Шелег Дмитрий Витальевич: другие произведения.

Я-Ведьма!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 6.80*52  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Добрый день уважаемый читатель! Однажды мне захотелось написать, что-то отличное от классического фэнтези о "попаданцах". И я написал это. На ваш суд. Небольшой отрывок.

  Дмитрий ШЕЛЕГ
  
  КОМА
  
  
  ПРОЛОГ
  
  Часы показывали полдень. Обычно в это время она испытывает легкую сонливость, которая часто переходит в короткий не больше часа сон. Вероятно, такая последовательность событий могла повториться и сегодня, однако именно этот день был для нее особенным. Ведь ровно два года назад она стала мамой.
  Сна не было ни в одном глазу.
  'Сегодняшний вечер будет волшебным!' - счастливо зажмурившись, подумала Ольга.
  Открыв глянцевую дверь ярко красного холодильника, девушка задержалась глазами на изысканную серебристую надпись 'Gorenje', после чего внимательно осмотрела заваленные продуктами полки и принялась искать сыр.
  Это не заняло много времени. Тамара знала о предстоящем празднике и заранее положила нужные продукты на видные места. Женщина была педантичным человеком и, как всякий профессионал своего дела, очень не любила когда кто-либо хозяйничал в ее ведомстве.
  Открыто перечить Ольге она не могла, лишь молча упрекала, если та делала что-то не так. Развитая интуиция девушки, позволяла ощутить, чем именно недовольна опытная камеристка и своевременно исправлять собственные оплошности. Это кажется фантастикой, но Ольга хорошо 'читала' людей и всегда знала, что твориться у них в душе. Эта странная способность была с девушкой всегда. Она пользовалась ей повсеместно и поэтому привыкла доверять собственным чувствам и ощущениям.
  Недовольство камеристки, вероятно, могло бы задеть или обидеть другую молодую хозяйку, однако Ольга была совсем не такой. Она не видела причин обижаться на правду, и была искренне благодарна женщине облегчающей ее быт за науку.
  Умело орудуя кухонной утварью, девушка готовила свое фирменное блюдо. От которого были без ума все мужчины семьи, включая тестя. К этому блюду, она не подпускала никого. Лично выбирала мясо, специи и овощи, сама готовила блюдо к запеканию.
  Даже Тамара, пользовавшаяся полным расположением девушки, в праздничные и важные для семьи дни, и близко не подходила к кухне.
  В остальное же время, полноценной хозяйкой дома была именно камеристка. Она поддерживала порядок в доме, готовила еду, иногда выполняла обязанности няньки.
  Решение о найме помощницы, принадлежала Сергею. Он не хотел, чтобы его беременная жена утруждалась, занимаясь домашней рутиной. Так в их доме и появилась Тамара.
  Однако, несмотря на это, мамино воспитание часто напоминало о себе, и девушка иной раз надолго задерживалась у плиты, желая накормить мужа приготовленной едой.
  - Мма! - раздался звонкий детский голосок за спиной - мутик!
  Еще одной причиной, по которой Ольга оккупировала именно эту кухню, оказалось наличие большего плазменного телевизора, на котором можно было включить мультфильм для ее такой маленькой дочери.
  - Что там мое солнышко?! - с нежностью в голосе произнесла девушка, оборачиваясь - Закончился мультик?! - спросила она у дочки и, вытерев руки о лежащее на столе полотенце, взялась за пульт.
  Несколько нажатий кнопок и вот на широком экране вновь появились смешные разноцветные звери, которые так нравятся ее малышке.
  Девочка довольно захлопала в ладоши и, повернувшись к Ольге, с детской непосредственность сложила губки 'уточкой', получив от мамы поцелуй, принялась всматриваться в экран. Девушка вернулась к работе, пока мультфильм не закончится, ее дочь не сдвинется с места.
  - Как мне все же повезло, что ты у меня такая спокойная - задумчиво покачав головой, произнесла молодая женщина.
  Она с неодобрением вспомнила подругу, по тренажерному залу. Та воспитала дочь настоящим исчадием ада: крикливой, избалованной и очень вредной - сущее мучение!
  - Анька - девушка беззвучно прошептала имя дочки и задумалась.
  Сегодня ей исполнится два года, их семья опять соберется вместе, придут близкие друзья и подруги. Они все будут смеяться и веселиться, а позже, душевно болтать обо всем на свете, именно это очень ценила девушка в своем окружении.
  - Целых два года! - удивленно произнесла она - а казалось, что только школу закончила...
  Жизнь Ольги можно охарактеризовать двумя словами - добрая сказка.
  Она, дочь состоятельных родителей. Детство и юность провела спокойно, в тепле и уюте домашнего очага. Она спокойно училась в школе, которую закончила с золотой медалью. Затем легко поступила в университет, в котором познакомилась с замечательным парнем. Долгие романтические отношения и нежные чувства, привели к роскошной свадьбе устроенной их родителями. Отец Сергея, также был состоятельным бизнесменом, что благотворно повлияло на доходы обоих семей. Пользуясь поддержкой родителей, муж, начал активно зарабатывать деньги, найдя свой кусок пирога.
  Для Ольги деньги были не главным, хотя она отчетливо осознавала, что если бы не бизнес отца, то ее судьба сложилась бы совсем по-другому. Тем не менее, самым важным событием в жизни девушки стало рождение дочери. Любовь к ней стала самым главным стимулом в жизни, гармонично дополнив теплые отношения в семье.
  Размышления девушки прервало резкое изменение в самочувствии. Предчувствие стегануло по нервам, предвещая что-то плохое. Голова закружилась, ноги слегка подкосились, а в глазах начало стремительно темнеть. Повернувшись в сторону заплакавшей дочки, Ольга упала на пол, однако боли не почувствовала.
  Последним, что увидела девушка, прежде чем окончательно потерять сознание, были полные слез глаза дочери, и расплывчатый силуэт женщины в старинном черном платье, стоящей в дверях.
  
   1.
  
  Запах больницы, его ни с чем не спутать, он непередаваем. В каком бы медицинском учреждении ты не находился, везде будет пахнуть одинаково. Запахи многочисленных медикаментов, дезинфицирующих растворов, средств санитарной обработки главенствуют в помещениях. В больницах, содержащих пациентов, они тесно, порой даже несколько извращенно, переплетаются с запахами лекарств, выделяемыми из человека через: легкие, кожные поры, потовые железы, со слюной, слезой, мочой и калом. Эта специфичная какофония подавляет психологически, вселяет мысли о бренности бытия и ничтожности существования.
  В особых отделах, к этим запахам присоединяется запахи гноя, заживающих от ран тел, грязной кожи и 'безнадеги'. Безнадега, которая живет в сердцах людей, существующих в помещении с древними, неприятно визжащими лампами, рассыпающейся штукатуркой, разнообразными видами грибка на стенах и ремонтом, проводимым еще во времена Союза.
  Именно в таком 'замечательном' месте и очнулась Ольга.
  Легкий, едва слышный вдох и жуткий кашель разрывает тщедушное тело, лежащее на больничной койке.
  На задворках сознания мелькнула мысль: что это за мерзкий запах?! Однако нестерпимая боль, затопившая естество, буквально вымыла все мысли из головы.
   Новый вдох и повторный приступ сопровождает болью каждый сантиметр ее избитого тела.
  'Избитого? - возникает, и тут же пропадает мысль - почему подсознание выдало именно эту ассоциацию? Что со мной? Меня будто машина сбила!'
  Повторный кашель и волна судорог, прокатилась по измученному телу. Несколько очень неприятных минут и спазмы постепенно отпускают, девушка не кричит, сил на это нет.
  Судороги прошли, однако сильная боль осталась. Особенно яростно пульсировала спина, лицо, ноги и сгиб локтя. Затылок отзывался болью.
  'Сгиб локтя! Там наверняка стоит капельница!' - понимает девушка, пытаясь открыть глаза.
  Данное действие было очень тяжело выполнить, и получилось оно лишь частично. Правую сторону лица и глаз, в том числе, закрывала огромная гематома.
  'Неужели это от падения?! - расплакалась девушка от осознания страшной травмы - Но я же упала на пол левой стороной! Почему такая мерзость там?! Что с моим телом?!'
  Осознав, что слезами горю не поможешь, Ольга повторно собралась с силами, и открыла глаз.
  В палате было темно, в больших закрытых окнах, были отчетливо видны яркие звезды, и аномально большая луна, хорошо освещающая комнату.
  Девушка попробовала приподняться, и у нее это получилось. Осмотревшись более внимательно, Ольга насчитала шесть кроватей, на которых проступали очертания человеческих фигур. Посреди комнаты, между окнами, находился стол и несколько стульев. На противоположной стороне, в углу, расположился старый, громко работающий, будто захлебывается, холодильник.
  Ольга поняла, почему ее громкие вскрики и плач, никого не разбудили. Реликт советской эпохи не каждый перекричит. Шум холодильника дошел до своего апогея и резко, словно захлебнувшись, прекратился.
  Поморщившись, от звуков храпа донесшихся до нее, девушка перевела взгляд на руку, в районе локтя она была перемотана бинтом, и в руке ощущалось, инородное тело.
  'Действительно катетер - поняла девушка - значит, ставили капельницу'.
  - Кап-кап-кап - донесся до Ольги звук, не до конца закрытого крана. Поворот головы дался неожиданно тяжело, девушку замутило.
  Успокоив организм усилием воли, она продолжила движение головой и в двух шагах от себя, сумела рассмотреть раковину.
  В этот момент Ольга поняла, насколько сильно она хочет пить. Во рту было сухо и мерзко, на языке ощущался гадкий привкус лекарств.
  На то, чтобы опустить ноги с кровати, ушло несколько минут. Последовала короткая передышка и вот слабое тело, перебирает босыми ногами по холодному полу и, держась за стену, подбирается к крану. Повезло, что кровать девушки располагалась как раз воле него, иначе поход к умывальнику мог превратиться в непреодолимую полосу препятствий.
  Небольшое усилие и доисторический кран легко откручивается, девушка, не мешкая, припадает к живительной влаге.
  'Как Сергей и отец, позволили положить меня в это ужасное место?! - думала девушка, ощущая наличие большего процента хлора в воде и запах плесени исходящий от покрывшихся заразой стен возле умывальника - И это больница? Как тут могут лечить детей?'
  Оторвавшись от воды и переведя взгляд выше, Оля обнаружила зеркало прямо перед собой. То, что она увидела при свете луны, испугало и шокировало девушку.
  - Это всего лишь игра воспаленного воображения - пробормотала она словно не своим голосом - ты больна, нужно включить свет и все будет хорошо.
  Приоткрыв глаз, Ольга наткнулась на цепочку, входящую в настенный светильник, который включается тянущим движением вниз.
  С характерным щелчком свет включился, представив взгляду девушки, ужасную картину. Все лицо было исполосовано мелкими и большими царапинами, губы разбиты, покрыты твердой даже на вид коркой, под левым глазом, ужасающего вида желто-синий синяк, правый глаз бровь и щеку закрывает ужасающего вида гематома, всех оттенков и цветов. Тонкий аристократический нос, был на удивление цел, не сломан, даже не сильно исцарапан, что очень удивляло, на фоне остального лица. Тень, отбрасываемая подбородком, не скрыла огромные следы синяков на шее и плече, словно кто-то пытался ее душить.
  Девушке стало очень холодно, оказалось, что она стоит возле умывальника полностью голая.
  Шокирующие новости не закончились на этом. Слезы градом покатились из глаз Ольги.
  Почему ее красивые каштановые волосы, вдруг неожиданно стали иссиня-черными? Почему вглядываясь в покрытое ранами и гематомами лицо, девушка не узнает присущих ей черт?!
  Неожиданно появившаяся в зеркале тучная женщина в белом халате, взяла ее за талию и с силой потянула в сторону кровати.
  - Тихо, тихо хорошая моя, не кричи, дыши носом - приговаривала женщина, уложив ее на кровать и, одной рукой с силой зажав рот ладонью, а другой, подставив под нос ватку с нашатырем - ты же всю палату перебудила, а может и все отделение, дыши носом.
  Неосознанно выполнив команду, девушка задергалась от резкой рези в носу и перестала кричать.
  - Все-все - убирая ватку, пробормотала женщина - убираю, убираю. Не кричи, милая - повторилась она - всех разбудишь.
  Убедившись, что Ольга больше не кричит, женщина убрала вторую руку.
  Вероятно, она ожидала повторных криков или попыток встать, однако дождалась только горького продирающего душу плача, раздавшегося от свернувшейся в позе эмбриона девушки.
  - Все хорошо, милая моя - пробормотала женщина, погладив девушку по волосам и присев на край кровати.
  - Ну наконец-то! Хоть кто-то ее успокоил! - прозвучал в палате прокуренный натужный голос, одной из пациенток - А то я уже думала в эту сирену костылем кинуть!
  - Поговори мне! - строго ответила женщина в халате - как услышала, так сразу и пришла, хорошо еще ватка с нашатырем после сегодняшнего 'дурдома' в кармане завалялась, так бы бегала за ней. Девочка то, вся в ушибах, даже пощечину чтобы из истерики вывести не сделаешь, хуже сделать можно.
  - Ну и противная же ты, Верка! - раздался старческий голос второй пациентки - гнилая у тебя душонка! Молодая девочка три дня в коме пролежала. Очнулась и увидела, как ее личико покалечили. Все лицо, подонки истесали! А ты!
  - Да что вы ее жалеете! - не согласилась с обвинениями сиплая Верка и пошла в наступление - Знаю я ее, соседка это моя! Из двадцать пятой квартиры, Наташка Фролова. Ей шестнадцать лет, а она уже наркоманка! Парень у нее есть, такой же! Постоянно с дружками своими 'уколются' и валяются в подъезде. Когда у него ломка он ее со своими дружками у нас во дворе колотит! А эта подстилка малолетняя бегает все за ним и клянчит, а вдруг дозу даст?!
   Она же в больнице постоянный гость. Ее поэтому из реанимации сюда и перевели, надоела уже валяться там, место только занимает. А как очнется, так и сбегает сразу, ломка начинается.
  - А ты Верка как будто другая! - влезла медицинская сестра - у других соринку в глазу рассмотришь, а у себя бревно не видишь! Ты же точь в точь такая! Только у тебя вместо наркотиков, водка! И муженек тебя постоянно колотит! Сейчас напомни мне с переломом ли лежишь? А в прошлый раз с чем была? Так может тебя уже и не лечить?! Или относиться по-скотски?!
  - Зато я не наркоманка! - с негодованием воскликнула Верка и тоном алкоголика прячущегося в самообмане, добавила - Я в любой момент бросить могу, когда захочу, а она нет!
  - Хе-хе - рассмеялась пожилая женщина - Так мой брат всегда говорил. Брошу когда захочу! А потом шел пить, так и сгинул в тридцать три года от цирроза печени.
  - Вот-вот - согласилась медсестра, вставая с кровати и произнесла - Глафира Викторовна, посмотрите за девочкой, схожу за 'укольчиком' для нее.
  - Иди дорогая - произнесла женщина - посмотрю.
  - Ей шестнадцать лет? - раздался шокированный голос еще одной больной - Куда ж ее родители то смотрят?! Молодая девка же еще! Как Нинка моя! Один в один шестнадцать!
  - А никуда не смотрят - понизив голос, ответила Верка - погибли они, уже лет семь как. Сирота она.
  - А как же... - произнесла все та же женщина.
  - С бабкой живет - поняв вопрос, незаданный вопрос, произнесла женщина - она после смерти сына с невесткой помешалась, а затем и к рюмке прикладываться стала, так и окончательно спилась.
  В палате повисла гнетущая тишина, прерываемая лишь горьким плачем ничего не понимающей Ольги. Для нее разговор женщин был словно жуткий и очень жестокий розыгрыш, девушка не понимала что происходит, но внимательно слушала разговор, который затрагивал некие скрытые струны в ее душе.
  - А она реально наркоманка? - произнесла шепотом все та же неизвестная больная.
  - Да - с видом знатока подтвердила Верка - у нее все руки обколоты.
  От этих слов у девушки, словно стало слез еще больше.
  - Эх бабы! - с упреком в голосе произнесла Глафира Викторовна - ну не при ней же это обсуждать! Что ж вы такие глупенькие?!
  - А пусть послушает! - с вызовом воскликнула Верка, с видом человека не признающего свою вину, и повысив голос добавила - Да на ней уже крест ставить можно! Она ж 'конченная'! У нее вообще, этот, как его гепатит! Или, это, СПИД! Они ж наркоманы все с одной иглы колются! Вот!
  - Так, ну ка тихо! - вернулась в палату медсестра - еще ваших криков на ночь мне не хватало.
  Женщина в халате видимо пользовалась в отделении определенным авторитетом, так как все разговоры тут же стихли
  Включив свет, женщина подошла к Ольге.
  - Все хорошо, милая, все будет хорошо, сейчас 'укольчик' тебе поставим, и ты уснешь, а утром тебя посмотрит врач.
  Протерев кожу на бедре пропитанной спиртом влажной ваткой, женщина сделала быстрый укол и, накрыв больную, направилась к другим пациенткам.
  Ольга лежала под одеялом и тряслась. Ее охватила нервная дрожь. Голоса женщин и медсестры стали сливаться. Девушка засыпала, холодный пот выступил по всем телу.
  Что если это все не сон, что если это все, правда?!
  Лекарство подействовало, девушка забылась тревожным сном. Ей снились кошмары о женщине в черном старинном платье. А иссохшие разбитый губы шептали лишь одно...
  - Где моя дочь?! Верните мне мою дочь!
  
  2.
  
  Ольга проснулась из-за сильной пульсирующей боли в левой половине лица. Девушка лежала на животе, уткнувшись 'больной' стороной в подушку ее руки лежали вдоль туловища, конечности отекли. Сил не было даже на то, чтобы пошевелиться.
  Громкий звук упавшего предмета и последовавшая за ней сдавленная ругань, заставили Ольгу вздрогнуть.
  'Что происходит? Где я?' - пронеслась в голове мимолетная мысль.
  Чувство тревоги нарастало в девушке лавинообразно, с каждой секундой становясь все больше и больше. Незнакомые звуки нехарактерные для ее тихого дома, непривычная и не очень приятная какофонию запахов, а также неправильность происходящего вскружила голову.
  Неожиданно показалось, что неприятно матерящийся голос был смутно знаком. Ольга готова была поклясться, что впервые его слышит, что она никак не могла знать обладательницу столь выдающегося тембра и таких невероятных способностей в области оскорбления ближнего своего. Однако память услужливо подсунуло образ короткостриженой неухоженной женщины лет пятидесяти, с болезненно худощавой фигурой, гнилыми и местами отсутствующими зубами, неухоженными грязными ногтями и одутловатым землистого цвета лицом, присущим алкоголикам с большим стажем.
  - Верка - тихо но тем не менее угрожающе прозвучал недовольный старческий голос.
  К большому удивлению Ольги этот голос ей тоже показался знакомым, но не несущим за собой никаких визуальных образов.
  Тем временем тихий голос продолжал говорить.
   - Ты что это тут творишь поганка?! Прекрати немедленно! Уши вянут слушать эти твои бесовские словечки! Прости Господи! - судя по донесшимся звукам невидимая собеседница перекрестилась и гневно добавила - Тут же дети!
  - Викторовна ты чего? - оправдываясь произнесла Верка - поругалась, что с того? Не первый раз и не последний!
  - Не первый! - согласилась с ней пожилая женщина и весомо добавила - Но последний! У нас тут дети, между прочим!
  - Какие еще дети?! - нагло спросила обладательница сиплого голоса и натужно закашлялась, после чего принялась показательно осматриваться - Валька что ли ребенок? - указала она рукой на свою 'соседку' по койкам - Так ей уже девятнадцать год скоро! Муж есть и дите малое, какой же она ребенок?
  - Ты, Верка, глупую из себя не строй! - прищурившись произнесла пожилая женщина - Знаешь же, что я о Наташке говорю.
  Произнесенное имя отозвалось в голове Ольги сильным приступом боли, да таким, что девушка чуть не потеряла сознание. Интуиция подсказывала, что разговор, который она слышит очень важен, и она должна дослушать его до конца.
  - Наркоманка что ли? - снисходительно переспросила Верка усмехнувшись гнилыми зубами и противно засмеялась - Так она уж точно не ребенок и не девушка! Хах. Сама видела!
  'Наркоманка! Наркоманка! Наркоманка! Наркоманка!' - данное слово набатом билось в голове, показывая Ольге невеселую жизнь девочки-сироты.
   Боль стала 'неистерпимой', каждое повторение слова и вспышка боли следовавшая после этого, грозилось отправить девушку в небытие. Не осознавая происходящего, Ольга вцепилась него словно в спасательный круг и как заведенная повторяла до тех пор, пока перед глазами не встали фрагменты ночной побудки.
  Не осознавая себя от ужаса. Девушка (откуда только силы взялись) резко встала с постели.
  Шаг в сторону умывальника и тело которое покинули силы падает на холодный, пахнущий септоцидом пол.
  Соседка лежавшая рядом с девушкой от неожиданности вздрогнула тихо ойкнула, после чего встала с кровати.
  Попытка встать успехом не увенчалась.
  Боль от падения явно доказывала, что происходящее реально. Что Оля очнулась в теле девочки-наркоманки, которую избил собственный парень, что сейчас она валяется на холодном полу убогой больницы одного из провинциальных городов, а дома ее ждет сумасшедшая бабушка-алкоголичка. В один миг ее беззаботная и понятная жизнь, превратилась в кровавый и безумно напряженный триллер без намека на хепи энд.
  Пребывая в ужасе от осознания происходящего, Ольга не заметила как оказалась на кровати.
  Ее пробила нервная дрож.
   'ГОСПОДИ! Пусть это будет дурной сон!' - мысленно вскричала девушка и слезы градом покатились по ее впалым от недоедания щекам.
  Сил на то чтобы вымолвить хоть слово не было.
   'Где моя ДОЧЬ? - с еще большим ужасом подумала девушка - ГДЕ МОЯ ДОЧЬ?! Моя малютка? Моя Аннушка? Моя Лапочка? ПОЧЕМУ ОНА НЕ СО МНОЙ! ПОЧЕМУ Я НЕ С НЕЙ! Где мой муж?! Где мой Сереженька? Где мои РОДНЫЕ? Где ВСЕ? Где Я? Почему я ЗДЕСЬ? Почему ЭТО происходит СО МНОЙ? Чем я ЗАСЛУЖИЛА подобную участь? Почему так БОЛЬНО? ПОЧЕМУ?...' - сотни вопросов разом 'затопили' сознание и вызывали глубокую душевную боль, непрестанно терзая все естество девушки.
  С каждой минутой плачь Ольги становился все сильнее и безнадежней. Он был настолько продирающим, настолько печальным и безнадежным, что даже непрошибаемая 'толстокожая' к чужому горю Верка не могла выдавить из себя и слово.
  Глафира Викторовна не помня себя встала с койки и ведомая материнскими чувствами направилась к девочке. Аккуратно присев к ней на край кровати, она здоровой от гипса рукой принялась поглаживать плачущую девочку по голове.
  Та, уткнулась ей лицом в застиранный халат, и продолжила плакать.
  - Да закройся ты уже наконец! - не выдержала продирающего до самой души плача Верка - Это же просто невозможно слушать!
  Старушка слегка повернулась в сторону говорившей, не прекращая поглаживать девушку по волосам и женщина нахохлившись замолчала, лишь периодически зло посматривая на Ольгу.
  Постепенно девушка перестала плакать, сил не осталось. Лишь только шумные, хаотичные вздохи показывали окружающим, что еще ничего не закончилось...
  
  3.
  
  Шумный быстрый топот подсказал мужчине, что по коридору кто-то бежит.
  - Борис Владимирович! - донеслось из-за закрытой двери и она рывком распахнулась.
  Хозяином кабинета был тучный немолодой мужчина лет шестидесяти. Его плешивую голову бережно закрывали любовно отрощенные и тщательно уложенные волосы с благородной проседью. Очки в тонкой оправе и пышные ухоженные усы отлично маскировали простецкий нос 'картошкой' и придавали лицу интеллигентные черты. Белоснежный халат, а также дешевые, но хорошо отутюженные брюки, выглядывающие из под стола завершали образ опытного, порядочного врача 'старой закалки'.
  В кабинете стоял приятный запах свежеиспеченного хлеба и ароматного душистого кофе с коньяком. Ни для кого не секрет, что редкие благодарные пациенты, иногда балуют медицинский персонал хорошим кофе, коньяком, разнообразной шоколадной продукцией и другими 'недорогими' вещами необходимыми во время очередного ночного дежурства.
  Как уже упоминалось, Борис Владимирович был врачом 'старой закалки'. Дисциплинированный мужчина редко позволял себе маленькие слабости на рабочем месте, но иногда мог добавить в кофе пятьдесят грамм коньяка, для аппетита. В пару к такому чудесному напитку отлично подошла горячая маковая булочка, разогретая по такому поводу в микроволновке.
  В тот самый момент когда дверь отворилась, мужчина с явно видимым невооруженному взгляду удовольствием предавался греху чревоугодия.
  Лицо появившейся в дверях старшей медсестры было настолько взволнованным, что опытный врач ненароком заподозрил самое плохое.
  'Неужели Филимонова?! - с нарастающей тревогой подумал он о поступившей сегодня ночью пожилой пациентке. Карман белоснежного халата, в котором лежала существенная 'благодарность' от близкого родственника женщины, заметно потяжелел'.
  - Что случилось Лариса Павловна? - спокойно спросил мужчина.
  Несмотря на внутреннюю тревогу, голос его был сух и деловит. Весь его вид говорил о том, что ему по плечу справиться с любой проблемой. Мужчина был твердо уверен, что профессионал с его опытом, не должен показывать свои истинные чувства перед младшим персоналом.
  - Фролова заговорила! - выпалила женщина, эмоционально всплеснув руками - Нужно срочно к ней бежать! Срочно!
  Мысленно отчитав ответственную медсестру, мужчина произнес.
  - Спасибо Лариса Павловна! Можете идти.
  - Борис Владимирович? - недоуменно переспросила женщина - Там же Фролова, она наконец заговорила!
  - И что? - в тон ей ответил хозяин кабинета.
  - После недели молчания - напомнила она и добавила - Осмысленно!
  - Это замечательно - глубоко вздохнув, согласился мужчина - Только не понимаю, почему я должен все кинуть и бежать к пациентке?, Начнется обход и я ее обязательно обследую. И поверьте, сделаю это самым тщательным образом.
  - Но, Борис Владимирович - в который уже раз за раннее утро воскликнула женщина - Она же после комы неделю молчала. Вела себя как овощ. Если бы девочки ее не кормили, то совсем бы сдала, хорошо еще что катетер не доставала и можно было спокойно поставить капельницу - женщина вздохнула - надо ее немедленно осмотреть.
  Мужчина поморщился, с сидящей перед ним женщиной он был знаком уже более двух десятков лет. Из худенькой дрожащей от смущения выпускницы медицинского училища, она за это время превратилась в отличного специалиста к мнению которого не чурался прислушиваться и сам хозяин кабинета. К тому же она имела немалый авторитет среди младшего персонала и пациентов отделения. Умела общаться с подростками, 'истерящими' молодыми мамашами, пьяными буянами и вечно недовольными пожилыми пенсионерками, за что и была особенно ценна в коллективе. Таких обижать нельзя. Однако идти против собственных убеждений, мужчина не собирался. Он давно четко усвоил важный жизненный урок: Всему свое время! Лишняя спешка к добру не приводит! Да и зачем спешить с осмотром печально известной в больнице наркоманки? Если и так будешь делать обход. По всему выходило, что и незачем.
  - Лариса Павловна - тихо произнес мужчина - Вам напомнить, каким образом Фролова попала в наше отделение? Напомнить, почему ее отказываются класть в реанимации? Напомнить, как Седокова устраивала истерики у главного? - мужчина многозначительно тыкнул пальцем в потолок - Может напомнить сколько раз ваша протеже сбегала из отделения? А сколько раз она туда за этот год попала? Напомнить, как из-за ломки кидалась со стулом на врачей? Как во время последнего посещения больницы дежурная медсестра чуть не лишилась глаза?
  С каждым заданным вопросом голова медсестры опускалась все ниже и ниже, на ее глазах появились слезинки.
  'Что-то тут не так - заключил врач глядя на искренние переживания женщины'.
  - Закрывайте дверь и присаживайтесь - указал он рукой на старый диван стоящий в ординаторской.
  - Кто она Вам? - проницательно спросил он, после того как женщина заняла предложенное место.
  Медсестра украдкой вытерла слезинки и тихо сказала.
  - Дочь подруги - не дождавшись вопросов от опытного врача, женщина продолжила говорить о том, что повисло тяжким грузом на душе - Маринка, подружка моя, с детства дружили - пояснила женщина украдкой вытирая слезы - пять лет назад в аварии погибла. Муж - скотина, пьяный за руль сел, вместе с женой и сына погубил. Так бы и отправили девочку в детдом, если бы ее не забрала к себе бабушка, по папиной линии естественно, Светкиных родных давно никого в живых не было.
  Уйдя с головой в тревожные воспоминания, женщина даже не заметила, как врач приготовил ей обжигающе-горячий, крепкий черный чай. Благодарно кивнув, она сделала небольшой глоток и с явной досадой в голосе продолжила.
  - Сейчас понимаю, что лучше бы она в детдом угодила. Может быть и не стала бы тогда наркоманкой? Ведь хорошей девочкой была, ответственной, училась хорошо, врачом стать хотела, с Настей моей в один класс ходила... - она замолчала, собираясь с мыслями - да только бабушка ее подвела. После смерти сына с невесткой и внука, сошла с ума. Видела различные галлюцинации, говорила, что ее семью прокляла женщина в черном, внучку называла 'ведьминым отродьем'.
  Так, совершенно незаметно она и стала сумасшедшей, потом начала прикладываться к бутылке и спилась.
  Женщина закрыла лицо глазами, а я узнала об этом после того, как Наташку первый раз привезли в реанимацию, до этого даже не задумывалась что с ней.
  В кабинете повисла напряженная тишина.
  - Ты говоришь, твоя Настя с ней в одном классе учится? - больше отвлекая женщину от внутренних переживаний, чем действительно интересуясь, спросил мужчина - Как так-то? Если она из такой неблагополучной семьи?
  Почему ее после девятого класса из школы то не выгнали с такими увлечениями? Учителя народ не глупый, они себе 'паршивой овцой' показатели портить не будут.
  Женщина сделала еще один глоток и ответила.
  - Училась хорошо, до одиннадцатого класса даже несмотря на увлечения бабушки, потом как-то связалась с наркотиками.
  Скоро уже выпуск, а она в школе почти не появляется...
  Женщина вытерла еще одну слезинку.
  - Что ж я Маринке на том свете скажу? - горько спросила она.
  - Ты тут мне умирать не собирайся - решительно произнес мужчина, поднимаясь со стула - пошли, посмотрим на твою Фролову и подумаем, чем мы ей можем помочь...
   4.
  
   - Ну что ж... - задумчиво произнес Борис Владимирович, с профессиональным интересом рассматривая большой, занимающий треть лица, насыщенный, ярко-фиолетовый синяк на, как выяснилось, очень красивом лице шестнадцатилетней девушки.
  Этот синяк совершенно неожиданным образом оказался единственным доказательством случившегося десять дней назад происшествия.
  Мужчина перевел взгляд на картонную папку с фамилией девушки, и мысленно вздохнул.
  'Медицинская карта пациента - это в любом случае весомая улика, с документальным отображением проведенных осмотров и назначенного курса лечения... Однако в данном конкретном случае, записи почти ничего не отображали'.
  Первая запись была составлена после того, как девушку в бессознательном состоянии привезла скорая, а вторая в тот день, когда пациентка очнулась.
  Мысленно обложив матом молодого врача, не желавшего уделять время проблемной пациентке с повреждением рассудка и пообещав ему, всевозможные кары мужчина продолжил.
  - Должен заметить... что Вы... Фролова - тщательно подбирая слова и пытаясь осознать явившееся ему чудо, врач непроизвольно перешел на вы - уверенными шагами движетесь... к полному выздоровлению...
   'Даже слишком уверенными!' - поправил мужчина сам себя и еще раз осматривая девушку цепким взглядом.
  Многочисленные глубокие и очень неприятные царапины на лице, а также разбитые и опухшие от побоев губы зажили не оставив за собой и следа, бесследно пропали десятки ушибов и синяков по всему телу, на сбитых костяшках пальцев и на 'обтёртых' коленях наросла новая розовая кожица. Также не нашлось признаков тяжелого сотрясения мозга (третьей степени). Казалось, что никакого сотрясения и в помине не было.
  Больше всего Бориса Владимировича удивило то, что никто из персонала не обратил внимание на аномально быстрое выздоровление пациентки и это очень странно, женщины в отделении опытные, не первый год 'замужем' так сказать, они должны были отметить странности девушки.
  Или 'материнский инстинкт' возникающий при взгляде на девушку отключает рациональное мышление?
  По-хорошему, девушку уже сейчас можно смело выписывать. Ведь признаков позволяющих ей оставаться на стационарном лечении нет. Для успокоения совести не мешало бы провести дополнительные обследования, взять анализы. Однако Борис Владимирович из без них отчетливо видел, что физически девушка здорова, а вот ее психологическое состояние конечно же под большим вопросом.
  Слова врача, не оказали на пациентку никакого воздействия. Ее
  'пустой' без эмоций взгляд смотрел куда-то перед собой и казалось ее вообще не интересует происходящее.
   - Можете ложиться - велел доктор и удовлетворенно проследил за тем, как девушка устраивается на кровати.
  Пусть девушка и молчала, но то что ей говорят, понимала, и самостоятельно выполняла простейшие команды, а это значит, что она уверенно идет на поправку.
  По словам Ларисы до сегодняшнего утра Наталья не только не говорила, но и не могла продемонстрировать ничего подобного.
  Попытки поговорить с девушкой не дали никакого результата она молчала.
  - Может быть тебе что-то надо? - предпринял мужчина последнюю попытку - не стесняйся, скажи.
   'Пустой' взгляд девушки на мгновение прояснился.
  Борису Владимировичу показалось, что в глазах девушки он увидел задумчивость, которая неожиданно сменилась ужасом.
  Девушка быстро замотала головой.
  'Интересно, что так сильно ее испугало? - подумал мужчина - Неважно, главное, что вопрос сработал. Я заставил ее испытать сильные эмоции, а значит я на верном пути! Попробуем продолжить в этом направлении и посмотрим, что получится'.
  - Не стесняйся - как можно более добрым голосом произнес он - чего бы ты хотела?
  Испуганно посмотрев на мужчину, девочка сильно зажмурила глаза и замерла.
  Так продолжалось долгую минуту.
  Постепенно лицо Натальи разгладилось, на нем появилось решительное выражение.
  - Ты решилась? - спросил мужчина.
   - Да - неожиданно раздался тихий голос девушки.
  Казалось, что она сама с удивлением прислушивается к его звучанию.
   - Да - через некоторое время уже более уверенно произнесла она и решительно посмотрела на мужчину - Я хочу попросить телефон.
   - Телефон? - искренне удивился мужчина.
   Признаться такой просьбы от девушки он не ожидал.
   'Надеюсь, она его не разобьет' - подумал он отстраненно.
  Совершенно не хотелось доверять девочке-наркоманке дорогой гаджет подаренный ему на юбилей собравшимися вскладчину родственниками.
   Тем не менее, он долго не раздумывая достал из внутреннего кармана гаджет и протянул его девушке.
   Приняв задрожавшими руками сенсорный телефон последних моделей, девушка касанием пальца разблокировала его и замерла, размышляя над тем, что же ей делать дальше.
  Жестокий и совершенно неожиданный удар судьбы перенес сознание Ольги в тело девушки-наркоманки с тяжелой судьбой. Данное обстоятельство привело к шоку, оцепенению, потокам жалости которыми девушка 'омывала' себя. Она надеялась, что все наладится, что утром она проснется в своей кровати, поцелует мужа, пойдет к дочке, позвонит по телефону подруге. Однако день проходил за днем, и ничего не менялось. Ольга просыпалась в заштатной больнице города Н и проводила время в 'саможалении'. После чего ситуация усугубилась еще больше, Ольга начала понимать, что она начинает вспоминать чужую жизнь, жизнь Наташи Фроловой. От этого обстоятельства девушке стало не по себе сутки напролет она 'вспоминала' жизнь девочки сироты и не прекращала себя жалеть.
  Однако человек, такое существо, которое привыкает ко всему и Ольга не была исключением. Ночью она проснулась с твердой уверенностью, что больше не будет себя жалеть...
   - Сколько я уже здесь? - напряженно всматриваясь в календарь на экране телефона, спросила Ольга.
   - В нашем отделении уже десять дней - довольным тоном ответил доктор. Реакция девушки ему понравилась.
   Ольга задумалась.
  'Все сходится, десять дней назад у Аньки было день рождения... - сердце предательски дрогнуло, но девушка усилием воли взяла себя в руки - было день рождения - повторила она - и я потеряла сознание. Теперь осталось выяснить, что с моим телом'.
  'Кому бы позвонить? - задумалась Ольга - Себе, Сергею или родителям?
   Вытерев выступившую на глазах слезу, девушка спросила.
   - Я могу сделать звонок?
   - Да, конечно - кивнул Владимир Борисович.
   В палате была полная тишина, заинтригованные соседки молчали, гадая, кому будет звонить девушка, лишь Верка вполголоса бурчала, что какой-то наркоманке уделяется слишком большое внимание и незачем давать такие дорогие вещи, ведь ей некому звонить.
   Собрав всю свою волю в кулак, девушка трясущимися руками набрала свой номер.
   - Абонент, которому Вы звоните, временно недоступен! - произнес красивый женский голос в динамике и девушка выдохнула.
  От нахлынувшего волнения она даже не заметила, когда успела задержать дыхание.
   Ольга нажала на кнопку 'отбой'.
  - Еще один раз? - спросил врач.
  - А? Да? Спасибо - кивнула девушка благодарно,, вопрос о том кому звонить не исчез, он все также оставался актуальным.
  Решившись Ольга набрала номер мужа.
   - Алло! - в трубке раздался такой знакомый и родной голос, что девушка замерла.
  - Алло! - повторил мужчина.
  - Простите, я кажется ошиблась номером - пролепетала девушка и окончив разговор отдала телефон врачу.
  - Спасибо - поблагодарила она, неуверенно улыбнувшись - наверное, мне не судьба поговорить с кем-нибудь из знакомых.
  Улегшись поудобнее на подушку, Ольга закрыла глаза и задумалась.
  'У Сергея был веселый и беззаботный голос, а это значит, что со мной, с моим телом, все в порядке. Я жива и здорова, у моей дочки любящая мама и счастливая семья... А КАК ЖЕ ТЕПЕРЬ Я?'
  Почему-то Ольге казалось, что пока она здесь, ее тело находится в коме, ведь оно не может обходиться без сознания?
  Но видимо девушка чего-то не понимала.
  Она осознала себя в чужом теле, ее собственное тело тоже чувствует себя хорошо, а значит, шансов вернуться больше нет.
  Редкие слезы покатились по щекам.
  'Как же теперь я?!'
  
   5 .
  
  Повторный удар судьбы, хоть и не был таким болезненным, как предыдущий, но от этого он не стал менее тяжелым. Ведь сложно было воспринимать, то, что у твоего любимого мужчины есть женщина, пусть это и ты сама. Еще тяжелей было осознавать то, что у твоей дочки есть мама. Как бы то ни было, девушка пообещала себе, что обязательно вернется к семье и проверит, как они живут.
  'Хватит ныть и жалеть себя! - решительно подумала Ольга - Если не хочу опуститься и быть неудачницей всю оставшуюся жизнь, то пора начинать действовать и приводить себя в порядок!'
  Начать девушка решила с осмотра тела, которое ей досталось. Длинные пальцы, с отросшими неухоженными ногтями, чистая гладкая идеально белая кожа, стройные ноги и объемная грудь, второго размера.
  'Даже больше чем в предыдущем теле! - удивилась девушка - и мне всего шестнадцать лет. Что же будет дальше?'
  Продолжить дальнейший осмотр без зеркала было проблематично. Девушка переключилась на осмотр 'своего' имущества.
  Застиранная черная майка с 'принтом' Бэтмена была ей не знакома.
  'Это точно не Наташино - подумала Ольга - среди ее вещей ничего подобного не было'
  Кроме майки, на девушке так же обнаружились неудобные синтетические трусики, фиолетового цвета.
  'Хм... не густо - грустно подумала девушка - Но хотя бы так. Хорошо, что еще не голая'.
  Переведя взгляд на тумбочку, девушка обнаружила на ней белую железную кружку с поржавевшим ушком и большую алюминиевую ложку.
  Потянув за маленькую дверку девушка услышала неприятный скрип древней мебели после чего расстроенно констатировала тот факт, что тумбочка совершенно пуста. Даже повешенной мыши и той небыло.
   На полу возле кровати нашлись тщательно растоптанные, и невероятно большие китайские резиновые тапочки светло-синего цвета. Они были очень неказисты, и смешны, но Ольга все равно им очень обрадовалась. Ведь когда у тебя ничего нет, то каждую вещь начинаешь особо ценить.
  Девушка постаралась не думать о том, что еще недавно у нее было вообще все о чем она только могла пожелать!
  Уже привычным усилием воли, она 'отбросила' воспоминание о семье сосредоточилась на настоящем и опустила ноги вниз. Захотелось прогуляться, почувствовать новое тело. Узнать, как оно будет слушаться. Попытка пройтись удалась легко, хотя Ольга опасалась, что чужое тело будет плохо слушаться и ей не удастся нормально держать равновесие. Однако страхи были напрасны. Ольга чувствовала себя уверенно, вероятно потому, что несмотря на некоторые различия фигуры, рост у девушек был одинаковым.
  
  - Как ты девочка? - услышала Ольга голос пожилой женщины.
  'Глафира Викторовна' - вспомнила она.
  - Спасибо большое - ответила девушка - чувствую себя хорошо, только большая слабость, решила пройтись размяться.
  - Ну, так не мудрено - понятливо кивнула женщина - столько дней в кровати пролежать, а вам молодым двигаться надо. Раз захотела походить, то скоро уже придешь в себя, значит идешь на выздоровление - женщина пожевала сухими губами и, выдержав небольшую паузу, продолжила - Меня зовут Глафира Викторовна.
  Ольга хотела представиться своим именем, но вовремя себя остановила.
  - Наталья - сказала она и искренне добавила - очень приятно.
  Молодая полноватая девушка с простецким лицом и глупой улыбкой, представилась Валькой, она заняла койку между Глафирой Викторовной и Веркой, которая заняла 'козырное' место у окна. Сейчас женщины на месте не было, и Ольга была этому искренне рада, ей не хотелось общаться с этим неприятным человеком.
  Непосредственно соседкой Ольги оказалась моложавая женщина лет сорока, в аккуратном спортивном костюме и гипсом на ноге.
  - Виктория Олеговна - представилась она и с тщательно скрытой неприязнью посмотрела на девушку.
  Последняя кровать была пуста и аккуратно заправлена.
  'Значит, нас в палате пять - подумала Ольга и две из пяти соседок меня не любят. Чудно'
  Дверь в палату открылась.
  - Девочки идем на обед! - весело произнесла молодая улыбчивая медсестра в симпатичном розовом костюмчике.
  'Видимо недавняя выпускница колледжа' - подумала Ольга.
  Уж больно девушка была молода и беззаботна.
  - Извините - обратилась к ней Ольга - Может Вы подскажете где моя одежда? А то ничего не могу найти.
  Медсестра перевела взгляд на Ольгу и вздрогнула.
  - Фролова?! - удивленно произнесла она - уже пришла в себя?! Ну молодец. Давно?
  - Ну да - кивнула девушка - сегодня утром.
   Голос медсестры казался ей знакомым. Видимо она ухаживала за Ольгой, пока та была не в себе.
  - Слава Богу! - выдохнула девушка с улыбкой и погрозила девушке пальцем - Надеюсь, ты перестала хандрить? А то мне надоело тебя тягать, тяжелая!
  - Извините - смутилась Ольга.
  Улыбчивая девушка перевела взгляд на соседку девушки.
  - Так, из лежачих в палате только Громова?
  Виктория Олеговна кивнула.
  - Да. Только я.
  - Тогда Вы ждите, сейчас принесу поесть. Остальные на обед.
  - Ааа? - протянула Ольга вопросительно.
  - А с тобой сейчас разберемся, жди пока.
  Соседки ушли, объяснив девушке как добраться до столовой.
  Появление медсестры Ольга восприняла как настоящее благо.
  Во-первых, ее живот начал нестерпимо громко бурчать, намекая на то, что неплохо было бы хорошенько перекусить.
  А во-вторых, в тишине стояла неприятная тишина, Ольга чувствовала, что она почему-то очень не нравится своей соседке. Виктория Олеговна была хмура, высокомерна и принципиально не смотрела на девушку, словно считая ее прокаженной.
  Ольгу это очень сильно раздражало и злило, и она тоже начала неприязненно думать о высокомерной женщине.
  В какой-то момент показалось, что над Викторией Павловной сгустились темные тучи.
  'Что за глюки' - с неудовольствием подумала Ольга и посмотрела в ее сторону.
  - Что смотришь?! - взвилась женщина.
  Один на один она не старалась скрыть своей неприязни.
  Девушке стало обидно.
  - Что я Вам сделала?! - спросила девушка.
  - Хватает и того, что ты лежишь рядом! - выплюнула женщина.
  Олеге стало еще обиднее и горче.
  Так что вошедшая медсестра невероятно обрадовала девушку. Она поставила поднос с едой на тумбочку высокомерной женщины и кинув Ольге - Сейчас - вышла из палаты. Чтобы через мгновение вернуться обратно с какими-то непонятными светло-светло-голубыми джинсами. Мало того, что сильно застиранными, так еще и порванными во многих местах, хорошо еще что чистых.
   Тяжело вздохнув, девушка взяла джинсы, и внимательно их осмотрела.
  'Задница вроде цела, а остальное не критично, зашью, и не стыдно будет носить, при выполнении грязных работ в огороде'
  Джинсы сели на удивление хорошо. Плотно облегая стройные ноги и округлые бедра.
  - Их бы еще подшить, и можно носить - сказала медсестра - на тебе они даже смотрятся, хотя мне казалось, что это кусок тряпки.
  Ольга глубоко вздохнула.
  - Может у Вас будет иголка с ниткой? - умоляюще посмотрела она на медсестру - сами видите, мне очень надо.
  - Будет тебе иголка и нитка - кивнула девушка - только сходи сначала и отобедай, а потом подойди на пост и спроси меня.
  Умывшись в умывальнике и полюбовавшись своим большим ярким синяком под глазом, Ольга только сейчас заметила, что ее густые длинные волосы кем-то умело заплетены в тугую косу.
  'Надо же, а их никак не ощущала, видимо Наташа долго ходила с обычной косой и это не вызывает дискомфорта у тела' - подумала девушка и вышла из палаты.
  Грамотный инструктаж от соседок позволил девушке с легкостью найти столовую. Она задержалась, поэтому внутри почти никого не было.
  Данное помещение сильно констатировало с помещениями остальной больницы.
  Большое, светлое помещение аккуратно облицованное дешевой но аккуратной плиткой, с пластиковыми окнами, новыми столами и стульями было очень приятным.
  Ольга подошла к раздаче, молча взяла еду и уселась за свободный столик.
  - Приятного аппетита - пожелала она в ответ пожилому мужчине лет шестидесяти и, взявшись за кусок свежего черного хлеба и ложку, принялась хлебать бульон.
  Желудок радостно заурчал, принимая вожделенную пищу. Не ожидавшая подобного девушка, смутилась. Однако до данного казуса никому не было дела.
  Ольга старалась есть медленно и неспешно, тщательно прожевывая пищу. Однако суп и последовавшие за ним и каша с рыбной котлетой как-то очень быстро исчезли. Чай с твердой булочкой был как нельзя кстати и полностью забил небольшое свободное место в желудке девушки.
  После обеда в коридоре Ольгу остановила дородная немолодая женщина.
  - Фролова? - спросила она, оглядывая ее прищуренным взглядом.
  - Да - кивнула девушка.
   - Пошли за мной что ли.
  'Сестра-хозяйка' - гласила надпись на двери ее кабинета.
  - Заходи - велела женщина, войдя внутрь небольшого помещения заставленного множеством шкафов, и уселась за свой стол.
  В кабинете приятно пахло свежепостиранным бельем.
  'Сейчас даст свежее белье поняла она' - но немного ошиблась.
   Женщина достала из полки в столе черный пакет, положила туда кусок детского мыла 'Малыш', зубную пасту 'Ель', и непонятную зубную щетку неизвестного происхождения.
  - Это тебе - произнесла женщина и на лице Ольги тут же выступили слезы.
  - Спасибо Вам большое - не зная, куда деть руки произнесла Ольга.
  От полившихся из ее глаз слез, женщина опешила.
  - Ты чего это! Хватит сырость разводить! - стукнула женщина кулаком по столу - Это у нас от пациентов осталось, а я решила тебе отдать, тебе нужнее, так что пациентов и благодари. Ты у нас вон какая красивая, так что приводи себя в порядок.
  Женщина замолчала, еще раз окинула взглядом хрупкую фигуру девушки и достала откуда-то синие спортивные штаны.
  - Померяй - велела она.
  Ольга не заставила себя лишний раз упрашивать.
  - Повернись - велела сестра-хозяйка - оценивая как штаны сели по фигуре.
  - Хороша - констатировала она - размер твой, как по бедрам, так и по росту, так что носи только - добавила она - шлепки все портят, а нормального размера у меня нет, только такие.
  - Вы и так сделали для меня очень много - взволнованно прижала Ольга руки к груди - если Вам что-то надо, помощь какая, убраться там или переложить чего, Вы только скажите.
  На ее глазах опять выступили слезы.
  - Так - женщина ляпнула по столу повторно - ну ка не плачь, а то все заберу, ясно?!
  Ольга кивнула.
  Открыв дверь одного из шкафчиков, сестра-хозяйка достала оттуда два чистых полотенца и отдала их Ольге, проинструктировав девушку о том, как добраться до душевой.
  - В конце коридора есть душевая - приводи себя в порядок и приходи ко мне.
  Схватив пакет, девушка сказала - Спасибо! - и вылетела из кабинета, ей не терпелось как можно быстрее стать под теплые струи воды.
  - А говорили бешенная, наркоманка - вслед Ольге произнесла сестра-хозяйка и констатировала - брошенный ребенок, к которому никто хорошо не относился. Дай ей Бог здоровья! - женщина перекрестилась.
  Только оказавшись в душе, Ольга поняла насколько истосковалась по горячей воде и ощущению чистоты. В душевой стоял небольшой бойлер, ограничивающий количество горячей воды, поэтому девушка была очень аккуратна.
  Обмывшись, она тщательно намылилась, после чего использовала одно полотенце вместо мочалки. Ольга терлась мыльным полотенцем до остервенения. Она будто совершала некий ритуал, который смывал с нее всю грязь, пот и кровь, а также вытравливал из тела, которое давно перестало бороться, ощущения беспомощности и покорности судьбе. Эти чувства были характерны для предыдущей хозяйки тела, однако Ольга так жить не хотела. Она не такая, она будет бороться, она не привыкла жить в нищете и беспомощности.
  Хорошенько вымыв волосы мужским шампунем, лежащим на полочке в душе, девушка тщательно расчесалась и принялась за волосы на ногах и подмышках, а так же за некрасивые ногти на руках и ногах.
  Следует поставить памятник сестре-хозяйке, она позаботилась о маникюрных ножницах, маленькой пилочке, одноразовом станке и пене Gillette.
  Ольге, привыкшей следить за собой, такое наплевательское отношение к собственной внешности было в диковинку.
  Закончив приводить себя в порядок, Ольга подошла к ростовому зеркалу установленному в помещении, и принялась себя разглядывать. Наконец-то она поймет, что за тело ей досталось!
  Тело, по мнению Ольги было великолепным. Невысокий рост, тонкая талия, объемная грудь и такие же приятные для глаза изгибы бедер. Лицо так же не подкачало. Длинные черные волосы, пухлые алые губки, правильные черты лица и огромные зеленые глаза изумрудного цвета с обрамлением из пушистых ресниц.
  'Даже не верится, что это тело раньше принадлежало наркоманке! Да и следов от уколов девушка не нашла, как ни пыталась'.
  Вернувшись к сестре хозяйке, девушка получила комплект чистого белья и вернулась в палату. К ее большой радости женщина разрешила оставить содержимое пакета себе.
  Ее возвращение произвело небольшой фурор.
  - О! ПрЫнцесса! - услышала Ольга войдя в палату.
  В палате прибавилось людей.
  Объявилась Верка, так 'оригинально' и как она думает смешно поприветствовала девушку. Возле кровати Виктории Олеговны стоял невзрачный мужчина лет сорока, видимо муж. А Глафиру Викторовну посетил судя по всему сын.
  Шмыгнув к своей постели, девушка выложила свои богатства в тумбочку, и принялась перестилать постель.
  - Ты я смотрю приоделась - неожиданно раздалось за ее спиной.
  Девушка вздрогнула, голос принадлежал Верке.
  - Откуда вещички? - неожиданно крикнула женщина - украла?
  Верка потянулась к тумбочке и открыв ее замерла.
  - Ого!
  - Не трожь!
  Ольга не стала терпеть подобной наглости и закрыла дверь тумбочки. Происходящее бесило ее до безумства. Злость поднималась откуда-то из живота. Ольга поняла, если Верка сейчас не уйдет, то она горько об этом пожалеет!
  'Какая-то опустившаяся алкашка смеет претендовать на мои вещи' - гневно подумала девушка.
  Верка почему-то вздрогнула, побелела и как-то боком вышла из палаты.
  - Молодец девочка! - сказала Глафира Викторовна - Так ее! Наглую такую! Ни стыда не совести! Прости Господи!
   Девушка благодарно кивнула женщине, проигнорировала взгляд мужа Виктории Павловны и продолжила застилать кровать.
  Справившись с этим делом, она отправилась к сестре-хозяйке с грязным бельем и упросила ее, что бы остаться и в чем-нибудь помочь.
  Это ей удалось и она целый час пересчитывала простыни, наволочки и полотенца, получив в награду за старание чашку крепкого чая и несколько ирисок 'Золотой ключик'.
  Привет из детства, девушка даже и не подозревала, что такие конфеты еще выпускают.
  Вернувшись в комнату в благодушном настроении, девушка застала в палате только соседку, Викторию Олеговну.
  'Хорошо еще, что Верки нет! - облегченно подумала девушка, садясь на кровать.
  Ольга она собиралась проверить вещи в тумбочке, ничего ли не пропало как неожиданно соседка больно дернула ее за волосы.
  - ТЫ что СУЧКА своими СИСЬКАМИ моего мужа соблазняешь?! - раздалось разъяренное шипение Виктории Олеговны - Глаза Выцарапаю! На лысо побрею! Понятно?! Ты! ШАЛАВА! Своим наркошам улыбайся, а к чужим мужикам НЕ ЛЕЗЬ!
  Девушка опешила. От боли из глас прыснули слезы. От оскорбления заболела душа.
  'Да как она СМЕЕТ?' - с неожиданной злостью подумала девушка.
  Энергия, которая так испугала Верку никуда не исчезла, она словно напитала тело Ольги какой-то потусторонней силой.
  Ее глаза загорели зеленым огнем, черты лица исказились.
  - Отпусти или ПОЖАЛЕЕШЬ! - с неожиданной яростью произнесла она.
  Раздавшийся голос был жуток и неприятен - с некоторым изумлением Ольга поняла, что этот ужасный голос принадлежит ей
  Схватка не ослабла.
  Поэтому девушка с силой схватила женщину за руку, от чего та вскрикнула и ее схватка ослабла. Ольга повернула голову к обидевшей ее женщине и увидела побелевшее от страха и изумления лицо женщины.
  Что-то внутри нее безумно расхохоталось, впитывая в себя весь спектр негативных эмоций женщины.
  - На лысо острижешь?! - зло спросила девушка - так тому и быть.
  После ее слов в комнате резко похолодало и кажется, стало немного темней. Из раскрытой ладони свободной руки Ольги, вылетело ядовито зеленое марево и окружило жертву.
  Девушка почувствовала резкий отток энергии, однако страх женщины все еще подпитывал ее.
   Мгновение и Виктория Олеговна теряет сознание.
  Отпустив ее, Ольга позволяет ей упасть на пол, произносит - Так тебе и надо! - после чего аккуратно укладывается на кровать. Краем глаза замечая как крашенные волосы женщины, опадают на пол, обнажая блестящий череп.
  В глазах у девушки потемнело. Она побыстрее улеглась на кровать, понимая, что тоже скоро потеряет сознание. Только не от страха, как ее соседка, а от упадка сил, вызванного ее колдовством.
  Ольга отчетливо отдавала себе отчет в том, что произошло. Женщина обидела ее и за это поплатилась. Чувства подсказывали, что она все сделала правильно.
  Никакого неприятия проявленного колдовства не было. Напротив девушка была рада, что в этой новой жизни у нее появилась сила, с помощью которой она может себя защитить.
  Девушка уснула.
  На пороге палаты появилась женщина в старинном темном платье, ее губы исказились в довольной улыбке.
  
  
  
  
  
  
  
  Продолжение следует...
  
  Если Вам, уважаемый читатель, понравилось произведение, то не могли бы Вы поставить соответствующую оценку и оставить комментарий? Данными действиями Вы будете не только стимулировать автора для дальнейшей работы над собой, но и поможете ему избежать многих ошибок, без которых данное произведение будет еще лучше.
   С уважением Дмитрий Шелег
   
  
  
  
Оценка: 6.80*52  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Пылаев "Видящий-5. На родной земле"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"