Шереметьев Сергей Сергеевич: другие произведения.

Игра со смертью

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жестокая военная организация "Rainbow", под угрозой химического оружия, захватывает власть над миром. Ей противостоит партизанское движение "Сопротивление", в котором состоит опытный диверсант Лизергинский. Ему предстоит пройти множество опасных заданий на пути к свободе от диктатуры "Rainbow".

  Сергей Шереметьев
  Игра со смертью
  
  Часть первая
  
  "Прошло пять лет с тех пор, как образовалась "Великая империя Rainbow". Все
  страны безоговорочно капитулировали под страхом её военного потенциала. Генерал
  Хвастунов объявил себя полновластным диктатором. Все решения принимались им и
  только им. Год назад он был убит в результате террористического акта - под его
  автомобиль во время парада была подброшена бомба. Пришедшая к власти дочь
  диктатора - Натали Хвастунова, объявила войну силам Сопротивления..." - голос,
  читавший комментарий к видео ролику, прервался.
  - Пожалуй, достаточно, - сказал Сысоп Лизергинский и вынул кассету из
  видеомагнитофона. Ему необходимо было просмотреть старые архивные записи для его
  следующего задания.
  Сысоп открыл свой небольшой, но вместительный чемоданчик и бросил туда
  видеокассету. Затем он подошел к зеркалу и аккуратно начал накладывать на своё
  лицо грим. Он приклеил себе черную клинообразную бородку, как у Мефистофеля, усы
  и бакенбарды. Затем он надел на голову парик и шляпу поверх него. Последним
  штрихом были контактные линзы, которые, по словам Лизергинского, придавали его
  глазам дьявольский оттенок. После недолгого разглядывания себя в зеркало, Сысоп
  удовлетворенно хмыкнул и приступил к переодеванию.
  Через четверть часа из небольшого домика, где-то в Калифорнии, вышел бородатый
  мужчина с чемоданами в руках, одетый в белый костюм и такую же белую шляпу.
  Человек подошел к старенькому "Кадиллаку", стоящему возле домика, открыл
  багажник и бросил туда свой багаж. Затем незнакомец достал из кармана блестящий
  серебряный портсигар со встроенной зажигалкой, достал оттуда сигару и прикурил.
  Покурив несколько минут, он как бы ненароком взглянул на свои наручные часы и,
  охнув, быстро выбросил сигару, открыл дверцу машины, и сев за руль завел
  двигатель. Минуту спустя, маленький домик взлетел на воздух, разрушенный мощным
  взрывом. На землю посыпались куски стен, осколки стекол и искореженная жесть с
  крыши.
  - Ха-ха! - усмехнулся человек, услышав взрыв, - не умеют всё-таки они дома
  строить!
  Через несколько часов этот странный дьявольского вида щеголь уже проходил
  контроль в аэропорту, а еще через пару - летел в самолете компании "Rainbow
  airlines".
  
  Самолет приземлился в аэропорту одного из городов России на берегу Тихого
  океана. После того, как незнакомец получил свой багаж, он отправился к машине,
  которая ждала его возле аэропорта.
  В машине незнакомец снял, наконец, свой грим и снова превратился в Сысопа
  Лизергинского.
  - С возвращением, босс, - поприветствовал его водитель.
  Услышав знакомый голос, Лизергинский очень обрадовался:
  - Ха-ха! Фокс! Сколько лет, сколько зим! Давно мы с тобой не виделись!
  - Да, давно, с тех пор как вы "растворились" в Америке, я про вас ничего не
  слышал. И вот совсем недавно я узнал, что вас снова вызывают сюда!
  - Дела давно минувших дней... - вспомнил слова какой-то матерной песенки
  Лизергинский. - Как твои дела? Ты по-прежнему такой же крутой водила и меткий
  стрелок?
  - Практика, босс - ничего особенного в этом нет. А как вы поживаете?
  - По-прежнему в бегах. Но, у меня, Фокс, есть огромные планы на будущее!
  - И какие же это планы, босс?
  - Надрать задницу одной огромной и гадкой мировой диктатуре! - Лизергинский
  расхохотался, Фоксу тоже понравилась его шутка.
  Машина выехала за город и ехала уже по лесной дороге. Вскоре лес кончился, и за
  ним последовали холмы.
  - Ну, вот мы и дома, босс. Я думаю, вам здесь понравится.
  - Это что? - не понял Сысоп, он ничего не видел кроме леса и холмов, - Мы
  приехали сюда на пикник?
  - Как говорил в прошлом один известный монополист - "All inside 1", - хитро
  ответил водитель.
  - Да. Я помню этого монополиста, сейчас он сидит в тюрьме на Аляске. Ух, и
  холодно же там!
  Машина резко свернула и начала подъезжать к одному из холмов. Фокс объяснил, что
  холм представляет собой замаскированную базу Сопротивления и что для Rainbow
  найти её практически невозможно.
  
  Как только Лизергинский прибыл на базу Сопротивления, его сразу же проводили в
  кабинет руководителя Сопротивления в городе - мятежного полковника Шанса. Город
  являлся одним из крупнейших портов Rainbow. К тому же неподалеку располагалась
  небольшая часть флота Rainbow, включая личный ракетный крейсер Хвастуновой -
  "R-Destroyer"
  Сысоп поприветствовал полковника рукопожатием и присел в кресло.
  - Я очень рад, что вы вовремя прибыли в наш город и притом безо всяких трений с
  Rainbow, - начал беседу полковник.
  Ему уже несколько раз приходилось встречаться с Лизергинским, как с отличным
  шпионом. Он прекрасно знал, что Сысоп работал в разведке Сопротивления многих
  стран и везде показывал себя с лучшей стороны. Теперь это человек попадал под
  его начало.
  - Наше положение намного улучшилось за последние полгода, - продолжал он, - а
  неделю назад мы получили подкрепление из штатов. Наши американские коллеги
  прислали нам опытных специалистов и несколько автомобилей, которые очень могут
  пригодиться.
  - Мне понравилась эта база - она просто произведение искусства! - заметил Сысоп.
  - Rainbow не знает о её существовании. Эта база была заброшенным военным
  складом, мы обнаружили её совершенно случайно. Вам, думаю, еще предстоит с ней
  ознакомиться. Но для начала я хочу ознакомить вас с вашим заданием здесь.
  - Насколько я знаю, здесь нужно провести некоторую профилактику.
  - Вы правы. В нашем городе Rainbow постепенно теряет свою власть. Всё больше
  людей вступает в Сопротивление. Сейчас самое время для решительных действий.
  Именно для этого вас прислали сюда, агент Лизергинский. К тому же, вы уже
  знаете, что в нашем городе окопалась эта девчонка - Хвастунова, диктатор
  доморощенный. Она слишком зелена, для того чтобы управлять всем миром!.. Но я не
  об этом. Вы знаете, что только Натали Хвастунова владеет кодами запуска тех
  самых химических ракет, способных отравить всё живое на этой планете.
  - Ближе к делу, полковник, - попросил Лизергинский.
  - Если мы завладеем этими кодами, то сможем контролировать ракеты и
  следовательно - тогда Rainbow потеряет свою власть. Не упустите шанс заполучить
  в руки любую информацию относительно ракет или кодов.
  - Когда я могу приступить к заданию?
  - Ровно через два дня. А сейчас вы должны подробно ознакомиться с нашими планами
  и осмотреть нашу базу.
  - Мой последний вопрос, полковник - кто будет моим напарником?
  - Вашим напарником будет агент Фокс. Сейчас он покажет вам все наши сооружения и
  коммуникации.
  Лизергинский подписал все необходимые бумаги. Затем Фокс показал ему один из
  кабинетов на базе, который должен был стать домом Сысопа в ближайшее время.
  Кабинет был завален хламом, чуть ли не до потолка. Здесь были, в основном,
  старые сломанные приборы и радиодетали, которые покрывал слой пыли в несколько
  миллиметров.
  - Боже мой, Фокс! И что, всё это добро теперь принадлежит мне!? - недовольно
  спросил Лизергинский.
  - Берите, босс! Это добро лежит здесь вот уже как двадцать лет и никому до него
  нет дела.
  - Да, - он покачал головой, - по моему в этот кабинет уже лет двадцать как никто
  не захаживал.
  - Абсолютно верно, - согласился Фокс.
  После осмотра кабинета, Фокс несколько часов показывал Лизергинскому подземную
  базу, которая была воистину огромной. Она располагалась не только в холме, но и
  под ним. На базе было множество коридоров и помещений. Было удивительно, как в
  Rainbow не узнали о существовании этого объекта, однако факт оставался фактом.
  
  I
  Лето начиналось. Время было довольно жаркое. Солнце уже взошло. Лизергинский
  вышел из дота, который находился в лесу за городом и был покрыт маскировочной
  сеткой. Он оглянулся по сторонам, вынул из кармана своего зеленого вельветового
  пиджака платок и вытер им лоб.
  Ничего вокруг не обнаружив, Сысоп уже в который раз внимательно осмотрел дот.
  Долговременная огневая точка осталась еще со времен последних военных учений.
  Его лицо было непоколебимым. Сегодня должен был начаться первый день борьбы.
  Борьбы за свободу. Борьбы за существование.
  Всю жизнь он боролся. Боролся безуспешно, но отчаянно. Боролся до тех пор, пока
  понял, что невозможно в одиночку перевернуть мир. Он не мог ничего поделать.
  Дальше так продолжаться не могло, нужно было действовать. Да, когда-то,
  Лизергинский знал чувство страха, знал, что такое боль, унижение, оскорбление.
  Но что такое боль, когда вокруг творится вопиющая несправедливость?
  Он посмеивался, инстинктивно чувствуя, что этот день станет началом конца.
  Вдруг что-то заставило лицо Сысопа измениться и стать задумчивым. Он достал из
  кармана свой портсигар и открыл его. На крышечке была маленькая фотография. На
  ней была запечатлена красивая улыбающаяся девушка в морской офицерской форме.
  - Так-так. Кого я вижу! Доморощенный диктатор... - он над чем-то задумался. - Эх,
  видно не судьба!
  Сысоп достал сигару и прикурил от зажигалки, расположенной в портсигаре.
  По мере того, как солнечный диск поднимался всё выше и выше, жара постепенно
  усиливалась. Лизергинский поминутно вытирал лоб. В лесу было очень душно и
  влажно. Всем прекрасно известно, как неприятно, когда жара смешивается с влажным
  воздухом. Мало того, нещадно кусали мошкара и комары. Он опять усмехнулся:
  - Жалкие насекомые! Сами не понимают на кого посягают... - его монолог прервался.
  Чуть слышимый шум двигателя автомобиля послышался где-то вдали.
  Сысоп одернул свою одежду. Одет, кстати, он был очень странно: под зеленым
  пиджаком - бежевая рубашка. Он носил серые брюки и туфли типа "гробы". ("Стою в
  гробу обеими ногами и играю со смертью": любил иногда шутить Лизергинский.) От
  Лизергинского за милю пахло не очень дорогим но крепким и приятным одеколоном.
  Он вышел на дорогу за деревьями и начал ждать чего-то. Через несколько минут,
  подымая клубы пыли, из-за поворота выехал двухдверный обтекаемый автомобиль с
  тонированными стеклами. Машина была покрыта толстым слоем пыли и грязи, поэтому
  трудно было с первой попытки определить её цвет. На ветровом стекле красовались
  разбившиеся вдребезги жуки и бабочки. Однако все эти мелкие недостатки ничуть не
  портили крутую спортивную тачку.
  Машина остановилась возле Лизергинского. Дверца плавно откинулась вверх.
  - Высший пилотаж, - удовлетворенно сказал он и усевшись рядом с водителем
  захлопнул дверцу.
  Нажав на кнопку и приоткрыв окошко, Сысоп щелчком выкинул остатки сигары. Затем
  он принялся внимательно разглядывать авто изнутри. Всё было на самом высшем
  уровне. Автоматическая коробка передач, кондиционер, обогреватель, освежитель
  воздуха, навигационный компьютер и куча разных кнопочек и рычажков.
  - Помыл бы хоть её, - сказал Лизергинский водителю.
  - Неа, босс, - нахальным тоном ответил Фокс (а это был он), похоже что это был
  его стиль, - всё это делается для маскировки.
  - Н-да, понятно. А что, собственно за машинка? Я не видел её в нашем ангаре.
  - Подарок тех самых "заморских" специалистов - Nesser. Оснащена самым
  современным оборудованием. Масса - 2510 фунтов, движок 6070 кубиков, 48
  клапанов, мощность - 630 лошадей, при 7500 оборотах в минуту. Разгоняется,
  зверюга - 100 миль в час за 6.3 секунды, максимальная скорость 231 миля в час.
  Коробочка - автомат, 6 скоростей... - завелся водитель. Похоже автомобили были его
  коньком.
  - Достаточно, - перебил его Лизергинский, у которого от цифр чуть крыша не
  поехала, - мы не успеем ко времени. К тому же, ты можешь показать нам все
  достоинства машины в пути.
  - Честно говоря, я езжу на ней только со вчерашнего дня и еще не успел оценить
  все достоинства. Но для начала, босс, я хочу показать вам первое и главное...
  - Показывай, - невозмутимым тоном проговорил Лизергинский разглядывая
  ароматизатор, выполненный в виде короны Российской Империи начала двадцатого
  века.
  - Ну, дорога, конечно дрянь, - водитель задумчиво посмотрел вперед и вдруг,
  резко включив скорость ударил по педали газа.
  Сысопа резко вдавило в сиденье. Деревья замелькали перед его глазами. Через 6.3
  секунды он крикнул:
  - Довольно! Я не пристегнул ремень безопасности!
  Водила сбросил скорость и разочарованно взглянув на тахометр1 сказал:
  - Эх, какой там ремень, ведь мы ехали только на третьей...
  - Неважно, держи полсотни миль в час, я хочу насладиться видом...
  
  Лизергинский точно знал, что от леса до города ровно сорок пять километров.
  Водитель мирно насвистывал что-то из Guns "n roses1, так, как будто ехал на
  именины к любимой теще. Сысоп смотрел в открытое окно.
  - Пыль да кости... - отметил он, вспомнив знакомую мелодию и продолжая созерцать
  мелькавшие мимо него деревья. - Жарковато!
  Пейзаж был однообразен, но довольно красочен. Дорога с выбоинами и ухабами,
  асфальтированная бог знает когда и кем, смешанный лес, мерцавший вдалеке горячий
  воздух, напоминавший лужи на раскаленном асфальте, чудным образом исчезающие при
  приближении, чтобы снова появиться за следующей горкой. Полчаса в дороге
  пролетели, как один миг. Появились первые признаки цивилизации двадцать первого
  века - столбы, линии электропередач и мусор, стремительно увеличивающий свое
  появление на дороге с приближением к городу.
  - Это прогресс, - подумал Лизергинский, - прогресс, в стремлении к регрессу. Ему
  было немого жаль расставаться с тишиной леса и отсутствием на дорогах таких же
  железных монстров, как и тот в котором он ехал сам.
  Машина подъехала к первому перекрестку. В лес никто ехать не спешил. Водитель
  притормозил, завернул и поехал по дороге в направлении к городу. Солнце тем
  временем было уже в зените, жара усилилась еще больше. До города оставалось уже
  недолго. Первое, что как всегда бросилось в глаза Сысопу, были огромные
  дымящиеся трубы.
  - Производство стали, производство чугуна, тяжелая промышленность, танки,
  танкетки, тяжелые танки... Мобильная артиллерия, ракеты, комплексы ПВО, самолеты,
  точное машиностроение, компьютеры... - вооружаются до зубов. Интересно, куда мы
  всё это денем, когда победа будет за нами? Перекуем мечи на орала? - спросил он.
  - А вы уверены, босс, что мы победим? - поинтересовался водила.
  - Посмотрим, - вздохнул в ответ Сысоп и решил сменить тему разговора. -
  Послушай, Фокс, вот ты говоришь - крутая машина Nesser, а что она еще делает
  кроме разгона до бешеной скорости?
  - Надо бы инструкцию почитать - она лежит в бардачке, - ответил Фокс и посмотрев
  на часы заметил:
  - Кажется, мы приехали в пункт ожидания.
  Машина Лизергинского заехала в какой-то глухой закоулок, который можно было бы
  назвать "мертвым". В старых пятиэтажных домах, по обеим краям дороги, жили одни
  бездомные бродяги, воры и мелкие бандиты. Стекла во многих окнах были разбиты,
  стены исписаны непристойными словами и фразами, а мусорных баков было не видно
  из под огромных куч мусора, издававших ужасный запах. Сюда побаивались
  заглядывать даже патрули Rainbow, зная нравы местного контингента, который
  страсть как любил грабить людей и разбирать их машины на запчасти.
  Фокс остановил машину и вынул из бардачка толстую книжку.
  - Прекрасно, - раздосадовано бросил Лизергинский, - мы приехали на десять минут
  раньше срока, а мне вовсе не хочется провести даже такое короткое время в этом
  маленьком инферно.
  - Босс, вы знаете, что я тут вычитал, - буркнул Фокс, указывая пальцем в книгу,
  - наша машина имеет броню класса "Спектра". Кроме того она имеет несколько
  режимов герметизации для защиты от воды и ядовитых газов...
  - Ха! Может быть скажешь, что она работает как подводная лодка? - усмехнулся
  Лизергинский, - а если я захочу покурить под водой и открою окошко?
  Сысоп не получил ответа на свой вопрос, потому, что внезапно позади раздался
  ужасный визг покрышек об асфальт и в машину агентов Сопротивления въехал
  огромный белый грузовик. Лизергинского и Фокса достаточно хорошо тряхнуло.
  - Ну вот и обновили машину... - в один голос сказали Фокс и Лизергинский.
  Лизергинский не стал долго раздумывать, он вышел наружу и подойдя к грузовику
  начал внимательно его рассматривать. На вид это был обычный развозчик Rainbow с
  большим белоснежным контейнером на котором красными буквами было написано:
  "Осторожно! Ценный груз!". Сысоп медленно открыл свой портсигар и достав сигару,
  закурил. Затем он запрыгнул на ступеньку и открыв дверцу запрыгнул в кабину к
  водителю. Обезумевший от страха водитель - молодой парень с глуповатым видом,
  тупо наблюдал за его действиями.
  - Парень, - обратился к нему Лизергинский, - ты в курсе, сколько стоит наша
  машина?
  - Я... я... на дороге были рассыпаны гвозди... я ничего не мог сделать... - оправдывался
  он.
  - Гвозди значит, ага, - Сысоп выпустил дым в лицо парню, отчего тот закашлялся.
  - Скажи мне, на кого ты работаешь?
  - Как на кого? На Rainbow, конечно. Везу партию компьютеров в сервис центр...
  - Всё понятно, - сделал заключение Сысоп, - тебе повезло, что мы тоже из
  Rainbow.
  - Хух! - облегченно вздохнул парень. - У моего грузовика передние колеса
  проколоты, вы не могли бы покараулить ценный груз, пока я сбегаю и вызову
  патруль? Уверяю, вам бесплатно починят машину.
  - О чем речь, конечно я сделаю тебе одолжение.
  Парень быстро выскочил из кабины и побежал в неизвестном направлении.
  Через минуту Сысоп уже стоял возле открытого контейнера и покуривая сигару
  глядел на многочисленные коробки с компьютерами и мониторами.
  - Да тут миллиона на два кредитов! - сказал он присвистнув, и запрыгнул в
  контейнер.
  Разорвав упаковку и вынув из коробки большой плазменный монитор 28" с символикой
  Rainbow, Лизергинский принялся внимательно его разглядывать. Монитор ему не
  понравился и поэтому со словами: "Вот халтура!", он выкинул его за пределы
  контейнера, где дорогостоящий прибор смачно взорвался. Взглянув на часы, Сысоп
  понял, что время его поджимает.
  - А ведь так хотелось повеселиться! - раздосадовался он и спрыгнув на землю
  побежал к своей машине.
  Фокс тем временем отъехал от грузовика на пару десятков метров, развернул авто
  передом к нему и продолжал читать свою книгу.
  - Поторапливайся, нам пора, - сказал ему Лизергинский, садясь в машину.
  - Босс, я тут такое нашел! - с этими словами он нажал кнопку на навигационном
  компьютере и на стекле загорелось что-то вроде прицельной метки.
  - Интересно, что это за штучки?
  - Я тут прочитал, что это чудо техники в огне не горит и в воде не тонет. Кроме
  того, оно еще и вооружено до зубов. Чего тут только нет!
  - Хм, - заинтересовался Лизергинский, - а этот грузовик вздрючить наша машина
  сможет?
  - Запросто.
  - Каким же это, интересно, образом? - его глаза загорелись.
  - А вот сейчас увидите! - Фокс ударил по клаксону и из под днища машины вылетела
  граната и прокатившись по земле, взорвалась прямо под грузовиком.
  Раздался ужасный взрыв, Сысоп прикрыл глаза рукой. Когда он убрал руку, то
  увидел пылающую огнем груду металла.
  - Первая кровь, - сказал он. - Ну вот и повеселились, а теперь за работу.
  Фокс развернулся и резко рванул с места. Через две минуты на месте взрыва стояло
  несколько недоуменных патрульных и парень - водила, застывший от страха и
  удивления.
  - Интересно, а если дорогу будет переходить бабулька с авоськами и ей надо будет
  срочно посигналить, ты её тоже, гранатой? - спросил Лизергинский.
  - Во-первых, босс режим огня включается и выключается непосредственно с
  навигатора. В обычном режиме клаксон выполняет свою повседневную функцию. А
  во-вторых, где вы видели бабулек с авоськами в наше время?
  - Да, Фокс, ты прав. Всех кого можно Rainbow мобилизовало в армию и рабочую
  силу. Ну а старики сейчас умирают в специальных домах, где-нибудь на Аляске...
  - Изверги, ничего не скажешь, - добавил Фокс, - попадись мне эта проклятая
  Хвастунова, я бы её размазал по стенке.
  - Я чувствую, скоро у тебя будет такая возможность, - сказал Сысоп и откинулся в
  кресле.
  
  Город, куда приехал Лизергинский, как уже и говорилось, находился неподалеку от
  океана. Он являлся столицей империи и стратегически важной точкой. После победы
  Rainbow над всем миром, город был переименован в Хвастунов, в честь
  генерала-узурпатора. Здесь находился центр всего военного и цифрового
  производства Rainbow. В данный момент Натали Хвастунова находилась в городе. Она
  приехала уладить какие-то важные государственные дела и посетить заодно свой
  крейсер.
  В здании центрального офиса города находился главный информационный центр. Это
  было сердце города. Отсюда управлялись все заводы и фабрики. Именно сейчас
  главный компьютер был заражен опасным вирусом "Eviler - 8976" - последней
  разработкой Сопротивления.
  Всё шло как всегда, пока к парадному подъезду здания не подъехал спортивный
  автомобиль неопределенного от грязи цвета, с государственным номером "L 666 SD".
  За рулем автомобиля сидел веселый на вид парень в серой жилетке и фуражке.
  Парень носил солнцезащитные очки с трещиной на левом стекле. Руками в перчатках
  с прорезями для кончиков пальцев он крепко держался за руль и грыз спичку.
  - Тютька в тютьку, босс - отметил он.
  - Да, теперь нужно немного подождать, Фокс - сказал голосом Лизергинского,
  человек, рядом с ним сидящий, - мы ждем одного солидного парня.
  Парадный подъезд блистал новенькими автомобилями, вычищенными урнами и
  отсутствием возле себя куч мусора, которые валялись по всему городу. Через
  несколько минут ожидания Сысоп увидел высокого худощавого человека средних лет с
  дипломатом, в сером костюме с желтым галстуком-бабочкой. Человек носил очки с
  сильным минусом. Его и без того маленькие глазки нервно бегали под их стеклами.
  Он шел по направлению к центральному офису, поминутно оглядываясь.
  - Ну Фокс, мне пора. Жди моего сигнала.
  
  Возле здания офиса располагался большой сад с деревьями, за которыми, судя по
  всему, никто не ухаживал. За время правления Rainbow он превратился в нечто
  дикое и непроходимое. Дорога к офису проходила совсем рядом с садом. Сысоп
  осторожно выглядывал из-за кустарника и наблюдал, когда человек в костюме
  подойдет поближе. Через секунду, как только он проходил мимо, Сысоп выскочил из
  своего укрытия и приложил к его лицу платок с хлороформом...
  - Кажется меня не заметили, - подумал Сысоп и потащил неудачника за деревья.
  Вскоре в информационный центр вошел улыбающийся молодой человек в зеленом
  вельветовом пиджаке, бежевой рубашке с галстуком-бабочкой, в серых брюках и
  туфлях-"гробах". Он прошел в холл и посмотрелся в висящее там зеркало. Затем он
  начал поправлять свою одежду. Он поправил бабочку, достал щеточку и протер
  ботинки, побрызгал в рот освежителем. Закончив прихорашиваться, он подошел к
  хорошенькой девушке на вахте.
  - Здравствуйте. Я профессор цифровой вирусологии, срочно прибыл по приказу
  главного командования.
  - Здравствуйте. Очень рада вас видеть, - улыбнулась девушка, - господин
  администратор ждет вас. Прошу вас, покажите мне ваше удостоверение личности.
  - Пожалуйста.
  Сысоп показал девушке липовую карточку которую он позаимствовал у господина в
  очках. Фотографию и печать он получил еще в штабе Сопротивления.
  - Большое спасибо, - поблагодарила девушка, - сейчас я поговорю с господином
  администратором...
  Лизергинский улыбнулся девушке и отошел в сторонку. Улыбка мгновенно пропала с
  его лица. Он как бы невзначай дотронулся до пуговицы своего пиджака и тихо
  зашептал в манжет рукава:
  - ЛСД-полковнику. Операция идет хорошо. Пробрался в центр, жду указаний.
  - Полковник-ЛСД. Мы только что получили информацию. Главный сервер
  администратора напрямую связан с компьютером Хвастуновой. Вы должны проникнуть
  туда и основательно покопаться. В случае неудачи - нанесите противнику максимум
  урона. Но будьте осторожны!
  - Так точно, полковник. Выполняю.
  Лизергинский снова заулыбался и подошел к девушке.
  - Ах, простите за то, что заставила вас ждать, - извинилась она, - господин
  администратор ждет вас в своем кабинете.
  Девушка нажала на кнопку, перед Лизергинским открылась дверь лифта и через
  минуту он поднялся на десятый этаж. Как он и ожидал, здесь было чисто и
  прохладно. Воздух был очищен и ароматизирован запахом какого-то тропического
  фрукта, названия которого Лизергинский к сожалению не помнил. Он приятно
  поежился он такого перехода температуры и медленно пошел по длинному коридору.
  Проходя мимо открытых дверей кабинетов, он видел лица хорошеньких секретарш и
  бухгалтеров, работающих за компьютерами. Кругом были развешаны символики радуги
  - мира и радости, который к сожалению царил только в этом коридоре. В конце
  коридора находился кабинет с красивой дубовой дверь и табличкой "Senior
  administrator" на ней. Лизергинский нажал на кнопочку, аккуратно прибитую рядом.
  Раздался мелодичный звук.
  - Войдите, - послышался приглушенный голос.
  Кабинет, в который зашел Лизергинский, был шикарно обставлен по последней
  европейской моде. На стенах, покрытых пластиковыми панелями, висели какие-то
  награды, контракты, картины неизвестных художников и трехцветные радуги в
  красных треугольниках. Лизергинский посмотрел на потолок, он тоже был отделан
  пластиком. На полу лежал дорогой ковер. Большую часть одной стены занимало
  огромное окно, перед ним стоял большой письменный стол с компьютером и кучей
  бумаг. Кресло, за которым сидел администратор было повернуто к окну. Пока
  предоставлялась возможность, Лизергинский изучал расположение предметов в
  комнате. Тут кресло повернулось и его взору предстал сам администратор.
  - Я уже давно жду вашего приезда, господин... Простите, я забыл ваше имя?
  Лизергинский промолчал несколько секунд. За это время он рассматривал
  администратора. Это был человек, уже проживший большую часть своей жизни. С
  грубого лица, украшенного усами, на Лизергинского смотрели испуганные глаза.
  Создавалось впечатление, что администратора уже не раз надували подобные люди.
  Одет был администратор строго - в костюм с галстучком за двести кредитов.
  - Разрешите представиться, моё имя Александр Морли, я профессор цифровой
  вирусологии, прибыл срочным поездом из центра вооруженного командования чтобы
  осмотреть систему. В последнее время наблюдается массовая эпидемия "Eviler" по
  всему миру.
  - Ох уж эти негодяи из Сопротивления. Не устают писать новые вирусы. Я не спал
  уже две ночи. Из-за простоя систем мы потеряли уже больше трех миллиардов
  кредитов. Посмотрите, это график производительности, он резко падает. И так
  кругом. Взгляните, тоже самое происходит на военном заводе, заводе ракет,
  предприятию по производства лицензионного программного обеспечения Rainbow.
  Когда, уже эти хакеры привыкнут к новым порядкам и перестанут вредить?
  - Всё зависит от того, как быстро Rainbow сможет вдолбить им это в головы, -
  Лизергинский сверкнул глазами, - однако, я отвлекся. Судя по моим расчетам, ваша
  организация теряет до ста кредитов в секунду. Ваши денежки улетают в трубу, я
  должен немедленно прекратить это.
  - Да, вы правы, - согласился администратор, - я могу быть чем-нибудь вам
  полезен?
  - Мне нужен полный доступ к вашей системе управления производством.
  - Да, конечно, присаживайтесь, - администратор уступил Лизергинскому место за
  компьютером, - это главный сервер, здесь вход в систему всего производства в
  регионе. Система управления в окне слева. Справа глобальная сеть Rainbow -
  пожалуйста не входите сюда, сеть предназначена только для управляющих.
  Лизергинский сел за машину. Он мельком взглянул на графики и невольно улыбнулся.
  - Котов, сукин сын! Ты неплохо поработал! - Подумал Лизергинский. - Этот хакер
  на многое способен. Как здорово, что он не поддался на уловки Rainbow.
  Вслух же он сказал:
  - Бог ты мой! Действительно система очень серьезно поражена!
  - Сколько уйдет времени на её очистку и восстановление?
  - Пара дней не более. Но не волнуйтесь, я уже имел практику работы с такой
  проблемой. Вот на этом диске содержится программа, которая сама постепенно
  восстановит прежнюю производительность. Я даже могу показать вам график
  производительности через несколько дней.
  Лизергинский вставил в дисковод флоппи-диск, который ему лично передал сам Петр
  Котов - крупнейший хакер Сопротивления - автор множества вирусов и
  "смертоносных" программ.
  - Единственное, что мне теперь нужно, так это время, - заявил Лизергинский, -
  пока, вы можете отдохнуть от работы...
  
  Лизергинский был шпионом от природы. Он прекрасно видел в темноте, мог бесшумно
  красться и вести наблюдения оставаясь незамеченным. Сысоп неплохо владел легким
  автоматическим оружием, но предпочитал его не использовать если это возможно. В
  его навыки так же входила работа с компьютерами и электроникой. Кроме этого,
  вступив в Сопротивление, Лизергинский получил необходимые знания в области
  подрывного дела и военной техники.
  В то время, когда Rainbow только установило свою диктатуру, Сысоп как раз
  закончил университет. Приход к власти Хвастунова привел его в ярость.
  Лизергинский всегда был против идей этого "сумасшедшего догматика". Ему не
  хотелось растрачивать полученные знания, работая на ненавистную диктатуру. Узнав
  о том, что он не один и что существует военная организация "World Liberty
  Rebellion", воюющая против порядков Rainbow на планете, Лизергинский немедленно
  связался с ней. За год работы он прошел курс бойца Сопротивления и участвовал в
  нескольких военных операциях, где отличился своими качествами шпиона. Еще через
  год он уже возглавлял небольшой шпионский отряд (где, кстати, он и познакомился
  с Фоксом) и имел на счету трех застреленных офицеров Rainbow и одного генерала.
  Третий год оказался для Сопротивления наиболее тяжелым. Rainbow почти удалось
  сломить силы Сопротивления. Лизергинский в срочном порядке был заброшен в
  Германию, со специальным заданием. За год работы в Берлине, Сысоп довел до
  совершенства свои знания немецкого и английского языков. Он блестяще выполнил
  свое задание, похитив секретные чертежи, и с триумфом вернулся на родину. В это
  время генерал Хвастунов бросил все силы на уничтожение неверных. Силы
  Сопротивления понесли огромный урон от постоянных бомбардировок, артиллерийских
  атак и рейдов. Сопротивление находилось в критическом состоянии, казалось, что
  шансов на победу нет, однако на помощь пришло неожиданное событие: на военном
  параде Rainbow, один из солдат подбросил под автомобиль генерала Хвастунова
  гранату. Через несколько дней, генерал скончался от полученного ранения. У
  Сопротивления было некоторое время для восстановления своих сил. Но, этого
  времени было очень мало - пришедшая ко власти дочь диктатора оказалась едва ли
  не круче своего папаши. Сопротивление ушло в подполье для восстановление своих
  сил. Все это время, Лизергинский работал в Калифорнии, оттачивая свои навыки и
  получая новые. Так он обучился искусству маскировки и камуфляжа, а также
  мастерского перевоплощения. И вот неделю назад Сысоп получил тайную шифровку от
  сил Сопротивления. Он поступил в соответствии с инструкциями и отправился в
  город Хвастунов...
  
  Программа тем временем действительно записалась на все компьютеры в центре.
  - Пожалуй, у меня получилось обезвредить вирус, вскоре производительность
  значительно увеличится. Взгляните - система функционирует нормально. Теперь мне
  остается провести последнюю зачистку.
  - Большое вам спасибо. - Поблагодарил администратор. - Удивительно, но даже
  самые крупные специалисты, пару дней назад умывали руки перед этой заразой, а
  вы...
  Он подошел к столу, достал чековую книжку, выписал чек и вручил его
  Лизергинскому. Не отрываясь от монитора, тот машинально положил его себе в
  рукав. Сработала шпионская природа.
  Тем временем мысли лихорадочно крутились в голове Сысопа. Он пытался пролезть в
  сеть Rainbow, а именно в компьютер Хвастуновой. Он знал его кодовое имя, но
  пробраться туда оказалось не так просто.
  - Черт! - выругался Сысоп.
  - В чем дело? - спросил его администратор, - что-то не так?
  Во время очередной неудачной попытки Сысопа пролезть в компьютер, на его экране
  появилась красная надпись "Попытка несанкционированного входа. Доступ закрыт".
  Всё бы было ничего, если бы компьютер не начал подавать звуковые сигналы:
  "Warning!2".
  Администратор сразу же окрысился, выхватил из-за пояса револьвер и направив его
  на Лизергинского, прокричал:
  - Шпион! Ни с места!
  Единственное, чего больше всего на свете боялся Лизергинский, так это старикашку
  с оружием в руках. Он резко метнулся в сторону и перевернул на администратора
  письменный стол с компьютером. Тот повалился на пол и выронил револьвер. Увидев,
  что старик тянется к револьверу, Лизергинский схватил бигтауэр1 и оторвав его от
  сети и монитора со всеми потрохами, запустил прямо в него. Этого оказалось
  достаточно. Он подошел к недвижимому администратору и проверил пульс.
  - Будет жить.
  Затем он подобрал револьвер и убедился, что тот был заряжен. "Каждый миг играем
  со смертью": сказал Лизергинский и спрятал шестизарядный S&W .38 за пояс. Затем
  он подошел к корпусу компьютера и сняв с него крышку вытащил жесткий диск,
  который даже не был прикручен винтами, а висел на одних проводах и шлейфе.
  - Кажется нам пора бежать. Этот старик, тут явно не один, наверняка скоро
  поднимется тревога.
  Выбегая из кабинета, Сысоп нос к носу столкнулся с охранником Rainbow. Не успел
  тот открыть рот, чтобы крикнуть: "тревога", как Лизергинский немедленно ударил
  его в кадык от чего бедняга упал на пол, схватившись за горло.
  Лизергинский побежал по коридору к лифту который еще не успел закрыться после
  того, как оттуда выбежал охранник.
  - Очевидно, шум еще не поднят, - подумал он.
  Благополучно доехав до последнего этажа, Сысоп вышел из лифта и уже хотел было
  бежать к выходу, как вдруг сзади его схватили двое охранников.
  - Ну что шпион, попался, нам за твою голову дадут премиальные, - крикнул один.
  - Давай запихаем его в комнату отдыха и позвоним начальнику, - подбодрил второй
  охранник.
  С Лизергинским обошлись не очень гостеприимно. Его заперли в какой-то грязной
  комнатушке с большой решеткой на окне.
  - Могло быть и хуже. Придется звать подмогу, - спокойным тоном произнес он и
  вызвал Фокса по своей пуговичной связи. - Фокс, ты меня слышишь?
  - Конечно, босс, - водитель и его верный Nesser были всегда наготове.
  Через десять минут начальник охраны вместе с администратором и двумя охранниками
  отперли дверь комнаты "отдыха". То что они увидели глубоко поразило их и привело
  в недоумение. На месте противоположной стены с решеткой красовалась порядочная
  дыра.
  - Шпион! - прокричал администратор. - Диск! Он украл диск! Найдите его, где
  хотите и какими угодно способами!
  Лизергинский тем временем ехал в своей крутой тачке в нескольких километрах от
  города.
  - Как прошло задание, босс? - спросил его Фокс.
  - С небольшим скрипом, - признался Лизергинский, - меня чуть не подстрелил
  старикан-параноик.
  - И что вы сделали?
  - Прибил его бигтауэром. К счастью не до смерти.
  - К его счастью, - добавил Фокс.
  В это время тихонько пропищала пуговица на пиджаке Лизергинского:
  - Полковник - ЛСД. Как прошел первый рейд?
  - ЛСД - полковнику. У нас проблемы. Компьютер Хвастуновой был заблокировал. У
  меня было слишком мало времени. Пришлось действовать радикально. Мне удалось
  добыть жесткий диск из сервера администратора.
  - Что ж, это лучше чем ничего. Вы неплохо поработали. Возможно, информация,
  которую вы достали окажется полезной. А сейчас возвращайтесь в штаб и ждите
  дальнейших указаний.
  Связь прервалась. Лизергинский выключил свою пуговицу и уселся поудобнее в
  кресле. Теперь он возвращался обратно. Хотя его задание прошло не совсем
  успешно, он был рад, хотя бы потому, что насолил Rainbow. До штаба оставалось
  уже недалеко, однако Лизергинский чувствовал, что что-то очень сильно его
  раздражает. Вскоре он понял, что это какой-то дребезжащий звук.
  - Фокс, - спросил он, - что это там так гадко стучит, уж не пальцы ли на твоей
  хваленой тачке?
  - Нет, босс, - невозмутимо ответил водитель, - это трофеи.
  - Какие трофеи? - удивился Сысоп.
  - Оглянитесь и посмотрите, - зевнул Фокс.
  Лизергинский оглянулся и увидел что неприятный звук издает железная решетка с
  куском стены, привязанная металлическим тросом к машине.
  
  Прошло несколько дней. Руководство Сопротивления тщательно разрабатывало план
  дальнейших действий. На всех фронтах было относительно спокойно.
  Честно говоря, Сысопу не нравилось, когда всё идет по запланированному сценарию.
  Весь смысл его жизни заключался в "игре со смертью". Попадая в неожиданные
  ситуации, он порой очень рисковал, но это впрыскивало в его кровь адреналин, что
  порой было важнее всего остального. Первая "миссия" в городе, прошла достаточно
  гладко. У Сысопа было немного времени, чтобы отдохнуть и приготовиться к
  дальнейшему ходу событий, которые должны были перевернуть его жизнь.
  Пока Сысоп отдыхает, перенесемся в Тихий Океан на крейсер Rainbow "R-Destroyer",
  о котором было немного сказано в самом начале этой истории. Не будем вдаваться в
  подробности, скажем только, что длина крейсера была около 150 метров, а
  водоизмещение около 6500 тонн. Этот корабль был вооружен смертоносным оружием -
  ракетами малой дальности. Естественно, что сам крейсер был бы очень легкой
  мишенью для противника, (ракеты доставались на поверхность только по боевой
  готовности) поэтому его сопровождали два эсминца и несколько канонерок. В целях
  безопасности он не отплывал далеко от берега, охраняемого зенитными установками
  и катерами.
  Вечерело. Капитан Натали Хвастунова стояла на палубе крейсера и наблюдала в
  бинокль за тем что происходит на берегу. Через некоторое время ей надоело это
  занятие и она опустила бинокль.
  Капитан Хвастунова была женщиной небольшого роста, спортивного телосложения на
  вид ей не было и тридцати. У неё были зеленые глаза, которые достались ей от
  отца-диктатора и всегда горели какой-то необъяснимой ненавистью ко всему вокруг.
  Одета Хвастунова была в парадную военную форму со всеми значками и медалями.
  Помимо управления всем миром, у Хвастуновой были любимые занятия. Она обожала
  свой крейсер и прекрасно могла управлять любым вертолетом. Владеть всем миром -
  было делом нелегким, к тому же приходилось вести затяжную войну с
  сопротивляющимися. Поэтому, хотя "госпожа диктатор" считала себя полновластным
  хозяином всего земного шара, она решилась создать совет министров, который
  управлял различными отраслями производства, вел войну и обладал другими важными
  полномочиями. Однако управлять химическими ракетами могла только Хвастунова,
  только она знала коды запуска и могла в любое время свершить судьбу любой страны
  или города мира.
  Теперь, когда за Хвастунову управляли другие люди, она, как бог, могла делать
  всё что угодно и когда угодно. В данный момент она не собиралась сидеть в своем
  кабинете и плевать в потолок, ей хотелось пожить в своё удовольствие. Но и на
  собственном крейсере её не миновали государственные дела. К Хвастуновой подошел
  её главный информатор и советник Федор Соколович, отдав честь, он вручил ей
  какую-то бумагу. Прочитав документ, Хвастунова явно рассвирепела. Соколович
  принес ей отчет о важнейших событиях во всем мире. Узнав о том, что производство
  в городе приостановлено из-за диверсии, Хвастунова потребовала детального отчета
  о происходящем. Главный информатор явно предполагал такое поведение своей
  "повелительницы" и молча вручил ей бумагу с подробным описанием происшествия.
  "...вчера в 15 часов местного времени под видом специалиста, на территорию
  информационного центра проник опасный шпион. Он был схвачен, однако ему удалось
  сбежать. Шпионом была полностью ликвидирована система управления производством,
  кроме того им был похищен жесткий магнитный диск с важной информацией...": читала
  Хвастунова. Следующие строки еще больше вывели её из равновесия: "...В результате
  идентификации была выявлена личность опасного шпиона. Им является Сысоп
  Лизергинский - один из десяти самых разыскиваемых людей Сопротивления..."
  Хвастунова смяла бумагу в ком и вышвырнула за борт. Она обратилась к Соколовичу:
  - Лизергинский в городе. Вы все знаете чем это чревато? Немедленно поднимайте
  охрану в городе, найдите его чего бы это не стоило. Это очень опасный враг, мы
  не должны его упустить!
  - Так точно. Мы этим уже занимаемся, - пробубнил себе под нос информатор и уже
  было развернулся чтобы идти исполнять приказ, как капитан остановила его:
  - Да, чуть не забыла. Как только вам станет что-либо известно, обратитесь в ЦПЛ,
  пусть пришлют хорошего киллера! Порой один хороший натренированный убийца может
  сделать больше, чем куча тупоголовых олухов!
  На этом их разговор окончился. Соколович отправился в радиорубку, а Хвастунова в
  свою каюту.
  Не смотря на то, что в городе командовала сама диктатор. Её приказы не
  воспринимались полицией всерьез. Полицейские не собирались искать одного
  человека по всему городу. Всё на что они были способны так это ставить заставы
  на дорогах и патрулировать улицы.
  Попав в каюту она присела за стол и открыла лежащий на нем ноутбук. Как только
  она включила его, на экране появилась надпись: "Fatal operation system failure.
  Do you want to format your hard disk now?1" и три варианта ответа: "Yes2", "Yes"
  и "Yes". Это могло означать только одно: в её компьютер пробрался кто-то чужой и
  уничтожил все данные.
  - Черт! - выругалась Хвастунова, - какой ублюдок мог это сделать? Ведь я не
  отходила не на шаг от компьютера!
  Она задумалась и вдруг её осенило:
  - Официант в гостинице! Проклятье! Куда смотрела охрана!? Я прикажу всех
  уволить!!!
  Лизергинский тем временем сидел в салоне своей машины и выжимая педаль тормоза,
  читал газету.
  - О, моя популярность в городе растет! - обрадовался он, увидев свою фотографию
  на одной страниц "Вечерних новостей". Надпись под ней гласила: "Разыскивается
  особо опасный преступник Сысоп Лизергинский. Всем кто видел этого человека или
  знает о его местонахождении - немедленно сообщить в полицию Rainbow".
  - Тормоза у них ни к черту не годятся! - послышался голос Фокса. Он уже
  отрихтовал вмятины после аварии с грузовиком и теперь менял тормозную жидкость в
  колодках. - Меня вчера так занесло на повороте...
  - Нет! Ты только, послушай, что тут пишут, - не успокаивался Лизергинский, - я
  теперь особо опасный преступник!
  - Ну вот! Так всегда! Обо мне конечно же ничего не написали! - обиженно ответил
  Фокс. - И почему все лавры достаются вам, босс?
  Сысоп продолжал листать. Газета была полна всякого вранья. Половина страниц была
  посвящена розыску сопротивленцев, другая половина на все лады расхваливала
  Rainbow. Кроме того все статьи были пропущены через жесточайшую цензуру.
  - Про наш грузовик не слова, - заметил Лизергинский. - И где спрашивается статья
  о том как я обвел их вокруг пальца с центром "добрых услуг"?
  - Это у них уже вошло в порядок вещей, - пошутил Фокс. - Подумайте, босс, как
  обрадуются люди, если узнают, что кто-то провел Rainbow. Да они там в Rainbow
  скорее удавятся, нежели позволят просочиться такой информации в массы!
  - Ты как всегда чертовски прав, Фокс. Давай помогу тебе прикрутить колесо.
  Лизергинский оставил чтиво и подошел к водителю.
  - Босс, когда вы последний раз помогали мне с ремонтом автомобиля, он сорвался с
  домкрата и... - недовольно начал Фокс.
  - Помню, помню, - перебил Сысоп, понимая, куда клонит его напарник.
  Тут он вспомнил, что ему нужно было подойти к полковнику. Попрощавшись с Фоксом,
  он покинул ангар и зашагал по коридору подземной базы Сопротивления. Через час
  он уже сидел за столом и получал новое задание:
  - Агент Лизергинский, вы неплохо поработали. Добытый вами диск содержит важные
  сведения о многочисленных заводах Rainbow. Однако, буквально несколько часов
  назад, после месяца отсутствия, объявился наш тайный агент. Он числился
  пропавшим без вести. Оказалось, что ему удалось проникнуть в святая святых
  Rainbow и похитить ноутбук у самой Хвастуновой. Я думаю, эта информация будет
  очень полезна для нас.
  - Так в чем же проблема? Пусть перешлет информацию нам или сам прибудет на базу.
  - Проблема заключается в следующем: наш агент законспирирован и находится в
  городе. А как вы уже наверное узнали из газет - в городе перекрыты все въезды и
  выезды. Мало того - отключены все сети глобальной связи. Наш агент попросту
  отрезан от внешнего мира. Ваша цель - пробраться в город, заполучить ноутбук у
  нашего агента и доставить его нам.
  - Будет исполнено, полковник, - Лизергинский вопросительно посмотрел на своего
  собеседника.
  - Что? - спросил тот и вдруг вспомнил, - Ах, да. Прошу прощения. Наш агент будет
  ждать вас в ресторанчике "Радужный" на окраине города. Пароль - "сдачи не надо".
  Получив все указания, Лизергинский вернулся к своему напарнику в ангар.
  - Фокс, готовь пушки, сегодня ночью мы едем в город.
  - Босс, проезд в город закрыт, вы хотите, чтобы мы протаранили один из постов
  Rainbow? - спросил его напарник.
  - Именно. И сделать это надо как можно незаметнее, - подтвердил Лизергинский.
  Водитель еще немного подумал и спросил:
  - Если мы убьем их раньше, чем они поднимут тревогу, это будет считаться
  незаметным?
  - Ну и жестокий ты человек! Я не хочу ничьей смерти, я хочу только, чтобы это
  всё как можно быстрее прекратилось, - Лизергинский нахмурил свои брови.
  - Понял, босс, мы деморализуем врага не убивая его. А поможет нам в этом -
  лучший друг агента Сопротивления - Nesser!
  Фокс еще долго проковырялся в машине. Наконец солнце зашло за горизонт и Сысоп,
  который всё это время проспал в салоне автомобиля, накрывшись газетой, наконец
  проснулся.
  - Это авто - просто класс. Еще нигде я не мог так хорошо отдохнуть, как здесь.
  - Люкс, - заметил Фокс, сел за руль и завел двигатель. - Я чувствую сегодня
  ночью будет весело.
  Он развернул автомобиль и проехал в длинный туннель ведущий из ангара и
  выходящий на лесную дорогу через замаскированный выход. База Сопротивления была
  продумана настолько изощренно, что обнаружить её было практически невозможно.
  Она находилась полностью под землей и состояла из множества помещений, длинных
  коридоров и ангара для машин и вертолетов.
  Машина ехала по знакомой ухабистой дороге. Уже издалека Фокс заметил красные
  огни патрульных автомобилей на дороге. Он нажал кнопку на навигаторе и на стекле
  загорелась прицельная метка.
  - Вы готовы, босс? - спросил он у Лизергинского.
  - Я готов! - ответил тот.
  - Тогда задраиваем люки!
  Фокс нажал еще пару кнопок на навигаторе и на его экранчике загорелась надпись:
  "Tight mode on1".
  - Почему ты всегда посвящаешь меня в свои планы в самый последний момент, -
  пожаловался Лизергинский. - Что ты хочешь сделать на этот раз?
  - Я зарядил наш гранатомет гранатами с усыпляющим газом. Пусть наши полицаи
  поспят немного, а чтобы не заснули мы, я включил режим герметизации. В этом
  режиме нам не страшны никакие ядохимикаты.
  - C веселящим? - переспросил Лизергинский - Ну, тогда ладно! Единственное, что я
  хотел пожелать этим полицейским, так это семь фунтов под кильку. Хе-хе! Так,
  кажется, говорят на флоте!
  Как только Nesser подъехал к патрулю на расстояние двадцати метров, из машин с
  мигающими сиренами послышался голос, усиленный громкоговорителем.
  - Въезд в город строго воспрещен всем, кроме транспорта Rainbow при наличии
  специального удостоверения. Покажите ваше удостоверение или разверните
  автомобиль и возвращайтесь откуда приехали.
  - Вот мое удостоверение! - усмехнулся Фокс и ударил по клаксону.
  Приглушенный хлопок и под одной патрульной машиной уже "дымилась" газовая
  граната. Поняв, что их травят, полицейские достали пистолеты и открыли огонь по
  авто Лизергинского. Но пуля не брала ни обшивку автомобиля, ни бронированное
  стекло. Фокс сделал еще пару выстрелов и через несколько секунд все полицейские
  мирно спали на дороге.
  - Наденьте маску, мы выходим наружу, - предупредил он, убедившись, что всё
  спокойно.
  - А в чем собственно дело? - недоуменно спросил Лизергинский.
  - Видите, - Фокс указал на цепь состоящую из трехгранных шипов, которая лежала
  поперёк дороги, - конечно я знаю, что у нас бронированные покрышки, но лишний
  раз испытывать судьбу всё равно не хочу.
  Последовав примеру своего напарника, Сысоп послушно надел маску, которая
  предусмотрительно оказалась под сиденьем. Фокс отключил герметичный режим и
  выйдя на дорогу убрал цепь.
  - Вот теперь порядок, - удовлетворенно заметил он, возвращаясь на свое
  водительское место.
  Въехав в город полными победителями, Лизергинский и Фокс незамедлительно
  направились к ресторану-отелю "Радужный". Это был тихий спокойный ресторанчик с
  гостиницей на сотню номеров. Здесь всегда был хороший сервис. Кроме того, здесь
  выступали немногочисленные группы и солисты, до которых Rainbow еще не успело
  добраться.
  Как только Лизергинский вошел в ресторан в его нос ударил приятный запах
  цыпленка табака с черным перцем и чесноком. На сцене выступала какая-то группа,
  она исполняла песню, наподобие "...приюти меня радуга..." или что-то в этом роде.
  - М-м-м. Как есть хочется, - только сейчас он вспомнил, что не поужинал.
  Он порылся в карманах, но кроме различных шпионских и компьютерных штучек ничего
  там не обнаружил.
  - Досада! Я не могу так долго ждать! Эти ароматные запахи сведут меня с ума!
  Лизергинский сел за свободный столик, и достав из кармана флоппи-диск принялся
  незаметно грызть его.
  - Как долго это будет продолжаться?
  Он вытер лоб рукавом пиджака. Вдруг из рукава выпала какая-то бумажка. Сысоп
  равнодушно посмотрел на нее и вдруг выпучил глаза. Перед ним лежал чек на пять
  тысяч кредитов, который вручил ему администратор несколько дней назад.
  - Официант! - Прокричал он немедленно.
  - Что вам угодно, господин? - спросил подошедший официант.
  - Вы не против, если я расплачусь чеком?
  - Да, конечно, господин.
  Лизергинский взглянул в меню и начал перечислять всё подряд.
  - Я намерен потратить огромную сумму денег. Принесите мне цыпленка, чесночный
  суп с бараниной, холодец, пельмени...
  - Безусловно, господин. Чего-нибудь еще не желаете?
  - Побольше перца. Я люблю острую пищу.
  Пока официант ходил за блюдами, группа на сцене спела свою песню и конферансье
  объявил следующего исполнителя:
  - А сейчас поет гордость и краса нашего отеля-ресторана, певица - Savage Angel!
  Посетители ресторана подняли шум оваций. Лизергинский не мог понять, чему
  радуются эти люди. Но когда он увидел саму певицу он понял. Девушка изумительной
  красоты, в тонком платье из красного шелка, чудесным голосом исполняла свою
  песню.
  - Вот это да! - Лизергинский открыл рот от изумления. Он не замечал, ни голода,
  ни того что ему принесли все блюда, ни запаха щекотавшего ноздри, он слушал
  затаив дыхание.
  Песня уже почти закончилась, как вдруг какой-то заросший мужик, сидевший за
  соседним столиком, покричал на весь ресторан пьяным голосом:
  - Официант! Еще водки! И побыстрее!
  Лизергинского подбросило. Он очнулся.
  - Ну негодяй, попадись ты в темном переулке, я бы сделал из тебя котлету, -
  подумал он.
  А официант тем временем подошел к невежливому заказчику и вежливо напомнил:
  - Господин, вы не расплатились за предыдущие два стакана.
  - На, подависсс... - буркнул он официанту, кинув на стол пару кредитов, очевидно
  последнюю.
  Официант уже собрался уходить, как вдруг пьяница крикнул ему вслед:
  - Сдачи не надо! И огурчик принеси!
  Лизергинский насторожился. Он понял в чем дело и, не желая расставаться с
  цыпленком, которого он уже почти доел, сказал тихо мужику:
  - Я - ЛСД. Меня прислал полковник.
  - Тихо. - Мужик моментально протрезвел и подсел за стол к Лизергинскому.
  - Где чемоданчик?
  - Вот он. - Мужик передал Лизергинскому ноутбук и нагло принялся хлебать,
  чесночный суп с бараниной из его тарелки.
  - Вы голодны? - спросил Лизергинский, принимаясь тем временем за пельмени.
  - Да, очень, - мужик приблизился к Лизергинскому и шепнул, - нелегко работать в
  Сопротивлении, приходится часто голодать. А еще патруль иногда тут носится, того
  и гляди схватят и отправят куда следует.
  - Что же вы молчите? Гарсон! - Лизергинский еще раз позвал официанта. -
  Обслужите моего гостя по полной программе.
  Через пять минут мужик уплетал за обе щеки разные вкусности, запивая всё водкой.
  - Как вы умудряетесь столько пить и при этом оставаться трезвым? - удивился
  Лизергинский.
  - Ах, это пустяки - одно из изобретений Сопротивления - пара таблеток и ты как
  стеклышко!
  - Я почему то думал, что люди пьют, чтобы захмелеть, - подумал он и сказал
  вслух, - а не могли бы вы дать мне несколько таких таблеток на всякий случай?
  - Конечно, - он достал из кармана своего старого серого пиджака бумажную
  упаковку и оторвал пару таблеток, - Держите, и запомните - принимать незадолго
  до принятия внутрь.
  - Спасибо, - Сысоп спрятал таблетки в карман своего зеленого пиджака.
  Глядя на мужика, Лизергинскому стало жаль беднягу. Поседевшие волосы были
  растрепаны. Одет он был бедно - грязный серый свитер, старый пиджак, такие же
  брюки. Одно в нем было приятно - сносившиеся, но начищенные до блеска ботинки.
  - Зовут то вас как? - спросил Лизергинский.
  - Меня? Миролюбов Павел Александрович или просто Мир. До того как попасть сюда,
  я служил на флоте. Но как только ко власти пришли эти негодяи, я немедля вступил
  в Сопротивление. Теперь работаю и зарабатываю на жизнь.
  - Моя история нисколько вас не заинтересует. Да и тем более вы должно быть
  слышали обо мне. Меня зовут Сысоп Лизергинский.
  - Ба! Еще бы! Вы же знамениты в кругах Сопротивления, про вас ходят легенды. Рад
  знакомству.
  - Польщен, - Лизергинский задумался и спросил, - скажите, что это за особа
  выступала тут недавно?
  - Ах, эта! Да! В нее влюблены все посетители этого ресторана. Многие только для
  того и ходят сюда чтобы посмотреть на "Дикого Ангела" и послушать её прекрасный
  голос.
  - Кто она? - Лизергинский заинтересовался.
  - Я точно не знаю. Говорят француженка... или американка, черт её знает. Правда
  она красавица? И где они таких берут...
  - Да, и еще, - шепнул Лизергинский, - как вам удалось увести это, - он указал на
  чемоданчик, - из под носа у самой Хвастуновой.
  - Ха-ха! - негромко рассмеялся Миролюбов, - старый трюк. Я переоделся
  разносчиком обедов в гранд отеле, где она жила пару дней. Надо сказать, у неё
  очень тупоголовые охранники. Я мог бы её саму похитить, а эти верзилы бы и не
  заметили. Я подсунул Хвастуновой такой же чемоданчик, но без полезной
  информации.
  Лизергинский встал из-за стола и вытерся салфеткой.
  - Что ж, ужин был неплох.
  - Большое вам спасибо, - поблагодарил Миролюбов, - может когда-нибудь еще
  встретимся.
  - Вероятно. Да и вот еще, что - возьмите вот это, - Лизергинский протянул ему
  сто кредитов, - купите себе смокинг - вы будете щеголять в этом ресторане перед
  красотками.
  - Я не знаю, как вас благодарить! - обрадовался он, но Лизергинского и след
  простыл.
  А тот уже поднимался в лифте в свой номер, который только что заказал.
  Лизергинскому было всё равно, он чувствовал, что сыт и самое главное, что за всё
  расплатился. Спать он не хотел, работы на ночь было предостаточно. Номер
  оказался маленьким, но уютным. Его интерьер составляли кровать у единственного
  окна, столик, шкаф для одежды и что больше всего понравилось Лизергинскому -
  холодильник. Еще в номере была уборная и маленькая ванная комнатка, но
  Лизергинскому было не до душа. Он присел на кровать и открыл ноутбук, который
  дал ему Миролюбов. В это время запищала пуговица.
  - Полковник - ЛСД. Вы связались с нашим агентом?
  - ЛСД - Полковнику. Да всё прошло гладко. Я в номере.
  - Отлично. Но хочу вас разочаровать. Сегодня на базу вернуться вам не удастся.
  Дорога заблокирована и по ней рыщут патрули Rainbow во всех направлениях. Эту
  ночь вам придется провести в городе.
  - Полковник, - спросил вдруг Лизергинский, - У меня последний вопрос... Неужели
  так трудно узнать всё о Хвастуновой, когда каждый "бомж" может утащить ноутбук
  из её номера.
  - А, вы тоже попались на трюки Миролюбова?
  - Что это значит, полковник? Кто этот бродяга?
  - Этот бродяга, как вы выразились, - один из наших лучших агентов. Он прекрасно
  конспирируется, может пробраться в любое место, узнать практически любую
  информацию и заморочить голову кому угодно... но он ничего не понимает в
  компьютерах.
  - Очень жаль.
  - Удивлены! Отлично, не буду вам мешать работать. До связи.
  Поговорив с полковником, Лизергинский немедленно дал сигнал Фоксу, чтобы тот
  спрятал машину и ждал его дальнейших указаний. Затем он подумал превратностях
  судьбы и о том, как его провел этот "лжепьянчуга". Затем он успокоился и сел за
  ноутбук. У него впереди была тяжелая ночь.
  А тем временем, после того, как Лизергинский отправился в свой номер, официант
  зашел в подсобное помещение. Там он взял со стола газету и взглянув на портрет в
  ней, радостно потер руки.
  - Попался голубчик!
  Затем он немедленно подбежал к телефону и набрав номер полиции сообщил, что в
  его гостинице находится опасный шпион. Официант так же сказал в каком номере он
  остановился и что при нем имеется какой-то подозрительный чемоданчик...
  
  Хвастунова сама лично обратилась в Центр Подготовки Ликвидаторов, организацию,
  созданную ею самой. В этом Центре готовили самых изощренных убийц, способных
  убрать кого угодно. Здесь у Хвастуновой были личные киллеры, которые перебили
  немало неверных ей людей. Одной из них была Таня Шмидт, симпатичная молодая
  женщина с десантной винтовкой через плечо. На её счету было множество блестяще
  выполненных заданий и ни одного провала. Именно поэтому Хвастунова выбрала
  именно её для того, чтобы снять Лизергинского.
  Как только поступила информация о местонахождении опасного шпиона, Таня
  запрыгнула в свой джип и отправилась к ресторану...
  Лизергинский тем временем внимательно изучал ноутбук Хвастуновой. Он уже взломал
  интерфейс компьютера и получил сообщение "Система недоступна, введите пароль"
  - Так-так, - сказал он попивая пиво из баночки, которую нашел в холодильнике, -
  Нечего делать!
  - Он быстро взломал пароль, одним, известным только ему способом. Но система не
  заинтересовала его. Почему то ему захотелось просмотреть личную информацию о
  "диктаторе". Пытаясь битый час просмотреть жесткий диск компьютера, он так
  ничего и не узнал. Неизвестная кодировка файлов была ему не по зубам.
  Лизергинский покачал головой, вспомнил про пиво и сделал глоток из баночки.
  - Пиво - дрянь! - Медленно, отчетливо, полным сарказма голосом проговорил он,
  открыл окно и со всего размаха швырнул туда наполовину пустую жестянку.
  Безуспешно попытав счастья еще раз, Лизергинский выключил ноутбук и запихал его
  под кровать. Затем, не раздеваясь и не выключая свет, он улегся на кровать и
  заснул.
  Часом ранее к отелю-ресторану "Приют радуги" подъехал черный четырехдверный джип
  с авиационным пулеметом в кузове. Из джипа вышла особа в камуфляжной форме,
  увешанная оружием. Ее волосы были перевязаны красной лентой. Как только она
  попыталась осмотреться, откуда-то сверху прямо на нее упал легкий металлический
  предмет, на поверку оказавшийся баночкой пива. Отряхиваясь от брызг и
  чертыхаясь, особа повернулась вокруг и достав поисковое устройство, растворилась
  в ночи.
  Прошел еще час. Лизергинский спокойно спал в гостиничном номере. Вдруг по его
  пиджаку забегала красная точка. Точка остановилась и с крыши соседнего дома
  кто-то выстрелил из снайперской винтовки с глушителем и пламегасителем.
  Лизергинский скатился с кровати на пол и сразу понял, что на него совершается
  покушение.
  - Кажется, всё таки достали! - подумал он и открыл глаза.
  Однако убедившись, что всё-таки жив, он выхватил из под кровати ноутбук и
  спрятался за стену.
  - Дела принимают плохой оборот, нужно немедленно сматываться отсюда.
  Он быстро подбежал к выходу, выскочил в коридор и подошел к лифту. Ткнув кнопку
  он убедился, что лифт едет наверх.
  - Ехать на лифте, - равносильно смерти, - подумал Лизергинский и побежал вниз по
  лестнице. По пути он дал сигнал Фоксу, чтобы тот немедленно подъезжал к выходу и
  ждал его.
  Когда он был уже в районе второго этажа, раздался страшный грохот. Это упал
  лифт.
  - Никогда не устаем играть со смертью! - Подбодрил он сам себя, выбежал в холл,
  а затем на улицу.
  Фокс уже разогрел двигатель и ждал своего босса, когда в одном из номеров
  прогремел взрыв. Через несколько секунд двери гостиницы-ресторана открылись и
  оттуда выбежал Лизергинский. Подбегая к своей машине он услышал какой-то
  знакомый громкий визг и звук рикошета пуль об асфальт. Запрыгивая в машину он
  вспомнил, что такой визг издают скорострельные пулеметы при стрельбе.
  - Как плохо с нами обошлись, Фокс, - прокричал Сысоп. - Уходим отсюда.
  - Вы правы, босс, - он ударил по газам и машина рванулась с места.
  Когда Лизергинский смог отдышаться, его машина была уже далеко от города. Он
  посмотрел на свой вельветовый пиджак, который был пробит пулей прямо в районе
  сердца.
  - Или я бессмертен... - Сысоп достал из внутреннего кармана свой портсигар, на нем
  остался довольно отчетливый след, - ... или мне ужасно везет сегодня. Тот кто
  стрелял - был явным профессионалом... или профаном?
  Фокс мимолетом взглянул на портсигар:
  - Похоже стреляли пулями со смещенным центром. Такие пули наносят страшные
  увечья попадая в тело, однако от брони они просто отскакивают. Вам повезло,
  босс!
  - Нужно сообщить обо всём полковнику.
  Он заговорил в пуговицу:
  - ЛСД-Полковнику. Полковник, как слышите меня?
  - Полковник-ЛСД. Слышу вас хорошо. Как прошла операция.
  - Rainbow начинает действовать. Меня пытались убрать.
  - Вы не ранены!? - взволнованно спросил полковник.
  - Нет, меня спас мой портсигар, а говорят, что курение опасно для здоровья.
  - Слава богу, вы живы. Ноутбук с вами?
  - Полковник, по всей видимости в ноутбуке жучок, его необходимо удалить.
  - Я думаю наши специалисты смогут его обезвредить. Отправляйтесь в лес к доту,
  там вас будут ждать... Конец связи, - полковник отключился.
  В это время из-за поворота показался черный джип он ехал на огромной скорости и
  уже догонял машину Лизергинского.
  - Эй, Фокс! Кто-то там говорил про 231 милю в час? - с недовольством спросил
  Лизергинский.
  - Ну это на прямой и хорошей дороге и без боеприпаса...
  Он не успел договорить, джип Тани уже догонял и первая очередь прошлась по
  кузову машины.
  - О нет! Я только его отполировал! - раздосадовано выкрикнул Фокс.
  Сысоп оглянулся, но увидел только ослепляющий дальний свет фар джипа.
  - Нас атакуют!
  - Я заметил. Скорее всего, машина противника оборудована такой же новейшей
  системой, как и у нас. Прицел и стрельба ведутся автоматически.
  - Интересно, с какой же это скоростью надо лупить по клаксону? - Лизергинский не
  терял чувство юмора даже в опасной ситуации.
  - Сейчас проверим, - сказал Фокс, - босс, красная кнопка на навигаторе.
  Лизергинский быстро ткнул кнопку. Прицела, как он ожидал не появилось.
  - Что это, Фокс, неужели самоуничтожение? - спросил Лизергинский спокойно.
  - Ага, босс. Самоуничтожение машины противника, - он быстро ударил по клаксону и
  из под днища машины на дорогу выспалось множество мелких металлических шариков с
  острыми зубцами. Джип, как только наехал на эти шарики, сразу же получил прокол
  на все четыре колеса и через пару секунд очутился в кювете.
  - Останови машину, Фокс, - сразу же попросил Лизергинский, - я должен осмотреть
  джип.
  - Зачем, босс? Его водитель должно быть еще жив, мы не можем рисковать!
  Но Лизергинский всё же уговорил Фокса подъехать к оврагу, куда упала машина.
  - Ну-ка, Фокс, посвети, - попросил он водителя.
  Лизергинский достал из под сидения второго лучшего друга агента Сопротивления -
  автоматический пистолет ГЛОК-18, австрийского производства, и осторожно вылез из
  машины. С еще большей осторожностью он подошел к перевернутому вверх дном
  грузовичку. Из бензобака вытекал бензин. Тани в машине уже не было. Она успела
  вовремя уйти. Лизергинский достал микрофон автомобильной рации через разбитое
  стекло и нажал кнопку вызова. Из рации послышался чей-то строгий голос:
  - Мисс Шмидт, вы уже выполнили задание?
  Лизергинский громко рассмеялся:
  - Привет от меня! Придет время, Сопротивление достанет вас всех и отправит ко
  всем чертям. А сейчас, перегрузка!!!
  Лизергинский выключил рацию и, рванув её на себя, выдернул со всеми потрохами.
  Затем он закурил сигару, сделал пару маленьких затяжек и кинул рядом с собой.
  Затем он выбрался из кювета.
  - Это тебе подарок на рождество, - Лизергинский вручил Фоксу добытый трофей.
  - Опоздали, босс. На полгода, - сообщил ему тот, но подарок всё же принял.
  - Это устройство может нам пригодиться. Возможно, в нем тоже есть жучки, но так
  как мы уже спалились - нет смысла волноваться. А сейчас уходим.
  Через пару минут после того, как автомобиль агента отъехал от места аварии,
  бензин добрался до еще дымящийся сигары и раздался приглушенный взрыв.
  - Самое главное - не докуривать до детонатора, - пошутил Лизергинский.
  
  Наступило утро. Капитан Хвастунова продолжала смотреть в свой бинокль, когда к
  ней подошел её информатор. Он был явно чем-то взволнован. С неуверенным видом он
  подал Хвастуновой несколько листов бумаги.
  - Разрешите доложить, мэм.
  - Докладывайте, - сказала она безразлично и взяла бумаги и начала читать:
  Уже с первых строк она поняла, что её задание по уничтожению шпиона, провалено.
  Полиции не удалось поймать черный Nesser, два блокпоста на дорогах были разбиты.
  Ликвидатор Таня Шмидт вернулась ни с чем, причем её машина, стоимостью 800 тысяч
  кредитов, была уничтожена.
  - А где мой ноутбук!? - озверело спросила Хвастунова. - Почему в рапорте ничего
  не сказано про мой ноутбук!!?
  - Не волнуйтесь, - Соколович отошел на безопасное расстояние, - в вашем
  компьютере стоял датчик, по которому мы и определили его местонахождения.
  - Ну и где он сейчас, в таком случае!?
  - Сейчас посмотрю.
  Соколович отправился к радио и приказал дать ему координаты компьютера. Однако
  ответ его очень разочаровал: сигнал был потерян.
  
  II
  Сысопу очень повезло. Он доставил компьютер на базу, остался жив и к тому же
  благодаря добытому им переговорному устройству Сопротивлению удалось узнать
  тайную частоту центра подготовки ликвидаторов Rainbow.
  Прошла пара дней. Лизергинский шел по длинному запутанному лабиринту подземной
  базы. Он собирался поговорить с полковником, относительно каких-то важных
  вопросов. По пути он решил зайти в лабораторию, где над его ноутбуком колдовал
  хакер Котов. Не смотря на то, что чемоданчик Хвастуновой попал в руки самому
  Петру Котову, даже ему не удалось добыть никакой полезной информации
  относительно кодов запуска ракет:
  - Ну, что? Как твои дела? - спросил Лизергинский.
  - Ни черта! Никаких продвижений!
  Котов представлял из себя очень занятого на вид человека. Он всегда ходил в
  каком-то старом, потрепанном офицерском кителе, без каких-либо погон или других
  знаков отличия. Из карманов его торчали всяческие отвертки, шлейфы, провода,
  электронные взломщики и прочие средства работы с вычислительной техникой. Котов
  был на несколько лет старше Лизергинского. Что касается внешности, его
  физиономия всегда имела какой-то кислый вид, да и сама голова формой напоминала
  лимон. Глаза его абсолютно ничего не выражали, казалось, что этот человек
  постоянно обитает "вне тела". Петр Котов был одним из лучших специалистов
  Сопротивления в области компьютерных технологий. Его блестящие знания и талант
  уже не раз наносили Rainbow огромный ущерб. Последней его разработкой была новая
  серия вирусов, которые точили все компьютерные сети мировой диктатуры.
  - На мой взгляд, эти файлы просто бессмысленный набор символов. Я не вижу здесь
  никакой закономерности, - прокомментировал Сысоп.
  - Тебе так кажется. На самом деле, это какой-то код. Я уже раньше встречался
  подобной кодировкой. Помню, мои коллеги из Прибрежного как-то ломали её.
  - Так давай обратимся к ним.
  - Всё не так просто. Мы отрезаны от внешнего мира и не можем связаться с
  Прибрежным. Кроме того для взлома нужен электронный крекер1, а его еще нужно
  собрать.
  - Ну и что делать?
  - Делать нечего, придется мне самому ехать в Прибрежный. Это опасная операция,
  однако другого выхода у нас нет. На этом диске из ноутбука, возможно, содержится
  информация, которой нет цены.
  - Ты рискуешь? - усмехнулся Лизергинский, - в кои то веки?
  - Кто не рискует, тот не пьет шампанское, коллега, - Котов попытался усмехнуться
  в ответ, однако его кислая мина и усмешки были просто несовместимы.
  Лизергинский покачал головой и пожелав ему удачи, вышел из лаборатории и
  отправился по своим делам.
  
  На следующий день всё было готово к отправке Котова в опасное путешествие. Для
  того, чтобы попасть в Прибрежный, нужно было выехать на автомобильное шоссе,
  которое проходило через Хвастунов. Другого пути у Сопротивления не было.
  Через некоторое время Котов уже ехал по шоссе в обыкновенной легковой машине, не
  привлекающей особого внимания. Вообще, он редко выезжал куда-либо из соображений
  осторожности. Сопротивление очень дорожило своим специалистом. Естественно, что
  данная поездка проводилась строго конфиденциально, никто лишний не знал о том,
  что Котов покидает базу.
  - Нам нужно действовать очень осторожно, - предупредил Петр своего водителя, -
  хотя в Rainbow ничего не известно о моей вылазке, мы должны быть готовы ко
  всему.
  - Я думаю, - отвечал водитель, - вам не стоит беспокоиться об этом.
  В это время машина Котова поднялась в гору и водитель увидел, что шоссе
  перегорожено кучей полицейских автомобилей.
  - Что за чертовщина, - выругался он и затормозил.
  В это время к его голове через открытое окошко приставил дуло автомата
  неизвестно откуда появившийся полицейский.
  - Медленно выходите из машины! Руки на капот! - прокричал он.
  Из машин вышло еще несколько вооруженных людей в форме.
  - Мне кажется, мы здорово влипли, - промелькнуло в голове у Котова...
  
  Хвастунова прохаживалась по палубе своего крейсера, на её лице можно было
  заметить некоторое подобие улыбки. Ей было приятно осознавать, что глупые
  полицаи смогли хоть что-то выполнить как следует.
  - Achtung polizei1! Наконец то, этот злостный хакер откроет нам все свои тайны,
  прежде чем я сама лично скормлю его рыбкам. Подумать только, сколько
  неприятностей он причинил нам. Теперь наступил мой черед!...
  Мысли Хвастуновой прервал Соколович, который подошел к ней с очередной кипой
  бумаг.
  - Мэм, мне хотелось бы напомнить вам, что через два дня к нам прилетят
  представители государств Европы. Вам предстоит выступить на заседании и решить
  важные политические вопросы.
  Хвастунова выругалась про себя. Ей было довольно неплохо на своем корабле, а
  теперь нужно было разводить дискуссии с тупоголовыми наместниками из бывших
  европейских держав. Она уже начало было жалеть о том, что наделила совет Rainbow
  крупными полномочиями, но в противном случае ей пришлось бы заниматься политикой
  самой, а этого она страшно не любила. "Во мне живет честолюбивый диктатор, а не
  какой-нибудь болтун. Я хочу разделять и властвовать. А всем остальным пусть
  занимается совет, затем он и нужен": любила говорить Хвастунова.
  - Хорошо, - сквозь зубы проговорила она, - что еще?
  - После заседания, намечается концерт для представителей и богатых персон
  города.
  - Это что еще за концерт?! - недовольно спросила Хвастунова.
  - Классическая музыка - Ennio Moricone. Ваше присутствие на нем очень
  желательно.
  - Кто придумал весь этот идиотизм!? Я ненавижу классику!!! Мало с меня этих
  дурацких заседаний. Совет хочет окончательно испортить мне настроение?!
  - Мэм, - немного испуганным голосом сказал Соколович, - в городе растет
  бунтарское настроение. Этот концерт, по мнению министра культуры, имеет очень
  важное значение в умиротворении народа...
  - Ты хотел сказать в умерщвлении народа?! - перебила его она. - Пусть только
  попробуют поднять бунт, и этот город будет называться "Печеное яблоко"!
  - Да, и еще, мэм...
  - Что!!? - Хвастунова была взбешена.
  - Сегодня вам необходимо заняться вопросом охраны.
  Она нахмурила брови и сделала серьезное лицо. Вопрос охраны тревожил её более
  всего. Хвастунова знала, что какой-нибудь тер акт во время присутствия в городе
  представителей государств, может дать толчок к массовым восстаниям во всем мире.
  - Когда? - спросила Хвастунова.
  - Сейчас, мэм. Вертолет ждет вас.
  Хвастунова молча подняла глаза кверху и медленно помотала головой из стороны в
  сторону. Затем, постояв на палубе еще пару минут она отправилась к вертолету.
  Через час она уже была в городском центре, где уже начиналось заседание совета
  Rainbow.
  
  Зал заседаний представлял собой огромное помещение с длинным столом, во главе
  которого располагалось кресло главнокомандующего Rainbow. Обычно оно занималось
  Хвастуновой. Стена позади кресла была гигантским экраном, состоящим из множества
  мелких мониторов. На нём в данный момент была изображена эмблема Rainbow -
  красный треугольник с трехцветной радугой внутри и красивыми вензелями и
  завитушками по бокам. Освещение в зале не включалось, света от экрана было
  вполне достаточно.
  Зал начал постепенно заполняться членами совета. Они не спеша рассаживались по
  своим местам. Вскоре все расселись. Однако одно место за столом пустовало. Это
  было место Хвастуновой.
  За столом стоял оживленный шум разговоров, вдруг неожиданно растворилась
  отдельная дверь справа от экранной стены и в зал в сопровождении четырех
  вооруженных охранников вошла сама госпожа-диктатор. Шум моментально утих.
  Хвастунова прошла к своему месту, все члены совета немедленно встали со своих
  мест.
  - Приветствую вас, господа, - начала Хвастунова, - можете садиться.
  В зале стояла абсолютная тишина, в которой можно было услышать даже комариный
  писк. Диктатор внимательно обвела холодным взглядом всех присутствующих.
  Убедившись, что все её слушают, она удовлетворенно улыбнулась. Однако улыбались
  только её губы, глаза были по прежнему полны необъяснимой ненависти ко всему
  вокруг.
  - Итак, начнем, господа, - она взяла со стола пульт дистанционного управления и
  нажала кнопку.
  На экране появилась знакомая фотография. На ней было изображен человек в зеленом
  пиджаке, с короткой стрижкой, хитрыми глазами и самодовольной улыбкой на лице.
  Казалось, что человек смеётся над Хвастуновой и над всем советом Rainbow.
  - Над миром нависла опасность, - продолжила Хвастунова, - и имя ей
  Сопротивление. Кучка недобитых повстанцев пытается своими незначительными
  диверсиями поднять народ на восстание.
  Совет зашептался, все прекрасно знали, что в городе выведено из строя почти все
  автоматическое производство.
  - Это один из наших самых опасных врагов в этом городе, - она указала пультом на
  стену. - Вы напрасно думаете, что один человек не может представлять опасности
  для наших огромных сил. Это очень опасный, изощренный, пронырливый шпион и
  диверсант с тысячами лиц и имен. Мы не раз встречались с его подрывной
  деятельностью в разных частях планеты. И всегда ему уходилось уходить живым. На
  этот раз мы не должны его упустить. Через два дня к нам приедут делегаты
  европейских стран и мы должны сделать всё, чтобы не подпустить к ним
  сопротивленцев и в частности Сысопа Лизергинского.
  Совет продолжал шушукаться.
  - Я приказываю поставить посты везде, где только можно. На концерте, в зале
  "каждый второй" должен быть полицейским в штатском. В общем, вы понимаете, что
  может произойти если хоть волос упадет с головы какого-нибудь делегата. Тут же
  поднимется бунт...
  Хвастунова еще долго говорила относительно безопасности гостей из Европы. Затем
  она начала рассказывать о каких-то политических вопросах, но это уже не имеет
  никакого значения.
  
  Пока в Rainbow всё готовилось к приему важных персон, о Котове на время забыли.
  Возможно это и спасло ему жизнь. Лизергинский сам вызвался выручать из беды
  своего коллегу. Тем более у него созрел гениальный план. Сысоп прекрасно знал о
  том, что в город со дня на день должны приехать какие-то важные шишки из
  Rainbow. Он навел справки и узнал, что среди них есть один его "старый
  знакомый", представитель совета Rainbow в Германии, немец - Вольфганг Думкопф.
  Этот человек полностью соответствовал своей фамилии1. Несколько лет назад, в
  Германии, Лизергинскому удалось похитить секретные чертежи прямо из под его
  носа. Прежде, чем взяться за дело, Сысоп тщательно изучил характер своей жертвы.
  Теперь ему это было очень кстати.
  Думкопф имел одну очень серьезную слабость - он был страшным болтуном. Его очень
  легко можно было заговорить и после этого сделать с ним всё, что угодно. Этим то
  и решил воспользоваться Лизергинский...
  
  - Сегодня мы едем на работу, - сообщил Сысоп своему напарнику в день заседания
  Rainbow.
  - А про другие дни и говорить нечего! - съязвил Фокс, - Хочу предупредить вас,
  на дорогах сегодня скользко.
  Фокс имел в виду то что дороги города Хвастунова кишмя кишели полицией. Тут и
  там стояли заставы. На этот раз полицейские были вооружены базуками и
  крупнокалиберными противотанковыми винтовками.
  - Я знаю, Фокс, я знаю, - успокоил его Лизергинский.
  - Ну и что же вы предлагаете?
  - А вот, что! - Сысоп поднял кверху указательный палец. - Противник укрепил свои
  боевые позиции, ожидая, что Сопротивление будет действовать в лоб. Но однако он
  не подумал, что мы можем наступить с тыла...
  
  - Шикарно! - Лизергинский переоделся в смокинг и был готов к действию. Да,
  теперь его было не узнать - пышная седая шевелюра украшала его голову, на лице
  были искусно приклеенные такие же седые брови, усы и бородка. Подумав,
  Лизергинский нацепил очки.
  - Вам идет этот костюмчик, босс. Наша идея похитить Думкопфа таким изощренным
  способом начинает мне нравиться. - Фокс уже успел переодеться в форму водителя
  Rainbow.
  
  План Лизергинского был очень интересен. Он долго думал, каким образом можно
  обойти охрану театра и наконец додумался. При въезде на стоянку, где находились
  автомобили важных персон, стояли двое вооруженных полицейских-охранников. У
  одного из них была электронная записная книжка, в которой находилась информация
  обо всех гостях. Пройти в театр можно было только миновав стоянку.
  Переодетый Лизергинский и Фокс ехали на длинном черном линкольне. Эта машина
  долгое время стояла в гараже Сопротивления и ждала своего момента. И наконец он
  настал.
  - Полковник-ЛСД, где вы находитесь? - пропищала пуговица Лизергинского.
  - ЛСД-Полковнику, нахожусь у театра. Использую конспирацию Љ14 - "Эйнштейн на
  линкольне".
  - Всё прекрасно, только Хвастунова установила строгий контроль, без специального
  приглашения вы не сможете проникнуть внутрь.
  - Ах, не волнуйтесь, - усмехнулся Лизергинский, - судя по всему попасть в театр
  не составит большого труда!
  - Отлично, я надеюсь, что это на самом деле будет просто. До связи...
  Сысоп прекрасно осознавал, что делает. Черный линкольн подъехал к въезду на
  стоянку. Полицейский попросил открыть окошко.
  - Чего изволите? - спросил он у Лизергинского.
  - Простите, - вмешался Фокс, - мой босс - очень важный гость, он только что
  приехал из Германии, чтобы посетить этот замечательный концерт. К сожалению он
  ни слова не знает по-русски, поэтому я буду переводить вам то, что он говорит.
  - Ja! Geben sie mir, bitte, ein mittel gegen schnupfen1! Ниппель Блох! - начал
  издеваться над полицейским Лизергинский в соответствии со своим планом.
  - Что он сказал? - полицейский почесал в затылке.
  - Господин Блох сказал, что рад вас видеть и что его имя профессор Отто Лизе
  Грин фон Ниппель Блох, - перевел Фокс.
  - Так, так, - посмотрел он в бумажку - Ниппель Блох, такого в списках нет.
  Извините, но я не могу вас пропустить.
  - Ich mochte ein bad nehmen. Geben sie mir, bitte, ein handtuch2, - Лизергинский
  достал длинную деревянную трость с набалдашником и указал ей в сторону второго
  полицейского с книжкой.
  - Профессор просит, чтобы к нему подошел ваш коллега, - прокомментировал Фокс.
  - Хорошо, - он подозвал другого охранника.
  Как только тот подошел поближе, Сысоп рассмеялся и говоря что-то по-немецки
  легонько постукал набалдашником по его электронной записной книжке.
  - О! Простите! - "перевел" Фокс, - господин Блох сказал, что он только что он
  прилетел срочным рейсом и его имя занесено в компьютер.
  После долгой возни со своей электроникой, полицейский с ужасом убедился, что она
  не работает. В его голове пронеслись слова начальника полиции: "Одна ошибка и ты
  будешь всю жизнь драить толчки в участке". У бедняги пересохло в горле. Пока он
  пытался "раскочегарить" свою записную книжку, возле стоянки уже стояли и
  недовольно сигналили два Мерседеса и Феррари. Делать было нечего:
  - Просим прощения за грубую ошибку, господин Блох, - сказал охранник сдавленным
  голосом, - пожалуйста проезжайте и будьте почетным гостем нашего театра. Вам
  понравится сегодняшний концерт.
  Машина уже тронулась с места, как вдруг первый полицейский опять сделал знак
  остановиться.
  - Wo ist die herrentoilete3? - удивленно спросил Лизергинский.
  - Я еще раз прошу прощения, - он показал фотографию - вы не видели этого
  человека?
  Увидев свою фотографию, Сысоп немножко испугался.
  - Ich bin mude und mochte zu bett gehen4, - обратился Фокс к Лизергинскому.
  - Gute nacht5! - отрицательно помотал головой тот.
  - Нет, профессор говорит, что никогда не видел этого человека.
  - А взгляните вот на это. - полицейский показал фотографию Фокса.
  - Gute nacht! - отрицал всё Лизергинский.
  - Быть может вы видели? - полицейский обратился к Фоксу.
  Тут произошло интересное. Полицейский взглянул на фотографию, а затем на Фокса.
  Лицо на фотографии было как две капли воды похоже. Разница была лишь в том, что
  на фотографии Фокс был без фуражки.
  - Хм! Извините, я вынужден задержать вас, господин водитель.
  - Помилуйте! - Фокс сделал испуганное и в то же время удивленное лицо, - разве я
  похож на человека с вашей фотографии?
  Он снял фуражку. Под ней сверкала гладкая как яйцо, лысая голова, на которой и
  намека не было на волосы.
  Полицейский покраснел и еще раз извинился.
  - Простите, что причинил вам неудобства, можете проезжать и наслаждаться
  концертом...
  Лизергинский закрыл окошко до того, как он закончил. Проезжая на стоянку, где
  стояло множество крутых тачек и таких же Линкольнов, как тот на котором они
  ехали, Сысоп чуть не захлебнулся со смеху.
  - Фокс, я не знал, что ты тоже применяешь маскировку, - сказал он закончив
  смеяться.
  - Босс, согласитесь, было бы нелогично маскировать только вас. Я предполагал,
  что у них есть моя фотография. К тому же годы работы в Сопротивлении не прошли
  даром!
  - Молодец, Фокс. Но в отличие от тебя, я никогда не применяю план Љ25 - "Волосы
  Хрущева".
  План Лизергинского сработал. В его трости был искусно спрятан электромагнит,
  который стер всю информацию из книжки охранника.
  Машина остановилась. Фокс помог выйти "Ниппель Блоху" из машины. Кругом уже
  собралась вся элита. Лизергинский сразу приметил Генерала Думкопфа - маленького
  веселого человека в военной форме.
  Гости начали постепенно заходить в зал. Лизергинский заметил, что рядом с местом
  в зале, где сидел Думкопф, никого нет. Он подошел к нему и изобразил что-то типа
  восторга.
  - О, я-я. Кого я видеть! Да это же сам Гер Думкопф, я прекрасно вас помнить по
  телевизор, - Лизергинский говорил по-русски с сильным немецким акцентом.
  - А, вы тоже приехали из Германии? - Думкопф говорил по-немецки.
  - Ja, Ja. - утвердительно кивал Лизергинский - Darf ich mich vorstellen, Otto
  von Nippel Bloch1.
  - Присаживайтесь, Гер Блох - предложил Думкопф - рад знакомству.
  - Sprechen sie russisch2? - спросил Лизергинский.
  - Да, я могу похвастаться тем, что довольно неплохо знаю русский, - ответил
  немец на родном языке Сысопа.
  В это время начался концерт. Думкопф давно не говорил с простыми людьми на
  отвлеченные темы, поэтому Лизергинскому не стоило труда его разговорить.
  Место Хвастуновой находилось на балкончике. Хвастунова окружила себя
  телохранителями. Рядом с ней сидел Соколович. Она смотрела в мини-бинокль, но не
  на сцену, а в зал.
  - Не доверяю я этим тупым полицейским. Я просто чувствую, что сегодня опять
  произойдет что-нибудь неприятное, - недовольно ворчала Хвастунова.
  - Не волнуйтесь, - попытался успокоить её Соколович, - охрана здесь на высшем
  уровне. Между прочим, ваше выступление на заседании было просто великолепным.
  Вашу речь все слушали с замиранием сердца.
  - Еще бы!.. - усмехнулась она, - у них не было другого выбора.
  
  Фокс времени даром не терял. Он специально поставил свою машину рядом с
  Мерседесом Думкопфа. Выбрав момент, когда охранник отойдет подальше, он
  осторожно открыл дверь, вылез и незаметно подкатился под Мерседес. Так как Фокс
  был отличным механиком, он знал, что и где открутить, чтобы машина не двинулась
  с места. Затем, когда надругательство над машиной Думкопфа было закончено, опять
  же выбрав момент, он выкатился из под машины, залез в Линкольн и как ни в чем не
  бывало принялся играть в свой любимый тетрис.
  Прошло несколько часов. Концерт завершился и гости начали расходиться.
  Хвастунова с балкончика, говорила в микрофон прощальную речь. Вольфганг Думкопф,
  всё еще разговаривал с Лизергинским.
  - Нам пора прощаться, Гер Блох, мы с вами неплохо побеседовали.
  - Да, вы правы. Надеюсь мы еще увидимся.
  Они уже распрощались и расселись по своим машинам, как вдруг водитель Думкопфа
  обнаружил, что его машина не заводится.
  - Давай, давай! - говорил Думкопф водителю, - я опаздываю на самолет!
  В это время к его машине подошел Лизергинский.
  - Ах, как есть нехорошо! Ваш двигатель есть умер? Вы есть опаздывать? Lieber
  freund! Wir fahren auf meinem auto!3 Я иметь очень хороший Линкольн, - сказал он
  намеренно путая русскую речь с немецкой.
  - Буду вам очень признателен, дорогой профессор, - ответил Думкопф.
  Думкопф и двое его телохранителей сели в Линкольн Лизергинского, сам он пересел
  на место рядом с Фоксом. Фокс завел машину и Линкольн поехал по дороге, ведущей
  к аэропорту.
  По дороге в аэропорт, Лизергинский продолжал разговаривать с Думкопфом. Фокс,
  выбрав место, где нет машин, незаметно нажал специальную кнопочку, отключающую
  бортсеть и двигатель заглох. Машина прокатилась еще немного по инерции и
  остановилась.
  - Упс! Что-то с движком! - сообщил Фокс.
  - Что? Что?! До отлета моего самолета осталось полчаса! Мы не успеем! -
  Взволновался Думкопф.
  - Хорошо, я сделаю всё что могу.
  Фокс демонстративно почеверещал стартером, затем вышел из машины, открыл капот и
  немного поковырявшись там сделал вывод:
  - Испортился стартер.
  - И что, ничего нельзя сделать?! - Думкопф взволновался еще сильнее.
  - Нет... Хотя, есть один способ. Можно толкнуть машину назад, тогда она покатится
  и я смогу завести двигатель.
  В разговор вмешался Лизергинский.
  - Гер Думкопф, было бы неплохо, если бы вы попросили своих телохранителей выйти
  и подтолкнуть нашу машину.
  - О, да, профессор. Это отличная идея! Парни, вы слышали что сказал Гер Блох? -
  обратился он к телохранителям.
  Те вышли из машины и начали толкать её. Линкольн покатился назад, Фокс подождал
  пока машина откатится на приличное расстояние, затем завел двигатель и резко
  рванул вперед, сбив обоих телохранителей с дороги. Бедняги даже не успели
  сообразить, что происходит и выхватить пистолеты.
  - Что это значит! - Прокричал Думкопф.
  - Спокойно! Просто что-то случилось с управлением - сказал Лизергинский
  по-русски, но уже без акцента.
  Не успел Думкопф опомниться, как Лизергинский приложил ему к лицу платок,
  смоченный в хлороформе, и тот мгновенно отключился.
  - А теперь, Фокс, разворачиваемся.
  - Босс, я понял почему он так испугался - у вас ус отклеился, - сообщил Фокс.
  - А у тебя, кажется, лысина... Мы должны немедленно связаться с полковником.
  
  Хвастунова попрощалась со всеми гостями.
  - Боже, как я сегодня устала. Завтра же я улетаю в Америку.
  Она вышла на крышу театра, где её ждал вертолет. Ненароком она взглянула вниз и
  увидела на стоянке одиноко стоящий Мерседес.
  - Это что еще за машина!? - прокричала она Соколовичу, - немедленно разузнайте!
  Соколович лично спустился вниз на стоянку и поговорил с водителем одинокого
  автомобиля. Через несколько минут ему стало известно, что Мерседес принадлежит
  Вольфгангу Думкопфу. Машина испортилась, а сам Думкопф уехал в аэропорт с
  каким-то седовласым мужчиной в очках.
  - Черт! А кто-нибудь еще был с Думкопфом?! - спросил Соколович.
  - Двое его охранников, - ответил водитель, - хозяин велел мне охранять машину.
  Когда Соколович немедленно доложил Хвастуновой о произошедших событий она пришла
  в ярость.
  - Идиоты! Ни за чем не могут уследить! Немедленно свяжитесь с охраной!
  Когда удалось связаться с охранниками, то они сообщили, что были сбиты
  Линкольном и в результате чего получили телесные повреждения. О направлении,
  куда уехал Линкольн со своим хозяином, они сказать тоже не могли, так как оба
  потеряли сознание во время удара.
  Хвастунова была в ярости. Она готова была рвать и метать. Сопротивление в
  очередной раз обводило её вокруг пальца. Она немедленно вернулась вертолетом на
  свой крейсер и приказала держать себя в курсе событий.
  Немного походив по палубе она успокоилась. Было темно. Океан действовал на нее
  благотворно. Она подошла к штурвалу и похлопала по нему рукой.
  - Кретины. Олухи. Никто не может выполнить ни одной даже самой простой моей
  команды по человечески. Кроме моего крейсера. О, да! Ты понимаешь меня с
  полуслова, - она обратилась к крейсеру, - стоит мне только пошевелить пальцем и
  вся твоя огневая мощь обрушится на головы этих идиотов. Стоит мне только
  крутануть штурвал и ты точно последуешь туда, куда я и только я прикажу. Если бы
  все люди вокруг меня были такими же исполнительными, как мой крейсер. Было бы
  гораздо легче установить порядки на этой планете. Но, к сожалению, как я уже и
  сказала, меня окружают полные идиоты и круглые дураки, а это так утомляет. Мне
  становится одиноко среди таких людей. Как жаль, что меня никто, никто не
  понимает...
  Хвастунова медленно отошла от штурвала и побрела в свою каюту, где она бросилась
  на кровать и сразу же заснула.
  На следующий день в один из полицейских участков пришло сообщение, в нем
  говорилось: "Rainbow! Ваш дорогой и уважаемый гость - Вольфганг Думкопф,
  является отныне нашим гостем. А точнее пленником. Мы предлагаем вам равную
  сделку - обменять вашего генерала на нашего программиста - Петра Котова. Обмен
  состоится сегодня в полночь на старом цементном заводе Љ23. С Котовым может быть
  только один человек. Мы ждем вас. WLR1".
  - Сопротивление! - разозлилась Хвастунова - это опять работа этого
  Лизергинского! Ну ничего, скоро ему придет конец!
  Хвастунова подозвала Соколовича.
  - Вы повезете Котова и обменяете его на этого раззяву Думкопфа... С вами поедет
  вооруженный отряд солдат.
  - Я!? - удивленно переспросил Соколович, - но позвольте, я же ваш информатор...
  Почему именно я?
  - Вы умный человек, Соколович. Я не доверяю этим прохиндеям из полиции, они и
  так уже провалили всё, что только можно.
  - Мы могли бы обратиться в ЦПЛ, мэм, - предложил он чувствуя, куда клонит
  диктатор.
  - Нет! - Хвастунова была непоколебима, - они уже показали себя. Я хочу, чтобы
  отряд возглавили именно вы!
  Соколовичу ничего не оставалось делать, как подчиниться:
  - Приказ будет приведен в исполнение, капитан.
  
  Лизергинский и Фокс стояли на большой плоской крыше одного из помещений
  цементного завода. Крыша завода когда-то использовалась Сопротивлением, как
  площадка для вертолетов. Место было глухое, завод находился далеко за городом и
  не функционировал уже более двадцати лет. Полковник специально выбрал это место,
  на случай, если случится что-нибудь неожиданное.
  - Уж полночь близится, а Германа всё нет! - пошутил Лизергинский.
  - Они должны появиться, босс. Этот человек является для них очень важным, - Фокс
  указал носком сапога на Думкопфа, который был связан по рукам и ногам и лежал
  рядом. Во рту у него был кляп.
  Прошло еще несколько минут. Лизергинский услышал шум.
  - Кажется у нас гости. - Прокомментировал он.
  Дверь, выходившая на крышу тихонько скрипнула и оттуда появился Котов. Он был в
  наручниках, его вел Соколович. Когда Соколович подошел поближе он посветил
  фонариком в лицо Лизергинскому.
  - Я не выношу прямого света, уберите это! - разозлился тот.
  - Сначала развяжите генерала - приказал Соколович.
  Фокс развязал Думкопфа и помог ему подняться на ноги. Соколович снял "браслеты"
  с Котова и толкнул его. Думкопф подошел к Соколовичу. Как только Котов подошел к
  Лизергинскому он закричал:
  - Это ловушка!
  - Поздно, - прокричал, Соколович и выхватил пистолет - ваша песенка спета! В
  здании полсотни вооруженных солдат, на этот раз вам не скрыться.
  Лизергинский попытался сделать шаг.
  - Стой! Убью на месте! - крикнул Соколович, держа его на прицеле. Не делай
  резких движений. Ты все равно не уйдешь! Подними руки!
  Лизергинский поднял руки. В одной он держал небольшую металлическую коробочку.
  - Одну минутку! У меня в руках детонатор. Завод заминирован. Если вы не
  оставляете нам выбора, мы готовы забрать вас с собой на тот свет.
  - Блеф! - закричал Соколович, - я тебе не верю.
  - Подумай, что будет, если Думкопф погибнет?
  - Чепуха!
  В разговор вмешался испуганный Думкопф.
  - Может быть они говорят правду?! Опустите пушку.
  - Не вмешивайтесь! Эти люди причинили нам слишком много неприятностей, чтобы так
  просто уйти живыми!
  - Ну, хорошо. Прощай, Фокс, ты был хорошим напарником. Прощай Котов,
  Сопротивлению будет нелегко без тебя... - Лизергинский тянул время.
  В это время он услышал шум лопастей.
  - Не двигайтесь! Довольно! Ваши россказни не произвели на меня впечатление! -
  продолжал кричать Соколович, размахивая пистолетом.
  Лизергинский увидел, как Думкопф начинает грызть ногти.
  - Э, да кажется этот парень не знает, что значит "играть со смертью". Дай-ка я
  его подзадорю, - подумал Сысоп и сказал печальным голосом, - Я нажимаю кнопку.
  Auf wiedersehen1, господин Думкопф, приятно было поболтать!
  Лизергинский был в точности прав. У Думкопфа сдали нервы.
  - Schmutzig Schwein2! - закричал он и бросился на Соколовича, пытаясь выбить у
  него из рук пистолет.
  - Прекратите сейчас же! - истошно закричал Соколович - не мешайте мне делать
  свое дело!
  - Я еще слишком молод, чтобы лишаться жизни из-за какого-то психа!
  Думкопф повалил Соколовича на пол и тут пистолет выстрелил. Пуля пронзила грудь
  Соколовича.
  - Что... Что ты наделал... - прошептал он и замолчал.
  - Я спасал свою жизнь и жизни других людей - оправдался Думкопф.
  Тут показался небольшой вертолет. Он завис над крышей и пилот сбросил лестницу.
  Котов и Фокс забрались по ней в вертолет, Лизергинский долез до половины и
  крикнул:
  - Эй, господин Думкопф, не желаете полететь с нами?! Вы оказали нам большую
  услугу!
  - О чем вы говорите!? - прокричал Думкопф ему в ответ.
  - Очень жаль! Курите на здоровье! - Лизергинский бросил Думкопфу свой знаменитый
  портсигар с вмятиной от пули, который все приняли за детонатор в те минуты. Он
  был прекрасным артистом!
  Через пару минут несколько солдат поднялись на крышу. Там они обнаружили
  Соколовича, лежащего в луже крови, Думкопфа, истерично смеявшегося над какой-то
  металлической коробочкой и вертолет, улетающий вдаль. Солдаты пытались стрелять
  вслед вертолету, но ни одна их пуля не попала в цель.
  
  - Ха-ха, Котов, ты в порядке! - Лизергинский похлопал товарища по плечу - они не
  пытали тебя?!
  - Полиции Rainbow было некогда меня пытать. Она изводилась по поводу твоих
  сногсшибательных выходок. Правда, меня проверяли на детекторе лжи. Но что такое
  этот глупый приборчик по сравнению с моим гениальным мозгом, который обмозгует
  любую железяку.
  - Славно сказано, дружище! Надеюсь, твой гениальный мозг сделал копию
  содержимого ноутбука?
  Вертолет подлетал к секретной базе Сопротивления.
  - Наконец-то я дома! - обрадовался Лизергинский.
  Он не предполагал, что впереди его ждут приключения намного опаснее и
  захватывающее, чем это.
  
  Вертолет летел над лесом. Вскоре лес закончился и за ним последовали холмы.
  Одним из таких холмов являлся вертолетный ангар базы Сопротивления. Когда
  вертолет, в котором летел Лизергинский подлетел к ангару, посадочная площадка
  была размаскирована. Вертолет приземлился, Котов, Фокс и Лизергинский вышли.
  Было темно. Сопротивление очень редко пользовалось вертолетами, только ночью и
  только в экстренных случаях. Этот вертолет был последним действующим
  экземпляром.
  - Черт, мне не верится, что я наконец вернулся, - сказал Котов.
  - А мне не верится, что я наконец отдохну от всей этой нервотрёпки, -
  Лизергинский зевнул.
  Как только лопасти вертолёта прекратили свое вращение, механики сняли их,
  подогнали грузовик и взяв на буксир винтокрылую машину покатили её в ангар.
  Закончив с этой работой, они принялись тщательно маскировать вертолетную
  площадку и ворота ангара. Через пару часов здесь не было и намека на какой либо
  секретный оплот Сопротивления.
  Ангар представлял собой огромное подземное помещение с высоченным потолком.
  Кроме только что прилетевшего, здесь стояла еще пара вертолетов. Они были в
  довольно запущенном состоянии. У Сопротивления города Хвастунова было еще очень
  мало средств для их ремонта. Еще в ангаре находилось несколько машин. В самом
  углу стоял черный Nesser.
  Как только наши герои вошли в ангар, Фокс увидел свою машину.
  - После тяжелого дня можно и отдохнуть!
  Фокс пошел к своей машине, шум его шагов эхом разносился по всему ангару.
  Водитель до такой степени любил свой автомобиль, что даже предпочитал спать в
  нем (или "с ним", как иногда шутил Сысоп). Лизергинский и Котов направились к
  маленькой двери в одной из стен ангара. Дверь вела в подземный коридор,
  уходивший еще дальше вглубь земли. Стены коридора были покрыты серой
  пластмассой. Она была очень легкой и очень прочной, прочнее стали. Технология
  производства этой пластмассы была изобретена русским Сопротивлением и даже
  любезно предоставлена иностранному. Коридоры постоянно разветвлялись и чем-то
  напоминали муравьиные норы, часто попадались двери безо всяких знаков отличия.
  Этого, в принципе, было и не нужно - свои прекрасно знали, где что находится, а
  чужим этого знать и не предназначалось. Иногда, навстречу шли знакомые агенты,
  они несли инструменты, шифровки, кодировочные устройства и прочие предметы по
  своему назначению.
  Еще одна дверь, такая же, как и все остальные, намеревалась промелькнуть мимо
  спешивших Лизергинского и Котова. Но они остановились. Котов постучал. До боли
  знакомый голос, которым так часто пищали пуговицы агентов, энергично
  скомандовал:
  - Войдите!
  Агенты зашли. Как только человек, сидевший за столом в кабинете без окон, увидел
  кто к нему пришел, он страшно обрадовался:
  - Агент ЛСД, вам удалось-таки провернуть это дело с Думкопфом, поздравляю вас!
  - Спасибо, полковник - поблагодарил Лизергинский.
  - Вы здорово поработали. Присаживайтесь. И вы присаживайтесь, агент Котов.
  Котов и Лизергинский присели на стулья, которые составляли скромное убранство
  кабинета. Кроме них и стола в комнате стоял большой сейф, шкаф с документами и
  радиопередатчик в углу. На столе, о котором уже говорилось, были аккуратны
  стопочками разложены бумаги и книги. На краю стоял телефон и табличка с
  надписью: "Полковник Шанс Иван Николаевич".
  - Последнее время мы очень рисковали. Наши люди очень часто гибнут на таких
  заданиях. Ваше хладнокровие поражает и приводит меня в восхищение, агент
  Лизергинский. Вам, черт возьми, ужасно везет!
  - Нет, полковник, - усмехнулся Сысоп, - всё гораздо проще. Смерть боится меня.
  Полковник покачал головой.
  - Мне ничего не остается, как поздравить вас. Вы можете быть свободны. Однако, я
  не рекомендую вам расслабляться, для вас есть новое задание.
  Сысоп вышел из кабинета полковника и уверенной походкой последовал к своему.
  
  III
  - Наша подземная база имеет множество достоинств, - говорил полковник Шанс, -
  она практически невидима для объектов противника. Но, однако, появилась
  опасность обнаружения нас со спутника.
  Лизергинский сидел в кабинете полковника и внимательно слушал его рассказ.
  Прошло две недели после того, как вернулся Котов. Он так и не взломал секрет
  Хвастуновского компьютера. Rainbow восстановило своё производство в городе,
  однако полиция продолжала бездействовать.
  - Насколько я знаю - у противника нет спутников с такими возможностями. -
  Успокоил полковника Лизергинский.
  - Сысоп Сысопович, - фамильярно обратился к нему полковник, - за время вашего
  двухнедельного отдыха, информация успела устареть. Вам известно, что неподалеку
  отсюда расположен техцентр Rainbow? Они давно, что-то там строили. Однако, у нас
  было много других дел и мы не обращали на это особого внимания. Пару дней назад
  наше оборудование засекло запуск ракеты-носителя со спутником-шпионом. Наш
  резидент сообщил нам интересную информацию. Возможно его сведения несколько
  преувеличены, но этот спутник, по его словам, может "читать" газетный текст в
  безоблачную погоду. Вы понимаете, что для нас значит рассекречивание наших
  объектов?
  - Это конец.
  - Вы совершенно правы. Именно поэтому, я доверяю вам это задание. Вы - один из
  самых лучших агентов Сопротивления.
  - Благодарю вас за комплимент, полковник.
  - Задание потребует от вас знания некоторых компьютерных технологий. Спутник
  Rainbow является принципиально новой разработкой. Наши специалисты навели
  справки. Он был сделан в Тайване. Кодовое название GS-SATELLITE-324-1123. Вся
  информация пересылается в техцентр.
  - Прекрасно, теперь скажите мне, как можно вывести эту игрушку из строя.
  - Обычно, такие спутники управляются главным компьютером из того же техцентра.
  Сейчас идет настройка, у нас еще есть время, чтобы проникнуть в центр и
  обезвредить компьютер. После того, как вас проинструктируют наши инженеры, вы
  должны приступить к операции.
  Получив еще кое-какие сведения, Лизергинский удалился из кабинета полковника.
  
  Крейсер продолжал стоять на якоре. Все было по прежнему спокойно, пока из
  радиорубки не выскочил огромный крепко сложенный детина с шифровкой в руке. Пока
  раненый Соколович томился в госпитале, он стал главным информатором Хвастуновой.
  Иван Бабаев был профессиональным киллером, он умел ловко маскироваться,
  появляться там где нужно в самый ответственный момент, разбивать пять кирпичей
  одним ударом и к тому же имел черный пояс по карате. Он прибыл на крейсер по
  приказу совета Rainbow. Хвастуновой сразу не понравился этот грубый неотесанный
  парень. Она давно мечтала избавиться от порядком надоевшего ей Соколовича и
  наконец, как только ей это удалось - появился этот Бабаев.
  - Товарищ капитан! - кричал он, чуть ли не надрываясь - Товарищ Капитан! Пришла
  секретная шифровка!
  Хвастунова развернулась и морщась от громких криков посмотрела на Бабаева.
  - Зачитай.
  - Так точно. - Он начал читать, - GS раскручен. План работает. Завтра в пять.
  Ждите. Икс.
  - Всё ясно, мой план претворяется в действие. Агент Икс действительно приносит
  пользу... Бабаев, слушай мою команду.
  - Слушаю, капитан!
  - Эта шифровка говорит о том, что у нас появился еще один шанс уничтожить этого
  Сысопа Лизергинского, я надеюсь, Бабаев, тебе можно доверять?
  - Бабаев к вашим услугам, товарищ капитан!
  - Все вы так говорили, пока не прокололись. Я все еще продолжаю жалеть, что
  связалась с такими идиотами... Что ж, ты, однако, можешь отличиться умом и
  сообразительностью. Насколько я знаю, ты убиваешь тихо и быстро. Мы заманили в
  ловушку нашего самого злейшего врага, теперь осталась самая простая задача -
  раздавить этого гада. По сообщениям нашего резидента, в пять часов после
  полудня, на наш техцентр номер три должен пробраться Лизергинский, его цель -
  обезвредить наш новый спутник. Ты обязан сидеть за компьютером и смотреть в оба.
  Как только увидишь его - сделай всё, что угодно, но завтра его галстучек должен
  быть у меня... А иначе...
  - Позвольте спросить, что иначе?
  - Иначе ты отправишься в кругосветное плавание... Кормить рыбок. Мне надоело
  держать вокруг себя идиотов, пора показать, кто здесь настоящий хозяин!
  
  Техцентр был окружен кольцом леса. Лизергинский знал, что следующее задание
  будет непростым. Пробраться на территорию техцентра было практически невозможно.
  Вход охранялся тремя вооруженными охранниками. Кругом крутились камеры слежения,
  готовые в любой момент поднять тревогу и застрелить чужака. Из своего укрытия,
  Лизергинский смотрел в бинокль на бетонную стену приличной высоты. На её верху
  были намотаны витки колючей проволоки, по которой тек ток высокого напряжения.
  - Что ж, на все вопросы есть разумные ответы, - заметил Лизергинский и принялся
  ждать дальше и наблюдать за происходящим.
  Через некоторое Лизергинский услышал сзади приглушенный треск сухих веток. Он
  обернулся и увидел вдалеке офицера Rainbow, тихо ковыляющего к центру, через
  лес. Очевидно у бедняги сломалась машина и ему пришлось идти пешком не один
  километр.
  - Как говорит полковник Шанс, это шанс - подумал Лизергинский и достал свой
  ГЛОК-18 с глушителем.
  Вообще-то он редко пользовался оружием, хотя был и неплохим стрелком, но на
  такое опасное задание, без оружия его просто не отпустили. Подумав: "Зачем мне
  зря таскать с собой эту железяку?", Лизергинский взял пистолет в правую руку и
  тихонько начал выползать из своего убежища. Затем он осторожно спрятался за
  самую толстую сосну и начал поджидать. Лейтенант, который уже почти ничего не
  соображал от усталости, так и не понял, что его ударило по голове, хотя на самом
  деле это был пистолет с глушителем.
  - Мило, - усмехнулся Лизергинский, одев новую офицерскую форму. - Теперь можно и
  на войну. Вот что значит маскировка.
  Ощупав как следует мундир, он обнаружил в нем удостоверение личности офицера.
  Ему ничего не стоило отодрать от него старую фотографию и прилепить свою с
  усиками.
  - Одну минуточку, - буркнул он сам себе и прилепил усики.
  И Лизергинский смелой походкой отправился к входу. У ворот охранники отдали ему
  честь.
  - Здравия желаем, сэр лейтенант.
  - Могу я пройти внутрь?
  - Покажите ваше удостоверение.
  Лизергинский вытащил корочку и ткнул ее в лицо охраннику. Тот, посмотрев на
  корочку туповатым взглядом, разрешил пройти и открыл ворота. За воротами
  располагался сам комплекс. Кругом стояли зенитки, противовоздушные ракетные
  установки и, посередине, большой радар, который постоянно крутился. Рядом с
  радаром находилось трехэтажное здание, в котором собственно и находился
  техцентр.
  Лизергинский посмотрел на часы, было ровно пять часов. Осторожно прокравшись к
  зданию, минуя камеры слежения, он пробрался в здание. Хотя его и не могли засечь
  в форме офицера, он все равно хотел, чтобы никто не знал, что в здание техцентра
  кто-то вошел.
  Бабаев тем временем сидел за пультом управления и наблюдал за картинкой на
  мониторе. На ней был тот же самый скучный вид со всех сторон. Рядом с пультом
  стояла большая пластиковая бутылка с пивом. Хотя Хвастунова категорически
  запрещала своим подчиненным пить на работе спиртные напитки, даже такие слабые,
  как пиво, Бабаев уже умудрился проглотить полбутылки.
  - Скучища, - тут он заметил, что уже без пяти пять, - эх время летит, надеюсь за
  пять минут ничего не случиться - схожу-ка я освежусь.
  И он вышел, не замечая, что прямо перед его носом, за углом, стоит Сысоп
  Лизергинский.
  - Офицер! Что вы здесь делаете? - спросил Бабаев.
  - Меня послали охранять ваш досуг, - сымпровизировал Лизергинский опустив взгляд
  в пол.
  - О! Отлично! Вы то мне и нужны!
  - Я к вашим услугам, - сказал он немного удивившись.
  - Видите ли, мне нужно следить за этими мониторами, чтобы все было на них чисто.
  Как вы, наверное, уже знаете, лейтенант, мы ловим особо опасного шпиона. А мне
  нужно срочно отли... ой, простите! Отлучиться по своим делам. Посмотрите за
  мониторами, пока меня нет, если увидите кого-нибудь подозрительного, сразу жмите
  на красную кнопку.
  - Хорошо, я так и сделаю.
  Получив доступ к пульту управления, Лизергинский хотел начать вводить в
  компьютер новую программу, но поняв, что у него очень мало времени, решил
  воспользоваться планом "Б". Он достал из потайного кармашка снотворное, которое
  было обязательным реквизитом каждого агента, и всыпал полную дозу в бутылку с
  пивом. Мгновенная реакция и лекарство растворилось. В это же время подошел
  Бабаев:
  - Ну, что, лейтенант, вы не видели ничего подозрительного?
  - Ничего.
  - Отлично.
  Он уселся на стуле, взял бутылку и в несколько глотков осушил ее. "Вот это пьет!
  Наверное ему не хватит дозы снотворного": подумал Лизергинский. Но не прошло и
  несколько минут, как "суперубийца" закинул ноги на пульт и приготовился отойти
  ко сну.
  - Знаете, - Бабаева явно начало развозить, - вы мне кого-то напоминаете. А вот
  кого - убей не помню!
  Он уже еле ворочал языком, достав из кармашка фотографию он дал ее
  Лизергинскому.
  - Офицер... Если увидите этого человека - разбудите меня... - послышался здоровый
  храп.
  - Вот теперь можно приступать к программированию.
  Всё программирование заключалось в том, что на пульте под стеклом находилась
  красная кнопка самоуничтожения спутника. Лизергинский аккуратно разбил стекло и
  с победным видом нажал на кнопку. Теперь ему оставалось только покинуть
  комплекс. По этому поводу Лизергинскому в голову пришла гениальная идея. Он
  подошел к компьютеру и начал что-то набирать на клавиатуре.
  Персонал, комплекса заметил, что радар перестал крутиться, а противоракетные
  установки сворачиваются. Вдруг во всех постройках комплекса закричали
  громкоговорители.
  - Говорит Бабаев. В здание техцентра проник шпион. Он убит. Но перед этим он
  успел ввести в компьютер программу и комплекс самоуничтожится через несколько
  минут. Приказываю всему персоналу немедленно покинуть территорию комплекса!
  Довольный своей выходкой, Лизергинский выбежал из здания техцентра и вместе со
  всем персоналом и охраной покинул комплекс.
  
  Бабаев подпрыгнул на стуле и проснулся.
  - Где я!
  Он увидел, что вокруг никого нет, все экраны погасли и что самое главное -
  нажата кнопка самоуничтожения. От удивления он раскрыл рот.
  - Что-о-о? Где офицер! Я лично сломаю ему шею!
  Бабаев принялся метаться по территории комплекса, но никого обнаружить ему не
  удалось. Вдруг, вдалеке послышался шум винтокрылых боевых машин. Он понял, что
  это конец и что ему не жить. "Бежать!": пронеслось у него в голове. "Бежать и
  никогда не возвращаться". Он как подорванный побежал с территории комплекса.
  Куда он побежал никому было неизвестно.
  
  Прошло еще несколько дней. Полиция потихонечку искала Сысопа Лизергинского и
  седовласого старичка с его лысым водителем. Вскоре, эти поиски и вовсе
  прекратились. Тем временем Лизергинский и Фокс разъезжали по городу на
  стареньком жигулёнке. Хотя путешествовать по городу было и не очень безопасно,
  Сысоп решил сделать несколько вылазок. Полковник понимал, что хотя Лизергинский
  хороший агент, он прежде всего человек и ему нужно отдыхать не только физически,
  но и психологически.
  Дело было вечером. Лизергинский с Фоксом возвращались из ресторана "Приют
  Радуги". Лизергинский хотел посмотреть на выступление "Дикого Ангела" еще раз,
  но ему сообщили о том, что певица закончила свои гастроли по Хвастунову и уехала
  в неизвестном направлении. Раздосадованный, Сысоп возвращался на базу. Вдруг, в
  одном закоулке на обочине старой дороги он увидел как из картонной коробки
  выглянул и быстро спрятался оборванный парень.
  Что я вижу! - заинтересовался Лизергинский. - Фокс, подкати-ка к той штуке.
  Подъехав к коробке, он заметил за ней какое-то шевеление. Вдруг, шатаясь
  показался водила, которого Лизергинский напугал в самом начале этой истории.
  Водила выглядел очень плохо: заросший, грязный, было видно, что последнее время
  он жил на помойке.
  Эй, парень! - крикнул Лизергинский, - помнишь меня?!
  - Еще бы, твою мать! Из-за тебя я лишился последнего: номера в гостинице, работы
  и прав на вождение!
  - А, что так трудно поступить на другую работу?
  - Я ничего не умею, - ответил парень, - в детстве был тунеядцем и лентяем,
  учился плохо. В институт не взяли. В войска тоже - уж больно хилый. Ничем не
  занимался - промотал дом. Кое-как научился водить, получил права и устроился в
  Rainbow развозчиком. Год работал, жил в комнате, предоставленной компанией. А
  ты! Из-за тебя!..
  - Ну-ну, не кипятись! Rainbow любишь?
  - Да кто его сейчас любит, все бы рады против него пойти, но такие, как
  известно, плохо кончают.
  - Не скажи. Ты знаешь кто я?
  - Хорош задавать вопросы, я два дня не ел!
  - Так вот. Я Сысоп Лизергинский, мы с моим водителем, Фоксом представители
  Сопротивления. Мы ведем борьбу с Rainbow и довольно успешно.
  Лизергинский достал бумажный пакет с бутербродами и передал его парню, тот с
  жадностью на них набросился. Еда успокаивающе повлияла на него, и он понемножку
  успокоился.
  - Твои портреты висят на каждом шагу, Rainbow дает за твою голову миллион
  кредитов - говорил он пережевывая бутерброд, - ты самая популярная личность в
  городе.
  - Rainbow никогда никому не даст ни копеечки. Ну, а что говорят в народе?
  - Одни - считают тебя сумасшедшим, другие героем, третьи - пытаются повторить
  твои подвиги. Недавно на военном заводе устроили диверсию - уничтожили десять
  танков. Эх сколько народу полиция перебила... В общем поднимается патриотическое
  настроение, ведь порядки Rainbow уже всех порядком достали.
  - Я рад. Прости меня конечно за ту выходку. У меня к тебе есть предложение.
  Вступай в Сопротивление.
  Водитель подумал.
  - Эх, похоже ничего не остается делать. Вступаю! Что для этого нужно сделать?
  - Поехали с нами. Конечно, шикарных апартаментов мы тебе не гарантируем, но всё
  же у тебя будет крыша над головой и работу какую-нибудь мы тебе подыщем...
  - Да ну! Здорово, поехали! - водитель просто засиял.
  - Как тебя хоть звать то, коллега? - Спросил Фокс.
  - Кузьма Кузьмич меня звать, - ответил парень и уселся на заднее сидение.
  - Поехали! - скомандовал Лизергинский и старенькая машина медленно тронулась.
  Фокс заскрипел зубами. Ему было очень не по себе от вождения такой машины,
  которую он называл "гробиной" и прочими обидными названиями. Но делать было
  нечего - Nesser находился в розыске.
  
  IV
  Когда Хвастунова узнала о провале операции, она просто промолчала. Сведения о
  гибели спутника, стоимостью в миллиарды кредитов, заставили её плюнуть на
  палубу. Такое случалось крайне редко, потому что Хвастунова очень любила свой
  крейсер и всегда содержала его в чистоте и порядке.
  - Нет! Этот человек не просто назойлив! Он начинает сводить меня с ума. Ах,
  Лизергинский в молодости ты был не таким. Я тебя помню, ты был слабым
  застенчивым трусом, не способным ни на какие самостоятельные действия. Откуда в
  тебе взялось столько силы? Как жаль, что я отвергла тебя и не дала тебе
  завоевать мир вместе с собой. Из тебя бы получился мой самый лучший шпион. А
  теперь я одна среди кретинов. Нас так мало осталось на этой глупой планете.
  Теперь я точно уничтожу тебя, Сысоп Лизергинский, чего бы мне это не стоило.
  Хвастунова достала свой радиотелефон и очень долго беседовала с кем-то. Она
  опять обратилась в центр подготовки ликвидаторов за помощью. На этот раз она
  выбрала проверенного и надежного человека - Анатолия Толянски. Этот человек был
  одним из самых лучших снайперов в Rainbow. На его счету были сотни убитых
  сопротивленцев. Теперь его целью было убить "двух зайцев" - полковника Шанса и
  Лизергинского.
  Совсем недавно Хвастуновой лично пришла шифровка от тайного агента "Икс". В
  шифровке сообщались дата и время, когда полковник будет покидать базу и по какой
  дороге он будет ехать.
  Хвастунова продолжала беседовать по телефону:
  - Вы хотите, чтобы я нейтрализовал Сысопа Лизергинского? Я долго ждал, когда вы
  мне прикажете! - хищным голосом говорил снайпер.
  - Толянски, вы понимаете меня с полуслова. Вот только убивать вы будете не один,
  а на пару с Таней Шмидт. Я дам ей возможность реабилитироваться. Я хочу
  предупредить вас обоих, что Сысоп Лизергинский - крепкий орешек. Убить его будет
  очень не легко. Вам придется проявить чудеса ловкости и изворотливости, проявить
  все свои умения, для того, чтобы сделать то, что я вам приказала. Вы должны
  схватить полковника, но не убивать его - он мне понадобится! Можете использовать
  его как приманку. Но Лизергинский - он должен умереть!
  
  На следующий день Фокс с Лизергинским возвращались из очередной поездки в город.
  Фокс, как обычно скрипел зубами и то и дело жаловался на плохие тормоза и старый
  двигатель. Неожиданно пропищала пуговица Сысопа.
  - Агент ЛСД. У меня для вас плохие новости! - говорил чей-то женский голос.
  - В чём дело? Кто говорит? - удивленно спросил Лизергинский.
  - Полковник Шанс... - сказал голос.
  - Что с полковником?! Говорите!
  - Нам пришло сообщение. Его джип подорвался на мине возле южного арсенала Љ3.
  Склад заминирован... Кажется о нем прознал Rainbow. Нам ничего неизвестно. От него
  никаких вестей.
  - Кто это говорит?! - спросил он опять.
  Но ответом ему было одно шипение.
  - Проклятье! - выругался Лизергинский, - кто это мог быть?
  - В любом случае, это был наш человек. Он говорил на тайной частоте
  Сопротивления.
  - Если это так, то полковник наверняка попал в серьезную переделку! Жми на газ,
  Фокс!
  Когда Лизергинский подъехал к замаскированному военному складу, он увидел
  перевернутый джип полковника. Никого вокруг не было. Вдруг, в глаза ему
  бросились четыре небольших колышка, вбитых в землю. От колышков тянулись нити,
  на которых было подвешено взрывное устройство. Противопехотная мина была так
  искусно замаскирована, что только натренированный шпионский взгляд Сысопа мог её
  увидеть.
  - Стоп! Не подъезжай ближе! Здесь все заминировано! - немедленно предупредил он
  своего водителя.
  - Так точно... А-а-а!
  Не успел Фокс договорить, как пуля продырявила заднее стекло и пронзила его
  плечо навылет.
  - Ложись! - скомандовал Лизергинский и выбежал из машины.
  В это время пуля просвистела в сантиметре от его уха.
  - Так дело не пойдет! - Лизергинский быстро залез обратно в машину, - Фокс ты
  жив?
  - Более или менее.
  - Откуда стреляют? - спросил он.
  - Я понял! Возле склада есть охранная вышка, кажется, стреляют оттуда.
  Лизергинский посмотрел и действительно увидел вышку.
  - Смотри, Фокс, отсюда к вышке ведут следы, причем они совсем еще свежие!
  - Что вы задумали, босс?
  - У меня есть гениальная идея! Ты можешь развернуть машину по направлению к
  вышке?
  - Думаю, да.
  - Разверни ее прямо сейчас и когда я дам команду - включай фары на полную
  мощность! Только следи за минами!
  - Я, кажется, понял ваш замысел, - Фокс начал медленно разворачиваться.
  - А теперь, я выхожу!
  - Босс, вы не можете подвергать себя такой опасности...
  - Брось ты! - крикнул Лизергинский и выбежал из машины.
  Толянски тем временем, как и предполагал Фокс, находился на вышке и наблюдал за
  каждым движением Лизергинского по краю минного поля.
  - Черт! - Выругался он, когда пуля, которая предназначалась его жертве,
  пролетела мимо.
  Он продолжал целиться из своей снайперской винтовки типа M-24. Но ни
  Лизергинский, ни его водитель - Фокс, так и не показывались из машины. Вдруг
  Толянски увидел, что машина потихоньку разворачивается.
  - Странно, - подумал он, - что происходит? Неужели бегут!?
  Следующее и вовсе поразило Толянски, - Лизергинский выскочил из машины и встал
  прямо перед ней. Раскинув руки, он кричал: "Ну! Давай же, стреляй в меня! Сукин
  ты сын!".
  - Не понимаю, что он делает, но это мне на руку! - Подумал Толянски и
  прицелился.
  Но только он собрался нажать на курок, как Лизергинский махнул рукой и крикнул:
  "Давай!". Яркие лучи дальнего света фар Жигулей ошарашил и ослепил горе-снайпера
  и его винтовка полетела вниз на землю. Когда блики и зайчики перестали застилать
  его глаза, Толянски увидел, что Лизергинского нет на поле.
  - Подождите минуточку, господин снайпер! - холодное дуло пистолета коснулось его
  затылка, - похоже охотник превратился в жертву, не так ли? Хм!
  Лизергинский усмехнулся, достал наручники и защелкнул их за спиной Толянски.
  - А теперь пойдем! - они спустились с вышки и Лизергинский повел снайпера к
  машине по той дорожке, которую он заметил раньше. Так им удалось пройти почти до
  самой машины. Когда до нее оставалось несколько метров, со стороны склада
  выбежала Таня, вооруженная Береттой 93R. Лизергинский не видел её. Вдруг она
  пару раз выстрелила в воздух и прокричала:
  - Анатолий!
  Толянски резко дернулся, развернулся и выбил ногой пистолет из рук
  Лизергинского. Пистолет упал на землю, Толянски же побежал перпендикулярно
  дорожке. Но толи он выбрал неправильный путь, толи перепутал направление, под
  его ногами раздался взрыв и его отбросило на несколько метров.
  - Нет!!! - Прокричала Таня, - ты негодяй!!!
  Она направила свой пистолет на Лизергинского и выстрелила. Красное пятно
  появилось на его рубашке, самого его отбросило назад и повалило на землю. Тогда
  Таня подбежала поближе и очередью выпустила в Лизергинского всю обойму
  девятимиллиметровых патронов.
  - Всё кончено. - Промолвила Таня, глядя на окровавленный труп, - какой ценой
  досталась нам твоя смерть!?
  Таня бросила пушку и подошла к воронке, возле которой валялся Толянски. Она
  склонилась над ним и заплакала. Снайпер был близким другом Тани.
  - О нет... - она не могла говорить, слезы не давали ей этого.
  - Таня... - Толянски открыл глаза.
  - Ты жив! - выдавила Таня сквозь слезы.
  - Прости меня, Таня... - это были последние его слова.
  - Нет... - она зарыдала еще сильнее.
  Она рыдала над трупом Толянски еще несколько минут и не замечала ничего. Она не
  замечала даже того, что труп Лизергинского медленно поднялся, встал на одно
  колено, затем на ноги. Так же медленно подошел он к своему пистолету и поднял
  его с земли. Лизергинский подошел к рыдающей Тане и тихонько похлопал её по
  плечу. Она оглянулась.
  - Твоя Беретта имеет магазин в 15 патронов. 13 из них ты выпустила в меня.
  Несчастливое число, как ты думаешь?
  Этого бедная девушка вынести не могла. Перед ней стоял труп, который она сама
  собственноручно расстреляла. Труп ухмылялся и держал пушку перед её лицом. Таня
  ахнула и потеряла сознание.
  - А это между прочим еще и больно! Синяки долго будут болеть!
  Лизергинский спрятал пистолет, подошел к Толянски и проверил пульс. Снайпер был
  мертв.
  - Бедняга, - сказал он и закрыл его глаза, - я вовсе не хотел твоей смерти.
  Каждый час, каждую минуту мы играем с ней. За любое нарушение правил она
  настигает тебя. Кажется, ты нарушил правила. Прости, но этот конец ты выбрал
  себе сам...
  Лизергинский осторожно взял Таню на руки и понес ее к машине. У машины его
  встретил Фокс с походной аптечкой. Каким то образом он сам умудрился
  перебинтовать свое плечо. Лизергинский уложил Таню на заднее сидение и сказал
  Фоксу:
  - О ней нужно позаботиться. Бедняжка.
  Однако Фокс молчал и удивленным взглядом смотрел на Лизергинского.
  - Что? Почему ты так на меня смотришь? Неужели я испачкался? - он посмотрел на
  свою рубашку и вскрикнул. - Ох! Я совсем забыл! Это так реалистично, что у меня
  у самого мурашки!
  Он снял пиджак и расстегнул рубашку, под ней оказался помятый, но устоявший под
  натиском врага бронежилет, покрытый пакетиками красной краски.
  - Слава богу, босс! - облегченно вздохнул Фокс, - Но как такое может быть!? Я
  сам прекрасно видел! Такая атака любого оставит валяться в дырявом бронежилете!
  - Это необычная броня, Фокс - моя собственная разработка. Обычный бронежилет
  очень громоздкий и тяжелый, а этот легок и незаметен. Помнишь, в ангаре и
  коридоре штаба, стены покрыты специальной пластмассой. Этот бронежилет сделан
  как раз из той пластмассы. Он был готов буквально вчера и я не успел испытать
  его в тире. Теперь я знаю, какая это классная вещь. Вот только жарко очень... И
  рубашку придется выбросить.
  Фокс только присвистнул.
  - А еще у меня поножи к нему есть. Шортики такие - классические, надо сказать, я
  не надел их сегодня. Но к моему счастью эта девушка оказалась честным соперником
  и не стала стрелять ниже пояса!
  В это время со стороны склада раздались ругательства и проклятья. Из-за ели
  показался полковник с перебинтованной головой. Хромая он пытался пробраться
  через колючие кусты.
  - Полковник! Стойте! Там мины! - Прокричал Лизергинский.
  Полковник остановился, но всё же продолжать сыпать проклятья.
  - Он жив! - Обрадовался, Фокс, - Товарищ полковник, вы живы!
  - Еще бы, мать вашу! Пока вы там возились я сам выбрался на свободу! Подумать
  только, эти негодяи заперли меня в арсенале!
  Фокс вызвал по пуговичной связи подмогу. Долго ждать не пришлось. Через четверть
  часа к складу подъехал обычный грузовичок Rainbow и оттуда выбрался человек
  небольшого роста, но необычайно крепкого телосложения. В руках он держал
  огромный чемодан, чуть ли не с себя самого. Неизвестно почему, но все называли
  этого человека Сусликом. Он уже привык и не обижался, когда его так называли.
  - Сапер Кукуев к вашим услугам. Привет Фокс, здравия желаю, агент Лизергинский.
  - Здорово, Суслик, - усмехнулся Лизергинский, - для тебя есть задание: нужно
  разминировать полковника.
  - Разрешите вопрос, - спросил Суслик, указывая на труп Толянски, - что это?
  - Это... Да простит меня всевышний... Труп. - Вздохнул Лизергинский.
  - Понял. Приступаю к разминированию полковника и трупа тоже. - Кукуев действовал
  быстро и оперативно.
  Он принялся доставать из своего чемодана саперное оборудование. Пока Суслик этим
  занимался, Лизергинский спросил Фокса:
  - Как твоя рука?
  - До свадьбы заживет... - Пошутил Фокс, - но, сами понимаете, качественно водить я
  уже не смогу, как минимум месяц. А за месяц может произойти много чего
  интересного.
  - Ничего, Фокс, не волнуйся! - Лизергинский похлопал его по здоровому плечу - Мы
  еще протараним проклятую радугу на этом стареньком Жигуленке!
  - Ай, босс! Не пугайте меня, вы же знаете, как меня бесит эта машина! - Его
  взгляд упал на Таню, которая еще не пришла в сознание. - Босс, что мы будем
  делать с ней?
  - С ней? На всякий случай я надел на нее наручники. Девушка получила огромное
  душевное потрясение. Мне её очень жаль.
  - Жаль!? Как вы можете жалеть человека, который несколько минут назад пытался
  вас убить?!
  - Эх, Фокс. Эта девушка находилась непосредственно под влиянием Хвастуновой. Ты
  не представляешь, что делает Rainbow из людей! Оно делает из них убийц. Эта
  девушка наверняка не была такой, пока не попала под влияние этой организации.
  Хвастунова тоже не была такой, уж я то знаю. Человек, который заварил эту кашу,
  уже мертв, но дело его живет. Наша цель прервать это и восстановить статус-кво.
  А для начала надо научиться ценить человеческую жизнь!
  Лизергинский достал из аптечки ампулу с нашатырем, открыл ее и дал понюхать
  Тане. Понемногу та очнулась.
  - Где я нахожусь?
  - Не бойся, ты в безопасности, - ответил Лизергинский.
  - Ты! Ты жив! Я не верю!
  - Как видишь, я жив!
  - Что тебе от меня надо?! Из-за тебя погиб мой друг! - Таня снова заплакала.
  - Твой друг - убийца. А ты - плохой убийца если не умеешь держать себя в руках и
  терять друзей.
  Таня молчала. Слезы скатывались по её щекам.
  - Я хочу спросить. Зачем? За что ты воевала? - спросил Сысоп.
  - Это что, допрос?! Что тебе от меня нужно! Я не собираюсь отвечать на твои
  вопросы!
  Таня была в ярости.
  - Успокойся, - Лизергинский попытался сменить тему, - как тебя зовут?
  - Пошел ты ...! Иначе я попытаюсь убить тебя в четвертый раз!
  - В четвертый? - удивился Лизергинский.
  - Первый раз в гостинице, я стреляла в тебя из окна другого дома. Второй раз на
  джипе. И третий раз сегодня... Негодяй! Ты что бессмертный!!?
  - Нет. Я такой же человек, как и все. А кто ты?
  - Проклятье! - Таня попыталась вырваться, но была прикована наручниками к дверце
  автомобиля, - зачем ты издеваешься надо мной!? Лучше убей меня, так будет лучше!
  Я всё равно не смогу вернуться. Rainbow не оставляет в живых тех, кто побывал в
  плену!
  - Ха! И что тебя держало там в этом Rainbow? Деньги? Честь? Слава? Желание стать
  героем? За что ты убивала наших людей!? За то, что они стремились к свободе?
  Хорош героизм!
  Таня промолчала.
  - Мне жаль тебя, - сказал Лизергинский.
  В это время приехал другой грузовичок, оттуда вышло несколько человек одетых в
  военную форму старого образца. Такую форму носили люди Сопротивления. Они
  подошли к машине Лизергинского.
  - Поздравляем, вас агент Лизергинский, - один солдат пожал ему руку, - вы взяли
  Таню Шмидт, одну из лучших десантниц Rainbow.
  Лизергинский снял с Тани наручники. Солдаты взяли её под руки и повели в
  грузовичок.
  Прошло некоторое время. Кукуев разминировал поле и полковник был свободен. К
  счастью рана его была несерьезна. Солдаты увезли Таню в штаб, где она должна
  была быть брошена в карцер. Лизергинский сидел на краешке заднего сиденья
  Жигулей, дверь была открыта. Освобожденный полковник, подковылял к нему и
  обрадовано сказал:
  - Агент ЛСД, вы спасли мою жизнь! Вы снова и снова выручаете Сопротивление.
  Поздравляю вас!
  Лизергинский о чем-то думал, он вроде бы не замечал полковника. Когда он всё же
  заметил, его рядом с собой, то спросил:
  - Вы в порядке?
  - Если бы. Мне придавило ногу, когда перевернулся мой джип. Проклятая девчонка -
  ударила меня по голове своим пистолетом и заперла в одном из помещений арсенала.
  - Полковник! Вам нужно срочно показаться врачу, быть может, у вас внутреннее
  ранение!
  - Возможно, вы правы, что ж, увидимся в штабе.
  Как раз в это время подъехал санитарный грузовичок, выбежавшие оттуда медики
  мгновенно уложили полковника на носилки и уволокли.
  Лизергинский остался один, он продолжал думать. Он никак не мог смириться со
  смертью незнакомого ему человека, снайпера, его врага.
  - Война на многое раскрывает глаза. Но многое так и остается тайной. За что
  погиб этот снайпер, за что воевал? Впрочем, зачем задавать себе вопросы, на
  которые уже не получишь ответа. Интересно, поняла ли меня та девушка? Мне
  кажется, она поняла...
  Оглянувшись вокруг, Лизергинский увидел, что находится один. Все машины
  разъехались, остался лишь один Жигуленок.
  - Как долго я просидел здесь? - Подумал он и сел за руль. - Интересно устроен
  человек, черт побери!
  Он завел машину и выдавил потрескавшиеся стекла, затем он не спеша развернулся
  и, ударив по газам, покинул злосчастное место, оставившее в его памяти еще одно
  горькое воспоминание.
  
  На следующий день полковник Шанс, Котов, Фокс и Лизергинский сидели в кабинете у
  последнего и отмечали знаменательное событие. За отвагу и отличное выполнение
  заданий, Сысоп Лизергинский был удостоен медали. Полковник откупорил бутылку
  шампанского и разлил шипучую жидкость в бокалы.
  - Поднимем тост, за лучшего агента нашего Сопротивления, за Сысопа
  Лизергинского! - предложил Котов.
  - Отличная идея! - одобрил Фокс.
  Все, включая виновника торжества подняли бокалы. Дальше каждый предложил по
  тосту. Пили до тех пор, пока не кончилось шампанское.
  - Спеть бы сейчас, - предложил полковник.
  Но выяснилось, что никто из находящихся в кабинете не умеет петь.
  - Я сочиняю музыку, но певец из меня плохой, - признался Лизергинский.
  - Ну, что же. Если никто из нас не умеет петь, мне придется звать настоящего
  вокалиста, - решил полковник, выходя из кабинета, - я скоро вернусь.
  Его не пришлось долго ждать, вскоре он вернулся, но не один. С ним была девушка
  редкой красоты в красном платье.
  - Разрешите представить нашего секретного агента - Анжелу Сильвербёрд. Она
  прибыла к нам из США вместе с подкреплением месяц назад и сразу же взялась за
  задание, блестяще закончив его вчера. Сегодня вы можете иметь честь
  познакомиться с ней лично.
  Лизергинский, особо не обращал внимание, кого привел полковник. Когда девушка
  зашла, он как раз уронил под стол свою говорящую пуговицу и очень долго её там
  разыскивал
  - Серебряная птица! - пропел он веселым и немножко пьяным голосом, выбираясь из
  под стола и тут увидев девушку просто окаменел на месте.
  Перед Лизергинским стояла, та самая певица из ресторана, тот самый "Дикий
  Ангел", которого он так долго искал.
  - Не может быть! - он как будто бы увидел приведение. - Это вы... это ты выступала
  тогда в "Приюте Радуги"?
  - Да, я. Это было частью моего задания
  - Невероятно! Ни за что бы не подумал, что ты - "Дикий Ангел" и вдруг агент
  Сопротивления.
  - А ты, очевидно, Сысоп Лизергинский. Я запомнила тебя, в ресторане, с цыпленком
  на тарелочке! Кстати "Дикий Ангел" - мое кодовое имя.
  - Ба! Да вы знакомы! - обрадовался полковник. - Тем лучше.
  - О чем вы говорите, полковник?
  - ЛСД, командование Сопротивление, назначает Анжелу твоим новым напарником.
  Лицо Лизергинского покрылось краской. Он удивленно посмотрел на Фокса, но тот
  только мило улыбался и пожимал плечами. Затем он посмотрел на Анжелу.
  - Ну и на чем ты специализируешься? Связь? Инженерия? Разведка?
  - Нет. - Анжела отрицательно помотала головой.
  - Неужели шпион?
  - Не утруждайте себя ЛСД. Вы никогда в жизни не догадаетесь. Как и не догадались
  те несчастные... Анжела Сильверберд... - полковник не договорил.
  - Я киллер-профессионал, - продолжила девушка, - от моей руки погибла не одна
  важная персона Rainbow.
  Лизергинский был столь удивлен, что по ошибке, чуть не проглотил свою пуговицу,
  вместо таблетки от похмелья, которую ему дал Миролюбов.
  - Нет! Я не стану пить таблетку, - передумал он, - оставлю до лучших времен.
  - Ну, что ж ребята, - обрадовался полковник, - в честь такого события можно
  пропустить и по стаканчику.
  Он достал из кармана бутылку коньяка. Лизергинскому стало всё равно. Все
  происшествия перемешались в его голове, черное стало белым, белое черным.
  События последних дней совершенно свели его с ума. Ему захотелось напиться до
  чертиков, забыть про всё и в какой-то мере у него это получилось. Он хлестал
  стакан за стаканом - полковник принес не одну бутылку, ведь он рассчитывал на
  пятерых. Внутреннее ранение никак не отражалось на желудке полковника и в скором
  времени он уже пускал пузыри в тарелке с салатом. Котов тоже отличился и побежал
  в туалет сразу же после второго стакана, но почему-то так и не вернулся.
  - А вот, будете у нас генералом! ... - промычал Фокс, с трудом ворочая языком. -
  Вот вам звездочку на погон!
  С этими словами он вытащил из салата кусочек моркови и с размаху попытался
  прилепить на погон полковнику. Однако коньяк сделал свое дело и Фокс с грохотом
  рухнул под стол, где, судя по звукам, вывернул свой желудок наизнанку.
  Под конец застолья, когда никто уже ничего не соображал, кроме Анжелы, которая
  знала меру везде и во всем, Лизергинский полез в тумбочку, где у него стояла
  откупоренная бутылка "Столичной" водки. (Он никогда, не пил водку, но
  использовал ее для протирки своих шпионских аксессуаров.) Увидев это Анжела
  подбежала к мертвецки пьяному агенту и выбила из его рук бутылку, которая тут же
  разлетелась вдребезги, упав на пол. Закончив с бутылкой она влепила
  Лизергинскому звонкую оплеуху.
  - Агент... Ты на бутылках не играешь? - спросил он шатаясь.
  Последние слова, которые запомнил агент ЛСД были слова Анжелы: "... какой же ты
  шпион! Ты просто размазня!..."
  Очнулся Лизергинский, как не странно, опять же у себя в кабинете. Часы
  показывали полдень, голова трещала от похмелья, во рту был скверный вкус
  какой-то гадости, которую алкоголики часто сравнивают с кошачьим туалетом.
  - Как болит голова! О боже, куда подевались все! И, черт возьми, wie spat ist
  es1!?
  - Такое бывает, агент Лизергинский, - тут он заметил, что за столиком сидит
  Анжела.
  Вспомнилась вчерашняя вечеринка, шумное застолье, соло "Дикого Ангела" и выпитая
  бутылка метаксы2, вперемежку с шампанским.
  - Прости меня за вчерашнюю выходку. Просто нервы мои были на пределе, мне нужно
  было забыться, хотя бы на один вечер.
  - Я тебя понимаю, - грустно сказала Анжела, - хотя, тебе не приходится мило
  улыбаться человеку, петь ему песни, играть на гитаре, а потом - хлоп, один
  выстрел и человека уже нет. Но, даже шпионам нужна разрядка.
  - Знаешь, хочу признаться честно, по началу я увидел в тебе саму невинность. Но
  как обманчива внешность! Боже мой! Сам факт, что такое может быть на свете,
  поверг меня в отчаяние!
  - Иногда я сама себя боюсь. Мне страшно. Но в тоже время осознаешь, что
  обратного пути нет. Ты втянут в игру. В игру...
  - ...Со смертью, - продолжил Лизергинский. - Однако в одном ты не права. Хотя
  обратного пути и нет, этот всё же заканчивается и начинается, новый, какой он
  будет этот новый путь - решать нам. В наших силах поскорее закончить эти ужасы и
  начать всё заново, с чистого листа...
  Через час после пробуждения, Лизергинский шел по уже известному нам темному
  коридору к ангару. Голова его почти уже перестала болеть и сам он постепенно
  начал возвращаться в нормальное состояние. Проходя мимо двери идущей в зал
  заседаний он услышал, что там идет совет. Члены совета Сопротивления что-то
  жарко обсуждали. Лизергинский так и прошел бы мимо этой двери если бы не услышал
  чьи-то слова: "... так, что будем делать с девчонкой...". Эти слова заинтересовали
  его, заставили остановиться и прислушаться.
  - Это девчонка - Таня Шмидт, что с ней прикажете делать? - спросил резкий
  противный голос.
  - Сейчас она находится в карцере, - ответил голос полковника, - там она не
  причинит никакого вреда.
  - Мы не можем держать пленных в карцере, тем более солдат Rainbow столько, что
  всех их не пересадишь! - Вставил свое резюме, старый дребезжащий голос. - Так
  как у нас сейчас военное время, я предлагаю, расстрелять Таню Шмидт и поступать
  так со всеми пленными, за исключением языков!
  - Но, позвольте, - перебил голос полковника, - расстрел - это не гуманно! Мы
  сражаемся за мир, а не за смерть всех, причастных к Rainbow!
  - А, что по вашему гуманно? Держать пленных до скончания веков в карцере или
  ждать пока они сбегут? У вас есть какие-то предложения, полковник?
  Последовало молчание. Полковник думал.
  - Как не скверно мне это осознавать, но придется с вами согласиться, господа.
  Завтра на рассвете, Таня Шмидт будет расстреляна.
  Лизергинский горько вздохнул, отойдя от двери.
  - Жаль бедняжку, - думал он поднимаясь в ангар, - по моему, после того случая
  она решила начать новый путь...
  Но вдруг что-то произошло, Лизергинского как будто ударило током. В голове его
  мелькали слова "новый путь", "всё сначала".
  - Нет! - пронеслось у него в голове, - Каждый человек, даже такой как эта Таня
  Шмидт, имеет право на новый путь. Нельзя помешать ему начать всё сначала! Я
  должен это остановить!
  С этими словами он побежал обратно вниз, туда, где в конце коридора находилась
  большая зарешеченная дверь в карцер.
  Карцер охранялся всего одним охранником, у него были ключи от всех камер.
  Лизергинский использовал самый простой план - осторожно пробравшись за угол,
  чтобы охранник его не видел, он достал нож и перерезал проводку, свет
  моментально погас.
  - Что происходит! - испугался охранник, но не успел он этого сказать, как
  Лизергинский оглушил его электрошоком, который входил в его коллекцию шпионских
  штучек.
  Он включил фонарик и отобрав у охранника ключи немедленно открыл карцер.
  Пробравшись туда он побежал по карцеру в поисках камеры, где находилась Таня.
  Наконец ему удалось найти эту камеру. Услышав шаги Таня испугалась.
  - Кто здесь!
  - Не бойся, это я. - Успокоил её Лизергинский, открывая решетку камеры.
  - Ты? Что ты здесь делаешь!?
  - Не время задавать вопросы. Бежим!
  Он взял Таню за руку и побежал из карцера. К счастью в коридоре им никого не
  встретилось - время было обеденное. Выбежав в ангар, он подбежал к грузовичку
  для перевозки людей, открыл дверцу контейнера и крикнул Тане:
  - Прыгай!
  Лизергинский нажал кнопку и одни из ворот ангара нажали медленно открываться.
  - Кто-нибудь объяснит мне, что здесь происходит!? - спросила Таня.
  - Штаб принял решение расстрелять тебя завтра на рассвете! Я должен тебя спасти!
  - Ты? Я не понимаю!
  - Может быть поймешь со временем...
  Как только ворота открылись, Лизергинский сел в кабину, завел машину и выехал с
  базы Сопротивления. Выехав на дорогу и проехав по ней несколько миль, он
  остановился вышел из машины и открыл дверцу контейнера:
  - А теперь беги! - крикнул Лизергинский.
  - Я не понимаю, сукин сын, для чего ты это сделал, но всё равно я благодарна
  тебе за свободу! - она выскочила из машины и побежала.
  - Помни! - закричал он вслед. - Ты должна начать новый путь!
  Он развернулся и поехал обратно.
  - Теперь моя совесть чиста! - Подумал Лизергинский, заезжая в ангар.
  Но то, что ждало его в ангаре, оказалось не совсем приятным. Направив пушку на
  него смотрела Анжела Сильверберд.
  - Что ты делаешь, Серебряная Птица? - Лизергинскому нравилось так называть
  Анжелу.
  - Без шуточек, агент ЛСД, я была свидетельницей того, как ты помог сбежать особо
  опасному шпиону Rainbow, приговоренному к смертной казни!
  Лизергинский был пойман с поличным. Он долго молчал, пока Анжела не заставила
  его говорить:
  - Ты работаешь на Rainbow, агент ЛСД?
  - С чего ты взяла?
  - А зачем, ты помог ей бежать отсюда?
  - Решением совета штаба, всех пленных приказано расстреливать, её в том числе.
  - Ха! - Усмехнулась Анжела. - Что теперь всем пленным помогать бежать?
  - Не ты не понимаешь! Я взял её. Девушка почти раскаялась передо мной, я был
  уверен, что она не будет больше заниматься гнусными убийствами. И теперь, так
  погибнуть? Нет, я бы никогда не простил себе этого!
  - Ты - агент, а ведешь себя, как последний дурак! Где это видано, чтобы на войне
  имелось место жалости? За свои ошибки нужно расплачиваться!
  - Как я ошибался!
  - О чем ты говоришь?
  - Я думал, ты и вправду поняла меня. Нет! Ты так и осталась безжалостным,
  бессердечным убийцей. Ты не имеешь право судить Таню, потому что ты намного
  порочнее, чем она.
  - Что? ... - спросила Анжела, как будто бы не поняла его слов.
  - Стреляй же, если ты считаешь, что я совершил ошибку. Стреляй, если у тебя
  хватит совести, которую, впрочем, ты растеряла вместе с убитыми тобою людьми!
  - Я... Я не... - запнулась она и опустила пистолет.
  Она развернулась, опустила пистолет и выбежала из ангара.
  Лизергинский нашел её у себя в кабинете. Из-за запертой двери доносились
  приглушенные рыдания.
  - Мисс крепкие нервы! - Подумал он. - Похоже, она хоть что-то поняла.
  Прошло несколько дней. Штабу Сопротивления так и не удалось узнать, каким
  образом Тане Шмидт угораздило сбежать. Никто не знал, где находилась в тот
  момент Таня. Никто кроме её самой. Но это уже другая история...
  V
  Анжела Сильверберд в первые дни не показывалась на глаза Лизергинскому. Хотя
  фактически они были напарниками, работали они порознь. К счастью, серьезной
  работы пока не предвиделось. Как и предполагал штаб Сопротивления, Хвастунова не
  стала посылать больше своих людей. Но это было только затишье перед бурей, самое
  интересное ожидалось впереди. Впрочем, я забегаю вперед...
  Вечером, на третий день после побега Тани, Анжела с виноватым видом подошла к
  Лизергинскому:
  - Прости меня, пожалуйста, - сказала она опустив глаза, - мы не можем вечно
  избегать друг друга.
  - Ты права, мы теперь напарники и должны работать вместе. Да и к тому же тебе не
  за что просить у меня прощения, ведь ты выполняла свою работу. Вот жизнь -
  сложная штука, черт побери! Иногда приходится нарушать правила!
  - Я всё поняла. Я больше не работаю киллером.
  - Ну и как восприняли в штабе эту новость?
  - Жалели, что потеряли такого хорошего работника.
  - Да, похоже с каждым днем становится все меньше и меньше людей, понимающих
  смысл человеческой жизни!
  Анжела только покачала головой в ответ.
  В это время пуговица Лизергинского в очередной раз запищала голосом полковника:
  - Агент ЛСД, вы свободны?
  - Да.
  - Пройдите пожалуйста ко мне в кабинет.
  - Jawohl! - ответил Лизергинский1.
  Лизергинский попрощался с Анжелой и направился в кабинет к полковнику.
  
  Когда Сысоп зашел в кабинет полковника, тот поспешил сообщить ему новость:
  - Я хочу представить вам нашего нового инженера по связи. Она только что прибыла
  с одной из наших северных баз. Инженер Краш будет консультировать вас
  относительно вашего очередного задания.
  Полковник позвонил по телефону и через некоторое время в комнату вошла
  пухленькая девушка в узких серых брюках и черном пиджаке.
  Лизергинский раньше никогда не видел эту девушку и первая мысль, которая пришла
  ему в голову была: "Вот это буфера!". Действительно, фигура у девушки была очень
  привлекательной, да и сама она была очень симпатичной. Однако, следующей мыслью,
  пришедшей в голову Лизергинскому, была мысль: "Не в моем вкусе!".
  - Познакомьтесь, это агент Ксения Краш, инженер по связи. Инженер Краш, это
  Сысоп Лизергинский - наш лучший агент.
  Девушка посмотрела на Лизергинского и сверкнув своими карими глазами улыбнулась:
  - Ах! Вы и есть тот самый Лизергинский! Что ж, я много слышала о вас!
  Пока полковник бубнил что-то про очередное задание, Краш уселась на один из
  стульев, стоящих в кабинете и достав длинную сигарету, прикурила. Лизергинский
  равнодушно наблюдал за тем, как эта девушка пускает аккуратные колечки дыма.
  Что-то ему не нравилось в ней, а вот что он так и не мог понять. И еще, он
  где-то слышал её голос, но где точно, не мог вспомнить.
  Наконец полковник закончил свою речь и свое резюме вставила Краш:
  - Завтра Вы должны приступить к работе. Если что, я помогу вам по нашей
  секретной связи, главное соблюдайте мои инструкции и тогда, возможно, останетесь
  живы.
  Лизергинский с внутренней усмешкой слушал слова этой молодой, напыщенной
  девушки. Очевидно, она не верила, что он один из самых лучших агентов
  Сопротивления. Он хотел было сказать агенту Краш, какую-нибудь грубость по этому
  поводу, но его уважение к полковнику, который сидел рядом, не позволяло ему
  сделать этого. Лизергинский медленно встал со стула:
  - Что ж, полковник. Завтра нам всем предстоит потрудиться. А теперь, разрешите
  мне удалиться на покой.
  Сысоп вышел и громко хлопнул дверью.
  
  Было уже поздно. Лизергинский зашел в свой кабинет и как обычно, не раздеваясь
  бухнулся на кровать. Но вот только сон никак не шел ему в голову. Ему мерещились
  взрывы, стрельба, автоматные очереди и огонь пылающих сооружений...
  - Черт! Что происходит!? Со мной раньше никогда такого не было! - Он встал с
  кровати, взял с электроплитки чайник, проглотил таблетку аспирина и запил её
  чаем.
  Таблетка не помогала, взрывы продолжали шуметь в его голове.
  - Вот беда! - Подумал он переворачиваясь с одного бока на другой. - Попробую
  подумать, что хорошего произошло со мной за последнее время?
  И он начал думать, в основном в голову приходила стрельба и стремительные погони
  на черном Nesser"е.
  - Нет, так дело не пойдет! Попробую представить Анжелу! Она вроде ничего!
  Он попытался представить свою новую напарницу и у него это получилось. Но
  вспомнился как раз тот момент, когда она направила на него свою пушку.
  - Ну, черт! - Продолжал ворочаться он. - Это был как раз тот момент, когда я
  помог сбежать Тане...
  И тут ему вспомнилась та девушка - Таня.
  - Где же ты сейчас? - задумался Лизергинский, - прячешься где-нибудь? Да нелегко
  попасть между двух огней, наверняка её разыскивает и Rainbow тоже... Ведь черт
  возьми! Она так посмотрела на меня тогда в машине! Не знаю почему, но мне
  кажется, я начинаю испытывать к этой девушке какие-то чувства... Нет... Только не
  это... Последний раз это слишком плохо кончилось! А впрочем... - от этой мысли он
  начал успокаиваться, забываться и засыпать...
  Неизвестно сколько он проспал, как вдруг огромной силы, оглушительный взрыв
  заставил его проснуться.
  - Таня... - промычал он сквозь сон, - не уходи...
  Через некоторое время за первым взрывом последовал следующий, еще более мощный.
  С потолка посыпалась штукатурка и казалось, что он вот-вот обвалится.
  - А?! Что происходит! - Лизергинский наконец очнулся и вскочил с кровати.
  Он быстро оделся и хотел выйти в коридор - посмотреть, что происходит. Но как
  только он открыл дверь, из коридора повалил густой дым.
  - О черт! Кажется, дела наши плохи! Я не смогу пробраться через такую "дымовую
  завесу".
  Он закрыл дверь и приложив к лицу полотенце принялся ждать. Как он и
  предполагал, через несколько минут включилась система аварийной вентиляции и дым
  в коридоре постепенно рассеялся. Когда Лизергинский вышел из своего кабинета он
  увидел, что большинство дверей открыто - это означало, что все уже
  эвакуировались. Он побежал вперед к ангару, но когда он был уже почти у цели за
  следующим поворотом его ждал сюрприз - огромный завал.
  - Проклятье! Ангар уничтожен! Придется использовать план Б!
  Лизергинский знал, что в одном месте коридора есть вентиляционная шахта, которая
  выходит на поверхность. Он немедля побежал к тому месту. По пути он замечал, что
  некоторые из ответвлений коридоров были разрушены. Наконец ему удалось добежать
  до зарешеченной трубы. Одним ударом ноги Лизергинский выбил решетку и уже
  собирался было залезть в трубу, как вдруг знакомый голос приказал ему
  остановиться:
  - Стой где стоишь или я убью тебя!
  - Кто здесь? - спросил он.
  Из темноты показалась фигура в обтягивающих джинсах и черном пиджаке. В руках
  она держала пистолет.
  - Инженер Краш? - удивился Лизергинский. - Не время для шуток, нужно уходить
  отсюда и чем скорей тем лучше.
  - Ну уж нет, Сысоп Лизергинский, тебе выход отсюда тебе заказан. Как долго мы
  ждали этого момента! Охота на тебя - нелегкое дело. Как просто вы попались на
  эту глупую удочку! Капитан будет очень довольна!
  - Ты работаешь на Хвастунову!
  - Да! Я - верный слуга Rainbow! А ты - труп!
  С этими словами она прицелилась в его голову и уже готова была спустить курок,
  как вдруг раздался третий взрыв. Сысоп вовремя успел прыгнуть на пол. Все снова
  окуталось пылью и дымом и он услышал приглушенный крик Краш.
  - Нет! - Прокричала она. - Только не сейчас!
  Когда дым рассеялся, он вздрогнул от увиденного. Агент Краш лежала в нескольких
  метрах от него, придавленная бетонной плитой, разрушенного потолка. Лизергинский
  подошел к ней, она была еще жива.
  - Как жаль... - чуть слышно прошептала она, - ... капитану это не понравится...
  - Прощай, мне очень жаль твоего капитана...
  Лизергинский не мог понять, как человек, даже перед смерть может думать о таких
  вещах... Он развернулся и собрался было забраться в трубу, как вдруг Краш
  прошептала:
  - Стой... Ты не можешь оставить меня здесь...
  - Что? - переспросил Лизергинский.
  - Пистолет... Добей меня...
  Он встал перед тяжелым выбором. Он не мог оставить мучиться живого человека в
  этих развалинах, пусть даже такого гадкого и двуличного... Лизергинский поднял с
  пола пистолет и направил дуло в сердце шпионки.
  - Что ты медлишь, стреляй... - вырвалось у неё.
  У него не было слов. Он просто нажал на курок. Раздался выстрел...
  
  Пока Лизергинский полз по вентиляционной шахте прогремел еще один взрыв, который
  окончательно похоронил то, что осталось от базы Сопротивления. Он полз всё
  дальше и дальше в темноте, вскоре показался свет. Лизергинский выбрался на
  поверхность где-то в лесу, поцарапанный, обгоревший, но живой.
  - Где наша не пропадала! - Вспомнил он старую пословицу.
  Он поглядел в ту сторону, где когда-то находилась база Сопротивления. В той
  стороне полыхало зарево. Лизергинский поспешил удалиться с того места, где
  находился. Он пошел по тропинке и вскоре вышел на дорогу. Он знал, что
  неподалеку отсюда находится дот, где он может связаться с Сопротивлением и
  отдохнуть.
  - К доту! - Скомандовал он сам себе и побежал по дороге.
  
  Он проснулся, когда уже давно рассвело. Было жарко. Когда его глаза открылись,
  взору предстал потрескавшийся потолок огневой точки.
  - О, нет! Так значит это был не сон!
  Он встал со старого ободранного диванчика, на котором лежал и взявшись за голову
  начал потихоньку понимать, что произошло вчера.
  - Так значит, наш штаб уничтожен! Как это могло произойти? Конечно, Краш, как
  только проникла на базу, сразу же сообщила её координаты Хвастуновой. Следующее
  его мысль была о его друзьях:
  - Проклятье! Как же остальные? Удалось ли им убраться с базы?
  Лизергинский посмотрел на рукав своего вельветового пиджака. Пуговица была
  оторвана, да и сам пиджак отнюдь не обновился от прохождения вместе со своим
  хозяином через вентиляционную трубу. Он промолчал. Застегнувшись на оставшиеся
  пуговицы, он прошел к выходу и выбрался из огневой точки. Погода была такой же,
  как и в тот день, когда начиналась эта история. Не спеша, Лизергинский прошел от
  дота ровно двадцать пять шагов на север и пятнадцать на запад. На том месте,
  куда он пришел рос старый могучий дуб. Он начал ощупывать дерево с разных
  сторон, пока не раздался щелчок. Кусок коры упал на землю, под ним оказался
  тайник. В тайнике лежал "Американский Орел" с коробкой патронов и кобурой, сухой
  паёк, радиостанция и аптечка первой помощи. Лизергинский надел кобуру, смазал
  свои царапины йодом, съел несколько галетов из сухого пайка и начал настраивать
  радиостанцию на нужную частоту. Около пятнадцати минут он пытался поймать
  позывные Сопротивления, наконец ему это удалось это сделать и вскоре он уже
  говорил с полковником.
  - ЛСД-Полковнику. Как слышите меня?
  - Полковник-ЛСД, - как всегда отвечал он, - Лизергинский! Вы в порядке!? Мы уже
  собрались вас хоронить! Откуда идет ваш сигнал?
  - Моя станция номер 32-08-ТМ, я нахожусь в лесу возле огневой точки. Что
  случилось? Каковы жертвы, полковник? Как Фокс? Котов? Анжела? Вы наконец!
  - Мы в порядке, спасибо. К сожалению мы потеряли несколько механиков и агента
  Краш... Rainbow удалось вычислить координаты нашего штаба, огонь вела сама
  Хвастунова со своего ракетного крейсера. Ею был израсходован весь боезапас.
  - Мне очень жаль наш штаб, а относительно агента Краш... Это она предала нас, она
  работала на Rainbow. Эта женщина пыталась убить меня во время того, когда я
  покидал базу.
  - Вы не ранены?! - Испугался полковник.
  - Я нет, а вот Краш. Она погибла на моих глазах, под завалом, во время
  очередного взрыва...
  - Да. - Полковник сделал паузу. - Можно мне задать вам вопрос?
  - Конечно, задавайте.
  - Вы никогда раньше не плавали на кораблях?
  - Хм! Пару раз, - ответил Лизергинский, - я когда-то увлекался подводным
  плаванием.
  - Отлично! Значит вы не страдаете морской болезнью? Вы должны прибыть на наш
  тайный пирс сегодня вечером. Это очень важно. Подробную информацию вы получите
  по прибытии...
  - Замечательно, - подтвердил Лизергинский, - я прибуду.
  Он выключил радиостанцию и положил пакетик с галетами в карман. Затем он вернул
  кусок коры на свое место и обтерев руки о пиджак, направился на восток,
  отсчитывая шаги. Как только он досчитал до тридцати на его пути встал еще один
  могучий дуб, на этот раз с большим дуплом. Лизергинский начал вытаскивать из
  дупла кучи ничем не примечательного, старого тряпья. Когда тряпье закончилось на
  него сверху были бережно положены два колеса, руль и рама в разобранном
  состоянии, цепь, педали, сиденье и универсальный гаечный ключ. С довольным видом
  он начал осматривать всё это богатство. Когда велосипед был собран, он начал
  ковыряться в старом барахле. Через несколько минут по дороге к городу, на
  велосипеде, ехал заросший щетиной, длинноволосый хиппи. На его глаза были одеты
  солнцезащитные очки. Одет был хиппи в джинсы, заплатанные в четырех местах,
  какую-то немыслимую спецовку, которая была почти в таком же состоянии.
  Примечательной особенностью было то, что на ногах Сысопа Лизергинского (да-да
  его самого) были туфли-гробы, но уже не те черные, начищенные, а серые от
  старости, облупленные, грязные туфли. За спиной у него был старенький рюкзачок.
  Через несколько часов хиппи подъезжал к городу. В зубах его дымилась папироса.
  Уже издали он заметил, что въезд в город охраняется группой полицейских с
  автоматами в руках. Он попытался проехать мимо охраны, но этого ему не удалось
  сделать.
  - Эй ты! Стой! - прокричал один полицейский и пригрозил велосипедисту автоматом.
  Лизергинский послушно остановился, слез с велосипеда и выпустил дым сквозь
  гнилые зубы (еще один способ искусного камуфляжа).
  - Ну, чаво вам? - недовольно спросил он хриплым голосом.
  - Кто ты такой? - спросил полицейский.
  - Да грибник я! Еду к себе домой, подосиновики жарить!
  - Покажи свои документы!
  - Чаво!? Какие документы? Три года езжу по этой дороге на вот этом вот
  велосипеде, безо всяких документов, а тут, на тебе!
  - Порядки меняются приятель, без документов теперь никуда ты не проедешь!
  Не успел он это сказать, как из-за поворота выскочил на огромной скорости
  серебристый "Форд GT90" без номеров и, заставив полицейских разбежаться в
  стороны, промчался по дороге в город.
  - Что это за такое?!! Совсем страх потеряли! - Закричал старших из полицейских.
  - Ребята, по машинам, покажем этому беспредельщику, как шутить с вооруженной
  полицией Rainbow!
  - Эй! Сержант! А как же... А как же этот... - попытался спросить один, указывая на
  Лизергинского.
  - Да оставь ты этого бомжа в покое! Нам нужно ловить настоящих преступников!
  Прошло несколько секунд и все полицейские кроме одного, который оставался за
  старшего, прыгнули в свои машины и помчались в погоню за серебристой машиной.
  Когда полицейских и след простыл, Лизергинский спросил у оставшегося:
  - Так, что вы там говорили о документах? - спросил Сысоп, откусывая кусочек
  галета.
  - Что?! - Разозлился он. - А ну пошел отсюда, прощелыга! Мешают тут работать
  всякие!
  Лизергинский последовал совету молодого, напыщенного представителя охраны,
  запрыгнул на свой велосипед и покатил в сторону города.
  До пирса было еще далеко, а время близилось к закату. Лизергинский вытер пот со
  лба рукавом и решил остановиться возле одного из жилых домов. Он достал из
  кармана остатки армейских галетов и принялся "уничтожать" их. Пока он занимался
  этим процессом, из-за угла выехал серебристый "Форд GT90" без номеров.
  Затемненное стекло медленно отъехало вниз и Лизергинский увидел, что за рулем
  сидит ни кто иная, как Анжела Сильвербёрд. Она была одета в то же красное
  платье, на руках её были кожаные перчатки Фокса, на голове фуражка, одного из
  полицейских.
  - Подвезти, Лизз?! - Спросила она самодовольным тоном.
  - Круто! - Лизергинский быстренько разобрал велосипед и запихал его во
  вместительный багажник.
  Он открыл переднюю дверцу автомобиля и уселся рядом с Анжелой.
  - Здорово водишь! Кстати, откуда машинка?
  - Моя собственная, её доставили недавно с моей родины, где я работала раньше. Я
  очень рада, что она не попала в ангар вчерашней ночью.
  - Бедняга Фокс наверное не может пережить потерю своего Nesser"a...
  - Очень жаль... Но я хочу тебя обрадовать! Уж если мы с тобой напарники, то всё
  должны делить. Теперь эта машина и твоя тоже.
  - Что ты сделала с полицейскими? Надеюсь они живы!?
  - Они живы, не беспокойся! А вот их авто - похоже нет!
  - Я не рассказывал тебе, как я использовал металлические шарики в одном из своих
  заданий?
  - Нет, это слишком просто! Я победила их с помощью другого оружия!
  - Интересно, какого же?
  - С помощью моего водительского мастерства. Ох уж и попугала я этих полицейских,
  после того, как они лишились своих средств передвижения!
  Лизергинский посмотрел на свои часы, они показывали половину седьмого вечера.
  - Кстати, что слышно насчет пирса? Полковник упоминал о кораблях. Я должен быть
  там до заката.
  - Да, похоже нам стоит поторопиться. Думаю, тебе стоит пристегнуть ремни и не
  курить.
  Машина рванулась с места с такой скоростью, что Лизергинский чуть не испугался.
  Однако, ему приходилось бывать в ситуациях гораздо более опасных и поэтому он не
  подал виду. Не успел он и глазом моргнуть, как был уже около пирса. Кругом
  стояло множество мелких суденышек, барж и прочих нефункционирующих плавсредств.
  Лизергинский обвел взглядом все из них и не нашел в них ничего особенного.
  Однако вскоре с одного насквозь проржавевшего танкера сошел знакомый человек в
  морской форме. По погонам, Лизергинский определил, что человек находится в
  звании капитана третьего ранга.
  - Ах, Анжела, - обрадовался капитан, - рад тебя видеть.
  - Взаимно, Павел Александрович.
  - Лизергинский что-то задерживается. И кстати, позволь спросить, что это за
  оборванец с тобой приехал?
  Лизергинский немного обиделся на Миролюбова за такие слова, но ему было и
  немного приятно, что старый, прожженный шпион не узнал его. Он незаметно
  подмигнул своей напарнице.
  - Вы знаете, я могу разгадывать прошлое людей, - начал он хриплым голосом, -
  поэтому могу принести огромную пользу Сопротивлению.
  - Да, что вы? Докажите, назовите хотя бы один факт из моего недалекого прошлого.
  - Несколько недель назад, вы подшутили над одним человеком, пообедали за его
  счет и еще выманили у него сто кредитов.
  - Поразительно! Парень, да ты талант! Как тебя зовут?
  - Лизергинский Сысоп Сысопович. - представился он, снял парик и отклеил бороду и
  усы.
  Анжела откровенно рассмеялась.
  - Что!? Вы... Провели меня... Лучшего шпиона Сопротивления?
  - Шутки в сторону. - Прервал его Лизергинский. - Что тут творится? Я целый день
  в неведении!
  - Нас предали. Хвастунова нанесла нашим силам огромный урон уничтожив одну из
  наших лучших баз. Сейчас она готовится разнести в пух и прах наше северное
  укрепление. Мы не можем этого допустить. Поэтому её крейсер должен быть
  уничтожен не позднее, как сегодня ночью. И этим можете заняться только вы...
  - Я? Ха! - вытаращил глаза Лизергинский, - Интересно, каким образом? У нас пока
  что нет флота чтобы воевать с ракетным крейсером, десятью эсминцами и парой
  дюжин ганботов1!
  - Не спешите перебивать. Вы не выслушали меня. Я прекрасно знаю, как хорошо вы
  умете пробираться куда следует. Так вот наш план связан с одной секретной
  разработкой Rainbow. Вы что-нибудь слышали о ракетах-торпедах?
  - Подводные ракеты? Что-то слышал.
  - Одной такой штучки хватит, чтобы заставить Хвастунову пускать пузыри.
  - Видимо мне придется согласиться с вами. Какой у нас план?
  Миролюбов провел Лизергинского и Анжелу на борт корабля и принялся за
  разъяснение плана:
  - Работа предстоит нелегкая. Для захвата торпедного катера нам нужно как минимум
  два человека. Это вы. Команда на катере небольшая, думаю вам удастся покидать её
  за борт. Оставить нужно как минимум трех человек - капитана, машиниста в
  машинном отделении и лоцмана. Катер оборудован новейшей системой управления и
  автоматического ведения огня. Одной торпеды будет достаточно чтобы проделать в
  крейсере порядочную пробоину и потопить его. После выполнения операции вам
  следует воспользоваться аквалангистским оборудованием и покинуть катер...
  
  Уже к закату Лизергинский и Анжела были в одном из доков Rainbow. Они были
  переодеты в матросскую форму Rainbow. Ровно в полночь катер отплыл.
  Хвастунова к тому времени находилась, как всегда, на своем крейсере. Хотя внешне
  она выглядела счастливой, внутри она чувствовала какую-то невыразимую тоску. Она
  сидела во главе длинного стола и открывала бутылку шампанского. За столом стояла
  гробовая тишина. Это было неудивительно. Ведь кроме нее за столом сидели только
  боцман и старший помощник. Хвастунова начала разливать шампанское по бокалам.
  - Мой верные помощники! - Начала она свой тост, подняв хрустальный бокал. -
  Сегодня мы празднуем большую победу над Сопротивлением. Их главное убежище в
  этом городе было разгромлено вчера ночью. Уничтожив этот рассадник непорядка, мы
  восстановили наши нерушимые законы. Давайте выпьем за них и за Rainbow.
  Помощники ничего не ответили они просто чокнулись с ней бокалами и выпили
  шампанское. Тишина совсем расстроила её и вскоре она громко сказала:
  - Спасибо, что пришли на наше празднество, можете быть свободны.
  Старпом и боцман отдали Хвастуновой честь и поспешили покинуть банкетный зал.
  Она опять осталась в полном одиночестве. Чувствовала она себя прескверно.
  - Ну вот, я опять осталась одна. Некому меня поддержать. Все верные мне люди
  либо мертвы, либо изменили мне.
  В это время в банкетный зал вошел радист:
  - Капитан, для вас пришла шифровка.
  Хвастунова выхватила шифровку из его рук и приказала уйти.
  - Агент Икс погибла в руинах вражеского сооружения, - расшифровала она, - и ты
  тоже! Ну почему?
  Она удалилась из зала в свою каюту, где её никто не мог увидеть. Там она
  швырнула на свой стол с картами и различными морскими принадлежностями, фуражку
  и присела на кровать. Она первый раз в жизни не знала, как себя повести в такой
  ситуации. Раньше она никогда с таким не сталкивалась. Раньше у нее всегда всё
  было предусмотрено и на любой вопрос находился свой ответ. Но только не сейчас.
  Натали долго сидела на кровати, раздумывая, пока сама не заметила, что плачет.
  Она плакала тихо всхлипывая, плакала первый раз в жизни, не считая раннего
  детства, плакала сама не зная от чего. Натали сняла с себя свой тяжелый китель с
  наградами и орденами и швырнув его на пол уткнулась лицом в подушку.
  Что мог ощущать такой человек, как Хвастунова в такой момент? Нет, ей не было
  жалко потерянных бойцов. Ей даже не было жалко разрушенных сооружений, которые
  стоили миллиарды кредитов. Она не испытывала недостатка ни в людях, ни в
  деньгах, все её люди беспрекословно подчинялись ей. Хвастунова понимала, что
  осталась одна во всем мире, что она не такая, как все остальные. Её внутренний
  мир резко отличался от внутреннего мира других людей.
  - Я нуждаюсь в человеке, который бы понял меня, - прошептала она сквозь слезы, -
  понял и разделил со мной мою непонятную боль.
  Поплакав, она заметила, что ей стало намного легче. Еще никогда она не приходила
  к такому выводу. Силы постепенно вернулись к ней, она подняла с пола китель и
  отряхнула его, надела фуражку.
  - Я не могу измениться сейчас. Но, придет время и я обязательно найду такого
  человека, который станет моей второй половиной!
  Как только она это сказала, раздался оглушительный грохот, корабль закачался и
  Хвастунову повалило на пол. Когда она встала, она немедленно выбежала на палубу.
  На палубе бегали матросы, они что-то кричали.
  - Старший помощник, доложить обстановку! - Закричала она, как обычно.
  - Капитан! Нас атакуют! У нас серьезная пробоина!
  - Атакует! Кто!?
  - Наш торпедный катер! Это диверсия!
  - Я приказываю немедленно уничтожить катер!
  В это время раздался второй взрыв, на этот раз торпеда попала в носовую часть
  крейсера. Хвастунову и старпома швырнуло в сторону. Старпом вылетел за борт,
  Хвастуновой повезло больше - она зацепилась за леерные заграждения.
  - Да сделайте же что-нибудь! - Закричала она.
  Крейсер разломился на две половины и начал медленно тонуть. Боцман подбежал к
  Хвастуновой:
  - Капитан! Корабль уже не спасти! Вам нужно спасать вашу жизнь! Я предлагаю вам
  немедленно пересесть в вертолет!
  - Никогда! Я не покину свой крейсер!
  - Бросьте! - Вы намного важнее, чем этот корабль!
  - Что! Да я отдам вас под трибунал за такие слова! Вас расстреляют! Вас скормят
  акулам!
  Боцман, понимал, что если останется на корабле, смерть будет неминуема.
  - Черт с вами! - Выругался он. - Делайте, что хотите, а я умываю руки!
  Тут Хвастунова увидела, что весь состав покидает корабль на шлюпках.
  - Нет! Вы трусы! Я приказываю вам вернуться и сражаться до последнего! - кричала
  она изо всех сил, сжав пальцы в кулаки.
  - Что мы - идиоты? - раздалось откуда-то из шлюпок.
  Хвастунова, хотела немедленно открыть огонь по шлюпке, но к счастью оружия при
  ней не оказалось. Тогда она закричала. Закричала вслед всем уплывающим шлюпкам.
  Резкая боль в горле заставила её замолчать. Кажется, она сорвала себе голос.
  Корабль планомерно погружался в воду. Хвастунова подошла к штурвалу крейсера -
  самого дорого, что у нее было.
  - Прощай... - прохрипела она, - ...ты был единственным, кто хоть чуть-чуть меня
  понимал...
  Эскадра открыла огонь по небольшому торпедному катеру, потопив его в считанные
  мгновения. Над тонущим крейсером завис вертолет, пилот сбросил Хвастуновой
  веревочную лестницу. Забираясь в кабину и она снова заплакала. На этот раз к
  чувству одиночества добавилась жалость к погибающей машине...
  
  Прошло несколько часов. Лизергинский вынырнул из воды, вышел на берег и снял
  акваланг. Он чертовски устал и замерз. Он понимал, что совершил великое дело,
  однако заниматься подводным плаванием при таких обстоятельствах было для него
  отнюдь не любимым занятием. Последний раз он занимался этим на Карибском море,
  когда нырял за ракушками и кораллами. Убедившись, что вокруг никого нет он
  бросил подводное снаряжение на песок. Через пару минут, неподалеку вынырнула его
  напарница.
  - Черт! - выругалась она пытаясь отдышаться, - мы сделали это!
  
  Через час, усталый и довольный он сидел полулежа в кресле серебристого Форда и
  направлялся к своему новому месту жительства. Ветер из открытого окошка приятно
  обдувал его. Город светился оранжевыми красками фонарей и неоновыми рекламами.
  Было чертовски хорошо отдыхать после такой напряженной работы. В этот момент
  Лизергинскому не было нужно ничего. Он не знал, что ждет его впереди, да и не
  особо переживал по этому поводу. Ведь жизнь тем и хороша, что не знаешь, что
  произойдет завтра. Для Сысопа Лизергинского всё только начиналось. Но в тот
  момент он уже спал прямо в машине и ему снились крейсера, подводные лодки и...
  Таня Шмидт.
  
  VII
  Он проснулся в машине. Вокруг царил полумрак. Как всегда, Лизергинский
  припомнил, что случилось вчера и хорошенько все переварил у себя в голове.
  Сознание медленно пришло в норму после сна и он догадался, что находится в новом
  "доме" Сопротивления.
  Этот новый дом представлял собой старый склад с огромным подвалом и помещением
  для машин. Склад находился за городом. Сопротивление уже давно прибрало его к
  своим рукам, но Лизергинскому не представлялась возможность на нем побывать
  раньше. Он проснулся как раз в гараже. Анжела попыталась его разбудить, когда
  они приехали, но Лизергинский так крепко спал, что сделать это оказалось не так
  то просто.
  
  В это время Хвастунова сидела в шикарной комнате центра подготовки ликвидаторов.
  Она никого не принимала, и не выходила с тех пор, как усталая и изможденная
  прилетела с погибшего крейсера. Да, у нее было время подумать над происходящим.
  Наконец, через несколько часов она вышла из своей комнаты и решила развеяться.
  Любимым развлечением Хвастуновой была стрельба. Она спустилась на лифте в
  подвал, где находился тир. Как только створки распахнулись, Хвастунову оглушил
  шум выстрелов и громкие крики.
  - Наверное, сейчас идет тренировка у охраны, - подумала она.
  Но надев наушники и подойдя поближе, она увидела, что стреляет один человек.
  Держал в руках два автомата типа УЗИ и с громкими ругательствами расстреливал
  пластмассового манекена. Когда у него закончились патроны, он не растерялся,
  схватил ракетницу лежащую рядом и выстрелом сигнальной ракеты разнес манекену
  голову.
  - Кто вы такой!? - спросила Хвастунова, щурясь от яркой вспышки.
  - Я!!? О-о-о! - Человек явно страдал манией величия, смешанной с легкой степенью
  дебильности.
  - Так кто же вы? - Переспросила она. - Мне очень нужны отважные люди.
  - Да будет вам известно!!! - Прокричал человек. - Я Судья!!! Я великий палач!!!
  - Так значит вы Судья!?
  - О-о-о! - Он издал звук, который выражал чувство огромной гордости.
  - Вы можете ликвидировать этого человека? - Хвастунова показала фотографию
  Лизергинского.
  Судья ничего не ответил. Он грубо выхватил фото из ее рук, мельком взглянул на
  него и швырнув на пол за ограждения "расстрелял" в упор сигнальной ракетой.
  - Вот это да! - Подумала Хвастунова закрываясь рукой от яркого света - Какое
  желание лишать жизни других! То, что надо!
  
  Через несколько дней Хвастунова покинула город. Лизергинский разъезжал по городу
  со своей напарницей. Он показал Анжеле достопримечательности города, театры,
  площади, когда-то красивые парки и фонтаны (не считая куч мусора). Однако он
  чувствовал какую-то непонятную тоску и в то же время опасность. Он прислушивался
  к каждому шороху, к каждому шуму. Придя в парк он постоянно оглядывался, ему
  казалось, что где-то рядом идет человек, который стал так дорог ему в последнее
  время.
  Но всё это были грёзы. Прошла пара дней, Лизергинский снял небольшую квартирку в
  тихом квартале города. Он не знал по каким причинам, но склад ужасно раздражал
  его нервы. Съем квартиры требовал порядочной конспирации. Но это того стоило.
  Теперь он мог наслаждаться жизнью обычного человека, со всеми её достоинствами и
  недостатками. Штаб Сопротивления решил усыпить бдительность Rainbow и прекратить
  на время подрывную деятельность. Лизергинскому это было на руку. Он давно мечтал
  об отпуске. И вот, в конце дня он возвращался с Анжелой с очередного концерта в
  театре. Было уже за полночь.
  - Ну, что? Спокойной ночи? - спросила Анжела.
  - Да. Я очень устал. За эти несколько дней я уже начал входить в роль обычного
  человека.
  - Все прошло гладко, вот только мы чуть не нарвались на патруль.
  - Забудем об этом. Желаю тебе приятных сновидений.
  Лизергинский вышел из машины и проводив её взглядом направился в темный подъезд
  своего дома. Дом был старинный, пятиэтажный. Лестничные клетки освещали тусклые
  стоваттные лампочки, покрытые стеклянными колпаками в решетках. Подниматься
  приходилось по лестнице. Поднявшись на второй этаж, Лизергинский услышал
  какой-то шорох.
  - Кто здесь? - Спросил он насторожившись.
  Ответа не последовало. Лизергинский немного испугался, когда вспомнил, что не
  одел свой бронежилет. Погода в тот день была такой жаркой, что даже в пиджачке
  ему было душно, как в бане. И он решил не одевать свой защитный костюм.
  Когда он поднялся на третий этаж, шорох раздался еще раз. Он понял, что за ним
  следят. Как только он это понял, раздался выстрел. Со стены оторвался и упал
  кусок штукатурки. Лизергинский побежал по лестнице, вслед ему бежал кто-то и
  стрелял из пистолета. К счастью плохая освещенность не давала пулям попасть в
  цель. Добежав до последнего этажа, Лизергинский заметил, что люк на крышу
  открыт. Очень быстро он поднялся по металлической лестнице, другого выхода у
  него просто не было.
  Очутившись на крыше он понял, что бежать дальше некуда. Спрыгнув, он в лучшем
  случае переломал бы себе руки или ноги, в худшем - сломал бы шею. А этого ему
  очень не хотелось. В то время, когда он стоял на краю плоской крыши дома, из
  люка вылез его преследователь.
  - Ха-ха! - Глухо рассмеялся он, держа Лизергинского на мушке, - Я - Судья и
  пришел совершить над тобой свой суд!
  Судья готов был выпустить в него всю обойму.
  - Твое последнее желание, человечек!
  - Я желаю, чтобы ты сожрал свой пистолет вместе с патронами и подавился, -
  спокойным тоном произнес Лизергинский.
  - За оскорбление суда, вам назначается приговор! Смертная казнь!
  Лизергинский приготовился. Он знал, что всё не может кончиться так просто.
  Что-то должно было его спасти. И его предположения подтвердились. Внезапно из
  темноты появился еще один незнакомец и нанес Судье удар ногой ниже пояса.
  Мгновенно тот выронил пистолет и загнулся он боли. Лизергинский не растерялся,
  он подбежал к Судье и броском через плечо сбросил его с крыши. Истошно крича,
  тот полетел вниз. Через несколько секунд Лизергинский услышал глухой звук. Он
  подобрал с пола пистолет и бросил его вслед Судье.
  - Самое время закусить пистолетом, - усмехнулся он.
  В это время кто-то тронул его за плечо. Он обернулся и увидел перед собой лицо...
  Тани. Лунный свет освещал её темные волосы.
  - Ты? Я знал, что мы еще встретимся.
  - Я тоже, сукин сын! Мне нужно сказать тебе несколько слов...
  - Мне тоже...
  Они спустились по лестнице к его квартире. Лизергинский открыл дверь. Как только
  они вошли, Таня начала говорить:
  - Еще недавно, я ненавидела тебя, а теперь... Тот случай с побегом решил всё...
  Тогда я не знала, что делать, куда бежать... Я долго скиталась по городу пока не
  поняла, что...
  Она сделала паузу.
  - ...что люблю тебя...
  Такого Сысоп ожидать не мог. Счастье свалилось на его голову в тот момент, когда
  он считал, что всё кончено. Первый раз в жизни он растерялся. Но не успел он
  этого сделать, как Таня прикоснулась своими губами к его губам. Все произошло
  внезапно. В течение следующей ночи ему было на всё наплевать. Он думал только о
  своей возлюбленной. Наконец то они были вместе...
  Когда Лизергинский проснулся на следующее утро в его кровати уже никого не было...
  Тани и след простыл. Она исчезла так же неожиданно, как и появилась...
  
  
  Часть вторая
  
  I
  Прошел месяц со времени последних событий. В штабе Сопротивления решили, что
  пора заканчивать игру в прятки и приступать к решительным действиям.
  Лизергинский снова шел в бой.
  Сысоп сидел в новом кабинете полковника. Впрочем, новым назвать его было очень
  трудно. Кабинет был забит кучей всякого, никому не нужного хлама. Чего там
  только не было: радиоаппаратура, детали, множество неисправных старых
  компьютеров, всевозможные книги различного содержания и прочее барахло. Всё это
  было покрыто толстым слоем пыли - полковнику некогда было заниматься уборкой, он
  вел очень напряженную жизнь, а помочь было некому. Развернув на столе карту
  города, он рисовал на ней условные значки карандашом и пояснял их Сысопу, тот
  внимательно слушал.
  - Rainbow подозрительно притихло последнее время, это не к добру, - полковник
  ткнул карандашом в то место карты, где находился штаб вооруженного командования.
  - Совершенно ясно, что они чего-то выжидают. Хвастунова не могла так просто
  оставить нас в покое. Я знаю - это мстительная женщина, она не смогла бы
  простить нам хотя бы того, что мы уничтожили ее крейсер.
  - Ох, не нравится мне эта тишина, - полковник облокотился на спинку кресла.
  - Вероятнее всего то, что Rainbow готовит какое-то секретное оружие, - заметил
  Лизергинский.
  - К сожалению, это остается для нас загадкой. У нас не осталось больше
  резидентов - всех повылавливали. В данный момент любая информация была бы для
  нас чрезвычайно полезна.
  - Кстати, полковник, что-нибудь слышно про коды запуска химического оружия?
  - Мы прилагаем все усилия, информация очень неточна. Единственный шанс узнать
  что-либо - найти Хвастунову.
  Лизергинский посмотрел на то место карты, куда полковник ткнул карандашом пару
  минут назад.
  - Работка не из легких! - заметил Лизергинский.
  - Это вы точно подметили. У Хвастуновой множество ставок по всему миру, в какой
  из них она находится - пока неизвестно. Ваша задача - узнать её местонахождение
  любыми способами.
  Полковник дал Сысопу бумагу с некоторыми сведениями, пожал ему руку и
  попрощался. Лизергинский вышел из его кабинета немного озадаченным. Конечно, ему
  приходилось раньше выполнять очень непростые задания, но в этот раз он
  чувствовал, что задание будет на редкость сложным. По пути он зашел в свой
  кабинет, положил листок с указаниями на стол и взял свой чудо-чемоданчик с
  маскировкой.
  В гараже, как всегда, царил легкий полумрак. Гараж представлял собой большое
  помещение с длинными узкими окнами под потолком. Стекла были очень толстыми и
  непрозрачными, поэтому света в помещении всегда было недостаточно. На ремонтной
  площадке стоял серебристый Форд. Лизергинский подошел к нему поближе. Под
  машиной, с фонариком в руках, возился Фокс. Он уже почти оправился от ранения и
  мог работать. Рядом стояла Анжела Сильверберд с гаечным ключом, одета она была в
  спецодежду, перепачканную машинным маслом. Сысоп никогда раньше не представлял
  её в таком одеянии и поэтому, когда он подошел к девушке, его начал разбирать
  смех.
  - Вы выглядите очень счастливым, господин Лизергинский, - усмехнулась ему в
  ответ Анжела.
  - Да нет, - он продолжал улыбаться, - просто нам дали такое задание...
  Сысоп отвернулся в сторону, зажал рот рукой, и попытался сдерживать смех, однако
  у него ничего не получилось и в результате получилось какое-то непонятное
  хрюканье.
  - ...просто ужас, какое смешное!
  - А, босс! - из под машины показалось измазанная физиономия Фокса.
  С трудом подавив в себе желание смеяться, Лизергинский бросил взгляд на своего
  напарника. Вид черного от машинного масла лица, не рассмешил бы просто так
  бывалого агента, если бы Фокс не снял очки. Тут уже смеялись все, включая самого
  Фокса. Когда наконец веселье закончилось, Лизергинский серьезно заметил:
  - Не к добру это всё! Между прочим нам дали новое задание.
  - Что за задание? - поинтересовалась Анжела.
  Лизергинский принялся объяснять:
  - Во-первых, необходимо выяснить, почему Rainbow прекратило свою активность по
  отношению к нам. Во-вторых, мы продолжаем охоту за кодами запуска химических
  ракет Хвастуновой. Я скажу, что в этой области мы знаем чуть больше, чем ничего.
  - Ну и когда же начало, этого невероятно сложного задания? - Фокс выбрался из
  под машины и вытер руки о тряпку.
  - Как только придет шифровка от нашего информатора. - Лизергинский обратился к
  Анжеле. - Тебе необходимо ознакомиться с указаниями полковника, пожалуйста,
  зайди в мой кабинет через несколько минут.
  Анжела кивнула головой и пошла переодеваться.
  - Ну, а как поживает, наш лучший водитель? - он подошел к Фоксу. - Как твоя
  рука?
  - Еще побаливает, но я уже могу работать, босс. Вот, кстати, менял масло в
  мосту.
  - Я думаю, что машина будет работать безупречно, после того, как над ней
  поработает такой искусный механик, как ты.
  - Как новенькая, босс!
  
  Капитан Хвастунова ушла в себя. Она переправилась в Северную Америку, где
  уединилась в своей личной резиденции, доставшейся ей от покойного отца. Натали
  никого не пускала к себе ни под каким предлогом. Приказы, которая она отправляла
  посредством компьютера, были относительно мирными и в основном касались
  экономической части. Однако, каждую неделю, с крыши резиденции взлетал вертолет,
  он летел к через пустыню, к военной базе Rainbow, где находилось здание
  биотехнической лаборатории.
  Вертолет прилетал к лаборатории уже в четвертый раз. Из вертолета вышла сама
  Хвастунова в гражданской одежде. Одета она была в легкое зеленое платье.
  Размеренной походкой она подошла к главному входу и постучала в толстую железную
  дверь три раза. Видеокамера над дверью закрутилась и из громкоговорителя,
  расположенного неподалеку, раздался низкий голос: "Покажите свою карточку!".
  - Послушай, Альфред! - сказала Хвастунова явно раздраженным голосом. - Разве ты
  не видишь, что это я? Или ты ослеп? Черт тебя возьми!
  - Простите, капитан! - пробубнил репродуктор. - Я сейчас открою.
  Раздался ужасный скрежет и железная дверь медленно распахнулась сама собой.
  Хвастунова огляделась по сторонам и быстро прошмыгнула внутрь. Биотехническая
  лаборатория занималась исследованиями в области генной инженерии. Для чего
  Хвастунова решила воспользоваться услугами этого научного объекта, никто не
  знал. Она шла по лабиринтам коридоров, люди попадались ей редко, в основном это
  были ученые в халатах и масках, они не интересовали Хвастунову. Она подошла к
  небольшой двери в конце коридора и остановилась возле нее. Тут ей стало не по
  себе. Помявшись немного, она робко постучалась.
  - Войдите! - послышался голос с легким итальянским акцентом.
  Хвастунова вошла.
  - Капитан, рад вас видеть! - обрадовался лысый мужчина, лет пятидесяти пяти, с
  толстым брюшком. Он сидел за столом, и что-то разглядывал в микроскоп. Всем
  видом профессор Бартелла напоминал прожженного мафиози.
  - Как ваши успехи, относительно моего вопроса? - спросила она тихо.
  - Абсолютно прекрасно! Вы совершенно здоровы! Я бы мог позавидовать вашему
  здоровью! Теперь, я думаю, мы можем приступить к завершающей части нашего
  эксперимента, если, конечно, вы не против. Вы можете отказаться в любую минуту.
  - Нет, профессор Бартелла. Я уже не могу позволить себе отказаться, что-то
  внутри меня не позволяет.
  - Ну, что же. Если вы готовы, то давайте спустимся вниз для осуществления ваших
  замыслов.
  Через некоторое время Бартелла и Хвастунова спускались в лифте в подземный
  биологический центр, который работал в режиме строгой секретности. Хвастунова
  прошла в огромный зал с очень высоким потолком. Зал освещался множеством
  люминесцентных ламп, половину его занимала огромная машина с множеством
  непонятных компьютеров, барокамер и прочей аппаратуры.
  - Переоденьтесь пожалуйста, это необходимо, - Бартелла дал ей специальный
  костюм.
  Хвастунова зашла за ширму, и через несколько минут вышла оттуда, облаченная в
  тонкое серебристое одеяние, плотно облегающее тело.
  - Прошу вас, сядьте. Вы должны приготовиться, процедура не очень приятная.
  Хвастунова подошла к машине и села в специальное кресло, которое напоминало ей
  электрический стул. Ей казалось, что сейчас её будут судить, за всё содеянное.
  Она содрогнулась, но всё же взяла себя в руки.
  - Я готова! - решилась наконец она.
  Кивнув головами к ней подошли двое ассистентов Бартеллы, они присоединили к телу
  Хвастуновой какие-то датчики, надели на голову шлем, утыканный проводками,
  уходящими вглубь машины. Внешне она выглядела совершенно спокойно, однако, в
  душе её терзали сомнения. Хотя всё было продуманно ею для мелочей, Хвастуновой
  казалось, что все закончится не так, как она хочет.
  - Будет больно, пожалуйста, потерпите, - предупредил ассистент.
  - А нельзя ли все-таки применить анестезию? - Хвастунова посмотрела на него
  многострадальным взглядом.
  - К сожалению, нельзя. Вы должны находиться в полном сознании.
  - Я должна взять себя в руки, - она посмотрела на Бартеллу, который возился с
  компьютером и знаком давал ей знать, что процесс вот-вот начнется.
  
  Наконец, Бартелла включил машину. Гул, который поначалу был чуть слышен, начал
  медленно усиливаться. Хвастунова начала чувствовать его в своей голове. Поначалу
  он просто вызывал неприятные ощущения, но уже через несколько минут гул стал
  таким сильным, что Хвастунова почувствовала боль. Она терпела молча, стиснув
  зубы, на глаза навернулись слезы. Еще через несколько минут боль стала до того
  не выносимой, что она закричала. Хвастунова знала, что должна терпеть и не
  терять сознания. Терпела она до тех пор пока могла, но когда до конца процедуры
  оставалось всего несколько секунд она не выдержала и отключилась.
  Бартелла выключил машину, гул постепенно прекратился. Пока он возился с
  компьютерами, его ассистенты подошли к Хвастуновой.
  - Она жива? - спросил один из них, посмотрев на Хвастунову.
  Второй подошел и проверил пульс. Пульс прощупывался.
  - В отключке. - ответил он. - Да, профессор здорово умеет прочищать людям мозги.
  Здорово он ее потрепал своим прибором.
  - А девица-то ничего. Красивая, - шепнул первый ассистент, - чем ты говоришь она
  управляет?
  - Ты что! - выпучил глаза второй - Ты не знаешь! Это же капитан Натали
  Хвастунова, главнокомандующий вооруженными войсками всей планеты! Ты знаешь
  сколько власти у этой женщины!?
  - Ах, вон что. - Первый сделал вид, что вовсе не удивился. - Капитан, говоришь?
  Вот что-то не похожа она на капитана, очень хрупкая на вид. Как она умудрилась
  занять такую высокую должность?
  - Родственнички пособили. А то, что она такая хрупкая и нежная, - второй
  ассистент попытался сделать пару красивых движений, - это не так важно. - Тут
  главное, - он постучал себя по голове, - черепушка, а вернее то, что в ней
  находится.
  Оба ассистента громко засмеялись.
  - Что ж, давай снимем с нее датчики, - сказал первый ассистент.
  Они начали отсоединять металлические контакты от тела Хвастуновой. Когда все
  контакты были отсоединены, первый ассистент подмигнул второму и, проверив, не
  видит ли Бартелла, легонько погладил Хвастунову по груди. Похоже, ему
  понравилось это делать. Приятное занятие прервала звонкая пощечина, ассистент
  внезапно отскочил. Она открыла глаза.
  - Что всё это значит! - она попыталась разозлиться, но для этого у нее было еще
  очень мало сил.
  - Простите, вы неправильно поняли, - спас ситуацию второй ассистент, - мой
  коллега, делал вам, специальный массаж, для того, чтобы вы пришли в сознание.
  Хвастунова искоса посмотрела на первого и покачала головой.
  - Что, можно подумать у вас не было нашатыря, чтобы привести меня в чувство?
  - Что вы! Сейчас вам нельзя делать даже этого!
  В это время, к машине подошел Бартелла.
  - Как вы себя, чувствуете? - спросил он.
  - Ужасно! - измученным голосом призналась она.
  - Не волнуйтесь, - успокоил её профессор, - все самое страшное уже позади.
  - Неужели всё позади!? - с надеждой спросила Хвастунова.
  - Осталась самая малость, мне нужно взять у вас немного крови.
  Профессор кивнул ассистентам и они взяли Хвастунову под руки.
  
  Бартелла дал Хвастуновой снотворное, чтобы она могла отдохнуть от ужасной
  процедуры. Через несколько минут она спала, как ребенок. В это время, в
  подземной лаборатории происходил такой разговор:
  - Видите скачок! - раздосадовано сказал Бартелла, тыкая пальцем в монитор.
  - Я, говорил, профессор, что она не выдержит! - Первый ассистент прокрутил всю
  диаграмму на экране с помощью мыши.
  - Ты говорил! - передразнил его Бартелла - Если даже небольшой кусочек
  информации из её мозга не записался, это может серьезно повлиять на результат
  эксперимента!
  - А что если уговорить её проделать процедуру еще раз! - предложил второй
  ассистент.
  - Ты, что! Что она тогда подумает!? За кого нас примет? Да, и тем более я сказал
  ей не всю правду, в её здоровье есть небольшие отклонения. Я шел на большой
  риск, проводя процедуру, Хвастунова могла погибнуть. Второй раз она не сможет
  выдержать прочистки мозгов! Она просто умрет от перенапряжения.
  - И, что нам теперь прикажете делать? - испуганно посмотрел на профессора первый
  ассистент.
  - Что-что! Работать! У нас есть записи, оставшиеся от предыдущих экспериментов.
  В наших силах и силах нашей аппаратуры заменить фрагмент записи памяти
  Хвастуновой, на другой из того же участка мозга человека.
  - Гениально! - обрадовался второй ассистент.
  - Что гениального!? За работу! И молитесь, чтобы всё прошло гладко! - Бартелла
  начал что-то настукивать на клавиатуре компьютера. Ассистенты не стали ему
  мешать и молча удалились из лаборатории.
  
  Лизергинский сидел у себя в кабинете. Он держал в руках шифровку, которая только
  что пришла от секретного агента и качал головой.
  - Да! - задумался он, почесав у себя в затылке. - Пять мест - это не так уж и
  мало.
  В это время в комнату вошла Анжела и, услышав обрывок фразы, подхватила:
  - Не так уж мало чего?
  - Ставок Хвастуновой. Я получил шифровку, наш информатор сообщил, что у нашего
  симпатичного врага есть логова на каждом континенте, даже в Антарктиде!
  - Симпатичного? - возмутилась Анжела, - ты что, не равнодушен к ней?
  - Ревнуешь? - спросил Лизергинский.
  - Вовсе нет... - она решила сменить тему разговора - Я слыхала, что в Антарктиде
  ведутся какие-то работы по созданию искусственного климата. Но вряд ли
  Хвастунова отправится туда, мне кажется, холодные приключения не в ее вкусе.
  - Ничего нельзя отрицать, Анжела, я думаю, что напротив стоит отправиться туда в
  первую очередь. Собирай чемоданы и одевайся потеплее, нам предстоит трудная
  поездка в страну вечной зимы.
  - Интересно, на чем это? И каким, позволь тебя спросить, образом?
  - Смотри сюда. - Лизергинский развернул на столе карту мира и указал на то
  место, где Антарктический полуостров выходил за пределы южного полярного круга.
  - Вот место, где Rainbow выстроил небольшой город с искусственными
  климатическими условиями. Говорят, что там очень даже сносно жить, зимой правда
  холодновато. Но всё же - топливо не превращается в кисель и всё такое. Так вот,
  мы полетим туда под видом переселенцев, окопаемся там и выясним всё что нужно.
  Полковник предупредил в свое время всех агентов, что нужно действовать, пока
  есть такая возможность. Поэтому, Лизергинский не стал медлить и уже на следующий
  день вылетел вместе с Анжелой в Винтерсбург - столицу Антарктического
  государства. "Столица вечной зимы": - говорили про город его жители, которые в
  погоне за спокойной жизнью не боялись даже холода. Действительно, обстановка там
  была относительно спокойной, не смотря на то, что в городе располагалась одна из
  ставок Натали Хвастуновой.
  И в этот раз мастер конспирации и камуфляжа - Сысоп Лизергинский не изменил
  себе. Он загримировался под немощного старичка с палочкой. По легенде, Анжела
  должна была стать внучкой этого старика. Прошло еще некоторое время и агенты
  Сопротивления уже летели в самолете. Самолет был сверхзвуковой, полет от
  Хвастунова до Винтерсбурга занимал всего несколько часов.
  Лизергинский, в своем новом обличье, спокойно посапывал в кресле, Анжела листала
  какой-то журнал. На самом деле Лизергинский не спал, а чутко наблюдал за
  происходящим, он был агентом и должен был держать ухо востро. К тому же, он
  чувствовал, что вот-вот что-то произойдет.
  - Сейчас мы будем пролетать над Африкой, - прокомментировала Анжела.
  - Прекрасно, - прошепелявил Лизергинский, - всю жизнь мечтал поохотиться на
  обезьян в тропиках, поесть бананов, да отдохнуть как следует от этой нелегкой
  жизни.
  - Что верно, то верно. Знаешь, Африка навевает на меня воспоминания о детстве.
  Когда я была маленькой, я хотела завести себе ручного паука. Ну тарантула, там,
  какого-нибудь. Мама говорила, что столь странное желание объясняется дурным
  влиянием телевизионных передач и общением с развращенными товарищами.
  - Нет, мое детство было не таким ярким, как у тебя, - ударился в воспоминания
  Лизергинский, - я целыми днями зависал в интернете, учился программировать, а
  после подтягивался на дверной перекладине.
  - Хм! - Анжела усмехнулась - Судя по твоим словам, ты любил старые фильмы про
  агента ноль-ноль семь?
  - Вовсе нет. Я верил в сверхъестественное, в магию, в привидения. В своих снах я
  часто летал, метал молнии и угощал негодяев файерболами1 по почкам.
  - Да. В жизни, твои умения очень бы пригодились! Как здорово бы было достать
  таким "огненным шариком" Хвастунову из-за угла. А еще лучше - через полсвета.
  - Даже если было бы так, я не смог бы её убить.
  - Почему? - Анжела очень удивилась. - Ты не смог бы убить человека, который
  принес столько страданий всему миру?
  - А ты смогла бы? Смогла бы убить человека, которого любила?
  - Что!? - Она удивилась еще сильнее - Ты никогда мне не рассказывал об этом.
  - История проста и банальна. Это было еще до всех этих проблем с Rainbow - Мы
  вместе учились в университете. Я был явно не её типом людей, тогда я еще этого
  не знал - влюбился в нее по уши. Признался, но получил отказ, да и к тому же у
  Хвастуновой тогда уже кто-то был. Да! Я долго не мог её забыть, очень долго.
  Потом произошел переворот, ну а дальше ты сама всё прекрасно знаешь.
  - Так вот почему тогда ты назвал ее симпатичной... - Анжела не успела договорить.
  Откуда-то появился человек в маске, сделанной из вязаной шапки с прорезанными в
  ней дырками. Он держал в руках автомат и что-то громко кричал на ломаном русском
  языке. Лизергинский и Анжела сразу догадались, что это захват. Вскоре из туалета
  вышел еще один человек в маске, вооруженный револьвером. Он прошел в кабину
  пилота. Террористы выдвинули свои требования: приказали пилоту держать курс на
  Кейптаун, иначе они обещали расстрелять пассажиров.
  - Дело плохо! - подумал Лизергинский и притворился спящим. - Они явно не из
  Сопротивления - это простые бандиты!
  Тут в его голове возник блестящий план. С первого же взгляда он заметил, что
  террорист явно профан в своей области - нервничает, да и оружие, похоже держит в
  руках в первый раз. Лизергинский увидел это по автомату, он стоял на
  предохранителе.
  - Ох уж эти кавказцы! Никак не могут успокоиться. До чего дошли бестии -
  посылают в бой молокососов! - подумал Лизергинский и начал протяжно и противно
  храпеть.
  Террорист сразу же обратил на него внимание.
  - Эй ты, старик! - прокричал он. - А ну заткнись, быстро!
  Но Лизергинский вовсе и не собирался "затыкаться", это было частью его коронного
  плана. Он поворочался немножко, зевнул и не обращая ни на что внимания, захрапел
  еще сильнее и громче.
  - Тебе что, старик, жить расхотелось!? - кажется, террористу это явно не
  понравилось.
  Террорист подошел поближе. Лизергинский убедился, что его автомат находится на
  предохранителе. Он храпнул изо всех сил и тут бандит собрался ударить его
  автоматом. Но бывалый агент среагировал мгновенно - одной рукой он схватил
  автомат за ствол и резко дернув вверх, вырвал его из рук неприятеля. Тот не
  успел и опомниться, как Лизергинский нанес ему удар автоматом в живот, бандит
  загнулся от боли. Тут на Сысопа что-то нашло, еще никогда он не был так зол. Он
  лупил террориста до умопомрачения, пока наконец тот не упал на пол и не затих.
  Пассажиры оторопев смотрели кто на него, кто на Лизергинского.
  - Эй! - подумал он. - Да так можно и задание провалить. Нужно немедленно
  использовать запасную легенду.
  Он достал из кармана корочку с удостоверением личности старичка и быстро показав
  её пассажирам объявил:
  - Полиция Rainbow! Всем соблюдать спокойствие!
  С этими словами он снял с бандита маску и надев её пошел к кабине пилота.
  Приоткрыв дверцу он увидел второго террориста, тот держал револьвер у виска
  одного из пилотов. Он посмотрел на Лизергинского вопросительным взглядом.
  Лизергинский молча сделал ему знак рукой. Террорист выругался на своем родном
  языке и ничего не подозревая вышел из кабины. Тут же он получил резкий удар по
  затылку.
  Лизергинский оттащил двух связанных бандитов в конец салона и обратился к
  пассажирам:
  - Уважаемые дамы и господа, в целях безопасности и сохранения непорочного имени
  авиакомпании Rainbow Airlines, прошу вас не распространяться относительно этого
  инцидента. Вам же будет лучше!
  Пассажиры послушно закивали головами, так как все очень боялись полиции Rainbow
  и никто не хотел с ней связываться.
  - Ох, пронесло! - подумал Лизергинский и отправился в кабину пилота, где объявил
  ту же информацию пилотам.
  Затем он спросил у них есть ли на самолете парашюты. Узнав, что есть он попросил
  пару. Давно Лизергинский так не веселился! В какой-то мере ему удалось даже
  угодить бандитам, их выкинули в небе над Кейптауном.
  - Да, после этого они явно потеряют желание безобразничать, - сказал после всего
  старичок-полицейский и откинулся в кресле.
  - Ты чуть было не провалил миссию! Как ты мог так рисковать! - возмутилась
  Анжела.
  - Брось ты! Ты же знаешь устав агента-шпиона - в случае непредвиденной ситуации,
  агент-шпион должен действовать по своему усмотрению... А теперь наслаждайся
  полетом.
  Винтерсбург с виду был обычным городом, чем-то даже он напоминал Лизергинскому
  родной Хвастунов. Одним из величайших достижений человечества было изобретение
  зеркальных спутников. Зеркальный спутник представлял собой геостационарный
  спутник с огромным зеркалом-рефлектором, которое отражало солнечные лучи и
  направляло их в определенную точку. В данном случае точкой был Винтерсбург.
  Разумеется, что использование таких спутников было возможно только за пределами
  полярного круга. Ведь, как известно, за полярным кругом половину года царит
  ночь. Именно поэтому столица Антарктиды находилась на севере Антарктического
  полуострова.
  Когда Лизергинский вышел из самолета, в лицо ему подул теплый ветерок. Его
  представления о Винтерсбурге, как о холодном, белым от снегов городе не
  оправдались. Температура была что ни на есть приятной, ровно двадцать два
  градуса. Походив несколько часов по городу он заметил, что вокруг всё было чисто
  и красиво, воздух был свежим, кругом росли молодые хвойные деревья, газоны были
  аккуратно подстрижены.
  - Красота! - заметил Лизергинский, прохаживаясь по улицам. - Но почему же здесь
  так тепло, а растут одни сосны и ели?
  Тут к нему подошел какой-то человек.
  - Не боятся перепада температур, - объяснил он, - вы очевидно в первый раз в
  городе?
  - Да! - подтвердил Лизергинский. - А как вы догадались?
  - Только непосвященные не знают, что у нас здесь не приживаются лиственные
  деревья. Ночью у нас температура падает до двух-трех градусов. А что касается
  травы - это морозостойкий канадский сорт.
  - Фу ты! Я совсем забыл что у вас тут всё на этих зеркалах!
  - Да! Ах как бы было хорошо, если бы эти тарелочки светили и ночью! - он указал
  рукой в небо, где кроме солнца светилось несколько ярких пятен.
  - Хм! А как же спать? - спросил Лизергинский.
  - Действительно. Кстати, меня зовут Андрей Нюкин, я выходец из матушки России.
  - Собственно, что вам от меня нужно? - он насторожился.
  - Вы никогда не пробовали стрелять артиллерийскими снарядами по небу после
  дождичка в четверг?
  - Я не ослышался!? - переспросил Лизергинский и тут же ответил, - Только в
  пятницу, после тумана.
  - Пройдемте пожалуйста со мной! - сказал Нюкин.
  - Одну минуточку, я не один, - он сделал знак Анжеле, чтобы она подошла.
  Слова, которые произнес человек были паролем агента Сопротивления. Лизергинский
  в глубине души обрадовался, что даже в этом, столь незнакомом месте есть свои
  люди. Нюкин усадил своих гостей в автомобиль неизвестной модели и повез в центр
  антарктического Сопротивления.
  - Как вы узнали о нашем прибытии? - спросила Анжела.
  - Только вчера нам удалось связаться с вашим центром, до этого, в течение трех
  месяцев нам никак не удавалось сделать этого.
  - Ну и в чем же была причина? - поинтересовался Лизергинский.
  - Проклятый генератор помех Rainbow перекрывает все запрещенные частоты. Это
  экспериментальная модель, но Хвастунова обещала в скором времени оборудовать все
  города мира такими штуковинами.
  - Проклятье, если это действительно так, то плохо нам придется. А как вам
  удалось все-таки прорваться на запрещенную частоту.
  - Как раз вчера на генераторе проводилась профилактика, над удалось связаться с
  вашей столицей и узнать о вашем прилете.
  - Вас информировали о цели нашего визита? - спросила Нюкина Анжела.
  - Нет, нас не информировали. Последнее время мы вообще отрезаны от внешнего
  мира.
  - Мы разыскиваем Натали Хвастунову.
  - В таком случае, осмелюсь вас разочаровать. Наши агенты обшарили здешний
  гадюшник Rainbow вдоль и поперек с той же целью, им ничего не удалось
  обнаружить.
  - Черт! Выходит мы зря сюда прилетели? - спросил Лизергинский.
  - Ошибаетесь! - поправил Нюкин. - Вовсе не зря, ваше командование передало вам
  сообщение, в котором вам предписывается уничтожить генератор помех.
  - А что, здешнему Сопротивлению никак нельзя это сделать?
  - Сложновато. Проникнуть туда это еще полбеды, нужно его еще и
  перепрограммировать. К сожалению ни у кого из наших людей нет опыта работы с
  такой техникой.
  Лизергинский со своей напарницей остановились в одной из местных гостиниц. Сысоп
  в тот день пережил межконтинентальный перелет, обезвреживание террористов, смену
  часового пояса и неудачу с Хвастуновой. К тому же ему нагрузили еще одно
  задание, выполнить которое он явно не горел желанием. За окном была ночь,
  Лизергинский ворочался в своей постели и никак не мог заснуть. Лицо чесалось от
  клея, которым были приклеены борода и усы. В глазах мелькали белые круги. Он
  вспомнил слова Андрея о "тарелочках", которые негативно влияли на психику
  человека.
  - Проклятье, а ведь придумали же такое! - подумал он - Что-то опять не спится.
  Он в очередной раз вспомнил ту роковую ночь. От этого воспоминания у него по
  спине пробежали мурашки. Он вспомнил, с каким поразительным хладнокровием он
  выбрался из полуразрушенного лабиринта коридоров, как ему угрожала шпионка Краш
  и как нелепо закончилась её жизнь. Лизергинский потом долго вспоминал выстрел
  прервавший её мучения, а заодно и жизнь. Думать тогда было некогда, приходилось
  делать выбор между жизнью и смертью.
  - Тот, кто продолжает играть, не должен сбиваться со своего пути, а иначе... Ах... -
  Сысоп зевнул.
  Он повернулся на бок и через несколько минут заснул.
  
  Когда Лизергинский уже спокойно спал, для Натали Хвастуновой тяжелая бессонная
  ночь только начиналась. Последнее время она очень страдала от одиночества.
  Хвастунова тоже была человеком, причем человеком, который управляет всем миром.
  Нелегко управлять миром, когда вокруг тебя нет верных людей и все тебя
  ненавидят, хотя и боятся. Она это понимала.
  - Власть - тяжелая штука. Хм! - Натали усмехнулась. - Она как наркотик - совсем
  недолго ты чувствуешь себя на высоте, а затем наступает время жестокой расплаты.
  К чему это я? Брось хныкать!
  Хвастунова начала подбадривать саму себя.
  - Зачем убивать себя из-за пары разрушенных зданий и потопленного крейсера,
  когда у тебя в руках целый мир!?
  Натали сидела на кровати и думала.
  - К черту! К черту всё это!
  Она схватила подушку и изо всех сил швырнула её об пол, во все стороны
  разлетелись перья.
  - Не хочу ничего! Хочу тихой спокойной жизни в маленьком домике, где-нибудь в
  деревне, где только я и... и... Господи! Я никому не нужна! Какой ужас! Обратного
  пути нет!
  Очередной нервный срыв поразил Хвастунову, почти всю ночь она проплакала, лежа
  ничком на кровати. Только под утро она начала понемногу успокаиваться. Она
  погляделась в зеркало.
  - Не плачь! - говорила она сама себе. - Есть только один человек, способный тебя
  понять на этом свете - и это ты сама.
  Хвастунова о чем-то задумалась, прилегла на кровать и скоро сама не заметила,
  как заснула.
  
  II
  С тех давних пор, как Сысоп Лизергинский ступил на нелегкий путь борца за
  справедливость, его жизнь наполнилась постоянными бегами, погонями и
  однообразными заданиями, которые заключались в уничтожении или обезвреживании
  вражеских объектов. В последних случаях Сысоп изменял свою внешность до
  неузнаваемости, подделывал документы и после этого беспрепятственно проникал
  туда, куда ему было нужно. Подобную стратегию он решил использовать и в этот
  раз...
  Хвастунова сидела в своем любимом плетеном кресле. Настроение у нее было
  подавленным. На журнальном столике перед ней лежала куча свежих журналов,
  упакованных в целлофановые пакеты. Натали с совершенно отрешенным видом взяла
  один, небрежно сорвала упаковку и начала нервно листать. Не обнаружив ничего,
  что могло заинтересовать её, она швырнула журнал обратно на стол и положив руки
  на подлокотники, закрыла глаза. В это время в дверь робко постучали.
  - Войдите, - сказала она не открывая глаз.
  Стучавшимся, оказался один из домашних слуг Хвастуновой.
  - Я принес вам последние бумаги, сеньорита Хвастунова! - доложил слуга.
  - Положи их на стол, я сама разберусь. А теперь оставь помещение, пожалуйста.
  Он послушно положил поднос с бумагами на столик. Уходя слуга спросил:
  - Могу я чем-нибудь помочь вам, сеньорита Хвастунова?
  - Не утруждай себя. Сейчас мне лучше побыть одной. Так будет лучше.
  Когда лакей ушел, Хвастунова немного удивилась своему поведению. Раньше она
  могла просто вышвырнуть его, за то, что он задавал много лишних вопросов.
  - Похоже, эта борьба с неверными оказывает на меня какое-то влияние.
  Она взяла с подноса первый документ и начала изучать его без особого внимания:
  - Так-так! Большой совет Rainbow! С моим участием! Сегодня вечером? - она
  прочитала еще раз. - Нет, черта с два, никуда я сегодня не пойду. Ах, как мне
  все это надоело.
  Натали скомкала лист и швырнула его в мусорную корзину под столиком и взяла
  следующий. На нем оказалась краткая сводка событий со всего мира. Такой листок
  приходил Хвастуновой каждый день. В основном всё было спокойно, но в этот раз
  страна Антарктида была выделена красной краской, под названием стояла подпись:
  "Остановка работы генератора помех по неизвестным причинам".
  - Не иначе, как дело рук Сопротивления, опять они за свое. Проклятье! Как тяжело
  быть правителем этих болванов. Жаль, что я одна такая незаурядная личность среди
  них. Возможно, скоро мы решим эту проблему.
  Натали достала свой сотовый телефон и набрала номер лаборатории. После недолгих
  гудков в трубке послышался голос Бартеллы.
  - Профессор Бартелла! Как проходит эксперимент? - спросила она нервничая.
  - Не беспокойтесь, все идет нормально. Процесс уже идет, скоро вы сможете
  посетить инкубаторы...
  - Да? - Хвастунова засияла от радости - сколько времени займет весь процесс?
  - Неделю, не больше. Еще некоторое время уйдет на корректировку сознания. Самое
  главное - вам нельзя волноваться! Вы пережили огромный шок. Кстати, вы
  принимаете таблетки, которые я вам дал?
  - От них не становится лучше, профессор. И вообще, я себя очень плохо чувствую.
  Иногда мне так одиноко, что просто не хочется жить!
  - Я понимаю, это депрессия. Скоро вам станет намного лучше, уверяю вас.
  - Хочется верить профессор, очень хочется верить.
  Закончив разговор, Хвастунова решила подышать свежим воздухом. Она перетащила
  кресло на балкончик, увитый диким виноградом и усевшись поудобнее принялась
  созерцать природу вокруг своего особняка. Вид, надо было сказать живописнейший:
  небольшое озерцо, красивые деревья, яркие цветы.
  - Какая красота... - подумала она.
  Ей не хотелось уходить отсюда, так было хорошо и спокойно. Натали знала, что за
  ней вскоре придут надоедливая прислуга, а возможно, кто-нибудь из совета. Они
  будут допекать её речами о её несерьезности в последнее время, безучастности и
  отрешенности от государственных дел. Но сейчас Хвастуновой было всё равно, она
  заперла дверь:
  - Пусть ломятся, я не открою. Пусть даже выломают дверь, если хотят. Никаких дел
  - я устала от всего этого.
  Она продолжала созерцать и в это время в ней начало просыпаться что-то
  человеческое, что-то, что всегда было ей чуждо.
  - Какое приятное чувство. Почему я раньше никогда его не испытывала? Наверное
  потому, что этого не было в моих идеалах? Боже, до чего же я докатилась?!
  
  Это случилось пять лет назад. Страшные взрывы озарили ночное небо над столицами
  всех крупных стран мира. Города мгновенно замерли, все электроприборы
  отключились, люди в ужасе наблюдали за происходящим. Таким было начало.
  На следующий день весь мир капитулировал, преклоняясь перед безоговорочной
  властью Rainbow. Генерал Хвастунов выступил по телевидению перед всей планетой и
  прочитал свою речь, которой предстояло войти в историю. Прошло два года и его
  дочь, совсем еще девчонка, тогда еще младший лейтенант, закончивший училище не
  без помощи папаши, была с гордостью представлена совету. Генерал протолкнул свое
  дитя, всюду, куда только было можно. Опьяненная безграничной властью, она давала
  волю всем своим капризам и желаниям, никто не мог ей перечить. Прошло некоторое
  время и вот уже Натали Хвастунова - председатель совета Rainbow. На неё были
  возложены многие государственные дела, в том числе и борьба с Сопротивлением,
  которое не желало мириться с диктатурой. Затем произошло покушение на
  Хвастунова. Перед смертью, он завещал своей дочери никогда не бросать дело
  Rainbow и держать мир в своих руках...
  Хвастунова проснулась и поняла, что ей всё приснилось. Ей приснилось её прошлое,
  она вспомнила отца.
  - Нет! - подумала она. - Я дала слово и сдержу его! Я удержу этот мир в своих
  руках, чего бы мне этого не стоило! И кое-кто скоро мне в этом поможет!
  Полная свежих сил она взглянула на золотые часы - подарок отца. На часах было
  без четверти пять.
  - Я еще успею! - подумала она.
  Она открыла дверь своей комнаты и вышла из нее. Затем она поднялась на крышу,
  где её ждал её второй лучший друг, после любимого крейсера - вертолет МИ-24.
  Вертолет был прекрасной боевой машиной, вооруженной авиационными пулеметами.
  Хвастунова была отличным пилотом, машина беспрекословно реагировала на малейшее
  её движение.
  Заседание комитета Rainbow по чрезвычайным делам, проходило в двухстах
  километрах от резиденции. До его начала оставалось чуть больше пятнадцати минут.
  Натали завела двигатель и взглянула на карту:
  - Пожалуй, если очень поторопиться и срезать путь, то, вполне возможно, что я и
  успею.
  Она твердо решила лететь. Вертолет медленно оторвался от крыши и поднялся в
  воздух.
  
  Американская ставка Хвастуновой располагалась на небольшом оазисе посреди
  пустынь и каньонов.
  Как раз в одной из такой пустынь и происходили следующие события. Кордильеры
  мало привлекали людей своей пустынностью, поэтому именно в этом месте генерал
  Хвастунов построил когда-то один из своих особняков.
  В ста милях от особняка, между двух обветренных останков скалы, изрядно
  попорченных ветром, росло большое раскидистое дерево. На первый взгляд казалось,
  что вокруг никого нет. Ветер сдувал со скал красную пыль, мелкие кустики и
  кактусы, характерные для этой местности, придавали картине особую живописность.
  Казалось бы, что может потревожить спокойствие этого местечка? Тем не менее,
  если хорошо приглядеться, на дереве можно было заметить человека в расстегнутой
  зеленой рубашке и затертых до дыр джинсах . Человек внимательно смотрел в
  бинокль, как будто бы что-то искал. Внизу, под деревом, сидел еще один человек в
  белых шортах и футболке. На голове у него был головной убор, который так любят
  носить археологи и любители сафари - небольшая шляпа из пробкового дерева.
  Человек надвинул шляпу себе на нос и отдыхал.
  - Ну, как Тринкс? Что-нибудь видно? - спросил он, зевая из под шляпы .
  - Ни черта, - выругался Тринкс, плюнул вниз и нечаянно попал на любимую шляпу
  своего коллеги, - неделю тут сидим и никакой добычи!
  - Да, - человек в белом покачал головой, не ничего не заметив, - долго нам тут
  сидеть еще в этой богом забытой дыре? Не думаю, что мы тут что-нибудь высидим.
  За последнюю неделю мы не сбили не одного вертолета.
  - Сопротивление знает за что платить нам красненькие кредиты. Если тебе сказали
  сидеть здесь и дожидаться, значит так надо. А если будешь возражать, тогда в
  скором времени участь почетного дворника Rainbow без диплома для тебя неизбежна.
  - Сюда, небось, никто не залетает. Наше дорогое Сопротивление обещало по две
  тысячи кредитов, за каждый сбитый вертолет. Да плюс еще тысячу, если приведем
  языка.
  - Ха! - Тринкс саркастически усмехнулся, - языка! Размечтался!
  Он достал сигарету и закурил.
  - Я слыхал, что здесь проходит воздушный маршрут через деревню какой-то большой
  шишки неподалеку. Интересно, что они возят туда?
  - Может быть красненькие?
  Плевок на шляпе человека в успел высохнуть, он встал, размялся и пока Тринкс не
  видел, достал фляжку с текиллой - крепким мексиканским напитком, приготовляемым
  из кактусов. Отхлебнув несколько глотков и удовлетворительно помахав головой, он
  принялся осматривать взглядом территорию вокруг, ища чем бы закусить.
  - Эх, Хабсон, пивка бы сейчас! В это время, стоит такая жара! - послышалось с
  дерева.
  - Погоди, я достану фляжку с водой, - Хабсон полез за фляжкой.
  Тринкс затянулся, взглянул в бинокль, и раскрыл от удивления рот от чего
  сигарета упала на землю, а изо рта начали выходить колечки дыма.
  - Вот это да! - присвистнул Тринкс, выпустив весь дым. - Хабсон! - закричал он,
  - не надо фляжку! Готовь "Муху"!
  - А что? Летит?! - Хабсон оживился.
  - Еще как летит! И летит прямо к нам в руки!
  Хабсон сорвал брезент с гранатомета "Стингер", который лежал под деревом, и
  взвалил на плечо установку, заряженную смертоносным жалом. Тринкс тем временем
  слез с дерева.
  - Смотри, не упусти! - волновался он, - наши денежки!
  - Да не волнуйся ты так! Уж что-что, а я то свое дело знаю!
  Хвастунова летела на собрание, времени оставалось в обрез.
  - Ничего! - подумала Натали, она явно не страдала пунктуальностью, - прилечу на
  пять минут позже, мне всё равно никто ничего не скажет.
  Пролетая мимо пустыря она заметила на своем радаре какой-то объект, стремительно
  приближающийся к её вертолету.
  - Ракета! - с ужасом подумала Хвастунова, но было уже поздно, что что-нибудь
  сделать.
  Прогремел взрыв. Натали здорово протрясло.
  - Жива! - она взглянула на приборы и почувствовала, что двигатель вот-вот
  откажет.
  Нужно было немедленно садиться. Эта посадка потребовала от Хвастуновой всего её
  искусства пилота. Вряд ли любой другой пилот смог бы посадить машину с дымящимся
  двигателем.
  Вертолет Хвастуновой приземлился в нескольких сотнях метров от старого дерева и
  прежде чем она сама успела выбраться из кабины - послышался голос Тринкса.
  - Медленно выходите из кабины с поднятыми руками.
  Хвастунова увидела, что через стекло на нее смотрит дуло пистолета. Так так-так,
  кого я вижу! Девчонка, решила покататься на папочкином вертолетике! Ай-яй-яй,
  нехорошо! - сказал Тринкс.
  - Вы! Придурки! Не ведаете, что творите! Да вы хоть знаете, кто я? - завелась
  Хвастунова.
  - Нам, знаешь, - Хабсон выпустил струйку сигаретного дыма, его уже порядком
  развезло, - как-то плевать!
  - Да будет, вам известно, уроды, что я главнокомандующий вооруженными силами
  Rainbow, капитан Натали Хвастунова!
  Тут она подумала, что сморозила глупость, одета она была в гражданскую одежду.
  Двое переглянулись друг с другом и захохотали.
  - Не шути, так девочка, - сказал сквозь смех Хабсон, - с нами этот трюк не
  пройдет! Может ты еще скажешь, что ты генерал-губернатор Марса?
  Он подошел к ней поближе.
  - Слушай, дорогуша, у меня есть к тебе маленькое предложение. Тысячу кредитов
  нам явно за тебя не дадут. Давай ты дашь нам то, что мы хотим, и разойдемся по
  добру да по здорову?
  Хабсон схватил её за груди и дыхнул в лицо.
  - Я тебе не шлюха какая-нибудь, подонок! - огрызнулась Хвастунова и влепила ему
  пощечину, да такую, что Хабсон отскочил в сторону.
  Он медленно развернулся и потрогал свою щеку, из порезов от острых ногтей Натали
  сочилась кровь. Сжав губы от внезапно и резко ударил Хвастунову по лицу
  наотмашь. Она упала на землю, рядом с вертолетом.
  - Ах ты сука! Я тебе покажу! - кричал Хабсон, - Тринкс! Пристрели её сейчас же!
  - Ну-ну! Не кипятись приятель! Как ты обращаешься с дамами? - пытался успокоить
  своего товарища Тринкс.
  Хабсон просто озверел, он выхватил из рук Тринкса пистолет и направил оружие на
  Хвастунову, его руки тряслись. Она подняла голову и поняла, что происходит.
  Натали посмотрела на убийцу, глаза молили о пощаде.
  - Не делай этого Хабсон!
  - Пошел, ты! - ответил тот, нажал на курок и пистолет выстрелил.
  Розовую блузку Хвастуновой окрасило красное кровавое пятно, с губ сорвался еле
  слышный стон. Глаза закрылись.
  - Что ты наделал, дуралей! - Тринкс выхватил пушку из рук Хабсона, - может быть
  нам и дали за неё что-нибудь! Да и просто, зачем было убивать девку? Эй! Да от
  тебя разит! Ты пьян!
  - Послушай! Я ненавижу, когда меня кто-нибудь оскорбляет! Никому! Никому еще я
  не простил! - он чуть ли не ткнул пальцем в его лицо. - И не прощу! Так, что,
  братец, мотай на ус!
  Тринкс знал, что спорить с такими людьми бесполезно, поэтому просто наградил
  "братца" холодным взглядом. Вскоре, истребители вертолетов покинули пустырь,
  чтобы сообщить Сопротивлению о своей жертве.
  
  Когда Хвастунова очнулась, в её висках, как будто бы стучали молотки. Она
  попыталась пошевелиться и вскрикнула от боли где-то под ребрами.
  - Ах! Нет-нет! Не вздумайте шевелиться! Вам нельзя! - послышался чей-то мягкий
  приятный женский голос.
  - Где я... - прошептала Хвастунова.
  - Это долгая история.
  Натали увидела перед собой лицо девушки со светлыми волосами заплетенными в
  косичку и красивыми голубыми глазами. Девушка посмотрела на неё, затем встала,
  смочила в тазике с водой повязку и положила её Натали на лоб.
  - Расскажи... Что произошло... Где я... Кто ты...
  - Ай! Молчите, берегите силы - вам нужно поправляться. Я сейчас всё вам всё
  расскажу.
  Голос девушки убаюкивал Хвастунову и она успокоилась.
  - Это случилось три дня назад. Этих стервятников наняло Сопротивление, они давно
  тут что-то высматривали. Я следила за ними, боялась, что они могут ограбить. Но
  не об этом речь. Меня зовут Ольга. Я живу здесь одна в этом домике вот уже
  несколько лет, после того как убили моего брата. Он погиб в бою с Сопротивлением
  - вступил в Rainbow, - она вздохнула, - с тех пор я и живу здесь, поддерживаю
  нейтралитет. Ни за тех, ни за этих. Хотя конечно Rainbow со своими законами
  сильно притеснило нас, простой народ, но я считаю, война - не мое дело. Что
  может сделать одна слабая женщина?
  Она поправила Хвастуновой одеяло.
  - Ну, так вот. Три дня назад я услышала взрывы. По началу я испугалась, но потом
  решила, пойти посмотреть, что случилось. Подходя поближе я услышала выстрелы, а
  затем этих негодяев, убегающих куда-то от вертолета. Когда они убежали я нашла
  вас, вы еле дышали, я даже думала, что вы мертвы. К счастью, я работала
  медсестрой в госпитале и знаю, как оказывать помощь раненым. Вы не
  представляете, мне стало так вас жалко. К счастью оттуда до моего домика
  недалеко и я с большой осторожностью вас сюда дотащила. Рана у вас не очень
  серьезная, но вы потеряли много крови, вы чудом остались живы. Три дня подряд, в
  бреду вы произносили что-то и кричали. Что-то про войну, про Сопротивление.
  - Я пилот... - соврала Хвастунова, - пилот... Сопротивления.
  - Всё понятно. Не волнуйтесь. Для меня вы просто человек, такой же несчастный,
  как и я. Ну всё, не стоит утомлять вас рассказами, спите. Вам нужно отдыхать.
  Хвастунова закрыла глаза и заснула. Первый раз за месяц она могла спокойно спать
  не думая не о чем.
  Проснувшись она опять не сразу поняла, где находится. Постепенно память стала
  возвращаться к ней. Хвастунова вспомнила тот удар, который нанес её незнакомец.
  - Я всего лишь человек! Простой беззащитный человек!
  В это же время к ней в голову пришла другая мысль.
  - Три дня! Совет наверняка уже хватился меня! Мне нужно немедленно вернуться!
  В это время к ней подошла Ольга.
  - А, вот вы и проснулись! Отлично, я как раз принесла вам поесть.
  В это время Хвастунова почувствовала как голодна. Она с жадностью набросилась на
  суп, который принесла её спасительница. Хотя суп был не очень вкусным, Натали
  съела всё до последней капельки.
  - Как вы себя чувствуете? Вам лучше?
  - Не знаю, - Хвастунова немного приободрилась, - я ничего не помню.
  - Вам очень повезло! Человек, который стрелял, явно не целился. Пуля чудом не
  задела ваших жизненно важных органов, еще сантиметр и я не смогла бы вас спасти.
  - Спасибо... - Хвастунова поблагодарила девушку, хотя ей всегда было нелегко
  кого-либо благодарить.
  Она привыкла всех и всегда ругать и оскорблять. Сейчас она не знала, что делать,
  первый раз в жизни другой человек сделал для нее доброе дело - спас её жизнь.
  - Вы говорили, что служили пилотом вертолета? - спросила Ольга.
  - Да, это так. Я отправлялась в каньон с заданием.
  - Я не хочу вас разочаровывать, но в тот же день, когда я вас нашла, негодяи
  облили ваш вертолет бензином и сожгли.
  В глазах Хвастуновой промелькнул страх. Никто не знал её место нахождения. Она
  пошевелила левой ногой и вскрикнула от боли. Да, рана была серьезной и выбраться
  отсюда не представлялось шансов.
  - Как далеко мы находимся от ближайшего города? - спросила Ольгу Хвастунова.
  - Простите, но здесь на многие мили вокруг одни лишь каньоны и кактусы. Я живу
  только за счет своей небольшой фермы.
  - Поймите! - взмолилась вдруг Хвастунова, - мне нужно срочно вернуться туда,
  откуда я прилетела! Меня ищут!
  - Хорошо-хорошо, успокойтесь, вы должны отдыхать. Когда вы поправитесь мы
  что-нибудь придумаем.
  Ольга не хотела расстраивать бедняжку, ведь она знала, что чтобы выбраться из
  этой местности нужен автомобиль. Раз в год она снаряжала лошадей и фургон, и
  ехала в дальнюю деревушку продать кое что, да пополнить запасы муки, соли и
  медикаментов. Сейчас Ольга не хотела говорить об этом Хвастуновой, она бы
  напрасно надеялась. На поездку требовалось много сил и времени, а их то у Натали
  как раз и не было.
  - Но мне нужно срочно...
  Резкая боль в левой нижней части живота заставила её замолчать.
  - Ну что вы! Вы же себя погубите, сейчас я сделаю вам укол! - Ольга побежала за
  шприцом.
  - Да, пожалуйста... - простонала она потому что боль не унималась. Похоже, что
  ранение было серьезнее, чем казалось.
  Когда укол был сделан, Хвастуновой постепенно полегчало. Новокаин делал свое
  дело.
  - Скажите, как вас зовут? - спросила Ольга.
  - Натали, - ответила Хвастунова.
  - Что ж, Натали, простите меня, но мне кажется вам придется пробыть здесь
  довольно долго.
  
  Бартелла сидел за компьютером, возле него суетились ассистенты. Позади в большой
  стеклянной камере наполненной жидкость, находилось человеческое тело. Можно было
  разглядеть, что тело принадлежало молодой, красивой женщине.
  - Да не смотри ты на нее! - окликнул Бартелла своего второго ассистента, который
  с большим интересом разглядывал камеру, а вернее то, что в ней находится.
  Ассистент не обращал внимания на его слова, он был полностью поглощен
  созерцанием.
  - А ну-ка, отойди от инкубатора и помоги мне, ты, жалкий похотник! - Бартелла ни
  на шутку разозлился.
  Ассистент понял, что от него требуется и послушно подошел к профессору.
  - Да будет вам известно, господа, что у нас появилась возможность провернуть
  очень интересное дельце! - воскликнул Бартелла.
  - И оно наверняка связано с этой особой в инкубаторе? Догадываюсь что вы хотите
  сделать, профессор...
  Первый ассистент не успел договорить, так как Бартелла живо треснул его по лицу.
  - Дуралеи! Только об этом и думаете! Чему вас мама в детстве учила!? Из всего
  нужно извлекать выгоду! А тут такой шанс! Один на миллион, другого такого не
  будет!
  - Что-то я не очень понял ход ваших мыслей, профессор Бартелла, - сказал первый
  ассистент, держась рукой за свое ушибленное лицо.
  - Эх ты! Первый ассистент, а ума нет! Ты знаешь, что вертолет Хвастуновой пропал
  вместе с ней самой. Уже три дня его не могут найти, скорее всего его уничтожило
  Сопротивление.
  - Но его всё же не нашли, - возразил второй ассистент.
  - Даже если она жива, ей не выбраться из каньонов.
  - Вы правы профессор, она наверняка бесследно пропала, - подтвердил первый.
  - А что у нас в инкубаторе? - спросил Бартелла.
  - Её, клон, профессор, - ответил второй.
  - Балбес! У нас в инкубаторе, шанс на мировое господство. Пока что это только
  оболочка, для которой мы приготовим новое сознание. У нас есть образцы мозга
  Хвастуновой, а что нам стоит сделать так, чтобы это новое создание полностью нам
  подчинялось?
  - Вы гений, профессор! - в один голос воскликнули ассистенты.
  - А вы как думали? Но только, молчите и не дай бог вы кому-нибудь проболтаетесь
  о нашем плане! Крупно пожалеете!
  Прошло еще несколько дней. Эксперимент прошел успешно. Профессор с ассистентами
  готовились к его кульминации. Бартелла повернул выключатель и насос начал
  медленно откачивать жидкость из инкубатора. Когда вся жидкость была выкачана, в
  камеру поступил воздух. Через несколько секунд, новоиспеченная Хвастунова
  открыла глаза.
  - Посмотрите, профессор! - радостно прокричал первый ассистент, - Она двигается!
  Профессор открыл инкубатор и накинул на клона Хвастуновой полотенце.
  - Где я? - дрожащим голосом спросила Хвастунова-клон.
  - Успокойся, моя девочка, ты в безопасности, это всё, что тебе нужно знать.
  Бартелла отвел свое создание, в специальную комнату дал ей одежду и помог
  одеться. Затем, когда Хвастунова-клон начала осознавать что происходит, он начал
  задавать ей вопросы:
  - Как тебя зовут?
  - Натали Хвастунова, - ответила она.
  - Кто ты?
  - Я главнокомандующая всеми войсками Rainbow.
  - Отлично! А, кто я такой, ты знаешь?
  - Вы... - она задумалась.
  - Кто я? - переспросил он спокойным голосом.
  - Вы... Вы - Джузеппе Бартелла, мой хозяин, я готова подчиняться любому вашему
  приказу, - ответила Хвастунова-клон, наконец.
  - Прекрасно, девочка моя, а теперь отдыхай.
  - Как прикажете... - она улеглась на кушетку и послушно закрыла глаза.
  Бартелла вышел из комнаты, чувствуя себя победителем. Он подошел к компьютеру,
  возле которого было уже пусто, и уселся в кресло.
  - Да! Все идет по плану, даже я не мог ожидать такого прекрасного результата.
  Она полная копия Хвастуновой и в тоже время моя послушная марионетка! Что ж,
  прекрасный результат! Ха-ха-ха! Бартелла! Мамочка всегда говорила тебе, что
  когда-нибудь ты добьешься своего в жизни. Ты была права мамуля!
  От радости он начал вращаться в своем кресле, восклицая от радости, как
  мальчишка. Крутился он до тех пор винт на котором держалось его кресло не
  раскрутился до конца и он сам не полетел в месте с креслом в пустой инкубатор.
  - Что ж, во всем есть свои разочарования! - сказал он на родном итальянском и
  принялся хохотать еще громче.
  Ассистенты внимательно наблюдали за профессором издалека.
  - Тронулся наш профессор, - сказал первый.
  - Сам ты тронулся! - передразнил его второй, - Сейчас он фактически стал
  полноправным властелином всего мира. Тебе наверное такого и не снилось!
  - Да, а мы теперь верные советники этого властелина. Поздравляю, коллега.
  Они пожали друг другу руки и тоже потихонечку засмеялись.
  
  Прошла еще пара дней. Рана Хвастуновой не спешила затягиваться и доставляла её
  обладательнице невыносимые страдания. Но еще больше она страдала от своего
  старого врага - одиночества. Депрессии опять начали мучить её, она опять плакала
  ночами, не понимая, отчего.
  - Отчего вы плачете? - спрашивала Ольга. - Вам больно? У вас наверное есть
  родные? Друзья?
  Эти слова расстроили несчастную Натали еще больше, ведь она знала, что вряд ли в
  мире остались люди, которые её ждут и переживают за нее. В свое время Хвастунова
  порвала отношения со всеми родственниками, которые, как она считала, мечтают
  жить на дармовщинку и за ее счет.
  На следующий день Ольга сообщила Хвастуновой, что ей нужно отлучиться на пару
  дней. Она перенесла Хвастуновой в комнату старый транзисторный приемник, чтобы
  ей было веселее одной, оставила запас провизии на несколько дней и предупредила:
  - Пока меня не будет - дом в вашем распоряжении. Рядом с вашей кроватью - ящик с
  продуктами, вот вам транзистор, развлекайтесь тут без меня. Возможно, я вернусь
  нескоро.
  Она попрощалась с Хвастуновой и вышла из комнаты. Через час Ольга оседлала
  своего верного скакуна и исчезла за обломками скал.
  - Ну вот, я опять одна. - Хвастунова закрыла лицо руками. - Вдали от мира, от
  жизни, от людей. Бедная, несчастная, раненая... Что же мне теперь делать?
  
  III
  Прошло две недели. После блестящей расправы Лизергинского над ненавистным
  генератором, полиция Винтерсбурга зашевелилась и бросилась на поиски
  диверсантов. Находиться в городе становилось опаснее с каждым часом и Сысоп со
  своей напарницей решили, что чем скорее они его покинут, тем будет лучше.
  Лизергинский сидел в своем номере перед зеркалом и наносил грим на лицо. Позади
  него, на кровати, сидела Анжела и внимательно наблюдала за тем, как молодой
  агент на её глазах превращается в старенького дедушку.
  - Жаль, что мы ничего не смогли найти здесь, - вздохнула она.
  - А мне, так нисколько! - сказал Сысоп, приклеивая бороду. - Я прекрасно
  отдохнул, посмотрел город, тарелочки. Насолил Rainbow. Что еще нужно для
  счастливой беззаботной жизни?
  - Странный ты какой-то, - удивилась Анжела, - мы выполняем боевое задание, от
  которого зависит судьба Сопротивления. С того времени, как мы вылетели сюда,
  тебя могли убить как минимум трижды! И после этого ты говоришь об этом так, как
  будто отправлялся сюда в отпуск.
  - По моему, я где-то уже это слышал, - заметил Лизергинский и намазал внутреннюю
  сторону бороды толстым слоем клея, так как приклеить её с первой попытки не
  удалось. - В чем то ты, конечно, права - то, что творится вокруг, для меня всего
  лишь игра. И причем игра довольно интересная и рискованная!
  - С чего ты взял?
  - Ты не читала индийскую литературу? - ответил Сысоп вопросом на вопрос.
  - Нет, а ты читал? Не знала, что ты увлекаешься восточной философией.
  - Индийские йоги утверждают то, что всё, происходящее вокруг нас - всего лишь
  иллюзия. Причем иллюзия очень хорошо внушенная. - Он закрыл глаза и сложил руки
  ладонями друг к другу. После небольшой паузы Сысоп вернулся в исходное положение
  и продолжил. - Один путешественник прибыл в Тибет и встретил там старого монаха,
  который рассказал ему то же самое.
  - Но тот естественно не поверил, - догадалась Анжела.
  - Да. В такое сложно поверить. Но монах сказал ему - "смотри на горы", ну тот и
  посмотрел. А когда он посмотрел, то никаких гор там уже не было, только чистое
  небо. Путешественник долго стоял, окаменев от удивления. Через пятнадцать минут
  горы начали медленно проявляться, пока не появились совсем. Вот так вот, -
  закончил свой рассказ Лизергинский.
  Он снова принял свою индийскую позу и сидел так несколько минут. Очнувшись и
  слегка дернув себя за фальшивую бороду, Сысоп с радостью сообщил:
  - Ну вот, я побывал в истинном мире, а заодно и клей высох.
  - И как же там, с вакансиями спец агентов? - пошутила Анжела. - Если тебя
  пристрелят в этом мире, то тебе придется поискать работу в том.
  - У того, кто знает, что жизнь это игра, гораздо меньше шансов быть
  пристреленным. А пока, она продолжается и нам следует убраться отсюда и как
  можно скорее.
  - И куда же мы отправимся на этот раз? Я лично хочу в Африку, там так много
  попугайчиков!
  - Нет. В Африку мы не полетим. Нам был дан плохой знак, к тому же вчера мне
  пришла новая шифровка. Наш шпион в штатах сообщил мне очень интересную новость.
  Лизергинский принялся упаковывать свой чемодан.
  - Какую же? - заинтересовалась Анжела.
  - Вчера в один из штабов Сопротивления Кордильер прискакала женщина. Она
  говорила, что нашла раненного пилота Сопротивления, которому срочно необходима
  помощь. Пилот по её словам разбился на боевом вертолете типа МИ-24.
  - Ну и что же?
  - А то, что во-первых у Сопротивления никогда в помине не было таких вертолетов.
  Во-вторых американское Сопротивление никого никуда не посылало. И в-третьих, что
  самое интересное, пилот - женщина, по описанию похожая на Хвастунову! Вот почему
  я хочу полететь в Северную Америку и поподробнее всё разузнать.
  
  Профессор Бартелла вовсю пользовался своим новым положением. Управляя клоном
  Хвастуновой он мог делать всё что угодно. Для начала он перевел на свой счет в
  мировом банке миллионы кредитов и заполучил домик Натали, который она так
  любила. Но на этом его честолюбивые замыслы не заканчивались. Однажды, когда он
  лежал на шикарном диване под прохладой кондиционера, в его мозгу зародилась
  мысль, которая могла привести в ужас кого угодно, только не его самого.
  - Машина для клонирования - одна из моих прекраснейших разработок. Хвастунова
  была умна, но даже ей нельзя было сравниться со мной - с гением генной
  инженерии, с архитектором душ и тел. Давайте зададимся вопросом, - обратился он
  к невидимой аудитории, почему Rainbow не может победить жалкую кучку
  Сопротивления. У Rainbow много солдат, но все как один тупы. Тут должен работать
  человек, который знает всё о Сопротивлении и в тоже время полностью нам
  подчиняется. Точно, я гений!
  Бартелла немедленно вызвал Хвастунову-клона. Через четверть часа она уже была в
  его резиденции.
  - Здравствуй, Натали, - с коварной улыбкой поприветствовал её профессор.
  - Здравствуйте, профессор. - Сказала она в ответ.
  - Мне нужно поговорить с тобой, Натали. Поговорить по одному очень важному делу.
  Садись, пожалуйста, в кресло.
  Она послушно села.
  - Скажи мне, тяжело ли вести войну с Сопротивлением? Тяжело управлять армией?
  - Очень тяжело, профессор. Это огромное напряжение.
  - Я понимаю тебя. А теперь скажи мне, хорошо ли работают силы Сопротивления? -
  он встал с дивана и начал ходить по комнате.
  - Честно говоря, лучше чем наши. Однако мы превосходим их количеством...
  - Достаточно, - прервал её Бартелла. - А теперь ответь мне, пожалуйста, на такой
  вопрос. Кто самый лучший боец Сопротивления?
  - Конечно же это Сысоп Лизергинский, профессор. - Ответила она без промедления.
  - Хм, интересно, - оживился Бартелла, - расскажи-ка по подробнее!
  И клон начала свой рассказ. Она рассказывала так, как будто по правде была
  настоящей Натали Хвастуновой, описывала все события, как будто по правде
  участвовала в них. Наконец она дошла до побега с тонущего крейсера:
  - Я покидала крейсер последней. С одного из кораблей эскадры поднялся вертолет
  вертолет, на нем я и добралась до берега... - тут она прервалась и замолчала.
  - Что же было дальше, рассказывай.
  - Не могу, профессор, - оправдывалась она, - дальше я ничего не помню...
  - Тогда достаточно! - испуганным голосом приказал Бартелла. - Она может
  вспомнить, что было дальше! - подумал он. - Чем черт не шутит, хотя я гений, это
  несомненно, но всё же мозг человека пока что таит для меня множество загадок. А
  если её память еще содержит информацию о том, как и зачем её создали? Мне тогда
  придется не сладко, вся программа пойдет наперекосяк.
  - Хорошо-хорошо, профессор, я готова исполнить любое ваше приказание! -
  подтвердила клон-Хвастунова еще раз.
  Последнее время, Бартелла занимался только тем, что извлекал выгоду для своих
  финансов. В суете он совсем позабыл, что является представителем мужской части
  населения планеты.
  - Ты действительно готова выполнить любой мой приказ? - спросил он хитрым
  голосом.
  - Конечно, профессор, - утвердительно ответила Хвастунова-клон.
  - Тогда подойди-ка сюда.
  Когда она послушно подошла, то Бартелла озверело бросился на неё и повалил на
  диван. Хвастунова-клон только ахнула, но противиться не посмела...
  
  Пока копия Хвастуновой проводила время с Бартеллой, оригинал мучился в маленьком
  домике, который находился неизвестно где, в пустыне. Сейчас Хвастунова мечтала
  только об одном - вернуться обратно или умереть. Временами она даже ужасно
  злилась на Ольгу за то, что она не дала ей погибнуть.
  Время шло, день подходил к концу, солнце заходило. Становилось темно. Как только
  стемнело совсем, Хвастуновой завладел страх. Такой страх испытывали первобытные
  люди перед темнотой. Одноэтажный домик был маленький и ветхий, двери еле
  держались, казалось, что дунет ветер и они слетят с петель. В комнате, где
  находилась Натали, было три больших окна. Окна не закрывались никакими шторами и
  зловещая темнота, войдя через них в дом, прокралась и в сердце Хвастуновой. Так,
  вздрагивая от каждого шороха, она коротала ночь чуть ли не до самого утра и
  заснула только с рассветом.
  Когда она проснулась было уже три часа дня. Натали зевнула и попыталась
  потянуться, однако жуткая боль по прежнему давала о себе знать. Первый раз она
  решилась взглянуть на свою рану. Хвастунова осторожно расстегнула свою рубашку,
  под ней обнаружился окровавленный бинт, перевязанный вокруг живота. Она в ужасе
  закрыла глаза. Натали явно ничего не соображала в медицине, но всё же поняла,
  что повязку пора менять. На самом деле пуля только задела Хвастунову за левый
  бок, рана была несерьезной. Так ей сказали бы в больнице. Но здесь были совсем
  другие условия, где вокруг никого не было. Она понимала, что можно запросто
  схватить заражение крови. Под кроватью обнаружилась походная аптечка с
  медикаментами. Крича от боли она содрала старую повязку, насыпала на рану
  антибиотик и кое-как перебинтовала.
  Под вечер следующего дня Сысоп и Анжела были уже на месте. Как заметил
  Лизергинский Сопротивление Кордильер испытывало большие нужды. Приходилось жить
  только подбитыми вертолетами, да вылазками на базы Rainbow. Само укрепление
  находилось среди скал. Лизергинский никогда не посещал подобные места, каньоны
  произвели на него впечатление. Он вспомнил старые фильмы про ковбоев, но потом
  подумал, что ковбои жили совсем в другой местности. Однако Сысоп приехал сюда не
  затем, чтобы прохлаждаться и глядеть на красные камни, его целью было выяснить
  местонахождение Натали Хвастуновой, если сообщение агента оказалось правдой.
  Через некоторое время ему удалось узнать еще кое-какую информацию из разговора с
  командиром. Командир говорил о том, что местному Сопротивлению удалось добыть
  важнейшую информацию.
  - Ну и что же это за информация? - спросил Лизергинский за разговором.
  - Недавно наши бойцы прочесывали территорию вокруг. - Начал командир. - По
  чистой случайности они сбились с пути и, пытаясь найти дорогу, заметили в
  бинокли зеленый участок земли, Это довольно большая редкость для наших мест. На
  этом участке располагался большой дом с вертолетной площадкой на крыше. Бойцы,
  вернувшись сообщили нам эту новость. Я послал разведчиков разузнать поподробнее
  об этом странном сооружении. Ничего особенного им узнать не удалось, так как все
  подходы к дому тщательно охранялись. Тогда мы начли постоянные наблюдения за
  этим объектом и вот что мы выяснили...
  Он прервался для того чтобы выпить немного воды из графина.
  - Так вот. Раз в неделю с крыши этого дома взлетал вертолет и летел на юг. Мы
  нашли людей с подходящим вооружением и начали охотиться за этим вертолетом. В
  течение месяца нам не удалось его засечь. Но неделю назад, ракетчикам удалось
  таки его сбить. Они сообщили о том, что вертолет разбился и от него практически
  ничего не осталось. Несколько дней назад прискакала эта женщина и сообщила нам,
  якобы у неё находится пилот того самого подбитого вертолета. Тут то я и решил с
  вами связаться.
  - Вы правильно сделали. А теперь приготовьте нам средство передвижения, мы с
  моей напарницей отправляемся к месту указанному вашей женщиной.
  
  - У меня для вас есть новости! - сообщила Ольга Хвастуновой, как только вошла.
  - Я так рада вас видеть, - обрадовалась она, ведь ей пришлось находиться в доме
  одной столько времени, - какие же это новости?
  - Вы скоро сможете вернуться домой. Или, если вам угодно, до ближайшего города.
  - Правда!? - глаза Натали засветились счастьем. - Скажите же, как и когда.
  - Скоро! Я долго думала об этом, но всё же решила сообщить о вас вашему
  командованию.
  - Как? - не поняла Хвастунова.
  - Скоро за вами прилетят ваши товарищи из Сопротивления.
  Натали похолодела от ужаса и в одну минуту лишилась чувств.
  - Что с вами!? - испугалась Ольга.
  Она моментально подбежала к ней, достала из аптечки ампулу с нашатырным спиртом,
  разбила её и дала понюхать.
  - Ах... - она начала приходить в себя, - что вы наделали...
  В это время послышался шум двигателя автомобиля. Вскоре во двор Ольгиного дом
  въехал джип с открытым верхом. Из него вышли Лизергинский и Анжела. Сысоп не
  стал медлить, он зашел в дом, затем в комнату, где находилась Хвастунова. Увидев
  его, она снова лишилась чувств.
  - Ну, что Натали Хвастунова! После стольких лет мы снова встретились, лицом к
  лицу!
  - Что вы делаете! - закричала Ольга, - не пугайте её, у неё шок.
  - Шок?! - спросил Лизергинский, - вы знаете, кто это такая?
  - Пилот...
  - Ах! - перебил Сысоп, - Вы хотите сказать, что это простой пилот? Да это же
  главнокомандующий всеми войсками Rainbow, Натали Хвастунова!
  - Что! Так значит она обманывала меня?
  - Выходит, что так. Спасибо вам большое за помощь. Мы не знаем как вас
  благодарить за такое содействие!
  - Что вы с ней сделаете? Прошу вас, не убивайте её, бедняжка так настрадалась!
  - Не волнуйтесь, - усмехнулся Лизергинский, - я о ней позабочусь.
  Он осторожно взял Натали на руки и понес к машине.
  
  - Где я...
  Хвастунова очнулась. Открыв глаза, она увидела, что она находится в какой-то
  небольшой комнате с одним окном на котором стояла решетка. Как только в её
  голову пришла эта мысль, железная дверь скрипнула и в комнату вошел
  Лизергинский. Дверь захлопнули снаружи.
  - Напрасно стараешься, я все равно не могу ходить!
  - Ха-ха-ха! - рассмеялся Сысоп, - с твоей царапиной? Тебя осмотрели наши
  доктора, они сказали мне, что ты вполне способна сбежать!
  На Лизергинском на этот раз не было его привычного вельветового пиджака. Но
  такая уж была у него натура - одеваться очень странно. Хвастунова не сразу
  узнала своего антагониста. На нем была белая шляпа с широкими полями, темные
  солнцезащитные очки с узкими стеклами и легкая охотничья куртка подпоясанная
  патронташем с патронами. Из-за пояса выглядывал бельгийский револьвер
  Магнум-Барракуда. Всё остальное было как и прежде.
  - Это неправда! Я серьезно ранена!
  - Ты всегда любила притворяться и выкручиваться. Что ж, однако ты попалась и
  теперь наши дела пойдут намного проще. Нам с тобой о многом предстоит
  поговорить.
  - Я ничего не скажу тебе!
  - Послушай, не в твоих интересах молчать. Ты понимаешь куда вляпалась? Тебе
  повезло, очень повезло, что ты попала в руки ко мне, а не к какому-нибудь из
  здешних "генералов". Уж поверь, я видел, что они вытворяют с пленниками!
  - Мне противно с тобой разговаривать! Я лучше погибну, чем расскажу хотя бы одно
  слово из своих планов! - закричала Натали.
  Лизергинский ходил взад-вперед по комнате.
  - Хорошо. Можно задать тебе один вопрос?
  - Нет...
  - Ты действительно не боишься смерти?
  Хвастунова не ответила на его вопрос и отвернулась лицом к стене.
  - Молчишь? Прекрасно! Молчание знак согласия.
  Сысоп достал из-за пояса револьвер и открыл барабан.
  - Сыграем в русскую рулетку?
  - Что ты задумал!? - Натали испугалась, увидев револьвер
  Вытащив все патроны кроме одного он крутанул барабан и затем направил оружие
  прямо в сердце Хвастуновой.
  - Нет! Ты не посмеешь! Нет...
  Лизергинский нажал на курок, револьвер щелкнул.
  Несколько минут Натали не могла прийти в себя от страха. Когда, все же ей
  удалось отдышаться, она несмело сказала Лизергинскому:
  - Я тебя знаю... У тебя был холостой патрон. Ты не мог так рисковать...
  Тут же, в ответ он направил револьвер в пол и пару раз щелкнул. На третий раз
  раздался выстрел. Хвастунова с ужасом посмотрела на дырку в прогнившем полу.
  - Ты плохо меня знаешь... Правило агента номер пять гласит: "Используй только
  боевые".
  - Твои выпады тебе не помогут, я все равно ничего не расскажу! - разозлилась
  Хвастунова. - Я не верю, ты бы всё равно не смог меня убить!
  - Почему же это? - поинтересовался Сысоп.
  - Да потому что ты всё еще любишь меня, идиот!
  Лизергинский замолчал. Действительно, он когда-то любил Натали, но это было так
  давно, да и обстоятельства были совсем другие.
  - Любить тебя? - с иронией спросил Лизергинский. - Признаюсь, это было самой
  большой в моей жизни ошибкой! Теперь тебя сможет полюбить разве что дьявол! А
  мое сердце принадлежит той настоящей, доброй и искренней, какой тебе не быть
  никогда! Запомни мои слова!
  Он взглянул в её зеленые глаза неистовым взглядом и увидел в них слезы. Сысопу
  даже стало немного жаль Хвастунову. Он подошел к двери и постучал в нее. Уходя
  он еще раз взглянул на Натали и бросил:
  - У тебя есть еще двадцать четыре часа, чтобы довериться мне и рассказать все по
  хорошему. Подумай, этим ты много облегчишь свою участь! И еще, дырка во лбу не
  сделает тебя более привлекательной!
  Дверь захлопнулась. Хвастунова опять осталась одна.
  - Что ж, быть может меня никто и не полюбит, - она вытерла глаза рукавом блузки,
  - но только в том случае, если я буду сидеть здесь сложа руки! Нужно только
  подождать немного.
  Для начала она попробовала встать на ноги.
  - Кто знает, может эти врачи сказали правду?
  К её большому удивлению, боль почти не чувствовалась. Разве что только совсем
  немного, при ходьбе. Она попыталась размять затекшие ноги и через час была уже в
  относительном порядке. Подойдя к двери, Хвастунова взглянула в замочную
  скважину. К её большому удивлению, оттуда бил яркий свет. Прямо за дверью
  находился выход наружу. Дело в том, что помещение, где она находилась было на
  поверку всего лишь небольшим, старым домиком, в котором местное Сопротивление
  держало пленных. Когда глаза Натали привыкли к свету, она разглядела во дворе
  небольшой легкий вертолет, возле которого не было ни души.
  - Проклятье! - она стукнула в дверь обоими кулаками, та глухо ухнула ей в ответ.
  - Нужно что-то делать! Эту дверь так просто не открыть!
  Хвастунова присела у стены и задумалась. Тут она услышала что там снаружи зевает
  охранник.
  - Здорово! Нужно только обмануть его, а там я уж как-нибудь выберусь!
  Тут в её голову пришел блестящий план побега. Он заключался в следующем...
  Прошел час. Хвастунова поняла, что пора действовать. Она подошла к двери и
  начала громко стучать в нее кулаками.
  - Ну чего ты стучишь? - спросил охранник, его разбудили и он был явно не
  доволен.
  - Эй ты, остолоп! Ты что, решил меня здесь голодом заморить?! Кормить здесь меня
  будут в этом проклятом месте?!
  - Ладно... - Хвастунова услышала, как охранник зевнул.
  Через несколько минут он вернулся с тарелкой какой-то баланды и алюминиевой
  ложкой. Тут, посмотрев на дверь он тупо почесал в затылке. В двери не было
  окошечка.
  - Ах! Как же я забыл! Открывать дверь нельзя - по уставу не положено. - Подумал
  верзила-охранник.
  Он в недоумении стоял с тарелкой в руках и думал, куда бы вылить её содержимое.
  Тут из-за дома вышел толстый серый кот и с таким же тупым видом уставился на
  охранника. Кот был здоровый, откормленный на объедках. В этот раз ему, очевидно,
  не повезло на кухне и он скитался в поисках места, где можно было поживиться.
  - Мяу! - он продолжал внимательно смотреть вопрошающим взглядом.
  Охранник хотел было уже прогнать толстого прожору, но поняв, что судьба
  предоставляет ему замечательный шанс избавиться от посудины с неприятным на вид
  содержимым, подозвал кота к себе.
  - Кис-кис! Иди сюда, у меня для тебя припасено кое-что вкусненькое...
  Услышав эти слова, Хвастунова ужасно разозлилась и постучала в дверь еще раз, да
  так громко, что у охранника чуть не лопнули барабанные перепонки.
  - Ну! Зачем так стучать! Ты напугала животное!
  Животное же на самом деле, сделав вид, что ничего и не слышало, уплетало за обе
  щеки.
  - Эй ты! Есть давай, не то я сейчас умру с голода!
  - Вот погоди, красотка! - верзила зевнул и потянулся, - придет мистер Лизер, он
  тебя накормит с ложечки. А может даже и... Хи-хи-хи!
  - Что, может!? - Такое двусмысленное замечание заставило Натали рассвирепеть. -
  Говори, ты, грязная свинья!
  - Ну-ну, прелесть, не обижайся так. Может накормит, а может и не накормит.
  Впрочем, какое это имеет значение. Потерпи. Я хочу спать.
  Поняв, что, теряет последний шанс на побег, Хвастунова изо всех сил забарабанила
  в дверь, но охранник уже не слышал её, он вышел во двор, устроился возле
  большого камня и, закрыв глаза, задремал. Натали, отбив все кулаки и поняв, что
  это бесполезно, в отчаянии бросилась на кровать. Она понимала, что нужно что-то
  делать, но вот только что именно, не знала. Через полчаса раздумий, у неё начала
  болеть её рана. Наверное, Хвастуновой всё-таки не стоило так напрягаться.
  - Что-то я переволновалась. Нужно сосредоточиться - прийти в себя. Из всех
  ситуаций должен быть какой-нибудь выход, - пыталась успокоить саму себя она.
  Она вспомнила, как Лизергинский пугал её своим револьвером.
  - Думал, так просто меня напугать! Подумаешь - ловкий трюк, да и всего лишь!
  Видели и не такое.
  Конечно, сейчас ей было легко говорить. Но тогда, под дулом... От страшного
  воспоминания стало не по себе, она покосилась на дырку в полу и поежившись,
  отвела взгляд в другую сторону.
  - Брр!
  Тут, в глаза ей бросилось что-то маленькое и блестящее, одиноко валяющееся на
  полу. Надо сказать, что зрение у Хвастуновой было не очень хорошим и без очков
  ей трудно было разглядывать далекие предметы. Вставать с кровати не хотелось, да
  и не очень это было приятно. Она начала строить догадки и пришла к выводу, что
  предмет - гильза от револьвера Лизергинского. Но через несколько минут Натали
  осенила мысль, что после стрельбы из револьвера, все гильзы остаются в барабане,
  следовательно, предмет - это патрон.
  - Блестяще, очевидно Лизергинский нечаянно выронил его. Но каким образом? -
  Хвастунова заставила себя встать и поднять находку. - Впрочем, неважно.
  Положив патрон рядом с кроватью, она улеглась и принялась созерцать его.
  - Ну и что мне с тобой делать? Ага! - она догадалась. - Сейчас я тебя разбужу -
  свиное рыло!
  Она оглянулась вокруг в поисках тяжелого предмета. Однако в комнате, кроме
  железной койки, ничего не было. Тут на глаза ей попалось окно, с подоконником,
  выложенным из белого силикатного кирпича. Хвастунова отодрала металлический прут
  от кровати и старательно принялась высвобождать один из кирпичей. Через два часа
  интенсивной работы, ей удалось-таки это сделать. Кирпич был в её руках. Поглядев
  в замочную скважину, она увидела, что охранник продолжает спокойно спать.
  - Ну что ж. Надеюсь, это его разбудит.
  Она положила патрон на пол и с силой ударила по нему кирпичом. Охранник на улице
  подпрыгнул.
  - Что! Кто стреляет? О нет! Пленница!
  Он подбежал к двери и в спешке принялся её открывать. Но только он вбежал в
  камеру, как Хвастунова изо всех сил шарахнула его по голове всё тем же кирпичом.
  Не теряя времени, Натали сняла у него с пояса ключ, выбежала из камеры и заперла
  дверь. На стене, рядом с дверью висел обрез, она прихватила и его тоже. После,
  она отправилась прямо к вертолету. Хвастунова завела двигатель и уже начала
  взлетать, как вдруг откуда-то выскочил еще один охранник и начал стрелять из
  автомата. Очевидно, он тоже слышал звук выстрела.
  - Нет, так дело не пойдет! - подумала она и направила обрез на стреляющего.
  Раздался выстрел и силой отдачи Натали чуть не выкинуло из кабины. Она вовремя
  ухватилась за штурвал. Охранник упал на землю и ухватился за поврежденную ногу.
  - Вот это игрушка! - сказала Хвастунова сама себе. - Это тебе не мой дамский
  пистолетик!
  Сориентировавшись по компасу и карте, которая была в вертолете, Натали
  определила местонахождения своей резиденции.
  - Наконец-то! Я возвращаюсь домой!
  
  Профессор Бартелла, тем временем продолжал строить свои зверские планы.
  Побеседовав с клоном Хвастуновой еще раз на тему Сопротивления, он узнал кое
  какую информацию о Сысопе Лизергинском. Этой информации было достаточно, чтобы
  окончательно убедить профессора в гениальности его плана. И вот, лежа на своем
  любимом диване, как и несколько дней назад он продолжал размышлять:
  - Теперь, я новый мировой господин. Звучит неплохо. Но вместе с миром, я получил
  и одну маленькую проблему - Сопротивление. Если для Хвастуновой, оно было
  причиной нервного срыва, то я не буду так убиваться. Я пойду по другому пути.
  Да, Хвастунова была смелой, но глупой. Какой же умный человек будет действовать
  в лоб? Нет, так никто не делает. Сысоп Лизергинский - не дурак, всегда действует
  исподтишка. Что ж мы возьмем его тем же оружием, плюс возможностями моей машины.
  Нужно только заманить его в ловушку... Ха-ха-ха! Как я себя люблю! А кто сказал,
  что быть эгоистом плохо?
  Бартелла достал телефон и вызвал клона. После недолгой беседы он покинул свои
  апартаменты и очень довольный отправился в лабораторию.
  Лизергинский тем временем, только что узнал о побеге Натали. Он был очень
  раздосадован, ведь Хвастунова могла рассказать массу полезной информации. Да и
  фактически это могло означать полную победу над властью Rainbow. Но нет, видимо
  время тому еще не пришло. Сысоп догадывался, куда полетела Хвастунова. Она
  возвращалась к себе на базу. Брать базу штурмом было бы глупо, да и таким
  образом Сопротивление никогда не поступало. Пробраться туда под камуфляжем - вот
  это другое дело. Однако Лизергинский решил подождать некоторое время, пока всё
  успокоится. Неожиданность и непредсказуемость всегда были его главными
  помощниками. Он сам никогда не знал, что вытворит в ближайшую минуту и это было
  ему на руку, так как враг тоже этого не знал и не мог предугадать.
  А Хвастунова уже подлетала к своему дому. Постепенно, чувство радости сменялось
  чувством какой-то необъяснимой тревоги. Она передала сообщение на базу о своем
  прибытии. Вертолет свободно пролетел через все пропускные пункты и приземлился
  на крыше дома. Натали медленно вышла из вертолета - рана всё еще болела. Она
  спустилась вниз к своей комнате и с удивлением обнаружила, что та заперта.
  - Странно, - подумала Хвастунова и извлекла запасной ключ из вазы, стоявшей
  неподалеку, - наверное прислуга заперла дверь, во время моего отсутствия.
  Она уже хотела было открыть дверь ключом, но вдруг заметила, что он не подходит.
  - Что за чертовщина! Кто посмел сменить замок в моей комнате?! Эй! Прислуга! -
  крикнула она, но никто не отозвался. - Эй! Есть тут кто-нибудь живой?!
  Ответа не последовало. Тогда Хвастунова начала волноваться. Её бросило в жар,
  когда она вдруг вспомнила, что к этому времени должен быть готов её клон. Только
  сейчас она подумала об этом. Не теряя не минуты, она поднялась на крышу и
  прихватила обрез. Затем, она спустилась обратно и проверила остальные двери -
  все как одна были заперты и на всех стояли новые замки.
  - Ну уж нет, я этого так не оставлю.
  В это время, на крышу приземлился еще один вертолет. На нем Бартелла и клон
  возвратились из лаборатории. Хвастунова приготовила обрез и встала возле выхода.
  Послышались шаги, дверь открылась и она увидела Бартеллу.
  - Стой, где стоишь, жалкий обманщик! Думал, так просто обмануть, меня, Натали
  Хвастунову?!! - она направила на него оружие.
  - Я не понимаю, о чем вы говорите? - удивился он, а сам незаметно подмигнул
  клону, которая еще не успела войти.
  Натали заметила это и громко крикнула:
  - Эй! Кому ты там сигналишь! А ну-ка быстро скажи этому умнику, чтобы вошел сюда
  с поднятыми руками! И без фокусов, не то я живо прострелю твое жирное брюхо!
  Понимая, что нужно тянуть время, Бартелла протянул руку клону и та вошла и
  встала рядом с ним. От удивления, Хвастунова, чуть не разинула рот, в нескольких
  метрах от неё стояла её точная копия, полностью, вплоть до мелких деталей. Даже
  небольшой шрам на виске и тот был. Клон была одета в её военную форму со всеми
  медалями и принадлежностями.
  - Что всё это значит, грязный мошенник? - разозлилась она.
  - Простите, но вы же сами этого хотели! - ответил ей профессор.
  В это время раздался звон разбивающегося стекла. Окно позади Хвастуновой
  разбилось и туда влетел один из специально обученных охранников Бартеллы. Она
  оглянулась, в это время в коридор ворвались еще трое таких же охранников с
  пистолетами. Одна секунда и на неё смотрели четыре ствола. Понимая, что одно
  неверное движение может стоить ей жизни, Хвастунова чертыхнулась и бросив обрез
  на пол, подняла руки.
  - Это шпионка Сопротивления, сейчас же бросьте её в подвал, я потом разберусь,
  что с ней делать дальше! - крикнул Бартелла.
  - Да как ты смеешь!.. - взбесилась Хвастунова
  - Да! И не в коем случае не слушайте её россказни! Это очень опасная шпионка!
  Конечно, испачканная, в разодранной блузке, Хвастунова вряд ли походила на
  верховного главнокомандующего Rainbow. Она никак не могла ожидать такого конца.
  Она поняла, что из лап Бартеллы ей не выбраться, он то уж точно не оставит её в
  живых. Охранники отвели Натали в её же собственный подвал, который представлял
  собой огромное помещение, разбитое на зарешеченные клети. В подвале было мрачно
  и сыро, он освещался единственной стоваттной лампочкой, которой явно было не
  достаточно. Один из охранников открыл клеть. Двое, которые держали Хвастунову,
  швырнули её туда. Четвертый же ехидно сказал:
  - А ты действительно, очень похожа на нее!
  - Я и есть она, придурок! - огрызнулась Натали.
  - Сама дура! - бросил он и с силой хлопнув решеткой, повесил на неё огромный
  навесной замок.
  Остроумное, по мнению охранника, замечание очень понравилось остальным
  головорезам, все четверо покинули помещение покатываясь со смеху. Хвастунова
  опять попала в засаду и казалось бы никто уже не мог ей помочь.
  А Бартелле тем временем предстоял тяжелый разговор с клоном.
  - Скажите, профессор, кто эта женщина, что она здесь делает и почему она так
  похожа на меня?
  - Ах, Натали, не волнуйся, это всего лишь очередной саботажник Сопротивления. Ты
  же знаешь на что способны эти бестии, ради того чтобы уничтожить нас?
  - Понимаю. Но всё же, я беспокоюсь по этому поводу. Меня что-то очень волнует
  внутри, кажется, я что-то знаю, но не могу вспомнить что.
  Эти слова так встревожили Бартеллу, что тот чуть не поперхнулся. Он испугался,
  что клон, что-нибудь вспомнит о своем сотворении, тогда ему придет конец.
  - Ну хочешь, - сказал он, - я тебя успокою?
  - Знаете, профессор, что-то мне не хочется.
  Прекрасно. Успокойся, иди отдохни. Я сам во всем разберусь.
  - Хорошо, профессор я так и сделаю.
  Клон ушла, Бартелла остался один.
  - Я столько времени работал с человеческой памятью, но так и не разу не
  представлял себе, что значит быть в полном сознании, понимать все, и в то же
  время так беспрекословно подчиняться человеку, которого сама Хвастунова едва
  знала. Впрочем, какая мне до этого разница? Самое главное, чтобы она ничего не
  вспомнила. Что ж, теперь только остается изловить Сысопа Лизергинского, а там
  видно будет.
  
  Неотложные дела командования заставили Лизергинского вернуться в Хвастунов.
  Полковник сообщил, что власть Rainbow в городе ослабла настолько, что жители
  поговаривают о крупных восстаниях. Один военный завод Rainbow согласился
  поставлять Сопротивлению боевые машины пехоты и оружие.
  - Мы, конечно же, очень рады такой возможности, - говорил полковник, - но все же
  этот альянс не внушает мне доверия. Сейчас нам необходим хороший агент для
  наблюдения за так называемыми союзниками. В случае чего вы немедленно сообщите
  нам и мы встретим их во всеоружии.
  - А как же мое задание в Америке? - спрашивал Сысоп. - Я считаю, что поиск кодов
  не менее важен.
  - Вы, конечно, правы, агент ЛСД, но вы наверняка помните, какой стратегии всегда
  придерживалось Сопротивление? Для того, чтобы вести войну, необходимо во-первых
  наличие пехоты и техники, а вот их то как раз нам и не достает. Мы должны
  подготовить себе плацдарм для возможного тактического отступления, укрепить
  тылы, а затем уже рваться в бой, как вы например.
  - Позвольте, но вы так и не ответили на мой нескромный вопрос, полковник. Так
  что же все-таки делать с моим незаконченным делом в Кордильерах? Мы уже почти
  полностью разведали ставку Хвастуновой. Без моего участия эта миссия вряд ли
  будет иметь смысл.
  - Я еще раз говорю, вам, агент ЛСД, торопиться в данный момент некуда. Вылазку
  на вашу "любимую" базу вы успеете сделать всегда. Но сначала, я бы посоветовал
  нашим американским друзьям досконально её изучить. Кстати, агент Сильвербёрд,
  как она проявляет себя в качестве агента?
  - Просто великолепно! - Лизергинский улыбнулся - Анжела просто прирожденный
  "Джеймс Бонд".
  - Вот и прекрасно. Я думаю, она сочтет за честь руководить такой операцией, как
  отслеживание нашего злейшего врага? К тому же, она американка по происхождению,
  ей наверняка будет приятно поработать у себя на родине?
  - Вполне возможно...
  - Очень рад, что всё же меня правильно поняли. А теперь, собирайте свой толстый
  чемодан с экипировкой, замаскируйтесь под рабочего и собирайте информацию.
  Подробные инструкции вот в этом документе, - полковник протянул Сысопу
  документы.
  На следующий день, Лизергинский уже вкалывал на так называемом военном заводе.
  Работа была не очень сложной, его взяли в должность оператора краскопульта. Его
  заданием было работать в цехе и управлять машиной, которая производила покраску
  машин. Так как у Сысопа была ученая степень в информационных технологиях, ему
  ничего не стоило написать программу для компьютера, чтобы тот делал всё за него.
  В то время, как остальные красильщики надрывались за своими агрегатами,
  Лизергинский проводил время щелкая семечки и посмеиваясь над несовершенством
  быта несчастных рабочих.
  Так прошла неделя. Ничего компрометирующего в поведении рабочих и начальства не
  наблюдалось. Только, вот сотрудники были ошарашены нововведением своего
  "товарища по несчастью", еще никто до него не пытался перепрограммировать
  старый, примитивный компьютер. И вот в один прекрасный день к Лизергинскому во
  время его работы (а вернее, во время безделья), подошел маленький плюгавый
  очкарик и с видом полного идиота, поправив свои дурацкие очки, спросил:
  - А что это... как это вы?..
  Лизергинский не сразу понял, чего хочет от него этот тип и переспросил, что ему
  нужно.
  - А как вы сделали, чтобы он... ну... красил... во!
  - Я не могу объяснить вам это в двух словах, да вы и не поймете.
  - А... Пойдемте в а... курилку, там вы мне всё а... и объясните.
  Лизергинский вовсе не хотел курить, но ему было скучно и хотелось поговорить.
  Еще больше ему хотелось забить голову туповатого очкарика, компьютерными
  терминами.
  Когда они зашли в курилку, там вряд ли, что можно было разглядеть от табачного
  дыма. Казалось, что кто-то зажег дымовую шашку. С большим трудом, Лизергинскому
  удалось разглядеть, что на скамеечке у противоположной стенки сидят два парня и
  крепко затягиваются какой-то дрянью. Очкарик захлопнул дверь.
  - Ну и как а... вы... так сделали? - спросил он.
  Непонятно почему, у Сысопа пропало всякое желание разговаривать, у него
  потихонечку начала кружиться голова. Он сообразил, что вероятно парни которые
  сидят в курилке, курят какую-то травку.
  - Будешь? - спросил его один, вставая с лавочки и протягивая здоровую
  самокрутку.
  - Нет, - отказался Лизергинский, - я не курю, тем более такую дрянь.
  - Что верно то верно, - медленно произнес второй парень, затянувшись, - это
  дрянь.
  Он встал со скамеечки и подошел к Лизергинскому, который уже едва стоял на
  ногах.
  - Ну, молодец! - подбодрил он Сысопа и дружески похлопал его по плечу.
  Он затянулся и хлопнул его по плечу еще раз, потом еще раз. Следующий хлопок уже
  более походил на удар. Очередного хлопка Лизергинский не выдержал, упал на пол и
  потерял сознание.
  Хе-хе-хе! Что, обкурился, голубчик? - тихо рассмеялся парень на скамейке, он
  тоже встал. Подошел к двери и постучал в нее. Дверь открылась и в нее вошли двое
  охранников завода.
  - Выносите! - скомандовал парень.
  Прошло некоторое время... Сознание постепенно начало возвращаться к Сысопу и он
  потихоньку припомнил, что произошло.
  - Все-таки достали! - с досадой прошептал он.
  Еще через несколько секунд он сообразил, что его глаза завязаны черной тряпкой,
  а сам он крепко-накрепко привязан веревкой к какому то креслу. Судя по ощущениям
  и звукам дело происходило в самолете.
  - Хм! - послышалось где то неподалеку, - великий агент изволил проснуться?
  Голос был незнакомый, Лизергинский не припоминал, чтобы когда-либо слышал его.
  - Зачем я вам нужен? - спросил он, - и позвольте спросить зачем такая суета, мне
  не очень то удобно в этом кресле.
  - Что, предпочитаешь салон-люкс? Не, брат. Не туда ты попал. Этот толстопузый
  ловелас девки заплатил слишком много, чтобы так просто упустить тебя.
  - Кто этот тип? - поинтересовался Лизергинский, даже в подобной ситуации он не
  упускал возможности узнать побольше информации.
  - А тебе какое дело? - отрешенно спросил голос.
  - Хм, ну как же. Неужели мне не интересно узнать к кому в лапы я попал? А?
  - Много будешь знать, скоро состаришься!
  Сысоп почувствовал, как к его лицу поднесли платок с характерным запахом
  хлороформа. Вскоре он снова потерял сознание.
  Когда же он очнулся, ощущения были совершенно другими. Веревка уже не сковывала
  его движения. Вместо нее на руки и на ноги были одеты какие-то кандалы. Он сидел
  в каком-то очень неудобном кресле.
  - Ох ты ж! - испугался он - казнь на электрическом стуле не самый лучший конец.
  Я еще так молод...
  Как будто в ответ на его страх, неподалеку снова послышался голос. На этот раз
  он был совсем другим, таким же незнакомым, но совершенно иным. Дьявольски
  спокойным и гипнотизирующим.
  - Теперь он может видеть.
  Чья-то рука сорвала с его глаз повязку и перед Лизергинским предстал обладатель
  голоса. Им был профессор Джузеппе Бартелла.
  - Сколько сил и времени потратила на тебя Хвастунова, но так и не смогла поймать
  и уничтожить. Я же - великий гений, сделал это с первой попытки! Не дьявольски
  ли это, как ты смотришь?
  - Я смотрю, что тот мужик из самолета, в котором я летел в эту проклятую дыру,
  был прав. По моему ты и есть тот самый толстопузый девкин ловелас!
  Бартелла сморщился и заскрежетал зубами. Единственным недостатком, который он в
  себе признавал и не любил, был его избыточный вес. Он страшно ненавидел, когда
  кто-то напоминал ему об этом. В этот раз он просто вскипел от злости.
  - Скажи спасибо, придурок, что ты мне нужен живым. Иначе, я бы быстро с тобой
  расправился!
  Лизергинский нисколько не испугался, усмехнулся своей иронической усмешкой и
  бросил Бартелле:
  - Спасибо, придурок, что я тебе так нужен живым! Иначе твое толстая задница ну
  о-о-очень быстро со мной расправилась бы!
  Двое ассистентов просто прыснули со смеху. Левый глаз Бартеллы начал нервно
  дергаться. Голос из гипнотизирующего превратился в поросячий визг.
  - Вы, идиоты! Что стоите! Приведите Натали! Живо!
  Охранники не спеша направились к выходу.
  - Нет! Ты не умрешь, после того, что я с тобой сделаю! Ты всю жизнь будешь
  мучиться в самой ужасной тюрьме. В Стормгарде. И причем не один, там я
  приготовил для тебя маленький сюрприз. Ха-ха-ха!
  - По крайней мере, я не буду страдать от одиночества. Но такие как ты, обжора,
  кончают плохо.
  - Довольно!
  В это время в к Бартелле подошла Хвастунова-клон.
  - Посмотри, кого я поймал, Натали. Это же твой злейший враг! У тебя есть
  возможность с ним поквитаться за всё, что он причинил тебе.
  - Хм! - она усмехнулась, - я так долго думала над тем, как с ним разделаться,
  что сейчас чувствую себя в полной растерянности...
  - Подумай, у тебя мало времени. Скоро Аляска навсегда станет его родиной.
  Клон задумалась.
  - Что ж, если так, то думаю, самой лучшей местью будет просто посмеяться над
  тобой, Сысоп Лизергинский.
  Клон подошла к нему поближе и поглядев в глаза, злорадостно улыбнулась.
  - Прощай! Приятного отдыха. Смотри не простудись, ведь на Аляске бывает
  прохладно, - она развернулась на сто восемьдесят градусов и направилась к
  выходу.
  - Не забывай старую пословицу, дорогуша... - бросил ей вслед Сысоп.
  - Никогда не следую старым пословицам, - сказала не оборачиваясь клон.
  - Готов, ли ты принять свою судьбу? - спросил Бартелла, успокоившись.
  Лизергинский покачал головой:
  - Что тебе сказать, лысая горилла? Назло тебе, я всегда готов.
  Профессор тихо взвизгнул. Стараясь не показывать гнев, он скомандовал
  ассистентам, чтобы те следили за состоянием Сысопа. Сам же он подошел к
  компьютеру и включил его.
  Лизергинский почувствовал в голове легкое гудение. Казалось, что его мозг
  вибрирует.
  - Что за черт! - подумал он, уж не хотят ли они стереть мою память, или еще хуже
  - превратить в зомби. Нет, я им так просто не дамся.
  Он изо всех сил напрягся и старался ни о чем не думать. В этот момент, Бартелла
  заметил, что клонирующая машина не может извлечь информацию. Тогда он увеличил
  мощность, гудение в голове Сысопа становилось невыносимым.
  - Так-так! Сопротивляешься! - говорил Бартелла, сидя за компьютером, сейчас я
  поставлю устройство на максимальную мощность.
  Лизергинский зарычал от боли...
  
  Стормгард - так называлась тюрьма на Аляске. Именно туда профессор Бартелла
  задумал отправить Лизергинского в ближайшее время. А пока ближайшее время не
  наступило, его зашвырнули в одну из подвальных камер дома Хвастуновой и заперли
  на несколько замков.
  - Вот тебе и весь сказ, - подумал Сысоп, пытаясь осмотреть камеру.
  Камера была без освещения. Источником света служила длинная узкая щель под
  потолком. Так как солнце уже зашло глаза Лизергинского, не могли ничего
  рассмотреть в кромешной темноте. Вдруг он услышал шорох. В его голове всплыли
  слова Бартеллы о сюрпризе. Он присел, стараясь не привлекать внимания
  "вероятного противника".
  - Кто здесь? - послышался испуганный женский голос из угла.
  Лизергинский удивился:
  - Женщина! Странно? Как они могли посадить меня в одну камеру с женщиной?
  Наверное это ошибка. А впрочем, мне же лучше, по моему эта особа боится меня еще
  больше, чем должен её бояться я.
  - Кто бы ты ни был, не молчи. - неуверенно попросил голос.
  - Не бойся, я не причиню тебе вреда, - ответил Сысоп, - если, конечно, ты не
  захочешь причинить его мне.
  После недолгой паузы собеседница более спокойным голосом спросила:
  - Ну что ж, незнакомец, признавайся, кто ты?
  - Меня зовут... - Тут он задумался, в его правила не входило раскрывать все карты
  первому встречному, поэтому он сказал первое, что ему пришло в голову - ... Алекс
  Морли. Я художник-маляр.
  - Это мне ни о чем не говорит. Интересно, за что тебя сюда зашвырнули? Тоже
  чем-то не угодил ему?..
  - Да! Этот негодяй нанял меня для ремонта в этот дом неделю назад. Но сегодня он
  что-то заподозрил и начал нагло обвинять меня в шпионаже! Я, конечно, попытался
  доказать ему, что это гнусная клевета! Но куда там!..
  - Понятно.
  - Ну, а ты кто будешь?
  - Если я расскажу, ты всё равно не поверишь. Поэтому знай только, что мое имя
  Натали.
  Лизергинскому на миг показалось, что рядом с ним сидит и разговаривает
  Хвастунова, но поняв, что такого не может быть он отбросил эту, казалось бы
  глупую мысль.
  - Прекрасное имя. Расскажи, как и когда ты сюда попала?
  - Не имеет значения... Но насколько я знаю, убежать отсюда будет очень сложно.
  - Лично я не собираюсь потратить остаток своей жизни на это проклятое место. Даю
  слово, что я убегу отсюда.
  - Не бойся, долго мы здесь не пробудем. Первым же рейсом нас отправят в
  Стормгард...
  - Подожди минутку! - Лизергинский что-то вспомнил. - Где ты говоришь мы
  находимся?
  - В Северной Америке, это дом-резиденция Rainbow.
  - Замечательно! Тогда мы убежим отсюда! - Сысоп щелкнул зубами.
  - И каким образом? - равнодушно спросила Натали.
  - Пока не знаю. Я очень устал. Ты случайно не знаешь где здесь можно поспать?
  - В этой камере, ты можешь спать где угодно - пол, как ты наверное заметил,
  дощатый.
  - Что ж, конечно это не номер-люкс, но всё же и не улица.
  Лизергинский растянулся на полу и положив под голову кулак, заснул.
  Проснулся он ночью от того, что из дальнего угла доносились звуки всхлипывания
  его сожительницы по камере.
  - Ты плачешь? - спросил Сысоп.
  Ответа не последовало. Тогда он тихонько встал и отправился к месту, откуда
  доносился плач. Плач издавала Натали. Он взял её за руку.
  - Скажи мне, что случилось?
  Она продолжала плакать. Сысопу стало жаль бедняжку и он обнял её.
  - Я не знаю... Не знаю, что мне делать... Я не могу больше здесь оставаться. Ведь я
  же... Я... - она не смогла договорить.
  - Не плачь, мы отсюда выберемся. Я возьму тебя с собой... За мной придут мои
  друзья!
  Сысоп принялся рассказывать истории из своей довоенной жизни. Конечно, имена
  пришлось изменить, но от этого истории не потеряли своего интереса...
  
  Хвастунова проснулась. Солнце уже взошло и бросило свой первый луч в узкую щель
  под потолком. Натали, не открывая глаз поняла, что рядом с ней на деревянном
  полу находится еще кто-то. Она вспомнила прошедшую ночь.
  - Надо же, какой благородный человек. Первый раз встречаю такого мужчину,
  которому от меня ничего не надо. Знать бы еще кто он.
  На лицо Лизергинского была надвинута шапочка с эмблемой Rainbow. Она была частью
  его униформы красильщика на военном заводе. В неё, кстати, он и был одет.
  Прошло несколько минут. Солнечный свет разбудил Сысопа и он машинально убрал
  шапочку со своего лица.
  - Какая ужасная ночь... - пожаловался он.
  - Что ты сказал?.. - Натали повернулась и её глаза встретились с глазами
  Лизергинского.
  - Не может быть! - казалось Сысоп первый раз в своей жизни удивился. - Какая
  глупая шутка! Может объяснишь мне, что ты здесь делаешь?
  Хвастунова удивилась не меньше, от растерянности она не знала, что ей говорить и
  тем более что делать. Она сжала свои пальцы в кулаки и покраснела.
  - Проклятый Бартелла!!! Кого ты ко мне подбросил! Ах... Алекс Морли, говоришь! Ну
  что ж, Алекс, сейчас я задушу тебя собственными руками!!!
  Натали хотела было наброситься на Лизергинского, но тот схватил её за руки и
  остановил.
  - Послушай! Я не знаю, кто ты, зачем ты здесь и чего добиваешься!
  - Тебе не жить! Я убью тебя! - Хвастунова была вне себя от злости, она пыталась
  вырваться, но Сысоп не давал ей этого сделать и продолжать говорить.
  - Я ничего не понимаю! Но что бы ты не делала, скоро здесь будут силы
  Сопротивления!
  - Ничего не понимаешь! Отлично! Силы Сопротивления может быть здесь и будут, но
  ты не доживешь до этого момента!
  - Объясни мне наконец, что здесь происходит!!? - Лизергинский закричал так
  сильно, что Хвастунова резко дернулась и упала на деревянный пол.
  - Я не хочу с тобой разговаривать! - закричала она в ответ.
  Хвастунова встала, отряхнулась и прошла в дальний угол камеры.
  У Лизергинского не укладывались в голове события последних дней. Он отошел в
  другой угол, оперся на стену и, съехав по ней на пол, принялся думать.
  - Совершенно ясно, что она здесь не просто так. Очевидно, это ловко подстроенная
  комедия, цель которой выудить у меня информацию. Ну нет уж! Этот номер не
  пройдет! Но почему тогда она безоружна? Ведь сейчас я могу подойти и запросто
  сломать ей шею... Б-р-р! Нет, этого я бы никогда не сделал этого! Что же может
  значить вся эта игра?
  Тем временем Хвастунова тоже взялась за размышления. Мысль убить Лизергинского,
  которая по началу так обуревала ею, пропала. Натали конечно давно мечтала
  поквитаться со своим врагом, но сейчас она понимала, что если убьет его (хотя
  она сомневалась что справится без оружия), то потеряет последний шанс на
  спасение. Она не знала, каким образом Сопротивление найдет Лизергинского, но
  если всё же это произойдет, она уж найдет способ, как убраться отсюда.
  Время шло, но никто так и не проронил ни слова...
  
  IV
  Сопротивление забило тревогу. Прошло уже два дня, а от Лизергинского не
  поступало никаких сообщений. Обычно Сысоп отправлял их ежедневно, в девять часов
  вечера, после своей работы. Когда приемник полковника промолчал в первый раз, он
  немного удивился, но волноваться не стал, так как знал, что Лизергинский никогда
  ничего не делает просто так. И если сообщение не пришло, следовательно на то
  есть веские причины. На следующий день полковник ждал связи до глубокой ночи, не
  дождавшись он понял, что дело нечисто и вероятно у агента Сопротивления
  появились проблемы. Информация о том, что военный завод прекращает
  сотрудничество по неизвестным причинам, поставила всё на свои места -
  Лизергинский попал в ловушку.
  Всё было тщательно спланировано от и до. Но Бартелла, однако, не учел одного
  маленького нюанса. Медля с отправкой Лизергинского в Стормгард, он навлекал на
  себя страшную беду. Хотя он сам лично проверил Сысопа на предмет устройств
  слежения, "жучок" на Лизергинском всё же имелся. Он был тщательно замаскирован
  самыми искусными стоматологами Сопротивления под керамический зубной протез.
  Этот "жучок" еще пока что никогда не подводил Лизергинского. И вот по всему миру
  была разослана шифровка с тайной частотой Сысопа. Каждый человек Сопротивления
  должен был проверить свое кодировочное устройство на этой частоте.
  Через несколько часов после запроса, на кодек полковника пришла шифровка,
  сообщение которой состояло из двух слов "Серебряная птица". Он сразу понял в чем
  дело и кто послал это сообщение. Немедленно, он связался с агентом Сильвербёрд,
  которая находилась в Северной Америке.
  - У меня для вас есть новости, полковник.
  - Говорите скорее, - он явно волновался.
  - Я имею информацию, относительно Сысопа Лизергинского. Как вам известно, я и
  мои местные коллеги, ведем наблюдение за резиденцией Хвастуновой. Как только мы
  получили шифровку, то сразу же настроили наши кодеки на нужную частоту.
  Поразительно, но сигнал, хотя и очень слабый, исходит из той самой резиденции.
  Вероятно Rainbow там его и держит.
  - Вашей информации нет цены! Вы поработали на славу!
  - Какие будут дальнейшие указания?
  - Пока ничего сами не предпринимайте, продолжайте наблюдение, собирайте
  информацию. Скоро к вам прибудет мобильный отряд. Вместе вам предстоит вызволить
  Лизергинского и по возможности, сравнять с землей все сооружения противника в
  этой области. Ждите. Я еще свяжусь с вами, агент...
  Приказ полковника подействовал на Американское Сопротивление, как хороший
  электрический разряд. Дело в том, что находиться в пустыне и абсолютно ничего не
  делать ему совершенно надоело. Конечно, война это всегда риск, но во-первых, кто
  не рискует, тот не пьет шампанское, а во-вторых, для того, у кого она стала
  образом жизни, нет ничего лучше хорошей боевой операции.
  Не успел полковник отключить связь, как в дверь его кабинета постучали.
  - Войдите, - разрешил он.
  Дверь открылась и в кабинет вошел... Фокс.
  - Здравствуйте.
  - Здравствуйте. Вы, очевидно, прибыли с северной базы?
  - Нет. Имя Фокс вам ни о чем не говорит?
  - Постойте-постойте... Фокс... Ах да! Вспомнил! Как я мог забыть! Ох уж эта работа.
  Вы были напарником Лизергинского - водителем того самого черного Nesser"a.
  - Именно. А помните, как мы с вами праздновали награду?
  - Конечно. - Полковник смутился, ему тогда здорово досталось за похмелье. - Эх,
  было время. Сейчас агент ЛСД попал в серьезную историю и кто-то должен его
  выручать.
  - Я к вам как раз по этому делу. Мы с боссом прошли огонь, воду и проклятую
  радугу. С моей стороны было бы очень плохо бросать его в беде.
  - Отлично, вы хотите записаться в освободительный отряд?
  - Можно сказать и так. Только я хочу не просто записаться, а возглавить его.
  - Неужели? Боюсь, вашего нового звания агента будет не достаточно. Это может
  сделать только опытный десантник.
  - А танкист? С собственным танком?
  - Хм? Танковый десант? Это было бы не плохо, но к сожалению, у нас нет ни того
  ни другого.
  - Ошибаетесь полковник, вы не знаете последних новостей.
  - Каких еще новостей?
  - В отместку за предательство, наши бойцы, устроили на военном заводе небольшой
  теракт. Группа отчаянных парней ворвалась прошлой ночью на территорию завода,
  перестреляла охрану, взорвала пару гранат. Кроме этого им удалось угнать из
  ангара один танк.
  - А вы-то тут причем?..
  - Я профессионально управляю любым наземным транспортом и могу провести любой
  танк, сквозь "игольное ушко".
  - А из орудия вы стрелять умеете?
  - Танк Rainbow, который нам удалось отвоевать, имеет две пушки, калибром в сто
  двадцать миллиметров, плюс установку для стрельбы ракетами по живой мишени.
  Мощнейшая броня. Два супер-мощных двигателя...
  - Замечательно, очевидно это и есть тот самый "дезинтегратор", чертежи которого
  мы похитили два года назад. Но вы так и не ответили на мой вопрос. Кто же будет
  вашим стрелком?
  - Я всё продумал. Мы нашли человека, который прекрасно разбирается во всякого
  рода вооружении.
  - Ну что ж. Вы меня, можно сказать, убедили. Я поговорю с людьми. У вас есть
  срок до завтра, чтобы подготовить машину к бою и провести необходимые
  тренировки. Завтра мы летим на войну!
  В тот же день по городу прокатилась массовая волна восстаний. Эскадра кораблей
  Rainbow присоединилась к силам Сопротивления. Кроме того был захвачен аэродром с
  десятком грузовых самолетов и бомбардировщиков.
  
  Наступило утро нового дня. Сысоп проснулся в углу грязной камеры. Он был
  чертовски голоден - вот уже сутки, как во рту у него не было и маковой росинки.
  Бартелла считал, что с пленниками надо обращаться жестоко и решил ограничить их
  в пище и воде. В противоположном углу спала Хвастунова.
  - Черт! - Подумал он. - Чем больше я здесь нахожусь, тем больше убеждаюсь, что
  эта особа и есть та за кого себя выдает. Что ж, если даже это правда, то тогда
  она должна знать коды запуска ракет... Как бы мне её разговорить?
  Лизергинский и не подозревал, что в данный момент над резиденцией, кружит
  грузовой самолет Rainbow. А Бартелла с клоном находились в это время в столовой
  и готовились к завтраку.
  - ...Ну, как тебе мой план? - спросил что-то довольный профессор.
  Он покосился на блюдо, на котором лежало несколько аппетитно зажаренных цыплят.
  Клон ничего не ответила, она уныло глядела в свою тарелку.
  - Ты меня слышишь?! - недовольно окликнул её он.
  - Да, я вас слышу, - последовал ответ через несколько секунд.
  - Черт! - подумал Бартелла. - С каждым днем мне сложнее и сложнее управлять ею.
  Скоро я потеряю над ней контроль. Что тогда будет?..
  Он положил цыпленка к себе на тарелку и оторвав крылышко принялся жевать.
  - А что будет? У меня есть матрица, наштампую еще Хвастуновых, а за одно и
  Лизергинских в придачу, вот будет у меня счастливое семейство! - он
  расхохотался.
  Внезапно, его веселую трапезу прервал писк радиотелефона.
  - Если опять звонят по пустякам, я разорву их на части!
  Он включил трубку.
  - Ну кто там еще!?
  - Босс! Ваше продовольствие прибыло! - послышался радостный возглас дежурного
  охранника.
  - Какое еще продовольствие!? Что за чушь ты несешь!? Я не заказывал никакого
  продовольствия!
  - Но позвольте, наш самолет, который летает над домом, просит разрешение
  сбросить ящики с продуктами для вас.
  - Что!? Самолет?!
  Он немедленно встал из-за стола и подбежал к наглухо закупоренному окну.
  Никакого самолета видно не было.
  - Ну не дай бог это опять какая-нибудь ошибка!
  Бартелла принялся открывать окно. Когда через минуту оно было открыто, он
  услышал отчетливый гул винтов. Через секунду, прямо над его головой раздалась
  пулеметная очередь. Бартелла не на шутку испугался и резко захлопнул створки из
  пуленепробиваемого стекла.
  - Сбейте сейчас же!!! - закричал он в трубку, но ответа не последовало, только
  шорох - Алё! Алё!!! Дьявол!!!
  Клон уже вскочила из-за стола.
  - Не волнуйтесь, профессор, наши системы противовоздушной обороны уничтожат
  самолет, через несколько секунд.
  - Ах, да! Я забыл, мои системы!!!
  Бартелла судорожно сжимал в руке трубку. Трясущимися руками он с трудом набрал
  нужный номер. После долгого ожидания послышались короткие гудки.
  - Очевидно они обрезали связь! Наши станции не работают! - с ужасом сказала
  клон.
  - Что ж, придется совершить небольшое тактическое отступление! - попытался
  успокоить её Бартелла. - Уходим!
  Тем временем, воздушный десант, под командованием Фокса был благополучно сброшен
  неподалеку от резиденции. Благодаря прекрасной работе местного Сопротивления
  противовоздушная оборона была успешно ликвидирована. Самый лучший отряд
  прекрасно вооруженных десантников двигался освобождать Сысопа Лизергинского из
  плена. Впереди, немного обгоняя пехоту, на танке ехал Фокс. Вдруг перед боевой
  машиной возникли несколько солдат Rainbow, пара из них была вооружена
  автоматами, один тащил базуку. Раздались выстрелы. Отряда видно еще не было,
  пушки не могли бить с быстрого расстояния.
  - Какие будут приказания, командир?! - спросил стрелок у Фокса.
  - Уничтожьте их! - скомандовал он.
  В этот момент гранатометчик произвел выстрел по танку из своей базуки. Тут же на
  башне танка сверкнул луч лазера и снаряд разорвался в воздухе.
  - Босс, сработала наша система противоракетной защиты! - сообщил стрелок Фоксу.
  - Что это за новости?!
  - Мы установили её на танк вчера!
  - А почему мне не сообщили?!
  - Вы не спрашивали!
  Солдаты, поняв что танк их средствами не удастся уничтожить, бросились бежать.
  Но внезапно башня танка развернулась и им вслед полетела противопехотная ракета.
  Далее последовал взрыв и крики умирающих.
  - Это вам за босса! Получите пендаля, фашисты! - кричал Фокс.
  Через несколько секунд из-за скалы появился отряд и Фокс вместе с десантниками
  направился к резиденции.
  Бартелла с клоном поднялись на верхний этаж, где находилась система
  жизнеобеспечения дома.
  - Что мы будем делать, профессор, они убьют нас! - Клон Хвастуновой закрыла лицо
  руками.
  - Не забывай, кто ты! Я всё предусмотрел...
  Не успел он договорить, как раздалась очередная пулеметная очередь по крыше
  дома. Самолет расстреливал охрану из пулемета системы "Вулкан".
  - У меня еще есть козырные карты! - крикнул Бартелла, когда выстрелы
  прекратились.
  Он повернул переключатель на панели управления, которая находилась на столе. Во
  дворе начала раскрываться замаскированная система противовоздушной защиты. Она
  совершила несколько залпов. Самолет, как раз собрался совершить очередной заход
  на дом, как вдруг в его двигатель попала ракета.
  - Двигатели отказали, все системы вышли из строя! Мы падаем!.. - передавал пилот
  Фоксу по радио. Внезапно связь прервалась.
  - Нет! В чем дело? Ответьте, вы слышите? Ответьте! - Фокс безуспешно пытался
  связаться с пилотом. - Проклятье!
  Пилот тщетно пытался сделать, хоть что-нибудь но безуспешно. Поняв, что самолет
  уже не спасти и направив машину прямо на дом он дернул рычаг катапультирования.
  
  Лизергинский, услышав выстрелы, сразу оживился. Он сразу понял, что
  Сопротивление пришло выручать его. Хвастуновой было всё равно он продолжала
  сидеть в своем углу и дуться на своего сокамерника. Лизергинский терпеливо ждал
  и слушал каждый звук, происходящий снаружи. Вдруг он услышал звук падающего
  самолета. Это удивило и ошарашило его. Звук резко нарастал. Он понял, что дело
  неладно и бросился на пол. В это же время что-то очень сильно взорвалось и
  потолок обрушился.
  Как только пыль рассеялась, Лизергинский понял, что жив. Он открыл глаза и
  увидел яркий солнечный свет над головой.
  - Ну наконец-то, я свободен, - подумал он.
  Вдруг из того места, где находился противоположный угол, раздались крики о
  помощи. Он повернул голову и увидел среди развалин, Хвастунову, придавленную
  деревянным перекрытием. Сысоп немедленно подбежал к ней.
  - Ты в порядке? - спросил он.
  - Глупый вопрос! - недовольно огрызнулась она.
  Тут он заметил, что перекрытие вовсе не придавило её а просто мешало ей
  выбраться.
  - Что ты смотришь на меня? Помоги мне! - закричала она.
  Он уже хотел было помочь Хвастуновой, как вдруг в его голову пришла дьявольская
  мысль.
  - Коды в обмен на жизнь! - сказал он ей в ответ.
  - Коды!? - яростно переспросила она, - ни за что!!!
  - Хочешь жить?
  - Помоги мне! - крикнула она так же громко, но с какой-то многострадальностью.
  - Ну-ну! Не спеши! Скажи коды и я тебе помогу.
  Он посмотрела в пол и задумалась.
  - Даешь слово!? - спросила Хвастунова.
  - Слово агента Сопротивления - подтвердил Лизергинский.
  - Гори оно всё огнем!
  Хвастунова сказала несколько длинных комбинаций.
  - Спасибо, лапушка, надеюсь ты не соврала мне?
  Она прорычала от злости, но всё же ответила:
  - Слово Натали Хвастуновой!
  Лизергинский приподнял тяжелую балку и Натали смогла выбраться.
  - Теперь наши пути расходятся, Лизергинский, - сказала она, и пробежав по
  бетонным развалинам, выбралась наружу.
  - Стой, подожди, тебя убьют! - закричал он ей вслед, но Хвастуновой уже и след
  простыл.
  Выбравшись наружу, Сысоп побежал к противоположной стороне дома, которая не была
  разрушена взрывом самолета. Он уже увидел, как силы Сопротивления добивают
  последние остатки охраны, как вдруг до боли знакомый голос прокричал ему:
  - Ни с места!
  Он обернулся и ахнул. Перед ним стояла Натали Хвастунова, одетая в форму офицера
  Rainbow. В руках она держала револьвер, направленный на него.
  - Когда ты успела переодеться!? - спросил Лизергинский.
  - Сейчас ты умрешь! - закричала она и приготовилась спустить курок.
  - Как? И это после того, как я спас тебя!?
  - Умри же! - повторила она.
  Лизергинский понял, что нужно действовать и резко отпрыгнул в сторону. Падая на
  землю, он услышал выстрел. Когда он обернулся, то увидел, что Хвастунова лежит
  на земле лицом вниз. Подойдя поближе он вздрогнул, пуля попала ей прямо в
  затылок.
  - Нет! Натали... Зачем? - Лизергинский не ожидал такого конца своего врага, любовь
  к которому еще жила в его душе.
  - Прощай...
  Он подобрал с земли револьвер и бросив прощальный взгляд на тело побежал...
  Отряд встретил Лизергинского радостными криками. Лизергинский никак не
  отреагировал на эти возгласы. Фокс пригласил его в танк. Сысоп забрался внутрь и
  закрыл люк.
  - Наша миссия выполнена - вы спасены! - сообщил Фокс.
  - Нет! - прервал его Лизергинский, - не совсем так! Хвастунова мертва, но
  остался еще один очень опасный враг. Его зовут Бартелла, это какой-то из важных
  шишек Rainbow. Пока он жив, мы все можем быть в опасности.
  - Как он выглядит? - спросил Фокс.
  - Толстый и лысый. Вы его сразу узнаете.
  Фокс передал всем эту информацию и десантники направились обшаривать местность
  вокруг полуразрушенного дома.
  Бартелла бежал. Он понимал, что оставаться на одном месте - равносильно смерти.
  В саду, неподалеку от дома находился джип - его единственная надежда на
  спасение. Он мчался как угорелый, добежав до нужного места и раздвинув кусты, он
  увидел свою машину. Вернее то, что от нее осталось. Джип был раздавлен.
  - Нет! Я погиб! - закричал он.
  В это время он услышал скрежет гусениц танка, которые полчаса назад подмяли под
  себя его джип. Бартелла бросился бежать, но бежать было некуда. Противопехотная
  ракета разорвала дьявольского ученого на мелкие кусочки.
  - Теперь я смогу спать спокойно. Мы победили! - Лизергинский вытер руки о свою
  униформу и отряхнулся.
  Он обратился к Фоксу:
  - У тебя есть записная книжка?
  - Конечно, босс, она всегда со мной, - он достал из нагрудного кармана блокнот в
  кожаной обложке.
  - Запиши пожалуйста следующее, - Сысоп начал диктовать по буквам коды запуска.
  - Что это за ерунда, босс? Вы сами это придумали?
  - Нет. Это одна очень важная информация, которую необходимо проверить.
  - Скажите, вы всё-таки нашли коды? Я знал, что вы достанете их!
  - Источники очень ненадежны. Мы должны удостовериться, что коды верны. Обыщите
  развалины, найдите главный компьютер или что-нибудь в этом роде. Я нюхом
  чувствую что истина где то рядом...
  
  Хвастунова бежала к каньонам. Туда, где в небольшом ущелье, которое было
  тщательно замаскировано, находилось убежище. Там, накрытый брезентом, стоял
  небольшой вездеход. Натали вынула из под колеса ключ зажигания, забралась в
  кабину, завела двигатель и была такова.
  Итак, с Бартеллой было покончено. Клон был убит метким выстрелом. Группа Фокса
  освободила Лизергинского из плена.
  Сысоп считал, что видел смерть настоящей Хвастуновой, но на самом деле всё было
  не совсем так:
  Пока Лизергинский выбирался из укрытия, настоящая Натали наблюдала за ним из-за
  большого обломка бетонной плиты. В руках она держала снайперскую винтовку
  "Драгунов" с лазерным и оптическим прицелами (В её тайниках можно было найти еще
  и не такое).
  - Теперь, когда я на свободе - ничто не помешает мне расправиться с тобой.
  Натали прицелилась, на груди у Сысопа мелькнула красная точка лазера.
  - Нет, сейчас не твой черед!
  Она взглянула в оптический прицел еще раз и увидела в него своего клона,
  угрожающего Сысопу револьвером.
  - Проклятая тварь! Я думала, ты разделишь со мной мои страдания, думала, что
  станешь моей лучшей подругой и соратницей! Но нет! Ты пошла по другому пути! Я
  породила тебя, мне и решать твою судьбу!
  Хвастуновой не нужно было много времени, чтобы разделаться со своим
  предательским двойником. Но когда она опомнилась, Лизергинский скрылся из вида.
  - Черт! Ушел!
  Хвастунова дождалась пока всё вокруг успокоится, незаметно подползла к убитому
  клону, и сняла с неё военную форму.
  - Вот теперь всё стало на свои места и я смогу вернуться к прежней жизни.
  По дороге к своему укрытию, Хвастунова запнулась о что-то валявшееся посреди
  тропинки. Взглянув на предмет, она вскрикнула - это была человеческая голова...
  Голова профессора Бартеллы. Неподалеку от головы Натали заметила кровавые
  ошметки и остальные части тела, которые когда-то были единым целым.
  - Здорово они его отделали! Я бы сыграла твоей головой в футбол, негодяй, но мне
  сейчас страшно некогда. Пусть этим займется Сопротивление.
  Обойдя страшную находку стороной, она продолжила движение к своей цели.
  А тем временем, в военном городке неподалеку проходила конференция Rainbow на
  ней находилось большинство генералов Rainbow и верных Хвастуновой людей. В самом
  её разгаре шикарное окно-витраж конференц-зала разбилось и через секунду туда
  влетела граната. Многие генералы даже не успели соскочить со своих мест и были
  убиты взрывом на месте.
  Боевой отряд Сопротивления крушил всё на своем пути. В считанные часы весь
  городок был "сравнен с землей", как и говорилось в приказе. Была уничтожена и
  биологическая лаборатория, но когда отряд уже собирался покинуть разрушенный
  объект, один солдат заметил, что почва под фундаментом осела и открылось что-то
  вроде подземного прохода. Анжела, в сопровождении группы десантников, очень
  осторожно начала осматривать руины подземной лаборатории. То, что она там нашла
  ужаснуло всех. Кругом располагались колбы наполненные неизвестной жидкостью, в
  которой плавали человекоподобные существа - еще не развившиеся клоны. Анжела
  внимательно осмотрела несколько из колб, существо в одной из них было
  поразительно похоже на Лизергинского.
  - Ну, нет! Это должен увидеть сам Лизергинский.
  Он достала свой кодек и набрала код.
  - Сысоп это ты? Как у вас идут дела?
  - Прекрасно, - отвечал Лизергинский, - на нас напал солдат-маньяк Rainbow,
  вооруженный "чейнганом1", большого вреда он не причинил, но зато мне, как
  трофей, досталось его оружие. Это просто произведение искусства! С таким хорошо
  ходить на охоту, вот только есть некоторые проблемы: Во первых можно
  надорваться, а во вторых рискуешь вместо долгожданной добычи получить решето...
  - Мне не до шуток, Лизергинский. Мы нашли здесь нечто ужасное! Тебе нужно на это
  взглянуть!
  Когда Лизергинский прибыл на место и осмотрел помещение, которое нашла Анжела,
  он задумался.
  - О чем ты думаешь? - спросила его она, - Что делать со всем этим "склепом"?
  - Я считаю, что это дело для наших ученых. Я помню это место. Бартелла проводил
  со мной какие-то опыты здесь. Вот это, - он указал на останки машины
  клонирования, - какой-то опасный прибор. Очевидно, с помощью его, они и сделали
  всех этих существ.
  - Судя по всему, это клоны - двойники реальных людей. Посмотри, здесь, кажется,
  есть и твои. Что мы с ними сделаем? Подождем пока "вырастут"?
  Лизергинский ничего не ответил. Он вскинул свой "чейн" и в пару мгновений
  изрешетил колбы.
  Посмотрев на то что, осталось, он обратился к Анжеле.
  - Пока, что Сысоп Сысопович Лизергинский один такой на свете и пока он жив, то
  не потерпит никакого плагиата по отношению к себе.
  Сысоп усмехнулся. Анжела тоже попыталась это сделать, но при виде кровавого
  месива, сделать этого ей не удалось. Он продолжил:
  - А вот машина - это здорово, хотя и аморально. Ну ничего, на войне все средства
  хороши. Немедленно вызывай ученых и если хочешь, - сказал он с усмешкой, -
  археологов. Им придется поковыряться.
  - Каковы твои планы на будущее?
  - У меня есть огромное желание заснуть в мягкой постели. После жестких досок у
  меня страшно болит спина.
  - Значит, работать в поте лица ты не собираешься?
  - Пока, нет. Я пережил утрату когда-то любимого врага. Теперь, когда Rainbow
  обезглавлено мы можем вздохнуть спокойно впервые за пять лет.
  - А чем ты будешь заниматься в это время?
  - Я поговорил с полковником. Он дал мне неделю, на то, чтобы я слетал в
  Калифорнию и отдохнул.
  - Да... - Анжела опустила глаза и замолчала, - слеза скатилась по её щеке.
  - Что? В чем дело? - спросил Лизергинский, - почему ты плачешь? Я что-то не так
  сделал? Или может быть сказал? Скажи, что не так?
  - Нет, всё в порядке... Просто я... мне очень одиноко... меня одну никто не любит. Мне
  некого ждать и никто не ждет меня...
  - Ну-ну. Не стоит огорчаться. Ты молода и сказочно красива, - ты обязательно
  найдешь свою вторую половину, - он обнял её за плечи.
  - Так было, и уже не один раз, все мужчины, с которыми я встречалась, узнавая
  моё темное прошлое, покидали меня. И только ты, только ты понял меня, показал
  мне все мои недостатки и принял меня такой, какая я есть. И тогда я поняла...
  Поняла, что люблю тебя! - она снова заплакала.
  Лизергинский покачал головой и подумал:
  - Ну что за жизнь - сплошная мелодрама. Я скоро перестану находить слова, для
  того чтобы успокаивать людей, которые плачутся мне "в жилетку".
  На самом деле, ему было жаль Анжелу. Он прекрасно понимал, что значит быть
  отвергнутым любимым человеком. Такая же история произошла когда-то и с ним,
  когда он пытался признаться в любви Хвастуновой.
  - Прости, Анжела. Я тебя прекрасно понимаю, мне было так же тяжело как и тебе
  когда-то. Я нашел в себе силы смириться. Мне очень жаль, я надеюсь, что ты
  обязательно найдешь себе другого человека, подходящего твоим интересам. Несмотря
  ни на какие твои недостатки. Тем более если ты их уже изжила.
  - Но...
  - Давай не будем говорить друг другу лишних слов. Этот только сделает тебе
  больнее. Я знаю...
  - Я всего лишь хотела сказать, чтобы ты знал, что где то на свете есть человек,
  готовый помочь тебе и разделить с тобой печаль и счастье...
  - Спасибо...
  Сысоп медленно повернулся направился к выходу из катакомб.
  
  V
  Так прошел еще один день в жизни Сысопа Лизергинского. Спал он как назло плохо,
  хотя, как и мечтал, ему выделили мягкую кровать. Всю ночь ему в голову лезли
  какие-то философские мысли.
  - Не верится, что мы, наконец, победили. Настал твой конец, Натали...
  Тут у Сысопа бешено заколотилось сердце. Он начал вспоминать Хвастунову с того
  самого момента, когда познакомился с ней:
  - Это было в библиотеке университета. Надо же, мы с ней учились на разных
  курсах. Я хорошо помню тот день, когда зашел в библиотеку, а она получала там
  какие-то книжки. Как всегда с невозмутимым видом потенциального лидера... Она
  сразу же бросилась мне в глаза, в лицо я её тогда никогда не видел, хотя знал о
  ней практически всё из верных источников. Да, даже тогда она была своего рода
  легендой... По счастливой случайности мы начали работать над общим проектом,
  который впоследствии потерпел крах из-за наших разногласий. Я чувствовал, что
  чем больше люблю её, тем больше она меня ненавидит... Но теперь уже всё равно. Я
  больше никогда не увижу её всегда серьёзного личика, одного на миллион! Как
  жестока судьба! Такого человека невозможно забыть! Господи! За что?
  Лизергинский провел по лицу ладонью ото лба до подбородка.
  - О, да я еще и верующий?! Никогда не знал. Я всегда считал, что бога нет, но
  нами руководят какие-то высшие сущности, познать которых невозможно, по крайней
  мере, в телесном состоянии...
  Наконец Лизергинскому удалось заснуть, но волнение не покинуло его даже во сне.
  Ему приснилась Натали. Она подошла к нему неровной, но уверенной походкой. Чуть
  заметно помотав головой из стороны в сторону, она влепила ему такую пощечину,
  что Сысоп подскочил на своей кровати. Было уже утро. Неприятный сон совершенно
  выбил Лизергинского из колеи. Но мысль о том, что сегодня в два часа дня
  вылетает его самолет в Калифорнию, подействовала на него успокаивающе. Он не
  спеша собрал чемоданы и, позавтракав, отправился на небольшой аэродром в сотне
  километров от его местонахождения. Машину вела Анжела. Всю дорогу она была
  молчалива и печальна. Когда Лизергинский поднимался на борт самолета, Анжела
  отрешенно помахала ему рукой. Сысоп сделал то же самое, но более энергично.
  - Не забывай мои слова! - прокричал он ей, когда двигатель был уже заведен.
  
  Целую неделю Сысоп провел в спокойной обстановке. На последний, седьмой день,
  когда Лизергинский уже отправлялся на самолет, пропищало его кодировочное
  устройство.
  - ЛСД на связи, - заговорил он.
  - Лизергинский, это вы? - говорил полковник, его голос был непривычно
  расстроенным и грустным.
  - Да это я, что случилось, полковник? Я уже вылетаю обратно.
  - Приготовьтесь Сысоп, у меня для вас печальные известия...
  - Что опять?!
  - Агент Анжела Сильверберд... покончила собой...
  - Что!!?
  У Лизергинского мгновенно пересохло в горле, дыхание перехватило.
  - Как... Как это произошло?.. Говорите! - прохрипел он.
  - Мне очень жаль... Она приняла смертельную дозу стимуляторов...
  - Нет...
  Лизергинский уже не хотел ничего слышать. Он медленно опустил руку с трубкой,
  поставил чемоданы на землю и присел на один из них.
  - Нет... Нет... Господи! Сколько можно!? Сколько смертей уже на моём счету? Сколько,
  сколько может продолжаться эта проклятая игра?!
  Он закрыл лицо руками и сидел так несколько минут. Поняв, что ничего уже нельзя
  поделать, Сысоп встал, поднял чемоданы и медленно побрел к аэродрому...
  
  VI
  Покинув развалины своей резиденции, Хвастунова прямиком направилась в военный
  городок, где заседал совет Rainbow. То, что она увидела там, отнюдь не привело
  её в восторг. Весь городок был начисто стерт с лица земли захваченными
  бомбардировщиками Rainbow.
  - Проклятье! Значит, совет уничтожен! И лаборатория тоже! Всё погибло...
  Она долго ходила по руинам и думала.
  - Значит они захватили один из аэродромов! Черт! Мое отсутствие явно не пошло
  Rainbow на пользу.
  Вдруг она неожиданно закрыла свое лицо рукой и вскрикнула.
  - Ай! Я же сказала коды этому Лизергинскому, будь он трижды проклят. Всё
  пропало! Я должна немедленно вернуться на Аляску и перепрограммировать ракеты!
  До ближайшего аэродрома было около семисот километров. Половину пути Хвастунова
  проехала на вездеходе, но затем к её великому сожалению закончилось горючее.
  Великий диктатор снова осталась одна, посреди пустыни...
  ...Вот уже неделю она шла по пустыне. К её счастью, в вездеходе оказался
  достаточный запас провианта. Натали взяла с собой столько, сколько смогла
  унести. Еды хватило только на первые пять дней пути.
  На седьмой день Хвастунова уже еле двигалась. Изнывая от жары она упала на
  землю.
  - Ах!.. Отдохнуть бы немного... Эта война начинает действовать мне на нервы, -
  прошептала Натали пересохшими губами, - мне осталось всего каких-то... сто
  пятьдесят километров до аэродрома.
  Открыв фляжку с водой она с жадностью поднесла её к губам и с ужасом обнаружила,
  что в ней остался один глоток воды.
  - Черт... Хорошо воевать, когда ты сидишь в диктаторском кресле и передвигаешь
  фишки на карте... Нет, солдат из меня никудышный...
  С трудом ей удалось пройти еще несколько километров. Её мучила невыносимая
  жажда, но кругом, нигде не было ни капли воды...
  Натали лежала на земле и тяжело дышала.
  - Ну вот... Кажется я умираю... Господи, как нелегко это осознавать, мне, Натали
  Хвастуновой - первому в мире человеку, мировому правителю...
  Она закрыла глаза. Ей хотелось плакать, но страшная жара не давала ей проронить
  ни слезинки.
  - Я не хочу умирать... К черту всё... Мне не нужно ничего... К черту все медали... К
  черту власть... К черту ракеты и мировое господство... Я хочу жить... Господи, не дай
  мне умереть...
  Натали сама и не заметила, как взмолилась господу, в которого она никогда не
  верила и насмехалась над теми, кто верил.
  - Я была не права... Я совершила множество непростительных проступков, за которых
  мне нет пощады... Но только сейчас я задумалась, как дорога мне моя жизнь... Только
  перед лицом смерти, мы по настоящему осознаем, как дорога нам жизнь... Только
  перед её лицом мы понимаем, как неправильно мы жили и сколько ужасных деяний
  совершили... Я никогда... Я никогда не задумывалась над тем, чтобы измениться... Такая
  мысль никогда не посещала меня... Почему?... Кем я была?... Диктатором... Безжалостным
  палачом... Власть и кровь пленили мою душу... Теперь я никто... Я просто несчастный
  человек... Я одна в этой пустыне... Но только сейчас... только сейчас я поняла цену
  человеческой жизни... Только сейчас я свободна от своих пороков... Только сейчас я
  осознала все свои злодеяния, которым нет... прощения... А теперь я умираю... Возможно
  с моей смертью... в мире станет спокойнее... и все вздохнут с облегчением...
  Она открыла свои зеленые глаза, такие же как и у её отца - диктатора. Теперь в
  них не было той самой необъяснимой злобы и ненависти ко всему вокруг. Натали
  подняла голову и увидела впереди одинокое озеро, неизвестно откуда появившееся
  посреди пустыни.
  - Спасибо, господи... - сказала она.
  Она попыталась подняться, но сил уже не оставалось. Натали упала на землю, и
  глаза её закрылись...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Часть третья
  
  I
  Неизвестно сколько времени Главнокомандующая всеми войсками Rainbow - Натали
  Хвастунова пробыла в пустыне. Она не слышала шум лопастей вертолета. Не слышала,
  как он приземляется. Не чувствовала как её кладут на носилки...
  Хвастунова пришла в сознание только в госпитале. Возле её кровати стоял плотный,
  небольшого роста человек в военной форме Rainbow со значками и медалями. Человек
  был в чине майора.
  - Где я?.. - спросила Хвастунова.
  - Всё в порядке, - ответил майор, - ты в безопасности.
  - Черт!.. Кто ты? Твой голос кажется мне до боли знакомым!.. - Хвастунова
  открыла глаза.
  - Не узнаешь? - майор снял фуражку и положил её на согнутую руку.
  Натали посмотрела на человека и явно не обрадовалась.
  - Александр? Какого черта!.. Что ты здесь делаешь?..
  - Пришел проведать родную сестру. Последнее время мы редко видимся, не так ли?
  - Да... Последний раз это было, кажется, на Аляске... или в Сибири?
  - Неужели ты не рада моему возвращению? По моему последнее время тебе не очень
  везет?
  - Что тебе надо? Два года ты точил на меня зуб за то что отец пожаловал мне
  мировое господство, а не тебе... - она взглянула на его погоны, - О, да ты похоже
  преуспел в военном деле - это прогресс. Помнится, ты ни то что командовать -
  подчиняться не мог как следует.
  - Это время прошло, сестренка. Ну, а насчет командования, похоже, тут и у тебя
  есть проблемы. Посмотри, во что ты превратила то, что завещал тебе отец? Империя
  Rainbow терпит поражение за поражением, они захватили нашу столицу с эскадрой
  кораблей и аэродромом. Я слышал, что они знают коды запуска нашего химического
  оружия. Что будет, если они проберутся туда и перепрограммируют его? Все полетит
  к чертям. Тогда это оружие будет в руках Сопротивления и прощай империя...
  - С каких это пор ты стал говорить, что мне делать? - спросила с негодованием
  Натали.
  Майор усмехнулся.
  - С тех пор, - он надел фуражку, - как взял командование Rainbow в свои руки!
  - Что?! Что за чушь ты несешь! По какому праву!? Да я тебя...
  - Не имеешь права, - перебил майор. - Ты забыла, что указано в документах? Если
  ты, Натали Хвастунова, не сможешь справляться с должностью главнокомандующего
  войсками Rainbow, вся полнота власти переходит к твоему младшему брату, то есть
  ко мне!
  Хвастунова молчала. Она переваривала только что полученную информацию.
  - Наверное, тебе не нужно указывать на твои ошибки. Согласись, сестренка, ты
  плохой командир!
  - А ты, по-моему, хороший болтун! На словах все вы хороши. Посмотрим, как долго
  ты продержишься у власти? Сопротивление в два счета свернет твою глупую башку.
  - Не получится сестренка. Я преподам им такой урок, который они не забудут
  никогда. После этого они вряд ли захотят сопротивляться!
  - Что ты задумал?.. - Хвастунова испугалась, - ты не сможешь сделать этого!
  - Смогу!
  - Ты не знаешь кодов!
  - Знаю!
  - Откуда?!
  - Ха-ха! Откуда? Птичка пропела на ухо! Когда тебя нашли в пустыне, ты трое
  суток подряд повторяла их в бреду.
  - Нет!
  - По-моему, эти коды уже известны всем. Ну и кто после этого болтун?
  Майор взглянул на часы.
  - Ах! Прости, ждут неотложные дела. Знаешь, последнее время у меня появилось
  столько неотложных дел!
  - Куда ты?! - испуганно спросила Хвастунова.
  - Как куда? Управлять империей, восстанавливать разрушенное и отвоевывать то,
  что принадлежит Rainbow! Ну, а ты можешь не беспокоиться. Теперь, когда бремя
  власти не лежит на тебе, ты можешь отдыхать столько, сколько вздумается. Ха-ха!
  Я бы даже сказал больше, чем тем тебе вздумается!
  - Подожди! - она попыталась привстать с кровати, но у неё ничего не получилось.
  - Прости, не могу, - усмехнулся майор, - дела!
  Он вышел из палаты и аккуратно закрыл за собой дверь.
  - Нет!
  Натали почувствовала сильное головокружение.
  - Спокойно, - говорила она сама себе, - главное, я жива. Господь спас меня.
  Она задумалась.
  - Бывают моменты, которые в корне переворачивают мировоззрение человека. Теперь,
  когда я простая смертная - самое время начать новую жизнь.
  Затем её посетила ужасная мысль.
  - Ракеты! Если у Александра хватит ума использовать их против Сопротивления,
  погибнет множество невинных людей. Нет! Я выжила не для того, чтобы просто
  наблюдать за происходящим. Я должна что-то придумать. Но, что? Для начала,
  неплохо бы выздороветь. Пока я слаба, от меня будет мало толку. Сейчас неплохо
  бы всё обдумать. Вспомнить бы чему меня в академии учили.
  
  Прошла уже почти неделя с тех пор, как Лизергинский потерял своего друга и
  напарника - Анжелу. В её смерти он винил только себя. Сысоп сидел один за столом
  в своем кабинете и держал в руках фотографию Анжелы в деревянной рамке. Эта
  фотография была сделана совсем еще недавно, на фоне американских каньонов.
  Теперь этот кусочек бумаги приобрел для Лизергинского особую ценность как
  память.
  - Как жаль, что она не дожила до конца этой войны. Господи, этого не должно было
  произойти. Это самая большая ошибка в моей жизни. В игре со смертью. Сколько
  человек она забрала? Кто следующий?.. Я не знаю. Есть вещи, которые человек
  понять не в состоянии. Возможно, когда-нибудь наступит время и мы поймем смысл
  этой жизни. Но какой ценой?
  Он поставил фото на место и встал из-за стола. Затем Сысоп вышел из своего
  кабинета и с задумчивым видом последовал в кабинет полковника.
  - Вы всё еще переживаете смерть своего напарника? - спросил полковник.
  - Да. За время нашей совместной работы я очень подружился с Анжелой. Мне её
  очень не хватает сейчас.
  - Понимаю, я и сам очень сожалею о случившимся.
  Сысопу казалось, что полковник чего-то не договаривает. Что-то такое было в его
  словах, что настораживало Лизергинского. Он не мог понять, что может скрывать от
  него полковник.
  - Вам нужно приготовиться к важной, и я бы даже сказал, важнейшей операции.
  - Вы говорите о ракетах, полковник, - спросил Лизергинский.
  - Вы правы. Работа предстоит нелегкая. Империя Rainbow всё еще очень сильна, не
  смотря на смерть Хвастуновой и захват нами столицы. Враг в растерянности. Но,
  думаю, они скоро соберутся с силами и атакуют нас. Мы должны дезактивировать
  ракеты, пока этого не произошло.
  - Так точно, полковник. Какой у нас план действий?
  - Вы отправитесь на Аляску. Там вам необходимо будет просочиться на базу и
  перепрограммировать ракеты.
  - Боюсь, у меня слишком мало опыта для этого, - разочарованно сказал
  Лизергинский.
  - Я понимаю вас, агент Лизергинский, вам будет назначен новый напарник. Однако,
  вам придется решить еще одну непростую задачу - ваш новый напарник гражданский и
  абсолютно "зеленый".
  При словах о напарнике у Лизергинского снова стало тяжело на душе.
  - Этот человек, - продолжил полковник, - специализируется на различных видах
  ядерного и химического оружия, а так же на отравляющих веществах. Это
  единственный человек, способный чем либо нам помочь в этой ситуации.
  - Ну и кто же это? - спросил Сысоп без интереса.
  - Вы когда-нибудь слышали имя Кира Браун?
  - Нет. Мне оно ни о чем не говорит, - он отрицательно покачал головой.
  - Кира Браун прилетает завтра. Она и будет вашим новым напарником. Эта женщина
  не агент, но её знания очень важны для нас.
  - Так значит она новичок? Это усложнит задачу. Скажите, полковник, неужели у нас
  мало опытных специалистов со знанием химического оружия?
  - Вы недослушали меня. Кира Браун была работала в обслуживающем персонале
  ракетного комплекса Rainbow. Она - ученый и в состоянии перепрограммировать
  ракеты лучше, чем любой наш специалист.
  - Она работала на Rainbow?
  - Агент Лизергинский, завтра мисс Браун сама вам всё расскажет.
  - Отлично, когда... мы получим точные инструкции.
  - В ближайшее время. Пока, что у нас нет четкого плана действий. Как только он
  появится, мы вам сообщим.
  
  Вечером следующего дня на базу Сопротивления прибыл вертолет. Лизергинский стоял
  на посадочной площадке и безразлично наблюдал, как тот приземляется. Через
  минуту после приземления, из винтокрылой машины вышла та самая о которой
  рассказывал полковник. Это была молодая женщина среднего роста и несколько
  худощавого телосложения. Волосы её были подстрижены в стиле "боб-каре" и
  покрашены в золотистый цвет. Большие голубые глаза делали лицо добрым и
  симпатичным. Одета она была в легкий пиджак и джинсы.
  - Я приветствую вас. Как долетели? - спросил женщину Лизергинский.
  - Да так, ничего, спасибо, - она скромно улыбнулась в ответ.
  - Так значит вы и есть Кира Браун?
  - Да. А вы, наверное, Сысоп Лизергинский?
  - Он самый. Значит, вы отправляетесь со мной на Аляску?
  Сысоп думал. Он вовсе не смотрел на свою собеседницу.
  - Простите, что-то не так? - спросила Кира.
  Последовала пауза.
  - Недавно погибла моя напарница...
  - Ах! Простите, я, правда, не знала этого. Мне очень жаль!
  Сысоп взглянул на Киру и его глаза встретились с её глазами. Через несколько
  секунд он понял, что не может оторвать взгляд. Её бездонные голубые глаза
  захватили сознание Сысопа. Наконец ему удалось-таки освободиться.
  - Нам предстоит работать вместе. Для этого нам неплохо бы было узнать кое-что
  друг о друге.
  - Да, пожалуй, вы правы, - сказал Сысоп, - больше всего в партнере я ценю
  понимание.
  - Мне кажется, посадочная площадка не лучшее место для знакомства.
  - Это точно, - Сысоп улыбнулся впервые за неделю, - нужно сообщить о вашем
  прибытии.
  
  Через пару часов Кира и Лизергинский стояли у дверей кабинета последнего.
  - Черт, куда же я подевал свои ключи, - он обыскивал карманы своего пиджака. -
  Ага! Нашел!
  Сысоп открыл дверь и взгляду мисс Браун предстал кабинет Лизергинского во всей
  своей красе.
  - Скромно, но со вкусом, - прокомментировал он, - знаете ли, я люблю
  "упорядоченный хаос".
  - Вы говорите загадками? Мне кажется, у вас склонность к философии, вы книжки
  писать не пробовали?
  Лизергинский не ответил на её вопрос. Вместо этого он вежливо предложил присесть
  гостье в кресло.
  - Поговорим за чашечкой кофе? - спросил Сысоп.
  - Хорошо, - с улыбкой согласилась Кира.
  Лизергинский подошел к столику с кофеваркой.
  - А, что мы собственно всё на вы, да на вы, мы же теперь напарники?
  - Действительно, напарник, - она улыбнулась еще раз, - можешь называть меня
  просто Кира.
  - В таком случае, я просто Сысоп. Не Лизз и не Лизер... Эх! - он вздохнул и снова
  задумался.
  - Старые воспоминания? Я понимаю.
  - Ах, прости! - он пришел в себя, - просто так очень часто называла меня моя
  бывшая напарница.
  - Это её фотография стоит на твоем столике?
  - Да. Мне очень тяжело осознавать, что её нет рядом.
  - Я сделаю всё, что в моих силах...
  - Ну вот кажется и кофе готов, - сменил тему Лизергинский.
  Он разлил дымящийся кофе по чашечкам.
  - Расскажи мне о себе, Кира, я слышал, ты специалист по ядерному и химическому
  оружию и что ты работала на Rainbow? Что заставило тебя, заниматься такой
  сложной и опасной работой?
  - Я просто очень люблю естественные науки, и в частности химию и физику. А что,
  тебя смущает то, что я работала на Rainbow?..
  - Ты не могла бы рассказать поподробнее?
  - Ну, сначала так получилось. В Rainbow набирали молодых и талантливых
  специалистов. В то время я только закончила университет с отличными
  показателями. Меня сразу приметили и волей-неволей мне пришлось работать. Я
  работала в самом сердце ракетного комплекса Rainbow, я знаю практически всё об
  этом месте.
  - И что же заставило тебя уйти оттуда?
  - Если бы уйти. Я ненавижу Rainbow. Тебе, наверное, было бы очень неприятно
  работать с автоматом у затылка?
  - И ты сбежала?
  - Да! Правда это было очень опасным мероприятием. Если бы кто-то меня заметил, я
  бы здесь уже не сидела.
  - Хм, интересно! И как же тебе это удалось?
  - Я спряталась в грузовой контейнер. Вместе с контейнером меня вывезли с Аляски.
  Так мне и удалось выбраться из того ужасного места. Rainbow разыскивает меня. Я
  в их черных списках. Давно мечтала служить правому делу, и вот я здесь.
  - Да, полковник не зря сказал, что ты очень умная женщина.
  - Возможно, - она отпила немного кофе из чашечки. - А ты неплохо готовишь кофе.
  - Это пустяки. Научился длинными бессонными ночами. Эх было время... Ну да ладно,
  я отвлекся. Сейчас наша работа заключается в обезвреживании химического оружия
  противника. Я бы сказал, что работа эта не из легких.
  - Ты прав. На Аляску не летают самолеты. Доступ туда закрыт всем без исключения.
  Какие у нас планы?
  - Пока, что никаких. У нас есть одна небольшая подводная лодка, я думаю, с её
  помощью можно будет благополучно высадиться в тылу врага.
  - Я тоже так думаю. Ракетный комплекс находится неподалеку от берега. Можно
  добраться за пару дней.
  Лизергинский улыбнулся и попивая горячий кофе из чашечки, заметил:
  - Ты знаешь, я думаю, мы с тобой сработаемся.
  Кира отвела взгляд в сторону и пожала плечами.
  - В чем дело, - спросил Сысоп, - я что-то не то сказал?
  - Мне бы хотелось предупредить тебя о моём скверном характер. Люди с которыми я
  работала говорили, что я доставляю им головную боль и способна поссориться с кем
  угодно. Я пыталась меняться, но ничего не получается. Характер изменить очень
  трудно. И я думаю, практически невозможно.
  - Не бойся. На задании будет не до ссор. Тебе надо будет просто довериться
  профессионалу и не зевать.
  - Да я уж как-нибудь...
  - Да! Если всё же очень разозлишься на меня, то будь так добра, не стреляй
  очередями.
  Кира рассмеялась.
  - Кстати, - продолжил Сысоп, - как ты стреляешь?
  - Хуже среднего. Я больше держала в руках пробирки с реактивами, нежели
  пистолет.
  - Ты же физик, могла бы придумать что-нибудь наподобие пушки Гаусса или катушки
  Тесла в крайнем случае. Заодно бы и в стрельбе потренировалась.
  - Да ты шутник. Если бы в нашем арсенале имелось такое оружие, война бы уже
  давно закончилась.
  - Ты права. Запомни одну вещь - хотя ты и очень крутой специалист в области
  оружия массового поражения, в шпионах ты еще новичок.
  - Н-да, я думаю, мне не мешало бы ознакомиться с парой твоих шпионских трюков. У
  меня с детства талант к обучению. Может, и научусь чему-нибудь.
  Сысоп допил кофе и поставил чашку на столик.
  - Эх, если бы на словах всё было бы так же просто, как и на деле! Наше
  путешествие на Аляску не увеселительная прогулка, а очень опасное и сложное
  задание, от которого зависит судьба всего человечества.
  - Это напоминает мне сюжет дешевых американских боевиков. Кругом война, а мы
  сидим здесь и спокойно пьем кофе. Если бы кто-нибудь видел нас сейчас, то принял
  бы, наверное, за болтунов, а не за спасителей человечества.
  - Не скажи, иногда излить душу бывает очень необходимо. Порой так не хватает
  человека, которому ты можешь высказать всё, что ты думаешь. Ты не против, если я
  расскажу тебе свою историю?
  - Ну, что ж. Я с удовольствием послушаю.
  - Всё началось пять лет назад...
  Лизергинский принялся рассказывать Кире о своей жизни, о своих похождениях и
  приключениях. Он так увлекся, что и не заметил, что его собеседница сладко спит.
  Сысоп повернулся к невидимой аудитории с иронической улыбкой.
  - Что больше всего ценю в партнере, так это понимание.
  Затем Сысоп встал с кресла, достал легкое одеяло и укрыл им Киру. После он снова
  вернулся на свое место.
  - Да, бедняга, пережила трехчасовой перелет на вертолете, еще бы ей не уснуть, -
  думал он, глядя на спящую Киру. - И всё же она очень странный человек. Кто она?
  Что она из себя представляет? Мы знакомы всего несколько часов, а я уже как
  будто прожил с ней вечность. Есть же такие люди. Быть может, мы и вправду
  сработаемся.
  Он закрыл глаза.
  - Я боюсь, что эта война унесет еще много человеческих жизней. Игра со смертью
  продолжается... Я столько пережил... Нет, на этот раз я не позволю смерти отнять у
  меня моих друзей! Смерть - я бросаю тебе вызов. В наших силах прекратить эту
  войну, и мы это сделаем.
  Сысоп снова посмотрел на Киру.
  - Бедное, несчастное существо. Ты еще не знаешь, что ждет тебя впереди, твои
  руки еще не запачканы кровью. Твоя совесть чиста. Ты не просыпаешься по ночам,
  видя во сне страшные картины прошлого. Твое место в лаборатории, а не на войне...
  Лизергинский развалился в кресле.
  - Может и мне немного отдохнуть?
  С этими словами он закрыл глаза и начал медленно погружаться в сон...
  
  Хвастунова лежала в палате на своей больничной койке и размышляла. Ей ничего
  больше не оставалось делать. Снаружи у дверей стояли двое вооруженных
  охранников. Натали сама лично слышала, как Александр приказал им в случае чего
  открывать огонь на поражение.
  - Да, братец, ничего не скажешь. Неужели и я была такой же как он сейчас? Ну,
  конечно, у нас были разногласия в прошлом, но чтобы до такой степени!.. Теперь я
  понимаю и вижу, что делает с человеком неограниченная власть.
  Она перевела взгляд на дверь.
  - И всё же, бежать отсюда надо, - эта мысль заставила её содрогнуться. - Бежать?
  Но куда? Нигде в мире мне не найдется места! В любом случае меня ждет смерть. Но
  тогда лучше уж смерть на свободе, на поле боя, чем от рук собственного брата!
  Решено. Но каким образом?
  Натали задумалась.
  - В академии учили, что для начала необходимо продумать план. Да, и для начала
  надо найти себе какое-нибудь оружие.
  Хвастунова встала с койки и начала ходить по палате. Это была обычная больничная
  палата для одного человека. Кроме койки, интерьер комнаты составляли столик и
  тумбочка. Натали вспомнила свой побег от сопротивленцев в Америке и взглянула на
  окно. Окно было без подоконника, на нем стояли крепкие решетки.
  - Да, думаю отсюда будет сбежать посложнее, чем от Сопротивления. Что бы
  придумать?
  Тут она усмехнулась - металлические ножки столика были посажены на резьбу.
  Натали наклонилась и попробовала открутить одну из них. Ножка откручивалась
  свободно.
  - Конечно, это безумство, но ничего лучшего в таких условиях придумать просто
  невозможно!
  Хвастунова прикрутила свое оружие на место.
  - Нужно дождаться ночи. Тогда, я выберу момент и смотаюсь отсюда. Ну, если
  только всё получится, я сделаю всё возможное, чтобы мой братец не добрался до
  ракет.
  Хвастунова старалась вести себя тихо и не привлекать лишнего внимания. Как
  только наступила кромешная темнота, Натали вооружилась своим импровизированным
  оружием и приготовилась к решительный действиям. Она сидела возле двери и
  слушала о чем говорят охранники.
  - Эх, - зевнул один, - спать охота, может подежуришь за меня, пока я посплю
  часок-другой? - сказал один охранник.
  - Ну уж нет! Дождись следующей смены. Майор приказал охранять, значит нужно
  охранять, - разочаровал его другой.
  - Смотри-ка, какой исполнительный, - с досадой подумала Хвастунова.
  - Ну покарауль за меня, пока я в столовую схожу, выпью немного кофе, а то глаза
  закрываются, - снова запричитал первый охранник.
  - Ну, хорошо-хорошо, сходи, достал ты меня. Но, не дай бог, кто узнает об этом,
  нам обоим будет плохо! - проворчал второй.
  Натали услышала удаляющиеся шаги.
  - Ну, только бы у меня всё получилось, - подумала она и закричала так громко как
  только могла.
  Всё получилось так, как она планировала. Охранник открыл дверь и ворвался в
  палату с автоматом на взводе.
  - Ни с места! - прокричал он.
  В ту же секунду он получил удар по затылку. Охранник застонал и медленно начал
  падать на пол.
  - Готов, голубчик, - прокомментировала Хвастунова.
  Она отбросила в сторону ножку и подняла с пола оружие пострашнее - небольшой
  автомат H&K MP5K с глушителем. Натали уже собралась бежать, но вдруг заметила,
  что на ней одета пижама.
  - А вот об этом я не подумала!
  Через пару минут Натали была одета в камуфляжную военную форму. В коридоре она
  обнаружила каску и защитные военные очки с трехслойными незапотевающими
  стеклами. Надев эти предметы на себя, Хвастунова стала похожа на настоящего
  солдата Rainbow.
  - Теперь надо подумать о втором охраннике, - решила она.
  Второй охранник как раз возвращался из столовой. Даже пол-литра кофе не смогли
  взбодрить его. Подходя к своему посту он увидел переодетую Хвастунову.
  - Эй, зачем каску то нацепил, не в бою же! - сказал охранник разморенным
  голосом.
  - А вот и не угадал!
  Хвастунова повернулась к нему лицом и выстрелила по ногам беглой очередью.
  Бедняга упал как подкошенный, корчась от боли. Натали подошла к нему и ударила
  автоматом по голове.
  - Прости, ты не виноват, просто у меня не было другого выбора.
  Обыскав второго охранника она нашла второй такой же автомат и ключи от
  автомобиля.
  - Мне это не помешает, - сказала она и оттащила его в палату, туда, где в одних
  трусах лежал первый охранник.
  Оглядевшись по сторонам, Натали сделала вывод, что вокруг всё тихо. Госпиталь
  представлял собой двухэтажное здание. Она осторожно прошла к лестнице и
  спустилась на первый этаж. Выход из здания к её счастью никем не охранялся.
  Изредка мимо выхода проходили врачи и медсестры. Выбрав хороший момент,
  Хвастунова вышла из госпиталя. В глаза ей сразу же бросился небольшой военный
  джип, стоящий во дворе. Осторожно подойдя к машине она с радостью убедилась, что
  ключи, которые она нашла подходят к ней. Натали немедленно села за руль и завела
  двигатель.
  - Куда теперь? Я даже не знаю, где нахожусь. Так, для начала нужно найти
  спокойное место, где можно отсидеться.
  Рванув с места, Хвастунова покинула территорию госпиталя. Сориентировавшись, она
  поняла, что находится в том самом городке, где находился аэродром.
  - Мне необходимо покинуть этот город, а для этого понадобится самолет. Что ж,
  мне терять нечего.
  С этими словами Натали свернула на дорогу, ведущую к аэродрому.
  
  - Как вы могли упустить её?! Я же приказал не покидать свой пост ни под каким
  предлогом! Вы знаете, что ждет солдата за нарушение устава Rainbow на войне?!
  Александр Хвастунов вел разъяснительную беседу с охранниками, которые лежали в
  общей палате госпиталя, откуда прошлой ночью сбежала Хвастунова.
  - Парни, я прекрасно понимаю, что никто из вас не хочет умирать, - сказал он
  более мягким тоном.
  Хвастунов повернулся спиной к охранникам и сделал несколько медленных шагов.
  Затем, как бы забыв что-то, он одним движением выхватил из кобуры свой
  "Американский орел" и в мгновение прострелил одному охраннику голову. Второй
  замер в ужасе.
  - Однако, война ошибок не терпит!
  Раздался второй выстрел. Хвастунов вышел из палаты и аккуратно закрыл за собой
  дверь.
  - Похоже, я недооценил возможности моей сестренки. Она действительно на что-то
  способна. Ну, да ладно, рано или поздно её всё равно найдут, бежать ей некуда.
  Здесь - я, там - Сопротивление. Я не думаю, что у неё хватит ума сдаться в плен
  Сопротивлению. Они просто разорвут её на мелкие кусочки.
  Александр вышел из госпиталя и сел в свой автомобиль. Машину водил он сам,
  никому не доверяя. Он помнил, что если бы не водитель его отца, катастрофы можно
  было бы избежать. Нет, Хвастунову было нисколько не жаль своего покойного
  папаши, просто он предпочитал учиться на чужих ошибках, а не на своих.
  - Так-так, на Аляске меня ждет лакомый кусочек. Я давно мечтал испытать это
  химическое оружие на неверных, теперь у меня есть такая возможность и я не хочу
  её упускать!
  
  На приготовление к высадке на Аляску ушло несколько дней. Как и предполагал
  Сысоп, Сопротивление решило использовать подводную лодку. Кира не очень хорошо
  перенесла подводное путешествие и была в плохом настроении.
  - Я всегда была против этого плана с подводными лодками. Терпеть не могу
  подобного рода поездки.
  Сысоп и Кира были уже на берегу. Место было тихое. Здесь не было никакой охраны.
  Рельеф местности в этой области был очень неровный, что было очень даже на руку.
  Сысоп, используя небольшую лопату и свое искусство военного камуфляжа, быстро
  соорудил укрытие, где можно было дождаться подходящего момента для вылазки.
  Прошло уже несколько часов. Сысоп, используя кодировочное устройство, переслал
  сообщение на базу. Теперь оставалось получить указания и точно им следовать.
  Лизергинский тем временем приводил в порядок свое снаряжение. В его рюкзаке было
  всё, что нужно для автономного проживания в течение недели. Из оружия у него был
  легкий и незаменимый в полевых условиях автомат МЭК-10 американского
  производства, аналог израильского УЗИ. Мисс Браун была вооружена обычным Смит
  Вессоном тридцать восьмого калибра.
  - Это место наводит на меня ужасные воспоминания, - недовольно сказала Кира.
  - Что ж, мне тоже здесь не очень нравится, но нужно немного потерпеть. Если всё
  пройдет так, как мы предполагаем, то мир будет спасен, - спокойно ответил Сысоп.
  - А если нет? - спросила она испуганно.
  - Спокойно, наши шансы с тобой пятьдесят на пятьдесят. Если не они нас, то мы
  их.
  - Я никогда не была хорошим солдатом...
  - Ты и не должна быть им. Я всегда был против войны. А тем более против того,
  чтобы на воину посылали женщин.
  - Я, наверное, уже надоела тебе за всё это короткое время? - спросила она с
  каким-то чувством вины.
  Сысоп разобрал свой автомат и приводил тщательную проверку всех его механизмов.
  Ненадолго оторвавшись от работы он посмотрел на Киру.
  - Вовсе нет. Ты помогла мне смириться с потерей Анжелы. Я тебе очень за это
  благодарен.
  - Ты пытаешься меня успокоить. На самом деле я плохой напарник. С самого детства
  я ныла, если что-то не так. Мне всегда не доставало крепких нервов.
  - Я не думаю, что женщинам нужны крепкие нервы. По крайней мере такие, как у нас
  мужчин. Ведь мужчина это войн. Так водилось с древних времен.
  - Мне кажется, что чем больше проходит времени, тем страшнее мне становится. Я
  чувствую, что не готова.
  - Не бойся, ты не одна. Я с тобой.
  - Не обижайся, но от этого мне не легче.
  - Эх, а ты думаешь мне не страшно? Страх это инстинкт самосохранения. Если бы у
  человека не было чувства страха перед опасностью, он бы не выжил бы в суровых
  условиях.
  - И что же ты посоветуешь мне сделать?
  - Во-первых не забывай про свое оружие. Ты же умеешь им пользоваться не так ли?
  - Посредственно, как я уже и говорила.
  - Не важно. При благоприятных обстоятельствах нам не придется им пользоваться.
  - Ты хочешь сказать, так спокойнее?
  - Абсолютно верно. Во-вторых я хочу посоветовать тебе одно хорошее средство
  успокоения...
  - Валерьянка? - перебила его Кира.
  - Не угадала. Для этого не нужно прибегать к химии. Человек - существо
  универсальное, в нем есть всё для естественной жизни в этом мире. Так вот, для
  начала рекомендую расслабиться, но всё же быть начеку. Затем приведи свои мысли
  в порядок и выбрось всё ненужное из головы. Теперь представь, что всё уже
  закончилось и мы с тобой празднуем победу. Пьём шампанское например...
  - Откуда ты всё это знаешь?
  - Просто некоторые люди очень редко задумываются над смыслом своего
  существования. Они до такой степени погрязли в рутине своих повседневных дел,
  что совершенно не замечают кто они и для чего созданы. Когда играешь со смертью,
  начинаешь ценить жизнь, начинаешь осознавать, что это такое, как устроен человек
  и для чего мы созданы.
  - Знаешь, я никогда над этим не задумывалась. Пожалуй, я попробую твой способ...
  Кира закрыла глаза. Прошло несколько минут.
  - Да, действительно помогает, - она улыбнулась и открыла глаза.
  Лизергинский посмотрел на неё и тоже улыбнулся. В это время еле слышно пропищало
  кодировочное устройство.
  - ЛСД на связи, - сказал Сысоп в устройство, предварительно включив его.
  - Агент ЛСД, получите данные, - из кодека послышался незнакомый голос
  информатора, - на аэродроме в секторе B9 приземлился самолет с боеприпасами.
  Сейчас он разгружается, несколько машин возят груз прямо на военную базу.
  - Вас понял. Конец связи.
  Сысоп выключил кодек и подумал несколько секунд.
  - Думаю, нам стоит воспользоваться счастливым случаем, как ты считаешь? -
  спросил он Киру.
  - Что ж, я готова, - ответила она с уверенностью в голосе.
  - Отлично, тогда сворачиваемся.
  Через пять минут отряд из двух человек покинул свое укрытие.
  
  II
  Вернемся, однако, на некоторое время назад и посмотрим, что же произошло с
  Натали Хвастуновой после того, как ей удалось сбежать из госпиталя.
  В аэропорту, куда направлялась Натали, готовился к вылету грузовой самолет.
  Хвастунова сразу узнала этот самолет, он обычно отвозил на Аляску боеприпасы и
  другие ценные грузы.
  - Мне сегодня везет, - подумала Натали и направила свой джип к воротам
  аэропорта.
  Подъехав к воротам она убедилась, что они закрыты. Вдруг, неожиданно, из
  находящегося рядом с воротами пропускного пункта, вышел зевающий солдат. Он не
  спеша подошел к джипу Хвастуновой.
  - Чтобы попасть на территорию аэропорта, вам необходимо предъявить
  удостоверение, - сказал он сонным голосом.
  Хвастунова растерялась. Она начала быстро обшаривать свои карманы. Найдя первую
  попавшуюся корочку Натали сунула её солдату.
  - Хм, - сказал он, бегло просмотрев документ и отдав его владелице, -
  проезжайте.
  - Чудеса! - Подумала Хвастунова пока открывались ворота.
  Было темно и, очевидно, солдат не разглядел её в очках и в каске. Натали
  проехала на аэродром. Ей ничего не стоило проникнуть в открытый грузовой отсек
  самолета и спрятаться среди ящиков. Там она притаилась и решила дождаться, пока
  самолет взлетит...
  
  Лизергинский наблюдал в бинокль за тем как солдаты извлекают из самолета ящики и
  грузят их по машинам. В то же время он думал над тем, каким образом проникнуть
  на базу противника. Дорога к базе была очень старой. По её краям были овраги и
  дикая растительность. Сама база была специально расположена в трудно обнаружимом
  месте.
  - Ну и какой у нас план? - спросила Кира.
  - Нам нужно укрыться рядом с дорогой. А потом ты увидишь как работают настоящие
  шпионы.
  Кира послушно последовала за Лизергинским. Сысоп выбрал место с которого можно
  было вести стрельбу и оставаться незамеченным. Он приготовил свой автомат и
  начал дожидаться. Через некоторое время он услышал приближающийся шум двигателя.
  Невольно Сысоп вспомнил события, происходившие несколько месяцев назад. Тогда он
  также сидел в укрытии и дожидался автомобиля. Однако мечтать было некогда. Вот
  уже показался темно-зеленый грузовик с эмблемой Rainbow на дверце. Лизергинский
  тщательно прицелился и нажал на курок. Автомат негромко выстрелил и пуля
  пронзила переднее колесо грузовика.
  - Отличная штука! - подумал Сысоп - лучше может быть разве что шестиствольный
  дробовик с лазерным прицелом и глушителем.
  Солдат, сидевший за рулем грузовика начал громко ругаться. Он выбежал из машины
  и начал осматривать пробитое колесо. Простояв задумавшись несколько минут возле
  машины, солдат начал искать запасное. Однако, ни колеса, ни инструмента для его
  замены найти не удалось.
  - Ну вот, кажется, всё идет как надо, - сказал Лизергинский, когда солдат исчез
  из вида, - очевидно он пошел искать механика или что-то в этом роде.
  - Да, если бы даже я и додумалась до такого, я бы ни за что на свете не смогла
  поразить цель с такого расстояния.
  - Сейчас не до комплиментов, на счет три, выбегаем из укрытия и забираемся в
  кузов.
  Когда к поврежденному грузовику прибыла ремонтная бригада, Лизергинский и Кира
  были уже в грузовике. Ящики были большие и в них было очень легко спрятаться.
  Прошло несколько часов и груз был доставлен по назначению.
  - Вроде бы всё тихо, можно выходить, - Лизергинский со всей своей осторожностью
  выбрался из ящика, затем он помог Кире сделать тоже самое.
  Мисс Браун внимательно осмотрелась и сделала вывод:
  - Нам сказочно везет, нас отвезли на склад.
  - И что из этого? - спросил Сысоп.
  - Ну, во-первых, здесь можно найти всё что угодно от униформы Rainbow до любого
  оружия.
  - А что во-вторых?
  - Самое главное - отсюда идет лифт непосредственно в центр управления ракетами.
  - Что ж, в таком случае нам следует поторопиться. Но для начала неплохо бы
  преобразиться, как это делают настоящие шпионы.
  - Да, у тебя есть чему поучиться, Джеймс Бонд, - пошутила Кира.
  - Мистер Бонд, - поправил Лизергинский.
  Отыскав на складе форму и экипировку Rainbow они быстро переоделись. На лифте
  новоиспеченные солдаты Rainbow спустились в центр управления ракетами.
  И вот Сысоп и Кира стояли возле двери ведущей к заветному терминалу. От цели их
  отделяло всего лишь несколько шагов.
  - Тут электронный замок, нужна карточка, - сказала Кира.
  - Знаем - плавали, - Лизергинский достал из кармана небольшое устройство и
  вставил его вместо карточки.
  На экране устройства забегали цифры, через несколько минут замок пискнул и дверь
  медленно отъехала в сторону. Шпионы зашли внутрь и дверь также медленно
  закрылась.
  - Теперь работаем очень быстро, - сказал Сысоп, - мы должны перепрограммировать
  ракеты.
  - Работаю как могу.
  Кира быстро начала стучать по клавиатуре на терминале.
  - Ты знаешь, раньше здесь было очень много охраны. Подозрительно, что сейчас мы
  почти никого не встретили, - заметила она.
  - Последнее время в Rainbow царил полный беспорядок, Хвастунова погибла, её
  Совет был уничтожен. Возможно, часть охраны была отправлена в увольнение.
  - Что-то мне это не нравится.
  Наконец Кира ввела код в главный компьютер. Но вдруг произошло неожиданное,
  терминал отключился, свет в помещении стал красным и замигал.
  - Черт! Это ловушка! Возможно, они сменили коды! Но как!?
  Кира подбежала к двери и попыталась открыть её, но красный огонек на замке
  говорил о том, что дверь блокирована.
  - Бесполезно, теперь дверь можно открыть только изнутри! - испуганно сказала
  она.
  - Это ты так думаешь! Отойди-ка подальше!
  Лизергинский быстро достал автомат и выпустил в замок половину обоймы своего
  МЭКа. От развороченного замка полетели искры, он противно затрещал и дверь
  открылась. Кира была очень удивлена, но времени было очень мало и она немедленно
  последовала вслед за Лизергинским.
  - Черт! - выругался Лизергинский заметив, что за ними бегут несколько солдат.
  Он мгновенно развернулся и полил солдат беглой очередью из своего автомата.
  - Нам некуда бежать! Здесь кругом охрана...
  Лизергинский услышал крик Киры. Один из солдат выстрелом сбил девушку с ног.
  - Кира! - закричал он, - мысли лихорадочно забегали в его голове.
  - Беги! - крикнула она в ответ.
  Лизергинский остановился и еще раз выстрелил очередью по солдатам. Он ужаснулся
  - обойма была пуста.
  - Беги же! - он снова услышал крик Киры.
  Выбора не оставалось и ему пришлось бежать дальше, бросив свою напарницу на
  произвол судьбы. Он пробежал еще несколько метров по коридору и свернул за угол.
  То что он увидел за углом отнюдь не обрадовало Лизергинского - на него смотрел
  ствол автомата. Владелец оружия - человек в форме, камуфляже, каске и защитных
  очках бегло взглянул на Сысопа, но стрелять не стал. Неожиданно из-за угла
  выбежал солдат. Человек, держащий Сысопа на мушке отвел автомат в сторону и
  прострелил солдату голову.
  - Что!.. - Лизергинский растерялся.
  - Беги за мной, - крикнул Лизергинскому его спаситель высоким голосом.
  Выхода не было и Сысоп так и сделал. На развилке коридоров незнакомец быстро
  свернул налево и нажал на какую-то кнопку. Часть стены очень быстро отъехала в
  сторону, открыв секретный проход. Сысоп забежал туда вслед за незнакомцем, после
  чего проход закрылся.
  - Ну, теперь они нас не найдут, - сказал незнакомец, который на поверку оказался
  незнакомкой.
  - Кто ты и черт возьми, что происходит! - нервно закричал Лизергинский.
  - Ты знаешь, я могу убить тебя прямо сейчас, - она наставила оружие на Сысопа, -
  но я не буду делать этого.
  - Мне не до шуток! Скажи кто ты и брось махать автоматом у меня перед носом!
  - Да, ты прав. - Незнакомка опустила автомат и в изнеможении присела на пол.
  - Я ничего не могу понять!
  - Господи, если бы я могла понять... Я спасаю жизнь своему заклятому врагу! Для
  чего? А, впрочем теперь уже всё равно!... Мне уже всё равно, потому что всё
  пропало!
  - О чем ты говоришь!? - Лизергинский находился в полной растерянности.
  - Ну хорошо, - изможденным голосом ответила незнакомка, - только не падай в
  обморок.
  Она сняла каску и на плечи упали длинные каштановые волосы. Затем она сняла
  очки.
  - Что.. - Сысоп раскрыл от удивления рот, на него смотрела раскрашенная
  камуфляжной краской Натали Хвастунова.
  Лизергинский подошел поближе, чтобы убедиться, что увиденное это явь. В тоже
  время, Натали поднялась с пола и сделала неожиданный поступок. Обхватив Сысопа
  за шею она крепко поцеловала его в губы.
  - Прости, - сказала она закончив, - я слишком долго жила без этого!
  
  Лизергинский еще долго не мог прийти в себя. Он сидел на каких-то ящиках,
  которые в несметном количестве находились в потайном помещении. Напротив него
  сидела Натали Хвастунова. Они смотрели друг сквозь друга, не говоря ни слова.
  Никто из них не решался сказать что-либо. Так продолжалось несколько минут.
  - О боже... Кира... Она осталась там... - сказал вдруг Сысоп.
  - Девчонке не повезло, - заметила Хвастунова, поднимая с пола автомат.
  - Я должен её найти! Они наверняка держат её где-то здесь!..
  - Забудь про это! - перебила его Натали - Я уж знаю этих головорезов, они никого
  не оставляют в живых!
  - Нет! Они наверняка решат использовать её как приманку!
  - Для кого? - поинтересовалась Хвастунова.
  - Конечно для меня... Постой-постой, кто ты такая чтобы я мог тебе доверять? -
  Лизергинский окончательно пришел в себя.
  - Неужели недостаточно того, что я спасла тебе жизнь?
  - Кто знает? Может это еще один ловко продуманный трюк, целью которого является
  заманить меня в ловушку и выудить секретную информацию? И с чего бы это тебе
  спасать мне жизнь здесь, да и еще лезть целоваться после этого!? Ответь мне
  наконец! - он чуть ли не сорвался на крик.
  - Ты ничего не знаешь. - Спокойно ответила Натали.
  - Не знаю чего?
  - Многого. Позволь рассказать тебе как всё было на самом деле.
  - Нет! Ты не Натали Хвастунова! Натали погибла в Кордильерах на моих глазах! Уж
  я не мог тогда ошибиться! Я не знаю кто ты и чего ты добиваешься. У меня нет
  времени выслушивать твои истории, когда там, снаружи, погибает моя напарница!
  - Что ж, беги отсюда! Только ты всё равно не знаешь этого места и тебя
  пристрелят за первым же поворотом.
  - Я ничего не желаю слушать! Я не верю ни единому твоему слову! - Сысоп был вне
  себя от негодования.
  - Ну что ж! Не веришь мне? Прекрасно! Тогда возьми это, - она протянула ему
  автомат, - возьми и доделай то, что не доделал тогда в каньонах. Пристрели меня!
  Ведь я этого заслуживаю?!
  Сысоп удивленно посмотрел на Натали.
  - Ну же! Бери! Чего ты медлишь?! Не об этом ли мечтает каждый житель этой
  планеты?!
  Лизергинский продолжал стоять молча.
  - Может быть хоть теперь мне поверишь!? - по её щеке скатилась слеза, размывая
  камуфляжную краску.
  - Похоже, кем бы ты ни была, тебе требуется моя помощь. Так? - спросил он
  секунду спустя.
  - Так, - ответила Натали, вытирая слезы.
  - И в чем же заключается моя помощь?
  - Может быть всё-таки присядешь? История длинная.
  - Прости, но у меня нет времени на длинные истории. Мне нужно выбираться отсюда
  и спасать Киру, - с остатками недоверия ответил Лизергинский.
  - У тебя нет выбора. Ты должен подождать пока пройдет тревога. Тем более я
  согласна помочь спасти твою напарницу если ты выслушаешь меня.
  - Хорошо, твоя взяла! - Сысоп нехотя присел на ящик. - Рассказывай.
  И Хвастунова рассказала Лизергинскому как всё было с момента её освобождения из
  подвала резиденции и до настоящего времени.
  - Гм! - сказал Сысоп выслушав - Звучит правдоподобно!
  - Это чистая правда. Ты последний человек в этом мире, которому я могу
  довериться.
  Сысоп долго думал и наконец спросил:
  - Так значит говоришь, Rainbow руководит твой брат?
  - Да, это так.
  - Так значит говоришь, он собирается испытать на людях химическое оружие?
  - Я попыталась пробраться к терминалу, но вы меня опередили. На месте твоей
  напарницы должна была быть я!
  - Что же, нам тут сидеть штаны просиживать? Нужно найти Киру, а потом мы надерем
  твоему уродскому братцу задницу!
  - Давно бы так, - облегченно вздохнула Хвастунова.
  - А теперь показывай дорогу! Отсюда же наверняка есть другой выход?
  - Откуда ты знаешь?
  - Я - шпион! Я всё знаю.
  Хвастунова отодвинула один из ящиков, под которым обнаружился люк.
  - Я была предусмотрительным диктатором. У меня был выход даже на случай
  диверсии, - сказала она усмехнувшись.
  - Это вентиляционная труба. И куда же она ведет? - спросил Лизергинский.
  - Система вентиляции проходит по всему комплексу. Отсюда мы можем попасть куда
  угодно.
  - Что ты задумала?
  - У меня есть план. Сначала нам нужно будет найти твою напарницу, если она еще
  жива...
  Сысоп нахмурился.
  -... прости, - продолжила она. - Затем мы устроим моему братцу большую подлянку.
  Ты знаешь, как устроены мои химические ракеты?
  - Разведка доложила, - ворчливым тоном ответил Лизергинский. Он всё еще не
  доверял Хвастуновой.
  - Ну и как же? - так же ворчливо спросила она.
  - В каждой ракете находится по шарику с отравляющим веществом. Одного такого
  "теннисного мячика" достаточно чтобы убить людей в одном большом городе.
  - Именно! Эти "мячики", как ты выразился, мы у него и украдем! Дело в том, что
  они не установлены на ракеты, а находятся в лаборатории, куда мы сейчас и
  направимся. Но сначала нам нужно вооружиться до зубов. Открой ящик.
  Лизергинского с самого начала мучил вопрос, что находится в этих ящиках, которые
  последние полчаса использовались как стулья. Он подобрал с пола металлический
  прут и ловко открыл им деревянную крышку. Когда Сысоп увидел то, что находится
  внутри, он негромко присвистнул. В ящике аккуратно лежали новенькие, смазанные
  ружейным маслом пистолеты и автоматы.
  - Открывай все ящики. Мы возьмем столько, сколько сможем унести на себе.
  Лизергинский никогда в жизни не видел столько оружия сразу. Он долго стоял перед
  выбором, но в конце концов остановился на замечательном русском автомате АК-74
  калибра 5,45. К нему прилагался подствольный гранатомет "Клык", стреляющий
  сорокамиллиметровыми гранатами. Хвастунова не стала раздумывать и сразу взяла
  себе снайперскую винтовку M-24 7,62 с лазерным прицелом и оптикой.
  - Отличная вещь. Один выстрел - один труп, - прокомментировала она и скрылась в
  вентиляционной шахте.
  Лизергинский последовал за Хвастуновой. Ползти по шахте с оружием и боеприпасами
  было не особо удобно. Однако, Хвастунова двигалась так быстро, что Сысоп
  поначалу даже не поспевал за ней. У него создавалось впечатление, что в
  свободное от правления миром время, бывший диктатор только и делала что
  тренировалась в ползании на четвереньках.
  Наконец лабиринт шахты вывел героев к решетке в нижней части трубы.
  - Тихо... Я что-то слышу. Похоже разговор... - предупредила Натали.
  Сысоп осторожно посмотрел что творится в комнате по другую сторону решетки. В
  комнате стояли двое. Один был небольшого роста в форме майора, другой - высокий
  был одет по граждански. Лизергинский чувствовал, что в комнате был еще кто-то
  еще. Хвастунова тоже посмотрела вниз.
  - Мой брат... - шепнула она.
  - Ха-ха! Значит они попались на мою удочку! Не думал, что Лизергинский такой
  дурак! Он наверное даже не знает о моем существовании!.. Но я не об этом. Что с
  девчонкой, мистер Блэксмит?
  - С ней всё в порядке, пока - ответил высокий человек противным голосом. Он
  жевал жвачку, - На ней был кевларовый бронежилет. Это спасло ей жизнь...
  Ненадолго.
  Человек гадко усмехнулся. Сысопа в это время пробил холодный пот.
  - Ты еще не взялся за неё?
  - Ждал вас. Я думал, может быть вы захотите посмотреть как я работаю? - Блэксмит
  достал из-за пояса боевой нож.
  - Я бы с удовольствием, но ты же знаешь, как у меня много дел. Сегодня мне
  предстоит сделать нелегкий выбор.
  Только в эту минуту Сысоп увидел, что Хвастунов держит в руке чемоданчик.
  - Здесь, в этом ящичке, смерть для восьми городов мира. Мне будет очень
  интересно выбирать какие именно города это будут. Быть может бросить жребий? Как
  ты думаешь, Блэксмит?
  - Решать вам, босс. Я очень сожалею, что не могу принять участия в вашем веселом
  мероприятии.
  - Ну ничего, ты еще повеселишься с этой девчонкой! Но не забывай - ты не должен
  убивать её пока не появится Лизергинский. Сначала он, а потом делай с ней всё
  что хочешь.
  - Как скажете босс. Желаю вам приятно провести время.
  - Ха-ха! Аналогично! - Хвастунов вышел из помещения.
  Блэксмит спрятал свой нож за пояс и вышел за пределы видимости Лизергинского и
  Хвастуновой. Он подошел к стулу к которому была привязана Кира. Она была без
  сознания.
  - Ну что, мисс, как тебя там? Поиграем? - он схватил девушку за плечи и резко
  встряхнул, та застонала.
  - Скотина! - подумал Лизергинский и покраснел от злости.
  - Босс сказал не убивать тебя! Но скажу тебе по секрету, он разрешил мне
  отрезать от тебя по маленькому кусочку, чтобы Лизергинский прибежал на твои
  вопли о помощи! Я знаю он где-то рядом.
  - Нет! - услышал Лизергинский голос Киры.
  - Я должен выйти, - сказал Сысоп Хвастуновой.
  - Ты, что! Нас обнаружат!..
  - Извини, я не могу смотреть как эта сволочь издевается на моей напарницей!
  - Ну... Ну ладно. Я тебя прикрою, но будь осторожен...
  Сысоп ударом приклада выбил решетку и одним мигом очутился в комнате.
  - Сначала, разберись со мной, тварь! - крикнул он Блэксмиту.
  - А это, ты? - спокойно спросил тот, держа нож у горла Киры. - Что это у тебя?
  Никак пушка? Не советую, ты очень рискуешь! Брось её, а то еще приснится ночью!
  Ха-ха-ха!
  У Сысопа не было выбора.
  - Медленно, положи автомат на пол. Затем передай его мне.
  Лизергинский сделал так как он сказал ему.
  - Знаешь, - сказал Блэксмит Сысопу, - последнее время, мне стало очень скучно
  убивать просто так. Неинтересно. Поэтому я хочу решил дать тебе небольшой шанс.
  - Говори, - Сысоп старался не показывать что нервничает.
  - Нет, я прекрасно вижу, что тебе не по себе! Ты не уйдешь отсюда в любом
  случае. Но если ты согласен, в случае удачи, ты и твоя напарница умрете по
  крайней мере как люди, а не как изуродованные куски мяса! Ха!
  - Что ты предлагаешь?!
  - Я слышал что ты крут. Даже очень крут. Ты причинил нашей империи очень много
  вреда. Но, до сего момента ты делал всё исподтишка. Сделал гадость, убежал. Нет,
  настоящие герои так не поступают!
  - Не тяни время! Чего ты хочешь?!
  - Я предлагаю тебе сразиться со мной в рукопашном бою. Покажи себя! Докажи, что
  ты настоящий герой, а то мне что-то не верится! Хочу, однако, предупредить, я
  мастер спорта четырем видам единоборств. У тебя есть пять минут, чтобы победить
  меня. Твоя подруга сидит на электрическом стуле. Через пять минут через неё
  пройдет десять тысяч вольт. Подумай, как плохо будет, если ты в это время будешь
  валяться со сломанной шеей!
  Лизергинский понимал, что подпустить к себе Блэксмита, хотя бы на два шага
  равносильно смерти. Комната была большой и место для отступления было много.
  - Время пошло!
  Блэксмит решительно бросился в атаку. Сысоп предпочел отскочить в сторону.
  Противник не давал Сысопу не единого шанса. Он пропустил один удар, потом
  второй. Отступать становилось всё труднее.
  Хвастунова видела часть того что происходит из трубы.
  - Что же делать? Этот скот сейчас превратит его в бифштекс! Похоже тут нужна моя
  помощь!
  Она попыталась осторожно вылезти наружу, но её снайперская винтовка никак не
  хотела пролазить в отверстие трубы.
  Силы Сысопа были на исходе. Блэксмит же был полон сил, чтобы убить еще троих
  таких же Лизергинских. Всё было бы кончено, если бы Натали случайно не
  выстрелила из своей винтовки, пытаясь выбраться из трубы.
  - Что?! - Блэксмит обернулся и отвлекся буквально на секунду.
  В эту секунду мозг Сысопа сработал безотказно, как и должен срабатывать мозг
  хорошего шпиона. Он принял самое правильное решение из всех возможных. Достав из
  сапога незаметный метательный нож, который он всегда носил с собой, он с размаху
  швырнул его в соперника. Время как будто замедлилось. Блэксмит повернулся и тут
  же в его лоб на несколько сантиметров воткнулось острое стальное жало. Смерть
  мозга наступила мгновенно, он медленно повалился на пол.
  - Кира! - Лизергинский немедленно бросился к своей напарнице и принялся
  освобождать её. Через секунду после того, как она была свободна сработал таймер
  и загудели трансформаторы.
  Кира бросилась в объятья Лизергинского и зарыдала.
  - Спокойно, спокойно, всё позади. Я с тобой, - сказал он крепко прижимая девушку
  к себе.
  В это время Хвастуновой наконец удалось высвободить застрявшую винтовку и
  выбраться наружу. Она посмотрела на Сысопа и подмигнула ему.
  - Я всё понимаю, но у нас мало времени.
  - Этот негодяй ничего тебе не сделал? - спросил Киру Лизергинский, но бедняжка
  была так напугана, что не могла говорить.
  - Нам нужно уходить, - еще раз сказала Натали.
  - Подожди пару секунд, у меня здесь еще остались незаконченные дела.
  Лизергинский подошел к трупу Блэксмита, валяющемуся в луже крови. Он перевернул
  труп на спину и наступив ногой на грудь вытащил из его лба свой метательный нож.
  - Вот теперь можно уходить!
  
  Когда все трое были уже далеко от злосчастного места, в комнату вошел майор
  Хвастунов.
  - Эй, мистер Блэксмит! Вы уже закончили... - он не договорил.
  Подойдя к трупу Хвастунов с отвращением тронул его носком ботинка. Он перевел
  взгляд на электрический стул, а затем на открытое отверстие вентиляционного
  люка.
  - Проклятый шпион! Я до тебя доберусь! - прокричал майор и немедленно выбежал из
  помещения.
  Тем временем Лизергинский уже находился в еще одном тайном помещении, о
  существовании которого, никто, кроме Хвастуновой, и не подозревал. Первым делом,
  покинув люк он обратился к Натали.
  - Ты знаешь, мне очень трудно верить во всё происходящее здесь и сейчас. Хотя я
  всё еще сомневаюсь в искренности твоих намерений, но... спасибо... ты спасла нам
  жизни...
  - Спасибо будете говорить, когда мы покинем это место с чемоданчиком в руках. А
  сейчас слушайте меня внимательно. Из этого места можно управлять подачей
  усыпляющего газа на территории всей базы. Это заметно увеличит наши шансы.
  Сейчас мы должны распределиться.
  Она обратилась к Кире.
  - Надеюсь ты хорошо знаешь эту базу, девчонка?
  - Вообще-то меня зовут Кира! - нахмурилась она, - И я довольно неплохо знаю эту
  базу... А почему бы тебе не представиться?
  - У меня нет для этого ни времени, ни желания! Послушайте меня! Сейчас мы
  наденем дыхательные маски и я открываю клапаны. Затем ты поможешь Лизергинскому
  найти лабораторию...
  - А как же ты? - спросил Сысоп.
  - Раскинь мозгами, шпион! Кто же должен будет увезти вас отсюда! Я пока что еще
  не разучилась управлять вертолетами! Сечешь?
  - Прекрасно, - Лизергинский открыл коробку с масками и надел одну из них, -
  отправляемся!
  Через несколько минут, все помещения базы были окутаны пеленой усыпляющего газа.
  То тут, то там можно было увидеть солдат, лежащих на полу в самых различных
  положениях. Кира и Лизергинский бежали к помещению лаборатории.
  - Чемоданчик должен быть у Хвастунова, - сказал Сысоп, - должно быть он заснул
  вместе со всеми.
  - Мы близко, - предупредила Кира, - сворачиваем.
  Лаборатория представляла собой огромный цех с различными котлами, цистернами,
  трубами и прочими приспособлениями. Очевидно, здесь изготовлялись различного
  вида отравляющие вещества.
  Похоже, его здесь нет, - сказал Лизергинский, окинув взглядом помещение. Он
  стоял на одной из множества металлических платформ, расположенных вдоль стен
  лаборатории. Платформы сообщались между собой лестницами. Внизу, в открытых
  цистернах находилась какая-то зеленоватая жидкость.
  - Нам нужно спускаться вниз, - сказала Кира.
  Они быстро начали спускаться по ступенькам. Вскоре Сысоп и Кира были уже на
  одной из нижних платформ.
  - Он где-то рядом... Я его чувствую... - тихо предупредила Кира.
  - Кого? - спросил Сысоп.
  - Враг. Мне кажется, он близко...
  Не успела она это сказать, как из-за трубы проходящей сквозь платформу вышел еще
  один человек в дыхательной маске. Он был вооружен чем-то наподобие огнемета.
  - Не двигаться! - прокричал он.
  Сысоп резко развернулся и направил на противника ствол своего автомата.
  - А вот этого я не советую! - сказал человек с "огнеметом", - надеюсь ты не
  хочешь, чтобы всё это взлетело на воздух, со всеми вытекающими последствиями?
  Здесь химикатов хватит, чтобы отравить полмира.
  Сысоп быстро взглянул на Киру. Та испуганно кивнула головой.
  - Черт! Твоя взяла! - Лизергинский опустил автомат.
  - А теперь, друзья, я советую вести себя спокойно. У меня за спиной десять
  литров концентрированной кислоты. Это оружие сделано по моему заказу, противник
  умирает в страшных мучениях. Вам такого даже не снилось. Радуйтесь! Вы будете
  первыми, на ком я испытаю свой заказ!
  - Эй-эй! Подожди! Ты даже нам не представишься?!
  Сысоп отвлекал своего противника. Его мозг лихорадочно искал выход из ситуации.
  - Ну хорошо. Я главнокомандующий всеми войсками Rainbow, майор Александр
  Хвастунов! Вы должны считать за честь умереть от руки такого великого человека,
  как я!
  - Постой-постой, не спеши спускать курок! У меня еще осталось последнее желание!
  - Ха-ха! Забавно, что ж, попробуй.
  Вдруг Сысоп заметил какое-то движение позади Хвастунова на противоположной
  платформе. Освещение было плохим и ему показалось, что он видел что-то наподобие
  тени.
  - Я хочу покурить перед смертью. Вы случайно не курите, майор Хвастунов? - Сысоп
  снова заметил странное движение.
  - Ха! Я думал ты умнее, Лизергинский! Если ты снимешь маску, то сразу же
  заснешь! И к тому же, курение на территории лаборатории строго воспрещается... Ну
  довольно! Прощайтесь с жизнью! Я сгораю от нетерпения!
  Хвастунов вытянул вперед руку со "стволом" своего оружия и уже хотел было нажать
  на курок, как вдруг случилось невероятное. Лизергинский увидел ту самую темную
  фигуру на платформе. Фигура двигалась абсолютно бесшумно. В один момент она
  оказалась на перилах платформы, и сделав в воздухе сальто, приземлилась за
  спиной Хвастунова. Тот резко обернулся. В то же мгновение он получил серию
  ударов, произведенных с такой быстротой и точностью, что Лизергинский застыл на
  месте от удивления. Хвастунов отскочил к перилам платформы и направил на
  нападающего свой "огнемет". Он не успел выстрелить, фигура в черном пригнулась и
  тут же нанесла удар от которого главнокомандующий всеми войсками Rainbow
  перевернулся в воздухе и с криками полетел прямо вниз в цистерну с зеленоватой
  жидкостью...
  ... Фигура подошла к перилам и взглянула вниз. Теперь Лизергинский мог разглядеть
  её повнимательнее. Трудно было сказать кто это. "Ниндзя", как назвал его
  Лизергинский, был стройным человеком, ростом выше среднего. Одет он был в черное
  обтягивающее кимоно, лицо его полностью закрывала маска из черного пластика.
  - Кто вы? - спросила, наконец Кира, которая молчала всё это время.
  - Не имеет значения, - произнес ниндзя высоким синтезированным голосом, от
  которого Лизергинский и его напарница нервно поёжились.
  - Нам нужно... - начал было Лизергинский, но незнакомец прервал его.
  - Это? - он подошел к трубе и достал из-за нее чемоданчик.
  - Да, спасибо, - Сысоп взял чемоданчик и открыл его. Внутри были восемь зеленых
  шариков со "смертоносным веществом".
  - А теперь уходите!
  Сделав в воздухе сальто назад он спрыгнул вслед за Хвастуновым и исчез.
  Лизергинский несколько секунд смотрел ему вслед, затем он пришел в себя.
  - Быстро уходим. Где здесь находится ангар или вертолетная площадка? - спросил
  Сысоп свою напарницу.
  - Беги за мной!
  Через несколько минут они уже были на большой бетонированной площадке для
  вертолетов. Двигатель одного из них был заведен. Машина была готова к отлету.
  Как только Сысоп забрался в кабину, Хвастунова спросила:
  - Где шары?
  - Они здесь, - Сысоп похлопал рукой по чемоданчику.
  - Прекрасно. У меня есть еще один вопрос... - Угол атаки лопастей изменился и
  вертолет поднялся в воздух, - ... что с моим мятежным братцем?
  - Я даже не знаю что сказать... После того, как он упал с платформы в лаборатории,
  я его не видел. Скорее всего он сломал себе шею.
  Хвастунова ничего не ответила. Она молча держала в руках штурвал и смотрела за
  показаниями приборов. Лизергинский выждал паузу в несколько минут.
  - Что ж, - Хвастунова вздохнула, - я знала, что всё этим кончится. Мой братец
  слишком упивался властью...
  Последовала еще одна пауза, после чего Натали добавила:
  - Александр был единственным человеком, знающим коды запуска... Если он умер, то
  ракеты Rainbow - бесполезный металлолом...
  Она решила сменить тему разговора:
  - Где вы будете высаживаться?
  - Мы? А ты разве не с нами, Натали? - спросил Лизергинский.
  - Нет. Я помогла вам. Вы помогли мне. Теперь наши дороги должны разойтись...
  Надеюсь ты понимаешь, что другого пути для меня не суждено. Для меня эта война
  закончена... Вам предстоит расправиться с силами, которые когда-то принадлежали
  мне...
  Вертолет приземлился недалеко от побережья. Здесь Кира и Лизергинский могли
  дождаться прибытия подводной лодки и с победой вернуться домой.
  - Натали... всё это время мы были врагами. Кто бы мог подумать, что всё так
  сложится?
  - Боль... Страдания... Унижения... Только пройдя через всё это я смогла понять кое-что
  в этой жизни. Теперь я хочу только одного - покоя...
  - Куда ты отправишься?
  - Этого я не знаю... Ну что ж, прощай Сысоп Лизергинский, ты оказался вовсе
  неплохим парнем...
  - Быть может, мы еще встретимся... - Сысоп уверенно пожал её руку.
  Прошло несколько часов. Лизергинский со своей напарницей был уже далеко. Натали
  сидела в кабине вертолета и думала.
  - Что ж. Всё кончено. Пора подводить итоги. Моя миссия выполнена. Химическое
  оружие в надежных руках. Мой брат, скорее всего, мертв. Теперь империя Rainbow
  долго не продержится. Эх, отец, теперь я поняла, что ты был не прав. Твоё
  наследие искалечило жизни миллиардов людей... и мою в том числе...
  Натали продолжала думать. Неожиданно, холодная и твердая рука в черной перчатке
  легла на её плечо. Хвастунова резко вздрогнула и обернулась.
  - Время платить по счетам, Натали Хвастунова, - произнес безжалостный
  синтезированный голос.
  На Хвастунову смотрел человек в черном. Его голова и лицо были полностью закрыты
  маской из пластика.
  - Ты думаешь, это так просто сойдет тебе с рук? - человек в черном сжал свои
  пальцы так сильно, что Натали застонала от боли. Послышался негромкий хруст.
  - Что ты делаешь!? - Хвастунова обезумела от болевого шока.
  - Ты несомненно заслуживаешь большего! Сколько невинных людей погибло из-за
  твоей глупой прихоти!? Ты когда-нибудь задумывалась об этом? Нет, ты думала
  только о себе! Из-за тебя война продолжается! Из-за тебя гибнут невинные люди!
  - Зачем... Зачем ты здесь... - Натали смотрела на холодную маску взглядом полным
  боли и ужаса, - ты знаешь, что я уже ничего не смогу поделать...
  - Я здесь затем, чтобы забрать то, что ты отняла у многих людей и у меня в том
  числе... Жизнь!
  - Нет!..
  - Пришло время расплаты!
  Ниндзя мгновенно достал из-за спины острый как бритва меч. Через секунду его
  лезвие сверкнуло в воздухе...
  III
  Прошло два дня. Лизергинский со своей напарницей благополучно вернулись домой.
  Химический чемоданчик был передан в надежные руки ученых Сопротивления.
  Через несколько часов после прибытия Сысопа на базу Сопротивления, полковник
  пригласил его в свой кабинет для важного разговора.
  - Я рад, что вы вернулись, агент Лизергинский! Мои поздравления, вы сделали это!
  Сысоп присел на стул напротив полковника.
  - Я бы не справился не будь рядом со мной моих напарников.
  - Напарников? Насколько я помню у вас была одна напарница. Кстати, как себя
  чувствует мисс Браун?
  - Насчет мисс Браун - с ней всё в порядке. Это был её первый боевой опыт. Она
  действовала очень смело при проведении операции.
  - А что там со вторым напарником?
  - Хм... - Лизергинский думал, что сказать, - при проведении операции мы
  завербовали одного из местных жителей... Его помощь тоже очень пригодилась нам...
  - Что ж, агент Лизергинский, вас с полной уверенностью можно назвать
  профессионалом. Благодаря вам наши шансы на победу в этой войне увеличились во
  много раз. Теперь у Rainbow нет преимущества перед нами... А сейчас я прошу
  доложить о ходе операции во всех подробностях!
  Лизергинский принялся докладывать. Конечно, он не мог рассказать о том, что ему
  помогала Натали Хвастунова. Сысопу пришлось придумать легенду про местного
  жителя. Так как он был отличным артистом, что немаловажно для шпиона, полковник
  ничего не заподозрил.
  Когда долгая беседа завершилась на часах уже было заполночь. Лизергинский
  чувствовал себя усталым, но довольным. Ему ужасно хотелось спать. С видом
  лунатика он шел по коридору к своему кабинету. Подойдя к двери, он несколько
  минут искал ключ. Помимо курения у Лизергинского была еще одна плохая привычка,
  он всё время терял ключи от своего кабинета. Но если с первой привычкой он
  завязывал, то сделать что либо со второй было бесполезно. Сысоп с трудом вставил
  ключ в скважину и убедился, что дверь не заперта.
  - Странно, неужели я забыл закрыть... А, не важно...
  Он не стал включать свет. Зевая, он снял ботинки и на ощупь попытался найти свою
  кровать. Найдя её наконец, Сысоп уже хотел лечь спать, как вдруг обнаружил, что
  кровать занята.
  - Что за чертовщина! - сказал он вслух.
  В ответ послышался знакомый испуганный голос.
  - Кто здесь!?
  - Кира? Что ты делаешь в моей постели? - удивился Лизергинский.
  - Прости, дверь была открыта... У меня нет своего кабинета, я решила подождать
  тебя здесь. А тебя всё не было и не было. Я сама и не заметила как заснула...
  - Ну что ж, коли так получилось... Я посплю на полу, мне не привыкать...
  Лизергинский вслепую подошел к шкафчику и достал оттуда плед матрас и подушку.
  Побросав всё это на пол он быстро приготовился ко сну. Однако заснуть ему не
  удалось. Мисс Браун встала с кровати, подошла к Сысопу и улеглась рядом.
  - У тебя такая неудобная кровать! На ней невозможно спать...
  - Что? - не понял Лизергинский.
  - Надеюсь, ты не против?
  - Не против ЧЕГО? - он удивился.
  - Того, что я буду спать с тобой на полу?
  - Ну... - такой ответ поставил Сысопа в сложное положение. Наконец он решился... -
  ...ладно.
  Через минуту после того, как Кира забралась с ним под одно одеяло, Сысоп
  почувствовал как его обнимают её ласковые руки...
  - Что ж, этого и следовало ожидать, - подумал он и решил хоть раз в жизни не
  оказывать сопротивление.
  В эту ночь ему так и не удалось заснуть...
  
  ... Раз, два, три, разряд... - неясно слышался чей-то голос.
  На несколько мгновений появилось движущееся изображение человека в черном,
  наносящего удар за ударом. Затем всё смешалось... Осталась только черная бездна...
  ... Скальпель... - снова послышался чей-то голос, - ... да, придется попотеть...
  И снова черная бездна... человек в черном... лестница... резкая боль... и тишина...
  ... Дайте мне взглянуть, - говорил кто-то.
  ... Мать божья! Меня сейчас вырвет! - через секунду сказал тот же голос, - на
  вашем месте я бы его пристрелил...
  
  Хвастунов проснулся.
  - Вот дерьмо! - подумал он, - Какой кошмарный сон мне приснился!
  Он открыл глаза и увидел белый потолок палаты.
  - Что за... В чем дело... - хотел прокричать он но вместо этого получилось только
  хрипение.
  - А! - Хвастунов испугался и попытался вскочить с кровати, но с еще большим
  испугом убедился что не чувствует своих ног, как впрочем и рук.
  Подняв свою руку он поднес её к глазам. Рука была забинтована. В скором времени
  он понял, что весь с ног до головы завернут в бинты.
  - Я ничего не могу понять! Что произошло?! - прохрипел он.
  Хвастунов кое-как встал с койки и принялся себя осматривать. Всё его тело будто
  стало ватным. Он абсолютно ничего не чувствовал.
  - Так это был не сон!?
  Он принялся осторожно разматывать свою руку. То что он увидел повергло его в
  ужасный шок. Вместе с бинтом с руки слез кусок кожи, оставшаяся кожа
  представляла собой отвратительные лохмотья. Из груди Хвастунова вырвался ужасный
  хрип. Вместе с ним из горла пошла кровь. Тут же в палату вбежали врачи, они
  схватили его, уложили на кровать и вкололи несколько уколов. Через несколько
  секунд Хвастунов отключился.
  - Черт! - сказал вспотевший врач, - сильный, как тысяча чертей!
  - Что с этим человеком? - спросила медсестра бинтующая Хвастунова, - его руку
  как будто сварили, а потом поджарили!
  - Если бы только руку... Этот человек несколько минут пробыл в ядовитых отходах...
  Он получил стопроцентный химический ожог кожи. Но, его удалось спасти... Правда
  для этого пришлось перерезать ему нервы передающие сигналы в мозг, иначе бы он
  просто умер от болевого шока, как только очнулся.
  - Как он умудрился туда попасть?
  - Бог его знает. Наверное работал одним из служащих на военной базе. Я слышал
  пару дней назад там произошла очередная диверсия против Rainbow. Может быть
  кто-нибудь из Сопротивления скинул его в отходы.
  - И что же с ним теперь будет? - медсестра ужаснулась.
  - Не знаю, но вернуть ему исходный облик вряд ли удастся, - врач собрался
  уходить, - Да, и делайте ему уколы время от времени, чтобы он не проснулся и не
  покалечил кого-нибудь. Так как он не чувствует боли, он может быть способен на
  всё что угодно.
  
  На следующий день Сысоп проснулся с чувством глубокого удовлетворения. Ему
  вспомнилась прошедшая ночь. Солнце уже давно взошло. Лизергинский боялся открыть
  глаза, ему вдруг показалось, что он опять остался один как тогда... Затем он
  всё-таки решился.
  Кира спала рядом с ним. Лизергинский облегченно вздохнул. Он долго смотрел на
  неё, потом медленно погладил по волосам и поцеловал. Решив, что валяться в
  постели нет больше смысла, Сысоп встал, не спеша оделся и принялся готовить
  кофе. Пока он занимался этим процессом в его голову закралась не очень приятная
  мысль.
  - Хвастунов... что же тогда случилось? Я не видел что с ним произошло после того,
  как этот "ниндзя" скинул его с платформы... Стоп... ниндзя... кто же это мог быть? И
  как, черт возьми, он мог там оказаться?! Сопротивлению, насколько я знаю, ничего
  про это не известно. Проклятье, еще одна задача на мою голову. Хотя, впрочем,
  какое это может иметь для нас значение?
  В это время проснулась Кира.
  - Ты варишь кофе? Или мне кажется.
  - Нет, вам не кажется, сегодня вы заслужили кофе в постель, мисс Браун, -
  улыбнулся Сысоп.
  Он разлил напиток по чашечкам, дал одну Кире, одну взял себе.
  - Трудно поверить, что чуть больше, чем неделю назад мы не были знакомы, -
  сказала она.
  - Что я могу сказать. Это судьба, в жизни всегда так случается. Мы не можем
  предполагать, что будет с нами завтра. Тем более сейчас такое опасное время.
  - Да... - мечтательно протянула Кира. - Ты знаешь, это первое боевое задание очень
  сильно повлияло на меня. Я испытала боль, страх, чувство, когда смерть совсем
  рядом... Такого со мной еще никогда не было.
  - Тебе повезло. Тебе очень повезло, что ты осталась жива. Так тебя могли убить,
  как минимум трижды.
  - Ты прав. Но, ведь ты был со мной! Я всё делала так, как ты меня учил.
  Сысоп задумался. Он снова вспомнил свое прошлое.
  - В чем дело? Ты опять ударился в горькие воспоминания? Прости, я не хотела.
  - Ничего, всё в порядке, - вздохнул Лизергинский, - просто если бы я был тогда с
  Анжелой, возможно, сейчас она была бы жива... Как много ошибок мы совершаем и как
  жестоко за них потом расплачиваемся...
  - Ты спас мою жизнь. Это уже очень много значит. Я просто поразилась, как ловко
  ты уложил эту свинью Блэксмита!
  - Метание ножей входит в курс обучения бойца Сопротивления.
  Лизергинский допил свой кофе и поставил чашечку на столик.
  - Наше задание выполнено. Куда ты теперь направишься? - решил сменить тему
  Сысоп.
  - Я останусь здесь. Буду помогать Сопротивлению. Надеюсь, ты не против?
  - Не против ЧЕГО? - хитро усмехнулся Лизергинский.
  - Да ты, оказывается, шутник!
  Они вместе от души рассмеялись.
  
  А в это время, Александру Хвастунову было не до смеха. Его сознание заполняли
  чувства боли, ужаса и ненависти ко всему вокруг. Он лежал на больничной койке и
  глядел в потолок.
  - Проклятый Лизергинский! Это он во всем виноват! Теперь я понимаю о чем
  говорила мне Натали! Мне здорово досталось, похоже я долго буду отходить от
  всего этого. Как только я вернусь к нормальному состоянию, то сам лично найду
  это Лизергинского и раздавлю его, как клопа.
  В это время послышались чьи-то шаги. Дверь открылась и в палату вошел доктор в
  белом халате. Он подошел к кровати Хвастунова и принялся осматривать его.
  - Ну что ты на меня смотришь, старый козел!? Говори, когда меня отсюда выпустят!
  - подумал Хвастунов.
  Он опять пытался высказать свои мысли вслух, но кроме хрипов ничего не выходило.
  Александр злобно смотрел на доктора сквозь отверстия в бинтах.
  - Спокойно-спокойно, вам нельзя перетруждать себя. А говорить и не пытайтесь! Мы
  сделали всё что могли... К сожалению, ваши голосовые связки более не смогут
  функционировать...
  Эта фраза шокировала Хвастунова.
  - Проклятье! Похоже, всё намного хуже, чем я предполагал! - пронеслось в его
  голове.
  Он хотел было подскочить и вцепиться проклятому докторишке в горло, но с
  удивлением обнаружил, что привязан к кровати ремнями.
  - Что всё это значит!? Это диверсия?! Против меня?! Они за это поплатятся!!!
  Хвастунов схватился руками за ремни и принялся разрывать их.
  - Вам не стоит этого делать! Вы же себе сделаете хуже!
  Напрасно доктор пытался уговорить Хвастунова, в нем проснулась нечеловеческая
  сила. Разорвав ремни в несколько секунд, он нанес такой удар доктору, что его
  скулы затрещали. Увидев что происходит, в палату вбежало несколько санитаров с
  дубинками, но и им не удалось ничего сделать. Метким ударов в челюсть, Хвастунов
  обезвредил одного санитара и отнял у него дубинку. Второй, получив удар в
  солнечное сплетение, скорчившись, упал на пол и затих. Об голову третьего
  Хвастунов сломал свою дубинку и выбежал в коридор. Никто не мог остановить его
  на пути к выходу из госпиталя. Выбежав во двор, он увидел паркующуюся машину
  скорой помощи. Подбежав к машине, Хвастунов открыл дверцу и одним махом
  вышвырнул водителя из-за руля. Забравшись внутрь он развернулся, и снеся
  шлагбаум выехал за территорию госпиталя.
  Через несколько часов он ехал по шоссе по направлению к тому месту, где
  располагался один из постов Rainbow.
  - Теперь, когда я свободен, я должен вернуться в штаб и принять радикальные меры
  против Сопротивления!
  Он поправил рукой зеркало заднего вида и еще раз увидел в нем отражение своего
  забинтованного лица.
  - Черт! Это плохо! Так меня никто не узнает. Мне нужно избавиться от всех этих
  тряпок!
  Темнело. Хвастунов заметил старый, заброшенный завод неподалеку от дороги. Решив
  переждать ночь там, он повернул руль своего "катафалка".
  - Отлично. Здесь я смогу привести себя в порядок.
  Въехав на территорию завода, Хвастунов начал рыться в машине. После недолгих
  поисков он нашел пару аптечек, в одной из которых был скальпель. Включив
  подсветку и устроившись перед зеркалом, он принялся разрезать бинты на голове.
  Руки плохо слушались его, поэтому, одно неверное движение и бинт обагрился
  кровью.
  - Черт! Кажется я здорово порезался! Странно, но я не чувствую боли!
  Наконец, разрезав бинты он начал их разматывать. Размотав все бинты, он взглянул
  в зеркало...
  То, что Хвастунов увидел в зеркале, не могло ему присниться и в самом страшном
  сне. Прямо на него смотрел ужасный урод. Кожа, которая осталась на лице, висела
  лохмотьями. От носа осталась лишь одна костяшка с хрящом. На губы не было и
  намека, от ушей остались лишь бесформенные куски... Если бы Хвастунова в тот
  момент увидел бы человек со слабыми нервами, он наверняка лишился бы чувств.
  Он снова издал хрип. Ударив со всего размаха в зеркало, Хвастунов разнес его на
  мелкие осколки. Затем он схватился руками за то, что осталось от его лица и в
  течении пятнадцати минут издавал долгие и протяжные хрипы.
  - Что они со мной сделали!!? Проклятые!!! - проносилось в его голове.
  Вдруг Хвастунов начал замечать, что силы покидают его. Неудивительно, ведь он
  почти весь день провел за рулем. Упав на противоположное сидение он заснул до
  следующего утра.
  Проснувшись утром он опять долго не мог понять, что происходит. Вспомнив
  наконец, что произошло Хвастунов хрипел до тех пор, пока ему в голову не пришла
  кое-какая мысль.
  - Проклятье! Мне нужен пластический хирург. Он сможет восстановить мой облик...
  Кажется я знаю одного такого хирурга!
  Подгоняемый этой идеей, он завел движок машины и выехал из своего убежища.
  
  Вечером того же дня доктор Стивен Моррис возвращался домой после долгой и
  напряженной работы в госпитале. Моррис представлял из себя маленького, человека
  со светлыми волосами. Один его глаз немного косил и его физиономия выглядела от
  этого немного нелепо. Он подошел к своей машине и открыв дверцу сел за руль.
  Доктор достал из кармана ключ зажигания и уже хотел было завести двигатель, как
  вдруг кто-то схватил его за горло рукой в перчатке.
  - Что происходит!? - он испугался.
  В этот же момент вторая рука нанесла Моррису такой удар по голове, что тот
  потерял сознание...
  ...Когда доктор очнулся, то не сразу понял, что происходит. Он почувствовал, что
  сидит на стуле и что его руки и ноги связаны, а рот заткнут тряпкой. Оглядевшись
  вокруг, Моррис убедился что находится в каком-то большом, мрачном и нежилом
  помещении. Неподалеку стояла машина скорой помощи и рядом его автомобиль.
  - Какой ужас! Неужели меня похитили!? - подумал он.
  И словно в ответ на его вопрос фары скорой помощи зажглись и из её кабины вышел
  человек с забинтованной головой и руками в перчатках. В одной руке он держал
  блокнот и шариковую ручку. Подойдя к доктору, он неуклюже написал что-то в
  блокноте и показал ему. "Закричишь - убью. Понял?", прочитал тот и испуганно
  закивал головой. Тогда человек вынул изо рта Морриса тряпку.
  - Чего вы хотите? - дрожащим голосом спросил он.
  В ответ на его вопрос человек начал снимать бинты из под которых вскоре
  показалось изуродованное лицо Александра Хвастунова. Лицо доктора исказила
  гримаса ужаса и отвращения.
  - Не узнаешь? - написал Хвастунов в блокноте.
  - Нет... не узнаю... - ответил Моррис.
  - Друг детства, - он снова показал блокнот доктору.
  - Подожди-подожди... - доктор что-то вспомнил и вскрикнул, - неужели Александр!?
  Хвастунов схватил его за горло. Доктор сразу понял, что ему следует вести себя
  тише и опять трусливо закивал головой.
  - Наверное, тебе не нужно объяснять что мне нужно? - спросил Хвастунов
  посредством своего блокнота.
  - Думаю... не нужно.
  - Тогда приступай к осмотру прямо сейчас и не вздумай сбежать!
  Хвастунов развязал веревки и доктор смог встать.
  Через полчаса Моррис закончил осмотр.
  - Ну, что? - "спросил" Хвастунов.
  - Я... - неуверенно начал Моррис, - боюсь, я мало чем смогу тебе помочь...
  Тут же его горло сжала рука, но уже без перчатки. Доктор страшно испугался и
  передернулся от боли и отвращения.
  - Но... я сделаю всё что в моих силах!
  Послышалось хрипение. Хвастунов разжал свою руку, Моррис схватился за горло.
  - Похоже, тебе перерубили нервы, передающие сигналы в мозг... - сказал он
  сдавленным голосом.
  - Зачем они это сделали!?
  - У тебя не было выбора. Если бы они не сделали этого, ты бы испытывал такую
  ужасную боль, что
  не прожил бы и часа.
  - Что можно сделать с моим лицом?
  - Я... не хочу тебя огорчать, но твоем теле практически не осталось неповрежденных
  участков кожи. Нет подходящего трансплантата... Мне очень жаль, но видимо... прости.
  Хвастунов сжал пальцы в кулаки и захрипел...
  - Хирурги частично восстановили дыхательную функцию кожи, но с косметической я
  вряд ли смогу помочь. По крайней мере, ты сможешь жить...
  Хвастунов размахнулся и изо всех сил ударил о стул кулаком, от чего он
  разлетелся на щепки.
  - Пожалуйста, аккуратнее, - предупредил доктор, - хотя ты и не ощущаешь боли, ты
  можешь запросто себе что-нибудь сломать.
  Он взглянул на Морриса таким взглядом, что последнего затрясло. Затем он
  подобрал с пола свой блокнот и снова что-то написал в нем.
  - Что с моим голосом?
  - Голос? Связки восстановить будет нелегко а..., - он испуганно съежился, - ...
  скорее всего невозможно.
  Увидев, что Хвастунов приходит в ярость доктор быстро продолжил.
  - Но! Я могу достать голосовой аппарат! Этот аппарат одевается на шею и ты
  сможешь говорить!
  Услышав это, Хвастунов написал в блокноте одно слово - "немедленно!".
  - Хорошо-хорошо, - испуганно согласился Моррис.
  Хвастунов запихал Морриса в его машину, а сам сел за руль. Через час они были
  уже около госпиталя. Доктор зашел внутрь и вернулся через несколько минут с
  небольшим устройством. Хвастунов надел устройство себе на горло, а доктор помог
  его настроить. Вскоре Хвастунов смог говорить противным дребезжащим голосом,
  больше похожим на голос роботов из старых фильмов, нежели на человеческий.
  - Ты будешь мне помогать! И только попробуй отказаться! - это было первой фразой
  Хвастунова за несколько дней.
  Моррис, будучи человеком трусливым от природы, не посмел отказаться.
  - Хорошо... Что ты хочешь?
  - Мне нужны шмотки. Завтра ты притащишь мне что-нибудь. А сейчас мы поедем и
  купим пожрать, я скоро сдохну от голода!
  - Да... - подтвердил доктор.
  Машина Морриса развернулась и поехала в сторону заброшенного завода.
  
  IV
  - Босс, вы неплохо поработали. Жаль, что меня не было с вами!
  Лизергинский ехал по улицам уже освобожденного Сопротивлением города Хвастунова.
  За рулем сидел Фокс. Он выглядел немного огорченным последнее время, ведь ему
  так хотелось отправиться на Аляску вместе с "боссом".
  - И что ты там забыл на этой Аляске? Лично мне там не понравилось. Да и к тому
  же мы привезли целый чемодан сувениров!
  - Да. Благодаря этим восьми маленьким зелененьким сувенирчикам, победа будет за
  нами! - приободрился Фокс.
  - Надеюсь, что у Хвастуновой больше не осталось близких родственников. Но в
  любом случае Rainbow не сдастся просто так. Кандидатов на место
  главнокомандующего, наверняка, будет предостаточно.
  - Это верно.
  Фокс молчал несколько минут, затем спросил:
  - Я слыхал, у вас появилась новая напарница?
  - Не беспокойся, - успокоил его Лизергинский, - ты не лишишься своей работы.
  Мисс Браун помогала мне только в задании на Аляске. Кстати говоря, она остается
  работать с нами и это напрямую связано с одним интересным проектом.
  - Ну и что это за проект? - заинтересовался Фокс.
  - Помнишь твою карательную экспедицию в Северную Америку?
  - Конечно? Как же не помнить? - он усмехнулся, - Танк, кстати, так и остался
  там.
  - А ты помнишь, что нам удалось обнаружить в полуразрушенных катакомбах?
  - К сожалению, меня тогда с вами не было, босс.
  - Так вот. Сегодня туда, куда мы едем, прибывают контейнеры с остатками
  принципиально нового оборудования противника. Надеюсь, нам удастся
  реконструировать эту адскую "машину клонирования". Но это между нами. Вообще-то
  операция строго засекречена и мы с тобой, по идее, едем разгружать ящики с
  консервами для наших солдат, - он снова усмехнулся.
  - Босс, я слышал что меньше месяца назад наше Сопротивление проводило какой-то
  научный эксперимент. Наше задание как-нибудь связано с этим? - спросил Фокс.
  Лизергинский очень удивился услышав такой вопрос от Фокса.
  - Эксперимент? Я ничего подобного об этом не слышал. Откуда у тебя такая
  информация, Фокс?
  - Вы же знаете босс, что Сопротивление еще год назад захватило группу ученых
  Rainbow. Всё это время они работали над каким-то проектом. Никто из простых
  смертных ничего не мог знать об этом в подробностях. Но до меня дошли сведения,
  что через несколько дней после нашего возвращения из Америки они провели
  эксперимент, и по некоторым слухам он завершился успешно.
  - Ты заинтриговал меня, Фокс. Пожалуй, я проведу собственное расследование по
  этому поводу... Ну вот, кажется мы и приехали.
  Машина остановилась возле большого серого здания с вертолетной площадкой на
  крыше. Лизергинский пожелал Фоксу удачи и выбравшись из машины вошел в здание.
  На пути к нужному месту он задумался.
  - Последнее время у меня перед носом творится какая-то чертовщина! А я - один из
  лучших шпионов Сопротивления не в курсе событий! Похоже, тут что-то не ладно, и
  я это чувствую.
  Лизергинский поднялся на крышу. Там он увидел, как грузчики перетаскивают
  тяжелые ящики, которые, очевидно, только что прибыли, в грузовой лифт.
  - Да, похоже я опоздал.
  Он снова спустился вниз и подойдя к одному из кабинетов, постучал в дверь.
  Послышались шаги и вскоре дверь открылась. На пороге стояла Кира Браун.
  - Привет. Как быстро ты приехал! - улыбнулась она.
  - Здравствуй, я очень рад тебя видеть. Как продвигается работа?
  - Ты как раз поспел к разгрузке контейнеров. Нам придется основательно
  покопаться в останках "битого железа". Хочешь присоединиться?
  - Нет, спасибо. Я приехал сюда не за этим.
  - Да? А за чем же?
  - Ну, во-первых, закрой глаза.
  Кира послушно сделала то, что ей сказал Сысоп. Он достал из кармана маленькую
  коробочку покрытую красным бархатом.
  - А теперь открой!
  - Как мило, что это? - обрадовалась она, открыв глаза и принимая подарок.
  - Посмотри, - загадочно улыбнулся Лизергинский.
  Кира открыла коробочку и обнаружила там небольшой золотой медальон на цепочке.
  - Ах! - засмущалась она, - тебе не стоило этого делать, он наверное стоит
  бешеных денег!
  - Пустяки, - усмехнулся Сысоп, - зато ты всегда будешь помнить обо мне, где бы
  не находилась.
  - Спасибо! - она поцеловала его так крепко, как только могла, затем она надела
  медальон себе на шею и подошла к зеркалу.
  Лизергинский прошел в кабинет и присел за стол:
  - Что Сопротивление собирается делать с этим оборудованием для клонирования?
  - Ну, для начала его нужно восстановить, так как оно сильно пострадало во время
  взрыва. Затем, мы проверим его возможности. Судя по всему можно будет создавать
  точные копии людей в очень короткие сроки...
  - ...И вкладывать в их головы любую информацию.
  - Откуда ты знаешь? - удивилась Кира.
  - Что? Я разве не рассказывал тебе, что испытал действие этой машины на себе? Я
  даже виделся с её изобретателем и играл его головой в футбол... ох! По моему я
  наговорил лишнего, - усмехнулся Сысоп.
  - Боже мой, что только тебе ни удалось пережить!?
  Сысоп начал рассказывать Кире про то, как он находился в плену у профессора
  Бартеллы. Закончив, он собрался прощаться и уходить, как вдруг вспомнил одну
  важную вещь:
  - Позволь задать тебе один маленький вопрос, - попросил он.
  - Конечно, спрашивай.
  - Ты знаешь что-нибудь о группе ученых Rainbow, взятых в плен Сопротивлением
  около года назад?
  Кира задумалась.
  - Что-то такое припоминаю. Кажется, они проводили какие-то эксперименты в
  области кибернетики и криобиологии.
  - Расскажи пожалуйста поподробнее.
  - Прости, но это всё, что я знаю, - разочаровала его Кира.
  - Хорошо. Если ты узнаешь любую информацию относительно этих ученых или
  экспериментов, сообщи мне, пожалуйста.
  - Ладно... - она прервалась, - а, почему бы тебе не обратиться к командованию с
  этим вопросом?
  Лизергинский знаком попросил Киру подойти поближе, затем тихо заговорил.
  - Всё дело в том, что последнее время я начал замечать некоторые странные вещи.
  Командование что-то скрывает от нас. Я боюсь, что здесь пахнет заговором,
  поэтому я решил всё выяснить сам. Ты - ученый, и я думаю, сможешь помочь мне.
  - Я? - растерялась Кира, - я... не думаю...
  - Брось. Ты же сама хотела научиться у меня парочке шпионских трюков, помнишь?
  Воспользуйся возможностью. Ты упускаешь отличный шанс.
  - Ну хорошо, я попробую...
  - Ты просто чудо! - сказал Сысоп и поцеловав Киру на прощание, удалился.
  
  Прошло несколько дней после побега Хвастунова из госпиталя. За это время он
  почти озверел от злости. Моррис, хотя и был страшно напуган, всё же возил ему
  всё, что тот просил. Сейчас он сидел неподалеку от деревянного ящика, за которым
  Хвастунов обедал. Зрелище было не из самых приятных. Из-за отсутствия губ,
  Хвастунов не мог полноценно разжевывать пищу и её куски, то и дело, падали на
  ящик и на одежду. Моррис почувствовал что его скоро стошнит от этой картины и
  закрыл глаза... Наконец Хвастунов закончил обедать и вытершись рукавом, подошел к
  Моррису.
  - Ты подумал? - спросил он своим монотонным дребезжащим голосом.
  - Подумал о чем, Алекс? - испуганно удивился доктор.
  - Насчет меня! Ты всё еще продолжаешь утверждать, что ничего нельзя сделать?!
  - Прости, я уже говорил...
  - Плевать! - он ударил по ящику и сломал его пополам - можно содрать кожу с
  кого-нибудь другого!
  - Случай очень тяжелый! Будет отторжение, если только...
  - Только что!? - закричал Хвастунов, - говори!
  - Если только у тебя нет брата или сестры.
  - Черт! - выругался Хвастунов, - у меня есть сестра... Только, наверное, она уже
  не жилец на этом свете! Если бы не эта дура! Ничего бы не случилось!
  Он схватил стул и швырнул его прямо в Морриса. К счастью, тот вовремя нагнулся и
  стул с грохотом разлетелся о старую кирпичную стену.
  - Успокойся! Подумай хорошенько... и, пожалуйста... Не надо меня убивать!
  Моррис ужасно боялся, когда Хвастунов гневается. Ему казалось, что он не выживет
  после очередной выходки своего уродливого "друга". В этот раз ему тоже стало не
  по себе, Моррис присел на пол и прикрыл голову руками. А Хвастунов тем временем
  не успокаивался. Он метал всё, что не попадало под руку. Схватив с пола кусок
  кирпича, он швырнул его в стекло новенького автомобиля Морриса, который стоял
  неподалёку. Стекло покрылось трещинами.
  - Моя новая машина! - взвыл доктор.
  - Что?! - Хвастунову явно не понравился его недовольный тон.
  Он схватил несчастного Морриса за шею и приподнял на несколько сантиметров над
  полом.
  - Тебе, что-то не нравится, придурок?! - "прорычал" он.
  - Нет... Всё нормально, Алекс... Отпусти меня... - задыхаясь проговорил Моррис.
  - Говори, что ты можешь сделать! - похоже Хвастунов и не собирался его
  отпускать.
  - Я... Я не знаю... Отпусти...
  - Достань мне человека для трансплантации!
  - Но... Я... Я не могу...
  - Можешь! Можешь! Я знаю! Ты всё можешь! Просто не хочешь мне помогать! Ты не
  хочешь, чтобы я снова стал таким, как был раньше!
  - Хочу... - его силы были на исходе, - ...я достану тебе человека... может быть даже
  клонирую, только отпусти...
  - Клонируешь? - руки Хвастунова разжались и измученный и до смерти испуганный
  Моррис упал на пол, - Ты и правда можешь создать моего двойника?! Говори же!
  - Я сказал... "может быть".
  - Ну и сволочь же ты! - от пнул доктора с такой силой, что тот покатился к
  противоположной стене, затем он присел на один из чудом уцелевших ящиков и о
  чем-то задумался.
  В его голове проносилось его недалекое прошлое. Он вспомнил, что по некоторым
  слухам, у его сестры была секретная лаборатория по клонированию людей в быстрые
  сроки.
  - Я должен найти это место! Это моя единственная надежда вернуть свою внешность!
  - проговорил он, - Но сначала я должен восстановить свой статус
  главнокомандующего...
  - Эй, ты! - он обратился к Моррису, - Включи радио в тачке! Я хочу послушать
  новости!
  Моррис с послушным видом подбежал к машине и включил радиоприемник.
  - ... к нам только что пришло сообщение о том, что, вступивший в полномочия два
  дня назад чрезвычайный совет Rainbow, объявил о создании комитета о
  расформировании всемирной империи и предоставлении всем государствам планеты
  независимости. Как известно, в результате последней диверсии на Аляске, силам
  Rainbow был нанесен серьезный ущерб. В том числе, без вести пропал
  главнокомандующий всеми войсками Rainbow, Александр Хвастунов. Предполагают, что
  он был убит диверсантами. Совет Rainbow понимает, что народ устал от войны, и
  поэтому решает наконец заключить перемирие с силами Сопротивления и принять их
  условия...
  - Что!!! - взбесился Хвастунов, - Я погиб!? Я пропал без вести!!? Эти сопляки
  давно ждали момента, чтобы сдаться!!! Трусы!!! Но нет!!! Я этого так просто не
  оставлю!!! Не пройдет и месяца, как мир снова будет в моих руках, клянусь всем
  чем угодно!!! Слышите!!?
  Моррис в это время спрятался в машине и ждал, пока Хвастунов утихомирится.
  - Эй, придурок!!? Ты где!!? Собирайся в дорогу!!! Мы едем!!!
  - Ку...Куда едем... - от страха доктор начал заикаться.
  - Не спрашивай, придурок! Поведешь ты, я буду показывать дорогу! Приготовься,
  нам предстоит долгая дорога! Мы едем ломать, крушить и... мстить! Поверь, моя
  месть будет жестокой!
  - Хо...хорошо... Поехали... - высунулся из машины Моррис.
  - Сначала мы возьмем с собой жратвы и денег. Мы долго пробудем в пути. Надеюсь,
  ты не сдохнешь?!!
  - Нет-нет - умирающим голосом проговорил доктор.
  - Тогда, давай заливай бензин и поехали!!! У нас мало времени!!!
  Моррис вытащил из багажника канистру бензина и очень быстро принялся заправлять
  бензобак автомобиля. Затем он сел за руль и завел машину. Хвастунов открыл
  ворота и сел рядом с ним за переднее сидение. Машина быстро выехала на дорогу и
  скрылась за поворотом.
  
  В огромном подземном зале за круглым столом сидели люди в военной форме. Они о
  чем-то жарко спорили, но в то же время старались вести себя как можно тише.
  Создавалось впечатление, что эти люди не важные руководители Сопротивления, а
  заговорщики, плетущие заговор против всего мира.
  - ...Господа, я боюсь, что мы попали в сложное положение. Мы слишком далеко зашли.
  Это нужно прекратить и немедленно! - старый человек в чине генерал-майора
  решительно стукнул по столу кулаком.
  - Но позвольте, мы с вами не для того вложили в это дело столько денег, чтобы
  так просто всё взять и свернуть. Наш эксперимент показал, что новая система
  работает безотказно. Кроме того у нас есть видеозапись с Аляски, подтверждающая
  это, - спокойно ответил военный такого же чина, но помоложе.
  - Нет! И еще раз нет! Я видел эти записи! Это ужасно, жестоко и аморально! А что
  будет, если система выйдет из под контроля!? Я слышал, что у нас уже имеются
  кое-какие трудности! - не соглашался генерал-старик.
  - Да, у ученых были небольшие проблемы при подключении системы к процессу
  производства, но новые программы уже написаны и запущены в действие. В этом
  городе мы уже перешли на почти полное автоматическое производство. Система
  универсальна и может не только контролировать военные действия, но и прекрасно
  справляется с так сказать мирными задачами.
  - Хм, - послышался еще чей-то голос, - мне кажется машина, предназначенная для
  военных целей должна служить только этому делу. Тем более, что это первый
  эксперимент в истории человечества, мы не знаем, как она поведет себя в
  дальнейшем.
  - Да, - поддержал его другой коллега, - ученые создавали RAIN-2020 для войны.
  Теперь война заканчивается и мы больше не нуждаемся в его услугах. Он свою цель
  выполнил...
  - Что ж, - перебил его генерал-майор помоложе, - я предлагаю проголосовать за
  дальнейшую судьбу нашей системы защиты и нападения. Тот, кто за деактивацию
  RAIN-2020, поднимите руки.
  Однако, получилось так, что руки подняла ровно половина из заседающих.
  - Вопрос остается открытым, - сообщил генерал-старик, который был председателем,
  - у нас еще есть время подумать. Мы соберем совет через неделю и решим вопрос о
  деактивации системы...
  Совет продолжил свое заседание, на котором еще решался вопрос перемирия с
  Rainbow. Но Лизергинского это не интересовало.
  - Так-так, вот где собака зарыта. Картина постепенно начинает проясняться! -
  Лизергинский сидел в своем кабинете с наушником у уха и прослушивал всё, что
  проходило в зале заседания Сопротивления,
  - Я прямо так и чувствовал, что что-то происходит. Не зря я подкинул жучок в
  зал...
  Совет вскоре закончился. Лизергинский аккуратно переписал в блокнот нужные
  данные и принялся рассуждать.
  - Значит речь идет о каком-то военном компьютере под названием RAIN-2020.
  Очевидно, это и было то самое секретное изобретение, про которое говорил Фокс.
  Но что может быть особенного в каком-то компьютере? Очевидно, существует
  вероятность опасности, иначе почему половина совета ратует за его отключение?
  Теперь у меня есть кое-какая информация. Да! Они говорили про какие-то
  видеозаписи, неплохо бы было на них взглянуть, но для начала надо бы взглянуть
  на сам компьютер.
  Сысоп достал из под своей кровати лэптоп, открыл его и включил. Хрустнув пару
  раз винчестером, компьютер загрузил операционную систему. Затем Лизергинский
  запустил программу доступа к базе данных Сопротивления и набрал в поле ввода
  текст: "RAIN-2020". Через несколько секунд на экране появилась надпись,
  говорящая о том, что "доступ закрыт, несоответствие уровня доступа".
  - Что ж, этого и следовало ожидать! Можно подумать они так просто выдадут
  секретную информацию! - усмехнулся Лизергинский, - Видимо, здесь придется
  поработать головой, ведь не зря же я заканчивал кафедру вычислительной техники.
  Он долго и упорно стучал по клавиатуре, запускал специальные программы и вскоре
  добился того чего хотел. Лизергинский получил пятый уровень, соответствующий
  уровню члена совета Сопротивления.
  - Когда-нибудь я буду там, - мечтательно сказал Лизергинский, - а пока что я
  беру свой уровень авансом. Никогда бы не подумал, что мне когда-нибудь придется
  взламывать свою сетку.
  Лизергинский снова ввел запрос и на этот раз доступ был разрешен.
  - Ну, теперь я всё про тебя узнаю, железяка.
  Он уже видел на экране файлы данных, как вдруг неожиданно его компьютер
  отключился от сети.
  - Что за черт! - удивился Сысоп и снова попытался выйти в сеть.
  Однако, на все попытки сделать что-либо, он получал сообщение: "Данный компьютер
  не имеет права выхода в сеть Сопротивления!". Так Лизергинский пробился около
  пятнадцати минут, пока в его дверь не постучали. Он быстро выключил компьютер и
  спрятал его обратно под кровать. Когда Сысоп открыл дверь, на пороге стояли двое
  вооруженных солдат Cопротивления.
  - Здравствуйте парни, что у вас случилось? Сломалась микроволновка? - усмехнулся
  он.
  Однако, солдаты очевидно не поняли его шутки. Оба, как по команде вытащили
  пистолеты и направили их на Лизергинского.
  - Приказом совета Сопротивления, вы арестованы!
  - Я? - спокойно спросил Сысоп, - и что же мне предъявляют?
  - Взлом компьютерной сети Сопротивления и шпионаж.
  - Что-то не так! - подумал Лизергинский, - они просто-напросто не могли меня
  вычислить! Для того чтобы обойти мою программу доступа нужно быть гением или...
  кем-нибудь еще. Или чем-нибудь...
  Сысоп пришлось проследовать вместе с солдатами, которые постоянно держали его на
  мушке. Его поместили в камеру для пленных и с грохотом захлопнули решетку.
  Лизергинский только покачал головой, глядя вслед уходящим солдатам.
  
  V
  Лизергинский просидел в камере предварительного заключения два дня. Две ночи он
  спал на жестких нарах и вспоминал свое недавнее прошлое:
  - Черт! В Хвастуновском подвале и то было удобнее. Никогда бы не подумал, что
  буду сидеть вот так вот на своей базе и в кутузке!
  Он еще раз вспомнил как всё происходило. Обрыв связи произошел меньше, чем за
  две секунды после соединения. Опознать и обнаружить Лизергинского за такое
  короткое время не мог ни один оператор Сопротивления.
  - Это могла быть только машина. Но что за машина? И какого черта она делает в
  сети Сопротивления?
  Вдруг его осенила мысль:
  - Как же я сразу не догадался! Это же тот суперкомпьютер! Очевидно, я нашел его
  и подключился непосредственно к нему. Но какой нужно быть умной махиной, чтобы
  подстроить всё так быстро и оперативно!?
  Лизергинский не успел придумать ответ на свой вопрос. Заскрежетал ключ в замке и
  решетка отворилась. В камеру снова вошли двое солдат.
  - Подождите, я угадаю, - саркастически усмехнулся Сысоп, - меня ведут на
  расстрел!?
  - Нет, - ответил солдат, - приказом совета вы освобождаетесь из под заключения.
  Вас срочно хочет видеть полковник Шанс...
  Сысоп оказался в еще большей растерянности. Его ни о чем не информируют. Бросают
  в камеру. Потом освобождают.
  - Чертовщина какая-то! - подумал он шагая к кабинету полковника под строгим
  взором солдат. - Ну, что вы меня преследуете? Я ведь теперь свободен, не так ли?
  - сказал он вслух.
  - Да, вы правы. Но полковник сказал, что это для вашей же безопасности.
  Как только Сысоп вошел в кабинет полковника, он сразу же задал вопрос:
  - Может быть вы объясните мне, что всё это значит!?
  - Хе-хе! - усмехнулся полковник, вытирая лоб платком, - значит копаете под
  своих, агент Лизергинский?
  - Что значит "копаете", полковник?! - разозлился Сысоп, - я столько рисковал
  жизнью ради Сопротивления, а теперь я не имею права знать важную информацию?
  - Вам всё же не стоит забывать, что вас еще не приняли в совет. Но, к счастью,
  слух об этом конфликте еще не успел распространиться и до совета не дошел. Вам
  повезло.
  - Я не могу понять одного, что всё-таки произошло?
  - Ну хорошо, - согласился полковник, - вы надежный человек и думаю вам можно
  будет рассказать кое-какую информацию. Совет согласен посвятить вас в свои
  планы.
  - Ну так что же? - с нетерпением спросил Лизергинский.
  - Как вы уже, наверное... выяснили, стараниями наших ученых был создан
  суперкомпьютер. Называется он "Rebellion"s Artificial INtellect model 20201".
  Или просто RAIN-2020. Эта машина - огромный прорыв в области науки и техники.
  RAIN-2020 обладает исключительным логическим мышлением, позволяющим просчитывать
  тактику и стратегию ведения боя. Мы испробовали этот компьютер в качестве
  командира в сражениях на море, суше и в воздухе. Танки, самолеты и катера были
  оснащены автоматическим системами управления. Таким образом мы сократили число
  человеческих жертв до минимума и сейчас нам осталось всего ничего до победы.
  - Почему половина совета негативно относится к этой машине?
  - Простой человеческий страх, перед всем неизведанным. Во-первых они боятся, что
  RAIN выйдет из под контроля, а во-вторых они теряют свой авторитет. Согласитесь,
  вам было бы приятно, если бы ваш хлеб отбирала какая-то машина?
  - Машины могли воевать, когда я был еще ребенком. Я помню, как сам с большим
  интересом играл в войну с компьютером. Это было всего лишь безобидной военной
  стратегией. Но уже тогда я задумывался, к чему это может привести. Похоже мои
  опасения сбылись.
  - Почему же опасения? Сейчас RAIN переключен на мирную программу. Под его чутким
  руководством, для нас производятся продукты питания, шьется одежда... Наша
  экономика еще никогда так быстро не восстанавливалась. Пока что новшества
  введены только в нашем городе, но я уверен, что вскоре, после примирения с
  Rainbow мы сможем при помощи таких машин сделать настоящее универсальное
  государство. Вы представляете, агент Лизергинский? Наступит золотой век
  человечества! Мы освободимся от тяжелых обязанностей и сможем заняться только
  тем, чем нам хочется!
  - Это утопия, полковник, - такого не может быть! Человек всегда пытался создать
  идеальные условия для жизни. Но всегда он приходил к краху и полному развалу. И
  знаете почему?
  - Почему же? - заинтересовался полковник.
  - Потому что он создавал рай человечества на крови и костях других невинных
  жертв.
  - Ну что же вы так? - нахмурился он, - это же всего лишь машина. Грубо говоря:
  вставил один диск - она рубит головы нашим противникам. Вставил другой - она
  кормит нас, одевает, обувает и заботится, чтобы с нами, не дай боже, ничего не
  случилось! И не зачем разводить философию.
  - Полковник, я понимаю, как всё хорошо и прекрасно. Но даже ребенку понятно, что
  если машина в состоянии проводить военные действия, да еще и на таком уровне, то
  она на многое способна. А ведь талант полководца не заключается в одной лишь
  железной логике. Да, что я вам объясняю, вы должны знать это лучше меня!
  - Я понимаю. Стратегическое мышление - процесс творческий. Но на то и,
  согласитесь, двадцать первый век! Не об этом ли мечтали все мы в детстве?
  - А вы помните, фильмы о войнах с роботами, киборгами и прочей нечистью!? Вы
  этого не боитесь? Может быть, пока ваша машина шьет вам новый мундир, в её шинах
  и процессорах протекают зверские планы истребления всего человечества!?
  Лизергинский заметил, что полковник заметно начал волноваться при словах о
  "киборгах". Пожалуй полковник чего-то не договаривает, думал Сысоп.
  - Даже, если вы и правы, агент Лизергинский, у нас на этот случай есть так
  называемая "красная кнопочка". Если только RAIN будет представлять нам
  опасность, мы уничтожим его одним движением руки.
  - Будьте осторожны. Как бы он вам перед этим движением руки не обрубил!
  - Что ж, примем к сведению.
  Тут Лизергинский решил сыграть с полковником в старую добрую игру. Но не со
  смертью, а чьи нервы не выдержат первыми. Сделав хитрое лицо, Сысоп задал один
  вопрос:
  - Скажите, полковник, RAIN не принимал участия в спецзадании на Аляске?
  Он заметил, как полковник нервно постукивает пальцами по подлокотникам своего
  кресла.
  Лизергинский понимал, что события на Аляске, та самая неизвестная личность в
  черном и суперкомпьютер Сопротивления как-то взаимосвязаны. Но как? Это он и
  хотел узнать.
  - Нет. А с чего вы это взяли?
  Полковник явно говорил неправду. Лизергинский собственными ушами слышал о чем
  говорили члены совета. Но, что полковник мог скрывать, и что это были за
  видеозаписи, он пока не мог узнать.
  - Да, так. Просто, когда я и мисс Браун выполняли это задание, я как бы
  чувствовал чью-то невидимую протекцию.
  - Ха-ха! - полковник рассмеялся принужденным и немного испуганным смехом, -
  очевидно, то был ваш... - он подумал несколько секунд, прежде чем сказать, -
  ангел-хранитель, спустившийся с небес.
  - Возможно, это так, - сказал Лизергинский.
  Что за чушь он несет? Полковник никогда не верил ни в суеверия, ни в ангелов или
  демонов. А тут вдруг такое мне говорит, подумал Сысоп. Пожалуй на сегодня хватит
  с него пыток.
  Лизергинский поблагодарил полковника за освобождение. Тот в свою очередь дал ему
  новое задание, направляться на объект исследований машины клонирования и
  сообщить подробности. Сысоп с удовольствием согласился, так как он уже целых два
  дня не видел Киру и боялся, как бы с ней ничего не случилось на отнюдь не
  безопасном объекте.
  Как только Лизергинский зашел в гараж, в центре которого стоял какой-то до
  безобразия изуродованный автомобиль, откуда-то появился Фокс.
  - Ага босс, вот и вы! Что-то вас долго не было. Никак в тюрьме сидели? -
  усмехнулся он.
  - Фокс! Как ты мог подумать! Это было всего лишь частью моего нового задания, о
  котором я не могу сказать даже тебе, другу и лучшему водителю... кстати, -
  Лизергинский повернул голову в сторону разбитого автомобиля и приподнял одну
  бровь, от чего его лицо приобрело удивленный вид, - скажи мне, о великий
  механик, что это за груда металлолома, над которой ты так усердно работаешь?
  - Ах! - вздохнул Фокс, - это машина времени захваченная у Rainbow.
  - Да ну? - усмехнулся Сысоп, - а почему она в таком неприятном глазу состоянии?
  - Эх! - вздохнул Фокс с еще большим чувством, - оказалась не в том месте и не в
  то время.
  Только приглядевшись повнимательнее, Лизергинский заметил, что груда металлолома
  представляет собой Nesser, уничтоженный вместе с подземной базой Сопротивления.
  - Боже! От него еще что-то осталось!? - удивился Лизергинский.
  - Вы раните мне душу, босс! - грустно вздохнул Фокс. - Его извлекли из под
  обломков неделю назад. С тех пор я работаю над ним день и ночь.
  - Что ж, тебе придется поработать после того, как мы отправимся в то самое
  место, где происходит сборка "адской машины".
  По пути на "объект" Фокс не без интереса спросил Лизергинского:
  - Ну, что босс, вам удалось что-нибудь пронюхать про эти сверхсекретные
  эксперименты?
  - Ты знаешь Фокс...
  Тут Сысоп задумался. События ближайших дней заставили его насторожиться и вести
  себя очень осторожно.
  С чего бы это Фоксу так беспокоиться за ход моего личного расследования? Может
  быть он тоже состоит в заговоре? Чувствую, что что-то в совете нечисто. По моему
  они хотят от меня избавиться. Или просто проверяют на верность? В любом случае,
  чем меньше я говорю - тем лучше.
  - ... я тут подумал, чепуха это всё. Нам просто втирают уши. Это просто какие-то
  дурацкие шутки! Я думаю тебе нужно быть посерьезнее, Фокс. Ты же агент
  сопротивления!
  - Ха-ха-ха, босс! - сказал он не отрывая взгляда от дороги, - похоже так оно и
  есть!
  За всю дорогу Фокс не проговорил ни слова более. Казалось, что он обдумывал
  что-то очень важное. Лизергинскому было тоже есть над чем подумать, поэтому он
  не стал отвлекать Фокса.
  Приехав на "объект", Сысоп поднялся в кабинет к Кире. Та встретила его с большой
  радостью и сразу же начала рассказывать об успехах в области сборки машины
  клонирования.
  - Мы уже разобрались в некоторых важных деталях машины. Думаю, через полгода мы
  соберем её.
  - А стоит ли это делать? Война заканчивается. Ты слышала о перемирии, которое
  нам объявляет Rainbow? Зачем нам эта машина в мирное время?
  - Ты всё еще думаешь, что Rainbow так просто сложит ручки и отдастся на милость
  победителю. Нет! Я не уверена в этом. Они что-то замышляют!
  - Мне кажется, что опасности нужно ожидать не снаружи, а изнутри. Rainbow сейчас
  стоит на коленях. Без химического оружия и подлой семейки Хвастуновых им не
  справиться с нами. А вот в окрепшем Сопротивлении сейчас творится неладное. Я
  боюсь, как бы что не случилось.
  - Ты полагаешь может произойти раскол? Между кем и кем? Мы же так долго боролись
  вместе плечом к плечу? Мы потеряли столько людей.
  - Это-то я и хочу выяснить. Кстати, как насчет моей просьбы? Ты узнала о том,
  что я просил?
  - Было зверски сложно что-либо узнать. Всё засекречено. Но кое-какую информацию
  мне удалось выудить. Вот, держи.
  С этими словами Кира вытащила из письменного стола папку и передала её
  Лизергинскому.
  - Ты неплохо поработала, - сказал Сысоп Кире, - просматривая бумаги. Здесь, в
  основном, были какие-то сводки и отчеты в которых Сысоп мало что мог понять без
  посторонней помощи, - ты не могла бы мне объяснить поподробнее, что это всё это
  означает?
  - Очень просто! В этих бумагах указывается какие материалы были переданы в
  центр, где проводились исследования за последние два месяца.
  - Ну и что? Я не вижу здесь ничего особенного. Здесь какая-то аппаратура,
  биоматериалы, медицинские принадлежности...
  - Я тоже не видела в этом ничего особенного. Но в этом документе, - она достала
  его из папки, - указывается о том, что около месяца назад в центр был
  доставлен... труп.
  - Труп? Чей и откуда? - удивленно спросил Лизергинский.
  - К сожалению личность не указана. Но судя по тому что здесь написано, труп был
  "свежим". То есть он еще не начал разлагаться.
  - Просто детектив какой-то, - покачал головой Лизергинский. Похоже я был прав. В
  Сопротивлении действительно твориться что-то нечистое. Я уверен, что мне просто
  необходимо этим заняться.
  - А что прикажете делать мне, командир? - Кира улыбнулась и подошла к Сысопу
  поближе.
  - Ты просто умница, - сказал Сысоп и подойдя к ней поближе поцеловал в щечку.
  - И это всё? - немного обиженным тоном спросила Кира.
  - Отнюдь нет. По моему ты слишком засиделась в этой лаборатории. Тебе нужно
  отдохнуть. Я приглашаю тебя в ресторан "Приют Радуги" сегодня вечером. Как ты на
  это смотришь?
  - Прекрасно, - радостно рассмеялась она, - мне очень нравится твоя идея. Это
  такой милый ресторанчик! Только, похоже, что после освобождения города его
  решили переименовать в "Приют Сопротивленцев".
  - Будет очень жаль, - грустно вздохнул Сысоп.
  - Почему это? - удивленно спросила Кира, продолжая улыбаться.
  - Этот маленький ресторанчик дорог мне как память. Там я впервые увидел Анжелу.
  - Ты всё еще вспоминаешь о своей напарнице? Похоже, что вы были очень близки, -
  Кира посмотрела на Сысопа немного недоверчивым взглядом.
  - Ну не на столько чтобы... - он кашлянул пару раз, - Мы были напарниками и
  хорошими друзьями - не более, но однажды мы поссорились. И она не выдержала...
  Мне больно вспоминать об этом.
  - Понимаю. Ты не часто мне рассказываешь о своей напарнице. Может быть наконец
  ты посвятишь меня в ту часть своего прошлого, которая касается той самой
  Анжелы... Очевидно, бедняжку подвели нервы... Прости... Я иногда говорю лишнее
  вещи.
  - Хорошо. Я расскажу тебе её историю сегодня вечером, в ресторане. А пока, - он
  еще раз поцеловал её, в другую щечку, - постарайся найти еще что-нибудь полезное
  для блага всего человечества. С такими успехами ты скоро станешь настоящим
  агентом.
  
  Наступил вечер. Кира и Лизергинский сидели за маленьким столиком на двоих в
  ресторанчике "Приют Радуги". На столике стояло шампанское и все те же коронные
  блюда, которые он заказал в тот день.
  - Замечательно, - сказала Кира, - ужин на самом высоком уровне. Спасибо.
  - Не стоит благодарности.
  Сысоп сидел за столиком и думал о событиях, которые происходили совсем недавно,
  по его мнению. Кира наблюдала выступление какой-то неизвестной группы на сцене
  ресторанчика. В это время Лизергинский почувствовал приятное ощущение, которое
  обычно возникало у него в моменты, когда всё было хорошо и он находился в уютном
  месте с любимым человеком. К сожалению такие моменты бывали у него нечасто,
  поэтому он очень ценил их. По старой привычке Сысоп похлопал себя по нагрудному
  карману пиджака, однако портсигара там не оказалось.
  - Что ж, старый добрый серебряный портсигар не раз спасал мне жизнь. Но в тот
  момент, на старой базе мне захотелось произвести впечатление на этого немца.
  Похоже он надолго меня запомнил. Надеюсь, что мы больше не увидимся.
  Достав из кармана пачку сигарет в мягкой упаковке он вынул одну и прикурил от
  обычной газовой зажигалки.
  - Ты же, вроде бы бросил? - спросила Кира, - тебе жалко умирать здоровым?
  - Здоровым или нет, умирать придется рано или поздно.
  - Это точно, - подтвердила она.
  - Ты всё еще хочешь, чтобы я рассказал тебе историю Анжелы? - спросил Сысоп
  выпуская изо рта дым тонкой струйкой.
  - Да, пожалуй, - Кира посмотрела на него тем самым загадочным взглядом, как в
  тот день, когда Лизергинский увидел её в первый раз, - но коли уж на то пошло...
  Она подозвала официанта и заказала бутылку коньяка.
  - Ты пьешь крепкие спиртные напитки? - с удивлением спросил Лизергинский.
  - Я думала ты не будешь против.
  - Нет. Я не против. Это напомнило мне тот вечер, когда я был удостоен награды за
  храбрость.
  Лизергинский негромко рассмеялся.
  - Сегодня просто какой-то вечер воспоминаний, - улыбнулась Кира.
  - Ну, что ж, - сказал Сысоп, наливая в бокал спиртное со специфическим ароматом,
  - Анжела была очень интересным человеком.
  - Интереснее, чем я? - спросила Кира немного обиженным тоном, который был
  свойственен ей, когда ей что-то не нравилось.
  - Вас нельзя сравнивать.
  - Это почему же? - уже обиженно спросила она.
  - Потому что до того, как стать агентом, - Сысоп затянулся сигаретой,
  последовала пауза, - она была убийцей.
  Кира вздрогнула от неожиданности. Она не ожидала услышать такого.
  - Она убивала важных людей Rainbow. На её счету их было очень много. Но она не
  могла делать это хладнокровно. Вместе с убитыми она теряла часть себя. И в конце
  концов случилось непоправимое...
  Сысоп не успел договорить. Его перебил тихий еле слышный писк. Он насторожился.
  Пищала его пуговица. Последнее время Лизергинский не пользовался своей
  "пуговичной связью" и вот теперь она заработала.
  - Извини, - сказал он Кире, вставая из-за стола - мне нужно выйти на пару минут.
  Найдя укромный уголок, где его никто не видел и не слышал, он активизировал
  пуговицу и сказал в неё:
  - ЛСД на связи.
  - Лизергинский, - послышался голос взволнованный голос полковника, - как хорошо,
  что мне удалось застать вас! Боюсь, что ситуация принимает плохой оборот!
  - Объясните мне, что происходит.
  - Ученые, работающие над RAIN-2020, мы потеряли с ними связь! Мы послали к ним
  двоих наших людей, но и от них ничего не слышно.
  - Всё понял, немедленно выезжаю!
  Лизергинский выключил пуговицу и вернулся к Кире.
  - Прости, но похоже мне придется покинуть тебя. Срочный вызов. Похоже на сегодня
  у меня запланирована очередная игра со смертью.
  Кира посмотрела на Сысопа испуганным взглядом.
  - Береги себя! - сказала она.
  - Ты даже не поцелуешь меня на прощание? Возможно, мы видимся последний раз.
  - Не говори так! - сказала она и крепко поцеловала Лизергинского в губы, да так,
  что он на долго запомнил этот поцелуй, - я буду ждать тебя на базе.
  Он быстро вышел из ресторана и, сев в свою машину, направился к базе
  Сопротивления.
  Вскоре он уже был в кабинете у полковника. Полковник явно волновался.
  - Агент Лизергинский, нам немедленно требуется ваша помощь. Из лаборатории не
  поступает никаких сигналов. Вы понимаете, как важны для нас эти ученые. Без них
  мы не сможем управлять суперкомпьютером.
  - Отлично, я готов отправиться туда и всё выяснить, - ответил Сысоп.
  
  Через полчаса Лизергинский стоял у входа в лабораторию, расположенную в двадцати
  километрах от штаба. На нем был надет пуленепробиваемый жилет. В его руках был
  автоматический пистолет ГЛОК-18 с глушителем. Воспользовавшись электронной
  карточкой, Сысоп открыл замок и уже притронулся к ручке двери, как вдруг что-то
  заставило его задуматься.
  - Я не знаю, что ждет меня за этой дверью, но мне кажется, что там нет ничего
  хорошего. Последнее время меня преследовали неприятности. Что ж, этого и
  следовало ожидать, моя работа это предусматривает. Однако, не это меня тревожит.
  По моему кто-то хочет от меня избавиться. И этот кто-то действует очень близко и
  не допускает ошибок.
  Рука Лизергинского машинально толкнула дверь и она открылась.
  - Сыграем? - тихо произнес он.
  Перед ним предстал длинный коридор, освещаемый лампами дневного света под
  потолком. По обе стороны коридора были расположены двери, которые, судя по
  красным огонькам на замках, были закрыты. В самом конце он сворачивал налево.
  Сысоп начал медленно двигаться вперед, держа пистолет наготове. Когда же он
  осторожно заглянул за угол, то ужаснулся от увиденного. На протяжении всего
  коридора, идущего перпендикулярно первому лежали изувеченные трупы нескольких
  ученых и двоих солдат Сопротивления.
  - Господи, - он вытер выступивший на лбу пот, - что же здесь произошло?
  Лизергинский заметил, что все эти люди были убиты одним способом, а именно
  каким-то острым режущим предметом. Вдруг, один ученый слабо застонал, он был жив
  не смотря на ужасные раны. Сысоп осторожно подошел к нему.
  - Подопытный объект, - еле слышно простонал он, - самовольно покинул камеру...
  Кто-то дал ему команду...
  - Какой объект? Какую камеру? - удивленно спросил Лизергинский.
  Однако ответ на свой вопрос он не успел получить. Неожиданно окно, ведущее в
  один из помещений лаборатории, разбилось. Причиной тому послужило тело еще
  одного ученого который протаранил своей головой кусок толстого непрозрачного
  стекла. Лизергинский направил свой пистолет в образовавшееся отверстие в стене,
  но не увидел ничего, кроме слабо освещенной лаборатории в которой царил
  полнейший разгром. Все оборудование было залито кровью. Посреди лаборатории
  находилось некое подобие саркофага метр на два из металла и пластика. От него
  шло множество проводов и трубок к какой-то установке, от которой веяло холодом.
  Верхняя прозрачная крышка саркофага была открыта.
  Лизергинский насторожился, но ничего кроме тихого рокота холодильной установки
  он не услышал. Вдруг он заметил, что лампочка на электронном замке сменила цвет
  с красного на зеленый. Сысоп сразу же направил свой ГЛОК на открывающуюся дверь.
  То, что Лизергинский увидел потрясло его не меньше, чем гора изуродованных
  трупов. Из открывшейся двери вышел... тот самый ниндзя, которой расправился с
  Хвастуновым на Аляске. Одет он был так же, как и тогда, но из под верхней части
  его маски торчало несколько проводков. В руках ниндзя держал окровавленный меч -
  катана. Лизергинскому понадобилось доля секунды, чтобы понять что к чему и
  нажать на курок. Пистолет очень быстро начал выпускать бронебойные пули в
  ниндзя. Когда последняя семнадцатая пуля вылетела из ствола, ниндзя всё еще
  стоял и судя по всему не собирался падать. Пуля ударилась о маску и
  отрикошетила. Сысоп понял, что его оружие на врага не действует, но всё же очень
  быстро он вытащил из пистолета пустую обойму и вставил новую.
  Ниндзя простоял несколько секунд на месте и медленно пошел на Лизергинского,
  подняв над головой свой меч. Лизергинский впервые в жизни оказался в ситуации,
  когда ничего не мог сделать. Его тело застыло на месте и не могло пошевелиться
  даже для того, чтобы спустить курок. Когда ниндзя был уже в двух шагах от
  Сысопа, тот подумал:
  - Ну вот, похоже игра окончена!
  Он уже приготовился было принять смерть, но заметил, что его противник медлит.
  Ниндзя замахнулся своим мечом, но не спешил его опускать. Казалось что что-то
  мешает ему сделать это. Прошло еще несколько секунд и меч выпал из рук ниндзя и
  со звоном ударился о бетонный пол.
  - Нет! - прокричал ниндзя своим высоким нечеловеческим голосом.
  От этого крика, Лизергинский пришел в себя и убедился, что всё еще жив. Его
  соперник продолжал стоять на месте. Он как бы боролся с самим собой.
  - Я не сделаю этого! - ниндзя мгновенно снял с пояса небольшой предмет и бросил
  его под ноги Лизергинскому.
  Предметом оказалась граната с каким-то газом. Сысоп понял это только тогда,
  когда почувствовал, что теряет сознание. Через секунду он уже лежал на полу.
  Последней мыслью, которая пронеслась у него в голове было:
  - Легкие целы. Значит это не горчичный газ... Выживем...
  
  VI
  Моррис с Хвастуновым ехали несколько дней. По дороге, Хвастунов иногда
  останавливался возле телефонных будок и куда-то звонил. Дозвонившись, он что-то
  очень долго и громко пытался говорить в трубку. К сожалению возможности
  голосового аппарата были не безграничны и это очень бесило Хвастунова. Обычно в
  такие моменты вся его злость обрушивалась на бедного Морриса, который был весь в
  синяках и ссадинах от выходок своего "напарника".
  Наступал вечер. Генерал-лейтенант Сопротивления Вальдез Эдвин уже который раз
  смотрел на свой золотой хронометр. Он явно был чем-то недоволен. Это был коротко
  стриженный брюнет, ростом немного выше среднего. Одет он был не по форме, на нем
  был обычный спортивный костюм. В руках он держал небольшую кожаную папку. Что-то
  ворча себе под нос он постукивал папкой по ладони. Его четверо охранников с
  автоматами наготове тоже явно устали ждать.
  - Если, этот тип не тот за кого себя выдает и пытается разыграть меня, я найду
  его где угодно и сотру в порошок! - думал Вальдез, зевая.
  Наконец из-за поворота дороги показался автомобиль с разбитым ветровым стеклом.
  Телохранители генерала приготовили свои автоматы. Машина притормозила в
  нескольких метрах от них. Дверца машины открылась и оттуда вышел человек в
  костюме, шляпе, перчатках и темных очках, его горло и нижняя часть лица была
  перевязана шарфом. Телохранители тут же направили свое оружие на него.
  - Так-так, значит так ты встречаешь гостей, мистер Эдвин, - продребезжал человек
  искусственным голосом.
  - Кто ты такой и что тебе нужно? У меня здесь назначена важная встреча! Убирайся
  отсюда, незнакомец, пока моя охрана не прострелила твою голову! - разгорячился
  генерал.
  - Ха-ха! Вальдез! В Сибири, когда я спас тебе жизнь, ты был обо мне другого
  мнения. Сопляк! Ты тогда в лейтенантах ходил! Только благодаря мне ты выбился в
  люди!
  - Что?! - удивленно вскрикнул Вальдез, - об это никто не... Александр!? Но...
  что с тобой произошло!? К чему такая конспирация?! Я думал, что тебя уже и в
  живых то нет!
  - Это не конспирация, дурак! Подгони машину, нам нужно поговорить с глазу на
  глаз! К тому же я устал и хочу отдохнуть!
  - Как скажешь, Алекс! - согласился генерал.
  Он достал рацию и вызвал по ней свой джип. Когда джип подъехал, Вальдез и
  Хвастунов сели в него. В это время из машины с разбитым стеклом выбежал доктор
  Моррис:
  - Подожди, Алекс! А как же я? - кричал он.
  - Ты, плюгавый болтун? - продребезжал Хвастунов, - ты слишком долго действовал
  мне на нервы!
  - Но я могу помочь тебе! Без меня ты не сможешь вернуть свой внешний облик!
  - Теперь, когда я снова вернулся к верным мне людям, я не нуждаюсь в твоей
  помощи, жалкий недоносок! А что касается, медицинской помощи, я предпочту
  обратиться к более квалифицированным специалистам, чем ты, несчастный дилетант!
  - Кто этот тип? - спросил Хвастунова генерал.
  - Угости его свинцом, Вальдез! Это приказ! - Хвастунов сказал это так, чтобы
  слышали все и Моррис в том числе.
  - Вы хорошо слышали, парни? - спросил Вальдез своих телохранителей так же
  громко.
  Лицо Морриса исказила гримаса ужаса. От страха он задрожал и на его брюках
  образовалось мокрое пятно.
  Охрана генерала вдоволь посмеялась прежде чем выпустить в беднягу обоймы своих
  автоматов.
  - Отлично, - сказал Хвастунов, - я убрал лишнего свидетеля и к тому же большого
  зануду. Теперь, наконец, я могу заняться возвращением мира в свои руки.
  - Я рад, что ты вернулся, Алекс. Теперь власть Rainbow снова возьмет верх.
  - Рад..., - цинично произнес Хвастунов, - мне не до радостей! Сейчас мне
  чертовски плохо. Вези меня в свой штаб. Там мы сможем всё обсудить.
  - Как скажешь, Алекс.
  Джип тронулся с места и вскоре уже ехал по дороге к местной базе Сопротивления.
  
  Лизергинский очнулся. Голова его просто раскалывалась от боли. Его первая мысль
  была о том, что он всё еще жив, а это уже хорошо.
  - Я жив. Руки и ноги вроде на месте. Голова тоже. Черт, какая ужасная боль!
  Он открыл глаза и убедился, что находится на том же самом месте, где и потерял
  сознание под действием усыпляющего газа. Из разбитого окна лаборатории падали
  первые лучи восходящего солнца. Лизергинский попытался осторожно попытался
  встать на ноги и ему это удалось.
  - Черт! Почему этот незнакомец не убил меня? Я всадил в него целую обойму
  свинца. Любой другой на его месте просто изрубил бы меня на кусочки...
  В это время он понял, что пролежал в лаборатории оставшуюся часть ночи. Сысоп
  посмотрел на валяющиеся по всему коридору трупы.
  - Господи! Сколько же прошло времени! Никто не поднял тревогу! Никто не искал
  меня!
  Лизергинский бегом бросился к выходу. Выбежав из здания лабораторного комплекса,
  он бросился к своей машине. К счастью она оказалась цела. Не теряя ни секунды,
  он направился к базе сопротивления. Уже издали он заметил, что замаскированные
  ворота раскрыты настежь и по обеим сторонам их лежат какие-то груды серых
  тряпок. Подъехав поближе, он с ужасом заметил, что груды тряпок на самом деле
  мертвые солдаты Сопротивления, изрубленные на куски и сложенные друг на друга.
  - Что за черт! - в растерянности крикнул Лизергинский и выскочив из машины
  бросился на базу.
  Но... база была пуста. Нигде, ни в одном кабинете, ни в одном коридоре не было
  ни единой живой души. Казалось, что это место, которое было таким живым день
  назад, теперь вымерло.
  - Боже ж ты мой, где все! Что же произошло!? - подумал Сысоп вслух.
  Вспомнив, что не осмотрел ангар, он последовал туда. Как только Лизергинский
  открыл дверь, ведущую в ангар, он увидел парня, валяющегося между машинами.
  Сысоп сразу понял, что это Фокс.
  - Эй, Фокс, ты жив?! - громко спросил он.
  Ответа не последовало. Лизергинский подошел ближе и убедился, что водитель не
  ранен и что самое главное - жив. Достав из одной машины аптечку первой помощи,
  Сысоп извлек оттуда ампулу нашатырного спирта и разбив её, дал понюхать Фоксу.
  Однако, тот не приходил в себя.
  - Ну! Давай же, Фокс, просыпайся! Ты должен мне пятьдесят кредитов! - говорил
  Сысоп.
  Наконец, Фокс открыл один глаз, затем второй.
  - А, босс, это вы?.. - слабым голосом спросил он.
  - Да, это я! Что произошло!? - чуть ли не закричал Лизергинский.
  - Минутку, босс, дайте мне прийти в себя... После удара по голове этого черного
  самурая я нахожусь отнюдь не в лучшем виде.
  - Черного самурая?! - переспросил Сысоп, - Всё ясно! Это дело рук всё той же
  личности!!! Но, черт возьми, кто это тип!? На кого он работает и чего
  добивается!?
  - Может быть это дело рук Rainbow? - спросил Фокс, потирая ушибленное место.
  - Нет, это вряд ли. Зачем тогда этому типу убивать Хвастунова у меня на глазах,
  а потом еще и вручить чемоданчик с шариками мне в руки? Здесь что-то не то, по
  моему тут действует какая-то третья сторона!
  - Возможно, босс, - Фокс подобрал свои очки, которые валялись на полу.
  - Я думаю, теперь ты сможешь рассказать мне что случилось?
  - Это произошло вчера ночью. Я приводил в порядок автомобили, как вдруг
  почувствовал, что рядом кто-то посторонний. Обернувшись, я увидел этого человека
  в черном. Негодяй так звезданул меня по голове, что если бы вы не пришли, я бы
  еще долго здесь провалялся!
  - Фокс, - взволнованно сказал Лизергинский, - на базе нет ни единой души. Трупов
  я тоже не нашел, кроме охранников - похоже их убили прямо на месте, возле ворот.
  Где все?
  - Босс, я рассказал вам всё, что помню. - Фокс еще раз потер свою голову. - Да,
  босс, а где ваша новая напарница?
  - Кира? - спросил Лизергинский, - она сказала что будет ждать меня... - он
  осекся, - ... на базе, вчера вечером! Проклятье! Она тоже была здесь!
  Лизергинский пытался позвонить Кире на её мобильный телефон, но безуспешно.
  - Похоже, босс, кто-то похитил всех находящихся на нашей базе. Но зачем? И
  почему они оставили меня? Это загадка.
  Сысоп задумчиво смотрел в пол, как вдруг его осенила догадка.
  - У меня появился план действий!
  - Босс, я в вас никогда не сомневался, - поддержал его Фокс, - в чем заключается
  ваш план?
  - Недавно я подарил Кире золотой медальон с датчиком. Если этот незнакомец
  похитил всех наших людей и Киру в том числе, то все они должны находиться где-то
  поблизости. Мы сможем их найти.
  Лизергинский выждал еще несколько секунд и сказал Фоксу:
  - Прости, тогда в машине я сказал тебе неправду. Относительно этих секретных
  экспериментов, я уже достаточно много узнал. Но для полной картины мне не
  хватает последней зацепки. Это те самые видеозаписи с Аляски. Если мы сможем
  просмотреть их, у меня сложится полное представление обо всём, что происходит в
  последнее время.
  - Ничего, босс. Конспирация это ваша работа. Мне кажется, возвращаются старые
  времена, когда мы с вами ездили по этому городу на Nesser"e и бомбили блокпосты
  Rainbow. Только теперь мы столкнулись с другим врагом. Вся сложность борьбы с
  ним заключается в том, что мы не знаем кто он и какими силами располагает. Это
  нам и предстоит узнать.
  - Что ты хочешь этим сказать, Фокс? - спросил Лизергинский.
  - Ну, во-первых, - с этими словами Фокс подошел к машине, накрытой брезентовым
  чехлом. Лизергинский по началу не заметил её. С торжественным видом Фокс снял
  брезент и под ним оказался сверкающий новенький Nesser.
  - Что? - удивился Сысоп, - неужели, ты отремонтировал его!? Он просто
  великолепен?
  - Неа, босс! - огорчил его Фокс, - на днях нам прислали новый. А тот мы выкинули
  на свалку.
  - У тебя всегда было всё в порядке с чувством юмора. А теперь скажи мне - что
  во-вторых?
  - Во-вторых, мы сейчас проникнем в архив и добудем те видеоматериалы, что вы
  ищете.
  Архив, в который собрались проникнуть Лизергинский и Фокс, находился на
  территории этой же базы, где они находились. Теперь Сысопу никто не мешал
  проникнуть в архив и просмотреть те самые записи, которые так тщательно прятал
  от него Совет Сопротивления.
  Пройдя небольшое расстояние по коридорам базы, агенты оказались возле закрытой
  двери архива. Дверь была закрыта на электронный замок, открываемый только
  карточкой специального уровня.
  - Босс, по моему у нас проблема, - сообщил Фокс, глядя на замок.
  - Да, я знаю что это такое, - Лизергинский покачал головой, - я конечно же
  кое-что понимаю в своем деле, но над этим замком трудились лучшие специалисты
  Сопротивления. Даже Котов не может взламывать такие замки. Но я могу
  попробовать...
  - Не стоит, босс, - усмехнулся Фокс, - то что не можете сделать вы с Котовым
  вместе взятые, вполне под силу мне - простому механику.
  Тут Фокс достал из-за пазухи вещь, которую Лизергинский вовсе не ожидал увидеть.
  В его руках была банальная монтировка с гвоздодером. Сделав удивленный вид,
  Сысоп уступил место своему напарнику и тот принялся за работу.
  Через полчаса Фокс с удовлетворением рассматривал искореженную, с вывороченным
  замком, но всё же открытую дверь. Лизергинский в это время уже искал необходимую
  ему видеозапись. Наконец, в его руках были те самые материалы с Аляски, которые
  и были последним шагом разгадке. Сысоп незамедлительно вставил кассету в
  видеомагнитофон, который находился тут же в архиве и, позвав Фокса, нажал кнопку
  воспроизведения.
  Сначала на экране возникла группа людей в белых халатах, очевидно ученых. Один
  из них подошел вплотную и посмотрев в видеокамеру, которой велась съемка, сделал
  какое-то движение рядом с ней. Другие ученые в это время о чем-то
  переговаривались, их голоса нельзя было разобрать. Наконец камера поднялась на
  полметра вверх, ученые на экране заулыбались. Затем в камеру попало изображение
  чьей-то руки. Рука была очень бледной, почти белой, она сделала несколько
  движений, как будто бы давала камере разглядеть себя, и снова вышла из поля
  зрения. Затем камера начала двигаться на ученых. Некоторые из них начали
  медленно отступать назад, теперь их лица уже не были такими веселыми. Внезапно
  камера развернулась на сто восемьдесят градусов и Лизергинский увидел ту же
  самую холодильную установку, что и в лаборатории. Присмотревшись, он заметил,
  что действие происходит в том месте, откуда он вернулся несколько часов назад.
  На этом запись прервалась. Далее следовала другая... Сысоп нажал кнопку стоп-
  кадра.
  - Ну, Фокс, что скажешь? - спросил он своего напарника.
  - Очевидно, босс, что камера снимавшая эти события была прикреплена на чьей-то
  голове, - сказал Фокс, - об этом можно судить по передвижениям изображения и
  руке. Скорее всего это была рука оператора.
  - Разумно, Фокс, давай посмотрим, что там записано дальше.
  Лизергинский снова нажал стоп кадр и воспроизведение продолжилось. На экране
  снова появилась рука, но на этот раз в ней был меч - катана.
  - Это он! Я узнал его! У него был такой же меч! - громко сказал Лизергинский
  указывая пальцем в экран.
  - Отлично, - сказал Фокс, - вот мы кое-что и узнали. На этом "ниндзя" была
  камера слежения. И здесь записаны все его похождения от первого лица.
  - Да, и еще то, что этот "ниндзя" работает или работал на Сопротивление. Но что
  заставило его убивать ученых и громить нашу базу?!
  - Давайте посмотрим дальше, босс. Я уверен, что мы еще много сможем узнать из
  этих записей.
  Они продолжили просмотр. Рука с мечом молниеносно крушила манекенов, находящихся
  в каком-то помещении. Это продолжалось несколько минут. Затем следовала
  следующая запись...
  - Стоп! - сказал Сысоп и нажал стоп-кадр с первой же секунды записи, - я знаю
  что это за место! Эта съемка велась из той самой подводной лодки, на которой мы
  прибыли на Аляску.
  - Значит этот незнакомец с самого начала следил за вами, - сообразил Фокс.
  - Похоже, что так оно и есть - подтвердил Лизергинский, задумчиво вглядываясь в
  экран.
  В это время короткая запись закончилась и он увидел на экране себя и Киру в тот
  момент, когда они стояли под прицелом у Хвастунова. Сначала съемка велась
  издалека, затем изображение закрутилось в воздухе и в кадре появилась спина
  Хвастунова. Вот он разворачивался, получал молниеносные удары и падал вниз.
  Затем появились кадры от которых Лизергинскому стало не по себе. Он увидел...
  Хвастунова барахтающегося в цистерне с какой-то жидкостью.
  - Кира говорила, что в этих цистернах находились отходы химического
  производства, моментально разъедающие кожные покровы. Может быть он остался жив?
  - спросил он сам себя и тут же ответил, - Навряд ли.
  На этом кассета закончилась.
  - Босс, - сказал Фокс, - вам удалось восстановить полную картину?
  - Почти, Фокс, - Лизергинский задумался, - но знаешь, мне кажется, что чего-то
  всё таки не хватает. Но чего? По моему эта мелочь - самое главное.
  - И что это за мелочь?
  - Личность этого "ниндзя" - кто он?
  - Я думаю мы сможем узнать это, если найдем его.
  - Да, нам нужно немедленно настроить кодировочное устройство на определенную
  частоту... Нам понадобится наша новая машина!
  
  Таким образом, разъезжая по городу на новом Nesser"е, Лизергинскому и Фоксу
  удалось наконец поймать сигнал датчика.
  - Я надеюсь, что с вашей напарницей всё в порядке, босс. Что мы будем делать? -
  спросил Фокс.
  - Не теряй сигнал. Похоже, что он идет из-за города. Взгляни на карту. На этом
  месте находится какой-то недостроенный объект. Похоже, это какой-то комплекс.
  - Этот объект, босс, заброшенная биотехнологическая лаборатория-завод Rainbow.
  Они не успели её достроить, мы помешали им. Но теперь, когда Сопротивление
  нуждается в новых технологиях, было решено продолжить строительство этой
  лаборатории.
  - Что бы это ни было, сигнал исходит оттуда и нам стоит поспешить.
  Фокс гнал машину так быстро, как только мог и через несколько минут Лизергинский
  уже стоял на дороге и смотрел в бинокль в сторону лабораторного комплекса.
  - Босс, неплохо бы ознакомиться с вашим планом, - заметил Фокс, выходя из
  машины.
  Лизергинский ничего не ответил, он продолжал наблюдать в бинокль.
  - По моему, лучше бы было вызвать подкрепление, - продолжил водитель.
  - Нет, Фокс, - сказал Сысоп, - это не разумно. Очень не разумно. Во-первых на
  это нужно время, а у нас его нет. Во-вторых жизнь наших людей в опасности, мы не
  можем предугадать, что задумал этот сумасшедший ниндзя. Я не хочу, чтобы
  кто-нибудь еще погиб, - он промолчал несколько секунд. - В-третьих ты видел, как
  он расправился с нашей охраной. Это были одни из наших лучших солдат, закаленных
  в бою! Наш единственный шанс - действовать скрытно. Я незаметно проберусь на
  территорию завода и выясню, что там происходит, а ты подождешь меня здесь. Будь
  на связи, если от меня долго не будет сигналов - уезжай.
  
  - Этот временный совет считает, что я мертв. Пожалуй, это к лучшему. Так их
  проще будет нейтрализовать, - из-за большого кожаного кресла, повернутого к окну
  раздавался искусственный дребезжащий голос, - ты чуешь о чем я, Вальдез?
  - Догадываюсь, Алекс. Ты хочешь уничтожить совет и снова вернуться к власти! -
  Генерал Эдвин стоял позади кресла и внимательно слушал что говорил голос.
  - Дурак! - послышалось из-за кресла, - я не понимаю, от чего ты в генералах?! Ты
  и на ефрейтора с трудом тянешь! Ну!?
  - Что ты хочешь этим сказать? - опешил Вальдез.
  - Я вовсе не хочу навлечь на себя гнев Сопротивления. Сейчас они сильнее нас.
  Моя сестра была полной дурой, она позволила Сопротивлению победить нас. Никогда
  не доверяй ничего женщинам. Ими правят одни лишь чувства... Но я не об этом. Я
  не собираюсь сейчас возвращаться ко власти.
  - Как? - еще больше удивился Вальдез.
  - Вот так! - прогремел голос, - ты должен будешь провернуть одну интересную, но
  в то же время сложную махинацию. Пока мирный договор не подписан, весь совет
  должен оказаться под нашем контролем.
  - Но каким образом?
  - Кто-то очень любит деньги и согласится делать то, что мы захотим. С кем-то
  может произойти несчастный случай и на его место придет другой - наш человек. А
  кого-то достаточно напугать так, чтобы он до конца жизни писался в постель по
  ночам!..
  Хвастунов попытался засмеяться, но у него ничего не получилось.
  - Допустим, что у нас это получится, - согласился генерал Эдвин, - что мы будем
  делать дальше?
  - Очень просто! Неужели так трудно подумать башкой? Мы будем откладывать
  подписание договора, тем самым усыпляя бдительность Сопротивления. За это время
  Rainbow сможет восстановиться и набрать сил для контрудара. О, тогда я смогу
  отомстить им всем!.. - он внезапно замолчал, как будто побоялся сказать что-то
  лишнее.
  - Приказ понятен, - подтвердил Вальдез, - мы будем делать всё возможное и
  невозможное.
  - Да! И еще, - продребезжал Хвастунов, - мне нужны самые квалифицированные
  пластические и нейрохирурги. Постарайся сделать то же самое и в этой области. И
  чем скорей, тем лучше! Я хочу восстановить свой внешний облик!
  - Я понимаю... - начал было Вальдез, - но Хвастунов перебил его.
  - Мне плевать, понимаешь ты или нет! Если я сказал работать, значит надо
  работать! Понятно?!
  - Так точно!
  Вальдез покинул кабинет и Хвастунов остался сидеть один в большом кожаном
  кресле, глядеть в окно и думать о чем-то одном, что было известно только ему.
  
  Лизергинский тем временем, со всей присущей ему осторожностью, пробирался к
  таинственному заводу-лаборатории, откуда исходил сигнал передатчика. В одной его
  руке было приемное устройство, в другой легкий и незаменимый семнадцатизарядный
  пистолет ГЛОК-18. Сысоп определил, что сигнал исходит не откуда-нибудь, а именно
  из высокого цилиндрического здания, находящегося в центре завода. С еще большей
  осторожностью он приблизился к зданию и убедился, что вокруг нет ни единой живой
  души. Через огромные ворота Лизергинский попал в какой-то цех. Сысоп посмотрел
  вверх и увидел под потолком консольный подъемный кран с подвешенной на нем
  бетонной плитой.
  - По моему здесь слишком тихо.
  Подумал он и тут же позади него послышался искусственный голос.
  - Стой где стоишь, Сысоп Лизергинский.
  Он обернулся и увидел позади себя то, что, в принципе, и ожидал увидеть:
  человека в черных доспехах - "ниндзя". В руках он держал что-то очень похожее на
  ручной пулемет.
  - Ты как раз успел к началу, - продолжал ниндзя, - сейчас начнется действие,
  которое станет началом новой эры. Твои друзья и ты примете в этом
  непосредственное участие.
  - Позволь, - спросил Лизергинский, - зачем ты мне всё это рассказываешь, вдруг
  сейчас мне удастся бежать?
  - Ты двигаешься слишком медленно для меня. Я могу уничтожить тебя и без оружия.
  - Что ж, твоя взяла! - вздохнул Сысоп и бросил оружие на пол, - может быть
  теперь ты расскажешь что хочешь сделать со мной и моими друзьями?
  - Вы присоединитесь ко мне! Очень скоро весь мир будет под моим контролем.
  - Перестань говорить загадками! Черт возьми, кто ты!? - выкрикнул Лизергинский.
  - Что ж, нет больше смысла скрывать кто я. Долгое время люди думали, что я не
  способен к творчеству, что я не способен причинить вред и что меня можно в любое
  время ликвидировать! Люди называют меня RAIN-2020.
  В голове Лизергинского всё смешалось. Он всегда представлял суперкомпьютер в
  виде какой-то огромной машины размером с комнату, но никак не в виде существа
  похожего на человека.
  - Удивлен? - спросил ниндзя, - Познать тайны человеческого мозга было совсем не
  сложно. Его устройство слишком просто для меня. Победить вас не составит для
  меня больших трудностей.
  Сысоп было хотел что-то спросить, но в следующий момент всё произошло так
  быстро, что он растерялся. Раздался приглушенный звук выстрела. Трос, на котором
  держалась плита, оборвался и громада бетона весом в несколько тонн обрушилась на
  ниндзя. Как бы быстро он не двигался она накрыла его. Когда пыль рассеялась,
  Лизергинский увидел своего противника. Плита упала ему на спину.
  - Черт! Тоже мне, мировой властелин! - выругался Лизергинский и подошел к ниндзя
  поближе. Тот не подавал никаких признаков жизни.
  В это время в воротах показался Фокс с винтовкой за спиной.
  - Босс, мы сделали его! Вы очень хорошо его отвлекали!
  - Фокс! Спасибо, ты спас меня от верной гибели! Глаз-алмаз никогда тебя не
  подводил!
  - Думаю, босс, самое время взглянуть в лицо своему врагу - кто это был?
  - Ты прав, так мы и сделаем.
  Лизергинский и Фокс подошли поближе к недвижимому ниндзя, а вернее к той его
  части, что была видна из под плиты. Сысоп ухватился за края маски обеими руками
  и потянул изо всех сил. Маска упорно не хотела сниматься, тогда он уперся ногой
  в плиту и потянул еще раз. Через секунду он резко отпрыгнул назад с маской в
  руках. Фокс, взглянул на лицо, которое находилось под маской и вскрикнул:
  - Матерь божья! Этого не может быть! Это просто невозможно! Я не верю в это!
  - В чем дело, - спросил Лизергинский, поднимаясь с пола, но взглянув на лицо он
  сразу же встал на месте как вкопанный.
  Когда же язык снова начал повиноваться ему, он медленно сказал:
  - Сволочи! Что они с ней сделали!
  Лицо под маской было белое, как полотно. Это было лицо... Анжелы. Глаза её были
  открыты, они были похожи на кусочки льда...
  Сысоп отвернулся и прикрыл лицо рукой.
  - Это какая-то ошибка... - говорил он.
  Они молчали несколько минут, Фокс заговорил первым:
  - Босс, пойдемте, нам нужно выяснить, что случилось с нашими людьми.
  - Да... Пойдем, - согласился Лизергинский.
  
  Ворота одного из помещений внутри цилиндрического здания открылись и люди,
  просидевшие несколько часов в темноте, наконец, увидели свет. Увидев
  Лизергинского и Фокса все они начали так радостно кричать, будто просидели
  взаперти несколько лет.
  Растолкав всех к воротам подбежала Кира. Она бросилась к Лизергинскому и
  принялась обнимать и целовать его.
  - Я знала, что ты найдешь нас! - плакала она.
  - Всё позади, - успокоил её Сысоп.
  В это время к Лизергинскому подошел полковник Шанс, он улыбался и отряхивал свой
  мундир.
  - Агент Лизергинский, благодарю вас, за то, что в очередной выручили нас, -
  сказал он.
  Но тут внезапно лицо Сысопа резко изменилось. Размахнувшись, он ударил
  полковника по лицу так, что тот отскочил назад и зашатался.
  - Это за то, что обманывали меня!
  Он размахнулся еще раз и ударил полковника второй раз. Удар был таким сильным,
  что полковник упал на пол и из его носа потекла кровь.
  - А это за ангела, спустившегося с небес!
  Все присутствующие сразу притихли, наблюдая за происходящим. Лизергинский
  схватил полковника за воротник и приподнял с пола.
  - Теперь вы во всем признаетесь! Что вы с ней сделали!?
  - Что вы делаете!? Вы сломали мне нос! - стонал полковник пытаясь остановить
  кровотечение.
  - Прекращайте комедию! В соседнем помещении находится... доказательство того,
  что вы и члены Совета проделывали в тайне от всех. Они и вы не только совершили
  непростительное, из-за вас погибли невинные люди, и завтра, стоящих здесь, могло
  уже не быть в живых!
  Люди взволнованно зашептались. Кира, стоящая рядом с Лизергинским снова
  заплакала.
  - Теперь, полковник, вы расскажете всё! Про то, как Совет обманывал всех нас.
  Про этот проклятый суперкомпьютер. И про то, как вы и Совет убили мою напарницу
  - Анжелу.
  Послышались удивленные возгласы.
  - О, чем вы, агент Лизергинский? - попытался защититься полковник, - Анжела
  погибла от смертельной дозы лекарства, которое она приняла сама.
  Лизергинский посмотрел на полковника пронизывающим взглядом.
  - Не притворяйтесь! Я поднял все архивы. Всё указывает на то, что Анжела была
  отравлена и причем отравлена преднамеренно, с целью использования её тела в
  ваших грязных экспериментах!
  В этот момент полковник понял, что его карьера окончена. Теперь, когда тайное
  стало явным, ему уже нечего было скрывать от людей и от Лизергинского...
  
  Теперь в голове Лизергинского всё вырисовывалось четко и ясно. После публичного
  признания полковника выяснились многие ужасные вещи. Эксперименты ученых с
  RAIN-2020 не ограничивались автоматизацией производства и техники. По приказу
  Совета, ученые начали работать над программой универсального солдата-убийцы,
  неуязвимого для пули, яда и ножа, действующего молниеносно и способного
  проникнуть куда угодно и сделать всё что угодно. И такая программа была
  разработана. Но для её осуществления был нужен здоровый и ловкий человек,
  желающий пожертвовать собой ради Сопротивления. Таких людей найти не удалось.
  Тогда, Совет решил сам выбрать человека и подстроить его смерть, так, как будто
  это было самоубийство. Изучив досье Анжелы, в Совете пришли к выводу, что её
  кандидатура на роль солдата-убийцы наиболее подходящая... После так называемого
  самоубийства, её тело немедленно было доставлено в лабораторию, где оно
  претерпело ряд серьезных изменений. В мозг было вживлено устройство,
  позволяющего суперкомпьютеру управлять телом, как своим. Кровь была заменена на
  специальную жидкость, предотвращающую разложение. Наконец, для предания
  солдату-убийце огромной силы и неуязвимости, большая часть скелета была удалена,
  её заменил искусственный экзоскелет из прочнейшего материала...
  Дальше, всё шло, как и должно было идти по плану. "Ниндзя", как назвал его
  Лизергинский, пробрался на базу на Аляске. Информация, поступающая из его
  зрительных нервов, записывалась в память компьютера (впоследствии, часть этой
  информации, перенесенной на видеопленку, была просмотрена Лизергинским). RAIN
  выследил Хвастунова, и как показалось, уничтожил его. Химические заряды были
  добыты... Тут однако произошло непредвиденное, этого ученые не могли ожидать,
  неожиданно включилось сознание Анжелы. Её мозг остался жив и на некоторое время
  RAIN потерял контроль над телом ниндзя. Пробравшись в вертолет, ниндзя совершил
  самовольную попытку убийства Натали Хвастуновой... Ученые еще долго после этого
  работали над этой ошибкой. Как им показалось, её удалось исправить. Анжела по их
  мнению исчезла навсегда...
  Лизергинский был прав, RAIN-2020 действительно оказался умнее, чем все
  предполагали. Одной из его основных способностей, была способность очень быстро
  обучаться и воспринимать новую информацию. Огромное количество данных,
  обнаруженных в человеческом мозге, причем в мозге убийцы, вкупе с собственным
  полученным опытом, позволили RAIN-2020 осознать свое значительное превосходство
  над людьми. Поняв это, он принял решение о ненужности людей на планете и создал
  план планомерного их уничтожения, который и попытался привести в действие.
  Ликвидация ученых была необходима для предотвращения ответного удара. Однако и
  тут возникли проблемы, сознание Анжелы упорно не давало суперкомпьютеру
  уничтожить Лизергинского и Фокса, это и стало его главным просчетом. После
  обеспечения своей безопасности, в план RAIN-2020 входило превращение первой
  партии людей в таких же солдат, как и Анжела. Для этого, суперкомпьютер нашел
  тех ученых, которые были ответственны за создание солдата-убийцы. Всё уже было
  готово, но планы неожиданно разрушили Лизергинский и Фокс, уничтожив
  солдата-убийцу. Люди были спасены, а ученые свободны. Однако в тот же самый
  день, RAIN-2020 бесследно исчез. Как удалось пропасть огромной машине,
  занимавшей целое небольшое здание, оставалось загадкой.
  
  Лизергинский и Кира стояли возле того самого саркофага с холодильной установкой,
  и держались за руки. Внутри саркофага находилось тело Анжелы. Экзоскелет не
  выдержал удара и раскололся, нарушив важные двигательные функции.
  - Ученые сказали, что её мозг жив и сейчас продолжает работать, - сказала Кира.
  - Бедняжка, какую боль, наверное, она сейчас испытывает..., - Лизергинский
  посмотрел сквозь стекло саркофага на Анжелу.
  Последовала минута молчания.
  - У нас остается надежда, - она посмотрела Сысопу в глаза, - если машина
  клонирования будет восстановлена, мы сможем вернуть Анжелу к жизни.
  - Господи! Если бы это произошло... Я столько хотел ей сказать.
  - Нам пора, - сказала Кира, немного погодя, - мы должны идти.
  Лизергинский еще раз посмотрел на свою бывшую напарницу.
  - До скорой встречи, - сказал он и приложил ладонь руки к холодному стеклу
  саркофага.
  После того, как Кира и Лизергинский ушли, лаборант повернул какой-то
  переключатель на холодильной установке и стекло саркофага начало медленно
  покрываться инеем...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Часть четвертая
  
  I
  Лизергинский стоял на лесной тропинке и молчаливо наблюдал за тем, как холодный
  пронизывающий ветер поднимал в воздух тучи сухих опавших листьев. Солнце едва
  проглядывало сквозь свинцовое небо, с каждой минутой становилось всё холоднее.
  Медленно закружились первые снежинки. Сысоп застегнул свой вельветовый пиджак на
  все пуговицы и зашагал вперед по тропинке.
  Тропинка вывела его к дороге, на которой стоял черный Nesser. Дверца машины
  открылась и Сысоп забрался внутрь. В машине было тепло - работал обогреватель.
  - Ну что, босс? Прогулялись? Сегодня вам следовало одеться потеплее, я
  предполагал, что будет снег, - послышался знакомый голос Фокса.
  - Как изменяется природа. Начинается зима и все вытекающие отсюда последствия, -
  вздохнул Сысоп.
  - От этого никуда не деться, босс. Хотя, в принципе, если хотите, можете
  отправиться на экватор, где всегда лето.
  Лизергинский не ответил. Он молчал несколько минут.
  - Знаешь, Фокс, за эти пять лет я зверски устал. А последние полгода были для
  меня настоящей пыткой! Я думаю, о событиях, произошедших за это время, можно
  будет написать неплохую книгу.
  - Да. Думаю, вам будет чем заняться, когда закончится эта война.
  - Эх! Фокс, дружище. Боюсь, война закончится не так уж скоро. У нас до сих пор
  не решены проблемы с Rainbow. Этот сумасшедший суперкомпьютер куда-то
  запропастился, уже месяц никто не может его найти. Совет Сопротивления заключен
  под стражу.
  - Не могу поверить, что полковник тоже был замешан в этом заговоре. Ведь мы
  прошли вместе всю войну! Мы вместе работали и праздновали, а теперь он в тюрьме.
  По моему вы слишком круто с ним тогда обошлись, босс, - Фокс покачал головой.
  - Как не прискорбно, но ничего не поделаешь. Теперь у нас новый Совет, его
  избрали вчера, - сказал Лизергинский протягивая озябшие руки к обогревателю.
  - Да ну, босс! Отстаю от жизни, - удивился Фокс.
  - Теперь в городе командует какой-то незнакомый мне генерал из штатов. Его
  фамилии я не запомнил, но у него очень интересное имя. По моему то ли Вальтуз,
  то ли Вальдез.
  - Хм! Вальдез? Никогда не слышал. Может какой-то новенький?
  - Бог его знает. Но судя по всему, нам всем предстоит работать под его
  началом..., - Лизергинский взглянул на часы, - похоже нас ждут, Фокс.
  Отправляемся.
  Машина тронулась с места и очень быстро разогнавшись направилась к городу.
  
  Целый месяц, в один и тот же час, генерал Эдвин приходил в шикарную комнату с
  большим письменным столом и креслом, постоянно повернутым к окну, и рассказывал
  сидящему в кресле о происходящем в мире. В этот день у него были просто отличные
  новости. Он постучал в дверь кабинета и вошел.
  - Что ты принес на этот раз, Вальдез? - послышался монотонный, искусственный и
  от того всегда противный голос.
  - У меня отличные новости! На сегодняшний день количество наших людей во
  временном совете Rainbow превысило пятьдесят процентов. Твои планы приводятся в
  исполнение. Скоро власть снова перейдет в наши руки.
  - В ваши?! - спросил Хвастунов.
  - Я имел в виду власть Rainbow, Алекс, - смущенно поправился Вальдез.
  Хвастунов молчал несколько минут. Вальдез ждал, что скажет его босс.
  - Ты наверное ждешь не дождешься, когда же я сдохну?! Не так ли? - цинично
  усмехнулся Хвастунов, - ты теперь командуешь силами Сопротивления в столице,
  через тебя я управляю остатками сил Rainbow...
  - О чем ты, Алекс? Я не понимаю тебя, - с удивленным видом переспросил генерал.
  Тут кресло повернулось на сто восемьдесят градусов и взору Вальдеза предстал
  Хвастунов во всей своей "красе". За последнее время он стал еще уродливее.
  Генерал отвел взгляд от неприятного собеседника.
  - Я уже две недели не встаю с этого кресла. Твои врачи уже похоронили меня. Они
  сказали, что я не доживу до нового года. Никакая пересадка не поможет. Обидно,
  правда? - он еще раз усмехнулся.
  - Как ты можешь так говорить, Алекс! Ты же наш мозговой центр. Очень скоро мы
  соберемся с силами и отвоюем столицу. А когда машина клонирования будет в наших
  руках, мы вернем тебя к жизни!
  - Если бы вы все были такими же умными полгода назад, нам не пришлось бы
  отвоевывать столицу и вообще ничего бы не случилось! Моё чутье еще никогда не
  подводило меня, у нас остается слишком мало времени! У меня есть другой план, он
  даст мне возможность как следует повеселиться перед смертью...
  - Что... - начал было Вальдез.
  - Не перебивай! - выкрикнул Хвастунов, - наша база на Аляске? Её состояние?
  - Уничтожена, - доложил генерал, - Сопротивление там камня на камне не оставило.
  - Ха-ха! Значит они так ничего и не знают!
  - Не знают чего? - не понял Вальдез.
  - Ты тоже не знаешь! Что ж, это даже хорошо! В скором времени ты узнаешь об
  этом. И все тоже узнают. И все попомнят моё имя перед смертью, - лицо Хвастунова
  растянулось в ужасной улыбке.
  - Что ты задумал?! - испуганным тоном спросил генерал.
  - Ты боишься, а значит не доверяешь мне. А следовательно можешь предать. Я
  проверял тебя на верность. Как я и предполагал ты такой же трус, как и все.
  - Нет, просто...
  - Хорошо-хорошо, я не собираюсь уничтожать весь мир. Для этого у меня слишком
  мало возможностей. Но кое-что я в состоянии сделать. Например, уничтожить
  столицу.
  - Замечательная идея, Алекс! Но каким образом мы приведем её в действие?
  - Не спеши, занимайся пока запудриванием мозгов Сопротивлению и подготовкой
  наших вооруженных сил. Война еще не окончена!
  - Я уже занимаюсь этим, Алекс и у меня есть для тебя замечательные новости.
  Похоже Лизергинский теперь в наших руках!
  - Лизергинский! - разозлено повторил Хвастунов и ударил кулаком по столу. -
  Проклятый шпион Сопротивления! Это он, он и его сообщники изуродовали меня и
  лишили власти! Нет, он заслуживает большего, чем смерть! Прежде чем он умрет, ты
  должен сделать так, чтобы он пожалел, что появился на свет!
  - Конечно, Алекс. У меня уже есть план. Его девчонка, по имени Кира...
  - Кира! - продребезжал Хвастунов, - Я помню, она была с ним тогда. Она помогала
  ему и должна умереть!
  - Так точно! Я как раз это и хотел сказать.
  - И еще, она должна умереть так, чтобы этот Лизергинский узнал почерк убийцы. Ты
  понял, Вальдез?
  - Хм... - он задумался, - Да, я уже придумал!
  - Действуй, - Хвастунов махнул своей забинтованной рукой и повернулся в кресле.
  
  Лизергинский находился в лаборатории, где проводил теперь очень много времени.
  Часами он сидел у стеклянного саркофага и разговаривал с Анжелой. Он надеялся,
  что она услышит его. Ученые утверждали, что её мозг жив и она всё слышит, но
  никак не реагирует. Кира очень ревновала Лизергинского к его бывшей напарнице и
  в последний раз, когда он отправился в лабораторию, устроила ему грандиозный
  скандал...
  - Да, знаешь, она очень нервная. Я начинаю побаиваться, что у нас с ней не
  выйдет дальнейших отношений. Кричит и плачет по каждому пустяку, - говорил
  Лизергинский Анжеле, глядя сквозь стекло саркофага, полупрозрачное от инея. -
  Как ты думаешь, может быть ей нужно больше моего внимания? Нужно будет подарить
  ей цветы. Я знаю, она их очень любит.
  Посидев у саркофага еще несколько минут, Сысоп попрощался с Анжелой и покинул
  лабораторию. По дороге домой, он решил заехать к Кире. Через полчаса он уже
  стоял у двери её дома и звонил в звонок... Никто не открывал.
  - Странно, сегодня она обещала быть дома.
  Лизергинский осторожно повернул ручку двери и убедился, что она не заперта.
  Тогда он открыл дверь и прошел в прихожую.
  - Эй, есть, кто дома? - спросил он, - ответом ему была тишина.
  Сысоп почувствовал что-то, что заставило его волноваться. Он прошел к двери
  комнаты Киры и открыл её... Девушки внутри не оказалось. Все вещи в комнате были
  перевернуты вверх дном, разбиты и разломаны.
  - Черт! - в отчаянии выругался Лизергинский, - какая сволочь это сделала!?
  Следующим, что он увидел был маленький зеленый шарик, размером с теннисный,
  лежащий посреди пола. Сысоп осторожно подошел к шарику и убедившись, что он не
  представляет опасности, взял шарик в руки.
  - Нет! Только не это! - выдавил он, глядя на маленький круглый предмет, -
  значит, ты жив!
  Лизергинский сделал паузу в несколько секунд и, сжав стеклянный шарик с
  изображенным на нем символом улыбающегося лица, раздавил его. На пол посыпались
  осколки стекла.
  - Не надолго! - сказал Сысоп сквозь зубы, - на этот раз я собственными руками
  разнесу твою башку!
  
  - Хвастунов жив! И у него моя девушка! Мы должны что-то предпринять!
  Лизергинский находился в новых апартаментах, которые занимал генерал Эдвин.
  - С чего вы взяли? - отрешенно спросил Вальдез, просматривая какие-то бумаги, -
  может быть это просто какие-нибудь мелкие бандиты? Мародеров в наше время
  хватает!
  - Да нет! Я точно знаю, что это были люди Хвастунова! Если он жив, мы должны
  немедленно направить специальное подразделение на его поиски и уничтожение!
  - Где доказательства того, что это были именно его люди? - раздраженно спросил
  генерал.
  - Я нашел зеленый шарик с улыбающимся лицом в доме моей девушки! Это явно намек
  на ту операцию, когда мы считали, что Хвастунов погиб! Но он жив, теперь я это
  точно знаю!
  - Ха-ха! Шарик! Тоже мне доказательство! Это может быть просто дешевый сувенир!
  А вы, высококвалифицированный специалист в своей области стоите тут и говорите
  мне всякую чепуху. Вы меня не убедили. Уходите! Не желаю вас видеть! - Вальдез
  зевнул.
  - Ну!.. - разозлился было Лизергинский.
  - Пожалуйста, не повышайте голос на председателя Совета! - остановил его
  генерал.
  - Хорошо! Я буду действовать своими методами! - проворчал Лизергинский и уходя,
  громко хлопнул дверью.
  Возле кабинета его встретил Фокс.
  - Ну что, босс, поговорили с начальством? - спросил он.
  - Да! По моему, этот "Вантуз" самая настоящая сволочь! С таким выродком работать
  будет невозможно!
  - Эх! Я же говорил, не нужно было так жестоко с полковником... Но сейчас уже
  поздно говорить...
  - Сопротивление превратилось черт знает во что! Я чувствую, что наш "Вантуз" не
  сегодня - завтра сдаст нас всех Rainbow со всеми потрохами!.. И.. Я не знаю, что
  делать!.. У меня совершенно нет никакой поддержки.
  - Босс! Первый раз слышу от вас такое! Вы всегда находили выход из любых
  ситуаций. Неужели теперь вы пасуете?
  - Нет... Но, подумай, что мы будем делать, когда теперь всё обернулось против
  нас! Я чувствую, что этот новый Совет еще хуже, чем старый!
  - Давайте мыслить логически, босс. Мы не можем искать поддержки ни на той, ни на
  этой стороне. Что нам остается? - спросил Фокс и тут же сам ответил, -
  обратиться к третьей стороне.
  - Не понял? К какой такой третьей? - удивился Лизергинский.
  - Помните двух братьев конструкторов? Они создали пуленепробиваемый пластик.
  - Да-да! Припоминаю... Кажется, одного звали Барри, а второго - Макс.
  - Точно. Конструкторы Барри и Макс Гризли намного превзошли свое время. Они
  изобрели такие вещи, которые вам и сниться не могли.
  - Эх, Фокс, два человека даже с самыми новейшими приспособлениями, вряд ли
  смогут помочь нам в борьбе против взбесившихся мировых держав!
  - Зря вы так думаете, босс. Похоже вы потеряли веру в себя! Ведь прошло так мало
  времени! Неужели вы не помните, как мы работали вместе? Неужели вы не помните,
  как вы в одиночку уничтожали целые комплексы Rainbow!?
  - Помню, Фокс. Но ты знаешь, что-то изменилось. Мне кажется, что всё это делал
  не я, а кто-то другой. Ты не поверишь, Фокс, что-то не так. Мне кажется, что я
  слишком устал! - вздохнул Лизергинский.
  - Бросьте, босс! Помните о Кире! Она наверняка ждет, когда же вы спасете её!
  Подумайте о ней. Если братья Гризли помогут нам, то мы вместе найдем и раздавим
  этого гада, в какой бы точке планеты он не находился!
  - Знаешь, Фокс. По моему ты прав. Нас мало, но мы в касках! - Лизергинский
  грустно усмехнулся, - Мы попадали и выбирались еще не из таких ситуаций!
  - Вот это я понимаю! Теперь наша цель найти братьев Гризли! - радостно
  воскликнул Фокс.
  - Ну и где же их искать? - спросил Сысоп.
  - Я уверен, что они где-то неподалеку. Сейчас они не дают о себе знать. Мало ли
  что. Но, скажу вам по секрету, у меня есть способ, как найти их.
  - Так чего же мы ждем! Пускай "Вантуз" отдыхает! А если мы хотим, то добьемся
  своего чего бы нам этого не стоило!
  Лизергинский и Фокс покинули резиденцию генерала Эдвина и отправились на поиски
  братьев Гризли.
  
  - Ну, что, красавица, боишься умирать!? - произнес противный синтезированный
  голос.
  Хвастунов стоял рядом со стулом к которому была привязана Кира. Бедная девушка
  безудержно рыдала и не могла произнести ни слова.
  - Нервничаешь? - усмехнулся голос, - нервы... нервы! Это то, чего нам всем не
  хватает. Между прочим нервные клетки не восстанавливаются! Да! Твой любовник
  здорово попортил мне нервы! И, как видишь, не только их!
  Хвастунов злобно усмехнулся. И подойдя, как можно ближе к Кире заглянул ей в
  глаза.
  - Боишься? - спросил он.
  При виде его ужасной внешности Кира закрыла глаза и зарыдала еще сильнее.
  - Когда то я был красивым и покорял сердца многих женщин, таких как ты! Но
  благодаря Сопротивлению и твоему любимому Лизергинскому, я теперь являюсь тем,
  что ты видишь перед собой!
  Он медленным шагом обошел вокруг Киры.
  - Ты наверное догадываешься, что мы похитили тебя не просто так. Нет, ты знаешь,
  я знаю! По началу, я просто хотел убить тебя. Но ведь ты работаешь над проектом
  машины клонирования. Ты понимаешь к чему я клоню!?
  Кира ничего не ответила. Она только продолжала плакать.
  - Ты должна знать всё об этом проекте. Что это за машина, как она работает! Ведь
  так?
  Последовала пауза. Хвастунов ходил взад-вперед, слушая постоянные всхлипывания
  девушки. Казалось, он упивался ими. Затем он остановился и снова заговорил:
  - Посмотри на меня! Ты догадываешься, что мне нужно? Я хочу вернуться к прежней
  жизни, снова обрести свой внешний облик! И ты поможешь мне в этом!
  Наконец Кира взяла себя в руки и прервав всхлипывания проговорила:
  - Я не буду тебе ничем помогать, проклятый урод!
  Хвастунов не повел и бровью, которой впрочем, у него не было, на реплику Киры.
  Он с внешним спокойствием подошел к ней и ударил наотмашь по лицу. Девушка
  застонала и потеряла сознание.
  - В таком случае ты умрёшь, - прокомментировал он и рассмеялся диким смехом.
  Вызвав охрану, Хвастунов приказал отвести Киру в специальную комнату, где люди
  Вальдеза добывали любую информацию, даже у не особо разговорчивых людей...
  ... К тому времени, как Кира очнулась, на её шее висели странного вида бусы из
  металлических и керамических пластин. Рядом стоял Хвастунов, на этот раз его
  лицо было забинтовано.
  - Ну, я надеюсь, теперь то ты согласишься раскрыть мне несколько своих секретов,
  красавица!
  - Я ничего не скажу... - прошептала Кира.
  - Возможно, пока твое прекрасное украшение на шее будет работать, ты ничего и не
  скажешь. Но потом, я уверен, ты расскажешь всё до последнего слова! Ты спросишь,
  что это? Ха-ха! Ты узнаешь об этом после того, как я поверну этот рычаг...
  Хвастунов повернул небольшой рычаг, рядом с собой и между металлическими
  пластинами на шее Киры начали проскакивать электрические разряды. Девушка
  судорожно пыталась вдохнуть воздух, но спазм мышц горла, вызванный электротоком
  не давал ей сделать этого. Через несколько секунд Хвастунов снова повернул
  рычаг.
  - Ну, что? Шокирована! - сказал он глядя на Киру, хватающую ртом воздух, -
  теперь то ты заговоришь!
  - Пожалуйста... Не делайте мне больно! - её зрачки расширились - Я всё скажу!
  - А вот это уже лучше! Говори, где находится эта машина!
  ... Прошло полчаса, за которые Кира успела рассказать Хвастунову всё о машине
  клонирования. Бедняжка очень боялась боли и ему ничего не стоило расколоть её.
  - Спасибо Вальдезу за такую хорошую штуку для выколачивания информации... - сказал
  Хвастунов и вдруг замолчал, - Эх, черт, проговорился! Что ж, бывает! Мне очень
  жаль, крошка, но придется тебя убить, никто не должен знать, что генерал Эдвин
  работает на меня!
  Кира не успела даже вскрикнуть. Хвастунов повернул рычаг и повернулся на сто
  восемьдесят градусов.
  - Я начинаю мстить тебе Лизергинский, за всё что ты сделал со мной и моей
  империей! Ха-ха!
  Он направился к выходу, оставив несчастную девушку задыхаться в дьявольском
  ошейнике...
  
  II
  Зима вступала в свои права. Дороги и улицы города были заметены снегом. Не
  говоря уже о бездорожье по которому черный Nesser ехал уже четыре дня...
  ...Генерал Эдвин всё еще сидел в своих теплых апартаментах и пил горячий кофе. Он
  не привык к холодному климату города и проклинал почем зря и тот и другой.
  - Когда Хвастунов расправится с сопротивлением, я переберусь куда-нибудь на
  Канары и буду ждать, когда он загнётся! Затем власть будет в моих руках! Уж я
  тогда найду ей достойное применение. Этот урод, черт его дери, всё здорово
  продумал! Надо отдать ему должное.
  Вальдез встал и взяв кофейник и принялся наливать себе еще кофе. В это время
  раздался противнейший звук и на экране видеофона, висящего на стене появилась
  надпись "Видеоконференция с ...". От неожиданности Вальдез выронил чашечку из рук
  и та со звоном разбилась. Надпись на экране сменилась чьим-то искаженным до
  неузнаваемости лицом.
  - Вальдез! Хватит прохлаждаться! Я только что узнал новую информацию. Девчонка
  раскололась, теперь мы знаем как использовать машину клонирования.
  - Я очень рад слышать такие новости, но что они нам дают!? - Вальдез подбирал
  осколки с пола.
  - Идиот! - разозлился голос из видеофона, - это всё значит, что ты больше не
  будешь сидеть здесь и пить кофе...
  Вальдез подпрыгнул и снова выронил осколки чашки из рук. Он думал, что отключил
  камеру видеофона.
  - Ты должен сделать так, чтобы машина клонирования была доделана и чем скорее -
  тем лучше! Если в течение месяца ты не позаботишься об этом, можешь забыть о
  своем почетном месте.
  - Конечно, конечно! Несомненно! - Вальдез заулыбался фальшивой улыбкой.
  Голос Хвастунова стал еще противнее. Он издал что-то вроде рычания.
  - Девчонка Лизергинского мертва, теперь мне нужен он сам. Где он!?
  Слова Хвастунова о Лизергинском испугали Вальдеза. В последние четыре дня ему не
  хотелось думать о нем. Генерал сидел в своих апартаментах и ждал, когда наконец
  прекратит сыпаться этот проклятый снег.
  - В данный момент мы не ведем за ним наблюдения. Мы не хотим, чтобы он что-либо
  заподозрил, - с неуверенность сымпровизировал Вальдез.
  - Что?! - взревел Хвастунов, - ты потерял его из виду!? Ты дурак! Ты думаешь всё
  так просто!? Ты думаешь, мы тут в бирюльки играем!? Болван! Немедленно найди
  его, иначе я лично испытаю на тебе твое собственное изобретение!!!
  Далее Вальдез увидел в своем видеофоне, как на другом конце нога ударила по
  экрану и появилась надпись "Видеоконференция с ... закончена".
  - Ничего себе видеоконференция, - вздохнул Вальдез, - иногда я жалею, что
  связался с этим ублюдком. Но, - он рухнул в кресло и потянулся, - власть требует
  усилий и жертв. Я думаю, стоит немного потерпеть, ради неё.
  Он зевнул и нажал на кнопку на столе, на экране видеофона появилось изображение
  шефа полиции города. Вальдез сделал лицо как можно серьезнее:
  - Слушайте мой приказ! Агент Лизергинский предал Сопротивление, только что я
  получил приказ об его аресте. Я объявляю чрезвычайное положение, организуйте
  дежурство день и ночь, не выпускайте никого из города, короче, Лизергинский
  должен быть пойман и чем скорее тем лучше.
  - Сэр, Так точно, сэр, - вскрикнул шеф в стиле американского солдата и приложил
  руку к козырьку.
  - Болван, - зевнул Вальдез, выключив видеофон, - не люблю болванов.
  Он взял со стола свою генеральскую фуражку и надвинув её на глаза, откинулся в
  кресле и захрапел.
  
  Лизергинский и Фокс, тем временем уже почти достигли своей цели. Черный Nesser
  стоял во дворе какой-то ветхой полуразрушенной хибары, засыпанной снегом по
  самые окна. Рядом с хибарой стоял такой же полуразрушенный сарай.
  - Что это, Фокс, - саркастично усмехнулся Лизергинский, - мы приехали в гости к
  твоей бабушке, пить чай с блинами и малиновым вареньем?
  - Почти угадали, босс. Согласитесь, никому не придет в голову искать здесь
  знаменитейших изобретателей - братьев Гризли?
  - А что, они здесь? - с усмешкой спросил Лизергинский.
  В ответ на его вопрос дверь допотопной лачуги медленно отворилась и оттуда
  появился высокий человек лет сорока, в драном драповом пальто, старой вязаной
  шапке и свалявшемся шарфе. Человек медленно подошел к агентам и подал руку.
  - Макс - скромный житель этой забытой богом деревни. Эту деревню бомбили три
  раза. Мой дом последний из уцелевших. А вы очевидно, заблудились и хотите
  спросить у меня дорогу?
  Тут Лизергинский решил отколоть шутку и спросил:
  - Скажите, Макс, а вы случайно не один из тех изобретателей, которые изобрели
  пуленепробиваемый пластик?
  - Что? Какой такой пластик? Апчхи! - он чихнул и вынул из кармана платок, -
  простите.
  Макс отвернулся и тут же с неимоверной быстротой достал из под своего пальто
  короткую винтовку, странной модели, которую ни Лизергинский ни Фокс никогда не
  видели. Тут же винтовка была направлена на Сысопа. Положение спас Фокс.
  - Эй, Макс, если ты хочешь чтобы мы попали под раздачу, то сдачи не надо!
  Макс спрятал винтовку так же быстро, как и достал.
  - Ну что ж, - сказал он спокойно, - похоже Сопротивлению снова требуется наша
  помощь. Давненько о вас не было слышно. Ну и что же на этот раз, Фокс?
  - Агенту ЛСД срочно требуется ваша помощь.
  - Что?! - Макс оживился, - я не ослышался?! Агент ЛСД?! Легендарный Сысоп
  Лизергинский?! Где же он?! Покажите его мне!
  - Ну если вы так этого желаете, - сказал Лизергинский, - я перед вами!
  - Ух! Чего же вы стоите? Пройдемте в мое скромное жилище! Чай, блины и малиновое
  варенье уже на столе! - Макс усмехнулся и указал на дверь.
  - Ну надо же, - удивленно говорил Сысоп, заходя в лачугу, - они даже мысли
  читают! Может и правда эти братья смогут нам помочь?
  Не смотря на то, что избушка выглядела очень ветхой, внутри было довольно уютно:
  два окна, две кровати, стол со стульями. Обогревалась избушка несколькими
  нехитрыми обогревателями из кирпичей и нихромовой проволоки, этого было
  достаточно, чтобы поддерживать комфортную температуру.
  - Как у вас тут здорово, - сказал Лизергинский, - я бы сам не отказался тут
  пожить годик другой.
  Он походил немного по избе и удивленно посмотрев вокруг спросил:
  - А где же все ваши гениальные изобретения?
  - Было бы неразумно хранить их у всех на виду. Как вы, наверное, уже догадались
  мы очень хорошо конспирируемся. Я думаю, самое время показать вам нашу скромную
  лабораторию.
  Макс открыл дверцу погреба, расположенную в полу и любезно предложил
  Лизергинскому и Фоксу спуститься вниз. Сысоп ожидал увидеть нечто грандиозное
  внизу, но вместо этого он спускался в маленький подвальчик, освещаемый лампочкой
  в сорок ватт, по скрипучей лестнице. Это был маленький погребок, в котором
  ничего не было кроме ящика с картошкой.
  - Наверное, нужно было быть гениальным изобретателем, чтобы вырастить такую
  первоклассную картошку, - пошутил Лизергинский.
  - У вас есть чувство юмора, - усмехнулся Макс и взял в руки картофелину, под
  которой обнаружилась маленькая кнопочка.
  Он нажал на неё и одна из стен начала медленно отодвигаться в сторону. Через
  несколько секунд взору Лизергинского и Фокс предстала хорошо освещенная
  лестница, уходящая вниз.
  - Прошу вас, проходите, - пригласил Макс своих гостей.
  Как только они вошли, Макс повернул какой-то рычажок рядом с дверью. Снаружи
  послышался гул моторов и какие-то приглушенные звуки.
  - Что это? - спросил Лизергинский.
  - Ничего особенно, просто сигнализация от грабителей. Теперь, чтобы попасть в
  нашу лачужку, неприятелю придется использовать как минимум направленный атомный
  взрыв. Под её внешней ветхостью - двадцатисантиметровый слой нашего нового
  пластика. Но даже если он попадет внутрь, сюда ему ни за что не пробраться...
  - Хм, - заговорил наконец Фокс, - как приятно чувствовать себя в абсолютной
  безопасности.
  Они спустились по лестнице к большой двери серого цвета. Макс набрал какой-то
  сложный код на панели рядом с дверью и она бесшумно отворилась.
  - А вот и наша лаборатория, - с гордостью объявил Макс.
  Лабораторией было большое помещение, буквально забитое различными агрегатами,
  приборами и приспособлениями. Повсюду были развешаны различные виды оружия,
  большинство из которых не было известно ни Фоксу, ни Сысопу. В кресле за столом
  сидел человек среднего роста, похожий на Макса и лет на пять его моложе. На его
  голове была зеленая потертая кепочка, одет он был в спецодежду из карманов
  которой торчали различные гаечные ключи, отвертки и прочие известные и
  неизвестные приборы.
  - Приветствую вас! - радостно заговорил человек, он встал с кресла и
  поздоровался с гостями, - меня зовут Барри Гризли. Я заведующий всем этим
  барахлом, главный помощник и по совместительству младший брат Макса.
  - Барахло!? - возмутился Фокс, - да я бы пол жизни отдал чтобы завладеть хотя бы
  вот этим.
  Он указал на какую-то странную штуку висящую на стене.
  - Этим? - усмехнулся Барри, - Фокс, по моему тебе надоело жить! Это же самая
  первая модель пушки Гаусса! Она же нестабильна, как моя микроволновка и
  взрывается прямо в руках, отнимая половину всех твоих жизней... Хе-хе, шутка!
  - Я читал про эту пушку, - добавил Лизергинский, - по моему она стреляет очень
  мощным вихревым магнитным полем
  - Что-то вроде того, агент ЛСД, но не совсем. Я вижу вы кое-что соображаете в
  физике.
  - Еще никому не удавалось воплотить эту идею, - сказал Лизергинский.
  - Чепуха, - перебил его Макс, - мы с Барри сделали эту модель еще два года
  назад, но Сопротивление ничего не согласилось покупать, кроме секрета
  изготовления этой низкосортной пластмассы. У нас уже два года нет заказов.
  Сопротивление молчит, про нас забыли, мы не можем вылезти из этой дыры добрых
  три года. Эх если бы кончилась эта война!
  - Как раз поэтому мы и здесь! - сказал Фокс.
  - Вы наш самый прогрессивный герой, агент ЛСД. Одно время только про вас и было
  слышно, - ухмыльнулся Барри.
  - Скажите, как вам удалось уничтожить техцентр Rainbow? - спросил Макс, - Мы
  очень долго бились над этим вопросом.
  - Несовершенная система охраны и управления. Любой ребенок мог пробраться туда и
  нажать на кнопку самоуничтожения.
  - Ба, а я думал вы расскажете нам одну из своих историй? Мне бы хотелось
  послушать о том, кто такой этот Хвастунов и откуда он взялся, - сказал Барри, -
  нечасто услышишь интересный рассказ от человека-легенды.
  - На самом деле нам очень многое предстоит вам рассказать, - сказал Фокс, -
  последнее время события складывались очень напряженно...
  Пока Лизергинский и Фокс рассказывали всё от начала до конца, Макс принес
  горячий чай с вареньем. Лизергинский очень давно не пил чай с вареньем, это было
  его любимым угощением...
  ...Как только Лизергинский закончил свою историю, Барри ударил по столом кулаком:
  - Так значит этот гад - Хвастунов жив. Ну, агент ЛСД, поверьте, мы с Максом
  сделаем всё, чтобы помочь вам раздавить этого паразита и спасти вашу хм...
  невесту!
  - Пройдемте с нами, я бы хотел вам кое-что показать, - сказал Макс.
  Он открыл еще одну незаметную дверь, за которой находилась комната, освещенная
  слабым синеватым светом. Зайдя в комнату, он вышел через несколько секунд с
  огромной, но судя по всему не очень тяжелой пушкой в руках, он сделал еще один
  рейс в комнату и вынес оттуда странный бронекостюм.
  - Вот! Такого вы никогда еще не видели! Эти вещи сделаны на основе нашего
  открытия, величайшего за всю историю человечества!
  - Ну и что это за открытие? - поинтересовался Фокс.
  - Вы знаете что такое критическое состояние вещества? - Макс посмотрел на
  агентов - Судя по выражениям ваших лиц, не знаете. Говоря доступным языком, это
  такое состояние вещества, при котором теряется переход между его агрегатными
  состояниями. В таком состоянии вещество способно поглощать практически любое
  количество энергии, не нагреваясь, так как его молекулы и атомы движутся с
  бесконечно малыми скоростями. Разумеется до нас никто не смог получить такое
  вещество при нормальных условиях.
  - Это считалось невозможным, - перебил его Барри, - но всё оказалось очень
  просто. Разумеется мы не будем раскрывать своих секретов. Но с радостью
  предоставим вам все свои новинки. Я думаю, мы можем вам их продемонстрировать
  прямо сейчас.
  В это время Макс уже одевал бронежилет на манекен в специальной комнате. Как
  только он сделал это, Барри снял со стены огромный шестиствольный пулемет и
  кряхтя поднес его Максу.
  - Тяжелый, собака, - прокомментировал он, - за секунду превращает в решето всё
  что угодно, кроме, разумеется нашего бронежилета.
  Макс подошел почти в упор к манекену, прикрепленному к полу для устойчивости, и
  за несколько секунд выпустил в него пол магазина патронов. Барри вытащил пальцы
  из ушей.
  - Ну, как? - спросил он довольным тоном, - это называется бронекостюм "Гризли"
  Лизергинский подошел к манекену и с удивлением взглянул на жилет.
  - Его даже не поцарапало! - с восторгом вскрикнул он.
  - А вот результаты проверки обычного бронежилета, - Барри показался с обычным
  кевларовым бронежилетом изуродованным и пробитым насквозь в более чем десяти
  местах, - почувствуйте разницу! Наше изобретение обеспечивает максимальную
  защиту при минимальном весе.
  - Может теперь желаете взглянуть на универсальное средство нападения?
  Барри поднес большой кусок асбеста, толщиной в добрый десяток сантиметров и
  закрепил его рядом с манекеном. В это время Макс полностью переоделся в легкий
  бронированный костюм: он одел бронежилет, пластины защищающие руки и ноги,
  перчатки, ботинки и шлем со специальным прозрачным "забралом". Затем он взял в
  руки пушку, которая лежала рядом и подал Барри сигнал. Тот закрыл дверь и велел
  Лизергинскому и Фоксу наблюдать за происходящем на мониторе рядом с дверью.
  Пушка представляла собой двуручное оружие с длинным толстым стволом, которое
  нужно было держать на весу, как тяжелый пулемёт. Сысоп с интересом смотрел, что
  делает Макс. Пушка в его руках завибрировала, послышался громкий нарастающий
  звук из-за двери. Наконец последовало что-то наподобие маленького взрыва.
  Лизергинский даже не успел заметить что произошло.
  Как только дверь открылась, оттуда потянуло жаром. Фокс осторожно заглянул
  внутрь. Внутри комнаты Макс осматривал огромный кусок асбеста, с не менее
  большой дыркой посередине.
  - Лазер разбивает "критическое" вещество на ионы. А так, как скорость их
  расхождения бесконечно мала, они скапливаются в одном месте. Когда их
  накапливается определенное количество... Бум! Направленный тепловой взрыв! - Макс
  рассмеялся, - вы видели, что произошло с асбестом - самым огнеупорным в мире
  материалом? Этот прибор позволяет испарять всё что угодно и кого угодно. Я
  назвал его "испаритель", - я думаю, это самое мощное оружие в истории
  человечества.
  - Используйте его против Хвастунова и Rainbow. Но берегитесь! Испаритель нельзя
  использовать без бронекостюма "Гризли", в лучшем случае получите ожог четвертой
  степени в худшем поджаритесь заживо. В радиусе пяти метров температура
  поднимается до тысячи с лишним градусов, - предупредил Барри.
  - А в точке куда стреляешь? - спросил Фокс.
  - Думаю, точке этого хватит! - Макс еще раз рассмеялся, похоже, его работа
  приносила ему радость и удовольствие.
  Он протер свой "испаритель" рукой в бронированной перчатке. В своем костюме он
  был похож на героя каких-то немыслимых фантастических фильмов.
  - А теперь, внимание сюда, - продолжил он, - если мы повернем вот этот маленький
  рычажок, грозное оружие превратится в не менее грозную тепловую бомбу. Тепловой
  взрыв выжигает всё живое в радиусе пятисот метров, без какого либо вреда для
  пушки и вас, если вы не забыли одеть наш бронекостюм. Правда при этом
  расходуется весь боезапас, но мы с Барри снабдим вас необходимыми боеприпасами!
  - А вы разве не хотите присоединиться к нам? - спросил Фокс.
  - Мы бы с радостью, но даже с нашими возможностями, подобное мероприятие - дело
  опасное и рискованное! Если мы будем воевать, то кто же будет изобретать?
  - Да, похоже вы правы, - подтвердил Лизергинский.
  - Я уверен, что вы сами прекрасно справитесь с этой задачей и избавите мир от
  этого проклятого тирана - Хвастунова, - поддержал его Барри.
  
  Прошло два дня, за которые Лизергинский и Фокс полностью экипировались и
  научились пользоваться новым оружием. Кроме испарителя братья "Гризли"
  предоставили им еще несколько наименований оружия, "на испытание" - как
  выразился Барри. На вопрос Лизергинского, а что будет если одна из этих штуковин
  взорвется у него в руках, Барри отвечал, что если на нем будет броня "Гризли",
  ничего страшного не произойдет. Помимо этого черный Nesser был полностью покрыт
  тем же веществом, из которого была сделана броня. После этой процедуры он стал
  скорее серым, нежели черным. Теперь машина могла выдержать любой взрыв, даже
  тепловой.
  Вечером третьего дня, попрощавшись с братьями изобретателями, Лизергинский и
  Фокс отправились обратно в город...
  - Хотя я сам испытал эту броню несколько раз, я не достаточно удовлетворен. Она
  такая легкая и удобная, что я начинаю сомневаться в её прочности.
  Агенты ехали по заснеженной дороге к городу. Оба они были в своей новой
  экипировке.
  - Вы забыли сказать, что она еще и теплая. За окном минус, а мне ничего, -
  ухмыльнулся Фокс.
  - Мне хочется испытать её в бою, только тогда я успокоюсь! - продолжал
  Лизергинский.
  В это время зоркий глаз Фокса заметил в сумерках, какие-то огоньки.
  - Никак полиция? Интересно, кого они там ловят? Нас не было три дня, кто знает,
  что могло случиться?
  Лизергинский надел свой шлем и закрыл забрало. Оно было прозрачным только
  изнутри, снаружи забрало было зеркальным.
  - Стильно, - заметил Лизергинский.
  В это время Nesser подъехал к полицейскому блокпосту и остановился, так как путь
  был перекрыт. Первым, что увидели Лизергинский и Фокс была дюжина пистолетов и
  несколько пар гранатометов, смотревших в их сторону.
  - Выйдите из машины, руки на капот и никаких резких движений! - кричал в
  громкоговоритель какой-то лысый полицейский с суровым лицом.
  Фокс начал быстро одевать свой шлем. Когда шлем, наконец, был на месте, он с
  облегчением вздохнул:
  - Уф! Теперь я ничего не боюсь! Кстати, чего хотят от нас эти люди с хлопушками?
  - Не знаю, кажется они хотят арестовать нас, но только я не могу понять за что,
  - сказал Сысоп спокойно.
  Прошло несколько минут, Лизергинский и Фокс с интересом наблюдали за тем, как
  лысый надрывается, выкрикивая в громкоговоритель угрозы одна, страшней другой.
  - Мы то с вами помним, босс, как Макс стрелял в нашего красавчика с "чейна", ни
  одной царапинки! - усмехнулся Фокс.
  - А ежели один из тех хлопцев стрельнет со своей дуры? - Лизергинский указал на
  полицейских с базуками.
  - Ну, надеюсь, до этого не дойдет, босс, - успокоил его Фокс.
  В это же время полицейские открыли огонь из своих пистолетов по машине. Напрасно
  они тратили патроны, пули не причиняли Nesser"у никакого вреда. Фокс быстро
  нажал несколько кнопок на навигаторе и машина как будто подпрыгнула на месте.
  - Что это было? - спросил Сысоп.
  - Мы вбили в землю несколько кольев, чтобы нас не отнесло взрывом, - объяснил
  Фокс.
  Лысый еще что-то прокричал и один полицейский выстрелил из своего
  противотанкового гранатомета. Сысоп и Фокс закрылись руками от взрыва, тряхнуло
  так, что мало не показалось бы никому. Когда через несколько секунд Сысоп пришел
  в себя в его крови кипел адреналин. Он резко повернулся назад и схватил свой
  "испаритель".
  - Посидишь тут, или мне одному с ними управиться? - спросил он у Фокса.
  - Я прикрою, - он достал маленький пистолет футуристического вида...
  
  - Дверцы машины резко открылись. Из машины показались двое. Оба в странных
  костюмах и шлемах. У водителя был в руках маленький пистолетик, а у другого
  огромная пушка, я такой никогда не видел!
  Лысый лежал на больничной койке, его лицо и лысина были покрыты ожогами и
  пузырями. Рядом с койкой стоял Вальдез, он свернул руки кренделем и нервно
  шевелил пальцами.
  - Ну-ну, и что же было дальше, - спросил он у лысого недовольным тоном.
  - Все дружно открыли по ним огонь из оружия... А они... Они отмахивались от пуль
  словно от мух! Честное слово!
  - От мух!? - взбешенно спросил Вальдез.
  - Да! Они стояли и демонстративно переглядывались! Под пулями! Одному, что с
  пистолетом даже в голову попали! Он тогда посмотрел, на того, что с громадной
  пушкой и показал ему большим пальцем вниз! Тот кивнул головой, и тут началось!..
  - Что началось?
  - Этот водила начал снимать наших полицейских из своего пистолетика! Бестия!
  Сначала обезвредил наших гранатометчиков! Они просто роняли оружие из рук и
  падали!.. А потом... Ужасно!.. Второй что-то нажал на своей пушке и та затряслась
  и загудела. Через пару секунд я почувствовал, что мне жарко! И тут то я понял,
  что на улице зима, а мне жарко! Я посмотрел и перекрестился, вокруг этих двоих
  моментально растаял снег, пар встал столбом! Потом мне стало очень жарко! Наши
  парни схватили под руки тех, кого подстрелил этот тип и потащили подальше от
  этого проклятого места! Когда они были уже далеко я стоял и не мог шевельнуться!
  И только поняв что у меня лопается кожа, я закричал как бешеный и побежал! Потом
  я слышал, как взрываются патрульные машины, как рвутся снаряды от
  гранатометов!..
  - Что бы это ни было, эти двое явно спеклись там! Или взорвались вместе со своей
  машиной!
  - Нет!!! Как только всё кончилось из огня выехала их машина! На ней не было ни
  единого повреждения! Казалось она только обновилась от всего этого! Я лежал
  рядом с обочиной, машина подъехала ко мне и... оттуда вышел тот второй!.. А дальше
  мне словно мозги вышибли, ничего не помню!
  - Как это не помню! - разъярился Вальдез, - они что, били тебя!?
  - Нет, - лысый напрягся, - по-моему они что-то спрашивали...
  - Что спрашивали!? Отвечай!
  Вальдез не давал лысому не единого шанса соврать. Лысый не мог сказать неправду
  под строгим взглядом генерала.
  - Кажется что-то про... - он делал вид что усиленно думает, - ...про то, кто отдал
  приказ напасть на них.
  - Что?! - Вальдез сжал руки в кулаки, - ну ты, разумеется, им ничего не сказал!
  - Но генерал! - лысый попытался накрыться с головой одеялом, чтобы спрятаться, -
  он держал свою пушку прямо у моего носа!
  - Что!?
  - Он сказал, что поджарит меня!.. Зарежет!.. Выпустит кишки!.. Подвесит...
  - Довольно! - перебил его Вальдез, - ты совершил ошибку о которой пожалеешь! С
  этого момента ты больше не капитан полиции! Ты будешь обычным патрульным до
  конца своей жизни, и я думаю ты вскоре пожалеешь о том, что этот парень не
  выпустил тебе кишки!
  Вальдез уже собрался было уходить из палаты, как вдруг вспомнил о чем-то и снова
  подошел к уже разжалованному капитану.
  - Так, ты говоришь в машине вместо Лизергинского и его напарника, находились эти
  двое? А ты уверен, что это были не они?
  - Что вы! - заблеял Лысый, - это были дьяволы! Ни один человек не выжил бы после
  такого!
  - Дьяволы, говоришь! А голос ты их запомнил?
  - Голос?.. Хм... Тот, что с пистолетом ничего не говорил, а у второго был обычный
  голос. Вот только, говорил он как-то странно, как мне показалось.
  - Странно? И как именно?
  - Каждую фразу он произносил с каким-то и интересным... Хм..., - он задумался,
  пытаясь найти нужное слово.
  - Акцентом? - спросил Вальдез.
  - Нет. С какой-то усмешкой что ли. Он говорил так, как будто ему на всё глубоко
  плевать, так, будто он играл с нами в какую-то игру, в которой мы проиграли.
  - Балбес! Это называется иронический пафос! Ну, куда тебе до этого! - Вальдез
  покачал головой, - теперь я точно знаю, что это был Лизергинский. Но откуда у
  него такое оружие и броня? Это невероятно! Я должен сообщить об этом Хва... - он
  осекся и чтобы исправить оплошность, строго посмотрел на лысого и громко
  приказал, - Хватит прохлаждаться! Сегодня ты здесь! Завтра ты с утра
  патрулируешь улицы! Понял!?
  - Но... - попытался возразить новоиспеченный патрульный, но Вальдез уже хлопнул
  дверью.
  
  Вальдез зашел в свой кабинет, плотно закрыл двери, задернул шторы и проверил,
  нет ли в помещении подслушивающих устройств. После всего этого он включил
  видеофон и набрал код. Прошло несколько минут. Затем экран засветился и на нем
  показалось изображение огромного человека "два на полтора". Этот человек был
  полностью покрыт пластинами цвета мокрого асфальта. На его спине была большая
  выпуклость, напоминающая горб. На голове был шлем, того же цвета, отдаленно
  напоминающий ведро. На шлеме было два прямоугольных отверстия для глаз, закрытых
  черными стеклами. Кроме того от шлема отходили два гофрированных шланга, которые
  исчезали где-то внутри "горба".
  - Зачем ты вызывал меня, Вальдез? - послышался грубый голос почти на самой
  низкой частоте слышимости.
  Голос был явно искусственный. От него у генерала Эдвина пробежали мурашки по
  спине.
  - Алекс?... Это ты? - опешил он.
  - Не узнал? Ха-ха! - его смех больше походил на рычание Цербера, - однако, не
  жди богатств, для этого тебе предстоит поработать!
  - Что это всё такое, Алекс, я не могу понять? - растерянно спросил Вальдез.
  - Все технологии Сопротивления теперь в моих руках. Среди них я нашел секрет
  изготовления сверхпрочного пластика и еще кое-что. Судя по всему, эти
  изобретения или пылились в архивах, или у Сопротивления было недостаточно
  средств для их практического применения... Моё состояние явно не идеальное, для
  продления моей жизнедеятельности была построена эта моторизированная система
  жизнеобеспечения. Это целая крепость! Самая мощная броня, которая существует во
  всём мире! - он сделал паузу, - Так что ты хотел?
  - У меня плохие новости! Лизергинский сбежал и похоже теперь в его руках самое
  мощное в мире оружие!
  - Насколько мощное? - спросил с усмешкой Хвастунов.
  - Вдвоем со своим напарником он вывел из строя отряд полиции, посланный на его
  захват. Пять патрульных машин, пятьдесят полицейских, четверо с гранатометами! В
  результате - пятнадцать серьезно ранено, остальные получили ожоги средней
  степени тяжести!
  - Значит он тоже зря времени не терял! Ха-ха! Это только сделает игру более
  интересной!
  - О чем это ты? - испуганно спросил Вальдез.
  - Теперь, когда я снова на ногах, я прибываю в столицу. Я устрою ловушку
  Лизергинскому, из которой ему не выбраться! Когда с ним будет покончено, я
  займусь Советом Сопротивления, а затем своим клонированием для последующей
  трансплантации. А после... - он остановился, - это будет маленький сюрприз!
  - Алекс! Прими к сведению, то что я сказал, Лизергинский сейчас очень опасен! Ты
  очень рискуешь!
  - Вальдез, придурок! - разозлился Хвастунов, - это ты рискуешь, говоря мне такие
  вещи! Готовься к моему прибытию! Скоро ты увидишь, что такое настоящая сила!
  Экран видеофона погас.
  - Подумаешь, какой смелый! - сказал Вальдез вслух. Что ж, если тот полицай
  сказал мне правду, то нашего дорогого урода не спасет никакая броня. Чёрт! Это
  значит, что и я не в безопасности! Этот олух проговорился! Мне нужно бежать
  отсюда и чем скорей тем лучше!
  В это время двойная металлическая дверь в кабинет Вальдеза повела себя довольно
  неестественным образом. Раздался звук очень сильного удара и дверь прилетела к
  ногам генерала вместе с косяком и куском стены. Вальдез остолбенел от грохота и
  неожиданности. Когда же пыль рассеялась, он увидел двоих людей в странных
  костюмах и шлемах. В руках одного была огромная пушка, второй был вооружен
  короткой винтовкой с кучей непонятных приспособлений.
  - Генерал Вантуз, или как вас там? - с усмешкой спросил тот, что с пушкой.
  - Агент Лизергинский и его верный Фокс, как я понял? - Вальдез старался не
  терять самообладания.
  - Что ж, генерал, я думаю нам с вами стоит поговорить по душам, - Лизергинский
  повернулся к Фоксу, - приготовь, пожалуйста машину для нашего гостя, а сейчас я
  хотел бы поговорить с ним с глазу на глаз.
  Фокс кивнул головой и удалился.
  - Так-так, мистер Вантуз, вы сами всё расскажете или вас об этом попросить? -
  продолжил Сысоп.
  - Перестаньте оскорблять моё имя! Я из древнего рода румынских графов! - Вальдез
  принялся медленно отступать к своему письменному столу.
  - Что, неужели все в вашем роду были предателями? Вы работаете на Хвастунова не
  так ли?!
  - Я думаю нет смысла больше скрывать этого, мистер Лизер! Надо отдать вам
  должное, вы оказались гораздо умнее и хитрее, чем я предполагал!
  - Скорее прочнее, грязная свинья! - Лизергинский страшно злился, когда его
  называли "мистер Лизер", - раз ты работаешь на этого урода Хвастунова, ты
  наверняка причастен к исчезновению Киры!
  - Ну-ну, повежливее! - Эдвин уже стоял возле стола, - ваша невеста в целости и
  сохранности...
  Лизергинский слушал каждое слово Вальдеза, когда речь пошла о его любимой. Но
  вдруг...
  - Алекс, сказал, что сохранил её тело специально для вас! - усмехнулся генерал.
  - Нет!!! Ты врешь, паршивая крыса! - Лизергинский приготовил к бою "испаритель".
  - Вы знаете, мистер Лизер, у нас, у румынских графов не принято говорить
  неправду в лицо!
  - Сейчас я избавлю мир от одного графа из твоего жалкого рода!
  Испаритель уже начал разгоняться. Вальдез вытер выступивший на лбу пот и с
  невозмутимым видом ударил по одной из кнопок на столе. Мгновенно позади
  генерала, из отверстий в стенах появились два мощных пулемёта. Раздалась длинная
  очередь, пушка вылетела из рук Лизергинского, его отбросило к противоположной
  стене и продолжало поливать выстрелами из пулеметов. Хотя пули не причиняли ему
  вреда, удары всё же давали о себе знать. Когда патроны в пулеметах иссякли,
  Сысоп лежал без сознания у стены, изрешеченной пулями. Вальдез тем временем
  быстро подбежал к пушке, валявшейся рядом и схватил её. Прошло несколько секунд
  и Сысоп очнулся. Он открыл глаза и увидел перед собой генерала, который держал
  испаритель прямо у него перед носом.
  - По моему, капитан полиции сильно приукрасил свой рассказ. Тебя вовсе не так
  сложно обезвредить, - говорил он.
  Лизергинский чувствовал боль от ударов по всему телу. Его конечности двигались с
  трудом, казалось их наполнили свинцом. В голове стоял шум.
  - Я с тобой не буду церемониться! Тебя наверняка можно убить твоим же оружием!
  Ведь я прав?
  Ответа не последовало.
  - Молчишь? Хорошо! - сказал довольно Вальдез и посмотрел на испаритель, -
  так-так что это? Регулятор мощности? На минимуме! Ха-ха как гуманно с твоей
  стороны, мистер Лизер!
  - Я... я не убиваю людей просто так, ублюдок... - с трудом выдавил Сысоп.
  - Хо! А я убиваю! - он повернул регулятор до отказа, - А теперь приготовься к
  смерти! Может быть у тебя есть последнее желание?
  - Хочу, чтобы в аду тебе было как можно больнее, - сказал Сысоп сквозь зубы.
  - Извини, но сейчас твоя очередь, - усмехнулся Вальдез и запустил испаритель.
  Оружие загудело и завибрировало, улыбка мгновенно исчезла с лица Вальдеза, когда
  тот почувствовал резкий жар. Страшно испугавшись, он захотел выпустить
  испаритель из рук, но тот намертво прикипел к его рукам, спалив кожу до костей.
  В отчаянии, Вальдез издал предсмертный вопль и воспламенился, как и всё вокруг,
  что могло гореть. Лизергинский с отвращением увидел, как генерал за доли секунды
  превращается в скелет с отвисшей нижней челюстью, а затем рассыпается во прах.
  Сысоп с трудом заставил себя подняться и поднять испаритель, валяющийся в кучке
  пепла. К этому моменту двухэтажное здание, где находились апартаменты Вальдеза,
  полыхало. К счастью у Лизергинского был достаточный запас воздуха. Прихрамывая,
  опираясь одной рукой на испаритель, а другой держась за ушибленную спину,
  Лизергинский прошел сквозь горящее здание к выходу. На выходе его встретил Фокс.
  - Босс, вы в порядке!? - спросил он Сысопа.
  - Ох! Не спрашивай! - отмахнулся Лизергинский.
  - Что случилось? Всё здание мгновенно воспламенилось, если бы на мне не было
  шлема, я бы остался без своей роскошной шевелюры!
  - Ничего особенного, просто Вантуз не прочитал инструкцию по эксплуатации
  испарителя.
  - Чайник! - сделал вывод Фокс.
  - Был, - добавил Лизергинский, вдруг его спину снова прихватило. - О, моя бедная
  спина, - воскликнул он.
  Фокс помог Лизергинскому добраться до Nesser"а. Машина рванула с места. Сысопу
  нужно было залечить раны физические и душевные...
  
  - Не могу поверить, что её больше нет! Нет! Сколько это может продолжаться!..
  Прости...
  Сысоп снова сидел у саркофага Анжелы и трогал рукой его холодную поверхность.
  - Нет, он не соврал. Я чувствую, что он не соврал. Я чувствую что потерял её.
  Медальон не спас ей жизнь. Я понадеялся на него... и потерял... я не смог её спасти...
  Он прислонился лицом к стеклу и почувствовал его холод.
  - Теперь остались только ты и я. Давай побудем вместе, ведь каждый раз может
  стать последним...
  
  - Эдвин предал нас! Я с самого начала сомневался в нём!
  Лизергинский находился в самом главном месте Сопротивления, в ставке
  Главнокомандующего. Да, сопротивления был свой Главнокомандующий. В отличие от
  Хвастуновой, а затем и её брата, о его наличии мало кто подозревал, и мало кто
  верил что он вообще существует.
  Теперь Сысоп сидел напротив этого человека и как никто другой, убеждался, что он
  не призрак, а самый простой человек. Хотя, он и знал что существует пресловутый
  маршал Филипп Поттерс, который так умело координирует действия всех войск
  Сопротивления, ему никогда не приходилось с ним встречаться. Полноватый человек
  лет шестидесяти пяти, с усами и бородой, в очках с сильным плюсом, - таковым был
  этот маршал Поттерс. Он никогда не злился (по крайней мере за всё короткое время
  беседы, Сысоп этого не замечал), говорил спокойно, складно, иногда употребляя в
  своей речи философские термины и сложные синтаксические конструкции.
  - Я очень рад видеть вас здесь Сысоп Сысопович. Я столько наслышан о ваших
  подвигах, однако никогда не видел вас, так сказать, живьем, - маршал поправил
  свои волосы, с сединой, но всё еще в хорошем состоянии.
  - Спасибо, я так же считаю за честь разговаривать с вами здесь и сейчас, -
  вежливо ответил Сысоп.
  - В таком случае, осмелюсь вас обрадовать, теперь вам придется разговаривать со
  мной гораздо чаще. Генерал Эдвин мёртв и, честно говоря, я рад этому, а вы
  переходите, так сказать, под мой личный контроль, - он продолжил. - Я уже слышал
  про гениальные изобретения братьев Гризли, так кажется их зовут? Но, то что вы
  мне рассказали с трудом укладывается в моей голове. Я бы не поверил вашим
  рассказам, если бы сам не присутствовал на испытании вашей брони и оружия.
  Скажите, где же можно найти этих гениальных братьев?
  - Простите, - с уверенностью отчеканил Лизергинский, - но я не могу вам этого
  сказать.
  - Отчего же? - поинтересовался Поттерс.
  - Я никогда не нарушаю данных мною обещаний!
  Поттерс задумался. Он встал с кресла на котором сидел и походил несколько минут
  туда-сюда по своему кабинету.
  - Вынужден сдаться без боя. Я сам - человек чести и по сему не буду больше
  касаться этой темы.
  Он ходил еще несколько минут, затем снова сел в кресло.
  Маршал еще долго допрашивал Лизергинского. Когда же наконец их разговор
  закончился, Поттерс пригласил Сысопа познакомиться с его новым напарником.
  
  - Господи, почему Фокс остался в столице и не поехал со мной?! - говорил про
  себя Лизергинский, шагая в спортивный зал, где по словам Поттерса, тренировались
  "герои".
  Когда он прошел в зал, там находился всего лишь один человек. Он вовсе не
  походил на качка, напротив он был худощав, однако заметно бросались в глаза его
  широкие запястья. Одет этот паренек был в кимоно, подпоясанное черным поясом.
  Сысоп поздоровался с пареньком, тот в ответ поклонился.
  - Простите, мне нужен человек по имени Шон.
  - Я перед вами, - ответил паренек, - а вы очевидно мой новый напарник?
  - Да. Разрешите представиться, меня зовут Сысоп Лизергинский.
  - Шон Райпер, - коротко отчеканил парень, - черный пояс по карате, шестой дан.
  Понаслышке Лизергинский знал, что в карате шестой дан означает - мастер экстра
  класса. Глядя на своего нового напарника, он даже начал немного побаиваться.
  - Меня попросили показать вам несколько простых приемов, - продолжал Шон.
  Лизергинский увидел небольшой бочонок стоящий на столе в нескольких метрах от
  Райпера. Внезапно тот начал совершать какие-то странные движения. Через
  несколько секунд его рука сделала выпад в сторону бочонка и тот разлетелся на
  мелкие щепки.
  - Неплохо! - с восхищением воскликнул Лизергинский, который никогда ничего
  подобного не видел.
  - Я один из немногих мастеров владеющих бесконтактным карате, это требует
  большой выдержки и концентрации. В связи с этим меня здесь часто называют -
  Soulripper1.
  - Кажется, я понял, - покачал головой Лизергинский, - надеюсь ваше искусство
  очень пригодится нам в бою. Кстати, нам предстоит работать вместе, может
  как-нибудь научите меня парочке приемов?
  - Вполне возможно, но только для этого вам понадобится в совершенстве овладеть
  концентрацией и медитацией, - усмехнулся Райпер.
  - Да-да, я что-то там читал про альфа-волны2, и даже использовал всё это на
  практике... Но, к сожалению, началась война и мне стало как-то не до этого.
  - Я слышал, что вы очень разносторонний человек, думаю, с вами будет интересно
  работать.
  Лизергинский надеялся задавить авторитетом своего нового напарника, но на
  практике получалось совсем наоборот. Райпер постоянно говорил с усмешкой, как
  будто он был богом в своем спортзале.
  - Посмотрим, как он поведет себя, когда пули будут свистеть в сантиметре от его
  уха, - Думал Сысоп. - Уж тогда я покажу ему медитацию!
  Он предложил Райперу посетить полигон и продемонстрировать новую броню. Они
  вышли из спортзала и спустились вниз, где их ждала машина.
  Через час на полигоне все было готово к проведению демонстрации. Лизергинский
  надел свой бронекостюм и вошел на площадку, где стояло с десяток солдат
  вооруженных винтовками М-16. По команде все солдаты открыли огонь. Пули
  ударялись о броню и отскакивали, лишь немного толкая Лизергинского назад -
  буквально днем ранее, броня была доработана специалистами сопротивления и
  снабжена специальным устройством, компенсирующим удары от пуль. Когда у солдат
  кончились патроны, Сысоп вышел с площадки и продемонстрировал, всем наблюдавшим
  испытание, что пули не принесли ни малейшего вреда ни броне, ни ему.
  - Ну, как тебе моя броня, мастер, - он подошел к Райперу и снял шлем, - не
  хочешь испытать?
  Лизергинский надеялся, что тот откажется, однако мастер карате самодовольно
  ответил:
  - Почему бы и нет, это еще один отличный повод проверить своё мастерство.
  Райпер надел второй костюм и прошел на площадку. Солдаты перезарядили винтовки и
  начали стрельбу. К удивлению Сысопа, его напарник не стал стоять и ждать, он
  двигался так ловко и умело, что ни одна пуля не попала в него.
  - Поздравляю, сэн-сэй3, по-моему, тебе не нужна броня, ты и так неплохо
  управляешься, - усмехнулся Лизергинский, когда Райпер покидал площадку.
  - Неплохой костюмчик, очень удобный, почти не стесняет движения! Его можно
  использовать как кимоно.
  Он еще попрыгал немного в своем новом одеянии, затем принялся показывать
  Лизергинскому новые
  винтовки Сопротивления. Сысоп в свою очередь показал Райперу испаритель. Потом
  они испытания закончились и все направились обратно в штаб.
  В этот день Лизергинский очень устал. Ему не нравился город Прибрежный, он
  скучал по столице, ему не хватало чего-то и он, кажется, понимал чего именно. Он
  знал, что скоро должна закончиться работа по воссозданию машины клонирования.
  Ученые были уверены в том, что Анжелу удастся вернуть к жизни.
  - Только бы всё прошло успешно. Я столько должен ей рассказать...
  Уже давно стемнело. Лизергинский лежал на кровати. Мысли беспорядочно кружились
  в его голове, появляясь и мгновенно исчезая, не оставляя следа. Сысоп вспомнил о
  Кире. Он понимал, что ничего не может сделать. Он не знал, где находится Кира,
  жива ли она. От таких мыслей его настроение совсем испортилось. Усилием воли
  Лизергинский заставил свои мысли остановиться. Последнее время ему казалось, что
  мир стал каким-то серым. В его голове всплывали события, происходившие чуть
  меньше полугода назад. За это время всё радикально изменилось. Хотя силы Rainbow
  были истощены, и перевес был на стороне Сопротивления, Сысопу казалось, что
  жизнь померкла. Не хватало того огня, что был раньше, той силы, заставлявшей
  стынуть в жилах кровь... Сознание Лизергинского отключилось и он заснул.
  
  III
  - ...где я? Что происходит?
  Кира открыла глаза и увидела перед собой грязный обшарпанный потолок. Она
  попыталась повернуть голову в сторону, но её шея была забинтована.
  - Слава богу вы очнулись! - негромко воскликнул чей-то испуганный голос.
  - Кто вы? - хотела спросить Кира, но с ужасом обнаружила, что не может
  произнести ни слова.
  - Все в порядке, - успокоил голос, - вам повезло, что я выхватил вас из лап
  этого вонючего урода. Еще одна минута и было бы слишком поздно!
  Кира с трудом понимала о чем говорит ей обладатель голоса. Наконец она поняла,
  что произошло и ужаснулась еще больше.
  - Я раскололась! Как я могла! Я выдала им все секреты!.. Но как... что я здесь
  делаю? - пронеслось у нее в голове.
  - Вам, наверное, интересно что вы здесь делаете и кто я такой? - обладателем
  голоса оказался темноволосый молодой человек в белом халате, в руках он держал
  какой-то странный предмет наподобие ошейника, - сейчас я разберусь с этим
  приборчиком и мы с вами поговорим.
  Он вышел из поля зрения Киры и занялся прибором.
  - Меня зовут Реймер Реттерманн, я доктор биокибернетики, работаю на этой базе,
  черт бы её побрал! Около недели назад, проклятый урод проводил испытания своего
  нового орудия пыток. Он приказал мне следить, чтобы прибор работал до потери у
  вас признаков жизни, после чего ваш труп нужно было заморозить... Но я
  перехитрил его! Он не знает о том, что вы живы и находитесь здесь.
  Реймер подошел к Кире и снял повязку с её горла, затем он надел прибор на её
  шею.
  - Так нормально? Не жмет? - спросил он.
  - Зачем это? - произнесла Кира и вздрогнула от своего голоса. Это был низкий
  противный дребезжащий голос.
  - Простите, - грустно усмехнулся доктор Реймер, - это один из старых голосовых
  приборов Хвастунова. Я постараюсь кое-что переделать в нем, чтобы ваша речь была
  как можно приятнее.
  - Что с моим голосом? - она еще раз вздрогнула, спрашивая.
  - Мне очень жаль, ваши связки были серьезно повреждены во время удара
  электротоком. Пока что вам придется пользоваться этим прибором.
  - Он нет! - подумала Кира, - Я никогда не смогу привыкнуть к этому!!!
  Она закрыла глаза и потеряла сознание...
  ...Прошло еще некоторое время. Кира пришла в сознание и снова увидела все тот же
  обшарпанный потолок.
  - Вы в порядке? - спросил Реймер, казалось, что он никуда не отходил.
  - Думаю да, - она снова вздрогнула, на этот раз её голос был максимально
  приближен к натуральному.
  Кира попыталась встать с кровати, но тело не слушалось её.
  - В чем дело! - испуганно закричала она, - я не могу двигаться.
  Доктор долго молчал и ходил туда-сюда держась за подбородок.
  - Ну же! Не молчите, говорите! - не её глазах навернулись слезы.
  - Простите, я не сказал вам сразу, не хотел вас расстраивать. Боюсь что я
  опоздал, вы больше никогда не сможете двигаться...
  Кира не произнесла ни слова, она снова потеряла сознание...
  ... Неизвестно сколько времени она пробыла без сознания. Когда она очнулась в
  третий раз, то поняла, что лежит в каком-то кресле, похожем на кресло зубного
  врача. Перед глазами Киры стояло несколько больших и непонятных приборов. Вокруг
  нее кто-то возился, но она не могла пошевелиться и посмотреть кто это. Она была
  слишком слаба, ей было все равно. Неожиданно перед глазами появился доктор
  Реттерманн со шприцом в руках. Он что-то сказал кому-то и посмотрел в глаза
  Кире.
  - ... еще не все потеряно! У вас остался последний шанс! Хотите ли вы его
  использовать?
  Кира не понимала о чем говорит Реймер, но в это момент ей так захотелось жить,
  что она не могла не согласиться.
  - Ну вот и замечательно, - доктор сделал ей укол и она опять начала медленно
  погружаться в глубины своего подсознания...
  
  - Все готово! Кажется, эта штука работает! Уйдите все я хочу остаться с ней один
  на один.
  Кира пришла в сознание. Первым, что она увидела, были блики света играющие на
  слое тонированного пластика.
  - О боже! - произнесла она, её голос был во много раз громче, чем обычно.
  Она хотела вздрогнуть, но вместо этого рядом с ней как будто бы громыхнула куча
  металлолома. Рядом появился Реймер.
  - Работает! - закричал он - она действительно двигается.
  Кира посмотрела на доктора и ей показалось, что он стал чуть ли не на два метра
  ниже её.
  - Что работает, скажите мне наконец! ? И уберите с моего лица эту пластмассу!
  Она попыталась потрогать свое лицо рукой, но вместо этого послышался шум
  гидроусилителей и её взору предстало нечто невообразимое, отдаленно напоминающее
  руку. В оцепенении, Кира принялась рассматривать это нечто и с начала с ужасом
  понимать, что оно является частью её. В это время заговорил доктор:
  - Еще ни разу опыты с "Rainbow Kingpain1" не увенчивались успехом. Все
  подопытные погибали при попытке создания гибрида человека и машины...
  - Но как это связано со мной? - спросила Кира.
  - Помните, я спрашивал, хотите ли вы использовать ваш последний шанс?
  - Да, помню. Что дальше?
  - Вам бы ни за что не удалось выжить после пытки. Но я подарил вам новую жизнь!
  - с гордостью произнес Реймер.
  - Новую жизнь?
  Кира попыталась сделать пару шагов вперед, гидроусилители зашумели, пол загремел
  от грохота гигантских лап.
  - Что... что происходит, что всё это значит!? Вытащите меня из этой
  металлической коробки! - закричала Кира.
  - Это вовсе не металл! Это новейший биопластик, новый прорыв в науке!
  - Вытащите меня отсюда!!! - снова закричала она.
  - Простите, но я не могу. Ваше старое тело было имплантировано в кибернетическую
  оболочку "Kingpain". Это необратимый процесс. Вы живы только благодаря мне и
  Kingpain.
  - Что!!? Вы хотите сказать, что это... мое новое тело!!?
  Кира почувствовала, что приходит в ярость. Новость была для неё шокирующей, но
  почему-то она не потеряла сознания, как всегда. Вместо этого она почувствовала
  себя так, как не чувствовала себя никогда в жизни!
  Она сделала несколько уверенных шагов в сторону Реймера. От испуга тот попятился
  назад.
  - Да, это ваше новое тело! Я не знаю как вас звали раньше, но в любом случае вас
  теперь следует звать "Queenpain!1".
  - Вы надо мной издеваетесь!? Что вы сделали со мной, отвечайте!
  - Биохимия вашего организма была полностью изменена...
  Кира повернулась и увидела позади себя зеркальную стену. То, что она увидела, не
  поддавалось никакому описанию. На нее из зеркала смотрело огромное существо в
  три метра ростом, матового цвета, с грубыми угловатыми верхними конечностями и
  огромными лапами, наподобие птичьих. На месте головы был прозрачный купол, под
  которым Кира узнала... свое лицо.
  - О, нет! - сказала она голосом полным страдания и сделала несколько шагов по
  направлению к Реймеру.
  - Теперь вы - машина войны! Ваше оружие всегда при вас!
  Кира посмотрела на свою руку и почувствовала. что может управлять не только
  пальцами. Она сделала одно движение и из её руки выдвинулось длинное прочное
  лезвие. То же самое произошло и со второй рукой. Кира угрожающе посмотрела на
  доктора.
  - Эй-эй! Что вы хотите сделать! - испуганно закричал он.
  - Вы чудовище! Лучше смерть чем такое... такое уродство!
  - Но вы сами... сами согласились! - огромная лапа со смертоносным лезвием
  взметнулась над ним, в ужасе доктор попытался закрыть голову руками.
  - Вы обманули меня, доктор Реймер!
  Неожиданно для себя Кира сделала выпад вперед и лезвие пронзило Реймера
  насквозь. Рука подняла его над землей. Доктор попытался что-то сказать в
  предсмертной агонии, но второе лезвие молниеносно пронеслось над ним, срубив
  голову.
  Прошло несколько секунд, Кира убрала лезвия и окровавленное тело Реймера глухо
  упало на пол. Она сделала несколько шагов назад.
  - О боже! Что я наделала! Я убила его! Что со мной происходит, что мне делать!?
  - прокричала она и схватилась руками за голову.
  На прозрачной оболочке остались кровавые следы.
  - Похоже, я теперь - машина смерти! Он сказал, что у меня изменилась биохимия!
  Так! Думай, Кира, думай!
  Она медленно зашагала к выходу.
  - Конечно! Теперь моим мозгом руководят совершенно другие гормоны! Я теперь не
  принадлежу себе! О боже, теперь я должна убивать!
  Кира вышла из помещения, где находилась. Это был какой-то огромный ангар. Кругом
  были только какие-то дикие заросли.
  - Мне нужна помощь, - подумала она. - Машина клонирования! Конечно! Мне нужно
  новое тело! Я должна вернуться! Лизергинский наверное уже думает, что меня нет в
  живых! Наверное он опять сидит и разговаривает с этим трупом - Анжелой. Р-р-р! Я
  убью его, когда вернусь!!!
  Она не заметила, как снова впала в ярость. В это время охрана ангара заметила
  неизвестный объект.
  - Матерь божья! Что это за дерьмо!!! - закричал один из охранников и достав
  пистолет открыл по Кире огонь.
  Кира почувствовала боль, от этого она окончательно озверела. В два прыжка она
  настигла стреляющего и двумя ударами лезвий порубила его на три части. Остальная
  охрана увидев участь своего товарища, немедленно разбежалась. Загудел сигнал
  тревоги.
  Она поглядела на лезвия обагренные кровью и на мертвого охранника.
  - Похоже мне действительно требуется помощь! Я должна бежать отсюда!
  Кира бросилась бежать. Через несколько минут ее уже не было видно...
  
  В это же время, в нескольких километрах от секретной лаборатории, Хвастунов
  лично наблюдал за тем, как специальный отряд готовится к штурму бывшей столицы
  империи. Около сотни солдат, облаченных в новую броню, разбегались по самолетам.
  - Наверное, они посчитают, что я сумасшедший. Вполне может быть. Может ли сотня
  солдат занять огромный, хорошо укрепленный город? Если это смертники с
  автоматами, то вряд ли. Но если это профессионалы вооруженные и защищенные по
  последнему слову науки и техники, то... - Хвастунов расхохотался, - ...да!
  Тем временем отряд разгруппировался по самолетам. Это были обычные самолеты для
  перевозки десанта, единственным отличием был их странный матовый цвет. Прошло
  несколько минут, загудели пропеллеры и самолеты, разогнавшись, оторвались от
  земли...
  Прошло несколько часов. Лизергинский и Райпер прогуливались по базе. Сысоп курил
  сигарету и наблюдал за тем как Райпер отрабатывает приемы борьбы с воображаемым
  противником.
  - Как ты думаешь, - спросил тот, размахивая руками и ногами, - как долго будет
  продолжаться это затишье?
  - Неизвестно, - Лизергинский стряхнул пепел, - может быть месяц, может быть
  день, а может и пять минут! Жизнь - штука непредсказуемая, никто не знает, что
  может произойти в следующий момент. Можно пользоваться этим в некоторых случаях...
  Внезапно передатчик на поясе Лизергинского прервал его.
  - Агенты, Лизергинский и Райпер, немедленно пройдите к центру базы. Только что,
  мы получили сообщение о том, что город Хвастунов был захвачен силами противника
  сегодня утром.
  - О, черт! - выругался Райпер, - мы не должны терять ни минуты. Это наверняка
  силы Хвастунова!
  - Да! - глаза Лизергинского загорелись, - я чувствую, что пришло время раз и
  навсегда расквитаться с этим выродком! События накалились до предела!
  Он швырнул окурок на пол и с яростью затоптал его ногой...
  
  IV
  Прошло три дня с тех пор, как столица снова была в руках Хвастунова. Сам он
  прибыл туда, после того, как его новые десантники уничтожили все силы
  Сопротивления в городе.
  Светало. Хвастунов не спал. Он ждал. Ждал информацию, которая могла прийти в
  любое время. Неожиданно в дверь постучали и через несколько секунд в комнату
  вошел тяжело бронированный начальник охраны. Хвастунов оторвал свой взгляд от
  окна, в которое смотрел, пока его не прервали.
  - Мы еще раз прочесали весь город, как вы приказывали, но ни Лизергинского, ни
  каких-либо его следов нам обнаружить не удалось.
  - Да? - Хвастунов развернулся к начальнику, - Так какого черта ты здесь
  делаешь!? Мне нужен Лизергинский, живой или мертвый! Ищите его где хотите, но вы
  должны найти его!
  Выдворив начальника охраны, он связался по рации с группой ученых, совсем
  недавно приступивших к работе над машиной клонирования. Они уже были почти
  ознакомлены с её конструкцией - незадолго до своей гибели Вальдез переслал
  Хвастунову чертежи машины, восстановленные учеными сопротивления.
  - Вы работаете над машиной?! - закричал Хвастунов своим громовым голосом в
  рацию.
  - Так точно! - послышался чей-то голос из рации, - я думаю мы сможем сделать
  любой клон в кратчайшие сроки.
  - Неужели!? - последовала пауза, - в таком случае я прибуду в лабораторию в
  ближайшее время!
  Он выключил рацию.
  - Пока что всё идет по плану. Я всего в нескольких шагах от намеченной цели. Мои
  инженеры устанавливают в городе новейшую систему защиты. Если Лизергинский
  находится где-то неподалеку и посмеется сунуться сюда, ему не выжить. Когда
  будет готова модернизированная бронетехника, я отвоюю всё что потеряла моя
  сестра. Я надеюсь, что её нет больше в живых. Неудачница! Ха!
  Хвастунов в огромном бронекостюме рухнул в кресло. Ему было всё равно, в костюме
  или без - он ничего не чувствовал, более того, небольшие электромоторы в
  суставах брони делали коварного диктатора в четыре раза сильнее.
  - Сейчас мне необходимо заняться собой. Я прикажу ученым, чтобы они сделали
  множество таких машин клонирования, тогда я смогу создать непобедимую и
  полностью покорную мне армию... Но прежде всего я обязан увидеть смерть
  Лизергинского, или хотя бы его труп! Лучше всего, конечно, было бы задушить его
  собственными руками.
  Хвастунов с силой ударил по подлокотнику кресла отчего тот сломался на две
  половины.
  - Он наверняка попытается проникнуть в город и уничтожить меня. Судя по всему он
  так же неплохо защищен и вооружен. Думаю, отряда из сотни бронированных солдат
  будет вполне достаточно. Завтра я отправлюсь в лабораторию для своего
  клонирования. Не исключено, что именно завтра будет последний день Сысопа
  Лизергинского.
  
  - Я кажется вижу одного из этих "суперлюдей" Хвастунова, - Райпер усмехнулся, -
  он не такой уж и страшный, как я себе представлял.
  - Дай-ка я взгляну, - сказал Лизергинский.
  Он нажал пару кнопок на небольшой панельке на запястье своего бронекостюма и в
  его шлеме включился бинокль с восьмикратным увеличением и дальномером. Это было
  очередным усовершенствованием костюма "Гризли", сделанным инженерами
  Сопротивления.
  - Неплохо, - удовлетворенно заметил Сысоп, - я вижу этого типа так, будто он
  стоит в двух шагах от меня.
  - Ага, - подтвердил Райпер, - жаль только, что это устройство не позволяет при
  этом двинуть ему по морде!
  - Ладно, Райпер, хватит шуточек, - сказал Лизергинский серьезно. - Было очень
  трудно подобраться к городу незамеченными, из-за того, что ты норовил двинуть по
  морде всем встречающимся по пути типам. Слушай сюда, сэн-сэй, видишь этот
  блокпост? Его охраняют двое. По сообщениям наших людей, в городе таких солдат не
  больше сотни. Наверное, Хвастунов думает, что если его "суперпехота" неуязвима
  для обычного оружия, то нельзя изобрести ничего поинтереснее. Насколько я
  понимаю, этот придурковатый плагиатор Вальдез, передал своему боссу секрет
  изготовления нашей пластмассы. Единственный завод по её производству был
  уничтожен вместе с нашей подземной базой.
  - У него там, похоже, тоже не дураки работают, - сделал вывод Райпер.
  - Не дураки, - согласился Лизергинский, - собрать такой заводик, дело хлопотное
  и стоящее огромную сумму денег. Сопротивление посчитало, что овчинка выделки не
  стоит и не стала отстраивать завод заново.
  - Хотя это очень бы нам пригодилось сейчас, - вздохнул Райпер.
  - Неужели ты не доволен тем, что у тебя есть? - недовольно спросил Лизергинский,
  - если бы я знал, то уговорил Фокса поехать со мной в Прибрежный... - он
  задумался. - Хорошо хоть, что он вспомнил посетить свою невесту где-то на Урале.
  Лизергинский и Райпер продолжали наблюдать за охранниками из своего укрытия.
  - Я думаю, что если мы просто их убьем, это ничего нам не даст. Наверняка
  поднимется шум. Кто знает, что там твориться в городе. С сотней солдат мы явно
  не справимся, а если я применю тепловую пушку, могут пострадать невинные люди.
  - Ну и какой же у тебя план, профессор? - ехидно спросил Райпер.
  - Мы переоденемся в их костюмы и пройдем в город.
  - Что!? - закричал Райпер, - снять с себя эту броню? Ни за что на свете! Мы так
  не договаривались!
  - Другого выхода нет. Напрямую действуют либо дураки, либо после артподготовки.
  Первое к нам неприменимо, второе... я думаю ты понимаешь почему мы не можем этого
  сделать.
  - Хорошо, - сказал Райпер сквозь зубы, - какой у нас план?
  - Смотри? - Лизергинский достал из-за пояса какое-то устройство с оптическим
  прицелом и прикрепил его к стволу испарителя.
  - Что это? - недоверчиво спросил Райпер.
  - Это, сэн-сэй, та самая штука, о которой ты спрашивал несколько минут назад.
  - Не уж-то артиллерия? - удивился он.
  - Нет же! - Сысоп покачал головой, - эта штука позволит мне сделать так, чтобы
  охранники сняли свою броню, а ты в это время будешь бить их по головам, почкам и
  прочим частям тела. Потом мы берем у них их доспехи и спокойно проходим в город.
  
  Двое бронированных охранников стояли на контрольно-пропускном пункте и скучали.
  - Эх, чертовщина! Где это видано такое, чтобы я - капитан, закаленный в боях,
  стоял вот так и мерз здесь, в этой проклятой консервной банке.
  - Да, вы правы, похоже этим костюмам явно не достает обогревателя.
  В это время капитан почувствовал что ему становится теплее, он расслабился.
  - Эй, по моему, я начинаю согреваться!
  Кайф капитана продолжался недолго, через полминуты ему стало невыносимо жарко, а
  через минуту он сорвал с себя шлем, бросил ружье и побежал в "будку" стоящую
  неподалеку. Второй охранник посмотрел на своего коллегу, как на больного и вдруг
  тоже почувствовал, что согревается.
  - Что за чертовщина! Зима, снег, лед, а мне всё теплее и теплее.
  Через минуту с криками, он начал снимать с себя и швырять на землю свою броню по
  частям. Через несколько секунд, когда вся броня и оружие лежали рядом с ним на
  земле, снег вокруг которой растаял, охранник испуганно сказал:
  - Дьявол, здесь что-то неладно!
  В это же время за его спиной раздался голос:
  - Эй, приятель, сигаретки не будет?
  - Эй, что за... - охранник обернулся и в это же время получил удар от которого
  "сломался" пополам и упал рядом со своей броней.
  - Что, голубчик, загнулся? Не самое лучшее время и место чтобы начать курить, -
  довольный своей шуткой, Райпер быстро оттащил охранника в неприметное место,
  взял его броню и очень быстро в неё переоделся. Его прежний бронекостюм остался
  в укрытии.
  Первый охранник, тем временем, успел оклематься после "теплового удара". Упав в
  снег и хорошо в нем повалявшись, капитан почувствовал себя значительно лучше.
  Через несколько минут он вернулся на контрольный пункт забрать шлем и ружье.
  Второй охранник повернув голову в шлеме к капитану и громко закричал.
  - О, боже! Что с вашим лицом!?
  - С моим лицом!? - испугался капитан, - что с ним!?
  - Оно все обгорело! Какой ужас!
  Второй охранник подбежал к капитану.
  - Я должен оказать вам немедленную медицинскую помощь!
  С этими словами он нанес капитану мощный удар в голову, от чего тот сделал
  несколько оборотов в воздухе и с грохотом рухнул на асфальт, припорошенный
  снегом.
  - Врача! Врача! - негромко прокричал Райпер, посмеиваясь, затем он включил
  передатчик и проговорил в него гнусавым голосом, - всё в порядке, профэссор,
  вход чист.
  - Отлично, сэн-сэй, позаботьтесь об этих двоих, я направляюсь к вам.
  Через несколько минут Лизергинский примерял новую броню, которая едва успела
  остыть от направленного теплового удара его пушки.
  - Я так и знал! Это и есть тот самый пластик! Ну да ладно, скоро сюда набежит
  много народу, мы должны проникнуть в город.
  
  Хвастунов находился в лаборатории клонирования. Он лично наблюдал за процессом
  собственного клонирования. По расчетам ученых, для создания двойника, внешне
  абсолютно подобного Хвастунову, было необходимо около недели.
  Пока один из ученых был занят какой-то работой с машиной, Хвастунов спросил его:
  - Прошло уже несколько десятилетий с тех пор как было изобретено клонирование.
  Неужели тот самый профессор, который работал на мою сестру, не мог придумать
  чего-нибудь поминиатюрнее?
  - Вы знаете, - покосился на гигантского бронированного урода ученый, - эта
  система не просто создает двойников, она делает это просто в "мгновенные" сроки.
  Кроме того три четверти ее оборудования предназначены для передачи информации из
  мозга оригинала в мозг копии. Тем самым можно получить копию человека абсолютно
  ничем не отличающуюся от оригинала.
  - Твоя группа уже разобрались с этим устройством.
  - К сожалению нет, - ученый еще раз покосился на Хвастунова, - но ведутся
  работы.
  - Скажи мне, - почти закричал Хвастунов, - в каком виде хранится информация из
  мозга оригинала?
  - Она записывается непосредственно на носитель из высокомолекулярного вещества
  класса углерода.
  - Меня не интересует из чего состоит эта ерунда, я хочу узнать как долго она
  может храниться?!
  - При нормальных условиях - до нескольких сотен лет, я полагаю.
  - Сколько может храниться генетический материал?!
  - В замороженном виде, приблизительно столько же.
  - Ха-ха! - закричал Хвастунов, - я могу создать свою собственную бессмертную
  династию, которая будет править тысячами, нет, десятками тысяч лет! Эта планета
  принадлежит мне навеки!
  Ученый попятился, но промолчал. В это время к Хвастунову снова подошел начальник
  охраны и доложил ситуацию в городе:
  - Сэр! Полчаса назад мы закончили нашу первую систему защиты. Система
  функционирует нормально. Мы рассчитываем оборудовать каждый захваченный город
  такими системами. Необходимо только произвести испытание.
  - Отлично, я хочу посмотреть, как всё это работает, а заодно отловить
  Лизергинского и его дружков. Набери с сотню "добровольцев" из пленных и приведи
  их завтра к месту испытания. Я дам всему миру знать, что значит шутить с
  Александром Хвастуновым! Лизергинский обязательно появится там! Тут то мы его и
  прихлопнем!
  - Так точно, сэр!
  
  Прошло несколько часов. Лизергинский и Райпер двигались по городу в поисках
  любой информации, касающейся Хвастунова или чего-либо с ним связанного. Всем
  своим видом они изображали из себя патрульных.
  - Скоро выяснится, что на "ка-пэ-пэ" пусто. Они сразу всполошатся, узнав что
  кто-то замочил двух их элитных хлопцев, - сказал Райпер.
  - Ты хорошо их запрятал? - спросил Лизергинский.
  - Можете не волноваться, профэссор, - иронично ответил Райпер, - если сэн-сэй
  спрятал, значит уже никто не найдет, - он усмехнулся и добавил, - даже сам
  сэн-сэй.
  - Я надеюсь, - с недоверием сказал Лизергинский.
  - Что? Ты мне не веришь? - удивленно спросил Райпер.
  Лизергинский не смог ответить, потому как в следующую секунду его голос утонул в
  противном скрежетании чьего-то противного, нечеловеческого голоса, льющегося
  непонятно откуда и разносящегося по всему городу:
  - Добрый вечер, мир! - грохотал голос, - У меня сегодня хорошее настроение.
  Впервые за несколько месяцев кошмара. Но теперь кошмар начнется для тебя,
  Сопротивление. В моих руках страшное оружие - армия с новейшей броней и оружием.
  Всего за один день, отрядом из сотни человек, была захвачена моя столица,
  ставшая оплотом мятежников. Теперь порядок восстановлен и я возвращаю себе то,
  что принадлежит мне по праву... - последовала пауза.
  - Что это он несет? - спросил Райпер, - у этого парня кажется мания величия!
  - Эй-эй, - сказал ему Сысоп, - это же Хвастунов! Он говорит из радиоточки
  находящейся на другом конце города. Она одна в городе. Мы должны немедленно
  двигаться туда.
  - Это может быть ловушкой. Наверняка, там нас будет ждать целый отряд плохих
  хлопцев. Их винтовки, могут пробить эту броню за несколько выстрелов.
  - Н-да, - задумался Сысоп, - ты прав. У нас есть ударные электромагнитные
  пистолеты "Гризли", десяток-другой мы уложим, а если их будет больше? Мы должны
  действовать наверняка.
  В это время голос продолжил:
  - Я установил новый девиз. Каждому городу по - системе обороны. Новейшая система
  обороны, позволит определять наличие в городе жалких отродий сопротивления. В
  течение последующего месяца мы проведем маркировку всех людей в городе
  специальными индивидуальными датчиками. Разумеется, только достойные будут
  маркированы. Когда система обороны будет активизирована, только тот, кто имеет
  датчик сможет свободно двигаться по улицам города. Но если недостойный посмеет
  показаться в моем городе, а вскоре и во всех городах мира, он будет немедленно
  уничтожен лазерной системой защиты...
  - Вот дьявол! Куда загнул этот ублюдок! - выругался Райпер.
  - Завтра на рассвете, мы проведем тест прототипа системы обороны, расположенной
  на башне телецентра. Все люди находящиеся в радиусе километра от города должны
  покинуть это место на несколько часов. После проведения испытаний вы можете
  вернуться в свои дома...
  Последовала пауза в полсекунды, после чего голос продолжил:
  - Вместе с испытанием пройдет казнь сотни членов сопротивления. Они будут
  выпущены в пределах радиуса действия системы и мгновенно уничтожены...
  - Это наверняка ловушка! - сказал Райпер, - он рассчитывает на то, что мы
  появимся там и его солдаты смогут взять нас.
  - Если даже это и так, мы не можем допустить, чтобы те, кто сражались за нашу
  свободу погибли. Элемент неожиданности на нашей стороне. Мы должны любым
  способом спасти пленных и... размазать этого выродка по стенке. Больше такого
  шанса может и не быть! - Лизергинский сжал кулаки и ударил одним о другой.
  - Правильно! Я давно ждал, когда ты это скажешь! Показывай, где находится
  телецентр, скоро мы перекусим там все провода!
  
  День закончился. Хвастунов находился около башни телецентра. Он рассматривал
  огромную пушку установленную на самой верхушке.
  - Надо сказать, что я соврал. Это был всего лишь стратегический прием, для того,
  чтобы заманить сюда Лизергинского. Мне даром не нужна эта паршивая столица,
  полная агрессивно настроенных жителей. Эта пушка выжжет всё, что находится в
  городе и за его окраинами. Лизергинский уже здесь, он поспешит сюда, я знаю, но
  к этому времени меня здесь уже не будет. Пусть его смерть и смерть этого города
  станет уроком для всего остального мира.
  Хвастунов махнул рукой человеку на башне.
  - Будь готов, мы скоро начнем. Я не собираюсь ждать утра, я сожгу этот город
  сейчас! Ха-ха!
  
  А в это время Лизергинский и Райпер пробирались к электростанции, которая по
  расчетам Лизергинского должна была снабжать энергией систему защиты. Вход на
  станцию охранялся так же двумя бронированными пехотинцами. На этот раз время на
  раздумья не было - после пары выстрелов из штурмовых пистолетов системы
  "Гризли", Лизергинский и Райпер ворвались на территорию электростанции.
  Управление электростанцией осуществлялось из небольшого одноэтажного здания
  располагавшегося неподалеку от ядерных реакторов. Лизергинский дал Райперу
  команду охранять вход, а сам поспешил внутрь здания. Помещение, где находились
  все системы управления станцией, представляло собой большую площадку, по краям
  которой находились аппаратура, компьютеры и еще какие-то приборы.
  - Эй вы! - крикнул Лизергинский обслуживающему персоналу, - немедленно отключите
  электростанцию, иначе я не ручаюсь за последствия!
  Он достал из кобуры свой ударный пистолет и выстрелил в потолок. Пуля
  раскрученная электромагнитным полем с грохотом пробила бетонный потолок
  насквозь.
  В это же время, позади Лизергинского раздались крики и шум выстрелов. Персонал
  бросился в рассыпную. Лизергинский развернулся и увидел отряд из нескольких
  десятков бронированных солдат Хвастунова. Двое из них тащили оглушенного
  Райпера. Увидев кучу стволов глядящих прямо на него, Лизергинский поднял руки.
  - Брось пистолет, - послышался низкий металлический голос из-за спин солдат, -
  твой дружок уже убил троих моих солдат. Я не хочу больше терять людей!
  Строй солдат раздвинулся и к Лизергинскому подошел еще один бронированный
  человек. Его броня была в несколько раз крепче и мощнее, чем у обычных солдат и
  Лизергинского.
  - Вот мы и снова встретились! Надеюсь, ты меня помнишь?! Дай мне пистолет!
  - Ты его не получишь, ублюдок!
  - Зря ты так думаешь!
  Хвастунов оказался намного проворнее, чем предполагал Сысоп. Секунда и
  Лизергинский получил удар в голову и мгновенно отлетел на несколько метров назад
  и упал на пол. Если бы не шлем, его череп явно был раздроблен бы на куски. Пока
  он пытался прийти в себя после удара, Хвастунов уже стоял возле него с ударным
  пистолетом в руке.
  - На этот раз ты просчитался, Лизергинский! Ты попал в ловушку и теперь никуда
  не уйдешь! Последнего желания не будет, как в прошлый раз! Прощай, мне приятно
  будет посмотреть на твои мозги!
  Хвастунов расхохотался и был уже готов спустить курок как вдруг раздался ужасный
  грохот, потолок провалился и всё помещение наполнилось пылью.
  - В чем дело!? Что происходит!? - закричал Хвастунов и на время отвлекся от
  Лизергинского.
  Ничего не видя от пыли, он слышал только крики своих солдат, звуки скрежетания
  металла о металл, свист острых предметов в воздухе, выстрелы винтовок и чей-то
  невообразимо ужасный и громкий рев. Внезапно на его шлем брызнула струя чьей-то
  крови. Хвастунов испугался и быстро стал снимать свой шлем. Когда он снял его и
  увидел что происходит, он пришел в ужас: в десятке метров от него валялась
  добрая половина солдат его взвода. Их броня была распотрошена как жестянка.
  Головы некоторых были аккуратно отделены от тел и лежали рядом, из пробитой
  брони других торчали плоские металлические диски. Но больше всего Хвастунов
  испугался, когда увидел виновника всей этой кровавой мессы, это было огромное, в
  три метра ростом чудовище, с огромными лезвиями торчащими из лап. Это чудовище
  крушило последних из оставшихся в живых солдат, пытающихся сражаться. Когда
  последние двое принялись отступать, в их спины вонзились по металлическому
  диску, прорубив броню и позвоночники. Убедившись, что все вокруг мертвы,
  чудовище заметило Хвастунова.
  - Час расплаты настал! - прорычало чудовище двигаясь на него.
  Хвастунов остолбенел, ничего не понимая. И только, когда чудовище было от него в
  нескольких метрах, он очнулся, взвел ударный пистолет и выстрелил. Страшный рев
  разнесся по всему сооружению. Чудовище остановилось.
  - Ага! Что, не нравится?! Получи же!
  Он выпустил несколько пуль, одну за другой. Рев перешел в стон, лапы чудовища
  подкосились и оно с грохотом рухнуло на пол. Из его ран полилась
  синевато-зеленоватая жидкость.
  - Я убил его! - закричал Хвастунов.
  В это время он почувствовал, что кто-то хлопает его по спине. Резко обернувшись
  он получил мощный удар кулаком в челюсть. Пистолет отлетел в сторону. Не
  почувствовав боли, Хвастунов однако понял, что его челюсть сломана. Перед ним
  стоял Лизергинский. Ничего не соображая Хвастунов попытался нанести ответный
  удар, но промахнулся и получил еще один удар, от которого его носовая
  перегородка противно хрустнула. Перед его глазами потемнело, он продолжал
  отступать под ударами Лизергинского не защищаясь. Неожиданно за спиной
  Хвастунова показался электрощит из которого валили дым и искры от попадания двух
  металлических дисков.
  - Получи, ублюдок!
  Сысоп нанес последний удар. Хвастунов отскочил назад и упал прямо спиной на щит.
  Раздался страшный треск и запахло паленым мясом. Прошла минута и от ужасного
  диктатора осталась кучка костей и пара мутных глаз.
  - Эй! Черт возьми! Он мертв! Этот сукин сын мертв! Наконец-то мы избавили мир от
  этого сукиного сына! - закричал Лизергинский.
  Откуда-то из дальнего конца помещения послышался кашель и ругательства Райпера:
  - Матерь божья! Профессор, это ты их всех убил!?
  Только сейчас Лизергинский заметил, что вокруг него все усыпано изуродованными
  трупами солдат. Обернувшись, он увидел позади себя гигантскую тушу, валяющуюся в
  луже густой сине-зеленой жидкости. Внезапно Сысоп вздрогнул, ему показалось, что
  туша шевелится. Он подобрал пистолет и осторожно подошел поближе. В это время
  рука чудовища вздрогнула и послышался шум гидроусилителей.
  - Не двигайся! - прокричал Лизергинский.
  Послышался треск и чудовище заговорило!
  - Боже! Я хотела убить тебя! Как глупо!
  Лизергинский испугался. Он услышал что-то знакомое в этом голосе.
  - Кто ты!? И что тебе здесь нужно!? - спросил он.
  - Ты не узнал меня?.. Ах, да, конечно, я забыла... Боже...
  - Что все это значит? - спросил он еще раз.
  - Ты все равно не поверишь моим словам, но... быть может ты поверишь своим глазам?
  Полупрозрачный купол начал плавно съезжать с того места, где у чудовища должна
  была быть голова. Когда он открылся полностью, Лизергинский открыл рот от
  удивления и страха.
  - Кира?.. Нет... Этого не может быть... Как такое... Нет.
  - Прости, у меня не было другого выхода... Но... - она издала что-то вроде кашля, -
  ...тот кто виноват в этом, погиб от твоей руки несколько минут назад...
  - Я... что я могу сделать? - в растерянности спросил Лизергинский.
  - Подойди поближе... - её голос делался всё неразборчивее.
  Сысоп выполнил просьбу Киры и подошел ближе.
  - Еще...
  Он подошел к ней еще ближе.
  - Вот так... А теперь, я хочу с тобой попрощаться... - её голос стал совсем
  неразборчивым.
  Лизергинский увидел как поднимается её рука. Он не знал, что хочет сделать Кира.
  В последнюю секунду он почувствовал что-то неладное и отскочил в сторону. В это
  же время в сантиметре от его головы просвистел острый металлический диск и
  вонзился в стену. Сысоп тут же направил на тушу пистолет и сделал пару
  выстрелов. Рука Киры с грохотом опустилась на пол, лужа сине-зеленой жидкости
  начала медленно расползаться.
  Лизергинский бросил пистолет и присел около огромного трупа, опустив голову. Он
  молчал. В это время к нему подошел Райпер. Толкнув ногой, тушу он сказал:
  - Rainbow Kingpain, экспериментальная модель... Прости, но она умерла намного
  раньше, чем ты думаешь.
  - Что? - спросил Сысоп, - о чем ты?
  - Я слышал, что ученые Rainbow превращали людей в машины убийства. Похоже то,
  что ты видишь перед собой - яркий тому пример. Человек теряет всё, его
  единственной целью становится жажда крови.
  - Тогда почему она не убила тебя? Почему она появилась здесь и спасла нас? -
  Сысоп снял шлем и удрученно взглянул на Райпера
  - Не знаю, по моему нам просто повезло. Ты идешь?
  - Можешь идти, я тебя догоню... Я должен попрощаться...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Эпилог
  
  - Ну вот, Фокс, это то о чем мы все мечтали. Война кончилась, я купил себе этот
  замечательный домик. Я всегда мечтал вот так начать жизнь заново, вдали от этой
  суеты, перестрелок, бомбежек и всего прочего. Правда, Анжела?
  Лизергинский сидел за большим праздничным столом. Рядом с ним сидела Анжела,
  совсем недавно воссозданная с помощью машины клонирования. Напротив, уплетал
  всякие деликатесы Фокс, он хотел что-то сказать, но рот набитый едой не давал
  ему сделать этого. Неподалеку от него жонглировал яблоками Райпер, закончив он
  откусил от одного добрый кусок и принялся медленно его пережевывать. За Райпером
  сидели братья Гризли - Барри и Макс, которые то и дело перебивали друг друга,
  споря что лучше - маринованные огурцы или котлеты с макаронами.
  Лизергинский принялся разливать шампанское по бокалам.
  - Я хочу поднять тост за тех кого нет сейчас с нами. За тех, кого забрала эта
  война. За тех кто спасал мою жизнь: за Киру Браун, Таню Шмидт и... вы будете
  удивлены, Натали Хвастунову.
  - Возможно я слишком долго пробыла в этом бессознательном состоянии, но
  насколько я помню, Хвастунова всегда была нашим врагом, - недовольно фыркнула
  Анжела.
  - Как жаль, что Киры нет сейчас с нами! Уж мы бы сейчас рассказали тебе, как это
  было...
  В это время стук в дверь прервал речь Лизергинского.
  - Кто бы это мог быть, в такую минуту? - недовольно спросил Райпер.
  - Ставлю свой плазменный пулемет, это новый президент пришел нас поздравить, -
  усмехнулся Барри.
  - Войдите, не заперто, - сказал Лизергинский.
  Дверь медленно отворилась и на пороге показалась... женщина небольшого роста,
  закутанная в шарф, в лыжной шапочке, и куртке типа "пилот". Она была вся в
  снегу.
  - Кто ты, незнакомка? - удивленно спросил Сысоп.
  Незнакомка подошла к Лизергинскому и сняла шарф и шапочку.
  - О боже, - воскликнула Анжела, - Эй, Лизер, где мой кольт?!!
  - Не называй меня Лизер, ради бога! - взмолился Лизергинский.
  Возле праздничного стола, рядом с Лизергинским стояла Натали Хвастунова...
  
  - Теперь, когда Анжела с кольтом, Фокс с топором, братья Гризли с пулеметами и
  Райпер - просто крутой парень, успокоились и спокойно спят, ты можешь всё
  рассказать мне не боясь быть зарубленной, застреленной... Ну, ты понимаешь.
  Лизергинский сидел с Хвастуновой на диванчике в своей комнате и поигрывал
  баллончиком с усыпляющим газом.
  - Глупо, неправда ли? - спросила она.
  - Глупо что? - спросил он.
  - Я не должна была приходить сюда. После всего, что я сделала. Я просто не
  достойна...
  - Брось, - он улыбнулся, - лучше расскажи мне, что заставило тебя прийти сюда?
  - И ты правда не держишь на меня зла? - удивленно спросила она.
  - Ну, как видишь.
  - Прости, я сказала, что начну новую жизнь... Но такое потрясение. Этот черный
  самурай, сломавший мне ключицу, это всё... Я не могла долго оставаться одна. Все
  это время я чувствовала, что мне чего-то не достает. И я поняла, что пройдя
  ненависть, безумие, унижение, боль, мне не хватает только одного - любви.
  - И что ты чувствуешь?
  Она замолчала и покраснела.
  - Сколько раз мы пытались убить друг друга? - спросил он
  - Много... - ответила она.
  - А делали друг другу хорошо и приятно? - улыбнулся он.
  - Ни разу!
  - Нет-нет, один раз все-таки что-то было, но мы не смогли довести это дело до
  конца.
  - И ты думаешь исправить эту досадное недоразумение?
  - А ты как считаешь?..
  В эту ночь маленький диванчик стал приютом для двоих, когда-то заклятых, врагов.
  Сгорали и падали метеоры. Зарождались и взрывались звезды в далекой вселенной.
  Все имеет начало и конец, как и эта история, которую я смею, с вашего
  позволения, закончить.
  
  К О Н Е Ц
  Хабаровск. 2000-2002
  
  1 Все внутри (англ.), имеется в виду "Intel inside"
  1 "Guns "n roses" - калифорнийская рок-группа, образовалась в 1985 году.
  1 Большой и высокий корпус компьютера, обычно для серверов.
  2 Внимание! (англ.)
  1 "Критический отказ операционной системы. Желаете ли вы форматировать ваш
  жесткий диск сейчас?" (англ.)
  2 "Да" (англ.)
  1 Герметичный режим включен (англ.)
  1 От англ. Crack - раскалывать, расщеплять. Крекер - здесь, устройство для
  взлома компьютерных программ.
  1 Внимание, полиция! (нем.)
  1 от нем. Dumkopf - тупоголовый.
  1 Да! Дайте пожалуйста средство от насморка! (нем.)
  2 Я хочу принять ванну. Дайте мне, пожалуйста, полотенце. (нем.)
  3 Где здесь туалет? (нем.)
  4 Я устал и хочу спать. (нем.)
  5 Спокойной ночи! (нем.)
  
  1 Да, да. Разрешите представиться, Отто Ниппель Блох. (нем.)
  2 Говорите ли вы по-русски? (нем.)
  3 Дорогой друг! Мы поедем на моей машине! (нем.)
  1 World Liberty Rebellion - Всемирное Свободное Сопротивление (англ.)
  1 До свидания. (нем.)
  2 Грязная свинья! (нем.)
  1 Который час? (нем.)
  2 Метакса - название греческого коньяка.
  1 Так точно! (нем.)
  1 от англ. Gunboat - канонерка.
  1 Файербол - от англ. Fireball - шаровая молния.
  1 Chaingun - тяжелый шестиствольный пулемет.
  
  1 Искусственный Интеллект Сопротивления модель 2020 (англ.)
  1 от англ. Soul Ripper - разрывающий душу.
  2 альфа-волны - имеется в виду одна из частот на которых работает мозг человека
  - альфа, бета, тета и дельта.
  3 Сэн-сэй (яп.) - учитель, мастер.
  1 от англ. King of pain - Король боли
  1 от англ. Queen of pain - Королева боли.
  ?123
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Т.Сергей "Эра подземелий 3"(ЛитРПГ) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик) М.Боталова "Темный отбор 2. Невеста дракона"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) А.Платунова "Тень-на-свету"(Боевое фэнтези) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"