Шевцов Петр Алексеевич: другие произведения.

Анн в1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История одного из персонажей "Страшной сказки" История большей частью, в стиле рассказа от первого лица. Но стоит упомянуть, Маг Анн, слился разумом с иною сушностью. То что в рассказе о себе меняеттему или скачет в воспоминаниях - не сумасшествие. Он временами и мыслит как слившийся с его разумом иной.. Не такой как мы...

  Страшная Сказка.
  
  Анн.
  
  'До начала времен'.
  
  
  
  Равнины Элиума.
  Анн и Анн.
  
  Пробуждение.
  
  
   Тот, кто, очнувшись, просыпался еще частью под действием наркоза после операции, меня поймет. Особенно, испытавший подобное не раз.
  Сначала просыпается сознание. Оно еще одурманенное, но в силу осознания причины подсказывает следствие вязкого, медленно спадающего, схожего с сильным опьянением состояния. Конечно, бывает иначе. Но у меня почему-то первым оно - осознание.
   Затем появляется свет. Нет, вы еще не раскрыли глаз, но буквально ощущаете его давление на лицо, на веки. Иногда, прежде давления, жар, с ним ассоциирующийся.
   И когда осознаете это, он появляется. Вначале, наверное, все же подсознательно. Как некое бордовое свечение. Ибо сильный свет, направленный на глаза, просвечивает через плоть век окрашиваясь цветом вашей крови. Если, конечно, они у вас из плоти, а кровь красная...
   Вот поэтому, первой моей мыслью было то, что опять попал под нож. Точнее, под скальпель. И еще, что вновь все плохо. Ибо сначала был, да и остался, жар.
  Операционная? Реанимация? Вопросы самому себе. Страха не было. Эскулапы и костоправы не первый раз издевались над моим телом. И когда все бывало так серьезно, обычно как раз они вытягивали его из лап костлявой, и как утверждают, последней любовницы.
   Вот поэтому, первым, что чувствовал и ощутил, когда, 'просто свет' преобразился в нечто поддающееся осмыслению, стало всеобъемлющее удивление и некая отрешенная усталость. Нечто типа восклицания:
  - Опять!
  Или:
  - Снова!
  Но все оказалось вовсе не так. И конечно, сам свет не преобразился. Вернее, он сменился некими образами, когда разлепив смеженные веки, сквозь пелену, в коей не только от раздражающей его яркости все расплывалось, попытался осознать то, что же вижу.
  Когда наконец пелена немного рассеялась, и глаза стали способны более нормально видеть. Почти привычной картины: медиков в намордниках. Что обычно склонившись над лицом и заглядывая в глаза, еще и слепят притом фонариком, не было.
  
   Глаза видели бескрайнее синее небо. И только где-то очень далеко, едва уже видимая черточка мелкой тающей белой тучки.
  И только потом, на тело и сознание обрушилась невыносимая жара извне. А с нею - жар боли, бушующей не в каком-то поврежденном органе, а буквально в каждой клеточке тела. Казалось, болели изнутри даже волосы. До самых своих кончиков. Рот и горло, были настолько сухи, что невозможно крикнуть, закашляться или нечто иное. Но странным и неприятным было не только это. Боль нарастала, ширилась, охватывая все новые и новые частички тела. А я, испытывая всю глубину, обширность и гамму возможной, и той, о которой не имел ранее представления, боли, оставался в полном сознании и мог связно и даже несколько отрешенно размышлять и думать. Время шло и ничего не менялось. Ну, может кроме того, что неким образом, именно последнее примеряло с мучениями.
  Невозможность изменить свое положение. Долгое, вынужденное изучение этой боли, в итоге, позволило думать, не о ней одной.
  Когда осознал и это, боль, словно обидевшись, немного отступила. А с этим, в разуме, ибо заполненный болью кипящий котел назвать головою трудно, словно пузырьки от кипения, начали возникая лопаться, выходя наружу паром вопросы.
  Например. Я не помню, не только, как, и почему в таком состоянии. Но и кто, я сам. Помнил про медиков, операции. Помнил много чего. Но ничего о себе. Как только пытался вспомнить именно себя и о себе, сразу возникало некое странное ощущение. Ну, примерно когда забываешь слово. Видишь предмет, держишь в руках - и вроде знаешь, как пользоваться, но слово, означающие его суть или название, не приходит...
  Помнил, что мужчина. Что служил, работал, читал, жил, там или там. Но едва хоть немного о том, как звали, или некие подробности личного плана, нечто, что помогло бы вспомнить такое - провал или тупик.
  А если слишком упорствовать в желании вспомнить, в глазах меркло, и... Повторялось пробуждение. И замечу, с вновь пробуждаемой болью.
   Впрочем, в моем состоянии и вокруг, начали появляться и перемены. Одна из них то, что боль тела начала немного стихать. А другая, солнце, казавшееся застывшим на одном месте, все же двигалось по небосводу.
   Подумав над этим, засек его положение, и вызвав затмение разума, убедился, что так и есть. И боль стихает, и солнце двигается. Впрочем, с этим наблюдение пришло и еще одно интересное. Вспомнив о воздухе, и о горле. Понял, что не дышу. Вот так, не дышу, и все. Конечно, всякое случалось, кое-что и вспомнилось, но такое...
   Вновь, задев мысленно нечто неположенное помнить, да еще сильнее, чем прежде. Очнулся, когда солнце проделало по небу достаточно большой путь. Но была в том и хорошая сторона. Боль ощутимо снизилась, и стал лучше ощущать тело. Не то что оно болит, а именно лучше. И, пожалуй, уже могу им и управлять. До этого даже скорчится от боли, не мог. Ибо был, как бы и в нем, но вроде и нет.
  Такое состояние многие описывали, как взгляд на себя, 'извне', разных типов. Я же, себя не видел, только ощущал. И похоже, это было, на описание в книжках по психологии. Причем тем, что посвящались расстройствам и болезням. И вот по ним, оно соответствовало раздвоению сознания.
   Отложив все на потом, попробовал. И оторопев от неожиданности, перекатил голову набок. Именно так. Перекатил, ощущая затылком песок и мелкие камушки. Сил повернуть голову или поднять, пока не было. Может от того, что на это, все их и потратил.
  Перед глазами, до самого горизонта лежала растрескавшаяся, толи земля, толи высохшая грязь, местами, обильно пересыпанная тут и там песком.
   Степь? Или полупустыня? Растрескавшаяся земля. Вроде бы как высохшая глина, но слишком странная, шершавая или скорее губчатая на вид. И песок. Песок в неровностях, трещинах. Везде. И конечно на мне. Скосив взгляд, осмотрел плечо и руку. Кисти не видно, но на теле, толи надето, толи нечто намотано лентами, как на мумию, что-то светло серое.
  Так как в горле и рту было сухо, длинно и сочно выругался про себя. И вот тут, снова был удивлен. Каждый человек может 'говорить про себя', но когда делает это, фактически не слышит внутри головы, своего реального голоса. И уж тем более не слышит его тона. А на мою ругань про себя, отозвался чужой и сварливый немного надтреснутый голос.
   И звучал он именно в моей голове. Не рядом, не за мною, не надо мною и даже, не подомной. В голове.
   И он, тоже ругался. Ругался на непонятном мне языке, и как-то диковинно. Впрочем, судя по интонации, весьма огорченно и очень разгневано. Я помнил, что плохо знал языки, кажется, более-менее английский. Но и его после операции на...
  Взвыв от боли, чуть не задохнулся от вызванных ею еще и рвотных позывов. Только вот исторгать из себя телу было нечего. Вместе с болью в теле, это была и страшная головная боль. Нечто вроде той, когда застудишь тройничный нерв. Только вот не только в голове, а сразу и во всем теле, да такой силы, что всего скручивало и выворачивало от нее.
  - Вот тебе и стало лучше, с ощущением тела...
  Но это я уже смог подумать, чуть позже. Когда она ушла, придя в себя.
  А затем, вновь пришло осознание. Нет. Не причины состояния моего, и прочего. И не того, что, оказывается, могу дышать, но почему то не делаю этого. Но не менее важное. Я, стал понимать то, что говорит голос внутри моего разума.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Равнины Элиума.
  Анн и Анн.
  
  Волшебник с юга.
  
  
   Пару недель спустя, изрядно измотанный спорами с сожителем в самом себе.
  'Нормальное' общение с тем, кто некогда был хозяином тела в котором неким образом оказался, это нечто.
   В силу не столько гнева, что я очутился в его теле и разуме, а ненависти ко мне и напыщенного снобизма, каждый разговор, прежде всего выслушивание ругани, жалоб и угроз. Только изредка, насмешки или требования. Меня он, вначале, вполне серьезно считал виновником всех своих бед. А выслушав, наконец, и поняв, что не виноват в том, да еще и не маг, наравне с тем, кто такое с ним проделал, еще более презирал и унижал. И это, общение?
   Ну, так дело не в том, и не о том речь. Хотя эти две недели, потраченные на то, чтобы осознать себя, кое как привести изуродованное жаром и непонятно еще чем тело в прядок. Кроме постоянных болей, перемеженные, раздражением и моральной усталостью от соседа, закончились неожиданным образом.
   В некий день, особо взъяренный его снобизмом, выйдя из себя, в первый раз, сам, 'прыгнул'.
  В тот момент, по чести, даже не понял как. Просто в ярости захотел оказаться в ином мете. А через мгновение, стол там куда смотрел...
  Ощущения были феерические. И когда отошел от ошеломления и восторга, оглядываясь и довольно щурясь, осознал, что умею и могу. И что порталы, так же уже умел открывать. Важность и уникальность последнего, конечно тогда не осознавал.
   Как? Скажу честно, не знаю... Сам изумился тому, что могу. Знания, просто появились в голове. Вернее в разуме. Все же голова, что не говори, это, увы, только вместилище мозга. А вот уже тот, некое вместилище разума. Да и то, данное утверждение, верно отнюдь не для всех. Как в прямом, так и в переносном смысле.
  Почему? Ну, если не философствовать. Пример прямо в нем самом, в моем разуме. Мои знания, воспоминания, любознательность, а главное смекалка и изобретательность. Еще из прошлой жизни, то есть, не в этом мире. Ибо оказался в некоем ином и весьма от моего далеком. Но об этом, чуть позже.
  О чём я? Ах да. Знания и разум. Анн, хозяин тела, по местным мерам им являлся выше богов. И раз так, должен быть неким 'гигантом мысли'. В чем-то он наверное таким и был. Но для кого?
  Самомнение у него было более божественного тоже. Меня, считал 'разумным' на уровне муравья. А у меня, ведь тоже были знания. И они местами могли поспорить с 'всезнанием' и врожденной или заученно магией сожителя в разуме. Но тогда, я конечно же еще ничего о толком о магии, да и о многом другом, по сути, не знал. Так, на уровне прочитанных сказок, игр и догадок.
  Всё, что Анн подсказывал, или сам делал, когда я 'уступал ему место' для лечения тела, мне, казалось именно сказкою. Большею часть как он это делал, вовсе непонятно.
  И первое осознание того, что нечто теперь известно мне самому, будто так всегда и было вызывало, как оторопь, так и восторг.
  
   Как и многое другое, почему, понял чуть позднее. Анн, с самого начала, на все мои попытки расспросов, о чём-либо кроме касаемого 'прямо и сейчас', в основном - выживания, раздраженно ругался.
   Знания от него поступали по крупинке, самый минимум. Он их словно выдавливал. А вот про прыжки и некие иные, как оказалось, появлялись, после того как я уступал ему главенство во владении телом и главное разумом. Обычно, это завершалось обмороком или чем-то подобным. И делал я это, все неохотнее. Заподозрив, что это не спроста. Ведь по его ругаи сразу было понятно, хочет он от меня избавится, а что-то или кто-то не дает.
   И обмороки, как пить дать итог такого. И подозрения эти очень скоро подтвердились. Даже ранее того, как Анн в порыве досады и гнева проговорился о этом, и о том, что с телом, кстати, также было не так все просто и хорошо.
   Мой сожитель по разуму, и уж, коль на то пошло по телу, оказался при некоей изощренности и несомненной глубине многих знаний, на удивление ограничен во многом. И узнавая все более, убедился, что отнюдь это не казалось тогда.
   Сам то я, конечно не Менделеев и не Вассерман - ну не разу. Но и не дурак же полный. За ту жизнь, что помнил, что некто позволил помнить, будем уж точны, имел и опыт, и некое понимание, а главное разносторонние знания так был любопытен. Например подтверждая такое, могу сказать следующее. Вырос во полнее себе интеллигентной семье. Учился, много читал. С детства увлекался не чем-то одним, и не на денёк, серьезно. Ходил в кружки в дворце пионеров, секции по увлечениям. Затем военная служба, работа, и помимо это го опять увлечения. Вроде исторической реконструкции или радиотехники.
   И вот те на... Как в самом бредовом фэнтези, оказался в одной голове и разуме с магом посреди пустыни.
  Так что ко времени первого моего столь успешного прыжка в пространстве, ознаменовавшего начало путешествия. Я уже понял, и даже знал, что оказался совсем не посреди пустыни на Земле.
   Сожитель, как то назвал эту планету, Грязь Орам. Ну и еще как-то называл. Не все сразу можно было понять и запомнить, так как Анн, порою мешал языки. И те, что не позволил мне знать, я естественно не понимал. Потому не стал запоминать эту часть им сказанного, ибо например иное название, было муторное и длинное слово перемноженное ругательствами. И что есть само понятие, а что часть ругани, поди разбери. Ибо высказано опять же, сразу на нескольких мертвых языках.
   Вообще, поняв, что застрял в этом теле и мире кажется надолго, и надо что-то делать, ибо так как сейчас, зависеть во всём от капризов сожителя - полный край... Принял решение, сам заняться своим спасением и прочим. Благо, кое каких премудростей и подсказок, вынуждено или благодаря его оговоркам, накопленным, имелось уже некое количество.
   Да вот еще и 'прыгать' научился. Сам-то Анн как понятно умел это, но делится со мною этим и не подумал. Узнал как, да и вышло первый раз у меня случайно. И кстати, раз уж о прыжках речь.
   В сказках, такого кажется не было, там приличные маги создавали порталы. Вот о этом, я теперь знал как понимаю, благодаря памяти мне перешедшей от сожителя.
   Чтобы открыть портал входа, затем туннель и портал выхода, надо было не только уметь это делать, но и 'знать место', то есть то, куда он придет. Даже не столько знать, а неким образом представить его в уме или ощутить. И конечно, для этого, самое лучшее, хотя бы раз именно посетить его, или хотя бы увидеть его, чтобы потом представить в своем разуме наиболее полно и детально. Конечно, я утрирую, надо было 'знать' куда более, но ведь и так понятно. Нет?
  
   Гораздо позже, уже освоив многое из магии, научился подглядывать такие места из чужого разума. Но тогда, вынужден был 'прыгать', переносясь к некоей точке, которую мог разглядеть глазами. Не очень удобно. Но зато мгновенно и почти безопасно.
   Почти, потому что пустыня то она пустыня. Но кто не знает, в любой пустыне есть и жизнь, и опасности. Взять хотя бы всяких ящериц, зыбучие пески. А такие были и тут. Да хоть колючки всякие. Не разглядел, и выдирай из себя. А то и не колючки, чего хуже. Травинка, которая растет через вашу ногу, это не просто неудобство. Пару раз, кстати, так и случилось. А представьте что через вас, словно ей проткнули, точит живая ящерица, ну или нечто еще более неприятное. Мой сосед по разуму...
   Вот, кстати, о нем, тут как раз, вспомнить к месту. Вернувшись к голосу в голове, и моим новым умениям. Тот кто, оказался не плодом посттравматической шизофрении и раздвоения сознания и личности, а жил со мною в одном разуме и теле.
   Анн, не просто волшебник, а почти бог по тем понятиям, что хранила моя память. В момент нашего с ним 'соединения', как выяснилось, какие-то частички знаний все же мне перешли.
   Какие? Мда... Какие... Да откуда мне знать? Вот вы можете как на компьютере вывести на экран дерево директорий и поддиректорий ваших файлов хранящих знания? Я - нет. Это надо сидеть и перебирать в уме вспоминая. Причем что-то помнишь, а что-то нет. И появляется воспоминание о таком словно случайно. К месту. Ну будем справедливы, иногда инее к месту.
  В общем, что-то просто было ясно, словно всегда это знал и понимал, что-то открывалось постепенно. И от чего зависело, это, узнал опять же не сразу. Но даже тогда, начал догадываться об одной простой вещи. Магия, как таковая, была не в том, как устроено тело или мозг, а в том, как устроен разум в нем, и только затем, развивалась и усиливалась, прибывая теми знаниями, коими оный обладает... А по всему дальнейшему, что урывками узнавал за это время, и произошедшему со мною, выяснялось, что мой сожитель, и правда как утверждал сам, не только Бог, но и куда более.
   Тело и разум, до момента, когда я очнулся в нем, были его. Но теперь, волею неких сил, именно я, а не он, стал хозяином и того и другого. А что его больше всего выводило из себя. Что было причиною его лютой злобы, магией, о которой, я, знал только по фантазиям в книжках, мог оперировать в полном объеме, лишь мой, а не его разум. Некто сотворивший с ним подобное, поставил мой разум над его главенствующим, и осознание зависимости от меня угнетало Анна и бесило до коликов.
  Оно и понятно. Великий маг, вытесненный или подмененный мною в теле, мозге и разуме, вынужден, ютится в некоей его части. И все его волшебное мастерство и хитрость, как он не старался изменить это, пока не помогало. Судя по еще первым косвенным признакам и оговоркам, тот, кто с ним и мною это сотворил, подобное предусмотрел не спроста, и сделал весьма качественно.
   Для меня же, положительным было следующее. Первое и основное, я мог неким усилием заставить Анна, замолчать в своей голове. Вышло не сразу и сознаюсь, первый раз случайно. Просто разозлился и ... Тишина.
  Второе, что когда спал, он засыпал со мною и не тревожил своею возней. Это, выяснилось почти сразу. Причем по его ругани на то, что много сплю, а он вынужден это делать со мною вместе. Сон мой сожитель, считал бесполезною и вредною, тратою времени.
   Третье, то, что в моменты, когда он пытался овладеть разумом в теле, вытеснив и уничтожив меня, сливался своим разумом с моим. Я же, от этого, кроме боли, неудобства и плохого самочувствия, получал и перенимал частички его памяти, знаний, воспоминаний. Это было как полезно, так и неприятно. Не только страхом осознания того, что так могу погибнуть и головными болями. Но и по неким, иным причинам. Самая последняя из которых, была та, что когда он осознал таковое, два дня изводил меня руганью. Но зато, именно это, помогло в первые дни, ожить, выжить и освоиться.
  А он, конечно, перенимал мои, но вот ему, мои знания и воспоминания, мало чем помогали. Ибо как я уже сказал, да и он сам, первый понял и осознавал, знания мои - знания, человека чуждого этому миру. И если мне было понятно, что такое электромотор, то магу, знакомому с электричеством на уровне как заклинанием сделать молнию и ей шарахнуть - нет.
   Или скажем, вот, что толку, от того, что узнал он, как надо опрессовывать форсунки корабельного дизеля? Или знание Российских ПДД от тысяча девятьсот восьмидесятого года и умения водить мотоцикл?
  К тому же, я над ним доминировал. И по воле такового с ним сотворившего, моя смерть или безумие, пока он не придумал, как такового избежать, означала и смерть его разума. Причем, полную и окончательную. И вот этого, он боялся, кажется более чем я. Ибо как уяснил, Анн до того как это всё с нами было сотворено, был существом бессмертным...
  Вот и представьте, меру страха такового. Если и мне-то вот, помирать, до коликов не хотелось.
  
   Но вернемся к прыжкам. Телекинез, телепортация? Да кто ж мне скажет? Анн и слов то таких не знал. Наверное последнее, ибо подумал, прицелился, чик... И уже там. За счет чего и как? Уже сказал - тогда не знал. Но желал выбраться из этого унылого и жаркого места. Пустыня уже надоела.
   Мой сожитель понеким причинам, намеренно добивался, чтобы я из нее так и не вышел. Видимо в первую очередь, желая вернуть себе умение магических манипуляций. С чем, он уж точно меня бы задавил. Ну а после, перенесся в некое ему нужное место.
   Вот и играл со мною в молчанку или морочил голову. Я это понял когда после одного из прыжков, вдалеке увидел весьма знакомую группу камней. Этот хитрец искажал мой путь! Подумав над этим, нашел и причину. Он, поняв, что тело накопило достаточно энергии полученной от солнца или еще откуда, дождавшись восстановления, уже не раз предлагал перенестись в некое ему ведомое место. Мол там, мы оба будем в безопасности и он сможет решить нашу с ним проблему сожительства...
  Но почему-то мне, этого совершенно не хотелось. Не доверял я ему. Особо, учитывая отношение ко мне и к телу, которое он не ради меня, а вынужденно, обихаживал. И ещё, из перехваченного из его разума знания, что умел менять и изменять тела.
   Вот и стал, когда прыгал, каким-то образом, изводить меня, мотая кругами по пустыне. Подтверждением догадки, стала ругань, когда спросил, зачем это делает. Анн почему-то достаточно легко выходил из себя, при каждой моей удачной мысли или насмешке. Видимо, так на него действовала негативная для него, сторона слияния наших разумов. Я умнел, а он, порою, становился вселенски туп, уперт, или полным ребенком. Хорошо хоть это быстро проходило, не хватало еще, чтоб он в таком состоянии, при очередной попытке овладеть всем разумом, из злости или глупости, не убил нас обоих. Как понятно мы оба, сейчас, в этом теле, были смертны.
   Собственно, поняв, что происходит, загнав его в глубину сознания и поглядев на небо, сосредоточился. Один бархан песка отличался от другого мало. Магических знаний, у меня тоже мало. Эк я сказанул то?! В общем, потерять направление было легко. Но вот звезды...
   Вот она, реальная польза школьного образования и туризма. Даже будь ты распоследним двоешником, а что-то в голове про ориентирование отложится. Так что присев, стал ждать вечера, и того, что с ним, на небе появится луна или одна из наиболее ярких звёзд.
  
   И вновь о себе. А чего? Раз пустыня о песке что ли? Нее! О себе красивом! Да и вообще, прыгая по пустыне, почти голым, делать особо нечего, кроме как размышлять. Ну и конечно, пытаться разговорить, вечно злого и вынашивающего коварные планы сожителя.
   Но в данном случае, о памяти моей. Я сейчас к своему по началу великому удивлению, помнил разные прочитанные книги. И лучше, чем до потери памяти после двух тяжелых операций. О двух, и о потере памяти, помнил точно кстати. И помогало таковому, как понимал, слияние с чужим разумом, ну и то, в каком развитом мозгу он оказался. Хотя первое, скорее всего более важно чем второе. Разум мага, более организованный, гибкий и совершенный. Слияние с ним, толи передало моему часть свойств, толи просто, назовем это, исправило повреждения прежнего и улучшило.
   Позже, обладая еще большими знаниями, совершенствуя и исследуя себя, нашел и еще одну причину. Несмотря на внешнюю схожесть тела, в котором мы пребывали, Анн, как и подозревал почти сразу, не являлся человеком. И разум его, не был 'человеческим', он был, совершенно иной. . Частично это и отражало то, как я его воспринимал при вынужденном слиянии. Испытывая от такового не только потрясение, но и постоянный дискомфорт. И возможно если бы не ограничение, наложенное на Анна, уже первая его попытка возвратить себе свой разум, окончилась сумасшествием или смертью. Но тот, кто его наказал...
   Ладно. Хватит об этом... А то еще придется сразу и про тело. А тогда, в первые, и даже последующие дни, ничего этого не знал, и даже подозревать только-только начал.
  
   На четвертый день пути по звездам, пустыню сменили горы. Найдя в скалах долину с ручьем и деревьями, решил пока там остаться. И вызвано такое решение было как раз знаниями моего 'соседа'. Как и говорил, после первых его попыток вернуть себе контроль, стал немного понимать его, и кое-что перенял. И далее, все более...
   Мне, необходимо было кроме смены места, подумать, освоить полученное и поработать над собою. Ведь даже из наших разговоров, то есть из ругани, почерпнул немало. Например, выяснил, что тело, в коем мы оба, так же не совсем 'человеческое' и не совершенно, хотя принадлежало ему.
  Точнее, было им создано для неких нужд. Сам Анн, не помнит, как в нем очутился, и как мы оба попали в пустыню. Узнал последнее из расстроенной ругани на то как же он невезуч и несчастен, что теперь не мог покинуть это тело или управлять им, без моего ведома и желания.
   К слову о нытье и ругани, на тот день, что прибыл к горам, продвинулся и в ограничении его козней. Теперь, без неких усилий, стоило мне только захотеть, не просто замолкал, мгновенно скрывался где-то внутри глубин моего сознания, как при сне. И так же вызывался оттуда. Что кстати, его так же бесило.
   В этой долине, прожил пару недель. Питаться солнышком, пойманными ящерицами и непонятно еще чем... Ну вы поняли. А тут, в ручейке оказалась рыбешка. Когда первых выловил, часть, съел сырыми. Вкуснотень! А еще водные процедуры. Тенек, травка... Курорт!
   Анн конечно не преминул поиздеваться, над моим низменным и варварским пристрастием к плотским удовольствиям. За что был задвинуть подальше, а я наслаждался.
   Кстати, из его издевательств, тоже можно узнать многое. Например, что приличный маг, даже начинающий, умеет. Главное как говорилось в поговорке моего теперь дальнего мира - не спугнуть птичку. В случае Анна, проявляя 'глупость' и выражая сомнения.
   Когда насладился отдыхом, не давая подглядывать Анну, пробовал то, что ко мне за эти дни, перешло из его знаний.
   Так что, кроме того, что восстанавливал силы, еще и осваивал магические знания. Что-то получалось просто как в сказке. Стоило лишь захотеть, или подумать о таковом. Но даже это, требовало аккуратности и дополнительных усилий. Вернее осознания, и новой дисциплины для разума и сознания.
   Почему? Потому, что может быть как очень неудобным, так и очень опасным, если ваш мозг начнет исполнять плохо сформулированные, неосознанные, или подсознательные желания. Представьте, что захотели огня. Скажем, разжечь костер. Но огонь, это и просто искра, и пожар. Вы неаккуратной мыслью о таковом огне, можете спалить не только все вокруг, но и себя. И так, очень во многом.
  А так как мой 'сожитель', больше ругался и придумывал все новые попытки вернуть разум и тело себе, чем помогал, узнавать новое, учиться и экспериментировать, приходилось самому.
   И это уже был серьезный и осознанный шаг к освоению в этом мире. И результат, как говорится - был на лицо. Кстати, не только в переносном смысле. Тело почти излечилось. Появились волосы. 'Огарок' которым себя помнил в первые минуты в нем осознания, остался в прошлом.
  И самое главное что я постиг - знания полученные от слияния наших разумов, без подготовки этого самого разума, переосмысления их, почти ничто.
   Во первых, Анн и я, совершенно разные. Не только этим самым разумом, а как ощущение и понимание себя. Мы разные буквально во всем, построением разума, восприятием окружающего и ощущаемого, да всем!
  Вот почему, даже то, что вроде понял и освоил, все равно понял не так, а освоил без осознания. И знания... Даже самое простое, как часто выяснялось, понимал иначе. А он, не понимал неких простых для меня вещей. Вроде закона Ома, что знал любой шестиклассник в моем мире, ибо видел и осознавал по иному...
  Мне, надо было учится, буквально всему заново и при этом, сопоставлять то что знаю, с тем как и что знает он и маги этого мира... Вот так! Если хочу знать магию, а не только уметь прыгать и зажигать огонь без спичек - снова в школу!
   Но были и радующие моменты. В результате этой остановки, Анн поняв, что я могу обходиться без него, и научился вгонять его поглубже в себя, стал все же немного сговорчивей и покладистей.
   Рассказал, что видимо, произошедшее, итог охоты на него, одного из подобных ему самому недругов. Весьма могучего и как понимаете, не лишенного некоего, как говорили в моей прошлой жизни 'черного юмора', мага.
   И когда это рассказывал, за его гневом, явственно ощущался страх. А вот это, серьезная причина уже мне, быть очень аккуратным. Ибо тот, кто такое сотворил с Анном, наверняка следит за своим врагом. Что он с нами сотворит если сочтет, что мы 'рсшалились'? Вот. Страшно.
  И гнев Анна, стал понимать глубже. Ибо для великого волшебника и почти бога, оказаться практически рабом, не просто чужого, а еще и чуждого разума, было...
   В общем, я уже говорил, он от одной мысли о таковом, первое время долго и нудно ругался. Ну, пока в его мыслях было нечто полезное, я всё же терпел словесный понос, и не загонял в тьму. Хотя тот, стоило ему дать поблажку и 'выпустить', неизменно пытался избавится от меня. Ну и что понятно, скрывать свои знания. Но последнее, от него, уже мало зависело. С каждым слиянием, вольным или нет, их переходило ко мне все больше. Что и было еще одним, сильно удручающим Анна фактором.
   Немаловажным последствием последних попыток Анна 'взять власть', было осознание того, где мы находились и немного знаний о планете и месте нашего нахождения. Почему-то, он, сразу не желал рассказывать мне, этого. Возможно, из презрения, или считая, что быстро избавится от меня.
   А оказались мы на равнинах Элиума. Это часть пустыни перед Южной Империей. Как тут ее называли - Империей Циен. Последнее, определило выбор моих дальнейших действий. Империя Циен, славилась своими магами. А раз я, живу в одном теле с магом, хочу научится ей, и у меня магия получается... Вперёд в империю!
  
  
  
  
  
  Равнины Элиума.
  Анн и Анн.
  
  Вперёд в империю!
  
   Наигравшись в волшебника, окрепнув телом и сопоставив полученные знания с видом гор, понял, что это не горы отделяющие пустыню от другой, более северной части материка.
   Материк, где мы находились. Мы - это я не от величия себя любимого. Мол, мы цезарь, и все такое, а потому как, все ж не одинок в теле и разуме.
  Так вот. Материк и горы. Материком это я его назвал. То понятие, что обозначало его в мыслях мага, не давало представление о величине. А он, достаточно велик, и достоин упоминания и описания. Даже, если я получил его образ и представление о самой планете весьма туманно. Анн зазнавшаяся и ленивая скотина, вообще мало интересовался как местной, так и общей географией. Эта планета, была не его. В смысле, оттого что по его оговоркам, он тут сам гостил. По нимже, оговоркам этим, она принадлежала кому-то еще, а он, пользуясь этим, тут скрывался. Почему, от кого? Тогда, мне, было недоступно понять.
   Но к сути. Тут имелось три очень крупных материка. Тот, на котором находились, средний по величине. Серпообразной формы. Расположен если сравнивать с Землею, почти как Евразия. Только сильно южным концом смещен к экватору. Более вытянутой частью, загибался к северному полюсу планеты. И находился я, в опущенной к более теплым широтам части. Ближе к океанам, за пустыней. Пустыня достаточно большая пересекала материк. От северной части, ее и отделяла пересекающая материк, так же от океана до океана, скальная гряда.
   Именно так. От восточного края, до западного края. Хорошая такая, гряда, серьезная, судя по тому, что помнил Анн.
   Но горы, куда я допрыгал, не она, а на самом юго-востоке той самой пустыни. И означали они конец её и близость территорий империи Циен или попросту Цин. Вдоль них и за ними, на востоке, располагались обширные полу со скальными выходами. И так до самого восточного океана. Кто и как там жил маг не знал, да и не интересовался. А значит, и мне, пока не интересно.
  Второй материк. Его, наверное, стоит сравнить с центральной Америкой. Вытянутый к северному полюсу более узкою частью, он напоминал каплю воды. В памяти Анна, назывался 'Красным'. Связано это было, с какими-то там магами, сильно напомнившими мне своим обликом чертей. О нем, все было опять туманно. Разве только что эти самые, как бы черти, всем там заправляют. А значит, достаточно сильны в магии, и опасны. Кроме них, там проживало много народов. Но опять, Анну, это было неинтересно и потому, неизвестно какие и сколько реально.
  О третьем, который располагался еще ниже, если вновь провести аналогию, вроде Южной Америки, было совсем мало известно. Он, так же как и первый, изгибаясь, поднимался к экватору. Но ничего более конкретного...
  
   Ах, да, снова отвлекся. Несколько дней спустя, после того как окончательно принял решение 'идти в люди', взобравшись на скальный выступ, что делал более из нужды. Ибо великий маг и волшебник Анн, совершенно не следил за созданным телом. Было оно хилым, да дряблым.
   Это не шутка. Даже по тому, что мне было позволено о себе помнить, не будучи богатырем, в моем прежнем теле, в сравнении с тем, которым обладал сейчас, им выглядел. И вооружившись памятью и волей, решил таковое исправить. Кроме зарядки, всерьез проделывал физические упражнения. И замечу, с большим удовольствием. Чем кстати, почему-то, опять приводил в уныние Анна.
  
   Так вот, о восхождении. Взобравшись на скалу, увидел уходящий в пустыню патруль. По иному, и не скажешь. Небольшой отряд, двигающийся по ясно видимым местами следам. Следы те, еще в первый раз, когда залез на скалу приметил, и прыгнув к ним, рассматривал. Вели они, с дороги в сторону. И не будучи следопытом, такое легко определялось по росчеркам когтей. Именно это, вызвало вопросы, на которые, мой сожитель, как и не раз делал, не счел нужным отвечать. Ограничившись кратким - варвары.
  Вид закованных в кожаную броню усиленную кольчужными элементами воинов, впечатлял. Варварами, таких, судя по броне и оружию, я бы не назвал. Перед нами, был не просто хорошо вооруженный отряд. Броня у всех одинаковая, как и оружие. Явно, что сделана не кустарно. Они держали строй, что говорило о организации и обучении. И означало такое, что вижу воинское подразделение армии, той самой Империи Циен. И раз на ее окраине отряд так хорошо вооружён и обучен, армия достаточно серьезна.
   Из собственных воспоминаний всплыли некие ассоциации. И в основном, они были сказочными или фантастическими. Анн, на мои мысли по поводу этих воинов, наконец снизошел до того, чтобы высмеять. А я, пользуясь этим, подначивая и прикидываясь дурачком, под его ехидные замечания, вытянул и еще некую информацию.
   Это и правда, один из дальних пограничных патрулей империи Цин. Причем, регулярных патрулей. А значит, воинов тут много, границу они охраняют серьезно и постоянно. А где такое количество воинов, там и крепости, фоты и все с этим связанное.
   Маг, когда гневался или ерничал на до мною, за словами то не следил. Так как считал меня, совсем глупым да тупым. Вот вам и великий маг. Этот, по сути детский прием, неизменно выручал. Хотя, при его божественном самомнении, ведь он, считал меня ничем не умнее увиденных мною варваров, чему удивляться? Кто бы и что не говорил мне теперь о богах и прочих высших креатурах этого мира, но общение с той, которая делила со мною разум, убежала в их, местами, вопиющей зашоренности и ограниченности.
   И хотя я понимал, что для мира, где воины ездили на некоей жуткой смеси верблюда и ящерицы, носили легкие кожаные доспехи, а как оружие использовали колющее и режущее оружие. Уровень богов даже куда ниже Анна, по их магической силе, наверно был соответствующий.
   Конечно, мои воспоминания о развитых цивилизациях прошлого Земли хранили и иное. Но вот в плане развития и гибкости разума в частностях, пример, что сидел фигурально выражаясь, прямо в голове, порождал сомнения.
  Ну, ладно, так или иначе, решение принято. И необдуманно бросаться в авантюры, в связи с решённым, не хотелось. Учитывая, что:
   Детское - А вот он я, возьмите меня в маги. Могло сразу и быстро кончится плохо. Особо в свете развитой, судя по воспоминаниям Анн магии и бытующего в империи рабства. Вот и решил, не торопится. Провести разведку и инфильтрацию в стан противника, аккуратно.
   И в связи с таковым, вначале стал наблюдать издалека, постарался вновь вызвать на разговор о 'варварах' Анна.
   А когда собрал достаточно сведений, настал большой день. Не в смысле того, что длиннее всех в году. А потому, что еще один патруль, за которым следил тогда, выехал встретить караван, шедший через пустыню в Империю.
   Это я определил по тому, что они не свернули вдоль гор, как делали прежние мелкие, а заспешили по дороге ведущей вглубь пустыни, от территории империи. Ну и конечно, из рассказа Анна о том что они тут делают, кроме как вдоль границ курсируют.
   Ближе к полудню, когда он встретил на стоянке караван, остановившийся чтобы переждать дневную жару, я и пробрался на стоянку. Конечно не как нинзя, ибо слаб был еще во многом, а воспользовавшись выученным для того, заклинанием невидимости. С этим, тоже была проблема, ибо Анн долго кочевряжился и заклинание получил от него не добровольно, а обманном. Вот и не объяснил он его сути, пришлось самому экспериментировать осваивая. Ну да работает и ладно.
  Так что от стоянки, путешествовал вместе с караваном.
   Это было дольше, чем прыгать, но куда интереснее. От купцов и воинов, информации об их языке, быте, привычках, получал во много раз более чем из знаний и брюзжания сожителя. И тем интереснее таковое было, когда выяснил, что купцы и их охрана, были из разных стран этого мира.
  Это же, позволило мне, через некоторое время сбросить невидимость. Не все в караване друг друга хорошо знали. Империя Циен, не однородна, объединяла много территорий. Коренные, исконные. Как их еще назвать? Имперские жители, весьма заносчивы. К тем кого считали ниже себя, не особо
  присматривались. И напрямую, общались по нужде, редко. С нанятыми и тем паче рабами, и того реже, считая первых варварами, а вторых только лишь вещью. Рабами и нанятыми, руководили их помощники. Часто, так же рабы. И в виду того что при нападениях на караван, помощники часто погибали, получалось, что купец порою не знал того, кто на него работал из низших. Ведь емуне по чину обращать внимание на кого либо, кроме самых близких, что держал подле себя. Вот они и делали всю требуемую работу. Принадлежность определялась просто. Есть человек - есть магическая метка о собственности, что ему и достаточно. Разбираться и вникать лично, кто он, ниже его достоинства. Указал, кто заменит помощника, и остальное заботы его. А тот, порою и сам уже не в курсе, кто да что досконально. Чем я и воспользовался.
   Благо кое у кого, записи о составе живых, да кого где купили или наняли, пропали вместе с погибшим. Пересчитал количество, сверил метки, всё. Собственно из-за этих вот нападений и брали в караван на обратном пути, не имперцев, восполняя потери в пути.
   Караваны везли через пустыню шёлк. И он ценился весьма и весьма дорого, так как производился только в Циен. Мне так это напомнило книжку про Марко Поло и историю своей родины. Шёлковый путь и все такое.
  М-да. Нападения. В пустыне нападали ее жители и бандиты с окраин. У гор, кочевники. Те же бандиты, но которые могли прикинуться мирными скотоводами. Кем по сути и были. И вот потому, пока караван доходил до Серединных Гор или города близ них, потери бывало, составляли половину и боле рабов и охранников. Конечно терял караван и возы с грузом. Но стоимость оставшегося, с лихвой такое компенсировала. Иначе бы и не водили их через пустыню.
  У гор, нанимали на обратный путь в охрану степняков и покупали рабов. А возвращались нанятые, обратно, с шедшим из империи, другим караваном.
   И всё бы было хорошо, и шел бы я слушая скрытно подольше, но нервы трепало то, что в караване были неплохие маги. Рано или поздно, такой, мог заметить наличие магии рядом. Хотя я старался держаться подальше, а Анн, утверждал, что его магию, тот не заметит. Ну, может быть, вот только невидимость, хотя убирала тень, не стирала следов с песка.
   Потому, как только понял, что можно спрятаться среди наемников, стащив по частям местный наряд, а были это к концу пути истрепанные тряпки. Пользуясь тем, что почти все заматывали лица. Представлялся младшим помощником, помощника купца, нанятым после стычки с кочевниками. И для большей безопасности, служившего купцу, погибшему при переходе пустыни. Таковых, оставшихся без хозяев, тут было несколько человек, нанятые в помощь в предгорьях, взамен погибшим, они не были имперцами. А учитывая, что с одеждой я стащил и талисман, обозначающий принадлежность одному из погибших, большого труда, это не составило.
  Зачем талисман? Рабам маги ставили метку. Выглядела как рисунок на лбу. Называли ее печать. Наемным на время пути, давали талисман. Маг по ним, кстати, отслеживал таких нанятых и в пути 'приблудных'. А так как они не имперцы, понятно, что вся грязная и трудная работа, была на них.
   Тяжелогруженные телеги и арбы, скоростью хода не отличались. И путь был длинный. А в нём, кроме как общаться, слушать всякие истории, сидя на скрипучей повозке, особых развлечений не было. При такой скуке и некоей хитрости, разговорить, раба или мелкую сошку купца, труда не составляло.
   Они, даже с удовольствием демонстрируя свою важность, повествовали варвару с той стороны пустыни, о великой империи. Не все конечно. Да и знали не так много, чаще пересказывая, чьи-то слова или истории. Но для начала, и этого хватало.
  Южная империя, где оказался, была одной из старейших. Мне, по их рассказам, она напомнила некую смесь воспоминаний из восточных сказок и исторической реконструкции. Ее целостность объяснялась достаточно просто. Отделенная от основного континента скальною грядою и пустыней, империя Цин, кроме банд пустынных кочевников и островных пиратов, не имела сильных врагов. Все большие войны внутри этих территорий, сводились к разборкам местных Шейнов, так тут звали крупных властителей, меж собою. Ну и конечно чисткам среди родни устраиваемым самим императором. Когда таковой плодилось слишком много, он, просто 'подрезал ветки розового куста'. Это кстати сказал не я, один из купцов. И розы, тут, кстати, тоже были. Самые настоящие, всамделишные. Ну, судя по рисункам на шелке.
  Когда караван дошел до первого имперского пограничного форта, я даже удивился. Ибо в моем воображении он оказался таковым, как и представил. Вполне себе приличная крепость. За стенами возвышались шпили башен минаретов. Правда в отличии от воспоминаний, они являлись не площадками с которых орали муллы, а оборонительными башенками системы обороны крепости. Возводили такие, над жилищами магов.
  Как и ожидал, первыми, караван встретили воины. Навстречу, из ворот вышел сильный отряд окруживший его. Это потому, что чужаков в караване по возвращению, много, а их не любили и вполне обосновано не доверяли.
   Последнее могло стать проблемой. Но к счастью, благодаря тому, что лицо мое подходило, принимали за местного. Менять внешность, Анн меня не хотел учить. Ну я же говорил, он вообще не хотел помогать.
  На площади, куда нас привели, для более внимательного досмотра, оборванцев из местных, в почти таких же лохмотьях как были на мне, набежало порядком. Как выяснилось, в надежде заработать, помогая с животными и перекладывать товар который просматривали таможенники.
  Вот в этой суете, хоть и не без труда, удалось улизнуть. Не без труда, потому как строгой страже, помогали маги. И смешатся с зеваками и встречающими караван, было не так просто.
   Последних, вслед за голытьбой, пришло тоже не мало. Для местной скуки, любой караван, событие. А уж тем более большой, из мест дальних. Купцы привозили не только товары. Ценились и истории, рассказы о пути, дальних странах. Хотя по моим наблюдениям и по разговорам, мало кто из купцов, действительно переходил горы. Большинство ограничивалось торговлей с 'варварами' возле перевала или в городах вдоль Разделяющих Гор. Вполне логично. Больше раз сходил через пустыню, больше прибыль. А далее, товар уйдет уже с другими купцами.
   Там же, на площади, пользуясь суетою поднятою с приходом каравана, разжился новой одеждой и некоторой суммой денег, нагло занявшись грабежом. Этому хорошо поспособствовала невидимость и другая освоенная магия.
   Вначале, конечно сильно опасаясь, но что делать, пока лучше и быстрее было именно так. Тем более, что заранее продумал как и что сделать. В результате кстати, убедившись, что мой сожитель был прав, считая себя более сильным магом. Это получило подтверждение тем, что местные маги, как проверявшие караван, так и следившие за порядком на местном базаре, где разжился 'покупками', меня так и не заметили, а потому не поймали.
   А то бы, сходу, еще при первом досмотре каравана, получил магическую метку, как пришлый гость. А таких 'варваров', какими оных считали, селили в отдельном месте и отправляли обратно с первым же идущим к разделяющим горам караваном. А попадись на кражах или заподозри они меня, еще в чем ином, могло быть нечто еще хуже. Например, что маг-шпион. И стать казнённым, попадись на краже, тогда было бы почти везением.
   Бродя по толпе и прикидывая варианты, еще изучал метки, что ставили маги крепости. Если бы удалось получить метку более высокого уровня, как гостя, это мало бы что изменило. В этих краях, метка гостя применялась ко всем, кто не жил в данном регионе Империи. И относились к гостям, заведомо предвзято и натянуто. Во многом, и в части передвижениях ущемляли.
   А могло, как уже сказал, быть еще хуже. Заподозрили бы в шпионаже или еще в чем. Законы тут были еще те. Магически получив признания, казнили, или продали в рабство. В Империи издавна оно процветало. Даже более, по рассказам, таковое поставлено на широкий, можно сказать производственный, уровень. Но в моем случае, узнай они про два разума в одном теле, даже трудно представить чтобы со мной творили.
  
   Кстати о предвзятости и паранойе. Сами купцы, относились друг к другу по разному. Те, кто жил в центре империи, живших на окраинах, считали не меньшими варварами, чем тех же кочевников. А еще, сказывалось то, что их Шены, меж собою враждовали. В драку меж собою, купцы, конечно же не лезли, порою и помогали друг другу, но держались на стоянках раздельно. Соответственно и отношения меж групп купцов, были непростыми. Объединяло их общее дело, торговля, да законы относительно нейтралитета шелковых караванов. Торговля шелком давала не малый государственный доход. Терять его, из-за чьих-то там ссор, государство не желало. И в таких караванах в этой связи, общие законы империи, накладывали более жесткие рамки отношений.
   Узнавая об Империи всё более, не уставал удивляться. Империя Циен, зародившись и став мощным рабовладельческим государством, на многие года замерла в своем развитии.
   Создавалось впечатление, что ее некогда, намерено, создали для чего-то, развили, а потом, заморозили. Судя по смешкам и ворчанию моего 'соседа', это, я верно угадал.
  Удаленная от сильных врагов, она жила, на первый взгляд спокойно и патриархально. Постоянные, но мелкие стычки с островными пиратами и кочевниками, не давали ей расслабиться. Но в остальном, тут из века в век, ничего не менялось. Именно так. Не из года в год, а веками!
  Впрочем, помятуя о магах, которые жили дольше людей обычных, и что сам император, наверняка был магом, часть такого удивления проходила, но не совсем.
   Контролировали эту небывалую стабильность, государственные и религиозные законы, опирающиеся повсеместно на магию.
   Основной статьей дохода была внешняя торговля шелком и внутренняя экономическая политика, опирающаяся на рабовладение. Обширные шелковые и ткацкие мануфактуры были у каждого, даже мелкого правителя. Из чего и как делали его, и более грубые на его основе ткани, было государственной тайной. Что и не удивительно, при огромной цене шелка, и неизменно высоком спросе. Хлопок тут тоже выращивали. Но спрос на него, был куда менее.
   Помня, историю. И что таковое положение с шелком было и там, откуда родом, не удивлялся. Кстати шелк, тут даже назывался, как и у нас. Ссылка Анна, на то, что империя образовалась давно и это, древнее название, меня не убедила.
   Тем более, что 'пообщавшись с народом', неожиданно узнал что в том языке, что называли 'общим', множество известных и знакомых мне слов, из вполне земных языков. Аккуратные расспросы, дали и еще более удивительный результат. Общий язык, произошел из некоего 'Древнего'. Вместе с тем, что в языке, который Анн называл древнейшим, была масса слов из языков моего мира. Это наводило на разные вопросы и мысли.
  Сам Анн упорно утверждал, что его язык, тот самый - Древнейший, язык старых богов, и тех, кто был до них, потому основа других древних. Но мне не верилось. Откуда в так называемом древнем языке, что существовал до богов, слова, которые я знаю, понимаю и помню еще по школе. А он, даже значений их не может понять?
  Впрочем, его основной или разговорный 'божественный язык', тоже, еще та клизма с иглами. Глотка моего и его тела, такое и произнести то не могла. Да и осознать, даже из воспоминаний кое-чего, было пока невозможно. Еще у нас...
   У нас. Я даже посмеялся над собою, подумав так.
   У меня кроме подспудной уверенности, что боле никогда не смогу вернуться, было и стойкое, в том ощущение. Что даже проделай я таковое, ну например магическим порталом. Вряд ли оно хорошо для меня кончится. И при этом, сразу в нескольких смыслах.
   Так что теперь, это мой мир. А там, поглядим. И кстати вот, обладание магией и возможности всякие о коих думал, так и вообще не оставляли желания о возвращении думать.
   Ну кто откажется стать магом и жить не пока от язвы в сорок спившись загнешься, а несколько сот лет? А?
   Мой острый интерес, так же вызвали рассказы о прибрежных островных государствах. Сеть крупных и мелких островов тянулась в сторону еще одного материка или большого острова. Тут мнения рассказчиков расходились. На островах преимущественно жили пираты и морской народ. Через свою территорию, они никого не пропускали. Зато регулярно, под разными предлогами, делали набеги на соседей. С ближайшими, имперцами, иногда велась и торговля, но весьма ограниченная.
   Имперцы пытались всё грести под себя. А как я понял, это был народ вольный и анархичный. Потому имперцам непонятный и чуждый. Ну а как по иному, если живущие на них, вовсю 'сопротивлялись цивилизованности', да еще промышляли пиратством? Кстати не они одни. Но о этом позже.
   Условно безопасным, было только прибрежное плавание под охраной имперских судов. Потому, морская торговля развита вяло и слабо. Почти никак. Даже рыболовство в прибрежных водах из-за опасности встретить пиратов, было сильно ограничено. Торговые караваны с севера, шли более через пустыню. Что было так же опасно, но менее чем морем. Морские караваны грабили куда как чаще. А кроме этого, там, где к океану подходили горы разделяющего хребта, было море бурь. Проходить которое отваживался не каждый. Видимо, там встречались воздушные потоки и потому, постоянно было скверно с погодой.
  Самый большой торговый порт Империи, был южным, а второй по величине, северным. Именно туда изредка приходили корабли из Западных королевств и совсем редко из самой дальней страны континента, Северной Империи. А в южном порту, в основном торговали островитяне. По словам тех, кто его посещал, только там соблюдался с островитянами более-менее постоянный нейтралитет.
  Южный порт это был и самый дальний город империи на побережье. Дальше по нему, только несколько городов. Но хоть и основанных империей, но в силу разных причин империей же и оставленных. Такие называли дикими.
   На севере, городов вне империи больше. Но порты там, только рыбные. Те Шены что жили в них и далее у разделяющих гор вплоть до восточного берега, империи не подчинялись. Но с флотом, у них было просто никак. Кочевники.
  
  
  
  
  Равнины Элиума.
  Горы Рош.
  Форт Алуз.
  Тирам.
  
   Первый город империи.
  
   Алуз пограничный город-форт. Расположенный вне основных дорог. Имперский Тракт выходил из пустыни севернее, и именно к нему, сходились иные, наиболее важные дороги. В моей памяти, он так и остался, крепким фортом и прикрытым им пыльным и грязным городом скотоводов. Из достопримечательностей, цитадель имперской стражи, скотный рынок и рынок рабов. Всё.
   Дома максимум в три этажа, высокие заборы и улицы похожие на пересохшие арыки. Ах да, еще нестерпимая вонь от повсеместно используемого как топливо, высушенного помета скота. Грязь, о которой у помянул, добавлял к вездесущей пыли, неприменному атрибуту таких городков на окраине пустыни, этот самый помет. А что ожидать, когда по улице гонят огроменное стадо на рынок?
   Под скотом тут числились те самые ездовые ящерицы для пустыни. Ящерицы еще более страшенные видом выращиваемые на мясо. И мелкая, большей частью, естественно, большей частью плотоядная, живность. Травы тут было мало ибо воды, тоже мало. Колодцы, впечатляли своею глубиною. Загадку, что же ел столь многочисленный скот, разрешил сторож с рабского рынка. Рассказав, что он столь обширен потому, что еще южнее, там, куда гоняют скот, колодцев больше. И обслуживают их и скот, рабы. Вот почему и тот и другой столь обширны. Рабы занимаются поливом пастбищ и разведением корма для скота. Мрут они от тяжелой работы быстро, а скот всеяден, вот и требуется их, много.
   Статус города, Алуз, предавал не размер, а собственно военный форт. Кочевые племена достаточно часто приходили от гор. И если южнее они приходили торговать. То сюда, только в надежде перехватить караван и прорваться в глубь империи, ну и конечно грабить скотоводов и иные торговые фактории. Обычно налет делался и на форт, чтобы оттянуть к нему из пустыни и от пастбищ патрули.
   Мне повезло. Караван, с которым прибыл, большей частью не местный, и должен был идти далее, в глубь империи. И часть его, направлялась и вовсе далеко. В портовый город Азам. Он свернул сюда, не случайно, понеся потери в пути купцы хотели купить рабов и животных, а в Алуз они самые дешевые в округе.
   Большая часть моего везения заключалось в следующем, часть купцов идущих к порту, наиболее пострадала. Что и понятно. 'Варваров', охрана защищала хуже чем 'своих'. Кроме рабов, они нанимали и помощников, вот к ним я и хотел присоединиться. Облегчало такую задачу очевидное. Алуз имперская окраина. Купцы из центра империи, считали живущих вне его, почти такими, как и всех иных, варварами.
   Ну и конечно еще то, что среди именно этих караванщиков аврваров, примелькался. И хотя они не знали меня, запомнили и считали так же имперцем, а значит относительно 'своим'. А еще и стража их части каравана сменилась, ибо они откалывались от основного.
   На территории империи дороги были почти безопасны, но пока шли в приграничных районах, она нужна. Да и потом если внимательно слушать рассказы не помешает. Ещё про частую вражду местных Шенов, забывать не стоило.
   Вот потому, присоединение к ним было вполне логичным и в итоге, не вызвало особых проблем, кроме одной. В караване, как не носивший магической метки заменяющей тут паспорта, был с амулетом. А сейчас она была просто необходима.
   К счастью, Анн осознавший, что я не отступлю от своих намерений, снизошел до такого, по его меркам - убожества, как подделать для меня подобную метку.
   Для удобства, я попросил сделать ее изменяемой и научить таковому. Что, конечно же, вызвало его недовольство и презрительную ругань в мою сторону. Но в итоге, все же было сделано. Гонор гонором, но в том положении, в котором находился и он, привлекать внимание имперских магов, опасно нам обоим.
   Караван в Азам, долго не задержался. Торопливость, с какой караван покинул форт и пошел далее, стала понятна уже через пять дней. Дороги стали заполнятся обозами повозок везущих припасы. И их, гнали с заметною скоростью. Причину, мне незнакомому с местными обычаями, подсказал старший помощник караванщика. Близился один из общеимперских праздников и все готовились к его встрече. Застрять на пол пути, когда все празднуют, никто не хотел.
   А еще, уже на третий день, виды надоевшей пустыни, стали сменяться всё более и более зелеными полями и кустами и деревьями. А затем вдоль дороги появляться и настоящие сады плодовых деревьев. До этого, они встречались только на небольших огороженных и охраняемых участках возле колодцев.
   Вот так, влившись в потоки спешаших меньших и больших караванов и обозов, мы прибыли в город Тирам.
   И это уже был настоящий город. Серьезные каменные стены, куда выше, чем форта. Рвущиеся в небо шпили храмов, местного аналога мечетей, украшенные золотыми многолучевыми звездами, полумесяцами и иными символами империи и местной веры.
   Город раскинулся широко. Его огораживали целых четыре кольца крепостных стен. Невольно пришла аналогия с Великой Китайской Стеною. Впрочем, если империя такая древняя как утверждали, чему удивляться? Рабы, которых тут множество, могли и вдоль всей границы, да и вдоль дорог крепостные стены выстроить.
   Кстати вот о дороге то. Вокруг дороги, зелень и домики рабов следящих за ней, посевами и плодовыми деревьями. Как понял из разговоров, за тем чтоб было чисто и приятно с виду смотрели имперские чиновники. Штрафы, не менее налогов пополняли казну.
   Еще на подъезде к первой стене, навстречу каравану, выехал патруль городской стражи. Видимо о нас, донесли вездесущие шпионы. Чужаков, даже из других частей империи, как уже сказал, местные не любили и присматривали за ними. И большой караван, идущий от границы, естественно привлек внимание и наверняка вызвал подозрения. Да еще, местные властители с попустительства императора частенько воевали меж собою. Что опять же подтверждало слова купца, о том, как прорежал тот поголовие тех, кто уж больно сильно рвался ближе к императорскому дворцу или набирал силу. И с таким караваном могли подослать своих людей к недругу чем попортить праздник. Вот и суетилась стража.
   Прибыл караван очень удачно. В городе как раз начался какой-то местный праздник предшествующий общеимперскому. И тут, стоит заметить следующее:
   В целом империю Циен, заселяют три основных расы. Основная - Гиор, более похожа на земных испанцев, с ярко выраженными восточными чертами лица. Меньшая, еще более близкая восточным фенотипам - Реор. И третья, это самая большая, в которой превалируют смешения иных рас.
   Южане, достаточно темпераментные, горячие и импульсивные люди. Причем это касается в той или иной мере, всех южно имперских народностей. Но вот обычный ритм имперской жизни, достаточно патриархален и сонлив.
   Из доступных обычных развлечений: - посещение рынка, общественных бань и долгое сидение в местных чайханах за разговорами и всякими видами настольных игр, вроде шашек и шахмат, опять же местного вида.
   Кстати несколько из них изучаются военными, обучающимися на командиров, так как развивают память, тактическое и стратегическое мышление.
   Религией и законами, караются большинство азартных игр. Даже пари на скачках, что устраивают обычно при больших торгах, или по иным поводам, заключаются с оглядкою. Ибо маги из городской стражи или из храмов, если город имперский, а не отдаленное владение Шена, за таковым следят. Штрафы разнообразные и достаточно злые. А уж доносчиков всех видов и мастей, тут как блох на бездомных собаках.
   И тому, так же есть весомая причина - деньги. Любой вид азартной игры рассматривается законом, как попытка лишить казну прибыли. Вот было бы смешно, если бы не вдуматься и не понять что в итоге так оно и есть. А уж потом, и прочие причины.
   Все иное веселье - танцовщицы в тех же чайханах и на рынке, слабенькие маги и факиры на рынке. Их тут называют маграми, да сказители религиозных текстов и прочих историй. Нет, веселиться тут умеют, но в меру. Что для меня, часто, весьма непривычно и на первый взгляд незаметно.
   По этому, праздники, устраиваемые с размахом - храмами и имперские, это не столь частый легальный повод для всех людей в городе хорошенько повеселиться и выпустить из узилищ обыденности свой темперамент.
  Еще одною причиною, почему все так печально и строго, оказалось то, что по местным же законам и религии, тунеядцев, тут никто не приветствует и сразу определяет таковым наказание и трудовую повинность. И снова замечу, связано таковое с тем, что каждый обязан вносить свой вклад в богатство и мощь империи. Потому, толстая мошна этому отнюдь не преграда, ибо все основные поборы идут строго в казну империи, а не в лапы чиновников. Опять же по причине того, что имперским магам, контролирующим эту братию, и получающим проценты за каждого пойманного взяточника или иного преступника - соврать невозможно.
   Вот почему нас очень быстро опросив и не выявив злонамеренности, всех вместе с опечатанным грузом определили на постоялый двор, пояснив, что более подробно разбираться будут, только после окончания праздника. Хорошо хоть самих вместе с возами не заперли. Было такое опасение.
  
   Для меня, что разрешили выходить из торгового двора, было просто праздник. Очень хотелось посмотреть на жизнь большого города. Единственно, чтобы выйти одному, пришлось клятвенно заверить помощника старшего купца каравана, что стану избегать неприятностей и не доставлю проблем. Клялся конечно на магическом амулете, ибо слова словами, а доверие - доверием, а амулет куда надежнее...
  
   Южно имперская архитектура меня не поразила. И не потому, что тут не на что было посмотреть. Просто так вышло, что много повидав в другой своей жизни, не раз встречал подобное. А сейчас, испытывал не удивление, а некое чувство дежавю. Причем, не только в архитектуре. Так что более удивляло скорее узнавание.
   Основная местная вера, была некоей помесью знакомого мне ислама, в смеси с рядом других восточных религий. И вот это, накладывало сильный отпечаток на все вокруг. Причем эту помесь, сильно разбавляли и дополняли, вполне реальные в этом мире духи и магические существа.
   Еще, понимание основной веры, сильно усложняло то, что в империи, разные ее области, все еще принадлежали разным народностям, у которых, были свои дополнения основной религии. Поэтому и храмы строились своеобразно. Один центральный, и вокруг него пристройками, дополнительные. Так сказать 'по интересам и потребностям'.
   При этом, наверное, только тут, вполне официально был храм Темного Бога и его так сказать свиты. Эдакой версии местного если не дьявола, то его облагороженной инкорнации. В этом имперцы обошли земных теологов, раз есть 'плохие' боги, то он конечно бяка, но не все. А тот который Тёмный Воин, имя его кстати не поминалось нигде, так и вовсе уважаемый товарищ. А вот бояре его, да, шаловливы... В роли основной бяки-буки, выступали те, кого среди даже темных богов считали 'беспредельщиками'... Вот их и почитателей таковых, искореняли и гнобили всерьез. И 'светлые', и 'темные', и те, кто болтался не при делах. Ибо вытворяли те, всякие непотребности, и гадили всем подряд.
   Кстати богиня смерти, у которой так же был свой храм, была из так сказать 'подчиненных' Тёмного, и опять же вполне почитаема. Почему помянул ее отдельно? Уж слишком она напомнила индийскую Кали. Много рук, и кроме махания мечами, много чего другого делает. Ах, да, еще она среди богов, как это не странно звучит, единоутробная сестра богини любви и плодородия, а та, как оно и понятно, напрочь 'светлая'.
   И как понял из воспоминаний своего сожителя, этот самый Тёмный, Так он и назывался официально, был и правда не самым гадким парнем. Скорее и в самом деле бог воин, с некими вполне здравыми принципами и честностью. Лучший из худших. Как и сказал, кроме него, были персонажи куда злобнее. Считавшие, что и весь мир, и все живое, надо свести на нет. Причем причин или еще чего для такого их поведения, не было в памяти Анна, только злоба ко всему и стремление все рушить. Но собственно этому миру, к счастью, они не принадлежали, гадили, всем и вся, прорываясь в этот через свои дальние аватары, духов или тенями тьмы, но это уже требует отдельного разговора и разбирательства.
   И что проистекает из такового, большей частью из отрицательных персонажей, в этом мире озоровали всякие пришлые сущности и демоны, не из злобы на кого-то, а кормясь отрицательными энергиями, например при страдании и боли. Ну и конечно из жадности и прочих пороков, как те же вот 'классические' демоны из моей памяти, в общем, по природе своей сущности.
  Потому, таких, если не могли обуздать, даже Темный и слуги и почитатели его, гоняли в хвост и гриву. Ибо этот мир так же был частью его, и на него у того, были свои виды. Как и в знакомом мне ранее мире у дьявола, его вотчиной был некий подземный. И хотя он имел слуг на поверхности, и порою наводил и на ней порядок, она его мало интересовала. И уж тем более захват в свое владение 'небес', как и всего прочего такового, ему тоже не был интересен.
   Кстати сразу о мирах, как я понял, большая часть подземного и небесного мирра, было аллегорией. А в реалиях, кроме части местных подземных пещер, некие иные миры и планеты. В общем, бог воин и когда войн богов нет, не более чем правитель и министр внутренних дел подземелий. Это я конечно смеюсь. Но суть, выходила примерно такой.
  
   Почему я так подробно о нем? Да потому, что именно у храма Тёмного, меня застала толпень выплеснувшаяся из центрального храма на улицу. Даже оторопь взяла, как там поместилась огроменная праздничная процессия. И от шума, гама и толкотни, в храме Тёмного и укрылся.
   А с подачи одного из служителей, определившего, что по местным понятиям 'иностранец', молоденькая рабыня тут служащая, стала за мною следить. Сам он был занят, а может, и не по рангу ему таковое было. И чтобы не скучать, ожидая, когда вакханалия на улице закончится, подозвав, попросил её рассказать о храме.
   Она хоть и волновалась, но рассказывала подробно и интересно. Да и девочка кстати сказать, была весьма симпатичная. Что уж тут отрицать, после таких передряг, я наверное в первые вспомнил глядя на ее попку да сиськи, что в общем-то мужик. Хорошо, что Анна загнал подальше, идя в город. Вот он бы над низменностью варвара поизголялся от такого.
   Процессия пока слушал о Темном и храме, да любовался статями храмовой рабыни, тем временем, растекалась ручейками по улицам города. Шум становился только все больше, но площадь перед храмами на время почти опустела.
  
  
  
  Равнины Элиума.
  Горы рошь.
  Тирам.
  
   Праздник Завершения.
  
  Да, праздновать, тут умели и любили. Над городом вспыхивали разноцветные картины создаваемые магами иллюзорами, повсюду людской гомон и музыка. Танцевали иногда, прямо посреди улицы. И кстати, зажигательно так.
   Я не сильно вдавался в суть праздника. Потолкавшись на улицах, и из-за этого в итоге так и не дойдя до рынка, решил вернуться. И так, следовал обратно уже пройденным путем, снова оказался перед храмами.
   То, что к моему возвращению происходило на площади, заинтересовало. Пришел к храмам, из купеческой части прилегавшего района. Путь на прямую к рынку от него, по некоей причине не ясной, перекрыли стражники. И что там, не стал разбираться и решил обойти. Разместили нас в половине района для среднего класса, если так можно сказать о не бедных, но и не богатых купцах и торговцах. А он, как и другие, боле богатые районы, выходил частью на храмовую площадь.
  Ну не о том речь. К моменту, когда вернулся на площадь, все, кто, как и я, не очень любили давку и слишком большой шум, игнорируя ушедшую с нее процессию, видимо, как раз сейчас и подходили на площадь.
   А на ней, начиналось новое действо праздника. И это, вправду, стоит отдельного описания.
  Каждый храм выделил для праздника своих служителей в процессию. Но оставшаяся часть, так же была при делах. И сейчас возводила и растягивала на площади шатры и тенты. Под этими тентами, выступали служители и рабы из храмов. Они, разыгрывали театрализованные представления на темы своих верований. Всюду зазвучала музыка и песни. Каждая община верующих, возле шатров, выставляла столы с угощением. К моему тогда удивлению, нигде не было нищих. Позже, узнав, как тут поступают с таковыми, а это было куда жестче, чем с тунеядцами, уже не удивлялся.
   Народ не толпился. Часть спешила разойтись по интересам, часть и вовсе прогуливалась или посещала храмы. Я вначале, так же обошел площадь, ходя от тента к тенту, изучая все и особенно людей.
   Первое впечатление было двояким. С одной стороны, вроде видал подобные праздники. Но обычно после пары тройки минут, зевая от тоски, уже старался уйти. Если только нечто, ну как например, у одной из палаток, представление типа индусских эпосов не заинтересовало. А тут, то, как подавали религиозную программу, не сказать пропаганду, было очень близко не столько театру, как хорошему шоу, и нравилось. Много песен и танцев. Местами, весьма зажигательных. Людям обычно позволялось и подпевать и танцевать. Совсем уж шибанутых головою на религию не было. Ибо все это было частями одной и единой для всех. Но, кстати, реально ощущалось, что люди верят в своих младших богов, вполне осознано и крепко. А еще радовало, что на этой почве ни одной стычки или споров. Ну может кроме пары тройки шутливых, да и те, между, как понял, давно знавшими друг друга людьми.
  То, что веселились от души, способствовал темперамент, подача материала, и конечно легкое вино, которое разрешалось употреблять свободно. Правда, если кто перебирал, с такими, не церемонились. Крепкие монахи, не глядя на чины, тут же волокли куда-то в храм. Возвращался перепробовавший, злой, трезвый и с похудевшим кошельком. Я уже говорил, законы тут не мягкотелы к любому, бьют и по кошельку и по голове конкретно. Спорить себе дороже, маг, что имеет лицензию и может видеть правду, если вы не правы, накинет штраф за обман.
   Еще одною особенностью, было то, что поначалу не заметил, и только выбравшись из толп народа на улицах, смог разглядеть в подробностях. А когда разглядел, оно просто шокировало.
   Это, касалось женщин. Местами, ощущал себя даже неловко, ибо казалось, что попал в большой клуб БДСМ. Причем женский. Объяснялось такое просто. Состоятельный гражданин, имел от двух до сколько мог позволить кошелек жен и наложниц. Это не считая рабынь. Красивая, а порою еще и и знатная рабыня, например захваченная родственница врага шейна. Предмет гордости.
   А так как таковое, подчеркивало статус, состоятельные граждане, украшали своих жен и наложниц, а те своих рабынь. И украшали, сказано не в переносном смысле, не одеждою, а именно украшениями. Согласно традиций, у женщин такие украшения, закрывали лицо ну и самое 'это'. Причем, лицо закрывали своеобразно, в основном, от глаз до подбородка. Иногда встречались и маски, но редко. Покровы лиц, оставляли достаточно, чтобы судить о том, что лицо не менее прекрасно, чем остальное тело. И кстати, глаза красавиц, а у южанок они большие и особенно у высших, слегка миндалевидные. Короче, глазки их, весьма выразительны и жгучи.
   На волосах легкие, украшенные покрывала от солнца или нечто закрывающее верх головы. Если конечно женщина еще не украшала себя сложной прической. Тогда, покровы заменяли украшениями для волос. А рабыни несли легкие зонтики-опахала. Так же почти произведения искусства. Во всем этом, просматривалась, некая соразмеренность и упорядочненность. Но ее правила не мог тогда уловить. Да о БДСМ, рабыни, а значит обилие цепей и ошейников и прочих порою весьма вычурных устройств ограничения. Которые как понятно так же были еще и украшением.
   Уже упоминал, рабыни так же имели различия. Кроме того, что красивая рабыня, сама по себе ценность, выделялись украшениями любимые. А кроме них, те которых использовали как витрины. Ибо, то что уже не навесить на себя, вешалось на них. Это конечно я не про ошейник с цепями уже. Хотя у некоторых рабынь, и они произведение искусства.
  Не менее эротично было порою и нечто вроде передника, скрывающего пах, от лобка и ниже, а промежность попы скорее обозначали, подчеркивая красоту оной полосками материи или теми же цепочками и ремешками удерживающими спереди наряд. Весь остальной 'товар', так сказать лицом. Чтоб каждый видел, каким богатством обладает хозяин. Ну или что женщине, есть что показать. Касалось это почти всех замужних женщин. Вот и создавалось мнение о женском клубе, некоей направленности, как и сказал, учитывая, что многоженство в империи норма.
   Стоит отметить, что практика не повседневная. Обычно место женщины в империи, как и везде на моей памяти востоке, гораздо ниже мужского, почти рабское.
   Не женатые женщины, одевались скромнее. Особенно те, которых не вывели на праздник мужчины. Но и они, порою, весьма занятно, учитывая моду на тонкие, почти прозрачные шелка. То что, лицо и пах закрыты, причем строже, чем у женатых, значило мало. Ибо, как и понятно, только подливало масла в огонь всяких домыслов.
   Короче - все относительно. И пускай, достаточно носили полные или плотные накидки, таких, было мало. Как понял, такое относилось к представителям более строгих в этом, чем основная, религий.
  Ну а рабыни, поголовно были одеты более чем легко, опять же согласно закона и основных верований.
   К ним можно было отнести и танцовщиц, их покровы тела, кроме украшений, порою включали только закрывающий половину лица плат или сеточку. Тут сказывалось отношение религии к таковым. Более мене 'приличными' по одежде, были только очень богатые профессионалки и танцовщицы при храмах со строгостью правил в отношении одежды.
   Мужчины слава богу, были консервативны в одеждах. Нечто типа длинных вышитых шелковых рубах и накидки вроде длиннополых жилетов. Праздничная версия, одежды, как и у меня. К счастью, перед тем как идти в город, посмотрел что оденут другие, потому не выделялся. Ну, может только тем, что праздничную одежду, того кто побогаче, украшала богатая вышивка.
   Мужчины рабы, опять же почти нагие. Передник подвязка и накидка вроде капюшона с пелериной, оберегающая голову и плечи. Это и понятно, защита от солнца. Империя не просто так называлась Южной. Тут и зимою температура редко падала до двадцати пяти градусов в тени. А уж сейчас в разгар лета, держалась на уровне сорока. Человек с севера, с непривычки, мог обалдеть от такого пекла. И если в полдень, граждане обычно отдыхали и искали тень, то рабы трудились. К тому же при таком количестве, одежды не напасешься. Вот и потому и такой подход к их одежде.
   Еще, в отличии от подобных головных уборов у граждан, у рабов они с обязательным пояском на капюшоне. Во-первых, он указывал статус раба и принадлежность. Во-вторых, не давал опускаться капюшону ниже, чем открывал печать.
   Вот прямо самую настоящую, только еще и магическую печать посреди лба. Основная, ставилась там. Дополнительные на щеки. Печать, обязана быть видна тем, у кого нет магического дара. Сокрытие рабской печати, серьезное преступление.
  Самыми одетыми, как всегда были воины. Но как я понял, часть их, из городской стражи и частных охранников Шенов и Владетелей, так тут звали именитых и богачей, носила весьма своеобразные доспехи. Такие, когда играл в игры на компьютере, называли 'броне лифчиками'.
   Именно это слово пришло на ум, когда мимо меня прошла знатная дама которую сопровождали не рабы, а рабыни охранники. Им доспехов полагалось еще меньше. И такие, скорее являлись 'броне бикини'. И раз уж заговорил о таком, не упомянуть стражу храма той самой местной Кали, так же стоит. Женщины из этой стражи, вот те - точно, амазонки в броне лифчиках. И судя по гравировкам на броне, именно их, богатые мужья, нанимали для своих жён и женщин в охрану.
   Я еще плохо ориентировался во всем этом. Но к счастью, помогала сообразительность и опыт прошлой жизни.
   Это, я беспощадно льщу себе. Еще более, помогало небольшое пожертвование в храме Темного. Помятуя девочку с аппетитными сисечками и попочкой, что так хорошо рассказывала. Решив разобраться получше, что, как, зачем и почему, зайдя в него снова, нашел ту самую симпатичную рабыню. И пожертвование внесенное служителю, закрепило её за мною на время прогулки.
   Так что пока гулял, девочка, почему-то краснея и стесняясь, вразумляла необразованного варвара издалека. От того, что происходит, до того, как себя следует вести и почему.
   Кто не понял, варвар издалека - это я. По подделанной Анном метке, считавшийся помощником купца из прибрежного города. А для местных, даже рабов, таковой хоть и свободный гражданин империи, а все равно - варвар с окраин.
  Кстати от прогулки по площади, мы оба получали пользу. Я, не нарушал законов и получал пояснения. Девочка не меньшую. Вместо того чтоб гнуть спинку в храме, гуляла на празднике. Как понял, следя за мною, не только вполне обосновано отлынивала от работы в храме, а и правда впервые в жизни, смотрела праздник в роли свободной женщины. Ибо яж ее не на цепи вел. Семенила рядом, только что за рукав не цеплялась, боясь, что не услышу за шумом, а может и чего иного.
  То, что выпытывала, ну, как ей казалось, информацию о дальних странах, тому не мешало. Как позже узнал, это ее ошибкою было. Рабам вообще, не положено так со свободными гражданами говорить, без необходимости или того, разрешения. И еще конечно приносила храму пользу в звонкой монете. Так как с меня за такого гида, содрали половину серебряной монеты. А по местным меркам, это было достаточно много. Но так как большой праздник, а ее информация для меня бесценна, на мой взгляд, даже мало.
  Кстати о расспросах. То как она краснела задавая некоторые вопросы, подтвердило мою мысль - неспроста служитель в храме, с такою легкостью приставил ее к варвару снова. Как шпион, она была совсем не готова к такой роли.
   А мне, было забавно чувствовать себя, еще живущего воспоминаниями другого мира, туристом в ином, и ещё в рабовладельческом городе. Да еще, напоминающем одновременно странную смесь Рима, Египта, Индии и Бухары.
  
   Собственно о девочке. Она, была моложе меня прежнего, лет на десять пятнадцать, если не более. Говорила на местном общем языке, который я хорошо понимал благодаря памяти сожителя. Общеимперский, на котором говорили знатные, у нее был хуже. Сам я, говорил на нем, специально запинаясь, но учитывая, что для местных, чужестранец и варвар, учивший язык у купцов на которых работал, даже очень бойко.
   Пока гуляли, пробовал явства и кормил её. Чем снова по началу ввел в смущение, ибо, как оказалось, кормить раба, кроме 'любимого', с моей стороны, ошибка и упущение. И уж тем более, рабыню, столь низкой как она ступени. Ей кстати вообще и выходить то из храма, не полагалось. Но мне, как варвару, незнание такового было простительно. А так как по моему виду, если присмотреться, таковое определялось легко, к счастью, никто замечаний и не делал.
   И скорее, к счастью кстати обоих. Если бы какой ревнитель законов прицепился, могли оштрафовать. А девочка не могла мне отказать, так как ей велели. А еще потому, что хотя и отнекивалась, но не смогла бороться с искушением, ведь такой 'богатой' пищи, она никогда еще не пробовала.
   И вообще, вот правда, она мне нравилось. То, как постоянно смущаясь, краснела от моих мягких замечаний о ее красоте, личных обращений, словно как к свободной, а еще более, от шуток. Купленные же ей просто так, ибо девочка была симпатичная, а я в хорошем настроении, мелкие серебряные сережки вызвали у нее в глазах неподдельный страх и слезы. И я решил более не рисковать, относится, как говорящему справочнику. Что ее, наконец, успокоило.
   Но как понял, утром, мои ошибки были кое кем учтены. И мало того, что учтены, обеспокоили ее владельцев в храме. И их же, решили против меня использовать.
   Но это уже другая история. А тогда, когда вышел утром из комнаты, которую мне выделили для сна, обнаружил ее сидящей на полу напротив двери.
   На удивленный вопрос, что она тут делает. Сбивчиво и опять краснея, бедняжка пояснила, что оплата, внесенная мною, касалась всего праздника, который еще не кончился. Мда. Врать, она, не умела. И адрес места, где остановился, я ведь ей не рассказывал, и не писал гвоздем на стене храма. И так быстро найти человека в переполненном городе? Впрочем, могли и проследить, от храма. Я не оглядывался, как в шпионских романах не путал след. Нафига?
   Так что и без подсказки соседа в разуме, понял причину явления. А возможно и не одну кстати.
   Скажу прямо, расстроен не был. Мне, девочка, пока ничем не мешала и даже была весьма полезна. Да и еще то, что симпатичненькая такая. Да и то как стеснялась, меня веселило. Вот интересно. Она всю ночь у дверей сидела?
   Собственно скрывать особо нечего, кроме того, кто же я сам есть, а она, большое оплаченное подспорье в том, чтобы 'не влипнуть по мелочам'. Хотя вот штраф или наказание, как уже понял, тут совсем не мелочь.
   Как более благодушное вразумление, таких как я, низкого ранга. Выражалось оно, палкою по хребту или ножнами меча, куда попадут, последнее от стражи или охраны господ. А тот кто по строже, или конные, могли и плетью взгреть. Кстати у многих на поясе, замечал не только плети, так сказать вразумлять непонятливых, ленивых да рабов, но и боевые хлысты. Кроме моды на них, учитывая количество рабов, весьма обычный аксессуар одежды.
  Так что не оказанное уважение, вроде вовремя не отвешенного поклона, высокому или высшему, встреченному на пути, могло окончится плачевно. И навело все такое, на простую мысль - надо срочно, как только смогу, повысить свой статус.
   В воины, я пока не годился. Мой сожитель, запустил тело. Да и моих знаний работы с холодным оружием, тут, явно было мало. Даже стражник городской, против меня как матер меча.
  Магия, могла уравнять статус, с имевшими титул по крови, но, так же требовала более серьезного изучения. Значит самое оптимальное, пока нет иной возможности, все же торговля или нечто эдакое.
  
  
  
  
  Равнины Элиума.
  Горы Рош.
  Тирам.
  
  Завершение Праздника.
  
   Еще через день, праздник стал сходить на нет. Да и народ похоже оторвавшись за первые дни, подустал. Мои купцы дождались чиновника империи. Он не только их проверял, но и выписывал проездные документы для следования далее. Я же, немного изменив свой план, заявил, что купец, мой хозяин, к общему огорчению погибший, нанял меня в порту Азам, где и отчитаюсь за проделанный путь перед родичами. Собственно и выполнив тем торговое поручение, и увы не нажив прибыли. А после этого, оттуда, на корабле смогу вернуться домой. Пара мешков 'спасенного товара' и туманное поручение вручить его в руки сородича, мною была предусмотрительно взяты, из Форта Алуз. Там были какие то одежды из пригорья и странные, и на мой взгляд, глиняные плошки и фигурки. Впрочем, достаточно забавные. Отбирал я их, по принципу, чтоб всё это, на взгляд 'просвещенного имперца', были самые, что ни есть 'изделия варваров'. И похоже, сработало. А туманность сопроводительной бумаги была из этого же. Ну как еще варвар может написать? Только 'на деревню дедушке', что и было отражено в дополнительном пергаментном свитке чиновником из Форта Алуз. Мол, прибыл такого то числа с караваном варвар, сопровождавший некое лицо. Сам из непонятного далека, с кучею мусора от таких же варваров. Сопровождаемое лицо погибло при нападении на караван. Самое основное, что волновало в этом чиновника, указан размер оценки товара. И конечно, завершающее, перед печатью - подать и налог уплачены.
   Местный, не мудрствуя лукаво, выругавшись бабахнул поверх одной печати другую и дописав неразборчивым почерком еще несколько строк, содрав с меня целый золотой, потерял к варвару всяческий интерес. Зато вот моя гид, вернее те, кто её мне подослал, наоборот. Я уж не знаю, что они там себе надумали обо мне.
   Всю эту сцену с чиновником, девочка, таращившая глаза, то на него, то на меня. Ибо я попросил её присутствовать и помочь, дабы не обидеть чем-либо лицо официальное и столь значимое. И глядела она на нас, будто тут, свершалось нечто сверх естественное и выходящее за рамки ее понимания. А едва акт постановки печати свершился, вся как-то сошла с лица и отпросившись у меня, тут же убежала. Как понимаю, ябедничать своим хозяевам. Что, мол порученного ей варвара, никто так и не признал шпионом или еще какой бякой. И уйдет он, от строгого ока жрецов храма, и возможно, напрочь.
   В чайной, при этой псевдо гостинице для содержания путешественников, нашел купца, что и собирался везти свой товар прямо в Азам и говорил, что у него в городе родня и связи в порту. Остальные из каравана, следовали кто далее, кто в другие места рядом.
   Что собственно и понятно. Шёлковые мануфактуры, с которых они товар возили, не в городе самом были, и уж не в порту, точно.
  Собственно искал я его, для того, чтобы показав документ, уведомить, что все с местными властями улажено нормально. И заверением, что мое присутствие, в его караване, как и прежде никак того не стеснит. Тот был не против, тем более, что помогал в пути его людям. А мои два мешка, были достаточно легкими и не перегружали его повозки.
   Какой нормальный купец, откажется от халявных рук в пути, не платя за это, а получая плату? Кормежка не в счет, тут не пустыня и еда копеечная.
   Еще нашел знающего человека, который подсказал, за плату конечно, как и к кому обратиться на предмет покупки лошади. Тут они были, и вполне самые обыкновенные. А обратился за помощью, так как не очень-то в лошадях разбирался. Ибо телега это хорошо, но медленно. Карета или ее тут аналог, не по статусу. Постоянно топать ногами, утомительно. Своя лошадка, самое оно, надо осваивать.
   Вот как раз в момент покупки оного транспортного средства, раздался топот босых ног и подле появился мой запыхавшийся гид. Судя по ее лицу и бегающим глазам, она была явно чем-то очень расстроена или испугана. Задумавшись, что с ней и глаза от чего отводила, попросив торговца обождать, отвел в сторону.
   Как выяснилось, из лепета, она собиралась сопровождать меня. И хотя данное, преподносилось, как моя услуга храму, что обещалось засчитаться мне перед лицом бога по прибытии в портовый город, очень боялась что откажусь. Даже не смотря на то, что принесла грамотку от некоего храмового чиновника. В коей говорилось, что мне, этим оказана высокая честь. И вскользь упоминалось, что данный живой груз, и далее будет оказывать помощь.
   Думаю в такой забавной постановке вопроса, виноват был и сам. Ибо наверняка в храме приметили, как я на ее попку пялился, облизываясь, но чем так их заинтересовал, не понимал.
   Было и еще одно. Печать у девочки отсутствовавшая ранее. Появившаяся теперь на щеке, уж очень напоминала ту, что совсем недавно, заприметил у чиновника выписавшего мне разрешение. У того, похожая, стояла на запястье. Но чиновник, не раб, ему ее укрывать, никто не запрещал.
   Сложив вместе наблюдения и мысли о них, улыбнулся. И мой вопрос, в ответ на лепет начинающей шпионки, более похожий на мольбу. Ибо как понял, если бы не уговорила меня взять с собой, ей ата-та, бы сделали. Ту, поначалу весьма озадачил.
   А спросил я ее весьма простую вещь. О которой, подумал только сейчас. Умеет ли она ухаживать и обращаться с лошадьми. Сам я, увы, умел на них только немного ездить. Имел небольшой опыт в прошлой жизни. А вот тонкостей многих, конечно не знал.
  Кстати, про ухаживать, и лошадей. Мой сожитель в одном разуме, так же не умел. Ибо он в тех редких случаях, когда пользовался лошадьми, сотворял таковых магически, или просто околдовывал. И они не требовали ухода, и управлялись мыслью. Дохли они после этого, или что еще, его не волновало.
   Девочка, тоже не умела, она родилась здесь в храме и была с рождения рабыней для поручений и уборки зала. И как следствие, мало что вообще умела. Хмыкнув, я вернулся к торговцу.
   Мысль моя была проста. С одной стороны, девку надо было отослать. А с другой зачем? Чтоб подозрений больше стало? В общем, согласился и оставил.
   При всей хваленой системе надзора не смогли подкупить никого для слежки в караване? Не верю. Видимо было нечто еще. Да и с другой стороны, лучше уж симпатичный, неумелый, но полезный пока, шпион под боком, чем кто-то кого не замечаешь. Ну, и более умелый, но с гнусной рожей. Это вообще не подарок.
  Вот так и эдак рассуждая, почему в храме так мною заинтересовались, стал готовится в путь теперь и с ней.
  
  
  
  
  Империя Циен.
  Порт Азам.
  
  Новый дом.
  
   В воздухе витает запах моря, цветущих садов, и нагретого камня. Вообще, в драконовских законах и жестких порядках Империи, есть свои положительные черты. Город-порт очень чистый и опрятный. Да и прибыли мы туда, без особых происшествий. Не считая мелких бытовых, и конечно поборов.
   Избежать последние, так же нереально, как и обмануть магов, данные законы поддерживающих и обеспечивающих. Ну, скажем так, почти нереально. Но ведь ни у каждого обманщика, в голове присутствует маг, выше их силою и умениями?
   Так о чём я? Ах, да. Азам, на удивление ухожен. Нет грязи, везде порядок. Стражники и портовые мастера пристально следят за этим. Даже рабы уборщики и рабочие, выглядят вполне опрятно, хоть и не богато. И это не просто так. Если в общественном месте, или каком ином, кто-то выведет на работу раба в неподобающем виде, хозяина оштрафуют. Касается это и тех рабов, которые относятся к городским службам. Нерадивого надсмотрщика раба, накажут и вновь первое, хозяина или чиновника который отвечает за работу, оштрафуют.
  Все это, неспроста. Азам имперский город и управляют им, чиновники империи, а не местного Шена. Что и порождает в городах провинций, послабления. Имперские чиновники, просто не могут иначе, ибо принимая ранг, получают имперскую магическую печать. Ну, вроде той, что я видел у чиновника еще в Тирам. Это не просто рисунок. Она не позволяет ему халатно относится к своим обязанностям. Обязывает выполнять все точно и с рвением. Вот почему имперскому чиновнику, невозможно дать взятку или рассчитывать, что тот преступит или не соблюдет закон. Касается это и магов на имперской службе. А их среди чиновников, очень большое количество. Защита от возможных уклонений проста, маги, сила которых более пятого ранга, что позволяет работать с печатями, исключительно на имперской службе. Пятый уровень, очень сильный маг, да еще особенности работы с печатью, государственная тайна. Вот почему исказить или подделать печать сверх трудно. Ну, и опять же, повсеместно, строгий магический надзор.
   Подобное касалось и самих граждан. Законы и требования основной веры Империи, во многом пересекались. Собственно именно это, служило основой их стабильности. Перекрестный контроль действия и исполнения. Мне, законы, как и вера, напоминали некую смесь требований восточных религий в крайних своих формах. Тех, где религия скорее жизненный уклад, а не глупое нагромождение никчемных ритуалов. Это касательно основной веры и закона. Были конечно и отличия, создающие местный колорит. А еще храмы богов по слабее основного и других религий. И я уже упоминал кое какие, рассказывая про праздник.
  Одна из частей такого местного колорита, тряслась рядом со мною всю дорогу на смирной невысокой лошадке. И смешно смотрелась в седле более похожем на привязанное к ней кресло, укутанная от солнца в шелковую накидку.
   Последнее было не лишним. Девочка, редко бывавшая на солнце, в первый же день обгорела до волдырей. Что стоило мне, пол серебряной монеты за лечение у мага и четверть за соответствующую 'упаковку'. Именно так. Раб не имел права на одежду кроме ошейника. Исключения - рабы высоких рангов. Ну а приставленная ко мне девочка, как понятно, самого низкого. Тут, те, кто мне ее приставили, явно недодумали. Или решили, что на варвара и такого раба хватит.
   Впрочем, девочка, которую звали Риил, оказалась на удивление смышленой, потому еще более полезной. Она обучившись в пути у рабов купца, что не вызвало его упрека, в виду выраженной мной просьбы в денежном эквиваленте, стала полезной. И к окончанию пути, хорошо управлялась с лошадями. Закупала и готовила мне нехитрую еду. Да и в остальном.
   Правда, 'остальное', потребовало забавного уточнения. Но и это, преодолели, ибо как видно, получив приказ быть рядом любою ценой, самоотверженно решило таковое сама. А мой статус варвара, от 'остального' не убыл. Кстати, на ней, после 'остального', теперь красовались некогда купленные мной сережки и пара тонких браслетиков с красивыми камушками. Что на даже такой низкой рабыне, говорило, что хозяин ее выделяет.
   Возможно, в хитрой мудрости своей, её хозяева, думали, что я или останусь в городе, или нечто глупое выкину. Вот до такого и не дойдет. Ибо храмовым рабам вроде нее, таковое не полагалось по ряду причин до определенного времени. А возможно строили и на этом некий план. Впрочем, я узнав о таковом, соблюдая образ недалекого, но все-таки соблюдающего закон варвара, в пути зайдя в один из храмов Темного, не долго думая, еще до употребления малышки по так сказать 'назначению', уплатил штраф. Что отразилось в ее печатях и стало разрешением 'свыше', как 'любимой рабе' носить данные украшения.
   Хоть она и числилась в сопроводительной бумаге собственностью храма, но там же была не совсем корректно сформулированная строка о выдаче мне данной рабыни, попутно еще и 'в пользование'. Что, за как упомянул уплаченную штрафом цену, мог трактовать более вольно.
   Видимо чиновник составивший документ торопился. Вот и решило это проблему. А то вот лежишь ночью, и когда ребёнок в тебя упругою теплою попою воткнется, ворочаясь, аж зубы сводит от наличия 'проблемы'...
   Мой статус в обществе, ввиду того, что иностранец и варвар, был не многим выше некоего свободного бедняка или достаточно высокого по статусу раба. Были и таковые. И тому, кстати, имелись примеры...
   Мда. Опять я про жизнь в ином мире... Впрочем, по пути, особенно если останавливались в городах, все равно более чувствовал себя туристом.
   И только в Азам, выйдя на берег моря, ну или океана, появилось ощущение близкое к тому, что испытываешь, придя домой. Возможно, от того, что в иной жизни служил на корабле. А когда жил возле моря, мне это нравилось.
  Было кстати и еще одно весьма значимое событие в пути, которое стоит упомянуть. Благодаря тому, что мой сожитель, недовольный тем, что я расслабляюсь в Империи, сделав очередную попытку избавится от меня, непреднамеренно показал свое местное логово.
   А иначе, захламленную всякой всячиной огромную пещеру, назвать, просто трудно. Чем оно значимо? Тем, что кроме хлама в той пещере, было собрано весьма много полезного. И в частности проклятого металла и драгоценных камней. Последние кстати маги использовали вовсе не для украшений, хотя и как их тоже.
   Еще позже выяснилось, что и не одна такая у Анна оказывается была. Видимо, как белка в дуплах, специально делал такие заначки в разных местах. И теперь, золота и драгоценных камней, для обмена на местные деньги, у меня было много. И богатство, решало массу вопросов, без него недоступных или трудных. Оставалось, только легализоваться. Чему и стал уделять свое внимание, прибыв в Азам.
   Первым делом, конечно, занялся проблемой с надзором за мною Риил. Для этого, вначале поступал просто, если требовалось побыть одному, говорил что иду по торговым делам к знакомым.
  А ей туда нельзя из-за их веры. Еще, помогало простенькое усыпляющее заклинание. И конечно , если уходил, когда она спала, девочка не металась меня ища. При ее статусе, на улице одной гулять вообще не полагалось. Разве только в лавку рядом с гостиницей сходить.
  
   А вообще, по правде говоря, мне тут, в Империи, нравилось. И в дальнейшем, собирался именно в ней, много чего сделать. И кстати, увеличить количество легальных ценностей. Ибо богатым, во все времена и во всех мирах, лучше быть и жить, чем бедным. Прочувствовал такое еще в другой жизни, а не только в Тирам и здесь.
   В пещеру кощея Ана, я попал, открыв портал. За что едва не поплатился. Во, первых чуть не вляпавшись в ловушку, что он в ней оставил. Во вторых, едва не надорвавшись, удирая с тяжеленным мешком от стражи и магов. Как оказалось они отследив колебание магии пришли проверить кто тут что учиняет. А я как дурак, вернулся туда откуда в пещеру и отправился. И спасло, только изумление магов, не ожидавших что там где они ищут что же это было, портал откроется.
   И еще о логове. Эта мерзкая пещера, еще раз подтвердила мое о сожителе мнение как о сущности не далекой. Логово, более напоминало огромную помойку, чем пещеру Аладина. Кучи всякой всячины сваленные где и как попало. Потому перемешанные. И еще остовы чего-то разложившегося, и понятно из-за закрытости помещения наполнившие его амбрэ и пропитавшего им вещи.
   Всякие инсинуации в свой адрес со словами, что тело бренно, а вечен разум. Что, подразумевало его иную истинную форму, и то, что он более уделял внимание своему духовному или еще там какому развитию и нечто подобное. Еще в первый раз, увидев горы всего этого, ощутив вонь, встретил ответом, что в человеке, все должно быть прекрасно и временное и вечное. А хлев и свинарник, даже в чулане, не красит великого мыслителя. Получив в ответ, снова инсинуации и грубое пояснение, кто я на самом деле, относительно его великого, тему закрыл. И учитывая, что он был только голосом во мне, который я даже не щелкая пальцами, мог выключить, таковые были естественно осмеяны и игнорированы. Но уже без его участия.
  
   В общем, для начала остановился в гостинице с видом на порт. И следуя легенде, в этот же день, найдя для вида своего визави в этом городе и пожаловавшись на жизнь Риил. Мол мои друзья с родины, не друзья, а собаки жадные. Корабль с родины, прибудет нескоро, может и полгода ждать. А нанять здесь, для самостоятельной поездки, денег едва хватит, да и опасно. И под видом поиска выхода иного, приступил к выполнению плана по легализации.
   Для начала, подготовив почву и уже серьезно решая проблему с девочкой. Можно было конечно как говорится - бритвой по горлу и в колодец. Или по иному избавится, но как-то привык к ее присутствию в дороге. Да и совестно, она, меня воспринимала уже не как чужака. Подарки и хорошее отношение, которого она не видела с рождения, поменяли ее на глазах. Из забитой и запуганной маленькой зверушки, превратив и правда в чудного, и наивного ребенка.
   С помощью уже не раз опробованной хитрости, заставил своего сожителя показать как, не снимая с нее оковы печатей, их изменить. Например, переколдовать на подчинение только мне.
   Нужно это было не только для решения проблемы с Риил. Как и сказал, печати эти применялись повсеместно. То что для великого мага Анна творить такие, было как чихнуть, понятно. А мне то он лишь малость показал. Даже не ожидал, что выйдет так легко. Стоило только между руганью с ним, совсем на другую тему, намекнуть, что он, даже этого показать мне не удосужился, и наверно, потому, что не может. И боится тем признать, что не так уж велика его сила ума. А вот маги империи...
   Короче - помогло, да еще как. И не только с Риил. Он в пылу ругани, так разошелся, что сам не ведая показал то, что помогло решить еще пару мелких задач, а заодно, и подробнее узнать, как такое делается. Ведь когда столь пылко злился, применял магию - как молотком стукнув. С этим, в моем разуме оставались словно тени, или снимки, более глубокие знания и воспоминания о предмете показа. Похоже, еще такое, было на некую вспышку воспоминаний и узнавания. И хотя тот, порою, поняв, что я 'подглядываю', на полу слове или образе, словно схлопывался, закрываясь в себе, но ничего не мог поделать с тем, что я уже узнал, пока его разум был един с моим и открыт.
   Такое походило на то, что случалось, когда пытался вернуть тело и разум. Только не так грубо. Странное это состояние, прямая передача или слияние между разумами разных сущностей в одном разуме. Трудноописуемое. Как уже говорил, иногда после этого, некоторое время прийти в себя не мог. Ощущая не только дискомфорт и головную боль, а полный разлад еще и в теле, которое получало немыслимые для него приказы и ощущения. Самый простой пример боязни такого: а вдруг бы, себе язык откусил? Или упал куда? Да хоть в воду, забыв как плавать в тот момент или возжелав водой подышать? Хорошо, что когда происходило подобное, срабатывала некая защита, терял сознание. Но вот доли секунды до этого... В общем лучше и не вспоминать.
  
   Решив проблему надзора за собою. Я, все же не был так глуп, чтобы сразу запретить Риил регулярно бегать в местный храм докладывать. Но теперь, девочка не все, докладывала так, как было в реалии. Нет, врать она не могла, как и умолчать, если под действием магии бы спросили.
   Но когда просил, беспрекословно ложилась отдохнуть и сама засыпала. И в её докладах, я метался по городу помогая родственнику в ожидании корабля и попытках заработать. А привезенное мною, и правда оказалось некими варварскими религиозными ценностями. И за них, мне наконец, хорошо заплатили. Благодаря чему, сильно поднялся в глазах сородичей и немного разбогател.
   С этим пришлось так же, аккуратно и вдумчиво поработать. Кто их там в храме знает, а вот возьмут да и проверят мнимого родственничка. Да еще деньги отожмут. И все, пропала моя конспирация, и деньги, что наменял на золото и камни.
   Потому вновь пришлось обращаться к сожителю. Его стиль решения проблемы был просто гениален. Взять и спалить пол порта. Или смести квартал с храмом и кусок порта ураганом в море... Последнее, видимо как ответ на мою мысль - концы в воду.
   Но в итоге, плюнув на возню с Анном, все сделал сам. Просто и красиво. Я ведь разбогател? А значит, все же мог нанять охрану и судно. А потому, решился плыть с пересадками. И вот, варвар, в моем лице, нашел в порту среди ходящих к северной границе, согласного за деньги на риск капитана рыболовецкой лохани. Ведь надо было плыть чуть далее обычного. Тут замечу, купцы, плавали в сопровождении военных кораблей. Весьма редко в одиночку. Обычно, ждали, когда соберется несколько. И на север, не столь часто, как на юг. Островные пираты, явно имели в порту или рядом, своих наблюдателей. Рыбаки, дело иное. Пиратам с них, не велика прибыль. И подозреваю, что кое-кто из рыбаков, водил с пиратами дружбу.
   Вот так вышло, что варвар, выбрал из рыбачков, молодца с самой разбойной мордой и подмоченной репутацией, но пока не попавшегося на грязных делишках. И с ним, одним ранним утром, отбыл на родину.
   Пришлось смастерить некое устройство и понырять ночью. Но зато, более никто в порту, с тех пор, не видел того капитана. О варваре и рабыне, так же никто ничего не слышал более.
  Не думаю, что в храме сильно переживали. Рабыня, она вообще не человек - вещь. И была, совсем мелкой сошкою из дальнего храма. А варвар, так ничего и не натворивший, так же местным служителям неинтересен. Больше мороки отписывать доклады о нем чем проку. В порту таких и без него полно, и что, теперь за каждым следить? Потому хоть и отписали, кому что следует, про обоих забыли почти сразу. Других дел хватало.
   Убедившись, что никто не беспокоит после мнимого отъезда, первым делом приняв облик одного из торговцев, что просто изменив метку-печать, купил дом.
   Ну и конечно несколько рабов, чтобы привести его в порядок и оборудовать так, как считал необходимым. Благо в империи, принцип - мой дом моя крепость, блюли как в переносном, так и в прямом стиле.
   В остальном, плати налоги, не нарушай, соблюдай! И если это делаешь, никому, если не мутишь чего шумного, или не мешаешь, ты не интересен. Для храма, к которому все жители были привязаны, ибо не посещать таковой или один из его ответвлений, значило привлечь внимание и попасть в поле зрения, была своя легенда. Вытекающая из опыта появления в Империи. Некий купец, обычно странствовавший по делам меж городов, получил весть о смерти богатого сородича. А с нею и долю наследства. В этой связи, решил остепениться. В местном аналоге торгового банка, открыл счет, приобрел и дом. Но в виду привычки к жизни путешественника, не собирался сразу кинуть дела. Потому и часто отсутствовал в нем. А значит и в храме не появлялся подолгу.
   Проблему документов, вначале, решила хитрая магическая метка. Пришлось её скопировать у одного из богатых купцов каравана, естественно подправив. Что по букве закона преступление и опасное воровство.
   Увы, то, что иногда кажется простым, не всегда проще действительно, метки регистрировались. А с воровством и подобными вещами, в империи боролись согласно их вере, весьма кардинально. Пойманным на воровстве и обмане после короткого следствия и суда, просто рубили головы.
   Пытали тут, пойманных преступников в застенках, более из любви к искусству. Или по какой другой нужде. В империи хватало магов, которые быстро и легко могли узнать и распознать правду. Вот почему даже по мелочи обманывать опасались. Обманутый мог нанять мага и обман с его помощью, легко раскрывался. А уж мага обмануть, мог только маг выше его по умению. А это, тоже можно было отследить если требовалось. Что свободные, что рабы, преступники, вообще долго не жили. Исключения были редки, мало кому удавалось продолжить жизнь на местной каторге или том, что у них было аналогом галер.
   Помогла, решить проблему, как это не смешно звучит Риил. Еще в период обдумывания своего исчезновения, девочка рассказала мне о местном обычае, живых захоронений. Касались они, пропавших во время сражений без вести. Как понял, касалось оно и пропадавших в море. Что проверил, и ее слова подтвердились.
   Далее все было просто, сходить в храм и выяснить по записям, кто и когда пропадал. Из пропавших, выбрать наиболее подходящих, а из них, нового себя.
  Вообще, Риил после того, как печать ее подчинила мне. Рассказывала еще более, и еще подробнее о империи изнутри. Не многие понимают, почему зачастую подобные ей рабы, становятся лучшим, чем кто либо иной, источником информации.
   А все очень просто. Ну, вот кто из хозяев, привыкших не замечать раба нижнего уровня, обращает на них внимание? Такие, хорошо если приложение к венику. Да еще гнет печати, делающих их практически живой деталью некоей машины, простейшим исполнительным механизмом. Как такое, воспринимать как человека? Кто, задумывается о нем, более, чем о пыли на мебели в комнате?
   В храм, кстати, мы с нею ходили просмотреть списки, не в местный. Проехавшись по побережью, в другом порту. Как и ожидал, никто не обратил внимания на рабыню под моим присмотром. Единственное, пришлось стащить и одеть одежду служителя и подделать печать-знак. Раб, присматривавший за входом для хозяйственных нужд, как она и сказала, не посмел мне задать вопрос, зачем я привел ее в храм. Далее осталось только подождать ее в укромном месте. Записи я не брал, только скопировал. Риил, зашедшую, во вход для подобных ей, и выносившую книгу, под мусором, никто не заметил и не вспомнил.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Пылаев "Видящий-5. На родной земле"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Н.Семёнова "Ведьма, к ректору!"(Любовное фэнтези) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"