Ширяев Иван Борисович: другие произведения.

Небеса дураков

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    3-е место на конкурсе "Стоптанные кирзачи-7"

Алчное солнце разомкнуло объятья над пустыней и скрылось в облачке на изломах скал у горизонта. Детектив Баррет вышел, присел на потёртую ступень крыльца, зажег сигарету и слушал наползающую на окраины ночь.

Дело о взрыве в Даггете было официально закрыто, но Баррет испытывал удовлетворение от того, что не сказал главного напыщенным сморчкам, которые представились агентами NASA - ни слова не сказал об истории пятилетней давности, том несчастном случае, когда погибла жена пропавшего Диогена.

На трезвый взгляд, эти трагические происшествия между собой никак не связаны. В одном фигурирует Библия, крест и не найденный монах, в другом - неизвестный хакер, картошка, и, прости Господи, жертвоприношение жабы. Однако, житейский опыт подсказывал: противоположности притягиваются, да и вообще многовато тайн для этого занюханного Даггета, где полтора пьяницы на тридцать домов.

Слишком уж шумная история для этой дыры. В самом Барстоу люди видели, как в небо поднялся стебель ослепительно-белого дыма. А когда окна вздрогнули от взрыва, решили: "Началось!" - и потащили в подвал шмотки, собак и восторженно кричащих детей.

А ещё была записка: "Не ищите, я в космосе". Так и не нашли, с собаками искали, но не нашли. Столичные эксперты предположили, что тело могло быть уничтожено перегретым паром, но точное заключение не дали за отсутствием останков.

Глава Даггета, лысачок Йоргенсон, полагал, что взорвалась солнечная башня, которую давно строил Диоген с целью получения чистой энергии. Может так оно всё и было, и нечего искать чёрта за печкой?

...

Немилосердно пекло июльское солнце, доставая сквозь жалюзи до глубины офиса, где Айзек, тощий рыжеватый парень с веснушками, истекая потом, отстреливал на экране монстров. Телефон разрывался. Схватив трубку, юноша задел проводом недопитый стакан, и почувствовал, как влага проникает под шорты.

-Эра Водолея слушает! - громко и радостно выпалил он, про себя посылая звонившего к болотным чертям.- Как мне к вам обращаться?

-Диоген.

-Очень приятно, Диоген! Мы рады поговорить с вами о воде. Вы касательно очистки?

-Нет, я очищаю сам.

-Может, вам доставить готовую? Вы не поверите, как далеко продвинулись технологии очистки, и сколько всякой дряни находят потом в организме тех, кто чистит воду сам. Сделайте подарок близким, купите у нас тонн пять настоящей воды.

-Спасибо, я живу один. Но тут проблема.

-Цветет?

-Нет, нет. У меня деликатное дело. Воду надо освятить.

Айзек стёр пот со лба, и озадаченно посмотрел на календарь с девицами в бассейне, как будто они знали ответ.

-То есть вам надо воду подсветить? Комплект подсветки со скидкой, доставка в течении трех дней.

-Нет, нет, именно освятить.

Айзек умолк, пытаясь понять смысл сказанного. Однако, до размягченных жарой мозгов не доходило. Понимая, что теряет клиента, парень ляпнул наобум:

-Это как в Мидлворте, там, в океанариуме?

-Да, да! - донеслось из трубки,- у них есть методистская церковь, но они не хотят. Гонят мне про литургический календарь, а я думаю, просто не хотят далеко ехать. Я уже пять храмов обзвонил и три иезуитских школы - не хотят!

-Мы очень рады, что вы обратились именно к нам. Вы далеко живете?

-Даггет, оттуда рукой подать до Амбоя.

-Амбой, Амбой... Это где в заброшенном городке туристам шоу устраивают? Это такая за... То есть, миль двести от нас? Не вопрос.

-Так вы оказываете услуги по освящению воды?

-О да, да! - Айзек откровенно заливал, почуяв интересного клиента, - эксклюзивная литургия в исполнении доминиканского монаха.

-У вас монах в штате есть?

-А как же! Бывает, кто утоп, или бесов из бассейна изгнать надо, - понимая, что перегнул палку, ляпнул парень.

-Сколько стоит услуга?

-С доставкой монаха тысяча баксов.

На той стороне вздохнули.

-Вы, случаем, не фермер?

-Ну, почти. Я иногда выращиваю органическую пищу, - смущенно ответил клиент.

-Прекрасно! Для участников экологических программ у нас скидка пятнадцать процентов. Восемьсот пятдесят.

-Годится, записывайте адрес...

Записав адрес, парень откинулся в кресле и одним махом допил оставшуюся в бутылке колу. Он напряженно думал, где найти священника, согласного по жаре ехать в эту задницу и делать не пойми что за триста баксов. Значит, священника вычеркиваем. Но вначале быстренько погуглить, как освящают воду и найти халат монаха. А ехать надо. От халявных денег только дурак откажется!

Рясу монаха Айзек взял напрокат в магазине карнавальных принадлежностей. Одежонка была потрепана, побита молью, длинновата, пахла мышами, но фасон имела самый брутальный и аскетичный. Тусклый медный крест нашелся там же, но его можно отчистить зубной пастой. Потрепанную Библию в кожаном переплете, без последних страниц, Айзек взял в букинистической лавке. Сложнее было с аналоем. Тут важен стиль и атмосфера, а потому пришлось заехать к старшей сестре, которая преподавала черчение. Она, конечно, стала ломаться, но Айзек умел убеждать, и выцыганил старый дубовый пюпитр. Церковные свечи нашлись у знакомого пастафарианца. Предлагали даже дуршлаг епископа, но Айзек ограничился кадильницей-джезвой и горстью настоящего ладана. Сверкающий золотом сосуд с ручкой выглядел потрясающе! Обещав вернуть в понедельник, Айзек убежал. Сложнее было с латынью, и, с грехом пополам выучив "Отче наш", юноша решил, что сымпровизирует по книге. Но самое трудное - встать в четыре утра, чтобы к шести быть на месте при полном параде. На утреннем освящении вод заказчик настаивал особо. Что за народ эти фермеры?

...

Диоген Бочкотарь, широкий в кости мужичок предпенсионного возраста, прогнал кота с дневника, единственного чистого места в гараже, забитом коленами, трубами, баллонами, моторами, змеевиками, банками с болтами и краской, и грубой рукой обвёл фломастером пункт 32 Генерального Плана, плана, который вскоре откроет перед ним тайны вселенной.

Бочкотарь, или, как звали его знакомые, Бачок, был потомственным сантехником. Возможно, его предки ставили унитаз самому Аврааму Линкольну, как знать? Они не вели дневников, и все, как один, предпочитали чугунную трубу синтетическому хламу.

Как потомственных королей настигает возмездие вырождения в виде необузданной ярости или странной болезни порфирии, так и Бачка однажды поразила небесная кара - иного, возвышенного рода.

Всё началось лет пять тому назад, когда Лидия, крепкозадая, темноволосая женушка Диогена решила посадить картошку. И что ей впёрлось? Подсмотрела в Барстоу, как эмигранты грядки садят, и загорелась. Завидно стало, как они себе без всяких страховок органическую еду выращивают. Немножко посадили - пару ведер, потому что лишней воды для полива нет.

Никто бы и не узнал, но как по осени выкапывать стали, Лидия нашла здоровенную картофелину, уродливую, как черт знает что. Диогена чуть не стошнило. Смотрит он на клубень, а тот рожей вылитый президент. Лидия даже лопату выронила и перекрестилась.

-Выкинь его к шутам, не жрать же? - брезгливо сказал Диоген.

Но Лидия не только не выбросила, а ещё и в инстаграмм запостила, и на следующий день весь кружок вязания знал. А потом шериф приперся смотреть.

-Я не адвокат,- молвит, - но честно скажу, - как бы чего не вышло. Могут экстремизм усмотреть или незаконное огородничество. Я бы на вашем месте, - шериф почесал висок, - поступил бы так, как подсказывает вам гражданская совесть,- развернулся и ушёл.

А потом были журналисты еженедельника "Пес и кот", свидетели Иеговы были, телеканал "Утро-плюс" и брат Яхин из оккультного общества Гугенхайма. Он принёс в жертву жабу, и был с позором изгнан метлой с грядок. А потом пришла делегация уфологов, чтобы клубень купить, да его уже мышь погрызла.

Диоген не любил вспоминать тот поганый сентябрьский день, когда Лидия поехала в город за мелкими покупками. Он тогда мотопомпу чинил, лишь рукой ей махнул, а вскоре позвонили чужие люди. Через неделю-другую, когда засохли цветы на могиле, пришел детектив, как его? Мистер Баррет. Копался в ноутбуке, пил сырую воду, выходил курить. С его слов выходило, что Лидию убил телефон. Ну или мог убить.

Там, где эстакада идет над тоннелем, форд начал вилять и на скорости пробил отбойник, вылетев по склону в медленно выезжавший самосвал. Патологоанатомы сказали, что у водителя случился микроинсульт, когда она говорила по телефону. Говорить за рулем вообще плохо, но дело в том, что на телефоне стояло некое хакерское приложение, создающее особый ультразвук при разговоре. Откуда оно взялось, никто не понял, но полицейский считал, что именно ультразвук спровоцировал приступ. Роковой звонок был из регионального отделения "Монсанто", в котором супруги взяли картофель на посадку. Фирма всего лишь хотела поздравить победительницу конкурса "Зелёные друзья", где её снимок картофелины взял первый приз.

Год прошел, могила осела, а Диоген не мог примирится с этим спектаклем абсурда, где нет виноватых, а смерть выбирает жертв по своей прихоти.

Чем больше он рылся в интернете, тем более зловещими деталями обрастала тайная сторона повседневных вещей, скрытая причина событий. Пока он ставил унитазы и чинил батареи, генно-модифицированные растения опутали каждый перелесок, роботы научились распознавать настроения. Система HAARP вызывала ураганы, FEMA закупала гробы, шли военные учения борьбы с зомби, а русские спецслужбы придумывали, как взорвать Йеллоустон. Неожиданно выяснилось, что федеральный резерв принадлежит частным лицам, а золото давно продано инопланетянам и заменено муляжами.

В глубине Антарктиды гнездятся темные силы, и миллиардеры Сорос и Рокфеллер - вампиры, живущие вечно за счет крови и органов молодых американцев. Они назначают президентов и устраивают свои выборы, а простых людей зомбируют с помощью телефонов и ореховой пасты. Даже луна - поддельная! Оптическая иллюзия, как и темная Нибиру.

Иллюминаты владеют зловещей корпорацией Монсанто, они придумали айфон, который считывает мозговые волны, они разгоняют кучевые облака, устраивают лесные пожары. Они убили Кеннеди и устроили шоу под названием "Американцы на Луне".

Под видом сланцевой нефти они отравили воду, они распыляют в небе вещества, чтобы изменить климат. Рептилоиды тихой сапой внедрили в обиход пластиковые трубы, по всем статьям уступающие медным. Рептилоиды контролируют сны, не позволяя вырваться из круговорота страха. Рептилоиды придумали унитаз без полочки, чтобы бульки воды, смешанные со зловещим реагентом "К" из туалетного утенка, попадали в организм жертвы. Как ненавидел Диоген этих туалетных утят!

"А разве официальная наука не лжет? - возмушался Диоген,- русские пишут, что у них свободно продаются вечные двигатели для дач и домов, так называемые БТГ, а по телевизору о них ни слова! К тому же, вся история до наполеоновских войн придумана, и там нет ни слова о ядерной войне с Великой Тартарией. Может, раньше и луны не было?"

Ракета, необычная ракета.... Только она может пробить незримую стену большой лжи о вечном необитаемом космосе, где среди триллионов световых лет пустоты затерялся маленький шарик Земли. Иллюзия, призванная посеять отчаяние и безнадежность. Нет, нет! Они где-то рядом, хохочут над нами ста восемью зубами, пьют нашу кровь и трахают наши мозги.

А почему их не видно? Это я вам прямо скажу. Потому, что ключ не тот, не подходит к главному вентилю. И все попытки прорваться на господский этаж силой просто смешны! Особый слой иллюзий, как экран 3D-кинотеатра, отделяет мир высокомерных древних рептилий от человека, и разрушить его можно, только соединив современные технологии с плодами аскезы древних монахов, постом и молитвой преодолевших соблазны в уединенных пещерах. А ведь они знали, что Земля - плоская, а невидимые демоны окружают человека, соблазном наслаждений уводя его на адскую кухню древних монстров, опутывая кандалами заблуждений, размягчая в уксусе порока, откармливая ум зерном тщеславия, отбивая совесть молотками корысти, прежде чем его кровь и мозги попадут на стол чудовищ!

Окончательно чашу весов склонил тот случай, когда Диоген вечером смотрел интернет, и на экран вылезла яркая табличка: "Вступить в орден Креста и Розы за $300? Да, Нет?" Пока он раздумывал, какую кнопку нажать, погас свет. "Копают под меня, черти! Видать, не положено нам что-то такое знать о картошках с лицами президентов!" - подумал сантехник.

Диоген бросит им вызов! Коварные силы зла лишили его семьи, растоптали веру в будущее, но прежде чем сгинуть, он заглянет в бездонные зрачки преисподней.

...

Надев новенький белый комбинезон с гордой надписью "USA" и начищенные строительные ботинки, Диоген прилепил на дверь записку, закрыл дом на ключ, сунул его под коврик и твёрдым шагом отправился навстречу судьбе, за огороды, где на пустыре возле гаража высилась сияющая солнечной белизной ракета, с угловатой, ярко-красной надписью "Lidia" - так он назвал свой чудесный воздушный корабль.

Сорок восемь газовых колонок ушло на неё, почти всё старье, что он собрал за долгую трудовую жизнь. Эти колонки, сделанные ещё при Кеннеди, могли бы служить вечно, если бы не ветреная прихоть хозяев менять вещи. Диоген долго изучал работу колонок в закритическом режиме, проводил тайные испытания, и обнаружил, что в режиме обогащения кислородом нержавеющие трубки выдерживают двести атмосфер, разогревая пар до трехсот градусов. Четыре яруса колонок, кругами по двенадцать в ряд, крепились на прочном стальном каркасе. Вверху - трёхтонный нержавеющий бак, какой фермеры используют для распыления удобрений, самое важное в ракете. Елочка газоотводов, и сопла низкого давления, в которые выходит сгоревший пропан. Нагнетатели воздуха, сделанные из турбокомпрессоров от мощных тягачей, списанные аккумуляторы автомобиля "Тесла"; между колонками и баком - баллоны с пропаном и кислородом. В середине ракеты - главный паропровод и сопло, клапаны, провода и система запала. Над баком - кабина пилота. В сущности, сваренный из нержавейки герметичный конус с люком, лампой подсветки и акселерометром, сделанным из садового безмена с пружиной. Внутри конуса - автомобильное кресло, наклоненное так, чтобы ускорение не выбросило паронавта на пол. Пульт управления с тумблерами и амперметрами, два маленьких кислородных баллона и маска горноспасателя, нужные в верхних слоях атмосферы, где-то там, где начинается сфера иллюзий.

А ещё - фонтанчик с холодной водой. Для раковины и унитаза, увы, места в тесной кабине не нашлось. Диоген решил ограничиться фонтанчиком, чтобы соблюсти принцип двухконтурности - горячей и холодной воды. Наверняка, пить захочется. Как и положено, перед священнодействием Диоген постился, однако на борту сделал припас в виде шоколада и сухарей. Арахисовое масло, и прочую гадость не взял из принципа. Не забыл и комплект инструментов. Верхний конус обтекателя завершался веером мощных крючьев. Если небо действительно устроено вроде 3D-экрана, то крючья зацепятся за всякие панели и перекладины, а пилот достанет складную лесенку и как-нибудь, да выберется. Не зря же в Библии сказано, что Иаков пользовался лестницей?

Главное, чтобы вода была свежей и хранила святость до самого старта. Трех тонн, ускоренных до двухсот метров в секунду, никакая сфера иллюзий не выдержит.

Да, русские единственные, кто освящает ракеты водой, но это жалкие капли, которые при старте испаряются. Впрочем, у русских есть чему поучиться. Диоген с удивлением обнаружил, что один сельский парень в России построил велосипед с керосиновым реактивным двигателем, и с адовой скоростью летал по проселкам! Кто из мальчишек не мечтал о похожем? Диоген внимательно изучил эти конструкции, а также легенды о китайских императорах, возносившихся на небо с помощью пороховых ракет. Но значение королевской крови для преодоления иллюзий не подтверждалось.

"А вот вода... Вода бывает разная,- рассуждал Диоген,- обладает жесткостью, составом и памятью. Вода болотная, ледниковая, родниковая, грунтовая, артезианская, лесная, озерная, речная. Самый дурной вид воды - кладбищенская. Такая сочится под старинными городами, которые все стоят на погостах, хранят в себе тела и тайны прошлых злодеяний. Вода накапивает дурную ауру, бациллы чумы, свинец, железо. Самая лучшая вода - артезианская, из мест, не испоганенных нефтедобычей и полями аэрации. Вот как в Даггете. Здесь хорошая вода, хотя и жесткая. Высший вид воды, которого нет в справочниках - святая вода. Концентрированный раствор энергии слова, которое есть Бог-творец, изначальная истина, неосквернимая пришельцами с глазами крокодила. Создать такую из природного материала может лишь чистый душой священник"

...

Едва алый диск солнца вынырнул из утреннего тумана, как запылил просёлок, и к живой изгороди подъехал, резко тормознув, кургузый жёлтый "Опель" с помятым крылом. Почему-то он сразу вызвал доверие, не возбуждая сомнений в нестяжании и аскезе ума.

Из машинки, путаясь в рясе, выбрался нескладный, тощий монах с круглым веснушчатым лицом, острым носиком и наивными голубыми глазами, совсем юноша.

Диоген ожидал старца, а тут вот как всё вышло.

-Вы так молоды, святой отец!

-Есть немного. Мое служение о водах, все время в разъездах, водокачки, коллекторы, пруды, магистрали. Старому человеку тяжело будет.

-Понимаю... Благославите, святой отец!

-Благослови вас господь, почтенный Диоген! - юноша быстро перекрестил его, но руку для целования не протянул. Зовите меня просто - брат Иероним, - ломким баском сказал монах.

- Чай будете? - зачем-то спросил Диоген.

-Нет, лучше сразу к делу. Я пощусь, - тут он не соврал. Сильно обманывать клиента не хотелось, и с вечера Айзек не ел. Так требовал ритуал.

-Где тут у вас воды? - осведомился монах.

Диоген указал на огромный кубический бак из синего пластика: "Вчера набрал, раза два промыл, у нас вода хорошая, хоть сырую пей."

-Вот и славно, - монах вынес из машины саквояж, накрыл белой скатертью принесенный хозяином садовый столик, и поставил на него тяжелый старинный пюпитр.

На пюпитре он утвердил две коричневые длинные свечи, положил рядом сияющий крест, Библию, и стал раздувать странное кадило с ручкой, истратив полкоробка спичек. Потом запалил свечи.

-А разве огонь не из церкви приносят? - не выдержал Диоген.

-Официально да, в специальном фонаре, но он сломался, стекло разбили. Ничего страшного, это особые, епархиальные спички из ливанского кедра, мне их просвирница дала.

-Просвирница... - удивился Диоген, - тогда ладно.

И Диоген с монашком стали читать "Отче наш" на латыни, - сантехник довольно бойко, а монашек всё больше не в лад.

-Волнуетесь? - спросил хозяин.

-Есть чуток, тут так много воды! А потом разное бывает. Особенно страшно пруды и коллекторы освящать, мало ли кто в них есть? Ну вы понимаете?

-Чего уж там, я сам сантехник.

-Вот оно как! - восхищенно пробормотал монах, - то-то у вас столько труб и железок на участке, - он покосился на ракету, - органической пищей занимаетесь?

-Да, немного! А это - солнечная электростанция.

-Белая? Воду же черный лучше нагревает?

-Ну это, как сказать, брат. А держит тепло лучше белый. Батареи вот белые делают, вы думали, просто так?

-Черт, никогда не думал, и то правда!

-Зря вы, брат Иероним, нечистого помянули, давайте ещё раз Pater noster прочтем!

Они прочли ещё раз, потом для верности ещё три раза, потом монашек с криками "Алиллуйя!" кадил дымом вокруг цистерны, а Диоген ходил за ним с Библией, звонил в колокольчик и громко читал заложенные бумажками главы из "Бытия" и "Чисел", потом участники таинства ещё раз преклонили колена в пыль и помолились.

Отряхнувшись, монашек полез с крестом на цистерну, причем пришлось ставить лесенку, так высок оказался бак.

Когда монашек в третий раз опускал в горловину крест, с возгласом "Освящаются воды, во имени Отца, и Сына и святого Духа!", ботинок на мокром пластике скользнул, и, потеряв равновесие, парень уронил крест в воду.

-Ой, там глубоко! - обиженно пробормотал он, - достать не выйдет?

Диоген озадаченно мялся рядом:

-Может не стоит? У меня грабли есть, но они грязные, всю святость испортят. И самому лезть тоже нельзя. Магнитом не выйдет?

-Не, крест медный. Кончится вода, вернете. У меня запасной есть.

-Тогда спасибо вам огромное, дай Бог вам здоровья, брат Иероним! - Диоген помог убрать вещи в машину, расплатился, и жёлтый "Опель" незамедлительно исчез в облаке пыли.

-А Библию, Библию забыл! - огорчился Диоген. Раскрытая книга так и осталсь лежать на верху цистерны.

Вздохнув глубоко несколько раз, чтобы унять дрожь, Диоген выключил насос и отсоединил шланги, сходил в кусты, с наслаждением умылся артезианской водой из бочки, прихлебнул из ладоней, причесался, прочел молитву и приставил к ракете легкую лесенку. Он бы с радостью накатил стаканчик виски, но пока нельзя.

На прощание махнув дому рукой, паронавт шустро вскарабкался на ракету. Внутри аппарата, в кресле пилота, было не так страшно. Желтый свет заливал приборную панель, что-то шипело и поскрипывало во внутренностях ракеты.

Подключив кислородную маску и пристегнув ремень, Диоген бросил взгляд на часы и щёлкнул рубильником - завыл турбонаддув и аппарат пронзила мелкая дрожь. Включил зажигание и открыл малый газ на подогрев. Десять ровно! Главный вентиль до отказа. С шумом урагана под ногами взревело пламя. Подача кислорода - на восемь. Ракету затрясло, назад пути не было. Сработал главный клапан и с уханьем в землю ударила мощная струя пара. Ракета дёрнулась, сошла с направляющих труб и бросилась в объятия неба, вдавив Диогена в кресло. Стало жарко, дно капсулы дымилось и пахло горелой краской. Бросив взгляд на безмен, паронавт успел заметить деление 5, и потерял сознание. Пока небытие опутывало тело Диогена, ракета с оставшейся тонной воды вышла к верхним слоям тропосферы и с треском пронзила сферу иллюзий, разбросав по окрестностям обломки первой ступени. Мгновение - и главный бак, а вместе с ним капсула с паронавтом внутри пропали с военных радаров и, по большому счёту, вовсе исчезли из нашего мира.

...

От боли в виске Диоген пришел в себя и сбросил маску, в которой заканчивался кислород. Среди дымной мглы тускло мерцала лампочка. От мерного покачивания, духоты и запаха паленой резины пилота чуть не стошнило. Диоген стер кровь с разбитого виска, отстегнул ремень безопасности и приложился к фонтанчику. Пил долго и с наслаждением, слушая шипение умолкшего радиоприемника.

С трудом поднявшись, паронавт отвинтил зажим люка, но тот заклинило. Толкнул плечом. Закричал: "Ау! Есть кто?" - стуча ладонями по железу.

-Проблемы? - за спиной, возле пульта, возник похожий на ряженого казака усатый мужичок с лампасами и золотым вензелем на конической шляпе, - мне кажется, здесь накурено.

-Ты откуда вылез? - Диоген резко повернулся.

-Странный вопрос. Наверное, вы недавно. Ну, будут проблемы, заходите на почту, - и мужичок, толкнув рукой стенку, прошел сквозь неё, как вода сквозь марлю.

-Эй - эй! - Диоген кинулся за ним, но уперся в стальной лист.

-Плотный какой-то дурак! - высунулась из пола рожа, - ну и сидите там, если охота! Только вы велодорожку перегородили. Мэр проснется и спилит.

Покопавшись в ящике, Диоген извлек молоток и гвоздодер, и поработав минут пять, со скрежетом распахнул люк.

Яркое солнце и свежий воздух ворвались в отсек. С привкусом горелой резины, он показался паронавту глотком зимнего леса. Из люка были видны многоэтажки, пыльные газоны, старые липы, а под ногами метрах в трех покачивался волнистый асфальт. Снизу двое велосипедистов зачарованно смотрели на Диогена, и ещё один пытался объехать по газону.

Неподалеку, через перекресток, ползло нечто большое, похожее на армейскую палатку.

-Эй, где я! - крикнул в люк Диоген, - это не Сан-Франциско?

-Официально, академический городок имени Дарвина, или просто Дарвин. Ты попрыгай немного, - попросил парень в зеленых шортах.

Диоген осторожно попрыгал внутри капсулы.

-Плотный! - велосипедисты переглянулись, - попрыгай ещё.

Диоген более уверенно попрыгал, стараясь не задеть лбом низкий потолок. Вдруг раздался громкий треск, шелест и капсула рухнула на асфальт, а сверху на неё - сучья, листья, мелкие ветки и вороньи гнезда.

-Наш человек! - сказали велосипедисты, - и пилить не надо,- и уехали.

Ругаясь всеми чертями, поцарапанный Диоген вылез из вороха ветвей. Гаечный ключ, лупу и изоленту он взял с собой, для самообороны и на всякий случай.

-Послушай,- остановил он мужичка в спецовке, когда тот обходил кучу ветвей, - кто тут у вас главный рептилоид?

-Сэр Чарльз младший. Короче, вам к мэру надо. Может, новую грелку выдаст.

Мужичок долго объяснял, где мэр, а потом плюнул и сам повел новоприбывшего. По дороге, ведущей к мосту, навстречу им двигалась огромная серая палатка с оранжевым флагом. Из нее доносился шелест ног и нестройное пение.

-Что это? - удивился Диоген.

-Паломники, пеший автобус носителей идеалов. Они верят, что тяжкий труд несения спасет город. Там полна палатка идеалов. Даосы вроде.

-От чего спасет?

-Ну может от борщевика, или от холода? Ночами тут прохладно.

Внезапно, сзади послышался нарастающий рев. Диоген резко отскочил, и обдав духом горящего керосина, мимо него пролетел велосипед, выбрасывая из сопла струю пламени. Велосипедист заложил руль, но падая, агрегат все таки влепился в палатку, прорвав её насквозь, а седок отлетел метров на двадцать, кувыркаясь в воздухе, ударился о столб, и его голова, перекошенная гримасой ужаса, покатилась дальше.

Застыв истуканом, Диоген смотрел, как голова открыла глаза, поплыла обратно к телу, и прилипла на место. Сломанные руки распрямились, тело приняло обычный вид, и, отряхиваясь, пошло искать велосипед. Паломники с причитаниями заделывали дыры в палатке, и вытирали кровь.

-Чудно тут у вас! - подвел итог Диоген, и пошел за провожатым, опасливо покосившись на семейную пару, выгуливающую трёхметрового крокодила.

-Так угодно Дарвину. Говорят, когда он создавал мир, подобрал такую константу плотности, чтобы не случился коллапс. Тут почти все его лауреаты, а он председатель академии имени себя. Постоянно новые паломники прибывают, из менее благополучных краев.

-А старожилы есть?

-Маловато, - ответил велосипедист и задумался.

В приемной мэра, представляющей собой помпезный зал с мраморными колоннами и паркетом, на широком столе мореного дуба спал большой рыжий кот.

По левую сторону, возле пальмы, за угловым столиком с пишущей машинкой сидел похожий на бухгалтера лысый мужичок и копался в подшивках бумаг.

-Мне бы с мэром поговорить, - робко сказал ему подошедший Диоген.

-Тсс... мэр спит! Можно погладить, но осторожно. - прошептал служащий.

-Чего погладить? Он, что ли, мэр!? - удивился Диоген.

-Ну а кто же? Мэр Дарвина сэр Чарльз младший. Уж какой есть! Не мы его выбирали, он самовыдвиженец. Может, я чем помогу? Только вы сперва составьте декларацию о намерениях, - он протянул Диогену лист бумаги.

-На имя кого? - ещё больше удивился Диоген.

-Мэра, конечно. И дату поставьте. Откуда мы знаем, зачем вы здесь? Может вы монумент Славы взорвать хотите? У нас и так каждый день сюрпризы.

-У вас тут настоящие рептилоиды есть? Или вампиры?

-А вам зачем?

-Побеседовать хочу по душам, показать, где раки зимуют.

-Так и пишите: контакты с рептилоидами. Но их здесь нет. Вампир свежий есть, а ещё выкопыши. Грелка нужна?

-Давайте грелку.

Диоген расписался за грелку и вышел, погладив-таки кота за ухом. Тот даже не шевельнулся.

Вернувшись к месту приземления, паронавт с досадой обнаружил, что ракеты и след простыл. Даже сломанные ветви убрали.

Не зная, как быть дальше, Диоген обошел по кругу городок, часть домов которого выглядела заброшенной. Он оказался невелик, и со всех сторон окружен непроходимой стеной борщевика в три человеческих роста. Перейдя мост над ручьем, Диоген вышел в полузаросший парк со сломанными качелями и протухшим бассейном. Чуть дальше, в глубине парка, высилось угрюмое двухэтажное здание с готическими окнами и затейливой ротондой на крыше. На массивном облупленном фронтоне, украшенном горгульями, под знаком циркуля и наугольника была высечена крупная надпись "Библиотека имени Розы". У фасада толпились сотни три празднично одетых людей, некоторые с зонтиками и книгами под мышкой.

-Будете моим читателем? - внезапно спросил Диогена стриженый ёжиком блондин с небольшим айфоном в растянутой до кадыка нижней губе.- У меня есть сушеная рыба и эссе о пивоваренных трендах года.

-Вы здесь родились? - поинтересовался паронавт.

-Да упаси Дарвин! Я звонил в ванне и включил зарядку. Прикольно смотрится, да?

-Я больше виски люблю, но рыба тоже недурно. А что это за люди?

-Писатели.- прогудел парень, покачивая телефоном.- Презентация выигравших лотов.

На трибуну из пластиковых ящиков забралась рыжая тетка в манто, и закричала в картонный рупор:

-Лот номер один! "Тайна разбитого корыта", Мамалыгина Изабель! Роман! Пятьсот экземпляров!

Толпа восторженно захлопала.

-Лот намба ту! "Убить укурка", Эрих Зюйденвальд, политическая драма! Двести экземпляров!

В толпе взорвалась петарда, и ворвалась шумная группа молодых людей с плакатами: "Хватит пугать ежа!", "Мэр гребет под себя!" и "Дарвин, верни зиму!". Один из них размахивал горящей метлой и кричал "Герострата - в борщевик!", - но его быстро загасили.

-Лот номер три! - выкрикнула дама в манто, - "Сто оттенков салата"! Розалинда Трэво, мистический триллер, пятьдесят экземпляров!

-И наконец, наш почётный гость! "Чёрный лебедь"! Автор Нассим Талеб! Его здесь нет, но поприветствуем!

Едва стихли аплодисменты, как внутри здания гулко ухнуло, вылетели стёкла, взвилось пламя и толстыми черными клубами повалил дым. Внутри нарастал треск и грохот. Объятая жаром, толпа расступилась, когда из окна с воплями выскочил горящий человек с факелом.

-Герострат! - закричала дама в манто, - приветствуем Герострата!

-Чего это он? - воскликнул Диоген.

-Ну как, книги сжёг! Прикинь, триста писателей, плюс человек сорок читателей, когда они все триста романов читать будут? А с Геростратом такой хайп, паблисити, рядом с именами великих людей.

Внезапно, почва под ногами Диогена зашаталась, задрожала, и он отскочил, как ошпаренный. Земля поднялась холмиком, опустилась, вновь вздыбилась, и, разбрасывая дерн и комья перегноя, выскочили наружу обломки гнилых досок, и за ними и человек в истлевшей одежде, очень грязный, с тощим синеватым лицом. Выдохнув изо рта рой чёрных мелких жуков, он заревел, широко раскинул руки и пошел на толпу.

-Ещё один! - воскликнул парень с телефоном в губе.

Между тем, ожившего покойника ловко схватили и бросили в бассейн к Герострату, отмокать, и крики сменились бульканием.

-Эти, ядрена вошь, сами себя закапывают, с целью постижения истины, вроде йогов, а потом их откапывают, но не всегда. Вот они и есть выкопыши, мрачный народ.

-А где тут у вас перекусить можно? - полюбопытствовал Диоген.

-Еда - это зависимость! Мы могли бы помочь вам избавиться от еды, - прощебетала толстая девушка в черном платье.

-Никогда не поздно, - возразил парень с телефоном,- в центре есть магазин, там можно получить безусловную еду. Но я не рекомендую. Её из борщевика прессуют. Лучше обменять интеллектуальный продукт на баллы, и сразу на обычную еду, а то баллы сгорят.

-Пойду, гляну!

После недолгих поисков, Диоген обнаружил похожее на гипермаркет заведение. Там, где у нормальных людей бывает салон сотовой связи, находился пункт обмена, но гаечные ключи там не брали.

-У вас интеллектуальный продукт есть? - спросила его девочка за стойкой.

-В смысле?

-Что-нибудь такое, что сами придумали... Здесь у всех есть.

-Я паровую ракету придумал на газовых колонках!

-Отлично! По нашим расценкам, как подземный танк идет, шестьсот баллов! Вы богатый человек! Можете взять большую палатку и нести идеалы!

-Палатку только маленькую, и мне бы продуктов и ружье купить, а то у вас как-то все... непредсказуемо.

-Ружей нет. Только здоровые товары: велосипед, ласты, гиря. В лоторею один балл разыграете? У нас скидки выигрывают, книжки, шоколадки, бонусы всякие.

В нагрузку к мешку макарон и ящику тушенки Диоген взял плащ-палатку и лоторейный билет. Надорвал, развернул, и прочёл: "Лот номер 12368, казнь Диогена Бочкотарь". Оторопев, протянул билет под нос девочке в желтой блузке:

-Это чё за хрень, дорогая?

-Во первых, я не дорогая и не дешевая, козёл старый, а во вторых, имя чьё? Моё что ли? Сами взяли, сами и возмущаетесь! Другой бы радовался, годами ждут.

-Чего радоваться? Мне радоваться?!

-А чего нет? - возмутилась девушка.

-Так это вроде того, что меня убить могут? А если я убегу?

-Во-первых, не убежите, раз написано. А во-вторых, кто вас повторно убить может? Я дура, что ли? Написано же: казнь, в 13:40 по местному времени.

Диоген впервые с момента прилета ощутил страх. Воображение рисовало пилы, гильотины, адские котлы и чертей с вилами.

-А... это больно? Они чем казнят?

-Ой, почём я знаю, но никто не жаловался. Вот у Дарвина и спросите, если интересно.

-А как его найти?

Дрожа от негодования, Диоген пересек улицу, проскочил переулок, повернул за дом, и, пыхтя под грузом съестных припасов, поднялся по старинной лестнице на третий этаж. В небольшой затхлой приёмной с платяными шкафами и газовым рожком на стене, сухощавая строгая дама музейного вида велела оставить еду здесь и указала на тяжелую дубовую дверь с бронзовой ручкой.

-Сэр Чарльз ждёт вас. - прошептала старушка, казнь через две минуты.

Диоген рванул в дверь, сделал три шага, и оказался в просторной комнате с книжными шкафами и зелёными портьерами на высоких, арочных окнах.

Массивный письменный стол с резными тумбами окружала толпа, не менее дюжины человек разного пола и возраста, одетых как обычное офисное хомячье. Выделялись только парень в гидрокостюме, и трухлявый дед, с ног до головы облепленный пчёлами.

В викторианском кресле за столом сидел сумрачный седобородый джентльмен с высоким, морщинистым лбом и длинными артрозными пальцами. На столе покоились очки в роговой оправке и "Энциклопедия" Дидро в черном переплете.

К возмущению Диогена, все это походило на обман: никаких виселиц, топоров, цепей. Он хотел было, как пацан пацана, спросить академика о том, что здесь творится, дать в тыкву, натянуть глаз на задницу, вывернуть ходули и замочить в сортире, но тут взгляд упал на разводку труб. Язык сам произнес:

-У вас стояк заглушен, господин Дарвин, зимой же померзнете.

Академик поднял на Диогена сумрачный взгляд серых глаз.

-У нас нет зимы. Пока, - академик взял в руки книгу. Фиолетовое пламя в его глазах разгоралось яростью, сгустившийся воздух окутал толпу звенящей синевой. Сэр Чарльз медленно поднялся с кресла, с силой хлопнул фолиантом по столешнице и завопил "Вон!!!" таким голосом, что треснула форточка, а любопытные воробьи мертвыми попадали на карниз.

Когда алмазная пыль рассеялась и воздух прояснился, в комнате уже никого не было, кроме погруженного в свои мысли сэра Чарльза. Искрясь в лучах полуденного солнца, на ковер медленно падали хлопья побелки.

На окраине Усть-Кута веселилась метель, на пригорке, открытом всем ветрам, притулилась панельная трехэтажка. В комнате, оклееной дешевыми желтыми обоями, у внутренней стены стоял детский манежик. Глазастый мальчик зашевелился и повернулся на бок. Взгляд его упал на белый радиатор отопления. Обратки не было, и байпаса, нужного при одноконтурной разводке - тоже. Это очень не нравилось мальчику. Он надул губы, и, не понимая, как сказать о своей беде, заорал во все горло. Прибежала мамаша в синем халате с птичками, и стала совать соску. Подошел массивный, скуластый парень с толстыми пальцами, и носом картошкой.

-Вроде на описался, а орёт на весь дом? Депутатом будет, - сказал парень.

-Типун тебе на язык, - ответипа девушка, заворачивая пеленку.


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Ю.Клыкова "Бог — это я" (Научная фантастика) | | Д.Хант "Вивьен. Тень дракона" (Любовное фэнтези) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | А.Каменистый "S - T - I - K - S. Цвет ее глаз" (Постапокалипсис) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | М.Весенняя "Дикий. Охота на невесту" (Любовное фэнтези) | | Г.Манукян "Эффект молнии. Дикторат (1 часть)" (Антиутопия) | | Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!" (Любовное фэнтези) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"