцев и барьер воздвигся, ударил в оперативника СКП, сбил его с ног и опрокинул. Сосульки не пробили бронежилет, но в следующую секунду ледяные оковы выросли вокруг его рук и ног.
  -- Прости, - повторила Тейлор, на бегу оборачиваясь и глядя на окна палаты, где лежал ее отец.
   Она так и не смогла его увидеть, и все это было так... глупо! Идиотично! Так... так по Тейлоровски! Тейлор бежала, не замечая, что машинально морозит дорогу перед собой, и мчится как на коньках со скоростью, едва ли уступающей автомобилю. Попытавшиеся погнаться за ней оперативники СКП на машинах не справились с управлением на льду, а Новая Волна вылетела слишком поздно, Тейлор успела домчаться до Доков и затеряться в снежных просторах заброшенных домов и улиц.
  
   Прибывший пятью минутами позже Оружейник едва не сжевал бороду от огорчения, так как его Технарский мотоцикл мог лететь надо льдом, но он опоздал! Немного позднее Директор Пиггот и Оружейник провели беседу с Новой Волной, и на какое-то время поиски Морозко затихли. Криокинетик не проявлял себя, разве что тем, что холода и не думали уходить, зато отношения между АПП и Империей становились горячее день ото дня. До открытой войны пока еще не дошло, но стычки участились двое, и было известно, что обе банды спешно наращивают свои суперсилы, вербуют новых или пытаются привлечь старых союзников -- масок. Полученные описания Морозко и два более -- менее отчетливых снимка не помогли, криокинетик скрылся и не показывался на глаза, не приходил больше к пунктам раздачи супа. Единственное, что утешало, так это то, что и новых статуй он больше не создавал.
   Так прошла неделя.
  
   15 марта 2011 года, Броктон Бей
  
   Тейлор остановилась неподалеку от клуба "Паланкин", вдохнула, выдохнула и снова вдохнула, успокаиваясь. Все в порядке, она сможет! Неделя работы над собой и сила практически укрощена, слушается ее и только ее, а перчатки на руках помогают от случайных выбросов. Надо было только переломить себя и начать воспринимать перчатки как часть тела, и все пришло в норму, сила перестала обращать их в безобразные ледышки.
   Клубом "Паланкин" владела Трещина, возглавлявшая команду масок-наемников. В своих делах они не переходили определенной черты, но все же брались за дела, за которые их никто не назвал бы героями. Да они и сами себя так не называли. Наемники. И Тейлор, очумев от тренировок и попыток найти выход, решила, что нужно спросить совета у Трещины. Стать героем -- наемником, и творить только те дела, против которых не возражает ее совесть, пускай за них и платят меньше.
  -- Клуб закрыт, - лениво пережевывая жвачку, сообщил ей толстый охранник.
  -- Я хотел бы повидать Трещину, - ответила Тейлор, поколебавшись.
  -- Ну да, сейчас, ага, она оторвется от дел, и будет слушать всяких бомжей. Вали отсюда, пока не стукнул!
   Насилие в Броктон Бей было обычным делом, та же охрана Бульвара не стеснялась ломать руки -- ноги, дабы обитатели Доков, забредшие не туда, куда следует, лучше запоминали урок. И все же, слова охранника неожиданно возмутили Тейлор. Ведь она всего лишь хочет быть супергероем, почему ей все мешают?!
  -- Вы не понимаете, - начала она.
  -- Да все я понимаю, - скучающим тоном перебил ее охранник. - Ты наворовал колес, или белого, или стащил пачку порошка у Барыг, и решил быстренько толкнуть, за полцены, а заодно прикрыть свою тощую жопу, чтобы Толкач тебя не отодрал за кражу. Не ты первый, не ты последний, так что давай...
   С этими словами охранник неожиданно быстро шагнул к Тейлор и ударил ее. Сама Тейлор заметила лишь движение слева, и тут же ослепляющая боль обрушилась на нее. С трудом приоткрыв правый глаз, она обнаружила, что охранник ловко крутит дубинку в руках, метрах в десяти от нее, и смеется. Его напарник рядом тоже смеялся, потом шагнул вперед, доставая дубинку и делая страшное лицо.
  -- Не подходи! - взвизгнула Тейлор, вскидывая руки.
   Охранников отбросило и приморозило к стене клуба, двумя статуями. Дубинки во льду смотрелись особенно рельефно, и Тейлор, даже не пытаясь встать, заплакала, а потом вскочила и побежала прочь, не разбирая дороги, спрятав руки, засунув их вглубь одежды.
  

Глава 5

  
   27 марта 2011 года, Броктон Бей
  
   Тейлор, засунув руки в карманы и слегка сгорбившись, стояла, прислонившись к стене, и вожделела. По улице, по самой ее середине, важно шествовал огромный мускулистый парень, практически супергерой с картинки, и взгляд Тейлор скользил по его телу, коленки дрожали и в животе что-то приятно квакало. Не то, чтобы она готова была отдаться ему прямо в ближайшем складе, но если бы он подошел... Тейлор дернула головой, пытаясь стряхнуть и отринуть грезы о том, чего не будет. Парень был одиночкой, из недавних, и уже успел вломить Сочнику и Толкачу, а заодно и десятку их прихвостней -- Барыг, подловив их неподалеку от Броктон Централ, который до сих пор ремонтировали после визита Тейлор (легкий морозный выдох сорвался с губ Эберт). Также он наткнулся на Виктора и Отилу, побил и их, да и неудивительно, при таких-то габаритах!
   Мечтать о том, что он вдруг обратит внимание и подойдет к закутанному в тряпки, пованивающему бомжу у стенки, было бесполезно. Конечно, Тейлор могла зайти с козырей, показать, что она -- девушка, но это не отменяло тех частей, где говорилось о плоском теле, закутанности в тряпки и пованивании. Да и опасно это было, вот так обнажать голову, ибо ее искали. Ну, не ее, а Снежного Человека -- Морозко, но все равно искали. СКП и Протекторат, Стражи, Новая Волна, Барыги, АПП, Империя 88, команда Трещины, и, скорее всего, Неформалы, после недавнего инцидента с Сукой. Полицию можно было даже не упоминать, хотя их Тейлор опасалась меньше всего -- представители закона не любили соваться в Доки.
   Но сам факт! Ее ищет полиция! Герои!
   Все это навевало на Тейлор тоску и уныние. После госпиталя она несколько дней пряталась, скрывалась от всех, а потом решила усилить накал борьбы с бандами, показать, что она - герой! Рядовой состав банд оказался и вправду прорежен, да и с питанием наладилось, не было нужно воровать собачий корм и предаваться изнуряющим размышлениям -- рискнуть посетить пункт раздачи супа или нет? Но взамен... Тейлор искали, и ей приходилось быть вдвойне осторожной, постоянно передвигаться, скрываться, вслушиваться в пересуды и вылавливать оттуда крупицы информации. И все же, зима потихоньку отступала, и Тейлор позволила себе немного расслабиться, поглазеть на мускулистого красавчика, пооблизывать его взглядом.
   Прозвище Страшила ему явно не шло, на взгляд Тейлор.
  
  -- А ну стойте! - закричал Страшила вдалеке.
   Тейлор собственно уже собиралась уходить, бросив прощальный взгляд на его спину и остальное, но крик остановил ее. Страшила подскочил к стене дома и нанес удар, и собака Адской Гончей промахнулась, не достала лапой до опоры, и свалилась на улицу.
  -- Проклятье! - Тейлор торопливо побежала к ближайшему укрытию.
   Так же поступили и остальные, кто не скрылся заранее при виде героя -- одиночки. Все обитатели Доков знали, что если начались разборки банд и уж тем более суперлюдей, то нужно немедленно драпать как можно дальше и быстрее. Сейчас Тейлор это было вдвойне на руку, скрыться, не привлекая общего внимания, и ринуться на помощь, ведь герои должны помогать героям, не так ли?
  
   Она выбежала, почти что вылетела в вихре пурги, надежно скрывавшем ее фигуру и тело, тут же ударила по дороге, покрывая ее сверхскользким льдом. Сверхскользким для всех, кроме самой Тейлор. У собаки Адской Гончей, трепавшей Страшилу, как игрушку для жевания, тут же разъехались лапы, и она брякнулась всем своим огромным телом. Тейлор испытала диссонанс, с одной стороны, Страшила лишился половины одежды, и теперь ничто не скрывало его тела, а с другой он был пожеван и залит кровью, словно неудачно залез в огромный блендер.
  -- Неформалы! - взвыла Тейлор. - Немедленно сдавайтесь!
  -- Морозко! - радостно оскалилась Гончая, Рейчел Линдт, кидаясь в бой.
   Дней десять назад или около того, она поймала Тейлор с поличным, при попытке стащить мешок корма для собак, и они знатно подрались. Рейчел была в ярости, кидалась непрерывно, орала, брызгала слюной, а ледовые барьеры не останавливали ее собак. Они испортили часть Депо, на помощь Гончей подоспел Мрак, из своего жилища вылез разъяренный Металлолом, лязгая металлом и пыхая паром, и Тейлор бежала, оставив их троих разбираться между собой.
   Сейчас Гончая была не в такой ярости, но видно было, что она ничего не забыла.
  -- Фас! - орала она своим собакам. - Взять! Убить!
   Тейлор слегка пригнулась, приготовившись скользить по льду, словно на коньках, уходить в сторону от собак. Те мчались, скользили, падали, вскакивали, цеплялись когтями и снова мчались, три огромных монстра, размером с грузовик каждая, с клыками, способными перекусить Тейлор пополам, без малейших усилий. Тейлор ударила колонной льда, отбрасывая ближайшую собаку, и тут же увидела, что не она одна извлекла урок из прошлого сражения.
  -- Никто! Не смеет! Трогать! Моих! Собак! - орала Рейчел, на пинках вынося Тейлор в сторону.
   Благодаря какому-то хитрому трюку она двигалась по льду, не скользя и не падая. Не исключено, подумала Тейлор, в перерывах между вспышками боли от пинков, что ее обувь подбита шипами, иначе... почему так больно? Одежда пока что спасала, но долго так длиться не могло, собаки двигались вслед за хозяйкой, а Тейлор все не могла встать и контратаковать. Руки ее сводило спазмами, ноги уводило в сторону, и она ничего, ничего не могла поделать. Разве что... сознание гасло, Тейлор словно снова вернулась в школу, снова на нее нападало Трио... и Тейлор была беззащитна, ничего не могла поделать.
   Затем вспышки боли прекратились, и Тейлор ударила в ответ, не сдерживаясь, наугад, ибо почти ничего не видела. Выброс прохлады словно придал сил, и она открыла глаза, начала оглядываться. Улица была пуста, ни Гончей, ни ее собак, только лед и ледовые шипы вокруг. Страшила, пытавшийся встать, был пригвожден шипами льда к стене, и Тейлор, взвыв, побежала к нему, торопясь сломать лед, пока тот не проник в тело. Видно было, что мышцы Страшилы вздуты, под кожей словно бы проступили бронепластины, не дающий сосулькам проткнуть тело, но, сколько он продержится?
  -- Держись! - крикнула Тейлор, швыряя заряд в сторону Страшилы.
   Она не могла убрать лед, но могла им приподнять героя -- одиночку, убрать с пути шипов, прикрыть льдом от своего же льда. Пространство изогнулось, и заряд ушел в стену дома, тут же покрывшуюся звенящей, прозрачной коркой, в которой отображалась изломанная улица. Сверху что-то вспыхнуло, и вспыхнувшая было в Тейлор радость -- она прогнала Неформалов, сейчас поможет героям! - тут же угасла, сменившись тоской и депрессией. Все то, что грызло Тейлор изнутри последний месяц, то, с чем она отчаянно пыталась справиться, навалилось с новой силой. Единственное, что было радостного внутри, так это вой вьюги, рвущейся наружу.
   Тейлор подняла голову, и увидела, что там парит Рыцарь, а на краю крыши здания стоит Виста. Вьюга рвалась, требовала, завывала, достаточно было лишь поднять руку, и Тейлор боролась, боролась, боролась, чтобы не дать ей вырваться наружу. Усилием воли и тела, заставившим ее вспотеть, словно она пробежала город насквозь, она сумела надеть перчатку обратно на правую руку, и это послужило сигналом к действию.
  -- Морозко! - хорошо поставленным голосом провозгласил Рыцарь с небес. - Мы не враги! Мы лишь защищали одного из местных героев!
   Вьюга взвыла вдвойне, и Тейлор стиснула зубы, кусая язык, сдерживая рвущийся наружу вопль отчаяния. Она не хотела атаковать Стражей, но эти слова... о, как они ранили! Мысленно Тейлор, конечно, знала, что ее причисляют к злодеям, но услышать подтверждение этого из уст одного из Стражей?! Тейлор боролась изо всех сил, чтобы не дать льду вырваться наружу и повредить юным героям. Страшила, которого продолжало давить ледовыми копьями, уже не имел значения, так как если Тейлор не сдержится, то заморозит и его за компанию. Эта ли мысль помогла или тренировки по контролю, которым Тейлор предавалась ранее, но она смогла обуздать себя. Вьюга внутри бушевала, но Тейлор держала ее под замком, ненадежным и хлипким замком, признаем прямо. Поэтому она развернулась и молча побрела прочь, не находя в себе сил что-то сказать, ощущая, что если откроет рот, оттуда вырвется метель, которая заморозит все вокруг.
   Стражи не преследовали, и Тейлор брела сквозь Доки, не замечая, что за ней следят.
  
   Сильный героический комплекс, не любит злодеев, хочет быть героем. Хочет быть героем, расстроена тем, что ее считают злодейкой, расстроена тем, что Стражи ее неправильно поняли. Расстроена тем, что ее считают злодейкой, инциденты злодейств -- случайность, вызванная недержанием силы. Недержание силы в моменты эмоциональной нестабильности, скачкообразный рост силы в момент эмоциональной нестабильности, знает об этом, расстроена этим, пытается решить проблему. Пытается решить проблему, испытывает сильное чувство вины, раскаяния, собирается загладить вину, во что бы то ни стало и стать героем.
  
   Сплетница опустила бинокль и озадаченно поморгала. Ранее, наблюдая за стычкой Морозко и двух своих сокомандников, Суки и Регента, и за столкновением Морозко и Стражей, Сплетница не прибегала к своей суперсиле, просто наблюдала. Теперь же... нет, читать Морозко было легко, но задачу Сплетнице она явно не собиралась облегчать. Как вербовать ту, которая хочет быть героем? Переделать Неформалов в команду героев?
   Сплетница снова поднесла бинокль к глазам, начала вглядываться, ища уязвимые точки.
  
   Эмоционально нестабильна, подавленные суицидальные наклонности, бежала из дома, издевательства в школе, нет друзей, нет подруг, хочет быть героем. Хочет быть героем, считает, что сможет быть героем, когда научится контролировать силу.
  
   Сплетница опустила бинокль, прикусила губу. Она легко могла увидеть, куда все это ведет. Спираль, раскручивающаяся все сильнее: желание быть героем входит в противоречие с недержанием силы, вызванном эмоциональной нестабильностью, и в результате ее считают злодейкой. Рано или поздно пружина сорвется, и тогда Морозко либо покончит с собой (Лиза содрогнулась, вспомнив брата), либо окончательно потеряет контроль, и потом, придя в себя и увидев, скольких она убила, покончит с собой. Либо ее убьют герои, если контроль не вернется.
   Проклятье!
   Когда они в начале месяца пересеклись с Морозко, Лиза не успела всего это рассмотреть, слишком быстро все случилось, а потом пришлось драпать от Демона Ли. Стычку с Сукой можно было объяснить, рассказав о личности Рейчел, Регент удовлетворился своей маленькой невидимой местью за тот случай с Демоном Ли, льдом Морозко и своей поврежденной рукой. Так что можно было бы и сделать вербовочный подход, как того хотел босс, но... не сейчас. И не в облике Сплетницы. Заход со стороны команды, денег, помощи не сработает, теперь Сплетница видела это ясно и отчетливо.
   Чтобы начинать вербовку, нужно было бросить все и пополнить ряды бездомных, стать другом Морозко, не подавая виду, что ты знаешь, что она -- Морозко, и уже потом все остальное. С этой частью Лиза могла справиться, но существовали и объективные трудности. АПП и Империя копили силы с самого начала марта, и скоро гнойник должно было прорвать, должна была разразиться полноценная война. В таких условиях босс ни за что не отпустит Лизу на (она прищурилась) неделю... нет, на десять дней житья бездомной в Доках в режиме 24/7, ради того, чтобы лишь подобраться к вербовке Морозко. На каковую вербовку потом последует ответ "Нет", ибо и Сплетница, и Выверт были суперзлодеями.
   Сплетница задумчиво спрятала бинокль, уже мысленно набрасывая примерный доклад Выверту, с обоснованием необходимости длительной подготовки, вживания в роль, с эпизодическими контактами, с указанием на недопустимость силовой вербовки и попыток как-то давить. Нужно было выяснить личность Морозко под всеми этими шарфами, разобраться, как она дошла до жизни такой и... помочь стать героем?
   Сплетница лишь покачала головой. То, что Морозко не примет помощи от суперзлодейки Сплетницы было очевидным, но что насчет бродяжки Сары Ливси, пострадавшей в войне банд? Не стоило забывать и о том, что Выверт может и не послушать Лизу, подойти к вербовке по-своему. Все это следовало крепко обдумать и, прежде чем помогать Морозко, разобраться в себе самой и придумать хорошую тактику.
  
   Вечером того же дня, здание СКП
  
  -- Да, сэр, - докладывал Рыцарь, Дин Стэнсфилд без маски. - Все вокруг было во льду, и выглядело это так, словно Страшила дал хороший бой. Морозко бежала к нему, испытывая радость и возбуждение, и видно было, что Страшила борется, чтобы не дать ледовым шипам проткнуть себя. Как он, кстати?
  -- Выдержал, - скупо ответил Оружейник.
  -- Поэтому я принял решение действовать... и Виста отклонила заряд, а я сбил с Морозко радость. Затем я попробовал объяснить наши действия, но тщетно.
  -- Все же он не атаковал.
  -- Она.
  -- Морозко -- девушка? - уточнил Оружейник.
  -- Да. И ее стремление атаковать нас было чистым, сильным, ярко выраженным, даже на фоне той мешанины эмоций, которую она... которая...
  -- Появилась в ней после атаки одним из твоих зарядов, вопреки приказу Директора.
  -- Я не отрицаю своей вины, - вздохнул Дин, повесив голову, - но все же считаю, что поступил правильно.
  -- Это будет решаться отдельно, - вмешалась Пиггот. - Эгида, Рыцарь -- свободны, и передайте Висте, что ее рапорт я тоже жду, не позднее, чем через два часа.
   Когда Стражи вышли, Пиггот сказала.
  -- Она... гм... возможно, в этом кроется наша неудача в разведке и поиске Морозко. Она хотела атаковать, но сдержалась, это хорошо. Надо будет внести изменения в файл и рекомендации. Так, что там с АПП?
  -- Лун завербовал двух новых масок, также ходят слухи о том, что Империя получила подкрепления из Гессельшафта, - тут же начал докладывать Оружейник.
  

Глава 6

  
   Словно в насмешку, первая крупная стычка, начавшая открытую войну, случилась 1 апреля, и произошла она совершенно случайно. Просто все уже были на взводе, и обычная потасовка двух скинхедов с тремя азиатами, в районе Рынка, превратилась вначале в драку нескольких десятков человек, а потом в полноценное побоище, переросшее в натуральный погром, с применением огнестрельного оружия, гранатометов, бомб, и суперсил. Драка в день дураков вышла совсем не дурацкой, с кучей трупов и раненых, и развороченных зданий.
  
   Тейлор, сидевшая в то время на берегу, неподалеку от Кладбища Кораблей, слышала звуки битвы, но так и не нашла в себе сил вмешаться. Она победила тоску, которую внушил ей Рыцарь, но так и не смогла оправиться до конца от воздействия. Кидая камушки в стылую, холодную даже на вид воду, Тейлор размышляла над тем, имеет ли она право считать себя героем? Размышления были мрачными и невеселыми, как и погода вокруг, да и как сам город, чего уж там скрывать. Броктон Бей давно уже превратился в клоаку, но раньше Тейлор смотрела, пыталась, по крайней мере, смотреть на ситуацию с долей оптимизма: стать героем, прогнать банды, улучшить город, вернуть в него спокойную, мирную жизнь. Теперь же... город словно погас, превратился просто в еще одно холодное место, в котором Тейлор влачила свое жалкое и бессмысленное существование.
   Зачем? Она не знала.
   Она даже хотела сходить домой, но так и не набралась мужества. Мысль о том, что отец снова на нее накричит, или она сама сорвется от волнения и обратит его в ледяную статую... мысли о том, что она вообще не нужна никому, со своим дерьмовым героизмом и дерьмовой суперсилой, так и лезли в голову. Что толку с того, что она морозила бандитов? Их не стало меньше на улицах, а обычные горожане все так же страдают от холода, а обитатели Доков только сильнее боятся Снежного Человека. Да, они не знают, что это Тейлор, но разве от этого становится легче с ними разговаривать? Огонь, пылавший было в Тейлор, угасал, и она все реже прибегала к разговорам и выслушиванию слухов, все реже выходила в "патруль", даже несмотря на отчаянную нехватку еды и денег, за которые можно было купить еду.
   Бродила по Докам и не ночевала нигде дважды, но все больше по привычке. Да, ее искали, и что? Все равно она злодейка, и кто бы ее ни нашел, тот сам дурак, и сам же пострадает от своей дурости. Даже если сама Тейлор будет сдерживаться, ее силу прорвет, и Доки обогатятся новым "ледяным кварталом", или еще чем похуже. Несколько последних статуй СКП даже не забирала с улиц, и Тейлор старалась обходить их стороной, чтобы не впасть в окончательное отчаяние. Она словно бы сама себя уколола льдом и погружалась в него, замерзала и застывала, по крайней мере, в плане эмоций.
   И поэтому Тейлор 1 апреля никуда не пошла, решив не вмешиваться в войну.
  
   7 апреля 2011 года, Броктон Бей
  
   Тейлор ощущала, что уже близка к пределу, и от отчаяния решила все же сходить домой. Не заходить туда, но хотя бы посмотреть издалека, увидеть отца, самой убедиться, что с ним все в порядке. По слухам, в войну банд включился Выверт со своими Наемниками, а Барыги, количество масок которых увеличилось вдвое, стремились на юг, в более цивилизованные районы города, из-за чего в районе между Доками и Даунтауном, центром города, постоянно вспыхивали стычки. С полицией, с другими бандами, просто с горожанами, во время грабежей и прочих преступлений.
   Тейлор знала, что отец не переехал, не переедет, хотя бы из упрямства, которое похоже было их семейной чертой. Она знала за собой это упрямство, ослиную упертость, противоречащую здравому смыслу, но так и не научилась обращать ее в преимущество, разве что оно помогало ей держаться в школе. Когда она еще ходила в школу. Мысль о том, что она может щелчком пальцев превратить Уинслоу в глыбу льда, вместе со своими обидчицами, с директором и учителями, опять скользнула на периферии сознания. Скользнула и пропала, ибо Тейлор пока еще не утратила окончательно рассудок. Грань между тем, что она натворила к этому моменту и сознательным замораживанием людей была тонкой, практически невидимой и неосязаемой, но все же эта грань была. Возможно, она была эфемерной, подобной мыльному пузырю, но все же эта грань была, и Тейлор держалась за нее.
   Она знала, что стоит ей переступить эту грань, как все. И дело даже не в том, что назад дороги не будет, нет, дело будет в ней. В том, что она сознательно заморозит людей по личным причинам, переступив грань, отделяющую героев от злодеев. И тогда останется только пронзить себя ледовым шипом, образно говоря, потому что на практике Тейлор уже пару раз пыталась подобное сделать, но у нее так и не получилось. Или она сама трусила, или сила срывалась, неважно.
  
  -- Э? Пусти погреться! - донеслось до Тейлор.
   Трое Барыг, прижав какую-то девушку к столбу, распускали руки и лезли к ней под одежду, "погреться". Один из них зажимал ей рот, девушка пыталась отбиваться, но не получалось. По сравнению с тремя крупными бандитами, девушка -- блондинка выглядела хрупкой и беспомощной. Неподалеку валялась ее сумка, были видны учебники, какой-то рулон, на снегу яркими пятнами выделялись разбросанные краски. Тейлор ощутила, как в ней вскипает кровь, сдирая ледяную корку безразличия, и шагнула к Барыгам, крикнув.
  -- Эй вы, жополизы Толкача! Пиздуйте отсюда к ебаной матери, быстрее собственного визга!
   Жизнь в Доках обогатила Тейлор множеством новых знаний. Одним из них было то, что нормальные, крепкие Барыги встречались только в окружении Толкача, и нормально они понимали только речь, щедро сдобренную матюгами.
  -- Че бля? - развернулся один из них.
  -- Еще одному городскому пидору захотелось погреться на твоем хуйце, Барни! - гоготнул второй, продолжавший удерживать девушку. - Вали отсюда, педрила!
  -- Да не, он просто хочет, чтобы его крепко выебали! - добавил третий, продолжавший шарить за пазухой.
   Все это до того напоминало Уинслоу, что у Тейлор на глаза упала багровая пелена. Беззащитная школьница и трое обидчиков?! Рука Тейлор взметнулась, выхватывая короткую, самодельную дубинку. Несмотря на полыхающий столб ярости, остатки рассудка Тейлор все же не дали ей сразу ударить льдом и снегом, слишком много вокруг было потенциальных посторонних глаз (Тейлор уже успела дойти до жилой части города). Тем не менее, совсем отказываться от суперсилы она не собиралась, и от ее ног побежал лед, невидимый сейчас под снегом. Один из Барыг провел подсечку, опрокинув девушку, и рявкнул.
  -- Лежать, сучка! - после чего шагнул к Тейлор.
   Его два подельника уже заходили с двух сторон, один выхватил нож, другой дубинку. Более длинную, чем у Тейлор, и видно было, что владеет он все же лучше. Тейлор развернулась к левому, нанесла удар, одновременно с этим посылая импульсы. Барыга справа рванул, замахиваясь, и поскользнулся, упал на мостовую. Тот, которого атаковала Тейлор, попробовал ударить навстречу, но тоже поскользнулся, и дубинка Тейлор врезалась ему в плечо со смачным хрустом, лишь на волосок разминувшись с затылком. Третий тоже попробовал нанести удар, пользуясь тем, что Тейлор подставила ему правый бок, но опрокинутая им девушка взвыла и вцепилась в ногу. В результате он грохнулся прямо под ноги Тейлор, и та обрушила сверху дубинку. Потом на упавшего первым, и каждый раз раздавался смачный хруст, ибо била Эберт не жалея сил и, честно говоря, не слишком здраво все воспринимая.
  
  -- Мы доберемся до тебя, педрила! - крикнул старший из троицы, отбежавшей прочь.
   Все трое придерживали руки, с них капала кровь, и Тейлор даже не стала отвечать, повернулась к упавшей, которая как раз привставала. Девушка отшатнулась в ужасе, споткнулась и села на тротуар.
  -- Все в порядке! - Тейлор, испытавшая прилив веселой злости, не думая здравости поступка, сдернула с себя шарф, показала лицо и подмигнула. - Не волнуйся, они уже ничего не смогут сделать.
   С этими словами Тейлор протянула руку. Девушка робко протянула руку в ответ, улыбнулась несмело.
  -- Я -- Сара, - сказала она, когда поднялась с помощью Тейлор, - и я...
  -- Мы найдем тебя, и тогда...! - донесся выкрик в спину.
   Но договорить он не успел, рядом с ним появился Демон Ли, и тут же запихнул ему в рот гранату, после чего телепортировался дальше. Тейлор, уже не думая, ударила по площади, но Демон Ли опять исхитрился увернуться от ледовых шипов. Громыхнуло, Барыга и его дружки разлетелись кровавыми ошметками, как и часть шипов, созданных Тейлор, и в пролом с грохотом влетел Кицунэ, ударился о лед. "Хвосты" его телекинеза взметнулись в такт мечу, и ледовый барьер вокруг оказался сокрушен. Тейлор уже вздымала снежный вихрь за спиной, чтобы Демон Ли не зашел оттуда, и, вскинув руку, обрушила поток острых сосулек в сторону Кицунэ. Но этого было недостаточно, Кицунэ был Движком и успел прянуть в сторону, со скоростью невозможной для человека, побежал быстро-быстро прямо по торчащим из земли шипам, куда-то прочь.
   Причина торопливости обнаружилась практически моментально, донесся грохот и на улице показался огромный, монструозный автомобиль, усеянный какими-то стволами и шипами. Поток сосулек, удар по Кицунэ, обрушился на монстромобиль Скрип.
  -- БЛЯДСКИЙ СНЕЖНЫЙ ЧЕЛОВЕК!!! - прогрохотал голос Толкача, усиленный динамиками автомобиля Скрип. - ТЫ ЗАОДНО С ВОСТОЧНЫМИ ПЕДРИЛАМИ, НО СЕЙЧАС Я ТУТ ВСЕХ ВЫЕБУ!!!
   Он уже стоял в кузове, вскидывал огромную, монструозную под стать автомобилю базуку.
  -- Беги! - крикнула Тейлор, но Сара застыла, дрожа, глядя в ужасе на происходящее.
   Из базуки вылетел снаряд, оставляя дымный след, и Тейлор ударила навстречу, отводя его ураганом и льдом в сторону, тут же накрывая ледовым куполом. Взрыв разметал лед, град осколков снес Демона Ли, появившегося было на крыше соседнего дома. Донесся вой сигнализации, звон стекла, и началось истошное перегавкивание собак.
  -- ЭТО ТЕБЕ НЕ ПОМОЖЕТ!! - провозгласил Толкач.
   Монстромобиль мчался прямо на Тейлор, и она знала, что не может отступить. За ее спиной была Сара! Тейлор ударила копьями льда навстречу, и огромный автомобиль налетел на них, напоролся, и подскочил, заваливаясь набок и выкидывая сидящих внутри. Тейлор торопливо создала изогнутую стену, и автомобиль отбросило по ее изгибу прочь, дальше по улице, прямо в мчавшегося Кицунэ. Автомобиль словно взорвался, выстрелив из всех стволов, и Кицунэ не успел уйти от удара по площади, отлетел прочь.
   Огромная фигура метнулась вперед, и пробила стену льда Тейлор, помчалась прямо на нее. Металлолом! В пролом было видно, как Сочник и Толкач пытаются добить раненого Кицунэ, и получалось, что из Барыг отсутствовали только Варщик и Патлатый Ганс, испытавший триггер в том злополучном инциденте на пункте раздачи супа, но ни тот, ни другой, не были, в сущности, особыми бойцами. Почему Демон Ли и Кицунэ бежали от Барыг выяснилось буквально через пару секунд, когда Тейлор безжалостным ударом колонны льда швырнула Металлолома прочь. Он прокатился по дороге, лязгая, и был остановлен огромной ногой, покрытой чешуей.
  -- Ыы и аа!! - проревел Лун, пылая, в буквальном смысле и указывая рукой на Тейлор.
   Непонятно было, собирался ли Лун заманить Барыг в ловушку, но то, что он переключился на Тейлор... на Снежного Человека, было очевидно. Дом Тейлор находился в трех кварталах отсюда, и она подумала фоном, что надо быть осторожнее с заморозкой домов, мало ли? Впрочем, это не означало, что у нее не осталось трюков в рукаве, и что... Тейлор обернулась. Сара сидела, скребла ногами по асфальту, пытаясь отползти и упираясь спиной в мини-забор, даже не понимая, что ей мешает. Рядом все так же валялся рюкзак, и Сара рукой вляпалась в краски, размазывала их по снегу. Почему-то эта деталь привела Тейлор в бешенство, и она заорала Луну, обернувшись.
  -- Покажи, что ты можешь!!!
  
   Огонь и снег, лед и пламя, вихри и взрывы, они сталкивались и исчезали, зверь ломился через стены, Тейлор скользила, возводила новые, сражалась, не обращая внимания на тени вокруг. Тени мешались, и Тейлор сносила их прочь, вихрями и льдом, отбрасывала, не давая им прикоснуться ни к себе, ни к Саре.
  
   Тейлор вынырнула из угара вьюги, и обнаружила, что все перед глазами плывет, а сама она стоит на четвереньках, глядя на свое окровавленное лицо в зеркале льда дороги. Лун, проткнутый в нескольких местах, закованный в глыбу льда, возвышался неподалеку, и Тейлор улыбнулась, как пьяная, встала, с чувством полного удовлетворения.
   В ту же секунду звуки битвы обрушились на нее, и Тейлор пошатнулась, оглядывая все вокруг дикими глазами. Снег, лед, разбитые дома, выжженная дорога, она и Лун сражались в самом центре трехсторонней битвы. Грохотали автоматы, рвались гранаты, помимо суперов, сражались и рядовые Империи, АПП и Барыг, яростно и истошно вопя что-то.
   Демон Ли наседал на какую-то девушку в вихре, огромного трехметрового парня со вздутыми мускулами, в рогатом шлеме, с щитом и мечом - рельсой, и Крюковолка, которые пытались не подпустить его к вмороженному в лед Луну. Чуть поодаль Отила возилась возле Кайзера, который почти висел на стене, влипнув языком в металлический шлем, а Фенья и Менья сдерживали Кицунэ, Металлолома, Скрип и Патлатого Ганса, которые пытались добраться, в свою очередь, до Кайзера. Доносился безумный хохот Бакуды, метавшей бомбы, и громкие матюги Толкача, расшвыривавшего своими полями рядовых бандитов. Люди вокруг падали ежесекундно, словно подрубленные колосья, и Тейлор, торопливо обернувшись, увидела, что Сара еще жива, лежит, вжавшись в углубление во льду, закрыв голову руками и дрожит.
   Накал битвы достиг пика, и можно было ожидать появления героев, с минуты на минуту, но самое главное - надо было защитить Сару и других горожан. Но самое главное - Сару! И надо было сделать это быстро. Тейлор не стала готовиться, сила была с ней, и огонь продолжал бушевать, словно она не просто вморозила Луна в глыбу, но и забрала его пламя. Холод ударил от нее во все стороны, дорога стремительно замерзала, вихри опрокидывали бандитов, тащили тела по льду, сбивая их в кучу посреди дороги, и одновременно с этим Тейлор увидела, что в небе показались точки.
   Герои спешили на защиту родного города.
  -- Бежим! - крикнула Тейлор, хватая дрожащую Сару за руку и таща ее за собой на буксире.
   Одновременно с этим она обрушила лед на всех суперзлодеев, спеша их заморозить, лишить подвижности, подарить героям легкую победу. Часть успела отпрянуть, часть выломалась, как Фенья и Менья, и Тейлор развернулась было, чтобы нанести повторный удар, но в этот момент рука Сары выскользнула. Что-то крича и всхлипывая, девушка помчалась прочь по улице, размахивая руками, куда-то на запад, подальше от битвы.
  -- Проклятье! - Тейлор оглянулась, но без необходимости защищать Сару, желание сражаться как-то тоже увяло.
   Взмахнув руками, Эберт сотворила заряд пурги, обрушившийся на бандитов, и помчалась прочь, пользуясь тем, что сотворенный вихрь скрыл ее на время из вида. Тепло удачной битвы - побила суперзлодеев! - и того, что она помогла людям, приятно грели Тейлор изнутри, и даже мысль о том, что Сара видела ее лицо, не портила особо радости момента.
  
   Полчаса спустя, на месте битвы
  
   Оружейник, задумчиво дергая себя за бороду, ходил и периодически стукал пяткой Алебарды по стенам и дороге, составляя картину и карту повреждений. Вокруг суетились две трети персонала СКП, делали снимки, занимались пленными, успокаивали горожан, составляли бумаги. Повсюду высились глыбы льда, а в небе до сих пор скручивались вихрики и местами валил снег без остановки.
  -- Что там? - раздался в наушнике сердитый голос Пиггот.
  -- Так, по предварительным оценкам, частично или полностью разрушены пять кварталов, включая коммуникации, - заговорил Оружейник неторопливо. - Битва была скоротечной, ни один из домов не заморожен полностью, что говорит о том, что Морозко учится владеть своей силой.
   В наушнике раздалось нечто, напоминающее возмущенное хрюканье.
  -- Ранено сорок пять горожан, из них подверглись воздействию льда двенадцать, но у меня есть для вас хорошие новости, Директор, - Оружейник переключил камеру.
   Изломанный лед, суетящиеся сотрудники, четверо оперативников с раструбами распылителей пены наперевес. В центре Лун, трясущийся, обхвативший плечи руками. Тело его покрывалось коркой льда, и тут же вырастало, вспыхивало, покрывалось чешуей, та исчезала, и Лун становился меньше, снова покрывался льдом, и видно было, что с каждым разом он становится все меньше, а лед все сильнее.
  -- Приятное зрелище, не спорю, год назад охотно отдала бы за него почку, - проворчала Эмили, - но что с того? У нас и так место в третьем уже холодильнике заканчивается!!!
  -- Он борется, - коротко сказал Оружейник. -
  -- И?
  -- Это может быть выходом, ключом к решению нашей проблемы с замороженными. У Луна всегда есть пирокинез, даже когда он обычный человек, и он борется со льдом! Если мы найдем способ наделять людей пирокинезом, то...
  -- Отила, - перебила его Директор Пиггот. - Нам надо с ней договориться.
  -- У нас есть что ей предложить, - подумав, сообщил Оружейник. - Можно обменять ее услуги на Кайзера.
  -- Кай... что?!
  -- Кайзер был найден в одном из сугробов, - бесстрастно пояснил Оружейник. - Судя по всему, он споткнулся и прилип языком к одному из своих же лезвий. Прежде чем он успел среагировать, Морозко сковала ему руки и ноги, а также заточила в лед Фенью и Менью, но тем удалось освободиться. Также захвачены Блицкриг, Виктор и Дева Бури, слухи подтвердились, Гессельшафт и вправду прислал подкрепление. Толкач и Сочник из Барыг также захвачены, так что, вкупе с Луном, все три банды остались без руководителей, и это не говоря уже о раненых, которые...
  -- Точнее говоря, лидеры банд преподнесены вам на блюдечке Морозко, - ворчливо перебила его Пиггот. - Что с ней?
  -- Никто не рискнул преследовать ее, тем более, что за это время бандиты и суперзлодеи могли освободиться. Захвачено не менее пятидесяти бандитов, навскидку все из центрального состава трех банд, двадцать три из них ранены. Количество трупов пока неизвестно, здесь все усеяно ими, и сотрудники продолжают извлекать все новые и новые тела. Примерный материальный ущерб составляет от пятнадцати до двадцати двух...
   С громким треском и рычанием Директор Пиггот отключилась, и Оружейник со вздохом опять дернул себя за бороду.
  

Глава 7

  
   Весна понемногу брала свое, и Тейлор, можно сказать, тоже оттаивала. После того, как все три основные банды суперзлодеев в Броктон Бей лишились руководства и части масок (и факт того, что это была, по большей части, ее заслуга, наполнял Тейлор гордостью и грел изнутри), наступило затишье. Демон Ли попробовал было вытащить Луна, но его быстро прогнали прочь, и все снова затихло.
   Солнышко пригревало, банды притихли, с отцом было все в порядке, и -- самое главное! - у Тейлор появилась подруга! Положа руку на сердце, Тейлор ничего такого не ждала. Ну да, она показала лицо, но вряд ли бы Сара помчалась бы трезвонить о том, что видела "Ужасного Снежного Человека", скорее даже наоборот. Понятно же было, что Сара -- школьница, наверняка ходит в Аркадию, и вообще -- ведет нормальную жизнь. После того, что с ней хотели сделать Барыги, после всего этого ужаса битвы паралюдей у нее на глазах, можно было ожидать, что Сара забьется дома в угол и неделю никуда выходить не будет, минимум. Поэтому появление Сары через два дня после "Ледового Побоища", как его окрестили обитатели Доков, стало для Тейлор шоком.
  
   10 апреля 2011 года, Броктон Бей
  
  -- Как ты меня нашла? - растерянно спросила Тейлор первое, что пришло в голову.
  -- О, это было очень просто! - улыбаясь, пояснила Сара. - По твоей куртке и теплым штанам, вместе с твоим шарфом они образуют крайне оригинальное сочетание, и дальше нужно было всего лишь прихватить с собой пакет гамбургеров, в качестве оплаты, и задать несколько вопросов, уверяю тебя, у девушек на подобное глаз наметан, это я про одежду!
  -- А-а-а, - промычала Тейлор, так как не разбиралась в подобных делах.
   Точнее говоря, разбиралась, но до того, до издевательств. Когда у нее еще была лучшая подруга. Мысль об этом наполнила Тейлор тоской, и поэтому она задала вполне логичный вопрос.
  -- Но как ты не побоялась зайти в Доки?
  -- О, я теперь грозная и опасная! - рассмеялась Сара, доставая откуда-то из кармана и демонстрируя баллончик с перцовым аэрозолем. - Нет, правда!
   Она поправила вязаную шапочку, спрятала под нее, выбившиеся было волосы, и приняла грозный вид. Тейлор, не выдержав, рассмеялась, но тут же нахмурилась.
  -- Тебе не стоило меня искать, - сказала она Саре.
  -- Почему?! Я хотела тебя отблагодарить, сейчас, где же это..., - Сара начала рыться в своем рюкзаке, потом с гордым видом извлекла оттуда коробочку. - Вот! Смотри!
   Она открыла крышку, и взору Тейлор предстал ряд миниатюрных снеговичков, улыбающихся во весь рот.
  -- Только натуральные леденцы, и смотри, - Сара ловко извлекла одну из фигурок. - Оп! Снеговичок на палочке!
  -- Эм..., - растерянно ответила Тейлор, машинально принимая конфету.
  -- Все, извини, надо бежать, урок скоро начнется! Пока-пока, увидимся! - Сара, помахав на прощание, помчалась дальше, на запад, подтверждая подозрения Тейлор насчет Аркадии.
   С Аркадии мысли Тейлор переключились на Стражей, и она опять испытала отголосок той тоски, некогда наслал Рыцарь. Вместе с тоской взметнулась глухая ненависть, к сытым и чистеньким, и Тейлор торопливо отогнала ее, сосредоточилась на ближайшей отвлекающей вещи -- снеговиках-конфетах.
   Конфеты были очень вкусные.
  
   13 апреля 2011 года, Броктон Бей
  
  -- Хэй! Смотрите, кто принес еще конфет! - раздался голос Сары снаружи.
   Тейлор со вздохом посмотрела на стенки контейнера, где еще виднелась изморозь. Каждую ночь контейнер замерзал изнутри, и каждую ночь изморозь поднималась все выше и выше. Тейлор боролась, как могла, и у нее получалось... пока она бодрствовала.
  -- Тебе лучше не ходить сюда, - угрюмо сообщила Тейлор, глядя в сторону.
  -- Эй! Но я же...
  -- Ты же знаешь, кто я и что я делаю с людьми, - слова давались с трудом. - Я не хочу навредить тебе!
  -- Ха-ха! Выше нос! - рука Сары приподняла подбородок Тейлор. - Выше, еще выше! Только тсс, никому не говори, но у меня есть подружка, у которой есть подружка, у которой есть парень, который протирает таблички в здании СКП, и знаешь что?
  -- Они там и так чистые?
  -- Нет! Они нашли способ разморозить всех!
  -- Что?
  -- Правда-правда, хочешь, дам клятву на мизинчиках?! - Сара вскинула руку, демонстрируя палец. - Они нашли способ, и как-то там их отогревают изнутри, и уже разморозили нескольких человек!
  -- Оооо, - Тейлор не знала, что сказать.
   С одной стороны ей было жаль тех, кого она заморозила, но только тех из них, кто попал под лед случайно. С другой, это действительно была потрясающая новость, от которой хотелось петь и от которой внутри поднималось тепло. Казалось, что еще чуть -- чуть и Тейлор сама сможет растопить лед, но тут же пришла новая, мрачная мысль. Что, если они не смогут разморозить всех? И что теперь делать самой Тейлор? Идти сдаться? То, что СКП нашла способ -- это было прекрасно, но разве это давало Тейлор индульгенцию на замораживание? Но все же... за время жизни в Доках Тейлор научилась ценить маленькие радости, и сейчас ей было радостно, и она решила остановиться на этом. Для начала.
  -- Ты подарила мне снеговика, и я подарю тебе снеговика! - улыбнулась она Саре.
   С пальцев Тейлор сорвался вихрь, слепившийся в снеговика, с глазами -- угольками, руками-ветками, и примерно метровой высоты телом.
  -- Кто-то не терял времени даром, - ухмыльнулась Лиза, и Тейлор ощутила, что краснеет.
   Она и вправду долго тренировалась, прежде чем у нее получилось вот так вот, небрежным жестом создавать снеговика.
  -- Эй-эй! Я не хотела тебя обидеть, мне и вправду нравится этот снеговик! - с этими словами Сара неожиданно оказалась рядом и крепко обняла Тейлор.
   Та замерла, не зная как реагировать. Объятия были приятны, но Тейлор сейчас не взялась бы вспомнить, когда она последний раз с кем-то обнималась. С Эммой, после смерти мамы?
  -- Эй, я -- Олаф, и я тоже люблю жаркие объятия! - раздался голос сбоку.
   Сара взвизгнула и отпрыгнула за спину Тейлор, которая изумленно смотрела на снеговика.
  -- Ты... живой?
  -- Привет, я -- Олаф! - радостно замахал обеими руками -- ветками снеговик, потом посмотрел куда-то за Тейлор. - Давай дружить и обниматься!
   Сара пискнула и отпрянула, и Тейлор ее понимала. Не каждый день увидишь ожившего снеговика! Но в то же время она ощущала его, ощущала, что Олаф был создан в момент, когда она испытывала тепло в сердце, и поэтому снеговик стал таким. Дружелюбным, общительным и любящим жаркие объятия.
  -- Он, правда, хочет с тобой дружить, - сообщила Тейлор Саре.
  -- М-м-х-х-м, - отозвалась та и задумалась, после чего снова затараторила. - Я же не могу привести тебя домой просто так, ты ж растаешь! Посадить в холодильник? Нет, родители перепугаются. М-х-х-м, о, придумала! Поставлю тебя в саду, и когда будут появляться посторонние, ты будешь делать, что ты просто снеговик, идет?
  -- Ну, не знаю...
  -- А я подарю тебе огромный нос -- морковку!
  -- Идет! - Олаф подбежал и крепко обнял ногу Сары.
  
   15 апреля 2011 года, Броктон Бей
  
  -- Сара...
  -- Никаких возражений! Сегодня воскресенье, и тебе не удастся отвертеться!
   Переодевание, выход на Бульвар и посиделки в кафе, с последующим походом в кино были очень милыми, хотя Тейлор непрерывно что-то да делала не так. Озиралась настороженно, жадно чавкала в кафе, шарахалась от охранников, стеснялась толпы, норовила укрыть лицо, в общем, как со смехом заявила Сара, "выход надо повторить!" Тейлор не была так уверена, но все же... прикоснуться к прежней жизни было очень мило. Не пылающий яростный огонь битвы и героизма, а милый домашний очаг, если можно так выразиться. Тейлор питала тайную надежду, что этот огонь поможет ей самой, отогреет изнутри, как СКП отогрело людей, обращенных в ледовые статуи, и тогда она сможет... станет... докажет всем, что они ошибаются на ее счет! От еды и шума мысли путались и сбивались, тянуло в сон, и Тейлор отложила мысль на потом.
  
   21 апреля 2011 года, Броктон Бей
  
   Новости за эту неделю были не слишком утешительными. Война банд потихоньку разгоралась по новой, последовали новые столкновения и удары, и более того.
  
   Неформалы ограбили центральный банк Броктон Бей, избили Стражей и скрылись с деньгами.
   Новая группа злодеев, Скитальцы, столкнулись с Протекторатом и устроили побоище в районе мэрии.
   Империя предприняла попытку освободить остальных своих, помимо Кайзера, а также произошла перестрелка на Бульваре.
   Барыги ограбили несколько складов в западной части города, с едой и теплыми вещами, попутно убили с десяток человек и скрылись на монстромобиле Скрип.
   АПП начали резкую принудительную мобилизацию всех подряд и два раза столкнулись с героями.
   Война Выверта и Империи за центр города закончилась взрывом в элитном жилом комплексе "Башни".
  
   По всему выходило, что война смещается в центр города. Тейлор, конечно, могла повторить "урок", но для этого надо было вначале собрать всех суперзлодеев опять вместе, прийти в нужный настрой и... центр города. Сколько горожан там пострадает от массовых ледовых атак? Атаковать в Доках? Тейлор не знала. Каждый раз, как она выходила целенаправленно бороться со злом, получалась какая-то ерунда, честно говоря. Лишние жертвы, трупы, дело срывалось, ее еще больше считали злодейкой и так далее. Кто пострадает в этот раз? Нужно ли это городу?
  
  -- На помощь! На помощь! - раздался истошный вопль, вырывая Тейлор из тяжких и бесплодных раздумий.
   Олаф мчался прямо по улице, сопровождаемый криками изумления и страха. К счастью, дышать ему не надо было, поэтому подбежав к Тейлор, он немедленно закричал.
  -- Сара в беде! Ее и ее друзей схватили злые люди с оружием!
  -- Кто? - вскочила Тейлор.
  -- Их было много, и они говорили непонятно, а самая главная носила газовую маску на все лицо, а еще один кидал гранаты и исчезал, а потом появлялся!
  -- Демон Ли и Бакуда, - процедила Тейлор сквозь зубы, ощущая, как сами собой сжимаются кулаки. - Сможешь показать, куда ее унесли?
  -- Да!
   Тейлор взмахнула рукой, плюнув на секретность, и снег соткался в огромную лошадь-собаку, на которую она и забросила Олафа, отметив, что Сара не обманула и воткнула ему огромную морковку вместо носа.
  -- Направо! Налево! Прямо! Прямо! - кричал Олаф, размахивая веточками.
   На душе у Тейлор было тяжело, и она не знала, удержит ли силу, но Сара попала в беду! Как она могла бросить свою единственную подругу?!
  -- Вон там! - крикнул Олаф, указывая на массивное, трехэтажное здание с толстыми стенами.
   Бывшая фабрика или склад, неважно. Тейлор взмахнула руками, и вокруг нее соткались фигуры, вскочили и ринулись в атаку. Четыре десятиметровых ледовых монстра, с огромными руками и ногами, прочными телами. Они врезались в здание, пробили стену, и тут же в пролом влетела снегособака. Загрохотали автоматы, ударили огнеметы, и под ногами созданий Тейлор начал рваться пол.
  -- Морозко! - провозгласил голос откуда-то сверху. - Как мило было с твоей стороны прийти на выручку своим друзьям!
   Тейлор задрала голову и застыла на месте. Бакуда с рупором и рядом с ней Сара, подвешенная на цепь! Но не только она, еще трое, и одна из них Адская Гончая, Рейчел Линдт! Висящие рядом двое... Мрак и Регент? Тейлор не видела их ни разу без маски, но детали костюмов сходились, и тогда получалось... тогда... получалось...
  -- Твоя милая маленькая дружба с Неформалами была ловким ходом! - продолжала орать в рупор Бакуда. - Но никому не скрыться от моего гения! Оглянись!
   Из глубины здания тянулись люди с оружием в руках. В домашней одежде, совсем не бандитского вида.
  -- Ты же не хочешь повредить обычным людям, а? Всем им я засунула в головы бомбы, и твоим друзьям, кстати, тоже! - Бакуда потрепала Сару... Сплетницу за щечку, что-то просюсюкав неразборчивое. - Стоит тебе что-то сделать не так, и все они взлетят на воздух! Или растекутся лужами! Или еще что-то, я создала много гениальных бомб, потому что я сраный гений!
  -- Гений, - безжизненным голосом повторила Тейлор. - Хорошо.
   Она не видела, но над ней раскручивалась воронка вьюги, прямо в здании. Олаф бесстрашно карабкался к Саре, четыре ледовых стража раскрыли огромные рты и зарычали синхронно, но с места не сдвинулись. Из-под ног Тейлор стремительной змейкой рвалась изморозь, леденила стены, бежала под ноги к Бакуде, которая продолжала упиваться криками, не замечая ничего вокруг.
  -- Узри же вечность, - тихо сказала Тейлор, обращая Бакуду в глыбу льда.
   Телепортировавшегося было внутрь Демона Ли тут же ухватила огромная ледовая лапа, и швырнула сквозь пролом в крыше куда-то в сторону залива. Вбежавший Кицуне едва не напоролся на шипы и, повернув, получил мощного пинка, впечатавшего его в стену.
  -- Ломайте стены, - приказала Тейлор стражам, - дайте людям возможность отступить!
   С ревом и рыком, стражи начали крушить стены, выгонять людей наружу, подталкивая огромными руками. Тейлор, швырнув напоследок еще один заряд, от которого цепь, на которой висела Сара, разлетелась брызгами льда, побрела к выходу. В ее душе и над головой бушевала вьюга, уходя куда-то ввысь, вонзаясь в слой толстых облаков, нависающих над головой.
  -- ...лор! - донеслось до нее, но Тейлор не обернулась.
   Снаружи что-то сверкало и грохотало, но Тейлор было все равно, и она шагала лишь потому, что остановиться означало умереть.
  
  -- Мощнейшая вьюга в Доках, в районе Депо! - загрохотал в динамиках базы Протектората, расположенной в заливе, голос Оружейника. - Протекторат -- к бою! Приоритет -- жизни горожан, по сообщению Бесстрашного их преследуют ледовые монстры Морозко! Не сдерживаться, бить в полную мощность!
  

Глава 8

  
   15 мая 2011 года, Броктон Бей
  
   Тейлор проснулась от очередного кошмара. Почти месяц прошел с того злополучного дня, а ей до сих пор снились кошмары. В этот раз она заморозила не только весь Протекторат Броктон Бей, но и прилетевший к ним на выручку Триумвират. Открыв глаза, она лежала минуту, приходя в себя, тяжело дыша, потом включила фонарик. Изморозь на стенах корабля поднялась на две трети высоты, на два метра выше последней отметки.
   Корабль протяжно заскрипел и застонал, словно отвечая на мысли Тейлор.
   К счастью, в реальности она никого не убила и даже вроде бы не ранила. К несчастью, ее не хотели слушать, атаковали, обстреливали. Тейлор кричала, взывала, пыталась объяснить, но герои не слушали. Тогда, отправив в атаку ледовых стражей, она бежала и скрылась, поселилась на Кладбище Кораблей, в одном из ржавеющих стальных гигантов. В них и раньше не особо жили, а уж с приходом холодов, и подавно все разбежались.
   Здесь Тейлор влачила свое жалкое существование. У нее не было сил покончить с собой, и не было сил жить, поэтому она не жила, а существовала. Зачем, Тейлор и сама не знала. День тянулся за днем, одинаковые, серые, холодные, наполненные разбором собственных ошибок и беспощадными укорами в свой адрес. Иногда Тейлор впадала в забытье и бредила, иногда воображала себе счастливые картины "ах, вот если бы я поступила вот так, а не вот так, и потом вот так!"
   Несколько раз приходила Сара... Сплетница, и если Тейлор не обратила ее в лед, то лишь потому, что каждый раз с ней был Олаф. Она приносила еду, и без нее Тейлор, наверное, уже впала бы в голодную кому, потому что не выходила из корабля, и соответственно не занималась поисками пищи. Также Сплетница сообщила, что финальная вьюга Тейлор вытянула массу снега прочь из города, и наконец-то почти, что наступила весна, и почти все растаяло, но Тейлор не верила. Ведь она знала, знала! Знала, как Тейлор относится к злодеям, к Неформалам, знала, что с ней сделала Гончая, и молчала! В такие минуты все силы Тейлор уходили на то, чтобы не дать льду вырваться наружу, и она молчала, сжимая кулаки.
   Какое-то время спустя после визита ей начинало казаться, что она поступила неправильно, что надо было поговорить с Сарой. Что та и вправду хотела лишь помочь, и ничего не говорила, потому что как раз знала, как отреагирует Тейлор. Но предательство подруги... это была настолько кровоточащая рана для Тейлор, преданной некогда Эммой, что все заканчивалось плохо. Выкрики, выдирание волос, ломание переборок, и беспорядочные удары льдом во все стороны. И сила опять становилась неуправляемой, рвалась наружу, а Тейлор затихала в страхе. Страх сменялся апатией и безразличием, с каждым днем изморозь забиралась все выше, и новые вспышки гнева и отчаяния, Тейлор, в сущности, уже даже не пыталась бороться.
   Это был путь в никуда, но у Тейлор не было сил и желания куда-то сворачивать с него.
  
   Корабль опять заскрипел, и неожиданно начал крениться. Что могло вызвать падение огромного, многотысячетонного судна, давно вросшего в берег? Корабль опрокидывался, и Тейлор торопливо подперла его огромной глыбой льда снаружи, после чего поспешила на палубу.
  -- О нет, - прошептала она, машинально прикрыв рот рукой в жесте отчаяния.
   Стены корабля глушили звуки, но здесь, на палубе, Тейлор слышала доносящийся издалека вой сирен. Вой, означающий появление Губителя. Волны бушевали в заливе, и на берегу бушевал Левиафан. Корабль чуть не опрокинула одна из его приливных волн, с отчаянием поняла Тейлор. База Протектората была сорвана с креплений и валялась на берегу грудой железа, видны были вспышки и всполохи, в небесах метались фигурки, едва различимые сквозь накрапывающий дождь. Новая волна вздыбилась в заливе, и Тейлор вскинула руку, формируя ледовые волноломы, не давая им снести корабль. Но там, на берегу, где герои пытались остановить Губителя... там волна ударила беспрепятственно, и Тейлор, с замиранием сердца увидела, как героев расшвыривает, словно они и вправду были детскими фигурками. Волна ударила, и даже до Кладбища долетел треск уничтожаемых, сносимых домов Бульвара.
   Тейлор, сжав кулаки, шагнула к борту и прыгнула вниз, исполнившись мрачной, самоубийственной решимости. Снег взметнулся, подхватывая ее и превращаясь в десятиметрового ледового стража. Тот зарычал и понесся огромными скачками, и вослед ему из сугробов вставали все новые и новые стражи, неслись следом, словно стая, идущая за вожаком
  -- У меня отняли друзей! - орала Тейлор, сидящая на плече у ледового гиганта. - У меня отняли семью! У меня отняли меня, чтоб вас всех! Но я не позволю тебе, селедка ты блядская, отнять у меня последнее! Уничтожить мой дом и отца!
   Матерщина соскользнула с губ совсем уж легко и непринужденно, без всякой на то необходимости, и Тейлор мысленно недовольно засопела, ибо это был знак, насколько она изменилась за эти месяцы. Насколько близко она подошла к тому, чтобы стать суперзлодейкой. Но здесь и сейчас это не имело значения, а потом... уже тоже не будет иметь значения. В битвах с Губителями гибли достойные, сильные герои, могучие, не чета такому дерьму, как она, но она сделает, что может, и если умрет... то, что же, она заслужила, и вряд ли кто-то по ней всплакнет. Тейлор нащупала в кармане деревянную фигурку, вырезанную вечность назад Кривым Генрихом, и сжала ее, словно это могло придать сил. Надо было что-то крикнуть, что-то героическое и возвышенное, но когда Тейлор открыла рот, оттуда вырвалось лишь громкое.
  -- Пиздеееец!!!
  
   Оружейник тяжело дышал, опираясь на Алебарду. Левиафан сорвал совещание, ловко разбил выстроенную на берегу оборону, и ворвался в ряды масок, убивая их играючи. В заливе уже вздымалась новая волна, и нужно было менять тактику, разбиться на группы, жалить Губителя со всех сторон.
  -- Движение со стороны Кладбища Кораблей! - сообщила Дракон. - Огромная группа ледяных фигур... постоянно добавляются новые... движутся прямо к Губителю!
   Оружейник заколебался на секунду. Понятно, что это двигалась Морозко, но зачем? Не решила ли она еще дополнительно нагадить героям, выбрав наиболее неподходящий момент? После того напряженнейшего сражения, в котором победу удалось вырвать лишь чудом и благодаря прибытию Новой Волны и Стражей, а также подкреплений из других городов, Морозко словно бы покинула город. Холода пошли на спад, и в разгоревшейся войне банд, с ежедневными стычками и трупами, переделом территории, стало не до поисков и розысков.
   Выстроившиеся клином ледовые гиганты выбежали из бушующего снежного смерча, и на огромной скорости обрушились на Левиафана. Водяное эхо Губителя ударило им навстречу, сам он завертелся на месте, как юла. Когти Левиафана резали ледовых монстров с той же легкостью, что и силовые поля, вода металась вокруг, маски отступили, не зная, как реагировать и что делать.
   Левиафан тут же рванул вперед, и вслед за ним устремилось водное эхо. Водой швырнуло нескольких героев, ломая их, тут же браслет начал бормотать о выбывших и умерших. Волна шла прямо в здание, на крыше которого виднелись еще маски, и тут же навстречу ей поднялся ледовый волнолом, айсберг. Ледовые гиганты продолжали кидаться на Губителя, и одновременно с этим часть из них хватала раненых и убитых, тащила прочь. Маски, приободрившись, ринулись в атаку, и Левиафан ударил новой волной, добавил хвостом, и ледовый волнолом сдвинулся, обрушиваясь на здание, на героев вокруг.
  -- Вот поэтому нельзя использовать лед в битвах с Губителем! - прорычал Оружейник, кидаясь вперед.
  
   Сплетница падала с края крыши заваливающегося здания, и протягивала руку Тейлор. Она падала, падала, и рядом с ней падали тела, здание рушилось, и казалось, что мгновения тянутся, целую вечность.
  -- Прости меня, - шевельнулись губы Сплетницы, нет, Сары, так как в падении с нее сорвало маску.
   Тейлор не столько услышала эти слова, сколько догадалась о них, и неожиданно ощутила, что ей не все равно. Что Сара действительно что-то для нее значит, и рука Тейлор шевельнулась, выставляя опору в виде льда и снега, бережно подхватывающих падающих людей. И тут же новая волна хлестнула наискось, подрубая ледовые столбы и раня масок, видно было, как Сплетница схватилась за бок, и видно было, что ей еще повезло. Левиафан одним ударом водяного хлыста взрезал сразу с десяток человек, и еще столько же швырнул волной прочь, превращая в кровавый фарш. Даже ледовый гигант Тейлор пошатнулся от удара, и она ощутила, как в ней разгорается ярость.
   Слепая, безрассудная и уносящая прочь мысли.
  -- Я защищу тех, кто слаб, - шевельнулись губы Тейлор, и она сдернула перчатки.
   Она смотрела с высоты айсберга, взгляды ее и Левиафана встретились, и Тейлор сделала приглашающий жест.
  -- Сразись со мной! - заорала она, выпуская на свободу вьюгу.
  
   Оружейник ломился сквозь пургу, пытаясь докричаться до Морозко, дать понять, что использовать лед не самая лучшая идея. Но его отбрасывало, а потом в наушниках зазвучал голос Дракона.
  -- Колин, думаю тебе лучше посмотреть на это самому.
  -- Что? - он остановился, и его тут же отбросило на десяток метров, выбросило из вихря.
   Неумолчный грохот обрушился на Оружейника, и тут же притих, отфильтрованный системами. Грохот шел со стороны залива, который замерзал буквально на глазах. Лед ломался, трескался, грохотал, пер наружу причудливыми ледовыми торосами и глыбами, и видно было, как вдалеке вздымается вверх огромная, очень огромная стена изо льда. Земля затряслась, и Оружейник торопливо прыгнул выше, стреляя крюком и подтягиваясь.
  -- Что происходит?! - заорал он.
  -- Льдом ломает улицы! - последовал ответ Дракона. - Левиафан, похоже, нагнал воды в ливневую канализацию, и теперь лед там, расширяясь, ломает самое слабое место -- то есть дорогу!
  -- Что..., - Оружейник ощутил холод внутри, - что с подземным резервуаром?
  -- Пока неизвестно, но если его заморозит, то Броктон Бей просто разломит пополам!
  -- Нужно остановить Морозко! - заорал Оружейник.
   Дождь прекратился, точнее говоря, все капли на лету превращались в льдинки, которые секущим вихрем неслись куда-то в центр бушующего облака пурги. Из облака вылетали наружу части тел ледовых монстров, слышался грохот и треск, дополнявший треск ломающихся улиц и залива. Затем облако внезапно разлетелось в клочья, и взгляду пораженного Оружейника предстал окровавленный, покрытый льдом Левиафан, мечущийся из стороны в сторону в ледовой клетке, которую держали десяток созданий Морозко. Застывшая волна водяного эха возносилась к небесам огромной причудливой колонной, и видно было, как чуть выше парит в воздухе Морозко, поддерживаемая вихрем.
  -- У него не осталось воды! - крикнул кто-то, и восторженный рев вознесся над городом.
   Маски ринулись в атаку, но Левиафан тут же показал, что его рано сбрасывать со счетов. Его когти и хвост крушили и ломали, и ледяные глыбы летели в героев, подобно артобстрелу. Затем он пригнулся и прыгнул, проломил клетку и помчался вперед на четвереньках, с огромнейшей скоростью. Ледовые монстры, сбившись в кучу, ударили навстречу, не пуская его к Морозко, и тут же с небес рухнула Александрия, впечатывая Левиафана в лед.
  -- Не подпускать его к Морозко! - разнесся по браслетам приказ.
   Оружейник тоже ринулся вперед.
  -- Лицо Морозко открыто и, похоже, намеренно, - заметила Дракон, чей корабль парил над схваткой.
   Оружейник посмотрел, но Морозко снова вызвала вьюгу, ринулась вперед, и лед под Левиафаном треснул, огромная ручища ухватила его. Лед вокруг Губителя вскипал от огня и плазмы, и тут же обращался снова в лед, замерзал, Левиафана били и ранили, несмотря на то, что он двигался все быстрее и быстрее.
  -- Огромные волны бьют в стену со стороны океана! - сообщила Дракон.
   Оружейник слышал ее и в то же время не слышал, Левиафан был уже рядом, рядом! Окровавленный, избитый, казалось, что победа уже рядом, рядом! Левиафан вырвался из захвата огромного, пятидесятиметрового ледового гиганта, которого поднимала Морозко, и внезапно помчался прочь, в сторону залива.
  -- Цунами по всему восточному побережью! - сообщила Дракон.
   Оружейник посмотрел в сторону стены, но нет, та держалась, не пускала воду к Левиафану. Морозко в вихре вьюги летела следом, и лед хватал Губителя, тормозил его, пытался проткнуть. Маски, кто мог, летели и мчались следом, словно охотники, загоняющие зверя. Левиафан огрызался, бил в ответ, снова мчался прочь, взламывая ледовые пики и торосы, и видно было, как сверху опускаются воронки вихрей, словно норовя всосать его внутрь. Вихри били и масок, швыряли их в стороны, и погоня быстро ослабела, только сильнейшие из героев, неуязвимые, умеющие летать, все еще гнались за Губителем. Оружейника подобрал корабль Дракона, и они летели следом, сам Колин с азартом сжимал Алебарду, все еще надеясь уловить момент и порубить Губителя в мелкий салат. Стена ощетинилась ледовыми копьями, и слышен был рокот волн, бьющих в стену снаружи. Александрия, ускорившись, дала Губителю наимощнейшего пинка, и Левиафан оказался нанизан на копья... нет, он смял их своим телом и проломил стену, и внутрь сразу же радостно хлынула вода. Вихрь ударил в то место, запечатывая пролом, и Морозко приземлилась на гребень стены. Нечего было и надеяться преследовать Левиафана в его стихии, и Оружейник разочарованно выругался.
  -- Мы победили, Колин, - мягко, почти с укоризной сказала Дракон.
  -- Да, но какой ценой? Город уничтожен, и что теперь делать с Морозко?
  -- Перемирие еще в силе, - напомнила Дракон.
   Оружейник опять посмотрел на гребень стены. Возле Морозко уже стояли три ледовых монстра, и дрожь пробежала по спине Колина Уоллиса. Если эта девушка, только что за минуту заморозившая город и залив, и позволившая легко одолеть Левиафана, решит плюнуть на Перемирие и захочет сражаться, то, что они смогут с ней сделать?
   Что?
  
   Морозко, склонив голову, словно пытаясь скрыть по-прежнему открытое лицо, медленно встала на колени и протянула руки вперед и вверх, ледовые наручники сковали ее запястья. Ошарашенный Оружейник и маски вокруг молча смотрели, и тишину нарушал лишь отдаленный рокот и треск льда, продолжавшего ломаться в заливе.
  

Глава 9

  
   24 мая 2011 года, Броктон Бей, карантинная зона СКП номер 8
  
   Пылающая сфера пяти метров в диаметре медленно летела по улице, и там, где она проходила, таял снег и чернел асфальт, ледовая корка сползала с домов, и со звонким грохотом летели вниз сосульки. Вослед сфере медленно, переваливаясь на неровностях изломанной дороги, полз конвой из машин, четыре фуры с припасами. Число было установлено опытным путем, сразу за четвертым грузовиком снег и лед снова вырастали, поземкой забрасывало улицу, и все снова укутывал снег. Раздались громкие хлопки крыльев, и над Солнышком, которая сидела на кабине головного грузовика, управляя своей пылающей сферой, зависло огромное создание, с четырьмя крыльями, руками и глазами.
  -- Имперцы приближаются справа! - крикнула Генезис, закладывая вираж и снова уходя в небо.
   Дорогу и лед на ней впереди взорвал частокол стальных копий, и конвою пришлось остановиться. Солнышко скатилась с машины, направляя сферу вперед, на проплавление стального барьера. Слышен был посвист ледовых осколков и грохот автоматов, Баллистик и взвод охраны вступили в схватку с имперцами.
   Сбоку, из проулка выкатился Крюковолк, мешанина лезвий и крюков, врезался в борт ближайшей фуры и порвал усиленную броню в нем, словно гнилую картонку. Бежавшие за ним рядовые боевики торопливо хватали коробки, тащили прочь, спеша скрыться. У них были причины торопиться, потому что уже доносился грохот и топот неумолчных стражей города. В отличие от команды несовершеннолетних героев -- Стражей, эти стражи были сделаны изо льда и снега, не спали, не пили и не ели, не знали страха и жалости, и действительно стояли на охране города круглые сутки.
   Солнышко торопливо перенаправила сферу в сторону Крюковолка, дабы не дать ему украсть слишком много. В это же время, проломив собой здание, на грузовик рухнул десятиметровый ледяной страж, в груди его торчало копье. Менья, орудуя мечом и ударяя щитом, сражалась с еще тремя ледовыми гигантами, сдерживая их натиск и не давая им пресечь насилие. Солнышко торопливо схлопнула сферу, пока та не начала плавить ледового стража, и тут же пересоздала шар возле себя, утерев пот со лба.
  -- Арарарара! - с громким ревом гигант поднялся из грузовика, пинком снес Крюковолка.
   Железный шар ударил в бок Менье, и опрокинул ее, ледовые стражи накинулись с радостными криками. Фенья подоспела на помощь сестре, отбросила стражей, и они поспешили скрыться, ибо к месту стычки уже спешили еще новые ледовые творения Тейлор. За прошедшую неделю все в городе выучили урок, и поняли, что с ними лучше не шутить и лучше не атаковать их первыми, иначе потом будет плохо.
  -- Что там? - крикнула Солнышко назад.
  -- Хана фуре! - донесся ответ.
   Солнышко приблизилась и сама все увидела. В падении ледовый страж переломил кузов грузовика пополам и сломал платформу. Впрочем, процедура была уже отработана.
  -- Разгружай! - орал Баллистик. - Пошевеливайся!
   Генезис спустилась с небес и тоже начала помогать, Солнышко чуть вздула сферу и подвесила в стороне, не давая снегу и льду подобраться к месту разгрузки. Со стороны вторых Ворот, через которые они проехали час назад, уже летела или должна была лететь Слава. Она заберет фуру, ее отремонтируют, а конвой тем временем пойдет дальше.
   Баллистик командовал и распоряжался, и Солнышко вздохнула. Взгляд ее невольно обратился в сторону застывшего, ледового залива, где, вместо базы Протектората теперь высился ледовый дворец Морозко. Видны были фигуры десятков стражей, патрулирующих залив, торчащих на пятидесятиметровой стене, видна была радуга, переливающаяся на шпилях и куполах дворца. Только Морозко, Тейлор Эберт, или как ее теперь называли, Ледяную Королеву, не было видно, как возвела себе дворец, так и закрылась в нем и скрылась.
  -- Готово! - крикнул Баллистик, запуская грузовик в сторону и красную ракету в небо. - Солнышко, поехали!
   Солнышко, Марисса Ньюланд, кивнула и полезла обратно на кабину. Предстояла работа, нужная людям, и которая позволит остаткам Скитальцев убраться прочь из города, покрытого снегом.
  
   Сотрудники СКП и мэрии распоряжались, сверяли списки, рассаживали людей в фурах. Последние коробки с теплыми вещами, едой и горючим уже заносили внутрь убежища. Промерзшие насквозь дома, с полопавшимися трубами не годились для жилья, и жизнь в Броктон Бей сосредотачивалась вокруг убежищ. Никто из оставшихся уже не рвался в фуры, не пытался подкупить сотрудников, не пытался пролезть зайцем. Кто мог сбежать из города -- сбежал в первые же дни, или улетел, или прорвался силой, еще до того, как Тейлор возвела стену вокруг всего города.
   Вынужденная, горькая мера, вызванная ею же самой, ибо мороз, лед и снег и не думали останавливаться на Броктон -- Бей, начали расширяться дальше, и тогда Тейлор, сдавшуюся было СКП, выпустили. Она воздвигла стену, остановившую распространение холода, и удалилась вглубь залива, возвела там себе ледовый дворец и закрылась в нем. По городу швыряли ее снеговички -- помощники, бродили ледовые стражи, но все они следовали какой-то своей программе, не слушались никого. Останавливали насилие, следили за порядком, но даже и не думали нести людей к Воротам -- пробитым СКП туннелям в стене, возле которых всегда дул ветер. Тепловые пушки работали круглосуточно, сдерживая лед, рвущийся из проломов - Ворот, и все это порождало зябкий, промозглый ветерок, но одновременно с этим давало возможность доставлять припасы и открывало выходы из города. Прямо на пропускные пункты СКП, в карантинные щитовые домики, благо за пределами Стены реально надвигалось лето.
   Стоило ли это победы над Левиафаном? Марисса не знала.
  
  -- Привет, - донесся до Мариссы знакомый голос, и она развернулась.
   Выглядела Сплетница не самым лучшим образом, но все еще пыталась улыбаться и хорохориться. Или делала вид, что пытается.
  -- Мне жаль, - сказала Лиза.
  -- Чего? - удивилась Марисса.
  -- Что все так вышло, - Лиза обвела рукой покрытый льдом город. - Все это моя вина. В том числе и то, что случилось после Левиафана.
   Марисса лишь вздохнула, припомнив события недельной давности. Взбесившаяся Ноэль, обращенная потом Тейлор мимоходом в глыбу льда, сошедший с ума Трикстер, получивший пулю в голову, но все же доставший напоследок попытавшегося сбежать Выверта. Оставшиеся Скитальцы после короткого совещания решили больше не рисковать и попытаться загладить свои прошлые грехи, чтобы получить возможность покинуть город и жить спокойно. Они сдали Дину властям -- тогда в городе еще что-то продолжало функционировать -- и начали водить конвои, благо их способности были словно идеально созданы для этого. Что случилось с Неформалами и другими подручными Выверта, Марисса не знала, по крайней мере, до сегодняшнего дня.
  -- Но я хочу попробовать все исправить, и для этого мне нужна твоя помощь.
  -- Моя?
  -- Мне нужно попасть во дворец Тейлор, - просто сказала Лиза.
   После того, как Морозко открыла лицо в битве с Левиафаном, и личность ее, то, что это Тейлор Эберт, стало достоянием общественности... в общем, через пару дней весь город был в курсе. Не то, чтобы это что-то меняло, по крайней мере, для Мариссы и ее однокомандников.
  -- Я пробовала попасть туда верхом на собаках Суки, - пояснила Сплетница самым обыденным тоном, словно речь шла о походе в магазин за хлебом, - но мы не сумели прорваться сквозь стражей.
  -- Это правда, что они сбили два вертолета с репортерами? - не удержалась от вопроса Солнышко.
  -- Правда, только не они, а вьюга, которая поднимается, если кто-то посторонний пытается приблизиться к дворцу, - кивнула Лиза. - Я купила у Элита его старый реактивный ранец и пыталась подлететь, но тщетно.
  -- Я думала, что эти два неудачника покинули город.
  -- Кто, как ты думаешь, помог им в этом? - вяло улыбнулась Лиза. - Имперцы, кто мог, уже улетели к тому времени, Новая Волна не стала бы меня слушать, но думаю, итог был бы таким же. Демон Ли мог бы помочь, но АПП покинули город, как ты, наверное знаешь.
   Марисса кивнула. Лун не стал устраивать сражений и плавить своим огнем стену, он просто взорвал пачку бомб Бакуды, пробил проход и прорвался сквозь него, скрылся при помощи Демона Ли и Кицунэ. Не прошло и нескольких минут, как проход затянуло, да и бойцы СКП отреагировали, так что часть боевиков АПП осталась в городе. Правда, лишенные поддержки Луна и остальных масок, они мерзли наравне со всеми, а несколько их попыток пограбить обычных людей закончились лишь появлением ледовых стражей с печальным, для бандитов, итогом.
  -- Кукла? - спросила Солнышко.
  -- Уже обдумывала, - отмахнулась Лиза, - но не знаю, помогло бы или нет. Ее тряпичные животные, конечно, большие, но и стражи Тейлор не карлики. А теперь она уже покинула город.
  -- А почему ты сама не покинула город? Выверт убит, ну и ты же Умник, и все остальное?
  -- Потому что это моя вина, - Лиза отвела взгляд, - и потому что я хочу помочь Тейлор. Только ты можешь помочь! Я наняла Колесничего, мы пытались прорваться на огромной скорости, но ничего не вышло. Шипы и торосы повсюду, плюс вьюга. Трещина отказалась, сказала, что Морозко идет нахуй и Лабиринт она не даст, и тоже вроде б свалила, впрочем, с ее силой это нетрудно. Только твоя сфера может помочь!
  -- То есть ты предлагаешь мне зажечь сферу и пойти с ней наперевес к дворцу той, которая никого не хочет видеть, и при этом там вокруг полно десятиметровых ледовых гигантов, не подпускающих никого поблизости, и сама собой начинается вьюга... и какие там, у Тейлор рейтинги?
  -- Властелин -- 8, Стрелок -- 7, Эпицентр -- 12, и то, только потому, что шкала заканчивается, - убитым голосом ответила Лиза. - Но послушай!
  -- Да?
  -- В этом городе осталось не менее ста тысяч жителей, и через несколько дней припасы начнут подходить к концу. Конвои -- это капля в море, и ты это знаешь. В самом городе были склады с припасами и сейчас они активно опустошаются, только поэтому еще не погибли все, кто в убежищах. Пропускные пункты не справляются, СКП успевает обрабатывать не более пятисот человек в сутки, и сейчас уже каждый десятый - отморозок, сколько их будет через неделю, когда топливо в убежищах начнет заканчиваться?
   Марисса знала, что это правда, но все же слышать было... неприятно. От длительного воздействия холода и мороза внутри Броктон Бей что-то нарушалось в людях, они сами начинали распространять холод или слегка морозить вещи, была зафиксирована даже пара случаев обращения в статуи, и СКП, вначале выставившая карантин просто против льда, тут же забила тревогу. Карантин стал полноценным, с проверками и осмотрами (и попутным отловом злостных преступников), и даже помощью пострадавшим. По слухам, за Отилой из Империи 88, способной наделять людей внутренним огнем и лечить тем самым "отморозков", прилетала отдельная команда, с ней тут же подписали щедрый контракт и даже мужу ее, Виктору, выдали полную индульгенцию.
   Что не отменяло того факта, что численность "отморозков" росла.
  -- Тейлор эмоционально нестабильна, пока она пребывает в отчаянии, снег так и будет валить, а стражи бороться с преступностью, даже когда тут все перемерзнет, а сугробами город завалит по самую верхушку стены! - в голосе Лизы слышалось отчаяние. - Подумай, ты можешь спасти сто тысяч горожан! Думаешь, я не знаю, почему вы взялись за такую работу? За спасение жителей, СКП будет долго целовать вас в жопу, простит все грехи, и вы сможете спокойно жить, ну, пускай не в своем мире, но просто жить! Если бы я могла добраться туда сама, я бы уже была там! Тейлор нужна поддержка!
  -- А ты не боишься, что она тебя заморозит? - поинтересовалась Марисса.
  -- Боюсь.
  -- Тогда...
  -- Ты видела, что творила Ноэль? - перебила ее Лиза. - Она сидела долго в одиночестве, и ее считали монстром, хотя у нее вроде бы были друзья. Так вот Тейлор там сейчас, в одиночестве и ее считают монстром!
  -- Не все, - мрачно улыбнулась Марисса. - Кое-кто в интернете уже поклоняется Снежной Королеве и рвется в Броктон Бей.
  -- Будем теперь по идиотам мерять всех? - сплюнула Лиза. - Можно, конечно, подождать, пока она заморит себя голодом, но...
  -- Что?
  -- Она сидит во дворце, созданном изо льда, и не выходит из него. Как ты думаешь, есть там еда или нет? - пояснила сердито Сплетница.
  -- Ее стражи что-то таскали во дворец, с берега, Генезис говорила, - отозвалась Солнышко.
  -- Это хорошо, - улыбнулась Лиза.
   И эта улыбка странным образом убедила Мариссу в искренности намерений Лизы. Улыбка и слова были наполнены теплом и тревогой, участием. Точно так же, Франциск говорил о Ноэль и смотрел на нее, даже когда та уже начала превращаться в монстра.
  -- Привет! Я -- Олаф, и я люблю теплые объятия! - выскочил откуда-то снеговичок, прижался к Лизе.
  -- Он говорит с тобой..., - ошарашенно прошептала Солнышко.
  -- Ну, вроде того, - Лиза смущенно развела руками. - Тейлор сделала его для меня еще до... всего, и потом он спас, когда нас захватила Бакуда, после того дела с банком, привел Тейлор и тогда все пошло... наперекосяк.
  -- Понятно, - кивнула Марисса, принявшая решение. - Хорошо, я помогу тебе!
  -- Ура! - закричал Олаф, подбрасывая в воздух нос -- морковку. - Куда идем?!
  

Глава 10

  
   Июнь 2011 года, Броктон Бей, карантинная зона СКП номер 8
  
  -- Нет, не получается, - вздохнула Тейлор устало и разочарованно, опуская руку.
  -- Ничего страшного, - утешила ее Лиза.
  -- Как это ничего страшного?! - взорвалась Тейлор. - А если завтра лед пойдет дальше?!
   Из-под ног ее стремительно растекалась изморозь, покрывала здания вокруг.
  -- Успокойся, все в порядке, - ласковым, тихим тоном сказала Лиза, протягивая руку.
  -- Я опять сорвалась, - Тейлор села прямо на снег и охватила голову руками.
   Лиза присела рядом, обняла ее, шепча в ухо, что все в порядке.
  -- Обнимашки!!! - выбежал Олаф и ринулся к девушкам.
   Несмотря на то, что Тейлор сотворила множество снеговиков -- помощников (сейчас торчащих безжизненными статуями по городу), Олаф оставался уникальным. Лиза считала первопричиной то, что Тейлор творила его с теплом в сердце, в отличие от остальных, созданных уже после Левиафана. При этом Тейлор не могла вернуть себе былое тепло, и первопричиной была опять же сама Лиза. Не требовалось суперсилы, чтобы понять, что Тейлор подсознательно ждет подвоха, нового предательства, и не может раскрыться полностью.
  -- Ничего страшного, - повторила Лиза, вставая. - Последний конвой покинул город вчера, так что ты сейчас никому не навредишь.
   Разве что зданию, но кого оно волнует? Лиза обвела взглядом пейзаж -- летнее, жгучее солнце, сияющее на ярко-синем небе, и дома -- сосульки, застывшие глыбами льда стражи вокруг, не тающий снег с сугробами местами до второго этажа. И мертвенная, воистину холодная тишина, словно город находился в Антарктиде, а не на северо-востоке США.
   Никто не преследовал больше Тейлор, не гонялся за ней, не обзывал злодейкой (по крайней мере, в лицо), и она больше никого не превращала в статуи, потому что некого было превращать. В городе оставалось не более полутысячи человек, из числа отпетых бандитов, самых упертых горожан и восторженных отморозков. Лизе уже даже попадались пару раз статуи самой Тейлор, с огромными надписями на стенах рядом "Сикапаты сасити у Марозко!" У СКП возникли было опасения, что преступники попытаются превратить Броктон Бей в свое убежище, скрываться в нем от властей, но Лиза опровергла их, указав на то, что ледовых стражей Тейлор нельзя подкупить или запугать, и спрятаться от них в городе весьма проблематично.
   С установившимися в городе тишиной и спокойствием Тейлор нашла свое равновесие, прошла к нему, поддерживаемая Лизой под образную руку. Метель прекратилась, хотя снег и не таял, лед уже не так яростно рвался в проломы за пределы Стены, и дома перестали превращаться в мега-сосульки. Но и все, на этом Тейлор застопорилась. Чтобы идти дальше, Тейлор нужно было найти опору, разжечь в сердце пламя, по крайней мере, так считала Лиза. Пламя, которое она сама и погасила, и в такие минуты Лизе хотелось обнять Тейлор и разреветься, но вместо этого она улыбалась через силу и подбадривала Эберт.
   О да, психотерапия слез и признаний, и соплей, действенная методика, вот только Тейлор сейчас, по мнению Лизы, стояла на скользком, крутом, покрытом льдом склоне, образно говоря. Начни она плакать, то поскользнулась бы на своих же соплях, и улетела вниз, в пропасть отчаяния. Нет, надо было взобраться выше, найти плато или площадку, а еще лучше дойти до самого пика и вот тогда уже облегчать душу, не боясь сорваться.
   Парадоксально, но то, что рядом была Лиза, помогало Тейлор и одновременно с этим мешало ей.
   Не добавила спокойствия и ситуация с отцом Тейлор. Тот выжил в атаке Левиафана, покинул город, и сейчас где-то скрывался от излишнего внимания прессы и общественности. Шарф и тряпки на лице мешали Тейлор работать со льдом в полную силу, в битве с Губителем, а когда она сообразила, что происходит, было уже поздно. Весь мир узнал ее лицо, узнал кто она такая, и страсти в Интернете все не утихали. Впрочем, стремление объявить ее Богиней и поставить памятник, или направить на врагов США, все это было еще как-то в пределах, в конце концов, форумы в сети можно было и не читать. Но страсти не утихали и в реальной жизни. Несколько раз Тейлор пытались застрелить издалека, два раза взорвать, причем во второй раз вместе с городом, заложив какой-то сверхмощный фугас со стороны океана. Подбрасывали отраву, пытались сбросить бомбу, распространяли какие-то нелепые слухи, пытались подобраться под видом паломников и поклонников, признавались в любви, предлагали огромнейшие суммы за устранение конкурентов и так далее, и так далее. Никто не знал, что вся почта и послания идут через Лизу, которая тщательно все фильтровала, а несколько раз даже пересылала в СКП особо одиозные вещи. Никто из писавших не понимал, да и не мог понять, не мог знать, что Тейлор надо было вначале найти свое равновесие, иначе любые подвиги могли обернуться катастрофой с замерзанием всей Северной Америки. Не то жалкое подобие равновесия, которое установилось сейчас, а настоящее, подлинное, истинный внутренний покой.
  
   Хочет быть героем. Боится быть героем. Боится навредить людям. Хочет помогать людям.
  
  -- Гм, - Лиза почесала нос, затем закрыла левый глаз и опять посмотрела на Тейлор. - Скажи, ты хочешь слепить снеговика?
  -- Что? - Тейлор растерянно заморгала, отодвигая Олафа.
  -- Просто слепить снеговика, руками, без всякой суперсилы?
  -- Не знаю. Но зачем?
  -- Тебе не хватает обычной жизни, Тейлор, - сообщила Лиза. - Простой обычной жизни обычной девушки...
   В голове ее замелькали нелепые картины, как Тейлор восстанавливает город и населяет его снеговиками и снеговушками, ходит вместе с ней и со своими созданиями в школу. По улицам скользят конькомобили, или даже кареты изо льда со снежными лошадьми, из кранов бежит снег. В магазинах продают снежные хлопья, и заново открываются кинотеатры на свежем воздухе, только вместо автомобилей там стоят сани. Возможно, даже с оленями. Возможно, даже с собаками Суки вместо оленей. И Дед Мороз в этом городе самая настоящая реальность.
  -- Ты так хочешь быть героем, что тебе это мешает.
  -- Что? - повторила Тейлор, но теперь уже с оттенком возмущения.
  -- Да-да, Тейлор, это так. Извини, это чуточку жестоко, но это то, что делают друзья -- говорят правду. Не всегда, но все же бывает так, что они говорят тебе правду, неприятную тебе, потому что заботятся о тебе.
  -- Я думала, что так делают родители, - вымученно усмехнулась Тейлор.
  -- И те, и другие хотят помочь тебе, - развела руками Лиза. - У тебя... ммм... избыток усердия. Ты так усердно хочешь быть героем, что перенапрягаешься, и все выходит неправильно.
  -- Я уже пробовала ничего не делать, - Тейлор помрачнела, сгорбилась, - и что-то это не помогло.
  -- Ты не делала ничего из страха своей силы, из боязни навредить людям, и это влияло на тебя. Ты же заметила, что становишься сильнее скачками, что твоя сила не подчиняется тебе, когда ты находишься в сильном эмоциональном напряжении?
  -- Ты хочешь, чтобы я была равнодушной к страданиям других?! - гневно воскликнула Тейлор.
   От нее опять начал расходиться лед, и Олаф с интересом поскреб замерзшую морковку носа.
  -- Я хочу, чтобы ты применяла силу, не боясь ошибки, - ответила Лиза. - Мы совершаем ошибки, это нормально, потому что мы люди. Ты же хотела быть чистым совершенством, сияющим героем, и это влияло на тебя, мешало тебе.
  -- И люди страдали!
  -- Да! - одобрительно воскликнула Лиза. - Поэтому я предлагаю тебе побыть героем там, где не пострадает ни один человек!
  -- Серьезно?! Это где же?!
  -- В Эллисбурге.
   Глаза Тейлор распахнулись, она открыла рот и, помолчав, закрыла.
  -- Я улажу все детали, - торопливо сказала Лиза, - а пока давай ты еще раз попробуешь превратить снег обратно в воду, хорошо?
  -- Хорошо, - и Тейлор зачерпнула новую горсть обжигающе -- холодного снега рукой, сосредоточилась, уставилась на нее, как на злейшего врага.
   Это было неправильно, но Лиза не стала поправлять, понимая, что Тейлор надо куда-то выплеснуть эмоции. Ситуация "Общение с СКП" была... сложной. Холод, конечно, не беспокоил Тейлор, но и не поставлял свежих продуктов или вещей, не производил электричества и так далее. Общаться с СКП Тейлор не хотела, даже несмотря на то, что после битвы с Левиафаном добровольно им сдалась. Таким образом, общение падало на плечи Лизы, которой Тейлор не совсем доверяла, и которой не доверяла СКП. При этом саму Лизу прямо распирало изнутри от желания поманипулировать, добыть пару секретов СКП погрязнее и ткнуть Службу в них же носом, так что Лиза временами не доверяла самой себе.
   Общение с СКП было необходимым, пускай и не без пользы, как с фильтрами интернет-контента, но все равно сложным процессом, больше всего напоминающим балансирование на канате над пропастью, между ловушек, и с пролетающим сверху лезвием. Пока что Лиза справлялась, исхитрялась идти дальше, но надолго ли? Сейчас вот предстоял очередной акт танцев на канате -- уговорить СКП на то, чтобы Тейлор посетила Эллисбург и заморозила бы его нахрен.
  
   Вечером того же дня
  
  -- Прошло уже более десяти лет, а вы как сидели вокруг Эллисбурга, так и сидите, - насмешливо говорила Лиза собеседнику.
  -- Наши Умники дают неблагоприятный прогноз, - последовал неохотный ответ.
  -- А что насчет Морозко?
  -- Где гарантии, что вместе с Эллисбургом не будет заморожен весь штат Нью-Йорк?
  -- Гарантий нет, - согласилась Лиза.
  -- Как и с Нилбогом. Что, если он создал тварей, устойчивых к холоду? И тогда мы получим две активные катастрофы, вместо спокойного пассивного состояния карантина вокруг Эллисбурга.
  -- И Броктон Бей.
  -- Думаю для вас не секрет, что СКП полностью осознает то, что будет не в состоянии остановить Тейлор Эберт, если та решит покинуть карантин, - голос собеседника Лизы был предельно серьезен. - Мы очень признательны Тейлор Эберт за сотрудничество и стараемся идти навстречу... до известных пределов. Наш приоритет -- сохранение жизней людей. Если Тейлор заморозит миллионы людей, кто будет их спасать? Ситуация с Броктон Бей показывает, что она сама не полностью контролирует свои силы, и значит оледенение может уйти за пределы Эллисбурга.
  -- Это так, - согласилась Лиза, - но в то же время и не совсем так. Тейлор может обнести Эллисбург Стеной, так же, как и в Броктон Бей, но не это самое главное.
  -- А что тогда?
  -- Ее силы растут, в отличие от умения их контролировать. Точнее говоря, ее контроль постоянно запаздывает, хотя Тейлор трудится над ним изо всех сил. Сейчас ситуация немного стабилизировалась, в отсутствие внешних раздражителей, но что будет, когда они появятся?
  -- Откуда?
  -- Вы можете дать гарантию, что они не появятся? - парировала Лиза. - Какой-нибудь мудак вроде Выверта решит, что сможет ее контролировать и предпримет попытку похищения. Бойня заглянет в гости. Кто-то из могучих держав решит прикарманить "оружие" (Лиза изобразила в воздухе руками кавычки), уповая на то, что сможет подчинить или сломать Морозко. Левиафан решит взять реванш, или попросит старшего брата разобраться. А то и младшую сестренку заглянуть в гости, спеть песню.
   Тишина стала очень напряженной, и Лиза понимала причину. Тейлор, сошедшая с ума от песни Симург, это... все это могло закончиться мега -- Ледниковым периодом. Заморозить все моря и океаны, и реки, всю влагу на Земле, и все, конец. Лиза подумала, что возможно в этом крылась причина того, что СКП отпустила Тейлор из тюрьмы и не рвалась посадить туда снова. Случись что, и Тейлор решит, что ее убивают, и захочет отомстить, запустит какой-нибудь самоподдерживающийся заряд льда. За сколько она Броктон -- Бей с заливом заморозила, за минуту? Сколько ей потребуется на всю Землю? Сутки? Двое?
  -- У вас могут появиться две мега-проблемы, - продолжила Лиза. - А может получиться так, что одна проблема превратит другую в кубик льда и перестанет быть проблемой.
  -- Вот так сразу? - в голосе слышалась язвительность.
  -- Конечно же, нет. Но с чего-то начинать надо, так? Вы же этим занимаетесь? Реабилитация, приобщение злодеев к полезной деятельности, всякое такое?
  -- Обычно речь при этом не идет о миллионах людей.
  -- Которые погибнут от ударов Губителей в будущем? Вам напомнить, у кого из Губителей самый большой список прямых убийств? Или показать видеозапись, как Левиафан драпал из Броктон Бей? Тейлор хочет быть героем, но если вы не дадите ей шанса, то она сорвется! Или прыгнет в битву с Губителем неподготовленной... эмоционально не готовой, и будет еще большая катастрофа! Сила вполне может подтолкнуть ее к этому, учтите!
  -- Это... шантаж?
  -- В легкой форме. Я знаю, что не вы принимаете решения, но, черт возьми! Оторвите свою жирную жопу от теплого кресла и нажмите кнопочку! Пусть начальство наверху почешется! Вызовет Умников, соберет какую-нибудь там комиссию или еще чего. Я сделала, что могла, но дальше нужна и ваша помощь. Вы же даете второй шанс всем, так? Даже такому куску отбросов, как Призрачный Сталкер, которая и довела Тейлор до триггера? Так дайте этот шанс Тейлор! Иначе в один прекрасный день Стена падет, и тогда вы узнаете, что выражение "Зима близко" это вовсе не шуточка с Алеф, и я не шучу!
  -- СКП не доверяет...
  -- Бывшим суперзлодеям, да-да, я уже запомнила, - закатила глаза Лиза. - Но речь здесь идет не обо мне, и если бы вы, СКП, не просрали свои отношения с Тейлор, которая мать вашу поперек, до сих пор хочет быть героем!!! Если бы...
  -- Я уловил посыл, можно не продолжать. Сделаю, что смогу.
  -- Да уж было бы неплохо, - проворчала Лиза напоследок, и прервала сеанс связи.
  

Глава 11

  
   31 июня 2011 года, Эллисбург, карантинная зона СКП номер 4
  
  -- О-о-о-о, - восхищенно бормотал Олаф.
   Он почти висел в воздухе, наполовину высунувшись с края антигравитационной платформы, и рассматривал Эллисбург в самодельный телескоп, сделанный из сосульки. Падение ему не нанесло бы вреда, и создания Нилбога внизу не заинтересовались бы комками снега, конечно же, но вот опасность растаять оставалась вполне реальной. Лиза поймала себя на мысли, что переживает за ожившего снеговика, и невольно тихо захихикала под нос.
   Здесь, на платформе, Олафу ничего не грозило, так как рядом была Тейлор, воздух возле которой потрескивал, а из-под ног то и дело вырывался лед. Она сжимала руки в кулаки, и тут же расслабляла их, оглядывалась по сторонам, в общем, ощутимо нервничала.
  -- Все в порядке, Тейлор, - сказала Лиза, - и, дышим ровно, вдооох, выыыдох, вдооох, выыыдох, все в порядке, представь себе мирную картину...
  -- Теплый пляж, и ласковое солнце греет тебя сверху, - добавил Олаф, не отрываясь от рассматривания города внизу.
  -- Вокруг все тихо и спокойно, - продолжила Лиза, невольно бросая взгляд вниз.
   Нет, вопреки кажущемуся представлению, стада и толпы тварей Нилбога внизу не бродили. Эллисбург был маленьким городком десять лет назад, и Нилбог, даже переработав всех жителей в своих созданий, не мог создать их слишком много. Потом город обнесли стеной, огромной стеной, не хуже, чем в Броктон Бей, и теперь Нилбог сидел внутри, а герои охраняли его снаружи. Патовая ситуация, в которой сделавший первым ход проигрывал.
  -- Твой разум спокоен, и из этого спокойствия рождается Сила. Гнев, страх и ярость -- на Темную сторону Силы ведут...
  -- Эй! - возмущенно воскликнула Тейлор, открывая глаза, потом не выдержала и расхохоталась.
  -- Радость сильна в тебе, юный падаван, - Лиза, сгорбившись, старательно изображала Йоду. - Хорошо это для тебя. Радость, смех, желание людям помогать -- всегда они Силу джедая увеличивают!
   Лиза выпрямилась и сказала уже серьезно.
  -- Ты готова. Давай, Тейлор, я верю в тебя!
   Тейлор облизала губы, подошла к краю платформы, снимая перчатки.
  -- Жители в Эллисбурге закончились десять лет назад, - спокойно сказала Лиза, - стена задержит лед, если потребуется, земли ты касаться не будешь, спасибо летающей платформе.
   Помимо исключения контакта с землей, и способности летать даже при экстремально низких температурах, платформа также должна была распылить Тейлор на атомы, если что-то пойдет не так. Но об этом Лиза говорить не стала, дабы не нервировать Тейлор. Не хватало еще во второй раз запороть процесс выздоровления! Тейлор, конечно, что-то подозревала, но в некоторых моментах дружба двух девушек, с молчаливого согласия, регулировалась правилом "Не спрашивай / не говори", и поэтому Тейлор не спросила, а Лиза не ответила.
   Тейлор вытянула руку, и вниз полетел дождь, капли из жидкого азота и кислорода.
  -- Очень сильна в тебе сила, о юный падаван! - заявила Лиза, приобнимая Тейлор.
   Рискованный момент, и не потому, что Тейлор стала бы атаковать Лизу. Просто в такие моменты нервного волнения, попыток совладать силой, легко можно было самому стать статуей, всего лишь находясь рядом с Тейлор. К чему бы привел тот факт, что она оледенила свою... условную подругу -- психотерапевта, можно было лишь догадываться, и поэтому Лиза всегда заранее подстраховывалась. Одежда с защитой, сытный завтрак и немного пирокинеза внутрь. Пару раз все висело на грани, кончики пальцев так точно были во льду, но обошлось.
   Об этом Лиза тоже не говорила Тейлор, как и о взрывчатке в платформе.
  -- Давай, разом! - выдохнула она, и Тейлор, решившись, ударила.
   Кольцо сорвалось с ее рук, мелкое и невзрачное, но чем дальше вниз оно летело, тем толще и больше оно становилось.
  -- Красиво-о-о, - невольно сорвалось с губ Лизы.
   Словно огромный радужный круг падал на Эллисбург, ровно по кольцу стен. Не совсем кольцу, конечно, но сейчас это не имело значения. Упав на землю, кольцо взорвалось льдом, шипами, обращенными внутрь города, и ледяные стены начали рваться ввысь, стремиться сомкнуться в купол. Толщина льда стремительно росла, и уже минуту спустя составляла не менее десяти метров. В переводе на обычный язык это означало, что если среди созданий Нилбога нет могучих Бугаев, то им не вырваться.
   Впрочем, сотня машин СКП с распылителями пены и гранатами, при поддержке не менее трех десятков масок, самых могучих барьерщиков и быстрейших Движков -- телепортеров, стояла в полной готовности латать дыры и не давать вырваться наружу тварям Нилбога.
   Тейлор стояла, раскинув руки, и шлейф льда продолжал рваться с них, словно подпитывая купол... нет, сферу льда, в которую превращался Эллисбург. Лед шел и под землей, без всяких поблажек и скидок, дабы вообще ничто и никто не смог бы вырваться из города.
  -- Они кидаются на барьер, - тихо сказала Тейлор, - насаживаются на шипы.
  -- Ты... чувствуешь их? - осторожно спросила Лиза.
  -- Я чувствую лед.
   Лиза помолчала, прикидывая варианты, что сказать и как реагировать. Тейлор стояла спокойно, лед рос, никаких сообщений о прорывах, но все же.
  -- Мне жаль их, - неожиданно сказала Тейлор, не оборачиваясь.
  -- Ты же понимаешь...
  -- Что они убивали людей и созданы из них? Да, понимаю, - голос Тейлор был тих и спокоен. - Но я неожиданно представила, как Броктон Бей накрывает куполом огня, и кто-то начинает его сжимать, обращая в воду всех моих созданий. Плавит стражей, лед, обращает в лужицу Олафа.
  -- Это было бы очень некстати, - согласился снеговик, поворачиваясь к своей создательнице. - Таять надо от жарких объятий!
  -- Все, - неожиданно сказала Тейлор, натягивая перчатки обратно. - Внизу только лед.
   Лиза посмотрела вниз. Огромный шар льда, словно игрушка, брошенная неведомым великаном, сиял на солнце. В толще льда не было видно ничего, кроме смутных теней, передатчики СКП молчали.
  -- Летим домой, а? - в голосе Тейлор слышались умоляющие, почти скулящие нотки.
  -- Конечно, конечно, - торопливо ответила Лиза.
   Управление платформой было простым, как молоток, и поэтому за рулем находился Олаф. Возможность управлять летающей штукой приводила снеговика в такой восторг, что казалось, он сейчас растает сам по себе. Олаф распевал какую-то песенку, дергал рычаги и восторженно вопил "Привеееет!" пролетающим мимо птицам, в общем, был полностью занят.
  -- Ты расстроилась, - сказала Лиза, касаясь плеча Тейлор.
  -- Нет, нет, все в порядке, правда, - ответила та, а потом расплакалась.
   К Броктон Бей Лиза подлетала уже полузамерзшая и почти окоченевшая. Несмотря на то, что Тейлор плакала от облегчения, что у нее все получилось, и прочие утешающие моменты, воздух вокруг нее то и дело пробивало холодом и льдом, и огонь внутри Лизы уже не справлялся.
  -- Н-н-надо от-т-тметить эт-т-т-о, - клацая зубами, заявила она, - ч-ч-чашеч-ч-чкой г-г-горячег-г-го кофффе!
  -- И мне, и мне кофе! - подпрыгнул Олаф.
  -- Д-д-детям-м-м р-р-рано, - выдохнула Лиза.
   Олаф надулся и демонстративно перестал управлять платформой.
  -- Я налью тебе чаю со льдом, - пообещала Тейлор, и снеговик сразу приободрился.
   Над заснеженным городом сияло солнце, и лед внизу сверкал в ответ, ослепляя. Тейлор что-то пробормотала едва слышно, и Лиза, водружая на нос затемненные очки, отозвалась.
  -- Да, мы дома!
  
   26 июля 2011 года, Броктон Бей, карантинная зона СКП номер 8
  
   Лиза задумчиво рассматривала карту севера США, испещренную пометками последних мест, где видели Бойню 9. Карандаш в ее руках, словно сам чертил стрелки, ставил вопросительные знаки, вырисовывал буквы и слова заметок и пометок. Идея превратить всю Бойню разом в ледовые конфеты на палочках была заманчивой, но, увы, неосуществимой, и поэтому требовалось тщательное планирование. Учесть все факторы, не допустить бойни в большом городе, не дать Тейлор оказаться в руках Джека, и так далее.
   Снаружи доносился грохот и хэканье, в окно было видно, как Тейлор старательно выполняет комплекс упражнений и приемов рукопашного боя. В такт ее движениям рядом двигался Олаф, периодически поправляя морковку, и два десятка ледовых стражей -- гигантов. Синхронность движений была абсолютной, разве что с рук стражей не срывались сосульки и струйки перемерзшего воздуха. Но главным здесь была именно тренировка -- как способ занять Тейлор, как тренировка ее силы, как отработка самой возможности сражаться через стражей, не входя в контакт с опасной Бойней.
   Опасной не только физической несокрушимостью некоторых из них, но и умением воздействовать на мозг, завлекать разговорами, ломать психику, играть на страхах и эмоциях, извлекать на свет тайны, которые сам человек хотел бы забыть, и с их помощью ломать окончательно. Не совсем то, что нужно Тейлор только-только вставшей на путь выздоровления.
   Но тут возникал "силы парадокс", и Лиза, мысленно хихикая, воспроизвела фразу с акцентом Йоды. Суть парадокса сводилась к тому, что Тейлор сейчас было безопаснее сражаться с самыми опасными, могучими, несокрушимыми целями. Для обычных противников ей не хватало контроля, не хватало сдержанности в силе, а вот с опасными врагами можно было и не сдерживаться. Фоном вяло бродили мысли о том, что пора бы уже Африке узнать, что такое снег, и Лиза, не выдержав, еще раз хихикнула. Раздалась мелодия входящего звонка, и Лиза лениво ткнула в кнопку ответа, но тут же подобралась, едва прозвучало одно -- единственное слово, отчаянный выкрик.
  -- Бегемот!
   Мысли Лизы взметнулись хороводом и опали.
  -- Где и когда? - спросила она почти спокойно.
  -- Индия, Нью-Дели, сражение длится уже три с лишним часа, и он сокрушил все линии обороны!
   Лиза выждала, но собеседник молчал, и она заговорила сама.
  -- Готова ли Ледяная Королева? Она всегда готова, и даже стала еще сильнее. Готова ли Тейлор? Не знаю, но можно не сомневаться, что она захочет сразиться с Губителем. Если, конечно, не обидится, что вы ее не позвали в первую очередь.
   Про себя Лиза подумала, что Бегемот точно относится к целям, при атаках на которые не надо сдерживаться. И победа... нет, победить Губителя нельзя... и спасение жизней поможет самой Тейлор. Не забраться на самый пик, но сделать еще шаг вперед. Шаг за шагом, по длинной лестнице. Если... если... если... в голове Лизы мелькали бесчисленные варианты того, как все может неправильно.
  -- Вы же понимаете, что она еще не в состоянии филигранно работать с силой и может просто заморозить там всех?
  -- Еще немного и там некого будет морозить!!! - взвыл собеседник. - Бродяжник будет у вас через пять минут, чтобы вы успели приготовиться. Телепорт - это быстро и безопасно... ну, относительно безопасно. Умоляю! Да, мы не пригласили вас, но поймите...
  -- Я все понимаю, - перебила его Лиза, - высылайте Бродяжника.
   Собеседник отключился, и Лиза подошла к окну, уставилась на тренирующуюся Тейлор. Они вместе прошли длинный путь за эти два месяца, были и взлеты, и падения, и успехи, и откровенные удачи, и провалы, когда Лиза уже не верила, что Тейлор удержится и не думала, что она сама выживет. Начальное стремление спасти Тейлор от суицида переросло в дружбу, и все равно Лизу терзали стыд и раскаянье за совершенные ранее ошибки, за ту, закрадывающуюся периодически подлую мыслишку, что она помогает Тейлор лишь затем, чтобы искупить смерть брата. Заслониться одним от другого, манипулируя снова и снова людьми вокруг, чтобы ей самой, Лизе Уилбурн, бывшей Саре Ливси и бывшей Сплетнице, было хорошо.
   Тейлор, в свою очередь, тоже страдала из-за прошлых ошибок, и не могла просто отбросить их, не хотела раскрывать сердца. Она довольствовалась малым, не рискуя брать большее, ибо обжигалась уже дважды, к вящему стыду Лизы. Одно тянуло за собой другое, и в результате все двигалось вперед мелкими, очень мелкими шажками. Но двигалось, и это было главным.
   Оставалось только верить, что Бегемот ускорит процесс реабилитации, а не сорвет его.
  -- Тейлор! - крикнула Лиза, и та остановилась, обернулась.
   Вместе с ней повернулись и стражи, и Олаф, и это было жутковато. Красиво, как и прежде, но теперь еще и немного жутковато.
  -- Как насчет немного развеяться и по-быстрому телепортироваться в жаркие страны? - крикнула Лиза. - Посетить Индию, например?
  -- Даешь тепло-о-о-о! - с энтузиазмом в голосе закричал Олаф.
   Но Тейлор поняла подтекст, как видела Лиза, и остановилась, замерла. В другой обстановке, с другими людьми, Лиза пошутила бы про отсутствие купальников и что они им не потребуются, но не с Тейлор. Ходьба по канату продолжалась, или просто не заканчивалась, но и цель приближалась. Шаг за шагом.
  -- Ты думаешь, нам там будут рады? - крикнула Тейлор. - В Индии и без нас очень много людей!
  -- Они не только будут рады, за нами уже выслали специальное скоростное такси! - крикнула Лиза в ответ.
   Добавила, посмотрев на часы.
  -- Очень скоростное!
  
   Бродяжник появился, слегка подкопченный и пышущий жаром, и Олаф подбежал к нему, охватил руками - ветками.
  -- Тепло, - блаженно пробормотал Олаф, растекаясь в лужицу. - Как хорош-о-о-о...
   Тейлор прищелкнула пальцами, и Олафа собрало воедино вихрем снега, а сверху появилась тучка, из которой шел снег. Она заколебалась на секунду, прежде чем шагнуть к Бродяжнику, и Лиза шагнула вперед.
  -- Я с тобой!
  -- Стоит ли? - нахмурилась Тейлор.
  -- Стоит, - кивнула Лиза, у которой, честно говоря, на душе скребли кошки от плохих предчувствий.
  -- Обнимашки-и!! - с этим криком Олаф подпрыгнул, охватывая всех, и Бродяжник телепортировался прочь.
  

Глава 12

  
   26 июля 2011 года, Нью-Дели, Индия
  
   Жаркий, перегретый воздух ударил в лицо, и Лиза отшатнулась, пошатнулась.
  -- Потрясающе-е-е, - донесся рядом полный восхищения выдох Олафа.
   С этим нельзя было не согласиться, зрелище и вправду было потрясающим, на свой лад. Столица Индии пылала и горела, сотни столбов поднимались к багровым, затянутым пеплом и дымом небесам, и видно было, как среди пылающих зданий движется огромная, пятнадцатиметровая фигура. Обсидиановые рога, огромный единственный глаз посреди головы, тело, в проблесках молний и огня, в вихре энергий. Бегемот, Первый, Пратама, Убийца Героев, был изрядно ранен, часть тела его отсутствовала, словно стесанная огромной теркой, но видно было, что он излечивается прямо на глазах. Маски вились вокруг, словно мухи вокруг огромного быка, атаковали, били, швырялись всем подряд, включая здания, и Бегемот бил в ответ, отмахивался, продвигался. Двигался он, несмотря на огромные повреждения так, словно и не было трех с лишним часов битвы.
   Бегемот повернул голову, и сердце Лизы провалилось куда-то в район пяток. Казалось, что Губитель смотрит прямо на нее, словно намеревается проткнуть взглядом. И мало того, низкий рев вырвался изо рта Бегемота, и тут же луч ударил, прямо в здание на вершине которого стояла Лиза. Какой-то старинный храм, с толстыми каменными стенами, и видно было, что вокруг полно масок. Штаб? Запасной пункт сбора?
  -- Ты не пройдешь! - закричала Тейлор, сдергивая перчатки.
   Тейлор вскинула руку, и обжигающе -- холодный луч ударил наперерез атаке Губителя. Второй рукой она делала круговые движения, и тучи начали сгущаться в небе над Нью-Дели. Два луча аннигилировались взаимно, и воронки вихрей, вызванных Тейлор, жадно поглотили все обломки и осколки, тут же развернулись и ударили ими по Бегемоту. Тейлор вздымала ураган по земле, добавляя обломков и ветра, гоня их всех в сторону Бегемота. Град, лед и снег валили с неба, и самая огромная воронка уже опускала жадный хобот с неба, норовя вцепиться в Губителя.
  -- Да-да, да-да-да! - скандировал Олаф, подпрыгивая и размахивая руками -- ветками. - Только снег, только лед, и тебе конец придет!
   Ухо Лизы уловило шепотки сзади.
  -- Это же Ледяная Королева!
  -- Они все-таки решились!
  -- Я уж думал, нам всем хана!
  -- Нет, теперь хана Нью-Дели...
   И с этим Лиза была полностью согласна. Не прошло и двух минут после телепорта, а Тейлор уже полностью изменила погоду в городе. Снежно-ледовые вихри рвались к центру урагана, которым стал Бегемот, и в этом урагане не было "ока бури", мертвой, спокойной зоны. Видно было, как разлетаются и разбегаются маски, тянут товарищей прочь, спешат покинуть эпицентр бедствия.
   Из вихрей и сугробов на улицах и вдоль домов, повинуясь жестам Тейлор, вскакивали ледовые гиганты и мчались в атаку, ныряли в вихрь и скрывались в нем. С рук Тейлор то и дело срывались синие лучи, вымораживая воздух, превращая его в жидкость, и костры, пожарища в городе гасли, засыпаемые снегом, лишенные кислорода.
   Но Бегемот не был Левиафаном.
  
   Вихрь разорвало вспышкой, раскидало ледовых гигантов в сторону, и от Бегемота ударила волна рева и волна тепла, обжигающего и воспламеняющего. Лиза ощутила, как ее волосы трещат, поняла, что одежда вот-вот вспыхнет, и поразилась -- какой же была температура там, возле Бегемота? Снег и лед Тейлор моментально расплавило, вихри ее превратились в теплый ураган, наполненный влагой с улиц, и при этом неподвластный Эберт. Но Тейлор не собиралась сдаваться, и ударила холодом навстречу, гася жар, и Лиза облегченно выдохнула.
  -- Тепло-о-о-о, - блаженно щурился Олаф, вытягивая руки навстречу Губителю.
   Бегемот стремительно приближался, раскаленный, яростный, плавящий все вокруг не хуже сферы Солнышка. Тейлор вскинула обе руки, словно собиралась сдаваться, и изо льда и снега на улицах воздвиглась армия ледовых стражей. Сотня фигур, подобных Бегемоту, и одна огромная, стометровый гигант, усеянный ледовыми шипами. Гигант опустил руку, и вознес Тейлор к небесам, сажая в камеру внутри себя.
  -- Тейлор! - крикнула Лиза. - Не надо!
   Но та уже не слышала, лишь махнула рукой напоследок. Лиза рвалась следом, но снежные стражи -- снеговики не пускали ее.
  -- Привет, парни! - закричал Олаф снеговикам. - А у меня вон что есть!
   Он помахал морковкой носа, и снеговики посмотрели на него сверху вниз мрачно. Лиза видела это, и не видела одновременно, сердце ее рвалось туда, к Тейлор. Предупредить, помочь, защитить, не дать сорваться!
  
   Вспыхивал огонь, гремели молнии, снег и лед обрушивались со всех сторон, здания разлетались и обращались в пыль, армия Тейлор наседала на Бегемота, тот крушил и ломал, бил в ответ. Когда Бегемот прорывался к храму, стометровый гигант наносил удар, пинал, и Бегемот отлетал, снося своим телом кварталы, оставляя целые улицы обломков. Тейлор взмахивала руками, и новая армия поднималась, рвалась в бой, а из глаз гиганта били синие лучи, замораживая все вокруг.
   Бегемот вспыхнул, словно мифический Феникс, и в небеса взлетел столб пара, и раздалось потрясающей силы шипение. Губитель пылал так, что даже Александрия не рисковала к нему приближаться, и плавил все вокруг, плавил... землю под ногами? Мгновение спустя, Лиза поняла, с замиранием сердца, что Тейлор обратила часть земли в лед, чтобы Бегемот расплавил его и провалился. Тейлор намеревалась обратить воду в лед, но Бегемот, пользуясь выбросом пара, куда-то скрылся.
   Куда?
   Лизу осенило, и она аж задохнулась, закричала снеговикам, которые продолжали ее держать.
  -- Тейлор! Уходи оттуда!
   Снеговики смотрели на нее мрачно, и Лиза обернулась к Олафу, закричала ему.
  -- Скажи...
   Но было уже поздно. Бегемот вынырнул откуда-то снизу, и подбил гиганта под одну ногу, ударяя лучом фиолетово-желтого цвета по другой. Затем Бегемот подпрыгнул, как в дурном боевике и рогами боднул ледового гиганта в область паха. Огромная фигура начала заваливаться, и видно было, как Тейлор машет руками, стараясь создать подпорку, отрастить новые ноги гиганту, призвать меньших стражей на помощь.
   Но Бегемот не дремал, и ударил волной плазмы, выбивая подпорки, сокрушил, отросшие было ноги. Движения его ускорились, теперь это был уже не медлительный и ревущий кусок скалы, нет, теперь он двигался не хуже Левиафана в финале битвы за Броктон Бей. Еще прыжок, удар, и падение ускорилось, гигант рухнул, расколовшись о храм и Лизу, которая стояла, не шевелясь, спасли снеговики -- охранники. Выдернули в сторону, и сами оказались смяты, вбиты в землю куском правого плеча.
   Бегемот рвался вперед, и маски, которых придавило упавшим льдом, сбило с ног сотрясением, никак не могли собраться и дать отпор. Лед таял на глазах, струи пара били во все стороны, пламя и молнии срывались с рогов Бегемота, разя направо и налево даже тех, кто пытался убежать. Тейлор лежала, не шевелясь, и Лиза, прикусив губу до крови, рванула вперед, на выручку.
   Успеть, унести в сторону, привести в сознание!
  
   Тейлор медленно приходила в себя, что-то грохотало в голове и ушах, в темноте плыли круги. Раскрыв глаза, они увидела какую-то мутную фигуру, стоящую перед ней, и дальше возвышалась еще одна фигура, огромная и сияющая. Тейлор попыталась сфокусировать зрение, услышать, о чем идет речь.
  -- Ты не получишь ее, - прозвучал голос, и все неожиданно встало на свои места.
   Лиза стояла перед ней, закрывая Тейлор своим телом от Бегемота, держа в руках какой-то маленький револьвер. Это могло бы показаться смешным, нелепым, но только не для Тейлор. Проведя два месяца рядом с Лизой, она видела, чувствовала, что та предельно серьезна и действительно собирается защищать своим телом Тейлор. Возможно, даже успеет выстрелить в Бегемота, и уж точно не отойдет в сторону.
   Тейлор не смогла бы выразить словами ту бурю чувств, что всколыхнулась в ней. Страх, гнев, ярость, желание убивать, боль и стыд мешались в буре с признательностью, радостью, теплом, решимостью, храбростью и состраданием. Тейлор осознала страдание Лизы, и оно отразилось в самой Тейлор, вспыхнуло очищающим огнем, и смешалось с яростью вьюги, обратившись теплом спокойствия.
   В голове Тейлор прояснилось, и она вскинула руку.
  
   Поток с двух сторон ударил в Лизу. Пылающий луч Бегемота, энергия, сжигающая все на своем пути, и синий, холодно-спокойный луч Тейлор, несущий покой и холод. Этого было недостаточно, чтобы успеть прикрыть Лизу спереди, и Тейлор дернула второй рукой, отбрасывая подругу в сторону и обертывая ее в защитный кокон изо льда. Передняя часть Лизы представляла собой сожженное месиво, но Тейлор знала -- заморозка даст ей время, позволит дожить до получения помощи, которая придет после того как она сама, Тейлор Эберт, победит Бегемота. Сейчас Тейлор была уверен в победе и своих силах, в том, что она сможет разморозить Лизу после битвы с Бегемотом.
   Снова, как в Броктон Бей, Сара была за ее спиной, и Тейлор не могла, не имела права проиграть.
  -- Я защищу тех, кто слаб, - прошептала она, вскидывая руки.
  
   Олаф и снеговики -- охранники, пыхтя, тащили глыбу льда с Лизой внутри в сторону, маски, для которых был устроен госпиталь в храме, разбирали завалы, выходили наружу. Триумвират, а также сильнейшие из героев и злодеев, измотанные, раненые, проигравшие эту битву, некоторое время просто смотрели, как Ледяная Королева в одиночку бьется с Бегемотом и не уступает ему ни шага. Вихрь льда и вспышки огня заслоняли большую часть битвы, но все же момент, когда Бегемот отступил на шаг, был виден отчетливо и ясно.
  -- Маски! - прогремел голос Шевалье, топор -- пушка которого рос на глазах. - За нас бьется маленькая девочка, разве мы будем на это смотреть? Поможем ей!!
   И он первым, несмотря на то, что был наполовину закутан в бинты, побежал в атаку, и это словно прорвало плотину. С криками, воплями, матами даже, маски ринулись в новый бой, и Бегемот попятился еще, и еще, но ему не суждено было уйти. Шевалье рубил и кромсал, как заведенный, бился на равных с Бегемотом и пробился к его центру.
   Силы масок, находившихся рядом пропали, топор Шевалье распался, но те маски, что находились в воздухе, ударили слитно, и какая-то из сил разнесла центр Бегемота, пробила его насквозь. Бегемот упал на колени, и видно было, как его раздирает изнутри, распирает от энергии, и сияние становится все сильнее и сильнее.
  -- Сейчас рванет!! - закричал кто-то.
   Ледяной купол накрыл Губителя, и с рук Эйдолона сорвался зеленый огонь, обратившийся стеной, кто-то из барьерщиков успел тоже поставить стену, а потом Губитель взорвался.
  
   Тейлор держала лед из последних сил, прикусив губу, и отчаянно матерясь сквозь зубы. Даже непрерывная генерация нового льда не помогала, огонь изнутри, последний привет Бегемота, рвался наружу, угрожая сжечь всех и вся. С рук Тейлор рвались потоки льда, но и пламя изнутри не слабело, и под конец она не выдержала, почти что рухнула на землю. Завеса зеленого пламени дала трещину, но Эйдолон успел выставить новый щит, прикрыть храм и масок вокруг.
   Но только их.
   Огонь вырвался наружу, словно сам ад изрыгнул его, взметнулся к небесам и рухнул обратно, окончательно обращая Нью-Дели в развалины. Тейлор, которая еле стояла на ногах, от усталости, вскинула руку, и пятиметровый слой снега рухнул на Нью-Дели, моментально погасив все пожары и следы пламени.
   Тейлор покачнулась, и ее поддержал Олаф.
  -- У тебя и вправду теплые объятия, - слабо улыбнулась Тейлор.
   Наверное, это был плохой знак, если ей казался теплым снеговик, но сейчас Тейлор было не до этого. Она поспешила вслед за Олафом к ледяной Лизе, даже не замечая, как маски расступаются перед ней, склоняют головы в знак признательности и уважения. Значение сейчас имело только одно, и это... Тейлор торопливо коснулась рукой глыбы льда и выдохнула. Лиза была жива, хотя большего Тейлор сказать не могла. Жива, но при смерти, так, наверное, было бы вернее, если учесть, как выглядела Лиза. Вокруг начали раздаваться первые крики, люди все еще не верили, что им удалось, что они смогли и победили Губителя!
  -- Потерпи, - с грустной улыбкой Тейлор провела рукой по льду. - Вот увидишь, мы спасем тебя, как ты спасла меня.
  
   27 июля 2011 года, Броктон Бей
  
  -- Обычно в сказках принцесс оживляют поцелуем, - ухмыляясь весело, сказала Лиза.
   Даже Панацея не могла творить чудеса моментально, и Лиза была забинтована, как мумия, сидела в кресле -- каталке, так как была неспособна передвигаться самостоятельно. Но улыбалась живо и на тот свет не стремилась, и этого было достаточно. По крайней мере, для Тейлор.
  -- Если бы для твоего спасения потребовался поцелуй, я бы сделала это не задумываясь, - ответила Тейлор.
   Лиза хотела ответить, но тут Тейлор докатила коляску до балкона, и она замерла. Вокруг шумел залив, и виден был город вдалеке, без всякой стены. Орали какие-то птицы, и волны внизу, в десяти метрах, бились о ледяные опоры дворца, возвышавшегося теперь в самом центре залива. Дворец сиял и переливался радугой в лучах солнца, как раньше это делала база Протектората, и это было воистину прекрасно, особенно после того, как Лиза два месяца созерцала лишь бесплодную снежную равнину.
  -- Пока Эми занималась тобой, позвонил отец, - сказала Тейлор немного смущенно, - и мы... ну, мы поговорили.
  -- Это отличное начало, - предельно серьезно ответила Лиза.
  -- Бегемот убит, и я разморозила город и залив, и СКП уже объявила о снятии карантина, так что можно надеяться, что в Броктон Бей вернутся люди, - продолжила Тейлор.
  -- Думаю, это тоже отличное начало чего-то хорошего, - кивнула Лиза, глядя на залив.
   Рука Тейлор легла ей на плечо, и Лиза повернула голову, но сказать ничего не успела. Мимо них пробежал Олаф, сиганувший в залив с криком.
  -- Обнимашки-и-и-и!!!
   Тейлор улыбнулась и сказала Лизе.
  -- Хочешь, слепим вместе снеговика?

Оценка: 6.45*42  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) М.Боталова "Темный отбор 2. Невеста дракона"(Любовное фэнтези) А.Платунова "Тень-на-свету"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) К.Тумас "Врата на Изнанку"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) Н.Джой "Выбор"(Постапокалипсис) Е.Шторм "Сильнее меня"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "К бою!" С.Бакшеев "Вокалистка" Н.Сайбер "И полвека в придачу"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"