Шелест Михаил Васильевич: другие произведения.

Подкидыш

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Подкидыш" - легкая бытовая фантастика с лирическо-любовным сюжетом. Простая, как картон. Место действия город Владивосток и неизвестная планета.

  Подкидыш.
  Только когда комар сядет тебе на глаз,
  ты поймёшь, что всегда есть мирный
  способ для решения проблемы.
  (Сунь Дзы)
  Глава первая
  
  Семён Семёныч нагнулся и, срезав черный груздь, положил его в корзину. Выпрямив спину, он потянулся и оглядел лес. Корзина была наполовину пуста, лес утоптан грибниками, и настроение у Семёна Семёныча было неважное. Грибов в лесу не было, и он решил вернуться к машине. Сделав небольшой крюк, обойдя овражек, он спустился к дороге значительно ниже того места, где её оставил.
  - Бог с ними, с груздями, - сказал сам себе Семёныч. - Пошли за опятами.
  Перейдя дорогу, он стал обшаривать пологий склон противоположной сопки, поднимаясь по нему и шурша рано опавшими листьями. Груздя тут никогда не было, но осенние опята здесь водились в изобилии. И это Семёныча радовало. Опёнок не груздь, конечно, но и в жареном, и в солёном виде тоже хорош.
  Взобравшись на перевал, Семёныч решил передохнуть. Сбросив рюкзак с корзиной с плеч, он сел на маленький пенный коврик, облокотившись спиной о ствол дерева. Вправо и влево просматривался практически прозрачный лес, кое где радующий глаз почти осенними красками. На противоположной сопке под дуновением лёгкого ветерка играла парчой осина, переливаясь в лучах склонившегося к западу солнца. Сегодня было тепло и солнечно, но уже терпко пахло наступающей осенью. Лето закончилось вдруг, сразу после налетевшего северного ветра с сильным дождём, оголившем лес.
  Дремоту Семёныча прервал размеренный шелест листьев, встревоженных чьими-то шагами. Открыв глаза и увидев поднимающегося по склону путника, Семён Семёныч почувствовал себя неловко, как будто он занимался чем-то предосудительным, и первое желание его было - подняться и привлечь к себе внимание, но потом он передумал.
  Человек шел прямо к камню, вросшему в сопку чуть правее и ниже. Семёныч был в камуфляже, с застёгнутым накомарником, прятавшим глаза от надоедливой "белоножки" , занесённой ветром из Китая, и мог рассчитывать, что пришелец его не увидит и пройдёт мимо. Человека в основном выдают глаза, а глаза Семёна были закрыты сеткой.
  Целенаправленность движения и отсутствие у человека грибных принадлежностей позволяла Семёнычу предположить, что целью человека был именно камень. "Вероятно, там у него тайник", - подумал он. Семёныч, как старый опер, понимал, что просто так к камням не ходят.
  Камень стоял в углублении сопки, заросшем густым кустарником и чуть раньше был бы совсем не видим среди листвы, а сейчас, после вчерашнего ветра, сбившего всю листву, просматривался хорошо. Это был даже не камень, а часть скалы, торчавшей из ложбины склона.
  Человек, а это был мужчина средних лет, одетый тоже в простую армейскую камуфляжную куртку и джинсы, подошедши к камню огляделся, нерешительно почесал затылок, снова огляделся. Видимо, то, что он просматривался практически от дороги, его смущало. Но, вероятно не увидев опасности, он вдруг стал делать странные движения руками.
  "Молится что ли? - Подумал Семёныч. - Или колдует?"
  Человек проделал манипуляции руками и... исчез.
  - Во, млять! - Вырвалось у наблюдателя. Он приподнялся на руках, вытянул шею, но встать не решился. - Надо подождать, - снова вслух сказал он.
  Ждать пришлось долго. Человек появился так же неожиданно, как и исчезал, но уже с сумкой через плечо. Он огляделся по сторонам и стал спускаться вниз к дороге. Семёнову, сквозь почти "голый" лес было видно, что тот сел в машину и уехал.
  Семёныч с трудом поднялся, разминая свои затёкшие ноги. Раньше он мог, да и сидел, в засадах, по чердакам да подвалам, часами, а то и сутками, а сейчас, в свои шестьдесят пять, тело его затекало почти мгновенно. Едва не забыв рюкзак с корзиной, за которым ему пришлось вернуться, Семёныч спустился к камню. Вечерело, но здесь, на западном склоне сопки ещё было светло.
  "Камень, как камень", - подумал он, потрогав холодную скалу, и, немного постояв, стал выполнять те же движения рукой, что и человек. Для чего он это делал, Семёнов бы сейчас не сказал. Движения были простые: вверх, вниз, влево, вправо, влево, вниз, вверх, вправо.
  - Сим-сим, откройся, - пошутил Семёныч, и очутился в хорошо освещённой комнате перед среднего размера шаром, мерцающим синим светом. Он, висел в воздухе, как с баскетбольный мяч, вдруг остановившийся в подскоке по воле волшебника.
  Семёныч машинально провёл руками под и над шаром.
  - Добро пожаловать...
  - Здрасьте, - сказал Семёныч.
  - Это ваша конечная точка перемещения?
  - Пока да...
  - Вы можете воспользоваться залом транзитного ожидания и пополнения ресурсов.
  На стене замигала надпись "транзитная зона", и когда Семёныч подошёл к ней, стена разошлась. Семёныч, увидев перед собой большое помещение, заполненное людьми, решился туда войти. Створки дверей за спиной сошлись. Транзитный зал был... почти обычным транзитным аэропортовским залом, в котором сидели и ходили разно одетые люди. Очень разно одетые, заметил Семёныч. Даже он, в своём камуфляже и корзиной, вставленной в рюкзак, висевший за плечами, не особо выделялся из массы "транзитёров".
  Обернувшись на закрывшуюся стену, он прочитал на верху слово "Земля" по-русски и по-английски, и цифры Е213Р523. Стена, дугой окружавшая зал, имела много подобных надписей. Семёныч насчитал сорок две и потом, отвлёкшись на какого-то странного гуманоида, в бредовом наряде, со свисающими цветными рваными шевелящимися лентами, со счета сбился. Другие надписи ему были не понятны.
  Подлетел шарообразный дрон.
  - Разрешите сопроводить вас в кабину пополнения ресурсов. Рекомендации красного уровня. Ваше состояние критическое. Ресурсы организма истощены. Следуйте за мной.
  Дрон медленно полетел через весь зал, лавируя между "людей", а Семёныч последовал за ним. Мысли у него в голове замерли. Пульсировала глупейшая фраза: "Тут вам не здесь". Но жизнь приучила его ничему не удивляться, и пользоваться ситуацией. Сказали - пополнить ресурсы? Значит, надо пополнить!
  Доведя до кабин, стоявших в центре зала, дрон проследил, чтобы Семёныч вошёл в одну из них, пожелал всего хорошего и улетел.
  - Желательно снять верхнюю одежду, - раздался голос, - и присесть в кресло, хотя, если вам угодно, можете делать, что хотите, но не покидайте кабину до сигнала об окончании регенерации. Время регенерации двадцать земных минут.
  Посмотрев настороженно на белое кресло, Семёнов поморщился. Белый больничный цвет он не любил. Словно повинуясь его мыслям, кресло стало менять свою цветовую гамму. Семёнычу нравился зелёный цвет, который он не произвольно мысленно назвал красивым. Радужное свечение исчезло. Сев в зелёное кресло, он попытался расслабиться и унять пробиравшую его дрожь.
  Кабина, тоже принявшая серо-зелёный оттенок, иной мебели и оборудования не имела. Кресло было удобным, но расслабиться не получалось. Его всё сильнее трясло. Потом в мышцах стало покалывать, пощипывать. Подёргивания прекратились. Мышцы отяжелели, набухли. Семёныч сжал пальцы и почувствовал, как мышцы предплечья послушно напряглись, вздувшись буграми, а бицепс, от согнувшейся в локте руки, натянул рукав рубашки, не рассчитанной на такой объем. Грудь и спина выровнялись.
  - Пополнение жизненных ресурсов и регенерация закончены. Время отключения жизненных функций организма до начала регенерации составляло всего триста пятьдесят два земных дня. Это очень критичный показатель. Вам рекомендовано в дальнейшем не доводить организм до такого состояния. Время до отключения жизненных функций после проведения регенерации - девяносто земных лет. Какие материальные ресурсы требуются пополнить?
  - Попить бы чего-нибудь, - прошептал пересохшими губами Семёныч. - Воды можно?
  - Да.
  Прямо из пола кабины вырос белый куб, а на нём появился большой стакан с водой. Семёныч взял его, зачем-то понюхал, и выпил содержимое стакана большими глотками. Тело его распирала сила и мощь. Он поднялся из кресла и потянулся, расправив плечи, хрустнув сочленениями позвоночника. Подумал и сказал:
  - Доллары США выдаёте?
  - Да.
  - Лимит есть?
  - Нет.
  - Дайте один... миллион, - он вздохнул.
  На столе появилась стопка упакованных в пачки долларов.
  Семёныч вытащил корзину с грибами из рюкзака, переложил в него пачки, поблагодарил и вышел. Только большим усилием воли Семёнов, возвращаясь к двери с надписью "Земля", не позволил ногам сорваться на бег.
  В комнате с шаром он сказал:
  - Я бы хотел вернуться туда, откуда прибыл.
  - Требуются коды координат точки возврата.
  Семёныч воспроизвёл рукой "визуальный код".
  - Ошибка. Повторите ввод кода.
  Семёныч запаниковал. "Вот тебе и сим-сим, откройся", подумал он.
  - Ментального кода недостаточно...
  - "Твою дивизию, так тут два пароля. Юморист тот мужик, однако".
  Семёныч подумал, и воспроизвёл рукой те же движения, только в обратной последовательности: направо, вверх, вниз, влево, вправо, налево, вниз, вверх.
  - Сим-сим откройся, - сказал он с дрожью в голосе.
  - Коды приняты, - произнёс шар, и Семёныч оказался в лесу возле камня.
  Почти стемнело. С полным рюкзаком американских денег и корзиной с грибами Семёныч на трясущихся ногах добрался до машины. Его снова колотило, и он с трудом вставил ключ в зажигание, завёл двигатель. Он, по привычке, взялся за "сердце", но почувствовав твёрдый мышечный каркас на месте хилой, растренированной груди, с испугом отдёрнул ладонь.
  Правая ступня не смогла выжать тормоз, подпрыгивая на педали.
  - Да что же это? - Простонал Семёныч, нажимая кнопку "аварийной остановки".
  Габариты замигали. Уже стемнело. Адреналиновая дрожь вскоре прошла. Он заглядывал в рюкзак несколько раз, но доллары не исчезали.
  "Надо присыпать их грибами, - подумал Семёныч. - Не хватало нарваться на пост с полным мешком баксов". Мысленно благодаря адреналин за то, что не позволил сразу уехать, он переложил часть грибов в рюкзак, стоящий на соседнем кресле, и широко раскрыл его. Прикинув, где могут быть посты ДПС, он тронул машину с места. Последние тёплые деньки народ использовал по полной, поэтому пятничный и субботний вечера для ДПС на Шамаровской трассе были "сенокосным".
  Совсем успокоившись, Семёныч умеренно жал на педаль, поднимаясь на Шамаровский перевал, и "вывалившись" на его вершину, в свете фар увидел полосатый жезл.
  "Ну как же без этого?" - Усмехнулся Семёныч, останавливая прижавшийся к обочине микроавтобус и нажимая кнопку автоматического опускания стекла.
  - Добрый вечер. Старший сержант Никулин, городская инспекция. Предъявите ваши документы.
  - Пожалуйста, инспектор. Сами бывшие... - Сказал Семёныч, подавая в окно пенсионное, права и "сорку ".
  - Что везёте, Семён Семёнович? - Спросил инспектор, освещая салон фонарём. - Грибы? - Он засмеялся, увидев стоящую на полу корзину и на переднем кресле рюкзак. Не поздно для грибов?
  - Сердечко прихватило, пришлось пережидать пока пройдёт... - сказал водитель.
  - Лекарства пили? - С надеждой в голосе спросил инспектор, близко придвигая к окну свою голову.
  - Только нитроглицерин, - усмехнулся Семёныч. - У меня сын инспектор, я в курсе, что пить нельзя...
  - А как фамилия? А... понятно. Счастливого пути. - Он козырнул, отдавая документы левой рукой.
  Семёныч поблагодарил и отъехал. До дома он добрался без происшествий. Войдя в квартиру, поставив корзину и сбросив рюкзак с "опятами", он подумал:
  - "Маслята - патроны, а "опята" - баксы" ... Забавно...", - посмеялся Семёнов.
  В его холостяцкой квартире было прибрано. Семёныч не любил беспорядка. Просыпаясь, он перво-наперво, прибирался. Потом делал зарядку, если хватало сил, но чаще, сама приборка ею и являлась.
  Выбрав из рюкзака в таз опята, он отнёс все грибы в ванную, уселся поудобнее и стал их перебирать. На деньги он практически не взглянул. За свою оперскую жизнь, он не раз видел много денег, правда чужих, но много, и привык к ним относиться спокойно, как врач к человеческим страданиям. Без эмоций. Не однажды его пытались подкупить. И за что-то, и просто так, "на крючок". И суммы были приличные. Но "обликоморале" он сохранил. Алчность у него отсутствовала напрочь. Оттого от него ушла сначала одна жена, а потом и другая.
  Закончив с грибами, и поставив на плиту громадную сковороду под "жарёху", Семёныч достал из шкафа старинный кожаный "аташе кейс", в простонародье называемый "дипломат", и прямо в прихожей переложил в него пачки, аккуратно стряхивая с них в рюкзак грибные крошки и листву, и протирая каждую пачку чистой влажной тряпочкой. Понюхав одну из пачек, он, вместе с запахом типографской краски, почувствовал запах грибов. "Опята..." - снова усмехнулся он. "Жу, жу, жу", - вспомнил он старый-старый мультфильм, где деньги пахли мёдом. Миллион вошёл весь.
  Обмотав "дипломат" в пищевую плёнку, Семёныч положил его обратно в шкаф. Деньги в таких количествах ему были не нужны. Пенсии и подработки хватало на нормальное житьё и содержание дочери от второго брака, уже оканчивающей школу. А за потраченный хотя бы один доллар могут и "предъявить". Не известно кто, пока... Но это ничего не меняло. Не верил Семёныч, в "бесплатный сыр", вдруг упавший в руки сверху. Следом мог прилететь и кирпич.
  Закончив с долларами, он пошёл в "ванную", где, забравшись под душ, с удивлением стал разглядывать своё тело. Живот и зад "сдулись". Плечи... Да что там плечи... В зеркале был совсем другой Семёныч. Даже лицо... Скуластое... Он вздрогнул... Волосы... У него везде на голове были волосы... Русые, в меру короткие, в меру длинные.
  Семёныч судорожно проглотил слюну и включил воду. Стоя под душем и глядя на себя, стоящего под струями, он вспомнил голос: "Время отключения жизненных функций до начала регенерации триста пятьдесят два земных дня". То есть, столько ему оставалось жить, если бы не "волшебный камень". "Триста пятьдесят два, триста пятьдесят два..." - билась и билась в его голове упрямая фраза. А сейчас еще девяносто лет?! Соль защипала глаза, но внутренний стержень выпрямил тело и взгляд его стал сначала стальным, а потом спокойным.
  Значит так кому-то надо. "А уж мне и подавно", - рассмеялся он и с удовольствием стал намыливать новое тело сеткой. "Жарёха! - Вспомнил он, закрывая воду, хватая большое полотенце, и шлёпая мокрыми ногами по линолеуму, бросаясь в кухню. Вовремя. Влага из грибов вся выпарилась, и грибы стали жариться. Перемешав их с луком и долив масла, он достал из холодильника остатки жаренной картошки и высыпал в грибы.
  Вынув из холодильника мисочку с солёной капусткой и бутылку с прозрачной жидкостью, он поставил всё это на журнальный столик в зале перед телевизором. Перемешал ещё раз "жарёху", чуть-чуть долив масла, нарезал хлеб, вернулся в зал и налил водку в рюмку. Подумал, подержав запотевшую прохладную емкость, и, не торопясь, выпил. Прочувствовав продвижение продукта вниз, он выдохнул и, занюхав корочкой хлеба, положил в рот капустку, надкусил хлеб. Нажал кнопку пульта телевизора. Канал "Боец" показывал старые бои Фёдора Емельяненко.
  Откинувшись на подушки дивана Семёныч подумал: "Как хорошо...".
  После хорошего ужина и пережитых волнений мозг отключался, и Семёныч едва добрался до кровати, с трудом заставив себя встать с дивана. Он терпеть не мог засыпать в зале под телевизор, и просыпаясь среди ночи, выключать его и перебираться в холодную постель. Прикоснувшись головой к подушке, он сразу уснул.
  Всю ночь ему снились инопланетные шпионки с крепким телом и длинными ногами, к которым он периодически, раза три за ночь, попадал в "плен". Проснулся Семёныч бодрым и выспавшимся.
  Убрав со стола, помыв посуду, разложив диванные подушки и пропылесосив, Семёныч выглянул в окно. Светило солнце, поблескивали ночные лужи.
  "Последние тёплые деньки, однако... Не пробежаться ли?".
  Он раз десятый за утро посмотрел на себя в зеркало, повёл плечами, привстал на носках, подпрыгнул. Голеностоп держал, колени не болели. Натянув древний беговой "пумовский" костюм, который он купил ещё в девяносто втором году, из которого он потом быстро "вырос" в ширь, и надев кроссовки, Семёныч вышел на улицу.
  На улице он не бегал лет двадцать, убеждая себя, что не любит дышать автомобильной гарью, но на самом деле уже не держало тело. Сейчас тело просило "взбучки", и Семёныч решил ему её устроить. Начав с лёгкой "трусцы", метров через двадцать он перешёл на широкий шаг и ускорил темп. Выбежав на проспект и вдохнув всей грудью ветер с "Золотого Рога", Семёныч заработал, как спринтер. Добежав в таком темпе до фуникулёра, он темп сбавил, заметив удивлённые лица водителей. С горки вниз быстро бежать было не прилично.
  Семёныч горделиво нёс своё тело... Или оно его несло? Не важно. Просто Семёныча несло... А потом он задумался: "На вид мне лет тридцать пять. Даже знакомые хрен узнают, если увидят, так чего выпендриваться? Бежит себе молодой мужик и бежит. Расслабься. Никто не оценит".
  "Тело своё я проверил, - мощное тело. И что теперь? А ничего! Пригодится мне такое тело", - подумал Семёныч, направляя свои ноги к спорткомплексу "Олимпийский".
  Он зашёл в фитнес-зал хорошо пропотевший. Как раз для работы с железом или другими снарядами, но он, взял перчатки, и прошёл к мешкам. С утра зал уже был наполовину полон. Семёныч начал обстукивать мешок сначала одиночными, потом двойками, тройками, то дублируя удары, то скрещивая. Ноги послушно следовали комбинациям рук.
  Семёныч, как последовательный сторонник практики опережения рук, всегда "привязывал" ноги к рукам, а не наоборот. И даже удары ногами он считал только прелюдией, подходом к ударам руками. Сам по себе удар ногой Семёныч рабочей техникой не считал. Задумавшись, он не заметил, что в хорошем темпе молотит по мешку, нанося удары всеми частями тела. Так же он заметил, что некоторые, наблюдая за ним, практически остановили свою тренировку.
  Семёныч в этот зал не ходил и в нём его никто не знал. Сбавив темп, он увлёкся наработкой схем. В последнее время ноги переставали слушаться его, и не догоняли руки, но сейчас отставания он не замечал. Ноги четко выполняли и сайдстепы, и особо любимые им, циркули, которые Семёныч выполнял с обязательным ударом противоположной руки.
  - Не плохая работа, - сказал голос сзади, - не поможете в ринге? Спарринг партнёр моего бойца не пришёл, а здесь больше не с кем...
  Семёныч оглянулся и увидел своего старого приятеля и соперника Полуянова, сейчас тренирующего бойцов свободных стилей, и на этом поприще, считающимся прямым конкурентом Семёнову. Семён Семёнович Семёнов тоже тренировал таких же бойцов. Но, как бы, негласно.
  Тренерской лицензии у него не было по причине отсутствия специального образования. И он подрабатывал, "натаскивая" бывших "шотокановцев" на практическое применение базы карате. Фамилия Семёнова, хоть и тихо, но всё же зазвучала в спортивных кругах. Но занимался тренингом он больше для самого себя, поддерживая в относительной форме своё тело.
  Посмотрев на молодого, двадцатилетнего парня, Семёнов спросил:
  - А он не убьёт меня?
  - Он в пол силы... Мы даже можем заплатить...
  - Сколько? - Усмехнулся Семёнов.
  - Тысячу за тренировку и пять за полноценный спарринг... - С надеждой в голосе, сказал Полуянов.
  - Годится! - Коротко бросил Семёныч, - только несколько условий...
  - Каких?
  - Тренировка без тяжёлых "лоукиков", а в спарринге я использую жесткие блоки и удары по конечностям. Пойдёт?
  - Конечно пойдёт, - радостно ответил за тренера спарринг партнёр, - Вы бывший каратист? Я как раз хотел именно с каратистом поработать.
  - Если блоки будут слишком жесткие, вы скажите... - Попросил Семёнов, перелезая канаты.
  - Я вас раньше не встречал? - Спросил Полуянов. - Очень лицо знакомое. Вы местный?
  - Я местный, но не очень публичный... - Сказал Семёнов, меняя перчатки. - Без борьбы?
  - Без партера...
  - Согласен. Как зовут партнёра?
  - Александр...
  Поработав в тренировочном темпе минут тридцать, выполняя распоряжения Полуянова, Семён вник в его систему подготовки. Сегодня он натаскивал бойца на "прикормку" соперника сверху и неожиданный переход на печень или ноги.
  После перерыва тренер нажал на кнопку телефонного секундомера и сказал:
  - Три по пять.
  Семён с Александром одновременно кивнули головами и начали.
  Семёнов, чтобы почувствовать мощь ударов соперника принял несколько ударов на защиту, а потом стал уклонятся и "отсушивать" ему кулаками и рёбрами ладоней конечности, пробивая точки. Соперник переключился на удары ногами, но и тут Семенов несколькими ударами кулака в точку "сан-ри" и чуть выше голеностопного сустава локтем, выключил сначала его левую, а затем и правую ноги.
  - Бей его, - кричал тренер.
  - Больно, - простонал Саша, натыкаясь на очередной блок.
  Семёныч сильно не бил, бил точно и быстро. Это получалось и раньше. В общем-то, он только этими блоками и спасался в последнее время, так как просто не успевал уклоняться от атак быстрых соперников. Но, иногда, всё-таки не успевал блокировать, особенно руки, и пропускал.
  Сейчас его ноги и руки были молоды и, умноженные на его опыт и богатую технику, творили чудеса.
  - Больше не буду, сказал Семён, и стал применять уклоны и мягкие липкие блоки.
  После второго раунда Александр дышал тяжело. Тренер подошёл к Семёнову.
  - Слыш, мужик, дай ты ему поработать. Не ломай бойца. Он же у меня на ринг забоится выходить, а у него турнир через месяц. Я тебе ещё пятёрку накину.
  - Без проблем, - сказал Семеныч.
  - И всё-таки, где-то я тебя видел. И голос твой мне знаком.
  - Владивосток - город маленький.
  - Это да, - сказал Полуянов. Запищал зуммер третьего раунда.
  Семёнову совершенно не хотелось самоутверждаться на молодом парне, но тот, почувствовав изменение в тактике боя соперника, воспрял духом и захотел сам утвердиться за счет Семёнова, усилив скорость и силу ударов.
  "Жаль парнишку", - подумал Семён, поймал правой рукой круговым блоком наружу хук левой, и продолжив ею же круговое движение вниз, а потом вверх, сделав маленький подшаг левой ногой, поддел правым кулаком челюсть Александра. Очень аккуратно поддел, но у партнёра подломились ноги, и он упал.
  Привели его в чувство быстро. Семёныч, сняв перчатки, стоял рядом. Увидев его Александр поморщился, но сказал:
  - Сам нарвался, ничего страшного.
  - Конечно ничего страшного, Сашок. Это же челюсть... Просто болевой шок. Челюсть цела. Семён ювелир.
  - Не мог стерпеть, слишком уж нахально торчала, - усмехнулся Семёныч. - Никто бы не удержался...
  - Откуда ты такой взялся, а? - Спросил Полуянов, - Из спецов, что ли.
  - Почти, - сказал Семёнов.
  - Да! А зовут то тебя как? - Спросил Полуянов.
  - Семёнов - моя фамилия. Семён Семёнов...
  - Знавал я одного Семенова, хороший мастер был, жаль старый уже. Ты не родственник ему? Сын, что ли? Так у него одни девки, вроде...
  Полуянов смотрел на Семёнова, а Семёнов на Полуянова.
  - Да ну... - Вдруг отшатнулся Полуянов. - Иди ты...
  Семёнов рассмеялся.
  - Совсем ты плохой стал, Филипп Филиппыч, - старых друзей не узнаёшь...
  - Да где ж старых, то? Ты себя в зеркале видел?
  - Это я волосы на голове нарастил и покрасил, - шёпотом сказал Семёныч Полуянову. - Только... не говори никому.
  - А "банки" такие чем нарастил? - Он ткнул пальцем Семёнычу в бицепс.
  - Эээ... это секрет.
  - Ты на "химии" что ли сидишь? - Шёпотом спросил Полуянов.
  - Побойся Бога, Филиппыч... Я в жизни ничего крепче водки не употреблял, ты ж знаешь.
  - Я другого Семёнова знал...
  - Так мы с тобой лет пять не виделись...
  - И что, за эти пять лет ты стал моложе? - Засмеялся Полуянов.
  - Да какой там. Но... помнишь же... "внутренняя энергия"... Постиг наконец... Только это секрет, Филиппыч... Никому, прошу.
  - Да ну тебя, Семёнов.
  Помолчали. Полуянов всё качал головой.
  - Охренеть... - то и дело говорил он.
  По залу прошелестело: "Семёнов, Семёнов".
  - Ну вот, сейчас всех учеников, отобьёшь... - Пробубнил Филиппыч.
  - Да на кой они мне? Ты же знаешь, я только "каратистов" беру, а ты их терпеть не можешь. Разные у нас поляны, Филиппыч...
  - И то... Но... Силён ты, брат... Силён. Или женился на молоденькой, и она тебе ... молодость передаёт?
  - Ты же мою присказку вроде знаешь? По поводу баб...
  - Напомни.
  Семёныч хмыкнул и сказал:
  - Если бы я знал, что моя вторая жена будет похожа на первую, а третья на вторую, я бы застрелился сразу.
  Филиппыч рассмеялся, закашлялся и сказал:
  - Так у тебя вроде две было? Или...?
  - Это не про меня... Табу!
  Опять посмеялись. На том и расстались.
  Семёныч и большой "тягун " от набережной до фуникулёра взял без напряжения, а по "красоте " бежал, дыша ровно и легко.
  - Ну и куда мне сейчас... с таким здоровьем? Снова в спецы записываться? - Вслух произнес на выдохе Семёныч. - Или в ЧВК? Так там и убить могут... Там здоровье могут отнять на раз-два. Да и за что? За деньги? Не моё это. Идеи сейчас нет... Что за б****кое время? Даже здоровье отдать не за что!
  Сплёвывать Семёныч не стал, хотя очень хотелось.
  Обмывшись под душем и позавтракав, Семёныч стал готовиться к завтрашней тренировке. Завтра, третьего сентября начинается учебный год, а вместе с ним и тренировочный год у "каратэков". Посидев за конспектом с полчаса, параллельно ловя себя на мыслях о вчерашнем событии, Семёнов вдруг встрепенулся.
  - Вот я баран! - Выругал он сам себя. - Заняться ему не чем! Силу девать... А пришельцы? Они же точно здесь не с добрыми намерениями. Хотя бы... Понять с какими... А вдруг закроется портал? Вдруг код сменит этот чел? Надо срочно, что-то делать!
  Семёнов быстро оделся во вчерашний, ещё не стиранный камуфляж, схватил рюкзак и выбежал из дома. Его снова лихорадило. Только уже от мысли, что не успеет.
  Доехал Семёнов до нужного перевала быстро. Ранним воскресным утром машин на дороге было немного. Остановив машину на вчерашнем месте, Семёнов перешёл дорогу и стал подниматься вверх, делая вид, что собирает грибы, а на самом деле ища свежие следы, ведущие к камню. Обойдя камень сверху и спустившись к нему через кусты, дабы не оставить следов на мокрой листве, Семёнов огляделся и повторил вчерашнюю манипуляцию. Очутившись в комнате с шаром, Семёныч облегчённо выдохнул.
  - Добро пожаловать... - Сказал Шар.
  - Здрасьте, - сказал Семёныч.
  - Это ваша конечная точка перемещения?
  - Пока да...
  - Вы можете воспользоваться залом транзитного ожидания и пополнения ресурсов.
  - А могу я настроить собственный код доступа?
  - Да. Выберите себе имя...
  - Семён Семёныч...
  - Принято. Выберите визуальный код...
  Семёныч поднял руку в пионерском приветствии.
  - Принято. Обратный...
  Семёныч снова поднял руку в пионерском приветствии.
  - Принято. Выберите ментальный код...
  - Тридцать три богатыря в поле скушали коня.
  - Принято. Ваш код доступа зарегистрирован в базе системы содружества и действует в пределах его границ.
  - Хрень какая-то, - произнёс Семёныч.
  - Не понятно...
  - Не заморачивайся. Я пройду в транзитную зону?
  - Проходите, - сказал шар и на стене замигала надпись "транзитная зона".
  Семён Семёныч сразу прошёл к кабинам "пополнения ресурсов", даже не разглядывая присутствующий "люд", хотя очень хотелось.
  "Потом", - подумал он.
  Войдя в кабину, Семёныч в ответ на приветствие спросил:
  - Могу ли я ознакомиться с результатами тестирования возможностей моего организма?
  - Для этого нужно пройти тестирование...
  - Я проходил его вчера.
  - Нужно пройти тестирование...
  - Тестируйте, - со вздохом сказал Семёныч и сел в кресло.
  - Куда вывести результаты тестирования?
  - Какие есть варианты?
  - Ментальный и визуальный.
  - Давайте оба.
  - Выполнено.
  На стене появился список параметров, а в голове понимание, на сколько процентов у него развиты те или иные параметры организма. Семёныча заинтересовали двойка и единица на месте параметров: ментальность и магия.
  - Можно ли пополнить ресурсы этих параметров, - ткнул пальцем Семёнов.
  - Без хирургического вмешательства нельзя.
  - Почему?
  - Особенности строения организма.
  - А хирургически?
  - Мы - центр пополнения ресурсов, то есть - ранее установленных параметров организма.
  - Понятно. А какие материальные ресурсы вы можете пополнить?
  - Какие вам надо?
  - Какие у вас есть?
  - Любые, известные в содружестве.
  В голове мелькнула фраза из юморески по склад, где всё есть: "Пирамидон"
  - Пирамидона нет, есть заменитель.
  - Это просто мысль. Отставить пирамидон, - засмеялся Семёнов. И подумал: "Щас приколюсь".
  - Ящик коньяка "Прасковейское", две палки любого салями, и пятилитровую банку греческих оливок.
  - Ящик восемь, или двенадцать бутылок, ноль семь, или ноль пять?
  - Двенадцать по ноль семь.
  На кубе возникло всё заказанное.
  - Твою дивизию! - Не удержался Семёныч, и собрал "пополненные ресурсы" в рюкзак.
  - Какая периодичность пополнения ресурсов?
  - По мере потребности.
  - А оружие?
  - Вам какое?
  Семёнов выругался и вышел из кабины. В рюкзаке весело позвякивало, но "люд" внимание на Семеныча не обращал. Зато Семёнов обратил внимание, что со всех сторон то позвякивало, то попискивало, то постукивало. Звуков было много и разных. А вчера Семёнов ничего не слышал и не видел.
  Сегодня, Семёнов нагло уселся на мягкий диван и стал разглядывать окружающих. Здесь в основном были люди... Или очень похожие на людей существа. Ни у кого не было каких-нибудь телесных излишеств, не существующих у людей.
  И вдруг Семенов увидел, как дверь на противоположной стенке с надписью "Земля" открылась, и из неё вышел вчерашний мужичок. Он огляделся, кого-то ища глазами, потом махнул рукой, и двинулся к человеку, стоящему справа от Семёныча метрах в пяти. Они встретились, и вместе пошли в кабину пополнения ресурсов. Проводив взглядом "землянина" и его "друга" до кабины, Семёнов встал и пошёл на выход.
  Быстро спустившись со склона по свежим следам, оставленным пришельцем, и отъехав на машине, Семёнов набрал номер телефона.
  - Сергей Владимирович, привет, извини, что в выходной... Очень надо. Машину досмотреть бы... На трассе между Артёмом и Тавайзой стоит. Куда поедет не знаю. Номер? Есть... Установить, кто за рулём, собственника. Очень надо... - Быстро затараторил Семёныч. - Сам проследить не могу. Спалюсь. Уровень ГБ... Я на повороте на Тавайзу пост видел... Спасибо, родной. Приходи завтра в зал. Удивлю.
  Семёнов развернулся, проехал вперёд с километр и встал в кустах на свороте на грунтовку. Ждать пришлось чуть меньше, чем вчера. Машина проехала. Семёнов завёл свою, и потихоньку поехал в том же направлении.
  Глава вторая
  Карате Семён Семёныч любил и считал, что понял его суть. Как и суть единоборств в принципе. Вроде бы как, это вполне естественно, если заниматься всю жизнь, но, как оказалось не ко всем это понимание приходит. Чаще всего, не приходит это понимание к тем, кто зацикливался на одном стиле. Семёнов научился брать у своих соперников что-нибудь и для себя.
  Семёнов давно понял, что, любимый им стиль каратэ Сётокан, это лишь база для развития детей. Она и была так задумана его основателем. И воспринимать эту школу, как военно-прикладную систему - нельзя и опасно. Это лишь, даже не ступень, а основа, фундамент, боевого искусства.
  С таких "объяснялок" Семёнов начинал каждый спортивный год, если ему доводилось работать с группой.
  Сейчас у него не было ни групп, ни "индивидуальных" тренировок. Последний год Семёнову дался не легко, и это было заметно всем. А одними советами, без демонстрации, спортсмена не научишь. Сейчас он шёл в зал, улыбаясь заходящему солнцу, прячущему свои лучи за грядами сопок, и перламутру безоблачного неба.
  Люди, которые с тобой общаются постоянно, не замечают в тебе даже резких перемен. Даже если ты сбреешь бороду, на тебя будут смотреть и думать, что же в тебе изменилось? В этом додзё некоторые его знали давно, и видели разным. Семёныч, и худел, и поправлялся, и набирал мышечную массу, и сбрасывал её. Поэтому никто на изменения внешнего вида Семёныча не отреагировал.
  Спортсмены, да и люди в целом, замкнуты на самих себя, и обращают внимание на окружающих, только тогда, когда нарушено их личное пространство или самолюбие.
  Главный тренер, по возрасту лет на двадцать моложе Семеныча, пожал ему руку, и, внимательно на него посмотрев, сказал:
  - Неплохо выглядите, Семён. Как самочувствие?
  Он тронул белый пояс Семёнова, концы которого непривычно низко свисали от узла, и хохотнул.
  - Наконец-то и ваш "кимэ " будет виден.
  Это была их общая давняя шутка. Из-за комплекции Семёнова, пояс на нём сходился с трудом. За время службы он сильно раздобрел и в спортивный объём входил медленно, не особо к нему стремясь, правда. Но Семёнов над этим работал постоянно, и концы пояса с каждым годом всё удлинялись и удлинялись.
  Это был зал, где Семёнов не тренировал, а тренировался.
  Пройдя в угол к окошку, Семён стал по привычке разминаться, но тело разминки не требовало. Всё было максимально растянуто и разогрето. Поприседав на одной ноге, помахав ногами в разные стороны, Семёнов задержал ногу сбоку вверху, ступнёй на уровне головы и завёл её себе за спину.
  - Семён, вы сейчас распугаете всех членов сборной. Сегодня же день спарринга... Вы где за лето набрались этой гадости? - Всё так же посмеиваясь, спросил Сергей Сергеевич.
  - Йога, - сказал Семёныч, медленно опуская ногу. - Да и когда я здесь кого обидел? Я - старый больной китобой... Мои победы все в прошлом.
  Подошёл Владимир, поздоровался за руку с обоими, и сказал, обращаясь к тренеру:
  - Он вчера Сашу Фомина на канвас положил. В Олимпийском... Сын рассказывал. Он туда маму свою выводил. Заходит в фитнес зал, смотрит, Семёныч за канатами Фомина воспитывает. Тот на себе "тельняшку рвет", всё достать Смёныча пытается, а Семёнычу это надоело... Он - тюк его апперкотом, и в аут... Еле откачали.
  - Врёт, - сказал Семёныч спокойно, глядя на тренера, - откачали быстро. Я легонько.
  Тренер по-новому посмотрел на Семёнова.
  - Зачем же вы, Семён, Фомина расстроили? У него турнир скоро... С нашим Саркисом будет драться, кстати...
  - Полуянов попросил поспарринговать. Не узнал меня сначала. А я подумал, что их секреты нам полезны будут.
  - Ну и как, узнали? - Уже серьёзно спросил Сергей Сергеевич.
  - Все, - ответил Семёныч, - глядя на тренера, - могу полностью скопировать его вчерашний бой.
  За Семёнычем и ранее наблюдалась способность имитировать чужую манеру боя, а сейчас он чувствовал, что может полностью повторить технику и повадки Саши Фомина.
  - Ну-ка-ну-ка... Мы сегодня разбирали с Саркисом бои Фомина, - тренер вопросительно посмотрел на Семёнова.
  Семёнов, выбрав Владимира, как мишень для боя с тенью, стал вокруг него "танцевать", нанося имитации ударов руками и ногами. Левой верх, правой низ, уклон, левой низ, "циркуль", "сайдстеп", двойка вверх, уклон, правой верх, левой в печень...
  Так он "танцевал" минуты две, и после левого хука остановился.
  - Тут он упал... - сказал Семёныч. - Это я третий раунд показал. Он уже почти одними руками работал. Могу и первые десять минут... Но там он осторожничал... А в третьем Я дал ему поработать...
  - Ага, - сказал Владимир, - завёл волк Красную Шапочку в лес и...
  - Тут дети, - сказал тренер.
  - ... И съел, - продолжил Владимир. - А вы что подумали, Сергей Сергеевич?
  Все засмеялись.
  Тренер отмахнулся от Владимира, и попросил.
  - Семён Семёнович, поработаете сегодня с Саркисом индивидуально. Пока у вас ещё в памяти бой остался... Всем разминаться самостоятельно пятнадцать минут. - Громко сказал он, обращаясь к "залу". - Сегодня, в первый день двадцать пятого сезона, - спарринги. Для начала, десять по три. - Тренер хлопнул в ладоши.
  Саркис выделялся в сборной своим темпераментом и борцовским прошлым, неплохим юмором и весёлым характером. Они с Семёнычем разбили технику Фомина на связки и нарабатывали контрприёмы, а потом провели тренировочный спарринг пять по пять. Время от времени подходил Сергей Сергеевич и вносил свои корректировки. Два тренировочных часа пролетели быстро.
  Когда Семёныч с тренером шли к своим машинам, Сергей сказал:
  - Знаю, Семён, ваше отношение к официальным "каратэковским" соревнованиям, но... Может поедем в Японию? На "мир"? У вас форма... вон какая... Вы же мне сами пять лет назад пообещали, что в форму войдёте через шесть лет. Я ещё тогда вас звал... Помните?
  Они стояли на улице, возле машины Сергея.
  - Помню, конечно... Не интересно мне это. Да и правила... До малейшего касания... Вы же знаете... Я привык и на лицо принять, чтобы противника раззадорить...
  - Да понимаю я вас, - сказал тренер. Морды им набьёте, да и всё...
  Семёнов усмехнулся.
  - Надо подумать... Хотя... Спонсор у меня есть... - Он вспомнил про миллион баксов и центр пополнения ресурсов.
  "Вот куда можно направить инопланетные денежные потоки... На поддержку Российского спорта", - подумал Семёныч.
  - Записывайте, - сказал Семёныч, пожал руку тренеру и зашагал к своей машине, стоящей за территорией спорткомплекса.
  - Если доживу, поучаствую, - сказал он уже сам себе.
  Грея дизель, Семёнов вспомнил дневной разговор с другом, по поводу той машины.
  * * *
  - Семён Семёныч, привет, это Сергей.
  - Привет, Сергей Владимирович, слушаю.
  - Машина чистая. Собственник и водитель - Комаров Пётр Владимирович, двенадцатого ноль первого восемьдесят второго года рождения. Есть адрес регистрации. Ребята отсняли его документы. Сбросить вам на телефон?
  - Конечно, Серёжа, спасибо тебе. Страховка у него есть?
  - Есть. Сфотали...
  - Спасибо...
  - Тут... Странности... некоторые... - Сергей посопел в микрофон. - Слегли те ребята, что машину досматривали, в больничку. С пищевым отравлением. Как только тот тип отъехал, так сразу и проблемы у них обоих начались.
  - Может беляшей Тавайзовских поели?
  - Божатся, что только домашнее ели, каждый своё... Мужики взрослые, давно на дороге стоят. Те абы что кушать не будут, сам понимаешь...
  - И что ты думаешь? Про мужика? Сглазил он их, что ли?
  - Добрый, такой, говорят. Хорошего дня им пожелал.
  - Ну вот, а ты на человека наговариваешь... Всё, Серёж, хорошего и тебе дня, - Семёнов рассмеялся.
  - Тьфу на вас, Семён Семёныч.
  И Семёнов почувствовал, как Сергей закрылся от него барьером. Он аж телефон в сторону убрал, так из него повеяло холодом. Только что было тепло, и вдруг... Физический холод.
  Связь прервалась, а Семёнов с удивлением смотрел на телефон. В голове, как на экране, возник список возможностей его организма и замигали позиции: "ментальность" и "магия".
  "Значит что-то работает... А что такое ментальность? Ментал, ментол... мент... Тьфу, .... Чувства, что ли?" Но, глянув в интернет-поисковик, увидел - разум... То есть, разум у него - двойка? Хрена себе... Это по каким стандартам?
  Он ещё раз просмотрел список, чётко высветившийся у него в голове. Если по таким стандартам считать, то пункт "интуиция" - восемьдесят, это что-то запредельное. А сейчас, значит сработала его магическая единица? Тогда у Серёги сколько магии?
  - И на том спасибо, - поблагодарил неизвестно кого Семёнов. - Интуиции стоит больше доверять, однако. На неё и силу одна надёжа. На ментальность мою, надежды нет. Сила есть - ума не надо, - вздохнул он.
  * * *
  Вспомнив всё это, и перебрав варианты своих дальнейших действий, Семёныч поехал домой.
  Споткнувшись в прихожей о мелодично звякнувший рюкзак, он подхватил его за лямки, занёс в зал и со словами: "Пополним ресурсы, твою маму", выставил его содержимое в "закрома родины", как он называл шкаф с НЗ , в котором на полках стояла соль, сода, растительное масло, тушёнка и другие консервы.
  В "закрома" попадали продукты из излишков. Пожадничав при закупках, Семёныч, придя домой, лишнее убирал в шкаф... Так и накапливалось. И шкаф для одежды превратился в "закрома". Собственно, носимых вещей в доме у Семёныча было не много. Пара костюмов, пара джинсов, пара белых рубашек, пара синих, пара шорт, пара футболок.
  Наскоро перекусив, Семёныч лёг на диван и закрыл глаза, решив мысленно поработать над планом мероприятий, а потом перенести его на бумагу. При словах: "надо подумать", у Семёныча моментально возникла перед глазами цифра "два" - уровень его разумности.
  - Вот суки, - сказал он, - так и комплекс неполноценности можно заработать...
  Но вдруг снова проявилось подобие экрана, на котором побежал текст плана, как он привык годами и сам писать, и требовать от подчинённых: пункт, исполнитель, срок исполнения, пункт, исполнитель, срок исполнения. И так всё, что он уже придумал.
  А сейчас, текст возникал тогда, когда мысль ещё не успевала сформироваться, и буквально через две минуты, к имеющимся, добавилось ещё пять пунктов. Даже на мысленном экране план выглядел солидно.
  Семёныч смог добиться, чтобы экран приближался, отдалялся, темнел, светлел, и делался почти прозрачным, не мешая зрению.
  - На печать бы ещё отправить, - усмехнулся Семёныч.
  На экране вдруг поперёк текста возникла надпись: "печать не возможна из-за отключения доступного устройства печати". "Включить?"
  Семёныч, ничего не понимая, сказал:
  - Включить.
  Слева за головой вдруг зажужжало, и послышался звук срабатывания захвата принтером бумаги.
  "Устройство сообщает об отсутствии бумаги."
  Семёныч поднялся с дивана и осторожно подошёл к компьютерному столу, на котором уже несколько лет стоял, не подключённый, ни к компьютеру, ни к электросети принтер. Сейчас он работал, требовательно мигая лампочкой. Взяв с полки несколько листов бумаги и вложив их в лоток, Семёныч услышал звук протяжки и на приемные направляющие шустро выполз отпечатанный лист. Принтер, снова издав только ему понятный звук, отключился.
  - Так-так-так, - сказал Семёныч, искоса с прищуром глядя на лист. Заглянув за принтер не прикасаясь к нему руками, он не увидел никаких проводов. Вернее, увидел отключенный от принтера силовой чёрный кабель, лежащий рядом с "родным" гнездом.
  - Так-так... - повторил задумчиво, Семёныч, - Да и хрен с ним... - сказал он, и взял отпечатанный любимым шрифтом и кеглем план.
  И тут Семёныч вспомнил, что принтер то и отключен был, потому, что в нём закончился тонер. Ну, то есть, совсем закончился... Тряси не тряси...
  Семёнов снова заглянув за принтер, достал разъём и воткнул его в гнездо, потом нажал на кнопку включения. Принтер зажужжал, лампочки загорелись и замигала одна - "замените тонеркартридж".
  - Не понятно... Как это возможно? - Спросил себя Семёныч.
  На "экране" снова появилась надпись: "магия - один процент".
  Семёныч сел в кресло. В голове снова и снова бились мысли: "магия один процент, разум два процента". Поразмыслив, он понял, что, во-первых, у него в голове имеется некий "ментальный", читай - "разумный", помощник, который появился у него, после добавления ему двух процентов разума, во-вторых, магия в один процент даёт ему возможность включать электроустройства без электропитания.
  - Погасни, - сказал Семёныч люстре. Люстра погасла.
  - Включись, - сказал Семёныч люстре. Люстра включилась.
  Кроме непонятного: "Ё..", Семёныч ничего не произнёс. Разговаривать сам с собой он так и не научился. Да и вообще он был не разговорчив... Но сказать что-то сильно хотелось, а слов не было. Семёныч рванулся к "закромам" и достал бутылку "Прасковейского". Откупорил и прилично отпил из неё, надолго приложившись к горлу. Потом достал из шкафа бутылку нарзана, ополовинил и её.
  - Да и хрен с ним, - сказал Семёныч, и ушел в спальню. Свет он там зажигать не стал, не хотелось принципиально. Расстелив постель и улёгшись в неё, он, почему-то обиженно, или расстроенно, приказал ментальному помощнику: "спать до семи", и выключился.
  * * *
  Проснувшись, глянув на лежащие на тумбочке часы, и увидев 07:00, Семёныч снова расстроился и выругался.
  - Как робот, .... Ни тренироваться не надо, ни бегать не надо, даже принтер включать и заправлять не надо... Это что же за жизнь такая началась? - Психанул он. - За ради чего?
  Однако, прибравшись, пропылесосив и выполнив серию ранее недоступных его телу движений, Семёнов воспрял духом и убедил себя, что всё хорошо. Настроение его несколько улучшилось. Он понял, что, собственно, всю жизнь шёл именно к этой цели, именно к этому состоянию знаний и умений, но его жизни ему не хватило. "Бытовуха" постоянно роняла в пропасть.
  Теперь судьба дала ему возможность достичь точки стремления. По сути, подойти к вершине. И передать знания другим... Подумав это, он сразу понял, что, раз ему не хватило жизни, то не факт, что и другому хватит своей жизни. Да и кто его будет слушать? Спортсмены - индивидуалисты, авторитетов не терпят. Ученики не копируют учителя, а берут то, что считают... считают полезным для себя.
  - Мы пойдём своим путём, - сказал Семёнов, порвал план на узкие полоски и спустил в унитаз. Зачем он ему, когда в голове у него целый секретарь? Или секретарша?
  - Ты кто? - Спросил он у ментального помощника, - Мужик или баба?
  - Я - это ты. - ответил в голове голос помощника.
  - Мне с самим собой разговаривать, как-то не... не ловко.
  - Вообще-то... Я не совсем ты. Я - добавленный тебе ментальный модуль.
  - Ну вот, слава тебе... - Сказал Семёнов. - Это полегче..., чем раздвоение... И в чём твои функции?
  - Хранение и переработка информации, как и у твоего мозга.
  - А что молчал после установки? Затаился?
  - Не спрашивали, вот и молчал.
  - Логично. Ну и что там у меня в голове? - Спросил Семёныч, понимая абсурдность вопроса.
  - Да нормально... Нейронные связи и сектора памяти восстановлены полностью, хранилища информации заполнены на двадцать процентов.
  - А с твоими?
  - Дык... Сказано же два процента, значит, в два раза больше твоих ресурсов.
  - Хрена себе у вас два процента... Купил за рупь, продал за три... Вот на эти два процента и живу... Так, что ли, выходит? - Семёныч завалился от смеха на диван. - Ой, уморите вы меня!
  Отсмеявшись, он промокнул салфеткой слёзы.
  - Да... уж... Весело с вами. Ну да ладно, что ты думаешь по поводу моего плана, "два процента"?
  - Так себе план, если откровенно.
  - Так, стоп... Давай определимся, ты чей друг, мой, или... - он усмехнулся, - медведя?
  - Я твой помощник, значит твой друг. Это - по умолчанию. А по поводу плана... Первая часть, связанная с поиском, установлением личности, места работы - это пойдёт, а дальше я бы кое что изменил.
  И Помощник выдал Семёнычу несколько дополнительных пунктов, прочитав которые Семёныч вздрогнул.
  - Ну ты и завернул, - протянул он. - Ладно... Пока оставим как я придумал, а потом видно будет.
  * * *
  - Борис Владимирович, привет тебе! Как жив? Есть пять минут?
  - Привет, Семёныч. Жив пока. Говори.
  - Как твоя сыскная деятельность?
  - Да на хрен она не нужна никому, эта сыскная деятельность... Не любят наши мужья следить за женами, а жёны за мужьями. Это тебе, ..., не Америка, с брачными контрактами...
  - Ну вот и отлично, - прервал Семёнов Бориса, готового часами обсуждать эту тему. - Хочу нанять тебя, если не заломишь цену...
  - Семёныч... Ну как ты мог подумать... Цены вас устроят... Сто баксов в час, как для старого коллеги...
  - Боря, щас уйду...
  - Да шучу я, шучу...
  - Я тебе брошу на телефон вводную... Надо отработать объект по полной.
  - Семёнов, ты же знаешь, у меня телефон только для разговора. Я даже с эсэмэсками толком не разобрался, - он с сожалением шмыгнул носом. - Я забегу лучше к тебе. Ты где обитаешь? Трудишься? Офис есть?
  - Ты, Борис, не "выёживайся". Всё в шпионов играешь... Не с той стороны предохраняешься.
  - Так, бог миловал... Пока не "залетел" и не подхватил.
  - А ты откуда знаешь? Может он терпит пока? Короче... Я сегодня оставлю для тебя смартфон в офисе у Старого. Номер записан на меня. Там одна кнопка на экране. Нажмёшь, прочитаешь задание. Предупреждаю сразу... Всё очень серьёзно. Это даже не бандиты.
  - Не будем по телефону.
  - Не будем. Один не справишься, Боря... Всё должно быть по высшему разряду, ну..., как ты любишь... Работайте минимум пятью группами. Ближе чем на десять метров не подходите.
  - Семёныч, мы что, пальцем деланные, что ли! - "Взвился" Борис, задетый за живое.
  - Это - объект необычный. С таким ты ещё не работал, это я тебе гарантирую. Не ерепенься. Гаеры, что остановили его на дороге, потом неделю животом маялись.
  * * *
  - Привет, Виталий! Работаешь? Это Семёнов...
  - А... Семёныч, привет. Сидим паяем, примуса починяем... По делу, или контрольный звонок?
  - По делу.
  - О, как... Давненько не игрывал ты в шашки... Тогда заходи.
  - Еду.
  Мастерская по починке бытовой и компьютерной техники находилась в полуподвальном этаже современного многоэтажного офисного центра. Виталий, старый пенсионер опер-техник встретил Семёнова в древнем синем халате, который помнил еще СССР, и больших роговых очках.
  - Чай, кофе?
  - Да ну их, Виталя. Бегать потом... По делу... Вот схемы, примерные, сам понимаешь. Описание, ожидаемого от них эффекта, что от них нужно. Включаться должно только во время нажатия, кратковременно. И сразу, в то же время, сброс информации. Объект, скорее всего, техникой не пользуется, рассчитывает на свои "сверх способности". На это и надежда.
  - Экстрасенс, что ли?
  - Виталь...
  - Молчу-молчу...
  - В пассивном режиме должно всё молчать, как муха об лёд.
  - Деньги?
  - Большие.
  - Большие?
  - Большие, Виталя, а не любые... Но, большие.
  - Растёшь, брат, - уважительно произнёс мастер.
  - Не моя тема...
  Пожали руки и расстались. Сроки не оговаривали. Мастер понимал, что сроки, как у нормальных оперов, всегда одни - "вчера".
  Позвонил тренер сборной.
  - Здравствуйте Семён.
  - Здравствуйте, Сергей Сергеевич...
  Тренер всех спортсменов называл по имени, как бы уравнивая и стариков, и молодёжь. А Семёнов, называл его только по имени и отчеству, не принижая статус руководителя.
  - Можете сегодня группу взять на себя? Пятичасовую?
  - Легко.
  - Отлично! Ключи на вахте...
  - Что у них по плану?
  - Кихон .
  - Понятно.
  - Спасибо.
  Съездив в офис к "Старому", и оставив там средство общения с детективом, Семёнов вернулся домой и залез в компьютер. Надо было прикинуть места установки технических средств. В процессе общения с компьютером, он вспомнил про "два процента".
  - Эй, "подкидыш"?
  Почему у него возникло в голове такое обращение Семёнов сказать бы не смог, однако вырвалось.
  Но помощник не обиделся.
  - Да, хозяин, - ответил он. С юмором у него было в порядке.
  - "Мой юмор, и манера общения - мои", - подумал Семёнов.
  - А ты так можешь?
  - Как?
  - Ну... там... интернет... то, сё?
  - Легко, - ответил помощник.
  - Каким образом?
  - А через твой "один процент" ...
  - То есть, магией через роутер? А если я его выключу?
  - Поищем ближайший... Твой "один процент" работает метров на триста.
  - Прикольно...
  - Но, этого хватает... Вокруг столько точек доступа...
  - А пароли?
  - Ой, я тебя умоляю, - сказал "два процента" с интонациями "привозного" биндюжника . - Для меня и твоего "одного процента" это не пароли, - продолжил он тем же тоном.
  - Так и тому "перцу" все наши пароли - пшик? - Спросил Семёныч, имея ввиду "пришельца".
  - А я говорю...
  Семёнов скривил задумчиво физиономию, и почесал затылок.
  - И как с такими бороться?
  - А думаешь надо?
  - Как? А разве не надо? Шарится тут... туда-сюда... шлындрает...
  - А может помогает он?
  - Хрена себе, - помогает! Аж ни в чём не повинные "гаеры" уср***сь. Разберёмся... - сурово сдвинул брови Семёнов.
  * * *
  Семёнов практиковал "олдскульный" кихон. С низкими чёткими стойками и обязательным импульсом. Пройдя за долгие годы через разные стили, он знал, что импульс - источник любой техники, а стойки - её конечная фаза и основа следующего импульса. Слитность движений и переход одного импульса в другой, вот что Семёныч требовал от учеников.
  Он похлопал в ладоши, отставил левую руку в сторону и сказал:
  - Построились. Направо бегом.
  Хлопнув в ладоши, он побежал по кругу. Семёнов всегда, проводя занятия, выполнял сам все поставленные им же задачи.
  Во время отработки базовой техники разминка у Семёнова мало чем отличалась от самого кихона: растяжки в длинных стойках, переходы из стойки в стойку, вращения в стойках. Разминка "работала" не на саму себя, а на технику.
  Отсутствие "живота" и длинные концы пояса, действительно позволили ему продемонстрировать отличный импульс. Ученики были внимательны и исполнительны. Это была группа до четырнадцати лет. Здесь же он увидел и сына Владимира - Мишку.
  - "Значит после тренировки будут расспросы", - подумал Семёныч.
  - Внимание, ребята! Локоть на хикитэ идет, как удар за спину! Локтем надо бить, а не двигать. У вас всегда не один, а несколько противников. Всегда. Все движения - это удар. Даже колено в переходе из дзенкуцу в дзенкуцу . Представьте, что вы бьёте коленом передней ноги.
  Семёнов в тренировке кихона основывался на принципе возникновения импульса, и шёл от обратного. От конечной позиции, которую должен принять спортсмен, объясняя, откуда должен идти импульс и раскладывая движение на маленькие участки.
  Закончив тренировку и построив группу, Семёнов спросил:
  - Вопросы есть?
  - Есть, - сказал Вовкин Мишка. - Семён Семёныч, а вот ваш бой с Фоминым, совсем не был похож на бой каратиста. Где там наши стойки?
  - Ты просто не увидел.
  - Я снимал на видео...
  - Там, Миша, есть стойки, но они короткие: санчин, хейко, никоаши, и очень быстрые. А длинные нужны для тренировки и максимальной концентрации силы. На один длинный шаг в бою накладываются до десяти техник рук. Это, в зависимости от скорости тела.
  - А как вы Фомина смогли положить, - спросил другой, - вы же... намного старше его - он замялся.
  - Старый? - Усмехнулся Семёныч, - Старый, да... Получилось как-то. Опытом взял. И техникой именно каратэ. Пересмотрите последний апперкот. Там почти не было подъёма пятки задней ноги.
  - А Фомин сильный?
  - Сильный.
  - А он нашего Саркиса уложит?
  - Думаю, что нет. Вопросы ещё есть? Нет? По домам!
  Я ехал домой на машине и разговаривал с "подкидышем".
  - А вот мог бы ты сам вместо меня провести тренировку?
  - Если бы ты переключил на меня речевой аппарат, то смог бы.
  - Б... лин, совсем скучно становится. А что ты ещё можешь? Машину вести можешь? Как автопилот?
  - Смочь, смогу, но зачем это тебе? Я же буду использовать твои глаза, уши, руки, ноги...
  - Ну да... Это если, когда совсем пьяный, да? Или поспать можно...
  - Тогда, конечно, вариант. Вообще-то я могу не только получать информацию, быстро её перерабатывать, анализировать, но и обучать твоё тело навыкам, развивая центр мозга, отвечающий за моторику. В том числе и за мелкую. Например, ты сейчас сможешь связать себе свитер, или рыболовную сеть. Ты мог вязать рыболовную сеть?
  - Не мог, но всегда хотел научиться.
  - Вот... Сейчас ты знаешь, как, чем, и можешь связать даже сложную многослойную и мелкоячеистую. И очень быстро. И лапти сплести. Можешь книжку читать и дело делать.
  - Но это, как бы, уже и не я, - сказал Семёныч.
  - Нет, это именно ты. Это всё твои знания и твои навыки. И делать будешь именно ты. Ты ведь картошку чистишь и одновременно книжку читаешь? Было такое?
  - Было.
  - А оружие разбираешь и разбираешь в "слепую"? У тебя просто добавились знания и развились максимально навыки. И больше ничего не изменилось. Скорость, моторика у тебя и были хорошими. Сейчас добавилось... Просто ты стал чуть-чуть быстрее, ловчее, точнее. Ты и так был крутой мужик, Семёныч, только старый немного. Но это исправили.
  - Убедительно, - сказал Семёныч, паркуясь возле дома. - Ты победил мои комплексы, дружище Дубльразум.
  Вечером дома Семёныч вовсю пользовал свой "один процент" магии. Для начала решил поэкспериментировать. Зажёг все лампочки без выключателей, запустил холодильник, "включил" чайник и телевизор. Всё без подключения в электросеть. Выйдя на площадку и глянув на счётчик, убедился, что он расход электроэнергии не показывает. Покачав головой, Семёныч эксперимент прекратил.
  - "Ещё осталось научиться двигать предметы, отгадывать мысли и можно в цирк", - подумал Семёныч.
  - С мыслями и предметами пока не доступно, - отозвался Ментальный Друг. - Одного "процента" недостаточно.
  - Но... развить можно?
  - Можно. Надо чаще пользоваться. Тут я помочь тебе могу только в запоминании магических методик, манипуляций, рецептов. У тебя, кстати, в памяти этого "добра" предостаточно. Остаётся только начать практиковать.
  - Бр-р-р, - передёрнуло Семёныча. - Это что, прикажешь зелья варить? Руны писать? Пауков, лягушек сушить?
  - Можно и это, конечно, но для тебя важнее руны практического применения, в быту, например. Что-то тяжёлое поднять, передвинуть, кого-то вылечить.
  - Есть такие руны? - Спросил Семёныч, и понял, что есть. И он видел их. И знал, какая для чего.
  - Сила руны зависит от степени мысленного "нажатия" при её начертании. Тренироваться надо именно в этом. Для контроля силы.
  - Понятно. Это потом, когда-нибудь.
  Поужинав и пробежав в мониторе компа глазами новостную ленту, Семёныч откинулся в кресле и задумался.
  Что может быть нужно пришельцам на Земле? Ресурсы? Пополняют они... Если где-то прибыло, значит где-то убыло. Из какого банка убыл миллион "зелёных"? Его же должны искать? Или не должны? Значит в сговоре с инопланетчиками. А если пропадёт миллион рублей? Будут искать? Все номера купюр зафиксированы... А если попросить миллион единиц оружия? С какого склада оно "уйдёт"? Если земные правительства в сговоре с инопланетчиками, то его, Семёнова, вычислят на раз-два свои же.
  Может доложить куда следует и забыть? Ага... дадут тебе забыть... - подумал Семёныч. - Или забудешься вечным сном... Или упрячут...
  Семёнов понял, что терять вдруг приобретённое он не хотел. Ему не нужны были ни "баксы", ни "магия". Нового здоровья ему было предостаточно, и он уже жалел, что затеял игру с пришельцами. Для него это была... шутка, а для кого-то обыденная не шуточная работа.
  - Удрать и спрятаться? - Подумал Семёныч. - Эй! - Позвал он Разум.
  - Спрашивай, я всегда тут.
  - Как-то внешне можно меня засечь?
  - Практически нет. У тебя нет встроенных или вживлённых излучающих модулей. Твой "один процент" магии слишком слаб. Триста метров... Только "вычислить" земными возможностями. Как и любого человека. Например, почему ты думаешь, что "пришелец" не пользуется техническими средствами? Может быть там у камня, целая система выстроена? Контроля и учёта входяще-выходящих.
  - Тогда тот, кто её установил, тоже работает не совсем на пришельцев. Но проверить нужно обязательно, ты прав. Пока грибы совсем не отошли надо послать туда кого-нибудь.
  - Виталия и пошли, пусть на месте посмотрит, что можно сделать по твоему заданию. Хуже не будет...
  Глава третья
  
  Борис Владимирович водил со своими "топтунами" объект Семёныча уже третьи сутки, но так про него ничего и не смог понять. Объектом был мужчина средних лет, среднего роста, средней комплекции. Средней "лохматости" - шутили его "топтуны".
  Ни жены, ни детей, ни родственников "объекта" в крае не проживало никогда. Да и сам он объявился здесь пять лет назад. На работу или службу "объект" не ходил, хотя мог быть и на пенсии. Проживал по месту регистрации в собственной трёхкомнатной квартире. Уезжая на машине, ездил по городу, заходил в кафе и рестораны, заказывал что-то не серьёзное, ни с кем лично не встречался. Хотя... при нынешнем развитии техники... Можно сидеть друг от друга на приличном расстоянии и негласно обмениваться... чем угодно.
  Борис Владимирович перекинул Семёнову результаты наблюдений, и собирался давать команду "бригадиру" наблюдателей сворачиваться, как бригадир со всей своей бригадой из этого мира исчез. Исчезли люди вместе с автомашинами и мотоциклом.
  Только что Борис Владимирович говорил с бригадиром, как связь вдруг прервалась, эфир затих, а посмотрев на то место, где стояла "бригадировская" Хонда "Сиэрви", он её не увидел. Позвонив "бригадиру" по телефону ещё раз, Борис Владимирович услышал: "телефон находится...". Тогда Борис позвонил своему давнему другу, который всё жизнь работал в "семёрке" и сейчас должен был находиться рядом с "объектом наблюдения", но услышал тот же голос: "телефон находится...".
  По позвоночнику Бориса Владимировича от шеи до поясницы и ниже проползла холодная змея измороси, сердце его зашлось, и он потерял сознание.
  * * *
  Получив информацию от сыщика, Семёныч, хмыкнув, нашел в контактах нужную фамилию и нажал кнопку вызова.
  - Привет. Всё в порядке?
  - Привет, Семёныч, нормально. А ты как?
  - Порядок.
  - По делу?
  - А когда мы по-другому поводу созванивались, кроме праздников?
  - Ну да... излагай.
  - Брошу фамилию, посмотри по Москве и регионам, каким сможешь.
  - Лады... Как живёшь? Махать руками не перестал?
  - И махами, тьфу ты... И руками, и ногами... в Японию весной поеду, если доживу.
  - Что делать? - Удивился Катаев.
  - Как сказал тренер сборной, японцам морды бить...
  - Ну ты, брат, силён... Видюшку пришлёшь. Внукам покажу, каким бы я мог стать если бы ни их бабушка... - Он засмеялся.
  Попрощались.
  Семёнов, набрав номер "детектива", думал, чем бы ещё "нагрузить" Бориса и его команду. Неожиданно ответил молодой женский голос:
  - Семён? Не помню вашего отчества, это жена Бориса... Вы же Семёнов?
  - Да. А Борис где? Его можно?
  - Борис в больнице... в коме он, - женщина зарыдала.
  - В какой? В больнице какой?
  - В "тысяче" ... Только что привезли... Мне со скорой сообщили. Я сама хотела вам звонить...
  - Я приеду.
  Семенов, отключившись, заметался по комнате.
  - Стоп, - сказал Разум.
  Семён, послушавшись, встал. Оделся и вышел. До "тысячекоечной" он доехал, как не странно, быстро. Вечерние пробки ещё не начались.
  В реанимационную, естественно его не пустили, и он прошёл к начмеду.
  - Привет, Константин Николаевич! Тут старичка привезли, говорят, в коме... Суворов фамилия...
  - Есть такой... только что от него... непонятный случай. Кардиограмма чистая, а по всем признакам, - инфаркт.
  - На сердце никогда не жаловался. Ни жиринки...
  - Бывает... След на спине, по позвоночнику и по груди у него интересный, как от молнии, что ли. Жена говорит, что раньше не видела. Может его током ударило?
  - Костя, а можно одним глазком?
  Костя, друг детства по школе, посмотрел на Семёнова.
  - Пошли... Не наигрался в шпионов ещё?
  - Да какие шпионы, Костя? Сослуживец бывший. Его жена позвонила.
  - А на что смотреть хочешь? Что-то знаешь?
  - Да откуда? Любопытно просто...
  Они дошли до реанимационной. Начмед отдал Семёнычу свой халат, который едва прикрыл Семёнову спину, и остался в коридоре.
  Семёнов, зайдя в палату, увидел Бориса, лежащего на каталке.
  - Магия, - сказал "Подкидыш".
  - Сам чую, - сказал Семёнов принюхиваясь. - Как будто палёным пахнет, но наоборот. Не огонь - это, а холод.
  - Так и есть. Вот она, руна эта, - разум высветил руну.
  - Так..., а обратная? Противоядие? - Семёнов уже сам пролистал руны и нашёл то, что надо. - Ну и как? Чем рисовать то? Пальцем?
  Он стал водить пальцем...
  - Ты потихоньку, - сказал разум. - Потом можно воздухом поддуть, добавить, если мало будет. А если много, может не выдержать...
  - Знаю, - сказал Семёнов, завершая комбинацию черт.
  Борис вздрогнул и приоткрыл глаза. Семёнов подул на него сверху вниз, от головы и ниже.
  Глаза Бориса раскрылись шире и он посмотрел на Семёнова.
  - Колдуешь? - Просипел он. - Попить бы... Этот... похоже всех наших... двадцать один человек... с бригадиром... кончил. Исчезли они... И машины... того...
  Семёнов выглянул в коридор.
  - Очнулся, - сказал он Константину. Тот метнулся в палату, на ходу срывая с Семёнова халат и выталкивая его в коридор. Жена Бориса кинулась к Семёнову, схватила за плечи, и заглядывая в глаза, едва шевеля дрожащими губами, спросила.
  - Что? Как он?
  - Будет жить, наш Боря, будет. Всё нормально.
  * * *
  Некоторых Бориных "топтунов-шептунов" Семёнов знал. Он обзвонил их, но все они были "вне зоны доступа". Сидя в своей квартире Семёнов понимал, что дело принимает нежелательный оборот.
  Как он знал от Бориса, объект водили двадцать профессионалов. И эти двадцать человек единовременно исчезли на глазах сотен людей. И никто на это не обратил внимание. Это - магия мастера, и Семёнову, с его одним процентом, выходить с таким соперником на бой было щекотно на букву "с".
  А встречаться им, скорее всего, придётся довольно скоро. Пролистав всё, что было у него в памяти про магию и разум, он нашёл, то, что ему надо. Оказалось, что существовали внешние усилители "аппаратного типа", и магии, и разума. И тот и другой можно было встраивать во что угодно. Надо было снова идти в центр пополнения ресурсов.
  - Эй, "Заразум", поищи ещё что-нибудь такое, чтобы можно было подключаться к их сети. Должны же у них быть средства связи. Встречался же тот "чел" с кем-то в центре, значит они должны были предварительно договариваться.
  - Есть такое. Называется просто - внешний модуль коммуникации.
  - Это телефон что ли?
  - Типа того, но при помощи твоего одного процента магии им можно пользоваться не нажимая кнопки. Мысленно.
   - Это хорошо. Раз без кнопок, то все эти три модуля надо куда-то впихнуть.
  - Под кожу и пихни, делов-то... Они маленькие, как рисовые зёрна.
  * * *
  На следующий день Семёныч с первыми лучами солнца, "постучавшись в камень", и снова попав в центр пополнения ресурсов, сразу прошёл в кабинку и, после приветствия, спросил:
  - Как к тебе можно обращаться?
  - Обращайтесь просто, "система". Я не живой организм.
  - Понятно. Система, мне нужен список ресурсов, доступных для пополнения.
  - Это слишком большой список, вам проще получить внешний системный коммуникатор и уже через нашу сеть знакомиться с перечнем.
  - Согласен. Тогда совмести с этим коммуникатором внешний модуль коммуникации и усилители магии и разума.
  - Рекомендовано не совмещать данные усилители по причине их принципиальных энергетических и ёмкостных отличий. В какой форме вы желаете получить запрошенные устройства?
  - А какие варианты?
  - Для вживления в организм или для ношения на теле?
  - Для вживления.
  - Вживить устройства?
  Семёныч удивился. Он думал ему самому придётся ковырять шкуру, и он с содроганием представлял эту операцию. А тут...
  - Конечно вживить, - сказал он и ничего не почувствовал.
  - Исполнено.
  - Не заметил. Где они?
  - Вызовите любое устройство...
  - Усилитель магии! - Позвал Семёныч.
  В шее под левым ухом засвербело. Семёныч машинально приложил пальцы левой руки и почувствовал под ними очень небольшой бугорок.
  - Усилитель разума!
  Зажужжало под правым ухом.
  - "Сюда часто выцеливают "грязные" боксёры, - подумал Семёныч".
  - Усилители имеют локальную активную энергетическую защиту от повреждения. Она срабатывает от изменения плотности окружающей среды вблизи устройства.
  - Активная защита, это то, о чём я подумал?
  - Да. Приближающийся объект при достаточной настройке будет разрушен, при недостаточной - повреждён.
  - То есть, щиты можно настраивать?
  - Да. Инструкция по эксплуатации устройств приложена.
  - А коммуникатор?
  Засвербело в районе "солнечного сплетения". Семёныч потрогал, но ничего не нащупал.
  - Коммуникаторы плёночно-гелиевые, - сообщила система. - И так же снабжены активной защитой пятого уровня.
  - Я правильно понимаю, что все внешние устройства снабжаются активной защитой?
  - По индивидуальному заказу можно и без защиты, но зачем? Ведь её можно и отключить... И тогда устройство можно разрушить, если необходимо... - Пояснила система.
  - У них есть биороботы разведчики, - шепнул "заразум" Семёнычу, - трансформеры. Принимают облик практически любого живого земного существа. Да и не земного тоже. Да и не живого, в общем то... - Добавил он.
  - Я вас услышала, - отреагировала на "шёпот" система. - Будете брать?
  - Да, - сказал Семёныч.
  На полу появился чёрный пластиковый чемодан с двумя блестящими металлическими застёжками.
  Ему понравилась идея со щитами. Он уже "просмотрел" инструкции и знал, что щиты на усилителях хоть и локальные, но площадь защиты возможно настроить до полуметра.
  Фактически, у него сейчас в наличии имелось две полусферы, защищающие всю голову и одна полусфера грудная. Устроившись в кресле поудобнее, Семёныч вызвал меню внешних устройств, усилителей и стал выбирать нужные. Хотя... Как тут можно было выбирать?
  - Так, система... Размести равномерно по телу, чтобы его перекрывало щитами защиты, усилители: магии, телепортации, телепатии, телекинеза, слуха, осязания, обоняния, тактильности, болевого порога, голоса, лечения и регенерации. И два обязательно чтобы перекрывали подошвы ног... Тонкие гелиевые можно?
  - Можно, - ответила система. - Исполнено.
  - Пятый уровень защиты - это ...?
  - Удар пяти тонн вещества на сантиметр площади тела со скоростью ста километров в час.
  - Много... - сказал Семёныч, одобрительно покачивая головой. - Крепкая броня.
  - Это не броня. Это активная защита. Ваше тело не почувствует воздействия. Однако на максимальных параметрах у вас хватит энергии только на одно отражение атаки. При снижении параметров вдвое - на десять.
  - Совсем вылетело... Максимальные накопители энергий для каждого усилителя.
  - Сделано.
  - Система, вопрос не по теме... Почему всё бесплатно?
  - Вопрос не корректный. Все исследователи, имеющие доступ в "Центр", получают требуемые ресурсы для выживания в новых мирах. Таковы условия программы освоения.
  - А что-то из других миров я могу оставить на хранение в системе?
  - Конечно. Возможно создание неограниченного индивидуального хранилища.
  - Что можно поместить в это хранилище?
  - Всё. Живую и не живую материю. Энергию. В любом виде. Ценную информацию.
  - А живые существа? - Вдруг осенило Семёныча.
  - Любую материю, - повторила система. - При перемещении используется телепортационный коммуникатор.
  Семёныч встрепенулся.
  - Можно установить?
  - Да. Установить?
  - Да.
  - Исполнено. Индивидуальное хранилище возможно использовать, как транзитный накопитель, для дальнейшей пересылки по указанному адресу, для ремонта, реставрации, регенерации объектов.
  - Удобно. А самому? Если понадобится прыгнуть в накопитель?
  - Доступно. А из накопителя вы можете переместиться в центр через индивидуальный выход. Войти в своё хранилище вы можете и сейчас, мысленно открыв портал.
  - Круто.
  Семёныч встал и открыл вход в хранилище. Он заглянул в пустую комнату.
  "Пока пустую. Хорошая явочная квартирка" - подумал Семёнов, "Диванчик бы сюда..."
  - Исполнить?
  - Да, - настороженно сказал Семёнов.
  В комнате появился его родной старый кожаный диван, отслуживший ему много лет, и переезжавший с ним из кабинета в кабинет.
  - Тогда уж и мой стол с лампой, холодильник, пару стульев, только новых, а не тех... колченогих...
  - Исполнено...
  Семёнов осторожно присел на диван. Диван только казался старым. Он приятно пах новой кожей. Семёныч помнил его и таким. Помнил, как его привезли ему со склада судоремонтного завода, где он взял его по остаточной стоимости. Были в девяностых такие "финты" у бывших госкомпаний, когда имущество "амортизировалось" и продавалось "своим" за бесценок.
  Проведя ладонью по круглой подушке подлокотника, он посетовал: - Окна не хватает...
  - Возможна установка телепортационного окна. Или "визора" с любой вебкамеры. Окно, в случае выхода на совместимую с вашей жизнью местность, обладает функциями открытия.
  - Супер! - Восхитился Семёнов. - Ставь большое. От пола до... - Он посмотрел наверх и не увидел потолка.
  - Облагораживать своё хранилище вы сможете в процессе его эксплуатации. Мысленно. Проходите, пользуйтесь и меняйте, по своему желанию.
  - Здорово! - Сказал Семёныч и, вспомнив, что не закончил "развед-опрос" системы, выбрал в меню папку "блокираторы".
  - Блокираторы встроены в каждое устройство усиления или коммуникации, и идут как приложение к ним.
  - Понятно, - сказал Семёныч, - спасибо. - Так что, на счет перемещённых в хранилище ресурсов.
  - Не за что, - ответила система и продолжила. - Добытые и перемещённые в хранилище вами ресурсы возможно передать системе за бонусы.
  - О, как... Что за ресурсы? Какие бонусы?
  - Ресурсы - любые материальные объекты, полученные из миров, не входящих в систему. Бонусы - любые ресурсы содружества, эквивалентные переданным в систему ресурсам.
  При возвращении исследователя на территорию содружества все материальные ресурсы, полученные от системы, остаются в системе.
  - И то, что я получил сейчас?
  - Да. Их вы сможете оставить навсегда, передав в систему эквивалентные им ресурсы, полученные из новых миров.
  - Где можно ознакомиться с ресурсными эквивалентами? - Семёныча "терзали смутные сомнения" по поводу исчезновения его "наблюдателей".
  - Откройте раздел "биржа" и найдите интересующий вас мир.
  - Меня интересует "Земля".
  - Для системы это понятие нулевое. То, что вы называете "Земля", в системе обозначено, как "Е213Р523".
  - Вижу, - сказал Семёныч, быстро пролистывая "ресурсы", в этой колонке, напротив которых стояли цифры. Стоимость. Лес, металлы, минералы. Были тут и люди: женщины - 1500, мужчины - 1000, дети - 2000.
  - Вас интересуют люди, недавно поступившие из этого мира в систему? - Прочитала Система мысли Семёныча.
  - Да, - прохрипел почему-то Семёныч и закашлялся.
  На столе появился стакан воды. Семёныч встал с дивана, схватил его и быстро выпил.
  - Поступившие в систему ресурсы редко задерживаются в системе надолго. Они сразу выставляются на аукцион. Люди, и вообще гуманоиды - очень ходовой товар. Вот список поступивших из "Е213Р523" людей. Все они уже переданы другому владельцу.
  Семёныч с ужасом на лице листал список. Буквально вчера поступили в систему и сразу были перепроданы восемьдесят человек, но нужных "параметров" Семёныч не находил долго. В основном в списке были люди средних лет. Семёныч листал список, и наконец он нашёл их - двадцать один человек нужного возраста.
  - Все гуманоиды, поступившие в систему в эти сутки ушли из системы одним лотом одному приобретателю.
  - Можно узнать какому?
  - Можно. Администрации номер один мира Е2478К7054.
  - А посмотреть на них можно? Фото...
  - Конечно. Вызовите необходимую вам информацию по объекту.
  Семёнов подумал, и увидел объёмное вращающееся "фото" в полный рост напротив каждого человека. Увеличив их, он понял, что это "его семёрочники ".
  - Выбранные вами люди переданы системе, не для заключения контракта, а принудительно, как "трофей"
  - Поясни, - попросил Семёнов.
  - Люди поступают в систему в трёх случаях: либо по контракту, подписанному ими с исследователем данного мира, либо в случае захвата их после отражения их агрессии, либо после поражения в честном поединке. В первом случае человек волен в выборе контракта, в двух остальных - не волен. Освободиться может только отработав контракт.
  - И какой у них контракт?
  - Эта информация закрыта.
  - Их можно выкупить?
  - Данная информация принадлежит администрации мира Е2478К7054.
  - Можно ли с ними связаться?
  - Можно. Переместившись в мир Е2478К7054.
  - А все мои материальные приобретения? При перемещении в этот мир исчезнут?
  - Мир Е2478К7054 недавно открытый и находится в стадии исследования. Он не входит в содружество. Поэтому ваши материальные "приобретения" не будут изъяты "системой". Ресурсы из этого мира высоко ценятся на бирже системы.
  У Семёнова отлегло от "сердца". Контракт подразумевает работу, а значит, все двадцать один человек живы. Как их выкупить? Да и захотят ли они? А вдруг и они получили "апгрейд " и "апдейт " своих организмов?
  - Всё, Система, спасибо. Дальше я сам...
  - До свидания. Ждём от вас поступлений на нашу биржу.
  Дверь в кабинку закрылась. Семёныч остался в своём новом кабинете. Возле стола проявился забытый Семёнычем чемодан с киберразведчиком.
  * * *
  Сбросив сапоги и куртку Семёнов лежал на диване и думал. На диване появилось его любимое покрывало и перьевая подушка. Лежать на "голой" коже он не любил.
  Предметы появлялись по мысленному запросу, только стоило их хоть как-то представить.
  Первым делом Семёныч установил в комнате телепортационное окно, выходящее на море и берег небольшой бухты острова Желтухина. Семёнов просто представил вид из амбразуры стоящего там старого дота, и окно "заработало". Вместо форточки у окна была обычная балконная дверь, которую Семёнов приотворил и почувствовал сильный порыв ветра. Сквозняка не было, и с напором Семёнов справился легко. Смело шагнув из двери на каменистый пляж, Семёнов попал под шквал ветра и едва удержался на ногах. Он забыл, что был босиком и холод крупной гальки его "взбодрил". Оглянувшись на дверь Семёнов увидел прямоугольный проём в его "кабинет" на фоне горизонтальной амбразуры дота.
  - А как они ловко меня "вербанули", - сказал Семёнов сам себе. - "Ждём от вас поступлений на нашу биржу", - передразнил он систему, и вспомнил слова системы: "Живую и не живую материю. Энергию. В любом виде. Ценную информацию".
  - Вот суки! "Информацию" ... - передразнил он снова систему. На последний "ресурс", принимаемый системой к обмену на "эквиваленты" Семёнов не обратил в пылу беседы внимание. Слишком был занят мыслями о спасении "сыщиков".
  - И какую информацию система считает ценной? - Спросил Семёнов, и услышал голос Системы.
  - Любую.
  - Даже пересуды соседей?
  - Да. Но стоимость такой информации - минимальна. В случае с передачей информации система сама определяет её ценность.
  Семёныч хмыкнул.
  - Ладно... Понятно. Не мешай думать. И не подслушивай.
  - В таком случае рекомендовано блокировать системный коммуникатор. Предупреждение: в случае отключения системного коммуникатора получение пополнения ресурсов вне центра будет не возможно.
  - А пока - возможно?
  - Да.
  - Тогда... Стол сюда, кресло, коньяк, оливки и...
  - Девочек, - пошутил "два процента".
  - Исполнять? - Спросила система.
  - Да... Кроме "девочек".
  - А зря, - усмехнулся ум-подкидыш.
  - Ты, действительно - "Заразум", - усмехнулся Семёнов, и добавил с кавказским акцентом, - Шутник.
  - Это я, чтобы снять напряжение... и умственное тоже, - хихикнул ментальный друг.
  Материализовав себе тёплые сапоги и куртку, Семёныч долго сидел в мягком кресле, глядя на бушующий Тихий океан и сдуваемые ветром брызги волн, разбивавшихся о прибрежные камни. Накрывшись пледом он задремал и очнулся от звонка мобильного телефона.
  - Семён Семёныч, - раздался голос тренера сборной по карате, - здравствуйте.
  - Здравствуйте, Сергей Сергеевич.
  - Завтра у Саркиса турнир. Вас включать в состав секундантов? Вы много вложили в него за эту неделю... Да и Саркис попросил.
  - Если я не помешаю, включайте, - подумав сказал Семёнов. От ветра он накрылся пледом с головой, голос его со сна слегка похрипывал.
  - Я разбудил вас? Извиняюсь. Вы где-то на море? В такую погоду?
  - Да... Тут задувает славно. На "даче" у друга. В Славянке.
  - Понятно. До завтра успеете?
  - Не вопрос...
  - Ну, до завтра. В 11-00 в Цирке.
  - Есть, - по привычке ответил Семёныч и потянулся. Связь прервалась. Море бушевало. Семёнов любил такое море. "У природы нет плохой погоды, бывает плохая одежда", - вспомнил Семёнов свою любимую присказку.
  Он засобирался домой. Поднявшись из кресла и окинув свой "бивак" взглядом, он приказал:
  - Возврат в систему.
  Всё исчезло, как и не бывало. Даже косточки от маслин. Шагнув в комнату, он плотно закрыл дверь. А потом подумал, а почему бы ему не открыть дверь в свою квартиру? И открыл. Шагнув к себе в городскую квартиру он уже ничему не удивляясь, прошел на кухню к холодильнику. Открыв его, задумчиво вынул бутылку нарзана, вскрыл пробку, и прямо из бутылки стал пить.
  - Вот чёрт, - сказал Семёнов. - А машина?
  Он с тоской представил свою машину, сиротливо стоящую на обочине дороги, себя едущего в город по темноте, а потом ищущего место для стоянки возле дома.
  Семёнов выглянул в окно и увидел прямо возле подъезда свободное место. Он с сожалением снова представил свой "микрик", одиноко стоящий на дороге под порывами ветра и пустое место возле дома, которое вдруг стало непустым. Его "делика" стояла возле дома.
  Семёнов присвистнул, и пошёл на улицу. Делика действительно была его. Двигатель, естественно, был холодным.
  - Семён Семёныч, ты как это... шустрее меня встал? - Спросил сосед из окна остановившегося рядом авто. - Тебя же не было. Я место увидел из-за поворота.
  - Ты что, Саша? "Бас" стоит тут пол дня. Даже двигун холодный. Привиделось тебе что-то...
  - Да как так? - Удивился сосед.
  - Бывает...
  Сосед вытянул руку из окна и чуть проехал вдоль автобуса.
  - Холодный, - ошарашено проговорил он.
  - Бывает, - повторил Семёнов и вернулся в подъезд. В лифте он несколько раз повторил это слово, слегка встряхивая голову, словно отгоняя мух.
  - Не со всеми, но бывает, - сказал он, выходя из лифта, не заметив соседку.
  - Что вы сказали? - Спросила она.
  - Да это я про себя, извините, Марина.
  - Бывает, - сказала, грустно усмехнувшись, соседка. Она когда-то давно пыталась "склеить" Семёна, но тот не поддался, будучи верен давно утверждённому правилу не заводить шашни с соседками и сослуживцами.
  - Как так получилось? - Спросил он сам себя, входя в квартиру.
  - Это я подсуетился, - сказал "Заразум". - Ты не разобрался ещё, как работает телепортационный коммуникатор. Ну я и...
  - Спасибо, дружище, - искренне сказал Семёныч.
  - Да пожалуйста, - усмехнулся "дружище". - Робота будем смотреть?
  - А то... О... А он остался в кабинете накопителя.
  - И чо? - Издеваясь, спросил "дружище". - Или просто перемести его сюда, или пройди да возьми.
  И "заразум" открыл портал в "хранилище". Семёнов шагнул в дверь, взял чемодан и вернулся в квартиру.
  - Ты подсказывай мне, а то, что-то я подтупливаю. Как в "грогги ".
  - Пройдёт, - сказал ментальный помощник. - Давай, вскрывай сундук "Пандоры".
  Семёнов, клацнув защёлками, приоткрыл чемодан, но в нём ничего не было. Вернее, под крышкой находилась чёрная сплошная гладкая поверхность. Семёнов машинально приложил ладонь, и перед ним, вместо чемодана, появился пес. Щенок американского кокер спаниеля, единственной собаки, жившей когда-то давно какое-то время у него в доме, и которую ему пришлось отдать...
  - Ух ты какой, - сказал умилившись Семёнов, потрогав щенка по спине. Спина была теплой, мягкой, шерсть шелковистой.
  - Собака! - Восхищенно сказал Семёныч.
  Он взял щенка на руки, положил на колени на спину и осмотрел живот. Всё было на месте. Это была сучка.
   - Будешь - "Юдифь", как и та...
  - Ты не замыкайся на этом образе, - сказал "заразум". - Это же может быть любое животное... Любое... Давай посмотрим?
  - Да и пофиг, - сказал Семёныч. - Любое, так любое. Я тебе верю. Лениво их перебирать. Проверим по мере необходимости. Сейчас с этим надо разобраться.
  - А что с ним разбираться? Собака, как собака. Сейчас включены все функции: рост, питание, рефлексы, дефекация, привязанность к хозяину. Линька...
  - Так... Линьку и всякий с неё мусор - сразу на ноль. Дефекация только по команде. Питание - когда дам. Не фиг баловаться. Робот - значит робот.
  Семёнов пощекотал щенку живот и тот задергал лапами.
  - При переключении в режим разведчика, возможно пользование его слухом и зрением. Можно и другими органами чувств, но оно тебе надо?
  - Ясно. Но у собак же зрение вроде монохромное, или ... - он не договорил.
  - Это же не собака, - перебил "заразум". - Всё регулируется по необходимости. Есть рентген, радар, уловитель магии, и куча других "примочек", необходимых для обнаружения цели. Присутствует целенаведение.
  - Хорошая собачка, - растягивая слова просюсюкал Семёныч, почёсывая щенка за его длинными ушами.
  Глава четвертая
  
  На завтра в десять тридцать Семенов был в цирке, где проходил турнир по правилам ММА. У Саркиса в весе было двадцать человек, и, при счастливой раскладке, пять боёв. У букмекера Семёныч столкнулся с Ашотом, отцом Саркиса, "средней руки" бизнесменом. Тот не был бандитом ни в девяностые, ни сейчас, и Семёныч с удовольствием пожал ему руку.
  - Семён Семёныч, рад видеть вас. Решили поставить? - Ашот удивлённо вскинул чёрную бровь.
  - Да, вот... Решил поставить кровные... Как тут это делается?
  - Впервые?
  - Да... Не играю я в азартные игры...
  - А сейчас?
  - Так это разве игра? Это полная уверенность!
  - На кого ставите? - С осторожностью спросил Ашот.
  - На Саркиса, естественно.
  - Сколько, если не секрет?
  - Двадцать тысяч...
  - Хорошие деньги... - покачал головой Ашот. И с едва скрываемой гордостью добавил, - Я тоже поставил. Сто...
  Семёнов уважительно посмотрел на Ашота и вынул две стодолларовых пачки.
  - А доллары они принимают? Не успел обменять...
  Ашот приоткрыл рот, потом с усилием сглотнул.
  - Мы вам пересчитаем, не переживайте, - встрял букмекер, принял пачки, перетянутые лентами банка США. - Могу вскрыть? - Спросил он.
  - Да, - просто сказал Семёныч.
  Букмекер вскрыл пачки, "распушил" их и вложил в счётную машинку.
  - Двадцать тысяч долларов... На кого ставите?
  - На Саркиса Хачатряна, что он станет победителем в этом турнире.
  - Вы даже не узнаете его рейтинг?
  - Нет, - без тени сомнения ответил Семёныч, получил от букмекера "билет", и развернулся к отцу Саркиса.
  Тот молча снова протянул ему руку.
  - Спасибо за доверие, Семён Семёнович.
  Семёнов пожал протянутую ему руку и пошёл в раздевалку. Родственников бойцов туда не пускали, и Ашот Хачатрян только проводил его взглядом. Пока он дошёл до раздевалки, периодически останавливаясь и пожимая протянутые ему руки, весть о том, что Семёнов поставил двадцать тысяч долларов на своего бойца облетела весь цирк и достигла раздевалки, поэтому, войдя в неё, Семёнов услышал одобрительный гул и возгласы.
  - Всем доброго дня и достойных побед! - тихо сказал Семёнов.
  - "Здрасте, здрасте", - послышалось с разных сторон.
  Подошел главный тренер и пожал Семёнову руку, глядя прямо в глаза.
  - Отожгли вы, Семён Семёныч... - сказал он.
  - Я сделал, что-то неверное? - С деланным удивлением спросил Семёнов.
  - Да нет... просто расстроили игру букмекерской мафии. А если выиграет наш Саркис, то вы опустите их на приличные деньги, - сказал ему на ухо тренер.
  - Не "если", Сергей Сергеевич, а, извините, "когда" выиграет... - также тихо поправил тренера Семёныч.
  - Ну да, ну да... - согласился тот, и добавил, - только тут выставились и бойцы, покруче Саши Фомина. Приехал "француз" Газа.
  - Это такая длиннорукая обезьяна, которая глумиться над соперниками?
  Тренер нерадостно усмехнулся словам Семёнова и коротко ответил.
  - Он. Устроители турнира до последнего скрывали его заявку, нехорошие люди.
  Евгеньев принципиально не ругался матом. Долгая тренерская работа с детьми наложила свой отпечаток на его словарный запас.
  - Ничего страшного, - тихо сказал Семёнов, - мы же натаскивали Саркиса на длинноруких. А этот ещё и подпрыгивает. Надо ловить его на подсечках и переводить в партер. Жеребьёвка первого круга была?
  - Да. С Тухбатулиным первый бой.
  - Борец. То, что Саркис любит. Нормально... Прорвёмся...
  Пошептавшись с Евгеньевым, поздоровавшись с другими спортсменами и секундантами команды, Семёнов подошёл к Саркису. Тот встретил Семёныча своей неизменной открытой улыбкой.
  - Привет, Саркис.
  - Привет, Семён Семёныч.
  - С отцом твоим у букмекера встретились... Привет передаёт.
  - А... - протянул Саркис. - Так мы виделись... Вместе приехали.
  - Это я так... Хорошие у тебя бойцы в весе. Когда победишь - рейтинг высоко поднимется. После Газы, можно и за "претендента" побороться. Он хоть и "непобедимый" пока, но... тем интереснее у него выиграть. И шуму будет больше. У тебя быстрые и лёгкие ноги. Лови его на подсечках, но не сразу, пусть попрыгает немного. И, как нарабатывали... Прошла подсечка, не прошла - сразу двойка в голову, потом - корпус.
  - Понятно, Семён Семёныч! Я сам доволен, что Газа приехал. Мне он нравится... как боец, - тут же поправился он, рассмеявшись. - Он весёлый.
  - Ну... Ты сам то не особо веселись, посерьёзнее немного.
  - Да ладно! - Махнул Саркис рукой.
  - Ну и хорошо. Разминайся, не буду мешать.
  * * *
  Саркис встретился с Газой в третьем поединке. Первые два он прошёл уверенно. Не сказать, чтобы - легко, но... закончил бои досрочно. Промежутки между боями были приличные. Параллельно шли бои ещё в двух весовых категориях: легкие и "тяжи".
  Семёныч сидел с Евгеньевым за клеткой, а в клетке крутились Саркис и Газа. Длинные руки и ноги Газы были легки и быстры. Саркису за два раунда так и не удалось затащить его в партер. Газа вырывался и выкручивался из захватов, как червяк. А вот Саркис "набрался" ударов достаточно, и уже начал хватать ртом воздух. Попытки подсечь Газу на его прыжках, не проходили. Тот просто перепрыгивал их.
  В перерыве Семёныч сказал Саркису:
  - Попробуй сымитировать подсечку и сразу ударить в ту же ногу "ёко". В колено. Изнутри. Если повезет, ты его собьёшь, а не повезёт, сломаешь ему колено.
  Саркису "повезло". Он сбил опускающуюся ногу противника, и тот клюнул носом в канвас. Двойка левой-правой в голову добила Газу. Зал орал, как безумный. Папа Саркиса выбежал в клетку и, подняв Саркиса, носил его на руках.
  Четвёртую схватку Саркис выиграл нокаутом в голову. На пятую должен был выйти против Фомина.
  - Руку сломал, - сказал Евгеньев, когда Семёнов вернулся в раздевалку.
  - Кто? - Машинально спросил Семёнов.
  - Саркис. Лучевую кость. Снимаемся.
  - О как! А ну, дай те ка я гляну...
  Семёнов подошёл с сидящему на скамье Саркису, присел справа и взял его руку. На руке, прямо посередине лучевой кости лиловело пятно.
  Взяв руку Саркиса, Семёнов четко, как на рентгене увидел перелом. Трещину.
  - "Регенерация, - подсказал ему "заразум"
  - "Регенерация, - согласился Семёныч и трещина исчезла.
  - Ушиб, - сказал Семёныч.
  - Да какой, нафиг, ушиб, - почти плача сказал Саркис. - Я слышал, как она хрустнула, да и болтается, как... сосиська.
  Он чуть качнул рукой, пытаясь продемонстрировать, как качается рука, ожидая боль, но ни боли, ни "качания" в месте слома не было. И даже синяк стал на глазах рассасываться. Но Семёнов мысленно прекратил "рассасывание.
  - Это будет твой козырь. Все видели твой уход из клетки, и как ты морщился. Да и "стукачки" уже разбежались и разнесли весть о твоей контузии. Синяк характерный. Пусть думают, что ты сейчас "однорукий". Как говориться, "береги руку Сеня". Поработаешь одной. А в нужный момент... Только тихо... Убери улыбку с лица.
  - Слушай, а ведь не болит. Совсем не болит, - сказал Саркис шёпотом тренеру.
  - Ну, Семёныч... - покачал головой Евгеньев. - Там был перелом, - сказал он, когда Саркис, нарочито уныло, отошёл от них к доктору, "укачивая" руку.
  - Ну был, ну и что. А сейчас нет, - сказал Семёнов, глядя главному тренеру в глаза. - Нет, Сергеич, перелома. И не было...
  Сергей Сергеич опустил глаза и покачал головой.
  - Удивили, Семён Семёныч, - не то слово, - прошептал он.
  Финальную схватку Саркис выиграл в первом раунде, поймав Фомина на выполнении апперкота, поймав его правую руку своей левой, и пробив "правый прямой" в подбородок.
  Удар отправил Фомина в глубокий нокаут.
  "Что там было? Как ты спасся? Каждый лез и приставал", - пел Высоцкий. Так было и в раздевалке. Набежали репортёры, и другой люд. Семёныч втихаря "смылся", едва сумев пожать Саркису руку.
  Букмекер с грустным видом взял у Семёныча реквизиты его счёта и пообещал, что перевод выигрыша случится в течении суток. На счёт должно было упасть сто тысяч долларов, в пересчете на рубли по курсу.
  Едва отъехав от цирка, Семёнов услышал звонок мобильника.
  - Семён Семёныч? - Раздался в трубке мужской быковатый голос.
  - Слушаю.
  - Быстро вы уехали, Семён Семёныч. С вами хотят поговорить люди.
  - Люди... - усмехнулся Семёнов. - Давненько я не слышал этого слова. Сильно хотят?
  - Сильно, Семён Семёныч.
  - Я весь внимание...
  - Это не телефонный разговор.
  - А где предпочитают разговаривать "люди"?
  - Сворот на "горностаевский" полигон знаете?
  - Знаю. Бывал там не раз...
  - Мы тоже бывали... и тоже не раз... - усмехнулся в трубку голос. - Завтра в десять ноль-ноль.
  - Рано встают люди... - снова усмехнулся в трубку Семёнов.
  - Кто рано встаёт, тому Бог даёт, - в ответ сказал голос.
  - Да-да, знаю. Я тоже рано встаю. Посмотрим, кому он "подаст" завтра, - уже почти смеялся в трубку Семёныч.
  - Вы не нервничайте так, Семён Семёныч. Всё будет нормально, мы просто поговорим. И не желательно кого-либо привлекать к разговору. Постороннего. Вы понимаете меня?
  - Даже не хочу спрашивать, кто для вас посторонний. Не проблема. Завтра буду один.
  Абонент отключился не "попрощавшись".
  - Хам, - сказал Семёнов, глядя на погасший экран мобильника. - Пойдёте вы у меня лес валить в новом мире. "Ресурсы", ..., зарабатывать...
  - Слушай, - сказал он сам себе, - а не создать ли свою фирмочку по добыче ресурсов на какой-нибудь планете. Хотя бы и на той же, где мои "сыщики" пашут.
  Мысль была интересной, и Семёныч обратился к системе.
  - Система, вопрос.
  - Задавайте.
  - Могу ли я, добытые ресурсы, в виде людей, использовать для добычи ресурсов в другом мире.
  - Можете. Для этого требуется получение лицензии на разработку ресурсов. Количество лицензий ограничено, и зависит от величины мира.
  - А на мир Е2478К7054 лицензии есть?
  - Есть.
  - Сколько там всего "разработчиков"? И лицензий?
  - Лицензий пять, разработчиков пока один. Уже упоминавшаяся администрация номер один. Вы будете - "администрация номер два". Берёте лицензию?
  - Сколько стоит?
  - Нисколько.
  - Беру, - решительно выдохнул Семёныч. - Прошу полную информацию об этом мире.
  - Исполнено, - сказала бесцветным голосом система.
  * * *
  Приехав домой Семёныч первым делом занялся обустройством своего накопителя, разделив его пока на пять секций: кабинет с видом на море, ИВС на двадцать коек, с санузлом на двадцать "посадочных мест" и душевых кабин, и всегда заполненным едой, и питьём громадным холодильником.
  - Шоб я так жил, но не дай Бог, - сказал Семёныч.
  Три других секции были пусты, но предназначались для других "ресурсов", пока ещё непонятно для Семёныча каких.
  Хотя, один ресурс для разработки он уже придумал. Мусор. Оказывается, и мусор был приемлемым для системы ресурсом, и для его доставки в системе имелись несколько устройств, которые можно было привести к требуемому внешнему виду.
  Сразу же после организации рабочего пространства своего "хранилища", Семёныч спустился на улицу и, подойдя к испражняющимся невыносимым дурманом контейнерам, телепортировал их вместе с мусором в "накопитель" с одновременной перепродажей системе. А вместо этих контейнеров мысленно поставил свои, сразу отправляющие мусор системе по мере заполнения половины их объёма. Чтобы не было сильно заметно исчезновение мусора.
  - Спасибо за присланные ресурсы. Ваш бонусный счет увеличен на двести двадцать единиц. - Откликнулась система.
  - Ну, вот... так... С миру по нитке, по бутылке и бумажке, глядишь и на новую машину насобираем.
  Просмотрев по коду "ресурса", что с земли мусор не поставляет никто, Семёныч гордо расправил плечи.
  - Мусорный король, твою дивизию! Я им тут наведу порядок! - Погрозил он кому-то кулаком. Вонь из контейнеров за прошедшее лето достала до блевоты. Да и за всю предыдущую жизнь тоже.
  Не останавливаясь на достигнутом, он прошел округу, и заменил все мусорные контейнера, там, где они были. А там, где были мусоропроводы, установил хитрые мусороприёмники. Конструкция лепилась легко и прямо по месту. Семёныч даже увлёкся этим полезным для города делом.
  - Хотя, кто-то на этом потеряет деньги, - сказал сам себе Семёныч. - Да и ладно.
  Телепортационные мусороприёмники Семёныч настраивал так, чтобы именно пищевые отходы "улетели" в систему сразу, без задержки. Покончив с организацией своего первого в жизни "бизнеса", Семёнов удовлетворённо направился домой.
  Выкладывая мобильник на стол, он увидел несколько пропущенных звонков от Саркиса и с не известного Семёнычу номера.
  - Привет Саркис! Что хотел?
  - Семён Семёныч, мы с семьёй отмечаем мою победу, - возбуждённо начал он, - может и вы присоединитесь? И отец вам звонил, и я... А вы трубку не брали. Вы так быстро уехали, что я вам спасибо не успел сказать...
  - Да какие наши годы, дружище! Скажешь ещё. Это только твоя победа, не переживай.
  Трубку у Саркиса забрал отец и Семёнов услышал, его едва сдерживаемый от волнения, голос.
  - Семён Семёнович! Приезжайте в "Севан"! Мы тут всей семьёй гуляем. Ресторан для всех закрыли... Всё по-домашнему... Приезжайте, не обижайте. Я сейчас машину за вами пришлю.
  - "А почему бы и нет? - подумал Семёныч и сказал:
  - Присылайте!
  * * *
  Утром Семёнов из дома на постоянную пробежку не вышел, не давая "людям" повода для провокаций или иных действий. Он вышел на балкон и запустил своего "биоразведчика". Сейчас он принял облик сокола. Разведчик резко набрал высоту, осмотрел окрестности, выявил двух наблюдателей, сидящих в машине и, периодически, поглядывающих на окна квартиры Семёныча, и взял курс на место встречи.
  - Ух ты моя собачка... тьфу ты... птичка, - довольно сказал Семёныч, глядя на исчезающую точку.
  Было ещё рано. Машина с наблюдателями стояла скорее всего с ночи, когда Семёнова привезли из Севана.
  - Включить коммуникатор связи на поиск переговорного устройства по переданной разведчиком локации.
  - Переговорное устройство обнаружено и дешифровано, - отозвался "заразум".
  Переговорное устройство молчало, но ровно в восемь часов раздался голос:
  - Второй первому!
  - На связи.
  - У нас чисто. Объект на базе.
  - Принято.
  - Молодцы ребята, - сказал Семёнов. - Спецы... Ничего лишнего.
  По повадкам, это были бандиты из числа бывших спецназовцев. Скорее всего военных. Хотя... там видно будет, - подумал он.
  Семёныч, изучив "документацию" по миру, который ему предстояло изучать и осваивать, уже знал, что пострелять там придётся. Планета людям не сдавалась. Уже несколько лицензиатов отказались от её освоения по причине потери трудовых ресурсов, заброшенных на эту планету.
  Боевики Семёнычу были нужны, и как можно скорее. После получения знаний о планете, он перестал быть уверенным в безопасности своих "пападанцев".
  Планета напомнила ему "Неукротимую Планету" Гарри Гаррисона, где все животные и растения пытались убить её "освоителей". В новом мире не так было жестоко, но опасностей хватало.
  - На точке, - передал разведчик. - Вижу три единицы. Маскировка третьего уровня. Снайпер и два пулемёта.
  Семёныч присвистнул...
  - Серьёзные ребята. Пулемёты... Гляди, ка... Воевать собрались. Ах, как я вас разочарую... Заразум, - проследи, чтобы эти "гаврики" не попали в ИВС с оружием и боеприпасами. И без холодного...
  - Есть, - по-военному ответил "заразум".
  Выйдя в "кабинет" накопителя, он через окно увидел спокойное море, а открыв телепортационную дверь почувствовал дуновение теплого ветра. Вдруг снова наступило Приморское лето.
  - Надо искупаться, - сказал Семёнов и, закрыв дверь, поскакал по уже слегка теплым от солнца камешкам.
  Вход в воду был сложным и Семёнов, забравшись на большой камень, прыгнул головой в набежавшую волну. Было сразу глубоко. Открыв глаза и сфокусировав их под подводное преломление, Семёнов увидел мутный слой холодной воды, лежащий на дне. Верхний слой был вполне терпимый. Вынырнув на поверхность и вернув зрение в стандартное состояние, Семёнов замахал руками и поплыл от берега. Волн почти не было.
  Отработав, по привычке, километр, поныряв, Семёнов отметил, что стрелки часов приближаются к десяти и поплыл к берегу.
  * * *
  В придорожных кустах на месте встречи он появился ровно в десять. "Стрелки сохатить" он не привык.
  На дороге уже стояли две двухсотые Тойоты Лэнд Круизер, а возле них топтались "люди" - ребята лет тридцати, очень внушительного телосложения.
  Увидев, шагнувшего на дорогу Семёнова, "люди" напряглись. Один из них оторвался от группы и направился к Семёнову.
  - Очень впечатляюще, Семён Семёныч. Удивили, ничего не скажешь...
  - И вам здрасте, - ответил Семёнов.
  - Да-да... здравствуйте, Семён Семёныч. Очень удивили вы нас, своим неожиданным появлением.
  - Я слушаю вас, - спокойно сказал Семёныч.
  - Я лишь посредник... Люди сидят в машине. Пройдёмте.
  - Сразу предупреждаю, в машину добровольно не сяду. Все попытки насилия будут с моей стороны пресечены физически.
  - Как складно вы говорите, Семён Семёныч. Но в машину сесть всё же придётся.
  - Я сожалею, но вынужден отказаться повторно.
  - Жучков у него нет, - крикнул голос из машины.
  "Посредник" протянул свою правую руку к руке Семёнова, а другой неожиданно ударил в печень. Щиты у Семёнова были настроены на четверть мощности и это разрушило бы любой приблизившийся к ней кулак, поэтому Семёнов просто отшагнул задней ногой, пробив кулаком по сгибу запястья. На руках и ногах защиту Семёнов убрал на ноль. Запястье от удара согнулось и Семёнов, сделав правой рукой движение вперёд, сломал нападающему руку.
  - Хорошая школа, Семён Семёныч. Давно хотел с вами подраться... - сказал тот, делая ещё несколько выпадов ногами. Но вдруг понял, что левая рука у него сломана.
  - Так и приходили бы в зал, - зачем же в лес звать? - Смеясь и пританцовывая, ответил Семёныч.
  Из машин повылазили "люди". Все, как на подбор.
  - "Десять тут и трое там, - отметил про себя Семёныч, - Маловато"
  "Посредник" поднял целую руку и отошёл в сторону. Все остальные девять человек вытащили из-под курток пистолеты и почти разом выстрелили. Семёнов успел подумать:
  - Эх, сейчас бы как в "Матрице" ... встать на "мост" ... или остановить пули взглядом, а потом собрать их по одной в ладонь.
  Но пули, посланные в Семёныча просто полопались на расстоянии двух сантиметров от тела, осыпавшись песком.
  - Ну, как хотите, - сказал Семёныч, и все тринадцать бандитов из этого мира исчезли. Оружие осталось лежать на дороге, но и оно, буквально через мгновение, вместе с автомашинами, отправилось в хранилище в секцию номер три. Исчез с дороги и Семёныч, как будто никогда его тут и не было.
  Появившись в своей квартире он, спустившись на улицу, отправил в свой ИВС и наблюдателей вместе с машиной. Птичка уже вернулась домой, сидела на подоконнике лоджии и чистила перья.
  - Давай, прыгай сюда и принимая "свой" облик, - сказал Семёныч.
  Сокол прыгнул на пол лоджии, превратился в собаку и завилял обрубком хвоста.
  - Подзаправимся и пойдём посмотрим на планету, - сказал Семёныч щенку. В инструкции он вычитал, что кормление робота разведчика заменяет его подзарядку практически на сто процентов.
  Глава пятая.
  
  Перекусив, Семёнов перешёл в кабинет, и там, подумав о переходе в мир Е2478К7054, очутился в помещении без окон с несколькими креслами разных размеров и форм и небольшими столиками возле каждого. У одной стены стоял большой стол. За столом сидел молодой, по виду, человек, с небольшой бородой, усами и коротко стриженной шевелюрой, разглядывающий плоский монитор устройства, стоящего на столе.
  - Привет, - сказал он, переведя взгляд с монитора на Семёныча. - Вы - Семён Семёныч? Администрация номер два? Я - Алекс. Администрация номер один.
  - Да, - сказал Семёныч, - Привет, Алекс. Как дела?
  - Не важно дела. Мы самая старая администрация в этом мире. Номер два было уже пять, а номер три - две администраций. Больше двухсот суток никто не выдерживал.
  - Даже так? - Удивился Семёныч.
  - Это три года по-нашему, - сказал "заразум".
  - А вы сколько уже здесь?
  - Мы тут тысяча двести пятьдесят восьмые сутки.
  - Восемнадцать лет, - перевёл "заразум"
  Семёныч присвистнул.
  - Долго...
  - А смысл? - Спросил Алекс. - Едва покрыли затраты. Вот, решили рвануть сколько можно и закрыть проект.
  - А нам с чего начать, не подскажешь? Может вместе "рванём"? Как периметр?
  - На периметре у нас сейчас сто двадцать три бойца, в основном новички.
  - Понятно. Предложение есть, Алекс. Вы, как я понял отрабатываете территорию на север, северо-восток, а мы возьмём юг, юго-запад.
  - Да берите хоть и нашу. Ничего мы сейчас "не отрабатываем". Обороняем периметр, в основном. Ресурсов везде хоть отбавляй, только даются они с трудом. Самый богатый ресурс - это магическая пыль... Да ты присаживайся, чего застрял, - Алекс ткнул рукой в кресло перед собой. - С системой общаться научился?
  Семёнов кивнул.
  - Ну тогда сам за собой поухаживаешь.
  Он выхватил из воздуха банку с напитком, вскрыл её с шипением, и жадно выпил. Взяв себе банку зелёного холодного чая, Семёныч продолжил слушать.
  - Ресурсов много, - повторил Алекс, - только убить или добыть их с каждым разом всё сложнее и сложнее. Я тут с начала проекта. Сам не раз хаживал за периметр, и, скажу тебе, Семён Семёныч, сегодняшний зорум, это совсем не тот зорум, что был тысячу дней назад. Он даже стал крупнее. И пыли магической прибавилось, но убить его... уже можно только втроём.
  - А чем охотитесь? - Отпивая холодный напиток спросил Семёныч.
  Алекс искоса посмотрел на Семёныча, отпил из своей банки, и сказал:
  - Это коммерческая тайна, вообще-то...
  Он помолчал, что-то раздумывая, потом сказал:
  - Давай сначала о наших взаимоотношениях договорим, а там... может и поделюсь "ноухау" если и наш интерес учтётся.
  - Ну, давай договорим. Согласен. Вместе сподручнее, наверное, будет. У меня пока бойцов немного. Готов десять процентов добычи передавать тебе. Нести службу по защите периметра, а ты разрешишь пользоваться своей базой.
  - Тридцать процентов, и база в твоём распоряжении.
  - На пять суток пока соглашусь, а потом пересмотрим.
  - Договорились. А у тебя откуда бойцы? Тут с магией не годятся. Магией здешнюю магию не перешибёшь. Нужны люди с минимальным зачатком магии, а то за периметром их вынесут эти твари на раз-два. И простое вооружение, основанное на физических, а не магических принципах.
  - У меня из мира Е213Р523.
  Алекс глянул куда-то вверх и воскликнул:
  - И у меня оттуда...
  Он подозрительно посмотрел на Семёныча.
  - Хорошо подготовился да? Изучил опыт предшественников и, думаешь, всё, пыль в кармане. - Он горько усмехнулся и совсем по земному сказал:
  - А вот и хренушки.
  - "Или так система перевела, - подумал Семёныч". Он давно обратил внимание, что движения губ Алекса не соответствуют звукам русской речи.
  - "Это не система, а твой коммуникатор переводит. Системе фиолетово, о чём вы тут разговариваете, - сказал "заразум".
  - Да, у них вообще всё по нолям, кроме физических параметров. Если не они, то, кто? Я и взял пока только десяток бойцов. Схожу с ними в разведку. Прикину рентабельность. У меня самого магия почти на нуле.
  - Иди ты? - Изумился Алекс. - И какой мир таких родит?
  - Да тот же что и этих... бойцов.
  - Е213Р523? - Офигеть! А как ты в систему попал?
  - Секрет фирмы.
  Речь Алекса всё больше и больше "адаптировалась" коммуникатором к пониманию Семёныча.
  - "Скоро он и материться начнёт, - усмехнувшись подумал Семёныч".
  - Буду надеяться на рассказ. Пошли покажу периметр?
  - Пошли.
  Они вышли на воздух. Небо, затянутое низко висящими тучами, сыпало мелким противным дождём. Алекс материализовал себе широкий плащ с капюшоном и зашагал по посыпанной белым гравием дорожке.
  Семёныч сделал себе точно такой же плащ, надвинул капюшон на глаза, и поспешил за Алексом. Периметр представлял из себя стену диаметром около ста метров, с установленными на ней башнями автоматических пушек.
  - Четыре эм сорок, - сказал Алекс.
  - "Учетверённые сорок миллиметров, - перевёл "заразум".
  - "Как движок у моей делики, - подумал Семёныч".
  - Но автомат включается только в случае угрозы прорыва периметра. Он разрывает тушку в клочья и тогда пыль не соберёшь. А бойцы, - он показал на стоящих на "огневых точках" людей, - бьют точно в глаза. Только так можно сохранить пыль. Тушки после боя отправляем прямо в систему. Раньше ходили искали, а сейчас они сами лезут, но переродились, ..., - он наконец-то использовал слово из ненормативной русской лексики, и Семёныч засмеялся. - Глаза щитами закрывать стали. - Закончил тираду Алекс.
  Они взошли по трапу на пластиковую площадку периметра и пошли вдоль оборудованных огневых точек. Бойцы здоровались с Семёнычем, Семёныч здоровался с бойцами, пряча своё лицо под капюшоном, и всматриваясь в их лица. Он искал "своих", опасаясь, что узнав его, кто-нибудь проявит себя, и тогда торг с Алексом будет усложнён.
  - А летающие твари есть? Я понимаю так, что ты всех их называешь "зорум".
  - А чего их разбирать, стреляй в глаз, и всё тут. Летающие есть, но их мало и они далеко от нашей базы. Когда-то очень давно наши исследователи видели таких. Но сюда они не долетают почему-то... Зато наземных... И ведь раньше... Подойдёшь, бывало, погладишь тварь по головке и стрельнешь в глазик. Вот тебе и мешок магической пыли на пять тысяч единиц.
  - А у бойцов защита есть?
  - А как же без неё? Все в броне десятого класса, да что толку? Твари кроме магии, плюются электрическими шарами, а электричество броня не держит.
  - А системные девайсы? - Осторожно спросил Семёныч.
  - Системные на бойцов навесишь, потом сам от них не отобьёшься. После десяти дней ежедневных боёв и ежедневных людских потерь, "крышу" рвёт у любого. Приходится усмирять и ставить в стойло.
  - И ты один справляешься?
  - Так потому и справляюсь, что весь в девайсах, а у них их нет.
  - "Жёстко", - подумал Семёныч, а в слух сказал:
  - А вы не думали о продаже бизнеса?
  - А что тут продавать? Только бойцов? У меня конечно есть опытные и особо ценные бойцы, но их осталось немного. И они уже больше работают на себя ... А новички... - Он разочарованно махнул рукой. - Даже с полным апгрейдом многие даже стрелять толком не умеют.
  - А зачем брал таких?
  - Какие были, таких и взял. Основной поставщик ресурсов с Земли, переключился на поставку в систему информации. Я просматривал его биржевой листок. Раньше он поставлял хороший материал. Бывших военных. На Земле было сокращение в войсках. А сейчас... Хоть со старичками мне сейчас повезло. Человек двадцать даже стрелять неплохо умеют. Они сейчас моя главная оборона периметра. Вот один из них, кстати...
  Семёнов поздоровался с бойцом, не поднимая "забрала", но бойца не узнал.
  - Они тут все один за другим стоят. Не захотели распыляться. Группой работают. Очень слаженно. Видимо одна команда когда-то была. Но молчат про себя...
  - "Ага, - подумал Семёнов, - разговоришь ты "семёрочника" про него родимого. Даже жёны не знают, чем они занимаются".
  - А с какой целью интересуетесь на счёт бизнеса? - Спросил, совсем "обрусевший" Алекс. - Хотите приобрести? - Игриво спросил он. Потом посерьёзнел и сказал:
  - Я с дуру контракт взял на поставку пыли, да никак выполнить его не могу. Сроки жмут, ..., - он снова крепко по-русски выругался.
  - Да хотелось сначала, а сейчас что-то... не очень, - передёрнул плечами Семёныч. - Посмотреть надо бы.
  - Ну, смотри. Я бы продал... Только вместе с контрактом... Сам понимаешь... Там неустойка... Я столько не проживу.
  Тут в очередном бойце Семёнов узнал Петра Савчука, и сердце его радостно забилось.
  - Ты прибереги своих бойцов, Алекс. Я всё же куплю, наверное твой бизнес, вместе с твоим контрактом. Вернее, не куплю, а возьму. Как я понимаю, петля на твоей шее затягивается, и уверенности в том, что ты из неё выберешься у тебя нет? Поэтому предлагаю передать его мне, вместе с твоим контрактом по магической пыли.
  Алекс ошарашено смотрел на Семёнова не веря своим ушам.
  - Это очень неожиданно... Пошли в офис, я подумаю пока.
  Они слезли с периметра, и направились к одиноко стоящему небольшому зданию "офиса". Как верно понимал Семёныч, казарма находилась в накопителе Алекса. Пока они шли к офису из второй его двери быстро вышли бойцы, и поспешили в сторону периметра.
  - "Смена, - подумал Семёныч, и вовремя спрятал своё лицо в капюшон. Мимо него пробегал ещё один, знакомый ему "топтун".
  Зайдя в кабинет офиса, Алекс просто скинул плащ, и тот, коснувшись пола, растворился. Семёныч последовал его примеру, и уселся в кресло.
  Алекс сел за свой стол и, постукивая пальцами по столешнице, задумался.
  - Зачем тебе это? - Спросил он Семёныча. - Это гнилое дело, честно скажу. Я столько времени потратил на разработку этого мира... Думал подняться, а с каждым днём, ..., падаю всё ниже и ниже. Осталось двести дней до окончания контракта, но, ..., я не вписываюсь в график поставок. Так и зачем тебе мой геморрой? - Сказал он в рифму.
  - Я хочу дойти до Центра, - сказал тихо Семёныч и взял из воздуха банку "колы", "псыкнул" открывая, и приник к ней, жадно глотая.
  Алекс посмотрел на Семёныча выпучив глаза, и дико заржал. Он смеялся долго и от души. Потом, тоже взяв из воздуха банку напитка, махом влил его в себя. Потом ещё одну, и ещё.
  - Ну ты, ..., уморил, - сказал он, икая и промакивая слёзы салфеткой. Всё ненужное он бросал на пол, и оно исчезало.
  - "Ловко у него это получается, - подумал Семёнов. Скоро и я так научусь".
  - Я понимаю, что отговорить тебя мне не получится? Да и зачем? Ты сам делаешь свой выбор... Я согласен передать тебе свой бизнес вместе с контрактом и со всеми моими людьми, находящимися здесь.
  - ... и в казарме.
  - Да, конечно. Всеми людьми, задействованными в этом проекте.
  - Договорились. Только... Сними пока с периметра бойцов и поставь автоматы на поражение. А я вернусь за своими. Я буду здесь максимум часа через четыре здешних суток.
  Семёнов просчитал примерную продолжительность здешних суток. Коэффициент увеличения был чуть больше пятикратного.
  - Договорились, - сказал Алекс, - По рукам?
  - По рукам.
  Семёнов почувствовал, как в его ментальной оболочке появился контракт на передачу ему бизнеса со ста двадцатью тремя людьми и обязательств по контракту.
  - "Ничего, прорвёмся... Выкрутимся, как-нибудь, - самоуверенно подумал Семёныч, мысленно махнув рукой"
  - Отметим? - Спросил Алекс.
  - Вот вернусь и отметим, - сказал Семёныч, пожал Алексу руку, и вышел уже из своего офиса на планете Е2478К7054 в свой "кабинет в накопителе".
  * * *
  Переключив щиты своих девайсов почти на ноль, что соответствовало около пятидесяти кило на сантиметр площади, Семёнов шагнул в ИВС. Увидев его, "люди", кто лежал, привстали с кроватей, а кто бродил по комнате, набычившись пошли на него.
  Семёнов создал между собой и ними невидимую стену, и с интересом смотрел как "люди" бились о неё, как осенние мухи. Сделав себе кресло, Семёнов сел в него, потом создал во всю стену окно, выходящее на планету Е2478К7054, достал из воздуха бутылку нарзана и немного отпил.
  "Люди" биться в стенку перестали.
  - Сейчас вы находитесь на этой планете, - Семёнов ткнул бутылкой нарзана в окно. - Это периметр, защищающий базу от местных тварей. Твари опасные, берут их только вот эти счетверённые пушки. Но не всегда. Для контроля периметра имеются и живые бойцы. Сейчас их там около восьмидесяти человек.
  Семёнов приблизил периметр, и стали четко видны огневые точки и обустроенные там люди. Потом на периметре появился Алекс, снова в плаще, активно жестикулирующий. И бойцы стали с периметра спускаться, подходить к окну и пропадать из поля зрения.
  - Теперь это ваша планета, и другой у вас, пока, нет.
  - Что за хрень ты несёшь!? - Раздался выкрик. - Это кино!
  - Вот вам дверь. Можете выйти и осмотреться.
  Семёнов сделал в окне такую же, как и у себя в кабинете, "балконную" дверь, раскрыл её и сдвинул прозрачную защитную стену, чтобы дверь осталась на "их" стороне.
  - Выходите, не бойтесь.
  "Люди" по одному стали выходить в иной мир. Когда вышел последний, Семёныч передвинул защитный экран, и тоже вышел в мир Е2478К7054, закрыв за собой дверь.
  Они все стояли возле офиса почти в центре периметра. Людей в периметре не было. Открыв дверь офиса, Семёнов не увидел и Алекса.
  - "Пьянствует наверное от радости, - подумал Семёнов".
  "Люди" разбрелись по базе, забрались на периметр.
  - Не вздумайте уйти за периметр, - крикнул Семёнов.
  - Да пошёл ты! - Раздался возглас. И вдруг, сначала зажужжала вращаясь, а потом застучала пушка.
  - Ни хрена себе тварь! Глянь, Сань!
  Застучала вторая пушка.
  Семёнову самому было интересно глянуть в кого стреляют "его" пушки. Он взобрался на свободную от "людей" часть периметра и огляделся. На периметр шли "твари". Они появлялись из леса и просто шли к стене периметра.
  Семёнов достал из кармана чёрный шар, чуть больше теннисного мяча и подкинул его в воздух, мысленно обозначив автоматам, что это объект "свой".
  Сокол, взлетев, метнулся в сторону развернувшейся пушки, нацелившейся на одну из тварей. Четко определив цель, сокол кинулся к ней, и в момент выстрела оказался совсем рядом с тварью, которая от выстрелов "лопнула", разбросав магическую пыль. Но пыль не опустилась не землю планеты Е2478К7054, а через телепортационный коммуникатор, установленный на соколе, отправилась в сектор четыре "кладовой" Семёна Семёныча.
  Пушки срабатывали раз за разом, и сокол едва успевал собрать всю магическую пыль.
  Достав из кармана ещё три чёрных шара, Семёныч запустил ещё трёх птиц, и довольно потёр руки.
  - Что за хрень, Семёныч? - Раздался голос справа.
  Семёныч посмотрел на вопрошавшего. Это оказался тот самый "посредник", пытавшийся побить его на дороге. Он стоял не ближе пяти метров от Семёныча, явно опасаясь подойти ближе и поддерживая сломанную в запястье руку.
  - В смысле?
  - Ты, вообще, кто? Колдун, что ли?
  - Вроде того... А что?
  - Да как, что?! - воскликнул "посредник". - На хрена нам эта планета с этими тварями?!
  - А на хрена вы меня хотели убить? Или ты хочешь, чтобы я ...
  Семёныч выхватил из воздуха "стечкина", дослал патрон в ствол, и направил на "посредника".
  - Да ну, нах, - закрылся руками "посредник", - Семёныч ты, это... не спеши. Давай поговорим.
  - А ты не нервируй колдуна. У нас, у колдунов, нервы ни к чёрту... Особенно после того, как в них стреляли девять стволов. Тебя как зовут то, "посредник"?
  - Федя. Фёдор Иванович я.
  - Ну, вот, Фёдор Иванович. Вы все сейчас на испытательном сроке. Вроде как "условно" у вас. И от меня сейчас зависит, вернётесь вы когда-нибудь на землю, или нет. Если вы, вдруг, каким-то образом... Хотя это очень маловероятно... Убьёте меня, то вы остаётесь здесь навсегда. Причём, тот холодильник и вообще казарма исчезнет вместе со мной. И вам придется добывать свой насущный хлеб самостоятельно. Голыми ручками душа этих тварей.
  Семёнов показал рукой на вновь сработавший автомат 4м40.
  - Кстати, и пушечки исчезнут тоже, как и периметр с силовой купольной защитой.
  - Да понял я... - по детски шмыгая носом сказал Фёдор.
  - Ты понял, расскажешь остальным. Ты в авторитете?
  - Вроде да... Был пока...
  - Ну тогда, так и будешь. За старшего. Ты кто по званию?
  - Капитан...
  - Спецназ ГРУ?
  - Да...
  - Я полковник. Тоже не пальцем деланный. И Афган и всё остальное по порядку прошёл. Посему, я - ваш командир. Кто хочет со мной померяться на "краповый берет", прошу.
  Семёнов показал в центр базы.
  - Можно по трое.
  - Даже так?
  - Да.
  - Без фокусов?
  - Да.
  - Ну очень хочется посмотреть и попробовать... Ты уж извини, командир. Мы ж больные... на счёт подраться...Да и командир в "спецухе", не просто должность.
  - Понимаю. Сам такой. Иди, сначала объясни всё этим... "людям". Как будут готовы не убить, а подраться, пусть выходят в центр. Кого замечу за попыткой "убить" - отправлю в карцер. Значит не дошло. Пусть думает дальше. Со всеми остальными после "спарринга" будет разговор.
  Фёдор недоверчиво посмотрел на Семёнова и пошёл к своим "спецам", которые с самого начала наблюдали за их беседой.
  После получаса активных дебатов все спецы собрались в центре базы, построившись в шеренгу по одному.
  Семёнов тоже спустился с периметра и прошёл в центр. Пройдя вдоль строя, Семёнов спросил:
  - Ну... Кто хочет попробовать комиссарского тела?
  Все сделали шаг вперёд.
  - Ну, все, так все. Тогда не обессудьте. Крутиться мне придётся быстро, могу и покалечить? Хотя... Почему - могу? Обязательно покалечу. Все готовы?
  - Так точно, - раздался дружный отклик.
  - Тогда, вперёд!
  Семёнов отпрыгнул назад. Первым бросились на него трое вместе с "одноруким" Фёдором, который сразу был уложен ударом в колено, которое громко хрустнуло. Фёдор с воем повалился в грязь.
  Остальные окружили и бросались аккуратно. Семёнов самозабвенно, отпустив себя, крушил руки, ноги и рёбра. Почти каждый его удар или блок приводил к перелому. Бой длился не более минуты.
  Лежащие на мокрой после дождя земле бойцы стонали. Некоторые были без сознания. Семёнов обошёл всех.
  - Будете батьку слухать, сынки? - Сказал он тоном Тараса Бульбы.
  - Будемо, батька, - ответил кто-то самый продвинутый.
  - Хохол, что ли?
  - Из Донецка.
  - Понятно.
  - "Система, всем полная регенерация и восстановление ресурсов"
  - Вам сейчас, дети мои, привалило большое счастье. Ваш организм полностью обновлён. Залечены все ваши болячки. И не только. Физическое состояние подтянуто до максимума. Сейчас каждый из вас сможет пробежать сто километров не напрягаясь. Я дарю вам эти тела, с условием...
  Семёнов подождал, пока бойцы не придут в себя. Они все поднялись на ноги и стали ощупывать, сначала себя, а потом и друг друга. То, что поломанные руки и ноги срослись, ладно, но на некоторых, раньше высоких, но худощавых, от мышечного корсета полопались рубашки. Было от чего войти в ступор. Один так и сделал, просто бухнувшись на колени и закрыв лицо руками.
  - Кто не хочет, могу мышечную массу убрать... Есть такие?
  Семёнов обвёл бойцов взглядом.
  - Нет таких! - Резюмировал он. - Может вернёмся в казарму?
  Послышались невнятные ответы.
  - Шагом марш за мной.
  Семёнов вошёл в дверь уже не ИВС, а казармы. Невидимую стенку он убрал, дверь наружу оставил, окно уменьшил до разумных размеров.
  Подозвав Фёдора, Семёнов, глядя в его обалдевшее лицо спросил:
  - Не очухался ещё?
  Тот молча покачал головой.
  - Я тебе вживил внешний коммуникатор - телефон по-нашему, можешь через него со мной связаться. Я уйду, дел по гланды, а вы отдыхайте пока. Наружу выходить можно, только не за периметр. Тут могут появиться ещё люди. Скажете, что вы - бойцы Семёныча. Появится Алекс, вызови меня. В стычки не вступать. Они наши. У них есть оружие. Не обольщайтесь. Меня убить не возможно...
  - Да мы... командир... уже и не...
  - Мало ли. Провинившихся накажу рублём.
  - Каким рублём?
  - Ваша служба здесь будет хорошо оплачена. Считайте, вы все будете на контракте. Но на испытательном сроке. Приду, обговорим условия. Всё понятно?
  - Так точно.
  - Отдыхайте, - повторил Семёнов и вышел в свой кабинет, а потом и к себе в квартиру.
  Под ноги кинулся щенок кокера.
  - Ах ты мой хороший... Пошли пожуём, а потом баиньки. Ой, нет, сначала я в душ...
  * * *
  Вызов от Фёдора пришёл в десять часов утра, когда Семёнов уже сделал пробежку, предварительно запустив в воздух разведчика, и хорошенько искупавшись на Желтухина. Во время вызова он сидел в кабинете накопителя у открытой двери с видом на море и пил чай с бутербродами.
  - Да, Фёдор, - ответил на вызов Семён. - Всё в порядке?
  - Да. Вас спрашивал Алекс.
  - Сейчас буду.
  Семёнов поднялся из кресла, закрыл портальную дверь на остров, и вошёл в казарму. В казарме было несколько человек, смотревших телевизор с земными каналами. Увидев Семёныча, кто-то сказал:
  - Товарищи офицеры!
  Все встали.
  - Здравствуйте, товарищи офицеры, отдыхайте, - ответил Семёнов и вышел на территорию базы. На улице он увидел Алекса, окруженного несколькими его, Семёныча, бойцами.
  - Привет всем! - Сказал Семёнов, и пожал Алексу руку. - Как дела? - Спросил он Алекса?
  - Нормально, - жизнерадостно ответил Алекс. От него несло перегаром. - Хоть расслабился немного. За столько времени нормально.
  - Я нашего принёс, пошли опохмелю, да и сделку закрепим.
  Бойцы смотрели на Семёныча настороженно.
  - Вопросы? - Обратился Семёнов к Федору.
  Увидев в глазах "вопросы", Семёнов отдал бутылку "Прасковейского" Алексу и сказал:
  - Ты иди накрывай поляну, а я тут... поговорю с бойцами...
  Алекс ушёл.
  - Алекс говорит, тут полная жопа, - сказал Фёдор. - Каждый день по несколько "двухсотых".
  - Алекс - лох, - спокойно ответил Семёнов. Вы сколько трупов видели? Здешние сутки, правда, ещё не прошли, но у нас в периметре двухсотых не будет.
  - А за периметром?
  - Про "за периметром" обговорим после того, как я спроважу Алекса. Кто не захочет, за периметр не пойдёт. Всё! Пока вопросы отставить, - увидел он ещё один раскрывающийся рот. - Провожу Алекса и поговорим.
  Семёнов бодро прошёл в офис.
  * * *
  Спровадив Алекса, Семёнов вышел из офиса, осмотрел территорию базы, по которой слонялись без дела бойцы, слегка включил усилитель голоса и, выделяя каждое слово, сказал:
  - Рота! В шеренгу по четыре становись!
  Фёдор вышел в центр и поднял левую руку. Бойцы заметались по поляне, но довольно скоро определились со своим местом, и образовали, довольно ровный, прямоугольник.
  Семёнов прошёлся вдоль строя, выискивая "своих" старичков. Все были тут. Он с облегчением вздохнул.
  - Товарищи контрактники! - Обратился он с интонациями красноармейца Сухова из "Белого солнца...". - Все, кто хочет покинуть базу, и вернуться на родину, кроме вновь прибывших, выйти из строя.
  Шеренги зашевелились, и вперёд вышли все "аборигены". В строю остались только пятнадцать человек.
  - "Система, вернуть их на Е213Р523 в место изначальной телепортации, - мысленно потребовал Семёныч".
  Сто двадцать три человека с плаца исчезли. Пятнадцать человек стояли в ступоре.
  - Вольно! Разойдись, - скомандовал Семёнов.
  Отделение стояло не шелохнувшись.
  - А мы? Командир? - За всех спросил Фёдор.
  - А с вами разговор будет особый. Присаживайтесь.
  Семёнов показал рукой на появившиеся из неоткуда кресла, вставшие полукругом, а сам сел в своё по центру. В фокусе.
  Отделение медленно расселось и молча смотрело на командира.
  - Вам напомнить, почему вы оказались здесь?
  Тишина.
  - Вам напомнить, что вы - бандиты, убивающие ни в чём не повинных граждан? Вам напомнить, что вчера вы служили тем, кого вы раньше убивали на войне? Только не говорите, что вас кто-то кинул или предал. Это вы предали свою Родину... Присягу.
  Семёнов пристально вглядывался в лица бандитов.
  - Но я не судья вам за ваши взаимоотношения с государством. Поймают, осудят. Я сужу вас за то, что вы пытались убить меня. И сужу по своим законам.
  Семёнов показал указательным пальцем правой руки на землю перед собой.
  - По закону этого мира вы должны умереть... Но я дам вам шанс. Вы назвали себя "людьми", а это значит, вы чтите "понятия". А по "понятиям" вы теперь мне "торчите". Пояснять не буду. Короче... Пока не отработаете, не отпущу.
  Семёнов снова обвёл взглядом свою будущую армию.
  - Это мы поняли, командир, - "возник" Фёдор Иванович. - И свой... "косяк" отработаем. Только как? Тут же запросто сожрут и не подавятся.
  На периметре застучал пушечный автомат, включились в работу "соколы".
  - Вот! - Сказал Фёдор, показав рукой в сторону звука. - Опять.
  - Не опять, а снова, - передразнил Семёныч. - Стучат... И что? Вас кто-то убил? Вы чего очкуете?
  - Так ты же нас, как сказал Алекс, за периметр погонишь? Центр какой-то искать...
  - "Вот мудель, - подумал Семёныч, - поднагадил, абориген".
  - Не погоню. Пойдут только добровольцы. За особый бонус. Остальные могут тут прохлаждаться. В футбол, волейбол играть и пузо наедать. Да в тире постреливать? По зверушкам.
  - За особый бонус? - Фёдор выделил слово "особый". - А есть ещё и не особый?
  - Поясняю с самого начала. В этот мир я пришёл, чтобы освободить наших земляков. В том числе и моих знакомых. Ради этого я выкупил их у Алекса, повесив себе на шею его долг. Я думал, что сам с этим долгом не справлюсь и хотел к отработке привлечь их. Тут ещё вы подвернулись. Я хотел предложить вам контракт, но вы "забыковали". А быков мы что? Правильно. Кушаем.
  Семёнов смотрел на ожившие лица бандитов, вышедших из ступора.
  - Кто хочет, может попить водички.
  Семёнов показал на, возникший ни от куда, стеклянный холодильник с напитками.
  - Там и пиво есть. Разрешается, - сказал Семёнов. - И не скромничайте. Фирма платит.
  Люди оживились, подошли к холодильнику, набрали питья и расселись, как в зрительном зале. Семёнов рассмеялся.
  - Может попкорна?
  Кто-то поддержал смех, а кто-то спросил:
  - А можно?
  - Легко!
  Рядом со стеклянным холодильником встал автомат с сырным попкорном.
  Пока бойцы, как дети, толкались возле автомата, Семёнов встал и прошёлся по площадке, обдумывая продолжение "развлекательной программы". Народ уселся в кресла. Семёнов продолжил прохаживаться перед ними. Его, слегка усиленный девайсом, голос был ровен и спокоен.
  - Я не преувеличивал про футбол, волейбол. Расширим периметр, поставим бассейн. Здесь, практически экватор, температура постоянная. Правда бывают дожди, - Семёнов посмотрел на одиночные тучки и продолжил.
  - Оставшиеся здесь, и те, кто будут возвращаться из рейдов, не будут ограничены ни в чём. Вы мне там, на Земле, просто не нужны. И другие, что будут пытаться меня убить, возможно окажутся здесь... Возможно. Хотя... Вас я хотел сначала там же и кончить. Думал, гопота "синеперая ". А увидел таких... "людей", и передумал. Решил дать вам ещё один шанс.
  При слове "людей" некоторые бойцы потупили взгляд. Фёдор сначала хотел, что-то сказать, но передумал.
  - Так вот... Моя задача по выполнению взятых на себя чужих обязательств облегчилась. Сейчас магическую пыль собирают биороботы. И ваша помощь в этом мне не нужна.
  Увидев недоуменные переглядывания, Семёнов решил всё же пояснить.
  - На этой планете добывают ресурс, называемый "магическая пыль". Она есть почти у каждой "твари" и растения. Говорят, что тут мир магии, но это пока для меня... Тёмный лес. При попадании пули или иного заряда в глаз твари, она просто умирает и "пыль" остаётся в ней. Тушка переправляется заказчику и он эту пыль забирает. А при попадании в тело тушка лопается и пыль разлетается. Поэтому автоматы включались только в случае предотвращения прорыва периметра, а по тварям стреляли бойцы, которые и гибли. Я же придумал, как собирать пыль с "лопнувших" тварей, и только за неполные здешние сутки закрыл четверть оставшегося обязательства.
  Семёнов обвел рукой периметр, где всё чаще срабатывали автоматы и, как заведённые, кружили и падали к жертве соколы. Соколов было много. Почти в два раза больше, чем пушек.
  - Боец пьёт пиво и слушает занимательные истории, а служба идет.
  Почти все "слушатели" рассмеялись.
  - Так, что, в общем-то, вы мне не нужны. Я и чужие долги раздам, и сам заработаю не хило. Знаете, сколько стоит одна тушка? Тысяча баксов.
  Кто-то присвистнул.
  - Я и хотел вас привлечь к зарабатыванию денежек, путём убийства тварей, но... Не срослось. Сам справился. Извиняйте...
  Семёнов развёл руки. А по слушателям прошёл разочарованный гул с восклицаниями, типа: "Вот, же ...", "Ну надо же".
  - Хотя вы можете добывать их в свободном поиске. И не только их... Я и сам пойду, - добавил Семёныч. - Тут, по-моему, есть центр управления этими тварями. Они слишком быстро мутируют, чтобы это было просто эволюцией. Кто-то их модернизирует. Вот с этим "кто-то" я и хочу пообщаться. Во-первых - любопытно, а во-вторых... - Семёнов сделал паузу, - там магическая пыль, которую можно забрать всю сразу... Я так думаю... - Добавил он. - Хотя могу и ошибаться.
  Семёнов подошёл к холодильнику и взял банку с чёрным чаем. Алкоголя в нём было уже достаточно. Стало припекать солнышко. Потом он прошёл к креслу, сел, хлебнул чай из банки, и сказал:
  - Но пойду я туда только будучи полностью уверенным в безопасности. Хотя бы в относительной.
  - А мы? - Кто-то не выдержал.
  - И вы, - деланно удивленно ответил Семёныч. - Мне вы мёртвыми не нужны. Нужны живыми. Поэтому у вас будет любая броня и любое оружие... Доступное мне. А мне доступно очень многое. Например, вот это.
  Семёнов ткнул пальцем за спину, где появился пятиметровый восьминогий киборг с кабиной для оператора и двумя 4м40.
  - Степень защиты у этого киборга очень высокая. Боезапас без дополнительной платформы на три часа непрерывной стрельбы. Стволы меняются автоматически. Со снарядной платформой - двое суток непрерывного боя. Киборг полностью автономная машина, со своим интеллектом, управляемая, либо по заданным координатам или направлению, либо мысленно. При желании, можно перевести в ручной режим. Кто хочет попробовать в действии?
  Почти все уже стояли и, с опасением и восторгом, смотрели на механическое чудовище.
  - А он вооружён? - Спросил Фёдор. Он явно не хотел выпускать инициативу, но опоздал.
  - Он вооружён, - ответил Семёныч Фёдору, - но данная функция для вас пока не доступна.
  - Я хочу, - крикнул самый маленький из этой группы. - Как?
  - Подойди к нему.
  Семёнов посмотрел на своего зама, и, подмигнув, дал ему понять, чтобы тот не переживал за свой авторитет. Фёдор кивнул.
  - Как его зовут?
  - Санёк. Хороший снайпер.
  - Понятно... Саша, там на панели справа ладонь приложишь и машинка твоя.
  Боец подошёл к восьминогому монстру, кабина опустилась, дверь распахнулась, и он залез во внутрь, сел в кресло. Дверь закрылась и одновременно держатели сомкнулись с боков тела.
  Первым делом закрутились турели. У каждой угол поворота был круговой. Угол наклона стволов двадцать градусов, подъёма - вертикаль.
  Понимающие "люди" зацокали языками.
  Киборг медленно побежал по кругу, плавно перебирая ногами, потом остановился, приподнялся на четыре ноги, к ним добавились ещё какие-то манипуляторы, и закрутился на месте.
  - Кроме ног, у него ещё и колеса есть, - сказал, ни к кому не обращаясь Семёнов. И правда, ноги чудовища втянулись, и оно легло на четыре пары колёс. - Это если по трассе, то можно до двухсот в час гнать. Но где её тут найдёшь?
  Зрители рассмеялись.
  - Такой друг будет у каждого, - сказал Семёныч, - кто захочет погулять за периметром. Ладно, вы тут развлекайтесь, а мы с Фёдором Иванычем пообщаемся. Пошли в офис...
  В офисе Семёнов сел за стол Алекса, а Фёдор в одно из кресел.
  - Я тебя не буду сейчас ни о чём спрашивать. По большому счёту, мне всё равно, кто из вас, что выберет. Я пойду туда, однозначно. Мне просто скучно, а здесь есть возможность и денег поднять, и развлечься.
  - Так... Это... Если тебя там завалят... Мы то, как отсюда выберемся?
  - А никак, - усмехнулся Семёныч.
  - Нам тебя теперь холить и лелеять надо. И охранять от всех напастей, - угрюмо сказал Фёдор.
  - Правильно мыслишь. Но я так просто сдыхать не собираюсь...
  - Все так говорят... - скривился Фёдор.
  - Согласен. Поэтому вы погоняйте этого киборга пока здесь. Как наиграются твои "архаровцы", он переключится на боевой режим. Выпустите его за периметр. В него программа заложена, пусть он там погуляет. А вы посмотрите. Расскажете потом.
  Семёнов не сказал, что все соколы имеют камеры, через которые он будет видеть происходящее здесь даже у себя дома. А несколько разведчиков уже полетели в разные стороны от базы. Точка невозврата у каждой "птички" была не большая, всего двести километров, но и этого пока было достаточно.
  - Тут в холодильнике, - Семёнов показал на здоровый холодильный шкаф, - спиртного немного. Можете бухнуть. Заодно проверим, кто у вас "слабое звено". Доступ в офис будет только у тебя. Справишься?
  Фёдор, приподняв одну бровь, посмотрел на Семёныча и сказал, качнув из стороны в сторону головой:
  - Попробую.
  - Впрочем... Ты сам решай, чем вам тут заняться. Я вами тут, - Семёнов выделил это слово, - командовать не собираюсь.
  Фёдор сидел понурив голову.
  - Во Владике мне чего от твоих хозяев ожидать?
  - Они мне не хозяева. А работодатели.
  - Ну, от работодателей? - Поправился Семёныч.
  - Расстроил ты их сильно.
  - Так может к тебе сразу кого отправить? А то ведь я с ними церемониться не намерен.
  - Там есть ещё трое наших. Их поберечь бы... Кореша мои. Остальные, как ты говоришь, "синепёрые" ... С ними, как хочешь.
  - А ваших, как я узнаю?
  - Зайдешь в "Жим" на Чуркине в семь вечера, он там будет. Вадим зовут. Шрам у него на левой "бицухе". Штангу любит. И разминается на ней. Он в майке качается. Увидишь. Там шрам такой... В Ханкале чуть руку не оторвало. Сапёр. СВУ убирал. Скажешь, что от меня... А что ты ему сделаешь?
  - Контракт предложу. Сюда приведу, покажу базу. Уйти он сможет в любой момент до подписания контракта. Это, если он мне дорогу не перейдёт. Иначе, будет, как с вами. Жизнь только и оставлю.
  - Ну и хорошо. Только ты... это... сегодня встреться с ним, ладно? А то... припашут его к твоей теме.
  - Обещаю. Только здесь, Фёдор Иванович, в сутках больше ста часов.
  Фёдор покачал головой.
  - Всё! Поговорили. Ступай. А я поработаю ещё.
  Семёнов в прощальном приветствии приподнял руку.
  Глава шестая.
  
  В девятнадцать десять, зайдя в фитнес-зал, Семёнов сразу увидел здоровяка в красной с чёрным майке, лежащим под штангой. Подойдя к нему со стороны головы, Семёнов положил руку на гриф и заглянул ему в глаза. Глаза были серо-зелёного цвета, широко расставленные. Лицо скуластое, со средним, упрямым подбородком. Плотно сжатые губы, чуть приоткрывались в уголках рта на выдохе.
  - Знаешь меня? - Спросил Семёнов, прижав гриф штанги к его груди, и придерживая его, на всякий случай на весу.
  - Знаю, - выдохнул Вадим.
  - Я не убивать тебя пришёл, - тихо сказал Семёнов, - И друг твой, Фёдор, жив и здоров. Привет тебе шлёт и просит, чтобы ты меня спокойно выслушал. Готов? Не кидаться штангами и гантелями?
  - Готов.
  - Тогда, пошли в уголок к мешкам.
  Семёнов помог положить штангу на стойки, подождал, пока Вадим встал, и вместе с ним прошёл в угол зала, на ходу доставая планшет. У мешка Семён передал планшет Вадиму. На планшете группа Фёдора развлекалась с киборгом. Прошло уже два часа, а мужики не унимались. Но, приглядевшись, Семёнов, увидел, что группа не просто развлекается, а отрабатывает посадку-высадку десанта. На киборге сзади была установлена аппарель, позволяющая заезжать на его "спину" небольшого транспорта или забираться десанту. С боков киборга были подняты щиты.
  - Красиво работают, - сказал Семёнов.
  - Это что? Кто это? Кинушка про войнушку? - С презрением спросил Вадим.
  - Это твои кореша, как назвал тебя Вадим. Это они на секретной базе. Тренируются перед выходом на задание.
  - Какое, ..., задание? - Он выругался. - У них одно задание - тебя завалить... О! Это Фёдор! - Узнал он одного из бойцов, ткнув в экран пальцем.
  - Звук включить? Может хочешь с ним поговорить?
  - А можно?
  - Здесь вроде, не принято, громкую включать.
  - Да похер, - оглядев зал, ответил Вадим.
  Семёнов нажал на кнопку, и на экране Фёдор вдруг напрягся и вынул из нагрудного кармана коммуникатор.
  - Говори.
  - Привет, братишка, - осторожно сказал Вадим.
  - Привет! Это ты, кореш?
  - Я! Я тебя вижу. Чем это вы занимаетесь?
  - Киборга воевать учим! Забавная машинка.
  - Как мы звали нашего Мишу?
  - Толстого? Толстый!
  - А Сашку Белова?
  - Стреляный... Я это, Вадя...
  - И где ты?
  - Сам не знаю. Но очень далеко от тебя. Мы на контракте у Семёнова. Он тебе расскажет. Приезжай к нам, пообщаемся. Там, Вадя, где ты сейчас, всё очень плохо.
  - Я тоже уже на контракте...
  - ... - Грубо выругался Фёдор. Потом подумал и добавил. - Семёнов что-нибудь придумает. Он на выдумки горазд...
  - Придумаю, не печальтесь, - сказал Семёнов, взял планшет, который был типовым системным визо-коммуникатором, а по-нашему - смартфоном, и полу-спросил, полу-приказал:
  - Сворачивайся!?
  Вадим посмотрел на Семёнова и угрюмо сказал:
  - Ещё один подход.
  - Помочь? - Усмехнулся Семёнов.
  - Сам справлюсь...
  - Тогда, жду в баре...
  * * *
  Вадим зашёл в бар через час. Семёнов принципиально сидел у стойки на круглом табурете без спинки спиной ко входу. Вадим всё понял.
  - Провоцируешь?
  - Да, - спокойно ответил Семёныч.
  - И не боишься?
  - Нет.
  Потом, чуть помолчав, добавил.
  - Меня нельзя убить... - Он глотнул кофе и запил его водой из высокого стакана. - А если ты попытаешься, то окажешься там же, где и твои товарищи, без контракта, на пожизненном. Фёдор чуть забежал вперёд. Они пока не на контракте, а в заключении. Пожизненном. Но готовятся, как я вижу, к контракту.
  - Каком заключении? Их чо, повязали? Так суда же не было...
  - Земного не было. И не будет. Я их судил.
  - Ах ты сука!
  Вадим нанёс Семёнычу удар в правую почку и, схватившись за кулак, взвыл от боли. Бармен с интересом глянул в их сторону, а потом сдвинулся ближе к тревожной кнопке. Семёнов рукой и взглядом остановил его.
  - Он больше не будет... Не будешь? - Обратился он к Вадиму. - Если повторишь, - окажешься на пожизненном... Здесь столько за хулиганку не дают, но я тебе впаяю по самые ....
  - Сука... - простонал крепыш, глядя на распухающую на глазах и синеющую правую кисть.
  - Перелом, - сказал Семёнов, - хочешь покажу?
  Семёнов достал планшет и приложил его к кисти. На экране, как на рентгене, проявились косточки.
  - Все кости вдребезги. Хочешь тут же пройдёт? И ты всё, может быть, про меня поймёшь. Проверим, кстати, твой "ай кью"? Сейчас я подую на руку, и всё пройдёт.
  Семёнов дунул. Кисть восстановилась. Боль прошла. Вадим, продолжая кривиться, постепенно офигевал. Лицо его разровнялось, глаза выпучились. Он не отрывал взгляда от экрана, пошевелил пальцами правой руки, сжал и разжал кулак. На экране синхронно двигались кости.
  - Офегеть! - Он ощупал кисть. - Не болит... Ты кто? Айболит?
  - А ты - зайка, который попал под трамвай?
  - Похоже, ..., что под поезд, ..., - выматерился Вадим. - Чо за дела? Броня?
  Семёнов поднял футболку, под которой оказалось крепкое загорелое рельефное тело.
  - Хорошо прокачан, - неожиданно заметил Вадим.
  - Мы сейчас не о том. Послушаешь меня, или лучше товарищей?
  - А к ним долго?
  - Минут пять.
  Вадим вскинул брови и прищурился.
  - Веди.
  - Ну, пошли.
  Семёнов положил на стойку две сотни. Они вышли из бара, и сразу за углом коридора из этого мира пропали.
  - Что за, ...? - Снова выругался Вадим, оглядывая офис.
  - Приехали. Выходи строиться, - пошутил Семёнов, показывая на дверь.
  Бывший спецназовец осторожно приоткрыл дверь. В проём ударило яркое солнце. Он выглянул, и увидев Фёдора, радостно закричал:
  - Федька! Братишка! - И выбежал во двор. Вслед за ним вышел и Семёнов.
  "Комод" оглянулся, радостно вскинул руки и поймал друга в свои объятия.
  - Ты... это... сломаешь, нафиг, - закряхтел Вадим, пытаясь вырваться. - Ты чо такой здоровый?! С какого ...?
  - Семёныч прокачал, - довольный произведённым эффектом, ответил Фёдор.
  - За один день?
  - Щас всё поймёшь. Он, как, Семёныч, сдержался?
  - Не совсем, но я его сам спровоцировал... Прощаю пока.
  Фёдор, улыбаясь, хлопнул друга по плечу. Тот ойкнул.
  - Хорош, ..., махаться, а то ввалю.
  - Ой-ой-ой... Пошли в наш кубрик , потрещим.
  - "О! Они уже мой ИВС своим кубриком назвали... - отметил Семёнов, - пошло дело".
  Отделение продолжало заниматься тактической подготовкой. Нарабатывали "способы применения новых образцов военной техники в бою", а именно боевого киборга, и обучение личного состава умелому его применению.
  - Не мучьте робота, - крикнул, не удержавшись Семёныч, - ему ещё на тварей охотиться. Так он сбежит от вас за периметр.
  Бойцы дружно заржали. Простая армейская шутка понравилась. Бойцы не унимались "мучить" киборга, и Семёнов выложил им прямо на дорожку двенадцать АКМ с боевыми патронами.
  - Развлекайтесь по полной. Патроны боевые, Фёдор Иванович.
  Разобрав автоматы и перепроверив магазины, бойцы с изумлением смотрели на Семёныча, который и себе достал из воздуха АКМ и пошел в сторону периметра. Там снова начали срабатывать пушки. К нему подошёл снайпер Саша.
  - Понял тебя без слов, Александр. Дать вам "снайперки"?
  - Да... Если можно...
  - Почему нет? СВД подойдёт? С ПС-1? Или есть предпочтения? Может М-62 Барет?
  - А можно?
  - Да, - сказал Семёнов, и передал Александру винтовку. - И второму, как его..., передай.
  - Борис его зовут. Береза. Или просто - ББ.
  - А! Донецкий? Я был, кстати, в аэропорту в 2014. Ну да об этом после.
  - И я был...
  - Потом-потом, не до того сейчас. Работаем только по глазам! - Крикнул Семёнов, проглатывая горечь воспоминаний "донецкой весны".
  Фёдор, переговорив с бойцами и проводив их взглядом на позиции, вернулся к Вадиму и скрылся с ним в двери "кубрика".
  Семёнов стрелять не собирался. Оружие ему нужно было, чтобы уровнять его, "командира" боевого подразделения, в статусе. Без оружия для спецназовца ты не то, что не командир, ты даже не человек. Это - психология. Ну и без соответствующей физической подготовки, конечно...
  Стреляли бойцы неплохо, но в глаза не попадали. Орудия, а их уже было шестьдесят штук, сейчас стояли на расстоянии пяти метров друг от друга, и не подпускали "тварей" ближе пятидесяти метров. К каждому орудию было прикреплено по два "сокола" - сборщика "пыли". "Птицы разведчики" по очереди корректировали наведение орудийных стволов, и вовремя успевали к поверженному противнику. Ни одна взорванная тушка не пропадала даром.
  - Попал! - Услышал Семёнов возглас, и, оглянувшись на крик, увидел лежащую метрах в шестидесяти "тварь". С поднятыми руками стоял "ББ", - "тысяча баксов" есть! - Закричал он.
  Семёнов подошёл к Борису.
  - Подтверждаю. Первый трофей у каждого из вас идет вам в зачет полностью. Остальные твари, убитые в периметре, - за двадцать пять процентов. Все, убитые за периметром в свободном поиске - девяносто процентов. Если в составе группы - общая добыча делится на всех, поровну.
  Бойцы одобрительно загудели и захлопали.
  - ББ чемпион! - Кто-то крикнул.
  - Не расслабляйтесь, мужики. Это - тир. Что будет за зелёнкой, кто знает?
  Все притихли.
  - Выпускайте "Берлагу"! - Крикнул Семёныч.
  - Почему - "Берлагу"? - Спросил "ББ".
  - "Золотой телёнок" не смотрел? - спросил Семёныч.
  - Нет...
  - Фёдор! - Обратился Семёныч к подходившему "комоду", - срочно исправить недочёты в культурном-эстетическом образовании коллектива.
  - Исправим, - засмеялся Фёдор. Настроение у него было хорошим. Вадим, шедший в полуметре за ним, тоже выглядел, хоть и озабоченным, но спокойным и довольным.
  - Федор Иванович, я тысячу баксов заработал, - сказал "ББ".
  - Ну-ну... - сказал, хмыкнув, Фёдор. - Ещё бы увидеть эти "баксы" и руками прощупать.
  - Вот это и обсудим. Сейчас соорудим, что-нибудь приличное для беседы, а то, солнце уже печёт не "по-детски". О! Беседку. Со столом... На сколько человек сооружать беседку? - С подковыркой спросил Семёнов.
  - На всех, - сказал Фёдор, - плюс ещё трое... Значит на восемнадцать. Плюс вы - девятнадцать.
  - Значит на двадцать. Какой диаметр стола? Если каждому по метр двадцать?
  - Семь шестьдесят четыре, - сказал Саша - снайпер.
  - Пусть будет стол восемь метров. Плюс еще по два метра для стула. Значит беседка - двенадцать.
  В центре базы встала двадцатиугольная беседка с четырьмя входами, под конической крышей, с шестнадцатью окнами.
  - Пройдёмте, "люди", за почти круглый стол, наш киборг вроде бы справляется. Киборг, действительно, довольно спокойно чувствовал себя в самых гуще нападающих "тварей", зайдя от периметра уже метров на семьдесят и легко продвигаясь дальше.
  В беседке все увидели хорошо сервированный стол, накрытый белой скатертью, уставленный разной снедью, горячими и холодными закусками.
  Все сразу посмотрели на свои руки и оружие. Снаружи беседки тут же появились шестнадцать умывальников и рядом с ними по две оружейных стойки.
  - Будем считать, что меньшее количество умывальников будет стимулом первым успеть к столу, - пошутил Семёнов.
  Рассевшись за столом, наполнили рюмки. Семёнов подождал. К рюмкам никто не притрагивался. Семёнов взял рюмку и встал, но остальных жестом попросил сидеть.
  - Не поймите меня неправильно, граждане бандиты, но "чокаться" я с вами пока не буду. Пусть не прозвучит это кощунственно, но, как говориться: "никто не забыт, и ничто не забыто". Докажете, что вы мне друзья, тогда - другое дело. А пока, каждый пьёт за своё. Не чокаясь.
  Семёнов выпил. Остальные последовали за ним. Слегка закусив, Семёнов, уже сидя, чуть откинувшись на удобном стуле, продолжил.
  - С теми, кто со мной, я заключу устную договорённость. Можно назвать это контрактом, по той схеме, что я уже озвучил. Повторю. Первый трофей у каждого из вас идет вам в зачет полностью. Остальные твари, убитые с периметра, - за двадцать пять процентов. Все, трофеи, добытые за периметром в свободном поиске - девяносто процентов. В составе группы общая добыча делится на всех поровну.
  Семёнов передохнул после длинной тирады, отхлебнул апельсинового сока.
  - Вся эта планета пока наша. Но она опасна. Не исследована толком. Все добытые ресурсы покупает иноземная цивилизация. Не сочтите меня за сумасшедшего. Все эти "фокусы", - Семёнов обвёл стол руками, это от них. За переданные им трофеи, их "система" платит, как они называют это, "эквивалент", или "бонусы". Эти бонусы она платит мне, а я рассчитываюсь с вами.
  Ещё раз отхлебнув сока и оглядев сидящих за столом (никто не ел и не пил), Семёнов сам налил себе в рюмку и выпил, остальные последовали за ним.
  - Психологические срывы - понимаются и принимаются, буза - наказывается изоляцией. Кто не хочет за периметр, повторяю, сидит на базе и жарит пузо на солнышке, но не мешает "трудящимся" зарабатывать. Да и не пойдём мы все сразу туда. Сначала пойдёт погулять четвёрка. В киборгах. Разведчики доложили, что на двести километров сплошная зелень. И дальше ничего другого не просматривается. Лес тут, сами видите какой, он махнул рукой на торчащие даже за сотню метров вершины деревьев. Каждое спиленное дерево, стоит "пол тушки твари". Подлеска почти нет. Киборг пройдёт легко. Так докладывает разведка.
  - А что за разведка? - Спросил "комод".
  Семёныч вскинул руку, на которой возникла перчатка, и подлетел сокол. Усевшись на руку, сокол стал чистить перья.
  - Это тоже киборг, биологический трансформер. Принимает любую живую и не живую форму. У каждого, кто пойдёт в поиск, таких будет два. Они же выполняют функцию сборщиков пыли. Полностью искусственный интеллект. Умнее нас во много раз. Проверял на себе. Управляются мысленно. Сейчас вы это можете. В том числе и общаться между собой.
  Семёнов не сказал, что каждому встроил внешний коммуникатор. У всех после "пополнения ресурсов" проявились магические способности. У некоторых "процент" доходил даже до четырёх. Но об этом пока никому знать было не нужно. Всем бойцам магию он "скрутил" почти на ноль. Оставил чуть-чуть, только чтобы могли мысленно общаться через коммуникатор. Семёнов сбросил сокола на стол и он превратился в шарик. Потом взял шар со стола и выкинул в дверь. Сокол улетел.
  - И так... Кто на контракте?
  Подняли руки все.
  - Хорошо. Выпьем за это... Хотя нет. Сейчас третий...
  Семёнов налил себе, поднял рюмку, прикоснулся донышком к столу, и выпил.
  - А теперь сразу и за контракт, и за то, чтобы за нас всех и каждого в отдельности, как можно дольше не пили "третью". - Он налил четвёртую, поднял вверх, и сразу выпил. Все поддержали.
  - Вопросы есть? - Спросил он закусывая водку корейской соевой "спаржей".
  - Индивидуальное оружие какое будет? - Спросил ББ.
  - Хороший вопрос... Оружие надо подобрать из имеющегося в системе инопланетного. Кое что я уже присмотрел, но надо ещё порыться, да обстрелять. В офисе есть планшет. На нем список оружия, аннотации, ТТХ ... Нажимаете кнопку, получаете образец с БП , пристреливаете. Там есть машинки с довеском. И автомат, и дробовик, и подствольники... Причём разные: и ракетные, и гранатные, и плазменные. Поиграть есть с чем. И главное... Мы никуда не торопимся. Ни озолотиться, ни умирать. Ещё вопросы?
  - Вы говорили про бассейн...
  - Я прошу представляться. И называть свою специализацию. Вы тут все из спецназа.
  - Есть! - Отозвался боец. - Я - Александр Белов. Танкист. Водитель БМП. Так, я про бассейн...
  - Территорию базы планируйте сами. Но не превращайте её в рай для бездельников с аквапарком.
  Контрактники сдержано посмеялись.
  - Хотя, прыжковую вышку у бассейна можно. Для развлечения, аэротрубу можете поставить. Но учтите, места пока немного. Расширять базу пока смысла нет. Планируйте самое необходимое. Оружейку, ангары для техники. Потом улучшаться будем, если понадобится.
  Семёнов замолчал. Поднял руку ещё один. Семёнов кивнул.
  - Капитан Симонов, Александр Иванович, зам. комроты по "Д" . Что с нашими семьями?
  Семёнов ждал этот вопрос и был к нему готов.
  - Для ваших семей вы уехали в командировку. Вернее, так... Вы готовитесь к командировке. Подготовите базу, устроим "родительский день", как в пионер лагере. Усадим желающих к вам приехать в тонированный автобус и привезём сюда.
  - Не поверят, - сказал Симонов, - мою хрен проведёшь. Во Владике осень, а тут жара и тропический лес.
  - Поверят, - усмехнулся Семёнов. - Спорим?
  - На что?
  - На тушку "твари" ...
  - Годится!
  - Замётано.
  Помолчали.
  - Наливайте, кто хочет, я уже "пас", - сказал Семёныч, - Перехожу на чай.
  - Сколько вам лет? - Спросил седоватый боец, явно моложе тридцати, потом спохватился и добавил, - майор Черных Олег Сергеевич, мотострелок.
  - Шестьдесят пять...
  - Хрена себе, - сказало сразу несколько голосов.
  - А вы какой полковник?
  - ГБ.
  - Понятно.
  - Но служил и в полиции, - Семёныч посмотрел на изумлённые лица бойцов, усмехнулся и сказал, - так тоже бывает.
  - Бывает, - сказал Чернов, - Многих ментов посадили?
  - Нет, - спокойно ответил Семёнов, - Я начинал в семидесятых с конторы, а в девяносто втором... службу прервал, устроился в СОБР МВД. Потом, когда всё стабилизировалось, меня нашли старые коллеги и контора зачла эти годы, как командировку.
  - Бывает, - повторил Чернов.
  - Это наша жизнь, - вздохнул Семёнов.
  - Разрешите вопрос, - спросил "ББ". - Лейтенант Борис Семёныч Берёза. Снайпер. Вы точно были в Донецке в 2014?
  - Был, но не долго. В аэропорту схватил осколок в голову. Но об этом говорить не хочу. И тебе не советую... Всё? - Спросил он после паузы? Вечер вопросов и ответов закончен. Нам ещё с новеньким договориться надо, да и домой его отправить. Во Владике уже почти десять вечера. У каждого из вас есть один звонок домой. Набираете мысленно нужный номер и всё. Если нужно нескольким передать о том, что вы живы, просите первого абонента им перезвонить и сообщить. Говорить можете сколько потребуется. Связь не прервётся.
  Семёнов встал из-за стола. Все поднялись.
  - До свидания, - попрощался Семён Семёныч. - "Берлагу" не забудьте запустить обратно, - пошутил он и вышел. Хотя знал, что робот сам себе откроет периметр, когда захочет.
  * * *
  С Вадимом договорились на тех же условиях, плюс через месяц неделя дома. И обговорили, как он и его двое напарников будут уходить. Предложенный Вадимом вариант: "Давай мы тебя, типа, завалим..." Семёныч отмёл сразу. Давать бандитам повод для радости он не хотел.
  "Закинув" Вадима прямо в его подъезд, Семёнов отправился в офис к бандитам. На входе он сказал охраннику:
  - Скажите босу, что пришёл Семёнов.
  Охранник позвонил по телефону, поговорил и ответил:
  - Ждите.
  Через несколько минут из лифта вышли двое и пригласили Семёныча в лифт. В лифте его тщательно обыскали, промяв все складки одежды, и отобрав ключи и ремень.
  - Вы ещё ботинки снимите, - съёрничал Семёнов.
  - Надо будет и трусы сниму, - огрызнулся один бандит, надел на него наручники, заведя руки за спину и толкнул Семёна в открывшиеся двери лифта.
  - Пошли.
  Возле дверей их встретили ещё трое жлобов и охранник, сидевший за столом. Это был верхний этаж.
  Семёнов рисковал, отключив щиты, но рассчитывал на любопытство и алчность "боса", и поэтому сейчас просто терпел тычки и удары, которыми сопровождали его путешествие сопровождающие. Семёнов поднял свой болевой порог, почти отключив чувствительность тела. Ему надо было дойти до "боса". И он дошёл.
  Открыв массивную дверь в конце коридора, охранник втолкнул Семёнова в хорошо обставленный кабинет. Семёнов упал на пол, разбив себе лицо о мраморный пол.
  - Ай-яй-яй! - Сказал сидящий за столом пожилой человек и исчез. Исчезли и его охранники, стоявшие за спиной Семёнова. Исчезли и наручники. Семёнов вышел в коридор, и исчез охранник, сидевший за столом у лифта. Он обошел все кабинеты на этом этаже, и все люди, находившиеся в них исчезали. Семёнов знал со слов Вадима, что сейчас работает, так называемая "третья смена" - наркокурьеры и охраняющие их бандиты.
  На остальных этажах этого солидного здания располагались вполне мирные коммерческие конторы, которые даже и не знали о таком соседстве. Их кабинеты были давно пусты и заперты.
  Семёнов спустился на лифте и, хромая, вышел из здания, пройдя мимо охранника, который на него никак не отреагировал.
  * * *
  Проведя ночь в своём кабинете с видом на море, Семёнов хорошо выспался. Море шумело и убаюкивало. Проснувшись в семь утра и приняв морские ванны, море к утру успокоилось, Семёныч, соорудив себе ровный деревянный помост сделал сто пятьдесят восемь форм "китайской гимнастики" и хорошо разогрелся.
  Перекусив, он позвонил Борису Владимировичу. Было ещё рано, но Семёнов по опыту знал, что в больничке, поднимают ни свет, ни заря на разные процедуры, поэтому сильно не переживал, что побеспокоит "болезного".
  Суворов ответил почти мгновенно.
  - ..., Семёныч, ты почему не звонишь, ...? - Начал он с мата, и закончил им же.
  - И тебе, Боря, доброго утра. Поправляешься, вижу.
  - Ты, ..., Семёнов, охренел совсем? Мы тут все, ..., а он молчит. Там какие-то, ..., твари, чуть наших мужиков не порвали, а он, ..., молчит, ..., как, ..., рыба от лёд.
  - Ты, Борис Владимирович - поэт. Рэпер. Тебя бы слушать и слушать. Я понял, так, что все твои дома?
  - Дома, ..., но ни машин, ..., ни мотоцикла, ... Это что за, ...
  - Машины я им верну. Выкуплю и верну.
  - У кого, ..., выкупишь?
  - Тебе лучше не знать, Боря. Или сказать?
  - Не-не, ну его, ....
  - Ну, выздоравливай, старина. Жене привет.
  - Спасибо тебе, Семёныч, - уже тихо сказал Борис Владимирович. - Но в больницу ты больше не приходи, ну тебя, ....
  - Договорились, Боря, я тебя тоже люблю. Деньги за работу я тебе сегодня переведу.
  - Это правильно. Бывай.
  - Бывай.
  * * *
  - Система, те устройства с Земли, про которые я спрашивал, в пересчёте на "магическую пыль" сколько мне обойдутся?
  - Две туши зорума.
  - Возьми у меня в хранилище, а мне отдай технику.
  - Исполнено.
  Семёнов отправил сокола на разведку, осмотрел с помощью его зрения окрестности и расставил все десять машин и мотоцикл вдоль "Проспекта Красоты"
  - Борис, это снова я. Передай своим, пусть срочно метнутся на "Проспект красоты" и заберут там свои тачки. А я пока их покараулю.
  Машины стояли с ключами в замках зажигания, поэтому Семёнов прохаживался вдоль дороги не напрасно. Когда подъехал один из владельцев, Семёнов, пожав ему руку, сказал:
  - Вахту сдал.
  - Вахту принял, - услышал он ответ, и направился легким бегом к себе домой.
  * * *
  Когда Семёнов появился в тюрьме, где сидели "бос" и его охранники, там шел бой. Охранники боса отбивались от охранников наркокурьеров. Большое помещение, отведённое Семёнычем под тюрьму, было перегорожено двумя баррикадами из железных шкафов и кроватей.
  Семёныч специально создал в этом помещении условия схожие с тюремными, но, по "запарке" забыл изъять у бандитов оружие. И он исправил свою ошибку сейчас. Перестрелка смолкла мгновенно и внезапно для воюющих.
  Бандиты непонимающе смотрели на свои руки, в которых только что было оружие, потом стали переговариваться, используя, в основном, ненормативную лексику и междометия.
  Семёнов появился из стены на той стороне, где забаррикадировалась "команда боса", и сейчас двое его охранников, увидев Семёныча, кинулись на него, но тот сбил обоих одним ударом, так, что у первого только мелькнули ноги, а второй наткнувшись на руку Семёнова, просто осел на пол и закатил глаза. Удар кулака пришёлся в левую часть груди.
  Семёнов склонился над ним и запустил его сердце. Другой тоже лежал с переломами, но пока дышал.
  "Бос" сидел на железной кровати, и молча смотрел на Семёныча.
  - Ну что, Паша, всё не уймешься? И что прикажешь мне с тобой делать? В живых оставлять тебя уже опасно. Сегодня "вышак" тебе светит.
  "Паша" усмехнулся.
  - С какого ...? - Спросил он. - Ты кто, суд или прокурор, чтобы меня судить и обвинять? Кишка у тебя тонка. Думаешь, если похитил добропорядочных граждан и депутата Законодательного Собрания, тебе это даром пройдёт? Не-е-е-т... - Он засмеялся.
  Голос его был мощным, дикция чёткая. В узких кругах он был известен, как "Паша-говорун". В девяностых за "базар" на сходках он ловил "за язык" многих, даже тёртых уголовников, на том и поднялся. Адвокатов он игнорировал, и дела, возбужденные против него, разваливал лично, получая от этого величайшее удовлетворение.
  - Не по Сеньке шапка, Сеня. Я - краевой депутат.
  - Я, Паша, не Сеня, а Сёма, и сегодня пришёл мой тебе личный суд.
  - Ой, не бери на понт, мусор, - Паша очень легко переходил, как с русского на французский, так и с культурного на блатной и вульгарный.
  - Не беру. И смерть тебе я приготовил достойную. За все, отнятые тобой жизни, за всех, подсаженных тобой на "дурь".
  - Вы, Семён Семёныч, этот текст уже говорили, - снова перешёл на интеллигентный язык "Паша".
  - Говорил. И сейчас это..., так, для успокоения моей совести. Пошли!
  - Куда?
  - В эту дверь. И не заставляй вытягивать тебя за уши. Это будет выглядеть не красиво. - Семёнов показал на дверь и крикнул, усилив голос: - Всем на выход. За мной.
  Получилось очень громогласно. "Паша" дёрнулся, встал с кровати и вместе с охранниками вышел на улицу. Следом вышел Семёныч.
  - Фёдор Иваныч, подгоните оставшихся.
  "Комод" вместе с тремя вооруженными бойцами зашёл в помещение. Прозвучало несколько выстрелов, и из дверного проёма стали выбегать люди.
  Всего "тюремных" оказалось шестнадцать человек.
  - Гоните всех на периметр. И этого тоже, - Семёныч ткнул пальцем в "боса".
  Бойцы толчками и пинками погнали пленников на стену.
  Реанимировав обоих, лежащих на полу бандитов, Семёнов, взяв их за куртки на спине, поднял, и, как два чемодана, понёс к выходу. Дверной проём расширился, и он вышел со своей ношей на улицу, дошёл до стены, одним рывком поставил обоих на ноги, и, нежно подтолкнув в спины, заставил подняться по слипу, ведущему наверх.
  Стена периметра сейчас, после модернизации Семёновым, изнутри представляла собой, как бы, стену воронки от взрыва, по наклонным ребристым краям которой можно было легко на неё подняться. Хоть пешим, хоть "конным". С внешней стороны восьмиметровые, совершенно гладкие стены, стояли без наклона.
  Автоматические орудия работали по жутким тварям. Зорумы выглядели как демоны, вырвавшиеся из ада. Их шестилапые тела, чёрно-синего и черно-красного цвета, с торчащими щипами, двигались быстро и ловко. Головы, тоже шипастые и рогатые, с большими "надбровными" дугами и веками, выступавшими, как козырьки над глазами, закрывавшими их по очереди, имели громадные зубастые пасти.
  Для движения они использовали то все шесть лап, то четыре, а то, поднимались и на две, выпуская из свободных четырёх плазменные шары. Эти шары поле купола не сдерживало, и они пролетали над стеной, как кометы, бесшумно лопаясь в воздухе над базой.
  Ни стене, ни орудиям, ощутимых повреждений шары не наносили, людей шары разрывали на части. Так рассказывал Алекс. Бойцы, прятавшиеся за щитами на своих позициях страдали от сильных вспышек, но и только.
  Шары сбивались несколькими орудийными выстрелами, значит в них была какая-то плотная сердцевина, предполагал Семёнов. После увеличения количества орудий, шары долетали до цели и перелетали стену редко.
  Ужас у смотрящего на атаку зорумов усиливался ещё и от того, что всё происходило практически бесшумно, как в кино с выключенным звуком. Если бы не взрывы артснарядов... Даже шли зорумы, практически, бесшумно, а открывающиеся в "рычании" пасти звуков не издавали.
  Семёнов специально приказал орудиям прекратить стрельбу, и зрители, увидев приближавшихся в тишине жутких тварей, попятились. Монстров сейчас было немного, но они выходили и выходили из леса по одному, двигаясь под огонь крепости.
  - Ну вот, "бос наркомафии", это твой "ад", куда ты сейчас и отправишься. Вместе со своими крепышами. Вас, - Семёнов ткнул пальцем в сторону "наркокурьеров" и их охраны, - я пока заставлю только смотреть на то, как ваш "бос" будет разорван демонами ада.
  - Фёдор Иваныч! - Вдруг вскричал "бос" и упал на колени, - Озолочу! Спасите от этого садиста! - Он вытянул руки к стоящему рядом с ним Фёдору, но тот, посмотрев на него, усмехнулся.
  - Даже если бы хотел, то не смог бы, но я не хочу, Павел Иванович. Тебе, действительно, путь только в ад.
  "Бос", сразу потеряв к Фёдору интерес, пополз на коленях к бойцам.
  - А ты, Саша!? ББ! Спаси! Мы ж твою семью из Донецка вывезли, с детишками...
  - Не могу, Павел Иванович. Мне вы, действительно помогли, но я на контракте у Семёнова. Ничего личного. Бизнес. Вы же так сами всегда говорили.
  - Хватит лирики, гоните их вниз.
  Часть наружной стены стала поднимать свой нижний край, как аппарель. Артиллерия отработала по ближайшим целям, расчистив перед ней поляну. Нижний край "аппарели" вытянулся, коснулся земли, образуя "сходни", и Семёныч первым толкнул на неё "боса". От толчка, Павел Иванович едва удержался на ногах и добежал почти до конца наклонной поверхности.
  - И этих туда же, - показал Семёнов на пятерых бандитов.
  Бандитов столкнули вниз, и аппарель, втянув нижний край, пошла обратно, опустилась совсем и встала вертикально, снова превратившись в стену. Один бандит, пытаясь найти убежище в стене, чуть не был ею раздавлен, но вовремя выскочил.
  Несколько бандитов, потрогав безнадёжно гладкую стену, бросились в сторону леса, пытаясь добежать до деревьев, но залезть по огромному стволу получилось только у одного. Остальных поймали и разорвали монстры. Однако и "счастливчик" тоже вскоре погиб, сорвавшись с дерева.
  "Бос" всей этой картины не видел, но слышал крики, и пришёл к правильному выводу. Посмотрев на стену, он крикнул:
  - Будьте вы прокляты! - И сел на землю.
  - Твоё проклятье останется с тобой! - Громко, чтобы слышали все, сказал Семёныч. - Смотреть всем!
  К "босу" подошёл монстр и, схватив его за плечо, потащил в сторону леса. Семёныч удивился.
  Другой монстр, подойдя, схватил человека за другую руку и потянул в свою сторону. Рука вывернулась из плечевого сустава и оторвалась. Из артерии яркой струёй хлынула кровь. Всё это время "бос" орал, а потом потерял сознание.
  Как ни странно, на "казнь" смотрели все, даже худосочные "нарики", некоторые с явным любопытством.
  Та же, что и их "боса", участь настигла каждого, находящегося за периметром. Буднично порвав людей, монстры, оставив их останки, снова переключили своё внимание на крепость. Тут и настигли их очереди вновь включенных Семёновым автоматических орудий.
  Не смотря на "адаптированную" к насилию психику, у смотревших казнь на лицах был ужас и отвращение. Только контрактники выглядели невозмутимо.
  - Так будет с каждым, кто продолжит жить по-старому. Я не требую от вас чего-то сверхъестественного. Но кормить народ дурью вы должны прекратить. Это моё условие. Кто оступится, попадет в ад. В реальный ад. А теперь, все по домам. На "работу" идти не стоит.
  Семёнов телепортировал оставшихся в живых бандитов по их адресам, прочтённых у них в головах, и занялся трупами.
  Он переместил "крузаки" Фёдора и его команды из своего хранилища на дорогу, туда, откуда он их забрал. Туда же перенёс с помощью телепортационного коммуникатора останки всех тел, с кровью и другими жидкостями и содержимым, а так же тушку, убитого "ББ" монстра. Тела, останки и оружие он разложил на дороге. Во Владивостоке шел ливень и "план перехват", как пишут ученики в своих сочинениях. Разыскивали похищенного "террористами" краевого депутата, крупного регионального бизнесмена.
  Сделав необходимое, Семёнов подошёл к Фёдору.
  - Как ты, как бойцы? - Спросил Семёнов.
  - Нормально. Не переживай, Семёныч, нам по ..., на "боса". Да и не бос он нам был, а так, работодатель.
  Они посмотрели друг другу в глаза.
  - А ты обратил внимание, как "твари" убили их? - Спросил Семёныч.
  - Обратил... Странно убили, без эмоций.
  - Мне показалось, что они, как бы исполнили отведённую им роль демонов. Я же сказал: Демоны... В ад... Вот они и потащили их всех в ад...
  - Ну, это ты, Семёныч, загнул, по-моему.
  - А, по-моему, что-то в этом есть. Тут же мир магии. Может мысли мои прочитали? Надо это обмозговать.
  - Мозгуй. Ты у нас голова, а мы руки.
  Глава седьмая.
  
  Семёныч сидел дома и ждал звонка телефона. И дождался звонка в дверь.
  - "Обыск и задержание, - подумал Семёнов, - Хорошо, что дома пусто. Даже в "закромах Родины"".
  - Кто? - Спросил он, разглядывая в глазок группу захвата.
  - Полиция! У нас ордер на обыск, Семён Семёныч, - сказал полицейский в форме, показывая в "глазок" удостоверение.
  - Секундочку.
  Семёнов полностью раскрыл дверь и встал лицом к стене, положив ладони за голову.
  Несколько вооружённых и в броне просочились в квартиру и осмотрели комнаты.
  - Ну что вы, зачем вы так, Семён Семёныч, - сказал человек в форме, но голос его не был убедительным.
  - Документы в заднем кармане.
  Паспорт из кармана достал один из вернувшихся росгвардейцев, другой развернул Семёнова лицом. Первый, сверив фотографию с наружностью, передал паспорт полицейскому.
  - Он!
  Полицейский предъявил ордер, зачитал права и позвал понятых. В квартиру вошли два практиканта.
  - Что случилось? - Спросил Семёнов.
  - Случилось похищение важного человека, бизнесмена и депутата, которого вы, Семён Семёныч вчера изволили видеть последним.
  - "Пашу" украли?! - Рассмеялся Семёнов. - Не смешите мои тапочки. Он нахрен никому не нужен, кроме как замочить. Ну, да ладно, вам виднее. Украли, так украли... А я то причём? Был я вчера у него, потому что этот козёл, видите ли обиделся на меня, что я в тотализатор у него выиграл, и стал мне угрожать. Выставил возле моего дома "амбалов". Вот я и пошёл вчера к нему в "офис". На вас же хрен ли надеяться. Хотел поговорить с ним, так они мне наручники надели и мордой в мраморный пол положили. Во!
  Семёнов шевельнул головой, показав глазами на приличную шишку на брови и синяк на весь правый глаз.
  - Эта сука даже говорить со мной не стала. Отпинали меня и отпустили. Я едва до дома доехал. Отлёживаюсь вот. На столе смартфон, там фото мои, я вчера, когда приехал, сделал. Сейчас хотел в травмпункт идти. Но не смог. Скорую вызвал. Да к вам хотел с заявлением.
  - Вот в ИВС вас и осмотрят, и побои снимут.
  - У меня пара рёбер сломана и, кажется, голеностоп. На ногу наступили, суки. Можно я присяду?
  - Можно, Семён Семёныч. Вот на пуфик и присядьте.
  - А зачем в ИВС то? Я то каким боком к похищению, или как там? Свинтил куда-нибудь с баблом, за кордон, или с бабами куролесит. Сколько раз уже так было? А жёнушка его по любому поводу "план перехват" объявляет, чтобы застукать его с любовницами. Вот он и прячется.
  Полицейский и росгвардейцы рассмеялись.
  - Смело вы себя ведёте, Семён Семёныч.
  - А мне то чего бояться? Я человек законопослушный. Анкету мою, вы, надеюсь, прочитали. В порочащих связях не замечен.
  - Читали-читали...
  - Да и вышел я сразу же, буквально на пинках оттуда. Там у них видеокамеры везде натыканы. Просмотрите. И охранник видел, как я входил и выходил, еле ковыляя. В офисе же у них чисто?
  - Смотрели. Видели и охранника допросили. В офисе чисто, только пятна крови на полу.
  - Ну? Так это моя, наверное.
  - Положено так, сами знаете же, - доверительно зашептал майор. - Его нашли на горностаевской дороге... Разорван весь... в клочья. И тварь жуткая рядом мёртвая лежит, и охрана его..., тоже в клочья. Кровищи..., как на скотобойне. Даже после дождя. Причём тварь убита прямо в глаз из пока не установленного ствола очень крупного калибра.
  - Хера себе! А я то тут причём? Какая-то тварь порвала "Пашу", а я, болезный, отвечай?
  - Вы, пока, крайний, - с явным сожалением, сказал майор.
  - В квартире чисто, - доложили опера, - Очень скромно живёт полковник. Такую квартиру любо-дорого обыскивать. Чистота и порядок. Нигде ни пылинки.
  - И вы так всегда живите, сынки, потому что с обыском могут прийти к любому и в любой момент. - Сказал Семёнов серьёзно и грустно. - Вот, и я дождался.
  - Ничего, Семён Семёныч, не переживайте, разберёмся и отпустим, - тронул его за плечо следователь.
  - "Ага, - подумал Семёнов, - щас. Стану я по такой херне переживать и нервы тратить, не дождётесь".
  На свою распухшую правую ступню Семёнов надеть кроссовок не смог. Тут "подоспела" и "скорая помощь", помощь которой уже была ни к чему. После минутного препирательства, скорая уехала, взяв подпись следователя.
  Пройдя неприятные, но необходимые процедуры освидетельствования и осмотра, Семенов разместился в одиночке. Врач определил у него множественные переломы костей правой ступни и трёх рёбер. Загипсовали его прямо в камере.
  Следователь допросил его и, пожелав выздоравливать, ушел.
  А вечером его навестил "человек из комитета". Семёнов продолжал называть их так. По-старому.
  - Семён Семёныч, я полагаю, у следствия вопросов к вам быть не должно. Мы это дело забрали себе. Завтра вас выпустят. Очень странное существо найдено убитым рядом с останками Парамонова.
  Следователь раскрыл папку и достал фотографии.
  - Не знакома зверушка?
  Семёнов взял стопку и на самой первой фотографии увидел трёхметровую тушку зорума. Качнув головой, и просмотрев ещё несколько фото, Семёнов с брезгливым выражение лица отдал фотографии.
  - Не... Гадость какая... Он, что, здоровый такой? Там метра три монстр. Нет?
  - Два восемьдесят. Примерно... Нигде не видели? У Парамонова в офисе, например?
  - Я у этого козла был всего минут пять и еле уполз живым. А что, это чудище у него в кабинете было? Уберегли значит ангелы... Могли и скормить...
  - Не понятно, вообще, что это, или кто... Похоже, его привезли в машине для Парамонова, и тут что-то пошло не так. А снайпер убил, вышедшее из-под контроля животное.
  - Шестилапый, - покачал головой Семёнов. - Насекомое, что ли?
  - Ну, да, ладно, Семён Семёныч, до завтра. Я за вами приеду. Перевезём вас сразу в госпиталь.
  - Спасибо, Аркадий Иванович. За понимание.
  * * *
  На следующий день Семёнова выпустили, но перевезли в госпиталь. Залечивать себя он не стал и вынужден был проваляться в нём неделю. За эту неделю Семёнов придумал себе "заменителя". Он заставил своего биоробота "щенка-сокола" принять его облик и лежать вместо него на постели. Все человеческие функции у робота работали, речь не отличалась от оригинала. Да и разум, похоже, тоже.
  Семёнов несколько раз оставлял "заместителя" и отлучался в свой "рабочий офис" на планету Е2478К7054. На базе бойцы закончили выдумывать с планировкой, и Семёнов перенёс их "думки" с бумаги в реальность.
  Получилось чисто по-русски. Баня, бассейн, спортзал, оружейка, склад БП, ангар для техники на двадцать киборгов. Семёнов "создал" и киборгов. Бойцы уже испытывали себя и их за периметром, не заходя, правда, в лес.
  В одно из его посещений Фёдор сам заговорил о странном поведении зорумов. Их агрессия, куда-то улетучивалась. Даже без работы артиллерии зорумы не стремились достать защитников и забраться на крепость. Ранее, если их допускали к крепости, зорумы выстраивали "пирамиду", забираясь по телам "коллег", и нападали на защитников. Сейчас же они просто стояли под стенами.
  - Хрен знает, что думать, - сказал, разведя руками, Семёнов. - Алекс говорил, что поначалу, зорумы вообще не нападали на людей. Может снова подобрели?
  * * *
  Чуть "подогнав" процесс заживления, Семёнов выписался из госпиталя, вернулся домой, снял гипс и поспешил на Е2478К7054. Появилась у него одна, по его мнению, очень здравая мысль.
  Семёнов стоял на стене и смотрел вниз за периметр. Монстров пока видно не было. Их стало значительно меньше, чем в первые дни. Хотя... Здесь то шли только третьи сутки.
  Семёнов, слегка тронув подошвой аппарель, шагнул вниз. Пластик аппарели был гладким, но не скользким. Подошвы его ботинок плотно прилегали к поверхности.
  - А может не стоит, так рисковать?
  - Фёдор Иванович, вы своим страхом за меня, можете мне всё испортить. Любуйтесь на солнышко. Восходы и закаты здесь, как на нашем севере - бесконечные.
  Семёнов, спустившись на землю, за периметром, как будто ступил на луну. "Первый шаг человечества", - подумал он. Из леса появился зорум, и увидев Семёныча, заспешил к нему.
  - "Как мой щенок, - подумал Семёныч". Он не опасался. Щиты его были выставлены на максимум. При первом же агрессивном действии должны сработать пушки. Своего оружия у Семёнова не было. Зорум приближался, а Семёнов пытался его разглядеть и прочувствовать своим "магическим процентом".
  Он рискнул и включил свой один процент магии, пытаясь с его помощью понять чудовище. Пока с ним ничего плохого не происходило, только появились какие-то шумы в голове. Из леса появился ещё один зорум, который тоже поспешил к Семёнову. И снова он напомнил ему его щенка.
  Первый зорум уже приблизился к Семёнову на вытянутую его лапу, встал на задние конечности и протянул четыре лапы к человеку.
  - Осторожно, ты можешь пораниться об меня, - сказал Семёнов. Чудище убрало лапы, и Семёнов услышал мысленный посыл:
  - Я принёс, возьми.
  - Давай, - Сказал Семёнов, протягивая руку.
  Зорум вдруг раздвинул грудные пластины, и из него посыпалась магическая пыль. Семёнов, успев, включить портационный приёмник, увидел, как вся пыль исчезла.
  - Я свободен, - сказал зорум. - Принести ещё?
  - Принеси.
  Зорум развернулся и отправился в лес. На крепости раздался такой выдох восемнадцати лёгких, что, похоже, качнулась трава.
  Второй зорум, подошедший к Семёнову, лапы к нему не протягивал, а просто мысленно попросил:
  - Возьми.
  Семёнов, подумав, переспросил:
  - Ты можешь отдать это в мой накопитель?
  - Да, - ответил зорум.
  Семёнов вызвал сокола.
  - Отдавайте всё таким, как он, а я буду забирать у них. На них будет мой след. Ты его видишь?
  - Твой след вижу, - сказал зорум и "вскрылся", сбросив пыль соколу.
  - Отлично, - сказал Семёнов, - несите ещё. И не нападайте на тех людей, на которых будет мой след. Договорились?
  - Договорились.
  Второй зорум, развернувшись, побежал, едва не вприпрыжку, в лес.
  - Твою ж мать! - Сказал сам себе Семёнов, почесал голову и посмотрел на стену. Там стоял дикий ор...
  Поднявшийся по аппарели на стену Семёнов был встречен восторженными и радостными возгласами.
  - Ну, командир, ты даёшь! - Фёдор подал ему руку, желая помочь подняться, потом, вспомнив застольный "тост" Семёнова, отдёрнул. Семёнов, посмотрел на него, и подал свою. Фёдор заулыбался и, схватив командира за руку, выдернул его на верх.
  - Вот это выдержка, командир!
  - Как оказалось, это мирные зверушки, - выдохнув, сказал Семёныч.
  - Так и что нам сейчас? Дорога свободна? - Спросил ББ.
  - Похоже, что да. Получается, что они - курьеры магической пыли.
  - А чо ж они раньше то? Нападали.
  - Ещё буду уточнять, но, я полагаю, первопоселенцы поторопились их убивать. И сразу восприняли их, как хищников, как опасность. Испугались, а у страха "глаза велики". Мысли первопоселенцев, усиленные их магическими способностями, передались зорумам. А они привыкли исполнять волю людей. Что хочешь то и получишь. Потому они и изменились... В худшую для людей сторону.
  - Семёныч сразу заметил, что зорум потащил "боса", типа, в "ад". Что он выполняет его команду.
  - А где же они пыль берут? - Спросил кто-то.
  - С цветов, - кто-то засмеялся.
  - А почему и нет? - Переспросил Семёныч. - Тут всё заряжено магией. Это вы её не чувствуете...
  - А вы? - Спросил Саша снайпер.
  - Я тоже отключил свой... - он хотел сказать "один процент", но передумал, и сказал другое, - свой талант. Алекс перепугал, что здесь выживают только люди без магических способностей. Потому он землян и вербовал. У них, дескать, магии ноль. Но, что-то меня сейчас терзают сомнения в его искренности. Да и ладно.
  - И что сейчас делать будем? Вроде это была наша основная добыча, а сейчас? Всё в вашу копилку сыплется? Нам-то, что сейчас делать? - Спросил Белов.
  - Сложный вопрос... Но, контракт - дело святое. Да и вложено в вас уже немало. Семёнов помолчал, раздумывая.
  - Если эти "несуны" кому-то носили пыль, значит этот кто-то, либо есть, где-то, и похож на нас, либо был когда-то тут. А раз был, значил он где-то жил. Можно найти его город.
  По законам системы, если планета без разумных существ, значит её может "приватизировать" один или несколько человек.
  В содружестве миров "до чёрта". Миры входят в содружество после полного исследования. Тот, кто исследовал её, тот и получает первое право на приватизацию. Однако, после вхождения мира в содружество, все "шаровые" чудеса отбираются. Мир переходит на самофинансирование.
  Это всё Семёнов хотел сказать контрактникам, но не сказал. Не вовремя, - подумал он. А сказал, после совета с "заразумом", посчитавшим дебет с кредитом, следующее:
  - Контракт пересматривается. Зорумов убивать запрещается. Однако, установившийся с ними мир позволяет вам без риска для жизни зарабатывать на "лесоповале".
  Семёнов засмеялся. Бойцы не понимающе смотрели на него.
  - Напоминаю... Каждое дерево стоит половина зорума... Просекли? Лес будете прореживать. Но не бездумно. Не всё подряд. А если есть рядом молодая поросль. Определимся, короче.
  - Это, что? Пилить, что ли? - Спросил Черных. - Таким если привалит...
  - Транслятор заберёт весь ствол целиком. С корня. С того места, что вы отмеряете. А я пойду искать города. Должны быть тут города...
  - А можно пойти попробовать? - Спросил ББ. - Лес валить?
  - А ты уверен в своих мыслях? Что не боишься "демонов"?
  - Так они же не демоны, Семён Семёныч. Это же пчёлы, которые носят пыльцу, - улыбнулся ББ.
  - Слушай, а похожи... Я только сейчас понял, что у них пасти с клыками, как жевала у насекомых... У жуков. А я думаю, кого они мне напоминают? - Сказал Фёдор.
  - Пробуй. Сокола с собой возьми.
  ББ спустился на землю с помощью специальной площадки и зашагал к дереву, не обращая внимания на зорумов, а зорумы не обращали внимания на него. Зорумы отдавали пыль соколам и возвращались в лес.
  - Города искать вы один собираетесь? - Аккуратно спросил Черных.
  - Кто со мной пойдёт, гнать не буду. Я уже говорил. Раз так всё получилось, то выходим в поиск через двое земных суток. Тянуть смысла нет. Отпускаю всех на двое земных суток в отпуск. Сбор в Олимпийце в 10-00. На доверии. Но сначала, тем, кто идет в поиск, полностью подготовиться к выходу.
  Предлагаю всем брать АКМ. Надёжнее машины нет. Сидеть в каком-нибудь болоте с заклинившей американской игрушкой, когда тебя пытается порвать какая-нибудь тварь, я не хочу. Да и БП один для всех. Потом будем играться. Да... Ещё... За периметром чудес и кулинарного изобилия не будет до тех пор, пока не поставим базу, подобную этой. А с её установкой имеются некоторые проблемы. Придется жить на "сухпае". Отправка в отпуск по кодовым словам: "К отпуску готов". Фёдор Иванович, контроль на тебе. Кто не будет готов, сидит на базе. Всё, бойцы! Хорошо отдохнуть!
  Семёныч ушёл в "офис" и с помощью соколов-разведчиков стал наблюдать за действиями своей будущей команды. Но всё шло штатно. Киборги и платформы с боезапасом и снабжением были подготовлены всеми, и база быстро опустела. Последним, "ушёл" Фёдор.
  - А уходить нам рановато, есть у нас ещё дома дела, - сказал, напевая Семёнов, спускаясь со стены.
  Попросив соколов пропустить одного зорума, Семёнов пошёл к лесу, однако, переступив невидимую границу магического купола, едва не потерял сознание от боли во всём теле. Боль была настолько неожиданной и сильной, что он не сразу вспомнил о том, что можно отключить магические способности. Уже теряя сознание, он понял, что за него это сделал его ментальный помощник.
  Сидя под деревом, Семёнов с трудом приходил в себя, разглядывая висевшую прямо перед его лицом большую жёлтую ягоду, похожую на костянику.
  - Интересно, есть её можно? - Спросил сам себя Семёныч, и ответил тоже сам себе. - Можно.
  И знал он, что можно есть высокое растение, типа банановой пальмы и плод куста, по виду напоминающий длинный огурец. Ещё, на дерево ползла толстая лиана, и Семёнов знал, что плоды этой лианы, напоминающие кокосовые орехи, тоже можно есть, но они растут очень высоко.
  - Подсказываешь? - Спросил Семёнов.
  - Подсказываю, - сказал "заразум".
  - И правильно. Отрегулируй мне магию. Сейчас подойдёт зорум, а я ни бум-бум. Семёнов снова услышал магический шум. С ним разговаривало всё: и деревья, и кусты, и трава. Но даже от этого у Семёнова закружилась голова, и он шагнул под защиту магического купола.
  - Трудно будет, - подумал он. - Боезапас придётся экономить. И жить на подножном корме.
  * * *
  Вернувшись в офис, он раскрыл планшет и вновь всмотрелся в объемную карту местности, собранную из фрагментов, предоставленных разведчиками. На карте были обозначены маршруты движения зорумов. Они все шли с севера и возвращались туда же. Ещё на карте были обозначены и одиночно пасущиеся крупные животные, и их скопления. На фото, отснятых разведчиками, попадались и явно хищные твари. Проследить за зорумами далее двухсот километров соколы не могли.
  - И мы пойдём на север, - уверенно сказал Семёныч.
  * * *
  Глава восьмая.
  Группа шла на север уже тридцать шестые земные сутки. Это равнялось чуть больше семи местным. Ночи на планете были хоть и длинные, но светлые. Три луны прекрасно освещали открытые пространства, а в лесу многие растения и животные давали, хоть и мерцающий, но всё же естественный свет.
  Агрессия леса была, в основном, "пассивной". Редкие крупные хищники мелькали в зарослях тр88авы и кустарника, но нападать на группу бредущих сквозь лес киборгов не решались, а на привале лагерь накрывался мощным энергетическим куполом, через который не проникал даже дождь.
  Лагерь устраивали просто. Киборги шли шеренгой по восемь и расчищали путь телепортационными коммуникаторами. Лес, вместе с живностью, отправляли сразу в систему. Живность попадала туда целёхонькой. Как оказалось, система принимала магических животных, даже дороже, чем добытую из них пыль. Снимался и верхний слой почвы на один метр вместе со всем, что там попадалось.
  В итоге, получалась относительно ровная автострада со скальным или каменистым покрытием. Поэтому шёл отряд небыстро. За двенадцать часов проходили около тридцати километров. Зато, если придётся "драпать" ровная автострада пригодиться - думал Семёныч. На расчищенной от леса площадке и ставили лагерь.
  Всего за это время группа прошла чуть более тысячи километров. Прошли и город зорумов, напоминающий одновременно и пчелиный улей, и муравейник, с громадными запасами магической пыли. Прошли и поросший густым лесом город древних, который им показала "мать зорумов", - бесформенная субстанция, обладающая своеобразным интеллектом, вырабатывающая коконы, из которых вылупляются зорумы.
  Рядом с городом-муравейником зорумов Семёныч смог поставить новую базу. "Мать-муравьиха" заблокировала магический шум, мешавший ему телепортировать крупные механизмы, и он, с помощью системы, смог установить периметр, защиту и телекоммуникационное оборудование. Теперь до ближайшей базы им было всего пятьсот вёрст, которые по хорошей автостраде, остающейся после отряда, можно было проехать часа за три.
  Контракт по магической пыли был закрыт. Остаток пыли в "закромах" Семёнова был эквивалентен такому количеству материальных средств содружества, что он мог бы сейчас купить звездолёт. Хотя для чего он ему, Семёнов пока не знал. Девайсы он, на всякий случай, выкупил, хотя уже думал об установке подобных имплантов. Кашу маслом не испортишь, думал Семёнов.
  Сейчас группа двигалась к ещё одному городу-муравейнику. Направление указала "мать-муравьиха". Там же должен был находиться и город древних. Но, что-то подсказывало, что и он окажется только развалинами, сильно поросшими лесом. Это и к лучшему. Семёнову разумная жизнь тут была ни к чему. В случае её отсутствия он собирался эту планету присвоить.
  И вот, когда до следующего муравейника, по подсчётам Семёнова, осталось всего километров сто, от системы поступила информация:
  - В мире Е2478К7054 появилась администрация номер два.
  - С какого, ...!?
  - Вопрос не корректен.
  - Это - не вопрос, а возмущение. Кто это и где они обосновались? Вот это - вопрос.
  - Администрация номер два установила базу в двух километрах от второй базы администрации номер один.
  - Охренеть, - сказал Семёнов, остановился и произнёс, уже в общий эфир, - Привал! Ребята, у нас проблемы.
  - Что такое, Семёныч, только тронулись.
  - Какие проблемы? - С одесским акцентом спросил Саша Донецкий.
  - У нас появились конкуренты. На планете.
  - Что за, ...!?
  - Кто-то ещё захотел "помыть золотишко" на нашем "Клондайке", - прокомментировал ББ.
  У каждого из них в персональном сейфе на "базе" уже лежала приличная сумма в долларах с пятью нулями, которые, Семёныч им даже дал потрогать. И это только за первую часть пути. А тут вторая "обламывалась" чуть ли ни в самом конце.
  - Придётся возвращаться на вторую базу, - с сожалением сказал Семёныч. Встаём на колёса, и погнали. Фёдор первый, я замыкаю.
  Все киборги приняли горизонтальное положение, втянули манипуляторы и встали на колёса.
  - Стартую, - сказал Фёдор, и все двинулись.
  Семёныч ещё не пробовал "автостраду" на скорости. Переключив управление на себя, Семён опустил бронестекло и с удовольствием высунул в окно руку. Восемь колёс с автономными приводами и подвесками отрабатывали дорожные неровности, не нарушая плавность хода. Скорость на спидометре держалась цифры 180.
  Дорога прямой не получилась. С помощью авиаразведки группа выбирала оптимальный маршрут и обходила возвышенности, всё чаще попадавшиеся на маршруте. Но с плавными поворотами она была ещё великолепнее.
  Солнце стояло почти в зените. Только что прошёл хороший ливень, и шедшие перед Семёнычем киборги, неслись в радужном тоннеле. От такой картинки сердце Семёныча радостно затрепыхалось, он вдохнул полной грудью, задувающий в кабину воздух, наполненный пьянящим ароматом вечно цветущих растений, и чётко понял, что эту планету он не хочет отдавать никому.
  До базы добрались за три часа двадцать пять минут.
  База номер два ничем не отличалась от базы номер один, так как была "слеплена" по образу, так сказать, и подобию. После приведения себя в порядок и быстрого, но плотного перекуса, все остались за "круглым" столом.
  - Это пренеприятнейшее событие ломает нам нашу игру. Дело в следующем... Участники исследования мира могут вести друг с другом полноценные войны, не ограничивая себя в средствах и способах ведения войны. Главное, чтобы не особо страдал сам мир. Если они установили базу, значит у них хватает магии, заблокировать местных "магикан". Это раз. А если маги прибыли на эту планету, зная, что их магические предшественники обломали тут себе зубы, значит это маги очень сильные. Или они себя такими считают.
  - А ты про них у системы не спрашивал? - Спросил Фёдор Иванович.
  - Спрашивал. Молчит, зараза. Да нам-то, ..., какая, ..., разница. У меня магии не на много больше вашей.
  - Значит, воевать будем по-нашему, - буркнул "Филипок", боец из нового "пополнения", прозванный так коллегами за свой малый рост и соответствующее отчество.
  - А как же ещё? - Хмыкнул Семёныч. - Смотрим сюда.
  Семёныч ткнул пальцем в центр стола, где лежал его рабочий планшет, сразу над которым появилась зависшая над поверхностью стола карта местности. Еды и посуды на столе уже не было, кроме чашек и стаканов с напитками.
  - Мы тут, - ткнул пальцем Семёныч, - Это - муравейник, пятьсот метров от нас, а это - вражеская база, два километра западнее. Разведка докладывает, что столкнулась с противодействием в воздухе. Вражеские дроны препятствуют пересечению километровой зоны.
  - По закону?
  - По закону. Двух авиаразведчиков мы потеряли. Перехвачены и посажены на вражескую базу. Хорошо, что они были без телепортационных коммуникаторов. Так что, наше "ноухау" пока наше. Хотя... Как говорил мой папа, - "мысли материальны и, значит, их может увидеть и присвоить каждый". Есть мысли, как воевать будем?
  - Мало нас, - сказал "Замподэ", - И я за тайные операции.
  - Кто бы сомневался, - вполне серьёзно отозвался ББ, - но я тоже за тишину.
  - Я предлагаю озадачить мать-муравьиху, - тихо произнёс Донецкий. - Раз она может изменять облик своим "детям", пусть создаст что-нибудь. Вы же замкнули муравьёв только на себя, Семён Семёныч?
  - Да, слава всевышнему, догадался. И остальным муравьихам команда от неё ушла. Так что, муравьи теперь только наши боевые единицы. А магии у них, кстати, побольше, чем у некоторых здешних крупных зверушек.
  - Предлагаю снарядить муравьёв взрывными устройствами, - сказал "диверсант", - и разнести их "халабуду" к чёртовой матери.
  - Базу взрывать нельзя.
  Посмотрев на лица задумавшихся бойцов, Семёнов сказал:
  - Общая мысль ясна. Никому с базы не высовываться. Запускаем дроны и ведём наблюдение. И не обязательно с воздуха, да? Ищем лазейки. Они с базы ещё тоже не выходили. Сидят на периметре и что-то колдуют. И это на полном серьёзе. Не аллегория. Собираются пятёрками и запускают огненных драконов, которые летят очень далеко. Наши соколы за ними не успевают и теряют из вида.
  - Нам надо срочно забрать во втором муравейнике пыль, - сказал Фёдор.
  - Думал об этом. Пошлём несколько киборгов. И там оставим их. Охранять муравейник. И базу там поставим.
  - Хорошая мысль, командир.
  На планшете вместо карты появилось голографическое изображение пятёрки магов, запускающих огненного дракона.
  - Смотри, командир, а магов-то, стало четыре.
  Семёнов тоже увидел четверых, стоящих на стене людей в балахонах. "Отмотав" назад, все убедились, что, сначала, стояли пятеро, а когда дракон улетел, осталось четверо.
  - Видишь, какие умельцы!? На огненных драконах катаются!
  - Так может С-400 притащим? - Спросил Герасимец с позывным "Муму".
  Семёнов посмотрел на него, приподняв левую бровь, и задумался. Раньше ПВО ему была не нужна. Живых летучих существ на планете больше вороны он не видел, а сейчас, слова бойца и увиденное заставили задуматься.
  - С-400 - излишество, а вот "панцирь" хорошо бы, - сказал Дима с позывным "Егоза". Срочную и два года по контракту он отдал войскам ПВО, а потом ему стало скучно, и он ушёл в спецназ. - Машинка... Прелесть. Купол двадцать кэмэ держит легко, полная автоматика.
  - Да где ж взять-то его?! - С сожалением в голосе воскликнул Семёныч.
  "Егоза", которого так прозвали не потому, что он был слишком подвижный, а потому, что он был очень острый на язык, как одноимённая колючая проволока, и, к тому же, прекрасно владел ножом, хмыкнул и сказал:
  - Кореш, начальник части, как-то недавно по пьянке сказал, что у них совсем сдохла одна система. Что-то они там запороли в электронике, сожгли напрочь, а на завод отправлять ссат. Начальство, вплоть до Москвы, в курсе, и тоже ссыт вместе с ними. Восстанавливать - дороже, чем новую сделать.
  Он замолчал, затягиваясь сигаретой.
  - Ну, не тяни, "Егоза", - попросил ласково Фёдор.
  - Короче, они готовы её спрятать где-нибудь, с глаз долой от проверки, а лучше - продать. Командир части сказал, что "всё равно сидеть, так хоть за деньги...". Без БК и электроники, конечно, но Вы же, Семён Семёныч, мастер восстанавливать технику.
  "Егоза" намекал на восстановленный Семёнычем разбившийся дрон, у которого при падении переломилась и выгорела "материнка".
  - Интересное предложение, Серёжа. Поедешь в командировку на землю. Скажи корешу, что мы её заберём, восстановим и вернём в течении суток.
  Все недоумённо посмотрели на Семёныча.
  - Я дубликатор куплю. У системы.
  Недоумение с лиц не сошло.
  - Есть такая штуковина. Луч направляешь на предмет, а с другой стороны дубликат его получается.
  Семёнов снова посмотрел на бойцов и махнул рукой.
  - Не забивайте голову. Серёжа, отправляйся к корешу.
  - К жене заскочу?
  - Давайте, все, кто хочет, на побывку... Двое суток. А то они тебя, Серёжа, доконают подначками и расспросами, - сказал Семёныч, смеясь, и хлопнул сидящего рядом с ним Егозу по спине.
  - Возьми с собой телепортационный коммуникатор. Только не на глазах армейцев хить технику. И с боекомплектом, Серёж... Всё! Вопросы? Нет вопросов. Разбежались.
  * * *
  Но Сергей позвонил Семёнычу уже через пару часов.
  - Семёныч, командир части упирается. Не верит в наши чистые намерения.
  - Тащи его сюда. По-другому не получится, наверное.
  Семёнов вышел из офиса и вошел в казарму, где уже стоял ошалевший майор и Сергей, державший в руке кнопочный телепортатор. Оба слегка поддатые. Семёнов, подойдя к ним, протянул руку майору и представился:
  - Полковник государственной безопасности Семёнов, Семён Семёнович. На пенсии.
  Майор пожал поданную ему ладонь.
  Левой рукой Семёнов протянул майору раскрытое пенсионное удостоверение, которое майор взял почему-то двумя руками, переведя свой взгляд с лица Семёныча на удостоверение.
  Внимательно вчитываясь в слова, майор несколько раз встряхнул головой, будто прогоняя сон, а потом сказал, снова подняв глаза:
  - И что это значит, товарищ по... полковник?
  - Это значит, что вы сейчас похищены и перенесены на другую планету.
  - Кем похищен? Иноплан... - Дальше его задеревеневший от страха и коньяка язык слово воспроизвести не смог.
  - Не переживайте, Петр, это шутка. Вас просто временно перенесли на внеземной объект, и по первому вашему требованию перенесут обратно в ваш...
  - Откуда доставлен товарищ? - Спросил Семёнов Егозу.
  - В кабинете пили, товарищ командир.
  - В кабинет вас и вернём, Пётр Егорыч. Пошлите, посмотрите нашу секретную базу. И всё поймёте.
  Семёнов положил правую ладонь на плечо майору и приобняв его, направил на выход.
  Майор продолжал находиться в ступоре и двинулся на выход на полусогнутых, а когда, выйдя, увидел киборгов, повалился в сторону Семёнова.
  - Помоги, Серёжа. Давай его в беседку. Мало выпили что ли?
  - Да прилично вроде, по пол литра уже.
  - Ты к жене не пошёл, а сразу...
  - Да... К ней попадёшь... Хрен отпустит. Сперва дело решил сделать.
  Так они переговаривались, аккуратно неся тело майора в беседку и усаживая его на стул.
  Не форсируя события, Семёнов решил пока перекусить и расставил перед собой тарелки с едой и графины с питьём: соками, водой и коньяком.
  Егоза тоже, что-то набрав на панели планшета, лежавшего в центре стола, уже подтягивал к себе тарелки, когда майор очнулся. Он окинул ничего не понимающим взглядом стол, посмотрел на Семёнова и Сергея.
  - Где я? - Спросил он дрожащим голосом.
  - Это, майор, секретный военный объект. Где он находится, вам знать не обязательно.
  - А как я... мы... сюда попал?
  - Секретная разработка, связанная с перемещением в пространстве.
  - Зачем я вам?
  - Вы нам незачем. Сергей рассказал о ваших проблемах и о вашем желании застрелиться, пока не приехала комиссия. Я решил помочь восстановить угробленную вами технику. Но для этого необходимо доставить её сюда. Буквально на полчаса. Мы её просто скопируем, и она станет, как новая.
  - Семён Семёныч, - с тоской в голосе произнёс майор, - не могу...
  - Серёжа! - сказал Семёнов значительно и взглядом из-под приподнявшейся брови указал на графин.
  Сергей налил в гранёный стакан на четверть коньяку и пододвинул его и миску с капустой майору.
  Тот взял стакан и сказал:
  - Холодная...
  - За нас с вами, - сказал Семёныч и все, "чокнувшись", выпили.
  - Мы тебя, майор, не торопим, - сказал Семёнов, вспоминая фильм "Особенности национальной рыбалки". - Подумай. Тебе, или в петлю, или принять нашу помощь.
  - А вам то это зачем? - Спросил майор.
  - Из чистого альтруизма. Ты наших киборгов видишь?
  Майор оглянувшись, и со страхом посмотрев на пятиметровых вооруженных пушками монстров, явно неземного изготовления, отвёл взгляд и кивнул.
  - Серёжа, покажи их в работе.
  Сергей, быстро подбежав к своему киборгу, который уже раскрылся и был готов его принять, влетел в кресло и рванул руль на себя. Киборг рванул с места и на скорости вбежал на наклонную внутреннюю стену периметра и понёсся по ней. Подняв пушки он на ходу дал очередь в небо над беседкой всеми четырьмя стволами, развернулся и, подбежав к беседке, остановился.
  Всё это "кино" длилось не более пяти минут, но так поразило майора, что он сидел полуоткрыв рот, из которого стала вываливаться капуста.
  - Твою... - прошамкал он, забыв про закуску, опомнился, прожевал и покачав головой, спросил: - И это всё наше? Российское?
  - Секрет, майор, секрет. Ты и так не выездной, хочешь, чтобы вообще закрыли, или тайгу охранять отправили? Я тебе сейчас покажу, как мы восстановим твой "панцирь".
  - Серёжа, шмальни-ка по тому крайнему из всех стволов. Щиты я отключил.
  - Есть, командир!
  Сергей развернул своего киборга и "шарахнул" четырьмя стволами по моему киборгу, стоявшему на трёх парах ног.
  От длинной очереди сорокамиллиметровой пушки киборг сначала закачался, а потом рухнул на землю. Его сочленения, искусственные сухожилия и мышцы были перебиты.
  - Пошли посмотрим, - сказал Семёнов майору, снова похлопав того по плечу.
  Майор, уже с интересом, а не испугом в глазах, быстро поднялся со стула и вышел из беседки.
  Киборг был в плачевном состоянии. Две передние ноги висели на искусственных связках, порванных и сочащихся какой-то жидкостью, металл и пластик был пробит во многих местах и представлял из себя даже не решето, а лист дерева, потыканный палочкой.
  - И что, такое можно восстановить?
  - Да, - ответил Семёнов. Он мысленно подозвал самоходную тележку дубликатора. Вернее, самолётную, так как она передвигалась над поверхностью. Такими свойствами она пока обладала только в зоне базы. Да и работала, используя ресурсы системы.
  Дубликатор подъехав к Семёновскому "Ёжику", встал на четыре опоры, выровняв себя по горизонтали и вертикали, и направил на киборга сканирующие его лучи. Минуты через две, лучи дубликатора стали перебегать на пустое место, и там стал проявляться силуэт, сначала абсолютно не понятно какого, устройства. Только минут через пять по очертаниям стало видно, что дубликатор "рисует" ещё одного киборга.
  - Это что-то типа объёмного принтера, - проявил эрудицию майор.
  - Верно, - ответил Семёнов, соглашаясь с майором, но совершенно не понимая, как работает дубликатор. - Пошли за стол, пусть работают. Серёжа! Наливай!
  Сергей вылез из опустившего "голову" киборга и поспешил за стол. Выпили ещё по одной, а потом ещё по одной.
  Семёнов, не "стесняясь" майора спросил, что он предпочитает из закусок, и выбрав на планшете необходимое, придвинул появившиеся из воздуха тарелки к нему.
  - Хрена себе! - Опешил майор, - Ну вы живёте.
  - Это только тут так, на базе. Может в баньку? - Спросил Семёныч.
  - А есть?!
  - Обижаешь, майор... Какая секретная база без бани? - Засмеялся Семёныч.
  И майор, что-то вспомнив, тоже смеясь захмыкал.
  - Серёжа!
  Егоза налил ещё. Выпили.
  - О! Построил уже, - оглянувшись сказал майор.
  - О! Пошли посмотрим.
  Чуть качнувшись, Семёныч вылез из-за стола и, приобняв майора, зашагал к киборгам. Дубликатор уже отключился. Рядом с ним стояли два киборга, один в хлам разбитый снарядами, а другой целый.
  - Серёжа, проверь-ка его...
  - А можно я? - Спросил майор.
  - Да легко! Серёжа, помоги другу.
  Майор с помощью Егозы забрался в кабину. Кабина закрылась и киборг, дёрнувшись, побежал по поляне, перебирая ногами. Турели задвигались, но смотрели только вверх. Та! Та-та-та-та-та! Та-та-та-та-та-та! Майор резвился, как дитя.
  Семёнов, минут через пятнадцать, уже насильно подогнав киборга к себе, раскрыл кабину и вынул оттуда майора. Тот умилённо плакал.
  - Бля! Вот это песня! Ну, ребята! Ну полковник! Серёга, братан!
  - Серёжа, - Семёнов подмигнул Егозе, - помоги товарищу майору... до беседки...
  Чуть-чуть включив реанимацию, Семёнов "раскислил" майора, и тот слегка протрезвел.
  - Ну что, майор, поверил в наши возможности?
  - ..., полковник, забирайте и "панцирь" и... А может вы мне весь парк почините?
  - Да легко, майор. Техника у тебя в ангарах стоит? Вот прямо из ангара и сюда. Пол часа и всё. Никто не заметит.
  - Семён Семёныч, благодетель... Пошли прямо сейчас, а? Пока и мой зам в части. Пломбы мы вдвоём снимаем. Он Серёгу знает. Скажем, что посмотрит, починит. У Серёжи и допуск... ещё действует вроде.
  - Давайте ещё по одной, и по коням. Серёжа!
  Отрезвив майора и отправив их с Сергеем за "техникой", Семёнов разделся и нырнул в бассейн. Он успел сделать только четыре заплыва по двадцать пять метров, как на поляне появился "Панцирь-С" и Серёжа.
  Подогнав к "панцирю" дубликатор и включив его на копирование, Семёнов радостно потёр руки. Панцирь - это вам не "фуки ...". Семёныч не успел додумать, как "звякнула" Система:
  - Необходимых для копирования ресурсов в накопителе нет. Доставить из системы? Стоимость - сто тысяч пятьсот двадцать эквивалентных единиц.
  - Доставить. И все другие, дублируемые объекты оплачиваю.
  - Исполнено.
  Семёнов "глянул" на свой счёт эквивалента, изменения визуально не заметил, и снова довольно потёр ладони.
  Панцирь, на шасси "КАМАЗа" на территории базы поместился, а вот С-400 пришлось ставить за периметром.
  Закончив с копированием техники, Семён был вынужден значительно расширить базу и столкнулся с проблемой доплаты.
  - Превышение размера базы сверх установленного лимита будет вам стоить одна тысяча единиц эквивалента за один метр дополнительного радиуса, - сообщила система.
  - А если база не круглая? - спросил Семёнов, глумясь над ней. Алкоголь из него ещё не выветрился.
  - Коэффициент повышения будет рассчитан относительно площади.
  - Ладно, посчитай сама, чтобы техника влезла, и забери со счета сколько потребуется.
  - Исполнено.
  Эквивалентный счет Семёныча даже не "дрогнул". Порядок цифр остался прежним.
  Удовлетворённо хмыкнув, Семёныч слепил из двух биороботов копии Сергея Егозы, который хорошо знал эту технику, и отправил их настраивать её и ставить на боевое дежурство. Егоза отбыл на заслуженный отдых.
  Включился коммуникатор, сообщивший, что отправленные на поиск второго муравейника киборги, задание выполнили, магическую пыль забрали и встали на охрану муравейника.
  Семёнов давно раздумывал, выбрасывать всю пыль на биржу или нет, опасаясь падения цены, но "заразум", проанализировав потребность содружества в магической пыли, убедил Семёнова, что его пыль - капля в море и погоды не сделает. Поэтому, Семёныч сразу передал всю полученную пыль системе, и его счёт тут же удвоился.
  - Семён Семёнович! Вам присваивается статус "привилегированного клиента первого класса" сети содружества.
  - И что это мне даёт? - Удивился Семёнов.
  - Скидки при покупке.
  Семёнов почесал затылок.
  - Значит, если бы я копировал технику сейчас, это обошлось бы дешевле? И во сколько?
  - В полтора раза.
  - Солидно... Заразум!
  - Я, командир!
  - Головка от снаряда! Я давал тебе команду изучить правила системы?
  - Нет, командир!
  - Но я же думал об этом?
  - Да, командир, но команды не давал.
  - Вот, проныра, - засмеялся Семёныч. Настроение у него было хорошее, и наказывать "заразум" он не стал.
  - Ладно, пошли домой, но правила, всё же, изучи. Потом доложишь.
  - Есть, командир!
  Семёнов пошёл в базовский офис, из него перешёл в системный кабинет с окном с видом на море, где постоял немного, и посмотрел на волнующееся серое уже почти зимнее море, а из кабинета шагнул к себе в квартиру.
  Семёнову казалось, что он по своей квартире соскучился, но войдя в неё, он не почувствовал радости. Проведя больше месяца в многокрасочных джунглях нового мира Семёнов увидел, на сколько его квартира скромна и, можно сказать, убога, со старой мебелью выпуска конца девяностых годов.
  - Надо делать ремонт и менять мебель, - почёсывая затылок, сам себе сказал Семён. - Что-то застоялся я... Как директриса в служебном романе: "живенько так" ...
  Он тут же набрал "техника" Виталия Петровича. Тот хорошо справился с поставленной ему Семёновым задачей по установке техники вокруг камня, хотя Семёнова это к цели не приблизило. Кроме уже известного Семёнову субъекта к камню никто не ходил, да и инопланетянин к камню ходить перестал, вероятно пользуясь телепортационным каналом. В тот раз он что-то передавал или брал лично у кого-то, с кем встречался в "центре", и Семёнову просто повезло находиться в то время и в том месте.
  - Виталий Петрович, привет! - Бодрым голосом приветствовал бывшего опера Семёнов. - Как здоров?!
  - Привет, Семёныч! Не дождутся! - Ответил, что-то жуя, Виталий. - Что хочешь? Работают игрушки?
  - Работают, спасибо. Спросить хотел. Ты же вроде как под крышей строительной конторы?
  - Ну... - с непонятной интонацией ответил Виталий.
  - Хочу квартиру отремонтировать.
  - Свою?! - Изумился друг. - Дожил, слава Богу... Сподобил господь...
  - Отключусь, - предостерёг Семёнов.
  - Молчу-молчу...
  - Не знаешь дизайнера, чтобы сделали всё, типа как у меня, только... Я фотки дам, в таком стиле чтоб.
  - Присылай посмотрю. Как в твоём стиле, это повторить не возможно, - хохотал Виталя, - у тебя же СССР. Такое повторить сложно. У тебя же только на лоджии окна пластиковые?
  - Да, у меня деревянные - лучше твоих!
  - Согласен. Содержишь ты всё в идеале, но стиль повторить не возможно, - Виталий давился от хохота в трубку телефона.
  - Убью!
  - Все разговоры записываются... Ладно, шли фотки.
  Семёнов переслал несколько фотографий ночных и дневных джунглей нового мира Виталию и стал ждать.
  Минут через пятнадцать прозвенел звонок.
  - Семёнов, я тебя, наверное, грохну!
  - Чо так?
  - Я то фотки твои смотреть не стал, а перекинул девочке нашей, дизайнерше, так она минут через десять мне перезвонила и как заверещит в трубу, дай ей тебя и всё тут. Дескать, твои фото - это писк моды и "иксклюзив".
  Виталий сказал именно "иксклюзив", но Семёнов не стал его поправлять.
  - Ты где фотал? Или нафотошопил? Я сам посмотрел и... я в шоке, Семёнов... Если это твоё произведение, то тебе прямой путь на выставку. Это я тебе, как художник - художнику говорю. Твоё это?
  - Моё, Виталя, но зачем так много шума?
  - Наша девочка пробила фотки по интернету и нигде не нашла, не то, что - подобных, но, даже, похожих. Предлагает тебе продать их. Они из них фотообои хотят делать.
  Семёнов тут же "просёк" выгоду.
  - Продать не продам, а разрешение на печать дать могу, если в долю возьмут.
  - Ну, ты ухарь-купец, Семёнов. Молодца... А я уж думал, лоханёшься, как обычно бывало. Сколько ты идей прос... подарил, мама родная...
  - Давай ей мой телефон и не умничай. Сам-то... бизнесмен, ..., тот ещё...
  Через минуту позвонила "девочка" Маша, с которой Семёнов, не "мудрствуя лукаво", договорился о том, что он передаст ей права на печать обоев с его фотоматериала, а она оформит ими его квартиру. Оговорили и процент с продаж, причитающийся Семёнову.
  Семёнов переслал дизайнеру пару своих фото с киборгом в джунглях, пронизанных солнечными лучами.
  На одном киборг стоял по левую руку от Семёнова, а правой рукой Семёнов держался за толстенную лиану, на которой висели красно-синие плоды.
  На другом фото Семёнов в боевом снаряжении и с АКМом спрыгивает из кабины киборга в искрящиеся и переливающиеся радугой заросли. Как в воду.
  - Это же сногсшибательные картинки, - пищала в трубку Маша. - Это действительно вы?
  - Я, - скромно сказал Семён.
  - Но... Виталий Петрович, сказал, что вы его друг, сослуживец... Извините, это всё фотошоп?
  Семёнова это несколько задело, и он сказал:
  - Я вам своё фото пришлю. Пригодиться...Для рекламных буклетов.
  И выслал. Ответ пришёл, когда Семёнов уже ждать перестал.
  - "Я в шоке", - было написано в мессенджере. - "Надо встретиться".
  А потом через строку:
  - "Для подписания контракта", - и смайлик с лицом, закрывшим рот на замок "молнию".
  Семёнов перезвонил Виталию.
  - Привет ещё раз!
  - Привет-привет! Да-а-а, Семёнов, не ожидал от тебя...Что ты на старости лет девкам головы сносить будешь...
  - В смысле?
  - В прямом. Но, смотри... Обидишь!?... Не сносить тебе головы. Там такой папаня...
  - Да иди ты, Виталя... - озлобился Семёнов, - мне ещё этого не хватало. Я тебя попросить хотел, а ты... Я уеду на месяцок. Пока квартиру не сделают. А тебе бы деньги отдал, да ключи. Присмотреть за квартирой.
  - Если Машенька возьмётся, то других глаз не надо, сама присмотрит. Она хоть и хрупкая девушка, но характер папин.
  - Ну и ладно. Завтра придёт, - разберёмся. Всё обговорим, договоры подпишем.
  Виталий зашелся сначала в смехе, а потом в кашле.
  - Куришь много, - отозвался Семёнов.
  - Договоры, говоришь, подпишем?! Ну-ну... Хана тебе, Семёнов!
  Семёнов задумчиво прошёлся на кухню и открыл холодильник, но в нём оказалась только бутылка простой воды, кусок сала в пищевой плёнке и капуста в банке. Открыл морозильник... Булка замороженного чёрного хлеба...
  - И угостить девушку нечем, - задумчиво сказал Семёнов, но думал он сейчас совсем не о еде.
  Он включил на телефоне мессенджер и открыл аватарку Маши. Ничего себе так "Маша". Он покачал головой и поморщился. Отношений с женщинами он, честно сказать, боялся. Стыдно признаться, но это - факт.
  Задумчиво взяв бутылку с водой из холодильника и сделав из горлышка несколько глотков, Семёнов, так же задумчиво поставил её на стол, и пошёл в душ.
  * * *
  На утро Семёнов встал бодрый с мыслью: "Я не ссу с Трезором на границе", которую и напевал, и на пробежке, и плавая в бассейне базы. Море уже было холодным. Можно было бы отключить рецепторы, - подумал Семёнов, проходя мимо окна и глядя на Тихий океан, но Семёнов не знал, как на холод отреагирует сердце, и решил искупаться в бассейне.
  Проверив средства ПВО и убедившись, что всё стоит на "товсь", Семёнов вернулся домой.
  Одевшись в чистое, он сел просматривать фотографии. Одна ему особенно нравилась. На ней он имитировал бой с зорумом. Муравей стрелял шаром мимо Семёнова, а Семёнов отбивал огненный шар кривой саблей. Вокруг летали неземные, излучавшие различные цветовые гаммы насекомые. И всё это на фоне зелёного разных оттенков леса. Выглядело очень эффектно.
  Дурачились они в походе ко второму муравейнику излишне, практически уверовав в свою безопасность. Но службу несли исправно и бдительность не теряли. Это и спасло Семёнова и Фёдора от атаки громадной твари, размером и формой напоминавшую мегалодона, только с ногами, как у жабы, прыгнувшую из болота, сбившую, и утопившую обоих киборгов.
  Только быстрая реакция киборгов Донецкого и ББ, отстрелявшихся по вынырнувшей жабе с зубами акулы, спасла им жизни. Выбраться из этого бездонного болота было бы проблематично. Видеозапись, которую вели дроны-разведчики, даже после двадцатого просмотра, будоражила кровь, а перед глазами Семёныча начинали лопаться грязевые пузыри, увиденные им тогда через бронестекло.
  Тросы, быстро заброшенные вслед тонущим киборгам, позволили вытянуть их из болота. Снова пережив случившееся, Семёнов передёрнул плечами и услышал телефонный звонок.
  - Это Маша, - сказали в трубке тихо, - у вас какая квартира?
  - Двести двенадцать, - ответил Семён, и пошёл к домофону, который тут же за тренькал.
  Открыв входную дверь он стал ждать приезда гостьи.
  Маша была тоненька и хрупкая, как девочка.
  - "Сколько же ей лет", - подумал Семёнов.
  Подав Семёнову ладонь для рукопожатия, она посмотрела ему в глаза и сказала:
  - Мне уже двадцать два.
  - Спасибо, но зачем это мне? Знать?
  - Все думают, что я... маленькая. Я заканчиваю архитектурный в ДВФУ.
  - Очень приятно, - серьёзно сказал Семён. - А я - пенсионер.
  - Да ну вас! Вы разыгрываете меня с Петровичем.
  Семёнов протянул ей свой паспорт.
  - Это чтобы не было недоразумений.
  Девушка, пролистав все страницы паспорта, особо уделив внимание страничке со штампом о разводе десятилетней давности, и грустно передала его обратно.
  - И давайте не будем больше обо мне, а начнём о работе, - попросил Семёнов.
  Маша воспряла духом и они быстро пришли к соглашениям и по ремонту квартиры, и по авторским фотообоям, но листая фотографии в ноутбуке и увидев любимое фото Семёна, сначала восхитилась, а затем снова скисла.
  - Это невероятно... - произнесла она очень тихо. - Качество фотоработы такого высокого уровня. Вы очень крутой рисовальщик. Какая текстура... В чём работаете? Уж не в фотошопе же?
  - Секрет фирмы.
  - Позвольте, я сделаю из ваших фото плакаты?
  - И мне парочку тогда. Дочери подарю.
  - А это, что? - Маша смотрела на икону видеофайла нападения на них жабы, где за стеклом бронекабины четко усматиривалось лицо Семёнова, перекошенное от ужаса.
  - Это пока нельзя, - буркнул Семёнов, пролистав файл, и случайно раскрыв фотографию его, купающегося в струях водопада, всё в том же ореоле внеземных растений, птиц, типа колибри, и летающих насекомых, типа стрекоз и бабочек, одна из которых сидела у него на ладони и явно пила воду.
  На нем ничего не было, кроме повязанного вокруг бёдер полотенца. Брызги воды и радуга, цветы, бабочки, его улыбка и синие глаза, отражавшие синее небо и воду.
  Картинка была на столько живой, что Маша зажмурилась, потом снова открыла глаза и, не поднимая их на Семёна, сказала:
  - И эту... хочу...
  - Хорошо, - деланно легко ответил Семёнов, закрыл ноутбук, и спросил:
  - Дыню будем есть?
  - Будем, - так же тихо сказала Маша.
  - Принесу.
  Порезав дыню, сделав чай, он перенёс всё это в зал. Разговор постепенно оживился, но касался только дизайна квартиры.
  Семёнов, заметив, что Мария обходит стороной финансовую сторону вопроса, хлопнул себя по лбу и сказал:
  - А про деньги?! Вот ... осёл, - чуть не сказав "старый", Семёнов осёкся, и покраснел, но, переборов себя, продолжил:
  - Машенька, а сколько надо? Миллиона три хватит?
  Она рассмеялась и замахала руками:
  - Мы же с вами... партнёры, - она тоже покраснела, - хватит, конечно.
  - "Да, - подумал Семёныч, - несёт меня течение...".
  Чтобы как-то разрядить обстановку, он спросил:
  - Хотите, я вам ручного сокола покажу?
  - Да, ну, вас, Семён, снова шутите?
  - А когда я ещё шутил? - Спросил он удивлённо. - Пойдёмте на балкон...
  Выйдя на лоджию, он надел кожаную рукавицу и высунул руку в окно. С неба спустился сокол. Он сделал два круга возле окна и аккуратно сел на руку Семёныча.
  - А я не знала, что у вас, Семён Семёныч, есть ручной сокол, - раздался голос из соседней лоджии.
  Семёнов посмотрел направо и увидел соседку Марину.
  - А, здравствуйте, Марина, недавно приобрёл, как у вас дела?
  - Уезжаю я, Семён Семёнович, к маме, в Ростов. - грустно сказала она. - Тяжело ей там одной. Вот, квартиру продавать надумала. А вы, жениться собрались? Расширяться не планируете?
  Семёнов понял, что Марина увидела, появившуюся в соседнем окне Машу.
  - Не... - протянул Семёныч, - мне хватило женитьб. А вот квартиру бы вашу я купил. У меня как раз дизайнер. Хочу ремонтироваться. А за сколько вы свою хотите отдать?
  - За пять бы и отдала вам, как соседу, только... Мне бы поскорее.
  Семёнов знал, что её четырёхкомнатная квартира стоит вдвое дороже.
  - Давайте по-честному, а? На рынке такая сколько?
  - Семь, - сказала Маша. - Я знаю эту серию. Без евроремонта.
  - Да какой там... евроремонт, - вздохнула соседка.
  - Замётано. Семь, так семь. Устроит, Марина?
  - Устроит, - радостно сказала соседка.
  - Видишь, как мы вовремя выглянули в окно... Удачно получилось.
  Все засмеялись. Сокол встрепенулся и расправил крылья. Семёнов подбросил его в воздух, и "птица", торопливо замахав крыльями, набрала высоту.
  Сделку оформили сегодня же. У Маши нашлась знакомая риелторша, которая быстро всё организовала.
  - Ну вот, теперь тремя миллионами не обойдёшься, - пошутил Семёнов.
  - Обойдёшься, Семён, не переживайте. Зато сейчас всё на много интереснее будет. Я такие квартиры уже объединяла. Вам понравиться.
  - Я рассчитываю на вас, Маша, - сказал Семёнов. - Я уеду не на долго. Вот вам карта банка. На ней пять миллионов. Пин я вам на ушко прошепчу.
  Семёнов развернул Машу за плечи, склонился к ней и прошептал в ухо цифры. У девушки от его тёплого дыхания, коснувшегося шеи, дрогнули ноги, и Семён, машинально, перехватив её за талию, прижал к себе. Она подняла на него глаза, сказала: - Ах! - и поцеловала Семёна в губы.
  Семёнова давно никто не целовал, и его прошибло током, как от первого юношеского поцелуя. Голова закружилась. Заразум встревожился:
  - Ты это чего?
  - Пошёл вон, зараза, - сказал ему Семёныч, и прижал девушку ещё крепче.
  Они стояли возле риэлтерской конторы. Светило холодное солнце. Но у Семёнова, перед его закрытыми глазами, летали инопланетные бабочки.
  - Разве так можно? - Спросил он, скорее самого себя.
  - Можно, - сказала Маша и посмотрела ему в глаза. Смело и насмешливо.
  Как быстро меняются женщины, получив власть над мужчиной. Только что она была несмелой и робкой, и вот, она уже командует, что ему купить, и что надеть.
  Семёнов вздрогнул и слегка отстранился. Маша заметила его движение и рассмеялась.
  - Не бойтесь меня, Семён. Я не нарушу ваше пространство. Но, похоже, что вы мне нужны. Давайте мне ваши ключи. И банковскую карту, - наигранно, с интонациями театрального злодея, сказала она. - Вы на телефон ответите?
  - Отвечу, - облегчённо сказал Семён.
  - Не пропадайте, Семён. Помните, вы мне нужны... И осторожнее там, в ваших джунглях.
  Глава девятая.
  
  Просмотрев сводки разведданных, Семён Семёныч откинулся в кресле и закрыл глаза. Конкуренты явно что-то знали о муравейниках, потому что по коммутаторам, установленным в первых двух, прошла информация о попытке проникновения в первый западный муравейник.
  Благодаря "взаимодействию" с "муравьихой номер один", Семёнова знали все зорумы. Для всех них он был представителем древней расы их прежних хозяев и, по сути, - новым хозяином. Всего у него была информация о двадцати восьми подземных хранилищах магической пыли, находящихся под охраной зорумов, которых сейчас он называл "муравьями".
  Муравьи и их "мать-муравьиха" имели очень сильное коллективное магическое поле, которое и спасло западный муравейник от захвата пришельцами-чужаками. Громадные запасы магической пыли, находящейся в хранилищах муравейников, которой Семёнов разрешил пользоваться в экстренных случаях, позволяли рассчитывать на их неприступность.
  Однако, это были нападения трёх огненных драконов и трёх магов, а что от пришельцев ждать дальше, Семёнов не знал, но не думал, что они так просто откажутся от своих намерений, столкнувшись с первыми препятствиями.
  Сидя в кресле с закрытыми глазами, Семёныч откинул спинку и подложил левую руку под затылок, придерживая голову, а пальцами правой руки выстукивал по столешнице "топот лошадиных копыт": ты-ды-дык, ты-ды-дык, ты-ды-дык...
  Вся его команда вела разведку. Формально их территорией являлась земля в пределах одного километра вокруг всех построенных ими объектов: базы и дороги. Да-да! То, что они запилили просеку, соединившую две базы, считалось единым объектом. Осознав это, Семёнов скомандовал киборгам, находящимся на третьей базе, срочно соединить её с недостроенной дорогой.
  Посмотрев на карту, зависшую над столом, Семёнов с сожалением сморщился. Большинство хранилищ находилось западнее, со стороны конкурентов. Хотя... Может это и к лучшему, - подумал Семёнов.
  * * *
  Капитан Симонов, бывший заместитель командира роты по диверсионной работе, скрытно передвигался с сторону базы пришельцев. Скрытность заключалась в том, что он ехал на спине "муравья".
  У зорума на спине возвышался гребень, похожий на горбы верблюда, вот между ними капитан и сидел в специально изготовленном для этого седле. Ездоку было вполне удобно. Симонов даже подумал, а не для этого ли и предназначались горбы? Его ноги удобно опирались на шипы. Руки держались за гибкие антенны переднего горба, с помощью которых можно было управлять его движением. Абсолютное ездовое существо.
  В след за ним, в некотором отдалении, россыпью и открыто, шли муравьи. У каждого в нагрудном контейнере находилось по четыре очень нелюбимых сапёрами из-за своих габаритов противопехотные мины МОН-200, замаскированные под растущие здесь цветы гигантской лианы.
  Симонов близко к базе подходить не стал и приступил к установке устройств на деревьях. К нему подходил зорум, доставал мину, и они вместе крепили её к дереву. Потом Симонов устанавливал элемент питания и объемный взрыватель, включаемый дистанционно.
  * * *
  Снайпер Николай Никишин и пулемётчик Михаил Шемет обустраивали себе гнёзда на ветке ближайшего к базе дерева. Магических возможностей у конкурентов было явно предостаточно, потому что магический купол укрывал базу в радиусе почти двухсот метров.
  "Снайперско-пулемётную пару" охраняло два зорума. Один "пасся" внизу, другой контролировал ветку. Муравьи оберегали бойцов от местной живности и растительности, желавшей, при благоприятном стечении обстоятельств, пополнить свои запасы белка за счёт землян.
  Зорум на ветке, внимательно "обнюхивая" её, ощупывая передними лапами, облазил все укромные уголки, которых оказалось на ней немало, повытаскивал мелких животных и посбрасывал их вниз, а подойдя к облюбованным бойцами местам, зачистил своими челюстями ветку, удалив и растительность, покрывавшую её толстым слоем, и даже кору. А нижний зорум припрятал падавший сверху мусор.
  Ветка была не просто большой, а огромной. Её толщина у ствола достигала десяти метров. И это была не самая толстая ветка, а третья по уровню, находившаяся на высоте около ста метров. Дерево, своей кроной походившее на кедр или сосну, очень подходило для установки на нём наблюдательного пункта.
  Практически такой же Семёнов установил для себя, выбрав самое высокое дерево рядом с базой и сейчас располагался на нём.
  Закамуфлированные специальным материалом от излучения тепла, наблюдательные пункты были невидимы для пришельцев. По крайней мере, так думал Семёнов. Даже если это было не так, то другой защиты у них пока не было.
  Семёнов сидел и смотрел на экран радара, на котором визуализировалась в "три д" формате территория базы противника.
  Находясь в отпуске, Семён прочитал в новостях, что концерн КРЭТ не только создал, но уже и завершил испытания первого в мире радара, в основе которого лежит активная фазированная антенная решетка на новом принципе - радиофотоники.
  Семёнов начал следить за публикациями на эту тему ещё пятнадцать лет назад, потому что это, как считал не только Семёнов, со своими дилетантскими познаниями, но и многие мировые физики, - был прорыв в земной науке и технике. Используя квантовую передачу информации человечество подходило, по мнению Семёныча, к телепортации.
  Не пытаясь как-то "схитить" образец отечественного квантового радара, Семёнов дал задание своему "заразуму" найти что-то подобное в "содружестве миров", и тот нашёл. Практически аналогичные устройства использовались космическим сообществом для распознания целей в межзвёздном и любом другом пространстве.
  Такие устройства ставили не только на большие корабли, но и на индивидуальную мобильную транспортную технику, для осуществления автопилотирования.
  Для тестирования устройства к нему прилагался девайс в виде планшета, на экран которого сейчас и смотрел Семёнов, разглядывая вражескую базу.
  Изображение, в виде "три-д" конструкции, легко преобразовывалось компьютером в нормальную картинку, однако, в первом варианте можно было сканировать препятствие на глубину до ста метров. То есть, можно было заглянуть за стены и узнать из чего они состоят. И это был самый слабый прибор, который купил Семёнов, а радары космолайнеров сканировали толщу объектов на глубину свыше трёх километров.
  Купил радар Семёнов совсем дёшево, почти даром. Ни радары, ни транспортная техника, практически не использовалась в "содружестве миров". Телепортация, убила желание граждан к физическому перемещению. Только немногие "ортодоксы" ездили на разных технических устройствах, образовывая подобия "фанатских клубов". Даже новые миры открывались автоматическими дронами, через которые в дальнейшем осуществлялась телепортация исследователей-освоителей.
  Тщательно разглядывая базу пришельцев на экране планшета Семёнов не смог разглядеть там никого живого. Периметр базы защищался сорока автоматическими плазменными пушками. Это Семёнов проверил, послав к стене двух "зорумов". При приближении муравьёв на расстояние сто метров к стене, они были взорваны плазменными сгустками.
  - Похоже, что все "ушли на фронт", - сказал Семёнов, - и атакуют муравейники на западе. Жаль, что у нас нет таких же драконов.
  - Зачем тебе драконы? - Спросил "заразум". - В системе есть разного вида летательная техника: и гравилёты, и реактивные истребители, и прыжковые, и... плазменные. Да ты сам посмотри, - сказал второй ум и высветил перед глазами список с картинками.
  - Да, видел я всю эту красоту, - отмахнулся Семёныч. - Ты смеёшься, что ли? Кто на ней летать будет?
  - Как кто? Хоть ты, хоть твои ребята. С тобой - легко, с ребятами сложнее. Придётся им всё же ментальный модуль вживлять, а для этого придется купить трансплантатор. Штуковина дорогая, но и тебе может пригодиться. Ты же хотел себе вживить дополнительные модули?
  - Ну-ка-ну-ка...
  Семёнов заинтересовался.
  - Трансплантатор, он же реаниматор, он же регенератор, стоит миллион семьсот вместе с набором медикаментов и комплектующих. Представляет из себя кубическую кабину размером пять на пять. Это с пристёгнутыми логистическими боксами. Можно их и "вширь" поставить, там много небольших кубиков. Они сами трансформируются. Сама камера - два на два и два с половиной метров. Можно и увеличить, если ты слона соберёшься реанимировать. Одного комплекта хватает на пять - шесть полных человеческих восстановлений и до пятидесяти мелких.
  - Система, могу купить?
  - Можете.
  - В полное вечное личное пользование на любой территории в любом мире?
  - Да.
  - В случае моей гибели переместишь эту штуковину ко мне в квартиру. Если в ней не будет в ней потребности здесь. Если, что, так после...
  - Принимается. Покупаете?
  - Да. И по пять комплектов всех модулей, что есть у меня усилителей.
  - Исполнено. Трансплантатор и контейнер с трансплантационными модулями установлен на базе номер два рядом со зданием офиса.
  - И что дальше? Мы не договорили про самолёты.
  - Дальше? Дальше - всё просто. Ставишь ментальные импланты избранным, покупаем в системе обучающие программы, обучаем пилотов и - "ву а ля".
  - Я не знаю французский, - угрюмо буркнул Семёныч, - не умничай. - Его резануло слово "покупаем".
  - Ой, я вас умоляю, - с одесским акцентом протяжно "проблеял" помощник. - Ne minimisez pas vos capacités.
  - Je l'aurais tué. Ближе к "телу", как говорил Мопасан.
  - Так..., и всё, - с той же интонацией произнёс помощник.
  - Денег сколько будет стоить?
  - Да разве это деньги, товарищ, по сравнению с вашими двумя миллиардами на счету? Зато, какой гешефт.
  - Ты чужие деньги не считай, - сурово сказал Семёнов и рассмеялся. - Ладно, пошутили...
  - Да, забавно получилось... - сказал помощник.
  - Пошли на базу. Начнём с меня.
  Семёнов перевёл радар на уведомление, пристегнулся карабином к тросу автоподъемника и заскользил вниз.
  * * *
  Семёнов в паре с Берёзой летел над внеземными джунглями на высоте пятьсот метров, обходя холмы по перевалам. Складок местности тут, можно сказать, не было. Ни глубоких каньонов, ни гор, несмотря на то, что мир был очень старый, воды здесь было много, и дожди не были редкостью, а оврагов почти не было.
  Семёнов выбрал себе транспортно-десантный гравиплазм, а Берёза, такого же плана штурмовик. По вооружению и броне машины были идентичны. Транспорт был чуть вместительней, а у штурмовика был пятерной, по отношению к транспорту, боекомплект.
  Это были машины с четырьмя гравиплазменными двигателями. Два передних находились чуть ниже по горизонту от двух задних. Под брюхом висели ракеты, внизу и вверху, сзади и спереди, стояли четыре плазменные пушки. Все магические "прибамбасы" из техники были удалены и заменены на дублирующие электромеханические, что заставило "перепрошивать" искусственный интеллект гравилётов.
  Управление у машины было лёгким. Семёну даже показалось, что и без ментальных "излишеств" он бы легко справился с ним. Газ, тормоз, переключение скоростей... Всё на автомате. Вооружение бдит само. Кабина управления и предназначалась для одного пилота. Дублёр находился в задней полусфере, которая легко превращалась в кабину управления, и гравилёт, не теряя качества, мог лететь "задом".
  С командой решили, при возникновении возможности, сразу атаковать. Семёнов прокачал всех бойцов. Поначалу он думал обойтись шестью, разбив их на три двойки, но потом, глядя на погрустневшие лица, махнул рукой, заказал необходимые импланты, и закупил гравилёты с полным вооружением и боекомплектом. Счет Семёнова так и не дрогнул. Вся эта техника вместе с вооружением и боекомплектом, "пылилась" где-то на складе чуть ли не тысячу лет.
  Маги, "правившие бал" в содружестве, не пользовались таким архаичным способом подавления войн и бунтов, как военная техника. И их ментальный потенциал был заточен не на подражание природным явлением, с помощью технических устройств, а на прямое использование природных свойств и энергий.
  В этом была их сила, и одновременно, как думал Семёныч, слабость. Как ему казалось он продумал схватку досконально, а в рукаве у Семёнова были и "тузы".
  * * *
  Берёза шёл чуть впереди и обнаружил противника первым.
  - Вижу две воздушные цели слева двадцать. Сгустки плазмы. Атакуют пылехранилище.
  - Вижу слева двадцать две цели. Давай, Борис, жми на гашетку. У тебя право первой ночи. Я прикрою.
  Берёза запустил сразу две ракеты. Не ожидавшие нападения сзади, драконы с восседавшими на них магами, пытались увернуться, но опоздали, лопнули в воздухе и осыпались фейерверком на землю. Маги с высоты примерно ста метров, муравейники не терпели вокруг себя деревьев, упали прямо в гущу зорумов, которые поглотили их. Красные точки на экранах радаров исчезли.
  - Всё, что ли? - Разочарованно спросил Берёза, подлетая к месту падения магов, и тут же получил удар плазмы в правый борт. - Чёрт, я подбит! - Услышал Семёнов вскрик ББ, и увидел, как гравилёт, перевернувшись в воздухе два раза, упал в муравейник.
  - Хера себе, - ругнулся Семёнов, нажатием одной кнопки переводя гравилёт в полностью автономный режим и отмечая пролетающий перед носом сгусток плазмы, и следом ещё два, когда гравилёт крутнулся штопором вниз, и приземлился рядом с упавшим штурмовиком.
  - Мы идём, - услышал Семён голос Фёдора.
  - Крадучись. Обнаружили их?
  - Да, три точки: на холмах две и одна в лесу у муравейника. Что Береза?
  - Молчит. Иду к нему.
  В это же время Семёнов отстегнулся от кресла, выбрался из кабины и уже бежал к гравилёту, лежащему на боку вверх "клювом". До кабины было метров шесть и Семёнов стал искать бортовой вход, но левый был прижат к земле, а к правому пришлось лезть по корпусу машины, скользя и цепляясь ногтями за какие-то корпусные элементы. Ткнув рукой в кнопку аварийного открытия двери, Семёнов вполз во внутрь, повиснув на руках.
  Коридор, ведущий к двери кабины пилота был узкий и даже в перевернутом виде позволил Семёнову относительно легко добраться до кабины. Но войдя в неё, Семёнов понял, что Берёза погиб.
  Он был закреплен в страховочных фиксаторах кресла плотно, но его головной фиксатор был поднят над креслом, а шея повернута под неестественным углом.
  Положив пальцы к правому запястью Берёзы, Семёнов сердцебиения не почувствовал.
  - Остаётся одно, - подумал он и включил, буквально перед вылетом имплантированный ему магический модуль, выведя блокиратор магии на максимум. Опробовать имплант Семёныч еще не успел и ожидал всплеск боли, но боли не последовало. Он имплантировал себе самый дорогой и мощный модуль с очень емким накопителем магической энергии, которой и являлась магическая пыль.
  Произнеся заклинание оживления Семёнов направил в Бориса сильную струю магического заряда, но Борис не очнулся.
  - Что не так? - Спросил он.
  - Всё так, - сказал "заразум", - но пауза между заклинанием и подачей энергии большая. Смелее.
  Семёнов повторил, но результат был тот же.
  - Матерь Божья, помоги! - Воскликнул он, - и произнёс заклинание в третий раз, а когда направлял в Бориса магическую силу, почувствовал поддержку со стороны матери-муравьихи и увидел, как тело Бориса дрогнуло. Дрогнули пальцы и голова.
  Семёнов приподнял Бориса за голову, выравнивая шею и она со щелчком встала на место. Глаза Бориса открылись и по телу пробежала судорога. Его вырвало.
  * * *
  Фёдор вел свою эскадрилью практически по верхушкам и уже с расстояния сто километров видел цели, но стрелять сквозь чащу деревьев было глупо. На экране радара он четко видел силуэты драконов и их там было не три, а восемнадцать.
  Отправив две пятёрки во фланговые обходы, он поднялся выше, привлекая к себе внимание противника.
  - Всем зафиксировать головы в шлемах. Это приказ. Кто нарушит и пострадает, реанимировать не буду. - Раздался такой спокойный голос Семёнова, что Фёдор вздрогнул.
  - Что с Борисом?
  - Уже всё хорошо. Всыпьте им, ребята. И включите полный автопилот.
  - Есть, командир, - радостно отозвались несколько голосов.
  * * *
  Майор Черных нырнул в джунгли, обозначив автопилоту шесть целей на холме. Его примеру последовала и его пятёрка. Подкравшись снизу и зависнув в пределах прямой видимости, гравилёты сделали почти одновременный ракетный и плазменный залп. Шесть целей на холме исчезли в безумном пламени.
  - Сзади, Олег! - Крикнул его ведомый Веденеев, но гравилёт майора был зажат и не успел увернуться.
  Раздался хлопающий звук и плазменные двигатели отключились. Гравилёт командира звена со свистящим звуком стал медленно опускаться на землю, когда в него с раздирающим уши звуком рвущегося металла врезался столб пламени.
  Два задних двигателя отлетели и гравилёт клюнул носом. Но земля уже была рядом.
  * * *
  "Тёркин" вел своё звено левым флангом над деревьями и, только увидев вспышки и взрывы на холме, нырнул в чащу. С его стороны было пять целей и они были значительно дальше от всех остальных, с противоположной стороны муравейника. Но, как не вглядывались они вокруг, сверяя взгляд с радаром, визуально цели не наблюдались.
  - Залп! - Крикнул Васечкин. Ракеты ушли, и в зарослях вспыхнули пять маленьких солнц, однако цели не исчезли.
  - Они под землёй, - сказал Бородин.
  - Похоже. Командир, под землёй пять целей норд-вест-вест.
  - Услышал, - отозвался Семёнов. - Мы с Берёзой пошли в муравейник. Присоединяйтесь, как зачистите поляну.
  * * *
  Фёдор увидел сначала вспышки на холме, потом вспышки и взрывы перед холмом, а потом трассу из нескольких плазменных зарядов слева по своему борту, и сам послал всё, что было можно в захваченные радаром цели. Осознав, что Олег подбит он бросил в эфир:
  - Как Олег?
  - Нормально, комод, - отозвался Черных, - Уже выбрался из птички. Нахожусь под обстрелом.
  - Сейчас мы их, Олежка, прижарим.
  Послышались взрывы. Фёдор увидел, как над холмом взлетели три гравилёта, уходящих от плазменных трассеров, и снова ныряющих в джунгли. Звено Фёдора включилось в перестрелку и их помощь оказалась нелишней. Цели на радарах погасли.
  * * *
  Семёнов и ББ бежали по лабиринтам муравейника.
  - Ты как? - Спросил на бегу Семёныч.
  - Нормально! Как живой, - пошутил Борис, уворачиваясь от не вовремя вынырнувшего из бокового прохода зорума.
  У них с собой были только АКМы с маломощными подствольными плазмомётами, но Семёнов больше рассчитывал на самих зорумов и бежали они с Борисом туда только, чтобы зорумы пришельцев не разорвали.
  План муравейника висел у Семёнова перед глазами, и он видел на нём магов, заблокированных в тупике грудой тел зорумов. После его просьбы, адресованной "муравьихе", зорумы атаковать магов и оттаскивать тела своих павших в бою, собратьев перестали. В коридорах плотно скопились защитники муравейника, и чем ближе подходили Семёнов и Берёза к магам, тем их плотность становилась больше. Но проход людям они освобождали, иногда залезая друг-другу на спины.
  Наконец Семёнов подошёл к заваленному телами зорумов входу в инкубационное помещение. По схеме он видел, что инкубатор был приличных размеров, но почти полностью был заставлен сотовыми ячейками ещё не родившихся зорумов.
  Муравейник, в общем-то, муравейником не был, а был подземным, правильно организованным производственным комплексом. Логика его структуры легко "читалась" любому технически грамотному человеку. "Производственные" процессы не пересекались и помещения размещались по степени поглощению и выделению тепла и влаги.
  В этой части "муравейника" было тепло и сухо. В нижних, сырых и прохладных, выращивались питательные грибницы, а в помещениях верхнего уровня, где вырабатывалась магическая пыль, было очень жарко. Солнечные батареи и накопители, располагающиеся на поверхности, поддерживали в них температуру более трёхсот градусов.
  От центрального ствола "муравейника" эти помещения были отделены специальными дверями, и работали в них муравьи особого типа. "Муравьиная" магическая пыль, как теперь понимал Семёнов, очень сильно отличалась от той, что находилась в природном виде, в растениях и животных этого мира. Это была модифицированная магическая субстанция, тысячекратно концентрированная.
  - Эй! - Крикнул Семёнов в глубину инкубатора. - Конкуренты! Вы живы ещё?!
  Семёнов не сомневался, что его поймут. Вербальные коммуникаторы, используемые в содружестве, позволяли распознавать не только речь, но и жесты, и графику, дешифруя и направляя в ментальный модуль, то есть в "ум", уже готовый смысл слов.
  - Я - представитель администрации номер один на этой планете. Если вы не отреагируете, я дам зорумам команду на ваше уничтожение. Ваши телепортационные возможности заблокированы, помощь извне не придёт. Все ваши наверху уничтожены.
  Семёнову никто не ответил ни сразу, ни через пять минут. Ждать дольше он не стал. Включив "блокиратор магии", висевший у него на груди, который он купил за целый миллиард с "мелочью", Семёнов попросил зорумов разобрать вход в инкубатор. Когда муравьи убирали последних, из глубины помещения вылетели сгустки плазмы и ударились в магическую стену, созданную "блокиратором". Потом ещё и ещё. Стена стояла перед Семёновым сразу за входом в помещение, но, когда Семёнов пошёл вперёд, стена пошла вперёд вместе с ним.
  - Не ожидали, партнёры!? - Со смехом спросил Семёнов. - Дорогая игрушка... Не каждому магу по карману. Только очень обеспеченному. Например - мне. Будете сдаваться?! - Крикнул он в глубину. Стрелять здесь Семёнов не хотел, да и зорумы были здесь очень осторожны, боясь погубить не родившихся производителей магического концентрата.
  - Вы нам ничего не сможете сделать. В поле подавителя и ваша магия работать не будет.
  - Вы удивитесь, когда увидите, чем стреляет наше оружие. Кто-нибудь один из вас может выйти, не опасаясь, и посмотреть, чем мы вас сейчас будем убивать. Мне считать до пяти? Раз! Два!
  - Я иду, - сказал кто-то низким хриплым голосом, и из одного из шести параллельных коридоров, образованных стеллажами инкубаторов, через некоторое время вышел невысокий человек, закутанный в слишком объемный, по мнению Семёнова, плащ, многочисленные складки, которого, свисали от плеч до самого пола, полностью скрывая его тело.
  Семёнов издали показал ему АКМ.
  - Если у вас нет обычных бронежилетов, а их у вас нет, - Семёнов посмотрел на экран имплантированного радара, - то пробовать на своём теле снаряды этого оружия я вам не рекомендую.
  Расстояние до "конкурента" было всего метров пять, и он стоял под прицелами двух автоматов, но Семёнов и его напарник были настороже, и, как оказалось, не зря.
  Полы плаща вдруг взвились, как юбка у дервиша, при сильном вращении в танце, и из-под плаща вылетели несколько клинков. Два из них разрушились о щиты Семёнова, а вот два других попали в Бориса, один в голову, чиркнув по лбу и макушке, а другой в левую руку, держащую цевьё автомата. Борис завалился на правый бок, запустив очередь в сторону мага, но мага на том месте уже не было.
  - Твою ж мать! - Воскликнул Семёнов, нажимая на курок три раза, и видя на экране радара только тень, направление движения мага. Три одиночных выстрела, один за другим сместились влево, и тело мага рухнуло на пол.
  - Спасибо "подкидыш", - поблагодарил Семёнов своего ментального помощника.
  - Обращайтесь, - ответил тот.
  - Работай, не расслабляйся. Контроль всего. Пока я Берёзу посмотрю.
  - Есть, командир!
  Семёнов обернулся к Борису и увидел на полу, под головой бойца лужу крови.
  - Вот же ..., - выругался он, нагибаясь, но заметив подрагивание век раненного, вздохнул и покачал головой. - Вот же денёк выдался тебе, Боря.
  Семёнов просканировал бойца и увидел, что череп его расколот, как орех до переносицы.
  - Даааа, ..., Семёнов, тебе только людями командовать и с магами воевать... Куда торопился?
  Семёныч даже сплюнул от отчаяния на пол, чего практически никогда не делал. Потом, наложив руки на голову ББ, произнёс магическую формулу реанимации и регенерации, и Борис раскрыл глаза.
  - Шо, опять!? - Спросил он.
  - Прости, дурака, Боря... Но голову я тебе залепил. Сейчас, как новая.
  - Пять пулевых в голову, а мозг не задет... - пошутил Берёза, приподнимаясь, опираясь на руку, так и не выпустившую автомат.
  - А это что за хрень? - Он увидел второй клинок, торчавший в левом предплечье.
  - Сейчас, Боря, потерпи.
  Семёнов взял ББ за левую руку возле раны, остановив кровь, и резким рывком вынул клинок.
  - Руку совсем не чувствую, - простонал ББ. - Но горит всё... До плеча...
  - Яд, - сказал "заразум", - растение семейства "пикатов". Плющ такой, где-то... хрен знает где... Противоядия нет... Ему осталось минут двадцать.
  - ...! - Заорал Семёныч. - Где эти суки! Порешу всех, на ...!
  Он кинулся в коридор, откуда вышел маг. Коридор был глухим. У магов дороги не было. Только вперёд. Переключив оружие на автоматическую стрельбу, он побежал по коридору, который вдруг осветился, и увидел, стоящих плотной группой магов.
  - Молитесь, ..., своим богам, на ...! - Кричал он, наступая, на них и поднимая ствол. Проход был узким, едва на двух человек, и промазать было нереально. Хотя бывали в жизни и такие случаи, поэтому Семёнов сильно ствол не задирал, а целил в ноги и чуть левее.
  - Постойте, у нас есть противоядие! - Крикнул один маг. - Не стреляйте!
  Семёнов, словно натолкнувшись на невидимую стену, остановился. До магов оставалось около двадцати метров.
  - Быстро ко мне и за мной! - Скомандовал Семёнов, и рванул обратно к Берёзе. - Остальным стоять!
  Маг, часто перебирая ногами, путаясь в складках плаща, спешил за Семёновым.
  ББ сидел, прислонившись спиной к стене, держа автомат в правой руке. Ствол, был направлен на проход, из которого выскочили Семёнов с магом.
  Увидев ствол, маг тормознул, но Семён, дёрнув за плащ, потянул его вперёд.
  - Лечи, гадёныш! - Крикнул он грубо, пнув ногой, и уходя, на всякий случай, с линии огня.
  Маг склонился над рукой Бориса, искоса поглядывая то на тело первого мага, то на стоявших в проходе зорумов.
  Семёнов, отошедший в сторону и держащий его на прицеле, покачал отрицательно головой.
  - Не отвлекайся, - сказал он, почти ласково.
  * * *
  В тюрьму магов вели "с помпой". Каждого посадили на зорума, которые шли на четырёх ногах, а передними контролировали седоков. Рядом шли ещё по два зорума, чтобы маги не сбежали. В центре процессии шел Семён Семёныч, закрывая её подавителем магии.
  Выйдя на поверхность, Семёнов запросил у системы разрешение на постройку базы прямо возле муравейника. Скрывать свои взаимоотношения с муравьями уже не имело смысла.
  Установив базу, и войдя на её территорию вместе с процессией, Семёнов, открыл портал в свою тюрьму, и завёл туда слезших со спин зорумов пленников. Семёнов не удержался, и последнему, отвесил хорошего пинка. Хотя... За что, собственно? Однако, Семёнову, за свою, вдруг проявленную слабость, стыдно не было.
  "Проводя" последнего арестанта, и закрыв за ним "дверь", он обернулся. Перед ним, в две шеренги, стояли его бойцы. Семёнов осмотрел всех, пересчитал, мысленно называя по имени. В памяти мелькнули кадры из незабвенного фильма "Белое солнце пустыни": "..., Зухра, Гюлчатай...". Он усмехнулся и понял, что устал до невозможности.
  - Поздравляю всех с победой! - Сказал он.
  - Ура! Ура! Ураааа! - Ответил отряд.
  - Победа далась нелегко. И в основном по моей вине. Противник был мной недооценён, снаряжение и вооружение выбрано неправильно, поэтому некоторые из нас погибли сегодня два раза.
  Семёнов оглядел отряд и похлопал Берёзу по плечу.
  - Но, главное, что мы живы! Разойдись! - Крикнул он бойцам. - Душ - тридцать минут, и обед.
  Во время обеда Семёнов сам предложил сдвинуть, "если никто не против", бокалы. Противников не было.
  Они сидели за столом долго. Ели, пили, разговаривали. Про сегодняшний бой почти не говорили, только иногда кто-то спрашивал что-нибудь пустяшное: сам ли напарник стрелял, или автомат, а кто-то, как оказалось, не мог удержаться и "подруливал", и это спасло от попадания в гравилёт заряда плазмы.
  Постепенно разговор стих, и некоторые даже задремали, кто за столом, а кто прямо возле беседки в креслах качалках и шезлонгах. Было тепло. Солнце уже много часов клонилось к закату. У этой базы Семёныч не стал делать большой магический купол, и лес подступал почти к самым стенам, поэтому его звуки: щебет и пение птиц, треск и скрип насекомых, были хорошо слышны, успокаивали и убаюкивали.
  Семёнов, взяв большую кружку с чаем, встал из-за стола и направился в арестантскую. Фёдор сопроводил его взглядом, но ничего не сказал. Все были разморены едой, питьём и тишиной.
  - Ну, что, граждане, делать будем? - Спросил Семёнов, зайдя в изолятор, и оглядев пленников. Они уже были переодеты в арестантскую робу и обысканы в самых укромных местах. Эту неприятную, но необходимую процедуру, выполнили биороботы.
  Обыски принесли неожиданные результаты. Роботы использовали при сканировании квантовый радар, и нашли на и в теле магов укромные места, откуда достали и изъяли много различного магического и холодного оружия. Оказалось, что маги могли создавать складки из кожи, в виде карманов, где и прятали необходимое.
  - Хорошие машинки, удобные - подумал Семёныч, имея ввиду биороботов, и повторил вопрос: - Что делать будем? Добровольно уйдёте с планеты или вас казнить?
  - Не имеете право. Пункт восемь, параграфа пять, запрещает подобные действия, - хмуро пробурчал толстяк с косматой шевелюрой пепельных волос.
  - Это здесь, в системе, работает этот пункт, а в мире сангов, куда я вас перемещу, вас просто съедят... Я продам вас правителю этого мира именно на таких условиях. Имею полное право. Согласно того же параграфа.
  Один маг, сидевший на кровати, упал лицом на подушку и громко зарыдал. У говорившего с Семёновым, раскрылся рот. Даже не раскрылся, а челюсть просто отвисла. Он, заметив это, правой рукой поставил её на место.
  - Но... ведь вы же... цивилизованный человек? Я, вероятно выражу общее мнение, что мы готовы уйти из этого мира, но это ничего не изменит для вас. Не мы владельцы лицензии на исследование и разработку этого мира, а наш шеф, магистр Телур. Он сейчас должен находиться на базе. Мы можем только попросить его, но не думаю, что он обратит внимание на нашу просьбу.
  - И его вам не победить, с вашими игрушками, - сказал другой пленник, несколько презрительно.
  - Он сильный маг? - Спросил Семёнов.
  - Он - почти бог.
  - Спасибо, я учту это. Не скучайте, - сказал Семён и вышел.
  * * *
  Никишин видел движение на базе, но не мог распознать цель. Объект перемещался слишком быстро. Ни о каком снайперском выстреле речи быть не могло. Да и на территории базы, по сути - территории системы, военные действия запрещены.
  Однако, скоро в центре базы появился другой объект, стационарный, напоминающий большую длинную многоножку, и первый объект исчез в ней. Многоножка ожила, выбежала за стену базы и стремительно побежала в лес по направлению запад-северо-запад, то есть, в сторону "отбитого" Семёновцами муравейника.
  И тут сработал "второй миллиард", потраченный Семёновым. Вторая глушилка магии сработала от объёмного контроллера, и, с микрозадержками, сработали пять МОН-200. Слишком быстро бежала многоножка. Её лёгкое тело без магических щитов никак не могло сдержать поражающие элементы разорвавшихся рядом мин.
  Да что там... Многоножка просто исчезла. Вместо неё на, каким-то чудом, уцелевших, совершенно "лысых" кустах и земле остались клочья оболочки, какая-то разноцветная хрень и тело мага. Маг ещё был жив, он пытался приподняться на руках, но у Никишина был чёткий приказ - "в живых не оставлять", и он сделал два контрольных выстрела.
  - Вроде всё, командир, - задумчиво сказал Никишин.
  - Сейчас проверим... Система, что известно об администрации номер два? - Спросил Семёныч.
  - Администрации номер два на планете не существует. В настоящее время только вы являетесь единственным владельцем лицензии на исследование и освоение данного мира.
  - На этом основании, и пользуясь пунктом один параграфа девять, я хотел бы закрепить данный мир за собой.
  - Вы хотите сказать, что вы берёте на себя обязательства, в случае закрепления за вами мира Е2478К7054 платить ежегодный налог?
  - Нет, пользуясь поправкой двенадцать, я хочу просто выкупить у содружества этот мир. В рассрочку.
  - А сумму платежа вы знаете?
  - Нет. Назовите.
  - Двадцать миллиардов.
  - Солидно. И всё же я настаиваю.
  - Какую рассрочку платежа вы просите?
  - Один местный год.
  - Система принимает ваше предложение, с условием погашения десяти процентов указанной суммы при заключении сделки. Исполнить?
  - Исполнить. Пыль на указанную сумму можете изъять из моего хранилища.
  - Договор вступает в силу немедленно. Будете оплачивать сейчас имеющиеся у вас ресурсы, или тоже попросите рассрочку.
  - Какие ресурсы ты имеешь ввиду?
  - Все, полученные вами для исследования мира: базы, вооружение, личное оружие... Со списком вы можете ознакомиться.
  - Фига себе они насчитали! - Сказал ментальный помощник. - Мы это всё в содружестве дешевле купим.
  - Мне киборги нравятся, да и ребята привыкли. А порталы?
  - Порталы, ты теперь сам можешь ставить, только каталог в содружестве купим, и всё.
  - Забирай всё, кроме киборгов, беседок и офисов, - сообщил системе своё решение Семёнов.
  - Да, и еду оплачиваем. Всю, которую есть, - вспомнил он.
  - Исполнено. Напоминаю вам, что в вашем системном хранилище всё бесплатное, так как вы являетесь доверенным лицом исследователя и поставщика ресурсов с планеты Е213Р523.
  - Ну да, ну да... С ней мы ещё разберёмся, но, чуть попозже... - задумчиво произнёс Семён, и, обращаясь уже к своим бойцам, добавил: - Пошли, ребята, на вторую базу, там наши главаря завалили.
  Глава десятая.
  
  Выдав каждому, в общей сложности, по миллиону баксов, Семёнов отпустил всех на землю.
  - Счастливо, ребята, не хулиганьте, и, будет скучно, звоните, - сказал Семёнов, пожав им руки.
  - И ты, Семён Семёныч... Не обессудь...
  - Всё, что было - быльём поросло, - просто сказал Семёныч, и бойцы растворились в воздухе.
  Сам Семёнов, отправив киборгов к уже известным муравейникам и на разведку новых, переместился через портал к себе домой, предварительно, чтобы ненароком не испугать строителей или Машу, заглянув туда через маленькую щелочку. Только, увидев, что квартира пуста, он в неё шагнул.
  Работы, как оказалось, были полностью закончены, и, обойдя свою, уже пятикомнатную квартиру (Маша две комнаты совместила), Семёнов сказал себе, что видит то, что и хотел.
  Мария использовала сюжеты фотографий инопланетной жизни очень аккуратно, где-то насыщено и ярко, как в самой большой комнате, а где-то она взяла только некоторые элементы для декора и формы мебели. Спальня, сначала показалась Семёнову темноватой, но, включив свет на максимум, он увидел, как обои, изображавшие ночной лес, вдруг осветились и превратились в чуть сумрачные, но, всё же, дневные джунгли, с пробивающимися сверху солнечными лучами. Он потрогал стены и понял, что это, какой-то особый, "хамелеонистый" материал. На Земле стояла ночь, и Семёнов, приняв душ, быстро заснул на своей новой, уже двуспальной кровати, мысленно усмехнувшись, вспомнив, что про кровать он ей ничего не говорил.
  - Ох уж эти женщины, - подумал он, засыпая.
  * * *
  На утро Семёныч едва дождался удобного для звонка времени.
  - Привет, Старина, - позвонил он бывшему коллеге.
  - Привет, Семёныч! Куда пропал?
  - Шабашил немного.
  - И как?
  - Да, нечего так... Вот землицу прикупить собрался, под бизнес...
  - Где это так "шабашат", Семёныч, - удивился Старый. - Ограбил кого?
  - Вот щас вот, обидно стало, - деланно обиженным голосом, ответил Семёнов. Старый рассмеялся.
  - Артист... - протянул он усмехаясь. - Что хотел то?
  - Твой спонсор землю на "Соловей Ключе" не продал, случайно?
  - Он, - засмеялся Старый, - как тот мужик, который на базаре петуха за миллион продавал. Знает, что дорого, но дешевле не продаёт. Цена у него космическая, Сёма.
  - Помнится в рублях он просил двадцатку?
  - Доллар то как скакнул? Сейчас сорок просит.
  - Я возьму, Николаич. Ты позвони ему. Но не больше. Если закочевряжится, пошёл он на ..., жидёнок. Это в два раза больше рыночной. Уломаешь на меньше, верхушка твоя.
  - Лады. Буду звонить. Если он снова не умотал куда-нибудь в пустыню, уболтаю.
  * * *
  Землю оформили на Семёнова в тот же день, ещё до обеда.
  Земли были предназначены для сельхозназначения, и перевести их в другое качества никак не получалось, потому они и зависли у предыдущего владельца, а Семёнов собирался организовать там экоцентр "Пандора", с выращиванием экзотических и инопланетных овощей-фруктов.
  - Мария, здравствуйте, - сказал Семёнов в трубку телефона.
  В трубке некоторое время была тишина, а потом неуверенный голос спросил:
  - Это вы, Семён?
  - Я, Маша. А почему так испуганно?
  - Вы... Две недели прошло. А вы не звонили... - Она заплакала.
  - Так, Машенька, прекращаем плакать, а то в угол поставлю.
  Он сказал это таким смешным голосом, что Маша поперхнулась, закашлялась и рассмеялась.
  - Молодец! - Похвалил Семён. - Я сейчас приеду. Вы где?
  - Я в центре почти. Сейчас буду на "Авангарде". Можем встретиться в кафе, в торговом центре.
  - Лады, - согласился Семёнов. - Выезжаю. Я сам рядом, на Луговой.
  * * *
  - Так вам понравилась ваша квартира? - Спросила Маша, когда они заказали себе кофе и плюшки.
  Они встретились на улице, поздоровались за руки и вместе поднялись в кафе.
  - Честно сказать, я такого не ожидал! И что это а материал на фотообоях?
  - Супер, да? - Восторженно сказала Мария. - Это мне посоветовали в типографии. Дорогущий... жуть! Но в сумму мы вписались, - испуганно затараторила она.
  - И хорошо. Мне всё очень понравилось. - Семёнов сделал ударение на словах "всё очень". Даже кровать, - не удержался он.
  Девушка вспыхнула как факел.
  - Я искренне говорю, - тронув её за руку, Сказал тихо Семён. - Спасибо вам. Сколько осталось денег?
  - От трёх миллионов осталось четыреста.
  Семёнов приподнял бровь и улыбнулся.
  - Тысяч, - тоже улыбнувшись, сказала она.
  - Ха-ха, - не выдержал Семён. - Поймала.
  Он продолжал смеяться. Она тоже тихонько подхихикивала, спрятавшись за чашкой с кофе.
  - Они ваши. Достаточно будет за работу?
  - Но мы оговаривали значительно меньше...
  Семёнов снова чуть коснулся своей ладонью её руки и сказал:
  - Вы меня порадовали, Маша. И ваша работа, превзошла все мои ожидания. Это правильная ставка. На три я и рассчитывал, вы же помните?
  Они немного посидели молча, расправляясь с кофе и вкусняшками. Семёнов любил здешние печёности. Маша, глядя, как он уплетает булочки и пирожки, тоже перестала стесняться.
  - Вы так аппетитно и заразительно едите, Семён, - на всякий случай сказала она, кусая второй пирожок.
  Семёнов, дожевав свой и запив кофе холодной водой, сказал:
  - Хотел ещё попросить вас об одном одолжении...
  Маша удивилась и положив недоеденный пирожок на блюдце, посмотрела на Семёна.
  - Хочу построить тепличный центр. Или, скорее - теплично-развлекательный. Экологический центр "Пандора".
  Маша с интересом смотрела на Семена, чуть прищуря правый глаз.
  - По сути ваша задача будет ландшафтный дизайн территории, подвод коммуникаций и строительство большого крепкого ангара. Очень большого, Машенька. А потом специалисты внутри сами всё установят. Там я хочу воспроизвести мои джунгли.
  - Вы знаете, Семён, а ведь я что-то подобное предполагала. Нарисовать всё как на ваших фотографиях... не реально. Вы всё-таки использовали натуру, а потом дорабатывали?
  - Секрет, Машенька, секрет. Может быть когда-нибудь я вам его открою, но не сейчас. Слишком долго объяснять, - поспешил он успокоить явно расстроившуюся девушку.
  - Так возьмётесь? - Спросил он настойчиво.
  - Возьмусь, конечно. Куда я денусь? - Деланно обреченно, со вздохом сказала она.
  Семёнов заулыбался и довольно потёр ладони.
  Они сидели в кафе долго. Семёнов рисовал желаемое сначала на салфетках, потом, войдя в раж, попросил у официанта писчей бумаги, и стал переносить эскизы на формат А-4.
  - У вас твёрдая рука, - с удивлением отметила Мария. - Неплохо получается.
  - С детства рисую немного... В основном графику...
  На листе была нарисована балочная ажурная куполообразная конструкция.
  - Это что-то типа Останкинской башни... Помните, как её строили? Вам наверняка рассказывали... Только это купол. Но высота не пятьсот сорок, а всего лишь двести.
  - Сколько-сколько? - Изумилась Маша. Она откинулась на спинку диванчика и, по-детски хлопая ресницами, посмотрела на Семёна. - Вы понимаете, что вам ЭТО никто не согласует? Двести метров?! С ума можно сойти. И где это будет стоять? В городе?
  - Проект у меня уже есть, - соврал Семёнов. - На самом деле, там такой запас прочности, что согласовать должны. Да и рычаги кое-какие у нас имеются. Там, где надо... - многозначительно подняв левую бровь и указательный палец правой руки, сказал Семёнов.
  - В Москве, что ли? - Саркастическим тоном спросила Маша. - Да это уровень, наверное, президента.
  - Вы, Машенька, не беспокойтесь, а лучше, вникайте в суть. Если интересно, конечно.
  Маша надула маленькие пухленькие губки, снова захлопала ресницами.
  - Ну, говорите, - разрешила она.
  - Внешний контур - для распределения нагрузки купола. На внутренний будет крепиться специальный пластик пропускающий ультрафиолет. Теплица же всё-таки.
  - А фундамент?
  - Всё на винтовых сваях. Очень много винтовых свай, - повторил Семён, увидев скепсис в лице Маши. - Всё просчитано.
  - Кем?
  - Мной и искусственным интеллектом.
  - Кем? Чем?
  - Компьютером. Десятикратный запас прочности конструкции, Машенька.
  - А внутри, что будет? Соя-горох?
  - Почему же сразу соя-горох? Экзотические растения, насекомые. Фильм про "Пандору" смотрели? "Аватар"? Вот, примерно, такие. Только в основном фрукты, ягоды... Чтобы детям было интересно. Бабочки. Сафари парк, своеобразный.
  - И звери будут? - С испугом спросила Маша.
  - Нет, зверей не будет. Пока. Мороки с ними не оберёшься.
  - И какая, вы говорите площадь конструкции?
  - Пять гектар. Но откроемся с двух. Остальные будем достраивать по мере..., так сказать.
  - Это же сумасшедшие деньги. И кто будет строить? Это же больше чем Ски Центр в Дубае... - Она прикрыла рот ладошкой и распахнула глаза.
  - Московский подрядчик.
  - Ааааа! Снова москвичи... Теперь понятно, откуда ноги растут... - с сожалением сказала Маша.
  - Откровенно говоря, фирма принадлежит мне, Машенька. Это она только на бумаге московская.
  Маша как-то по-новому взглянула на Семёнова и нахмурилась.
  - Вы, Семён, удивляете меня всё больше и больше. Вы такой... многогранный.
  - Но не расстраиваю? Нет?
  Он хотел сказать привычное: "живу я долго", но передумал.
  - Пока нет, - задумчиво ответила Маша. - А деньги откуда? - Почти сурово спросила она.
  - Ну вот... Вы, Машенька, прямо, как жена...
  Маша залилась румянцем и вскочила с дивана. Глаза её наполнились слезами.
  - Обиделись?
  - Я сейчас приду, - бросила она и, быстро отходя от стола, прошептала, - Что-то... Ресница в глаз... наверное.
  Вернулась она минут чрез двадцать. Семёнов успел заказать мороженное, а мороженное успело растаять. Покрутив в нём ложечкой, Маша, не поднимая глаз от стола сказала:
  - Вы... извините меня, Семён. Я слегка забылась и позволила себе бестактность.
  - Стоит ли это нам обсуждать? Думаю, нет. Но, если вам так хочется, то извинения мной принимаются. Продолжим?
  - Я, в общем, всё поняла. Вы же говорите, у вас есть проект. Вот его бы я посмотрела.
  Она была явно расстроена. Её, наскоро подкрашенное личико, посещали морщинки, говорящие о внутренних переживаниях, губы слегка подрагивали.
  - Проект у меня будет завтра. Увидимся?
  - Да-да! Я побегу, Семён. Уже опаздываю. Вы не провожайте.
  Она вскочила, сунула свою ладонь в ладонь Семёну, и выбежала из кафе.
  * * *
  Как спустилась вниз по эскалаторам Маша не помнила. Только заметив движение ей навстречу и услышав голос охранника, она поняла, что стоит на выходе из торгового центра.
  - С вами всё в порядке? Вам помочь? - Переспросил охранник.
  Маша посмотрела на пожилого человека в чёрной форме с эмблемой какого-то охранного агентства и надписью на кармане "секьюрити" по-английски.
  - Нет, спасибо, - с трудом сказала она трясущимися губами и отстраняя протянутую к ней руку.
  - Может врача? Или лекарство? Тут аптека...
  - Нет-нет... Сейчас пройдёт.
  - Обидели? - Спросил сочувственно он.
  - Сама виновата...
  Маша огляделась и, увидев направленные на неё взгляды, отвернулась и отошла чуть в сторону, достала из сумочки платок и аккуратно промокнула глаза.
  - Спасибо, - сказала она человеку в форме и вышла в распахнувшиеся перед ней двери на морозный и мокрый воздух приморской зимы. Ветром обожгло влажное от слёз лицо. Она прикрыла платком щёки и заспешила к машине.
  - Вот же дура, - сказала она. - Дура-дура... "Я не буду вам обузой... Я не нарушу ваше пространство". Дура!
  Она, как начитанная и образованная девушка, понимала, что для мужчины его пространством является работа и его финансы, и впускает он в это пространство очень не многих. А, чаще, никого. Хороша работа или плоха, какой она приносит доход, а может и расход, это - только его... и радость, и проблема.
  Маша, грешным делом, всё же тайно надеялась, что Семён выбежит за ней и успокоит её, но он не выходил, и она, снова разозлившись на себя, тронула машину с места.
  * * *
  Семёнов доел своё мороженное. Вернее, допил, добавив в него немного апельсинового фреша и улыбнулся.
  Стадии завязывания отношений он знал не понаслышке и не по книжкам психологов. Всё испытал на своей "шкуре", и даже по нескольку раз. "Как истинный учёный, сам на себе", - любил он шутить. В своих чувствах к Маше он ещё не разобрался. Молодая, симпатичная, милая, трогательная, вроде бы - умненькая. И всё. Но она, похоже втрескалась в созданный ею же самой образ киношного героя. Киборги, оружие, джунгли...
  Ну да ладно. Семёнов уже умел обращаться, как он думал, с влюблёнными в него, или делающими вид, что влюбленные, девицами разных возрастов. Против одной соблазнительницы, правда, не устоял, женясь вторично, но и отрицательный опыт - тоже опыт, справедливо считал Семёнов.
  Да и, вдруг изменившаяся, его спокойная пенсионная жизнь не внушала уверенности в завтрашнем дне. Сейчас, после битвы с магами, он понял это отчётливо. Ведь не усидит же он, нежа своё атлетическое тело на иноземном солнышке, а полезет в иные миры. Скучно ему и любопытно, хотя понимал, что, скорее всего, везде одно и то же.
  - Ты, это... Задачу понял? - Спросил он ментального помощника.
  - В смысле? - Удивился тот.
  - Я тебя попросил бы... - почти искренне раздражённо среагировал Семён.
  - Да ладно-ладно, пошутил я. Готов проект. Только распечатать осталось. Со всеми спецификациями и пояснительными записками. И, действительно, с десятикратным запасом прочности. Для чертежей принтер потребуется.
  - Эх, тут бы Маша и пригодилась бы... - Семёнов с сожалением щёлкнул пальцами.
  - Тебе бы только использовать девушку... как архитектора, а как о её чувствах...
  - Отключу, - пригрозил Семёнов. - У меня сейчас ментальный имплант стоит. Имей ввиду.
  - Понял-понял... молчу-молчу.
  Проект распечатали в комитете по архитектуре администрации края. Туда он попал по протекции одного из депутатов Заксобрания. Девочки, распечатывавшие проект, когда поняли, что это такое, просто заверещали от восторга и захлопали в ладоши. К проекту были приложены рисованные картинки будущего экоцентра.
  - И где это вы планируете воплощать? У нас, надеемся? - Спросила директор департамента.
  - Можно и у нас, но, вообще-то, планировал в Китае, - с сожалением сказал Семёнов. - Или в Северной Корее. Сложно у нас... с согласованием. Слишком уж необычный проект. Высота двести метров.
  - Сколько?! - Изумилась начальница и посмотрела снова на рисунки, а потом на чертежи.
  - То есть, если я вас правильно понимаю, это должен быть экзотический экологический парк с экваториальной флорой и фауной.
  - Не совсем так. Там, действительно, флора, частично будет живой и плодоносящей, но будет и много искусственных растений. Например, гигантские двухсот метровые деревья. Фильм "Аватар" видели? - Увидев кивок, Семёнов продолжил. Вот такие "аватары" будут прыгать по деревьям и летать на драконах. Они, конечно же будут не настоящими, либо куклами, либо голограммами. Но очень правдоподобными. Вот посмотрите, мы делали в малом объеме в павильонах киностудии. Но это не кино, а реальные съемки.
  Семёнов включил планшет, и показал джунгли Зорумма, так он назвал свою планету. В кадр с растениями и насекомыми вошёл Семён, помахал в камеру рукой, сорвал какой-то плод и съел его.
  - Не вероятно красиво. Даже если это всё голограмма - я только за то, чтобы у нас был такой развлекательный центр. Мы утрём нос самому Дубаю.
  - Кстати про Дубай... Во второй очереди этого центра - строительство зимнего комплекса. Там же, но, с другой стороны. В итоге центр должен принять форму трилистника: экватор с джунглями, север с горками, и наша полоса. Уже в первой стадии мы, кроме развлекательной закладываем и производственную основу в проекте: и экзотические фрукты, и наши, банальные огурцы и помидоры.
  - Очень интересно, - задумчиво проговорила директор департамента развития. - Я могу у вас взять пояснительную записку и эти рисунки? И визитку вашу, можно?
  - Возьмите, конечно, - сказал Семёнов, имея ввиду и то, и то, подавая ей свою карточку.
  Уходя и поблагодарив вех, Семёнов, имея дар воздействия на технику магическим путём, стер всю память принтеров. На всякий случай. А случай, как говорится в анекдоте, может быть разным.
  Домой Семёнов добрался в приподнятом расположении духа и решил немного посидеть на берегу моря. Хоть и стоял декабрь и дул северный ветер, на берегу было тихо. Высокие скалы закрывали берег, создавая естественный "затишок". Но море бушевало. Волны, накатываясь на берег и натыкаясь на встречный ветер, теряли пену, которая улетала вместе с брызгами в море. Волны вставали на дыбы и обрушивались на прибрежные камни снова и снова.
  Когда уже стало смеркаться вдруг раздался звонок с неизвестного Семёнову номера.
  - Здравствуйте, это Надежда Смирнова, краевой департамент. Мы сегодня с вами встречались.
  - Слушаю вас, - закрываясь от ветра за дотом, отозвался Семён.
  - Я только что от главы правительства... края, - поправилась она, почувствовав в молчании Семёна непонимание. - Доложила ему о вашем проекте. Он заинтересован. Мы заинтересованы в нём и хотели бы с вами встретиться.
  - Очень приятно, Надежда Васильевна, что наш проект произвёл на вас впечатление, но я... как-то не рассчитывал... на такой поворот. Я к вам зашёл совершенно случайно, и буквально на днях планировал вылет в Сингапур, где уже согласованны встречи по этому проекту.
  - Губернатор очень заинтересовался, очень. Я даже пыталась распечатать ваш проект через память принтера, но наши айтишники, сказали, что там его нет. В памяти принтера нет. Губернатор так заинтересовался, что хотел его подробнее изучить, - пояснила она.
  - Так всё-таки они пытались, а, помощник. Молодец, что подсказал!
  - Рад стараться, ваше блгродь. И впредь обязуюсь служить...
  - Залепись, а!? - Заткнул говоруна Семён Семёныч и посетовал:
  - Действительно, странно. Обычно там всё остаётся. Я и рассчитывал...
  - Я вас прошу, - перебила Надежда, - не улетайте пока не переговорите с Губернатором. Давайте завтра? У вас, случайно, презентации проекта нет? - С надеждой в голосе спросила она.
  - Да как же в наше время без презентации. Конечно есть. Даже с голограммами.
  - Что вы говорите?! А что от нас нужно?
  - Ничего. Я приду со своим проектором. И оборудованием. Его не много.
  - Спасибо вам, Семён Семёнович!
  - Тут есть небольшая, я бы сказал, очень маленькая проблема...
  - Какая? - Снова встревожась, спросила Надежда Васильевна.
  - Финансы... - Семёнов помолчал. - Мне гарантировали серьёзный кредит.
  - Это всё решаемо, - облегчённо выдохнула она.
  - Но... Вы же понимаете... там кредит весь идёт в работу, а здесь... не весь. Вы понимаете меня?
  - Понимаю, Семён Семёнович. Мы ознакомились с вашей "объективкой". Всё будет, как "там", - она усмехнулась.
  - Тогда, я у вас в...?
  - В десять ноль-ноль.
  - Есть, - привычно вырвалось у Семёна, и связь прервалась.
  Семёнов возбуждённо потерев ладони, одновременно согревая их, руки окоченели, закинул вещи в хранилище и вернулся в кабинет. Прикрыв "дверь" портала, сильный шум ветра и волн мешал сосредоточиться, он лёг на диван.
  Голографические проекторы у него есть. Они автономны и электропитания не требуют. Записи джунглей, переложенные на стерео эффект у него тоже есть. Все видеосъемки "соколов" проектор переложил на удобный ему формат, позволяющий вращать объемную картинку как пожелается. И "аватар" у него есть.
  И тут раздался телефонный звонок. Взяв трубку Семёнов увидел, что звонит Маша. Он включил связь и услышал всхлипывания и другие, характерные для плачущих людей звуки.
  - Я... тут... перед вашей дверью... звоню-звоню... ключ... не хочу...
  - Я сейчас открою, - сказал Семён, почувствовав спинным мозгом беду.
  Вернувшись в квартиру, он открыл входную дверь, и ему на шею буквально упала, повиснув, рыдающая Маша.
  - Что случилось? - Успел спросить Семён.
  - Я... Вы... люблю, - сказала Маша и зарыдала.
  - Вот она, беда, - сам себе сказал Семёнов. - Пришла, откуда не ждали.
  Он повёл, идя спиной, еле перебирающую ногами Машу, боясь зацепиться за что-нибудь ногами, и остановился только в зале. Маша так сильно прижималась к нему, что он боялся оскорбить её чувства банальной похотью, но она вдруг стала целовать его и он поплыл.
  Очнулись они разом.
  - Ну ты орёл! - Значительно произнёс "заразум".
  - Это всё ты, сволочь, подстроил? - Спросил Семён у него.
  - Почему подстроил, сам просил, помогать тебе... я и отключил твой разум.
  - Ах ты ж, зараза... И что сейчас?
  Он гладил лежащую на нём Машу по голове левой рукой прижимая её к себе ладонью. Потом, растрепав её волосы, спросил:
  - Ну и что нам сейчас делать?
  Она подняла на него счастливые глаза и сказала:
  - Не знаю.
  - Сейчас я должен на вас жениться. Даже на перекор своей любимой присказке.
  - Какой?
  - Не скажу. Тайна. Но как посмотрят ваши родители на мой паспорт?
  - Папа сейчас далеко и сюда вряд ли приедет. У него тут серьёзные проблемы с бандитами, а мамы... нет. А друзьям мы твой паспорт показывать не будем.
  Она засмеялась и скатилась с его тела на "свою" половину кровати.
  - Но ты совершенно зря заговорил о женитьбе. Этого делать не обязательно. Я же тебе уже говорила. Ты мне нужен. И всё. Больше мне ничего не надо. Если ты...
  Семёнов повернулся к ней и нежно прикрыл ладонью её губы, потом приблизил к ним свои и поцеловал.
  - Пусть всё идёт, как идёт. Ты мне тоже очень нужна. Но у меня неспокойная жизнь. Тебе придётся часто меня ждать.
  - Ну и что. Главное, что ты есть у меня.
  * * *
  Строительство "Пандоры" шло полным ходом. Несущие конструкции возведены, коммуникации проложены. Начался крепёж наружных и внутренних пластиковых стен, натяжного потолка и установка оборудования. Межстеновое пространство в самом низу достигало десяти метров. Так что места для оборудования хватало.
  Семёнов купил в содружестве атомный модификатор, аппарат, превращающий одни элементы в другие, и с его помощью, одновременно выровнял площадку и создал с помощью дубликатора необходимые конструктивные элементы: метизы пластик и теплоизоляцию и многое другое.
  "Загнав" проект в дубликатор и подключив к нему модификатор и киборга - сборщика ресурсов, в виде земли и камня, Семёнов получил автономный производственный комплекс. Легализовали изготовленные таким образом материалы через фирмы-посредники. Так строили многие, только материалы у них были "серые": контрабандные или неучтённые, а не сделанные по внеземным технологиям, как у Семёнова.
  Губернатор отреагировал на презентацию бурно, поразившись качеству стерео изображения. Он ходил между растительностью, которая отклонялась, раздвигаемая его телом и руками. Бабочки садились ему на голову, плечи и руки. Плоды позволяли ему сорвать их и исчезали, когда он их "ел". Наконец, он потрогал ствол дерева и сказал:
  - Как такое возможно? Я чувствую прикосновение к нему.
  - Это иллюзия. Если вы закроете глаза, то она пропадет, но у нас мы поставим материальную фактуру, чтобы рука действительно ощущала именно ствол.
  - Чьи это технологии? - Спросил губернатор.
  - Наши, - сказал Семёнов. - Нигде таких пока нет, и, я думаю, ещё долго не будет. Вы будете первыми и единственными.
  - Мы, - поправил губернатор.
  Семёнов улыбнулся. И достал из большого чемодана полутораметрового аватара.
  - А это - аборигены. Пока в уменьшенной, демонстрационной копии. А вот к нему галоши, шлем и перчатки. Попробуйте.
  Губернатор надел девайсы и замер.
  - Это же реальный мир.
  Он посмотрел на свои руки и тело, огляделся.
  - Потрясающе!
  Он пробежался по залу совещаний, раздвигая ветки и траву. Зрители, из числа присутствующих на презентации сотрудников администрации, видели его, пробирающимся через джунгли.
  - Это режим движения, а сейчас будет режим мысли. Управляйте аватаром. Мысленно.
  Губернатор остановился, но ожил биоробот, который побежал по высокой траве и вдруг полез по стволу дерева и пропал в листве.
  - Как?! - Воскликнул кто-то из присутствующих. - Это же... Иллюзия!
  - Конечно иллюзия, - сказал Семёнов. - И аватар так и стоит на месте, просто голограмма его скрыла.
  - Фантастика, - сказал кто-то.
  - "Если бы вы знали какая", - подумал Семёнов.
  * * *
  Пока шло строительство Семёнов несколько раз уезжал в командировку. На Пандору. С Машей договорились, что она спрашивать "куда" не будет. Она жила в его квартире, и телепортация из неё стала проблемой. Семёнову приходилось куда-то уезжать и уже оттуда переходить в "иной мир".
  На Пандоре Семёнов лично облетел все муравейники и пролетел как можно дальше на север и на юг. Зорум "висел" на орбите практически вертикально и поэтому климат на нём был постоянным. Зона тёплого пояса захватывала около шести тысяч километров. Далее температура понижалась и довольно быстро становилась не комфортной для обитания человека. Растительный и животный мир планеты тоже скудел.
  Семёнов вычислил, что города древних располагались вдоль экваториальной зоны, обратив внимание на закономерность размещения муравейников. Причём, по линии экватора их не было. Все двадцать восемь открытых им муравейников находились севернее.
  Отправившись на юг сам, потому что зорумы далеко от своего дома уходить не желали, Семёнов, нашёл ещё один муравейник. Высадившись неподалёку он отправился к нему. Первый же зорум, опознал в Семёнове "создателя", отдал ему пыль и весело побежал домой докладывать матери-муравьихе о вдруг появившемся "древнем".
  Найдя в муравейнике хозяйку, Семёнов передал ей привет от её северных сестёр.
  - Да, - сказала она, - На тебе есть их след и след их пыли. Могу я попробовать её?
  - Конечно, - сказал Семёныч, и, раскрыв запасную батарею своего коммуникатора, просыпал концентрат перед "лицом" хозяйки муравейника.
  - Хорошая пыль, - сказала муравьиха, - как и у нас.
  - Много на юге муравейников? - Спросил Семёнов.
  - Я вижу сорок четыре. Но и дальше должны быть. Хорошо, что ты пришёл. Мы долго тебя ждали.
  - Есть другие, похожие на меня, но они - другие. Они враги.
  - Мы знаем. Мы встречали их. Они - не ты. Ты - наш. Мы тебя не боимся, и ты нас не боишься. Значит ты - создатель.
  Глава одиннадцать.
  
  Во вторую командировку Семёнов нашёл место для "зеркал" своего экологического развлекательного комплекса "Пандора". Это было идеальное место возле второго муравейника. Здесь деревья были не такими большими, как везде. Всего лишь около двухсот пятидесяти метров. Видимо сказывалась какая-то особенность почвы.
  - "Пятьдесят метров не в счёт. Кто там их будет мерять?", - подумал Семёныч и вызвал их закромов технику, аналогичную той, что работала на Земле.
  Но здесь он установил толстостенную конструкцию в виде коробки без крыши из прочного прозрачного пластика высотой выше крон самых высоких деревьев.
  Семёнов придумал следующее. На Земле под сводами экоцентра будет находиться настоящая теплица, где будут просто выращиваться овощи и фрукты. А люди будут проходить через телепортационную дверь и попадать на настоящую Пандору, на эту, ограниченную четырьмя высокими стенами, территорию. Семёнов справедливо полагал, что никакими иллюзиями природу не повторишь.
  Стену коробочек на Пандоре ему собирали гравироботы сканеры. Ресурсы пришлось закупать в содружестве. Ценник, действительно, оказался почти в два раза ниже чем в системе.
  "Но, в системе хоть и дороже, зато, попросил и, раз, и готово. За сервис накрутка. Вполне справедливая", - подумал Семёнов. И таких конструкций он решил построить пять штук. Если народ запускать на одну площадку, вытопчут и вырвут всё за первую неделю.
  * * *
  - Уважаемые жители и гости города! - Начал Губернатор. - Мы присутствуем на открытии первой очереди уникального и единственного в мире экологического развлекательного центра. Эта часть центра называется "Пандора". Как заявляют авторы проекта, вас ждет увлекательное путешествие на экзотическую планету. Ничего не буду больше вам говорить, но..., проверил на себе. Это - не забываемое путешествие. Слово предоставляется руководителю проекта и главе администрации центра Марии Шуваловой.
  - Мы строили этот центр для вас, и ваших детей. Я думаю, вам должно понравиться. Фрукты, ягоды - все съедобны и кушать их можно даже детям. Всё прошло сертификацию. Только выносить нельзя. А там, кушайте на здоровье. Каждому на выходе вручается пакет с набором экзотических фруктов. Добро пожаловать. Право открытия Центра предоставляется режиссёру фильма "Аватар" - Джеймсу Кэмерону.
  Вышел Джэймс, в свободном бежевом костюме, улыбающийся. Он просто помахал всем руками и перерезал ленточку. Первая сотня желающих посмотреть "Пандору" телепортировалась в мир Е2478К7054.
  На территориях, ограниченных стенами, остались растения и животные прирученные Семёнычем. Да-да. Растения, пользующиеся магией, могли общаться и между собой, и с животными, ну и с человеком. Семёнов банально прикормил их, один раз в день распыляя магический концентрат. Прикормил и договорился. Чтобы людей есть не пытались. Но, на всякий случай, вокруг, в виде птиц и бабочек, летали и ползали биороботы, контролирующие выполнение договорённости.
  "Везде нужен контроль и учёт", - так говорил Владимир Ильич Ленин и Семёнов, постоянно, к месту и не к месту его цитировавший.
  На входе в "Мир Пандоры" путешественников встречали два "туземца нави": главный герой фильма и его подружка, сидящие на драконах. И роли "нави" и драконов играли биороботы. Впечатление они производили на людей натурально сногсшибательное. Тёплое дыхание драконов и воздушные потоки, шедшие от взмахивавших крыльев, - всё было слишком натурально. Ведь это была не голограмма, а реальные драконы. И они летали. Правда, Семёнову пришлось добавить каждому "дракону" по гравилётному двигателю. Без них они взлетать отказывались.
  В то время, как первая группа людей погружалась в мир "Пандоры", Семёнов и Кэмерон сидели тоже на Пандоре, только в беседке и пили виски со льдом.
  - Сэм, никак не могу в себя прийти. Как хорошо, что я не выкинул ваше письмо в корзину и посмотрел ваше видео в Ютубе. Как многого я бы мог лишиться!? Спасибо вам, Сэм.
  Семёнов молча отхлёбывал виски. Они сидели на второй базе. Не далеко от "аттракциона". Вокруг беседки стояли киборги. На одном из них Кэмерон, прибывший во Владивосток накануне, успел проехаться по автостраде. Джунгли были ещё не безопасны. Но Семёнов пообещал Кэмерону дать "погонять" по джунглям в следующий раз.
  - Это такая "натура", Сэм, за которую я готов заплатить хорошие деньги.
  - Зачем вам натура, Джеймс? Сейчас всё сделает компьютер.
  - Это конечно... Но, так хочется... Живого... Кстати, я видел вас на фото и видео. Вы очень гармонично смотритесь, Сэм, в этом мире.
  - Они меня слушаются, - сказал Семён Семёныч. - Я имею ввиду этот мир. Я их чувствую, каждое мгновение, а они меня. Наверное, это и отражается на кадре. Я сам обратил внимание. На Земле я совсем другой.
  - Не думали сниматься?
  - Зачем мне это, Джеймс? - Делая солидный глоток и запивая его апельсиновым соком, спросил Семён. - Я не стремлюсь к известности. Да и разве мало у вас актёров? Да и... Я же сказал, на Земле, я другой, а здесь, приключения, вроде как закончились.
  - Приключения мы придумаем. Зато какие возможности с вашими биороботами. Это же любого актёра можно сдублировать. Да и зачем дублировать?! Можно создать! Нее-е-т, Сэм. Я такой возможности не упущу, и от вас не отстану. Даже то что вы рассказали вчера вечером... о вашей войне с магами! Это готовый сюжет для полного метра.
  - Вполне возможно, Джеймс, но ведь вы снова будете снимать про своих американцев, а они мне, честно сказать, не нравятся.
  - Вы будете смеяться, Сэм, но, они и мне не нравятся. И у меня "голивудчина" в горле давно стоит. Но, такой наш рынок. Наши люди привыкли к этим стандартам. Ну, так, давайте снимать про русских и показывать фильмы у вас. Тем более, что затрат на сумасшедшие гонорары для "звёзд" можно избежать.
  - Я подумаю, Джеймс. Вы меня почти убедили. Но... Давайте, всё же, докончим наше вчерашнее дело...
  - Думаете стоит? Я и так, после вчерашнего, себя хорошо чувствую.
  - Я не уверен, что до конца провёл регенерацию. "Я же ещё только учусь", - сказал Семён словами маленького волшебника из "Золушки". Поймав себя на этом, Семёнов, мысленно вздрогнул. Зацепил его всё-таки режиссёр за тщеславие.
  - Ну, пошли, - вздохнув, сказал Кэмерон, и поднялся со стула. - Далеко идти?
  - Да вон он стоит, - Семён показал рукой на трансплантатор, он же реаниматор, он же регенератор, и тоже встал со стула.
  Кэмерон подошел и, зачем-то, потрогал стенку контейнера.
  - Сейчас раскроется дверь и надо будет туда войти. Процедура продлиться не более пяти минут. Не боитесь лифтовых кабин?
  - Нет. Нормально.
  Через пять минут Джеймсу Кэмерону добавилось ещё девяносто лет жизни.
  - Ну вот... - С сожалением протянул он, выходя. - Теперь надо снова начинать пить. Весь хмель вышел. Только виски зря...
  - Виски у нас много, Джеймс.
  * * *
  "Вы являетесь доверенным лицом исследователя и поставщика ресурсов с планеты Е213Р523" - Вдруг вспомнил он слова системы.
  - В смысле? - Спросил он помощника. - Что она имела ввиду.
  - Похоже, что она имела ввиду того "инопланетянина", по чьему коду ты вошел в систему, - предложил тот.
  - Она воспринимает меня так? Как доверенное лицо? Фига себе...
  - Ну, а как иначе они тебе ресурсы пополняли? За что? За красивые глаза? Ты проник в систему под его паролем, значит ты - он. Или почти он.
  - Так и что теперь? Как-то это надо использовать... Но как?
  - Думаю, ты можешь открыть его личные файлы. Помнишь, система пытала тебя, что кому показывать, позиционировать ли тебя. Так и его, она, наверное, позиционирует. Можно узнать, где он и что делает? Какую информацию поставляет, наконец?
  - Логично. Система, могу я посмотреть личные файлы моего доверителя?
  - Запрета нет, значит можете. Исполнить?
  - Исполнить!
  Семёнов привстал с дивана в ожидании чуда. Он лежал в своём кабинете и слушал море.
  - Фига себе, - теперь изумился помощник. - Так тут всё.
  - Пир Расл, планета У740Н212К34, - прочитал Семёнов, - сценарист и продюсер.
  - Так у него здесь только сказки, стихи, романы и всевозможные истории. Я пробил тексты по интернету. Это неизданные книжки. Малоизвестных, а то и не известных авторов. Он плагиатит, похоже. Или выкупает тексты. Скорее всего издаёт у себя. В систему он выбрасывает совсем ерунду. Ха-ха! И так можно, оказывается! Ну и отправлял в систему народ, на заработки. По согласию, между прочим. И девчонок тоже.
  "Заразум" веселился, хихикая.
  - Я пробил его по базам "содружества". Это известный продюсер... У него шесть полных фильма и три сериала.
  - А, пойду ка я с ним пообщаюсь. С режиссёром мы только что расстались, пора и с продюсером познакомиться. Где он сейчас?
  - В баре сидит. Подслушивает истории, наверное. А ты: "шпион-шпион", "валить его". Эх ты...
  - Поглядим, увидим. Тихо, мне!
  Время близилось к ночи. Бар был молодёжный. Темнота, лазер и стробоскопы. Семёнов появился там прямо на танцполе. Его появление не заметил никто, и он взял это себе на заметку.
  - Здравствуйте, Расл! - Радостно улыбаясь сказал Семёнов, подходя к его столику.
  - Здравствуйте, - неуверенно ответил пришелец. - Вы из системы?
  - Откуда же!? Я Сэм. Из Е2478К7054. Путешествую.
  Расл замер, а потом удивлённо воскликнул:
  - Так это же мир, не входящий в содружество.
  - Да, это мир мой.
  - Очень приятно познакомиться, Сэм. Редко можно повстречать хозяина целого мира. Для меня это большая честь и удача, как для писателя. Пираты не беспокоят? У вас там, наверное, очень небезопасно.
  - Пока без проблем, - ответил Семён, настораживаясь.
  - Вы, наверное, недавно приобрели планету?
  - Так и есть.
  - О! Тогда, я бы хотел вас попросить разрешить установить визоры прямой трансляции ваших сражений с пиратами. Мы вам серьёзно заплатим. Таких трансляций в наше время всё меньше и меньше, и подписка на них... - Он вдруг, понял, что проговорился, и умолк.
  А Семёнов сидел, едва не раскрыв рот, но, привыкший "ловить волну" в неожиданном повороте разговора, подхватил тему.
  - Собственно, Расл, я и хотел об этом с вами поговорить, раз уж тут оказались вы. Я видел несколько ваших фильмов.
  - Да? Какие?
  - Бездну и Нечто.
  - Это первые. Ничего так себе... Но наши последние... Это, точно - "Нечто"! - Расл рассмеялся.
  - Посмотрю обязательно. Сейчас не так много хороших фильмов. А тут как? В смысле безопасности?
  - Не привлекайте внимание местных служб контроля. В этом мире правят или бандиты, или контрразведка. Меня тут прижали... Год назад. Пришлось "рубить концы", как тут говорят и "ложиться на дно". Красивые выражения! Я собираю их. Даже квартиру пришлось бросать. В системе сейчас обитаю. Девочек туда водить сложнее.
  Он рассмеялся и Семёнов его вынужденно поддержал, хотя его мысли уже перемалывали слово "пираты".
  - Не буду вас отвлекать от развлечений, - сказал Семён, усмехаясь, видя, как вокруг столика Пира, крутятся две симпатичные девахи.
  - Да-да, Сэм, тут есть чем заняться. На связи?
  - На связи, - сказал Семён и почувствовал, как у него в коммуникаторе появился контакт Пира.
  Пройдя на танцпол и оттуда к себе в кабинет, Семён остался стоять посреди комнаты, находясь практически в состоянии тихой паники.
  - Пираты! Пираты! - Попугаем прокричал ментальный помощник, и Семён очнулся.
  - Так-так-так... Покой нам только снится. А ты, не выёживайся, а ищи в содружестве средства контроля космоса и средства обороны. Нашими С-400 мы вряд ли обойдёмся.
  - Задача понятна. Приступаю. Готово.
  Семёнов отреагировал падением всем телом на кожаный диван.
  - Излагай, - сказал он, закладывая руки за голову.
  - Есть СУР. Это древняя Система Универсальных Радаров с изменяемым фокусом. Контролируют космос и на ближних, и на дальних дистанциях. На такую планету, как наша, их нужно минимум двадцать штук. Каждый комплекс стоит два миллиона. С мелочью. С ними в связке работают УСП - Универсальные Станции Подавления. Каждая стоит по десять миллионов с боекомплектом на сто выстрелов. Итого...
  - Понятно. И что это нам даёт?
  - Честно?
  - Ну!?
  - Практически ничего. Сдержать пиратов не получилось ни у кого. Даже с более плотной обороной. Они используют дронов и биороботов. Тучу дронов. В каждом по сотне роботов. Кто-то, но прорвётся. И здесь потребуются наземные силы сдерживания. Но эти роботы действуют не как армейские подразделения, а как партизанские или диверсионные отряды, пока не вырастет их общая мощь.
  - Так может их встречать в космосе?
  - У пиратов - Империя. По своей сути - это свободные торговцы, расширяющие свои владения и живущие за счёт колоний, грабя их. И она, кстати, находится в нашем секторе галактики.
  - Ни хрена себе... Кстати, ему, что пираты в нашем секторе!
  - Пардон! Оговорился. Некстати.
  - И далеко?
  - Не очень. Но это неважно. Они используют системные дроны-разведчики для телепортационных переносов, один из которых висит и над нашим миром. Как-то они взламывают систему и пользуются её переходами. На планету они телепортироваться не могут, а вот рядом с дроном появиться могут.
  - Как это?!
  - Пираты, сэр.
  - Ладно... А как эти радарные системы устанавливать? По всему шарику.
  - Они не на шарике ставятся, а в космосе... Через тот же системный телепортационный дрон. Купил в содружестве... Тебе прислали через окно... Станция сама встанет на указанные координаты. У станций есть чем рулить и двигаться. Надо только выслать с заказом карту установки.
  - А если побольше их поставить?
  - Последняя завоёванная пиратами планета продержалась десять лет. У неё было более двух тысяч станций подавления.
  - Слышь, помощник, а как так? Один спутник-дрон висит над планетой? Только над нами, что ли? Шарик же круглый. Как на противоположной стороне "колдовать"?
  - Догадливый... Молодца, - похвалил "заразум". - Это так говориться, - дрон. Но он состоит из шести частей, которые, при подлёте разлетаются и начинают контролировать свой сектор планеты.
  - Значит пираты могут высадится где угодно?
  - Да.
  - ...! ...! И ...! - Сказал Семён Семёныч, и вдруг вспомнил о ещё одном важном деле.
  - Система!
  - Да.
  - Можно ли получить персональную лицензию на исследование и разработку Е213Р523?
  - Можно, но лицензия не на разработку и освоение, а только на исследование. Мир имеет свою цивилизацию.
  - Понятно. Сколько вообще лицензий выдано?
  - Одна. Исполнять?
  - Исполняй.
  - Исполнено.
  В ментальной оболочке Семёнова прошла информация, что ему выдана лицензия на исследование Земли.
  - Мои отношения с системой не меняются?
  - Ваш статус изменился. Из категории доверенных лиц Пира Расла вы перешли в категорию исследователей.
  - И?
  - Вся ответственность в случаях нарушения законов содружества ложиться теперь на вас лично.
  - Понятно. Отключаюсь.
  - До свидания.
  - Изучи законы, помощник. Как бы не вляпаться. И контролируй меня.
  - Исполняю.
  - И думай, как защитить наш мир, умник.
  - Сейчас, ты у нас "умник". Тебе имплант ментальный поставили, а не мне.
  - Я что-то ни черта не ощущаю себя умнее прежнего.
  - Это тебе так кажется.
  - Но... Ты же тоже можешь пользоваться имплантом?
  - Ну... Да... - сознался помощник.
  - Вот жук! - Сказал Семёныч и засмеялся. - И что оно тебе даёт?
  - Быстрее думается и больше объем памяти. Могу рассчитать траекторию полёта космолайнера из одной точки галактики в другую с использованием сквозных тоннелей за тридцать секунд, например. А раньше только за сутки бы справился.
  - Солидная прибавка. Вот и думай, "мегамозг", а я посплю пока. Домой не пойду. Снова куда-то выпрыгивать и пробираться пешком к дому... Что за жизнь такая, типа семейная!? Разбудишь с семь, короче.
  Семёнов уснул на своём кожаном диване, как давным-давно, когда он ещё служил. Тогда тоже иногда совсем не хотелось идти в ночь пешком домой. Машины с операми вечно были на задании, и надо было сидеть, и ждать результата операции. Вроде, как и не делаешь ни хрена, а уйдёшь домой, так обязательно что-нибудь случится, и за тобой пришлют машину, и ты снова перебудишь всю семью.
  И придешь домой - хреново, и не придёшь - хреново. Вот и выбирай. А теперь появилась Маша. И начались маленькие, но те же самые проблемы. "Жен, у людей, с такими профессиями, с такой беспокойной жизнью, как у меня, быть не должно", - подумал, засыпая, Семёныч.
  - Или жена должна быть в теме, - додумал Семёныч, просыпаясь ровно в семь. Подумал немного и шагнул прямо в свою квартиру, где Маша сидела на диване и смотрела телевизор. В семь утра.
  - Беда, - подумал Семён.
  Маша выронила изо рта кусочек сыра и чуть не выронила чашку с кофе, но перехватила её другой рукой, и, не глядя, поставила на журнальный стол. Взгляд от Семёна, возникшего по середине комнаты из воздуха, она не отводила.
  - Пошли, - сказал Семён, протягивая ей руку.
  Маша встала с дивана и протянула руку Семёну. Тот взял её, и они переместились в его кабинет в системе.
  - Вот это - мой кабинет в ... э... в параллельном мире. Вот это - окно и дверь на остров Желтухина, а это - дверь на другую планету. На Пандору. А это диван, на котором я спал эту ночь. Не хотел тебя пугать на ночь.
  - А с утра, значит, можно, - наконец-то отреагировала Маша.
  - По-другому было бы не так понятно. Я тебе сейчас всё про себя расскажу, а ты уж сама решай, как нам дальше жить.
  - Ну-ну, - тихонько сказала Маша. - Давай. Посмотрим.
  - Пошли на Пандору?
  - Пошли, - сказала она, чуть поморщась.
  И они шагнули на другую планету. Офиса на базе номер три не было. Только беседка. За прошедшие полгода после победы над магами тут всё заросло и беседка стояла оплетённая лианам и цветами. Семёнов попросил лес не заплетать полностью беседку и его послушались.
  Семёнов был здесь за эти полгода несколько раз. Ходил к "муравьихе" и, связываясь через неё, разговаривал с другим такими же производительницами трудовых ресурсов фабрик по производству магического концентрата, находящимися западнее.
  Тропинка, ведущая к муравейнику, тоже не зарастала.
  - Ух вы, заботливые мои, - подумал Семёнов и просыпал немного магической пыли. Растения потянулись к нему, и он погладил их. Сверху опустилась лиана с большим орехом. Семёнов сорвал его вместе с черенком и подал Маше.
  - Пей, - сказал он, - Как через трубочку. Это, типа, кокос. По вкусу. Пей.
  Маша глядела на Семёна широко раскрытыми глазами, но орех всё же взяла и из трубки сок потянула.
  - Ну как? - Он сорвал и себе орех, и тоже потянул из черенка кисловатый ароматный сок.
  - Вкусно, - сказала Маша, - но что всё это значит?
  - Это значит, Маша, что эта планета моя. Я её владелец. Собственник. Я купил её.
  - У кого?
  - У инопланетян.
  Глаза Маши расширились снова.
  - А ты кто?
  - Я - землянин, как и ты. Человек. Мы её отвоевали. Пошли покажу.
  Они пошли по тропинке. Семён вел Марию, держа под руку. Метров через двадцать тропинка кончилась и перед ними раскрылась поляна перед муравейником, а по сути - холмом из световых и тепловых накопителей, и солнечных батарей.
  Сразу перед холмом лежал сбитый магами гравиплазм Берёзы. Картинка была зрелищной. И Маша восхищённо охнула, достала телефон и щёлкнула камерой.
  - На этой машине чуть не погиб Борис Берёза. Вернее, он погиб, но я его оживил. А вон там мой гравиплазм. - Семёнов махнул рукой чуть вправо. - Пошли, покатаемся, - сказал он, но вдруг вспомнил, что кабины в гравилёте одноместные, и с, сожалением, остановился.
  - Там нет второго кресла пилота, но есть выдвижное кресло пассажира, - подсказал помощник.
  - Спасибо, - дружище.
  Он взял Машину ладонь и потянул её за собой к гравилёту. Подойдя к нему, он прикосновением открыл большую боковую грузовую дверь и чуть поддержал Машу, когда она поднималась по выехавшему навстречу трапу. Войдя в кабину, Семён понял, что из-под кресла пилота выдвигается вбок и чуть приподнимается маленькое сиденье с откидывающейся спинкой. Маленькое - по сравнению с пилотским, а на самом деле, вполне приличное человеческое кресло.
  Усадив Машу и закрепив фиксаторами, были там и они, он сел в своё кресло и нажал кнопку запуска. Двигатели зашипели и корабль поднялся над верхушками деревьев.
  - Вон там холм видишь?
  - Вижу.
  - Там в лесу ещё один наш сбитый гравилёт. Но пилот не пострадал. Нас встретили на подлёте и обстреляли из-за деревьев. Маги.
  - Маги?!
  - Маги, Маша. Но мы, в конце концов, победили.
  - Вы их всех убили?
  - Не всех, а только тех, кто стрелял в нас. Пять человек мы захватили в плен и потом отпустили домой. - Потом вспомнил и поправился: четырёх. Пятый пытался убить Бориса Берёзу, и мне снова пришлось его оживлять.
  - Снова!? - С ужасом вскрикнула Маша.
  - Да, - просто сказал Семён, - хорошо, что в то время во мне уже был встроен имплант магии. Очень сильный имплант. И мне удалось его оживить второй раз.
  - Имплант магии, - повторила девушка еле слышно.
  - С тобой всё в порядке? Может вернёмся домой?
  Маша сидела, судорожно вцепившись пальцами в фиксаторы. Сфера кабины была прозрачна, и вид из неё впечатлил бы даже искушённого путешественника. Под ними лежало безбрежное море джунглей.
  - Не знаю, - прошептала она. Потом встряхнула головой и решительно сказала, - Нет! Катай!
  - Мы сейчас полетим на другую базу. Номер два. Эта была номер три.
  - Полетим, - согласилась Маша. Похоже, она уже приходила в себя и с интересом разглядывала проплывающие внизу вершины деревьев.
  - Я никогда не летала на вертолёте. Но почему почти нет шума?
  - Это гравиплазм. Антигравитация и плазма. Двойные двигатели. Они тихие.
  Семён включил двигатели на две трети от максимума, и они долетели до второй базы минут за двадцать. Четыреста километров.
  - А тот водопад? Где ты... на фото? Далеко?
  - Чуть дальше на юг. Хочешь туда?
  - Если можно.
  - Полетели.
  На второй базе Семён хотел показать ей "регенератор" и провести её через него, но раз так... Сделав круг над второй базой, они полетели на юг, поднявшись очень высоко. Поэтому, водопад, озеро и реку они увидели издалека. Солнце стояло почти в зените и бликовало от глади озера, как от зеркала.
  Опустив корабль на берег озера и заглушив двигатели, Семёнов посмотрел на Машу.
  - Ну, ты как?
  - Да ну, тебя! - Отозвалась Маша. - Никак!
  Семёнов усмехнулся.
  - До водопада лучше плыть. На берегу камни. По берегу не подойдешь.
  - Поплыли! Ой! Я без купальника и без... лифчика. Я же дома была...
  - А зачем тебе... лифчик и всё остальное? ТУТ МЫ ОДНИ НА ВСЁМ БЕЛОМ СВЕТЕ... - Произнёс Семён торжественным голосом.
  - Точно?!
  - Точно! Это всё наше! - Сказал Семён и стал раздеваться. - Я даже не умывался.
  Они разделись в грузовом отсеке. Обе створки правой двери были раздвинуты. Край аппарели лег у самой воды.
  - Ты, все-таки, не смотри пока...
  - Хорошо, - сказал Семён, и разбежавшись, сразу нырнул.
  Ещё во время остановки здесь в ходе рейда, он проплыл вокруг озера и понял, что это скальный провал и опасных камней рядом с берегом нет. Сразу - глубина. Отплыв немного и развернувшись лицом к Марии, он прокричал:
  - Там глубоко. Прыгай смело!
  - Отвернись, противный! - Уморительно просительным тоном крикнула она и побежала по аппарели к воде, пытаясь ладонями прикрыть наготу, но подбежав к краю, и увидев прозрачную сине-зелёную глубину, в которой отражалось синее с белыми облаками небо, всплеснула руками и замерла.
  Семён смотрел на маленькую женскую фигурку, стоящую в лучах яркого солнца на фоне инопланетного воздушного судна, и сердце его зашлось от восторга. Замерев в воде, он погрузился под воду, а когда вынырнул, на аппарели уже никого не было. Он снова нырнул, сфокусировал зрение на подводное, и увидел плывущую к нему под водой Машу.
  - Какие фото пропадают? - Подумал он.
  - Почему пропадают, шеф? Всё в нашей памяти. Хоть сейчас на принтер.
  - Так ты подглядываешь, злодей?
  - Что вы, что вы! Я запоминаю с закрытыми глазами, - ответил "помощник".
  - Бесстыдник!
  - Весь в тебя!
  Семён вынырнул вслед за Машей, но она уже плыла к водопаду стилем "баттерфляй". Брызги от её рук, солнце, прозрачная вода, и всё это - на фоне водопада.
  - Красиво! Так и быть, фотай всё.
  - Исполняю! Всё фиксирую и документирую.
  Маша вышла на обкатанные водой кругляши. Под струями воды, падающей с десятиметровой высоты, скала превратилась в гравий. Под основной струёй стоять было невозможно, но были ещё и вторичные струи, вот под ними и фотографировался не так давно Семёнов. Под ними и провели сейчас какое-то время Семён и Маша.
  Наигравшись и натешившись, влюблённая пара вернулась на транспорт.
  - Ну как тебе озеро и водопад?!
  - Не знаю, - потупив глаза ответила девушка, - Я просто в сказке, и ничего сказать не могу. Это просто сон. Ты мне всё расскажешь?
  - Всё, наверное, не смогу, но главное - расскажу.
  Выдав ей из НЗ полотенце и обтеревшись сам, Семёнов быстро натянул джинсы, футболку и кроссовки. Потом поднял с палубы, зацепив пальцами, сиденье, присел на него и стал рассказывать, глядя в сторону рубки пилота, но правый глаз его то и дело скашивался, в сторону ещё вытирающейся Маши.
  - Сколько можно? - Упрекнул его "заразум". - Косоглазие заработаешь!
  - Отвянь, - мысленно "отшил" его Семён, но от Маши всё же отвернулся.
  Он рассказал всё, но немного изменив очерёдность событий и исключив историю про инопланетного "шпиона". Чтобы Маша не боялась ходить по городу. Жизнь научила Семёнова недоговаривать. Пришлось ему рассказать и про пиратов, обитающих в этом секторе галактики, и про грозящую их миру опасность.
  Маша сидела уже на таком же десантном стульчике и заворожённо слушала Семёна.
  - Сказка, - дослушав, сказала она. - Этого не может быть.
  - Согласен, но так оно и есть!
  - Значит, у тебя есть миллион долларов... - задумчиво констатировала она.
  - Ты не поняла. Он был.
  Маша встрепенулась и, склонив голову к правому плечу, искоса посмотрела на Семёна.
  - Я же сильно вложился в экоцентр. Губернаторский кредит - чуть больше половины затрат. Остальное - из системы.
  - И сколько их у тебя сейчас?
  - В "шкафчике"? Около двух.
  Она засмеялась, поняв шутку.
  - А не в "шкафчике"?
  - Я даже представить себе не могу. И на моём счёте сейчас сто с лишним миллиардов ихних денег. Я имею ввиду содружество.
  Семёнов достал из кармана джинсов среднего размера чип со странным вензелем.
  - Это "карта" моего счёта в содружестве. В космосе, как оказалось, есть разные содружества миров. Одно из них - "Империя Пиратов", как называют её в системе. Но они ничем не отличаются от других миров, кроме отношения к незаселённым или свободным, как мой. Хотя... Я пока разницы между содружествами миров особой не нашёл.
  - "Вернее мой "заразум" не нашёл", - подумал про себя Семён.
  - Вот для таких миров эта карта. Или для другого человека в содружестве номер один. Они его называют сложным именем, обозначающем, что-то типа - "Летающие Миры".
  - А сейчас твоему миру войти в "Летающие Миры" нельзя? - Спросила Маша.
  - Можно. Но меня закусило. Я и так отвалил двадцать, сейчас за вход платить столько же. Ведь не предупредил никто! Знал бы - вошёл бы сразу в содружество и, мама не горюй. Платил бы свои десять процентов... Пожадничал... - вздохнул Семён.
  - На меня хотел произвести впечатление? - Маша, улыбнувшись, посмотрела на него. - Все вы, мужчины, одинаковые, - вздохнула она.
  Семёнов удивленно посмотрел на неё и подумал:
  - А ведь она, наверное, права...
  - Конечно права, - добавил "перца с солью на рану, "помощник". - Распустил хвост... Гнездо-гнездо... Приведу-покажу...
  - Отключу, - погрозил Семёныч, понимая, что помощник очень близок к истине.
  - Ну и что делать собираешься? - Спросила Маша.
  - Воевать, наверное, - неопределённо хмыкнув, сказал Семёнов.
  - С Империей Пиратов!? - Маша захлопала ресницами.
  - Перевести планету под "крышу" содружества можно быстро. Позвал систему, кинул деньги, и всё. А вот, накрутить хвост "Пиратам", или кто там они... заманчиво. Есть мысли кое-какие. По организации обороны.
  - Ты, Семён, только не горячись, и не пытайся снова на меня произвести впечатление. Его и так уже предостаточно. - Она обвела рукой озеро, и на её ладонь вдруг села залетевшая в отсек бабочка. Размах крыльев у "бабочки" был около полуметра.
  - Ах! Какая прелесть! - Заахала Маша, хихикая и уклоняясь от щекочущих её лицо усиков.
  Практически все насекомые сейчас были безопасны, а ещё полгода назад... Семёнова передёрнуло и вдруг осенило...
  - "Это ведь для меня они сейчас все "душки и няшки", а для пиратов? Ох не знаю", - подумал Семёныч.
  Он понял, что ему срочно надо поговорить с какой-нибудь муравьихой. Он встал и приобняв Марию, спросил:
  - Может домой? Хочешь, я тебе прямо из квартиры дверь сделаю сюда. Будешь ходить сюда купаться.
  - Хочу, - с вызовом сказала Маша. - И есть хочу! Кавалер! Закормил девушку сказками.
  Семёнов стукнул себя полбу.
  - Что желаете, мисс?
  - Омара! - Пошутила "мисс".
  Семёнов достал из воздуха омара.
  - Да ну тебя, Семёнов, даже шутить с тобой бессмысленно. Отпусти его.
  - Куда? - Удивился Семён. - Он же варёный.
  - Я не хочу омара. Я пошутила, - проговаривая слово по слогам, проговорила она.
  - Ладно, - сказал Семёнов, отправив омара в "закрома", и вынул правой рукой из воздуха шампур шашлыка, а левой лепёшку.
  * * *
  
  Пообедав дома "чем бог послал", Семёнов потащил Машу в систему. Они перешли сначала в его кабинет, а потом, в одну из пустующих кабинок пополнения ресурсов.
  - Система! Надо пополнить моему доверенному лицу ресурсы.
  - Исполняется.
  - Присядь в кресло, - попросил Семён Машу. - Это займёт какое-то время. Пить хочешь?
  Маша икнула.
  - Ой! Извините, - сказала она кому-то, оглядываясь вокруг, прикрыв рот, и икнула снова.
  - Тут нет никого. Система - искусственный интеллект. Его стесняться не надо.
  - Пополнение ресурсов закончено.
  - Выдай мне информацию о состоянии организма. В ментальной форме.
  - Исполнено.
  - Спасибо, Система, до свидания.
  - До свидания.
  - Хочешь инопланетных жителей увидеть? - Спросил Семён Машу.
  - Можно?
  Семён вывел девушку из кабинки регенератора в транзитный зал, довёл её до первого ряда кресел, и усадил напротив двери с вывеской "Земля". Вокруг, как всегда, суетились транзитёры, спеша, каждый в своём направлении.
  - Это они?
  - Да. Только тихо. И не думай ничего про них. Лучше считай в уме. А то я тут как-то чуть не нарвался на международный скандал, когда стал ржать с одного... вон такого. С двумя головами.
  Семёнов мотнул своей головой вправо, в сторону стоящего у двери с надписью А089Т732О31 гуманоида, у которого на спине лицом назад стояла ещё одна голова.
  Маша снова сильно икнула и прыснула в кулак. Голова посмотрела в их сторону.
  - Ё-моё! Так это же - тот же самый! - Пробормотал Семён. - Срочно рвём когти.
  Он схватил Машу за руку, и они побежали к двери "Земля"
  - Я запомнил тебя, человек, - пронеслось в голове у Семёна.
  - Да и хрен с тобой, - подумал Семён.
  * * *
  - Значит, ты принимаешь меня такого, какой я есть?
  - Принимаю, - с ноткой грусти ответила Маша. - Но ещё больше боюсь тебя потерять.
  - Согласен. Меня потерять шансы гораздо большие, чем какого-то офисного планктона. Но... Так сложилось. И мне сейчас нужно защитить наш с тобой мир.
  - Дай честное слово, что ты не ввяжешься в войну, а залезешь "под крышу" системы.
  - Даю. Я пошёл.
  - Иди.
  Глава двенадцатая.
  
  - Привет Хранитель! - Поздоровался Семёнов с "матерью-муравьихой" первого, открытого им "муравейника".
  - Здравствуй, древний.
  - Пришёл с тобой посоветоваться
  - Спрашивай.
  - На наш мир планируется нападение из окружающего его пространства. Ты знаешь, что наш мир, такой же круглый, как наши с тобой не родившиеся ещё дети?
  - Нет, я ничего не знаю о пространстве вокруг нашего мира. В каком виде ожидается нападение на наш мир.
  - Это будут живые и неживые формы, которые будут уничтожать наших детей, и они будут пытаться убить меня.
  - Это очень плохая весть. Но таких нападений было в моей жизни очень много. Мы будем защищаться и защищать тебя, но, если ты погибнешь, ты останешься жить в наших детях, как и другие древние.
  Семёнов, вмешавшись магически во внешнюю форму и отношения "муравьёв", по их "понятиям" стал им отцом. Его бойцы, узнав о том, тихо подсмеивались над ним, подначивая: "Всё, Семёныч, теперь ты должен на ней жениться".
  - Я должен защищать вас и этот мир. Но мне одному трудно. Да и предупредить нужно других хранителей.
  Семёнов и его бойцы долго не могли придумать нормального названия ни зорумам ни их "матерям", пока Семёнов не догадался спросить саму "мать", как её зовут. Оказалось, что древние называли их "хранители".
  - Когда жили твои братья, существовала система общей связи и защиты. Но она не выдержала нападения и исчезла. У меня сохранились в памяти последние дни этого мира.
  - Ты уже говорил мне об этом. Так неужели ничего не осталось?
  - Мы используем прямые связи с ближайшими хранилищами концентрата. Это подземные жилы, соединяющие их.
  - Ты мне показывал. А других нет?
  - Другие есть, но по ним нет потока информации. Они молчат.
  - Спасибо, Хранитель. Я знаю твоё отношение к лесу и животным, но скажи мне, можно ли с ними договориться.
  - Я старался, но они всё время пытались забрать у нас концентрат. И нам пришлось защищаться.
  - Сейчас нужно объединяться с миром. У тебя есть связь с ними?
  - С лесом и животными?
  - Да.
  - Они постоянно просят у меня концентрат. Я их не слушаю и не говорю с ними.
  - Ты можешь переключить их на меня, или меня подключить к вашему каналу?
  - Могу. Подключить?
  - Да.
  Семёнов услышал страшный шум, но блокираторы приглушили его. Шум был бессмысленным для Семёнова, но постепенно Семёнов стал понимать, что звучит одно лишь слово: "дай".
  - Слышите меня?! - Спросил Семёнов.
  Шум стих.
  - Я человек! Вы - знаете меня.
  Шум снова возобновился, но Семёнов уже слышал и другие слова. Кроме "дай", появились: "помоги", "хороший", "друг".
  - Вы слышите меня, и я обращаюсь к вам. В наш мир идут враги, которые постараются нас уничтожить. Всех нас: и "хранителей", и остальной мир. Я прошу вас начать уничтожать всех пришельцев, на которых нет моего знака. Вы, знаете мой знак?
  - Знаем, - четко услышал Семёныч, одно единственное слово, произнесенное на разных лесных языках. Это его коммуникатор приспособился и стал переводить.
  - Передайте мою просьбу всему живому миру. И передайте ещё, что за каждого уничтоженного или обездвиженного врага, квадрат леса и все живущие там получат суточную меру концентрата. Жители "ограниченных территорий" знают её размер. Не обижу никого. А убивший или обездвиживший врага получит такую же норму лично. Вы услышали меня?
  - Да, - был ответ. Шума уже не было.
  - Вы поняли меня?
  - Да.
  - Вы сделаете, как я прошу?
  - Да.
  * * *
  - Ну, ты - красава! - Оценил разумный друг. - Развёл животинку.
  - Чой-то, "развёл"? Как сказал, так и сделаю. Соколов разошлю. Они всё посчитают и раздадут бонусы.
  - Так и всё, что ли? С врагами покончено?
  - Врагов мы ещё не видели. Помолчи пока... Хранитель, я вас всё хотел спросить, да, как-то, не получалось. То война, то строительство...
  - Спрашивай, древний.
  - Откуда вы берёте компоненты для концентрата?
  - Добытчики приносят. Они фильтруют соки земли через себя. Необходимые вещества остаются, а ненужные испражняются обратно в землю.
  - Сорбенты, - подсказал, не удержавшись, "заразум", но Семён только отмахнулся.
  - Теперь понятно, почему вы враждуете с природой, и на добытчиков совершаются нападения. Могу я скорректировать процесс добычи веществ?
  - Можешь.
  - Я хотел, бы, чтобы добытчики оставляли восемь частей веществ из десяти в земле. Это возможно?
  - Да, человек. Мы работаем для тебя и подчиняемся твоей воле. Это смысл нашего существования. Мы многие тысячи лет не существовали. Сейчас мы существуем. Спасибо тебе.
  - Пожалуйста, - сказал Семён. - Послушай! А как не истощается земля?
  - Деревья тянут из её глубин соки. Они перемещаются наверх. Там много энергии. Да и всё живое, пользуясь магией, отдаёт её.
  * * *
  Выйдя из "муравейника", Семёнов физически ощутил любовь и тепло окружающего его мира.
  * * *
  Звездолёт Империи Хамон вынырнул из пространства возле планеты Е2478К7054. В капитанском салоне возле монитора, стояли двое. На мониторе, висевшем в центре большой комнаты, была видна планета. Проведя рукой по "шарику", капитан корабля ткнул пальцем в мигающий красным шестиугольник.
  - Здесь находятся базы владельца планеты. Все в одном секторе. Дальше развиться он не успел.
  - И оборонной сферы не видно.
  - Да... Агент в содружестве "Летучих Придурков" оказался прав. Неужели такой лакомый кусок упадёт вам в руки без боя?!
  - Честно? Я уже и перестал думать об этом мире, после того, как на него наложили лапу "Летучие", разместив тут свой разведывательный дрон.
  - Не-е-ет, - протянул капитан. - Я ждал, когда они выставят планету на аукцион. Развивать здесь добычу ресурсов бессмысленно и безнадёжно. Зато, переработать её целиком было бы можно, но на это способны только мы. Ха-ха! Остальные слабаки слишком моралистичны. Поэтому я и ждал... А тут, какой-то выскочка! Натуральный выскочка! Никому не известный, ...! - Капитан выругался.
  - Кевин, вы же знаете, как я не люблю ругательства! Они меня разрушают. И... Я опередил вас. Этот мир мой.
  - Прошу извинить, ваше сиятельство! Привычка. Мои оболтусы... - он не договорил, увидев останавливающий жест собеседника.
  - Позовите Рафана... Пусть покажет, как нам высаживаться. Надо, сначала, всё же, покончить с хозяином. Нас не поймут даже в нашей Империи, если мы переработаем планету вместе с её владельцем, - существо прерывисто захрипело, смеясь.
  Капитан тоже захрюкал, пуская слюни из зубастой пасти.
  - Прошу прощения, - сказал он, заметив брезгливую реакцию партнёра, вытираясь большим куском ткани, заменявшей ему носовой платок. Он, ткнув пальцем в монитор, сказал: - Рафана в салон капитана. Быстро! - потом, покрутив шарик планеты, увеличил её в размере, покачал головой.
  - Хороша планета... Столько воды!
  - А сколько дерева?! Жалко такую под нож, но что делать?! Природа слишком агрессивна.
  В салон заглянула такая же морда, как у капитана и хрюкнула:
  - Рафан, кэп!
  - Давай!
  Рафан "вошёл" в дверь, явно не по своему желанию, так как, чтобы остановиться, сделал еще три шага. Это был маг из команды магистра Телура, когда-то отпущенный Семёном с тремя другими магами. На его шее красовался "браслет" подавителя магии.
  - Всё ерепенишься? Тебе же и денег дали...
  - Не нужны мне деньги! Я не хочу умирать! Это страшный человек! Вы не знаете! Но вы ещё его узнаете! - Почти кричал маг. По его щекам снова потекли слёзы, прокладывая себе русла по грязному лицу.
  Толстый противник ругательств поднял правую ладонь, и наступила тишина.
  - Вы, Рафан, нам не нужны. Как только мы начнём операцию, я отправлю вас домой.
  Маг что-то говорил, размахивая руками, но его слышно не было.
  - Покажите нам, - продолжил толстяк, не обращая внимание на "красноречие" мага, - где их базы? Где нам высаживаться?
  Маг посмотрел на него, обречённо махнул рукой и, подойдя к шару, крутнул его и ткнул пальцем в точку. Он удерживал палец, пока изображение не приблизилось настолько, что стали видны отдельно стоящие деревья.
  Потянув изображение пальцем, он нашёл купол накопителя с подбитым гравиплазмом.
  - Это место, где нас... взяли в плен. А моих... А других всех перебили. Нас взяли внутри хранилища.
  - Вы видели концентрат? - С интересом спросил капитан.
  - Нет. Нас сразу загнали в тупик, и мы только оборонялись.
  - А где их базы? - Перебил толстый.
  Маг снова уменьшил изображение, потом ткнул пальцем в шар три раза.
  - Тут, тут и тут. А это - наша. Но, я не вижу у них ни периметра, ни пушек... Ничего нет! Тут и заросло то всё. Вот этот контейнер, это их база номер два.
  - Сдали всё в систему, - предположил капитан. - Значит, не могли выкупить.
  - Ты, дурак, что ли?! - Изумлённо спросил толстяк. - Они сразу заплатили двадцать миллиардов! Ты слышишь, болван, двадцать! Не могли...
  Капитан съёжился. Его двухметровая фигура, сейчас казалась меньше чем фигура невысокого толстяка.
  - Мне не нужны ваши умозаключения, капитан! Ваша задача - захватить планету!
  - Слушаюсь, ваше сиятельство.
  - А ты, магическое ничтожество, если ещё раз квакнешь что-нибудь против, брошу в распылитель.
  Толстяк говорил это почти спокойно, не меняясь в лице и не делая лишних движений. Он вообще был малоподвижным. Его толстое тело сидело на антигравитационном креслице, прикрепленном у него под ягодицами, и скрывающимся под полами просторного плаща, и, казалось, что он подпрыгивал, когда его ноги отталкивались от пола. Только по этим прыжкам можно было понять, что он нервничает.
  В салоне наступила тишина. Вдруг капитан показал пальцем на глобус.
  - Что, Кевин? - Спросил толстяк спокойно.
  - Там, это... Люди.
  Он увеличил руками изображение, и они увидели, в ограниченных стенами джунглях, гуляющих людей.
  - Там какие-то летающие твари, - ткнул пальцем капитан, вытирая вдруг выступивший пот.
  - Вижу, не слепой. Система, кто это? Что это?
  - Гуманоиды. И телепортал.
  - Я про летающих тварей.
  - Биоконструкторы.
  - Понятно! Развлекаются! - Прохрипел, смеясь, толстяк. - Теперь мы обязаны сначала покончить с хозяином, а потом разобраться, откуда эти люди. Как бы не нарваться на мировой конфликт. А это, что за кубик? - Спросил он, показывая на реаниматор.
  - Комплекс регенерации трансплантации.
  - Богато живёт, этот хуман. Не по статусу. А ты говоришь: "не могли выкупить". - Он прохрипел и харкнул на пол салона. Быстро подлетевший к месту плевка дрон, крутнулся и снова спрятался в угол.
  - "Тебя даже дроны боятся", - подумал капитан, не поднимая на Блама - хозяина пяти планетных систем, самого богатого в Империи существа, глаза.
  * * *
  - Для вас есть платная информация, - вдруг включилась система.
  - Слушаю, - отозвался Семён. - Что за информация?
  - В отношении вашего мира Е2478К7054. Принимаете?
  - Что стоит? Хотя... пофиг. Излагай.
  - У вашего мира появился космолёт "пиратов". Так называют существ из содружества "Империя Хамон".
  - Большой космолёт?
  - Самый большой по классу и по вооружению.
  - Что ещё известно о нём?
  - Он участвовал в пяти захватах свободных миров. Всегда с победным результатом. На его борту до десяти тысяч малых десантных дронов и до миллиона десантников.
  - Ты просканировала корабль? Это точные данные? Или стандартно-типовые?
  - Стандартные характеристики кораблей данного класса. Доступ к услугам сканирования...
  - Да понял... Не грузись. Они над каким сектором?
  - Уже над вашим.
  - Спасибо, система и на том.
  * * *
  - А может их в заложники взять?
  - Кого?
  - Ну, этих... Людей с биоконструкторами. На той площадке с десяток наших десантных "бортов" присядет. Людей в "коробочках" около ста. Я посчитал.
  Блам посмотрел на капитана, и тот съёжился ещё больше.
  - Интересная мысль, - поддержал толстяк, - готовьте туда десант. Но смотри, там телепорталы... И на все, ранее запланированные, точки, тоже десант.
  * * *
  - Маша, срочно выводи "туристов" из "Пандоры". Принудительной телепортацией. Прямо в наши огороды.
  - Что случилось?!
  - Пираты!
  - Ах! Ужас! Это же скандал!
  - Ерунда. Нет худа... Зато всем расскажут, что там у нас растут огурцы. А не экзотика, а всё остальное - голограмма. Давай, Машенька. Это очень срочно.
  * * *
  - Хранитель один - человеку.
  - Хранитель один на связи.
  - Сообщи всем, что враги готовят высадку. Всем приготовиться и действовать по готовности и необходимости. Смерть вражеским оккупантам!
  - Уже передано. Ты был на прямой связи с миром.
  - Точно, со всем миром?
  - Да. Сейчас у нас общая система связи. Я слышу всех хранителей.
  - И сколько их на планете?
  - Двадцать шесть тысяч.
  - Сколько!!!
  - Двадцать шесть тысяч.
  - Принято. Отключаюсь.
  Семёнов во время своих переговоров был в своём любимом додзе, спаррингуя с Олегом, передав управление телом "помощнику", но тот, от такого известия, замер, и Семёныч получил "плюху" от напарника.
  - Ой, - сказал "помощник".
  - Ты, охренел, что ли? Челюсть не железная. Ты что позоришь меня?!
  - Сам в шоке...
  - Не придуряйся! Подъ**щик!
  - Это НЛП. Зато сейчас ты эту цифру запомнишь на всю жизнь, - хохотнул "заразум".
  - Вот... Нехороший человек. Точно, уволю...
  - Так, это... Скучно будет тебе без меня. Да и другой, таким же будет. Я - это же ты!
  - Неужели я, такой мерзкий и пакостный!?
  - Сам сказал... - глубокомысленно произнёс "второе я" Семёна Семёныча Семёнова.
  - Скучно, значит. Сейчас с пиратами повеселимся...
  - Ты Пиру позвони, а то, начало .... Прозеваем.
  - О, ...! Точно! Пир, привет! Включай свою технику...
  - Ух, ты! Здорово! На орбите?
  - Везде включай. Сейчас штурм начнётся. Спинным мозгом чувствую.
  - Уже, Сэм! Всё работает! Ух, ты! Обалдеть! Так это же "С231Т"! Дать картинку?!
  - ...! Он ещё спрашивает!
  - Ты, Сэм, феноменально обращаешься с русскими идиомами! Словно всю жизнь здесь прожил. Я уже тут сколько лет, а вставляю слова принудительно. А у тебя, они сами, как живые.
  - У меня музыкальный слух. Давай картинки, чудовище!
  - Вот, опять! Я бы тебя слушал и слушал.
  - Вот, сука! Ты специально, что ли?!
  - А, то... Имей ввиду, мы - партнёры. У нас равные права на этот фильм.
  - Хрена себе! Фильм!
  Картинка у Семёнова в его ментальной сфере, а проще сказать, в голове, появилась. На орбите висел космический корабль. Семёнов, не разбираясь в них, и по его внешнему виду понимал, что это что-то очень большое, потому что имеющиеся на поверхности корабля надстройки и оборудование выглядели на его фоне совсем крохотными.
  - Он в пятьдесят раз меньше нашей планеты, - сказал "заразум". - Как земная Луна.
  - Дорогой, наверное?
  - Не меньше десяти миллиардов.
  - Включи мне наш радар.
  Семёнов поблагодарил спарринг-партнёра, прошёл в угол зала, сел в "полу-лотос" и закрыл глаза, якобы медитируя.
  Он прощупывал корабль лучом радара.
  - Посчитай, сколько их там всех.
  - Малых десантных дронов, действительно, много... Пять тысяч триста восемьдесят три. А вот "десантуры" ... фигня. Раз, два, три... Три тысячи триста шестьдесят пять.
  - Действительно... Фигня! Три тысячи кибердесантников.
  - Три триста.
  - О! Смотри-ка! Первый пошёл! - Сказал Пир.
  Семёнов переключил взгляд на камеру Пира и увидел, как отделившаяся от корабля точка полетела к его, между прочем, планете. Потом полетела вторая, третья. А потом счёт точкам он потерял. Но их оказалось не так уж и много.
  Камера Пира приблизила группу челноков, и Семён увидел их близко. Шли они красиво, на фоне синей планеты, похожей на Землю.
  Помощник переключил его внимание на другую камеру, расположенную чуть ниже на орбите. На ней первая десантная пиратская группа приближалась к планете.
  - Красиво идут! Вон та группа в полосатых купальниках, - пошутил "заразум".
  - Щутник! - с акцентом сказал Семён. - Сейчас они кааак ё...!
  - Это точно...
  Но челноки аккуратно спустились на планету в разных местах, и из них аккуратно высадился десант. Три группы по десять десантных дронов высадились прямиком в Семёновских коробочках.
  - Кабздец им! - Сказал Семён. - Триста - минус.
  И правда. Прямо из коробочек челноки и три группы по сто существ исчезли в накопителе Семёныча.
  * * *
  - Я же тебе говорил, что там телепорталы, старая свинья .
  Толстяк возвышался над капитаном и пинал его ногами, свисающими с гравитационной подушки.
  - Триста моих лучших бойцов... Не послал туда своих, ...! - Выругался толстяк, ничуть не опасаясь за то, что его персона разрушится.
  - Отзывай всех!
  - Но... Они уже высадились! - Простонал капитан, получая ещё один тычок ногой от боса.
  - Раденкус ! - Снова выругался Блам и плюнул в напарника.
  Десант высадился. Дроны операторы Пира, летали рядом и картинки были изумительные. Дроны осветители давали свет. Микрофоны работали. Камеры снимали. Актёры играли.
  Первую сотню разведчиков, высадившихся на территории второй базы, лианы запеленали почти одновременно, как по команде.
  На свободную от магического периметра площадку первые выползли лианы и за полгода хорошо обжили её. И тут им сверху прилетел подарок в виде белково-металлического соединения. Это было для лиан пиршество.
  Той же участи удостоились и две другие группы, высадившиеся на месте других бывших баз.
  Группу, высадившуюся возле "западного" муравейника, атаковали полчища муравьёв, завалившие их своими телами.
  Семён гибель зорумов переживал остро, и еще до окончания боя отозвал муравьёв в муравейник. Оставшихся десантников поглотили джунгли.
  Растения работали слаженно. Зверям, пока, работы не было. Деревья хватали врагов ветками и протыкали их. Лианы душили. Колючие кустарники... распускали тела на части, отделяя металлические конструкции.
  - Хранители - человеку!
  - На связи хранители! - За всех ответил Хранитель номер один.
  - В бой вступать только в случае нападения врагов на хранилище. Резервы защитников есть?
  - Резервы пополняются. Процесс рождения новых особей ускорен.
  - Врагов осталось в десять раз больше. Сообщи миру. Сейчас ждите всех.
  - Мы готовы.
  * * *
  - Скотина! Животное! - Ругался Блам на общеимперском языке. Гони всех вниз и ставьте "пожиратели" планеты.
  - Постановка "пожирателей" займёт уйму времени. И отвлечёт ресурсы. Или десант, или установка...
  - Скотина! Делать всё сразу!
  - "Сам скотина и свинья", - подумал капитан Кевин Сорм.
  Ему очень жалко было посылать на верную смерть своих десантников. Он уже понял, что эту планету наскоком не взять. Не дадут "они" поставить "планетарные пожиратели". Кто "они", Сорм ещё не понимал, но то, что он видел через нагрудные "глаза" десантников и в планетарный монитор, вводило его в состояние паники. Его рука тянулась к пульту запуска двигателей.
  Но Блам... Блама он боялся. Его силу он прочувствовал на себе еще во время штурма четвёртой планеты, когда Кевин Сорм был ещё дублёром капитана на этом же рейдере. Рейдер принадлежал теперь Кевину. И в общем-то, благодаря Бламу.
  В тот раз Блам просто-напросто испепелил капитана рейдера, когда тот пытался удрать с поля сражения, бросив на планете свой десант. Но Блам, заменил капитана кардинальным образом. Сжёг его на глазах у дублёра, и Кевину ничего не оставалось, как выигрывать войну за планету.
  Во время битвы за пятую планету Кевину даже в голову не приходила мысль, что можно проявить "волюнтаризм". А вот сейчас всё его чешуйчатое тело чесалось от головы до кончика хвоста. И особенно чесалось за ушами, на месте его рудиментарных жаберных щелей.
  Но, что предпринять, он не представлял. В его голове раз за разом звучали слова Рафана: "Я не хочу умирать! Он страшный человек! Вы его ещё узнаете!"
  Кевин посмотрел на Рафана, забившегося в угол вместе с дроном-уборщиком, и с ужасом наблюдавшего за ними. Потом посмотрел на Блама. Потом снова на Рафана. Поманил его пальцем. Рафан замотал головой. Кевин показал пальцем себе на место перехода головы в туловище, где у Рафана была шея.
  Рафан, широко раскрыл глаза и тихо пополз на карачках к Кевину. Сделав один шаг в направлении Рафана, Кевин вынул командирский жетон, приложил его к обручу, и шагнул снова к монитору.
  - Сейчас, Ваше сиятельство! Одно мгновение.
  - Ты что медлишь! Крикнул Блам, и застыл, уперев палец в изображение планеты.
  К нему подскочил Рафан и защёлкнул на шее Блама обруч, послушно растянувшийся под её размер.
  И тут Кевин не выдержал и, тоже подскочив к Бламу, отвесил ему рукой хорошую затрещину. Пока Блам был в ступоре, он не мог знать, кто его бьёт. А потому, можно и "оторваться" за все нанесённые ему унижения.
  Блам очнулся и сразу всё понял.
  - Зря вы, Кевин это затеяли. Я разве против вас?! Мы же в одной лодке. Зря вы отпустили этого червяка. Бойтесь его. Он же вас...
  - Молчи, животное! - Крикнул Рафан.
  - Вот видите, Кевин, он ксенофоб.
  - Не слушайте его, капитан. Стартуйте, - крикнул Рафан.
  - Тихо-тихо, - сказал спокойный голос на внесистемном языке, и все увидели человека, стоящего возле двери в салон капитана.
  Человек закрыл механические задрайки и навёл оружие на присутствующих.
  - Вот видите, как всё чудесно получилось! А я не знал, как сюда попасть. Вся защита держалась на магии вот этого толстяка. И вот... На тебе! Подарок. А теперь уж и я наложил блокировку на всю вашу магию.
  Человек ткнул левой рукой себе в грудь, указывая на диск блокиратора.
  - Что это такое, вы наверняка знаете? Так ведь?
  Рафан кивнул головой, одновременно сглатывая, слюну от подступившей тошноты.
  - Ба! Знакомые люди! Рафан Германович!
  Маг упал на колени и зарыдал.
  - Они насильно меня... Я не хотел! Я их предупре... - он икнул и его вырвало.
  Из угла вылетел дрон-уборщик. Автомат в руках человека дрогнул в его сторону, но не выстрелил.
  - Фу ты, ну ты... чуть единственно полезное существо не расстрелял.
  Уборщик быстро прибрав за магом, пискнул, и спрятался в угол.
  - К вам претензий нет, гражданин маг. Валите домой, - сказал Семён, и маг исчез в известном Семёну направлении. - А вот к вам, господа хорошие, у меня есть вопросы. Первый. С чем пожаловали?
  Капитан рейдера невнятно хрюкнул и показал пальцем на Блама, стёкшего на пол, так как его антигравитационное седалище отключилось, потому что питалось напрямую от магического энергетического источника Блама, который сейчас был заблокирован Семёном. Сидящий на полу хозяин пяти планетных систем выглядел плохо. Видимо на магии он "сидел конкретно".
  Семёнов смотрел на Блама, не сводя с него ствол автомата. Но не забывал поглядывать и на Кевина.
  - Можете тоже присесть капитан. Да-да... Прямо на пол.
  Кевин сразу послушался.
  - Я хотел улетать, но он мешал, и мы его...
  - Это понятно, но зачем вы сюда прилетели?
  - Это его корабль. Я только - капитан. Это мой бос.
  - Кто вы такой, я уже знаю, Кевин Сорм. Не прибедняйтесь. Передавайте все ключи от вашей посудины и посидите пока под арестом. Живо, капитан, не задерживайте меня! Бросайте всё сюда!
  Кевин засуетился, доставая из карманов жетоны, и бросая их Семёнычу.
  - Это от генераторной, это от ходовой, это от ...
  - На них же написано! - Сказал Семён, поймав жетон и прочитав на нём "рубка". Просто кидайте и уходите. Мы ещё пообщаемся.
  Капитан, передав все ключи Семёнычу, развёл руками. Семён сделав левой рукой взмах, отправил его в одиночную камеру своего накопителя, и перевёл взгляд на Блама.
  - И с тобой, Блам, мне говорить не хочется.
  - Я срисовал все его счета, идентификаторы, пароли и явки. Он нам не нужен, - сказал "заразум". - Есть, правда, три счета, открывающиеся, только через его ментальную матрицу, но если не сдохнет, и её срисуем.
  - Отправляю?
  - Отправляй.
  Блам отправился следом за Кевином, но в другую камеру.
  - А вот с капитаном, ты поторопился...
  - Что так?
  - Его ключи действуют, только с его биометрией. То есть, когда он держит ключ, он открывает двери, а если ты...
  - Понятно! Значит - назад капитана...
  И Кевин появился в салоне снова.
  - Я передумал, Кевин! Поговорим?
  - П..г..рим... - хрюкнул капитан и сел на пол.
  - Во-первых, я хочу, чтобы вы перепрограммировали ключи на меня. Во-вторых... Хотите домой?
  - Хочу... - наконец-то смог нормально выговорить слово капитан.
  - Вы же знаете мои права? Меня зовут Сэм, кстати.
  - Знаю, Сэм.
  - Я человек очень жестокий. Я не считаю убийство преступлением в принципе. Я считаю, что любой может убить любого, когда захочет. Поэтому я не вошёл в содружество "Летучих миров". И вправе поступать здесь так, как хочу. А хочу я не иметь живых врагов.
  - Я вам не враг, Сэм. Я... Существо подневольное. Он на моих глазах однажды сжёг капитана корабля, и я с трудом нашёл в себе силы воспротивиться ему сейчас. И если бы мы не надели ему подавитель, вы бы сюда не вошли.
  Семёнов рассмеялся и сказал.
  - Если бы вы не надели на него подавитель, то вы бы все были мертвы. В живых бы вас я не оставил никого. Триста десантников лежат в сырой земле, а триста сидят в моей тюряге. И это, заметьте, за тридцать минут боя.
  Капитан спрятал глаза, чуть отвернувшись.
  - Это так, - признал он. - Вы правы. Я в ваших руках.
  - Давайте начнём с ключей. С магией у вас не очень, как я погляжу... А оружия вроде нет. И, да будет вам известно, мой "подавитель" настроен на сработку в случае прерывания нашей с ним связи в следствии моей гибели. Понятно?!
  Кевин отрицательно покачал головой.
  - Взорвётся он, если меня убить. И разнесёт тут всё к...
  - Что вы, что вы...
  - Это я так... Превентивно, так сказать... Приступайте.
  Семён Семёныч вывалил на центральный столик жетоны. Кевин взял один в руку, приложил его к центральной сфере, которая уже не показывала планету, и попросил:
  - Вложите и вы сюда руку.
  Семёнов послушался и вложил ладонь в поле сферы управления кораблём. Жетон пискнул и мигнул зелёным огоньком. Кевин взял второй. Мигнул и пискнул он. Потом, третий, четвёртый. Семёнов только держал руку в сфере. Ключей было много, около двадцати штук. Корабль был слишком большой.
  Закончив с процедурой перерегистрации пользователя космическим рейдером, Кевин передал ключи Семёнычу.
  Семёныч разложив их по карманам, оставил у себя только несколько ключей. Первым он приложил к сфере ключ с надписью "рубка". Сфера засветилась голубоватым светом.
  - Говорит капитан корабля Сэм... э... Сэмович. Беру командование и управление кораблём на себя. Капитан корабля Кевин Сорм погиб смертью храбрых. Прошу записать это в судовом журнале.
  - Как?! - Вскричал, поднимаясь с палубы, Сорм. - Вы же обещали.
  - Спокойно, капитан. Уговор остаётся в силе. Я вас скоро отпущу, но для команды вы станете героем и легендой. Психику команды надо беречь.
  Кевин снова попытался присесть на пол, но Семён остановил его.
  - Садитесь в кресло, Кевин. Привыкайте, - пошутил Семёныч. - А я присяду.
  - Но вы же отпустите меня? - Спросил Кевин, садясь в низкое глубокое мягкое кресло.
  - Отпущу, но не сразу. Посидите... Побудете у меня немного в гостях, пока я пообвыкну с кораблём. Да и вдруг, где заминка... Вдруг, пароль, или ключ не тот... Не беспокойтесь! У вас будет райская жизнь на моей планете.
  - А как же... жуткие растения?
  - Это они жуткие, для тех, кто хочет меня убить, а так... Это милейшие существа. Вам понравится.
  - А вы не скормите меня... какой-нибудь зверюге. Маг такие ужасы рассказывал, будто вы хотели их продать на обед в систему каннибалов.
  - Было такое, да, но потом они помогли мне, и я их отпустил. Я своё слово держу. Сказал отпущу, значит - отпущу. А если сказал убью, то... Сами понимаете, слово надо держать.
  - А что это летает? - Спросил бывший капитан, показывая пальцем на один из "пировых" дронов.
  - Улыбайтесь, Кевин Сорм, вас снимает видеокамера с прямой трансляцией в содружество "Летучих Миров", - сказал Семён и широко улыбнулся.
  Глава тринадцатая.
  
  - Это просто супер, Сэм! - Кричал по коммуникатору Пир Расл. - Сто триллионов просмотров в прямом эфире и ещё столько же на нашем канале в записи. Вы меня озолотили. Я ваш должник, Сэм. После налоговых вычетов у нас с вами осталось по двадцать триллионов.
  - Ничего себе, Пир! Вы не шутите!
  - Да какие, ..., шутки, - вставил он идиому. - Вы не представляете, что твориться в нашем теле-сообществе и вообще в содружестве. Вы, в облике защитника своего мира, были великолепны! Ваши растения... Это полный ...! Никто не верит, что это не постановка и не монтаж. В сети столько обсуждений! Столько версий. Думаю, нам надо рассчитывать на "звезду". Мне, по крайней мере, уже звонили из союза кинематографистов. Я срочно сворачиваю свои дела на Земле, и мчусь в столицу. Надо "ковать железо пока горячо". И ожидайте наплыва репортёров к вам, Сэм.
  * * *
  - Вот ты влип, Семёныч, - сказал "заразум". - Славы он не хочет, - передразнил он. - Во всех кинотеатрах всех звёздных миров, не хотел? На экране народный артист Российской Федерации Семён Семёнович Семёнов.
  - Даааа, уж... Вот это мы дали... стране угля, - отозвался Семёнов.
  - Так может и у нас закрутим?! На земле?
  - Ты охренел, что ли? Мне там известность не нужна, это точно.
  - А почему нет? - Поскучнел "заразум".
  - Поступили запросы о посещении вашего мира, Семён Семёнович, - сообщила система.
  - Система, мир закрыт. Посещение моего мира опасно для любой жизни. Прошу уведомить все содружества миров.
  - Услуга платная. Исполнять?
  - Исполняй!
  Услуга открытия окна на рейдер, а потом и телепортация Семёна в капитанский салон обошлась ему в пять миллионов. Но дело, как оказалось, того стоило.
  И сейчас системе перепало от видеотрансляции вооружённого нападения пиратов и их катастрофического поражения. И перепало, судя по количеству платных просмотров, немало.
  - "Хоть бы какой ВИП статус накинули... Почётный житель, например", - подумал Семёныч.
  - Если бы вы входили в содружество...
  - Понял с полуслова, - система. - Пока повременим. Но скорее всего...
  - Мы вас ждём, Семён Семёнович, с большим нетерпением, - сказала система, и Семёну показалось, что она с ним подозрительно ласкова.
  Семёнов сидел в капитанском салоне и думал. Бывшего капитана рейдера он отправил пока в изолятор, попросив "помощника" всё ему там устроить так, "чтобы этому свиному рылу было приятно и комфортно". Что там этот "друг человека" сделал, Семёнов пока не знал, но его счёт вдруг полегчал ещё на один миллион. Семёнов, только вздохнул и чертыхнулся. Вникать в свинские дела "помощника" он пока не хотел. Он думал.
  На корабле находилось двести двадцать девять членов экипажа. Пролистав кое-как личные дела, Семёнов понял, что, в основном, контракты были кратковременными, только на эту экспедицию. До её начала, рейдер "стоял на приколе" на орбите третьей планеты.
  Экипаж набирали через столичное крюинговое агентство, и контракты были тройственными. По сути корабль, как юридическое лицо, заключал контракт не с членом экипажа, а с агентством. И Семёнов, приняв управление кораблём на себя, принял на себя и финансовые обязательства перед другим юрлицом. Не выполнение условий контракта юрлицом было чревато очень серьёзными последствиями. На выплату неустойки Семёнову не хватит и его триллионов, если взыскатель обратится в суд в конце искового срока, и насчитает неустойку за пользование денежными средствами в течении этого периода.
  Семёнов приходил к выводу, что экипажу (читай "фирме") надо платить. Платить надо было чуть больше миллиарда. Не так много, если исходить из величины его счёта, но "жаба" Семёныча душила. С десантниками было и проще, и, одновременно, сложнее.
  Десантники не были настоящими биороботами. Это были почти люди, являвшиеся даже гражданами "Империи", которые, по тем или иным причинам были вынуждены переместить свою личность в биомеханический аппарат. И все они состояли на пожизненной службе у Толстяка Блама.
  Почему пожизненной? Да потому что, оплатив пересадку личности в биоробот, Блам, становился его собственником, до полного погашения долга. По законам "Империи" и межсистемным законам, Семён, обладал полным правом на имущество напавшего на него Блама, захваченное в ходе военного конфликта.
  Однако, Семёнов не был гражданином "Империи" и не имел права владеть гражданами "Империи". Все пленные, по межсистемному законодательству, должны были быть переданы в ближайшее консульство их государства. А транспортировать пленников на рейдере или телепортом за свой счёт Семёнов не хотел.
  - "Купила баба порося" ... - подумал Семёныч. Даже мизерных знаний о космосе, Семёнову хватало понять, что обладание кораблём, как и автомашиной влечёт за собой несение затрат, в пропорции к величине транспортного средства.
  Рейдером кто-то должен управлять, даже если он висит на орбите. Особенно, если он висит на орбите, поправил себя Семёныч. А то, такая махина от планеты ничего не оставит.
  - Во-первых, его надо вывеси на стационарную орбиту. Будет у нас четыре луны, - подумал Семёныч. - А вдруг столкнутся? А может запустить его вокруг солнца? Впереди Пандоры. Надо спросить "помощника".
  - Таки, спрашивайте уже. Я весь в нетерпении.
  - Фу, ты! Испугал! Я про тебя и забыл.
  - Вот так... Стоит не на долго отлучится по делам, и тебя уже забыли...
  - Ты куда, мерзавец, дел миллион?
  - Какой миллион? - Удивился "заразум"
  - Вот... Только что сообщение "звякнуло" ... Миллион двести.
  - Аааа, это, - таки, исполнял ваше распоряжение "создать капитану свинские условия для жизни". Всё исполнено в лучшем виде.
  - Ладно! - Семёнов махнул рукой. - Потом покажешь.
  - Вам лучше этого не видеть, капитан. Вы, кстати, видели "их" каюты?
  - Нет, - настороженно ответил Семёнов.
  - И не смотрите. Кушать не сможете.
  - Как всё страшно?
  - Даже хуже, чем вы можете себе представить...
  - Ну и как теперь? Где мне, то, обитать?
  - А чем плохо здесь?
  Семёнов обвёл взглядом капитанский салон и ничего плохого не увидел.
  - И то... От добра, добра не ищут. А в каюте капитана прикажи убрать.
  - Быстро не управятся, кэп.
  - Пусть сейчас и начнут. Я подожду. Но чтобы блестело.
  - Есть, капитан.
  - Вернёмся к моим мыслям про корабль и экипаж... Что думаешь?
  - Экипаж списать на берег. Вызвать сюда системный транспорт стоит двести тысяч вместе с телепортом. Он доставит их на ближайшую планету "Империи". Десантники твои по закону. Консулу можешь отдать только "личность". Полагаю, если ты объявишь это десантуре, они подпишут с тобой любые контракты. Переговори с ними. По-доброму. Объясни правовую сложность твоего положения. Они поймут.
  - Я так и хотел.
  - Да-да... Конечно...
  - А про корабль?
  - Ты прав. Толкнуть его на планетарную орбиту впереди нас, и пусть себе летает. С плюсовым ускорением ноль-ноль один, чтобы мы его не догнали. И делов...
  * * *
  - Здравствуйте, Семён Семёнович, - ответил на приветствие приятный, асексуальный голос. Что вы хотели?
  - Я хотел бы закрыть наш контракт.
  - Что за контракт? - С характерными одесскими интонациями спросили на той стороне галактики.
  Семёнов вздрогнул, но через мгновение понял, что это шутит его "помощник", модулируя переводчик коммуникатора.
  - Контракт между вашей конторой и рейдером С231Т23.
  - Есть такой, - через пару секунд услышал Семёнов. - И как вы желаете его "закрыть"?
  - Сколько я вам сейчас должен?
  - А вы кто?
  - Я хозяин и капитан корабля Сэм Э Сэмович, - Семёнов мысленно усмехнулся. Именно так и записал его бортовой искусственный интеллект в судовой журнал и передал во все портовые и регистрационные службы.
  - Нам нужно подтверждение ваших полномочий, Сэм. Вышлите персональный код договора и скан вашего капитанского жетона.
  - Уже выслал.
  - Получили, Сэм. Очень приятно с вами познакомиться, полагаю наше агентство в полной мере и достойно выполнило контракт? Претензии к экипажу есть?
  - Претензий к экипажу нет. Так сколько мы вам должны ...?
  - Гром.
  - Сколько мы вам должны, Гром.
  - С учётом...
  - Цифру, Гром!
  - Вы такой конкретный, - протяжно сказал Гром. - Мгновение... Два миллиарда триста миллионов три тысячи девятьсот пятьдесят.
  - Верно, - с удивлением сказал Помощник.
  - Я благодарен вашему агентству за качественный подбор экипажа и округляю эту сумму до трёх миллиардов. Это официальный акцепт.
  - О-о-о-о-о-о-о! Вы, теперь наш суперклиент, Сэм Э Сэмович. Обращайтесь. Ваши заявки исполнятся в первую очередь. Запустить транзакцию?
  - Стартуйте, - сказал Семёнов и подтвердил перевод запрошенной суммы, списанной со счёта корабля.
  * * *
  - Внимание членов десантной группы. Ваш кредитодатель Блам Трис потерпел поражение в военной операции против планеты Е2478К7054. Часть членов первого десанта погибла, часть находится в плену. У меня в плену.
  По межсистемным законам я вступил во владение всем имуществом Блама Триса. Я - Сэм Э Сэмович, победил в этой войне. У вас выбор один из двух вариантов. Либо уехать на родину в виде сгустка ментальной субстанции вашей личности, либо остаться в теле киборга и работать на меня. Выбор за вами. Любое решение приветствуется. Корабль, идущий в "Империю", прибывает через тридцать корабельных часов.
  Пообщавшись на похожую тему с экипажем, Семёнов заблокировав управление кораблём, ушёл с помощью его канала телепорта на Землю. Рейдер его слушался. Корабельный Искусственный Интеллект остался за старшего.
  * * *
  - Привет, Джеймс, - приветствовал Семёнов Кэмерона. - Я тебе письмом пароль от ящика и архива отправил. Посмотри.
  - Привет, Сэм. А что там?
  - Сюрприз. Там один файл - смонтированное видео, и куча файлов - видео, снятое с разных камер. Это инопланетчики снимали.
  - Вот это подарок, Сэм! Смотрю прямо сейчас.
  * * *
  Семёнов шагнул к себе в квартиру.
  - Маша! Я пришёл! - негромко крикнул он.
  - Ах! - Послышался возглас и шлёпая босыми ступнями, Маша выбежала из ванны, прикрывшись полотенцем.
  - Ах! - Повторила она и прижалась к пропахшему потом Семёну.
  Семён только теперь почувствовал, что вспотел на корабле мощно.
  - То ли с вентиляцией надо что-то делать, то ли просто настроить её под себя, - подумал Семёныч.
  - Ой! Какой ты... пахучий, - смеясь сказала Маша. - А я душ принимаю...
  - Ну, так... пошли...
  * * *
  Они лежали в кровати и Семёнов рассказывал про сегодняшний бой. От начала высадки десанта и до появления Семёнова дома прошло восемь часов.
  - Вот такой у меня был рабочий день, сказал Семёнов, умолчав о полученных им сегодня на счёт двадцати триллионах. Такие порядки нулей могут напрочь снести неокрепшую голову молодой девушки. Он и про миллиарды то не говорил, а про триллионы... Просто опасался.
  Ежедневные посетители парка "Пандора" приносили Маше приличный доход, которого ей "за глаза" хватало. Да и как "обналичить" системные деньги, или начать ими просто пользоваться здесь, на Земле, Семёнов пока не представлял.
  Обняв его сзади, Маша гладила Семёна по голове, пока он не уснул.
  * * *
  "Экстренный и курьёзный случай в экологическом парке "Пандора" - Прочитал в утренних новостях Семёнов.
  "Вчера во время сеанса путешествия в голографических "джунглях" парка "Пандора", в связи с отключением электричества, зрители оказались среди посадок огурцов, клубники и других овощных и фруктовых насаждений. Зрители вместо "экзотических" плодов, были вынуждены "давиться" земными. Как организаторы проекта "Пандора" ежедневно убеждают людей, что те кушают не земные, а инопланетные ягоды - остаётся загадкой".
  * * *
  - Сэм?!
  - Да! Привет!
  - Привет! Я посмотрел... Это постановка?
  - Нет, это правда. Съёмки были репортажные. Вчера.
  - Вчера... Ты хочешь сказать, что ты вчера захватил пиратский корабль и отбил нападение тысячи киборгов-десантников?
  - Так и есть, Джеймс. Не тысячи, а шестисот.
  Кэмерон замолчал.
  - Куда пропал?! - Спросил Семёнов. - Как тебе инопланетные съёмки?
  - Тут я... Думаю... Съёмки великолепные. Сюда добавить завязку сюжета, концовку, и можно отдавать в прокат.
  - Займёшься? Добавишь лирики. Любовную линию. Я тебе пару биороботов дам. На Пандоре павильон поставим. Любые декорации принтерами слепим...
  - Ты серьёзно?!
  - Ну...
  - Даже и раздумывать не буду. Когда начинаем?
  - Хоть сейчас. Включай "телекоммуникатор".
  * * *
  Кэмерон снял свой очередной банальный шедевр.
  Это была очередная история любви. Любви инопланетного странника к землянке. Кадры Пира составили лишь четвёртую часть трёхчасового фильма. Начинался фильм с крушения космического корабля на планете "Пандора". Звёздный странник пытался победить магию природы, но у него ничего не вышло, и он вынужден был искать укрытие в городе древних, нашёл портал на планету Земля, где и встретил свою любовь.
  Странника играл Семён, а его "любовь земную" играла Маша. Семён перед камерами держал себя свободно. Сказывалась привычка находиться под постоянным присмотром системы. А Маша тушевалась и краснела, и Кэмерон в основных кадрах использовал её биологическую копию.
  Вернувшись на "Пандору" странник с помощью Маши "приручил" живой мир "Пандоры", и они стали жить счастливо, но прилетели пираты, захватили Машу... Странник спас и её и планету, которую пираты уже стали перерабатывать.
  Особо реалистичные сцены уничтожения джунглями десантников Кэмерон удалил. В версии Кэмерона, Семён участвовал и в боях на планете, летая на гравиплазмах, стреляя из разного вида оружия, и даже, убивая врагов громадной саблей. Этакий - Конан-Варвар.
  По мнению Семёнова, фильм получился. По мнению Маши, не очень.
  - Я какая-то бледная там. Бегаю без толку под деревьями, как Джейн в "Тарзане"...
  - А сцена купания в озере? По-моему - великолепная.
  - Единственная красивая сцена, и та - без моего живого участия, - с сожалением сказала Маша. - Одни роботы.
  - Ты ошибаешься, Машутка. Эту сцену снимал я, когда мы с тобой первый раз купались в озере.
  - Как ты? Чем?
  Маша вдруг покраснела.
  - Мы же там...
  - Этого никто не видел. Кроме нас с тобой на озере никого не было. И я лично дорисовал тебе купальник, прежде чем отдавать Кэмерону.
  - Какой ты! - С непонятными эмоциями воскликнула девушка.
  - Что не так?
  Она посмотрела на него, заморгала ресницами...
  - Какой ты у меня... молодец, - сказала Маша и прижалась к плечу Семёна лицом, пряча слёзы.
  * * *
  В России фильм Кэмерона "Пандора - Начало" прошёл на ура, в Европе - так себе, а в США Кэмерона обозвали русским диссидентом, расистом и ксенофобом, и наложили на фильм санкции. А очередной североамериканский президент получил нобелевскую премию мира. В Китае про выход в прокат нашего фильма узнали единицы.
  * * *
  - Семён Семёныч, - проговорил в трубку Сергей Евгеньев. - Поздравляю вас с кинодебютом. Сильно сыграно!
  - Спасибо-спасибо, Сергей Сергеевич. Всё благодаря вам и вашему наставничеству. Семь лет под вашим контролем "рос над собой".
  - Спасибо-спасибо, Семён Семёныч, - привычно хохотнул Евгеньев. - Ребята просят прийти в зал. Сфотаться с вами хотят и автографы хотят получить.
  - Как раз хотел сегодня зайти... И плакаты возьму.
  - Мы ждём. Спасибо.
  * * *
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"